lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Летунов, Дмитрий Александрович. - Оперативно-тактические аспекты борьбы с организованной преступностью: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 269 с. РГБ ОД, 61:03-12/9-0

Posted in:

•? ОЪ-13,/9- О

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

ЛЕТУНОВ ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ОПЕРАТИВНО-ТАКТИЧЕСКИЕ И ИНФОРМАЦИОННЫЕ

АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ОРГАНИЗОВАННОЙ

ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Специальность 12.00.09 -уголовный процесс, криминалистика

и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель — доктор юридических наук Зайцев О.А.

Москва 2002

2

Оглавление

Введение 3

Глава 1. Состояние организованной преступности в России и ее воздействие на криминализацию политико-коммуникационои сферы общества 16

1.1. Организованная преступность как элемент политико- экономических отношений в России, ее содержание и структура 16 2. 1. Тактические характеристики российских организованных преступных формирований
53 3.1. Особенности информационных характеристик организованной преступности
84

4.1. Характер и структура криминальности средств массовой информации 114 Глава 2. Возможности традиционной системы контроля за организованной преступностью - тактика деятельности и перспективы развития 146

1.2. Выявление и оценка признаков организованных

преступных сообществ 146

    1. Взаимодействие государственных органов, наделенных

правом на ведение ОРД, при совместных действиях в борьбе с

организованной преступностью 169

Глава 3.Нетрадиционные формы воздействия на

организованную преступность 198

1.3. Система информационного противодействия

криминогенным воздействиям средств массовой информации 198

    1. Разведывательные возможности противодействия коррупционным процессам в средствах массовой информации 221

Заключение 25 2

Приложения 257

Список источников и литературы 261

2

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Проблема организованной преступности представляет собой целостный комплекс вопросов, обусловленных ходом экономических реформ и повлекших необходимость преодоления кризиса в познании криминологической безопасности общества. Эта проблема в российском обществе объективно имеет глубокие социально-исторические корни и все больше приобретает феноменологическую окраску. Для понимания того, почему организованную преступность можно рассматривать как социальный феномен, необходимо учитывать ее внутренние характеристики развития и имеющийся опыт противодействия.

Первая составляющая показывает, что никем не контролируемая прогрессирующая эволюция организованной преступности в России подвела ее к состоянию самоорганизующейся, общественно опасной социальной системы, интегрированной во все властно-экономические структуры и имеющей прочный иммунитет от традиционных методов оперативно-розыскной деятельности и других институтов социального контроля.

Вторая составляющая, т.е. накопленный опыт противодействия, свидетельствует, что успехи на некоторых направлениях оперативно- розыскной практики, успешно проведенные операции, связаны с осмыслением проявлений организованной преступности
на

принципиально новой концептуальной основе, ее познанием и осмыслением на экспертно-аналитическом уровне с применением историко-правового, психологического, экономического и

разведывательного анализа.

Работа с использованием названных инструментов предполагает раскрытие смысла исследуемого предмета, затемненного разноречивыми

4

мнениями и оценками (что в целом характерно для организованной преступности), т.е. применения феноменологических методов социологии. Это вполне уместно, так как проводившиеся социолого- криминологические исследования неизбежно подводят к необходимости оперировать психологическими, социо- и психолингвистическими категориями.

Организованная преступность становится одним из наиболее опасных факторов, осложняющих оперативную обстановку в России. Ее доля в общей структуре преступности ежегодно растет. Число зарегистрированных преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами, по данным статистики, увеличилось за последние семь лет в 8,5 раз. Сохраняется тенденция роста наиболее общественно опасных проявлений организованной преступности. Ограбления населения, убийства по найму, захваты заложников, терроризм, взрывы жилых домов, автомашин, открытое насилие на улицах - все это стало сегодня привычным в повседневной жизни российских граждан и не может не волновать тех, кто ответственен за состояние борьбы с организованной преступностью.

Но нельзя организовать эффективную борьбу с этим видом преступлений, не зная подлинной картины явления и его природы. Понимая это, мы в своем исследовании предприняли попытку дать развернутую характеристику состояния и особенностей организованной преступности в России, детально останавливаясь на ее зарождении, содержании, понятии и структуре, а также факторах, способствующих ее воспроизводству и развитию.

На современном этапе развития Российской государственности, организованная преступность рассматривается как вид противоправной деятельности, экономическую составляющую которой составляет процесс обращения капитала,
приобретенного преступными

5

формированиями противоправным путем, в легальных и нелегальных сферах общественной жизни. Она приобрела большое влияние на состояние политической, экономической и социальной жизни страны.

Существенной чертой современной российской организованной преступности является ее интернациональный характер, выход за рамки национальных границ, интеграция в зарубежный преступный капитал. Преступная активность направлена на монополизацию наиболее доходных ее видов и территориальную экспансию. Эти процессы протекают в условиях всепроникающей коррупции, бурного развития теневой экономики за последнее время и национального экстремизма.

Рассматривая оперативно-тактические характеристики

организованной преступности, а также вопросы взаимодействия органов внутренних дел, можно выделить негативные процессы, которые указывают, что объединение субъектов организованной преступности значительно опережает тенденцию объединения государственных институтов в стремлении противодействовать волне
роста

транснациональной преступности. Особенно в увеличивающихся масштабах незаконных экспортных операций с энергоносителями, нефтью, другими видами стратегического сырья и материалов.

По всей территории России заметно возросла активность и влияние «этнических» преступных формирований, имеющих связи с диаспорой в ближнем и дальнем зарубежье. Сферами их деятельности являются экспортно-импортные операции с сырьем и дефицитными товарами, фальшивомонетничество, автобизнес, преступления в сфере российского золото-бриллиантового комплекса и т.п. Давая характеристику этнической преступности и рассматривая особенности оперативно-розыскной работы в отношении ее участников, можно отметить, что так называемый «челночный» способ совершения преступлений, используемый преступниками, а также языковый барьер,

б

различия в культуре, соблюдение некоторых обычаев и национальных традиций - все это вместе взятое создает большие трудности для правоохранительных сил любой страны.

Поэтому знание сотрудниками правоохранительных органов этих обстоятельств и меры, предлагаемые в диссертации, а также описание характеристик этнической преступности, несомненно, будет способствовать поднятию уровня организации и тактики борьбы с этим видом криминальных структур.

Этим и объясняется актуальность избранной темы исследования.

Степень научной разработки проблемы. Вопросы контроля организованной преступности, разработки ее теоретических аспектов и механизмов борьбы нашли отражение в работах
многих

исследователей.

Борьбе с преступностью были посвящены работы многих советских юристов. В советский период существование организованной преступности не признавалось государственными органами. Поэтому научные работы рассматривали, в основном, отдельные аспекты борьбы с преступностью. После принятия Уголовно-Процессуального кодекса РСФСР 27 октября 1960 г., разработанного в соответствии с Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г., юристы стали активно разрабатывать конкретные вопросы борьбы с преступностью. Огромный вклад в разработку проблемы внесли труды В. В. Степанова, Л. Я. Драпкина, Ф. В. Глазырина, И. А. Матусевича, Т. В. Боголюбской, Е. Ф. Коновалова, А. С. Косенко, Е. В.

Прохоровой, А. М. Ларина, А. Н. Васильева и других. ! Авторы

1 См. например: Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. - Свердловск, -1987; Комиссаров В. И. Теоретические проблемы следственной тактики. - Саратов, -1987; Глазырин Ф. В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. - Свердловск, -1973; Матусевич И. А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования

7

рассматривали отдельные вопросы в процессе борьбы с преступностью. Однако данные труды не затрагивали сложные вопросы существования организованной преступности как фактора мощного противодействия работе государства в целом и деятельности органов внутренних дел в частности.

В 80-е годы, особенно во второй половине, с началом Перестройки, стали появляться работы, анализировавшие состояние преступности в государстве, отношения к данному явлению общества. Однако
и в данный период

организованная преступность, причины ее возникновения, аспекты существования и противодействия ей не были предметом исследований. Борьба с организованной преступностью стала объектом исследования уже в 90-е годы. Возросший интерес к проблеме был вызван увеличением численности преступлений, а также огромной долей преступлений, совершенной организованностью преступностью, в числе общих правонарушений. Среди исследований, посвященных проблеме борьбы с организованной преступностью, прежде всего, необходимо отметить работы В. И .Куликова., В. П. Лаврова,

В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова и других.3

преступлений. — Минск, -1975; Боголюбская Т. В. Деятельность следователя органов внутренних дел по розыску скрывшихся обвиняемых. - М., -1986; Коновалов Е. Ф. Розыскная деятельность следователя. -М, -1973; Косенко А. С. Розыскные действия в советском уголовном процессе. - Хабаровск, -1989; Прохорова Е. В. Организация работы следователя по предупреждению уклонения обвиняемых от следствия и их розыску. - М., - 1987; Степанов В. В. Расследование взяточничества. - Саратов, - 1966 и другие.

2 См. например: Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. - М., -1984; Ошеров М. С, Спиридонов Л. И. Общественное мнение и право. - Л., 1985 и другие

3 Куликов В. И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. - Ульяновск, -1994; Лавров В. П. Расследование организованной преступной деятельности.-Ставрополь, - 1996; Овчинский В. С. Стратегия борьбы с мафией. - М., -1993; Основы борьбы с

8

Проблема борьбы с организованной преступностью стала рассматриваться юристами в России как сложный, противоречивый процесс, в котором невозможно применить общие схемы и одинаковые методики. Поэтому появилась научная литература по различным аспектам деятельности правоохранительных органов. Так, в отдельных трудах рассматриваются проблемы борьбы с экономическими преступлениями, вопросы раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, расследования контрабанды, расследования информационных преступлений, а также многие другие вопросы.4

Однако вопросы оперативно-тактических и информационных аспектов

борьбы с организованной преступностью до сих пор не были предметом специального научного исследования. Не в полной мере еще исследованы особенности проявлений организованной преступности в экономической и информационных сферах. Нуждается в исследовании специфика нетрадиционных форм противодействия организованной преступности, в том числе специальными, разведывательными и информационно- аналитическими методами, через средства массовой информации. В более подробном исследовании нуждаются вопросы

организованной преступностью. Под ред. В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова. - М., 1996.

4 См. например: Ларичев В. Д. Злоупотребление в сфере банковского кредитования (методика и предупреждения). - М., -1997; Кауфман Л. Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности. - М., -1997; Брылев В. И. Некоторые проблемы раскрытия, расследования и предупреждения преступлений в сфере наркобизнеса. - Екатеринбург, -1994; Шурухнов Н Г. Расследование незаконного изготовления, хранения, приобретения, перевозки и сбыта наркотических средств. - М., - 1990; Богданович А. А., Гармаев Ю. П., Диканов Т. А. Расследование контрабанды. -М., - 1999; Вехов В. Б. Компьютерные преступления: способы совершения, методики расследования. - М., -1996; Организационное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М, - 1997; Слинько М. И. Заказные убийства как вид преступного предпринимательства. Криминологический анализ. - М, - 1997 и другие.

9

экономической и политической основы организованной преступности, механизм ее функционирования, что позволит в дальнейшем решать задачи оперативно-тактического характера.

Объектом данного исследования являются социальные отношения в целом, развивающиеся под воздействием преступных сообществ на общество, и противостоящие им
институты

социального контроля.

Предметом исследования выступают совокупность

характеристик организованной преступности, придающая ей черты социальной феноменологичности; общественно опасная деятельность организованных преступных формирований в области властно- политических, коммуникационных и экономических отношений; функционирование государственных органов, специализирующихся на борьбе с организованной преступностью.

Целью диссертационного исследования является изучение совокупности факторов оперативно-розыскного, информационного и криминологического характера как целостной
взаимосвязанной

системы противодействия организованной преступности и выработка в рамках исследования концептуальной основы для обеспечения эффективности применяемых государственных
правовых,

информационно-разведывательных и тактических элементов, а также, в качестве тактической цели, выработка четких критериев и методик, позволяющих отсекать криминальные структуры от власти.

В соответствии с поставленной целью были определены задачи исследования:

  1. Задача теоретической проработки и анализа:

а) теоретических и практических аспектов деформирующего воздействия структур организованной преступности на социум и основные институты гражданского общества;

10

б) факторов, обусловливавших подконтрольность основных высокодоходных отраслей экономики, политизацию и институализацию организованной преступности, ее лидеров; факторов, способствующих воспроизводству организованной преступности;

в) наиболее подверженных воздействию со стороны организован ной преступности властно-управленческих элементов и механизмов в политической структуре общества;

г) тенденций в возникновении, становлении, развитии и совершенствовании специализированных подразделений по борьбе с организованной преступностью;

д) основных направлений в организационно-аналитической, управленческой и оперативно-служебной практике подразделений по борьбе с организованной преступностью;

е) действующего уголовного законодательства и ведомственных нормативных актов на предмет эффективности пресечения организованной преступной деятельности.

  1. Задача научного обоснования и выработки:

а) понятия и признаков организованной преступности как социального феномена России;

б) единой системы приоритетов, определяющих концепцию работы подразделений по организованной преступности как основного специализированного субъекта;

в) предложений по совершенствованию оперативно- розыскных, информационно-аналитических и непроцессуальных методик, используемых для контроля над организованной преступностью;

г) тактики выявления, оценки и реализации в разработках поисковых признаков ОПФ;

д) предложений по созданию информационно-экспертной системы, способной незамедлительно информировать подразделения по

11

борьбе с организованной преступностью других стран о выезде- въезде лидеров и авторитетов с последующими совместными оперативными мероприятиями.

Методологическая основа исследования. В процессе исследования использовались общенаучный и частные методы познания: логико- юридический, исторический, сравнительно-правовой, конкретно- социологический. Широкое применение в работе нашел метод системного подхода в исследовании явлений, математического моделирования, различные социологические методы (статистический анализ, группировка, анкетирование), логические приемы обработки информации.

Источниковая база исследования. Все источники, использованные при написании работы, можно разделить на следующие группы.

Первую группу источников составляют нормативно-правовые акты, регулирующие изучаемую проблему. Здесь необходимо отметить, прежде всего, Конституцию РФ, которая относит судоустройство, прокуратуру, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство к ведению РФ (статья 71 п. «о»). Кодифицированным источником уголовно-процессуального права является Уголовно-Процессуальный Кодекс РСФСР, который используется в работе в редакции Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса РФ» от 21 декабря 1996 г. и Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в статьи 26, 97, 133 УПК РСФСР» от 31 декабря 1996 г.

12

В качестве источников были использованы федеральные законы, регулирующие отдельные аспекты процесса борьбы с преступностью.5 На анализе уголовного и иного законодательства были основаны положения, выводы и рекомендации исследования. Также были проанализированы подзаконные акты ведомственного характера, регулирующие правоотношения в области прав, полномочий и порядка оперативно-служебной и управленческой деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью.

Вторая группа источников, которая была использована при подготовке диссертации, - обобщенные данные оперативно- розыскной и судебно-следственной практики по уголовным делам в отношении лиц, совершавших преступления в интересах ОПФ, а также результаты анализа специальной оперативной отчетности. Значительное внимание в соответствующих разделах исследования уделялось процедурам программированного опроса практических работников, контент-анализа, количественным способам анализа текстов с последующей статистической обработкой информации. Кроме того, исследовались литературные источники, касающиеся вопросов оперативно-розыскной деятельности.

Эмпирическая база исследования включает также обширный фактический материал, полученный в результате обработки 256 уголовных дел и архивных дел оперативного учета. С использованием специально разработанных автором рубрикаторов были изучены текущие оперативные материалы и документы подразделений по организованной преступности.

5 См.: «О судебной системе РФ» от 31 декабря 1996 г. // Российская газета. - 1997. 6 января; «О судоустройстве РСФСР» от 8 июля 1981 г. с изменениями и дополнениями // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3300; «О милиции» от 18 апреля 1991 г. с изменениями, внесенными Законом РФ от 18

13

Объем исследовательского материала и репрезентативность выборки, обусловливают научно обоснованность и достоверность изложенных в диссертации выводов и предложений.

Научная новизна исследования заключается в том, что проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел и, в частности, оперативно-розыскных аппаратов государственных органов- субъектов ОРД, с акцентацией их усилий на информационной и коммуникационной составляющей организованной преступности предполагающей применение нетрадиционных методов контроля до настоящего времени не подвергались самостоятельному научному исследованию.

Представленное исследование охватывает наиболее важные для практики и недостаточно разработанные на нормативном и методологическом уровнях, а также в теории, проблемы информационно- аналитической работы по гласным источникам информации, что в значительной мере позволило установить характер и формы присутствия организованных преступных формирований в средствах массовой информации.

Научная новизна исследования определяется и тем, что автор обосновывает соответствующую систему подходов (концепция) борьбы с организованной преступностью в России, в которой уделяется значительное внимание устранению причин и условий посредством экономических, правовых, идеологических и политических мер, осуществляемых государством и законодательной властью.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что состояние и специфические особенности организованной преступности в России оценены на теоретическом уровне в форме оригинального

февраля 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. - 1991. - № 16. - Ст. 503 и другие.

14

определения организованной преступности и названы исчерпывающие ее признаки.

Практическая значимость исследования определяется тем, что в диссертации определены место и роль специальных подразделений органов внутренних дел и созданной системы, противостоящей организованной преступности.

Результаты диссертационного исследования могут
быть

использованы для совершенствования правовых и организационно- тактических мер, применяемых в ходе документирования преступных действий разрабатываемых, а также при взаимодействии с другими субъектами оперативно-розыскной деятельности и органами при проведении крупномасштабных и специальных операций.

На защиту выносятся следующие положения:

  • определение направлений и путей комплексного подхода в борьбе с организованной преступностью как негативным социальным явлением в масштабе страны;

обоснование самостоятельности направления борьбы специализированных подразделений органов внутренних дел с организованной преступностью;

  • методика использования в организации и тактике борьбы с организованными преступными формированиями информационно- аналитических систем, а также специфических средств и методов, в том числе нетрадиционного характера;
  • разработка методики оценки оперативной обстановки по линии борьбы с организованной преступностью, в которой заложены оценочные показатели применительно к различным отраслям хозяйства и направлениям преступной деятельности и т.п.
  • Апробация результатов исследования. Материалы

исследования использовались при подготовке к
проведению

15

оперативно-служебных мероприятий, связанных с борьбой
с

территориальными преступными сообществами; получили высокую оценку практических работников правоохранительных органов.

Основные выводы и рекомендации соискателя прошли практическую апробацию в ходе текущей оперативно-служебной деятельности. Результаты диссертационного
исследования

докладывались на научно-практической конференции, на лекционных занятиях в Институте Прокуратуры РФ, Академии ФСНП РФ; по результатам исследования опубликованы научные статьи.

16

Глава 1. Состояние организованной преступности в России и ее

воздействие на криминализацию политико-коммуникационной сферы

общества

1.1. Организованная преступность как элемент политико- экономических отношений в России, ее содержание и структура

За последний период организованная преступность, в ее наиболее широком значении, эволюционировала от существенного криминологического фактора, усиливающего социальную напряженность в обществе, к относительно самостоятельной социально-политической системе, пытающейся диктовать многие направления государственной политики.

Еще в 1994 году в прессе отмечалось, что «…дороговизна товаров и услуг в России объясняется не только налоговым прессом и жаждой наживы коммерсантов, но и высокими расходами частных предпринимателей на обеспечение защиты от угроз «организованных преступников».*

За истекшие годы ситуация роста социальной напряженности под воздействием криминогенных факторов менялась только к худшему.

Так, массовые протестные акции в шахтерских районах России в мае 1998 года, повлекшие паралич транспортной сети в различных регионах России и частичный экономический коллапс, последовавшие за этими событиями оперативно-следственные действия в отношении посреднических фирм, коммерческих организаций, контролировавших торговлю энергоносителями, показали прямую связь между последствиями интегрированности в экономику криминальных образований и возможностью полной политической дестабилизации в стране.

Организованная преступность как негативный, но чрезвычайно влиятельный высокозащищенный и живучий в России социальный институт не может быть понята лишь по совокупности его внешних свойств и отношений, так как они недостаточно раскрывают ее сущность. То
есть ситуация

17

показывает, что организованная преступность не может быть в полной мере раскрыта только как совокупность социально-правовых, криминологических, криминалистических явлений. Между явлением и сущностью организованной преступности как чрезвычайно сложной социальной системой лежит не переходимая грань. Если совокупность явлений криминологического характера может быть познана и изучена, то с сущностью организованной преступности, составляющей ее стержень, дело обстоит сложнее.

Сущность может быть познана на путях перехода от изучения социальных детерминант организованной преступности, обеспечивающей ей состояние от стабильного выживания к процветанию и вхождению во власть, к изучению историко-психологических процессов в рамках феноменологической социологии. Наиболее емко и сжато одну из составляющих устойчивости организованных негативных форм поведения выразил зарубежный исследователь российской правовой системы: «…в России право не рассматривалось как естественное дополнение морали и как одно из основ общества. Писанное русское право было чуждо народному сознанию. Оно представляло собой главным образом право административное, не имеющее корней в частном праве. Созданное законодательным путем право представляло собой не выражение сознания и традиции народа, как в других странах Европы, а произвольное творение самодержавного властителя, привилегию буржуазии».2

В этом же векторе, образующем сущность организованной преступности, лежит система вне правового воздействия, правовой нигилизм в стиле управления органов власти, конфискационная практика и законодательство, практика применения чрезвычайных внесудебных органов и многие иные известные события, сформировавшие особенности исторической памяти социума, воздействующие на глубинные характеристики организованной преступности как противозаконного общественно опасного

1 Митин А. Волна преступности захлестнула бизнес // Финансовые известия. - 1995. 15 декабря.

2 Давид Р. Основные правовые системы современности. - М., - 1988. - С. 158.

18

инструмента сопротивления негативным процессам,
продуцируемым государством.

Например, Хабаровский край по своей социально-демографической структуре являлся и является регионом с очень высоким процентом ранее судимого мужского населения (более 10), которое на протяжении более чем 100 лет направлялось в многочисленные пенитенциарные учреждения для отбывания наказания. Как следствие - возникновение преступного сообщества «Общак», высокая степень подконтрольности экономической инфраструктуры ассоциации «Свобода», возглавляемой уголовным авторитетом. Эти явления имеют прочные корни в региональном социуме в силу длительного воздействия однобокой и недальновидной уголовной политики и негативных социально-демографических факторов.

Такой характер противодействия репрессивной или мошеннической практике на государственном уровне, разумеется, не является социально позитивным, так как сопряжен буквально со всеми видами общеуголовной, профессиональной, молодежной преступности, но отчасти объясняет устойчивость организационных форм, личность и функции лидеров, рост влияния криминальной субкультуры.

Как видим, «феноменологичность» организованной преступности может быть понята с нескольких сторон. Во-первых, в силу необходимости применять ранее отвергавшиеся феноменологические методы исследования.

Во-вторых, феноменологичность на бытовом уровне расценивается как неуязвимость, всесилие и полезность мафиозных образований, что частично является следствием ущербности проводимой уголовной политики и правоприменительной практики, частично продуцируемого преступными формированиями криминогенного информационного воздействия.

Общим социально-политическим стимулирующим фоном для существования этих определений является то, что до недавнего времени (до 1 января 1997г.), т.е. до введения в действие нового Российского уголовного кодекса российский «истэблишмент» ориентировался на то, что приватизация

19

легализует теневые капиталы, создаст новый класс собственников, прекратит массовые хищения государственного имущества, характерные для социализма.

Так сформировалась и окрепла криминальная социально-экономическая инфраструктура; количество «воров в законе» (с 1992 по 2001 год) увеличилось с 280 до 1300; по ряду оценок, с 2 тыс. до более чем 8 тыс. выросло количество организованных преступных групп; размеры теневой экономической деятельности превысили 25% валового внутреннего национального продукта; незаконный вывоз капитала достигает, по некоторым экспертным оценкам, 1520 млрд долларов в год; количество убийств по найму ежегодно вырастает в среднем на 50-70%; сформировался экономически влиятельный социальный слой, связанный с деятельностью организованных преступных формирований.

Ход развития событий в сфере экономических отношений и их оценка в криминологических категориях (структура, уровень и интенсивность организованной преступной деятельности) показали ошибочность такой позиции, следствием чего стала «обвальная» активизация преступных сообществ в качественно-количественном отношении и нанесение колоссального материального и психологического урона стране и большинству граждан.

Социальная феноменальность просматривается и в том, что с 1991 года организованная преступность вышла из скрытого состояния, легализовалась, приобрела черты института социального контроля: «… феномен организованной преступности как качественно нового социального явления, представляющего собой опасный социальный институт, вполне самостоятельную управленческую систему, был обнаружен в середине 1980-х годов»,3 пишет один из основоположников разработки стратегии борьбы с российской мафией А. Волобуев.

Организованные преступники поддерживают выгодные им условия квазигосударства (усеченного суверенитета, «нашествия диаспор», правового

20

поля конфедеративно-указного характера, отсутствия визово-пограничного режима, пробельного уголовного законодательства и пр.).

Такой взгляд на организованную преступность позволяет понять нарастающий и никем неконтролируемый процесс - присвоение ею себе государственных функций таких, как, например, частный факторинг, истребование долгов, контроль за миграцией, рынком российской рабочей силы за рубежом, массмедиа, оружейным, рекламным, видеобизнесом, фондами, контроль инвестиционной политики и пр.

Совокупность этих качеств организованной преступности дает основания видеть в ней не только «… наиболее разрушительный для государства элемент преступности, оказывающий управляющее воздействие на развитие всех ее структурных элементов» , но и черты фактического субъекта властно-политических отношений.

Заметим, что активность правоохранительных органов реализуется вне основных угроз государственной безопасности, создаваемых организованной преступностью. Ситуация усугубляется тем, что «мафиозные приемы» и структуры применяются для распространения коррупционно-кадрового, финансового, силового и информационного влияния на легальную экономическую деятельность.

Особенно важным фактором в механизме политической власти преступных формирований в общенациональном масштабе служит сращивание государственного аппарата с ОПТ и как следствие их высокое влияние через СМИ: мы видели как отстранение от власти только некоторых административных руководителей, одновременно являющихся уголовными авторитетами новой волны, вызвало яростное информационное сопротивление в ряде изданий.

Следующим рычагом механизма политического контроля ОПФ служит наличие в его распоряжении радикальных течений и групп,
которые в

3 См.: Волобуев А. Криминология теряет проблему организованной преступности. Выгода обоюдная // Изучение организованной преступности: российско-американский диалог. - М., - 1997. - С. 107.

21

зависимости от обстановки активизируются и используются в политической борьбе различного толка, но преимущественно для отстаивания и ослабления институтов социального контроля, апологетикой демократических элементов квазигосударства, предоставления правовых льгот в «свободных экономических зонах», фондах и пр.

Таким образом, различное сочетание перечисленных черт, присущих проявлениям организованной преступности, придает ей качественно новый характер, во многих случаях выводя ее параметры и функции за пределы действующего правового поля, что может происходить только при процессах огосударствлевания мафии.

Качественно новый характер социального феномена организованной преступности определяется совокупностью «феноменологических» черт.

Во-первых, феномен организованной преступности, разумеется, проявляется не столько в характере совершаемых преступлений, сколько в структуре самого преступного формирования. По своим оперативно- тактическим характеристикам отдельные звенья преступных синдикатов, экономические предприятия, группы силового воздействия, зарубежные «представительства», службы безопасности, финансовые структуры, политические и религиозные движения, молодежные, спортивные организации и пр. составляющие), контроль за ними находятся в поле зрения различных субъектов оперативно-розыскной деятельности; по направленности (незаконные промыслы, отмывание денег, финансовые преступления, финансирование незаконных вооруженных формирований, экономический шпионаж и иные преступления) также находятся в юрисдикции различных правоохранительных органов. Такая структура в форме сложного незаконного делового предприятия производна от существующих в обществе официальных институтов.

С течением времени эта структура ширилась и видоизменялась, обрастала
новыми функциями по мере качественного изменения

4 См.: Коннов А. И. Общественная опасность организованной преступности // Основы борьбы с организованной

22

организованных преступных групп: от так называемой криминальной пирамиды к новой концептуальной модели (Общая схема организованного преступного сообщества показана в Приложении 1). Эта социальная модель образуется пересечением интересов лидеров уголовных, финансовых, экономических и политизированных (коррупционное «институализированное» звено), и своим основанием опирающихся как на традиционные силовые структуры, так и на официальные государственные организации, в которых сильны или всевластны «группы влияния» (ставленников) в широком спектре от СМИ и до различных движений, фондов, ведомств и пр.5

Во-вторых, организованную преступность весьма трудно свести к какому- то определенному уголовным законом «знаковому» перечню преступлений или организационным структурам и это тоже образует ее феноменологичность: «организованная преступность постоянно и целенаправленно ищет высокодоходные и малорискованные преступные деяния»6, которые могут выступать в различных ипостасях как основной или вспомогательный (защитный) промысел.

Ее основные промыслы, такие, как контрабанда, нарко- и видеобизнес, торговля оружием и крадеными автомобилями, торговля энергоносителями и пр., обеспечивают поступление основного капитала. Для обеспечения этого бизнеса, подавления конкурентов, поддержки состояния неуязвимости основных управляющих структур и лидеров применяется система «вспомогательных» промыслов преступных формирований, т.е. промыслов, обеспечивающих защищенность, неуязвимость ключевых управляющих структур организованных преступных формирований таких, как убийства с использованием наемников, «отмывание» денег, коррумпирование должностных лиц органов власти и управления, политическая и экономическая институализация уголовных лидеров. В этот же ряд включена и так называемая информационная поддержка, или, иначе говоря, криминальная пропаганда.

преступностью. - М., - 1996. - С. 129.

5 См.: Макиенко А. В. Использование «фоновых» показателей в оценке оперативной обстановки по линии

борьбы с организованной преступностью. - М., - 1995. - С. 107.

23

Организационные структуры крупных преступных образований имеют весьма подвижные формы, присущие социально мобильным системам, заменившим государство в выполнении тех обязанностей, от которых оно самоустранилось. Эта ситуация фактически наделила преступные формирования функцией поддержки «.. социальных связей в обществе», причем по весьма широкому спектру: от обеспечения исполнения решений судебных органов, поиска угнанных автомашин «уважаемых людей», частного факторинга (истребования долгов) и до обеспечения подписания постановлений Правительства о предоставлении экономических льгот или лоббистского давления в интересах ФПГ.

Тактическую схему удобнее раскрыть на примере некоторых структур и механизмов взаимодействия московского крупного преступного сообщества. В него, помимо «промысловых» преступных группировок, действующих под вывесками торговых и охранных предприятий, на правах подконтрольных, входит ряд коммерческих банков, осуществляющих операции по финансовой поддержке «скамеечных» политических движений (Российское движение демократических реформ, Реформы Новый курс, Держава), имеется группа лоббирования из числа депутатов Государственной Думы, научно-аналитическая группа, готовящая документы нормативного характера, и собственная разведывательная служба, сориентированная на установление коррупционных отношений с должностными лицами различного ранга. На более высоком уровне «синдикат» входит в одну из финансово- промышленных групп, решающую легальные экономические и социальные задачи, курирующую крупный печатный орган и несколько издательств, но не брезгующую иметь тесные связи с такого рода образованиями.

В-третьих, следующая «феноменологическая» черта заключается в том, что организованная преступность, функционируя в форме «преступных» подконтрольных, «крышевых” зависимых предприятий», вначале формируя, а

6 Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. - М, - 1997. - С. 287.

24

потом активно эксплуатируя криминальную инфраструктуру,
является преступностью в форме бизнеса, позволяющего извлекать сверхприбыли.

Ведущим содержанием экономических процессов является продолжающееся распределение валового внутреннего продукта в пользу криминальных слоев, что позволило им выйти на ключевые позиции в кредитно-финансовой, валютно-денежной сфере, потребительском рынке, которые контролируются преступными организациями и поддаются налогообложению только с применением жестких мер оперативно- розыскного характера с использованием нетрадиционных способов (устранением смоделированных пробелов в законодательстве, системы искусственных льгот, управленческо-политического, коррупционного прикрытия).

Основные должники в федеральный бюджет, например, поставщики на экспорт энергоносителей и цветных металлов, производители легковых автомобилей, одновременно являются естественными монополистами и контролируются финансово-промышленными группами, в которых велико влияние и присутствие ОПФ.

В России эта деятельность, сопряженная с узкоэгоистичным эксплуатированием экономических предприятий, даже самых социально значимых и высокодоходных производств, приобрела настолько гипертрофированные формы, в том числе связанные с фактическим контролем и уголовным террором в отдельных городах (Тольятти, Новороссийске, Челябинске, Екатеринбурге, Саратове), что противодействовать этому промыслу преступных сообществ на традиционных путях оперативно-розыскной деятельности достаточно трудно. Поэтому приходится применять крупномасштабные операции, идущие с переменным успехом.

Российский организованный криминальный мир прошел «большой путь» от контроля «цеховиков», мелких кооперативов к фактическому переподчинению себе крупнейших и доходных производств. Например, для одного из крупнейших преступных сообществ главным источником поступления денег являлся автозавод г. Тольятти.

25

Социальные последствия «мафиозного контроля» таковы, что возможно говорить об угрозе безопасности на региональном уровне. На почве раздела сфер влияния город захлестнула волна насилия. В период 1994-1997 гг. совершено несколько десятков убийств, в том числе некоторых руководителей подразделений АвтоВАЗа, с использованием наемников.

Общекриминологический городской фон характеризуется тем, что на порядок выросла преступность среди несовершеннолетних, среди ранее судимых, с использованием огнестрельного оружия, а также распространения наркотиков и пр.

Действия преступных групп и злоупотребления со стороны некоторых руководителей завода привели рентабельное предприятие в число крупнейших должников в федеральный и иные бюджеты и эта задолженность, образовавшаяся в течение 1993-1996 гг., продолжает увеличиваться.

ОПТ инициировались сокрытие размеров прибыли, полученной от реализации продукции за границу, уклонения от уплаты налогов и бюджетных платежей, невозвраты платежей из-за рубежа, хищения в особо крупных размерах путем фальсификации денежных документов и иные преступления. Ситуация стала улучшаться только после применения широкомасштабных скоординированных операций.

В-четвертых, уголовная политика, система государственной и оперативной отчетности построены таким образом, что оперативные подразделения правоохранительных органов как институты социального контроля в отношении крупных преступных организаций оказались малодейственными, так как их активность реализуется вне основных составляющих государственной безопасности (экономической,

информационной, экологической и пр.).

Анализ действующего правового поля с точки зрения его адекватности угрозам, создаваемым преступными формированиями, показывает, что на законодательном уровне созданы благоприятные правовые условия этой деятельности, выражающиеся в декриминализации ряда ее компонентов.

26

Пробел уголовного закона выполняет очевидную функцию попустительства организованной, экономической и коррупционной преступности, в том числе путем запрограммированной ущербности (конструктивных погрешностей) уголовного закона. Например, ст.289 УК РФ «Незаконное участие в предпринимательской деятельности» сконструирована таким образом, что общественная опасность преступления обусловливается действиями государственного служащего по предоставлению организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме. Без этого условия состав преступления отсутствует, наступает лишь административная ответственность.

Осуществлена декриминализация деяний, важных для организованной преступности. Например, исключена норма, предусматривавшая повышенную уголовную ответственность за преступления, совершенные особо опасным рецидивистом. Так, в УК РФ (1996 г.) введен институт рецидива преступлений (ст. 18), заменивший ответственность особо опасного рецидивиста (в Особенной части УК РСФСР совершение преступления особо опасным рецидивистом являлось квалифицирующим признаком составов преступлений). Принципиальный же недостаток состоит в том, что новый УК отказался от признания особо опасного рецидивиста квалифицирующим признаком составов преступлений, тем самым опасный и особо опасный рецидивы девальвированы до уровня рядового отягчающего наказание обстоятельства.

В условиях, когда возрастает число криминализированных частных юридических лиц (например, детективные службы, аудиторские и нотариальные), законодателем отвергнута возможность уголовного преследования организаций. Применяется умышленное создание конкуренции норм и нейтрализация возможностей, предоставляемых законом «Об оперативно-розыскной деятельности» («оперативный эксперимент»): ст.304 УК РФ «Провокация взятки либо коммерческого подкупа» ограждает от ответственности коррупционеров; запрещенное уголовным законом деяние оценивается как специальный вид фальсификации доказательств.

27

В этом же (ведомственного обеспечения неуязвимости верхних эшелонов организованной преступности) находится и запрограммированная ситуация неадекватности и ведомственной отчетности реальному положению дел и характеру создаваемых ОПФ угроз государству.

Так, по материалам отчета МВД РФ за 1992 г., выявлено: 4352 преступные группы, прекращена привлечением к уголовной ответственности деятельность 975 групп, за 2000 г., соответственно, 9100 и 4600. Деятельность остальных прекращена разобщением, отказом от преступной деятельности. Названные данные, даже с учетом неизбежных искажений в статистике, весьма показательны.

С учетом того, что 80 и более процентов преступлений, учтенных за ОПТ, составляют кражи, угоны, разбои, вымогательства и другие общеуголовные деяния, выявление организованных преступных групп в ходе ОРМ и процессе расследования уголовных дел не означает прекращение деятельности преступных сообществ, так как наиболее опасная законспирированная экономическая организованная преступность практически не выявляется. «Большая часть преступлений, совершаемых организованными преступниками, не только не раскрывается, но и не устанавливается и не регистрируется. Статистика организованной преступности в России искажена, так как наиболее умная, организованная, законспирированная, коррумпированная, а, следовательно, и более опасная часть мафиозных структур «уходит» из-под контроля правоохранительных органов. Попадаются примитивно организованные группы, совершающие элементарные деяния». 7

Практика оценки преступности на «политическом уровне» по количеству зарегистрированных преступлений, по официальным отчетам ГИЦа, кардинально отличается от внутренней оперативной отчетности, которая также активно искажается.

Системы пробелов в уголовном и ином законодательстве, некорректная ведомственно-отчетная оценка степени воздействия на наиболее примитивные

7 Там же. - С. 289.

28

формы преступности, взятые в своей совокупности, привели к тому, что система посягательств, создаваемых организованной преступностью, не пересекается с реальной правоприменительной практикой, влияющей на состояние экономической безопасности лишь в незначительной степени.

Искусственно формируемые пробелы в законодательстве влекут за собой рост новых видов экономической преступности, т.е. утонченной, интеллектуальной, финансово-бухгалтерской, информационной. В их числе различного рода злоупотребления кредитами со стороны поставщиков и получателей, фальсификации качества продукции, введение в заблуждение и мошенничество с использованием рекламы, с посягательствами на свободу конкуренции, и этот процесс не остановлен.

В-пятых, тактические и функциональные характеристики современной организованной преступности разрушают безопасность страны. Существует определенная система воздействия на экономическую безопасность, которая планируется и осуществляется преступными сообществами, сформировавшими юридически легализованную криминальную инфраструктуру.

Эта система складывается, например, из следующих фрагментов:

инвестиционная, кредитная, экспортно-импортная и налоговая политика законодательно и практически построена так, что создаются благоприятные условия для ОПФ и связанных с ними слоев населения;

система коррупционных связей нацелена на противодействие попыткам ограничить влияние финансово-промышленных групп, естественных монополистов, связанных с преступными организациями;

осуществляется целенаправленная деформация в миграционной сфере, маргинализация и «трудовая» переориентация населения («челноки», охранники, дешевая рабочая сила за границей, проститутки, наемные убийцы, исполнительно-силовой элемент в преступных организациях и т.д.);

информационно-рейтинговое проникновение направляется на введение в заблуждение через коммуникационные каналы, лишение возможностей для сбыта отечественной продукции;

29

этнические диаспоры проводят через подконтрольные предприятия агрессивную наступательную политику по фактическому контролю за целыми районами Центрального, Дальневосточного и Южного регионов;

только на взятки чиновникам и «нейтрализацию» Федеральной службы по валютному и экспортному контролю, санкционирующих вывоз энергоносителей, крупных экспортных партий оружия нелегальными каналами, затраты достигли 100 млн долларов в год (данные 1996г.);

система залоговых аукционов направлялась на оплату выкупа предприятий коммерческими банками из средств федерального бюджета.

Следствием такой «политики» преступных сообществ, сопровождаемой разнообразными общеуголовными преступлениями, явился рост социальной напряженности, подрыв устойчивости общества.

Эти и многие иные негативные процессы и показали, собственно, неразрешимость проблемы организованной преступности путем предоставления ей режима наибольшего благоприятствования и попыток легализации, в том числе путем формирования «пробельного» законодательства, непрепятствования включения ее руководителей в политико-информационные структуры общества. В свою очередь неразрешимость проблемы организованной преступности на путях ее интеграции в государственные и коммерческие структуры приводит, в конечном счете, к разрушению национальной безопасности, социальным беспорядкам и сепаратизму, стимулирует пересмотр оснований, в рамках которых проблема организованной преступности была поставлена. К числу «заказанных» официальной пропагандой «научных» взглядов, присутствующих на теоретико-политическом уровне, распространяемых в форме популярных правовых передач, принадлежат те, которые считали и продолжают считать организованную преступность формой групповой преступности, при этом отрицается (замалчивается) связь уголовных авторитетов («воров в законе», «козырных фрайеров» и пр.) с политическими движениями и финансово-

30

промышленными группами, печатными и коммуникационными органами, их влияние на государственную кадровую политику и пр.

Эти основания находят отражение в уголовной политике: правоприменительная деятельность ориентируется на привлечение к уголовной ответственности рядовых исполнителей, исключены из сферы действия уголовного закона особо опасные рецидивисты, отрицается необходимость уголовной ответственности юридических лиц, блокируется принятие специального законодательства по противодействию организованной преступности и коррупции и так далее.

Совокупность названных негативных моментов дает нам основания охарактеризовать российское общество как мафиозное.

Соискатель считает, что «мафиозность» наиболее полно и ярко характеризует суть организованной преступности в России.

Напомним, что этимология мафии называет в качестве признаков использование методов шантажа, насилия, убийств. Характерными чертами являются «закон омерты» (молчания), круговая порука, беспрекословное подчинение и особая роль лидера, демонстрационно-жестокое уничтожение противников. Мафия как понятие криминологии означает массовое негативное социально-правовое явление, обладающее определенными закономерностями, особенностями и качественно-количественными характеристиками; сопровождается интенсивным ростом организованной и профессиональной преступности с использованием характерных черт и способов, присущих ее итальянско-сицилианскому типу.

Закономерностями появления мафии является развитие негативных социально-экономических процессов, расслоение и маргинализация общества, рост беловоротничкой преступности, преступности «бедных» и прочие кризисные явления, отражающиеся в динамике и структуре преступности. Все эти черты легко узнаваемы в российской действительности не только на научном, но и на бытовом уровне.

Существуют и широко применяются несколько понятий мафии.

31

Во-первых, в широком смысле слова это общее определение организованной преступности, ее синоним, обозначение в социально неоднородном обществе экономически влиятельного слоя людей (социальных групп), связанных с организованной преступной деятельностью, оказывающих негативное социальное воздействие на общество и отличающихся особым стилем жизни.

Во-вторых, как терминологическая характеристика (определение) организованных преступных формирований сообществ, для которых характерно разделение ролей, коррупционная и политическая защищенность. Общим для отнесения этих образований является их совершение преступлений под эгидой организации, способами, характерными для мафии в этимологическом смысле слова, и защита преступников силами мощных организаций, обеспечивающих практическую безнаказанность и исключающих действенное судебно-следственное преследование.

В-третьих, для обозначения наиболее доходных промыслов организованной преступности, в которых задействованы наиболее мощные преступные формирования или которые осуществляются под эгидой легальных экономических структур наркомафия, оружейная мафия, нефтемафия и т.д.

Для каждой страны мафиозные образования имеют свою особенность.

Так, свое видение рассматриваемого феномена имеется в ряде стран дальнего зарубежья.

По мнению Конгресса США, организованная преступность разнообразная и получившая широкое распространение деятельность, выкачивающая из американской экономики миллионы долларов путем совершения незаконных действий и использующая эти деньги в незаконных видах деятельности, в частности, в игорном бизнесе, ввозе и распространении наркотиков и иных опасных лекарственных средств и т.д.

Правовую базу для борьбы с организованной преступностью, в данном случае, представляет Закон «О контроле за организованной преступностью в США». В Законе вводится и используется ряд терминов, таких как: рэкет,

32

лицо, предприятие, занятие рэкетом, незаконный долг, расследование рэкета и др. Острие закона направлено против «запрещенной деятельности», сформулированной в упомянутых терминах, которая представляет собой описание основных форм организованной преступной деятельности, признаваемых законом наиболее опасными для США.

Американская организованная преступность восприняла многие черты собственно итальянской мафии (семьи, кланы). Так, согласно принятому в ФБР понятию организованной преступности, к данной категории относят подпольные преступные организации, имеющие три характерных для мафии признака:

внутренняя разветвленная структура;

определенные сферы деятельности (например, рэкет, проституция, азартные игры, наркобизнес);

политическая защита (наличие своих людей в правительственных учреждениях и средствах массовой информации).

Сформулированное итальянским юристом Р. Минном определение организованной преступности включает понятие преступной организации: «… преступная организация - это не только банда или группа лиц, сообща совершающих преступления. Сущность организации определяется наличием в данных формированиях четырех признаков:

  • сбор и передача информации;

нейтрализация действий правоохранительных институтов, использование основных социально-экономических служб;

  • существование внутренней структуры;
  • определенная внешняя «законность» действий».
  • Итальянское уголовное законодательство дает следующее определение преступной организации: «Сообщества (ассоциации) типа мафии считается сообществом преступного типа в том случае, если его члены прибегают к устрашению или запугиванию других лиц с целью добиться круговой поруки и обещания соблюдения обета молчания с целью повышения
    безопасности

33

совершения преступлений, овладения прямым либо косвенным путем постами, дающими возможность управления либо контроля за экономической деятельностью, за распределением концессий, выдачей разрешений, заключением подрядов и коммунальным обслуживанием, а также извлечением незаконных прибылей, либо получения незаконных привилегий для себя или же других лиц …». В итальянское уголовное законодательство введены признаки, определяющие понятия объединений с целью производства и торговли наркотиками, террористических объединений и объединений, враждебных государству. Итальянский законодатель стремится по возможности подробно описать и дифференцировать различные виды преступных организаций.8

Анализ специальной литературы показывает, что в Германии основное определение организованной преступности сформулировано совместной рабочей группой, созданной на совещании министров юстиции и внутренних дел земель. По мнению этой группы, организованная преступность - это планомерное совершение преступлений, представляющих значительную опасность для общества, более чем двумя лицами, сотрудничество которых основано на разделении труда и рассчитано на длительный или неопределенный период времени, с использованием профессиональных и сходных по роду своей деятельности структур с применением актов насилия или других средств запугивания или воздействием на политику, средства массовой информации, общественное управление, юстицию и экономику, целью которых является получение прибыли и захват власти.

Значимость данного определения в настоящее время состоит в том, что правоохранительные органы Германии рассматривают ее как аналитическую основу борьбы с организованной преступностью, распространенной на территории Германии. В уголовном же праве определение организованной преступной деятельности отсутствует.

Японские эксперты не дают четкого определения организованной преступности. Однако с их точки зрения в Японии прослеживается тенденция к

8 Там же.-С. 351.

34

совершению большого количества длящихся преступлений, оказывающих серьезное негативное влияние на общество. Такие преступления совершаются преступными ассоциациями или группами, для борьбы с которыми нужно создавать специальную технически оснащенную организацию с постоянным штатом сотрудников.

Три «характерных признака» мафии легко просматриваются и в российских сообществах с той поправкой, что преступные организации не только не стремятся уйти в подполье после задержания лидера, а активизируют деловую и рекламную активность как произошло, например, с Таранцевым. Для России воровские традиции, «воры в законе», авторитеты, исповедующие и применяющие основные характеристики мафиозной деятельности, являются стандартом для организованной преступной деятельности в целом. Основанием для распространения термина «мафия» на организованные преступные формирования стало использование носителями мафиозных традиций, т.е. лидерами преступных группировок различной степени сложности и организованности присущих ей и частично названных характерных черт (круговой поруки или ее разновидности коррупционной защищенности, глубокой конспирации, устранения и запугивания жертв, защиты своих активных членов всей мощью организации, соблюдения закона молчания перед сотрудниками правоохранительных органов).

Под мафиозными структурами понимаются сложные, иерархические криминальные образования, включающие непосредственных исполнителей преступлений (отдельные группы, группировки), а также надстроечные структуры с контролирующими, охранительными и идеолого- управленческими функциями; экстерриториальный масштаб деятельности; высокая степень вооруженности и пр., а также обладающая вышеназванными характерными чертами совершения преступлений, обеспечения собственной безопасности и расправы с противниками.

Лица, входящие в состав преступных образований мафиозного типа, могут не иметь непосредственных контактов с другими членами мафиозной

35

организации и даже в ряде случаев не знать о своей принадлежности к ней. Мафиозный характер российским преступным организациям придает то, что названные «мафиозные приемы» и структуры применяются для осуществления полного контроля нелегальных видов деятельности и распространения коррупционно-кадрового, финансового, силового и информационного влияния на легальную экономическую деятельность, а также
фактически

завершившийся процесс легализации и институционализации уголовных авторитетов на властно-управленческом уровне.

Мафиозные преступные образования в РФ - это преступные организации, обеспечивающие функционирование десятков разнопрофильных преступных группировок: силовых, экономических, финансово-банковских, например, совершающих разбойные нападения, по характеру своих действий фактически не отличающихся от банд. Для них характерны применение оружия, крайняя жестокость по отношению к жертвам, готовность к вооруженному сопротивлению правоохранительным органам и принятие максимальных мер по заметанию следов.

Криминальная ситуация в РФ внесла ряд существенных поправок и дополнений в характеристику мафиозной преступной деятельности:

политизация организованной преступности, включенность ОПФ в масс- медиа и СМИ;

организовывалась руководителями частных коммерческих структур и состояла из их работников;

неуязвимость (в том числе в правовом отношении) основных экономических звеньев и лидеров;

присутствие практически всех типов мафиозных образований китайских «триад», вьетнамской, корейской организованной преступности, наркокортелей из Латинской Америки и стран Африки.

Проанализируем, явления, какого характера и порядка привели к нынешнему состоянию организованной преступности.

36

Существуют определенные поверхностные совпадения в представлениях об организованной преступности. Например, она также и мировой практикой рассматривается как вид противоправной деятельности, сущность которой составляет процесс обращения капитала, приобретенного противоправными методами, в легальных и нелегальных сферах общественной жизни, сопровождаемый вовлечением в него значительного количества населения.

Параллельно с развитием социальных институтов преступность, также развиваясь, совершенствуется технически, организационно, приобретая новые качества.

Проведенное исследование и изучение современной практики борьбы с преступностью позволили составить основу понимания российской организованной преступности. Совершенно ясно, что организованная преступность в отечественном варианте не импортирована извне. Как социально-экономическое явление организованная преступность своими корнями уходит в существовавшую ранее командно-административную систему управления в нашей стране (особенно в застойный период).

