lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Веснина, Снежана Николаевна. - Криминалистическая характеристика различных типов потерпевших и особенности тактики их допроса: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2002 201 с. РГБ ОД, 61:03-12/365-0

Posted in:

10Ъ~-11, Ъ?>?-0

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

Веснина Снежана Николаевна

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ ПОТЕРПЕВШИХ

И ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ИХ ДОПРОСА

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор В.М. Быков

Саратов - 2002

2

План Введение 3-8

Глава 1: Психолого-криминалистическая характеристика лично сти потерпевших: 9-49

1.1. Криминалистические проблемы изучения личности потер певших 12-29

1.2. Криминалистическая классификация личности потерпевших. 3 0- 41

1.3. Психолого-криминалистическая характеристика различных

типов потерпевших…………… 42-49

Глава 2: Общие положения тактики допроса потерпевших на предварительном следствии: 50- 104

2.1. Процессуальные и тактические аспекты принятия решения следователем о допросе потерпевших; 50-64 2.2. 2.3. Криминалистические проблемы подготовки следователя к допросу потерпевших; 65-85 2.4. 2.5. Приемы установления психологического контакта следователя с допрашиваемыми как условие эффективного допроса 86-104 2.6. Глава 3: Особенности тактики допроса отдельных криминали стических типов потерпевших: - 105- 182

3.1. Тактика допроса добросовестных потерпевших; 105- 124

3.2. Особенности тактики допроса потерпевших неустойчивого

типа в ситуации нестрогого соперничества;….. 125- 135

3.3- Тактические комбинации разоблачения ложных показаний недобросовестных потерпевших в остроконфликтных ситуациях; 136- 160

3.4. Оценка показаний потерпевших и их использование в рас следовании преступлений. 161- 173

Заключение 174-181

Список использованной литературы 181- 192

Приложение 193- 201

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Развитие рыночных отношений в Российской Федерации неизбежно повлекло за собой изменения в социальной сфере общества, что в свою очередь сказалось и на правоохранительных органах вообще, и следственных подразделениях органов внутренних дел в частности. Негативные кадровые процессы, происходящие с середины 80-х гг. в этих подразделениях: отток специалистов с высшим юридическим образованием и большим стажем работы, снижение престижа и т.д., незамедлительно сказались на качестве производства следственный действий, одним из которых является допрос, и расследования уголовных дел в целом.

Изменился как количественный, так и качественный состав преступности, появились новые составы преступления, значительно изменилась криминали- стическая характеристика личности преступника, да и потерпевших этот процесс не обошел стороной.

Тема тактического обеспечения допроса участников уголовного процесса в криминалистике не нова, но развитие научных знаний в области психологии, виктимологии, социологии, теории управления, качественные изменения в об- ществе, принятие нового законодательства создают необходимость обращения к данной теме с целью дополнения и совершенствования арсенала тактических приемов ведения допроса.

Актуальность исследования во многом определяется тем, что в соответствии с частью 2 ст.21 УПК РФ в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель должен принимать предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изо- бличения лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Поставленные законодателем задачи требуют от правоохранительных органов постоянного совершенствования тактических приемов и методов расследования и следственных действий.

Одним из наиболее важных первоначальных следственных действий является допрос потерпевшего, разработке тактики которого в криминалистике

4 всегда уделялось внимание.

Так, тактике допроса потерпевшего посвятили свои работы такие ученые как: О.Я. Баев, Р.С. Белкин, В.М.Быков, И.Е. Быховский, А.Н. Васильев, Г.Г. Доспулов, А.В.Дулов, СП. Карнеева, И. Кертэс, В.И. Комиссаров, С.С. Ордынский, В.А.Образцов, Н.И. Порубов, А.Р. Ратинов, А.Б. Соловьев, Е.Е. Центров, А.А. Шмидт, Н.П. Хайдуков, И.Н. Якимов и другие.

В правовой периодической печати к названным проблемам обращались М. Игнатьев, Г. Урзаева, С. Яни и другие.

По данной теме защищены диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук: В.А. Журавель на тему «Допрос потерпевшего и использование его показаний для построений методики расследования; А.А. Закатовым - «Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии»; Е.Е. Центровым на тему «Личность потерпевшего по делам о половых преступлениях и особенности их допроса». Затрагивал вопросы, касающиеся допроса потерпевшего и С.А. Синенко в своем диссертационном исследовании на тему «Участие потерпевшего в расследовании преступлений. Уголовно- процессуальное и криминалистическое исследование».

Однако в исследованиях по тактике допроса потерпевших до сих пор не- достаточно используется виктимологический подход, тактические приемы до- проса никак не связаны с классификацией потерпевших.

В связи с этим нам представляется актуальной разработка тактических приемов допроса потерпевших, основанных на учете их криминалистических типов;

Целями настоящего диссертационного исследования являются:

  • проблемы изучения личности потерпевшего; ,
  • разработка криминалистической классификации личности потерпевшего;
  • обоснование психолого-криминалистической характеристики различных типов потерпевших;
  • исследование особенностей принятия решения следователем о допросе потерпевших;

5

  • криминалистические проблемы подготовки следователя к допросу потер- певших;
  • разработка приемов установления психологического контакта следователя с потерпевшим при допросе;
  • совершенствование тактики допроса добросовестных потерпевших;
  • проблемы выбора тактических приемов при допросе потерпевших неус тойчивого типа в ситуациях нестрогого соперничества;

  • формулирование рекомендаций по использованию тактических комбинаций при допросе недобросовестных потерпевших в остроконфликтной ситуации;
  • анализ особенностей оценки показаний потерпевших и их использования в расследовании преступлений.
  • Объектом исследования являются особенности криминалистической ха- рактеристики личности потерпевшего; тактические приемы допроса потерпев- шего на предварительном следствии; особенности принятия тактического реше- ния о производстве допроса потерпевшего; практика установления и поддержа- ния психологического контакта при’ допросе и преодоления возникающих в ходе допроса потерпевшего конфликтных ситуаций, а также тактика выявления и изобличения ложных показаний потерпевшего; тактические приемы, направ- ленные на оказание помощи в наилучшем припоминании забытого при его до- просе.

Предметом исследования являются объективные закономерности, прояв- ляющиеся при допросе потерпевшего с использованием тактических приемов, основанных на учете особенностей их криминалистических типов, а также осо- бенности противодействия (содействия) установлению объективной истины по уголовному делу, в их взаимосвязях в свете современных достижений кримина- листики, психологии и педагогики.

Методологической основой исследования является всеобщий метод познания, отражающий диалектическую взаимосвязь теории и практики. В качестве частных методов исследования использованы исторический, сравнительно-

б правовой, логико-юридический, социологический и статистический методы.

Нормативной основой написания работы послужили положения, закрепленные в Конституции Российской Федерации, международно-правовых актах, УПК РФ, законодательстве и ведомственных актах РФ.

Диссертационное исследование основано на обобщении практической дея- тельности аппаратов предварительного следствия органов внутренних дел, а также прокуратуры, включает анализ современного состояния изучаемых про- блем в монографической литературе и периодической печати, отражающих мнения ученых-правоведов и практических работников.

Эмпирическая база диссертации характеризуется данными, полученными в процессе изучения деятельности следственных подразделений органов внутренних дел и прокуратуры.

В ходе исследования по специально разработанной программе было изучено 213 уголовных дел, проведено анкетирование и интервьюирование 137 следователей, имеющих опыт допроса потерпевших, в различных регионах России (Саратовская область, Дальневосточный регион, Москва).

Новизна исследования заключается в том, что автором диссертации на монографическом уровне комплексно и детально, впервые с позиций Конституции Российской Федерации, международного права и общей теории права, уголовного процесса, криминалистики и психологии сформулированы рекомендации и предложения по изучению личности потерпевших на предварительном следствии, использованию тактических приемов допроса потерпевших на предварительном следствии, с учетом криминалистических типов потерпевших. В диссертации сформулированы и обоснованы предложения и рекомендации по совершенствованию прежде всего организации, тактики и использования пси- хологии потерпевших при подготовке и проведении.

Многие из разработанных в диссертации проблем относятся к недостаточно исследованным или требуют переосмысления в связи с принятием нового уголовно-процессуального законодательства РФ. Диссертантом разработан ряд теоретических и научно-практических положений, выводов и предло-

7 жений, обладающих признаками новизны и имеющих значение как для теории криминалистики, так и для совершенствования практики производства допросов потерпевших на предварительном следствии.

Автором разработаны предложения по совершенствованию уголовно- процессуальной деятельности при подготовке и проведению допроса потерпев- шего и по внесению дополнения в уголовно-процессуальный кодекс явились ре- зультатами его собственных исследований.

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования определяется актуальностью решаемых задач, рассмотренных автором, и тем, что им решены ранее неисследованные теоретические и научно- практические проблемы допроса потерпевшего.

Результаты исследования, теоретические и научно-практические положения и рекомендации, фактический материал диссертации могут быть использованы при проведении дальнейших исследований по рассматриваемой проблематике, а также в практической деятельности следователей и дознавателей при подготовке и проведении допросов потерпевших.

Внедрение разработанных автором концептуальных положений, рекомендаций и предложений в законодательство и практику призвано в целом направлено на совершенствование дознания и предварительного следствия при расследовании преступлений.

Основные положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

  1. При подготовке к проведению допроса потерпевшего необходимо глубоко изучать личность потерпевшего.

  2. Делается вывод о целесообразности и допустимости использования приемов и методов экспресс-диагностики личности потерпевших на предварительном следствии в криминалистических целях.
  3. Предлагается классификация личности потерпевших, проводимая по различным основаниям, применительно к тактике их допроса с целью прогно- зирования поведения потерпевшего на предварительном следствии.

8

  1. Показываются возможности использования криминалистической ха- рактеристики личности потерпевшего при подготовке и производстве допроса. Выбор тактической линий поведения следователя при допросе потерпевшего в первую очередь зависит от свойств личности потерпевшего, занятой им позиции на предварительном следствии и обстановки допроса.
  2. Разработана тактика допроса в зависимости от криминалистического типа потерпевшего. Набор тактических приемов, используемых при допросе потерпевшего, формируется с учетом занятой потерпевшим позиции на предва- рительном следствии.
  3. Предлагаются рекомендации по комбинированному использованию тактических приемов допроса для изобличения потерпевших во лжи. Для изо бличения и пресечения лжи при допросе потерпевших, как правило, применение тактических приемов допроса обособлено ие приносит желаемого результата, тогда как сочетание нескольких отдельных приемов допроса способствует по лучению правдивых показаний.

  4. Обосновывается возможность использования нетрадиционных методов ведения опроса как с целью активизации памяти допрашиваемого, так и для изобличения во лжи.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные научные положения и предлагаемые рекомендации опубликованы в четырех научных статьях. Результаты исследования докладывались на научно- практических конференциях и семинарах, обсуждались и были одобрены на за- седаниях кафедры криминалистики Саратовского юридического института МВД России и кафедры криминалистики и уголовного процесса Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России.

Основные положения используются при проведении семинарских и практических занятий во Владивостокском филиале Дальневосточного юридического института МВД России, а также в практической деятельности следственных подразделений УВД Приморского края и Военной прокуратуры Тихоокеанского флота.

9 ‘

Глава 1: Криминалистическая характеристика личности

потерпевших.

иг

Любое преступление посягает на определенные общественные отношения. Конституция Российской Федерации признает высшей ценностью человека, его права и свободы и возлагает на государство обязанность признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ). Часть 2 ст. 21 УПК РФ возлагает на прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя обязанность., в каждом случае обнаружения признаков преступления, принимать предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличения лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Согласно ст. 53 УПК РСФСР потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. И далее уголовно-процессуальный закон оговаривает, что «о признании гра жданина потерпевшим лицо, производящее дознание, следователь. и судья ^ выносят постановление, а суд - определение» ( ч.1 ст. 53 УПК РСФСР).

Следовательно, анализ данной статьи позволяет выделить признаки, характеризующие потерпевшего.

Прежде всего это - лицо. Закон не оговаривает физическое или юридическое лицо подразумевается в данной уголовно-процессуальной норме. Если исходить из буквального смысла ст. 53 УПК РСФСР, то потерпевшим

?;???

признается только физическое лицо, а не юридическое. В юридической литературе, в частности М.С. Строговичем, высказывалось мнение о расширении понятия потерпевшего, принимая во внимание и юридических лиц1. Однако следственно-судебная практика показывает, что потерпевшим признается только физическое лицо, а при совершении преступления, в результате которого ущерб причинен юридическому лицу, оно признается гражданским ист-

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса Т. 1. М., «Наука», 1968. С.256-257.

цом, несмотря на то, что права гражданского истца и потерпевшего различны.

На наш взгляд, признание юридического лица потерпевшим не противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству. В УПК РФ, вступающем в действие с 1 июля 2002 года уточняется, что потерпевшим признается физическое лицо.1

В настоящей работе мы будем рассматривать потерпевшего именно как физическое лицо, в отношении которого было совершено преступное пося- гательство.

В юридической литературе, в частности Д.В. Ривман и B.C. Устинов, поднимают вопрос о возможности признания потерпевшим близких родст-венников погибшего от преступления. Анализ ч.4 ст.53 УПК РСФСР показывает, что в законе не говорится о признании близких родственников потерпевшими, а лишь о наличии у них прав потерпевшего. По данному вопросу В.П. Божьев справедливо отметил, что потерпевшим считается умершее лицо, а близкие родственники, заменяющие его в уголовном процессе, наделяются правами потерпевшего3. В.М. Савицкий и И.И. Потеружа уточняют это положение, оговаривая, что «участие в процессе близких родственников лица, погибшего от преступления, в качестве представителей потерпевшего наиболее соответствует закону»4.

Следующим признаком потерпевшего является причинение лицу какого-либо вреда - морального, физического либо имущественного, имеющего объективный характер. Следует согласиться с мнением П.С. Дагеля о необходимости признавать лицо потерпевшим и в том случае, если имело место приготовление или покушение, так как эти действия «создают условия или

1 Российская газета, 2001 г, 22 декабря

2 Рйвман Д.В., Устинов B.C. Виктимология: Монография. - Н.Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1998. С.35.

3 Божьев В.П. К вопросу о понятии потерпевшего в советском уголовном процессе // Уче ные записки ВИЮН. - М., 1962. - Вып. 15. С. 175.

4 Савицкий В.М.. Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М.: Го-

11 непосредственную опасность причинения вреда и тем самым представляют посягательства на личность, права или интересы потерпевшего» . Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 16 от 1 ноября 1985 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» закрепило положение, что при фактическом причинении морального, физического или имущественного вреда признание потерпевшим должно производиться и по делам о приготовлении к преступлению или покушении на совершение преступления2.

И, наконец, необходимо постановление органа дознания, дознавателя, следователя или прокурора, либо определение суда, вынесенное в соответствии с законом, о признании лица потерпевшим.

При отсутствии последнего признака, если все остальные признаки в наличии, можно говорить лишь о жертве преступления. Но, как правильно заметил В.И. Полубинский, «жертва преступления - понятие более широкое, чем понятие «потерпевший от преступления». Под нею подразумевается всякий человек, понесший моральный, физический или имущественный вред от противоправного деяния, независимо от того, признан он в установленном законом порядке потерпевшим от данного преступления или нет»3. Иными словами, понятие жертвы более значимо для виктимологии, а в уголовном процессе в соответствии с уголовно-процессуальным законом более правильно использовать понятие «потерпевший».

сюриздат, 1963. С. 14

Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве // Потерпевший от преступле- ния: Сб. статей.- Владивосток: Гос. ун-т, 1974. С.20.

2 Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 16 от 1 ноября 1985 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уго ловном судопроизводстве» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда. Под общ. ред. В.И. Теребилова. - М.: Изд. «Известия Совета народных депутатов СССР», 1987. С. 847

3 Полубинский В.И. Правовые основы учения о жертве преступления. - Горький: Горьков- ская высшая школа МВД СССР, 1979. С.50.

12

1.1 Проблемы изучения личности потерпевшего

Человек по своей природе уникален. Личность уникальна вдвойне, так как «это человек со своими социально обусловленными индивидуально выраженными качествами: интеллектуальными, волевыми, эмоциональными» . В понятии «личность», как отмечают М.И. Еникеев и О.Л. Кочетков, на передний план выдвигается система социально значимых качеств человека. Эти качества формируются в процессе жизнедеятельности социума, который пролегает в конкретно-историческом социальном пространстве, что в свою очередь определяет образ жизни человека и своеобразие его поведения.

Личностью не рождаются. Способности, интересы, характер человека формируются при жизни, в процессе его психического развития на опреде ленной наследственной основе (генотипе), который определяет анатомо- физиологические особенности, основные качества нервной системы, дина мику нервных процессов. Развитие личности заключается в формировании т социальных качеств индивида в процессе воспроизведения в личности исто-

рически сформировавшихся качеств человека.

Отдельные психические свойства индивида, вступая в системное взаимодействие между собой, образуют качества, которые определяют тип личности. К ним можно отнести: уровень социализированности личности, ее направленность и психическая организация - психические особенности само-регуляции и самоконтроля.

Феномен личности состоит в том, что она многогранна, в ней перепле таются различные проявления человека: мотивы его деятельности, индиви дуальные биохимические свойства и типы высшей нервной деятельности, способности, мировоззрение, нравственный облик, самосознание, самооцен ка, потребности, влечения, воображение, одаренность, интеллект, социаль на : V’v

Современная философия: Словарь и хрестоматия. Ростов-на-Дону. Феникс, 1996 г. С.38

13

i-ioe положение, черты индивидуального характера, скорость реагирования, настроение, чувства симпатии и антипатии, навыки и умения, эмоции, манера общения и поведения, ценностные ориентации, поступки, деяния, воля и т.д.2 Поэтому для создания целостной картины представлений о личности необходимо всестороннее изучение совокупности различных аспектов проявлений человека. Многомерность феноменологии личности, междисциплинарный статус проблемы личности влечет трудности в ее изучении. Личность является объектом исследования ряда общественных и естественных наук, практики и духовной культуры. Конечно же, большее внимание изучению личности уделяют психологические науки, но и они объект исследования рассматривают не обособленно, а в синтезе с другими науками - историей, филологией, социологией, этнографией, антропологией и т.д.

В настоящее время возникает необходимость изучения личности в общении и деятельности, рассмотрения познавательной, эмоциональной и волевой сферы личности, разработке методик, обладающих большой валидно-стью, позволяющих определить основные социально-психологические характеристики личности.

Полученные данные в процессе исследования соответствующими специалистами различных отраслей знаний, объектом которых является личность, находят свое прикладное применение в различных сферах человеческой деятельности. Наиболее ощутима потребность в применении психологии для решения конкретных юридических задач.

Чтобы понять поступки человека, войти с ним в контакт, необходимо всестороннее изучение личности. Естественно, зная психологические осо- бенности лица, его достоинства и недостатки, нам легче выбрать линию по- ведения при общении с ним; владея основными правилами ведения беседы, возможно за более короткое время подвести собеседника к обсуждению ин-

1 Еиикеев М.И., Кочетков О.Л. Общая, социальная и юридическая психология. Краткий энциклопедический словарь. М.: Юрид. лит., 1997, С. 100

2 Асмолов А.Г. Психология личности: Учебник. - М: Изд-во МГУ, 1990, С. 10-11

14

тересующей проблемы и получению информации, не вызвав у него негативной реакции.

Юридическая работа, в том числе и работа следователя, - это непрерывный процесс общения. В процессе расследования следователь, либо лицо, производящее дознание, постоянно сталкиваются с различными людьми, которые являются носителями определенной информации. Успешное использование тактических приемов и методических рекомендаций-по расследованию преступного деяния, разработанных криминалистикой, невозможно без тщательного исследования различных объектов и явлений, связанных с совершенным преступлением. Причем познание каждого из них, выделение и обособление из общей совокупности неизбежно приводят к постижению криминалистических значимых признаков, свойств, связей и отношений с другими объектами и явлениями. Не является исключением в этом отношении и потерпевший от преступления, представляющий собой специфический объект криминалистического изучения.

Аналогичного мнения придерживается и Е.Е. Центров, отмечая, что жертва преступления представляет интерес не только как источник личной доказательственной информации, то есть не только в качестве субъекта, со- общающего о происшедшем, но и в качестве физического объекта, который вносит определенные изменения в окружающую обстановку либо может нести на себе (теле, одежде) или на имеющихся при нем предметах и средствах различные следы, выявление и исследование которых криминалистическими методами позволяют получить важную в доказательственном отношении информацию1.

Определение изучения личности потерпевшего от преступления и специфику ее познания, на наш взгляд, более полно дал В.В. Вандышев.

Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М.: Издательство Московского университета. 1988, С.8

15

Под изучением личности потерпевшего понимается целенаправленный и планомерный процесс собирания и исследования следователем социальных и естественно-биологических сведений о ней в порядке и формах, установленных законом, в целях решения задач судопроизводства.1

Познание личности потерпевшего обладает определенной спецификой по сравнению с изучением личности других участников уголовного процесса:

  1. Изучение личности потерпевшего в процессе расследования преступления - не самоцель, а средство установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и решения задач уголовного судопроизводства.
  2. Исследование личности потерпевшего на предварительном следствии - не только право, но и обязанность следователя. В законе четко сформулирована обязанность следователя отражать результаты изучения в обвинительном заключении (ст.205 УПК РСФСР, п.8 ч.1 ст. 220 УПК РФ), а также при составлении протокола об обстоятельствах совершенного преступления при протокольной форме досудебной подготовки материалов (ст. 415 УПК РСФСР, ст. 225 УПК РФ - при составлении обвинительного акта по делам, предварительное расследование по которым проводится в форме дознания).
  3. В процессе познания потерпевшего необходимо учитывать, что его личность есть единство социального и биопсихологического содержания, поэтому она должна рассматриваться как взаимосвязанная единая система.
  4. Изучение следователем потерпевшего осуществляется в сроки, уста- навливаемые уголовно-процессуальным законом для предварительного след- ствия.
  5. Сложность и многомерность личности, ограниченность сроков ее исследования требует от следователя планирования работы по сбору данных, характеризующих потерпевшего.
  6. 1 Вандышев В.В. Изучение личности потерпевшего в процессе расследования: Учебное пособие. - Л.: ВПУ МВД СССР, ЛВК МВД СССР, 1989, С. 13.

16

  1. При изучении личности необходимо учитывать, что преступление и причиненный им вред накладывают отпечаток на психику потерпевшего, а также способствуют возникновению у него личной заинтересованности в исходе уголовного дела и появлению как законных, так и незаконных интересов, удовлетворить которые он может и стремится в уголовном процессе.
  2. Эффективность познания личности потерпевшего в связи с наличием доли факторов субъективного характера зависит от уровня теоретической подготовки, степени профессионального мастерства, жизненного опыта, особенностей содержания психологической структуры личности, а также активности и целеустремленности следователя.
  3. Для обоснования принятия решений, влекущих за собой определенные правовые последствия: отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела, признания лица потерпевшим и т.д. - должны использоваться только проверенные сведения о личности потерпевшего, в достоверности которых следователь убежден.
  4. Деятельность следователя по изучению личности потерпевшего должна осуществляться только в уголовно-процессуальных формах, что является одной из гарантий обеспечения достоверности сведений о потерпевшем, используемых следователем в процессе расследования уголовного де-ла.’
  5. Несмотря на то, что мы полностью поддерживаем обоснованные В.В. Вандышевым положения о специфике познания личности потерпевшего в процессе расследования уголовного дела, на наш взгляд, последнее утверждение нуждается в уточнении. По нашему мнению, деятельность следователя по изучению личности потерпевшего при подготовке к следственным действиям, а также выборе линии поведения в процессе расследования уголовного дела может проводиться и в непроцессуальных формах, однако, данные о личности потерпевшего, отраженные в процессуальных документам же, С. 13-14.

17

тах, должны быть собраны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

^ В процессе расследования уголовного дела личность потерпевшего

может быть исследована в уголовно-правовом, уголовно-процессуальном и криминалистическом направлениях.

Уголовно-правовое направление изучения данных, характеризующих личность потерпевшего, необходимо для установления возможности наступления уголовной ответственности, правильной квалификации преступного деяния и определения справедливой меры наказания лицу, совершившему

  • преступление.

Уголовно-процессуальный аспект предполагает главным образом изучение личности потерпевшего для обеспечения и охраны ее прав в уголовном судопроизводстве.

Изучение личности потерпевшего в криминалистическом аспекте необходимо для получения сведений о нем с целью использования в раскрытии преступления, выбора наиболее эффективных тактических приемов произ-

щ-

водства отдельных следственных действии, что в значительной мере отражается на процессе расследования в целом1.

В данной работе мы будем рассматривать, главным образом, криминалистическое направление изучения личности потерпевшего от преступления.

Анализ следственной практики показывает, что в процессе расследования уголовного дела личность потерпевшего в основном изучается в уголовно-правовом и уголовно- процессуальном направлениях.

Мы полностью поддерживаем аспекты взаимосвязи криминалистики и виктимологии, обоснованные В.В. Вандышевым , и считаем, что для успеш-

1 Брызгалова Э.Д. Значение информации о личности потерпевшего в раскрытии преступ лений // В сб. «Следственные ситуации и раскрытие преступлений», Свердловск, 1975. С.89

2 Вандышев В.В. Теоретические и практические аспекты взаимосвязи криминалистики и виктимологии. Автореферат дисс. на соискание ученой степени д.ю.н., М., 1989

??’’??’• 18 ного расследования уголовного дела в целом, и производства отдельных

следственных действий, в частности, необходимо изучение не только психо- ^ логии личности потерпевшего, но и полное изучение личности с виктимоло-

гической стороны.

Всесторонне исследовать личность потерпевшего в процессе расследо вания уголовного дела невозможно: для этого необходимо намного больше времени, чем выделяет уголовно-процессуальный закон, привлечение мно жества специалистов, что в реальной следственной практике неосуществимо. Однако следователь должен выяснить сведения о личности потерпевшего в ® таком объеме и с такой полнотой, которые давали бы ему полную информа-

цию о лице, в отношении которого было совершено противоправное деяние, способствовали установлению психологического контакта между следователем и потерпевшим, обеспечивали бы целесообразность применения тактических приемов при расследовании уголовного дела. При этом хотелось бы отметить, что при чрезмерном внимании к исследованию и поведению потерпевших существует реальная опасность неоправданного перенесения центра тяжести изучения личности с обвиняемого на потерпевшего, нарушения правовых и нравственных норм, применения недозволенных приемов и методов ведения следствия. Поэтому тщательность изучения личности определяет следователь, исходя из возможностей, вида и обстоятельств расследуемого дела и осуществляет «в пределах, обеспечивающих решения задач

4 2

уголовного судопроизводства» .

При этом интервьюирование следователей следственных подразделений различных ведомств, имеющих следственный аппарат, показало, что 98,2 % следователей указало на необходимость изучения личности потерпевшего на предварительном следствии вообще и при подготовке к допросу с целью выбора тактической линии проведения этого следственного дейст-

,ф- ? _

Франк Л.В. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972. С.56. 2 Вандышев В.В. Изучение личности потерпевшего в процессе расследования: Учебное пособие.-Л.: ВПУ МВД СССР, ЛВК МВД СССР, 1989. С.24

19

вия, в частности, однако лишь 37,6 % - реально реализуют это в практической деятельности в достаточно полном объеме, причем доминирующая часть следователей прокуратуры и Федеральной службы безопасности (18,1 % и 13,8 % соответственно). Следователи органов внутренних дел, подчеркивая необходимость изучения личности этой категории участников уголовного процесса, ссылались на объективные и субъективные причины, препятствующие осуществлению этого на практике, ограничиваясь лишь изучением анкетных данных и получением характеристик с места работы (учебы) потерпевшего. Основными факторами, обуславливающими такое положение дел в следственных подразделениях ОВД, служат большая загруженность следователей этого министерства по сравнению со следователями других ведомств, в производстве у которых находится в среднем в три раза меньше уголовных дел, отсутствие методов экспересс-диагностики и изучения личности, а также неумение планировать работу по уголовному делу.

Следует согласиться с B.C. Бурдановой и В.М. Быковым, что при изучении личности потерпевшего должны быть выяснены: основные данные, характеризующие потерпевшего как личность; сведения о его образе жизни; взаимоотношения потерпевшего с обвиняемым; особенности поведения по- терпевшего до и во время совершения преступления; характер причиненного потерпевшему материального, физического и морального вреда; а также позиция потерпевшего относительно расследуемого уголовного дела и возможного наказания преступника.

На наш взгляд, при изучении личности потерпевшего на предварительном следствии следует акцентировать внимание также на психологических особенностях: привычках, темпераменте, характере, потребностях, мировоз- зрении, эмоциональных и волевых свойствах - с целью выбора линии поведения следователя в процессе расследования уголовного дела.

Бурдагюва B.C., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1981. С.21.

20

Как справедливо заметил Н.И. Порубов, изучение личности допраши ваемого начинается с момента принятия решения о его допросе и условно ^ может быть разделено на два этапа: первый — до проведения допроса, второй

  • в процессе его.

Для исследования личности потерпевшего на предварительном следствии наряду с методикой изучения личности потерпевшего могут применять способы, разработанные криминалистами для изучения личности обвиняемого2, а также диалектические методы, используемые для познания объективной реальности. Рассмотрим основные из них.

  • Для получения основных данных, характеризующих потерпевшего от преступления как личность, как правило, используется биографический ме тод, в процессе которого изучаются личные документы потерпевшего. К ним относятся: паспорт, военный билет, документы об образовании, различные характеристики с места учебы, работы, воинской службы, переписка потер певшего, фотоснимки. В отдельных случаях может представлять интерес и медицинская документация (история болезни, справки).

Сведения об образе жизни потерпевшего помогает выявить допрос свидетелей, знающих потерпевшего по месту жительства, совместной работе либо учебе. При этом следует учитывать в каких отношениях находятся свидетель и потерпевший и правильно оценить полученную информацию. Так,

например, свидетель, находящийся в конфликтных отношениях с потерпев-

. ‘.

1 Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. - 3-е изд., пере- раб. -Мн: Вые. школа, 1978. С. 101.

2 См.: Ведерников Н. Изучение личности преступника в процессе расследования. - Томск: издательство Томского университета. 1968; Ведерников НТ. Личность обвиняемого в со ветском уголовном судопроизводстве ( понятие, предмет и методика изучения). Авторе ферат на соискание ученой степени д.ю.н. - М.: МГУ, 1980; Глазырин Ф.В. криминали- стичекое изучение личности обвиняемого. Автореферат на соискание ученой степени д.ю.н. - Свердловск, 1973; Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий, Свердловск, 1973; Цветков П.П. Исследования личности обви няемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). - Л.: Изд-во Лен.

^ университета, 1973;; Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. -

М.: Юрид. лит., 1982; Хоменко А.Н. Личность преступника как элемент криминалистиче-

21

шим, склонен в своих показаниях подчеркнуть отрицательные черты его личности, тогда как лицо, у которого с потерпевшим приятельские отношения, выделит положительные стороны. Допрос свидетелей может также помочь получить информацию о взаимоотношениях потерпевшего с обвиняемым, особенно если они были знакомы до преступного посягательства.

Наряду с допросом свидетелей об особенностях поведения потерпевшего до и во время совершения преступления, а также его личности мол-сет сообщить и допрос обвиняемого. Разумеется, что все сведения, сообщенные обвиняемым, которые компрометируют потерпевшего, необходимо тщательно проверять путем сбора дополнительных доказательств. Однако пренебрегать допросом обвиняемого не стоит, в ряде случаев он молсет сообщить правдивую информацию об особенностях личности потерпевшего, неизвестную другим лицам.

Для оценки показаний свидетелей и обвиняемого о личности потер- певшего применим метод обобщения независимых характеристик, суть которого заключается в исследовании сведений о личности, получаемых из различных источников, освещающих разнообразные качества и поведение потерпевших, имевшее место в их социальной деятельности.

По преступлениям, совершенным против личности, а также ряду других категорий дел для изучения личности потерпевшего важное значение приобретает его освидетельствование и проводимая после этого судебно- медицинская или судебно-психиатрическая экспертизы, которые дают следователю представление о характере причиненного потерпевшему физического и морального вреда. О характере материального ущерба следователь молсет судить по оставшимся чекам, паспортам номерных изделий, квитанциям, ярлыкам имущества, которое было похищено или пришло в негодность. О причиненном имущественном вреде могут свидетельствовать, как

ской характеристики преступления и ее роль в расследовании преступлений (по материалам дел об убийствах). Автореферат … к.ю.н. - Волгоград. 1996;

22

отмечает Б.В. Скрипченко, дополнительные расходы на лечение, погребение и т.д.1

Центральное место в изучении личности потерпевшего занимает его допрос. Существует ряд сведений, которые могут быть получены только от самого потерпевшего, в частности позиция потерпевшего относительно расследуемого уголовного дела и возможного наказания преступника. Поэтому при допросе следователь должен проявить тактичность и интерес к подробностям его жизни.

Для изучения личности потерпевшего на предварительном следствии могут быть использованы и такие методы, как наблюдение - изучение человека на протяжении какого-либо отрезка времени в естественных условиях, при котором наблюдаемый не знает об этом, а также метод беседы, представляющий собой устный контакт, заключающийся в обмене информацией и выяснении точек зрения собеседников по интересующим их вопросам.

Наиболее полное исследование психологических особенностей личности производится в ходе судебно-психологической экспертизы. Данный вид экспертизы в отношении потерпевших назначается для выявления способности лица правильно, воспринимать существенные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания; для установления беспомощного состояния потерпевшей при изнасиловании, а также для установления степени психического развития несовершеннолетнего. В ходе производства судебно-психологической экспертизы широко используются методы научного наблюдения, метод беседы и биографический метод, а также тесты и опросники, направленные на изучение психологических особенностей поведения личности и выявления степени владения испытуемым интеллектуальными навыками и умениями.

Скрипченко Б.В. Вред как основание признания потерпевшим // Потерпевший от пре- ступления: Сб. статей.-Владивосток: Гос. ун-т, 1974. С. 179

23

При исследовании так называемых пограничных состояний, к которым относятся олигофрения, инфантилизм, психопатия, назначается комплексная психолого- психиатрическая экспертиза.

Однако следует учитывать, что несмотря на относительную полноту изучения личности потерпевшего при судебно-психологической экспертизе, для ее производства необходимо определенное время. Следственная практика показывает, что зачастую следователь ограничен достаточно жесткими временными рамками, с одной стороны, и необходимостью проведения следственных действий - с другой, для подготовки которых нужны знания темперамента и других основных психологических особенностей потерпевшего.

На наш взгляд, для решения данной проблемы целесообразно применение программы компьютерной экспресс-диагностики личности, с помощью которой в течение нескольких минут можно получить информацию о ее психологических особенностях.

Данный метод разработан в лаборатории информационных систем естественных сред Института проблем управления РАН, которую возглавляет А.Н. Ануашвили; над его исследованием работали физики, математики, психологи, медики, программисты, инженеры-электронщики. В основу исследования положен так называемый фоновый принцип, представляющий связь между такими глобальными свойствами материального мира как излучение и движение. Установлено - движение порождает контраст. Уровень контраста зависит от скорости и не зависит от видимости объекта. Таким образом можно обнаруживать невидимые объекты. Фоновый принцип получения информации и управления заключается в том, что информацию об интересующем объекте можно получить из окружающего этот объект фонового поля и через фоновое поле можно управлять объектом.

Фоновое восприятие - это общее, интегральное восприятие. Например, эмоции человека воспринимаются другим человеком не на основе диффе-

24

ренцированного анализа каких-то линий на лице, а в целом, интуитивно-эмоциональный образ формируется не в глазах, а в мозгу наблюдателя. Ыа

& фотографии лица человека они заключаются, в основном, не в деталях, точ-

ках, линиях, а в общем фоновом поле. И человек воспринимает информацию, в основном, из общего фонового поля, не всегда осознавая это.

Слияния принципа фонового поля и учения И.П. Павлова о головном мозге легло в основу метода компьютерного психоанализа.

Суть метода состоит в том, что на основе научных данных правое полушарие отвечает за интуицию (дух), а левое полушарие - за логику (ум), и

*‘… — асимметрия мозга определенным образом отражается на лице человека. Используя связь между полушариями головного мозга и частей лица человека, компьютерная программа формирует (синтезирует) два портрета лица человека, используя исходное фото или видеоизображение. Первичный портрет, состоящий из синтезированных правых частей лица, отображает интуицию, жизненные принципы человека, то есть что дано человеку от природы. Второй портрет, полученный таким же образом из левых частей лица, отобража-ет ум, логику, проявление личности в реальной жизни в данное время. Далее компьютерная программа к таким портретам составляет личностную харак- теристику человека, его психологический тип, состояние психологического и физического здоровья.1

Конечно, данное исследование должно проводиться с согласия потер-

’* певшего и не может иметь доказательственной силы, но окажет значитель-

ную помощь следователю при подготовке к следственному действию, правильному выбору тактических приемов, когда исходной информации о психологии конкретного потерпевшего не хватает.

Одним из недостатков дайной программы является его дороговизна, что, в свою очередь, делает ее недоступной для следственных подразделений органов внутренних дел.

Подробнее см.: httpW www.m-kilimanjaro.narod.ru/photoalbumSENSAZIA.html.

25

Проведенные нами исследования потерпевших с помощью компьютерного комплекса психологической диагностики на базе Первомайского районного Управления внутренних дел г. Владивостока показали, что около 67,3 % следователей отметили эффективность данного метода при изучении личности потерпевшего на предварительном следствии.’

Также, на наш взгляд, целесообразно использовать в целях изучения личности потерпевшего для подготовки к следственным действиям вообще, и при подготовке к допросу в частности, проективную методику изучения личности - тест руки (Hand Test). Данная методика опубликована Б.Брикленом, З.Пиотровски и Э.Вагнером в 1962 году (идея теста принадлежит Э.Вагнеру) и предназначена для предсказания открытого агрессивного поведения.

В теоретическом обосновании теста руки его авторы исходят из положения о том, что развитие функций руки связано с развитием головного мозга. Велико значение руки в восприятии пространства, ориентации в нем, необходимых для организации любого действия. Рука непосредственно вовлечена во внешнюю активность. Следовательно, предлагая обследуемым в качестве визуальных стимулов изображения руки, выполняющей разные действия, можно сделать выводы о тенденциях активности обследуемых.

Э.Вагнер в 1978 году на основе изучения основных работ, выполненных с помощью теста руки, сделал выводы о его высокой валидности и надежности.

