lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Курочкина, Лариса Александровна. - Проблема обеспечения прокурором прав участников судебного разбирательства: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 160 с. РГБ ОД, 61:03-12/1135-1

Posted in:

6l:0b-i?/lfS5-?

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ

УКРЕПЛЕНИЯ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА

ПРИ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЕ РФ

На правах рукописи Курочкина Лариса Александровна

Проблема обеспечения прокурором прав участников судебного разбирательства

Специальность 12.00.09 - «Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Демидов И.Ф.

Москва - 2003

2

Содержание

(*<

Введе ние с.4

Глава 1. Назн ачени е и прин ципы деяте льнос ти прок урор а в судеб ном разби рател ьстве уголо вных дел с.15

§ 1. Назн ачени е прок урор а в судеб ном разби рател ьстве уголо вных дел с. 1 5

§ 2. Прин ципы деяте льнос ти прок урор а в судеб ном разби рател ьстве уголо вных дел: с.36

  • зак оннос ти с.37
  • спр аведл ивост и с.39
  • пуб личн ости с.40
  • ува жени я чести и досто инств а личн ости с.43
  • охр аны прав и свобо д челов ека и граж дани на с.44
  • пре зумп ции невин овнос ти с.45
  • сост язате льнос ти и равн опра вия сторо н с.48
  • про цессу ально й самос тояте льнос ти с.53
  • объ ектив ности и беспр истра стнос ти с.59
  • Глава
    1. Обес печен ие прок урор ом прав и закон ных интер е сов участ ников судеб ного разби рател ьства с.67

§ 1.
Обес печен ие прок урор ом
прав
и
закон ных интер есов

потер певш его с.68

§ 2. Обес печен ие прок урор ом прав подсу димо го с.88

§ 3. Обес печен ие прок урор ом прав и закон ных интер есов иных участ ников судеб ного разби рател ьства с.116

<*<

«

Закл ючен ие с.123

Прил ожен ия с.130

Спис ок норм ативн ых актов и литер атур ы с.140

4 Введение

Актуальность темы диссертационного исследования.

Показателем уровня развития общества и государства является реальное обеспечение прав человека. В Российской Федерации права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов должностными лицами органов государства (ст. 18 Конституции РФ). От того, насколько разработаны и эффективны правовые и иные гарантии прав человека, зависит и уровень защищенности личности.

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации получили дальнейшее развитие гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. Согласно УПК1 назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6). Охрана прав и свобод человека и гражданина - самостоятельный принцип уголовного судопроизводства, в соответствии с которым прокурор в судебном разбирательстве обязан наряду с судом обеспечивать возможность осуществления обвиняемым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, а также другими участниками уголовного судопроизводства принадлежащих им прав (ч. 1 ст. 1 1 УПК). Обеспечение обвиняемому права на защиту также рассматривается в качестве самостоятельного принципа уголовного процесса, согласно которому суд и прокурор, в том числе принимающий участие в рассмотрении дела судом, обеспечивают
подсудимому возможность защищаться всеми не за-

Здесь и далее имеется в виду Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федера- ции

5 прещенными законом способами и средствами (ч. 2 ст. 16 УПК). Следовательно, функцией прокурора в суде первой инстанции является не только доказывание виновности подсудимого, но также предупреждение необоснованного, при отсутствии достаточных доказательств, признания подсудимого виновным, отказ от уголовного преследования невиновных. Кроме обвинительной функции, прокурор в суде осуществляет также правообеспечи- тельную функцию, выступает гарантом прав и свобод потерпевшего, подсудимого и всех других участников уголовного судопроизводства. Такое представление о деятельности прокурора в суде первой инстанции полностью соответствует конституционному положению о том, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются обязанностью государства (ст. 2 Конституции РФ).

По проблемам поддержания государственного обвинения и участия прокурора в рассмотрении уголовного дела судом проведено немало исследований, имеется обширная научная литература. Однако разработки велись преимущественно в направлении изучения обвинительной деятельности прокурора, а участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами продолжает рассматриваться в основном как осуществление им процессуаль-ной функции обвинения (уголовного преследования).

Между тем, в Рекомендации R (2000) 19 Комитета Министров Совета Европы «О роли государственного обвинения в системе уголовного правосудия» государствам-членам Совета Европы, принятой 6 октября 2000 г., отмечается, что государственные обвинители должны:

2 См., напр., Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. - М., 2001. С.62- 63.

6

  • выполнять свои обязанности честно, беспристрастно и объективно;
  • соблюдать и осуществлять защиту прав человека, установленных в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод;
  • принимать во внимание все необходимые обстоятельства, независимо от того, говорят ли они в пользу обвиняемого или наоборот (п. 24, 26).
  • Принятие прокурором всех необходимых мер для всестороннего и объективного исследования обстоятельств уголовного дела, изменение государственным обвинителем обвинения, при наличии для этого оснований, уменьшают в определенной степени опасность так называемого обвинительного уклона. Отказ же прокурора от обвинения означает прекращение необоснованного уголовного преследования лица в совершении преступления. Вместе с тем в нарушение предъявляемым УПК, Законом «О прокуратуре Российской Федерации» и приказами Генерального прокурора РФ к участвующим в судебном разбирательстве прокурорам требований быть гарантами соблюдения конституционных и процессуальных прав граждан (потерпевших, подсудимых и т.д.), обеспечивать всестороннее и объективное исследование обстоятельств дела, поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности, в деятельности прокуроров все еще имеются проявления обвинительного уклона, факты несоблюдения прав человека. Свидетельством тому является, например, возрастающее число лиц, оправданных судами: в 2000 г. оправдан 5001 подсудимый, в 2001 г. - 6328, в 2002 г. - 8841.

Изложенное определяет актуальность настоящего диссертационного исследования деятельности прокурора по обеспечению

7 прав участников уголовного судопроизводства в стадии судебного разбирательства.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является основанная на нормах уголовно-процессуального закона система общественных отношений, возникающих при осуществлении прокурором деятельности по обеспечению соблюдения прав личности в суде первой инстанции.3

Предметом исследования являются содержание и способы реализации прокурором правообеспечительной функции в суде, условия, при которых он использует конкретные процессуальные полномочия в этом направлении, а также возникающие в связи с этим проблемы.

Цель исследования - на основе изучения теории и практики деятельности прокурора в судебном разбирательстве определить его роль в обеспечении прав личности в условиях состязательного судопроизводства. Для реализации указанной цели были поставлены следующие задачи:

  1. Конкретизировать назначение и исследовать принципы деятельности прокурора в судебном разбирательстве.
  2. Определить конкретное содержание и способы деятельности прокурора по обеспечению прав участников судебного разбирательства.
  3. Проанализировать полномочия прокурора в стадии судебного разбирательства, с помощью которых он осуществляет правообеспечительную деятельность, а также выявить и рассмотреть
    возникающие при этом проблемы.
  4. См. УПК: Глава 35. «Общие условия судебного разбирательства»

8

  1. Разработать предложения по совершенствованию деятельности прокурора в данной стадии, в том числе предложения de lege ferenda.

Методология и теоретические основы диссертационного исследования. Настоящее исследование опирается на методологию, в основе которой лежат положения Конституции РФ, общепризнанные нормы и принципы международного права. Основным методом диссертационного исследования является общенаучный диалектический метод познания. Использовались также частно-научные методы: системный, логический, исторический, сравнительно-правовой, социологический.

Теоретическую основу исследования составили труды в об-ласти уголовного процесса, прокурорского надзора, организации правоохранительной деятельности, уголовного права, криминологии таких ученых, как А.И. Алексеев, В.Б. Алексеев, В.И. Басков, В.Г. Бессарабов, В.П. Божьев, А.Д. Бойков, А.А. Власов, В.В. Воскресенский, В.З. Гущин, В.Г. Даев, И.Ф. Демидов, О.А. Зайцев, Л.Б. Зусь, В.П. Кашепов, В.В. Клочков, Л.Д. Кокорев, Ю.В. Кореневский, Э.Ф. Куцова, A.M. Ларин, А.Н. Ларьков, А.А. Леви, П.А. Лупинская, Е.А. Маркина, В.В. Мельник, Т.А. Михайлова, Т.Г. Морщакова, С.А. Насонов, М.И. Пастухов, И.Д. Перлов, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, Н.В. Радутная, В.И. Рохлин, В.П. Рябцев, В.М. Савицкий, К.Ф. Скворцов, А.Б. Соловьев, М.С. Строгович, А.Я. Сухарев, М.Е. Токарева, А.Г. Ха-лиулин, СП. Щерба, Н.А. Якубович и других.

Нормативная и эмпирическая базы исследования. Данное исследование базируется на положениях общепризнанных норм и принципов международного права, Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуального законодательства (УПК РСФСР 1960 г. и УПК РФ 2001 г.), Закона о прокуратуре,

9 других федеральных законов Российской Федерации, на постановлениях
Конституционного Суда РФ, разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, приказах и указаниях Генерального прокурора РФ, решениях Европейского Суда по правам человека.

Эмпирической базой исследования послужили материалы опубликованной судебной практики, отчеты о результатах научных исследований проблем обеспечения прав лиц, участвующих в судебном разбирательстве, проведенных в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, докладные записки (информация) прокуратур субъектов Российской Федерации о деятельности государственных обвинителей, в том числе после введения в действие УПК РФ. Автором изучены также 147 уголовных дел, рассмотренных с участием прокуроров районными судами Республики Алтай, Республики Татарстан, Краснодарского края, Ивановской, Иркутской, Нижегородской, Московской, Пензенской областей, Москвы и Санкт-Петербурга в 1999-2003 годы.

Использованы данные статистики Судебного Департамента при Верховном Суде РФ, Генеральной прокуратуры РФ, а также Главного информационного центра МВД Российской Федерации за 1998-2002 годы.

По анкетам, разработанным автором, в различных регионах России в ноябре 2002 года опрошены 95 прокуроров, участвующих в рассмотрении уголовных дел судами; во 2-ой половине 2001 года опрошены 123 прокурора, имеющие опыт поддержания государственного обвинения в суде, а также 57 судей Курской, Магаданской, Оренбургской областей и города Москвы.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней на монографическом уровне, с учетом положений Конституции РФ, нового уголовно- процессуального законодательства, Закона «О прокуратуре Российской Федерации» и иного нормативного ма-

10 териала проведено комплексное исследование проблемы обеспечения прокурором прав участников судебного разбирательства. Новизной отличаются суждения диссертанта о том, что прокурор в суде реализует не только обвинительную функцию (уголовное преследование), но также правообеспечительную функцию, т.е. одновременно является и гарантом прав потерпевшего, подсудимого и всех других участников процесса от неправомерных ограничений.

Правообеспечительная функция рассматривается как одна из основных функций прокурора, в том числе в судебном разбирательстве. Содержанием данной функции является деятельность прокурора, обеспечивающая соблюдение прав и законных интересов потерпевшего, подсудимого, свидетеля, иных лиц, участвующих в судебном разбирательстве. В работе определены специфичные для реализации прокурором правообеспечительной функции процессуальные полномочия (отказ от обвинения, изменение обвинения, предъявление или поддержание предъявленного гражданского иска).

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Деятельность прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел имеет многофункциональное содержание, включающее
    поддержание обвинения, обеспечение прав участников уголовного судопроизводства (правообеспечительная функция), а также осуществление профилактической и иных функций. 2. В основе деятельности прокурора лежат принципы: публичности, законности, справедливости, уважения чести и достоинства личности, охраны прав и свобод человека и гражданина, презумпции невиновности, состязательности и равноправия сторон, процессуальной самостоятельности, объективности и беспристрастности. Именно данные правовые положения опре-

11

деляют содержание и основные направления деятельности прокурора в суде, в том числе обеспечение им прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

  1. Обеспечение прав участников уголовного судопроизводства является обязанностью прокурора - должностного лица, осуществляющего свои функции от имени государства, вытекающей из содержания ст. 2 Конституции РФ, согласно которой признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Прокурор в суде должен обеспечить права и законные интересы участников уголовного судопроизводства от их неправомерных ограничений и нарушений независимо от того, выступают ли эти лица на стороне обвинения или на стороне защиты.
  2. Прокурор как сторона обвинения в состязательном уголовном судопроизводстве, несмотря на равенство процессуальных прав с защитником, имеет в сравнении с защитником иной правовой статус. Это выражается в том, что прокурор должен отказаться от обвинения, не получившего подтверждения в суде, защитник же не вправе отказаться от взятой на себя защиты ни в каком случае. Принцип состязательности и равноправия сторон не предполагает, следовательно, равенство их обязанностей.
  3. Поддержание государственного обвинения и обеспечение прав и законных интересов участников уголовного процесса -равнозначные, относительно самостоятельные и в то же время взаимозависимые и взаимодополняющие функции прокурора в судебном разбирательстве, что вытекает из содержания ч. 2 ст. 6 УПК, в соответствии с которой уголовное преследование и назначение виновным наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных. Поддержание государственного об-

12 винения предполагает не только доказывание виновности подсу- димого, но и предупреждение необоснованного, при отсутствии необходимых доказательств, признания подсудимого виновным и его осуждения, а равно доказывание обстоятельств, смягчающих наказание, и обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение подсудимого от уголовной ответственности и наказания. Обвинение подсудимого в совершении преступления, причинившего вред лицу, одновременно означает защиту прав потерпевшего и гражданского истца.

  1. Правообеспечительная функция реализуется прокурором в судебном разбирательстве путем осуществления своих процес суальных полномочий, в частности, посредством: выступления с заявлениями или возражениями в защиту прав участников про цесса; поддержания обоснованных ходатайств потерпевшего, подсудимого, защитника, гражданского истца, гражданского от ветчика; заявления ходатайств об истребовании дополнительных доказательств, оправдывающих подсудимого, если это диктуется обстоятельствами дела, а также о прекращении уголовного дела при наличии к тому законных оснований; предъявления или под держания предъявленного гражданского иска; высказывания су ду предложений о применении уголовного закона и назначении наказания, соответствующих личности подсудимого, тяжести со вершенного им преступления, и обстоятельствам, смягчающим наказание; изменения обвинения или отказа от него.

Кроме того, прокурор в данной стадии уголовного, судопроизводства заявляет ходатайства о принятии мер, обеспечивающих безопасность участвующих в деле лиц (при наличии оснований, предусмотренных ч. 3 ст. 11 УПК).

