lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Кириченко, Сергей Андреевич. - Особенности использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, на первоначальном этапе расследования проявлений организованной преступности: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Калининград, 2002 187 с. РГБ ОД, 61:03-12/427-4

Posted in:

6/’‘03

Калининградский юридический институт МВД России

На правах рукописи

Сергей Андреевич Кириченко

Особенности использования криминалистически значимой информации,

полученной оперативно-розыскными методами,

на первоначальном этапе расследования

проявлений организованной преступности

\

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Научный руководитель Мешков В.М. -доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист России

Калининград 2002

-2-

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

4

Глава 1. Правовые и тактические проблемы использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, в ходе взаимодействия следователя и оперативного работника на первоначальном этапе расследования проявлений организованной преступности

1.1 Соотношение тактики следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в целях получения криминалистически значимой информации на первоначальном этапе расследования в условиях противодействия организованной преступности 13 1.2 1.3 Общие начала взаимодействия следователя и оперативного работника как условие получения криминалистически значимой информации на первоначальном этапе расследования проявлений организованной преступности 39 1.4 1.5 Основы использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами 62 1.6 Глава 2. Особенности использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, на первоначальном этане расследования деятельности организованной преступной группы

2.1 Проблемы определения относимости сведений, полученных оперативно- розыскными методами, к расследуемому событию и допустимости их использования в качестве источников доказательств 97 2.2 2.3 Особенности использования полученной оперативно-розыскными методами информации при расследовании деятельности организованных преступных групп на первоначальном этапе расследования 118 2.4

-3-

2.3 Совершенствование механизма использования криминали стически значимой информации на первоначальном этапе расследо вания проявлений организованной преступности 148 Заключение 166 Список литературы 171 Приложения 183

-4-

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Состояние организованной преступности вызывает тревогу и озабоченность во всем мире, поскольку в незаконный оборот наркотиков, оружия, организованное насилие, коррупционные связи втягиваются все новые слои населения. Глобальные изменения в мире, позволяющие беспрепятственно перемещаться как людям, информации, так и огромным денежным средствам, способствуют получению незаконной прибыли, а следовательно, и росту преступности. По данным Центра по изучению международной организованной преступности и коррупции США, ежедневный финансовый оборот международных преступных группировок достигает 1 миллиарда долларов1.

В условиях продолжающихся социально-экономических преобразований в Российской Федерации происходит качественное изменение структуры организованной преступности. Лидеры преступного мира активно используют социальную апатию определенных слоев населения страны, неразборчивость индивидов в выборе методов решения своих жизненных проблем, общее снижение жизненного уровня населения, увеличение имущественной дифференциации населения, привлекая к криминальной деятельности лиц, не нашедших применения своих знаний и умений в законопослушной сфере. На современном этапе перед правоохранительными органами не стоит задача ликвидировать преступность, поскольку она невыполнима в условиях хронического недофинансирования правоохранительных структур. Необходимо создать, по крайней мере, систему эффективного противо-

1 См.: Состояние и меры борьбы с организованной преступностью. - М.: ГИЦ МВД Рос- сии, 2001. - С. 3.

-5-

действия организованной преступности.

В Советском Союзе длительное время отрицалось существование ор- ганизованной преступности, поэтому тактика и стратегия деятельности как следственных подразделений, так и органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность , в основном, были разработаны применительно к раскрытию и расследованию преступлений, совершенных конкретным лицом (или группой лиц по предварительному сговору), в определенных про- странственно-временных параметрах. Резко возросший профессионализм преступного мира показал несостоятельность таких систем деятельности правоохранительных органов. Подобные системы не позволяют выявить

2

структуру организованной преступной группы , лидер которой не совершает определенных действий, которые можно было бы оценить по конкретной статье Уголовного кодекса. Поэтому длительное время к уголовной ответственности привлекались лишь рядовые исполнители, а «мозговой и финансовый центр» преступного мира продолжал наращивать свои усилия по криминализации России.

Понятно, что организовать действующую систему раскрытия и расследования проявлений организованной преступности, используя только результаты процессуальных действий, невозможно. Значительная часть замаскированных преступлений может быть раскрыта после проведения комплекса оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий, то есть с использованием криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами. Однако до сих пор ни правовые аспекты использования информации, полученной в результате оперативно-розыскной деятельности, ни процедурные вопросы данного процесса в законодательном порядке не решены.

1 Далее по тексту - ОРД. В дальнейшем по тексту - ОПГ.

-6-

Общепризнанных, единых стандартов и правил использования крими- налистически значимых данных, полученных с помощью оперативно-розыскных мероприятий, в материалах предварительного следствия не существует. В отдельных регионах России такие материалы передаются в следственные подразделения различными способами: через руководство органа внутренних дел, через руководство оперативного и следственного подразделения и даже непосредственно оперативным работником следователю. По нашим данным, сотрудник органа дознания в 5 1,8 % случаев предпочитает передавать такую информацию через своего руководителя, в 26 % - непосредственно следователю, в остальных случаях вообще ни с кем не делится добытыми сведениями .

Изучение деятельности российских правоохранительных органов сви- детельствует о том, что попытки слияния оперативно-розыскных и процессу- альных функций, а следовательно, и информации, полученной оперативно- розыскным работником и следователем, в рамках единого аппарата предпри- нимались неоднократно. Так, 1 1 февраля 1920 года на заседании представителей Народного комиссариата юстиции и Народного Комиссариата внутренних дел рассматривался вопрос об объединении следственных аппаратов НКЮ с уголовно-розыскными подразделениями НКВД. Предполагалось, что работники уголовного розыска будут вести розыск преступников под руководством следователя, который должен был проверять и закреплять обнаруженные доказательства. При этом предполагалось, что первичную информацию будут получать оперативные подразделения. Следователю же отводилась функция контроля за процедурой получения криминалистически значимой информации и ее легализация в материалах уголовного дела.

В апреле 1920 года Коллегия НКВД постановила признать необходи-

1 Всего в ходе настоящего исследования изучено мнение 409 сотрудников оперативных аппаратов системы МВД России, работающих в Калининградской, Псковской и Новго- родской областях.

-7-

мым слияние уголовного розыска и следствия. Были подготовлены необходимые документы, в частности, Положение и Инструкция следственно-розыскной милиции. Однако состоявшийся в июне 1920 г. 3-й Всесоюзный съезд деятелей юстиции не поддержал эту идею .

Работа в этом направлении продолжалась и в последующем. В 70-х годах XX века убежденными сторонниками введения в следственных подразделениях так называемых «следственных инспекторов», наделенных правом проведения оперативно-розыскных мероприятий по заданию и под руководством следователя, являлись В.А. Михайлов и А.К. Гаврилов.2

Однако во время застоя в развитии юридических наук голоса ученых не были услышаны и восприняты, что негативным образом отразилось на состоянии борьбы с преступностью, и в первую очередь, с ее организованными формами. В настоящее время несоответствие расцвета организованной преступной деятельности и архаичных способов расследования ее проявлений вынуждает специалистов обосновывать необходимость как кардинального изменения процедуры раскрытия и расследования преступлений, так и подготовки субъектов для осуществления противодействия криминалу.3

Эффективное использование оперативных данных нередко осуществляется на основе личных контактов руководителей соответствующих оперативных и следственных подразделений, занимающихся выявлением, раскрытием и расследованием преступлений. Необходимость установления личных взаи-

1 См.: Белозеров Ю.Н., Чугунов В.Е., Чувилев А.А. Дознание в органах милиции и его проблемы. М., 1972. - С. 11-16.

2 См.: Михайлов В.А. К вопросу об улучшении деятельности предварительного следствия. // XXIV съезд КПСС о задачах дальнейшего укрепления социалистической законности и правопорядка. - Волгоград, 1972. - С. 110-112; Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии. - Волгоград, 1967. - С. 189-193.

3 См.,напр.: Мешков В.М. Попов В.Л. К вопросу о преподавании в институте курсов кри миналистики и оперативно-розыскной деятельности. //Актуальные проблемы правоохра нительной деятельности. Труды Калининградского ЮИ МВД РФ. Вып. 4. - Калининград, 1997. -С.3-7.

-8-

моотношений между ними обусловлена отсутствием в правовых актах описания процедуры передачи криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, следователю, в обязанности которого входит своевременное реагирование на поступление информации из органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Такое положение нередко способствует утрате значимости полученной оперативной информации, признании ее недопустимой при вынесении решения по уголовному делу на стадии предварительного следствия или в судебном заседании. Считая такое положение не соответствующим требованиям сегодняшнего дня, автор и осуществил настоящее исследование.

Целью предпринятой работы является познание сущности организованной преступной деятельности, особенностей ее фиксации силами и средствами подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и механизма использования криминалистически значимой информации при доказывании на стадии предварительного следствия.

Указанная цель диссертационного исследования обусловила постановку и решение следующей системы задач:

  • анализ становления организованной преступной деятельности в России;
  • изучение функционирования организованных преступных групп;
  • исследование возможностей подразделений, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, по фиксации криминалистически значимой информации о проявлениях организованной преступности;
  • изучение механизма использования криминалистически значимых данных, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, в материалах уголовных дел;
  • анализ характера взаимодействия между оперативными и следственными подразделениями МВД Российской Федерации;

-9-

  • определение относимости сведений, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, к расследуемому событию и допустимости их использования в качестве источников доказательств;
  • особенности использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, при расследовании деятельности организованных преступных групп на первоначальном этапе расследования;
  • перспективы совершенствования механизма использования результатов мероприятий, проведенных органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в уголовно-процессуальных документах.
  • Объект и предмет исследования. При определении содержания и сущности объекта и предмета исследования диссертант учитывал недостаточную разработанность в уголовно-процессуальной, криминалистической и оперативно- розыскной литературе комплекса вопросов, касающихся методологии и механизма использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, в материалах предварительного и судебного следствия.

Объектом данного исследования является организованная преступная деятельность и взаимосвязанная с ней деятельность по ее раскрытию и рас- следованию.

Предметом являются совокупность закономерностей возникновения информации об организованных формах преступности, а также закономерности получения и использования криминалистически значимой информации об организованной преступности для организационного, информационного и методического обеспечения противостояния правоохранительных органов организованным проявлениям преступности.

Методология и методика исследования. Теоретико-методологической основой диссертационного исследования являются Федеральные законы

-10-

Российской Федерации, нормативные акты федеральных органов власти, а также фундаментальные труды в сфере психологии, уголовного права и процесса, криминалистики, оперативно-розыскной деятельности. Методологическую основу диссертационного исследования составили работы Р.С.Белкина, В.М.Быкова, Л.В.Виницкого, И.А.Возгрина, В.И.Громова, А.И.Гурова, В.П.Ку-валдина, А.Г.Маркушина, Г.М.Мерегукова, В.М.Мешкова, В.Л.Попова, А.А. Фальченко, Н.П.Яблокова, И.Н.Якимова и других ученых.

На основе диалектико-материалистического метода познания использовались деятельностный подход, сравнительно-правовой и статистический методы. В ходе исследования опрошены 409 сотрудников правоохранительных органов, обобщена следственная практика по делам о проявлениях организованной преступности.

Научная новизна диссертационного исследования определяется целями, задачами, объектом и предметом исследования, принципиально новым подходом к изучению данной проблемы. Поднятые автором проблемы как самостоятельные категории не были ранее объектом открытых комплексных исследований и относятся к числу дискуссионных и недостаточно разработанных в общей теории криминалистики. Объем и содержание выполненной работы существенно обогащает теоретические познания об использовании криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскным путем, в ходе предварительного следствия, а реализация полученных исследований в деятельности следственных и оперативных подразделений способствует совершенствованию стратегии и тактики раскрытия и расследования проявлений организованной преступности.

Основные положения, выносимые на защиту:

  • обоснование исторических и национальных особенностей организованной преступности в России;

-11 -

  • особенности функционирования организованных преступных групп, характеризующегося активным противодействием правоохранительным органам;
  • результаты современных возможностей органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, по фиксации кримина- листически значимой информации о проявлениях организованной преступности на первоначальном этапе расследования;
  • обоснование критериев относимости и допустимости криминалистически значимой информации, полученной в ходе оперативно-розыскной деятельности, при расследовании проявлений организованной преступности;
  • рекомендации по совершенствованию взаимодействия оперативного работника со следователем при расследовании проявлений организованной преступности;
  • обоснование оптимальных способов использования криминалистически значимых материалов, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, в качестве источника доказательств;
  • предложения по усовершенствованию уголовно-процессуального за- конодательства с целью повышения эффективности противостояния органи- зованной преступности.
  • Научная и практическая значимость результатов исследования. Теоретические выводы, сформулированные в диссертации, вносят определенный вклад в развитие общей теории криминалистики, в частности, в формирование учения об использовании данных, полученных в результате проверочных действий, в материалах уголовного дела, что позволяет сформировать научную основу для дальнейшего изучения совместной деятельности оперативных и следственных подразделений МВД России в борьбе против проявлений организованной преступной деятельности.

  • 12-

Теоретические выводы и практические рекомендации могут быть использованы в следственной практике органов внутренних дел, налоговой полиции, прокуратуры, а также в учебном процессе юридических факультетов высших учебных заведений России.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования положены в основу докладов на научно- практических конференциях (Калининград, 2001). Результаты исследования нашли отражение в трех опубликованных статьях, научно-практическом пособии, внедрены в практическую деятельность органов внутренних дел и учебный процесс образовательных учреждений системы МВД России.

  • 13-

Глава 1.

ПРАВОВЫЕ И ТАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ,

ПОЛУЧЕННОЙ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫМИ МЕТОДАМИ,

В ХОДЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ И ОПЕРАТИВНОГО

РАБОТНИКА НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

ПРОЯВЛЕНИЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

1.1 Соотношение тактики следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в целях получения криминалистически значимой информации на первоначальном этапе расследования в условиях противодействия организованной преступности

Организованная преступность представляла и представляет угрозу нормальному развитию общества. Эта опасность была осознана криминалистами в начале XX века. Так, в германском руководстве для работников уголовного розыска записано, что целый ряд отдельных преступников не так опасен, как половинное количество их, организованное в виде шайки.

В России проявления организованной преступности стали активно изучаться в конце XX века, и в настоящее время специалистами выделяются следующие наиболее характерные ее признаки:

  • предумышленность, дерзость деяния при его тщательной продуманности по месту и времени совершения;
  • сложный способ совершения преступной акции и возможность ее безопасного осуществления только при участии в ней нескольких исполнителей с четким распределением ролевых функций;
  • следы длительного, тщательного и скрытного предварительного на-
  • 1 См.: Штиберт В., Шнейкерт Г. Практическое руководство для работников уголовного розыска: Пер. с нем. - М., 1925. - С. 170.

  • 14-

блюдения за объектом преступного посягательства;

  • наличие следов и иных материальных последствий совершенного деяния, указывающих на высокую техническую оснащенность и вооруженность ее исполнителей, доступных лицам преступной организации, обладающей большими материальными средствами;
  • характер направленности преступной акции, связанной с получением крупных денежных сумм или дорогостоящих материальных ценностей;
  • тщательно продуманный (неслучайный) выбор объектов преступного посягательства;
  • хитроумные, изощренные и быстрые способы реализации преступно добытых денег и материальных ценностей;
  • наличие оперативно-розыскных данных, указывающих на связь совершенного деяния с деятельностью преступного сообщества, находящегося под контролем соответствующих правоохранительных органов, либо на совершение его какой-то еще неизвестной группой;
  • специфическое поведение задержанных подозреваемых лиц;
  • частое отсутствие свидетелей или их полная «неосведомленность», неискренность потерпевших и свидетелей;
  • быстрое срабатывание защитных средств, характерных именно для преступной организации, имеющей коррумпированные связи, группы безопасности, своих адвокатов.
  • Деятельность по раскрытию и расследованию проявлений организованной преступности нередко сопровождается активным противодействием преступной среды. Как верно отмечено в Истории отечественной криминалистики, ни так называемый здравый смысл, ни профессиональная смекалка не являются достаточно действенными средствами противодействия растущей преступности. Только научные методы расследования могут решить пробле-

1 См.: Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. - М., 2002. -С. 123-124.

  • 15-му установления истины по уголовным делам, о чем убедительно в начале XX века свидетельствовала зарубежная следственная практика.1

Противодействие преступной среды, как правило, начинается на дос-ледственной стадии, в период проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий. В этой связи оправданно рассмотрение некоторых аспектов оперативно-розыскной деятельности, в частности, касающихся получения криминалистически значимой информации, поскольку при ее осуществлении наиболее часты факты противодействия правоохранительным органам. Причем не простого, не подготовленного, спонтанного противодействия, а организованного, тщательно спланированного, многоходового, обеспеченного солидными финансовыми ресурсами «теневой экономики», контролируемой организованной преступностью. Как верно заметил А.Г. Маркушин, преступный мир при этом использует современные технологии и способы, пробелы в действующем законодательстве, прикрывается коррумпированными связями. В криминалистике под противодействием расследованию понимается противоправная деятельность лиц, заинтересованных в исходе дела, которая может быть направлена на сокрытие преступления, на уклонение от ответственности и т.п.

Проблемам противодействия оперативному работнику, следователю в открытой литературе длительное время не уделялось достаточного внимания. Фактически первыми монографическими исследованиями по данной тематике явились докторская диссертация В.Н. Карагодина и кандидатская, выполненная СЮ. Журавлевым, в значительной части основанная на собственном опыте работы в качестве оперуполномоченного ОБХСС5. Примечательно,

’ См.: Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. - М., 1999. - С. 82.

2 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Ниж.Новгород, 1997. - С. 22.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М., 1997. - С. 177

4 См.: Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск, 1992.

5 См.: Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления. - Ниж.Новгород, 1992.

-16-

что обе диссертации выполнены авторами по материалам разных регионов (Урала и Поволжья) и в одно и то же время, что свидетельствует об актуальности темы и распространенности реального противодействия преступной среды правоохранительным органам.

Определенное внимание проблемам противодействия правоохранительным органам со стороны преступного мира уделили и члены Криминологической ассоциации России, которые, в частности, отметили, что в основе криминальной организованности преступных групп ихообществ лежит сплочение лиц, входящих в инфраструктуру социально-аномальной среды, противостояние обществу и закону.

Проблеме противодействия расследованию сог стороны криминально организованной среды и способам ее преодоления работниками правоохра- нительных органов уделил внимание Н.П.Яблоков. В частности, профессор совершенно справедливо отметил, что противодействие преступной среды начинается на самых ранних этапах - на стадии формирования ОПГ и про- должается фактически до момента полной ликвидации группы, которая дос- тигается либо оперативно-розыскными мерами (путем компрометации ее лидера), либо приведением приговора о лишении свободы активных членов ОПГ в исполнение и т.п.

Сотрудниками подразделений, осуществляющих ОРД, и следователями выработана соответствующая стратегия и тактика выявления, раскрытия и расследования’ проявлений организованной преступности. К их числу Н.П.Яблоков отнес, в частности, действия, направленные на выявление и пресечение преступной акции путем проведения оперативного эксперимента, осуществления контролируемой поставки, проведения оперативно-розыскных тактических операций по задержанию преступников с поличным в мо-

См.: Организованная преступность - 2. / Под ред. А.И.Долговой и С.В.Дьякова. - М., 1993.-С. 22. 2 См.: Яблоков Н.П. Указ. раб. - С. 150-151.

  • 17-

мент нападения на объект посягательства; меры, направленные на развал ор- ганизации; выявление лиц в правоохранительных органах, внедренных ОПТ или связанных с ней.1

Противодействие расследованию оказывается как на стратегическом уровне, так и на тактическом, причем факты оказания противодействия при производстве конкретного оперативно-розыскного мероприятия или следственного действия наиболее распространены. Поэтому целесообразно более подробно рассмотреть тактические основы раскрытия и расследования преступной деятельности.

Понятие «тактика» традиционно используется в военном деле, где тактика охватывает изучение, разработку, подготовку и ведение всех видов боевых действий. В настоящее время тактические приемы стали разрабатываться и в криминалистике, поскольку стало очевидным, что при раскрытии и расследовании преступлений присутствуют элементы противостояния, противодействия криминальной среды деятельности следователя. Поэтому в специальной литературе, посвященной уголовно-процессуальным или криминалистическим проблемам, общепризнанным является термин «следственная тактика», под которым понимается система научных положений и разрабатываемых на ее основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, определению линии поведения лиц, осуществляющих судебное исследование, и приемов проведения отдельных процессуальных действий, направленных на собирание и исследование доказательств, на установление причин и условий, способствовавших совершению и сокрытию преступлений. В эту систему включены разделы, касающиеся планирования расследования преступлений, тактических приемов наиболее эффективного проведения следствен-

1 См.: Яблоков Н.П. Указ. раб. - С. 153.

2 См.: Большая советская энциклопедия. 3-е изд. - М., 1976. - С. 221.

3 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. 3-е изд., дополн. - М., 2001. - С. 194.

  • 18-

ных действий и т.п.1

В учебниках криминалистики раздел, в котором изучаются проблемы выдвижения версий по уголовному делу, основанных на собранных фактах, планирования и осуществления следственных действий, называется «крими-налистическая тактика» , «проблемы криминалистической тактики» , «научные основы криминалистической тактики» .

Как совершенно верно заметил Р.С.Белкин, некоторые положения из криминалистической тактики в 50-е годы XX века «перекочевали» в новую научную область - оперативно-розыскную деятельность , где это понятие используется для характеристики сложного и многогранного содержания оперативно-розыскной деятельности. Так, по мнению С.С.Овчинского, необходимость оперативно-розыскной тактики предопределяется следующими факторами, порождаемыми феноменом преступности:

  • наличием замкнутой преступной среды;
  • распределением сферы преступной деятельности;
  • стремлением преступников к насаждению норм поведения и отношений, которые стимулируют круговую поруку;
  • наличием таких явлений, как преступный профессионализм и пре-ступная квалификация.
  • Изученная литература позволяет сделать некоторые выводы. В частности, отдельные криминалистические приемы могут быть использованы при подготовке и проведении определенной части оперативно-розыскных мероприятий: опроса граждан, наведения справок, проведения проверочной закупки, исследования предметов и документов и т.п. Другие приемы

1 См.: БСЭ. 3-е изд. - М., 1976. - С. 225.

2 См.: Криминалистика: Уч. пособие в схемах. / Под ред. А.Г.Филиппова. - М., 1988.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - М., 1988.

4 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. - М., 1997; Салтевский М.В. Специализи рованный курс криминалистики. - Киев, 1987.

5 См.: Белкин Р.С. Указ. соч. - С. 197.

6 См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 665.

  • 19-

основаны как на криминалистических методах, так и на методах, специально разработанных наукой оперативно-розыскной деятельности (например, разведывательных). Причем криминалистические методы, используемые в оперативно- розыскной деятельности, модифицируются, приобретают оперативно-розыскной характер за счет их интеграции с принципами конспирации. Последняя группа приемов применяется при необходимости соблюдения маскировки (например, самого факта присутствия оперативного работника на месте его проведения) или легендирования его личности, а также целей, которые он преследует. Кроме того, приемы, разработанные теорией оперативно-розыскной деятельности, используются при контактах с конфидентами, способствующими достижению оперативным работником поставленных задач.

Попутно следует заметить, что до последнего времени неоправданно много сведений об оперативно-розыскной деятельности не освещалось на страницах открытой печати. Специалисты по теории оперативно-розыскной деятельности упорно публиковали свои издания под грифом ограниченного пользования, что привело к определенному перекосу в восприятии не только специалистами в сфере юриспруденции, но и гражданами и средствами массовой информации методов оперативно-розыскной деятельности. Одним из первых попытался нарушить эти стереотипы Д.И.Бедняков, совершенно справедливо отметивший, что в отношении оперативно-розыскной работы сложился недостаточно оправданный культ секретности. Его позицию поддержал А.Г.Маркушин, выпустивший в свет подряд две открытых монографии об оперативно- розыскной деятельности. Вслед за нижегородцами открыто о проблемах оперативно- розыскной деятельности стали говорить и в

’ См.: Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник. - СПб., 1999. - С. 366.

2 См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М., 1991.-С. 17.

3 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Ниж.Новгород, 1995; Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и закон ность. 2-е изд., перераб. и доп. - Ниж.Новгород, 1997. - 219 с.

-20-

Санкт-Петербурге, где в течение короткого периода времени вышли два учебника по основам оперативно-розыскной деятельности1 и, наконец, в 2001 году в Москве был подготовлен учебник о проблемах оперативно-розыскной деятельности, не имеющий ограниченного грифа.

Поэтому мы посчитали возможным рассмотреть в настоящем исследовании ту часть проблем, которая касается использования результатов оперативно- розыскной деятельности, полученных при помощи приемов и методов, разработанных криминалистической тактикой, и которые ни в коей мере не раскрывают те обстоятельства, которые законодатель отнес к сведениям, имеющим гриф ограниченного пользования. Методы и приемы, разработанные криминалистикой или основанные на криминалистических рекомендациях, реально существуют в оперативно-розыскной деятельности. Более того, они постоянно используются оперативным работником, поскольку их невозможно не применять, получая информацию как от живых лиц, так и объектов вещественной обстановки. Так, проведение опроса строится по схеме, аналогичной производству допроса: определяется его цель, место проведения, происходит знакомство с имеющимися сведениями о личности опрашиваемого, прогнозируется возможная реакция опрашиваемого, уясняются вопросы, очередность их постановки и т.п.

Приемы, используемые в оперативно-розыскной деятельности, позволяют в зависимости от обстановки модернизировать действия оперативного работника, в результате чего деятельность последнего нередко становится атипичной, более многогранной и динамичной. Оперативный работник, знакомый с достаточным набором криминалистических и оперативно-розыскных приемов, становится более самостоятельным в выборе спосо-

1 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности. / Под ред. С.В.Степашина. - СПб., 1999. - 704 с; Основы оперативно-розыскной деятельности. / Под ред. В.Б.Рушайло. Изд. 2-е, испр. и доп. - СПб., 2000.- 720 с.

2 См.: Оперативно-розыскная деятельность. / Под ред. К.К.Горяинова, В.С.ОБНИНСКОГО, А.Ю.Шумилова. - М., 2001. - С. 794.

3 См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М, 2001. - С. 366.

-21 -

бов достижения цели. Вместе с тем оперативному работнику не предлагается готовых рецептов. Он вправе выбрать из нескольких вариантов наиболее оптимальный, который допустимо использовать с позиции уголовно- процессуального законодательства в данном случае. Тактические задачи решаются с использованием как разведывательных методов, так и крими- налистических, что позволяет оптимизировать оперативно-розыскную дея- тельность. Именно такой путь избран законодателями в ряде стран СНГ и Балтии.1

В последнее время наметился определенный крен на ужесточение надзора и контроля за оперативно-розыскной деятельностью, как со стороны прокуратуры, так и суда. Наряду с положительными моментами, это явление имеет и ряд негативных последствий. Во-первых, снижается престижность работы сотрудников оперативных подразделений, которых зачастую необоснованно подозревают в предвзятости. Во-вторых, все большая часть полученной информации остается невостребованной. В-третьих, как верно заметил С.И.Цветков, укрепляются личные контакты между оперативными работниками и судьями, что позволяет оперативным работникам проталкивать в суде «бездоказательственные» уголовные дела, используя личные контак-ты. Иными словами, степень надзора и контроля за ОРД должна быть разумной и соразмерной.

Здесь необходимо отметить следующий аспект. И сотрудник, пользующийся оперативно-розыскными методами, и следователь, проводящий следственные и иные процессуальные действия, в значительной степени получают информацию, содействующую раскрытию и расследованию конкретного преступления. Иными словами, и оперативный сотрудник, и следователь получают информацию, которую допустимо именовать как «криминали-

1 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности. - СПб., 1999. - С. 367-368.

2 См.: Цветков СИ. Тактические ошибки следователя, их выявление и использование за щитником на предварительном следствии и в суде. // Тактика, методика и стратегия про фессиональной защиты. - Екатеринбург, 2002. - С. 117.

-22-

стически значимую», поскольку она способствует достижению основной цели оперативного работника и следователя - выявить, раскрыть и расследовать преступление. Эта информация действительно значима, и сущность ее кри- миналистическая: ее прямая задача состоит в установлении истины по кон- кретному уголовному делу или в накоплении необходимого массива информации, достаточного для возбуждения уголовного дела по проявлениям длящейся, как правило, организованной преступности.

В специальной литературе встречаются классификации информации, используемой в сфере раскрытия и расследования преступлений, на оперативно- розыскную, криминалистическую, процессуальную, проверочную, следственную, экспертную и т.п. Вероятно, при изучении каких-либо узкоспециальных направлений такие классификации могут иметь место. Однако применительно к деятельности по раскрытию и расследованию преступлений подобные классификации представляются неприменимыми. В этом аспекте очень удачно суждение Р.С.Белкина, по мнению которого нет и не может быть криминалистической информации, отличающейся от некоей процессуальной или какой-то еще информации, а есть информация криминалистически значимая, которой именуется любая информация, имеющая значение для решения криминалистических задач.

Изучение тактических приемов, применяемых при проведении следственных действий и в оперативно-розыскных мероприятиях, свидетельствует, что деятельность субъектов доказывания неразрывно связана с преодолением противодействия преступной среды. Наиболее часто это происходит при рас- следовании проявлений организованной преступности. Специалисты, рас- сматривающие особенности раскрытия и расследования других видов пре- ступлений, отмечают, что преступники реально противодействуют раскрытию своей деятельности. Однако при расследовании организованной пре-

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика. - 3-е изд., дополнен. - М., 2001. - С. 186.

-23-

ступности оперативные работники и следователи сталкиваются с наиболее продуманными, изощренными способами противодействия. Действительно, только имеющая солидные финансовые ресурсы организованная преступная группа в состоянии:

  • финансировать коррумпированных сотрудников ФСБ, МВД, налоговой полиции;
  • координировать их деятельность по сбору оперативной информации
  • 0 готовящихся акциях против преступной среды;

  • дискредитировать наиболее активных, а потому и опасных сотрудников;
  • искать эффективные точки давления на судей и прокуроров, от которых зависит избрание меры пресечения или ее изменение и т.п.
  • Организация проверочных и следственных действий предполагает наличие глубоких, систематических знаний о характере противодействия преступной среды, его основных способах и особенностях, обусловленных географическим, этническим или экономическим характером. Как совершенно верно отметил Р.Ю.Улимаев, противодействие субъектам доказывания оказывают следующие субъекты:

а) лица, проходящие по уголовному делу (подозреваемые, обвиняемые, свидетели, потерпевшие и др.);

б) некоторые коррумпированные сотрудники правоохранительного ор гана, в том числе входящие в следственно-оперативную группу, вышестоя щие руководители;

в) их связи (знакомые и родственники перечисленных субъектов). Вероятно, к перечисленным субъектам целесообразно добавить и

коррумпированных адвокатов, осуществляющих защиту членов организованной преступной группы. Эта категория субъектов, имеющих непосред-

1 См.: Улимаев Р.Ю. Следственно-оперативные группы: правовой статус, организация и деятельность. - М., 2001. - С. 21.

-24-

ственный доступ к материалам уголовного дела, не заинтересована в уста- новлении истины по делу, а, используя свои знания о конкретных источниках доказательств по делу, нередко предпринимает действия по обесцениванию доказательственного значения фактических данных. Для этого нередко склоняет, например, к отказу потерпевшего от своих ранее данных показаний.

Мы разделяем мнение СЮ. Журавлева, обозначившего следующие направления противодействия преступной среды предварительному следствию:

  • оказание помощи сообщникам, привлеченным к уголовной ответственности и находящимся в местах лишения свободы;
  • предоставление помощи родственникам и близким осужденных членов преступной группы;
  • избавление от следов преступления, выражающееся в их утаивании, уничтожении, маскировке, фальсификации или инсценировке;
  • недопущение исследования следов преступления, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, в качестве доказательств по уголовному делу, путем воздействия на сотрудников правоохранительных органов (в том числе путем подкупа) и оказания процессуальных, служебных, административных, организационных и бытовых помех расследованию;
  • изучение оперативной обстановки на предмет ее безопасности для преступной группы и возможности подготовки и совершения нового преступления.1
  • Представляется, что только с учетом всех перечисленных факторов возможно разработать действительно эффективные приемы, позволяющие качественно провести необходимые проверочные и следственные действия.

1 См.: Журавлев СЮ. Частная охрана. М., 1994. - С. 160.

-25-

Поскольку наиболее ранние проявления противодействия деятельности оперативных и следственных аппаратов возникают на доследст-венной стадии, когда производятся оперативно-розыскные мероприятия, оправданно рассмотреть тактические особенности именно этих мероприятий.

Специфика научно-обоснованных рекомендаций тактики борьбы с организованной преступностью состоит в том, что они разрабатываются на длительный период времени и не ограничиваются отдельным оперативно- розыскным мероприятием или следственным действием и охватывают весь период выявления и изобличения активных участников организованной преступной группы, начиная с момента поступления первичной информации о противоправной деятельности, до вынесения решения судом по уголовному делу (а в некоторых случаях - при невозможности привлечь к уголовной ответственности всех членов преступной группы - и после провозглашения обвинительного приговора в отношении некоторых участников преступной деятельности). Поэтому можно утверждать, что на стадии организации проверочных действий и дальнейшего предварительного следствия при раскрытии проявлений организованной преступности необходимо разработать не только краткосрочные (тактические) рекомендации для деятельности оперативно- следственных групп, но и долгосрочные (стратегические).

Заимствованные из военной науки основные положения военной тактики применительно к деятельности правоохранительных органов переосмысляются и разрабатываются уже более столетия. Примечательно, что первоначально тактические рекомендации основоположниками «полицейской науки» или криминалистики разрабатывались в неразрывном единстве и негласные оперативно-розыскные методы не противопоставлялись гласным - следственным действиям. В этом можно убедиться, ознакомившись с трудами Г. Гросса, Г. Гельвига, Р.А. Рейсса, С.Н. Трегубова, Г. Шнейкерта, И.Н. Якимова и

-26-

других ученых . Причина этого явления состоит в том, что теория оперативно- розыскной деятельности в период консолидации криминалистических знаний еще не существовала. Более того, и в настоящее время положения теории оперативно- розыскной деятельности разрабатываются только в России и в ряде стран СНГ.

В современной России оперативно-розыскная деятельность в борьбе с организованной преступностью имеет корни в деятельности оперативных аппаратов МВД СССР по борьбе с бандитизмом, которые вели глубокую разведывательную работу в преступной среде, имели опыт привлечения к негласному сотрудничеству лиц, причастных к преступной деятельности, переориентации членов банд, внедрения их в среду оперативных работников и т.п.

В настоящее время в специальной литературе обсуждается вопрос о способах раскрытия преступлений как путем проведения оперативно-розы-скных мероприятий, так и следственных действий. По данной тематике на базе Экспертно-криминалистического центра МВД России 4 ноября 1999 года проведен «круглый стол» с участием представителей полиции США, где отмечен определенный перекос в специальной учебной литературе. Попутно можно отметить, что в США подобных проблем не возникает, поскольку собираемая американскими полицейскими информация, хотя и подразделяется на четыре основные категории в зависимости от ее конечного использования (ориентирующая, тактическая, стратегическая, доказательственная), но практически одна и та же информация с учетом характе-

1 См.: Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей жандармской поли ции и др. - Смоленск, 1895; Гельвиг А. Современная криминалистика (Методы расследо вания преступлений). - М., 1925; Рейсе Р.А. Научная техника расследования преступле ний. - СПб, 1912; Трегубов С.Н. Основы уголовной техники. - Петроград, 1915; Шнейкерт Г. Тайна преступника и пути ее раскрытия. - М., 1925; Якимов И.Н. Криминалистика. Ру ководство по уголовной технике и тактике. - М., 1929; Громов Вл. Вещественные улики и научно-уголовная техника. - М., 1932.

