lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Зайцева, Ирина Александровна. - Тактика допроса подозреваемого и обвиняемого, проводимого при участии защитника: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2002 244 с. РГБ ОД, 61:03-12/80-5

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

Зайцева Ирина Александровна

ТАКТИКА ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО, ПРОВОДИМОГО ПРИ УЧАСТИИ

ЗАЩИТНИКА

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

доктор юридических наук профессор В.М. Быков

САРАТОВ 2002

ОГЛАВЛЕНИЕ

стр.

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. ПРАВОВЫЕ, ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТАКТИКИ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО, ПРОВОДИМОГО ПРИ УЧАСТИИ ЗАЩИТНИКА

1.1. Правовые основы участия защитника в допросе подозреваемого и обвиняемого 15 1.2. 1.3. Подготовка следователя к допросу подозреваемого 1.4. и обвиняемого, который будет проводиться при участии защитника 42

1.3. Особенности установления психологического контакта следователя с защитником на допросе подозреваемого и обвиняемого 70

ГЛАВА 2. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО, ПРОВОДИМОГО ПРИ УЧАСТИИ ЗАЩИТНИКА

2.1. Типичные следственные ситуации, складывающиеся

на допросе подозреваемого и обвиняемого, при проведении которого участвует защитник 97

2.2. Особенности допроса подозреваемого, проводимого

при участии защитника 117

2.3. Тактические приемы допроса обвиняемого, проводимого

при участии защитника в бесконфликтной ситуации 142

2.4. Тактические приемы допроса обвиняемого, проводимого

при участии защитника в конфликтной ситуации 161

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 185

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 191

ПРИЛОЖЕНИЯ

218

ВВЕДЕНИЕ

В период реформы экономической и политической жизни общества выполнение задачи по формированию правового государства, провозглашенного Конституцией РФ1, приобретает все большую актуальность: борьба с преступными проявлениями, своевременное и полное раскрытие и расследование совершенных преступлений имеют важное значение. Изменение политического устройства государства, «смещение приоритетов в соотношении интересов государства и личности в пользу личности»2 обусловливают и характер проводимой в стране судебной и правовой реформы. В то же время вследствие самоустранения многих государственных и общественных структур от воспитания граждан в духе уважения и исполнения закона наметились тенденции к нарастанию общественной опасности, увеличения количества дерзких по замыслу и квалифицированных по исполнению преступлений, роста профессионализма и степени организованности преступников. Поэтому одной из важнейших задач проводимой в России судебно-правовой реформы является создание высокоэффективной системы уголовного судопроизводства, позволяющей успешно сочетать деятельность государственных органов по раскрытию преступлений, расследованию и разрешению уголовных дел с охраной прав и законных интересов лиц, которые вовлечены в сферу уголовного судопроизводства3. Содержащиеся в уголовно-процессуальном законодательстве правила по обеспечению судом, прокурором, следователем прав и свобод всех участников уголовного процесса расцениваются как составная часть обязанностей и ответственности государства перед человеком4. Работа над приведением российского законодательства в сфере обеспечения права подозреваемого и обвиняемого на

1 См.: Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М„ 1993.

2 Радченко В. Судебную власть в центр правовой реформы // Российская юстиция. 1999. № 10. С.2.

3 Тащилина СМ. Адвокат и суд присяжных в России. М., 2001. С.5..

4 Лазарева В.А. Судебная защита в уголовном процессе РФ: Проблемы теории и практики: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000. С.18.

4

защиту в соответствие с международными правовыми стандартами1 успешно продолжается. Об этом свидетельствует, например, внесенный Президентом РФ проект Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»2, вступивший в действие 1 января 2002 года, а также принятие нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации3, который повсеместно вводится на территории России с 1 июля 2002 года4. В данных законах содержатся гарантии справедливого правосудия по уголовным делам. Следствие и защита «должны совместно принять все меры для создания цивилизованных отношений в рамках закона»5.

Изучение практики показывает, что активность участия защитника на стадии предварительного следствия и его роль значительно повысилась. Это связано с внесением изменений и дополнений в существующие законы, с принятием значительного количества новых законов и нормативных актов, постановлений Конституционного, Верховного судов Российской Федерации, регламентирующих деятельность адвокатов на предварительном следствии6.

Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. ратифицированы нашим государством. См.: Декларация прав и свобод гражданина от 22 ноября 1991 // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1991. №52. Ст.1865; Международный пакт о гражданских и политических правах // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. №17. Ст.291; Права человека: Сборник международных документов / Сост. Л.Н. Шестаков. М., 1986.

2 См.: Федеральный закон «Об Адвокатской деятельности и Адвокатуре в Российской Феде рации // Адвокатские вести. 2001. №6. С.1-10.

3 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Российская газета. 2001. 22 де кабря. С. 1-9 (далее-УПК РФ).

4 См.: Федеральный закон «О введении в действии Уголовно-процессуального кодекса Рос сийской Федерации». Принят Государственной Думой 22 ноября 2001 года. Одобрен Советом Феде рации 5 декабря 2001 года//Российская газета. 2001. 22 декабря; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 марта 2002 г. №6-П По делу о проверке конституционности статей 90, 96, 122 и 216 уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан С.С. Ма- ленкина, Р.Н. Мартынова и СВ. Пустовалова // Российская газета. 2002 г. 15 марта.

5 Багаутдинов Ф. Закон об адвокатуре: взгляд с другой стороны // Российская юстиция. 2001. №5. С.10.

6 См., например: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 г. №2.-П По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Аб рамова//Российская газета. 1997. 18 февраля; Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений ч.1 ст.47 и ч.2 ст.51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражда нина В.И. Маслова // Вестник Конституционного Суда РФ (ВКС). 2000. №5. С.46.

5

Дополнения и изменения в уголовно-процессуальном законодательстве, касающиеся участия на предварительном следствии адвоката-защитника1, также внесли свою лепту в активизацию роли защитника на предварительном следствии, и в частности его участия в допросах подозреваемого, обвиняемого. К тому же вступление в силу нового уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации еще более активизирует и укрепит позицию защитника на предварительном следствии, предоставляя ему больший круг правомочий уже на ранних этапах расследования по делу. Это находит отражение, например, вч.1, п.п. 2, 3 ст.53 УПК РФ, ст. 86 УПК РФ, где говорится о том, что защитник имеет право собирать и представлять доказательства, необходимые для юридической помощи; привлекать специалиста, в порядке, предусмотренном законом. Кроме того, новое уголовно-процессуальное законодательство отнесло к недопустимым доказательствам показания подозреваемого и обвиняемого, данные в ходе предварительного расследования по делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде (ч.2, п. 1 ст.75 УПК РФ).

Изучение архивных уголовных дел в суде показало, что защитники, участвующие по уголовному делу в 87% участвовали и в допросах своих подзащитных (приложение 1). В 5% уголовных дел подозреваемые или обвиняемые, у которых имелся защитник, отказывались давать показания на протяжении всего процесса по делу (по 13% уголовных дел защитники принимали участие по делу по его окончанию - при знакомстве обвиняемого с материалами уголовного дела). Причем в 53% уголовных дел защитник принимал участие в допросах подозреваемых и обвиняемых, в 31% уголовных дел - только в допросах обвиняемых и 11% - только в допросах подозреваемого (см. рис.1, приложение 1). В 60% уголовных дел защитники участвовали в повторных допросах своих подзащитных, из них 22% - по ходатайству защитника. Участвующие на допросе подозреваемого, обвиняемого защитники проявляли свою активность

1 См., например: Закон РФ « О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР». Принят Верховным Советом Российской Федерации 23.05.1992 // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. №25. Ст. 1389.

6

следующим образом: постановкой вопросов своему подзащитному - 34%; хо- датайствах всякого рода - 26%, в том числе в ходатайствах о свидании наедине во время проведения допроса - 6%; замечаниях и дополнениях к протоколу допроса - 25 %; в представлении доказательств невиновности своего подзащитного - 9 % (см. рис.3, приложение 1). В 25% уголовных делах имелись замечания в протоколе допроса, касающиеся недобросовестного поведения защитника на допросе своего подзащитного (см. приложение 1).

Допрос является обязательным следственным действием при расследовании любого вида преступлений и в то же время это самый распространенный способ получения доказательств по делу, а для подозреваемого, обвиняемого это еще и способ защиты от подозрения или предъявленного обвинения. Тактика допроса была и всегда будет оставаться актуальной для науки криминалистики, потому что именно в тактике допроса отражается весь тактический потенциал и профессиональные качества следователя. Проведение эффективного допроса требует от следователя высокой общей психологической и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактическими приемами допроса. Чаще всего допрос является одним из первых следственных действий, в котором участвует защитник подозреваемого, обвиняемого. Его участие в допросе оказывает непосредственное влияние на содержание деятельности следователя, а именно на тактику данного следственного действия, причем на каждом его этапе. Тактика допроса развивается за счет внедрения новых криминалистических приемов, углубляя систему допустимых воздействий на допрашиваемого в интересах установления истины по делу. Владение тактическими приемами допроса - один из важнейших показателей профессиональной зрелости следователя.

Проблеме развития тактики допроса в криминалистике посвящены работы Ю.П. Адамова, Л.Е. Ароцкера, О.Я. Баева, Р.С. Белкина, В.М. Быкова, А.Н. Васильева, В.К. Гавло, Н.И. Гавриловой, И.Ф. Герасимова, Ф.В. Глазырина, Г.Г. Доспулова, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, М.И. Еникеева, А.А. Закатова, Г.А. Зорина, Л.М. Карнеевой, Л.Л. Каневского, В.Н. Карагодина, В.И. Комис-

7

сарова, В.Е. Коноваловой, A.M. Ларина, В.Г. Лукашевич, В.А. Образцова, И.Ф. Пантелеева, Н.И. Порубова, С.К. Побережный, А.Р. Ратинова, Н.А. Селиванова, А.Б. Соловьева, С.А. Шейфера, В.И. Шиканова, Н.П. Яблокова и др.

В настоящее время, не умоляя криминалистического значения уже существующих рекомендаций по тактике допроса подозреваемого, обвиняемого, мы считаем, что назрела теоретическая и практическая необходимость внесения изменений и дополнений в большинство разработанных криминалистами рекомендаций по тактике допроса, так как существующие методики не учитывают участие в допросе подозреваемого, обвиняемого его защитника и поэтому в существующем виде не могут применяться на следственной практике. Некоторые вопросы процессуального и тактического плана ведения допроса при участии защитника уже рассматривались в юридической печати, однако до настоящего времени они в основном остаются нерешенными.

Несмотря на большую практическую значимость проблемы, особенности тактики допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника в кри- миналистической литературе мало исследованы. В изданных в последнее время работах, посвященных участию защитника на предварительном следствии1, а также в диссертационных исследованиях2 исследовались в основном проблемы

См.: Макарова З.В. Участие адвоката-защитника на предварительном следствии. Куйбышев, 1978; Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе: Тактика профессиональной защиты по уголовным делам. Право обвиняемого на защиту: (нормативные акты, постатейный материал). Воронеж, 1992; Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле. Учебно-практическое пособие. М., 1997; Львова Е.Ю. Защита по уголовному делу. Пособие для адвокатов. М., 1998; Панько Н. Деятельность адвоката- защитника по обеспечению состязательности. Воронеж, 2000; Тащилина СМ. Адвокат и суд присяжных в России. М., 2001.

2 См.: Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголовном процессе России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 1998; Милова И.Е. Участие адвоката-защитника в собирании доказательств на предварительном следствии: Дис. … канд. юрид. наук. Самара, 1998; Насонова И.А. Участие адвоката-защитника на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998; Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998; Третьяков В.И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты): Автореф. дис … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998; Ка-люжная В.А. Процессуальные и тактические проблемы участия защитника в следственных действиях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998; Жамиева P.M. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Республика Казахстан. Алматы, 1999; Галимханов А.Б. Организационно-тактические особенности расследования преступлений в условиях расширения прав подозреваемых, обвиняемых на защиту: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2001.

8

участия защитника по уголовному делу в уголовно-процессуальном плане, и в основном с позиции защитника. Кроме того, в данных работах мало внимания уделено тактике допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника. Нам известно лишь несколько криминалистических работ1, в которых затрагивается особенность тактики допроса подозреваемого или обвиняемого при участии защитника, и одно диссертационное исследование2, где лишь частично рассматривается данная проблематика.

Современное уголовно-процессуальное законодательство предъявляет по- вышенные требования к обеспечению права на защиту подозреваемого, обви- няемого при допросе. Нарушение данного права нередко квалифицируется как существенное нарушение уголовно-процессуального закона и является основанием для возвращения уголовных дел на дополнительное расследование. Вырабатывая стратегию и тактику защиты по уголовному делу, на допросах своих подзащитных некоторые недобросовестные адвокаты применяют незаконные методы защиты, тем самым противодействуя следствию. Кроме того, по групповым делам у защитников подозреваемых, обвиняемых, участвующих в допросах, появилась возможность согласования позиций с ранних этапов расследования, что зачастую выражается в представлении следователю консолидированного ходатайства3. Следователь оказался обезоружен перед хорошо подготовленным к участию в допросах подозреваемых, обвиняемых сообществом профессионалов адвокатов-защитников. На предварительном следствии, в частности, при допросах подозреваемых, обвиняемых с участием защитника, у следователей возникли трудности в применении рекомендованных криминалистикой тактических приемов допроса подозреваемого, обвиняемого. У следова-

’ Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактические приемы допроса. Учебное пособие. СПб., 1994; Леви А.А., Якубович Н.А, Батищева Л.В., Конах Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием защитника: Методическое пособие. М., 1995.

2Дереберг М.А. Особенности тактики производства следственных действий с участием за- щитника: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001.

3 Некоторые авторы предлагают согласовывать данные позиции по вопросам о времени, мес- те, способе, совершения преступления, степени виновности и активности действий каждого из соучастников, мотивах и причинах совершения преступления конкретными подозреваемыми, обвиняемыми (см.: Тащилина СМ. Указ. соч. С.76-77).

9

теля появилась задача взаимодействия с защитником практически в течение всего производства по уголовному делу. Для такого взаимодействия следователю необходимо тщательно готовиться к допросу подозреваемого, обвиняемого, который должен проходить при участии защитника, устанавливая при этом психологический контакт не только с допрашиваемым, но и с его защитником.

Однако установление следователем психологического контакта рассматривалось до сих пор только в отношении подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, но не с таким участником процесса, как защитник подозреваемого, обвиняемого. На практике же следователь, не найдя контакта с защитником, зачастую не может установить психологический контакт и с подозреваемым или обвиняемым по делу. Такая ситуация приводит к конфликтам на допросе. В то же время рекомендации по применению тактических приемов в конфликтной ситуации допроса подозреваемого, обвиняемого также полностью не срабатывают, если в допросе участвует защитник. Проведение допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника, требует специфической подготовки к нему, знания особенностей следственных ситуаций.

Таким образом, актуальность темы диссертации обусловлена необходимостью выработки рекомендаций по совершенствованию применения системы тактических приемов, применяемых следователем, как при подготовке, так и при производстве допроса подозреваемого и обвиняемого, проводимого при участии защитника.

Наличие перечисленных выше и иных обстоятельств и предопределили выбор темы диссертационного исследования.

Целью диссертационного исследования является комплексное решение проблем, связанных с выбором следователем оптимальной тактики допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого с участием защитника. Для достижения этой цели ставились следующие задачи:

10

  • проанализировать уголовно-процессуальные, организационные аспекты обеспечения и участия защитника в допросе подозреваемого и обвиняемого; на основании этого внести соответствующие предложения по уточнению отдельных положений существующего законодательства;
  • изучить процесс подготовки следователя к допросу подозреваемого и обвиняемого, проводимому при участии защитника, выявить его особенности и дать рекомендации по применению тактических приемов, использующихся при подготовке данного следственного действия;
  • проанализировать понятие психологического контакта, на основе этого дать определение понятию психологического контакта следователя с защитником и разработать соответствующие рекомендации по его установлению, в том числе для ситуации конфликта с защитником;
  • рассмотреть типичные следственные ситуации и выявить те из них, которые присущи допросу подозреваемого и обвиняемого, проводимому при участии защитника;
  • разработать рекомендации по предотвращению и пресечению неправомерных действий защитника, приводящих к снижению эффективности проведения следователем допроса подозреваемого и обвиняемого.
  • изучить систему тактических приемов, применяемых на допросе подоз реваемого и обвиняемого, и разработать предложения о возможности и целесо образности их использования на допросе подозреваемого и обвиняемого, про водимом при участии защитника как в бесконфликтной, так и в конфликтной ситуации;

  • проанализировать те тактические приемы, которые нецелесообразны для применения на допросе подозреваемого и обвиняемого, проводимом при уча стии защитника, и выработать ряд рекомендаций по этому поводу.

Предмет исследования - уголовно-процессуальные, организационные, этические, психологические и тактические аспекты взаимоотношений следователя и защитника при производстве допроса подозреваемого и обвиняемого.

11

Объектом исследования являются закономерности деятельности следователя и защитника на стадии предварительного расследования, в таких следственных действиях как допрос подозреваемого и допрос обвиняемого.

Методологическую основу исследования составили диалектический метод научного познания реальной действительности, социологический (интервью- ирование и опрос следователей и адвокатов), сравнительно-правовой, истори- ческий, системно-структурный методы, метод статистического анализа, а также анализ и обобщение следственной и судебной практики. При написании дис- сертации учтены достижения наук криминалистики, уголовного процесса, судебной психологии.

Правовой базой диссертации являются Конституция Российской Федерации, международные правовые акты, современное и ранее действовавшее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации, Положение об адвокатуре РСФСР, проект закона «Об Адвокатуре Российской Федерации», Закон «Об Адвокатуре РФ», постановления Конституционного Суда и Верховного Суда Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в результате изучения и обобщения 200 уголовных дел, рассмотренных судами Саратовской области и Ставропольского края по первой инстанции в 2001-2002 годах, в ходе расследования которых проводился допрос подозреваемого и обвиняемого при участии защитника. Выводы и предложения, содержащиеся в работе, основываются на результатах интервьюирования и опроса при помощи специально разработанных анкет: для следственных работников в количестве 194 человек и работников адвокатуры в количестве 190 человек. Кроме того, исследовались опубликованные материалы следственной, судебной и адвокатской практики и личный опыт работы автора в качестве следователя в следственном отделе Приволжского УВД на транспорте.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые комплексно рассмотрены проблемы тактики допроса подозреваемого и обвиняемого, проводимого при участии защитника, который включает в себя использование

12

прежде всего требований нового уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и положений криминалистической тактики и методики с позиций ситуативного подхода, а также этики и судебной психологии. Автор впервые разработал проекты процессуальных документов в виде постановлений, которыми должны, по мнению диссертанта, процессуально оформлять вступление адвоката в качестве защитника по уголовному делу на предварительное следствие, в том числе и по назначению следователя. Научной новизной также обладают полученные в результате авторского исследования предложения по установлению психологического контакта следователя с защитником, в том числе и при конфликтном их взаимодействии. Предложена классификация типичных следственных ситуаций, возникающих на допросе подозреваемого, обвиняемого, проводимом при участии защитника. Сформулированы и объединены в систему тактические приемы, применяемые следователем на допросе подозреваемого и обвиняемого проводимого при участии защитника. На защиту выносятся следующие положения:

1) предложения по введению в УПК РФ следующих норм:

  • о допуске адвоката к защите подозреваемого, обвиняемого по соответст вующему постановлению следователя;

— о недопустимости прерывания допроса подозреваемого, обвиняемого свиданием допрашиваемого со своим защитником наедине; такое свида ние должно предоставляться только до начала допроса или после его окончания;

2) рекомендации по изучению личности защитника и приемы установления с ним психологического контакта как необходимое условие эффективного допроса подозреваемого и обвиняемого; 3) 4) вывод о том, что участие защитника в допросе подозреваемого, обвиняемого делает принципиально невозможным использование ряда рекомендуемых в криминалистике тактических приемов допроса, в частности основанных на использовании фактора внезапности, на так называемой следственной хитрости и других аналогичных приемах; 5)

13

4) рекомендации по методике общения следователя с защитником как в ситуации отсутствия конфликта, так и в конфликтной ситуации; 5) 6) классификация следственных ситуаций, возникающих при допросе по- дозреваемого и обвиняемого, проводимом при участии защитника; 7) 8) система тактических приемов допроса подозреваемого и обвиняемого, разработанная с учетом складывающихся следственных ситуаций на допросе, проводимом при участии защитника. 9) Теоретическая и практическая значимость результатов исследования состоит в том, что содержащиеся в диссертации выводы и рекомендации внесут определенный вклад в развитие криминалистической, уголовно-процессуальной наук и судебной психологии, в частности, в формирование учения о тактике допроса подозреваемого и обвиняемого, проводимого при участии защитника; могут быть использованы в дальнейших теоретических разработках проблем тактики допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника. Наряду с этим диссертация содержит комплекс практических реко- мендаций, главным образом тактического характера, направленных на повышение эффективности тактики допроса, проводимого при участии защитника.

Теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, могут быть использованы в нормотворческом процессе, в пра- воприменительной практике органов предварительного следствия, а также в учебном процессе высших и средних образовательных учреждений юридического профиля, в системе первоначальной подготовки и повышения квалификации работников органов предварительного следствия.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и ре- комендации, содержащиеся в диссертации, были доложены и обсуждены на кафедре криминалистики СЮИ МВД РФ, на научно-практических конференциях: Саратовского юридического института МВД РФ, Орловского юридического института МВД РФ, Омского Юридического Института МВД РФ, Поволжского кооперативного института Центросоюза России. Отдельные положения и выводы опубликованы в 7 научных трудах, из них в российских жур-

14

налах «Следователь», «Российский следователь», «Адвокатская практика», «Адвокатские вести»1. Результаты исследования внедрены в учебный процесс Поволжского кооперативного института Центросоюза на кафедре уголовного права, уголовного процесса и криминалистики. Предложения по совершенст- Щ вованию тактики допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого при уча-

стии защитника, рекомендованы к использованию и внедрены в практическую деятельность следователей прокуратуры Фрунзенского района г.Саратова, следственный отдел при Приволжском УВД на транспорте. В практическую деятельность следственных работников вышеуказанных учреждений рекомендованы и внедрены проекты новых форм процессуальных документов в аспекте темы диссертации.

Структура диссертации обусловлена целью исследования и вытекающими из нее задачами. Работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя 7 параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

1 Быков В.М. Зайцева И.А. Основы допроса обвиняемого, производимого с участием защитника // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Выпуск 2. Орел, 1998. С.5-7; Зайцева И.А. Особенности назначения судебных экспертиз по ходатайству защитника на предварительном следствии // Актуальные проблемы криминалистики и судебной экспертизы: Меж- вузовский сборник научных статей: В2 ч. Часть 1. Саратов, 2000. С.72-80; Зайцева И.А. Особенности тактики допроса обвиняемого на предварительном следствии при участии адвоката-защитника // Рос. следователь. 2001. №8. С.2 7; Громов Н.А., Зайцева И.А., Бабурина И.Н. Документы в качестве до- казательств // Адвокатские вести. 2001. №11. С.11-13; Зайцева И.А. Адвокат-защитник на предвари- тельном следствии. Саратов, 2001; Зайцева И.А., Смирнов Л.Н. Проблемы, возникающие на предва- рительном следствии в связи с возложенной законом на следователя обязанности по обеспечению обвиняемого и подозреваемого адвокатом-защитником // Следователь. 2002. № 3. С. 8-11; Зайцева И.А. Организационные вопросы, разрешаемые следователем при обеспечении обвиняемого (подозреваемого) адвокатом-защитником // Адвокатская практика. 2002. № 2. С.14-16.

15

Глава 1. ПРАВОВЫЕ, ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ

И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

ТАКТИКИ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО,

ПРОВОДИМОГО ПРИ УЧАСТИИ ЗАЩИТНИКА

1.1. Правовые основы участия защитника в допросе подозреваемого и обвиняемого

Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 года, гарантирует право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. На стадии предварительного расследования такая помощь может быть обеспечена профессиональным юристом-адвокатом. Адвокат при первой встрече с подозреваемым или обвиняемым, убедившись в отсутствии обстоятельств, исключающих его участие в деле, принимает решение о защите подозреваемого, обвиняемого. Согласно уголовно-процессуального законодательства, адвокат, являясь к следователю и предъявляя удостоверение адвоката и ордер на ведение дела, приобретает статус защитника1, т.е. становится субъектом уголовного процесса, наделенным процессуальными полномочиями.

Согласно изменениям2 в уголовно-процессуальном кодексе РФ защитник на предварительном следствии допускается к участию в деле с момента: а) фак- тического задержания - в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу; б) вынесения постановления о привлечении лица в качестве обви-

1 Защитник - лицо, осуществляющее в установленном законном порядке защиту прав и интере сов подозреваемых и обвиняемых и оказывающий им юридическую помощь при производстве по уголовному делу (см.: ч.1 ст.49 УПК РФ).

2 Не всегда изменения и дополнения принимались процессуалистами однозначно (см., напри мер: Божьев В.П. Тихая революция Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Фе дерации // Российская юстиция. 2000. № 10. С.9-11; Он же. Новая заплата на рубище УПК // Щит и меч. 2001, 24 мая. С.6).

16

няемого1; в) объявления постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы лицу, подозреваемому в совершении преступления; г) начала осу- ществления иных мер процессуального принуждения или процессуальных дей- ствий, связанных с уголовным преследованием, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления2.

На этапе вступления защитника в уголовное дело на предварительном следствии между следователем и защитником возникают отношения уголовно- процессуального, организационного и нравственного характера, которые обес- печивают реальное осуществление следователем и защитником конкретных действий. Данные отношения возникают на почве выполнения процессуальных обязанностей следователя и защитника. Для следователя эти обязанности состоят в обеспечении подозреваемому, обвиняемому возможности защищаться установленными законом средствами и способами от подозрения или обвинения. Для защитника обязанность состоит в осуществлении функций защиты в целях выяснения обстоятельств, оправдывающих или смягчающих ответственность обвиняемого, подозреваемого, а также в оказании ему необходимой юридической помощи.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает право защитника участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого (п.5 ч.1 ст.53 УПК РФ). Смысл такого участия защитника, как отмечал В.М. Савицкий, состоит в том,

В литературе и ранее высказывалось мнение о том, чтобы защитник вступал в дело не с мо- мента предъявления обвинения, а с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (см.: Гуткин И.М. Участие защитника в доказывании по уголовному делу // Социалистическая законность. 1963. №11. С.40; Бойков А.Д., Корнеева Л.М. Об участии защитника на предварительном следствии//Советская юстиция. 1970. №18. С.20; Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978. С. 129; Лобанов А.П. Правовые и организационные отношения следователя и лица, производящего дознание с адвокатом-защитником: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1992. С.20), но были и другие мнения на этот счет (см., например: Царев В.М. Эффективность участия защитника в доказывании на предварительном следствии. Красноярск, 1990. С. 116).

2 Ч. 1 ст. 47 УПК РФ дана в соответствии с ред. ФЗ от 23.03.2001 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод».// Российская газета. 2001. 23 марта.

17

чтобы «обеспечить полноту и всесторонность производимого следственного действия с точки зрения защиты»1. Участие защитника в допросе подозреваемого, обвиняемого может состоять в следующем: а) в получении и фиксации защитительной информации; б) в контроле за проведением следственных действий с целью недопущения упрощения, сведения их к «закреп-лению признания»; в) в предотвращении нарушений прав подозреваемого, обвиняемого при проведении допроса; г) в наблюдении за правильностью и полнотой фиксации результатов2 допроса.

Защитник на всех этапах допроса использует свою тактику - «тактику за- щитительной деятельности», при этом он может использовать такие кримина- листические методы, как методы практической деятельности (наблюдения, вы- явления противоречий, сравнения, абстрагирования, описание, эксперимент, анализ норм закона и их толкование и другие)3. Следователь должен предвидеть, на что будут направлены усилия защитника хотя бы в общих чертах4.

Участие в следственных действиях защитника, кроме участия в допросе несовершеннолетнего, не обязанность, а право, закрепленное в ч. 1 п. 5 ст. 53 УПК РФ, которое защитник использует в интересах своего подзащитного. Защитник имеет возможность принять участие в допросе подозреваемого, обвиняемого, проводимого по его ходатайству, либо по ходатайству подзащитного, либо о проведении которых его уведомил следователь. Причем может воспользоваться своим правом участия в допросе подозреваемого, обвиняемого в следующих случаях: если есть основания сомневаться в том, что подзащитный при проведении допроса сможет самостоятельно защищать свои законные интересы; если появляются опасения, что при проведении допроса его подзащитному

1 Савицкий В.М. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе. М., 1983.С.200.

2 См.: Милова И.Е. Указ. соч. С.55.

3 См.: Резник В.Ю. Указ. соч. С.12.

4 См.: Леви А.А., Батищева Л.В., Конах Е.И., Якубович Н.А. Указ. соч. С. 29-30.

18

понадобится юридическая помощь квалифицированного юриста; есть основания опасаться влияния другого обвиняемого, свидетеля, потерпевшего или Других присутствующих при проведении следственного действия1.

Участие защитника в допросе подозреваемого, обвиняемого может быть полезно не только допрашиваемому, но и следователю, так как, во-первых, участие защитника в допросе будет подтверждать объективность полученной в результате информации; во-вторых, участие защитника может затруднить подзащитному, в случае его желания, изменить в дальнейшем свою позицию, которую он предполагает занять при проведении этого допроса. Кроме того, в случае допущения ошибки следователем в процессе проведения допроса участие защитника позволит критически оценить его ход и поставить под сомнение ре- зультаты допроса, их доказательственное значение.

Справедливо высказывание М.О. Баева о том, что предписание о запрете домогаться показаний путем насилия, угроз и иных незаконных мер, «по духу закона должно лежать и в основе тактической деятельности всех профессио- нальных участников уголовного процесса, в том числе, разумеется, и защитника»2. Именно поэтому нельзя согласиться с принципом «что не запрещено, то разрешено»3 относительно осуществления защиты: деятельность защитника должна быть четко регламентирована законом. Поэтому мы соглашаемся с мнением И. Копытов о необходимости «урегулирования в уголовно-процессу- альном законодательстве поведения адвоката как в ходе проведения допроса, так и любого следственного действия»4.

В новом законодательстве четко отрегулирован вопрос о том, кто. может быть защитником на предварительном следствии - только адвокаты по предъ-

См.: Насонова И.А. Участие адвоката-защитника на стадии предварительного расследования: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. С. 25-26

2 Баев М.О. Указ. соч. С. 15.

” Там же. С. 14.

4 Копытов И. Адвокат должен иметь не только права, но и обязанности // Рос. юстиция. 1999. № 10. С.38.

19

явлению удостоверения и ордера. Однако до принятия законодателем такого решения резко обострялся вопрос и об участии на предварительном следствии иных лиц1, например, членов правовых кооперативов (юридических фирм, то- вариществ)2, адвокатов-стажеров3. Без сомнения, допускать к участию в след- ственных действиях стажера-адвоката без его руководителя - профессионального адвоката не рекомендуется4.

Согласно ст. 19, 58 УПК РСФСР (ч.1- ст. 11, ст. 16 УПК РФ) следователь обязан обеспечить подозреваемому, обвиняемому право на защиту, в том числе возможность защищаться с помощью защитника. При нарушении этого кон- ституционного права все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с его участием, суд рассматривает как доказательства, полученные с нарушением закона5. Право на защиту должно обеспечиваться реально, а не формально, т.е. следователь обязан своевременно разъяснить лицам их права таким образом, чтобы они были понятны всякому, не осведомленному в юриспруденции лицу. Простое оглашение норм закона - не есть его разъяснение. Согласно уголовно-процессуального законодательства, следователь должен разъяснять права подозреваемого, обвиняемого в случаях: задержания лица, подозреваемого в со-

’ Однако Конституционный Суд РФ признал положение части 4 ст.47 УПК РСФСР не противоречащей Конституции РФ (см.: Постановление Конституционного Суда РФ №2П от 28.01.97 г. по делу о проверке конституционности ч.4 ст.47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипо-ва, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова// Рос. газета. 1997. 18 февраля).

2 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993, №6. С.6 (далее - БВС РФ).

3 Адвокат-стажер не должен допускаться в качестве защитника на предварительное следствие. Однако в постановлении Президиума Верховного Суда РФ по делу 3. отмечается, что стажер-адвокат может участвовать в качестве защитника только по несложным делам и под непосредственным на блюдением руководителя (см.: Сборник постановлений Пленума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР 19741979 гг. / Под ред. А.К. Орлова. М., 1981, С. 258, 297-298).

4 См. также по этому вопросу: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С.258.

5 Постановление Пленума Верховного Суда РФ “ О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществления правосудия от 31 октября 1995. .№8 // Сборник постановлений по уголовным делам. С. 491.

20

вершении преступления; перед проведением допроса подозреваемого; перед предъявлением обвинения и при предъявлении обвинения, перед допросом об- виняемого. Нарушение следователем норм уголовно-процессуального законо- дательства влечет за собой признание недопустимыми полученные таким образом доказательства (ст.7 УПК РФ).

Чем добросовестней следователь выполняет процессуальную обязанность по разъяснению прав подозреваемому, обвиняемому, тем более явно выражается объективность и беспристрастность следователя по выполнению своих про- фессиональных обязанностей. Поэтому мы не можем согласиться с предложением И. Копытова о том, чтобы обязанность следователя по разъяснению прав подозреваемому, обвиняемому переадресовать адвокату-защитнику1. Однако, по желанию адвоката, выбранного самим обвиняемым или назначенным следо- вателем через юридическую консультацию, при сомнении, что его подзащитный не совсем уяснил разъясненные ему следователем права и обязанности, защитник может по своей инициативе еще раз разъяснить ему эти права, что иногда и происходит на практике. Данные действия защитника не будут противоречить ни закону, ни его профессиональной этике.

По просьбе подозреваемого, обвиняемого следователь также должен обеспечить ему защитника. Для того чтобы избежать тенденциозного подхода защитника к выполнению своих обязанностей, мы поддерживаем мнение некоторых ученых о том, что вернее и надежнее будет для следователя придерживаться нейтралитета в плане совета подозреваемому, обвиняемому пригласить знакомого для следователя адвоката2. Такого же мнения придерживаются 69% опрошенных следователей 46% адвокатов (приложения 2, 3).

1 См.: Копытов И. Нужна ли такая состязательность? // Законность. 1998. № 9. С. 27.

2 См.: Саньков В.И. Тактика допроса лица, признающегося в совершении убийства (подготовительный этап) // Юридические записки. Криминалистические средства и методы исследо вания преступлений. Вып. № 10. Воронеж, 1999. С. 89.

21

Вызывают некоторые споры предложения В.Ю. Резник на проблемы, возникающие при задержании подозреваемого и обеспечении его защитником1, но часть из них, хотя и с некоторыми изменениями, все же реализованы в УПК РФ. Однако следует согласиться с мнением ряда авторов, что при арестах подозреваемого явка защитника должна быть обеспечена к моменту доставления лица к следователю для объявления постановления об избрании меры пресечения2. Некоторые авторы предлагают производить первый допрос подозреваемого от фактического задержания (момента доставления) - не позднее шести часов, ссылаясь на то, что этого времени должно хватить для обеспечения участия защитника на первом допросе3.

Интересно мнение И.А. Насоновой о том, чтобы в законе установить норму, предусматривающую право подозреваемого ходатайствовать об отсрочке первого допроса еще на 6 часов, если задержание произведено в ночное время4. С этим можно было бы согласиться, при этом уточняя, что удовлетворение данного ходатайства возможно в случаях, если не требуется безотлагательных действий со стороны следователя и ситуация позволяет отложить первый допрос именно на эти 6 часов. Такая ситуация возможна и в тех случаях, когда следователю затруднительно предоставить защитника подозреваемому.

Как уже отмечалось, на предварительное следствие в качестве защитника допускается только адвокат по предъявлению им удостоверения и ордера на ведение защиты. Следователь, проверив обстоятельства исключающие участие адвоката по уголовному делу, принимает решение, как правило устное, о его

См. подробнее: Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. С. 67.

2 См.: Рогаткин А., Петрухин И. О реформе уголовно-процессуального права // Законность. 1996. №2. С. 41; Насонова И.А. Указ. соч. С. 88.

3 См.: Насонова И.А. Указ. соч. С. 86, 87. Такого же мнения придерживался и В.М. Савицкий, правда уточняя, что срок пребывания подозреваемого под стражей до встречи с защитником должен быть сокращен до 6-и, в крайнем случае до 12-и часов (см.: Савицкий В.М. Уголовный процесс Рос сии на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. № 6. С.99).

4 См.: Насонова И.А. Указ. соч, С. 88.

22

допуске к участию в деле1. Это и считается моментом допуска адвоката в качестве защитника на предварительное следствие, в том числе и по новому законо- нодательству (ч.4 ст.49 УПК РФ). По нашему мнению, необходимо процессуальное оформление следователем вступления адвоката в уголовное дело в целях осуществления защиты подозреваемого, обвиняемого. С нами согласилось 64% опрошенных следователей и 69% адвокатов (см. приложение 2, 3). Для такого оформления следователю необходимо вынести одно из двух постановлений: 1) постановление «О назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуск на предварительное следствие», в случае обязательного участия защитника по делу (приложение 4). С нами согласились 64% опрошенных следователей и 79% адвокатов (см. приложения 2, 3); 2) постановление «О признании адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуск на предварительное следствие», если подозреваемый, обвиняемый, его родственники или иные лица заключат соглашение на ведение защиты с адвокатом по делу (приложение 5). С нами согласились 55% опрошенных следователей и 59% адвокатов (см. приложения 2, 3).

Аргументируем данную позицию: 1) необходимость процессуального оформления адвоката в качестве защитника по уголовному делу на предварительном следствии связано с тем, что, беря на себя защиту подозреваемого, обвиняемого адвокат становится участником уголовного судопроизводства со стороны защиты, а не просто является представителем общественной организации - адвокатуры. В связи с этим следователь должен вынести процессуальное постановление, как и большинству других участников по уголовному делу, и признать его участником процесса со стороны защиты, а именно защитником по делу. Именно с этого момента каждый из участников сторон, в том числе и защитник приобретают права, обязанности и ответственность согласно своего

’ См., например: Шимановский В.В. Строгое соблюдение процессуальных норм важная гаран- тия эффективности и качество предварительного следствия // Уголовно-процессуальные гарантии защиты Конституционных прав граждан. Калинин, 1980. С. 89.

23

процессуального статуса. Защитник же по делу является одним из главных уча- стником процесса, от участия или неучастия которого, выполнения прав и обя- занностей зависит и доказательственная сторона по делу. Поэтому следователь должен придать адвокату, явившемуся на предварительное следствие, процес- суальный статус защитника и на основании этого допустить к уголовному делу; 2) следователь, во время вынесения одного из вышеуказанных постановлений, имеет возможность наладить психологический контакт с защитником до допроса его подзащитного. Установление психологического контакта с защитником подозреваемого, обвиняемого, участвующего в допросе своего подзащитного, является одним из элементов успешного его проведения; 3) с вынесением постановления о назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу на предварительном следствии решается проблема по оплате его труда за предоставленную юридическую помощь его подзащитному, у которого отсут- ствуют денежные средства для ее оплаты; 4) при ночном задержании лица, по- дозреваемого в совершении преступления, адвокат может быть допущен и без ордера юридической консультации. На основании удостоверения адвоката сле- дователь может вынести постановление о его процессуальном оформлении по данному делу в качестве защитника данного подозреваемого, но с последующим уведомлением руководителя юридической консультации и предоставлением данным защитником на следующий день ордера, где уже будет написана причина его выдачи, что даст возможность допросить подозреваемого безотлагательно, в исключительных случаях в вечернее или ночное время уже с участием защитника. Кроме того, отпадет надобность в злоупотреблении некоторыми адвокатами в подделке ордеров для предоставления на предварительное следствие, что уже отмечалось в печати некоторыми авторами1; 5) первичным и безусловным правом защитника является его свободное, конфиденциальное

1 См. подробнее: Комарова Н.А., Чичканов А.Б. Некоторые вопросы практики защиты по уго- ловным делам //Правоведение. 1999. №2 С. 186-191.

24

общение с подозреваемым, обвиняемым, позволяющее получить необходимую информацию и в доверительных переговорах выработать будущую стратегию защиты1. Однако в отношении свиданий защитника в следственных изоляторах с подозреваемым, обвиняемыми предстоит не так все просто. Постановление Конституционного Суда РФ от 25.10.2001 г. признало не соответствующим Конституции РФ положение, допускающее регулирование конституционного права на помощь защитника ведомственными нормативными актами, т.е. правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ2, где и был предусмотрен порядок проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей с защитником. Конституционный Суд пришел к выводу, что такое положение - по смыслу, придаваемому ему правоприменительный практикой, -служит основанием неправомерных ограничений данного права, ставя реализацию возможности свидания подозреваемого, обвиняемого с защитником в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело3.

Такое решение Конституционного Суда РФ затрудняет работу следствия и дает возможность недобросовестным адвокатам для нарушений закона. Может получиться, что к подозреваемому, обвиняемому, находящемуся под стражей, может пройти на свидание любой адвокат, имеющий всего лишь ордер юриди- ческой консультации, что дает повод недобросовестным адвокатам для всевоз- можных нарушений, например, проходить на свидание к обвиняемому, подоз- реваемому не будучи его защитником по делу, а всего лишь «тайным осведо-

Данный факт признается, например, и в германском законодательстве (см.: Beulke W. Der Strafverteidiger im Strafverfahren. Funktion und Rechtsstellung. 1980. S. 207).

” Закон РФ ФЗ-73 от 15.07.95 «О содержании под стражей подозреваемых, обвиняемых в со- вершении преступления» // Рос. газета. 1995. 20 июля.

3 Постановление Конституционного Суда РФ от 25.10.2001. // Рос. газета. 2001. 14 ноября С.10, 16.

25

мителем»1. Чтобы исключить возможность такого нарушения со стороны не- добросовестных адвокатов, и учитывая, что решение об отмене разрешительной системы со стороны следователя на свидание защитника со своим подзащитным в СИЗО или ИВС Конституционный Суд РФ принял все же с оговоркой - о праве законодателя определить организационно-правовые и иные условия, а также элементы порядка допуска адвоката к участию в деле, - предлагаем вынесение вышеупомянутых постановлений. В связи с вышесказанным предлагаем:

1) ужесточить, со стороны руководителя юридической консультации, порядок выдачи адвокатам ордеров на ведение защиты по уголовному делу; 2) 3) моментом допуска адвоката в качестве защитника по уголовному делу на предварительном следствии признать не предъявление ордера юридической консультации, а вынесение следователем постановлений о признании адвоката в качестве защитника или о его назначении в качестве защитника и допуска к защите по уголовному делу на предварительное следствие. С нами согласились 62% опрошенных следователей и 60% адвокатов (см. рис.6, приложение 2; приложение 3). 4) 5) вынесенное следователем постановление о процессуальном оформлении адвоката в качестве защитника должно стать соответствующим документом для свидания с его подзащитным в местах лишения свободы. Для этого защитник на свидание со своим подзащитным в места содержания его под стражей должен являться, естественно, с удостоверением адвоката и одним из вышеперечисленных постановлений следователя. 6) Процесс оформления следователем адвоката в качестве защитника на предварительном следствии для защиты по уголовному делу конкретного по-

К сожалению, в беседах со следователями они приводили примеры участия «тайного адвока- та», который приходит в СИЗО или ИВС на свидание только к подозреваемому или обвиняемому, а к следователю для участия в следственных действиях является другой адвокат, который имеет соглашение на ведение защиты по делу.

26

дозреваемого, обвиняемого должен быть таким: 1) по прибытию адвоката к следователю, после необходимых проверок личности адвоката по предъявленному им удостоверению адвоката и относительно ст. 67-1 УПК РСФСР (ст. 72 УПК РФ, ч.1 ст. 69 УПК РФ), следователь должен процессуально оформить вступление адвоката в дело, вынесением постановления: а) если адвокат приглашен самим обвиняемым, подозреваемым или его родственниками, то по приходу к следователю, на основании соглашения, заключенного с подозреваемым, обвиняемым и ордера, выданного на ведение защиты по делу руководителем юридической консультации, следователь составляет постановление о признании данного адвоката в качестве защитника по уголовному делу и допускает его к защите подозреваемого, обвиняемого; б) если адвокат вступает в дело по назначению, то по приходу к следователю, он предъявляет лишь удостоверение адвоката и ордер на ведение защиты. Следователь составляет постановление о назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу и допускает его к защите; в) в каждом из постановлений следователь, кроме всех необходимых атрибутов: место, дата и кем оно составлено, обязательно указывает номер уголовного дела, краткую его фабулу; фамилию, имя отчество подозреваемого, обвиняемого по данному делу, по какой статье уголовного кодекса он обвиняется или подозревается; фамилия, имя отчество адвоката, с которым заключил соглашение подозреваемый, обвиняемый на ведение его защиты или, которому предстоит назначение следователем в качестве защитника, а так же номер ордера, который он предоставил. Если подозреваемый, обвиняемый на данный момент уже находится под арестом, то указывается место содержания его под стражей. В постановлении о назначении адвоката в качестве защитника в резолютивной части делается запись по поводу оплаты труда адвоката на предварительном следствии по назначении.

Наше предложение по поводу процессуального оформления вступления адвоката в уголовное дело необходимо закрепить законодательно. Предлагаем внести дополнения в ч. 4 ст. 49 УПК РФ: «На предварительное следствие адво-

27

кат допускается к участию в уголовное дело в качестве защитника на основании соответствующего постановления следователя, дознавателя по предъявлению им удостоверения адвоката и ордера на ведение защиты».

Задача обеспечения защитника на допрос подозреваемого, обвиняемого не должна ограничиваться формальной стороной. Следователь должен создать защитнику реальные условия для работы по делу, в частности:

а) заблаговременно уведомить защитника о предстоящем допросе подоз реваемого, обвиняемого. Это связано в первую очередь с тем, что законодатель ввел в новое законодательство норму - п.1 ч.2 ст. 75 УПК РФ, согласно кото рой показания подозреваемого, обвиняемого данные на предварительном след ствии в отсутствии защитника, включая и отказ от защитника, в суде не под твердились, то они будут являться недопустимыми доказательствами. Кроме того, в целях недопущения нарушений со стороны защитника автор предлагает предъявление обвинения и первый допрос обвиняемого включить в перечень следственных действий, обязательных для присутствия или участия в них соот ветственно защитника подозреваемого, обвиняемого. Более того, данное наше предложение практически реализовано законодателем в новом уголовно- процессуальном законодательстве. Согласно ч.1 ст. 172 УПК РФ следователь должен предъявить обвинение не позднее 3-х суток со дня вынесения поста новления в присутствии защитника, если он участвует в деле;

б) предоставить защитнику рабочее место;

в) выделить место, помещение для свидания защитника и обвиняемого наедине1.

Для дальнейшего обеспечения права обвиняемого на помощь защитника следователю необходимо учитывать следующее: находился ли ранее данный обвиняемый в процессуальном положении подозреваемого и применялись ли в

1 См.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С.76-77; Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В. Указ. соч. С. 22; Руководство для следователей / Под ред. Селиванова Н.А., Снеткова В.А. Указ. соч. С. 79.

28

отношении него такие меры принуждения, как задержание и арест до предъявления обвинения. В этой связи, для следователя очень важен момент предъявления обвинения1, так как чаще всего на практике участие адвоката обеспечивается, как правило, именно с данного момента2.

Законодатель обезопасил следователя от возможной недобросовестности защитника. Так, если защитник не явится в назначенный следователем и согла- сованный с защитником срок для предъявления обвинения, то обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или его привода «при условии обеспечения следователем участия защитника» (ч. 6 ст. 172 УПК РФ).

Следует отметить, что анализируя норму о порядке предъявления обвинения нового уголовно-процессуального законодательства ст. 172 УПК РФ, а именно ч. 6, усматривается некоторая неточность со стороны законодателя. Так, законодатель в данных частях этой нормы употребил слово «участие» защитника, где ранее, в части первой этой же статьи, законодатель правильно говорит о «присутствии» защитника на предъявлении обвинения, да и в других нормах законодатель говорит о присутствии защитника при предъявлении обвинения. Поэтому, по нашему мнению, необходимо в ч.б ст. 172 УПК РФ изменить выражение «при условии обеспечения следователем участия защитника» на «при условии обеспечения следователем участвующего по делу защитника или назначенного следователем адвоката в качестве защитника для его присутствия при предъявлении обвинения». Данная формулировка более правильна и логична. Иначе имеющаяся на данный момент формулировка в ч. 6 УПК РФ

Цель процессуального решения органов расследования и суда о привлечении лица в качестве обвиняемого определить правовой статус лица, по поводу действий которого ведется уголовное дело и официально уведомить его об этом. Поэтому защитник присутствует, а не участвует при предъявлении обвинения, и полемика о присутствии или участии защитника при предъявлении обвинения беспочвенны (см.: Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. канд. юрид. наук В.Н. Галузо. М., 1998. С.26).

2 Однако некоторые авторы считают, что «следует освободить органы предварительного расследования от функции предъявления обвинения, возможно, сначала хотя бы по делам несовершеннолетних» (см.: Руднев В. О состязательности на предварительном следствии // Уголовное право. 1999. № 1. С.87; Решетников В. Следователь не должен обвинять // Соц. законность. 1988. № 6. С.52-53).

29

создаст ненужные споры об «участии» или «присутствии» защитника при предъявлении обвинения.

На практике у следователя возникает проблема обеспечения защитником на допросе подозреваемого, обвиняемого, который обязателен на предварительном следствии по закону или когда подозреваемый, обвиняемый желает иметь защитника, но у него нет денег для оплаты адвокату, а адвокат не желает принимать на себя защиту такого подозреваемого, обвиняемого. Поэтому мы поддерживаем мнение Р. Лисицина1 о том, что право на выбор конкретного защитника по делу должен существовать у обвиняемого подозреваемого лишь в тех случаях, когда обвиняемый, подозреваемый имеет достаточные средства для оплаты услуг защитника. На вопрос, заданный и следователям, и адвокатам, хогласны ли с тем, что выбор конкретного защитника должен существовать лишь в тех случаях, когда подозреваемый обвиняемый имеет достаточные средства для оплаты услуг защитника, 53% и 67% соответственно следователей и адвокатов ответили положительно (см. приложения 2, 3).

Кроме того, в законе необходимо закрепить положение, что ни один адвокат не может уклониться от юридической помощи по назначению лица, ведущего расследование. По нашему мнению, реализация этого требования может определяться самой адвокатской ассоциацией2. Поэтому не случайно возникло предложение ученых о введении так называемой муниципальной адвокатуры. С этой целью В. Радченко, зам. Председателя Верховного Суда РФ, предлагает в закон “Об адвокатуре РФ” внести положение о муниципальной адвокатуре, которая будет оказывать бесплатную юридическую помощь3. Но более реально

См.: Лисицин Р. Право на защиту: международные стандарты и российская действительность // Рос. юстиция. 1999. № 6. С. 9.

2 См.: Туманов В. Концепции законопроекта об адвокатуре нуждаются в уточнении // Рос. юс тиция. 1999. № ю. С. 10.

3 См.: Радченко В. Концепции законопроекта об адвокатуре нуждаются в уточнении // Рос. юс тиция. 1999. № 10. С. П.; Седаш Е.А. Частное начало в Российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 18.

30

и практичней ввести дежурные юридические консультации на базе уже дейст- вующих юридических консультаций. В этом случае для следователя упростится процесс обеспечения защитника подозреваемому, обвиняемому на предвари- тельное следствие, в частности допросе подозреваемого. Кроме того, дежурный адвокат будет оказывать юридическую помощь любому гражданину как’мало- обеспеченному, так и тому, у кого есть деньги. Можно согласиться с мнением М.А. Дереберг, которая предлагает дополнить закон предложением о обеспечении следователем участия дежурного адвоката1.

Необходимо отметить и тот факт, что следователь обязан обеспечить участие защитника и в том случае, когда обвиняемый несвободно владеет русским языком. Из определений судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР «не владеющим языком судопроизводства считается лицо, которое не в состоянии свободно его понимать и бегло объясняться на нем по всем вопросам, составляющим предмет судопроизводства, хотя бы оно в известной степени и было знакомо с этим языком»2.

Участие в допросе российского адвоката для защиты законных прав и интересов подозреваемых, обвиняемых иностранцев связано также со многими трудностями3. Ни в УПК РСФСР, ни в УПК РФ в разделе «международное сотрудничество в уголовном судопроизводстве» ничего не говорится о приглашении защитника иностранному подданному. Анализируя нормы УПК РФ, можно сделать вывод, что приглашение защитника из-за границы осуществляется самим обвиняемым через дипломатическое или консульское представительство. Если же обвиняемый или подозреваемый лишен такой возможности, поскольку содержится под стражей, то защитника приглашает следователь пу-

1 См.: Дереберг М.А. Указ. соч. С. 16.

2БВСРСФСР. 1974. № 10. С. 12.

3 О данной проблематике вели речь и ранее (см.: например, Закатов А.А., Смирнов В.В. Правовые и психологические особенности расследования по уголовным делам с участием иностранных граждан: Учебное пособие. Волгоград, 1984. С. 19-20).

31

тем поручения об оказании правовой помощи. Однако данный вопрос требует дальнейшей процессуальной проработки.

С момента допуска к участию в процессе по уголовному делу защитник вправе использовать все предоставленные ему законом возможности, всю совокупность прав без каких-либо ограничений и условий, могущих нарушить или стеснить функцию защиты1. Процессуальное положение защитника позволяет задавать допрашиваемым лицам вопросы.