  1. Отказ от обвинения при наличии к тому законных осно ваний должен быть признан обязанностью прокурора. Принцип

13 процессуальной самостоятельности прокурора не позволяет требовать от него поддерживать обвинение, настаивать на признании подсудимого виновным, когда он не убежден в том, что представленные доказательства подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. Прокурор оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК). В связи с этим в ч. 7 ст. 246 УПК необходимо указать, что государственный обвинитель обязан отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа, если он придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость работы состоит в том, что она вносит определенный вклад в развитие института уголовно-процессуальных функций, осуществляемых прокурором в уголовном судопроизводстве. В диссертации показано значение деятельности прокурора в обеспечении прав и законных интересов участников судебного разбирательства как самостоятельной правообеспечительной функции, осуществляемой наряду с поддержанием государственного обвинения и другими функциями. Выделены и проанализированы специфичные, т.е. характерные для осуществления только данной функции, а также иные способы ее реализации прокурором.

Практическая значимость диссертации определяется тем, что выводы и предложения, сформулированные в результате исследования, могут быть использованы:

  • в законотворческой деятельности по совершенствованию УПК и Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»;

14

  • при подготовке приказов Генерального прокурора РФ и других ведомственных нормативных актов;
  • в организационно-методической работе управлений (отделов) прокуратур по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами;
  • в учебном процессе при изучении дисциплин «Уголовный процесс», «Прокурорский надзор» и основанных на них спецкурсов.
  • Апробация результатов исследования. Основные результаты диссертации отражены автором в шести опубликованных научных статьях. Выводы и предложения диссертанта докладывались на научных и научно-практических конференциях в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (2001 г.), НИИ проблем укрепления законности и правопорядка (2001 г. и 2003 г.), Институте государства и права РАН (2002 г.). Отдельные результаты исследования использовались диссертантом в научных исследованиях и других работах, проводимых в отделе проблем участия прокурора в уголовном судопроизводстве НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, а также внедрены в работе Аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, членом экспертного совета при котором автор является.

Структура и объем диссертации определены темой, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, приложений, списка использованных нормативного материала и специальной литературы.

15 Глава 1. Назначение и принципы деятельности прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел

§ 1. Назначение прокурора в судебном разбирательстве л уголовных дел

Защита прав человека в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ занимает в уголовном судопроизводстве центральное место. Уголовное судопроизводство осуществляется с целью установления и наказания лиц,
виновных в

(, совершении преступлений, и таким образом обеспечивается за-

щита законопослушных граждан от преступных посягательств. При этом уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений (ст. 6 УПК), но также подозреваемых и обвиняемых от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения их прав и свобод. Уголовное преследование и на- значение виновным справедливого наказания в той же мере, от-

  • вечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от

уголовного преследования невиновных, освобождение их от уголовной ответственности и наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Не только в результате отказа от уголовного преследования обеспечиваются права обвиняемого, но и само уголовное преследование должно осуществляться с соблюдением его прав.

В целях обеспечения верховенства закона, единства и укре-пления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет возложенные на нее функции, в том числе в уголовном судопроиз-

16

водстве (ч. 2 ст. 1 Закона «О прокуратуре РФ»). При наличии оснований полагать, что нарушение прав и свобод человека и гражданина имеет характер преступления, прокурор должен возбудить уголовное дело и принять меры к тому, чтобы лица, его совершившие, были подвергнуты уголовному преследованию в соответствии с законом (ч. 2 ст. 27 Закона).

Надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в Законе о прокуратуре Российской Федерации (в ред. от 7 ноября 1995 г.) отведена отдельная глава, тем самым зафиксирован новый подход к проблеме прав человека. Суть его заключается в том, что функция прокуратуры по обеспечению прав человека является направлением ее более широкой правоохранительной функции и рассматривается как приоритетная.

Правоохранительная функция, являющаяся основной для прокуратуры, не может осуществляться путем нарушения прав человека. Не нарушать, а уважать, соблюдать и защищать его права - вот что является принципом деятельности и обязанностью прокурора. Только реальное обеспечение прав и свобод личности, в том числе в уголовном судопроизводстве, является подлинным критерием правового государства.

Выступая на Всероссийском совещании прокуроров в январе 2001 года, Президент Российской Федерации В.В. Путин отметил, что «сегодня на первый план выходит правозащитная деятельность прокуратуры. О правах человека мы больше привыкли говорить, чем по-настоящему защищать эти права». На заседании расширенной коллегии Генеральной прокуратуры РФ 1 1 февраля 2002 г. Президент Российской Федерации снова об-

См.: Быть прокурором в наши дни непросто. Выступление Президента РФ В. Путина на Всероссийском совещании прокуроров 11-12 января 2001 г. // Российская газета от 13.01.2001 г.

17 ратил внимание прокуроров на необходимость усилить борьбу с

преступностью и одновременно обеспечить соблюдение прав граждан от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения.

В правовом государстве борьба с преступностью и обеспечение прав и свобод человека и гражданина являются одинаково важными направлениями деятельности прокурора и не могут противопоставляться друг другу. Противодействие преступности имеет своей целью защиту человека, его прав и свобод, интересов общества и государства от преступных посягательств.2

Как пишет В.З. Гущин, возложение на прокурора «защиты как прав и свобод человека и гражданина, так и охраняемых законом интересов общества и государства не содержит в себе какого-либо противоречия, поскольку интересы государства и его граждан выступают в органическом единстве. В этом единстве возложенных на прокуратуру обязанностей и раскрывается содержание правозащитной функции прокуратуры».

Таким образом, обеспечение прокурором прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве — такая же важная задача, как и осуществление уголовного преследования лиц, совершивших преступление.

В современных условиях, когда права граждан еще недостаточно защищены от преступных посягательств, когда нередки случаи необоснованного уголовного преследования и иных нарушений прав
человека, правообеспечительная деятельность

См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М., 1973. С. 105; Демидов И.Ф. Обеспечение прав человека в сфере борьбы с преступно- стью // Законность в Российской Федерации. - М., 1998. С. 148.

3 См.: Гущин В.З. Правозащитные функции военной прокуратуры в современных ус- ловиях // Журнал Российского права, 2000, № 4. С. 36.

18 прокурора в уголовном судопроизводстве приобретает особую актуальность. Как показывает статистика, уровень преступности в 2001 году по сравнению с 1998 годом возрос почти на 15%.4 С каждым годом увеличивается количество потерпевших от преступлений. В 1998 г. их число составило 1.852.645 лиц, 1999 г. -2.099.383, 2000 г. - 2.095.504, 2001 г. - 2.162.315. Одновременно растет количество лиц, уклоняющихся от уголовной ответственности и наказания. Если в 2000 г. приостановлено 794.852 уголовных дел ввиду неустановления лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, то в 2001 г. таких дел было на 35% больше - 958.836. В 2002 г., согласно статистическим данным, число лиц, потерпевших от преступлений, по сравнению с 2001 г. уменьшилось на 12, 4 %, составив 1.893.207 чело- век, однако в целом по-прежнему оно остается высоким. Из этого следует, что почти в миллионе случаев преступных посягательств на жизнь, здоровье и имущество людей не восстановлены их нарушенные права, не возмещен причиненный им ущерб.

Количество зарегистрированных преступлений в 2002 г. по сравнению с предыдущим годом значительно сократилось (в целом на 15-20 %). Несмотря на уменьшение количества зарегистрированных преступлений, число оправданных по сравнению с прошлым годом возросло на 40%. Согласно статистическим данным в 2002 году оправдано 8.841 лицо (с учетом оправданных по делам частного обвинения), в то время как в 2001 г. - 6.328, в 2000 г. - 5.001. При этом в кассационном порядке в 2002 г. оправдательные приговоры были отменены в отношении 1.548 лиц (17,5 % оправданных), в 2001 г. - 1.604 (25%), 2000 г. - 1.631 (32,6 %). Обвинительные приговоры в 2002 г. отменены в отно-

4 Статистические данные Судебного Департамента при Верховном Суде РФ; Генеральной прокуратуры РФ, ГИЦ МВД РФ за 1998- 2002 годы

19 шении 16.167 лиц (1,8 % осужденных), в 2001 г. - 22.050 (1,7 %), 2000 г. - 21.883 (1,7 %).

Высока доля отклоненных судом кассационной инстанции представлений (протестов) прокурора. Так, в 2002 г. отклонено 46 % представлений прокурора об отмене приговоров, вынесенных судами первой инстанции (к общему числу рассмотренных), в 2001 г. - 39 %.

Все это свидетельствует о том, что случаи незаконного и необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности продолжают иметь место. Это также свидетельствует о существенных нарушениях прав человека органами предварительного расследования и недостатках прокурорского надзора за процессуальной деятельностью данных органов; о просчетах государственного обвинения, которые выражаются в недостаточном профессионализме прокуроров, отсутствии должного осознания своей процессуальной самостоятельности, слабом знании материалов дела, неумении использовать в полном объеме процессуальные полномочия, которыми их наделяет закон с тем, чтобы обеспечить права и законные интересы участников уголовного судопроизводства, отстаивании не всегда обоснованной позиции по уголовному делу путем принесения кассационного представления на законный, обоснованный и справедливый приговор суда.

Изучение материалов, отражающих практику поддержания государственного обвинения в суде во 2-ом полугодии 2002 г. , показывает, что государственные обвинители допускают просчеты и ошибки следующего характера:

5 Докладные записки прокуроров субъектов Российской Федерации о работе по обес- печению конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве во 2-ой половине 2002 г., поступившие в Генеральную прокуратуру РФ в 2003 году

20

  • не всегда тщательно изучают материалы уголовного дела, не выявляют нарушения процессуального закона, которые являются основанием для признания судом представленных стороной обвинения доказательств недопустимыми;
  • представляют суду доказательства, полученные с нарушением требований УПК, которые признаются судом недопустимыми, и в результате государственные обвинители вынуждены отказываться от обвинения;
  • в нарушение приказов Генерального прокурора РФ отказываются от обвинения без предварительного согласования своей позиции с руководителем органа прокуратуры;
  • предлагают признать подсудимого виновным в совершении преступления при отсутствии для этого достаточных доказательств;
  • при наличии неустранимых противоречий между доказательствами, представленными сторонами, в нарушение принципа презумпции невиновности предлагают признать подсудимого виновным в совершении преступления, что приводит к постановлению оправдательного приговора или прекращению дела вышестоящим судом;
  • квалифицируют деяния подсудимых как преступления, которые в действительности таковыми не являются;
  • предлагают суду назначить подсудимому наказание без должного учета характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния предлагаемого наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.
  • Вместе с тем, увеличение количества оправданных судами лиц можно
    объяснить некоторыми принципиальными измене-

21 ниями уголовно-процессуального законодательства, а именно, упразднением института возвращения судом уголовного дела для дополнительного расследования. В результате суд вместо возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования вынужден выносить оправдательный приговор.

Вопрос о том, на что направлена деятельность прокурора в судебном разбирательстве, о его целях и задачах, не раз поднимался в научной литературе, однако единого ответа до настоящего времени нет. Так, М.С. Строгович считал, что прокурор «направляет в суд законченное расследованием дело лишь тогда, когда он на основе собранных следствием доказательств пришел к твердому убеждению в правильности предъявленного обвинения, в виновности обвиняемого». Поэтому и в суд он приходит -как обвинитель, сторона обвинения, для того, чтобы обвинять, и иной его деятельность быть не может. Подобную точку зрения высказывал и В.М. Савицкий. «Обвинение, - как он писал, - никогда не может быть многосторонним, на то оно и обвинение». Вместе с тем, по мнению В.М. Савицкого, занимая в суде процессуальное положение стороны-обвинителя, прокурор обязан выполнять свою обвинительную функцию, строго руководствуясь законом, «всесторонне, полно и объективно», что как раз и свидетельствует о том, что деятельность прокурора в судебном разбирательстве является многосторонней, а обвинение - часть ее, хотя и очень важная и значимая.

Проводимая с начала 90-х годов XX века судебная реформа, основные задачи которой состоят в том, чтобы превратить юстицию из карательной в правоохранительную, гарантировать

6 См.: Строгович М.С. Уголовный процесс. Учебник. - М., 1946. С. 376; Курс советско го уголовного процесса. Т.1. - М., 1968, С. 219-220.

7 См.: Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. - М., 1971. С. 104.

22 защиту прав и свобод человека, утвердить судебную власть в го- сударственном механизме как влиятельную силу, независимую от законодательной и исполнительной властей, обеспечить верховенство суда в правоохранительной деятельности, не могла не затронуть организацию и деятельность правоохранительных органов, в том числе прокуратуры.

Авторы «Концепции судебной реформы в РСФСР», ограждая самостоятельность суда от «процессуального надзирателя», предлагали оставить прокурора в суде только в качестве государственного обвинителя. Единый в двух лицах прокурор, по их мнению, непременно скатывается к обвинению любой ценой, к отстаиванию своих интересов как стороны, используя для этого полномочия блюстителя законности. В состязательном уголовном процессе прокурор должен участвовать как равноправная сторона, представлять государственное обвинение, отвечать за его обоснованность и только. О специфике правообеспечитель-ной функции прокурора в суде в Концепции нет ничего.

Ничего не было об этом и в Концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, опубликованной в 1992 г. В ней также прокурор рассматривался лишь как орган уголовного преследования, участвующий в рассмотрении уголовных дел судами.8

Реализуемая в настоящее время в России теоретическая модель «прокурор- представитель обвинительной власти», как считает И.Л. Петрухин, по-прежнему «нуждается в придании ей большей логической стройности». По его мнению, прокурор в суде - только государственный обвинитель, сторона в судебном процессе. С самого начала судебного разбирательства прокурор

См.: Государство и право. 1992, № 8. С. 51.

23 выполняет только функцию обвинения, в связи с чем он - не орган надзора за законностью, а обвинитель.9

В то же время, рассматривая деятельность прокурора в суде только как обвинительную, И.Л. Петрухин называет прокурора государственным обвинителем. Но ведь это как раз и накладывает на прокурора как на представителя государства иные, кроме обвинения, обязанности: одновременно с обвинением обеспечить (права участников уголовного судопроизводства.

Представляется, что в условиях, когда уголовный процесс ориентируется на защиту человека от преступлений, а также от злоупотреблений властью со стороны государственных органов и должностных лиц, ответственных за производство по делу, неоправданной выглядит дискуссия о том, осуществляет ли прокурор в судебном разбирательстве уголовных дел функцию обеспечения прав и законных интересов участников процесса.

В соответствии с Рекомендацией R (2000) 19 Комитета министров Совета Европы «О роли государственного обвинения в системе уголовного правосудия», принятой 6 октября 2000 г., на государственного обвинителя, кроме поддержания обвинения (уголовного преследования), возлагаются также обязанности «соблюдать и осуществлять защиту прав человека, установленных в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (пункт 24 «Ь»). Этому принципу международного права должны соответствовать российское законодательство и практика, касающиеся роли государственного обвинения в уголовном судопроизводстве.

9 См.: Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. - М., 2001. С.62; Петру- хин И.Л. Суд и прокуратура в стадии судебного разбирательства по уголовным делам // Судебная власть. - М., 2003. С. 186.