2 См., напр.: Мешков В.М., Попов В.Л. К вопросу о преподавании в институте курсов криминалистики и ОРД. // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности. Сб. научных трудов КЮИ МВД РФ. Вып. 4. - Калининград, 1998. - С. 3-7.

-27-

ра ее применения может относиться к различным категориям.1 В частности, на семинаре отмечено, что деятельность субъекта доказывания - следователя или оперативного работника рассматривается либо с криминалистических, либо оперативно-розыскных позиций. В соответствии с этим научная и учебная литература достаточно полно и объективно освещает направленность деятельности оперативных или следственных аппаратов. Проблемы взаимодействия оперативного сотрудника и следователя изучаются на стыке двух наук: теории оперативно-розыскной деятельности и криминалистики. При этом нередко в учебной литературе происходит дублирование при изложении материала о возможностях раскрытия и расследования проявлений организованной преступности.- Так, изучая методы противодействия фальшивомонетничеству, и специалисты в области оперативно-розыскной деятельности, и криминалисты подробно разбирают уголовно-правовые аспекты фальшивомонетничества, анализируют криминологические показатели тенденций совершенствования процесса подделки денег, перечисляют наиболее типичные ситуации, складывающиеся на момент получения первичной информации о факте фальшивомонетничества, и предлагают способы, алгоритмы действий сотрудников правоохранительных органов. При этом рекомендуют обращаться за помощью к сведущим лицам (специалистам), проводить специальные исследования. Тактические приемы обнаружения признаков фальшивомонетничества при производстве следственного (или оперативного) осмотра либо изобличения во лжи при допросе (или оперативном опросе) даются фактически одинаково как при изучении курса оперативно-розыскной деятельности, так и криминалистической тактики. Можно и далее перечислять совпадение основных положений этих курсов (например, использование оперативно-справочных и криминалистических учетов, тактики привлечения общественности, ис-

См.: Смирнов М.П. Зарубежная налоговая и криминальная полиция и их оперативно- розыскная деятельность. - М., 2000. - С. 105.

-28-

пользования телевидения и т.п.). Помимо этого, уместно отметить, что на досудебной стадии происходит фактически единый познавательный процесс как у оперативного работника, так и следователя, а именно: «доказывание - познание»1.

Нередко и в оперативно-розыскной, и в криминалистической литературе отсутствуют принципиально отличные подходы к тактике раскрытия и расследования определенного вида преступления. Происходит дублирование при описании тактики действий, допустим, следователя или оперативного работника при подготовке к опросу (допросу) заподозренного лица (например, указывается на необходимость предварительного изучения личности заподозренного, установления с ним психологического контакта и т.п.). Это понятно, поскольку получение сведений от человека в процессе общения с ним основывается на психологических закономерностях, которые необходимо учитывать сотруднику независимо от того, участвует ли он в оперативно-розыскном мероприятии либо в следственном действии. Поскольку это так, то, следовательно, нет принципиально неразрешимых препятствий изучать элементы общения с лицами, вовлеченными в деятельность по раскрытию и расследованию преступлений, в рамках одного, единого учебного курса. Такой же вывод можно сделать и по блоку исследования материальных объектов. Закономерности образования на них изменений, связанных с преступной деятельностью, одинаковы. Не может же быть отличий в этом процессе, явлении, характерных для обнаружения только оперативным работником, и совершенно иных закономерностей, используемых лично следователем. Поэтому тактику общения с лицами, вовлеченными в деятельность по раскрытию и расследованию преступлений, а также тактические приемы извлечения информации при изучении материальных объектов необходимо изучать в едином курсе. Кстати, имен-

1 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Ниж. Новгород, 1997. - С. 145.

-29-

но таким образом построен учебник «Основы естественно-научных знаний для юристов», где подробно рассмотрены проблемы применения естественно- научных знаний при назначении, производстве, оценке и использовании судебных экспертиз, а также решении других задач, возникающих в следственной, судебной, арбитражной практике и иных областях правоохранительной деятельности.1

Думается, что в основу разработки нового курса по обучению искусству раскрытия и расследования преступлений должен быть положен постулат о том, что деятельность по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений едина и неделима. Понятно, что значительное количество первичных данных, сведений о противоправной деятельности оперативные работники зачастую получают от конфидентов, но фиксирование этих данных в соответствующих документах должно происходить таким образом, чтобы впоследствии они могли быть признаны в судебном заседании доказательствами по делу.

Проведенные исследования позволяют утверждать, что значительное число материалов оперативной проверки никогда не используется при официальном доказывании вины конкретного субъекта в суде. 35,5 % оперативных работников, принявших участие в проведенных опросах, считает, что оперативные материалы никогда не приобщаются к уголовному делу, они должны храниться в делах оперативного учета.

Современный уровень противостояния правоохранительных органов и организованной преступности свидетельствует о том, что при производстве только следственных действий невозможно получить весь объем необходимой информации для вынесения судом обоснованного приговора. Совершенно верно отметил С.С.Овчинский, что оперативно-розыскная информация становится важнейшим гарантом достоверности истинности по уголовным делам, поскольку при оперативно-розыскном установлении

1 См.: Основы естественнонаучных знаний для юристов. - М., 1999. - 600 с.

-30-

обстоятельств совершенного преступления также существуют свои гарантии достоверности.

Вместе с тем реально действующего механизма использования данных, полученных оперативно-розыскным путем, до настоящего времени не суще- ствует. Наиболее распространенная точка зрения об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности состоит в том, что непроцессуаль-ные мероприятия создают основу для будущего доказывания. По нашему мнению, использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе не ограничивается этой формой. Как нам представляется, все сведения, добытые как оперативным, так и следственным путем, могут быть признаны в качестве доказательств по делу, если отвечают следующим требованиям:

  • обеспечивают законные права граждан, в первую очередь, потерпевших от преступления, и не противоречат Конституции России;
  • позволяют их перепроверить, т.е. содержат сведения об источнике и процедуре их получения;
  • предусмотрены нормами уголовно-процессуального законодательства и произведены в полном соответствии с ними.
  • Данная проблема актуальна не только в России, она волнует специалистов других стран, которым досталось в наследство несовершенное уголовно-процессуальное законодательство Советского Союза. Так, украинские ученые утверждают, что:

  • в уголовном судопроизводстве подлежит исследованию любая ин формация, имеющая доказательственное значение для раскрытия преступле ния и изобличения виновного, независимо от способа и формы ее получения, за исключением прямо запрещенных законом;

1 См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 474.

2 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Ниж.Новгород, 1997. - С. 145.

-31 -

  • назначение уголовного процесса - исследовать поступающую ин формацию с соблюдением процедур, обеспечивающих объективность ее

•’ проверки;

  • подобно тому как ни одно доказательство не имеет заранее установ ленной силы, так и не имеет заранее установленной силы ни одна процессу альная форма их получения и исследования.

Считаем мнение украинских коллег достойным самого пристального внимания. Как и в ходе оперативно-розыскных мероприятий, так и следст венных действий получают информацию об объективных фактах, сущест вующих в действительности. Если эти факты установлены хотя и вне рамок уголовного процесса, но не с нарушением требований оперативно-розыск ного законодательства и они могут быть объективизированы в ходе ел едет- *’ венных действий, следовательно, исключать подобные источники из системы

доказательств по делу было бы неверным.

Представляется, что методические рекомендации для практических работников по тактике получения сведений о преступной деятельности, а также методика изучения курса о тактике сотрудников правоохранительных органов в сфере деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений должны иметь общую базу. Это позволит максимально приблизить разрабатываемые учеными рекомендации к реалиям практической деятельности оперативных и следственных подразделений. Основная часть сведений вновь организованного учебного курса по обучению оперативных работников и следователей искусству раскрытия и расследований преступлений должна иметь открытый характер, другая должна остаться за грифом ограничительного пользования. Это касается информации, позволяющей создать представление о принципах работы с конфидентами, о технологии ведения дел оперативного учета и т.п. Совершенно засекреченными должны быть

1 См.: Дидоренко Э.А., Кириченко С.А., Розовский Б.Г. Процессуальный статус ОРД в уголовном судопроизводстве. - Луганск, 2000. - С. 90-91.

-32-

данные относительно личности конкретного исполнителя специального задания оперативного работника.

От будущих следователей, обучающихся в гражданских юридических вузах, фактически засекречены сведения о том, что у правоохранительных органов имеются скрытые способы собирания данных о деятельности заинтересовавших их лиц по месту жительства, работы, отдыха, отбывания наказания. Вместе с тем они общеизвестны как из художественной литературы, из фильмов, так и из средств массовой информации. Оглушающие своей актуальностью подробности, например, о технологии документирования действий наркодельцов можно получить по всемирной компьютерной сети Интернет. Эти источники позволяют, не обращаясь к специальной литературе, иметь достаточно полное представление о методах оперативно-розыскной деятельности. Затрагиваемая проблема не нова в юридической литературе. Существующий порядок затрудняет обучение сотрудников правоохранительных органов, значительная часть которых, имея базовое неюридическое образование, не допущена к изданиям, имеющим гриф ограничительного пользования. Вместе с тем преступный мир прекрасно знает, например, о процедуре подготовки и об обстоятельствах получения, допустим, видеозаписи преступной сделки. Поэтому допрос оперативного сотрудника по данному факту не будет способствовать разглашению приемов и методов оперативных подразделений, поскольку сведения о том, в отношении кого и когда видеосъемка будет применяться, так и останутся секретными.

По сведениям К.В. Суркова, попытки сделать доступными для общественного ознакомления и обсуждения порядок производства оперативных действий, процедуру привлечения граждан к участию в оперативной деятельности, порядка заведения и осуществления производства по оператив-

1 См.: Организованная преступность. / Под ред. А.И. Долговой, СВ. Дьякова. - М., 1989. -С. 246.

-33-

ным делам уже осуществлялись при составлении проекта Федерального оперативного кодекса РСФСР. Продолжение раздельного изучения в спе- циализированных учебных заведениях МВД России тактических основ оперативно-розыскной деятельности и криминалистики не будет способствовать качественной подготовке специалистов по выявлению и раскрытию преступлений. В этом отношении мы солидарны со взглядами В.М. Мешкова и В.Л. Попова.2

Понятно, что изучение тактических основ деятельности по выявлению и раскрытию преступлений должно быть основано на едином фундаменте, едином правовом акте, объединяющем и оперативно-розыскную, и процессуальную деятельность. Таким документом, по мнению В.Б. Рушайло, может стать оперативно-процессуальный кодекс, в котором должны быть систематизированы положения оперативно-розыскного и уголовно-процессуального законодательства. Такой открытый кодифицированный правовой акт должен быть не сугубо оперативно-розыскным, а оперативно-процессуальным. Как считает В.Б. Рушайло, речь идет о том, что данный правовой документ должен отражать как оперативно-розыскной процесс, так и в целом процесс деятельности должностных лиц оперативных подразделений, охватывающий действия, предусмотренные иными, чем оперативно-розыскная деятельность, видами правоохранительной деятельности, использование которых необходимо как для сбора оперативно-розыскной информации, ее проверки, так и использования в процессе производства по уголовным делам.3

Аналогичные проблемы изучаются и украинскими юристами. Так, Э.А.Дидоренко, С.А.Кириченко и Б.Г.Розовский предлагают придать части ОРД процессуального статуса, регламентации в УПК процессуальных

1 См.: Сурков К.В. Принципы ОРД и их правовое обеспечение в законодательстве, регла ментирующем сыск. - СПб., 1996. - С. 131.

2 См.: Мешков В.М., Попов В.Л. Указ. работа. - С. 13.

3 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности. - СПб., 2000. - С. 125.

-34-

гарантий законности, обоснованности и прозрачности получения результатов проведения оперативно-розыскных мероприятий, что, по их мнению, является единственным способом ограждения граждан от противоправного нарушения их прав и свобод в ходе раскрытия и расследования преступлений.

Выдвигаемые предложения не являются абсолютно новыми в теории оперативно- розыскной деятельности и криминалистики. На рубеже XIX и XX веков тактика деятельности оперативных подразделений и судебных следователей не противопоставлялась друг другу. Об этом можно судить по трудам Г. Гросса, Р.А. Рейсса, Г. Шнейкерта, И.Н. Якимова и других ученых. Видимо, поэтому наши современники все чаще обращают внимание на работы «пионеров» криминалистики и пользуются ими. Усилия этих специалистов были направлены на разработку тактических приемов, способов, позволяющих получить конечный результат - выявить, раскрыть и расследовать событие, имеющее признаки преступления, независимо от источников. Так, первый отечественный профессор криминалистики И.Н. Якимов считал, что при объединении в одних руках обеих видов работы (гласной и негласной - вставка моя - С.К.), достигается ее быстрота и единство, наилучший подбор подходящих людей и полная уверенность оперативного работника в своих негласных помощниках, в ценности и значении даваемых ими сведений.2 Интересно, что взгляды российского ученого реализовались в США, где деятельность сотрудников криминальной полиции реализуется в виде установленных законом процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий с использованием легальных (гласных) и нелегальных (негласных) сил, средств и методов (мероприятий), регламентируемых чаще всего секретными и другими ведомственны-

1 См.: Процессуальная регламентация ОРД требует завершения: Научный доклад. - Лу ганск, 2002. - С. 7.

2 См.: Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. - М., 1929. - С. 50.

-35-

ми актами.1

Представляется, что сотрудник, подготовленный соответствующим образом, должен обладать навыками:

  • производства как негласного осмотра помещения, транспортного средства и т.п., так и следственного осмотра этого же объекта;
  • организации разведывательного опроса субъекта и осуществления его допроса в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и т.п.
  • При этом именно сотрудник должен сделать выбор, в зависимости от сложившейся ситуации, какими методами пользоваться - гласными или негласными.

Примерно по этой схеме действуют правоохранительные органы других стран, которые в ходе расследования проводят задержания, обыски и аресты, скрытые наблюдения, перлюстрацию корреспонденции, прослушивание телефонных разговоров, негласную звуко- и видеозапись, привлечение к негласному сотрудничеству осведомителей и платных информаторов и другие следственные действия и оперативно-розыскные меро- приятия.2 В Болгарии следователи органов внутренних дел допущены к оперативной разработке лиц, задержанных оперативными работниками по подозрению в совершении преступлений. В Соединенных Штатах, Австрии, во Франции и других странах функции следователя и оперативного работника выполняются одним лицом.

Предмет познания и производства оперативно-розыскного мероприятия и проведения процессуального действия, в конечном счете, сконцентрирован вокруг обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 68 УПК РСФСР). Одна-

1 См.: Смирнов М.П. Зарубежная налоговая и криминальная полиция и их оперативно- розыскная деятельность. - М., 2000. - С. 26.

2 См.: Адашкевич Ю.Н. Организованная преступность - 2. «Круглый стол» Криминологи ческой ассоциации. - М., 1993. - С. 213-214.

3 См.: Смирнов М.П. Указ. раб. - С. 110

-36-

ко при оперативно-розыскном установлении обстоятельств совершенного преступления, как верно отметил С.С.Овчинский, его содержание значительно шире, он насыщен фактами, указывающими путь к получению доказательств и раскрывающими доказательственное значение устанавливаемых явлений, событий, обстоятельств, обнаруживаемых предметов, доказательств и следов.

Крайне важно, чтобы результаты деятельности субъекта доказывания, независимо от степени открытости источников получения информации, после соответствующей проверки и оценки следователем и судом могли быть признаны доказательствами по делу. Иными словами, документы, составленные оперативным работником как по отдельному поручению следователя, так и без него, после соответствующего оформления (например, вынесения постановления о приобщении материалов к уголовному делу) должны рассматриваться в суде в качестве источника доказательств, наряду с полученными следователем, ведущим производство по делу. В необходимых случаях оперативный работник может быть допрошен в качестве свидетеля на судебном заседании, где подлежат оглашению все обстоятельства процедуры получения сведений по делу, вплоть до разглашения, при необходимости - сведений конфиденциального характера. Согласно нашим исследованиям, большинство оперативных работников (более 72 %) готово участвовать в судебном заседании в качестве свидетеля с целью сообщения фактов, ставших им известными в ходе оперативно-розыскных мероприятий.

Интересно, что наши предложения во многом совпадают с предложениями украинских юристов, предлагающих дополнить ч. 3 ст. 68 УПК Украины следующим образом: «Допускается допрос оперативного сотрудника, который, в силу своего должностного положения, получил имеющую значение для расследования преступления информацию от лица, расшифровка ко-

1 См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 474-475.

-37-

торого нецелесообразна, за исключением случаев, когда показания этого лица являются единственным и основным доказательством по делу».1

Внесение предлагаемых изменений в уголовно-процессуальный кодекс повлечет корректировку отдельных статей и в Федеральном законе РФ «Об ОРД». В конечном счете, это позволит качественно повысить эффективность борьбы с преступностью, и, в первую очередь, с ее организованными формами. В настоящее время невозможно себе представить выявление, раскрытие и расследование преступлений, где следователь отстранен от материалов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности. Оперативная и следственная практика идет по пути создания оперативно-следственных групп, члены которых планируют весь комплекс вопросов, касающихся как оперативной стадии выявления, документирования признаков преступления, так и фиксации полученных данных в следственных и судебных материалах.

В соответствии со ст. 12 Федерального закона РФ «Об ОРД» оперативный работник имеет право выступать в судебном заседании в качестве свидетеля, где подробно информирует суд об обстоятельствах получения информации, не раскрывая данные о:

  • конкретных источниках получения информации;
  • силах, средствах, методах, используемых при проведении негласных ОРМ;
  • организации, тактике проведения ОРМ;
  • финансировании ОРД;
  • методах и средствах защиты секретной информации.
  • В большинстве государств деятельностью по выявлению и раскрытию преступлений занимаются инспектора, имеющие право пользоваться методами, отнесенными и к оперативно-розыскным, и к следственным (криминали-

1 См.: Процессуальная регламентация ОРД требует завершения. - Луганск, 2002. - С. 16.

-38-

стическим). Они уполномочены осуществлять весь комплекс оперативно- следственных мероприятий, начиная от выявления признаков преступления и заканчивая выступлением в суде в качестве свидетелей по делу. По нашему мнению, опыт работы правоохранительных органов развитых стран в этой сфере допустимо использовать в России. По нашим данным, оперативные работники психологически готовы к выступлениям в судебных заведениях с целью оглашения необходимых аспектов получения того или иного доказательства по конкретному делу.

По нашему твердому убеждению, следователь должен быть допущен к анализу и оценке криминалистически значимой информации, полученной оперативно- розыскными методами и относящейся к расследуемому событию. Поэтому УПК РФ целесообразно дополнить статьей следующего содержания: «Следователь имеет право ознакомиться с криминалистически значимой информацией, относящейся к расследуемому событию, полученной оперативно-розыскными методами».

-39-

1.2 Общие начала взаимодействия следователя и оперативного работника как условие получения криминалистически значимой информации на первоначальном этапе расследования проявлений организованной преступности

Оперативные и следственные подразделения реализуют свои права в рамках предоставленной им компетенции. Применительно к исследуемой проблеме термин «компетенция» имеет два значения, а именно: а) круг полномочий какого- либо органа и должностного лица; б) круг вопросов, в которых данное лицо обладает познаниями, опытом. Взаимодействуя между собой, указанные подразделения органов внутренних дел образуют сегмент единой государственной правовой системы, механизм которой обеспечивает деятельность по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений. Каждый из субъектов взаимодействия при этом занимает в этой системе свое строго определенное законом место. В целом и оперативные и следственные подразделения выступают как независимые, обособленные формирования. Вместе с тем рассматриваемые субъекты, решая во многом сходные задачи, вынуждены вступать между собой в те или иные отношения, находиться в постоянной взаимосвязи и взаимозависимости, т.е. взаимодействовать.

Толковый словарь русского языка определяет взаимодействие как вза-имную связь явлений, взаимную поддержку. Вместе с тем категория «взаимодействие» нередко рассматривается в различных аспектах. Анализ вариантов его употребления приводит к выводу о том, что все многообразие предлагаемых позиций может быть сведено к двум, рассматривающим взаимодействие в узком и широком смысле.

1 См.: Словарь иностранных слов. - М., 1987. - С. 241.

2 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1987. - С.68.

3 См.: Томин В.Т. Проблемы оптимизации сферы функционирования органов внутренних дел. - Горький, 1978. - С. 16.

-40-

Взаимодействие в узком смысле - совместная или согласованная в пространстве и времени деятельность двух и более субъектов по достижению одной или нескольких общих целей. Взаимодействие осуществляется путем совместной разработки документов, определяющих приоритетные направления, формы, методы, сроки совместных действий. Оно основывается на:

а) информации различных аппаратов и служб по поводу складываю щейся оперативной обстановки, ее изменениях, о проводимых мероприятиях;

б) совместной разработке мероприятий, направленных на успешное ре-

2

шение конкретных задач, а также их совместное осуществление.

Данная точка зрения отражает доминирующий подход ученых и практиков разных научных школ применительно к процессу сотрудничества работников правоохранительных органов в интересах раскрытия и расследования преступлений. В абсолютном большинстве взаимодействие рассматривается с позиции осознанной волевой деятельности, направленной на получение положительного результата.” Вместе с тем в научной литературе имеются и другие точки зрения о сущности взаимодействия в узком смысле. Так, А.Ю.Чайка считает, что в этом аспекте речь должна идти о правовых формах между двумя и более самостоятельными структурами, которые не находятся в состоянии взаимоподчинения. Представляется, что автор ведет речь не о взаимодействии в узком смысле, а о формах этого взаимодействия, которые проявляются в ходе всей процедуры взаимодействия и не являются определяющими при характеристике его узкого смысла.

1 См.: Томин ВТ. Указ.раб. - С. 106.

2 См.: Еропкин М.И. Научные основы управления органами охраны общественного по рядка. // Труды высшей школы МООП СССР. 1968. Вып. 20.- СП.

См., напр.: Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и доз- нания при расследовании особо опасных преступлений. Автореф. дис. …канд. юр. наук. -Свердловск, 1966; Лекарь А.Г. Роль предварительного следствия в борьбе с преступно- стью. -М., 1959.

4 См.: Чайка А.Ю. Организация взаимодействия предварительного следствия и дознания по расследованию и раскрытию преступлений. - М., 2002. - С.9.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННА^ -41- БИБЛИОТЕК .

Под взаимодействием в широком смысле понимается универсальная система взаимозависимости явлений и процессов, то есть такое состояние взаимодействующих субъектов, которое характеризуется их непрерывным воздействием друг на друга и взаимовлиянием. Это всякое соприкосновение деятельности субъектов как обдуманное, так и неосознанное, не зависящее от ее направленности на достижение положительного или отрицательного результата , систематическое устойчивое выполнение действий, которые направлены на то, чтобы вызвать ответную реакцию со стороны партнера, при этом вызванная реакция, в свою очередь, порождает реакцию воздействующего.

В действующем уголовно-процессуальном законе процедуры взаимодействия следователя и оперативного работника в достаточной степени не регламентированы. Изучение принятого Государственной Думой 22 ноября 2001 г. уголовно-процессуального кодекса России позволяет сделать вывод о том, что законодатель и в нем не уделил достаточного внимания проблемам взаимодействия этих субъектов дознания. Отдельные аспекты взаимодействия нашли отражение в отдельных статьях УПК РФ. Так, согласно диспозиции ст. 157 этого кодекса, после направления уголовного дела прокурору (по истечении 10- ти дневного срока со дня возбуждения уголовного дела, где предварительное следствие обязательно), орган дознания может производить по нему следственные действия или оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя. Иными словами, законодатель внес дополнительные ограничения производства оперативно-розыскных мероприятий по возбужденному уголовному делу, поскольку, согласно ранее действовавшему УПК РСФСР, органу дознания не было запрещено производить по возбужденному уголовному делу опера-

1 См.: Томин В.Т. Указ. раб. - С. 18.

2 См.: Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе. - М., 1975. - С. 88..

3 См.: Щепанский Я. Элементарные понятия социологии. - М. 1969. - С.84.

-42-

тивно-розыскные мероприятия.

Согласно ч.2 ст. 163 УПК РФ 2001 г., руководитель следственной группы вправе привлечь к ее работе должностных лиц органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность. Ранее подобные вопросы не регламентировались УПК РСФСР, что позволяло неоднозначно относиться к результатам тех следственных действий, где в результате участия оперативного работника были получены какие- либо доказательства. В частности, защитники подсудимых нередко выносили ходатайства об исключении из доказательств по делу результатов таких следственных действий. Представляется, что с момента введения нового УПК РФ в действие, инциденты, основанные на якобы незаконном участии оперативного работника в следственном действии, не будут иметь места в судебной практике.

Часть 7 ст. 164 УПК РФ 2001 г. предоставляет следователю право привлекать к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, что позволяет непосредственно в ходе конкретного следственного действия использовать оперативно-розыскную информацию, которой располагает оперативный работник. По нашему мнению, это одна из самых эффективных форм взаимодействия следователя и оперативного работника, которая, в частности, позволяет использовать на допросе сведения, полученные оперативно-розыскными методами.

В криминалистике под взаимодействием субъектов доказывания понимается одна из форм организации расследования преступлений, заключающаяся в основанном на законе сотрудничестве следователя с органом дознания, согласованном по целям, месту и времени. Применительно к расследованию организованной преступной деятельности, как верно отметил Н.П. Яблоков, расследование, как и оперативно-розыскная работа, не может быть

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М, 1997. - С. 31.

-43-

успешным без четко налаженного взаимодействия следователей с оперативно- розыскными органами в рамках следственно-оперативных групп или вне этих рамок.1 Это обусловлено тем, что оперативно-розыскная деятельность является составной частью расследования преступлений данной категории.

Действующее законодательство определило каждому субъекту доказывания цели, задачи, компетенцию, формы и методы работы, а также основы их совместной деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений. Основная цель взаимодействия оперативных и следственных подразделений видится в обеспечении своевременного выявления признаков преступления, быстрого его раскрытия и качественного расследования. Объединение усилий сотрудников этих подразделений позволяет сконцентрировать их силы, средства, технические возможности для выявления лиц, нарушающих уголовный закон. Иными словами, целью взаимодействия оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел является организация и совершенствование эффективного комплекса процедур и мероприятий по выявлению и доказыванию преступной деятельности.

Общепризнанно, что при организации взаимодействия стороны должны руководствоваться рядом общих положений (принципов). В юридической литературе под правовыми принципами понимается совокупность идей, на которых базируются многочисленные элементы правовой системы. Приме- нительно к деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию престу- плений вопрос о принципах исследовался И.Ф. Герасимовым, по мнению ко- торого такими общими положениями являются:

  • строжайшее соблюдение законности;
  • плановость;
  • 1 См.: Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. - М.,
      • С. 132.

2 См.: Бабаев В.К. Правовая система общества. Общая теория права. Курс лекций. - Ниж.Новгород, 1993. - С.96.

-44-

  • быстрота, активность и широкое применение научно-технических средств в ходе расследования;
  • обязательное привлечение общественности;
  • правильное отношение к оценке доказательств;
  • знание каждым участником взаимодействия полномочий и форм деятельности органов следствия и дознания.
  • Соблюдение принципов в совместной деятельности является обязательным условием согласованных действий. Нередко при возникновении разногласий между участниками взаимодействия единственным «ключом» их устранения являются именно принципы.

Считая принципы, предложенные И.Ф. Герасимовым, обязательными для организации взаимодействия в процессе выявления, раскрытия и расследования преступлений, считаем возможным дополнить их перечень теми общими положениями, которые непосредственно относятся к взаимодействию оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел.

По нашему мнению, взаимодействие этих подразделений основано, помимо перечисленных, и на принципе паритетности. Названный принцип означает, что в процессе взаимодействия стороны выступают друг перед другом в качестве равноправных партнеров по общему делу, субъектов, не находящихся в отношениях подчинения. Несмотря на общность задач, стоящих перед оперативными и следственными подразделениями, в их деятельности остаются особенности, обусловленные особым статусом каждой из сторон. Обе стороны наделены определенными полномочиями и в состоянии автономно осуществлять свою деятельность в многообразных формах, с применением различных методов. Но для повышения эффективности своей деятельности они вынуждены обращаться друг к другу за помощью и поддержкой.

1 См.: Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений. Автореф.дис. … к.ю.н. - Свердловск, 1966.-С. 7-8.

-45-

Взаимодействие позволяет объединить усилия оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью, сконцен- трировать силы и средства на достижение намеченных целей.

Принцип сочетания гласных и негласных форм работы. Этот принцип, в сущности, является важнейшим в процессе взаимодействия оперативных и следственных подразделений. Взаимодействующие стороны обеспечивают открытость мероприятий по борьбе с преступностью, и гласность находит свое проявление при возбуждении уголовного дела, производстве следственных действий. Одновременно с этим часть работы продолжает осуществляться скрытно, конспиративно, с использованием негласных форм и довольно длительное время не становится достоянием средств массовой информации и общественности. Умелое сочетание этих компонентов нередко позволяет как обозначить факт возбуждения уголовного преследования в отношении, допустим, лидера (организатора) преступной группы, задержать его в соответствии с процессуальным законом, так и продолжать собирать информацию негласными методами.

Личный опыт расследования преступлений и изучение сложившейся практики раскрытия и расследования проявлений организованной преступности позволяет сделать вывод о том, что деятельность следователя, не имеющего информации о сведениях, добытых оперативно-розыскными методами, не может быть успешной. Как верно заметил А.Ю.Чайка, основой взаимодействия оперативного работника и следователя является обмен информацией, позволяющий эффективно подготовить и осуществить следственные действия и принимать другие процессуальные решения (выносить постановления о привлечении в качестве обвиняемого, избирать меру пресечения и т.п.).

1 См.: Чайка А.Ю. Организация взаимодействия предварительного следствия и дознания по расследованию и раскрытию преступлений. - М, 2002. - С. 18.

-46-

Пршщип доверия. Любое взаимодействие невозможно без доверия. Но в изучаемом аспекте это доверие должно основываться на обеспечении сохранения каждой из сторон государственной и служебной тайны. Располагая определенными знаниями друг о друге, стороны взвешенно оценивают воз- можность обмена информацией, регулируют ее полноту, но в любом случае обеспечивая ее достоверность, не допуская фактов введения союзников в борьбе с преступностью в заблуждение. Общечеловеческий принцип доверия в условиях взаимодействия оперативных и следственных аппаратов приобретает новое звучание, обусловленное необходимостью обеспечения конфиденциальности о таких данных, как используемые силы и средства, процедуры совместных мероприятий и т.п. Как показали проведенные нами опросы оперативных работников, далеко не во всех случаях присутствует доверие между оперативными работниками и следователями. Так, 17,3 % оперативных работников не доверяют либо следователю, либо начальнику следственного подразделения. По нашему мнению, это очень тревожный фактор.

Принцип общности интересов основывается на единстве социальной роли оперативных и следственных подразделений - противостоять эскалации преступности. Деятельность на основе принципа общности интересов спо- собствует проведению целенаправленных, единых, взаимодополняющих, со- вместных и совместимых мероприятий, что позволяет прогнозировать и со- гласовывать совместные результаты. Так, нередко факт оперативной закупки наркотического средства по времени непосредственно предшествует процес- суальному задержанию сбытчика наркотика. В процессе реализации принципа общности интересов оперативные и следственные подразделения, исходя из собственных потребностей, определяют меру дозволенного, продолжительность и периодичность проведения совместных мероприятий, намечают силы и средства, приемы и методы, обеспечивающие наиболее эффективный результат. По нашим данным, 6,3 % из числа принимавших участие в опросе

-47-

оперативных работников видят результат совместной работы со следователем в составлении совместных планов расследования преступления, в совместном изучении материалов уголовного дела.

Принцип высокой нравственности взаимоотношений оперативного работника и следователя. Сотрудники правоохранительных органов, действующие в сфере оперативно-розыскной деятельности, нередко вынуждены в случаях, предусмотренных законодательством, вторгаться в личную жизнь граждан, должностных лиц, им становятся известными подробности интимной жизни этих лиц. Кроме того, во взаимоотношениях между оперативным работником и следователем нередко возникает множество нюансов, которые невозможно предусмотреть в правовых актах, так как они относятся к сфере морально- этических отношений, всю совокупность которых затруднительно описать в нормативном документе. Поэтому считаем обоснованным введение в сферу взаимоотношений между оперативным работником и следователем Кодекса чести оперативного работника, разработанного профессором В.Л. Поповым. Этот документ способствует построению взаимоотношений между субъектами доказывания на определенных условиях нравственности. Например, согласно Кодексу чести, нравственные отношения между оперативным работником и сотрудником неоперативной службы строятся на основе уважения, доверия, взаимопомощи, гармоничного сочетания и взаимного учета интереса каждого подразделения. При этом сотрудник неоперативного подразделения не имеет нравственных оснований проявлять праздное любопытство к содержанию оперативно-розыскной деятельности, расстановке оперативно-розыскных сил и средств, проверяемым и разрабатываемым лицам и гражданам и т.п. К сожалению, данный Кодекс чести не принят в установленном по-

1 См.: Попов В.Л. К вопросу разработки и принятия Кодекса чести оперативного работника. / Материалы науч.-практ. конф. «Оперативно-розыскное и криминалистическое обеспечение деятельности органов предварительного расследования». Калининградский ЮИ МВД РФ. 23-24 июня 1998 г. - Калининград, 1998 - С. 3-12.

-48-

рядке ни одним министерством или ведомством, имеющим право на осуще- ствление ОРД.

Принцип компетентности. Взаимодействие предполагает, что стороны имеют разную компетентность в той или иной сфере. В пределах своей компетенции и оперативный сотрудник, и следователь имеют право принимать, по своему усмотрению, любые решения, связанные с использованием собственных сил и средств. Однако они не должны подменять друг друга, ущемлять инициативу сотрудничающей стороны, передавать решение собственных вопросов другой стороне.

Правильное использование собственной компетенции является обязательным условием рассматриваемого специфического взаимодействия. Попытка одного из субъектов заимствовать те или иные приемы и методы, нехарактерные для их деятельности, а также решать возникающие проблемы, опираясь только на собственные силы и средства, не только не дадут положительного результата, но и приведут к нарушению законности. Так, выполнение оперативным работником следственного действия при отсутствии письменного поручения следователя в порядке ч.4 ст. 38 УПК РФ 2001г., как правило, приводит к утере доказательственного значения зафиксированного факта, поскольку добытое доказательство является недопустимым для использования в материалах уголовного дела.

В целом соблюдение принципа компетенции позволяет как исключить дублирование субъектами взаимодействия друг друга, так и добиться высокой результативности за счет различных по характеру мер.

Принцип конспирации не только обеспечивает результативность ОРД, но и позволяет максимально минимизировать, а порой и исключить разглашение сведений о личной жизни граждан, вовлеченных в сферу деятельности оперативных подразделений. Мы солидарны с мнением К.В. Суркова о том, что игнорирование принципа конспирации, с одной стороны, приводит к то-

-49-

му, что ОРД теряет свою результативность, а с другой - уравнивает с точки зрения возможностей с иными видами правоохранительной деятельности (административно- правовой, уголовного процесса, уголовно-исполнительной).1

Согласно этому принципу, ОРД осуществляется втайне не только от представителей криминального мира, но и всех граждан, не уполномоченных на то соответствующими органами. Информация о том, что с организованной преступной деятельностью ведется борьба с использованием специального арсенала оперативных подразделений, в последнее время проникла не только в средства массовой информации (телевидение, публицистику), но и в учебную литературу, в том числе и не имеющую грифа ограниченного пользования. В частности, вышли в свет открытые для широкого круга читателей книги , появляются сравнительные анализы отдельных положений зарубежного и отечественного законодательства по данной тематике3, регулярно издаются материалы семинаров, конференций, где рассматриваются актуальные про- блемы ОРД . Все это - свидетельство процесса демократизации общества, что способствует образованию в Российской Федерации правового государства. По нашему мнению, это положительный фактор жизни общества, в котором каждый гражданин должен знать, что его интересы будут защищены всеми законными средствами, в том числе и оперативно-розыскными. Кроме того, полезность определенной части информации о наличии средств ОРД видится в том, что она является сдерживающим фактором для отдельных групп насе-

1 Сурков К.В. Принципы ОРД и их правовое обеспечение в законодательстве, регламенти рующем сыск. - СПб., 1996. - С. 13.