Однако не совсем удачно законодатель определил право защитника задавать вопросы своему подзащитному во время допроса. Так, в ст. 53 УПК РФ - «Полномочия защитника» ничего не говорится о данном праве. Лишь согласно ч.2 ст. 425 УПК РФ защитник имеет право задавать вопросы несовершеннолетнему обвиняемому. В ст. 189 УПК РФ - «Общие правила допроса», так же ничего не говорится о возможности постановки вопросов защитником во время допроса подозреваемому, обвиняемому. Хотя часть вторая данной нормы гласит: «задавать наводящие вопросы запрещается». Можно было бы предположить, что это относится и к защитнику тоже. Однако, там есть продолжение: «в остальном следователь свободен при выборе тактики допроса». Это означает, что о запрете наводящих вопросов относится к следователю. Поэтому можно сделать вывод о том, что законодатель не предусмотрел право защитнику задавать на допросе вопросы подозреваемому, обвиняемому, что в общем-то устраивало бы следователей. Однако, в п. 11 ч.1 ст. 53 УПК РФ говорится, что защитник имеет право использовать другие не запрещенные законом средства и способы защиты. Такое неурегулирование законодателем данного вопроса может повлечь за собой не нужные споры и конфликтные отношения между следователем и защитником. Поэтому и следователь, и защитник должны в своих отношениях на допросе придерживаться здравого смысла и этичности в отношениях между собой. Так, защитник в своей деятельности должен руково-

1 См.: Уголовно-процессуальное право РФ. Учебник / Под. ред. Лупинской П.А. М, 2000. С.98.

32

дствоваться аксиомой «защита в рамках закона», а уголовно-процессуальный закон не может быть препятствием к качественной работе1.

В связи с тем, что момент постановки вопросов защитником в законе не указан, на практике иногда создаются огромные трудности в тактическом плане для следователя, т.к. защитник, используя свою тактику защиты, может задать вопрос в момент, выгодный именно для него, нарушая тем самым ход допроса. Поэтому, по нашему мнению, следует предусмотреть, что во время допроса защитник может задавать вопросы только с разрешения следователя и именно в тот момент, о котором следователь предупредит защитника заранее -до начала следственного действия. О своем намерении задавать вопросы защитник, перед началом следственного действия, должен уведомить следователя, который и определит, когда тот сможет задать интересующие его вопросы, по ходу следственного действия или после его окончания2.

Несмотря на то, что защитник самостоятельно определяет свою позицию по делу3 и свободен в выборе тех средств и методов, которые необходимы для выполнения функции защиты, но если он приступил к участию в допросе, то, по нашему мнению, защитник не имеет права на допросе выполнять ряд определенных действий, средств и мер, которые должны признаваться недопустимыми: а) ложь как средство осуществления защиты. Доказательства, искажающие правду, защитник не может использовать. Однако при анкетировании адвокатов по поводу возможности выдвижения доказательств, заведомо сомнительных для них, все-таки отрицательно ответили более половины адвокатов -

1 Только неквалифицированный защитник склонен противопоставлять защитительную дея тельность требованиям закона. Опытный же адвокат, как верно отмечает Ю.Ф. Лубшев, всегда может организовать защиту обвиняемого в рамках действия тех или иных правовых предписаний (см.: Лубшев Ю.Ф. Указ. соч. С. 104).

2 Аналогичного мнения придерживается и другие авторы (см.: Калюжная В.А. Указ. соч. С. 10).

3 Защитник - самостоятельный участник процесса, но он обязан выполнять волю подзащитно го, так как его участие и устранение из дела зависят от обвиняемого. Обвиняемый или подозревае мый может в любой момент отказаться от услуг защитника» (см.: Ефимичев СП. Защитник // Уго ловный процесс. Общая часть. Учебник для учащихся вузов. М., 1997. С. 94).

33

53%, но 37% сочли возможным использование таких доказательств (см. при- ложение 3); б) фальсификация защитником доказательств, в частности документов, и представление их следователю, или устранение вещественных доказательств, которые в действительности подтверждают вину обвиняемого или подозрение. Проверять достоверность предоставленных ему доказательств подзащитным защитнику не обязательно, так как оценивает доказательства следователь (ст. 88 УПК РФ). Но если защитник заведомо знает, что данное доказательство недостоверно, то он с этической точки зрения не имеет права его представлять следователю. Поэтому совершенно правильно ставится вопрос об ответственности адвоката за предоставление сфальсифицированных доказательств, подделку которых осуществлял не он сам, а иные лица, но если он заведомо знал о недостоверности предоставленных данных1; в) ответы защитника вместо подзащитного, подсказывание ему ответа, который, по мнению защиты, является более благоприятным2; г) грубое злоупотребление правом заявлять ходатайства и задавать вопросы, например имеющих цель ввести в заблуждение следователя или получить ложные показания путем постановки наводящих вопросов, или требование свидания на допросе в тот момент, когда подозреваемый, обвиняемый дает правдивые показания, тем самым нарушая ход следствия; д) побуждение подзащитного к оговору невиновных лиц, а также к обвинению других виновных лиц, но в большем объеме, нежели это соответствует их фактической вине. Критерий законности средств защиты ограничивает их употребление для того, «чтобы защита ни в коем случае не служила помехой для достижения конечной цели процесса»3; е) препятствование сознательному и свободному желанию подзащитного признать свою вину в совер-

1 См.: Спицын Ю.И. Фальсификация доказательств как объект криминалистического исследо вания // Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Юридические записки. Выпуск 10. Воронеж, 1999. С.210.

2 См.: Макарова 3. Состязательность нужна, но какая? // Законность. 1999. № 3. С. 26.

3 Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927. С. 26.

34

шении преступления; ж) необоснованно подрывание авторитета следователя1; з) уклонение от участия в допросе, если его подзащитный желает этого, что может в первую очередь, повредить правам и законным интересам его подзащитного, а также создать угрозу целям предварительного расследования2. Как только следователь заменит такие недопустимые действия со стороны защитника, то он должен немедленно на них реагировать, вплоть до устранения из дела данного защитника.

Согласно уголовно-процессуального законодательства, защитник имеет право на заявление ходатайств3 (ст.51, п.4 ст.202, ст.204 УПК РСФСР; ст. 119, ст. 120 УПК РФ) как устного, так и письменного характера. Для обязательного удовлетворения ходатайства защитнику нужно указать на необходимость установления обстоятельств, имеющих значение для дела4. Конечно же, если обстоятельства, об установлении которых заявлено ходатайство, могут иметь значение для дела, следователь обязан удовлетворить такое ходатайство5, в том числе и немедленно.

Защитник самостоятелен в выборе заявления ходатайств, исходя из материалов, как вновь предоставленных, так и имеющихся в деле6. Но законодате-

1 См.: Баев М.О. Указ. соч. С. 16.

Германские процессуалисты также отмечают данный запрет, например при использования знаний материалов уголовного дела - умышленное затягивание процесса, сознательно говорить неправду (см.: Beulke W. Der Strafverteidiger im StrafVerfahren. Funktion und Rechtsstellung. 1980. S. 143, 145).

Под ходатайством понимается заявленная с целью наиболее полной реализации своих про- цессуальных прав просьба об осуществлении действий или принятии решений либо об отказе от этого, адресованная органу, должностному лицу, наделенному соответствующими властными полномочиями (см.: Гриненко А. Псевдомотивированный отказ в удовлетворении ходатайств на предварительном следствии // Уголовное право. 2000. № 4. С. 44; Ларин A.M. От следственной версии к истине. М., 1976. С. 149).

По мнению Я.О. Мотовиловкер, заявитель во всех случаях обязан указывать в разъяснении каких обстоятельств вызывается, например, новый свидетель (см.: Мотовиловкер Я.О. Показания и объяснения обвиняемого как средство защиты в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 113).

5 Это обстоятельство особо подчеркивают ряд авторов (см., например: Калюжная В.А. Указ. соч.; Навасардян В.Р. Правовые аспекты взаимодействия адвоката-защитника с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 20).

Самостоятельность защитника ограничена лишь интересами подзащитного, с которым он обязан обсудить этот вопрос (п.З ст. 202 УПК РСФСР), однако данный пункт отсутствует в соответствующих нормах нового законодательства.

35

лем не определен момент, когда защитник может подать ходатайство, а лишь дано общее принципиальное указание на то, что следователь обязан обеспечить защитнику возможность заявлять ходатайства (ст. ст. 19, 58, п.4. ст.202 УПК РСФСР)1. В новом УПК РФ дается лишь общее положение, что участники могут подать ходатайство в любой момент производства по уголовному делу. Конечно же, этот момент должен определяться самим обвиняемым или его защитником. Однако момент подачи ходатайств защитником во время проведения следственного действия (в большей степени это касается допроса подозреваемого, обвиняемого, на котором участвует защитник) должен определять только следователь. В силу п.З ч.2 ст.38, ч.2 ст. 189 УПК РФ именно следователь определяет ход расследования и проводит следственное действие.

Анализируя норму ч.5 ст. 164 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что на допросе подозреваемого, обвиняемого при участии защитника следователь имеет право разъяснить порядок, ход допроса и сообщить защитнику и его подзащитному в какой момент допроса они могут подать ходатайства такого рода: о свидании наедине; о постановке вопросов защитником своему подзащитному. Лучше всего следователю проводить данное разъяснение перед допросом подозреваемого, обвиняемого, в проведении которого участвует защитник. Нас поддержали 72% опрошенных следователей и лишь 27% адвокатов утвердительно ответили на данный вопрос (см. приложения 2,3).

Данное разъяснение необходимо фиксировать в протоколе допроса, чтобы впоследствии, если защитник будет нарушать порядок проведения допроса сообщенный следователем, то последний имеет право занести замечания поэтому поводу в протокол допроса, что будет являться констатацией факта нарушений со стороны защитника и основанием для обоснованного представления в Пре-

1 См.:. Козырев Г.Н. предлагает предоставлять достаточное время для этой цели, однако он не дает определение термина «достаточное» (см.: Козырев Г.Н. Институт защиты в уголовном судопроизводстве: Научно-практический комментарий. Н.Новгород, 1995. С. 42).

36

зидиум коллегии адвокатов для дисциплинарного взыскания в отношении недобросовестного защитника.

Законом также не определен момент реализации права на свидание защитника с обвиняемым, подозреваемым, хотя предоставление свидания перед допросом уже не вызывает возражений со стороны следователей, да и в новом законодательстве данный факт нашел отражение (п.З ч.4 ст. 46 и п.9 ч.4 ст.47 УПК РФ). Однако, если защитник ходатайствует о свидании наедине с подзащитным во время проведения следственного действия, обязанность удовлетворения следователя данного ходатайства вызывает дискуссии как в научных кругах, так и на практике1. Здесь речь идет не о разрешении свидания, а о моменте свидания защитника и его подзащитного во время проведения следственного действия - допроса подозреваемого, обвиняемого. Недопустимо прерывать, например, свободный рассказ обвиняемого, подозреваемого для свидания наедине с защитником, или, например, после того как следователь задал вопрос обвиняемому, подозреваемому, который, не ответив на него, покинул следственное действие для свидания с защитником. До проведения следственного действия или после его проведения следователь не имеет права устанавливать разрешительные рамки для их свидания.

В связи с тем, что никто и ничем не имеет право прерывать ход допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого в том числе и с участием защитника, то, по нашему мнению, если защитник требует свидание с подозреваемым или обвиняемым наедине и конфиденциально во время проведения допроса, то следователь имеет право ему в этом отказать. В целях устранения конфликтов между следователем и защитником по данному поводу следователю предлагаем сообщать до проведения допроса о том, что свидание со своим подзащитным защитник имеет право осуществить лишь до или после проведения допроса его подзащитного, но не во время его проведения. Нас поддержали 88% опрошенных следователей и 23% адвокатов (см. приложения 2, 3).

1 См.: Панько Н. Указ. соч. С.72.

37

В этой связи предлагаем дополнить ст. 189 УПК РФ - «Общие правила проведения допроса» частью следующего содержания: «Свидание подозреваемого, обвиняемого наедине с защитником не может быть предоставлено с момента начала допроса и до его окончания. Если защитник в ходе допроса ходатайствует о свидании с его подзащитным наедине, то оно может быть следователем отклонено». На основании этого предлагаем ввести в п.1 чЛ ст. 53 УПК РФ - «Полномочия защитника», регламентирующий свидание защитника, подозреваемого и обвиняемого, соответствующую часть ст. 189 УПК РФ.

Согласно ст. 51 УПК РСФСР защитник во время допроса подозреваемого, обвиняемого, на котором он участвует, может представлять доказательства1. В новое законодательство внесено существенное и принципиальное добавление, что защитник может не только представлять, но и собирать доказательства2, необходимые для оказания юридической помощи (п.2 ч.1 ст.53 УПК РФ). Это, в свою очередь, является для защитника способом реализации своего права на участие в доказывании.

Для защитника самостоятельный способ собирания доказательств применим, на наш взгляд, лишь в отношении одного вида доказательств - документов3. Следователь не вправе отказать защитнику в приобщении к делу документа4, представленного в качестве доказательства (ст. ст. 131, 276 УПК РСФСР и

Под представлением доказательств понимается добровольная передача лицом предметов или документов, относящихся к делу (см., например: Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С.14).

2 Собирание доказательств это совершение субъектами доказывания, в пределах их полномо чий, процессуальных действий, направленных на обнаружение, истребование, получение и закрепле ние в установленном законом порядке доказательств (см.: Уголовно-процессуальное право / Под ред. Лупинской П.А. М., 2000. С. 187).

3 Громов Н.А., Зайцева И.А., Бабурина И. Указ. соч. С. 12.

4 Процессуальное понятие документа как самостоятельного вида доказательств охватывает не все документы, а лишь небольшую их часть: официальные документы учреждений, выданные для удостоверения обстоятельств, установление которых относится к компетенции данных учреждений (справки, характеристики и т.п.). Однако в качестве самостоятельного вида доказательства могут рассматриваться лишь документы, за которыми закон признает юридическую силу (завещания, дове ренность, договоры и т.п.)

38

ст. ст. 119-122 УПК РФ). Все иные виды доказательств (вещественные доказа- тельства, заключения экспертов и др.) могут быть получены исключительно в результате производства следственных действий.

Согласно п.З ч.1 ст. 53 УПК РФ, защитник на допрос подозреваемого, обвиняемого имеет право приглашать специалиста1. Это нововведение законодателя соответствует веянию времени. Конечно же, допрос подозреваемого, обвиняемого по преступлениям, связанным, например с экономическими или с преступлениями в сфере информационных технологий, требуют знаний по некоторым вопросам не только следователя, но и защитника в плане изыскания смягчающих вину обстоятельств его подзащитного.

Таким образом, участвующий на допросе подозреваемого, обвиняемого защитник имеет право: 1) присутствовать при предъявлении обвинения; 2) представлять доказательства, необходимые для юридической помощи в порядке ч.З ст.86 УПК РФ; 3) заявлять ходатайства и отводы; 4) привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК РФ; 5) использовать иные незапрещен-ные средства и способы защиты; 6) задавать вопросы на допросе несовершеннолетнему обвиняемому с момента, разрешенного следователем; 7) перед допросом или после его проведения защитник имеет право на свидание наедине со своим подзащитным.

Защитник не имеет права: 1) защищать подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого; 2) отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого; 3) разглашать данные предварительного следствия, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке ст. 161 УПК РФ.

Специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процес- суальном порядке, установленном законом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов экспертов (ст. 58 УПК РФ).

39

Относительно ст. 139 УПК РСФСР (ст. 161 УПК РФ) о недопустимости разглашения данных предварительного следствия в юридической литературе высказывались разные суждения1. В свое время A.M. Ларин, уделяя внимание данной проблеме и говоря о праве защитника участвовать по делу с момента предъявления обвинения, отмечал о необходимости учета особенностей много-эпизодных дел. Этим особенностям, по его справедливому мнению, соответствовало бы указание, ограничивающее данное право ознакомлением защитника перед предъявлением обвинения с материалами, относящимися к обвинению, предъявленному его подзащитному, а при изменении и дополнении обвинения - также со всеми материалами, относящимися к измененным или дополнительным частям обвинения»2, которое так и не нашло своего отражения в уголовно-процессуальном законодательстве, хотя является актуальным и по сей день.

В связи с этим необходимо отметить, что введение законодателем некоторых ограничений по поводу неразглашения данных предварительного расследования в ч.2 ст. 53 УПК РФ, по нашему мнению, является не совсем верным. Согласно ей, если следователь по какой то причине не предупредил защитника об ответственности за разглашение данных предварительного расследования, то значит он может их разглашать. По нашему мнению, защитник не имеет права разглашать данные предварительного следствия в любом случае, даже если следователь не предупредил его об этом и какого характера они бы ни были. Это, в первую очередь, связано с этической стороной, с нравственным отношением защитника к исполнению своих обязанностей. К сожалению, на вопрос: следует ли следователю предупреждать защитника о неразглашении данных предварительного следствия, лишь 46% следователей ответили положительно (см. приложение 2). При изучении уголовных дел следователи также редко предупреждали следователя о неразглашении сведений, ставших извест-

1 См.: Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978. С. 65-66; Ривлин А.Л. Организация Адвокатуры в СССР. Киев, 1974. С.66; Козырев Г.Н. Указ. соч. С.34.

2 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 34.

40

но защитнику из материалов уголовного дела - 8% (см. приложение 1). (Большая часть уголовных делам, где следователи брали подписку о неразглашении сведений защитником, относятся к Ставропольскому региону) Вероятно, это связано с тем, что данный вопрос не был отражен в законе.

Однако по многоэпизодным делам с лицами, чьи показания противоречат друг другу или в дальнейшем могут быть противоречивыми, по делам, связанным с групповой или организованной преступностью, а также по экономическим делам в сфере налогообложения и другим делам экономического характера, по делам, связанными с преступлениями в сфере новых информационных технологий, по делам, где сведения относятся к государственной тайне и ряд других, обязательно требуется предупреждение защитника о неразглашении сведений, ставших ему известными из материалов уголовного дела. Однако, соглашаясь с A.M. Лариным, «думать, что тайна следствия полностью исключает просачивание информации о содержании дела, было бы наивно»’, поэтому следователю необходимо контролировать ту информацию, которая поступает во время допроса, независимо от предупреждения защитника о неразглашении сведений.

Таким образом, участие защитника в допросе можно подразделить на обязательное и факультативное. К обязательному, по нашему мнению, должно относиться участие защитника, во-первых, при предъявлении обвинения обвиняемому, который ходатайствует о желании иметь защитника, или которому защитник предоставляется в обязательном порядке в силу закона, и, во-вторых, при первом допросе обвиняемого. К факультативному участию защитника в следственных действиях следует отнести его участие в повторных допросах подозреваемого, обвиняемого, которые можно отнести на планируемые и не-планируемые. Однако, следует отметить, что согласно ч. 4 ст. 173 УПК РФ по-

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.. С 50.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТЕаКНА^ 41 БИБЛИОТЕКА

вторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе проводится только по просьбе обвиняемого.

Проанализировав правовые основы участия защитника в допросе подозреваемого, обвиняемого, приходим к выводу, что после вступления в дело защитника, следователю нельзя не учитывать возможность активного воздействия защитником на ход допроса. Поэтому при формировании тактики допроса следователь должен учитывать и тактику защиты, а также ряд специфических особенностей, присущих ей. Прежде всего необходимо изменить порядок вступления защитника в уголовное дело на предварительном следствии. Моментом допуска защитника к участию по уголовному делу на предварительном следствии предлагаем считать вынесение следователем соответствующего постановления. В целях недопущения нарушений со стороны защитника, таких как неявка защитника без уважительной причины на предъявление обвинения и первый допрос обвиняемого своевременно, необходимо включить в перечень следственных действий обязательных для присутствия или участия соответственно в них защитника обвиняемого.

В связи с тем, что защитник не имеет права прерывать ход допроса, при возникновении у него желания о свидании наедине со своим подзащитным во время допроса, то следователь имеет право отказать ему в этом.

В связи с несовершенством уголовно-процессуального законодательства предлагаем ввести в определенные нормы УПК РФ ряд дополнений и изменений, которые оптимизируют процесс проведения следователем допроса подоз- реваемого, обвиняемого при участии защитника.

42

1.2. Подготовка следователя к допросу подозреваемого и обвиняемого, который будет проводиться при участии защитника

Допрос - сложный процесс, в котором криминалисты традиционно выделяют три стадии - подготовительная, свободный рассказ, вопросно-ответная1 или четыре стадии (этапа) - подготовку; свободный рассказ; постановку вопросов; составление протокола2. На каждом из этапов предъявляемые к ним тактические требования отличаются своеобразием, которое обуславливается различием задач, решаемых при этом3.

Тактика допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника включает не только приемы, используемые следователем непосредственно в ходе этого следственного действия, но и меры, которые он должен предпринять при подготовке к допросу, разрешая вопросы процессуального, организационного и тактического характера. Подготовка к допросу не является чисто технической работой, а представляет собой довольно сложный процесс, на-> правленный на обеспечение взаимодействия нескольких участников процесса и имеет большое психологическое содержание4.

Под подготовкой к допросу понимается «совокупность предварительно проводимых следователем мероприятий с целью обеспечения результативности допроса»5. Подготовка к допросу имеет огромное значение, особенно если на
данном следственном действии участвует защитник подозреваемого,

1 См.: Криминалистика / Под ред. А.А. Закатова, Б.П. Смагоринского. Волгоград, 2000. С. 145.

2 По мнению других авторов этапов допроса должно быть три, но более емких по содержа нию: подготовка к допросу; проведение допроса; фиксация и процессуальное оформление результа тов допроса, (см.: Полищук Д.А. Тактико-психологические особенности допроса при расследовании преступлений, совершаемых преступными сообществами. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 16).

3 См.: Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. Учебное пособие. Волгоград. 1989. С. 26; а так же, см. подробнее: Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1999. С. 56-70.

4 См.: Леви А.А., Батищева Л.В., Конах Е.И., Якубович Н.А. Указ соч. С. 33.

5 Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной си туации: Учебное пособие // Под ред. Зырина М.И. Минск, 1977. С. 12.

43

обвиняемого. В связи с этим представляется очень важным для следователя рассмотреть конкретные тактические задачи, которые могут и должны решаться на стадии подготовки к допросу подозреваемого, обвиняемого, проводимому при участии защитника.

Готовясь к проведению допроса, следователю необходимо считаться с ря- дом особенностей допроса подозреваемого и обвиняемого, которые проявляются при участии защитника. На наш взгляд, эти особенности допроса следующие:

  1. Допрос является следственным действием, направленным на собирание и проверку доказательств по уголовному делу. Защитник, участвуя в до- просе подозреваемого, обвиняемого, непосредственно воспринимает информацию, имеющую значение для дела, в том же объеме, что и следователь. Но обрабатывает и оценивает ее с позиции защиты, создавая свои защитные версии для выявления смягчающих или оправдывающих вину обстоятельств, но к отысканию истины защитник обычно остается безразличным. Данная деятельность является обязательной для защитника, причем эта обязанность имеет профессионально нравственные корни. За ее неисполнение защитник отвечает перед своим подзащитным. Кроме того, в силу специфики своей деятельности защитник осуществляет своеобразный контроль за проведением следователем допроса.
  2. По своему характеру допрос подозреваемого и обвиняемого, проводи- мого при участии защитника в определенной степени приближается к судебному допросу и приобретает более официальный характер, т.е. более строгое соблюдение требований протокола допроса, очень корректные, хорошо продуманные формулировки вопросов.
  3. На допросе обвиняемого при участии защитника создается весьма специфическая психологическая ситуация: следователю процессуально противостоят два человека - обвиняемый и его защитник, который связан на следст-

44

вии правовой позицией подзащитного. Данное обстоятельство может привести к столкновению интересов защитника и следователя.

  1. Следователь при проведении допроса, рассчитывает получить определенный объем информации и должен не только преодолеть противодействие самого обвиняемого, что нередко случается, и само собой затрудняет установление психологического контакта с допрашиваемым, но и перед следователем стоит до- полнительная задача по установлению психологического контакта с защитником.

  2. Присутствие на допросе юридически грамотного и опытного по уголовным дела защитника затрудняет использование следователем некоторых, рекомендуемых в криминалистической литературе тактических приемов1.
  3. В результате участия на допросе обвиняемого защитника происходит ужесточение требований к достоверности и допустимости доказательств, предъявляемых следователем в ходе допроса подозреваемого, обвиняемого.
  4. В связи с тем, что следователь контактирует с участниками допроса: по- дозреваемым, обвиняемым, защитником до того, как он приступит непосредственно к подготовке допроса, то необходимо выделять еще одну стадию - стадию первоначального взаимодействия2, которая имеет существенное влияние на подготовку следователя к допросу подозреваемого, обвиняемого, проводимому при участии защитника3, в конечном счете и на весь ход допроса.
  5. 1 Мы поддерживаем мнение ряда авторов о том, что правомерным считается любой тактиче ский прием, если он не направлен на вымогательство показаний и если он безупречен с нравственных позиций (см.: Москалькова Т.Н. Нравственные основы процедуры производства отдельных следст венных действий. Допрос // Этика уголовно процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М., 1996. С. 53).

2 На данное тактическое основание для выделения в качестве самостоятельной стадии допро са указывали в свое время еще ряд авторов, правда относили данную стадию только к первой встрече следователя с допрашиваемым, и то уже на допросе перед свободным рассказом допрашиваемого (см.: Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допро се: Учебное пособие. Волгоград, 1989. С. 26).

3 Совершенно недавно появилось и другое разделение допроса на стадии, так беря за основу такие три стадии допроса как подготовительную, основную и заключительную, выделяют еще одну дополнительную стадию допроса. При этом «единая ткань допроса» разделяется на доконтактную подготовку к допросу, контактную допредметную стадию, контактную предметную и постпредмет ную стадии информационного взаимодействия (см.: Рзаев Т.Ю. Современные проблемы теории и практики допроса. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 19-20).

45

Стадия первоначального взаимодействия следователя с участниками допроса может включать в себя следующее: а) выбор способа сообщения следователем о предстоящем допросе подозреваемому, обвиняемому; б) первый контакт, первое знакомство с подозреваемым, обвиняемым, первое впечатление о нем, изучение его как личности; в) создание предпосылок для установления психологического контакта с подозреваемым, обвиняемым; г) выяснение желания у подозреваемого, обвиняемого иметь защитника на допросе или в случае обязательной защиты выяснение личности адвоката, которому предстоит принятие защиты; д) принятие мер к обеспечению участия защитника на допросе; е) сообщение защитнику, адвокату, руководителю юридической консультации (в случае, если неизвестен адвокат, который должен принять защиту) предстоящем допросе и согласование с ним время и место предстоящего допроса; ж) обращение внимания на первое впечатление следователя от защитника, о его манере общаться, о его отношении к следователю; з) уяснение отношения защитника к предстоящему допросу и его взаимоотношения с подозреваемым, обвиняемым, сложившиеся на данный момент - существует ли психологический контакт между ними; и) создание предпосылок для установления психологического контакта следователя с защитником в дальнейшем (см. табл.1, приложение 6).

О наличии такой стадии перед подготовкой к допросу подозреваемого, об- виняемого при участии защитника согласилось согласились 56% опрошенных следователей (см. приложение 2).

В зависимости от ситуации по уголовному делу, стадия начального взаимодействия перед допросом может протекать как при визуальном контакте с подозреваемым, обвиняемым и защитником, так и с помощью средств коммуникаций, например, по телефону. При этом, следователь уже должен фиксировать реакцию на сообщенную информацию: с волнением, безразличием воспринял подозреваемый, обвиняемый ее; какие вопросы задавались следователю, какого характера; доволен ли защитник временем назначенным следовате-

46

лем для допроса или будет его оспаривать. Следователю необходимо при этом учитывать тон, с которым разговаривает защитник: резок ли он, высокомерен или добродушен и спокойный. Такая реакция поможет следователю почерпнуть информацию о той линии поведения, которую возможно займет подозреваемый, обвиняемый на допросе.

Установление правильных взаимоотношений между следователем и по- дозреваемым, обвиняемым при сообщении о предстоящем допросе далеко не безразлично для подготовки к допросу, и в конечном итоге для успеха его проведения1. Речь идет именно о взаимных отношениях, а не только об отношении следователя к допрашиваемому.

Конечно же, более предпочтительно для следователя способ сообщения о предстоящем допросе, который сохранил бы это втайне от окружающих2, чтобы не было возможного воздействия на допрашиваемое лицо, заинтересованных в исходе дела (например, соучастников подозреваемого, обвиняемого, их защитников). Однако вызвать подозреваемого, обвиняемого втайне, на допрос невозможно. Это связано с тем, что следователь должен заранее предупредить о производстве допроса не только самого будущего допрашиваемого, но и его защитника. Сообщение о предстоящем допросе защитника не исключает вероятности того, что информация о предстоящем допросе может просочиться заинтересованным в исходе дела.

Сообщение о повторном допросе будущему допрашиваемому подозревае- мому, не имеющего меру пресечения - заключения под стражу, заранее повесткой или по телефону за несколько дней не рекомендуется. Однако, провести допрос неожиданно, внезапно как рекомендуют некоторые авторы3, так же невозможно, по причине участия на данном допросе его защитника и необходи-

1 Следственная тактика. Учебное пособие по курсу «Основы криминалистики». М., 1982. С. 49.

2 Криминалистика / Под ред. А.А. Закатова, Б.П. Смагоринского. Волгоград, 2000. С. 148.

3 Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. М, 2001. С. 30.

47

мости согласования с ним времени проведения данного допроса. Поэтому лучше провести допрос с наименьшим диапазоном времени между сообщением и вызовом подозреваемого и самим фактом допроса.

Уже при вызове на допрос подозреваемого, обвиняемого следователю не- обходимо наметить предпосылки для установления психологического кон- такта с ним до проведения его допроса при участии защитника, для чего можно использовать прием неформальной беседы с подозреваемым обвиняемым. Зачастую защитники советуют отказываться от ведения подобных бесед, поскольку таковые не имеют отношения к уголовному делу1. Однако, с такой точкой зрения мы совершенно не согласны2.

Впечатления от первого начального взаимодействия с адвокатом или уже защитником по делу или сведения, исходящие от него, будут также оказывать следователю помощь при подготовке к допросу. В частности, момент начального взаимодействия с подозреваемым, обвиняемым, его защитником или адвокатом, намеревающимся принять защиту, существенным образом может оказать влияние на установление психологического контакта с ними.

Конечно же, вся организационная деятельность следователя при подготов- ке к допросу сводится к созданию предпосылок и условий для успешного проведения данного следственного действия3.

Анкетирование показало, что планируют подготовку к допросу подозре- ваемого, обвиняемого, производимого при участии защитника 77% следовате-

См., например: Применение адвокатами психологических знаний: Методические рекомен- дации / Сост. Баренбойм П.Д. М., 1988. С.37.

2 Желание участвовать или нет в таких беседах со следователем, связано, в первую очередь, с психическим (психологическим) состоянием подозреваемого, обвиняемого на данный момент. Было бы не этично оставлять подозреваемого, обвиняемого с мнением о том, что следователю он безразли чен как человек. К тому же, именно в таких беседах с подозреваемым, обвиняемым находятся смяг чающие его вину обстоятельства по делу, которые необходимо выявлять следователю по закону. Конечно же, именно подозреваемому, обвиняемому решать участвовать ли в неформальной беседе со следователем или нет, и поэтому, никто его принудить к такой беседе не сможет. И самое веское об стоятельство неформальных бесед с подозреваемым, обвиняемым это то, что закон не запрещает этого следователю.

3 Криминалистика / Под ред. А.А. Закатова, Б.П. Смагоринского. Волгоград, 2000. С. 146.

48

лей, остальные предпочитают допрос проводить экспромтом, без подготовки к нему, что является совершенно недопустимо, особенно если на допросе участвует защитник. Причем многие из них по разному понимают подготовку к допросу, одни заранее намечают лишь краткий перечень вопросов, подлежащих обсуждению - 54%; другие лишь мысленно составляют детальный план допроса - 21 %, а готовят письменные планы лишь - 15%). Однако, при подготовке к допросу обсуждается заранее с защитником: - перечень вопросов, подлежащих рассмотрению 17%; письменный план допроса - 5%; другое - 6% ; не обсуждаются - 72% (см. приложение 2).

А.А. Закатов вполне обоснованно подготовку допроса разделяет на три направления а) криминалистическую подготовку; б) специальную подготовку; в) психологическую подготовку следователя1. Каждое из этих направлений имеет существенную особенность при участии на допросе подозреваемого, обвиняемого его защитника. Рассмотрим их.

К криминалистической подготовке допроса подозреваемого, обвиняемого с учетом тех особенностей, которые присущи данному допросу с участием защитника, можно отнести такие традиционные меры, как:

1) изучение имеющихся материалов уголовного дела с целью изучения того круга обстоятельств, по которому необходимо получить показания, подозреваемого, обвиняемого2. Перед проведением допроса, следователь должен определить его предмет, для чего он тщательно должен изучить материалы уголовного дела уже под углом зрения предстоящего допроса, который будет проводиться при участии защитника.

При изучении материалов следователь должен спрогнозировать те фактические обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, которые подозреваемый или обвиняемый и их защитник будут признавать или

1 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1999. С. 56.

2 Криминалистика / Под ред. А.А. Закатова, Б.П. Смагоринского. С. 147.

49

оспаривать. Следователь обязательно должен прогнозировать, включаться в план расследования и проверять на самом раннем этапе расследования и «версии защиты», иначе они «возникают слишком поздно, и проверить их всесторонне уже не в состоянии»1. В зависимости от этого следует принять решение о проведении дополнительного исследования соответствующих вопросов. Впоследствии, когда версия защиты будет официально выдвинута защитником или самим подзащитным, такой предварительный анализ, несомненно, даст следователю тактические преимущества»2. Следователь всегда должен учитывать и версию о невиновности обвиняемого. Иной подход ведет к следственным и судебным ошибкам, которые по своим последствиям подчас вполне сравнимы с тяжкими преступлениями»3. На доказательство версии о невиновности заподозренного лица или обвиняемого в совершенном преступлении, которое традиционно трактуется как алиби, весьма справедливо обращал внимание В.А. Образцов4.

Версии защиты не всегда сразу очевидны для следователя и выдвижение их и включение в план расследования связано с преодолением психологического барьера, волевым усилием, которое необходимо в целях объективности и всесторонности расследования и сохранения тактического преимущества в работе с подозреваемым, обвиняемым5. Нельзя забывать, что версии защиты могут быть ложными в результате заблуждения или по личным мотивам. Поэто-

Термин «версия защиты» понимается в криминалистике как объяснение адвоката, предла- гаемое им следователю или суду, в котором он дает свое истолкование исследуемого события, поступков обвиняемого или подсудимого, исходя из установленных обстоятельств дела. Бурданова B.C. рассматривает данный термин в более широком смысле: не только как объяснение адвоката, но и как объяснение существенных для дела фактов обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, эксперта и самого следователя (см.: Бурданова B.C. Выдвижение и проверка версий защиты при расследовании преступлений. Л., 1983. С.45)

2 Дереберг М.А. Указ. соч. С. 18.

3 Ларин A.M. Я - следователь. М., 1991. С. 179.

4 Образцов В.А. Криминалистика: Учебное пособие. М., 1994. С. 125 136.

5 Бурданова B.C. Типичные версии защиты и их проверка по делам об убийствах и тяжких те лесных повреждениях // Алгоритмы и организация решений следственных задач: Сб. науч. тр. Ир кутск, 1982. С. 56-58.

50

му, версии, предлагаемые подозреваемым, обвиняемым и
защитником, «требуют внимательного, вдумчивого отношения»1 следователя.

Результаты обработки анкет для следователей показали, что чаще других выдвигались и проверялись такие версии защиты: алиби - 52% совершение преступления другим лицом в присутствии подозреваемого, обвиняемого - 25%, в состоянии необходимой обороны или аффекта - 23% (см. рис.1, приложение 2).

Следователь должен так же выдвигать версию и о вероятном поведении защитника при реализации своих функций во время допроса. Для чего, по возможности, необходимо предугадать на что будут направлены действия защитника во время допроса: на конфликтность или на конструктивное взаимодействие со следователем. Таких версий может быть три: а) защитник будет действовать в рамках закона и защищать только законные интересы своего подзащитного; б) «защитник попытается тайно, нелегально использовать противозаконные меры для оправдания подзащитного или существенного снижения уровня уголовной ответственности»2. В таком случае, естественно, следователю важно знание личностных и профессиональных качеств защитника, так же, в полной мере, следователь должен знать нравственный уровень и степень профессиональной компетентности такого адвоката; в) защитник возможно будет бездействовать на допросе подозреваемого, обвиняемого.

Следователь должен по возможности прогнозировать позицию, которую займут на допросе обвиняемый и его защитник, и определить тактику допроса с учетом этой позиции. Позиция защиты может заключаться: а) в принятии всей версии следователя целиком без каких-либо дополнений и поправок; б) в принятии версии следователя, но с указанием на наличие смягчающих вину обстоятельств; в) в интерпретации действий обвиняемого, подозреваемого в вы-

1 Ларин A.M. От следственной версии к истине. С. 150.

2 Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактические приемы допроса. С. 44-45.

51

годном для него разрезе; г) в изменении показаний, которые подозреваемый, обвиняемый давал ранее, находясь в другом процессуальном положении (свидетеля, подозреваемого) или в изменении показаний подозреваемого, об- виняемого, которые он давал в предыдущих допросах как при участии адвоката- защитника, так и без него. Основная тактическая задача в данном случае будет состоять в том, чтобы уберечь полученные ранее правдивые показания по- дозреваемого, обвиняемого от координальных изменений при новом допросе с участием защитника в сторону защиты; д) в полном отрицании вины вплоть до провоцирование защитником и обвиняемым конфликта со следователем, уклоняясь при этом вообще от дачи показаний.

Усилия защитника при этом, в зависимости от обстоятельств дела будут направлены на: а) полное или частичное опровержение факта противоправного деяния; б) утверждения, что данное деяние совершено не подозреваемым, обвиняемым; в) несогласие с уголовно-правовой квалификацией; г) несогласие с избранной мерой пресечения; д) возражения против наличия или размеров материального ущерба, причиненного подзащитным; е) опровержение обстоятельств, отягчающих ответственность; ж) поиск смягчающих вину обстоятельств1. В связи с чем, следователь должен заранее продумать, что он этому противопоставит, а с чем может быть и согласится. Вместе с тем, следователь «должен быть готов к изменению позиции обвиняемого и его защитника на допросе, к выдвижению ими новых защитных версий, заявлению ими различных ходатайств или полному отказу от дачи показаний»2. Кроме этого, если проводится повторный допрос подозреваемого, обвиняемого, следователю необходимо проанализировать: в какую сторону будут изменены раннее данные показания - в сторону обвинения или в сторону защиты и объективна ли будет эта информация; будут ли выдвинуты новые защитные версии или будут ли заяв-

1 Леви А.А., Батищева Л.В., Конах Е.И., Якубович Н.А. Указ. соч. С. 29-30.

2 Быков В.М. Зайцева И.А. Указ. соч. С. 5-7.

52

лены всякого рода ходатайства; или обвиняемый откажется совсем давать по- казания. Поэтому, перед допросом необходимо получить сведения о предпола- гаемой линии защиты. Следователь может это сделать: а) неформально общаясь с самим защитником и его подзащитным перед допросом; б) из заявлений, ходатайств, жалоб, которые могут подавать защитник и его подзащитный; в) из тактического рисунка предыдущих допросов по делу; г) из материалов оперативно- розыскной деятельности и др.1

Если следователю предстоит повторный допрос, например, обвиняемого, то, конечно же, не обязательно пред каждым допросом изучать дело заново «от корки до корки». Перед допросом можно ограничится изучением лишь соответствующих материалов, а в целях экономии сил и времени и повышения уровня организации всего расследования целесообразно вести рабочие записи в отношении каждого подозреваемого, обвиняемого и защитника: о каком обстоятельстве это лицо может дать сведения и какие данные уже имеются в материалах дела; кто из защитников и какие обстоятельства путем постановки вопросов допрашиваемым или заявления ходатайств пытался определить на предыдущем допросе. Затем, в ходе расследования можно дополнять записи, отмечая так же сведения, полученные от этих лиц. По таким записям легко можно восстановить в памяти соответствующие материалы дела, а так же можно почерпнуть сведения о позиции подозреваемого, обвиняемого и защитника, о их манере поведения и тактике на предыдущих допросах. Данные записи могут храниться сколь угодно долго, где следователь или его коллеги, в последствии, могут черпать информацию об данных обвиняемых или защитниках.

2) Изучение личности подозреваемого, обвиняемого на предварительном следствии достаточно полно рассмотрено в криминалистической литературе и все содержащиеся в ней рекомендации могут быть применены и для изучения личности подозреваемого, обвиняемого, который допрашивается с участием

1 Саньков В.И. Указ. соч. С. 91.

53

защитника1, в том числе и индивидуально-личностный подход2. Главным в изучении личности должно быть выявление физического и психического статуса, интеллектуальных особенностей человека, его убеждений, способностей, знаний и т.д.3 Подготовка к проведению допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника, кроме традиционных рекомендаций при изучении личности допрашиваемого, имеет свою специфическую особенность: целесообразно использовать помощь защитника «для получения информации о биографии подозреваемого, обвиняемого, его моральном облике, психологических свойствах, образе жизни как для установления обстоятельств, смягчающих вину подследственного, так и для объяснения причин совершенного деяния»4. Конечно же, сведения, характеризующие личность допрашиваемого, успешно могут быть использованы при допросе, но при этом следователю не следует переоценивать их значение, в частности, не рекомендуется исходить прямолинейно из того, что если человек характеризуется отрицательно, то он всегда будет лгать, а если положительно, то всегда будет говорить только правду. Защитник формирует совместно с ним свою защитительную версию, в результате которой на допросе могут произойти нежелательные перемены в показаниях допрашиваемого. Поэтому, для следователя важно установление психологического контакта с подозреваемым, обвиняемым перед допросом, который будет проводиться при участии защитника. Поддержание психологического контакта, естественно, необходимо непосредственно на самом допросе. Поэтому, в целях установления психологического контакта с обвиняемым, подозреваемым, по нашему мнению, помимо уже рекомендованных ранее тактических

См., например: Образцов В.А. Теоретические основы раскрытия преступлений, связанных с ненадлежащим исполнением профессиональных функций в сфере производства. Иркутск, 1985. С.96.

2 См.: Постовалов О.В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психологической науки: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2000. С.17.

3 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. С.57.

4 Дереберг М.А. Указ. соч. С. 18.

54

приемов установления психологического контакта на допросе1 следователя с допрашиваемым, необходимо использовать и установленный психологический контакт с защитником2.

3) Следователю следует подготовить необходимые материалы дела и ве- щественные доказательства для их тактического использования при допросе подозреваемого, обвиняемого при участии защитника. Необходимо отметить, что в присутствии защитника исключается предъявление следователем не проверенных доказательств3 или полученных с нарушением уголовно-процессуального закона4. Однако, следователь может, например, предъявить обвинение не в полном объеме и по некоторым эпизодам в частности. Это позволяет следствию при неполной доказательной базе, когда доказательства по некоторым эпизодам еще «сырые», добыть их в полной мере законным путем и зафиксировать в материалах дела, а уж потом предъявлять их обвиняемому в полном объеме. Необходимо исключить возможность воздействия защитника на своего подзащитного во время предъявления доказательств. 4) 5) Наметить наилучшие с тактической точки зрения место и время допроса. Успех допроса во многом определяется выбором времени его проведения и правильной организацией вызова допрашиваемого лица и его защитника При выборе времени допроса следователю необходимо учитывать как состояние готовности к допросу самого следователя, так и обвиняемого и его защитника. Основным требованием, касающимся времени допроса являются его безотлагательность и своевременность, что приобретает особое значение в случае явки 6) ‘ Быков В.М. Установление психологического контакта при допросе свидетелей // Кримина- листика. Экспертиза. Розыск. Сб. научных статей. Саратов, 1995. С. 58-60.

2 Речь об установлении психологического контакта следователя и защитника пойдет чуть позже, в последующем параграфе.

3 Предъявление - демонстрация доказательств предполагает представление допрашиваемому соответствующих доказательств для обозрения, оглашения протоколов следственных действий, за ключений экспертиз и иных документов, воспроизведение фонограмм допроса (см.: Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе: Библиотечка следователя М., 1981. С.10).

4 А.Б. Соловьев указал основные процессуальные условия определяющие правомерность ис пользования доказательств (см.: Соловьев А.Б. Указ. соч. С. 10).

55

лица с повинной или получения информации о желании признаться в совершенном преступлении со стороны подозреваемого, обвиняемого, до этого отрицавшего свою причастность к преступлению1.

О.Я. Баев, Н.В. Кручинина определяют ряд факторов, обуславливающих своевременность проведения следственного действия2. Принимая решение о времени производства допроса, например, задержанного подозреваемого по групповому делу, следователь должен выбирать в первую очередь допрос того подозреваемого, который возможно будет проходить в определенной следственной ситуации с меньшим тактическим риском, например, «задержание и допрос одного из соучастников преступления может привести к тому, что остальные соучастники скроются от следствия или уничтожат ценные вещественные доказательства»3. Кроме того, помимо выделенных В.М. Быковым элементов для определения последовательности допросов подозреваемых по групповым делам, необходимо учитывать факт наличия защитника у данного подозреваемого. Если все подозреваемые изъявили желание иметь защитника, то для определения очередности допроса необходимо учитывать личность защитника, его стаж профессиональной деятельности и наличие установленного с ним психологического контакта.

5) Следователю необходимо подготовить место проведения допроса. Для этого, во первых, продумать, где рассадить допрашиваемого и защитника. Необходимо расположить подозреваемого, обвиняемого так, чтобы защитнику при контактах на допросе со своим подзащитным приходилось делать определенные телодвижения, например, повернуть голову, туловище, так, чтобы следователю это было заметно. Это необходимо для того, чтобы следователь держал под контролем взаимосвязь допрашиваемого и его защитника при допро-

1 Саньков В.И. Указ. соч. С.82.

2 См.: Баев О.Я., Кручинина Н.В. Фактор времени и эффективность отдельных следственных действий // Вопросы теории и методов следственной работы. Иркутск, 1998. С. 53-54.

3 Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, 1991. С. 116.

56

се1. Правда, не во всех следственных кабинетах можно оборудовать таким образом помещение для проведения допроса.

Кроме того, следователь должен подготовить кабинет и для технического оснащения при проведении допроса, например, определить удобное место для оператора, который будет производить видео съемку. Следователю необходимо подготовить кабинет и в случае применения определенных тактических приемов для которых необходимо подготовка кабинета, например, таких как «проведение допроса с использованием запаховых фонов», «музыкальных фонов»2.

6) Особенностью криминалистической подготовки к допросу подозревае- мого, обвиняемого, проводимого при участии защитника и для успешного его проведения является выделение еще одной задачи, стоящей перед следователем - это изучение личности защитника и установление с ним психологического контакта.

Решение данной задачи имеет немаловажное значение для проведения до- проса. К сожалению, большинство провалов следствия связано с тем, что адвокат оказался профессионально на голову выше следователя, смог поставить собранные следствием доказательства под сомнение. Поэтому, такая тактическая задача как изучение личности защитника стоит очень остро на сегодняшний день. Для этого мы советуем: а) провести с защитником беседу до допроса с его подзащитным - не менее получаса, что бы иметь возможность поизучать, поспрашивать коллегу. «Основное внимание следует обратить на выявление нравственного облика защитника, ибо он важнее профессионализма»3. Однако, следователю в этот момент необходимо помнить, что и защитник делает то же

См.: например, Т.Ю. Рзаев сформулировал основные принципы наблюдения за невербаль- ными проявлениями допрашиваемого (см.: Рзаев Т.Ю. Указ. соч. С.22).

2 См. подробнее: Протасевич А.А., Образцов В.А., Богомолова С.Н. Монологи: Криминали сты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности. Иркутск, 1999. С. 135-142).

3 Питерцев С.К., Степанов А.А. Указ. соч. С. 45.

57

самое - он изучает следователя. Поэтому, и следователь должен показать себя заслуживающим доверия и уважения; б) побеседовать с другими следователями, которые ранее имели с ним встречи по другим делам, если это не было сделано ранее. Из этих бесед можно узнать: вступал ли защитник в конфликтные ситуации со следователем на допросах и в чем они состояли (нарушал этику защиты, принципиально отстаивал свою и своего подзащитного позицию и др.); в) предварительно побеседовать с руководителем юридической консультацией. Чаще всего, такая возможность существует в случаях, когда следователь уведомляет руководителя юридической консультации о желании подозреваемого, обвиняемого иметь защитника по делу или в случае определения адвоката на следствие по назначению. В таких случаях, если следователь не знаком с данным адвокатом он может спросить пол данного адвоката (если фамилия не указывает на это), стаж его адвокатской деятельности и может быть о психофизиологических данных ( в случае, если следователь хорошо знаком с данным руководителем и с ним установлен хороший психологический контакт во время своей практической деятельности); г) если есть время, воспользоваться и другим источником информации о защитнике например, из материалов архивных уголовных дел, если есть информация о том, что данный адвокат защищал обвиняемого именно по этим уголовным делам. Следователь сам лично или через своих помощников (стажеров следователя, оперативных сотрудников) может истребовать и посмотреть эти уголовные дела, по которым приговор вступил в законную силу, посмотреть как вел себя данный адвокат во время предварительного следствия, манеру его поведения по другим уголовным делам: проявлял ли активность, заявлял ли ходатайства и какого рода - объективные или такие ходатайства, которые просто загромождали следствие из-за их никчемности или невозможности исполнения следователем; принимал якобы нейтральную позицию на допросах, а в последствии, в суде его подзащитный заявлял, что к нему применялись методы давления со стороны следователя на допросах; не замечая, якобы ошибок следователя на предварительном след-

58

ствии, а затем заявлял в суде о недопустимости какого-либо доказательства, где следователь допустил небрежность, неточность; признавал ли вину на допросах его подзащитный, давал правдивые ли он показания, менял или совсем отказывался от дачи показаний на следствии и др. (Изучение архивных уголовных дел в таком разрезе можно отнести, в полной мере, и к изучении личности обвиняемого, который ранее привлекался за совершенные преступления.) Но любом случае, тактически верно для следователя будет проявление уважительного отношения к защитнику с первого момента их общения. Это поможет помочь сформировать как у обвиняемого, так и у его защитника положительные установки в отношении следователя, что собственно скажется на дальнейшем конструктивном их взаимодействии в положительном смысле для всех. Целесообразно и эффективно для следователя, чтобы психологический контакт с защитником установление был установлен до допроса подозреваемого обвиняемого.

По нашему мнению, сложившемуся из практического следственного опыта и по мнению других ученых-практиков1, можно сделать вывод, что следователей необходимо ориентировать на совместную работу с адвокатами-защитниками и не бояться привлекать их к защите с самого начала расследования. Но следователю необходимо помнить, что «тактика взаимоотношений с защитником в неопределенных изначально ситуациях должна строиться по принципу «доверяй, но проверяй», т.е. на основе осторожного, осмотрительного доверия, но с постоянным анализом форм, методов и промежуточных результатов деятельности защитника и последующей корректировкой, если это необходимо, своих процессуальных взаимоотношений с ним»2. Побережный С.К. считает, что главное ради чего защитник вступает в уголовный процесс -это «непримиримый конфликт с обвинением в целях действенной защиты сво-

1 Багаутдинов Ф. Закон об адвокатуре: взгляд с другой стороны // Российская юстиция. 2001, №5. С. 10.

2 Питерцев С.К. Степанов А.А. Указ. соч. С. 45.

59

его подзащитного»1, но это не совсем верно, так как и при участии защитника допрос может проистекать и в бесконфликтной обстановке. Однако, следует отметить, что установление психологического контакта между следователем и защитником подозреваемого, обвиняемого может быть затруднительным по некоторым причинам: а) в связи с выжидательной тактикой защиты; б) в связи с недобросовестным выполнением защитником процессуальных и нравственных обязанностей и недобросовестным использованием процессуальных прав.

Анкетирование показало, что: а) установление психологического контакта с подозреваемым, обвиняемым и его защитником до проведения допроса в 83% способствовало установлению нормальных отношений во время допроса и бес- конфликтному его проведению; б) на допросе подозреваемого, обвиняемого влияние, участвующего защитника в деле, с которым психологический контакт не был установлен или потерян по каким-либо причинам, показания подозреваемого, обвиняемого изменялись в худшую для следствия сторону, несмотря на установленный психологический контакт с допрашиваемым до проведения допроса в 56% и не имелось лишь в 27%. При установлении психологического контакта с защитником - такое влияние имелось лишь в 21%, не имелось - 57%; в) при установлении психологического контакта с защитником до их допроса, обвиняемый, подозреваемый отказывался от дачи показаний, на таком допросе лишь в 13% (см. приложение 2). Данный опрос подтверждает то, что установление психологического контакта следователя с защитником существенно снижает риск изменения позиции подозреваемым, обвиняемым в худшую для следователя сторону.

  1. Подготовка тактического обеспечения допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника так же имеет ряд особенностей и включает в себя:

Побережный С.К. Азбука бесконфликтного допроса. Калининград: Калинингр. юрид. ин-т. 2000. С. 70.