24

В ходе проведенного в ноябре 2002 г. опроса 95 государственных обвинителей на вопрос, какие функции, кроме поддержания обвинения, прокурор осуществляет в стадии судебного разбирательства, 95,7 % из них ответили - правообеспечитель-ную (обеспечение прав потерпевшего; доказывание обстоя- тельств, не только отягчающих, но и смягчающих наказание подсудимого; изменение обвинения; отказ от обвинения и т.д.), а также правовоспитательную (63 %) и профилактическую (58 %).

По мнению В.З. Гущина и А.В. Чурилова, отдельные ученые и практики упрощенно трактуют вопросы участия прокурора в суде, рассматривая его лишь как государственного обвинителя, сторону процесса, не подчеркивая при этом существа: для чего он в этот процесс вступает, не акцентируют внимание на том, что он осуществляет при этом и свою правообеспечительную функцию.10 Своим участием в судебном разбирательстве прокурор обеспечивает устранение нарушений прав и законных интересов потерпевшего, подсудимого, гражданского истца и ответчика, других участников процесса.

«Функция поддержания государственного обвинения, - как пишет В.В. Мельник, - не носит односторонний обвинительный характер, не заключается только в уголовном преследовании подсудимого, но одновременно является публично- правозащитной»11, т.е. направлена на обеспечение прав и свобод человека и гражданина, а также интересов общества и государства.

См.: Гущин В.З., Чурилов А.В. Правозащитные функции прокуратуры в постсоциа- листическом государстве // Государство и право, 1998, № 5. С. 63

11 См.: Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных засе- дателей. Научно-практическое пособие. - М., 2002. С. 14

25

Деятельность прокурора в судебном разбирательстве уголовного дела имеет многофункциональное содержание и ее не следует сводить к односторонней обвинительной деятельности.12

Являясь государственным должностным лицом, прокурор, в отличие от защитника, действует не в личном качестве, а от имени государства, осуществляя конституционную обязанность государства соблюдать и защищать права и свободы граждан -участников уголовного судопроизводства (ст. 2 Конституции РФ). Согласно ст. 45 Конституции РФ государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. Правообеспечительная функция прокурора в уголовном судопроизводстве, таким образом, есть частное проявление правозащитной функции государства. Что касается процессуальной функции защиты, то она представляет собой только защиту подсудимого от обвинения, т.е. является исключительно односторонней функцией (п. 45 ст. 5 УПК).

Участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами, их полномочия определяются процессуальным законодательством Российской Федерации. В пределах компетенции, установленной УПК, прокурор уполномочен осуществлять от имени государства уголовное преследование (ч. 1 ст. 37 УПК). В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность (ч. 4 ст. 37 УПК). Положение о том, что, осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя, предусмот- рено также в ч. 2 ст. 35 Закона о прокуратуре РФ, которая называется «Участие прокурора в рассмотрении дел судами». В этой

12 См.: Демидов И.Ф. Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел // На- стольная книга прокурора. - М., 2002. С.653.

26 статье указано, что полномочия прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дел, определяются процессуальным законодательством Российской Федерации (ч. 4 ст. 35). Таким образом, участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами, представляющее собой многофункциональную деятельность прокурора, осуществляется в пределах компетенции, установленной УПК.

Участвуя в судебном рассмотрении уголовного дела, прокурор не только осуществляет уголовное преследование в целях изобличения подсудимого в совершении преступления, но при этом также обеспечивает защиту прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступления, защиту других участников уголовного судопроизводства от незаконного и необоснованного ограничения их прав и свобод. При наличии оснований полагать, что нарушение прав и свобод личности имеет характер преступления, прокурор принимает меры к тому, чтобы лица, его совершившие, были подвергнуты уголовному преследованию в соответствии с законом (ч. 2 ст. 27 Закона «О прокуратуре РФ»). Следовательно, уголовное преследование, осуществляемое прокурором в суде, а также его правообеспечительная и профилактическая функции, отвечают в полной мере назначению уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК). Иными словами, деятельность прокурора в суде - это реализация различных функций, осуществляемых с помощью одних и тех же полномочий. Было бы ошибкой классифицировать полномочия прокурора применительно к каждой отдельно взятой функции («полномочия по осуществлению уголовного преследования», «полномочия по осуществлению правообеспечительной функции», «полномочия по осуществлению профилактической функции» и т.д.). Прокурор использует для осуществления своих функций необходимые

27 полномочия из числа тех, которые предусмотрены уголовно- процессуальным законом. Одни и те же полномочия могут ис- пользоваться им для осуществления различных функций. Вместе с тем в целях обеспечения прав участников уголовного судопроизводства прокурор использует также специфичные полномочия (предъявление или поддержание предъявленного гражданского иска, изменение обвинения, отказ от него).

Обязательное участие прокурора в рассмотрении судом уголовного дела является непременным условием состязательности судебного процесса и обеспечения прав участников уголовного судопроизводства.

До введения в действие УПК РФ прокуратура не обеспечивала участие прокуроров в рассмотрении судами всех уголовных дел. Например, в 2000 году с участием прокурора рассмотрено 55,7% дел, в 2001 году - 62,8% дел.

После введения в действие УПК, предусмотревшего обязательное участие государственного обвинителя по всем делам публичного и частно-публичного обвинения, Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла необходимые меры по обеспечению участия государственных обвинителей в рассмотрении судами всех уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения. В соответствии с Указанием Генерального прокурора РФ «О мерах по обеспечению участия прокуроров в уголовном судопроизводстве» № 65/6 от 8 ноября 2001 г. прокурорам субъектов Российской Федерации, городским и районным, приравненным к ним военным прокурорам и иным специализированным прокурорам надлежало организовать работу таким образом, чтобы в поддержании государственного обвинения принимали участие, за исключением следователей, все опера- тивные работники прокуратуры.

28

Согласно приказу Генерального прокурора РФ «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» № 28 от 3 июня 2002 г. руководителям прокуратур необходимо обеспечить участие прокуроров в судебном разбирательстве всех уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, в том числе и в рассмотрении дел, возбужденных в соответствии с ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ, мировым судьей.

Как следует из Указания и Приказа, участие в рассмотрении уголовных дел судами надлежит считать одним из важнейших направлений в деятельности органов прокуратуры, важнейшей служебной обязанностью прокурора. Руководителям прокуратур предписано назначать государственных обвинителей заблаговременно, с тем, чтобы обеспечить тщательное изучение ими материалов уголовного дела; поручение о поддержании государственного обвинения подчиненным прокурорам давать в письменной форме с передачей надзорного производства (п. 1.7, 1.8 приказа Генерального прокурора № 28 от 03.06.2002 г.). Государственным обвинителям, в свою очередь, необходимо получить надзорное производство с письменным указанием прокурора о поддержании обвинения и убедиться в наличии копии обвинительного заключения или обвинительного акта, других про- цессуальных документов, а также получить у судьи уголовное дело, изучить его, сделать необходимые выписки.

В целях повышения роли руководителей прокуратур в поддержании государственного обвинения Генеральный прокурор РФ предписал (приказ «О поддержании государственного обвинения» № 51 от 20 августа 2002 г.) руководителям прокуратур субъектов Российской Федерации лично поддерживать государственное обвинение не менее чем по 10 уголовным делам в год.

29

С целью увеличения корпуса государственных обвинителей во всех регионах проведены организационно-штатные мероприятия, введены дополнительные единицы помощников и заместителей районных прокуроров. Прокурорами субъектов Федерации изданы распоряжения, обязывающие всех прокурорских работников, в том числе сотрудников аппарата прокуратур субъектов Федерации и специализированных прокуратур, участвовать в рассмотрении судами уголовных дел. В результате во 2-ом полугодии 2002 г. прокуроры участвовали в качестве государственных обвинителей по всем уголовным делам.

Согласно УПК задача государственного обвинителя в суде - в полном объеме реализовать назначение уголовного судопроизводства: поддержать обвинение и, в случае его подтверждения, высказать предложение о признании подсудимого виновным и о его наказании; при этом он должен принять меры, чтобы были исключены нарушения прав личности в судебном разбирательстве, необоснованное признание подсудимого виновным и его наказание (ст. 6). В случае, когда обвинение не нашло своего подтверждения представленными в суд доказательствами, государственный обвинитель отказывается от обвинения.

К числу обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу прокурором, отнесены не только событие преступления, виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы, но также: характер и размер вреда, причиненного преступлением потерпевшему; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение подсудимого от уголовной ответственности и наказания (ч. 1 ст. 73).

30

91 % опрошенных диссертантом в ноябре 2002 года 95 прокуроров считают, что поддержание государственного обвинения начинается с предварительного слушания. Однако эта точка зрения представляется противоречащей УПК:

во-первых, судебное заседание может быть назначено и без проведения предварительного слушания (ч. 1 ст. 23 1 УПК);

во-вторых, в ходе предварительного слушания не излагается и не рассматривается обвинение лица в совершении преступления. Это имеет место лишь при судебном рассмотрении дела по существу (ч. 1 ст. 273);

в-третьих, ни в одной статье глав 33 и 34 УПК не упоминается государственный обвинитель, в нормах данных глав употребляется понятие «прокурор».

По результатам предварительного слушания, кроме решения о назначении судебного заседания, судья может вынести постановление об исключении доказательства, в частности, по ходатайству защиты. Бремя опровержения соответствующих доводов защиты закон возлагает на прокурора (ч. 4 ст. 235 УПК). Кроме того, судья может принять решение о приостановлении производства по уголовному делу или о его прекращении и т.д.

	ч

Прокурор, со своей стороны, излагает мнение по существу рас- сматриваемого вопроса. Все это не образует функцию поддержания государственного обвинения. Данная функция (изложение предъявленного подсудимому обвинения, представление доказательств и участие в их исследовании, выступление с обвинительной речью на этапе прений сторон и т.д.) осуществляется государственным обвинителем в стадии судебного разбирательства уголовных дел. Не осуществляя в стадии назначения судебного заседания функцию поддержания государственного обвине-

31 ния, прокурор в то же время может отказаться от обвинения или

изменить его.

Таким образом, поддержание государственного обвинения осуществляется в отношении обвиняемого, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, т.е. в отношении подсудимого (ч. 2 ст. 47 УПК).

Анализ приказов Генерального прокурора Российской Федерации за последние пять лет («О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении уголовных дел судами» № 82 от 24.11.98 г., «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» № 141 от 13.11.2000 г. и других) показывает, что в них содержатся положения, определяющие деятельность прокурора в уголовном судопроизводстве, которая не ограничивается уголовным преследованием. Прокурор на всех стадиях уголовного судопроизводства, в том числе судебных, должен выступать гарантом соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу судопроизводства, включая жертв преступлений, сам соблюдать правовые предписания, а также реагировать на любые нарушения закона, чьи бы интересы они ни ущемляли. Иными словами, прокурор в судебном разбирательстве должен, во-первых, своей деятельностью не нарушать права участников уголовного судопроизводства, во-вторых, обеспечить права и законные интересы участников процесса от любых неправомерных ограничений, нарушений, допущенных кем бы то ни было.

Таким образом, правообеспечительная функция прокурора в судебном разбирательстве заключается в том, что он

С”

обеспечивает соблюдение прав и законных интересов участников процесса.

32

Обвинительная и правообеспечительная функции не могут существовать друг без друга. Обвинение подсудимого в совершении преступления, причинившего физический, имущественный, моральный вред лицу, означает в то же время защиту прав потерпевшего и гражданского истца. Кроме того, органичная связь обвинительной и правообеспечительной функций проявляется в том, что поддержание государственного обвинения предполагает не только доказывание виновности подсудимого, но и предупреждение необоснованного признания подсудимого виновным и его осуждения, доказывание обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Нарушением служебного долга считается предложение го- сударственного обвинителя о вынесении обвинительного приговора при отсутствии доказательств виновности подсудимого либо необоснованный отказ от обвинения (п. 1.11 приказа Генерального прокурора РФ «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» № 28 от 03.06.2002 г.).

Таким образом, поддержание государственного обвинения и обеспечение прав и законных интересов участников процесса - равнозначные, относительно самостоятельные, взаимозависимые и взаимодополняющие функции прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел. Признание поддержания государственного обвинения основной функцией прокурора в судебном разбирательстве означает, что основной является также правообеспечительная функция.

Специфика правообеспечительной функции прокурора, как и всей его деятельности в судебном разбирательстве, заключает-

33 ся в том, что прокурор, в отличие от суда, не вправе принимать

какие-либо процессуальные решения и производить по своему усмотрению процессуальные действия. Прокурор обращается с ходатайствами, заявлениями, возражениями и предложениями к суду, который обязан их рассмотреть и вынести соответствующее решение. Следовательно, обеспечение прав и законных интересов участвующих в судебном разбирательстве лиц прокурор осуществляет опосредованно, через суд, т.е. как указано в ч. 1 ст. 1 1 УПК, прокурор обеспечивает возможность осуществления подсудимым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, а также другими участниками уголовного судопроизводства их прав.

Вместе с тем, в отдельных случаях суд, принимая решение, связан позицией государственного обвинителя. Так, если прокурор изменил обвинение, то суд постановляет приговор по уголовному делу по обвинению, поддержанному государственным обвинителем. Отказ прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства также обязателен для суда, влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования (ч. 7 ст. 246 УПК). Таким образом, во всех случаях изменения или отказа от обвинения прокурор непосредственно обеспечивает соблюдение прав подсудимого.

При судебном рассмотрении уголовного дела прокурор реализует, кроме того, правовоспитательную функцию. Участие прокурора в судебном рассмотрении уголовного дела объективно служит формированию такого правопонимания у непрофессиональных участников судебного разбирательства и лиц, присутствующих в зале судебного заседания, которое является основой правомерного поведения. Значительный воспитательный эффект имеет место в случае, когда прокурор в открытом

34 судебном заседании убедительно обосновал необходимость при- знания подсудимого виновным в совершении преступления и предложил назначить ему наказание с максимальным учетом степени тяжести преступления, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, данных, характеризующих личность подсудимого, т.е. справедливое наказание.

Если в ходе судебного разбирательства будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, а также нарушения прав и свобод граждан, другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования, то прокурор вправе ходатайствовать перед судом о вынесении частного определения (постановления) в адрес соответствующих организаций и должностных лиц, содержащего требование о принятии необходимых мер (ч. 4 ст. 29 УПК), обеспечивая таким образом реализацию профилактической функции.

Согласно положениям ст. 212 УПК РСФСР 1960 г. при обнаружении судом нарушений прав граждан и других нарушений закона, допущенных при производстве дознания, предварительного следствия, государственными органами, организациями, должностными лицами также могло было быть вынесено частное определение (постановление), а не позднее чем в месячный срок по нему должны были быть приняты необходимые меры и о результатах сообщено суду, его вынесшему.

