lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Зуева, Анна Леонидовна. - Методические и процессуальные аспекты криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Кисловодск, 2002 172 с. РГБ ОД, 61:03-12/373-1

Posted in:

л%\ ъ\ъ–\

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КИСЛОВОДСКИИ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

На правах рукописи

ЗУЕВА АННА ЛЕОНИДОВНА

МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

МАТЕРИАЛОВ, ВЕЩЕСТВ И ИЗДЕЛИЙ ИЗ НИХ

Специальность 12 00 09 «Уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность».

Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

Заслуженный юрист России,

д. ю. н., проф. Н.П. Майлис

г. Кисловодск - 2002

Оглавление.

Введение. стр. 3

Глава 1. Теоретические и методологические основы криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них (КЭМВИ).

1.1.Основы криминалистической экспертизы материалов, веществ стр. 16 и изделий из них.

1.2. Классификация методов исследования, применяемых в стр. 34 производстве криминалистической экспертизы материалов,

веществ и изделий из них.

1.3. Современные возможности использования в экспертных стр. 60 исследованиях микрочастиц в процессе расследования

преступлений.

Глава 2. Тактика назначения и проведения криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них.

2.1. Основания назначения экспертизы и подготовка материалов стр. 78 для исследования. Особенности назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. 2.2. 2.3. Правовой статус эксперта и следователя при назначении и стр. 105 производстве экспертизы. Взаимодействие эксперта с органами назначающими экспертизу. 2.4. 2.5. Сущность, процессуальные особенности назначения и стр. 122 производства повторных, дополнительных, комиссионных и комплексных криминалистических экспертиз материалов, веществ 2.6. и изделий из них.

2.4. Расширение круга субъектов назначения судебной экспертизы стр. 136 и случаев обязательного назначения КЭМВИ. 2.5. 2.6. Особенности оценки и использования криминалистической стр. 140 экспертизы материалов, веществ и изделий из них в доказывании. 2.7. Заключение. стр.159

Библиография.

стр. 162

Введение.

Актуальность темы исследования.

Становление гражданского общества и правового демократического государства требует создания сильного, независимого и доступного для людей су- допроизводства. Конституция Российской Федерации предусматривает обязан- ность государства обеспечить соблюдение прав и свобод граждан посредством правосудия. Именно поэтому нет важнее задачи, чем утверждение в нашей стране авторитета права, для чего необходимо постоянно укреплять механизм властвования в рамках права, обеспечив повышение правовой культуры всего общества, действенности российской власти на основе права и демократических принципов в целях укрепления гарантий прав и свобод человека.

Социально-экономические преобразования в настоящее время, происходящие в условиях резкого роста преступности, отрицательно влияют на ход реформ и угрожают устоям российской государственности, безопасности и здоровью граждан. Состояние преступности и борьба с ней требует скорейшего создания правовой базы. Важная роль в этой борьбе принадлежит правоохранительным органам, на которые возлагается обязанность раскрытия преступлений, изобличение лиц, их совершивших, ограждение невиновных от привлечения к уголовной ответственности и предупреждение преступлений. Их деятельность не должна переступать грань, за которой нарушение прав человека становится социальной нормой.

Анализ практики убеждает в том, что в сложившейся ситуации правоох- ранительные органы (в частности органы внутренних дел) не в полной мере го- товы как в организационно-правовом так и в профессиональном отношении к соразмерным действиям в создавшейся криминогенной обстановке. Поэтому нередко в процессе борьбы с преступностью органы, осуществляющие раскры-

з

тие и расследование преступлений, необоснованно ограничивают и нарушают права граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Одновременно с ростом преступности в нашей стране отмечается и ее ка- чественное видоизменение, ее техническое и научное оснащение.

Все более значимое место в способах совершения преступлений, в орга- низационно-структурной иерархии преступных групп и сообществ занимает техническое оснащение и результаты научных достижений и открытий. Все это позволяет криминалитету превращаться в криминальную силу, противостоящей государству и обществу, бороться с которой можно лишь имея на вооружении новейшие достижения науки и техники в том числе и, с помощью государственной судебно-экспертной деятельности в уголовном судопроизводстве.

Ни одно раскрытие и расследование преступлений не может обойтись без производства тех или иных экспертных исследований. Процессуальной формой их использования в уголовном судопроизводстве выступает судебная экспертиза. Изучение практики правоохранительных органов, в частности органов внутренних дел, осуществляющих предварительное расследование, показывает, что судебная экспертиза находит широкое применение в их деятельности, поскольку это следственное действие является одним из уникальных способов получения ценной доказательственной информации, способствующей установлению истины по уголовному делу, которую в большинстве случаев без их производства обнаружить крайне затруднительно, если вообще возможно. Именно при проведении судебных экспертиз весьма часто могут затрагиваться личные права и интересы участников уголовного судопроизводства.

Гарантируя права человека в нашей стране путем получения доказательств в судопроизводстве с помощью судебно-экспертной деятельности, Российская Федерация 31 мая 2001 года приняла закон «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации». В статье второй данного закона определяется, что задачей государственной судебно-экспертной деятель-

4

ности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам в установлении обстоя- тельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разреше- ния вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, ис- кусства и ремесла. Правовая регламентация разрешения поставленных задач направлена на активизацию внедрения в судебно-следственную практику дос- тижений современной науки и техники, а также улучшения качества производства судебной экспертизы, роль которой при расследовании преступлений и рассмотрении дел судами еще в значительной степени отстает от предъявляемых во вновь принятом уголовно-процессуальном законе требований.

Появилась необходимость органической взаимосвязи естественных, технических и общественно-гуманитарных наук, а следовательно, научно-технического и общественного прогресса. В конечном счете, обществу и человечеству стало небезразлично кем, как и в каких целях используются достижения науки и техники (пример тому, события 11 сентября 2001 года в Америке). Поэтому эволюция взглядов на эту проблему привела к выводу о необходимости ее решения в контексте: «наука-техника-общество-человек». Не без связи с этой формулой в начале XXI века стали изменяться представления о природе достижений науки и техники и их влиянии на благополучие человечества, в том числе на применение их в борьбе с преступностью путем использования научно-технических методов и средств в экспертной практике.

В связи с изменениями и дополнениями в законодательной базе, регулирующей уголовное судопроизводство, актуальность проблемы получения доказательств с помощью судебно-экспертной деятельности возросла еще и потому, что выполнение задач борьбы с преступностью во многом зависит от качества производства по уголовным делам во всех стадиях уголовного процесса, от за- конности и обоснованности принимаемых по нему решений и, в частности, от законности, научной обоснованности и профессиональности специальных зна-

5

ний сведущих лиц, осуществляющих судебно-экспертное исследование вещест- венных доказательств.

В последние годы в криминалистическую экспертную практику внедрены новые эффективные методы исследования материальных объектов, включающие применение открытий физики, химии, биологии, минералогии, прикладной математики и других естественных и технических наук. Особенно широко ис- пользуются такие методы при исследовании разнообразных материалов, веществ и изделий из них.

Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий из них (КЭМВИ) в расследовании преступлений играет важнейшую роль, так как получение в полном объеме информации, носителями которой являются эти объекты, невозможно без применения специальных познаний, имеющих научную основу.

Экспертное исследование материальных носителей веществ и материалов с применением научных методов и последующее формирование на этой основе научно-обоснованных выводов помогают объективизировать доказывание, что особенно актуально в условиях демократизации предварительного расследования преступлений, реализации принципа презумпции невинности, совершенствования принципа состязательности уголовного судопроизводства.

Важность изложенных проблем, необходимость научного разрешения вопросов, возникающих в судебно-следственной и экспертной практике, возможность разработки рекомендаций по повышению качества криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий из них, предопределили актуальность темы и ее выбор для диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы. В теории криминалистики проблемы судебной экспертизы нашли свое отражение в ряде диссертационных монографических работ. Отдельные положения, касающиеся вопросов теории судебной экспертизы, разработали Т.В. Аверьянова, Л.Е. Ароцкер, Р.С.Белкин,

б

М.Б. Вандер, А.И. Винберг, Г.Л. Грановский, П.П. Ищенко, Ю.Г. Корухов, Н.П. Майлис, B.C. Митричев, П.Л. Петрухин, К.Д. Поль, Орлов Ю.К., М.Я. Ро-зенталь, Е.Р. Российская, Т.В. Сахнова, М.Я. Сегай, Н.А. Селиванов, В.Я. Кол-дин, А.Р. Шляхов, А.А. Эйсман, Н.П. Яблоков и другие.

В трудах ученых-процессуалистов и криминалистов успешно разрешены многие вопросы теории и практики судебной экспертизы. Целый ряд выработанных ими рекомендаций законодательно закреплен во вновь принятом уголовно - процессуальном законе.

Однако, среди проблем уголовного процесса, криминалистики и судебной экспертизы, не последнее место занимают вопросы теории и практики произ- водства судебной экспертизы веществ, материалов и изделий из них.

Этой достаточно сложной и в практическом отношении важной теме как инструментария получения важнейшего доказательства, до недавнего времени уделялось, на наш взгляд, недостаточное внимание со стороны научного иссле- дования, что нередко затрудняло практическую деятельность следственных и судебных органов.

В представленной работе диссертант предпринял попытку сформулировать рекомендации по изменению действующего уголовно-процессуального за- конодательства, с учетом принятого УПК РФ, в вопросах связанных с институтом криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий и принятого 31 мая 2001 г. Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». Предлагаемые меры призваны повысить эффективность использования специальных познаний в уголовном процессе.

Объектом исследования являются общественные отношения возникающие в практике производства судебной экспертизы веществ, материалов и изделий из них по делам гражданского, административного и уголовного судопроизводства; научно - теоретические, правовые, процессуальные и практические проблемы обеспечения прав и свобод человека в нашей стране посредст-

7

вам применения достижении науки в экспертной практике для обеспечения полноты, всесторонности и объективности судопроизводства; закономерности возникновения оснований для производства судебной экспертизы веществ, ма- териалов и изделий из них.

Цели и задачи исследования. Целями исследования является анализ особенностей теоретических, методологических и тактических основ назначения и производства криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий из них, а также разработка методических рекомендаций по повышению эф- фективности и качества судебно - экспертной деятельности в борьбе с правона- рушениями, исключающих в этой деятельности случаи нарушения конституци- онных гарантий прав личности.

Основная цель диссертационного исследования заключается в том, чтобы в условиях меняющейся правовой действительности, сформулировать предложения по изменению правовых норм, касающихся назначения и проведения экспертиз, а также использование заключения эксперта в уголовном процессе.

Для достижения поставленных целей необходимо разрешение следующих задач:

  • изучить и обобщить практику судебно - экспертной деятельности, выявить недостатки и пробелы, составляющие суть и пределы нарушений прав и свобод лиц, участвующих в судопроизводстве;
  • рассмотреть научные основы криминалистической экспертизы веществ, материалов и изделий из них (КЭМВИ) в связи с интеграцией знаний как закономерности формирования новых научных направлений;
  • усовершенствовать классификацию методов исследования КЭМВИ;
  • определить современные возможности исследования микрочастиц как объекта КЭМВИ;
  • проанализировать правовые основания назначения КЭМВИ и подготовки материалов для исследования;
  • 8

  • определить правовой статус эксперта и следователя при назначении и производстве экспертизы;
  • обосновать расширение круга субъектов назначения судебной экспертизы и обстоятельств обязательного назначения КЭМВИ;
  • определить процессуальное значение результатов КЭМВИ и установить критерии их оценки в судопроизводстве;
  • разработать практические рекомендации по процессуальному и мето- дическому обеспечению качества судебно - экспертной деятельности, гаранти- рующего соблюдение прав свобод лицам, участвующих в судопроизводстве;
  • сформулировать предложения по оптимизации мер повышения про- фессионализма экспертных работников.
  • Предметом исследования являются объективные закономерности, познание которых необходимо для разработки теоретических и методических ре- комендаций по совершенствованию экспертного исследования веществ, мате- риалов и изделий из них.

Методологической основой диссертационного исследования является система философских знаний, определяющих основные требования к научным теориям, а также к сущности, структуре и сфере применения различных методов познания, к которым следует отнести: диалектико-материалистическии метод; общенаучные методы (логический, системный, сравнительный анализ, синтез, моделирование, эксперимент и др.); криминалистические методы (диагностика исследования экспертных объектов, установления принадлежности веществ, материалов и изделий из них для экспертного исследования, использование современных достижений в науке и технике для повышения качества экспертной практики и т.д.)

При сборе и обработке эмпирического материала, решении других поставленных задач использовались общие социальные методы исследования (анкетирование, интервьюирование и другие).

9

Методы диссертационного исследования включают применение: регистрацию единичных случаев - изучение документов (дел судопроизводства); сбор данных - выборочное обследование; обработку и анализ данных - описание и классификация, системный анализ.

Теоретическое исследование базировалось на изучении широкого круга научных источников по философии, логике, уголовному и уголовно-процессуальному праву, правовой информатике, истории развития криминалистики, общей теории и методологии криминалистики и экспертно-судебной деятельности. В процессе исследования использованы труды ведущих ученых криминалистов и процессуалистов:

Т.В. Аверьяновой, Л.Е. Ароцкера, Р.С. Белкина, М.Б. Вандера, А.И. Вин-берга, Г.Л. Грановского, П.П. Ищенко, М.К. Каминского, В.Я. Колдина, Ю.Г. Корухова, Н.П. Майлис, B.C. Митричева, П.Л. Петрухина, К.Д. Поля, В.Ф. Орловой, Ю.К. Орлова, М.Я. Розенталя, Е.Р. Российской, Т.В. Сахновой, М.Я. Сегая, Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова, А.Р. Шляхова, А.А. Эйсмана, Н.П. Яб-локова и др.

При подготовке материалов диссертации были использованы нормы Фе- дерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Рос- сийской Федерации» от 31 мая 2001 года, приказы и инструкции государственных экспертных учреждений, МВД РФ, МЮ РФ.

Эмпирической базой исследования явились материалы изучения, анализа и обобщения экспертной практики, а также определений судов и актов проку- рорского реагирования на порядок и качество производства КЭМВИ. Стремясь к наиболее полному познанию практики, автор по специально разработанной программе изучил 132 уголовных, гражданских и арбитражных дел, по которым производились экспертизы веществ, материалов и изделий из них в 1998 - 2001 годах в Кабардино-Балкарской Республике (КБР), Республики Ингушетия (РИ), РСО «Алания», Карачаево-Черкесской Республике (КЧР), Ставропольском и

ю

Краснодарском краях, Астраханской, Волгоградской и Ростовской областях. Ре- зультаты изучения дел судопроизводства и документов судов и прокуратур Юга России легли в основу диссертации.

Таким образом, основные положения нашедшие отражение в диссертации, сформулированы в результате анализа и оценки специальной юридической литературы и обобщения практики борьбы с преступностью; выводы и реко- мендации, содержащиеся в данной работе, базируются на научно-теоретическом и конкретном репрезентативном эмпирическом материале. Достоверность и обоснованность выводов, полученных в результате исследования, обеспечивается комплексным подходом к рассматриванию имеющихся проблем, применением методов логики, сравнительного анализа, опроса и других методов.

Научная новизна исследования заключается в том, что в данной работе, представляющей собой обобщение и анализ научных исследований в конкретной практической среде, обоснованы ряд положений, которые не нашли должного отражения в отечественной уголовно-процессуальной, криминалистической и судебной экспертной деятельности или, как нам представляется, они недостаточно полно разработаны. В диссертации с достаточной обстоятельностью рассмотрены возможности повышения качества криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них, заключающиеся в следующем:

дополнены научные положения судебной экспертизы материалов, веществ и изделий из них;

усовершенствована классификация методов исследования, применяемых при производстве криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них;

проанализированы современные возможности использования в экспертных исследованиях микрочастиц как объектов КЭМВИ в обеспечение полноты расследования преступлений;

усовершенствована классификация микрообъектов;

определены процессуально-правовые основания назначения и подготовки материалов для КЭМВИ;

выделены процессуальные особенности и основания назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела;

обоснован правовой статус эксперта и следователя при назначении и производстве экспертизы;

изучен процессуальный аспект в деятельности следователя при подготовке материалов для КЭМВИ;

разработаны и научно обоснованы аргументы расширения круга субъектов назначения судебной экспертизы и ситуаций обязательного назначения КЭМВИ;

выработаны критерии оценки диагностических признаков материалов, веществ и изделий из них, требующих необходимости проведения экспертизы по ним;

разработан алгоритм оценки процессуального значения результатов КЭМВИ в судопроизводстве.

Поскольку предмет данного исследования вытекает из объективных зако- номерностей, познание которых необходимо для разработки теоретических и методических рекомендаций практике по совершенствованию экспертного ис- следования материалов и изделий из них, в диссертации подвергнут исследова- нию и такой вопрос, как отсутствие в законе достаточных оснований для назна- чения и производства судебных экспертиз в тех стадиях судопроизводство, в которых они крайне необходимы для обеспечения полноты и объективности ус- тановления истины по делу, а также дан ряд рекомендаций по вопросам о до- полнении принятого уголовно-процессуального закона, практике применения оснований и порядка назначения и производства судебной экспертизы, которые являются спорными или вызывают возражения.

12

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Усовершенствованная классификация методов исследования, применяемых при производстве КЭМВИ.
  2. Современные возможности использования в экспертных исследованиях микрочастиц как объектов КЭМВИ в обеспечении полноты расследования преступлений.
  3. Рекомендации по критериям оценки диагностических признаков в КЭМВИ.
  4. Процессуальные особенности назначения экспертизы в стадии возбуждения судопроизводства.
  5. Правовой статус эксперта и следователя при назначении и производстве экс- пертизы.
  6. Вопросы взаимодействия эксперта с органами назначающими экспертизу.
  7. Расширение круга субъектов назначения судебной экспертизы и ситуаций обязательного назначения КЭМВИ.
  8. Теоретическая и практическая значимость работы в том, что результаты исследования позволили определить содержание и специфику назначения и производства судебной экспертизы, вообще, и КЭМВИ, в частности, направлены на дальнейшее развитие научных и усовершенствование методических ре- комендаций экспертного исследования материалов, веществ и изделий из них, а также могут быть использованы в совершенствовании практики судебно экс- пертной деятельности.

Практическую направленность имеют выводы и предложения по усовер- шенствованию практики назначения и ведения судебно - экспертной деятельно- сти, рекомендации для экспертов и лиц, назначающих судебные экспертизы, по повышению качества и производства КЭМВИ.

Обобщенные результаты изучения опыта судебно - экспертной деятельности в обеспечении прав и свобод человека и гражданина, положения и выво-

13

ды диссертационного исследования могут быть использованы в проведении преподавания курса уголовно - процессуального права, криминалистики и судебной экспертизы в высших и средних юридических учебных заведениях, при подготовке учебных пособий, лекций по данному курсу, а также в судебно - следственной и экспертной практике.

Апробация и реализация результатов диссертационного исследования. Основные научные положения диссертации, выводы и предложения докладыва- лись и обсуждались на заседаниях кафедр: уголовного права КБГУ г. Нальчика; уголовно - правовых дисциплин Кисловодского института экономики и права (КИЭП).

Результаты проведенного исследования докладывались авторам на научно - практических семинарах аспирантов и соискателей в КИЭП 26-28 октября 1999г.; 15-16 апреля 2000г.; 22-23 октября 2000г.; 13-14 апреля 2001г. и 12-13 октября 2001 г.

По предложению диссертанта в учебно - тематические планы Кисловодского института экономики и права включены темы рефератов и спецкурсов с учетом результатов настоящего исследования. Выводы и рекомендации автора внедрены в практику прокуратуры и МВД Кабардино - Балкарской Республики и Республики Ингушетия в виде методических рекомендаций для практических работников следствия, дознания и судебно - экспертных учреждений.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1 .Зуева А.Л. Научные основы судебной экспертизы.//Приложение к журналу «Известия ВУЗов Северо-Кавказский регион». Серия «Общественные науки». Кисловодск. 1999. №3. С. 120-125.

  1. Зуева А.Л. Научно-практичекие рекомендации по организации экспертизы наркотикосодержащих веществ кустарного приготовления и объектов ее исследования. //Приложение к журналу «Известия ВУЗов Северо-Кавказский регион». Серия «Общественные науки». Кисловодск. 2000. №2. С. 67-74.

14

  1. Зуева А.Л. Заключение эксперта, как судебное доказательство. //Приложение к журналу «Известия ВУЗов Северо-Кавказский регион». Серия «Общественные науки». Кисловодск. 2000. №2. С.74-78.

  2. Зуева А.Л. Особенности назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. //Приложение к журналу «Известия ВУЗов Северо-Кавказский регион». Серия «Общественные науки». Кисловодск. 2000. №4. С. 153-158.
  3. Зуева А.Л., Самарский В.Г. Особенности назначения комплексных и комиссионных экспертиз. //Приложение к журналу «Известия ВУЗов Северо- Кавказский регион». Серия «Общественные науки». Кисловодск. 2001. №2.
  4. Структура диссертации определена целями и задачами исследования и состоит из введения, 2 глав, содержащих 8 параграфов, заключения и библиографии.

15

Глава 1. Теоретические и методологические основы криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них (КЭМВИ).

§ 1.1. Основы судебной экспертизы материалов, веществ и

изделий из них.

Судебные экспертизы создаются на базе самых различных областей знаний в соответствии с потребностями следственной и судебной практики для решения таких вопросов по делу, которые требуют специальных познаний сведущих лиц — судебных экспертов. Необходимость в этом возникает вследствие многообразия подлежащих исследованию специальных объектов — вещественных доказательств и связанных с этим еще большим числом экспертных задач, для решения которых необходимы различные специальные познания.

С развитием фундаментальной и прикладной науки возможности судебной экспертизы расширяются, изменяются уровень и порядок исследований, становится возможным решение все более широкого круга вопросов, сущест- венных для установления истины по уголовным делам. Все это меняет отношение к теории экспертизы, а также требования, предъявляемые к уровню теоретических знаний, которыми должны обладать эксперты и участники судопроизводства, оценивающие их заключения. Определенную роль в решении этой проблемы на современном этапе научно-технической революции играют процессы интеграции и дифференциации научного знания, расширение и углубление фундаментальных наук, комплексное проведение научных исследований, являющихся основой экспертной практики.

А. И. Винберг и Н. Т. Малаховская, основываясь на теоретико-гносеологическом материале, показали, что научное становление предметных судебных экспертиз обусловливается теоретическими положениями той пред-

16

метной науки, прикладное значение которой для определенного вида экспертизы возникло в результате того, что предметная судебная наука использовала не- обходимые научные данные прикладных наук, превращенных в результате про- цесса трансформации в специальные познания для целей правосудия.

При разработке концептуальных основ судебной экспертизы выделились две различные точки зрения. Ряд ученых полагали, что такую теорию следует развивать в рамках криминалистики, исходя из того, что база этой теории — криминалистическая техника — едина для всех, кто использует результаты этой науки в борьбе с преступностью.

Противоположного мнения придерживалась другая группа ученых — Ю. М. Кубицкий, А. Р. Шляхов, И. А. Джангельдин, М. Г. Любарский и др. Они считают, что теорию криминалистической экспертизы надо выделить из общего курса криминалистики. Эта теория получила свое развитие в работах А. И. Вин-берга и Н. Т. Малаховской в виде концепции судебной экспертологии , как науки о законах и методологии формирования и развития судебных экспертиз, за- кономерностях исследования их объектов, осуществляемых на базе специальных познаний. Позже, в 2000 году Н.П. Майлис предложила выделить судебную экспертизу в самостоятельный раздел в криминалистике и как она справедливо отмечала в своих работах, что этот процесс практически состоялся3.

В судебной экспертологии отражается закономерность, позволяющая прогнозировать будущее формирование новых предметных судебных наук и их нового вида судебных экспертиз. Научные основы каждой предметной науки используются для решения задач, возникающих перед судебными экспертизами проводимыми в уголовном процессе, которые обеспечивают научную обосно- ванность и достоверность заключений судебных экспертов.

Теория судебной экспертизы строится на точных научных понятиях. На-

Винберг А. И., Малаховская Н. Т. Судебная экспертология. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. “ См.: там же.

Н.П. Майлис. Основные составляющие института судебной экспертизы. Сб. «Криминалистическая техника-2000». Материалы второй межведомственной научно-практической конференции. М., 2000.

17

учные понятия и язык судебной экспертизы являются строго унифицированными и охватывают общие научные положения, в одинаковой мере относятся к каждой предметной экспертной науке, к каждой отрасли знания, на которой базируются соответствующие судебные экспертизы как вид практической деятельности.

Понятийный аппарат судебной экспертизы основывается на понятийном аппарате материалистической диалектики, в котором формулируются общенаучные понятия, вбирающие в себя философские категории. Эти общенаучные понятия способствуют переносу знания из одной специальной науки в другую.

Общенаучные понятия обычно возникают на стыке наук в процессе развития комплексных проблем. Таков же процесс образования понятия и в судебной экспертизе, которая вбирает в себя научные основы многочисленных отраслей знаний — предметных судебных наук, отражающих усиливающуюся тенденцию комплексного исследования вещественных доказательств.

С точки зрения А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской, существует два вида связи между экспертизой и обосновывающим ее научным знанием. Первый вид — это прямая связь между предметной судебной экспертизой и базовой (материнской) наукой, без посредствующих между ними звеньев. Второй вид связи имеет место в тех случаях, когда данные базовой науки активно перерабатываются, преобразуются и образуют содержание предметной судебной науки, которая и составляет научную основу конкретной предметной экспертизы1.

Указывая на связь своей концепции с высказывавшейся ранее в литературе идеей «науки судебной экспертизы», А. И. Винберг и Н. Т. Малаховская пришли к выводу, что попытки создания ранее такой науки потерпели неудачу потому, что «в большинстве своем представляли идею включения различных судебных экспертиз в криминалистическую и таким образом обосновывалась

Винберг А. И., Малаховская Н. Т. Судебная экспертология - новая отрасль науки.//Соц. законность, 1973, NH. С.49-50.

18

необходимость отпочкования этой экспертизы в самостоятельную науку…» . Но, как известно, сама криминалистическая экспертиза — лишь вид судебной экспертизы, поэтому совершенно справедливо критиковалось включение в кри- миналистическую экспертизу других судебных экспертиз. Это привело бы к не- померному расширению криминалистической экспертизы и к обеднению всего института экспертизы.

Сторонники «науки криминалистической экспертизы» фактически ограничили ее содержание организационными и процессуальными вопросами производства экспертизы и общей характеристикой методов и средств экспертного исследования. Примерно также лишь с добавлением методики и техники раз- личных видов экспертиз представлял себе содержание «науки судебной экспер- тизы» А. Р. Шляхов. В идее судебной экспертологии акцент делался на иных, гораздо более значимых вопросах, преимущественно, методологического харак- тера; авторы подходят к формированию предмета науки через указания на изу- чаемые этой наукой объективные закономерности действительности. Организа- ционные и процессуальные вопросы занимают второстепенное место в их теории. Теорию конкретных видов судебной экспертизы они предлагают рассматривать в аспекте общетеоретических положений, «которые обуславливают формирование и направленность каждого вида судебной экспертизы как системно-структурного элемента целостного понятия судебной экспертологии».

Таким образом, с нашей точки зрения, идею судебной экспертологии следует оценивать, как развитие мысли о необходимости разработки общего учения о судебной экспертизе, высказанной в 1961 г. А. И. Винбергом.

Идея судебной экспертологии вызвала различную реакцию ученых.

А. Р. Шляхов, В. С. Митричев, М. И. Авдеев, С. С. Остроумов, М. С. Брайнин, Л. Е. Брайнин, Л. Е. Ароцкер и некоторые другие ученые поддержали предложение А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской. С. П. Митричев высказал

См.: там же. С. 51.

19

мнение о том, что на том этапе целесообразнее было бы начать с изучения зако- номерностей криминалистической экспертизы, а затем уже встать на путь соз- дания самостоятельной науки — судебной экспертологии. По мнению Г. Л. Грановского, многие теоретические проблемы только намечены авторами и тре- бует дальнейшей разработки, он считает не совсем удачным и само название конструируемой науки1.

А. Р. Шляхов сформулировал свои представления о теории судебной экспертизы, т. е. о теории криминалистической экспертизы. Он считал, что «теория судебной экспертизы — это система знаний о закономерностях и основанных на них методах, применяемых в различного рода суд».2

В становлении общей теории судебной экспертизы находит достаточно полное выражение сближение различных научных дисциплин — фундаментальных и прикладных, эмпирических и теоретических, высокоформализован-ных и описательных и т. д. В ее сфере используются достижения базовых и фундаментальных наук (физика, химия, медицина, биология, юриспруденция, механика и т. д.), а также имеющих прикладное значение (судебная медицина, судебная психиатрия и т. д.). Внедрение в практику получаемых при этом ре- зультатов есть реальная основа преодоления традиционных противоположностей между фундаментальными и прикладными науками.

Тесное взаимодействие судебной экспертизы с физикой, химией, математикой и другими науками оказывает значительное влияние на программы конкретных экспертных исследований, на создание новых средств, методов и методик, позволяющих экспертам решать поставленные перед ними задачи на качественно более высоком уровне. Следовательно, осознание значимости и изучение процессов интеграции и дифференциации научного знания здесь особенно

Судебная экспертология — новая отрасль науки (обзор откликов). Соц. законность. 1974. N8. с.59-60. “ Шляхов А. Р. Проблемы классификации в криминалистической экспертизе и ее практическое значение.

20

актуально и необходимо.

Изучая и используя методы физики, химии, биологии и др. наук, специалисты в области судебной экспертизы уже сейчас разрабатывают качественно новые способы и средства для исследования вещественных доказательств в целях получения необходимой достоверной информации. Будучи сплавом знаний, рекомендаций или методик разных отраслей науки, они, в свою очередь, смогут оказать не только существенное влияние на теорию судебной экспертизы, но и на решение ряда проблем, существующих в судебно-следственной и экспертной практике.

Формирование комплексных проблем и направлений исследований являются в настоящих условиях научно-технического прогресса приоритетной программой, т. к. служат ответной реакцией на доминирующую роль организации науки по отдельным дисциплинам. Вместе с тем современную науку все более характеризует ее дифференциация по проблемам, носящим междисциплинарный характер.

В результате постановки комплексной проблемы формируется и наука судебной экспертизы. Интеграция научных знаний здесь осуществляется в двух формах. Первая из них предлагает: а) комплексный, междисциплинарный подход к выработке и определению общего предмета данной науки, единого для всех видов судебных экспертиз, но при учете различия исследуемых объектов; б) междисциплинарное изучение с целью разработки общей методики экспертного исследования и ее научного обоснования; в) создание с помощью других наук учения об объектах судебной экспертизы, их свойствах и признаках, а также определение понятий экспертных задач с их систематизацией и классификацией. Данный перечень междисциплинарных использований можно было бы и продолжить, но и отмеченного достаточно для демонстрации возможности ин- теграции знаний.

Реально существует и вторая форма рассматриваемого процесса проведе-

21

ние междисциплинарных исследований на уровне частных теорий. Например, трасология и материаловедение совместно исследуют такую комплексную меж- дисциплинарную проблему, как экспертное установление факта контактного взаимодействия (ФКВ) объектов и т. п. Интеграция знаний в этих двух научных направлениях, позволила на основе анализа производства комплексных экспертиз предложить новый вид трасолого-материаловедческую экспертизу. Автор этого предложения, Н.П. Майлис сформулировала предмет этой экспертизы, объект и ее подвиды1.

Чрезвычайно важную роль в судебной экспертизе играет сближение, усиление взаимосвязи и взаимодействия наук, различающихся своими предметными областями. В данной форме интеграции сочетаются знания естественных наук, технических и юридических наук.

Указанный синтез знаний позволяет вырабатывать познавательные средства высокого уровня общности, разрешающие одновременно однотипные и разнотипные научные задачи различных предметных областей.

Это очень важно в судебной экспертизе с ее множеством задач, разнообразием объектов и эвристическим характером исследования. Не случайно в судебной экспертизе находят применение такие интегративные науки, как кибернетика и общая теория систем, которые сами являются продуктом синтеза общественных, технических и естественных наук.

Еще более наглядным в развитии общей теории судебной экспертизы является процесс формализации научного знания, в том числе его математизации. Примером может служить теория криминалистической идентификации, где на смену качественным характеристикам выдвигаются количественные показатели. Они используются при решении экспертных задач, например в вероятно- статистическом подходе к определению степени локализации участка па-

Н.П. Майлис. Интеграция знаний как закономерность формирования новых научных направлений в судебной экспертизе. М., «Криминалистика 21 век», т. 1, ГУ ЭКЦ МВД России, 2001. С. 71-75.

22

пиллярного узора, отобразившегося в следе и т. д. Более того, использование математических и кибернетических методов в судебной экспертизе, позволило в настоящее время, сформулировать подходы и организацию нового рода экспертизы - информационных технологий. В частности в начале нового столетия, Российской Е.Р. и Усовым А.И. было предложено назвать этот новый род экспертизы: судебная компьютерно- техническая экспертиза.

Немаловажное значение в становлении теории судебной экспертизы иг- рает усиление интегративной роли философии. Как известно «философия при- звана разрабатывать методологию взаимодействия наук, нащупывать и диалектически исследовать природу «стыков», «переходов» между разными областями знаний, диалектические превращения «противоположностей», механизмы раздвоения единого и методологию познания «противоречивых моментов его»1. Очевидно, данная функция философии может быть обоснованно раскрыта в теории судебной экспертизы показом взаимосвязи и взаимодействия общественных, технических, естественных наук, развитием методологического единства специализированных дисциплин.

Использование синтеза научных знаний есть важнейший аспект их инте- грации, который нашел свое отражение в теории и практике судебно- экспертных исследований. Это обусловлено, во-первых, потребностями следст- венной и судебной практики. Во-вторых, прогресс современной науки вызывает ускорение процессов, предопределяющих появление новых методов и техниче- ских средств, соответствующих более высокому уровню развития науки и служащих ступенькой к дальнейшей интеграции знаний. В-третьих, непосредственная цель теории и практики судебной экспертизы состоит в установлении истины по делу, познании сущности и использовании закономерностей, лежащих в основе процессов следообразования. В- четвертых, истина знаний обуславливается требованием обеспечения
единства научно-исследовательской

1 Основы науковедения. -М., 1985 г., с.77

23

деятельности и производственной практики .