Многие ученые-исследователи обращают внимание, что именно командно- административная система управления привела к широко развитому дефициту и, как закономерное следствие, созданию подпольного рынка товаров и услуг, выгодных дельцам и организаторам подпольного бизнеса.9

«Давление» административно-командной системы явилось причиной становления «теневой» экономики, которая и заложила основу организованной преступности в России. Согласно существующей практике под «теневой» экономикой понимается нерегистрируемая экономика за исключением ущерба от преступлений против личности и имущества. Видами нерегистрируемой экономики являются:

См. например: Основы борьбы с организованной преступностью. - М., - 1996.

37

  • нелегальная деятельность (без лицензий или запрещенные законом производство и распространение наркотиков, порнографии, контрабанды и

т.д.);

  • легальная деятельность. Она состоит из официальной экономической (умышленно уменьшаемой либо для снижения налогооблагаемой базы, либо для искажения объемов производства) и неофициальной (производство товаров для семейных нужд, работа по договорам и т.д.) деятельности.

В результате ее развития уже в 70-80 годы корыстной преступностью оказались поражены целые отрасли народного хозяйства, а также отдельные регионы страны. Фактически эти процессы уже отражали стихийное и незаконно организованное перераспределение национального дохода

В 70-е годы значительно активизировали свою деятельность различного рода дельцы, спекулянты, взяточники, рвачи, расхитители народного имущества, выросло количество «подпольных» предприятий по изготовлению неучтенной продукции. Этот процесс отмечался в юридической литературе (Перевозник П.Ф., Бурыкин В.М. и др.). В структуре хозяйственных преступлений обнаружилась устойчивая тенденция роста такой формы хищения, как выпуск и сбыт неучтенной продукции, изготавливаемой в специально организованных подпольных цехах. Не случайно, в среде уголовного элемента появилась новая криминальная категория, именуемая «цеховиками». Эти лица, являясь, как правило, материально ответственными, объединились в корпорации, имели разветвленную систему связей, в т.ч. с отдельными руководителями административных и хозяйственных органов, создавали свое криминальное окружение, вырабатывая контрмеры по обеспечению своей безопасности. В структуре их связей просматривалась достаточно четкая иерархия, что отмечалось еще в 1973 г. Бурыкиным В.М., Зобовым В.Е. и др. в работе «Организованные группы расхитителей».

Ведя первоначально строго законспирированный образ жизни, тщательно скрывая от окружающих свои нетрудовые доходы, такие лица

10 Бурыкин В. М., Зобов В. Е. Организованные группы расхитетелей. - М., - 1973.

38

позднее стали открыто использовать добытые преступным путем средства, зачастую безбоязненно бравируя своими материальными возможностями: доступом к «дефициту», приобретением дорогостоящего «престижного» имущества, тратой значительных денежных сумм, а также связями с «нужными» людьми, занимающими ответственные должности в государственных органах.

Проведение общесоциологического анализа деятельности преступных сообществ в то время показало, что «бизнесмены», действовавшие прежде скрытно и постепенно, нагло и чванно вдруг «выползли» наружу. Об этом факте, как правильно отмечал тогда Е. Андрющенко - заведующий сектором Института социологических исследований АН СССР - в частности, свидетельствовал увеличивающийся поток писем «по проблемам социальной справедливости в органы печати, в аппарат центральных органов».

Деятельность этих лиц уже в начале 70-х годов оказалась в поле зрения «авторитетов» уголовно-преступной Среды, увидевших здесь возможность безнаказанного паразитирования, получения легкого доступа к средствам жизнедеятельности. Действительно, «дельцы», по имеющимся данным, имели зачастую столь значительные прибыли от своей противозаконной деятельности, что могли позволить себе практически безболезненно отчислять часть добытого преступным путем в третьи руки, дабы оградить себя от различного рода посягательств извне.

Обратив внимание на деятельность «дельцов», лидеры криминальной среды путем шантажа, угроз разоблачения, физического насилия и т.п., вынудили их систематически передавать часть нетрудового дохода в свою пользу. (Так, на сходке криминальных «авторитетов» и «цеховиков» в г. Кисловодске в 1979 г. было принято решение об отчислении в воровской «общак» 10% от незаконных прибылей «цеховиков»). В свою очередь уголовные авторитеты, будучи заинтересованными в росте незаконных прибылей, встали на охрану интересов «дельцов», возложили на себя функции их физической защиты, взяли на себя выполнение отдельных поручений

39

(участие в реализации продукции, поиск сырья, подкуп должностных лиц советского государственного аппарата, осуществление контрразведывательных мероприятий и т.п.).

По данным ГУБХСС МВД СССР, так называемые «жуки» (лидеры уголовно-преступной среды) сами становились компаньонами, вкладывали в преступные формирования и цеха свои средства, обеспечивали «фирмачей» услугами, связанными со сбытом «левых» изделий, контролем соучастников, их охраной и т.д. и т.п. На первоначальном этапе особо опасные лидеры, избравшие средством существования паразитирование за счет дельцов, приняли имидж «воров в законе», зачастую приобретая его за деньги. Для старых «воров в законе» основным принципом жизни было существование за счет совершения традиционно уголовных преступлений, а звание приобреталось за счет отсидок и неукоснительного соблюдения уголовных традиций.

Воспользовавшись не только этим высшим преступным статусом, но отчасти и организационной и неформальной нормативно-ценностной системой, распространенной среди «воров в законе» в 50-х годах. Они обеспечили себе этим значительные преимущества не только в криминальной среде в целом, но и среди осужденных в случае попадания в места лишения свободы. Именно это объясняет стремление асоциального элемента к получению подобного преступного статуса, открывающего возможности паразитирования и побуждающего возрождение воровских обычаев, отмечаемое в этот период.

Расширение преступной деятельности дельцов, как в региональном, так и в межхозяйственном плане объективно поставило перед паразитирующими и желающими паразитировать на них лицами задачу распределения «сфер влияния» и, как следствие, необходимость кооперирования отдельных преступных образований с выделением иерархических уровней.

Так, с целью преодоления неизбежно возникающих конфликтов на почве распределения объектов паразитирования у преступников возникла потребность, например, в выделении своеобразных «третейских судей», «арбитров», выполняющих специфические функции непреступного характера

40

за определенное вознаграждение. Постепенно начала выстраиваться пирамида верхних эшелонов организованной преступности, и в криминальной среде стала выделяться своеобразная элита, отдалившаяся от совершения конкретных уголовно наказуемых деяний.

Обретая соответствующую внутреннюю структуру и иерархичность, эта группа лиц, преследуя цель монополизации, постепенно распространила свое влияние, материальные претензии и на другие сферы традиционной профессиональной преступности - кражи, грабежи, спекуляцию, мошенничество, валютные операции, производство и торговлю наркотиками, порнобизнес и т.д.

Сформировавшееся асоциальное сообщество, его высшие иерархические слои сегодня не представляют отдельные преступные элементы, а организуют преступные сообщества. Это позволяет утверждать факт существования организованной преступности как высшей стадии организованности криминальной среды.

Со временем на взаимовыгодных условиях стал складываться альянс отраслевых и региональных функционеров экономической мафии и коррумпированной бюрократии, которые совместными усилиями начали определять структуру и тенденции развития теневой экономики.

Подкупая либо прямо вовлекая в преступную деятельность работников контролирующих, правоохранительных и иных органов, участники преступных группировок нейтрализовали практически все формы социального контроля, получив одновременно возможность контролировать важнейшие узлы хозяйственного механизма соответствующих отраслей (например, государственной торговли, системы заготовки и переработки сырья, бытового обслуживания населения и др.).

Так объективно были созданы предпосылки, стимулирующие криминальные интересы в отношении структур, обладающих реальными властными полномочиями.

РОССИИ^ Ч ,

ГОСУДАГСТХ.. -us

41 БИБЛИОТЕКА ,

На этом основании ее (организованную преступность) можно отличать от деятельности любой, даже чрезвычайно объемной по составу, устойчивой по длительности существования и мощной по наносимому социально- экономическому ущербу, группы преступников. В истории России таких групп было немало.

Таким образом, на данном этапе произошло сращивание «теневых» экономических структур с традиционно уголовным элементом, как по интересам, так и по «взаимоуважению». Ранее эти две криминальные категории были воинственно противоположны. Первые относили себя к касте «белых воротничков», считая остальных представителей криминального мира «люмпен», «босяками», «отребьем». Вторые же считались «настоящими ворами» в противоположность презрительно барыгам, рвачам и т.д.

На рубеже 70-х годов в преступной среде появились лица, исполняющие функции, не связанные с участием в конкретных преступлениях, а решающие чисто обеспечивающие задачи.

В подобной «индустрии» нашли свое место своеобразная «элита» (высшие эшелоны), собственно организующие криминальную среду, которая значительно отдалена от любых форм правового контроля. Она возложила эту «ношу» на нижележащие исполнительские структуры.

Иначе говоря, организованная преступная среда изменила технологию преступной деятельности. Это положение существенно осложнило правоохранительным органам привлечение элитарных слоев организованных преступных сообществ к уголовной ответственности.

Сегодня практика констатирует появление новых направлений преступной активности: монополизацию наиболее доходных ее видов, территориальную экспансию и, прежде всего, с выходом за рубеж. Эти процессы протекают в условиях всепроникающей коррупции, а в последнее время, уголовного терроризма и национального экстремизма, угрожающих российской государственности. На передний план выдвинулись такие виды преступного
промысла, как крупные, ранее практически невозможные,

42

финансовые и валютные махинации, незаконная торговля оружием, вывоз за рубеж похищенного сырья и энергоносителей, наркобизнес, терроризм, рэкет, убийства по найму, бурное развитие получает теневая экономика.

Развитие социально-экономических реформ объективно требовало научного объяснения причин разрастания масштабов организованной преступности и коррупции в республиках бывшего СССР, проведения специальных криминологических исследований структуры и сущности названных явлений, их взаимосвязи и взаимовлияния с традиционными формами преступности, выработки стратегии и тактики борьбы с организованной преступностью и коррупцией.

Данная проблема существовала, конечно, и раньше, но не была так остра в первую очередь в силу того, что подобные действия не имели столь широкого распространения. Сейчас же они оказались связанными с социальными потрясениями, в том числе национальными и политическими конфликтами.

Кардинальный и противоречивый характер происходящих преобразований, социально-политических и экономических реформ послужили катализатором для образования свободных социальных ниш. Однако их заполнение правопослушной частью общества задерживалось по различным причинам: сохранением старых порядков, готовности, умения и желания у населения в целом реализовывать новации, отсутствием соответствующих распоряжений действовать по-новому, правовой неурегулированностью, легализацией «цеховиков», уже имеющих «на плечах» криминальные структуры, нагрузкой правоохранительных органов и т.п.

По оценкам экспертов в текущем году рынок труда России может составить 13 млн. человек. Последствия такого положения очевидны, если учесть, что только за последние 5 лет удельный вес неработающих в числе выявленных преступников возрос с 15 до 20%. Резкое изменение социального статуса лиц, потерявших работу, в новых условиях приводит к следующему:

43

  • увеличению доли насильственных преступлений, способствует распространению установок на силовые способы разрешения социальных противоречий;

укрепляющемуся неверию людей в способность органов государственной власти решить возникающие проблемы и обусловленному этим стремлению значительного слоя населения использовать для получения средств любые, в том числе и незаконные, пути.

стиранию граней между преступным посягательством на государственную собственность и предпринимательской инициативой. Повседневной практикой стало уклонение от декларирования доходов, от уплаты налогов и т.д.

Это позволило легализоваться «теневому» капиталу и проникнуть преступным группировкам в частный бизнес. Многие предприятия они напрямую взяли под контроль либо поставили в различного рода зависимость от созданных ими легальных коммерческих структур.

Только на «АвтоВАЗ» в Тольятти ликвидировано 7 преступных сообществ общей численностью свыше 800 человек полностью подчинивших себе процесс производства и реализации выпускаемой продукции. Их криминальный доход составлял свыше 5000 млрд. не деноминированных рублей ежегодно. На почве раздела сфер влияния данными сообществами совершены убийства 65 членов конкурирующих преступных групп и двух руководителей подразделений «АВТОВАЗа».

Одновременно все это явилось стимулятором для активизации соответствующей деятельности в криминальной среде. Такая ситуация была немедленно использована уголовно-преступным элементом. В результате рыночные отношения нашли выход в условиях подполья, породив экономику, сопровождающуюся безудержным распространением крупных хищений и коррупции.

Следовательно, организованная преступность - это социально- экономическое явление, развивающееся также и на основе общеуголовной, в

44

т.ч. групповой преступности. В то же время необходимо иметь в виду, что общеуголовная преступность:

  • является криминогенным фоном и резервом организованной преступности, откуда рекрутируются ее «кадры»;

  • непосредственно ощущается широкими слоями населения, которые, как правило, уровень своей безопасности оценивают по степени защищенности от насильственных преступлений.

Однако следует подчеркнуть, что организованная преступность является универсальной и может проявлять себя в любой сфере общественных отношений, не только в экономике.

Общеуголовная преступность в СССР и в России особо интенсивно росла в конце 80-х и в начале 90-х годов. В ее структуре еще интенсивнее росла корыстная преступность: если вся преступность с середины 50-х годов увеличилась в 7-8 раз, то корыстная - в 12-15.

Также следует отметить, что теневая экономика (криминальная и полулегальная) дает почти 40% всего валового внутреннего продукта (ВВП), в сферу ее деятельности на постоянной основе вовлечено более 9 млн. россиян.

Теневая экономика, с одной стороны, породила мощную организованную преступность. С другой стороны она сама стала проявлением организованной преступности, создавая реальную угрозу экономической безопасности России.

Влияние преступных сообществ приобрело характер своеобразной подпольной фискальной власти над ними с хорошо поставленной системой информирования, которая в состоянии конкурировать с данными, получаемыми органами таможни, налоговой инспекции, налоговой полиции и другими правоохранительными органами Россия стоит перед фактом безграничной криминализации экономики. По оценкам МВД, организованная преступность контролирует 40% частных предприятий, 60% государственных предприятий и 50-85% банков. Большинство частных предприятий и коммерческих банков принуждены платить дань преступным группировкам в размере 10-30%) от прибыли. Практически ни один сектор экономики России не защищен от

45

организованной преступности. С другой стороны, стало повсеместной практикой, когда организованные преступные группы берут под свою «крышу» предпринимательские структуры.

В России складываются синдикаты организованной преступности, которые находятся под защитой коррумпированных должностных лиц органов государственной власти. Коррупция, пронизавшая все этажи российской власти, стала одной из главных сложностей в борьбе с организованной преступностью. Практически парализовано эффективное применение норм уголовного права, пресечение деятельности организованной преступности судебными мерами.

Организованная преступность как объект государственного противодействия, где бы она ни регистрировалась, требовала серьезного осмысления ее сущности (по возможности, определения), отработки основных характеристик, признаков, понятийного аппарата и т.д.

Большой вклад в разработку понятийного аппарата организованной преступности внесли эксперты ООН в период подготовки VIII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа - 7 сентября 1990 года). В документе, подготовленном секретариатом ООН, было обращено внимание на то, что одной формулировкой невозможно определить все составляющие организованной преступности, поскольку они обусловлены различными факторами, в т.ч. этническими и экономическими. Вместе с тем, это явление было охарактеризовано как система сложных уголовных видов деятельности, осуществляемых в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которые получают финансовую прибыль и приобретают власть путем создания и эксплуатации рынков незаконных товаров и услуг.

Было обращено также внимание на то, что это преступления, часто выходящие за пределы государственных границ, связанные не только с коррупцией общественных и политических деятелей, получением взяток или тайных сговоров, но также и с угрозами, запугиванием и насилием. Однако

46

унифицированного определения организованной преступности там принято не было.

Таким образом, следует отметить, что международное сообщество опасность организованной преступности видит, главным образом:

  • в получении незаконной финансовой прибыли, не облагаемой налогами;

  • в приобретении политической и экономической власти.

До конца 80-х годов в нашей стране явление организованной преступности вообще не признавалось. Однако научные сотрудники, исследующие проблемы развития преступности, еще в начале 80-х годов обратили внимание на тревожные симптомы, появляющиеся в общеуголовной преступности:

  • проявления преступного профессионализма;
  • возрождение группировки «воров в законе»;
  • связь уголовного мира с представителями теневой экономики и политическими деятелями;
  • формирование национальных преступных объединений с жесткой дисциплиной, конспирацией, широким территориальным диапазоном преступной деятельности. Но проблема и сама постановка вопроса о существовании организованной преступности в стране отсутствовала и ее интерпретировали, в первую очередь, через опасные проявления групповой преступности, совершение общеуголовных преступлений.
  • Такое положение, в частности, особенно с появлением в МВД СССР 6-го Управления по борьбе с организованной преступностью привело к существенной неразберихе. Встал вопрос: каким образом разделить сферы влияния нового подразделения и уголовного розыска? Ведь на первоначальном этапе организованная преступность представлялась как простая сумма всех действующих в стране организованных преступных групп (около 200). Задача в данном случае сводилась к постепенной ликвидации таковых. Предстояло дифференцировать деятельность
    обеих управлений, например, по

47

географическим признакам, по мощности объектов воздействия, по их масштабам и распространенности, наконец, по характеру ими содеянного в рамках уголовного кодекса. Однако определить расчленяющие критерии не представилось возможным - они оказывались размытыми и некорректными, что существенно сказалось на следующих этапах дифференциации и интерпретации усилий правоохранительных органов.

В конце 1985 г. по линии МВД СССР по этой проблеме был издан приказ. В нем были подтверждены тенденции, происходящие в преступном мире:

  • сращивание дельцов с элитой преступного мира;
  • проникновение «воров в законе» в структуры теневой экономики;
  • создание служб безопасности преступных группировок и вовлечение в о
  • этих целях в них бывших спортсменов, сотрудников правоохранительных органов.

Наконец, существование организованной преступности как социального явления в нашей стране было признано на государственном уровне в Постановлении 2-го Съезда народных депутатов СССР «Об усилении борьбы с организованной преступностью» от 2 декабря 1989 г. А 22 мая 1990 г. принято постановление Совета Министров СССР № 496 «О создании межрегиональных подразделений Министерства внутренних дел СССР по борьбе с организованной преступностью».

Одними из первых, кто сформулировал основные признаки, характеризующие организованную преступностью тогда еще СССР, были ученые-исследователи А.И. Гуров, А.И. Долгова, И.И. Карпец, В.В. Лунеев, B.C. Овчинский, А.С. Никифоров, В.Е. Эминов, Г.К. Синилов.

К основным признакам они отнесли:

  • заранее планируемое преступное поведение;
  • сговор о преступной деятельности постоянного характера;
  • о

  • сплочение лиц, совершающих преступления, распределение между

ними преступных ролей, иерархическая система взаимоотношений;

48

  • устойчивость организованных преступных групп;

  • целенаправленная разработка мер защиты от разоблачения и привлечения виновных к уголовной ответственности;
  • наличие преступных сообществ со сложными организационно- иерархическими связями, наличием в обороте огромных денежных средств, срастание с правоохранительными органами (коррумпированность), наличие системы защитных мер (контрразведка, боевики, охранники, наемные убийцы);
  • глубокая конспирация;
  • пространственный размах и ряд других. и
  • Организованная преступность, по данным наших исследований, предполагает как обязательный признак сложную по форме и структуре групповую преступную деятельность. В этой связи наиболее близкими понятиями с уголовно-правовой и криминологической точек зрения об организованной преступности являются такие, как «организованная группа», банда, «преступная организация», «преступное сообщество».

Организованная преступность - это собирательное понятие. Как явление она характеризуется самыми разнообразными многочисленными признаками и представляет собой суммарный результат их разнообразных проявлений. Это различные преступления и их субъекты, сферы и способы деятельности преступных формирований, их последствия и многое другое. Попытаться все это описать одними определениями затруднительно, во всяком случае, только в категориях уголовно-правового и иных правовых институтов.

В проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» (принят Государственной Думой 22 ноября 1995 г., но отклонен Президентом РФ) даются следующие понятия рассматриваемого явления:

Организованная преступность - создание и функционирование организованных преступных формирований: организованных групп,
банд,

11 См.: Организованная преступность. Под ред. А. И. Долговой, С. В. Дьякова. - М., - 1993.

49

преступных организаций и преступных сообществ; их преступная деятельность;

Преступная деятельность - система деяний с заранее обдуманным умыслом по приготовлению, покушению, совершению одного или более преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК РСФСР, а также по легализации и приумножению преступных доходов;

Организованная группа - устойчивая группа лиц,
заранее

объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений;

Банда - вооруженная организованная группа;

Преступная организация - объединение лиц, либо организованных групп, либо банд для совместной преступной деятельности с распределением между участниками функций по:

а) созданию преступной организации либо руководству ею;

б) непосредственному совершению преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ;

в) иным формам обеспечения создания и функционирования преступной организации;

Преступное сообщество - объединение организаторов или руководителей, или организованных групп, или банд, или иных лиц для совместной разработки либо реализации мер по координации, поддержанию, развитию преступной деятельности соответствующих формирований или лиц, либо мер по созданию благоприятных условий для преступной деятельности занимающихся ею лиц, организованных групп, банд, преступных организаций, а также по организации совершения тяжких преступлений в указанных целях.

Легализация преступных доходов - сокрытие происхождения преступных доходов, придание им в любых формах видимости законного происхождения.

Законопроект дополняет статью понятие тяжкого преступления следующими составами: «создание либо руководство преступной организацией или ее деятельностью»; «участие в преступной
организации либо в ее

50

деятельности»; «организация преступного сообщества или руководство им»; «участие в преступном сообществе»; «участие в легализации и (или) приумножении преступных доходов организованных преступных формирований при отягчающих обстоятельствах»; «Заведомо ложный донос, показание, заключение эксперта и заведомо неправильный перевод»; «фальсификация доказательств при отягчающих обстоятельствах»; «оказание содействия организованной группе, банде преступной организации, преступному сообществу»; «укрывательство организованной группы, участников их деятельности»; «воспрепятствование законной деятельности представителей государственных органов, осуществляющих функции по борьбе с организованной преступностью, при отягчающих обстоятельствах».

Законопроект содержит восемь глав:

глава I «Общие положения»;

глава II «Уголовно-правовые меры борьбы с организованной преступностью»;

глава III «Органы, осуществляющие борьбу с организованной преступностью, и их полномочия»;

глава IV «Оперативно-розыскные меры по борьбе с организованной преступностью»;

глава V «Особенности производства по делам об организованной преступности»;

глава VI «Предупреждение легализации незаконно полученных денежных средств и имущества, административная, гражданская ответственность за их легализацию»;

глава VII «Особенности содержания под стражей»;

глава VIII «Заключительные положения».

С учетом сегодняшних реалий и международного опыта предусмотрены положения, побуждающие субъектов действия законопроекта к отказу от участия в совершаемых преступлениях, искреннему раскаиванию и активному

51

сотрудничеству с правоохранительными органами в выявлении всех обстоятельств и участников организованной преступной деятельности.

В законопроекте детально изложены процессуальные меры, позволяющие обеспечить доказательную базу с учетом специфики преступных проявлений организованных формирований.

В целях предупреждения легализации преступных доходов проектом устанавливаются меры административного, гражданско-правового и финансового контроля за совершением незаконных денежных операций. Органам, осуществляющим борьбу с организованной преступностью, предоставляется право накладывать административный арест на доходы, в отношении которых имеются достаточные данные их противоправного происхождения. Отдельной главой в законопроекте определяются особенности содержания под стражей лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении предусмотренных настоящим законопроектом преступлений. Законопроектом предусматривается создание единой системы специализированных подразделений правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью.

В ряду недостатков разработки проекта присутствуют такие, которые сделали невозможным его принятие. В длинном перечне причин, ключевой, является политическая возможность отказа от учета замечаний по проекту и конфликтности, не связанной с профессиональными разногласиями.

Следствием этого явилось одновременное принятие в конце 1995 года Государственной Думой Федерального Собрания РФ четырех важнейших законов в сфере борьбы с организованной преступностью, оказавшихся в непреодолимом противоречии друг с другом: нового Уголовного кодекса РФ, законов «О борьбе с организованной преступностью», о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР; эта ситуация была

смоделирована умышленно.

52

С учетом опыта отечественной и зарубежной криминологии, по нашему мнению, организованную преступность можно попытаться определить как «относительно широкое функционирование устойчивых, с иерархической структурой, управляемых сообществ (организаций), занимающихся преступной деятельностью как промыслом, обеспечивающих с помощью коррупции защиту своей преступной деятельности и связанных, в конечном счете, с системой обращения преступного капитала в сфере экономических и социальных отношений общества». Весьма точным является также утверждение, подчеркнутое А.И. Долговой - «если обычная преступность наступает на общество, действуя против его институтов, в том числе государства, организованная преступность в этом наступлении старается опираться на институты государства и общества, использовать его в своих целях». Организованную преступность как негативное явление измерять крайне сложно. Она имеет исключительную скрытность проявления (латентность).

Официальные материалы уголовных дел и имеющиеся статистические данные как в целом по России, так и отдельным регионам по ряду причин не могут отразить реального ее состояния.

С учетом имеющихся точек зрения и результатов многолетних исследований организованных преступных групп, их структуры, внутренних и внешних связей соискателем предпринята попытка сформулировать структурные признаки организованной преступности в России.

Прежде всего, в ней (организованной преступности) следует выделять несколько типов криминальной кооперации:

  • организованная группа включает организатора и нескольких участников, в тесном взаимодействии осуществляющих преступные деяния;

  • организованная группировка (объединение) интеграция нескольких преступных групп различной или одной направленности, имеющих выраженного лидера (как правило авторитета в преступной среде), четкое распределение функций и иерархии с целью оказания
    взаимоподдержки,

12 Долгова А. И. Проблемы правового регулирования борьбы с организованной преступностью. - М., - 1997.

53

защиты контролируемой территории (направления деятельности) от посягательств иных преступных образований, коррумпированные связи, а также оснащенных техникой, автотранспортом, вооружением;

  • организованное сообщество - сложное, иерархическое криминальное образование, включающее непосредственных исполнителей преступлений (отдельные группы, группировки), а также надстроечные структуры с контролирующими, охранительными и идеолого-управленческими функциями (мафиозная структура).

Первые два из указанных уровней кооперирования были присущи преступности с начала ее истории. Их генезис связан с чисто количественными и структурными изменениями, и правоохранительные органы до определенного времени вполне обходились имеющимися традиционными силами, средствами и методами для борьбы с такими преступными формированиями.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что организованная преступность - явление, включающее многие негативные стороны социальной жизни. Если в странах Запада она развивалась на запрещенных видах услуг (сбыт наркотиков и спиртного, азартные игры, проституция, мошеннические финансовые операции, рэкет и т.д.), то в России этот феномен зародился в сфере экономики, в последующем развился в политико-коммуникационной сфере и был связан с незаконным перераспределением национального дохода -теневой экономикой, коррупцией, утверждением планов расхитителей. В конечном итоге это изменило общеуголовную преступность, стимулировав в ней корпоративные процессы, привело к слиянию общеуголовной и экономической преступности.

2.1. Тактические характеристики российских организованных преступных формирований

Исследование практики борьбы с организованной преступностью в Российской Федерации за последние годы (и прежде всего оперативной

54

информации и материалов уголовных дел) свидетельствует, что в стране активно действуют преступные объединения всех трех типов, которые подпадают под признаки организованности и имеют ряд других черт, опасных для общества.

Так, современные организованные формирования (ОПФ), относящиеся к первым двум типам организованности, сохранив присущие им ранее черты, приобрели более сложную структуру, значительно возросли численно, претерпели иные количественные изменения, расширили сферы своего влияния и связи в преступной среде, во главе их появился новый тип организатора.

Различное сочетание перечисленных черт, присущих проявлениям организованной преступности, придает ей качественно новый характер, выходящий за пределы современного правового понятия «организованная группа» (ст. 35 УК РФ).

Для раскрытия содержания сказанного кратко остановимся на преступном сообществе (ПС). Сейчас, наряду с рассмотренными типами групп, правоохранительные органы имеют дело с новыми криминальными образованиями - организованными преступными сообществами (преступной организацией) (третий тип криминальной кооперации), качественно отличающимися от устойчивых, объемных и иерархически организованных преступных групп.

Рассматриваемые образования характеризуются всеми атрибутами криминальной деятельности, свойственными традиционным преступным группам. Однако здесь распределение частей совместной деятельности строится не на долевой ответственности, не на мере содеянного каждым участником, а на принципиально новой основе. Произошло разделение «труда» в совершении преступлений. Одни члены сообщества (звенья) связаны с конкретными преступлениями, другие же в соответствии с ростом ступеней иерархии обеспечивают их совершение (прямо в них не участвуя), чаще всего, имея отношение лишь к некриминальным элементам деятельности первых.

55

Разрыв любого звена цепи на нижних иерархических ступенях сообщества - привлечение к ответственности конкретных исполнителей (группы в целом) - не приводит к разрушению такой преступной структуры.

Таким образом, высшие этажи организованных преступных сообществ остаются вне пределов действия права и потому длительное время сохраняют организаторские функции в преступности. В их действиях практически не усматривается «святая святых» уголовного права - состав преступления. Так, мотив (субъективная сторона) лежит в непреступном поле, обстоятельства, место и время (объективная сторона) вовсе не связаны с конкретными преступлениями и т.д. ОПТ, рассмотренные выше, в сообществах такого рода играют лишь роль исполнителей.

Участники организованных сообществ утверждают сегодня новый тип асоциальной деятельности, отличающейся безнаказанностью, антисоциальной надобщественной психологией и профессионализмом. Образуется бюрократия преступного сообщества. Их коллективное сознание во главу угла ставит лишь всемерное обогащение членов «клана», прежде всего, за счет других и, в первую очередь, без личного риска и особого труда, что имеет весьма отрицательные последствия, как в социальном, так и в идеологическом планах.

13

Анализ количественной и качественной сторон деятельности преступных сообществ показывает, что практически каждое такое сообщество имеет определенную, периодически изменяющуюся структуру, территорию и сферу влияния. В основе объединения лиц (групп) в сообщество в большинстве случаев лежит общность преступных интересов, а также этнические признаки (например, чеченская, азербайджанская группировки) или принцип «землячества» (солнцевская, люберецкая, тамбовская группировки).

Изучение сообществ показало, что сейчас наметилась устойчивая тенденция к интеграции преступного бизнеса. Лидеры сообщества в целях усиления организации противостояния конкурентам, расширения сфер и

56

территорий влияния объединяют легальный и нелегальный капитал, либо выдвигая общего лидера из своей среды, либо постепенно подпадая под влияние одного из лидеров наиболее авторитетного сообщества. Например, наиболее крупное в преступной среде Санкт-Петербурга так называемое Малышевское сообщество (лидер Малышев А.И.) образовалось в конце 80- х годов в результате объединения таких группировок города как «тамбовская», «красносельская», «колесниковская», «воркутинская» и ряда других, сосредоточив в своих рядах около 2000 боевиков и других активных членов группировок.

Формирование подобных мощных преступных ассоциаций (объединений), ведущих согласованную криминальную политику, отмечается также в Москве, Казани, Санкт-Петербурге, Хабаровске, находке, Владивостоке, Кемерово, Красноярске, Перми, Челябинске и ряде других крупных городов России.

Руководящее звено каждого сообщества, как правило, состоит из лидера (его телохранителей) и группы наиболее приближенных к нему лиц, выполняющих функции т.н. советников по правовым, криминальным, экономическим вопросам и др. (ядро). В их непосредственном подчинении имеются боевики («солдаты», «быки»), используемые для охраны руководящего звена, разрешения конфликтов с другими группировками, поддержания внутренней дисциплины, силового давления и надзора за деятельностью принадлежащих сообществу и контролируемых ими коммерческих структур и предприятий (как правило, боевики числятся в штатах таких юридических лиц).

В преступном сообществе одни члены реализуют звенья, связанные с конкретными преступлениями (непосредственные исполнители). Другие же, в соответствии с ростом ступеней иерархии, функционируют в звеньях, имеющих отношение к обеспечивающим элементам деятельности первых (организаторы преступности). Характер взаимоотношений между
организаторами и

13 Галкин Е. Б. Генезис организованной преступности и борьба с ней на разных этапах // Проблемы борьбы с

57

исполнителями преступлений, с одной стороны, таков, что он не позволяет определить меру ответственности организатора за совершение конкретного преступления.

С другой стороны, организаторы преступлений представляют собой сплоченное высокоорганизованное ядро. Обслуживающие
его

непосредственные исполнители преступлений могут находиться на различных стадиях организованности. В процессе становления, идущего от случайной группы до четкой преступной организации, происходит пополнение профессионального преступного ядра и повышение степени организованности объединений исполнителей преступлений. Такой процесс происходит непрерывно.

В группу безопасности входят полезные организованному преступному сообществу лица: отдельные коррумпированные работники аппарата власти и управления (в том числе - правоохранительных органов), юристы, врачи, журналисты, деятели литературы и искусства и т.д. В их функции (зачастую неосознаваемые исполнителями) входят выполнение действий, в целом обеспечивающих наибольшую эффективность деятельности организованного преступного сообщества; обеспечение высокого социального статуса лицам из его высшего эшелона; создание условий, препятствующих организации эффективной борьбе с преступным сообществом; компрометация либо нейтрализация работников различных контролирующих, правоохранительных органов, активно противоборствующих организованной преступности; принятие мер по освобождению членов сообщества от уголовной ответственности либо смягчения наказания; консультации по правовым вопросам; обучение их формам и методам деятельности органов внутренних дел в борьбе с преступностью; обеспечение исполнителей документами прикрытия, например, медицинского характера, о трудовой занятости и т.д.

Представители элитарной, группы - «теневые» лидеры, осуществляют организаторские, управленческие, идеологические функции в рассматриваемой

организованной преступностью и коррупцией. - M., - 1993. - С. 10.

58

системе в целом. Они, как правило, не занимаются организацией конкретных преступлений. К их функциям можно отнести: контроль за преступностью в целом; поиск новых сфер приложения преступной активности; разработку мер, направленных на дальнейшую монополизацию сферы деловых интересов; изменение стратегии организации и тактики организованного преступного сообщества в зависимости от изменяющихся социально-экономических условий; совершенствование нормативно- ценностной системы сообщества; контроль за деятельностью групп обеспечения и безопасности и управление ими.

Осуществление только указанных функций позволяет высшим эшелонам организованных преступных сообществ (организованной преступности), как правило, оставаться вне пределов действия уголовного закона.

Особое место система организованной преступности отводит исправительно-трудовым учреждениям. Используя специфику их деятельности, а именно: концентрацию значительного числа нравственно запущенных лиц, особенности их жизнедеятельности и взаимоотношений, относительную равномерность распределения исправительно-трудовых учреждений на территории страны, лидеры криминальной среды решают здесь важные для себя задачи. К таковым можно отнести, например, интенсивное распространение преступной идеологии, подбор будущих членов системы, взаимоинформирование по различным вопросам преступного характера. Здесь же происходит передача информации о коррумпированных лицах.

Начальный период развития организованной преступности был связан с насильственной «экспроприацией» преступно добытых средств. В дальнейшем многие исполнители осознали выгодность добровольного отчисления «подоходных налогов» наверх, так как высшие эшелоны сообщества освобождали конкретные организованные преступные группировки, преступников-профессионалов и иных лиц, живущих на незаконные доходы, от ряда обременительных для них организационных вопросов в осуществлении преступной деятельности.

59

Структура организованной преступности в нашей стране не приняла к настоящему времени законченный образ криминальной оргструктуры с окончательно сложившимися и строго определенными функциями его членов. В связи с этим приведенная модель организованного преступного сообщества в реальной жизни не столь жестка и в значительной мере условна.

По данным научных исследований и следственной практики, в целом уже определился «криминологический портрет» - перечень основных черт, свойственных деятельности современных организованных преступных формирований. Они указывают на то, что;

1) это деятельность высокоорганизованного, иерархичного, структурированного преступного сообщества;

2) в преступном сообществе не совпадают общеорганизационные и исполнительские функции; 3) 4) имеются коррумпированные связи в аппарате власти, управления, правоохранительных органах; 5) 4) существует система безопасности организованных преступных формирований (группы разведки и контрразведки, вооруженной охраны, прикрытие во властных структурах);

5) сформирован организованный, планируемый бюджет преступного сообщества; 6) 7) деятельность масштабна, то есть носит межрегиональный и даже международный характер; 8) 9) имеет корыстно-насильственную направленность и тесно связана с «теневой» экономикой; 10) 11) осуществляет криминальный контроль над легальной экономической деятельностью на определенной территории, а также над профессиональной преступной деятельностью нелегального характера (наркобизнес, проституция, азартные игры и т.д.); 12) 9) систематически проводит работу по легализации (отмыванию) преступно нажитых средств;

60

10) стремится к власти, т.е. политизируется с целью оказания влияния на экономическую, финансовую, уголовную политику, ухода от социального контроля и приобретения престижа в среде высокопоставленных лиц государства.

В 2000 г. продолжена тенденция роста преступности в сфере экономики. В целом по линии криминального блока выявлено 216 158 (22,6) преступлений экономической направленности, в том числе предварительное следствие по которым обязательно - 138 460 (20,6) из них тяжкие и особо тяжкие 88008 (13,2), связанные с потребительским рынком, финансово- кредитной системой, внешнеэкономической деятельностью и приватизацией.14

Общественная опасность организованных экономических преступлений повышается вследствие использования в криминальных целях профессиональных познаний специалистов высокого уровня - экономистов, юристов, финансистов, применения самой современной вычислительной и иной техники. Особо активная, наиболее организованная, информационно обеспеченная преступная деятельность локализуется, прежде всего, в жизненно важных для государства и общества сферах, позволяющих извлекать сверх крупные и притом трудно выявляемые криминальные доходы (банки, биржи, внешняя торговля, валютное обращение, торговля нефтью, металлом, иным стратегическим сырьем, оружием, недвижимостью и т.п.).

Далеко не последнюю роль в «успехе» криминализации экономики сыграл фактор коррупции, действующей во всех ветвях власти и также имеющий объективные предпосылки своего проявления и укрепления.

Под коррупцией (от лат. corruptio — разламывать, портить, повреждать) как социально-правовым явлением обычно понимается подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, а также общественных и политических деятелей вообще.

14 Сведения о результатах борьбы с организованной преступностью в России 1994 - 1999 гг. Статистический сборник ГИЦ МВД РФ. - М., - 2000.

61

Сущность наиболее опасных проявлений коррупции двуедина. С одной стороны, она выражается в использовании лицом, осуществляющим те или иные государственные функции, своего официального статуса в целях получения незаконных преимуществ (продажность), а с другой — в предоставлении лицу таких преимуществ заинтересованным субъектом (подкуп).

Разделять, а тем более противопоставлять друг другу эти стороны коррупции для поиска наиболее эффективной модели ограничения ее распространенности нецелесообразно.

Тем не менее, традиционно считается, что в противоречивом единстве рассматриваемых сторон доминирует (в том числе, с точки зрения большей

общественной опасности) продажность лиц, осуществляющих государственные

о

функции.

Коррупционные правонарушения в отличие от этических коррупционных проступков запрещены нормами права и предусматривают юридическую ответственность (административно-правового и уголовно-правового характера).

К коррупционным преступлениям могут быть отнесены 5 видов уголовно наказуемых деяний:

злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ);

незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ);

получение взятки (ст. 290УКРФ);

дача взятки (ст.291 УК РФ);

служебный подлог (ст.292 УК РФ)

С целью обеспечить своему бизнесу режим наибольшего благоприятствования, а также «прикрыться» высокопоставленными связями от возможного уголовного преследования лидеры организованных криминальных

‘О

групп наращивают попытки вовлечения в противозаконную деятельность

62

представителей органов власти и управления, в том числе силовых структур государства.

Особенно важным фактором в механизме политической власти преступных формирований в общенациональном масштабе служит сращивание государственного аппарата с ОПТ и как следствие их доминирующее влияние через СМИ: мы видели как отстранение от власти только некоторых административных руководителей, одновременно являющихся уголовными авторитетами новой волны, вызвало яростное информационное сопротивление в ряде СМИ.15

Для современного этапа характерно объединение международных усилий для отстаивания интересов транснациональных ОПФ в форме замалчивания международных афер коммерческих банков, апологетика уголовных авторитетов, арестованных за рубежом.

Системное взаимодействие этих элементов и рычагов ведет к тому, что лидеры ОПФ, в том числе действующие носители воровских званий, успешно включились в состав политического истэблишмента и удерживают командные позиции в экономике и идеологии.

Достаточно острой остается проблема эффективности оперативно- розыскной деятельности и предварительного расследования по делам о коррупции. Ежегодно осуждается не более 50 процентов из числа всех лиц, привлеченных к уголовной ответственности за эти преступления.

В то же время масштабы коррупции не позволяют правоохранительным органам «охватить» повсеместное сращивание чиновников с преступным миром. На одно дело по привлечению к уголовной ответственности депутата областной думы в Ярославле, директора одного из объединений города вместе с группой вымогателей, которыми он руководил, ушло полгода. Этот «слуга народа» за 13,5 тыс. долларов США нанял группу из шести человек для вымогательства 28 тыс. долларов США у одного из директоров местного

15 Гриб В. Г., Макиенко А. В. Организованная преступность и средства массовой информации. - М., -1999. - С. 10.

63

завода, а после задержания группы стал активно противодействовать следствию.

По приговору Центрального районного суда г. Тулы на срок 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества осужден бывший заместитель главы администрации Тульской области - председатель Комитета по управлению имуществом Тульской области, который входил в состав коррумпированной организованной преступной группы, совершающей хищения с использованием служебного положения и внесением в официальные документы заведомо ложных сведений, в результате чего бюджету области был нанесен значительный ущерб.

По материалам УБОП при МВД Республики Бурятия привлекаются к уголовной ответственности мэр г. Улан-Удэ и его первый заместитель, которые в сговоре с лидерами местных «чеченской» и «армянской» организованных преступных групп присваивали денежные средства, полученные по поддельным платежным документам.

В июле 1997 года в городах Москве и Кингисеппе Ленинградской области задержаны члены устойчивой организованной преступной группы в составе 4 ответственных работников таможенной службы, которые изобличены в контрабандном ввозе в Россию из Эстонии продукции на сумму 44 млрд. рублей, за которую не взыскано таможенных платежей на общую сумму 32 млрд. рублей.

На эффективность борьбы с коррупцией оказывает значительное негативное влияние нерешенность ряда проблем правового, организационного и практического характера. Например, не соответствует Положениям Конституции Российской Федерации, провозглашающим равенство граждан перед законом, наличие иммунитета, предоставленного законодательством отдельным категориям должностных лиц (судьям, работникам прокуратуры, депутатам) и т.д. До сих пор не принят закон «О борьбе с коррупцией».

.Следующая характеристика современной организованной преступности - это их деятельность по «отмыванию» незаконно добытых денежных средств.

64

В мировой практике данное понятие означает инвестирование или перевод денежных средств, заработанных преступным путем, с целью сокрытия источников их получения. В большинстве стран законодательство четко определяет, что входит в структуру криминального капитала, и предусматривает соответствующие санкции.

Изучение имеющихся материалов показывает, что основными источниками средств, нажитых преступным путем, являются: наркобизнес, торговля оружием, фальшивомонетничество, уклонение от уплаты налогов, взятки для получения контрактов, политическая коррупция (нелегальные пожертвования в пользу предвыборной кампании), махинации с ценными бумагами, проституция, запланированные банкротства, мошеннические операции в банковской сфере, вымогательство, похищение людей с целью выкупа, торговля детьми, ограбление коммерческих структур и частных лиц, терроризм и шпионаж. Учитывая российскую специфику, к этому списку следует добавить спекулятивные операции с приватизируемой собственностью, неконтролируемый массовый вывоз за рубеж • полезных ископаемых и энергоносителей, «челночный» промысел и др.

На наш взгляд, ключевой сферой легализации теневых капиталов сегодня в России является жилищное строительство. Конкретных способов отмывания денег можно насчитать сотни, все зависит от местных особенностей, наличия или отсутствия законодательной базы. При этом преступным миром выбирается тот механизм, который наиболее эффективен и наименее опасен.

Традиционным и наиболее распространенным считается инвестирование криминального капитала в легальные коммерческие структуры, которые регистрируются на подставных лиц. В результате накопленные средства выходят из «тени», а государство получает свою долю прибыли в виде налогов.

Проникая в банковскую сферу, теневой капитал легализируется непосредственно путем проведения официальных кредитных операций. Существует возможность использования беспроцентного кредита с помощью коррумпированных чиновников. Кредит переадресуется «своим» фирмам под

65

высокие годовые проценты на основе фиктивных контрактов. Полученная прибыль банка сертифицируется государством как законные деньги.

Мировой опыт свидетельствует о том, что создание так называемых «пирамид» начинается с первоначального значительного вложения капитала в рекламных целях.

Еще один канал отмывания денег представляет широкая сеть пунктов обмена валюты. Редкие проверки свидетельствуют о значительной доле среди них таких, которые не имеют необходимой лицензии.

Организованная преступность активно вторгается в сферу искусства. Например, используя способы отмывания денег с помощью фиктивных тиражей книг и кинофильмов, которые будто бы приносят невероятную выручку. Распространенным каналом перекачки теневых капиталов служит и приобретение коллекционных предметов, антиквариата (золото, серебро, картины, монеты, мебель и т.д.).

Терроризм, как составляющая организованной преступности также решает ее основную задачу - всемерное обогащение криминальных кланов, сообществ. Традиционно направлениями реализации названной задачи являются: вымогательство, борьба за сферы влияния, расправа с «антилоббистами», подавление конкурентов, коррупция, насильственный захват недвижимости, внедрение криминальных лидеров в управленческие, властные структуры. Методы, используемые при этом, к сожалению, также традиционны: угрозы либо реальное нанесение физического ущерба лицу (его родственникам, имуществу), либо учреждению, захват заложников, похищение людей, заказные убийства. Приведем статистические данные по последним трем методам с 1995 по первое полугодие 1999 гг. Используемые организованными преступными сообществами захват заложников: 1997 г. - 114; 1998 г. - 89; первое полугодие 1999 - 39. Заказные убийства: 1995 - 60; 1996 -70; 1997 - 132; 1998 - 152, 1 полугодие 1999 - 77. Похищение людей: 1995 - 639; 1996 - 823; 1997 - 1140; 1998 - 1415; первое полугодие 1999 - 834. (см. данные в Приложении 2).

66

Как видно, тенденция использования двух последних методов угрожающе растет. Что касается первого из названных, то здесь просматривается обратная картина. По-видимому, снижение фактов захвата указывает на их низкую результативность. Сравните с данными по раскрываемости: 1997 - 99; 1998 - 53; первое полугодие 1999 г. - 27. Очевидно, правоохранительные органы России накопили значительный опыт по пресечению действий захватчиков.

Не отрицая факта существования инспирации акций терроризма на территории Российской Федерации извне, чему примеров немало, приходится признать, что сегодня основные детерминанты политически мотивированного насилия имеют внутреннюю природу и произрастают на российской почве.

Особую опасность представляют начавшаяся интеграция организованной преступности и наркобизнеса с предпринимателями, националистическими и этническими группировками и сообществами, попытки использовать лидеров организованных преступных групп в террористических целях.

Так, лидеры чеченских мафиозных структур поставили перед своими «филиалами» в других городах России задачу внедрения в местные руководящие и снабженческие звенья, при этом не останавливались перед необходимостью физического уничтожения должностного лица либо руководителя коммерческой структуры.

В ряде случаев незаконные вооруженные формирования маскируются под официальные государственные организации, что характерно, например, для Северного Кавказа. Отмечается все больше фактов, когда боевиков камуфлируют под охранные подразделения коммерческих структур.

Весьма важной оперативно-тактической
характеристикой

организованной преступности в России является опасность, исходящая от зарубежных террористических организаций, в том числе сикхских ,

палестинских и иранских. Есть основания полагать, что объектами террористических устремлений, в первую очередь, могут стать представители

67

высших и местных органов власти, политики, крупные бизнесмены, а также средств массовой информации.

Говоря об оперативно-тактических характеристиках и общих тенденциях развития организованной преступности в стране, следует отметить следующее.

Анализ оперативной обстановки по регионам Российской Федерации, ее изменений в 1998-2000 гг. и сопоставление его результатов с исследованиями, проводившимися в этот период в научно- исследовательских подразделениях, позволяют сделать следующие основные выводы о состоянии организованной преступности.

Основным направлением развития организованной преступной дея- тельности в России сегодня является экономика. Из проведенных выше статистических показателей видно, что становление организованной преступности в России нашел определенное выражение и в статистических данных. Несмотря на несовершенство статистики, она все же позволила выявить количественные и качественные изменения в преступности, которые получили свое подтверждение в материалах ряда исследований. Так, за последние 25 лет темпы ее роста стали значительно опережать темпы прироста населения.

Анализ действующих социальных, экономических, правовых факторов и условий, способствующих управлению и воспроизводству организованной преступности, позволяет сделать вывод об их усилении. Негативные тенденции в динамике и структуре преступности особо проявились в последнее время, когда ее общий уровень значительно вырос.

К числу преступлений, совершенных организованными криминальными сообществами по линии экономики, относятся следующие: подлоги и мошенничество, подделки в кредитно-финансовой системе, в сфере обращения ценных бумаг и фальшивомонетничества; должностные преступления и коррупция; сокрытие и легализация (отмывание) доходов, полученных незаконным путем; незаконная внешнеэкономическая
деятельность;

68

преступная деятельность в сфере приватизации; преднамеренное и фиктивное банкротство государственных и муниципальных предприятий и др.

По экспертным оценкам организованными преступными сообществами контролируется до 50,0% частных предприятий различных
форм

собственности и до 60% государственных, которые являются эффективным средством проведения незаконных финансовых операций.

В указанных условиях следует ожидать развитие следующих негативных тенденций и связанных с ними правонарушений:

усиление позиций криминальных субъектов хозяйственной деятельности в отраслях добычи и переработки нефти и нефтепродуктов, леса, цветных, драгоценных и редкоземельных металлов, в энергетике;

дальнейшее распространение бартерных расчетов между хозяйствующими субъектами вследствие нехватки «наличных» денег;

  • сохранится предпочтительность оплаты сделок наличными деньгами при обострении кризиса в экономике, дефиците денежной массы, а также в связи с ожидаемой инфляцией, что будет поощрять фальшивомонетничество и подделку ценных бумаг;

  • рост мошенничества с денежными суррогатами: долговыми обязательствами, векселями и проч.;

  • рост активности криминального капитала для обеспечения «нужных» результатов выборов в Государственную Думу и президента России и последующих решений этих институтов власти;

активизация организованной преступной деятельности по широкомасштабной перекачке капиталов за рубеж в случае неудовлетворительных результатов выборов;

  • рост преступности, связанной с выбиванием долгов с физических и юридических лиц;

Значительные последствия для кредитно-финансовой сферы и банковского дела в России имеет установление тесного сотрудничества, а местами слияния региональных финансово-промышленных групп с лидерами

69

крупных преступных сообществ, привлечения последних к проведению собственной политики в борьбе с конкурентами, организации незаконных операций на объектах кредитно-банковского сектора, на рынке недвижимости и ценных бумаг, в сфере приватизации крупнейших предприятий, что является для России специфической формой «отмывания» «грязных» денег.