Этот проективный тест содержит девять изображений руки. Десятая карточка пустая (подобно пустой карточке в тематическом тесте апперцепции). Что касается этой десятой карточки, то испытуемому предлагают сначала представить себе руку, а потом описать, что эта воображаемая рука может делать. Десять карточек, одну за другой, последовательно предлагают испытуемому, причем последовательность и положение, в котором они

1 Компьютерный комплекс был предоставлен одной из частных клиник г. Владивостока

26

даются, стандартны. При этом испытуемому задается вопрос: “Что, по вашему мнению, эта рука делает?”. Если испытуемый затрудняется с ответом, ему предлагается следующий вопрос:” Как Вы думаете, что делает человек, которому принадлежат эти руки? Назовите все варианты, которые вы себе можете представить”. Для достижения действительного понимания цели, инструкции могут варьировать при условии, что испытуемый не запугивается и не провоцируется нужный ответ. При нечетком и двусмысленном ответе просят пояснения, но не навязывают никакие специфические ответы. Но, по желанию, он может присоединиться к ним. Держать рисунок-карточку можно в любом положении: число вариантов ответов по карточке не ограничивается и не стимулируется так, чтобы вызвать сопротивление испытуемого. Желательно получить 4 варианта ответов. Если число ответов меньше , уточняется, нет ли желания еще что-нибудь сказать по данному изображению руки, а в протоколе, например, при единственном варианте ответа проставляется его обозначение со знаком х4, то есть этот единственный безальтернативный ответ оценивается фактически в 4 балла вместо одного, и это еще не самая большая оценка проявления безапелляционности.

Первая цель теста заключается в прогнозировании явного агрессивного поведения. Термин “проявление” определен как такое поведение субъекта, которое обращает на себя внимание со стороны администрации, психиатров клиник и т.п., т.е. явное агрессивное поведение. Термин “количество баллов проявления” изобретен не для того, чтобы предсказать специфические реакции, а скорей для того, чтобы предсказать тенденцию к действиям агрессивного характера . Однако проведенные нами исследования личности потерпевших позволяют сделать вывод, что с помощью данной методики возможно установление и таких эмоциональных состояний, как страх, состояние эмоциональной зависимости. Что, в свою очередь, помога-

1 См.: Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика личности. - Под ред. В.Н. Панферова. - Псков: Издательство Псковского областного института усовершенствования учителей, 1994. С. 211-222.

27

ет следователю избрать правильную линию поведения в процессе работы по уголовному делу.

Рассматривая проблемы изучения личности на предварительном следствии и при подготовке к производству допроса нельзя не коснуться вопроса применения для этих целей полиграфа.

В последнее десятилетие (1990-2000 гг.) на страницах юридической литературы, посвященной тактике допроса, все чаще стали появляться высказывания относительно проведения опроса на полиграфе. И причем, если до этого ученые выступали категорически против применения этого технического средства, сравнивая его с инквизиторскими методами ведения допроса1, то в настоящее время акценты сместились в другую сторону. Так, Р.С. Белкин в 1964 году, останавливаясь на проблеме применения полиграфа в уголовном судопроизводстве характеризует этот факт как «экспериментирование с эмоциями допрашиваемого»2, а в 1997 году возвращаясь к этому вопросу, предлагает считать тестирование на полиграфе вводной частью допроса, подчеркивая, что имеющиеся к этому времени разработки, в частности, предложенные В.И. Комиссаровым, могут лечь в основу правовых актов3.

Учитывая, что в соответствии с Федеральной целевой программой по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы1, в этот период все технические подразделения УВД республик, краев и областей, входящих в состав Российской Федерации, должны быть обеспечены полиграфами (причем не только ими, но и стресс-детекторами по голосу и тензометрическими платформами, предназначенными для оценки стрессового психофизиологи-

1 Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. - М., 1947. С. 114-115.

2 Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. - М., 1964. С. 221.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики в Зт. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. С. 56

28

ческого состояния человека), а также наличие разработок модели использования полиграфа при допросе”, полиграф следует как можно более активно

^ использовать при подготовке к допросу. Причем, даже если потерпевший от-

казывается пройти тестирование на приборе, по реакции лица на предложение пройти тестирование, в совокупности с другими сведениями о личности, можно предполагать, какую позицию он займет на предварительном следствии.

В органах внутренних дел применение проверок на полиграфе регламентируется “Инструкцией о порядке использования полиграфа при опросе

? граждан” (далее - Инструкция МВД по ОИП), согласованной с Генеральной

прокуратурой и Верховным Судом РФ, введенной в действие приказом МВД России от 28 декабря 1994. (№ 437дсп), которая, в соответствии с общепринятой “технологией” проверок на полиграфе, ввела в действие основные гуманистические, методические и организационные нормы:

  • установила принцип добровольности участия опрашиваемого лица при осуществлении ОИП;
  • дала опрашиваемому право на отказ от ОИП в любой из моментов его проведения;
  • декларировала вероятностный характер результатов, получаемых с помощью полиграфа, их ориентирующее значение на невозможность использования в качестве доказательств;
  • ’‘**• - запретила трактовать отказ от ОИП как свидетельство причастности опра-

шиваемого к расследуемому преступлению и использовать отказ как предлог для ущемления законных прав и свобод данного человека;

Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 гг. Утв. Постановлением Правительства РФ № 270 от 10.03.99 г.//Собрание законодательства РФ. 1999. № 12. Ст. 1484.

2 См., например, Комиссаров В.И. Использование полиграфа в борьбе с преступностью // Законность. 1995. № 11. С. 43-47; Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений (генезис и правовые акты). Монография. -М. «Мир безопасности», 2000.

29

fr

  • определила перечень ситуаций, когда проведение ОИП является невозможным.

Выше нами рассмотрены методы изучения личности потерпевшего, оставшегося в живых. Личность человека, погибшего в результате преступного деяния, также нуждается в изучении. В этом случае должны использоваться рекомендации, разработанные криминалистикой.

Все рассмотренные методы изучения личности с целью получения создания полной картины представлений о личности потерпевшего должны & использоваться не обособленно, а в совокупности.

Изучение личности потерпевшего при расследовании преступления, как справедливо отмечает В.И. Шиканов, должно проводиться с соблюдением конституционных прав и обязанностей личности, составляющих содержание общего правового статуса граждан в обществе.

*>

Таким образом, изучение личности потерпевшего в виктимологиче-ском аспекте обеспечивает следователя знаниями, дающими возможность своевременного и плодотворного его использования для решения задач расследования, анализ же психологической структуры личности помогает в установлении психологического контакта и выборе эффективных тактических приемов при проведении следственных действий.

#

®

1 Ванд ышев В.В. Теорет ически е и практи ческие аспект ы взаимо связи крими налист ики и викти молог ии. Автор еферат дисс. на соиска ние учено й степен и д.ю.н. - М., 1989. С. 18.

2 Шик анов В.И. Крими налист ическа я викти молог ия и рассле дован ие убийст в. - Иркут ск, 1979. С. 23- 24.

30

1.2. Криминалистическая классификация личности потерпевших

В юридической литературе не раз предпринимались попытки класси- •^ фицировать личность потерпевших от преступных деяний, все они заслужи-

вают внимания. Причем, следует отметить справедливость замечания Д.В. Ривмана и B.C. Устинова, что в данном случае наиболее правильно примене ние термина «типология», а не «классификация», так как типология не со держит резкого обособления одной группы от другой. Однако в литературе более устоялся термин «классификация», поэтому, употребляя этот термин, мы подразумеваем типологию. * Рассмотрим типологию потерпевших, предложенную некоторыми ав-

торами.

Л.В. Франк среди потерпевших выделяет две группы: способствующих и неспособствующих совершению преступных посягательств.1

Д.В. Ривман предлагает классифицировать потерпевших по разным основаниям, одним из которых являются демографические признаки потер- > певших: пол, возраст, национальность, профессия, специальность, семейное положение.

Другим основанием для своей классификации потерпевших автор предлагает взять возможное поведение потерпевших и определяет такие классификационные группы:

а) агрессивные потерпевшие, поведение которых связано с намерен- ^’ ным созданием конфликтной ситуации, что, в свою очередь, послужило

толчком к совершению преступных деяний;

б) активные потерпевшие, которые, не создавая конфликтную ситуа цию, активно способствовали совершению преступления. К такой группе по терпевших автор относит лиц, обращающихся с просьбой о причинении им вреда либо сами себе причиняющие вред;

Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. - Душанбе: Ифрон, 1977. С.92

31

в) в группу инициативных потерпевших входят лица, поведение кото рых имело положительный характер, но привело к причинению им вреда;

г) пассивные потерпевшие, которые в силу различных причин (физи ческая слабость, трусость, беспомощное состояние) не оказывают сопротив ления преступнику;

д) некритичные потерпевшие, демонстрирующие неосмотрительность, неумение оценить жизненные ситуации. К ним можно отнести лиц с низким интеллектуальным уровнем развития, несовершеннолетних и пожилых лю дей, психически больных;

е) нейтральные потерпевшие - лица, поведение которых безупречно во всех отношениях.1

Данную классификацию поддерживает и B.C. Устинов .

В.В. Романов основывает свою классификацию на социальных, психологических и биофизических характеристиках жертв.3

По социальным контактам, другими словами, в зависимости от характера взаимоотношений пострадавшего с преступником, жертвы подразделяются на случайные, заранее неопределенные и предопределенные.

Случайными В.В. Романов называет жертвы, ставшие ими независимо от воли и желания преступника и потерпевшего, относя к ним, главным образом, потерпевших от преступлений по неосторожности.

Лица, которым наносится вред в результате преступных действий, совершаемых исключительно по инициативе правонарушителя при инертной роли жертвы, считаются заранее неопределенными.

Предопределенными жертвами можно считать потерпевших, в отношении которых преступление готовилось задолго до преступного акта.

1 Ривман Д.В. Потерпевший от преступления: личность, поведение, оценка - Л., 1973. С.80-84.

2 См. Ривман д.В., Устинов B.C. Виктимология: Монография. - Н.Новгород: Нижегород ский юридический институт МВД РФ, 1998. С.95-99.

3 Романов В.В. Основы криминальной виктимологии - Минск: МВШ МВД СССР, 1980. С.9.

32 Немало важное значение имеет и роль потерпевшего в возникновении

преступного деяния. По этому основанию жертвы подразделяются на нейтральные, соучаствующие и провоцирующие.

Характеристика нейтральных потерпевших, предложенная В.В. Рома- новым, совпадает с характеристикой аналогичной группы, данной Д.В. Рив-маном, рассмотренной выше.

Соучаствующей является жертва, принимающая участие в преступном деянии, хотя и терпит при этом один из видов ущерба. При этом роль ее может быть как активной, так и пассивной. При активной роли потерпевший сознательно принимает участие в противоправных действиях, во втором случае - допускает их совершение в силу ряда причин: заблуждения, страха, безволия и других.

Если же жертва своим отрицательным поведением создает благопри- ятную обстановку для совершения преступления или же сознательно толкает преступника на совершение преступления, то потерпевший считается провоцирующим. Провоцирующие действия могут также проявляться в активной, в тех случаях, когда потерпевший прямо и непосредственно вызывает на себя противоправные действия, и пассивной, выражающейся в небрежных, самонадеянных или халатных действиях, создающих благоприятные условия для совершения преступления, формах.

По психологическим признакам, согласно классификации, предложенной В.В. Романовым, потенциальные жертвы можно подразделить на: лиц с явными нравственно-чувственными особенностями (жадность, агрессив- ность, легкомысленность и другими), а также лиц с выраженными отклонениями в психике (садисты, дебилы, мазохисты, наркоманы, алкоголики и т.п.).

33

Основаниями для классификации по биофизическим характеристикам потерпевших являются пол, возраст, физическое состояние в допреступной ситуации и в момент совершения преступления.1

Хотелось бы отметить, что приведенные выше классификации потер- певших более приемлемы для виктимологических исследований с целью изучения причин совершения преступных деяний и профилактики преступлений, а для криминалистики практически не пригодны.

Е.Е. Центров предлагает более развернутую криминалистическую классификацию потерпевших от преступления, беря за основу взаимосвязь преступника и жертвы.

Ссылаясь на работу B.C. Бурдановой и В.М. Быкова, Е.Е. Центров од- ним из важных типов связи между преступником и потерпевшим выделяет характер социальных контактов, существовавших до совершения преступления. По этому критерию, в зависимости от степени близости и продолжительности отношений с преступником, потерпевших можно разделить на три группы.

Потерпевшие, состоящие с преступником в различных отношениях родства, свойства, в фактических брачных отношениях, относятся к первой группе.

Ко второй - различные знакомые: по месту жительства, рождения; по совместной работе, учебе, службе в армии, по совместному проведению досуга; по случайным встречам в различных местах. Причем, знакомства могут быть очными либо заочными (по описаниям знакомых, переписке); длительными или кратковременными; близкими или поверхностными; обоюдными или односторонними; случайными.

1 Романов В.В. Основы криминальной виктимологии - Минск: МВШ МВД СССР, 1980. С.9-14.

2 Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем - М.: Изд-во Московского ун та, 1988. С.58

34

К третьей группе относятся потерпевшие не знакомые с преступником, встретившиеся с ним непосредственно перед совершением преступления либо незадолго до него.

Другими критериями для построения типологии значимых связей преступника и его жертвы Е.Е. Центров выделяет: время возникновения связи; характер (наличие или отсутствие) взаимодействия; обстоятельства образования связи.

Рассмотрим подробнее каждый из перечисленных типов связи «преступник- потерпевший» .

По времени возникновения взаимосвязь преступника и потерпевшего можно разделить на две группы: на образующуюся до преступления и образующуюся в момент преступного посягательства. Взаимоотношения между будущей жертвой и преступником до момента совершения преступления еще не приобретают криминального характера. Определить временной промежуток, в течение которого происходит формирование связи «преступник-потерпевший», а также проследить динамичность развития этой связи, позволяет использование временного критерия. Длительность развития этой связи неограниченна, и зависит от ряда объективных и субъективных обстоятельств.

Связь, возникающая в момент преступного события, как правило, образуется если жертва и посягатель не были известны друг другу или их встреча состоялась незадолго до совершения преступления. Наступление преступного результата не может быть однозначно связано с большим или меньшим периодом, в котором эта связь развивалась. Приходится учитывать влияние различных факторов, характер взаимоотношений преступника и потерпевшего, конкретные условия и обстоятельства, которые либо благоприятствовали развитию преступного события, либо, наоборот, оттягивали момент его совершения.

1 Бурдаиова B.C., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики. - Ташкент:

35

Важную в криминалистическом отношении пространственно-временную характеристику происшедшего события образуют такие факторы, как: совпадение времени пребывания подозреваемого и жертвы в определенном месте, а также установление факта совместного проведения ими времени незадолго до преступления.

Поэтому криминалистическое исследование хронологической связи приводит к обязательной привязке времени и места происшествия встречи преступника и его жертвы.

Связь по характеру (наличию или отсутствию) взаимодействия может быть непосредственной и опосредованной. При непосредственной (контактной) связи лицо, совершающее преступления, посягая на жизнь, здоровье, свободу, честь, имущественные интересы лица, непосредственно сталкивается со своей жертвой. Потерпевший в разных ситуациях по-разному реагирует на посягательство: может быть пассивным, оказывать в той или иной степени сопротивление, либо даже занимать активную позицию, добиваясь от конкретного лица совершения действий, носящих преступный характер.

Опосредованная связь появляется через одностороннее воздействие лица, совершающего преступное посягательство, то есть при этой связи отсутствует непосредственное столкновение двух личностей: потерпевшего и преступника. Факт совершения преступления и является началом образования данного типа связи. Причем, потерпевший может некоторое время оставаться в неведении относительно преступника и совершенных им действий, а при выявлении данных сведений связь из односторонней переходит в двустороннюю.

Подразделение связи по ее образованию производится в зависимости от наличия и влияния различных отношений, существовавших или образовавшихся между преступником и его жертвой до совершения преступных действий, что и определяет их внутреннюю сущность.

Ташкентская высшая школа МВД СССР. 1981. С. 11-15

36

В данном типе связи «преступник-потерпевший» можно выделить следующие виды взаимосвязи:

$ а) связь, явившаяся следствием определенных взаимоотношений, су-

ществовавших между преступником и его жертвой до совершения преступления. Характер взаимоотношений, сложившихся при социальных контактах будущего потерпевшего и будущего преступника, в большинстве случаев предопределяет криминальное развитие конкретной ситуации. Причем, взаимоотношения между лицами могут быть различными: от хороших или нейтральных до откровенно враждебных, двусторонними либо могут иметь

  • одностороннюю направленность. На этот вид связи между лицом, совер-

шившим преступление, и потерпевшим, помимо Е.Е. Центрова, указывал также Ю.М. Антонян1.

Конфликтность подобных взаимоотношений может носить скрытый характер, будущий преступник пытается замаскировать свое подлинное от-ношение к будущей жертве, не проявляя “до момента преступного посягательства;

т

б) связь, образующаяся вследствие остроконфликтной ситуации. Конфликтная ситуация может возникнуть спонтанно, непосредственно пе ред преступным посягательством как между близкими, знакомыми людьми, так и незнакомыми лицами, встретившимися случайно. Причем, острокон фликтная ситуация возникает как в результате активных действий лица, со-

‘®’ вершающего преступление, так и его жертвы.

в) связь, появляющаяся при отсутствии каких-либо конфликтных взаи моотношений между жертвой и посягателем. Данный вид связи проще рас сматривать по подвидам составляющих ее. Первый подвид связи, появляю щейся при отсутствии каких-либо конфликтных взаимоотношений, состав ляет связь, образующаяся при выборе преступником жертвы. В этом случае

,-? жертва чаще всего не действиями, а всего лишь фактом своего существова-

37

ния подталкивает будущего преступника к совершению преступления. Отдельные жертвы приобретают некоторые виктимогенные качества в силу своего аморального поведения, совершения правонарушений, участия в преступлении.

Разновидностью этого же типа связи является связь между преступником и жертвой, появляющаяся при поиске и активных действиях со стороны самого потерпевшего для достижения каких-либо целей и при ситуациях сотрудничества потерпевшего и. лица, совершающего преступление. Ярким примером названного подтипа связи «преступник-потерпевший» являются мошеннические действия, когда до определенного момента потерпевший сотрудничает с лицом, совершающим преступление.

При отсутствии специального поиска или выбора жертвы преступником конкретное лицо становится жертвой при случайных обстоятельствах.2

Данная типология потерпевшего от преступления, на наш взгляд, является наиболее полной и применима для нужд криминалистики, особенно Для методики раскрытия и расследования преступлений, а также производства отдельных следственных действий, в частности, для осмотра места происшествия. Однако эффективность такого деления потерпевших для тактики допроса невелика.

По нашему мнению, для большей результативности тактики проведения допроса представляется целесообразным разделить всех потерпевших на несколько криминалистических типов, как это предлагают B.C. Бурданова и В.М. Быков, в зависимости от их поведения на предварительном следствии.

Наиболее важный и часто встречающийся тип - добросовестный активный потерпевший. Позиция и поведение во время следствия этого типа

1 Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления: Учебное пособие. - М. Академия МВД СССР, 1973. С.67

2 Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем - М.: Изд-во Московского ун та, 1988. С.58-70.

38

потерпевших, так же, как и их социальная настроенность, добровольно- положительны. Сюда же можно отнести пассивных и нейтральных потерпевших, которые по ряду причин не оказали или не смогли оказать преступнику сопротивления, но добросовестно и активно ведут себя на следствии.

Вторым криминалистическим типом потерпевших является неактивный добросовестный потерпевший, который дает полные и правдивые показания, но ведет себя пассивно.

По классификаций Д.В. Ривмана, рассмотренной выше, среди этого типа потерпевших преобладают лица пассивные, некритичные и нейтральные.

Третий криминалистический тип, выделяемый авторами, составляют неустойчивые потерпевшие, которые прежде всего склонны к пересмотру данных ранее правдивых показаний. В эту группу чаще относятся лица, сыгравшие в генезисе преступления пассивную роль либо имеющие крепкие связи с лицом, совершившим преступление.

Лица, препятствующие установлению истины по делу, представляют четвертый криминалистический тип - недобросовестные потерпевшие. Данный тип потерпевших, как правило, желает скрыть действительные причины события преступления и дает ложные показания.’

Причем, последний тип, предложенный авторами, на наш взгляд, можно разделить на два вида:

  • лица, дающие ложные показания в силу воздействия на них внешних факторов, таких, как воздействие со стороны обвиняемого, его родственников или близких, либо существует реальная угроза такого воздействия;
  • лица, к даче ложных показаний которых побудили внутренние убеждения, низменные жизненные позиции: корысть, чувство мести к обвиняемому, желание скрыть свое противоправное поведение, спровоцировавшее совершение в отношении них преступного посягательства.
  • ‘Бурданова B.C., Быков В.М. Указ. раб. С. 16-20

39

Говоря о мотивах дачи ложных показаний потерпевшими на предварительном следствии, следует отметить, что для данной категории участников уголовного процесса не характерна дача ложных показаний в полном объеме по предмету допроса. Объем и сущность искажения происшедшей действительности зависит как от фактора, толкающего потерпевшего на ложь, так и от вида противоправного деяния, совершенного против него.

Как показывают, проведенные нами исследования, недобросовестные потерпевшие, мотивацией дачи ложных показаний которых является внешний фактор, а чаще всего это бывает при совершении преступлений насильственного характера, искажение действительности касается внешнего облика, действий со стороны обвиняемого, а также заявление потерпевшего о невозможности опознать лицо, совершившее преступление.

Недобросовестные потерпевшие второго вида, как правило, искажают размер материального ущерба, количество похищенного (при расследовании краж, грабежей и разбойных нападений, особенно, связанных с проникновением в жилище), а также свои действия и поведение до и во время совершенного преступления (при расследовании вымогательств, мошенничества, изнасилования, дорожно-транспортных происшествий).

Рассмотренную классификацию, в основе которой лежит позиция по уголовному делу и поведение потерпевших на предварительном следствии, в основном поддерживает и В.В. Вандышев, выделяя, однако, всего три типа потерпевших: добросовестный, недобросовестный и неустойчивый.

Рассмотренные выше классификации потерпевших несомненно важны как при расследовании, так и при предупреждении и профилактике преступлений, однако для выбора следователем линии своего поведения при допросе потерпевшего и определения его тактики играют незначительную роль.

Вандышев В.В. Изучение личности потерпевшего в процессе расследования: Учебное пособие. - Л.: ВПУ МВД СССР, ЛВК МВД СССР, 1989. С.52

40

Таким образом, на наш взгляд, для проведения допроса и эффективного применения тактических приемов в ходе этого следственного действия

’^ наиболее целесообразно слияние классификации потерпевших с учетом их

поведения на предварительном следствии, психологических особенностей, интеллектуального развития и жизненного опыта лица, в отношении которого совершено преступное деяние, не оставляя без внимания и вид совершенного преступления.

Обобщение и анализ существующих классификаций потерпевших позволяют нам предложить классификацию применительно к подготовке и так-

’# тике проведения допроса потерпевших от преступления лиц по следующим

основаниям: психологическим особенностям личности, уровню интеллекта и позиции, занятой на предварительном следствии. Прежде чем перейти к непосредственно классификации, рассмотрим выбор оснований; при этом следует оговориться, что нельзя рассматривать классификацию по каждому основанию обособленно. Поскольку допрос — это вербальный способ получения информации, который предполагает прежде всего общение, то немысли-мо подготовка и проведение данного следственного действия без учета психологических особенностей личности. Естественно, что линия поведения самого следователя как и арсенал тактических приемов, используемых в ходе допроса для различных групп, систематизированных по этому основанию, будут различны. Группировка потерпевших по уровню интеллекта имеет

^ значение для подготовки к проведению допроса, и в частности, для форму-

лирования вопросов, а также учета того обстоятельства, что при допросе лица с высоким интеллектом изобличить его во лжи труднее, чем лиц, уровень интеллекта которых ниже. Соответственно, в зависимости от позиции, занятой потерпевшим на предварительном следствии, тактика следственного действия должна также корректироваться.

(ф Итак, на наш взгляд, применительно к проведению допроса и более

эффективному выбору тактической линии поведения следователя в ходе это-

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННА^ 41 БИБЛИОТЕК ,

го следственного действия можно представить следующую классификацию потерпевших.

  1. По психологическим особенностям личности:

а) по психологическому типу потерпевшие делятся на две группы: ус тойчивые (сангвиник, флегматик) и неустойчивые (холерик, меланхолик). При этом следует учитывать, что «чистых» психологических типов личности практически не встречается. Можно говорить лишь о преобладании опреде ленного психологического типа;

б) по экстра-, интроверсии - экстравертов и интровертов;

в) по преобладающим чертам характера:

  • лица, у которых доминируют положительные качества личности;
  • лица, с преобладанием негативных черт характера.
  1. По уровню интеллекта и жизненного опыта потерпевших можно подразделить на три типа: лица с высоким интеллектом; лица, имеющие средний уровень интеллекта; лица, уровень интеллекта которых ниже среднего.
  2. По позиции, занятой на предварительном следствии, потерпевших можно классифицировать: на добросовестных, которые, в свою очередь, могут быть как активными, так и пассивными; потерпевших неустойчивого типа и недобросовестных потерпевших, мотивами которых к даче ложных показаний может являться как внешний, так и внутренний факторы.

42

1.3. Криминалистическая характеристика различных типов потерпевших

Как уже отмечалось нами ранее, для проведения отдельных следственных действий, в частности допроса, а также разработки эффективного применения тактических приемов при допросе необходимо учитывать поведение потерпевшего в процессе расследования преступления, на которое оказывают влияние: роль потерпевшего в совершении преступления, его отношение к преступнику и совершенному преступлению, характеристика его личности, а также интересы, которые он преследует на предварительном следствии.

Рассмотрим более подробно каждый из типов потерпевших в зависи мости от его поведения и занятой позиции в ходе расследования уголовного дела, которая может быть различной: от активной помощи следователю в це лях полного раскрытия преступления до негативной, выражающейся в пре- пятствовании установлению истины по делу. • . ‘

Общим для психологии всех типов потерпевших является объективная возможность дать показания, отражающие истинный ход преступления и ха- рактеризующие личность преступника.1 При этом на реализацию данной возможности воздействуют две группы факторов: внешняя ситуация, связанная с особенностями восприятия потерпевшим преступных событий, и субъективные факторы, обусловленные особенностями его личности и переживаемым им положением.

Учитывая структуру личности, образующуюся путем соотношения психических процессов, психических состояний и психических свойств личности, иными словами, в виде единства направленности, характера, темпе-рамента и способностей, предлагаемую А.Г. Ковалевым, и взяв за основу классификацию потерпевших, предлагаемую B.C. Бурдановой и В.М. Быко-

1 Бурданова B.C., Быков В.М. Указ. раб. С. 15.

2 Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1974. С.42.

3 Ковалев А.Г. Психология личности. - М., 1970.

43 ‘-‘

вым, в зависимости от их поведения на предварительном следствии1, по- строим психолого-криминалистические модели для каждого типа потерпев-. ших.

Принимая во внимание, что чистых типов темперамента не встречается, мы полностью согласны с Т.А. Блюминой, которая выделяет не только четыре полюсных типа нервной системы, но и 18 промежуточных структурных вариантов, где б «межполюсные», имеющие уравновешенные показатели двух полюсов, и 12 «близполюсные», у которых наблюдается перевес одного полюса.2 Однако исходя из того, что модель, как справедливо отмечает В.А. Образцов, лишь отражает ту или иную меру сходства с оригиналом и в процессе познания корректируется, уточняется путем исключения одних элементов, переосмысления и переконструирования других3, при построении характеристики личности потерпевшего мы будем исходить из наиболее характерных свойств 4 традиционных типов, выделяя такие свойства темперамента, как темп реакции, реактивность, активность, экстраверсия- интроверсия.

Добросовестный активный потерпевший.4 К данному типу потерпевших, главным образом, относятся лица с активной жизненной позицией, у которых сильно развито чувство долга, уважающие интересы государства и общества. Темперамент потерпевших, относящихся к этому типу, характеризуется быстротой оценки ситуации, преобладанием импульсивности в умственной деятельности, повышенной реактивностью, быстротой и легкостью мобилизации волевого усилия, экстраверсией. Необходимость содействия следствию для привлечения преступника к уголовной ответственности и его наказании в соответствии с законом является закономерной для психологии добросовестного активного
потерпевшего. Такой потерпевший во время

1 Бурданова B.C., Быков В.М. Указ. раб., С. 16-20

2 Блюмина Т.А. Типы характеров.// Человек, 1996, № 4. С. 35-39.

3 Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп./ Под ред. В. А. Образцова. - М.: Юристь, 1999. С.313.

4 Здесь и далее по тексту курсив наш - С. В.

44

предварительного следствия делает все для того, чтобы истина была установлена и восторжествовала справедливость. Он обращается в правоохранительные органы с заявлением о совершенном преступлении, дает показания, отличающиеся полнотой и правдивостью, обычно не отказывается от выполнения поручений следователя, не составляющих особой сложности и трудоемкости, положительно реагирует на приглашение следователя принять участие в следственном действии. При направлении на судебную экспертизу такой потерпевший своевременно является с необходимыми документами (медицинскими и личными). При допросе они высказывают различные предположения и предложения, направленные на установление личности виновного. На очной ставке с обвиняемым активно его изобличает, а при общении с другими участниками расследования добросовестный активный потерпевший не терпит искажения истины свидетелями, настойчиво и уверенно дока- зывает свою правоту.

Еще один важный момент для психологии рассматриваемого типа по- терпевших необходимо отметить особо. Не секрет, что даже самые активные и добросовестные потерпевшие стараются смягчить факты, характеризующие их не с лучшей стороны. Обычно разъяснений следователя о необходимости дачи правдивых показаний оказывается достаточно для получения объективных сведений. Некоторые обстоятельства иногда могут быть изложены потерпевшими неточно или со смещением акцентов (зачастую это происходит бессознательно, либо, по крайней мере, без злого умысла). Это может проявляться в облагораживании своих собственных действий либо в определенном отягчении действий и поведения обвиняемого.1

В целом этот тип потерпевших объединяет отсутствие в их поведении признаков правонарушения и стремление к справедливости.

Второй криминалистический тип - неактивные добросовестные по- терпевшие - характеризуется тем, что нравственно-психологический облик

1 Бурданова B.C., Быков В.М. Указ. раб. С. 18-19

‘45

их хотя и находится в русле правовых и моральных требований общества, но отношение к социально-правовым явлениям отличается пассивностью. Такой ^ потерпевший дает полные и правдивые показания, но ведет себя инертно. К

решению всех вопросов, возникающих в процессе расследования уголовного дела, относится безынициативно, ходатайств на следствии, как правило, не заявляет и обычно отказывается знакомиться с материалами законченного расследованием уголовного дела. Свои показания они ограничивают только рамками непосредственного криминального деяния.

Несмотря на положительную направленность, данный тип личности ^ будет характеризоваться более устойчивым темпераментом, с заниженным

темпом реакции и преобладанием интроверсии, что, в свою очередь, влияет на доминирующие черты характера, которыми, как правило, являются: сдержанность, замкнутость, инертность. При работе с данным типом потерпевших следователь должен убедить их в необходимости принять участие в расследовании.

В.В. Вандышев среди добросовестных потерпевших, помимо активных и неактивных, выделяет еще одну группу - заблуждающихся. Отличительным признаком этой группы лиц является недостоверность их сообщений в связи с неправильным восприятием компонентов криминальной ситуации в силу физических, психических недостатков или обстановки совершения преступления. В их показаниях, как правило, содержатся несоответствия дейст-вительности лишь отдельных фактических обстоятельств преступления.

Мы считаем, что выделение данной группы неоправданно. Если потерпевший во время предварительного следствия занимает активную позицию, то его следует относить к первому типу потерпевших, в противном случае - ко второму. Вопрос о способности лица правильно воспринимать существенные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания ре-

#

1 Вандышев В.В. Изучение личности потерпевшего в процессе расследования: Учебное пособие. - Л.: ВПУ МВД СССР, ЛВК МВД СССР, 1989. G.53

46

шается в ходе судебно-психологической экспертизы, и на основании ее за- ключения следователь должен оценивать показания допрашиваемого.

Для психологии и поведения неустойчивых потерпевших характерна склонность к пересмотру данных ранее показаний, что свидетельствует о неустойчивом темпераменте (холерик, меланхолик). Их позиция меняется не только под действием внешних факторов (например, просьб об изменении показаний со стороны обвиняемого), но и в связи со сменой настроения. К неустойчивым потерпевшим, колеблющимся в выборе позиций, относятся лица, для которых характерна борьба равноценных, но взаимоисключающих мотивов: с одной стороны, потерпевший заинтересован в привлечении обвиняемого к уголовной ответственности и его наказании, с другой - готов простить обвиняемого, принимая во внимание перспективу дальнейших с ним отношений. Изменение им показаний зависит от того, какому мотиву они отдают предпочтение в тот или иной момент расследования преступления.

Особо неустойчивые потерпевшие - несовершеннолетние. Для них, в силу особенностей возраста, большое значение имеет мнение окружающих, а также взрослых о совершившемся преступлении, они быстрее поддаются влиянию обвиняемого и его родственников.1 На наш взгляд, к данному типу можно отнести потерпевших, достигших биологического совершеннолетия, но задерживающихся в умственном и интеллектуальном развитии, иными словами лиц, страдающих инфантилизмом.

Криминалистическую характеристику недобросовестных потерпевших целесообразнее рассматривать с учетом предложенной нами классификации этого типа потерпевших, относительно мотивационной сферы, побудившей лицо к даче ложных показаний.

Личность потерпевшего, к даче ложных показаний которого побудило оказанное на него или его семью воздействие со стороны обвиняемого, его близких или родственников, либо иных заинтересованных в исходе дела лиц,

1 Бурданова B.C., Быков В.М. Указ. раб., 1981. с. 19.

47 ?;??•?

угроза или боязнь такого рода воздействия, нельзя определить как асоциальную личность с низменными жизненными позициями и убеждениями, поскольку инстинкт самосохранения и сохранения семьи является одним из основных естественных инстинктов человека. Однако это, как правило, люди с неустойчивым психологическим типом - холерики или меланхолики, с повышенной, а зачастую и с гипертрофированной внушаемостью и впечатлительностью, нередко впадающие в панику или крайности без существенных на то причин.

Справедливости ради следует отметить, что в последнее время, в связи с ростом организованной преступности, несовершенством российского законодательства в отношении защиты потерпевших на предварительном следствии, зачастую безнаказанности или наказанием, не связанным с лишением свободы лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, снижения количества случаев избрания меры пресечения - заключение под стражу (арест), а также недоверием к сотрудникам органов внутренних дел, намети–лась тенденция увеличения количества потерпевших, намеренно искажающих обстоятельства совершенного преступления.

Общей чертой для психологии недобросовестных потерпевших второго вида является агрессивность и асоциальная направленность личности, реализация которой толкает их на противодействие следствию, дачу ложных показаний. Характеризуя личность недобросовестного типа потерпевших, на наш взгляд, необходимо в первую очередь обратить внимание на мотиваци-онную сферу личности, толкающую данную категорию потерпевших занять соответствующую позицию на предварительном следствии. Мотивами, побуждающими потерпевших давать ложные показания, могут быть боязнь скомпрометировать себя или боязнь огласки своего противоправного или безнравственного поведения, которые спровоцировали совершение против них преступления. Нередко побудительными мотивами при желании скрыть действительные причины события преступления являются стремления со-

48

хранить различного рода взаимоотношения с виновным, скрыть собственное преступное поведение. Еще одним из мотивов, побуждающих потерпевшего к даче заведомо ложных показаний, является корыстная и иная личная заин- тересованность в исходе дела. То есть лицо намеренно искажает действи- тельность совершенного преступления с целью усиления вины, чтобы избавиться по каким-либо причинам от обвиняемого или получить материальную выгоду. Потерпевшие данного типа сильней других подвержены влиянию обвиняемого и его родственников, угрозам или шантажу с их стороны.

Наиболее вероятными доминирующими чертами характера недобросовестных потерпевших этого вида могут являться: скрытность, трусость, лживость, корыстолюбие.

Следственно-судебная практика свидетельствует, что чаще всего указанный тип потерпевших встречается при расследовании уголовных дел, возбужденных по фактам вымогательства, мошенничества и дорожно-транспортных происшествий, иными словами, именно по той категории дел, где поведение потерпевшего спровоцировало совершение против них преступного деяния. При производстве допроса в случаях дачи потерпевшим ложных показаний следователь должен исследовать причины, побуждающие лицо занять такую линию поведения, и принять меры к их устранению.

Изучение мнения следователей следственных подразделений правоох- ранительных органов показало, что процентное соотношение встречающихся в практике криминалистических типов потерпевших составляет: 50,9 % - добросовестный (27,4 % - активный, 23,5 %- пассивный), 35,6 % - недобро- совестный и 13,5 % - неустойчивый тип потерпевших.

Таким образом, в зависимости от психологических особенностей и поведения в ходе расследования уголовного дела потерпевший может занять различную позицию: от активной помощи следователю в целях полного раскрытия преступления до негативной, выражающейся в воспрепятствовании

49

установления истины по делу. Учитывая информацию о личности потерпев шего и ее психологических особенностях, следователь может предопреде лить, как будет вести себя потерпевший на предварительном следствии, ка кую позицию по делу он займет, не станет ли это препятствием для всесто роннего расследования преступления. В ходе расследования преступления одним из важнейших направлений является криминалистическое направле ние изучения личности потерпевшего, потому что с учетом информации о личности и ее психологических особенностях следователь может предопре делить возможную позицию и поведение потерпевшего на следствии и пло дотворно использовать полученные сведения для решения криминалистиче ских задач в ходе расследования уголовного дела. При этом для изучения личности потерпевшего на предварительном следствии необходимо исполь зовать как методы уже относительно давно разработанные и используемые криминалистикой, так и новейшие разработки в сфере психологии. ,

50

Глава 2: Общие положения тактики допроса потерпевших 2.1. Процессуальные и тактические аспекты принятия следователем решения о допросе потерпевших

Любое волевое действие связано с принятием решения. Не является исключением и принятие решения в следственной деятельности вообще, и о производстве допроса в частности. Причем, следует отметить, что термин «принятие решения» по отношению как к любому следственному действию, так и к допросу, может применяться в двух смыслах. Принятие решения о производстве допроса в широком значении подразумевает то обстоятельство, что следователь решает вопрос о том, что данное лицо должно быть допрошено в качестве потерпевшего. Во втором случае, принятие решения о производстве допроса принимается после подготовки следственного действия в конкретное время. В настоящем параграфе мы остановимся именно на первом аспекте данного понятия.

При принятии решения о допросе потерпевшего во внимание принимаются процессуальные и тактические аспекты. Прежде чем перейти к указанным аспектам принятия решения рассмотрим, что же вообще понимается под терминами «решение» и «принятие решения».

Согласно Большой Советской энциклопедии: «решение - один из необходимых моментов волевого действия, состоящий в выборе цели действия и способов его выполнения. Волевое действие предполагает предварительное осознание цели и средств действия, мысленное совершение действия, предшествующее фактическому действию, мысленное обсуждение оснований, говорящих за или против его выполнения, и т.п. Этот процесс заканчивается принятием решения» . Исходя из данного определения видно, что общими элементами решения, которые должны присутствовать в любом решении, независимо от того, о какой области деятельности идет речь, являют-

1БСЭИзд2-еТ.36с.455

51

ся: а) выбор цели действия и б) выбор или установление способов достижения цели, способов выполнения действия.