60

а) предварительное определение и разработку тактики допроса подозре ваемого, обвиняемого при участии защитника. Определяя тактику допроса по дозреваемого, обвиняемого, который будет проходить при участии защитника, следователь должен учитывать следующее: 1) характер предъявленного обви нения; 2) позицию и характер первых показаний по делу, которые дал обви няемый при допросе в качестве подозреваемого, свидетеля; 3) особенности по зиции защитника, если он участвовал в первом допросе обвиняемого; 4) осо бенности следственной ситуации1 по уголовному делу, и в частности, наличие доказательств вины обвиняемого; 5) особенности личности и психологии об виняемого; 6) особенности личности и психологии защитника2;

б) планирование предполагаемых для использования на допросе тактиче ских приемов. Присутствие на допросе подозреваемого, обвиняемого защитни ка, юридически грамотного и опытного по уголовным делам специалиста, де лает принципиально невозможным для следователя использование на допросе некоторых рекомендуемых в криминалистической литературе тактических приемов допроса: например, основанных на использовании действия фактора внезапности, на использовании создания преувеличенного впечатления у об виняемого о большой осведомленности следователя, некоторых тактических приемов, основанных, на так называемой, следственной хитрости3. В то же время, мы совершенно согласны с A.M. Лариным о том, что следственная хит рость должна сводиться к «использованию противоречия между поставленной преступником целью уйти от ответственностью и средствами, избранными для достижения этой цели»4.

1 По мнению Ю.Ю. Осипова, избираемая следователем тактика зависит от тактики противо борствующей стороны, составляющей один из компонентов следственной ситуации, в том числе си туации тактического риска (см.: Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска: Учебное пособие. Саратов, 1997. С.32).

2 Зайцева И.А. Особенности тактики допроса обвиняемого на предварительном следствии при участии адвоката-защитника. С. 3.

3 Быков В.М., Зайцева И.А. Указ. соч. С. 5.

4 Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика: Научно-практическое и учебное посо бие. М, 1996. С.63.

61

Защитник, принимая меры по охране личности подозреваемого, обвиняе- мого в нравственном и психологическом плане, может возражать по поводу применения тех тактических приемов, которые принижают честь и достоинство его подзащитного, носят характер угроз, обещаний, обмана, провокаций, основываются на неосведомленности обвиняемого в вопросах материального и процессуального плана, а также против таких приемов следователя, которые противоречат другим нравственным и этическим требованиям1. В юридической литературе спорен вопрос и по поводу психологического воздействия следователем на допрашиваемое лицо и высказываются мнения о недопустимости вообще какого-либо психологического воздействия. Но кабинет, форма следователя, это тот минимум, который уже психологически воздействует на подозреваемого, обвиняемого при допросе. Здесь важно, чтобы во всех случаях при оказании психологического воздействия у допрашиваемого сохранялась свобода выбора поведения, включая возможность самому избрать ту или иную позицию на допросе, а действия следователя соответствовали бы не только действующему законодательству, но и нормам морали2. Кроме того, неоднозначно воспринимается вопрос и о применении нетрадиционных методов при допросах обвиняемого, например, таких как выбор времени допроса с учетом биоритмов допрашиваемого, применения в ходе допроса музыкальных и запахо-вых фонов3. По нашему мнению, такие тактические приемы не являются каким либо психологическим насилием, так как они не противоречат нормам морали и у допрашиваемого при применении таких приемов остается свобода выбора поведения вплоть до избрания определенной позиции на допросе, кроме того такие тактические приемы не противоречат законодательству. Однако, по данному поводу существуют и другие точки зрения4.

1 См.: Панько И. Указ. соч. С. 72.

2 См.: Сильное М. Критерии допустимости психологического воздействия при производстве следственных действий и надзор прокурора за соблюдением требований ч.З ст.20 УПК // Уголовное право. 1999. №4. 1999. С. 70.

3 См.: Протасевич А.А., Образцов В.А., Богомолова С.Н. Указ. соч..; Саньков В.И. Указ. соч. С. 83.

4 См.: Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. С. 162, 168.

62

в) «формулирование вопросов допрашиваемому (основных, уточняющих, дополняющих, напоминающих, контрольных и изобличающих)»1 и определе ние рациональной очередности вопросов и приемов. Последнее необходимо для того, чтобы «формирующееся бесконфликтное отношения не были слома ны бестактным вопросом, грубым поведением следователя, чтобы сбалансиро вать эмоциональное состояние допрашиваемого»2, а так же для того, чтобы уп редить бестактное поведение самого допрашиваемого и его защитника.

г) в случае, если с защитником установлен психологический контакт, то обсудить вопросы касающиеся допроса его подзащитного, например, следова телю необходимо, до проведения допроса скорректировать с ним время и место допроса, узнать намерен ли тот приглашать специалиста;

д) определение тактической необходимости использования звуко- или ви- деозаписывающей техники для фиксации хода планируемого допроса при участии защитника, организовать его подготовку. Перед допросом необходимо поинтересоваться у подозреваемого, обвиняемого об этом, а так же узнать у самого защитника, нет ли у него желания о применении на допросе технических средств. Применение видеозаписи для фиксации показаний при допросе с участием защитника наиболее целесообразно в следующих случаях: 1) в случае, если следователь уверен, что подозреваемый, обвиняемый будет давать правдивые показания по существу дела; 2) при проведении особо сложных допросов подозреваемого, обвиняемого с целью последующего анализа их хода и результатов для выработки более эффективной тактики планируемых дальнейших следственных действий либо получения дополнительной, важной для дела информации; 3) при допросах подозреваемых и обвиняемых в особо тяжких преступлениях; 4) ходе допросов подозреваемых, обвиняемых страдающих фи- зическими, психическими недостатками; 5) в случае ходатайства подозревае-

’ См.: Побережный С.К. Указ. соч. С. 17. 2 Зорин Г.А. Указ. соч. С. 137.

63

мого, обвиняемого о применении на допросе звуко- или видеосъемки (ч.4 ст. 189 УПК РФ); 6) в случае, если есть сомнения того, что подозреваемый, обвиняемый в последствии может отказаться от своих показаний или заявить о якобы применения в ходе следствия незаконных к нему приемах; 7) в случае, если есть сомнения, что участвующий в допросе защитник может применять незаконные способы защиты своего подзащитного. Кроме того, осуществление видео фиксации допроса перспективно в данных случаях еще и потому, что дает возможность запечатлеть не только смысловую, но так же интонационную, эмоциональную, образную информацию1. Вполне справедливо предложение В.Р. Навасардян, о записи на магнитную пленку весь первый допрос подозреваемого и обвиняемого, если он производится без участия защитника, чтобы в дальнейшем, в случае возникновения сомнений в достоверности данных показаний можно было произвести фонографическую экспертизу2. В тех случаях, когда допрос производился без звуко- или видеозаписи, а защитник злоупотребляет своим положением, задает наводящие вопросы, пытается вынудить допрашиваемого дать ложные показания, можно было бы посоветовать незамедлительно прервать допрос, а ход следующего допроса в том же процессуальном составе фиксировать с помощью звуко- или видео записи. Однако, согласно ч.4 п. 3 ст. 190 УПК РФ, регламентирующую общие правила проведения допроса, протокол допроса должен содержать заявления допрашиваемого по поводу применения аудио- и видеозаписи. Если же в протоколе допроса не будет содержаться такой записи, то этот документ будет являться недопус-

Морозов Б.Н, Голиков П.А, Душеин СВ. и др. Криминалистическая видеозапись: Учебное пособие / Под ред. засл. юриста РФ Б.Н. Морозова и П.А. Голикова. Саратов, 2001. С. 95.

Навасардян В.Р. Правовые аспекты взаимодействия адвоката-защитника с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым. Указ. соч. С. 17.

64

тимым доказательством1. Поэтому следователь должен уже заранее по возмож- ности предвидеть поведение защитника на допросе и, если есть сомнения в добросовестности защитника, позаботиться о том, чтобы подозреваемый, об- виняемый дал согласие на проведение аудио- видеозаписи. Данные материалы, демонстрирующие незаконные способы ведения защиты, могут служить осно- ванием для вывода защитника из процесса и вынесения соответствующего представления в коллегию адвокатов2. Если следователь во время допроса будет предъявлять вещественные доказательства, то необходимо, чтобы данный специалист, который будет производить видеозапись, был с ними ознакомлен визуально, чтобы уже при съемке он смог более правильно запечатлеть данное вещественное доказательство, а также непосредственно момент предъявления и реакцию допрашиваемого, его мимику, жестикуляцию, а так же реакцию на этот момент его защитника; е) составление плана допроса, который является гибкой, подвижной программой, определяющей наиболее целесообразные и, кроме того, эффективные приемы получения правдивых показаний3. Планируя допрос, следователь обязан учесть, какие факты, интересующие следствие, могут быть известны допрашиваемому, а также принять во внимание возможное поведение допрашиваемого4 и его защитника. Кроме того, в плане может

1 Однако, хочется отметить некое несоответствие УПК РФ по данному вопросу. Так, согласно ч.5 ст. 166 УПК РФ, регламентирующая протокол следственного действия, коим является и допрос подозреваемого, обвиняемого, где сказано, что в протоколе должно быть отмечены тех. средства, ко торые применялись при производстве следственного действия, кроме того, отмечено что перед при менением технических средств участники следственного действия были всего лишь уведомлены об их применении («заранее предупреждены о применении технических средств при производстве след ственного действия»), что естественно позволяет следователю не брать заявления о данном примене нии тех. средств , с помощью которых в том числе, и производится и аудио видеозапись на допросе, у допрашиваемых. По всей вероятности законодатель каким то образом разграничил технические средства и те средства, с помощью которых производится аудио и видеосъемка.

2 См.: Дворкин А.И., Боголюбова Т.А., Самойлов Ю.М. и др. Расследование бандитизма: Ме тодическое пособие. М., 2000. С. 122.

3 См.: Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Указ. соч. С.62.

4 См.: Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Указ. соч. С.18.

65

намечаться следователем и сама тактика допроса, тактические приемы, которые он предполагает применить к допрашиваемому.

Подчеркивая необходимость составления письменного плана допроса, рекомендуем использовать образец, предложенный рядом авторов1. Однако, к данному плану, по нашему мнению, необходимо добавить а) предполагаемую тактику защиты, где прогнозируется возможное развитие следственной ситуации, т.е. «с прогнозированием линии поведения защитника» (где включить и предполагаемые версии защиты); б) предполагаемые вопросы, задаваемые защитником.

Следователь не обязан знакомить защитника со своим планом допроса. Однако в случае имеющихся предпосылок для бесконфликтного допроса тактически правильно будет обсудить перед допросом с защитником план допроса, обсудить и согласовать вопросы, которые хотел бы задать следователь или защитник, включить их в план, если таковые отсутствовали. Можно оговорить с защитником наиболее «скользкие» моменты в возможных показаниях обвиняемого.

8) Мы согласны с рядом авторов, предлагающих при подготовке к допро- су подозреваемого или обвиняемого, задержанного или арестованного за совершение группового или организованного преступления, обязательно обеспечить «недопущение информационных контактов между задержанными, обеспечение их полной изоляции друг от друга и контроля за перепиской, исключение связи соучастниками при конвоировании»2, что относится и к недопущению контакта защитника, защищающего одного подозреваемого, обвиняемого,

1 Белкин Р.С., Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. С. 102; Криминали стика / Под ред. Ищенко Е.П. М., 2000. С.318.

2 Дворкин И.Я., Миронова Е.А., Сафин P.M. Производство отдельных следственных действий (допросы) // Дворкин А.И., Боголюбова Т.А., Самойлов Ю.М. и др. Расследование бандитизма: Ме тодическое пособие. М., 2000. С. 112, Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Учебное пособие. Ташкент, 1986. С.66.

66

с другим подозреваемым, обвиняемым, с целью корректировки их показаний при допросе.

К специальной подготовке следователя к допросу подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника можно отнести:

а) ознакомление со справочной литературой; б) беседы и консультации со специалистами, если предметом допроса является сложная или незнакомая для следователя деятельность допрашиваемого; в) получение консультаций в научных учреждениях по вопросам, требующим определенных знаний в той или иной отрасли науки и техники1; г) приглашение специалиста на допрос2.

Конечно же, определенная часть преступлений не может быть полно и всесторонне расследована следователем без участия специалиста в производстве допросов3. При расследовании преступных уклонений от уплаты налогов, незаконной банковской деятельности, лжепредпринимательства и других преступлений в сфере экономической деятельности следователь зачастую нуждается в помощи специалистов при производстве допроса, поскольку подозреваемые, обвиняемые по данной категории уголовных дел - это, как правило, люди с высшим образованием (юридическим, экономическим, техническим и т.п.) имеющие высокий социальный статус, способные правильно (адекватно) оценить качество и силу предъявляемых доказательств4, а главное состоятельные в материальном плане. Материальное благополучие таких подозреваемых, обвиняемых позволяет им за определенную плату проконсультироваться с ведущими специалистами, пригласить на защиту более квалифицированного по таким категориям дел адвоката. Поэтому все преимущества во время допроса такого обвиняемого или подозреваемого могут быть на стороне допрашиваемо-

1 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. С. 56.

2 Питерцев С.К., Степанов А.А. С. 7.

3 Морозов Г.Е. Участие специалиста на стадии предварительного расследования. Саратов, 1976. С. 4.

4 Шапиро Л.Г. Участие специалиста в производстве следственных действий при расследова нии преступлений в сфере экономической деятельности // Вестник СГАП. 2001. № 5. С 43.

67

го и его защитника, в силу их большей осведомленности в тонкостях экономи- ческих вопросов, в результате чего следователь может потерять инициативу ведения допроса, попросту не понимая в той информации, которую может со- общить ему допрашиваемый. Такая ситуация может породить «неуверенность следователя в способности раскрыть преступление, приводит к существенным ошибкам»1. Поэтому следователь хоть и изучает специальную литературу, кон- сультируясь со сведущими людьми, однако, «такая подготовка может оказаться недостаточной, ибо заранее трудно предвидеть все ходы обвиняемого, все по- вороты психологического единоборства следователя и допрашиваемого»2, но должен подумать и о приглашении специалиста различных отраслей знаний, что позволило бы «в ряде случаев придать большую уверенность следователю в ситуации, когда в допросе или ином следственном действии принимает участие адвокат»3, а так же «поможет следователю уяснит сущность ответов допраши- ваемого, выявить ложь, поможет правильно сформулировать вопрос»4 и правильно понять вопросы, задаваемые защитником.

Необходимо отметить, что предложение, высказанное А.А. Закатовым о реализации такого тактического приема, затрагивающего эмоциональную сферу личности допрашиваемого, как привлечение к участию в допросе авторитетных для допрашивающего лиц, чье присутствие может «воспрепятствовать сообщению ложных сведений»5, к сожаленью, на допросе проводимом при участии защитника, такой прием возможен только в отношении несовершеннолетних лиц. Причем, в качестве такого приглашенного авторитетного лица может быть только педагог несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемо-

’ Следственная практика. М., 1972. Вып. 94. С. 6.

2 Кожевников В.В. Проблемы участия в допросе третьих лиц: юридическая теория практики // Следователь. 1999. № 3, С. 5.

3 Михальчук А. Участие третьих лиц в допросе // Законность. 1995. №5. С. 22-25.

4 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. С. 58.

5 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984. С,147.

68

го. Именно в этом случае, приглашение данного лица на допрос не вызовет у защитника никакого протеста о применении психологического воздействия на его допрашиваемого.

К психологической подготовке следователя к допросу подозреваемого, об- виняемого проводимого при участии защитника можно отнести: а) «построение мысленной динамической модели» хода допроса1. Эта перспективная мысленная модель должна помочь представить обстановку производства допроса, действия допрашиваемого и его защитника, их возможное поведение. Полнота такой перспективной модели прямо зависит от объема информации о самом преступном событии, о подозреваемом, обвиняемом и его защитнике, а так же опытности следователя. Чем больше будет объем информации, тем меньше вариантов мысленных моделей необходимо строить в процессе подготовки допроса, и наоборот. Следователю необходимо учитывать, что если допрос, в особенности подозреваемого, проводится на раннем этапе расследования по делу, или он является первым, то, как правило, такая информация будет невелика и может сводится только к сообщению о факте происшествия; б) выбор следователем определенного психологического «фона» допроса на основе глубокого изучения имеющихся материалов, специальных вопросов, личности допрашиваемого и личности его защитника; в) содержание, последовательность и тон задаваемых вопросов; г) прогнозирование возможных вариантов позиции подозреваемого, обвиняемого и защитника в зависимости от форм контактного взаимодействия, можно подразделить на несколько видов исходя из целей, преследуемых подозреваемым, обвиняемым и его защитником во время допроса. Учитывая данные формы взаимодействия с допрашиваемым и его защитником, следователь может прогнозировать варианты их позиций на

Криминалистика / Под ред. Ищенко Е.П. М., 2000. С. 317.

69

допросе, которые в последствии, в зависимости от ситуаций должны преобра- зовываться в сторону следователя и стабилизироваться1; д) создание условий для соблюдения нравственных норм как следователем, так и защитником, а условий для правильного использования следователем и защитником своих полномочий.

Таким образом, проведя анализируя стадию подготовки к допросу подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника можно сделать вывод, что она имеет ряд особенностей. Перед подготовкой к такому допросу появляется еще одна стадия - стадия первоначального взаимодействия. Кроме того, подготовка к допросу подозреваемого, обвиняемого, проводимому при участии защитника, имеет свою особенную задачу - изучение личности защитника и установление с ним психологического контакта. Кроме того, другие традиционные элементы подготовки к допросу подозреваемого, обвиняемого имеют существенные дополнения. Следователю при подготовке к допросу необходимо учитывать вероятностное поведение защитника на допросе в зависимости от позиции который занял подозреваемый, обвиняемый.

1 Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. М, 2001. С. 30-33.

70

1.3. Особенности установления психологического контакта следователя с защитником на допросе подозреваемого и обвиняемого

Расследуя преступления, следователь вступает в контакт (взаимодействие) и устанавливает различные отношения, общаясь с широким кругом лиц, участвующих по делу, в том числе и с защитником. В психологии общение определяется как взаимодействие двух или более людей, состоящее в об- мене между ними информацией познавательного или эмоционального оце- ночного характера1.

Практические следственные работники подтверждают, что одной из акту- альных проблем теории и практики расследования преступлений является «взаимодействие следователя с лицами, участвующими в производстве по делу. Каждая сторона в процессе этого взаимодействия стремится определить наилучший вариант своего поведения и достичь желаемого результата» .

Начальная стадия общения следователя и защитника в традиционно- криминалистических исследованиях связывается с установлением психологического контакта. Психологический контакт строится, с одной стороны, на нормах уголовно-процессуального закона, а с другой, на научных положениях криминалистики, судебной психологии, логики и теории управления деятельностью. Для успешного проведения такого следственного действия, как допрос подозреваемого, обвиняемого, необходимо установление психологического контакта не только с допрашиваемым, но и его защитником, который принимает участие в этом допросе. Установление следователем психологического контакта во время допроса подозреваемого, обвиняемого с защитником должно побудить у последнего готовность к общению и сотрудничеству со следователем в решении отдельных задач расследуемого дела, являющихся предметом общения, не противоречащих законным интересам его подзащитного.

’ См.: Психологический словарь. М. Педагогика, 1973. С.228.

2 Антипова С.А. Особенности тактики допроса лиц с дефектами психики // Следователь. 2002. № 4. С. 31.

71 Психологический контакт1 - это образное выражение, обозначающее взаи- мопонимание, доверие и желание двух лиц общаться друг с другом2, т.е. это коммуникация, процессы взаимовлияния, сопереживания и взаимного понимания3. В криминалистической литературе нет единого понятия психологического контакта. По мнению С.Г. Любичева, «более правильно говорить не о психологическом, а о нравственно-психологическом «контакте», направленном на создание нравственно благоприятной обстановки расследования»4. Ряд авторов определяли психологический контакт как тактический прием допроса5. Мы не разделяем эту точку зрения6. Однако, конечно же, установление психологического контакта с допрашиваемым - условие получения правдивых показаний, достижения истины по делу. Но психологический контакт - всего лишь только необходимое условие проведения допроса7. Его установление происходит и во время проведения других следственных действий, с другими участниками по делу или просто в беседах с ними, в том числе и с защитником. В этом плане, Г.А. Зорин справедливо отмечает, что психологический контакт является универсальным подходом в тактике следственных действий, который представляет собой профессиональную коммуникацию с обратной связью, которая предпо-

’ См.: Т.Ю.Рзаев предлагает называть не психологическим контактом , а «психическим контактом» (см.: Рзаев Т.Ю. Указ. соч. С. 23).

См.: Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий, (допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте): Учебное пособие. Киев, 1989. С. 40.

3 См.: Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973. С. 73.

4 Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1976. С. 12.

5 См.: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Указ. соч. С.75.

6 Ряд авторов так же подвергли критике точку зрения о психологическом контакте как о такти ческом приеме допроса: Дулов А.В., Кулагин Н.И., Порубов Н.И. рецензия на книгу А.Н. Васильева, Л.М. Карнеевой. Тактика допроса при расследовании преступлений // Социалистическая законность. 1971. №9. С. 15.

7 Необходимость установления психологического контакта как непременного условия допроса подчеркивается и другими авторами (см.: Ратинов А.Р. Психологическая характеристика показаний обвиняемого // Вопросы предупреждения преступлений. Вып. 1. 1965. С. 67; Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого // Вопросы психологии. 1966. № 6. С.10-11; Доспулов Г.Г. Процессуальные и психологические основы допроса свидетелей и потерпевших на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Алма-Ата, 1968. С. 18; Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С. 103; Соловьев А.В. Очная ставка на предварительном следствии. М., 1977; Коновалова В.Е. Организационные психологические основы деятельности следователя. Киев, 1973. С.86).

72 лагает двусторонний характер отношений, где следователь и партнер одновре- менно являются и «адресатом», и «адресантом»1.

Нельзя признать и формирование психологического контакта следователя с участниками следственных действий к разряду сложных тактических приемов2. Установление контакта является итогом применения подобных тактических приемов. Некоторые авторы указывают, что психологический контакт носит односторонний характер, так как следователь стремится получить от доп- рашиваемого как можно больше информации и в то же время скрыть свою ос- ведомленность по делу3. Однако это не совсем верно, так как и участники уго- ловного процесса оказывают соответствующее влияние на следователя4. Ряд авторов подразумевают под психологическим контактом «взаимоотношения следователя с допрашиваемым, при котором допрашиваемый сознательно и добровольно представляет следователю информацию, имеющую значение для дела»5. С.К. Побережный, развивая данное определение, понимает психологический контакт с допрашиваемым как «создание следователем такой атмосферы допроса, при которой допрашиваемый проникается уважением к следователю, пониманием его задач и обязанностей, исключает всякие личные мотивы в его действиях и полностью осознает необходимость способствовать своими правдивыми, полными и достоверными показаниями установлению истины»6. Г.Г. Доспулов определяет психологический контакт как «согласованное деловое взаимоотношение следователя со свидетелем, потерпевшим, подозреваемым или обвиняемым, которое возникает на основе правильной позиции следователя и поведения допрашиваемого, соответствующего или не противоре-

1 Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. Указ. соч. С. 232, 235.

2 См.: Величкин С.А. О соотношений понятий «тактический прием», «тактическая задача», так тическая операция (комбинация) // Проблемы укрепления социалистической законности в уголовном судопроизводстве. Барнаул, 1985. С. 108-109.

3 См.: Соловьев А.Б. Очная ставка на предварительном следствии. М., 1970. С.10.

4 такого же мнения придерживается и Порубов Н.И. в своей работе Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. С. 54.

5 Филиппов А.Г., Волынский А.Ф. Криминалистика. Учебник. М., 1998. С. 284.

6 Побережный С.К. Азбука бесконфликтного допроса. Учебно-практ. пособие. Калининград, 2000. С. 19.

73 чащего задачам уголовного судопроизводства»1. Однако в этом определении ничего не говорится о контакте с защитником по делу. Н.И. Порубов также по- нимает под психологическим контактом особого рода взаимоотношения следо- вателя с участниками уголовного процесса, характеризующиеся стремлением следователя поддержать общение, для получения правдивых, полных и досто- верных показаний2. А.Н. Васильев психологический контакт следователя с другими участниками следственных действий определяет «в установлении отношений, характеризующимися точным и добросовестным выполнением всеми участниками ( в том числе и следователем) своих процессуальных и нравственных обязанностей, правильном использовании своих процессуальных прав, в результате чего создаются отношения и атмосфера, благоприятствующие решению задачи данного следственного действия»3. В.Г. Лукашевич, беря за основу высказывание А.Н. Васильева, добавляет, что отношения между участниками процесса являются по своей сути отношениями сотрудничества, которое может основываться не только на доверии, но и на кооперативных началах. Кроме того, рассматривая психологический контакт в двух планах: как определенные отношения, складывающиеся между участниками допроса, и как деятельность по созданию этих отношений, протекающая в форме общения, он определил, что установление психологического контакта есть «целенаправленная, планируемая деятельность следователя по организации и управлению движением информации в процессе общения, направленная на создание условий, обеспечивающих его развитие в нужном для достижения поставленной цели направлении и осуществляется на всем протяжении расследования»4. К тому же В.Г. Лукашевич отмечает, что это деятельность временная, характерная для каждого допроса и является «настроем» на общение.

По мнению А.А. Закатова, «психологический контакт - это прочно установившееся в процессе допроса состояние деловой обстановки и доверия допра-

1 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С. 12.

2 Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. С.42.

3 Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976. С. 89.

4 Лукашевич В.Г. Указ.соч. С. 40-41.

74 шиваемого к допрашиваемому, включающее готовность первого сообщить все известное ему по делу и готовность следователя эффективно использовать в рамках уголовно-процессуального закона тактические методы и приемы получения фиксации показаний»1. Установление психологического контакта следователя с защитником должно сопровождаться его активными действиями по формированию продолжения общения с защитником, побуждением его к взаимопониманию и сотрудничеству, как до допроса с его подзащитным, во время его проведения, так и после окончания. Взаимодействие между следователем и защитником можно представить в виде любых непосредственных межличностных отношений в связи и по поводу имеющихся у них профессиональных интересов. При этом наличие интереса - неотъемлемое свойство и условие возникновение феномена взаимодействия, структурирующее поведение и поступки его участников. При наличии у следователя и защитника общих или совпадающих интересов можно говорить о взаимодействии как совместной деятельности, согласованной по своему содержанию и направленности. Однако элемент соперничества и конкуренции между следователем и защитником все-таки присутствует, но носит конструктивный характер и способствует выработке оптимальных вариантов действий2. В теории конфликта такое столкновение сил в рамках сотрудничества получило название положительно направленного конфликта3.

Психологический контакт возможен лишь тогда, когда есть понимание в необходимости совместной деятельности или общении друг с другом, т.е. в не- обходимости во взаимодействии. Таким образом, внутренней основой процесса общения является взаимное понимание в необходимости обмена информацией, наличие интереса к общению. Поэтому можно согласиться с рядом авторов, что содержанием деятельности по установлению психологического контакта явля-

Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних: Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 15 ; Он же: Ложь и борьба с нею. Указ. соч. С. 62-63.

2 См.: Солодов Д.А. Профессиональные взаимодействия следователя: сущность и система // Вестник СГАП. 2001. №5. С. 20.

3 Водолазский Б.Ф., Гутерман М.П. Конфликты и стрессы в деятельности работников органов внутренних дел. Омск, 1976. С. 13.

75 ются отношения сотрудничества и взаимопонимания (доверия), основанные на стремлении к единой цели1 ( по крайней мере, на совпадении целей на отдельных этапах общения) или взаимном уважении обменивающихся информацией лиц. Как справедливо отмечает О.В. Постовалов, даже в условиях готовности сторон к общению достижение психологического контакта не решает всех проблем, возникающих в процессе установления объективной истины по делу, так как существует скрытый (латентный) конфликт2. Г.Г. Шиханцев предложил оп- ределение психологического контакта адвоката с его подзащитным как поли- функциональное межличностное согласованное деловое взаимодействие, осно- ванное на доверии и обеспечивающее получение обоими информации по делу с соблюдением процессуальных норм и законных интересов защиты3.

Учитывая вышесказанное, психологический контакт следователя с защитником на допросе можно определить как согласованное деловое взаимодействие в форме сотрудничества и взаимопонимания с учетом психологических качеств (или особенностей) следователя и защитника в целях организации и оптимизации их деятельности (при обеспечении обоими информации по делу) с соблюдением процессуальных и этических норм, а также законных средств защиты со стороны защитника. Следует отметить, что содержание психологического контакта до сих пор остается предметом острых дискуссий. По мнению Г.А. Зорина, «на различных этапах и стадиях следственных действий психологический контакт постоянно меняет свое тактическое содержание и может быть и приемом, и операцией и подходом…»4. Кроме того, разработанные криминалистикой тактические приемы по установлению психологического контакта, не имеют конкретных единых рекомендаций5. Тактические приемы по установлению психологического контакта следователя с защитником не разработаны вовсе.

См: Лукашевич В.Г. Указ. соч. С. 40-41; Быков В.М. Психологические аспекты взаимодейст- вия следователя и органа дознания. Омск, 1976. С. 28.

2 Постовалов О.В. Указ. соч. С. 15.

3 Шиханцев Г.Г. Юридическая психология: Учебник для вузов. М., 1998. С. 251.

4 Зорин Г.А. Указ. соч. С. 232

5 Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 317-320; Глазырин Ф.В. Использование в тактике допроса данных о личности обвиняемого // Научные труды Свердлов, юрид. ин-та. Вып. 19. Свердловск, 1972. С. 22.

76

Психологический контакт можно считать установленным, если созданы необходимые условия для наилучшего проявления всех элементов психического общения, т.е. следователь должен создать все условия, чтобы у защитника появилось желание вступить в общение со следователем, готовность воспри- нимать, перерабатывать информацию, поступающую в процессе общения со следователем, готовность и способность решать поставленные мыслительные задачи, активизировать и направлять психические процессы на решение этих поставленных задач1. Следователь может использовать несколько вариантов, которые направлены на взаимопонимание и сотрудничество с защитником: первый - это вызов у защитника заинтересованности в бесконфликтном общении со следователем в процессе работы по делу, т.е. первый вариант это взаимопонимание и сотрудничество. Для чего следователь должен разъяснить цель контакта - деловое сотрудничество. В случае когда защитник идет на конфликт со следователем, то возможен и второй вариант - обращение к здравому смыслу, к логике защитника. Если доказательств по делу вины его подзащитного предостаточно, то можно показать всю их весомость и всю абсурдность избранной позиции защитника. Если же доказательств по делу вины его подзащитного еще не достаточно, чтобы склонить защитника к изменению позиции, необходимо доказать, что следователь не является «врагом» его подзащитному, а лишь выполняет свои процессуальные права и обязанности. Однако, при конфликте с защитником, возможен и другой путь - это изменение психологической установки2 защитника, что приведет к мыслительной активности защитника во время беседы. Для этого необходимо перейти с психологического «Я» на психологическое «Мы»: «мы вместе сможем разобраться в этом трудном деле». Создание атмосферы доверия также во многом поможет в установлении контакта с защитником.

Однако следует указать на особенности, которые присущи установлению психологического контакта следователя с защитником:

1 Дулов А.В. Указ. соч. С. 109.

2 Шепелева СВ. Тактика допроса лиц, имеющих установку на дачу ложных показаний. Авто- реф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 12.

77

  • возможность несовпадения их интересов. Психологический контакт как непременный атрибут общения предполагает различные виды взаимодействия, и прежде .всего кооперацию и конкуренцию1. Это проявляется во взаимоотношениях следователя с защитником, когда их интересы зачастую прямо противоположны. Если же изначально между целью следователем и целью, избранной защитником, налицо противоположность друг другу, то в этих условиях достижение желаемого результата одной из сторон взаимодействия полностью исключает или же способно существенно затруднить достижение цели (ряда целей) которые ставила перед собой другая сторона . По мнению Д.А. Солодо-ва, с которым мы согласны, вступление лица в негативное взаимодействие опосредовано как минимум двумя моментами : 1) одна из взаимодействующих сторон должна осмыслить взаимодействие как конфликтное, т.е. следователь должен сознавать цели и возможности защитника; 2) следователь должен оценивать свои возможности как достаточные для достижения поставленной цели в условиях конкуренции;
  • лидерство следователя в управлении и организации общения с защитником. Согласно диалектики одна из сторон взаимодействия должна быть ведущей4. Эффективность установления контакта с защитником, в основном, зависит от следователя, его профессиональной подготовки, опыта и психических качеств: «откровенность, любознательность, общительность, вежливость, остроумие, тактичность и др»5. Следователь должен обладать «достаточно высоким уровнем инициативы и активности, опытом и навыками организаторской деятельности, заинтересованности в поставленных целях, хорошей информа-
  • 1 См: Краткий психологический словарь/под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского М.,
    1. С. 214; Цурканова Е.В. Психологические трудности межличностного общения. Киев, 1985.

Солодов Д.А. предложил классификацию негативных взаимодействий и определяет их как вид межличностных взаимодействий, при котором цели (интересы) участников взаимодействия противоположны друг другу, в само взаимодействие рассматривается как средство достижения обозначенных целей (интересов) хотя бы одной из взаимодействующих сторон (см.: Солодов Д.А. Указ. соч. С. 21).

3 Там же.

4 Ильенков Э, Давыдова Г. Лекторский В. Взаимодействие // Философская энциклопедия. М., 1960. Т.1. С. 250.

5 Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания. Омск, 1976. С. 28.

78 цией, достаточной общительностью и личным обаянием, а также высоким престижем и авторитетом»1. Следователь должен владеть приемами допустимого воздействия, методикой анализа поведения с тем, с кем вступает в контакт, что «невозможно в полной мере без понимания их внутреннего мира, индивидуальных особенностей и свойств, интересов и установок, мотивов и целей, эмоциональных состояний и переживаний и т.п.»2;

  • особое психологическое общение, такое как многосторонность, т.е. од- новременно общение следователя осуществляется и с подозреваемым, обвиняемым, и с его защитником, которые объединены общими интересами.
  • специфические психологические отношения3, возникающие между сле- дователем и защитником, которые выражаются в интенсивном межличностном взаимодействии следователя с защитником в интересах стратегической линии защиты4. Характер таковых отношений определяется прежде всего процессуальным положением каждого из них, конечной целью выполняемой функции и присущими им психологическими качествами.
  • Характер отношений между следователем и защитником предполагает к сугубо деловому контакту. Деловое отношение есть по сути межличностное отношение партнеров. Оно складывается и развивается под влиянием их определенных психических свойств - индивидуальных и таких, которые указывают на их принадлежность к определенным социальным (профессиональным) группам5. Общение следователя с защитником должно представлять собой способ организации и оптимизации их совместной деятельности, способствующий решению основных задач расследования, который должен выступать и в качестве необходимого средства обеспечения эффективности деятельности следо-

1 Порубов Н.И. Указ. соч. С. 55.

Применение адвокатами психологических знаний. С. 2.

Вопрос о психологических отношениях тесно связан с проблемой общения. Особенности от- ношений между следователем и защитником должны быть обязательно изучены в судебной психологии и криминалистике.

Зорин Р.Г. Применение специальных криминалистических знаний при осуществлении защиты по уголовным делам дорожно-транспортных происшествий; Автореф. дис. … канд. юрид. наук, Гродно, 1999. С. 7.

5 Психология и этика делового общения: Учебник / Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. М., 1997. С. 67.

79 вателя. Основное содержание такого взаимодействия составляют побудительные сообщения: убеждение, просьба.

Однако следует отметить, что в основе восприятия незнакомых ранее людей лежит психологический механизм стереотипизации, суть которого состоит в том, что образ другого человека строится на базе тех или иных типовых схем. В деловом общении между людьми, которые хорошо знакомы, возникают механизмы межличностного общения - идентификация, эмпатия и рефлексия1. Одно из фундаментальных положений теории межличностного общения указывает, что разного рода психические состояния людей во многом определяются содержанием их нравственного сознания и как бы заключают его в себе. Поэтому закономерности психологии и нравственные нормы в равной мере должны учитываться при установлении контакта следователя с защитником.

В межличностном общении характерны процессы оценивания, понимания, которые могут привести к более тесному психологическому взаимодействию2. По нашему мнению, игнорирование следователем данного факта при деловом общении с защитником, может привести к ухудшению психологической согласованности в их действиях, что в свою очередь может привести и к конфликтной ситуации. Для следственной практики наиболее характерен межличностный конфликт, т.е. «ситуация взаимодействия людей, при которой они либо преследуют несовместимые цели, либо придерживаются несовместимых ценностей и норм, пытаясь реализовать их во взаимоотношениях друг с другом, либо одновременно в острой конкурентной борьбе стремятся к достижению ОДНОЙ И ТОЙ Же Цели, КОТОраЯ МОЖеТ быть ДОСТИГНута ЛИШЬ ОДНОЙ ИЗ КОН-

Идентификация уподобление себя ему. Человек ставит себя на место другого и определяет как бы он действовал в подобных ситуациях. На этом основана методика Д. Карнеги; Эмпатия понимание на уровне чувств, стремление эмоционально откликнуться на проблемы другого человека. Это тяжелая нагрузка на психику; процесс понимания друг друга опосредован процессом рефлексии осознания действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению, т.е. это своеобразный удвоенный процесс зеркального отражения друг друга (см: Психология и этика делового общения. С. 95-100).

2 При этом, общение является более свободным тогда, когда у следователя и защитника наблюдается соответствие опыта, сознания и сообщения. Точное соответствие опыта, сознания и сообщения означает конгруэнтность (см: Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека / Пер. с англ. М, 1994. С. 401).

80 фликтующих сторон»1. Это может проявиться в направленном психическом давлении следователя на защитника или защитника на следователя. Такое давление связано с индивидуальными особенностями их психики. Конфликты с защитником во время расследования являются недостаточно изученной проблемой. Помимо того, что сведения о них в малом количестве попадают в материалы уголовных дел и остаются в памяти следователей, многие из конфликтов не анализируются и им не придается значение. Иногда конфликт не осознается, тем более, когда речь идет о ситуации, способной привести к конфликту. Значительная часть следователей не располагает знаниями об использовании либо разрешении конфликтов.

Как следователь, так и защитник могут переживать состояние и внутри-личностного конфликта - столкновение примерно равных по силе, но противоположно направленных мотивов, потребностей, интересов и т.п.2 Кроме того, необходимо отметить, что в ситуациях делового общения, так или иначе, происходит спонтанная психическая дифференциация партнеров по признаку пола. И в зависимости от того, кто деловой партнер - мужчина или женщина, соответственно срабатывает механизм психологической защиты, а также эффект ореола, идентификации и стереотипизации3. Кроме того, в общении могут активизироваться некоторые механизмы психологической защиты, например, проекция или рационализация. Проекция состоит в наделении других людей собственными чувствами. Это может проявиться в контактной фазе делового общения. Доброжелательность, улыбка, небольшой наклон головы в сторону защитника нейтрализуют его возможные негативные эмоции, тем самым побуждая его к общению. Рационализация - поиск удобных причин для оправдания невозможности совершить те или иные действия, встречается в диалоговой фазе делового общения. Здесь важны не только психологическая направленность на собеседника, но умение слушать и убеждать его. Используя приемы нерефлексивного и рефлексивного слушания, можно частично ослабить психическое

См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2001. С.108. 2 См.: Краткий психологический словарь. М, 1985. С. 195. ‘ См: Психология и этика делового общения. С.56.

81 противодействие защитника «определенной тактикой перефразирования и ар- гументации»1.

Установление психологического контакта не является выполнением заранее избранных психологических рекомендаций (хотя такие выработаны эмпирическим путем в следственной практике), а представляет собой результат сложного анализа личности защитника и выбора таких психологических проб, которые представляются наиболее эффективными. В установлении психологического контакта не может быть шаблонов, штампа, нужен индивидуальный психологический подход2 в соответствии с вырабатываемой следственной тактикой не только к обвиняемому, подозреваемому, но и к его защитнику. Для успешного осуществления данного подхода следователю необходимо владеть психологическими познаниями: знанием психических механизмов поведения человека, пониманием человеческой психики.

Этапы установления психологического контакта3 имеют свою специфику при установлении следователем контакта с защитником.

1) Прогнозирование общения и процесса установления психологического контакта. Для этого следователю целесообразно иметь план действий по установлению контакта с защитником, при составлении которого, следователю предварительно необходимо знать:

а) сведения о коммуникативных свойствах защитника, с которым следователю предстоит вступить в контакт - принадлежат они тем свойствам, которые облегчают процесс общения (откровенность, любознательность, общительность, вежливость, стремление к проявлению остроумия, тактичность), или к тем свойствам, которые затрудняют процесс установление контакта (повышенная раздражительность, вспыльчивость, агрессивность, амбициозность, подозрительность, что свойственно для человека трудного в общении);

См.: Психология и этика делового общения. С. 60-61.

2 «Психологический подход это процесс движения к психологическому контакту. Этот процесс представляет собой целенаправленное, планомерное изучение свойств личности, характерных особенностей с учетом складывающейся обстановки» (см.: Аврах Я.С. Психологические проблемы защиты по уголовным делам. Казань. 1972. С. 80).

3См.: Дулов А.В. Указ. соч. С.109-112.

82

б) сведения о индивидуальном стиле защитника, который представляет собой индивидуально-своеобразную систему психологических средств, к которым он прибегает для успешного осуществления своей деятельности и складывается из понимания своего процессуального положения. Мы согласны с мнением Г.Г. Шиханцева, что в основе индивидуального стиля работы защитника «лежит прежде всего, процессуальная независимость в осуществлении установленных законом прав и полномочий его как участника процесса»1. Индивидуальный стиль защитника складывается также из профессиональных навыков, которые определяются знаниями, умениями, опытом, а так же общей и профессиональной культурой. Последняя, по нашему мнению, должна предполагать сочетание внутренней культуры, интеллигентности с высокой нравственностью и образованностью.

В понятие стиля поведения входит не только манера одеваться, совокупность используемой мимики и пантомимики - имидж, но и умение слушать собеседника, определенным образом реагировать на его слова, поведение, а также стиль самой речи: интонация, построение фраз. Имидж «считывается» моментально, подсознательно по внешнему облику и у человека моментально на этой основе формируется определенное отношение. Необходимо заметить, что женщины лучше мужчин управляют своим имиджем, они лучше умеют произвести необходимое впечатление. Вероятно, поэтому большинство следователей на вопрос, с кем из адвокатов - мужского или женского пола им сложней найти контакт во время производства по делу, ответили, что с адвокатом-женщиной (63%) (см. приложение 2);

в) представления о социальном опыте защитника, т.е. об опыте подобных общений и отношениях к ним. Такую информацию следователь может получить от других следователей с которым общался данный адвокат или по предыдущему опыту общения по другим своим делам, но это может помешать установлению контакта из-за сложившегося уже представления о нем. Если представление о личности данного адвоката связалось с отрицательными эмоциями, то следователю его лучше всего скрыть, в противном случае контакт

1 Шиханцев Г.Г. Указ. соч. С. 240.

83 может быть не установлен и цель общения не достигнута; г) сведения об отно- шениях адвоката со своим подзащитным, нет ли коллизий между ними. Это имеет важное значение потому, что при наличии четко выраженной односторонней функции, выполняемой защитником в процессе, он должен сочетать умело защиту законных интересов обвиняемого, подозреваемого с интересами правосудия. Осознавая это, защитник сможет найти ту грань, которая позволяет установить ему нормальные взаимоотношения со следователем, «исключить отдельные противоречия, которые возникают в процессе установления истины по делу, и в то же время поддерживать правильные психологические отношения со своим подзащитным»1;

д) сведения о позиции защитника по делу. Здесь надо иметь в виду, что, в отличие от следователя, защитник не должен определять позицию по делу в соответствии со своим внутренним убеждением, а в некоторых случаях должен поступаться внутренним убеждением, так как не может отказаться от защиты, как бы ни были противны его нравственному чувству характер преступления, личность и позиция его подзащитного. Интересы подзащитного нередко ока зываются для защитника выше интересов истины, т.к. защитник не имеет права выявлять обстоятельства, изобличающие его подзащитного. В результате чего в деятельности защитника может возникнуть межролевой конфликт2, который нередко выступает помехой при установлении психологического контакта;

е) сведения об отношении защитника к тем конкретным обстоятельствам, которые являются предметом общения.

2) Создание внешних условий, облегчающих установление контакта с защитником. Для этого очень важно создать типовые условия кабинетов следователя: должна быть удобная эргономическая обстановка, широкий просторный стол для следователя, наличие компьютера, магнитофона или диктофона. В таком кабинете должно быть отведено место и для адвоката, причем данное место должно быть
оборудовано так, чтобы впоследствии, когда при про-

1 Шиханцев Г.Г. Указ. соч. С. 240.

2 «Противоречия, связанные с осознанием несовместимости требований, предъявляемых к лицу как к исполнителю различных социальных ролей, определяется как межролевой конфликт» (см.: Баев О.Я Конфликты в деятельности следователя. Вопросы теории. Воронеж, 1981. С.113).

84 ведении следственного действия при его участии вся фигура защитника в целом, находилась бы в зоне наилучшей для следователя видимости. Естественно, данное место должно быть оборудовано столом, стулом, рядом должна находиться электрическая розетка, на случай разрешения следователем воспользоваться защитнику техническими средствами.

3) Проявление следователем внешних коммуникативных свойств в начале зрительного контакта. Для этого следователю потребуется проявление опреде- ленных тактических усилий, которые могут складываться из определенного тактического стиля поведения1 следователя. Проявление коммуникативных свойств зависит от понимания следователем сущности выполняемой защитником роли в уголовном процессе. С учетом опыта, знаний следователь создает свое представление о норме, стиле поведения при выполнении роли защитником. Правильное, продуманное проявление коммуникативных свойств самого следователя и видение данных свойств у защитника позволяет снять предубеж- дение, ликвидировать конфликтную ситуацию, возбудить интерес к предстоящему общению, а иногда и изменить установку на поведение при общении, что в результате должно приводить к возникновению интереса к его личности. 4) 5) Изучение психического состояния, отношения защитника к начавшемуся общению. На данном этапе по рефлекторным движениям, мимике, пантомимике, словесным формулировкам следователь должен определить особенности психического состояния защитника на данный момент, его отношение к следо- вателю. Для этого необходимо тщательно изучить особенности личности за- щитника: психическое состояние в данный момент, отношение к предстоящему общению на допросе, его участникам, целям. Без подобного изучения личности нельзя определить дальнейшие действия по установлению контакта. 6) 5) Действия по ликвидации помех в общении, которые могут мешать уста новлению психологического контакта. Для чего следователю необходимо:

1 Стиль тактического поведения это специфический способ (образ) действия следователя, но не тактический прием, так как последний по определению является уже, чем стиль тактического поведения (см.: Далин В.Е. Поведение следователя как элемент следственной тактики // Наука и техника на службе предварительного следствия: Труды ВСШ МВД СССР. Вып. 12 Волгоград, 1976. С.64-72).

85

  • активно проявлять свои коммуникативные свойства, а также создать условия для проявления коммуникативных свойств самого защитника, а именно: активно включать его в разговор, объяснять факты, показывать проявление взаимодействия. Иначе может возникнуть такая помеха к установлению психологического контакта, как незавершенность психологической адаптации;

  • в случае отрицательного отношения адвоката к предстоящему общению, сразу же общение развивается как конфликтное или даже остроконфликтное. В таком случае, «действия по установлению контакта заключаются в изменении психологической структуры общения, переводе конфликтных отношений в отношения сотрудничества»1. Следователю необходимо проявлять предельную внимательность к сообщаемой защитником информации.

Возможно, фактором к отрицательному отношению данного общения может являться такая «трудность общения», как предубеждение защитника в отношении следователя. Очень часто адвокаты действуют по сложившемуся стереотипу личности следователя: якобы он никогда не выслушивает адвоката, делает только то, что необходимо ему, не считаясь с нуждами обвиняемого, подозреваемого, всегда действуют в противоположном направлении, чем адвокат. Если следователь чувствует, что защитник к нему относится заранее с предубеждениями, то необходимо снять такую предубежденность, начав с дружеского знакомства или беседы, расположить его к себе, не проявляя торопливости в рассмотрении информации, представляемой в данный момент защитником, не показывать недоверия к ней, не проявлять нервозности по поводу затраченного большего времени, чем запланировал следователь для такого общения. В этом случае следователю надо быть доброжелательным, чтобы побудить и к аналогичному отношению защитника к следователю. Такие действия могут снять отрицательное отношение у защитника к общению со следователем. Сдержавшись, устранив причину «трудности», следователь может благополучно сотрудничать с защитником в процессе расследования по уголовному делу.

1 Дулов А.В. Указ. соч. С.111.

86 При установлении психологического контакта особенно важно устранить

такую помеху, как психическое состояние защитника, находящееся в повышенном возбуждении: гнев, раздражение. Для этого следователь должен переключить мышление защитника на другие очаги возбуждения, т.е. на решение конкретных мыслительных задач. В таких случаях следователю необходимо, в полной мере, проявлять такие свои психофизиологические качества, как эмоциональная стабильность, спокойствие, самообладание. Однако в результате профессиональной деформации у следователя могут развиться такие отрицательные качества, как подозрительность, раздражительность, грубость, эмоциональные срывы, что естественно пагубно будет влиять на общение с участниками по делу. Поэтому следователю необходимо постоянно работать над своими личностными качествами, заниматься самовоспитанием.

6) После того как следователь устранит помехи, мешающие общению, он должен возбудить интерес у защитника к развитию действия во время предстоящего допроса подозреваемого, обвиняемого. Такой интерес к общению у него может быть достигнут, например, возбуждением у него желания разъяснить действительную свою позицию по конкретному вопросу, свое отношение к тем или иным обстоятельствам. Интерес к общению может достигаться и возбуждением интереса к решению конкретной задачи, к достижению практического результата. Такой интерес у защитника должен поддерживаться и во время допроса, и в процессе всего общения по делу.

На установление психологического контакта следователя с защитником, по нашему мнению, могут влиять следующие моменты: а) в какой момент вступил защитник в дело: на ранних стадиях или в конце следствия; б) какова на момент вступления адвоката-защитника доказательственная сторона по делу; в) по назначению или по соглашению принял на себя защиту по делу адвокат; г) при первой или при последующих встречах с защитником следователь

87 устанавливает психологический контакт1. Если при последующих - то был ли установлен контакт при первой их встрече; д) какова стратегия и тактика защиты2; е) какова типичная следственная ситуация по делу: бесконфликтная или конфликтная и какова, в связи с этим, занимаемая позиция защитника по делу.

В конфликтной ситуации следователь должен уметь регулировать свои от- рицательные эмоциональные переживания, взять под контроль свои чувства: необходимо избавиться от гнева, раздражительности, недоброжелательности, грубости и призвать другую сторону - защитника, к таким же действиям и дать понять ему, что к разрешению конфликтной ситуации вы желаете идти вместе с ним. Кроме того, следователю необходимо показать, что он желает затратить время на разрешение данной конфликтной ситуации и желаете отодвинуть в сторону эмоции. Если защитник успокоился под воздействием такой уравновешенности, то возможно разрешить конфликтную ситуацию и наладить психологический контакт с ним. Здесь большую роль будут играть психические качества следователя, его темперамент, уравновешенность и обладание достаточным опытом в урегулировании конфликтных ситуаций. В такой ситуации налаживание психологического контакта возможно путем переговоров. Следователю необходимо найти общую почву, которая имеет два пути: компромисса и сотрудничества. Для достижения компромисса достаточно учитывать только желания и проблемы, лежащие на поверхности, тогда как в случае сотрудничества необходимо глубже проникать в причины конфликта.

По нашему мнению, следователю при конфликте с защитником, если последний желает контактировать, необходимо идти по пути сотрудничества3. Однако в некоторых случаях все же возможен и путь компромисса, когда следователь пойдет на уступки защитнику и выполнит определенную его просьбу,

1 Первая встреча это сложный психологический феномен, включающий в себя чувственный, логический и эмоциональный компоненты. В него входят те или иные особенности облика и поведе ния человека (см.: Шиханцев Г.Г. Указ. соч. С. 251).

2 Стратегия защиты это генеральная программа действий защитника на весь период предвари тельного следствия и судебного разбирательства, включая и кассационное производство. Тактика защиты может быть оборонительной, нейтральной, или наступательной (см. подробнее: Шихан цев Г.Г. Указ. соч. С. 253-260).

3 См.: Джини Г. Скотт Способы разрешения конфликтов 2. Выпуск 2. Киев, 1991. С.164.

88 которая не сильно будут менять тактический рисунок проведения допроса: на- пример, во время проведения допроса, может быть достигнут компромисс в по- становке определенного вопроса как следователем, так и защитником допра- шиваемому лицу; или в подаче определенного ходатайства со стороны защитника или обвиняемого, подозреваемого во время проведения допроса в определенный момент; или в просьбе защитника на допросе о включении определенных вопросов для назначения судебной экспертизы и др. В таком случае, ключ к получению взаимовыигрышного решения проблемной ситуации для следователя состоит в том, чтобы удовлетворить требования защитника, а взамен добиться уступок в других очень важных для него вопросах. Например, следователь соглашается на проведение дополнения к допросу или повторного допроса для выяснения необходимых для защиты вопросов, а защитник отказывается от написания определенного ходатайства, которое будет трудоемким для выполнения следователем1, или отказывается от жалобы на следователя прокурору.

Если следователь вовлечен в конфликт с защитником, а разрешение его возможно путем переговоров, то в первую очередь следователь должен овладеть своими эмоциями. После чего, на начальной стадии переговоров, полезно установить некоторые основные правила, которые создают атмосферу взаимного уважения, и определенные правила «честной игры»2: 1) выслушать друг друга как можно внимательнее; 2) не перебивать друг друга; 3) не сердиться, не выражать враждебность; 4) относиться друг к другу с уважением; 5) договориться о времени, которое посвящается переговорам; 6) стараться понять точку зрения противоположной стороны.