Сегодня ясно просматриваются следующие тенденции и на их основе прогнозируется:

  • рост числа и масштабов мошеннических операций в сфере управления имуществом, принадлежащим ликвидируемому кредитному учреждению, и незаконный перевод валютных средств за рубеж;
  • рост числа и масштабов хищения денежных средств с использованием подложных платежных документов, поддельных банковских гарантий, поддельных и необеспеченных векселей, незаконное получение и не целевое использование льготных кредитов, операции по «отмыванию» криминальных капиталов;
  • рост мошеннических операций в банковской сфере в связи с массовыми банкротствами, создающими для этого благоприятные условия;
  • усиление криминализации страхового рынка.
  • На фоне названных процессов будут характерными: попытк и

завладения ресурсами, направляемыми на санацию, либо средствами централизованной государственной поддержки; неправомерное использование и хищения государственных бюджетных средств и кредитов; несвоевременный перевод уполномоченными банками таможенных платежей от участников внешнеэкономической деятельности в госбюджет и средств, предназначенных для инвестирования в различные отрасли экономики и выплат населению; хищения финансовых средств, недвижимости, иных материальных ценностей, принадлежащих ликвидируемым кредитным учреждениям; противоправное использование средств консолидированного бюджета, таможенных и налоговых платежей, находящихся на счетах банков.

70

Дефицит денежной массы и вызванный этим кризис неплатежей и взаимные задолженности, оплачиваемые бартерными сделками, актуализировал в качестве безналичного платежного средства различного рода векселя. В целом, за последние три года криминогенная ситуация в сфере борьбы с правонарушениями на рынке ценных бумаг серьезно осложнилась. Как правило, эти преступления связаны с противоправным облигациями, акциями, векселями, принадлежащими другим организациям и их дальнейшей реализацией; изготовлением и использованием поддельных ценных бумаг; использованием ценных бумаг, не обеспеченных реальными материальными активами; распространение фальшивых векселей и т.п.

Одновременно в последние годы в России отмечается рост количества фактов фальшивомонетничества. Анализ имеющихся материалов позволяет сделать вывод, что около 95% фальшивой иностранной валюты, поступающей во внутренний российский оборот, произведено за рубежом. Также за границей производится до 60% фальшивых рублей и ценных бумаг государственного займа. Значительная часть фальшивых российских денег и валюты, выполненных на офсетном оборудовании, способами, совмещающими офсет с трафаретной печатью, а также высокую и глубокую печать, поступает в Россию из-за рубежа, в частности, из Польши, Прибалтики, Грузии, Украины, Беларуси. К сбыту фальшивок причастны, в основном, граждане России, имеющие связи с оптовыми поставщиками поддельных денег.

Подобные условия позволяют ожидать развития следующих негативных тенденций в деятельности организованных преступных сообществ:

  • дальнейший рост фальшивомонетничества. При этом основным предметом преступного посягательства будут оставаться доллары США и рубли России с номиналом выше 50 рублей;

  • сохранение уровня преступности, связанной с подделкой ценных бумаг, при этом наибольшее криминальное воздействие испытают ликвидные ценные бумаги, эмитированные развивающимися участниками рынка;

71

  • фальшивомонетничество затронет процесс реструктуризации ГКО, при этом наиболее привлекательными для криминала будет являться именно указанные финансовые обязательства;
  • поиск средств коммерческими и государственными и муниципальными структурами при решении проблем наращивания и накопления капиталов для погашения долгов кредиторам, смягчения издержек вследствие своих нерациональных действий на рынке товаров и услуг, а также компенсация известных и новых форс-мажорных обстоятельств будет использоваться возможность незаконной эмиссии ценных бумаг.
  • Анализ материалов, освещавших выборную кампанию в 1996 г., показал, что в процессе избрания в Государственную Думу, а также выборах президента, активно участвовали как криминальные деньги, так и лица с криминальным прошлым. На сегодня имеются предпосылки к тому, что ситуация повторится. Возможности и накопленный ранее опыт привлечения криминального капитала, будут использованы организованной преступностью для обеспечения участия и победы в выборах определенных кандидатов. В связи с этим можно ожидать активизации преступной деятельности по легализации преступных капиталов для раскручивания предвыборной компании с помощью СМИ, подкупа избирателей и т.д.

Анализ информации, полученной в ходе проверок, показал, что угрожающие экономической безопасности страны масштабы приобретает заключение не исполняющихся фиктивных импортных контрактов «фирмами-однодневками» с последующим переводом валютных средств в оффшорные зоны (Багамы, Науру, Вирджинские острова, Латвия и др.) и преобладание в расчетах по импортным контрактам авансовых платежей, причем, как правило, предоплата составляет 100%. Косвенные признаки таких переводов валютных средств могут свидетельствовать об отмывании денежных средств в оффшорных зонах.

По оценкам Центрального банка России утечка капитала из России за прошлый год составила 25-27 млрд. долларов США, а по финансовым потокам,

72

которые сопровождают внешнеторговые сделки, эта цифра составляет 15- 16 млрд. долларов США. В 1998 году только нерепарация валютной выручки составила 3,8 млрд. долларов США, а непоступление товаров и услуг по проплатам под видом импорта - 4,3 млрд. долларов США.

Анализ данных в области криминальной внешнеэкономической деятельности организованных преступных сообществ дает возможность ожидать развития следующих негативных тенденций:

  • использования финансовой системы стран СНГ для конвертации рублевых сумм, переведенных туда под импортные контракты, с последующим перечислением на частные счета в западноевропейские банки;
  • использования единого таможенного пространства импортерами для противоправного ввоза товаров путем уклонения от уплаты таможенных платежей;
  • занижения контрактных цен под предлогом насыщенности мирового рынка, осуществления неправомерных сделок по так называемым «двойным» ценам с целью занижения экспортной выручки и вывоза валюты за рубеж;
  • распространения проведения экспортно-импортных операций российскими нерезидентами, деятельность которых не попадает под валютный контроль;

  • экспорта драгоценных металлов и изделий из них под видом продукции переработки ранее импортированного давальческого сырья, путем организации формальной поставки низкосортных природных алмазов и сплавов, содержащих драгметаллы;

  • незаконного вывоза сырья путем переработки вне таможенной территории и толлинговых сделок;
  • вовлечения в контрабандный бизнес военной авиации и морского флота;
  • контрабандного ввоза потребительских товаров с использованием процедуры международных перевозчиков (TIR).

73

Широкомасштабный раздел и передел собственности в России легализовал многие, прежде скрытые экономические отношения, способствовал возникновению значительного числа новых видов правонарушений.

В 1998 г. на рынке недвижимости выявлено 1929 преступлений экономической направленности, что на 9,7% больше прошлого года, в том числе свыше 1200 хищений, совершенных путем мошенничества и присвоения (или растраты), 125 фактов взяточничества и ряд других правонарушений. Каждое третье преступление является тяжким.

Здесь следует предполагать развитие следующих негативных тенденций:

  • продолжение практики сокрытия имущества или имущественных обязательств;
  • передача имущества в процессе банкротства в личных целях в иное владение;
  • умышленное создание или увеличение неплатежеспособности предприятия в личных целях;

злоупотребление служебным положением руководством приватизируемых предприятий;

  • коррумпирование арбитражных управляющих при проведении процедур банкротства.

Для российской ОП наиболее прибыльным является наркобизнес. Так, оборот средств, выручаемых от торговли наркотиками, в 1991 году составлял 183 млн. долларов, в 1992 году уже 423 млн., в 1993 году - 643 млн., а в 1994 году превысил 4,7 млрд. долларов, в 1995 году - более 10,7 млрд., в 1996 году -свыше 16 млрд. долларов.

Основные потоки идут из Казахстана и Средней Азии (54%), Беларуси, Украины и Молдовы - 25%, из Грузии, Армении и Азербайджана - 15,5%. В то же время имеет место возрастание количества подпольных лабораторий, производящих наркотики в самой России (в 1996 году выявлено 718, или на 23% больше, чем в 1995 году).

74

В силу этого транснациональные криминальные процессы не могли не затронуть вновь организуемую экономику нашей страны. По совпадающим мнениям отечественных и зарубежных экспертов, в пределах Российской Федерации отмывается от 2,5 до 7,0 млрд. долларов наркоденег.

Другой, не менее значимой угрозой, которая связана с наркобизнесом является отмывание наркоденег.

В докладе «Наркомания в России: угроза нации» Совета по внешней и оборонной политике отмечалось следующее. Отмыв идет через подставные структуры, связанные с оборотом наличных денег. В частности, это рестораны, игорные заведения и т. д. Кроме того, наличные деньги, сдаваемые продавцами в «кассу», активно обмениваются представителями этих структур в обменных пунктах ряда банков на наличную иностранную валюту. Последний тому пример: в Москве фирма «Шерхан» (учрежденная афганцами) ежедневно обменивала десятки (а порой и сотни) миллионов рублей в пунктах МДМ- банка и банка «Русские финансовые инициативы». Новым направлением с 1996 года стало приобретение на наркоденьги акций различных российских предприятий, преимущественно топливно-энергетического комплекса и

телекоммуникационного рынка. По некоторым данным, на эти цели в 1996 году было истрачено не менее 900 миллиардов рублей.

Практика подтверждает, что в России уже состоялся процесс формирования «нарколобби», которое обеспечивает достаточно сильное давление на различные круги, в том числе на законодателей как федерального, так и регионального уровня с целью не допустить изменений в сторону ужесточения борьбы с наркоманией в законодательстве страны. Часть этого лобби публично ратует за принятие закона о легализации «легких» наркотиков. Это, в частности, Транснациональная Радикальная партия.

По оценкам московских экспертов ежемесячный оборот наркотиков в Москве и Санкт-Петербурге достигал в 1996 г. 90 млн. долларов, а к концу 1998 г. оптовый оборот лишь одного героина в течение месяца в столице составил 16 млн. долларов. Только в 1997 г. денежный оборот от продажи наркотиков в

75

Российской Федерации превысил 2,5 млрд. долларов и обнаруживает устойчивую тенденцию увеличения этого показателя в 1998 году.

В этой связи интересны выдержки из показаний эксперта по российским вопросам (1996 г.), который заявил перед Комитетом Конгресса США: «Приватизированная собственность (в России и других странах СНГ.) приобретается иностранными и местными преступными организациями для отмывания и сокрытия незаконных доходов. Главари этих группировок работают с первоклассными международными юристами во Франкфурте и Цюрихе, чтобы научиться технике отмывания денег, доведенной до совершенствования колумбийскими наркобаронами и сицилийской мафией». 16

По оценкам экспертов ООН, число международных электронных переводов насчитывает около 70.000 операций в день, и к концу суток 2 трлн. долларов пересекают земной шар в разных географических направлениях. Специалисты Международного Валютного Фонда подсчитали: около 2% от всей глобальной экономики вовлечено в индустрию наркобизнеса.

Нанятые организованной преступностью профессионалы все активнее занимаются управленческими процедурами инвестирования легализованных наркодоходов в законную недвижимость и другие активы. Специалисты криминальной полиции (милиции) полагают, что имеет место постоянный рост стандартного гонорара, выплачиваемого лицам, отмывающим «грязные» деньги. Ежегодный прирост этих выплат колеблется в пределах 1-1,2% и составлял в начале 1980-х годов не более 6- 8% суммы отмытых капиталов, а спустя 15 лет поднялся до 25%.

Анализ ответов, полученных от российских экспертов позволяет, с высокой степенью уверенности утверждать, что основными источниками (объектами) легализации доходов от индустрии наркобизнеса в Российской Федерации являются (по нисходящей шкале):

а) казино и дискотеки;

б) коммерческие банки;

76

в) сфера оптовой и розничной торговли (магазины, коммерческие платки, рестораны, бары и др.);

г) сфера услуг, а в ней соответственно: 1) посреднические фирмы; 2) бензозаправочные станции; 3) туристические агентства; 4) мастерские ремонта автомашин, радиоэлектроники и пр.; 5) мойки автомашин;

д) промышленные предприятия.

Сравнение отечественных источников отмывания денег с зарубежными объектами «стирки» наркодоходов показывает на их большую схожесть. Но есть и отличия. Одно из них заключается в том, что, например, 550 банков оффшорной зоны Каймановых островов манипулируют объемами денег на сумму около 430 млрд. долларов, а в Российской Федерации банковские активы в 3,1 раза меньше, но количество банков (на сентябрь 1998 г.) — в 4,1 раза больше. Или: зарубежные эксперты отмечают устойчивое перемещение легализации незаконных доходов из банковской сферы в свободные торговые зоны. В России же пока еще бытуют стереотипные представления о коммерческих банках, как об основном источнике отмывания денег, хотя выводы опрошенных экспертов выявляют иные приоритеты. Так, коммерческие банки по степени своей криминализации находятся на втором месте, их «подпирает» сфера торговли (в том числе в свободных экономических зонах), а лидируют в легализации «грязных» денег казино и дискотеки.

Если в 1992 году за наркодеяния было задержано 1549 граждан из бывших советских республик, то в 2000 году — уже 3418. Что касается иностранцев (не включая граждан СНГ), то в 1992 году таких было 19 человек, а в 1996 — 3182. Эта цифра, кстати, весьма наглядно свидетельствует о значительном расширении российского наркорынка — рост в 151,6 раза!

На сегодняшний день при все возрастающем сотрудничестве и взаимодействии основных отечественных наркогруппировок и расширении их международных связей в России пока еще не сложился какой-либо явный наркокартель типа «медельинского», который мог бы при
определенных

16 Материалы к специальной Сессии Генеральной Ассамблеи ООН по всемирной проблеме наркотиков. 8-10

77

условиях начать активно входить не только в экономическую, но и в политическую деятельность. Это, однако, не означает, что такая опасность отсутствует. В течение последних трех лет состоялись, по крайней мере, четыре встречи руководителей российских преступных группировок с наиболее влиятельными в мире наркобизнеса структурами из США и Латинской Америки. Две из них прошли в Колумбии, одна — на островах Карибского бассейна и одна — в США.

Значительное распространение в числе транснациональных преступлений получает контрабанда оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. В этой связи сложная обстановка отмечается на северо-западных рубежах России, особенно на границах Псковской и Ленинградской областей с республиками Прибалтики. Интенсивные международные перевозки, торговля и возможность контрабандного транзита оружия привлекают в этот регион множество дельцов «черного» рынка и криминально ориентированных лиц, стремящихся взять под контроль доходы от контрабанды. Ежегодно в указанных областях изымаются сотни единиц контрабандного оружия зарубежного производства, поступающего в Россию из Эстонии и Латвии. Значительная их часть перехватывается в Москве и других городах. При этом наблюдается тенденция роста распространенности оружия иностранных марок. Участились факты изъятия дорогостоящих зарубежных образцов -«Глок», «Астра», «Люгер», «Арминиус», «Чешока Сброевка», «ФЭГ-Браунинг» и других, изготовленных в Германии, Чехии, Венгрии и других странах Европы. В ряде случаев в руки правоохранительных органов попадало оружие, изготовленное в США, Австралии, Бразилии, Аргентине и Израиле. В настоящее время на учете ГИЦ МВД России числится около 8 тыс. ед. оружия иностранного производства.

Интенсивность вооружения уголовного элемента на фоне роста его криминальной активности дает основание прогнозировать дальнейший рост, как незаконного оборота оружия, так и совершения опасных вооруженных

июня 1998 г. - Нью-Йорк, - 1998. - С. 2.

78

посягательств на жизнь и здоровье людей, корыстно-насильственных преступлений, террористических актов с использованием огнестрельного оружия и взрывных устройств.

Об этом свидетельствует рост числа уголовных дел по контрабанде оружия: если в 1997 г. было возбуждено 127 уголовных дел по контрабанде оружием, то в 1998 г. их число составило 170.

Основные каналы незаконного перемещения оружия проходят через страны Прибалтики и Польшу. Из 7 тыс. ед. огнестрельного оружия, изъятого за последние 6 лет органами внутренних дел во взаимодействии с пограничными и таможенными органами, около 3 тыс. приходится именно на этот участок границы.

Анализ оперативных данных показывает, что незаконный оборот оружия в России отслеживают несколько крупных дельцов, имеющих связи с Москвой, Санкт-Петербургом, столицами других европейских государств. Контроль за оружейным бизнесом в России осуществляют организованное преступное сообщество «Тамбовские» из Санкт-Петербурга и ОПТ «Солнцевские» из Москвы.

Неустойчивость внутриполитической обстановки в стране, военные конфликты на Северном Кавказе, постоянный спрос на оружие в преступной среде поддерживают тенденции постоянного увеличения незаконного оборота оружия в Российской Федерации и ускорения вхождения российских организованных преступных группировок в международный бизнес по незаконному обороту оружия.

Положение в стране по проблеме незаконного вывоза за рубеж и эксплуатации женщин вызывает озабоченность правоохранительных органов и имеет свою предысторию в преступности по статье 226 ч.1 УК РФ, действовавшей до 1 января 1997 года и предусматривавшей уголовное наказание за содержание притонов и сводничество. Анализ динамики преступлений по этой статье показывает только за период 1990-1996г.г. 6- ти кратный рост зарегистрированных преступлений.

79

Так, в 1990 году было выявлено 339 преступлений данного вида, а в 1996 - уже свыше 1,5 тысяч. С одной стороны это свидетельствует о стремительном распространении в России организованного посредничества в занятии проституцией, с другой - явное несоответствие принимаемых мер масштабам преступной деятельности данного вида.

Новый Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает ответственность лишь за торговлю несовершеннолетними (ст. 152) и за создание условий для занятия проституцией (вовлечение в занятие проституцией - ст.240 и организация или содержание притонов для занятия проституцией - ст. 241).

По информации, имеющейся в правоохранительных органах, в последние годы в России получила широкое распространение поставка женщин за границу для занятия проституцией. Вывоз женщин осуществляется разными путями: выезд по ложному вызову или по туристической путевке, отправление групп девушек якобы для работы по найму и т.д. Эту форму криминального бизнеса контролируют хорошо организованные преступные группы.

Только в Москве действует более 200 фирм, занимающихся подобным видом преступного промысла.

На востоке страны отмечается активизация российско-китайских криминальных структур в «экспорте» российских проституток в Китай под видом работы в коммерческих фирмах и сфере обслуживания. Женщин вывозят, в основном, в Харбин, Далянь, Циндао, Пекин.

Согласно проведенным исследованиям, на российских женщин существует большой спрос во многих странах мира из-за их «экзотической» натуры, относительной новизны и дешевизны на секс-рынке.

По данным, представленным Международной организацией по миграции, только в Западную Европу ежегодно переправляется до 500 тысяч женщин для занятия проституцией.

80

В г. Москве была установлена и разоблачена международная преступная группа, которая в период с 1995 по 1998 гг. под прикрытием агентства по международному усыновлению специализировалась на торговле несовершеннолетними, в том числе женского пола. В группу входили граждане России и США, которым в настоящее время доказано совершение 19 таких фактов.

Исследование также показывает распространенность случаев ненадлежащего оформления документов, требующихся для вывоза детей за границу. Так, по данным Департамента пограничного контроля Федеральной пограничной службы России, за последние полтора года через государственную границу Российской Федерации не были пропущены 5015 российских детей, в том числе главной причиной отказа пропуска через границу послужило отсутствие нотариально заверенных разрешений на вывоз, которые дают их законные представители. Подобные нарушения допущены в отношении 4796 детей (95,6%). Наряду с этим 187 детей (3,7%) имели неисправные документы; 22 человека - не имели документов; 10 человек - имели поддельные или чужие документы. Кроме того, пограничниками выявлены 30 случаев, когда дети и женщины, не имевшие документов, при пересечении границы России были укрыты в тайниках, оборудованных в транспортных средствах либо среди грузов заграничного следования. При этом основными направлениями официально зарегистрированных попыток вывоза детей являлись Турция, Финляндия, Китай и Эстония.

Потенциальные возможности увеличения числа несовершеннолетних, в отношении которых допускается усыновление, связаны с ростом числа сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Так, в 1993 г. в России учтено 460, 4 тыс. этих лиц, а в 1997 г. - 596,8 тыс. (рост - 29,6%).

Относительно новым проявлением в организованной преступной деятельности в России является нелегальная переправка через ее территорию граждан Азии и Африки в Западную и Восточную Европу. Подделка необходимых документов и перевозка таких лиц невозможна без наличия

81

определенной организованной структуры со связями, как за рубежом, так и внутри России.

В последние годы незаконная миграция и связанные с ней процессы стали долговременными факторами, оказывающими все более заметное влияние на социально-политическую и экономическую ситуацию в России, особенно в приграничных регионах.

В настоящее время, по оценкам экспертов, в России находится от 700 тысяч до 2,5 миллиона иностранных граждан и лиц без гражданства, не имеющих определенного правового статуса. Большинство из них сумело осесть на территории России и стран СНГ из-за отсутствия отлаженной системы учета и контроля за перемещением иностранцев. Только в Москве, по данным ГУУР, на нелегальном положении сейчас находится около 10 тысяч иностранных граждан. Это граждане Афганистана, Индии, Ирана, Ирака, Сомали. Данное обстоятельство влечет определенные криминогенные последствия и, как свидетельствует практика, определенная часть указанных лиц ежегодно в той или иной роли становится участниками преступлений. По прогнозам в ближайшие годы преступность среди иностранцев в России будет возрастать с преобладанием в ее структуре преступлений, связанных с наиболее опасными транснациональными преступлениями: ввозом наркотиков, незаконным оборотом оружия, «отмыванием грязных» денег, внедрением в экономику и рядом других.

Этнические формирования незаконных мигрантов создают неконтролируемый рынок товаров и услуг, уклоняются от уплаты налогов, ведут противоправную коммерческую деятельность, занимаются незаконной торговлей оружием, наркобизнесом, незаконной переправкой мигрантов, иными видами уголовно-наказуемых деяний.

Незаконные мигранты не только вовлекаются в преступную деятельность, но и сами объединяются в криминальные группировки, поддерживающие тесные связи с этнической родиной. Наиболее активными из

82

них являются китайская, вьетнамская, нигерийская, афганская, ангольская и иракская группировки.

Особую тревогу вызывают формирующиеся организационные структуры враждующих между собой землячеств иностранцев из ближнего и дальнего зарубежья, имеющих опыт ведения боевых действий и способных уже сейчас оказывать активное влияние на обстановку в отдельных регионах России.

Каналы незаконной миграции, а также этнические общины незаконных мигрантов используются иностранными спецслужбами, зарубежными террористическими и религиозными организациями для ведения разведывательной и иной деятельности против России. Наиболее активно используют в своих интересах каналы незаконной миграции китайские и вьетнамские спецслужбы. Отмечены многочисленные случаи засылки по ним на территорию России агентуры и кадровых разведчиков, которые, устремляясь в места компактного расселения соотечественников, берут под жесткий контроль деятельность неформальных лидеров общин, принуждая их к пособничеству в добывании разведывательной информации и передачи значительной части, полученных в результате коммерческой деятельности (в том числе и криминальной) финансовых средств в бюджет своих государств.

В настоящее время на территории России насчитывается свыше 200 совместных предприятий и организаций, занимающихся в той или иной форме продажей культурных ценностей за рубеж, а на территории западной Европы действуют около 40 организованных преступных групп с международными связями, специализирующиеся на скупке, сбыте и контрабанде за пределы России произведений искусства.

По данным национального бюро Интерпола, из России вывезено 80% всех икон, имевшихся до 1917 года. Количество предметов старины и искусства, изъятых при попытке контрабандного вывоза, имеет тенденцию постоянного возрастания: в 1992 году - 3500 предметов; в 1994 году - 7570; в 1996 году - более 7700. Объем операций с указанными объектами, по оценкам

83

экспертов, в настоящее время достигает свыше 8 млрд. долларов США в год и постоянно увеличивается.

При этом следует иметь в виду, что по оценкам специалистов, задерживаются всего 5-10% вывозимых предметов.

Особо следует выделить проблему интеграции российской организованной преступности с зарубежной, при проведении незаконных операций с автотранспортом.

Анализ имеющихся материалов показывает, что российские организованные преступные группы, в частности, занимающиеся нелегальными операциями с автотранспортом, активно взаимодействуют с преступными группировками Прибалтики, Германии, Польши, Венгрии, Чехии и Словакии. Колоссальные преступные доходы при минимальном риске и затратах сделали «автобизнес» чрезвычайно притягательным для организованных криминальных сообществ и стали одним из основных источников их наживы.

В результате незаконный автобизнес имеет постоянную тенденцию роста, расширяются как его география, так и состав преступников, участвующих в нем, о чем свидетельствуют ситатистические данные по Западной Европе. Ущерб страховых компаний и граждан исчисляется десятками миллионов долларов США. О размерах этого бизнеса свидетельствует тот факт, что с начала 1998 года по настоящее время на территории России обнаружено около 7 тыс. автомобилей, похищенных в других странах.

В настоящее время российским бюро Интерпола поставлено на централизованный учет в федеральные базы данных «Автопоиск» ГИЦ и ГУ ГИБДД МВД России более 350 тыс. ед. автотранспортных средств, похищенных в Германии, Польше, Болгарии, Бельгии, Финляндии и других странах. В свою очередь, в международном банке данных состоит на учете более 31 тыс. единиц автотранспортных средств, похищенных в России.

84

Подводя итоги, можно с высокой степенью достоверности утверждать, что на облик организованной преступности будут воздействовать следующие факторы:

-усиление правоохранительной системы, противостоящей

организованной преступности, будет стимулировать процесс развития коррумпированных связей организованных групп и сообществ в целях повышения их безопасности от уголовного преследования.

  • завершение, к 2005 году интеграции российской организованной преступности в мировую и, соответственно, может завершить процесс легализации преступных сверхдоходов, полученных организованными группами в прежние годы. К концу прогнозируемого периода в России может появиться преступное сообщество общенационального масштаба, что следует рассматривать в качестве закономерного следствия вынужденного стремления наиболее сильных преступных сообществ к объединению.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что основными тенденциями развития российской организованной преступности, определяющими ее оперативно-тактические характеристики, будут:

1) качественное и количественное совершенствование; 2) 3) целенаправленная деятельность по коррумпированию представителей властных государственных и иных структур и внедрению в них своих представителей; 4) 3) активное проникновение в законную экономику и финансовую систему;

4) сращивание традиционной уголовной преступности с экономической преступностью при доминирующей роли последней; 5) 6) создания и совершенствования отлаженной системы противодействия контролю со стороны общества и государства; 7) 8) преследование политических целей наряду с экономическими; 9) 10) укрепление криминальных связей с международной преступностью. 11)

85

3.1. Особенности информационных характеристик организованной преступности

Стремительное развитие информационных технологий приводит к тому, что многие явления социальной жизни все в большей мере находят отражение в так называемом «виртуальном мире», то есть в той информационной среде, носителем которой выступают средства массовой информации, связи и коммуникации

Различные стороны оперативно-служебной деятельности испытывают возрастающее влияние новых информационных технологий и процесса информатизации общества, что формирует качественно новые возможности и еще не полностью осознанные потребности в
разведывательно-

информационном обеспечении государственной системы борьбы с преступностью. . Процесс информатизации всех сторон жизни общества объективно требует наполнить качественно новым содержанием оперативно-розыскную деятельность. Она все более сосредоточивается в информационном пространстве.

Тенденция информатизации процесса борьбы с организованными формами преступности отражает закономерный переход в иерархии познаваемых разведывательно-поисковым и аналитическим путем искусственных сред. Эти среды включают как традиционные места концентрации криминального элемента, изучаемых агентурной разведкой (первичной), так и криминальные интеллектуальные среды, выполняющие разнообразные криминогенные функции в интересах преступных сообществ, включая финансовые операции.

Как четко обозначившуюся тенденцию мы можем отметить:

организованная преступная деятельность в значительном числе случаев

сопряжена или обеспечивается преступлениями, совершаемыми посредством

электронных носителей, СМИ и коммуникационных средств, в их числе,

например, такие, как мошенничество, уклонение от уплаты налогов, нарушение

86

неприкосновенности частной жизни, клевета, заведомо ложная реклама, разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием;

указанные и иные деяния осуществляются с использованием специалистов, организаций, технических средств, действующих в искусственной информационной среде;

значительный объем первичной оперативной информации получается в ходе осуществления разведпоиска в информационной среде, проходит идентификацию и документирование с использованием адекватного инструментария;

поддержка преступных промыслов, лидеров ОПФ и криминально ориентированных организаций осуществляется в форме криминогенного информационного воздействия с использованием коррумпированного сегмента в СМИ.

Последствием появления «информационного общества» (по политологическому определению современного социума) явилась необходимость активизации в оперативной деятельности новых субъектов информационных операций подразделений ОВД, имеющих право на ведение ОРД и в качестве объекта информационные операции ОПФ, в том числе в СМИ как наносящие наибольший ущерб обществу.

Это направление активизируется тем, что, информация используется преступниками не только в вербально-психологическом аспекте, но и в финансовом (материальном) Так, за последние 30 лет резко возросло использование высоких технологий в финансовой сфере, в области обеспечения коммуникаций. Все это не могло остаться вне сферы интересов российской организованной преступности.

По данным ООН, уже сегодня ущерб, наносимый компьютерными преступлениями, сопоставим с доходами от незаконного оборота наркотиков и оружия. Только в США ежегодный экономический ущерб от такого рода

87

преступлений составляет около 100 млрд. долларов. Причем многие потери не обнаруживаются или о них не сообщают. Поэтому компьютерные преступления характеризуются высокой латентностью (порядка 90%).

В настоящее время по действующему Уголовному кодексу Российской Федерации к преступлениям в области высоких технологий относятся:

  • нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, а также незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта таких средств;

  • использование или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов;
  • незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники;
  • неправомерный доступ к компьютерной информации;
  • создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ;
  • нарушение правил эксплуатации ЭВМ, их системы или сети.
  • В 1997 г. зарегистрировано 51 преступление в области нарушения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, а также незаконного производства, сбыта и приобретения в целях сбыта таких средств, в 1998 г. — 52 преступления.

За два последних года зарегистрировано 1 преступление, связанное с незаконным экспортом технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники.

Количество изготовления и сбыта поддельных кредитных и расчетных карт выросло со 130 в 1997 г. до 153 в минувшем году (+17,6%).

88

Всего в 1997 г. совершено 309 преступлений с применением компьютерной техники, программных средств и магнитных носителей, в 1998 г. - свыше 500. В сфере компьютерной информации в 1997 г. расследовано 9 дел на 33 эпизода, в 1998 г. - 51 дело по 67 преступлениям. За 6 месяцев 1999 года зарегистрировано 49 преступлений, что на 26,5% больше АППГ.

Как видно из приведенного анализа, ситуация в сфере компьютерной информации в значительной мере определяется присутствием следующих факторов:

  • информация становится предметом преступления, дающего высокую прибыль;
  • высокая латентность этих преступлений будет преодолеваться по мере накопления правоохранительными органами опыта борьбы с ними и разработки способов выявления таких преступлений;
  • борьба с преступлениями в сфере компьютерной информации зависит от совершенствования правоотношений в области охраны авторских прав на программные продукты и прав на информацию;
  • компьютерная информация в настоящее время не воспринимается общественным сознанием как полноценный объект преступного посягательства, такой, например, как материальные предметы, находящиеся в собственности, но по мере развития информационно-рыночных отношений возрастёт осознание ценности информации и ценности компьютерной информации, в частности что, инициирует пострадавших от рассматриваемого вида преступлений обращаться с заявлениями в правоохранительные органы.

Указанные условия определяют долгосрочную тенденция роста преступности в сфере высоких технологий и, в частности, с использованием компьютерной техники.

За 1998 год в российской кредитно-финансовой системе выявлено 73 мошенничества с применением компьютерной техники; 50 возбужденных уголовных дел окончены производством и переданы в суд; привлечено к ответственности 96 человек. Сумма ущерба, причиненного преступлениями,

89

составила 34,3 млрд. рублей.

Определяющим моментом в характеристике организованной преступности с информационной стороны является нарастающий вал скандальных и разоблачительных публикаций и передач, который в последние годы захлестнули печать и телевидение России. Уже на основании этого можно утверждать, что борьба с организованной преступностью, коррупцией и уголовным терроризмом в значительной мере переходит и в информационную сферу.

Такое понятие как «информационная война», применявшееся ранее в военном деле, в настоящее время наполняется новым смыслом и становится привычным явлением в столкновении противоборствующих политических сил.

Так, чеченские незаконные вооруженные формирования как высшая форма проявлений организованной преступности в полном объеме использовали методы информационной войны, сочетая их с

террористическими вылазками, специфическими формами и отработанной тактикой «малой войны», нанесением финансово-экономического ущерба, т.е. применяя акты политического, идеологического и экономического террора, нацеленные как персонифицированно, так и направленные на истощение воюющего государства, провоцирование интервенции, придание конфликту международного характера.

Особое место в их пропагандистских компаниях занимали акты устрашения, дезинформации, деморализации и разложения войск, применяемые с опорой на ранее созданную агентурно-коррупционную сеть, подчиняющуюся военным источникам в Чечне. Показательно, что различные, в том числе и зарубежные источники, подчеркивают, что, как правило, террористические акции, особенно масштабные, планируются не столько против противоповстанческих сил, сколько с целью привлечь внимание населения и СМИ: «… повстанческая война - война политическая, т.е. любая военная или террористическая акция предварительно обдумывается с учетом ее

90

политико-пропагандистских результатов». 17 К чему привела информационная поддержка террористов в Буденновске, известно. Именно поэтому соответствующее законодательство по борьбе с терроризмом ограничивает их присутствие в районе операций.

В числе широко применяемых методов «психологической войны» были и остаются методы пропаганды, основанной на дезинформации, лжи, полуправде, подтасовках, фальсификациях, суевериях и даже мистификациях, воздействовавших на психику людей. Другие приемы подрывной пропаганды имели целью поссорить и внести раскол в руководство силовых структур, дискредитировать отдельных руководителей в глазах населения и т.д.

Наряду с уже становящимися привычными понятиями «информационный терроризм» и «информационное насилие», в самое последнее время появляются и такие «новинки» как «информационные киллеры». Этим термином уже называют журналистов и, в первую очередь, телекоментаторов, выполняющих заказ или на компрометацию, например, представителей правоохранительных органов, или на «политическое убийство» известных общественных деятелей.

Кампании по защите лидеров преступного мира и по компрометации представителей правоохранительных органов, периодически возникающие в прессе, которые часто достигают успеха, свидетельствуют о низкой степени защищенности правоохранительных органов. Это вызывает острую необходимость поиска новых, нетрадиционных форм борьбы с преступностью и, в первую очередь, в противодействии криминогенным информационным воздействиям.

Исходя из этих обстоятельств, возникает проблема «управления», воздействия на СМИ, разделяющаяся на две принципиально разные, но очень взаимосвязанные, задачи.

Первая состоит в выявлении, анализе и
противодействии

криминогенным воздействиям, которые оказывает
организованная

17 Полиция и борьба с преступностью за рубежом. - М., - 1994. - С. 22.

91

преступность через СМИ на общество в целом, на определенные социальные группы, на отдельных граждан. Необходимость целенаправленной деятельности органов внутренних дел в этом направлении обусловлена расширяющимся применением СМИ для обеспечения самых разнообразных видов преступной деятельности, в частности для ухода от ответственности за антисоциальные деяния или непосредственно для реализации конкретных преступлений.

Вторая задача состоит в выявлении и реализации тех качественно новых возможностей, которые открывают современные СМИ в повышении эффективности борьбы с организованной преступностью. В данном случае речь идет о разработке и применении в борьбе с преступностью новых нетрадиционных подходов, основанных как на технических возможностях современных информационных технологий, так и на возрастающей роли СМИ в социальной жизни современного общества.

Разработка принципиальных подходов к решению этих задач требует углубленного анализа ситуации, возникшей в связи с таким влиянием средств массовой информации на общество, которое приводит к криминализации общественного сознания, формированию негативного социально-психологического фона, наконец, к легализации преступной деятельности.

Для современного этапа характерно объединение международных усилий для отстаивания интересов транснациональных ОПФ в форме замалчивания международных афер коммерческих банков, апологетика уголовных авторитетов, арестованных за рубежом.

Заметим, что по силе общественного воздействия дезинформацию в СМИ следует отнести к самым опасным видам информационного воздействия. Современные мультимедийные технологии позволяют
осуществлять

высококачественный монтаж аудиовидеосигналов и другие способы информационного воздействия через СМИ.

Даже беглый анализ имеющихся на рынке мультимедийных средств показывает, что ресурсы современных, широко распространенных в свободной

92

продаже импортных программных звуковых и видео редакторов, позволяют технически грамотному злоумышленнику воспользоваться возможностями компьютерных технологий аудиовидеопреобразований для искажения, подавления, модификации, монтажа и т.д. речевой и видео информации, циркулирующей в СМИ и в общедоступных каналах связи.

В качестве яркого примера можно привести использование спецслужбами США станций голосовой дезинформации для выдачи ложных целеуказаний противнику голосами его командиров или родственников. Подобные приемы применялись в военных и антитеррористических действиях.

Другим примером может служить «радиошутник», который около года назад в Москве выходил на частоты пожарных команд и голосом президента отдавал нелепые указания.

В каждом втором клипе, демонстрирующемся на ТВ используется «эффект близнецов».

Можно предположить, что с развитием мультимедийных технологий преступные сообщества все более часто будут использовать каналы СМИ для распространения дезинформационных материалов. Появление и интенсивное развития глобальной телекоммуникационной сети INTERNET коренным образом изменило сущность понятия «средства массовой информации».

Электронная форма представления информации обеспечивает такие новые качества СМИ, как доступность и открытость. Осуществлять информационные воздействия стало «проще, быстрее, безнаказанней, а самое главное, дешевле».

Мгновенность информационных транзакций и множественность каналов воздействия резко снижают временные возможности населения по осмыслению и оценке полученной информации и возможности защиты общественного сознания от воздействия негативной информации. Традиционные «пассивные» методы обеспечения информационной безопасности теряют свою эффективность. В политике национальной безопасности развитых стран вопросы информационного противодействия приобретают приоритет.

93

Возникают предпосылки переноса в виртуальное пространство mass media не только общечеловеческих, культурных ценностей, но и социальных противоречий и разнообразных пороков современного общества. Наличие различных социальных групп пользователей сети INTERNET, в том числе пользователей с криминальными склонностями, привело к проникновению и информационному отражению в виртуальном пространстве таких антисоциальных явлений, как порнография, проституция, наркомания, воровство, политический экстремизм, терроризм и ряда других.

Нерегулируемое развитие INTERNET способствует не только возможности неконтролируемого нелегального информационного обмена между преступными элементами, в том числе на транснациональном уровне, но и возможности распространения и рекламы рецептов изготовления наркотиков, отравляющих и взрывчатых веществ и в целом преступного образа жизни. Обмен информацией в рамках хакерских электронных конференций - яркий пример этому.

В силу сказанного, анализ информационных потов виртуального пространства становится необходимым компонентом проведения оперативно-розыскных мероприятий, криминалистических экспертиз и криминологических исследований.

При анализе информационных потоков виртуального пространства, обусловленных многообразием потенциальных источников, трудно выделить угрозы криминогенных информационных воздействий и определить заказчиков, исполнителей и объекты нападения. В силу этого возникает неопределенность в четком разграничении функций между правоохранительными органами и службами национальной безопасности, разведки и контрразведки.

Преступные структуры, противодействующие государственным интересам, все чаще отказываются от традиционных террористических действий и используют в своих целях технические возможности INTERNET для

94

информационных воздействий, направленных на дестабилизацию политической ситуации в стране.

Возникновение и развитие мирового информационного поля -виртуального пространства приводит к стиранию и размытости таких понятий, как частные и общественные интересы, внешние и внутренние границы, мирное и военное время, военные и криминальные угрозы.

Системное взаимодействие этих элементов и рычагов ведет к тому, что лидеры ОПФ, в том числе действующие носители воровских званий, благодаря поддержке СМИ успешно включились в состав политического истэблишмента и удерживают командные позиции в экономике и идеологии.

В силу каких обстоятельств и факторов это произошло.

Приобретя фактор социально-политического и экономического общегосударственного влияния преступные формирования, разумеется, выработали соответствующие механизмы воздействия, влияния или принуждения в отношении средств массовой информации и коммуникации.

В соответствии с принятым ранее и верным на период конца 80-х -начала 90-х гг. взглядом на организованную преступность как на своеобразную пирамиду информационные функции входили в сферу интересов так называемой группы обеспечения: «… в группу обеспечения входят лица, непосредственно не принимающие какого-либо участия в конкретных преступлениях. К их функциям относятся: пропаганда и распространение преступной идеологии; организация моральной поддержки членов сообщества; являясь носителями контркультуры преступного
мира, они активно

1 ft

пропагандируют его ценности и на воле и в местах лишения свободы». Вместе с разрастанием и качественным эволюционированием организованной преступности также изменилась информационная функция. Это связано с тем, что непосредственное (силовое, коррупционное, кадровое, манипулятивное или путем создания собственных предприятий) воздействие внутренней структуры

Организованная преступность. - М., - 1989. - С. 67.

95

преступных формирований на органы массовой информации осуществляется в рамках факторов более общего порядка.

Во-первых, в ряде своих проявлений она активно влияет, подчиняет себе и своим интересам и корректирует значительный сегмент проявлений общественной жизни. Разумеется, эти формы влияния в большинстве случаев осуществляются скрытым, замаскированным путем с использованием представительств, системы лоббирования и протекционирования через коррупционные, хозяйственные и политические отношения, в том числе в средствах массовой информации, органах власти различного уровня.

Во-вторых, социальная среда, куда включаются правоохранительные органы и СМИ, иные институты социального контроля, является объектом для воздействия и прямого манипулирования со стороны определенных структур организованной преступности, т.е. средства массовой информации эволюционировали, превратились из когда-то эффективного инструмента воздействия на преступность в подконтрольный объект или объект посягательств.

В-третьих, политизация организованной преступности и ее институционализация (правовое и организационное закрепление) в значительной мере происходят через средства массовой информации.

Важнейшую роль в обеспечении этого состояния играет система «вспомогательных» промыслов преступных формирований, т.е. промыслов, обеспечивающих защищенность, неуязвимость ключевых управляющих структур организованных преступных формирований, таких, как убийства с использованием наемников, «отмывание» денег, коррумпирование должностных лиц органов власти и управления, политическая и экономическая институализация уголовных лидеров.

В этот же ряд включена и «информационная поддержка» или, иначе говоря, криминальная пропаганда, что связано с характером происходящих в СМИ социально негативных процессов, которые способствуют или непосредственно вызывают деформирование публичного
информационного

96

воздействия СМИ в общественно опасных формах, само состояние государственных и частных органов массовой коммуникации, характеризуемое высоким уровнем коррупции и включенностью структур организованной преступности в коммуникационный процесс как система детерминант, продуцирующих общественно опасные действия в этой сфере.

Упоминание в одной «связке» средств массовой информации и организованной преступности можно не часто встретить как в открытой, так и специальной литературе. Тем не менее, такая связь, и даже более того, активное взаимодействие и в определенной мере подчинение СМИ преступным синдикатам существует и углубляется.

«Заказная» статья, какого бы толка она не была: дискредитирующая, подрывающая деловую репутацию или раскрывающая коммерческий секрет, вводящая в заблуждение потребителя, выдвигающая лжеверсию преступлений, и этот перечень можно продолжать, не только приводит к разорению людей и организаций, моральным и психологическим травмам, но и к более тяжким социально-политическим последствиям и внешнего порядка и внутреннего.

«Внутреннее» последствие появления «крышевых» средств массовой информации можно выразить так: публичное информационное воздействие стало промыслом организованной преступности. Промыслом, обеспечивающим ее собственную безопасность и неуязвимость, причем таким же важным и действенным, как, скажем, убийства с использованием наемников, коррупция должностных лиц в органах власти и управления или отмывание грязных денег.

На определенном этапе продекларированная и законодательно закрепленная подлинная, а не мнимая свобода печати привела вначале к появлению могущественной «четвертой власти», которая постепенно коммерциализировалась, ангажировалась, коррумпировалась в лице отдельных изданий и журналистов и постепенно превратилась в придаток финансово-промышленных групп и не только их. Да и сами журналисты спокойно относятся к собственной коррумпированности и уже не скрывают состояние дел.

97

Рассматривая связь средств массовой информации и организованной преступности, как на открыто демонстрируемом, так и на латентном, тщательно маскируемом уровне, необходимо разобраться в целом пласте достаточно сложных вопросов правового, криминологического, исторического, психологического характера. Такая фундаментальность требуется по ряду причин, в том числе и потому, что нужно всегда помнить выражение римских юристов: «нет преступления без указания на то в законе».

Наши же преступные синдикаты и не без участия некоторых представителей СМИ добились такого состояния дел, когда законодательство по борьбе с организованной преступностью «принимается» уже более 10 лет, а наше общество уже давно приняло все черты мафиозного.

Созданная к настоящему времени законодательная база, регулирующая деятельность средств массовой информации и коммуникации, заложила основу для интенсивного криминогенного информационного влияния.

С 1990 года в РФ был принят ряд законодательных актов (Закон «О печати и других средствах массовой информации», Закон «О средствах массовой информации», Закон «О свободе совести», Закон «Об информации, информатике и защите информации» и некоторые иные19), где в соответствующих нормах предусмотрены ограничения на характер публично распространяемой информации. С выходом названных законов публично распространяемая информация стала рассматриваться, анализироваться и применяться не только как социальная категория. Закон РФ «О средствах массовой информации» (далее СМИ) впервые в истории отечественного законодательства ввел институт ответственности, обозначенный в ст.4 Закона как «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации».

Информационное воздействие с противоправными целями как правовое понятие включает весь перечень названных способов
распространения

19 Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. //Ведомости Верховного Совета СССР. - 1992. - № 7. - Ст. 300; Указ Президента РФ «О защите свободы массовой информации» от 20 марта 1993 г.

98

сведений и образует тот информационный массив, где деятельность отдельных граждан и организаций ограничена и регламентируется нормами права.

Отсюда возникает необходимость рассмотрения содержания ключевых терминов «слово» и «информация». Слово как одна из основных единиц языка «…средство обозначения, выполняющее функции преднамеренного сообщения, предложения и суждения» 20служит для именования предметов, лиц, процессов, идей.

В теории массовой коммуникации слово служит для обозначения информативной способности воздействовать на психику и, соответственно, на поведение людей. Например, являясь орудием идентификации эмоций, приводить в состояние возбуждения группы людей, наносить ущерб чести, авторитету, репутации физических или юридических лиц. Противоправные воздействия в этих областях совершаются словесными (вербальными) способами, относимыми к информационному инструментарию.

В определение информации (латинское понимание: ознакомление, сообщение, представление, понятие) входят следующие характеристики:

1) сообщение, осведомление о положении дел, сведения о чем-либо, передаваемые людьми; 2) 3) сообщение, неразрывно связанное с управлением в социальных системах; 4) 3) сообщения, которые снимают состояние неопределенности у людей. Для измерения количества информации использовались вероятностные

методы и, соответственно, в рамках этой теории под информацией понимались те сообщения, передаваемые по техническим каналам связи, которые уменьшали неопределенность у получателя информации.

Очевидно, что неопределенность существует лишь тогда, когда из-за неполноты информации необходим выбор одной из двух или большего числа возможностей. В том же случае, если сообщения по своему
характеру

//Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1993. - № 13. - Ст. 1100; Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990 г. //Ведомости Верховного Совета СССР. - 1990. - № 21. - Ст. 240. 20 Философский энциклопедический словарь. - М., - 1983. - С. 816.

99

(параметрам) увеличивают неопределенность у получателя информации, т.е. умышленно передается неполная информация, (а такие процессы имеют место преимущественно в массовых коммуникациях, а также и в управлении, познании), то технические подходы к измерению информации, описывающие лишь знаковую структуру сообщения, уступают место исследованию информации в юридическом аспекте.

В Федеральном законе РФ «Об информации, информатизации и защите информации» термин «информация» определен как «сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления». 21

Анализ данного Закона показывает, что информация и информационные ресурсы введены в рамки определенного правового режима, в частности, установлена ответственность юридических лиц за нарушение режима защиты, обработки и использования информации о гражданах.

Правовая характеристика средств массовой информации будет неполной, если не будут более подробно охарактеризованы правовые возможности ограничения злоупотреблений журналистским статусом. Какие для этого имеются предпосылки?

Во-первых, функционально информация может быть рассмотрена в нескольких аспектах (помимо рассмотренного выше правового), например: узкоинформационный; разведывательный; правоприменительный;

квалификационный; журналистский, финансовый

Журналистский аспект оперирования с социальной информацией может включать все вышеперечисленные и некоторые иные. Кроме того, в определенных материалах, распространяемых СМИ, доминирует оценочный аспект, значимый для коммерческого спроса, включающий и дезинформационный пропагандистско-манипулятивный.

Аналогичные положения, формирующие облик информационной безопасности, понимаемой в данном случае как правовые ограничения на

100

злоупотребления свободой распространения информации со стороны журналистов, существуют в целом «пакете» законодательных актов.

Таможенное, врачебное, нотариальное, банковское, страховое, процессуальное законодательство, а также Законы об адвокатуре, государственных органах, наделенных правом на ведение оперативно- розыскной деятельности, в соответствующих статьях предусматривают, что переданная этим органам информация, как составляющая государственную тайну, так и конфиденциальная, может использоваться для решения служебных задач и не подлежит передаче третьим лицам. Надо отметить, что несмотря на то, что содержание этих тайн различно, нарушение норм названных отраслей права предусматривает и уголовную ответственность.

В законодательном отношении СМИ находятся в привилегированном отношении, так как обладают правом на конфиденциальность, правом распространять неточные сведения или правом на их трактовку и на собственную анонимность. Совокупность этих прав, закрепленных в законе, фактически образовывает юридический иммунитет. Эта правовая база умело используется преступными организациями, когда право людей на информацию заменяется применением криминогенного информационного воздействия в целях обеспечения основных экономических промыслов (подрыв деловой репутации, клевета, диффамация, обвинение в совершении преступлений и пр.)

Законодательно провозглашенные возможности могут достаточно полно использоваться в том случае, если будут устраняться те социальные факторы, которые препятствуют социально-позитивному использованию средств массовой информации.

Изучение деформированного (деликвентного) информационного воздействия через призму различных состояний организованной преступности показывает, что «идеологические» лидеры организованной, профессиональной преступности у нас и в других странах постоянно использовали фактор общественного воздействия, который вначале
формировался как фактор

21 Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации» // Собрание законодательства РФ. -

101

внутригрупповой, а по мере роста мощи преступных формирований превносился в общественное сознание в широких пределах от воздействия на лексикон общения молодежи и до открытых призывов к совершению преступлений.

Воздействие управляющих структур организованной преступности на определенные сферы общественных отношений, в том числе на формирование общественного сознания, наиболее рельефно отражается в степени криминализации (в данном случае понимаемой как вхождение в сферу контроля организованной преступностью) публичного информационного влияния.