Необходимость именно комплексного подхода предопределяется характером решаемой экспертами задачи, а последняя — потребностями следственной, судебной практики и уровнем развития знаний. Он способствует не только полноте, всесторонности исследования вещественных доказательств, но и по- средством объективного установления элементов состава конкретного преступ- ления правильной правовой квалификации вины подсудимого2.

Прогресс современной науки тесно связан и с ускорением процессов дифференциации научных знаний. Это приводит, с одной стороны, к появлению новых, наиболее эффективных приемов и методов познания различных свойств объектов исследования. С другой стороны, методы, разработанные какой-либо одной наукой, используются и в иных областях знания, синтезируясь и становясь общими для них. В результате происходит обогащение методов каждой науки.

В теории и практике судебно-экспертных исследований дифференциация обусловлена в первую очередь специфичностью задач и огромным количеством разнообразных объектов, вовлекаемых в сферу уголовного процесса в качестве вещественных доказательств по судебным делам. Определяется она также сложностью и многогранностью структуры и свойств данных объектов. Решение ряда задач с помощью судебных экспертиз возможно лишь при дифференциации научного знания, что является одним из средств установления и доказывания в суде обстоятельств происшедшего события.

При этом дифференциация выступает как «познавательный процесс исследования различий между однокачественными объектами, объединенными принадлежностью к роду, классу, виду, группе, с целью исключения их групповой принадлежности или обоснования предельно узкой групповой принадлеж-

См.: Аверьянова T.B. Интеграция и дифференциация научных знаний как источника и основы новых методов судебной экспертизы. - М.: Академия МВД РФ, 1994. С. 15. “ Ароцкер Л. Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве. — М., 1964. С.20.

24

ности, вплоть до выделения единичного объекта (индивидуализации) . В данном случае различия «даже в одном признаке, если они не случайны и не объяснимы объективными условиями, являются более существенными, чем десятки совпадающих признаков, присущих вообще какой-то группе объектов» .

Знания в сфере судебной экспертизы дифференцируются по всем элементам цепочки «предмет» — «объект» — «задача» — «методы экспертного иссле- дования» Это отражается в общей и частных теориях разного рода экспертиз. При рассмотрении их предмета прослеживается тенденция дифференциации наук вплоть до появления новых видов и направлений экспертиз. Так, некогда единая судебно-баллистическая (в настоящее время - оружиеведческая) экспертиза подразделяется на экспертизы: 1)огнестрельного оружия; 2)боеприпасов и следов выстрела3. В рамках трасологии отмечала Н.П. Майлис исходя из практики, необходим процесс диференциации научных знаний и выделение в само- стоятельное учение трасологической морфологии и трасологической механо- скопии. После становления и формирования этих учений произойдет следующий этап - интеграция знаний по каждому направлению. «Затем, произойдет переход к комплексному исследованию и выработке новых научных теорий в области трасологии механоскопии и биомеханики»4.

Всестороннее экспертное исследование объекта в целом одним специалистом сопровождается определенными трудностями процессуального и методического характера. Первые из них заключаются прежде всего в нормативно ус- тановленном ограничении времени производства следственных действий и экс- пертиз. Вторые же состоят в недостаточной квалификации экспертов, т. к. они обладают знаниями производства лишь отдельных видов экспертиз. Для следст-

Кучеров И. Д. Основы теории дифференциации и ее использование в криминалистической экспертизе. Авто-реф. дис. док. юрид. наук.-Л., 1973. С. 16—17.

Ароцкер Л. Е. Использование следователем и судом выводов экспертизы групповой принадлежно- сти.//Материалы научн. конференции,—Киев,1963. С.19-20.

См.: Аверьянова T.B. Интеграция и дифференциация научных знаний как источника и основы новых методов судебной экспертизы. - М.: Академия МВД РФ, 1994. С. 20.

4 Н.П. Майлис. Криминалистическая трасология и система методов решения задач в различных видах экспертиз. Автореферат на соискание ученой степени д.ю.н., М., 1992.

25

вия и суда ценность представляет установление не столько отдельных фактиче- ских данных, сколько вся их совокупность, выявленная экспертным путем. По- этому соответствующим специалистам, участвующим в исследовании объекта, надо иметь достаточный объем знаний о применяемых методах и технических средствах, чтобы затем правильно оценить полученные результаты.

Для преодоления указанной коллизии весьма перспективной представляется подготовка специалистов, компетентных в производстве, например, таких видов экспертиз, как исследования материалов, веществ и изделий из них. Имея общую широкую подготовку, они смогут легко найти свое место в разнообразной по всем конкретным целям и задачам сфере экспертной деятельности. Им будет сравнительно легко перестроиться на новую проблематику и более узкую специализацию.

Необходимость синтеза научных знаний в теории и практике судебно-экспертных исследований очевидна. Известно, что нет преступлений, в результате которых не оставалось бы их следов. Одна из основных задач следственных и судебных органов, экспертных служб состоит в «прочтении» закодированной в следах информации и ее преобразовании в объективную систему доказательств. Решение такой задачи субъектами расследования требует наличия знания о закономерностях возникновения следов преступления, порядке и правилах их обнаружения, фиксации, изъятия и исследования. Базовой наукой здесь выступает криминалистика в целом, и в частности, применительно к исследованию следов, закономерностей их образования — судебная экспертиза. Только познав закономерности следообразования, можно получить достоверные фактические данные, которые помогут установить объективную истину по расследуемому делу.

Систематизация и обобщение накопленного эмпирического материала, выявление и изучение закономерностей формирования криминалистически значимых свойств материалов, веществ, определяемых их происхождением (на-

26

пример, технологией изготовления, местом произрастания сырья), условиями эксплуатации и хранения, а также действием факторов самого расследуемого события привели к необходимости формирования в структуре криминалистиче- ской техники самостоятельного направления исследований криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий.

Сейчас трудно сказать, кто первым признал экспертизу материалов и веществ новым видом именно криминалистической экспертизы. Но, уже в 1959 году В.К. Лисиченко включил этот вид экспертизы в криминалистическую экспертизу, имея ввиду исследование волокнистых материалов, красителей, лаков, горюче- смазочных материалов и других веществ1.

Отношение экспертизы материалов, веществ и изделий к криминалистическим до сих пор вызывает дискуссию среди ученых-криминалистов. Одним из сторонников отнесения данного вида экспертизы к классу криминалистических является B.C. Митричев2. Основанием для вывода, что экспертное исследование материалов, веществ и изделий проводится в рамках единой криминалистической экспертизы B.C. Митричев считает следующие факты: «Несмотря на достаточно разнообразный по природе и назначению круг объектов (волокнистые и лакокрасочные материалы, нефтепродукты, почвы, стекло, металлы и сплавы, растительное сырье и т.п.), криминалистическое исследование материалов, ве- ществ и изделий представляет собой единое направление развития криминали- стической техники… в отношении всех этих объектов решается один и тот же круг вопросов (обнаружение, идентификация, установление факта контактного взаимодействия), причем соответствующие исследования базируются на одних и тех же методологических принципах и методических рекомендациях крими- налистики … Для реализации исследования в полном объеме необходима одна и та же совокупность исходных фактических данных по делу, раскрывающих

Лисиченко В.К. К вопросу о предмете и системе криминалистической экспертизы.//Материалы 4-й расширенной научной конференции. Киев. 1959. С. 330 “ См: Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий.- Саратов, 1980.

27

происхождение объекта, особенности его эксплуатации и разрушения (уничто- жения) в связи с обстоятельствами расследуемого дела. Однотипной является и работа следователя до назначения экспертизы (обнаружение объекта, его пред- варительное исследование, консервация, сбор дополнительных данных и т.п.)».

Одним из аргументов включения экспертизы материалов, веществ и изделий в число криминалистических экспертиз Б. Е. Гордон считает то, что методы этих экспертиз не разрабатываются в соответствующих естественных науках. Судебная аналитическая химия, объектом исследования которой является почва, горюче- смазочные материалы, лакокрасочные покрытия, волокнистые и другие материалы, яды, наркотики и т.п., «имеет задачи, разрабатывает и использует некоторые методы, которых не знает общая аналитическая химия. Это устраняет, по-видимому, возражения, выдвигавшиеся против включения экспертизы материалов, веществ и изделий в число криминалистических экспертиз».2

Э. П. Козинер считает, что научными основами экспертизы материалов и веществ являются не только соответствующие данные химии, физики, биологии и других естественных наук, но и криминалистики, представленной теорией криминалистической идентификации. B.C. Митричев, совершенно справедливо отмечает, что теория криминалистической идентификации является методоло- гической основой криминалистического исследования материалов и веществ. «Стремление вести такого рода исследования на основе методологических по- ложений других наук (химии, биологии и т.п.) приводит к выхолащиванию спе- цифически криминалистического их содержания, лишает органы расследования и суды важной информации об обстоятельствах дела». 4

’ Митричев B.C. Там же С. 12.

” Гордон Б.Е. Судебная аналитическая химия, ее задачи и перспективы развития//Материалы Всесоюзной научной конференции. М., 1972. 4. 3. С. 17.

Козинер Э.П. Современные возможности и пути дальнейшего совершенствования криминалистической экспертизы почв//Материалы Всесоюзной научной конференции. М., 1972, Ч. 3. С. 72.

Митричев B.C. Актуальные вопросы криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий/ЛГам же.

С. 4.

28

Т. А. Седова в своей работе «Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической идентификации» отмечала, что идентификацию на основе структуры и состава относят к криминалистической именно потому, что ее задачей, является установление индивидуально-конкретных, т.е. единичных объектов.

« Именно ее конкретизация и четкая постановка как задачи установления единичных объектов, целенаправленность в соответствии с ней теоретических разработок привели к тому, что в последние годы удалось создать экспертные методики по установлению конкретных производственных, сырьевых источников происхождения, мест произрастания объектов, локальных участков местности (помещений), факта контактного взаимодействия и т.д.»2

Отстаивая свою точку зрения, Т.А.Седова констатировала следующий факт, что термин «криминалистическая » в названии экспертизы материалов и веществ способствовал правильной ориентированности следователей в постановке конкретных вопросов, а не ограничивал их вопросами о природе, сходстве, однородности. Именно такое название этого вида экспертизы, как и ее результаты, дали возможность понять практическим работникам, что только установление на основе структуры и состава конкретных единичных объектов или максимально узких групп позволяет не формально, а фактически использовать эти результаты при доказывании конкретных обстоятельств уголовного дела. «Это не «вещества вообще», которые исследуются с целью установления их субстрата (такая трактовка задачи не только дезориентирует практику, но и тормозит развитие этого вида идентификации), а те же объекты с устойчивым внешним строением, идентификация которых традиционными методами оказалась невозможной, или
конкретные локальные участки местности, или объемы

См: Седова Т. А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической идентификации. Ленинград, Из-во ЛГУ. 1986. С. 24-25.

2 Седова Т. А. Там же. С. 25.

3 Винберг А. И., Малаховская Н. Г. Судебная экспертология. Волгоград, 1979. С. 28.

29

(массы), конкретность, единичность которых задается конкретным событием преступления».’

На наш взгляд, нет никаких оснований утверждать, что термин «кримина- листическая» применительно к экспертизе материалов и веществ принудительно внедряется в практику.

То обстоятельство, что формирование теоретических основ и методик идентификации единичных объектов на основе состава и структуры имело место в рамках криминалистической идентификации, а внедрение этих методик в практику - в учреждениях криминалистической экспертизы, есть результат не насильственного внедрения, а объективных предпосылок. К таким предпосылкам можно отнести теоретические разработки нового подхода к идентификации объектов на основе структуры и состава. В их числе следует назвать учение об идентификационных связях, развитое А. А. Эйсманом и М. Я. Сегаем, явившееся непосредственной основой формирования системного подхода в криминали- стической идентификации; учение о методах и этапах доказывания на основе идентификации, детально разработанное В. Я. Колдиным; теоретическую разра- ботку структуры объекта криминалистической идентификации и этапных методик его исследования В. С. Митричевым и др.

Такое развитие теории криминалистической идентификации обусловлено тесной связью криминалистики с уголовным процессом и прежде всего с таким ее разделом, как теория доказательств, что и предопределяет более ясное и четкое понимание криминалистами задач доказывания и средств решения этих задач. Существенной предпосылкой практического решения этой проблемы в рамках криминалистических учреждений, как мы полагаем, явилось оснащение их лабораторий в последние годы новым современным оборудованием разного профиля, привлечение в штат сотрудников широкого круга специалистов разных отраслей знаний. Это сделало реальным комплексное исследование данных

’ Седова T.A. Там же. С.26.

30

объектов - обязательное условие выделения единичного на основе структуры и состава.

Против отнесения экспертизы материалов и веществ к криминалистической выступал Р.С. Белкин.1 Он предлагал принять предложение высказанное В.А. Пучковым, считающим, что этот вид экспертиз следует называть - мате- риаловедческими.2

Данное предложение В.А. Пучкова может быть оспорено, т. к. задачей ма- териаловедения является изучение свойств именно материалов, а не материаль- ных образований. Материаловедению не присуще идентификационные методики, здесь чаще стоят задачи прогнозирования тех или иных свойств материалов, например конструктивных, технологических и т. д. В.А. Пучков указывает, что в материаловедении имеют значение данные «о химических и физических свой- ствах веществ и материалов, обуславливающие их технологические свойства»,3 но, следует отметить, что в криминалистическом (судебном) исследовании пре- жде всего имеют значение свойства, не предусмотренные технологией. Свойства материала объектов здесь изучаются лишь постольку, поскольку они могут отражать специфику существования материального образования в конкретной внешней среде.

Все это говорит о том, что в общей структуре криминалистического иден- тификационного исследования объектов на основе их структуры и состава ма- териаловедческие исследования являются начальным этапом. Для решения же задач процессуального доказывания необходимо применение криминалистиче- ского методологического подхода к идентификации объектов на основе их со- става и структуры.

Учитывая, все приведенные выше аргументы, по нашему мнению, экспертизу материалов, веществ и изделий следует относить к криминалистическим.

См: Белкин Р.С. Курс криминалистики В Зт. Т.2: Частные криминалистические теории. - М.: Юристъ, 1997. С. 321-328.

” Пучков В.А. Судебное материаловедение // Соц. Законность 1979. №7, С. 61^62. 3 Пучков В.А. Там же. С. 63.

31

Одной из задач этой экспертизы является обнаружение микрообъектов определенной природы, если используемые при следственном осмотре методы не позволяют их выявить и зафиксировать. Для обнаружения микрообъектов на предметах-носителях применяются современные методы микроанализа (опти- ческой и электронной микроскопии, атомно - абсорбционного, лазерного, мик- роспектрального и др.) Эти методы позволяют обнаружить и установить природу микроколичества таких веществ, как наркотики, следы взрыва и т. п. (доЮ мг веществ)1. Обнаружение микроколичеств вещества и материалов на объектах- носителях относится к числу диагностических задач криминалистической экс- пертизы материалов, веществ и изделий, включающих, помимо этой, установление свойств и состояний объекта, существенных для выявления фактических обстоятельств расследуемого события: места, времени, способа изготовления объекта, а также причин и времени его изменения. Иные задачи криминалисти- ческой экспертизы материалов, веществ и изделий состоят в установлении при- надлежности объектов определенному множеству принятому в той или иной области науки, техники, отрасли промышленного производства, товаро- и мате- риаловедения, в быту. Установление индивидуально-конкретного тождества объекта (идентификационная задача), механизма взаимодействия объектов (си- туационная задача), а также существенных признаков, ранее присущих объекту и измененных под действием внешних и внутренних факторов (реставрационная задача).

Значение криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий неуклонно повышалось с развитием химических, физических, биологических, математических методов анализа объектов малой массы и особенно возросло в современных условиях. Оснащение экспертных учреждений современными научно-техническими средствами позволяет успешно обнаруживать и ис- следовать разнообразные микрообъекты и получать в результате этого такую

’ Криминалистика: Учебник /Отв. ред. Н. П. Яблоков. — 2-е изд. -М.; Юристь, 1999. С.239.

32

информацию, которая ранее была совершенно недоступна.

Большинство используемых при производстве криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий аналитических приборов снабжены компьютерами, что позволяет проводить исследования при различных режимах записи спектров, осуществлять накопление сигнала, сразу же обрабатывать по- лученные результаты, сопоставлять их с хранящимися в памяти ЭВМ данными.

Большое влияние на реализацию, характер взаимосвязей методов различных наук при исследовании объектов судебной экспертизы (криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий) оказывает уровень развития специальных знаний. Так, спектральный анализ многих химических соединений был апробирован еще в 1859 году. Это привело к возникновению науки спек- троскопии. Однако лишь в 30-х гг. прошлого столетия на ее основе начала раз- рабатываться квантовая электроника, благодаря которой в 1954 г. был создан первый квантовый генератор-лазер. Дальнейшие усилия в данном направлении открыли принципиально новые возможности для решения и использования ранее неизвестных свойств и состояний веществ, типов химических превращений, управления происходящими здесь процессами.

С 70-х гг. XX столетия ученые криминалисты и эксперты-практики занялись изучением перспектив использования когерентного лазерного излучения и голографической интерфотометрии в целях раскрытия преступлений и исследо- вания объектов судебной экспертизы1.

В настоящее время на основе лазерной техники создаются новые приборы, установки и методики по обнаружению и фиксации, исследованию недоступных для непосредственного восприятия материальных следов противоправных деяний.

Жильцов В. В. Возможности использования когерентного лазерного излучения и голографической интерфотометрии при исследовании стекла.//Суд. хроматография и суд. спектроскопия. М., 1973. С. 128— 131.

33

§ 1.2. Классификация методов исследования, применяемых в производстве криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий

из них.

Для упорядочения накопленного объема знаний в теории судебной экспертизы требуется их классификация, дающая наглядное представление о структуре указанной отрасли научного знания. За последнее десятилетие опубликовано немало работ, посвященных проблеме классификаций судебных экспертиз, используемых в них специальностей, решаемых задач, применяемых методов исследования и т. д. При всей разноплановости и неоднозначности предлагаемых здесь подходов все они направлены на обеспечение консолидации знания в целом и его отдельных элементов (блоков) на удовлетворение потребностей в сборе, анализе и реализации соответствующей информации.

Анализ существующих классификаций методов судебно-экспертного ис- следования показал, что они в той или иной степени восприняли классификацию методов общей теории криминалистики, предложенную в 1970 году Р.С. Белкиным1 и включающую метод материалистической диалектики - всеобщий метод познания, общенаучный и специальный методы исследования.

На начальном этапе становления общей теории судебной экспертизы не существовало достаточно обоснованной классификации экспертных методов. Потребность в четкой, научно обоснованной классификации экспертных методов фактически возникла тогда, когда идея создания общей теории судебной экспертизы вступила в этап своей реализации. Именно с этим связана их система, предложенная А. И. Винбергом и А. Р. Шляховым и состоявшая из 4-х ие- рархических определяемых уровней:

  1. Всеобщий диалектико-материалистический метод, где рассматривают-

Р.С. Белкин. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М., 1970. С.84-94.

34

ся и методы традиционной логики.

  1. Общепознавательные методы: наблюдение, измерение, описание, пла- нирование, эксперимент, моделирование и др.
  2. Частные инструментальные и иные вспомогательные технические методы.
  3. Специальные методы, функции которых выполняют специализированные методики экспертного исследования .
  4. По мнению Аверьяновой Т. В. в предложенной А.И. Винбергом и А.Р. Шляховым классификации имеется ряд «слабостей». Автор считает, что дефекты данной классификации заключаются в следующем: «она не дает представление о границах применения обще и частнонаучных методов». Она содержит со- мнительные определения инструментальных методов, поскольку согласно ей таковыми могут быть любые приемы, связанные с использованием той или иной приборной базы. Кроме того, указанная классификация уравнивает понятия «метод» и «методика», не учитывает их деление на специфичные с одной стороны, для развития теории, а с другой — для практики судебной экспертизы2.

В современной классификации данных методов, на наш взгляд, должны быть отражены: совершенствование применяемых методов на основе достижений научно-технического прогресса; особенности конкретных объектов исследования и другие признаки. Учитывая все вышеизложенное Аверьяновой Т. В., нами была предложена следующая система методов судебной экспертизы:

  1. Всеобщий метод — материалистическая диалектика.
  2. Общие методы: наблюдение, сравнение, описание, измерение, эксперимент, моделирование, исторический подход.
  3. Частнонаучные.
  4. Специальные многообъектные.
  5. 1 Винберг А. И., Шляхов А. Р. Общая характеристика методов экспертного исследования./Юбщее учение о методах судебной экспертизы/Сборник научных трудов. М., 1977. N28. С.64.

” Т. В. Аверьянова. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и основы новых методов судебной экспертизы.- М., 1994. Академия МВД РФ. С.47.

35

В данной классификации всеобщий метод представлен в полном объеме диалектической и формальной логикой без каких-либо изъятий или модификаций их положений. Когда речь идет об экспертизах, то здесь диалектическая логика выступает как подход, т. е. определяет основное направление исследования. Категории же диалектики (тождество и сходство, необходимость и случайность, причина и следствие и т. д.) играют роль содержательных характеристик цели исследования или посылок в умозаключениях экспертов. Диалектический метод применим при производстве экспертиз всех родов и видов.

Общие методы также применяются при производстве всех экспертиз, но в зависимости от объекта исследования приобретают определенную специфику.

Сферой реализации частнонаучных методов является экспертиза одного какого-то рода, вида либо использование нескольких близких по характеру специальных познаний.

Под специальными понимаются методы, разрабатываемые или приспо- сабливаемые для исследования конкретного, единичного объекта. Иногда они представляют собой такой оригинальный комплекс методов более высокого уровня, который в прочих экспертных ситуациях не используется или не может быть реализован.

Возможно предлагаемая классификация методов экспертного исследования и имеет недостатки, но она, на наш взгляд, точнее других отражает результат воздействия научно - технического прогресса на методы экспертного иссле- дования и ее использование позволяет учитывать те новые методы, которые в перспективе будут приняты на вооружение экспертами в качестве частнонаучных либо специальных. Этому способствует гносеологическая характеристика методов, связанная с уяснением их роли в процессе экспертного исследования, познанием свойств и признаков изучаемых объектов, разработкой и овладением эвристических приемов решения возникающих здесь задач.

Большинство методов экспертного исследования тесно связано со своей

36

приборной базой, т. е. оснащённостью техническими средствами экспертных лабораторий. От применяемых технических средств зависят разрешающая спо- собность того или иного метода, достоверность и доказательственное значение получаемых с его помощью результатов, учитываемых следователем и судом при оценке заключения эксперта. Отслеживая развитие экспертных методов, следует учитывать закономерности, определяющие в наше время совершенствование техники для экспертных исследований.

Исследователями выделяются 3 группы таких закономерностей.

Первая группа — это появление техники, связанной с использованием новейших материалов. Данные закономерности характеризуются следующими тенденциями: а) расширением ассортимента природных материалов, используемых в технике; б) все более широким применением искусственных материалов; в) постоянным совершенствованием естественных и искусственных материалов.

Вторая группа закономерностей совершенствования техники связана с изменением конструкции, структуры и функций технических устройств. Тен- денциями здесь являются: а) углубляющийся процесс дифференциации и спе- циализации средств труда или их элементов; б) усложнение технических средств наряду с процессом унификации их элементов; в) автоматизация.

Третья группа закономерностей относится к развитию техники в целом. При этом наблюдаются следующие тенденции: а) различные отрасли техники развиваются неодновременною, но во взаимосвязи и взаимодействии; б) кардинальные изменения в технике начинаются в сфере производства и в ней же завершаются1.

М. Я. Сегай писал: «Оснащение судебно-экспертных учреждений современными приборами и исследовательской аппаратурой обеспечили активное

1 Т. В. Аверьянова. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и основы новых методов судебной экспертизы. М., 1994., Академия МВД РФ. С.52.

37

освоение и использование в экспертной практике высокочувствительных анали- тических методов исследования вещественных доказательств: атомного эмисси- онного и абсорбционного спектрального анализов, лазерного микроспектрального анализа, инфракрасной и ультрафиолетовой спектрофотометрии, радио- спектроскопии, масс-спектроскопии, радиоактивационного анализа, рентгенов- ского фазового анализа, электронной микроскопии и др. Это обстоятельство ус- корило процесс дифференциации и интефации научных знаний в разработке как узкоспециальных, так и комплексных экспертных методик, углубляющих и расширяющих возможности познания признаков и свойств объектов экспертного исследования, а также процессов их взаимодействия с окружающей средой»1. Помимо технической стороны указанные методы подвержены воздействию и иных тенденций. Изучение практики судебной экспертизы и ознакомление с литературными источниками по ее проблемам позволяют вьщелить эти основные направления развития методов экспертного исследования:

— расширение круга этих методов; — — их усложнение; — — комплексирование методов экспертной деятельности; — — повышение их разрешающей способности; — — приоритетное развитие неразрушающих методов исследования; — — математизация методов и расширение практики использования собственно математических методов исследования объектов экспертиз; — — автоматизация процессов применения экспертных методов; — — возрастание обусловленности развития экспертных методов: требованиями процессуального законодательства и его изменениями; — — рекомендациями научной организации труда эксперта и экспертных учреждений в целом; — Сегай М. Я. Научно-технический прогресс и методологические проблемы судебной экспертизы материальных следов преступленияУ/Криминалистика и судебная экспертиза. — Киев, 1973 г. Вып.10. С.140—141.

38

— необходимостью экономии сил, средств и времени.

Чтобы классификация была подлинно научной, при ее разработке должны обязательно соблюдаться три принципа, предусматривающих развитие, струк- турность и взаимосвязь классифицируемых элементов. Для применения этих принципов важно придерживаться определённой последовательности в создании классификаций, предполагающей три этапа:

— выбор множества исследуемых объектов; — — указание и точное определение признаков, по которым будет производиться их сравнение; — — способ разграничения объектов, т. е. алгоритм их выделения в классы1. Надо иметь в виду, что когда речь идет о классификациях в новой теории,

еще лишь создаваемой, то в них обязательно должно быть отражено развитие этого направления науки.

В классификации должно быть жесткое подразделение методов по нераз- рушаемости, чувствительности, информативности и по этим же данным должна быть определена и согласована последовательность применения методов. Клас- сификация методов криминалистического исследования материалов и веществ должна быть подчинена главной задаче такого исследования - идентификации.

С развитием прикладных и фундаментальных наук тесно связано и со- вершенствование средств, способов и методик судебной экспертизы, которые при этом претерпевают определенные изменения и модифицируются с учетом специфических целей последней.

К настоящему времени система средств и методов криминалистической техники претерпела заметные изменения, которые в известной мере связаны с интенсивным вовлечением в ее среду аналитической химии — междисциплинарной отрасли знаний, занимающейся изучением элементного, молекулярного,

См.: Аверьянова T.B. Интеграция и дифференциация научных знаний как источника и основы новых методов судебной экспертизы. - М.: Академия МВД РФ, 1994. С. 31.

39

фазового, изотопного состава объектов материального мира, их структурных особенностей. Следует заметить, что ведущие ученые-криминалисты своевре- менно обратили внимание на перспективность использования названных выше методов в криминалистике.

Теоретический интерес и практическую значимость по указанному вопросу имеет высказывание Р. С. Белкина1: «Несомненно, что использование в криминалистике современных физических и химических методов является весьма перспективным для расширения круга научных криминалистических исследований и повышения их эффективности». Действительно, сведения, добытые новыми методами криминалистической техники, позволяют устанавливать природу объекта, прогнозировать способы и технологию его производства, получать информацию об условиях его эксплуатации, хранения, связей с вещной обстановкой места происшествия и событием преступления.

Большая заслуга в развитии и внедрении в криминалистическую практику методов аналитической химии принадлежит А. Р. Шляхову, который писал: «Внедрение новых эффективных физических и химико-биологических методов в экспертную практику сейчас является наиболее важной проблемой в криминалистике»2

По мнению А. Р. Шляхова, физико-химические методы, во-первых, «включаются как составные элементы методик традиционных, а равно новых видов криминалистических экспертиз, во-вторых, они обладают определенной всеобщностью, находя применение в различных видах криминалистической экспертизы…»3.

Значительный вклад в развитие системы методов криминалистической техники, связанных прежде всего с активным применением в процессе

Белкин Р.С. Криминалистика. - М.: 1976. Гл. 1. “ Шляхов АР. Физические и химико - биологические методы в криминалистике, их место в экспертизе и значение в формировании новых видов криминалистической экспертизы. Криминалистическое исследование вещественных доказательств физическими, химическими и биологическими методами. - М.: 1969, вып. 1. С. 3-18. 3 См. Указанное сочинение. С. 4-5.

40

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННА»

БИБЛИОТЕКА

криминалистических исследований аналитической химии, принадлежит также В. С. Митричеву.1

Какие же свойства веществ, материалов и изделий, выявленные в результате проведения криминалистической экспертизы методами аналитической химии, можно использовать в качестве идентификационных признаков? К таким свойствам относятся: элементный, молекулярный, изотопный, фазовый состав, характерные функциональные группы и их расположение в пространстве, мор- фологические особенности поверхности и приповерхностного слоя объекта.

Степень устойчивости этих признаков зависит от природы объекта, степени влияния на эти свойства условий эксплуатации, хранения, воздействия ок- ружающей среды (солнечного света, влаги, воздуха, температуры, загрязнений) и деятельности человека. Исходя из высказывавшихся Н. А. Селивановым сооб- ражений2, признаки химического состава объекта можно относить к внутренним идентификационным признаком. Так же, как признаки внешнего строения, они могут быть групповыми и индивидуальными.

Нельзя не отметить мысль высказанную Н. А. Селивановым о том3, что вариационность, колеблемость идентификационных признаков, вызываемая различными случайными признаками, является одной из важных проблем кри- миналистической идентификации. Он же говорит о полезности обращения в данном случае к методам математической статистики. Действительно без мате- матической оценки количественных результатов криминалистической экспертизы, выполненной методами аналитической химии, нельзя судить о достоверности, воспроизводимости и правильности естественнонаучных данных. Не менее важным аспектом является также влияние на устойчивость внутренних иденти- фикационных признаков окружающей среды и деятельности человека. Оценка

См.: Митричев В. С. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. — Саратов: Изд. СГУ, 1980.

~ См.: Селиванов Н.А. Идентификационные признаки. - В кн.: Советская криминалистика (криминалистические проблемы). - М., 1978. С. 80-88.

См.: Селиванов Н.А. Вариационность идентификационных признаков. - В кн.: Советская криминалистика (криминалистические проблемы). - М., 1978. С. 88 - 92.

41

их устойчивости зависит от умения рационально применять моделирование.

Р. С. Белкин1 относит моделирование к общим методам криминалистики, справедливо констатируя, что «моделирование используется в криминалистике как в целях изучения определенных материальных объектов, например, предметов со следами, специально изготовляемых для этой цели, так и для изучения процессов различной сложности — от механизма следообразования до различных технологических процессов и т. д.» О роли моделирования в криминалистике много писали И. М. Лузгин, И. Л. Селиванов и др. Этому же вопросу посвящена специальная статья Л. Лейстнера и Н. М. Кузьмина применительно к возможностям методов аналитической химии.2

Большое значение при отождествлении объектов играет специфичность выявленных признаков. Чем специфичнее обнаруженные признаки и их сово- купность, тем малочисленнее группа объектов, тождество с которой установлено, при условии, что эксперт с участием следователя тщательно изучил условия существовании этих объектов в конкретной обстановке расследуемого события преступления. О специфичности идентификационных признаков, выявленных в процессе исследования веществ, материалов, изделий методами аналитической химии, можно наглядно судить на примере установления места произрастания конопли, из которой изготовлен конкретный образец гашиша.3

Учение о биологической роли микроэлементов в жизни растений и животных организмов развитое В. И. Вернадским4, позволило установить закономерность циклического движения микроэлементов в биологической системе. Исходя из положений данной теории, авторы работы, посвященной экспертизе гашиша пишут: «Рассматривая гашиш как объект растительного происхождения, т. е. часть биологической системы, необходимо учитывать, что процессы

Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М., 1977, т. 1; 1978, т.2; 1979, т.З.

См.: Лейстнер Л., Кузьмин Н. М. Роль и значение моделирования в криминалистических физико- химических исследованиях. -Труды ВНИИ МВД СССР. М.; ВНИИМ ВД СССР, 1980, N54. С.48-54.

См.: Семкин Е. П., Бутрименко Г. Г., Буров О. Н., Кузьмин Н. М. Экспертное исследование гашиша. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1976.

См.. Вернадский В. И. Химический состав живого вещества в связи с химией земной коры. Петроград. 1922.

42

жизнедеятельности растений, в том числе и накоплении физиологически активных соединений, зависят от других элементов биологической системы почвы и атмосферы».1 Таким образом растения накапливают в себе микроэлементы, которые присущи конкретной биохимической провинции, а микроэлементный состав является комплексом специфических и устойчивых идентификационных признаков, которые позволяют установить, в частности, источник произрастания конопли.

Для решения основных задач криминалистической экспертизы материа- лов, веществ и изделий требуется комплексный подход, системно- структурного анализа объекта сложной структуры, интеграции знаний технологического и естественно-технического свойства. Основанием для такой интеграции являются общие закономерности возникновения, существования и изменения субстанциональных и морфологических свойств материалов и веществ. Эти закономерности определяются общностью агрегатного состояния объектов (для жидких веществ, например, характерны общие закономерности следообразования и определенные признаки их внутренней структуры), наличием в составе различных материалов компонентов единой химической природы (например, наличие одних и тех же красителей в столь разнородных объектах, как волокна, пластмас- сы, нефтепродукты), общностью способов переработки вещества в материал и материалов в изделия (например, механическое смешение компонентов, полимеризация, формование изделия литьем, получение материалов из растворов и т. д.). На основе этих общих закономерностей разработаны общие экспертные методы идентификации и установления факта контактного взаимодействия объектов криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий.

В криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий все методы и предназначенные для их реализации технические средства можно

См.: Семкин Е. П., Бутрименко Г. Г., Буров О. Н., Кузьмин Н. М. Экспертное исследование гашиша. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1976.

43

ориентировочно разделить на три основные группы:

— аналитическая экспертная техника, т. е. методы и технические средства выявления физических, химических и других свойств изучаемых материалов, веществ и изделий; — — методы и технические средства проведение сравнительного исследования, преимущественно для установления отношений сходства — различия между сопоставляемыми объектами; — — методы и технические средства оценки полученных экспертом данных в качестве конкретных оснований для формулировки того или иного вывода по экспертизе’. — Однако своеобразие объектов и специфичность задач, решаемых в отношении данных объектов, обуславливают определенную дифференциацию знаний в криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий, следствием чего является создание частных экспертных методик. В настоящее время такие методики созданы для следующих объектов криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий: лакокрасочных материалов и покрытий, объектов волокнистой природы, нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов, стекла, металла, пластмасс, резины и изделий из них, наркотических средств и психотропных веществ.