^ В сфере уголовного судопроизводства понятие «решение» П.А. Лупин-

ская формулирует как «облеченный в установленную законом процессуальную форму правовой акт, в котором орган дознания, следователь, прокурор, судья или суд в пределах своей компетенции в определенном законом порядке дают ответы на возникшие по делу правовые вопросы и выражают властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона, направленных на достижение задач уго-

*? ловного судопроизводства»1. При этом автор рассматривает решения лишь

как акты, содержащие ответы на правовые вопросы, отделяя их от таких процессуальных актов, как протоколы следственных и судебных действий, в которых «удостоверяется факт производства, содержание и результаты след- ственных действий»2.

Рассмотрим этот момент более подробно. Как нами было сказано выше, элементами решения являются выбор цели действия и способов дости-жения цели. Иными словами, решения в уголовном судопроизводстве должны отвечать на два вопроса: «что установлено» и «как действовать, чтобы добиться поставленной цели». Ответы на эти вопросы содержатся в таких процессуальных актах, как «постановление», «определение», «приговор». Однако на наш взгляд, ответы на данные вопросы охватывают и решение следователя о производстве следственного действия, для производства которого закон не предусматривает вынесения постановления /допрос, следственный эксперимент, осмотр/. Причем, если рассматривать процессуальное решение в том аспекте, как предлагает П.А. Лупинская, то возникает вопрос: потерпевший появляется в уголовном процессе после постановления о признании потерпевшим, обвиняемый - после постановления о привлечении в

’^ ‘ Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы.

  • М., Юрид. лит, 1976. С. 18. 2 Там же. СЮ

52

качестве обвиняемого, так откуда же тогда в уголовном процессе появляются такие субъекты, как подозреваемый и свидетель?

Таким образом, говоря о принятии решения в уголовном судопроизводстве, следует отметить, что при любом процессуальном или следственном действии присутствует фактор принятия решения. Но в одних случаях, когда производство действия связано с ограничением прав или свобод граждан, законодатель обязывает следователя об этом выносить акт применения права, а именно - постановление (например, постановление о производстве обыска). В других же случаях, к которым относится и решение о производстве допроса любого субъекта уголовного процесса, где потерпевший не является исключением, такого правового акта не требуется.

Иными словами, мы подошли к выводу, который был сформулирован еще в 1980 году В.М. Быковым, о том, что процессуальное решение следователя, имея много общего с тактическим решением, не всегда с ним совпадает.1

Позволим себе присоединиться к выявленным В.М. Быковым различиям между процессуальным и тактическим решениями следователя, разграничивающим эти понятия, а именно:

во-первых, отличие тактического решения следователя от процессуального заключается в большей свободе выбора среди, различных вариантов решения, при этом если при наличии выбора при принятии процессуальных решений в уголовно-процессуальном законе указаны возможные альтернативы и их перечень, как правило, исчерпывающий, то при тактическом решении следователь в достаточной мере свободен с выбором альтернатив;

во-вторых, отличие рассматриваемых видов решений заключается в форме, в которую облачается решение: принятие процессуальных решений обязательно имеет процессуальную форму - постановление или протокол,

53 . •

составленные в соответствии с требованиями, предъявляемыми уголовно-процессуальным законом. Тактические же решения, за исключением случаев их совпадения с процессуальными, такой формы не требуют;

и, наконец, тактические решения никаких правовых вопросов не решают, тогда как процессуальные решения направлены на разрешение право- вых вопросов, возникающих при расследовании преступления, и в конечном итоге определяют пути разрешения всего уголовного дела.2

Поэтому, говоря о принятии решения о производстве допроса, следует его рассматривать как тактическое решение, обладающее всеми требованиями, предъявляемыми к нему (научная обоснованность, законность, компетентность, конкретность, реальность, своевременность и оптимальность), имеющее процессуальные аспекты.

Говоря о процессуальных аспектах принятия решения о производстве допроса потерпевшего, необходимо заметить, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не определяет время допроса потерпевшего. А именно в отличие от допроса обвиняемого, который должен быть допрошен сразу же после предъявления обвинения или подозреваемого, производство допроса которого происходит в течение 24 часов после задержания, законодатель оставляет за следователем право решать, когда следует допросить потерпевшего.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации также не за- трагивает этого аспекта, определяя лишь общие правила производства допроса, нашедшие отражения в ст. 189 УПК РФ.

При этом необходимо отметить, что, основываясь на законах формаль- ной логики, первый допрос потерпевшего возможен лишь, как и любое дру-

Быков В.М. Тактическое решение следователя. // Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан: Межвузовский тематический сборник. -Калинин: Калининский государственный университет. 1980.С. 107 2 Там же. С. 108-109.

Ж:

54 .

гое следс твенн ое дейст вие, кром е осмот ра места прои сшест вия, при нали чии возбу жден ного уголо вного дела.

Одна ко учит ывая, что основ ной задач ей уголо вного судоп роизв одств а являе тся раскр ытие и рассл едова ние прест уплен ия, впол не логич но, что до- прос потер певш его целес ообр азно пров одить , если это возм ожно, сразу же после совер шени я прест уплен ия. След ствен ная практ ика пошл а по следу ю- щему пути: следо вател ь после осмот ра места прои сшест вия, усмат ривая в прав онар ушен ии приз наки прест упног о деяни я, The. прин имает реше ние, что уголо вное дело долж но быть возбу жден о, и при нали чии приз наков потер певш его (прич инени я вреда физи ческо му лицу) прои зводи т допр ос, офор мляя его надле жащи м образ ом. Т.е. проц ессуа льное офор млен ие таког о реше- ния, как о возбу жден ии уголо вного дела, пров одитс я с разр ывом во време ни, после допр оса. Нель зя поощ рить слож ившу юся практ ику, поско льку в ней прос лежи ваетс я прям ое нару шени е уголо вно- проц ессуа льног о закон одате ль- ства. Тем более , что со вступ ление м в дейст вие уголо вно- проц ессуа льног о кодек са Росси йской Феде раци и данна я практ ика будет вооб ще непр имен има, поско льку с 1 июля 2002 года возбу жден ие уголо вного дела, согла сно ч.1 ст. 146 УПК РФ, возм ожно лишь с согла сия прок урор а.

Прин
ятие
реше
ния в
уголо
вно-
проц
ессуа
льно
й
деяте
льнос
ти,
как и
упра
вленч
еское
реше
ние,
вклю
чает
в
себя
два
этапа
соби рание и оценк у, ко- торая прив одит к выво ду о нали чии или отсут ствии опре делен ных услов ий и приз наков , необх одим ых для реше ния, и собст венно прин ятие реше ния о дейст вии на основ е проа нализ иров анно й инфо рмац ии.’

Ины ми слова ми, перв ый этап прин ятия реше ния следо вател ем вклю чает устан овлен ие факти чески х обсто ятель ств. На перво м допр осе выра жаетс я в устан овлен ии факти чески х обсто ятель ств, служ ащих пред посы лкой для

V

1 Подробнее об управленческом решении см.: Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. М.: Политиздат, 1968; Ипакян А.П. Подготовка и принятие управленческих решений в органах внутренних дел. - М., 1971; Тихомиров Ю.А. Управленческое решение. -М., «Наука», 1972; Туманов Г. А. Организация управления в сфере охраны общественного порядка. -М.: Юридическая литература, 1972 и др.

55 …

принятия решения, т.е. наличия признаков преступления и причинения вреда физическому лицу. При повторном или дополнительном допросе потерпевшего следователь либо дознаватель оценивает имеющиеся по делу доказательства и определенные факты, анализирует их и на основании этого определяют необходимость проведения следственного действия. Основаниями для проведения повторного или дополнительного допроса могут быть: несоответствие показаний потерпевших с другими собранными по делу доказательствами, неполнота первого допроса, необходимость уточнения тех или иных деталей совершенного преступления и т.д. Второй этап принятия решения - решение о допросе потерпевшего - непосредственно связан с выбором путей и средств достижения цели.

При этом необходимо принимать во внимание, что любое решение в следственной практике в той или иной мере связано с тактическим риском.

Впервые термин «тактический риск» в криминалистику ввел Р.С. Белкин, определив его как «ситуацию, грозящую провалом замысла следователя в ходе проведения этого следственного действия»1. Впоследствии автор неоднократно возвращался к проблеме принятия решения в условиях тактического риска, где определил методологическое значение: а) тактический риск выступает закономерным компонентом расследования; б) специфика расследований делает принятие решений в условиях тактического риска типичным явлением, тем самым приходя к выводу, что «стремление вообще избежать риск нереально: задача заключается в том, чтобы избрать стратегию наименьшего тактического риска, предвидеть возможные отрицательные последствия своего решения и заранее продумать меры по ликвидации или ослаблению этих последствий, что в конечном счете и приведет к максимально возможному в данных условиях положительному результату»2.

1 Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. - М., 1974. с. 336

2 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики / в 3-х томах/. Т. 3. - М.: «Юридическая литература», 1979. с. 117

56

В юридической литературе отражается двойственный феномен тактического риска: деятельность в условиях выбора, когда существует опасность в случае неудачи оказаться в худшем положении, чем до выбора и направленность на позитивную цель, достижение которой связано с провалом.

Действовать в условиях тактического риска, как справедливо отмечает Р.С. Белкин, следователя побуждает ряд обстоятельств:

во-первых, это дефицит времени, особенно ощущаемый на стадии возбуждения уголовного дела, при задержании преступника с поличным, при расследовании «по горячим следам» и вообще на первоначальном этапе расследования;

во-вторых, это информационная неопределенность ситуации, недостаточность информации для принятия всесторонне взвешенного решения;

в-третьих, это уверенность следователя в своем превосходстве в ранге рефлексии над противодействующей стороной, интуитивное предвидение успешности своих действий, несмотря на их рискованность;

и, наконец, процессуальная необходимость совершения действий в определенных временных пределах и независимо от складывающейся следственной ситуации.

Иными словами, ситуация тактического риска характеризуется наличием неопределенности, альтернативностью выбора решения и возможностью оценки вероятности осуществления следственного выбора.

Все перечисленные выше обстоятельства, как и сама ситуация тактического риска, присущи и при принятии решения о производстве допроса потерпевшего. Причем, 59,2 % следователей отметила наличие тактического риска при принятии решения как о первоначальном, так и о последующих допросах потерпевшего; 27,1 % - только о первом допросе и лишь 13,7% следователей указало на отсутствие ситуации тактического риска при принятии решения о производстве данного следственного действия.

57

Ситуация тактического риска при принятии решения о производстве допроса потерпевшего на первоначальном этапе расследования определяется информационной неопределенностью по ряду обстоятельств, входящих в предмет доказывания. А именно:

1) о событии преступления - в действительности ли совершено пре- ступление, а не правонарушение, проступок или произошел несчастный случай; 2) 3) о характере и размере ущерба - причинен ли противоправными дей- ствиями вред, какой именно и в каком размере; 4)

3) о личности потерпевшего - психологические особенности лица, влияющие на восприятие, сохранение и воспроизведение информации, социальная направленность лица и другие особенности, знание которых позволяет эффективно построить тактику допроса; 4) 5) об обстоятельствах, способствующих совершению преступления - поведение потерпевшего до и в момент совершения преступления, факторы, облегчающие совершение преступных действий. 6) Ситуация тактического риска может возникнуть в случае крайне тяже- лого состояния потерпевшего: в таком состоянии по этическим соображениям допрашивать человека не представляется возможным, но характер вреда здоровью таков, что может повлечь смерть потерпевшего.

Процесс решения любой задачи следователем, как справедливо отмечает А.В. Дулов, включает в себя:

осмысление и анализ имеющейся информации;

формирование цели решения задачи с учетом конкретной ситуации, а также уголовно-процессуальных и уголовно-правовых требований;

выявление всех возможных вариантов решения;

выбор решения с применением соответствующих методов и его про- цессуальная регламентация;

58

планирование исполнения решения.’

Продемонстрируем сказанное на примере процесса принятия решения

0 производстве допроса потерпевшего. Прежде всего следователь должен проанализировать имеющуюся, хотя бы минимальную, информацию о том, имело ли место совершение преступления вообще и причинен ли данному лицу какой-либо вред. При положительных ответах на поставленные выше вопросы следователь должен четко осознать цели проведения следственного действия с учетом норм уголовного права, а именно: получить информацию, например, о виде и размерах (при материальном) ущерба, характере дейст вий лица, совершившего преступное деяние, а также другие обстоятельства, влияющие на квалификацию преступления. После чего следователь должен из всех возможных решений в конкретной ситуации, которыми могут быть: провести допрос немедленно, провести допрос немного позже, избрав наи более оптимальное время для его производства - выбрать наиболее опти мальное решение и приступить к планированию действий для его осуществ ления, т.е. тщательно подготовиться к данному следственному действию.

Принимая во внимание указанные факты, а также то обстоятельство, что в отличие от допроса обвиняемого и допроса подозреваемого, где законодатель точно оговорил время проведения этих следственных действий, варианты решения о выборе способа и времени допроса потерпевшего по конкретным делам вырабатываются следователем самостоятельно, а не закреплены законом, деятельность следователя должна быть направлена на принятие оптимального решения о производстве допроса.

При этом в условиях специфики уголовного судопроизводства выбор оптимального способа действий затруднен невозможностью строгого исчисления вероятности того или иного события, надежности действий. Вызывает сомнение точка зрения A.M. Агушевича и B.C. Комаркова о возможности

1 Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М., «Юрид. лит.», 1973. С. 52.

59

математического определения и точного расчета степени обоснованности тактического риска в расследовании.

Мы разделяем точку зрения Р.С. Белкина на эту проблему, что «степень тактического риска зависит не только от числа вариантов отрицательных последствий и его отношения к числу возможных вариантов последствий вообще. Необходимость учитывать такое количество субъективных и объективных факторов делает учет возможным лишь в сугубо вероятностной форме и только на основе опыта и интуиции следователя»2.

Следует согласиться с Ю.Ю. Осиповым, который определяет пять признаков оптимального решения:

  1. Оптимальным в ситуации тактического риска будет решение, которое обеспечивает достижение нужного результата при минимальных затратах. ..’ ?’.•.?
  2. Оптимальность решения зависит от затраченного на выбор решения времени. ‘
  3. Оптимальность решения зависит от учета особенностей интересов взаимодействующих в ходе расследования лиц.
  4. Оптимальность решения в условиях риска предусматривает выявление вероятности воздействия на него в будущем.
  5. Альтернатива в ситуации риска должна оцениваться с позиции вероятности достижения предполагаемого результата и возможного отклонения от цели.3
  6. При принятии оптимального решения нельзя не учитывать и психологические особенности данного процесса.

1 См.: Агушевич A.M. К вопросу о тактике осмотра места происшествия //Юридические науки. - Алма-Ата. 1973. Вып. 3. С. 26-27; Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. -Харьков, 1976. С. 23

2 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. [В з-х т. Для преподавателей, адъюнктов соискателей и слушателей учебных заведений МВД СССР], т. 3. - М.: Академия МВД СССР, 1979, с. 116

3 Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. — Саратов: СВШ МВД РФ, 1996. С. 17-18.

60

В зависимости от того, что побуждает должностное лицо отдать предпочтение тому или иному решению, В.В. Романов выделяет следующие три вида.

  1. Интуитивные решения принимаются на основе ощущения, интуиции, что они правильны. Принятию подобного рода решений способствует своеобразное озарение, или инсайт (от англ. insight - постижение, озарение), - внезапное, невыводимое из прошлого опыта понимание существенных отношений и структуры ситуации в целом, посредством которого достигается осмысленное решение проблемы.
  2. Решения, основанные на суждениях. Решения, основанные на суждениях, принимаются на основе знаний, приобретенного жизненного и про- фессионального опыта руководителя. Недостаток подобного решения состоит в том, что из-за чрезмерной ориентации руководителя на свои знания, прежний опыт, из-за воздействия на сознание смысловой установки он может не учесть новые, вновь возникшие обстоятельства и вследствие этого упустить связанные с ними новые альтернативы.
  3. Рациональные решения принимаются на основе объективного анализа имеющейся информации. Принятие подобного рода решений проходит несколько этапов.
  4. Во-первых, прежде всего проводится диагностика возникшей проблемы, оцениваются трудности ее решения («симптомы затруднения»), возможности, которыми располагает лицо, принимающее решение; собирается, сис- тематизируется, оценивается относящаяся к делу информация.

Во-вторых, выявляются ограничения, которые сужают возможности принимаемых решений. Кроме того руководителю необходимо определить стандарты или критерии принятия решений.

61

В-третьих, намечаются альтернативные решения, которые представ ляются наиболее оптимальными, проводится их предварительная оценка и ?^ составляется прогноз относительно последствий от их реализации.1

Говоря о процессе принятия решения в следственной практике, на наш взгляд, нельзя выделять какой-то один наиболее приемлемый вид принятия решения. Особенность уголовного судопроизводства как раз и заключается в том, что наблюдается синтез видов принятия решения.

При этом следует заострить внимание на том, что не все методы, ис пользуемые для выработки и принятия решения, основными из которых яв- V ляются: метод проб и ошибок, метод предварительного перебора вариантов,

метод оптимального прогнозирования, метод социального эксперимента, метод эвристического решения задач, метод рефлексии и т.д. - применимы в следственной практике. Прежде всего при принятии решения не может быть положен в основу метод проб и ошибок. Поскольку деятельность следователя по уголовному делу представляет собой специфический род деятельности, то следователь не имеет права на ошибку. Это не означает, что следователь не может ошибаться вообще, но осуществлять действия, заведомо зная, что часть из них будет ошибочной и это не приведет к правильному решению, он не имеет права. Постановка социального эксперимента как метод принятия решения в уголовном судопроизводстве просто невозможна. Весьма ограничено применение такого метода, как предварительный перебор вариантов, хотя бы в связи с тем, что таких вариантов очень малое количество. Применение других методов принятия решения о производстве допроса зависит от следственной ситуации, сложившейся на момент принятия решения, а также от этапов расследования.

При принятии решения также необходимо помнить, что любое тактическое решение в уголовном процессе должно отвечать следующим требова-

1 Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. - М.: Юристь, 1999 с.476-477.

62

ниям: законность, этичность, своевременность, обоснованность и реальность исполнения.

Рассмотрим перечисленные выше требования более подробно в условиях принятия решения о производстве допроса потерпевшего.

Законность решения означает, что решение принимается должностным лицом в пределах его компетенции. Иначе говоря, несмотря на то, что уголовно- процессуальное законодательство разрешает проведение допроса, как и иного следственного действия, органу дознания по поручению следователя, однако решение о производстве допроса должен принимать сам следователь.

Под этичностью решения понимается соответствие самого решения, а также средств его реализации моральным принципам производства расследования. Недопустимо производство допроса лица, находящегося в крайне тяжелом физическом или психологическом состоянии.

Своевременность тактического решения направлена на обеспечение поступательного развития процесса доказывания. Следует заметить, что не всякое тактическое решение предполагает активные действия. Может быть принято решение о воздержании от допроса, когда это обусловлено следственной ситуацией, что, в свою очередь, не является бездействием следователя.

Обоснованность тактического решения, как отмечают Т.В. Аверьянова и ее соавторы, представляет собой сложное комплексное понятие.

Во-первых, это фактологическая обоснованность, т.е. соответствие решения действительному положению дел, сложившейся следственной ситуации, информации о данной ситуации.

Во-вторых, это научная обоснованность решения, соответствие его данным криминалистической тактики, психологии и других областей знания, на которых оно должно базироваться.

63 .;?..’?.?..;?

В-третьих, это нормативная обоснованность решения, когда оно направлено на реализацию прямого требования закона.’

Реальность тактического решения предполагает возможность проведения данного следственного действия.

Обобщая выше сказанное, можно предложить следующий порядок принятия решения о производстве допроса потерпевшего:

во-первых, тщательно проанализировать всю имеющуюся информацию;

во-вторых, установить возможность с процессуальной точки зрения проведения допроса потерпевшего вообще (факт совершения именно преступления, наличие возбужденного уголовного дела и т.д.);

в-третьих, определить степень тактического риска и вероятность наступления негативного результата;

в-четвертых, установить, с чем связан риск и какими способами на данном этапе можно его предотвратить или минимизировать, смоделировать ситуацию. , ‘

После чего установить момент «поворота к худшему», смоделировать ситуацию с учетом момента, когда уже нельзя предотвратить наступление негативного результата.

И, наконец, заново рассмотреть всю сходную информацию и переоценить ее, и принять решение о производстве допроса, либо отказаться от него на этом этапе расследования. Схематично процедуру принятия решения можно представить следующим образом.

1 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р.С, Белкина.-М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА®М, 1999. С. 541

64

Тщательно проанализировать исходную информацию

определить возможность проведения допроса с процессуальной точки зрения

определить наличие и степень тактического риска

установить, с чем связан тактический риск

информационная неопределенность о событии преступ- ления

крайне тяжелое состояние потер певшего

информационная не

неопределенность о

характере ущерба

&?

приня ть решен ие о произв одстве опроса

инфор мацио нная неопре деленн ость лично сти потерп ев шего

инфор мацио нная неоп- ределе нность об обстоя тельст вах, способ ствую- щих совер шени ю прес- туплен ия

приня ть реше ние о допрос е в качест ве свидет еля

установить момент «поворота к худшему»

смодел ироват ь ситуац ию с учетом момен та, когда уже нельзя предот вратит ь наступ ление негати вного резуль тата

заново рассмотреть всю сходную информацию и переоценить ее

принять решение о производстве допроса потерпевшего

отказаться от данного следственного действия па этом этапе расследования

65

2.2. Криминалистические аспекты подготовки к допросу потерпевших

После принятия решения о проведении допроса потерпевшего следователь должен всесторонне подготовиться к данному следственному действию. Справедливо высказывание М. Е. Игнатьева о том, что «допрос должен начинаться не тогда, когда допрашиваемый сидит перед следователем, а намного раньше, когда ведется активная подготовка к нему»1.

Под подготовкой к следственному действию, на наш взгляд, следует понимать комплекс мероприятий, предшествующий основному действию, направленный на прогнозирование его хода и результатов, минимизацию помех и создание условий для его эффективного проведения.

Причем, как бы ни мал был промежуток времени между принятием решения о производстве допроса потерпевшего, к последнему необходимо готовиться. В основном это касается первого допроса потерпевшего, когда следователь находится в состоянии «цейтнота», однако именно этот вид допроса нуждается в тщательной подготовке. Поскольку на этом этапе устанавливается психологический контакт следователя и допрашиваемого, еще неясно, какую позицию займет потерпевший на предварительном следствии, не изучена личность потерпевшего, его психологические особенности, существует информационная неопределенность относительно события преступления, обстоятельств, способствовавших совершению преступного деяния, степень вины самого потерпевшего в совершенном в отношении него преступлении.

Криминалистические аспекты данной деятельности при подготовке к допросу потерпевшего, по мнению большинства криминалистов, заключаются в следующем: изучении материалов уголовного дела; изучении личности допрашиваемого; выборе места и времени производства допроса; способе

1 Игнатьев М.Е. Некоторые практические советы по тактике допроса. // «Российский следователь», 1999, №6. С.50.

66 вызова на допрос; обеспечении предстоящего допроса. необходимыми тех- ническими средствами и материалами фиксации его хода и результатов; отборе вещественных доказательств, иных материалов и объектов, необходимых для допроса; изучении специальных вопросов, если в процессе допроса потребуются определенные знания в науке, технике и ремесле. Процесс подготовки к рассматриваемому следственному действию заканчивается разработкой мысленной модели процедуры допроса, линии поведения следователя, приемов допроса с учетом прогноза развития ситуации во время допроса, а также составлением плана допроса, в котором должны быть отражены его задачи, вопросы, подлежащие решению и другие его моменты по усмотрению следователя.

Рассмотрим каждый из аспектов подготовки к допросу потерпевшего более подробно, хотя содержание данного процесса, в зависимости от вида преступления, сложившейся следственной ситуации, промежутка времени между принятием решения о производстве допроса и самим допросом, будет различно.

Изучение материалов дела. Не вызывает сомнение тот факт, что следователь должен подробно изучить материалы дела даже к первому допросу, когда он производится сразу после совершения преступления и осмотра места происшествия. Знание обстановки места происшествия, мест обнаружения следов позволяет следователю наглядно представить событие преступления, определить круг вопросов, позволяющих выяснить недостающие сведения о механизме совершения преступного деяния. Как показывает практика, в то время пока следователь совместно со специалистами производят осмотр места происшествия, сотрудники органа дознания принимают меры к установлению свидетелей и очевидцев совершенного преступного посягательства, а также собирают первоначальные сведения, характеризующие личность потерпевшего. Собранная при этом информация также является материалами дела, хотя в надлежащем виде на данном этапе не оформлена. Поэтому чет-

’ 67

кое и эффективное взаимодействие следователя и органа дознания позволяет получить больший объем информации на первоначальном этапе расследования и активно использовать ее при подготовке к допросу.

Более доскональное изучение материалов дела требуется при подготовке к последующим допросам потерпевшего. При этом следователь должен не просто знать, но и свободно ориентироваться в материалах дела.

Наглядный пример значения подготовки к производству допроса в частности, и необходимости изучения дела вообще, приводит Н.И. Порубов, цитируя Л.Р. Шейнина: «Подготовленность следователя была разительной. Он наизусть, ни разу не сбившись, сыпал датами, именами, справками, тут же подкрепляя свои заявления подлинными документами. … И это поражало обвиняемого не меньше, а может быть, и больше, чем самые документы».1

Изучая материалы уголовного дела, следователь должен уделять особое внимание данным, полученным оперативным путем, поскольку именно эта информация может быть полезна при моделировании линии поведения потерпевшего на допросе и предопределении следственной ситуации при проведении этого следственного действия. Поскольку в уголовном деле на- ходятся далеко не все оперативные материалы, следователь, готовясь к допросу, должен тесно взаимодействовать с оперативными работниками.

Изучение личности допрашиваемого. Проблемы изучения личности потерпевшего в процессе производства расследования по уголовному делу мы рассматривали в первой главе настоящего диссертационного исследования. Остановимся на проблемах изучения личности в период подготовки к первому допросу потерпевшего, производство которого проводится сразу после осмотра места происшествия. Естественно, что времени, необходимого для применения методов изучения личности, рассмотренных нами выше, у

Л. Шейнин. Записки следователя. М., 1962. С. 388. Цит. по: Порубов Н.И. Допрос в со- ветском уголовном процессе и криминалистике. Под ред. А.Р. Ратинова. - Минск, «Вы- шэйш. школа», 1968. С. 67.

68 следователя нет, но эффективный допрос, без знания психологических особенностей лица, провести невозможно.

Решение этой проблемы мы видим в использовании данных физиогномики. Физиогномика, как отмечают А.И. Скрыпников, А.Ю. Лаговский, Л.А. Бегунова, это учение о наличии связей между внешним обликом человека и его принадлежностью к определенному типу личности.

Причем, в литературе неоднократно указывалось на необходимость разработки методов экспресс-диагностики личности, правда, в большей степени обвиняемого, с целью правильного выбора тактических приемов допроса.2 На наш взгляд, ограничение применения данного вида диагностики только при изучении личности правонарушителя не совсем оправдано, необходимость изучения личности потерпевшего так же остро стоит перед следователем, готовящемся к допросу. Даже если потерпевший добросовестный, для установления психологического контакта требуется знание его психологических и характерологических особенностей. Необходимость применения же экспресс-диагностики для потерпевших недобросо- вестного и неустойчивого типа очевидна.

Согласно классификации, разработанной Э. Кречмером, в основу которой положен тип строения тела, люди делятся на три группы: астенического, атлетического и пикнического типа.

Астенический тип - худой, тонкий человек, с бледной тонкой кожей, без признаков жирового слоя, с узкими плечами, сухими, безмышечными руками. У данного типа людей наблюдается такой биологический признак, как преждевременное старение. Женщины этой группы малорослы.

Атлетический тип характеризуется сильно развитым скелетом, мускулатурой, здоровой упругой кожей. Плечи широкие, крепкие, туловище сужается к низу. Рост этих людей выше среднего. У женщин к перечисленным признакам можно отнести хорошо и гармонично развитый подкожный жировой слой.

1 Скрыпников А.И., Бегунова Л.А., Лаговский А.Ю. Значение поведенческих реакций по дозреваемого для экспресс-оценки его психологических особенностей / Под ред. проф. Л.П. Гримака- М.: ВНИИ МВД России, 1995. с. 19

2 См.: Миньковский Г.М. Методологические и методические аспекты изучения личности в криминологии // Вопросы борьбы с преступностью. - М., 1977. Вып. 27. с. 25; Корнеева

69

Отличительной особенностью пикнического типа является сильно развитые полости тела (грудь, живот, голова), при весьма умеренном развитии двигательно- Ф го аппарата (плечевого пояса и конечностей). Люди этой группы обладают эла-

стичной, мягкой, хорошо облегающей тело кожей, у них имеется тенденция к ожирению.

Э. Кречмером отмечено, что люди астенического и атлетического телосложения являются носителями так называемого шизотимического характера, главная особенность которого - сокрытие своей внутренней жизни от постороннего взгляда, оберегание своего внутреннего мира от вмешательства окружающих. И следствием этого является замкнутость, избирательность круга общения, высокое само-

щ

мнение.

Большинство людей пикнического типа обладают циклотимическим характером и отличаются отзывчивой эмоциональной сферой, которая обуславливается подвижностью и живостью темперамента, мягко колеблющегося между веселостью и грустью. Для них характерны: общительность, потребность высказаться, высмеяться, выплакаться, легкость в общении. ‘

А.И. Скрыпников, А.Ю. Лаговский, Л.А. Бегунова предложили следующую схему зависимости конституционных типов Э. Кречмера с классической типологей темпераментов Гиппократа:

циклотимический холерик

пикник

темперамент -сангвиник

атлетик шизотимический

флегматик

2

астеник темперамент меланхолик .

Л.М., Ордынский С.С, Розенблит С.Я. Тактика допроса при предварительном следствии. -М., 1958. С. 129

1 Кречмер Э. Строение тела и характер. - М.: «Педагогика-пресс», 1995

2 Скрыпников А.И., Бегунова Л.А., Лаговский А.Ю. Значение поведенческих реакций по дозреваемого для экспресс-оценки его психологических особенностей / Под ред. проф. Л.П. Гримака-М.: ВНИИ МВД России, 1995. с. 18

70

Однако использование только зависимости конституционного типа и темперамента явно недостаточно для составления психологического портре- “$ та личности допрашиваемого.

Определенную информативность несет форма лица. Различают про долговатую, треугольную, трапециевидную, квадратную и круглую форму. Продолговатая форма лица характеризуется равными по ширине размерами лба и подбородка, при относительно большой высоте лица. Люди, обладаю щие прямоугольной формой лица, расчетливы и рассудительны, у них ярко выражены целеустремленность и организаторский талант. ‘?* Для треугольного лица характерен высокий и широкий лоб, высту-

пающие скулы, малый по размеру и слегка выпяченный подбородок. В характере человека с треугольным лицом отмечается хитрость, неуживчивость, отсутствие привязанности и преданности, между тем треугольная форма лица воспринимается как признак высокой одаренности.

Отличием трапециевидной формы лица от треугольной является суженный (но не заостренный) подбородок. Считается, что человек с такой формой лица является интеллигентным, чувствительным, аристократичным, при этом ему не свойствен дух борца.

Квадратная форма лица обычно принадлежит суровому, мужественно му, нередко бессердечному типу. Такие люди часто грубы, настойчивы, в общении прямолинейны и откровенны. Наиболее яркой чертой характера яв- ф ляется откровенность.

Следователь должен при составлении психологического портрета также заострить внимание на форме лба, носа, рта и, конечно, форме и выражении глаз, ведь не зря бытует выражение «глаза - зеркало души».

Итак, по данным ученых, занимающихся физиогномическими исследованиями1, прямой лоб, в верхней части немного выпуклый свидетельствует о

*; ‘ См.: Уайтсайд Р. О чем говорят лица. - СПб: Питер Пресс, 1997.; Читать человека - как

книгу / Сост. Е.К. Знак. - Мн.: ПП «МЕТ»; М.: АОЗТ «ЭКСМО», 1995; Пронников В.А., Ладанов И.Д. Японцы. Этнопсихологические очерки. - изд. 2-е испр. и доп. М.: «Наука».

71

математическом уме, бедной фантазии, склонности к точным наукам. Лоб выпуклый в верхней частично к низу оканчивающийся прямой линией указывает на живой ум и богатое воображение, на вспыльчивый и крутой характер. Лоб, высокий, прямой, наклоненный вперед указывает на настойчивость и упрямство характера с узконаправленной мысленной деятельностью, такой же, но низкий лоб бывает у людей черствых, решительных и чрезвычайно упрямых.

Форма носа и особенно форма его кончика служит важным характерологическим ориентиром. Длинный, костлявый нос - показатель гордости, высокомерия, неуживчивости; короткий нос говорит об «открытости души» и оптимизме. Если кончик носа напоминает клюв орла, то такой человек проницателен, хитер и нередко злопамятен. Полный, большой, луковицеобразный кончик носа свидетельствует о сердечности и теплоте натуры. При-поднятый, с вытянутыми ноздрями нос означает своеволие, несдержанность, распущенность.

Рот по своей форме также может отражать особенности личности. Считается, что у лиц, у которых рот сильней выступает вперед, преобладает импульсивность. Большой, неправильной формы рот служит признаком дерзости. Рот, одна сторона которого опущена, как правило, принадлежит упрямцу. «Вдавленный» рот с тонкими губами сопутствует лицемерию и завистливости.

Глаза часто бывают уверенным информативным признаком характера. считается, что выпуклые глаза указывают на болтливость и недостаток здравого смысла их обладателя. Глубоко посаженные и подвижные глаза выражают лукавство, если они к тому же маленькие — служат признаком зависти и обмана. Повышенная подвижность любых глаз свидетельствует о хвастли-

1970; Скрыпников А.И., Бегунова Л.А., Лаговский А.Ю. Значение поведенческих реакций подозреваемого для экспресс-оценки его психологических особенностей / Под ред. проф. Л.П. Гримака-М.: ВНИИ МВД России, 1995.

72

вости, подозрительности, недоверчивости, склонности к гневу, а частое моргание - о робости, коварности либо лживости.

В. Рощаковский приводит зависимость характера от цвета радужной оболочки глаза. Так, люди с темно-голубыми глазами весьма настойчивы, но имеют склонность к сентиментальности, легко поддаются настроению, долго помнят обиды. Люди с темно-серым цветом глаз - упрямы и смелы, однако вспыльчивы и злопамятны, очень ревнивы. Обладатели темно-карих глаз отличаются веселым нравом, остроумны, вспыльчивы, но отходчивы, общительны. Светло-карий цвет глаз указывает на застенчивость, старательность, склонность к уединению, обидчивость. Зеленая и серо-зеленая радужная оболочка глаз свидетельствует о сильной воле, способности добиваться поставленных перед собой целей. Обладатели таких глаз отличаются постоянством, но бывают жесткими в обращении, несговорчивы.1

На наш взгляд, следует отметить, что лица с преобладанием неуравно-

’’ ‘.:??’ . ‘ ‘ ?’ : . ‘’ ‘ ‘ ?:?.?•? ‘,.’.?•?••?’ ?’? (

вешенных типов темпераментов (холерический и меланхолический) будут

••??:’…’’ ? •?’…’ ^

обладать более живой мимикой и жестикуляцией по сравнению с лицами,

чьи темпераменты относятся к уравновешенным типам (сангвиники и флег- 1

матики).

Определенным информационным значением при изучении личности обладает почерк, который представляет проекцию сознания в форме определенного рода фиксированных движений. Графология, занимающаяся изучением законов зависимости между почерком и личностью, выработала ряд положений, позволяющих использовать их при определении психологических особенностей личности. Остановимся на некоторых из них, не требующих специальных познаний в почерковедении.

При исследовании почерка следует обратить внимание на форму строк. Прямые строки свидетельствуют об уравновешенности, сдержанности, самообладании, параболические - об импульсивности, нетерпеливости, самона-

Рощаковский В. Цвет глаз и характер // Смена. 1990, 8 мая.

73

деянности. Пробелы на конце строк, чтобы не переносить слов, указывают на осторожность, доходящую до трусости. Центробежные (поднимающиеся) строки являются признаком энергичности, деятельности, самоуверенности, честолюбия.

Следующий признак почерка, характеризующий личность - наклон, т.е. угловое положение букв против линии строки. Опрокинутый влево почерк (125° против направления движения, так называемый левонаклонный) возникает чаще всего в результате личных естественных склонностей и влечений человека внешним условиям воспитания и жизни. Опрокинутый почерк указывает на своенравность, упрямство, требовательность, недоверчивость, иногда неискренность и скрытность.

Разнотипность наклона (в одном слове встречается наклон разных градусов) - контрастность, капризность, неустойчивость чувствований, порывистость, аффектация, несдержанность, обостренная нервная чувствительность, разбросанность в целеустремлениях.

Резко выявленная разнотипность наклона - извращенность, распад, расщепление личности, часто в силу несоответствия запросов человека внешним условиям реальной действительности.

Связанность почерка также свидетельствует об определенных чертах характера личности: беглость почерка за счет наиболее рациональных комбинаций связок между собой - предприимчивость, деятельность, умение необычайно просто подойти к решению самого сложного вопроса; одинаковое количество перерывов и связей - уравновешенность, умение согласовать идеалы с реальной действительностью; изолированность связок - непрактичность, неумение оценить идеи с точки зрения логики, преобладание конкретных и реальных образов и интуиции над абстрактным мышлением.’

Конечно же, данные методы находятся еще в стадии разработки, но взаимосвязь черт внешности, а также особенностей почерка с чертами харак-

74

тера отмечались давно. Поэтому однозначно отвергать их не стоит, но и от носиться следует критично, формируя мнение о психологических особенно- ‘& стях человека в совокупности с результатами, полученными с применением

других способов изучения личности.

Проведенное нами интервьюирование показало, что большинство следователей отметили в некоторых случаях интуитивное определение основных психологических особенностей личности по внешним признакам.

Знание азов физиогномики и графологии поможет следователю в ко роткий срок предварительно составить психологическую модель допраши- * ваемого и предопределить линию своего поведения на допросе, в условиях

недостатка времени для подготовки данного следственного действия и более тщательного изучения личности.

Изучая личность потерпевшего при подготовке к допросу, не следует пренебрегать данными о личности, полученными оперативным путем, рассматривая их в совокупности с результатами изучения, проводимого процессуальными методами.

Выбор места производства допроса. Вопрос о месте допроса потер певшего, как и свидетеля, решен уголовно-процессуальным законом, а имен но в месте производства следствия. Однако та же норма предусматривает возможность проведения этого следственного действия в месте нахождения допрашиваемого (ст. 157 УПК РСФСР, ч.1 ст. 187 УПК РФ). Иначе говоря, ^ допрос потерпевшего может быть произведен в служебном кабинете, на мес-

те происшествия, по месту проживания, в лечебном учреждении.