2 См., напр.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность: необходимость и закон ность. - Н.Новгород, 1997. - 219 с; Сурков К.В., Кваша Ю.Ф. Оперативно-розыскная дея тельность органов внутренних дел. - СПб., 1997.- 189 с.

3 Сурков К.В. Принципы полицейской разведки: Уч. пособие. - СПб., 1995. - 112 с; Смир нов М.П. Зарубежная налоговая и криминальная полиция и их оперативно-розыскная дея тельность. - М., 2000. - 584 с.

4 См., напр.: Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с ор ганизованной преступностью и наркобизнесом. Материалы международной науч.- практ. конф. 22 мая 1997 г. - СПб., 1997.

-50-

ления, внутренне готовых к криминальной деятельности, но опасающихся ра- зоблачения с помощью специальных средств и методов.

Вместе с тем считаем оправданным засекречивание всех сведений о специфике тайных способов выявления преступной деятельности и раскрытии преступлений, а также ограничение пределов оперативно-розыскной информации для определенных категорий субъектов, в чьи обязанности входит борьба с преступностью. Так, существует ограничение для судей в праве получения сведений о лицах, оказывающих содействие правоохранительным органам на конфиденциальной основе ; действует требование создания условий по защите сведений, содержащихся в представленных судье оперативно-розыскных документах ; ограничен предмет прокурорского надзора за ОРД3 и др.

Говоря о взаимодействии оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел, необходимо остановиться па правовых основах этого явления. Правовое положение субъектов взаимодействия определяется комплексом норм, предусматривающих цели, задачи и принципы деятельности, ее основные и факультативные функции. Одновременно с этим оно закрепляется всей совокупностью юридических норм, регламентирующих правоотношения участников взаимодействия. Правоотношение в данном случае обозначает конкретное, реальное общественное отношение, облаченное в правовую форму и являющееся результатом реализации нормы.

Особое место среди всех правовых актов занимает Конституция Российской Федерации. Ее нормы носят базисный, основополагающий характер как для организации взаимодействия оперативных и следственных аппаратов, так и для его эффективного регулирования. К таким юридическим нор-

1 См.: ч.З ст. 5 и ч.З ст. 19 Федерального закона «Об ОРД».

2 См.: ч.7 ст. 9 Федерального закона «Об ОРД».

3 См.: ч. 3 ст. 21 Федерального закона «Об ОРД».

4 См.: Бабаев В.К. Теория современного советского права. - Н. Новгород, 1991. - С.82- 93.

-51 -

мам следует отнести статьи Основного закона, регулирующие права и свободы человека и гражданина, гарантирующие неприкосновенность жилья, не- вмешательство государственных органов в личную жизнь человека и т.п.

Правовой основой взаимодействия оперативных и следственных подразделений являются законы Российской Федерации и издаваемые на их основе подзаконные акты, которые допустимо разделить на две большие группы.

  1. К первой относятся законы и подзаконные акты, закрепляющие наиболее общие положения, касающиеся организации взаимодействия, его структуры. К таким законам относятся уголовно-процессуальный закон РФ, Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», устанавливающие полномочия субъектов взаимодействия,и определяющие их компетенцию и функции.
  2. Вторую группу представляют ведомственные нормативные акты: приказы, инструкции, положения, регламентирующие порядок взаимодействия, определяют конкретные направления. Например, в приказе МВД РФ №334 за- креплены основные положения, позволяющие объединить усилия как опера- тивных и следственных подразделений, так и иных подразделений и служб министерства в раскрытии и расследовании преступлений.
  3. Конкретизируя сущность взаимодействия оперативных и следственных подразделений, следует отметить, что оно носит характер равноправного со- трудничества субъектов, не находящихся в подчинении друг у друга, обла- дающих различными полномочиями, что заставляет обе стороны интенсифи- цировать свою деятельность на основе дифференциации и систематизации функций. Характерным для всего процесса взаимодействия является то, что каждая из сторон самостоятельна в выборе и осуществлении тех или иных приемов и методов, которые считаются наиболее эффективными для достижения поставленных целей, и несет ответственность за результаты своей деятельности. Стороны не могут передоверять друг другу выполнение несвойст-

-52-

венных им функций. Например, следователь не вправе самостоятельно ставить задачи конфиденту, но аналогичную задачу может и должен поставить оперативному работнику, не ограничивая его в выборе сил и средств, обеспе- чивающих выполнение поставленной задачи.

Деятельность оперативных и следственных подразделений, как уже отмечалось, носит самостоятельный, неподчиненный друг другу характер. Каждая сторона в пределах своей компетенции специфическими средствами и методами осуществляет сбор необходимых сведений об интересующем событии, фиксирует, оценивает и анализирует ее, при необходимости вовлекая в этот процесс взаимодействующую сторону. Нередко, например, следователю не удается получить исчерпывающую информацию при допросе задержанного. Сообщение оперативным работником в такой ситуации о сильных и слабых сторонах допрашиваемого, его интересах зачастую способствует грамотному построению общения следователя с задержанным и получению необходимой информации.

Сложность и многогранность деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, особенно в сфере организованной преступности, требует согласованных и скоординированных действий основных подразделений, осуществляющих борьбу с ее проявлениями, путем рационального сочетания сил и средств, форм и методов работы, присущих этим подразделениям, при четком разграничении полномочий каждого. Различение полномочий оперативных и следственных подразделений позволяет исключить дублирование и подмену друг друга, достичь конкретной цели, оперативно и с наименьшими затратами сил и средств, за счет рационального и комплексного использования различных по характеру мер добиться высокой эффективности в работе.

Формы и особенности взаимодействия оперативного работника и следователя целесообразно рассмотреть применительно к следующим фазам

-53-

деятельности по выявлению и раскрытию проявлений организованной преступности: ф\ 1. Производство ОРМ при проверке данных о противоправной деятель-

ности конкретных субъектов, в условиях отсутствия официального сообщения об организованной преступной деятельности, в частности, на стадии реализации оперативного дела.

  1. Производство ОРМ на стадии принятия решения о возбуждении уголовного дела, при поступлении в органы внутренних дел сообщения (заявления) о преступлении.
  2. Осуществление ОРД во время предварительного следствия.
  3. Итак, в первой ситуации, по мнению оперативных работников, участво вавших в анкетировании, роль делового взаимодействия со следователем чрезвычайно высока. В ходе анкетирования высказаны пожелания о включе нии в структуру отдела уголовного розыска следователя, который бы участ вовал на стадии реализации оперативных материалов. Фактически этап реа лизации оперативно-розыскных материалов, полученных в ходе многомесяч ной работы оперативного аппарата, ни в УПК РСФСР 1960 г., ни в УПК РФ 2001 г. не регламентирован. На этой стадии оперативные материалы еще официально не зарегистрированы ни в журнале учета происшествий, ни в книге регистрации поступающей информации. Поэтому действия оператив- ?, ного работника и следователя регламентированы только ведомственными

приказами и инструкциями, которые, как известно, не являются основаниями для признания доказательств допустимыми.

Вместе с тем работа с оперативно-розыскной информацией, зафиксированной в служебных документах, на этой стадии только силами подразделений, осуществляющих ОРД, затруднена, поскольку в этот временной интервал предстоит легализовать весь собранный материал и создать основу для официального предварительного следствия. Следователь, зная техноло-

-54-

гию возбуждения уголовного дела, принятия решения о задержании подозре- ваемого, проведения обыска и т.п., может оказать неоценимое содействие ус- пешному завершению негласного сбора материалов.

На стадии принятия решения о возбуждении уголовного дела следователь, как правило, располагает сведениями о тех обстоятельствах расследуемого события, которые являются определяющими при принятии решения о возбуждении уголовного дела, и о формах их фиксации в оперативно-розыскных материалах. Так, при изобличении продавца амфетамина гражданина 3. следователь участвовал в составлении текста обращения «покупателя» к продавцу, исключающего его двоякое толкование (допустим, просил таблетки от головной боли и т.п.), проконтролировал оформление разрешения на проведение данного мероприятия, помог подготовить качественную видеозапись и оформить ее после производства записи очередного факта купли-продажи амфетамина. В дальнейшем видеозапись признана доказательством по делу.1

На этой стадии оперативный работник помогает следователю организовать изучение психологических качеств личности граждан, чьи показания впоследствии могут быть использованы при доказывании. Это, например, за- требование справок из военкоматов, жилищно-коммунальных органов, с места учебы и работы, снятие копий характеристик из архивных уголовных дел, из личных дел осужденных, содержавшихся в местах лишения свободы и т.п. В зависимости от имеющихся данных при непосредственном участии следователя эти лица либо немедленно опрашиваются, с фиксацией процедуры принятия объяснения на видеокассету, либо общение с ним откладывается до возбуждения уголовного дела.

Переходя к формам взаимодействия, следует согласиться с мнением Н.С.Тюрина, считающего, что формы взаимодействия не являются стабиль-

1 Уголовное дело № 1-278-99. Архив Октябрьского нарсуда г. Калининграда.

-55-

ными. Они постоянно совершенствуются, учитывая практический опыт достижения научно- технического прогресса.1 Однако наиболее распространен-

^ ные формы взаимодействия следует рассмотреть более подробно.

Основные формы взаимодействия оперативных и следственных аппаратов органов внутренних дел видятся в следующем.

  1. Создание координационных рабочих групп из сотрудников этих подразделений, основной целью которых является координация деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений.

Задачей этих рабочих групп является разработка как долгосрочных рабочих планов сотрудничества, так и планирование отдельных мероприятий, которые допустимо назвать комплексными, поскольку при их осуществлении должно сочетаться как привлечение оперативных сил и средств, так и процессуальная форма фиксации полученных результатов следователем. Подобные ситуации возникают, как правило, в стадии реализации материалов дела оперативного учета. Координационные рабочие группы, помимо решения конкретных задач по раскрытию и расследованию проявлений организованной преступности, как нам представляется, должны готовить и направлять в соответствующие подразделения аналитические обзоры, справки с описанием наиболее типичных проявлений организованной преступности и методов их документирования и доказывания.

Ъ 2. Проведение регулярных рабочих встреч сотрудников оперативных и

следственных подразделений по вопросам разработки и осуществления согласованных мер в совместной деятельности по борьбе с организованной преступностью.

В ходе таких встреч устанавливаются личные деловые контакты между сотрудниками, осуществляется их взаимное консультирование по вопросам,

1 См.: Тюрин Н.С. Формы оперативно-розыскной и следственной деятельности. // Правовые проблемы укрепления российской государственности. 4.10. - С. 68.

-56-

входящим в компетенцию каждого из них, более глубоко и всесторонне познается криминогенная обстановка в регионе, уточняются возможности сторон, оценивается ситуация на любом этапе расследования и судебная перспектива по уже возбужденным уголовным делам.

  1. Оказание содействия друг другу при подготовке к отдельным оперативно- розыскным мероприятиям и следственным действиям.

Необходимость взаимной помощи возникает при оценке поисковой информации о конкретном субъекте или объекте, попавшем в поле зрения правоохранительных органов, в ходе перепроверки информации, полученной как оперативным путем, так и в ходе следственных действий, а также при определении способов фиксации информации в ситуациях, когда по тем или иным основаниям нецелесообразно проведение следственного действия (например, предъявления для опознания лидера преступной группы, способного оказать психическое воздействие на потерпевшего) и т.п.

Важнейшим условием этой формы взаимодействия следователя и оперативного работника является правильное сочетание следственных действий и оперативно- розыскных мер и четкое разграничение на основе закона функций между оперативными и следственными подразделениями. Данный вид взаимодействия наиболее распространен в практической деятельности органов внутренних дел и является одним из основных. Он осуществляется в различных процессуальных и организационных формах. Законодателем регламентировано процессуальное положение оперативного подразделения, входящего в орган дознания, и следствия, а именно:

  • пределы и объем процессуальной деятельности оперативного подразделения по конкретному делу;
  • следователь в любой момент вправе приступить к предварительному следствию по делу, находящемуся в производстве оперативного подразделения;

-57-

  • оперативное подразделение (как орган дознания) после передачи дела следователю вправе производить по нему следственные действия только по поручению следователя.1

Характерной особенностью данного взаимодействия является факт его осуществления на протяжении всего периода расследования как в рамках следственных действий, так и оперативно-розыскных мер. Нередко проводимые оперативно-розыскные мероприятия могут являться основой, определяющей общее направление производства следственных действий, и обусловливают тактику расследования уголовного дела в целом. При этом раскрытие преступления является одной из главных задач как оперативных подразделений, так и органов предварительного следствия. Указанные обстоятельства - важнейшая юридическая основа взаимодействия органов, производящих рас- следование и дознание.

  1. Участие оперативного работника в следственно-оперативной группе. Эта форма взаимодействия предусмотрена в ч. 2 ст. 163 УПК РФ 2001 г., согласно которой к работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Данная новелла уголовно-процессуального кодекса создает условия эффективного использования данных, полученных оперативно-розыскными методами. Вместе с тем закон однозначно определяет, что руководителем следственно-оперативной группы всегда должно являться лицо, ответственное за результаты проведенного расследования и обладающее процессуальными полномочиями. Как верно отметил Р.Ю. Улимаев, деятельность следственно- оперативной группы предполагает использование как процессуальных, так и непроцессуальных форм взаимодействия, сочетание процессу-

1 См.: Криминалистика. - М., 1994. - С. 70-73.

См.: Бердичевский Ф.Ю. О предмете и понятийном аппарате криминалистики (в порядке обсуждения). // Вопросы борьбы с преступностью - М., 1976. - С. 148.

-58-

альных и непроцессуальных методов расследования, и именно поэтому подобные группы являются наиболее оптимальным и продуктивным организационным объединением. Создание следственно-оперативной группы может быть оформлено распоряжением прокурора или приказом начальника органа внутренних дел, согласованным с руководителем следственного подразделения, поскольку только он вправе распоряжаться рабочим временем следователя.

В специальной литературе высказывается мнение о том, что при создании так называемых разовых следственно-оперативных групп, создаваемых для проведения отдельных следственных действий (проверки показаний на месте, следственного эксперимента, осмотра места происшествия и т.п.), не требуется документального оформления. Считаем, что эта точка зрения недостаточно основана на изучении следственной и судебной практики. Нередко защитник обвиняемого (подсудимого) добивается исключения из доказательств по делу тех протоколов следственных действий, где зафиксировано участие оперативного работника или следователя, не допущенного в установленном порядке к производству по конкретному уголовному делу. Поэтому считаем мнение Р.Ю. Улимаева в данном аспекте ошибочным.

Вместе с тем необходимо отметить, что подобные коллизии с 1 июля 2002 г. должны уйти в прошлое, поскольку законодателем в ч.7 ст. 164 УПК РФ 2001 г. четко предусмотрено право следователя привлекать к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Единственным условием является соответствующая отметка в протоколе.

  1. Участие следователя в оперативно-следственной группе. В этом случае следователь выполняет несколько иные функции - консультационные.

1 См.: Улимаев Р.Ю. Следственно-оперативные группы: правовой статус, организация и деятельность. М., 2001. - С. 12.

2 См.: Улимаев Р.Ю. Указ. раб. - С. 16.

-59-

Известно, что оперативно-следственные группы создаются, как правило, при реализации оперативно-розыскной информации до возбуждения уголовного дела. На этой стадии следователь выступает как консультант, т.е. оценивает имеющиеся оперативно-розыскные материалы, советует обратить внимание на какие-либо аспекты оперативно-розыскной деятельности, где возможно зафиксировать следы преступной деятельности, участвует в планировании оперативно-розыскных мероприятий. Однако при этом он не выполняет своих процессуальных функций. Оперативно-следственная группа поэтому создается приказом начальника органа внутренних дел, согласованным с руководителем следственного подразделения.

  1. Производство оперативным работником по поручению следовате ля отдельных оперативно-розыскных мероприятий или следственных дей ствий.

Эта форма взаимодействия была предусмотрена ст. 127 УПК РСФСР, а также ч.4 ст. 38 УПК РФ 2001 г., согласно которой следователь уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий или отдельных следственных действий. Вместе с тем необходимо отметить, что с 1 июля 2002 г. оперативному работнику без отдельного поручения следователя запрещается производить не только следственные действия, но и оперативно-розыскные мероприятия, что зафиксировано в ст. 157 УПК РФ 2001 г. Кстати, в настоящее время 75,42 % оперативных работников считают исполнение отдельных поручений следователя основной формой взаимодействия.

  1. Участие оперативного сотрудника в производстве следственных действий, производимых следователем.

Эта форма взаимодействия следователя и оперативного работника достаточно распространена в следственной практике и в новом УПК РФ также закреплена законодателем. На эту форму взаимодействия обратил внимание

-60-

А.Г. Маркушин, по мнению которого оперативно-розыскная информация ис- пользуется в выборе тактики следственных действия (производстве обыска, выемки, осмотра, допроса свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых и т.п.).

Согласно ч. 7 ст. 164 УПК РФ 2001 г., следователь вправе привлечь к участию в следственном действии лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. При этом не требуется вынесения какого-либо постановления или отдельного поручения следователя. Достаточно сделать отметку в протоколе следственного действия.

  1. Осуществление оперативным работником мер принуждения, преду- смотренных законом (например, принудительного привода, задержания).

Эти действия производятся на основании двух письменных документов, вынесенных следователем в установленном законом порядке:

  • отдельного поручения;
  • постановления, например, о принудительном приводе.
  • В ходе выполнения задач по выявлению, раскрытию и расследованию преступной деятельности и органы предварительного следствия, и оперативные аппараты в своей процессуальной деятельности по уголовному делу руководствуются одним и тем же уголовно-процессуальным законом; процессуальные акты и документы, составляемые оперативными работниками в соответствии с законом, имеют такую же юридическую силу, как и подобные акты и документы, составляемые следователем.

Наделение необходимыми властными полномочиями следователя и оперативного работника в соответствие с уголовно-процессуальным законом позволяет каждому из них эффективно работать в процессе взаимодействия. Согласно Федеральному Закону РФ «Об оперативно-розыскной деятельно-

1 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Ниж. Новгород, 1997. - С. 141.

2 См.: Криминалистика. - М., 1994. - С. 71.

-61 -

сти», за оперативными работниками не только закреплено право производства оперативно-розыскных мероприятий, но не регламентирован порядок их производства, способы документирования преступной деятельности и процедуры использования полученной оперативно-розыскной информации в доказывании по уголовному делу. По нашему мнению, следовало бы конкретизировать данное положение закона. Использоваться должна не вся оперативно-розыскная информация, а та ее часть, которая имеет отношение к раскрываемому или расследуемому преступлению, т.е. только ее криминалистически значимая часть.

Учет требований этого Федерального законами Уголовно-процессуального кодекса РФ позволяет в процессе выявления, раскрытия и расследования преступлений резко повысить результативность и эффективность расследования уголовных дел, так как оно обеспечено оперативным сопровождением, т.е. комплексом оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых гласно и негласно. По мнению А.П. Кузнецова, использование органами дознания специальных приемов, методов и средств, т.е. реализация специфической оперативно-розыскной функции, служит важным фактором взаимодействия с предварительным следствием. Одновременно с этим различия в процессуальном положении органов следствия и дознания, указанные в УПК РФ (пределы и объем процессуальной деятельности органов дознания, общие условия производства предварительного следствия и т.д.), создают взаимозависимость друг от друга, что является также одной из существенных основ взаимодействия этих органов.1

Подводя итог изложенному в параграфе, можно сделать вывод о том, что взаимодействие оперативных и следственных подразделений базируется на правовых актах, имеет четкие перспективы совершенствования.

См.: Кузнецов А.П. Политика государства в налоговой сфере. - И Новгород, 1995. - С.117.

-62-

1.3 Основы использовании криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами

На протяжении последних десятилетий понятие оперативно-розыскной деятельности эволюционировалось, учитывая как новые тенденции преступной деятельности, так и деятельности по выявлению и раскрытию преступлений, обусловленные изменениями в социально-экономической структуре общества и государства. Этой проблеме посвящены труды ряда ученых. Так, “по мнению В. Мешкова и В. Попова, оперативно-розыскная деятельность - это система научных положений и разрабагываемых на их основе рекомендаций по осуществлению совокупности действий, операций, производимых субъектами оперативно- розыскной деятельности, учитывающих особенности складывающейся криминальной ситуации, основанных на требованиях Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» и на нормах Морально-этического кодекса оперативного работника и направленных на решение задач, стоящих перед оперативным сотрудником на данном этапе.1

Разделяя в целом взгляды авторов, считаем преждевременным включать в определение оперативно-розыскной деятельности ссылку на Морально-этический кодекс оперативного работника, поскольку он не принят в установленном порядке министерствами и ведомствами, где функционируют оперативно-розыскные подразделения.

Предложенное определение содержит ряд основополагающих положений.

  1. В определении зафиксирован способ формирования действий, операций и т.п., составляющих основу оперативно-розыскной деятельности:
  • обобщение личного и коллективного опыта сотрудников оператив-

1 См.: Мешков В.М. Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. - М., 1999. - С.4.

-63-

ных аппаратов;

  • разработка рекомендаций учеными в сфере теории оперативно-розы скной деятельности.
  1. Оперативно-розыскные мероприятия должны проводиться только после тщательного изучения обстоятельств функционирования как криминального мира, так и наличия сил и средств, которыми располагают правоохранительные органы.
  2. Предложенное определение не ограничивает сферу деятельности оперативных подразделений только выявлением и раскрытием преступлений, но обеспечивает участие оперативного работника, например, в процедуре восстановления доброго имени человека, ошибочно воспринятого, например, средствами массовой печати как преступника.
  3. Говоря о сущности оперативно-розыскной деятельности, невозможно обойти вниманием такие ее результаты, как получение соответствующей информации, которую принято называть оперативно-розыскной. Более детальное рассмотрение этого вида информации позволяет прийти к выводу о том, что она далеко не однозначна и содержит различные по значимости и ценности сведения, в частности:
  • позволяющие обеспечить дальнейшее функционирование подразделения, уполномоченного осуществлять ОРД;
  • выявляющие сведения о латентных преступлениях, о лицах, представляющих оперативный интерес;
  • содержащие информацию относительно фактов, событий, лицах по конкретному преступлению и т.п.
  • Безусловно, все виды информации важны и необходимы. Однако в плоскости раскрытия и расследования конкретного преступления особую важность приобретает та часть информации, которая получена в ходе исполнения отдельного поручения следователя, либо собранная по инициативе са-

-64-

мого оперативного работника, но опять же по конкретному уголовному делу. Именно эта часть информации представляет интерес для следователя при расследовании уголовного дела. Схематично возможно следующим образом обозначить взаимосвязь всей оперативно-розыскной информации (ОРИ) и той ее части, которая имеет отношение к конкретному преступлению, т.е. криминалистически значимой информации (КримЗИ):

Продолжая анализировать взаимосвязь и взаимозависимость этих видов информации, следует предположить, что криминалистически значимая информация (КримЗИ) в дальнейшем может быть использована в доказатель- ственной информации по уголовному делу (ДИ). Поэтому КримЗИ, полученная оперативно-розыскным путем, несомненно, является составной частью ДИ. Схематично это выглядит следующим образом:

-65-

Вот именно об этом сегменте, изображенном на схеме в центре пересекающихся блоков ОРИ и ДИ, и идет речь в настоящей работе. Представляется, что следователю никогда не будет интересен весь объем оперативно-розыскной информации, включающий сведения о силах, средствах, методах ОРД. Его, в силу специфичности выполняемых задач, интересует тот небольшой блок в общей массе оперативно-розыскной информации, который можно, естественно, после предусмотренной законом процедуры легализации использовать в доказательственном процессе по уголовному делу.

Как справедливо заметил Н.П.Яблоков, процесс раскрытия преступной деятельности ОПГ и сообществ чаще всего начинается с оперативно-розыскной негласной деятельности, в ходе которой выявляется существование той или иной преступной организации и собираются данные о ее криминальной деятельности. Это происходит в результате длительной и кропотливой работы подразделения, осуществляющего ОРД, которое последовательно фиксирует криминальные проявления, собирая фактические данные, отрабатывая членов ОПГ на причастность к тем или иными преступлениям, достаточные для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Именно на основании оперативно- розыскной информации возможно принять обоснованное решение о возбуждении уголовного дела по проявлениям организованной преступности. Поэтому представляется ошибочной точка зрения авторов учебника «Криминалистика» 1999 г. в части, касающейся характеристики исходной ситуации о совершении преступления организованной группой, где фактически получение данных из оперативных аппаратов органов внутренних дел, как основания возбуждения уголовного дела по преступлениям данной категории, не выделяется из ря-

1 См.: Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. - М., 2002. -С. 108.

-66-

да других оснований, несвойственных начальному этапу расследования организованной преступности (заявления граждан, сигналы патрульно-постовой службы, сообщения сотрудников организаций и предприятий, явка с повинной).

Факты возбуждения уголовных дел по одному из перечисленных оснований также могут иметь место (например, дело возбуждается по факту поступления в больницу пострадавшего), но на первоначальном этапе какими-либо сведениями о существовании ОПГ следователь в подобной ситуации не располагает. Поэтому и говорить о выявлении с помощью заявлений граждан или сообщений должностных лиц проявлений организованной преступности, по нашему мнению, неуместно, т.к. предметом криминалистики является исследование закономерностей, а не случайностей.

Разработка алгоритма, схемы типичных действий субъекта, участвующего в оперативно-розыскном мероприятии, наиболее эффективна, если она учитывает конкретную обстановку. Затруднительно предложить что-то действительно полезное для практических работников, абстрагируясь от той сферы, где должны осуществляться оперативно-розыскные мероприятия, поскольку они имеют ярко выраженную специфику, обусловленную видом расследуемого преступления. Так, тактические особенности раскрытия двух разновидностей разбоя: совершенного «случайным» преступником или организованной группой, имеют принципиальные отличия, особенно на первоначальном этапе расследования. Если в первой ситуации розыск нередко осуществляется, исходя из времени и места совершения разбоя, то во второй ситуации учитывают цель и мотив, т.е. кому выгодно было организовать разбойное нападение именно на этого потерпевшего. Иными словами, оперативно-розыскные мероприятия, основанные на исследовании пространственно-

1 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. - М., 1999.-С. 901-902.

-67-

временных параметров события (в первом случае), существенным образом отличаются от раскрытия «заказного» нападения на потерпевшего (во втором случае).

При разработке тактики проведения оперативно-розыскных мероприятий исходят из принципа безусловного уважения прав и свобод личности, закрепленного в Конституции Российской Федерации. Правовой основой оперативно-розыскной деятельности являются Конституция России, Федеральный закон РФ «Об ОРД», другие федеральные законы и правовые акты, где последовательно закреплены основополагающие принципы. В этих источниках зафиксированы общеправовые принципы уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, которые сочетаются с одним из основных специальных принципов оперативно-розыскной - принципом конспирации.

Значение оперативно-розыскной деятельности состоит в том, что ее ре- комендации способствуют решению стратегических задач борьбы с преступ- ностью и, в первую очередь, с ее организованными формами. Как верно заметил В.Н. Строгий, существует, по крайней мере, две группы факторов, обу- славливающих оперативно-розыскную деятельность в данной сфере, к которым допустимо отнести следующие:

  1. Необходимость изучения сущности организованных преступных групп, в частности:
  • распределение сфер влияния организованных преступных групп и возникновение на этой основе тщательно маскируемой системы отношений между криминальным миром и коррумпированными чиновниками.
  • стремление преступников к насаждению норм поведения и отношений, которые стимулируют круговую поруку, возбуждают и поддерживают чувство страха у причастных к преступлениям и осведомленных о них лиц, толкает их на сокрытие истины.

-68-

  1. Необходимость изучения содержания деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию проявлений организованной преступности:
  • необходимость проникновения в организованную преступную группу, что осложняется в силу глубокой конспирации и строгой дисциплины внутри данной группы;

  • обеспечение конфиденциальности сведений, получаемых о личной жизни граждан, случайно или умышленно вовлеченных в сферу оперативно-розыскной деятельности;
  • исключение фактов опубликования сведений об участии лица в преступной деятельности до вступления приговора суда в законную силу и т.п.1
  • Задачи оперативных и следственных подразделений МВД России должны конкретизироваться в зависимости от складывающейся ситуации. Например, при изобличении так называемых «воров в законе старой гвардии», не купивших это звание, а коронованных по воровским традициям в местах лишения свободы, необходимо:
  1. Установить доходы проверяемого лица. «Вор в законе», как правило, легальных заработков не имеет, живет за счет «воровского общака».

2.Определить степень авторитетности «вора в законе» на определенной территории или в криминальной отрасли. Как минимум, он должен быть признан другими лидерами преступного мира.

  1. Зафиксировать факт оказания помощи нуждающимся представителям преступного мира.
  2. Исследовать психологические качества проверяемого лица, в частности, наличие организаторских способностей, знание воровских законов, преданность воровским традициям, отсутствие сведений об измене этим лицом «воровским идеалам».
  3. 1 См.: Строгий В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами. -СПб., 2000.-С. 13-14.

-69-

Правовая основа оперативно-розыскной деятельности базируется на со- вокупности содержащихся в законах и подзаконных актах правил и предписаний, создающих условия для осуществления ОРД. Длительное время оперативно- розыскная деятельность не имела официального статуса государственно- правовой формы борьбы с преступностью и осуществлялась на основании ведомственных нормативных актов. В соответствии с ныне действующим Федеральным законом РФ «Об ОРД» от 5 июля 1995 г. оперативно-розыскная деятельность осуществляется гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченными на то Федераль-ным законом. Сущность деятельности оперативных аппаратов, направленная на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, с достаточной полнотой рассмотрена в этом правовом акте. Однако до сих пор «белым пятном» остается механизм использования данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, в судопроизводстве. В ст. 86 УПК РФ 2001 г. эти данные прямо не упомянуты в числе доказательств, которые уполномочены собирать дознаватель, следователь, прокурор и суд в рамках следственных и иных процессуальных действий.

По сравнению с УПК РСФСР 1960 г. в новом уголовно-процессуальном законе появилась статья, предусматривающая более жесткие ограничения для использования результатов оперативно-розыскной деятельности. Согласно ст. 69 УПК РФ 2001 г., в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам действующим кодексом.

1 См., напр.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8.06.1973 г. «Об основных правах и обязанностях советской милиции по охране общественного порядка и борьбы с преступностью», где за милицией закреплялось право осуществлять оперативно- розыскные меры. // Ведомости ВС СССР, 1973. № 24 (1682). - С. 309.

2 См.: ст. 1 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33.

-70-

В свою очередь, в качестве доказательств допускаются:

  • показания подозреваемого, обвиняемого;
  • заключение и показания эксперта;
  • вещественные доказательства;
  • протоколы следственных и судебных действий;
  • иные документы.
  • Во время действия УПК РСФСР 1960 г. сложилась практика отнесения служебных документов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, к так называемым «иным документам». Во вновь принятом уголовно-процессуальном кодексе также предусмотрено это понятие, под которым, согласно ст. 84, понимаются доказательства, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ, т.е.

1) событие преступления; 2) 3) виновность лица в совершенном преступлении, форма его вины и мотивы; 4) 5) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 6) 7) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 8) 9) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 10) 11) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 12) 13) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. 14) Практика выявления, раскрытия и расследований проявлений преступности, в том числе и ее организованных форм, свидетельствует о том, что в материалах, полученных оперативно-розыскным путем, нередко содержатся обстоятельства, перечисленные в ст. 73 УПК РФ. Иными словами, эти материалы, безусловно, должны быть отнесены к категории «иных документов» и использоваться в доказывании по уголовным делам.

-71 -

Вместе с тем приходится констатировать, что интенсивные попытки ученых и практиков придать материалам, полученным оперативно-розыскным путем, статус доказательств в уголовно-процессуальном законе не увенчались успехом. Также не решен с достаточной полнотой вопрос о правовой основе взаимодействия оперативного работника и следователя. Отдельные аспекты данного процесса регламентированы ведомственными актами , но не общероссийским правовым законом. Вместе с тем этот вопрос имеет не только ярко выраженный научный характер, но и прикладное значение, поскольку его нерешенность обусловливает наличие несогласованных действий оперативных и следственных аппаратов как на этапе раскрытия преступления, так и при последующем полном, всестороннем и объективном расследовании деяния. Это особенно актуально в условиях чрезвычайных ситуаций, которые нередко сопровождают раскрытие и расследование проявлений организованной преступности.

Так, при расследовании массовых беспорядков выявлено, что раздельное проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в условиях чрезвычайной ситуации практически невозможно. Затруднительно, например, было провести следственный осмотр местности, транспортного средства по всем правилам криминалистики. Более того, следователь в подобных условиях лишен возможности в полной мере руководить следственно- оперативной группой и по своему внутреннему убеждению осуществлять производство, например, такого основополагающего следственного действия, как осмотр места происшествия. Как верно заметил В.Н. Григорьев, следователь в условиях массовых беспорядков нередко участвует в войсковых операциях, проводимых внутренними войсками, в ходе которых изымается оружие и другие орудия преступления, вещественные доказатель-

1 См.: Приказ МВД РФ № 334 от 20.06.96 г.

  • 72 -

ства, обнаруживаются подозреваемые.

Проблемы неэффективного взаимодействия сотрудников этих аппаратов возникают не только в ходе выполнения ОРМ в условиях чрезвычайной ситуации. Они налицо и в повседневной деятельности правоохранительных органов. Это подтвердилось и в ходе проведенного нами исследования, одной из задач которого явился анализ взаимодействия оперативных служб между собой, а также оперативных служб и следственных подразделений в 1997-2001 годах на территории Калининградской области.

В ситуации продолжающегося совершенствования организованной преступной деятельности, проявления которой расследуют субъекты доказывания, практические работники вынуждены изыскивать такие формы взаимодействия со следственным аппаратом, которые позволяли бы в значительном объеме использовать оперативно-розыскную информацию при доказывании преступных проявлений. Современный уровень развития организованной преступности обуславливает поиск правоохранительными органами новых форм взаимодействия. Не секрет, что пресечь и раскрыть проявление организованной преступности при помощи только следственных действий практически невозможно. Первоначальные фактические данные аккумулируются в так называемой оперативно-розыскной информации, под которой понимается информация, добытая с помощью оперативно-розыскных сил, средств и методов и используемой в целях борьбы с преступностью.

Как правило, к моменту возбуждения уголовного дела (по оперативным материалам) уже собраны сведения о составе преступной группы, направлениях ее деятельности, распределении функций между ее членами и,

1 См.: Григорьев В.Н. Организация следственной работы в условиях чрезвычайного поло жения. - Ташкент, 1991. - С. 63

2 См.: Оперативно-розыскная деятельность. Словарь-справочник. / Автор-составитель В.Ю.Голубовский. - М., 2001. - С. 108.

-73-

что немаловажно, об участии ее членов в конкретных преступлениях (убийствах, разбоях и т.п.) Лишь после этого запускается механизм предварительного расследования, и осуществляются следственные действия, последствиями которых могут быть, в частности, задержания и аресты активных членов ОПГ. Согласно данным наших исследований, именно на стадии реализации оперативных материалов взаимодействие между оперативным работником и следователем крайне необходимо. Пока оно в основном строится на личных контактах. Правовой основы взаимодействия, закрепленной в общероссийском правовом акте, например, в Федеральном законе, не имеется. Одним из вариантов решения проблемы, по мнению наших респондентов, является включение на постоянной основе в состав оперативного подразделения следователя для реализации оперативных дел и легализации полученной информации.