При исследовании указанных материалов, веществ и изделий из них с целью решения возникающих в следственно-судебной практике задач применяются инструментальные методы, которые с учетом природы и уровня изучаемых свойств и признаков, а также общепринятого их наименования, можно класси- фицировать следующим образом:

1) методы исследования морфологических признаков - это в основном физико- технические методы (микроскопические, рентгеноскопические, металлография, методы измерения микротвердости и т.п.), которые применяются при

См.: Митричев В. С. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980. С. 54.

44

исследовании материалов стекла, пластмасс и изделий из них;

2) методы исследования отдельных существенных физических и химических свойств (метод анализа состава материалов и веществ)- это физические, физико- химические и химические методы. Наряду с традиционными, давно вошедшими в практику криминалистической экспертизы, например, микроскопическими, фотографическими — съемка в различных режимах освещения и разных зонах спектра, химический капельный анализ, используются и такие методы, которые относительно недавно вошли в экспертную практику: методы хро- матографического анализа, электрофореза, спектрофотометрия в УФ- и видимых зонах, ИК - спектроскопия (молекулярный спектральный анализ), люми- несцентный анализ и т. п.; 3) 4) методы исследования внутренней структуры (ультрамикроструктуры) — рентгеновский фазовый и эмиссионный анализ, электронная микроскопия и 5) др.;

4) методы исследования атомного и молекулярного состава — атомно- абсорбционный, нейтронно-активационный спектральные анализы, методы электронного парамагнитного резонанса, молекулярной масс и хромомасспек- троскопии и др.

Данная классификация по природе информации об исследуемом объекте, предложенная В. С. Митричевым, на наш взгляд является более универсальной.

Экспертное исследование вещественных доказательств, как правило, начинается с морфологического анализа, т. е. с изучения внешнего и внутреннего строения конкретных физических тел — осколков стекла, частиц лакокрасочного покрытия, наркотических средств и т. д. Морфологический анализ может быть как качественным, так и количественным. Качественный анализ сводится к описанию выявленных экспертом элементов пространственной структуры изучаемого объекта (методы морфологии). При количественном же анализе производится измерение определенных параметров этой структуры.

45

Наиболее распространенными методами морфоанализа в криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий являются микроскопические.

В ряде случаев одних только данных оптической микроскопии бывает достаточно для полного решения поставленного перед экспертом вопроса. В настоящее время оптические квантовые генераторы применяются при решении многих экспертных задач. Так, они используются: для определения химического состава микрообъектов и частиц, установления элементов многослойных покрытий, поверхностных загрязнений и наслоений на объектах - носителях; для дифференциации бумаги по видам, сортам, фабрикам изготовления.

К числу методов экспертного исследования материалов, веществ и изделий из них относится электронная микроскопия — просвечивающая (трансмиссионная) и растровая. При изучении объектов методами просвечивающей микроскопии изображение получается за счет явлений, связанных с прохождением электронного пучка через ультратонкие срезы материала исследуемого объекта и т. д. В растровом электронном микроскопе пучок электронов (электронный зонд) сканирует поверхность объекта, и изображение получается за счет вторичных электронов, рассеивания первичных электронов и т. д.

С помощью просвечивающей электронной микроскопии возможно исследовать структуру поверхности волокон, стекла, металлов и др. материалов с целью выявления не только технологических признаков обработки, но и дефектов, возникающих в процессе эксплуатации изделия.

Растровые электронные микроскопы (типа РЭМ, «Стереоскоп») являются сложными приборами и позволяют изучать структуру поверхности самого ши- рокого круга материалов волокон, стекол, пластмасс, металла и т. д. Основное преимущество метода заключается в том, что не требуется сложного приготов- ления срезов препаратов. В криминалистической литературе последних лет по- казана эффективность данного метода при исследовании стекловолокна, поли- меров, лакокрасочных покрытий и т. д.

46

Для целей сравнительного идентификационного исследования изделий из металлов и сплавов ценную информацию о структуре материала и ее изменениях под влиянием внешних факторов (нагревание, образование окисной пленки, механические воздействия на изделие в процессе его обработки или эксплуата- ции) дает использование метода металлографического анализа.

В данной экспертизе широко используются методы и технические средства исследования элементного состава материалов и веществ. По результатам определения состава судят о природе объекта, определяют его происхождение или технологию изготовления, устанавливают принадлежность частей единому целому, выясняют причину изменения свойств объекта и многие другие факти- ческие данные, имеющие существенное значение для установления обстоятельств уголовного дела.

Элементный состав широкого круга материалов, веществ и изделий осу- ществляется методами изображенными на схеме 1.

Использование методов физики, химии, биологии и др. фундаментальных наук в судебной экспертизе позволило накопить достаточное количество эмпирического материала, являющегося базисом для развития и обоснования теории судебной экспертизы.

Как уже отмечалось, созданный физиками лазер стал качественно новым средством весьма тонкого, селективного воздействия на вещество. Преимущества в экспертизе лазерного метода исследования велики. Во-первых, он нераз- рушающий, т. е. дает возможность применения после его использования тради- ционных методов — физических, химических, физико-химических. Во-вторых, это высокочувствительный метод: с его помощью можно выявить отпечатки па- пиллярных узоров на любых поверхностях. В-третьих, использование лазерного метода не только сокращает время изучения таких отпечатков в лабораторных условиях, но и позволяет проводить соответствующие исследования на месте происшествия, что способствует раскрытию преступлений по горячим следам.

47

Методы анализа элементного состава

нейтронный активационныи анализ

лазерная фотоионизационная спектроскопия

атомно-абсорбционная спектрометрия

рентгеноспектроскопия

атомно-эмиссионная спектрометрия

хроматографический анализ

I

газовая хроматографи я

хроматографи я в тонком слое сорбента

газо- жидкостная хроматографи я

молекулярный спектральный анализ

спектрофотометри я

в УФ - и видимых

спектрах

ИК - спектроскопия

флуориметрия

масс-спектрометрия

ЯМР- спектроскопия

Схема 1. Система методов исследования элементного состава

материалов и веществ

48

В настоящее время оптические квантовые генераторы применяются при решении многих экспертных задач. Так, они используются: для определения химического состава микрообъектов и частиц, установления элементов многослойных покрытий, поверхностных загрязнений и наслоений на объектоносителях; для дифференциации бумаги по видам, сортам, фабрикам изготовителям.

Следует отметить, что лазерный метод не является универсальным и не лишен недостатков. Наряду с положительными характеристиками его использования существуют и отрицательные, которые в процессе исследования неблагоприятно влияют на оценку его результатов.

Это прежде всего невозможность получения спектра пространственных частот от объектов с небольшим коэффициентом отражения (слабоотражающих предметов).

Основная цель криминалистических экспертиз состоит в установлении фактических данных, отобразившихся на объекте исследования и имеющих от- ношение к событию преступления. Успешность ее достижения зависит от ряда факторов, в том числе и от методов других отраслей знаний, которые в экспертном исследовании претерпевают изменения, обусловленные спецификой их применения. Конечно, как справедливо отмечено учеными и практиками в области судебной экспертизы: «применение любого метода, ведущего к достижению намеченной цели, непроизвольно, отражается на уже достигнутые знания и накопленный практический опыт»1.

С развитием наук совершенствуются прежние и разрабатываются новые их методы, реализуемые и в экспертной практике. Так, атомно-абсорбционный метод пришел на смену нейтронно-активационному, а рентгенофазовый анализ с успехом заменил применявшиеся ранее методы химического микроанализа.

Выбор методов зависит и от условий, в которых он осуществляется, от намерений дальнейшего использования объекта экспертизы.

’ Общее учение о методах судебной экспертизы./ЛГруды ВНИИСЭ. -М., 1978 г. N28. С.59.

49

В некоторых случаях необходимо определить элементный состав материалов и веществ без их уничтожения, имея при этом микроскопически малые частицы изделия. В таких случаях более эффективным является использование рентгеновских микроанализаторов, в которых под действием электронного зонда возникает характерное рентгеновское излучение атомов, входящих в состав этого вещества. Рентгеновские спектры анализируются с помощью спектрометров, что и дает возможность определить элементный состав пробы. Например, Е. Р. Российская отмечает, что при исследовании состава материалов, веществ и изделий рентгеноструктурный анализ часто является единственным методом, с помощью которого можно определить соответствующие параметры1.

Значительная роль в исследовании разнообразных объектов судебной экспертизы (лакокрасочных материалов и покрытий, лекарственных средств, наркотических веществ, металлов и сплавов, неизвестных веществ и микрообъектов) принадлежит неразрушающим физико-химическим методам. Особое место среди них занимает рентгеноструктурный анализ, являющийся недеструктивным, весьма информативным, быстрым и достаточно точным. Он позволяет устанавливать качественный и количественный состав исследуемых объектов и широко выступает единственным неразрушающим методом, дающим возможность решить поставленную задачу. Так, лишь с его помощью определяются остаточные зональные макронапряжения деформированных изделий.

Спектральные методы применяются при исследованиях изделий из металлов и сплавов, органических веществ (в том числе наркотических средств и психотропных веществ), лакокрасочных и порошкообразных (взрывчатых ве- ществ) материалов, объектов биологической природы и т. д. Получаемые с их помощью результаты обычно фиксируются на спектрограммах. Способы ото- бражения могут быть различными в зависимости от используемых методов и оборудования.

’ Е. Р. Российская. Рентгеноструктурный анализ в криминалистике и судебной экспертизе. -Киев, 1992. С.64.

50

Используемые в экспертной практике фотографические методы (обычная, стереоскопическая, микрофотосъемка и т. п.) позволяют получать нагляд- ную информацию о строении, признаках исследуемого вещества, о происходящих в нем изменениях. Они, как правило, фиксируют промежуточные результаты исследований, имеющие значение при составлении заключений экспертов.

Конечно, не только физические и физико-химические методы исследова- ния вносят свой вклад в развитие судебной экспертизы. Однако, на наш взгляд, именно открытия в области физики, ее новые методы и средства, проникшие во все сферы естествознания, играют ключевую роль в практике экспертного познания.

В настоящее время, в экспертных учреждениях РФ, успешно использует- ся метод лазерного микроспектрального анализа(лазерная фотоионизационная спектрометрия), когда испарение вещества происходит с микроскопически малого участка поверхности объекта (до 0,05хО,05мм) под действием сфокусированного в точку излучения лазера. Ценная информация была получена этим методом при исследовании лакокрасочных покрытий, изделий из металлов, налетов веществ на предметах-носителях.

Важный раздел экспертной криминалистической техники при исследова- нии материалов, веществ и изделий составляют методы и технические средства проведения молекулярного анализа — спектрофотометрия в УФ- и видимой областях спектра, инфракрасная спектрометрия, молекулярная масс-спектрометрия, спектральный люминисцентный анализ, электронный парамагнитный резонанс, ядерный магнитный резонанс.

Спектрофотометрический метод основан на изучении поглощения света веществом в области 200-800 нм. Спектральные криминалистические исследования по этому методу касаются в основном изучения таких объектов, как горюче-смазочные материалы, материалы документов, табака, фармацевтические препараты, спиртные напитки, наркотики и др.

51

В судебной экспертизе, также большое внимание уделяется методу инфракрасной спектрометрии. Инфракрасные спектры поглощения, обусловленные колебательными и вращательными движениями ядер элементов, образующих молекулы вещества, являются весьма специфичными. Это позволило обеспечить идентификацию химических соединений по ИК-спектрам с помощью информационно-поисковой системы на базе ЭВМ.

В литературе указаны широкие возможности применения метода при ис- следовании фармацевтических препаратов, сельскохозяйственных ядохимикатов, взрывчатых веществ, синтетических клеящих веществ.

Спектральный люминисцентный анализ следует отнести к группе самых высокочувствительных и универсальных методов анализа, позволяющего ис- следовать объекты органической и неорганической природы без их разрушения. Поэтому, данный метод, как отмечет Т.А. Седова1 должен быть включен в число методов первоначального этапа комплексного идентификационного исследования материалов и веществ. Его перспективность в идентификационном кри- миналистическом исследовании обусловлена еще и тем, что спектры люминес- ценции содержат информацию не только о составе вещества, но и структурных дефектах, возникающих в процессе технологической обработки и эксплуатации.

Но в судебной экспертизе он применяется мало ввиду недостаточной рас- пространенности в экспертных учреждениях соответствующих приборов.

Одним из наиболее эффективных и быстроразвивающихся методов является судебная хроматография. Метод основан на неодинаковой адсорбируемо-сти веществ, что позволяет разделение их смеси на отдельные компоненты. В криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий наибольшее применение нашли методы тонкослойной (ТСХ) и газо-жидкостной хромато- графии (ГЖХ). Хроматографические методы позволяют определять фракцион-

Седова Т.А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической идентификации. Ленинград, Из-во ЛГУ, 1986. С.78.

52

ный и молекулярный состав веществ.

В криминалистической литературе опубликованы специальные работы по исследованию методами тонкослойной хроматографии таких объектов, как чер- нила, штемпельные краски, нефтепродукты, наркотические вещества, взрывчатые вещества и др. Так, например, при анализе на содержание наркотического средства в моче субъектов, при низких концентрациях морфина и кодеина не- возможно сделать строго однозначный вывод о продукте, который был упот- реблен субъектом, — морфин, героин или кодеин. Для доказательства употреб- ления героина необходимо обязательно идентифицировать метаболит героина — 6-моноацетилморфин, что достигается с помощью высокочувствительных подтверждающих методов — газо-жидкостной хроматографии, высокоэффек- тивной жидкостной хроматографии и особенно газовой хроматографии и мае- спектрометрии.

В криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий фракционный состав нередко определяется применением не одного, а совокупности методов.

В зависимости от происхождения, технологии получения или условий эксплуатации одни и те же вещества или материалы могут иметь различную структуру. Структура вещества и связанный с ней фазовый состав преимущест- венно изучаются методами металлографии и рентгенографии, а также рентге- новского структурного и рентгеновского фазового анализа. Физической основой последних двух методов является специфический характер взаимодействия рентгеновского излучения с веществами имеющими упорядоченную структуру. К таким объектам относятся металлы и сплавы, минералы, пигменты и красители, многие наркотические вещества, ряд взрывчатых веществ и многие другие.

Кроме рассмотренных выше методов в криминалистической экспертной практике используются и иные, основанные на изучении отдельных физических и химических свойств веществ и материалов.

53

,)

Даже общее описание основных используемых на практике методов исследования вещественных доказательств позволяет утверждать, что криминалистическое исследование материалов, веществ и изделий на современном этапе нуждается в дорогостоящей многопрофильной приборной базе для экспертных учреждений.

Повышению эффективности криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий способствует организация в экспертных учреждениях информационных фондов и их конкретных форм для различных видов материалов и веществ.

Химические и биологические методы играют не менее важную роль в становлении теории и развитии практики судебной экспертизы. В ее процессе нередко исследуются объекты животного или растительного происхождения (например, отдельные частицы плодов и семян, волосы человека и т. д.) либо химические соединения (лекарственные препараты, наркотические средства, взрывчатые вещества, нефтепродукты и т. д.). Это свидетельствует о значительной роли указанных методов в познании природы исследуемых объектов, в ус- тановлении фактов по уголовным делам.

Развитие методов химии и биологии, внедрение их в модифицированном виде в практику судебной экспертизы позволили в последние годы решить здесь ряд практических задач.

Методы исследования используются, как правило, комплексно, и их интеграция носит многоуровневый характер. Это предопределяет особенности методов судебной экспертизы. Основу ее развития составляют методы естественных наук, которые под влиянием объектов и специфических целей криминалистики приобретают черты собственно экспертных методов.

Использование достижений научно-технического прогресса в кримина- листическом и судебно-экспертных аспектах имеет двоякое значение. С одной стороны, работники органов следствия и эксперты получают новые научные и

54

технические возможности в исследовании доказательств. С другой стороны, ре- зультаты научно - технического прогресса не менее активно используются пре- ступниками. Это приводит к возникновению ранее неизвестных видов и моди- фикаций преступлений, способов их совершения и сохранения. Здесь можно со- слаться на появление в нашем обществе «компьютерных» преступлений, на на- личие у организованных групп самого современного огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств и т. д.

Указанные обстоятельства приводят к созданию методик и способов ис- следования, которые прежде не практиковались в судебной экспертизе. К сожа- лению, они находят применение в данной сфере только при возникновении на- сущной в них потребности.

На наш взгляд, необходимо уже сейчас серьезно рассмотреть вопрос о разработке новых криминалистических средств, методов, методик, позволяющих не только быстро проводить надлежащие исследования для раскрытия преступлений, но и прогнозировать возможность использования достижений научно - технического прогресса в противоправных целях. Наличие такого прогноза будет способствовать дальнейшему развитию судебной экспертизы, ориентировать ее субъектов на более целостное постижение сущности исследуемых объектов с учетом радикальных изменений в науке и обществе.

Для расширения круга задач, решаемых различными видами судебных экспертиз, используются достижения смежных отраслей знаний. Например, с развитием аналитической химии, связанным с внедрением новейших инструментальных методов, открылась перспектива исследования многообразных физических явлений, а также элементного состава веществ, концентрации которых очень малы. В целом же возможность исследования мельчайших частиц, именуемых микрообъектами или микроследами, стала реальностью.

Для судебной экспертизы эти новшества принципиально важны по ряду причин. Во-первых, субъекты преступлений, стараясь уничтожить видимые

55

следы своей причастности к содеянному, практически не задумываются о мик- роследах (микрообъектах), оставляемых ими на месте преступления. Во-вторых, результаты экспертных исследований таких микрообъектов нередко являются именно теми данными, которые необходимы для выдвижения правильных след- ственных версий. В-третьих, указанные результаты имеют доказательственное значение по расследуемому делу.

Использование инструментальных методов анализа, расширившее круг исследуемых объектов, вызвало и большую множественность задач, решаемых практически во всех видах судебных экспертиз. Так, усовершенствование хро- матографии, представляющей собой метод разделения различных соединений, позволило проводить анализ разнообразных предварительно неизвестных веществ (лакокрасочных, горюче-смазочных материалов, нефтепродуктов, наркотических, лекарственных препаратов и т. п.) в целях установления их состава, а в дальнейшем и возможности идентификации.

В последние годы в практику судебной экспертизы материалов, веществ и изделий из них внедрены методики исследований микроколичеств (микрочастиц), осуществляемых на основе применения лазерной техники, методов электронной и сканирующей микроскопии, хроматографии, химического и металло- графического, рентгеновского фазового, молекулярного спектрального анализов и др.

Научные разработки в сфере физики твердого тела на одной из кафедр МИФИ позволяют выделить некоторые поисковые методы, остро необходимые для следственной практики. К их числу, видимо, можно отнести методы исполь- зования волокнистой оптики и применение сенсорных устройств.

На кафедре создан комплект пленочных газовых сенсоров, позволяющих по запаху распознавать ряд простых и сложных элементов и их соединений (Н, NH, H S, СО, О, AsH, PH). На электронном индикаторе высвечивается цифровое обозначение концентрации анализируемого вещества. Структура сенсора — по-

56

лупроводниковая .

Перспективным представляется разработка таких сенсоров специально для поиска захороненных трупов взамен несовершенного и фактически непри-меняемого газового анализатора. Кроме того, подобные сенсоры специализированные на обнаружении наркотических веществ, спиртосодержащих жидкостей, взрывчатых веществ и иных подобных объектов, могут быть использованы при обысках, таможенных досмотрах и в других ситуациях, возникающих в право- охранительной практике.

При решении криминалистических задач в процессе расследования преступлений в настоящее время используется информационный подход.

В судебной экспертизе широко используются такие термины, как «доказа- тельственная информация», «криминалистическая», «следственная», «экспертная информация».

Наиболее отчётливо роль информационного подхода в криминалистике была выражена в её информационно - познавательной концепции и определении её в качестве науки о закономерностях движения уголовно - релевантной (существенной) информации2. Известно, что информационные процессы со- ставляют содержание криминалистической, включая экспертную, деятельности.

Приложение понятий теории информации к задачам науки судебной экспертизы позволяет решить многие проблемы, непосредственно связанные с процессом расследования и судебного рассмотрения дел. В настоящее время представить на должном научном уровне теорию судебных доказательств без информационного анализа практически невозможно.

Мы считаем, что общая структура экспертно - криминалистического анализа в уголовном расследовании и доказывании может быть наиболее полно и строго научно представлена лишь с позиции информационного подхода.

См.: Аверьянова T.B. Интеграция и дифференциация научных знаний как источника и основы новых методов судебной экспертизы. - М.: Академия МВД РФ, 1994. С. 101. “ Криминалистика социалистических стран./Под ред. В.Я. Колдина. - М., 1986. С. 23.

57

Процесс следообразования характерный для любого преступления, может и должен рассматриваться как информационный. Любой след является отражением одного объекта на другом, а весь процесс следообразования заключается в передаче и преобразовании информации в виде физического сигнала. При этом между передатчиком и приёмником информации существует причинно - след- ственная связь.

В данной связи необходимо подчеркнуть важную роль, которую играют научно - технические средства в информационном процессе. Они используются для выявления причинно - следственных связей и при исследовании процесса передачи информации в форме сигнала любой физической природы.

При изучении содержания заключённой в следе информации, служащей предметом экспертного исследования семантическим анализом такой информа- цией могут быть выделены различные информационные поля: морфологическое, или поле внешнего строения, субстанциональное, или поле внутреннего состава и строений объекта, и функционально - динамическое поле, отражающее информацию о функционально - динамическом комплексе (ФДК) навыков субъекта, оставившего след.1

Следует отметить, что выделение и анализ информационных полей является важнейшим достижением криминалистической науки и составляет методологию криминалистического анализа.

Теория информационных полей может быть положена в основу систематизации общеэкспертных методов, т.к. сущность данной теории состоит в движении мышления эксперта от признаков, т.е. внешних проявлений объекта, к его свойствам.

Направления анализа субстанционального поля материалов и веществ можно проследить, изучая процесс развития современного криминалистическо-

В.Я. Колдин, Д.П. Поташник. Информационные основы экспертно-криминалистического анализа.// Вестник московского университета. Сер. 11, Право, 1999, № 4. С. 15-16.

58

го материаловедения1 и инструментально - аналитических методов .

Одним из способов преобразования информации, заключённой в следах, является возможность представить её в виде спектра, кривой, графика и тому подобных формах, допускающих их математическую обработку. При этом можно обнаружить методологическую общность в исследовании разных ин- формационных полей и различных видов экспертных исследований. В частности, графически может быть представлена информация об изотопном, элементном, молекулярном и фракционном составе вещества, полученная по средствам изотопного, спектрального, газохроматографического и рентгеноструктурного анализа.

Таким образом, современные научно - технические средства дают возможность формализовать информацию, полученную на основе экспертного анализа о свойствах исследуемых объектов, и использовать для её обработки и оценки самые современные аналитические, математические, статистические и программно - кибернетические средства и методы.

С указанных позиций можно положительно решить вопрос в пользу кри- миналистики о признании криминалистическими исследования материалов, ве- ществ и изделий. Возможности статистической обработки формализованной информации также подтверждают сказанное. С точки зрения методологии и возможностей экспертного анализа, матери ал оведческие исследования по суще- ству, ничем не отличаются от традиционно криминалистических, поэтому нет никаких оснований для исключения этих видов исследований из числа крими- налистических экспертиз.

Предложенная методология позволяет:

Пучков В.А. и др. Справочное пособие дел экспертов- криминалистов по технологии производства и ассортименту текстильных волокон и тканей. М., 1980. 4. 1; Пучкова Т.М. Источники формирования экспертных знаний в области исследования некоторых веществ, материалов и изделий.// Криминалистическое исследование некоторых веществ и изделий. Труды ВНИИСЭ. М., 1980. Вып. 46. “ Седова Т.А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической науки. Л., 1986.

59

  1. раскрыть методологическое значение информационных подходов в исследо- вании криминалистической деятельности и доказывании;
  2. определить развитие методологии криминалистического анализа как зако- номерность развития криминалистики;
  3. выявить методологическую общность в решении экспертных задач, относя- щихся к различным предметным областям;
  4. сформулировать принципы разграничения компетенции следователя и экс- перта, принципы интеграции информации, полученной в результате следственных и экспертных действий в процессе доказывания.
  5. § 1.3. Современные возможности использования в экспертных исследованиях микрочастиц в процессе расследования преступлений.

В настоящее время всё более широко используются в раскрытии и расследовании преступлений микрообъекты (микрочастицы, микроволокна, микроследы веществ). Они неизбежные спутники практически любого преступления, образуются и остаются на месте происшествия даже в тех случаях, когда пре- ступники пытаются уничтожить видимые следы и вещественные доказательства (орудия преступления, отпечатки пальцев, следы обуви, крови и т.п.). Их, как правило, не видит не только преступник, но и следователь. Вследствие этого первый часто не принимает мер к их уничтожению, а второй - к их использованию в расследовании преступлений.

Изучение уголовных дел о тяжких преступлениях против личности свиде- тельствуют, что невидимые частицы твёрдых тел различной природы нередко обнаруживали там, где видимые мелкие и крупные вещественные доказательства отсутствовали. Невидимые частицы составляют распространённую группу объектов, которые при проведении следственных действий, за исключением экспертизы, не обнаруживаются. Эта особенность объектов, невидимых невоо-

60

ружённым глазом из-за малых размеров, существенно влияет на тактику следст- венных действий, на приёмы обнаружения, изъятия, исследования и использо- вания в судебном доказьшании. Относительно этих объектов следователь строит только предположения, основанные на представлениях о вероятном механизме совершения преступлений. Он не может визуально выявить частицы, установить их свойства и тем самым отличить от предмета-носителя. Следователь изымает не сами частицы, а их предполагаемые носители либо использует искусственные носители, например, липкие плёнки, тампоны, губки и другие средства, на которые переносит эти частицы.

Микрочастицы и микроследы, являясь специфическими объектами, даже на стадии осмотра места происшествия, как указывает Г.Л. Грановский, требуют специальных знаний. В связи с этим «необходимость поиска и изъятия мик- рочастиц, превращает осмотр … места происшествия в операцию, требующую особых технических средств.»’

Анализ ряда изученных уголовных дел показал, что в большинстве случаев проведение поиска, обнаружения, фиксации и изъятие микрообъектов следо- вателем без участия специалиста на месте происшествия микрообъекты либо не обнаруживаются, либо претерпевают серьезные изменения, либо утрачиваются.

При производстве экспертизы микрочастиц и микроследов важное значение имеет определение относимости их к событию преступления, поэтому эксперт-трасолог, проводящий исследование, должен располагать информацией о том, «где, когда и в результате чего могли появиться … микрообъекты; … с помощью каких средств и приемов они были обнаружены, изъяты и закреплены …»2

Из вышесказанного, можно сделать вывод, что успех экспертизы микрообъектов во многом зависит от участия эксперта в исследовании по конкретно-

’ Грановский Г.Л. Криминалистическое понятие и классификация микрочастиц, особенности их исследования и использования в доказывании// «Проблемы и практика трасологических и баллистических исследований». Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. Вып. 17. М., 1976. С.61. “ Зуев Е.И. и др. Трасологическое исследование микрочастиц. М., 1979. С. 14.

61

му делу с момента осмотра места происшествия.

В связи с этим, хочется отметить, что новое уголовно-процессуальное за- конодательство устранило несовершенство ранее действующего УПК, исключив из оснований отвода эксперта его предыдущее участие в производстве по уголовному делу ( п.1 ч.2 ст.70 УПК РФ ). Из нормы закона вытекает, что с вступлением нового УПК в законную силу с 1.07.02 года, эксперт будет иметь возможность принимать участие в осмотре места происшествия и проводить экспертизу по данному уголовному делу.

В отличие от видимых частиц для невидимых значительно выше риск изменения их локализации и даже утраты. Поэтому возможности использования их носителей при проведении следственных действий до экспертизы ограничены. Резко возрастает значение принятых мер, исключающих уничтожение частиц. Невидимые частицы не могут быть использованы в доказывании ни до, ни после их экспертного исследования, в силу своих малых размеров они методами трасологии не исследуются. Результаты их экспертного исследования ограничены групповой идентификацией. В судебном доказывании невидимые частицы могут быть использованы посредством заключения эксперта и приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств предметов-носителей и источников частиц1.

По природе образования микрообъекты - это традиционные объекты кри- миналистической экспертизы материалов, веществ и изделий. Лишь очень малые массы и размеры отличают их от традиционных объектов. На основании этого можно дать следующее определение микрообъектов:

Микрообъекты - это материальные образования малой массы и размеров, несущие информацию о расследуемом событии. Для обнаружения, изъятия и исследования которых нужны специальные технические средства и методики2.

Розенталь М.Я. Теория и практика использования микрочастиц в расследовании тяжких преступлений против личности. - Изд во Краснодарского ун-та, 1993. С. 4.

Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях (уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты). - М.: Юр. лит-ра, 1990. С. 115.

62

Взгляд на микрообъекты как на родовое понятие предполагает возможность классификации видов микрообъектов. В процессуальной литературе предложено несколько видов классификаций.

Э. Локар, называвший микрообъекты пылью, делил её на следующие виды: а) пыль неорганическая; б) пыль органическая, среди которой он выделял: 1) растительные частицы; 2) пыль животного происхождения; 3) микроорганизмы; 4) пыль, происходящая от фекальных масс; 5) волокна текстильных и иных тканей. Кроме того он выделял профессиональную пыль, присущую определённым профессиям.1

Р.С. Белкин по-своему делит микрообъекты: 1) микроследы (микротрасо-логия); 2) микрочастицы и 3) микроколичества вещества.

М.Я. Розенталь приводит свою классификацию микрообъектов. Он их разделяет на: 1) микрочастицы, 2) микроследы и 3) микроорганизмы3.

Основанием для такого деления М.Я. Розенталь использует характер связи с микрообъектами. С этой точки зрения микрочастицами и микроорганизмами могут быть признаны объекты, механически отделимые от предмета носителя, а микроследами - объекты, представляющие собой микроскопические изменения структуры макрообъекта. Иначе говоря, микрочастица - это отдельное тело, постороннее для предмета-носителя, а микрослед - новообразовавшийся признак на макрообъекте.

Е.В.Бурова предлагает следующую классификацию видов микрообъектов: 1) микропризнаки обычных (макро-) следов, изымаемых в процессе осмотра места происшествия или вещественного доказательства; 2) микроследы; 3) мик- рочастицы; 4) микроследы на микрочастицах.4

Данная классификация основывается на сопоставлении свойств иденти- фицируемого и диагностируемого объекта. Многие авторы не разграничивают

’ ЛокарЭ. Руководство по криминалистике.- М.:, 1941. С. 393 - 395.

” Белкин Р.С. Природа экспертизы микрообъектов//Экспертная практика.- М., 1983. Вып. 20. С. 18-22.

3 Розенталь М.Я. Указ. соч. С. 15.

4 Бурова Е.В. Теория и практика микротрасологических исследований// Автореф. дис… к.ю.н. М., 1998. С.11.

63

микрочастицы и микроследы, рассматривая микрочастицы как микроследы . Отмечая неточность отнесения В.И. Шикановым и Н.Н. Тарнаевым к микроследам микроколичества вещества, А.И. Дворкин правильно пишет, что термины «микрослед» и «микрочастица» - не синонимы и употребление их в одном и том же смысле не допустимо. А.И. Дворкин рассматривает микрослед, как «малое по размерам отображение внешнего строения одного предмета на другом (след укола иглой) или незначительное количество жидкого или полужидкого вещества, вмешавшегося в поверхностный слой какого-либо материального тела», поэтому «скопления (конгломераты) микрочастиц могут образовывать микрослед наслоения (след металлизации), однако объемные микроследы к микрочастицам не имеют никакого отношения. Более того, на самих микрочастицах встречаются иногда те или иные объёмные микроследы»2.

Иногда различают микрочастицы и микроследы по другому основанию. М.Б. Вандер считает микроследами те микрочастицы, которые «рассматриваются в совокупности с объектами-носителями», например, волокно на ноже. «Если же микрочастицы изолированы от носителей и изучаются отдельно, их именовать «микроследами» нет оснований». Неправильно называть микроследом, например, изъятую отдельно микрочастицу лакокрасочного покрытия.3

Микроследы у названных авторов, естественно, отличаются своими свойствами и качествами от микрочастиц но, не менее важным признаком для разделения обсуждаемых объектов, на наш взгляд, состоит и в том, что микроскопические частицы вещества, ограниченные в своей пространственной протяжённости, механически отделимы от их носителя. Если же частицы изменили структуру носителя, то тогда обоснованно говорить о микроследе в виде мик-

См. например: Шиканов В.И., Тарнаев Н.Н. Запаховые микроследы. Иркутск, 1974. С. 100; Турчин Д.А. Микроследы - новое в криминалистике/ЯТроблемы советского государства и права. Иркутск, 1974. Вып 7. С. 108; О назначении и подготовке материалов для производства судебных экспертиз микрочастиц и микроследов ве-ществ//Инструктивное письмо. Прокуратура СССР. М., 1975.

” Дворкин А.И. Осмотр, предварительное исследование и экспертиза вещественных доказательств - микрочастиц. М., 1980. С. 4-5.

3 Вандер М.Б. Работа с микрочастицами при производстве следственных действий (методические рекомендации). Л., 1980. Сб.

64

ротрассы или микропримеси.

Грань между микрочастицами и микроследами веществ часто условна, ибо многие вещества могут находиться в разных агрегатных состояниях: твёрдом, жидком, газообразном. Брызги невысохшей крови - микроследы вещества, засохшие корочки - микрочастицы, кристаллики кокаина - микрочастицы, но если это вещество присутствует в растворе, мы имеем дело с микроследами вещества.

Анализируя, выше изложенные положения можно сформулировать определения микрочастиц и микроследов:

Микрочастицы - это тела с устойчивой внешней формой, малой массой и размерами и обладающие постоянными свойствами. Форма и размеры данных тел не могут быть определены невооружённым взглядом.

Микроследы веществ - следы, образованные микроколичествами различных веществ, обладающих постоянными физическими, химическими и т.п. свойствами, для определения размеров и формы которых используются оптические средства (лупа, микроскоп и т.п.).