При выборе места, где целесообразней допросить потерпевшего, следователь должен руководствоваться не только сложившейся следственной ситуацией, тактическими соображениями, но и учитывать физическое и психологическое состояние лица, чьи показания необходимо получить.

Подробнее см.: Зуев-Инсаров Д.М. Почерк и личность. В кн.: Читать человека - как книгу / Сост. Е.К. Знак. - Мн.: ПП «МЕТ»; М.: АОЗТ «ЭКСМО», 1995.

75

Допрос на месте происшествия представляется целесообразно прово дить в случаях, когда необходимо срочно получить информацию с целью ^ раскрытия преступления по «горячим следам», т.е. сразу после совершения

преступного деяния, а также для возбуждения ассоциативных связей и при- поминания забытого.

Допросить потерпевшего по месту проживания, по нашему мнению, следует по морально-этическим соображениям, причем не только, если по терпевший преклонного возраста или болен и находится дома, но и в тех си туациях, когда он находится во «взвинченном» эмоциональном состоянии, ^ например, боится мести со стороны лица, совершившего преступное посяга-

тельство.

Это, в свою очередь, положительно повлияет на установление психологического контакта с потерпевшим.

Вызывает сомнение точка зрения М.Е. Игнатьева, который, не оговаривая процессуальное положение лица, указывает на нецелесообразность

проводить допрос в привычной для допрашиваемого обстановке, например,

Ф

дома или по месту работы, так как это придает допрашиваемому излишнюю

уверенность в своем превосходстве над следователем.1 С высказанным ут- верждением можно согласиться лишь в части, если речь идет о допросе по- дозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

При болезни потерпевшего и нахождении его в лечебном учреждении ^ (больнице, госпитале) следователь вправе допросить его по месту нахожде-

ния, но только с разрешения врача.

В остальных случаях допрос потерпевшего проводят в месте производства следствия - в служебном кабинете. Практически все криминалисты, занимающиеся проблемами допроса, указывают на то, что в кабинете, где планируется провести допрос должны быть созданы условия для того, чтобы не отвлекать внимание допрашиваемого: обеспечена тишина, приняты меры,

76

чтобы не мешали телефонные звонки и входящие в помещение люди. Отмечая при этом, что в комнате, где производится допрос не должно быть никого кроме следователя и допрашиваемого, за исключением случаев, предусмотренных законом обязательного или альтернативного участия третьих лиц, например, законного представителя или переводчика.

Безусловно, допрос «с глазу на глаз» способствует установлению пси- хологического контакта, помогает допрашиваемому сосредоточиться, припомнить все обстоятельства воспринятого ранее события. Однако данное тактическое требование очень трудно, а порой просто невозможно, осуществить на практике. Поскольку в служебном кабинете располагаются до четы-рех-пяти следователей, особенно это касается следственных подразделений органов внутренних дел, то невозможно договориться с другими следователями, как предлагает Н.И. Порубов, «кто на какое время вызывает людей для допроса или проведения других следственных действий»2. При этом зачастую служебные кабинеты не оснащены звуконепроницаемыми перегородками, что в свою очередь даже при отсутствии посторонних лиц не обеспечивает тишины и мешает в производстве допроса.

Учитывая экономическую обстановку в стране, путей решения данной проблемы в настоящее время мы видим только при условии первостепенного финансирования ОВД.

Вызывает сомнение и предложение Ф.В. Глазырина о производстве

•з

допроса в домоуправлении , в связи с тем, что обеспечить нормальную обстановку в этом месте также довольно непросто, к тому же проблемы, присущие помещениям органов внутренних дел, не обошли стороной и данные учреждения.

1 Игнатьев М.Е. Некоторые практические советы по тактике допроса. // «Российский сле дователь», 1999, № 6. С.51.

2 Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе и криминалистике. Под ред. А.Р. Ратинова. - Минск, «Вышэйш. школа», 1968. С. 102.

3 Глазырин Ф.В. Психология следственных действий: Учеб. пособие для вузов МВД СССР. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1983. с. 52.

77

Способ вызова на допрос. Вызов на допрос согласно уголовно- процессуальному закону может осуществляться повесткой, посланной по почте или нарочным, телеграммой или телефонограммой (ст. 155 УПК РСФСР). В уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации оговаривается, что основным способом вызова на допрос является повестка (ч.1 ст. 188 УПК РФ) и лишь в случаях, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела, допускается иной способ вызова потерпевшего на допрос (ч. 4 ст. 188 УПК РФ). Представляется, что выбор тактической линии поведения с целью установления психологического контакта и определяет случаи возможности применения других способов вызова на допрос.

При выборе способа вызова на допрос также необходимо учитывать психологические особенности личности, поскольку правильно выбранный способ вызова потерпевшего является одним из условий установления психологического контакта между следователем и допрашиваемым.

Обычно потерпевший вызывается на допрос повесткой, но в некоторых случаях, особенно если человек очень эмоционально неустойчив, впечатлителен, лучше воспользоваться телефоном. Если нет оснований опасаться, что потерпевший не явится по вызову следователя, следует воздержаться от предупреждения о приводе, которое имеется в стандартном бланке повестки, и может настроить допрашиваемого против следователя. А. Н. Васильев и Л.М. Карнеева в таких случаях советуют также «практиковать приглашение на допрос лично следователем по домашнему или служебному телефону»1. На наш взгляд, пользоваться служебным телефоном необходимо очень осторожно, т.к. потерпевший иногда желает скрыть факт совершения против него преступления от сослуживцев (особенно это характерно для потерпевших, в отношении которых совершены половые преступления), и это может вызвать у него негативную реакцию.

Васильев А.Н.. Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М., «Юридическая литература», 1970. с. 77

78

Исходя из сказанного, следует подчеркнуть, что выбор способа вызова потерпевшего на допрос зависит от конкретных условий, следственной ситуации и психологических особенностей лица, которого требуется пригласить.

Отбор вещественных доказательств, иных материалов и объектов, необходимых для допроса. Данный аспект характерен для подготовки по- следующих допросов потерпевшего, т.к. при первоначальном допросе, как правило, вещественные доказательства и иные материалы отсутствуют, либо их недостаточно или они не исследованы.

Следователь должен прежде всего оценить имеющиеся по делу доказательства с точки зрения доказательственной информационности. После чего выбрать те доказательства, которые понадобятся в ходе допроса, определить тактическую последовательность предъявления их допрашиваемому, предопределить возможный эффект от момента их предъявления, а также продумать тактику предъявления доказательств и на основе этого расположить их на рабочем месте.

Изучение специальных вопросов, если в процессе допроса потребуются определенные знания в науке, искусстве, технике и ремесле. На этапе подготовки к допросу, если его предметом являются специальные вопросы, следователь должен определить круг тех вопросов, которые требуют знаний в той или иной отрасли науки, техники, искусства либо ремесла. Причем, не только предопределить перечень вопросов, но и ознакомится с соответствующей литературой или проконсультироваться со специалистами в данной области.

Следует отметить, что явно недостаточно будет просто, как предлагает М.Е. Игнатьев, «приготовить нужный справочник, энциклопедию, словарь»1, так как следователь, не имеющий хотя бы общее представление и постоянно

Игнатьев М.Е. Некоторые практические советы по тактике допроса. // «Российский сле- дователь», 1999, № 6. С.51.

79

что-то ищущий в словаре или справочнике, вызовет естественное недоверие, что, в свою очередь, нелучшим образом повлияет на ход допроса.

Этот аспект, по-нашему мнению, также предполагает не только изучение специальных вопросов, которые могут быть затронуты в процессе допроса’4, но и получение консультаций специалистов, необходимых следователю для более эффективного его проведения, например, в области психологии или психиатрии о психических особенностях личности допрашиваемого, и целесообразной линии своего поведения.

Обеспечение предстоящего допроса необходимыми техническими средствами и материалами фиксации его хода и результатов. В зависимости от того, какими способами будет фиксироваться ход и результаты следственного действия, следователь должен приготовить соответствующие технические средства. Поскольку основным средством фиксации любого следственного действия (допрос потерпевшего не является исключением) согласно уголовно- процессуальному законодательству, является протокол, то при подготовке к производству допроса следует, прежде всего, приготовить бланк протокола допроса потерпевшего, а также листы чистой бумаги и пишущие приборы.

Дополнительными средствами фиксации показаний являются аудио- и видеозапись.

Как справедливо заметил Н.И. Порубов, «магнитофонная запись в качестве средства фиксации обеспечивает полноту показаний, так как фиксирует всю информацию, поступающую от допрашиваемого, … обязывает следователя вести допрос более собранно и целеустремленно, дисциплинирует как следователя’, так и допрашиваемого»1, позволяет установить интонации, с которыми произнесена информация допрашиваемым. Это, в свою очередь, способствует правильной оценке полученных показаний, а также анализу

Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе и криминалистике. Под ред. А.Р. Ратинова. - Минск, «Вышэйш. школа», 1968. С. 79-80.

80

недостатков тактики следственного действия и более успешной подготовке к следующему допросу.

Еще большие возможности фиксирования хода допроса имеет видеозапись, поскольку отражает как вербальную, так и невербальную информацию, показывает обстановку допроса, мимическую реакцию потерпевшего на тот или иной поставленный следователем вопрос.

Решение о применении аудио- или видеозаписи при допросе потерпевшего принимает следователь. А.А. Леви и Ю.А. Горинов, опираясь на результаты анализа сложившейся практики применения технических средств для фиксации хода и результатов допроса, выделяют следующие случаи эффективного использования этого вида фиксации:

а) показаний лиц, находящихся в опасном для жизни состоянии;

б) показаний лиц, которые по каким-либо уважительным причинам, помимо указанных выше, вероятней всего не смогут явиться в суд (напри мер, уезжающие в длительную командировку);

в) показаний отдельных категорий потерпевших и свидетелей, которые нередко уклоняются от явки в суд;

г) показаний несовершеннолетних;

д) допроса, проводимого с участием переводчика, что позволяет в дальнейшем проверить правильность перевода при ссылке на его неточность как на основание для изменения показаний;

е) допросов лиц, которые из-за имеющихся у них физических недос татков или ввиду малограмотности не смогут прочитать протокол. Прослу шивание фонограммы позволяет им быть уверенными, что показания запи саны правильно и в случае необходимости они могут сделать дополнения и уточнения;

ж) показаний лиц, психическая неполноценность которых вызывает сомнение, в связи с чем назначается психиатрическая экспертиза;

81

з) проведение наиболее важных допросов в порядке выполнения от- дельного поручения, что позволяет следователю, вынесшему отдельное поручение, составить более полное представление о допросе;

и) показаний в случаях, когда с учетом сложившейся ситуации по делу, характеристики личности и поведения допрашиваемого можно предполагать, что в дальнейшем он изменит свои показания.’

Однако практика показывает, что в связи с несовершенной регламен- тацией применение аудио- и видеозаписи для фиксации хода и результатов следственного действия, отнимающей у следователя большое количество времени, заставляет отказываться от производства фиксации с помощью технических средств. Несмотря на это обстоятельство, представляется целесообразным обязательно использовать данный вид фиксации в том случае, если есть данные предполагать, что допрашиваемый займет противоборствующую позицию, либо склонен менять показания (относится к неустойчивому типу).

При принятии решения об использовании дополнительных средств фиксации следователь должен на стадии подготовки к допросу подготовить технические средства: магнитофон, диктофон, видеокамеру, с помощью которых будет проходить фиксирование показаний, убедиться в их исправности. При применении видеозаписывающей и звукозаписывающей аппаратуры целесообразно пригласить специалиста.

Составление плана допроса. Завершающим звеном в подготовке к допросу в криминалистическом аспекте является планирование процесса допроса. На этой стадии подготовки очерчивается круг вопросов, требующих ответов, формулируются трактовки вопросов, учитывая интеллект и жизненный опыт допрашиваемого, определяется выбор линии поведения следователя на основании полученной в период подготовки информации о предполагаемой позиции потерпевшего на предварительном следствии, а также выра-

82

батываются пути установления психологического контакта с допрашиваемым.

В условиях конфликтной ситуации (или ее возможности) следователь должен допустить не один, а несколько вариантов поведения допрашиваемого. На это обстоятельство указывают также Н.И. Кулагин и Н.И. Порубов, отмечая, что при определении этих вариантов поведения учитывается: процессуальное положение допрашиваемого; его личностные качества; взаимоотношения с другими участниками процесса; обстановка и условия, в которых будет проходить допрос; предшествующее поведение лица в сходных ситуациях (со слов других лиц и т.д.); заинтересованность лица в исходе дела. На этой стадии следователь еще не может окончательно определить тактику допроса, так как не знает, как допрашиваемый будет себя вести. Однако содержание и последовательность вопросов, объем и очередность предъявления доказательств при допросе должны быть определены следователем до начала допроса.2

Естественно, что заранее полный перечень вопросов, которые предстоит задать, предвидеть нельзя, но при первом допросе существует типичный перечень вопросов, который при составлении плана необходимо приблизить к конкретному преступлению. К типичным вопросам на первоначальном этапе расследования относятся вопросы о событии преступления, лице или лицах его совершивших, их внешних признаках, направлении движения с места совершения преступления, похищенном имуществе и его характерных приметах. При повторном или дополнительном допросах круг вопросов диктуется целью проведения следственного действия: это могут быть вопросы об обстоятельствах, требующих уточнения, детализации, а также вопросы для снятия противоречий в показаниях и т.д.

Леви А.А., Горинов Ю.А. звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. — М.: Юрид. лит., 1983.С.31-33.

2 Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации.-Минск: МВШ МВД СССР. 1977. С18-19.

83

Завершается этот этап составлением плана допроса. При этом не имеет значение, в каком виде он будет составлен: мысленно или на бумаге, графической или письменной форме, в виде заметок или упорядоченных записей — главное, чтобы следователь мог свободно ориентироваться в нем.

Как справедливо отмечает А.А. Закатов, составление плана (хотя бы общего) целесообразно в большинстве случаев. План обычно содержит не только перечисление уже известных обстоятельств, но и их последовательность, данные, на которых базируются вопросы, перечень материалов и т.п.1

На наш взгляд, составление плана необходимо не «в большинстве случаев», как указывает А.А. Закатов, а при подготовки к каждому допросу, поскольку даже в том случае, если не пригодился письменный план, работая над ним, следователь психологически готовит себя к допросу, получает необходимую для допроса информацию.

Учитывая криминалистические аспекты подготовки к допросу, нельзя пренебрегать, как справедливо отмечает А.В. Дулов, психологическим анализом, основной целью которого является прогнозирование действий, возможного поведения допрашиваемого и его мотивации.

Для того, чтобы оптимально осуществить деятельность по прогнозированию, следователю важно исходить из определенной четкой последовательности, которая позволяет проанализировать все элементы структуры, не упустив факторов, могущих оказать влияние на ход следственного действия.

В соответствии с этим деятельность по прогнозированию происходит в таком порядке:

  1. В начале процесса подготовки необходимо четко определить цели предстоящего следственного действия, которые при производстве любого следственного действия вообще и допроса в частности, в общем виде можно свести к выявлению новых доказательственных фактов и проверке уже

1 Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. - Волгоград. 1976. С. 36

84

имеющихся. Причем, при определении целей следственного действия нельзя не принимать во внимание прогнозируемые условия, в которых будет осуще- ствляться действие, отношение допрашиваемого к нему.

Формулирование задач следственного действия на начальной стадии подготовки, их детализация позволяют полно провести весь комплекс мероприятий при подготовке к допросу, определить те конкретные функции, которые должен осуществить следователь для их решения.

  1. После определения целей следственного действия требуется проанализировать условия предстоящей деятельности. Иными словами, следователь должен определить, что может явиться помехами для достижения намеченных целей и как их ликвидировать. Следует отметить, что даже если неблагоприятные условия нельзя изменить, то предварительное знание их дает возможность подготовить себя психологически к деятельности и в таких ситуациях.

Немаловажную роль при подготовке к допросу играет и психологическая подготовка самого следователя, поскольку предстоящее следственное действие требует высокой степени концентрации психической активности: необходимо одновременно собирать, анализировать, сопоставлять, фиксировать большое количество разнообразной информации.

Прежде всего следователь должен подготовить себя не только к активному психическому воздействию на допрашиваемого, но и, главным образом, к возможному противодействию со стороны последнего.

Для успешного преодоления противодействия следователь должен мысленно «проиграть» ход допроса и настроиться на различное проявление своих психических свойств и качеств: в одних случаях потребуется терпение, в других - предельное внимание, в третьих - борьба с раздражительностью. Это зависит от того, насколько тщательно подготовлено следственное дейст-

1 Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М., «Юрид. лит.», 1973. С. 105-107.

85

вие и изучена личность потерпевшего. Но в любой ситуации следователю необходимы самообладание, решительность, настойчивость.

Говоря о необходимости подготовки к проведению допроса, планирования его хода, следует отметить, что сама подготовка должна также тщательно планироваться, поскольку в противном случае она займет намного больше времени, потребует больших затрат сил и средств, а также ее хаотичность не замедлит отразиться на качестве.

Подводя итог вышесказанному, следует подчеркнуть, что каким бы несложным не казался на первый взгляд допрос потерпевшего, он все равно требует серьезной подготовки. Ведь зачастую успех раскрытия и достаточно качественного расследования преступлений зависит от того, насколько следователь способен тактически правильно построить допрос потерпевшего. Учитывая, что информация, полученная от потерпевшего на первоначальном этапе расследования, как правило, является отправной точкой в раскрытии совершенного преступления, перед следователем стоит задача — получить как можно более полные сведения от лица, в отношении которого совершено преступное деяние.

86

2.3. Приемы установления психологического контакта следователя с потерпевшим как условие эффективности допроса

^’ Тщательная подготовка к допросу еще не означает успешное его про-

ведение. Одним из условий эффективности этого следственного действия яв ляется наличие психологического контакта, установление которого требует ся на первоначальной стадии допроса. Именно он составляет стержень всего процесса общения, коим является и допрос, ибо, если не установлен контакт между людьми, не найдены средства общения, невозможны и получение ин формации, ее прием; более того, затруднительным становится оказание * влияния на человека (трудно переубедить его в чем-то, настоять на своем,

изменить состояние, поведение, личностно-смысловые образования партнера).

Как справедливо отмечает Г.И. Урзаева, установление контакта как состояние обоюдной готовности к приему и передаче информации, поддержанию взаимосвязи в форме постоянной взаимоориентированности является важным фактором в процессе общения.’

Уже с незапамятных времен человечество пыталось налаживать отно шения между своими племенами, семьями и т.д. Но мало только установить контакт, нужно вызвать в партнере адекватные эмоциональные переживания, а также изменить в процессе контакта состояние и переживания собеседника. Да и как без понимания?! Ведь с человеком, который тебя не понимает, по- ‘^’ нимает плохо или не хочет понять (боится и т.д.), невозможен практически

любой вид общения. А уж тем более допрос.

Именно в способности установить с допрашиваемым спокойную деловую атмосферу, способствующую общению, проявляется талант следователя. Немаловажную роль при этом играет знание допрашивающим особенностей

1 Урзаева Г.И. Психологические особенности взаимопонимания участников ситуации до- ^. проса как специфической области межличностного общения // Вестник юридического ин-

*’ ститута МВД России Проблемы становления современного гражданского общества и

правового государства Выпуск 2 Москва-Казань: Юридический институт МВД России,

1998 с.143.

87

психологии и степень изученности личности, которую предстоит допросить. Поэтому при рассмотрении вопросов подготовки к допросу потерпевшего мы уделили большое внимание именно этому аспекту. Тем более, что установление психологического контакта с потерпевшим, как правило, осуществляется в условиях дефицита времени.

Что же понимается под психологическим контактом в криминалистике и юридической психологии?

А.Н. Васильев и Л.М. Карнеева, рассматривая психологический контакт как тактический прием, понимают под ним создание таких отношений, при которых допрашиваемый не уклоняется от общения со следователем, не замыкается, не молчит, а проникается желанием дать правдивые показания.1

Позднее А.Н. Васильев увидел сущность психологического контакта «в установлении отношений, характеризующихся точным и добросовестным выполнением всеми участниками (в том числе и следователем) своих про- цессуальных и нравственных обязанностей, правильным использованием своих процессуальных прав, в результате чего создаются отношения и атмосфера, благоприятствующие решению задачи данного следственного действия»

Ю.В. Чуфаровский определяет психологический контакт как процесс установления, развития и поддержания взаимного тяготения общающихся.3

Определение психологического контакта Г.Г. Доспулов сформулировал следующим образом: «психологический контакт — это согласованное деловое взаимоотношение следователя со свидетелем, потерпевшим, подозреваемым или обвиняемым, которое возникает на основе правильной процес-

Васильев А.Н.. Карнеева Л.М. тактика допроса при расследовании преступлений. - М., «Юридическая литература», 1970. с. 76

2 Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., «Юрид. лит.», 1976. с. 89

3 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология - М.: Юристь, 1995. с. 73

88 суальной позиции следователя и поведения допрашиваемого, соответствующего или не противоречащего задачам уголовного судопроизводства»1

При анализе данных определений вызывает сомнение в справедливости утверждения о том, что под психологическим контактом понимается да- ча именно правдивых показаний, ведь допрашиваемый может добросовестно заблуждаться, да и правдивость показаний устанавливается на стадии их оценки. Говорить о взаимотяготении следователя и допрашиваемого не всегда возможно, поскольку и следователь и потерпевший, несмотря на совпадение интересов, исполняют свои обязанности.

Поэтому, не умаляя достоинства рассмотренных выше определений понятия «психологического контакта», мы склонны поддержать точку зрения Е.Е. Центрова, что психологический контакт - «это такой уровень взаимоотношений при допросе, при котором участвующие в нем лица готовы (могут и желают) воспринимать друг от друга информацию» . Иными словами, потерпевший должен быть настроен на общение со следователем и оказание помощи в установлении истины по делу.

Несмотря на то, что допрос является одной из разновидностей общений, ему присущи некоторые особенности, характерные именно для деятель- ности по осуществлению правосудия.

  1. Специфичность поводов для вступления в общение. Поводом к об- щению при допросе потерпевшего является совершенное преступление. Это определяет содержание общения, его цели, психические состояния, которые развиваются во время общения и т.д.
  2. Наличие множественности целей при каждом общении. Цель допроса состоит не только в получении необходимой информации, но и в общей
  3. 1 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.: « Юрид. лит.»,
  4. С. 12

2 Центров Е.Е. в кн. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Крими налистика. Учебник для вузов. Под ред. Заслуженного деятеля науки Российской Федера ции, профессора Р.С. Белкина. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА®М, 1999. С. 573.

89

цели процесса расследования - установлении истины по делу и наказании виновных. т 3. Конфликтный характер многих общений. Специфичность поводов

для вступления в общение, отношение к преступлению, самому факту общения нередко приводят к конфликту с органами расследования. Интересы допрашиваемого могут не совпадать с интересами, которые преследуются этими органами.

  1. Высокая степень формализованное™ общений, характеризующаяся знанием цели общения всеми участниками, четким распределением социаль-

*- ных ролей. Формализованность общений обеспечивается процессуальной

регламентацией начала допроса (предупреждение об уголовной ответствен- ности), его хода (определением в уголовно-процессуальном законе обстоя- тельств, подлежащих выяснению в процессе общения), завершения общения (в обязательном закреплении хода и результатов общения в процессуальном документе).

  1. Специфические психические состояния, сопутствующие общениям. щ

Поскольку субъектом общения при допросе потерпевшего является лицо, в

отношении которого совершено преступление, причинившее вред, у него мо гут наблюдаться состояния повышенной психической напряженности (фру страции), отрицательные эмоции, неадекватное поведение, которые прихо дится преодолевать в процессе общения. ^’ 6. Особенности в стадиях развития общений. В связи с особыми целя-

ми, условиями допроса, формализованностью общения, наличием многооб- разных конфликтных отношений особую значимость приобретает стадия ус- тановления психологического контакта. Специфично проходит и стадия выхода из общения: допрашиваемому должны быть поставлены мысленные задачи до возобновления следующего необходимого с ним общения. .

90

  1. Наличие комплекса видов общения. В отличие от других родов дея- тельности, в которых чаще всего преобладает какой-либо определенный вид общения, для деятельности по осуществлению правосудия характерно наличие множественности видов: двустороннее (в котором принимают участие два лица) и многостороннее общения (при участии трех и более лиц: законного представителя, переводчика и т.д.); первичное и повторное, при котором обязательно учитываются все особенности развития первичного общения. Повторное общение может быть обоюдоповторное и одностороннепов-торное. С точки зрения различия интересов в общении, все они могут быть разбиты на общения сотрудничества, общения с различными интересами и конфликтные общения.

В зависимости от следственной ситуации в криминалистике различают следующие виды допроса: допрос, проходящий в бесконфликтной (кооперативной) ситуации; и допрос в конфликтной ситуации, который, в свою очередь, подразделяют на конфликтные ситуации строгого и нестрогого соперничества.

Для удобства изложения рассмотрим способы установления психоло- гического контакта в зависимости от ситуации, в которой проходит допрос.

Из самого определения «бесконфликтная ситуация» видно, что для нее характерно отсутствие конфликта. В большинстве случаев допрос потерпевшего проходит именно в такой ситуации, так как интересы человека, пострадавшего от преступления, чаще всего совпадают с интересами следствия.

Однако даже при отсутствии конфликта следует помнить, что лицо, подвергшееся преступному посягательству, находится в состоянии эмоциональной напряженности, психического срыва, да и сам факт допроса активизирует в сознании потерпевшего обстоятельства совершенного преступления, что обостряет и без того сильные переживания.

Е. Центров и С. Яни выделяют две группы потерпевших в зависимости от психического состояния. К первой группе относятся лица, которые непо-

91

средственно после совершенного посягательства находятся в возбужденном нервно-психическом состоянии, выражающемся в эмоциональной неустойчивости (слезливость, истеричность) и гиперактивности внешних проявлений (суетливость, рассеянность, многословие); к другой — потерпевшие, для которых характерны такие симптомы, как апатия, угнетенность, стремление «уйти в себя».1

Поэтому главная задача следователя при установлении психологического контакта в такой ситуации заключается в снятии психической подавленности, погашении чувства стыда (особенно это касается допроса потерпевших по делам о половых преступлениях), вспышек отчаяния, зла, выведении потерпевшего из состояния депрессии, а также поддержание психологического контакта не только на единичном допросе, но и на протяжении всего этапа расследования.

В данном случае следует проявить элементарные правила поведения: вежливость в общении, терпение, такт. Эти простые правила предполагают, что прежде всего должен быть установлен визуальный контакт, сопровождаемый приветствием, сделанным в открытой, доброжелательной форме. После чего необходимо убедить допрашиваемого путем обращения к логике мышления в том, что уже ничего изменить нельзя, преступление совершено, но можно наказать виновных и для этого требуется его помощь.

Наиболее сложно установить психологический контакт с потерпевшим при допросе, проходящем в условиях конфликтной ситуации, т.е. когда цели и задачи следователя с лицом, потерпевшим от преступления, не совпадают. При этом следует отметить, что, учитывая процессуальное положение и обязанность давать не просто показания, а правдивые показания, для допроса потерпевшего в большей степени ситуация строгого соперничества, выражающаяся в запирательстве и «голом» отрицании фактов, не характерна. Иными словами, при допросе потерпевшего, как и во время всего процесса

1 Центров Е., ЯНИ С. Особенности допроса потерпевшего // Социалистическая законность.

92 расследования, между следователем и потерпевшим имеется контактное

взаимодействие, которое необходимо отличать от психологического контакта. Главное отличие контактного взаимодействия от психологического контакта заключается в том, что только при последнем у допрашиваемого проявляется стремление к правдивой передаче информации. Соответствующей точки зрения придерживается и Г.Г. Доспулов.1

При конфликтной ситуации для установления психологического контакта прежде всего надлежит избавиться от конфликта.

Рассматривая процесс производства следственного действия в конфликтной ситуации, можно определить, как предлагает О.Я. Баев, в нем 4 стадии (этапа):

  1. Осознание ситуации как конфликта.
  2. Принятие решения об участии в конфликте.
  3. Выбор общей стратегии поведения в конфликтной ситуации.
  4. Выбор и осуществление действий вплоть до разрешения конфликта. При этом замечая, что следователь, в связи со спецификой всего процесса расследования, ограничен в возможности «ухода от конфликта» своими функциональными обязанностями и процессуальными задачами. Следовательно, в ситуации конфликтного взаимодействия у следователя остаются лишь возможности осознания конфликтной ситуации, выбора и осуществления действий для ее разрешения.2
  5. При осознании наличия конфликта крайне важно выявить причины, порождающие конфликтные ситуации, что и обуславливает конфликт в конкретных общениях.

Причинами, порождающими конфликтную ситуацию, могут быть как внутриличностные, так и межличностные конфликты потерпевшего.

  1. №9с.59-60

1 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.: «Юрид. лит.», 1976. С. 12

2 Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. - Воронеж. Изд-во Во ронежского госуниверситета, 1984. с. 131

” ’ 93

Внутриличностные конфликты представляют собой столкновение между примерно равными по силе, но противоположно направленными интересами, потребностями, влечениями и т.п. Иначе говоря, допрашиваемый не идет на контакт со следователем не в результате противоборства интересов его и следствия, а при внутренних противоречиях: с одной стороны, потерпевший желает наказания преступника, с другой - испытывает чувство жалости к нему либо боится мести.

Межличностный же конфликт свойственен в ситуации, где действующие лица либо преследуют несовместимые цели и исповедуют противоречивые ценности, либо одновременно в конкурентной борьбе стремятся к достижению одной и той же цели, которая может быть достигнута лишь одной из сторон, т.е. в этом случае конфликт идет уже не внутри самого потерпевшего, а между ним и следователем, например, когда допрашиваемый скрывает от следствия свое противоправное поведение до или в момент совершения против него преступления, либо преследует на предварительном следствии корыстные интересы.1

Для выявления конфликта необходимо учитывать, что конфликтная ситуация порождает определенный комплекс психических состояний, который проявляется и во внешнем поведении человека: наличие напряженности, настороженности от ожидания действий, словесной информации. Конфликтное отношение выявляется эмоциональными, словесными реакциями, оценками, характеристиками личности, сообщаемых ею фактов, отношений к ним. Определенные трудности возникают при выявлении конфликта, маскируемого отношениями так называемого ложного сотрудничества. Такой вид конфликта А.В. Дулов предлагает выявлять через противоречия между поведением и речью, высказанными целями и практическими действиями.2

Цит. по: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики / Под ред. проф. A.M. Михайлова. - Саратов, Изд-во Саратовского университета, 1987. с.139-140. 2 Дулов А.В. Судебная психология. Изд 2-е, исправл. и доп. - Минск «Вышэйшая школа», 1975. с. 105

94

Выбор способов ликвидации конфликта зависит от его вида. Единст- венным условием, которое должно выполняться при снятии конфликта, является активизация мыслительной деятельности противоборствующего субъекта, расширение его сферы использования социального опыта в решении конфликтов. Ни в коем случае конфликт не должен быть ликвидирован путем сужения возможности мыслительной деятельности допрашиваемого, даже имеющего противоположные интересы.

При конфликтах, возникших из-за неправильной предварительной ин- формации, из-за определенной предвзятости, складывающейся еще до вступления в общение по отношению к предполагаемому партнеру, которая характеризуется ошибочным пониманием сущности, направленности, цели психического отношения (ложноконфликтная ситуация), требуемый результат достигается разъяснением ошибки, передачей информации, дающей возможность допрашиваемому понять действительную сущность допроса, исправить ошибку в прогнозировании общения.

Для снятия внутриличностного конфликта психологическое воздействие должно быть направлено на активизацию положительных качеств проти- воборствующей личности: его положительного социального опыта, моральных качеств, объяснении несостоятельности, ошибочности избранных мотивов, целей, показе иных положительных целей.

Все способы ликвидации этого вида конфликта А.В. Дулов условно разделяет на две группы: тактические и психологические. Первая группа призвана оказывать воздействие на конфликтующую сторону вне непосредственного общения. Общение прерывается с тем, чтобы вне его передать дополнительную информацию допрашиваемому, создать иные условия перед новым контактом, например, подготовить не двустороннее, а многостороннее общение, к которому целесообразно привлечь лиц, имеющих аналогичные со следователем цели, для дополнительного воздействия на субъект.

95

Психологические способы ликвидации конфликта реализуются в убеждении, в передаче новой информации, дополнительного социального опыта, которые призваны доказать потерпевшему ложность отстаиваемых интересов.1

Внешний конфликт может быть ликвидирован путем углубленного раскрытия его сущности, шансов, возможностей «стратегии», которой придерживается противоположная сторона. Допрашиваемому следует убедительно, детально показать, что линия его поведения может принести вред, прежде всего, ему самому, что ни при каких обстоятельствах поставленная им цель не может быть достигнута; указать другие возможности в достижении цели с одновременным убеждением в ложности избранных ранее.

После ликвидации конфликта следователь должен все усилия сосредоточить на установлении психологического контакта с допрашиваемым.

Следует учитывать, что глубина контакта обычно связана с тем, на каком уровне он осуществляется.

В.Л. Васильев выделяет три уровня психологического контакта. Первый уровень — контакт динамический. Это темп, ритм и уровень напряженности, на которые впоследствии будет наложено содержание диалога. Этот уровень связан с такими особенностями нервной системы, как сила, подвижность и уравновешенность нервных процессов. Второй уровень контакта на допросе - это уровень аргументации. Иначе говоря, следователю необходимо учитывать, что одни и те же аргументы по-разному воздействуют на различных людей, и выбирать доводы, исходя из возраста допрашиваемого, его интеллекта, жизненного опыта и типа нервной системы. И, наконец, третий -это уровень социально-психологических отношений, который связан с ролевыми позициями допрашиваемого.2

Дулов А.В. Судебная психология. Изд 2-е, исправл. и доп. Минск «Вышэйшая школа», 1975. с. 106-107.

2 Васильев В.Л. Юридическая психология. - 3-е изд. - СПб: Издательство «Питер», 2000. с.455

96

Иначе говоря, начинать установление психологического контакта следует с минимального воздействия на психику допрашиваемого - изменяя динамичность допроса с учетом психологических особенностей личности, и только если это не привело к желаемому эффекту, переходить на более глубокие уровни воздействия.

На основании изложенного выше структура процесса установления психологического контакта представляется в следующем виде:

  1. Подготовительная стадия. Уже в процессе подготовки к допросу следователь должен принять меры к установлению психологического контакта с потерпевшим, заключающиеся в правильном выборе способа вызова на допрос, создание нормальных условий для общения, выборе линии своего поведения.
  2. Стадия невербальной коммуникативности, которая начинается непо- средственно по прибытии допрашиваемого к следователю, до обмена речевой информацией. Несмотря на то, что данный этап длится очень короткий промежуток времени, пренебрегать им нельзя. Немаловажное значение при этом имеет опрятный внешний вид следователя, порядок на его столе ив служебном кабинете. Также огромную роль играет мимика и пантомимика следователя. Естественно, что выражение скуки, раздражения и иных отрицательных эмоций может неблагоприятным образом сказаться на установлении психологического контакта.
  3. Стадия обмена речевой информацией. Данный этап начинается с момента знакомства и продолжается на всем протяжении допроса. Вербальный контакт должен начинаться с приветствия, сделанного в открытой, доброжелательной форме, с приглашения входить и садиться на заранее подготовленное место. Не зависимо от того, явился ли потерпевший по вызову или пришел по собственной инициативе, начало обмена речевой информацией должно сопровождаться визуальным контактом, приветливым выражением лица.

97

После чего по рефлекторным движениям, мимике, словесным формулировкам можно определить действительное состояние личности в настоящее время, путем изучения пунктов возбуждения и торможения его мыслительной деятельности, отношения к предстоящему общению, его участникам, целям, а также необходимость каких-либо изменений его психического состояния, и принять действия по ликвидации помех в общении: снятие конфликта в общении, установление контактного взаимодействия. 1 В.М. Быков, изучая проблемы установления психологического контакта со свидетелями на предварительном следствии, предлагает следующий перечень тем, большая часть которых может быть использована, на наш взгляд, и при вводной беседе с потерпевшим, а именно:

  1. Проявление интереса следователя к биографии явившегося на допрос.
  2. Проявление интереса следователя к специальности или профессии допрашиваемого лица. >
  3. Использование для выбора темы первой беседы вещей и предметов, находящихся при потерпевшем.
  4. Беседа об общеизвестных крупных государственных, экономических, культурных или спортивных событиях в стране.
  5. Беседа следователя о перспективах, открывающихся перед лицом в связи с его учебой или работой.
  6. Использование юмора в первой беседе.
  7. Беседа на тему о семье и детях.
  8. Вышеперечисленные темы являются в большинстве своем актуальными для любого человека, поэтому не могут быть оставлены без внимания, что, в свою очередь, вовлечет допрашиваемого в диалог со следователем и в

Быков В.М. Установление психологического контакта при допросе свидетелей. // Кри- миналистика. Экспертиза. Розыск. / Сборник научных статей. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1995. С. 59-60

98

конечном итоге поспособствует началу установления психологического контакта.

После вступления допрашиваемого в общение возможно применения психологического воздействия с целью установления психологического контакта.

A.M. Столяренко предлагает следующий арсенал основных психологических приемов:

• накопление согласий;

® демонстрация общности взглядов, оценок, интересов;

® «психологическое поглаживание»;

® поиск точек согласия в решаемой проблеме;

® совместный поиск взаимоприемлемого решения;

® актуализация мотивов искренности;

® окончательное обособление в диаду «мы».1

Рассмотрим каждый из приемов более подробно.

Накопление согласий хорошо известный прием, заключающийся в изначальной постановке таких вопросов, на которые собеседник естественным образом отвечает «да». Данный прием основывается на двух особенностях, свойственных людям: 1) если человек изначально ответил «нет», то потом ему психологически трудно сказать «да»; 2) если человек несколько раз подряд сказал «да», то у него возникает хотя и слабая, но реальная фиксированная психологическая установка продолжить тенденцию согласий и сказать «да» в очередной раз.

С тактической стороны применение приема заключается в следующем. Беседа начинается с простых, нейтральных вопросов, не вызывающих тревоги и на которые никак, кроме «да», ответить нельзя. Необходимо задать 7-10 таких вопросов, постепенно приближаясь к сути обсуждаемой проблемы, по-

1 Столяренко A.M. Психологические приемы в работе юриста: Практ. пособие. - М.: Юрайт,2000. с. 174-183.

99

еле чего можно начинать касаться «болезненных» точек, но для начала все же неглавных.

Суть приема демонстрация общности взглядов, оценок, интересов состоит в протягивании «нитей связи» между следователем и допрашиваемым, приводящих их к временному сближению и отграничению от окружающего мира. Причем, общее может отыскиваться в единстве, схожести, подобии, сравнимости как элементов биографии, увлечений, культурных интересов, так и понимания и отношения к разным событиям, происходящим в стране, оценок людей, ценимых качеств и т.д.