Для того чтобы эффективность была максимальной, надо убедиться, что защитник согласен следовать данным правилам, а так же тем, которые он возможно предложит сам, с которыми следователь будет также согласен.

Одним из приемов защиты, который противоречит общепринятым нормам морали, является направление следователю трудоемких ходатайств, которыми адвокат, впоследствии, манипулирует при аргументации пассивности следователя. Зорин Г.А. Криминалистическая методология. Минск, 2000. С. 549.

2 Джинни Г. Скотт Указ. соч. С. 167.

89 Однако возможна ситуация, когда защитник не пойдет на установку таких правил и это будет являться препятствием к достижению разрешения конфликта между следователем и защитником и установления психологического контакта между ними. И следователю необходимо опять вернуться к контролю своих эмоций. После того как эмоции будут взяты под контроль и правила переговоров установлены, следователю необходимо перейти к следующей стадии, на которой необходимо уяснить все мнения, точки зрения и позицию защитника по создавшейся конфликтной ситуации. Рассмотрим принципы, которые могут прояснить позицию защитника:

1) Необходимо взглянуть на ситуацию с точки зрения защитника. Не обязательно соглашаться с его позицией, но ее необходимо понять. В таком случае здесь можно выслушать те обстоятельства от защитника о его подзащитном неизвестные ранее следователю, которые положительно его характеризуют или смягчающие его вину обстоятельства, пока еще не подтвержденные материалами дела. Это может увеличить доверие к следователю со стороны защитника. 2) 3) Необходимо избегать отрицательных суждений вслух по поводу надежд защитника на свои требования. Даже если защитник не прав в своих требованиях и осознает, что они вряд ли могут быть удовлетворены следователем, но не захочет признаться в этом следователю и признать себя неправым, начинать установление контакта с обвинения его в этом не стоит. Защитник может также начать критиковать следователя, обвинять его в неправомерных действиях по отношению к его подзащитному, поэтому такое общение может превратиться в обмен оскорблениями и ссылками на профессиональное несоответствие друг друга. Если же защитник сам начинает с критики и обвинений в адрес действий, производимых следователем, то чаще всего вследствие этого и начинается конфликт между следователем и защитником. Следователю необходимо преодолеть искушение атаковать в свою очередь защитника или, наоборот, защищаться от его выпадов. Следователю необходимо контролировать свои эмоции, например, сделать паузу, улыбнуться, мысленно сосчитать до десяти и др., и напомнить защитнику о тех правилах, которые были установлены и согласованы с ним ранее. Необходимо помнить, что в результате данного общения следователю необходимо установить психологический контакт с защитником. 4)

90

3) Беря на себя инициативу по установлению контакта, следователь должен все- таки дать возможность высказать защитнику его точку зрения. Следователь должен дать понять защитнику, что его мнение важно. 4) 5) Для установления психологического контакта следователю можно посоветовать обсуждение расхождений в оценках, точках зрения или предположениях с защитником. Те вопросы, которые вызвали наиболее отрицательные эмоции у адвоката, возможно открыто рассмотреть их и скорректировать по мере возможности, если это не противоречит расследованию. Необходимо внести ясность в этих спорных вопросах и изменить сложившееся представление защитника о следователе, как о не профессионале, т.е. убедить адвоката в пра- вильности своих действий. В этом случае, следователю, возможно, отметить, что и у него и у защитника есть различия в оценках, мнениях, позициях, и что обоим лучше всего выяснить эти разногласия. Таким образом, можно устранить непонимание в причинах конфликта между следователем и защитником. 6) Если защитник не признает правоты следователя и продолжает разжигать конфликт, то лучше, в этом случае, предъявить доказательства по делу и показать, что его оценки ошибочны. Конечно же, на это необходимо время, но если дело сложное, многоэпизодное, а защитник находится по делу с самых ранних его стадий, и следователю придется с ним общаться до конца следствия, то следователю необходимо затратить определенное время на выяснение данных вопросов. Это необходимо хотя бы для того, чтобы защитник увидел желание следователя не конфликтовать с ним, а так же то, что следователь ответственен за свои действия и намерен вести деловое общение с защитником.

5) Следователь должен быть реалистичен и не занимать «крайнюю» позицию, в надежде на то, что защитник из-за этого изменит свою позицию. Необходимо подходить разумно и взвешенно и не создавать атмосферу противоборства, в которой каждый старается выиграть за счет другой стороны. Если же защитник, в отличие от следователя, занимает «неразумную» позицию, пытаясь приобрести преимущество, следователю необходимо сохранять твердость в своих решениях и призвать его к благоразумию и объективности в сложившейся ситуации.

91

6) В разрешении конфликта следователю необходимо учитывать психические личные качества защитника. Возможно он будет относиться к категории так называемых трудных людей, которые обладают определенными личностными характеристиками и жизненным опытом. Необходимо использовать такой подход, который соответствовал бы конкретному характеру поведения, а именно: а) необходимо осознать, что защитник относится к числу сложных в общении и определить, к какому типу людей1 он относится; б) ни в коем случае нельзя попасть под влияние данного человека, т.е. не отвечать криком на крик, недостойным поведением на такое же поведение, необходимо сохранять спокойствие и нейтралитет; в) сохраняя гибкость и собственные приоритеты в сложившейся ситуации, применить соответствующий подход к конкретному защитнику выявить и по возможности удовлетворить его скрытые интересы, обуславливающие такое поведение.

Однако в принципиальных вопросах следователю необходимо оставаться твердым в избранных ранее им решениях и убедить адвоката в правильности своих действий и решений и возможно, конфликт будет устранен. Даже если он не согласится с точкой зрения следователя, он увидит, что следователь принял свое решение осознанно, согласно закону и обстоятельствам дела.

Конфликтное или бесконфликтное общение предполагает воздействие. Такое воздействие происходит «путем использования различных методов и средств с целью вызвать необходимую реакцию со стороны лица, на которое оказывается воздействие, и тем самым обусловить желательную позицию и поведение этого лица в нужном направлении»2. Воздействие на защитника со стороны следователя может быть только психическим, которое направляется на волю, эмоции защитника с целью побудить его изменить поведение, совершить те или иные действия. Следователь может оказать воздействие только путем

См., например, Веснина С.Н. Криминалистическая характеристика различных типов потер- певших и особенности тактики их допроса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 10.

2 Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов, 1984. С.13.

92 убеждения1, которое может привести к согласию, к достижению целей рассле- дования. Убеждение защитника необходимо проводить, естественно, только правомерными и нравственно допустимыми средствами.

На различных этапах воздействия следователя на защитника, с учетом конкретных обстоятельств, убеждение можно концентрировать, направлять на убеждение защитника в ошибочности его расчета на недостаточность собранных доказательств, убеждении в ложности мотивов, которыми руководствуется его подзащитный при сокрытии от следствия чего-либо или кого-либо. При убеждении защитника следователю необходимо учитывать свойства личности защитника. Очень важно выявить пункты колебаний, сомнений защитника, в связи с чем изучить личность защитника, наблюдать за его реакциями в поведении, мимике, жестах и т.д. Основным методом убеждения для предупреждения и разрешения конфликтов является неукоснительное выполнение следователем требований закона. Именно полнота, всесторонность и объективность расследования, исследование всех обстоятельств дела, выявление как уличающих, так и оправдывающих его вину обстоятельств, во многих случаях предупреждают саму возможность возникновения конфликта, а также служат удовлетворительным и достаточным средством разрешения возникшего конфликта2. Очень важно, чтобы следствие велось таким образом, чтобы взаимодействующий со следователем защитник обвиняемого, подозреваемого осознавал, что следствие ведется объективно и всесторонне. К средствам убеждения следователя на защитника можно отнести разъяснение защитнику неправильности, ошибочности для него занятой им позиции и призыва ее изменить. Как верно отмечает О.В. Постовалов, «убеждение не сводится только лишь к тому, чтобы оппонент понял прочность и правильность позиции следователя. Понимание правильности позиции следователя не означает его принятия. Иными словами, противодействующую сторону недостаточно убедить в бессмысленности вос-

’ Методом убеждения пользуются в сообщениях, имеющих целью изменить взгляды, отношения. Метод убеждения широко применяется следователем в процессе расследования по уголовному делу, в процессе общения с участвующими по делу лицами. Это в полной мере относится и к защитнику.

2 Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. (Основы предупреждения и разрешения). Воронеж, 1984. С.97.

93 препятствованию расследованию преступления, поскольку эффективное пре- одоление конфликта можно считать полностью завершенным только лишь с момента, когда оппонент следователя примет позицию содействия решению задач уголовного судопроизводства1. В некоторых случаях, целям убеждения, может служить применение следователем такого тактического приема, как «предъявление защитнику установленных обстоятельств совершения преступления», который может заключаться в следующем: а) демонстрация защитнику явно противоречащих друг другу показаний соучастников его подзащитного; б) анализ явных противоречий в показаниях, данных его подзащитным в разное время. Следует отметить, что применение такого приема возможно, во-первых, когда обвиняемый уже допрошен по всем уличающим его обстоятельствам, во-вторых, в зависимости от сложившейся ситуации и личности самого защитника. В таких случаях принуждая защитника осознать, оценить сложившуюся ситуацию, следователь, тем самым, убеждает защитника в необходимости изменить занятую им позицию. При этом необходимо одновременно рассматривать возможные негативные последствия воздействия подобных приемов и заранее продумать меры их предупреждения, ослаблению или к устранению этих последствий. Применять такие приемы следователь должен с повышенной степенью осторожности лишь для условий принятия следователем решений в пределах тактического риска2. Участником ситуации тактического риска может быть и защитник Это может произойти, например, когда в присутствии своего подзащитного адвокат отрицательно относится к деятельности следователя, вызывая реакцию противодействия. В такой ситуации и следователь и защитник, являясь участниками тактического риска, отстаивают различные интересы различными средствами, в результате чего каждый может долго сохранять свои позиции. Следователю, участвующему в ситуации тактического риска, всеми силами нужно избегать положения конфликтующего. Его поведение при всех

1 Постовалов О.В. Указ. соч. С. 21.

2 Под тактическим риском понимается сознательное допущение возможности наступления от рицательных последствий реализуемого тактического решения при отсутствии альтернативы для принятия другого решения (см.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т.З. С. 115- 120; Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. Харьков, 1976. С. 25).

94 условиях должно быть продиктовано интересами дела, независимо от негатив- ных эмоций. Только при этом условии он приобретает преимущество в сопер- ничестве1, что позволит влиять на защитника , а так же и на его подзащитного в желательном для следователя направлении. Применение таких приемов убеждения позволяет не только побудить конфликтующего защитника к необходимости изменения поведения в предлагаемом следователе направлении, но и облегчает дальнейший психологический контакт с ним, даже если непосредственная, первая цель применения не дала незамедлительного эффекта. Защитник убеждается, что следователь ведет следствие полно и всесторонне.

Другим распространенным и эффективным приемом убеждения (по отношению к обвиняемому или подозреваемому является воздействие на эмоциональную сферу психики, который можно отнести и к защитнику - это обращение к личным и профессиональным качествам защитника.

Таким образом, установление психологического контакта следователя и защитника на допросе или перед проведением допроса на стадии начального взаимодействия зависит от своевременного и правильного разрешения целого ряда организационно- технических вопросов взаимодействия следователя и защитника, которые не урегулированы уголовно-процессуальным кодексом. К ним можно отнести: а) вынесение постановления о признании или назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуска на предварительное следствие; б) информирование следователем защитника о предполагаемом времени проведении допроса его подзащитного; в) примерное определение продолжительности допроса; г) выделение помещения для свидания защитника с подзащитным до допроса; д) обсуждение хода допроса, когда интересы следователя и защитника субъективно совпадают; е) согласования о возможности использования защитником оргтехники, звуко- и видеозаписи в процессе участия в проведении следственного действия2; ж) согласование момента

1 Осипов Ю.Ю. Указ. соч. С. 29.

Шахкелдов Ф.Г. Участие защитника в доказывании на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С.16.

95 подачи ходатайств во время допроса, а также времени задавания вопросов доп- рашиваемому; з) предоставление защитнику рабочего места во время допроса.

Все эти моменты не только способствуют установлению психологического контакта с защитником, но и создают возможность сохранять его как во время проведения любого следственного действия с участием защитника, так и на протяжении всего расследования по делу. На вопрос: влияет ли установление следователем психологического контакта с защитником подозреваемого, обвиняемого на дачу правдивых показаний на допросе его подзащитного, в случае участия на этом допросе защитника - положительно ответили 70% следователей (см.: приложение 2).

Условия, в которых сейчас работают следователи, без преувеличения экс- тремальны. Поэтому мы согласны с предложением ряда ученых1 использовать при расследовании преступлений специалиста-психолога, который оказывал бы следователю психологическую помощь при расследовании преступлений, в разрешении конфликтных ситуаций, в том числе и с защитником, в установлении психологического контакта с ним и разрешении конфликтных ситуаций участников уголовного процесса2. По мнению некоторых авторов, такой психолог должен работать в подразделениях РОВД3. Мы согласны с мнением С.Н. Иванова, о возможности проведения психологической подготовки сотрудников правоохранительных органов4, в том числе и следственных работников. По нашему мнению, такая подготовка может оказать существенную помощь в психологической защите от приемов некоторых защитников, которые создают

1 См: Боков С.Н. Психологическое обеспечение расследование преступлений (обзор психоло- гической литературы) // Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Юридические записки. Выпуск 10. Воронеж, 1999. С. 213-219.

Сорокотягина Д.А. Собирание и использование данных о личности потерпевшего с целью расследования преступлений. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1978. СИ.

Лобжанидзе Г.И. О привлечении психолога к расследованию преступлений // Психопедагоги- ка в правоохранительных органах. 1996. № 2. С. 45.

4 Иванов С.Н. Организационные и тактические проблемы расследования вымогательств совершивших преступления группами: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1996. С.16.

96 конфликтогенные условия общения со следователем1, а также в успешном ус- тановлении психологического контакта с участниками по уголовному делу, в том числе и с защитником.

Установление психологического контакта с защитником подозреваемого, обвиняемого на допросе или в период начального взаимодействия позволяет оптимизировать его проведение.

’ Зорин ГЛ. Указ. соч. С. 201.

97 Глава 2. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО, ПРОВОДИМОГО ПРИ УЧАСТИИ ЗАЩИТНИКА

2.1. Типичные следственные ситуации,

складывающиеся на допросе подозреваемого и обвиняемого,

при проведении которого участвует защитник

Тщательный анализ криминалистической литературы показывает, что уче- ные-криминалисты выделяют различные ситуации, складывающиеся в ходе подготовки и производства допроса подозреваемого, обвиняемого. В словаре русского языка «ситуация» означает совокупность условий и обстоятельств, создающих те или иные отношения, обстановку, положение1. В прикладном аспекте ситуация - это обстановка, оцениваемая следователем для принятия решения в момент ее трансформации2.

Вся основная деятельность следователя осуществляется в конкретной си- туации и любые свои действия следователь должен соизмерять с нею. Ситуации, складывающиеся при расследовании преступлений, принято называть следственными3, т.к. она оценивается и разрешается следователем4.

О следственных ситуациях и необходимости ее анализа и учета писали многие ученые: Р.С. Белкин, А.Н. Васильев, И.А. Возгрин, Т.С. Вочецкая, А.Н. Гусаков, И.Ф. Герасимов, В.К. Гавло, Л.Я. Драпкин, А.Н. Колесниченко,

1 Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Евгеньевой А.П. М., 1988. Т.4. С. 100.

2 Другое понятие «ситуации», с точки зрения познания, это состояние ее компонентов в кон кретно определенный момент (срез) времени; Т.С. Волчецкая определяет ситуации как некоторую совокупность фактических обстоятельств, между которыми существует причинная, временная, про странственная или иная связь и которые в силу этой связи образуют целостную систему элементов, называемой ситуацией (см.: Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография / Под ред. проф. Яблокова Н.П. М, 1997. С. 49).

3 Однако, по мнению И.А. Копылова термин «следственная» не совсем точен, так как допускает возможность двойственного толкования: ситуация, складывающаяся в процессе следствия, и ситуа ция, в которой оказывается следователь, поэтому, по его мнению правильнее называть данную си туацию криминалистической (см.: Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение: Учебное пособие. Волгоград, 1988. С. 3).

4 Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. С. 87.

98 В.И. Комиссаров, В.Е. Корноухов, И.М. Лузгин, А.Р. Ратинов, Н.А. Селиванов, В.И. Шиканов и др. В.М. Быков писал о следственных ситуациях, которые возникают при расследовании групповых преступлений на первоначальном этапе1. Однако, среди них нет единого мнения по поводу определения следственной ситуации и ее содержания. Все определения можно подразделить на две группы. Одни ученые считают, что ситуация есть совокупность условий. Другие видят сущность ситуации в том, что она есть совокупность фактических данных, определяющих действие. Однако есть мнение, что «совокупность условий определяет не ситуацию, а способ действия, т.е. систему следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на изобличение преступника»2. Ряд авторов, определяя понятие следственной ситуации, затрагивают ситуации, связанные с полнотой либо недостатком информации по делу, без учета обстановки и условий, в которых оно происходит. Данная группа ученых признает, что следственная ситуация находится как бы «внутри» процесса расследования3. Следственная ситуация с таких позиций рассматривается как некая информационная среда, в которой действует следователь. Однако, это не совсем верно, так как следственная ситуация должна включать различные аспекты деятельности следователя.

Существует и другая позиция, представители которой не ограничивают объем следственной ситуации жесткими содержательными рамками4. Данные ученые утверждают, что следственная ситуация по отношению к процессу расследования носит преимущественно внешний характер. Р.С. Белкин, занимая

’ См.; Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, 1991. С.108- 115.

2 Лямин М.В. Следственные ситуации начального этапа расследования взяточничества в пра воохранительных органах // Вестник СГАП. 2001. № 5. С. 29.

3 См.: Гавло В.К Теоретические проблемы и практика применения методики расследования от дельных видов преступлений. Томск, 1985. С.379; Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М, 1978. С.31.

4 См.: Шиканов В.И. Разработка тактических операций важнейшее условие совершенство вания методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений: (общие положения). М., 1976. С. 157; Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т.З. С 94; Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуа ции как важные факторы разработки методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып.30. С. 120; Балугина Т.С. Проблема следственных ситуаций в кри миналистической литературе//Правоведение. 1983. № 1. С. 18.

99 данную точку зрения и аргументируя «внешний» характер следственной ситуации, определяет ее как «совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания»1. По нашему мнению, это также является не совсем верным, так как следственная ситуация не состоит только из среды, но и из поведения как самого следователя, так и взаимодействующих с ним в данный момент участников этой ситуации, в том числе и защитника, участвующего по делу. Отдельные авторы утверждают, что следственная ситуация входит в состав кримина- листической характеристики преступления как один из его структурных элементов2. Между тем, пересечение понятий «криминалистическая характеристика преступления» и «криминалистическая характеристика расследования» прослеживается через понятие «следственная ситуация», в частности, через ее информационный компонент3, т.е. количество и качество информации о расследуемом событии. Однако, И.А Копылов отмечает, что следственная ситуация это не только всесторонняя характеристика состояния расследования, но и то, что она содержит соответствующий потенциал, позволяющий определить оптимальные пути, средства и приемы расследования, в чем и заключается кри- миналистическое значение следственной ситуации4. Ю.И. Новик так же считает, что следственная ситуация является фактической основой принятия тактических решений следователем5. Некоторые криминалисты6 в понятие ситуации наряду с объективным факторами вводят и субъективные - оценочные моменты. «Характерной особенностью следственной ситуации является то, что пред-

1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988.С. 91-92.

2 См.: Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М., 1975. С.9-10; Гераси мов И.Ф. Криминалистические характеристики преступлений в методике расследования. Сверд ловск, 1975. С. 94-95; Коновалова В.Е., Колесниченко А.Н. Криминалистическая характеристика пре ступления. М., 1985; Турчин Д.А. О разработке теории следственной ситуации // Следственная стуа- ция. М., 1985. С. 28.

3 См.: Волчецкая Т.С. Указ. соч. С.90.

4 См.: Копылов И.А. Указ. соч. С. 67.

5 См.: Новик Ю.И. Научные основы принятия тактических решений при производстве следст венных действий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Минск, 1979. С.12.

См.: Герасимов И.Ф Следственные ситуации на первоначальном этапе расследований // Соц. Законность. 1977. №7. С. 8; Балугина Т.С. Указ. соч. С.81.

100 ставление о ней включает оценку следователем степени своей осведомленности о сущности события, возможных путях получения доказательств, возможном противодействии со стороны заинтересованных лиц и способах преодоления»1. Конечно же, в следствии неполноты информации, следователю приходится выбирать наиболее целесообразные в данной ситуации приемы и действия. Однако, мы согласны и с теми авторами2, которые считают, что ситуация может оцениваться разными лицами по разному, но это не означает, что одна ситуация преобразуется в несколько. Нельзя лишать ее из-за этого объективного характера. Весомый вклад в учение о следственных ситуациях внес Л.Я Драпкин, который следственную ситуацию охарактеризовал как информационную модель. По его мнению, в процессе расследования конкретного преступления следователь непосредственно руководствуется не самой ситуацией, а информационной моделью реальной ситуации. И уже на основе модельного подхода, подчеркивая первичность реальных ситуаций, необходимость их адекватного отражения, творческого исследования и оптимального преобразования. Л.Я. Драпкин назвал модели реальных ситуаций, возникающие по уголовным делам, следственными ситуациями3.

Ситуационный подход придерживаются и ряд других ученых4. Однако В.И. Комиссаров утверждает, что нельзя преувеличивать значение ситуационного подхода в разработке систем приемов расследования. Создание типовых групп тактических приемов подчинено одной цели - оптимизации расследования преступлений. Вся система приемов должна базироваться на объективных

1 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М, 2001. С. 98.

2 См.: Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж, 1984. С. 78; Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики / Под ред. д.ю.н. проф. Михайлова А.И. Саратов, 1987. С..94; Филиппов А.Г., Целищев О.Я Указ. соч. С. 19; Селиванов Н.А. Советская криминалистика С..137; Волчецкая Т.С. Указ. соч. С..94.

3 См.: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 14.

4 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей: Учебное пособие М., 1967; Луз- гин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1973; Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступлений. Минск, 1983; Якушин СЮ. Тактические приемы при рассле довании преступлений. Казань, 1983; Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступле ний и криминалистические ситуации: Учебное пособие. Хабаровск, 1985; Драпкин Л.Я. Указ. соч.; Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Улья новск, 1994; Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. Указ. соч. С.З; Волчец кая Т.С. Указ. соч.

101 возможностях следователя и фактических условиях его деятельности. Кроме того, нужно принимать во внимание конкретные цели, достигаемые следователем, которые допускают определенную подвижность, динамичность. Задача построения новой системы приемов призвана оказать помощь в работе следователя1. По мнению В.И. Комиссарова, спорность многих суждений о следственной ситуации заключается в том, что ее пытались рассмотреть однозначно -по отношению ко всему ходу расследования преступлений. Он же следственную ситуацию рассматривает в двух аспектах: как «учение о динамической системе взаимосвязанных элементов (условия, обстоятельства, характер информации, объекты и взаимоотношения участников предварительного следствия и др.), необходимо влияющих на создание и реализацию определенных групп приемов производства следственных действий», и как «сумму сведений об обстановке, условиях предстоящего производства процессуального дейст- вия, о характере информации, отношениях участников предварительного следствия между собой и к предстоящему допросу»2.

Следственная ситуация состоит из компонентов, представляющих собой совокупность условий, в которых приходится или предстоит действовать. На данные компоненты влияют как субъективные, так и объективные факторы. «Наиболее существенными факторами ситуации являются: степень полноты отражения исследуемого явления в окружающей обстановке, степень полноты выявления и закрепления обстоятельств события на предыдущих этапах расследования, возможность либо невозможность получения недостающей информации, готовность участников расследования к сотрудничеству либо к конфликту со следователем»3.

Т.е. Волчецкая также вела речь о факторах, влияющих на ситуацию4.

Мы поддерживаем определение следственной ситуации, данное С.А. Шейфер: следственная ситуация - это меняющаяся по мере продвижения к

1 Комиссаров В.И. Указ. соч. С. 87-88.

2 См: Комиссаров В.И. Указ. соч. С. 96-98.

3 Шейфер С.А. Указ. соч. С. 97.

4 См.: Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Автореф дис. … докт. юрид. наук. М., 1997. С. 32.

102 конечной цели расследования многофакторная обстановка, обусловленная: а) особенностями отражения события в окружающей среде; б) сохранностью и доступностью следов события; в) внутренней позицией обвиняемого, потерпевшего и других участников следственного действия, а так же г) успешностью действий следователя на предыдущих этапах расследования»1.

На сегодняшний день получила более распространение структурная схема ситуации предложенная Р.С. Белкиным, который выделяет в следственной ситуации компоненты: 1) информационного; 2) психического; 3) процессуально тактического; 4) материального и организационно- технического характера. Сочетание этих компонентов, составляющее содержание следственной ситуации, есть результат воздействия факторов, влияющих на ее формирование. Оценка же сложившейся следственной ситуации, по мнению Р.С. Белкина, и принятие на основе такой оценки тактического решения в понятие и содержание ситуации не входят2. Существенный интерес представляется вопрос о классификации следственных ситуаций, которая дает возможность свести в единую систему огромное их многообразие. Существует несколько криминалистических классификаций следственных ситуаций, которые строятся по различным основаниям. Наиболее полно эти классификации описаны в упомянутых трудах Р.С. Белкина, Л.Я. Драпкина, Т.С. Волчецкой, а также в работах В.А. Образцова3. Основной критерий классификации следственной ситуации Р.С. Белкин определил как благоприятность или не благоприятность их для следственной ситуации, который «носит отчетливо оценочный, отраженный в сознании следователя характер»4. В.А. Образцов, В.Г. Танасевич рассматривают как проблемные и не проблемные ситуации, так и конфликтные и бесконфликтные ситуа-

1 Шейфер С.А. Указ. соч. С. 97-98.

2 Белкин Р.С Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы. С.94.

3 Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. С. 48; Кроме того, В.А. Образцов разделяет на простые и сложные (см.: Образцов В.А. Теоретические ос новы раскрытия преступлений, связанных с ненадлежащим исполнением профессиональных функ ций в сфере производства. Иркутск, 1985. С. 74).

4 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.З. С. 70-73.

103 ции1, кроме того, В.А. Образцов и А.А. Топарков выделяют простую, сложную и суперсложную ситуацию, возникающую при допросе подозреваемого2. И.А. Возгрин применительно к условиям расследования следственные ситуации подразделяет на нормальные и экстремальные3. Однако нельзя согласиться с тем, что так называемая «экстремальная» ситуация, будет являться самой ситуацией. Скорей всего, это будет момент перехода одной ситуации в другую, т.е. зарождение новой ситуации, например, ситуация бесконфликтная перерождается в ситуацию конфликтную. После проверки версии следователем, бесконфликтная ситуация трансформируется в новую ситуацию - конфликтную.

Г.Г. Доспулов выделяет три ситуации, существенно влияющие на выбор тактики допроса: кооперативную, конфликтную с нестрогим соперничеством и конфликтную со строгим соперничеством4. Закатов А.А. совершенно обоснованно конфликтные ситуации подразделяет на явные и скрытые5. Ряд авторов предлагают различать общие (предопределяют направления разработки и группировки приемов осуществления системы следственных действий) и частные следственные ситуации (обуславливают разработку приемов производства отдельных видов следственного действия)6. Однако на этот счет вполне справедливо высказались В.К. Лисиченко и О.В. Батюк о том, что появляются «новые варианты нагромождения в криминалистике выделенных разновидностей си-

1 Образцов В.А., Танасевич В.Г. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации // Сов. государство и право. 1979. № 8. С. 12; Образцов В.А. Теоретические основы раскрытия преступ лений, связанных с ненадлежащим исполнением профессиональных функций в сфере производства. Иркутск, 1985. С. 49; Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. С. 111.

2 См.: Следственные действия / Под ред. В.А. Образцова. М., 1999. С. 84.

3 Последние означают крайнее (исключительное) состояние обстоятельств, складывающихся в конкретный момент расследования данного преступления см.: Возгрин И.А. Криминалистическая тактика: понятие и предмет исследования // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып.2. М., 2001. С. 11, 12.

4 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С. 56.

5 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. С. 68.

См.: Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1989. С.22; Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. С. 51-52.

104 туаций», порождающие спорные точки зрения и неясности в практической деятельности органов расследования1.

В криминалистической литературе ведущим методом научного исследова- ния следственных ситуаций убедительно проводится идея метода обобщения2, который позволяет решать наиболее сложные вопросы раскрытия преступлений3. Исследование следственных ситуаций значимо как в научном, так и практическом плане и является в настоящее время одним из ее перспективных, развивающих направлений. Это подтверждается тем, что в последнее время уделяется большое внимание системе взглядов на следственную ситуацию, классификации, роли и значения следственных ситуаций в выборе направлений расследования на определенном этапе ее осуществления. Ученые отмечают, что еще в стадии развития находится представление о факторах, влияющих на формирование следственной ситуации, ее компонентах4.

Следственные ситуации в сходных условиях повторяются, что создает ос- нову для их типизации. При этом основу типизации составляют только существенные черты и признаки следственных ситуаций, позволяющие выявить объективные внутренние и внешние связи элемента следственной ситуации. Особый практический интерес представляет деление ситуаций на типовые и индивидуальные (конкретные), которые отражает индивидуальность и своеобразие того или иного момента расследования. Вместе с тем, в каждой ситуации обя-

1 Лисиченко В.К., Батюк О.В. Взаимосвязь следственных ситуаций с тактикой производства следственных действий // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.40. Киев, 1990. С. 27- 28.

2 Метод обобщения наиболее эффективен для оптимального нахождения возможных решений в конкретных управленческих ситуациях, что было отмечено в специальной литературе по киберне тике (см.: Моисеев Н.Н. Модели экономической науки. М., 1973. С. 54; Клыков Ю.И. Ситуационное управление большими системами. М., 1974. С. 72; Поспелов Д.А. Большие системы (ситуационное управление). М., 1976. С. 34).

3 Данной проблематикой занимались: Ратинов А.Р. Судебная психология. М.,1967; Мудью- гин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных инсценировками. М., 1973; Густов Г.А. Расле- дование хищений в торговле: Криминалистическая модель преступления. Л., 1979; Селиванов Н.А., Бидонов Л.Г. Типовые версии по делам об убийствах. Горький , 1981; Лузгин И.М. Модели рование при расследовании преступлений. М., 1981.

4 Галанова Л.В. Следственные ситуации в методике расследования преступлений // Вестник СГАП. 2001. №5. С. 31.

105 зательно присутствует ряд признаков, делающих ее похожей на другие ситуа- ции такого же типа, т.е. типовые. Выявление специфики конкретной ситуации требуется для верного применения частных криминалистических методик и решения процессуальных, тактических и управленческих задач расследования. Причем, типовая ситуация отличаются от типичной, тем что последняя представляет собой такую ситуацию, «в информационной структуре которой преобладают общие, часто повторяющиеся черты»1. И.А. Копылов вполне справедливо следственные ситуации разделяет на индивидуальные и типичные. Обосновывая это тем, следственная ситуация включая массу деталей и отражая специфику сложившейся обстановки, в то же время в ней можно выделять признаки, которые делают ее похожей на другие ситуации, т.е. типичной. Поэтому, по его мнению, выделение типичной ситуации есть результат отвлечения от частностей, что имеет особое практическое значение: «появляется возможность алгоритмизации процесса расследования, разработки программ для следователя, базирующихся на типичных следственных ситуациях»2. Следственные ситуации можно разделить на ситуации расследования, которые характеризуют состояние следствия с позиций результативности проделанной работы к определенному моменту следствия, и ситуации отдельных следственных действий, которые характеризуют обстановку в рамках конкретного следственного действия3. Конечно же типичные следственные ситуации позволяют освоить типовые программы расследования преступлений, в том числе и в случае участия на предварительном следствии защитника обвиняемого подозреваемого. Поэтому, рассмотрение следственной ситуации, возникающей на допросе подозреваемого или обвиняемого, где участвует защитник является необходимой и важной частью тактики допроса подозреваемого, обвиняемого.

Поэтому остановимся на типизации проведения отдельных следственных действий, в частности допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника. Н.И. Кулагин, Н.И. Порубов делит допрос по составу уча-

1 См.: Волчецкая Т.С Указ. соч. С. 105-106.

Копылов И.А. Указ. соч. С. 78. 3 См.: Волчецкая Т.С Указ. соч. С. 106.

106 стников1, в результате чего допрос можно разделить на допрос, проводимый при участии защитника и допрос, производимый без его участия. Производство допроса связано с возможностью возникновения конфликтных ситуаций. Большинство авторов допрос подразделяют в зависимости от отношения следователя и допрашиваемого, т.е. на конфликтный и бесконфликтный. Так, с точки зрения одних авторов, тактика допроса строится в бесконфликтной ситуации, в конфликтной ситуации «без строгого соперничества», в конфликтной ситуации «со строгим соперничеством»2. В конфликтной ситуации без строгого соперничества тактические приемы должны воздействовать на интеллект (логический компонент приема), так и на эмоциональную сферу (эмоциональный компонент)3. В ситуации со строгим соперничеством задачи следователя усложняются, так как «допрашиваемого нужно не столько убедить, сколько переубедить в необходимости дать правдивые показания. Воздействие на процессы мышления, эмоции и волю допрашиваемого в этих случаях будет более сильным, вызывающим стресс, фрустрацию»4.

По нашему мнению, типичная ситуация допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника представляет собой совокупность объективных и субъективных данных, на основе которых формируется представление о подозреваемом, обвиняемом, защитнике и решается вопрос о необходимости проведения допроса. Для того чтобы правильно определить данную ситуацию необходимо полно и точно оценить эту информацию и подвергнуть юридическому и психологическому анализу. Важно предвидеть развитие событий с учетом естественного их хода и возможностей воздействия на них5. Поэтому, более существенным классификационным признаком явля-

1 См.: Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Указ. соч. С.4.

2 См. например: Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. Воронеж, 1995 С.117-153; Побережный С.К. Указ. соч.; Тыщенко П.П. Тактика и психологические основы допроса (опроса). Домодедово, 1997. С. 7 и др.

3 См.: Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе: Учебное пособие. Волгоград, 1989. С. 25.

4 См.: Доспулов Г.Г. Указ. соч. С. 63.

5 См.: Ямпольский А.Е. Психология допроса подозреваемого: Учебное пособие. Волгоград, 1978. С. 22-23.

107 ется информационный признак. Исходя из этого, ситуацию допроса подозре- ваемого, обвиняемого, производимого при участии защитника, можно разделить на неблагоприятную - когда объем полезной информации незначителен, промежуточную, возникающую при наличии немалого количества данных, достоверность которых сомнительна (чаще всего такая ситуация возникает при первом допросе подозреваемого), и благоприятную - когда у следователя нет сомнений в достоверности данных. По признаку наличия или отсутствия конфликта между следователем и подозреваемым, обвиняемым, защитником ситуации распадаются на конфликтные, которые характеризуются отношениями противодействия и бесконфликтные, возникающие при полном или частичном совпадении интересов сторон и характеризуются отсутствием соперничества и противодействия.

На наш взгляд, ситуация на допросе подозреваемого, обвиняемого, проводимом при участии защитника, должна быть рассмотрена с учетом конфликтности не только с подозреваемым, обвиняемым, но и с его защитником, его отношением, реакцией на данную конфликтность. Важную роль в этом играет психологический компонент: наличие или отсутствие психологического контакта следователя с защитником. Анкетирование следователей подтвердило: на ситуацию допроса подозреваемого, обвиняемого с участием защитника влияет установление психологического контакта с ним - 67% (см. приложение 2).

Степень конфликтности на допросе подозреваемого, обвиняемого, проводимом при участии защитника, будет слагаться из установления или отсутствия психологического контакта с защитником. Беря за основу выделенные О.В. По- стоваловым типичные следственные ситуации, в зависимости от соотношения психологического контакта с уровнем конфликтности при производстве про- цессуальных действий1, выделим типичные ситуации на допросе подозреваемого, обвиняемого, производимом при участии защитника: 1) бесконфликтная ситуация; 2) конфликтная ситуация в условиях психологического контакта (скрытый конфликт) с защитником; 3) открытая конфликтная ситуация в условиях психологического контакта (например, допрашиваемый дает ложные по-

Постовалов О.В. Указ. соч. С. 16.

108 казания, а следователь применяет тактический прием «допущение легенды», защитник, с которым установлен психологический контакт этому не препятствует; 4) открытая конфликтная ситуация в условиях отсутствия психологического контакта с защитником (например, подозреваемый, обвиняемый, с которым установлен психологический контакт ссылается на усталость, утомление и этим объясняет отсутствие желания давать показания, тогда как такой отказ обуславливается соображениями выиграть время для подготовки средств и мер противодействия вместе с защитником, с которым следователь не установил психологического контакта).

Бесконфликтную ситуацию с участием защитника можно подразделить на три подвида: 1) бесконфликтная ситуация, которая характеризуется наличием факторов, осложняющих общение в такой степени, что установление психологического контакта в данный момент времени либо невозможно, либо нецелесообразно (например, допрашиваемый не готов давать показания из-за сильного эмо- ционального возбуждения и допрос целесообразнее провести в другое время, а его защитник, учитывая это, советует ему не давать показания; 2) бесконфликтная ситуация осложненная определенными факторами, мешающими общению, которые в целом могут быть устранены уже в ходе данного взаимодействия, либо не представляют собой существенных препятствий к эффективному обмену информацией; 3) бесконфликтная ситуация, которая не осложнена препятст- вующими установлению психологического контакта обстоятельствами.

Анализ эмпирического материала свидетельствует о том, что возникновение того или иного вида ситуаций на рассматриваемом допросе зависит от следующих факторов: 1) от этапа расследования, на котором производится допрос; 2) от стадии допроса, на которой возникает та или иная типичная ситуация; 3)от линии поведения следователя; 4) от занимаемой позиции и от линии поведения подозреваемого, обвиняемого; 5) от отношения защитника к занятой позиции своего подзащитного и от его собственной позиция по этому поводу; 6) качеством подготовки следователя к проводимому допросу.

По нашему мнению, целесообразно рассматривать тактику допроса подоз- реваемого, обвиняемого в условиях конфликтной и бесконфликтной ситуации,

109 что находит подтверждение в работах Е.Е. Центрова, А.Г. Филиппова, А.А. Шмидта1. Изучение протоколов допроса подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника показало, что конфликтность усматривалась в 42%, (см. приложение 1, рис. 4). При анкетировании следственных работников, выяснилось, что чаще всего на допросе подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника возникали конфликтные ситуации а) без строго соперничества 19%; б) со строгим соперничеством - 16% в) ситуации тактического риска2 - 7%. Причем, как уже отмечалось, бесконфликтность чаще всего предопределялась установлением психологического контакта с за- щитником подозреваемого, обвиняемого - 83%) (см. приложение 2).

Независимо от характера преступления при участии на предварительном следствии защитника следователь решает однотипную задачу со специфическим «набором» средств, логических приемов, которые однако будут отличаться в зависимости от следственной ситуации при участии защитника (это в первую очередь будет связано с проверкой «версий защиты»).

Бесконфликтная ситуация возникает, когда обвиняемый дает правдивые показания, сам помогает следствию, защитник помогает следователю выяснить мотивы преступления, смягчающие обстоятельства, помогает правильно квалифицировать содеянное его подзащитным. В случае технической ошибки следователя защитник может указать на нее ему непосредственно на допросе, а не скрывать до судебного рассмотрения, с целью устранения из дела данного протокола допроса как доказательства, добытого с нарушением закона, а в связи с этим - возможное устранение целого ряда доказательств по делу.

Проблемная ситуация, когда обвиняемый частично признает себя винов- ным, сознательно допускает искажение истины по определенным доказательствам, а позиция защитника нейтральна: он не желает помочь установить исти-

1 См., например: Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М., 1999. С. 461-465; Криминали стика / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994. С. 292-293; Криминалистика / Под ред. А.Г. Филиппова, А.Ф. Волынского. М, 1998. С. 290-291.

2 Мы согласны с мнением Т.С. Волчецкой, что ситуации тактического риска, возникающие в процессе допроса, требуют не менее пристального внимания при их анализе и в процессе выработки линии поведения следователя (см.: Волчецкая Т.С. Указ. соч. С. 204).

по

ну, но и не мешает тактической линии следователя, у которого недостаточно имеющихся доказательств.

Конфликтная ситуация может состоять в том, что обвиняемый не признал себя виновным, либо совсем отказался от дачи показаний, или когда защитник при защите своего подзащитного нарушает адвокатскую этику, защищая незаконные интересы своего подзащитного, или когда следователь недостаточно изучил личность обвиняемого или защитника и допускает ошибочное поведение по отношению к ним.

B.C. Максимов выделяет еще временную следственную ситуацию, харак- терную для допроса подозреваемого при участии защитника в начале следствия и на более позднем этапе расследования1.

Следует отметить, что профессиональная защитительная деятельность по уголовным делам, по мнению М.О. Баева, по аналогии со следственными ситуациями, также носит отчетливо выраженный ситуационный характер, поэтому он называет их защитными ситуациями2. Поэтому во время допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника возникает параллельно и защитительная ситуация, в основе возникновения которой, по аналогии с мнением М.О. Баева, лежат два структурообразующих момента: а) отношение подзащитного к сущности предъявленного ему обвинения (возникшего в отношении него подозрения) в совершении преступления; б) наличие доказательств, изобличающих подзащитного в совершении инкриминируемого ему деяния, и степень информированности о них защитника. Наличие первого элемента лишний раз подчеркивает необходимость того, чтобы следователь перед допросом спрашивал об отношении обвиняемого к предъявленному обвинению. Однако некоторые авторы или ставят под сомнение данный факт3 или вообще отрицают его необходимость, что является неверным. По этому поводу хочется ска-

См.: Максимов B.C. Допрос подозреваемого с участием защитника // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Томск, 1991. С.221.

См.: Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголовном процессе России: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. Воронеж, 1998. С. 20.

3 См.: Гриненко А.В. Процессуальные средства установления психологического контакта с об- виняемым // Российский следователь. 2001. №5. С.20.

Ill

зать, что на стадии предварительного расследования тактическая деятельность защитника предопределяется тем, что признает или не признает подзащитный себя виновном в инкриминируемом ему преступлении.

«В основе каждого преступления лежит конфликт правонарушителя с законом, интересами общества и государства. Восстановление попранного права начинается с раскрытия преступления, в ходе которых конфликт с законом может обрести форму конфликта со следователем. Так возникает конфликтная следственная ситуация, в которой противодействие со стороны заинтересованных лиц и меры следователя по преодолению этого противодействия и достижению целей следствия являются доминирующими факторами. Реальность подобных ситуаций и их известная распространенность обусловили развитие тех приемов и рекомендаций криминалистической тактики, которые вооружают следователя для действий в условиях конфликта, помогают разрешить его в соответствии с законом в интересах правонарушителя»1 и в интересах раскрытия и расследования преступления.

Некоторые авторы поставили под сомнение не только существование конфликтных ситуаций при расследовании преступлений2, но и усмотрели в признании ситуаций противоборства путь к отрицанию воспитательных целей правосудия3, с чем большинство ученых не согласились4. Так, Р.С. Белкин сделал вывод, что «концепция бесконфликтного следствия» - это средство не защиты закона и морали, а их нарушения. Концепция «бесконфликтного следствия» делает ненужным исследования в области конфликтный ситуаций, тем самым разоружает следствие, создает явный перевес тех, кто не заинтересован в обнаружении истины по делу, нанося тем самым ущерб правосудию5.

См.: Белкин Р.С. Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы. С. 98.

2 См.: Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений // Труды ВЮЗИ. Вып.29. М., 1973.С.223.

3 См.: Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики / Библиотечка следователя. М., 1980. С. 13.

4 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы. С.98-103.

5 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы. С. 103; Белкин Р.С. Курс криминалистики. Зе изд., дополненное. Закон и право. М., 2001; Баев О.Я. Конфликты в дея тельности следователя. (Вопросы теории). С. 131-136.

112

Существует и другое мнение: A.M. Ларин считал, что признание обвиняе- мого виновным в совершении преступления является отождествлением, его с преступником до постановления приговора, что является неправомерным и алогичным. Тем самым отрицательно относясь к теории конфликтного следствия, «центральное положение которой - конфликтная ситуация» . В то же время, он высказывал, что «наличие конфликтов, противоречий в производстве по уголовному делам неоспоримо… Такие конфликты естественны и правомерны… Тем не менее «конфликтологическая» трактовка расследования, сводящая его к конфликту следователя с обвиняемым, неприемлема»1. В данных рассуждениях усматривается некая нелогичность. Поэтому мы соглашаемся с выводом Р.С. Белкина. Более того, участие на предварительном следствии защитника подозреваемого, обвиняемого с самых ранних этапов расследования, и в частности, его участие в первых допросах подозреваемого, обвиняемого (а также свидетелей, потерпевших и иных лиц) ставит под сомнение в некоторых случаях возможность проведения допроса в бесконфликтной ситуации вообще, а в некоторых случаях и существование вообще бесконфликтной следственной ситуации, если по делу имеется защитник! Такой вывод возможен, в первую очередь, вследствие того, что следователь и защитник причислены к разным сторонам уголовного процесса: следователь - к стороне обвинения, защитник к стороне защиты, что полностью соответствует состязательному процессу.

Для конфликта характерно столкновение противоположных результатов, например, для следователя - получение правдивых показаний, и в конечном плане -установление истины по делу, а для обвиняемого, а иногда и для защитника сокрытие правдивой информации или стремление защитника «выбелить» своего подзащитного в лучшем для него свете. В реальной обстановке следователь и защитник подозреваемого, обвиняемого соперничают друг с другом, применяя тактические приемы, ведя тем самым так называемую «процессуальную и тактическую борьбу»2.

Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. С. 102-103. 2 См., например: Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. С. 160.

113

Ознакомление с практикой проведения допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника, говорит о типичности таких ситуаций, когда расходятся интересы следователя, подозреваемого, обвиняемого и защитника, который ведет защиту недобросовестно. Поэтому даже если допрос происходит без видимого противоборства, то возможно существование скрытого противодействия со стороны защитника, которое может проявиться в конце допроса, или далее во время следствия, или уже в суде.

В зависимости от занятой допрашиваемым позиции допрос может протекать в конфликтной или бесконфликтной ситуации. Как указывалось выше, бесконфликтная ситуация характеризуется тем, что подозреваемый, обвиняемый, располагая полным объемом сведений о криминальном событии, намерен сообщить их следователю и признать свое участие в преступлении. Защитник же во время допроса интересуется смягчающими вину обстоятельствами и не препятствует правдивым показаниям подозреваемого, обвиняемого. Тактика допроса в такой ситуации направлена на получение более подробных показаний связанных с совершением преступления. В связи с этим бесконфликтная ситуация сопряжена с риском самооговора1. Конфликтная ситуация возникает тогда, когда подозреваемый, обвиняемый категорически отказывается давать показания и отрицает свою причастность к преступлению. Защитник же полностью принял позицию своего подзащитного, не вступая в конфликт со следователем или защитник сам лично конфликтует со следователем, выдвигая при этом какие-либо требования. Если допрос должен проводится с подозреваемым, то конфликтность такой ситуации усугубляется тем, что в качестве информационной базы допроса выступает ограниченная исходная информация, которая не является достаточной для изобличающих доказательств2. В таком случае первый допрос подозреваемого, обвиняемого носит разведывательный характер и «направлен на выяснение личностных особенностей допрашиваемо-

1 См., например: Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминаев В.Е. Психология преступника и рас следование преступлений. М., 1996. С. 245; Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М., 1999. С. 461-463.

2 Асташкина Е.Н., Марочкин Н.А. Криминалистические алгоритмы в расследовании квартир ных краж на первоначальном этапе расследования: Учебное пособие. Саратов, 2001. С. 63.

114 го, его позиции, аргументов и получении той информации, которую он намерен сообщить»1.

Необходимо отметить, что в методических целях бесконфликтные и кон- фликтные ситуации жестко разграничиваются, однако, в реальной жизни нередко случается так, что в ходе одного и того же допроса приходится сталкиваться сразу с обеими ситуациями (когда допрашиваемый дает правдивые показания по одному эпизоду и пытается обмануть, дезориентировать следователя в другом). В подобных случаях и следователь должен проявлять гибкость и применять различные приемы - сначала направленные на оказание помощи допрашиваемому в припоминании забытого, а затем (в ходе того же допроса) -на изобличение допрашиваемого в даче ложных показаний2.

Поэтому, по нашему мнению, допросу подозреваемого, обвиняемого, проводимому при участии защитника, в процессе расследования также присуща ситуационность, которая обуславливается рядом факторов: характером преступления; наличием доказательств; на каком этапе производится допрос; первичный или последующий допрос; условиями в которых проводится допрос; взаимоотношениями следователя с участниками допроса; личностью допрашиваемого; позициями допрашиваемого и его защитника к предстоящему допросу и позиции по делу вообще; тактикой защитника, которую он примет на допросе своего подзащитного, а также осведомленностью о имеющихся доказательств по делу; личностью следователя, его профессиональными, психическими, де- ловыми качествами, а также личностью защитника, участвующего в допросе.

Как известно, основная цель допроса - получение правдивой информации об обстоятельствах, имеющих значение по делу, поэтому в криминалистике, по отношению к данной цели допроса и, зависимости от признания обвиняемым своей виновности или невиновности, выделяют следующие типичные ситуации на допросе: бесконфликтная или конфликтная ситуация, как со строгим соперничеством, так и без строго соперничества3.

’ Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. С.463.

2 Криминалистика. Учебник / Под ред. Филиппова А.Г., Волынского А.Ф. М., 1998. С. 291.

3 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С. 15- 16.

115

Кроме того, мы можем выделить ситуации в зависимости от непосредст- венных показаний обвиняемого после ответа на вопрос о его виновности: 1) обвиняемый полностью признает себя виновным, чистосердечно и объективно рассказывает о содеянном, что соответствует собранным по делу материалам; 2) обвиняемый полностью признает себя виновным, но в его показаниях содержатся сведения, противоречащие материалам дела; 3) обвиняемый частично признает себя виновным, и в его показаниях содержатся сведения, противоречащие собранным материалам; 4) обвиняемый не признает себя виновным, объясняя причину этого; 5) обвиняемый не признает себя виновным и отказывается давать показания.

В связи с этими ситуациями можно выделить три типичных группы за- щитников1, ориентиром которых будет являться позиция защитника2 по отношению к основному вопросу расследования - о виновности подзащитного в совершении конкретного преступления. В ситуации, когда обвиняемый признает себя виновным, первая группа защитников согласна с тем, что вина их подзащитных доказана и поддерживают их решение о признании. В данном случае деятельность защитника направлена на поиск смягчающих вину обстоятельств, исключение из обвинения квалифицирующих признаков, сбор данных, положительно характеризующих личность обвиняемого, и т.п. Участие в допросе такой группы защитников создает бесконфликтную ситуацию.

Вторая группа защитников изначально не согласна с позицией признания их подзащитными своей вины и стремящиеся склонить последних к отказу от «признательных» показаний, тем самым противодействуя следствию. Мотивами таких действий могут быть, например, «исполнение воли соучастников и иных лиц, заинтересованных в отказе признавшегося лица от своих показаний; «отработка» высокого гонорара, уплаченного родственниками обвиняемого за освобождение его от уголовной ответственности; стремление заработать на

1 Две из которых выделял в своей работе В.И. Саньков (см. подробнее: Саньков В.И. Указ. соч. С. 90-91).

«Позиция защитника это его мнение по вопросам вины и ответственности обвиняемого, ко- торое он отстаивает всеми законными средствами и способами. Позиция предопределяет деятельность защитника по конкретному делу, его отношение к основным правовым и этическим вопросам дела» (см.: Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М., 1989. С. 248; Макарова З.В. Участие адвоката-защитника на предварительном следствии. Куйбышев, 1978. С. 27).

116

«развале» дела авторитет среди потенциальных клиентов»1, в силу своей про- фессиональной не компетенции и т.д. Участие такой группы защитников на допросе своего подзащитного может создать лишь конфликтную ситуацию.

Третья группа: защитники изначально не согласные с позицией своего подзащитного, но в силу своего процессуального положения2, а также в силу этических и профессиональных обязанностей, не отказываются от защиты, продолжают вести ее законными способами и методами, отыскивая те доказа- тельства, которые говорили бы о невиновности их подзащитного. Участие на допросе такой группы защитников создает конфликтную ситуацию.

Однако на практике существует и четвертая группа защитников, хотя их и меньшинство - это те, которые безразличны к позиции самого обвиняемого или подозреваемого, бездействуя, они ставят лишь подпись о своем присутствии в протоколе допроса своего подзащитного. Чаще всего мотивом такого поведения защитников является «нежелание работать практически бесплатно», в случае защиты по назначению или в силу своей некомпетентности, создавая лишь видимость своего участия в допросе, видимой конфликтности не создают, но она имеет латентную форму. Это одна из самых опасных ситуаций допроса, проводимого при участии защитника, так как не исключает возникновения следственной ошибки из-за возможного самооговора подозреваемого, обвиняемого.

Таким образом, типичные ситуации на допросе при участии защитника мы классифицируем на бесконфликтные и конфликтные, которые, свою очередь, могут делиться на конфликтные ситуации без строгого соперничества, конфликтные ситуации строгого соперничества и ситуации тактического риска.