Еще один вид микрообъектов - микрослед на микрочастице, указывает в своей диссертационной работе Е.В.Бурова1. Как показывает экспертная практика, идентификационная значимость таких следов достаточна велика. В отличие от вышеперечисленных объектов микротрасологического исследования, микрослед на микрочастице несет признаки одновременно двух видов микрообъектов - и микроследа и микрочастицы. В ряде случаев микрочастицы обладают не только внешними признаками ( форма, размеры ), на их поверхности сохраняются мелкие неровности следообразующего объекта - выступы и впадины в виде трасс, образующие отдельные микроследы. При определенных обстоятельствах подобные свойства объекта дают возможность провести идентификационные исследования, которые были бы невозможны в том случае, если бы исполь-

1 Бурова Е.В. Теория и практика микротрасологических исследований: Автореф. дис… к.ю.н. М., 1998. С. 13.

65

зуемый объект обладал свойствами только следа, или только частицы.

Микрочастицы различной природы возникают при специфических об- стоятельствах, что позволяет разделить их на отдельные классы (группы). Это важно для выработки практических рекомендаций по обнаружению, изъятию, сохранению, исследованию микрочастиц и оценке заключения эксперта, т.е. для наиболее эффективного использования микрочастиц в доказывании. В качестве основания классификации микрочастиц следует принять существенные их при- знаки, учитывая при этом потребности следственной и судебной практики.

Происхождение и качество микрочастиц служат основанием различных классификаций.

Более подробно классификацию микрочастиц приводит Г.Л. Грановский. Он подразделяет микрочастицы в зависимости от того, произошли ли они от живой природы (от человека, животных, растений, бактерий) или неживой (почвы, алмазов, золота и иных необработанных материалов, а также продуктов человеческой деятельности)1. М.Б. Вандер предлагает разделить микрочастицы на две большие группы: микрочастицы естественного происхождения (от человека, растений, почвы, твёрдых ископаемых, природной нефти) и микрочастицы, происходящие от объектов, обработанных или искусственно созданных че-

•у

ловеком . А.И. Дворкин классифицирует микрочастицы по химической природе, по признакам одушевлённости природы, однородности, целостности, еди- ничности, по степени различимости, по форме3.

Проанализировав приведённые классификации микрочастиц, и нисколько не умоляя их достоинств, мы пришли к следующему выводу: любая классификация микрочастиц должна быть приближена к нуждам практики, т.е. следует исходить из того, какое значение она будет иметь для выработки рекомендаций

1 Грановский Г.Л. Криминалистическое понятие и классификация микрочастиц, особенности их исследования и использования в доказывании//Проблемы и практика трасологических и баллистических исследований. М., 1976. Вып. 17. С. 43-63.

2 Вандер М.Б. Понятие и значение микрочастице криминалистике. Л., 1981. С. 73.

3 Дворкин А.И. Осмотр, предварительное исследование и экспертиза вещественных доказательств - микрочас тиц.- М., 1980. С. 7.

66

по поиску, изъятию, направлению на экспертизы, исследованию микрочастиц, проверке, оценке и определению доказательственного значения заключения эксперта.

Мы считаем, что для нужд практики расследования преступлений целесообразно классифицировать микрочастицы по их происхождению. Работая по уголовному делу о преступлении против личности (убийству, изнасилованию, причинению вреда здоровью и т.д.), следователь заинтересован в выявлении микрочастиц, происшедших не только от одежды и других предметов, но и от организма человека. Следовательно, микрочастицы по происхождению можно разделить на два больших класса: микрочастицы из организма человека и микрочастицы из других источников (см. схему 1). Микрочастицы первого класса исследуются преимущественно в бюро судебно-медицинских экспертиз, а второго класса - в экспертно-криминалистических отделах МВД, лабораториях МЮРФ.

Предложенная нами классификация микрочастиц основана на их происхождении. На схеме 1, указаны классы и группы микрочастиц. Ниже групп перечислены методы, которые используются при экспертном исследовании названных микрочастиц. Таким образом, данная схема не только показывает многообразие микрочастиц, но и ориентирует на специальные познания, которые должны использоваться в работе с ними.

Предлагаемая классификация микрочастиц не является исчерпывающей и будет совершенствоваться, так как знания о микрочастицах развиваются и пополняются.

Распознавание микрочастиц возможно лишь с помощью специалистов в области физики, химии, биологии и других наук посредством многоступенчатых исследований с использованием тончайших инструментальных, химических и иных методов в лабораторных условиях. Поэтому для использования микрочастиц в доказывании первостепенное значение приобретает экспертиза,

67

МИКРОЧАСТИЦЫ

ИЗ ОРГАНИЗМА ЧЕЛОВЕКА

ИЗ ДРУГИХ ИСТОЧНИКОВ

ЖИВОТНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

КЛЕТКИ ЭПИТЕЛИЯ, СОЕ- ДИНИТЕЛЬНОЙ, МЫШЕЧНОЙ,

КОСТНОЙ, МОЗГОВОЙ ТКА- НИ, КРОВЬ, ОБРЫВКИ ВОЛОС, КУСОЧКИ НОГТЕЙ И Т.П.

ОРГАНИЧЕСКИЕ

РАСТИТЕЛЬНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

М РА ОСК МЕ

МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ, ФИЗИЧЕСКИЕ, ХИМИЧЕСКИЕ

ПРИРОДНЫЕ

ОБРАЗОВАНИЯ И

ПРОДУКТЫ ИХ

ПЕРЕРАБОТКИ

Ф ФИЗ

СПОРЫ, ПЫЛЬЦА, СЕМЕНА

РАСТЕНИЙ, САХАР,

ГАШИШ И Т.П.

МИКРОЧАСТИЦЫ КАМЕН- НОГО УГЛЯ, ЛКП, ПОЛИМЕРНЫЕ МА ТЕР НАЛЫ СИНТЕТИЧЕСКИЕ ВОЛОКНА И Т.П.

БИОЛОГИЧЕСКИЕ

ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ,

ФИЗИЧЕСКИЕ, ХИМИЧЕСКИЕ

ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ, ФИЗИЧЕСКИЕ, ХИМИЧЕСКИЕ

Схема 1. Классификация микрочастиц по их происхождению и методы экспертного

которая является единственным источником доказательственной информации, заключённой в микрочастицах.

Назначение экспертизы микрочастиц целесообразно проводить без промедления. Разные условия хранения предметов-носителей и источников микрочастиц могут привести к невозможности проведения исследований из-за того, что микрочастицы пришли в негодность или были утрачены. Нельзя откладывать назначение экспертизы и потому, что возможность удовлетворения ходатайств экспертов о предоставлении на исследование дополнительных объектов и образцов со временем снижается.

Практика расследования преступлений подтверждает целесообразность направления на экспертизу предметов - возможных носителей микрочастиц и в тех случаях, когда они подверглись неблагоприятным воздействиям окружающей среды. Конечно, возможность обнаружения микрочастиц на предметах-носителях, побывавших в неблагоприятной среде, уменьшается.

И все-таки в таких случаях не следует отказываться от назначения экспертизы, т.к. часть микрочастиц сохраняется в различных выемках и выступах на поверхности (например, на клинке ножа, хранившегося без предосторожности в числе других вещественных доказательств почти месяц после совершения преступления были обнаружены микроволокна нескольких видов). Самостоятельно решить вопрос о наличии либо отсутствии тех или иных микрочастиц следователь не может, а потому он должен стараться максимально их сохранить.

Логической предпосылкой назначения экспертизы является построение версий о наличии, характере и местонахождении микрочастиц. Практической предпосылкой служит: изъятие предполагаемых источников и носителей мик- рочастиц, необходимых образцов, принятие мер к сохранению изъятых объектов; выяснение исходных данных, необходимых для производства экспертизы и правильной оценки её выводов.

Назначение экспертизы микрочастиц ( ст. 195 УПК РФ) включает вынесе-

69

ние постановления о назначении экспертизы, ознакомление с ним обвиняемого, разъяснение его прав, выяснение ходатайств и т.д. (более подробно тактика на- значения экспертизы будет рассмотрена в гл. 2 § ^.Предварительно следует оп- ределить класс, род и вид экспертизы, а также её очерёдность (при необходимости направления одного и того же предмета на различные экспертные исследования). Экспертиза микрочастиц (так для краткости её называют практики) не является особым видом экспертного исследования и название её условное, под- чёркивающее лишь специфику разнородных объектов, и перед экспертизой прежде всего стоит задача их обнаружения. Экспертное исследование микро- частиц проводится в рамках криминалистической, судебно-медицинской и био- логической экспертиз.

Основным родом криминалистической экспертизы по исследованию микрочастиц является криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий из них, включающая исследование волокнистых и лакокрасочных материалов, нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов, стекла, силикатов, пластмасс, металлов и сплавов, наркотиков и прочих материалов и веществ. Кри- миналистическая экспертиза практически охватывает все объекты, не происхо- дящие от организма человека и животных.

Исследования микрочастиц проводятся в основном для решения иденти- фикационных задач. Эти задачи часто играют существенную роль в розыске и изобличении виновных лиц.

Например, с помощью микротрасологических исследований по делам о дорожно- транспортных происшествиях (ДТП) решаются следующие задачи:

идентификация транспортного средства (ТС), оставившего след и микрочастицы;

идентификация по следам на ТС иных следообразующих объектов;

установление механизма и времени (относительно момента происшествия) повреждения деталей ТС, в частности автомобильных средств;

70

определение направления воздействия при образовании следов .

Основными объектами транспортной микротрасологии являются микроследы, а микрочастицы используются значительно реже.

Особое значение приобретает исследование микрочастиц при решении задач реконструкции. В криминалистическом аспекте под реконструкцией пони-мается восстановление объекта по его остаткам и описаниям .

В практике расследования дел о ДТП нередко возникает необходимость в реконструкции деталей ТС по микропризнакам и микрочастицам. Ее принципи- альная возможность основана на серийном производстве деталей по унифици- рованной производственной схеме: на стандартном оборудовании, по единой технологии, из одинаковых материалов в соответствии с требованиями ГОСТа.

Само ТС является совокупностью деталей - изделий массового производства. Детали имеют конструктивные особенности, размерные характеристики, установленный класс точности и чистоты обработки поверхности, изготовлены из материалов, характеризующимся определенным химическим составом. Каждый из указанных признаков, отобразившийся в микрочастицах детали, содержит

информацию о целой детали.

Объектами реконструкции являются микрочастицы стекла, лакокрасочного покрытия, пластмассы, металла, древесины. А также микрочастицы резины, брезента, волокна, образующиеся путем отделения от колес ТС и следы топлива, смазочных материалов, которые могут образовать наслоения на микрообъектах, обладающих устойчивым внешним строением.

Во многих случаях реконструкция является одним из этапов экспертного исследования, проводимого в целях определения:

классификационной группы реконструированного объекта;

’ Микротрасологические исследования следов и микрочастиц//Экспертная техника. М.: ВНИИСЭ. №90. 1986.

С.37.

2 Куванов ВВ. Реконструкция при проведении криминалистических экспертиз. Караганда. 1974.

71

перечня ТС, на которых используется реконструируемый объект;

соответствия эксплуатационных характеристик реконструированного объекта установленным нормам;

причины разрушения объекта, восстановленного путем реконструкции;

единого источника происхождения реконструированного и других объектов исследования.

При решении задач реконструкции деталей ТС наиболее целесообразна такая последовательность действий эксперта: 1) экспертный осмотр - дифференциация или сортировка микрочастиц, выявление, исследование и классификация микропризнаков микрочастиц; 2) раздельное (аналитическое) исследование микрочастиц в целях выявления в них микропризнаков производственного или эксплуатационного происхождения; 3) сравнительное исследование выявленных признаков с образцами и справочными данными из информационного фонда экспертного учреждения; 4) реконструкция объекта с учетом установленных закономерностей; 5) оценка результатов реконструкции, внесение изменений и дополнений.

Для проведения идентификационных исследований необходим определённый фонд исходных материалов, процесс формирования которых можно представить в виде схемы, (см. схему 2)’.

Среди разнообразных микрочастиц, используемых в процессе расследования преступлений (особенно при расследовании тяжких преступлений против личности), более других распространены частицы волокнистых материалов. Эффективность экспертного исследования микрочастиц волокон и возможность их использования для установления обстоятельств расследуемого события во многом предопределяется действиями следователя и специалиста при производ- стве первоначальных следственных действий.

В ходе следственных действий для выявления частиц волокнистых материалов

См.: В.Е. Сорокин, Р.И. Мансулепис, М.М. Степанов. Из практики использования микрообъектов в процессе расследования и раскрытия преступленийУ/Экспертная практика.- М., 1985. Вып. 23. С. 35-37.

72

могут быть использованы различные универсальные осветительные приборы, благодаря которым обеспечивается косопадающее, вертикальное и бестеневое освещение. Практические работники широко применяют средства оптического увеличения (лупа криминалистическая, текстильная, осветительная, телескопи- ческая), специалисты-криминалисты имеют в передвижных криминологических лабораториях дорожные микроскопы, в связи с чем разработаны приёмы выяв- ления микроволокон на месте происшествия с помощью микроскопа МБС с подвеской его на фотоштативе. Многие волокна эффективно выявляются в ультрафиолетовых лучах (криминалистический осветитель УК-I с автономным питанием, осветитель ОЛД-41 и др.)1.

Важное значение для последующего использования микроволокон в процессе доказывания имеет их фиксация. Основным процессуальным способом фиксации является описание в протоколе. Хорошие результаты даёт фотосъёмка волокон с прилегающей зоной объекта-носителя (методы цветной макро- и микросъёмки, телемикросъёмки). Микроволокна в ходе следственного действия по возможности закрепляются на объекте-носителе (метод наложения целлофановых аппликаций).

В 80-х годах прошлого столетия, в рамках трасологической экспертизы сформировалось самостоятельное научное направление - микротрасология. Г.Л.Грановским сформулированы основные понятия микрочастиц и микроследов. По мере совершенствование теоретических основ разрабатывались и мето-дики их исследования . На первом этапе методика предусматривает обнаружение и изъятие микрочастиц волокон и других материалов (веществ), их сравнительное исследование с материалом (веществом) следообразующего объекта с целью установления их общей родовой (групповой) принадлежности.

Вандер М.Б. Работа с микрочастицами волокнистых материалов при производстве следственных дейст- вий//Актуальные вопросы судебно-экспертного исследования волокнистой природы. Материалы всесоюзного научно-практического семинара (Москва, сентябрь 1982 г.). ВНИИСЭ. M., 1983. С. 80-85. 2 Трасологические методы исследования микроследов и микрочастиц. Методическое пособие для экспертов. ВНИИСЭ, М., 1987.

73

ОБРАЗЦЫ ДЛЯ СРАВ- НИТЕЛЬНЫХ ИССЛЕ- ДОВАНИЙ ПО ЗАПРО- САМ ЭКСПЕРТА

МАТЕРИАЛЫ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

УТОЧНЯЮЩИЕ УСЛОВИЯ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ НА МЕСТЕ ПРОИСШЕСТВИЯ ОБНАРУЖЕННЫХ МИКРОЧАСТИЦ

МАТЕРИАЛЫ ПРЕДСТАВЛЯЕМЫЕ НА ЭКСПЕРТИЗУ

МИКРОЧАСТИЦЫ

ИЗЫМАЕМЫЕ С МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ С ПРЕДМЕТОМ - НОСИТЕЛЕМ

ИЗЫМАЕМЫЕ С МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ НЕ- ПОСРЕДСТВЕННО

1 ‘

i г ОБНАРУЖЕНЫ НА ПРЕДМЕТЕ - НОСИТЕЛЕ

ИЗЪЯТЫ ПО ПРЕДПО- ЛОЖЕНИЮ О НАЛИЧИЕ НА ПРЕДМЕТЕ - НОСИТЕЛЕ

Схема 2. Получение исходных материалов для проведения идентификационных исследования микрообъектов

74

Важное место в методике занимает изучение локализации взаимопереходящих микрочастиц, а так же следов притёртости, трасс, повреждений одежды и контактирующих с ней объектов. На заключительном этапе экспертного иссле- дования проводится оценка выявленных признаков контактного взаимодействия с учётом частоты встречаемости микроволокон различных групп и других мик- рочастиц, устойчивости следов - наслоений, отображения признаков контактного взаимодействия конкретных предметов. Выявив совокупность общих и частных признаков контактного взаимодействия объектов, эксперт определяет их значимость и достаточность для решения соответствующего вопроса .

В настоящее время для изъятия микрочастиц волокнистой природы широко применяются поролоновые губки, щётки, пылесосы и др. На наш взгляд, наиболее эффективной является методика изъятия микроволокон применяемая, в частности, в лабораториях судебной экспертизы системы МЮ РФ.

Она заключается в следующем.

После визуального осмотра вещественных доказательств с поверхности исследуемых предметов микрочастицы изымаются с помощью липких прозрач- ных лент. Затем ленты с прилипшими к ним микроволокнами липкой стороной наклеиваются на оптически прозрачную полимерную основу или силикатное стекло. Таким образом получается оптически прозрачный бинарный слой. Это позволяет далее исследовать волокна в поле зрения микроскопа типа МБС в от- ражённом свете при увеличениях 12-74х. Пригодные для идентификации волокна обозначаются соответствующим образом (обозначения наносятся с помощью пасты, туши, маркера и т.д.) .

Микроволокна без извлечения из бинарного слоя исследуются в проходящем свете микроскопа в целях определения природы. Данные, полученные при

Назначение и производство судебных экспертиз (пособие для следователей, суда и экспертов)/Под. ред. Г.П. Аринушкина и А.Р. Шляхова. - М.: Юрид. лит-ра, 1988. С. 178.

” Ляпина Э.Ф., Заринова И.М. Обнаружение и изъятие микрочастиц волокон и др. веществ с исследуемых предметов экспресс - методом//Актуальные вопросы судебно-экспертного исследования объектов волокнистой при-роды.-М., 1983. С. 86.

75

исследовании сводятся в таблицу. В результате не приходится затрачивать время на приготовление микропрепаратов каждого волокна в отдельности, что зна- чительно экономит время. Данный метод хорошо использовать для определения морфологических особенностей микроволокон . К преимуществам данного ме- тода, как мы считаем, относятся не только его экспрессность исследования, но и то, что волокна консервируются в бинарном слое и могут использоваться для повторных исследований.

Одним из методов, расширяющих экспертные возможности, является ис- пользование голографии1. Голограммы позволяют изучать следы самой сложной формы с деталями рельефа микроскопических размеров, не поддающихся профилированию. Кроме того, методы голографического моделирования при- менимы к легко разрушаемым объектам, это свидетельствует о перспективности использования голографии ( лазерной техники и когерентной оптики ) в микро- трасологии.

Достаточно новым является применение вычислительной техники для обработки графической информации по методу компьютерного сканирования. Компьютерные изображения, получаемые с фотоснимка ( цифровая диагностика ) или непосредственно с самого объекта ( компьютерное сканирование ), расши- ряют возможности органов зрения эксперта, позволяют не использовать в неко- торых случаях фотосъемку либо копирование фотоснимков.

Высокий научно - технический и методический уровень проведения экспертного исследования микрочастиц, а так же применения экспертом комплекса современных методов и методик непосредственно влияет на эффективность расследования преступлений против личности (особенно при расследовании убийств или изнасилований, совершенных в условиях неочевидности).

Существенным показателем эффективности данного вида экспертизы, яв-

’ Бурова E.B. Теория и практика микротрасологических исследований: Автореф. дис. на соиск. уч. степени к.ю.н. М., 1998. С. 19-22.

76

ляется ссылка на заключение эксперта как на одно из доказательств в обвини- тельном заключении и приговоре суда.

Статистический анализ исследования 112 уголовных дел об убийствах (ст. 105 УК РФ) и 83 уголовных дел об изнасилованиях (ст. 131 УК РФ) проведённый в городском суде г. Нальчика показывает, что экспертиза одежды, с наслоениями микрочастиц волокон (и других веществ) назначалась в 48,9% от общего числа изученных дел.

Результаты проведённого исследования свидетельствуют о том, что в остальных случаях экспертиза микрочастиц не назначалась в ситуациях полноты и достаточности доказательств, полученных с помощью иных средств, либо если преступление совершено в условиях очевидности. Например, если лицо совер- шившее преступление, задержано на месте преступления либо преступление со- вершено в присутствии третьих лиц, выступающих впоследствии в качестве свидетелей. В этих случаях доказательствами являлись протоколы осмотра места происшествия, показания обвиняемого, потерпевшей (в случае изнасилования) и свидетелей, а также заключение судебно - медицинской экспертизы и заключение баллистической экспертизы. Однако на наш взгляд, несмотря на имеющуюся в деле совокупность доказательств (указанных выше), назначение и проведение криминалистической экспертизы микрочастиц было бы целесообразно, для того чтобы полностью исключить влияние ряда субъективных факторов на процесс доказывания, особенно при изменении в суде показаний обвиняемого, потерпевшей и свидетелей или неточном опознании обвиняемого.

77

Глава 2. Тактика назначения и проведения экспертизы веществ, материалов, изделий и их микрочастиц. § 2.1. Основания назначения экспертизы и подготовка материалов для исследования. Особенности назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела.

Исполнение установленных законом обязанностей и использование прав эксперта зависят от соблюдения процессуальных правил назначения экспертизы. Полнота и объективность отбора материалов на экспертизу, точность формулировки вопросов эксперту, а также соблюдение других правил назначения экспертизы во многом предопределяет соответствие нормам УПК самого экспертного исследования.

Изучение процессуальных аспектов организации и осуществления судебной экспертизы показывает, что от профессионального уровня назначения экспертизы зависит её производство. Эта связь констатирует то фактическое положение, что если юрист не соблюдает порядок назначения экспертизы, регламентированный в процессуальном законе, то не имеющему должной юридической подготовки эксперту труднее соблюдать процессуальные нормы экспертного исследования.

Прямую связь с исполнением обязанности и использованием прав эксперта имеют возникающие при назначении экспертизы вопросы определения объема и конкретности обозначения в постановлении следователя или определении суда материалов, направляемых на экспертизу; точности формулировки экспертных задач; подбора лиц для выполнения части исследования, порученного экспертному учреждению; передача материалов экспертизы из одного экс- пертного учреждения в другое; обоснование назначений дополнительной или повторной экспертиз.

78

Закон не устанавливает форму постановления о назначении экспертизы. На практике применяется структура постановления, состоящая из трех частей: вводной, описательной, резолютивной.

Во вводной части указывается место и дата составления постановления, кто составил постановление (фамилия, должность и орган, где работает) и по какому уголовному делу.

В описательной части постановления кратко излагается фабула дела и об- стоятельства, в связи с которыми возникла потребность в специальных познаниях, могут быть указаны также некоторые особенности объекта исследования, представляющие интерес для эксперта (например, условия хранения объекта, которые могли вызвать его видоизменения). Завершается эта часть ссылками на статьи УПК на основании которых назначена экспертиза. Обычно это ст.81 и 184 УПК РСФСР (ст. 195 УПК РФ). Если производство экспертизы поручается экспертам судебно-экспертного учреждения, ссылка делается еще на ст. 187, в случаях, если назначение экспертизы является обязательным, на ст.79 УПК (ст. 196 УПК РФ).

В резолютивной части постановления указывается род или вид экспертизы, формулируются вопросы, выносимые на разрешение эксперта, назначается эксперт или определяется судебно-экспертное учреждение, сотрудникам которого поручено производство экспертизы, приводится перечень материалов, пре- доставляемых в распоряжение эксперта.

Учитывая важное процессуальное значение факта своевременного определения объема материалов, представляемых на исследование, экспертным учреждениям рекомендуется принимать к исполнению лишь такие постановления о назначении экспертизы, в которых в соответствии с законом указаны материалы, передаваемые в распоряжение эксперта.

Порядок установления объема материалов экспертизы при назначении исследования судом недостаточно регламентирован. В ст. 283 УПК РФ говорит-

79

ся лишь о том, что суд своим определением или постановлением отклоняет те вопросы, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, формулирует новые вопросы. Фиксируются ли в определении материалы, пред- ставленные на экспертизу, нормы УПК прямо на это не указывают. В судебной практике пока не выработано единого подхода к решению этого вопроса. В оп- ределениях судов о назначении экспертизы материалы, представляемые эксперту, часто не указываются.

Для более полного осуществления прав, возникающих у участников процесса по поводу назначения экспертизы, целесообразно рекомендовать в определениях о назначении экспертизы, особенно такой, которая будет проводиться вне судебного заседания, указывать материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Из анализа ч.1 ст. 199 УПК РФ и других уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство экспертизы, вытекает требование конкретного обозначения в постановлении следователя или определении суда тех материалов, которые решено подвергнуть специальному исследованию.

Конкретность в данном случае необходима для обеспечения прав обвиняемого (подсудимого), поскольку при неопределенности указания таких материалов затрудняется постановка дополнительных вопросов эксперту и использовании его других прав при назначении экспертизы. Определенность обозначения материалов требуется для оценки объективности подбора и достаточности материалов для исследования и разрешения иных вопросов, возникающих при оценке экспертизы.

Проведя анализ следственной и экспертной практики в КБР и РИ, можно сделать следующий вывод: своеобразная неточность в назначении и подготовке экспертиз заключается в том, что эксперту представляются материалы, не имеющие отношения к предмету экспертизы, либо напротив — не направляются объекты, необходимые для экспертного исследования. Это также говорит о

80

том, что предусмотренный законом тщательный отбор материала на экспертизу не всегда проводится.

Например, при производстве пожарно-технической экспертизы возникает необходимость анализировать техническую документацию объекта и его обору- дования, обобщать сведения об обстоятельствах возникновения, обнаружения и развития аварийной ситуации вплоть до взрыва, проводить моделирование про- цессов, происходивших в ходе взрыва. Для проведения данной экспертизы должны быть представлены следующие материалы:

— протоколы осмотра места взрыва, подробно иллюстрированные фототабли- цами, чертежами, схемами; — — сведения о событиях, предшествовавших взрыву и могущих находится в причинно-следственной связи с его возникновением; — — описания технологического оборудования, его состояния, ремонтов, их при- чин; пожарно и взрывоопасных свойствах технологического процесса и аномалиях его протекания; — — характеристика архитектурно-строительных и конструктивных особенно стей здания или сооружения, явившегося местом происшествия или нахо дившегося в зоне действия поражающих факторов взрывного воздействия;

— нормативные материалы (правила и инструкции по технике безопасности, относящиеся к данному производству и работам, а также по эксплуатации данного оборудования).

Для проведения обоснованной и объективной экспертизы данного вида эксперту должны быть предоставлены следующие объекты исследования:

— вещества и устройства (в демонтированном виде), которые предположительно могут относиться к взрывоопасным объектам; — — предметы, части, фрагменты, которые предположительно могут относиться к остаткам взрывных устройств и их элементам; — — элементы вещной обстановки — носители следов воздействия взрыва (оско- — 81

лочных повреждений, деформаций, закопчения и пр.) и предполагаемые носители остатков взрывчатых веществ и продуктов взрыва;

— образцы почвы и веществ из мест наибольших разрушений (из воронок, со сколов и разломов), со скобы и смывы, сделанные на закопченных и опаленных местах; — — место взрыва; — — поврежденные взрывом механизмы и оборудование, а также их узлы и детали; — — поврежденные транспортные средства и т. д. — Изучив данные материалы и исследовав выше перечисленные объекты эксперт может дать исчерпывающее заключение.

Таким образом, в постановлении или определении о назначении экспертизы объекты экспертного исследования должны быть обозначены настолько оп- ределенно, чтобы обвиняемому и другим участникам процесса было ясно, какие именно материалы направляются эксперту и установлен объем, необходимый для исследования.

При назначении различных видов экспертиз должны соблюдаться определённые правила для подготовки объектов предназначенных для экспертизы.

Так, например, при подготовке следственными работниками объектов для проведения экспертизы наркотикосодержащих веществ кустарного изготовления необходимо соблюдение следующих правил:

— экспертиза по обнаружению следов, частиц наркотикосодержащих веществ на одежде, предметах личного пользования и т. д. должна назначаться в первую очередь во избежание потери их микроколичеств во время производства другого вида экспертизы, например судебно-медицинской; — — для обнаружения наркотикосодержащих веществ (в микроколичествах) на предметах-носителях на экспертизу следует направлять сам предмет, поскольку пятна или следы наркотика не всегда обнаруживаются визуально, — 82

при этом необходимо учитывать, что ввиду неустойчивости большинства органических компонентов наркотикосодержащих веществ, предметы-носители с их микроследами должны быть доставлены в экспертное учреждение в максимально короткие сроки;

— каждый предмет-носитель и образцы исследуемых веществ должны упако- вываться в отдельную тару (флаконы, пробирки, пакеты). Это необходимо для избежания контактирования объектов во время транспортировки, т. к. вещества с поверхности одного предмета могут переходить на поверхность другого, кроме того может произойти смешивание различных по природе веществ; — — тара должна соответствовать размерам (объему) направляемых на исследо- вание объектов и иметь хорошую укупорку (чистые пробирки, флакончики, пакеты и т. д.); — — жидкие объекты-растворы, экстракты необходимо направлять в стеклянной посуде с плотно пригнанной пробкой, залитой сургучом, воском или парафином в целях сохранения их свойств, предохранения их от изменения в процессе хранения и доставки в судебно-экспертные учреждения; — — при направлении растительных объектов необходимо обеспечить сохранность всех вегетативных частей растений (соцветий, коробочек, листьев, стеблей и т. п.). В случаях, когда в растительной массе направляемых на исследование растений (конопли, мака) содержится в качестве примесей части других растений (стеблей, листьев, семян), а также другие включения, их не следует отбрасывать (выбирать) т. к. последние могут нести информацию о месте произрастания; — — для решения вопроса о районе произрастания, выявления их временных ха- рактеристик (фазы вегетации) наряду с исследуемыми объектами (растениями конопли, мака) необходимо представлять образцы растений с места про- — 83

израстания, изъятых с участка, вместе с образцами для исследования, изъятых у подозреваемого лица;

— для решения вопроса о способе изготовления наряду с образцами исследуемых веществ необходимо направлять предметы, которые могли быть использованы при изготовлении наркотикосодержащих веществ (прессформы, сита, ткани, ножи, скребки, кофемолки, ступки, весы и др.); — — при определении принадлежности исследуемых объектов единому целому следователю необходимо установить объем целого, т. к. при отсутствии таковых сведений исследование сыпучих масс наркотикосодержащих веществ становится неопределенным; — — для идентификации целого по отдельным частям необходимо эксперту пред- ставлять материалы дела, содержащие данные об условиях существования отдельных частей, следует также конкретно определить искомое целое; — — для проведения сравнительного исследования эксперту наряду с веществен- ными доказательствами должны быть представлены сравнительные образцы; — — на всех направляемых на экспертизу вещественных доказательствах должны быть сопроводительные надписи, отсутствие которых затрудняет дифферен- циацию объектов, изъятых у разных лиц (время, место изъятия веществ, возможный источник происхождения и т. п.).

Большое значение при назначении экспертизы и при изложении задания эксперту имеет правильная формулировка вопросов, выносимых на разрешение эксперта, что определяет направление и объём исследования материалов, веществ и изделий.

Анализ следственной практики в КБР показывает, что при назначении криминалистической экспертизы еще встречаются устаревшие формулировки вопросов. Этому в какой-то мере способствуют издаваемые на местах пособия и памятки для следователей, содержащие неточные рекомендации, противореча-

84

щие современным понятиям. К числу устаревших относятся вопросы «о сходстве», «об одинаковости» химических составов исследуемых веществ и образцов. Сходство и одинаковость составов имеют, как правило, небольшое значение в процессе доказывания по уголовному делу. Установленное различие также далеко не всегда можно использовать для исключения причастности к делу, «отброса» версии (например, химический состав объектов наркотических средств может различаться источником происхождения). Устаревшими являются вопросы «об однородности» различных веществ и материалов. Термин «однородность» имеет разное значение (принадлежность к одному роду, равномерность распределения компонентов в массе, сочетание однокачественных составляющих). По этой причине могут возникнуть недоразумения, терминологическая путаница.

Новый подход к постановке вопросов в отношении материалов, веществ и изделий состоит в том, что при вынесении постановления во внимание принимаются прежде всего предмет доказывания, обстоятельства, подлежащие установлению средствами экспертизы1.

Вопросы поставленные на разрешение экспертизы должны отвечать следующим требованиям:

— они должны быть четкими и конкретными, характер их содержания должен вытекать из обстоятельств расследуемого преступления; — — они должны относиться к тем научным познаниям, которыми обладает эксперт, производящий данный вид экспертизы, т. е. относиться к компетенции эксперта; — — они должны формулироваться логически связанно, чтобы и ответы на них были такими же четкими и последовательными. — Относительно одного и того же объекта исследования (в соответствии с задачами экспертизы) могут быть поставлены вопросы как идентификационно-

1 Вандер М.Б. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ, изделий.-СПб.: Питер, 2001. С. 47.

85

го, так и неидентификационного характера. В соответствии с современными возможностями экспертизы на разрешение целесообразно ставить следующие вопросы:

— является ли представленное вещество наркотикосодержащим, если да, то к какому виду оно относится; — — имеются ли на (указывается предмет-носитель) следы, микрочастицы нарко- тикосодержащих веществ; — — к какому виду относятся растения и содержат ли они наркотикосодержащие вещества; — — если содержат, то пригодна ли представленная растительная масса для полу- чения наркотика и в каком количестве. — При идентификационных исследованиях могут быть поставлены такие вопросы:

— составляли ли ранее изъятые вещества одно целое (одну массу); — — имеют ли изъятые вещества общий источник происхождения по способу (технологии) изготовления, условиям хранения, по использованному исходному сырью. — Предлагаемые вопросы являются наиболее типичными, они не ограничивают возможность постановки других, которые могут возникнуть в процессе расследования преступления.

Нельзя ставить вопросы, которые не входят в компетенцию экспертов, например, — достаточно ли будет изготовленного из такого количества (называется сырье) наркотического средства для того, чтобы при употреблении у человека появилась привычка к “наркотическому голоду” и он стал наркоманом и т. п., а также в форме установления “одинаковости”, “сходства”, “идентичности” объектов наркотической природы по химическому составу или свойствам в виду трудностей последующего использования результатов таких исследований в доказывании.

86

В ст. 57 УПК РФ говорится, что эксперт - это лицо обладающее специальными знаниями, следовательно, любой вопрос, включаемый в постановление или определение о назначении экспертизы, должен относиться к конкретной отрасли научного знания, кроме одной — юридической, поскольку применение материально-правовых или процессуальных норм к обстоятельствам уголовного дела составляет исключительную компетенцию органов дознания, следствия или суда.