Так, В.Н. Адашкевич, Ю.Г. Козлов, характеризуя современную организованную преступность в ее конкретных проявлениях, к специфическим чертам преступных сообществ, наряду с использованием пробелов в законодательстве, созданием структур внутренней безопасности, политическими методами достижения преступных целей и иными, относят и проникновение ее в СМИ в целях создания благоприятного мнения о себе и своей идеологии, а также компрометирование неугодных лиц, в том числе работников правоохранительных органов. 22

Этот вид общественно опасной, социально негативной (но не всегда запрещенной уголовным законом) деятельности стоит несколько обособленно. Он присущ только некоторым, особо крупным криминальным структурам, сформировавшим относительно новое направление общественно опасной деятельности - информационно- идеологическое обеспечение, имеющее, разумеется, сложную структуру и ряд направлений в широком спектре от реализации результатов экономического шпионажа, их разглашения до публикации «заказных» статей по апологетике уголовных авторитетов или дискредитации неугодных лиц.

Детерминантами криминогенного информационного воздействия преступных сообществ, по взглядам ряда специалистов, выступают следующие

1995.-№8.

102

основания.

Ю.М. Антонян в целом ряде работ указывает на то, что личность преступника деформирующим образом воздействует на психику других людей: «…особого внимания заслуживают преступления, совершаемые с помощью психического насилия, … криминологическая и психологическая роль в механизме преступного поведения организаторов, подстрекателей и пособников весьма специфична именно потому, что они сами не участвуют в учинении насилия».23

Криминологи, ориентированные на учение Фромма, проводя дифференциацию агрессии, различали по степени агрессии в числе иных, вербальную, проявляющуюся в публичной ругани и оскорблениях и тесно связанную с вандализмом и насильственными действиями. Н.Ф. Кузнецова в освещении проблемы детерминанта преступности в буржуазном обществе ссылается на Э.Шура, который отмечал, что криминогенное влияние средств массовой информации осуществляется не только прямой демонстрацией преступности, но и воздействием на «систему человеческих ценностей», что перекликается с ее же исследованиями, касающимися исследований антисоциальной экономической и бытовой психологии и сделанными выводами по причинам криминогенной дефектности в этих областях.24

Показательно высказывание одного из видных американских исследователей, криминолога Ф. Трашера, основателя интенсивного изучения «насильственных банд». «Именно группа устанавливает форму поведения, вырабатывает стимулы, вознаграждает славой и товариществ, обеспечивает защиту и обязывает к верности и, что самое главное, сообщает преступной жизни ее этическое содержание, без которого она не могла бы существовать».

Уделяя значительное внимание процессу социального взаимодействия как внутри преступного синдиката (в том числе формированию своеобразной внутренней духовной общности), так и взаимодействию банды с другими

22 Организованная преступность. - М., - 1993. -С. 119.

23 Антонян Ю. М. Понятие и криминологическая классификация насильственных преступлений. - М., - 1993.

24 Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологический детерминации. - М., - 1984. - С. 68, 77.

103

социальными группами и обществом в целом, Трашер пришел к выводу о противостоянии официальной морали и морали групповой. В понятие банды он включал, помимо иных элементов, групповое сознание («дух») и нормы.

Ряд других авторов, применяя основные подходы, использованные Ф. Трашером, в качестве отправной точки взяли то положение, «что генезис преступного сообщества - это постепенное превращение его в своеобразную корпорацию, функционирующую на деловой основе, и пришли к выводу, что групповая преступность сопряжена (на тех территориях, где она влиятельна с деликвентными и преступными системами моральных ценностей, конфликтующими с официальными системами:…криминогенными являются районы, где деликвентные моральные ценности получили здесь распространение в качестве образа жизни».

Эти два автора сумели доказать, что воплощением преступного образа жизни, противоречащего общепринятым установлениям, являются группы деликвентов и преступников, многие из которых обладают значительным влиянием, властью и престижем. Также несомненно, что преступная «макросреда» является важным фактором, формирующим антисоциальную личность.

Из этих положений и выводов исследователей, проанализированных в определенном ракурсе и с учетом схожести криминологической ситуации, следует ряд выводов:

1.Мы можем говорить о том, что одной из функций банды является экспансия групповой искаженной морали на подчиненной территории.

  1. Рост экономического потенциала преступных формирований приводит к увеличению влиятельности групп деликвентов, получающих возможность через СМИ действенным образом влиять на подростков, которые только через преступную группу имеют возможность получения экономических выгод, завоевания престижа и удовлетворения других человеческих потребностей.

  2. Логически напрашивается вывод, что существуют определенные «криминогенные географические зоны» (по американской терминологии), или

104

«криминальная инфраструктура», порождающая преступность и эти преступные зоны, районы как система определенных общественных отношений, включающих информационно-семантические.

Мы пришли к выводу, что качественная эволюция, скажем так, информационных характеристик организованной преступности, выражающаяся в переходе от внутренней ролевой функции, ориентированной на «оптимизацию» межличностного общения, к внешней экспансии и навязыванию своих моделей поведения с использованием СМИ, произошла в силу современных характеристик и параметров организованной преступности: проникновение в СМИ в целях создания благоприятного мнения о себе и своей идеологии, политические кадровые перемещения, противодействие разрабатываемому «антимафиозному» законодательству.

Российская и мировая практика знает тому немало примеров. В США в конце 20-х годов подкупленными журналистами была поднята настоящая информационная истерия по поводу «незаконности» задержания боссов преступного мира, в том числе известного гангстера Аль Капоне: «В 20-е гг. в результате столкновений гангстерских банд было убито более тысячи человек. Убийц не судили, поскольку не было свидетелей, которые могли бы дать показания. К этому времени организации гангстеров уже оказывали влияние на политику городских властей, обеспечивая себе, таким образом, безопасность». ФБР с трудом удалось преломить ситуацию: «В период с 1931 по 1933 гг. действовало соглашение с Голливудом о том, что в кино прекратится прославление преступников и гангстеров».25

В Италии 3 сентября 1982 года после убийства ряда государственных деятелей принимается закон № 646 «Ла Торре», в котором устанавливаются в качестве обязательных признаков состава преступления следующие: использование насилия, наличие зависимости и соблюдение закона молчания («омерта»). Этим же законом судьям предоставлялось право накладывать арест и конфисковывать имущество лиц, связанных с
мафией. Принятие этого

25 Фокс В. Введение в криминологию. - М., - 1985. - С. 90.

105

законодательного акта в определенной степени подрывало ее позиции. Какова же была реакция? «Принятие указанного Закона сопровождалось довольно резкой негативной реакцией со стороны организованной преступности. В этих целях она использовала и средства массовой информации. Информация является для нее средством подчинения политической власти, указания ей соответствующего направления деятельности и, в конечном счете, контроля над этой властью. Поэтому, видимо, неслучайно была начата компания против данного нормативного акта, который назывался антиконституционным». 2б

У нас существует ряд сходных моментов, в том числе и тот, что российские преступные сообщества превзошли уровень чикагских макробанд образца 30-х годов с их малоуспешными попытками предстать в образе киногероев, благодетелей бедных и спонсоров выборных компаний.

Прежде всего, под аналогичными лозунгами антиконституционности и нарушения прав человека использовались некоторые журналисты в период ввода в действие Указа Президента по борьбе с бандитизмом и иными проявлениями организованной преступности в 1994 году.

Н.Ф. Кузнецова в исследованиях, касающихся антисоциальной экономической и бытовой психологии в выводах по причинам криминогенной дефектности в этих областях, связывает эту «дефектность» с социально-психологическими факторами, детерминирующими преступность и прежде всего мотивацию поведения: «Идеалы - чушь! Помни, что главное в жизни -деньги. Все остальное приложится к ним и ими добудется. Честность -донкихотство! Она смешна и никто все равно ее не ценит. Когда ты воруешь у покупателя, помни: «С миру по нитке - голому рубашка». Государство не обеднеет! Никогда не называй воровство воровством. Для каждого случая воровства найди вполне приличный, а еще лучше законный термин: «экономия естественной убыли», «пересортица однородных товаров» и т.п. Никогда и никому не признавайся, что воруешь, это неэтично…». («Кодекс морали» расхитителя, изложенный следствию арестованным директором гастронома в

26 Полиция и борьба с преступностью за рубежом. - М., - 1994. - С. 10.

106

80-е гг.). 27

В.М. Пахомов, говоря об общественной опасности организованной преступности, называл в числе основных характеризующих признаков активное распространение лидерами организованной преступности антиобщественной идеологии, в том числе и в местах лишения свободы. 28

В.В. Лунеев, исследуя организованность как важнейший признак этого вида преступной деятельности, к числу функций преступного сообщества относил публичную информационную функцию: «распространение слухов и страхов о могуществе, которая на том этапе развития организованной преступности выполняла в основном функцию устрашения; оно приносит преступным сообществам больше пользы, чем вреда. Слухи и страхи деморализуют свидетелей и потерпевших. Это четко проявляется на московском рэкете. Широко распространенное вымогательство и в сотой части не отражается в единичных уголовных делах. Остальные потерпевшие откупаются и молчат. Они боятся расправы, не верят в защиту правоохранительных органов. И это на руку организованным преступникам». Последствия такой направленности публично распространяемой информации не заставили себя долго ждать. Так, исследование российских СМИ, проведенное Фондом национальной и международной безопасности в декабре 1994 г., вскрыло следующие негативные тенденции в оценке прессы опрошенными: разрушительный, дезинтегрирующий вектор направленности материалов; корреспондированность между направленностью информационных материалов со структурой и уровнем преступности; криминализация сознания в СМИ; снижение доверия к центральным СМИ; морально- психологическая усталость населения от СМИ. По мнению 45% опрошенных, содержание негативной направленности выражается в пропаганде насилия, дезинформации, пропаганде массовой культуры, рекламной агрессии. Факт рассмотрения информационных структур как части организованных преступных формирований находит
подтверждение не только проведенными

27 Кузнецова H. Ф. Указ. соч. - С. 68.

107

исследованиями криминологического и аналитического характера. Сделанные нами выводы подтверждаются распространенностью прямого использования СМИ структурами организованной преступности и базируются на имеющихся сведениях о состоянии, структуре преступных сообществ и характере «информационной поддержки», т.е. криминогенного информационного влияния. 29

Криминологические данные, характеризующие состояние

организованной преступности, свидетельствуют о процессе врастания ряда криминальных образований в крупные информационные системы. Анализ подверженности этого участка коррупционным процессам, а, следовательно, и влиянию организованной преступности дает картину полной подконтрольности ряда крупных изданий финансово- промышленным группам с высокой степенью влияния на них организованных преступных формирований. «Финансовые группировки оказали колоссальное влияние в коммерческом плане на население через средства массовой информации. Пирамиды без СМИ с их авторитетом не состоялись бы». Подтверждением того, что криминальным образованиям принадлежит особая роль в информационно-пропагандистском процессе (в определенной степени манипулирование общественным сознанием; проникновение в СМИ, их контроль и формирование качественно нового уровня коррупционных процессов, создание системы планомерной нейтрализации всех форм социального контроля), являются качественно- количественные характеристики (интенсивность и распространенность) «заказных» статей по ключевым по значимости вопросам для организованной преступности, например, таких, как принятие специального законодательства или осуществление процесса приватизации, конкурентная борьба или «отмывание» (поддержка) репутации и т.д. Так, анализ по специально разработанному рубрикатору статей газеты «Известия» за 1994 год по правовым и некоторым другим проблемам, связанным с правопорядком, позволил определить тематику (направленность)
и интенсивность

28 Пахомов В. Д. Организованная преступность. - М., - 1989. - С. 15.

108

распространения тех или иных материалов.30

Из 18 выделенных тем (связанных с вопросами права, законности, правоприменительной деятельности субъектов оперативно-розыскной деятельности, причинами роста и конкретными проявлениями преступности, в том числе ее организованных форм и пр.) по 8 постоянно публиковались статьи, которые были нами отнесены к информационному воздействию (в скрытой или достаточно откровенной форме) организованных преступных формирований (их удельный вес от общего количества статей достигал 45%). В ходе информационно-аналитической работы был установлен определенный круг авторов, специализирующихся на «отмывании» лиц (организаций), в отношении которых проводились оперативные или следственные мероприятия и «заказавших» материал.

Анализ по месяцам этой же газеты показал, что на протяжении двух лет (1993 - 1994 гг.) определенный удельный вес (от 15 до 20%) по названной тематике занимали откровенно «заказные» статьи, оправдывающие (апологетирующие) действия коммерческих структур, в отношении которых или их руководителей проводились оперативно-следственные мероприятия в связи с различными экономическими злоупотреблениями, тенденциозно критиковались действия подразделений по борьбе с организованной преступностью, публиковались материалы об уголовных авторитетах, лиц, имеющих воровское звание, направленные на прекращение в отношении них уголовного преследования.

Схожую работу с использованием методов контент-анализа публикаций, затрагивающих правовую тематику периодическими изданиями Санкт- Петербурга, провела самостоятельная группа исследователей, осуществившая классификацию нескольких изданий по следующим основаниям.

Во-первых, по видам: информационные, аналитические, публицистические, оценочные, дискуссионные, консультационные.

Во-вторых, по общей эмоциональной направленности публикации:

29 Организованная преступность. - М., - 1989. - С. 15.

109

позитивная, негативная, смешанная, нейтральная.

Так же, как и в «Известиях», у петербургских журналистов обнаруживается склонность преимущественно к оценочным суждениям на фоне общей негативной направленности публикаций, что создает благоприятное для преступных формирований информационное поле.

Весьма показательной иллюстрацией являлись те меры, которые были предприняты с использованием СМИ в целях освобождения из-под стражи «вора в законе» Захарова (Цируля): «Следственные органы оказались завалены запросами от депутатов и общественности. Правда, когда скандал полез наружу, многие из них дезавуировали свои подписи. Пока одна адвокатская бригада формировала общественное мнение (выделено авт.) через прессу (журналист одной из известнейших центральных газет, по оперативным данным, получил за свой опус в защиту Циркуля более 50 тыс. долларов), другая - начала педалировать медицинские аспекты проблемы…».

Среднее количество «заказных» статей конкурентно-коммерческого характера (по сравнению с 1994 г.) оставалось на том же уровне. С 1994 г. отмечено резкое увеличение количества «заказных» статей экономической направленности в широком спектре: нейтрализация имиджа конкурентов, разглашение конфиденциальных экономических сведений, скрытая реклама, отстаивание интересов одной финансово-промышленной группы перед другой.

Таким образом, в первую классификационную группу входят материалы, способные произвести смещение психологических акцентов в целом, направленные на формирование общественного сознания в пользу завуалированных и открытых проявлений организованной преступности и нейтрализацию активности правоохранительных органов. Во вторую группу входят «заказные» статьи (в 70% от исследованного массива), несущие пропагандистский характер (нагрузку) и в которых, «априори», в силу решаемых задач, информация является (неполной, искаженной, с применением одностороннего освещения события) и сопровождается
разглашением

30 Данные института Социологии РАН // Безопасность. - М., - 1994. - С. 59.

no служебной информации правоохранительных органов;
разглашением конфиденциальных экономических сведений конкурентов;
в ряде случаев содержит завуалированные угрозы или подстрекает
к совершению преступлений.

Сюда же входят многочисленные случаи публикаций явно выраженного рекламного характера, использования СМИ для введения в заблуждение и мошенничества, размещения рекламы продукции, поставляемой или производимой коммерческими организациями, связанными с ОПТ, размещения заведомо ложной, «мошеннической», рекламы.

Уточнение и конкретизация понятия объекта исследуемой категории преступлений должны идти в направлении определения элементов непосредственного объекта, т.е. прав, интересов и благ, связанных с информационным воздействием на сознание и взгляды людей.

В.Н. Кудрявцев обоснованно считает, что «…объектом посягательства следует считать людей с их сознанием, взглядами и идеологией…». 31В.Н. Кудрявцевым в названном исследовании довольно точно очерчен круг преступлений, связанных с информационным воздействием в публичной форме посягающих на сознание, взгляды и идеологию людей.

Способ распространения, его оценка в качестве конфиденциального, публичного, частного, личного как коммуникационного канала, пропагандистского и пр. влияет на уголовно-правовую квалификацию деяния, выводя на соответствующий классификационный уровень. Добавим, что степень публичности передачи сведений не всегда влияет на квалификацию. Так, например, в составе «разглашение государственной тайны» публичный или конфиденциальный способ передачи сведений не влияет на квалификацию деяния.

Указание на возможность применения информационного воздействия как специфического способа, влияющего на общественную опасность деяния и в
ряде случаев на саму возможность оценки деяния как наказуемого в

31 Данные института Социологии РАН // Безопасность. - М., - 1994. - С. 59.

Ill уголовном порядке (применения средства массовой информации), является квалифицирующим признаком.

Например, упоминаемый термин «измышление» как элемент преступного деяния несет уголовно-правовую нагрузку, суть которой наиболее емко выразил И.С. Ной: «…под измышлением как элементом состава клеветы следует понимать всякое ложное сообщение о каком-либо факте, позорящем потерпевшего, либо отзыв такого же содержания, свидетельствующий о порочной жизни». 32

Иначе говоря, целостная картина классификации аналитического обобщающего характера может быть построена с учетом установления характера взаимосвязей между рассмотренными типами классификации, изображенной в виде таблицы, в которой изложены следующие условные блоки: «Социально-негативный»(1) образуют общественно опасные действия, обозначаемые внеправовыми терминами (конкурентная борьба с использованием СМИ, использование платных «заказных» статей, разведывательная дозированная утечка информации, использование «агентов» влияния в СМИ, массированные пропагандистские компании и пр.): диффамация, дискредитация, апологетика действий преступников, нанесение ущерба репутации, имиджу, косвенное разглашение конфиденциальной коммерческой информации и т.д.,

Криминологический блок (2) образуют: совокупность причин, условий и характеристик, позволяющих использовать СМИ в реально криминализированном блоке общественных отношений и потенциально- противоправных целях и противоправными способами (прежде всего возможность легального манипулирования общественным сознанием в корпоративных интересах), декриминализированность взяточничества в средствах массовой информации).

На данном уровне применима характеристика, данная малозначительным преступлениям: «…умышленные и неосторожные деяния,
затрагивающие

32 Ной И. С. Охрана чести и достоинства личности в советском уголовном праве. - Саратов, - 1959. - С. 29.

112

второстепенные общественные или личные интересы, не причиняющие существенного вреда, либо совершенные при смягчающих обстоятельствах».

Уголовно-правовой блок (3) образуют:

1.публично распространяемая информация как предмет преступления. В этой группе норм информационный способ является характеристикой вида посягательства на специфический правоохраняемый объект - совокупность отношений в информационной сфере.

  1. группа «информационных составов» при совершении общеуголовных преступлений: мошенничества, хищений, уголовно наказуемые угрозы, коммерческое посредничество, преступления против престижа, частных интересов, охраняемых в уголовно-правовом порядке;

3.группа составов, образующих подстрекательство к совершению преступления: распространение информации, способной вызвать негативные изменения в сфере общественных отношений, охраняемых уголовным законом, и относимой по содержанию к психологическому насилию (по характеру последствий, например, подстрекательство к вооруженному мятежу, массовым беспорядкам, уничтожению имущества, нанесению коммерческого ущерба и пр.).

4.составы, где использование СМИ может быть квалифицировано как отягчающее обстоятельство. Сюда входит группа преступлений экономического характера, связанных с вымогательством, угрозой уничтожения имущества, подрывом репутации, требованием передачи имущества под угрозой оглашения позорящих сведений и пр. В этих нормах информационный аспект в основном деянии является обстоятельством, указывающим на возможные особенности (способы) совершения преступления, в том числе в публично-информационной форме через средства массовой информации, своего рода информационным шантажом; элементы объективной стороны преступления, охарактеризованные с помощью таких терминов, как «насилие», «обман», «угроза», и которые несут информационно-пропагандистскую нагрузку.
Применение средств массовой информации

из усиливает общественную опасность деяния, запрещенного нормой.

На наш взгляд, применение различных видов обмана, силовых форм воздействия или угроза их применения являются характерным признаком для всех проявлений организованной преступности в области использования СМИ. О такой возможности упоминали крупнейшие специалисты в области права. Все формы преступного поведения в теории уголовного права пытались иногда свести к двум основным формам - насилию и обману. Еще Цицерон говорил об этих способах совершения преступлений (Duobis modis fit injuria, aut vi aut fraude).

Угроза в нормативном аспекте как одна из основных характеристик (составляющих) противоправного информационного воздействия является комплексным правовым понятием для целого ряда форм информационного влияния, подпадающих под действие уголовного закона.

Материалы оперативного характера и ряда уголовных дел дают основания считать, что этот признак наиболее часто присутствует в преступлениях, характерных для организованных преступных формирований (вымогательство, ведение в заблуждение, недобросовестная конкуренция и пр.). Силовым акциям предшествуют оскорбления, клеветнические и диффамационные выпады, сопровождающиеся угрозами совершить преступление. Всем памятны агрессивные пропагандистские компании, развязанные некоторыми центральными СМИ в период активного наступления крупных преступных синдикатов на нефтегазовый, алюминиевый комплексы (скупке акций и одновременных серийных убийствах по найму ряда крупных руководителей). Такие действия отрицательно воздействуют не только на потерпевших, но и на окружающих лиц, создавая атмосферу страха, безнаказанности и порождая иные общественно опасные последствия частного и государственного характера.

Вводя понятие «информационная опасность» и оперируя, можно согласиться с Н.И. Гореликом, который выделяет из общего понятия опасности два ее вида абстрактную, как создание субъектом условий для образования

114

опасности осуществления конкретного преступления, которую создают действия к его приготовлению, конкретную - виновный создает все условия для достижения преступной цели.

Особенность «информационной угрозы» состоит в том, что она не только создает абстрактную и реальную опасность, но и является формой, например, вымогательства, подстрекательства.

В случае использования СМИ характер угрозы раскрывается в сообщении, и, что особенно важно, не вполне определенно (например, «… проведение названной экономической линии руководством фирмы, задевающей интересы, чревато не только возможными потерями экономического характера, но и иными, связанными с вопросами личной безопасности …»): в сообщении всегда содержится указание, во-первых, на опасность причинения противоправного вреда (например, убийства) и, во-вторых, на направленность ее в адрес конкретного лица. В противном случае, публикация не составит уголовно наказуемой угрозы.

В.П. Петрунев в своем исследовании, посвященном вопросам психологического насилия, подчеркивает, что «для юридической оценки угрозы имеет значение - предшествует ли опасность сообщению о ней или сообщение предшествует опасности»: по общему правилу, если опасность и сообщение совпадают по времени образования, то деяние подпадает под признаки общественно опасной угрозы убийством; если же информационное сообщение в публичных формах делается раньше, а опасность осуществления угрозы возникает позже, что чаще всего случается, что деяние с таким сочетанием элементов не подпадает под признаки соответствующих статей УК РФ. 33

Так, А.Д. Чернявский в числе основных способов воздействия на человеческую психику выделяет информационный. К нему он относит: угрозы различного характера (причинение физического, материального или морального вреда; оскорбление, клевета и иная информация, способная причинить психическую травму либо ограничить свободу волеизъявления лица

33 Петрунев В. П. Борьба с уголовно-наказуемыми угрозами убийством. - М., - 1997.

115

и применяемые в общественно вредных целях); различного рода шоковая информация, создающая неадекватное отношение к действительности и ограничивающая способность принятия решения; гипноз как пограничный способа.34

Криминогенное информационное воздействие относимо к преступности «белых воротничков» и составляет поведение, в отношении которого наказание применяется далеко не во всех случаях, а в качестве крайнего средства, так как этот тип преступности, как мы покажем ниже, подчас приходит в столкновение с нормами гражданского, административного и иных отраслей права.

Общим критерием (основанием) для выделения в границы исследования распространения информации является способность определенного типа преступного поведения воздействовать на значительные группы лиц и выводить их из границ правомерного поведения.

С этой позиции уголовно-правовые характеристики распространения информации указывают на ее определенное содержание и формы проявления, что позволяет ее классифицировать, а также дать правовую характеристику.

Резюмируя вышеизложенное, отметим, что приведенное определение психического насилия одновременно может являться и определением противоправного информационного воздействия, в котором определенный вид психического насилия выражен соответствующим признаком состава общественно опасного и противоправного деяния.

«Информационные деликты» вошли в один ряд социально опасных явлений как разновидность профессиональной преступной деятельности, наряду с групповой, организованной, рецидивной, и осуществляются в форме криминогенного информационного воздействия.

4.1. Характер и структура криминальности средств массовой информации

Чернявский А. Д. Психическое насилие при совершении корыстных преступлений: уголовно-правовые и криминологические проблемы. - Автореферат дисс. канд. юр’ид. наук. - М., - 1991.- С. 10.

116

Влиятельность, возможности СМИ и, соответственно, специфический интерес к ним преступных организаций базируются на эффективном формировании и корректировке общественного мнения. Происходит это в основном с использованием рекламно-пропагандистских способов, а также целевых психологических акций с применением некорректных журналистских и психиатрических приемов по искажению информации. Для определения природы и сущности института формирования общественного мнения в противоправных или антисоциальных целях как реального феномена сегодняшней социальной жизни необходимо обратиться к изучению его связи с деятельностью организованных преступных формирований и некоторыми законодательными актами.

Так, под рубрикой «Школа начинающего преступника» можно было бы размещать регулярно публикуемые в прессе советы относительно наименее рискованных способов совершения преступлений, не попадающих в сферу уголовного преследования. Тиражируются рецепты уголовно ненаказуемых или сложно доказуемых разновидностей квартирных афер, мошеннических операций, шантажа, «выбивания» долгов, легализации преступно нажитых средств, операций с валютой, компьютерных и экономических преступлений, и так далее вплоть до особо жестоких способов лишения жизни.

Подробно описываются нетрадиционные разновидности преступной деятельности, якобы не наказуемые по действующему уголовному законодательству и приносящие наиболее высокие и стабильные доходы. Разносторонне обосновываются предпочтительность одних способов совершения преступлений перед другими. Подчеркиваются, в частности, наибольшие безопасность и доходность разного рода незаконных финансовых махинаций, хищений с использованием компьютерной техники, пластиковых платежных средств, промышленного и информационного шпионажа, лжебанкротства и так далее.

Поощрительный характер носят отдельные публикации о кодексе воровской чести, дисциплине, организованности, оперативности преступных

117

сообществ. Оттенки восхищения сквозят с некоторых газетных полос при описании воровской иерархии руководства - подчинения (своеобразной табели о рангах) и ее соблюдения членами сообщества.

На страницах периодических изданий без труда можно найти рецепты не только уголовно-правового, но и процессуального характера. До сведения подследственного и подсудимого доводится в нужном объеме информация, касающаяся стратегии и тактики поведения в уголовном процессе - выбор наиболее выгодной для преступника линии поведения на следствии и в суде, способы достижения изменения в его пользу квалификации преступления и смягчения наказания, приемы выгораживания сообщника или, напротив, возложения на него своей вины и т. п.

Помимо того, что подобная «разъяснительная» работа в СМИ направлена против интересов правосудия, нарушает права жертв преступлений, она вольно или невольно способствует повышению уровня правового и профессионального сознания преступников, обучению неопытных, начинающих нарушителей уголовного закона способами его обхода. Иными словами, она обусловливает расширение социальной базы преступности.

Своеобразную заботу проявляют журналисты о подследственных, заключенных под стражу, и об осужденных в пенитенциарных учреждениях. В печати тиражируются «тюремные» рецепты браги и других опьяняющих напитков, подробные описания способов незаконной передачи в места заключения наркотических и сильнодействующих веществ и других запрещенных предметов вплоть до боеприпасов и средств для захвата заложников.

В целом, происходит диффузное возникновение элементов преступности в нормальный социальный организм, когда законопослушному гражданину становится трудно отделить противоправное от преступного, преступное от социально одобряемого, специфически криминальное от повседневно бытового, - так тесно переплелись и взаимодействуют между собой эти явления в реальной и изображаемой СМИ виртуальной действительности.

118

При рассмотрении СМИ не только как источника, но и как канала передачи информации, необходимо отметить и возможность их использования в качестве переносчика дезинформации. Развивающаяся в СМИ война компроматов («человек, похожий на Скуратова», «голос, похожий на Березовского» и т. п.) показала, что идея модификации и искажения презентуемых материалов приобретает все большую популярность, как в преступной, так и в журналистской среде.

На криминологические аспекты обращали внимание современные исследователи: «Нельзя не учитывать то обстоятельство, что почти любая проблема актуализируется общественным сознанием во многом с подачи средств массовой информации. Поэтому мы можем увидеть и возникновение новых мифов. Один из них вновь связан с вопросом об организованной преступности».

В связке со СМИ общественное мнение выполняет второстепенную функцию как инструмент давления и с точки зрения возможностей воздействия на государственные институты.

Общественное мнение, а фактически группы влияния, выполняющие аналитико-конструктивные задачи в этой роли, характеризуются выполнением следующих функций:

По форме суждения общественное мнение якобы негативно (формулировки, как правило, не приемлющие явление, отрицательно оценивающие его, считающие его лишним и вредным для общественной жизни страны в целом);

СМИ в форме «заказных» статей и со ссылкой на общественное сознание выполняет контрольную функцию, воспринимая тот или иной факт, выражает отношение к нему определенной социальной группы (информирует об отношении);

Общественное мнение, в ряде случаев (значимость проблемы, используемые журналистские приемы, интенсивность пропагандистской компании и прочее) выполняет директивные функции, то есть в категорической

119

форме требуя принятия решения, мотивируя его ссылкой на интересы законности, конституционные, государственные, народные и прочие.

В недалеком прошлом ряд авторов сходились на том, что «характерными особенностями общественного мнения являлось то, что оно формируется стихийно и что управлять им прямо и непосредственно нельзя». 35В настоящее время анализ тенденций в сфере формирования общественного сознания, роли и влияния информационно-пропагандистских средств, в том числе с участием криминальных структур, ряд законодательных новелл, и другие факторы свидетельствуют о значительном смещении акцентов в сторону исключительной роли манипулятивных действий, связанных с активизацией криминального корпоративного влияния, что несет определенную общественную опасность.

Об этом наглядно свидетельствовали данные Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ (в настоящее время упраздненный государственный орган, не входивший в судебную систему и являвшийся судебным только по процедуре рассмотрения информационных сопров).

«Российская пресса активно используется в так называемой войне компроматов, ведущейся в корпоративных политических интересах, либо в целях недобросовестной конкуренции. В качестве доказательственной базы многочисленных разоблачений и обвинений в совершении самых тяжких преступлений используются анонимные источники неизвестного происхождения или сведения, полученные незаконным путем. Такого рода публикации, как правило, не находят должного и оперативного реагирования со стороны правоохранительных инстанций».36

Анализ материалов, явившихся предметом разбирательства, позволил увидеть следующую картину. Из 44 решений, рекомендаций и экспертных заключений Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ, 13 материалов СМИ (публикации, теле и радио передачи) в период с 17 февраля

35 Нерсесянц В. С. Право и закон. - М., - 1983. - С. 342.

120

1994 г. по 15 марта 1995 г. были охарактеризованы как «нарушающие общепринятые этические нормы, злоупотребляющие свободой слова, недостоверные, необъективные, искажающие смысл событий, неверно толкующие законодательство, с нарушением Закона «О средствах массовой информации». Наряду с этим были использованы термины: «редакция сознательно исказила данные, полученные из своего источника», «автор не смог подтвердить достоверность сообщаемой информации», «такое смещение акцентов в прессе, безусловно, формирует необъективное и неполное представление об истинных причинах преступности», «сведения являются субъективными и недоказанными», «публикация недостоверных и необъективных данных, затрагивающих общественно-политические интересы».

Широко используются в качестве дезинформации приемы, основанные на том, что оперативно передаваемая, например, с места события, информация не подлежит проверке, так как не известны все обстоятельства дела и, разумеется, отсутствует связанность тайной предварительного расследования.

Иные экспертные заключения, рекомендации, решения (вне проанализированного массива данных), по своей объективной характеристике, «квалифицировались» Судебной палатой как «информационная блокада», «противоправная дестабилизирующая деятельность» (прямые призыва к насильственному свержению конституционного строя), «злоупотребление журналистом своим профессиональным статусом в коммерческих целях».

Разумеется, такая ситуация не нова и прослеживается на протяжении десятилетий у разных народов. «Печать следит за всеми изменениями общественного мнения, причем условия конкуренции заставляют ее следить за этим очень тщательно из опасения лишиться своих читателей. Где же можно найти у нас теперь настолько богатую газету, чтобы редакторы ее могли позволить высказывать свои личные мнения? Да и какой вес могут иметь эти мнения в глазах читателей, желающих только, чтобы им доставили сведения и

Данные института Социологии РАН // Безопасность. - М., - 1994. - С. 59.

121

забавляли их, и постоянно опасающихся, что за всякой рекомендацией газеты скрывается спекуляция». 37

Во многих случаях ситуация в Российской прессе значительно сложнее. Так, представители «Экспресс-газеты», признавая недостоверность, необъективность, оскорбительность одной из своих публикаций (1994 год, № 5 «Живут же люди»), пытались ее обосновать заявлениями о том, что газета является «молодой», и такой стиль изложения был вызван якобы необходимостью победить конкурентов.38

Подобная система «этических» установок, в значительной мере, способствует вхождению СМИ в сферу интересов организованных преступных формирований.

Следующим ключевым направлением в развитии СМИ, во многом объясняющим ее состояние и степень деформированности под воздействием ОПФ, является влияние рекламной деятельности в отношении тех видов коммерции, которые в силу доходности включены в сферу промыслов организованной преступности: торговля табачными и алкогольными изделиями. «Потеряв рынки в своих странах, зарубежные компании наверстывают упущенное в России за счет здоровья ее граждан, а их лоббисты из журналистов льют крокодиловы слезы: если, мол, и в России будет запрещена такая реклама, сколько тысяч долларов будет потеряно?! Но для кого они будут потеряны? Для компаний и некоторых СМИ, находящихся в доле с этими компаниями. Вот горькая информационная действительность XX века в России». По данным российской фирмы «Аналитик ЛТД», только в сентябре 1994 г. на 5 общероссийских каналах телевидения, включая НТВ, в общей сложности 45 млн. было отдано рекламе алкогольных напитков (доход только от этой рекламы за 1 месяц составил свыше 130 тыс. долларов).39

Средства массовой информации и проблема отношения к экономической власти. -СПб., - 1996. -С. 462.

38 Из заявления Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ // Известия. - 1996. 25 ноября.

39 Судебная палата по информационным спорам. Нормативные акты, комментарии, обзор практики. - М., - 1995.-С. 67.

122

В судебном заседании представители СМИ, допустившие нарушение ч. 2 ст. 19 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» (реклама алкогольных напитков и табачных изделий) высказывали различные соображения в обоснование сложившейся практике распространения запрещенной ненадлежащей рекламы.

Представляется, что наиболее удачная аналитическая оценка этого явления сформулирована западными исследователями в этой области: «Трудно преувеличивать влияние рекламной и исследовательской деятельности крупных корпораций. Более того, поскольку посредник, с помощью которого это влияние осуществляется, остается нераспознанным, оно оказывается еще более действенным и еще труднее поддается измерению».

Мы полагаем, что здесь речь идет об эффективной трансляции криминальных и других «силовых сообщений» (метод устрашения, принуждения) и метода убеждения в приоритетности основных ценностных ориентиров. СМИ действуют в соответствии с коммерческими правилами, полагаются на рекламу и тесно связаны (как по своей структуре, так и в силу отношений с фирмами, заказывающими рекламные передачи) с корпоративной экономикой. Несомненно, что в процессе манипулирования наряду с воздействием направленного и искаженного информационного потока важнейшую роль играют различные формы массовой культуры, распространяемые через телевидение, радио .и печать идеи, которыми проникнуты все виды коммерческой культуры.

Зарубежные исследователи отмечали: «Культурная олигархия, главным образом в сфере развлечений, управляется в общих интересах рекламодателей. Как правило, крупнейшие рекламодатели телевидения - производители продуктов питания, медикаментов, напитков, хозяйственных товаров, автомобилей всегда стремятся добиться наибольшего распространения среди представителей средних слоев, так что плотность зрителей стала основным критерием в оценке программ. Этот упор на популярность программ и создал видимость их демократического отбора на телевидении».

123

Содержание и форма развлекательных сообщений не только не лишены рыночной стоимости, но и специально создаются для пропаганды доминирующего институционального мировоззрения и поведения: «Зритель не клиент, а лишь потребитель телевидения. Рекламодатель покупает его, как покупают стадо рогатого скота».

Таким образом, граница между «информацией общественности», «рекламой» или связью с общественностью и «пропагандой» очень незначительна, и здесь велика роль субъективного усмотрения.

Показательно, что оценка рекламного воздействия профессионалом в этом области совпадает с мнением крупнейшего специалиста в области психиатрии: «Гипнотическое действие массовой рекламы усугубляет это чувство ничтожности и бессилия, притупляя способность индивида здраво мыслить и оскорбляя его человеческое достоинство изощренными вымыслами по поводу мыла и дезодорантов. Политическая пропаганда и тактика, применяемая прессой в борьбе за голоса, как и реклама, притупляют способности индивида здраво и критически мыслить, и усиливают в нем ощущение своей незначительности и бессилия. Они льстят ему, заставляя его казаться важной персоной, делают вид, будто апеллируют к его критическим суждениям, но все это притворство лишь способ притупить в человеке подозрения и способствовать его самообману в отношении самостоятельности принимаемого им решения».

В современном обществе СМИ превратилась в гигантские объединения с высокой степенью организации. Рисуемая ими иллюзия культуры воспринимается как реальность. Эта реальность обладает криминогенным потенциалом и формирует ряд характерных особенностей информационного воздействия:

  • владельцы и руководители СМИ, стремясь завоевать максимальное число населения, в частности, своей информации придают все более эротический характер;

  • во всех деталях рисуются способы совершения преступления;

124

  • в ходе опросов и следственных действий установлено множество примеров, когда такого рода информация способствовала тому, что совершались похищения людей с целью получения выкупа, разбойных нападений, наемничеству в «горячих точках»;
  • молодежь, критически не оценивая сообщаемую информацию, легко переходит к деликвентному поведению, игнорируя существующие социальные нормы;
  • информационная поддержка СМИ определенных областей является механизмом (технологией) активизации преступности (публикация информации о детализированных интим услугах, прямые трансляции из ночных клубов и заведений, контролируемых преступных миром, в которых распространяются наркотики, организуются сводничество и проституция), к чему, в частности, причастны телекомпании СТС и ТВ 6. Этим искусственно формируемым процессом, обладающим внешней легальностью, активно пользуются предприниматели и преступные группы, имеющие финансовую поддержку банков, стремящиеся получить прибыль путем подогревания низменных инстинктов человека.
  • Такое состояние взаимодействия СМИ и социума, формирующее общекриминальный фон, характерно не только для России. Негативные последствия воздействия СМИ на общество со своеобразной, «традиционной» культурой отмечали и японские криминологи. Они, оценивая взаимосвязь культуры и преступности, указывали, что «вся культура, распространяемая СМИ, окрашена снисходительным отношением к преступности, в передачах идет смакование преступных актов или вообще отсутствует элемент их осуждения, что разлагающе воздействовало на традиционную субкультуру». Создание, обработка, оперирование и полный корпоративный контроль за распространением информации, которая в значительной мере определяет представления, установки общества, а в конечном счете и поведение, является обычной мировой практикой для печатных и электронных СМИ, в том числе, российских. В оценке влиятельности организованной преступности одной из

125

важных составляющих является определение того, в какой степени информационно-пропагандистский аппарат входит в орбиту интересов преступных синдикатов, поражен коррупционными процессами и используется в общественно опасных целях. Сам вопрос о независимости СМИ «ни у нас, ни у них» не ставит проблему, «свободны ли органы массовой информации, а в том, с кем, как, с какой целью и с какими последствиями осуществляется неизбежное управление ими».

Усиление роли частных источников в формировании информационной политики ведет к очевидному росту влияния финансово-промышленных синдикатов (групп) и обслуживающих их или включенных в них крупных преступных формирований. Небезуспешные попытки «приручить» журналистские коллективы, редакции дотациями государства, или «вливаниями» от предпринимательских, банковских структур — отражение современного состояния прессы.

Почему преступные синдикаты, связанные с финансово-промышленными группами, в такой степени заинтересованы в установлении контроля над пропагандистским аппаратом:

Во-первых, органы массовой информации являются высокодоходными экономическими предприятиями, позволяющими получать сверхприбыли, и уже в силу этого попадающие в сферу интересов лидеров преступных формирований.

Сюда входят следующие факторы:

информационно-пропагандистская монополия превратилась в важнейшее средство проникновения капитала, средство усиления господства влиятельных экономических образований;

  • частные структуры являются щедрым финансистом производства информации и выступают в качестве ментора, уделяя значительное внимание своим организациям по связям с общественностью;

126

  • информационная деятельность, не оказывающая непосредственной поддержки корпортавному комплексу, получает в лучшем случае ограниченную помощь;
  • частная информация отражает мотивации, тенденции и потребности самой системы, которая выдвигает свои требования через бюрократические институты правительства.
  • Во-вторых, СМИ обладают специфической сферой могущества, так как они используются в качестве: инструмента коррумпирования, дискредитации, экономического воздействия (например, разрыв контрактов по поводу размещения рекламы, раскрытие коммерческой тайны), для оказания психологического давления, замаскированного подкупа (например, путем публикаций), использования журналистов в интересах криминальной разведки и пр.

В-третьих, СМИ присущ специфический комплекс характеристик, которые активно эксплуатируются преступными формированиями:

публично распространяемая информация как единственный возбудитель паники на финансово-экономических рынках;

  • политические события нередко становятся следствием принятия правительственных решений под воздействием «серийных» публикаций и передач, имеющих большой общественный резонанс.

  • СМИ нуждаются в рекламе больше, чем она в них.

Совокупность этих и иных свойств и направлений их использования ставит «информационную поддержку» в один ряд со «вспомогательными» видами деятельности организованной преступности (коррумпирование должностных лиц, «заказные» убийства и «отмывание» денег), в качестве важного дополнительного элемента в этих направлениях.

Сжато и емко значение СМИ определено французским исследователем Райдером: «Власть информации - единственная власть, которая непрерывно возрастает, как благодарю развитию техники, так и, главным
образом,

127

благодаря тому, что она стала пропускным пунктом, которого никто не может миновать».40

Информационное влияние в позитивном смысле — публичное воздействие с использованием СМИ на «состояние массового сознания, заключающее в себе отношение (скрытое или явное) людей к событиям и фактам социальной действительности».41

Этот тип влияния приобретает общественную опасность вследствие подчинения государственной системы распространения информации интересам и целям частных корпораций, контролируемых преступными сообществами. Типичными примерами мощи такого влияния (разнесенными по времени) и возможности его количественно-качественной оценки субъектом воздействия в достаточно больших масштабах приводит и историк, и наш современник Н. Н. Яковлев: «С 12 по 30 сентября 1938 года девятая студия радиокомпании СиБиЭС провела 85 передач, по большей части прямых из Европы. Миллионы и миллионы у приемников остров ощущали свою беспомощность, и чувство страха поползло по американским домам. Выводы: опрос журнала «Форчун» показал, что только 11,6 % сочли мюнхенское соглашение похвальным, 76,2 % уверовали, что США примут участие в войне в Европе (полтора года перед этим - только 22 %). СиБиЭс удовлетворенно подтвердила итог: «Радио теперь не только распространяет новости, но и выступает как социальная сила». 42В данном примере американские эксперты установили примерное соотношение между количеством, направленностью, формой передач и интенсивностью изменений в общественном сознании с использованием опросов общественного мнения. Дальнейшая работа в этой области дала возможность американцам сказать о себе следующее: «Единственная область, где мы можем иметь преимущество по отношению к русским, это наши исследовательские методы

40 Райдер О. Информация и общество. - М., - 1977. - С. 137.

41 Философская энциклопедия. - Т. 4. - М., - 1967. - С. 114-115.

42 Яковлев Н. Н. ФДР человек и политик. - М., - 1987. - С. 261.

128

для предварительной оценки пропаганды и измерения степени ее успешности».

43

Председатель Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ, следующим образом высказался о степени влиятельности нашей прессы: «Весьма значительным социальным институтом становится клуб главных редактором, сформированный спонтанно, без правовой основы, но отражающий уже тенденцию властной институцилизации четвертой власти, потребности в координации СМИ, совместных акциях. Еще какая власть! Со своими целями и средствами… может предъявить «ультиматум» правительству, снять с работы неугодного министра, скоординированно оказать давление на всю президентскую команду». и Так, наши СМИ небезуспешно пытаются формировать «нужную» законодательную политику. Частным примером адекватной реакции (на десятки некорректных пропагандистских компаний) явилось обращение заместителя Председателя Государственного комитета РФ по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур по поводу распространения СМИ недостоверных сведений, касающихся внесенного Правительством в Государственную Думу проекта федерального закона о рекламе и, соответственно, тенденциозных и необъективных публикаций, посвященных анализу данного законопроекта. Судебной Палатой установлено, что ряд публикаций «содержит недостоверные сведения, касающиеся текста Закона, сопровождаются оскорбительными для разработчиков законопроекта предложениями (корыстная мотивация госслужащих), в публикациях производится подмена понятий, умалчивается о зарубежном опыте, некорректно применяются такие термины, как цензура, система судебных экспертиз и прочее, с целью опорочить отдельные положения законопроекта и его концептуальную основу».

Общая направленность и скоординированный характер публикаций в газетах «Известия», «Экономика и жизнь», «Московские новости», в которых содержится умышленное искажение подлинного текста,
необоснованные

43 Там же. - С. 262.

129

предложения о корыстных намерениях разработчиков законодательного акта имели цель сформировать негативное представление читателей о проекте федерального закона.

Особый характер информации, произведенной институциональной структурой, где доминирующее положение занимают «криминалитет» и коррумпированный «истэблишмент», обусловлен давлением «групп влияния». Криминальная элита требует искажения социальной действительности. Группы и компании требуют не делать объектом анализа механизм их деловых операций (в период 1993 - 1998 гг. постоянно фиксировались попытки блокирования на редакторском уровне выхода какой-либо критической информации о трудностях крупных коммерческих банков и финансово-промышленных групп). Для обеспечения как можно большей аудитории фирмы, заказывающей рекламные программы, всегда стремятся убрать потенциально «противоречивый» материал, что приводит к искажению сведений, нарушению рекламного законодательства.

В некоторых случаях формируется своеобразный финансовый, а также силовой контроль за деятельностью электронных и печатных СМИ со стороны влиятельных финансовых групп. Так, на конференции в Торгово- промышленной палате России, организованной Ассоциацией российских банков, были затронуты такие темы, как коммуникативные стратегии финансовых институтов, роль корпоративного имиджа в работе банков, опыт работы банковских служб по связям с общественностью.45 Фактически апробировался механизм ограничения распространения информации о деятельности коммерческих банков, и некоторые иные сопутствующие вопросы, получившие свое развитие, например, в создании и формировании крупнейшими частными коммерческими банками страхового фонда для журналистов, а иначе говоря, банальном подкупе. (Фонд был создан по инициативе Инкомбанка, подвергнувшегося в 1996 году
мощной

44 Венгеров А. Б. Судебная палата в информационном пространстве России. - М., -1995. - С. 138.

45 Юргин С. Банки неравнодушны к общественному мнению // Финансовые известия. - 1996.4 декабря.

130

дискредитационнои компании, «инспирированной» конкурентами, и не желающего вновь попадать в аналогичную ситуацию). 46

Проникновение в средства массовой информации в целях создания благоприятного мнения о себе и своей идеологии, а также комрометирования неугодных лиц, «уничтожения» конкурентом является одной из специфических черт современной российской организованной преступности.

Способы и методы проникновения обуславливаются некоторыми характерными чертами СМИ, создавшими такого рода возможность.

Во-первых, то, что журналистика стала развиваться как бизнес и по законам бизнеса. И как следствие этого, журналисты оказались между двух огней: они одновременно служат и всему обществу, и частным интересам отдельных компаний.

Во-вторых, в настоящее время на передний план в борьбе за власть в любых ее аспектах вышла проблема эффективного сбора и обработки информации.

В-третьих, в условиях рынка печать приобретает черты промысла, в том числе высокодоходного криминального.

Наиболее полное развитие коррупционных отношений на уровне «политической коррупции» (союз органов государственной власти с основанной на частной собственности экономической системой) находит выражение в коммерческо-банковском информационном секторе. В этой сфере практически не существует границы между государственным и частным секторами, и взаимопроникновение этих организаций наиболее очевидно. Действительно, административный аппарат государства почти не отделим от ведущего ядра частного коммуникативно-информационного сектора. Это правило с одинаковой силой действует в таких разных странах, как Россия и США. «В СиБиЭс, кроме всего прочего, меня привлекает ее участие в государственных делах», - говорил один из западных журналистов. Вышеупомянутая конференция по проблемам имиджа банковских структур

Сергеев А. П. Владимир Виноградов любит свободную прессу // Сегодня. - 1997. 21 марта.

131

проводилась совместно усилиями государственного органа и коммерческого образования (ассоциации российских банков).

В число механизмов манипулирования, наиболее широко применяемых структурами организованной преступности, входят, например, такие:

стопроцентная зависимость тиража от усмотрения и платежеспособности владельцев коммерческих телестанций, которые, будучи обязанным криминализированной экономике за доходы от рекламы и бесплатное «паблисити», полностью отдают должное своим «благодетелям», выступая в роли рыночного инструмента и одновременно источника «нейтральной», а на деле способствующей манипуляции информации;

подбор определенного средства информации, которое затем распространяет свою деятельность на другие издания или программы, как это произошло, например, с поглощением издательством «Коммерсант» журнала «Столица» и некоторых других изданий;

  • пристрастные методы передачи информации и самих сообщений с использованием развлекательно-деловых турне собственных телевизионных съемочных групп радио и телестанций, выступают в клубах для бизнесменов и пр.

Анализируя последствия подчинения СМИ и характер их использования, необходимо различать использование СМИ в преступных промыслах и во вспомогательной деятельности.

Например, для укрепления и развития этих функций через средства массовой информации пропагандируются доводы о том, что вкладывание незаконно полученных средств в законную экономику будет способствовать ее стабилизации (мировой опыт показывает, что эти средства изъяты из нормальной циркуляции), что принятие законодательства о контроле над «отмыванием» денег ущемляет основные права граждан и развивает систему доносительства и так далее. Такого роду публичное информационное влияние является необходимым элементом в стратегии организованной преступности, которая таким путем расширяет свою социальную и нравственную базу, делает

132

образ мафии и коррупции привычным атрибутом общества, расширяет сферу потребителей мафиозных благ, культирование системы духовных ценностей своей субкультуры, приобретение респектабельности и имиджа.

Одним из последствий проникновения в информационную сферу структур организованной преступности является нарастание проблемы влияния криминальной, воровской культуры на аппарат средств массовой информации, что ставит жизненно важные вопросы, касающиеся национальной культуры и экономики, так как подконтрольная, концентрированная и информационная система легко переключается на социально негативные цели.