Степень конфликтности зависит от следующих факторов: 1) наличия или отсутствия психологического контакта между следователем и защитником; 2) отношения защитника к позиции подозреваемого, обвиняемого на допросе. В зависимости от ситуации, возникающей на допросе подозреваемого, обвиняемого, проводимом при участии защитника, в целом можно выделить четыре группы защитников, участие которых в допросе подозреваемого или обвиняемого могут создавать бесконфликтные или конфликтные ситуации.

1 Саньков В.И. Указ. соч. С. 90-91. См.: Зайцева И.А. Адвокат-защитник на предварительном следствии. С.44.

117

2.2. Особенности допроса подозреваемого, проводимого при участии защитника

В настоящее время криминалистика практически не располагает рекомендациями по тактике и психологии допроса подозреваемого с участием защитника. Допущение защитника к участию в дело на этапе задержания или ареста подозреваемого, когда подозреваемому предстоит первый допрос, объективно представляет защитнику «возможность с наибольшим для следствия уроном воспользоваться временной недостаточностью и противоречивостью доказа- тельственной базы и существенно повредить ее либо исказить в пользу подза- щитного, особенно в ситуации, когда до первого допроса подозреваемого защитник имел с ним беседу наедине»1.

Но есть и другое мнение. Так, по мнению B.C. Шадрина, появление защитника в деле на раннем этапе производства не создает для следователя непреодолимых трудностей, но ощутимо благоприятствует качеству расследования. Проверка положенных в основу обвинения или подозрения доказательств на прочность, предотвращение поспешных решений, устранение недостатков, способных привести к возвращению дела для дополнительного расследования, желательны не только для обвиняемого, подозреваемого, но и для следователя. Защитник «опасен» только неквалифицированному следователю, не уверенному в своих силах и выводах по делу, но для следователя аналогичную опасность представляют и прокурор, и суд»2.

По нашему мнению, правы оба автора. Конечно же, статус защитника подозреваемого не должен отличаться от статуса защитника обвиняемого, поэтому вполне обоснованна критика А.В. Пивень3 такой тенденции, как наделение защитника подозреваемого особым процессуальным статусом, отличным от статуса защитника обвиняемого. Кроме того, мы не поддерживаем

1 Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактические приемы допроса: Учебное пособие. СПб., 1994. С. 46-47.

2 Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С.133-134.

3 Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1999. С.18.

118

мнение и тех авторов, которые предлагают следователю при появлении по- дозреваемого выносить постановление о признании лица подозреваемым с изложением в постановлении перечня принадлежащих ему прав1. Нам представляется, что достаточно соответствующих бланков протоколов разъяснения прав подозреваемых. Более того, подозреваемый всего 10 дней может находится в данном положении, а согласно закона выносимое следователем постановление должно быть мотивированным, что не всегда возможно относительно мотивированной обоснованности подозрения. На это и дается законом 10 дней, чтобы уже по их истечении следователь составил мотивированное постановление о привлечении в качестве обвиняемого данного подозреваемого или вообще отказался бы от обвинения2.

Существует мнение, что тактика допроса подозреваемого в основном ана- логична тактике допроса обвиняемого3. Однако мы согласны с мнением тех ученых, кто считает, что существуют отличия допроса подозреваемого и обвиняемого как в тактическом плане4, так и психологическом.

Согласно уголовно-процессуального законодательства подозреваемым признается: а) лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело; б) лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы; в) лицо, в отношении которого применена мера пресечения - заключение под стражу до предъявления обвинения. Иными словами, подозреваемый - лицо, которому обвинение не предъявлено. Не исключено, что подозрение для данного лица может оказаться необоснованным, вызванным неблагоприятным стечением обстоятельств. «Чтобы исключить ошибку и не толкнуть подозреваемого на самооговор, так-

1 Галимханов А.Б. Квопросу об участии адвоката подозреваемого на предварительном следст вии //Южно Уральские криминалистические чтения. Уфа, 2000. Сборник № 8. С. 135.

2 ДРУгие авторы также считают, что «вынесение специального постановления в качестве по дозреваемого ни теоретически, ни практически не оправдано» (см.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 116).

3 См., например, Следственная тактика: Учебное пособие по курсу основы криминалистики. М, 1982. С.57.

4 Галкин И.С, Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого. М., 1968. С. 52.

119

тика допроса должна быть более осторожной, а следователь обязан проявить максимум объективности»1. Защитник в этом случае может стать союзником следователя по недопущению невиновного к уголовной ответственности. Следователь должен учитывать специфику юридического статуса подозреваемого. На следствии он появляется чаще всего в результате задержания, применения меры пресечения до предъявления обвинения, или применения к свидетелю мер процессуального принуждения. Поэтому следователь не всегда может сразу разобраться: перед ним именно то лицо, которое совершило преступление или лицо, на которого в силу сложившихся обстоятельств пало неосновательное подозрение. Это и откладывает отпечаток на тактику допроса: показания подозреваемого имеют место только на предварительном следствии, а в суде они могут фигурировать только в виде протокола допроса2.

Сложность структуры допроса подозреваемого при участии защитника со- стоит в том, что а) данное лицо может находиться в состоянии глубокого психического переживания, вызванного сложным положением, в котором оно оказалось, к тому же и реальной возможностью ухудшения этого положения в результате успешного для следователя допроса. На данную специфику указывали ряд авторов3; б) в ходе допроса подозреваемый стремится 1) получить не только от следователя информацию, чтобы правильно решить мыслительные задачи и в конечном итоге сообщить информацию следователю, но и защитника, с целью как правильно воспользоваться этой информацией и передать уже ту информацию следователю, чтобы не навредить себе; 2) восполнить недостающую, отсутствующую у него информацию о действиях следователя по познанию, восстановлению модели происшедшего события, с тем, чтобы защитник мог в последствии более конкретно ее разъяснить подозреваемому опять же с целью - не навредив ему в дальнейшем.

‘Криминалистика / Под ред. Ищенко Е.П. М., 2000. С. 383.

2 См подробнее: Галкин И.С, Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого. М., 1968. С. 45-49.

3 См.: Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. С. 110-112; Криминалистика: Учебник для вузов / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Российская. М, 1999. С. 609-610.

120

На формирование мотивов1 поведения подозреваемого, большое влияние оказывает информация, исходящая от следователя2. Одним из самых сильных факторов, определяющих эмоциональное состояние подозреваемого, является дефицит информации, испытываемый им. Отсутствие у подозреваемого информации о доказательствах часто создает у допрашиваемого установку на неизбежность дачи правдивых показаний, на обязательность его изобличения3. Защитник, нередко зная об этом, советуют своим подзащитным подозреваемым в совершении преступления отказаться от дачи показаний, что естественно создает определенные трудности для следователя, тем более, согласно п.2 ч.4 ст. 46 УПК РФ подозреваемый вправе отказаться от дачи показаний. Но в связи с тем, что фактор дефицита информации особенно действенен в начале расследования, то именно по этой причине подозреваемый и его защитник заинтересованы в общении со следователем. Разумеется из тактических соображений следователь может скрывать от подозреваемого и его защитника до определенного времени пределы своей осведомленности.

Следователь также испытывает дефицит необходимой информации по существу дела: а) данные о личности подозреваемого могут быть ограничены; б) еще нет убедительных доказательств вины подозреваемого4; в) ввиду ограниченности времени затрудняется установление психологического контакта с подозреваемым и его защитником, что сказывается на тактике допроса подозреваемого. Однако на первом допросе подозреваемого защитнику затруднительно продумать линию защиты, осмыслить, какими доказательствами вины подозреваемого располагает следствие.

Конечно же, проводить допрос подозреваемого при участии защитника без подготовки, без наличия минимума доказательств, изобличающих подозреваемого, только надеясь на то, что он сам расскажет о своей преступной деятель-

1 Мотив можно определить как побуждение, связанное с удовлетворением определенной по требности или интереса (см.: Общая психология / Под ред. Петровского А.В. М., 1970. С. 101).

2 Ямпольский А.Е. Психология допроса подозреваемого. С. 18.

3 Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий: Учебное пособие. Свердловск, 1973. С. 101.

4 Шиханцев Г.Г. Юридическая психология. Учебник для вузов. М., 1998. С. 196.

121

ности, значит сознательно провалить допрос. Подготовка к такому допросу также имеет свои особенности:

1) в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, момент его первого допроса определяет УПК РФ - не позднее 24 часов с момента задержания. Следует отметить, что момент допроса, может зависеть от эмоционального состояния подозреваемого: а) если подозреваемый осознает свою вину, испытывает чувство сожаления, раскаяния, следователь может принять решение допрашивать подозреваемого немедленно1. Однако «немедленность» наступает лишь после того как выбранный подозреваемым или назначенный защитник прибудет на допрос. В тот отрезок времени, пока защитник будет прибывать к месту проведения допроса, следователю необходимо провести неформальную беседу с подозреваемым для изучения его личности и установления по возможности психологического контакта с ним; б) если подозреваемый не испытывает угрызения совести за совершенное преступ- ление, то он может находиться в состоянии эмоциональной тупости, безразличия или страха перед грозящим наказанием. Такое эмоциональное состояние подозреваемого не дает уверенности следователю, что подозреваемый будет давать правдивые показания. Находясь в сильном возбужденном состоянии, подозреваемый может и не осознать и не оценить доводы следователя и предъявляемые ему доказательства. В данном случае необходим такой прием, как «снятие напряженности», а также в этом может оказать помощь защитник, с которым установлен психологический контакт. Если у следователя имеются убедительные и закрепленные в материалах уголовного дела изобличающие доказательства подозреваемого, следователю можно приостановить допрос и разрешить защитнику переговорить с подозреваемым для разъяснения действительно сложившейся обстановки. Конечно же, данные действия следователя граничат с тактическим риском, так как именно в это время защитник и подозреваемый могут сформировать свою защитительную версию, определить оправдательные моменты или объяснить действия в выгодном для подозреваемо-

Глазырин Ф.В. Указ. соч. С. 102.

122

го свете. Поэтому такой прием следователь должен проводить лишь в исклю- чительных случаях, если следователь убежден, что подозреваемый находится в тяжелом душевном волнении. Иначе сам защитник может потребовать прервать данный допрос; в) подозреваемый может оказаться в своеобразном пси- хологическом состоянии, например, в алкогольном, наркотическом. В этом случае следователю необходимо отложить допрос, до вытрезвления подозреваемого, иначе вряд ли защитник даст согласие на участие в допросе;

2) Следователь должен при подготовке к допросу определить объем доказательств, с которыми можно ознакомить подозреваемого, не опасаясь, что он или его защитник окажут влияние на их источник. На момент допроса очень часто объем собранных доказательств мал и недостаточно проверен: еще не опрошены все лица по данному делу, не проведены экспертизы и т.д. Поэтому следователю нежелательно ссылаться на них как уже на установленные, так как защитник, так же как и следователь, в большей мере это осознает и по этому поводу проконсультирует подозреваемого; 3) 4) На допрос подозреваемого можно привлечь должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч.7 ст. 164 УПК РФ), что может уровнять «равновесие сил» на допросе, проводимом при участии защитника, что немаловажно для молодого следователя. 5) Конечно же, подозреваемый может отказаться от дачи показаний до свидания с защитником, Поэтому, как бы ни было срочно провести допрос следователь, согласно закона (п.З ч.4 ст.46 УПК РФ), должен первоначально предоставить свидание подозреваемому наедине с защитником. Ранее, до принятия такой нормы в УПК РФ, некоторые ученые в случаях, когда незамедлительный допрос задержанного в порядке ст. 122 УПК РСФСР невозможен с участием защитника (задержание в выходные дни), предлагали отказываться от дачи показаний до реального предоставления защитника1. Однако мы согласны с А.Б. Галимхановым, что подозреваемый может и без участия защитника от-

См.: Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предваритель- ном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. С. 7.

123

стаивать свои законные интересы1, «выдвигать различные версии и объяснения, что ни в коем случае не означает, что он обязан доказывать свою невиновность»2.

4) Следователю необходимо продумать и предполагаемое поведение по- дозреваемого: а) если у подозреваемого была беседа с защитником перед до- просом, то они могли выработать линию поведения подозреваемого на допросе, поэтому он может находиться в более спокойном состоянии и его физиологические сигналы могут быть значительно снижены; б) к факторам, влияющим на поведение подозреваемого на допросе3, проводимом при участии защитника, можно отнести и воздействие информации, исходящей от защитника. Очень часто при задержании подозреваемого изымаются доказательства его преступной деятельности, что дает повод ему сформировать представление о разоблачении, поэтому не видит иного выхода, как дача правдивых показаний. Защитник же, анализируя задержание и ознакомившись с материалами дела, которые ему доступны по закону, может сформировать мнение у подозреваемого об обратном, основываясь на том, что данные «доказательства» имеют «зыбкую основу» или они изымались с нарушением закона, посоветует подозреваемому отказаться от дачи показаний. 5) 6) Применение мер пресечения также оказывает влияние на дачу показаний подозреваемым, даваемых при участии защитника на допросе. Так, а) если к подозреваемому были применены меры пресечения до предъявления обвинения, не связанные с лишением свободы, то у подозреваемого и защитника может сложиться мнение, что следователь не имеет достаточных доказательств, обосновывающих доказательства. Это вызывает у подозреваемого надежду уйти от ответственности и стремление к оказанию противодействия следователю в установлению истины. Таких подозреваемых целесообразно допрашивать в момент, когда имеется
достаточно доказательств, способных уличить его в 7) 1 Мы не согласны лишь в том плане, что подозреваемый может отстаивать не все свои интересы, а лишь законные интересы.

Галимханов А.Б. Указ. соч. С. 135.

3 См.: Ямпольский А.Е. Психология допроса подозреваемого. С. 13-20.

124

совершении преступления; б) применение меры пресечения связанной с лишением свободы к подозреваемому, может вызвать у него напряжение нервной системы, которое затем на допросе может проявиться в виде нервозности, возбуждения или наоборот апатии. Подозреваемый может чутко реагировать на информацию, поступающую извне: от сокамерников, от защитника. Такой подозреваемый может в любую минуту изменить показания, данные ранее на предыдущем допросе или на этом же, причем как в неблагоприятную для следствия сторону, так и в благоприятную.

6) Допрос в качестве подозреваемого проводится по общим правилам проведения допроса и общим правилам проведения следственного действия (ст. ст. 46, 164, 187- 190, 423-425 УПК РФ). Однако тактика допроса подозреваемого при участии защитника имеет свою специфику, определяющуюся рядом обстоятельств и прежде всего особенностями процессуального положения этого лица: первый допрос задержанного подозреваемого нередко носит характер разведывательного, а основными становятся, как правило, последующие. Однако в зависимости от обстоятельств следователь может не останавливаться на получении объяснений подозреваемого относительно обстоятельств, послуживших основанием для его задержания, а продолжить и сделать допрос основным. Это будет зависеть от степени уверенности следователя о том, что данное лицо совершило преступление; от наличия веских улик, с помощью которых можно было бы получить от подозреваемого правдивые показания. Степень уверенности следователя определяется прежде всего: 1) объемом доказательственных фактов, которыми он располагает, т.е. какие факты его причастности имели место при задержании; 2) знанием следователя личности подозреваемого и установлением с ним психологического контакта; 3) состоявшимся свиданием подозреваемого с защитником и его продолжительностью; 4) установлением психологического контакта с защитником или имеющимися предпосылками для его установления; 5) ответами подозреваемого во время допроса, объясняющими уличающие его обстоятельства.

Если в процессе допроса у следователя появляются сомнения в причастности задержанного к совершенному преступлению, то в применении тактиче-

125

ских приемов, позволяющих получить правдивые показания, необходимо по- временить до последующего допроса, когда появятся в деле другие факты его уличающие или наоборот говорящие в его пользу. Иначе продолжение допроса в этом аспекте может быть воспринято защитником как психологическое воздействие на подозреваемого. К тому же, если защитник заметит неуверенность следователя, то, воспользовавшись этим, защитник может применить свои тактические приемы, которые могут ввести следователя в заблуждения. Если же, наоборот, следователь заметит неуверенность в ответах подозреваемого, его колебания в правильности выбранной линии защиты, то необходимо продолжать допрос и следить за невербальными жестами как подозреваемого, так и защитника. Однако следователю надо быть предельно осторожным, чтобы не допустить ошибки, поскольку для него еще не ясны многие детали расследуемого события и при допросе он идет как бы наощупь, в потемках. Поэтому следователь должен правильно оценить улики, сопоставить с объяснениями подозреваемого, не торопиться с выводами о совершении им преступления, а равно неосновательности подозрения.

Следователю необходимо помнить, что подозреваемый не только отвечает на вопросы, но вместе с защитником стараются выведать у следователя интере- сующие его сведения, например, знает ли следователь о соучастниках, известны ли другие эпизоды преступной деятельности или только тот, который имеет место в протоколе задержания, известны ли мотивы совершенного преступления. В необходимых случаях, из тактических соображений, лучше для следователя скрыть как обстоит дело в действительности по поводу тех обстоятельств, которые интересуют подозреваемого и его защитника. Например, он может прибегнуть к репликам, допускающим многозначное толкование. Прямой отказ в сведениях, интересующих подозреваемого и его защитника может: 1) насторожить подозреваемого и породить у него догадку, что следователь не отвечает потому, что этот факт не установлен; 2) помешать установлению психологического контакта как с подозреваемым, так и с его защитником; 3) расцениваться защитником и подозреваемым как факт неуважения к ним. К тому же, «пользуясь методами рефлективного мышления, должен подготовить вопросы,

126

которые не вызовут опасений подозреваемого. Подлинная цель вопросов может «не быть на поверхности»1.

В зависимости от первых полученных показаний следователь выбирает наиболее целесообразные приемы допроса, переходит от одних к другим, сочетая при необходимости тактику, направленную на раскаяние допрашиваемого, с приемами, позволяющими получить от него правдивые показания при отсутствии к тому доброй воли. Однако участие защитника в допросе и отсутствие в деле значительного объема уличающего материала сужает возможность использования тактических приемов, основанных на наличии в деле доказательств. Поэтому не все тактические приемы получения правдивых показаний, что и при допросе обвиняемого, приемлемы при участии защитника. Относительно данного аспекта следует иметь в виду следующее.

1) Существенно применение таких приемов, которые основаны на незна- нии подозреваемым пределов осведомленности следователя, что приводит к возникновению у допрашиваемого неуверенности, растерянности, домыслов, догадок, предположений, что «следствию все известно». В конечном итоге допрашиваемый находясь в таком состоянии, нередко отказывается от дачи ложных показаний. Однако необходимо подчеркнуть недопустимость каких-либо ссылок следователя на отсутствующие у него доказательства, а также исключение каких-либо форм обмана2. Такой тактический прием, как создание у допрашиваемого впечатления о полной осведомленности следователя, который является вполне допустимым и при производстве допроса с участием защитника, отличается от обмана, так как «следователь не сообщает допрашиваемому ложных сведений, но знакомит его с информацией, которая может быть понята им двояко»3. 2) 3) Наличие дефицита весьма значимой для подозреваемого информации обуславливает неустойчивость психических состояний подозреваемого. Неред- 4) ‘ Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Указ. соч. С.36.

2 Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. С. 86-87.

3 Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. С. 121.

127

ко подозреваемый на допросе может чувствовать себя в двусмысленном положении: какое то время он живет надеждой, порой даже уверенностью в том, что следователь не может установить его причастность к преступлению, доказать его вину, выявить все факты и эпизоды его преступной деятельности; затем оказывается во власти безнадежности из-за шаткости занимаемой позиции отрицания, высокой оценки возможностей следствия1. Однако во время допроса с участием защитника подозреваемый как бы сверяет исходящую информацию от следователя с отношением к ней защитника, его реакцию на это и соответствующее поведение, которое может выражаться не только в звуковых сигналах: протестах к задаваемым вопросам следователя, попытках ответить на вопросы следователя самим защитником или подталкивание в бок подозреваемого, если они сидят совсем рядом, или невербальными жестами, когда следователь предоставил место защитнику поодаль от подозреваемого. Надо признать, что не всегда со стороны защитника исходят жесты и сигналы отрицательного характера для следователя. Очень часто защитники сами одергивают подозреваемого, если тот грубо, пренебрежительно разговаривает со следователем или, например, совсем замыкается и замолкает на полуслове. Поэтому желательно, чтобы защитник стал союзником следователя в формировании мотивов поведения подозреваемого на допросе, так как от этого во многом будет зависеть ложность или правдивость показаний подозреваемого, а в конечном счете и итог расследования. Следует отметить, что большинство подозреваемых, которые дают правдивые показания, испытывали к следователю «уважение и симпатию за справедливое отношение к ним и за стремление разобраться в их судьбе»2, зачастую этому способствовал и защитник при участии на допросах.

3) Подозреваемый, не совершивший преступления, а оказавшийся в этом процессуальном положении в силу случайно сложившихся обстоятельств иначе

1 Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. С.73.

2 Ямпольский А.Е. Указ. соч. С. 20.

128

может относятся к информации, воспринимаемой им в ходе допроса. С одной стороны, он руководствуется положительными мотивами и желает дать правдивые показания, так как это в его интересах; а с другой - опасается быть необоснованно привлеченным к уголовной ответственности или вообще не верит, что возможно доказать его невиновность. «Такие представления могут привести как к формированию мотива исказить действительные обстоятельства дела, кажущими им опасными, так и к определению создавшейся ситуации как не имеющей иного выхода, кроме самооговора»1. В этом случае многое зависит от защитника. Будет ли он поддерживать своего подзащитного или пойдет на коллизию с ним. Поэтому следователю необходимо уметь распознавать, где действия защитника связаны с «обелением» своего подзащитного, действительно совершившим преступление, а где действия защитника направлены на выявление обстоятельств, действительно доказывающих его невиновность и непричастность к совершенному преступлению. Следователю очень важно не отмахиваться от информации исходящей во время допроса как от самого подозреваемого, так и от его защитника. И уметь понять, где истинные, а где ложные показания, не допустить самооговора подозреваемого.

На формирование тактики допроса подозреваемого при участии защитника могут влиять следующие факторы: 1) момент появления в деле подозреваемого: а) в начале следствия по делу; б) в процессе дальнейшего расследования; 2) наличие возможности установления с подозреваемым и его защитником психологического контакта; 3) имеющие по делу доказательства причастности к совершению преступления подозреваемого; 4) осведомленность подозреваемого и его защитника о наличии доказательств изобличающих подозреваемого и отношения к ним подозреваемого и его защитника; 5) линия поведения подозреваемого на допросе и активности его защитника; 6) наличие тактического арсенала у следователя на момент допроса подозреваемого; 7) складывающаяся следственная ситуация по делу. Прежде чем принять решение о допросе подозреваемого, «следователь должен изучить сложившуюся следственную ситуа-

Ямпольский А.Е. Указ. соч. С. 19.

129

цию»1. Главная задача тактики допроса подозреваемого, проводимого при участии защитника, заключается в избрании и умелом использовании тактических приемов с целью получения от подследственного исчерпывающих показаний обо всем, что известно ему по делу. При этом необходимо нейтрализовать отрицательное воздействие последствий преступления на его психику и устранить все недостоверное, что достигается лишь посредством установления атмосферы взаимопонимания и правильного использования тактических приемов с целью получения объективных показаний2.

Допрос подозреваемого тактически целесообразно проводить в служебном помещении органа внутренних дел3, например: в кабинете следователя или в изоляторе временного содержания. Конечно же, если в допросе участвует защитник, то предпочтительней допрос проводить в служебном кабинете следователя, даже если подозреваемый был арестован. Допрос в кабинете способствует более лучшему установлению психологического контакта как с подозреваемым, так и с его защитником. Но надо иметь в виду, что участие защитника лишает такой допрос интимности, поэтому следователю не стоит рассчитывать на откровенную открытую беседу с подозреваемым при выяснении его анкетных данных во время допроса. Скорей всего они будут сухими и скудными. К тому же, очень мало времени для того, чтобы «разговорить» подозреваемого и дать ему возможность рассказать подробности о себе. Времени для установления психологического контакта с ним также очень мало. Поэтому знакомство и установление психологического контакта с подозреваемым необходимо проводить по возможности до допроса, проводимого при участии защитника.

Стадия свободного рассказа на первом допросе подозреваемого начинается с предоставления следователем возможности подозреваемому изложить свою позицию по поводу обстоятельств, явившихся основанием для его задер-

1 Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. С. 115.

2 Осипов Ю.Ю. Указ. соч. С.32.

3 Агафонов В.В., Филиппов А.Г. Криминалистика. Вопросы и ответы. М, 2000. С. 74.

130

жания (избрания меры пресечения), и дать показания по существу дела1. По нашему мнению, не совсем верно высказывание ряда авторов о том, что «тактика проведения и закрепления стадии свободного рассказа не зависит от того, правдивые или ложные показания дает подозреваемый и аналогична тактическим приемам, в равной степени применяемых во всех видах допроса2, так как в тактику допроса «вклинивается» и тактика защиты, которая может мешать тактическому рисунку проведения допроса подозреваемого, в том числе и на стадии свободного рассказа. Действия следователя на этапе свободного рассказа подозреваемого направлены на изобличение ложных показаний и диагностику причин умолчания отдельных обстоятельств, а также на преодоление отказа подозреваемого от дачи каких-либо показаний3, в некоторых случаях, на преодоления противодействия со стороны защитника.

Последующая тактика допроса подозреваемого зависит от ситуаций, которые сложились на стадии свободного рассказа и характеризуют избранную подозре- ваемым линию поведения, т.е. а) подозреваемый признает свою причастность к преступлению, а защитник «не мешает» проведению допроса, не задает вопросов или задает лишь те, которые касаются личности подозреваемого; б) подозреваемый сознается в совершении преступления, но показания дает таким образом, что его противоправные действия представляются в «лучшем свете». Защитник хорошо продуманными вопросами, которые задает подозреваемому всячески способствует этому; в) дает ложные показания и отрицает свою причастность к совершенному преступлению, а защитник не только не препятствует этому, но еще и всячески противоборствует расследованию или, наоборот, защитник принял вы- жидательную тактику защиты; г) подозреваемый самооговаривает себя, а защитник в виду различных причин не препятствует этому; д) подозреваемый отказался от дачи показаний, защитник также не препятствует этому.

См.: Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы доку- ментов / Под ред. В.А. Образцова. М., 1999. С.91.

2 Асташкина Е.Н., Марочкин Н.А. Криминалистические алгоритмы в расследовании квартир- ных краж на первоначальном этапе расследования. Саратов, 2001. С. 71.

” Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие для вузов. М., 1999. С. 203-205.

131

Если подозреваемый признается в совершенном преступлении, но отрицает его отдельные факты, как советуют ряд ученых, следователю необходимо закрепить признательные показания, а разоблачение ложных показаний в отношении отдельных фактов проводить по правилам допроса подозреваемого, отрицающего причастность к преступлению1.

При допросе подозреваемого, дающего ложные показания и отрицающего свою причастность к совершенному преступлению, на котором участвует защитник, целесообразно использовать следующие приемы 1) эмоционально-психологического воздействия; 2) логического характера и 3) тактического характера.

К эмоционально-психологическому воздействию будут относится сле- дующие традиционные приемы: а) установление и устранение мотивов дачи ложных показаний; б) убеждение подозреваемого в неправильности занятой позиции и побуждении его к раскаиванию; в) обращение следователя к положительным качествам и позитивным моментам биографии подозреваемого; г) принятие во внимание напряженного психологического состояния подозреваемого и проявление понимания к его положению. Использование «фактора внезапности», т.е. следователь внезапно создает ситуацию, которая в силу психологического воздействия на подозреваемого будет способствовать его саморазоблачению (например, сообщение подозреваемому фактов, услышать те, которые он не ожидал)2, следует применять с особой тщательностью и осторожностью, так как его применение может создать ситуацию тактического риска, а защитник может воспринять его как психическое насилие над его подзащитным. Следователи при анкетировании лишь в 9% (см. рис.2, приложение 2) отметили, что применяли данный прием на допросе подозреваемого, проводимом при участии защитника. Использование такого приема, как разжигание кон-

1 Криминалистика: Учебник для вузов / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Рос сийская. М., 1999. С. 611.

2 Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992. С.160.

132

фликта между соучастниками1, в случае совершения преступлений группой лиц, предлагаемое рядом авторов, мы не рекомендуем применять, так как он, по нашему мнению, не соответствует моральным и этическим нормам. К тому же, защитник, участвующий на допросе, может воспринять его неоднозначно. При анкетировании следователей лишь 4% использовали данный прием при участии защитника на допросе подозреваемого (см. рис.2, приложение 2). При интервьюировании данных следователей выяснилось, что в половине из этих случаев защитники сделали замечание следователю по поводу применения данного приема.

Однако вполне правомерны такие тактические приемы, как оглашение по- дозреваемому полностью или частично показаний ранее допрошенного лица, который может быть «эффективно использован при допросах по групповым делам»2. Именно в этом плане у подозреваемого появляется право выбора, давать или нет чистосердечные показания, что совершенно не оспаривается защитником. Совершенно справедливо высказывание В.М. Быкова о том, что при допросе подозреваемых важно применять «такую постоянно действующую при расследовании групповых преступлений закономерность как психологическую неопределенность друг для друга поведения на следствии соучастников и их показаний»3. При этом он отмечает, что недопустим тактический прием, когда следователь заведомо ложно заявляет подозреваемому о получении правдивых показаний другого соучастника.

Мнения о допустимости тактических приемов допроса, основанных на межличностном кон- фликте соучастников не однозначно (см.: Ратинов А.Р. Указ. соч. С. 161; Васильев А.Н., Карнее-ва Л.М. Указ. соч. С.115; Якушин СЮ. тактические приемы при расследовании преступлений. Казань, 1983. С. 66; Быков В.М. Использование противоречий интересов и конфликтов соучастников при расследовании групповых преступлений // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984. С. 53; Он же: Преступная группа. Криминалистические проблемы. С. 129-137; Куницина А.В. Тактика выявления организаторов преступных групп: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 7, 15-17).

2 Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. С. 119.

3 Там же. С. 120.

133

Совершенно справедливо было отмечено некоторыми учеными, что психо- логическое воздействие1 на предварительном следствии не ограничиваются только применением убеждения. Так, Дулов А.В. указывает в качестве таких методов: постановку и варьирование мыслительных задач, регулируемых общений, метод примера и т.д.2. Н.И. Порубов предлагает внушение и эмоциональный эксперимент3. А.Н. Васильев и Л.М. Карнеева относят к этим методам использование состояния эмоциональной напряженности допрашиваемого, постановку неожиданных и «косвенных» вопросов4. В.Е. Коновалова указывает на метод внезапного предъявления доказательств и постановку вопросов, направляющих мышление допрашиваемого в необходимом следователю направлению5. Представляется, что позиция этих ученых убедительна, так как они опираются на объективные закономерности взаимодействия участников допроса6, поэтому данные приемы могут применяться на допросе подозреваемого, проводимом при участии защитника. Законность и обоснованность психологического воздействия гарантируется тем, что оно оказывается в рамках уголовно-процессуального закона, так как перед допросом подозреваемому разъясняется его право на жалобу по поводу действий следователя, на требование дополнений в протокол допроса и внесения в него поправок, а также участием на допросе защитника, который может проконтролировать процесс психологического воздействия.

Прежде чем прибегнуть к убеждению, следователь должен иметь представление о личности допрашиваемого и его вероятной установке7 по предмету

Воздействие осуществляется извне путем передачи информации и на основе закономерно- стей, раскрытых психологической наукой, «психическое» же воздействие относится к внутренним психическим процессам личности (см.: Ямпольский А.Е. Указ. соч. С. 42).

2 См.: Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С.182-185.

3 См.: Порубов Н.И. Допрос. Минск, 1968. С.60-66.

4 См.: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Указ. соч. С. 148-151.

5 См.: Коновалова В.Е. Организационные и психологические основы деятельности следователя. Киев, 1973. С. 12.

6 См.: Ямпольский А.Е. Указ. соч. С. 42.

Под установкой понимается сознательный выбор позиции по отношению к задачам уголовно- го судопроизводства. Положительная установка выражает стремление допрашиваемого способствовать установлению истины, отрицательная негативная установка сопряжена с сокрытием истины, с дачей ложных показаний, с выраженным нежеланием допрашиваемого содействовать следователю в достижении задач уголовного судопроизводства по делу (см.: Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии: Методическое пособие. М., 2001. С. 29).

134

допроса. Необходимо в первую очередь установить отношение подозреваемого и его защитника к основаниям задержания или избрания меры пресечения. Проверив объяснения подозреваемого и добыв доказательства, способные подтвердить ту или иную версию защиты, следователь уже на повторном допросе при участии защитника может применить убеждение1.

Следователь может применить метод косвенного допроса. Цель этого приема - сформировать в сознании подозреваемого определенные представления, оказывающие влияние на решение дать правдивые и полные показания. Если подозреваемый действительно не совершал преступления, то информация, входящая в содержание косвенного внушения, не вызовет у него преувеличенного представления об объеме доказательств, имеющихся у следователя2. Анкетирование подтвердило, что следователи в 21% (см. рис.2, приложение 2) на практике используют прием «косвенного» допроса, и в случае участия в допросе защитника, сочетая его с другими методами.

На допросе подозреваемого при участии защитника возможно применение тактического приема, основанного на косвенном внушении, который следует сочетать, с другими методами эмоционально-психологического воздействия: а) метод морального стимулирования. Этот метод можно определить как словесное воздействие, направленное на нравственные чувства и самосознание личности, раскрытие перспективы, отвечающей ее определенным положительным качествам и стремлениям. Оно может содержать предупреждение о возможных последствиях поведения подозреваемого. Применение этого метода основано на потребности личности оставаться верным положительным нравственным ориентация3; б) обращение к личным качествам допрашиваемого. Автор не единожды применял в своей практике, в том числе и на допросах при участии защитника,, причем всегда успешно. Положительные качества подозреваемого могут вступить в противоречие с поведением на допросе. Следова

1 См.: Ямпольский А.Е. Указ. соч. С. 43.

2 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976. С. 134.

3 См.: Ямпольский А.Е. Указ. соч. С. 51.

135

телю необходимо выявить и наглядно продемонстрировать их, а затем, апеллируя человеческими положительными качествами, предложить изменить линию поведения подозреваемого. Конечно же, применяя данный прием, нельзя об- ращаться к низменным чувствам и качествам человека (алчность, ревнивость, злобность). Следует руководствоваться принципами морали и избегать того, что может привести к безнравственности; в) следователь может прибегнуть к использованию положительных примеров из следственной и судебной практики. Это служит веским аргументом в пользу отказа лица от дачи ложных показаний. Причем возможно и приведение примеров противоположного характера. Такие доводы прозвучат более весомо, если следователь сошлется на конкретный судебный приговор, копию которого полезно иметь при себе1. Вряд ли защитник, участвующий в допросе, будет этому противится.

Приемы, направленные на изобличение допрашиваемого во лжи, носящих логический характер, целесообразно применять в тех случаях, когда ложные показания подозреваемого имеют вид «пассивной лжи», которые проявляются в ответах: «не знаю», «не помню» и т.д.2, а защитник принял выжидательную тактику. К таким приемам допроса подозреваемого при участии защитника можно отнести использование3 доказательств при допросе.

Под использованием доказательств при допросе нами понимается обобщенный тактический метод, включающий в себя комплекс тактических приемов по реализации находящейся в распоряжении следователя доказательственной информации путем как непосредственного предъявления (демонстрации), так и постановкой вопросов допрашиваемому по имеющимся доказательствам, приведением соответствующих аргументов, сообщением на допросе о наличии у следователя определенных доказательств и другими опосредованными способами ознакомления с ней допрашиваемого с целью преодоления добросове-

1 См.: Криминалистика / Под ред. Ищенко Е.П. С. 383-384.

2 См.: Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. С. 117.

3 В современном русском языке глагол «использовать» употребляется в одном значении «воспользоваться чем-нибудь, употребить с пользой» (см.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1964. С.249).

136

стного заблуждения или изобличения в даче ложных показаний, либо получения развернутых показаний по предъявленным допрашиваемому доказательствам и связанным с ними обстоятельствам дела для получения полных, всесторонних и достоверных показаний по делу1.

Цели использования доказательств при допросе: 1) конкретизация и дета- лизация показаний; 2) разоблачение лиц, пытающих скрыть истину; 3) устранение добросовестного заблуждения2. Как верно отмечает А.Б. Соловьев, «в ряде случаев необходимость в предъявлении доказательств возникает и в том случае, если виновные лица допрашиваются по делу в качестве подозреваемых. Такое положение чаще всего бывает обусловлено неотложностью решения вопроса об избрании меры пресечения. При этом учитываются и тактические соображения, относящиеся, прежде всего, к характеру расследуемого события и личности допрашиваемого»3. Однако, некоторые авторы применение такого тактического приема предлагают лишь в момент предъявления обвинения, причем в окончательном его варианте, дабы не раскрыть преждевременно доказательственную базу4. Но мы не совсем согласны с такой точкой зрения, потому что в некоторых случаях следователь может располагать достоверными доказательствами и на первоначальном этапе расследования. Непосредственно после совершения преступления виновные подозреваемые, переживая о соде- янном, а защитник не войдя в курс дела полностью, не имеет возможности выработать обоснованную защитную позицию подозреваемого. Как правило, предъявляемые доказательства оказывают на них большое эмоциональное воздействие и приводят к выводу о нецелесообразности дальнейшего отстаивания первоначальной ложной позиции. Защитник же, если правильно осознал ситуацию, не будет мешать такой тактики следователя, опять же для того чтобы узнать побольше информации от следователя. По таким категориям уголовных

1 См.: Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. Ереван, 1987. С.152-153.

2 См.: Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М, 1971. С. 132-133.

3 Соловьев А.Б. Указ. соч. С. 44.

4 См,: Дереберг М.А. Указ. соч. С.19

137

дел, как умышленные убийство, изнасилование, другие преступления против личности, в первые часы после совершения преступления следователям нередко удается собрать важные доказательства и побудить виновного к даче правдивых показаний. Поэтому многие следователи стремятся как можно раньше принять такого рода дела к своему производству и приступить к допросу подозреваемых.

Если подозреваемый отказывается давать показания, а имеются достовер- ные доказательства, то об их существовании необходимо рассказать защитнику, что возможно переосмыслив занимаемую позицию его подзащитным, посоветует дать показания. Однако, при применении такого приема, наличие доказательств, о которых сообщается защитнику, должно быть достоверным. Предъявление доказательств на допросе предлагаются разными авторами по разному. Так, по мнению одних авторов, доказательства могут предъявляться постепенно, по нарастающей или все сразу, причем начинать следует немедленно, с наиболее веского доказательства1. Другие предлагают располагать доказательственные аргументы в процессе допроса, считая это «идеальным вариантом», таким образом: «сильные аргументы - в начало и в конец», но для этого, как он оговаривает, «должно быть как минимум два сильных аргумента»2. Есть авторы, которые предлагают при предъявлении доказательств руково- дствоваться психологическим типом подозреваемого3, что, по нашему мнению, является также верным. Другая часть авторов предлагают раздельное предъявление отдельных доказательств; предъявление доказательств «между делом»; предъявление в начале косвенных, затем прямых доказательств; акцентирование внимание на отдельных признаках доказательств и т.д.4 По нашему же мнению, то, каким образом должно предъявляться доказательство на допросе подозреваемого при участии защитника, должно проводиться в зависимости от: 1) следственной ситуации на допросе; 2) психического, психологического со-

1 См.: Соловьев А.Б. Указ. соч. С. 38-52.

2 Панасюк А. Убийственный аргумент // Российский адвокат. 1996. № 5. С. 39.

3 См.: Асташкина Е.Н., Марочкин Н.А. Указ. соч. С. 76.

4 См.: Образцов В.А. Криминалистика : Учебное пособие. М., 1994. С.113.

138

стояния в котором находится подозреваемый. Предъявление доказательств на допросе, проводимом при участии защитника возможно в случаях, когда: а) до- казательства действительно имеют место быть и процессуально, в соответствии с законом, уже закреплены по делу; б) следователь действительно уверен, что перед ним именно то лицо, которое совершило преступление. Следует отметить, что важно не только то, какое значение доказательству придает допрашиваемый1, но и какое ему придает значение защитник. Нередко юридическое значение доказательства и оценка его подозреваемым не совпадают. Поэтому мы согласны с М.А. Дереберг, которая советует разъяснять подозреваемому или обвиняемому и его защитнику значение каждого доказательства. Это особенно важно, когда доказательство получено с помощью научно-технических средств или специальных познаний2. Такое разъяснение необходимо в случае недооценки оценки подозреваемым и его защитником значения доказательств. Анкетирование так же показало, что в 39% (см. рис.2, приложение 2) следователи использовали доказательства во время допроса, проводимого с участием защитника, при этом в 73% случаев подозреваемые начинали давать правдивые показания (см. рис.2, приложение 1).

Проведение такого приема, как логический анализ противоречий между показаниями подозреваемого или показаниями его соучастников, включает в себя и демонстрацию подозреваемому. Акцентируя внимание подозреваемого на данные противоречия, следователь побуждает говорить его правду3. При анкетировании 15% следователей (см. рис.2, приложение 2) проводили вышеупомянутый прием на допросе подозреваемого, проводимом при участии защитника. Следует заметить, что воспроизводить данный прием через определенное время все же нецелесообразно, так как слишком мал срок нахождения подозреваемого в данном статусе.

1 См.: Комарков B.C. Тактика допроса. Учебное пособие. Харьков, 1975. С. 42.

2 См.: Дереберг М.А. Указ. соч. С. 19.

3 См.: Криминалистика / Под ред. Ищенко Е.П. С. 384.

139

Анкетирование следователей по вопросу о применении такого приема, как «демонстрация возможностей расследования» на допросе подозреваемого, проводимого при участии защитника показало, что лишь 2% положительно от- неслись к его применению. Остальные ссылались на то, что защитник знает о действительных возможностях расследования. Поэтому данный прием при участии защитника на допросе подозреваемого нецелесообразен.

К приемам тактического характера применяемых следователем на допросе подозреваемого, проводимом при участии защитника, можно отнести такие традиционные приемы: 1) «выявление и проверка причастности подозреваемого к совершению преступления»; 2) «максимальная детализация показаний и конкретизация показаний»; 3) «допущение проговорки допрашиваемого»; 4) «допущенная легенда»1; 5) «предложение повторить интересующие следователя факты»; 6) «предложение подозреваемому, дающему ложные показания, объяснить логическим путем обстоятельства произошедшего события, подтвержденные достоверными доказательствами»2; 7) «оставление в неведении относительно отдельных известных следствию обстоятельств»; 8) «убеждение подозреваемого дать показания»; 9) постановка вопросов подозреваемому; а так же: 10) «допущение тактического перерыва в ходе допроса, без разрешения свидания с защитником наедине»; 11) «нейтрализация неправомерных действий защитника и фиксация показаний»3; 12) исследование и оценка условий при которых подозреваемым даны или не даны показания при участии на допросе защитника.

В отдельных ситуациях перед допросом следователь должен для себя уяснить, о каких фактах пока нецелесообразно допрашивать подозреваемого, в отношении каких подробностей следует оставить его временно в неведении. Это способствует уличению допрашиваемого во лжи. Такая тактика допроса способствует тому, что подозреваемый, совершивший несколько преступлений,

1 Криминалистика: Учебник для вузов / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Рос сийская. М., 1999. С. 618.

2 Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Указ. соч. С. 121.

3 Дереберг М.А. Указ. соч. С. 19

140

может рассказать о тех, которые еще не известны следователю. Однако при участии защитника на допросе такой шанс уменьшается, так как защитник может различными вербальными и невербальными средствами сделать подсказку подозреваемому об умолчании некоторых фактов. Поэтому следователю, необ- ходимо следить не только за поведением подозреваемого, но и защитника. Для этого некоторые подозреваемые и защитники пытаются вывести следователя из равновесия, спровоцировать его на резкий тон, сбить с намеченного допроса и заставить закончить допрос психологическим срывом. Если такое происходит и подозреваемый не дает нормальных показаний в форме свободного рассказа, то следователю необходимо сразу же перейти к постановке вопросов, причем тех, ответы на которые уже выяснены другими путями и в правдивости ответов на них следователь не сомневается. В таком случае главное, чтобы защитник не ответил за своего подзащитного на вопрос следователя или другими средствами не показывал, что на вопрос отвечать необходимо другим образом. Возможно, что первоначальный допрос подозреваемого иногда может походить на беседу, лишенную официальности. Цель этой беседы - познакомиться с основными психологическими чертами допрашиваемого, наметить тактику его допроса по факту совершенного преступления. Однако такой прием возможен в случае, если следователь уже установил психологический контакт с его защитником или ранее он был знаком следователю и последний может знать, что защитник не будет против такой беседы с его подзащитным. Если же такой первоначальный допрос в форме беседы невозможно провести при защитнике, то его необходимо провести неофициально без него, но уже, как говорится, «без протокола». Если подозреваемый сознался в совершенном преступлении и дал правдивые показания, то его необходимо допросить самым подробным образом для того, чтобы эти показания можно было перепроверить и подтвердить с помощью других доказательств. Однако нельзя исключать и самооговора, даже если подозреваемый дает показания при защитнике. Анкетирование адвокатов показало, что 17 % (см. приложение 3) случаев имело место коллизии защиты, связанные с самооговором их подзащитного.

141

После допроса подозреваемого, проводимого при участии защитника, необходима в полной мере исследование и оценка результатов допроса, а также условий, при которых даны показания1. Результаты допроса подозреваемого, проводимого при участии защитника, сопоставляются с другими источниками доказательств, что помогает следователю решить вопрос о достоверности имеющейся в них информации, а исследование и оценка условий, при которых даны показания подозреваемым, позволяет правильно оценить складывающуюся на данном этапе следствия ситуацию. Во время таких исследований происходит изучение тактики защиты, каким образом вел себя подозреваемый и его защитник, имелись ли основания для нейтрализации неправомерных действий защитника. Такой анализ необходим следователю для а) дальнейшей разработки тактики допроса данного лица уже в качестве обвиняемого; б) для анализа стратегической задачи защитника, поставленной для защиты данного подозреваемого; в) возможности учесть те ошибки в применении тактических приемов, которые он, возможно, совершил для неповторения их в дальнейшем.

Таким образом, в целом тактика допроса подозреваемого, проводимого при участии защитника, в большей своей части не меняет своего конфликтного характера в следствии объективных и субъективных причин, которые нельзя не учитывать. На допросе подозреваемого при участии защитника, для достижения целей получения правдивых показаний, неприемлем такой тактический прием как «разжигание конфликта» между соучастниками; ввиду осведомленности защитника о возможностях расследования, нецелесообразен такой прием как «демонстрация возможностей» расследования; предъявление доказательств при участии на допросе защитника имеет ряд особенностей, которые присущи именно допросу подозреваемого, проводимого при участии защитника.

«Исследование и оценка результатов допроса это рассмотрение следователем не только со- держания полученных показаний с точки зрения того, о чем в них идет речь, но и ряда других моментов, существенно влияющих на полноту и достоверность содержащихся в этих показаниях информации: психологических условий формирования показаний, заинтересованности допрошенного» и его защитника «в исходе дела, взаимоотношения его с другими проходящими по делу лицами, его морального облика и пр.» (см.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966. С. 281-283).

142

2.3. Тактика допроса обвиняемого, проводимого при участии защитника в бесконфликтной ситуации

Бесконфликтная ситуация допроса имеет место тогда, когда обвиняемый правдиво рассказывает о совершенном преступлении или когда следователь убедился в необоснованности предъявленного обвинения, допрашивает по этому поводу обвиняемого, излагающего доводы в свою защиту, защитник же, приняв такую позицию обвиняемого, положительно относится к правдивым показаниям своего подзащитного. «Налицо кооперация интересов. В такой ситуации нет сопротивления, противодействия»1. Следует отметить, что некоторые авторы к допросу в условиях бесконфликтной ситуации относят только допрос свидетелей и потерпевших, а тактику допроса подозреваемых и обвиняемых относят к допросу в условиях конфликтной ситуации2. Однако это не совсем правильно. Допрос обвиняемого, производимый при участии защитника, возможен и в бесконфликтной ситуации (см. рис.4, приложение 1). Это подтверждается и опросом следственных работников, так 78% следователей (см. приложение 2) ответили, что бесконфликтная ситуация возможна на допросе обвиняемого, производимом при участии защитника.

Основная задача такого допроса для следователя и для участвующего в допросе защитника состоит в определении: правильно ли ему предъявлено обвинение. При бесконфликтной ситуации допроса основная тактическая задача следователя заключается в том, чтобы выяснить и зафиксировать показания обвиняемого в полном объеме таким образом, чтобы затем полученные сведения можно было легко конкретизировать и проверить с помощью других доказательств. Тактика взаимоотношений с защитником строится на нормах уголовно-процессуального закона, взаимном уважении и доверии к друг другу. При

1 Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактическое приемы допроса: Учебное пособие. СПб., 1994.

С.17

2 Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. редактор) и проф. А.В. Во лынского. М., 1998. С. 288-289.

143

этом следователю не стоит опасаться «запрещенных приемов» со стороны защитника1, так как он в данной ситуации, как уже отмечалось ранее, будет защищать лишь законные интересы своего подзащитного и законными методами.

При допросе обвиняемого в условиях бесконфликтной ситуации, обвиняе- мого, не нужно в чем то изобличать - обо всех обстоятельствах предъявленного обвинения он рассказывает сам. Однако и при таком допросе обвиняемый «часть информации, имеющей отношение к делу, может «не донести» до следователя или донести ее в искаженном виде». Поэтому на допросе обвиняемого, проводимом при участии защитника, общей задачей является получение достоверных и полных сведений от допрашиваемого. Это осуществляется на основе творческого отношения к проведению данного следственного действия и мастерского применения тактических приемов.

Применение тактических приемов связана непосредственно со стадиями допроса. Как уже отмечалось ранее, стадия начального взаимодействия может происходить непосредственно и перед самым допросом. Если такое контактное взаимодействие происходило ранее, до допроса, например, когда данное допрашиваемое лицо находилось в процессуальном положении подозреваемого, и оно принесло положительные результаты, то его необходимо закрепить в данный момент и в то же время еще раз проанализировать ситуацию на допросе на конфликтность. Для чего следователю необходимо обратить внимание на защитника: как он зашел в кабинет к следователю; по его мимике, жестам, словам убедиться в том, что защитник не собирается конфликтовать, а намерен конструктивно продолжать работу совместно со следователем.

При появлении в кабинете обвиняемого и защитника следователь их дол- жен встретить деловито, но в то же время доброжелательно и дружелюбно. Например, вежливо поздороваться и предложить обвиняемому и его защитнику присесть на отведенное для них место во время проведения допроса, защитни-

1 См.: Питерцев С.К., Степанов А.А. Указ. соч. С. 44.

144

ка можно встретить дружеским рукопожатием. В этот момент необходимо закрепить установленный ранее психологический контакт как с обвиняемым, так и с его защитником.

Если же следователь заметит наличие у обвиняемого определенного барь- ера в общении с ним, то не следует сразу же начинать допрос или предъявление обвинения. Можно обменяться несколькими фразами с защитником, дать возможность обвиняемому психологически расслабиться, чтобы он заметил благодушную обстановку перед допросом. Можно обратиться с вопросами к самому обвиняемому, например о том, как он себя чувствует, успокоить его доброжелательными словами. Обычно после того как обвиняемый видит, что следователь не настроен на грубое отношение к нему, успокаивается, страх проходит. В таком случае в отношениях с защитником не должно быть излишней официальности, но и фамильярности также не должно быть.

При совпадении интересов следователя и обвиняемого, и при положитель- ном отношении к этому его защитника, индивидуальный подход к обвиняемому должен быть направлен на установление или поддержание с ним психологического контакта, который должен быть направлен «на оказание помощи допрашиваемому в воспроизведении истинных событий, интересующих следователя»1.

Допрос обвиняемого, проводимый при участии защитника, может быть первым и последующим. Для того чтобы первый допрос в качестве обвиняемого проходил в бесконфликтной ситуации, проводить его необходимо не в конце следствия. Такая практика, по мнению адвокатов, ущемляет их права и права обвиняемого, так как «лишает их возможности анализировать предъявленное обвинение, заявлять аргументированные ходатайства и т.п.»2.

1 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. С. 64.

2 Калюжная В.А. Указ. соч. С.14.

145

Предмет первого допроса обвиняемого определяется содержанием предъ- явленного обвинения. Перед предъявлением обвинения следователь, естест- венно, должен обстоятельно разъяснить права обвиняемому, а также возможности защитника, который будет участвовать в данном допросе1. Данные приемы способствуют началу бесконфликтного допроса.

Первому допросу обвиняемого предшествует углубленное и подробное разъяснения обвинения. Возможно, следователю целесообразно объяснять обвиняемому не только содержание обвинения, но и его юридическую квалификацию, а в ряде случаев характер и размер возможного наказания, с учетом разъяснений ему, например, возможности смягчения наказания, применения условного наказания и т.д. Разъяснение необходимо проводить доброжелательным тоном, в конце объяснения необходимо переспросить обвиняемого, понятны ли ему суть обвинения и данных разъяснений. Такой прием, который можно назвать «прием проявления участия и понимания», он будет способствовать началу бесконфликтного допроса обвиняемого, производимого при участии защитника, так как и обвиняемый, и защитник будут видеть непредвзятое отношение следователя к данному обвиняемому. В то же время можно, чтобы такое разъяснение обвиняемому давал сам защитник2. В этот момент следователь должен внимательно слушать защитника, не перебивать, и в случае разъяснения защитником, например, возможности смягчения наказания подтвердить это кивком головы или убедительными фразами на этот счет, т.е. следователю необходимо показать обвиняемому и защитнику о его не безразличности к судьбе обвиняемого.