К сожалению, в УПК РФ (ч. 4 ст. 29) отсутствует указание на обязанность государственных органов и их должностных лиц, а также организаций, в адрес которых направлено частное определение (постановление) суда, принять не позднее чем в месячный срок необходимые меры и о результатах сообщить суду. Вместе с тем формулировка указанной нормы закона не дает ос-

35 нований считать, что принятие необходимых мер отдано на ус- мотрение органа или должностного лица.

Поскольку праву одного из участников уголовного судопроизводства должна корреспондировать обязанность другого, то и вынесение судом частного определения или постановления предполагает обязанность соответствующих органов и должностных лиц принять необходимые меры и о результатах сообщить суду. За неисполнение обязанности лицо может быть привлечено к ответственности. В соответствии со статьей 17.4 Кодекса Российской Федерации об административных нарушениях оставление должностным лицом без рассмотрения частного определения суда либо непринятие мер по устранению указанных в определении нарушений закона влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда. Выплата административного штрафа не освобождает лицо от исполнения обязанности, за неисполнение которой такое наказание было назначено, однако не ясно, с какого момента лицо считается совершившим административное правонарушение и может быть привлечено к административной ответственности. Можно предположить, что срок, в течение которого лицо должно рассмотреть частное определение (постановление) судьи и принять необходимые меры по их устранению, определяются по конкретному делу непосредственно судьей. В таком случае, ч. 4 ст. 29 УПК следует дополнить положением о том, что суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором он обращает внимание соответствующих организаций и должностных лиц на факты нарушения закона и прав граждан, требующие принятия необходимых мер в указанный судом срок.

Таким образом, в судебном разбирательстве уголовных дел прокурор участвует, чтобы в полной мере выполнить поставлен-

36 ные государством перед прокуратурой задачи, в том числе обес- печить соблюдение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

§ 2. Принципы деятельности прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел

Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор действует на основе принципов, обязательных для всех органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Принципами называют основные руководящие начала деятельности, определяющие ее сущность и направления в уголовном судопроизводстве.1 Они закреплены в Конституции Российской Федерации, главе 2 Уголовно-процессуального кодекса РФ в виде отдельных формулировок, а также, не будучи текстуально обозначены процессуальными терминами, содержатся в соответствующих положениях закона, вытекают из его смысла.

Законность, справедливость, публичность, уважение чести и достоинства личности, охрана прав и свобод человека и гражданина, презумпция невиновности, состязательность и равноправие сторон, процессуальная самостоятельность государственного обвинителя, объективность и беспристрастность - вот принципы, которые непосредственно определяют содержание и основные направления деятельности прокурора в суде. При этом следует различать: охрана прав и свобод человека и гражданина -принцип деятельности прокурора в
судебном разбирательстве,

1 См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы тео- рии и практики). - М., 1971. С. 16; Демидов И.Ф. Принципы советского уголовного процесса // Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М, 1989. С. 136 и другие

37 обеспечение же их соблюдения путем реализации предоставленных ему полномочий - его функция.

Принцип законности. Руководящим началом деятельности прокурора в судебном разбирательстве является принцип точного и неуклонного соблюдения уголовно-процессуального закона. С указанным принципом согласуются все другие принципы деятельности государственного обвинителя. А.Я. Сухарев называет его универсальной ценностью демократического общества.14 Принцип законности закреплен в ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Из содержания данной статьи следует, в частности, что прокурор осуществляет свою деятельность в суде в соответствии с УПК РФ и не вправе применять какой- либо федеральный закон, ему противоречащий.

Прокурор обязан строго соблюдать порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК на основе Конституции РФ (ч. 1 ст. 1 УПК), обеспечить соблюдение конституционных и иных прав личности в ходе судебного производства по уголовному делу. Строгое следование прокурором требованиям УПК предполагает использование процессуальных полномочий не только для изобличения подсудимого в совершении преступления, но и обеспечения прав и законных интересов потерпевших, а также всех иных участников уголовного судопроизводства. Устанавливая, что нарушение уголовно-процессуального закона или неправильное применение уголовного закона является основанием к отмене или изменению приговора (п. 2 и 3 ч. 1 ст. 379 УПК), законодатель тем самым требует от прокурора точного соблюдения законов, что в свою очередь исключает обвинение

См.: Сухарев А.Я. Законность - универсальная ценность демократического общества // Прокурорская и следственная практика, 1998, № 3. С. 118

38 подсудимого в совершении преступления без достаточных на то доказательств.

Поддерживая государственное обвинение, прокурор должен обеспечить его законность и обоснованность (ч. 4 ст. 37 УПК). Понятия законности и обоснованности закон раскрывает применительно к приговору: он признается законным и обоснованным, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона (ч. 2 ст. 297 УПК).

Законность обвинения, т.е. утверждение прокурора о виновности подсудимого в совершении деяния, запрещенного уголовным законом, может быть выражено им в ходе прений сторон в устной, а в случае, предусмотренном ч. 7 ст. 292 УПК - в письменной форме. В целом, законность государственного обвинения определяется следующим: оно окончательно формулируется государственным обвинителем на этапе прений сторон; этому предшествует судебное следствие, по результатам которого прокурор пришел к твердому убеждению в виновности подсу- димого и необходимости его наказания в соответствии с уголовным законом; предложения прокурора о квалификации деяния, о виде и размере наказания, подлежащего применению к подсудимому, а также решение по вопросу о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере, должны соответствовать требованиям процессуального и материального законов.

Обоснованным обвинение может быть признано тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного уголовного дела факты, подтвержденные исследованными в судебном заседании доказательствами, полученными с соблюдением требований УПК. Доказательства, полученные с нарушением требований

39 уголовно-процессуального закона и признанные судом недопустимыми, не могут быть положены прокурором в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК (ч. 3 ст. 7 УПК). Утверждение государственного обвинителя о совершении подсудимым преступления на этапе прений сторон не может быть основано на простом изложении предъявленного подсудимому обвинения, как это осуществляется в начале судебного следствия.

Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор обеспечивает законность и обоснованность как обвинения, так и иных принимаемых им самим и судом решений. Заявляя перед судом ходатайства, высказывая свое мнение, в том числе в виде возражения, по любому вопросу, возникающему в судебном разбирательстве, изменяя обвинение или отказываясь от него, прокурор должен в каждом случае изложить мотивы, побудившие его занять ту или иную позицию.

Принцип справедливости. Принцип справедливости связан с назначением наказания лицу, виновному в совершении преступления. В соответствии с УПК РФ и приказом Генерального прокурора РФ «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» от 03.06.2002 г. № 28 позиция государственного обвинителя относительно наказания подсудимого должна быть строго основана на требовании закона о его справедливости.

В соответствии с общими началами назначения наказания, установленными ст. 60 Уголовного кодекса РФ, прокурор, предлагая вид и размер наказания, должен учитывать тяжесть преступления, данные о личности подсудимого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние предла- гаемого наказания на исправление осужденного и условия жизни

40 его семьи. Предложение прокурора, не соответствующее общим

началам назначения наказания, либо, если предлагаемое наказание и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующим уголовным законом, но по своему виду и размеру чрезмерно мягкое или чрезмерно суровое, является несправедливым (ст. 383 УПК).

Таким образом, справедливость позиции прокурора в суде, исходя из требований приказов Генерального прокурора РФ, связана только с предложением о назначении наказания. Однако такое понимание справедливости позиции прокурора в суде представляется неоправданно узким. Необходимо учитывать то обстоятельство, что наказание будет справедливым только при условии, если все обстоятельства дела, а также обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, установлены объективно и полно, при соблюдении всех правил уголовного судопроизводства. О справедливости позиции прокурора возможно говорить также в том случае, когда все лица, представшие перед судом, изобличены прокурором в судебном заседании, суд признал их виновными и назначил наказание. И наоборот, несправедливо, если предложение государственного обвинителя признать кого-либо из подсудимых виновным в совершении преступления высказано при отсутствии для этого достаточных доказательств.

Публичность деятельности прокурора заключается в том, что для охраны прав и законных интересов участвующих в уголовном судопроизводстве лиц прокурор, участвуя в рассмотрении уголовных дел судами, независимо от волеизъявления заинтересованных лиц, обязан в пределах своей компетенции принять все предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению подсудимых в совершении пре-

?@ееюмек/ш

41 ?@е^й?«?ТййННА Я

ступления, выяснению иных обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, а равно предупредить необоснованное уголовное преследование и осуждение невиновного и т.д. (ст. 6, ч. 2 ст. 21 УПК). Эти обязанности для прокурора являются безусловными в

^ силу того, что он в уголовном судопроизводстве выступает не в

личном качестве, а от имени государства, т.е. действует как представитель публичной власти.

В соответствии с ч. 1 ст. 21 УПК обязанность осуществления уголовного преследования от имени государства по уголовным делам публичного и частно- публичного обвинения возло-

^ жена на прокурора. В случаях, если преступление совершено в

отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, прокурор вправе осуществлять уголовное преследование по уголовным делам частного и частно- публичного обвинения, независимо от волеизъявления потерпевшего (ч. 3 ст. 21 УПК).

Согласно УПК РСФСР 1960 г. в случае отказа прокурора от обвинения в суде присяжных судья мог прекратить уголовное дело лишь при отсутствии возражений потерпевшего (ч. 2 ст. 430), т.е. закон допускал, что по делу публичного характера об- винение может поддерживать потерпевший.

Действующий УПК предусматривает прекращение производства по уголовному делу или уголовного преследования ввиду отказа прокурора от обвинения безотносительно к тому, имеются возражения со стороны потерпевшего или их нет. Иными

?± словами, несогласие потерпевшего с такой позицией прокурора

не является препятствием для прекращения уголовного дела су-дом. Потерпевший не может брать на себя бремя доказывания обвинения, от которого осуществляющий уголовное преследование от имени государства прокурор отказался. Таким образом, в

42 УПК РФ принцип публичности получил свое дальнейшее развитие.

В то же время Уголовно-процессуальный закон допускает замещение частного обвинителя обвинителем, выступающим от имени государства на стороне потерпевшего лица. Вступление прокурора в дело частного обвинения не лишает стороны права на примирение (ч.4 ст.318) и, следовательно, прокурор в этом случае поддерживает в суде частное обвинение от имени потерпевшего.15

В силу принципа публичности прокурор независимо от позиции потерпевших обязан не только осуществлять уголовное преследование, но и отказаться от уголовного преследования лица, виновность которого в совершении преступления не подтверждена представленными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Вместе с тем, принцип публичности не следует толковать таким образом, что прокурор абсолютно не зависит от воли и от желания участвующих в деле лиц. Ходатайства, заявления участников процесса, если они обоснованны и удовлетворены судом, имеют значение для прокурора при определении позиции по уголовному делу. А принцип публичности выражается не только в том, что прокурор выступает в суде независимо от воли и желания граждан, участвующих в процессе, но также в том, что государственный обвинитель не может отказаться от производства действий, необходимых для охраны прав и законных интересов лица на том основании, что заинтересованное лицо не просит об этом.

15 См.: Демидов И.Ф., Тушев А.А. Отказ прокурора от обвинения // Российская юстиция. 2002, № 8 (электронная версия Консультант Плюс).

43

Уважение чести и достоинства личности. В соответствии с положениями ст. 21 Конституции Российской Федерации достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

В ходе уголовного судопроизводства, в том числе в судебном разбирательстве, запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья (ст. 9 УПК). Унижающими честь и достоинство человека являются действия и решения, сопряженные с насилием,- угрозами, оскорбительными высказываниями, направленные на то, чтобы вызвать у человека чувство страха, подавленности и неполноценности, обидеть, унизить или сломать волю человека.16

Прокурор так же, как и другие участники судебного разбирательства, обязан соблюдать эти положения закона. В частности, он должен вопросы ставить корректно, не кричать и не оскорблять подсудимого или иных участников процесса. В то же время он должен реагировать на нарушения прав и законных интересов потерпевшего, свидетеля и других участников процесса со стороны защиты и суда, сделать соответствующее заявление о недопустимости унижения чести и достоинства личности.

16 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Россий- ской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. - М., 2002. С. 28; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2002. С. 26; Комментарий к Уголовно-процессуальному ко- дексу Российской Федерации / Под общ. ред. А.Я. Сухарева. - М., 2002. С. 18.

44

Охрана прав и свобод человека и гражданина во всех стадиях уголовного судопроизводства, включая судебное разбирательство по уголовному делу, рассматривается как самостоятельный принцип уголовного процесса (ст. 1 1 УПК). Участники уголовного судопроизводства не могут в полной мере реализовать принадлежащие им права без корреспондирующей обязанности должностных лиц государства, в том числе прокурора, обеспечить возможность осуществления этих прав. Закрепление в уголовно-процессуальном кодексе нормы, обязывающей государственные органы и должностных лиц, ответственные за производство по уголовному делу, неукоснительно соблюдать и защищать права участников судебного разбирательства, является гарантией охраны прав личности в уголовном процессе.

Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве согласно ч. 1 ст. 11 УПК предусматривает, в частности, разъяснение участникам судебного разбирательства их прав. Данную обязанность закон возлагает на суд. Вместе с тем обеспечение возможности осуществления этих прав возлагается не только на суд, но и на прокурора. Например, если судья не разъяснил гражданскому истцу его права или разъяснил их не в полном объеме, прокурор должен сделать суду соответствующее заявление.

При осуществлении функции обеспечения прав человека прокурор должен реагировать с использованием предоставленных ему полномочий на нарушение прав любого участника судебного разбирательства (делать заявления по поводу нарушений прав человека, выступать с возражениями против неправомерных действий участников со стороны защиты и т.д.). Установив в судебном разбирательстве нарушения прав участников процесса на этапе досудебного производства по уголовному де-

45 лу, прокурор обращается к суду с ходатайством о вынесении ча- стного определения или постановления, в котором предлагает обратить внимание соответствующих должностных лиц на данные факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер.

При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам судебного разбирательства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, прокурор заявляет ходатайство суду принять в отношении указанных лиц предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом меры безопасности (ч. 3 ст. 11 УПК). Прокурор ходатайствует о проведении закрытого судебного разбирательства, если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц (п. 4 ч. 2 ст. 241). Кроме того, при необходимости обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля, их близких родственников, родственников или близких лиц, прокурор заявляет ходатайство суду о проведении допроса без оглашения подлинных данных о личности потерпевшего или свидетеля в условиях, исключающих их визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства (ч. 5 ст. 278).

Презумпция невиновности. В соответствии с принципами и нормами международного права каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет установлена законным порядком.