Наибольшая же опасность, как представляется, состоит в том, что существует определенный социологический уровень последствий проникновения в информационную сферу институциолизированных структур организованной преступности, то есть социальные, юридические, политические и технические последствия взятия средств информации под контроль. Например, социум становится объектом применения разнообразных тактических приемов коммерческой службы общественной информации. Расширяющаяся организованная преступность в лице криминально ориентированных предприятий входит в число основных потребителей и оплотов информационной системы. Частные криминализированные информационно-образовательные синдикаты присваивают себе прерогативу перерабатывать культуру страны в соответствии с их собственными понятиями.

В совокупности они предлагают тщательно отредактированную версию происходящих в мире событий. Для распространения тщательно синтезированных сообщений этих купленных служб преступные синдикаты используют или подкупают СМИ, находящиеся в зоне его деятельности.

В. Н. Кудрявцев, анализируя рост преступности в рассматриваемой сфере, изменение и повышение степени общественной опасности, в числе иных объяснял эти процессы социальными (в широком смысле слова) изменениями, происходящими в стране. Он писал: «Строгий политический контроль за поведением и образом мыслей граждан обеспечивал довольно низкий уровень

133

государственных преступлений. Речь идет о 60 - 80-х годах. Теперь такого контроля практически нет. Но вырос терроризм, слышатся призывы к национальным распрям и войне, … восхвалению обогащения любой ценой, легализации практически всех источников доходов, свободе любой предпринимательской деятельности (вплоть до проституции, азартных игр, ростовщичества и т. п.), что создает фон «первичных» ценностей рыночного общества, неизбежно рождающего вторичные явления: фрустрацию у части населения, распад нравственных норм, агрессивность». 47

Это одна сторона проблемы. Другая, но тесно связанная с первой, определяется тем, что для организованных преступных формирований информационное влияние в публичных формах стало необходимым инструментом в достижении вполне рациональных целей (нейтрализация конкурентов, лакировка имиджа «авторитетов», выработка законодательства и другие задачи). Ю. Е. Пермяков писал: «Эти объективные социальные и политические изменения сказываются на построении нового уголовного законодательства в форме осуществления давления на уголовную политику». 48

Коррупция в СМИ, открыто называющих себя «четвертой властью», как и в иных органах власти и управления, носит многогранный характер. Проявления ее связаны как с проникновением структур организованной преступности непосредственно в коммуникационные органы, органы силового или коммерческого контроля отдельных органов СМИ, даже их создания на собственные средства, так и с системой различных этических (корпоративных), должностных злоупотреблений, в интересах и по заказу преступных организаций.

Разумеется, коррупционное поведение в такой специфической области, как СМИ, не связано только с получением вознаграждения за публикации «нужных» материалов.

Кудрявцев В. Н. Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного права. - М., - 1994. - С. 8. 48 Пермяков Ю. Е. Модели современной уголовной политики и законодательный выбор. - М., - 1987. - С. 59.

134

Отдельные редакции и журналисты выполняют и иные заказанные верхушкой «связки» ОПФ - ФПГ поручения коррупционной «окраски», например, выступают в роли инициаторов скоординированных политико- пропагандистских компаний стратегического характера («антиспецслужбовской», прочеченской, промонархической, «антипримаковской», о неконституционности пограничного налога, законодательства по борьбе с организованной преступностью и т. д.)

В числе разнообразных форм коррупции в СМИ находятся и осуществление посреднических функций для «связывания» заинтересованных лиц, использование редакционного статуса для получения неправомерного дохода, отмывание «грязных» денег в форме выдачи гонорара за якобы подготовленные публикации и многие другие.

Это так называемая вторичная коррупция - нечистоплотное и зачастую противоправное поведение, использование системы манипулятивных приемов, злоупотребление журналистским статусом как следствие вхождения в орбиту интересов преступных сообществ.

Американские юристы, но, к сожалению, не российский законодатель, в числе длинного перечня коррупционного поведения выделяют и те формы, которые наиболее распространены и достаточно легко просматриваются в нашей прессе, например, нечестная реклама, способствующая продаже некачественных и неисправных товаров, вредных продуктов, поддельных и бесполезных лекарств.

Применительно к СМИ и, в частности, к размещению рекламы, подрыву репутации по «заказу» и некоторым иным деяниям, представляется абсолютно верным следующее утверждение: «Собственно коррупция не только подкуп, но и «вербовка» государственных служащих, то есть они дают согласие на сотрудничество, получая при этом определенный процент от преступного дохода. Принятие закона сопровождается давлением на законодателей, чтобы они отвечали групповой, а не общественной пользе». 49

49 Опанасюк И. В. Правовые и организационные проблемы борьбы с коррупцией. - М., - 1996. - С. 73 - 74.

135

Этот процесс трудно проследить, и он намного эффективнее, чем кажется. Он заложен в уровне влиятельности организованной преступности и закрепляется уровнем доходов, субъективным фактором в журналистике, который, например, применительно к США, весьма рельефно выразил Генри Люс, основатель журналов «Тайм», «Лайф», «Форчун» и других массовых изданий: «Мнимая журналистская объективность, то есть утверждение, что автор подает факты без какой-либо ценностной оценки, является современной выдумкой, не более, чем обманом. Я это отвергаю и осуждаю».50

Подтверждением того, что криминальным образованиям принадлежит особая роль в информационно-пропагандистском процессе, формировании нового уровня коррупционных процессов, являются не только качественно- количественные характеристики (интенсивность и распространенность) «заказных» статей по ключевым по значимости вопросам для организованной преступности, например, таких, как принятие законодательства по противодействию ей или ограничению возможностей правоохранительных органов в финансово-экономической сфере и т. д., но и имеющиеся данные о прямом включении отдельных СМИ или их части в управляющие структуры не только финансово-промышленных групп, что общеизвестно, но и преступных организаций.

Результаты обобщения и обработки полученных оперативно- аналитическим путем сведений указывают на преимущественное использование следующих форм коррумпирования в целях оказания давления и взятия под контроль СМИ.

  1. «Давление» государственных чиновников, прямое физическое насилие и месть за опубликованные критические материалы, судебное преследование, финансовое давление, индивидуальное коррупционное воздействие: оплаченные званные обеды, презентации, путешествия, рауты.

50 Аркелов Ю. С. Роль и ответственность средств массовой информации в освещении деятельности органов внутренних дел // Правовые и социально-экономические аспекты деятельности средств массовой информации. -СПБ.,-1996.-С. 247.

136

  1. Коррупционные связи редакторов и журналистов поддерживаются в абсолютном большинстве случаев (более 90 %) непосредственно с лидерами ОПТ (уголовными авторитетами) через руководителей подконтрольных коммерческих организаций, посреднические организации (клубы, политические образования, благотворительные организации, деятелей искусства, спорта, связанных с ОПТ), предоставление кредитов, аренда, открытие ресторанов, организация встреч и фестивалей и прочее.

  2. Некоторые издательства и отдельные журналисты своими специфическими методами активно присутствуют в традиционных методах воздействия организованной преступности на неугодных: инфильтрация, выведывание информации, подчинение влиянию, шантаж, подкуп, использование зависимого положения, компромат.

  3. Коррумпированные журналисты используются для повышения имиджа уголовных авторитетов, подготовки материалов в печати или телепрограммах с целью дискредитации проводимых оперативно-следственных мероприятий в отношении членов ОПТ (предприятия), соучастия в совершении общеуголовных преступлений (хищения информации, экономического шпионажа, шантажа, сводничество и пр.). Сотрудниками милиции устанавливались случаи, когда работники СМИ выполняют функции исполнителя, связника, разведчика, наводчика (с использованием метода «маски» и документов прикрытия), то есть использование «карманных» журналистов для разведки в интересах преступных групп.

Публикации по определенным видам преступных промыслов, прежде всего таких, как «заказные» убийства, квалифицированные виды вымогательства, крупномасштабные мошеннические акции и вывоз валютных средств за рубеж и некоторым иным, объективно выступают в ряде случаев одной из составляющих фактических разведоценок, применяемых лидерами преступных формирований для оценки реагирования на сообщения, установления степени осведомленности и предполагаемые намерения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Как видим, характер

137

«первичного» влияния на сам субъект криминогенного информационного воздействия (и, соответственно, содержание коррупционных процессов в СМИ) определяется спецификой задач, решаемых СМИ в интересах организованных преступных формирований.

Негативная практика предоставления, продажи информации формирует «коррупционный облик» прессы, осложняет взаимоотношения государственных и общественных организаций с прессой. Как уже было отмечено, действует система более частных приемов, объективно способствующая отклоняющемуся поведению, появлению негативных аспектов в ходе работы журналистов: характер и порочная практика предоставления, «продажи» информации, условия, в которых осуществляется взаимодействие государственных и общественных организаций с прессой. К этому относится, например, практика избирательного допуска, которая приводит к дискриминации журналистов по признаку аккредитации и допуска с последующей перепродажей информации своим коллегам. Это подтверждает характер контактов с западными изданиями, которым «горячая» информация предоставляется более оперативно и в первую очередь. Вследствие этого сформировалась коррупционная система (взяток и подношений в пресс-службах министерств, «второй оклад» работников пресс-центров и их руководителей), система использования засекреченных данных (обогащение за счет неприкосновенной правительственной информации, информация секретится в период, когда она могла оказать влияние на формирование мнения и затем продается в виде рыночных изданий). Это процессу способствует практика распределения информации по принципу платежеспособности (возможность отдельным лицам наживаться на хранящейся в архивах государственной информации, действует форма коммерческой эксплуатации правительственной информации, передача данных, фамилий и прочее, например, владельцев оружия, валюты, зарубежных счетов, торговым фирмам, политическим образованиям и прочее).

138

В числе причин такого положения дел, навязывающим журналистам коррупционные правила игры, находится правовая неурегулированность специального права на получение информации, которая могла бы быть зафиксирована в специальном законодательном акте.

«Вторичная» коррупция - этически и корпоративно некорректные и в ряде случаев противоправные приемы, практикуемые журналистами в ходе получения и распространения (в том числе условия включения в передачу и нужную «оценочную» направленность) информации. Прошел процесс формирования «новой деловой этики» журналистов и характерными чертами ее служат следующие сведения:

  • стоимость информационных услуг за выступления (за то, чтобы попасть) в известной воскресной телепередаче, специализирующейся на политической проблематике, колеблется от 2 тыс. долларов;

  • «заказное» интервью в крупной газете банкира или коммерсанта стоит от 1 000 до 5 00 долларов и выше;
  • журналистами и сотрудничающими с ними представителями крупных организованных преступных формирований созданы «конторы», которые гарантируют публикацию любых «новостей» в любой центральной газете в 10-дневный срок, стоимость публикации в 20 строк — от 700 долларов;
  • применение особо скрытой рекламы, за которую выплачиваются наличные деньги;

  • выплачивание «карманным» журналистам разовых вознаграждений за каждое позитивное упоминание фамилии заказчика;
  • наличие у владельцев крупных издательств и информационных агентств широкого оплачиваемого круга «информаторов» в государственных структурах.
  • Последствия коррумпированности прессы сводятся к следующему. Процесс
    и результаты решения задач, связанных с криминогенным информационным воздействием, проявляются в широком векторе и имеют

139

своим следствием попытки осуществить негативные изменения в общественном сознании.

При освещении темы организованной преступности на первый план выдвигаются насильственные моменты. В оценке этих событий преобладают следующие аспекты: каждодневность этих событий, профессионализм и безнаказанность их исполнения, беспомощность государственных органов, возможность причастности в той или иной форме к фактам уголовного террора милиции.

Такие публикации и выступления приводят к формированию специфического состояния общественного сознания, в том числе изолируют население от правоохранительных органов, вуалируют истинные процессы, происходящие в криминальной среде, повышают имидж уголовных авторитетов.

На информационный социум и субкультуру активно воздействуют тенденции, способствующие усилению роли криминально ориентированных предприятий в формировании информационных потоков и определенную подконтрольность информационной среды общества. На общество влияет демонстрация могущества определенных кругов, отстаивание информационно-пропагандистским путем экономических интересов групп, связанных с неконкурентными экспортерами, залоговой политики в отношении федеральных пакетов акций, пользующихся налоговыми льготами и исключениями. На общество также воздействует практика «информационной войны», которая обращена к субъектам и факторам, отношение к которые у руководителей преступных группировок негативное (прежде всего, органы государственного регулирования и контроля, специализированные подразделения МВД, иные правоохранительные органы, наделенные правом на ведение оперативно-розыскной деятельности, вопросы законодательного урегулирования борьбы с организованной преступностью).

Можно говорить о том, что создана эффективно действующая структура, в которую входят:

140

  • подконтрольные СМИ: коррумпированные журналисты, владеющие специальными пропагандистскими приемами, апробированные модели пропагандистского обеспечения крупномасштабных мошеннических акций;
  • аналитические программы ведения криминально ориентированного информационного влияния (отчетливо просматриваются элементы консолидации, скоординированности в ведении передач, наличие единых финансовых центров).
  • Значительные манипулятивные возможности, не без успеха применяемые СМИ, обусловлены воздействием и иных факторов. Например, продолжают действовать традиции манипулирования и высокой подверженностью населения пропаганде, верой в абсолютную правдивость и непогрешимость средств массовой информации (утвердившийся стереотип о правдивости СМИ), что широко использовалось в ходе рекламных компаний мошенниками всех мастей.

Что же представляют СМИ в плане используемых приемов и частных способов воздействия, какие качества прессы, используемые для манипулирования, когда, в каких условиях и какими способами применяются в интересах преступных сообществ?

В первую очередь, к числу анализируемых характеристик относится маскировка различных видов экономической, коррупционной и силовой зависимости определенных средств массовой информации и отдельных журналистов, так называемые мифы о личном выборе и ответственности журналиста, о нейтралитете, о плюрализме средств массовой информации, тезис - «институт подачи информации выше подозрений» и др.

Информационное поле характеризуется иными реалиями, носящими четко выраженный криминальный оттенок. «Пресс-службы, пресс-центры в некоторых организациях становятся способом дозирования информации, порой превращаются в органы целенаправленной дезинформации. Так, установлены коммерческие организации, например АО «Консорциум прессы», фактически занимающийся функциями информационного агентства, но без надлежащей

141

регистрации и поставлявший непроверенную информацию клеветнического и оскорбительного характера в центральные и региональные агентства». 51Тот факт, что средства массовой информации без исключения являются деловыми предприятиями, получающими доходы от торговли своим временем или полосами, до последнего времени игнорировался, как игнорировался и недвусмысленный характер источников ее финансирования, направленность публикаций и характер создаваемых ее парадигм.

Что же касается того, кем и как используются опросы, то полученные открытым путем свидетельства позволяют сделать не оставляющие сомнений выводы. Если обычная идеология в минимальной степени выступает в качестве механизма управления, так как «из информационно- научного спектра нейтральный человек выбирает информацию, более всего подходящую к той модели истины, которую он пытает построить», то криминальный, в данном контексте, пропагандистский аспект информации не оставляет права на выбор. Одним из негативных проявлений коммерциализации прессы выступают злоупотребления журналистским статусом. Довольно типичными явились следующие. Журналист Дибров использовал свой статус журналиста и ведущего для рекламы собственного коммерческого предприятия (являлся учредителем АОЗТ «Диос») без соответствующего оформления рекламной деятельности для «организации и проведения платной игры в воскресной передачи на канала телекомпании НТВ, что явилось прямым обманом ее участников, грубо нарушили информационные права граждан». Из-за неполной и явно недостаточной информации о правилах игры многие граждане оказались втянутыми в игру вследствие заблуждения и обмана, что причинило им моральный вред и существенный имущественный ущерб, в целом превышающий 100 млн. рублей. ^Фиксировалось использование телепередачи для нанесения экономического ущерба. Так, в цитируемом решении Судебной Палаты по передаче «Фашизм в России. Кто?» указано, что в передаче были

51 Судебная палата по информационным спорам. Нормативные акты, комментарии, обзор практики. - М., - 1995.-С. 138.

52 Петренко А. А. На связи с общественностью // Вестник МВД РФ. - 1995. - № 3. - С. 31 - 32.

142

использованы недостаточно проверенные и опровергнутые позже сведения. В частности, в сюжете о приобретении А. Веденкиным и К 90 % акций международной технологической корпорации «Сирена», что нанесло ущерб этой корпорации.

Широко известным примеров публикации априори недостоверной, пропагандистско-заказной, а в правовом отношении клеветнической информации, является следующий. Пытаясь создать сенсацию, «Известия» в одном из номеров опубликовали статью под громким названием «Зреет скандал. Министр внутренних дел составляет списки неблагонадежных судей». В статье речь шла о том, что на встрече с журналистами министр якобы посетовал на либеральное отношение к преступникам со стороны судей и проинформировал журналистов об имеющемся у него списке подобных либералов. На самом же деле речь шла о недопустимости практики давления на судей. Корреспондент,’ опубликовавший статью, сам на встрече не присутствовал и со стенограммой не ознакомился.

Повышенная агрессивность, явно выраженная «оценочность», ненормативность, повышенная эмоциональность изложения, отсутствие ссылок на источники и иные некорректные приемы имеют целью не только и не столько активизацию коммерческого спроса, как может показаться с первого взгляда, а являются индикаторами (признаками) «заказанной» в преступных интересах статьи, материала или передачи, когда факты подменяются фактически психологическим насилием.

Подводя итог, можно указать следующее:

Во-первых, в условиях высокой социальной напряженности, ряда других факторов эта деятельность носит характер информационного насилия, угроз, психологического давления, серийных пропагандистских компаний, направленных на отмену или принятие законодательных актов, прямого или завуалированного подстрекательства, введения в заблуждение, недобросовестной рекламы и прочих формах, отличающихся большим разнообразием.

143

Во-вторых, ряд органов печати, а также финансирующие их физические лица, лидеры и функционеры различных организаций заметно влияют на общественное сознание, преобладающие настроения определенных социальных групп, утверждая негативные стереотипы поведения.

В-третьих, в практике правоохранительных органов зафиксированы многочисленные случаи, когда информационная деятельность, применяемая для решения чисто криминальных задач, экономической борьбы, конкуренции, осуществляемая под эгидой вновь образованных политических и экономических формирований, грубо нарушает этические нормы и соответствующие требования законодательных актов. Речь идет о словесно-информационных посягательствах через органы печати и электронной коммуникации: лишь незначительная часть этих посягательств попадает в сферу действия уголовного закона.

Экспертами правоохранительных органов, Судебной Палаты по информационным спорам (упразднена) отмечалась зависимость между интенсивностью информационного влияния, в том числе в форме пропагандистской деятельности, и совершением тяжких преступлений, освобождением из-под стражи и прекращением уголовного преследования лиц, подозреваемых в тяжких преступлениях, между разглашением конфиденциальной информации, клеветой и прекращением деятельности коммерческих организаций, а также прочие негативные последствия.

В-четвертых, социально-экономические изменения в обществе за последний период вызвали значительные изменения в структуре преступности, в частности, отмечен рост посягательств на государственные и частные экономические интересы в сфере конкуренции, безопасности и иные отношения, на порядок и защищенность проведения оперативно-розыскных мероприятий, репутацию лиц и организаций и т. д., совершаемых внешне позитивными способами, не образующими состав преступления, и поэтому не наказуемых в уголовном порядке.

144

В-пятых, в настоящее время на территории страны действуют преступные формирования, в том числе этнические, связанные с сепаратискими движениями, в чье функции входит ведение информационно- пропагандистской работы антиконституционного характера.

В-шестых, анализ распространения СМИ определенных сведений, оцениваемых в гражданском и уголовно-правовом отношениях как правонарушения или в категориях общественного сознания, как несущих социально негативную нагрузку, имеет немаловажное значение, в частности, для понимания криминологических и криминалистических характеристик преступлений, относящихся к категориям организованной преступности в целом.

Выводы по главе

В настоящее время можно утверждать наличие в России организованной преступности, действие которой распространяется почти на все сферы жизни общества. Организованная преступность как социальное явление сформировалась в России вследствие исторических, экономических, политических причин. Как феномен социальной жизни, организованная преступность в России схожа с подобными явлениями в других странах, однако и имеет свои особенности.

Анализ деятельности организованной преступности и борьбы с ней государственных органов позволяет прогнозировать ситуацию дальнейшего усиления роли организованной преступности, проникновения преступных формирований во властные структуры. Ожидается, что в будущем организованные преступные формирования будут преследовать не только экономические, но и политические цели. Эту тенденцию необходимо учитывать государственным органам в борьбе с организованной преступностью.

В качестве средства для достижения собственных целей организованные преступные формирования активно используют средства массовой информации. Поэтому государству необходимо уделить
первоочередное

О

145

вним ание на устра нение прав овых проб елов в регул иров ании отно шени й с инфо рмац ионн ыми струк тура ми.

146

Глава 2. Возможности традиционной системы контроля за организованной преступностью - тактика деятельности и

перспективы развития

  1. 2 . Выявление и оценка признаков организованных преступных

сообществ

В литературе неоднократно давались понятие и сущность оперативно- розыскной деятельности. *Одно из наиболее удачных, по нашему мнению, звучит следующим образом: «Оперативно-розыскная деятельность есть научно обоснованная и базирующаяся на указаниях законов и подзаконных нормативных актов система разведывательно-поисковых мероприятий, которые осуществляются специально уполномоченными на то аппаратами и должностными лицами преимущественно негласными средствами и методами в целях эффективной борьбы с преступностью».

Акцент на применении негласных средств связан с тем, что преступления по линии ОПФ чаще всего подготавливаются и совершаются тайно, замаскированными способами и организованными группами преступников, что в ряде случаев затрудняет или делает невозможным разоблачение их только при помощи гласных средств. Соответственно, большое значение имеет и использование сотрудниками подразделений государственных органов - субъектов ОРД оперативно-розыскных учетов и информационного обеспечения.

ОПП МВД, ОПЦ Министерства Юстиции, РУБОПы, должны быть постоянно и обстоятельно осведомлены о криминальных
позициях

1 См. например: Алексеев А. И., Синилов Г. К. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскной деятельности. - М., - 1973; Олейник П. А., Птицин А. Г. Вопросы теории и тактики агентурно-оперативной работы органов внутренних дел. — Киев, - 1965; Гребельский Д. В. Теоретические основы и организационно- правовые основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. - М., -1977; Шульц В. К. Состояние нормативного регулирования ОРД органов внутренних дел и пути его совершенствования. - М., - 1986; Попов В. И. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью. - М., - 1994 и другие.

147

организованных преступных сообществ в регионах, отраслях, на предприятиях, в учреждениях, организациях о сложившейся на них обстановке. Им должно быть известно все о характере и степени распространенности любых проявлений анализируемого явления, динамике его развития, распределении криминальных усилий по объектам и отраслям производства и видов собственности; наличии и интенсивности действия криминогенных факторов; уровне организации охраны всех видов собственности, отношении руководителей и других должностных лиц к вопросам, связанным с проведением профилактических мероприятий, активности участия общественных организаций коллективов трудящихся и т.д. А это требует своевременного сбора, переработки и глубокого всестороннего анализа больших объемов разнообразной по своему содержанию информации.

Эти разнообразные данные, в зависимости от их функций в процессе целенаправленного управления, образуют совокупность сведений: 1) о состоянии борьбы с организованной преступностью и ее проявлениями; 2) о состоянии сил и средств, которыми располагают оперативные подразделения субъектов ОРД и результатах их использования; 3) о внешней среде (социально-экономические, демографические, политические и иные сведения, которые существенно влияют на состояние борьбы с организованной преступностью).

В общих чертах информационное содержание деятельности правоохранительных органов по контролю за организованной преступностью составляют данные, которые характеризуют динамику и структуру преступлений, отнесенных к ее компетенции, условия внешней среды, влияющие на их формирование и изменение, а также состояние и эффективность функционирования самого субъекта воздействия.

Любая система информации требует определенной упорядоченности ее

2 Майдыков А. А. Оперативно-аналитический поиск в борьбе с организованной преступностью // Материалы Всероссийской межведомственной научно-практической конференции (16-17 декабря 1997 года). Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом. - Вып. 1. - М., - 1998. - С. 206.

148

видов, отношений и связей. Структурно и функционально различные аспекты этой упорядоченности составляют основу для выделения в системе информации ее подсистем.

Представляется, что основными видами внутриорганизационной информации является следующие:

а) информация управляющих воздействий субъекта управления МВД России, которая поступает по каналам прямой связи и направлена на объекты управления;

б) информация о состоянии объектов управления и результатах их функционирования, поступающая от объекта к субъекту;

в) информация об управляющих воздействиях на государственные правоохранительные органы, которая идет от вышестоящих системных образований;

г) учетно-отчетная информация, направляемая службой руководству;

д) информация о факторах внешней Среды, которая оказывает влияние на состояние организации деятельности служб в масштабе региона;

е) оперативно-розыскная информация, которая обеспечивает деятельность всех звеньев и компонентов службы по организации борьбы с преступностью. В такую информацию входят сведения об оперативной обстановке, о положении дел на отдельных объектах, о результатах использования сил и средств, о разрабатываемых службой конкретных действиях и т.д. Эта информация является продуктом или результатом оперативно-розыскной деятельности служб и взаимодействующих с ними отраслевых служб органов внутренних дел.

Условием и важнейшей предпосылкой успешной борьбы с организованной преступностью является раннее выявление неочевидных, замаскированных преступлений, совершаемых преступными группировками, знание ее сильных и слабых сторон в целом.

По нашему мнению, большую помощь в организации и тактике оперативно-розыскной работы могут оказать методология оценк и

149

оперативной обстановки, а также оперативно-аналитического поиска по линии борьбы с организованной преступностью

Целью аналитико-поисковой работы является идентификации признаков объектов преступной среды, отвечающих характерным свойствам той или иной формы организованной преступной деятельности.

В этом подходе среди основных практически значимых задач, решаемых аналитическими подразделениями, могут быть выделены:

  • обоснование того, что группы лиц, проходящие по оперативным учетам как организованные преступные группы или сообщества (организации) являются таковыми, т.е., отвечают установленным группам признаков;
  • поддержка оперативной работы по сбору информации в отношении организаторов преступных организаций, по обоснованию факта создания ими преступного формирования с целью совершения тяжких и особо тяжких преступлений;
  • информационная поддержка аналитическими средствами и методами процесса поиска связи конкретных фактов правонарушений с организованными формами преступной деятельности.
  • Содержание сведений, обнаружение которых является целью аналитической работы, может быть конкретизировано информацией следующего содержания:

  • преступление кем-то организуется;

  • в механизме преступной деятельности существует распределение функций;

  • существует общий «банк» («общак») для финансирования преступных акций и распределения доходов;
  • сложилась иерархия отношений: есть лидеры и исполнители;
  • организованно осуществляются меры безопасности, ведется контрразведка;

  • систематически практикуются отчеты перед организаторами;

  • часть преступных доходов изымается верхушкой
    преступной

150

организации;

  • практикуется вербовка новых членов;

  • применяются угрозы, шантаж, запугивание, есть аппарат для исполнения наказаний.

По линии борьбы с экономическими преступлениями специфическими признаками организованной преступной деятельности являются:

  • уклонение от налогового обложения (мошенническое занижение прибыли; теневые, нерегистрируемые сделки; вступление в коррумпированные отношения с работниками налоговой службы);
  • систематическое получение квот, лицензий на вывоз за пределы России нефтепродуктов, сырья, редкоземельных металлов коммерческими структурами, для которых данный вид деятельности не является профилирующим;
  • регулярное обналичивание крупных сумм денег;
  • финансовые махинации, направленные на хищение денежных средств, находящихся в распоряжении государственных и коммерческих структур;
  • вывоз сырьевых ресурсов, готовой продукции, цветных металлов под видом отходов производства;
  • операции по конвертации рублевой массы через малоизвестные коммерческие структуры и банки;

  • закупки по импорту (трата валютных средств) товаров, приобретение которых явно не имеет коммерческой или технологической перспективы;

  • силовое прикрытие боевиками и подкупленными чиновниками дельцов и блокирование конкурентов с целью поддержания монополии своей коммерческой деятельности.

Осуществление данного подхода предполагает наличие оценки оперативной обстановки в виде набора показателей, достаточно полно, характеризующих предмет анализа; методики, с помощью которой осуществляется выявление сложившихся элементов, описывающих объекты преступной среды и их связи. В их числе: организованные преступные

151

группы, преступные сообщества (организации, действующие на определенной территории (город, область, край, автономное образование) и занимающиеся конкретными видами преступлений.

Они совершают как общеуголовные преступления так и преступления в сфере экономики, финансов и т.п. Группы, как правило, имеют межрегиональные и международные связи, основанные на экономических и корыстных интересах участников преступных структур и их руководителей. Руководители нередко занимают ответственные посты в органах власти и управления. Характерно, что лидеры преступных формирований, попав в места лишения свободы, продолжают проводить активную работу среди осужденных по привитию воровских традиций. Их деятельность - основной источник пополнения организованных преступных групп или восстановления деятельности преступного формирования, прекращенной в силу разных причин.

Помимо совершения преступлений с использованием межрегиональных и международных связей, они создают преступные группы на этнической основе. Это характерно для высоко урбанизированных регионов со значительным числом городского населения, концентрацией предпринимательских структур, развитой инфраструктурой (например, Москва - ингушская, армянская, грузинская, азербайджанская, дагестанская, татарская группировки и т.п.). Группы могут проявляться как, так называемые, «гастролеры».

Для них характерно сочетание общеуголовных преступлений с хищениями и кражами и др. Руководителями могут быть как авторитеты преступной среды, так и ранее несудимые, определенная часть из них, как уже говорилось, имеет международные связи (ближнее и дальнее зарубежье). Характерным для этих совместных формирований является - кражи импортных и отечественных автомобилей, игорный бизнес, шоубизнес, наркобизнес, металлобизнес, торговля оружием, квартирные кражи, грабежи, разбой на автодорогах.

152

К числу элементов преступной среды относятся физические лица, в том числе: коррупционеры, осуществляющие с использованием своего служебного положения в органах государственной власти и управления легальное прикрытие и содействие преступной деятельности организованных групп, и «воры в законе», за которыми закрепляются определенные территории, где они курируют криминальные структуры и влияют на процессы, протекающие в преступной среде.

Они создают и руководят легальными предпринимательскими, финансовыми и коммерческими структурами, активно криминализируя эту деятельность, внедряя в нее преступные методы и «воровские навыки». В анализ нами включаются также элементы, описывающие объекты экономической, финансовой, коммерческой инфраструктуры территории (так или иначе участвующие в процессе обращения преступного капитала). Сюда относятся предприятия и организации различных форм собственности типа СП, МП, ООО, коммерческие банки, валютные и товарно-сырьевые биржи, государственные предприятия, учреждения и т.п. созданные для легального прикрытия преступной деятельности, либо находящиеся под какой-либо формой контроля и используемые в преступных целях, или в аппаратах управления которых (возможно на других должностях) состоят члены организованных преступных групп. В этой же группе элементов упомянутой системы следует указать также объекты системы ГУИН МЮ РФ, в которых содержатся лидеры и авторитеты преступного мира.

Выделяются элементы, описывающие связи внутри организованных преступных формирований, между таковыми в преступной среде, а также коррумпированные связи с лицами в органах исполнительной и представительной государственной власти всех уровней, осуществляющими прикрытие организованной преступной деятельности. Опыт борьбы с этим видом преступности показывает, что без лидера, финансовой базы и коррупционных связей преступные организации долго не протянут, они существовать не могут.

153

В перечисленных элементах представляется организованная преступная среда, в которой разворачиваются как общие процессы, затрагивающие среду3 целом, так и процессы, с протеканием которых связывается влияние организованных преступных формирований (ОПФ) на социальную и экономическую сферу жизнедеятельности территории.

Как уже упоминалось, оценка оперативной обстановки включает в себя помимо ее элементов также и процессы, протекающие в организованной преступной среде.

Нам представляется, что существо «консолидации преступной среды» как процесса состоит в ее становлении в качестве самоорганизующейся системы, противостоящей государственной.

Для определения процессов «объединения нескольких ОПФ» и «объединения лидеров и организаторов» предполагается, что в преступной среде имеются объекты - организованные преступные формирования различной «мощности» (под «мощностью» здесь мы понимаем комплексную характеристику, учитывающую численность ОПФ, социальное положение в обществе его членов, уровень коррумпированных связей, наличие легализированных предприятий, оценку, если это возможно, преступного дохода от деятельности ОПФ, а также дохода от деятельности легальных предприятий. Под «объединением нескольких ОПФ» - завершившийся процесс возникновения координирующего и управляющего центра нескольких ОПФ (ранее автономных и управлявшихся каждое само по себе) с возможными изменениями их «мощности» в процессе перехода).

Подведем итог выше сказанному. Среди процессов, лежащих в основе динамики оперативной обстановки и тенденции которых представляют наибольший интерес, можно выделить две группы, которые
являются

3 Под преступной средой понимается устойчивая система взаимоотношений между различными категориями преступников и организованных преступных групп, преступных сообществ, где существуют свои неписаные законы, субкультура общения в виде жаргона, песен, текстов, уголовные традиции, делятся сферы преступного бизнеса по объектам посягательства и территории, осуществляется криминальная координация и «управление» преступной деятельностью. Без знания содержания правил и «законов» преступной (криминальной) среды практически невозможно ведение в ней оперативно-розыскной работы, в первую очередь, скрытое

154

основными составляющими с точки зрения оценочных показателей и анализа. Это процессы, характеризующие внутреннюю динамику организованной преступной среды и динамику ее влияния на социально- экономическую сферу жизнедеятельности на территориях различного масштаба (область, регион, федерация).

Вопрос о тенденциях в динамике оперативной обстановки соискатель полагает целесообразно решать, исходя из тенденций приведенных выше процессов, протекающих с участием объектов оперативного учета. Однако предварительно нужно решить задачи:

во-первых: описания внутреннего состояния объектов;

во-вторых: описание процессов, протекающих с ее участием соответствующими наборами показателей.

Объединительные процессы, протекающие в среде «организаторов» и «лидеров» организованных преступных формирований, а также «воров в законе» и других авторитетов преступного мира, не следует рассматривать только как непосредственный результат целенаправленных действий перечисленной выше группы лиц.

В деятельности членов воровского сообщества, направленной на кон- солидацию преступной среды и объединение ОПФ, а также непосредственно в процессах взаимодействия между ОПФ реализуются объективные предпосылки нынешнего развития общества.

Число лидеров организованной преступной среды насчитывает в настоящее время свыше 3000 чел. Значение этих элементов преступной среды для происходящих в ней процессов исключительно велико.

Для выбора показателей, которыми можно описывать процессы объединения лидеров, целесообразно исходить из тех задач, решению которых они объективно способствуют, находясь в различных условиях.

Например, при рассмотрении роли и деятельности «вора в законе», находящегося в зоне, практическими работниками отмечается
его

проникновение в эту среду, ее изучение, контроль за ней и получение информации об организованной

155

значительность в поддержании и направлении им важнейшего для организованной преступной среды процесса «воспроизводства преступности», в котором принимает участие воровская верхушка, находящаяся как в зоне, так и за ее пределами.

По данным нашего исследования, об активности этого процесса свидетельствуют такие показатели, как количество и уровень коррумпированных и установленных запрещенных связей администрации ИТУ с осужденными; количество и масштаб волнений и беспорядков в зонах, где содержатся лидеры; количество сходок и активность переписки «с волей» и другими ИТУ; наличие общих решений или обращений к осужденным в ИТУ и единомышленникам на свободе, подписанных группами лидеров.

Важную роль для процессов в преступной среде играют «воры в законе», находящиеся на свободе. На значительных административных территориях и в крупных городах может быть несколько воров в законе. Особенно много их сосредоточено в Москве. Здесь находится так называемый московский воровской центр.

Таким образом, лидеров преступной среды можно рассматривать как ключевые фигуры в процессах взаимодействия преступных формирований общеуголовной и экономической направленности, легального бизнеса и преступной среды, оказания криминальных услуг легальному бизнесу при разрешении некоторых специфических проблем и т.д.

Кроме того, есть еще один важный аспект деятельности лидеров воровской среды - как правило, с ворами в законе связаны процессы накопления, хранения и использования общаковых касс и средств, получаемых в результате отмыва «грязных денег» и легального бизнеса.

Отслеживание этих процессов может быть основано только на информации о связях, контактах, событиях, участниками которых являются лидеры воровской среды. Особый интерес представляет деятельность по

преступной деятельности.

156

использованию общаковых средств, поскольку деньги сами по себе являются катализатором всех процессов в преступной среде.

Здесь мы уделим особое внимание данным, характеризующим процессы в воровской среде.

Информация об объединительных процессах, протекающих в воровской верхушке, может быть представлена в виде следующих составляющих.

А. Данные, характеризующие объединительные процессы, протекающие в воровской среде в ИТУ:

  • общее количество воров в законе, находящихся в ИТУ;
  • общее количество организованных преступных группировок в ИТУ, находящихся на оперативных учетах;
  • общее количество лидеров и авторитетов, осуществляющих руководство преступными группировками в ИТУ;

  • количество и уровень коррумпированных и установленных запрещенных связей администрации ИТУ с осужденными;

  • количество и масштаб волнений и беспорядков в зонах, где содержатся лидеры;

  • количество сходок и активность переписки «с волей» и другими ИТУ;
  • количества участников воровских сходок;
  • уровень решений, принимавшихся на сходках: ограничивается территорией зоны, где проходила сходка; касается осужденных ряда ИТУ;

-«коронация» новых воров в законе;

  • решения в персональный адрес членов воровского сообщества
  • количество общих решений или обращений к осужденным в ИТУ и единомышленникам на свободе, подписанных группами лидеров.
  • Б. Данные, характеризующие объединительные процессы, протекающие в воровской среде на свободе:

  • общее количество ОПФ, состоящих на учете; количество воров в законе;

157

  • число проходящих по ОД ОПФ, в отношении которых известно, что они находятся под влиянием «воров в законе» и «положенцев»;

  • количество зафиксированных воровских сходок с участием авторитетов и лидеров ОПФ одной территории (как состоявшихся, так и сорванных в результате оперативных мероприятий или несостоявшихся по другим причинам): город; край, область; республика, регион;

  • межрегиональные сходки;

  • сходки с участием представителей международных преступных сообществ;

  • данные о числе участников сходок;

  • количество событий с участием воров в законе и других лидеров преступной среды (суды, разборки между ОПФ и др.);

В. Данные, характеризующие объединительные процессы лидеров в связи с использованием «общаковых касс»:

  • количество ОПФ (среднее),работающих на один «общак» (область, регион, федерация);
  • среднее количество ОПФ, объединяемых в одном сообществе (регион, федерация);
  • наличие признаков координации действий с целью наиболее эффективного использования преступного капитала (факты об оказании силового или другого давления на конкурирующие структуры; наличие признаков сговора конкурирующих ОПФ (связанных с ними юридических лиц) о проведении согласованных действий в социальных и экономических областях, представляющих общий интерес.)

Переход из разряда городских в региональные, соответственно межрегиональные и международные ОПФ сопровождается установлением новых связей с преступными организациями других территорий, участием в совместном бизнесе, проведением общих мероприятий соответствующего уровня. Активизируются процессы по отмыванию грязных денег, а также легализации преступной деятельности путем создания легальных фирм и

158

осуществления законных вложений в различные предприятия отмытых средств.

Формы, в которых протекают данные процессы могут быть самыми различными: от вооруженных разборок по спорным вопросам между ОПФ общеутоловного характера до весьма сложных соглашений между крупными сообществами, заключаемыми на уровне их легализованных представительств. Это можно рассматривать как «объединение» в рамках договора.

Информация об объединительных процессах ОПФ в рамках сообществ, может быть представлена следующими данными:

  • общее количество ОПФ, зарегистрированных на территории (область, регион, федерация);
  • количество воров в законе, оказывающих непосредственное влияние на деятельность ОПФ на территории (область, регион, федерация);
  • количество формирований, в составе которых отмечены ОПФ, связанные между собой каким-либо видом связи - отчислениями в один общак; влиянием на них одного «авторитета»; фактами совместной преступной деятельности; единым руководящим органом; «договором» о разделе влияния, территории и др.;

  • количество «автономных» ОПФ, не подчиняющихся авторитетам на данной территории (область, регион, федерация);

  • количество разборок на территории (область, регион, федерация); Следует отметить, что приведенные характеристики не являются

непосредственными параметрами преступной среды, большинство из них представляют собой продукт аналитической работы.

К характерным проявлениям (индикаторам- признакам)

коррумпированности должностных лиц государственных учреждений допустимо относить следующие:

  • совместительство в коммерческих и предпринимательских структурах;

159

  • организация указанных структур, в том числе с использованием сырья и материалов государственных предприятий и учреждений, на которых работают эти должностные лица, участие в руководстве этими структурами;
  • учреждение органами государственной и исполнительной власти, а также депутатами и государственными служащими, должностными лицами коммерческих структур, различных фондов с правами этих структур, консультативных или иных организаций, обслуживающих на коммерческой основе государственную и предпринимательскую сферы;
  • использование служебного положения в процессе приватизации государственных объектов в целях приобретения этих объектов в свою или своих родственников собственность;

  • образование преступных сообществ, куда входят должностные лица различных категорий, руководители государственных предприятий, в том числе и оборонных, совмещающих государственную службу с участием в деятельности коммерческих предприятий, нередко контролируемых организованными преступными формированиями;
  • передача коммерческим организациям и предприятиям финансов и кредитов, предназначенных для общественных нужд.
  • По данным проведенного исследования наблюдаются такие проявления коррупции как предоставление предпринимателям и коммерсантам конфиденциальной информации, принятие на работу в государственный аппарат лиц, «нужных» частным структурам и организованной преступности; принуждение руководителей частных и кооперативных предприятий и учреждений к незаконной передаче под видом «продажи» материальных ценностей организациям, находящимся под контролем коррупционеров и преступных сообществ и т.д.

Как видно, коррупционная поддержка повышает эффективность и безопасность преступной деятельности организованных преступных формирований на всех ее этапах (от совершения преступлений до легального использования преступного капитала). Понимая это,
«организованные

160

преступные сообщества 30-50% преступно нажитых средств тратят
на коррумпированных функционеров государственного аппарата».

В целях обобщения и анализа данных о рассматриваемых процессах, по нашему мнению, допустимо систематизировать (собирать) информацию по следующим параметрам:

1) количество ОПФ, находящихся на оперативных учетах и имеющих коррумпированные связи с органами власти и управления, во-первых, по сферам деятельности: в правоохранительных органах; администрации территории; органах представительной власти; подразделениях МО РФ; средствах массовой информации; во-вторых, по уровням управления: район города, город; район области (края); область, край; республика; Российская Федерация; 2) 3) количество кандидатов в депутаты органов представительной власти, избирательная кампания которых в финансовом или другом отношении была поддержана юридическими лицами, связанными с ОПФ (по территориям); 4) 3) количество депутатов органов представительной власти (по территориям), связанных с коммерческими или предпринимательскими структурами, которые либо проходят в оперативных учетах по связям с ОПФ, либо состоят с таковыми в деловых отношениях;

4) количество должностных лиц органов власти и управления (по сферам деятельности и по территориям), совмещающих постоянную работу с участием в коммерческих и предпринимательских структурах, проходящих по оперативным учетам, или состоящих с таковыми в деловых отношениях;

5) количество и уровень коррумпированных и установленных запрещенных связей с членами ОПФ сотрудников: подразделений МВД РФ (по направлениям деятельности); ФСБ; прокуратуры; налоговой полиции; таможенной службы; судов;

6) количество должностных лиц из территориальной администрации, относительно которых имеются оперативные данные о контактах с членами

161 ОПФ, о связях с событиями, имевшими отношение к интересам находящихся на учетах ОПФ.

В зависимости от постановки задачи для анализа могут потребоваться и другие показатели, характеризующие процесс коррумпирования. Однако здесь, как и выше, следует иметь в виду, что приводимые характеристики не являются непосредственными параметрами преступной среды. Большинство из них представляют собой результат предварительной оценки конкретных оперативных данных.

Ответ на вопросы о том, является ли выявленное ОПФ автономным, самостоятельным образованием в преступной среде или оно является частью более сложной структуры; как изменилась структура известного ОПФ со временем в связи с произошедшими событиями, нужно искать в процессе оперативной идентификации лидеров этого формирования, системы внутренних и внешних связей устанавливаемых в процессе оперативной разработки. От того, как полно выявлены эти связи, зависит соответствие действительности установленной структуры ОПФ.

Конкретными данными, имеющими отношение к этой задаче, являются:

  • количество самостоятельных группировок, входящих в ОПФ и их направленность;

  • количество членов ОПФ, из ближайшего окружения лидера, их связи;

  • количество установленных в руководстве ОПФ лиц, имеющих отчетливо выраженные функциональные обязанности;

  • наличие в ОПФ группы лиц, осуществляющей функции безопасности и ее численность;
  • наличие в ОПФ группы лиц, осуществляющей функции разведки и ее численность;
  • связи ОПФ с воровским сообществом, участие в важных событиях в воровской среде;
  • количество и уровень связей коррумпированной поддержки;
  • общее количество собственных объектов легального бизнеса;

162

  • количество объектов легального бизнеса, имеющих собственные охранные подразделения.

Корректно будет выделить показатели, характеризующие процесс криминализации социально-экономических отношений и необходимые для выявления и прогноза его тенденций в перечисленных выше областях.

В качестве основных криминализированных сфер хозяйственной деятельности в регионах, по нашему мнению, следует выделить: внешнеэкономические отношения; сферы денежного обращения; производственная сфера; сфера торговли и услуг.

При оценке показателей, характеризующих криминализацию внешнеэкономичеких отношений могут быть использованы как оперативные данные, так и сведения из других источников.

Например, следующие данные:

  • перечень и сведения о подконтрольных объектах ОПФ и собственных легальных структурах, осуществляющих экспортно-импортные операции (какие виды сырья, материалов, продукции экспортируются или импортируются);

  • сведения о преступлениях, связанных с экспортно-импортными операциями коммерческих фирм, реализующих продукцию производителей госсектора экономики (в частности, монополистов в производстве какой- либо продукции) и выступающих, перед зарубежными партнерами как владельцы поставляемой продукции. Размеры ущерба, определенные по эти преступлениям;

  • сведения о контрабандных сделках, связанных поставками металлов и сплавов, радиоактивных материалов, ценными породами древесины, нефти и нефтепродуктов, рыбопродуктов, стратегического сырья, товаров, оружия, предметов искусства и т.д. Размеры причиненного ущерба по этим сделкам;
  • данные об объемах экспортно-импортных операций, осуществляемых через подконтрольные объекты и собственные легальные структуры ОПФ, видах вывозимых и ввозимых товаров и сырья;

163

  • аналогичные данные объемам экспортно-импортных операций о выбранной территории (городу, области, крае, региону);
  • перечень основных видов сырья и продукции, добываемых (пере- рабатываемых) или выпускаемых на данной территории;
  • сведения объемах и динамике производства основных для данной территории видов продукции и сырья, пользующихся спросом на внутреннем и международном рынках (в количественном и стоимостном выражении);
  • стоимость (и прогноз цен) различных видов товаров и сырья на международном рынке.
  • Анализ перечисленных сведений, как мы полагаем, может позволить оценить степень контроля ОПФ внешнеэкономической деятельности территории, выявить объекты повышенного интереса с их стороны, оценить ущерб, наносимый конкретной отрасли, территории и государству в целом.

Например, соотнесение объемов экспортных и импортных операций, осуществляемых через подконтрольные или собственные структуры ОПФ, с объемами экспорта и импорта товаров и сырья в целом на рассматриваемой территории с разделением по их видам и в общем объеме позволяет оценить в целом степень влияния ОПФ на внешнеэкономическую деятельность территории; определить виды продукции и сырья, представляющие наибольший интерес и доступность для криминальных структур. 4

Сопоставление динамики роста добычи сырья, производства материалов или продукции на рассматриваемой территории с динамикой роста их экспорта через криминализированные структуры при сохранении или уменьшении на внутреннем рынке, как нам представляется, может свидетельствовать о влиянии ОПФ изменение структуры производства в интересах организованной преступности.

Нижнюю границу ущерба, наносимого конкретному региону и стране, можно оценить по выявленным контрабандными сделками, фактам продажи

4 См. например: Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Нижний Новгород, - 1995; Кауфман Л. Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности. - М., -1997 и другие.

164

продукции предприятий госсектора через коммерческие структуры.5 В последнем случае ущерб, наносимый региону (государству), определяется исходя из разницы цен, по которым госпредприятие продает продукцию коммерчески структурам и по которым те реализуют ее на внутреннем и внешнем рынке.

Верхнюю границу ущерба можно определить по объемам (в долларовом эквиваленте) внешнеторговых операций, осуществляемых через подконтрольные и собственные легальные структуры.

На основании прогноза динамики цен на международном рынке и внутреннем рынке, их соотношения и возможностей ОПФ можно предпо- ложить, какие виды продукции, сырья и конкретные их производители попадают в сферу интересов организованной преступности на территории и принять упреждающие меры борьбы с возможными проявлениями преступности.

В качестве примера можно привести ситуацию, возникшую в связи с резким подорожанием алюминия на международном рынке в 1994 г.

Практика показывает, что в основе невозвратности государственных кредитов во многом лежит криминальная активность банков, а процесс предоставления кредитов идет в условиях коррупции.

Учитывая широкий спектр преступлений, совершаемых в указанных сферах, и в зависимости от конкретных задач, решение которых связано с оценкой оперативной обстановки, в процессе анализа могут быть использованы следующие сведения:

  • информация о связях отдельных руководителей и служащих банков с ОПФ;

  • статистические данные о преступлениях в банковской сфере на конкретной территории;

  • сведения о коррумпированных связях лидеров ОПТ с представителями администрации территории;

5 Богданович А. А., Гармаев Ю. П., Диканов Т. А. Расследование контрабанды. - М., - 1999.

165

  • данные о фальшивомонетничестве и подделке ценных бумаг. Имеются интересующие нас сведения в информационных центрах ИЦ

сторонних организаций, в частности:

  • сведения о банках, представляющим оперативный интерес (учредители, руководство, уставной капитал, показатели характеризующие деятельность
  • активы, оборот, прибыль, депозиты, кредиты и т.д.);
  • размеры ресурсов, предоставленных коммерческим подконтрольным банкам по межбанковским кредитам, переданных государственных кредитов;
  • сведения от налоговых служб, касающиеся указанных банков; Перечисленные сведения могут быть получены как в Центральном

банке России и его отделениях, так из средств специализированных СМИ, где также печатаются итоги аудиторских проверок банков.

Анализируя и сопоставляя перечисленные сведения можно определить долю банковских структур, контролируемых ОПФ; получить верхнюю границу оборота незаконных денежных средств, приняв за нее совокупный оборот денежных средств подконтрольных ОПФ банков; оценить степень влияния конкретных ОПФ на ситуацию в финансовой и банковской сферах на данной территории. Такая оценка может быть получена определением доли денежных средств, аккумулируемых в подконтрольных банковских структурах; оценить наносимый ущерб по размерам невозвращенным государственных кредитных ресурсов, выявленным фальшивым банковским документам, использованию в корыстных целях векселей, не обеспеченных соответствующими активами.

Аналитическая работа по оценке показателей, характеризующих криминализацию производственной сферы, предполагает наличие знаний о структуре и уровне развития промышленности на территории, крупных предприятиях и объединениях, предприятиях-монополистах по выпуску определенных видов продукции и сырья, транспортных коммуникациях и т.д.