После предъявления обвинения следователю необходимо предоставить возможность свидания защитника с обвиняемым наедине. Если до свидания

Данные приемы были обстоятельно рассмотрены в предыдущих параграфах.

2 Галимханов А.Б. Организационно-тактические особенности расследования преступлений в условиях расширения прав подозреваемых, обвиняемых на защиту: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2001. С. 19.

146

защитника с обвиняемым с защитником был скорректирован план допроса, то после их свидания необходимо поинтересоваться, не имеются ли возможные изменения и корректировки со стороны защитника в данном плане. После чего проанализировать ситуацию на предмет изменения следственной ситуации.

А.В. Гриненко предлагает «разъяснять обвиняемому реальное значение самого факта признания вины»1. Это, по его мнению, позволит «сократить конфликтные ситуации, возникающие во многих случаях искусственно, из- за неоднозначного понимания закона следователем и обвиняемым»2. Однако в случае присутствия при предъявлении обвинения и участия защитника в допросе, обвиняемый, скорей всего имел возможность разъяснения ему значения факта признания вины именно от защитника, во время свидания наедине перед допросом при согласовании позиции обвиняемого по данному обвинению. Если же следователь применил данный прием, то ему необходимо еще раз проанализировать ситуацию допроса на бесконфликтность или конфликтность.

Перед тем как приступить к допросу, следователь должен суметь разъяс- нить всю серьезность предстоящего допроса, а также обязательно сообщить допрашиваемому, в качестве кого он допрашивается и будут ли применяться средства видео- или магнитной записи. Кроме того, следователь должен заранее спросить о желании самого обвиняемого в проведении допроса с помощью данных средств и в случае согласия, зафиксировать его в протоколе допроса за подписью обвиняемого и защитника.

Ряд авторов предлагают применять такой тактический прием, как исполь- зование звуко- и видеозаписи, в случаях непосредственного психологического влияния на недобросовестного допрашиваемого, имеющего намерения дать ложные показания или в дальнейшем изменить ранее данные им правдивые по-

Гриненко А.В. Процессуальные средства установления психологического контакта с обви- няемым // Российский следователь. 2001. №5 С. 21.

2 Там же.

147

казания1. Однако, по нашему мнению, применение такого приема во время допроса, проводимого при участии защитника, возможно и необходимо лишь при бесконфликтном допросе, т.е. когда следователь будет уверен в даче правдивых показаний обвиняемого на допросе, где участвует его защитник.

Защитник, возможно, сам также изъявит желание воспользоваться каким- либо техническими средствами, например, записью на магнитную ленту допроса с помощью личного диктофона, например, для фиксации пунктов обвинения. Поэтому, по нашему мнению, следователь может дать разрешение на такое использование, но только после того как оценит складывающуюся ситуацию, и только в случае бесконфликтного допроса обвиняемого. При анкетировании 32% следователей согласились с нами по данному вопросу, 62% (см. приложение 2) вообще были категорически против применения защитниками технических средств на допросе. Адвокаты же в большинстве были противоположного мнения - 60% желали пользоваться техническими средствами при допросе используя при этом только свое личное мнение, но 38% согласились испрашивать разрешение у следователя по данному вопросу (см. приложение 3).

Перед проведением допроса обвиняемого в бесконфликтной ситуации, проводимого при участии защитника, следователь может согласовать с ним план допроса, а также вопросы, которые следователь собирается задать. Применение такого приема значительно сократит время проведения допроса. Кроме того, независимо от ситуации допроса, следователь должен разъяснить защитнику момент подачи ходатайств во время допроса, а также, в случае желания, и возможный момент постановки вопросов защитником обвиняемому.

В подготовительной части допроса, при выяснении анкетной части прото- кола допроса, следователь также может применять такие традиционные приемы, как «снятие смыслового и эмоционального барьера». Применение такого приема необходимо для оценки уровня понимания обвиняемым используемых

1 Криминалистика: Учебник для среднего профессионального образования / Под ред. Закато-ва А.А., Смагоринского Б.П. Волгоград, 2000. С. 155.

148

терминов и понятий. При этом можно дать возможность и самому защитнику давать пояснения некоторым терминам и понятиям. В таком случае и обвиняемым, и защитником такое поведение следователя может быть расценено только с положительной стороны, как деловое сотрудничество.

Некоторые авторы предлагают сначала «разговорить» обвиняемого1. Мы не против данного приема и возможно его применение на допросе, при проведении которого участвует защитник, однако полностью провести его возможно лишь при согласии защитника, так как, ссылаясь на свою занятость, они торопят следователя в проведении допроса, даже в бесконфликтной ситуации.

Однако «разговорить» обвиняемого возможно при заполнении анкетной части протокола допроса, применяя такой тактический прием, как «использование положительных качеств личности»2, жизненных обстоятельств, например, участие в боевых действиях3, что является вполне актуальным в настоящее время. Причем в беседу об этих качествах необходимо приобщить и защитника.

После завершения анкетной части протокола допроса необходимо перейти к стадии свободного рассказа. Даже если обвиняемый признает себя виновным в полном объеме предъявленного обвинения, допрос должен вестись так же детально, как и при отрицании им своей вины Свободный рассказ должен происходить в хронологическом порядке согласно предъявленного обвинения. Это связано с тем, чтобы не дать возможность обвиняемому и его защитнику в дальнейшем опровергнуть те доказательства, которые были плохо зафиксированы в материалах дела.

См.: Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе: Учебное пособие. Волгоград, 1989. С.28-30.

2 Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики: Автореф. … канд. юрид. наук.
М., 1976. С. 9.

3 См.: Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск, 1971. С. 89, 88.

149

Однако бесконфликтность ситуации допроса не означает при этом, что роль следователя сводится лишь к фиксации даваемых показаний. Обвиняемый должен дать подробные показания по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу. Следователь должен:

  • определить последовательность изложения обвиняемым обстоятельств дела во время свободного рассказа, не должен без необходимости прерывать допрашиваемого, торопить его, высказывать свое мнение о показаниях1;
  • активно вести допрос не только о самом преступлении, но и его причинах, мотивах, подготовке, обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, способах сокрытия следов преступления.
  • Тактические приемы, используемые при допросе, должны быть логичны, увязаны между собой, служить достижению одной цели. В бесконфликтных ситуациях тактических приемов, применяемых непосредственно на допросе обвиняемого, обычно немного, ведь обвиняемый не препятствует установлению истины, и основное их предназначение - помочь допрашиваемому в припоминании, детализации тех или иных сведений об освещаемом им событии.

К числу приемов допроса обвиняемого, проводимого при участии защит- ника, можно отнести:

1) детализация показаний. «Этот прием позволяет шаг за шагом просле- дить ход действий обвиняемого, проверить, как они развивались и насколько логично действовал обвиняемый. При таком допросе исключена опасность пропустить обстоятельства, имеющие значение для дела, введение следователя в заблуждение»2. Автор и большинство опрошенных следователей (75% - см. рис.3, приложение 2) также используют данный прием при допросе обвиняемого, проводимом при участии защитника. Защитник также старается применить аналогичный прием с помощью вопросов по каждому из моментов рассказа.

1 См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М.. 1997. С. 112.

2 Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. С. 130.

150

С помощью таких приемов он может отыскивать смягчающую вину обстоя- тельства действий своего подзащитного. Причем желание защитника задать вопрос своему подзащитному, который дает правдивые показания не следует расценивать как нарушение бесконфликтности допроса;

2) тактические приемы, направленные на получение новых доказательст- венных фактов, на оказание помощи допрашиваемому для восстановления в памяти забытого и уточнение показаний1. Следователю необходимо убедиться, что обвиняемый твердо уверен в существовании определенного обстоятельства. С этой целью возможно проведение подробного допроса, с применением тактических приемов, основанных на оживление ассоциативных связей по смежности, сходности, наглядности, и контрастности2. В основе таких тактических приемов лежит использование ассоциаций. Тактические приемы, применяемые следователем, помогают допрашиваемому вспомнить забытое, уточнить отдельные детали3; 3) 4) приемы активизации памяти и помощи обвиняемому в изложении путем уточнения, с помощью ассоциативных связей, используя альбомы, коллекции. Следователь может предложить обвиняемому сделать зарисовки, схемы, планы и др., где запечатлены аналогичные объекты (холодное, огнестрельное оружие, фотоальбомы и т.п.). 5) Допрос обвиняемого в бесконфликтной ситуации происходит при уста- новленном психологическом контакте с обвиняемым и с защитником, поэтому чаще всего психологическое напряжение отсутствует. Однако в процессе допроса следователю необходимо все-таки применять соответствующий контроль и своевременную, адекватную корректировку своего поведения, которое позво-

1 См.: Справочная книга криминалиста / Рук. автор, коллектива Н.А. Селиванов. М, 2000. С. 135.

2 См.: Закатов А. А. Психологические особенности тактики производства следственных дейст вий с участием несовершеннолетних: Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 24; Доспулов Г.Г. Пси хология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С. 72-74 .

3 См.: Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Указ. соч. С. 25.

151

ляет не допустить возникновения и осложнения нежелательных ситуаций, отрицательно сказывающихся на желании допрашиваемого вступать в откровенный, конструктивный диалог и давать правдивые показания1. Защитник, в свою очередь, скорей всего будет наблюдать за следователем и анализировать его поведение. Поэтому следователь «должен: а) быть объективным, лояльным, внимательным, корректным, вежливым, сдержанным; б) не допускать грубости, оскорбительных выражений или оскорбительного тона, нетерпеливости, раздражительности, вспыльчивости, пренебрежения к допрашиваемому, высокомерия, самолюбия. Серьезно относиться к показаниям допрашиваемого независимо от кажущейся степени их важности»2.

Однако на таком допросе, по нашему мнению, возможно применение и простой тактической комбинации, состоящей из нескольких приемов, например, применяя такой прием в отношении обвиняемого, как беседа, снятие напряженности или смыслового барьера, одновременно можно показать обвиняемому и имеющиеся у следователя пособия, фотоальбомы, планы, схемы и т.п. При применении следователем тактической комбинации возможность создания тактического риска сводится к минимуму, так как следователь уверен в бесконфликтном поведении обвиняемого и защитника. Предъявление доказательств во время допроса в этих двух случаях может быть на усмотрение следователя, так как обвиняемый развернуто и правдиво дает показания, а такой прием целесообразен при изобличении обвиняемого во лжи.

Для бесконфликтного допроса также характерна вопросно-ответная ста- дия, которая будет состоять из вопросов следователя и ответов на них обвиняемого; и вопросов защитника и ответов на них обвиняемого. Поэтому, несмотря на бесконфликтную ситуацию допроса, позиция обвиняемого может иметь характерные психологические колебания. В таком случае необходимо

1 См.: Протасевич А.А., Образцов В.А., Богомолова С.Н. Монологи: Криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности. Иркутск, 1999. С. 103-104.

2 Справочная книга криминалиста / Рук. автор, коллектива Н.А. Селиванов. С. 129.

152

применить тактику постановки вопросов, требующих положительных ответов. Это успокаивает и, снимая напряжение обвиняемого, вводит разговор в нужное русло. При этом нужно поддерживать контакт, не подрывая его конфронтаци-онными вопросами1.

Хотя бесконфликтная ситуация и характеризуется признанием допрашиваемого объективно установленных фактов и его готовностью давать правдивые показания, но данная ситуация еще не гарантирует полной откровенности, так как допрашиваемый может добросовестно заблуждаться, ошибаться, неправильно понимать сущность событий, а, признавая свою вину, стремиться к ее уменьшению2. Поэтому следователю необходимо в ходе вопросно-ответной стадии задать обвиняемому вопросы: 1) дополняющие, т.е. те вопросы, направленные на выяснение обстоятельств, не освещенных в ходе свободного рассказа. При этом возможно предъявление одного из доказательств, которое говорит о существовании того факта, которое по каким то причинам было упущено обвиняемым; 2) уточняющие, задачей которых является уточнение отдельных фактов или событий, интересующих следователя и направленные на конкретизацию тех или иных обстоятельств. При этом возможно обращение следователя к защитнику по поводу имеющихся уточняющих вопросов; 3) детализирующие (конкретизирующие), целью которых является детализация сообщаемых сведений, что в последствии облегчает проверку и оценку; 4) напоминающие, в задачу которых входит выяснение фактов или событий, по той или иной причине забытых или упущенных обвиняемым3.

Можно посоветовать следователю на допросе задать и контрольные вопросы, которые позволят проверить и убедиться в правдивости данных показа-

1 См.: Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Указ. соч. С. 28.

2 Тыщенко П.П. Тактика и психологические основы допроса (опроса). Домодедово, 1997. С. 7.

3 См.: Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. С. 67.

153

ний обвиняемым1. Однако в большинстве случаев при бесконфликтном допросе, проводимом при участии защитника, в этом нет необходимости.

Если обвиняемый отклонится от основной линии повествования, то в таких случаях следователю необходимо в ходе свободного рассказа задать на- правляющие вопросы с целью возвратить обвиняемого к основной линии повествования.

Повторный допрос не следует начинать с вопроса о подтверждении обви- няемым раннее данных показаний. По мнению С.Г. Любичева, «постановка такого вопроса лицу, ранее заблуждающемуся, а равно давшему ложные показания, затруднит переход к показаниям достоверным»2.

Следует отметить, что в процессе бесконфликтного допроса обвиняемого участвующий в производстве защитник обеспечивает выявление всех благоприятных для подзащитного обстоятельств, например, устанавливает невыясненные обстоятельства, которые благоприятны для обвиняемого; уточняет сообщенные сведения путем постановки вопросов с момента, разрешенного следователем обвиняемому, способствует адекватному отражению полученных сведений в протоколе. В связи с допросом защитник может заявить необходимые ходатайства, но их не следует расценивать как конфликтность с его стороны, так как в ситуации бесконфликтного допроса защитник чаще всего подает ходатайство устного характера, вместе с тем одновременно обговаривая это со следователем. Обычно при бесконфликтном допросе защитник не делает письменных замечаний по поводу правильности и полноты записей в протоколе допроса, а обсуждает данный вопрос устно со следователем. В этот момент следователю необходимо быть осторожным в своих высказываниях, так как в любую минуту бесконфликтный допрос может перейти в конфликтный сначала между следователем и защитником, а затем уже и с обвиняемым.

1 См.: Справочная книга криминалиста / Руководитель автор, коллектива Н.А. Селиванов. С. 129.

2 Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. М., 1980. С. 31.

154

Поэтому тактически верно будет предоставить возможность и защитнику задать вопрос своему подзащитному после свободного рассказа обвиняемого и предъявления доказательств следователем, если такой прием имел место. В такой ситуации допроса защитник может задать вопрос своему подзащитному исходя из следующих позиций:

  • принятие защитой всей версии следователем целиком без каких-либо дополнений и поправок;
  • признание обвиняемым своей вины, но с указанием на наличие смягчающих вину обстоятельств;
  • признание обвиняемым на допросе только очевидных фактов, бесспорно доказанных следствием, которые имеются в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.
  • Учитывая данные позиции защиты, продолжение бесконфликтности допроса зависит: а) от правильного и умелого применения следователем тактических приемов; б) от наличия доказательств, имеющихся по уголовному делу. По мнению А.Г. Филиппова, и мы с ним согласны, «когда их нет, допрос в большинстве случаев заканчивается поражением следователя»1.

В случае, когда защита принимает всю версию следователя без каких-либо дополнений или поправок, то допрос происходит в бесконфликтной ситуации, за исключением самооговора, и характеризуется тем, что интересы следователя, обвиняемого и его защитника по установление истины не противоречат друг другу- Допрашиваемый обладает искомой информацией, адекватно ее воспринимает, желает и может без искажения передать ее следователю, а защитник не будет этому препятствовать, следователь же не имеет оснований сомневаться в таком отношении допрашиваемого и его защитника к искомой информации. Поэтому главное для следователя не спровоцировать своими действиями конфликта ни с обвиняемым, ни с его защитником. Следователь дол-

1 Филиппов А.Г. Рецензия на книгу: Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса: Учебно- практическое пособие. С. 97.

155

жен быть внимателен и искренне заинтересован не только к показаниям, но и к самому допрашиваемому и его защитнику, которые должны чувствовать уважение и некоторое сострадание по отношению к допрашиваемому. Следователю необходимо показать, что он уважает человеческое достоинство допрашиваемого. Следователь ни в коем случае не должен грубо и фамильярно относиться ни к допрашиваемому, ни к его защитнику.

Если следователь видит, что защитник избрал именно бесконфликтную позицию, то в таком случае общение с обвиняемым и его защитником больших трудов не составляет, контакт с обвиняемым и защитником поддерживается без проблем, обострений до конца допроса не происходит. В данном случае инициатива на стороне следователя, которую необходимо удержать до конца допроса. Очень часто защитники, принимая такую позицию отказываются от того, чтобы задавать вопросы, полагаясь в данном случае полностью на следователя. В то же время, защитник соглашаясь с позицией обвиняемого, может еще до конца допроса, предложить сотрудничество со следователем, которое может быть выражено, именно, в обсуждении кругов вопросов, которые будет задавать следователь, если по какой-либо причине это не было сделано до допроса. Это может произойти, в частности, если сам защитник до начала допроса сомневался в бесконфликтном протекании допроса его подзащитного, на- пример, он не знал каким образом поведет себя следователь.

Такая ситуация с обсуждением круга вопросов задаваемых следователю при допросе может быть и в том случае, когда обвиняемый признает свою вину, но с указанием на наличие смягчающих вину обстоятельств. В этом случае защитник наверняка попросит следователя записать в протокол допроса те вопросы, ответы которых по мнению защитника, могут являться смягчающими обстоятельствами вины обвиняемого, или те обстоятельства, которые могли побудить обвиняемого к совершению преступления, например: обвиняемый не мог понять каким образом он нажал на курок автомата, что привело к гибели его друга сослуживца; например, то что обвиняемый с потерпевшим были хо-

156

рошими друзьями; или упоминание о таких жизненных о обстоятельствах, которые характеризовали его положительно. Данная позиция обвиняемого и его защитника также способствует бесконфликтной ситуации на допросе. От следователя требуется только выполнить просьбу защитника о указании в допросе смягчающих обстоятельств для обвиняемого.

В случае признания обвиняемым на допросе только очевидных фактов, бесспорно доказанных следствием, здесь возможен такой тактический прием как предъявление обвинения не в полном объеме и по некоторым эпизодам в частности. Это позволяет следствию при неполной доказательной базе, когда доказательства по некоторым эпизодам еще “сырые”, добыть их в полной мере законным путем и зафиксировать в материалах дела, а уж потом предъявлять их обвиняемому в полном объеме. Это возможно, если обвиняемый был допрошен в качестве подозреваемого ранее и из его показаний видно, что он будет признавать только очевидные факты. В данном случае, при допросе обвиняемого, которому предъявлено обвинение не в полном объеме, тактически верно будет не расспрашивать о тех эпизодах по которым доказательство в полной мере не собрано, чтобы не дать возможности применить версию защиты, отличную от версии следователя по данным эпизодам, и критически оценить их на предмет достоверности, допустимости доказательств, не дав воз- можности иной интерпретации, чем та, которая есть на самом деле.

Для гарантии проведения допроса в бесконфликтной ситуации, можно посоветовать следователю применить такой нетрадиционный метод, как выбор времени допроса с учетом биоритмов допрашиваемого1, который успешно применялся следователями на практике2. Однако о возможности применения такого приема на допросе обвиняемого, в проведении которого участвует за-

ем.: Саньков В.И. Тактика допроса лица, признающегося в совершении убийства. (подготовительный этап). С. 83.

2 См.: Гармаев Ю.П., Китаев Н.Н. О применении психологических познаний при изобличении взяточников // Следователь. 1997. № 6. С. 50.

157

щитник, вообще не говорилось. По нашему мнению, участие в допросе защитника, не помешает применение такого приема. Мнения практикующих следственных работников и адвокатов разделились. Так, 59% опрошенных следователей (см. рис.7, приложение 2) и 25% адвокатов (см. приложение 3) не отнесли данный прием к недопустимому психологическому воздействию на допрашиваемого. 31%о опрошенных следователей (см. приложение 2) посчитали проведение допроса обвиняемого при выборе времени его проведения с учетом биоритмов допрашиваемого в присутствии защитника правомерно, с этим согласилось и 16% опрошенных адвокатов (см. приложение 3). Опрос следователей показал, что многие следователи данный прием относили к области фантастики или вообще не знали, что это такое. Поэтому следует разъяснить, что в организме человека имеется более 100 биологических ритмов, отражающих различные физиологические процессы, которые способны изменить ритм и содержание человеческой деятельности. Поэтому следователю важно использовать при допросе обвиняемого не только эмоции, а его настроение. В этом ему могут помочь биоритмологи, которые могут выявить наиболее благоприятный период для допроса обвиняемого, препятствующего установлению истины. По тактическим соображениям не следует говорить допрашиваемым и его защитникам, что допрос производится в определенные рассчитанные дни. Такой маленький процент показателей использования данных приемов говорит о том, что и следователи и адвокаты мало знакомы с такими разделами криминали- стики как криминалистическая биоритмология1.

По нашему мнению, незнание такого тактического приема следователями вызвано еще и тем, что в криминалистической литературе почему то не акцентируется внимание на то, что в допросе, кроме следователя, обвиняемого и защитника, существует еще одна сторона, нередко имеющая большое значение в обеспечении продуктивности допроса - это «окружающая материальная мик-

1 См. подробнее: Протасевич А.А. Образцов В.А., Богомолова С.Н. Указ.соч. С. 127-130.

158

росреда. Ее образуют самые различные объекты материального мира, их связи и отношения: предметы, вещества, материалы, все то, что входит в понятие обстановки места допроса. Микросреда включена в информационное взаимодействие», что по сути является «психологическим реагентом»1. Однако, «успешное применение психологического реагента не должно переоцениваться, что это не снимает со следователя обязанности самым тщательным образом проверить любые показания обвиняемого, принять все меры к установлению истины по уголовному делу, строго согласовывать свои действия с правовыми и этическими нормами»2.

Опрос следователей показал, что чаще всего при бесконфликтном допросе обвиняемого, проводимом при участии защитника, следователи применяют следующие приемы: детализация показаний - 75%; оказание помощи обвиняемому для восстановления в памяти забытого - 61%; предъявление доказательств - 15%; разъяснение обвиняемому возможностей защитника, участвующего в данном допросе, или при желании защитника предоставить ему самому такое разъяснение - 10%; метод выявления ассоциаций - 32%; ознакомление обвиняемого с пособиями, альбомами, схемами - 25%; постановка вопросов -57% (см. рис.3, приложение 2).

По окончании допроса и составлении протокола тактической целью сле- дователя является закрепление психологического контакта с допрашиваемым и его защитником, для того чтобы использовать его при дальнейших встречах с

Ряд авторов справедливо называют его третьим участником допроса. Понятие «психологический реагент может рассматриваться как в узком так и в широком смыслах. В первом своем значении это понятие включает в себя то, что принято называть «немыми свидетелями» самые различные материальные объекты неживой, а так же живой , но не говорящей природы, тем или иным образом, связанных с исследуемыми криминальным и не криминальным поведением. В широком смысле психологический реагент охватывает не только обширный круг «немых свидетелей», но и множество других элементов реального мира (фактов, событий, процессов и т.д.), включая те что представляют собой различные варианты проявления активности лиц, осуществляющих расследование, оказывающих допустимое психологическое воздействие в отношении своих партнеров по коммуникации (см.: Протасевич А.А. Образцов В.А., Богомолова С.Н. Указ. соч. С.127-130).

2 Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследовании // Законность. 1994. № 4. С. 28.

159

ними, при производстве других следственных действий. Это необходимо в первую очередь для того, чтобы у обвиняемого не было искушения по причине неудовлетворительных отношений со следователем, изменить впоследствии свои показания. Ряд авторов для этого предлагают конкретные тактические приемы, направленные на достижение этой цели. Данные приемы «должны быть направлены на позитивную информацию о допрашиваемом, его семье, вкусах, и т.д. Расставаясь с ним, надо создать хорошее настроение, сформировать чувство психологического облегчения от беседы со следователем»1. Следователь и защитник должны расставаться после допроса как профессионалы, делающие свое дело. Следователь должен оставить впечатление у защитника о том, что он объективен в своих действиях, в которых нет перегиба в обвинительный уклон и сделал все необходимое для того, чтобы защитник проявил свои профессиональные качества для защиты своего подзащитного. Следователю необходимо создать предпосылки и для того, чтобы последующий допрос обвиняемого, проводимый при участии защитника происходил бы также в бесконфликтной ситуации.

Однако при проведении допроса в бесконфликтной ситуации следователь не должен успокаиваться таким поведением обвиняемого и его защитника и не терять бдительность. В каждом случае необдуманная форма вызова лица и его защитника на последующий допрос, оказавшаяся неприятной или нежелательной для обвиняемого, или длительное ожидание начала допроса, торопливость самого допроса, переговоры в ходе допроса с коллегами или по телефону на темы явно не относящиеся к служебным делам, будут нежелательными, а в данном случае тем более, так как все эти действия могут нарушить бесконфликтный характер допроса, привести к изменению психологического настроя обвиняемого и его защитника на дачу полных и объективных показаний2. У

’ Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Указ. соч. С. 28.

2 Баев О.Я. Тактика следственных действий. Юридические науки: Учебное пособие.
Воронеж, 1992. С. 13.

160

следователя не должно в связи с этим притупится чувство собранности, активности, так как любой момент защитник может нанести контрудар по всей обвинительной версии и уже бесконфликтный допрос может перерасти в конфликтный.

Таким образом, в процессе бесконфликтного допроса обвиняемого участ- вующий в проведении защитник обеспечивает выявление всех благоприятных для подзащитного обстоятельств На тактику такого допроса влияет стадия начального взаимодействия, которая возникает перед проведением допроса обвиняемого. Перед допросом обвиняемого следователь может согласовать с защитником план предстоящего допроса; определить для защитника момент подачи ходатайств и вопросов на допросе; согласовать с защитником круг вопросов, которые необходимо будет задать обвиняемому. Несмотря на бесконфликтность проведения допроса, следователь должен провести анализ ситуации на бесконфликтность или конфликтность после ответа обвиняемого о его вине в совершенном преступлении обратить внимание на отношение защитника на данный ответ обвиняемого. Учитывая позиции по данному вопросу, продолжение бесконфликтности допроса зависит: а) от правильного и умелого применения следователем тактических приемов; б) от наличия доказательств, имеющихся по уголовному делу. Для гарантии проведения допроса в бесконфликтной ситуации, можно посоветовать следователю применить такой нетрадиционный метод, как выбор времени допроса с учетом биоритмов допрашиваемого. По окончании допроса необходимо создание предпосылок для проведение последующего допроса обвиняемого, проводимого при участии защитника в бесконфликтной ситуации, что является закрепление психологического контакта с обвиняемым и его защитником.

161

2.4. Тактические приемы допроса обвиняемого, проводимого при участии защитника в конфликтной ситуации

При проведении допроса обвиняемого задача следователя состоит в полу- чении полных и правдивых показаний. «Показания обвиняемого или подозреваемого являются не только источником доказательств, но и средством осуществления права этих лиц на защиту. Значит следователь должен быть психологически готов к умалчиванию, недоговоркам, попыткам оправдаться и даже к прямой лжи со стороны допрашиваемого»1. Совершенно справедливо высказывание Ю.В Чуфаровского о том, что «на допросе сталкиваются два различных мировоззрения, две воли, две тактики борьбы, различные интересы»2, что подкрепляется участием юридически грамотного возможного оппонента следователя - защитника обвиняемого.

Закон, не исключая возможность возникновения конфликтной ситуации на допросе, запрещает какое-либо давление на обвиняемого с целью получения от него интересующих следствие сведений, предусматривая уголовную ответственность за принуждение к даче показаний путем применения угроз, насилия или иных незаконных действий (ст.302 УК РФ)3. Следователь должен руководствоваться нравственно допустимыми и приемами и методами, строго выполняя требования закона (ст.7 УПК РФ). В тактическом отношении важно не только то, чтобы допрос велся объективно, чтобы в ходе его выявлялись как уличающие, так и оправдывающие, как отягчающие, так и смягчающие вину обстоятельства, но и то, чтобы характер допроса (предельная объективность) был нагляден и именно так осознавался допрашиваемым»4. Однако мы не совсем согласны с мнением, что «в условиях судопроизводства допустим лишь конфликт с его одним участником - допрашиваемым»5. Нередко в качестве допрашиваемого вы-

Криминалистика. Учебник для высших юридических учебных заведений / Под ред. А.Г. Фи- липпова, А.Ф. Волынского. М., 1998. С. 290.

2 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учебник. М., 1998. С.354-355.

3 Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 1996. С. 141.

4 Побережный С.К. Азбука бесконфликтного допроса. С. 39.

5 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. С. 69.

162 ступает обвиняемый, в допросе которого участвует защитник. И если между сле- дователем и обвиняемым возникает конфликт, то он проявляется и между следо- вателем и защитником, как скрытого, так и открытого характера, т.к. защитник связан со своим подзащитным процессуальными обязательствами. Изучение архивных уголовных дел показало, что в 25% протоколов допросов имелись замечания защитника о применении следователем недозволенных, по его мнению, приемов; в 39% имелись замечания следователя о некорректном поведении защитника, участвующего в допросе (см. рис.5, приложение 1).

Анализируя разработанные в криминалистике конфликты, можно выделить с учетом участия на допросе обвиняемого его защитника следующие:

1) выражающиеся в отказе допрашиваемого общаться со следователем и давать ему какие бы то ни было показания, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. Следователю, в первую очередь, необходимо разобраться в мотивах отказа, еще раз проанализировать собранные доказательства, тщательно изучить имеющиеся в них противоречия, аргументы обвиняемого и его защитника, специально ознакомиться с научными рекомендациями по этому вопросу1, а также необходимо сосредоточить внимание на анализе причин такого поведения, их может быть как минимум две: а) обвиняемый отказывается от дачи показаний по собственному усмотрению или б) по усмотрению и совету его защитника. В первом случае можно воспользоваться помощью защитника, с которым установлен психологический контакт, так как ему в большей мере может быть известны мотивы отказа от дачи показаний. В частности, помощь в этом может оказана благодаря тому, что защитник в большей мере, чем следователь, может быть информирован о деталях личной жизни обвиняемого, его воспитания, черты характера, психологические особенности2. Если следователь не может самостоятельно определить причины мотива отказа от дачи показаний, то возможно спросить совет у более опытных следователей. Вторая причина отказа от показаний обвиняемым чаще всего проявляется в случае неустановления психологического контакта ни

См.: Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981.

2 См.: Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений осуществляемого с участием защитника: Методическое пособие. М., 1995.

163 с обвиняемым, ни с его защитником. Если такое имеет место, то следователю на- до быть готовым к такому обороту событий и применить методы и приемы, прежде всего, по установлению психологического контакта с защитником, а также методы убеждения и к обвиняемому и к защитнику. В случае, если обвиняемый будет признавать свою вину, но отказываться от дачи показаний, следователь должен постараться убедить его в том, что дача показаний это еще и защитная мера для него, так как не давая показаний он лишает себя права защищаться всеми возможными средствами, каким является и сам допрос. В данном случае надо убедить обвиняемого, что путем дачи показаний он сможет как-то объяснить свои действия, приведшие к совершению преступления, сможет привести различные доводы в свою защиту, сможет как то оправдать свои поступки. Если обвиняемый не признает себя виновным и по этой причине отказывается от дачи показаний, то необходимо убедить его в том, что он в своих показаниях может критиковать и опровергать доказательства, на которых построено обвинение, может приводить и развивать доводы в свою защиту, аргументировать их ссылками на различные факты, заявлять ходатайства об истребовании и приобщении различного рода доказательств, указывая на новые или дополнительные источники доказательств, может оспаривать свое участие в совершенном преступлении, или может ссылаться на различные данные, исключающие его вину в содеянном1. Даже такого рода сведения для следователя могут стать дополнительной информацией о дальнейшей тактике защиты обвиняемого и его защитника. Сам по себе отказ от дачи показаний или ложные показания не ведут обвиняемого к какому либо процессуальному наказанию, но могут привести к затруднению в расследовании преступления. Поэтому, если обвиняемый после убеждений следователя продолжает отказываться от дачи показаний, то в данном случае следователю необходимо убеждение и к защитнику, если отказ обвиняемого от дачи показаний есть его тактический прием. Особенно это необходимо, если следователь заметил, что защитник недобросовестно выполняет свои процессуальные права и нравственные обязанности в плане ведения защиты обвиняемого. Отказ

См.: Маслов А.Г. Процессуальная природа показаний обвиняемого: Учебно-практическое по- собие для следователей. Саратов, 1994. С. 16.

164 от дачи показаний обвиняемого может граничить со следственным риском, так как недобросовестное выполнение защитником своих процессуальных прав ведут к конфликтной психологической ситуации и явному противоборству со стороны защитника. Следователю следует как можно быстрее распознать сложившуюся ситуацию, которая ведет не к психологическому контакту, а к психологической борьбе между следователем и защитником. В такой ситуации защитник может прибегнуть и к «системе психологических ловушек для следователя»1. Это может быть выражено в поиске обнаружения ошибок следователя и тактическом использовании этих ошибок в интересах подзащитного, причем может быть не на предварительном следствии, а в суде. В случае, когда психологический контакт с защитником не найден, то следователю в такой ситуации, например, нельзя знакомить с планом допроса; следует воздерживаться и от преждевременного предъявления определенных доказательств, тех, где оглашаются показания важных свидетелей, с целью предупреждения утечки информации.

2) выражающиеся в сообщении следователю заведомо ложной2 информа- ции или в укрытии части определенной информации. По мнению некоторых авторов, факт непризнания обвиняемым своей вины, отраженный в протоколе допроса, не должен расцениваться как несомненный конфликт, ввиду того, что данная информация не имеет доказательственного значения и поэтому не заслуживает больших усилий со стороны следователя для «изобличения преступника»3. По нашему мнению, факт непризнания вины обвиняемым, особенно высказанный при участии на допросе защитника создает предпосылку для создания конфликтной ситуации, что должно настораживать следователя. Он должен определить с чем связан данное непризнание вины - с противоборством следствию, чтобы уйти от наказания или действительно имеются факты его невиновности, о которых следователь еще не знает. Поэтому следователь дол-

’ Шиханцев Г.Г. Юридическая психология: Учебник для вузов. М., 1998. С.253-254.

2 В данном случае необходимо отметить, что в отличии от заблуждении, когда «ложное прини мается за действительное», «ложь это умышленное искажение действительности». См.: Шепеле ва СВ. Тактика допроса лиц, имеющих установку на дачу ложных показаний: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. СП.

3 Гриненко А.В. Процессуальные средства установления психологического контакта с обви няемым //Российский следователь. 2001. №5. С. 20.

165 жен изобличать или проверять те факты, оправдывающие обвиняемого, которые он сообщит при допросе.

Мы согласны с М.А Дереберг в том, что когда обвиняемый отрицает свою вину, следователю необходимо наряду с умелым предъявлением доказательств выявить внутреннее отношение защитника к этой позиции и через него пытаться убедить обвиняемого занять более реалистическую линию поведения. Для этого аргументы, приводимые следователем, должны быть вескими, убедительными, реальными, основанными на законе, а не на эмоциях, т.е. должны быть рассчитаны на интеллектуальную и профессиональную оценку со стороны защитника1. Если психологический контакт установлен, то, возможно, следует предоставить защитнику переговорить с обвиняемым во время допроса, так как это поможет снять создавшееся напряжение и не углублять наметившийся конфликт. В противном случае обвиняемый может отказаться от дачи показаний и следователю придется вообще прервать допрос2. Однако, если такая ситуация возникла в следствии заданного следователем вопроса, то лучше отложить выяснение данного вопроса, продолжить допрос, а затем предоставить возможность им переговорить.

При выяснении причин ложных показаний и принятии мер к их устранению необходимо учитывать мотивы, по которым лицо занимает негативную позицию. Они могут быть различными. Особенность конфликтных ситуаций, возникающих на допросе при участии защитника, состоит в том, что они происходят в результате реализации тактики и стратегии защитника и являются в большей мере исходящими от самого защитника3. Это является объективным фактором дачи ложных показаний обвиняемым. Если следователь располагает сведениями о недобросовестном использовании защитником его прав, то, как советуют ряд ученых4, следователь должен занять жесткую позицию: указать защитнику на

1 См.: Дереберг М.А. Указ. соч. С.18-19.

2 См.: Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Указ. соч. С. 41.

3 Это отмечают и другие авторы: «к факторам, которые содействуют возникновению мотивов ложных показаний, относятся воздействие на обвиняемого со стороны заинтересованных лиц и не благоприятная процессуальная обстановка» (см.: Шепелева СВ. Указ. соч. С. 12).

4 См.: Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Указ соч. С.41.

166

нарушение им профессионального долга и предупредить, что может принять дисциплинарные меры в отношении данного защитника - направить представление в Президиум коллегии адвокатов. К субъективным факторам мотивов дачи ложных показаний является, как правильно отмечает СВ. Шепелева, «отрицательная направленность личности, низкий моральный и культурный уровень, низменные чувства и черты характера: эгоизм, зависть, корыстолюбие, безволие, правовая неосведомленность)»’. Мотивом дачи ложных показаний обвиняемыми «чаще всего является страх перед наказанием, стыд перед родными, знакомыми, коллективом, где они работают, учатся, боязнь мести со стороны других обвиняемых, придерживающих так же негативной позиции, нежелание возместить материальный ущерб, опасение, что осуждение может повредить их близким и др. Преодолеть такие мотивы иногда трудно, но все же возможно, если убедить, что чистосердечное раскаяние, а также активное способствование раскрытию преступления являются обстоятельствами, смягчающими ответственность перед судом и нравственно очищающими виновного»2. Но такой мотив, как «правовая неосведомленность», может и не относиться к обвиняемому, у которого имеется защитник на допросе;

3) проявляющиеся в «умалчивании известных фактов»3 обвиняемым. Одним из мотивов такого поведения может являться страх4, который имеется в основе большинства мотивов ложных показаний. По нашему мнению, применение тактических приемов, основанных на страхе обвиняемого, по крайней мере непрофессионально, а главное - аморально и неэтично. Поэтому, если следователь заметил, что обвиняемого «сковал страх», то, в первую очередь надо успокоить его (но нельзя давать не выполнимых обещаний) и обратиться за помощью к защитнику о снятии напряженности у обвиняемого; 4) 5) состоящие в уничтожении или повреждении допрашиваемым доказа- тельств совершения преступления, подговора им свидетелей, шантаже и угро- 6) 1 Шепелева СВ. Указ. соч.

2 Криминалистика /Под ред. Яблокова Н.П., Колдина В.Я. М., 1990. С. 296.

3 Побережный С.К. Указ. соч. С. 25. См.: Шепелева С.К. Указ. соч. С.12

167 зах в их адрес с тем, чтобы они дали желательные для него показания. К сожалению, такое зачастую происходит не без помощи защитников;

5) проявляющиеся в факте указания на допросе лиц в качестве свидетелей, которые на самом деле, не имеют никакого отношения к совершенному пре- ступлению, т.е. по сути являющимися лжесвидетелями. Чаще всего это происходит для того, чтобы подтвердить алиби (скрытый конфликт). Необходимо учитывать: если алиби ложное, то лицо, как правило, избегает детализации своих показаний; 6) 7) проявляющиеся в изложении событий в выгодном для обвиняемого свете (заявления об неумышленном характере его действий, перекладывание вины в случившимся на потерпевшего, переложение вины на не установленных сообщников преступления и т.д.); 8) 9) проявляющиеся в действиях обвиняемого или защитника по созданию обстановки допроса, в которой следователь предстает в роли «конфликту- ющего субъекта», в результате чего происходит срыв следственного действия» (см. приложение 6). 10) Таким образом, обвиняемые, находясь под воздействием так называемой «оборонительной доминанты» - раздражителя психики, которая вносит «дезорганизацию в психические процессы»,’ пытаются противодействовать следствию. На поводу у них идут и некоторые защитники: их действия зачастую бывают направлены не на защиту законных интересов своих подзащитных, а на то, чтобы любыми средствами содействовать уходу обвиняемого от уголовной ответственности, любой ценой стараются выгородить его. «С целью повлиять на следователя и психологически травмировать его, либо устранить конкретного следователя от ведения уголовного дела намеренно обвиняют его в применении недозволенных приемов и методов, направляют многочисленные жалобы в суд, прокуратуру и другие инстанции»2. С этой целью подготавливают недос- товерные алиби, оказывают давление на потерпевших и свидетелей, затягивают сроки расследования, выдвигают различные препятствия для проведения следст-

1 Ратинов Л.Р. Судебная психология для следователей: Учебное пособие. М. 1967. С.196.

2 Колесникова Т.В. Указ. соч. С. 150.

168 венных действий. Случаи привлечения адвокатов к уголовной ответственности за перечисленные действия имеются1, но они очень редки.

Разрешение данных конфликтных ситуаций должно решаться не только путем: а) преодоления мотивов ложных показаний обвиняемого; б) убеждении несостоятельности поставленной им цели - уклонения от дачи показаний;

в) убеждения его защитника о неправильно занятой позиции его подзащитным;

г) преодоления противодействия с его стороны.

При решении первых двух психологических задач, по нашему мнению, неприемлемы приемы, предложенные К.А. Исаевой, основанные на «использовании «слабых мест» в психике допрашиваемой, несмотря на то, что она допускает использование данного приема, избирательно, с большой осторожностью, с учетом индивидуальных особенностей обвиняемой2. При решении последних двух задач следователю необходимо: 1) установление психологического контакта с защитником и переход на психологическую установку «Мы»; 2) перед допросом: а) официально предупредить защитника о неразглашении данных предварительного расследования, для чего необходимо взять подписку у защитника об этом; б) предупредить о недопустимости вмешательства за- щитника в ход допроса и сообщения ему момента постановки обвиняемому вопросов, или заявления ходатайств; в) предупредить о недопустимости свидания наедине с обвиняемым во время допроса; 3) особое акцентирование внимания защитника на предъявляемых доказательствах, изобличающих обвиняемого, а также на предъявлении показаний соучастников данного обвиняемого, что возможно лишь в случае полного их признания, которое зафиксировано в материалах дела; 4) убеждение защитника о неправильно занятой позиции его подзащитным; 5) в случае неправомерного поведения фиксирование в протоколе допроса как вербальных, так и невербальных действий защитника; 6) вынесение в президиум или коллегию адвокатов представления о неправомерных

1 См.: Голубев В.В. Об опыте преодоления противодействия организованной преступной груп пы в процессе расследования уголовного дела // Информационный бюллетень Следственного коми тета МВД РФ. М., 1997. №1. С. 57-58.

2 См.: Исаева К.А. Тактические особенности допроса женщин подозреваемых и обвиняемых: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 1995. С. 18.

169 действиях защитника на предварительном следствии при выполнении своих функций (см. приложение 6). Допрос должен вестись следователем в строго официальном, деловом тоне. В случае установленного психологического контакта с обвиняемым и защитником и в зависимости от квалификации содеянного, то можно предложить и официально - дружеский тон, т.е. несмотря на официальность в обращениях к обвиняемому и защитнику, но тон, например, постановки вопросов - дружелюбный . Если на допросе ситуация переходит, например из конфликтной в остроконфликтную, т.е. обвиняемый сменил позицию по отношению к правдивым показаниям на ложные, можно использовать так же смену тона ведения допроса с дружеско-официального на официальный или наоборот. В некоторых случаях, исходя из психологических качеств обвиняемого и при установлении психологического контакта с защитником, в конфликтных ситуациях на допросе можно предложить и доверительный тон ведения допроса.

Как правило, участвуя в допросах обвиняемого, защитники «занимают активную позицию: задают уточняющие вопросы, проверяют правильность написания протоколов, вносят изменения и уточнения»1, заявляют в связи с допросом ходатайства. В случае конфликтного допроса обвиняемого, защитник зачастую имеет цель лишить следователя возможности установить истину по делу. Это может проявиться, когда защитник: а) вступает в сговор с соучастниками преступной деятельности, и пользуясь правом на ознакомление с материалами уголовного дела, передает соучастникам информацию о ходе предварительного расследования; б) вмешивается в процедуру ведения допроса, прерывает его ход: задает вопросы допрашиваемому в неудобный момент для следователя, дает ответы на постановленные перед обвиняемым, подозреваемым вопросы; в) подсказывает обвиняемому предпочтительные варианты ответа на вопросы, используя при этом невербальные средства (утвердительный или отрицательный кивок головы, мимику, жесты, телодвижения и т.д.); г) покидает допрос без видимых причин, что означает для следователя, необходимость

Лукьянова З.Е. Адвокат на стадии предварительного следствия // Вестник Саратовской Госу- дарственной академии права. 2000. №4. С. 42.

170 прекращения допроса, не достигнув поставленной цели; д) отказывается под- писывать протокол допроса1; е) заявляет ненужные ходатайства, которые отвлекают следователя от расследования; ж) требует свидание во время свободного рассказа или в вопросно-ответной стадии (см. приложение 6).

Усмотрев в действиях следователя неправомерный тактический прием, в котором якобы содержится психологическая хитрость или психологическое воздействие со стороны следователя, защитник иногда советует своему подзащитному, например, не отвечать на «каверзные вопросы», объясняя тем, что давать показания - это не обязанность, а право обвиняемого, и «если он согласился давать показания, то это не означает, что не имеет право отказаться от ответа на вопросы, представляющие собой психологическую ловушку»2 С таким утверждением можно согласиться, если бы данный автор расшифровал, что он понимает под термином «психологическая ловушка» или под «неправомерным тактическим приемом».

В подтверждении существования неправомерных действий со стороны защитника на предварительном следствии, в том числе и допросах, в которых он принимает участие, приведем данные анкетирования практических следственных работников о применении таких незаконных методов: шантаж и угрозы со стороны защитника и его людей в их адрес, а также его родных и близких -8%; склонение свидетелей, потерпевших, экспертов защитником к даче ложных показаний или к ложному заключению - 51%; 3) преднамеренное затягивание дела - 61 %; 4) передача в СИЗО обвиняемому «инструкции» - 36 %; покушение на дачу взятки следователю - 2%; подыскивание лжесвидетелей - 2% (скрыто); неявка без уважительной причины на допрос обвиняемого, о котором он был извещен заранее - 7%; вмешательство в ответы своего подзащитного -66%; советы не давать образцы для сравнительного исследования - 3%; настраивал обвиняемого на дачу ложных показаний - 46%; покидал допрос без причин - 3%. И только 8 % следователей признали, что в их практике неза-

1 Однако, ч. 7 ст. 190 УПК РФ предписывает ему подписывать протокол допроса как участнику допроса в соответствии ст. 167 УПК РФ.

2 Третьяков В.И. Участие защитника в уголовном судопроизводстве. Краснодар, 1998. С. 44.

171 конных методов со стороны защитника не было (см. рис.6, приложение
1; рис.4, приложение 2).

Кроме того, больше половины опрошенных следователей согласились для преодоления противодействия со стороны защитника обвиняемого применять тактических приемы, основанные на убеждении защитника в необходимости дачи правдивых показаний его подзащитным - 53% (см. приложение 2).

Мы согласны с мнением Р.С. Белкина, что «в силу своей зачастую невысо- кой профессиональной квалификации именно как защитников, адвокаты озабочены в первую очередь поисками не истины, а упущений, пробелов, ошибок следствия, доказательством не истины, а того, что она не установлена обвинением»1. При опросе адвокатов, на вопрос: обязан ли защитник вскрывать пробелы следствия - 71 % ответили, что не обязаны, в силу того, что можно навредить интересам обвиняемого - 42%, а также, что для защиты лучше оставить все замечания до рассмотрения дела в суде - 58% (см. приложение 3).

Рецепт нейтрализации действий защитника, использующего ошибки след- ствия, может быть только один: «безукоризненно соблюдать все требования закона»2. В силу своих профессиональных обязанностей, следователь не может устраниться от общения с адвокатом, он обязан завершить расследование: невзирая на симпатии и антипатии и провести следственные действия в конфликтной ситуации с участием защитника, получить доказательственную информацию от его подзащитного, при этом обеспечить соблюдение законности.

Оптимальные результаты при производстве допроса в конфликтной ситуа- ции при участии защитника могут быть и при умелом тактическом маневрировании. В совершенстве владеть тактическими приемами допроса должен каждый следователь. Однако на практике нередки случаи, когда допрос производится неквалифицированно, с нарушениями требований закона и рекомендаций криминалистики3. Особенно это усугубляется участием на допросе защитника.

1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня (Злободневные вопросы Россий ской криминалистики). М., 2001. С. 195.

2 Белкин Р.С. Указ. соч. С. 201.

3 Филиппов А.Г. Рецензия на кн.: Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. М., 2001. С. 96.

172 В качестве одного из общих недостатков следователей В. Трубочкина выделяет «неумение выслушать показания в процессе допроса. При затянувшемся рассказе допрашиваемого они проявляют нервозность, часто прерывают собеседника вопросами. В конечном счете допрашиваемый теряет нить повествования или просто замыкается, убежденный в безразличном отношении следователя к его повествованию. В этом случае невыполнение следователем элементарных этических норм становится препятствием для установления истины»1. Раскрывая особенности взаимодействия следователя с допрашиваемым на различных стадиях допроса, М.И. Еникеев предъявляет особые требования к культуре речи следователя, которая «должна быть ясной, убедительной и достаточно эмо- циональной… Грубость, импульсивность, несдержанность, чванство свидетельствуют о профессиональной деформации»2. Однако не всегда и защитники, участвующие в допросе, могут до конца выслушивать своего подзащитного, зачастую, они его обрывают, и пытаются ускорить ход повествования. Такое поведение защитника нередко вводит в смятение обвиняемого, который может вообще перестать давать показания.

Следует отметить, что в ходе одного допроса следователю приходится сталкиваться сразу с несколькими ситуациями (когда допрашиваемый дает правдивые показания по одному эпизоду и пытается обмануть, дезориентировать следователя в другом). «В подобных случаях и следователю необходимо проявлять должную гибкость и применять различные приемы - сначала направленные на оказание допрашиваемому в припоминании забытого, а затем (в ходе того же допроса) - на изобличение допрашиваемого в даче ложных показаний»3.

Тактические приемы допроса в конфликтной ситуации весьма специфичны. Целью при преодолении установки на ложь при допросе является получе-

Трубочкина В. Нравственные начала в деятельности следователя. // Российская юстиция. 1997. № 11.С.53.

2 См. подробнее: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. Учебник. М., 1996. С. 460-463.

3 Криминалистика. Учебник для высших юридических учебных заведений / Под ред. Филиппо ва А.Г., Волынского А.Ф. М., 1998. С. 291.

173 ние правдивых показаний, установление истины. Задачей — преодоление установки на ложь со стороны допрашиваемого. Средства решения задачи - тактические приемы. Е.Е. Подголин рассматривает тактические приемы при проведении допросов двух видов: допрос обвиняемого, признающего себя виновным и допрос обвиняемого, имеющих установку на дачу ложных показаний1. «Рассмотрение правды и лжи в расследовании приводит нас вплотную к вопросу о следственной хитрости, … сущность которой «состоит в маневрировании информацией»2. Данные приемы являются близкими по механизму воздействия, но иным по своей психологической структуре, к описанным выше мерам убеждения. Те «хитрости», которые объединены в группу «создание условий для формирования у противника ошибочных представлений о тех или иных обстоятельствах дела, целях следователя и его действиях, состоянии расследования»3, по нашему мнению, возможны и на допросе обвиняемого, производимого при участии защитника. Сущность этих приемов сводится к воздействию на обвиняемого или защитника с целью свободного и осознанного изменения им своего отношения к предмету следственного конфликта и самого своего поведения в конфликте.

Прибегая к таким приемам убеждения защитника, следователь либо не пе- редает защитнику всю имеющуюся у него информацию относительно предмета следственного конфликта, либо передает ее таким образом, чтобы он под воздействием этого свободно и осознанно сделал выводы, которые лягут в основу изменения мотивации поведения защитника в конфликте в желаемом следователю направлении. Мы согласны с мнением О.Я. Баева, что «именно такая их направленность на свободное и осознанное изменение мотивации поведения субъекта в конфликте позволяет заключить, что рассматриваемые приемы группы «следственных хитростей» являются не чем иным, как средствами, приемами убеждения как метода воздействия на личность»4.

1 См.: Подголин Е.Е. Тактика следственных действий. Л., 1975. С.43-68.

2 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С.49.

3 Белкин Р.С. Указ. соч. Т.З. С.138.

4 См.: Баев О.Я. Указ. соч. С.105.

174

В конфликтной ситуации допроса «без строгого соперничества», проводи- мого при участии защитника, когда обвиняемый непреднамеренно искажает информацию можно устранить такими традиционными приемами, как: а) оказание помощи вспомнить забытое, включающий в себя метод сходности, контрастности, наглядности, разобщения (дизассоциаций)1; б) обращение к имеющимся доказательствам и установленным обстоятельствам; в) метод выявления ассоциаций; г) постановка контрольных вопросов допрашиваемому, направленных на выяснение фактов, обстоятельств, отдельных их деталей, которые могут подтвердить или опровергнуть объективность показаний по самому су- ществу предмета допроса2; д) ознакомление с аналогичными объектами. Если преднамеренные искажения в показаниях можно объяснить физическим или (и) психическим состоянием допрашиваемого, связанным с его ролью в преступном событии (подозреваемый), то ряд ученых предлагает для их устранения путем е) повторного допроса3 (см. приложение 6). Для защитника можно привести прием акцентирования внимания на предъявляемых доказательствах, достоверно установленных и зафиксированных в материалах дела. Тон допроса - официально- дружеский.