«Психологическое поглаживание» представляет собой признание понимаемых следователем положительных моментов в поведении и личности допрашиваемого, наличия правоты в его позиции и словах. Это успокаивает потерпевшего, повышает чувство уверенности, формирует представление, что следователь справедлив, не настроен отрицательно и благожелателен.

«Психологическое поглаживание» осуществляется путем: выражения глубокого понимания переживаний собеседника, его чувств, опасений, тревог, страхов, их обоснованности, естественности для нормального человека; подтверждением понятности его поведения и действий или их элементов; признания его интеллекта, понимания окружающего, характера воли, реалистического подхода к происходящему, трезвости и обоснованности оценок; похвалы за выдержку, самообладание, умение вести себя в трудной ситуации; выражения согласия по всем пунктам, по которым можно согласиться.

Поиск точек согласия в решаемой проблеме следует начинать с констатации фактов по делу, не вызывающих сомнения, добиваясь при этом четких ответов собеседника: «да», «согласен», «подтверждаю», постепенно переходя к фактам, не доказанным с полной убедительностью. Можно вопросы по ним вставить чуть раньше, в ряду не вызывающих сомнения, распространяя сферу налаживающегося взаимопонимания на содержание вопроса, который должен быть решен в процессе допроса и ради которого налаживался психо-

100

логический контакт. Переходить надо без поспешности, когда следователь почувствует, что психологические барьеры пошатнулись и контакт реально усилился.

Совместный поиск взаимоприемлемого решения проблемы имеет двоякое предназначение. Предложение допрашиваемому разобраться в решаемой проблеме, представить свои соображения или дополнительную информацию, которые могут способствовать установлению истины, аргументировано обосновать возражения, дать совет, как прояснить ситуацию, помочь составить графическую схему маршрута или связей лиц, назвать тот источник информации, который мог бы способствовать проверке и уточнению и т.д., сами по себе полезны в интересах допроса и проводимого расследования. Но имеют и дополнительный эффект: став на путь участия в разрешении задачи, стоящей перед сотрудником правоохранительных органов, потерпевший психологически сближается с ним по намерениям и направлению мыслей, возрастает их взаимопонимание.

Актуализация мотивов искренности. Решающим моментом при установлении контакта, позволяющего преодолеть внутреннюю борьбу мотивов и колебаний допрашиваемого «говорить — не говорить», выступает актуализация мотивов искренности, приводящих к решению «говорить». Обычно такой выбор сдерживается иными мотивами. Активность мотивов за такой выбор низка и проявление их сдерживается дополнительными трудностями, требующими перебороть себя, сменить позицию скрытности, запирательства на контактную и искреннюю. Задача следователя при применении данного метода психологического воздействия заключается в том, чтобы оказать психологическую помощь в нужном выборе, усилить мотивы искренности.

При боязни огласки, ущемления самолюбия уместно опереться на мотив «следования принципам своей достойной жизни». Нужно обращать внимание потерпевшего на наличие у него хороших качеств, жизненных прин-

101

ципов, достойный образ жизни в прошлом, которым он изменяет, не делая сейчас правильного выбора.

«Мотив самоуважения» активизируется опорой на сильные стороны личности: достойное поведение в трудных ситуациях, проявление смелости, порядочности, гуманности и т.д.

Сильный мотив почти у каждого человека, который можно активизи- ровать - «мотив любви к ближним». Если собеседник затрудняется в переходе к искреннему и доверительному общению, стоит напомнить о близких и любимых ему людях, подчеркнув при этом его долг по отношению к ним, необходимость принести им минимум огорчений, дополнительных проблем, забот, трудностей.

Использовать прием окончательного обособления в диаду «мы» следует очень осторожно. Суть данного заключается в сокращении дистанции ме- жду следователем и потерпевшим до 30-40 см (так называемое «вторжение в интимную зону»), которое может; быть внешне не откровенно (например, приблизиться, чтобы показать схему, план, имеющиеся у следователя, и совместно поработать с ним), повышая при этом значение контакта глаз, мимики. Однако следователь должен учитывать, что нарушение дистанции более 50 см может вызвать излишнее напряжение, растерянность, психологический дискомфорт, что незамедлительно скажется на психологическом контакте. И совсем недопустимо, на наш взгляд, применение этого способа для установления контакта с лицом, признанным потерпевшим по делам о половых преступлениях, так как сокращение дистанции может вызвать у него акт агрессии, не только нарушив психологический контакт, но и спровоцировав очередной стресс.

Особую трудность в установлении психологического контакта пред- ставляют неустойчивые потерпевшие, характерной чертой которых является изменение данных ранее показаний, зависящее от того, какому мотиву они отдают предпочтение в тот или иной момент расследования преступления.

102

Учитывая, что эту категорию потерпевших чаще всего составляют несовер- шеннолетние либо лица, достигшие биологического совершеннолетия, но отстающие в умственном и интеллектуальном развитии, иными словами, страдающие инфантилизмом, изменение показаний не всегда свидетельствует об их ложности. Поэтому в данной ситуации задача следователя состоит в том, чтобы не создать ложноконфликтную ситуацию.

Рассмотренные выше психологические приемы установления психологического контакта, по нашему мнению, вполне приемлемы для практической деятельности следователей, однако выбор приемов должен основываться на психологических особенностях личности допрашиваемого, данные о которых должны быть получены в ходе подготовки к допросу.

Изучение нами следственной практики установления психологического контакта с потерпевшими при их допросе показало, что из предложенного A.M. Столяренко перечня психологических приемов такой прием как актуализация мотивов искренности успешней всего работает при установлении контакта с потерпевшими неустойчивого типа, а также пассивными добросовестными потерпевшими; «психологическое поглаживание», окончательное обособление в диаду «мы» - с недобросовестными потерпевшими в силу внешних воздействий; поиск точек согласия в решаемой проблеме и совместный поиск взаимоприемлемого решения - с недобросовестными потерпевшими в силу внутренних убеждений; демонстрация общности взглядов, оценок, интересов приемлема при работе с любым типом потерпевших, тогда как психологический прием «накопление согласий» не достигает нужной цели.

Когда психологический контакт установлен и при допросе получена информация на весь запланированный круг вопросов, наступает следующая стадия психологического контакта.

  1. Выход из общения. Не следует недооценивать значения ситуации, завершающей допрос, поскольку специфика деятельности следователя пред-

103

полагает установление психологического контакта не только на период одного допроса, но и на весь период расследования уголовного дела, — ведь легче поддержать контакт, чем устанавливать его вновь. Непосредственно самому прощанию, должна предшествовать определенная подготовка, своеобразная переходная фраза, во время которой следователь подводит допрашиваемого к необходимости завершить диалог, прибегая к употреблению различного рода нейтральных фраз типа: «очень хорошо, сегодня мы выяснили почти все вопросы…» и т.д. Сам же процесс прощания должен сопровождаться различными визуальными, жесто-мимическими, интонационными сигналами. Важно то, чтобы у лица осталось позитивное впечатление о том, кто его допрашивал.

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы еще раз отметить, что ис- пользование тактических приемов для установления психологического контакта зависит от следственной ситуации, сложившейся при допросе потерпевшего, психологических особенностей личности допрашиваемого, степени владения следователем тем или иным приемом установления психологического контакта, условиями применения которых являются: допустимость, этичность, направленность на положительные социальные роли и отсутствие психологического насилия, личные качества следователя.

В качестве ведущих принципов общения следует придерживаться, как предлагает Г.И. Урзаева, правил Грасиана, которые сводятся к следующему:

  1. Меняй приемы: отвлекай внимание, тем более враждебное. Не держись начального способа действия - однообразие позволит разгадать, предупредить и даже расстроить замысел. Легко подстрелить птицу, летящую по прямой, труднее ту, что кружит. Не держись до конца и второго способа , ибо по двум ходам разгадают всю игру. Коварство начеку. Чтобы его провести, требуется немалая изощренность.
  2. Сдерживай себя: не выставляй напоказ все, что имеешь, иначе завтра уже никого не удивишь. Всегда держи про запас, чем бы вновь блеснуть:

104

кто каждый день открывает новое, от того ждут многого и никогда не доберутся до дна его сокровищницы.1

Урзаева Г.И. Психологические особенности взаимопонимания участников ситуации до- проса как специфической области межличностного общения Вестник юридического ин- ститута МВД России Проблемы становления современного гражданского общества и правового государства Выпуск 2 Москва-Казань: Юридический институт МВД России, 1998с.143.

105

Глава 3: Особенности тактики допроса отдельных криминалистических типов потерпевших:

3.1. Тактика допроса добросовестных потерпевших

Зачастую успех раскрытия и достаточно качественного расследования преступлений зависит от того, насколько следователь способен тактически правильно построить допрос потерпевшего. Учитывая, что информация, полученная от потерпевшего на первоначальном этапе расследования, как правило, является отправной точкой в раскрытии совершенного преступления, перед следователем стоит задача - получить как можно более полные сведения от лица, в отношении которого совершено преступное деяние.

Допрос добросовестных потерпевших обычно не вызывает трудности у следователя. Как мы уже отмечали, к этому типу потерпевших, главным об разом, относятся лица с активной жизненной позицией, у которых сильно развито чувство долга, уважающие интересы государства и общества. Необ- Ф ходимость содействия следствию для привлечения преступника к уголовной

ответственности и его наказания в соответствии с законом является закономерной для психологии добросовестного активного потерпевшего.

Основным тактическим приемом допроса добросовестных потерпевших является метод свободного рассказа.

В юридической литературе свободный рассказ подразделяют на сле-дующих виды:

  • хронологический, при котором допрашиваемый излагает события последовательно по времени их возникновения;
  • рассказ по эпизодам, когда допрашиваемый не придерживается строгой по- следовательности развития событий во времени, а детально освещает каждый интересующий следствие эпизод;
  • ^ - рассказ по отдельным периодам, где события освещаются по определенным

периодам времени, обособленным друг от друга, дням недели, датам;

?”?? 106 ‘.

  • рассказ по отдельным местам происшествия; -рассказ по лицам.1

Выбор вида свободного рассказа зависит, в первую очередь, от сложности уголовного дела (количество эпизодов, обвиняемых и т.д.), субъективными особенностями восприятия информации следователем, а также психологическими особенностями личности допрашиваемого. Однако следственная практика идет по пути хронологического изложения событий (в 93,1 % случаев), предпочитая его другим видам свободного рассказа; в отдельных случаях, когда преступление совершено двумя или более лицами, осуществляется изложение информации по лицам, тогда как другие виды свободного рассказа при допросе потерпевшего не применяются вообще.

Конечно, выбор видов свободного рассказа при допросе потерпевшего не так широк, как при допросе обвиняемого или подозреваемого, тем не менее, на наш взгляд, можно применять наряду с хронологическим рассказом, рассказ по отдельным периодам и по лицам. Отдание предпочтения одному из видов свободного рассказа негативно сказывается на процессе получения показаний, поскольку варьирование видами свободного рассказа может способствовать активизации памяти допрашиваемого.

При этом свободный рассказ должен быть выслушан до конца не только по этическим соображениям, но и для достижения тактических, психологических целей.

Основной задачей следователя при допросе добросовестных потерпевших является активизация памяти допрашиваемого, что достигается с помощью тактических приемов, направленных на припоминание забытого, основанных на методах активизации памяти лица, чьи показания следует получить.

При рассмотрении данного вопроса мы остановимся на методах разработанных для этой цели психологией и не вызывающих сомнения практи-

1 См.: Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. /Под ред. В.А. Образцова. М.:

107

чески всех криминалистов в законности применения данных методов, а также более подробно проанализируем нетрадиционные методы, ведения допроса, вызывающие много споров об их допустимости при производстве данного следственного действия.

К общепринятым методам активизации памяти допрашиваемого с целью припоминания забытого относятся: методы, так или иначе основанные на нервно- мозговых процессах, обеспечивающих связь между отдельными психическими актами (представлениями, мыслями, чувствами) - ассоциации, к ним относятся: метод сходности, метод контрастности, метод наглядности, метод разобщения (дизассоциаций).

Остановимся более подробно на каждом из перечисленных методов мобилизации памяти допрашиваемого, определяя его суть.

При применении метода сходности следователь опирается на сходство - изоморфизм (сходство по форме) нервных связей, которые вызываются предъявляемым сходным объектом. Предъявляемый следователем элемент действительности допрашиваемым не воспринимался одновременно или в непосредственной смежности с тем, о чем нужно вспомнить. И все же он может вызвать в памяти допрашиваемого необходимое представление, ибо сходные моменты этих разновременно воспринятых объектов вызывают оживление сходных нервных связей.

Метод контрастности основан на использовании временных связей в памяти потерпевшего, включающих представления о контрастирующих, противоположных объектах. В жизнедеятельности человек обычно сопоставляет и сравнивает противоположные объекты (высокое - маленькое, большое - малое, отсутствие - присутствие), и это приводит к образованию у него контрастирующих нервных связей в коре головного мозга. Благодаря подобной ассоциации напоминание об одних предметах, явлениях, мыслях

Юристъ, 1999.

/108

может приводить к припоминанию других, с противоположными признаками.’”;’-

При использовании метода разобщения происходит разъединение об- разовавшихся при восприятии связей, вычленение отдельных признаков и свойств выясняемого объекта из возникшего ассоциативного ряда для усиления одного за счет другого. Г.Г. Доспулов иллюстрирует принцип действия этого метода следующим образом: «Допустим, образ предмета образовался в результате ассоциации зрительно-осязательно-слуховых ощущений (Человек держал вещь, издававшую звук). Чтобы вызвать более ясное и точное представление о поверхности вещи, допрашиваемому предлагается мысленно в представлении разобщить эти три ощущения для усиления осязательного ощущения как бы за счет зрительного и слухового»1.

Наглядность применяется тогда, когда допрашиваемый затрудняется выразить словами те или иные свойства, признаки предмета, явления. Потерпевшему могут быть предъявлены рисунки, модели, шкала цветов, схемы, которые помогут ему назвать то, что интересует следователя.

С целью мобилизации памяти допрашиваемого можно провести допрос на месте происшествия, который поможет активизировать ассоциации и оказать помощь в припоминании забытого.

Интересный метод, разработанный в США, предложил использовать для допроса потерпевшего В.А. Образцов2. Данный прием, успешно используемый следователями ФБР, называется когнитивным интервью, который предполагает установление между следователем и потерпевшим отношений конструктивного партнерства и сотрудничества.

Теоретической основой когнитивного интервью являются психологические закономерности функционирования памяти, прежде всего принцип

1 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.: «Юрид. лит.», 1976. С. 74 Протасевич А.А., Образцов В.А. Богомолова С.Н. и др. Монологи: Криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности. - Иркутск: Изд-воИГЭА, 1999. С.116-127

109

специфичности кодирования информации и принцип мультикомпонентности следа памяти. В соответствии с первым принципом эффективность припоминания детерминирована степенью сходства условий припоминания с условиями восприятия и запечатления в памяти (кодирования) информации. Иначе говоря, чем больше сходства между ситуацией припоминания и ситуацией преступления либо иного события, тем обстоятельнее и безошибочнее будут сообщаемые допрашиваемым сведения о познаваемом объекте. Психологическими исследованиями доказано, что для получения желаемого эффекта совсем не обязательно проводить допрос на месте происшествия. Достаточно мысленно представить обстановку происшествия и почувствовать испытанные при этом переживания. Принцип мультикомпонентности следа памяти состоит в том, что этот след не является единым, неделимым и обобщенным представлением события прошлого. Напротив, след памяти — это сложный конгломерат, составленный из множества разнородных признаков . В определенный момент времени какие-то из этих признаков доступны для припоминания, а другие нет, хотя следы их в памяти сохраняются и при определенных условиях активизируются. При невозможности воспроизвести полную и значимую информацию о событии не следует пренебрегать частными, вроде бы не имеющими отношения к делу, фактами. В контексте мне-мического (отыскивание информации в «закромах» памяти) поиска эти незначимые факты могут облегчить припоминание чего-то действительно важ- ного. То, что недоступно при одной «стратегии» припоминания, становится доступным при другой.

Цель когнитивного интервью в том и состоит, чтобы при помощи определенных приемов активизировать различные слои памяти допрашиваемого, т.е. помочь ему вспомнить важные для расследования факты и обстоятельства. Таких приемов четыре.

Восстановление контекста события. Допрашиваемому предлагается в форме свободного повествования рассказать об обстоятельствах, сопутст-

по вующих интересующему следствие событию. Это могут быть: окружающая обстановка, общий вид помещения, расположение мебели, погодные условия, освещенность. Местонахождение в момент события самого допрашиваемого, его поза. Очень важно вспомнить чувства и переживания, реакцию на происходившие тогда события (что тогда чувствовал?, что делал?) О самом интересующем следствие событии в этот момент допроса речь пока не идет.

Детальное описание события. Нередко допрашиваемые воздерживаются от сообщения информации, в которой не совсем уверены или считают ее несущественной для дела. В этом случае следователь должен убедить потерпевшего в том, чтобы он рассказал о преступлении (событии) как можно подробнее, не упуская никаких пустяков и мелочей. При этом требуется пояснить, в какой степени допрашиваемый уверен в том, что сообщаемый факт действительно имел место.

Припоминание событий в различной последовательности. Обычно допрашиваемые рассказывают о чем-либо с самого начала и в той последо- вательности, как происходили события. Между тем некоторые лица могут припомнить больше информации, воспроизводя события в обратном порядке. Поэтому следователь может предложить потерпевшему начать описание с факта, который произвел на него наиболее сильное впечатление, и уже от этого факта продвигаться во времени вперед и назад. Возможно иное предложение: начать рассказ о событии с конца, последовательно продвигаясь к его началу.

Смена перспективы. Следователь просит интервьюируемого описать событие, поставив себя на место какого-либо другого, присутствовавшего при этом, наблюдателя. В этом случае событие описывается с позиции каждого из очевидцев. Выслушав допрашиваемого, следователь задает вопросы, направленные на уточнение и детализацию интересующих его фактов и об- стоятельств.

Ill

Процедуру допроса по методу когнитивного интервью можно разделить на пять стадий.

  1. «Создание предпосылок». На этой стадии формируются условия, ор- ганизационно-психологические факторы, обеспечивающие успех получения полезной для дела информации. Данные предпосылки создаются сразу же после вступления следователя в непосредственное взаимодействие с носителем искомой информации, но до начала речевой коммуникации по существу дела. От следователя на этой стадии требуется многое: умение быстро и точно по незначительным вербальным и невербальным проявлениям, реакциям, признакам распознавать социально-психологический образ партнера по речевому общению, установить с ним взаимопонимание, в том числе, путем создания у собеседника благоприятного впечатления об инициаторе интервью. .-‘:
  2. Вслед за этим наступает новая стадия допроса — свободного рассказа о предмете допроса. Продуктивности такого рассказа способствует соблюдение инициатором интервью ряда правил. Его вербальная и невербальная активность должна помогать допрашиваемому мысленно воссоздать и охарактеризовать общий и детальный планы события. Не рекомендуется прерывать рассказчика, задавать ему по ходу повествования уточняющие или детализирующие вопросы. В том случае, когда допрашиваемый, не договорив до конца, вдруг остановит свой рассказ, целесообразно выдержать паузу, не спешить «подталкивать» рассказчика вопросами.
  3. Выслушав до конца свободный рассказ собеседника, следователь переходит к следующему этапу допроса.

  4. Стадия зондирования кодов памяти обычно начинается с того, что допрашиваемому напоминается важность концентрации его внимания на наиболее существенном коде памяти (образе, представлении) и воссоздании контекста описываемого события. По ходу зондирования следователь опери-

112

рует открытыми вопросами, напоминает о необходимости не упускать детали, но и не прерывает повествование во время ответа на вопрос.

Процедура «вызывания» существенного, наиболее важного мысленного образа начинается с воссоздания окружающих условий и психологического контекста, связанного со специфическим моментом события. При этом необходимо анализировать и слова, и невербальные действия, сопровождавшие описание допрашиваемым этого специфического события в свободном рассказе. После того, как следователь «подвел» рассказчика к нужному образу, он должен: а) попросить интервьюируемого возможно более «зримо», более отчетливо, мысленно воспроизвести этот образ; б) как можно более де- тально его описать. Распространенная ошибка неопытных следователей состоит в том, что они, предложив «вызвать» образ, сразу же просят его описать, не оставляя времени на то, чтобы образ мог отчетливо «вырисоваться» в представлении допрашиваемого.

Может случиться, что из активизированного в представлении образа будет извлечена не вся информация. В таком случае следователь может поставить открытый вопрос более «ограниченного радиуса действия» (например, «Опишите его рот»).

  1. Обзорная стадия. На данной стадии осуществляется совместный (вместе с допрашиваемом лицом) обзор и анализ информации, которая воспринята следователем и зафиксирована в его памяти и протоколе. Это дает возможность допрашиваемому поверить, точно ли записано то, что он говорил, а также вспомнить то, что было упущено, поскольку в процессе обзора представляется дополнительная возможность для припоминания новой информации.
  2. На пятой, завершающей стадии рассматриваемого действия у доп- рашиваемого выясняются полные сведения о нем (анкетные данные), ему делается предложение позвонить следователю, если вспомнит что-то новое. В

113

задачу последнего также входит создание у собеседника (перед тем, как с ним расстаться) позитивного впечатления о том, кто его интервьюировал.’

На наш взгляд, данный метод не обладает какими-либо принципиальными отличиями по сравнению с методами ведения допроса, принятого в нашей стране. Достоинством анализируемого метода, как и других методических рекомендаций, разрабатываемых специалистами ФБР, является простота изложения, способствующая быстрому восприятию и свободному применению лицами, не имеющими высшего юридического образования.

Статистика показывает, что в связи с рядом объективных причин социально- экономического характера, недоработками руководителей и кадровых аппаратов привел к оттоку значительной части профессионалов из следственных подразделений органов внутренних дел, резкому снижению престижа милицейской службы. В результате чего, особенно это характерно для отдалённых от европейской части районов, не все следователи имеют юридическое образование и опыт работы в следственных подразделениях (это в большей мере касается следственных отделов органов внутренних дел). Например, в органах внутренних дел г. Владивостока каждый второй сотрудник моложе 30-ти лет, каждый 4-ый - служит менее 3-х лет, при этом высшее юридическое образование имеют лишь 38, 27% , причем, в районах края этот показатель еще ниже. Поэтому методические рекомендации, разработанные отечественными криминалистами, написанные сухим языком и изобилующие специальными терминами, несмотря на их высокий научный уровень, сложнее понимаются сотрудниками и соответственно внедряются в практику- ;

1 Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юристь, 1999. С.522 - 527; Протасевич А.А., Образцов В.А. Богомолова С.Н. и др. Моно логи: Криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1999. С. 116-127

2 Справка о состоянии работы по комплектованию органов и подразделений УВД г. Вла дивостока на 17.12.99 г.

114

Порядок проведения допроса потерпевшего по методу когнитивного интервью несколько противоречит порядку, предусмотренному действующим уголовно- процессуальным законодательством, а именно выяснение анкетных данных УПК закрепляет в начальной стадии допроса, тогда как при применении рассматриваемого метода эта стадия предполагается на заключительном этапе. Хотя, на наш взгляд, принципиального значения это не играет, особенно при повторном допросе потерпевшего, когда личность его установлена, и метод когнитивного интервью может быть использован для допроса потерпевших следственными аппаратами и у нас в стране.

«Камнем преткновения», вызывающим большие споры среди ученых- криминалистов, является использование гипноза при производстве допроса.

Начиная с 70-х годов, гипноз систематически применяется органами расследования США; с 1973 данный метод ведения допроса получил распро- странение в Израиле, в последние годы все больше ученых рассматривают возможность его применения и у нас в стране. В 1994 во ВНИИ МВД России был проведен научно-практический семинар, посвященный данной проблеме, тезисы выступлений, прозвучавших на котором, были опубликованы в виде сборника1.

Вслед за опубликованием тезисов упомянутого выше научно-практического семинара A.M. Ларин публикует научно-практическое и учебное пособие, одна из глав которого посвящена допросу под гипнозом , где подвергает резкой критике мнения лиц, выступающих за применение данного метода в уголовном процессе.

Не умаляя выбранной автором позиции, позволим себе высказать свое мнение на этот счет.

1 Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. - М., 1994. Идею использования следственного гипноза также поддерживает В.А. Образцов. См.: Криминалистика: Учеб ник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юристь, 1999.

2 Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. Научно-практическое и учебное пособие. - М.: Издательство БЕК, 1996.

115

Во-первых, не совсем понятен выбранный саркастический тон высказывания, а именно автор отмечает: «… В.Д. Хабалев (Академия МВД России) предложил уже методику опроса граждан в гипнотическом состоянии. При этом он сослался на данные департамента полиции Лос-Анджелеса, где применение гипноза повысило раскрываемость преступлений в пять раз. Это интересно. В России сейчас показатель раскрываемых преступлений держится на уровне около 40%. Значит, американская методика доведет этот показатель до 200%, т.е. будут раскрывать преступлений вдвое больше, чем их совершают?»1.

Во-вторых, простое арифметическое умножение в данном случае не приемлемо. Сразу же хотелось бы высказать свое мнение на счет цифровых данных эффективности применения того или иного метода ведения допроса. По нашему мнению, никакой тактический прием не может обеспечить 100%) эффективности, поэтому, если какой-либо прием (примененный, естественно, законно) помог раскрыть хотя бы одно преступление, можно рекомендовать его использование при производстве следственного действия.

В-третьих, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что в США данный при допросах гипноз используется уже несколько десятилетий и до сих пор не изжил себя, что указывает о его относительной эффективности. При этом следует подчеркнуть, что нет оснований говорить о правовой незащищенности граждан этой страны.

И, наконец, A.M. Ларин, отстаивая свою точку зрения, ссылается на источники 30- 35-летней давности. Поскольку наука не стоит на месте, то с появлением новых научно разработанных методик некоторые ученые, как показывает практика, изменяют точку зрения на ту или иную проблему. Примером может служить рассмотренная нами выше проблема использования полиграфа в уголовном процессе. Поэтому, вступая в полемику о возможности или невозможности применения того или иного метода, на наш

1 Ларин A.M. Указ. раб. С. 130-131.

116 взгляд, необходимо оперировать прежде всего современными разработками

в области данной проблемы, а не эмоциями.

При этом хотелось бы особо подчеркнуть, что мы не придерживаемся принципа «цель оправдывает средства», однако считаем, что для достижения цели, а в данном случае конечной целью получения полных показаний является быстрое и своевременное раскрытие и расследование преступления, необходимо постоянное совершенствование и разработка новых методик производства допроса. Иными словами, мы полагаем, что при правовом закреплении тщательно разработанной методики производства допроса лица в состоянии гипноза данный метод возможно использовать в следственной практике.

Криминалисты управления полиции Израиля также делают выводы о том, что гипноз является полезным и действенным методом повышения эффективности допроса при расследовании уголовных дел. При этом перечисляются следующие условия, которые должны соблюдаться при использовании этого метода:

  1. Свидетели или потерпевшие должны быть настроены, безуслов но, положительно к сотрудничеству с органами расследования и к факту гипнотизирования, в частности.

Из этических соображений и в целях защиты гражданских прав не следует допрашивать под гипнозом подозреваемых. Единственным исключением из этого правила может быть применение гипноза по просьбе самого подозреваемого и по возможности в присутствии адвоката, когда подозреваемый надеется вспомнить важный для установления истины факт.

  1. Во всех случаях необходимо быть уверенным в психологиче ском благополучии допрашиваемого под гипнозом. Если же такой уверен ности нет, необходимо провести консультацию с соответствующим специа листом.

117

  1. Сеансы следственного гипноза должны проводиться опытными

психиатрами или психологами, имеющими специальную подготовку в практическом осуществлении гипнорепродукции.

  1. Специалист, который проводит допрос в гипнозе, должен сохра нять бесстрастную позицию в отношении к получаемой от субъекта инфор мации. Допрашиваемый не должен даже,догадываться о’предпочтительных для следователя вариантах ответов. Это очень важно в целях избежания на меренного искажения излагаемых сведений с целью “подыграть”, угодить слушающему.1

Не менее важная сторона следственного гипноза была установлена в сравнительно недавних исследованиях особенностей восприятия информации2. Оказалось, что объем воспринятой человеком информации определяется не только уровнем сознания. Немалая часть воспринимаемой информации фиксируется, кроме того, на подсознательном уровне. В обычном состоянии человек фактически не имеет к ней доступа, он даже не подозревает

0 наличии у него определенных знаний. Однако в гипнотическом состоянии данные подсознательного уровня становятся более доступными для осозна ния и вербализации, т.е. выражения в словесной форме, что позволяет в фа зовых состояниях психики получать от свидетелей более полную информа цию, чем та, которую они выдают при обычных допросах.

На основании имеющихся на сегодняшний день данных многие за-; рубежные авторы полагают, что репродуктивный гипноз, применяемый в отношении готового к сотрудничеству свидетеля преступления, может в значительной степени повысить возможности следствия в получении необходимой информации первостепенной значимости. При этом подчеркивается, что, хотя данные, полученные при помощи следственного гипноза, ха-

1 Kleinhauz M., Horovitz J., Tobin U. The use hypnosis in police investigation: a preliminary communication // Youmal of forensic science society. 1977,17,77. P.77-80. Цитируется по: ГримакЛ.П. Гипноз и преступность. -М.:Республика, 1977. С. 203.

2 HilgartE.R. Divided Consciousness. N.Y., 1977

118

растеризуются большим объемом и точностью информации по сравнению с обычным допросом, очень важно, чтобы они подвергались тщательной проверке в ходе дальнейшего следствия.

Основываясь на зарубежном опыте, технику проведения следственного гипноза предлагают и отечественные ученые1.

В общих чертах она сводится к следующему. Для проведения сеанса гипнорепродукции подбирается подходящая комната с хорошей звукоизоляцией, куда во время работы можно было бы закрыть доступ другим сотрудникам и где по возможности были бы исключены телефонные звонки. Освещение в комнате должно быть мягким, в крайнем случае следует устранить попадание прямого света (электрического или солнечного) на лицо гипнотизируемого субъекта. Очень важное условие для нормального хода гипнотации - наличие оптимальной температуры в рабочей комнате. Гипнотизируемого следует усадить на удобный стул, а еще лучше - на кресло с регулированным положением спинки, чтобы он мог достаточно расслабиться. Мягкая мелодичная музыка или воспроизведение “белого шума” может служить хорошим фоном для гипнотической релаксации.

Весь ход сеанса следственного гипноза должен записываться на магнитофон, а по желанию может вестись и видеозапись. Магнитофоном можно пользоваться открыто, так как гипнотизируемый легко адаптируется к этому обстоятельству и через несколько минут перестает замечать наличие микрофонов. Очень удобно проводить гипноз в паре с другим экспертом: так как это позволяет не только разделить рабочие функции во время сеанса, но и консультироваться по ходу дела, подсказывать друг другу полезные действия. Считается, что присутствие родственников и близких друзей на сеансе не способствует делу, за исключением тех случаев, когда показания снимаются с пострадавших детей или малолетних очевидцев.

1 См.: Гримак Л.П. Указ. раб.; Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. М.: Юристъ, 1999.

119

Присутствующие на сеансе усаживаются в глубине комнаты, вне поля зрения гипнотизируемого, чтобы не служить помехой для гипнотизера. Описаны случаи, когда лица, присутствующие на сеансе, наблюдая за процедурой гипнотизирования, сами оказывались усыпленными. В такой ситуации гипнотизирующему специалисту необходимо за короткое время отвлечься от основной работы и должным образом скорректировать состояние присутст- вующих: вывести их из гипноза и внушить бодрое состояние на время всего сеанса.

Несоответствие в предлагаемой процедуре следственного гипноза заключается в вопросе присутствия следователя при сеансе. Л.П. Гримак выступает за присутствие (именно присутствие, подчеркнем это особо), оговаривая, что «в тех случаях, когда следователь работает совместно со специалистом-гипнологом, он не должен пытаться заводить разговор с загипнотизированным напрямую. Вопросы допрашиваемому следует задавать через гипнолога в письменном виде.»1 В.А. Образцов категорически заявляет о недопустимости присутствия следователя, ведущего дело, при допросе в гип-

2

нотическом состоянии.

Мы склонны считать присутствие следователя допустимым, поскольку, в процессе производства опроса потерпевшего в состоянии гипноза может возникнуть необходимость детализировать или уточнить показания, полученные в ходе этого следственного действия, что будет сделать затруднительно при последующем обычном допросе и следователь несет персональную ответственность за законность его проведения, защиту прав и интересов допрашиваемого.

В ходе сеанса следственного гипноза категорически запрещается в присутствии загипнотизированного подавать какие-то реплики по существу дела, а тем более обсуждать ход самого сеанса допроса. Надо помнить, что в

1 Гримак Л.П. Указ. раб. С.200.

2 Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юристъ, 1999. С. 564. ..,,._.

120

состоянии гипноза человек остается живым, деятельным субъектом, вполне понимающим, что происходит вокруг него. Он требует к себе такого же участия и такта, как и любой другой бодрствующий. Не исключена возможность того, что при репродукции определенных обстоятельств происшествия допрашиваемый, находясь в гипнозе, может проявить некоторое беспокойство, психическое напряжение или явное волнение. Если эмоциональная реакция загипнотизированного становится настораживающе высокой, то соответствующим внушением его следует успокоить, однако - и это важно иметь в виду - не за счет снижения значимости припоминаемых событий и деталей происшествия.

В подавляющем большинстве субъекты даже с выраженным беспокой- ством заметно релаксируют, успокаиваются после вхождения в гипнотическое состояние, их первоначальная взволнованность и неуверенность проходят. Это само по себе благоприятным образом сказывается на течении процессов припоминания и репродукции пережитых ранее впечатлений.

Никоим образом не рекомендуется выполнять такую работу торопливо, в спешном порядке. Обычно дознаватели, ведущие дела, которые требу- ют применения следственного гипноза, склонны форсировать события, ссылаясь на то, что время уходит и это снижает возможности гипнорепродук-ции. Следует, однако, иметь в виду, что давность события в пределах годичного промежутка времени не сказывается отрицательно на полноте воспроизведения информации. Любые же признаки торопливости действуют на допрашиваемого отрицательно и на самом деле могут затруднить припоминание, препятствуя развитию полноценной релаксации. Поэтому перед сеансом гипнорепродукции бывает даже полезно предоставить допрашиваемому определенный промежуток времени, в течение которого у него обычно срабатывают антистрессовые защитные механизмы и устанавливается эмоциональное равновесие. Как справедливо отмечается Л.П. Гримак, отсрочка в

121

проведении сеанса не влияет на репродуктивную способность памяти доп- рашиваемого.’

Нам представилась возможность убедиться в этом при проведении подобных исследований. Так, при сборе эмпирического материала для настоящего диссертационного исследования в одном из районных управлений внутренних дел г. Владивостока к автору, по совету одного из следователей РУВД, обратилась потерпевшая, в отношении которой был совершен грабеж, с целью помочь вспомнить один незначительный для дела эпизод совершенного преступного посягательства, а именно, кем была захлопнута входная дверь в квартиру, когда потерпевшая побежала за лицом, сорвавшим с нее цепочку. Поскольку другие методы активизации памяти результатов не дали, ей было предложено провести сеанс гипноза, разъяснив, что полученная в ходе сеанса информация никакого доказательственного значения иметь не будет. В связи с тем, что автор не является психологом и не имеет специальную подготовку в практическом осуществлении гипнорепродукции, понадобилось определенное время для того, чтобы найти специалиста, обладающего необходимыми знаниями и навыками, и согласовать дату проведения сеанса. После введения потерпевшей в гипнотическое состояние она подробно рассказала обстоятельства совершенного преступления, отметив, что, выбегая из квартиры, утопила ригель реечного замка, что привело к его запиранию.1

Согласно опыту американских и израильских криминалистов, предпочтение в использовании гипноза должно отдаваться достаточно сложным уголовным делам, таким, как убийство, изнасилование, похищение детей и серьезные разбойные нападения.

Анкетирование следователей ОВД показало, что 87,6 % от общего числа следователей считают целесообразным применение сеансов гипнорепродукции при раскрытии и расследовании сложных преступлений при условии

1 Гримак Л.П. Указ. раб. С. 199-200.

122

процессуального закрепления данного метода, и, лишь 0,8% высказались о недопустимости применения гипноза.

При этом следует подчеркнуть, что наличие у суггерента особой формы эмоционального расстройства, а также при допросе детей и лиц с отклонениями в психической сфере требуют участия в следственном гипнозе определенного специалиста-консультанта.

О перспективе применения гипноза в уголовном судопроизводстве указывает и С.Ю. Мышляев , а также О.В. Полстовалов, оговаривая необходимость соблюдения ряда требований, а именно:

а) добровольное предварительное согласие испытуемого на опрос с использованием гипноза;

б) высокая квалификация и специальные познания в области медицины и гипнологии специалиста - гипнолога;

в) сведения, получаемые под гипнозом, не могут быть признаны дока зательством по делу, а выступают лишь как ориентирующая информация;

г) опрос с применением гипноза должен проводиться с разрешения су дебных органов;

д) применение гипноза в ходе опроса может касаться только психиче ски здоровых лиц и методы гипноза не должны ставить под угрозу жизнь и здоровье испытуемого;

е) ход опроса с применением гипноза должен фиксироваться посредст вом видеозаписи3.

Детальная разработка техники и тактики проведения допроса в гипнотическом состоянии и строгая законодательная регламентация этой процедуры позволят избежать нарушения прав допрашиваемого, а также обеспечат

1 Сеанс гипноза проводился по уголовному делу № 361627.

2 См.: Гипноз - М.: Медицинская книга; Н.Новгород: Изд-во НГМА, 1999. С. 251

3 Полстовалов О.В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе достижений психологической науки. Автореферат … к.ю.н. - Уфа. 2000. С.25-26

123

безопасность данного метода ведения допроса, на что указывают противники применения сеансов гипнорепродукции в уголовном процессе.

На наш взгляд, вопрос о допустимости использования гипноза при допросе потерпевшего не имеет принципиальных различий с допустимостью тактических приемов, применяемых при проведении этого следственного действия. Так, тактический прием «вторжение в интимную зону» может нанести больший вред, чем гипнотический сеанс, проведенный с соблюдением всех вышеуказанных требований.

В настоящее время в связи с отсутствием нормативной базы, естественно, невозможно использовать результаты сеанса гипнорепродукции в качестве доказательств и можно говорить только о проведении опроса с применением гипноза.