При постановке вопросов необходимо учитывать, что хотя, согласно ч. 2 ст. 204 УПК РФ, эксперт вправе указать в заключении на обстоятельство, имеющее значение для дела, по поводу которых не были заданы вопросы, однако в экспертной практике господствует принцип: «каков вопрос — таков ответ». Поэтому вопросы должны быть конкретными, четкими и ясными, не допус- кающими двоякого толкования. Если вопросы взаимосвязаны, то они должны задаваться в логической последовательности. В методической литературе по су- дебной экспертизе имеются примерные перечни вопросов для различных родов и видов экспертиз. Однако при использовании типовых вопросов всегда надо учитывать специфику конкретной экспертной задачи, не включать в постановление вопросы не имеющие отношения к делу. На некоторые вопросы проще ответить, производя соответствующие следственные действия: допрос, следственный эксперимент и др. Экспертным путем иногда ту же задачу бывает решить намного сложнее.

Проиллюстрируем последнюю мысль следующим примером.

Житель города Майского гр-н Л. нанёс неизвестным предметом 37-летней гр-ке М. несколько ударов по голове, причинив ей телесные повреждения. При освидетельствовании из раны на голове потерпевшей была извлечена микрочас- тица из пластического материала. По заявлению гр-ки М. было возбуждено уго- ловное дело. Следователь сразу назначил экспертизу и задал эксперту вопрос: «Какому изделию принадлежал осколок пластика?». Эксперт работал в течение

87

полутора .месяцев и установил, что такой пластик используется в бытовых мик- серах определённой марки.

Эта же информация была получена при допросе гр-на Л., который и не думал скрывать, чем он нанёс удары и предъявил миксер. Сравнительное исследование осколка пластика и миксера было гораздо более простым и быстрым и позволило установить, что этот осколок принадлежал данному миксеру. Очевидно, что первая трудоёмкая экспертиза могла быть заменена следственным действием - допросом, и затем следовало бы назначить трасологическую экспертизу по установлению целого по части.

В постановлениях, определениях о назначении экспертизы оказывается иногда часть таких вопросов, которые не могут быть разрешены силами сотрудников экспертного учреждения. В этой связи возникает вопрос о том, вправе ли руководитель экспертного учреждения по собственному усмотрению поручать исследования по отдельному вопросу или его части лицу, не работающему в данном учреждении.

На практике это решается иногда положительно. Но статьи УПК, регла- ментирующие производство экспертизы, не дают такого права руководителю экспертного учреждения. Например, в ст. 187 УПК РСФСР сказано: «Руководитель экспертного учреждения поручает производство экспертизы одному или нескольким сотрудникам данного учреждения» (в ч. 2 ст. 199 УПК РФ даётся следующая формулировка «Руководитель экспертного учреждения… поручает её производство конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа со- трудников данного учреждения…» ). В ст. 15 ФЗ « О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001 г., также говорится о том, что руководитель вправе «ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим экспертизу, о включении в состав комиссии экспертов лиц, не работающих в данном учреждении…». Эта конкретизация правомочий руководителя экспертного учреждения имеет практическое значение и необходима для соблюде-

88

ния ряда процессуальных условий судебной экспертизы.

Привлечение к экспертному исследованию лиц в обход постановления о назначении экспертизы ущемляет права обвиняемого, предоставляемые ему за- коном на случай назначения экспертизы. Обвиняемый лишается, например, возможности заявить таким лицам отвод, поставить дополнительные вопросы и т. д. В неопределенном положении оказывается и сам специалист, неправомерно вовлеченный в производство экспертизы. Участвуя по сути в экспертном иссле- довании, он по закону не является экспертом, не пользуется правами и не несет обязанности эксперта.

Поэтому, если экспертное учреждение не в состоянии решить все вопросы, указанные в постановлении или определении о назначении экспертизы, ру- ководителю учреждения следует без промедления поставить об этом в известность орган расследования или суд. Только они вправе поручить экспертизу наряду с работниками данного экспертного учреждения другим специалистам. Ру- ководитель экспертного учреждения может только посоветовать следователю остановить выбор на определенном специалисте не экспертного учреждения. А назначение этого специалиста экспертом должно осуществляться органом доз- нания, следователем или судом с точным соблюдением процессуальных условий назначения экспертизы.

Проведение экспертизы предполагает ряд действий и решений следователя. К ним относятся: принятие решений о производстве экспертизы, выбор экспертного учреждения и эксперта, подбор объектов исследования в процессе производства экспертизы, оценка научной достоверности и доказательственного значения выполненной экспертизы.

Придя к выводу о необходимости экспертизы, следователь должен правильно определить момент ее назначения. При этом надо иметь в виду:

а) что с постановлением о назначении экспертизы и с заключением эксперта должен быть ознакомлен обвиняемый, если он имеется в уголовном деле;

89

б) что получение необходимых для экспертизы объектов, документов, материалов может потребовать вьшолнения самостоятельных следственных действий;

в) что проверка и оценка заключения эксперта также могут быть связаны с выполнением дополнительных следственных действий.

Важным элементом тактики проведения экспертизы является выбор экспертного учреждения или эксперта, которому поручается исследование.

Выбор экспертного учреждения осуществляется с учетом характера подлежащих разрешению вопросов и объектов исследования.

Криминалистические экспертизы веществ, материалов и изделий из них производятся в Российском федеральном центре судебной экспертизы и лабора- ториях судебной экспертизы Минюста России, а также в экспертно- криминалистических подразделениях МВД и ФСБ РФ.

Судебно-химические (токсикологический анализ) экспертизы осуществляется в бюро судебно-медицинских экспертиз РФ.

При отсутствии соответствующих специалистов в институтах судебной экспертизы эксперты приглашаются из соответствующих по профилю лабораторий институтов и производств других ведомств. При производстве экспертизы вне экспертного учреждения в постановлении о назначении экспертизы, следователь, указывает конкретное сведущее лицо, которому поручается экспертиза.

Существенным элементом тактики проведения экспертизы является определение объектов, задач и объема исследования. Объем или предметы экспертного исследования характеризуются кругом его объектов и задач, определяемых следователем в постановлении о назначении экспертизы. При наличии большого количества однородных объектов (партии недоброкачественной продукции, партии наркотиков и т. д.) следователь должен рассмотреть вопрос о целесооб- разности выборочного исследования. Например, при назначении экспертизы

90

наркотических средств и сильнодействующих веществ, если изъято большое количество наркотического вещества, то на экспертизу представляются несколько образцов (обычно 4-5) с различных участков массы и средняя проба (50—100 г), отобранная с различной глубины и из разных мест.

Определяя объекты и задачи исследования и формулируя вопросы перед экспертизой, следователь должен руководствоваться следующими требованиями:

а)уяснением сущности подлежащего установлению по делу обстоятельства;

б)знать научные возможности и методы, установления данного обстоятельства по делу;

в)определить другие, дополнительные к экспертизе, средства получения доказательственной информации;

г)четко определить компетенцию экспертов и установить связь их выводов с другими обстоятельствами имеющими существенное значение для дела;

д) при формулировании вопросов перед экспертизой необходимо соблюдать правильность в научном, логическом и грамматическом отношении.

Помимо исследуемых объектов и сравнительных материалов, следователь представляет эксперту данные, полученные путем допросов, осмотров и иных следственных действий, необходимых для оценки обнаруженных при спе- циальном исследовании признаков, на основе которых он дает свое заключение.

Для успешного исследования следователь предоставляет эксперту сравнительные образцы (экспериментальные). Анализ экспертной и следственной практики показывает, что в подавляющем большинстве случаев причиной отказа экспертов от дачи заключений и дачи вероятных заключений является недоб- рокачественность представленных на экспертизу материалов, в частности, срав- нительных образцов. В связи с этим большое практическое значение для следо- вателя приобретает знание общих требований, предъявляемых к образцам для

91

сравнительного исследования, и общих принципов их получения.

Независимо от формы отражения идентификационных свойств в образцах (оттиски, отпечатки, части или частицы проверяемого объекта) последние должны удовлетворять следующим требованиям:

1) несомненности происхождения; 2) 3) репрезентативности; 4) 5) сопоставимости. 6) Во время проведения экспертизы желательно, что бы был рабочий контакт следователя и эксперта. Наиболее важным этапом взаимодействия следователя и эксперта является этап подготовки экспертизы. На этом этапе ставятся и конкретизируются вопросы, подлежащие разрешению, определяются объекты исследований, собираются необходимые сведения и сравнительные материалы.

В ряде случаев, особенно при назначении сложных и редко встречающихся экспертиз, следователь не в состоянии самостоятельно разобраться в возможностях и условиях предстоящего исследования, и не располагает навыками и техническими средствами, необходимыми для получения сравнительных образцов. Такая ситуация складывается при назначении экспертизы для уста- новления источника происхождения материалов и веществ, идентификации целого по части при отсутствии общей линии разделения, при назначении многих технических, экономических, бухгалтерских исследований. Оптимальной формой разрешения указанных трудностей является предварительная консультация с будущим экспертом и привлечение уже назначенного эксперта к участию в следственных действиях, связанных с подготовкой экспертизы.

Необходим рабочий контакт следователя и эксперта при производстве экспертного исследования. С одной стороны, в ходе экспертизы в качестве ее промежуточных результатов могут быть установлены существенные для дальнейшего расследования обстоятельства, требующие немедленного реагирования следователя. С другой стороны, выявившиеся в процессе исследования обстоя-

92

тельства могут потребовать дополнительных сведений, документов, корректи- ровки ранее поставленных вопросов и т. п. Оптимальной формой контакта на данной стадии проведения экспертизы является обмен информацией между сле- дователем и экспертом, а в необходимых случаях — присутствие следователя при производстве экспертизы (ст. 197 УПК).

Следователь не является участником и соисполнителем экспертизы, но вправе присутствовать при производстве экспертного исследования (ст. 197 УПК). Это даёт ему возможность непосредственно наблюдать процесс и результаты исследования. В таком случае роль следователя не может сводиться к пассивному наблюдению. В литературе высказываются обоснованные предположения, направленные на повышение активности следователя в процессе экспертизы: они могут предложить эксперту не только новые, детальные вопросы, но и известные науке методы и технические средства1. Правда, предложения о методах и технических средствах носят рекомендательный характер. Следователь не может навязать эксперту решение использовать конкретный метод исследования, если таковой, по мнению эксперта, не является надёжным, достаточно эффективным и обоснованным с точки зрения современного развития науки и техники. Применение некоторых описанных в литературе методов может противоречить научному убеждению эксперта, принципу его личной ответственности за уровень исследования и достоверность полученных результатов. Может оказаться, что эксперт лично некомпетентен в применении ряда новых методов и вместе с тем не исключает их эффективности. Тогда он должен сообщить об этом. Эксперт может отказаться от дачи заключения в случаях, когда он уверен в научной необоснованности, безрезультатности предлагаемых ему методов, тем более, если они могут отрицательно повлиять на возможность, разрешения поставленных вопросов.

’ Дулов А.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы.- Минск, 1962. С. 212.

93

Проблема соотношения экспертизы и следствия, особенно по таким делам, как расследование уголовных дел, связанных с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств, расследование авиакатастроф, дорожно-транспортных происшествий со сложной следовой картиной и т. п., весьма актуальна. Во всех перечисленных случаях, как показывает практика, следователь в основном полагается на специалистов, роль которых в расследовании названных категорий дел очень велика: они участвуют в специальных межведомственных комиссиях по расследованию, проводят многочисленные экспертизы. При этом используются активно две специальные формы экспертизы: экспертиза на месте происшествия и ситуалогическая экспертиза1.

На наш взгляд, особое внимание заслуживает ситуалогическая экспертиза, которая вызвала в 80-е годы сомнения и различные дискуссии среди криминалистов.

Сформулировал понятие криминалистической ситуационной экспертизы Г.Л. Грановский , считал, что традиционное деление экспертиз на идентификационные и неидентификационные является расплывчатым, а доводы в защиту этой традиции неубедительными.

По мнению Г.Л. Грановского, ситуационная экспертиза в зависимости от экспертных задач охватывает события в различных его аспектах: время, события, место, структуру и стадии течения, установление лиц, участвующих в нем, связей между действиями лица и последствиями, отобразившимися в следах исследуемой обстановки, а также ситуационная экспертиза направлена и на возможности установления способа совершения преступления, анализ действий, имевших место, на последовательность и средства, применяемые преступником.3

В.Я. Колдин, Д.П. Поташник. Информационные основы экспертно - криминалистического анализаУ/Вестник московского ун-та. Серия 11. Право, 1999, № 4. С. 22.

~ См.:Грановский Г.Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия. Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре-криминалистических чтениях. Вып. 16. М., 1977. 3 См.: Грановский Г.Л. Там же. С.3-5.

94

А.И. Винберг и Н.Т. Малаховская в своей работе «Судебная экспертоло-гия» констатировали: «С позиции научной классификации следует подразделять криминалистическую экспертизу на идентификационную (установление еди- ничного, конкретного тождества объекта), диагностическую и ситуационную (комплексную)».1 Они считают, что такое деление экспертиз, носит более пра- вомерный характер, нежели широкое их разделение на идентификационные и неидентификационные. А.И. Винберг подчеркивает, что «на смену расплывчатому понятию приходят более четкие и определенные по своим задачам, целям и методам понятия диагностической и ситуационной судебных экспертиз» .

Первоначальные разработки проблематики криминалистической диагностики были сделаны Ю.Г. Коруховым. В 1983г. Ю.Г. Корухов издал методическое пособие для экспертов «Трасологическая диагностика», где изложил свои взгляды на криминалистическую диагностику и сформулировал ряд положений ее теории.3

Ю.Г. Корухов выявляет различия между идентификационными, класси- фикационными и диагностическими экспертными задачами и указывает, что к числу последних относятся исследования: свойств и состояний объектов; ото- бражений объектов; результатов действия (события); соотношение фактов (со- бытий, действий) или объектов. В работе содержатся определения главных на- правлений развития криминалистической диагностики:

1) выделение и анализ признаков диагностируемых объектов, следов, событий, явлений; 2) 3) разработка и реализация методов исследования признаков (логический аппарат, моделирование, математический анализ и т.д.); 4) 5) накопление и классифицирование совокупности признаков событий, явлений, фактов; деление их на специфические, существенные, несущественные и т.д.; 6) ‘ Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979. С. 159-160.

” Винберг А.И. Идентификационная, диагностическая и ситуационная криминалистические экспертизы.

Сов.государство и право. 1978. С. 71-75.

3 Корухов Ю.Г. Трасологическая диагностика. М., 1983г.

95

4) накопление и классифицирование типичных ситуаций; 5) 6) разработка методов и методик решения конкретных диагностических задач.1 7) Через несколько лет Ю.Г. Корухов развил эти положения в статье «Мето- дологические основы криминалистической экспертной диагностики» и здесь же он дает определение сущности диагностики: «Криминалистическая диагностика может быть определена как частный метод познания, позволяющий получить представление о механизме преступного действия на основе его отражения в объектах материального мира».3

Р.С. Белкин дает оценку диагностики как процесса познания, решения задач с использованием в этих целях различных методов.

Но не все поддерживали теорию криминалистической диагностики, Н.А. Селиванов в статье «Нужна ли криминалистике такая «диагностика» критикует основные положения этой теории.

Тезисы этой статьи состоят в следующем:

  1. Термин «криминалистическая диагностика» не соответствует традиционной и смысловой трактовке термина «диагностика», обозначающему процесс выявления каких-либо дефектов, патологий, повреждений.
  2. Сторонники «криминалистической диагностики» необоснованно объявили «диагностическими» чуть ли не все, кроме идентификационных, неиден- тификационные исследования; название последних неточно, правильнее их именовать неиндивидуально - идентификационными, однако в силу громоздкости этого термина допустимо условно именовать их по - прежнему неиденти- фикационными, хотя по своей гносеологической сущности они идентификаци- онные, ибо устанавливают групповое тождество.
  3. 1 Корухов Ю.Г. Указ. Соч. С. 52-53.

” Корухов Ю.Г. методологические основы криминалистической диагностики // Современное состояние и перспективы развития традиционных видов криминалистической экспертизы. М., 1987. 3 Корухов Ю.Г. Там же С. 12. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. T.2: Частные криминалистические теории.- М.: Юристъ, 1997. С.285.

96

  1. При ближайшем рассмотрении диагностические исследования - те же группофикационные, поскольку имеют целью установление группового тожде- ства.
  2. Термин «диагностика» в приложении к криминалистике не отражает его исконного смысла - не медицинского, ни технического»
  3. Как, справедливо утверждает Р.С. Белкин, термин «диагностика» в теории познания имеет гораздо более широкое значение, чем процесс выявления каких- либо дефектов. «Диагностика» - это своеобразный вид познания, цель которого - распознавание объекта, процесса, явления. Исходя из этого, употребление этого термина в судебной экспертизе представляется вполне правомерным и с этимогической точки зрения, и по существу.

В связи с рассматриваемым вопросом, нам кажется актуальным остановиться на некоторых положениях статьи Н.П. Майлис «Диагностика: система понятий»2. В данной статье ею предложены определения основных понятий этой области знаний:

Предмет диагностики, как области знаний - закономерности отображения свойств людей, предметов, явлений, позволяющих определить их состояние и характер изменений, внесенных в них в процессе совершения преступлений.

Объект конкретной диагностической экспертизы - совокупность свойств объекта (предмета, человека, явления) и его отображений, исследования которых осуществляются с учетом механизма взаимодействия и соотношения различных связей, возникающих в процессе события преступления.

Общая методика диагностики представляет собой общие, распространяющиеся на все виды диагностических исследований и все разновидности диагностических экспертных задач положения, на основании которых конструируются частные экспертные диагностические теории.

1 Селиванов Н.А. Нужна ли криминалистике такая «диагностика»? // Соц. Законность. 1988. №6 С. 58-60. “ Майлис Н.П. Диагностика: система понятий // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы М. 1985. Вып. 3. С.1-6

97

Говоря о разработке теории диагностики необходимо отметить, что в ней, как и в теории идентификации, должен быть принят ситуационный подход к анализу и оценке признаков. Здесь он особенно важен. Если при идентификации изменения свойств, их варьирования рассматриваются в качестве не желательных факторов, создающих помехи, то в диагностике изучение изменений свойств - основа для формирования выводов.

Таким образом, разработка основ диагностики имеет важное значение в судебной экспертизе в целом.

Как справедливо отмечает Н.П. Майлис в своей статье «Современные возможности и тенденции развития судебной экспертизы» , в последние годы ситуалогические исследования, в рамках которых проводится ситуационный анализ, заняли прочное место в судебной экспертизе. Ситуационный анализ широко внедряется в трасологии и в баллистике, а также при решении многих задач в комплексных экспертизах, особенно по делам, связанным с дорожно - транспортными преступлениями. Ситуалогическое исследование позволяет в ряде случаев формулировать выводы не только в вероятной форме, но и в кате- горической, в том числе и об индивидуальном тождестве. Производя указанную экспертизу, эксперт решает общую задачу отвечая на вопросы о том, какие объ- екты входят в данную ситуацию, как их свойства взаимосвязаны с другими объ- ектами и обстановкой места происшествия в целом.

Ситуалогическая экспертиза назначается с тех случаев, когда необходимо реконструировать событие происшествия, восстановить, по возможности, по- следовательность действий передвижения участников события, исходя из следов, повреждений и ряда других факторов. Такой комплексный подход осуществляется специалистами из разных областей знаний.

Мы считаем, что эксперты могут исследовать механизм расследуемого

Майлис Н.П., Самошина З.Г. Современные возможности и тенденции развития судебной экспертизы // Вестн. Моск. ун-та . Сер. 11. Право, 1997. № 6. С. 27-28

98

события в целом, но исключительно на основе своих специальных познаний, опираясь на полученную из обстановки места происшествия информацию и не выходя за пределы своей компетенции.

Однако в подобных случаях всегда имеется опасность использования при решении экспертных задач полученной от следователя информации, которая выходит за пределы специальных познаний. Во избежание этого, следователь должен принять соответствующие меры для организации экспертной работы, обеспечения процессуальных гарантий проводимого экспертного исследования.

В стадии оценки следователем заключения эксперта процессуальной формой такого контакта может быть допрос следователем эксперта.

Долгое время в уголовно- процессуальной доктрине оставался дискуссионным вопрос о целесообразности разрешения назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела.

Теория уголовного процесса рассматривает возбуждение уголовного дела в качестве первой, начальной стадии уголовного судопроизводства, содержание которой завершается принятием решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в нем. Стадия возбуждения уголовного дела - не одномоментный акт, а процесс, продолжительность которого закон (ст. 144 УПК) устанавливает в трое, а в исключительных случаях - до десяти суток. Этот срок предоставлен органу, правомочному возбуждать уголовные дела, для установления достаточных данных, указывающих на признаки конкретного состава преступления.

Такая проверка, предпринимаемая на стадии возбуждения уголовного дела в целях выявления признаков преступления, по закону, как известно, не может осуществляться путем производства следственных действий. Исключение составляет осмотр места происшествия, основной задачей которого является обнаружение упомянутых признаков, который в отдельных случаях может предшествовать возбуждению дела. Логическим основанием для такого исклю-

99

чения, на наш взгляд, служит ч. 3 ст. 145 УПК РФ, обязывающая в стадии воз- буждения дела принимать меры к закреплению следов преступления.

Для обеспечения результативности осмотра места происшествия на практике обязательно привлекают к участию в осмотре специалиста, чаще всего криминалиста (помимо судебного медика, чье участие в определенных законом случаях обязательно). Однако при раскрытии и расследовании преступлений по «горячим следам» такое участие специалиста оказывается недостаточным в силу ограниченности его функций и того обстоятельства, что его мнение не имеет доказательственного значения.

Анализ подобных ситуаций привел В.М. Комаринца к выводу о необходимости проведения в ряде случаев криминалистических экспертиз на месте происшествия, иногда параллельно с осмотром.

Объектом изучения специалиста становится обстановка места происшествия, подлежащая обследованию в своем первоначальном, ненарушенном действиями следователя состоянии \

Ранее действующее уголовно-процессуальное законодательство не называет специальные познания в числе средств, которые могут быть использованы в стадии возбуждения уголовного дела. Учитывая, что без помощи специальных познаний объективно невозможно применение законных и обоснованных решений по целому ряду заявлений и сообщений о преступлении, новый УПК разрешает проведение судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела (ч.4 ст. 146 УПК).

Ни для кого не секрет, что наиболее остро потребность применения специальных познаний в области науки, техники, искусства и ремесла возникает при решении вопроса о возбуждении уголовных дел. Без экспертизы, например, как правило, нельзя решить вопрос о наличии признаков преступления при

Комаринец Б.М. Участие экспертов-криминалистов в проведении следственных действий по особо опасным преступлениям против личности//Теория и практика судебной экспертизы. Вып.1. М., 1964г. С.21-22.

100

дорожно-транспортном происшествии, причинении телесных повреждений, преступлений в сфере экономики и др. Следовательно, в стадии решения вопроса о возбуждении уголовного дела необходимо иметь заключение специалиста о степени тяжести телесных повреждений, причинах смерти, при обнаружении поддельных денежных знаков, сбыте копии картины под видом оригинала, изготовлении и хранении оружия, сбыте наркотических веществ. Во всех этих случаях требуются применение специальных познаний.

Все эти и другие трудности решения вопроса о возбуждении уголовного дела послужили основанием возможности назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела.

Инициаторы постановки указанного вопроса (Я.П. Нагнойный, 1967; Р.С. Белкин 1969; X. Роон, 1971; Г. Мудьюгин, М. Похис, 1971; Ю.Н. Белозеров, А.А. Чувилев, 1973; Е.Н. Тихонов, 1985, А.Р.Белкин, 2000, и др.), исходя из реальностей следственной практики, особенно в области судебно-медицинских исследований до возбуждения уголовного дела, предлагали разрешить по закону наряду с осмотром места происшествия при необходимости или в определенных случаях производство экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела.

Как и следовало ожидать, это предложение вызвало и решительные возражения. В.М. Савицкий (1974,1975), В.Д. Арсеньев (1976), В.М. Шиханов (1978), И.И. Сорокотяган (1984), М.Б.Вандер (2001) и другие выдвинули ряд соображений против такого изменения закона. Их доводы сводились к следующему.

Разрешение назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела создаст опасный прецедент и приведет к тому, что по тем же основаниям начнут проводиться и другие следственные действия: «… не останется решительно ни- каких оснований - юридических, фактических, логических - для запрета произ- водить до возбуждения уголовного дела любые следственные действия… В ре-

ки

зультате мы становимся очевидцами и невольными соучастниками постепенной эрозии процесса в его досудебных стадиях» ‘.

Помимо этого, подобная практика повлечет существенное ограничение законных прав и интересов заинтересованных в исходе дела лиц, к тому же для производства экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела отсутствуют необходимые процессуальные условия. Противники назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела считали, что обычно бывает достаточно данных, указывающих на признаки преступления, для установления которых не требуется производство экспертизы, а ее производство может привести к неоправданной затяжке в принятии решения о возбуждении дела или об отказе в нем.

Проанализируем, насколько основательны эти возражения. Ссылки на возможность возникновения опасного прецедента не имеют под собой почвы. Таким прецедентом вполне мог стать осмотр места происшествия, однако этого не случилось в силу императивного указания закона. Почему же столь катего- рическое указание закона о возможности в исключительных случаях назначать экспертизу в той же стадии процесса окажет противоположное действие на практику? Следует заметить, ст. 109 УПК РСФСР, однозначно, без всяких ого- ворок, запрещала производство каких-либо следственных действий до возбуж- дения уголовного дела, не исключая осмотр происшествия. Значит, после раз- решения производства осмотра до возбуждения дела, возникло противоречие со ст. 109. Этого противники рассматриваемого положения не учитывали.

Поэтому предложение о проведении экспертизы в целях проверки наличия оснований для возбуждения уголовного дела обусловлено исключительно ведомственными интересами - стремлением следственных органов предельно сократить в своих статистических показателях число прекращенных уголовных дел. В связи с этим предлагалось: в случаях, когда без проведения экспертизы отсутствует уверенность в наличии оснований для возбуждения уголовного де-

’ Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. M., 1975. С. 111.

102

ла, решать этот вопрос положительно, т.е. возбудить уголовное дело, а если в результате проведения следственных действий, в частности, экспертизы, будет установлено отсутствие события (факта) преступления, либо состава преступ- ления, - прекратить его, не придавая значения такому статистическому показа- телю, как число прекращенных уголовных дел для оценки деятельности след- ственных органов. Но следует учитывать, что до настоящего времени, никто этот статистический показатель не отменял. Хотя мы и разделяем мнение о том, что количество прекращенных дел не может служить показателем качества работы следственных органов, мы считаем высказанное предложение необоснованным.

На практике эти вопросы решаются двояко. Некоторые работники органов расследования во избежание необоснованного возбуждения уголовного дела сначала направляют потерпевших на судебно-медицинское освидетельствование, а затем в зависимости от его результатов принимается решение о возбуждении уголовного дела или отказе в нем. Если дело возбуждается, тогда экспертиза назначается официально. Другая часть работников органов расследования назначает официальную судебно-медицинскую экспертизу до возбуждения уго- ловного дела.

Изучение 102 уголовных дел и 52 отказного материала, а также данных опроса работников следственных органов свидетельствуют о том, что практика правоохранительных органов, в частности, МВД КБР идет по первому пути.

Представляет интерес, в связи с этим, практика разрешения отдельных материалов в сложных случаях в КБР по фактам обнаружения вещества, похожих на наркотические. Соответствующее вещество с письмом следователя, в котором поставлены вопросы, направляется в экспертное учреждение, где фактически проводится экспертиза. Однако, по ее результатам выдается справка непроцессуального характера для оперативного использования сведений о при- надлежности данного вещества к наркотикам, на основании которой возбужда-

103

ется уголовное дело. В дальнейшем, после вынесения постановления о назначении экспертизы, результаты исследования оформляются в виде заключения экс- пертизы. Между тем то же лицо не имеет права быть экспертом по делу, поскольку выступало ранее в роли специалиста (ст.67 УПК РСФСР). Ведь следуя процессуальному закону, необходимо провести повторное экспертное исследо- вание и проводить его должен другой эксперт. Но как показывает практика, в ряде случаев это невозможно, в силу того, что микроколичества вещества уже утрачены в результате первичного экспертного исследования.

В связи с этим практика идет по пути поручения производства экспертизы тому же специалисту, который проводил исследование в непроцессуальной форме, так как в ином случае, когда экспертиза будет поручена другому специалисту, он получит уже измененные в качественном и в количественном отношении объекты и ему нечего уже будет исследовать самому. Изучение материалов экспертной практики свидетельствует о том, что дважды «исследуется каждый третий - пятый объект названных категорий»1 (взрывчатые, наркотические и тому подобные вещества).

Необходимо отметить, что законодатель опираясь на практический опыт экспертных работников, при составлении норм нового УПК, учел потребности следственной и экспертной практики и в ч.4 ст. 146 разрешил назначение экс- пертизы в стадии возбуждения уголовного дела.

Естественно, что такое разрешение, на наш взгляд, должно иметь определенные ограничения, прямо предусмотренные в законе. Так, например закон мог бы содержать перечень ситуаций (даже исчерпывающий), при которых экспертиза может быть проведена до возбуждения уголовного дела или, наоборот, при которых она не может быть проведена.

Производством экспертизы до возбуждения уголовного дела не затраги-

ТихоновЕ.Н. Исходные следственные ситуации и выбор времени назначения экспертизы. // Следственная ситуация. М., 1986. С.45-46.

104

ваются ничьи права и интересы; так как на этой стадии еще нет подозреваемого, а потерпевший, который также еще не получил своего процессуального статуса, как правило, даже заинтересован в проведении экспертизы. Не является препятствием к назначению экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела и то обстоятельство, что в силу ст. 202 УПК РФ, для производства экспертизы могут потребоваться образцы почерка, отпечатки пальцев и т.п., т.е. будут производиться действия, которые затрагивают права и интересы граждан. Получение образцов, предусмотренных ст. 202 УПК РФ, требуются только в тех случаях, когда необходимо решить вопрос о причастности определенного лица к событию преступления, но сам факт преступления сомнений не вызывает и когда, следовательно, уголовное дело уже должно быть возбуждено.

В заключение хотелось бы отметить, что УПК Узбекистана (1994) и Казахстана (1997) законодательно разрешили производство экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. Разрешение производства экспертизы новым УПК РФ в стадии возбуждения уголовного дела позволит эффективно использовать достижения научно-технического прогресса при проверке наличия оснований для возбуждения уголовного дела.

§ 2.2. Правовой статус эксперта и следователя при назначении и производстве экспертизы. Взаимодействие эксперта с органами назначающими экспертизу.

Проблеме правового статуса эксперта в процессуальной доктрине отводится важное место1. При этом обычно исследуются два аспекта: 1 Процессуальное положение эксперта среди других участников процесса и обоснование его самостоятельности как субъекта процесса; 2)права и обязанно-

1 Арсеньев В. Д. Процессуальный статус субъектов экспертизы по уголовным делам.//Процессуальные аспекты судебной экспертизы: Сб. научн. трудов. ВНИИСЭ. M., 1986. С.42-46.

105

сти эксперта при осуществлении исследования.

Тем не менее многие вопросы реализации судебным экспертом его прав и обязанностей остаются актуальными до настоящего времени. К их числу прежде всего следует отнести определение точного объема процессуальных прав и обязанностей, законодательное урегулирование порядка их реализации; право на экспертную инициативу и пределы ее осуществления; гарантии независимости эксперта при производстве экспертизы.

Именно данным аспектам будет уделено наибольшее внимание.

Определение правового статуса эксперта, как показывает исторический анализ развития данного института в России и анализ современных правовых систем, тесно связано с пониманием сущности назначения экспертизы.

Теория русского дореформенного процесса рассматривала экспертизу как непосредственный источник убеждения судьи, полагая даже, что мнение све- дущих лиц вполне «заменяет мнение судьи или следователя, которые призывают их на помощь».1 В этом сказывалось решающее влияние всего строя розыскного процесса, душой которого была теория формальных доказательств.

Судебная реформа 1864 г., коренным образом изменившая судоустройство и судопроизводство в России, существенно изменила и процессуальное положение института судебной экспертизы. По Уставу уголовного судопроизводства эксперты должны приглашаться в тех случаях, когда для точного уразумения встречающихся в деле обстоятельств необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии (ст.112,325). Судебные органы могли привлекать в качестве экспертов: «врачей, фармацевтов, профессоров, учителей, техников, художников, ремесленников, казначеев и лиц, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность»(ст.326 Устава). Эксперты не могли избираться из лиц, участвующих в деле в качестве свидетелей, судей или присяжных за-

’ Баршев Я. Основания уголовного судопроизводства. СПб, 1841. С.77.

106

седателей (ст.633), и определялись законом как лица, не заинтересованные в ис- ходе дела.

Мнения и суждения экспертов должны быть объективными, эксперты должны «иметь все качества достоверных свидетелей» (ст.328). Эксперты производили исследование и представляли свои мнения и заключения по вопросам, предложенным следователем или судом. Закон открывал для экспертов возмож- ность проявления инициативы, устанавливая, что эксперты «не должны упускать из виду и таких признаков, на которые следователь не обратил внимания, но исследование коих может привести к открытию истины»1 (ст.ЗЗЗ).

В дореволюционной процессуальной доктрине России экспертов обозначали как пособников суда. При этом сама экспертиза, как и осмотр, рассматриваются как средства деятельности суда, ибо назначаются судом ex «officio». Теория «эксперт — помощник суда» была воспринята из доктрины Германии. Её отличительной чертой можно считать то обстоятельство, что эксперт рассматривался одновременно как судья факта. Эксперт, как и суд, решает имеющие значение для дела вопросы с той разницей, что эксперт делает это на основе специальных познаний. Решение суда становилось результатом деятельности не только суда, но и эксперта.

Первые советские УПК 1922 и 1923 гг. отказались от термина «сведущие лица» и приняли общепризнанный в юридической литературе термин «эксперт». УПК отказался от подробного перечисления категорий лиц, которых можно приглашать в качестве экспертов, как это делал Устав уголовного судопроизводства (УУС). Эксперт был наделен правами, оговоренными более подробно, нежели в УУС: с разрешения следователя знакомиться с обстоятельствами дела, знание которых ему необходимо для дачи заключения, составлять при определенных условиях акт о невозможности дать заключение, присутствовать в зале суда, право на возмещение понесенных расходов и вознаграждение за

’ Гольмстен А. X. Юридические исследования и статьи. СПб, 1894, т. I.