17 Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. (ч.1 ст. 11), Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (ч.2 ст.6),

46

Согласно Конституции Российской Федерации (ст. 49) каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Неустранимые сомнения в ви- новности подсудимого толкуются в его пользу.

По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание подсудимого обстоятельств и т.д.

В новом Уголовно-процессуальном кодексе принцип пре-. зумпции невиновности получил свое нормативное закрепление в ст. 14. В УПК РСФСР 1960 г. самой формулировки «презумпция невиновности обвиняемого» не было, хотя важнейшие положения данного принципа были зафиксированы в его ст. 13.

Соблюдать принцип презумпции невиновности обязан и прокурор, участвующий в судебном разбирательстве уголовного дела.

Современная концепция предполагает, что виновность подсудимого в совершении преступления должна быть с несомненностью доказана. Соответствующая обязанность в суде возлагается на прокурора. Ее нельзя перелагать на обвиняемого. Признание подсудимым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора только при подтверждении признания

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (ч.2 ст. 14) и другие

47 совокупностью имеющихся по делу доказательств.1 Если в судебном разбирательстве государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения, что влечет за собой прекращение уголовного дела.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а также свидетельствовать против себя самого (ч. 2 ст. 49, ч. 1 ст. 51 Конституции РФ). Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в судебном разбирательстве, толкуются в пользу подсудимого. Это положение в полной мере распространяется также на прокурора. В судебном разбирательстве бремя доказывания обвинения и опровержения доводов в защиту обвиняемого лежит на прокуроре (ч. 2 ст. 14 УПК). Разумеется, что в суде прокурор опровергает необоснованные доводы, приводимые в защиту подсудимого, что, однако, не указано в ч. 2 ст. 14 УПК. Все сомнения в виновности подсудимого, которые не могут быть устранены государственным обвинителем, должны толковаться в пользу подсудимого (ч. 3 ст. 14 УПК).

Как любое предположение, презумпция невиновности в результате исследования доказательств может быть опровергнута в судебном заседании. Сделать это возможно не путем замены его другим предположением о виновности обвиняемого, а лишь достоверными фактами, установленными в результате исследования представленных стороной обвинения доказательств. Недопустимо основывать обвинение на предположениях.

См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М., 1989. С. 162.

48

Таким образом, принцип презумпции невиновности является основой деятельности прокурора в обеспечении прав участников судебного разбирательства.

Принцип состязательности и равноправия сторон. Согласно Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123). Очевидно, что это положение в полной мере относится к уголовному судопроизводству. В уголовном судопроизводстве функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования и не может выступать на стороне обвинения или стороне защиты. Стороны равноправны перед судом (ст. 15 УПК).

Обвинение и защита как самостоятельные категории отражают различные, противоположные аспекты уголовного процесса. Защита, являясь важнейшей функцией процесса, противостоит обвинению. В основе обвинения и защиты лежит противоречие позиций. Обвинение стремится утвердить истинность избранной концепции, опровергнуть необоснованные аргументы защиты, доказать несостоятельность ее позиции. Защита, со своей стороны, корректирует обвинение, добивается исключения из его содержания пунктов, относительно которых отсутствуют достаточные доказательства, либо признания обвинения необоснованным. «В основе противоречия между обвинением и защитой лежат различное отношение, неодинаковый подход к одним

49 и тем же фактам и доказательствам, определяющим противопо- ложные позиции соответствующих субъектов процесса».19

В судебном заседании прокурор как сторона обвинения равен в правах со стороной защиты на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в прениях сторон, представление суду в письменном виде формулировок решений по вопросам, указанным в п. 1-6 ч. 1 ст. 299 УПК, а также на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства (ст. 244). Так же, как осуществлять защиту подсудимого вправе несколько защитников, поддерживать государственное обвинение могут несколько прокуроров. Если на стороне обвинения, кроме прокурора, могут участвовать также потерпевший и его представитель, гражданский истец и его представитель, то на стороне защиты, кроме подсудимого и его защитника, участвуют законный представитель несовершеннолетнего подсудимого, гражданский ответчик и его представитель.

В судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно- публичного характера выполнение функции обвинения возложено на прокурора. Не только обязательное участие подсудимого в стадии судебного разбирательства, но также обязательное участие прокурора в качестве государственного обвинителя по названным делам - важные общие условия реализации принципа состязательности уголовного судопроизводства. Такая конструкция судопроизводства по уголовным делам, с одной стороны, способствует активному исследованию обстоя- тельств дела, в ходе которого оппонирующие друг другу сторо-

19 См.: Демидов И.Ф. К вопросу о категориях науки советского уголовного процесса // Вопросы теории и практики уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. - М., 1984. С. 26.

50 ны имеют необходимые возможности выразить свое отношение к обвинению, доказательствам, лежащим в его основе, с другой, освобождает суд от участия в противостоянии сторон, и, в конечном счете, создает условия для вынесения законного и обоснованного судебного решения. При отсутствии государственного обвинителя основное бремя исследования обстоятельств дела, в том числе выявление смягчающих и отягчающих наказание подсудимого, ложилось бы на с^д, что противоречит принципу состязательности сторон и сущности правосудия в целом.

«Обвинение и защита - противоположные процессуальные функции равноправных сторон», при этом равенство прав сторон в судебном процессе не исключает специфики процессуального положения прокурора. Принцип состязательности и равноправия сторон не предполагает равенства их обязанностей. На государственного обвинителя и защитника в судебном разбирательстве возложены различные обязанности. Прокурор в судебном разбирательстве выступает как должностное лицо государства, исполняя возложенную на него Конституцией РФ обязанность обеспечить права человека и гражданина. Как считают 78,8 % прокуроров и 43,8 % судей из числа опрошенных диссертантом во 2-ой половине 2001 г. (соответственно 123 прокурора и 57 судей), государственный обвинитель в суде - одновременно и прокурор, и обвинитель.

20 См.: Жевлаков Э.Н. К вопросу о независимости суда и функциях прокуратуры // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью, № 146. - М., 1994. С. 75; Басков В.И. Прокурорский надзор. Учебник. - М., 1995. С. 295; Зусь Л.Б. Гарантии защиты прав и свобод в сфере уголовного судопроизводства // Пятьдесят лет Всеобщей декларации прав человека: проблемы и реальности реформируемой России. Материалы на-учно-практич. конф. - М., 1999. С. 110 и другие

51

К тому же, сторона обвинения - это не только государственный обвинитель, но и потерпевший, гражданский истец, чьи права также должны быть защищены. Выступая на стороне обвинения, они имеют предоставленные им законом возможности для осуществления своих прав и законных интересов. Вместе с тем обязанность обеспечить соблюдение прав указанных участников процесса не может быть возложена на них самих, поэтому важной гарантией прав лиц, выступающих на стороне обвинения, как раз и является обязанность прокурора, выступающего от имени государства, обеспечить им возможность осуществления предоставленных прав.

Государственный обвинитель обязан участвовать в судебном разбирательстве вне зависимости от участия в нем защитника. В обязанность прокурора входит обеспечение законности и обоснованности обвинения, соблюдение прав и законных интересов всех без исключения участников уголовного процесса.

Подобные обязанности на защитника не возлагаются. Он участвует в судебном разбирательстве только в интересах подсудимого.

Отделение функций обвинения, защиты и разрешения дела друг от друга не означает, однако, что собирание и представление оправдательных доказательств, доказывание обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого, являются проблемой, решаемой исключительно самим подсудимым и его защитником. Обязанностью прокурора в суде первой инстанции является не только доказывание виновности подсудимого, но также предупреждение необоснованного, при отсутствии достаточных доказательств, признания подсудимого виновным и его осуждения. Так как в отличие от защитника прокурор участвует в уголовном судопроизводстве как представитель государства, то он не мо-

52 жет и не должен быть заинтересован в осуждении невиновного, он обязан «содействовать всестороннему и объективному разрешению уголовного дела (ч. 2 ст. 154 УПК), реагировать на любые нарушения закона, чьи бы интересы они не ущемляли (на защитнике такие обязанности не лежат), отказаться от обвинения в случае, когда оно не нашло подтверждения в суде (защитник не вправе отказаться от взятой на себя защиты), и т.д.».21 Следовательно, прокурор обеспечивает права подсудимого, также как и всех других граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Следует заметить, что еще российские ученые-процессуалисты В. Случевский, М. Духовской выделяли два вида защиты подсудимого: формальный и материальный. Защита, которая осуществляется «особым поверенным», или «представителем» подсудимого, носит название формальной защиты. Материальная же защита лежит, прежде всего, на самом подсудимом, «который имеет и без защитника те же права, что и при нем», а также на прокуроре, «который должен заботиться об интересах подсудимого на суде», и, наконец, на суде, «который должен предоставлять каждому подсудимому всевозможные средст-ва к оправданию». Таким образом, еще по Уставу Уголовного судопроизводства 1864 г. защита подсудимого рассматривалась в широком смысле, а не только как деятельность адвоката.

В соответствии в п. 3 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле

21 См.: Демидов И.Ф. Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел // На стольная книга прокурора. - М., 2002. С.654

22 См.: Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1902. С. 213; Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. - СПб., 1913. С. 217.

53 доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

Принцип состязательности, как отмечалось, предполагает равенство прав сторон. Обеспечение же прав участников судебного рассмотрения уголовных дел является не правом, а обязанностью прокурора. Осуществление соответствующей функции не прибавляет прокурору прав, не ставит его в преимущественное положение по сравнению со стороной защиты. Наоборот, необходимость реализации правообеспечительной функции прибавляет прокурору много дополнительной работы. При этом прокурор использует только те полномочия, которыми его наделяет Уголовно-процессуальный кодекс (ст. 37, 246 УПК). Использование каких-либо других полномочий означало бы нарушение принципа равноправия сторон.

Принцип процессуальной самостоятельности государственного обвинителя. В судебном разбирательстве уголовных дел прокурор - процессуально самостоятельная фигура, полномочия которого определяются уголовно-процессуальным законом. Процессуальная самостоятельность государственного обвинителя проявляется в том, что он свободен в оценке исследованных в судебном разбирательстве доказательств и в определении личной позиции по уголовному делу, он самостоятельно решает, поддерживать ли ему обвинение или отказаться от него, настаивать на предъявленном подсудимому обвинении или изменить его.

В соответствии со ст. 17 УПК прокурор в судебном разбирательстве оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, которое должно быть основано на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Свобода прокурора в оценке дока-

54 зательств предполагает, что никакие доказательства, полученные органами предварительного расследования, не имеют для него заранее установленной силы, а также преимущества перед другими. В основе оценки доказательств лежит не их количество, а достаточность для определения прокурором своей позиции по уголовному делу.

Результаты оценки доказательств в процессе судебного разбирательства по уголовному делу излагаются государственным обвинителем в своем выступлении на этапе прений сторон. В соответствии с ч. 4 ст. 292 УПК в прениях сторон государственный обвинитель вправе ссылаться только на те доказательства, которые рассматривались в судебном заседании и не были исключены судом как недопустимые. Следовательно, оценивая доказательства по внутреннему убеждению, прокурор не должен быть связан той оценкой доказательств, которая дана другими участниками уголовного судопроизводства, в том числе следователем по окончании предварительного расследования. Доказательства, имеющиеся в деле, но не нашедшие подтверждения в судебном разбирательстве, в основу позиции государственного обвинителя положены быть не могут.

До удаления суда в совещательную комнату государственный обвинитель может изменить обвинение в сторону смягчения (ч. 8 ст. 246 УПК).

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК государственный обвинитель отказывается от обвинения, если в ходе судебного разбирательства он придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. Прокурор может отказаться от обвинения не только в тех случаях, когда доказательства не подтверждают обвинение, но и

55 когда их явно недостаточно для того, чтобы сделать вывод о со- вершении преступления подсудимым и его виновности.

В случае расхождения позиции государственного обвинителя с выводами обвинительного заключения (акта) прокурор обязан безотлагательно ставить в известность руководителя органа прокуратуры, который утвердил обвинительное заключение, направил дело в суд и поручил ему поддержание государственного обвинения в суде. В результате они должны согласовать единую правовую позицию прокурора, участвующего в судебном рассмотрении уголовного дела. При этом должно быть исключено какое бы то ни было умаление его процессуальной самостоятельности (п. 1.6. приказа Генерального прокурора РФ «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» № 141 от 13.11.2000 г. и п. 1.10. приказа «Об организации работы проку- роров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» № 28 от 03.06.2002 г.). Такой порядок представляется логичным, так как он исключает поспешные и произвольные шаги государственного обвинителя. Дав подчиненному прокурору поручение о поддержании обвинения в суде, руководитель органа прокуратуры не утрачивает контроля за процессуальной деятельностью государственного обвинителя, исполнением им обязанности обеспечить законность и обоснованность государственного обвинения (ч.4 ст.37 УПК), поскольку именно на руководителе прокуратуры лежит обязанность осуществления уголовного преследования (ст. 21 УПК). Таким образом, государственный обвинитель заявляет в суде об отказе от обвинения, если он нашел понимание со стороны руководителя органа прокуратуры. Когда же им не удалось согласовать единую позицию, прокурор, назначенный для поддержания государственного
обвинения в суде,

56 должен быть заменен другим прокурором. Принцип процессу- альной самостоятельности государственного обвинителя не позволяет требовать от него поддержания обвинения, если он не убежден в правильности такой позиции.

На практике, однако, имеют место случаи, когда государственные обвинители не считают для себя нужным согласовывать свою позицию с руководителем органа прокуратуры. Такие государственные обвинители привлекаются к дисциплинарной ответственности.

В соответствии с Рекомендациями R (2000) 19 Комитета Министров Совета Европы от 6 октября 2000 г. «О роли государственного обвинения в системе уголовного правосудия» все государственные обвинители должны иметь право требовать, чтобы отдаваемые им инструкции были изложены в письменном виде. Если государственный обвинитель считает, что отданная инструкция незаконна или противоречит его внутреннему убеждению, в национальном законодательстве необходимо предусмотреть адекватную процедуру, предусматривающую замену государственного обвинителя (п. 10).

По российскому законодательству замена прокурора в судебном разбирательстве предусмотрена ч. 4 ст. 246 УПК РФ. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве, в том числе для того, чтобы изучить зафиксированные в протоколе судебного заседания действия, показания участников уголовного судопроизводства, результаты произведенных осмотров и других действий по исследованию доказательств, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей,

57 потерпевших, экспертов либо иные судебные действия. Делается это для того, чтобы государственный обвинитель мог самостоятельно оценить представленные и исследованные в судебном разбирательстве доказательства на предмет их достаточности для вывода о виновности (невиновности) подсудимого в совершении преступления, о необходимости применения (неприменения) судом уголовного закона и назначения наказания.