Хотелось бы верить в оптимистический настрой В.А. Образцова, выражающего надежду, что, несмотря на эмбриональное состояние проблемы использования нетрадиционных видов допроса в деле борьбы с преступностью, в скором будущем принятие необходимых законодательных актов, допускающих признание результатов допроса потерпевшего в гипнотическом состоянии в качестве доказательств, позволит использовать возможности данного метода для сбора доказательств, а в российской криминалистике сложится новое направление — криминалистическая гипнология1. Это, в свою очередь, улучшит тактическое оснащение следственной практики. Однако, по нашему мнению, это перспектива будущего, на сегодняшний же момент, в связи с отсутствием какого-либо нормативного закрепления проведения сеансов гипнорепродукции при расследовании преступлений, о их доказательственном значении однозначно не может быть и речи. Применение данного метода с целью получения ориентирующей информации, которая в дальнейшем может использоваться при подготовке к допросу потерпевшего в выборе конкретных приемов, направленных на припоминание за-

124

бытого, для определения пути дальнейшего расследования, представляется вполне возможной.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, необходимо еще раз заострить внимание на том обстоятельстве, что допрос добросовестного потерпевшего проходит, как правило, в бесконфликтной ситуации, и основной задачей следователя при его производстве является активизация памяти допрашиваемого и применение методов, направленных на припоминание забытого. Причем, чем свободней и естественней следователь пользуется указанными методами, учитывая психологический тип личности, тем легче протекает данное следственное действие.

Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юристъ, 1999. С.565

125

3.2. Особенности тактики допроса потерпевших неустойчивого типа в ситуации нестрогого соперничества

Основной особенностью позиции, занятой на предварительном следствии потерпевшими неустойчивого типа, является изменение данных ранее показаний. Как мы уже указывали, к данному типу потерпевших относятся чаще всего несовершеннолетние, лица, отстающие в развитии, а также, обладающие большой степенью внушаемости, потерпевшие. К этой группе можно отнести также потерпевших, преступление в отношении которых было совершено родственниками или близкими людьми. При рассмотрении вопроса особенностей тактики допроса потерпевших неустойчивого типа мы не будем останавливаться на особенностях допроса несовершеннолетних потерпевших, имеющих ряд специфических черт по сравнению с другими категориями потерпевших этого типа.

Поскольку для неустойчивых потерпевших характерна борьба равноценных, но взаимоисключающих мотивов: с одной стороны, потерпевший заинтересован в привлечении обвиняемого к уголовной ответственности и его наказании, с другой - готов простить обвиняемого, принимая во внимание перспективу дальнейших с ним отношений, изменение ими показаний зависит от того, какому мотиву они отдают предпочтение в тот или иной момент расследования преступления, то деятельность следователя при допросе должна быть направлена на активизацию в его сознании и переживаниях эмоций и чувств, обусловленных преступным посягательством и его последствиям, и склонение к активности мотивов дачи правдивых показаний.

Отказ от показаний или их изменение нередко сопровождаются заявлением потерпевшего с просьбой -прекратить уголовное дело или освободить лицо или лиц, совершивших преступление, от уголовной ответственности. В этих случаях следователю необходимо запастись терпением и не поддаться

126

чувствам раздражения, неприязни, досады, которые могут возникнуть при подобных обстоятельствах.

«Отказ потерпевшего от показаний, - пишет Е.Е. Центров, - при такти- чески правильном отношении к этому следователя обычно не вызывает серьезных осложнений и может быть легко преодолен при допросе. Важно сохранить спокойствие и провести следственное действие, как обычно, в корректной, внимательной и спокойной манере».1

Тактические приемы, направленные на формирование у потерпевшего правильного отношения к делу, должны сочетаться с сообщением ему некоторых фактических сведений, которые бы убеждали в неправильности занятой позиции.

Прежде чем перейти к рассмотрению тактических приемов, применяемых при допросе неустойчивых потерпевших, рассмотрим понятие и критерии допустимости их при допросе.

Р.С. Белкин определяет тактический прием как «самый рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразную линию пове- дения при собирании, исследовании, оценке, использовании доказательств и предотвращении преступлений», отмечая при этом следующие факторы, обеспечивающие рациональность и эффективность именно выбранного способа действия: а) системность операций, составляющих в своей совокупности способ действий, которая устанавливает последовательность их выполнения с целью решения поставленной задачи; б) физические и психические возможности человека, от которых зависит содержание и условие применения приема; в) индивидуальные особенности субъекта, использующего прием, обуславливающие формирование, выбор им данного приема и его реали- зацию.

1 Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем: Монография. - М.: Издатель ство Московского университета, 1988. С. 149.

2 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учеб. пособие. - Волгоград: ВСШ МВДРФ,1993. С.105-106.

127

Другие авторы, занимающиеся исследованием данного вопроса, в принципе дают аналогичные понятия «тактического приема», различающиеся в стилистическом изложении определения, включении или не включении в понятие научной обоснованности, ситуационности и целевого функционирования.1 Однако, несмотря на различия в формулировках определения тактического приема, практически все авторы сходятся во мнении, что это наиболее эффективный и рациональный способ действия при проведении следственного действия для решения конкретной задачи расследования.

Представляется, что сущность тактического приема заключается в пси- хологическом воздействии на субъектов уголовного судопроизводства с наименьшей затратой времени и нервной энергии для получения необходимого результата, который заключается, прежде всего, в установлении истины по уголовному делу.

Не затрагивая проблемы классификации тактических приемов в кри- миналистике, отметив лишь, что В.И. Комиссаров выделил. 17 оснований для их систематизации, остановимся на критериях их допустимости, под которыми, по мнению О.В. Полстовалова, следует понимать сущностный признак тактического приема, несоответствие которому делает невозможным применение предлагаемой рекомендации2.

Поскольку вся деятельность следователя при расследовании уголовного дела осуществляется в соответствии с законом, то первым критерием воз- можности применения тактического приема при проведении следственных

1 См.: Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М., «Юрид. лит.», 1976. С. 51; Гусаков А.Н. Понятие тактического приема при расследовании престу плений // Проблемы уголовного процесса и криминалистики. - Свердловск, 1973. С. 168; Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 84; Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: «Юридическая литература», 1976. С. 33; Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики / Под ред. проф. A.M. Михайлова. - Саратов, Изд-во Саратовского университета, 1987. С. 65; Ишенко Е.П. Тактический прием и место научно-технических средств а его структуре // Теоретические проблемы кримина листической тактики. - Свердловск, 1981. С. 81 и др.

2 Полстовалов О.В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе достижений психологической науки. Автореферат … к.ю.н. - Уфа. 2000. С. 13

128

действий является законность, то есть соответствие общим принципам пред- варительного следствия и непосредственно требованиям ч.З ст. 20 УПК РСФСР (ч.2 ст. 9 УПК РФ), запрещающей применение угроз, насилия и иных незаконных мер. Как справедливо было замечено Н.И. Порубовым, ссылка на целесообразность, оперативную необходимость применения того или иного тактического приема не может служить основанием его правомерности. 1

Научность тактического приема заключается в том, что он должен быть разработан на данных таких наук, как логика, психология, НОТ, этика и следственная практика, и отвечать требованиям, предъявляемым этими науками. «Функция научной обоснованности, - отмечает СЮ. Якушин, - как критерия допустимости применения тактических приемов сводится, …к тому, что данные специальных наук, используемые при конструировании и реализации тактических приемов, играют роль научной познавательной основы этих приемов, обеспечивая достоверность получаемых при их применении результатов.»2 Иными словами, научность тактического приема позволяет исключить случайное и выделить общие закономерности в процессе его применения. Рассматривая критерий научности при определении допустимости тактического приема, Н.А. Якубович считает этот критерий не определяющим, подчеркивая, что тактический прием может быть обоснован не научными данными, а данными практики расследования преступлений.3 Позволим себе не согласиться с данным утверждением, аргументируя это тем обстоятельством, что даже обоснование данных практики основывается на законах формальной логики, то есть степень научности присуща в любом случае.

1 Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе и криминалистике. Под ред. А.Р. Ратинова. - Минск, «Вышэйш. школа», 1968. С. 23

2 Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений: Монография. - Ка зань: Изд-во Казанского университета, 1983. С. 44.

3 См.: Советская криминалистика. Теоретические проблемы. - М.: Юрид. лит., 1978. С. 167.

129

Под этичностью тактического приема понимается его соответствие нравственным принципам, нормам морали. Причем, следует учитывать, что - выбор тактического приема всегда связано с необходимостью морального

выбора, требующего от следователя ответственного самостоятельного решения и соответствующего действия, в которых реализуется его нравственное сознание. Наиболее полно, на наш взгляд, этические требования, предъявляемые к тактическому приему, изложил И.Е. Быховский, отмечая, что тактический прием не должен:

  • унижать честь и достоинство участников расследования;

*’ - влиять на позицию невиновного, способствуя признанию им несущест-

вующей вины;

  • оправдывать само совершение преступления и преуменьшать его общественную опасность;
  • способствовать оговору невиновных или обвинению виновных в большем объеме, чем это отвечает их действительной вине;
  • основываться на неосведомленности обвиняемого или иных лиц в вопро-

ф ?

сах уголовного права и процесса;

  • способствовать развитию у обвиняемого или иных лиц низменных побуждений и чувств, даче ими ложных показаний, совершению иных аморальных поступков;
  • основываться на сообщении следователем заведомо ложных сведений;
  • ’^ - подрывать авторитет органов предварительного следствия, прокуратуры,

МВД и суда1.

Избирательность воздействия означает, что один и тот же тактический прием в одном случае может дать положительный результат, и не достичь цели при допросе другого лица. То есть при выборе тактического приема до-

;

1 Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий: Дисс. … д-ра юрид. наук. - М., 1975. с. 219-220.

130

проса следует исходить из психологических особенностей личности допра- шиваемого.

А.А. Закатов также выделяет такой критерий допустимости тактического приема допроса, как эффективность результатов, иными словами «дает ли он необходимый эффект»1. По нашему мнению, в стадии выбора нельзя категорично говорить о даче положительного эффекта, а можно только предполагать о наступлении желаемого результата. Иначе говоря, данный критерий можно определить как направленность на достижение необходимого эффекта, который входит в критерий целесообразности, заключающийся в возможности его эффективного использования в условиях определенной следственной ситуации.

Что же касается систематизации тактических приемов допроса, то, подвергнув анализу криминалистическую литературу по этому вопросу, можно выделить следующие группы тактических приемов, используемые при проведении данного следственного действия, в соответствии с которыми мы и будем рассматривать суть каждого тактического приема, учитывая мотивы, побуждающие потерпевшего изменить данные ранее показания.

Приемы эмоционального воздействия, к числу которых относятся: убеждение в неправильности занятой позиции; разъяснение вредных последствий как для самого потерпевшего, так и для близких лиц из числа обвиняемых; воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого, а именно - чувство собственного достоинства, благородства, идейности и т.д. К числу тактических приемов эмоционального воздействия, на наш взгляд можно также отнести и приемы основанные на факторе внезапности.

Приемами логического воздействия, заключающимися в демонстрации несоответствия показаний действительности, являются: предъявление дока- зательств, опровергающих показания допрашиваемого; предъявление дока- зательств, требующих от допрашиваемого детализации показаний, которая

1 Закатов А.А. Ложь и борьба с ней: - Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1984. С. 101.

131

неизбежно приведет к противоречиям в ранее данных показаниях; логический анализ противоречий, имеющихся в показаниях потерпевшего; доказательства бессмысленности занятой позиции.

При допросе лиц, изменивших своих показания, на наш взгляд, прежде всего следует предупредить их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Причем, сделать это необходимо не скороговоркой, как практикуется в следственных органах, а как можно более торжественно, с последующим подписанием соответствующего заявления в протоколе допроса. На этот аспект обращали внимание также А.Н. Васильев и Л.М. Карнеева.1

Раз мы коснулись протокола допроса, то позволим себе отметить несовершенство бланков, предназначенных для фиксации данного следственного действия. Так, строка для подписи допрашиваемого о предупреждении за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний предусматривается после строк, определенных для внесения анкетных данных. Иными словами, следуя законам формальной логики, допрашиваемый предупреждается об ответственности по ст. ст.306, 307 УК РФ после заполнения анкетной части протокола, хотя и биографические данные могут не соответствовать действительности (например, потерпевший может скрыть наличие судимости). То есть, исходя из этого, можно сделать вывод, что при сообщении допрашиваемым о себе неверных сведений уголовная ответственность не должна наступать. На наш взгляд, строка для подписи, подтверждающей факт предупреждения об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, как и сам текст предупреждения, должна располагаться до анкетной части протокола.

Рассмотрение особенностей производства допроса неустойчивых потерпевших в процессе расследования уголовного дела построим в зависимости от категории допрашиваемого, относящегося к данному типу.

132

При допросе лиц, достигших биологического совершеннолетия, но за- держивающихся в умственном и интеллектуальном развитии, изменяющих свои показания следует учитывать, что, во-первых, изменение показаний не всегда свидетельствует об их ложности, так как допрашиваемый мог в силу своего развития неправильно воспринять, сохранить либо воспроизвести информацию; во-вторых, эмоциональное состояние при первом допросе значительно отличается от эмоционального состояния, присущего допрашиваемому при повторных допросах, что, в свою очередь, сказывается и на его показаниях, особенно на качественных характеристиках (недаром говорят, что у страха глаза велики); в-третьих, у данных лиц может быть нарушено логическое восстановление событий, что, как известно, не способствует активизации памяти; наконец, у них часто проявляется склонность к фантазированию, в результате чего они могут «сгустить краски», заполнить пробелы в запечатленном материале воображаемыми сценами. Поэтому при подготовке к допросу таких лиц, на наш взгляд, необходима консультация психолога и, если позволяет время и возможности, производство судебно-психологической экспертизы с целью выяснения способности правильно воспринимать информацию, либо пригласить специалиста для участия в данном следственном действии.

Начиная допрос, следователь должен разъяснить допрашиваемому значение правдивости его показаний для раскрытия и расследования уголовного дела.

При формулировке вопросов следует учитывать психологические особенности допрашиваемого и строить вопрос таким образом, чтобы он был ему понятен. Если же следователь видит, что допрашиваемый не понял вопроса, то, как справедливо заметил СП. Щерба, его нужно повторить, изме-

Васильев А.Н., Карнеева Л.М.. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М., «Юридическая литература», 1970. С. 77

133

нить формулировку, упростить, расчленив на несколько более конкретных.1 Этот аспект подчеркивал и Л.Е. Ароцкер, отмечая, что «формулировка вопросов должна быть строго индивидуальной, избранной с учетом личности допрашиваемого, его физических и психических особенностей»2.

При допросе лиц, страдающих инфантилизмом или другими нарушениями развития, можно использовать весь арсенал тактических приемов ведения допроса, разработанных криминалистикой, учитывая его психологический тип и черты характера.

Если обвиняемым в совершении преступления является близкий или родственник потерпевшего и последний на этом основании изменяет данные ранее показания, мотивируя тем, что заявил о преступном посягательстве в порыве злости, отчаяния, вызванного противоправными действиями обвиняемого, однако к уголовной ответственности привлекать его не желает и в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации имеет право не свидетельствовать против своего родственника, то формально он прав. В таких случаях следователю необходимо использовать тактические приемы эмоционального воздействия. Убедить потерпевшего дать правдивые показания, мотивируя тем, что совершено противоправное общественно опасное деяние, которое в другом случае может быть направлено и против других людей. Представляется уместным напомнить о страданиях, перенесенных потерпевшим, которым он подвергался со стороны лица, совершившего преступное посягательство, негативных последствиях преступления для родных, близких. Также следует отметить, что возбужденное уголовное дело, если оно не является делом частного обвинения, не подлежит прекращению за примирением сторон, и начатое расследование будет продолжено, а запирательство потерпевшего приведет лишь к затягиванию производства по уголовному делу. При допросе данной категории потерпевших, на наш взгляд,

1 Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физи ческими или психическими недостатками. - М., «Юрид. лит.», 1975. С. 88.

2 Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. - М., 1969. С. 53

134

возможно также использование тактического приема - прерывание допроса, который предлагают А.А. Закатов и СИ. Цветков.1 Название самого приема определяет его суть, иными словами, в ходе допроса потерпевшего делается перерыв либо на несколько минут (часов), либо на несколько дней, после чего допрос продолжается. Время, на которое прерывается допрос, в некоторых случаях дает возможность допрашиваемому оценить доводы, приведенные следователем, и определить свою позицию.

Так, при расследования хищения золотой цепочки, принадлежавшей Р., на первом допросе потерпевшая подробно рассказала, как выглядело похищенное изделие и где оно хранилось. Однако, когда выяснилось, что кражу совершил ее четырнадцатилетний сын, Р. изменила показания, сказав, что цепочку она скорей всего потеряла, так как на ней был плохой замок. Оперативно-розыскными мероприятиями был установлен факт продажи сыном Р. Цепочки гражданину КНР. Потерпевшая же настаивала на том, что цепь она потеряла. Тогда следователь в качестве довода привел то обстоятельство, что несовершеннолетний ребенок, оставшийся ненаказанным однажды, в будущем может совершить более серьезное преступление. Доводы не привели к желаемому результату и следователь закончил допрос, но через три дня по- терпевшая пришла снова к следователю и сообщила, что в тот день, когда произошла кража, цепочку она не надевала, а через несколько дней после ее пропажи увидела у сына несколько компакт-дисков с играми. На вопрос чьи это диски, сын пояснил, что он на улице нашел деньги и на них приобрел данные диски.2

Конечно, в данном случае нельзя говорить о применении тактического приема «прерывание допроса», допрос следователем был закончен, но иллю-

Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совер- шаемых организованными преступными группами. Лекция. Изд. Второе. - М.: МЦ при ГУК МВД России, 1998. С.22

2 Уголовное дело № 135621, находится в производстве СО при Первомайском РУВД г. Владивостока.

135

стрир ует возм ожно сть его испол ьзова ния для допр оса неуст ойчи вых потер певш их.

136

3.3. Тактические комбинации разоблачения ложных показаний не- добросовестных потерпевших в конфликтных ситуациях

Наибольшую сложность представляет допрос недобросовестного по- терпевшего в конфликтной ситуации. Именно в этом случае проявляется все мастерство и умение следователя. Задача следователя при данном виде допроса состоит не только в поддержании на протяжении всей беседы психологического контакта с допрашиваемым, который находится, как правило, на грани срыва, но и в преодолении позиции, направленной на дачу ложных показаний, и в принятии мер к получению правдивых показаний.

Несмотря на то, что в обязанность потерпевшего входит дача правдивых показаний и за дачу заведомо ложных показаний предусмотрена уголов- ная ответственность, следственная практика свидетельствует, что умышленное умолчание на допросе о существенных фактах, имеющих значение для дела, которое А.А. Шмидт справедливо приравнивает к даче-ложных показаний1, а также заведомо ложные показания потерпевших в целом или в отдельной части не редкость. Причем, в связи с ростом организованной преступности, а также нестабильной экономической обстановкой в стране, наблюдается тенденция увеличения числа дачи ложных показаний лицами, в отношении которых совершено преступное посягательство. Так, исследования, проведенные А.А. Закатовым, причинами ложных показаний, данных на предварительном следствии потерпевшими, являются: боязнь скомпрометировать себя — 3,4 %; ложный стыд и боязнь огласки - 2,4 %; оказание воздействия со стороны друзей, родственников обвиняемого и иных лиц, заинтере- сованных в исходе дела, путем уговоров, угроз, подкупа, шантажа и пр. — 1,5 %; корыстная и личная заинтересованность — 1 %; боязнь мести со стороны

1 Шмидт А.А. Тактические основы распознания ложных показаний и изобличения лже- свидетелей. Автореферат … к.ю.н. - Свердловск, 1973. Сб.

137

обвиняемого - 0,5 %; чувство мести к обвиняемому - 0,5%; жалость к обви- няемому и его семье - 0,5 %.’

Проведенные же нами исследования показывают, что причинами ложных показаний потерпевших являются: боязнь скомпрометировать себя - 1,2 %; ложный стыд и боязнь огласки - 0,6 %; оказание воздействия со стороны друзей, родственников обвиняемого и иных лиц, заинтересованных в исходе дела, путем уговоров, угроз, подкупа, шантажа и пр. - 5,7 %; корыстная и личная заинтересованность - 1,6 %; боязнь мести со стороны обвиняемого — 3,7 %; чувство мести к обвиняемому - 0, 7 %; жалость к обвиняемому и его семье - 0,3 %. Для наглядности результаты исследований, проведенных А.А. Закатовым и нами, представлены в виде диаграммы (см. Приложение)

Как видно из представленной диаграммы в последнее время резко возросла мотивация к даче ложных показаний из-за оказания воздействия со стороны обвиняемого, а также боязни мести со стороны обвиняемого, увеличился, хотя и не так резко, мотив корыстной и личной заинтересованности в деле, тогда как боязнь скомпрометировать себя и ложный стыд и боязнь огласки существенно снизились.

Зачастую страх перед обвиняемым оказывается сильнее страха перед уголовной ответственностью, при этом, справедливости ради, следует отметить, что ст. 306 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний, в настоящее время практически не работает.

Поэтому прежде всего при допросе потерпевшего, дающего ложные показания, следователь должен установить факт и мотив дачи ложных показаний допрашиваемым.

A.M. Столяренко, ссылаясь на работу А.И. Папкина, приводит детализированную таблицу диагностики лжи и скрываемых обстоятельств на основе анализа речевого поведения:

1 Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. Авторефе-

138

Критерии оценки
высказывания Правдивые высказывания Лживые высказывания 1 2 3 Компетентность и
осведомленность Часто выходят за рамки знаний человека и его осведом- ленности, обычно правдивые суждения строятся на основе не только личного опыта, но и тех фактов, которые он реально видел или слышал о них от других лиц либо читал о них в книгах, газетах и т.д. Обычно ограничены опытом, квалификацией и об- разованностью человека, а также его способностями к фантазированию. Кроме того, измышления могут строиться на основе типовых вариантов действий, имеющих прецеденты в реальной жизни, литературе, кино и т.д. Речевая харак- теристика вы- сказываний Как правило, формулируются собственными словами, от- ражая реальный кругозор че- ловека, его жизненный опыт и образование С целью придания им большей значимости изобилуют сложной терминологией (медицинской, правовой и т.д.), а таюке указывают на использование словарного запаса, несвойственного данному человеку в соответствии с его квалификацией, образованием и жизненным опытом Уникальность высказываний Всегда индивидуализированы и
носят уникальный характер. В них больше деталей, событий и конкретных участвующих лиц Более схематичны, стерео- типны, лишены частностей, деталей, конкретных действующих лиц. Часто по поводу таких высказываний предположение о том, что их уже когда-то и где-то слышали Ролевая позиция говорящего В правдивых высказываниях проявляется истинная личная позиция человека, его убеж- денность. Он говорит от своего имени, не прибегая к не свойственной ему - социальной роли (работника органов правопорядка, врача, В лживых речевых конст- рукциях чаще проявляется позиция стороннего на- блюдателя («так обычно делают», «так говорят», «таким образом надо по- ступать» и т.п.). Кроме того, возможно занятие по- рат… к.ю.н. - Одесса, 1976. С.18

139

служащего госаппарата и др.) зиции, выгодной для гово- рящего ( например, «борца за справедливость» ) Эмоциональная насыщенность и убедительность высказываний Всегда сопровождаются сильными эмоциями и убеди- тельностью речи человека. Он говорит правду, его трудно сбить с толку, заставить отказаться от своих слов, из- менить точку зрения Сопровождаются меньшими эмоциями, иногда эмоции носят инсценированный характер. Можно подозревать, что эмоции и переживания искусственны и умышленно демонстрируются человеком. Убедительность высказываний он пытается достичь не за счет насыщенной эмоциями речи, а путем ссылок на других лиц, подтверждающих слова, действия, поступки Кажущиеся не- соответствия в высказываниях Как ни парадоксально, но чаще встречаются несоответ- ствия, несогласованность де- талей, что отражает факты реальной, полной противоречий жизни В лживых суждениях обычно не встречается несоответствий, несуразностей, все факты «приглажены» и согласованы. Это обстоятельство часто сви- детельствует о неискренности человека. Неопределенность
и неконкретность
связей Обычно отсутствует Часто встречаются неопре- деленность и неконкретность связей Чрезмерная, на- рочитая точ- ность Отсутствует Свойственна Исключительно позитивная ин- формация гово- рящего о себе Не свойственна Как правило, присутствует Уклонение от ответа на пря- мой вопрос (во- прос забыт) Отсутствует Свойственно Неоднократное повторение од- При отсутствии вопроса, как правило, утверждения не по- В целях воздействия на со- беседника утверждения

140

них и тех же ут- верждений вторяются часто повторяются Проговорки Отсутствуют Часто проявляются Также автор выделяет приемы невербального поведения (жесты, мимика, телодвижения), позволяющие сделать вывод о неискренности допра- шиваемого. Лицо, скрывающее обстоятельства непроизвольно, неосознанно проявляет это в:

  • направлении взгляда, его движении. При нормальном контакте взгляды встречаются около 2/3 всего времени общения. Если человек неис кренен или скрывает что-либо, то его глаза будут встречаться с глазами со беседника менее 1/3 всего времени взаимодействия. При этом он будет ста раться отвести взгляд в сторону. (Так называемый, «бегающий взгляд»);

  • продолговатой улыбке собеседника (губы слегка оттянуты назад от верхних и нижних зубов, образуя продолговатую линию губ, а сама улыбка не кажется глубокой) указывает на внешнее приятие, официальную вежливость другого человека, но не на искренность. Как оборонительная позиция и антагонизм в общении расцениваются плотно сжатый рот и мышцы челюсти, а также косой взгляд в сторону собеседника. Легкая, снисходительная улыбка нередко сопровождает ложное самоуверенное высказывание;
  • «жестах неискренности» (потирание века; защита рта рукой; прикос- новение к носу; почесывание и потирание уха; оттягивание воротника ру- башки; частое поглаживание волос; напряжение лицевых мышц; вегетатив- ные реакции, к которым можно отнести покраснение лица, подергивание губ, учащенное дыхание, расширение зрачков, сужение зрачков, повышенное потоотделение, тремор рук, ног; нервозность в поведении: периодическая прочистка голоса, покашливание, частое курение, ерзание на стуле, постукивание по столу; потирание ладоней)’.
  • Столяренко A.M. Психологические приемы в работе юриста: Практ. пособие. - М.: Юрайт,
    1. с.266-267

• 141 ; :

Однако хотелось бы заострить внимание на том обстоятельстве, что следователю, применяющему данные вербальные и невербальные приемы для диагностики ложных показаний в процессе допроса, следует помнить, что перед ним человек, в отношении которого совершено преступление, причинен вред, и, соответственно, эмоциональное состояние которого находится далеко от нормы. Поэтому к данным приемам следует подходить критически и оценивать только в совокупности с другими фактами, имеющимися у следователя, а также основываясь на внутреннем убеждении.

Рассмотрим тактические особенности допроса недобросовестных по- терпевших.

При даче ложных показаний потерпевшим из-за боязни мести со стороны обвиняемого или при оказании воздействия лицом, совершившим пре- ступление либо его родственниками, друзьями или иными лицами, заинтересованными в исходе дела, деятельность следователя должна быть направлена на преодоление данного мотива. При этом следует учитывать, что воздействие может быть направлено не только на самого потерпевшего, но и на членов его семьи.

В настоящее время, несмотря на ст. 302 Уголовного кодекса РФ, со-став которой предусматривает ответственность за понуждение потерпевшего или свидетеля к даче ложных показаний, эти лица практически не защищены. Любое противоправное воздействие на потерпевших, вне зависимости от вида: физическое либо психическое, ведет к искажению истины в их показаниях, делая их заведомо ложными. Как отмечает Н.И. Гаврилова, в отличие от добросовестного заблуждения, под которым понимают непроизвольное искажение действительности, возникающее в самых различных стадиях формирования показаний, заведомая ложь является волевым, сознательным

142

актом извращения истины, порождающимся и реализующимся при передаче информации.1

В литературе общепризнано деление насилия на физическое и психи- ческое. По определению Л.Д. Гаухмана, физическое насилие - это «воздействие на организм человека, совершенное против его воли. Воздействие может быть оказано как на наружные покровы тела человека, так и непосредственно на его внутренние органы»2. При психическом насилии воздействие осуществляется на психику человека с целью причинения психической трав-мы, либо подавления или ограничения воли личности.

А.К. Тихонов схематично представляет механизм насилия путем при- менения понуждения следующим образом. До сознания потерпевшего тем или иным образом доводится информация о том, какое именно поведение от него требуется, какие показания он должен дать на допросе и какие нежелательные для него последствия наступят, если он не будет вести себя так, как требует понуждающий. Вслед за получением такой информации следует ее переработка в сознании потерпевшего и выбор вариантов ответного поведения. Представление об обещанных насильником нежелательных последствиях неповиновения его требованиям вызывает при этом в них чувство дискомфорта (тревогу, страх и т.п.). Желание избежать наступления негативных последствий и вернуть утраченное в пользу удовлетворения требований по- нуждающего, на которое он и рассчитывает. Указанный же мотив может определить сознательное и волевое поведение лица, подвергнутого такому насилию.4

См.: Гаврилова Н.И. Ошибка в свидетельских показаниях (Происхождение, выявление, устранение). - М., 1983. с. 11

2 Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. - М., 1974. С..З

3 См.: Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки следова телем: Учеб. пособие. - Волгоград, 1981. С.5

4 См.: Тихонов А.К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля. Дисс. на соискание ученой степени кан дидата юридических наук. - М., 1996. С.94-95.

143

Линия поведения следователя при допросе потерпевших, мотивом дачи ложных показаний которых является оказанное на них воздействие, либо боязнь оказания данного насилия, должна быть направлена на обеспечение физической или психической неприкосновенности.

В настоящее время, в связи с несовершенством законодательной базы и сложившейся экономической обстановкой в стране, защита потерпевших на предварительном следствии является большой проблемой, решению которой уделяется повышенное внимание ученых-правоведов страны1.

Не представляется возможным по опыту экономически благополучных стран, например США, предоставлять место жительства и работу потерпевшим в другом регионе с целью оградить их от противоправного воздействия.2

Однако следственно-судебная практика показывает, что из-за роста ор- ганизованной преступности в стране и увеличения насильственных преступлений данная проблема нуждается в скорейшем разрешении.

Уголовно-процессуальное законодательство РФ, вступающее в действие с 1 июля 2002 г. дополнено нормой возлагающей обязанность на следственные и судебные органы защиты потерпевших (а также свидетелей) от мести или воздействия обвиняемого, его родственников, друзей и иных лиц, заинтересованных в исходе дела, об ее эффективности покажет будущее.

Например, см.: Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. - М.: Спарк, 1999; Минеева Г.П. Уголовно-правовая охрана свидетеля и потерпевшего: Дисс. на соискание ученой степени канд.юр.наук. - М, 1993; Тихонов А.К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля. Дисс. на соискание ученой степени кандидат юридических наук. - М., 1996; Баев О.Я., Трухачев В.В. О правовых основах обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном процессе // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 9. - Саратов, 1994; Петуховский А.А. Уголовно-процессуальные аспекты обеспечения безопасности свидетелей, потерпевших и других граждан, содействующих уголовному судопроизводству // Актуальные проблемы расследования преступлений. М., 1995; Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. - М., 1996 и др.

2 Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. - М.: Спарк, 1999. С. 42-43

144

При действующем законодательстве данная проблема решается путем применения более строгой меры пресечения к обвиняемому, а также путем разъяснения обвиняемому или иным лицам, оказывающим или могущим оказать воздействие на потерпевшего, ст. 302 УК РФ об ответственности за понуждение потерпевшего или свидетеля к даче ложных показании; при обнаружении признаков противоправного деяния со стороны вышеперечисленных лиц возбуждать уголовное дело по соответствующей статье. К числу мер по предотвращению нежелательного воздействия на потерпевшего про- тиводействующих следствию лиц относится и сохранение в тайне сведений о месте жительства, месте работы потерпевшего, а также его родных и близких, особенно в случаях, когда потерпевший не был знаком с лицом или лицами, совершившими преступление, или познакомился с ними в день посягательства. Представляется целесообразным предупреждать потерпевшего и его родственников о возможных воздействиях со стороны заинтересованных лиц и предложить воздержаться от сообщения кому-либо сведений о своем местопребывании. Эти меры по преодолению осуществляемых в отношении потерпевших воздействий отмечал также Е.Е. Центров.1

На наш взгляд, не будет нарушением уголовно-процессуального закона, если при наличии достоверной информации о возможности мести или оказания воздействия на потерпевшего с целью принуждения к даче ложных показаний со стороны обвиняемого, его родственников либо иных лиц, заинтересованных в исходе уголовного дела, следователь либо лицо, производящее дознание, не указывает анкетные данные потерпевшего в протоколе допроса, заменив их фразой «данные в деле имеются». Однако это теряет смысл впоследствии при ознакомлении обвиняемого и его защитника в порядке ст.ст. 201, 2202 УПК РСФСР (ст. 217 УПК РФ)с материалами уголовного дела, где отражены установочные данные на всех лиц, свидетельст-

1 Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем: Монография. - М.: Издательство Московского университета, 1988. С. 136.

145

вующих против обвиняемого, а также при получении обвиняемым копии об- винительного заключения, в котором кратко изложены имеющиеся по делу доказательства, а в приложении — перечень лиц, вызываемых в судебное за- седание, с указанием их анкетных данных.

На этом несовершенстве действующего уголовно-процессуального за- конодательства заострял внимание также Замылин Е.И.’

Статья 6 Проекта Федерального Закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству» закрепила неразглашение сведений о защищаемом лице, рассмотрение и принятие которого, к сожалению, так и повисло в воздухе, обеспечивается путем:

ограничения или изменения сведений о защищаемом лице, указываемых в заявлении (сообщении) о преступлении, материалах его проверки, а также в материалах уголовного дела. При наличии оснований полагать, что необходимо обеспечить безопасность потерпевшего, его законного представителя, свидетеля и их близких, следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его законный представитель и свидетель, не указывать сведения об этих лицах. В этом случае следователь обязан вынести постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне сведений об участнике следственного действия, указывается псевдоним и приводится образец подписи, которые данный участник следственного действия будет использовать в протоколах следственных действий с его участием. Указанное постановление хранится в опечатанном конверте; с содержанием постановления, кроме следователя, могут ознакомиться надзирающий прокурор и судья;

Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации: Учеб. пособие. - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998. С. 52

146

допроса потерпевшего и свидетеля в условиях, гарантирующих их безопасность и анонимность, с учетом необходимости сохранения для суда возможности контакта с допрашиваемым.

Обеспечение безопасности защищаемого лица может быть признано судом причиной, исключающей возможность его явки в суд.

Отдельные положения указанного Проекта нашли свое закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации, в частности, в ч. 9 ст. 166 УПК РФ предусматриваются ограничения или изменения сведений о защищаемом лице. Также УПК России содержит ряд мер, направленных на обеспечение безопасности потерпевшим и их близким родственникам на предварительном следствии, таких как контроль и запись телефонных и иных переговоров (ч. 2 ст. 186 УПК РФ) и проведение опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ). Насколько действенны данные меры покажет практика.

Вопрос обеспечения безопасности потерпевшего на предварительном следствии настолько многогранен, что требует отдельного углубленного исследования, поэтому в своей работе мы не ставим цель его разрешения и акцентируем внимание лишь на необходимости защиты потерпевшего от противоправного воздействия со стороны заинтересованных лиц, как одного из условий преодоления противоборствующей позиции потерпевшего на предварительном следствии вообще, и получения правдивых показаний в частности.

При допросе, если потерпевший дает ложные показания именно по этому мотиву, необходимо не только пообещать безопасность, как отмечает И.Н. Якимов1, но и реально осветить, что сделано следователем для обеспечения безопасности и что может быть сделано с этой целью.

147

При допросе же недобросовестного потерпевшего, мотивация которого обусловлена внутренними факторами, в условиях противодействия, на наш взгляд, применение просто тактических приемов малоэффективно, для пре- одоления позиции допрашиваемого, направленной на дачу ложных показаний, целесообразно применение ряда тактических приемов, сочетающихся друг с другом, образующих, так называемый, тактический рисунок или тактическую комбинацию.

Рассмотрим, что же понимается под термином «тактическая комбинация» в криминалистике.

Впервые понятие «тактическая комбинация» употребил Р.С. Белкин для обозначения тех тактических приемов допроса, которые именовались «психологическими ловушками» или «следственными хитростями»2, а позже расширил понятие тактической комбинации, включив в него сочетание не только тактических приемов, но и следственных действий3.

Позднее автор определил тактическую комбинацию как «определенное сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее цель решения конкретной задачи расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацей»4.

Придерживаясь этого понятия тактической комбинации, остановимся на основных его признаках.

Во-первых, тактическую комбинацию можно рассматривать как определенную совокупность тактических приемов, осуществляемых в рамках одного следственного действия — например, допроса, обыска, задержания и т.д.

Якимов И.Н. Криминалистика: Уголовная тактика. - М.: Издательство Народного комиссариата внутренних дел РСФСР, 1929. С. 108

2 См.: Криминалистика. - М., 1974. - с. 361

3 Белкин Р.С. Проблемы определения последовательности следственных действий // Про блемы совершенствования следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в аспекте ликвидации преступности в СССР. - Алма-Ата, 1974. с. 16

4 Белкин Р.С. Курс криминалистики В Зт. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. с. 210

148

Во-вторых, тактическая комбинация может осуществляться в рамках одного расследования в определенном сочетании следственных действий. При этом тактическая комбинация не должна рассматриваться как «комбинированное» следственное действие, а как определенная последовательность следственных действий при расследовании конкретного уголовного дела.

В-третьих, в тактическую комбинацию могут входить как одноименные, так и разноименные следственные действия, причем, если в ходе расследования, что особенно характерно для первоначального этапа, реализуются данные, полученные оперативным путем, то тактическая комбинация может представлять определенное сочетание следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Последние же в этом случае представляют собой элемент комбинации и служат для создания условий, обеспечивающих результативность, целеустремленность и безопасность входящих в структуру комбинации следственных действий.

И, наконец, целью тактической комбинации является решение кон^ кретной задачи следствия. Р.С. Белкин выделяет следующие цели тактической комбинации:

а) разрешение конфликтной ситуации с помощью рефлексии с получе нием следователем определенного выигрыша;

б) создание условий, необходимых вообще для проведения следствен ного или иного процессуального действия следователя;

в) создание условий, обеспечивающих результативность следственного действия;

г) обеспечение следственной тайны, в том числе сохранения в тайне источника используемой информации;

д) обеспечение сохранности до необходимого момента еще неисполь зованных источников доказательственной информации;

149

е) иные тактические воздействия на следственную ситуацию с целью ее изменения или использования. \

Все вышеперечисленные признаки тактической комбинации присущи и комбинациям, используемым для изобличения во лжи при допросе потерпевшего.

Мы будем рассматривать тактическую комбинацию именно как определенную совокупность тактических приемов, представляющих собой тактический рисунок, используемых в рамках одного следственного действия, а именно допроса потерпевшего с целью создания ситуации, рассчитанной на неправильную оценку ее допрашиваемым, и разоблачения ложных показаний.

Универсальной комбинации тактических приемов опровержения лжи не существует, выбор и последовательность приемов психологического воздействия зависят от мотивов дачи ложных показаний потерпевшим, личности допрашиваемого, а также личностных особенностей самого лица, проводящего допрос.