107

выполнение своих обязанностей и др. Но при этом из закона исчезло, например, право эксперта на инициативные действия.

Статус эксперта во Франции определяется, как лицо управомоченное не только на анализ доказательств, но и их собирание. Согласно ст. ст. 164—165 закона от 16 декабря 1957 г. во Франции эксперт может в отсутствие следователя задавать обвиняемым вопросы, выслушивать тех лиц, на которых ему укажут стороны как на располагающих сведениями технического порядка по исследуемому вопросу и получать от них объяснения. Из этого можно сделать вывод о том, что закон наделяет судебных экспертов правами и обязанностями не только по исследованию обстоятельств дела, но и по собиранию фактов, т. е. в ряде случаев превращает их в параллельных следователей.

Еще большее смешение функций следователя и эксперта имеет место в судебной деятельности стран с англо - саксонским типом права. Как правило, различия в функциях офицера полиции и сотрудника экспертного учреждения отсутствовали. Так, В. М. Никифоров писал: «… офицеры, производящие дознание, не считались участвовавшими в деле лицами, а поэтому могли привлекаться в качестве экспертов» .

Но, следует отметить, что некоторые авторы по судебной экспертизе в англо- американских странах тем не менее указывают, что функции судебного эксперта коренным образом отличаются от функций полицейского офицера. Так, например, Л. Никольс в своей работе писал: «Положение полицейского офицера на месте преступления отличается от положения эксперта. В обязанности полицейского офицера входит, в частности, обнаружение и сохранение улик для получения изобличающих данных. В обязанности эксперта входит чисто научное исследование» . Однако, никакого освещения особенностей процессуального положения эксперта в данной работе не дается.

’ В. М. Никифоров. Экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1947. С.51. 2 L. С. Nikols. The scientific investigashion of crime. London, 1956.

108

По концепции действующего процессуального законодательства России эксперт — самостоятельный субъект уголовного процесса, обладающий собственным объемом процессуальных обязанностей и прав, которые отличают его от иных субъектов, в том числе следователей и свидетелей. УПК РФ не допускает смешения процессуальных функций различными участниками процесса (например, эксперта и свидетеля, эксперта и судьи), — это вытекает из требований уголовно-процессуальной нормы.

В современной уголовно-процессуальной доктрине России статус эксперта предопределен тем, что его относят к субъектам уголовного процесса, содей- ствующим осуществлению правосудия. Отличительным признаком таких субъ- ектов является их объективная незаинтересованность в исходе дела. Самостоя- тельность положения эксперта среди других субъектов уголовного процесса, содействующих осуществлению правосудия, обусловлена его функцией предос- тавления суду доказательства — заключения эксперта, а также особой процес- суальной формой реализации данной функции.

Заключение эксперта выступает источником судебного доказательства.. При этом специфика заключается в том, что эксперт заранее, a priori, не обладает доказательственной информацией. Он получает её в ходе специального ис- следования при помощи своих профессиональных знаний.

Носителем доказательственной информации эксперт становится лишь после проведения исследования.

Статус эксперта в уголовном процессе описывается законом через определение его процессуальных прав и обязанностей. Интересна редакционная формулировка ст.82 УПК РСФСР 1961 года «Обязанности и права эксперта» — на первое место были вынесены именно обязанности. Тем самым подчеркивалось, что статус эксперта подчинен целям процесса. Поскольку эксперт в деле не участвует, юридическим интересом не обладает, то и участие в уголовном процессе для него обуславливается главной обязанностью — дать обоснованное

109

и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам.

В литературе при характеристике прав и обязанностей эксперта некоторые авторы выделяют два понятия: «научная компетенция» и «процессуальная компетенция»1. К первому относят определенный объем специальных знаний; ко второму — совокупность предоставляемых законом процессуальных прав и обязанностей. Считается, что оба понятия являются частями единого целого — компетенции эксперта.

Понятие «научная компетенция» включает в себя определённый объём научных знаний, необходимых для проведения конкретной экспертизы , которое соотносимо с понятием компетентности3, выступающей условием выбора специалиста в качестве судебного эксперта, т.е. фактическим, но не элементом его правовой компетенции.

Выше мы упоминали понятия «компетенция» и «компетентность», в связи с этим хочется обратить внимание на то, понятия «компетентность» и «компетенция» полностью не совпадают и употреблять их в качестве однопорядковых вряд ли правильно4.

С лексической точки зрения компетентность означает:

1) осведомлённость в какой-либо области знаний; 2) обладание компетенцией. Компетенция толкуется как: а) область вопросов, в которых кто-либо хорошо осведомлён; б) круг чьих-либо полномочий, или круг дел, вопросов, подлежащих чьему-либо ведению5.

Из приведённых определений можно сделать вывод, что при выборе экс-

См. например: Алимджанов Б., Вал ь дм а н В. Компетенция эксперта в уголовном процессе: Теоретические и практические аспекты.-Ташкент, 1986. С.62; Петрухин И. Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М.,”Юридическая литература”, 1964. С. 14.

2 См. например: Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе.- М., 1995. С. 54 - 55; Петрухин И.Л. Экспер тиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1964. С. 14.

3 См.: Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических об стоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1986. С. 57.

4 См. например: Алимджанов Б., Вальдман В. Компетенция эксперта в уголовном процессе (теоретические и практические аспекты). Ташкент, 1986. С. 64.

5 См.: Словарь русского языка в 4-х т./ AHCCCP, институт русского языка, под ред. А.П. Евгеньевой. - М.: Рус ский язык, 1981 -1987. т. 2. С. 85.

ПО

перта значение имеет компетентность, понимаемая именно как профессиональная осведомлённость, способность сведущего лица решать поставленные вопросы, относящиеся к предмету экспертизы (определяется образованием, специальной подготовкой, опытом1)

На наш взгляд, процессуальная компетенция эксперта как субъекта процесса рассматривается как совокупность его процессуальных прав и обязанностей. Научная же компетенция предопределяет специальную правоспособность эксперта в качестве субъекта процесса, но не является частью его правового статуса.

Однако, мы считаем, было бы неверно сводить правовой статус эксперта только к компетенции.

В качестве составного элемента статуса эксперта, как нам кажется, следует также выделить гарантии надлежащего осуществления им прав и обязанностей, а также независимость эксперта.

Главной обязанностью эксперта при производстве экспертизы является дача им заключения по поставленным перед ним вопросам.

В уголовно-процессуальной литературе высказывалось мнение, что существуют и иные процессуальные обязанности, производные от указанной главной. Так, И. Л. Петрухин относит к ним обязанности: принять на себя производство экспертизы или предоставить основания, исключающие возможность его участия в деле в качестве эксперта; произвести такие исследования, которые бы полностью обосновывали выводы; проводить исследования в присутствии следователя (суда), если последний сочтет это необходимым; при проведении экспертизы в полной мере использовать возможности представляемой им от-расли . Другие в число обязанностей включают также обязанность нести личную ответственность за заключение, не разглашать данные расследования без

1 Ростов М.Н. Особенности специальных знаний, определяющие возможность участия эксперта в уголовном процессе при проведении комплексных криминалистических экспертиз. // процессуальные аспекты судебной экспертизы: Сб науч. тр. ВНИИСЭ, 1986. С. 64.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе./Отв. ред. Н.В. Жогин.- М., 1973.С. 709-710.

111

разрешения органа, назначившего экспертизу. Но такие положения, как произ- водство обоснованного исследования и использования в полной мере возмож- ностей соответствующей отрасли знания, — в число процессуальных обязанно- стей не включают .

На наш взгляд, в таком подходе, с одной стороны, имеет место смешение процессуальных обязанностей и организационно-правовых, методических и других, которые к процессуальным отнесены быть не могут по своей природе; с другой — некоторые положения нельзя назвать пока процессуальными обязан- ностями, поскольку закон их не предусматривает в качестве таковых.

В настоящее же время обязанности эксперта установлены наряду с соот- ветствующим процессуальным законодательством РФ Федеральным законом РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001 года. В ст. 16 данного закона указывается эксперт обязан:

— принять к производству порученную ему судебную экспертизу при отсутствии оснований для отвода;

— провести полное исследование представленных ему объектов и мате риалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

— составить мотивированное сообщение о невозможности дать заключение и

направить его в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу,

если: а)поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта; б)представленные объекты исследований и материалы дела непригодны или

недостаточны для дачи заключения и не могут быть дополнены; в)современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные

вопросы; — не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производст-

1 П. Ф. Тельнов. Процессуальные вопросы судебной экспертизы. — М.: 1967. С. 5.

112

вом судебной экспертизы или которые могут нанести ущерб конституционным правам граждан, а также сведения, составляющие тайну, охраняемую законом;

— обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материа лов дела.

Мы считаем, что данную статью Федерального Закона необходимо дополнить следующим пунктом. Эксперт обязан:

— заявить о наличии предусмотренных процессуальным законодательством РФ оснований для своего отвода в качестве эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, либо руководителю соответствующего го сударственного судебно-экспертного учреждения.

Ни в новом УПК, ни в Федеральном Законе «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» не говорится о том в каких случаях эксперт должен заявить самоотвод. В законе перечисляются только случаи, в которых суд, дознаватель, следователь или прокурор принимают решение об отводе эксперта (ст. 61 УПК РФ).Анализируя данную норму, можно сделать вывод, что эксперт обязан заявить самоотвод по тем же основаниям которые перечислены в СТ.61УГЖРФ.

В ст. 16 Федерального Закона устанавливается обязанность эксперта дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Требование занимать объективную позицию в деле по существу означает для эксперта непременно в процессе исследования руководствоваться лишь нормами закона, регламентирующими производство экспертизы, и положением науки. Закон обязывает эксперта с одинаковым вниманием выявлять в процессе экс- пертизы и излагать в своем заключении данные, ведущие как к положительному, так и отрицательному ответу на поставленные вопросы, вне зависимости от той версии, которая, судя по представленным материалам, проверяется назначе-

113

нием экспертизы1.

Требуя от эксперта объективности, закон тем самым обязывает его исходить из обоснованных научных положений, использовать такие методы экспертизы, которые при одинаковых условиях дают один и тот же результат, независимо от воли исследователя.

Любое экспертное исследование должно быть обоснованным и иметь объективное основание: технические расчеты или положения технических наук, если проводится техническая экспертиза; результаты химических исследований, данные газо-жидкостная хроматография, тонкослойная хроматография и т. д., если проводится экспертиза наркотических средств и психотропных веществ и т.д.

Объективные, научные положения и методы должны излагаться экспертом так, чтобы лица, оценивающие заключение (в основном юристы), смогли уяснить суть и результаты исследования и затем оценить его доказательственное значение, а специалисты, в случае назначения повторной экспертизы, могли понять весь механизм исследования и при необходимости воспроизвести его, руководствуясь исследовательской частью заключения2.

Исследования, не опирающиеся на объективные положения, произвольные утверждения специалистов справедливо рассматриваются в судебной практике как не отвечающие законным требованиям объективности.

К числу процессуальных обязанностей эксперта, в законе впервые отнесена обязанность соблюдать конституционные права при производстве экспертизы в отношении человека. Это прямо вытекает из положений ст. ст. 15,21,22,23 Конституции Российской Федерации, международных актов — ст.3,5,8,12 Всеобщей декларации прав человека и основных свобод (от 4 декабря 1950 г.), ст.7,9 Международного пакта о гражданских и политических правах

’ П. Ф. Тельнов. Процессуальные вопросы судебной экспертизы. — М.:1967.

2 А. И. Винберг. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе.- М., 1956. С.100—106.

114

(от 16 декабря 1966 г.).

Обязанность эксперта соблюдать права человека при производстве экспертизы может быть конкретизирована в правилах, регламентирующих производство экспертизы, именно: 1) в виде запрета применять методы, которые могут нанести вред жизни или здоровью человека; 2) в форме обусловленности согласия лица, в отношении которого проводится экспертиза, на применение методов, связанных с воздействием на личность (медицинским, психологическим, иным). Данные положения вытекают из ст.21 Конституции РФ («никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам»), ст.7 Международного пакта о гражданских и политических правах («ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским и научным опытам»).

Несоблюдение обязанностей влечет применение к эксперту различных мер ответственности, среди которых следует различать уголовно-правовые и процессуальные.

Основания уголовно-правовой ответственности устанавливаются ст.307 УК: уголовная ответственность наступает за дачу заведомо ложного заключения, а ст.308 УК устанавливает ответственность за отказ или уклонение от дачи заключения.

Из анализа нормы следует, что ответственность эксперта наступает при совершении им процессуального правонарушения и при наличии вины.

Роль и место лиц, обладающих специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле до последнего времени были обозначены в уголовном и гражданском судопроизводстве, процессе достаточно определенно. Согласно ст. 82 УПК РСФСР (1960 г.) любой гражданин, который по мнению суда или следствия соответствовал требованиям УПК для исполнения экспертных функций, мог привлекаться в этом качестве, под угрозой наказания, т. к. отказ от производства экспертизы рассматривался как преступление против правосудия.

115

Но действующий с 1997 г., новый УК РФ исключил отказ от производства экспертизы по поручению правоохранительных органов из состава преступления, что означает, следуя логике права, необходимость добровольного согласия специалиста на выполнение соответствующей работы. Следовательно, с вступлением в силу нового УК РФ, появление эксперта среди участников процесса обусловлено иными процессуальными нормами нежели прямое распоряжение, обязательное для исполнения.

Права эксперта имеют специальное назначение. Заключается оно в том, чтобы создать эксперту реальные возможности исполнения его законных обязанностей. Нормы УПК предоставляют эксперту следующие права:

а)знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы;

б)заявлять ходатайство о представлении дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечения к производству судебной экспертизы других экспертов;

в)с разрешения лица, ведущего дознание, следователя, прокурора или суда участвовать в процессуальных действиях в целях выяснения вопросов, отно- сящихся к предмету экспертизы;

г) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе и по во просам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экс пертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

д) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

е) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения (ст. 57 УПК РФ и ст. 17 ФЗ от 31.05.01).

Ст. 57 УПК дает эксперту право изучать необходимые для исследования материалы дела. Норма УПК указывает в данном случае на такой существенный признак, как относимость материалов дела к предмету экспертизы. Из этого по-

116

ложения следует, что лицу, назначающему экспертизу, следует тщательно отби- рать материалы для экспертизы и представлять на исследование лишь те из них, которые требуются для дачи объективного заключения.

Право определения предмета специального исследования принадлежит лицу, назначающему экспертизу. Но ч.2 ст. 204 УПК РФ предоставляет эксперту возможность инициативных действий: «Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении». Проявление инициативы, следует подчеркнуть — право, а не обязанность эксперта.

Право на инициативные действия, несомненно, занимает важное место в системе прав эксперта и отвечает интересам правосудия, но, как и всякое право, оно остается чисто декларативным, если закон не предусмотрит мер реализации этого права, если ему не будут соответствовать чьи-то обязанности по реализации инициативных предложений эксперта. Однако, ни ранее действующий УПК, ни вновь принятый не устанавливают подобных обязанностей ни для органа, назначившего экспертизу, ни для кого-либо еще. Закон не предусматривает и обеспечение условий для проявлений экспертной инициативы, удовлетворения связанных с нею ходатайств эксперта, пределов экспертной инициативы и т.д.

По мнению А. Р. Белкина, наиболее часто экспертная инициатива проявляется в профилактической деятельности судебного эксперта1. Эта область экспертной деятельности вообще никак не отражена в законе.

Одним из важных аспектов вопроса об оперативной реализации профилактических предложений эксперта является выявление в процессе экспертного исследования таких обстоятельств, которые требуют немедленного устранения, поскольку они свидетельствуют об ещё существующей угрозе жизни и здоро-

’ Белкин А. Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. — М., Изд-во НОРМА, 1999. С.221.

117

вью людей, причинении значительного материального ущерба и т. п. (высокая вероятность повторного взрыва на производстве, выхода из строя жизненно важных систем производства или жизнеобеспечения и др.). Обычный порядок принятия профилактических мер через орган, назначивший экспертизу, в связи с его медлительностью в подобных случаях может привести к непоправимым последствиям; здесь должна быть узаконена иная процедура, обеспечивающая незамедлительную реакцию на профилактические предложения эксперта.

Ст. 57 УПК РФ дает эксперту право возбуждать ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи полного заключения.

По закону собирание и представление материалов для экспертизы возложено на лицо, назначившее экспертизу, а их специальное исследование — на эксперта. Функции собирания материалов для экспертизы и экспертного исследования строго разграничены. Совмещение их в одном лице закон не допускает.

При недостаточности поступивших материалов эксперт не имеет права обращаться к гражданам, в организации, учреждения, располагающие необхо- димыми материалами. Эксперт вправе лишь обратиться к органу дознания, сле- дователю, суду с ходатайством о предоставлении ему требующихся материалов.

В случае отклонения ходатайства эксперт обязан при наличии оснований, указанных в п. 6 ч. 3 ст.57 УПК, сообщить в письменной форме о невозможности дать заключение по всем или части вопросов. Если ходатайство о предоставлении дополнительных материалов удовлетворяется, вносится соответствующее изменение в постановление, определение о назначении экспертизы — дополняется перечень материалов, направляемых на исследование.

Право эксперта знакомиться с материалами дела также не получило об- щепризнанного толкования в юридической литературе. В уголовно- процессуальной доктрине традиционно полагается, что эксперт может знако- миться лишь с теми материалами, которые относятся к предмету экспертизы и

118

необходимы для исследования (но не со всеми) .

При производстве экспертизы процессуальный статус эксперта определяется не только совокупностью его прав и обязанностей, но также законодательно установленным порядком и гарантиями их реализации.

В ранее действующем УПК был закреплен принудительный принцип отношений эксперта с органами назначающими экспертизу: эксперт не мог отказаться от производства порученной ему экспертизы под угрозой уголовной ответственности.

Известно, что принуждение в творческой деятельности (а экспертиза - это творческий процесс) особенно неэффективно. И не случайно норма об уголовной ответственности эксперта за отказ от производства экспертизы исключена из состава преступлений новым Уголовным кодексом, действующим с 1997 года. Следовательно, появление эксперта среди участников процесса должно быть обусловлено иными процессуальными нормами нежели прямое распоряжение, обязательное для исполнения, что и отображено в новом УПК, для приведения в соответствие нормы материального и процессуального права.

В п.6 ч.З ст. 57 УПК впервые указывается, что эксперт вправе «отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения».

Следователи и судьи понимают, что эксперт, приведенный «под ружьем»,- это не эксперт. Особенно это относится к частным экспертам.

Принудительное привлечение таких лиц к экспертной деятельности справедливо расценивается как разновидность принудительного труда, запрещенного Конституцией РФ. Поэтому отношения следователей и судей с частными экспертами, на наш взгляд, должны строиться исключительно на принципе доб-

’ См.: П 1.7.1 Правила производства судебно-медицинских экспертиз по мате риалам уголовных и гражданских дел.

119

ровольности, с оплатой на договорной основе, если они назначают экспертизу вне государственных экспертных учреждений. Это послужит и гарантией качества экспертного исследования.

Поэтому представляется более разумным в законе определить условия допуска штатного или внештатного сотрудника судебно-экспертного учреждения к экспертной деятельности. Одним из таких условий должна быть соответствующая аттестация эксперта, порядок получения им права подписи при производстве того или иного вида (рода) экспертиз. Мы считаем, что следует отказаться от существующего порядка предупреждения эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (ст. 14 ФЗ «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» от 31.05.01), сохранив его лишь при привлечении для производства экспертиз специалистов, не являющихся сотрудниками экспертных учреждений. Для штатных сотрудников государственных экспертных учреждений необходимо ввести принесение присяги соответствующего содержания при вступлении его в должность. Так как в настоящее время существует парадоксальная ситуация: эксперт каждый раз должен преду- преждаться об ответственности за дачу ложного заключения. На практике этот акт носит чисто формальный характер и выполняется, как правило самим экспертом - он предупреждает сам себя.

Далее хочется остановиться ещё на одной проблеме, решения которой требует следственная, судебная и экспертная практика. Речь идёт о праве эксперта в некоторых случаях на собирание доказательств. Типичной для этой проблемы служит ситуация с исследованием микрообъектов.

По существующей практике следователь (суд), обоснованно предполагая, что на тех или иных предметах имеются микрообъекты, взаимное наложение которых является следствием их контактного взаимодействия, назначает экспертизу, требуя от эксперта ответа на вопрос: имеются ли на представленных для исследования предметах микрообъекты, микроналожения? Выполняя зада-

ло

ние следователя, эксперт производит анализ представленных предметов и при обнаружении микрообъектов фиксирует этот факт в своём заключении. Обна- руженные микрообъекты, приобретающие значение вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному исследованию для решения других вопросов экспертного задания. Таким образом, эксперт фактически собирает (обнаруживает, фиксирует, изымает) доказательства, на что по букве закона у него нет права.

На подобные действия эксперта, выходящие явно за пределы его компетенции, следователь и суд не обращают должного внимания, игнорируя явное нарушение закона. До последнего времени в процессуальной доктрине на этот вопрос не обращалось внимания. Лишь в конце 80-х годов к решению этой проблемы обращался проф. Л.В. Виницкий1.

По его мнению, осмотр предметов - вероятных носителей микрообъектов - должен производиться по месту их обнаружения, как правило, при осмотре места происшествия, с участием специалиста. Микрообъекты, которые по своим характеристикам могут быть обнаружены и индивидуализированы в ходе такого осмотра, подробно описываются в протоколе осмотра места происшествия и впоследствии приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств. Те же микрообъекты, которые не могут быть обнаружены при осмотре места про- исшествия, но наличие которых обоснованно предполагается, обнаруживаются на предметах - носителях в лабораторных условиях в ходе дополнительного осмотра следователем с обязательным участием специалиста, именно следователь составляет протокол об их обнаружении, в котором фиксируются их индиви- дуализирующие признаки2.

Предложенное Л.В. Виницким решение действительно соответствует дей- ствующему законодательству и исключает его нарушение. К сожалению реко-

1 См.: Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда, 1986.

2См.: Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда, 1986.. С. 64-65.

121

мендации Л.В. Виницкого не получили реализации в следственной практике, которая как и ранее идёт по пути поручения экспертам решения задачи обнару- жения микрообъектов.

На основании изложенного выше мы полагаем, что законом эксперту должно предоставляться право собирать доказательства в некоторых, специально оговоренных случаях, например, при исследовании предметов - возможных носителей микрообъектов - и при производстве некоторых видов экспертиз, в частности, судебно-медицинского исследования трупа и живых лиц. В этой связи предлагается дополнить ст. 17 о правах эксперта ФЗ от 31.05.01 следующим положением: «Эксперт вправе самостоятельно собирать материалы для экс- пертного исследования в некоторых специально оговоренных в законе случаях».

§ 2.3. Сущность, процессуальные особенности назначения и производства повторных, дополнительных, комиссионных и комплексных крими- налистических экспертиз материалов, веществ и изделий из них.

Классификация экспертиз, как и любых иных объектов, имеет важное значение. Она помогает уяснить как природу классифицируемого явления в целом, так и специфику различных его элементов и форм существования.

В философии классификацией называют особый случай применения логической операции деления объёма понятия, представляющий собой некоторую совокупность делений (деление некоторого класса на виды)1.

Проблемы классификации судебных экспертиз, особенности дополнительной, повторной, комплексной и комиссионной экспертиз исследовались в процессуальной доктрине и экспертологии под разными углами зрения - с точки зрения особенностей применения специальных знаний, процессуального значения, полномочий и ответственности экспертов, применяемых ими специаль-

1 Философский словарь/Под ред. И.Т. Фролова М., 1986. С. 200.

122

ных познаний и методов .

Классификация судебных экспертиз может быть проведена по различным основаниям: процессуальному, предмету и объекту исследования.

С процессуальной точки зрения особенно актуальным представляется разделение экспертиз на первичные (основные), повторные, дополнительные, комплексные и комиссионные, поскольку различаются специальные основания их назначения, формы взаимодействия экспертов (при комплексной и комиссионной экспертизах), формирование содержания заключения эксперта.

По последовательности проведения экспертизы классифицируются на первичные и дополнительные; по объёму исследования — основные и дополнительные; по количеству экспертов - единоличные и комиссионные; по характеру используемых знаний - однородные и комплексные.

Традиционно - что следует признать верным - проведение дополнительной и повторной экспертиз связывают с процессуальными способами исследования и проверки заключения эксперта, полученного при первоначальной экспертизе3. Это нашло отражение и в структуре процессуального регулирования: ст. 207 УПК РФ («дополнительная и повторная экспертиза») находится среди статей, посвященных производству судебной экспертизы ( глава 27 УПК РФ )

В соответствии со ч. 1 ст.207 УПК дополнительная экспертиза назначается на предварительном следствии при неполноте или неясности выводов основной экспертизы. Неясность заключения выражается в том, что по нему нельзя судить о конкретных фактах, установить, является ли вывод положительным

См., например: Алимджанов Б., Вальдман В. Компетенция эксперта в уголовном процессе. Ташкент, 1986, с.95-97; Бухаров А. Г. Повторная экспертиза в советском уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ташкент, 1984. с.925; Орлов Ю. К. Процессуальные проблемы комплексной экспертизы. Тр. ВНИИСЭ. М., 1976. Вып.21. С.82—109; Романов H. С. Взаимодействие специальных познаний при производстве комплексных экс-пертизУ/Вопросы методики производства отдельных родов судебных экспертиз. Сб. научн. тр. ВНИИСЭ. М, 1989. С. 167—169; Шиканов В. И. Комплексная экспертиза в советском уголовном процес- се. Некоторые вопросы теории и практики/: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1968. С.3-20; Исмелов А. Р. Классификация судебных экспертиз. Волгоград, 1980. С.4-57.

” Орлов Ю. К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1982. С.50-51; Шляхов А. Р. Классификация судебных экспертиз. С.43.

3 См., например: Теория доказательств советском уголовном процессе./Отв. ред. И. В. Жогин, М., 1975. С.731-732; Треушников М.К. Судебные доказательства.- М., 1997. С. 287-288.

123

или отрицательными, категорическим или вероятным.

Дополнительная экспертиза может назначаться также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела, производство которой поручается другому эксперту.

В суде (ч.4 ст.283 УПК) дополнительная экспертиза назначается лишь после дачи экспертом заключения в стадии судебного разбирательства дела, и если неясность или неполноту заключения не представилось возможным устранить путем допроса эксперта.

Повторная экспертиза (ч.2 ст. 283 УПК) назначается в случае сомнения в обоснованности экспертного заключения или наличия противоречий между за- ключениями экспертов, которые невозможно преодолеть в судебном разбира- тельстве путем допроса.

Дополнительная экспертиза проводится другим либо тем же экспертом, который проводил первое исследование. В экспертных учреждениях обычно избирается вторая возможность. Она позволяет провести необходимое исследование в более сжатые сроки и с наименьшими затратами сил, средств, поскольку дополнительные вопросы разрешаются экспертом, глубоко знающим ранее про- веденное исследование.

Повторная экспертиза по прямому указанию ч.2 ст.207 УПК РФ поручается другому эксперту или другим экспертам. Одно и то же лицо не вправе участвовать в первичной и повторной экспертизе.

По смыслу и терминологии ст. 207 УПК повторная экспертиза назначается по тем же вопросам и с исследованием тех же материалов, что и первичная. За это говорит и сам термин «повторная экспертиза», т. е. повторение специального исследования. Если перед экспертом ставятся иные вопросы либо те же вопросы, но разрешать их предлагается на основе других материалов, то это не повторная экспертиза, поскольку нет повторения исследования — специфиче-

124

ского признака повторной экспертизы .

Таким образом, дополнительная и повторная экспертизы различаются по следующим признакам:

а) по основаниям назначения;

б) по соотношению вопросов, разрешаемых исследованием;

в) по кругу исследуемых материалов;

г) по правилам подбора эксперта.

Статья 195 УПК устанавливает порядок назначения дополнительной либо повторной экспертизы. Согласно требованиям данной статьи в постановлении органа расследования должны указываться основания, мотивы, требующие до- полнительного или повторного исследования, т.е. при назначении дополнительной экспертизы должно быть указано в чём именно заключается неполнота или недостаточная ясность экспертного заключения, а при назначении повторной экспертизы - доводы в силу которых заключение признаётся необоснованным или сомнительным.

В процессуальной доктрине вопрос о повторной (как и о дополнительной) экспертизе рассматриваются в контексте оценки заключения эксперта2, т.к. вывод о необоснованности или неполноте экспертного заключения можно сделать, лишь оценив его. С другой стороны, суд назначает повторную экспертизу именно с целью проверки первоначального заключения эксперта. При проверке, следует учитывать, что критические замечания, содержащиеся в постановлении в отношении первичного заключения не означают, что оно неправильно по суще- ству. Противоречие заключения обстоятельствам дела, необоснованность выводов эксперта могут вызвать сомнения в их истинности, но они не могут служить достаточным основанием для отрицания доказательственного значения выво-

’ Тельнов П.Ф. Процессуальные вопросы судебной экспертизы (пособие для экспертов). - М., ЦНИИСЭ. 1967. С. 42.

2 См., например: Бухаров А. Г. Повторная экспертиза в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ташкент, 1984. С.8; Притузова В. А. Заключение эксперта как доказательство в уголовном процессе. М., 1959.

125

дов, т.к. после проведения повторной экспертизы суд в основу своих решений может положить выводы первого эксперта.

Анализ экспертной практики, показывает, что следователи (суды) в своих постановлениях (определениях) часто не сообщают мотивов назначения по- вторных экспертиз, не обосновывают своих постановлений. Хотя в действующем до 01.07.02 г. уголовно - процессуальном законе, в ст.290 чётко сказано: «В случаях предусмотренных статьёй 81 УПК суд мотивированным определением (постановлением) может назначить дополнительную или повторную экспертизу». В постановлении нередко просто констатируется: «противоречие материалам дела», «сомнения в выводах», изложенных в первом заключении, «не- убедительность» заключения и т.п. В качестве мотива называют иногда указание вышестоящего органа (прокурора, суда), обязавшего произвести повторную экспертизу. Хотя при этом следовало бы сообщить, какие недостатки первичной экспертизы отмечены вышестоящими инстанциями при оценке ими заключения .

В новом УПК РФ в ч.4 ст.283 не конкретизируется, что назначение повторной или дополнительной экспертизы производится именно мотивированным постановлением. В ст.283 говорится: «Суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе назначает повторную либо дополнительную судебную экспертизу при наличии противоречий между заключениями экспертов…». Хотя на наш взгляд, было бы целесообразно закрепить в норме УПК, что повторная либо дополнительная экспертиза назначается мотивированным определением (постановлением) суда.

Статья 207 УПК РФ в качестве основания назначения повторной экспертизы указывает «возникновение сомнений в обоснованности заключения эксперта» или «наличие противоречий в выводах», А.Г. Бухаров в своей диссерта-

’ См. Назначение и производство криминалистических экспертиз. /Пособие для следователей и судей. ВНИИСЭ, Юрид. лит-ра. М., 1976 г. С.25

126

ции предлагает к основаниям назначения повторной экспертизы также отнести существенные нарушения норм процессуального закона, предусматривающего назначение и производство экспертизы, права обвиняемого и других участников экспертизы, если эти нарушения отрицательно сказались на полноте, объектив- ности и обоснованности заключения эксперта1.

Мы считаем, что данное предложение А.Г. Бухарова соответствует УПК РФ, т.к. в ч.1 ст. 75 сказано: «Доказательства, полученные с нарушением требований закона являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказываний любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего кодекса». Следовательно, ст. 207 УПК РФ может быть дополнена упомянутым предложением.

В процессуальной литературе высказывались различные суждения по поводу «необоснованности заключения», как основания назначения повторной экспертизы.

Необоснованность может быть следствием научной неразработанности основ конкретного вида экспертизы, отсутствия апробированных методик, не- установления экспертом необходимых признаков исследуемых объектов, не- верной оценки промежуточных фактов, неаргументированности выводов2. В этой связи возникает вопрос: может (и обязан) ли суд проверять и оценивать научную обоснованность применённых экспертом методик? Одни учёные оставляют за судом такое полномочие3; другие полагают, что вменение суду подобной обязанности недопустимо4.

Бухаров А. Г. Повторная экспертиза в советском уголовном процессе: Автореф. дис… кан. юрид. наук. Ташкент, 1984.

” См., например: Бухаров А. Г. Повторная экспертиза в советском уголовном процессе. С. 14; Притузова В. А. Заключение эксперта как доказательст- во в уголовном процессе. С.98; Соколовский 3. М. Проблема использо-ва- ния в уголовном судопроизводстве специальных знаний для установления причинной связи явлений. С.23.

См., например: Петрухин И. Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе.- М., 1964. С. 17; Притузова В. А. Заключение эксперта как доказательство в уголовном процессе. -М., 1959. С.98-99.

См., например: Тельнов П. Ф. Процессуальные вопросы судебной экспер- тизы. М., 1967. С.46.

127

На наш взгляд, эксперт свободен в выборе научных методов исследования, что должно вытекать из принципа независимости эксперта, который закреплен в ст.7 ФЗ от «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ.» от 31.05.01, что соответствует и признанным международным стандартам. А суд не может (да и не обязан) быть компетентным во всех отраслях знаний, которые могут составлять основы различных экспертиз, используемых на практике.

Принцип независимости эксперта в выборе методик обосновывается степенью глубины его специальных познаний в производстве конкретной экспер-тизы.

Дискуссионным в литературе остаётся вопрос; обязан ли суд назначать повторную экспертизу во всех случаях, когда приходит к выводу о необоснованности первоначального заключения эксперта. Одни учёные давали утвердительный ответ (В.А. Притузова)1, другие полагали, что такой обязанности у суда нет (А.Я. Палиашвили) . Как справедливо подчеркивал Ю.М. Жуков, назначение повторной экспертизы - право, но не обязанность суда. Потому, если имеется возможность установить действительные обстоятельства при помощи других доказательств, повторная экспертиза может не назначаться; обязанность суда назначить повторную экспертизу возникает лишь тогда, когда для решения соответствующих вопросов экспертиза обязательна.3

Т.А. Лилуашвили предложил компромиссный вариант: по его мнению, суд обязан назначить повторную экспертизу, если в деле отсутствуют другие доказательства или заключение эксперта является единственно допустимым доказательством4.

Мы считаем, решение данной проблемы зависит от правильного понима-

1 См.: Притузова В. А. Заключение эксперта как доказательство в уголовном процессе. С. 104.

2 См.: Палиашвили А. Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. - М., 1973. С. 104.