Однако на практике не все прокуроры, поддерживающие государственное обвинение, в качестве которых, в основном, выступают помощники горрайпрокуроров, находят в себе силы воздержаться от поддержания обвинения, когда представленные доказательства не подтверждают его, в полной мере проявить свою процессуальную самостоятельность и обосновать перед ру- ководителем органа прокуратуры невозможность дальнейшего поддержания обвинения по данному уголовному делу, суды же по таким делам выносят оправдательные приговоры. По данным Судебного Департамента при Верховном Суде РФ в 2002 г. по результатам рассмотрения уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения судами оправдано 5.863 человек, что составило 0,67 % от общего числа лиц, в отношении которых были постановлены приговоры (в 2001 г. - 0,49 %).

В целях выяснения причин, побуждающих государственных обвинителей настаивать на осуждении тех, чья виновность с несомненностью не доказана, по специально разработанным автором анкетам проведен опрос 218 прокуроров (в 2001 г. - 123, 2002 г. - 95) и 57 судей (2001 г.). В качестве основной причины такой позиции государственного обвинителя в суде 60 % прокуроров и 61 % судей назвали подчинение государственного обвинителя руководителю органа прокуратуры, который утверждает обвинительное заключение, назначает государственного обвини-

58 теля и направляет дело в суд. Прокурор города (района) несет

полную ответственность за качество предварительного следствия и законность решений, принятых по уголовному делу при производстве расследования, а также правильность выводов, содержащихся в обвинительном заключении. По этой причине часть руководителей городских (районных) органов прокуратуры необоснованно ориентируют прокуроров, выступающих в качестве государственных обвинителей, на то, чтобы они сделали все для предупреждения оправдательного приговора.

Однако подобные установки противоречат закону, согласно которому, как отмечалось, государственный обвинитель оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Как пишет Ю.В. Кореневский, для обвинителя самое главное - «осознать свою роль, общественную значимость своей деятельности, чувствовать себя не чиновником, обязанным во что бы то ни стало отстоять ведомственную позицию, а полноправным, само- стоятельным участником правосудия, призванным способствовать правильному осуществлению этой важнейшей государственной функции».

Любой достаточно опытный и квалифицированный прокурор обязан подходить к рассмотрению конкретного уголовного дела объективно, не ставя перед собой цель во что бы то ни ста-

См.: Кореневский Ю.В. Проблемы государственного обвинения в условиях судебной реформы // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник на- учных трудов. - М., 1995. С. 46

59 ло поддержать в полном объеме то обвинение, которое предъявлено обвиняемому на этапе предварительного расследования.24

Приведенные же выше данные о количестве оправдательных приговоров говорят о недостаточном осознании прокурорами того, что в суде они - государственные обвинители, т.е. процессуально самостоятельная фигура, полномочия которой определены УПК РФ, а также о плохом знании прокурорами законов, приказов и указаний Генерального прокурора РФ.

Принцип объективности и беспристрастности. Деятельность прокурора, участвующего в судебном разбирательстве по уголовному делу, так же как и судьи, должна отвечать требованиям объективности и беспристрастности. При оценке доказательств прокурор подчиняется только своему внутреннему убе- ждению, руководствуясь законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК).

В названной Рекомендации R (2000) 19 Комитета Министров Совета Европы «О роли государственного обвинения в системе уголовного правосудия» отмечается, что государственные обвинители должны, в частности:

выполнять свои обязанности честно, беспристрастно и объективно;

принимать во внимание все необходимые обстоятельства, независимо от того, говорят ли они в пользу обвиняемого или наоборот (п. 24 и 26).

Поддержание обвинения в судебном разбирательстве предполагает доказывание государственным обвинителем правильности предъявленного подсудимому обвинения посредством объективного и беспристрастного исследования
собранных по делу

24 См.: Масловец Н.А. Процессуальное положение прокурора в уголовном процессе / Проблемы обеспечения законности и борьба с преступностью. Материалы конф. Москва- Кемерово, 1997. С. 176

60 доказательств. Государственный обвинитель представляет суду доказательства, подтверждающие предъявленное подсудимому обвинение, участвует в их исследовании, излагает свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим во время судебного разбирательства, высказывает предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. При этом заявление ходатайств о вызове новых свидетелей, об истребовании вещественных доказательств, документов и т.д., подтверждающих наличие уличающих подсудимого обстоятельств, является одним из способов поддержания государственного обвинения и направлено на его обоснование.

Объем судебного следствия может быть шире объема предварительного следствия, поскольку государственный обвинитель не ограничен рамками доказательств, собранных следователем. Прокурор всегда может расширить объем доказательственной базы, но лишь в пределах предъявленного обвинения.25

Государственный обвинитель обязан поддерживать лишь то обвинение, которое предъявлено обвиняемому, и только в той части, которая нашла подтверждение в ходе судебного следствия. Даже если в ходе судебного разбирательства появились основания для изменения обвинения на более тяжкое, прокурор не может выйти за пределы предъявленного органами предварительного следствия обвинения и изменить его, тем самым ухудшив положение подсудимого.

Объективность исследования обстоятельств дела означает, что прокурор обязан представлять и исследовать доказательства, как уличающие подсудимого, так и оправдывающие его, устанавливать обстоятельства, не только отягчающие,
но и смяг-

?ус

См.: Насонов С.А. Судебное следствие в суде присяжных: законодательство, теория, практика. Научно-практическое пособие. - М., 2001. С. 21.

61

чающие наказание подсудимого, а также обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение подсудимого от уголовной ответственности и наказания (ч. 1 ст. 73 УПК). Существование в уголовном процессе самостоятельной функции защиты не снимает с прокурора обязанности устанавливать названные обстоятельства. Конституция Российской Федерации и УПК запрещают перелагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность. Как отмечалось, прокурор в судебном разбирательстве должен не только доказывать виновность подсудимого, но и предупредить необоснованное, при отсутствии достаточных доказательств, признание подсудимого виновным и его осуждение.

Необъективность прокурора может стать причиной необъективного и необоснованного судебного решения, в том числе вердикта присяжных заседателей, который согласно закону должен быть объективным (ч. 1 ст. 330 УПК).

В соответствии с п. 10 приказа Генерального прокурора РФ «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» № 28 от 03.06.2002 г. при оценке качества и эффективности участия прокурора в рассмотрении дела судом руководитель органа прокуратуры должен учитывать не только проявленные активность, профессиональное мастерство, но и объективность занятой им позиции.

Еще согласно Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. прокурор не должен был ни представлять дело в одностороннем виде, извлекая из него только обстоятельства, уличающие подсудимого, ни преувеличивать значения имеющихся в деле доказательств и улик или важности рассматриваемого преступления

62 (ст. 739). Неспроста Кони А.Ф. называл прокурора «говорящим публично судьей, … который приглашается сказать свое слово даже в опровержение обстоятельств, казавшихся сложившимися против подсудимого, причем в
оценке и взвешивании доказа-

и тельств он вовсе не стеснен целями обвинения».

Важной процессуальной гарантией объективности и беспристрастности прокурора в уголовном судопроизводстве служат положения ст. 61 УПК, предусматривающей обстоятельства, исключающие участие прокурора в производстве по уголовному делу. Прокурор не может участвовать в производстве по уголов-ному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание по-лагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела.

Прокурор при осуществлении возложенных на него полномочий обязан воздержаться от какой-либо дискриминации в отношении участников уголовного судопроизводства в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жи-

“5 тельства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к

общественным объединениям и других обстоятельств.

Непосредственное участие прокурора в производстве предварительного следствия представляется также препятствием к объективному исследованию обстоятельств дела в суде, заранее исключает его свободу в оценке доказательств и формулировании окончательной позиции в судебном заседании. Это обстоя- тельство необходимо рассматривать как основание для отвода

• государственного обвинителя. На одного и того же прокурора не

•ус.

Устав уголовного судопроизводства // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. Судебная реформа. -М., 1991. С. 191. 27 См.: Кони А.Ф. Избранные произведения. - М., 1956. С. 49-50.

63 могут быть возложены одновременно функции предварительного расследования и поддержания государственного обвинения. Справедливо отмечается, что прокурору не следует брать на себя реализацию всех функций и полномочий в уголовном судо- производстве. Этим он не добьется заметных изменений в исполнении требования закона об обеспечении прав и свобод человека и гражданина. Однако новый УПК, как и прежний не рассматривает участие прокурора в производстве предварительного расследования в качестве препятствия участия в судебном разбирательстве по данному уголовному делу (ч. 2 ст. 66 УПК).

Некоторые ученые и практики считают, что если «один и тот же прокурор будет осуществлять надзор за законностью на предварительном следствии с момента возбуждения уголовного дела, и впоследствии он же будет поддерживать государственное обвинение в суде первой инстанции», то надлежащее выполнение одной функции будет не мешать, а только способствовать эффективному выполнению другой.2 Знание же государственным обвинителем всей истории уголовного дела позволит ему более свободно ориентироваться в деле во время его рассмотрения в суде, что в свою очередь только повысит качество под-

См.: Мыцыков А. Прокуратура. Проблемы развития // Законность, 2000, № 1 (элек- тронная версия Консультант Плюс).

29 См.: Сидоренко Е.В. Процессуальное положение прокурора в суде первой инстанции в условиях судебной реформы // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. Сборник научных трудов. Москва -Санкт-Петербург - Кемерово. 1998. С. 115; Баскалова A.M. Доказывание прокурором обвинения в суде // Правовые проблемы укрепления Российской государственности. Томск, 2002. С. 52.

64 держания государственного обвинения, а, следовательно, и обеспечения прав и свобод потерпевшего и подсудимого.30

Из числа опрошенных диссертантом в 2001 году 123 прокуроров 94 (76 %) считают возможным и полезным возложение поддержания государственного обвинения на помощника прокурора, осуществляющего надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Другими словами, осуществление прокурором функции надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, по мнению части практических работников, не служит препятствием для его участия в судебном разбирательстве уголовных дел.

В городах (районах) сложилась такая практика, когда поддержание государственного обвинения в судах, как правило, возлагается на заместителя или помощников прокурора, которые сами не осуществляли в ходе досудебного производства по делу уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия или дознания. В управлениях по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратур субъектов Российской Федерации созданы специальные отделы государственных обвинителей. В прокуратуре города Москвы, например, для поддержания обвинения по уголовным делам, рассматриваемым Московским городским судом, создан отдел государственных обвинителей. Таким образом, становится нормой поддержание государственного обвинения прокурорами, которые не осуществляли

30 См.: Выступление прокурора Саратовской области Макарова Н.И. // Материалы на- учно-практической конференции государственных обвинителей Саратовской области. Саратов, 1998. С. 10

65 ни предварительного расследования по уголовному делу, ни надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Представляется необходимым законодательно признать, что поддержание государственного обвинения - это особый вид дея- тельности, что выступать в качестве государственного обвинителя, осуществлять возложенные на него функции могут и должны не все прокуроры, участвующие в уголовном судопроизводстве. Современный государственный обвинитель - должностное лицо государства, от профессионализма которого зависят как изобличение подсудимого в совершении преступления, его осуждение и наказание, так и обеспечение прав и законных интересов участников судебного разбирательства.31

Отступление прокурора от требований свободы оценки доказательств, объективности и беспристрастности исследования обстоятельств уголовного дела при поддержании государственного обвинения приводит к тому, что его деятельность в судебном разбирательстве приобретает односторонний обвинительный характер, на практике это называется обвинительным уклоном. В таких случаях трудно говорить о многофункциональном содержании деятельности прокурора в судебном разбирательстве, в том числе об осуществлении им функции обеспечения прав человека.

Таким образом, назначение деятельности прокурора предопределяется, обеспечивается и достигается на основе системы принципов, соблюдение которых как целостной системы во многом гарантирует достижение конечных целей уголовного процесса. Суть требований Уголовно- процессуального кодекса

1 См.: Аликперов Х.Д. О процессуальной фигуре государственного обвинителя // Рос- сийская юстиция. 2003, № 3. С. 46.

66

РФ, обращенных к прокурорам, участвующим в судебном рас- смотрении уголовных дел, заключается, в частности, в следующем:

  • строго руководствоваться Конституцией РФ и федеральными законами, соблюдать общепризнанные принципы и нормы международного права;
  • обеспечить объективность и беспристрастность при осуществлении функции государственного обвинения, поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности и таким образом содействовать принятию законного, обоснованного и справедливого судебного решения по уголовному делу;
  • быть гарантом соблюдения конституционных и процессуальных прав граждан, вовлеченных в судопроизводство по уголовному делу (потерпевших, подсудимых и т.д.);
  • ставить перед судом вопрос о вынесении частного определения (постановления) в связи с выявленными обстоятельствами, способствовавшими совершению преступления, а также нарушениями прав и свобод граждан органами предварительного расследования.

67

Глава 2. Обеспечение прокурором прав и законных интересов участников судебного разбирательства

Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор должен гарантировать равный подход к обеспечению прав участвующих в деле лиц, исключая какую-либо дискриминацию по отношению к ним. Независимо от того, на какой стороне они выступают, какую функцию выполняют, прокурор должен принимать необходимые меры к обеспечению их прав и законных интересов.

Генеральный прокурор РФ требует от подчиненных ему прокуроров, выступающих в судах в качестве государственных обвинителей, последовательно проверять полноту, всесторонность и объективность собранных в процессе предварительного расследования доказательств, реагировать на любые нарушения закона, чьи бы интересы они не ущемляли.

Как было отмечено в 1 главе, для реализации в суде своей правообеспечительной функции прокурор использует полномочия, предусмотренные УПК. Применительно к отдельным участникам судебного разбирательства прокурор использует также специфичные полномочия. Так, если этого требует охрана прав участников уголовного судопроизводства (потерпевшего, гражданского истца), он предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск; изменяет обвинение или отказывается от него, если придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают данное обвинение.

68 § 1. Обеспечение прокурором прав и законных интересов

потерпевшего

Физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, согласно ч. 1 ст. 42 УПК РФ является потерпевшим. В соответствии с Конституцией Российской Федерации права потерпевших от преступлений охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52).

Согласно статистическим данным ГИЦ МВД РФ сумма материального ущерба, причиненного преступными посягательствами, из года в год растет (в 2000 г. она составила 46.040.231 тыс. руб., в 2001 г. - 94.839.632 тыс. руб., в 2002 г. - 88.302.689 тыс. руб.). На этом фоне обеспечение прокурорами конституционного права потерпевших на возмещение им ущерба, причиненного преступлением, следует рассматривать как важную социальную функцию.

Обязанность разъяснения потерпевшему его прав в судебном разбирательстве возложена на председательствующего (ст. 268 УПК). Что же касается обеспечения возможности осуществления потерпевшим своих прав в судебном разбирательстве, то обязанность такого обеспечения относится как к председательствующему, так и к прокурору, участвующему в рассмотрении дела. Согласно названной ранее Рекомендации R (2000) 19 Совета Европы от 6 октября 2000 г. государственный обвинитель «должен также обеспечивать, чтобы потерпевшие были осведомлены о своих правах и развитии событий» (п. 33).

В судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно- публичного обвинения, а также дел, возбужденных в со-

69

ответствии с ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ, участвует прокурор, на которого возложена обязанность обеспечения прав и законных интересов потерпевших от преступных посягательств, а также права других участников процесса.

В судебном разбирательстве прокурор обеспечивает права потерпевшего путем высказывания мнений, заявлений, возражений; заявления ходатайств; участия в исследовании доказательств; выступления в прениях сторон; предъявления или поддержания предъявленного по делу гражданского иска.

По всем заявленным другими участниками судебного разбирательства ходатайствам, а также по иным вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, прокурор высказывает свое мнение.

Для разрешения вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие потерпевшего суд обязан выслушать мнения сторон, в том числе государственного обвинителя (ст. 272 УПК). Если в суд не явился потерпевший, то прокурор излагает свое мнение, руководствуясь требованиями ст. 249 и 253 УПК. В соответствии с ч. 1 ст. 249 УПК судебное разбирательство происходит при участии потерпевшего и (или) его представителя. При неявке потерпевшего суд рассматривает уголовное дело в его отсутствие только в том случае, когда явка потерпевшего не признана судом обязательной (ч. 2 ст. 249). При невоз- можности судебного разбирательства вследствие неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц суд выносит определение или постановление о его отложении на определенный срок и одновременно принимает меры по вызову или приводу неявившихся лиц (ч. 1 ст. 253). В частности, если без потерпевшего невозможно объективно исследовать обстоятельства дела и обеспечить его права и законные интересы, а сведений о причи-

70 нах неявки нет, то прокурор должен предложить суду отложить

судебное разбирательство и принять меры по вызову потерпевшего.

Часты случаи, когда государственный обвинитель высказывает свое мнение против рассмотрения уголовного дела в отсутствие неявившихся потерпевших, и суд откладывает судебное разбирательство и принимает меры по их вызову.

Поддерживая в судебном разбирательстве заявленное потерпевшим или его представителем ходатайство о вызове и допросе новых свидетелей, назначении повторной или дополнительной экспертизы, об истребовании документов и приобщении их к материалам дела или иное ходатайство, прокурор тем самым обеспечивает возможность осуществления потерпевшим предоставленного ему права. По изученным диссертантом 147 уголовным делам, рассмотренным судами первой инстанции в 1999-2003 годы, все заявленные потерпевшими ходатайства о вызове новых свидетелей были поддержаны прокурором и удовлетворены судом. Вместе с тем, мнение прокурора не является обязательным для суда, поэтому необходимо, чтобы оно было мотивировано. Это потребует от суда при принятии решения дать оценку доводам прокурора и привести мотивы, по которым суд с одними согласился, а другие отверг.

В судебном разбирательстве прокурору необходимо быть внимательным, следить за тем, чтобы председательствующий разъяснил потерпевшему все принадлежащие ему права. Разъяснение прав потерпевшему стимулирует его активное участие в исследовании обстоятельств дела. На практике имеют место случаи, когда судья забыл разъяснить или разъяснил не все права потерпевшему. В такой ситуации прокурор должен заявить об

71 этом суду и предложить разъяснить потерпевшему принадлежащие ему права в полном объеме.

По заявленному в судебном заседании ходатайству суд принимает решение, выслушав мнение не только прокурора, но и потерпевшего. Вне зависимости от того, кто заявил ходатайство, потерпевший имеет право высказать свое мнение. Прокурор должен следить, чтобы это право было обеспечено судом, и в необходимых случаях сделать заявление о соблюдении прав потерпевшего.

Как профессиональный участник судебного разбирательства, т.е. лицо более компетентное, чем потерпевший в вопросе о том, кому, когда и по каким основаниям может быть заявлен отвод, прокурор, при наличии обстоятельств, дающих основание полагать, что судья или другие участники процесса, указанные в главе 9 УПК, лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе уголовного дела, обязан заявить им отвод. Недопустимо, чтобы в уголовном судопроизводстве по делу участвовал судья, переводчик, эксперт или специалист, который является близким родственником или родственником подсудимого, защитника, находился или находится от кого-либо из них в служебной или иной зависимости. В случае, когда заявление об отводе сделано потерпевшим и прокурор считает его обоснованным, то последний высказывается в поддержку заявления потерпевшего.

В ходе судебного следствия потерпевшему должна быть обеспечена возможность участвовать в допросе подсудимого, свидетелей, эксперта, осмотре вещественных доказательств, документов и производстве других следственных действий. В необходимых случаях прокурор обращается к председательствую- щему с тем, чтобы он выяснил у потерпевшего, имеются ли у него вопросы к допрашиваемым лицам. Особое внимание прокурор

72 должен уделять тому, чтобы участвующий в судебном разбирательстве потерпевший не подвергался унижениям, оскорблениям со стороны подсудимых, их защитников, иных участников процесса, а также посторонних лиц, присутствующих в зале судебного заседания, делать заявления о необходимости принятия мер воздействия в отношении данных лиц за допущенные нарушения.

Прокурор должен обеспечить, чтобы потерпевшему была предоставлена возможность осуществления права давать показания.

По заявленным участниками судебного разбирательства ходатайствам о необходимости совершения действия или принятия решения, которые, по мнению прокурора, ущемляют права потерпевшего, прокурор высказывается против их удовлетворения и тем самым предупреждает нарушение прав потерпевшего. В соответствии со ст. 25 УПК суд вправе прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон. В судебном разбирательстве прокурор при наличии условий для примирения потерпевшего с подсудимым может сам предпринимать меры, направленные на достижение такого примирения, например, выяснять у потерпевшего, как он относится к примирению с подсудимым; уточнять условия, при которых потерпевший согласен примириться.

В то же время, прокурор должен проверить: заглажен ли вред, причиненный потерпевшему; узнать лично у потерпевшего или его представителя, является ли заявление о прекращении уголовного дела добровольным и осознанным. Данное требование прокуроры соблюдают не всегда. При рассмотрении Север-

1 См.: Самданова Б.Б. Проблемы становления и развития института прекращения уго- ловного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в современном рос- сийском уголовном процессе. Автореферат дис. к.ю.н. - М., 2003. С. 24.

73 ным районным судом Оренбургской области уголовного дела в

отношении Полоскина Ю.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, прокурор без учета мнения потерпевшей Туркиной Л.Г., которая не участвовала в судебном заседании, так как не была извещена о времени и месте судебного разбирательства, при отсутствии доказательств того, что подсудимый возместил потерпевшей причиненный вред, на основании только заявления Туркиной Л.Г. в прокуратуру об отсутствии у нее материальных и моральных претензий к Полос-кину Ю.А. высказал мнение в пользу прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон. Суд своим постановлением от 03.10.2002 г. прекратил уголовное дело на основании ст. 25 УПК РФ. В кассационном порядке дело не рассматривалось. И только в порядке надзора прокурор Оренбургской области принес представление, в котором указал, что постановлением судьи нарушены не только процессуальные права Туркиной Л.Г. как потерпевшей по делу, но и предусмотренные ст. 45, 46, 47 Конституции РФ права потерпевшей на судебную защиту от пре- ступного посягательства, которые она не смогла реализовать в установленном законом порядке. Как указывалось в представлении, отмена оспариваемого судебного постановления не ухудшит положение Полоскина Ю.А., поскольку юридическая оценка его действий не меняется, а вопрос о мере наказания судом не решался. Постановлением Президиума Оренбургского областного суда представление прокурора области удовлетворено, постановление судьи отменено, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Если во время судебного разбирательства у прокурора возникли сомнения в том, что потерпевший примирился с подсуди-

74 мым добровольно и осознанно, то он должен высказаться против прекращения уголовного дела.

В случае заявления стороной защиты ходатайства об исключении из числа доказательств показаний потерпевшего как основанных на догадке, предположении, слухе прокурор, если считает его необоснованным, должен заявить возражение против исключения данных доказательств и опровергнуть представленные доводы защиты. В обоснование своих возражений прокурор вправе ходатайствовать перед судом о допросе потерпевшего об указанных обстоятельствах, огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и представленные сторонами. Если показания потерпевшего на предварительном слушании были признаны судом недопустимым доказательством, то исходя из содержания ч. 7 ст. 235 УПК в судебном разбирательстве прокурор может ходатайствовать о признании исключенного доказательства допустимым.

Прокурор вправе заявлять ходатайства, направленные на получение дополнительных доказательств по вопросам, касающимся охраны прав и законных интересов потерпевшего. Заявленное ходатайство прокурор должен обосновать (ч. 1 ст. 271 УПК). Так, прокурор может заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании в отношении всего судебного разбирательства либо соответствующей его части, если это необходимо для неразглашения сведений об интимных сторонах жизни потерпевшего, унижающих его честь и достоинство или этого требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, его близких родственников, родственников или близких лиц. При назначении судебного заседания по уголовному делу по обвинению Савосина СВ. и Самарова Н.В. в совершении преступления, предусмотренного п. «б», «в» ч. 2 ст. 131

75 УК РФ, судья постановил производить судебное разбирательство открыто. В судебном разбирательстве государственный обвинитель, чтобы не допустить разглашения сведений, унижающих честь и достоинство потерпевшей, руководствуясь п. 3 ч. 2 ст. 241 УПК, заявил ходатайство о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании, которое было удовлетворено судом.

Кроме того, прокурор может заявить ходатайства о вызове новых свидетелей и экспертов, об истребовании вещественных доказательств и документов; об оглашении показаний подсудимого, потерпевшего и свидетелей, данных при производстве предварительного расследования, демонстрации фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведении аудио- и (или) видео записи, киносъемки допросов; об оглашении протоколов следственных действий и иных документов; о допросе потерпевшего без оглашения подлинных данных о его личности и в условиях, исключающих визуальное наблюдение потерпевшего другими участниками судебного разбирательства.

В целях охраны прав потерпевшего, не достигшего возраста восемнадцати лет, создания благоприятной обстановки для его допроса и получения достоверных показаний прокурор вправе заявить ходатайство о допросе несовершеннолетнего потерпевшего в отсутствие подсудимого, о чем суд должен вынести определение или постановление (ч. 6 ст. 280 УПК). Подсудимому должны быть сообщены показания потерпевшего и представлена возможность задавать ему вопросы только после возвращения в зал судебного заседания.

Прежде чем принять решение по заявленному ходатайству, суд выслушивает мнения иных участников судебного разбирательства,
после чего рассматривает и удовлетворяет его либо

76 выносит определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

Как показало проведенное исследование, большинство ходатайств, заявленных прокурорами в судебном разбирательстве, судами удовлетворяются.

Вместе с тем, во всех регионах России, как об этом сообщают в докладных записках в Генеральную прокуратуру РФ руководители прокуратур субъектов Федерации, возникли сложности, связанные с новыми правилами оглашения в суде показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования.

Так, оглашение ранее данных показаний потерпевшего или свидетелей (как в случае их неявки в судебное заседание, так и при наличии противоречий в их показаниях) согласно ч. 1 ст. 281 УПК допускается лишь с согласия сторон. При этом обязанность другой стороны мотивировать свое несогласие и возможность суда пренебречь несогласием стороны не предусматриваются. В условиях состязательности и противоречивости интересов сторон в судебном заседании, как правило, невозможно получить согласие защиты на представление доказательств стороной обвинения путем оглашения показаний потерпевшего или свидетелей, данных ими в ходе предварительного следствия, в результате чего суд отклоняет ходатайство прокурора. Это приводит к сокращению доказательственной базы обвинения, а в некоторых случаях и к постановлению оправдательного приговора.

Например, по уголовному делу по обвинению Бузинова и Гребнева в совершении убийства двух лиц Ярославский областной суд оправдал подсудимых, сославшись на отсутствие обвинительных доказательств. Основными же доказательствами стороны обвинения по делу являлись протоколы допросов свидете-

77 лей Шаповаловой и Стрижко и очных ставок их с обвиняемыми. В судебном заседании свидетели пояснили, что не помнят, какие давали показания во время предварительного следствия, а ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний этих свидетелей в суде отклонено, поскольку против этого заявили возражение защитники.

В судебном заседании были допрошены проводившие расследование по делу следователи прокуратуры и оперативные работники милиции, однако суд, постановляя приговор, указал, что эти лица осуществляли уголовное преследование, поэтому «их показания в основу, обвинительного приговора положены быть не могут».

Положение ч. 1 ст. 281 УПК не только противоречит принципу состязательности и равноправия сторон, но и препятствует обеспечению прокурором прав и законных интересов потерпевшего в судебном разбирательстве. В указанную норму закона следует внести изменение, заменив слова «с согласия сторон» словами «по ходатайству стороны».

В ходе судебного следствия прокурор непосредственно представляет доказательства, подтверждающие предъявленное подсудимому обвинение, и участвует в их исследовании. Доказывая виновность подсудимого в совершении преступления, которым потерпевшему причинен вред, прокурор обеспечивает защиту прав и законных интересов потерпевшего. Характер и размер вреда, причиненного потерпевшему преступлением, подлежат доказыванию в судебном разбирательстве по уголовному делу государственным обвинителем (п. 1, 4 ч. 1 ст. 73 УПК). В случае, когда позиция потерпевшего в судебном разбирательстве не совпадает с позицией прокурора, последнему все равно необходимо объективно и беспристрастно исследовать представлен-

78 ные доказательства, чтобы проверить показания потерпевшего с

точки зрения их достоверности.

Учитывая, что в большинстве случаев позиции потерпевшего и прокурора совпадают, необходимо, чтобы прокурор тщательно исследовал доказательства:

1) устанавливающие наличие или отсутствие события преступления, его основные признаки, а также виновное лицо; 2) 3) характеризующие личность и поведение потерпевшего; 4) 5) устанавливающие характер и размер вреда, причиненного потерпевшему. 6) При исследовании данных обстоятельств одним из наиболее значимых доказательств являются показания потерпевшего. Он должен быть допрошен прокурором по поводу каждого из названных обстоятельств. Это не исключает возможности, а иногда и необходимости допроса потерпевшего о других обстоятельствах дела, например, о его взаимоотношениях с подсудимым.

Участвуя в исследовании доказательств, прокурор акцентирует внимание суда на тех обстоятельствах, которые свидетельствуют о характере и размере ущерба, причиненного потерпевшему преступными действиями подсудимого. Так, участвуя в осмотре вещественных доказательств, а также местности и помещения, прокурор вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, например на множественные повреждения в виде разрывов куртки потерпевшего, задавать подсудимому, потерпевшему, свидетелям, эксперту и специалисту вопросы, связанные с осмотром (ч. 1 ст. 284, ст. 287 УПК).