Материалы наших исследований следственно-судебной практики однозначно свидетельствуют о том, что документирование и доказывание по делам об организованной преступности нередко взаимодополняют друг друга и результаты оперативно-розыскных мероприятий зачастую ложатся в основу приговоров по делам об организованной преступности. Это и понятно, т.к. и уголовное доказывание и «технология» получения оперативно-розыскной информации (сыскное доказывание) базируются на единой гносеологической природе методов познания. Так, в приговоре суда, вынесенного при рассмотрении уголовного дела по факту преступной деятельности группы, возглавляемой М., распространявшей наркотическое средство - марихуану - в Калининграде с ноября 1996 г. по 12 мая 1997 г., имеются прямые ссылки на следующие материалы, полученные до возбуждения уголовного дела:

  • постановление о проведении проверочной закупки;

См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 475.

-74-

  • протокол вручения денег покупателю, обработанных специальными средствами;
  • протокол вручения диктофона с аудиокассетами;
  • протокол добровольной выдачи папирос, начиненных марихуаной;
  • протокол добровольной выдачи магнитофона и аудиокассеты после осуществления проверочной закупки наркотического средства;
  • протокол осмотра и просмотра аудиокассеты;
  • протокол досмотра гражданина В., задержанного непосредственно после факта сбыта наркотического средства;
  • протокол осмотра места происшествия, в ходе которого обнаружены подготовленные к дальнейшей продаже папиросы, начиненные марихуаной.
  • Как видно из материалов уголовного дела, процедура документирования, запечатленная, в частности, в постановлении о производстве проверочной закупки, в протоколах вручения денег и магнитофона, плавно переросла в следственные действия, в частности, в осмотр места происшествия, задержания лица, совершившего преступление. Проведенное оперативно-розыскное мероприятие и последующие следственные действия невозможно разграничить ни по времени их производства, ни по месту осуществления. В сущности, они, таким образом, взаимодополнили друг друга, что между ними затруднительно провести границу - когда было окончено ОРМ и когда следователь приступил к выполнению процессуальных действий.

Подобные ситуации нередко возникают и на этапе реализации материалов дела оперативного учета, когда возникает необходимость сочетания надлежащих ОРМ со следственными действиями, которое фактически невозможно без организации действительного взаимодействия между оперативным сотрудником и следователем. Этому аспекту ОРД уделили внимание та-

’ См.: Уголовное дело № 1-92/98. Архив Ленинградского суда г. Калининграда.

-75-

кие специалисты, как Д.И. Бедняков1, Сурков К.В., Кваша Ю.Ф.2 Так, в спе- циальной литературе отмечено, что в ходе работы по установлению лиц, со- вершивших преступление, разрабатываются согласованные планы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, составляемых по уголовному делу. Соглашаясь по существу с мнением специалистов о характере взаимодействия, можно попутно отметить, что материалы наших исследований свидетельствуют о том, что «пик» взаимодействия приходится не на стадию предварительного следствия после возбуждения уголовного дела, а на этап реализации оперативных материалов, т.е. на до-следственную стадию. К моменту возбуждения уголовного дела значительная часть вопросов по взаимодействию между оперативными и следственными подразделениями уже разрешена.

Признавая несомненный вклад специалистов в решение данной проблемы, необходимо заметить, что это направление оперативно-розыскной деятельности должно находиться в зоне постоянного их внимания. Основная причина этого состоит в том, что организованная преступная деятельность, как никакая другая, постоянно развивается, изыскивая новые пути и способы извлечения доходов и проникая в те сферы жизнедеятельности населения, о которых специалисты ОРД пять-десять лет назад могли лишь догадываться. Так, повсеместно распространился такой «автобизнес», как продажа потерпевшим у них же угнанных автомашин. Этот «бизнес» весьма специфичен и предполагает сращивание ОПГ с сотрудниками правоохранительных органов, то есть коррупцию на определенном уровне, поскольку безопасность деятельности ОПГ в значительной степени зависит от активности сотрудников МВД. Проблемам противодействия криминальному автобизнесу посвя-

1 См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и раскрытие преступлений. - М., 1991. См.: Сурков К.В., Кваша Ю.Ф. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел.-СПб, 1998. 3 См.: Сурков К.В., Кваша Ю.Ф. Указ. работа. - С. 60.

-76-

щена работа Н.Н.Башкиревой и В.М.Мешкова.1

В современных условиях велика вероятность следственных и судебных ошибок, основанных на данных, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, поскольку отсутствует механизм использования оперативно-розыскных материалов при доказывании по уголовному делу, и нередко от мнения только одного субъекта доказывания - следователя или судьи - зависит реальность привлечения конкретного субъекта к уголовной ответственности (или освобождения от нее). Поэтому необходимо четко определить объем и содержание оперативно-розыскной информации, которыми вправе оперировать следователь и судья при оценке собранных доказательств по делу. Представляется, что деятельность конфидентов оперативных служб в раскрытии преступной деятельности, с указанием сведений, позволяющих идентифицировать их личность, не должна предаваться огласке в материалах уголовного дела, независимо от того, сколько лет истекло с момента последнего контакта. Извлечение из архивов оперативных служб данных о том, что тот или иной гражданин стоял на связи как конфидент, может повлечь наступление определенных негативных последствий для его потомков в первом, во втором и последующих поколениях. Мы полностью присоединяемся к точке зрения А.Г. Маркушина о том, что сведения о лицах, сотрудничавших с органами на конфиденциальной основе, являются тайной и могут быть преданы гласности только с письменного согласия этих лиц или в других случаях, прямо предусмот- ренных законом. Представляется разумным предавать огласке сведения о конфиденциальной помощи, оказываемой гражданином правоохранительным органам, лишь при наличии его письменного разрешения. Во всех ос-

1 См.: Башкирева Н.Н., Мешков В.М. Организованная преступность и криминальный автобизнес в Калининградской области. - Калининград, 2001. - 60 с.

См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Ниж. Новгород, 1997. - С. 74.

-77-

тальных ситуациях архивы, содержащие данные об этой нелегальной дея- тельности человека, должны быть уничтожены, как поступили в Греции и Испании.

Считаем, что специалистам в сфере ОРД на современном этапе необходимо решить двуединую задачу: в условиях строжайшего соблюдения принципа конспирации добиться всемерного разумного использования тех сведений, которые позволяли бы, не нарушая прав граждан, участвующих в борьбе с преступностью на конфиденциальной основе, более эффективно выявлять, раскрывать, пресекать и расследовать проявления организованной преступной деятельности.

По нашему мнению, конспиративными могут остаться сведения о:

  • личности конфидента;
  • процедурах, где участвует конфидент;
  • приемах получения конфиденциальной информации правоохранительными органами.
  • В современных условиях требования к конспирации деятельности граждан, осуществляющих конфиденциальные услуги, возрастают многократно. Одна из причин этого явления видится в коммерциализации оперативных служб, в появлении так называемых независимых детективных и охранных подразделений, имеющих право осуществлять ОРД. Помимо этого, ранее информация о конфиденте содержалась в текстовом варианте, как правило, в одном экземпляре, в сейфе оперативного работника. На современном этапе эти сведения нередко заносятся в компьютерные банки данных, что позволяет в ряде случаев, даже по обрывочным, фрагментарным данным, криминальным структурам восстановить всю сеть лиц (или ее часть), участвующих в ОРД. Практика деятельности оперативных структур свидетельствует о том, что данные о работе конфидентов под разными предлогами стараются иметь руководители всех уровней. Один из постула-

-78-

тов теории информации гласит: чем больше субъектов имеют доступ к ин- формации, тем больше вероятность ее утраты. Именно поэтому нецелесообразно увеличивать количество источников знаний о личности конфидентов путем вовлечения информации о них в процессуальные процедуры расследования преступной деятельности.

Трудности использования оперативно-розыскной информации в материалах предварительного следствия также обусловлены тем обстоятельством, что порядок представления доказательств оперативным работником следователю уголовно-процессуальным законом не детализирован. Лишь в Федеральном законе РФ «Об ОРД» зафиксировано, что результаты ОРД представляются органу дознания, следователю или суду на основании постановления органа, осуществляющего ОРД. Обратная связь в законе не предусмотрена, и следователь (судья) не обязан уведомлять руководителя оперативного подразделения о результатах рассмотрения представленных материалов, т.е. сущность взаимодействия между оперативным подразделением и следователем при использовании материалов, полученных негласным путем, в каждом конкретном случае определяется конкретными субъектами, исходя из субъективного понимания сущности расследования и роли в нем оперативно-розыскной информации.

Изучение совместной деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию проявлений организованной преступности, роли и значения в ней следователя и оперативного работника позволяет сделать вывод о том, что взаимодействие этих субъектов приносит обоюдную пользу. Схематично это можно представить следующим образом:

  1. Следователь - оперативному работнику:

а) помогает получить вербальную информацию при:

  • беседе с лицом, которое уже участвовало в ряде следственных дейст-

См.: ч.З ст. 11 Федерального закона «Об ОРД».

-79-

вий (например, допрашивалось по какому-либо факту, участвовало в очной ставке и т.п.), и следователю стали известными сильные и слабые стороны этого лица;

  • организации звукозаписи, например, угроз по телефону, которые, по мнению следователя, обязательно должны последовать вслед за проведенны ми следственными действиями, где член преступной группы изобличался свидетелем, потерпевшим;

б) помогает собирать и фиксировать материальные следы:

  • создает процессуальные основания работы с материальными следами путем вынесения отдельного поручения в порядке ст. 127 УПК РСФСР (ч.4 ст. 38 УПК РФ 2001 г.);

  • консультирует об условиях изъятия объектов, поскольку доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, в силу ст. 75 УПК РФ 2001 г., не могут быть положены в основу обвинения;
  • перечисляет требования к качеству объекта, подлежащего направлению на специальное исследование, что особенно актуально при операциях со скоропортящимися пищевыми продуктами, наркотиками;
  • обращает внимание на реквизиты фотокопий документов, на «привязку» видеозаписей крупных объектов (автомобилей, строений), а также криминальных событий (факта продажи-приобретения оружия, наркотиков) ко времени и месту, создавая условия для дальнейшего изучения видеозаписи судебным экспертом.
    1. Оперативный работник - следователю:
  • сообщает о психологических свойствах личности лица, подлежащего допросу;
  • отмечает на схемах места укрытия оружия, наркотиков, «химических ловушек» перед производством обыска;

-80-

  • консультирует о возможности нападения на следственно-оперативную группу при проверке показаний одного из членов организованной преступной группы;
  • обеспечивает фактическим материалом (фотографиями, слайдами) для проверки искренности допрашиваемого на полиграфе;
  • предупреждает о вероятности оказания давления на следователя с целью прекращения последним уголовного дела со стороны коррумпированных сотрудников, связанных с организованной преступной группой. :
  • Понимание сущности взаимодействия способствует эффективности общей (для оперативных и следственных аппаратов) деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, обеспечивает плодотворное использование оперативно-розыскной информации о доказывании по уголовному делу. В частности, только при условии взаимодействия со следователем оперативный работник в состоянии выполнить те ОРМ, результаты которых могут быть использованы в материалах уголовного дела. Иными словами, поддержание делового сотрудничества между следователем и оперативным работников обеспечивает механизм приобщения к материалам уголовного дела аудио, видеозаписей, произведенных в процессе ОРМ; предметов, материалов и документов, полученных в ходе ОРМ; выбора для допроса лиц, располагающих данными о преступном событии и т.п.

В свою очередь, полученная оперативная информация позволяет следователю определить время возбуждения уголовного дела; при планировании следственного действия - привлечь необходимые научно-технические средства, пригласить специалиста; правильно спланировать последовательность комплекса тактических приемов этого следственного действия.

В деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию проявлений организованной преступности существенным аспектом является оп-

-81 -

ределение момента времени, когда руководитель оперативного подразделения посчитает необходимым представить оперативные материалы следователю. Этот момент времени не определен ни уголовно-процессуальным законодательством, ни ведомственными актами, следовательно, он избирается каждым руководителем органа, осуществляющего ОРД, по собственному внутреннему убеждению. Наряду с положительными моментами, это обстоятельство создает условия для сращивания руководящих сотрудников с организованной преступностью, поскольку они фактически никому не подотчетны. Руководитель оперативного подразделения вправе единолично решать, когда и в каком объеме представлять оперативно-розыскные материалы. При желании он имеет возможность в любой ситуации оправдать свое бездействие неполнотой собранных материалов. Это одна сторона проблемы.

Другая сторона видится в том, что в уголовно-процессуальном законе никак не зафиксирована обязанность следователя или органа дознания отреагировать на факт получения оперативных материалов. Исходя из смысла ч.2 ст. 70, ст. 118 У ПК РСФСР можно сделать вывод о том, что следователь обязан либо принять представленные ему оперативные материалы, либо мотивированно отказать в их приемке.

Составители научно-практического комментария Федерального закона РФ «Об ОРД» 1995 г. считают целесообразным при принятии следователем оперативных материалов оформлять протокол, в котором рекомендуют без обязательного приглашения каких-либо посторонних граждан фиксировать обстоятельства и факт принятия предметов, документов и их краткое описание.1 Материалы проведенного нами исследования свидетельствуют о том, что 46 % оперативных работников считают, что следователь должен вынести

1 См.: Научно-практический комментарий Федерального закона «Об ОРД». - Омск, 1996. -С. 50.

-82-

постановление о приобщении к материалам уголовного дела, а 54% - просто приобщить эти данные к уголовному делу.

Целесообразность делового взаимодействия следователя и оперативного работника при расследовании проявлений организованной преступности видится в том, что следователь имеет возможность оказать содействие в осуществлении наиболее сложных оперативно-розыскных мероприятий, к числу которых допустимо отнести опрос граждан, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение, контрольную поставку, оперативный эксперимент, результаты которых могут быть перепроверены в установленном законом порядке в ходе следственных действий.

В ходе этих оперативно-розыскных мероприятий получают оперативно- розыскную информацию, под которой допустимо понимать сведения о лицах, предметах, документах, событиях, явлениях и процессах. Оперативно-розыскная информация является криминалистически значимой информацией, т.е. сведениями, данными, имеющими отношение к раскрытию и расследованию преступления. Вместе с тем значительная часть оперативно-розыскной информации не имеет доказательственного значения, а является ориентирующей и может быть использована при выдвижении версий, планировании, прогнозировании возможной линии поведения участников расследования и т.п.

В связи со спецификой сведений, получаемых в ходе оперативно-розыскных мероприятий, целесообразно через призму взаимодействия следователя и оперативного работника рассмотреть особенности их проведения и спрогнозировать возможность использования их результатов в доказывании по уголовным делам об организованной преступности.

Как верно отметил А.Г. Маркушин, на практике повсеместно получа-

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М., 2000. - С. 83.

-83-

ется так, что добытые на основе Федерального закона РФ «Об ОРД» данные полностью воспринимаются следователем через призму фактически одноименных следственных действий, повторяя оперативные сведения в процессуальной форме (опрос - допрос; отождествление личности - опознание; исследование - экспертиза и т.п.), все данные имеют двойное удостоверение.’

Вместе с тем оперативно-розыскные мероприятия существенно отличаются от тех следственных действий, которые А.Г. Маркушин назвал «одномоментными». Так, допрос, как процессуальное действие, отличается от опроса по:

  • нормативным источникам, регламентирующим основания, содержание и порядок проведения, - допрос проводится только в соответствии с УПК, а сыскной опрос - на основе Федерального закона «Об ОРД»;
  • субъектам - допрос производится соответствующими должностными лицами, а сыскной опрос - как оперативными работниками (должностными лицами), так и другими субъектами (агентами и др.);
  • форме проведения - допрос возможен исключительно в гласной форме, а сыскной опрос - как гласно, так и негласно.
  • Перечень оперативно-розыскных мероприятий четко зафиксирован в Федеральном законе РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», где в ст.6 предусмотрены следующие их виды:
  1. Опрос;
  2. Наведение справок;
  3. Сбор образцов;
  4. Проверочная закупка;
  5. Исследование предметов и документов;
  6. 1 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность.
    • Ниж. Новгород, 1997. - С. 145.

2 См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М, 2001. - С. 367.

-84-

  1. Наблюдение;
  2. Отождествление личности;
  3. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;
  4. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений;
  5. Прослушивание телефонных переговоров;

1 1. Снятие информации с технических каналов связи;

  1. Оперативное внедрение;
  2. Контролируемая поставка;
  3. Оперативный эксперимент.
  4. Как верно заметили В.Н.Григорьев и Ю.В.Прушинский, приведенный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Следовательно, попытки проведения иных, не предусмотренных законом мероприятий влекут недопустимость использования их результатов в расследовании преступлений. Коротко рассмотрим особенности использования криминалистически значимой информации, полученной в ходе некоторых оперативно-розыскных мероприятий.

Опрос граждан - это беседа с лицами, которым могут быть известны факты, события, значимые для расследования. Это могут быть различные сведения как об организованной преступной деятельности, так и о сопровождающих ее других видах человеческой жизнедеятельности, каким-либо образом связанных с поставленными перед оперативным работником задачами. Данное мероприятие, в отличие от процессуального допроса, носит поисковый, разведывательный характер и направлено на обнаружение и фиксацию скрытой или скрываемой информации.

В зависимости от конкретной ситуации опросы могут быть предвари-

1 См.: Григорьев В.Н., Прушинский Ю.В. Первоначальные действия при получении сведений о преступлении. - М., 2002. - С. 19.

-85-

тельно подготовленными или неподготовленными. В первом случае роль сле- дователя в качестве консультанта возрастает, поскольку он, в зависимости от ситуации, помогает изучить круг субъектов, с которыми наиболее рационально вступить в контакт, имея в виду круг их знакомств и интересов, отношение к расследуемому событию и т.п. Информация об этих обстоятельствах к следователю, в основном, поступает гласным путем, используя который изучают служебные характеристики, записи в трудовой книжке, истории болезни, приговоры по предыдущим судимостям, личные дела лиц, находившихся в местах лишения свободы и т.п.

Как известно, опрос граждан осуществляется только при добровольном согласии их на беседу. При этом оперативный работник вправе проводить опрос как лично, так и в присутствии следователя, привлекаемого в качестве консультанта. Истинные цели опроса из тактических соображений зашифровываются, и опрашиваемый скрывает свою профессиональную принадлежность. Со следователем планируются дальнейшие действия по легализации полученной информации в тех случаях, когда от опрашиваемого поступает просьба о конфиденциальном характере сообщаемых сведений. Как правило, в таких ситуациях данные о личности субъекта не разглашаются, и это лицо впоследствии в качестве свидетеля в ходе предварительного или судебного следствия не допрашивается.

Результаты разведывательного опроса оформляются либо объяснением, либо рапортом. В первом случае составленный документ приобщается к материалам уголовного дела, и впоследствии показания опрошенного, как правило, легализуются в ходе его допроса в качестве свидетеля по уголовному делу. Во втором случае при оформлении результатов опроса в форме рапорта полученные сведения используются следователем в качестве ориентирующей информации при выдвижении версий, планировании расследования, а также как источник знаний о лице, обладающем опреде-

-86-

ленной информацией. При необходимости и этот рапорт может быть приобщен к материалам уголовного дела, однако доказательственного значения он не имеет.

При осуществлении опроса граждан по делам об организованной преступности целесообразно использовать магнитофон, видеокамеру. Тактика использования избирается с учетом конкретной ситуации: как гласно, с согласия опрашиваемого, так и негласно, без получения такового. Факт применения специальной техники отражается в объяснении и рапорте оперативного работника, где фиксируются вид магнитофона, тип магнитной ленты, условия производства записи, текст записанного сообщения и т.п. Актуальность использования дополнительного источника фиксации информации видится в том, что фоно, видеозапись позволяет удостовериться в реальности полученного сообщения путем производства соответствующей судебной экспертизы, что чрезвычайно важно при расследовании проявлений организованной преступности, когда большая часть очевидцев изменяет показания в суде. В настоящее время эксперты при исследовании магнитной ленты в состоянии дать ответ на следующие вопросы:

  • принадлежит ли звуковая речь, записанная на фонограмме, гражданину Н.?
  • сколько лиц принимало участие в разговоре?
  • не подвергалась ли фонограмма физическому или электронно-акустическому монтажу?
  • фонограмма беседы записана непрерывно или с остановками? Если с остановками, то сколько их было?
  • Изучение уголовных дел, по которым судом принято решение, по существу, позволяет утверждать, что в большинстве случаев материалы опе-

1 Салтевский М.В., Попов Ю.П., Орлов Ю.Ю., Дрюченко А.Я., Тимко Е.А. Судебно- акустическая экспертиза. - Харьков, 1997. - С. 25-27.

-87-

ративно-розыскных мероприятий, где была использована аудио, видеозапись, после соответствующей перепроверки в ходе процессуальных действий на предварительном следствии оглашаются в судебном заседании.

При необходимости видеозапись воспроизводится полностью. Например, в судебном заседании подсудимые Г. и Ш., обвиняемые в незаконном распространении наркотиков, отказались от ранее данных показаний, а также от факта взаимного знакомства до момента задержания. В связи с этим судьей было принято решение полностью просмотреть видеозапись процедуры продажи подсудимыми наркотического средства, выполненной оперативными работниками в ходе проверочной закупки. На видеокассете четко зафиксировано, что все ответы продавцов на вопросы покупателя следовали только после взаимного обсуждения.

Звукозапись беседы, наряду с объяснением опрошенного лица, оформленного соответствующим образом, может быть признана источниками доказательств по делу и положена в основу обвинительного (или оправдательного) приговора. Подобные факты нередко возникают при опросе лиц, поступивших в больницу после получения серьезных ранений и скончавшихся впоследствии на операционном столе. Нередко протокол объяснения и сопровождающая его звукозапись, выполненные в подобных условиях, признаются в суде источником доказательств.

Нередко к следователю поступают предметы, полученные в ходе такого оперативно-розыскного мероприятия, как сбор объектов для сравнительного исследования. В специальной литературе высказывается мнение, что данные объекты необходимы «для иного оперативно-розыскного мероприятия - их исследования, т.е. изучения, описания, сравнения с ранее добытыми аналогами
(предметами, следами, отпечатками, текстами, фотоснимками,

1 См.: Уголовное дело № 1-801/98. Архив Нестеровского нарсуда Калининградской области.

-88-

продуктами питания и т.п.).»1

Представляется, что в данном литературном источнике не совсем четко определены цели сбора образцов для сравнительного исследования. Помимо операций и процедур по изучению этих объектов в ходе других оперативно- розыскных мероприятий, следовало бы отметить, что после соответствующего процессуального оформления эти объекты могут стать вещественными доказательствами по уголовному делу. Кстати, при общении с оперативными работниками, участвовавшими в анкетировании, нередко выясняется, что они не представляют, как, когда и при каких обстоятельствах могут быть использованы в доказывании материальные объекты, изъятые в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Причина этого явления видится в упрощенном описании возможностей оперативного работника в некоторых литературных источниках, посвященных проблемам оперативно-розыскной деятельности.

Тактика сбора объектов-носителей информации в принципе не отличается от криминалистической тактики при производстве следственных действий: изъятие, фотографирование, видеозапись и т.п.

Свои тактические особенности имеет снятие информации с технических каналов связи, под которым понимается совокупность действий по получению оперативным работником сведений путем съема специальными техническими средствами характеристик электромагнитных и других физических полей, возникающих при передаче информации по сетям электрической связи, в работе компьютерных сетей, баз данных, телекоммуникационных информационных систем, предназначенных для сбора, обра-

•у

ботки, накопления, хранения, поиска и распространения информации. Тактика производства этого оперативно-розыскного мероприятия избира-

1 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности. / Под ред. В.Б. Рушайло. - СПб., 2000. -С. 355.

2 См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 388.

-89-

ется в зависимости от времени, имеющегося на его проведение. При крат- ковременных сроках создаются мобильные оперативные группы с привлечением лиц, предоставляющих услуги связи, которые в течение непродолжительного периода времени обеспечивают конфиденциальное снятие информации. При длительном периоде снятия информации с технических каналов связи в состав аппаратных средств включают дополнительное оборудование и программные средства.1

Как правило, это негласное мероприятие, проводимое на основании решения судьи, поскольку оно ограничивает конституционные права граждан. Целью данного ОРМ является получение информации, передаваемой интересующими оперативного работника лицами по техническим каналам связи (телефакс, телетайп, компьютерные сети и т.п.).

Оформление результатов этого ОРМ достаточно трудоемкое, и без своевременной помощи следователя его результаты нередко утрачиваются, вследствие неквалифицированных действий сотрудников оперативных служб. В частности, существенно снижает доказательственное значение отсутствие в протоколе ОРМ достаточных данных о содержании файлов компьютерной информации (их объем, наименование, пароль и т.п.), некачественное оформление факта изъятия объектов.

Следующее ОРМ, где крайне необходима помощь следователя, - это прослушивание телефонных переговоров, которое представляет собой частный случай снятия информации с технических каналов связи. Судя по материалам о деятельности зарубежных правоохранительных органов, прослушиванию жилых помещений с целью получения доказательств проти-возаконной деятельности придается особое значение. Это мероприятие осуществляется только на основании решения суда и представляет собой

См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 391. 2 См.: Состояние и меры борьбы с организованной преступностью. - М., 2001. - С. 9.

-90-

негласное получение информации, передаваемой лицами по линиям телефонной связи. Как правило, прослушивание телефонных переговоров проводится с помощью специальной аппаратуры оперативно-техническими подразделениями МВД или ФСБ России. Срок прослушивания не может превышать более 6 месяцев. При необходимости продления срока судья, на основании вновь представленных материалов, выносит дополнительное решение. Возможны и упрощенные способы получения разрешения на проведение данного ОРМ.

К сожалению, в специальной литературе результаты прослушивания телефонных переговоров оцениваются только с позиции получения оперативно-служебных документов, поскольку рекомендуется, как правило, оформлять полученные данные рапортом оперативника.1

Вместе с тем полученные в ходе прослушивания телефонных переговоров сведения позволяют не только пополнить содержание дел оперативного учета, но и после соответствующего процессуального оформления использовать их при доказывании по конкретному делу. Для этого фиксируют условия получения фонограммы, тип звукозаписывающего устройства, иные параметры, опечатывают аудиокассету и в установленном порядке передают ее в экспертное учреждение. Следователь вправе участвовать в этих процедурах, как специалист, и давать советы о правильности фиксации переговоров на магнитной ленте, надлежащем оформлении и в представлении в экспертное учреждение, где работают компетентные сотрудники. Понятно, что сами по себе результаты прослушивания телефонных переговоров не являются доказательством по уголовному делу, поскольку доказательственное значение они приобретают лишь после производства соответствующей судебной экспертизы.

Проверочная закупка представляет собой совокупность действий по

1 См., напр.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 399.

-91 -

созданию оперативным работником ситуации сделки (мнимой), в которой под оперативным контролем приобретается товар или предметы у лица, обоснованно подозреваемого в совершении преступления, с целью получения информации о вероятной преступной деятельности.

Наиболее часто проверочная закупка производится при расследовании фактов незаконного оборота наркотиков. Непременным условием закупки наркотических средств является постановление, утвержденное руководителем подразделения, уполномоченного осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Проведение этого мероприятия при расследовании незаконного оборота наркотиков сопровождается экспресс-анализом приобретенного вещества и его взвешиванием, что производится в отсутствии подозреваемого лица. Результаты экспресс-анализа и взвешивания не имеют доказательственной силы, они используются лишь во вспомогательных целях. Вместе с тем, при грамотной фиксации хода и процедуры проверочной закупки с помощью технических средств, ее результаты достаточно часто фигурируют и в обвинительных заключениях, и в приговорах суда по делам о незаконном обороте наркотиков.

Оперативное внедрение, по нашему мнению, оправдывает себя в ситуациях, возникающих при расследовании проявлений организованной преступности:

  • когда необходимо иметь представление обо всей схеме преступной деятельности;
  • когда процессуальными действиями невозможно зафиксировать об- стоятельства организованной преступной деятельности.
  • Оперативное внедрение осуществляется, как правило, работниками, действующими под легендой. Внедренные лица имитируют преступную деятельность, совершают малозначительные преступления, причиняют

См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 372.

-92-

вред законным интересам других лиц при условии правомерного исполнения служебного долга. Достаточно детальных критериев противоправной деятельности внедренного сотрудника пока не разработано. При осуществлении внедрения оперативные сотрудники пользуются документами, за- шифровывающими его принадлежность к правоохранительным органам, в том числе сведений о работе, об используемом транспорте и т.п.

Поскольку допрос внедренного сотрудника на судебном следствии в качестве свидетеля не практикуется, в ходе своего внедрения он собирает доказательства участия членов ОПГ в преступных действиях (документы, оружие, наркотики, дискеты, видеозаписи и т.п.). В ситуации, когда обнаруженные источники доказательств впоследствии могут быть использованы в качестве доказательств в уголовном процессе, порядок их собирания, упаковки, транспортировки согласуется со следователем. В ходе рабочего совещания с оперативными работниками следователь с учетом требований конспирации рекомендует подготовить к изъятию определенные объекты, зафиксировать конкретные фазы преступной деятельности на видеокассету и т.п. В этом видится его основная консультационная помощь при производстве данного ОРМ.

Контролируемая поставка - сложное, как правило, многоэпизодное оперативно- розыскное мероприятие, осуществляемое на основании мотивированного постановления сотрудника оперативного аппарата и утвержденного руководителем ОВД. При проведении контролируемой поставки на территории других стран она разрабатывается на основании существующих межго- сударственных Договоров, соглашений.

Целью этого мероприятия является получение информации о поставке, закупке, продаже, перемещении предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых либо запрещена, либо оборот которых ограничен. К таким объектам относятся перечисленные в ряде статей Уголовного кодекса

-93-

РФ, в частности, биологическое и огнестрельное оружие, радиоактивные ма- териалы, наркотические средства, сильнодействующие и ядовитые вещества и многие другие.

Различают следующие виды контролируемой поставки:

  • объект поставки тайно полностью или частично подменяется иден тичным, либо полностью устраняется. Как правило, это используется при раскрытии фактов незаконного оборота наркотиков;

  • объект поставки не подвергается подмене.

Органы, осуществляющие контролируемую поставку, предпринимают все меры сохранности груза в пути следования или в-месте доставки. Действия правоохранительных органов организуются таким образом, чтобы не де- шифровать сущность проводимой операции. С целью координации действий подобными оперативно-розыскными мероприятиями руководят следственно- оперативные группы, прогнозирующие не только ход контролируемой поставки, но и появление источников доказательственной информации, которые после соответствующего процессуального оформления возможно использовать в уголовном процессе.

Оперативный эксперимент проводится на основании постановления, ут- вержденного руководителем органа внутренних дел только в целях выявления, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, перечень которых определен в УК РФ. Сущность оперативного эксперимента заключается в активном наблюдении за поведением изучаемого лица в управляемых или контролируемых условиях или в проведении иных опытных действий, непосредственно не связанных с поведением лица, для получения оперативно значимой информации, с помощью которой проверяют и уточняют имеющиеся сведения о вероятной подготовке или совершении тяжкого (особо тяжкого) преступления.

Целью оперативного эксперимента является получение информации в

1 См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 400.

-94-

условиях, максимально приближенных к тем, в которых был совершен кон- кретный факт. Как правило, к производству оперативного эксперимента при- влекаются те же лица, технические или транспортные средства, воссоздается соответствующая обстановка.

Результатом оперативного эксперимента нередко является установление возможности при определенных условиях восприятия события (слышимости, видимости), совершение лицом конкретного действия при определенных условиях и т.п. Примечательно, что целью следственного эксперимента в порядке ст. 183 УПК РСФСР также является проверка этих же факторов. Иными словами, результаты ряда оперативных экспериментов в принципе можно легализовать в ходе следственных экспериментов, при условии создания аналогичных условий (время, место, участники и т.п.).

Нередко целью данного эксперимента является получение данных об исключительных свойствах лидера организованной преступной группы. Так, при расследовании деятельности организованной группы только в ходе оперативного (а затем и следственного) эксперимента возможно выявить и впоследствии доказать факт создания и руководства группой конкретным субъектом, поскольку остальные члены преступного сообщества не располагают такими знаниями и личными качествами, позволяющими выбрать сферу криминальной деятельности, подобрать участников группы, сплотить их, организовать из них эффективно действующий малый коллектив, способный выполнять любые приказания своего лидера и т.п.

Оперативный эксперимент, в отличие от следственного, нередко производится в отношении неизвестных лиц с целью задержания на месте преступления при нападениях на женщин, при попытках похищений, путем применения различных «ловушек» и «приманок».

Поскольку контролируемая поставка и оперативный эксперимент как оперативно- розыскные мероприятия являются относительно новыми элемен-

-95-

тами в оперативно-розыскном законодательстве, стратегия и тактика их с достаточной полнотой еще не разработана. Поэтому при проведении подобных оперативно-розыскных мероприятий наиболее ценные результаты появляются в тех случаях, когда основные узловые моменты их проведения согласовываются с членами следственно-оперативной группы, создаваемой на начальной стадии проведения данных мероприятий.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что одной из целей большинства оперативно-розыскных мероприятий является получение доказательств о преступной деятельности. К сожалению, этот аспект деятельности оперативного работника в специальной литературе, посвященной проблемам теории оперативно-розыскной деятельности, рассматривается как-то походя, вскользь. Основное внимание в этой литературе направлено на фиксацию результатов оперативно-розыскной деятельности в соответствующих делах оперативного учета. Поэтому значительная часть оперативно-розыскной информации (в разных источниках ее объем колеблется от 50 до 85 %) остается нереализованной в материалах уголовного дела. Причина этого явления достаточно проста. Оперативный работник нередко не располагает достаточными знаниями, умениями и навыками, позволяющими ему рационально распорядиться имеющимися доказательствами. Вероятно, поэтому ряд оперативных работников выступает инициаторами включения в состав оперативных подразделений следователя, способного организовать процедуру легализации полученных оперативно-розыскных данных.

Одной из главных целей взаимодействия оперативного работника и следователя является легализация оперативно-розыскной информации, значительная часть которой относится к так называемой «вербальной» информации. В материалах уголовного дела значительное место занимают именно протоколы допросов свидетелей, потерпевших, подозреваемых, первичная информация о которых была получена в ходе оперативно-розыскной дея-

-96-

тельности и т.п. По мнению Л.М. Карнеевой и И. Кэртеса, «чаще всего субъекты доказывания имеют дело не со следами преступного деяния, а с показаниями лиц, которые ранее восприняли факты, связанные с преступлением, и в соответствии с сохранившимися в их памяти сообщают о том, что они видели или слышали».

Зачастую оперативному работнику известно, кто располагает нужной информацией. Однако сотрудник правоохранительного органа нередко не имеет возможности общаться с этим субъектом. В этой ситуации совместно со следователем изучают материалы уголовных дел, находящихся в производстве последнего, и вычисляют, по какому из этих уголовных дел можно допросить в качестве свидетеля данного субъекта. После этого осуществляют комбинацию, в ходе которой лицо, вызванное по повестке в ОВД, допрашивается не только по «официальному» факту, но и по другому.

Подводя итог изложенному в параграфе, считаем целесообразным дополнить текст ст. 84 УПК РФ о том, что к иным документам относится криминалистически значимая информация, полученная оперативно-розыскными методами.

1 Карнеева Л.М., Кертэс И. Источники доказательств по советскому и венгерскому зако- нодательству. - М., 1985. - С. 7.

-97-

Глава 2.

ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ

2.1 Проблемы определения опшосимоспш сведений, полученных оперативно- розыскными методами, к расследуемому событию и допустимости их использования в качестве источников доказательств

Согласно ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания могут быть использованы результаты оперативно-розыскной деятельности, которые отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам. Эти результаты, как верно заметил А.М.Ларин, при благоприятных условиях, в частности, когда информация исходит от независимых друг от друга источников, когда применяются различные методы ее сбора, когда используются научно-технические средства, могут быть весьма точными. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения его относимости, допустимости, достоверности, а все собран-ные доказательства - достаточности для разрешения уголовного дела. Отно-симость доказательства в уголовном процессе должна быть установлена с полной определенностью. Как верно заметила П.А.Лупинская, «в любом случае неясность по поводу того, как, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий ту или иную информацию, лишает его доказательственной силы.

Применительно к сведениям, получаемым в результате оперативно-розыскной деятельности, следует отметить еще одно непременное условие, по-

1 См.: Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М, 1978. - С. 80-81.

2 См.: Ст. 88 УПК РФ 2001 г.

3 См.: Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказа тельств. // Российская юстиция. 1994. №11.

-98-

зволяющее использовать такие материалы в уголовном деле. Речь идет об обеспечении безопасности лиц, осуществляющих помощь правоохранительным органам на конфиденциальной основе. Эта проблема имеет прямое отношение как к сотруднику оперативного подразделения, так и к субъекту, оказывающему ему конфиденциальное содействие. Принцип конспиративности - незыблемый для всех органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Поэтому при возникновении угрозы раскрытия перед преступным миром источника информации, оперативный работник, оценив ситуацию, либо совсем отказывается от легализации полученных сведений, либо применяет такие способы, которые обеспечивают полную гарантию жизнедеятельности субъекта, работающего на конфиденциальной основе.

В ходе проведенных исследований установлен ряд фактов, когда оперативный работник принял решение об использовании в доказывании материалов, полученных от конфидента, но при этом был вынужден предать огласке сведения об его личности. Так, в народный суд Октябрьского района гор. Калининграда поступило уголовное дело по обвинению гражданина К. по ч. 1 ст. 228 УК РФ. Через несколько дней после этого руководитель отдела ОНОН УВД области направил судье официальное письмо о том, что К. оказывал содействие в раскрытии сбыта наркотических средств в особо крупном размере (2 грамма героина). Поскольку сотрудничество с К. продолжается, отдел ОНОН просит учесть эти обстоятельства при вынесении приговора.

Представляется, что в данной ситуации более оправданным было бы прекращение уголовного преследования в отношении данного лица на основании примечания к ст. 228 УК РФ.

Значительная часть оперативно-розыскной информации остается нереа- лизованной как в материалах уголовного дела и в иных сферах деятельности следователя. По нашим данным, 35,52 % сведений, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, практически никогда не используется в

1 См.: Уголовное дело № 1-97-99. Архив Октябрьского нарсуда гор. Калининграда.

-99-

уголовном процессе в качестве доказательств по делу, а в 51,82 % используется лишь иногда. Определенная масса таких данных является вспомогательным материалом при выдвижении версий, выборе тактике проведения отдельных следственных действий, избрании меры пресечения и т.п. Значительная часть оперативно-розыскных материалов не доходит до следователя и накапливается в делах оперативного учета, поскольку не имеет отношения к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу, т.е. не является криминалистически значимой.

Непременным основанием использования оперативно-розыскных данных в уголовном процессе является их относимость к расследуемому событию, что предполагает исследование и оценку собранных доказательств, основанных на определенных закономерностях. Применительно к доказательственной информации, по мнению Р.С.Белкина, оценка предпринимается для того, чтобы выяснить:

  • допустимо ли использование данного информационного сигнала в качестве доказательства, не противоречит ли это закону, принципам доказывания;
  • относится ли оцениваемая доказательственная информация к делу и каков характер ее связи с уже оцененной информацией;
  • каково значение оцениваемой доказательственной информации по делу;
  • как может быть использована оцениваемая доказательственная информация в дальнейшем.1
  • Логические закономерности процесса оценки сущности, фактического содержания данных, полученных как в ходе оперативно-розыскных мероприятий, так и процессуальных действий, в основном, одинаковы, что позволяет интерпретировать суждение Р.С. Белкина при оценке фактических данных, полученных при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Некоторая специфика оценки информации, полученной в результате процессуальной деятельности следователя, от оперативно-розыскной информации,

См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. 3-е изд., дополненное. - М, 2001. - С. 83.

  • 100-

обусловлена разновидностями деятельности следователя и оперативного ра- ботника, некоторым отличием задач и методов, присущим их деятельности.

Как правило, на первоначальном этапе при помощи оперативно-розыскных сил и средств проверяются все возможные версии относительно природы расследуемого события. Поэтому значительная часть сведений, полученных оперативно-розыскным путем, выходит За пределы обстоятельств, подлежащих доказыванию, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Множественный характер версий, выдвигаемых на первоначальном этапе расследования проявлений организованной преступности, объективно закономерен. Деятельность организованных преступных групп, как правило, латентна, скрыта как от простых граждан, так и от правоохранительных органов. Нередко о существовании криминальных интересов в той или иной сфере экономики становится известно вследствие очередной «разборки» между преступными группами, закончившейся убийством. При расследовании по- следнего выясняется, что имело место перераспределение сферы криминальной деятельности. Это подтверждается не только российскими реалиями, но и данными из стран бывшего Советского Союза. Так, по данным Генеральной прокуратуры Украины, в 16,3 % заказных убийств основным мотивом был раздел сфер влияния. По таким фактам заводятся дела оперативного учета, где зачастую содержится информация о сущности происшедшего события. Основная же масса собранных материалов, как уже было отмечено, к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу, имеет весьма далекое отношение.

Попытки разрешения проблемы повышения эффективности оперативно-розыскной деятельности осуществляются достаточно давно. В 70-е годы XX века профессор Лавров В.П., работая в Академии МВД СССР, практиковал стажировки слушателей в органах внутренних дел. Бригады слушателей

1 См.: Аншт стану розкриття i рослщувания вбийств на замовлеиия та скоених в резуль- тат! противостояния м!ж злочиншми угрумованиями у 1997 рощ. / Генеральна прокуратура Украни. - К., 1998.-С. 12.

  • 101 -

изучали материалы уголовных дел, приостановленных производством в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (ч.З ст. 195 УПК РСФСР), и рекомендовали провести по ним комплекс оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий. Результаты подобных исследований порой ошеломляли: за месяц стажировки раскрывались десятки преступлений. Сведения о преступнике находились в материалах уголовного дела. Видимо, не меньший массив информации имеется в делах оперативного учета.1

Следующая группа факторов, препятствующая широкому использованию криминалистически значимых материалов, полученных оперативно-розыскным путем, относится как к процедуре получения информации, так и к процессу ее хранения, а также передачи в следственное подразделение. По общему правилу, сведения, полученные ненадлежащим субъектом, ненадле-жащим способом не могут быть допущены в качестве доказательств по делу. Более того, по нашему мнению, также не могут быть использованы в качестве источников доказательств те данные, законность получения которых не вызывает сомнения, но в процедуре хранения которых возникли «белые пятна» (например, при передаче материалов от одного работника другому).

В настоящее время сотрудник органа дознания, передающий следователю часть информации, полученной в результате оперативно-розыскной деятельности, обязан лично ее проанализировать на предмет наличия-отсутствия перечисленных групп факторов, препятствующих использованию в материалах следствия. В зависимости от конкретной ситуации сотрудник обязан выбрать один из следующих вариантов поведения.

  1. При обнаружении в материалах признаков нарушения принципа конспирации, принимаются меры к сохранению в тайне сведений о лице, оказывающим услуги конфиденциального характера.

1 См.: Материалы юбилейного Ученого совета Академии управления МВД России, посвя щенного 25-летию со дня ее основания. - М., 1999.

2 См.: Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решение о недопустимости доказа тельств. // Юстиция. 1994. № 11. - С. 2.

  • 102 -
  1. При обнаружении сведений, не относящихся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию в силу ст. 73 УПК РФ, данные материалы, способствующие затягиванию срока следствия по делу, не передаются следователю.

Во всех ситуациях качество полученной информации, ее относимость к расследуемому событию оценивает лицо, осуществляющее оперативно-розы- скную деятельность. Поскольку действующий Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» и Уголовно-процессуальный кодекс РФ не допускают к производству оперативно-розыскных мероприятий следователя, оценку корректности действий оперативного работника может дать руководитель органа, уполномоченного осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Лишь эти субъекты имеют представление о том, где зародилась информация, кто является ее источником и лишь они вправе принять одно из следующих решений:

  • оставить часть информации в распоряжении оперативного работника;
  • передать относящуюся к расследуемому событию информацию следователю.
  • И первое, и второе решение сопряжено с потенциальными потерями: либо ликвидируется конфиденциальный источник, либо не достигается генеральная цель правосудия - наказание виновного в совершении преступления. Принять решение на данной стадии довольно сложно, хотя с этой целью в подразделениях, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, происходят своеобразные консилиумы сотрудников. Нередко на них приглашают следователя и совместными усилиями пытаются найти «золотую середину» - как и сохранить подсобные силы и наказать преступников?

Нам представляется, что одним из путей решения перечисленных задач может быть дополнение Уголовного кодекса России статьей, устанавливающей уголовную ответственность следователя, прокурора, судьи за разглашение данных, позволяющих преступному миру вычислить конфидента, ставших ему известными в связи с выполнением служебных обязанностей.

Помимо прочих преимуществ в борьбе с преступностью, это позволит

  • 103 -

повысить персональную ответственность перечисленных лиц, и обеспечить конфиденциальность источника информации. При этом в материалах уголовного дела не должно быть никаких данных о его личности. Так, совершенно верно поступил следователь, выделивший из материалов дела о незаконном обороте наркотиков эпизод, касающийся установления лица, «случайно» познакомившего покупателя наркотического средства с продавцом.

Рассматривая вторую группу факторов, необходимо определиться по кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию в порядке ст. 73 УПК РФ. Затруднительно отграничить на абстрактном уровне, без анализа конкретной ситуации, характеристику оперативно-розыскных материалов, не обязательных для представления следователю или суду, без наличия которых преступление будет расследовано в полном объеме. Один из перспективных способов препятствования приобщению к уголовному делу материалов, к нему не относящихся, - совместное изучение оперативно-поискового дела следователем и оперативным работником. Естественно, это может иметь место лишь при допуске следователя к ОРД, в части его касающейся. В этом случае могла бы образоваться идеальная группа для анализа оперативно-розыскных материалов:

  • оперативный работник располагает сведениями о происхождении всех материалов;
  • следователь прогнозирует возможность их использования в ходе предварительного следствия.
  • Представляется, что этот своеобразный «тандем» станет эффективным орудием в борьбе с организованной преступностью. Так, при возникновении трудностей в доказывании факта хищений с плодоовощной базы, следователь совместно с оперативным работником изучил материалы ОПД, где обнаружил пять документов, позволивших отработать дополнительные версии о лицах, причастных к хищениям. Оперативному работнику эти документы пока-

1 См.: Уголовное дело№ 1-176-99. Архив Октябрьского нарсуда гор. Калининграда.

  • 104-

зались незначительными, и о них он следователю не сообщил. Кстати, по словам следователя, он был поражен, увидев, что из 360 листов дела оперативного учета лишь 10-12 листов имели отношение к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по данному факту. Остальные бумаги - либо служебная переписка, либо документы, не имеющие содержательной информации по расследуемому эпизоду.

Оперативно-розыскная информация, направляемая следователю для использования в процессе доказывания, как совершенно верно отметил Н.П.Яблоков, должна отвечать следующим условиям:

  • адекватности уровня поступления оперативно-розыскной информации компетенции оперативных работников, принимающих решения;
  • оптимальности, достоверности и полноты;
  • точности информации;
  • лаконичности сообщений при максимальной нагрузке.
  • Актуальность перечисленных условий использования оперативно-розыскной информации несомненна. Нередко эта информация перестает быть актуальной из-за того, что оперативный работник неверно определил момент ее реализации, вследствие чего она устарела (преступники скрылись, тайники, где хранились орудия преступления, переоборудованы; очевидцы, наблюдавшие деяние, уехали и т.п.). Вместе с тем, представление следователю избыточной информации о конкретном событии нередко препятствует ее оценке, способствует выдвижению множественности версий о происшедшем, и в конечном счете не позволяет объединить усилия оперативного подразделения и следственного аппарата на раскрытии и расследовании конкретного эпизода деятельности ОПГ.

Не менее сложен вопрос о допустимости данных, полученных в ходе оперативно- розыскной деятельности, к материалам уголовного дела. Критерии допустимости представляемых следователю и суду материалов во мно-

1 См.: Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. - М., 2002. -С. 112.

  • 105-

гом зависит от допустимости средств и методов, с помощью которых они были собраны. К основным критериям Р.С. Белкин относит:

а) законность (соответствие букве и духу закона);

б) избирательность (направленность воздействия только на определен ных лиц и нейтральность по отношению к остальным);

в) нравственность (соответствие принципам морали и нравственности).1 По мнению И.Е. Быховского, тактические приемы получения информа ции не должны быть основаны на унижении чести и достоинства личности; на неосведомленности участников процесса по правовым вопросам; на низ менных чувствах, совершении аморальных поступков.

Применительно к результатам использования конкретных средств и приемов (в том числе и в ходе оперативно-розыскной деятельности), П.А. Лупинская указывает следующие критерии допустимости:

а) получение доказательств надлежащим субъектом;

б) получение сведений из источников, предусмотренных законом;

в) получение с соблюдением правил проведения осуществляемого про цессуального действия;

г) соблюдение требований закона в части фиксации хода и результатов следственного действия.3

По нашему мнению, наиболее полно и объективно проанализировали условия допустимости доказательств, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, В.Ы.Осипкин и В.И.Рохлин.

В письме Генеральной прокуратуры Российской Федерации зафиксировано, что обстоятельством, которое могло бы вызвать сомнение в достоверности доказательства, может быть несоблюдение правил получения инфор-

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М., 1997. - С. 220-221.

2 См.: Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1975. - С. 219-220.

3 См.: Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решение о недопустимости доказа тельств. // Юстиция, 1994, № 11. С. 2.

4 Осипкин В.Н., Рохлин В.И. Доказательства. - СПб., 1998. - 32 с.

  • 106-

мации. Доказательства, полученные с существенным нарушением закона, не могут быть положены в основу приговора. Все перечисленные критерии до- пустимости, по нашему мнению, имеют место. Иными словами, в качестве критериев допустимости могут выступать различные условия разного уровня. Одни из этих условий относятся ко всем без исключения источникам до- казательств, другие - к конкретным. Часть ученых-правоведов, по нашему мнению, излишне конкретизируют основания, по которым те или иные сведения не могут быть допустимы в уголовном процессе в качестве доказательств. Это вынуждает нас присоединиться к мнению И.Е. Быховского, Ф.В. Глазырина и С.К. Питерцева о том, что «некоторые ученые настолько гипертрофируют и формализуют, огрываясь от-реальных условий жизни, вопрос о гарантиях прав обвиняемого, что, по существу, обезоруживают следователя в его деятельности по установлению объективной истины».

Действительно, образовавшийся в последнее время в процессуальной литературе крен на защиту прав обвиняемого, превышает все разумные пределы. Так, В.М. Савицкий считает, что «вопрос о допустимости того или иного доказательства правомерно ставить только тогда, когда этим доказательством оперируют для изобличения обвиняемого, для подтверждения его виновности и последующего осуждения. Если же доказательства, полученные с нарушением закона, исследуются для отстаивания невиновности или меньшей виновности обвиняемого, для смягчения его вины, то они обязательно должны приниматься во внимание следователем, прокурором и судом…». При всем уважении к профессору не можем согласиться с его мнением, ибо, следуя магистральной линии допустимости доказательств, им предложенной, необходимо отказаться от процедуры установления истины по делу.

Любая ошибка, оплошность оперативного работника или следователя

1 См.: Письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 12 марта 1993 г. № 12/13-93.

2 См.: Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. - Волгоград, 1989. - С. 40.

3 См.: Савицкий В.М. Вступительная статья к УПК РСФСР. - М., 1994. - С. 184.

  • 107-

на стадии судебного процесса нередко представляется защитником как суще- ственное ущемление прав его подзащитного. Это неверно. В абсолютном большинстве случаев в правоохранительных органах работают фанаты своего дела, готовые отстаивать законность даже за тот уровень заработной платы, который оставляет их за чертой бедности. О существенных нарушениях законности с их стороны, как массовом явлении, говорить не приходится. В принципе, любое оперативно-розыскное мероприятие или следственное действие в известной степени защищает (восстанавливает) права одних (как правило, потерпевших от преступного посягательства), и ущемляет других (нередко заподозренных в совершении правонарушения). Иными словами, результаты всех без исключения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, изобличающих обвиняемого в преступной деятельности, в определенной степени ограничивают его права как гражданина, поскольку он «перетекает» из категории законопослушного гражданина в преступника. Окончательную оценку собранных доказательств дает суд.

В настоящее время применительно к сфере оперативно-розыскной деятельности недопустимыми признаются следующие материалы:

  1. Полученные в непредусмотренном законом процессуальном порядке и форме (например, явка с повинной - после возбуждения уголовного дела или водворения в изолятор временного содержания).
  2. Полученные в ходе незаконного проведения оперативно-розыскного ме- роприятия (проведение фонозаписи телефонных переговоров без санкции суда).
  3. Вообще информация, связанная с ограничением конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных Федеральным законом), полученной без разрешения суда, однозначно не может быть допущена к делу в качестве доказательств.1 Поэтому как бы ни интересны не были эти

1 См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1.

  • 108-

данные, использовать их в качестве доказательства запрещено.

  1. Представление в суд справок специалиста вместо заключения эксперта.1

Кроме того, оперативный работник нередко привлекается к производству неотложных следственных действий, где наиболее часты следующие су- щественные нарушения уголовно-процессуального законодательства, влекущие признание доказательств недопустимыми:

  1. Выполнение оперативным работником, не имеющим зафиксированного в материалах уголовного дела отдельного поручения следователя, в производстве которого находится данное дело, отдельных следственных действий.
  2. При допросе лица в качестве подозреваемого ему не были разъяснены или неполно разъяснены его права, например, не давать показания в от-
  3. 2

сутствии адвоката.

  1. Близким родственникам подозреваемого (обвиняемого) не разъяснено их конституционное право отказаться от дачи показаний.
  2. Несоблюдение порядка проведения следственного действия (допустим, производство обыска вместо осмотра места происшествия).
  3. Отсутствие в показаниях свидетеля, потерпевшего сведений об источнике своей осведомленности.
  4. Допрос лица, находящегося в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а также в утомленном или болезненном состоянии, лишающем его возможности осознавать и контролировать свои действия.
  5. Проведение опознания до производства допроса опознающего лица.
  6. Приобщение к делу объекта без допроса лица, его представившего.
  7. Приобщение к материалам уголовного дела заключения эксперта, по-
  8. 1 См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР 1971. № 2.

2 См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г.

  • 109-

лученного с нарушением прав обвиняемого при назначении экспертизы.1

Так, представляется совершенно справедливым решение судьи, исключившего из числа доказательств по делу показания подсудимого А., обоснованно подозревавшегося в совершении убийства, который перед допросом в качестве подозреваемого, с согласия следователя выпил бутылку пива, и ему не были надлежащим образом разъяснены его права пользоваться услугами адвоката.2

Кроме того, материалы изучения уголовных дел свидетельствуют о том, что в ряде случаев из совокупности доказательств исключаются материалы первоначального допроса задержанного, в которых зафиксирован факт признания им своей вины. Например, по делу П. суд исключил из доказательств факт признания вины подсудимой, посчитав, что показания даны в нарушение ст. 51 Конституции Российской Федерации. Помимо протокола допроса из числа доказательств исключена и видеозапись данного допроса. В результате подсудимая по факту перевозки и хранения наркотического средства в составе организованной группы была оправдана, поскольку иных доказательств ее участия в преступной деятельности в суде представлено не было.3

При решении вопроса о допустимости материалов, полученных в ходе оперативно- розыскной деятельности, закон обязывает следователя (судью) проследить всю процедуру их движения (или их происхождения) с момента образования, возникновения, до момента представления следователю (судье). Поэтому целесообразно рассматривать процедуру оформления оперативно-розыскных материалов на всех этапах их движения.

  1. Стадия получения оперативно-розыскных данных (запись объяснений очевидца, изъятие образцов для сравнительного исследования, запись фонограммы и т.п.).

1 См. более подробно: Осипкин В.Ы., Рохлин В.И. Доказательства. - СПб., 1998. - 32 с.

2 См.: Уголовное дело № 2-13/98. Архив судебной коллегии по уголовным делам Кали нинградского областного суда.

3 См.: Уголовное дело № 1-49/97. Архив Октябрьского райсуда гор. Калининграда.

  • 110-
  1. Способ удостоверения подлинности вербальных сведений или изъятого объекта (собственноручная запись объяснения очевидцем, упаковка магнитной записи в присутствии представителей общественности, наличие на упаковке их подписей).
  2. Фиксация факта передачи полученных данных следователю (протокол осмотра, свидетельствующий, в частности, о целостности упаковки, наличии удостоверяющих надписей).
  3. В юридической литературе имеются высказывания о том, что «данные, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, полученные как до возбуждения уголовного дела, так и в ходе процессуального производства по делу, доказательствами по делу не являются, поскольку они получены вне деятельности, регулируемой уголовно-процессуальным правом».

Позволим себе не согласиться с данным утверждением, поскольку оперативно- розыскная деятельность имеет статус государственно-правовой формы борьбы с преступностью, который закреплен Федеральным законом РФ «Об ОРД» 1995 г. Результаты оперативно-розыскных мероприятий, по нашему мнению, могут стать доказательствами по делу, если они имеют к нему отношение (то есть являются относимыми), и на их основе можно установить какие-либо факты, явления, обстоятельства, имеющие значение для установления истины по делу и правильного его разрешения. Кстати, П.А.Лупинская частично сама себя противоречит, утверждая, что объекты, обнаруженные при проведении оперативно-розыскных мероприятий, при надлежащем процессуальном оформлении также становятся документами или вещественными доказательствами.

В судебной практике встречаются факты, когда оперативно-розыскные материалы исключаются из числа доказательств по делу, без всесторонней их

1 См.: Лупинская П.А. Доказательства у головном процессе. Допустимость доказательств, основания и последствия признания доказательств недопустимыми. // Современные про блемы теории и практики применения уголовного и уголовно-процессуального законода тельства. - М., 1995. - С. 31.

2 Там же.

  • Ill -

оценки. Так, судья, рассматривавший уголовное дело по факту незаконного оборота наркотических средств, посчитал грубым нарушением процессуального закона следующие действия членов следственно-оперативной группы:

  • факт производства осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела;
  • досмотр домовладения;
  • производство допроса подозреваемого и других лиц, участвовавших в его задержании, в ночное время, с 22 до 4 часов утра.1
  • По нашему мнению, ни одно из перечисленных судьей нарушений уголовно- процессуального закона в данной конкретной ситуации не может быть признано грубым. Более того, законодатель предусмотрел такие ситуации, когда осмотр места происшествия может быть произведен именно до возбуждения уголовного дела, и не запретил производство допросов в ночное время, в силу определенных обстоятельств. Поэтому нам представляется не совсем справедливой и обоснованной позиция судьи, вынесшего по данному факту частное определение.

Сравнение разрабатываемых отечественными процессуалистами рекомендаций для судей кардинальным образом отличаются от аналогичных рекомендаций, предназначенных для американского суда, где надо полагать, обеспечению прав личности уделяется не меньшее внимание, чем в России. Так, Министерство юстиции США в своем обзоре фиксирует тот факт, что «показания тайного агента вместе с результатами аудиовизуального наблюдения за подозреваемыми, являются столь мощным инструментом, что часто не остается никакой реальной защиты» против обвинений прокурора.2 Можно предположить, что достаточно скромные результаты борьбы с организованной преступностью в России в определенной степени объясняются несо-

1 См.: Уголовное дело № 1-18/96. Архив Московского райсуда г. Калининграда.

2 Обзор для содействия следователю в его деятельности по проведению успешного рассле дования и судебного преследования общественного должностного лица, злоупотребивше го общественным доверием. Составитель Эндрю М. Палумбо, ст. агент ФБР. - Нью- Йорк, 1996.-С. 39.

  • 112-

вершенным уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, его тяготением к защите прав субъектов, сознательно преступивших закон, а не потерпевших.

Достоверность объяснений лиц, причастных к преступной деятельности, несомненно, возрастает при собственноручном оформлении ими своих показаний. Нередко в судебном заседании эти лица отказываются от своих сообщений, по- разному объясняя факт появления письменных документов. При этом наиболее часто используют следующие версии:

а) «я объяснение не давал вообще, моя подпись подделана»;

б) «я объяснение давал, но что написал оперуполномоченный, не знаю, я подписал протокол, не глядя»;

в) «я давал объяснение, но сделал это из-за страха перед работником милиции».

Далеко не всегда суд идет на поводу у лиц, отказавшихся от своих пер- воначальных показаний. Так, О., создавший организованную группу для сбыта опия, на судебном заседании отказался от ранее данных показаний об об- стоятельствах совершения им преступления, заявив, что к нему применялось психическое насилие. Суд, огласив в судебном заседании показания О., данные им на предварительном следствии, оценив их в совокупности с другими доказательствами, посчитал их соответствующими действительности и положил в основу приговора по делу.1

В подобных ситуациях на процедуру оценки ранее данных показаний существенное влияние оказывает факт собственноручной записи опрашиваемым своих объяснений. При этом субъект фактически лишается права вести речь об ошибках при фиксации его результатов. Материальный объект -текст, выполненный собственноручно - опровергает все домыслы. Что же касается возможного утверждения о том, что текст был выполнен под влиянием угроз, то и этот аргумент достаточно легко опровергается с помощью специ-

См.: Уголовное дело № 1-166/97. Архив Центрального райсуда г. Калининграда.

  • 113-

альных исследований. Так, эксперт-почерковед располагает методиками оп- ределения состояния, в которой исполнялся тот или иной текст, в частности, в нормальном (спокойном) или в возбужденном (неспокойном) состоянии был исполнен изучаемый им текст.

При получении информации, как правило, создают условия для их дальнейшей перепроверки следственным путем. Как справедливо заметила Л.А.Клейман, недопустимыми доказательствами являются те, которые невозможно проверить. Одним из важнейших условий является присутствие понятых при получении образцов для сравнительного исследования. Последних нередко допрашивают в досудебной стадии в качестве свидетелей, тем самым перепроверяя факт получения определенных образцов для дальнейшего исследования и объективизации данных, полученных оперативно-розыскным путем. Эта практика деятельности оперативных работников имеет давние традиции, хотя прямо и не зафиксирована в уголовно-процессуальном законе. Как недостаток сложившейся практики следует отметить факты привлечения для сотрудничества по ряду уголовных дел одних и тех же граждан. В связи с этим судьи направляют частные определения, отмечающие негативные факты привлечения к оперативно- розыскным мероприятиям «штатных понятых». В материалах ряда уголовных дел по ст. 228 УК РФ, расследованных на территории Калининградской области, зафиксированы факты привлечения в качестве понятых одних и тех же лиц. Подобная практика вызывает негативную реакцию как судей, так и защитников. В случае оспаривания защитником подозреваемого (обвиняемого) результатов оперативно-розыскного мероприятия аргументом защитника становится тот факт, что понятые в течение длительного времени сотрудничают с оперуполномоченными ОНОН в качестве постоянных представителей общественности, и становятся фактически заинтересованными лицами.

См.: Клейман Л.А. Установление относимости доказательств при расследовании престу- плений. -М., 2001.-С. 19.

  • 114-

Практически не используется ни в досудебной, ни в судебной стадии такой источник проверки информации о процедуре получения оперативно-розыскных данных, как показания специалиста. В материалах изученной нами судебной практики нами не выявлен ни один факт допроса в судебном заседании специалиста, участвовавшего в оперативно-розыскном мероприятии или следственном действии, хотя необходимость в этом реально существовала, так как в суд вызывались лица, приглашенные оперативным работником или следователем в качестве понятых. В то же время, запись на магнитную ленту, например, угроз по телефону в присутствии незаинтересованного лица, обладающего к тому же знаниями о способах получения качественной фонозаписи, несомненно, является весомым аргументом того, что запись произведена в тех условиях, о которых идет речь в соответствующем документе (протоколе, рапорте, акте и т.п.) Более того, в специальной литературе прямо рекомендуется привлекать к подобным мероприятиям, сопровождаемым фоно-, видеозаписью, соответствующих специалистов1.

Процедура фоно-, видеозаписи чрезвычайно сложна. Ее затруднительно качественно осуществить одному оперативному работнику со всех позиций: технической, тактической и организационной. Но самое главное при организации записи телефонных переговоров - это соблюдение требований УПК РФ, запрещающего осуществлять это мероприятие без соответствующего разрешения судьи. Подобные запрещения характерны не только для российского законодательства. Согласно УПК Германии сведения, полученные в результате осуществления неправомерного контроля телефонных переговоров, также не допускаются к использованию в качестве

2

доказательств.

1 См.: Салтевский М.АВ., Попов 10.П., Орлов 10.10., Дрючепко А.Я., Тимко Е.А. Судеб- но-акустическая экспертиза. - Харьков, 1997.

2 См.: Цитш У. Контроль за телефонными разговорами. // Перевод материалов о практике правоохранительных органов зарубежных стран. - М, 1997. № 3. - С. 8.

  • 115-

Особого внимания требует процедура удостоверения факта получения в ходе оперативно-розыскной деятельности как вербальных сведений, так и объекта материального мира. Как известно, в силу ст. 89 УГЖ РФ результаты оперативно- розыскной деятельности, не отвечающие требованиям, предъявляемым к доказательствам, запрещается использовать в процессе доказывания. Фактически аналогичных принципов придерживалась судебная практика и до принятия нового уголовно-процессуального кодекса, о чем свидетельствует следующий пример. Во время проверки технического состояния транспортного средства, которым управлял М.., был обнаружен револьвер с патронами. При этом факт изъятия был зафиксирован не в протоколе, а в приложении к нему, и следственный осмотр производил следователь, не включенный в следственную группу по расследованию дела в отношении М. Суд констатировал грубые нарушения норм УПК РСФСР при расследовании уголовного дела и полученное доказательство признал не имеющим юридической силы. Приговор в части осуждения М. по ч. 1 ст. 222 УК РФ был отменен и дело прекращено производством в связи с недоказанностью его вины и совершении преступления.1

Нередки ситуации, когда объекты, переданные в экспертное учреждение без упаковки, с нарушенными удостоверительными записями лица, производившего осмотр, все-таки подвергаются экспертному исследованию, где получают результаты, подтверждающие причастность конкретного лица к данному объекту или к преступной деятельности (например, пригодность представленного оружия для производства выстрелов), однако впоследствии подобные заключения экспертов исключаются из совокупности доказательств. Причина достаточно очевидна - ненадлежащее оформление изъятого объекта, что гипотетически позволило, по мнению защитника обвиняемого (не всегда бесспорного) подменить объект после изъятия с места происшествия и до представления эксперту.

1 См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 1998 г. - М., 1999. - С. 24.

-116-

Подводя итоги анализу относимости и допустимости криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, можно утверждать, что эти данные вполне могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу в качестве «иных документов». Более того, в качестве «иных документов» должны использоваться и данные, полученные защитником при осуществлении своих профессиональных обязанностей. Мы солидарны с мнением Т.И.Жеребцовой, считающей, что для признания допустимости вербальной информации, полученной защитником, необходимо соблюдение следующих правил:

  • при опросе защитником лица присутствует двое понятых из числа лиц, добровольно согласившихся на это;
  • опрашиваемый согласен быть опрошенным;
  • опрашиваемый предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.1
  • К предложению Т.И.Жеребцовой следует сделать одно уточнение: защитник не вправе предупреждать об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, поскольку он не является лицом, уполномоченным государством на это.

В целом же, повторяем, материалы, полученные как оперативным работником, так и защитником, должны оцениваться в уголовном процессе, и при необходимости признаваться доказательствами по делу. В противном случае установление истины по делу может превратиться в процесс одностороннего диктата следователя, без учета данных, полученных как оперативно-розыскными методами, так и защитником при осуществлении своих профессиональных обязанностей.

См.: Жеребцова Т.И. К вопросу о допустимости доказательств по новому УПК РФ. // Правовые проблемы российской государственности. 4.10. Проблемы уголовного процесса в свете нового УПК РФ: Сб. статей. / Под ред. Ю.К.Якимовича. - Томск: Изд- во Томского ун-та, 2002. - С. 158.

  • 117-

Таким образом, криминалистически значимая информация, полученная оперативно-розыскными методами, по нашему мнению, может быть признана доказательством по уголовному делу, так как оперативно-розыскная деятельность имеет статус государственно-правовой формы борьбы с преступностью, закрепленной в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», и имеет значение для установления истины по уголовному делу и для его правильного разрешения.

  • 118-

2.2. Особенности использования полученной оперативно-розыскными методами информации при расследовании деятельности организованных преступных групп на первоначальном этапе расследования

Значительная роль в выявлении, раскрытии и расследовании проявлений организованной преступности принадлежит органам внутренних дел, которые уполномочены отслеживать противоправные процессы, регистрировать сообщения о криминальном событии, процессе, возбуждать уголовные дела, вести предварительное расследование, организовывать оперативное со- провождение за рассмотрением уголовного дела в суде, а в некоторых случаях продолжать сбор оперативно-значимой информации и в местах лишения свободы, где отбывают наказание осужденные члены организованных пре- ступных групп.

Как справедливо заметил Ю.В. Даровских, оперативно-розыскная деятельность сегодня является наиболее эффективным, или адекватным средством борьбы с преступностью. Осуществляемая особыми способами, она позволяет своевременно выявить и предотвратить подготавливаемые преступления, а также лиц, их замышляющих, и раскрыть уже совершенные преступления.1 Так, по одному из уголовных дел, возбужденных по признакам ст. 228 ч. 4 УК РФ, в полном объеме исследовались следующие материалы, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, которые, наряду с другими доказательствами, были положены в основу приговора:

  • ведомость междугородних переговоров, в которой указано время звонков, номера телефонов и продолжительность переговоров;
  • протоколы просмотра видеокассет с записью процедуры провероч-
  • 1 См.: Даровских Ю.В. К вопросу о понятии и использовании результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве. // Актуальные проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности в современных условиях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 11-12 мая 2000. Тюменский ЮИ МВД России. - Тюмень, 2001. - С. 31.

  • 119-

ной закупки;

  • аудиозапись телефонных переговоров.1

Также нередки факты проведения судебно-фоноскопических экспертиз, где объектом исследования являлись аудиозаписи телефонных переговоров, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий. Например, при документировании деятельности организованной преступной группы, занимающейся контрабандой автомобилей и распространением наркотических средств, телефонные переговоры зафиксированы на 13 аудиокассетах. Однако категоричного заключения судебным экспертом вынесено не было. По его мнению, «не исключено, что разговор с одной стороны вел Черников», что позволяет, по крайней мере, двояко трактовать смысл заключения.

Процесс получения оперативно-значимой информации сопровождает весь цикл расследования деятельности ОПГ и на стадии возбуждения уголовного дела оценивается следователем с точки зрения ее возможного использования в материалах уголовного дела как источник информации. Этот этап работы является весьма значимым как для подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, которые завершают период самостоятельной работы, так и для следователя, который обязан объективно оценить собранную информацию и прогнозировать на ее основе успешность расследования уголовного дела в целом. Иными словами, следователь обязан оценить процесс и результаты документирования преступной деятельности и принять решение о возбулсдении уголовного дела в полном соответствии с законом. Для более полного понимания ситуации, складывающейся на первоначальном этапе расследования проявлений организованной преступности, необходимо более подробно рассмотреть деятельность оперативно-розыскных подразделений по фиксации противоправных проявлений.