3 См.: Жуков Ю. М. Судебная экспертиза в советском гражданском процессе: Автореф. дис.канд. юрид. наук. - М., 1965. С. 16.

4 См.: Лилуашвили Т. А. Экспертиза в советском гражданском процессе.Тбилиси, 1967. С. 171.

128

ния соотношения функций суда и сторон в судебном доказывании. Отметим, что законодатель в УПК РФ не предусматривает обязательности назначения по- вторной экспертизы.

Комплексная и комиссионная экспертизы относятся к числу первоначальных (или основных) и различаются по основаниям назначения, производным от особенностей объектов исследования, вызывающих потребность в применении различных отраслей знаний либо участии нескольких специалистов.

Ранее фактически комплексная экспертиза была узаконена только Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении №1 от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам». В настоящее время она закреплена в ст.201 УПК РФ и ст. 23 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». Для адекватного законодательного регулирования необходимо выделить такие признаки комплексной и комиссионной экспертиз, которые требовали бы нормативного опосредования. Это предполагает четкое уяснение понятий и от- личительных черт названных экспертиз.

Наибольшие трудности в данном аспекте представляет комплексная экспертиза.

Дело в том, что долгое время сама правомерность такой экспертизы подвергалась сомнению. Еще в 50-60-е годы прошлого столетия видные ученые - процессуалисты отрицали саму возможность комплексных экспертиз (Р.Д. Ра- хунов, Н.С. Строгович). Позже усилиями А.В. Дулова, Я.М. Яковлева, А.Р. Шляхова, В.М. Галкина и др. была доказана правомерность и необходимость комплексной экспертизы1, а дискуссии сместились на проблемы, связанные с её сущностью и содержанием. Однако и до настоящего времени некоторые исследователи полагают комплексную экспертизу разновидностью комиссионной
по формальному признаку: участию в её производстве нескольких

1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе/Отв. ред. H.B. Жогин.- М., 1973. С. 719-720; Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.- М., ВЮЗИ, 1982. С. 62-64.; Шиканов В.И. Комплексная экспертиза в советском уголовном процессе: автореф. дис… к.ю.н.- Ленинград, 1968. С. 6-11.

129

экспертов .

Мы присоединяемся к тем учёным, которые в основу выделения комплексной экспертизы как самостоятельного вида экспертиз ставят сущностные черты, отражающие её гносеологическую природу (специфику применяемых в ходе исследований специальных знаний).

В современной доктрине можно выделить два основных подхода к определению гносеологической природы комплексной экспертизы: 1) взаимодейст-вие экспертов различных специальностей ; 2) применение различных отраслей знания на основе интеграции к исследованию одного объекта (одних и тех же объектов)3.

На наш взгляд, названные положения не следует противопоставлять. Аб- солютизация первого ведёт к отрицанию самостоятельного процессуального значения комплексной экспертизы (она может быть сведена к разновидности комиссионной). Абсолютизация же второго положения не учитывает в полной мере правовых признаков судебной экспертизы, внимание акцентрируется на методическом характере специального исследования4.

Следует также отметить, что само понятие «различные специальности» (экспертов) происходят от понятия «отрасль специального знания».

Учитывая вышеизложенное, мы полагаем правильным выделить следующие характерные признаки комплексной экспертизы: а) наличие ситуации, разрешение которой затрагивает не менее двух различных областей знания; б) решение экспертных задач требует объединения усилий специалистов различного профиля, синтеза знаний; в) потребность в совместно проводимом исследова-

См., например: Ростов М.Н. Комплексная экспертиза как разновидность комиссионной экспертизы // Общетеоретические, правовые и организационные основы судебной экспертизы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. - М., 1985. С. 55.

См., например: Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.- М., ВЮЗИ, 1982. С. 57; он же. Процессуальные проблемы комплексной экспертизы // Актуальные вопросы теории судебной экспертизы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. - М., 1976. Вып. 21. С. 85.

3 См., например: Теория доказательств в советском уголовном процессе /Отв. ред. H.B. Жогин.- М., 1973. С. 719; Шиканов В.И. Комплексная экспертиза в советском уголовном процессе: автореф. дис… к.ю.н.- Ленинград, 1968. С. 12.

4 См., например: Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе- М., ВЮЗИ, 1982. С. 63-64.

130

нии, формулирование общего вывода; г) совместное исследование не исключает различного изучения общего объекта исследования1; д) ответственность каждого эксперта за свою часть заключения.

Необходимо отметить следующий факт, что комплексная экспертиза - не сумма различных по компетенции исследований, а их функциональная взаимосвязь. Ответ на поставленный судом вопрос возможен лишь как синтетический результат всего исследования. Один и тот же объект может быть исследован методами относящимися к различным областям знания. Компетенции экспертов различаются не столько по объекту, сколько по предметам и методам исследования. Нельзя представлять комплексную экспертизу как совокупность обыч-ных экспертиз, каждая из которых заканчивается отдельным заключением . По окончании комплексной экспертизы составляется одно экспертное заключение, подписываемое всеми экспертами. Этот общий вывод и есть доказательство.

Вместе с тем комплексное исследование не отрицает возможности раздельного изучения отдельных частей объекта, но оно не может дать ответ на поставленный перед экспертами вопрос - необходимо комплексное, системное исследование объекта, совместное обсуждение и оценка промежуточных результатов и на этой основе - синтез общего вывода. Именно синтез дает новое знание. Описание установленных данных, перечисление их признаков без оценки не содержит информации, которая может быть использована судом в качестве доказательства3.

Главным условием комплексной экспертизы, как справедливо отмечает Н.П.Майлис выступает структурное единство объекта - носителя свойств, ис-

См., подробнее Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и её применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976. С. 43.

2 См. Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе.- М., 1964. С. 146- 147.

3 См.: Ростов M.H. Особенности специальных знаний, определяющие возможность участия эксперта в уголов ном процессе при проведении комплексных криминалистических исследований./Л1роцессуальные аспекты су дебной экспертизы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1986. С. 79-80.

Майлис Н.П., Самошина З.Г. Современные возможности и тенденции развития судебной экспертизы// Вестн. моек, ун-та. Сер.11. Право. 1997. С.26.

131

пользуемых сведущими лицами в различных областях знаний. В зависимости от целей задачи комплексной экспертизы делятся на идентификационные, диагно- стические и (как разновидность последних) ситуационные.

Комплексные экспертизы материалов, веществ и изделий могут быть двух типов: межведомственные и внутриведомственные.

Межведомственная комплексная экспертиза — назначается тогда, когда

для исследования одного объекта (совокупности объектов) и установления одного искомого обстоятельства необходимо одновременное использование специальных знаний нескольких различных отраслей науки, техники, искусства и ремесла и, соответственно, необходимо участие нескольких экспертов различных специальностей.

В межведомственной экспертизе образуется комплекс из экспертиз разных классов. Для производства экспертизы подобного типа необходимо вынесение специального постановления о назначении комплексной экспертизы. В таких случаях экспертиза чаще всего поручается различным учреждениям, причем одно из них назначается ведущим при организации производства экспертизы (ведущее учреждение).

Экспертиза именуется судебной комплексной с указанием совокупной специализации, определяемой по привлекаемым дисциплинам (классам). Нередко объекты, подлежащие направлению на экспертизу, представляют собой трудноразделяемое сочетание веществ, происходящих от человеческого орга- низма, и иных веществ, материалов, изделий (кровь, выделения на ткани одежды, посторонние вещества на теле, подногтевое содержимое сложного состава и т.д.). При таком положении назначается комплексная медико-криминалистическая экспертиза. Как правило, проведение медико-криминалистической экспертизы поручается двум учреждениям: судебно-медицинскому и криминалистическому. Однако в некоторых судебно-медицинских учреждениях существуют медико- криминалистические отделы и экспертам, работающим в этих отделах

132

предоставлено право производства криминалистических экспертиз (например, в Республиканских бюро судебно-медицинских экспертиз Кабардино-Балкарии и Ингушетии). В таких случаях можно обойтись без объединения экспертов разных учреждений и такая экспертиза будет внутриведомственной.

При расследовании преступлений назначаются и другие комплексные межведомственные экспертизы: криминалистические и автотехнические, медико- биологические, криминалистические и товароведческие и др. Возможны и более сложные сочетания, например комплексная медико-криминалистическая и автотехническая экспертиза.

Внутриведомственная комплексная экспертиза проводится в пределах одной научной области знаний, одного экспертного класса с привлечением комплекса методов, которые применяют эксперты, имеющие разные профили подготовки.

К примеру, для комплексного исследования веществ, материалов и изделий применяется совокупность различных методов, например оптической мик- роскопии, молекулярного спектрального анализа, хроматографии и т. п. При на- значении экспертизы одного класса (в частности, криминалистической) указание на внутриведомственный комплексный характер предстоящего исследования нецелесообразно, так как заранее трудно определить потребуется ли для решения вопросов привлечение комплекса методов различного профиля или достаточно будет использовать методы одной какой-то отрасли знания. А также, следует учитывать ещё одно обстоятельство. В периферийных учреждениях со слабой оснащённостью сохранились «эксперты-универсалы», которые самостоятельно исполняют то, чем в больших лабораториях заняты коллективы. Поэтому вопрос о комплексности экспертизы на практике чаще решает руководитель экспертного учреждения, который лучше знает, как наиболее оптимально организовать процесс исследования. Следователи не всегда глубоко вникают в эти вопросы, а если и именуют экспертизу комплексной, то часто ошибочно,

133

ибо фактически речь идёт о нескольких однородных экспертизах.

В связи с этим нельзя согласиться с формулировкой ст. 195 УПК, согласно которой комплексная экспертиза может проводиться только по назначению сле- дователей. Такое требование замедляет производство комплексной экспертизы, так как потребует почти каждый раз письменного согласования этого вопроса со следователем, что будет крайне затруднительно.

Поэтому, на наш взгляд, в УПК следовало бы закрепить, что только комплексная экспертиза, как всякая другая экспертиза, согласно ст. 195 УПК может проводиться как по постановлению следователя, так и по инициативе руководи- теля экспертного учреждения.

В отличие от комплексной, при производстве комиссионной экспертизы не требуется использования специальных знаний различных отраслей.

Комиссионная экспертиза назначается тогда, когда для установления какого-либо одного обстоятельства привлекаются два и более специалистов одной отрасли знания (одной специальности) ввиду сложности экспертных задач.

В настоящее время данные положения можно считать общепризнанными в экспертологии.

Охарактеризованные отличия влекут некоторые особенности взаимодействия и ответственности экспертов при составлении заключения, в соответствии с ч.2 ст.200 УПК РФ и ст.22 ФЗ от 31.05.01.г., если по результатам проведенных исследований мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, то ими составляется единое заключение. В случае возникновения разногласий каждый из них или эксперт, который не согласен с другими, дает отдельное заключение.

Эксперт, не согласный с общим выводом других экспертов, объективно может составлять отдельное заключение только в случае, когда речь идет о применении специальных знаний в той же области, в которой он компетентен.

’ Орлов Ю.К. спорные вопросы судебной экспертизы. / Российская юстиция, 1995. № 1. С. 11-13.

134

Таким образом, отдельное заключение возможно лишь при комиссионной экс- пертизе. При комплексной экспертизе эксперт, не согласный с выводами других экспертов, может подписать лишь свою исследовательскую часть, однако соста- вить на этом основании отдельное заключение вряд ли возможно: комплексная экспертиза тем и отличается от комиссионной, что требует одновременного привлечения знаний различных областей. Поэтому, мы считаем необоснованным утверждение Ю.К. Орлова о праве эксперта несогласного с другими экспертами «оформить свой вывод самостоятельно»1, так как он подписывает только свой вывод, а не общий, то есть речь не идет о самостоятельной экспертизе.

Таким образом, вопросы процессуальной ответственности экспертов, не согласных с выводами других экспертов, при комплексной и комиссионной экспертизах решаются различно. При комплексной экспертизе такой эксперт вправе не подписывать общего заключения; он подписывает лишь свою исследовательскую часть. Соответственно и юридической ответственности за заключение (как доказательство) эксперт не несёт. При комиссионной экспертизе эксперт, не согласный с выводами других экспертов, составляет отдельное заключение, за которое несёт полную ответственность.

Итак, следует, безусловно, различать комиссионную и комплексную экспертизы.

Комиссионная экспертиза мало чем отличается от обычной: её специфика обусловлена лишь участием в исследовании одного объекта (одной группы объектов) нескольких специалистов одного профиля.

Комплексная экспертиза предполагает одновременное использование различных специальных знаний для изучения одного объекта (одной группы объектов) с целью установления одного искомого факта доказательства. Суть ее состоит в том, что исследование проводиться для решения пограничных (смеж-ных)задач различных родов (видов) экспертизы, которые не могут быть разре-

1 См., Орлов Ю.К. Процессуальные проблемы комплексной экспертизы С.84, 108.

135

шены на основе одной отрасли экспертных знаний. Комплексная экспертиза имеет свой предмет, специфические объекты и методики исследования. Потребность в комплексной экспертизе определяется наличием всех указанных признаков.

С учетом данных положений предлагается дополнить ч.1 ст.201 УПК следующим образом: «Судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей при решении пограничных вопросов разного вида экспертиз, является комплексной.» Экспертиза признаётся комплексной в случаях, когда решение вопросов, необходимых для правильного установления имеющих значение для дела обстоятельств, требует одновременного проведения нескольких исследований с применением разных отраслей знания либо с использованием различных научных дисциплин в пределах одной отрасли знания - в отношении одного объекта (или одной группы объектов) исследования.

Комиссионная экспертиза назначается для установления определенного обстоятельства двумя или более экспертами одной специальности.

§ 2.4. Расширение круга субъектов назначения судебной экспертизы и случаев обязательного назначения КЭМВИ.

Как известно, круг субъектов, имеющих право назначать экспертизу в настоящее время, в соответствии с действующим уголовно - процессуальным за- конодательством, ограничен органом расследования и судом. Защитник обви- няемого по закону имеет право «представлять доказательства», но о том, каким путём он может их получать, впервые указано в ст. 86 УПК РФ. В соответствии с ч.З ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) 3) опроса лиц с их согласия; 4) 5) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государ- 6) 136

ственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций.

При существовавших ранее значительных ограничениях положения защитника в уголовном судопроизводстве проблема как бы не существовала, её обходили молчанием. Положение коренным образом изменилось в условиях правовой реформы, повлекшей за собой расширение возможностей защиты. Закон дал защите право предоставления доказательств, и обеспечил реализацию этого права собирания доказательств.

По новому УПК РФ подозреваемый, обвиняемый и его защитник при назначении экспертизы имеет право знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, заявить отвод эксперту (если он ему знаком), просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц, представлять дополнительные вопросы эксперту, присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту, знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ст. 198 УПК РФ), просить о назначении дополнительной или повторной экспертизы (ч.4 ст. 283 УПК РФ).

Хочется отметить , что в отличие от ст. 185 ранее действующего УПК РСФСР «Права обвиняемого при назначении и производстве экспертиз», в ст. 198 УПК РФ перечисляются права не только обвиняемого, но и подозреваемого, потерпевшего и свидетеля. А указание в ч. 1 ст. 198 после слов «подозреваемый, обвиняемый» - «его защитник» способствует расширению гарантированных Конституцией РФ прав подозреваемого, обвиняемого и более эффективной защите их интересов со стороны защитника.

В судебном же заседании подсудимый наряду со своим защитником может представить в письменном виде вопросы эксперту и участвовать в допросе эксперта (ст. 282 УПК).

137

Все эти права существенны. Однако наряду с ними необходимо указанным участникам процесса предоставить право самостоятельно решать вопрос о необходимости проведения судебной экспертизы и дать возможность реализовать это право независимо от усмотрения следователя или суда.

Мы считаем обоснованным предложение Р.С. Белкина, что закон должен предоставить право защитнику обвиняемого по собственной инициативе или по желанию обвиняемого назначать судебную экспертизу, поручать её производство выбранному также по собственному усмотрению эксперту (или экспертам), присутствовать при производстве экспертизы.

Причём защитнику должно быть предоставлено право назначать дополнительную и повторную экспертизы и в тех случаях, когда экспертиза назначена органом расследования, который отказывает обвиняемому и его защитнику в ходатайстве в проведении дополнительной или повторной экспертизы по результатам оценки заключения этой первоначальной экспертизы1.

Против данного предложения могут возникнуть возражения. Его противники могут апеллировать тем, что данный вопрос может быть решен путём заявления ходатайства о назначении экспертизы, предоставленного следователю в общем порядке.

На наш взгляд, такое возражение несостоятельно, поскольку в этом случае решение вопроса целиком зависит от решения следователя, а это ставит обви- няемого и его защитника в полную зависимость от его намерений и желаний, что недопустимо с точки зрения самостоятельности и полноправия защиты.

Ранее действующий УПК (ст.79) предусматривал четыре случая обязательного назначения экспертизы: для установления причин смерти и характера телесных повреждений, для определения психического состояния подозреваемого и обвиняемого, психического и физического состояния свидетеля и потер-

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приёмы и рекомендации. -М.: Юристь, 1997. С. 118.

138

певшего, возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего при отсутствии документов о возрасте. В новом УПК РФ ст. 196 «Обязательное назначение су- дебной экспертизы» первый случай приведенный в ранее действующем УПК разделен на два пункта. Так же законодатель заменяет уже устаревшее понятие «характера телесных повреждений» на соответствующее новому УК РФ «степень причиненного вреда здоровью» Этот перечень, являющийся исчерпывающим на практике уже давно расширен. Почти ни одно дело о незаконном обороте наркотиков не обходится без экспертного установления природы вещества, о пожаре - без пожарно-технической экспертизы, о взрыве - без взрывотехниче-ской экспертизы и т.п. Более того, отсутствие по этим и некоторым другим категориям уголовных дел заключений соответствующих экспертиз почти всегда рассматривается как существенный пробел в материалах предварительного рас- следования со всеми вытекающими из этого последствиями.

Р.С. Белкиным было предложено три варианта решения рассматриваемой проблемы’:

  1. Расширить перечень случаев обязательного назначения судебной экспертизы.
  2. Формирование в УПК правовой нормы, в которой было бы выражено общее требование обязательного назначения экспертизы взамен детального перечня таких случаев, учитывая, что практика вносит коррективы в любой такой перечень.
  3. Комбинированный вариант - это конструирование в УПК такой нормы, которая в своём содержании объединила бы первый и второй подходы.
  4. Каждый из предложенных вариантов имеет свои достоинства и недостатки. Первый вариант, являясь самым простым не будет иметь необходимого запаса прочности, т.к. по мере изменения характера преступности и появления

См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приёмы и рекомендации. -М.: Юристъ, 1997. С. 119.

139

новых видов преступлений, по мере расширения возможностей судебной экс- пертизы решать всё новые задачи, которые становятся доступными благодаря научно-техническому прогрессу по самым разным категориям уголовных дел, перечень случаев обязательного назначения будет несомненно расширяться следственной практикой и требованиями суда. В сущности, ситуация останется аналогичной сегодняшней, но уже применительно к новому, расширенному пе- речню.

Предпосылками ко второму варианту послужили указания ст. 78 УПК РСФСР: «Экспертиза назначается в случаях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве необходимы спе- циальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле». При конструиро- вании новой нормы потребуется точнее определить случаи, при которых экс- пертиза проводится обязательно. Но и это будет возможно только в общей форме, без конкретного наименования экспертиз.

На наш взгляд, наиболее приемлемым является третий вариант. Это кон- струирование нормы, которая содержала бы перечень наиболее распространен- ных случаев обязательного применения судебной экспертизы, а также формулу, позволяющую расширять этот перечень.

Мы считаем необходимым, учитывая варианты предложенные Р.С. Белкиным, дополнить Федеральный Закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.01 статьей, которая содержала бы перечень случаев обязательного применения судебной экспертизы, а так же условия, позволяющие расширять этот перечень.

§ 2.5. Особенности оценки и использования криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них в доказывании.

Вся деятельность следователя и суда, связанная с назначением экспертизы, оценкой заключения эксперта направлена, в конечном счете, на то, чтобы

140

использовать факты, установленные экспертом, в доказывании определенных обстоятельств дела. Эти факты будут иметь значение доказательств только при условии, что они связаны с событием преступления и таким образом расширяют знание следователя об исследуемом объекте, а значит, и о событии и преступле- ния.

Установление наличия или отсутствия объективной связи конкретных людей и вещей с событием преступления составляет основную функцию доказывания тождества. Отождествлением реальных вещественных объектов материального мира по их следам взаимодействия с окружающей средой устанавливаются самые разнообразные обстоятельства для доказывания при расследовании в судебном разбирательстве уголовных дел. ‘

Итогом судебной экспертизы является заключение эксперта, которое закон относит к числу самостоятельных судебных доказательств (ст. 204 УПК РФ).

Исследование и оценка заключения эксперта судом - важнейшие этапы судебной деятельности, в ходе которых проверяется и оценивается доказательственная сила заключения.

Данный аспект в процессуальной доктрине нашел достаточно полное освещение. Наша задача - акцентировать внимание на некоторых проблемах, не нашедших до настоящего времени однозначного решения. Прежде всего, это -проблема проверки и оценки обоснованности, достоверности заключения эксперта, допустимости примененных им методик с точки зрения прав человека.

Исследование доказательств - это непосредственное восприятие и анализ их в судебном заседании с целью установления достоверности каждого из них, достаточности их и совокупности для правильного определения юридических

1 М.Я. Сегай. Методология судебной идентификации. - РНО МВД УССР, 1970. С. 15, 23, 24. “ См., например: Бухаров А.Г. Повторная экспертиза в советском уголовном процессе.: Авто-реф.дис.канд.юрид.наук. Ташкент, 1984 с. 14-19, Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. С.70-77; Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. M., 1973. С.58-111; Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. С.221-253; Притузова В.А. Заключение эксперта как доказательство в уголовном процессе. С.81-105.

141

актов, иных имеющих значения для дела обстоятельств. Данное положение можно считать признанным в процессуальной доктрине, оно как родовое при-менимо к исследованию заключения эксперта Цель исследования достигается в ходе проверки доказательств, выяснения условий сохранения информации, со- поставления каждого доказательства с другими, устранения противоречий, предварительного построения целостной системы доказательств.

Для уяснения природы заключения эксперта как вида судебного доказательства важно четко представлять, с одной стороны, родовые признаки судебного доказательства, соотношение его с такими понятиями, как средство доказывания, источник доказательства; с другой стороны индивидуальные признаки экспертного заключения, отличающие его от иных видов доказательств, в первую очередь письменных.

В юридической литературе по проблемам доказательственного права заключение эксперта обозначают различно: как источник доказательств3, как доказательство , как средство доказывания (последнее не противопоставляется пониманию заключения как доказательства5)

Необходимо различать заключение эксперта как источник доказательств и как доказательство.

Однако доказательством по делу будет не само заключение, а сведения о фактах, выводы эксперта, содержащихся в нем.

Само заключение, как и содержащиеся в нем сведения о фактах должно отвечать требованиям допустимости и относимости.

Заключения и содержащиеся в нем доказательства следует считать отвечающими этим требованиям, если: соблюден процессуальный порядок назначения и проведения экспертизы; экспертиза назначена и проведена уполномочен-

’ СахноваT.B. Судебная экспертиза-М.Городец, 1999. С.238

2 Треушников M.K. Судебные доказательства. С. 40-41

3 Лупинская П.А., Галкин B.M. Доказательства в Советском уголовном процессе. М., 1960, с.93 “Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1993. С-П. 5Треушников М.К. Судебные доказательства. С. 80.

142

ными на то лицами; представленные в распоряжение эксперта объекты, предметы, сравнительные образцы изъяты с соблюдением уголовно - процессуального закона; при назначении, проведении и приобщении данных экспертизы к мате- риалам дела не ущемлены права подозреваемого, обвиняемого, подсудимого; специалист, привлеченный в качестве эксперта, предупрежден об уголовной от- ветственности за отказ, уклонение или дачу заведомо ложного заключения; за- ключение экспертизы содержит все необходимые реквизиты, научные обосно- вания выводов, которые не выходят за рамки компетенции экспертов; содержание описательной части и имеющиеся в ней выводы соответствуют выводам за- ключительной части.

Этот перечень нельзя считать исчерпывающим, так как с развитием науки и техники могут меняться методики производства экспертизы, использоваться возможности компьютера и т.д. Поэтому оценка заключения эксперта с точки зрения его допустимости и относимости должна производиться в совокупности всех доказательств дела.

Правила допустимости играют двоякую роль в доказывании. Во-первых, допустимость призвана обеспечивать права граждан, вовлекаемых в сферу уго- ловного судопроизводства. Во-вторых, обеспечивая соблюдение правил собира- ния и проверки доказательств, допустимость при определенных обстоятельствах может выступать гарантом достоверности, например, дача заключения экспертом, не заинтересованным в исходе дела, - требование допустимости, оно обеспечивает подход к исследованию, а значит, и его беспристрастный подход к исследованию и его достоверность). Поэтому определение относимости и допустимости доказательств должно предшествовать установлению их достоверности и достаточности1.

Согласно ст. 74 УПК, доказательство будет относимым, если оно содержит сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Круг таких об-

Егоров К. Оценка доказательств как завершающий этап доказывания.- «Российская юстиция», 2000, №12. С.32.

143

стоятельств не должен трактоваться чрезмерно расширительно. Он определяется целями и ситуацией производства на данной стадии процессуальной деятельности.

В уголовно-процессуальной доктрине доказательствами по уголовному делу (ч.1 ст. 74 УПК) являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств.

Из сказанного следует, что доказательствами являются любые данные о фактах, полученных из указанных в законе источников (например, заключения эксперта), если они подтверждают, опровергают или ставят под сомнение выводы о существовании фактов (обстоятельств), имеющих значение по делу.

Под фактами же следует понимать проверенные с помощью доказательств истинные, установленные на соответствующем профессиональном уровне знания об объективной действительности.

Заключение эксперта, как и все другие доказательства, не имеет никакой заранее установленной силы и оценивается по общим правилам, то есть по внутреннему убеждению (ст. 88 УПК).

Итак, заключение эксперта не имеет никаких преимуществ по своей дока- зательственной силе по сравнению с другими доказательствами. Оно - равное среди равных. Это положение составляет основу оценки заключения. Вместе с тем, специфика формирования данного доказательства отражается на содержа- тельной стороне деятельности его оценки.

Как же должно оцениваться заключение эксперта?

Деятельность суда по оценке заключения эксперта имеет два «уровня»:

1) анализ структуры и содержания заключения с точки зрения соответствия его юридическому, гносеологическому и этическим критериям;

144

2) сопоставление выводов эксперта с другими доказательствами по делу и определение соответствия выводов другим доказательствам.

Наиболее сложным, несущим на себе отражение специфики формирования заключения эксперта, является первый уровень.

Прежде всего, должно быть проверено, соблюден ли процессуальный порядок назначения и проведения экспертизы, предусмотренная законом процедура.

При этом соблюдения требования законности предполагает не только со- ответствие заключения требованиям уголовно - процессуальной нормы, но и иным правовым предписаниям, гарантирующим права человека. На предварительном следствии эта процедура включает в себя ознакомление обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы (ст. 198 УПК) и разъяснение ему его прав, которыми он обладает при производстве экспертизы. После окончания экспертизы обвиняемый имеет право ознакомиться с заключением эксперта (или о невозможности дачи заключения)в соответствии с п.6 ч.1 ст. 198 УПК. . На практике эти требования закона не всегда соблюдаются, особенно когда экс- пертиза проводится до привлечения лица в качестве обвиняемого. Следователи нередко знакомят обвиняемого с материалами экспертизы лишь -при выполнении ст. 217 УПК. В свою очередь, суды не всегда реагируют на эти нарушения, считая, что, в конечном счете, обвиняемый в этой стадии с материалами экспертизы ознакомлен и свои права реализовал. Также суд обязан проверить: в соответствии ли с законом эксперт реализовал обязанность по даче заключения и полномочия в ходе исследования; соответствует ли заключение по форме и содержанию требованиям закона (ст.204 УПК).

Оценка соответствия экспертного заключения гносеологическому критерию означает оценку научной обоснованности и достоверности выводов эксперта, оценку качества и полноты проведенного исследования. Решение этой задачи предполагает проверку - произведена ли экспертиза компетентным лицом,

1 Сахнова ТВ. Судебная экспертиза.- М. Городец, 1999. С. 251.

145

не вышел ли эксперт за пределы научной компетенции, а также оценку форми- рования фактического основания исследования, достаточности и доброкачест- венности объектов исследования, логический анализ структуры заключения, проверку соответствия выводов эксперта в ходе исследования фактам, обосно- ванности и допустимости примененных экспертом методик.

Сложность оценки данного аспекта обусловлена особенностями формирования выводов эксперта как процесса получения нового знания.2

С гносеологической точки зрения профессиональная оценка экспертом информации (промежуточных фактов), полученной им в ходе исследования объектов, предоставленных следователем или судом, есть выводное по характеру знание, на правильность которого влияют следующие факторы: логическая безупречность построения умозаключения с исходными аргументами; досто- верность исходной информации; доброкачественность и достаточность объектов исследования.

Названные аспекты оценки обусловлены спецификой судебной экспертизы и сущностью заключения эксперта.

Заключение эксперта, исследовавшего микрочастицы, тесно связано с оценкой исходных данных для назначения экспертизы, к которым относятся: «биография» источника микрочастиц, условия их возникновения, все доэкс-пертные действия с микрочастицами и их источниками.3

При оценке исходных данных следует учитывать: 1) действия по поиску, фиксации, изъятию и хранению объектов - возможных источников микрочастиц, правильность упаковки и хранения объектов экспертизы;

См. например: Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка. М.: Юрист, 1995. С. 46; Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. С. 73-74. Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. С. 228-246.

’ Логико-гносеологический аспект природы заключения эксперта исследован Ю.К. Орловым (см. Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебной деятельности: (уголовно - процессуальные, криминальные и логико-гносеологические проблемы) с. 16-20, 28-30, 42-60.

Розенталь М.Я. Теория и практика использования микрочастиц в расследовании тяжких преступлений против личности. - Изд-во Красноярского университета, 1993. С. 100-101.

146

2) происхождение источника микрочастиц (время, место, обстоятельства); 3) 4) воздействия на источник микрочастиц (длительность существования, пользо- вания, чистка, перекрашивание, производство ремонта и т.п.); 5) 6) место, время, механизм соприкосновения сравниваемых объектов при совер- шении преступления; 7) 8) сведения о наличии или отсутствии соприкосновений между сравниваемыми объектами до совершения преступления; 9) 10) действия со сравниваемыми объектами (источником и носителем микрочас- тиц), условия хранения или использования после совершения преступления до их изъятия в ходе расследования, в том числе действия после обнаружения преступления на месте происшествия до прибытия участников осмотра; 11) 12) обстоятельства поиска, обнаружения и осмотра предмета - носителя микро- частиц, фиксации и изъятия микрочастиц, эффективность мер, предотвращающих утрату и изменение локализации микрочастиц, нанесение новых, не связанных с преступлением; 13) 14) подлинность изъятых объектов и пригодность их для экспертных исследований; 15) 16) достаточность и своевременность изъятия образцов, соблюдение порядка их получения и процессуального оформления, правильность хранения. 17) Оценка исходных данных должна привести к выводу о возможности или невозможности соприкосновения сравниваемых объектов вне связи с соверше- нием преступления. Доказательственное значение результатов исследования микрочастиц полностью утрачивается, если такая возможность не исключена. При этом существенны не только качественные признаки микрочастиц, но и их расположение.

Оценка результатов трасологического исследования микрочастиц, проводимого в целях идентификации целого, отличается от оценки результатов исследования микрочастиц с помощью физических, химических и биологических

147

методов, осуществляемого в этих же целях в процессе производства комплексных экспертиз. При производстве материалов и веществ в микрочастице выделяются и используются для идентификации лишь признаки, присущие целому. При трасологическом исследовании наряду с такими анализируются и устанав- ливаются признаки, не имеющие отношения к признакам целого, а свойственные самим микрочастицам1.

Идентификация по микроследам и в особенности целого по микрочастицам и установления с их помощью ФКВ часто осуществляется в процессе производства комплексной экспертизы. Более широкие возможности данного вида исследования объясняются тем. что эксперты совместно оценивают результаты исследований и формулируют общий вывод.

Оценка соответствия заключения эксперта этическому критерию позволяет характеризовать нравственную приемлемость примененных экспертом средств и способов исследования, что может быть важно для оценки допустимости специальных методов.

Мы считаем, что особую актуальность в современных условиях реформирования уголовного процессуального права России приобретают проблемы оценки научной обоснованности заключения эксперта, его достоверности, допустимости применённых им методов с точки зрения прав человека.

Одной из дискуссионных проблем остается оценка научной обоснованности заключения эксперта - как самостоятельный элемент оценки.

В процессуальной доктрине убедительно аргументирован тезис о том, что оценка научной обоснованности заключения эксперта есть составная часть оценки достоверности заключения2, мы присоединяемся к этому мнению. Так как оценить достоверность заключения, - значит, оценить соответствие выводов эксперта действительности и надежна ли примененная экспертом методика.

Микротрасологические исследования следов и микрочастиц// Экспертная техника. ВНИИСЭ. МЛ 986. №90 С.7. “ См., например, Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы ее обеспечения в уголовном процессе. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 1996. С.13-15; Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. С.72-76.

148

Как правило, эксперты проводят исследования по заранее разработанным методикам, официально апробированным и утвержденным. Надежность их обычно достаточно высока. Тем не менее, в судебной практике встречаются случаи, когда научная обоснованность экспертной методики ставится под сомнение кем -либо из участников процесса и становится предметом активного обсуждения в судебном заседании.

Однако на практике чаще всего под сомнение становится не научная обоснованность экспертной методики, а правомерность ее применения в данном конкретном случае. При оценке заключения эксперта необходимо проверить, содержатся ли в нем обоснования выбора той или иной методики, насколько полно описывается в заключении изъятие и исследование микрочастиц, их количество, локализация и признаки, использованные методы исследования, истолкованы ли научно, выявленные признаки сравниваемых объектов, показана ли значимость и аргументирована ли их достаточность для вывода1. Очевидно -и это признается, - что оценка таких элементов содержания заключения эксперта, как правильность избранного им научного положения и правильность его реализации в ходе исследования через специальные методики, - требует владения специальными знаниями2. Но столь же очевидно и иное: требовать от суда, чтобы он во всех случаях сам разбирался в правильности примененных экспертом научных положений и опытов лишено реального основания. В данном случае необходимо найти разумный компромисс. Не следует обязывать суд выступать в роли специалиста, исследующего экспертное заключение с точки зрения специальных познаний. Оценка достоверности предполагает логический анализ всех составных частей заключения. Несоблюдение экспертом требований предъявляемых к структуре заключения, есть показатель определенных нарушений, которые могут отразиться на достоверности заключения, квалифицировать это обстоятельство - прерогатива суда. Суд обязан проверить, наличеству

1 Орлов Ю.К. Логическая структура заключения эксперта./ Сов.юстиция. 1981. №6, с.26. “ См. Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. С.75.