При проведении допроса обвиняемого с участием защитника в конфликт- ной ситуации со «строгим соперничеством» следователь может использовать следующие традиционные методы, приемы (комбинации) и тактические правила допроса4: а) неукоснительное требование закона; б) обращение к имеющимся доказательствам и установленным обстоятельствам, зафиксированные в материалах дела; в) последовательность в предъявлении доказательств; г) обра-

1 См.: Веснина С.Н. Указ. соч. С. 16.

2 По мнению ряда авторов также не допустима постановка наводящих вопросов, которые кос венно внушают (подсказывают) определенный момент и улавливающие вопросы, которые состоят из двух частей (акцентирующие и неакцентирующие) и содержащие риск того, что утвердительный от вет на первую часть в любом случае может быть истолкован в смысле утвердительного ответа и на вторую его часть (см.: Леви А.А., Пичкалова Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем: Справочник. М., 1987. С.14).

3 Волчецкая Т.С., Крамаренко В.П. Пути повышения эффективности повторного допроса обви няемого // Осуществление правосудия по уголовным делам: Межвузовский тематический сборник научных трудов КГУ. Калининград, 1987. С.81-88.

4 См.: Побережный С.К. Указ. соч. С. 39.

175 щение к положительным качествам обвиняемого; д) предостережения о ненадежности других соучастников; е)тактические комбинации; е) «следственные уловки» направленные на: сокрытие намерений следователя относительно целей допроса (принцип смещения акцентов и принцип проговорки); е) приемы, направленные на обнаружение скрываемых объектов и лиц; ж) демонстрация возможностей расследования; з) логический анализ противоречий, имеющийся в показаниях допрашиваемого; и) доказательство бессмысленности занятой позиции; к) повторный допрос (см. приложение 6).

В некоторых случаях, когда добыты доказательства по делу, которые пра- вильно зафиксированы в материалах дела, а следователь четко выработал свою линию поведения, можно на конфликтном допросе применить видеозапись, что позволяет «записать изображение и текст одновременно, а так же воспроизвести их немедленно после записи на допросе, так и спустя продолжительное время. Видеозапись в таком случае позволит опровергнуть заявления допрашиваемого о незаконных методах допроса»1, а так же можно продемонстрировать не корректное поведение самого защитника. Однако в методических рекомендациях для адвокатов, им разъясняется, что, например, «киносъемка никакой доказательственной информации она не содержит, зато порядком отвлекает допрашиваемого и допрашивающего, мешает им вступить контакт, сосредоточиться»2 и воздействует на психику их подзащитного. Поэтому советуют обвиняемому отказываться от видеозаписи допроса. С введением нового УПК РФ норма об испрашивании желания обвиняемого о применении видеозаписи, соз- даст трудности для следователя в применении такого приема.

Тактика допроса в конфликтной ситуации «со строгим соперничеством» наиболее сложна, здесь интересы следователя, обвиняемого и его защитника полностью противоположны. Допрашиваемый скрывает или умышленно искажает имеющуюся у него искомую информацию, необходимую для полноты и объективности расследования преступления, а защитник всячески препятствует использованию тактических приемов для достижения основной тактической

1 Шепелева СВ. Указ. соч. С. 16.

2 Применение адвокатами психологических знаний / Сост. П.Д. Боренбойм. С. 41-42.

176 цели допроса - воздействия на допрашиваемого для получения полных и объ- ективных показаний об известных ему, но скрываемых или умышленно искажаемых обстоятельствах расследуемого преступления.

Систематизируем разработанные приемы1, наиболее часто применяемые следователем, которые рекомендуем на допросе, проводимом при участии за- щитника: а) побуждение допрашиваемого к раскаянию путем формирования у него внутреннего протеста против совершенных действий; б) акцентирование внимания на первых же ложных сведениях, сообщенных допрашиваемым; в) убеждение его в необходимости правдивых сведений; г) использование зву-ко- и видеозаписи в тактических целях, но только в случае желания обвиняемого; д) оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь; е) детализация показаний с целью выявления противоречий; ж) выяснение контрольных сведений, позволяющих проверить показания; з) использование выявленных противоречий с целью получения правдивых показаний; и) предъявление доказательств в определенной последовательности; к) разъяснение значения предъявляемых доказательств; л) косвенный допрос (см. приложение 6).

На допрос обвиняемого, проводимый при участии защитника, эффективно и целесообразно приглашение специалиста для познания специальных вопросов, которые необходимо раскрыть на допросе. Специалист «способен увидеть противоречия в показаниях, ложь при ответах на вопросы специального характера»2.

Такие традиционные приемы на допросе обвиняемого как: «вызов», «внезапность», «отвлечение внимания», «создание напряженности», некоторые «следственные хитрости или уловки», «применение на допросе музыки и запахов»3, «допущение легенды», хотя и возможны для применения следователем,

См., например: Закатов А.А. Допрос. Тактические особенности // Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). М., 1994. С. 137; Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. М., 1979; Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе / Библияотечка следователя. М., 1984. С. 20-55; Побережный С.К. Азбука бесконфликтного допроса. С. 23-54; Зорин Г.А. Указ. соч. С. 150. идр

Михальчук А. Участие третьих лиц в допросе. С. 22-25.

3 Протасевич А.А., Образцов В.А., Богомолова С.Н. и др. Монологи. С. 135-142.

177 но мы не рекомендуем их использование на допросе, проводимом при участии защитника (см. приложение 6). Но если следователь счел необходимым их применение, то следует применять их с особой тщательностью и осторожностью, учитывая, что они могут не достигнуть поставленной цели.

Так, например, использование тактического приема «вызов», когда доп- рашиваемый не желает отвечать на вопросы следователя, затрудняется тем, что, во первых, такое поведение обвиняемого может быть советом защитника в целях осуществления тактики защиты; во вторых, участвующий в допросе грамотный защитник не всегда может позволить довести задуманное следователем до конца. В силу своего опыта и уже знакомого раннее с этим приемом следователя (возможно, он ранее дал промашку в этом плане), может заметить его применение и остановить в полемике своего подзащитного, сославшись на то, что данный разговор не относится к существу дела. Или наоборот, незаметно для следователя может сам включиться в дискуссию и, так как вряд ли он будет находится в состоянии растерянности, то возможно, именно, он сможет выиграть эту словесную дуэль. Поэтому, пользоваться таким приемом на допросе при участии защитника, следователь должен, имея большой практический опыт работы, или когда следователь видит, что защитник менее опытен, чем следователь. Кроме того, следователь должен заранее более тщательно подготовиться к такой «дуэли», которая возможно может перейти на «дуэль» между ним и защитником.

Применение такого тактического приема на допросе обвиняемого при уча- стии защитника, как «внезапность» имеет свою специфику, которая заключается в том, что данный прием, возможно, так и останется только на начальной стадии применения, ввиду того, что защитник, может сразу же предупредить своего подзащитного о возможности применения такого приема следователем. Поэтому, обвиняемый дающий ложные показания сможет заранее подготовиться к такому тактическому приему и не отреагирует на внезапно заданный вопрос следователем, который будет вне темы. Он просто не станет на него отвечать до окончания своего рассказа. Внезапно предъявленное доказательство так же для подготовленного к такому развороту событий обвиняемому ничего

178 полезного для следователя не принесет. Однако, если следователь, зная, что обвиняемый и защитник не успели выработать определенную тактику защиты и дает определенные показания без ведома своего защитника, то следователь может без опасения применять и данный тактический прием. Чаще всего такая возможность появляется в случае, если защитник по какой-то причине не имел достаточного времени во время свидания со своим подзащитным. Если же допрос проводится, когда у обвиняемого имеется защитник на протяжении достаточно длительного времени, то следователю все-таки не рекомендуется использовать данный прием без расчета на то, что он полностью не достигнет цели. Но применение данного приема все же может принести пользу для следователя, даже если он не достигнет конечной цели, так как существует вероятность того, что обвиняемый или защитник выкажут свою реакцию на него. Обвиняемый, например, резко посмотрит на защитника, или надолго запнется в речи, вспотеет, начет непроизвольно что-то делать руками, например, теребить полы пиджака. Защитник же также может как вербальными, так и невербальными методами высказать свое волнение. Следователь должен незамедлительно этим воспользоваться: во-первых, сразу же указать на вид защитнику, чтобы тот не подсказывал или не отвечал на заданный вопрос вместо своего подзащитного, во-вторых попытаться воспользоваться данной ситуацией и задать очередной вопрос, но качающийся уже существа дела, и не дать придумать обвиняемому очередную ложь.

В случае, если «следователь предполагает или сталкивается с отказом от дачи показаний либо с сообщением ложных показаний, он может прибегнуть к маскировке целей допроса как в целом (что именно интересует его на данном допросе), так и в отношении отдельных обстоятельств расследуемого события»1, не акцентирует внимание на главном вопросе, по поводу которого ему необходимо получить правдивые показания. Данный прием следователь может применить на повторном допросе. (Но не следует забывать такое процессуальное правило, что повторный допрос обвиняемого, который отказывался от дачи показаний ранее, может быть проведен лишь с его согласия.) Однако защитник

1 См.: Бахин В.П. Допрос: Лекция. Киев, 1999. С.17.

179 может, внимательно слушая ответы своего подзащитного на вопросы следователя, раскрыть тактику следователя и выказать ее своему подзащитному, например, ссылаясь на свою занятость и недостаток времени, потребовать от следователя более конкретно задавать вопросы и по существу дела, тем самым дав понять обвиняемому, что следователь его «уводит в сторону» от намеченной линии защиты. Следователю необходимо в корректной форме сделать замечание защитнику по поводу того, кто должен вести допрос и заметить ему, что никакого давления на его подзащитного не оказывается, поэтому следователь сам решает какие вопросы задавать обвиняемому на допросе. Конечно же, такое поведение защитника на допросе насторожит обвиняемого и он, вероятно, в дальнейшем будет более осторожен при ответах на вопросы следователя, поэтому конечных целей применение такого приема может не достигнуть. Следователю не надо вступать в перебранку с защитником из-за неудачи в проведении такого приема, необходимо продолжить допрос, применив другой тактический прием с учетом сложившейся ситуации.

Применение такого приема, как «создание напряженности», т.е. вызов у допрашиваемого напряжения путем эмоционального на него воздействия, также может воспринято защитником как давление, психологическое насилие над его подзащитным, чем сорвет его применение. Защитник может даже потребовать зафиксировать его протест в протоколе допроса. Однако, напоминание обвиняемому об неотвратимости наказания за совершенное преступление, не должно вызывать у защитника указанного выше поведения. Поэтому эта фраза может оказать должное влияние на обвиняемого и будет способствовать переходу допрашиваемого к правдивым показаниям.

Применение тактических приемов в ряде случаев связано с воздействием на психическую сферу человека. Поэтому большое значение для следственной тактики приобретает отграничение допустимого психического воздействия на личность в процессе производства допроса от психического насилия, которое во всех случаях является противоправным и безнравственным. Правомерное психическое воздействие в уголовном процессе отличается от психического насилия наличием у подвергающегося воздействию лица свободы выбора той

180 или иной позиции’. С.Г. Любичев, применяя положение И.Ф. Пантелеева, к правомерному и нравственно оправданному психическому воздействию относит такое воздействие, которое, будучи направлено на обеспечение свободы выбора той или иной позиции, понимает как «положительное влияние на психику человека, как создание наиболее благоприятных условий для течения психических процессов, поддержания активных психических состояний и проявления положительных психических свойств личности2.

Можно выделить следующие группы приемов «следственных хитростей»3, которые не рекомендуемые, но возможно для применения на допросе, проводимом при участии защитника в строго конфликтной ситуации, в целях получения правдивых показаний, направленных на: 1) сокрытие намерений следователя относительно целей допроса: а) принцип «смещения акцентов»; б) принцип «проговорки». 2) приемы, направленные на обнаружение скрываемых объектов и лиц, такие как «демонстрация возможностей расследования» (см. приложение 6).

Такие традиционные приемы, применяемые на допросе обвиняемого, как: «форсированный темп» или «замедленный темп», «инерция», «допущение легенды», «использование слабых мест», «разжигание конфликта между соучастниками», приемы, направленные на «создание у обвиняемого представления о том, что другие соучастники преступления сознались», «убеждение обвиняемого в доказательствах, которые в действительности отсутствуют в деле»4, «случайное получение информации»5, а также такой нетрадиционный прием, как «сеансы гипнорепродукции»6 (см. приложение 6) - не приемлемы для при-

1 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 163.

2 См.: Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. Библиотечка следователя. М., 1980. С. 12.

3 См.: Побережный С.К. Указ. соч. С. 46-54

4 Убеждение допрашиваемого, что в деле имеется больше доказательств, чем в действительно сти, совершенно недопустимы и относится к инсценировкам и к видам обмана. См.: Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий / Библиотечка следователя. М., 1981. С. 22.

5 См.: Криминалистика/Под ред. Ищенко Е.П. М., 2000. С. 388.

6 См.: Криминалистика: учебник. 2е изд., перераб. и доп. / Под ред. В.А. Образцова. М., 1999. С.522- 527; Протасевич А.А., Образцов В.А., Богомолова С.Н. и др. Монологи. С. 152 -172; Веснина С.Н. Крими налистическая характеристика различных типов потерпевших и особенности тактики их допроса. С. 17.

181 менения на допросе обвиняемого, проводимого при участии защитника. Не- сколько спорны некоторые тактические приемы предлагаемые К.А. Исаевой к применению с учетом социальных и психологических факторов, которые влияют на тактику допроса женщин в условиях конфликтной ситуации1, таких как: а) обращение к мнению отдельных лиц, групп, общественному мнению в целом, которое в отношении обвиняемой (подозреваемой) может измениться в негативную сторону в связи с сокрытием ею искомой информации; б) при остроконфликтной ситуации допроса предлагается такой прием как «дать разрядиться» обвиняемой женщине, позволив ей вспышку гнева. По нашему мнению данные приемы не применимы на допросе обвиняемой, проводимой при участии защитника (см. приложение 6). Также интересно мнение К.А Исаевой, что «изменение «психического состояния женщины достигается не призывами «успокойтесь», а замещением предмета переживания на столь же актуальный предмет», но что имеется в виду - не понятно.

При навязывании следователем форсированного темпа допроса (т.е. не дается возможности обвиняемому для размышления, а следователем опережается ход мыслей обвиняемого и исключается возможность пауз для обдумывания новой ложной информации обвиняемым), проводимого при участии защитника, если последний не будет безразличен к тому, что происходит на допросе (а это, все-таки редко, но происходит, например, если он принял защиту по назначению с нежеланием из-за неоплаты обвиняемым его работы), то он обязательно выразит протест по поводу ведения следователем данного допроса, ввиду невозможности его подзащитным иметь возможность защищаться от действий следователя и воспримет это как давление на своего подзащитного.

Во время проведения допроса с участием защитника, времени чаще всего очень мало, для того, чтобы применять такой тактический прием как «инерция», так как его применение требует большего количества времени для разговора на посторонние, отвлеченные, нейтральные темы, для того, чтобы при разговоре обвиняемый «по инерции» проговорился о том, что собирался

Исаева К.А. Тактические особенности допроса женщин подозреваемых и обвиняемых. Авто- реф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1995. С. 19-20.

182 утаить от следователя. К тому же для эффективности применения такого приема требуется такой момент, как «интимность», что исключено, естественно, при участии на допросе защитника.

Следует отметить, что, по нашему мнению, спорно вообще применение сле- дователем на допросе таких приемов, как использование «слабых мест» в психике допрашиваемого и «преднамеренное разжигание конфликта», тем более при- менение их при допросе обвиняемого, да и подозреваемого при участии защитника. И здесь главное не то, по поводу чего спорят ученые: имеет ли допрашиваемый во время проведения таких приемов свободу выбора линии своего поведения, т.е. допустимы ли они или нет с этой точки зрения, а суть в том, что, следователь не должен достигать правдивых показаний от допрашиваемого нарушая этику профессиональную и судебную. Моральные качества следователя должны быть в любой ситуации примером не только для обвиняемого или подозреваемого, но и для их защитника. В арсенале следователя должны находится более «чистые» средства и методы допроса, чем такие, как «использование антипатии, питаемой допрашиваемым к какому либо из соучастников, его зависимости от них, унижающей его достоинство»1. К тому же, мы придерживаемся мнения С.К. Побережного2 о том, что использование слабых мест в психике допрашиваемого может привести как к самооговору, так и к оговору других лиц, тем самым данный прием не обладает свойством избирательности воздействия и не могут быть рекомендованы для применения в следственной практике.

Однако предостережения о сомнениях в надежности соучастников и способности до конца придерживаться ранее обусловленной линии поведения на следствии не только приемлемо, но и в какой то степени необходимо, так как «конфликты между членами преступной группы даже не нужно специально «разжигать», «их обострение в период предварительного следствия представляет собой объективную закономерность»3.

1 Зорин Г.А. Указ. соч. С. 151.

2 См.: Побережный С.К. Указ. соч. С. 44.

3 Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Учебное пособие. Таш кент, 1986. С. 57.

183

Анкетирование следственных работников так же показало правильность наших рассуждений. Так, на возможность применения тактических приемов на допросе обвиняемого, проводимого при участии защитника, таких как: а) объединенных в понятие «маневрирование информацией» утвердительно ответили 63%; б) «разжигание конфликта между соучастниками» - 23%; в) использование слабых мест в психике допрашиваемого - 14%; г) сеансы гипноза - 3%; д) допрос с помощью биоритмологии - 59%; е) допрос с применением музыки или запаха - 19% (см. рис.7, приложение 2).

При завершении допроса защитник может подать не только замечания по поводу правильности и полноты записей этого следственного действия, но и иные обстоятельства, например, постановка следователем, на его взгляд, неэтичных или некорректных вопросов. Защитник может так же попросить прочитать самому запись протокола допроса и указать на имеющиеся, по его мнению, недостающие существенные для защиты сведения, данные обвиняемым во время свободного рассказа и попросить его дополнить показания по этим моментам, которых он коснулся в устном свободном рассказе, но следователь не отразил их в протоколе допроса. По нашему мнению, следователь может дописать данные сведения в протокол допроса. По мнению некоторых авторов1, в протоколе допроса должна фиксироваться не только словесная информация, передающая содержание устной речи следователя допрашиваемого и защитника (вопросы, замечания защитника), но и информация об использовании следователем в ходе допроса тактических приемов, основанных на предъявлении доказательств. Это связано с тем, что отсутствие отраженного факта предъявления доказательств обвиняемому даст повод для защитника или самого обвиняемого впоследствии сделать предположение, что следователь применял незаконные методы психологического воздействия. Данный вопрос уже предусмотрен законодателем в норме ч.З ст. 190 - протокол допроса УПК РФ) Однако, кроме таких фиксаций, необходимо фиксировать и невербальные методы общения защитника со своим подзащитным, во время хода допроса.

1 Якушин СЮ. Указ. соч. С. 43.

184

Изучение уголовных дел показало, что в протоколе допроса имелись сведения, касающиеся замечаний защитника о применении следователем тактических приемов в отношении его подзащитного, которые по его мнению, являются недозволенными - 16% уголовных дел ( 23 уголовным делам - см. приложение 1) Причем защитник охарактеризовал в своем замечании примененный следователем прием, который, по его мнению, являлся недозволенным, на допросе его подзащитного таким образом: а) психологическое воздействие - по 11 уголовным делам; б) психологическое насилие - по 5 уголовным делам; в) угрожал подзащитному - по 2 уголовным делам; г) обманывал подзащитного: по 3 уголовным делам; д) предъявил не существующие на данный момент доказа- тельства - по 2 уголовным делам (см. приложение 1).

Таким образом, анализируя весь комплекс разработанных криминалистикой тактических приемов допроса обвиняемого, проводимого в конфликтной ситуации, можно выделить три вида приемов относительно допроса обвиняемого, проводимого при участии защитника в конфликтной ситуации: 1) приемы, рекомендуемые для применения; 2) приемы, возможные к применению на данном допросе с определенной степенью риска и осторожности. Применение данных видов приемов зависит от личности защитника и установления с ним психологического контакта, от занятой позиции обвиняемого и поведения и действий защитника в связи с этой позицией; 3) приемы, не рекомендуемые или невозможные для применения на данном допросе.

185

Заключение

В связи с изменениями в уголовно-процессуальном законодательстве за- щитник стал допускаться на предварительное следствие с самых ранних его стадий. Резко обострилась проблема тактики такого следственного действия, как допрос подозреваемого или обвиняемого, проводимый при участии защитника. Осуществляя исследование, автор проанализировал правовую теорию, законодательство и практику его применения. Диссертационное исследование не претендует на полное и исчерпывающее освещение поставленной проблемы; за его рамками сознательно оставлен ряд как теоретических, так и практических вопросов. Работа содержит конкретные предложения, которые в обобщенном виде и в кратком изложении можно свести к следующему.

  1. Исследовав правовую основу участия защитника на допросе подозре- ваемого, обвиняемого, автор пришел к следующим выводам:

1.1. При формировании тактики допроса подозреваемого, обвиняемого следователь должен учитывать тактику защиты, а также ряд присущих ей специфических особенностей. 1.2. 1.3. Необходимо изменить порядок вступления защитника в уголовное дело на предварительном следствии. 1.4. 1.5. Моментом допуска защитника к участию по уголовному делу на предварительном следствии предлагаем считать вынесение следователем соответствующего постановления: а) “О назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуск на предварительное следствие”; б) “О признании адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуск на предварительное следствие”. 1.6. 1.3. Если защитник, участвующий в допросе подозреваемого или обви- няемого, требует свидания наедине во время проведения допроса, то следователь имеет право отказать в этом.

186

1.4. Целесообразно дополнить ч. 4 ст. 49 УПК РФ положением: «На предварительное следствие адвокат допускается к участию по уголовному делу в качестве защитника на основании постановления следователя, дознавателя по предъявлению удостоверения адвоката и ордера на ведение защиты». 1.5. 1.6. Рекомендуется дополнить ст. 189 УПК РФ «Общие правила проведения допроса» текстом следующего содержания: «Свидание подозреваемого, обвиняемого наедине с защитником не может быть предоставлено с момента начала допроса и до его окончания». 1.7. 1.8. Ввести в п.1 ст. 53 УПК РФ «Полномочия защитника», регламентирующий свидание защитника, подозреваемого и обвиняемого, соответствующую часть ст. 189 УПК РФ. 1.9. 2. При рассмотрении процесса подготовки к допросу подозреваемого и обвиняемого, проводимого при участии защитника, автор выделил еще одну стадию - стадию первого контактного взаимодействия, относительно которой следует учитывать следующее:

2.1. Подготовка к допросу подозреваемого, обвиняемого, проводимого при участии защитника имеет особенную задачу - изучение личности защитника и установление психологического контакта с ним. 2.2. 2.3. Следователю при подготовке к допросу необходимо учитывать вероятностное поведение защитника на допросе в зависимости от позиции, занятой подозреваемым, обвиняемым. 2.4. 3. При изучении следственных ситуаций автор пришел к выводу, что до просу подозреваемого, обвиняемого, проводимому при участии защитника, присущи типичные ситуации следующего характера: а) бесконфликтные; б) конфликтные; в) ситуации тактического риска.

В зависимости от отношения защитника к позиции своего подзащитного выделяются три типичных группы защитников, ориентиром которых является позиция защитника по отношению к вопросу о виновности его подзащитного в совершении конкретного преступления.

187

  1. Исследуя процесс взаимодействия следователя с защитником, психологический контакт следователя с защитником можно определить как согласованное деловое взаимодействие в форме сотрудничества и взаимопонимания с учетом психологических качеств (или особенностей) следователя и защитника в целях организации и оптимизации их деятельности (при обеспечении обоими информации по делу) с соблюдением процессуальных и этических норм, а также законных средств защиты со стороны защитника. Установление психологического контакта с защитником подозреваемого, обвиняемого на допросе или в период первого контактного взаимодействия позволяет оптимизировать проведение допроса.
  2. Анализируя особенности допроса подозреваемого, проводимого при участии защитника, сделаны выводы о том, что на тактику такого допроса влияют следующие факторы:
  • продолжительность свидания подозреваемого с защитником;
  • отношение подозреваемого и его защитника к основаниям задержания или избрания меры пресечения;
  • существование психологического контакта с подозреваемым и его защитником или предпосылок для его установления.
  • 5.1. Для тактики проведения допроса подозреваемого, проводимого при участии защитника, существенно применение тактических приемов:

  • основанных на незнании подозреваемым и его защитником пределов осведомленности следователя;
  • применение следователем доказательств зависит от их процессуального закрепления в материалах дела и степени уверенности следователя в том, что перед ним именно то лицо, которое совершило преступление.
  • 5.2. При отказе подозреваемого давать показания возможно применение следователем:

  • приема убеждения, основанного на разъяснении подозреваемому прав, которые могут быть им реализованы в процессе допроса;

188

  • приема убеждения защитника с целью переосмысления занятой пози ции его подзащитным, путем разъяснения защитнику об имеющихся в деле достоверных доказательств, закрепленных в материалах дела.

5.3. После допроса подозреваемого, проводимого при участии защитника, следователю необходимо оценить условия, при которых подозреваемый давал показания. Данный анализ следователю необходим в следующих целях:

  • для дальнейшей разработки тактики допроса данного лица уже в качестве обвиняемого;
  • для выявления стратегической задачи защитника, поставленной для защиты данного подозреваемого;
  • для определения возможных ошибок при применении тактических приемов.
  1. Анализируя допрос обвиняемого, проводимый при участии защитника в бесконфликтной ситуации, автор пришел к выводу, что тактика взаимоотношений следователя с защитником строится на нормах уголовно-процессуального закона, на взаимном уважении и доверии к друг другу. Для проведения допроса в бесконфликтной ситуации следователю необходимо:
  • создать условия для установления и поддержания психологического контакта с обвиняемым и его защитником;
  • создать благодушную обстановку допроса;
  • помочь обвиняемому психологически расслабится перед допросом;

6.1. В случаях, когда следователь уверен о проведении допроса в бесконфликтной ситуации, он может перед допросом обвиняемого согласовать с защитником план предстоящего допроса; круг вопросов, которые необходимо будет задать обвиняемому, определить для защитника момент заявления ходатайств во время проведения допроса. 6.2. 6.3. Несмотря на проведение допроса в бесконфликтной ситуации, следователь должен проводить анализ данной ситуации, обращая внимание на отно- 6.4.

189

шение защитника к ответу обвиняемого о признании вины в совершенном пре- ступлении.

  1. Анализируя тактику допроса обвиняемого, проводимого при участии защитника в конфликтной ситуации, автор пришел к выводу о том, что применение рекомендуемых криминалистической наукой тактических приемов допроса зависит:

— от личности защитника и установления с ним психологического кон такта;

— от занятой позиции обвиняемого;

  • от поведения и действий защитника в связи с позицией занятой его под защитным;

7.1. Участие защитника в допросе обвиняемого делает принципиально невозможным использование следователем ряда рекомендуемых криминалистической наукой тактических приемов допроса - таких, как форсированный или замедленный темп допроса; инерция; допущение легенды; использование слабых мест в психике допрашиваемого; приемов, основанных на так называемой «следственной хитрости»; обращения к мнению отдельных лиц, групп, общественного мнения в целом, которое может измениться в негативную сторону в связи с сокрытием искомой; преднамеренного разжигания конфликта между соучастниками; допущения вспышки гнева у допрашиваемого или допрашиваемой; сеансов гипнорепродукции. 7.2. 7.3. Следователю необходимо предпринять ряд мер по преодолению про- тиводействия со стороны защитника, а именно: 7.4. - перед допросом следователь должен официально предупредить защит ника: а) о неразглашении данных предварительного расследования; б) о недо пустимости вмешательства в ход допроса; в) о недопустимости свидания на едине во время допроса обвиняемого;

190

— установление психологического контакта с защитником и переход на психологическую установку «Мы»; — — убеждение защитника в случае неправильно занятой позиции его под- защитным; — — особое акцентирование внимания защитника на предъявляемых доказа- тельствах, изобличающих обвиняемого, а также на предъявлении показаний соучастников данного обвиняемого, зафиксированных в материалах дела; —

— в случае неправомерного поведения защитника - фиксирование в протоколе допроса соответствующих действий, как вербальных, так и не- вербальных; — — вынесение письма в президиум или коллегию адвокатов о неправомерных действиях защитника на предварительном следствии при выполнении своих функций. — Данные рекомендации и выводы помогут следователю оптимизировать процесс допроса подозреваемого и обвиняемого, проводимого при участии защитника. Закрепление в нормах права сформулированных автором рекомендаций будет способствовать повышению эффективности всего расследования в целом.

191 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Законы, нормативные акты

  1. Бюллетень Верховного Суда РСФСР (далее - БВС РСФСР). 1963. № 3. С.11-12.

  2. БВС РСФСР. 1974. №10. С.12. З.БВСРСФСР. 1986. №1. С. 15-16.

  3. Бюллетень Верховного Суда РФ (далее - БВС РФ). 1994. №11. Сб.
  4. БВС РФ. 1996. №2. С. 11.
  5. БВС РФ. 1997. №5. С. 8.
  6. БВС РФ. 1993. №6. Сб.
  7. Декларация прав и свобод гражданина от 22 ноября 1991 // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1991. №52. Ст. 1865.
  8. Закон РФ ФЗ-73 от 15.07.95 «О содержании под стражей подозреваемых, обвиняемых в совершении преступления» // Российская газета. 1995. 20 июля.

  9. Закон РФ « О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР». Принят Верховным Советом Российской Федерации 23.05.1992 // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 25. Ст. 1389.
  10. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М., 1993.
  11. Международный пакт о гражданских и политических правах // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17: Ст. 291.
  12. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 г. №2П По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова // Российская газета. 1997. 18 февр.
  13. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 марта 2002 г. №6П По делу о проверке конституционности статей 90 96 122 и 216 уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан СС. Ма- ленкина Р.Н. Мартынова и СВ. Пустовалова // Российская газета. 2002. 15 марта.

192

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 25.10.2001 // Российская газета.
  2. 14 нояб. С.10-16.
  3. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке кон- ституционности положений ч.1 ст.47 и ч.2 ст.51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // Вестник Конституционного Суда РФ (ВКС). 2000. №5: С. 46.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществления правосудия от 31 октября 1995” // Сборник постановлений по уголовным делам. 1995. № 8: С. 491.
  5. Права человека: Сборник международных документов / Сост. Л.Н. Шес-таков. М., 1986.
  6. Сборник постановлений Пленума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР 1974-1979 гг. / Под ред. А.К. Ор лова. М., 1981.

20.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Российская газета. 2001. 22 дек.

21.Уголовный кодекс Российской Федерации (далее - УК РФ). М., 1996.

22.Федеральный закон «О введении в действии Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Принят Государственной Думой 22 ноября 2001 года. Одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 года // Российская газета. 2001. 22 дек.

23.Федеральный закон (проект) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации//Адвокатские вести. 2001. №6. С. ПО.

Учебники, учебные пособия, монографии, книги, справочники,энциклопедии

  1. Абдумаджидов Г.А., Быков В.М. Типовая криминалистическая характеристика групповых преступлений.// Алгоритмы и организация решений следственных задач: Сб. науч. тр. Иркутск, 1982.

193

  1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. Белкина Р.С. М., 1999.
  2. Аврах Я.С. Психологические проблемы защиты по уголовным делам. Казань, 1972.
  3. Агафонов В.В., Филиппов А.Г. Криминалистика. Вопросы и ответы. М., 2000.
  4. Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978.
  5. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминаев В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. М., 1996.
  6. Асташкина Е.Н., Марочкин Н.А. Криминалистические алгоритмы в рас- следовании квартирных краж на первоначальном этапе расследования. Саратов, 2001.
  7. Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам. Право обвиняемого на защиту. Воронеж, 1995.
  8. Баев О.Я Конфликты в деятельности следователя. Вопросы теории. Воронеж, 1981.
  9. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. ( Основы предупреждения и разрешения). Воронеж, 1984.
  10. Баев О.Я. Тактика следственных действий. Юридические науки: Учебное пособие. Воронеж, 1992.
  11. Бахин В.П. Допрос. Лекция. Киев, 1999.
  12. Бахин В.П., Биленчук П.Д., Кузьмичев B.C. Криминалистические приемы и средства разрешения следственных ситуаций: Учебное пособие. Киев, 1991.
  13. Бахин В.П., Когамов М.Ч., Карпов Н.С. Допрос на предварительном следствии (уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы). М., 1999.
  14. Белкин Р.С Криминалистика: Проблемы тенденции перспективы. От теории к практике. М., 1988.

194

  1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. (Злободневные вопросы Российской криминалистики) М., 2001.
  2. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1977.
  3. Белкин Р.С. Курс криминалистики. 3-е изд. дополненное. М., 2001.
  4. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.З: Криминалистические средства приемы и рекомендации. М., 1979.
  5. Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997.
  6. Белкин Р.С. Общие положения следственной тактики. Криминалистика: Учебник / Под ред. Викторова Б.А., Белкина Р.С. М., 1976.
  7. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учебное пособие. Волгоград, 1993.
  8. Белкин Р.С. Сквозь завесу тайны. М., 1989.
  9. Белкин Р.С. Собирание исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966.
  10. Божкова Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (кримина- листическая) тактика: Учебное пособие. Часть 1. Саратов, 1996.
  11. Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978.
  12. Бурданова B.C. Выдвижение и проверка версий защиты при расследовании преступлений. Л., 1983.
  13. Большая советская энциклопедия. Т.22. М., 1953.
  14. Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп: Учебное пособие. Ташкент, 1986.
  15. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, 1991.
  16. Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания. Омск, 1976.
  17. Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. Учебное пособие. Волгоград, 1989.
  18. Варфоломеева Т.В. Криминалистика и профессиональная деятельность защитника. Киев, 1987.

195

34.Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978.

35.Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976.

  1. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. Библиотеч ка следователя. М., 1981.

  2. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970.

  3. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет система и теоретические основы криминалистики. М., 1984.
  4. Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступ- лений. Минск, 1983.
  5. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография / Под ред. проф. Н.П. Яблокова. Калининград, 1997.
  6. Варфоломеева. Криминалистика и профессиональная деятельность за- щитника. Киев, 1987.
  7. Гавло В.К Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985.
  8. Галкин И.С., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемо- го. М., 1968.
  9. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия
    преступлений. Свердловск, 1975.

  10. Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следствен- ных действий. Свердловск, 1973.
  11. Глазырин Ф.В. Психология следственных действий: Учебное пособие. Волгоград, 1983.
  12. Глазырин Ф.В., Быховский И.Е., Питерцев С.К. Допустимость тактиче- ских приемов при допросе: Учебное пособие. Волгоград, 1989.
  13. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981.
  14. Густов Г.А. Расследование хищений в торговле: Криминалистическая модель преступления. Л., 1979.

196

  1. Дворкин И.Я., Миронова Е.А., Сафин P.M. Производство отдельных следственных действий (допросы) // Дворкин А.И., Боголюбова Т.А., Самойлов Ю.М. и др. Расследование бандитизма: Методическое пособие. М., 2000.
  2. Джини Г. Скотт. Способы разрешения конфликтов. Выпуск 2 ГИИМ. Киев, 1991.
  3. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976.
  4. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987.
  5. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979.
  6. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975.
  7. Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск, 1971.
  8. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник. М., 1996.
  9. Ефимичев СП. Защитник / Уголовный процесс. Общая часть: Учебник для учащихся вузов. М., 1997.
  10. Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительном расследованием уголовных дел. М., 1968.
  11. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе М., 1965.
  12. Зайцева И.А. Организационные вопросы разрешаемые следователем при обеспечении обвиняемого (подозреваемого) адвокатом-защитником // Адвокатская практика. 2002. № 4.
  13. Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних: Учебное пособие. Волгоград, 1979.
  14. 63.Закатов А.А. Допрос. Тактические особенности // Следственные действия (процессуальная характеристика тактические и психологические особенности). М, 1994.

197

64.Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984.

65.3акатов А.А., Смирнов В.В. Правовые и психологические особенности расследования по уголовным делам с участием иностранных граждан: Учебное пособие. Волгоград, 1984.

  1. Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Льво вой М, 1998.

  2. Зорин Г. А. Криминалистический риск: природа и методы оценки. Минск, 1990.
  3. Зорин Г.А. Криминалистическая методология. Минск, 2000. 6
  4. Зорин Г.А. Психологический контакт при производстве допроса. Гродно, 1986.

  5. Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса: Учебно-практическое пособие. М., 2001.
  6. Ильенков Э., Давыдова Г., Лекторский В. Взаимодействие // Философская энциклопедия. Т. 1. М., 1960.
  7. Казинян Г.С, Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. Ереван, 1987.
  8. Карнеева Л.М., Статкус В.Ф. Предъявление обвинения. М., 1973.
  9. Клыков Ю.И. Ситуационное управление большими системами. М., 1974.
  10. Козырев Г.Н. Взаимодействие следователя с защитником-адвокатом в предварительном расследовании: Лекция. Горький, 1990.
  11. Козырев Г.Н. Институт защиты в уголовном судопроизводстве. Научно- практический комментарий. Н.Новгород, 1995.
  12. Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. Харьков, 1976.
  13. Комарков B.C. Тактика допроса: Учебное пособие. Харьков, 1975.
  14. Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики / Под ред. д.ю.н. проф. А.И. Михайлова. Саратов, 1987.
  15. Коновалова В.Е. Организационные и психологические основы дея тельности следователя. Киев, 1973.

198

  1. Коновалова В.Е., Колесниченко А.Н. Криминалистическая характери- стика преступления. М., 1985.
  2. Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение: Учебное пособие. Волгоград, 1988.
  3. Краткий психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского М., 1985.

  4. Криминалистика / Под ред. И.Ф. Герасимова Л.Я. Драпкина. М., 1994.
  5. Криминалистика / Под ред. Ищенко Е.П. М., 2000.
  6. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М., 1999.
  7. Криминалистика / Под ред. Яблокова Н.П. Колдина В.Я. М., 1990.
  8. Криминалистика: Учебник для высших юридических учебных заведе- ний / Под ред. А.Г. Филиппова, А.Ф. Волынского М., 1998.
  9. Криминалистика: Учебник / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1999.
  10. Криминалистика: Учебник для вузов / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Российская. М., 1999.
  11. Криминалистика: Учебник для среднего профессионального образова- ния / Редкол.: Закатов А.А., Смагоринский Б.П. (отв. редакторы), Тарасов В.П., Копылов И.А., Резван А.П. Волгоград, 2000.
  12. Криминалистика: учебник: 2-е изд. перераб. и доп. / Под ред. В.А. Об- разцова. М, 1999.
  13. Кулагин Н.И. Порубов Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации: Учебное пособие / Под ред. Зырина М.И. Минск, 1977.
  14. Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск, 1994.
  15. Лавров В.П. Предмет история и методология криминалистики: Курс лекций по криминалистике для слушателей следственного факультета Выпуск 1.М., 1994.
  16. Ларин A.M. Я - следователь. М., 1991.
  17. Ларин A.M. От следственной версии к истине. М.,. 1976.

199

  1. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: планирование организация. М, 1970.
  2. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986.
  3. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. Научно- практическое и учебное пособие. М.,1996.

  4. Леви А.А., Пичкалова Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем: Справочник. М., 1987.
  5. Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений осуществляемого с участием защитника: Методическое пособие. М., 1995.
  6. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997.
  7. Лобанов А.П. Правоотношения адвоката-защитника со следователем и лицом производящим дознание. Тверь, 1993.
  8. Лубшев Ю. Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно-практическое пособие. М., 1997.
  9. 106.Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле / Под ред. И.Б. Мартковича М, 1997.

  10. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1973.

Ю8.Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981.

  1. Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий, (допрос очная ставка предъявление для опознания проверка показаний на месте): Учебное пособие. Киев, 1989.

ПО. Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. М., 1971.

  1. Львова Е.Ю. Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов. М., 1998.
  2. Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики: Библиотечка следователя. М., 1980.

200

  1. Макарова З.В. Участие адвоката-защитника на предварительном следствии. Куйбышев, 1978.
  2. Марочкин Н.А., Решетников В.Я. Тактические операции в теории криминалистики и в практике расследования посягательств на имущество граждан: Учебно-методическое пособие. Саратов, 2001.
  3. Маслов А.Г. Процессуальная природа показаний обвиняемого: Учебно- практическое пособие для следователей. Саратов, 1994.
  4. Махов В.Н. Использование знаний сведующих лиц при расследовании преступлений. М., 2000.
  5. Миньковский Г.М. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР М., 1997.
  6. Михальчук А.Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий / Под ред. канд. юрид. наук доц. В.В. Степанова. Саратов, 1991.
  7. Моисеев Н.Н. Модели экономической науки. М., 1973.
  8. Морозов Б.Н., Голиков П.А., Душеин СВ. и др. Криминалистическая видеозапись: Учебное пособие / Под редакцией засл. юриста РФ Б.Н. Морозова и П.А. Голикова. Саратов, 2001.
  9. Морозов Г.Е. Участие специалиста на стадии предварительного рас- следования. Саратов, 1976.
  10. Москалькова Т.Н. Нравственные основы процедуры производства отдельных следственных действий. Допрос // Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М., 1996.
  11. Мотовиловкер Я.О. Показания и объяснения обвиняемого как средство защиты в советском уголовном процессе. М., 1956.
  12. Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств замаскированных инсценировками. М., 1973.
  13. Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации: Учебное пособие. Хабаровск, 1985.
  14. Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988.

201

  1. Образцов В.А. Теоретические основы раскрытия преступлений связанных с ненадлежащим исполнением профессиональных функций в сфере производства. Иркутск, 1985.
  2. Образцов В.А. Криминалистика : Учебное пособие. М., 1994.
  3. Общая психология / Под ред. А.В. Петровского М., 1970.
  4. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1970.
  5. Ожегов СИ., Шведов И.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993.
  6. Онучин А.П. Следственная ситуация и раскрытие преступлений совершенных группой // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975.
  7. Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска: Учебное пособие. Саратов, 1997.

  8. Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М., 1975.
  9. Панько И. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состя- зательности. Воронеж,2000.
  10. Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактические приемы допроса: Учебное пособие. СПб., 1994.
  11. Побережный СК. Азбука бесконфликтного допроса (криминалистический процессуальный и нравственный аспекты): Учебно-практическое пособие. Изд. 2-е доп. и перераб. Калининград, 2000.
  12. Подголин Е.Е. Тактика следственных действий. Л., 1975.
  13. Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927.
  14. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973.
  15. Порубов Н.И. Криминалистическая тактика и ее роль в раскрытии преступлений: Лекция. Минск, 1987.
  16. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978.
  17. Поспелов Д.А. Большие системы (ситуационное управление). М., 1976.

202

  1. Применение адвокатами психологических знаний: Методические ре- комендации / Сост. П.Д. Баренбойм. М., 1988.
  2. Протасевич А.А., Образцов В.А., Богомолова С.Н. Монологи: Криминалисты о своей науке призванной адекватно противостоять современной преступности. Иркутск, 1999.
  3. Психологический словарь. М., 1973.
  4. Психология и этика делового общения: Учебник / Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. М., 1997.
  5. Расследование бандитизма: Методическое пособие. М., 2000.
  6. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей: Учебное пособие. М., 1967.
  7. Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. М., 1988.
  8. Ривлин А.Л. Организация Адвокатуры в СССР. Киев., 1974.
  9. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека / Пер. с англ. М., 1994.
  10. Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие для вузов. М., 1999.
  11. Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снет-кова. М., 1998.
  12. Руководство для следователей / Под ред. Селиванова Н.А., Снетко-ваВ.А. М., 1998.
  13. Савицкий В.М. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе. М., 1983.
  14. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М., 1971.
  15. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982.
  16. Селиванов Н.А., Бидонов Л.Г. Типовые версии по делам об убийствах. Горький, 1981.
  17. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация взаимодействие тактика. М., 1992.

203

  1. Следственная практика. М., 1972. Вып.94.
  2. Следственная тактика: Учебное пособие по курсу «Основы кримина- листики». М, 1982.
  3. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. М., 1999.
  4. Словарь иностранных слов. М., 1986.
  5. Словарь русского языка: В 4х т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Изд. 3-е стереотип. Т.4. М., 1988.
  6. Советский уголовный процесс / Под ред. СВ. Бородина. М., 1982.
  7. Советский энциклопедический словарь. М, 1983.
  8. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе на предва- рительном следствии: Методическое пособие. М., 2001.
  9. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе // Библио течка следователя. М., 1984.

  10. Соловьев А.Б. Очная ставка на предварительном следствии. М., 1970.
  11. Справочная книга криминалиста / Рук. автор, коллектива Н.А. Сели- ванов. М, 2000.
  12. Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М., 1989.
  13. Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учебное пособие. М., 1999.
  14. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. М., 1970.
  15. Тащилина СМ. Адвокат и суд присяжных в России. М., 2001.
  16. Третьяков В.И. Участие защитника в уголовном судопроизводстве. Краснодар, 1998.
  17. Тыщенко П.П. Тактика и психологические основы допроса (опроса). Домодедово, 1997.
  18. Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / Под. ред. П.А. Лупин- ской. М., 2000.
  19. Филимонов Б.А. Защитник в Германском уголовном процессе. М., 1997.
  20. Филиппов А.Г., Волынский А.Ф. Криминалистика: Учебник. М., 1998.
  21. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого об- стоятельства. М., 1979.

204

  1. Хайдуков Н.П. Активность следователя в процессе расследования // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. Межвуз. науч. сборник. Вып. 1. Саратов, 1976.
  2. Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов, 1984.
  3. Царев В.М. Эффективность участия защитника в доказывании на предварительном следствии. Красноярск, 1990.
  4. Цурканова Е.В. Психологические трудности межличностного общения. Киев, 1985.
  5. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учебник. М., 1998.
  6. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000.
  7. Шаламов М.П. Некоторые проблемы советской криминалистики. М., 1965.
  8. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001.
  9. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978.
  10. Шиханцев Г.Г. Юридическая психология: Учебник для вузов. М., 1998.
  11. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. Методологические проблемы современной науки. М., 1978.
  12. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. канд. юрид. наук В.Н. Галузо. М., 1998.
  13. Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань, 1983.
  14. Ямпольский А.Е. Психология допроса подозреваемого: Учебное пособие. М., 1978.

205

Статьи, методические рекомендации.

196.Ананьин А. Проект УПК требует серьезной доработки. От версии Вячеслава Кисилева к варианту Елены Мизулиной // Российская юстиция. 2000. № ю. С.5.

  1. Антипова С.А. Особенности тактики допроса лиц с дефектами психики // Следователь. 2002. № 4. С. 31-33.
  2. Багаутдинов Ф. Закон об адвокатуре: взгляд с другой стороны // Российская юстиция. 2001. № 5.
  3. Баев О.Я. Расследование преступлений: практическое приложение общего метода расследования // Юридические записки. Расследование преступлений: вопросы теории и практики. Вып. № 7, 1997. С.8
  4. Баев О.Я., Кручинина Н.В. Фактор времени и эффективность отдельных следственных действий // Вопросы теории и методов следственной работы. Иркутск, 1998.
  5. Балугина Т.С. Проблема следственных ситуаций в криминалистической литературе //Правоведение. 1983. №1. С. 9.
  6. Батищева Л., Леви. А. Тактика следственных действий при участии защитника//Законность. 1998. № 3. С. 7.
  7. Белкин Р.С. Перспективы развития советской криминалистики // Труды ВШ МООП СССР. Вып. 15. 1967. С. 7.
  8. Божьев В.П. Новая заплата на рубище УПК // Щит и меч. 2001. 24 мая. С.6.
  9. Божьев В.П. Тихая революция Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиции. 2000. №10. С. 911.
  10. Бойков А.Д., Корнеева Л.М. Об участии защитника на предварительном следствии//Советская юстиция. 1970. №18. С. 20.
  11. Боков С.Н. Психологическое обеспечение расследование преступлений (обзор психологической литературы) // Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Юридические записки. Выпуск 10. Воронеж: Воронеж, гос. ун-т. 1999. С. 213-219.

206

  1. Бурданова B.C. Типичные версии защиты и их проверка по делам об убийствах и тяжких телесных повреждениях // Алгоритмы и организация ре- шений следственных задач, сб. науч. тр. Иркутск, 1982. С.56-57.
  2. Быков В.М. Зайцева И.А. Основы допроса обвиняемого, производи- мого с участием защитника // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Выпуск 2. Орел, 1998. С.57.
  3. Быков В.М. Использование противоречий интересов и конфликтов соучастников при расследовании групповых преступлений // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984. С.53.
  4. Быков В.М. Тактическое решение следователя // Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин, 1980. С.114.
  5. Быков В.М. Установление психологического контакта при допросе свидетелей. // “Криминалистика. Экспертиза. Розыск”: Сборник научных статей. Саратов, 1995. С. 58-60.
  6. Быховский И.Е. Программированное расследование: возможности и перспективы // Актуальные проблемы советской криминалистики. М., 1980. С. 63.
  7. Васильев А.Н., Гавло В.К., Балугина Т.С. Проблема следственных си- туаций в криминалистической литературе // Правоведение. 1983. №1. С.81.
  8. Величкин С.А. О соотношений понятий «тактический прием», «тактическая задача», тактическая операция (комбинация) // Проблемы укреп ления социалистической законности в уголовном судопроизводстве. Барнаул,
  9. С. 108-109.

  10. Возгрин И.А. Криминалистическая тактика: понятие и предмет иссле- дования // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып.2. М., 2001.
  11. Водолазский Б.Ф., Гутерман М.П. Конфликты и стрессы в деятельности работников органов внутренних дел. Омск, 1976. С. 13.
  12. Волчецкая Т.С. Ситуационный подход в обучении криминалистике // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Выпуск. 1. М., 2000.

207

  1. Волчецкая Т.С., Крамаренко В.П. Пути повышения эффективности повторного допроса обвиняемого // Осуществление правосудия по уголовным делам: Межвузовский тематический сборник научных трудов КГУ. Калининград, 1987. С.81-88.
  2. Гавло В.К. О следственной ситуации в методике расследования хи- щений, совершаемых с участием должностных лиц // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М.,
  3. С. 35.
  4. Гармаев Ю.П., Китаев Н.Н. О применении психологических познаний при изобличении взяточников // Следователь. 1997. № 6. С. 49-50.
  5. Галанова Л.В. Следственные ситуации в методике расследования пре- ступлений // Вестник СГАП. Научный журнал. 2001. №5. С.31-35.
  6. Галимханов А.Б. К вопросу об участии адвоката подозреваемого на предварительном следствии // Южно-Уральские криминалистические чтения. Сборник №8. Уфа, 2000. С. 135.
  7. Герасимов И.Ф Следственные ситуации на первоначальном этапе рас- следований // Соц. законность. 1977. № 7. С. 14.
  8. Герасимов И.Ф. Криминалистическая тактика и следственные ситуации // Теоретические проблемы криминалистической тактики. 1998. № 3. С. 16.
  9. Глазырин Ф.В. Использование в тактике допроса данных о личности обвиняемого // Научные труды Свердлов, юрид. ин-та. Вып. 19. Свердловск, 1972. С.27-34.
  10. Голубев В.В. Об опыте преодоления противодействия организованной преступной группы в процессе расследования уголовного дела // Инфор- мационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. М., 1997. № 1 (90). С. 57-58.
  11. Гриненко А.В. Процессуальные средства установления психологиче- ского контакта с обвиняемым // Российский следователь. 2001. № 5. С. 20- 22.
  12. Гриненко А.В. Псевдомотивированный отказ в удовлетворении хода- тайств на предварительном следствии // Уголовное право. 2000. № 4. С. 44.
  13. Гриненко А.В. Процессуальные средства установления психологиче- ского контакта с обвиняемым // Российский следователь. 2001. № 5. С. 20- 22.

208

  1. Громов Н.А., Зайцева И.А. Бабурина И. Документ в качестве доказа- тельства // Адвокатские вести. 2001. № 11. С. 12
  2. Грузд Б. Правило Маслова. Право защитника с момента угрозы сво- бодам гражданина // Российская юстиция. 2000. № 10. С. 8.
  3. Гуткин И.М. Участие защитника в доказывании по уголовному делу // Социалистическая законность. 1963. №11. С. 40.
  4. Далин В.Е. Поведение следователя как элемент следственной тактики // Наука и техника на службе предварительного следствия: Труды ВСШ МВД СССР. Вып. 12. Волгоград, 1976. С. 64-72.
  5. Дербенев А.П. О психологических приемах допроса на предваритель- ном следствии // Правоведение. 1981. №1. С.88
  6. 236.Драпкин Л.Я. Тактические операции в расследовании преступлений и особенности их проведения по делам о хищениях // Труды Горьков. ВШ МВД СССР. Горький, 1976. Вып.5. С.73.

  7. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 317-320
  8. Дулов А.В., Кулагин Н.И., Порубов Н.И. рецензия на книгу А.Н. Ва- сильева, Л.М. Карнеевой «Тактика допроса при расследовании преступле- ний»//Социалистическая законность. 1971, №9. С. 95.
  9. Егорова Н. Если адвокат покидает зал судебного заседания // Россий- ская юстиция. 1998. № 5. С. 53.
  10. Ефимичев П. Основания и процессуальное оформление привлечения лица в качестве обвиняемого по уголовным делам о налоговых преступлениях // Уголовное право. 2000. № 4. С. 51.
  11. Зайцева И.А. Особенности назначения судебных экспертиз по хода- тайству защитника на предварительном следствии // Актуальные проблемы криминалистики и судебной экспертизы: Межвузовский сборник научных статей: Часть 1. Саратов, 2001.
  12. Зайцева И.А. Особенности тактики допроса обвиняемого, подозре ваемого на предварительном следствии при участии адвоката-защитника // Рос сийский следователь. 2001. №8. С. 2.