В научных изданиях, посвященных проблемам оперативно-розыскной

1 См.: Уголовное дело № 1-22/98. Архив Краснознаменного райсуда Калининградской об ласти.

2 См.: Уголовное дело № 1-803/97. Архив Ленинградского райсуда г. Калининграда.

  • 120-

деятельности, под документированием принято понимать выявление оперативно- розыскным путем фактических данных, представляющих оперативный интерес, и обеспечение возможности использовать эти данные для предупреждения, пресечения или расследования преступлений, розыска преступников, лиц, пропавших без вести, а также принятие к лицам мер, предусмотренных законом.

Такая трактовка понятия «документирование» отвечает служебным задачам оперативно-розыскных подразделений, поскольку документирование здесь рассматривается применительно к объектам, представляющим оперативный интерес, и фактически не учитываются потребности следователя и судьи, использования оперативно-розыскной информации в ходе предварительного и судебного следствия. Поэтому в криминалистической литературе под документированием понимается получение таких фактических данных, которые невозможно установить процессуальным путем, в частности:

  • о характере, масштабах и методах преступной деятельности криминального сообщества, длительности его существования; численности, структуры и иерархии; территории, на которой оно действует; наличии и формах связи с другими преступными группами и сообществами;
  • об организаторах, руководителях и членах преступного сообщества; способах привлечения новых членов в свою преступную организацию; практике и формах отчетов членов сообщества перед руководителями;
  • об источниках доходов преступного сообщества, формах легализации, «отмывании» преступных доходов; об их распределении внутри сообщества, его имущества и способах приобретения; существовании «общака»; связях с легальным бизнесом;
  • о способах маскировки преступной деятельности, наличии собствен-
  • 1 См.: Борщев А.С. Колташев Ю.В. О соотношении документирования в оперативно- розыскной деятельности и доказывании в уголовном процессе. // Правовые, научные и организационно-тактические проблемы оперативно-розыскной деятельности в современных условиях. Тезисы докладов и сообщений на науч.-практ. конференции 25 апреля 1997. Московский ЮИ МВД РФ. - М., 1997. - С. 55-59.

  • 121 -

ной контрразведки, осуществления мер прикрытия от правоохранительных органов; наличии коррумпированных связей с правоохранительными органами и государственными чиновниками; формах и методах противодействия правоохранительным органам.1

При изучении первоначального этапа расследования проявлений организованной преступности необходимо четко обозначить соотношения оперативно-розыскной и процессуальной деятельности в ходе совместной деятельности по выявлению и раскрытию преступлений. В специальной литературе подобные попытки уже осуществлялись. В частности, мы поддерживаем точку зрения А. Аслаханова, по мнению которого пора осуществлять кардинальные меры по организационно- структурному обеспечению оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной функций в сфере борьбы с организованной преступностью.2

Наиболее многовариантная ситуация в этой деятельности, как нам представляется, возникает во время реализации оперативно-розыскных мате- риалов и последующего возбуждения уголовного дела. На этой стадии, как правило, имеются сведения о следующих обстоятельствах функционирования ОПТ:

  1. О распределении ролей между членами группы, в том числе о наличии лидера (организатора).
  2. О материальном обеспечении ОПГ.
  3. О направленности криминальных интересов группы.
  4. О личности лидера (организатора) ОПГ, его участии в осуществлении конкретных преступных действий.
  5. 5.0 подготовке или совершении членами ОПГ конкретного преступления.

Известно, что до 1995 г. направление материалов в следственное под-

’ См.: Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. - М., 2002. -

С. 114-115.

2 См.: Аслаханов А. Демократия преступной не бывает. - М., 1994. - С. 185,186.

  • 122 -

разделение оформлялось рапортом оперативного работника.1 В соответствии с Федеральным законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» с 1995 года представление результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд производится на основании постановления руководителя органа, осуществ- ляющего ОРД, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. В.Н.Григорьев и Ю.В.Прушинский считают, что речь в данном случае должна идти о постановлении начальника криминальной милиции или его заместителя, проект которого составляет оперативный работник. В том, что порядок представления оперативно-розыскных материалов регламентируется ведомственными актами, видится «белое пятно» в законодательстве, поскольку единой процедуры для всех правоохранительных и правоприменительных структур не имеется.

Стадия возбуждения уголовного дела, как свидетельствуют результаты проведенного исследования, вызывает затруднения как у оперативных работ- ников, так и у следователей. Наиболее эффективные результаты, по мнению принимавших участие в анкетировании, на этой стадии получают в результате взаимодействия сотрудников всех служб и следователя, принимающего решение о возбуждении уголовного дела. О том, что этап реализации материалов, полученных оперативно-розыскным путем, вызывает затруднения у большинства оперативных работников, свидетельствуют и данные наших исследований, причем ряд сотрудников высказались о закреплении следователя за подразделениями, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Это понятно, поскольку в ряде случаев оперативно-розыскная информация не находит своего логического завершения в материалах уголовного дела. В числе негативных моментов сотрудники оперативных подразделений называют опасность расшифровки личности конфидентов, участвующих в

См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Ниж.Новгород, 1995. - С. 163.

2 См.: Григорьев В.Н. Прушинский 10.В. Первоначальные действия при получении сведений о преступлении. - М, 2002. - С. 83.

  • 123 -

деятельности по выявлению и раскрытию преступлений. Это понятно, поскольку характерная черта оперативно-розыскной деятельности заключается в том, что значительная часть информации о преступлении поступает от физических лиц:

а) гласно содействующих оперативному аппарату, как их называют внештатных сотрудников;

б) конфиденциально сотрудничающих с оперативным аппаратом.1 Одной из основных задач первоначального этапа расследования прояв лений организованной преступности является нейтрализация основных фигу рантов дела оперативного учета, обнаружение и изъятие материальных объ ектов, несущих информацию о преступлении. Эта задача достаточно успеш но решается при оценке материалов, собранных в следующих делах опера тивного учета, предусмотренных Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» :

а) дело предварительной оперативной проверки;

б) оперативное дело;

в) оперативно-поисковое дело;

г) розыскное дело.

Как верно отмечено в специальной литературе, факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод, а также законных интересов человека и гражданина. Однако в рамках производства конкретных оперативно-розыскных мероприятий закон допускает отступление от этого правила в строго дозированных пределах, в установленном порядке.

Дело предварительной оперативной проверки заводится на лицо (группу лиц), достигшее установленного законом возраста уголовной ответственности для подтверждения достоверности первичной информации, сбора до-

1 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник. - СПб., 1999.

2 См.: ч. 1 ст. 10 ФЗ «Об ОРД» 1995 г.

3 См.: Григорьев В.Н. Прушинский Ю.В. Первоначальные действия при получении сведе ний о преступлении. - М., 2002. - С. 61.

  • 124-

полнительных сведений о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес, обнаруженных признаков преступления. Дело заводится только по фактам, проверка которых требует проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Оперативное дело заводится на лицо (группу лиц), достигшее установленного законом возраста уголовной ответственности, обоснованно заподозренное в подготовке и совершении преступления, пересечение и раскрытие которого связано с необходимостью проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий, сбора и анализа большого количества информации.

Оперативно-поисковое дело заводи гея по факту нераскрытого преступления, если лицо (группа лиц), совершившее это преступление, при проведении неотложных следственных действий и первоначальных оперативно-розыскных мероприятий установлено не было.

Розыскное дело заводится для установления местонахождения лица, пропавшего без вести или скрывшегося от следствия или суда.

Специфика документирования заключается в том, что первоначально документы, в которых зафиксирован тот или иной факт, имеющий отношение к расследуемой преступной деятельности, должны отвечать требованиям, предъявляемым к служебной документации органов внутренних дел, поскольку он приобщается к делу оперативного учета. Вместе с тем форма и содержание этого документа должны обеспечить возможность перепроверки зафиксированного в них факта, события или процесса в ходе последующих процессуальных действий.

Определенное место среди подобных документов занимают объяснения лиц, имеющих отношение к расследуемому событию, которые, как показывает практика, оперативный работник предлагает выполнить опрашиваемому лицу собственноручно. В дальнейшем этот документ может послужить объектом:

  • судебно-почерковедческого исследования, одной из задач которой является установление исполнителя документа;

  • 125-

  • судебно-автороведческой экспертизы, нередко позволяющей не только идентифицировать автора текста, но и диагностировать, как нередко заявляют защитники, «не писался ли документ под диктовку работников милиции»;
  • судебно-психологической экспертизы, позволяющей ответить на вопрос: не исполнен ли текст под угрозой?
  • По новому уголовно-процессуальному закону объяснение, в том числе выполненное собственноручно, может приобщаться к материалам уголовного дела по ходатайству потерпевшего, гражданского истца, подозреваемого или обвиняемого, а также по ходатайству их защитников.

Насколько эффективна практика собственноручной записи, свидетельствуют и материалы следственной практики. Так, некто Л., обвиняемый в убийстве, будучи задержанным по подозрению в совершении преступления, собственноручно написал заявление на имя надзирающего прокурора, где достаточно подробно изложил обстоятельства убийства водителя Б. Затем на предварительном следствии Л. неоднократно подтверждал данную им информацию об убийстве, в том числе и при допросе с участием защитника, и при допросе на месте происшествия. В суде же Л. полностью отказался от своих показаний, заявив, что оговорил себя под психологическим воздействием сотрудников милиции. Суд, проанализировав собранные доказательства, пришел к выводу, что показания подсудимого Л. на предварительном следствии последовательны, правдивы, совпадают с показаниями, данными на месте происшествия, с использованием записи. Поэтому Л. был пригово-

рен к длительному сроку лишения свободы.

Согласно ст. 11 Федерального закона РФ «Об ОРД», результаты оперативно- розыскной деятельности могут использоваться следующим образом:

а) при подготовке и осуществлении следственных и судебных действий, проведения ОРМ;

1 См. ст. ст. 42, 44, 46, 47, 53 УПК РФ.

2 См.: уголовное дело № 72/2000. Архив Псковского райсуда Псковской области.

  • 126-

б) при принятии решения о возбуждении уголовного дела;

в) в доказывании по уголовным делам.

Процедура представления оперативных материалов следователю или судье уголовно- процессуальным законом не регламентирована, поэтому оперативный работник руководствуется ст. I 1 Федерального закона РФ «Об ОРД», согласно которой результаты оперативно-розыскной деятельности представляются органу дознания, следователю или в суд на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Далее следует ссылка на то, что порядок преставления этих материалов предусмотрен ведомственными нормативными актами. Одним из таких нормативных актов является совместная Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденная приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России и СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56, согласованная с Генеральной прокуратурой Российской Федерации и зарегистрированная Ми-нистерством юстиции Российской Федерации.

В данной Инструкции, в частности, определено, что при представлении результатов ОРД, отраженных в оперативно-служебных документах, в случае проведения оперативно-технических мероприятий, зафиксированных на материальных носителях, необходимо учитывать, что сведения о лицах, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, составляют государственную тайну, и предание гласности таких сведений допускается лишь с письменного согласия таких лиц в случаях, предусмотренных Федеральными законами.

При этом оперативному работнику создается возможность не представлять требуемые документы, если в данной конкретной ситуации возникает

1 См.: ч.4 ст. 11 Федерального закона «Об ОРД» 1995 г.

2 См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. №23.-С. 40-47.

  • 127-

опасность расшифровки сведений о лицах, оказывающих содействие на кон- фиденциальной основе. По нашему мнению, этот механизм обеспечивает га- рантии плодотворной работы конфидентов, так как от их личного мнения зависит возможность разглашения сведений об их сотрудничестве с правоохра- нительными органами.

В целом механизм представления материалов, полученных оперативно- розыскными средствами, в достаточной степени не разработан. В юридической литературе эта проблема интенсивно обсуждается, и в ходе этого процесса ученые предлагают различные механизмы представления таких материалов следователю. Так, по мнению В.Н.Григорьева и Ю.В.Прушинского, процедура представления оперативно-розыскных материалов на стадии возбуждения уголовного дела выглядит следующим образом. Оперативный работник, предполагая, что собранных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий данных достаточно для возбуждения уголовного дела, докладывает об этом начальнику соответствующего отдела, а в тех подразделениях, где они структурно не выделены, - непосредственно начальнику криминальной милиции или его заместителю. Получив согласие одного из указанных руководителей на реализацию оперативно-розыскных данных, он подбирает материалы, содержащие фактические данные, указывающие на признаки преступления, и готовит их для направления следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Как нам представляется, такая процедура несколько упрощена. На практике даже на стадии доеледственной проверки следователь уже фактически сотрудничает с оперативным работником, способствуя собиранию доказательственной базы. И лишь благодаря более раннему взаимодействию следователя с оперативным уполномоченным, в большинстве случаев устанавливается истина по делу. Представление же следователю оперативно-розыскных материалов, о которых он не имеет ни малейшего представления,

См.: Григорьев В.Н., Прушинский Ю.В. Указ. раб. - С. 82.

  • 128 -

как правило, способствует возникновению конфликтов между оперативным работником и следователем.

Представляет интерес точка зрения А.А.Фальченко, который предлагает следующим образом усовершенствовать процедуру передачи материалов от оперативного работника следователю.

  1. Вынесение постановления сотрудников оперативного подразделения (инициатором), который ведет дело оперативного учета, согласованное с непосредственным начальником, и утверждение этого постановления руководителем органа, уполномоченного на осуществление и контроль за ОРД.
  2. Согласовать передачу материалов следователю с руководителями оперативно- поисковых и оперативно-технических подразделений.
  3. Оформление факта передачи материалов следователю рапортом несекретного содержания, который в установленном порядке должен быть зарегистрирован в Книге учета происшествий органа внутренних дел.
  4. Ознакомление с материалами руководителя следственного подразделения.
  5. Интересный механизм представления оперативно-розыскной информации следователю предлагает В.Н.Строгий, по мнению которого необходимо дополнить УПК РФ статьей следующего содержания: «Судья, прокурор, следователь, дознаватель обязаны принимать материалы, поступающие из органов, осуществляющих ОРД, и выносить по ним решения в срок не более 10 суток со дня получения.

Прием материалов из органов, осуществляющих ОРД, производится на любых стадиях предварительного или судебного следствия, а также до возбуждения уголовного дела по рассматриваемому факту.

По поступившим материалам должно быть принято одно из следующих решений:

1 См.: Фальченко А.А. О механизме передачи результатов оперативно-розыскной деятельности следователю. // Актуальные проблемы теории и практики ОРД в современных условиях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 11-12 мая 2000. Тюменский ЮИ МВД России. - Тюмень, 2001. - С. 103-104.

  • 129 -
  1. О возбуждении уголовного дела.
  2. Об отказе в возбуждении уголовного дела.
  3. О передаче материалов по подследственности или подсудности. О приобщении материалов к уголовному делу».
  4. И позиция А.А. Фальченко и предложение В.Н. Строгого являются достаточно взвешенными и учитывающими не только интересы деятельности по выявлению и раскрытию преступлений, но и интересы всех субъектов, участвующих в правоприменительной деятельности. Вместе с тем предлагаемый порядок не обеспечивает эффективной обратной связи между оперативным работником и следователем, чем создаются предпосылки к субъективизму при оценке данных материалов субъектом доказывания.

По нашему мнению, отсутствие обратной связи является существенным недостатком и вновь принятого УПК РФ, который позволяет дознавателю, следователю, судье субъективно и, по существу, бесконтрольно оценивать сущность переданной оперативно-значимой информации. Нередки факты игнорирования сведений, полученных при помощи оперативно-розыскных методов. Такое положение не совсем оправданно, поскольку оперативные подразделения функционируют в сфере борьбы с преступностью и получаемая ими информация, несомненно, важна для эффективного раскрытия и расследования преступлений. Поэтому считаем целесообразным дополнить предложения специалистов требованием об обязательности сообщения сле- дователем инициатору направленных оперативно-розыскных материалов об их использовании в уголовном процессе. Это создаст предпосылки более разумной работы следователя со вновь полученными материалами, собранными оперативными работниками, и в определенной мере быть ответственным за эффективность их использования в доказывании по уголовному делу.

С 1 июля 2002 г. оперативный работник имеет право получать опера-

См.: Строгий В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами. Автореферат дис…к.ю.н. - СПб., 2000. - С. 17-18.

  • 130 -

тивно-значимую информацию, относящуюся к конкретному расследуемому факту, в двух ситуациях:

а) до возбуждения уголовного дела, при проведении оперативно-розы скных мероприятий, направленных на обнаружение признаков готовящегося или совершенного преступления;

б) при исполнении письменного поручения следователя в порядке ст. 38 УПК РФ.

Иными словами, уголовно-процессуальный закон запрещает оперативному работнику производить оперативно-розыскные мероприятия по возбужденному уголовному делу без наличия письменного поручения следователя. Поэтому на первоначальном этапе расследования проявлений организованной преступности необходимо реальное взаимодействие следователя и подразделения, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, что создает условия для законного использования данных, полученных в результате исполнения отдельного поручения следователя.

Как свидетельствуют материалы изученных уголовных дел, результаты проведенных оперативно-розыскных мероприятий, в основном, фиксируют следующим образом:

  • рапортами, справками, актами;
  • объяснениями лиц, участвовавших в оперативно-розыскных мероприятиях;
  • документами аудиовизуального контроля.
  • Порядок использования в ходе ОРД информационных систем, видео, и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также других технических и иных средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющих вреда окружающей среде, регламентирован ведомственными актами. Этот порядок достаточно эффективно применяется сотрудниками оперативных подразделений на стадии доследственной
    проверки материалов. Так, при

1 См., напр.: Приказ МВД РФ от 19.6.1996 г. № 281/390/374 «Об утверждении Инструкции об основах организации и тактике проведения оперативно-технических мероприятий».

  • 131 -

проверке информации о том, что некто Т. занимается продажей огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, сотрудник уголовного розыска с соблюдением всех формальностей вручил покупателю диктофон, с помощью которого был зафиксирован разговор между покупателем и продавцом. Суд, изучив содержание микроаудиокассеты, признал ее содержание доказательством по делу, что нашли отражение в обвинительном приговоре по делу. Утверждение подсудимого Т. о том, что работники милиции якобы организовали провокацию на основании собранных доказательств и, в первую очередь, на основании аудиозаписи, было опровергнуто. Суд не усмотрел нарушений Уголовно-процессуального закона по данному факту. В ходе судебного следствия опровергнута версия защитника подсудимого, заявившего, что между продавцом и покупателем шла речь о сувенирном оружии. Суд установил, что аудиозаписью однозначно зафиксировано, что продавец предлагал «пристреленное» оружие, т.е. пригодное для стрельбы.

К письменным документам нередко приобщаются предметы, объекты, негативы, видеокассеты, либо изъятые во время оперативно-розыскного мероприятия, либо выполненные в ходе его. Судя по материалам изученных уголовных дел, в случае передачи следователю натуральных объектов, о процедуре их вовлечения в сферу деятельности по раскрытию и расследованию преступлений допрашиваются оперативные работники и представители общественности, участвовавшие в конкретном оперативно-розыскном мероприятии. Таким образом, следственной практикой подтверждается мнение Е.А. Доля о том, что «…без допроса оперативника, представившего предмет, он не будет иметь никакого доказательственного значения». Наряду с этим, следует отметить, что в специальной литературе высказывается мнение о необходимости дополнения УПК РФ статьей,

1 См.: уголовное дело № 1-20/2000. Архив Псковского райсуда Псковской области.

2 См.: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной дея тельности. - М., 1996.

  • 132-

регламентирующей процедуру выдачи предметов следователю.1

Все перечисленные документы и объекты, в зависимости от конкретной ситуации, либо в установленном законом порядке непосредственно приобщаются к материалам уголовного дела, либо служат основанием для выдвижения версий по делу, помогают выработать тактику следственных действий и т.п.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда России № 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия», результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть положены, наряду с другими доказательствами, в основу обвинительного приговора лишь после их проверки. Проверка их происходит как в ходе следственных действий (в частности, допрашиваются участники мероприятия), так и специальных исследований (изучаются материальные объекты).

При получении вместе с документами натуральных объектов, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, следователь, в частности, имеет возможность:

  1. Убедиться в реальном наличии тех материальных объектов, о которых идет речь в документах (наиболее это актуально при расследовании фактов незаконного оборота наркотиков).
  2. Принять обоснованное решение о возбуждении уголовного дела в соответствии со ст.ст. 140-145 УПК РФ.
  3. Избрать тактику производства тех следственных действий, где необходимо или возможно использовать материальные объекты (в частности, при допросе, очной ставке, следственном эксперименте, опознании предметов и т.п.).
  4. Избрать стратегию раскрытия и расследования как отдельного преступления, так и преступной деятельности всей ОПГ.
  5. 1 См.: Петуховский А.А., Шурухнов Н.Г. Доказывание в уголовном судопроизводстве, ви ды и порядок производства следственных действий (по УПК РФ 2001 г.). - М., 2002. - С. 18.

2 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1.

  • 133 -
  1. Определить очередность назначения судебных экспертиз, особенно с объектами, объемы которых минимальны и не позволяют проводить несколько последовательных экспертных исследований.

Под натуральными объектами, полученными в ходе ОРД, допустимо понимать, наряду с изъятыми объектами (оружием, наркотиками и т.п.), также результаты кино, видеозаписи, звукозаписи и т.п. При этом, как верно отмечено в юридической литературе, эти объекты могут попасть в сферу деятельности следователя в двух ситуациях:

  • при фиксации хода оперативно-розыскного мероприятия;
  • при изъятии в ходе оперативно-розыскного мероприятия. Материалы изучения деятельности организованных преступных групп
  • в сфере незаконного оборота наркотиков свидетельствуют о том, что для суда самым весомым аргументом доказанности факта участия конкретного лица в данном криминальном бизнесе является наличие наркотического средства. Факты, не подтвержденные вещественными доказательствами, из обвинения, как правило, исключаются. Так, при расследовании деятельности группы под руководством некоего М., занимавшейся с ноября 1996 г. по 12 мая 1997 г. сбытом марихуаны, судом оправданы подсудимые по ряду эпизодов, якобы совершенных в течение семи месяцев, поскольку их виновность ничем, кроме собственных признательных показаний, не подтверждалась. Однако по последнему факту, который был доказан, наряду с показаниями подсудимых и покупателей наркотического средства, также и натуральными материальными объектами, а именно: изъятой марихуаной, денежными купюрами, обработанными специальными средствами, магнитной записью и видео-

записью, суд вынес обвинительный приговор.

Фактически результаты каждого оперативно-розыскного мероприятия могут быть непосредственно, в натуральном виде, а не в копии (или макете,

1 См.: Сучков О.Ю., Сучков Ю.И. Расследование контрабанды наркотических средств и психотропных веществ. - Калининград, 2002. - С. 28.

2 См.: Уголовное дело № 1-92/98. Архив Ленинградского райсуда г. Калининграда.

  • 134-

модели) использованы в доказывании по уголовному делу. На примере опроса, нередко сопровождающего оперативно-розыскное мероприятие, можно проиллюстрировать способы фиксации информации.

  1. Документально:
  • текстом объяснения, в том числе написанного собственноручно опрашиваемым;
  • приложениями к объяснению: рисунками, схемами;
  • явкой с повинной.
  1. Материальными объектами, выданными опрашиваемым в ходе опроса.
  2. Видеозаписью процедуры опроса.
  3. Наша точка зрения несколько не совпадает с мнением авторов учебника «Основы оперативно-розыскной деятельности», которые считают, что при направлении на имя руководителя следственного подразделения оперативно-значимой информации, подлежащей использованию в процессуальных документах предварительного следствия, оперативный работник имеет право приложить:

а) оперативно-служебные документы, подтверждающие легитимность получения конкретной информации, например, добытой в ходе опроса, ото ждествления личности и т.п.;

б) подлинники или копии документов, предметов, веществ, получен ных в ходе оперативно-розыскного процесса, и подтвердить факт их полу чения легитимными методами в виде таких оперативно-розыскных меро приятий, как сбор образцов для сравнительного исследования, провероч ная закупка, контроль почтовых отправлений, обследование помещений и иных объектов;

в) материальные объекты - носители информации и удостоверить леги тимность их получения в ходе оперативно-розыскного процесса при помощи таких оперативно-розыскных мероприятий, как прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, наблюдение, контролируемые поставки;

  • 135 -

г) документы, отражающие результаты исследования предметов, документов, веществ, добытых легитимными оперативно-розыскными мероприятиями и подвергнутые научному анализу при помощи такого оперативно-розыскного метода, как исследование предметов и документов.

Представляется, что точка зрения авторов учебника по ряду позиций выглядит достаточно спорной. В частности, сомнительно, чтобы в уголовном деле могли быть использованы в качестве источников доказательств так называемые «оперативно- служебные документы». Как совершенно верно заметил А.А. Фальченко, «оперативно- служебные документы не могут выступать в качестве доказательств по той причине, что они не являются средствами совершения преступления; предметами преступного посягательства; не обладают иными признаками вещественных доказательств и зачастую составляются без учета требований УПК».

Мы также считаем целесообразным исключить из данного списка так называемые «оперативно-служебные документы», которые изначально предназначены для использования в деле оперативного учета, а не в качестве источника доказательств в уголовном процессе. Аналогичного мнения придерживается и Е.А. Доля, который считает, что оперативно-служебные документы, удостоверяющие факт проведения и результаты конкретных оперативно-розыскных мероприятий, нельзя использовать в качестве такого самостоятельного вида доказательств, как «иные документы».3 Вместе с этим следует признать, что единообразной судебной практики по использованию «оперативно-служебных документов» в доказывании по уголовному делу до сих пор не существует. Имеют место факты прямой ссылки в приговоре на тот или иной документ, который принято причислять к «оперативно-служеб-

1 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник. - СПб., 1999. - С. 646-647.

2 См.: Фальченко А.А. О механизме передачи результатов оперативно-розыскной деятель ности следователю. // Актуальные проблемы теории и практики ОРД в современных усло виях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 11-12 мая 2000. Тю менский ЮИ МВД России. - Тюмень, 2001. - С. 102.

3 См.: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов ОРД. - М., 1996. - С. 77-103.

  • 136-

ным». Так, по уголовному делу о деятельности организованной преступной группы суд признал в качестве доказательства рапорт сотрудника милиции о задержании одного из подсудимых при попытке открыть имеющимся у него ключом дверь квартиры потерпевшего.

Все остальные формы фиксации информации реально служат объектами дальнейших криминалистических исследований как в ходе отдельных следственных действий, так и производстве судебных экспертиз. Схематично способы фиксации оперативно- розыскной информации, в зависимости от конкретного оперативно-розыскного мероприятия, можно представить следующим образом.

Формы фиксации

Письменные документы Другие ( )ормы фиксации Оперативно- розыскные мероприятия рапорт справка (акт) объяс- нение фото- графия фоноза- пись видео- запись 1 2 3 4 5 6 7 Опрос граждан + + + + + + Наведение справок + + + - - - Сбор образцов для сравнительного исследования + + - + + + Проверочная закупка + + + + + + Исследование пред- метов и документов + + - + - + Наблюдение + + - + + + Отождествление личности + + + + + + Обследование помещений и др. объектов + + - + - + См.: уголовное дело № 2-8-1995. Архив Калининградского областного суда.

  • 137-

1 2 3 4 5 6 7 Контроль почтовых и др. отправлений + + - + - + Прослушивание

телефонных

переговоров + + - - + - Снятие информации с технических средств связи + + - - + - Оперативное внедрение + + + + + + . Контролируемая поставка + + + + + + Оперативный эксперимент + + + + + + Сведения, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, проверяют и оценивают с учетом требований, изложенных в ст. 88 УПК РФ, т.е. подлежат оценке огносимость, допустимость, достоверность этих данных. На перечисленные обстоятельства оказывают влияние специфические условия следообразования, на которые обратил внимание А.Г.Марку-шин: по причине умышленного создания таких обстоятельств; сведения, получаемые от отдельных граждан и представителей общественности, бывают ошибочными в силу добросовестного заблуждения в период восприятия событий или недостоверными по причине умышленной дезинформации заинтересованных в этом лиц.

Как было видно из материалов изученных уголовных дел, значительная часть материалов, полученных с помощью оперативно-розыскных приемов, используется в качестве источников доказательств в уголовном процессе. Ос- новные формы использования этих материалов, предусмотренных уголовно- процессуальным законом, в уголовном деле выглядят следующим образом.

1 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность: необходимость и законность. - Ниж. Новгород, 1997. - С. 146.

  • 138-

Способы фиксации результатов оперативно- розыскных мероприятий Основные процессуальные формы

использования оперативно-розыскной

информации в уголовном процессе 1 2 • Объяснение - допрос лица, участвующего в ОРМ;

  • экспертное исследование текста объяснения, выполненного собственноручно:

а) судебно-почерковедческая экспертиза;

б) судебно-автороведческая экспертиза;

в) судебно-психологическая экспертиза. • Явка с повинной - допрос лица, написавшего явку с повинной;

  • допрос лица, принявшего явку с повинной;

  • исследование текста с применением специаль ных познаний (в частности, производство почер- коведческой, автороведческой, психологической экспертизы). • Фотография
  • допрос лица, участвовавшего в ОРМ;

  • осмотр фотографии;

  • вынесение постановления о приобщении фото графии в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела;

  • производство судебно-фотографической экс пертизы. • Фонозапись
  • допрос лиц, участвующих в ОРМ, в том числе специалиста;

  • осмотр фонокассеты;

  • вынесение постановления о приобщении кас сеты в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела;

  • осмотр помещения, где производилась запись;

  • производство судебно-фоноскопической экс пертизы. • Видеозапись
  • допрос лиц, участвовавших в ОРМ;

  • осмотр видеокассеты;

  • вынесение постановления о приобщении кас сеты в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела;

  • производство судебно-технической эксперти зы по исследованию подлинности видеозаписи;

  • производство психологической экспертизы по исследованию поведения лица, чьи действия за фиксированы на видеокассете.

  • 139-

1 2 • Акт изъятия объекта в ходе ОРМ - допрос лиц, участвовавших в ОРМ;

  • следственный осмотр материального объекта;

  • вынесение постановления о приобщении объ екта в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела;

  • предъявление объекта для опознания;

  • предъявление объекта на допросе в качестве доказательства по делу;

  • производство судебных экспертиз. В соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ собранные доказательства в своей совокупности должны быть достаточными для разрешения уголовного дела. Критерии достаточности определяются в зависимости от конкретной ситуации, сообразуясь с собственным опытом расследования преступлений и ориентируясь на исторические традиции. К последним в определенной мере можно отнести положения теории формальных доказательств, имевшей распространение в России, начиная с XVIII века до середины XX века (во времена массовых сталинских репрессий). Согласно этой теории, к числу совершенных доказательств относились собственное признание, сделанное в полиции и в суде, письменные доказательства, показания двух или более свидетелей и данные медицинской экспертизы. Наличие этих установленных в законе доказательств являлось безусловным основанием для вынесения приговора в Российской империи в XVIII веке.

В ст. 20 УПК РСФСР 1960 г. было закреплено требование о полном и объективном исследовании обстоятельств дела. При этом под полнотой исследования понималось правильное и полное определение предмета доказывания, полное выяснение всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Должны быть установлены все обстоятельства, установле-

2

ние которых может иметь существенное значение для вынесения приговора. Естественно, что подобное жесткое, безальтернативное требование за-

1 См.: История государственных учреждений дореволюционной России. - М., 1983. - С. 94-95. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - М., 1999. - С. 47-48.

  • 140-

кона не соответствовало ни философским критериям о познании окружающего мира, ни реалиям следственной практики и поэтому активно обсуждалось в юридической литературе. По мнению профессора В.Т. Томина, указание на полное раскрытие преступления является избыточным, не соответствующим реалиям борьбы с преступностью, поскольку понятие полноты достаточно индивидуально . Соглашаясь по существу с позицией ученого, считаем необходимым заметить, что в ходе оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой до возбуждения уголовного дела, в первую очередь необходимо зафиксировать быстроисчезающие признаки, которые могут исчезнуть к моменту производства процессуальных действий.

Рассмотрим основные способы использования оперативно-розыскной информации на первоначальном этапе расследования при производстве отдельных следственных действий.

Согласно ч. 4 ст. 146 УПК РФ, к неотложным следственным действиям относятся осмотр места происшествия, освидетельствование и назначение судебной экспертизы, поэтому целесообразно рассмотреть именно эти следственные действия.

В ст. 176 УПК РФ предусмотрено, что осмотр местности, жилища, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. При этом в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия разрешено проводить до возбуждения уголовного дела. Порядок производства осмотра детально описан в ст. 177 УПК РФ. Применительно к расследованию проявлений организованной преступности результаты осмотра места происшествия нередко позволяют выдвинуть версии:

  • о количестве преступников;
  • о ролевом распределении исполнителей;
  • об использовании орудий преступления единолично (только одним
  • См.: Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. - С. 46.

  • 141 -

из участников), персонифицированно, группой (количественный состав группы);

  • о числе лиц, на которых могли остаться следы предпринятых ими действий или следы с места происшествия.

Оперативно-розыскная информация способствует принятию обоснованного решения о тактике производства осмотра места происшествия, в том числе о времени его проведения, о его границах, о профессиональных качествах приглашенных специалистов. Игнорирование сведений, полученных оперативно- розыскным путем, нередко осложняет как процедуру осмотра места происшествия, так и последующее раскрытие преступления. На это обратил внимание Н.Г. Шурухнов, по данным которого «осложнения в расследовании краж часто связаны с неполнотой осмотра, например, не осматривается при- легающая местность, что приводит к сокращению объема необходимой кри- миналистической информации».2

Поскольку лидеры организованных преступных групп нередко используют в своей деятельности компьютерные базы данных, закрытые паролем, запрограммированные на уничтожение при несанкционированном доступе к информации, нередко для осмотра места происшествия приглашают специалиста в сфере компьютерной техники.

Неоценима оперативно-розыскная информация и в ситуациях фальсифицирования обстановки на месте происшествия, когда создается видимость протекания иного, не криминального события. Известны факты направления лидерами преступной среды к месту происшествия членов преступной группы, с расчетом на то, что они могут быть приглашены в качестве понятых при организации осмотра места происшествия. Предотвратить утечку информации при этом помогают данные, полученные оперативно-розыскным путем, в частности, о членах региональных преступных групп и их связях.

См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997. - С. 355. 2 См.: Шурухнов Н.Г. Расследование краж. М., 1999. - С. 35.

  • 142-

Оперативно-значимая информация необходима и в случаях, когда осмотру места происшествия должно быть подвергнуто место, помещение, оборудованное химическими «ловушками», звуковыми сиренами и т.п. Об их наличии предупреждают всех присутствующих и в первую очередь кинолога, чтобы избежать испуга собаки от срабатывания, например, звукового или светового сигнала тревоги.1

Нередко преступники, как верно отметил В.В.Войников, устанавливают ловушки или взрывные устройства с тем, чтобы они сработали в период производства осмотра места происшествия. Эти устройства могут иметь различные виды: установка капкана, механических ловушек, подведение к различным предметам электрического тока, минирование отдельных участков местности или предметов.2 Представляется, что своевременно получить информацию о таких устройствах возможно, в первую очередь, в результате проведенных оперативно- розыскных мероприятий.