149

ет ли в заключении обоснование выбора специальных методик и ссылка на их апробированность. Но суд не дает оценки с точки зрения специальных знаний. Например, суд может попросить эксперта разъяснить, почему он применил в своем исследовании метод ИК - спектроскопии; но суд не вправе указать эксперту, что тот должен использовать, допустим, химические методы исследования микрочастиц. Выбор методики и ее применение - сфера специальных знаний, это право эксперта. Однако он обязан обосновать в заключении свой выбор.

Спорной представляется сама постановка проблемы о том, вправе ли суд оценивать обоснованность научных методик, примененных экспертом, с точки зрения их содержания и правильность их выбора для специального исследования.

Например, в США признается, что суд не в состоянии определять научную достоверность примененных методов в силу того, что для этого требуются профессиональные знания1. В настоящее время судебная практика признает достаточными сами исследования, без широкого обсуждения их процедуры со специалистами2.

На наш взгляд, проверка достоверности заключения эксперта не означает обязанности суда проверять научную обоснованность и качество самих методик с точки зрения их разработанности, соответствия современному уровню развития специальных знаний в той или иной области. Однако суд вправе и обязан проверить наличие в заключении обоснования выбора методик исследования. Если такое обоснование или научное описание процедуры их применения от- сутствуют, суд вправе сделать вывод о недостоверности заключения.

Помимо обоснованности в оценку достоверности заключения эксперта входит определение его правильности. Как известно, сомнение в правильности

Процессуальные и организационные вопросы судебной экспертизы в США. С. 14. 2 Там же. С. 15.

150

заключения эксперта, наряду с его необоснованностью, является основанием назначения повторной экспертизы (ст.207 УПК).

Правильность заключения эксперта, в отличие от обоснованности, оценивается путем сопоставления заключения с другими собранными по делу доказа- тельствами. Бывают случаи, когда, заключение по своему содержанию не вызы- вает каких-либо сомнений или нареканий, однако противоречит другим мате- риалам дела. Обычно в таких случаях назначается повторная экспертиза. В ре- зультате, либо выявляются какая - то неполнота, нечеткость или неясность вы- водов, не замеченные ранее, либо подтверждается и получает дополнительное обоснование первоначальный вывод. Для того чтобы дать объективную оценку результатов, а при необходимости - провести дополнительную или повторную экспертизу ход экспертного исследования должен излагаться в заключении полно и подробно. В заключениях экспертов иногда отсутствует указание на условия проведения исследований, из которого было бы ясно, что здесь не могло быть случайного переноса или перехода микрочастиц с одного объекта на другой или изменения локализации микрочастиц. Это необходимо субъектам оценки заключения, чтобы исключить случайный контакт между сравниваемыми объектами в процессе экспертизы.

Последним элементом оценки заключения эксперта является определение его доказательственного значения (силы). Нередко ошибки допускаются на этом этапе, когда заключение в общем правильное и обоснованное, неверно интер- претируется следователем или судом, что чревато судебными ошибками1.

На практике сложность представляет оценка заключения эксперта о родовой (групповой) принадлежности сравниваемых объектов. Задача идентификации объекта по отдельным микрочастицам неразрешима. Микрочастицы не представляют информацию, индивидуализирующую их источник. Конечный ре- зультат экспертного исследования микрочастиц - установление родовой (груп-

1 Орлов Ю.К. Заключения эксперта и его оценка ( по уголовным делам). - M.: Юрист, 1995. С. 51

151

повой) принадлежности. Особенности производства, использования и хранения, наличие инородных случайных включений, редкая встречаемость исследуемых объектов существенно позволяют сузить группу, к которой они относятся .

Изучение ряда уголовных дел, по которым проводилась экспертиза микрочастиц, показало, что при оценке заключения эксперта о родовой (групповой) принадлежности нередко допускаются ошибки. В основном они сводятся к смешению родового (группового) тождества с индивидуальным тождеством.

Совпадение только родовых (групповых) признаков сравниваемых объек-

тов не обязательно свидетельствует о совпадении индивидуальных признаков. По родовым (групповым) признакам могут совпадать и разные объекты. Заключение эксперта о родовой (групповой) принадлежности сравниваемых объектов не может рассматриваться как достаточное доказательство виновности лица, так как нельзя обосновывать обвинение одним доказательством, да еще и косвенным, каким всегда является заключение эксперта, исследовавшего микрочастицы. Заключение эксперта о принадлежности сравниваемых объектов к одному роду (группе) устанавливает лишь вероятность происхождения одного объекта от другого или контакта между ними. Версия о контакте или общности проис- хождения может превратиться в достоверное знание лишь тогда, когда она будет подтверждена необходимой совокупностью доказательств по конкретному делу.

Заключение эксперта об общеродовой (общегрупповой) принадлежности микрочастиц со сравниваемым объектом, еще не означает, что микрочастицы произошли от этого, а не от аналогичного объекта. Даже заключение эксперта о наличии факта контактного взаимодействия между сравниваемыми объектами, например, между комплектами одежды подозреваемого и потерпевшего, прямо не свидетельствует о причастности подозреваемого к совершению расследуемо-

Розенталь М.Я. Теория и практика использования микрочастиц в расследовании тяжких преступлений против личности. - Изд-во Красноярского университета, 1993. С. 108. “ Теория доказательств в советском уголовном процессе. М. 1973. С.452.

152

го преступления, не является бесспорным доказательством виновности. Требуется еще доказать, что контакт произошел именно в момент совершения преступления, так как лицо, на которое пало подозрение, могло соприкасаться с одеждой и телом потерпевшего не в связи с совершением преступления, а при оказании помощи потерпевшему и т.п.

Доказав, что контакт не связанный с преступлением исключается, требуется установить, что исследованные предметы одежды были на подозреваемом и потерпевшем в момент совершения преступления, и еще очень важное об- стоятельство - их принадлежность. Ведь преступник мог воспользоваться оде- ждой, орудием, автомашиной другого лица по различным причинам (похитить, тайно взять на время совершения преступления, одолжить и т.п.). Таким образом, само по себе заключение эксперта по отношению к предмету доказывания допускает различное толкование.

На наш взгляд, связь результатов исследования микрочастиц с предметом доказывания является многоступенчатой, т.е. они не прямо указывают на предмет доказывания, а поднимаются к нему по ступеням промежуточных фактов. Следовательно, доказательственное значение экспертного заключения зависит не только от результатов исследования микрочастиц, но и от того, какое место занимает заключение во всей системе доказательств по делу1.

Оценка отрицательного заключения эксперта имеет свои особенности. М.Б. Вандер рассматривает отрицательное заключение эксперта по результатам исследования микрочастиц как доказательство того, что проверяемого события не было . Однако, это не всегда так. Конечно, если на вопрос, соприкасались ли, например, комплекты одежды обвиняемого и потерпевшей по делу об изнаси- ловании, эксперт дает отрицательное заключение, то это оправдательное дока- зательство. Такое заключение подлежит проверке и оценке в совокупности с

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 302, 414.

” Вандер М.Б. Работа с микрочастицами при производстве следственных действий. Л., 1981.

153

другими доказательствами и может быть опровергнуто в результате проверки.

Заключение эксперта об отсутствии на сравниваемых объектах взаимопе- решедших микрочастиц, на наш взгляд, имеет доказательственное значение только при следующих условиях:

1) все объекты, факт контакта которых проверяется, изъяты своевременно, правильно и в полном объеме исследованы экспертом, в том числе подложка, над которой проводился осмотр предмета носителя микрочастиц, упаковка и другие предметы, на которые могли перейти искомые микрочастицы при хранении и использовании после совершения преступления как до, так и после изъятия; 2) 3) исключается утрата или уничтожение микрочастиц, а также объекта, от ко- торого они могли произойти в период, прошедший после совершения пре- ступления до изъятия объектов - возможных носителей микрочастиц. Это же относится к факту подмены объекта - носителя другим, не связанным с расследуемым событием; 4) 5) обеспечено надежное хранение объектов после изъятия и до направления их на экспертизу; 6) 7) отличия в признаках сравниваемых объектов не являются результатом раз- личных условий использования, хранения после совершения преступления и экспертных исследований; 8) 9) экспертным исследованием установлено, что в условиях, близких к рассле- дуемой ситуации, микрочастицы отделяются от одного объекта, переносятся на другой и удерживаются им; 10) 11) заключение эксперта оценивается как допустимое, относимое к предмету доказывания, полное и достоверное1. 12) Отрицательное заключение эксперта может иметь значение доказательст-

1 Розенталь М.Я. Теория и практика использования микрочастиц в расследовании тяжких преступлений против личности. - Изд-во Красноярского университета, 1993. С. 111-112.

154

ва не только оправдывающего, но и изобличающего. Например, отсутствие микрочастиц материала петли на руках висящего трупа, а также микрочастиц, взаимоперешедших с подметки обуви на опору, указывает на то, что совершено убийство с инсценировкой самоубийства путем повешения.

Применительно к рассматриваемому виду экспертизы в обвинительном заключении и в приговоре суда следует дать подробный анализ заключения эксперта в совокупности с другими доказательствами - указать данные, которые важны для его правильной оценки и определения доказательственного значения.

Ряд проблем возникает при оценке выводов экспертизы, сформулированных в вероятной форме. Основной причиной формирования таких выводов является недостаточно полный объём полученной экспертом в ходе исследования информации.

Определение юридического значения вероятного заключения эксперта до настоящего времени остается дискуссионным вопросом, несмотря на все пред- принятые попытки его разрешения.

В целом сложились три основные позиции: 1) вероятный вывод - не до- казательство (данной точки зрения придерживаются А.Я. Палиашвили, М.С. Строгович, Р.Д. Рахунов, Ф.Н. Фаткуллин); 2) вероятный вывод может быть ис- пользован для построения версий, имеет ориентирующее значение (В.Д. Ар- сеньев, A.M. Винберг, А.О. Шляхов); 3) вероятное заключение или промежу- точные факты, содержащиеся в нем, являются косвенными доказательствами (Ю.К. Орлов, Н.К. Треушников, М.А. Чельцов).

В настоящее время все большее признание находит последняя из выше- приведенных позиций. Мы считаем, что в качестве косвенного доказательства в уголовном процессе может быть использован именно вероятный вывод эксперта, требующий для своего формулирования применения специальных знаний.

155

Оценивая юридическое значение вероятного заключения эксперта, следует обращать внимание на следующие обстоятельства: 1) сформулирован ли вывод с применением специальных знаний; 2) оценена ли экспертом степень вероятности.

При отрицательном ответе на первый вопрос вероятное заключение не может быть использовано как самостоятельное доказательство - в виду отсутствия сформированного экспертного заключения как судебного доказательства.

При положительном ответе на первый вопрос и отрицательном ответе на второй вопрос вероятное заключение эксперта может быть признано косвенным доказательством. При положительном ответе на оба вопроса экспертное заклю- чение может быть признано как косвенным, так и прямым доказательством - в зависимости от степени вероятности.

Для определения степени вероятности результатов исследований количественных признаков объектов в криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий в настоящее время привлекаются методы прикладной математической статистики’. Методы математической статистики расширяют возможности экспертного исследования, позволяют устранять случайные ошибки, дают объективную количественную оценку выражающих признаков и результатов сравнений, открывают путь для использования ЭВМ. При обосновании вывода результатами статистической обработки вероятность (надёжность вывода) может быть выражена в числовой форме. По существующим методикам крими- налистической экспертизы материалов, веществ и изделий и определения коли- чественных характеристик объектов должны проводиться с вероятностью (на- дёжностью) не ниже 0,96 - 0,99 (при достоверности, принятой за единицу)2.

Правильность применения экспертом аналитических методов обработки данных при исследовании может быть оценена следователем достаточно полно,

’ Пчелинцев A.M. Применение методов математической статистики в КЭМВИ: Методическое пособие - М.,

1984.

” Вандер М.Б. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. -СПб: Питер, 2001. С. 89.

156

так как в программу профессиональной подготовки юристов входит развёрнутый курс судебной статистики, охватьшающии основы теории вероятностей и статистического анализа.

Оценка экспертного заключения в этой связи включает не только оценку конечных выводов, но и обоснованности проведённых статистических операций, корректности использования математических приёмов.

Критерии степени вероятности должны быть выработаны применительно к отдельным предметам каждого вида экспертизы - с учетом ее гносеологических особенностей; они могли бы быть отражены в специальных правилах.

Особое значение имеют вероятные заключения, указывающие на непричастность лица к преступлению, поскольку в той ситуации сомнения, обусловленные вероятным характером вывода, должны быть использованы в пользу обвиняемого, что является реализацией презумпции невиновности (ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации), такие заключения могут служить основанием для прекращения в отношении этого лица уголовного дела.

На наш взгляд, целесообразно принятие постановления пленума Верховного суда, в котором должно быть раскрыто значения вероятного заключения в процессе доказывания.

Установленные экспертизой факты, несомненно, имеют важное значение в уголовном судопроизводстве. Но при оценке заключения эксперта следователем и судом, как показывает история отечественного и зарубежного правосудия необходимо избегать двух крайностей: во-первых, слепой веры в непогрешимость специалистов, дающих заключение, и, во-вторых, недооценки особенностей рассматриваемого источника доказательств по сравнению с иными источниками фактических данных. И то, и другое может привести к ошибкам в пра- воприменении, неправильному разрешению уголовного дела. Для исключения

1 См.: Савюк Л.К. Правовая статистика. - М., 1999.

157

ошибок, на наш взгляд, следует рассмотреть вопрос о необходимости принятия нового Постановления Пленума ВС РФ.

Следователю и суду важно по каждому уголовному делу, по которому произведена экспертиза, определить, каким образом в доказывании можно ис- пользовать заключение эксперта, каково его доказательственное значение.

Обстоятельства уголовного дела, вызвавшие необходимость в назначении экспертизы, в значительной мере влияют на доказательственное значение за- ключения эксперта. Многое зависит от того, какие конкретные обстоятельства следователь и суд стремятся доказать с помощью заключения эксперта.

По нашему мнению, в ст.204 УПК РФ достаточно подробно раскрыто содержание заключения эксперта, что должно помочь избежать ошибок при использовании заключения эксперта при доказывании определенных обстоятельств.

158

Заключение

В данном диссертационном исследовании автором предпринята попытка сформулировать существующие на протяжении многих лет и имеющиеся в на- стоящее время проблемы теории и практики судебной экспертизы и, в частности, КЭМВИ. С этой целью проделана значительная работа по анализу и систе- матизации положений, которые не нашли должного отражения в отечественной криминалистической, уголовно-процессуальной и судебной экспертной дея- тельности или, как нам представляется, они не достаточно полно разработаны.

Проведенное автором исследование законодательной базы, обобщение следственной и экспертной практики назначения и производства судебных экс- пертиз позволило сформулировать следующие выводы:

  1. Экспертиза материалов, веществ и изделий относится к криминалистическим так как ее методологической основой является криминалистическая идентификация.
  2. Результаты анализа, имеющихся в специальной литературе классификаций методов судебно-экспертного исследования, позволили уточнить и дополнить существующую систему методов исследования КЭМВИ:
  3. Усовершенствовать классификацию методов исследования, применяемых при производстве КЭМВИ в связи с расширением видов природных материалов, используемых в технологических процессах, все более широким применением искусственных материалов и постоянным их совершенствованием; углуб- ляющимся процессом дифференциации и специализации средств труда или их элементов, усложнения технических средств и их автоматизации.
  4. Для решения основных задач КЭМВИ требуется комплексный подход, сис- темно-структурного анализа объекта сложной структуры, интеграции знаний технологического и естественно-технического свойства.
  5. 5.Разработать схему методов с помощью которых определяется элементный со- став широкого круга материалов.

159

  1. Обосновать необходимость создания в экспертных учреждениях информаци- онных фондов и их конкретных форм для различных видов материалов и веществ.
  2. Для повышения объективности и достоверности выводов КЭМВИ использовать обработку результатов современными аналитическими, математическими, статистическими и программно-кибернетическими средствами и методами.
  3. Учитывая нужды практики расследования преступлений предложено класси- фицировать микрочастицы по их происхождению. Микрочастицы по проис- хождению можно разделить на два больших класса: микрочастицы из организма человека и микрочастицы из других источников.
  4. Считать целесообразным назначение криминалистической экспертизы мик- рочастиц, для исключения влияния ряда субъективных факторов на процесс доказывания (особенно при изменении в суде показаний обвиняемого, потер- певшего и свидетелей или неточном опознании обвиняемого).
  5. Анализ следственной практики позволил сделать вывод, что при назначении экспертизы и при изложении задания эксперту большое значение имеет пра- вильная формулировка вопросов, выносимых на разрешение эксперта, что определяет направление и объем исследования материалов, веществ и изделий. Новый подход к постановке вопросов в отношении материалов, веществ и изделий состоит в том, что при вынесении постановления во внимание принимается прежде всего предмет доказывания, обстоятельства, подлежащие установлению средствами экспертизы.
  6. Анализ - ч. 4 ст. 146 УПК РФ, показал, что разрешение назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела должно иметь определенные ограничения, прямо предусмотренные в законе. Так, например, закон мог бы содержать перечень ситуации (даже исчерпывающей), при которых экспертиза может быть проведена до возбуждения уголовного дела или, наоборот, при которых она не может быть проведена.
  7. 160

  8. Учитывая аргументы, изложенные в диссертации, полагаем необходимым дополнить формулировку ст. 17 о правах эксперта Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности» от 31.05.01. следующим положением: «Эксперт в праве самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования в некоторых специально оговоренных в законе случаях».
  9. В диссертации предложено принять постановление пленума Верховного Суда, в котором должно быть раскрыто значение вероятного заключения в процессе доказывания.
  10. Внесение дополнений в законодательство, касающихся судебной экспертизы, а так же ряд рекомендаций по повышению эффективности и качества экспертной деятельности, рекомендации для следователей по назначению криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий из них, обогатит теоретическую базу и будет способствовать повышению качества проводимых судебных экспертиз, и в частности КЭМВИ.

161

Библиография:

Конституция РФ. М., 1993.

Уголовный кодекс Российской Федерации. М. 1997. Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации. М. 2002. Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР. М. 2000.

Федеральный Закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. Постановления Пленумов Верховного суда РФ. М. 1971. Правила производства судебно-медицинских экспертиз по мате риалам уголовных и гражданских дел: Приложение №8 к Приказу Минздрава РФ от 10.12.1996. №407 (в ред. от 5.03.1997. №61) «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз.» П 1.7.1. О назначении и подготовке материалов для производства судебных экспертиз микрочастиц и микроследов веществ//Инструктивное письмо. Прокуратура СССР. М, 1975.

L. С. Nikols. The scientific investigashion of crime. London, 1956. Аверьянова Т. В. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и основы новых методов судебной экспертизы.- М., 1994. Академия МВД РФ.

Алимджанов Б., Вальдман В. Компетенция эксперта в уголовном процессе: Теоретические и практические аспекты.-Ташкент, 1986. Ароцкер Л. Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве. — М., 1964.

Ароцкер Л. Е. Использование следователем и судом выводов экспертизы групповой принадлежности .//Материалы научн. конференции, — Киев, 1963.

162

  1. Арсеньев В. Д. Процессуальный статус субъектов экспертизы по уголовным делам .//Процессуальные аспекты судебной экспертизы: Сб. научн. трудов. ВНИИСЭ. М., 1986.
  2. Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при ус- тановлении фактических обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1986.
  3. Баршев Я. Основания уголовного судопроизводства. СПб, 1841.
  4. Белкин А. Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. — М., Изд- во НОРМА, 1999.
  5. Белкин Р.С. Криминалистика. -М.: 1976. Гл. 1.
  6. Белкин Р.С. Курс криминалистики В Зт. Т.2, Т.З - М.: Юристь, 1997.
  7. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М., 1977, т. 1; 1978, т.2; 1979, т.З.
  8. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М., 1970.
  9. Белкин Р.С. Природа экспертизы микрообъектов//Экспертная практика.-М.,
  10. Вып. 20.
  11. Бурова Е.В. Теория и практика микротрасологических исследований: Ав- тореф. дис… к.ю.н. М., 1998.
  12. Бухаров А. Г. Повторная экспертиза в советском уголовном процессе: Ав- тореф. дис… кан. юрид. наук. Ташкент, 1984.
  13. Вандер М.Б. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий.
    • СПб: Питер, 2001.
  14. Вандер М.Б. Понятие и значение микрочастиц в криминалистике. Л., 1981.
  15. Вандер М.Б. Работа с микрочастицами волокнистых материалов при произ- водстве следственных действий//Актуальные вопросы судебно-экспертного исследования волокнистой природы. Материалы всесоюзного научно- практического семинара (Москва, сентябрь 1982 г.). ВНИИСЭ. М., 1983.
  16. 163

  17. Вандер М.Б. Работа с микрочастицами при производстве следственных действий (методические рекомендации). Л., 1980.
  18. Вандер М.Б. Работа с микрочастицами при производстве следственных действий. Л., 1981.
  19. Вернадский В. И. Химический состав живого вещества в связи с химией земной коры. Петроград. 1922.
  20. Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе.-М., 1956.
  21. Винберг А. И., Малаховская Н. Т. Судебная экспертология - новая отрасль науки.//Соц. законность, 1973, N11.
  22. Винберг А. И., Малаховская Н. Т. Судебная экспертология. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979.
  23. Винберг А. И., Шляхов А. Р. Общая характеристика методов экспертного исследования./Юбщее учение о методах судебной экспертизы/Сборник научных трудов. М., 1977. N28.
  24. Винберг А.И. Идентификационная, диагностическая и ситуационная кри- миналистические экспертизы. Сов.государство и право. 1978.
  25. Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессу- альные и тактические вопросы. Караганда, 1986.
  26. Гольмстен А. X. Юридические исследования и статьи. СПб, 1894, т. I.
  27. Гордон Б.Е. Судебная аналитическая химия, ее задачи и перспективы раз- вития//Материалы Всесоюзной научной конференции. М., 1972. Ч. 3.
  28. Грановский Г.Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места про- исшествия. Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре - криминалистических чтениях. Вып. 16. М., 1977.
  29. Грановский Г.Л. Криминалистическое понятие и классификация микрочастиц, особенности их исследования и использования в доказывании// «Про-
  30. 164

блемы и практика трасологических и баллистических исследований». Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. Вып. 17. М., 1976.

  1. Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы ее обеспечения в уголовном процессе: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М, 1996.
  2. Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе.- М., 1995.
  3. Дворкин А.И. Осмотр, предварительное исследование и экспертиза веще- ственных доказательств - микрочастиц. М., 1980.
  4. Дулов А.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы.- Минск, 1962.
  5. Егоров К. Оценка доказательств как завершающий этап доказывания.- «Российская юстиция», 2000, №12.
  6. Жильцов В. В. Возможности использования когерентного лазерного излу- чения и голографической интерфотометрии при исследовании стекла.// Суд. хроматография и суд. спектроскопия. М., 1973.
  7. Жуков Ю. М. Судебная экспертиза в советском гражданском процессе: Ав- тореф. дис.канд. юрид. наук. - М., 1965.
  8. Зуев Е.И. и др. Трасологическое исследование микрочастиц. М., 1979.
  9. Исмелов А. Р. Классификация судебных экспертиз. Волгоград, 1980.

  10. Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях (уголовно- процессуальные и криминалистические аспекты). -М.: Юр. лит-ра, 1990.
  11. Козинер Э.П. Современные возможности и пути дальнейшего совершенст- вования криминалистической экспертизы почв//Материалы Всесоюзной научной конференции. М., 1972, Ч. 3.
  12. Колдин В.Я., Д.П. Поташник. Информационные основы экспертно - кри- миналистического анализаУ/Вестник московского ун-та. Серия 11. Право, 1999, №4.
  13. 165

  14. Комаринец Б.М. Участие экспертов-криминалистов в проведении следст- венных действий по особо опасным преступлениям против личности // Теория и практика судебной экспертизы. Вып.1. М., 1964.
  15. Корухов Ю.Г. Методологические основы криминалистической диагностики // Современное состояние и перспективы развития традиционных видов криминалистической экспертизы. М, 1987.
  16. Корухов Ю.Г. Трасологическая диагностика. М., 1983.
  17. Криминалистика социалистических стран./Под ред. В.Я. Колдина. - М., 1986.
  18. Криминалистика: Учебник /Отв. ред. Н. П. Яблоков. — 2-е изд. -М.; Юристъ, 1999.
  19. Куванов В.В. Реконструкция при проведении криминалистических экспертиз. Караганда.
  20. Кучеров И. Д. Основы теории дифференциации и ее использование в кри- миналистической экспертизе: Автореф. дис. док. юрид. наук.-Л., 1973.
  21. Лейстнер Л., Кузьмин Н. М. Роль и значение моделирования в криминали- стических физико-химических исследованиях. -Труды ВНИИ МВД СССР. М.; ВНИИМ ВД СССР, 1980, N54.
  22. Лилуашвили Т. А. Экспертиза в советском гражданском процессе.Тбилиси, 1967.
  23. Лисиченко В.К. К вопросу о предмете и системе криминалистической экс- пертизы.//Материалы 4-й расширенной научной конференции. Киев. 1959.
  24. Локар Э. Руководство по криминалистике.- М.:, 1941.
  25. Лупинская П.А., Галкин В.М. Доказательства в Советском уголовном про- цессе. М., 1960,
  26. Ляпина Э.Ф., Заринова И.М. Обнаружение и изъятие микрочастиц волокон и др. веществ с исследуемых предметов экспресс - методом//Актуальные
  27. 166

вопросы судебно-экспертного исследования объектов волокнистой приро-ды.-М, 1983.

  1. Майлис Н.П. Диагностика: система понятий // Новые разработки и дискус- сионные проблемы теории и практики судебной экспертизы М. 1985. Вып. 3.
  2. Майлис Н.П. Криминалистическая трасология и система методов решения задач в различных видах экспертиз: Автореферат на соискание ученой степени д.ю.н., М., 1992.
  3. Майлис Н.П. Основные составляющие института судебной экспертизы. Сб. «Криминалистическая техника-2000». Материалы второй межведомственной научно-практической конференции. М., 2000.
  4. Майлис Н.П. Трасолого -Интеграция знаний как закономерность формиро- вания новых научных направлений. «Криминалистика 21 век». T.l. M., ГУ ЭКЦ МВД России, 2001.
  5. Майлис Н.П., Самошина З.Г. Современные возможности и тенденции раз- вития судебной экспертизы // Вестн. Моск. ун-та . Сер. 11. Право, 1997. № 6.
  6. Микротрасологические исследования следов и микрочастиц// Экспертная техника. М.: ВНИИСЭ. №90. 1986.
  7. Митричев В. С. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и из- делий. — Саратов: Изд. СГУ, 1980.
  8. Митричев B.C. Актуальные вопросы криминалистической экспертизы ма- териалов, веществ и изделий. // Материалы Всесоюзной конференции: со- временные тенденции развития судебной экспертизы вещественных доказательств. Ч. 2. Вып. 1. М., ВНИИСЭ. 1972.
  9. Назначение и производство криминалистических экспертиз. /Пособие для следователей и судей. ВНИИСЭ, Юрид. лит-ра. М., 1976 г.

167

  1. Назначение и производство судебных экспертиз (пособие для следователей, суда и экспертов)/Под. ред. Г.П. Аринушкина и А.Р. Шляхова. - М.: Юрид. лит-ра, 1988.
  2. Никифоров В. М. Экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1947.
  3. Общее учение о методах судебной экспертизы.//Труды ВНИИСЭ. -М., 1978 г. N28.
  4. Орлов Ю. К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1982.
  5. Орлов Ю. К. Процессуальные проблемы комплексной экспертизы. Тр. ВНИИСЭ. М., 1976. Вып.21.
  6. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1993.
  7. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка. М.: Юрист, 1995.
  8. Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебной деятельности: (уголовно - процессуальные, криминальные и логико- гносеологические проблемы): Автореф. дисс… д-ра юрид. наук. М., 1985.
  9. Орлов Ю.К. Заключения эксперта и его оценка ( по уголовным делам). - М.: Юрист, 1995.
  10. Орлов Ю.К. Логическая структура заключения эксперта./ Сов.юстиция. 1981. №6,
  11. Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе.- М., ВЮЗИ, 1982.
  12. Орлов Ю.К. Процессуальные проблемы комплексной экспертизы // Акту- альные вопросы теории судебной экспертизы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. - М, 1976. Вып. 21.
  13. Орлов Ю.К. Спорные вопросы судебной экспертизы. / Российская юстиция,
  14. № 1.
  15. Основы науковедения. -М., 1985.
  16. Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М, 1973.
  17. 168

  18. Петрухин И. Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М.,”Юридическая литература”, 1964.
  19. Притузова В. А. Заключение эксперта как доказательство в уголовном про- цессе. М., 1959.
  20. Процессуальные и организационные вопросы судебной экспертизы в США.
  21. Пучков В.А. и др. Справочное пособие дел экспертов- криминалистов по технологии производства и ассортименту текстильных волокон и тканей. М., 1980. Ч. 1.
  22. Пучков В.А. Судебное материаловедение // Соц. Законность 1979. №7.
  23. Пучкова Т.М. Источники формирования экспертных знаний в области ис- следования некоторых веществ, материалов и изделий.// Криминалистическое исследование некоторых веществ и изделий. Труды ВНИИСЭ. М., 1980. Вып. 46.
  24. Пчелинцев A.M. Применение методов математической статистики в КЭМВИ: Методическое пособие - М., 1984.
  25. Розенталь М.Я. Теория и практика использования микрочастиц в расследо- вании тяжких преступлений против личности. - Изд-во Красноярского университета, 1993.
  26. Романов Н. С. Взаимодействие специальных познаний при производстве комплексных экспертиз.//Вопросы методики производства отдельных родов судебных экспертиз. Сб. научн. тр. ВНИИСЭ. М, 1989.
  27. Российская Е. Р. Рентгеноструктурный анализ в криминалистике и судебной экспертизе. -Киев, 1992.
  28. Ростов М.Н. Комплексная экспертиза как разновидность комиссионной экспертизы // Общетеоретические, правовые и организационные основы судебной экспертизы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. - М., 1985.
  29. Ростов М.Н. Особенности специальных знаний, определяющие возможность участия эксперта в уголовном процессе при проведении комплекс-
  30. 169

ных криминалистических экспертиз. // процессуальные аспекты судебной экспертизы: Сб науч. тр. ВНИИСЭ, 1986.

  1. Ростов М.Н. Особенности специальных знаний, определяющие возможность участия эксперта в уголовном процессе при проведении комплексных криминалистических исследований.//Процессуальные аспекты судебной экспертизы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1986.
  2. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975.
  3. Савюк Л.К. Правовая статистика. - М., 1999.
  4. Сахнова Т.В. Судебная экспертиза - М.Городец, 1999.
  5. Сегай М. Я. Научно-технический прогресс и методологические проблемы судебной экспертизы материальных следов преступлениям/Криминалистика и судебная экспертиза. —Киев, 1973 г. Вып.10.
  6. Сегай М.Я. Методология судебной идентификации. - РНО МВД УССР, 1970.
  7. Седова Т. А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной крими- налистической идентификации. Ленинград, Из-во ЛГУ. 1986.
  8. Селиванов Н.А. Вариационность идентификационных признаков. - В кн.: Советская криминалистика (криминалистические проблемы). - М., 1978.
  9. Селиванов Н.А. Идентификационные признаки. - В кн.: Советская крими- налистика (криминалистические проблемы). - М., 1978.
  10. Селиванов Н.А. Нужна ли криминалистике такая «диагностика»? // Соц. Законность. 1988. №6.
  11. Семкин Е. П., Бутрименко Г. Г., Буров О. Н., Кузьмин Н. М. Экспертное исследование гашиша. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1976.
  12. Словарь русского языка в 4-х т./ АНСССР, институт русского языка, под ред. А.П. Евгеньевой. - М.: Русский язык, 1981-1987. Т. 2.
  13. Соколовский 3. М. Проблема использования в уголовном судопроизводстве специальных знаний для установления причинной связи явлений.
  14. 170

  15. Сорокин В.Е., Р.И. Мансулепис, М.М. Степанов. Из практики использования микрообъектов в процессе расследования и раскрытия преступле-ний//Экспертная практика.- М., 1985. Вып. 23.
  16. Судебная экспертология — новая отрасль науки (обзор откликов). Соц. за- конность. 1974. N8.
  17. Тельнов П.Ф. Процессуальные вопросы судебной экспертизы (пособие для экспертов). - М, ЦНИИСЭ. 1967.
  18. Теория доказательств в советском уголовном процессе /Отв. ред. Н.В. Жо- гин.-М., 1973.
  19. Теория доказательств советском уголовном процессе./Отв. ред. И. В. Жо-гин, М., 1975.
  20. Тихонов Е.Н. Исходные следственные ситуации и выбор времени назначения экспертизы. // Следственная ситуация. М., 1986.
  21. Трасологические методы исследования микроследов и микрочастиц. Мето- дическое пособие для экспертов. ВНИИСЭ, М., 1987.
  22. Треушников М.К. Судебные доказательства.- М, 1997.
  23. Турчин Д.А. Микроследы - новое в криминалистике//Проблемы советского государства и права. Иркутск, 1974. Вып 7.
  24. Философский словарь/Под ред. И.Т. Фролова М., 1986.
  25. Шиканов В. И. Комплексная экспертиза в советском уголовном процес- се. Некоторые вопросы теории и практики: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1968.
  26. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и её применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976.
  27. Шиканов В.И., Тарнаев Н.Н. Запаховые микроследы. Иркутск, 1974.

  28. Шляхов А. Р. Классификация судебных экспертиз. Волгоград, 1980.

  29. Шляхов А. Р. Проблемы классификации в криминалистической экспертизе и ее практическое значение. М., «Труды ЦНИИСЭ», Вып. 2. 1970.

171

  1. Шляхов А.Р. Физические и химико - биологические методы в криминалистике, их место в экспертизе и значение в формировании новых видов криминалистической экспертизы. Криминалистическое исследование вещественных доказательств физическими, химическими и биологическими методами.-М.: 1969, Вып. 1.

172