209

  1. Зайцева И.А., Смирнов Л.Н. проблемы, возникающие на предвари- тельном следствии в связи с возложенной законом на следователя обязанности по обеспечению обвиняемого и подозреваемого адвокатом- защитником // Следователь. Федеральное издание. Научно-практическое и информационное издание. 2002. С. 8-10
  2. Каневский Л.Л. Планирование расследования и разработка тактиче- ских операций по делам несовершеннолетних // Алгоритмы и организация решений следственных задач: Сб. науч. тр. Иркутск, 1982. С. 72.
  3. Кожевников В.В. Проблемы участия в допросе третьих лиц: юридиче- ская теория практики // Следователь. 1999. № 3. С. 48.
  4. Комарова Н.А., Чичканов А.Б. Некоторые вопросы практики защиты по уголовным делам // Правоведение. 1999. № 2. С. 186-191.
  5. Копаев B.C. Обеспечение законности в деятельности следователя ор- ганов внутренних дел // Российский следователь. 2000. № 6. С. 18.
  6. Копылов И. Адвокат должен иметь не только права, но и обязанности // Российская юстиция. М., 1999. №10. С.38.
  7. Копытов И. Нужна ли такая состязательность? // Законность. 1998. №
  8. С. 27.
  9. Лагутин А.В. Тактические операции при расследований преступлений // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1980. Вып.20.
  10. Лисицин Р Участие защитника подозреваемого в доказывании // За- конность. 1998. №4. С. 33.
  11. Лисицин Р. Право на защиту: международные стандарты и Российская действительность.// Российская юстиция. 1999. № 6. С.9.
  12. Лисицин Р. Что делать следователю, если защитник не явился на до- прос // Юрист. 2000. № 6. С. 41.
  13. Лисиченко В.К., Батюк О.В. Взаимосвязь следственных ситуаций с тактикой производства следственных действий. // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.40. Киев, 1990. С. 27-28.

  14. Лобжанидзе Г.И. О привлечении психолога к расследованию престу плений // Психопедагогика в правоохранительных органах. 1996. № 2(4). С. 45.

210

  1. Лубшев Ю. Построение защиты, обусловленное особенностями доказательств // Российская юстиция. 2000. № 9. С.49.
  2. Лукашевич В.З. Обоснованность обвинения и гарантии прав обвиняемого в стадии предварительного расследования. // Ученые записки ЛГУ. Серия “Юридические науки”. № 202. 1956. Вып.8. С.190-200.
  3. Лукьянова З.Е. Адвокат на стадии предварительного следствия // Вестник Саратовской Государственной академии права. 2000. № 4. С. 42-44.
  4. Лямин М.В. Следственные ситуации начального этапа расследования взяточничества в правоохранительных органах // Вестник СГАП. 2001. № 5. С. 27- 31.
  5. Макарова 3. Состязательность нужна, но какая? // Законность. 1999. №3 С. 25- 26.
  6. Максимов B.C. Допрос подозреваемого с участием защитника // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Томск, 1991. С. 221.
  7. Милова И.Е. Участие адвоката-защитника в следственных действиях // Вестник Международной Академии бизнеса и банковского дела. Серия юриспруденция. Тольятти, 1996. № 4. С. 25-27.
  8. Михальчук А. Участие третьих лиц в допросе // Законность. 1995. №5. С. 22- 25.
  9. Навасардян В.Р. Актуальные вопросы обеспечения подозреваемому права на защиту в предварительном расследовании // Правоведение. 1999. № 2. С.185.
  10. Образцов В.А. К вопросу о методике раскрытия преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1980. С.356.
  11. Образцов В.А., Танасевич В.Г. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации // Сов. государство и право. 1979. № 8. С. 12.
  12. Панасюк А. Убийственный аргумент // Российский адвокат. 1996. № 5. С. 39.
  13. Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений // Труды ВЮЗИ. М., 1973. Вып. 29. С. 223.

211

  1. Правила профессиональной адвокатской этики. Утверждены общим собранием Астраханской межрегиональной специализированной коллегии адвокатов 15.01.1998 // Российская юстиция. 1999. № 3. С. 47-48.
  2. Радченко В. Концепции законопроекта об адвокатуре нуждаются в уточнении // Российская юстиция. 1999. № 10. СИ.
  3. Радченко В. Судебную власть в центр правовой реформы // Российская юстиция. 1999. № 10. С.2.
  4. Ратинов А.Р. Психологическая характеристика показаний обвиняемого // Вопросы предупреждения преступлений. 1965. Вып. 1. С. 43.
  5. Резник Г. Концепции законопроекта об адвокатуре нуждаются в уточ- нении//Российская юстиция. 1999. № 10. С. 10.
  6. Решетников В. Следователь не должен обвинять // Соц. законность. 1988. №6. С. 52-53.
  7. Решетников В. Следователь не должен обвинять // Соц. законность. 1988. №6. С. 52-53.
  8. Рогаткин А., Петрухин И. О реформе уголовно-процессуального пра- ва//Законность. 1996. №2. С. 41.
  9. Розовский Б.Г. Еще раз о тактике допроса // Следственная практика. Вып. 72. М, 1966. С102.
  10. Руднев В. О состязательности на предварительном следствии // Уголовное право. 1999. № 1. С. 87.
  11. Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. № 6. С. 99.
  12. Саньков В.И. Тактика допроса лица, признающегося в совершении убийства (подготовительный этап) // Юридические записки. Криминалистиче ские средства и методы исследования преступлений. Вып. № 10. Воронеж,
  13. С. 89.

  14. Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследовании//Законность. 1994. №4. С. 24.

  15. Селиванов Н.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Соц. законность. 1977. № 2. С. 56.

212

  1. Сильнов Критерий допустимости психологического воздействия при производстве следственных действий и надзор прокурора за соблюдением требований ч.З ст.20 УПК // Уголовное право. 1999. № 4. С. 70.
  2. Спицын Ю.И. Фальсификация доказательств как объект криминали- стического исследования // Криминалистические средства и методы исследования преступлений. Юридические записки. Выпуск 10. Воронеж: Воронежский гос. ун-т. 1999. С. 206-212.
  3. Солодов Д.А. Профессиональные взаимодействия следователя: сущ- ность и система // Вестник СГАП. 2001. № 5. 20-22.
  4. Степанов В.В. Криминалистическая версия в системе криминалистики // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 2, Саратов, 1978. С.52.
  5. Трубочкина В. Нравственные начала в деятельности следователя. //Российская юстиция. 1997. №11. С.53
  6. Туманов В. Концепции законопроекта об адвокатуре нуждаются в уточнении // Российская юстиция. 1999. № 10. С. 10.
  7. Турчин Д.А. О разработке теории следственной ситуации // Следст- венная ситуация. М., 1985. С. 28.
  8. Филипов В. У защитника не должно быть прав больше, чем у подза- щитного // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 43.
  9. Филиппов А.Г. Рецензия на Зорин Г.А. Руководство по тактике до- проса: Учебно-практическое пособие. М., 2001. // Вестник криминалистики. Выпуск №2. М, 2001. С. 96.
  10. Филиппов А.Г., Целищев О.Я. Узловые проблемы методики рассле- дования преступлений // Сов. гос-во и право. № 8, 1982. С. 74-75.
  11. Филонов Л.Б., Давыдов В.И Психологические приемы допроса обви- няемого // Вопросы психологии. 1966. № 6. С. 114.
  12. Хайдуков Н.П. Соблюдение в правоприменительной деятельности прав и свобод человека при оказании на него психического воздействия // Пра ва человека: пути их реализации. Государственная защита прав и свобод чело века. Часть 2. Материалы международной конференции 8-10 октября 1998. Са ратов, 1999.

213

  1. Хлынцов М.Н. Версия и модель // Актуальные вопросы советской юридической науки. 4.2. Саратов, 1978. С. 130.
  2. Шапиро Л.Г. Участие специалиста в производстве следственных дей- ствий при расследовании преступлений в сфере экономической деятельности // Вестник СГАП. 2001. № 5. С. 42-46.
  3. Шиканов В.И. Разработка тактических операций важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений //Методика расследования преступлений: (общие положения). М., 1976. С.157.
  4. Шиканов В.И. Теория тактических операций следователя (перспективы развития) // Алгоритмы и организация решений следственных задач: Сб. науч. тр. Иркутск, 1982. С. 67.

  5. Шимановский В.В. Строгое соблюдение процессуальных норм важная гарантия эффективности и качество предварительного следствия // Уголов- но-процессуальные гарантии защиты Конституционных прав граждан. Калинин, 1980. С. 89.
  6. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып.30. С. 120.
  7. Диссертации

  8. Колесникова Т.В. Криминалистическая характеристика преступных групп совершающих вымогательство: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов,
  9. 210 с.
  10. Милова И.Е. Участие адвоката-защитника в собирании доказательств на предварительном следствии: Дис. … канд. юрид. наук. Самара, 1998. 185 с.
  11. Насонова И.А. Участие адвоката-защитника на стадии предваритель- ного расследования: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. 180 с.
  12. Седаш Е.А. Частное начало в Российском уголовном судопроизводст- ве: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. 190 с.

214

  1. Халиуллин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры РФ (проблема осуществления в условиях правовой реформы): Дис. … д-ра юрид. наук. М. 1997. 195 с.

Авторефераты

  1. Асташкина Е.Н. Проблема оптимизации первоначального этапа рас- следования квартирных краж: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001.22 с.
  2. Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголов- ном процессе России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 1998. 22 с.
  3. Васильев А.Н. Основы следственной тактики: Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. М., 1960. 49 с.
  4. Веснина С.Н. Криминалистическая характеристика различных типов потерпевших и особенности тактики их допроса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2002. 22 с.
  5. Власов А.А. Полномочия следователя в советском уголовном процес- се: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1979. 22 с.
  6. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Автореф. дис. … д- ра. юрид. наук. М., 1997. 48 с.
  7. Галимханов А.Б. Организационно-тактические особенности расследо- вания преступлений в условиях расширения прав подозреваемых, обвиняемых на защиту: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2001. 28 с.
  8. Головин А.Ю. Классификация в криминалистической тактике: Авто- реф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1999. 23 с.
  9. Гусаков А.Н. Следственные действия и тактические приемы: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1973. С. 10.
  10. Дереберг М.А. Особенности тактики производства следственных дей- ствий с участием защитника: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. 24 с.
  11. Доспулов Г.Г. Процессуальные и психологические основы допроса свидетелей и потерпевших на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. АлмаАта, 1968. 22 с.

215

  1. Жамиева P.M. Тактика профессиональной защиты по уголовным де- лам: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Алматы, 1999. 24 с.
  2. Замылин Е.И. Психологические основы и тактика допроса в кон- фликтной ситуации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. 24 с.
  3. Зорин Р.Г. Применение социальных криминалистических знаний при осуществлении защиты по уголовным делам дорожно-транспортным происшествиям: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Гродно, 1999. 23 с.
  4. Иванов С.Н. Организационные и тактические проблемы расследова- ния вымогательств совершивших преступления группами: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1996. 23 с.
  5. Исаева К.А. Тактические особенности допроса женщин подозреваемых и обвиняемых: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1995. 22 с.
  6. Калюжная В.А. Процессуальные и тактические проблемы участия за- щитника в следственных действиях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. 22 с.
  7. Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования пре- ступлений несовершеннолетних: Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. М.,
  8. 22 с.
  9. Комисаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следст- венной тактики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1977. 22 с.
  10. Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики: Авто- реф. дис…. д-ра юрид. наук. М., 1989. 42 с.
  11. Куницина А.В. Тактика выявления организаторов преступных групп: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. 28 с.
  12. Лазарева В.А. Судебная защита в уголовном процессе РФ: Проблемы теории и практики: Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. М., 2000. 41 с.
  13. Лобанов А.П. Правовые и организационные отношения следователя и лица, производящего дознание с адвокатом-защитником: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1992. 22 с.
  14. Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1976. 22 с.

216

  1. Ляхов Ю.А. Обвиняемый на предварительном следствии в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1965. 22 с.

  2. Навасардян В.Р. Правовые аспекты взаимодействия адвоката- защитника с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1999. 22 с.

  3. Насонова И.А. Участие адвоката-защитника на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. 22 с.
  4. Новик Ю.И. Научные основы принятия тактических решений при производстве следственных действий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Минск, 1979. 23 с.
  5. Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в Российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1999. 21с.
  6. Пономаренко В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1998.22 с.
  7. Полищук Д.А. Тактико-психологические особенности допроса при расследовании преступлений, совершаемых преступными сообществами: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. 25 с.
  8. Постовалов О.В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психологической науки: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2000. 23 с.
  9. Рзаев Т.Ю. Современные проблемы теории и практики допроса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. 28 с.
  10. Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998.22 с.
  11. Сорокотягина Д.А. Собирание и использование данных о личности потерпевшего с целью расследования преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1978. 22 с.
  12. Третьяков В.И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. 22 с.

217

  1. Фиолевский Д.Л. Участие адвоката-защитника на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1998. 22 с.
  2. Цомартов В.Н. Тактические приемы допроса и пределы их допустимости: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1977. 21 с.
  3. fe 344. Шахкелдов Ф.Г. Участие защитника в доказывании на предваритель-

ном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. 21 с.

  1. Шепелева СВ. Тактика допроса лиц, имеющих установку на дачу ложных показаний: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. 22 с.

Иностранная литература

  1. Beulke W. Der Strafverteidiger im Strafverfahren. Funktion und Rechtsstellung. 1980.

218

Приложение 1

Результаты обобщения результатов изучения

архивных уголовных дел

1) Количество изученных уголовных дел, рассмотренных судами Саратовской области и Ставропольского края по первой инстанции в 2001-2002 годах, в которых принимал участие на предварительном следствии защитник. 200

2) На каком этапе расследования защитник вступал в уголовное дело (от 200 у.д.):

  • на раннем этапе расследования: 76 у.д. - 38%;

  • в середине следствия: 98 у.д. - 49%;
  • в конце следствия - при знакомстве обвиняемого с материалами уголовного дела: 26 у.д.-13%.

3) Предупреждал ли следователь о неразглашении сведений защитником, ставших ему известно на предварительном следствии (от 200 у.д.)- 16 у. д. - 8% . 4) 5) Количество уголовных дел, где защитники участвовали в производстве допросов своих подзащитных: 174 у.д. - 87 %. 6) 7) Защитник принимал участие в допросах ( от 174 у.д): + диаграмма 8)

  • только подозреваемых: 21 у.д. - 11 %
  • только в допросах обвиняемых: 56 у.д. - 31 %
  • подозреваемых и обвиняемых: 97у.д. - 53%
  • обвиняемые, подозреваемые, у которых имелся защитник вообще отказывались давать показания на протяжении всего процесса по делу: 9 у.д. - 5%;

6) Количество уголовных дел, в которых защитники участвовали в повторных допросах своих подзащитных: 104 у.д. - 60 % 7) 8) участвовали ли защитники по своим ходатайствам в повторных допросах подозреваемых, обвиняемых (от 104 у.д): 23 у.д. - 22% 9) 10) Количество изученных протоколов допроса подозреваемого, обвиняемого, в допросе которого участвовал защитник - 219 п.д. 11) 8) Имелись ли в протоколе допроса сведения о предъявляемых следователем доказательствах на допросе подозреваемого, обвиняемого при участии защитника (от 219 п.д.):70п.д. - 32%

9) В скольких случаях допрашиваемый, после предъявления следователем доказательств на допросе, в проведение которого участвовал защитник (от 70 п.д): + диаграмма

  • начал давать правдивые показания: 51 п.д. - (73%)

219

  • требовал свидания наедине с защитником - 12 п.д. - 17%
  • отказывался от дальнейших показаний на данном допросе - 7 п.д. - 10%
  • 10) Каким образом участвующие на допросе подозреваемого, обвиняемого защитники проявляли свою активность (от общ. кол-ва: 219 п.д): + диаграмма

  • постановкой вопросов своему подзащитному: 94 п.д. - 34 %;
  • ходатайствах всякого рода: 74 п.д. - 26%;
  • в том числе в ходатайствах о свидании наедине во время проведения допроса - 17 п.д. - 6 %;
  • замечаниях и дополнениях к протоколу допроса - 69 п.д. - 25 %;
  • в представлении доказательств, которые, по мнению защитника, указывали на обстоятельства, смягчающую вину обвиняемого обстоятельства или га невиновность своего подзащитного - 26 п.д. - 9 %.

11) В скольких протоколах допроса подозреваемого, обвиняемого, в проведении которых участвовал защитник, усматривается конфликтность допроса (от 219 п.д. ): 92 п.д. - 42%. + диаграмма

12) Имелись ли в протоколе допроса (от 92 п.д): + диаграмма

  • сведения, касающиеся замечаний защитника о применении следователем тактических приемов, которые по его мнению, являются недозволенными: 23 п.д. - 25%;

  • замечания следователя на некорректное поведение защитника, участвующего в допросе подозреваемого, обвиняемого: 36 п.д. - 39 %.

13) В чем выражалось некорректное поведение защитника, отмеченное в протоколе допроса (от 36 п.д.): + диаграмма

  • подсказке подзащитному ответа на вопрос или самоличный ответ защитника на вопрос следователя к подзащитному: 12 п.д. - 28%;
  • прерывание свободного рассказа обвиняемого, подозреваемого: 8 п.д. - 37%
  • пререкание со следователем и провоцирование конфликта - 6 п.д. - 11 %
  • задавание наводящих вопросов подзащитному: 9 п.д. - 34%
  • покидал следственное действие без видимых причин: 3 п.д. - 11%
  • в подсказках невербальными методами: 3 п.д. - 17%
  • не подписание протокола допроса: 3 п.д. - 8%
  • 14) Как защитник описывал в замечании или в ходатайстве примененный следователем прием на допросе подозреваемого, обвиняемого, который по его мнению являлся недозволенным (от 23 п.д.) как:

  • психологическое воздействие: 11 п.д. - 48%; - психологическое насилие: 6 п.д. - 26%; - обман подзащитного: 4 п.д. - 17%; - угрозы подзащитному: 2 п.д. - 9%.

220

Рис. 1. Участие защитника в допросе:

1 - допросах только подозреваемых;

2 - только в допросах обвиняемых; 3 4 - допросах подозреваемых и обвиняемых; 5 4 - обвиняемые, подозреваемые, у которых имелся защитник, вообще отказывались давать показания на протяжении всего процесса по делу.

з

10%

Рис.2. Изменение показаний подозреваемого (обвиняемого) после предъявления доказательств на допросе, проводимом при участии защитника.

1 - начал давать правдивые показания; 2 3 - требовал свидания наедине с защитником; 4 5 - отказывался от дальнейших показаний на данном допросе. 6

221

4

25%

Рис. 3. (обвиняемого).

Проявление
активности
защитника па
допросе
нодозреваемот о

1 - постановка вопросов; 2 3 - ходатайства; 4 5 - ходатайства о свидании наедине; 6 7 - замечания и дополнения к протоколу допроса; 8 9 - представление доказательств. 10

Рис.4 . Количество протоколов допроса подозреваемого (обвиняемого), в которых усматривается конфликтность при участии па допросе защитника.

1 - конфликтность при участии защитника, 2 3 - бесконфликтность допроса. 4

222

45 г -
- 40

35

30

25

20

15

10

5

25%

39%

Рис.5. В протоколе допроса имелись

1 - сведения, касающиеся замечании защитника о применении следователем тактических

приемов, которые по его мнению, являются недозволенными;

2 - замечания следователя на некорректное поведение защитника, участвующего в допросе

подозреваемого, обвиняемого.

Рис. 6. Некорректное поведение чащитпнка на допросе выражалось

1 - подсказка подзащитному ответа на вопрос или самоличный ответ защитника на вопрос

следователя к подзащитному;

2 - прерывание свободного рассказа обвиняемого, подозреваемого; 3 4 - пререкание со следователем и провоцирование конфликта; 5 6 - задавание наводящих вопросов подзащитному; 7 8 - покидал следственное действие без видимых причин; 9 10 - в подсказках невербальными методами; 11 12 - не подписание протокола допроса. 13

223

Приложение 2

Результаты анкетирования следователей

количество опрошенных следователей МВД и прокуратуры -194

1) Необходимо ли следователю перед допросом подозреваемого. обвиняемого, на котором участвует защитник, разъяснять порядок, ход допроса и сообщать защитнику и его подзащитному определенный момент подачи ходатайства: о свидании наедине и о задавании вопросов своему подзащитному. да - 72 %
нет- 11 % затр. отв. - 17% 2) 3) следует ли предупреждать защитника о неразглашении данных предварительного следствия: да -46 % нет - 33% затр.отв. - 21 % 4) 5) Согласны ли Вы с тем. что защитник может воспользоваться своим правом на свидание с подозреваемым, обвиняемым наедине только до или после проведения допроса: да - 88%, нет - 3% затр.отв. 9% 6) 7) необходимо ли на предварительном следствии процессуальное оформление следователем вступления адвоката в уголовное дело: 8) да- 64% нет- 17% затр. отв. 19%

5) Необходимо ли для процессуального оформления адвоката в качестве защитника выносить постановление «о признании адвоката в качестве защитника по уголовному делу и допуска его к защите на предварительном следствии» (если подозреваемый, обвиняемый, его родственники или иные лица заключат соглашение на ведение защиты с данным адвокатом по уголовному делу): да - 55% нет 21% затр.отв. 24% 6) 7) необходимо ли для процессуального оформления адвоката в качестве защитника выносить постановление «о назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу и допуска его к защите на предварительном следствии», в случае обязательного участия защитника по уголовному делу (ст. 51 УПК РФ): да- 64% нет - 18% затр. отв. - 18% 8) 9) Согласны ли вы с тем. что моментом допуска защитника к участию в уголовное дело считать вынесение следователем соответствующих постановлений: да-62%, нет 17%, затр. отв. 19% 10) 8) в праве ли следователь советовать обвиняемому, подозреваемом}’ пригласить знакомого ему адвоката для выполнении функции защиты:

да - 28% нет- 69% затр. отв.- 3%;

224

9) согласны ли с тем. что выбор конкретного защитника должен существовать лишь в тех случаях, когда подозреваемый обвиняемый имеет достаточные средства для оплаты его услуг:

да 67%, нет-24%, затр. ответ.- 9%

10) Согласны ли Вы с тем. что необходимо выделять еще одну стадию допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника: стадию первого контактного взаимодействия : да - 56% нет 34% затр. отв. 10%

11) Планируете ли Вы подготовку к допросу подозреваемого, обвиняемого при участии защитника следователи

да - 77% нет - 23% затр. отв - 0%

12) Каким образом Вы проводите подготовку к данному допросу: заранее намечаете краткий перечень вопросов, подлежащих

обсуждению -54%;

  • мысленно составляете детальный план допроса - 21 %;
  • готовите письменный план - 15%;
  • 13) При подготовке к допросу обсуждается заранее с защитником:

  • перечень вопросов, подлежащих рассмотрению - 17%;
  • письменный план допроса - 5%;
  • другое - 6%;
  • не обсуждаете - 72%

13) Чаще других выдвигались и проверялись такие версии защиты: +диаграмма:

  • алиби -52%;
  • совершение преступления другим липом в присутствии подозреваемого. обвиняемого 25%;
  • совершение преступления в состоянии необходимой обороны или аффекта (при раскрытии убийств) - 23%

14) Способствовало ли установление психологического контакта с подозреваемым, обвиняемым и его защитником до проведения допроса установлению нормальных отношений во время допроса и бесконфликтному его проведению: да- 83% нет 15% затр. отв. 2% 15) 16) Имелось ли на допросе подозреваемого, обвиняемого влияние. участвующего защитника на его показания в худшую для следствия сторону. несмотря на установленный психологический контакт с допрашиваемым до проведения допроса: да - 56%, нет 27%, затр .отв. 17% 17)

225

16) Имелось ли у Вас на допросе подозреваемого, обвиняемого влияние. участвующего защитника, на его показания в худшую для следствия сторону. если с защитником был установлен психологический контакт до допроса:

да - 21%, нет- 57%, затр. отв. - 25%

17) отказывался ли подозреваемый, обвиняемый от дачи показаний при установлении Вами психологического контакта до проведения допроса с защитником:

да 13% нет- 73% затр. отв. 14%

18) С кем из адвокатов - мужского или женского пола Вам сложней найти контакт во время производства по делу:

с адвокатом женщиной 63%, с адвокатом мужчиной - 31%, затр. отв. - 6%

19) Влияет ли установление следователем психологического контакта с защитником подозреваемого, обвиняемого на дачу правдивых показаний на допросе его подзащитного, в случае участия на этом допросе защитника:

да 67% нет 12% затр. отв. - 18%.

20) Влияет ли на ситуацию допроса подозреваемого, обвиняемого. проводимого при участии защитника да 67%, нет 23%, затр. Отв. 10% 21) 22) какие чаще всего на допросе подозреваемого, обвиняемого при участии защитника возникали ситуации: 1) бесконфликтные - 58%: 2) конфликтные-42%. в том числе: а) ситуации без строго соперничества 19%; ситуации со строгим соперничеством - 16% в) ситуации тактического риска -7%; 23) 22) Согласны ли Вы с тем. что бесконфликтность чаще всего предопределялась установлением психологического контакта с защитником подозреваемого, обвиняемого - да 83%; нет - 15%; затр. Отв. 2%

23) на допросах подозреваемого, производимого при участи защитника использовали ли Вы такие приемы:

  • доказательства, уличающие подозреваемого: да - 39%

  • метод косвенного допроса в сочетании с другими методами- 21%

  • использование «фактора внезапности» - 9%
  • разжигание конфликта между соучастниками - 4%
  • проведение логического анализа противоречий между показаниями подозреваемого и его соучастников - 15%

  • демонстрация возможностей расследования - 2%

226

24) Возможна ли бесконфликтная ситуация на допросе обвиняемого, производимого при участии защитника.

да -78%, нет 17%, затр. Отв. - 5%

25) Возможно ли использование защитником на допросе личного диктофона. Да - 6% ; да, но только с разрешения - 32%; нет- 62%.

26) Является ли применение такого приема как выбор времени допроса с учетом биоритмов допрашиваемого недопустимым психологическим воздействием на допрашиваемого обвиняемого:

да- 26% нет - 57 % затр отв.17% (16)

27)Какой из приемов Вы чаще всего используете на бесконфликтном допросе обвиняемого, в производстве которого участвует защитник: + схема или диаграмма

  • детализация показаний - 75%
  • оказание помощи обвиняемому для восстановления в памяти забытого - 61%
  • предъявление доказательств - 15%
  • обвиняемому разъясняются возможности защитника, который будет участвовать в данном допросе или, при желании защитника, предоставить ему самому такое разъяснение - 10%

  • метод выявления ассоциаций - 32%
  • ознакомление обвиняемого с пособиями, альбомами, схемами - 25%
  • постановка вопросов - 57%
  • 28) Имелись ли в Вашей практике незаконные методы защиты со стороны адвоката- защитника, такие как ( нужное подчеркнуть): + диаграмма

  • шантаж и угрозы со стороны адвоката-защитника и его людей в их адрес, а так же его родных и близких - 8 %;

  • склонение свидетелей, потерпевших, экспертов адвокатом к даче ложных показаний или к ложному заключению - 44 %;

  • преднамеренное затягивание дела - 53 %;
  • передача в СИЗО обвиняемому, подозреваемому «инструкции» - 32 %;
  • покушение на дачу взятки следователю - 2%;
  • подыскивание лжесвидетелей - 2% (скрыто).
  • неявка на допрос без уважительной причины о котором был осведомлен заранее- 7%

  • вмешательство в ответы своего подзащитного при допросе или непосредственные советы как надо отвечать на вопрос следователя - 66%

  • советовал не давать образцы для сравнительного исследования- 3%
  • настраивал обвиняемого, подозреваемого на дачу ложных показаний -46%
  • покидал следственное действие без видимых причин - 3%

227

  • незаконных методов со стороны защитника не было- 8 %

29) Применяете ли такие тактические приемы при допросе обвиняемого, осуществляемого при участии защитника в конфликтной ситуации:

  • объединенных в понятие маневрирование информацией - да- 38% , нет 51% затруд. от. - 11 %.
  • демонстрация осведомленности - да- 13% , нет 67% затруд, от. - 20%.
  • маскировка допроса да - 39% нет 36% ,затр. от.- 25%
  • использование “обстоятельств дела и особенностей личности обвиняемого и личности его защитника” - да- 48% , нет 27% затруд. от. - 25%.
  • 30) Возможно ли применение таких групп тактических приемов на допросе обвиняемого, подозреваемого, проводимого при участии защитника: +диаграмма

  • объединенных в понятие «маневрирование информацией» - да 63%, нет

  • 26%, затр. отв. 11%.

  • разжигание конфликта между соучастниками - да 23%; нет 70%, затр. отв. 7%

  • использование слабых мест в психике допрашиваемого - 14%, нет 73%, затр. отв. 13%.

-сеансы гипноза - 3%, нет 74%, затр. отв. 23%

  • допрос с помощью биоритмологии - да 59%, нет 31%, затр. отв. 10%.
  • допрос с применением музыки и запаха - да 19%, нет 68%, затр. отв. -13%.
  • 31) Необходимо ли для преодоления противодействия со стороны защитника обвиняемого выработка тактических приемов, направленных на самого защитника для убеждения его о необходимости дачи правдивых показаний обвиняемым - да 53%, нет 34%, затр. 13%

22о

Рис. 1. Чаще других выдвигались и проверялись следующие версии защиты

1 - алиби; 2 3 - совершение преступления другим лицом в присутствии подозреваемого, обвиняемого; 4 3 - совершение преступления в состоянии необходимой обороны или аффекта (при раскрытии убийств).

4 0 3 5 3 0 2 5 2 0 15 10 5

39%

1

21% ШШ 15% ш\ 9% И Ш\ ш 4% I , 1 ИРИН ,- [ИШЯИ ДЯШИД. _ L „ИННН 1 ._ Г^йвН

12 3 4 5 6

Рис. 2. На допросах подозреваемого при участии защитника чаще всего

использовались следующие приемы.

1 - предъявление доказательств, уличающие подозреваемого; 2 3 - метод косвенного допроса в сочетании с другими методами; 4 5 - использование «фактора внезапности»; 6 7 - разжигание конфликта между соучастниками; 8 9 - проведение логического анализа противоречий между показаниями подозреваемого и его 10 соучастников;

6 - демонстрация возможностей расследования.

229

12 3 4 5 6 7 8

Рис. 3. Чаще всего па бесконфликтном допросе обвиняемого (подозреваемого) использовались следующие приемы.

1 - детализация показаний;

2 - оказание помощи обвиняемому для восстановления в памяти забытого;

3 - предъявление доказательств; 4 5 - обвиняемому разъясняются возможности защитника, который будет участвовать в данном 6 допросе или, при желании защитника, предоставить ему самому такое разъяснение;

5 - использование обстоятельств дела и особенности личности обвиняемого и его защитника; 6 7 - метод выявления ассоциаций; 8 9 - ознакомление обвиняемого с пособиями, альбомами, схемами; 10 11 - постановка вопросов. 12

230

66%

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Рис.4. Незаконные методы применяемые защитником па предварительном следствии.

1 - шантаж и угрозы со стороны адвоката-защитника и его людей в их адрес, а так же его

родных и близких;

2 - склонение свидетелей, потерпевших, экспертов адвокатом к даче ложных показаний или к

ложному заключению;

3 - преднамеренное затягивание дела; 4 5 - передача в СИЗО обвиняемому, подозреваемому «инструкции»: 6 7 - покушение на дачу взятки следователю; 8 9 - подыскивание лжесвидетелей; 10 11 - неявка на допрос без уважительной причины о котором был осведомлен заранее; 12 13 - вмешательство в ответы своего подзащитного при допросе или непосредственные советы 14 как надо отвечать на вопрос следователя;

9 - советовал не давать образцы для сравнительного исследования;

10 - настраивал обвиняемого, подозреваемого на дачу ложных показаний; 11- покидал следственное действие без видимых причин:

12 - незаконных методов со стороны защитника не было.

231

Рис.5. Ответы следователей на вопрос о применении следователем следующих тактических приемов.

1 - объединенных в понятие «маневрирование информацией» - нет, да, затр. отв. 2 3 - демонстрация осведомленности - нет. да, затр. отв. 4 5 - «маскировка допроса» - пет, да, затр. отв. 6 7 - использование «обстоятельств дела и особенностей личности обвиняемого и личности его 8 защитника- нет, да, затр. отв.

70 г

60 50 ? 40 30 ? 20 10 О -

Гис. о. Ответы рестюидсптов (следователей i пуска защитника на предварительное следствие ш

m вон

1 - момент вынесения соответствующего постановления следователем 2 3 - предъявление ордера 4

232

12 3 4 5 6

Рис. 7. Ответы следователей иа вопрос о возможности применения следующих

тактических приемов на допросе обвиняемого, подозреваемого, проводимого при участии защитника.

1 - объединенных в понятие «маневрирование информацией»1 - да, нет, затр. отв. 2 3 - разжигание конфликта между соучастниками: да, нет. затр. отв. 4 5 - использование слабых мест в психике допрашиваемого, да. нет, затр. отв. 6 7 - сеансы гипноза: да. нет. затр, отв. 8 9 - допрос с помощью биоритмологии: да, нет, затр. отв. 10 11 - допрос с применением музыки и запаха: да, нет, затр. отв. 12

233

Приложение 3 Результаты опроса адвокатов по специально разработанной анкете

(в опросе участвовало 190 человек)

№ п\п Формулировка вопроса Да % Нет % Затруднил

ись

ответить

% 1. Необходимо ли следователю перед допросом подозреваемого, обвиняемого,
на котором участвует защитник, разъяснять порядок, ход допроса и сообщать
защитнику и его подзащитному определенный момент подачи ходатайства:
о свидании наедине и о задавании вопросов своему подзащитному 27 64 8 2. Согласны ли Вы с тем, что защитник может воспользоваться своим правом на свидание с подозреваемым, обвиняемым наедине только до или после проведения допроса 23 59 18 3 Необходимо ли на предварительном следствии процессуальное оформление следователем вступления адвоката в уголовное дело 69 16 15 4 Необходимо ли для процессуального оформления адвоката в качестве защитника выносить постановление «о признании адвоката в качестве защитника по уголовному делу и допуска его на предварительное следствие» ( если подозреваемый, обвиняемый, его родственники или иные лица заключат соглашение на ведение защиты с данным адвокатом по уголовному делу) 59 23 18 5. Необходимо ли для процессуального оформления адвоката в качестве защитника выносить постановление «о назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу и допуска его на предварительное следствие» (в случае обязательного участия защитника по уголовному делу - ст. 51 УПК РФ) 79 11 10

234

№ п\п Формулировка вопроса Да % Нет % Затрудни- лись ответить % 6. Согласны ли вы с тем, что моментом допуска защитника к участию в уголовное дело считать вынесение следователем соответствующих постановлений 60 26 14 7. В праве ли следователь советовать обвиняемому, подозреваемому пригласить знакомого ему адвоката для выполнении функции защиты 41 46 13 8. Согласны ли Вы с тем, что для защиты интересов обвиняемого, подозреваемого возможно выдвижение доказательств, заведомо сомнительных для Вас 37 53 10 9. Имело ли место коллизия защиты, связанная с самооговором Вашего подзащитного 17 70 13 10. Возможно ли использование защитником на допросе личного диктофона 60 38 2 11. Является ли применение следователем такого приема как выбор времени допроса с учетом биоритмов допрашиваемого недопустимым психологическим воздействием на допрашиваемого обвиняемого 66 25 9 12. Обязан ли защитник вскрывать пробелы следствия 71 18 11 13. Согласны ли с тем, что выбор конкретного защитника должен существовать лишь в тех случаях, когда подозреваемый обвиняемый имеет достаточные средства для оплаты его услуг: 67 25 8

235

Приложение 4 ПОСТАНОВЛЕНИЕ О назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуск

на предварительное следствие

(место вынесения пост.-я)      «	»	200_ Г.(дата вынесения пост.-я)

Следователь (наименование органа предварительного расследования, классный чин или звание, фамилия, инициалы следователя (дознавателя) ,

рассмотрев материалы уголовного дела № ,

УСТАНОВИЛ:

Краткая фабула: что, где, когда произошло, кто Ф.И.О. обвиняется и по какой статье или в чем подозревается, применена ли мера пресечения - арест, если да, то где содержится; обосновываются необходимость привлечения к участию в дело адвоката и излагаются мотивы назначения адвоката в качестве защитника обвиняемому, подозреваемому (подчеркнуть) Ф.И.О., представившего ордер № от « « 200_ г. юридической консультации р-на г. .

Учитывая, что обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу адвоката Ф.И.О. относительно ст.72 УПК РФ отсутствуют и Руководствуясь ч.3,4ст.16; ч.Зст.38; ч.4п.3ст.46 или ч.4п.8,9ст.47 (подчеркнуть); ст.49; ч.3,4,5ст.50; ст.51, ст.438 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

  1. Назначить адвоката Ф.И.О. в качестве защитника обвиняемому,

подозреваемому (подчеркнуть) Ф.И.О. по уголовному делу № и допустить

его к защите.

  1. Обязать руководителя юридической консультации

района города области обеспечить защиту

прав обвиняемого, подозреваемого (подчеркнуть) Ф.И.О.

  1. Компенсировать оплату труда адвоката Ф.И.О. за счет средств федерального бюджета.

  2. О принятом решении довести до сведения:

-обвиняемого, подозреваемого (подчеркнуть) Ф.И.О.

или законного представителя Ф.И.О ;

  • адвоката юридической консультации района г.

    области Ф.И.О. .

Копию постановления направить:

  • руководителю юридической консультации района города

    области

  • в СИЗО № г. области

С постановлением ознакомлен:

Обвиняемый, Подозреваемый (подчеркнуть) (подпись)

Защитник (подпись)

Постановление составил:

Следователь

(подпись)

236

Приложение 5 ПОСТАНОВЛЕНИЕ О признании адвоката в качестве защитника по уголовному делу и его допуск

на предварительное следствие

(место вынесения пост.-я)      «	»	200_ г. (дата вынесения пост.-я)

Следователь (наименование органа предварительного расследования, классный чин или

звание, фамилия, инициалы следователя (дознавателя) ,

рассмотрев материалы уголовного дела № ,

УСТАНОВИЛ:

Излагается краткая фабула: что, где, когда произошло, кто Ф.И.О. обвиняется и по какой статье или в чем подозревается, применена ли мера пресечения - арест, если да, то где содержится; обосновываются необходимость привлечения к участию в дело адвоката и излагаются мотивы признания адвоката в качестве защитника обвиняемому, подозреваемому (подчеркнуть) Ф.И.О., т.е.

В связи с тем, что обвиняемый, подозреваемый (подчеркнуть) Ф.И.О. изъявил желание (составил соглашение) (подчеркнуть) об оказании ему по уголовному

делу юридической помощи адвокатом, представившего ордер № от

« « 200_ г. юридической консультации р-на г. (области).

Учитывая, что обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу адвоката Ф.И.О. относительно ст.72 УПК РФ отсутствуют и Руководствуясь ч.1,2ст.16; ч.Зст.38; ч.4п.3ст.46 или ч.4п.8,9ст.47 (подчеркнуть); ст.49; ч.1,2ст.50; ст.438 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

  1. Признать адвоката Ф.И.О. защитником обвиняемого, подозреваемого (подчеркнуть) Ф.И.О. по уголовному делу № и допустить его к защите.
  2. О принятом решении довести до сведения:
  3. -обвиняемого, подозреваемого (подчеркнуть) Ф.И.О.

или законного представителя Ф.И.О ;

  • адвоката юридической консультации района г.

области Ф.И.О.

Копию постановления направить:

  • руководителю юридической консультации района города

    области

  • в СИЗО № г. области

С постановлением ознакомлен:

Обвиняемый, подозреваемый (подчеркнуть) (подпись)

Защитник (подпись)

Постановление составил:

Следователь

(подпись)

237

Приложение 6

Стадия начального взаимодействия

Выбор способа сообщения следователем о предстоящем допросе подозреваемому,

обвиняемому

?

Первый контакт, первое знакомство с подозреваемым, обвиняемым, первое впечатление о нем, изучение его как личности

Создание предпосылок для установления психологического контакта с

подозреваемым, обвиняемым

Выяснение желания у подозреваемого, обвиняемого иметь защитника на допросе или в случае обязательной защиты выяснение личности адвоката, которому предстоит

принятие данной защиты

Принятие мер к обеспечению участия защитника на допросе

Сообщение защитнику, адвокату, руководителю юридической консультации ( в

случае, если неизвестен адвокат, который должен принять защиту) о предстоящем

допросе и согласование с ним времени и места предстоящего допроса

Обращение внимания на первое впечатление следователя от защитника, о его манере

общаться, о его отношении к следователю

Уяснение следователем отношения защитника к предстоящему допросу и его

взаимоотношения с подозреваемым, обвиняемым, сложившиеся на данный момент

существует ли психологический контакт между ними

создание следователем предпосылок для дальнейшего психологического контакта с

защитником

238

Варианты поведения защитника на допросе подозреваемого, обвиняемого

будет действовать в рамках попытается тайно, будет бездействовать на закона и защищать только нелегально использовать допросе подозреваемого, законные интересы своего противозаконные меры для обвиняемого подзащитного оправдания подзащитного

или существенного

снижения уровня

уголовной ответственности

Позиция, которую может занимать обвиняемый, подозреваемый на допросе,

проводимом при участии защитника

Принятие всей версии следователя целиком без каких-либо дополнений и поправок

Принятие версии следователя, но с указанием на наличие смягчающих вину

обстоятельств

Интерпретация действий обвиняемого, подозреваемого в выгодном для него разрезе

Изменение показаний, которые подозреваемый, обвиняемый давал ранее, находясь в другом процессуальном положении (свидетеля, подозреваемого) как при участии защитника, так и без него.

Полное отрицание вины вплоть до провоцирования конфликта со следователем, уклоняясь при этом вообще от дачи показаний

239

Действия защитника в зависимости от позиции, которую займет подозреваемый обвиняемый на допросе

Полное или частичное опровержение факта противоправного деяния

Утверждение, что данное деяние совершено не подозреваемым, обвиняемым

Несогласие с уголовно-правовой квалификацией

Несогласие с избранной мерой пресечения

Возражения против наличия или размеров материального ущерба,

причиненного подзащитным

Опровержение обстоятельств, отягчающих ответственность

Поиск смягчающих вину обстоятельств, в связи с чем, следователь должен заранее продумать, что он этому противопоставит, а с чем может быть и

согласится

240

Варианты получения следователем перед допросом сведений о предполагаемой линии защиты

неформальное общение с защитником и его подзащитным перед допросом

заявления, ходатайства, жалобы, которые могут подавать защитник и его подзащитный

из тактического рисунка предыдущих допросов по делу	

?

исходя из несогласия с уголовно-правовой квалификацией	

из материалов оперативно-розыскной деятельности и др.	

Изучение личности защитника может состоять:

проведение с защитником беседы до допроса его подзащитного	

•w

беседа с другими следователями, которые возможно общались с данным

адвокатом ранее по уголовным делам	

???

предварительная беседа следователя с руководителем юридической консультации в случае назначения адвоката в качестве защитника

?

беседа следователя перед допросом с подозреваемым, обвиняемым об адвокате, с которым заключено соглашение

•w

анализ информации, почерпнутой из личного опыта общения следователя с данным адвокатом в процессе расследования предыдущих уголовных дел

?

использование материалов архивных уголовных дел, в которых принимал участие данный адвокат в качестве защитника

241

Примерный перечень традиционных приемов, рекомендуемых для применения

следователем на допросе обвиняемого проводимого при участии защитника в

конфликтной ситуации	

неукоснительное требование закона	

помочь вспомнить забытое	

?

обращение к имеющимся доказательствам и установленным обстоятельствам	

изобличение во лжи с помощью доказательств; последовательность	

-г-

приглашение специалиста	

демонстрация возможностей расследования	

•w

обращение к положительным качествам допрашиваемого	

ознакомление с аналогичными объектами	

метод выявления ассоциаций	

побуждение допрашиваемого к раскаиванию путем формирования у него внутреннего протеста против совершенных действий

акцентирование внимания на первых же ложных сведениях, сообщенных допрашиваемым

?

выявление мотивов дачи ложных показаний	

убеждение его в необходимости правдивых сведений	

?w

использование звуко- и видеозаписи	

оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь

детализация показаний с целью выявления противоречий	

-??

выяснение контрольных сведений, позволяющих проверить показания	

?v

использование выявленных противоречий с целью получения правдивых показаний

?w

изложение допрашиваемому вероятного хода событий	

-?•

предъявление доказательств в определенной последовательности	

т

косвенный допрос	

допрос с помощью биоритмологии	

приемы, направленные на дачу показаний в случае отказа от них	

приемы убеждения, основанные на разъяснении прав обвиняемого на допросе

242

Меры, которые необходимо применить следователю для преодоления противодействия со стороны защитника

убеждения защитника о неправильно занятой позиции его подзащитным

установление психологического контакта с защитником и переход на психологическую установку «Мы»

перед допросом

официально предупредить о предупредить о предупредить защитника недопустимости недопустимости о неразглашении данных вмешательства свидания наедине с предварительного защитника в ход допроса обвиняемым во время расследования, для чего и сообщения ему допроса. необходимо взять момента постановки

подписку об этом обвиняемому вопросов,

или заявления

ходатайств

особое акцентирование внимания защитника на предъявляемых доказательствах, изобличающих обвиняемого

в случае неправомерного поведения фиксирование в протоколе допроса как вербальные, так и не вербальные действия защитника

вынесение в президиум или коллегию адвокатов представления

о неправомерных действиях защитника при выполнении своих функций

на предварительном следствии	

243

Приемы, которые не рекомендуются к применению следователем на допросе обвиняемого, проводимого при участии защитника

форсированный или замедленный темп допроса

инерция

использование фактора внезапности

?w

случайное получение информации

некоторые “следственные хитрости и уловки” (в частности, создание у обвиняемого представления о том, что другие соучастники сознались

использование слабых мест в психике обвиняемого

обращение к мнению отдельных лиц, групп, общественного мнения в целом, которое может измениться в негативную сторону в связи с сокрытием обвиняемым искомой

информации

преднамеренное разжигание конфликта между соучастниками

убеждение, что в деле имеются больше доказательств, чем в действительности

психологическая разрядка обвиняемого в результате вспышки гнева у него

сеансы гипнорепродукции

244

Приемы возможные для применения следователем, но с определенной долей

осторожности и риска на допросе обвиняемого, проводимого при участии защитника в конфликтной ситуации

вызов

создание напряженности

отвлечение внимания

допущение легенды

внезапная постановка вопросов и предъявления доказательств

видеозапись и звукозапись и киносъемка

применение музыки и запаха

следственные хитрости и уловки сокрытие намерений относительно целей приемы, направленные на обнаружение допроса: принцип смещения акцентов; скрываемых объектов и лиц принцип проговорки

УТВЕРЖДАЮ

Ректор Поволжского кооперативного

института

Мщ#$с^1Ш^2?&§разования России

?их наук, доцент

Наумова Е. В

2002 г.

АКТ

о внедрении результатов диссертационного исследования “Тактика допроса

подозреваемого, обвиняемого при участии защитника” адьюнкта кафедры

криминалистики СЮИ МВД РФ Зайцевой Ирины Александровны

в учебный процесс кафедры «уголовного права, уголовного процесса н

криминалистики» Поволжского кооперативного института Центросоюза Российской Федерации

Комиссия Поволжского кооперативного института Центросоюза Российской Федерации в составе:

Председатель - начальник учебно-методического отдела ПКИ Центросоюза РФ Морозов AM.

члены комиссии:

  • декана юридического факультета к.ю.н., доцента Шапиро Л.Г.,
  • заведующего кафедры к.ю.н., профессора Марочкина Н.А.,
  • рассмотрев материалы диссертационного исследования адьюнкта кафедры криминалистики СЮИ МВД РФ Зайцевой Ирины Александровны на тему “Тактика допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника”,

ПОСТАНОВИЛА:

  1. Результаты диссертационного исследования представляют интерес и являются актуальными и своевременными для учебного процесса Поволжского кооперативного института Центросоюза Российской Федерации.
  2. Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс и используются при чтении лекций и проведении практических занятий на кафедре «Уголовного права, уголовного процесса и криминалистики» ПКИ Центросоюза РФ.
  3. Председатель комиссии ^п //

начальник учебно-методического отдела /ЖL JS*

ПКИ Центросоюза РФ /^ • Морозов А. М.

члены комиссии: *

декан юридического факультета, I^I/^^^L^T^^^

к.ю.н, доцента Л^^/ Шапиро Л.Г.

заведующий кафедры ^7>//S “^ “ ~ -

к.ю.н, профессор & s^b^^l^^-, МарочкинН.А.

о внедрении результатов диссертационного исследования

адьюнкта кафедры криминалистики СЮИ МВД РФ

капитана юстиции Зайцевой Ирины Александровны

на тему: « Тактика допроса подозреваемого, обвиняемого

при участии защитника » в практическую деятельность

прокуратуры Фрунзенского района г. Саратова

Комиссия прокуратуры Фрунзенского района г. Саратова в составе:

Председатель - прокурор Фрунзенского района

г. Саратова советник юстиции О.В. Грабко;

Члены комиссии - заместитель прокурора

Фрунзенского района г. Саратова младший советник юстиции СВ. Великанов;

старший следователь прокуратуры Фрунзенского района г. Саратова юрист 2 класса А.В. Парамонов;

рассмотрев материалы диссертационного исследования адьюнкта кафедры криминалистики СЮИ МВД РФ капитана юстиции Зайцевой Ирины Александровны на тему: «Тактика допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника»,составленное на их основе учебное пособие «Адвокат - защитник на предварительном следствии», а также образцы процессуальных документов - постановлений «О назначении адвоката в качестве защитника по уголовному делу» и «О признании адвоката в качестве защитника обвиняемого ( подозреваемого ) по уголовному делу»,

ПОСТАНОВИЛИ:

  1. Результаты диссертационного исследования адьюнкта Зайцевой Ирины Александровны, содержащиеся в них методические рекомендации и образцы процессуальных документов представляют актуальный практический интерес, прошли апробацию и успешно применяются в ходе

к

рассл едова ния уголо вных дел следо вател ями проку ратур ы Фрун зенс кого райо на г. Сара това .

. Указа нные выше матер иалы эффек тивно испол ьзуют ся при обуче нии молод ых следо вател ей проку ратур ы Фрунз енско го райо на г. Сара това .

. В насто ящее время в целях внедр ения полож итель ного опыт а прак тиче ског о прим енен ия резу льта тов диссе ртаци онног о иссле дован ия адыон кта Зайце вой Ирины Алекс андро вны в работ у всех район ных, город ских и облас тных следс твенн ых подра зделе ний проку ратур ы Сарат овско й облас ти разра батыв ается соотв етств ующее мето диче ское пись мо.

Председатель комиссии:

Прокурор Фрунзенского рай г. Саратова советник юстиции

О.В. Грабко

Члены комиссии:

СВ. Великанов

А.В. Парамонов

Старший следователь прокуратуры Фрунзенского райо г. Саратова юрист 2 класса

Заместитель прокурора Фрунзенского района г. Саратова младший советник юстиции

АКТ

УТВЕРЖДАЮ Зам. начальника Приволжского УВД на транспорте, начальник следственного отдела полковник юстиции .

о внедрении в следственную практику результатов

диссертационного исследования на тему:

“Тактика допроса подозреваемого, обвиняемого

при участии защитника”

адьюнкта кафедры криминалистики СЮИ МВД РФ

капитана милиции Зайцевой Ирины Александровны

Комиссия Следственного отдела Приволжского УВД на транспорте в составе:

Председатель - зам. начальника следственного отдела Приволжского УВД на транспорте майор юстиции А.В. Зеленов

члены комиссии:

  • зам. начальника следственной части Приволжского УВД на транспорте подполковник юстиции О.В. Горин,

  • старший следователь следственного отдела Приволжского УВД на транспорте подполковник юстиции СВ. Ступецкая,

рассмотрев материалы диссертационного исследования адъюнкта кафедры криминалистики СЮИ МВД РФ капитана милиции Зайцевой Ирины Александровны на тему: “Тактика допроса подозреваемого, обвиняемого при участии защитника”,

ПОСТАНОВИЛА:

1) Результаты диссертационного исследования адъюнкта Зайцевой Ирины Александровны, содержащиеся в них методические рекомендации и

2 образцы процессуальных документов представляют актуальный практический интерес, прошли апробацию и успешно применяются в ходе расследования уголовных дел следователями Следственного отдела Приволжского УВД на транспорте.

2) Указанные выше материалы используются при обучении молодых следователей Следственного отдела Приволжского УВД на транспорте.

3) Разработано соответствующее методическое письмо в целях внедрения положительного опыта практического применения результатов диссертационного исследования адъюнкта Зайцевой Ирины Александровны в работу всех следственных подразделений Приволжского УВД на транспорте

Зам. начальника следственного отдела

Прив. УВД на транспорте

майор юстиции ^^–—”~~^ ^^-^ Зеленов А.В.

Зам. начальника следственной части Прив. УВД на транспорте подполковник юстиции Х^З^Р26*^—’ Горин О.В.

Старший следователь следственного отдела

Прив. УВД на транспорте fbj’

подполковник юстиции /[Jj^^^l ^~~ Ступецкая СВ.