Мы полностью поддерживаем А.А. Закатова, подчеркивающего, что при допросе потерпевших, дающих ложные показания по другим причинам, следует использовать следующие тактические приемы: детализацию показаний с целью выявления противоречий, повторное напоминание потерпевшему об ответственности за дачу заведомо ложных показаний; выяснение контрольных данных, позволяющих проверить сообщаемым сведения; формирование убеждения у допрашиваемого о наличии у следователя доказательств, изобличающих его во лжи; предъявление доказательств в различной последовательности (с нарастающей силой и наиболее веского), пресечение лжи; допущение легенды; оставление допрашиваемого в неведении об объеме доказательств, которыми располагает следователь; изложение допрашиваемому вероятного хода событий; использование в ходе допроса оператив-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики В Зт. Т.З: Криминалистические средства, приемы и

150

ных данных и данных о прошлом допрашиваемого и его поведении в период, предшествующий вызову на допрос; повторный допрос по тем же вопросам;1 – создание преувеличенного представления об осведомленности следователя,2

а также различные их комбинации.

Следует отметить, что все сочетания тактических приемов рассмотреть не возможно, поэтому остановимся на некоторых из них, которые, по нашему мнению, удачней всего комбинируются:

  • «допущение легенды» + детализация показаний;
  • «вторжение в интимную зону» + косвенный допрос; ‘& - «создание напряжения» + «снятие напряжения»;
  • «оставление допрашиваемого в неведении об объеме доказательств, которыми располагает следователь» + предъявление доказательств;
  • создание преувеличенного представления об осведомленности следователя - как самостоятельная тактическая комбинация;
  • использование фактора внезапности при проведении допроса. Одной из тактических комбинаций разоблачения во лжи является со-

четание тактического приема «допущение легенды» с предъявлением дока зательств. Суть ее такова. Допрашиваемый в ходе допроса не отрицает оче видные факты, однако в целях введения следователя в заблуждение он на допросе дает не соответствующую действительности интерпретацию слу чившегося, преподносит факты в выгодном для себя свете, извращает их, на- -‘ полняет их элементами фантазии, стремясь выгородить себя, преуменьшить

или вообще исключить свою роль в содеянном, особенно в тех случаях, когда своим противоправным поведением спровоцировал совершение против себя преступления. Следователь, зная об этом либо допуская возможность преподнесения ему легенды со стороны допрашиваемого лица, тем не менее

рекомендации. - М.: Юристъ, 1997. с. 212.

1 Закатов А.А. Ложь и борьба с ней. - Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1984. с. 132

2 Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос: учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1978. С. 36

151

не расшифровывает свою догадку, стремясь своим видом, действиями создать видимость того, что верит в то, что ему сообщает потерпевший. При этом следователь как можно точнее и подробнее фиксирует рассказ в протоколе допроса.

Лишь после того, как все сказанное надлежащим образом занесено в протокол допроса, и этот документ подписан обеими сторонами, следователь может приступить к опровержению легенды. При этом, если доказательств не достаточно, то следует скрупулезно продублировать предмет допроса, заостряя внимание на тех же обстоятельствах, их нюансах, максимально детализируя и конкретизируя показания.

Однако, используя эту тактическую комбинацию при допросе потер- певшего, необходимо учитывать, что лицам, для которых характерна повышенная стеснительность, застенчивость, после дачи показаний, искажающих произошедшую действительность, тем более когда они занесены в протокол, будет психологически сложно перестроиться на дачу правдивых показаний.

В.А. Образцов предлагает использовать для изобличения во лжи так- тический прием, получивший название «Вторжение в интимную зону». Каждый человек считает пространство вокруг себя радиусом до 50-60 см как бы запретной зоной для других, принадлежащей только ему территорией. Проникновение малознакомых лиц в это пространство обычно воспринимается как акт агрессии. Тот, кто считает, что его интимная зона неожиданно нарушена, ощущает себя пленником угрожающей ситуации, невольно испытывает растерянность, иные чувства, определяющие его психологический дискомфорт. Естественно и его стремление как можно быстрее изменить создавшееся положение, освободиться из нежелательной ситуации. Даже если данного психологического воздействия на допрашиваемого окажется недос- таточно для того, чтобы он изменил занятую позицию, то возможно сразу после этого провести косвенный допрос. Косвенный допрос предполагает постановку вопросов второстепенных с точки зрения допрашиваемого, но

152.

фактически маскирующих главный вопрос, ради которого и применяется тактическая комбинация.1

На наш взгляд, в практической деятельности эту тактическую комбинацию следует применять только в исключительных случаях, когда другие тактические приемы и комбинации не привели к желаемому результату, и только после всестороннего изучения личности допрашиваемого, поскольку использование данной комбинации может разрушить и без того хрупкий в ситуации соперничества психологический контакт между следователем и потерпевшим.

В отдельных случаях целесообразно комбинировать такие тактические приемы, как «создание напряжения» и «снятие напряжения», заключающиеся вначале в создании напряжения, которое может быть обеспечено за счет предъявления множества доказательств, напоминания о нравственной оценке поведения допрашиваемого и т.п., после чего с помощью голоса, интонации, репликами созданное напряжение снимается. Мы согласны с Г.Ф. Горским и его соавторами, которые считают эти приемы нравственно допустимыми и справедливо полагают, что «создание напряжения не должно происходить за счет грубости или иного психологического насилия со стороны следователя»2.

Следует отметить, что тактические приемы «создание напряжения» и «снятие напряжения» достигают цели только в сочетании, поскольку применение обособленно тактического приема «создание напряжения» незамедлительно ведет к нарушению психологического контакта, тогда как прием «снятие напряжения» при установленном и поддерживаемом психологическом контакте теряет смысл.

Суть комбинирования тактического приема «оставление допрашиваемого в неведении об объеме доказательств, которыми располагает следова-

1 Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юристь, 1999. С.513-514.

2 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. - Воронеж., 1974. С. 108

153

тель» с предъявлением доказательств заключается в том, что следователь за- остряет внимание допрашиваемого на явную недостаточность или косвенность, имеющихся в деле доказательств, подчеркивая главенствующую роль его показаний для формирования доказательственной базы и установления истины по делу, после чего, выслушав показания потерпевшего и выявив искажение действительности, предъявляет доказательства, ставящие под сомнение правдивость данных показаний. Причем, последовательность предъявления доказательств зависит от психологических особенностей допрашиваемого: лицу с повышенной впечатлительностью целесообразней предъявить сначала более веское доказательство, тогда как человеку с сильной нервной системой - в обратном порядке (от менее значимого к более вескому).

Проиллюстрируем рассматриваемую тактическую комбинацию примером. Следователь обладал оперативной информацией, что потерпевший Г. сам спровоцировал совершение против себя преступления своими действиями, вступив в интимные отношения с женой обвиняемого и рассказав об этом общему знакомому, вызвал состояние аффекта у обвиняемого Ф. Получить данную информацию процессуальным путем не представлялось возможным, поскольку единственный свидетель на момент расследования находился в долгосрочном рейсе, а обвиняемый от дачи показаний отказался. Потерпевший же на первом допросе заявил, что обвиняемый беспричинно открыл стрельбу из пневматического оружия, которое постоянно носит с собой, указав, что причин, побудивших бывшего друга стрелять в свою сторону, он не знает. При повторном допросе следователь заострил внимание потерпевшего на том обстоятельстве, что доказательств явно недостаточно (что было действительным положением дел относительно мотивов совершения преступления, которые входят в предел доказывания), попросил подробно изложить весь процесс совершения преступления. После того, как потерпевший детально изложил события, указав местонахождение стрелявшего и его

154

самого, изобразив это собственноручно на схеме, следователь предъявил допрашиваемому заключение баллистической экспертизы, согласно которой при таком взаиморасположении потерпевшего и обвиняемого выстрел должен быть произведен с высоты не менее 3 метров, что было невозможно с учетом местности, а также протокол допроса сестры обвиняемого, в котором указывалось, что пневматический пистолет Ф. приобрел около 3-х лет назад и до дня совершения преступления из дому не выносил и это было известно потерпевшему, поскольку они были в дружеских отношениях с обвиняемым. После чего потерпевший Г. дал правдивые показания.1

Тактический прием «создание преувеличенного представления об ос- ведомленности следователя» может применяться как самостоятельная тактическая комбинация, направленная на формирование у допрашиваемого неправильной оценки сложившейся ситуации и в конечном итоге дачу правдивых показаний. Проводя данную тактическую комбинацию, следователь после свободного рассказа потерпевшего делает паузу перед постановкой вопросов, при этом многозначительно смотрит на допрашиваемого, как бы предлагая ему продолжить свободный рассказ, либо вербально подталкивает его к этому, например, вопросом «И это все?», для большей убедительности можно заглядывать в лежащую на столе папку.

Однако не избирательное использование рассматриваемого тактического приема без учета психолого-криминалистической характеристики лич- ности потерпевшего может спровоцировать допрашиваемого, дающего ложные показания, к искажению истины.

Так, при расследовании кражи чужого (личного) имущества из квартиры гр. В. следователь при повторном допросе потерпевшей, целью которого было получение информации о количестве похищенного имущества, применил данную тактическую комбинацию, причем, технически провел ее блестяще. Однако гр. В., зная, что подозреваемый Ч. в совершении преступле-

Архив суда Советского района г. Владивостока

155

ния вскоре был задержан и у него изъята только часть вещей, после вопроса следователя «И разве это все?» рассудила, что раз не все вещи изъяты, то, возможно, Ч. часть вещей продал и у него должна быть определенная денежная сумма, и заявила, что наряду с похищенным имуществом у нее были украдены также деньги в сумме 5 тысяч 750 рублей. Тогда как подозреваемый отрицал факт хищения денег и при себе у него было сумма несравнимо меньшая (372 рубля).

Потребовалось провести не один допрос, чтобы опровергнуть показания потерпевшей.’

Тактический прием «косвенный допрос» комбинационно может соче- таться с таким приемом, как «форсирование темпа допроса» (при допросе лиц с заниженным темпом реакции) либо «замедление темпа допроса» (при допросе лиц с повышенной реактивностью).

При допросе недобросовестного потерпевшего представляется эффек- тивным использование фактора внезапности, на котором и построен тактический прием «косвенный допрос». Но прежде чем перейти к тактическим приемам и комбинациям, основанным на этом факторе, остановимся на полемике, развернувшейся на страницах юридической литературы, о правомерности его применения, поскольку отдельные исследователи не только сомневаются, но и прямо отрицают законность подобной тактики, а также определим нашу позицию по этому вопросу.

Так, М.С. Строгович полагал, что такой прием в следственной практике, как внезапная постановка вопросов, неожиданных для допрашиваемого, и схожие приемы заслуживают самого решительного осуждения2. Такого же мнения придерживается и И.Ф. Пантелеев3.

Архив суда Первомайского района г. Владивостока.

2 См.: Проблемы судебной этики. - М., 1974. С. 18

3 Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений // Труды ВЮЗИ. 1973. Вып. XXIX. С. 224.

156

«Недопустимо, - пишет С.Г. Любичев, - использование внезапности при воздействии на интеллектуальную сферу человека, когда результаты следственного действия зависят от состояния психики индивида, его способности оценивать обстоятельства и давать правильные ответы на поставленные вопросы. Использование в этих случаях внезапности может привести к дезорганизации психических процессов. Внезапная постановка вопроса вне всякой связи с предыдущими действиями следователя оказывает определенное воздействие на допрашиваемого, нередко приводит к недостоверности его показаний.»1

В качестве аргумента против использования фактора внезапности при проведении следственных действий А.Н. Васильев отмечает, что в результате использования тактических приемов данного типа следователь получает желательный ответ, но при этом «забывает, что подобная проговорка может и не иметь никакого доказательственного значения … допрашиваемый может заявить, что его не так поняли, или он не понял вопроса, или он сознательно поддался «на удочку», чтобы разоблачить следователя, ведущего с ним «нечестную игру», и т.п.»2.

Анализ приведенных выше доводов показывает, что они все основываются преимущественно на нравственных позициях. Отвечая на аргументы противников данного метода, Р.С. Белкин пишет: «Действительно, проговорка, допущенная допрашиваемым под влиянием внезапного вопроса, может не иметь доказательственного значения, из чего отнюдь не следует вывод о противоправности или безнравственности примененного приема. Это лишь свидетельство либо неправильного выбора следователем в данной ситуации самого приема, либо неумения тактически грамотно реализовать полученный с его помощью результат. Рассуждения же о «дезорганизации психических процессов» …, недопустимости «вторжения в интеллектуальную

1 Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. - М. 1980. С.14-15.

2 Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М., 1981. С. 21

157

сферу», нарушении «морального суверенитета личности» представляются бесплодным морализированием.»1.

О законности и этичности приемов использования внезапности писал и В.В. Леоненко2, а также В.Е. Коновалова, заметив: «на каком основании внезапность постановки вопроса как нарушение продуманной логики изложения, в том числе «логики лжи», можно считать безнравственной?… Это не хитрость, не уловка, а проявление избранной позиции, системы правомерных действий для достижения цели, продуманная логика поведения в конкретной ситуации»3.

Мы склонны поддержать мнение Р.С. Белкина и других авторов о до- пустимости применения фактора внезапности как при расследовании пре- ступления, так и при производстве допроса.

Проаргументируем нашу точку зрения.

Во-первых, любой тактический прием, внезапность не является исклю- чением, направлен на воздействие на мыслительные, эмоциональные или волевые процессы допрашиваемого. Причем, как отмечает Г.Г. Доспулов, в поведении недобросовестного допрашиваемого волевыми являются такие процессы, которые характеризуются своеобразным усилием и направлены на достижение противоправных целей. Эмоциональные процессы — это сложные переживания, сопровождающие процесс принятия решения дать ложные показания и его выполнение. Мыслительные же процессы состоят в переработке информации.4 Использование внезапности постановки вопроса при допросе, на наш взгляд, в большей степени и в первую очередь влияют на мыслительные процессы, вызывая фрустрацию - растерянность. Другие же

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики в Зт. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. с.252.

2 Леоненко В.В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства. - Ки ев, 1981.С. 61

3 Коновалова В.Е. Нравственные начала советского судопроизводства // Соц. Законность. 1984. №5. С.35

4 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М., «Юрид. лит.», 1976. С.

158

тактические приемы допроса, применение которых признается допустимым противниками использования фактора внезапности, как правило, первично воздействуют на эмоциональную сферу личности, чем вероятнее могут вызвать именно стрессовую ситуацию.

Во-вторых, поскольку лицо, принявшее и исполняющее решение дачи ложных показаний, само ставит себя в рамки сильного напряжения, то при возникновении стрессового или фрустрационного состояний нельзя говорить, что они являются результатом противоправных действий следователя.

Наконец, внезапность действий следователя представляет собой одно из средств преодоления противодействия расследованию, и осуществление такого приема не подпадает ни под один из установленных запретов действующего уголовно- процессуального законодательства типа «насилие, угрозы и иные незаконные методы» (ч. 3 ст. 20 УШС РСФСР, ч.2 ст.9 УПК РФ), под которыми понимаются: угрозы, шантаж, провокации, обман, оскорбления, иные действия, унижающие честь и достоинство как самого допрашиваемого, так и его родных. При применении этого приема происходит воздействие друг на друга как и при любом общении.

Анализ криминалистической литературы и следственной практики показывает, что в большинстве случаев суть тактического приема, основанного на использовании фактора внезапности, трактуется как неожиданная постановка допрашиваемому вопроса, не связанного с предыдущими вопросами и ответами, на который допрашиваемый должен дать немедленный ответ. Очень своеобразно определил фактор внезапности при допросе Н.И. Пору-бов, отмечая, что «отсутствие логики при допросе есть тоже логика. Этим определяется тактика допроса, его искусство. Важно выбрать момент для вопроса и правильно определить его место среди других с тем, чтобы допрашиваемый не угадал логическую связь этого вопроса с предыдущим и, что

159

еще важнее, с последующим. На этом основаны все тактические приемы, ис пользующие элемент внезапности»1. ^ Однако использование фактора внезапности при допросе не исчерпы-

вается только постановкой неожиданных вопросов. Данный тактический прием можно сочетать с таким тактическим приемом, как «формирование убеждения в неосведомленности следователя».

Неожиданными могут быть: время, место, содержание следственного действия.2

Тактической целью неожиданности времени действия, применительно $”’ к допросу потерпевшего, является выбор такого момента, когда противодей-

ствующая сторона либо вообще не ожидает каких-либо действий следователя, либо полагает, что они будут осуществлены позднее. Например, проведение повторного допроса через минимальный промежуток времени.

Раскрывая суть неожиданности места проведения допроса, В.П. Бахин и его соавторы отмечают: «По общему правилу допрос производится в каби нете следователя, что ограничивает возможности применить внезапность, поскольку вызов повесткой или нарочным предоставляет субъекту возмож ность обдумать причину вызова и определить линию своего поведения. По этому следователь, руководствуясь тактическими соображениями, проведе ние допроса может предусмотреть не в служебном кабинете, а в ином месте (на работе, жилище и т.п.). Сам факт следственного действия и необычность ^ места его проведения воздействуют на допрашиваемого, лишают его воз-

можности оказать продуманное противодействие»3. Комментарий этого аспекта применения фактора внезапности, по нашему мнению, излишен.

1 Порубов Н.И. Логика допроса. //Проблемы криминалистической тактики: Труды Ом ской высшей школы милиции. Вып. 16. - Омск. 1973. С. 152-153

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики В Зт. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. с. 254

Бахин В.П. и др. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. - Киев, 1990. С. 12

160

Внезапность содержания следственного действия заключается в не- ожиданности предмета допроса, иными словами, следователь может провести допрос по кругу вопросов, который не предполагался потерпевшим.

Рассматривая вопрос о способах и методах изучения личности потер- певшего, мы затрагивали проблему использования полиграфа для этой цели. Считаем необходимым вновь вернуться к этой проблеме при рассмотрении вопроса об изобличении во лжи потерпевших.

Поскольку дача правдивых показаний является обязанностью потер- певшего, за неисполнение или уклонение от которой предусмотрена уголовная ответственность, учитывая, что научными исследованиями доказана безвредность тестирования на полиграфе для здоровья тестируемого, на наш взгляд, возможно, имея на то достаточные основания, подвергнуть потерпевшего тестированию. То есть, следователь, обоснованно полагая, что потерпевший в ходе допроса преднамеренно искажает истинность событий, может вынести мотивированное постановление о прохождении тестирования.

Результаты тестирования должны быть оценены по общим правилам оценки доказательств.

В завершение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что рассмотреть все вероятные тактические комбинации невозможно, и сочетание тактических приемов зависит от сложившейся следственной ситуации при допросе по- терпевшего, мотивов, побуждающих допрашиваемого давать ложные показания, психологических особенностей как личности потерпевшего, так и самого допрашивающего. Критерии же допустимости применения тактических комбинаций аналогичны требованиям, предъявляемым к тактическим приемам, рассмотренным нами в параграфе 2 настоящей главы.

161 3.4. Оценка показаний потерпевших и их использование в расследовании преступлений

Показания потерпевших, как и результаты других следственных дейст вий, должны быть оценены. Уголовно-процессуальный закон выделил их в самостоятельный источник доказательств (ст. 69 УПК РСФСР, ст. 78 УПК РФ). Показания лица, которому преступными деяниями причинен мораль ный, имущественный или физический вред и который имеет прямую заинте ресованность в исходе дела и наделен правами, обеспечивающими ему воз- **’ можность искать удовлетворения своих законных интересов, оцениваются по

общим правилам оценки доказательств.

Определений понятия оценки доказательств в юридической литературе более чем достаточно, трактовку данного понятия предлагали многие ученые-правоведы: П.Ф. Пашкевич, Н.А. Якубович, В.Д. Арсеньев, А.И. Трусов, Л.Т. Ульянова, М.С. Строгович и другие.1

Не подвергая анализу все имеющиеся определения, взяв за основу толкование, предложенное Р.С. Белкиным, а именно: «оценка доказательств -логический процесс установления допустимости и относимости доказательств, наличия и характера связей между ними, определения значения и путей использования доказательств для обнаружения истины»1, рассмотрим механизм данного действия.

'’Ш

Уголовно-процессуальное законодательство предписывает следователю оценивать доказательства «по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и … правосознани-

1 См.: Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М.,1961.; Ар сеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М., 1964.; Трусов А.И. Ос новы теории судебных доказательств. - М., I960.; Ульянова Л.Т. Оценка доказательств су- ф дом первой инстанции. - М., 1959.; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.

-М., 1958.

162

ем» (ст. 71 УПК РСФСР, ст. 17 УПК РФ). Иными словами, при оценке как каждого доказательства в отдельности, так и всех доказательств в совокупности в любой стадии уголовного процесса выступают объективный (практика, являющаяся основой познания и критерием истины при оценке доказательств) и субъективный (внутреннее убеждение как метод и результат оценки доказательств) факторы. Причем, оба фактора необходимо рассматривать в совокупности.2

Прежде чем рассматривать взаимосвязь этих факторов, подвергнем анализу каждый из них в отдельности.

Под объективным фактором понимается, прежде всего, рассмотрение доказательств без отрыва друг от друга в их совокупности с обстоятельствами уголовного дела.

Что же понимается под внутренним убеждением?

Как отмечал Г.М. Миньковский, «термин «внутреннее убеждение» выражает, в частности, что подход к оценке доказательств на любой стадии включает непредвзятость, отсутствие предустановленности, независимость». И далее - «оценка доказательств по внутреннему убеждению предполагает отсутствие в уголовном процессе правил о преимуществах одного вида и о заранее установленной силе определенного количества доказательств».3

Изучая проблемы внутреннего убеждения при оценке доказательств, Г.М. Резник приходит к мнению, что убеждение является определенным состоянием психики индивида, достоянием «внутренней жизни» его сознания.4

Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.: «Наука», 1966. С. 66-

67

2 Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном

процессе. - М.: «Юридическая литература», 1964. С.137-138.

3 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е перераб. и доп. - М.: Издательство «Спарк», 1997. С. 145

4 Резник г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., «Юрид. лит.», 1977. С. 61.

163

При этом, как справедливо отмечает А.Р. Ратинов, теорией и практикой выработаны требования, которым должно удовлетворять в смысле обос- нованности внутреннее убеждение, а именно оно должно быть основано:

  • на фактических данных, собранных в установленном законом порядке;
  • на доказательствах, проверенных и рассмотренных в установленном законом порядке;
  • на рассмотрении каждого из доказательств отдельно и всех в совокупности;
  • на таких доказательствах, которые позволяли бы сделать единственно возможный вывод из материалов дела.1
  • Вопрос же о соотношении объективного и субъективного факторов в оценке доказательств можно считать основным вопросом теории уголовно- процессуального доказывания, так как от решения его зависит построение не только системы оценки, но и всей системы доказывания. Аналогичного мнения придерживается и В.Д. Арсеньев, отмечая недопустимость оценки дока-зательств с преобладанием одного из факторов.

Оценка доказательств складывается из определения относимости, допустимости и достоверности доказательств, а также их достаточности. Причем, если говорить об оценке показаний потерпевшего, то преобладающей (но не единственной) задачей следователя, на наш взгляд, становится проверка их достоверности.

Оценка достоверности представляет собой длящийся процесс, который завершается лишь в момент формулирования окончательных выводов на основе всей совокупности собранных доказательств.

1 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей: Учебное пособие. - М., 1967. С.143.

2 Подробнее см.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в совет ском уголовном процессе. - М.: «Юридическая литература», 1964.

164

Достоверность показаний - это прежде всего правильное отражение в них факторов реальной действительности, имеющих значение для установления истины по уголовному делу.

Мы полностью поддерживаем А.А. Закатова, определившего перечень данных, из изучения и учета которых складывается процесс оценки достоверности показаний:

  1. Нравственного облика допрашиваемого, складывающегося из характеристики потерпевшего по месту работы и жительства.
  2. Степени и характера заинтересованности допрашиваемого в исходе дела. При этом учитываются размер и характер ущерба, наличие родственных и иных связей между потерпевшим и обвиняемым, их характер взаимоотношений.
  3. Физических и психических особенностей поведения к моменту совершения преступления и после него, в том числе и реакции на совершенное преступление.
  4. Объективных условий восприятия фактов и явлений, о которых доп- рашиваемый сообщает в своих показаниях.
  5. Отсутствие противоречий внутри показаний и их соответствия другим доказательствам, добытым в процессе расследования.
  6. Процессуальной и тактической обстановки получения показаний (соблюдены ли процессуальные правила и этические нормы, правомерны ли тактические приемы, примененные в ходе допроса).
  7. Наличие в показаниях противоречий ставит под сомнение их достоверность. Однако необходимо помнить, что не всегда противоречия в показаниях любого типа потерпевшего могут быть результатом преднамеренного искажения действительности, порой это является свидетельством о неточностях, нарушениях в восприятии и сохранении информации и в связи с этим восполнении пробелов за счет домыслов. Особенно это характерно для не-

1 Закатов А.А. Ложь и борьба с ней. - Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1984. с. 161- 162.

165

устойчивого типа потерпевших, хотя и добросовестные потерпевшие не за- страхованы от указанных ошибок.

Поэтому следователю необходимо ориентироваться в особенностях восприятия, сохранения и воспроизведения полученной ранее информации, причем, факторы сохранения в памяти фактов, имеющих значение для дела, и воспроизведение их являются в большинстве случаев решающими.

Поскольку вопросы, касающиеся правильности и адекватности восприятия события, могут быть решены путем проведения психологической экспертизы.

Как отмечает И.К. Шахриманьян, полнота сохранения в памяти тех или иных сведений зависит от ряда объективных условий, среди которых центральное место занимает время с момента запоминания до момента воспроизведения.

В настоящее время в науке нет единой и завершенной теории памяти. К двум известным ранее - психологической и физиологической - в последнее время добавилась биохимическая теория. Не углубляясь в различные теории памяти, отметим, что память - это не единая функция или процесс, не единая способность к сохранению прошлых впечатлений, а сложная структура нескольких функций или процессов, обеспечивающих фиксацию прошлого опыта человека, охватывающая процессы запечатления, сбережения и воспоминания, которые, в свою очередь, включают процессы воспроизведения и узнавания.

При этом от того, какая память у человека более развита - кратковременная или долговременная - зависит степень сохранения воспринятой информации. Сохранение имеет две стороны: собственно сохранение и забывание. В мозгу идет постоянный отбор того, что стоит запомнить, и того, что можно забыть. Забывание спасает от неприятных воспоминаний, а также по-

1 Шахриманьян И.К. Психологические основы отдельных следственных действий. - М. «Юридическая литература», 1972. С. 18.

166 могает отвлекаться от деталей, сохранить основные, обобщенные понятия и выводы.

Немецкий психолог П. Эббингаус на основе проведенных экспериментов вычертил кривую забывания, согласно которой в первые часы после запоминания свежего материала кривая стремительно падает вниз - объем усвоенной информации в течение первых 10 часов уменьшается со 100 до 35%, после чего этот процесс замедляется.

Обобщая вышесказанное, следует отметить, что при оценке показаний потерпевших надо учитывать, что, во-первых, в связи с эмоциональным по- трясением мозг физиологически старается «забыть» происшедшее и, во-вторых, какой промежуток времени прошел с момента восприятия до момента воспроизведения информации. Также нельзя оставлять без внимания тот факт, что воспроизведение сразу же или очень скоро после запоминания больше опирается на внешние стороны материала, а отсроченное - на смысловые. Поэтому даже в показаниях добросовестных потерпевших нередко имеют место противоречия.

Как справедливо отмечают А.Б. Соловьев и Е.Е. Центров, «при проведении допроса и оценке полученных сведений следует учитывать характер психических переживаний потерпевших и иметь в виду, что их психические состояния иной раз в значительной степени определяют полноту и качество полученных от них показаний.

Так, в момент преступления поток информации об окружающей обстановке и действиях преступников может быть ограничен переживаемыми потерпевшими эмоциями и чувствами и связанными с ними сигналами раздражений, преобладающими в этот момент в психической жизни. Круг сознания оказывается суженным, логическая мыслительная переработка информации подавлена, угнетена и искажается разнородностью и множественностью раз-

1 Подробнее см.: Как улучшить свою память / Авт.-сост. А.Е. Польской. - Мн.: Харвест, 2000

167

дражений, поступающих от внутренних и внешних органов. Внимание лишь в отдельных случаях концентрируется на деталях происходящего события, а мысль навязчиво возвращает к страхам и опасениям, связанным с действиями преступников.»1

При изучении мнения следователей абсолютное большинство (79,6 %) в качестве фактора, влияющего на достоверность показаний потерпевших, указало эмоции, пережитые человеком.

Также не следует забывать, что в стадии воспроизведения, как точно подчеркнуто И.Ф. Пантелеевым, мы сталкиваемся с рядом субъективных и объективных факторов, влияющих на формирование показаний. К таким факторам относятся:

а) психоэмоциональное состояние допрашиваемого в момент воспро изведения;

б) действие так называемой защитной доминанты, которая наиболее часто проявляется у обвиняемых и подозреваемых, хотя не исключается так же при допросе потерпевших. Иногда допрашиваемый, желая давать правди вые показания, тем не менее старается придать своему поведению более бла говидную окраску;.

в) темперамент и характер допрашиваемого. Особенности эмоцио нальной возбудимости и общей подвижности человека не только влияют на восприятие и запоминание, но и должны учитываться в момент воспроизве дения при допросе;

г) внушение. Внушаемость усиливается с ростом доверия, уважения к собеседнику и допрашивающему. Поэтому следователь должен остерегаться внушающего воздействия на допрашиваемого интонации своего голоса, ми мики, жестов, выражения удовольствия, разочарования или удивления отве том;

1 Соловьев А.Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии. Методическое по- собие. Изд. 2-е, переработанное. - М., 1986. С. 47

168

д) склонность к фантазированию. Особенно резко она выражена у де тей и психопатических личностей. Физиологическая основа воображения (фантазии) - оживление образовавшихся временных нервных связей и пре образование их в новые сочетания;

е) способность допрашиваемого четко формулировать свои мысли.1 Для того, чтобы оценить показания, необходимо их проверить. Н.И.

Порубов предлагает следующие способы проверки показаний: в ходе допроса; путем сопоставления показаний с уже установленными фактами и с помощью дополнительного собирания доказательств.2

Остановимся на каждом способе проверки показаний более подробно.

  1. Исследование показаний как по существу, так и по форме в ходе са- мого допроса. В ходе этого исследования изучается, насколько логичны и полны показания и нет ли в них противоречий.

При проверке показаний потерпевших уже в ходе следственного дей- ствия следователь должен принимать меры к предельному расширению информационной базы, которую можно будет использовать на стадии оценки показаний, акцентировать внимание на поведении допрашиваемого, его реакциях, проявлении эмоций по поводу тех или иных фактов, что естественно не может быть отражено в протоколе следственного действия.

Проверить достоверность показаний в ходе допроса можно путем ис- пользования различных тактических приемов, суть которых мы рассматривали выше, например, детализации показаний, постановкой уточняющих, контрольных вопросов. Немалое значение для анализа показаний в процессе их получения приобретает экспериментальная проверка способности допрашиваемого правильно воспринимать, запоминать, а затем описывать наблюдаемые им события. Подобные эксперименты отличаются от обычных следственных экспериментов тем, что с их помощью проверяются не факты,

1 Пантелеев И.Ф. Тактика допроса // Следственная тактика: Учебное пособие по курсу «Основы криминалистики». - М. 1992. С.46-47

2 Порубов Н.И. Указ. раб. С. 89-90.

169

имеющие отношение к делу, а субъективные качества допрашиваемого, которые могут влиять на процессы восприятия, узнавания, запоминания и воспроизведения.

  1. Сопоставление показаний с фактами, ранее установленными следст вием, заключается в сравнении со всеми установленными по делу обстоя тельствами, в результате чего обнаруживается его совпадение или противо речие. Показания проверяются относительно фактов уже установленных. На первоначальном этапе расследования, когда установлено минимально фак тов, сопоставление проводится прежде всего с результатами осмотра места происшествия.

Показания, как отмечает Н.И. Порубов, проверяются относительно фактов уже установленных. В случаях возникновения противоречий между показаниями и фактами, взятыми за исходные, анализу должны быть подвергнуты и те, и другие, поскольку в соответствии с законами формальной логики из двух противоречивых суждений одно является ложным: либо проверяемые показания, либо факты ошибочно принятые за истинные.1

  1. Дополнительное собирание доказательств. Согласно типичному ал горитму расследования любого вида преступления, предложенного Р.С. Бел киным, следственное действие должно быть направлено либо на подтвер ждение полученной информации, либо на выявление новых фактов. Соот ветственно укладываются в этот алгоритм следственные действия, направ ленные на проверку показаний потерпевшего путем дополнительного соби рания доказательств, причем, следственные действия могут быть различны ми: дополнительные и повторные допросы самого потерпевшего, допросы других участников процесса, очная ставка, следственный эксперимент, предъявления для опознания, проведение экспертиз.

Дополнительный сбор доказательств с целью проверки достоверности показаний потерпевшего может быть осуществлен и таким следственным

1 Там же. с. 92

170

действием, которое основательно разработано в теории криминалистики1 и часто используется на практике, законодательно регламентировано лишь в уголовно- процессуальном кодексе РФ, вступающем в действие с 1 июля 2002 г2, как проверка и уточнение показаний на месте.

Проверка показаний - процесс не одномоментный, она осуществляется не одним способом, а проведением ряда следственных действий на протяжении всего расследования. Однако предварительная оценка должна быть осуществлена после каждого проведенного следственного действия.

Немалую роль, особенно при проверке и оценке достоверности показаний в ходе допроса, играет опыт и интуиция следователя. Интуиция, как и внутреннее убеждение, - это мыслительный процесс, однако ее особенностью является стремительность протекания, отдельные этапы которого сливаются в единый непрерывно текущий познавательный акт, в котором, если его специально не анализировать, нельзя выделить последовательного перехода от одного этапа к другому.

В юридической литературе установилось мнение, что в области оценки доказательств не должно быть места интуиции, поскольку использования та-кого вида знания чревато субъективизмом и бездоказательными выводами.

На наш взгляд, учитывая, что расследование - сложный и длительный процесс, на протяжении которого следователь после каждого действия по мере накопления информации оценивает полученные материалы, возвращается к переоценке ранее собранных доказательств, неразумно отмахиваться от возникающих у следователя интуитивных представлений, если они, вселяя сомнение, побуждают к проверке того или иного доказательства и приводят к более углубленному исследованию полученных показаний. Для итоговых же оценок, на том или ином этапе расследования, а также во всех слу-

1 См., например: Фирсов Е.П. Проверка показаний на месте и участие специалиста- криминалиста в ее производстве. - Саратов: Саратовская высшая школа МВД РФ., 1995.

2 УПК РФ проверка и уточнение показаний на месте предусмотрена как самостоятельное следственное действие.

3 Подчеркивается А.Р. Ратиновым - см.: Ратинов А.Р. Указ. раб. С. 137

171

чаях принятия процессуальных решений, связанных с оценкой доказательств (избрание меры пресечения, предъявления обвинения и т.д.), интуиция не применима, здесь основой могут служить лишь бесспорные доказательства. Аналогичного мнения придерживается А.Р. Ратинов.1

При осуществлении предварительной оценки следственного действия мысленно восстанавливается весь ход с предельно четким вспоминанием отдельных элементов, эпизодов поведения допрашиваемого, поэтому данный процесс надо проводить, не откладывая, после проведения допроса, когда все элементы и детали еще наиболее полно сохраняются в оперативной памяти. Поскольку, если отсрочить этот процесс, то отдельные факты уже окажутся забытыми, что может привести к неполному анализу. Однако это не означает, что следователь должен впадать в другую крайность и, находясь в возбужденном эмоциональном состоянии после допроса, тотчас же оценивать результаты следственного действия.

Мы полностью поддерживаем мнение А.В. Дулова, что для создания оптимальных условий при проведении оценки следователю необходимо:

а) не отвлекаться на восприятие информации, не имеющей отношения к проведенному действию или возможным связям с ним;

б) приступить к психологическому анализу только после предвари тельного снижения эмоционального возбуждения, вызванного ситуациями данного следственного действия, общениями, конфликтами с его участни ками;

в) осуществлять оценку, предварительно четко определяя поставлен ные мыслительные задачи. Это значит, что следует сначала сконцентриро вать внимание на отдельных эпизодах, фактах и только после этого перехо дить к поискам связей между фактами, к процессу объяснения их.

Полная и правильная оценка возможна только в том случае, если следователь будет свободен от предвзятого отношения. Проявит предельную

1 Там же. С. 137

172

самокритичность, целиком сосредоточится на мыслительной деятельности по вспоминанию, анализу, синтезу.1

Процесс оценки следственного действия во всех случаях сочетается с элементами прогнозирования последующей деятельности, где использование результатов проведенного действия сочетается с разработкой мероприятий, не допускающих повторения выявляемых ошибок.

Применительно к допросу потерпевшего использование результатов оценки показаний может заключаться в следующем.

Во-первых, особенно это касается первоначального этапа расследования, при подготовке к первому допросу следователь может иметь скудную информацию или не иметь ее вообще, о психологических особенностях допрашиваемого и позиции занятой им на предварительном следствии, что может быть восполнено и в ходе допроса и оценки его результатов, и соответственно, использовано при подготовке и проведении повторного или дополнительного допроса.

Во-вторых, даже при тщательной подготовке в ходе допроса выбранные тактические приемы могут не оказать должного воздействия, что в даль- нейшем, после анализа результатов следственного действия, должно быть учтено следователем.

В-третьих, показания же потерпевшего, если в результате оценки они признаны достоверными, окажут помощь для розыска лица, совершившего преступное деяние, помогут наметить дальнейшие пути сбора доказательств.

Проверенные и оцененные показания потерпевшего могут и должны быть использованы при расследовании уголовного дела в качестве доказа- тельств (ч. 2 ст. 74 УПК РФ ). Как справедливо отметил А.Б. Соловьев, использование доказательств может осуществляться в процессуальном и тактическом аспектах. В процессуальном аспекте доказательства используются по

‘Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М., «Юрид. лит.», 1973. С. 164

173

трем направлениям: а) с целью принятия различных промежуточных процес- суальных решений, включая решения о производстве следственных действий; б) как предусмотренный УПК элемент процессуального порядка тех следственных действий, производство которых обусловлено необходимостью исследования ранее собранных доказательств; в) для принятия и обоснования итоговых процессуальных решений1. Показания потерпевшего, как один из источников доказательств, может быть использован практически во всех вышеперечисленных процессуальных целях. Например, принятия решения о задержании лица в качестве подозреваемого или привлечения лица в качестве обвиняемого и т.д. Информация, полученная из показаний потерпевших, в конечном итоге, находит свое отражение и в обвинительном заключении.

В тактическом плане использование показаний потерпевшего может осуществляться в целях выдвижения и проверки версий, принятия различных тактических решений и как важнейший элемент тактики производства допросов различных участников процесса (ч. 3 ст. 190 УПК РФ предусматривает оглашать протоколы следственных действий), а также повторного допроса самого потерпевшего.