При расследовании проявлений организованного незаконного оборота наркотиков, осмотр места происшествия нередко осуществляется в комплексе с оперативно-розыскными мероприятиями и является закономерным продолжением действий оперативного работника по контролю за перемещением наркотика. Так, оперативно-следственная группа, осуществлявшая наблюдение за продажей героина, где покупателем было лицо, осуществлявшее конфиденциальные услуги правоохранительным органам, моментально, после окончания процедуры купли- продажи наркотического средства, приступила к осмотру места происшествия. В протоколе данного следственного действия при личном досмотре гр. С. были обнаружены денежные купюры на общую сумму 1870 рублей, серии и номера которых совпадали с теми, которые были вручены конфиденту перед контрольной закупкой. В салоне автомашины, в которой находился С, обнаружены еще два пакетика с наркотическими сред-

’ См.: Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. - М, 1999. - С. 57, 58. 2 См.: Войников В.В. Тактика обеспечения безопасности в уголовном судопроизводстве. - Калининград, 2002. - С. 111-112.

  • 143-

ствами. Приговор по данному делу был основан, в частности, как на следственных материалах, так и на оперативно-розыскных, и содержал ссылки на протокол вручения конфиденту денежных купюр, обработанных специальным карандашом и фломастером (сделана запись «Закупка»), где отмечены номера и серии денежных купюр, на протокол выдачи конфидентом работникам милиции пачки из-под сигарет с двумя бумажными свертками, содержащими порошок бежевого цвета и др.).

Освидетельствование предусмотрено ст. 179 УПК РФ. Оно проводится с целью обнаружения на теле человека особых примет, телесных повреждений, иных следов преступления, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производства судебной экспертизы. К освидетельствованию следователь вправе привлечь врача или другого специалиста.

Задачами освидетельствования является обнаружение и фиксация на теле или одежде освидетельствуемого следов, которые впоследствии могут быть исследованы в ходе других следственных действий или судебных экспертиз. Применительно к расследованию проявлений организованной преступности такими следами могут быть особые приметы, следы крови, наркотиков, выстрелов, химических веществ.

Для решения этих задач осматривается пс только тело освидетельствуемого, но как верно заметил Р.С.Белкин, освидетельствование сопровождается осмотром одежды, имеющейся на этом субъекте, и должно производиться в определенной последовательности.

Неизменным правилом на начальной стадии освидетельствования при расследовании проявлений организованной преступности является установление личности освидетельствуемого, поскольку члены ОПГ нередко используют поддельные документы, удостоверяющие личность. Поэтому очень актуальны рекомендации Л.В.Виницкого, советующего при проверке докумен-

1 См.: Уголовное дело № 1-176-99. Архив Октябрьского нарсуда гор. Калининграда.

2 См.: Криминалистика. Учебник в 2-х томах. - М.: ВШ МВД СССР, 1968. Т.1. - С. 74.

  • 144 -

тов обращать внимание, не имеют ли они признаков подделки, и в частности, переклейки фотокарточки; соответствуют ли признаки внешности освиде- тельствуемого запечатленным на фотокарточке. Несколько упрощается идентификация личности освидетельствуемого, ранее отбывавшего наказание в местах лишения свободы, где фактически каждый из них наносит на свое тело наколки. Сравнение описаний наколки на теле такого субъекта, имеющихся в личном деле лица, отбывавшего наказание в местах лишения свободы, с реальным «продуктом» на теле освидетельствуемого нередко способствует процедуре его идентификации.

К непосредственному освидетельствованию переходят сразу же после проверки личности, поскольку промедление с этим следственным действием может негативно отразиться на сохранности следов преступления, имеющихся на одежде и теле освидетельствуемого. Особенно это актуально при расследовании незаконного оборота наркотиков, убийств, на которых нередко специализируются ОПГ.

Так, замечено, что следы соприкосновения с наркотическими средствами на теле человека возможно обнаружить в полости рта, на губах и коже рук в течение пяти суток. Основной способ обнаружения - это обработка ватным тампоном, смоченным спиртом, губ и рук освидетельствуемого. Впоследствии судебный эксперт имеет возможность определить химический состав наркотика при помощи тонкослойной хроматографии.

Практически аналогичным способом обнаруживаются следы выстрела на руках освидетельствуемого. Как правило, продукты выстрела концентрируются на тыльных поверхностях кисти стрелявшего, поэтому в первую очередь осматриваются кисти рук и рукава одежды.

Несколько сложнее обнаружить на теле освидетельствуемого следы крови, которые последовательно изменяются в цвете от ярко-красного к темно- коричневому до серого с зеленоватым оттенком. Поэтому для обнаруже-

1 См.: Виницкий Л.В. Освидетельствование на предварительном следствии. - Смоленск, 1997.-С. 41.

  • 145-

ния следов крови эффективен прибор «Ультрасвет», позволяющий обнаружить даже замытые следы крови на одежде. Поэтому в подобных ситуациях целесообразно приглашать врача или специалиста-криминалиста, обладающего достаточным уровнем знаний для прогнозирования наличия конкретных следов на теле и одежде освидетельствуемого. Для этого специалист вправе применять криминалистические средства, обеспечивающие выявление и изъятие микрообъектов при освидетельствовании. К таким техническим средствам относятся лупы, источники ультрафиолетового или инфракрасного освещения, портативные электронно-оптические преобразователи типа «С-70».

Особое внимание при освидетельствовании членов ОПГ уделяется обеспечению безопасности лиц, принимающих участие в этом следственном действии, поскольку им для выполнения своих профессиональных обязанностей необходимо непосредственно контактировать с освидетельствуемым. Поэтому целесообразно инструктаж специалиста производить заранее, предупреждая о возможном нападении, о попытках освобождения от микрообъектов, осевших на теле и одежде освидетельствуемого и т.п.

Ход освидетельствования фиксируется в соответствии с требованиями ст. 180 УПК РФ, при необходимости используется фотографирование и видеозапись. Обнаруженные объекты в установленном порядке признаются вещественными доказательствами и, как правило, направляются на экспертное исследование с целью определения обстоятельств, имеющих значение для расследования преступления.

При расследовании проявлений организованной преступности нередко возникает необходимость исследовать следы звука, например, фонограммы с записью угроз, требований выкупа похищенного человека или автомобиля и т.п. Подобные следы звука попадают в сферу деятельности следователя либо в результате оперативно- розыскных мероприятий, либо в результате прослу-

1 См.: Туманов А.К. Основы судебно-медицинской экспертизы вещественных доказа- тельств. - М.: Медицина, 1975. - С. 26.

  • 146-

шивания телефонных переговоров, либо представляются участниками уголовного процесса лично (потерпевшим, свидетелем и т.п.). В случае представления фонограммы следователю оперативным работником непременным условием является оформление соответствующего документа (протокола, акта), в котором оперативный работник обязан отразить механизм получения записи устной речи.

В практике судебно-экспертных учреждений в зависимости от объекта исследования различают три вида экспертиз, где исследуются звуковые следы:

  1. Судебно-фоноскопическая, в ходе которой решают задачу отождествления человека, т.е. устанавливают, данным ли лицом произнесена речь (фраза), записанная на магнитном носителе (пленке, ленты в кассете, диске).
  2. Судебно-электроакустическая, позволяющая отождествлять приборы звукозаписи, воспроизведения и обработки сигналов, например, на данном ли диктофоне записана речь гражданина Ы.
  3. Судебно-фонетическая, объектами исследования которой являются факты и обстоятельства, относящиеся к источнику звука. Например, по звуковой речи установить демографические, физические, психологические и социальные признаки человека.
  4. Требования, предъявляемые к порядку представления в экспертное учреждение изучаемых звуковых следов, зафиксированных в ходе оперативно-розыскной деятельности, состоят в отсутствии склеек на пленке и в целостности упаковки магнитного носителя, в целостности слепков печати и удо-стоверительных записей.

Одновременно с фонограммой, подлежащей исследованию с целью идентификации личности говорившего человека, представляют свободные и экспериментальные образцы звуковой речи этого человека, которые нередко получают в ходе документирования преступной деятельности или пресечения правонарушения (например, при задержании с поличным наркоторгов-

1 См.: Салтевский М.В. и др. Судебно-акустическая экспертиза (понятие, объекты и подготовка материалов). - Харьков, 1997. - С. 8-9.

  • 147-

ца). Экспериментальные образцы должны отвечать общим требованиям:

  • несомненности происхождения;
  • необходимым количеством;
  • соответствующим качеством;
  • сопоставимостью.
  • Иными словами, экспертные образцы не только записывают с помощью аналогичных технических средств (телефон автоматизированной телефонной станции, мобильный телефон), но и текст записи должен быть примерно одинаков и совпадать в ключевых словах и выражениях.

См.: Салтевский М.В. и др. Указ.соч. - С. 14.

  • 148-

2.3 Совершенствование механизма использования криминалистически значимой информации на первоначальном этапе расследования организованной преступности

Как и любая другая сфера человеческой деятельности, использование оперативно-розыскной информации по мере возрастания потребностей пра- воохранительных органов и общества в целом нуждается в постоянном со- вершенствовании. Одной из объективных предпосылок совершенствования механизма использования этой информации является значительное ее количество, которое остается неиспользованной ни в процессе деятельности по выявлению и раскрытию преступления в целом, ни в процессе доказывания, в частности. К таким сведениям в специальной литературе относят данные тактического характера, по которым законодатель предусмотрел целый ряд возможностей для их применения в уголовном процессе. По нашим данным, до 35,52 % сведений, полученных оперативно-розыскными методами, практически не используется, а 5 1,82 % используется лишь иногда.

Совершенствование процедуры представления оперативно-розыскной информации следователю и ее последующего использования в доказывании по уголовному делу создает условия для оптимизации как предварительного, так и судебного следствия, осуществление которых, как верно заметил Р.С.Белкин, «порой невозможно или крайне затруднительно без присутствия

оперативно-розыскной информации.

Пути совершенствования механизма использования оперативно-розыскной информации в процессе доказывания разнообразны, но по справедливому замечанию К.К.Горяинова и А.П.Исиченко, они должны быть жестко связаны с правовым регулированием оперативно-розыскной деятельности. При этом учеными были выделено несколько направлений решения проблемы:

1 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности. Изд.2-е, испр. и доп. - СПб., 2000. - С. 623. См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993. - С. 135 и далее.

  • 149 -

  • совершенствование действующего Федерального закона РФ «Об оперативно- розыскной деятельности»;
  • включение норм об ОРД самостоятельными разделами в проект нового Уголовно-процессуального кодекса РФ;
  • разработка проекта Оперативно-розыскного кодекса Российской Федерации;
  • подготовка межведомственного закрытого подзаконного акта - Устава правоохранительных органов и специальных служб Российской Федерации «Об основных положениях организации и тактики ОРД»;
  • совершенствование международно-правовых актов, регулирующих оперативно-розыскное сотрудничество различных стран.1
  • Применительно к теме настоящего исследования наиболее актуальными направлениями следует считать первые два из перечисленных (с поправкой относительно того, что нормы ОРД должны быть включены не в проект нового УПК РФ, а в его текст). Разработка именно этих направлений должна способствовать эффективному использованию криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, в уголовном процессе. Другие направления, вероятно, также актуальны для ОРД, и их разработка может в определенной степени способствовать правовому регу- лированию ОРД, но, повторяем, к исследуемой проблеме они имеют опосре- дованное отношение.

Поэтому целесообразно внести изменения в действующие законодательные акты, позволяющие усовершенствовать механизм использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, на первоначальном этапе расследования организованной преступности. Представляется, что в первую очередь необходимо обратить внимание на следующие аспекты.

  1. Механизм представления следователю объектов, полученных в ходе ОРМ.

1 См.: Оперативно-розыскная деятельность. - М., 2001. - С. 722.

-150-

  1. Использование гипноза и полиграфа в оперативно-розыскных целях.
  2. Унификация оперативно-справочных учетов, объединение их с кри- миналистическими учетами.
  3. В качестве обоснования нашего выбора необходимо рассмотреть недостатки современной практики представления оперативным работником криминалистически значимой информации следователю. Как известно, сле- дователь получает от органа, осуществляющего ОРД, не только документы, где зафиксированы какие-либо сведения, но и материальные объекты, под- тверждающие их подлинность. Происхождение этих материальных объектов может быть двояким:
  • они были обнаружены в ходе ОРМ, например, видеозапись передана оперативному работнику в ходе разведывательного опроса;
  • они изготовлены в ходе ОРМ, например, в виде фоно, видеозаписи.
  • В зависимости от происхождения этих объектов должны различаться формы их представления следователю. Так, в первой ситуации, по нашему мнению, достаточно произвести запись в протоколе объяснения с указанием факта передачи оперативному работнику видеокассеты с материалами, которые зафиксировал лично сам опрашиваемый по своей инициативе, без согласования с сотрудником правоохранительных органов.

Во второй ситуации оперативный работник обязан избрать другую форму фиксации факта, допустим, записи объяснения конкретного лица на видеокассету. Поскольку эта процедура не предусмотрена уголовно-процессуальным кодексом России, следовательно, и форма фиксации факта применения видеозаписи в ходе опроса должна избираться оперативным работником самостоятельно, применительно к ситуации. Это может быть акт, протокол, справка, в которых отражены мотивация применения видеозаписи в ходе опроса, его ход, порядок и основные параметры видеокассеты (ее маркировка, упаковка и т.п.).

О процедуре передачи следователю материальных объектов, обнаруженных, изъятых или изготовленных в ходе оперативно-розыскного меро-

  • 151 -

приятия, в специальной литературе сообщается как бы мимоходом. При этом не рассматривается механизм первичного получения и передачи этих объектов, что существенно препятствует выработке оперативным работником и следователем принципиальной схемы работы с материальными объектами, и как следствие этого - нередко исключение этих самых объектов из числа доказательств по делу. Примером подобных неразработанных рекомендаций может явиться текст «Основ оперативно-розыскной деятельности», где зафиксировано буквально следующее: «В качестве одного из вариантов использования оперативно-розыскной информации возможно предоставление оперативными подразделениями результатов ОРД следователю, прокурору и в суд. Оно заключается в направлении указанным органам предварительного следствия официального письма, указывающего, что в процессе производства по материалам ОРД получены и подтверждены фактические данные о признаках конкретных преступлений. К такому письму, подписанному руководителем соответствующего подразделения, могут прилагаться материалы видео- и аудиозаписей, кино- и фотосъемка, а также материалы, полученные с применением других технических средств, и иные документы, составленные при проведении ОРД».

Понятно, что основания подобного «письма, подписанного руководителем соответствующего подразделения» документы и иные объекты, представленные следователю, прокурору или судье не могут быть использованы в уголовном процессе в качестве доказательства по делу. Это очевидно, поскольку следователь обязан располагать первичными документами (актом, протоколом и др.), в которых зафиксирован момент поступления, допустим, документа в сферу деятельности по раскрытию и расследованию преступления. Отсутствие подобного документа, по нашему мнению, не может заменить «письмо руководителя соответствующего подразделения», так как по сути дела оно отражает пересказ содержания первичного документа о вовле-

1 См.: Основы оперативно-розыскной деятельности. - 2-е изд., испр.и доп. - СПб., 2000. - С.625-626.

  • 152-

чении в сферу деятельности по выявлению и раскрытию преступления нового источника доказательственной информации. В материалах же уголовного дела, как правило, должны аккумулироваться лишь подлинные материалы. Наличие документа, позволяющего установить обстоятельства появления материального объекта в сфере деятельности оперативного работника (например, протокол получения объекта оперативным работником от опрошенного лица), дает основания для дальнейшего исследования этого объекта в ходе следственных и иных процессуальных действий. В частности, в ходе производства следственного осмотра объекта, в том числе с участием специалиста, в ходе судебной экспертизы и т.п.

Следующий аспект совершенствования механизма использования кри- миналистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, видится в применении нетрадиционных способов и средств, позволяющих получить правдивую информацию о расследуемом событии, в частности, гипноза и полиграфа.

Гипноз (от греч. hypnos - сон) - временное состояние сознания, ха- рактеризующееся сужением его объема и резкой фокусировкой на содержании внушения, что связано с изменением функции индивидуального контроля и самосознания. В специальной литературе встречаются две противоположные точки зрения на допустимость использования гипноза при допросе. Так, существует мнение, что «использование метода гипнорепро-дукции позволяет значительно увеличить объем информации при проведении допроса».

Профессор В.А. Образцов также считает, что поскольку традиционный арсенал побуждения носителей информации не срабатывает, то «со всей остротой встает актуальная проблема оснащения следственной практики новейшими, адекватными сложившейся ситуации и потребностям практического

1 См.: Психология. Словарь. - М, 1990. - С. 79.

2 См.: Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. // Тезисы выступлений на на учно-практическом семинаре. - М., 1994. - С. 121.

  • 153 -

применения методами преодоления лжи и заблуждений»’.

Другие ученые категорически против использования гипноза на предварительном следствии. В частности, по мнению А:Р. Ратинова, «подобная форма влияния на людей неприемлема. Снижая или выключая волевой контроль со стороны участвующих лиц, следователь всегда рискует толкнуть их на объективно неправильный образ действий, который, в силу увлеченности или предубеждения, может представляться ему соответствующим истине, не являясь в действительности таковым. Именно поэтому должна быть решительно отвергнута идея о возможности применения гипноза в процессе расследования»2.

По нашему мнению, использовать гипноз в ходе процессуального действия - допроса - нельзя, поскольку эта процедура не соответствует ни моральным, ни нравственным, ни процессуальным требованиям производства предварительного следствия. Поэтому показания, полученные с применением гипноза, по нашему мнению, не могут быть признаны допустимыми. В то же время использовать гипноз на стадии оперативно-розыскных мероприятий с целью получения недоказательственной, ориентирующей информации о каком-либо событии необходимо. Считаем неразумным ограничивать оперативных работников в выборе способов и средств получения первоначальных данных о преступлении, имевшем место в условиях так называемой неочевидности. Сведения, полученные в ходе беседы под влиянием гипноза, могут быть использованы как основание для выдвижения версий о случившемся и должны способствовать отысканию вещественных доказательств и лиц, причастных к преступлению.

Относительно применения полиграфа на досудебной стадии также в юридической литературе довольно давно ведется дискуссия. Как известно, полиграф - это многоцелевой прибор, предназначенный для регистрации дыхания, кровяного давления, потоотделения, биотоков и других физиологиче-

! См.: Образцов В.А. Основы криминалистики. - М., 1996. - С. 108.

2 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. - С. 164.

  • 154-

ских процессов. Еще в глубокой древности правители народов и суды прибегали к различным способам уличить лжеца, для чего вырабатывали сложные ритуалы и ордалии от простейших, с использованием воды, риса, свежего яйца, до изощренных - испытание расплавленным железом, утопление и т.п.1

Одним из первых отечественных идеологов использования полиграфа в целях раскрытия и расследования преступлений был А.Р. Лурия, разработавший в 20-х годах XX века прообраз современного полиграфа. В настоящее время полиграф различных модификаций используется в борьбе с преступностью в десятках стран мира, в том числе США, Израиле, Канаде, Японии и других. В российской юридической литературе высказывается мнение о возможности использования данных, полученных с помощью полиграфа при выдвижении версий по делу, планировании расследования и т.п. В органах внутренних дел применение проверок на полиграфе регламентируется «Инст- рукцией о порядке использования полиграфа при опросе граждан» , которая согласована с Генеральной прокуратурой и Верховным Судом РФ. Данная Инструкция ввела в действие основные гуманистические, методические и организационные нормы, в частности:

  • установила принцип добровольности участия опрашиваемого лица в осуществлении опроса с применением полиграфа;
  • дала опрашиваемому право на отказ от данного мероприятия;
  • декларировала вероятностный характер результатов, полученных с помощью полиграфа;
  • запретила трактовать отказ от опроса с применением полиграфа, как свидетельство причастности опрашиваемого к расследуемому преступлению;
  • определила перечень ситуаций, когда проведение опроса с примене-
  • См. подробнее: Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений (генезис и правовые аспекты). - М., 2000. - С. 10.

2 См.: Лурия А.Р. Этапы пройденного пути: Научная автобиография. - М., 1982. - С. 23.

3 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.1. Общая теория криминалистики. - М., 1997. - С. 32-44; Образцов В.А. Основы криминалистики. - М., 1996. - С. 120-128.

4 См.: Приказ МВД России от 28 декабря 1994 г. № 437.

  • 155-

нием полиграфа является невозможным.

Для определения допустимости использования результатов изменения физиологического состояния допрашиваемого, зарегистрированных с помощью полиграфа, необходимо остановиться на некоторых аспектах его работы: научном, этическом и уголовно-процессуальном.

Достоверность зарегистрированных полиграфом изменений психофи- зиологического состояния допрашиваемого, по нашему мнению, ни у кого не вызывает сомнений. Прибор адекватно реагирует на различия в пульсе, пото- отделении, дыхании лица, отвечающего на тот или иной вопрос. Поэтому научный аспект данной проблемы фактически никто не оспаривает.

На этический аспект необходимо также ответить положительно, так как никакого обмана при опросе или допросе с применением полиграфа не имеется, поскольку суть и процедура испытания обязательно должны быть доведены до сведения проверяемого и могут быть произведены только по его согласию. Кроме того, в последнее время разработаны так называемые бесконтактные полиграфы, действующие без прикрепленных к голове и телу опрашиваемого датчиков, что вообще снимает вопрос об этической стороне проблемы, «неудобствах» субъекта, опутанного проводами.

Уголовно-процессуальный аспект должен быть разрешен законодателем в установленном законом порядке. В новом уголовно-процессуальном кодексе порядок использования полиграфа не регламентирован. Следовательно, полиграф можно использовать лишь как вспомогательное средство фиксации состояния опрашиваемого (допрашиваемого), фактически как его тестирование. Результаты тестирования могут быть приложены к объяснению или к протоколу допроса таким же образом, как к нему прилагаются схемы, рисунки, выполненные в ходе получения объяснения или проведения допроса, справки, документы, представленные допрашиваемым следователю. Оцениваться результаты тестирования на полиграфе, по нашему мнению, долж-

1 См.: Бахин В.П. Понятие, сущность и содержание криминалистической тактики. - Киев, 1999.-С. 28.

  • 156-

ны в соответствии с процедурой оценки «иных документов», упомянутых в ст. 84 УПК РФ, т.е. с позиции относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Следующий аспект совершенствования процедуры использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, в расследовании проявлений организованной преступности связан с реформированием системы вспомогательных, оперативно-справочных и криминалистических учетов. Как известно из истории криминалистики, борьба с преступностью была поставлена на научную основу с момента введения первого криминалистического учета, позволяющего идентифицировать личность правонарушителя. С тех пор учеты правоохранительных структур непрерывно развивались и совершенствовались и к настоящему времени представляют собой систему, позволяющую довольно эффективно раскрывать так называемые «бытовые» преступления. Например, в действующих учетах содержится информация о лицах, склонных к совершению краж на определенной территории, в определенное время, определенным способом. Поэтому при совершении, допустим, квартирной кражи через форточку оперативный работник, поработавший с учетами, более рационально распределяет свои силы и средства на проверку конкретных субъектов.

Вместе с тем, и это следует признать открыто, значительная часть существующих в системе МВД России учетов - это анахронизм, так как в них, в основном, регистрируется заключительный этап преступной деятельности, например, преступной «разборки» - убийство конкурента, похищение заложника и т.п. Данных о предыстории этих преступлений в системе учетов МВД России не имеется. В борьбе же с организованными формами преступности в первую очередь важна информация о генезисе криминального события. Нередко это связано с особенностями жизни потерпевшего. Так, информация о личности погибшего нередко является ключевой для выдвижения версий относительно мотивов убийства. На-

  • 157-

пример, если убит предприниматель, то по совокупности данных о деятельности возглавляемой им фирмы можно обоснованно предположить, кому выгодна была его смерть. Однако повторяем, в действующей системе учетов МВД России подобные сведения не находят своего отражения, они просто не предусмотрены. Отдельные аспекты содержатся в так называемых «личных учетах» сотрудников, длительное время работающих в оперативных аппаратах или следственных подразделениях. Отсутствие централизованных учетов, связанных с организованной преступностью, негативно сказывается на работе следователя, вынужденного на первоначальном этапе расследования выдвигать самые разнообразные версии и последовательно проверять их. Бессмысленную трату сил, средств и времени можно было бы существенно сократить, имея в наличии те данные, которые характеризуют личность погибшего и сферу его деятельности. Эти сведения даже не надо собирать, так как они имеются в банках данных других государственных структур, поскольку значительная часть жертв организованной преступности в той или иной степени нарушала закон.

Иными словами, действующие в системе МВД России учеты не обеспечивают потребностей органов, осуществляющих борьбу с проявлениями организованной преступности, особенно в сфере экономики. В учетах не находят отражения ранние этапы зарождения организованной преступной деятельности: выбор объекта преступного посягательства, подбор сил и средств, организация лжепредприятия (например, так называемой «однодневки» для получения незаконного кредита), конкретные этапы деятельности этого предприятия, полученная прибыль, ее использование и т.п. Это происходит потому, что традиционными учетами в МВД России остались различные следы: пальцев рук, ног, обуви, применения оружия, подделки документов и т.п. Реалии современной организованной преступности в действующей системе учетов МВД России учитываются явно недостаточно.

С предложениями о реформировании действующей системы учетов не-

  • 158 -

однократно выступали профессора В.М.Мешков и В.Л.Попов1. Считаем возможным присоединиться к их точке зрения применительно к расследованию преступлений, совершаемых организованными группами. Без коренной организации действующих учетов невозможно организовать сколько-нибудь действенную борьбу с организованной преступной деятельностью.

Действительно, как верно заметили В.М.Мешков и В.Л.Попов, при изучении информации, содержащейся в действующих учетах, невозможно получить информацию о противозаконной деятельности хозяйствующих субъектов, о «теневом» бизнесе, о лицах, в него вовлеченных, о «серых» капиталах, что нередко является криминалистически значимой информацией для выдвижения версий по конкретному уголовному делу. Учеты такого рода в МВД России просто не предусмотрены. Вместе с тем информация об экономических аспектах деятельности любого юридического или физического лица, осуществляющего экономическую деятельность, содержится в банках данных ряда государственных структур, не имеющих к МВД прямого отно- шения и поэтому не обязанных снабжать его информацией: в налоговом органе, в казначействе, в банке, в подразделении таможенного контроля и т.п. Эта информация чрезвычайно важна при принятии процессуального решения, связанного с привлечением того или иного субъекта к уголовной ответственности. Однако зачастую эта информация недоступна для оперативного работника органа внутренних дел или следователя, поскольку они не имеют к ней доступа.

С целью организации действенного противостояния проявлениям организованной преступности, в первую очередь, в экономической сфере, целесообразно создать региональные банки данных, основной массив которых должен содержать все сведения, имеющиеся в настоящий момент в ИД УВД

1 См.: Мешков В.М. Попов В.Л. К вопросу о централизации оперативно-справочных и криминалистических учетов правоохранительных структур России. // Особенности борьбы с наркобизнесом в приграничных регионах России. Сб. материалов научно- практ. конференции КЮИ МВД России 16-17 октября 1998. - Калининград, 1998. - С. 3- 8; Мешков В.М., Попов В.Л. Хватит стрелять по воробьям. // Журнал «Милиция» № 3. 2000. - С. 33-35.

  • 159-

областей (краев), и сведения об экономической деятельности всех хозяйст- вующих субъектов в регионе, как физических, так и юридических.

Эти сведения до сих пор содержатся в информационных системах различных правоохранительных и контролирующих структур, и им присущ целый ряд недостатков, в значительной степени вызванных их дублированием вследствие распыления значимых для выявления и раскрытия преступлений сведений по различным силовым структурам: Управлении внутренних дел, Управлении ФСБ, Управлении ФСНП, Управлении Министерства по налогам и сборам, Управлении ГТК и т.п. Руководство перечисленных Управлений в соответствии с Указом Президента Российской Федерации «Об утверждении Положения о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью» от 18 апреля 1996 года, № 567 обязано разработать механизм обмена информацией по вопросам борьбы с преступностью. Однако до сих пор этого в полном объеме не сделано, т.к. отсутствуют научно-обоснованные критерии оценки информации, подлежащей передаче в другое ведомство.

Приоритеты сбора информации в каждом ведомстве различны. Можно утверждать, что, во-первых, значительный массив накопленных сведений в информационных системах разных ведомств дублируется. Во-вторых, базы данных разных правоохранительных структур “выхватывают” из всего массива информации об интересующем их лице, предприятии, организации лишь ту ее часть, которая отвечает их ведомственным интересам. Например, собирая сведения об одном и том же субъекте, налоговая полиция фиксирует факты его уклонения от уплаты налогов; таможенные органы - о недостоверном дек- ларировании грузов; УФСБ - о его контрабандных операциях; УВД - об его участии в криминальных разборках и т.п. Полной картины о данном субъекте не имеет ни одно ведомство. Вся информация о нем, отрывочная, разрозненная, противоречивая, разбросана по разным информационным системам, что существенно затрудняет работу по выявлению и раскрытию его криминальной деятельности, в первую очередь, экономической направленности.

  • 160-

При существующем положении для привлечения субъекта к уголовной ответственности необходимо затратить неоправданно большие средства на получение сведений из всех оперативно-справочных и криминалистических учетов правоохранительных и контролирующих структур области, а в после- дующем - на проверку достоверности и объективности этих данных. Причем в каждом конкретном случае успех сбора информации зависит от дипломатических способностей руководителей ведомств, направленных на извлечение сведений в кратчайшие сроки. Нередко своевременное прохождение информации в значительной степени обеспечивается лишь наличием надежных, деловых, личных контактов между руководителями разных правоохранительных структур.

Необходимость обмена криминалистически значимой информацией предусмотрена соответствующими нормативными актами. Например, согласно приказам ГТК РФ № 465 и Департамента налоговой полиции РФ № 402 «Об организации взаимодействия между таможенными органами Российской Федерации и Федеральными органами налоговой полиции Российской Федерации» от 13 сентября 1994 года, стороны обязаны «безвозмездно предоставлять друг другу по соответствующим запросам информацию, со- держащуюся в архивах, учетах и банках данных…»

По нашему мнению, в настоящее время целесообразно объединить наиболее актуальные сведения в едином автоматизированном блоке, находящемся в структуре отдела, занимающегося выявлением, раскрытием или расследованием преступной деятельности, то есть в структуре Министерства внутренних дел. Это позволит руководителю оперативного подразделения или следственного аппарата безотлагательно иметь все данные об интересующем его субъекте или юридическом лице, в частности: сведения о прошлых судимостях (из ИД УВД); о годовом доходе (из учетов Министерства по налогам и сборам); о фактах участия во внешнеэкономической деятельности (из учетов ГТУ); о пересечении государственной границы (из УФСБ); о фактах уклонения от уплаты налогов (из информационной системы УФСНП)

-161 -

и т.п. Располагая этими сведениями, оперативный работник и следователь более обоснованно придут к решению о возбуждении уголовного дела (или об его отказе) при изучении имеющихся материалов о «подозрительной» деятельности того или иного субъекта. Эти данные должны концентрироваться в оперативном или следственном подразделении, что позволит предотвратить «размывание» массива информации, возникающего при введении сведений в банк данных техническим работником, не представляющим, как в дальнейшем они могут быть использованы.

В последующем целесообразно создать Единый Российский информационный центр (ЕРИЦ) при Президенте России, где, помимо информации о состоянии и динамике преступности, сосредотачивались бы сведения о хозяйствующих субъектах, допускающих правонарушения в своей деятельности, в частности, о таможенных операциях, о налоговых поступлениях и нарушениях финансового законодательства. При этом целесообразно фиксировать данные о создании фирмы с регистрацией сведений обо всех ее учредителях; об уставном капитале; о банковских счетах, в том числе за рубежом; о фактах уклонения от уплаты налогов; о фактах банкротств фирмы и создании аналогичных структур одними и теми же лицами и т.п.

Вновь образованный ЕРИЦ позволит прогнозировать движение «теневого капитала», контролировать, а в конечном счете ликвидировать теневой бизнес. Необходимо, не лишая силовые структуры существующего массива информации и не нарушая принципа конспиративности и ведомственной компетентности, выработать единые критерии создания ЕРИЦ, разработать критерии значимости обобщаемой информации. Естественно, данные о разведывательной и контрразведывательной деятельности не должны передаваться в ЕРИЦ.

Прогнозируя возражения оппонентов и опасения законопослушных граждан относительно доступности сведений о бюджетах юридических лиц и доходах населения для криминальных структур, необходимо предусмотреть разработку дополнительного механизма защиты информации, имеющейся в

  • 162-

ЕРИ1Д. В частности, ограничить доступ к ней лиц, непосредственно не связанных с обновлением базы данных. Предлагаемая перестройка информационной системы правоохранительных структур в масштабах России требует детальной проработки и существенных финансовых вливаний. Поэтому одним из вариантов осуществления задуманного может стать проведение эксперимента на отдельно взятой территории, оторванной от метрополии, не имеющей границ с остальными субъектами Российской Федерации, - в Калининградской области.

В частности, это оправданно нем, что преступность в свободной экономической зоне «Янтарь» в значительной степени обусловлена внешнеэкономической направленностью, вытекающей из географического положения области и наличия транспортных коммуникаций. На территории Калининградской области особую актуальность приобретает надлежащее исполнение совместного Указания Генеральной прокуратуры, МВД, ФСБ, ФСНП, ГТК Российской Федерации № 15/7 «Об усилении координации и взаимодействии в борьбе с преступлениями и нарушениями законов в сфере внешнеэкономической деятельности» от 10 апреля 1997 года. Это Указание нацеливает на совместную работу по защите интересов государства в сфере внешней экономики, на принятие мер по созданию в регионах информационной базы правоохранительных и контролирующих органов о состоянии законности в сфере внешнеэкономической деятельности и обеспечение к ней доступа всех заинтересованных государственных органов.

Перечисленные объективные факторы позволяют предложить провести эксперимент по слиянию оперативно-справочных и криминалистических учетов всех правоохранительных и контролирующих структур Калининградской области. Подобная апробация на территории России могла бы иметь в значительной степени условный характер, поскольку проведение подобного эксперимента в одном из субъектов Российской Федерации, расположенном в центре страны, не будет отличаться чистотой из-за влияния сопредельных с

  • 163-

ним субъектов Федерации, границы с которыми не только затруднительно, а просто невозможно перекрыть. Эксперимент же в российском анклаве позволит разработать пакет нормативных документов и провести запланированные мероприятия, не нарушая действующую систему учетов и не оказывая влияния на другие регионы.

Для обоснования предложения необходимо отметить, что Калининградская область - единственный субъект Российской Федерации, окруженный другими государствами, иными словами, является анклавом. На территории области с 1991 года действует режим свободной экономической зоны. Численность населения области невелика - менее 1 млн. человек. Вместе с тем на территории этой небольшой по российским меркам области функционируют подразделения всех ведомств: УВД, УФСБ, У ГТК, У ФСНП, в каждом из которых имеется свой локальный банк данных, где накапливаются сведения о тех или иных видах правонарушений.

Централизация криминалистически значимых учетов, по нашему мнению, принесет существенную пользу в борьбе как с общеуголовной, так и с экономической преступностью, поскольку в этих учетах должны аккумулироваться сведения о негативной хозяйственной деятельности всех юридических и физических лиц, законопослушность которых вызывает обоснованные сомнения. Информация об их противоправной деятельности будет планомерно и регулярно поступать из различных ведомств и накапливаться в региональном отделении ЕРИЦ. Наличие всесторонней информации позволит с учетом знания механизма движения финансовых средств, в том числе так называемых «теневых», более целенаправленно производить расследования по заказным убийствам, по криминальным взрывам и другим тяжким проявлениям организованной преступности и т.п., так как они, как правило, связаны с «теневой» экономикой и перераспределением криминальных капиталов.