Влияние ОПФ на производственную сферу связано, по нашему мнению, прежде всего с наличием на предприятиях запасов сырья и материалов,

166 привлекающих преступные структуры, которые посягают на стратегически важные ресурсы, незаконно приобретают или похищают большие партии металлов, леса, нефтепродуктов и др. и сбывают их контрабандным путем.

Для оценки ущерба, наносимого ОПФ в этой области государству и предприятиям с различными формами собственности необходимо также располагать данными ФСБ, Таможенного комитета, БЭП, налоговой полиции о кражах, хищениями, должностных преступлениях на производстве, в том числе:’

  • сведениями об ОПФ, специализирующихся на контрабанде сырья и материалов (перечень ОПФ, виды сырья и материалов);
  • оперативными данными о связях ОПФ, их собственных легальных или подконтрольных коммерческих структурах с представителями администрации предприятий и представителями органов власти и управления;
  • данными о преступлениях ОПФ, связанных с кражами и хищениями сырья, материалов, продукции предприятий с различными формами собственности (объемы хищений по предприятиям и видам сырья, материалов и продукции, в натуральном и стоимостном выражении);
  • сведениями о преступлениях, связанных с экспортно-импортными операциями коммерческих фирм, реализующих продукцию производителей госсектора экономики (в частности, монополистов в производстве какой-либо продукции) и выступающих, перед зарубежными партнерами как владельцы поставляемой продукции;
  • стоимостью (и прогнозом цен) различных видов товаров и сырья на международном рынке (тех, которые представляют интерес для ОПФ).
  • Также целесообразно иметь перечень предприятий, хранящих, использующих или выпускающих те виды сырья и материалов, которыми по оперативным данным интересуются ОПФ.

Перечисленные сведения позволяют ответить на широкий круг вопросов, от оценки ущерба конкретным предприятиям до выявления вероятных объектов посягательства со стороны ОПФ.

167

При рассмотрении производственного сектора экономики встает вопрос о степени влияния ОПФ на него с точки зрения деформации структуры производства в своих интересах. Для этого необходимы сведения о держателях крупных пакетов акций, связанных с ОПФ.

По показателям, характеризующим сферу торговли и услуг, наибольшую активность ОПФ проявляют в расширении службы «криминальных услуг», специализирующихся на выколачивании долгов, навязывании охранных функций, силовом давлении на конкурентов. Здесь в анализе могут быть использованы данные оперативной обстановке по количеству ОПТ, специализирующихся на оказании подобных услуг, их связях с частными охранными фирмами и т.д.

Ситуацию на потребительском рынке могут характеризовать следующие сведения.

Во-первых, это данные о контролируемых объектах торговли со стороны ОПФ и собственных легальных структурах в этой области.

Во-вторых - данные о товарообороте указанных структур на пот- ребительском рынке. Эти сведения могут быть получены в налоговых инспекциях.

Аналогичные данные по выбранной территории (городу, области, крае, региону).

Соотнесение этих сведений позволяет оценить нижнюю границу уровня криминализации потребительского рынка.

Для отслеживания процессов, происходящих в области приватизации необходимы, как нам представляется, следующие сведения:

  • перечень предприятий, подлежащих приватизации на территории;

  • оперативные данные о связях ОПФ, их собственных легальных или подконтрольных коммерческих структурах с представителями администрации предприятий и представителями органов власти и управления;
  • сведения о собственных и подконтрольных ОПФ структурах, скупающих акции предприятий, владеющих крупными пакетами
    акций.

168

(Следует отметить, что получение этой информации представляет наибольшие сложности в связи с тем, что реестры акционеров в стране ведут порядка 600 организаций и ряд предприятий. Организации эти созданы по региональному принципу и не имеют единой системы);

  • оперативные данные о связях с ОПФ администрации предприятий и представителей государства, имеющих в своей основе интерес к собственности этих предприятий.

Если сведения о юридических лицах-акционерах (с размерами пакета акций) могут быть получены от реестродержателей, то можно сопоставить его с перечнем юридических лиц, стоящих на учете в АИС АСКРИН. Далее, по размерам пакетов акций можно прийти к оценке доли собственности, попавшей под контроль ОПФ.

Выявление тенденций протекания процессов может быть осуществлено (в зависимости от их особенностей) методически различными способами. Так в большом числе случаев анализа процессов криминализации различных сфер социально-экономических отношений можно указать один основополагающий (базовый) показатель, характеризующий влияние ОПФ в регионе на ту или иную область. Например, для сферы внешнеэкономических отношений это может быть объем операций, совершенных банками, находящимися под контролем преступных организаций, для сферы торговли и услуг это может быть доля товарооборота и услуг в регионе. Эти показатели с использованием предложенных перечней необходимой информации могут быть более или менее приближенно вычислены.

Например, объединительные процессы в воровской верхушке организованной преступной среды трудно охарактеризовать одним общим показателем, принимая во внимание то, что их протекание нужно рассматривать в зонах лишения свободы, среди «воров в законе» и авторитетов преступной среды, находящихся на свободе, а также в сфере совместного использования «общаковых» средств и т.п.

169

То же самое относится к процессам, характеризующим влияние организованной преступности на социально-экономическую сферу региона.

В заключении данного параграфа следует подчеркнуть, что подход к решению поставленной задачи наряду с разработкой методики оценки и выявления тенденций оперативной обстановки, выдвигает ряд условий, тесно связанных с состоянием объектов учета и наборами реальных показателей, которые должны обеспечить объективность получаемых результатов анализа и прогноза.

Основными задачами, решение которых должно осуществляться с помощью такой системы, как нам представляется, являются следующие.

  1. Контроль за состоянием объектов оперативного учета, своевременное выявление и отслеживание общих изменений в их состоянии по регионам и в целом по стране, определение тенденций этих изменений.
  2. Контроль и отслеживание изменений основных процессов, протекающих с участием объектов оперативного учета, определение тенденций этих изменений.
  3. Прогноз развития выявленных тенденций в изменении состояния объектов оперативного учета и процессов, протекающих с их участием.
  4. Подготовка документов государственной и оперативной отчетности. С этой задачей связана проблема объективности представляемых данных в полугодовых и годовых отчетах.

Среди процессов, тенденции которых представляют наибольший интерес, можно выделить характеризующие динамику отдельных объектов оперативной обстановки и динамику организованной преступной среды в целом:

Таким образом, основной вывод данного параграфа заключается в описании идеологии оценки оперативной обстановки по линии борьбы с организованной преступностью и разработка методики для решения задач

170

информационно-аналитической работы, связанной с выявлением тенденций в динамике оперативной обстановки и их краткосрочным прогнозом.

    1. Взаимодействие государственных органов, наделенных правом на ведение ОРД, при совместных действиях в борьбе с организованной преступностью

Процессы взаимодействия между различными отраслями народного хозяйства, а также между их внутренними подразделениями является важнейшей управленческой проблемой решения сходных задач, раздельно стоящих перед ними. Сегодня невозможно без
взаимодействия

оптимизировать разрешение сложных вопросов на грани наук, производств, социальных явлений.

Категория «взаимодействие» в русском языке трактуется практически однозначно. 6 Однако конкретное практическое применение названной категории требует специальных комментариев, специальных определений.

В рамках рассматриваемой проблемы - это основная задача организации взаимодействия оперативно-розыскных сил и средств специальных служб Министерства Юстиции с силами и средствами, главным образом, оперативно-розыскными как внутри (подразделения Минюста России), так межведомственными службами ФСБ, МВД,ФПС, ГТК, ФСНП и др.

В научной литературе по вопросам, в т.ч. содержанию и понятию взаимодействия оперативных подразделений правоохранительных органов, можно выделить работы Атмажитова В.М., Белкина Р.С., Вербового В.Г., Горяинова К.К., Гребельского Я.В., Лекаря А.Г., Лукашова В.А., Синилова Г.К. и другие.

При всей теоретической и практической значимости названных исследований в них практически не рассматривается круг вопросов взаимодействия специализированных подразделений ОВД по борьбе
с

6 Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. - СПб., - 1898. - С. 419.

171

организованной преступностью с другими службами и ведомствами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Ближе всех к этой проблематике относится исследование С.Д.Назарова. Так, он понимает под рассматриваемым процессом (взаимодействием) основанную на законе и подзаконных актах, осуществляемую в пределах компетенции ее субъектов деятельность, направленную на обеспечение задач борьбы с организованной преступностью на основе комплексного подхода и наиболее эффективного использования всех имеющихся в распоряжении сил, средств и методов.

Представляется, что приведенное определение по своей сущности неполно, поскольку не выделяет организованную преступность (в отличии от традиционной) как специальный объект деятельности служб во

взаимодействии с иными службами и ведомствами России.

По нашему мнению, взаимодействие представляет собой основанную на законах и подзаконных актах единовременную или продолжительную во времени совместную деятельность, объединяющую силы, средства и методы, используемые вышеназванными службами и ведомствами для выполнения общих задач по выявлению, пресечению, раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений, совершенных организованными

криминальными образованиями, а, главное, обмену и накоплению необходимой информации в отношении лиц, входящих в состав таких формирований, такого же рода лиц, но по своим функциям не имеющих отношения к конкретным преступлениям (элитарная группа).

В ходе наших исследований были выделены основные задачи взаимодействия:

оптимальное использование преимуществ объединенных возможностей субъектов взаимодействия, в том числе правильное сочетание гласных и негласных методов их деятельности;

  • обеспечение неотложных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий при совершении преступлений с целью их раскрытия;

172

  • всестороннее и объективное расследование преступлений;

своевременное изобличение и привлечение к уголовной

ответственности лиц, их совершивших;

О

  • совместная деятельность по розыску преступников;

осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального ущерба, причиненного физическим и юридическим лицам вне зависимости от форм собственности, преступными действиями виновных лиц;

  • предупреждение (профилактика, предотвращение и пресечение) преступлений и иных правонарушений;
  • сбор и анализ информации в отношении лиц, входящих в организованное преступное формирование, но не причастных к конкретным преступлениям, с целью воздействия на них, в том числе и неправовыми методами.
  • Правовой основой взаимодействия нами определены: Конституция Российской Федерации;

  • Уголовный кодекс Российской Федерации;
  • Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР;
  • Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»;
  • Закон РСФСР «О милиции»;
  • Указы Президента Российской Федерации;
  • ° - Постановления Правительства Российской Федерации;

  • ведомственные нормативные акты МВД России;

приказы и указания Генеральной прокуратуры Российской Федерации по вопросам организации следственной работы и оперативно-розыскной деятельности;

  • межведомственные нормативные правовые акты;

  • международные правовые акты, ратифицированные
    Российской

Федерацией, по вопросам взаимодействия правоохранительных органов в о

сфере предупреждения и борьбы с преступностью, оказания международной

правовой помощи.

173

Основными принципами взаимодействия нами рассматриваются:

  • соответствие совместной деятельности требованиям законности, соблюдение конституционных прав и свобод граждан;

  • комплексное использование сил и средств, которыми располагают взаимодействующие службы и подразделения органов внутренних дел, а в случаях межведомственного и международного взаимодействия - всех взаимодействующих ведомств и организаций;
  • строгое разграничение установленных законодательством полномочий субъектов взаимодействия, в том числе недопустимость вовлечения следователя в осуществление оперативно-розыскных мероприятий;
  • самостоятельность оперативных подразделений в выборе в рамках действующих законов средств и методов оперативно-розыскной деятельности;
  • согласованное планирование следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, активное использование достижений науки и техники в работе по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений;
  • непрерывность взаимодействия в организаторской работе, а при раскрытии и расследовании преступлений - с момента возникновения повода к возбуждению уголовного дела либо при наличии оснований к розыску скрывшегося преступника и до принятия решения по уголовному делу;

  • непрерывность обмена информацией субъектов взаимодействия;

  • конспирация, то есть неразглашение участниками взаимодействия данных процессуальной, оперативно-розыскной, информационной и иной деятельности, используемой в процессе взаимодействия;

  • внутриведомственный и судебный контроль, прокурорский надзор;
  • необходимое ресурсное и материально-техническое обеспечение. Проведенные в разных правоохранительных ведомствах научные
  • исследования, в том числе и наше, подтверждают мнение практических работников о том, что усилий только специализированных подразделений органов внутренних дел для повышения эффективности
    проводимых

174

мероприятий по декриминализации объектов и территорий, а также создания условий невозможности восстановления организованной преступной деятельности и связанных с ней угроз недостаточно, поскольку средства, которые должны при этом использоваться, находятся в компетенции других министерств и ведомств России. Для этого необходимо единовременная проработка криминогенной проблемы (разработка ОПФ, криминальной сферы, оздоровление социально- экономической обстановки) по всем направлениям с привлечением сил и средств других правоохранительных органов (ФСБ, ФСНП, МО, ГТК, ВЭК, МНС России), иных федеральных министерств и ведомств.

Более того, анализ практики проведения комплексных операций в сфере борьбы с организованной преступностью показывает, что система межведомственного взаимодействия правоохранительных органов при проведении комплексных специальных мероприятий в отношении преступных формирований, установивших криминальный контроль над крупными объектами экономики и административными территориями, еще полностью не сложилась и требует дальнейшего совершенствования.

Вместе с тем, уже сейчас существуют примеры достойной и эффективной изученной нами практики взаимодействия ГУБОП с заинтересованными государственными ведомствами.

Так, для решения поставленных задач России на федеральном и региональном уровнях принимались меры по расширению практики использования апробированных, а также поиску новых форм взаимодействия с Государственной налоговой службой, Федеральной службой России по валютному и экспортному контролю ВЭК, ФСНП и ГТК.

Подразделения по борьбе с организованной преступностью использовали возможности указанных ведомств прежде всего при:

  • проведении поисковых, технических, разведывательных и иных оперативных мероприятий;

175

  • осуществлении отработки хозяйствующих объектов, созданных либо контролируемых организованными преступными формированиями;

  • исполнении мероприятий в сфере борьбы с преступностью, предусмотренных межгосударственными, федеральными и региональными программами, планами и иными документами.

Имеющийся опыт совместной работы в борьбе с преступностью позволяет выделить некоторые положительные формы взаимодействия:

  • совместная деятельность по определению стратегии и тактики борьбы с организованной преступностью.

Наиболее наглядно такое взаимодействие проявилось при разработке и реализации Межведомственной программы первоочередных мер по пополнению доходной части бюджета страны. Фактически это программа совместных действий фискальных ведомств по подрыву экономических основ организованной преступности.

В ней предусмотрены оперативные меры по усилению контроля за финансовыми и товарными потоками, пресечению правонарушений в сфере экономики. В комплексе мероприятий задействованы территориальные подразделения таможенного комитета и налоговой полиции, призванные оказать помощь органам внутренних дел и юстиции в выявлении предприятий с «нулевым» балансом, скрывающихся или уклоняющихся от декларирования своей деятельности. Проводятся специальные операции по установлению посреднических фирм, осуществляющих бартерные сделки с крупнейшими предприятиями- недоимщиками, а также операции в сфере производства и торговли спиртными напитками. Пресечению нелегального бизнеса организованной преступности подчинен комплекс совместных мероприятий в важнейших отраслях хозяйствования. В работу межведомственных групп включены специалисты по валютно-экспортному контролю, государственной налоговой службы, представители иных заинтересованных структур исполнительной власти.

176

Сотрудничество в этой сфере дает положительные результаты, как в пополнении казны государства, так и в пресечении преступной деятельности организованных групп. Так, в г. Санкт-Петербурге задержаны члены международной преступной группы, которые по фиктивным таможенным документам, контрабандным путем вывезли в Латвию 60 автомашин с цветным металлом общим весом более двух тысяч тонн на сумму свыше 14 млрд. рублей, а также пытались незаконно вывезти в страны Балтии с дальнейшей реализацией в Германии и Голландии два контейнера с 40 тоннами меди и бронзы на сумму около 100 тысяч долларов США. Выявлено 59 фактов уклонения членов преступной группы от уплаты сбора за таможенное оформление и экспортных пошлин на сумму около 7 млрд. рублей.

В Оренбургской области совместными усилиями разоблачена международная преступная группа из пяти человек, возглавляемая директором Оренбургской межрайонной семеноводческой станции по травам, занимавшаяся хищением и нецелевым использованием бюджетных денежных средств, выделенных на приобретение семян для области. Действиями преступников причинен ущерб на сумму 5 млрд. рублей.

Помимо названного Межведомственного плана стратегические и тактические направления совместной работы определены Федеральной целевой программой по усилению борьбы с преступностью на 1998-2000 годы, Межгосударственной программой совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств-участников СНГ на период до 2000 года, Планом совместных действий Минюста, МВД, ФСБ, ФСНП, ГТК, ФПС России по повышению эффективности борьбы с организованной преступностью и другими основополагающими документами, разработанными в целях обеспечения экономической безопасности страны.

  • Организация и проведение комплексных разовых операций и иных целевых мероприятий.

177

С учетом оперативной обстановки подразделениями по борьбе с организованной преступностью с участием представителей ФСНП, ГТК, Госналогслужбы, ВЭК и других ведомств разрабатываются и реализуются мероприятия по конкретным направлениям борьбы с преступностью. Оперативно-профилактические и иные специальные мероприятия координируются межведомственными комиссиями, координационными советами и объединенными штабами. Проводятся совместные операции, направленные на предотвращение незаконного вывоза стратегического сырья, валюты, антиквариата, ввоза наркотиков, незаконного оборота оружия и другие. Так, только по г. Москве в результате проведения совместных мероприятий в рамках операции «Вулкан» (отработка автосалонов, контролируемых организованными преступными формированиями) в бюджет перечислено 1,5 млрд. рублей за укрытие прибыли от налогообложения. В ходе операции «Перегон» раскрыто 155 преступлений, изъято 19 автомобилей, похищенных в Германии, Польше и других странах, около 4 кг наркотиков, предотвращен незаконный вывоз 225 тонн цветных металлов, промышленных товаров на 450 млн. рублей.

Положительный эффект дает привлечение специалистов вышеуказанных ведомств при реализации оперативной информации, полученной подразделениями по борьбе с организованной преступностью. Однако, пока сотрудничество различных государственных органов, наделенных правом на ведение оперативно-розыскной деятельности, находится не на должном уровне, состояние преступности вызывает существенные опасения. Количество зарегистрированных преступлений за период 1999 - 2000 гг. показано в Приложении 3.

Целенаправленные и согласованные действия с участием представителей Госналогслужбы, ГТК, ФСНП и ВЭК России позволили в истекшем году привлечь к уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с незаконным ввозом и постановкой на учет автомашин иностранного производства, более 400 человек, взыскать в доход

178

государства за нарушение таможенного законодательства при ввозе автомобилей 124,5 млрд. рублей.

В России пока еще не создана эффективная система правового контроля за криминогенной ситуацией. Постоянно меняющаяся тактика лидеров преступного мира требует адекватных решений по объединению усилий правоохранительных и контролирующих органов по противодействию организованной преступности. 7

На наш взгляд, наиболее эффективной формой взаимодействия Минюста, МВД, ГТК, ФСНП, ВЭК, Госналогслужбы и других ведомств является совместная работа по направлениям деятельности организованных групп с выездом на места специалистов, осуществляющих активные мероприятия, не только направленные на разрушение сообщества путем изоляции его членов, но и парализующие само его существование - поступление денег.

Очень важно, что в таких условиях не срабатывает система защиты, созданная организованными группами на региональном уровне, активизируется потенциал местных правоохранительных и контрольных органов.

Примером может служить работа по разложению преступного сообщества в Рязанской и Самарской областях, г.г. Тамбове и Санкт-Петербурге - так называемых «Слонов», представлявших собой разветвленную, сложную преступную структуру, позволявшую контролировать деятельность прибыльных объектов на территории областей и объединяющая несколько сот человек.

В настоящее время арестовано более 30 бандитов во главе с одним из лидеров. Они обвиняются в 27 убийствах по найму, 7 покушениях на убийство, 68 вымогательствах. Из восьми, объявленных в розыск - 6 преступников задержано, 2 - убиты. Изъято 18 единиц огнестрельного оружия, более 10 гранат, взрывчатка, 3,5 млрд. рублей и другое.

179

В ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий был установлен главный источник поступления денег - автозавод г. Тольятти, находившийся под контролем преступных структур. Выявлено 1060 преступлений, по которым возбуждено 968 уголовных дел, арестовано 104 человека, задержано 94 человека, находящихся в розыске. Изъято 59 единиц оружия, 4,4 кг наркотиков, похищенных материальных ценностей на сумму четыре миллиарда триста тридцать восемь миллионов рублей (в ценах 1997 г.).

При проверке внешнеэкономической деятельности АО «АвтоВАЗ», выявлены факты сокрытия размеров прибыли, полученной от реализации автомобилей за границу, уклонения от уплаты налогов и бюджетных платежей. Предотвращено получение автомобилей по фиктивным векселям на общую сумму свыше 200 млрд. рублей.

Учитывая имеющийся опыт взаимодействия с Госналогслужбой, ГТК, ФСНП, ФЭК и в целях дальнейшего совершенствования совместной работы по противодействию организованной преступности с каждым ведомством необходимо разработать документы, регламентирующие обмен информацией и механизмы сотрудничества по основным направлениям деятельности.

В настоящем разделе работы предпринята попытка отразить общую характеристику проблем правового и организационного характера в вопросах взаимодействия подразделений Министерства Юстиции и подразделений по борьбе с организованной преступностью МВД России с привлекаемыми силами других ведомств и органами власти при проведении комплексных мероприятий, а также разработать ряд предложений по их разрешению.

Вопросам правового регулирования межведомственного взаимодействия правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью, в том числе организованной, уделяется в настоящее время достаточно серьезное внимание.

7 См.: Лавров В. П. Расследование организованной преступной деятельности. - Ставрополь, - 1996; Куликов В. И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. - Ульяновск, - 1994.

180

Основу действующей системы законодательных и иных норм права, относящихся к борьбе с преступностью, а следовательно, и организации взаимодействия субъектов в процессе ее ведения составляют Конституция Российской Федерации, ряд Федеральных законов и, в частности, «Об оперативно-розыскной деятельности» и другие нормативные акты, утвержденные на государственном или межведомственном уровнях.

Так, в области борьбы с терроризмом это - указы Президента Российской Федерации от 18 сентября 1995 года № 954с «Об организации контрразведывательной деятельности в Российской Федерации», от 1 сентября 1995 года№ 831 «Об упорядочении организации и проведения мероприятий с использованием технических средств», от 7 марта 1996 года № 338 «О мерах по усилению борьбы с терроризмом», другие правовые акты страны, а также совместные нормативные акты ведомств.

В сфере борьбы с наркобизнесом - совместный приказ МВД, ГТК, ФСБ, ФСП от 7 мая 1998 г., № 284/328/204/217 о создании при МВД России Центра межведомственного взаимодействия в сфере незаконного пресечения незаконного оборота наркотиков (на правах управления).

Для совершенствования регулирования вопросов оперативного взаимодействия с органами МВД России и их правового обеспечения было разработано и утверждено Положение о взаимодействии ГТК России и МВД России в сфере внешнеэкономической деятельности, пресечении незаконного вывоза и ввоза в Российскую Федерацию оружия, наркотиков, валюты и культурных ценностей от 11 июля 1994 года, совместное указание ГТК, ФПС, ФСБ, МВД и ДНП России «О порядке взаимодействия правоохранительных органов по пресечению противоправной деятельности в пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации».

Отдельные положения по координации и взаимодействию правоохранительных органов по борьбе с организованной преступностью

181

предусматриваются также соответствующими целевыми программами, в Положениях и инструкциях отраслевых служб и т.п.

Как показывает практика, одной из наиболее эффективных организаци- онных форм обеспечения практического взаимодействия российских правоохранительных органов с зарубежными партнерами в борьбе с преступностью (особенно организованной, незаконным оборотом наркотиков, оружия и культурных ценностей, экономическими преступлениями) является получивший большое развитие в мире институт представителей правоохранительных органов, работающих на постоянной основе при дипломатических представительствах или консульских учреждениях России в иностранных государствах («полицейские атташе»).8

В Москве, Санкт-Петербурге и Мурманске работают представители правоохранительных органов из 20 государств: Армении, Бельгии, Болгарии, Великобритании, Вьетнама, Израиля, Италии, Испании, Канады, Китая, Южной Кореи, Нидерландов, Норвегии, Польши, Словакии, США, Финляндии, Швеции и Японии.

В целях повышения эффективности реализации результатов оперативно- розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений всеми правоохранительными органами России подписан совместный приказ, утверждающий Инструкцию о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

Необходимо иметь в виду, что выше названные нормативные документы не всегда полно и всесторонне обеспечивают различные стороны процесса взаимодействия субъектов борьбы с организованной преступностью.

Так, например, нуждается в дальнейшем совершенствовании нормативная регламентация таких аспектов как
повышение

заинтересованности взаимодействующих субъектов, разграничение прав и обязанностей, установление ответственности за уклонение от взаимодействия,

182

нарушение законности в процессе взаимодействия, введение критериев оценки деятельности по осуществлению взаимодействия и др.

До настоящего времени отсутствует удовлетворительная система организационно-тактических форм взаимодействия специализированных подразделений органов внутренних дел с другими субъектами оперативно- розыскной деятельности. Наряду с нашими выводами, это подтверждается также материалами специальных исследований, посвященных данному вопросу.

Результаты проведенного нами опроса руководителей аппаратов по борьбе с организованной преступностью показывают, что подавляющее большинство опрошенных считают причиной низкой эффективности взаимодействия оперативных аппаратов недостаточность правового регулирования на уровне Министерства (68%); недостаточность нормативного регулирования взаимодействия на региональном уровне (46%). Более 60% респондентов отмечают, что существующая нормативная база, регламентирующая порядок и организацию взаимодействия, не соответствует требованиям сегодняшнего дня. 76% высказали мнение, что недостатки правового регулирования оказывают существенное негативное влияние на эффективность взаимодействия. В связи с этим, около 80% опрошенных ратуют за скорейшую подготовку соответствующего нормативного акта, регулирующего комплексный подход во взаимодействии подразделений по борьбе с организованной преступностью с другими оперативными аппаратами и службами.

Таким образом, следует еще раз подчеркнуть, что одной из причин недостаточно эффективного взаимодействия аппаратов по борьбе с организованной преступностью с другими субъектами оперативно- розыскной деятельности является ограниченность правового регулирования этого направления деятельности и вытекающие отсюда трудности организационно-тактического характера, которые отрицательно сказываются на практических

8 Основы борьбы с организованной преступностью. Под ред. В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова.

183

результатах борьбы с организованной преступностью в целом и, в частности, на результатах совместных действий в отношении преступных формирований, установивших криминальный контроль над крупными объектами экономики и территориями.

В ранее проведенных исследованиях отмечается, что нормативная неурегулированность вопросов взаимодействия на практике проявляется в:

  • сложной, многоступенчатой и длительной по срокам исполнения процедуре запроса и выдачи информации в отношении участников ор ганизованных преступных группировок, не соответствующей динамике процессов, происходящих в криминальной среде;

  • присутствии ведомственных интересов, направленных не на ликвидацию организованных преступных сообществ, либо нанесение по ним серьезного удара, а на формальный отчет о задержаниях и возбужденных уголовных делах, которые через определенный период «разваливаются»;

  • отсутствии долгосрочных совместных разработок, направленных на глубокую разведку криминальных организаций с использованием наиболее эффектно зарекомендовавших себя возможностей и практического опыта каждого отдельно взятого ведомства;
  • отсутствии методики оперативного внедрения в криминальные ор- ганизации, а также порядка обмена и маневрирования негласным аппаратом в этих целях.
  • Следует также отметить, что на сегодняшний день отсутствует специальное нормативное регулирование вопросов проведения специальных крупномасштабных операций по декриминализации объектов экономики и территорий, которые по своей форме представляют комплекс специальных мероприятий, проводимых на конкретном объекте или территории, а по содержанию — реализацию оперативных разработок с целью прекращения деятельности преступных группировок. В частности, нормативно не закреплен

-М.,-1996.

184

и требует уточнения применяемый на практике термин «крупномасштабная специальная операция».

Таким образом, Типовые планы не охватывают в полной мере особенностей организации и проведения мероприятий по линии декриминализации экономики и территорий, поскольку эта задача была поставлена перед правоохранительными органами позднее.

В силу этого до нормативного закрепления указанного термина, постоянно вызывающего вопросы у практических работников, целесообразно использовать привычный для понимания термин «комплекс специальных мероприятий».

Отсутствует также нормативное закрепление термина «следственно- оперативная группа (СОГ)» и правил, которые бы детально регламентировали порядок образования следственно-оперативных групп из представителей различных ведомств и их взаимодействие.

Недостатки в нормативно закрепленной терминологии являются причиной недопонимания участвующих подразделений правоохранительных органов своих целей, задач, функций, а также значения взаимодействия между собой и т.п.

Постоянное возобновление интереса к терминологическому вопросу свидетельствует о его связи с рядом других, имеющих жизненно важное значение в практической деятельности, а неопределенность базовых понятий влияет на качество принимаемой во внимание информации и выработки соответствующих решений, поскольку каждый из привлекаемых органов должен отдавать в процедуру решения того или иного вопроса свою собственную оперативную информацию.

Несмотря на наличие проблем в организации деятельности, связанных с разделением компетенций и полномочий различных служб, имеется ряд основных, наиболее характерных организационно-тактических форм совместного воздействия сотрудников оперативных аппаратов на организованную преступность.

185

Таковыми являются:

-выявление первичных сведений, фактов, оперативно-розыскных данных, которые указывают на организованность криминальных проявлений и их предварительная оперативная проверка;

-оперативно-розыскное предупреждение преступлений со стороны участников организованных преступных групп, разложение организованных групп (сообществ) на стадии замышления и подготовки преступлений;

-оперативная разработка участников организованных преступных групп (сообществ);

-оперативно-розыскное сопровождение предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, относящихся к компетенции аппаратов по борьбе с организованной преступностью.

С учетом специфики и сложности задач, стоящих перед аппаратами по борьбе с организованной преступностью, они во взаимодействии с другими субъектами оперативно-розыскной деятельности имеют возможность и должны с большей эффективностью использовать такую тактическую форму, как ведение комплексных оперативных разработок на участников организованных преступных сообществ, при необходимости с поэтапной реализацией оперативных материалов как на отдельных членов преступных групп, так и на преступные группы, входящие в преступные сообщества. Одной из форм реализации таких разработок является осуществление комплекса мероприятий по снятию криминального влияния с объектов экономики и отдельных территорий Российской Федерации.

Особенности оперативной разработки организованных преступных групп прежде всего зависят от конкретной преступной деятельности и обусловливаются:

  • масштабностью преступной деятельности, которая в границах одной криминальной структуры оказывает воздействие на экономику, социальную и политические сферы жизни людей на значительных территориях,

186

  • применяемыми мерами воздействия на участников предварительного следствия и судебного разбирательства,
  • влиянием межнациональных конфликтов и этнической составляющей организованной преступности на тактику борьбы с ней.
  • Указанные обстоятельства диктуют необходимость комплексного использования сил и средств оперативных аппаратов различных правоохранительных органов как на этапах оперативной разработки организованной преступной деятельности, так и при ее реализации.

Изучение и обобщение практики комплексного использования сил и средств оперативных подразделений в рамках взаимодействия аппаратов по борьбе с организованной преступностью с другими субъектами оперативно-розыскной деятельности, позволяют выделить и сгруппировать оправдавшие себя на практике наиболее общие организационно-тактические формы взаимодействия сотрудников оперативных аппаратов в процессе оперативной разработки участников организованных преступных групп (сообществ), изучение которых может способствовать дальнейшему совершенствованию тактики борьбы с организованной преступностью.

  1. Совместное участие нескольких субъектов оперативно-розыскной деятельности в оперативной разработке организованных преступных групп (сообществ).

  2. Совместная реализация оперативных дел, которая может предусматривать различные формы, в числе которых:

  • привлечение аппаратами по борьбе с организованной преступностью специфических агентурно-оперативных сил и средств и возможностей различных субъектов оперативно-розыскной деятельности;

  • использование аппаратами по борьбе с
    организованной преступностью

оперативно-технических возможностей других субъектов оперативно- розыскной деятельности;

  • совместная работа представителей оперативных служб различных

187

правоохранительных органов в рамках одной следственно-оперативной группы и т.п.

Материалы, полученные из оперативно-поисковых подразделений, используются :

  • при планировании и проведении оперативно-розыскных мероприятий;

  • при планировании и сопровождении следственных действий по материалам и делам, находящимся в производстве.

Вместе с тем, при решении задач, поставленных перед нашими подразделениями в борьбе с организованной преступностью, не исчерпаны все резервы для улучшения взаимодействия и повышения координированности

действий. Необходимо продолжить систематическую и целенаправленную

работу по получению материалов, имеющих доказательное
значение в

изобличении деятельности организованных групп и преступных сообществ,

а также направленных на раскрытие преступлений, стоящих
на контроле у руководства министерств.

Для совершенствования совместной деятельности наших подразделений необходимы:

  • установление рабочих связей на уровне конкретных разработок, планирования реализации совместных операций;
  • оптимизация деятельности в столичном регионе и наиболее криминализированных объектах экономики;
  • организация систематической и инициативной работы по сбору информации в отношении лидеров, устойчивых «авторитетов» преступной
  • среды, “воров в законе”, их преступной деятельности и коррумпирован- ных связях с представителями органов власти и управления;

188

  • укрепление взаимодействия с другими службами во
    время проведения

операций по освобождению заложников и насильственно удерживаемых лиц или установлению их местонахождения;

  • организация в системе служебной подготовки занятий с личным составом с целью ознакомления сотрудников с возможностями оперативно- поисковых подразделений.

Наиболее близко к рассматриваемой проблематике стоят вопросы взаимодействия следствия с оперативными аппаратами ГУБОП МВД РФ в ходе совместных крупномасштабных специальных операций, в том числе с Министерством Юстиции РФ. Близость рассматриваемых вопросов подчеркивается тем, что до последнего времени комплексные мероприятия по декриминализации объектов экономики и территорий осуществлялись как крупномасштабные специальные операции. Разработанные в ГУБОП МВД РФ Типовые планы проведения крупномасштабных специальных операций брались за основу при разработке планов проведения комплексных мероприятий. Причем характер взаимодействия оперативных аппаратов ГУБОП МВД РФ со Следственным комитетом МВД и Генпрокуратурой России на этапе планирования операций, создания следственно-оперативных групп (СОГ) для руководства их проведением, а также на этапе собственно проведения операции не будет иметь принципиальных отличий для такового при осуществлении комплексных специальных мероприятий по декриминализации. Поэтому излагаемые далее по тексту Типовых планов особенности взаимодействия с СК и Генпрокуратурой ГУБОП МВД РФ при осуществлении крупномасштабных операций могут быть рекомендованы в качестве основы для разработки и уточнения последних с учетом особенностей содержательно отличающих «комплексные специальные мероприятия по декриминализации объектов экономики и территорий» от «крупномасштабных специальных операций».

189

Для успешного проведения расследования формирование СОГ должно быть сопровождено еще двумя организационными мероприятиями.

Первое связано с обеспечением права подозреваемых и обвиняемых на помощь защитника. С этой целью штабу по проведению операции во взаимодействии с местными правоохранительными органами следует составить список местных адвокатов и приблизительные расценки за пользование их услугами и передать руководителю СОГ, который может использовать его при работе с подозреваемыми и обвиняемыми.

Второе мероприятие носит факультативный характер и проводится, если расследование будет проходить в местностях с населением большинство которого пользуется не русским языком. В таких случаях штаб должен с помощью местной администрации и правоохранительных органов составить списки лиц, которых СОГ может использовать в качестве переводчиков. Наилучшими кандидатами для этого при условии благонадежности являются преподаватели ВУЗов, техникумов и старших классов средних школ.

На этапе осуществления конкретных действий СОГ вследствие несовершенства решения вопросов взаимодействия представителей различных служб и ведомств, входящих в ее состав, обнаруживаются некоторые недостатки, связанные с отсутствием нормативного закрепления данной формы борьбы с организованной преступностью.

Исследования в данном направлении, показали, что значительная часть сотрудников оперативных аппаратов имела в процессе работы в бригаде проблемы во взаимоотношениях со следователями из-за того, что последние не были заинтересованы в детальном расследовании всех эпизодов преступной деятельности и звеньев преступных связей (на практике это называется «обрубать концы»). А это, в свою очередь, негативно сказывалось на закреплении фактических данных, полученных оперативным путем, усложняло процесс полного изобличения всех участников группы, их покровителей и пособников.

190

Одним из существенных противоречий, препятствующих осуществлению должного взаимодействия между следственными и оперативными подразделениями, является отсутствие единообразия критериев оценки их деятельности.

При существующей судебной и процессуальной системе следователи фактически не заинтересованы в «расширении» дела, привлечении новых участников преступных группировок, ибо это связано с определенным риском, увеличением объема работы и т. д.

Нельзя также не отметить, что на эффективность работы следственно- оперативных бригад оказывает влияние ведомственная разобщенность следственных аппаратов, что, в конечном счете, затрудняет создание межрегиональных бригад. Частично это можно объяснить тем, что уголовно-процессуальный закон предписывает придерживаться подследственности по территориальному признаку, то есть расследование обнаруженных преступлений должно проводиться органами, на территории дислоцирования которых они совершены. Тогда как организованная преступность не знает территориальных границ. Поэтому, чтобы передать или объединить дела через вышестоящие органы требуются значительные усилия (так как соответствующие подразделения заинтересованы, как правило, в расследовании только «своих» эпизодов).

Разобщенность, несогласованность действий следственных и оперативных работников в итоге приводит к тому, что значительно затягиваются сроки расследования, разглашаются материалы следствия, происходит утрата свидетельской базы, вещественных доказательств (в дальнейшем «выпадают» отдельные эпизоды преступной деятельности, а опасные преступники уходят от уголовной ответственности), не в полной мере возмещается ущерб государству и потерпевшим, происходит расшифровка методов работы оперативных подразделений, затруднено выявление коррумпированных связей и т.д.

191

Что касается ФСБ России, при проведении совместных мероприятий в отношении преступных формирований, установивших криминальный контроль над крупными объектами экономики, подразделения органов внутренних дел и органов безопасности в пределах своей компетенции используют следующие оперативно-розыскные возможности

взаимодействующих сторон:

проведение целевых оперативно-поисковых, оперативно-технических, контрразведывательных и иных оперативно-розыскных мероприятий;

проведение согласованных оперативных мероприятий и обмен информацией по делам оперативного учета;

использование возможностей средств массовой информации для информационно-психологического воздействия на проверяемых, разра- батываемых, профилактируемых и иных лиц.

Как правило, на практике сотрудничество сводится к оперативно- тактическому взаимодействию по конкретным оперативным разработкам на различных стадиях - от получения оценки исходной информации до реализации собранных материалов.

Для эффективности взаимодействия с учетом разграничения компе тенции между ведомствами проводятся разведывательно-поисковые мероприятия, создаются совместные банки информации по отдельным направлениям деятельности преступных сообществ, осуществляетс я

согласованная оперативная проверка организаторов преступных формирований и лиц, использующих свои должностные полномочия в интересах организованной преступности.

Деятельность аппаратов Минюста, МВД РФ и ФСБ при осуществлении совместных оперативно-профилактических и иных специальных мероприятий, таких как операции «Перехват», «Трал», «Привоз», «Заслон», «Янтарь», «Золото», направленных на предотвращение незаконного вывоза стратегического сырья, валюты, антиквариата, ввоза наркотиков, незаконного оборота

192

оружия координируется специально создаваемыми
межведомственными комиссиями, координационными советами и объединенными штабами.

При проведении совместных оперативных разработок организованных преступных сообществ обязанности между ведомствами, как правило, распределяются следующим образом:

подразделения УФСБ — получение оперативной информации и

проведение оперативно-технических мероприятий с целью
сбора доказательственной базы преступной деятельности участников ОПС;

подразделения РУБОП — легализация оперативных материалов, проведение конкретных оперативно-розыскных мероприятий, принятие мер к привлечению участников ОПС к установленной законом ответственности, оперативное сопровождение уголовных дел. Число точек соприкосновения по линии оперативно-розыскной деятельности подразделений Минюста, ФСБ и МВД России в части борьбы с преступлениями в сфере экономики значительно возросло: обе правоохранительные системы с позиций своих интересов изучают складывающуюся оперативную обстановку; оперативно обслуживают учреждения государственного аппарата финансовой и денежно-кредитной сфер; выявляют каналы незаконного перемещения товаров, денежных средств и ценностей, приобретенных преступным путем, включая их репатриацию за рубеж.

Совместное оперативное обслуживание подразделениями ФСБ и МВД России финансовой и денежно-кредитной сфер экономики в современных условиях является крайне важным, поскольку деньги, добытые преступным путем, ныне активно мигрируют из «таможенных» и «финансовых» зон в регионы сырьевой добычи и производства экспортных товаров, что свидетельствует о криминализации всей цепочки движения товаров и капитала. Кроме того, оперативные данные свидетельствуют, что возрастает угроза хищений валютных средств из отечественных банков с использованием фиктивных переводных документов, поступающих из-за рубежа. Способы

193

совершения этих преступлений строятся по принципу «чеченских» авизо и фальшивых мемориальных ордеров, как правило, с участием банков Запада.

Можно видеть, что опыт работы межведомственных комиссий, координационных советов и объединенных штабов, создаваемых для проведения совместных специальных операций, целесообразно использовать и при проведении комплексных мер по декриминализации объектов экономики и административных территорий. Предпосылок для этого более чем достаточно.

Оперативные разработки, ведущиеся на одной территории оперативными службами различных ведомств ФСБ, в значительной мере могут дополнять и обогащать друг друга, а их совместная реализация в ходе осуществления соответствующим образом подготовленных комплексных специальных мероприятий по декриминализации объектов и территорий могут дать значительно больший эффект и результативность, чем при их независимой реализации.

Другим доводом в пользу совместных действий при осуществлении комплексных специальных мероприятий аппаратов МВД и ФСБ в рамках одной координирующей структуры является то, что в рамках пресечения деятельности одного преступного сообщества имеет место тесное соприкосновение оперативных интересов. Так, в ходе осуществления комплексных специальных мер может возникнуть необходимость в информации о физических и юридических лиц, находящихся за рубежом, и их деятельности там, или зарубежных связях российских субъектов организованной преступной деятельности (иностранцы и совместные предприятия). Ведение соответствующих оперативных разработок и базы данных в этом направлении этой работы находится в компетенции ФСБ.

С другой стороны, российские организованные преступные сообщества имеют либо косвенные (через третьи физические и юридические лица), либо прямые связи с зарубежными криминальными структурами или организациями за рубежом. Разработка этих объектов преступной среды и их

194

деятельности в России, ее пресечение, а также информационное обеспечение этой работы находится в компетенции ГУБОП МВД РФ. Объединение в одной межведомственной комиссии по проведению комплексных специальных мероприятий сотрудников упомянутых ведомств повысит их оперативность и конечную результативность.

Целесообразно создать рабочую группу из представителей ФСБ и МВД России для выработки предложений по разграничению их компетенции в области борьбы с терроризмом.

Считать, что отнесение проблемы к компетенции ведомства означает возложение полной ответственности за выявление правонарушений, реагирование на них, оперативно-розыскное сопровождение расследования и конечные результаты работы в целом.

Одной из основных угроз национальным интересам и безопасности РФ в пограничном пространстве является трансграничная организованная преступность. Анализ оперативной обстановки на государственной границе в современный период показывает, что проявления организованной преступности наиболее опасны по следующим направлениям: нелегальная миграция; контрабанда оружия; контрабанда наркотических средств и психотропных веществ.

Для того чтобы вести успешную борьбу с этим видо м

преступлений,

оперативные органы ФПС России разрабатывают и приводят в действие свою часть общегосударственной системы взаимосвязанных мер
борьбы с

подрывными акциями противника (включая криминальные структуры).

В данной работе, на наш взгляд, представляется возможным в завершении

раздела выделить ряд проблем взаимодействия в борьбе с

организованной

преступностью.

Взаимодействие, как и любая другая деятельность, требует четкого выполнения каждым органом своих, именно ему присущих
служебных

195

функций. Но эти действия должны осуществляться с учетом круга обязанностей и интересов другого органа, т. е. направляться на достижение общей цели, проводиться в отношении строго определенных общим замыслом объектов, специально выделенными силами и средствами, в намеченное время и в определенной последовательности. Необходимо напомнить, что попытки выполнения одним органом функций другого, как правило, влекут за собой неквалифицированное решение вопроса, а иногда расшифровку и даже провал мероприятий, что объясняется недостатком специальных знаний у сотрудников одних правоохранительных органов по вопросам деятельности других.

Определение прав и обязанностей, участвующих в мероприятиях исполнителей должно опираться на общий принцип - сотрудничающие в рамках проведения одной операции различные правоохранительные органы должны действовать в пределах своей компетенции, не подменяя друг друга и не используя права другого.

Изучение практики показывает, что позициями, требующими обязательного согласования при осуществлении совместных оперативно- розыскных мероприятий являются: цель; задачи и объекты, в отношении которых будут проводиться намеченные действия; используемые силы и средства каждого органа, формы и методы деятельности; место, время, последовательность и тактика осуществления конкретного действия, их результаты.

При этом объем подлежащей обмену информации по каждой из названных позиций должен определяться исходя из конкретной ситуации. Так, цель, силы, средства, формы, методы, тактика и результаты деятельности должны согласовываться только в общих чертах, без подробной расшифровки их существа. Задачи, объекты, место, время, последовательность действий каждого органа должны согласовываться в полном объеме.

Важно подчеркнуть необходимость обязательного обмена информацией о
результатах осуществляемых мероприятий, ибо он во всех
случаях

196

стимулируют укрепление межведомственного взаимодействия. Вопрос о соблюдении конспирации при обмене информацией не ограничивается определением содержания и объема сведений, подлежащих передаче из одного органа в другой. В каждом конкретном случае необходимо устанавливать порядок передачи информации, то есть определять круг лиц, которые должны быть полностью либо частично проинформированы о формах и сроках обмена информацией. Решение этого вопроса должно возлагаться на руководителя осуществляемого комплекса мероприятий и приниматься им в зависимости от сложившейся ситуации.

Немаловажное значение при организации совместных оперативно- розыскных мероприятий должно уделяться установлению контроля за действиями исполнителей.

Такой контроль по соблюдению конспирации, обеспечению эффективной и качественной работы должен возлагаться на ответственных сотрудников того органа, представители которого непосредственно осуществляют то или иное мероприятие. Вместе с тем, для соблюдения большей объективности при контроле эти сотрудники должны назначаться не из числа лиц, несущих ответственность за исполнение мероприятия, а из числа представителей вышестоящих подразделений.

В заключении следует отметить, что сформулированные выводы и предложения основаны на анализе имеющихся материалов, обобщении практики межведомственного взаимодействия при осуществлении комплекса мероприятий по декриминализации объектов экономики и территорий и мнений специалистов разных правоохранительных органов.

Основной вывод, что еще раз необходимо подчеркнуть, сводится к необходимости подготовки межведомственного нормативного документа, регламентирующего вопросы:

инициирования проведения комплекса совместных мероприятий по декриминализации объектов экономики и территорий;

197

создания межведомственного органа, ответственного за подготовку, планирование и реализацию комплекса мероприятий;

порядка реализации разработанного плана;

разработки предложений, направленных на закрепление достигнутых результатов и недопущение регенерации организованной преступной деятельности на объекте экономики или территории.

Выводы по главе

Государственные правоохранительные органы, призванные бороться с организованной преступностью, могут существенно улучшить результаты своей деятельности с помощью представленных методик по выявлению и оценке организованных преступных формирований. Представленные в работе методики позволят также предотвратить появление новых организованных преступных формирований в будущем.

Для эффективной борьбы государства с организованной преступностью особенно необходимы координация государственных органов, наделенных правом оперативно-розыскной деятельности, сплоченность в их действиях, своевременный обмен оперативной информацией. Однако на практике взаимодействие данных государственных органов ограничено, так как для этой деятельности нет достаточной правовой базы. Поэтому необходима скорейшая подготовка нормативного документа, который регулировал бы вопросы координации деятельности всех государственных органов, призванных бороться с организованной преступностью.

198

Глава 3. Нетрадиционные формы воздействия на организованную преступность

    1. Система информационного противодействия криминогенным воздействиям средств массовой информации

Решение проблемы эффективного противостояния симбиозу ОПФ и СМИ требует от правоохранительных органов нестандартных решений, проведение специальных организационно-технических мероприятий, которые можно обозначить как «Система информационного противодействия» (СИП).

Система информационного противодействия должна выполнять следующие функции:

-выявлять акты криминогенных воздействий СМИ с обоснованной оценкой их социальных последствий;

  • вырабатывать контрмеры, адекватные социальной опасности криминогенных информационных воздействий;
  • осуществлять, используя возможности СМИ, превентивные информационные воздействия на организованные преступные сообщества и на отдельных их представителей.
  • В функциональном плане такая система может состоять из трех основных подсистем.

В задачи первой подсистемы входит: отбор публикаций, телепередач и радиорепортажей, имеющих оперативный интерес; установление авторов и выявление заказчиков; оценка социальных последствий, опасности для общества.

Задачи второй подсистемы включают: разработку адекватных контрмер по выявленным фактам и разработку превентивных информационных воздействий на организованные преступные формирования.

Третья подсистема должна обеспечивать реализацию разработанных и прошедших утверждение контрмер или превентивных
информационных

199

воздействий с использованием легендирования источников информации, а также осуществлять мониторинг эффективности проводимых мероприятий.

Подразделение, на которое могут быть возложены функции системы информационного противодействия, может быть весьма компактным и должно быть обеспечено современными техническими и программными средствами. Среди сотрудников подразделения должны быть специалисты, владеющие информационными технологиями, аналитики с навыками оперативной работы, а также склонные к журналистике.

Для того, чтобы оценить технические возможности и наметить организационные мероприятия по созданию такой системы необходимо проанализировать рынок услуг и технические достижения в этом направлении.

На рынке информационных услуг в России в настоящее время функционируют самые разнообразные структуры, отслеживающие и анализирующие как публикации в прессе, так и информационные радио и телепрограммы.’

Примером таких компаний может служить Национальная информационная корпорация (НИКО). Постоянными клиентами корпорации, в частности, являются Федеральное собрание, Администрация Президента России, Федеральная служба безопасности, другие государственные и негосударственные организации. Техническая база этой компании позволяет круглосуточно анализировать оперативные сообщения сети собственных корреспондентов по всем регионам России, сообщения десятков информационных агентств, более 200 центральных и местных печатных изданий, радио и телевизионных станций.

Компании такого типа готовы предоставлять широкий спектр материалов. По заказу клиентов они могут осуществлять мониторинг СМИ (включая программы радио и телевидения) по тематике заказчика, выдавать сводки

1 См. например: Батурин Ю. М., Жодзинский А. М. Компьютерная преступность и компьютерная безопасность. - М., - 1991; Вехов В. Б. Компьютерные преступления: способы совершения, методики расследования. - М., -1996; Крылов В. В. Информационные компьютерные преступления. - М, - 1997 и другие.