Иными словами, обобщая вышесказанное, следует отметить, что оценка показаний должна обязательно завершаться принятием определенных конструктивных решений - только в том случае проделанная следователем мыслительная работа является оправданной и целесообразной.

1 Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса России. Научно-практическое пособие. - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2002. С. 15

174

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Со времени разработки и принятия в 1991 году российской Концепции судебной реформы, констатировавшей кризис советской системы уголовной юстиции и предложившей пути выхода из него, прошло без малого десятилетие. По нашим оценкам, к сожалению, в 90-е г.г. в силу многих причин преодолеть кризис не удалось, в том числе и потому, что государственно-правовая реформа, законотворческий процесс и судебно- следственная практика в своем развитии не всегда укладывались в русло основных направлений Концепции.

Тяжелые, подчас невосполнимые потери, понесенные правоохранитель ными органами в процессе так называемого реформирования, равно как и приобретенный ими опыт, представляют несомненный научно-

практический интерес, требуют комплексного изучения и компетентного научного анализа.

Выбирая криминалистическое обеспечение деятельности следователя при подготовке и проведении допроса потерпевших на предварительном следствии в качестве темы диссертационного исследования и занимаясь его проблематикой, автор ставил перед собой задачу предметного изучения современных концептуальных проблем, возникающих с момента принятия решения о производстве допроса предварительного расследования, его роли и места, основных направлений совершенствования на примере новой отечественной правоохранительной структуры, созданной в начале 90-х г.г. как составной части сил экономической безопасности Российской Федерации.

Другая задача, заслуживающая научной поддержки, попытка решения которой предпринята в данном исследовании, состоит в подготовке кон- кретных предложений, направленных на совершенствование различных методов изучения личности, позволяющих повысить эффективность работы следователя при изучении личности потерпевшего при подготовке к допросу, в особенности в условиях дефицита времени.

175

Наиболее важные выводы, к которым пришел автор в результате предпринятого исследования, состоят в следующем:

  1. Необходимость изучения на предварительном следствии не только личности обвиняемого, но и личности потерпевшего входит в число задач при расследовании уголовного дела и является одним из основных моментов при подготовке и производстве его допроса.

Следователь должен выяснить сведения о личности потерпевшего в таком объеме и с такой полнотой, которые давали бы следователю полную информацию о лице, в отношении которого было совершено противоправное деяние, способствовали бы установлению психологического контакта между следователем и потерпевшим, обеспечивали бы целесообразность применения тактических приемов при расследовании уголовного дела.

Причем, изучение личности потерпевшего в виктимологическом аспекте обеспечивает следователя знаниями, дающими возможность своевременного и плодотворного их использования для решения задач расследования; а анализ же психологической структуры личности помогает в установлении психологического контакта и выборе эффективных тактических приемов при проведении следственных действий.

  1. Использование приемов и методов экспресс-диагностики личности потерпевших на предварительном следствии с целью изучения их личности представляется закономерным и объяснимым в современных условиях.

В настоящее время возникает необходимость изучения личности в общении и деятельности, рассмотрения познавательной, эмоциональной и волевой сферы личности, разработке методик, обладающих большой валидно-стью, позволяющих определить основные социально-психологические характеристики личности. Первый допрос потерпевшего зачастую проводится сразу, либо по истечении короткого промежутка времени, что не всегда позволяет использовать имеющийся арсенал приемов и способов изучения личности допрашиваемого, которые требуют больших временных затрат. И

176

одной из проблем, встречающихся в практической деятельности, заставляющей следователя не в достаточном объеме изучить личность или вообще отказаться от изучения психологических особенностей личности, является нехватка времени для использования имеющихся методик. Поэтому представляется возможным использовать для этой цели:

а) программу компьютерной экспресс-диагностики личности, разрабо танную в лаборатории информационных систем естественных сред Институ та проблем управления РАН, с помощью которой в течение нескольких ми нут можно получить информацию о психологических особенностях лично сти;

б) проективную методику изучения личности - тест руки (Hand Test), разработанную Б.Брикленом, З.Пиотровски и Э.Вагнером в 1962 году, об ладающую большой валидностью;

в) основы физиогномики и графологиии.

  1. Классификация личности потерпевших по различным основаниям, применительно к задачам по выработке тактики их допроса, а также прогно- зирования поведения потерпевшего на предварительном следствии. Имеющиеся в юридической литературе классификации личности потерпевших не могут быть в полной мере использованы для совершенствования тактики допроса, необходима единая классификация, позволяющая совершенствовать тактическое обеспечение допроса.

Применительно к проведению допроса и более эффективному выбору тактической линии поведения следователя в ходе этого следственного действия можно представить следующую классификацию потерпевших:

  1. По психологическим особенностям личности:

а) по психологическому типу потерпевшие делятся на две группы: устойчивые (сангвиник, флегматик) и неустойчивые (холерик, меланхолик), учитывая то, что «чистых» темпераментов практически не встречается, и

177

можно говорить лишь о преобладании определенного психологического типа;

б) по экстра-, интроверсии - экстравертов и интровертов;

в) по преобладающим чертам характера:

  • лица, у которых доминируют положительные качества личности;
  • лица, с преобладанием негативных черт характера.
  1. По уровню интеллекта и жизненного опыта потерпевших можно подразделить на три типа: лица с высоким интеллектом; лица, имеющие средний уровень интеллекта; лица, уровень интеллекта которых ниже среднего.
  2. По позиции, занятой на предварительном следствии, потерпевших можно классифицировать: на добросовестных, которые, в свою очередь, могут быть как активными, так и пассивными; потерпевших неустойчивого типа и недобросовестных потерпевших, мотивами которых к даче ложных показаний могут являться как внешний, так и внутренний факторы.
  3. Использование психолого-криминалистической характеристики личности потерпевшего при подготовке и производству допроса. Выбор так тической линии поведения следователя при допросе потерпевшего в первую очередь зависит от его психолого-криминалистической характеристики. В зависимости от психологических особенностей и поведения в ходе расследо вания уголовного дела потерпевший может занять различную позицию: от активной помощи следователю в целях полного раскрытия преступления до негативной, выражающейся в воспрепятствовании установления истины по делу. Учитывая информацию о личности потерпевшего и ее психологиче ских особенностях, а также криминалистический тип потерпевшего, следо ватель может предопределить, как будет вести себя потерпевший на предва рительном следствии, какую позицию по делу он займет, не станет ли это препятствием для всестороннего расследования преступления. В ходе рас следования преступления одним из важнейших направлений является кри-

178

миналистическое направление изучения личности потерпевшего, потому что с учетом информации о личности и ее психологических особенностях следователь может предопределить возможную позицию и поведение потерпевшего на следствии, т.е. установить его криминалистический тип, и плодотворно использовать полученные сведения для решения криминалистических задач в ходе расследования уголовного дела. При этом для изучения личности потерпевшего на предварительном следствии необходимо использовать как методы уже относительно давно разработанные и используемые криминалистикой, так и новейшие разработки в сфере психологии.

  1. Арсенал тактических приемов, используемых при допросе потер- певшего, зависит, в первую очередь, от его криминалистического типа. Так, при допросе добросовестных потерпевших применяются тактические прие-мы, направленные -активизацию памяти и припоминание забытого: метод сходности, метод контрастности, метод наглядности, метод разобщения (ди-зассоциаций). На выбор тактических приемов допроса неустойчивых потерпевших влияет обстоятельства, которые способствуют изменению показаний. При допросе лиц, изменения показаний которых связаны с повышенной внушаемостью и другими особенностями психики, можно использовать весь арсенал тактических приемов ведения допроса, разработанных криминали- стикой, учитывая его психологический тип и черты характера; если обви- няемым в совершении преступления является близкий или родственник потерпевшего, и последний на этом основании изменяет данные ранее показания, следователю целесообразней использовать тактические приемы эмоционального воздействия. Тактика допроса потерпевших недобросовестного типа определяется мотивами дачи ложных показаний этими лицами. Линия поведения следователя при допросе потерпевших, мотивирующих дачу ложных показаний оказанным на них воздействием, либо боязнью оказания насилия, должна быть направлена на обеспечение физической или психической неприкосновенности. Для изобличения ложных показаний недобросовест-

179

ных потерпевших с другой мотивацией занятой позиции эффективнее использовать тактических комбинаций.

  1. Комбинационное использование тактических приемов допроса для изобличения потерпевших во лжи. Для изобличения и пресечения лжи при допросе потерпевших, как правило, применение тактических приемов до проса обособленно не приносит желаемого результата, тогда как наиболее эффективное сочетание отдельных приемов способствует получению прав дивых показаний.

При допросе же недобросовестного потерпевшего, мотивация которого обусловлена внутренними факторами, в условиях противодействия, на наш взгляд, применение просто тактических приемов малоэффективно; для преодоления позиции допрашиваемого, направленной на дачу ложных показаний, целесообразно применение ряда тактических приемов, сочетающихся друг с другом, образующих, так называемый, тактический рисунок или тактическую комбинацию.

Все сочетания тактических приемов рассмотреть невозможно, поэтому предложим некоторые из них, которые, по нашему мнению, удачней всего комбинируются:

  • «допущение легенды» + детализация показаний;
  • «вторжение в интимную зону» + косвенный допрос;
  • «создание напряжения» + «снятие напряжения»;
  • «оставление допрашиваемого в неведении об объеме доказательств, которыми располагает следователь» + предъявление доказательств;
  • создание преувеличенного представления об осведомленности следователя - как самостоятельная тактическая комбинация;
  • использование фактора внезапности при проведении допроса.
    1. Возможность использования нетрадиционных методов ведения до проса с целью активизации памяти допрашиваемого под гипнозом, посколь ку в гипнотическом состоянии данные подсознательного уровня становятся

180

более доступными для осознания и вербализации, т.е. выражения в словесной форме, что позволяет в фазовых состояниях психики получать от свидетелей более полную информацию, чем ту, которую они выдают при обычных допросах.

Вопрос о допустимости использования гипноза при допросе потерпевшего не имеет принципиальных различий с допустимостью тактических приемов, применяемых при проведении этого следственного действия. Так, тактический прием «вторжение в интимную зону» может нанести больший вред, чем гипнотический сеанс, проведенный с соблюдением всех вышеуказанных требований.

Детальная разработка техники и тактики проведения допроса в гипнотическом состоянии и строгая законодательная регламентация процедуры такого получения информации позволят избежать нарушение прав допрашиваемого, а также обеспечат безопасность данного метода ведения допроса, на что указывают противники применения сеансов гипноза в уголовном процессе. Использование результатов опроса в гипнотическом состоянии в качестве доказательства, по нашему мнению, это перспектива будущего, на сегодняшний же момент, в связи с отсутствием какого-либо нормативного закрепления проведения сеансов гипнорепродукции при расследовании преступлений, о их доказательственном значении однозначно не может быть и речи. Применение данного метода с целью получения ориентирующей информации, которая в дальнейшем может использоваться при подготовке к допросу потерпевшего в выборе конкретных приемов, направленных на припоминание забытого, для определения пути дальнейшего расследования, представляется вполне возможной.

Мы также допускаем возможность использования тестирования на полиграфе для изобличения потерпевшего во лжи. Поскольку дача правдивых показаний является обязанностью потерпевшего, за неисполнение или уклонение от которой предусмотрена уголовная ответственность, учитывая, что

181

научными исследованиями доказана безвредность тестирования на полиграфе для здоровья тестируемого, на наш взгляд, возможно, имея на то достаточные основания, подвергнуть потерпевшего тестированию.

Подводя итог, следует отметить, что разработка и развитие научно- технических средств, а также психологических приемов и методов изучения личности вызвали всплеск интереса ученых-правоведов, практикующих юристов к проблематике эффективности использования этих разработок в деятельности следственных подразделений при проведении следственных действий на предварительном следствии, и в частности допросов. Вовлеченность широких слоев ученых в заинтересованное обсуждение дискуссионных вопросов дает надежду их адекватного разрешения.

182

Список использованной литературы Официальные документы:

  1. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации. М., 1993.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1997.
  3. Инструкция «О порядке использования полиграфа при опросе граждан», согласованная с Генеральной прокуратурой и Верховным Судом РФ о введенной в действие приказом МВД России от 28 декабря 1994. (№ 437дсп).
  4. Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 гг. Утв. Постановлением Правительства РФ № 270 от 10.03.99 г. // Собрание законодательства РФ. 1999. № 12. Ст. 1484.
  5. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е перераб. и доп. - М.: Издательство «Спарк», 1997.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс РФ //Российская газета № 249 (2861) от 22 декабря 2001 г
  7. Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 16 от 1 ноября 1985 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда. Под общ. ред. В.И. Теребило-ва. - М.: Изд. «Известия Совета народных депутатов СССР», 1987. С. 846-852.
  8. Книги и монографии:

  9. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р.С. Белкина. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА®М, 1999.

183

  1. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении пре- ступления: Учебное пособие. -М.: Академия MBДСССР, 1973.
  2. Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. - М.: Юрид. лит., 1969.
  3. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе.- М.: «Юридическая литература», 1964.
  4. Асмолов А.Г. Психология личности: Учебник. - М.: Изд-во МГУ, 1990.
  5. Афанасьев В.Г. Научное управление обществом .-М.: Политиздат, 1968.
  6. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. - Воронеж. Изд-во Воронежского госуниверситета, 1984.
  7. Бахин В.П. и др. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. - Киев, 1990.
  8. Белкин Р.С. Курс криминалистики В Зт. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристъ, 1997.
  9. Ю.Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. [В 3-х т. Для преподавателей, адъюнктов соискателей и слушателей учебных заведений МВД СССР], т. 3, - М.: Академия МВД СССР, 1979.

П.Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учеб. пособие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993.

12.Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.: «Наука», 1966.

13.Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. - М.: «Юридическая литература», 1964.

  1. Большая Советская Энциклопедия. Изд 2-е Т.36

  2. Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. - М.: Спарк, 1999.
  3. Бурданова B.C., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1981.
  4. Вандышев В.В. Изучение личности потерпевшего в процессе расследования: Учебное пособие. - Л.: ВПУ МВД СССР, ЛВК МВД СССР, 1989.

184

Ю.Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: «Юридическая литература», 1976.

П.Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М.: «Юридическая литература», 1981.

12.Васильев А.Н., Карнеева Л.М.. Тактика допроса при расследовании пре- ступлений, - М., «Юридическая литература», 1970.

И.Васильев В.Л. Юридическая психология, - М., 1974..

14.Васильев В.Л. Юридическая психология. - 3-е изд. - СПб: Издательство «Питер», 2000.

15.Ведерников Н. Изучение личности преступника в процессе расследования. - Томск: издательство Томского университета. 1968.

16.Гаврилова Н.И. Ошибка в свидетельских показаниях (Происхождение, выявление, устранение). - М. «Юридическая литература», 1983.

17.Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. - М.: Юрид. лит, 1974.

18.Гипноз - М.: Медицинская книга; Н.Новгород: Изд-во НГМА, 1999.

19.Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. - Свердловск, 1973.

20.Глазырин Ф.В. Психология следственных действий: Учеб. пособие для вузов МВД СССР. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1983;

21.Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Воронеж:ВГУ., 1974.

22.Гримак Л.П. Гипноз и преступность.- М.: Республика, 1977. С. 203.

23.Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.: «Юрид. лит.», 1976.

24.Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М., «Юрид. лит.», 1973.

25.Дулов А.В. Судебная психология. Изд 2-е, исправл. и доп. - Минск «Вы- шэйшая школа», 1975.

185

26.Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика личности. -Под ред. В.Н. Панферова. - Псков: Издательство Псковского областного института усовершенствования учителей, 1994.

27.Еникеев М.И., Кочетков О.Л. Общая, социальная и юридическая психология. Краткий энциклопедический словарь. - М.: Юрид. лит., 1997.

28.Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос: учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1978.

29.Закатов А.А. Ложь и борьба с ней. -Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1984.

30.Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. - Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во 1976.

31.Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. Лекция. Изд. Второе. - М.: МЦ при ГУК МВД России, 1998. С.22

32.3амылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации: Учеб. пособие. - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998.

ЗЗ.Ипакян А.П. Подготовка и принятие управленческих решений в органах внутренних дел. - М.: Наука, 1971;

34.Ковалев А.Г. Психология личности. -М.: МГУ, 1970.

35.Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. - Харьков, 1976.

36.Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики / Под ред. проф. A.M. Михайлова. - Саратов, Изд-во Саратовского университета, 1987.

37.Карнеева Л.М., Ордынский СС, Розенблит С.Я. Тактика допроса при предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1958.

38.Кречмер Э. Строение тела и характер. - М.: «Педагогика-пресс», 1995

39.Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. - М., 1974.

40.Криминалистика: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. - М.: Юристь, 1999.

186

41.Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск: МВШ МВД СССР. 1977.

42.Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. - М.: Юрид. лит., 1982.

43.Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. - М., «Юридическая литература», 1970.

44.Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика. Научно-практическое и учебное пособие. - М.: Издательство БЕК, 1996.

45.Леви А.А., Горинов Ю.А. звукозапись и видеозапись в уголовном судо- производстве. -М.: Юрид. лит., 1983..

4б.Леоненко В.В. Профессиональная этика участников уголовного судопро- изводства. - Киев, 1981.

47.Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений. - Волгоград: ВГУ. 1981.

48.Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М., Юрид. лит, 1976..

49.Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. - М.: Юрид. лит. 1980.

50.Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. — Саратов: СВШ МВД РФ, 1996.

51.Пантелеев И.Ф. Тактика допроса // Следственная тактика: Учебное пособие по курсу «Основы криминалистики». - М. 1992.

52.Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. -М.: Юрид. лит., 1961.

53.Полубинский В.И. Правовые основы учения о жертве преступления. -Горький, Горьковская высшая школа МВД СССР, 1979.

54.Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе и криминалистике. Под ред. А.Р. Ратинова. - Минск, «Вышэйш. школа», 1968.

187

55.Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. — 3-е изд., перераб. - Мн: Вые. школа, 1978.

56.Проблемы судебной этики. - М. «Юридическая литература», 1974.

57.Пронников В.А., Ладанов И.Д. Японцы. Этнопсихологические очерки. -изд. 2-е испр. и доп. М.: «Наука». 1970.

  1. Протасевич А.А., Образцов В.А. Богомолова С.Н. и др. Монологи: Кри- миналисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности. - Иркутск: Изд-во ИГЭ А, 1999.

59.Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей: Учебное пособие. -М. «Юрид. лит», 1967.

бО.Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., «Юрид. лит.», 1977.

61.Ривман Д.В. Потерпевший от преступления личность, поведение, оценка -Л.: ЛГУ, 1973.

62.Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология: Монография. - Н.Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1998.

63.Романов В.В. Основы криминальной виктимологии - Минск: МВШ МВД СССР, 1980.

64.Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. - М.: Юристъ, 1999.

65.Савицкий В.М.. Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процесс.- М.: Госюриздат, 1963.

66.Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1982.

67.Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки следователем: Учеб. пособие. - Волгоград, 1981.

68.Скрыпников А.И., Бегунова Л.А., Лаговский А.Ю. Значение поведенческих реакций подозреваемого для экспресс-оценки его психологических особенностей / Под ред. проф. Л.П. Гримака - М.: ВНИИ МВД России, 1995.

188

69.Советская криминалистика. Теоретические проблемы. — М.: Юрид. лит., 1978.

70.Современная философия: Словарь и хрестоматия. - Ростов-на-Дону. Феникс, 1996.

71.Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса России. Научно-практическое пособие. - М.: ООО Издательство «Юрлит- информ», 2002.

72.Соловьев А.Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии. Ме- тодическое пособие. Изд. 2-е, переработанное. - М. Юр. лит., 1986.

73.Столяренко A.M. Психологические приемы в работе юриста: Практ. пособие. - М.: Юрайт, 2000.

74.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса Т. 1. М., «Наука», 1968.

75.Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. -М.: «Наука»., 1947.

76.Тихомиров Ю.А. Управленческое решение. - М., «Наука», 1972;

77.Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960.

78.Туманов Г.А. Организация управления в сфере охраны общественного порядка. - М.: Юридическая литература, 1972.

79.Уайтсайд Р. О чем говорят лица. - СПб: Питер Пресс, 1997.

80.Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. - М. Юрид. лит, 1959.

81.Фирсов Е.П. Проверка показаний на месте и участие специалиста- криминалиста в ее производстве. - Саратов: Саратовская высшая школа МВД РФ, 1995.

82.Франк Л.В. Виктимология и виктимность. - Душанбе: Ифрон 1972.

83.Франк Л.В. Потерпевший от преступления и проблемы советской викти- мологии. - Душанбе: Ифрон, 1977.

189

84.Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений (генезис и правовые акты). Монография. -М.: «Мир безопасности», 2000.

85.Цветков П.П. Исследования личности обвиняемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). - Л.: Изд-во Лен. университета, 1973.

86.Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем - М.: Изд-во Московского ун-та, 1988.

87.Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология-М.: Юристъ, 1995.

88.Шахриманьян И.К. Психологические основы отдельных следственных действий. - М.: «Юридическая литература», 1972.

89.Шиканов В.И. Криминалистическая виктимология и расследование убийств. - Иркутск, 1979.

  1. Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. - М., «Юрид. лит.», 1975.

91.Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. - М.: Изд. ВНИИ МВД РФ, 1996.

92.Якимов И.Н. Криминалистика: Уголовная тактика. - М.: Издательство На- родного комиссариата внутренних дел РСФСР, 1929.

93.Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений: Монография. - Казань: Изд-во Казанского университета, 1983.

94.Якуб М.Л. Показание свидетелей и потерпевших. М.: МГУ. 1968.

Статьи:

  1. HilgartE.R. Divided Consciousness. N.Y., 1977
  2. Агушевич A.M. К вопросу о тактике осмотра места происшествия // Юри- дические науки. Алма-Ата. 1973. Вып. 3.

190

  1. Баев О.Я., Трухачев В.В. О правовых основах обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном процессе // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 9. Саратов, 1994
  2. Белкин Р.С. Проблемы определения последовательности следственных действий // Проблемы совершенствования следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий в аспекте ликвидации преступности в СССР.-Алма-Ата, 1974.
  3. Блюмина Т.А. Типы характеров.// Человек, 1996, № 4.
  4. Божьев В.П. К вопросу о понятии потерпевшего в советском уголовном процессе // Ученые записки ВИЮН. - М., 1962. - Вып. 15.
  5. Брызгалова Э.Д. Значение информации о личности потерпевшего в раскрытии преступлений // В сб. «Следственные ситуации и раскрытие преступлений», Свердловск, 1975.
  6. Быков В.М. Тактическое решение следователя. // Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан: Межвузовский тематический сборник. Калинин: Калининский государственный университет. 1980.
  7. Быков В.М. Установление психологического контакта при допросе свидетелей. // Криминалистика. Экспертиза. Розыск. / Сборник научных статей. -Саратов: СВШМВДРФ, 1995.
  8. 10.Гусаков А.Н. Понятие тактического приема при расследовании преступлений // Проблемы уголовного процесса и криминалистики. Свердловск, 1973.

11.Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве // Потерпевший от преступления: Сб. статей.- Владивосток: Гос. ун-т, 1974.

  1. Зуев-Инсаров Д.М. Почерк и личность. В кн.: Читать человека - как книгу / Сост. Е.К. Знак. - Мн.: ПП «МЕТ»; М.: АОЗТ «ЭКСМО», 1995.

13.Игнатьев М.Е. Некоторые практические советы по тактике допроса. // «Российский следователь», 1999, № 6.

191

14.Ищенко Е.П. Тактический прием и место научно-технических средств а его структуре // Теоретические проблемы криминалистической тактики. Свердловск, 1981.

15.Как улучшить свою память / Авт.-сост. А.Е. Польской. - Мн.: Харвест, 2000

16.Комиссаров В.И. Использование полиграфа в борьбе с преступностью // Законность. 1995. № 11. С. 43-47.

17.Коновалова В.Е. Нравственные начала советского судопроизводства // Соц. Законность. 1984. № 5.

18.Миньковский Г.М. Методологические и методические аспекты изучения личности в криминологии // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1977. Вып. 27.

19.Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. М., 1994.

20.Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступ- лений//Труды ВЮЗИ. 1973. Вып. XXIX.

21.Петуховский А.А. Уголовно-процессуальные аспекты обеспечения безо- пасности свидетелей, потерпевших и других граждан, содействующих уголовному судопроизводству // Актуальные проблемы расследования преступлений. М., 1995;

22.Порубов Н.И. Логика допроса. // Проблемы криминалистической тактики: Труды Омской высшей школы милиции. Вып. 16. Омск. 1973.

23.Рощаковский В. Цвет глаз и характер // Смена. 1990, 8 мая.

24.Скрипченко Б.В. Вред как основание признания потерпевшим // Потерпевший от преступления: Сб. статей.- Владивосток: Гос. ун-т, 1974.

25.Урзаева Г.И. Психологические особенности взаимопонимания участников ситуации допроса как специфической области межличностного общения //Вестник юридического института МВД России Проблемы становления современного гражданского общества и правового государства Выпуск 2 Москва-Казань: Юридический институт МВД России, 1998 .

192

26.Центров Е., Яни С. Особенности допроса потерпевшего // Социалистическая законность. 1976. № 9.

Диссертации и авторефераты диссертаций:

  1. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий: Дисс. … д-раюрид. наук. М., 1975.
  2. Вандышев В.В. Теоретические и практические аспекты взаимосвязи кри- миналистики и виктимологии. Автореферат дисс. на соискание ученой степени д.ю.н., М., 1989.
  3. Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого в советском уголовном судопро- изводстве ( понятие, предмет и методика изучения). Автореферат на соискание ученой степени д.ю.н. М.: МГУ, 1980.
  4. Глазырин Ф.В. Криминалистическое изучение личности обвиняемого. Ав- тореферат на соискание ученой степени д.ю.н. Свердловск, 1973;
  5. Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. Автореферат… к.ю.н. Одесса, 1971;
  6. Минеева Г.П. Уголовно-правовая охрана свидетеля и потерпевшего: Дисс. на соискание ученой степени канд.юр.наук. М, 1993
  7. Полстовалов О.В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе достижений психологической науки. Автореферат … к.ю.н. Уфа. 2000.
  8. Тихонов А.К. Уголовно-процессуальные меры обеспечения чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля. Дисс. на соискание ученой степени кандидат юридических наук. М., 1996.
  9. Хоменко А.Н. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступления и ее роль в расследовании престплений (по материалам дел об убийствах). Автореферат … к.ю.н. Волгоград. 1996.
  10. Шмидт А.А. Тактические основы распознания ложных показаний и изо- бличения лжесвидетелей. Автореферат … к.ю.н. Свердловск, 1973.

$ .?* ? %’. ?*• .

/

<F

6,00% 5,00% 4,00% 3,00% 2,00% 1,00% 0,00%

Соотношение мотивов дачи ложных показаний потерпевшими на предварит следствии, полученных А.А. Закатовым в 1971 г и в результате наших исследова

Ж

/

>

<?

/

с?

9?

У

f

У

/

/

.fo°

J”

г&

S

#

&

«Р*

/

*-.

X

0#

.#

/?

S

V

Л

J”

f

3>э

f

-&

194

*sr-

Прило жение 2

Анкет а для изучен ия мнени я следов ателей

Выбра нный вариан т ответа отметь те удобн ым для Вас способ ом (кружк ом, подчер киван ием и т.д.), либо предло жите свой.

Будем призна тельн ы, если Вы допол нитель но излож ите свои взгляд ы и пожел ания на чисто м листе в качест ве прило жения.

  1. Существует ли, на Ваш взгляд, необходимость изучения личности потер певше го на предв арите льном следст вии при подгот овке к допро су с целью выбор а такти ческо й линии прове дения этого следст венно го действ ия?

а) всегда;

б) в отдельных случаях;

в) нет.

  1. Какие методы изучения личности потерпевшего Вы используете при рас следов ании уголо вного дела:

а) биографический;

б) обобщение независимых характеристик, полученных в ходе допроса свидетелей и обвин яемого (обвин яемых) ;

в) наблюдение;

г) метод беседы;

д) судебно-психологическую экспертизу;

е) различные тесты;

ж) иные ?

  1. Какие мероприятия чаще всего Вы используете при организации допроса потер певше го:

а) изучение материалов уголовного дела;

б) изучение личности потерпевшего;

в) выбор места и времени допроса, способа вызова на допрос;

г) определение круга обстоятельств, подлежащих выяснению;

  1. Возникают ли, на Ваш взгляд, при принятии решения о допросе потерпев ших ситуа ции такти ческог о риска:

а) да, при принятии решения о первичном допросе;

б) да, в любом случае есть определенная доля риска;

в) нет.

  1. Чем, на Ваш взгляд, вызван тактический риск при допросе потерпевших:

а) информационной неопределенностью;

б) неправильной организацией следственного действия;

в) неэффективностью тактического воздействия;

г) иное ?

  1. Какие приемы установления психологического контакта Вы применяете при допро се потер певше го:

а) убежд ение допра шивае мого в объект ивност и следов ателя, внуше ние ему уваже-

195

-.4*

ния к следов ателю;

б) вызвать у допрашиваемого интерес к даче показаний, к процессу общения со следов ателем ;

в) проявление заботы о соблюдении прав допрашиваемого и об удовлетворении его законн ых интере сов;

г) создание и поддерживание в ходе допроса спокойной деловой обстановки без лишне й напря женно сти;

д) проявление при допросе тактичности, выдержанности, соблюдения культуры ре чи и т.д.;

е) иные ?

  1. Какие тактические приемы допроса потерпевшего Вы используете в усло виях бескон фликт ной ситуа ции:

а) разъяснение допрашиваемому важности его показаний для установления истины;

б) постановка вопросов, активизирующих в сознании допрашиваемого ассоциатив ных связей;

в) предъявление фотоснимков, схем, планов и других объектов, способствующих припо минан ию;

г) ознакомление допрашиваемого с фрагментами показаний других лиц;

д) предложение изложить факты, строго соблюдая последовательность событий;

е) допрос на месте события;

ж) иное ?

  1. Какие тактические приемы допроса потерпевшего Вы используете в усло виях конфл иктно й ситуа ции:

а) разъяснение допрашиваемому значения дачи правдивых показаний;

б) выявление мотивов дачи ложных показаний и устранение этих мотивов;

в) убеждение с помощью логических доводов в бессмысленности попыток дачи ложны х показа ний;

г) максимальная детализация и конкретизация показаний допрашиваемого;

д) стимулирование положительных качеств допрашиваемого;

е) предъявления доказательств, изобличающих во лжи;

ж) косвенный допрос;

з) изменение темпа допроса, в зависимости от темперамента допрашиваемого;

и) иное ?

  1. Какой из видов свободного рассказа Вы чаще всего используете при допросе потер певше го:

а) хронологический

б) рассказ по эпизодам

в) рассказ по отдельным периодам

г) рассказ по отдельным местам происшествия

д) рассказ по лицам

  1. Каковы причины ложных показаний потерпевших при допросе:

а) боязнь скомпрометировать себя;

б) ложный стыд;

в) корыстная или иная заинтересованность в исходе дела;

г) боязнь мести обвиняемого;

д) чувство мести к обвиняемому;

е) оказано воздействие со стороны обвиняемого (его друзей, родственников), путем

#

196

уговор ов, угроз, подку па, шанта жа;

ж) жалость к обвиняемому и его семье;

з) иное • ‘ ‘??? ‘.”’??- ‘ “’.-?-. ‘-?-‘?’– .’’ ?? • . ?

  1. Какой тип потер певши х чаще встре чается в Ваше й практ ике:

а) добросовестные активные потерпевшие;

б) добросовестные пассивные потерпевшие;

в) потерпевшие неустойчивого типа;

г) недобросовестные потерпевшие;

  1. Какие факто ры, на Ваш взгляд , влияю т на достов ерност ь показа ний по- терпе вших:

а) эмоции (беспокойство, волнение, страх);

б) болезненное состояние, снижающее правильное восприятие;

в) особенности возрастной психики (скованность, внушаемость и т.д.);

г) неблагоприятные условия восприятия;

д) физические страдания, перенесенные потерпевшим;

е) иное ?

  1. Счита ете ли Вы возмо жным прове дение допро са потер певше го в состоя нии гипноз а, в целях припо минан ия забыт ого:

а) это недопустимо;

б) допустимо только в крайних случаях;

в) процессуальное закрепление данного метода ведения допроса во многом бы об легчал о работу следов ателя.

Матер иалы будут испол ьзова ны тольк о в научн ых целях. Благо дарим за оказан ную помо щь!

197

Приложение 3 Обобщение результатов анкетирования следователей

  1. Существует ли, на Ваш взгляд, необходимость изучения личности по терпевшего на предварительном следствии при подготовке к допросу с целью выбора тактической линии проведения этого следственного дей ствия?

а) всегда; 98,2 %

б) в отдельных случаях; 1,8%

в) нет. -

  1. Какие методы изучения личности потерпевшего Вы используете при расследовании уголовного дела:

а) биографический; 95,6 %

б) обобщение независимых характеристик, полученных в ходе 50,4 % допроса свидетелей и обвиняемого (обвиняемых);

в) наблюдение; 17,2 %

г) метод беседы;

д) судебно-психологическую экспертизу; 11,8%

е) различные тесты; -

ж) методы физиогномики 0,4 % ж) иные

  1. Какие мероприятия чаще всего Вы используете при организации до проса потерпевшего:

а) изучение материалов уголовного дела; 97,7 %

б) изучение личности потерпевшего; 37,6%

в) выбор места и времени допроса, способа вызова на допрос; 11,3 %

г) определение круга обстоятельств, подлежащих выяснению;

  1. Возникают ли, на Ваш взгляд, при принятии решения о допросе по терпевших ситуации тактического риска:

а) да, при принятии решения о первичном допросе; 27,1 %

б) да, в любом случае есть определенная доля риска; 59,2 %

в) нет. 13,7%

  1. Чем, на Ваш взгляд, вызван тактический риск при допросе потерпев ших:

а) информационной неопределенностью; 82,5 %

б) неправильной организацией следственного действия; 4,4 %

в) неэффективностью тактического воздействия; 13,1%

г) иное

198

  1. Какие приемы установления психологического контакта Вы приме няете при допросе потерпевшего:

а) убеждение допрашиваемого в объективности следователя, 15,4% внушение ему уважения к следователю;

б) вызвать у допрашиваемого интерес к даче показаний, к про- 19,1 % цессу общения со следователем;

в) проявление заботы о соблюдении прав допрашиваемого и об 9,8 % удовлетворении его законных интересов;

г) создание и поддерживание в ходе допроса спокойной деловой 53,8 % обстановки без лишней напряженности;

д) проявление при допросе тактичности, выдержанности, со- 25,6 % блюдения культуры речи и т.д.;

е) иные „ 8,7 %

  1. Какие тактические приемы допроса потерпевшего Вы используете в условиях бесконфликтной ситуации: 16,5% 27,8 % 16,2% 41 % 39,2 % 23,7% 4,3 % а) разъяснение допрашиваемому важности его показаний для установления истины;

б) постановка вопросов, активизирующих в сознании допраши ваемого ассоциативных связей;

в) предъявление фотоснимков, схем, планов и других объектов, способствующих припоминанию;

г) ознакомление допрашиваемого с фрагментами показаний дру гих лиц;

д) предложение изложить факты, строго соблюдая последова тельность событий;

е) допрос на месте события;

ж) иное

  1. Какой из видов свободного рассказа Вы чаще всего используете при допросе потерпевшего:

а) хронологический 93,1%

б) рассказ по эпизодам -

в) рассказ по отдельным периодам

г) рассказ по отдельным местам происшествия

д) рассказ по лицам 6,9 %

  1. Какие тактические приемы допроса потерпевшего Вы используете в условиях конфликтной ситуации:

а) разъяснение допрашиваемому значения дачи правдивых пока- 32 % заний;

б) выявление мотивов дачи ложных показаний и устранение 7,9 % этих мотивов;

199

в) убеждение с помощью логических доводов в бессмысленно- 30,3 % сти попыток дачи ложных показаний;

г) максимальная детализация и конкретизация показаний доп- 52,3% рашиваемого;

д) стимулирование положительных качеств допрашиваемого; 17 %

е) предъявления доказательств, изобличающих во лжи; 36,8 %

ж) косвенный допрос; 3,1%

з) изменение темпа допроса, в зависимости от темперамента 4,6 % допрашиваемого;

и) иное : пресечение лжи 9,2 % допущение легенды 6,7% создание преувеличенного представления об осведом ленности следователя 5,5 %

  1. Каковы причины ложных показаний потерпевших при допросе: (при расчете использовалась формула для вычисления средневзвешенного)

а) боязнь скомпрометировать себя; 1,2 %

б) ложный стыд; 0,6 %

в) корыстная или иная заинтересованность в исходе дела; 1,6 %

г) боязнь мести обвиняемого; 3,7%

д) чувство мести к обвиняемому; 0,7 %

е) оказано воздействие со стороны обвиняемого (его друзей, 5,7 % родственников), путем уговоров, угроз, подкупа, шантажа;

ж) жалость к обвиняемому и его семье; 0,3 %

з) иное

  1. Какой тип потерпевших чаще встречается в Вашей практике:

а) добросовестные потерпевшие 50,9 % из них:

активные 27,4 %

пассивные; 23,5 %

б) потерпевшие неустойчивого типа; 13,5 %

в) недобросовестные потерпевшие; 35,6 %

  1. Какие факторы, на Ваш взгляд, влияют на достоверность показаний потерпевших: 79,6 % 8,7 % 4,5 % 5,6 % 1,2% 0,4 % а) эмоции (беспокойство, волнение, страх);

б) болезненное состояние, снижающее правильное восприятие;

в) особенности возрастной психики (скованность, внушаемость

и т.д.);

г) неблагоприятные условия восприятия;

д) физические страдания, перенесенные потерпевшим;

е) иное

200

  1. Считаете ли Вы возможным проведение допроса потерпевшего в состоянии гипноза, в целях припоминания забытого:

а) это недопустимо; 0,8%

б) допустимо только при расследовании сложных уголовных 87,6 % дел;

в) процессуальное закрепление данного метода ведения допроса 11,6 % во многом бы облегчало работу следователя.

201

Приложение 4

Обобщение результатов изучения протоколов допроса потерпевших в уголовных делах

Виды допросов потерпевших в уголовном деле

только первые допросы 3,9%

дополнительные допросы 57,9 %

повторные допросы 38,2%

Изменялись ли показания потерпевших при повторных допросах

да, существенно 10,4%

нет 62,5 %

частично 27,1 %

Применялись ли дополнительные средства фиксации при допросе по- терпевшего

применялась звукозапись 24,7 %

применялась видеозапись 1,5%

не применялись 73,8 %

Отказывались ли потерпевшие от показаний, пользуясь правом, закре- пленным ст. 51 Конституции РФ

да 9,1 %

нет 90,9%

Применялись ли тактические приемы при допросе потерпевших

тактические приемы, направленные на припоминание забы- 26,2 %

того

тактические приемы изобличения во лжи 1,9%

только различные виды вопросов (уточняющие, контроль- 22,5 %

ные, напоминающие и т.д.)

невозможно определить по протоколу допроса 49,4 %