Таким образом, объединение в единый массив информационных систем всех правоохранительных и контролирующих ведомств принесет суще-

  • 164 -

ственную пользу в борьбе и с общеуголовной преступностью, и в борьбе с организованными преступными проявлениями в сфере экономики. В настоящее время имеется уникальная возможность, используя анклавный характер Калининградского региона и его статус свободной экономической зоны, провести эксперимент путем слияния информационных массивов правоохранительных и контролирующих структур с целью качественного улучшения борьбы с экономической преступностью и начать его со слияния в единый массив на базе ИД УВД Калининградской области.

Предлагаемая программа по инициативе В.М. Мешкова и В.Л. Попова уже была обсуждена 3 ноября 1998 г. на совещании руководителей федеральных силовых структур под председательством Полномочного представителя Президента России в Калининградской области и получила одобрение (решение Региональной коллегии Федеральных органов исполнительной власти № 28).

Отдельного разговора с привлечением специалистов в области банковского дела, экономики, социологии, социальной психологии заслуживает проблема реорганизации банковской системы. Не секрет, что население страны не доверяет финансовым структурам свои сбережения, предпочитая хранить их «в чулке». Такое положение не способствует интенсивному развитию экономики государства. Следовательно, рано или поздно руководство страны придет к выводу о необходимости создания банка, подотчетного государственным структурам. И поскольку государство обязано обеспечить всем своим гражданам достойную жизнь, оно обязано знать как о нищете одних, так о вызывающем богатстве, не имеющем законных источников, других. Иными словами, правоохранительные органы должны иметь реальную возможность своевременно получать интересующие их сведения о финансовом положении лица, занимающегося преступной деятельностью, в том числе и из государственного банка. Как это сделать - предстоит решить. Но постановка данного вопроса, по нашему мнению, уместна.

  • 165-

Один из возможных вариантов видится в создании Контрольного (Президентского) банка, функцией которого должен быть контроль за всеми видами перечислений и взаиморасчетов между имеющимися кредитно- финансовыми структурами: Центробанком, Сбербанком и коммерческими банками, с правом блокирования операций, если они вызывают сомнение в своей «чистоте». Данная проблема для России актуальна. При ее разрешении появляется возможность контроля собственных расходов любого банка, отсекается утечка денежных средств для личного, нередко баснословного обогащения.

-166-ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В концентрированном виде наиболее значимые результаты исследования представляются следующими основными выводами и предложениями.

  1. Организованная преступность в России имеет исторические и национальные особенности. Основой перерастания профессиональной преступности в организованную послужили не пороки человека, как в других странах (наркотики, проституция и пр.), а несовершенное плановое хозяйство, явившееся платформой для объединения так называемых «цеховиков» - подпольных предпринимателей.

2 Деятельность организованных преступных групп характеризуется активным противодействием правоохранительным органам.

  1. Современные возможности органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, по фиксации криминалистически значимой информации о проявлениях организованной преступности на первоначальном этапе расследования в полной мере не обеспечивают эффективность борьбы с этими проявлениями.
  2. Целесообразно изменить методику обучения будущих следователей и сотрудников подразделений, уполномоченных осуществлять оперативно- розыскную деятельность, в образовательных учреждениях системы МВД России. Выпускники таких учебных заведений должны обладать знаниями обо всех формах получения криминалистически значимой информации как гласным, так и негласным способом. При этом сотрудник сам должен сделать выбор, какими методами пользоваться.
  3. Одной из основных целей взаимодействия оперативных и следственных подразделений при расследовании проявлений организованной преступности является организация и совершенствование эффективного комплекса процедур и мероприятий по выявлению и доказыванию преступной деятельности.
  • 167-
  1. В ходе взаимодействия сотрудники оперативных и следственных подразделений должны руководствоваться следующими принципами:
  • паритетности;
  • сочетания гласных и негласных форм работы;
  • доверия;
  • общности интересов;
  • высокой нравственностью взаимоотношений;
  • компетентности;
  • конспирации.
    1. Основные формы взаимодействия сотрудников оперативных и след ственных подразделений видятся в следующем:
  • в создании координационных рабочих групп;
  • в проведении регулярных рабочих встреч;
  • в оказании содействия при подготовке к оперативно-розыскным мероприятиям и следственным действиям;
  • в участии в совместных следственно-оперативных группах;
  • в осуществлении оперативным работником мер принуждения, преду- смотренных законом (принудительного привода, задержания).
    1. Криминалистически значимая информация, полученная опера тивно-розыскными методами, должна в полной мере соответствовать кри териям относимости и допустимости. В частности, недопустимыми явля ются следующие материалы, представленные сотрудником подразделе ния, уполномоченного осуществлять оперативно-розыскную деятель ность:
  • полученные оперативным работником, не имеющим зафиксированного в материалах уголовного дела отдельного поручения следователя, в производстве которого находится данное дело;
  • при установлении факта несоблюдения порядка проведения следственного действия (допустим, производство обыска вместо осмотра места происшествия);
  • 168-

  • при отсутствии в объяснении опрашиваемого сведений об источнике своей осведомленности;
  • при установлении факта, что опрашиваемое лицо находилось в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а также в утомленном или болезненном состоянии, лишающем его возможности осознавать и кон- тролировать свои действия; ,
  • при отсутствии данных о происхождении материального объекта (протокола объяснения, если объект был выдан опрашиваемым; или протокола осмотра места происшествия, если объект был изъят при осмотре и т.п.).
    1. На стадии предварительного следствия необходимо исследовать лю бую доказательственную информацию, полученную без нарушения уголов но-процессуального законодательства, имеющую значение для установления истины по делу, в том числе получеЕшую оперативным работником и защит ником, осуществляющим свои профессиональные обязанности.
  1. Криминалистически значимая информация, полученная в ходе оперативно- розыскной деятельности, может быть признана доказательственной информацией, поскольку ОРД имеет статус государственно-правовой формы борьбы с преступностью, закрепленной в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», и имеет значение для установления истины по делу и для его правильного разрешения.
  2. С целью оптимизации использования криминалистически значимых материалов, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, в качестве источника доказательств предложено при направлении следователю натуральных объектов (орудий и следов преступления, фотографий, видеозаписей и т.п.) приобщать подлинник документа (акта, протокола), удостоверяющего факт вовлечения этого объекта в сферу деятельности оперативного работника, что позволит исследовать происхождение этого объекта.
  3. Предложено внести изменения в текст Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» в части, касающейся использования оперативно- розыскной информации в доказывании по уголовному делу.
  • 169 -

Представляется, что использоваться должна не вся информация, полученная оперативно- розыскными методами, а лишь часть ее, относящаяся к рассле-дуемому преступлению, т.е. только ее криминалистически значимая часть.

Кроме того, в тексте данного Федерального закона необходимо предусмотреть единую процедуру представления криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, обязательную для всех правоохранительных и правоприменительных структур.

Помимо этого, дополнить данный Федеральный закон статьей следующего содержания: «следователь обязан сообщить инициатору направления материалов о фактическом использовании представленных материалов».

  1. Предложены рекомендации по усовершенствованию уголовно-про цессуального законодательства с целью повышения эффективности противо- стояния организованной преступности. В частности, дополнить УПК России:
  • статьей, разрешающей допрашивать в судебном заседании в качестве свидетеля сотрудника подразделения, осуществляющего ОРД, о фактах, ставших ему известными от конфидента в связи с выполнением должностных обязанностей. По нашим данным, 72 % оперативных работников готово участвовать в судебном заседании в качестве свидетеля;
  • статьей следующего содержания «следователь имеет право ознакомиться с криминалистически значимой информацией, относящейся к расследуемому им преступлению, полученной оперативно-розыскными методами»;
  • статьей, прямо предусматривающей возможность использовать криминалистически значимую информацию, полученную оперативно-розыскными методами, в доказывании по уголовному делу. Отсутствие данного механизма в УПК РФ в значительной степени оказывает негативное влияние на использование этой информации- По нашим данным, в 35,5 % эти сведения практически никогда не используются в судопроизводстве в качестве доказа- тельств по делу, а в 5 1,8 % используются эпизодически.
    1. Помимо отсутствия механизма использования криминалистиче- (* ски значимой информации, полученной оперативно-розыскными метода-
  • 170-

ми, выявлены две группы факторов, негативно влияющих на легализацию этих данных:

а) значительная часть сведений, полученных оперативно-розыскным путем, выходит за пределы обстоятельств, подлежащих доказыванию, преду смотренных ст. 73 УПК РФ, и не имеет отношения к расследуемому преступ лению;

б) процедура хранения материальных объектов; изъятых в ходе опера тивно-розыскных мероприятий, непрозрачна, что позволяет следователю (су дье) обоснованно сомневаться в подлинности представленных ему объектов.

  1. С целью совершенствования использования криминалистически значимой информации, полученной оперативно-розыскными методами, помимо механизма представления материалов следователю, по нашему мнению, необходимо шире использовать гипноз и полиграф для получения криминалистически значимой информации и унифицировать оперативно-справочные учеты, объединив их с криминалистическими.
  • 171 -ЛИТЕРАТУРА

Нормативно-правовые акты

  1. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.
  2. № 23.
  3. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1.
  4. Конституция Российской Федерации. - М.: Юрид. лит., 1994. - 58 е..
  5. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 1998 г. - М., 1999.
  6. Положение об органах предварительного следствия в системе МВД России // СЗ РФ, 1998, № 48, ст. 5923.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР 1971. № 2.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г.
  10. Приказ МВД России от 28 декабря 1994 г. № 437.
  11. Приказ МВД РФ № 334 от 20.06.96 г.
  12. Приказ ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ВПС, ГТК, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд».
  13. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М.: изд-во «СПАРК», 1996.-144 с.
  14. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. - 512 с.

  15. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8.06.1973 г. «Об ос новных правах и обязанностях советской милиции по охране общественного
  • 172-

порядка и борьбы с преступностью» // Ведомости ВС СССР, 1973. № 24 (1682).

  1. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ // СЗ Российской Федерации. 1995. № 33 , ст. 3349; 1887, № 29, ст. 3502; 1998, № 30, ст. 3613; 1999, № 2, ст. 233.
  2. Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем // СЗ РФ 2001, № 33, ст. 3418.
  3. Книги и брошюры

  4. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика.
    • М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1999. - 990 с.
  5. Аслаханов А. Демократия преступной не бывает. - М.: Ин-т массовых коммуникаций, 1994. - 189 с.
  6. Бабаев В.К. Теория современного советского права. - Н.Новгород: НВШ МВД РСФСР, 1991. - 155 с.
  7. Бабаев В.К. Общая теория права. Курс лекций. - Н.Новгород: НВШ МВД России, 1993. - 544 с.
  8. Бахин В.П. Понятие, сущность и содержание криминалистической тактики. - Киев, 1999. - 34 с.
  9. Башкирева Н.Н., Мешков В.М. Организованная преступность и криминальный автобизнес в Калининградской области. - Калининград: КЮИ МВД России, 2001.-60 с.

  10. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений.
    • М.: Юрид. лит., 1991. - 208 с.
  11. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - М.: Юрид. лит., 1987. - 271 с.
  12. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М.: Юрид. лит., 1988. - 303 с.
  13. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград:

?

  • 173-

ВСШ МВД Росси и, 1993. - 200 с.

  1. Белкин Р.С.Курс криминалистики. В 3 Т. - М.: Юристъ, 1997. Т. 1. Обща я теори я крими налис тики. - М.,
    • 408 с.

Т.2. Частн ые крими налис тичес кие теори и. - М., 1997. - 464 с. Т.З.
Крим инали стиче ские
средс тва,
прием ы и
реком ендац ии. -
М., 1997.- 480 с.

  1. Бе лкин Р.С. Крим инали стиче ская энцик лопед ия. - М.: Изд- во БЕК, 1997.- 342 с.
  2. Бе лкин Р.С. Крим инали стиче ская энцик лопед ия. - М.: Мегат рон - XXI - 2-е изд., доп.,
    • 334 с.
  3. Бе лкин Р.С. Курс крими налис тики. - 3-е изд., допол н. - М.: ЮНИ- ТИ- ДАНА , Закон и право,
    • 837 с.
  4. Бе лозер ов Ю.Н., Чугуы ов В.Е., Чувил ев А.А. Дозна ние в орган ах милиц ии и его пробл емы. - М.: Юрид . лит.,
    • 91 с.
  5. Бо льшая советс кая энцик лопед ия. 3-е изд. - М.: Изд- во Сов. энцик- лопед ия, 1976.
  6. Бр усниц ын Л.В. Право вое обесп ечени е безоп аснос ти лиц, содей ст- вующ их уголо вному право судию . - М.: Спарк , 1999.
    • 108 с.
  7. Б ыховс кий И.Е., Глазы рин Ф.В., Питер цев С.К. Допус тимос ть так- тичес ких прием ов при допро се. - Волго град: ВСШ МВД СССР,
    • 47 с.
  8. В иницк ий Л.В. Освид етельс твова ние на предв арите льном следс твии. - Смоле нск: изд-во СГУ,
    • 76 с.
  9. Га врило в А.К. Раскр ытие прест уплен ий на предв арите льном след- ствии.
    • Волго град: ВСШ МВД СССР,
    • 207 с.
  10. Га ркуша Е.А. Взаим одейс твие следо вателя и орган ов дозна ния при рассл едова нии прест уплен ий, совер шаем ых орган изова нным и групп ами и прест упны ми сообщ ества ми. - М.: МИ МВД Росси и,
    • 36 с.
  11. Ге львиг А. Совре менна я крими налис тика (Мето ды рассл едова ния прест уплен ий). - М.: Изд- во «Прав о и жизнь »,
    • 99 с.
  12. Гр игорь ев В.Н. Орган изаци я следс твенн ой работ ы в услов иях чрез-
  • 174-

вычайного положения. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1991. - 179 с.

  1. Григорьев В.Ы., Прушинский Ю.В. Первоначальные действия при получении сведении о преступлении (процессуальные и организационно-правовые формы): Уч. пособие. - М.: ЮИ МВД России, Книжный мир, 202. -103 с.
  2. Громов Вл. Вещественные улики и научно-уголовная техника. - М.; Сов. законодательство, 1932. - 88 с.
  3. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. - Нов. изд., перепеч. с изд. 1908 г. - М.: ЛексЭст, 2002. - 1088 с.
  4. Дидоренко Э.А., Кириченко С.А., Розовский Б.Г. Процессуальный статус ОРД в уголовном судопроизводстве. - Луганск: РИО ЛИВД, 2000. - 95 с.
  5. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- ‘* розыскной деятельности. - М.: СПАРК, 1996. - 132 с.

  6. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. - 3-е ид., перераб. и доп. - М.: Высш. шк., 1983. - 352 с.
  7. Журавлев СЮ. Частная охрана. - М.: Научно-информационный центр «Здоровье народа», 1994. - 269 с.
  8. Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики. - Минск: Амал-фея, 2000.-416 с.
  9. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Изд-во Свердов. ун-та, 1992. - 176 с.
  10. v 49. Карнеева Л.М., Кертэс И. Источники доказательств по советскому и

венгерскому законодательству. - М.: Юрид. лит-ра, 1985.

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общей ред. СИ. Никулина. - М.: Изд-во «Менеджер» совместно с изд-вом «Юрайт», 2001. - 1184 с.
  2. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - М.: Юрайт, 1999.-730 с.
  3. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов опе- (% ративно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. - М.:
  • 175 -

Изд-во «Юрлитинформ», 2000. - 152 с.

  1. Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе. - М.: Экономика, 1975. -271 с.
  2. Криминалистика: уч. пособие в схемах / Под ред. А.Г. Филиппова. -М.: Новый Юрист, 1988. - 224 с.
  3. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. - М.: Высш. шк., 1994. - 527 с.
  4. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М.: Юристь, 1997. - 398 с.
  5. Кузнецов А.П. Политика государства в налоговой сфере. - Н.Новгород: НЮИ МВД России, 1995. - 208 с.
  6. Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юрид. лит., 1976.- 199 с.
  7. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. - М.: Изд-во БЕК, 1996.- 179 с.
  8. Лекарь А.Г. Роль предварительного следствия в борьбе с преступностью. - М., 1959.
  9. Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1981.- 152 с.
  10. Лурия А.Р. Этапы пройденного пути: Научная автобиография / Под ред. Е.Д.Хомской. - М.: Изд-во МГУ, 1982. - 182 с.
  11. Марку шин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Ниж.Новгород: НВШ МВД РФ, 1995. - 223 с.
  12. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - 2-е изд., перераб. и доп. - Ниж.Новгород: НВШ МВД РФ, 1997.-217 с.
  13. Материалы юбилейного Ученого совета Академии управления МВД России, посвященного 25-летию со дня ее основания: Академия управления. История, современность, перспективы. - М.: Акад. упр. МВД РФ, 1999. - 219 с.
  14. Международное сотрудничество правоохранительных органов в
  • 176-

борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом. Материалы меж- дународной науч.-практ. комф. 22 мая 1997 г. В 4 ч. - СПб.: СПб ун-т МВД России, 1997.

  1. Мешков В.М. Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. - М.: ЩИТ-М, 1999. - 80 с.
  2. Научно-практический комментарий Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности». - Омск: Омская ВШ МВД России, 1996. - 84 с.
  3. Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений // Тезисы выступлений на научно-практическом семинаре. - М.: МИ МВД РФ, 1994. - 120 с.
  4. Обзор для содействия следователю в его деятельности по проведению успешного расследования и судебного преследования общественного должностного лица, злоупотребившего общественным доверием. Составитель Эндрю М. Палумбо, ст. агент ФБР. - Нью-Йорк, 1996. - 72 с.
  5. Образцов В.А. Основы криминалистики. - М.: Юрист, 1996. - 160 с.
  6. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1990. - 723 с.
  7. Оперативно-розыскная деятельность / Под ред. К.К.Горяинова, В.С.Ов- чинского, А.Ю.Шумилова. - М.: ИНФРА-М, 2001. - 794 с.
  8. Оперативно-розыскная деятельность. Словарь-справочник. Автор-составитель В.Ю.Голубовский. - М.: ВНИИ МВД РФ; СПб: Изд-во «Лань», 2001.-384 с.
  9. Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, СВ. Дьякова. - М.: Юрид. лит, 1989. - 352 с.
  10. Организованная преступность -21 Под ред. А.И.Долговой и СВ. Дьякова. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1993. - 326 с.
  11. Организованная преступность - 3 / Под ред. А.И.Долговой, СВ. Дьякова. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1996. - 352 с.
  12. Организованная преступность - 4 / Под ред. А.И.Долговой. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1998. - 280 с.
  13. Осипкин В.Н., Рохлин В.И. Доказательства. - СПб.: СПб универси-
  • 177-

тет МВД России, 1998. - 32 с.

  1. Основы естественнонаучных знаний для юристов. - М.: Изд. группа НОРМА- ИНФРА, 1999. - 600 с.
  2. Основы оперативно-розыскной деятельности / Под ред. С.В.Степашина. - СПб.: Изд-во «Лань», 1999. - 704 с.
  3. Основы оперативно-розыскной деятельности / Под ред. В.Б. Рушайло. - Изд. 2- е, испр. и доп. - СПб.: Изд-во «Лань», 2000. - 720 с.
  4. Петуховский А.А. Шурухнов Н.Г. Доказывание в уголовном судо- производстве, виды и порядок, следственных действий (по УПК РФ 2001 г.): Учеб. пособие. - М.: ЮИ МВД России, 2002. - 88 с.
  5. Правовые проблемы российской государственности. 4.10. Проблемы уголовного процесса в свете нового УПК РФ: Сб. статей / Под ред. Ю.К. Якимовича. - Томск: изд-во Томского ун-та, 2002. - 160 с.
  6. Процессуальная регламентация ОРД требует завершения: Научный доклад. - Луганск: РИО ЛАВД, 2002. - 36 с.
  7. Психология. Словарь. - М.: Политиздат, 1990. - 494 с.
  8. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: МООП СССР, 1967.-290 с.
  9. Рейсе Р.А. Научная техника расследования преступлений. - СПб: Сенат, тип,
    • 178 с.
  10. Салтевский М.В., Попов 10.П., Орлов Ю.Ю., Дрюченко А.Я., Тимко Е.А. Судебно-акустическая экспертиза. - Харьков, 1997. - 29 с.
  11. Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. - М.: Изд-во НОРМА, 1999. - 632 с.
  12. Сильное М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии). - М.: МЗ-Пресс, 2001. - 112 с.
  13. Специализированный курс криминалистики / Отв. ред. М.В. Салтевский. - Киев: КВШ МВД СССР им. Ф.Э.Дзержинского, 1987. - 384 с.
  14. Смирнов М.П. Зарубежная налоговая и криминальная полиция и их оперативно-розыскная деятельность. - М.: Изд-во МГУ, ЧеРо, 2000. - 584 с.
  • 178-
  1. Современный словарь иностранных слов. - М.: Рус. яз., 1993. - 740 с.
  2. Состояние, проблемы применения и совершенствования законодательства о борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Вып.2. -М.: МИ МВД России, 2001.-376 с.
  3. Сурков К.В. Принципы полицейской разведки: Уч. пособие. - СПб.: СПб Академия МВД России, 1995. - 112 с.
  4. Сурков К.В. Принципы ОРД и их правовое обеспечение в законодательстве, регламентирующем сыск. - СПб.: СПб Академия МВД России, 1996.-216 с.
  5. Сурков К.В., Кваша Ю.Ф. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел. - СПб.: СПб Академия МВД России, 1997. - 189 с.
  6. Сучков О.Ю., Сучков Ю.И. Расследование контрабанды наркотических средств и психотропных веществ. - Калининград: КЮИ МВД России, 2002. - 96 с.
  7. Томин В.Т. Проблемы оптимизации сферы функционирования органов внутренних дел. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1978. - 1 1 1 с.
  8. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит-ра,
    • 239 с.
  9. Транснациональная и этническая преступность. - М.: ГИЦ МВД России, 1999.- 126 с.
  10. Трегубов С.Н. Основы уголовной техники. - Петроград: Изд. юрид. кн. склада «Право», 1915. - 335 с.
  11. Туманов А.К. Основы судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств. - М.: Медицина, 1975.
  12. Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сб. документов. - М.: МВД России, 1999. -454 с.
  13. Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений (генезис и правовые аспекты). - М.: «Мир безопасности», 2000. - 160 с.
  • 179 -
  1. Шнейкерт Г. Тайна преступника и пути ее раскрытия. - М.: Изд-во «Право и жизнь», 1925. - 64 с.
  2. Штиберт В., Шнейкерт Г. Практическое руководство для работников уголовного розыска: Пер. с нем. - М.: Гос-ное техн-кое изд-во, 1925. - 191 с.
  3. Шурухнов Н.Г. Расследование краж. - М., 1999. - 120 с.
  4. Щепанский Я. Элементарные понятия социологии. - Новосибирск: «Наука», Сиб. отделение, 1967. - 247 с.
  5. Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности. - М.: Юристъ, 2002. - 172 с.
  6. Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. - М.: НКВД РСФСР, 1925.-431 с.
  7. Якимов И.Н. криминалистика. Уголовная тактика. - М.: НКВД РСФСР, 1929. - 312 с.

Статьи

  1. Адашкевич Ю.Н. Организованная преступность - 2. «Круглый стол» Криминологической ассоциации. - М.: Криминологическая ассоциация, 1993.-С. 208-220.
  2. Бердичевский Ф.Ю. О предмете и понятийном аппарате криминалистики (в порядке обсуждения) // Вопросы борьбы с преступностью - М., 1976.-С. 146-149.
  3. Борщев А.С. Колташев Ю.В. О соотношении документирования в оперативно- розыскной деятельности и доказывании в уголовном процессе // Правовые, научные и организационно-тактические проблемы оперативно-розыскной деятельности в современных условиях. Тезисы докладов и сообщений на науч.- практ. конференции 25 апреля 1997. Московский ЮИ МВД РФ. -М., 1997.-С. 55- 59.
  4. Даровских Ю.В. К вопросу о понятии и использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве //
  • 180 -

Актуальные проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности в современных условиях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 11-12 мая 2000. Тюменский ЮИ МВД России. - Тюмень, 2001.-С. 31-33.

  1. Еропкин М.И. Научные основы управления органами охраны общественного порядка // Труды высшей школы МООП СССР. 1968. Вып. 20. -С. 10-12.
  2. Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. № 11. - С.2-3.
  3. Лупинская П.А. Доказательства в уголовном процессе. Допустимость доказательств, основания и последствия признания доказательств недопустимыми // Современные проблемы теории и практики применения уголовного и уголовно- процессуального законодательства. - М.: Рос-кая правовая Академия МЮ РФ,
    • С. 24-33.
  4. Мешков В.М., Попов В.Л. К вопросу о преподавании в институте курсов криминалистики и оперативно-розыскной деятельности // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности. Труды Калининградского ЮИ МВД РФ. Вып.4. - Калининград, 1997. - С. 3-7.
  5. Мешков В.М., Попов В.Л. К вопросу о централизации оперативно- справочных и криминалистических учетов правоохранительных структур России // Особенности борьбы с наркобизнесом в приграничных регионах России. Сб. материалов научно-практ. конференции КЮИ МВД России 16-17 октября 1998. - Калининград, 1998, - С. 3-8.
  6. Мешков В.М., Попов В.Л. Хватит стрелять по воробьям // Журнал «Милиция» № 3. 2000. - С. 33-35.
  7. Михайлов В.А. К вопросу об улучшении деятельности предварительного следствия // XXIV съезд КПСС о задачах дальнейшего укрепления со- циалистической законности и правопорядка. - Волгоград, 1972. - С. 110-112.
  8. Попов В.Л. К вопросу разработки и принятия Кодекса чести оперативного работника / Материалы науч.-практ. конф. «Оперативно-розыск-
  • 181 -

ное и криминалистическое обеспечение деятельности органов предварительного расследования» Калининградский ЮИ МВД РФ. 23-24 июня 1998 г. -Калининград, 1998 - С. 3-12.

  1. Фальченко А.А. О механизме передачи результатов оперативно-розыскной деятельности следователю // Актуальные проблемы теории и практики ОРД в современных условиях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 11-12 мая 2000. Тюменский ЮИ МВД России. -Тюмень, 2001.-С. 103-104.
  2. Цитш У. Контроль за телефонными разговорами // Перевод материалов о практике правоохранительных органов зарубежных стран. - М., 1997. №3.-С. 6-8.
  3. Диссертации и авторефераты

  4. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Автореферат дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1975. - 48 с.
  5. Войников В.В. Тактика обеспечения безопасности в уголовном судопроизводстве. Автореферат дис. … к.ю.н. - Калининград, 2002. - 23 с.
  6. Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений. Авто-
  7. реф.дис. …канд. юр. наук. - Свердловск, 1966. - 24 с. с*

  8. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и

расследованию преступлений и тактика его преодоления. Дис. … к.ю.н. -Н.Новгород, 1992.- 178 с.

  1. Зайцева И.А. Тактика допроса подозреваемого и обвиняемого, проводимого при участии защитника. Автореферат дис. … к.ю.н. - Саратов,
    • 25 с.
  2. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодоле нии противодействия предварительному расследованию. Дис. … д.ю.н. -
  • Свердловск, 1992. - 398 с.

  • 182 -

  1. Строгий В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами. Автореферат дис. … к.ю.н. - СПб., 2000.- 21 с.
  2. Улимаев Р.Ю. Следственно-оперативные группы: правовой статус, организация и деятельность. Автореферат дис. … к.ю.н. - М., 2001. - 21 с.

fr

л

ПРИ ЛОЖ ЕНИ Я

184

ОБЗОР

ОПРОСА ОПЕРАТИВНЫХ РАБОТНИКОВ

В ходе опроса было опрошено 409 респондентов, из них имели стаж оперативной работы до 1 года - 70 (17,1%), от года до 3 лет - 1 16 (28,3%), от 3-ех до 5 лет-77 (18,8%о), от 5 до 10 лет- 107 (26,1%), свыше 10 лет - 39 (9,5%).

В ходе опроса были получены следующие результаты:

  1. На вопрос, испытывают ли они трудности с легализацией ОРИ в материалах уголовного дела, 39,3% респондентов ответили положительно. Наибольшую трудность в легализации ОРИ испытывают о/у стаж оперативной работы которых составляет свыше 10 лет (51,2%), от 5 до 10 лет (40,1%). В тоже время из о/у стаж которых менее года испытывают трудности только 35,7%, что может свидетельствовать о недостаточном понимании проблемы молодыми сотрудниками.
  2. Причиной трудности в легализации ОРИ 27,6% опрошенных считают отсутствие в УПК механизма передачи ОРИ следователю, 10,2% - отсутствие контакта со следователем, 9,7% - подозрение о коррумпированности следователя. Причем с повышением опыта работы возрастает доля сотрудников, считающих отсутствие механизма передачи ОРИ причиной трудностей легализации ОРИ (17,1% - стаж до года, 35% - стаж до 5 лет, 33% - стаж свыше 10 лет). Обратная картина среди сотрудников, считающих причиной трудностей отсутствие контакта со следователем (15,7% среди сотрудников, стаж которых до 1 года, 7,7% - стаж до 5 лет, 5,1% стаж - свыше 10 лет). Подозревают следователя в коррупции 11,4% о/у стаж, которых менее 1 года, 8,6% стаж до 3 лет, 11,6% - стаж до 5 лет, 4,6% - стаж до 10 лет и 20,5% -стаж свыше 10 лет. Вывод - недоверяют следователю самые молодые и самые опытные сотрудники.
  3. Считают, что практика использования ОРИ в уголовном деле отвечает потребностям борьбы с преступностью 55,2% опрошенных. Устраивает сложившаяся практика прежде всего самых молодых сотрудников (до 1 года - 58,5°/о) и самых опытных сотрудников (свыше 10 лет - 69,2%). Среди среднего звена ответивших положительно - 52,6%.

185

  1. Для улучшения ситуации 42% предлагают внести изменения в УПК, 17,8% внести изменения в закон «Об ОРД». Примерно такое же соотношение среди сотрудников всех категорий.
  2. На вопрос «В чем состоит ваше взаимодействие со следователем?», 61,1% сотрудников ответили, что изучают материалы уголовного дела, причем с повышением опыта увеличивается доля ответивших таким образом (42,8% - до 1 года, 57,7% до 3 лет, 77,9% - до 5 лет, 66,3% - до 10 лет, 56,4% до 10 лет). 76,2% опрошенных исполняют отдельные поручения следователя (примерно одинаково среди всех категорий). 8,8% - допускают следователя до ознакомления с оперативными материалами (примерно одинаково среди всех категорий). 15,6% вместе со следователем составляют планы ОРМ (с увеличением опыта доля ответивших возрастает с 10%) до 30%). 31,5% вместе со следователем составляют план расследования уголовного дела (примерно одинаково среди всех категорий).
  3. 76,2% опрошенных осуществляют по уголовным делам ОРМ без согласования со следователем. Существенно ниже этот процент только среди самых молодых сотрудников (42,8%). 10% осуществляют следственные действия (примерно одинаково среди всех категорий). 13,4% без согласования со следователем ничего не предпринимают. Существенно выше этот процент только среди самых молодых сотрудников (20%).
  4. В основном осуществление ОРМ и следственных действий без согласование со следователем связано с дефицитом времени (30,5%), а также с тем, что 29,8% о/у не считают необходимым иметь отдельное поручение следователя. Следует отметить, что большинство сотрудников у которых стаж от 1 года до 5 лет основной причиной называют дефицит времени, а сотрудники работающие в органах до 1 года и свыше 5 лет чаще указывают, что не считают необходимым иметь поручение следователя.
  5. 60,1% опрошенных представляют ОРИ через своего руководителя (результат колеблется от 55% до 63% в зависимости от стажа). 26,1% представляют ОРИ непосредственно следователю (примерно одинаково среди всех категорий), 18,8% никогда такую информацию следователю не передают. Самая большая доля таких сотрудников среди самых молодых (21%) и самых опытных (25%).

186

  1. Непосредственно представляют следователю ОРИ потому, что не доверяют своим начальникам 2,2% респондента (среди сотрудников имею щий стаж от 3 до 5 лет - 5%), не доверяют начальнику СП - 15,1% (примерно одинаково среди всех категорий).

  2. Считают возможным допуск следователя к материалам ОРД во всех случаях 1,9%; только по сложным делам - 20,3%; только при условии засекречивания личностей конфидентов - 47,4%. Не считают возможным допуск следователя во всех случаях - 29,8% сотрудников. Чем сотрудник опытнее, тем чаще встречается ответ «да, при условии засекречивания личности конфидента» (с 31,2% у самых молодых до 51,2% у самых опытных) и реже встречается ответ «нет, во всех случаях» (с 50% до 20%).
  3. ОРИ 11%о сотрудников приобщаются к уголовным делам практически всегда; у 52,8% сотрудников ОРИ приобщаются иногда; у 35,2%) ОРИ практически никогда не приобщаются к у/д. Эти соотношения практически не зависят от стажа .
  4. 70,1%о опрошенных представляют следователю вместе со служеб-но- розыскными документами объяснения (данные практически не зависит от стажа), 16,6% представляют видеоматериалы или фотографии (доля с повышением стажа растет с 4,2% до 33%), 45,4% представляют конкретные объекты (доля с повышением стажа растет с 32% до 58%). Никогда ничего не представляют 11,2% опрошенных (этот процент существенно выше только у сотрудников со стажем свыше 10 лет - 17,9%).
  5. На вопрос о реакции следователя на представленную ОРИ 43%) опрошенных заявили, что следователь выносит постановление о приобщении ОРИ к у/д (существенно ниже данные только у самых молодых сотрудников -37%). 11,9% заявили, что следователь составляет протокол о получении материалов (у самых молодых сотрудников - 20%)), 25,4% опрошенных заявили, что следователь никак не реагирует на предоставление ОРИ (доля с повышением стажа практически не меняется).
  6. По мнению 5,1% респондентов следователь при получении ОРИ должен написать расписку; 5,3%> - написать рапорт руководству ОУР; 46,2% -вынести постановление о приобщении к материалам у/д; 49,1% - приобщить материалы к у .д., причем данные ответы не зависят от стажа сотрудника.

187

  1. На вопрос, как часто следователь допрашивает Вас в качестве свидетеля по делу, 9% ответили «практически по каждому делу» (независимо от стажа); 60,3% ответили «иногда»; 31,9% ответили «практически никогда», причем практически никогда не допрашивают самых молодых сотрудников (55,7%), с увеличением стажа этот показатель уменьшается до 20,5%).
  2. Всегда сообщают следователю сведения о личности конфидента -3,6% опрошенных, только по сложным делам сообщают 9,5%, никогда не сообщают 80,7% опрошенных. Результат не зависит от стажа в должности.
  3. 90,7% сотрудников не считают возможным встречи конфидента со следователем (данные не зависят от стажа сотрудника).
  4. 14,2%о сотрудников заявили, что в их практике были случаи, когда личность конфидента стала известна преступному миру по вине следователя; 4,4% - по вине руководства ОВД; 3,6% - по вине технических работников ОВД.
  5. 90,2%о сотрудников, считают невозможным вызов в суд конфидента для дачи им показаний. (Сотрудники единодушны независимо от стажа).
  6. 71,6% опрошенных готовы выступить в суде свидетелем от имени своего конфидента, чтобы его не рассекретить; 27,6% - Против, (данные в зависимости от стажа не расходятся).
  7. 66,6%о опрошенных считают, что необходимо изменить процедуру легализации ОРИ. (данные в зависимости от стажа не расходятся).
  8. 30,5%о сотрудников считают, что необходимо производить ОРМ без отдельного поручения следователя; 13%> считают необходимым проводить следственные действия без поручения следователя; 35,2%> считают, что необходимо разрешить предъявление анонимных материалов, без указания источника.
  9. Перспективы более эффективного использования ОРМ в у.д. многие сотрудники видят в упрощении процедуры легализации ОРИ в у.д., направлении в горрайорганы методических рекомендаций с образцами по легализации ОРИ.