200

оперативной информации по материалам завтрашних газет и ежедневные сводки сообщений радио и телевидения.

Эти компании также предоставляют биографические справки по персонам федерального и регионального уровней (в том числе и данные о представителях средств массовой информации). Справки могут быть дополнены мониторингом выступлений и заявлений интересующих заказчика лиц.

При создании системы информационного противодействия криминогенным информационным воздействиям необходимо или использовать возможности компаний, имеющихся на рынке информационных услуг, или использовать их опыт при построении своих аналогичных информационных систем.

В автоматизированной системе обработки сообщений должен быть заложен широкий комплекс средств анализа информации, поступающей из СМИ. Для классификации сообщений СМИ и отбора необходимой информации можно использовать базы неформализуемых знаний, функционирующие в режиме реального времени, основанные на нечетких критериях поиска и позволяющие обрабатывать неограниченные объемы текстов.

Фундаментальные исследования и технология создания таких баз данных осуществлены, в частности, информационно-издательской фирмой «ИНВЕНТА» в 1999 году. Было показано, что базы неформализуемых знаний существенно превосходят существующие аналоги и пригодны для полной автоматизации публичного доступа к текстовой информации, получаемой по различным каналам связи.

Практическая реализация данного подхода осуществляется в среде информационно-поисковой системы АРТЕФАКТ, разработанной национальной информационной корпорацией НИКО. Информационно- поисковая система АРТЕФАКТ ориентирована, в первую очередь, на обработку русскоязычных и англоязычных текстов произвольной тематики.

201

Автороведческие и фоноскопические исследования и экспертизы. Для установления автора заказных публикаций, его личностных качеств и эмоционально-психологического состояния при подготовке материалов можно выделить два направления криминалистических исследований.

Одно направление исследований должно ответить на вопрос авторства. Другое направление исследований может дать материал для выявления тех качеств личности автора, которые, так или иначе, находят свое выражение в его письменной речи.

Первое и второе направление исследований составляют соответственно идентификационные и диагностические исследования письменной речи.

Под идентификацией личности автора заказной публикации понимается установление наличия или отсутствия тождества личности автора заказной публикации с уже известными лицами.

Диагностические исследования заключаются в установлении тех или иных факторов, как внутренних (болезнь), так и внешних (угроза), воздействующих на личность автора в период создания текста заказной статьи.

Криминалистические исследования устной речи, включающие фоноскопические экспертизы, должны проводиться в том случае, когда возникает задача «атрибутировать», то есть отнести текст, записанный на магнитные носители к тому или иному лицу. Это составляет идентификационную задачу криминалистического исследования фонограмм устной речи. Решение этой задачи позволяет выйти на лицо по признакам его устной речи, отображенной на фонограмме.

Из речевых особенностей аудиотекста может быть получена информация и о категориальных признаках личности и, таким образом о возможных направлениях розыска автора. В этом случае решаются опять диагностические задачи криминалистического исследования. Решение этих задач позволяет определять как эмоциональное состояние человека в момент звукозаписи, так и устанавливать некоторые его социальные характеристики (образование, профессию, уровень культуры), устанавливать также географические районы

202

формирования его речи и возможные места проживания. Фоноскопическая диагностика позволяет устанавливать психические и физические характеристики человека (пол, возраст, некоторые внешние признаки, заболевания).

Криминалистические исследования видеоизображений лиц также позволяют решать как идентификационные, так и диагностические задачи, основанных на методах портретной идентификации и диагностики. Задачи портретной криминалистической экспертизы в настоящее время сводятся к идентификации человека по признакам его внешности.

Особенности идентификации авторов публикаций в прессе^ При установлении авторства заказных публикаций и других сообщений в СМИ следует учитывать особенности журналистов как представителей «элитной» социальной группы. Идентификационные задачи по установлению авторства заказных публикаций и других сообщений в СМИ не могут решаться путем криминалистических экспертиз и оперативных экспертных исследований, поскольку отсутствуют такие необходимые условия, как заведенные уголовные дела или дела оперативной разработки. Решение этих задач может быть достигнуто в рамках так называемой текстологии, вспомогательной историко-филологической дисциплины, изучающей историю возникновения и судьбу текста художественных и общественно- политических произведений.

Необходимо, однако, иметь в виду, что установление авторства печатных публикаций осложняется применением компьютерных технологий при подготовке текстов. Это связано с отсутствием рукописных вариантов анализируемых публикаций, что исключает применение почерковедческих экспертиз. Компьютерная правка лишает текст идентифицирующих признаков, основанных на орфографических и синтаксических ошибках и даже на стилистических погрешностях.

2 См. например: Юрков И. С. Криминалистическое исследование видеозаписей. - М., - 1990; Росссинская Е. Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. - М., - 1996; Руководство для следователей. - М., - 1997 и другие.

203

Научную основу автороведческой экспертизы составляет система знаний об условиях и закономерностях речевого поведения человека, обусловливающих индивидуальность, динамическую устойчивость, вариационность его как устной, так и письменной речи.

В настоящее время разработаны теоретические и методические основы идентификационной и диагностической автороведческой экспертизы письменной речи.

В тоже время решение задачи атрибуции текста до последнего времени остается открытым. В настоящее время практически невозможно с полной достоверностью атрибутировать письменный текст тому или иному автору, не говоря уже о фонограмме, только на основании языкового и стилистического анализа. Поэтому при установлении на практике авторства заказных публикаций в СМИ, без глубоких исследований в данной области и привлечения специальных компьютерных методик, экспертные выводы, скорее всего, будут иметь вероятностный характер.

Возможности методик автороведческой экспертизы значительно расширяются в связи с внедрением в экспертную практику количественных методов исследования. Особенно перспективными в настоящее время представляются исследования по разработке специальных методик идентификации автора публикаций на основе использования электронно- вычислительной техники.

Для борьбы с криминогенными воздействиями СМИ методы идентификации авторов публикаций должны совершенствоваться на основе использования компьютерных статистических, математических методов анализа.

Необходимо также совершенствование методик определения таких социально-биографических характеристик авторов публикаций, как их возраст, профессия, род занятий, интересы, а также других факторов, способствующих установлению их связей с криминальной средой или непосредственному их выявлению, в частности по реквизитам
специализированных

204

автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС)

подразделений по борьбе с организованной преступностью.

Выявление криминальных связей представителей СМИ с заказчиками публикаций. Проведение автороведческих экспертных исследований позволяет сделать заключение о личности автора и получить его установочные данные для поиска с помощью специализированных АИПС регионального уровня.

По изучению материалов, опубликованных в СМИ, можно сделать предположение о том, интересы каких преступных сообществ или отдельных лиц отстаиваются. Необходимо иметь в виду, что по упоминаемым в материалах публикаций лицам можно сделать определенные выводы, как о прямых, так и о косвенных связях между «героями» публикаций.

Информация, полученная на основе анализа публикаций о лицах и их связях, может быть проверена или уточнена на основе использования банков данных автоматизированных систем.

При отсутствии соответствующих данных информационные системы должны быть пополнены сведениями, полученными на основании анализа материалов СМИ. Последующая обработка информации при этом должна дать более полную картину связей и взаимодействия представителей преступного мира с ангажированными представителями СМИ.

Социологические исследования в противодействии криминогенным информационным воздействиям. Социологические исследования последствий криминогенных информационных воздействий, применяемые в настоящее время, должны предусматривать:

  • использование экспресс-методов при проведении социологических опросов;
  • социологические опросы в «реальном» масштабе времени, то есть сразу после появления в СМИ публикации или сообщения криминогенного характера;
  • автоматизацию обработки результатов социологических опросов.3
  • 3 Социология. - М., - 1998. - С. 98.

205

Заметим, что проведение частых социологических опросов сопряжено как с дополнительными финансовыми затратами, так и с отвлечением сотрудников ОВД. Поэтому в качестве альтернативы ведомственной социологической службе следует рассмотреть возможность и целесообразность использования для социологических исследований независимых аналитических центров.

Автоматизированная система моделирования общественного мнения (АСМОМ) по оценке деятельности ОВД предлагается, например, компанией «ЭЛГОС». Обслуживание такой системы может осуществляться одним специалистом-аналитиком.

Особенностью алгоритмического обеспечения предлагаемой системы является использование (с целью проведения дополнительной коррекции модели) годовых данных социологических опросов, проводимых МВД России, и данных социологических опросов таких известных социологических институтов, как РАМИР, ВЦИОМ, института социологии парламентаризма Н.Бетанели, Российского независимого института социальных исследований, Аналитического центра ИСПИ РАН, социологического центра при МГУ.

Система моделирования общественного мнения должна пополняться и данными о результатах деятельности ОВД по противодействию криминогенным информационным воздействиям СМИ.

В задачи предлагаемой для разработки и внедрения автоматизированной системы моделирования общественного мнения входит и возможность получения социологического прогноза реакции населения на предполагаемые мероприятия ОВД, связанные как с противодействием криминогенным информационными воздействиями, так и с борьбой с преступностью в целом.

В использовании средств массовой информации в борьбе с организованной преступностью выделим два принципиальных направления.

Первое направление состоит в использовании СМИ для информационно- аналитического обеспечения оперативно-розыскной и следственной деятельности. В данном случае речь идет о применении
современных

206

технологий системного анализа криминальной и «заказной» информации, которая во все больших объемах проходит через СМИ

Второе направление - это использование СМИ для организации активных информационно-психологических воздействий на преступные формирования, их лидеров и конкретных представителей, а также для обеспечения общего морально-психологического и идеологического фона в обществе, способствующего повышению эффективности борьбы с преступностью.

Непосредственно управление средствами массовой информации с целью повышения эффективности борьбы с организованной преступностью должно рассматриваться в контексте новых направлений оперативно- розыскной и следственной деятельности, основанных на возможностях современных информационных технологий. Среди этих направлений уже выкристаллизовываются такие, как:

  • аналитическая разведка, предполагающая использование современных технологий сбора и обработки информации, и, в первую очередь работу, с информацией, поступающей из открытых источников;
  • обеспечение информационной безопасности, которое в настоящее время трансформируется в информационно-техническую борьбу правоохранительных органов с организованными преступными структурами и включает в себя не только защиту служебной информации от разглашения, утечки и несанкционированного доступа, но и защиту общественного сознания от криминогенных информационных воздействий, осуществляемых с использованием СМИ;
  • создание идентификационно-поисковых и диагностико-поисковых систем, основанных на современных мультимедийных технологиях, позволяющих, в частности, проводить исследования и экспертизы видеосюжетов и аудиосообщений СМИ на предмет поиска лиц, находящихся в розыске по образцу голоса и видеообраза, выявления авторства и наличия элементов монтажа;

207

  • компьютерная разведка, позволяющая вести в компьютерных телекоммуникационных сетях поиск исходной информации, которая послужила основой для тех или иных криминогенных сообщений СМИ, выявлять источники этой информации, осуществлять меры по противодействию и добывать данные, необходимые для нанесения превентивных информационно-психологических ударов;
  • создание мультимедийных компьютерных комплексов информационно- психологических воздействий, которые должны стать необходимым инструментом оперативных комбинаций и следственных мероприятий и которые должны в полной мере использовать как возможности современных информационных технологий, так и возможности СМИ для реализации новых нетрадиционных подходов в борьбе с преступностью с использованием информационно-психологической сферы.
  • Мультимедийные технологии в борьбе с организованной преступностью. Общеизвестно, что целенаправленной подтасовкой фактов и умелым методическим преподнесением их средствами массовой информации можно сформировать достаточно устойчивое общественное мнение требуемого содержания. В современных условиях это делается на основе использования последних достижений в области вычислительной техники, математических методов и алгоритмов обработки аудио- и видеосигналов, посредством которых в сознание человека поступает большая часть информации из окружающего его мира.

Предлагающиеся сегодня даже на открытом рынке программно-аппаратные средства ввода-вывода и обработки аудио- и видео-сообщений, текста и графики позволяют проводить любые преобразования над аудио-, видео-, графической, анимационной и текстовой информацией.

Ярким примером использования мультимедийных компьютерных технологий современной видео-индустрии и телевидения является создание специальных видео- и аудио-эффектов. Уже широко практикуется наложение кадров, эффект «двойников», стереоизображение,
«трехмерный» звук,

208

микширование звука и синтез искусственной речи и акустических сигналов. Использование таких телевизионных спецэффектов формирует у зрителя иллюзию присутствия, веру в происходящие на экране события, побуждение к определенным действиям.

Другим примером использования мультимедийных технологий является виртуальная реальность компьютерных игр и информационного обмена по компьютерным сетям.

Использование этих технологий при организации целенаправленных информационно-психологических воздействий через СМИ может позволить осуществлять виртуальные контакты с представителями преступных сообществ для достижения поставленных оперативных задач.

Перспективы дальнейшего развития и использования технологий мультимедиа в средствах массовой информации обусловлены такими факторами как доступность в приобретении средств мультимедийной обработки, так и достижение эффекта убедительности при наличии высокого качества презентуемых информационных материалов.

Среди задач, которые могут быть решены на основе мультимедийных технологий с использованием СМИ в качестве источника открытой информации, выделим в первую очередь задачу сбора и аналитической обработки поступающих материалов. Аналитическая обработка является завершающим этапом изучения и обобщения информации, добытой из всех возможных источников.

Подавляющая масса сведений, необходимых для оперативных мероприятий, может быть извлечена из газет, журналов, справочников и прочих изданий, телевизионных и радиопередач, компьютерных сетей. На основе как агентурных, так и открытых данных могут разрабатываться доклады, аналитические справки, обзоры и другие информационно- аналитические документы, включая прогнозы и планы по развитию различных разведывательных моментов.

209

Заметим, что большинство западных фирм предпочитает заниматься сбором сведений о конкурентах с помощью легальных методов, т.е. используя официальные источники. По некоторым данным на сбор и анализ материалов открытых источников приходится свыше 80% ресурсов, затрачиваемых на промышленный шпионаж.

Инфомационно-аналитические управления (департаменты) крупных российских банков таких, как «Инкомбанк» и «Менатеп», также использовали в своей работе в основном официальные и легальные источники. В этих банках были созданы мощные компьютерные центры, разработано уникальное программное обеспечение, позволяющее производить учет, хранение, сортировку и поиск различных видов информации (текст, аудио- и видеосообщения, электронные документы), поступающей из ТВ, печати, информационных агентств и радио.

Таким образом, сбор интересующей правоохранительные органы информации должен вестись с использованием всех имеющихся возможностей. Легальные источники СМИ как источники разглашения играют важнейшую роль в этом процессе.

«… Разведданные по организованной преступности получают одним из двух способов: открытым или тайным» - пишет А.Я. Минин, указывая, что с открытыми источниками информации работают информационные структуры МВД от управления печати и информации министерства до офицера пресс-службы УВД и его подразделений по организованной преступности. Так, в Положении о пресс-службе Западно-Сибирского РУБОП среди прочих задач указана следующая: «систематический анализ распространяемых в СМИ материалов в целях выявления фактов, связанных с организованными ее формами, выявления новых сфер деятельности преступных структур, криминальных проявлений, проблем приватизации, акционирования и пр.». 4

Однако, если обработка информации, полученной из официальных и легальных источников, не дает исчерпывающего ответа на вопросы
о

4 Минин А. Я. Информационно-аналитическая разведка криминальной милиции. - М., - 1996. - С. 11.

210

деятельности объекта разведки, то получение необходимой информации может быть осуществлено с помощью нелегальных средств, то есть силами сотрудников специальных подразделений с использованием агентов и опять же на основе широкого применения специальной техники разведывательного назначения.

Наряду со сбором материалов СМИ необходима организация технических исследований и экспертиз, которые позволят получить дополнительный объем полезных сведений. Систематизация полученных сведений позволит оптимизировать результаты работы правоохранительных органов. В частности, примером такой систематизации может служить представление данных по изменению преступности по основным ее видам компетенции криминальной милиции с 1997 по 1999 гг., как это показано в Приложении 4.

Прообразы компьютерных систем для проведения исследований поступающей информации уже существуют. В частности программное обеспечение фирмы «Researcher Sandy Pentland» преобразует индивидуальное изображение в математическую формулу - уравнение, называемое собственным вектором. Карта лица, получаемая в цифровом выражении, сравнивается с другими, расположенными в базе данных. Подобная технология уже успешно применяется правоохранительными органами ряда стран, в частности в казино для автоматизированного выявления и нейтрализации деятельности шулеров, даже в случаях их маскировки путем гримирования.

В разработках некоторых российских фирм уже встречаются некие «зародыши» прообразов систем компьютерного мониторинга за тем или иным общественным явлением с использованием мультимедийных технологий. В частности, НТЦ «Цифровые видеосистемы» имеет компьютерные решения передачи мультимедийной информации из горячих точек и мест чрезвычайных ситуаций по любым видам связи, системы дистанционного обучения специалистов, организации и ведения видеоконференций с подключением открытых каналов СМИ.

211

Идентификационно-поисковые системы в мониторинге организованных преступных сообществ. Исходя из представлений о СМИ как о наиболее важном открытом источнике информации для правоохранительных органов, весьма актуальной является задача создания компьютеризированных систем мультимедийного мониторинга организованных преступных сообществ. Такие системы позволили бы аккумулировать из открытых (легальных) и оперативных (агентурных) источников всю информацию о членах преступных группировок, включая их фотографии, аудиозаписи с образцами их речи, видеозаписи с динамикой их движений, текстовые сопроводительные документы и другие данные, организованные в виде так называемых медиатек.

Эти медиатеки должны быть построены по принципам электронных энциклопедий с пополняемой базой знаний и данных о том или ином событии, явлении, связанных с деятельностью отслеживаемых преступных группировок. Объединение подобных систем в рамках единой компьютерной сети позволило бы организовывать поиск данных в медиатеках различных регионов на то или иное физическое лицо по образцу его голоса, фотографии или видео-образа. При решении проблем программной стыковки с уже имеющимися базами данных различных подразделений правоохранительных органов, удастся задействовать значительный объем сведений для получения более точной картины деятельности разрабатываемых преступных сообщеста

Подключение подобных систем мониторинга к СМИ позволит осуществлять компьютерное отслеживание преступных сообществ в реальном масштабе времени.

По поступающим из открытых каналов СМИ материалам (аудиовидеозаписям, публикациям, документам) с предварительной фильтрацией, сортировкой и проведением необходимых технических исследований можно было бы формулировать задания для последующей аналитической и компьютерной разведки преступных сообществ, а также планировать конкретные мероприятия по борьбе с организованной преступностью, в частности в информационной сфере.

212

Значительны возможности использования сети INTERNET. В настоящее время помимо традиционных средств массовой информации на бумажных носителях таких, как периодические издания, печатная продукция в виде плакатов, листовок и книг, а также помимо широко распространенных электронных средств массовой информации таких, как радио и телевидение, все большее значение приобретает всемирная компьютерная сеть INTERNET.

По отношению к другим средствам массовой информации сеть INTERNET обладает целым комплексом особенностей, которые позволяют ее эффективно использовать как в криминальных целях, так и в деле борьбы с преступностью.

Среди особенностей INTERNET как средства массовой информации отметим, что информация, размещенная и циркулирующая в этой сети, не попадает в зону правового регулирования. Практическое отсутствие ответственности за вброс и распространение информации приводит к развитию негативных тенденций. Информация криминогенного характера может быть размещена на сайтах, принадлежащих как юридическим, так и физическим лицам. Само понятие принадлежности сайта является размытым. Информационный сайт, в частности, может быть физически размещен на компьютере, находящемся на другом континенте, но при этом обеспечена его доступность на всей территории России, а само дисковое пространство для хранения сайта может быть арендовано Российским гражданином.

Технические аспекты функционирования сети INTERNET легко обезличивают размещенную информацию и тем самым обеспечивают высокую степень анонимности.

В настоящее время INTERNET абсолютно не подвержен цензуре. В силу этого наряду с обеспечением свободного распространения информации открывается широкая возможность для распространения дезинформации.

Кроме вышеперечисленных качеств существенным фактором является то обстоятельство, что в сети INTERNET в настоящее время можно найти электронные версии практически всех крупных периодических изданий. Это

213

обеспечивает зачастую более легкий доступ к информации, содержащейся в печатаных изданиях через сеть INTERNET, чем непосредственный доступ к оригиналу.

Возможности INTERNET в информационно-психологических воздействиях. В отличие от традиционных средств массовой информации, обеспечивающих воздействие на население в целом, современные информационные технологии, на которых построена сеть INTERNET, способны обеспечивать избирательное воздействие на психику людей. Например, с помощью системы электронной почты можно осуществить воздействие как на одного отдельно взятого человека, так и на сколь угодно большую группу людей, обеспечив рассылку информации по списку адресов, вплоть до жителей конкретного города или региона. Кроме того, при таком информационном воздействии имеется возможность обратного контроля получения адресатом информации.

В отличие от современных средств массовой информации, представляющих собой среду mass media, т.е. среду для общения с массами, INTERNET является принципиально мультимедийной системой, т.е. системой множества сред, т.к. информация, циркулирующая в сети INTERNET, может быть представлена в текстовой, аудио, графической и видео форме. Эта особенность коммуникаций обеспечивает высокую степень информационно-психологического воздействия на сознание пользователей сети.

Достижения современной психологии показывают, что для управления поведением людей наряду с методами воздействия на сознание, к которым относится использование средств массовой информации, могут применяться и методы воздействия на подсознание, имеющие не меньшую, а порой и большую эффективность. Следует учитывать, что помимо участия для достижения этих целей человека (гипноз, нейролингвистическое программирование) существует возможность использования технических устройств, обеспечивающих применение таких воздействий на органы подсознание человека через органы зрения и слуха.

214

Необходимо иметь в виду, что сеть INTERNET с учетом возможности передачи мультимедийной информации является идеальным инструментом для обеспечения информационно-психологических воздействий на подсознание.

Информация, предназначенная для воздействия на подсознание, остается недоступной для осознанного восприятия человеком без специально принятых мер и применения специальных технических устройств.

В настоящее время INTERNET представляет собой наиболее эффективный инструмент информационно-психологических воздействий.

Ситуация сложилась таким образом, что INTERNET открыт для вброса в него любой информации, которая практически мгновенно, минуя любые мыслимые защитные мероприятия и любую мыслимую цензуру, становится достоянием гласности.

Если несколько лет назад INTERNET был доступен узкому круг специалистов, то в настоящее время круг пользователей в нашей стране составляет уже сотни тысяч человек и стремительно расширяется.

Однако, не количество пользователей и не их социальный состав определяет возможности INTERNET для информационных воздействий. Эти возможности определяются тем обстоятельством, что сотни издательств и аналитических центров постоянно ведут целенаправленный поиск информации в INTERNET, и в первую очередь той информации, которая имеет скандальный характер, связана с компроматом и расследованием уголовных дел.

Именно этот фактор должен учитываться в первую очередь при планировании как при противодействии криминогенным информационным воздействиям, так и при активных информационных атаках на преступные сообщества и их лидеров.

Все это обуславливает при работе с сетью INTERNET необходимость обеспечения таких мероприятий, как:

  • целенаправленное отслеживание криминальных явлений;
  • выявление авторов информационных сообщений криминальной направленности;

215

  • выявление скрытых информационно-психологических воздействий на подсознание.

С учетом огромных масштабов информации, подлежащей обработке, обеспечение данных мероприятий возможно только на основе комплексной автоматизации данных процессов.5

Нахождение рациональной структуры аппаратно-программного комплекса для решения этих задач является весьма наукоемкой проблемой. Однако, можно указать на необходимость разработки таких элементов, как поискового робота, обеспечивающего поиск информации в сети INTERNET по заданным критериям и системы выявления скрытных информационно- психологических воздействий.

Работа со средствами массовой информации субъектов ОРД проводится в следующих, можно сказать, традиционных направлениях:

-работа по сбору и обобщению материалов периодической и юридической печати;

  • публикация материалов сотрудников в печати;

-организация пресс-конференций, брифингов, «круглых столов» для представителей средств массовой информации.

В последние годы принят ряд мер направленных
на

совершенствование взаимодействия со средствами массовой информации. Проводится работа в первую очередь по оперативному информированию общественности о результатах деятельности институтов социального контроля. Для этого в большинстве государственных органов, наделенных правом на ведение ОРД образованы на постоянной основе пресс-службы.

Проводимые правоохранительными органами тематические брифинги по проблемам борьбы с организованной преступностью, освещение крупномасштабных операций («Циклон», «Карат», «Граница», «Трасса», «Застава» и др.), преследуют позитивную цель, опираясь на возможности СМИ, сформировать позитивное общественное мнение о
деятельности своих

216

подразделений и негативное мнение общества к уголовной преступности, в том числе ее организованным формам.

Как уже отмечалось, такая работа должна проводиться в контексте новых направлений оперативно-розыскной деятельности, основанной на информационных технологиях. Однако и в рамках традиционных оперативных комбинаций огромные возможности СМИ остаются не задействованными.

Использование возможностей СМИ в традиционных оперативных комбинациях. При планировании и проведении оперативных мероприятий необходимо учитывать фактор повышенного внимания уголовной среды к средствам массовой информации, усиливающееся ее силовое давление на журналистов, телекомментаторов, освещающих тематику борьбы с преступностью.6 Они подвергаются давлению и запугиванию не только со стороны уголовной среды, но и коррумпированных чиновников властных и управленческих структур различных уровней. Сложилась жесточайшая система подкупа в средствах массовой информации. Подкупаются при этом не только отдельные представители mass media, но и целые издания, программы, издательства и телеканалы. В результате предпочтение отдается тем материалам, которые отражают «корыстный интерес» заказчиков и обеспечивают информационную поддержку преступной деятельности.

Противодействие криминогенным информационным воздействиям в борьбе с организованной преступностью видится в установлении тесного сотрудничества оперативных работников государственных органов с журналистами различных изданий и комментаторами программ.

Заметим, что, не обладая журналистскими приемами подачи материалов, бывает довольно трудно, а порой и не возможно опровергнуть предвзятую информацию СМИ о действиях правоохранительных органов. Подаваемая, как правило, в форме «лобового» (по критериям журналистского мастерства) изложения фактов, с резким бескомпромиссным
комментарием, такая

5 См.: Батурин Ю. М., Жодзинский А. М. Компьютерная преступность и компьютерная безопасность. - М., - 1991.-С. 123-130.

6 Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. - Свердловск, - 1987. - С. 130.

217

информация, является могучим средством воздействия на чувства широких слоев общества. Для ее опровержения необходим высокоорганизованный комментарий, который без соответствующих навыков в публицистике подготовить весьма сложно. Здесь то и нужно целенаправленное взаимодействие с журналистами и комментаторами.

Говоря непосредственно о возможностях СМИ в проведении оперативно- розыскных мероприятий, заметим, что именно в сотрудничестве с журналистами и комментаторами возможно проведение тактических комбинаций с преступными структурами, особенно при расследовании насильственных преступлений (убийств, разбойных нападений, грабежей и

т.д.).

Преднамеренно распространяемая в СМИ информация ложной версии способна отвлечь внимание преступников от осуществляемых оперативно- розыскных мероприятий, направленных на раскрытие преступлений. Широкий круг источников, из которых журналисты могут черпать свои сведения, в совокупности с агентурно-разведывательными возможностями оперативных аппаратов должны создать целостную систему слежения за разрабатываемым организованным преступным формированием.

Использование СМИ в развитии нетрадиционных подходов к борьбе с организованной преступностью. Однако, реально складывающаяся ситуация требует развития принципиально новых, нетрадиционных подходов как в оперативной практике, так и в следственной деятельности.

Одним из наиболее существенных факторов, определяющих реальную криминогенную ситуацию в обществе и требующих новых подходов в борьбе с организованной преступностью, является, можно сказать «незащищенность» правоохранительных органов, которая связана с мощным влиянием преступных структур на высшие эшелоны власти. Именно с учетом этого фактора широкое использование СМИ открывает качественно новые, нетрадиционные возможности противодействия преступным формированиям.

218

Эти новые возможности в ряде случаев даже выходят за рамки уголовно- процессуальной сферы. Они связаны, например, с целенаправленным дозированным вбросом в СМИ оперативной информации с целью дискредитации лидеров преступного мира и покровительствующих им чиновников из властных структур.

Эти возможности также связаны с подрывом экономической базы и финансовых основ преступности путем компрометации через СМИ деятельности легальных коммерческих и финансовых структур, работающих на организованную преступность и т.д.

Предварительный анализ ряда «скандальных» сообщений в СМИ показывает, что правоохранительные органы уже имеют такую практику. Использование СМИ в информационных войнах, которые ведут между собой как мощные «полупреступные» структуры, так и политические блоки уже стало неотъемлемой реальностью современной общественной жизни России. Все шире развивается такое явление, как вброс и распространение компрометирующих материалов в компьютерных телекоммуникационных сетях (в INTERNET).

Правоохранительные органы должны в полной мере овладеть технологией применения «информационного оружия» и, в первую очередь технологией управления средствами массовой информации с целью противодействия организованной преступности.

Предполагаемые новые подходы, с одной стороны, объективно отражают перенос борьбы с преступностью в информационную сферу и, с другой стороны, должны позволить решать те задачи, которые в настоящее время не удается эффективно решать в рамках сложившейся системы и практики применения правовых норм.

Среди этих подходов можно обозначить такие направления, как «непроцессуальное использование оперативной информации» и «информа- ционно-аналитическое расследование», которые наряду с применением современных средств и методов как открытого, так и скрытого получения

219

информации предполагают и широкое использование СМИ с
целью обеспечения определенных операций по борьбе с преступными структурами.

Введение в практику деятельности правоохранительных органов такой категории как «информационно-аналитическое расследование» предполагает ориентацию следственных органов не на расследование преступной деятельности конкретных лиц, а на исследование негативных социальных явлений и процессов с целью выявления в них криминальной составляющей и последующей квалификации преступного умысла и состава преступления участников. 7

«Непроцессуальное использование оперативной информации» предполагает проведение оперативных комбинаций, в частности по дозированному вбросу в СМИ тех сведений, которые могут нанести максимальный ущерб преступным сообществам и коррумпированным чиновникам.

Принимая во внимание такие структурно-функциональные особенности современной организованной преступности как наличие юридически легализованных предприятий и использование наемного труда, именно не традиционные меры борьбы с преступностью и, в первую очередь, использование в этих целях СМИ, может быть наиболее эффективным, в частности в подрыве ее экономической базы и финансовых основ.

Целенаправленное информационное воздействие через СМИ должны предусматривать:

-компрометацию лидеров преступного мира и коррумпированных чиновников;

  • создание тревожной ситуации в преступных сообществах и в среде коррумпированных чиновников их обеспечивающих;
  • вброс информации, направленной на психологическое воздействие на конкретных представителей преступного мира и членов их семей.
  • Можно предположить, что с развитием мультимедийных технологий преступные сообщества все чаще будут запускать
    дезинформационные

220

материалы по каналам СМИ. К сожалению этого пока нельзя сказать о деятельности правоохранительных органов. Заметим, что нормативные акты и правое поле в целом на этот счет не дают никакой подсказки. В свете развития представлений о непроцессуальном использовании оперативных материалов было бы весьма целесообразно компромат, сфабрикованный в виде аудио- и видеоматериалов (как наиболее «достоверном» виде информации) об одной группировке, подбросить через СМИ другой преступной группе, вызвав при этом междоусобную войну, и как результат их самоликвидацию.

Для решения перечисленных и иных задач представляется необходимым образовать в Министерстве Юстиции, МВД профессиональных, мобильных телегрупп, способных принимать участие непосредственно в проведении оперативно-розыскных мероприятий с целью своевременной подготовки и передачи в СМИ тематических видеоматериалов.

В тоже время приглашение на оперативные мероприятия представителей центрального телевидения может служить эффективным средством их «засвечивания» с целью противодействия усилиям «могущественных покровителей», то есть коррумпированных представителей власти, по выводу из-под удара правоохранительных органов преступных структур.

Кроме того, в оперативных аппаратах необходимо предусмотреть наличие сотрудников, способных вести системный анализ публикуемых материалов на предмет их использования в оперативно-розыскных целях, прогнозировании развития ситуаций в криминальном мире, выявлении возможностей причастности тех или иных физических и юридических лиц к противоправной деятельности.

Резюмируя задачи использования СМИ и как источника информации, и как канала ее распространения, заметим, что их можно решать на базе компьютерных систем мультимедийного мониторинга преступных сообществ. В медиатеках этих систем будут храниться и образцы голоса, и образцы динамики движений, и лица лидеров и членов преступных сообществ. На

7 Кокорев Л. Д., Кузнецов Н. П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, - 1995. - С. 52 -

221

основе этих образцов, используя необходимое программное обеспечение, можно будет создавать соответствующие компрометирующие материалы.

Еще одна возможность, которую предоставляют сегодня СМИ в сочетании с мультимедийными технологиями, связана с широкоохватностью аудитории и открытостью распространения и подачи информационных материалов. Это является весьма важным для организации бескомпроматной связи со штатными негласными сотрудниками. Такая связь уже сейчас может быть обеспечена методами компьютерной стеганографии,
которые

реализуются на базе мультимедийных технологий.

В тоже время нельзя исключать возможность использования стеганографических методов лидерами преступных сообществ с целью информационного обмена со своими законспирированными членами в государственных, властных структурах. Выявление подобных фактов является весьма трудной технической задачей.

Делая вывод об определенной взаимосвязи и взаимодействии мультимедиа и mass media, представляющих несомненный интерес для правоохранительных органов, следует отметить крайнюю необходимость создания специализированных компьютерных систем мультимедийного мониторинга преступных сообществ. Эти системы должны быть подключенных как к открытым источникам СМИ, так и к агентурным источникам с целью отслеживания, нейтрализации и блокирования с использованием всего арсенала СМИ деятельности организованных преступных сообществ.

Создание подобного рода компьютерных систем откроет возможность на их основе осуществлять решение следующих оперативных задач:

  • аналитическая обработка информации, поступающей из различных легальных и закрытых источников;
  • информационно-технический анализ, исследование и экспертиза информационных материалов;
  • постановка задач на аналитическую и компьютерную разведку;
  • 80.

222

  • информационно-психологическое воздействие;
  • модификация информации, создание компромата и дезинформации;
  • выявление признаков их применения;
  • скрытая, бескомпроматная связь с агентурой;
  • выявление признаков такой связи со стороны преступных сообществ;
  • вспомогательные технические задачи.
      1. Разведывательные возможности противодействия коррупционным процессам в средствах массовой информации

В оперативно-служебной практике с помощью разведки решаются особо сложные задачи по изучению всего «организма» преступного формирования, накопление разнообразных сведений о лицах, структурах и официально функционирующих организациях, причастных к организованной преступности.

В последние годы все более широкое распространение начинает получать проведение разведывательной работы подразделениями по борьбе с организованной преступностью, осуществляемой с привлечением возможностей научно-технического комплекса, различных отраслей науки: экономики, социологии, криминологии, теории систем, исследования операций, психологии, компьютерного моделирования и пр., адаптированных к возможностям и потенциалу «российского разведывательного сообщества» (государственных органов, наделенных правом на оперативно-розыскную деятельность). Такие подходы расширяют спектральные возможности разведывательной деятельности, охватывая и информационный промысел организованной преступности.

Зарубежные специалисты целью применения этого вида деятельности называют разгром преступной организации путем изобличения в первую очередь главарей и «преступных предприятий».

Важность разведывательной работы в отношении коммуникационных организаций, источников сведений и их носителей в целом определяется тем,

223

что ряд законодательно закрепленных возможностей используется в коррумпированных СМИ или отдельными журналистами в целях обеспечения основных промыслов организованной преступности. Конкретное применение частных методик разведки представляется целесообразным разобрать в отношении осуществления влиятельности организованной преступности через подчинение средств массовой информации и манипулирование общественным мнением с использованием «заказных» статей и передач.

Адекватная этому явлению организация и тактика противодействия должна строиться с учетом реальной и потенциальной угрозы, исходящей от организованной преступности в целом. Реальную оценку этой угрозы дал B.C. Овчинский: «… региональные мафиозно-коррумпированные кланы уже де-факто, совместно с национал-экстремистами, нарушили суверенитет и территориальную целостность России … с целью поставить под контроль целые регионы, богатые нефтью, газом, драгоценными металлами и другим

о

внешнеэкономическим товаром, дающим гиперприбыли».

Почему же так важна разведывательно-аналитическая работа в отношении коммуникационных организаций, источников сведений и их носителей. Во- первых, несмотря на практикующийся подкуп журналистов и их сотрудничество в рамках профессиональной деятельности с преступными сообществами, понятие коррупции в средствах массовой информации не криминализировано ни в юридическом, ни в оперативно-тактическом плане (включением в оперативную отчетность), и нечистоплотных работников можно с достаточно высокой степенью эффективности выявлять с применением методов легальной разведки.

Во-вторых, информационные способы воздействия на человеческую психику (угрозы различного характера, информация, способная причинить психическую травму, ограничивающая свободу волеизъявления, шоковая информация, ограничивающая способность принимать решения) 9и иные описанные способы

8 Овчинский В. С. Стратегия борьбы с мафией. - М., -1993. - С. 49.

9 Чернявский А. Д. Психическое насилие при совершении корыстных преступлений: уголовно-правовые и криминологические проблемы. - Автореферат дисс. канд. юрид. наук. -М., - 1991. - С. 10.

224

информационного насилия и введения в заблуждение в большинстве публикаций и передач носят скрытый, завуалированный характер, но тем не менее подпадают под признаки норм действующего уголовного законодательства или ст. 4 Закона «О средствах массовой информации».

Практический смысл (оперативно-розыскной аспект) применения информационной разведки по СМИ, ее открытой части, ориентированной на установление личностей, связей, характер деятельности и пр. и с использованием открытых источников, состоит в следующем:

эта работа является единственно приемлемым инструментом, позволяющим системно освещать взаимосвязи в различных секторах-составляющих современной организованной преступности и ее присутствия в органах массовой информации и коммуникации;

аналитические методы должны предшествовать скрытым методам поиска информации, которые требуют значительных затрат времени и усилий (наружное, электронное наблюдение, применение иных затратных оперативно-розыскных мер.);

специализированный контент-анализ информационных материалов, относящихся к криминогенному информационному воздействию и исходящий со стороны журналистов и иных лиц, подозреваемых в сотрудничестве с преступными организациями, может указывать на признаки соответствующей категории преступлений, профиль и окраску преступной организации и иные аспекты;

предметом для рассмотрения Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, а также гражданских исков ряда уголовных дел являлись материалы, охарактеризованные как недостоверные, искаженные, необъективные, искажающие смысл событий, смещающих акценты и, безусловно, формирующие необъективное и неполное представление, полученные в результате специального предметного изучения прессы и различных выступлений;

для вынесения экспертных заключений (на предмет наличия

225

пропагандистской нагрузки, степени объективности, полноты, правдивости, наличия призывов к насильственному свержению конституционного строя, репрезентативности социологического опроса, направленности публикаций (выступлений) на формирование негативных представлений, направленности на оскорбление, наличие умышленного смешения стиля коммерческих объявлений и рекламы) также используются специальные приемы изучения информации в печатных изданиях;

информационно-аналитические методики достаточно эффективны в условиях, когда оперативные возможности в отношении СМИ ограничены.

Непосредственный переход к организации и тактике ведения этой работы необходимо предварить обращением к более широким категориям, лежащим не только в сфере оперативно-розыскной деятельности. Разведка - многозначный термин, который прежде всего указывает на совокупность мероприятий, осуществляемых специальными государственными органами «… с целью добывания определенных сведений».10

В военной области, имеющей исторический приоритет в применении разведки перед всеми иными, в зависимости от привлекаемых сил, способов ведения, а также от источников (объектов) получения сведений, принято различать агентурную разведку, тактическую, инженерную, радиационную и

др.

В рассматриваемой сфере (в области угроз, создаваемых преступными формированиями с применением СМИ) актуальна классификация разведки в зависимости от применяемых способов и характера используемых разведывательных источников, т.е. подразделение ее на агентурную (с использованием конфидентов), радиоэлектроннную, техническую, информационную (в связи с масштабным ростом различных носителей сведений как самостоятельного объекта разведывательного интереса и прежде всего средств массовой информации).

О результативной борьбе с организованной преступностью на

10 Плэтг В. Информационная работа стратегической разведки. - М., - 1959. - С. 27.

226

традиционных путях реализации оперативных разработок процессуальным порядком и, особенно в отношении верхних эшелонов ОПФ сейчас говорить не приходится. Но об этом ниже. Использование же разведывательных методов открывает более широкие перспективы и возможности, но и одновременно требует перехода к новым категориям действия. В определенной степени речь идет о применении новой категории оперативно- служебной деятельности в силу ряда причин. Категория означает предельно общее, фундаментальное понятие, организующий принцип процесса мышления и действий, в том числе и в сфере борьбы с преступностью: «… оперативно-розыскная тактика -категория ОРД, отражающая мышление оперативного работника, включающее оценку своих сил, ситуации, качеств противоборствующей стороны и предопределяющее образ действия и линию поведения». ‘1

Разведывательная работа требует анализа открытых источников информации, осуществления длительных операций с использованием возможностей оперативного внедрения, в том числе зарубежных, по специальным программам, нацеленным на установление «уязвимых» мест, подготовку разведоценок для осуществления дальнейших разработок, направленных на принятие социально полезных управленческих решений. Характерный пример описан в газете «Известия»: «… в г. Златоусте Челябинской области удалось разгромить группировку, терроризировавшую весь город только тогда, когда из-под контроля бандитов удалось вывести местный ликеро-водочный завод «Казакуральский», который стал главной финансовой опорой преступников. Возбуждено 117 уголовных дел, при этом резко повысилась рентабельность предприятия и пошла на спад деятельность всей оргпреступности в Челябинской области». …

Предприятие «выводилось из-под контроля» благодаря применению в - рамках совместных с иными государственными органами мер как оперативно- розыскного характера, так и всего современного арсенала, более свойственного разведслужбам: оперативно-аналитическому поиску, оперативно-

” Основы борьбы с организованной преступностью. - М., - 1996. - С. 385.

227

экономическому анализу, контент-анализу открытых публикаций, психологическому тестированию, подрыву репутации предпринимателей, связанных с преступным миром через дозированную утечку сведений в СМИ, что на региональном уровне частично способствовало осознанию угрозы присутствия организованной преступности в экономике.

Становится ясно, что достигнутые фрагментарные успехи являются результатами применения новой концепции противодействия организованной преступности и формируемой системы приоритетов в оперативно-розыскной и разведывательной деятельности, которая сегодня становится одним из важнейших средств обеспечения безопасности государства.

Существующее и все более углубляющееся противоречие между законодательно предоставленным перечнем форм оперативно-розыскной деятельности, устоявшейся практикой ее ведения органами внутренних дел и невозможностью устанавливать высоколатентные, глубоко замаскированные общественно опасные процессы экономического характера, проводимые ОПФ, их лидеров, структуры и связи, пособников на публично- информационном и политико-коррупционном уровнях убедительно показывает необходимость обращаться к разведывательно-поисковым методам.

Возникновение информационной разведки стало возможным с появлением инфросферы. Известно, что определенный вид разведки предполагает наличие объекта разведывательного интереса и сопряженного с ним (однопорядкового) инструментария поиска разведывательных данных, позволяющих сузить (вычленить, найти, установить и пр.) в колоссальном объеме сведений, потенциальным носителем которых является этот объект, искомую информацию, имеющую социальное звучание и оцениваемую как разведывательную. Следы преступления (преступление порождает информацию, и любое изменение, внесенное им в окружающую среду, является информацией) содержатся и в общесоциальной информации, которая во все возрастающей степени переводится на специальные
технические

12 Зайнетдинов В. «Русскую мафию» придумали наши журналисты // «Известия». - 1997. 26 ноября.

228

носители. Поэтому одной из задач информационной разведки является установление этих следов, идентификация их в ходе процесса следообразования во всей совокупности носителей информации как деликтной и последующей переработки в потенциально судебную, криминалистическую, дискредитационную, оперативную и пр.

Та часть разведки, которая выполняет прежде всего поисково-превентивные функции, имеющие целью предотвращение различных видов преступлений, а также угроз государству, связанных с подготовкой террористических актов, крупномасштабных незаконных финансовых акций, взятия под контроль крупных экономических объектов, взятия под контроль или инфильтрация в СМИ, убийств с использованием наемников и некоторые другие, и опирающаяся в своей работе на выявление и аналитическую обработку неочевидных следов, относима к информационной.

Суть информационной разведки можно выразить в следующей форме: факт сам по себе, как таковой, содержит весьма мало смысла, если его не рассматривать в сочетании с другими или не указать на его значение: «только взяв определенное количество фактов, каждый из них сам по себе не имеет почти никакого значения, но, соединив их вместе, мы получаем достаточно ясную картину».13

Информационная разведка как рабочее понятие синонимична аналитической разведке (если во главу угла ставится способ переработки первичных сведений), но шире ее по объему охвата привлекаемых объектов, каналов и специальных знаний. Соответственно она может быть рассмотрена как новая технология разведки и как новая категория оперативно-служебной деятельности.

Как новая технология разведки - техническая системная организация по производству синтезированной развединфомации стратегического характера с применением технических средств, обладающих элементами искусственного интеллекта, и действующая в искусственной информационной среде.

13 Анин Б. Американский визави Российского ФАПСИ // Независимое военное обозрение. - 1999. - № 23.

229

Особенностями информационной разведки являются:

ее интегративная функция в отношении оперативно-аналитического поиска, психологической, финансовой, оперативно-правовой разведки и иных подвидов разведывательного поиска в различных общественных сферах;

основные процедуры связаны с поисковой работой в информационной среде (СМИ, телекоммуникационной, радиоэфире, АБД и иных носителях сведений), установлением (подбором) источников этих сведений, работой с ними по заранее заданным параметрам, обработкой и дополнением оперативной информацией;

применение специального перечня приемов по аналитической, синтетической, дедуктивной, формально логической, факторной и иных методов научной обработки информации;

органическая связанность добывания информации и ее углубленной профилизированной обработки;

расширение разведывательного цикла от переработки исходных разведывательных сведений в разведывательную информацию к доведению такой информации до качественно нового разведзнания о разрабатываемом объекте (организации, лице или процессе), который может быть включен как в правоохранительный процесс, так и в государственно- управленческий.

«Пороговыми» признаками информационной разведки, отличающими ее от иного вида разведки, скажем, агентурной, являются: а) ее несвязанность с негласным добыванием информации; б) центральным звеном является процесс изучения данных с использованием совокупности аналитических приемов переработки затребованной по специальному перечню оперативно-розыскной и иной информации; в) всегда является разведкой стратегической, нацеленной на решение задач, предусмотренных в ч. 3 ст. 2 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»; г) окончательный продукт - разведывательный доклад, прогноз, разведоценка в отношении интересующего объекта (территории, организации, лица) представляет собой систему разноотраслевых экспертных оценок.

230

Соответственно, информационную разведку можно определить как вид деятельности, осуществляемой специально подготовленными сотрудниками оперативных подразделений по организованной преступности посредством подбора источников, формирования каналов получения информации, алгоритмизированной обработки с использованием специальных аналитических приемов совокупности данных, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий, перечисленных в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности»14, обработки открытых источников информации (СМИ и коммуникационных органов), полученных машинно обработанных сведений от ведомственных и внешних АБД и последующей выработки экспертных оценок в форме специализированных (политических) докладов, разведпрогнозов, ориентировок и пр. в целях:

1) установления лидеров преступных формирований, связанных с ними коррумпированных должностных структур и организаций, создающих угрозу в государственной, экономической, информационной, военной и экологической областях.

2). выявления уязвимых в правовом и иных отношениях лиц, структур, механизмов, влияющих на возможность функционирования преступной организации в целом.

3). установления «юридического», «коррупционного», «психологи- ческого», «международного» лица («портрет») и принятия мер по пресечению, ослаблению или переориентации общественно опасных проявлений разрабатываемого объекта и нейтрализации (прекращения) общественно опасной деятельности финансово-экономическим, лизензионно -

разрешительным, дискредитационно-разоблачительным, властно-

управленческим или международно-правовым порядком с применением длительных скоординированных операций внутригосударственных и международных институтов социального контроля. Одним из
видов

14 Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144 - ФЗ (с изменениями и дополнениями) «Об оперативно- розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 33. - Ст. 3349; 1997. - № 29. - Ст. 3502;

231

информационной разведки является разведка в отношении коммуникационных печатных, теле - радиовещательных органов компьютерной сети Интернет.

Работа по коммуникационному уровню делает желательным дополнительное формирование следующих структур и функций:

центра сбора упреждающей информации для выявления сотрудников СМИ, специализирующихся на посягательствах, связанных с организованной преступностью, являющихся пособниками, соучастниками или «связниками» лидеров ОПФ;

индикативной методики слежения за обстановкой, основанной на фиксации правонарушений, событий и лиц, позволяющих выявлять следы подготовки преступления;

использования сотрудников, журналистов и фирм-«ловушек» для выявления намерений ОПТ, предателей служебных интересов из числа сотрудников.

Лица, осуществляющие информационные формы разведки, должны знать, что получение прямой информации, указывающей на подготовку преступления, является труднодостижимой задачей и получение информации о замаскированных фактах преступной деятельности в большей своей части связано со сбором и анализом фактов косвенного характера, которые, при соответствующей обработке, интерпретации и сравнении выступают в качестве признаков индикаторов, свидетельствующих о той или иной угрозе. Например, сотрудником, занимающимся экспертно-аналитической работой, по специальной системе показателей заполняется карта-программа на орган массовой информации, являющийся объектом анализа, и куда могут заноситься следующие сведения, выраженные в форме экспертных схематических оценок: месторасположение издательства (печатного органа), степень его независимости (подконтрольности), рейтинг за рубежом, форма владения недвижимостью, наличие и острота конкуренции, наличие и источники получения сырья и обеспечивающих элементов (от кого
поступают),

    • № 30. - Ст. 3613; 1999. - № 2. - Ст. 233; Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-

232

моральные качества работников, наличие экономической, политической или кадровой связи с «горячими точками» и нестабильными районами.

На основе суммарной оценки этих показателей вырабатывается перспективная оценка (возможность для разрабатываемой организации перехода в статус частично подконтрольной, полностью подконтрольной, организацию «крышу», возможность смены руководства и курса, ликвидации или передачи активов и пр.); отдельным пунктом выделяется следующий вывод, будет ли организация (предприятие) осуществлять информационное противодействие органам правопорядка и использовать журналистов в противоправных целях.

К основным, базовым элементам информации стратегической разведки относят информацию о возможностях, уязвимых местах, достоверном курсе действий объекта.

Информация стратегической разведки слагается и из других функциональных элементов, отражающих большое количество различных моментов, имеющих прямое или косвенное отношение к безопасности или стратегии основной деятельности.

В классической разведоценке крупного социального объекта системного характера - т. е. коммуникационного органа, информация стратегической разведки складывается из следующих составляющих:

экономическая и финансовая информация;

сведения о возможностях объекта в техническом отношении (оснащенность, подготовленность кадров, применяемые методы и пр.);

национально-географические сведения;

социологическая информация, включая сведения о доминирующей религии, образовательном уровне, национальности, традициях доминирующей национальной группы (групп) на объекте;

политическая информация, включая сведения о возможностях властных и правоохранительных органов, частных служб безопасности на территории

розыскной деятельности». Под ред. А. Ю. Шумилова. - М., - 1997.

233

(объекте);

криминологическая информация (например, доминирующий тип преступности, удельный вес различных преступлений, уровень влиятельности и формы воздействия организованной преступности, наличие подконтрольных предприятий, интенсивность вывоза валютных средств и пр. с обязательным выводом обобщающего характера).

Схема, основные этапы и элементы в составлении разведывательной оценки относительно печатного (коммуникационного) органа:

производится рассмотрение проблемы в общих чертах; устанавливается круг известных специалистов-экспертов; разрабатываются ключевые вопросы и происходит отказ от второстепенных вопросов; определяется круг источников информации, производится оценка и предметная классификация полученных связей; оценка и истолкование имеющихся данных.

Разведметоды в отношении коммуникационных средств применяются и градируются прежде всего с использованием критериев, на основании которых осуществляется предварительная информационно-поисковая работа: с учетом конкретной ситуации общественная опасность и наносимый вред (прямая дезинформация, призывы к совершению преступлений, клевета, соучастие журналистов в совершении уголовно наказуемых деяний и т.д.); финансовая влиятельность органа; активность журналистов в органах власти и управления; ориентация на подконтрольные экономические -предприятия, характер отношений внутри коллектива.

Касаясь такого вопроса, как совместить особенности объекта информационного органа и основных элементов информационной разведки, необходимо учитывать, что разведка по СМИ, это продукт в виде версии, прогноза, доказательства коррумпированности, оперативной информации по верхнему преступному эшелону, важной для органов внутренних дел утечки информации.

Термин «стратегическая разведка» относится к информации, дающей основание принять решение (сделать вывод):

234

  1. О сотрудничестве с журналистами, манипулировании, установлении предателя, передающего служебную информацию;
  2. О направленности газеты, ее слабых местах, формах зависимости от ОПТ.
  3. На основании контент - анализа статей выносить суждения, прогнозы в сфере политических интересов (экономические проекты, объекты инвестирования денежных средств преступными формированиями, вкладывания денежных средств в места (банки) их хранения.

Контрразведка, анализ газетных статей на предмет установления утечки информации, охрана собственных разведопераций, установление попыток с помощью журналистов проникнуть в служебную информацию служит индикатором существования пробелов в этой информации, руководствуясь следующим. В этом плане анализируются статьи априори «известных» журналистов с тем, чтобы уяснить, как руководители ОПТ понимают уголовную политику, оценивают руководство МВД. «Общие» признаки коррумпированности средств массовой информации (ориентация на групповой интерес, принцип быстроты вместо точности, явное и скрытое противодействие акциям правоохранительных органов, попытки столкновения интересов различных правоохранительных служб, пропаганда финансово-промышленных групп и др.) устанавливаются и анализируются с целью выявления следующих элементов: структуры коррумпированного сегмента, источников доходов коррумпированных журналистов; выявления руководящих звеньев и установления активности группировок в органе СМИ.

Частные признаки коррумпированности отдельного журналиста устанавливаются с использованием методов контент - анализа, с последующей отработкой связей, контактов и источников финансирования. Достоинства контент-анализа состоят в том, что он позволяет практически безошибочно идентифицировать отрабатываемое «пишущее лицо»: «…печатные работы, официальные правительственные документы, руководства по эксплуатации машин - все это проходило через
компьютеры на предмет определения

235

авторства. Дело в том, что распределение частот встречаемости слов и структура построения предложений в тексте идентифицировали автора этого текста не хуже отпечатков его пальцев, что позволяло поучать достоверную информацию о передвижениях и тематике…».15

Компьютеризация контент-анализа позволяет увеличить его результативность и уменьшить временные затраты: «…перспективным является использование компьютерных технологий, например, гипертекстовые системы или иных инструментальных средств, известных как IDEF-методологии. Стандарты по этой методологии активно используются в органах внутренних дел (например, в УБОП Свердловской области на базе инструментального средства Microsoft sql»).

Одной из главных проблем для службы информационной разведки является выяснение того, какие виды информации необходимо собирать. После этого возможно проведение сплошного анализа статей по экономической и криминальной тематике, где, как правило, и размещаются дискредитационные материалы или результаты утечек информации. В ходе анализа статей и сопутствующих материалов могут устанавливаться следующие моменты: количество позитивных и негативных публикаций; в какой степени монополизированы темы; круг авторов, как происходит смена «оракулов»; установление связи рекламодателей, рекламных объявлений и «заказных» статей по линии этих фирм; присутствуют или нет сбалансированные оценки.

Таким образом, применение гласных методов анализа по отношению к доступной информации нацеливается на установление характера взаимосвязей между следующими основными элементами: содержание и направленность информации; принадлежность рекламы; личность журналиста, его связи и контакты. Процесс сбора работы с носителями печатной информации носит традиционный характер и состоит из следующих этапов:

  1. Сбор и первичная обработка, каждый сотрудник должен знать, что уже собрано по проблеме и какой информации недостает.

15 Ядов В. Я. Социологическое исследование: методология, программа, методы. - М., - 1983. - С. 123.

236

  1. Собственно анализ, основу которого составляет нахождение причинно-следственных связей фактов и явлений.

  2. Оценка информации и производство разведывательного продукта, отсеивание, сортировка, определение достоверности, формулирование выводов.

  3. Распространение информации, где главным является решение проблемы заинтересованности, убедительности подготовленного документа и засекречивания.

Основной метод, применяемый для подготовки значимых разведоценок с использованием прессы, это сопоставление фактов, намеков, мнений, версий фамилиям, т.е. разнородной информации по ключевому слову (индикатору), фамилии, факту намечаемому событию (в зависимости от задачи) из открытых источников информации, зарубежных источников, промышленных и коммерческих отчетов, коммерческих изданий. В качестве базового знания может выступить поступающая оперативная информация о конкретной принадлежности органа массовой информации коммерческому образованию. В ряде случаев задача информационного плана считается достигнутой, когда аналитик объективно приходит к смысловому совпадению сведений из объективно независимых источников по «кумулятивному» принципу.

Подразделение, ведущее это направление, может вести своеобразные учеты: 1) указатель имен; 2) указатель «связей» объекта; 3) картотека рекламы; 4) анкета статьи, организации, лица, источник получения информации, заказчики, финансирование, маршруты поездок и контакты, сопутствующие материалы, данные сравнения с материалами объективного характера, сведения о лицах, в чьем ведении находилась служебная информация и пр.

Индикаторы приобретают реальную значимость только в свете базовых данных о явлениях, а также оценки этих фактов по другим источникам, в частности следующего характера: перечень фирм и рекламных агентств, размещающих рекламу в завуалированном виде или на основе долгосрочных контрактов, список авторов, пишущих в интересах этих организаций (прямое рекламирование и отстаивание интересов в иных формах). Индикаторы, в

237

данном случае априори, заранее указывают на необъективность, лживость (усеченная, неполная информация), принадлежность к преступному формированию и пр.

В сфере интересов сотрудников разведывательно-аналитического отдела (отдела информационной разведки) должны находиться те информационные материалы, которые содержат следующие словосочетания и которые часто используются и являются ключевыми словами-признаками, указывающими на коррумпированность журналиста или подконтрольность средства массовой информации, попытку посягательства на интересы общества под видом критики или нарушения прав человека. Для систематизации данных по взаимосвязям коммуникационного органа и организованного преступного формирования может быть использовано специальное накопительное дело.

Ограничение влияния и роли коррумпированных сегментов в СМИ представляется возможным осуществить на путях применения рассмотренных выше разведывательных методов, сочетаемых со специальными приемами аналитической работы. Важной ее составляющей частью являются специальные социологические методы для осуществления противодействия коррупционным процессам в СМИ. Имеется в виду, что эта работа может проводиться в отношении коммуникационного органа в целом и анализа документальных источников с элементами специальной социологической обработки публично распространяемой информации.

Специалисты в области социологических исследований называют три принципиальных класса методов сбора эмпирических данных: прямое наблюдение, анализ документов и опросы. 1бОсобое положение, фактически на статусе самостоятельного метода, в социологическом комплексе приемов сбора и анализа данных занимает метод исследования специфической группы документов материалов средств массовой информации.

Основным инструментом социологической обработки документальной информации с целью установления коррумпированных сотрудников являются

16 Рабочая книга социолога. - М., - 1983. - С. 290.

238

общесоциологические методы установления достоверности публикуемых сведений. Чем это вызвано? Проверка подлинности документа, анализ мотивов, побуждений, условий его составления, целевой установки автора, ситуации, в которой он действовал, характер его окружения - вот те факторы, от которых зависит достоверность информации.

Во-первых, степень достоверности информации неотделима от надежности источника:

разные источники обладают различной степенью достоверности сведений;

первичные данные надежнее вторичных;

достоверность информации может быть проверена установлением базового (автономного, независимого) источника информации.

Во-вторых, достоверность информации устанавливается социолого- психологическими методами, основывающихся на экспериментальных материалах:

разграничение описания событий и оценочное суждение по ним;

чем больше удельный вес в статье (выступлении и пр. публично распространяемой информации) мнений и оценок, тем меньше надежность и достоверность информации;

чем меньше в материале детальных, фактических сведений, тем меньше надежность и достоверность информации.

В-третьих, достоверность информации устанавливается субъективно- личностными факторами, которыми руководствовался журналист, т.е. наличием или отсутствием корыстных и иных низменных мотивов:

просматривается ли целевая установка;

правовая и этическая характеристика метода получения информации;

оценка обстановки, в которой готовился материал.

«Классический социологический анализ стремится, как бы до конца проникнуть в глубь документа, исчерпать его содержание. Традиционный

239

анализ есть анализ интенсивный». 17 Конкретное применение названных частных методик, используемых в социологической работе, в отношении специфической предметной области СМИ? образует методологию аналитической деятельности.

Эта методология и иные специальные методы работы с публично распространяемыми сведениями применима и частично используется в осуществлении влиятельности организованной преступности через подчинение средств массовой информации. Понятие специальной социологической работы по СМИ значительно шире аналитических приемов и включает весь процесс сбора информации, те несколько этапов, куда относятся, как мы видели, организация сбора и первичная обработка материала, собственно анализ и система ее избирательного распространения. Главный этап - это «собственно» анализ, основу которого составляет нахождение причинно-следственных связей, взаимодействия фактов и явлений, т.е. использование методов аналитики.

Как известно, анализ, что процедура мысленного расчленения явления, процесса на части: на признаки, свойства, отношения. Процедуры анализа входят органической составной частью в методологию информационной работы, в рамках которой эксперт переходит от констатации конкретного преступления, к выявлению его свойств, строению, составу, признакам, что позволяет выйти на новый уровень отношений. Т.е. преступление, криминальная группировка, типичный промысел, в том
числе

коррумпирование несут в себе аналитическую составляющую и могут быть освоены и проанализированы с позиций и применением совокупности признаков, характерных для развернутого определения анализа. Так, внутренними, имманентно присущими понятию смысла анализа являются: установление одинаковой (с точки зрения некоторых отношений) структуры предметов класса, что позволяет «… переносить знание, полученное при изучении одних предметов, на другие или расчленение общих
свойств

17 Энциклопедический философский словарь. - М., - 1983. - С. 23.

240

предметов и отношений между предметами на составляющие; разделение множеств предметов на подклассы», 18 т.е., как видим, здесь называются типичные аналитические приемы, применяемые в специальной информационной деятельности.

Информационный смысл несет также и понятие аналитики, описанное в философских категориях: «исследование начал, элементарных принципов, в силу которых рассуждение принимает доказательственный характер». В этом значении (получение информации за счет использования строгой системы рассуждений в отношении класса предметов) указанный термин может быть воспринят информационно-аналитической работой.

Так, B.C. Овчинский, рассматривая возможности оперативно- аналитического поиска, указывает на «… сопряжение различных сфер знаний (экономических, правовых, политических, психологических, исторических, этнических и др.)»,19 что так характерно для прессы, оперирующей сведениями из различных отраслей знаний.

Важнейшим отличительным признаком информационной работы выступает то, что окончательная «продукция» получается путем применения классических методов экономического исследования (основы) в сочетании с правильными методами аналитической работы; в результате соединения этих компонентов получается крепкая ткань надежная информация. Приведем, как представляется, ключевой момент, формирующий основания обращения к использованию информационно-аналитических методов.

При осуществлении оценки органа СМИ необходимо учитывать следующие моменты:

для публикации всякой информации есть необходимость обращаться исключительно к редактору, анализ редакторских колонок и его интересов и ориентации, близкого «агента влияния»;

методы работы печатного органа как объект оперативного интереса по процессу сбора сведений, применяемым источникам и методам;

18 Там же.

241

сами публикации, индикатор, предание гласности секретных сведений; выбор объекта, эмоциональное изложение сведений;

применение неполной, искаженной, усеченной информации;

скандально дезинформирующие определение темы; информация скандального характера не отличается детальностью; употребляются термины, свидетельствующие о намерении не проинформировать, а убедить.

Например, в качестве базовой поисковой информации для последующего установления «заказчика» (легализованной части крупного преступного сообщества) очередной «информационной войны» и коррумпированных журналистов, специализирующихся на этом поприще, может выступить заметка в «Независимой газете». Заметка в редакторской колонке: «Готовится акция против НГ». Как стало известно «НГ» из совершенно надежных и независимых источников, одна из московских газет (нетрудно догадаться, какая именно) готовит крупномасштабную акцию, направленную против «Независимой газеты», в частности, пытается собрать компромат на «НГ» и ее главного редактора. «НГ» очевидны побудительные мотивы и цель этой акции (они лежат в сфере политики и конкуренции). Отметим также, что никогда еще ни одно из московских изданий не готовило ничего подобного против другого. Что же, посмотрим, насколько чистым будет этот удар и чьи репутации он сокрушит. Впрочем, у нас нет сомнений ни в ответе на этот вопрос, ни в объеме сконструированного грязепотока, выдаваемого за реальный компромат. Поэтому ничего на наших страницах опровергать мы не будем. Тем более, что авторы, естественно, оснастят свои «разоблачения» всяческими двусмысленными оговорками, дабы их нельзя было привлечь к суду за клевету»

Предварительная поисково-аналитическая работа может производиться исходя из экспертных оценок их зарубежных партнеров, прессы, закрытых источников, рекламных заявлений и критических статей в прессе, данных справочников.

Собственно аналитический элемент заключается в том, что на основании

19 Основы борьбы с организованной преступностью. - М., - 1996. - С. 353.

242

суммированных данных с применением специальных рубрикаторов производится проверка сведений однопорядкового характера, но из различных источников путем их сопоставления, сличения и установления степени достоверности с применением так называемых базовых, данных, т.е. того, чем эти данные подтверждаются на практике (имеются ли вообще такие подтверждения, можно ли их добыть).

Выработка важнейших принципов аналитических методов работы по СМИ позволяет на теоретическом уровне выработать ее доктрину. В практическом плане раскрытие сути принципов и наложение их на важнейшие элементы оценок позволяет создать своеобразную матрицу достаточно универсального характера:

1.Подход к решению любой информационной задачи зависит от того, в каких целях будет использован документ, чем определяется размах, форма и метод работы.

  1. Определение понятий - важно установить с помощью подходящего определения точный смысл каждого термина, какой смысл мы в него вкладываем. Например, о каком типе группировок идет речь, рассматриваются ли основные или вспомогательные виды преступных промыслов.

  2. Использование имеющихся источников: информационное сырье должно храниться системно; необходимо выяснить вероятные возможности и пределы использования каждого источника, в какой степени содержащиеся в них данные подтверждают или опровергают друг друга (перепроверка источников различного уровня и установление различий в интерпретации сведений является одним из приемов аналитической работы).

  3. Раскрытие значений фактов («увеличение их полезности») - этот принцип требует выяснения смысла «скрытых» фактов путем истолкования с позиций определенных интересов, сравнения имеющихся данных с аналогичными данными год назад или с данными того же рода по территории, организации, факту или лицу, по которым имеется исчерпывающая картина.

20 «Независимая газета». - 1998. 18 июля.

243

  1. Установление причины и следствия, т.е. уяснение движущих сил событий, что в значительной мере ограждает от ошибочных заключений, а указание на причины явлений облегчает использование развединформации.
  2. Учет национального характера, который рассматривается в качестве специального фактора: национальная обусловленность характерных черт руководителей и персонала, влияние (степень и формы) на содержание личных, деловых связей, преимущественного делового окружения, контактов, содержание принимаемых решений; учет влияния на «тип» предприимчивости, преданности групповым (клановым) интересам.
  3. Определение тенденции развития. Этот принцип требует оценки возможного направления развития событий в будущем: в соответствии с этим принципом устанавливается, развивается ли изучаемое явление по восходящей или нисходящей линии и с какой скоростью, является ли тенденция неизменной, устойчивой или цикличной.
  4. Определение степени достоверности: учитывается достоверность данных, точность цифрового материала и степень правильности оценок и выводов.
  5. 9.Выводы являются следствием достижения поставленной цели и делаются в форме ответа на вопрос «Что означает данное явление?»

В информационной работе для того, чтобы действовать успешно, явления надо видеть в перспективе и с нескольких ракурсов, достигая стереоскопического эффекта, когда предмет виден более чем с одной стороны. Основные вопросы это: следует ли пользоваться данными, приближающимся к «достоверным», допустимо ли ссылаться на «голое» мнение в оценках. Одна из главных особенностей этого типа работы состоит в том, чтобы определить, насколько далеко должно быть обращено исследование объекта в прошлом. По каким признакам статьи или иные материалы могут попасть в сферу интересов подразделений по организованной преступности. Во-первых, сами авторы могут служить индикаторами, признаками подготавливаемой акции в тех случаях, когда происходит предание гласности сведений, охраняемых законом

244

или наносящих ущерб однопрофильным организациям, партнерам или даже конкурентам;

эмоциональное, экспрессивное изложение сведений; применение неполной, искаженной, усеченной информации; употребление терминов, свидетельствующих о намерении не проинформировать, а убедить.

На что так же целесообразно обращать внимание эксперту в ходе отбора статей или их серии для анализа и последующих обобщений. Наверняка, на степень угрозы, которую представляет или демонстрирует лицо, пишущее на темы, близкие интересам организации. Как это можно определить? Поскольку нам известно, что в процессе тайного сбора информации используются люди, источники, а в сообщениях, статьях используются ссылки на источник, то это характеризует журналиста как лицо, склонное к необъективному освещению событий.

Далее, самое пристальное внимание необходимо обращать на индикаторы угрозы, т.е. слова-индикаторы, существенные элементы информации, указывающие на то, что может случиться. Эти слова в контексте статьи на экономическую тему, имеющие прямое или косвенное отношение к профилю работы защищаемой организации, являются признаком вероятности наступления событий, осознание сигнала как предупреждения, замаскированной угрозы или замаскированного предупреждения посредством автора кому-либо: «это столкновение интересов может повлечь…»; «коммерческая организация будет отстаивать интересы с применением всех средств, даже не опираясь на силу закона …»; «между этими лицами существуют неразрешимые противоречия»… «мы ориентируемся на экономические интересы всей страны, что затрагивает права большого количества лиц и влиятельных организаций и не потерпим…».

Такие примеры скрытой угрозы, а также экономические предложения, скажем так, «шантажного характера» (о целесообразности и разумности продажи акций перерабатывающих предприятий цветной металлургии) предшествовали ряду «серийных» умышленных убийств с использованием

245

наемников.

Методология сбора информации в отношении печатных органов должна включать следующие элементы: 1) базовую информацию для сравнения; 2) текущую информацию о фактах; 3) умозрительно-оценочные категории, обозначающие те виды прогноза, которые содержат прогнозы и предупреждения, что в свою очередь предполагает наличие системы индикаторов, позволяющих уверенно действовать в системе отбора «заказных» статей.

Рассмотрим, с помощью каких схем и аналитических инструментов производится анализ и оценка объекта:

Надежность источника: а) совершенно надежный; б) обычно надежный; в) довольно надежный; г) не всегда надежный; д) ненадежный; е) надежность не может быть определена.

Достоверность информации: достоверность подтверждена; вероятно правдивая; возможно, правдивая; сомнительная; неправдоподобная; достоверность не может быть определена.

Направленность информации: обзорные статьи; апологетирующие; дискредитационного плана; «заказные» рекламные статьи; статьи ,

разглашающие коммерческие тайны и пр.

Перечисленные признаки носят вторичный характер, внешний, первичный характер могут указывать на склонность к преувеличению, гиперболизации, слова приобретают новый смысл, например, секретные переговоры - коммюнике не будет; серьезное столкновение - групповая драка; гнусное преступление - убийство; неслыханная дерзость - грабеж в дневное время; Москва парализована - локальное происшествие; кризис в правительстве - указ об отставке; нетерпимое положении - суточная задержка; посягательство на свободу - непредставление информации прессе.

К числу оснований для отнесения к сфере анализа газетных материалов относятся следующие: приоритет мнений и оценок при описании событий; отсутствие в документе детальной характеристики ситуации, о
которой

246

высказано мнение или оценка; наличие сведений о негативной целевой оценке при подготовке статьи; указание о том, что данные поступили из неопределенного источника; наличие определенного идеологического подхода в основании для классификации; негативная оперативная характеристика обстановки (не располагала к объективности или диктовала смещение информации в какую-либо сторону; характер сообщений затрагивает материальные интересы автора (наличие стороны, готовой хорошо оплатить пристрастное освещение событий); наличие в публикации сведений, которые в момент их регистрации автором не были общеизвестны.

Типичным примером в серии подобных по содержанию и преследуемым целям являлась статья О. Стефашина «Следствие вели знатоки», демонстрирующая полную схему апологетики (объект - СП, занимавшееся вывозом стратегически важной продукции):

1.Частота применения понятий, с помощью которых характеризуется деятельность правоохранительных органов (на статью одна четверть листа 9 понятий (оборотов), например: «из-за затянувшихся сроков расследования нарушены условия контракта»; «оперативно-розыскные мероприятия носили целенаправленный, скоординированный бюрократией характер»; «…учитывая надуманность и предвзятость следствия»; « …эта версия лопнула. ».; «действия правоохранительных органов являются результатами происков сил, которые заинтересованы в кончине СП..».; «коррумпированность органов МВД» и т.д. устанавливается общая направленность материала.

  1. Терминологические смысловые единицы: «… кто же конкретно стоит за этой дурно пахнущей историей»; «из-за следствия мы теряем репутацию в деловом мире и несем колоссальные убытки»; «незаконная задержка нашей продукции»; «… опорочивается личность нашего руководителя»; « …только в нынешнем году ущерб перевалил 3 млн долларов»; «из-за затянувшихся сроков расследования нарушены условия контракта» являются ключевыми для установления целей «заказной» статьи; в данном случае восстановление деловой репутации «прогоревшей», якобы вследствие
    расследования,

247

проводимого органами МВД фирмы.

  1. Общий вывод по материалу (низкая достоверность, эмоциональная, оскорбительная форма изложения, фрагментарность, одностороннее изложение фактов т.е. использование пропагандистских приемов и некорректных выражений, оценочных суждений…) «заказная» апологетирующая статья журналиста, преследующая цели некорректными способами восстановить «подмоченную» репутацию и затормозить расследование.

Под вышеназванные критерии универсального характера, позволяющие устанавливать «карманных» журналистов и «заказные» статьи, подпадает и ряд статей особо горячего, скандального толка, опубликованных в «Московском комсомольце» и касающихся «заказных» убийств, в том числе статья Э. Николаевой «Звезда и смерть» (по убийству В. Листьева). Разберем эти материалы с использованием предложенной методологии:

  1. Приоритет оценок при описании событий; отсутствие в документе детальной характеристики ситуации, о которой высказано мнение или оценка.
  2. Наличие сведений о негативной целевой оценке при подготовке статьи: негативная целевая оценка присутствует: «… и когда наши милиционеры говорят, что они не умеют раскрывать «заказные» убийства, то простая рекомендация - не особенно искать исполнителей, искать организацию»; «организация, заказчиком убийства автором назван Коржаков и К».
  3. Указание о том, что данные поступили из неопределенного источника, нет: источник указан - аналитическая служба К. Борового.
  4. Наличие определенного идеологического подхода в основании для классификации: да, имеется указание на политические предвыборные мотивы убийства; ключевые слова-термины: «стали опасны политически», «демонстрировать свое влияние», «как известно, ИТАР-ТАСС подчинялись «органам»; «стал мешать группе, которая пыталась подчинить себе политическую и экономическую ситуацию в стране…»).

  5. Негативная оперативная характеристика обстановки не располагала к объективности и диктовала смещение информации в какую-либо сторону:

248

присутствует скрытая цель публикации, подрыв репутации кандидата в депутаты, опорочивание служебной деятельности правоохранительных органов.

  1. Характер сообщений затрагивает материальные интересы автора (наличие стороны, готовой хорошо оплатить пристрастное освещение событий): возможно, так как публикация носит характер контрпропагандистской, вышла незадолго до выборов Коржакова в Государственную Думу; исключает возможность причастности к убийству по корыстным мотивам и совершение преступления преступным формированием; статья «заказана» аналитической службой К. Борового.

  2. Наличие в публикации сведений, которые в момент их регистрации автором не были общеизвестны: да: «В те дни, аналитическая служба Борового, проанализировав ситуацию, уже пришла к определенному выводу о причинах и авторстве этого преступления…».
  3. Общий вывод по материалу: (присутствует ли низкая достоверность, эмоциональная, оскорбительная форма изложения, фрагментарность, одностороннее изложение фактов и пр. индикаторов коррумпированности, т.е. использование пропагандистских приемов и некорректных выражений, оценочных суждений, свидетельствующих о негативной целевой установке автора, о «заказном» характере): Да, присутствует, так как осуществлен произвольный подбор аргументов, свидетельствующих о непричастности к убийству Листьева криминальной группировки и якобы «заказчика» Лисовского; произведено смещение акцентов на политические фигуры; на основе «логических» выводов строятся обвинения в адрес Коржакова, связанного со структурами, которые назывались «организациями по защите правоохранительных органов».
  4. Как мы увидели, с использованием основных процедур контент-анализа «на первом этапе»: выявляются смысловые единицы, понятия и термины, устанавливается частота применения понятий, связанных с критикой дискредитируемого объекта.

249

По интенсивности (частоте) можно определить, в какой мере источник информации ориентирован на те или иные позиции и осведомлен о них; анализ тематики с использованием названных процедур позволяет с высокой достоверностью определить содержание, показательные
сюжеты,

свидетельствующие об определенной направленности взглядов, интересов, ценностных ориентации журналистов.

Каков наш вывод? Аналитические методики базируются как на специальных, так и на общенаучных социологических методах, переработанных и дополненных с учетом характера решаемых задач и особенностей разрабатываемых объектов и позволяющих эффективно осуществлять анализ публикуемой информации. В ходе количественного анализа текстов (использование известной процедуры «контент-анализа») решаются задачи прикладного характера с соблюдением следующей последовательности:

перевод в количественные показатели массовой текстовой информации и ее обработка;

выявление смысловых единиц понятий и основных терминов; установление частоты применения понятий, связанных с критикой дискредитируемого, разрабатываемого или нейтрализуемого средствами психологического воздействия объекта («…по частоте употребления понятий, связанных с наукой и новой техникой, можно определить, в какой мере источник информации ориентирован на реализацию программы…»); 21

анализ тематики, определение содержания, показательных сюжетов, свидетельствующих об определенной направленности взглядов, интересов, ценностных ориентации журналистов, пишущих по проблемам, затрагивающим защищаемые интересы; выяснение частоты употребления определенных имен, авторитетов, специалистов в интересуемой сфере, свидетельствующей о влиянии отдельных лиц, или представляемых ими организаций на журналиста (в эту же группу входит упоминание организаций).

21 Ядов В. Я. Указ. соч. - С. 123.

250

Таким образом, методы легальной разведки позволяют осуществлять противодействие криминогенному информационному воздействию в наиболее рациональной форме не только на стадии установления характера вредных последствий, нанесенных публикацией, выступлением через электронные СМИ, но и на стадии подкупа журналиста (силового воздействия), которому за вознаграждение поручается написать «заказную» статью, т.е. путем установления лиц, способствующих «подстрекательству.., разглашению …тайны, распространению угрозы, опорочиванию и т.п. фактическим элементам объективной стороны деяния».

Подытоживая вышесказанное, можно сделать вывод, что использование методологии аналитической обработки информации в сопоставлении с уголовно-правовым анализом употребленных терминов, обозначающих соответствующие понятия, позволяет использовать возможности правовой реализации сведений в отношении лиц, принимающих противоправное участие в информационной поддержке деятельности преступных сообществ. Как видим, понятие и содержание информационной разведки не сводятся к исключительно анализу и обработке сведений из средств массовой информации и коммуникационных органов в оперативно-служебных целях, а применяются для решения гораздо более широкого круга вышеперечисленных задач в противодействии организованным преступным формирования.

Выводы по главе

Государство в борьбе с организованной преступностью может использовать не только традиционные способы, такие, как работа правоохранительных органов, но и нетрадиционные формы воздействия. К нетрадиционным формам относятся, прежде всего, воздействие через средства массовой информации. Средства массовой информации можно использовать и как источник информации, и как канал ее распространения.

Через средства массовой информации можно проводить легальную разведывательную деятельность по нейтрализации
организованной

251

преступности. Методы легальной разведки позволяют
оказывать противодействие криминогенному информационному воздействию.

Только в сочетании традиционных и нетрадиционных методов борьбы с организованной преступностью может быть достигнут максимально эффективный результат.

252

Заключение

В настоящее время организованная преступность стала одним из наиболее опасных факторов, осложняющих оперативную обстановку в России. Ее доля в общей структуре преступности ежегодно растет.

Эффективную борьбу с этим видом преступлений нельзя организовать, не зная подлинной картины явления и его природы. Поэтому в диссертационной работе была представлена развернутая характеристика состояния и особенностей организованной преступности в России, детально рассмотрены проблемы ее зарождения, содержание, понятие и структура, а также факторы, способствующие ее воспроизводству и развитию.

Большое внимание в работе было уделено политическому аспекту влияния организованной преступности. Была выделена и обоснована тенденция стремления лидеров организованной преступности, накопивших огромный капитал, вторгнуться в политику, лоббируя свои интересы во властных структурах всех уровней, подкупая соответствующих представителей власти, должностных лиц, влияя на ход выборов депутатов, губернаторов, мэров и других лиц администрации субъектов федерации.

Из приводимого в диссертации анализа оперативной обстановки и ее изменений на протяжении последних десяти лет делается вывод, что криминализация власти идет в тесной взаимосвязи с процессом расширения и развития организованной преступной деятельности в экономической сфере общества. Отечественный криминал вышел далеко за пределы российской территории, устанавливая контакты как с криминальными структурами, так и с вполне законно действующими субъектами экономики различных государств.

Рассматривая и анализируя оперативно-тактические характеристики российских ОПФ, тенденции и прогноз их развития, а также вопросы взаимодействия правоохранительных органов, можно сделать вывод о существовании следующих негативных процессов в трансформации организованной преступности в России:

253

  • объединение субъектов организованной преступности значительно опережает тенденцию объединения государственных институтов в стремлении противодействовать волне роста транснациональной преступности;

  • рост транснациональной преступности;

  • продолжающееся увеличение масштабов незаконных экспортных операций с энергоносителями, нефтью, другими видами стратегического сырья и материалов;
  • политизация организованной преступности и ее включенность в деятельность органов власти и управления;
  • деформирующее воздействие на информационную и коммуникационную сферу общества.

В диссертационном исследовании отмечается существование серьезных проблем организационного, тактического и правового
характера,

затрудняющих контроль над организованной преступностью, в частности:

  • разобщенность государственных органов, наделенных правом на ведение оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью;
  • отсутствие действенных механизмов обмена и реализации оперативно значимой информации;
  • «пробельное» уголовное законодательство, не позволяющее пресекать весь спектр угроз, создаваемых организованной преступностью;
  • значительные трудности законодательного характера, регламентирующее вопросы экстрадиции преступников, ведение оперативно-розыскной деятельности взаимодействующих подразделений стран - членов СНГ.

В диссертационном исследовании решается ряд задач по дальнейшей разработке проблем, связанных с созданием системы борьбы с организованной преступностью. Это, в свою очередь, делает необходимым дальнейший научный анализ процессов деятельности специализированных подразделений различных ведомств, перед которыми стоит задача борьбы с проявлениями

254

организованной преступности, в том числе с членами ОПФ и лидерами находящимися в местах лишения свободы; анализ их нормативной урегулированности; разработка комплекса правовых средств, направлений и. тактических приемов, адаптированных к угрозам, создаваемых ОПФ.

Особенностью диссертационного исследования является то, что в нем подвергнута комплексному рассмотрению и детальному анализу проблема общественно опасного информационного влияния в публичных формах и возможности создания специализированных информационных служб правоохранительных органов по борьбе с ними.

Информационное воздействие, формируемое в интересах организованных преступных формирований и осуществляемое с нарушением действующего законодательства, в том числе уголовно-правовых норм, - это крупная теоретическая и организационно-правовая проблема, включающая все направления противодействия этому явлению.

Исследование дало возможность разработать такую категорию как «криминально ориентированное информационное влияние», что позволило раскрыть сущность некоторых аспектов общественно опасного

информационного влияния организованных преступных групп, определить типы информации, распространяемой в интересах поддержки преступных промыслов, лидеров и управленческих решений, ее источники, носителей, объекты посягательств, а также вычленить признаки публикаций и передач, носящих «заказной» характер.

При рассмотрении современного состояния криминологического среза функционирования средств массовой информации был выявлен ряд негативных закономерностей в практике освещения тех или иных событий, определены основные каналы и способы манипулирования, проникновения в СМИ и использования их в противоправных или социально негативных целях.

Все это создает реальные условия для отсечения структур организованной преступности от социума, а также властных структур и информационной
сферы, облегчает условия для проведения действенных

255

оперативно-розыскных мероприятий.

Усиление контроля за влиянием организованных преступных формирований на органы власти и управления способствовало бы дальнейшей научной разработке данной проблемы. В настоящее время наиболее актуальной является задача исследования различных аспектов этого влияния на криминологическом, разведывательном, социальном и
общественно-

психологическом уровнях.

Представленное исследование позволяет представить определенные предложения. Выполнение данных предложений будет способствовать эффективному функционированию специализированных подразделений по борьбе с организованной преступностью.

Первое. На государственном уровне необходимо создать действенный механизм отсечения криминальных структур от власти. В этих целях, необходимо скорейшее решение правовых вопросов и, в первую очередь, ускорение принятия законодательных актов, регламентирующих вопросы борьбы с организованной преступностью и коррупцией.

Второе. Необходимо образование института межрегиональных прокуроров для обеспечения надзора за законностью деятельности органов по борьбе с организованной преступностью.

Третье. В ближайшее время необходимо решить вопроса о специализации судей, рассматривающих дела, связанные с организованными группами и преступными сообществами.

Четвертое. Для борьбы с организованной транснациональной и международной преступностью необходимо создание более эффективных механизмов решения задач. А именно, нужно создать систему, способную незамедлительно информировать подразделения по борьбе с организованной преступностью других стран о выезде-въезде преступных лидеров и авторитетов с последующими совместными оперативными мероприятиями.

Таким образом, исследование показывает, что уже сейчас имеются значительные резервы, определенные , возможности,
совершенствования

256

практики и законодательных мер борьбы с ОПФ, жесткого контроля над ними и ограничения активности их лидеров, в том числе нетрадиционными для ОРД средствами. Однако необходима дальнейшая работа в этой области. Выполнение представленных предложений позволило бы существенно оптимизировать работу правоохранительных органов по борьбе с организованной преступностью.

257

Приложение № 1 Общая схема организованного преступного сообщества 1

Социальная охрана

Охрана, боевики, порученцы

Коррумпированные должностные лица

Охрана, боевики, порученцы

Охрана,

Исполнители в криминальной сфере

боевики,

Исполнители в некриминальной сфере

порученцы

1 - блок «советников-специалистов» 2 3 - блок информации («разведка» и «контрразведка») 4 5 - блок кураторов территорий, направлений деятельности 6 7 - блок материальных средств 8 1 Составлена автором.

258

Приложение № 2 Показатели сравнительного количества похищенных лиц

за 1997 -1999 годы 1

Категории похищенных лиц 1997 1999 2001 Гражданские лица 219 139 132 Несовершеннолетние 4 54 12 Граждане дальнего зарубежья 19 10 16 Граждане ближнего зарубежья 2 28 38 Военнослужащие 98 136 296 Сотрудники правоохранительных органов 19 22 24 Общее количество 361 340 518 1 Составлено автором.

259

Приложение № 3

Состояние преступности компетенции криминальной милиции

поквартально за 1999 — 2000 годы !

Зарегистрировано в отчетном периоде

1997 1998 У* 1999 У, 1999 % 1999 1999 2000 Уг

2000 Бандитизм 374 (18,4) 513 (37,2) 141 (4,4) 295 (4,6) 436 (9,8) 523 (1,9) 165 (17,0) 345 (16,9) Захват заложника 114 69 (-39,5) 23 (-28,1) 39 (- 13,3) 48 (-25,0) 64 (-7,2) 20 (-13,0) 31 (-20,5) Похищение человека 1140 (38,5) 1415 (24,1) 389 (28,0) 834 (27,9) 1201 (21,6) 1554 (9,8) 350 (- 10,0) 657 (- 21,2) Вымогательство 13071 14562 (П,4) 3716 (- 3,3) 7354 (- 4,5) 10219 (- 8,7) 13377 (- 8,1)

6691 (- 11,2) Терроризм 32 21 (-34,4) 6 28 22 20 20 22 (-21,4) Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств 1200 2008 (67,3) 597 (35,7) 1239 (33,1) 1891 (34,1) 2605 (29,7) 699 (17,1) 1453 (17,3) Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, … оружия, боеприпасов, в/в, и взр. устр-в 47231 53572 16651 29714 48827 66536 15747 (- 5,5) 33639 (1,1) Преступления, связанные с:

потребительским рынком 18194 (11,6) 22322 (22,7) 8408 (12,8) 16824 (19,3) 22763 (19,1) 26543 (19%) 11931 (41,9) 23364 (38,9) финансово-кредитной системой 29160 (18,6) 34148 (17,1) 12352 (15,7) 23604 (16,7) 32690 40592 (19) 16827 (36,2) 31963 (35,4) внешнеэкономической деятельностью 2487 (1.6) 3218 (29,4) 1371 (26,0) 2694 (22,1) 4124 4687 (46) 2156 (57,2) 3908 (45,1) приватизацией 1758 (1,1) 1929 (9,7) 865 (27,0) 1896 (54,8) 2390 2751 (43) 1097 (26,8) 2211 (16,6) Взяточничество 5620 5807 (3,3) 2362 (4,0) 5049 (22,8) 6247 (20,7) 6871 (18,3)

4879 (- 3,4)

260

Приложение № 4

Диаграмма изменения преступности по основным ее видам

компетенции криминальной милиции с отражением динамики с

1997 г. по 1999 г.

1998 г.

” 1997 г.

1999 г.

?Со 2 Со

? Банд итизм (1997- 0,3%, 1998- 0,4%, 1999- 0,3%)

П Захват заложн ика (1997- 1%, 1998- 0,5%, 1999- 0,4%) ОПохи щение челове ка (1997- 1%, 1998- 1%, 1999- 1%)

? Вымог ательств о

ПТерро ризм (1997- 0,03%, 1998- 0,02%, 1999- 0,01%)

? Хище ние либо вымога тельств о оружия , боепри пасов, взрывч атых вещест в и взрывн ых

устрой ств (1997- 1%, 1998- 1%, 1999- 1,6%) О Незако нное приобр етение, переда ча, сбыт, хранен ие, … оружия , боепри пасов, в/в, и взр.

устр-в

? Прес туплен ия, связанн ые с: потреб ительск им рынком ;

П финансо во- кредитн ой системо й;

? внеш неэкон омичес кой деятел ьность ю; ? ? приват изацией ? ? Взято чничеств о ?

261

Список источников и литературы

I. Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации. - М, - 2000.
  2. Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217 А Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // Международные акты о правах человека. — М., - 1996.
  3. Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» от 8 июля 1981 г. с изменениями и дополнениями // Собрание законодательства РФ. - 1994. - №
    • Ст. 3300.
  4. Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1990. - № 21. - Ст. 240.
  5. Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 г. с изменениями, внесенными Законом РФ от 18 февраля 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета. - 1993. - № 10. - Ст. 361.
  6. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993. - № 19. - Ст. 685.
  7. Закон РФ «Об оружии» от 20 мая 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. — 1993. - № 24. — Ст. 860.
  8. Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июня 1993 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 17 декабря 1995 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993. - № 29. - Ст. 1114; Собрание законодательства РФ. - 1995.-№51.-Ст. 4973.
  9. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1992. - № 7. - Ст. 300.
  10. Федеральный Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации» // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 8. - Ст. 214.

  11. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 ноября 1995 г. // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 47. - Ст. 4472.

262

  1. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. -
  2. -№33.-Ст. 3349.

  3. Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. // Российская газета. - 1996. 25 апреля.
  4. Федеральный закон «О судебной системе РФ» от 31 декабря 1996 г. // Российская газета. - 1997. 6 января.
  5. Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. // Российская газета. - 1999. 30 июня.
  6. Федеральный конституционный закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г. // Российская газета. -
  7. 20 декабря.
  8. Федеральный конституционный закон «О внесении дополнений и изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г. // Российская газета. — 2001. 20 декабря.
  9. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г. // Российская газета. — 2001. 20 декабря.
  10. Таможенный кодекс Российской Федерации. - М., - 1999.

  11. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. с последующими изменениями и дополнениями. - М., - 1999.

  12. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., - 1999.
  13. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - М., 2002.
  14. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. - М, 2002.
  15. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1993. - М, - 1994.

263

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 3.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. -№1.
  3. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., - 1995.
  4. Судебная палата по информационным спорам. Нормативные акты, комментарии, обзор практики. — М., - 1995.

  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - № 6.
  6. Не будет ни революций, ни контрреволюций. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. — 2001. 4 апреля.
  7. Указ Президента Российской Федерации «О защите свободы массовой информации» от 20 марта 1993 г. // Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1993. - № 13. - Ст. 1100.
  8. Указ Президента Российской Федерации «О комиссиях по вопросам помилования на территории субъектов Российской Федерации» // Российская газета. - 2002. 17 января.

II. Научная литература

  1. Алексеев А. И., Синилов Г. К. Актуальные проблемы теории оперативно- розыскной деятельности. - М., - 1973.
  2. Анин Б. Американский визави Российского ФАПСИ // Независимое военное обозрение. - 1999. - № 23.

264

  1. Антонян Ю. М. Понятие и криминологическая классификация насильственных преступлений. - М., -1993.
  2. Аркелов Ю. С. Роль и ответственность средств массовой иноформации в освещении деятельности органов внутренних дел // Правовые и социально- экономические аспекты деятельности средств массовой информации. -СПб., - 1996.
  3. Батурин Ю. М., Жодзинский А. М. Компьютерная преступность и компьютерная безопасность. - М., -1991.
  4. Богданович А. А., Гармаев Ю. П., Диканов Т. А. Расследование контрабанды. - М., -1999.
  5. Боголюбская Т. В. Деятельность следователя органов внутренних дел по розыску скрывшихся обвиняемых. - М., - 1986.
  6. Бородулин А. И. Убийства по найму: криминалистическая характеристика. -М, - 1997.
  7. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. — СПб., -
  8. Ю.Брылев В. И. Некоторые проблемы раскрытия, расследования
    и

предупреждения преступлений в сфере наркобизнеса. — Екатеринбург, -

  1. П.Бурыкин В. М., Зобов В. Е. Организованные группы расхитителей.
    • М., -
  2. 12.Венгеров А. Б. Судебная палата в информационном пространстве России. —

М.,-1995. 13.Вехов В. Б. Компьютерные преступления: способы совершения, методики

расследования. - М., - 1996. 14.Волобуев А. Криминология теряет проблему организованной преступности.

Выгода обоюдная // Изучение организованной преступности: российско- американский диалог. - М., - 1997. 15. Галкин Е. Б. Генезис организованной преступности и борьба с ней на

разных этапах // Проблемы борьбы с организованной преступностью и

коррупцией. - М., -1993.

265

  1. Глазырин Ф. В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. — Свердловск, - 1973.

  2. Гребельский Д. В. Теоретические основы и организационно-правовые основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. — М., -1977.
  3. Гриб В. Г., Макиенко А. В. Организованная преступность и средства массовой информации. - М., - 1999.
  4. Давид Р. Основные правовые системы современности. — М.,- 1988.

  5. Долгова А. И. Проблемы правового регулирования борьбы с организованной преступностью. -М., - 1997.

  6. Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. — Свердловск, - 1987.

  7. Зайнетдинов В. «Русскую мафию» придумали наши журналисты // Известия. — 1997. 26 ноября.

  8. Кауфман Л. Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности. - М., - 1997.
  9. Кипнис Н. М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. -М.,-1995.
  10. Кокорев Л. Д., Кузнецов Н. П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, - 1995.
  11. Комиссаров В. И. Теоретические проблемы следственной тактики. - Саратов, - 1987.
  12. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». Под ред. А. Ю. Шумилова. - М., - 1997.

  13. Коннов А. И. Общественная опасность организованной преступности // Основы борьбы с организованной преступностью. — М., - 1996.

  14. Коновалов Е. Ф. Розыскная деятельность следователя. - М., - 1973.
  15. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992.
  16. Косенко А. С. Розыскные действия в советской уголовном процессе. - Хабаровск, - 1989.

266

  1. Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Нижний Новгород, - 1995.

  2. Крылов В. В. Информационные компьютерные преступления. — М., - 1997.

  3. Кудрявцев В. Н. К вопросу о соотношении объекта и предмета преступления // Советское государство и право. - 1951. - № 8.

  4. Кудрявцев В. Н. Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного права. - М., - 1994.
  5. Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. - М., - 1984.
  6. Куликов В. И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. — Ульяновск, - 1994.

  7. Лавров В. П. Расследование организованной преступной деятельности. - Ставрополь, - 1996.

  8. Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование. Организация. - М., - 1970.
  9. Ларичев В. Д. Злоупотребление в сфере банковского кредитования (методика и предупреждения). - М., -1997.
  10. Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. - М.,-1997.

42.Майдыков А. А. Оперативно-аналитический поиск в борьбе с организованной преступностью // Материалы Всероссийской межведомственной научно-практической конференции (16-17 декабря 1997 года). Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом. - Вып. 1.-М., - 1998.

  1. Макиенко А. В. Использование «фоновых» показателей в оценке оперативной обстановки по линии борьбы с организованной преступностью. -М.,-1995.
  2. Материалы к специальной Сессии Генеральной Ассамблеи ООН по всемирной проблеме наркотиков. 8-10 июня 1998 г. - Нью-Йорк, - 1998.
  3. Матусевич И. А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений. - Минск, - 1975.

267

  1. Минин А. Я. Информационно-аналитическая разведка криминальной милиции. — М., - 1996.

  2. Митин А. Волна преступности захлестнула бизнес // Финансовые известия. - 1995.15 декабря.
  3. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Под общей редакцией Председателя Верховного Суда РФ В. М. Лебедева. - М., - 1995.
  4. Нерсесянц В. С. Право и закон. -М., - 1983.
  5. Ной И. С. Охрана чести и достоинства личности в советском уголовном праве. - Саратов, - 1959.
  6. Овчинский В. С. Стратегия борьбы с мафией. — М., - 1993.
  7. Олейник П. А., Птицин А. Г. Вопросы теории и тактики агентурно- оперативной работы органов внутренних дел. — Киев, - 1965.
  8. Опанасюк И. В. Правовые и организационные проблемы борьбы с коррупцией // Сборник научных трудов. - М., - 1996.
  9. Организационное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., - 1997.

  10. Организованная преступность. Под ред. А. И. Долговой, С. В. Дьякова. - М.,-1993.

  11. Основы борьбы с организованной преступностью. Под ред. В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова. - М., - 1996.

  12. Ошеров М. С, Спиридонов Л. И. Общественное мнение и право. — Л., - 1985.
  13. Пахомов В. Д. Организованная преступность. - М., - 1989.
  14. Пермяков Ю. Е. Модели современной уголовной политики и законодательный выбор. -М., - 1987.

  15. Петренко А. А. На связи с общественностью // Вестник МВД РФ. - 1995. - №3.
  16. Петрунев В. П. Борьба с уголовно-наказуемыми угрозами убийством. — М., -1997.

268

  1. Плэтт В. Информационная работа стратегической разведки. — М., - 1959.
  2. Полиция и борьба с преступностью за рубежом. — М., - 1994.
  3. Попов В. И. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью. — М., - 1994.
  4. Прохорова Е. В. Организация работы следователя по предупреждению уклонения обвиняемых от следствия и их розыску. - М., - 1987.

  5. Рабочая книга социолога. - М., - 1983.
  6. Райдер О. Информация и общество. - М., - 1977.
  7. Российская Е. Р. Судебная экспертиза в уголовном,
    гражданском, арбитражном процессе. - М., - 1996.

  8. Руководство для следователей. - М, - 1997.
  9. Сведения о результатах борьбы с организованной преступностью в России 1994 - 1999. Статистический сборник ГИЦ МВД РФ. - М., - 2000.
  10. Сергеев А. П. Владимир Виноградов любит свободную прессу // Сегодня. -1997. 21 марта.
  11. Слинько М. И. Заказные убийства как вид преступного предпринимательства. Криминологический анализ. — М., - 1997.

  12. Социология. -М., - 1998.
  13. Средства массовой информации и проблема отношения к экономической власти. - СПБ., - 1996.
  14. Степанов В. В. Расследование взяточничества. - Саратов, - 1966.
  15. Уголовно-процессуальное право РФ. -М., -1997.
  16. Уголовный процесс. - М., - 1997.
  17. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с приложением постатейно систематизированных материалов по состоянию на 1 декабря 1995 г. - М., - 1995.

  18. Учебник уголовного процесса. - М., - 1995.
  19. Философская энциклопедия. - Т. 4. - М., - 1967.
  20. Философский энциклопедический словарь. - М., - 1983.
  21. Фокс В. Введение в криминологию. - М., - 1985.

269

  1. Чернявский А. Д. Психическое насилие при совершении корыстных преступлений: уголовно-правовые и криминологические проблемы. - Автореферат дисс. канд. юрид. наук. - М, - 1991.
  2. Шульц В. К. Состояние нормативного регулирования ОРД органов внутренних дел и пути его совершенствования. - М., - 1986.
  3. Шурухнов Н. Г. Расследование незаконного изготовления, хранения, приобретения, перевозки и сбыта наркотических средств. - М., - 1990.
  4. Юргин С. Банки неравнодушны к общественному мнению // Финансовые известия. - 1996. 4 декабря.
  5. Энциклопедический философский словарь. -М., - 1983.
  6. Юрков И. С. Криминалистическое исследование видеозаписей. - М., - 1990.
  7. Ядов В. Я. Социологическое исследование: методология, программа, методы. - М., - 1983.

  8. Яковлев Н. Н. ФДР человек и политик. - М., - 1987.