Оценивая исследованные в судебном заседании доказательства, уличающие подсудимого в совершении преступления и отягчающие его наказание, подтверждающие причинение потер-

79 певшему физического, имущественного или морального вреда, высказывая суду в ходе прений сторон свое мнение по существу предъявленного обвинения, предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, прокурор таким образом выступает и в защиту прав потерпевшего.

Во всех необходимых случаях прокурор в своей речи должен вносить суду предложение о том, как поступить с вещественными доказательствами, в частности, о возвращении потерпевшему вещей, являющихся его собственностью.

В целях охраны прав потерпевшего прокурор вправе предъявить гражданский иск от своего имени или поддержать предъявленный потерпевшим гражданский иск (ч. 6 ст. 246 УПК). Прокурор должен предъявить гражданский иск в тех случаях, когда сам потерпевший не может это сделать в силу материальной, служебной или иной зависимости от подсудимого, угроз с его стороны, беспомощного состояния, несовершеннолетнего или пожилого возраста, состояния здоровья, недееспособности или ограниченной дееспособности, других обстоятельств.

Для этого необходимо, чтобы прокурор еще в ходе подготовки к судебному заседанию выяснил обстоятельства, подтверждающие тот факт, что потерпевший лишен возможности самостоятельно или через представителя осуществлять принадлежащее ему процессуальные права (наличие решения суда о признании гражданина недееспособным или об ограничении его в дееспособности, состояние здоровья, взаимоотношения с подсудимым и др.).

В соответствии с ч. 3 ст. 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе
предварительного расследования и в суде, включая

80 расходы на представителя. А по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения
определяется судом при рассмотрении уголовного дела (ч. 4 ст. 42 УПК).

Если до 1 июля 2002 г. вопрос о возмещении материального ущерба, даже когда гражданский иск не был предъявлен, решался судом при постановлении приговора (п. 7 ч. 1 ст. 303 УПК РСФСР), то в соответствии с УПК РФ суд не вправе по собственной инициативе решать этот вопрос. При постановлении при- говора суд должен решить вопрос, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере (п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК). Следовательно, суд может обеспечить защиту имущественных прав потерпевшего только в случае, когда по делу предъявлен гражданский иск. Это накладывает на прокурора обязанность предъявить гражданский иск в необходимых случаях в целях защиты прав потерпевшего (ч. 3 ст.44 УПК).

Генеральный прокурор РФ своим приказом «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» № 28 от 03.06.2002 г. обязал государственных обвинителей во всех необходимых случаях ставить перед судом вопрос о возмещении причиненного преступлением материального ущерба, компенсации морального вреда (п. 2.2.).

Панченко Д.А. обвинялся в том, что 23 апреля 2002 г. он, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, умышленно нанес Пальгину А.Ю. четыре удара ножом, причинив ему тяжкий вред здоровью, т.е. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 11 1 УК РФ. В результате Пальгин А.Ю. был гос- питализирован в одну из больниц г. Пензы. Стоимость его лечения составила 2.345 рублей 49 копеек. На основании Указа Пре-

81 зидиума Верховного Совета РСФСР от 25.06.1973 г. «О возме- щении средств, затраченных на лечение граждан, пострадавших от преступных действий» и Постановления Совета министров СССР от 21.09.1989 г. № 771 «О ставке для исчисления средств, затраченных на стационарное лечение граждан, потерпевших от преступных действий», руководствуясь ч. 3 ст. 44 УПК РФ государственный обвинитель в своем исковом заявлении просил суд взыскать с подсудимого Панченко Д.А. в пользу больницы денежные средства, затраченные на лечение потерпевшего, и рассмотреть гражданский иск вместе с уголовным делом. В итоге иск судом был рассмотрен и удовлетворен.

Форма и содержание искового заявления прокурора должны отвечать требованиям ст. 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В случаях, когда потерпевший не может самостоятельно или через представителя предъявить и поддерживать предъявленный гражданский иск, сделать это обязан прокурор. Суд не может отказать ему в предъявлении и поддержании гражданского иска в защиту прав потерпевшего.

Вне зависимости от того, кем был предъявлен гражданский иск, прокурор обязан участвовать в исследовании оснований, характера и размера иска. Доказанность виновности подсудимого в совершении преступления еще не свидетельствует о необходимости удовлетворения гражданского иска. Необходимо установить, что в результате непосредственно преступных действий подсудимого потерпевшему причинен вред, а также характер и размер этого вреда. При определении размера компенсации потерпевшему морального вреда государственный обвинитель должен руководствоваться положениями статей 151, 1099, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

82

В обвинительной речи прокурор должен обосновать, что в результате преступных действий подсудимого потерпевшему был причинен ущерб на определенную сумму, и внести предложение суду об удовлетворении предъявленного или (и) поддержанного им гражданского иска. Если иск был предъявлен потерпевшим, то прокурор также должен высказать свое мнение о его обоснованности и предложить удовлетворить либо не удовлетворять его. В каждом случае, когда по уголовному делу предъявлен гражданский иск, прокурор должен предложить суду разрешение гражданского иска в соответствии с требованиями ч. 1 и 2 ст. 309 УПК.

Изучение уголовных дел показывает, что, как правило, большинство гражданских исков, поддержанных прокурором, удовлетворяются судами. Так, по данным прокуратуры Пензенской области во 2-ом полугодии 2002 года прокурорами в судебном разбирательстве предъявлено и поддержано по уголовным делам 194 гражданских иска, 170 из них удовлетворены.

Таким образом, прокурор в судебном разбирательстве обеспечивает право потерпевшего на возмещение причиненного ему преступными действиями осужденного физического, имущественного и морального вреда, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования по делу и в суде, включая расходы на представителя.

В судебном разбирательстве уголовных дел не только публичного и частно- публичного обвинения, но и дел частного обвинения, возбужденных в соответствии с ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК, участвует прокурор. В последнем случае это те дела, по которым потерпевший в силу беспомощного, зависимого состояния или по иным причинам не может самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. Вступление прокурора в

83 уголовное дело частного обвинения не лишает стороны права на

примирение (ч. 4 ст. 318 УПК).

После окончания судебного разбирательства при наличии существенных нарушений прав потерпевшего, которые повлияли или могли повлиять на законность, обоснованность и справедливость приговора, прокурор обязан принести апелляционное или кассационное представление (ч. 4 ст. 354 УПК). Если для потерпевшего обжалование приговора есть право, то для прокурора - обязанность. Так, по кассационному представлению прокурора был отменен оправдательный приговор Тайгинского городского суда Кемеровской области в отношении Олимпиева В.П., оправданного по ч. 1 ст. 112 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления. Судебная коллегия по уголовным делам, отменяя приговор, в своем определении указала, что в нарушение п. 4 ч. 1 ст. 305 УПК РФ суд первой инстанции не дал оценку показаниям свидетелей, допрошенных в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя, не привел мотивы, по которым отверг представленные стороной обвинения показания потерпевшей, свидетелей, в связи с чем сделал выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела.

Поскольку в соответствии с УПК РФ пересмотр в порядке надзора необоснованных оправдательного или обвинительного приговоров, постановления и определения суда по мотивам, влекущим поворот к худшему, не допускается, Генеральный прокурор РФ своим приказом «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» № 28 от 03.06.2002 г. (п. 5) требует от прокуроров, чтобы каждое необоснованное судебное решение было обжаловано в апелляционном и кассационном порядке. Пропуск по неуважительной причине установленного законом срока для
принесения пред-

84 ставления следует расценивать как дисциплинарный проступок. В случае обжалования судебного решения другой стороной и отсутствия оснований для принесения представления в обязательном порядке следует приносить свое возражение на жалобу (ч. 2 ст. 358 УПК).

В апелляционном или кассационном представлении прокурор должен указать на допущенные нарушения прав потерпевшего, гарантированные законом, и просить вышестоящий суд устранить их путем отмены или изменения приговора (постановления, определения) суда, вынесенных с нарушением гарантий прав потерпевшего. Во 2-ом полугодии 2002 г. 85 % представлений прокурора на мягкость назначенного виновному наказания были удовлетворены в апелляционном порядке; суд второй инстанции признал обоснованными и удовлетворил 44 % апелляционных и кассационных представлений прокурора об отмене оправдательных приговоров. Это свидетельствует о том, что не единичны случаи, когда государственные обвинители не в полной мере используют свои процессуальные полномочия по обос- нованию обвинения и в защиту прав потерпевших в судебном заседании, а делают это, когда постановлен оправдательный приговор. В основном это можно объяснить недостаточным профессионализмом прокуроров.

Таким образом, только надлежащее исполнение прокурором в судебном разбирательстве возложенных на него УПК РФ полномочий обеспечивает охрану прав и законных интересов потерпевших.

Вместе с тем следует отметить, что принимаемые прокурором и судом меры не всегда достаточны для того, чтобы гарантировать действительное возмещение потерпевшему причиненного преступлением вреда. Установленная материалами уголов-

85 ных дел сумма материального ущерба, причиненного гражданам преступными действиями, в 2002 г. составила 88.302.689 тыс. рублей, обеспечено же возмещение ущерба лишь в сумме 19.011.553 тыс. рублей (21 %), что значительно ниже, чем в предыдущие годы (в 2001 г. - 34 %, в 2000 г. - 29 %).

Не редко у осужденного на возмещение причиненного его действиями вреда нет средств, а если он что-то и зарабатывает, то потерпевший может получать от него денежные средства в течение очень длительного времени. В этих случаях, согласно международным актам, обеспечить компенсацию ущерба, причиненного некоторой категории потерпевших, должно государство.

29 ноября 1985 г. Генеральная Ассамблея ООН своей резолюцией 40/34 приняла Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, предусматривающую право жертв на доступ к правосудию и скорейшее получение компенсации за понесенный ущерб. В декларации, в частности, говорится о возможности справедливой реституции при определенных обстоятельствах. Правонарушитель или третья сторона, несущая ответственность за его поведение, предоставляет справедливую реституцию жертве, ее семье или иждивенцам, включающую возврат имущества или выплату за причиненный вред, возмещение расходов, предоставление услуг и восстановление в правах. Когда компенсацию невозможно получить в полном объеме от правонарушителя или из других источников, финансовую компенсацию определенной категории жертв и их семьям (жертвам тяжких преступлений; семьям лиц, которые умерли или стали инвалидами в результате преступления) должно предоставить государство. В этих целях рекомендуется содействовать созданию, укреплению и расширению нацио-

86

нальных фондов для предоставления такой компенсации жертвам

преступлений.

В России еще в XIX веке ученые-процессуалисты говорили о необходимости создания фонда для возмещения потерпевшему причиненного преступлением вреда. Так, Духовской М.В. писал: «Потерпевшие несут ущерб по большей части не по своей вине, не редко она коренится в условиях общественной жизни. Поэтому государство должно помогать ему».2

К сожалению, до сих пор у нас нет фондов, обеспечивающих лицам, потерпевшим от преступных посягательств, возмещение причиненного ущерба. В федеральных бюджетах на 2001, 2002 годы такие расходы предусмотрены не были. Нет их и в федеральном бюджете Российской Федерации на 2003 год.

В 90-х годах прошлого века государство попыталось взять на себя бремя материальных компенсаций, предусмотрев п. 3 ст. 30 Закона «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г. (в ред. от 24.06.1992 г.), что «ущерб, нанесенный собственнику преступлением, возмещается государством по решению суда. Понесенные при этом государством расходы взыскиваются с виновного в судебном порядке в соответствии с законодательством РСФСР». Ввиду отсутствия у государства средств для возмещения потерпевшим причиненного вреда действие Закона в этой части в 1993, 1994 г. было приостановлено, а с 1 января 1995 г. в связи с введением в действие первой части Гражданского кодекса Российской Федерации Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» утратил силу.

Многие ученые полагают, что в целях обеспечения потерпевшему компенсации причиненного ущерба в настоящее время

2 См.: Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1902. С. 199.

87 необходимо в неотложном порядке учредить Государственный фонд борьбы с преступностью и использовать его средства в том числе для возмещения вреда, причиненного гражданину преступлением; создать общественные фонды защиты жертв преступлений, которые могли бы хотя бы частично обеспечить восстановление имущественных потерь потерпевших. Также целесообразно ввести критерии, использование которых позволило бы единообразно определять, кому (какой категории потерпевших), в каком размере и в каком порядке государство должно возместить причиненный вред. Помимо возмещения материального ущерба, представляется необходимым предусмотреть оказание потерпевшим социальной, психологической и информационной помощи, бесплатное медицинское обслуживание потерпевших, здоровью которых причинен вред.

Что касается предусмотренной УПК деятельности прокурора по обеспечению прав потерпевшего в суде, то она в полной мере отвечает положению Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, согласно которой государственному обвинителю следует предоставлять надлежащую помощь жертвам на протяжении всего судебного разбирательства (п. «с» ч. 6).

См.: Бойков А.Д. Некоторые вопросы теории и практики защиты жертв преступлений // Проблемы защиты жертв преступлений (материалы ученого совета НИИ проблем ук- репления законности и правопорядка). - М., 1999. С. 5-7; Он же. Третья власть в Рос- сии. Книга вторая - продолжение реформ. - М., 2002. С. 179; Гуськова А.П. К вопросу об уголовно-процессуальном положении потерпевшего // Проблемы защиты жертв преступлений (материалы ученого совета НИИ проблем укрепления законности и правопорядка). - М., 1999. С. 35-36; Сухарев А.Я. Долг науки жертвам преступлений // Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сборник научных трудов и нормативных материалов. - М., 1998. С. 5-7 и другие

88 § 2. Обеспечение прокурором прав подсудимого

В судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно- публичного характера бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого, лежит на прокуроре (ч. 2 ст. 14 УПК). Вместе с тем, прокурор должен поддерживать обвинение так, чтобы оно было законным и обоснованным (ч. 4 ст. 37 УПК), выступать гарантом конституционных и процессуальных прав подсудимого. Он должен исследовать не только уличающие подсудимого, но и оправдывающие его доказательства (п. 3 ч. 3 ст. 340 УПК), устанавливать в числе обстоятельств, подлежащих доказыванию, как виновность лица в совершении преступления, форму вины и моти- вы, обстоятельства, отягчающие его наказание, так и обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, смягчающие его наказание, а также те, которые могут повлечь освобождение подсудимого от уголовной ответственности и наказания (ч. 1 ст. 73 УПК). Отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания (ч. 2 ст. 6 УПК).

Отношение прокурора к подсудимым не может зависеть от их национальности, имущественного и должностного положения, других обстоятельств. Оно должно быть одинаково равным ко всем подсудимым.

Как и в вопросе обеспечения возможности осуществления прав потерпевшим, в судебном разбирательстве прокурор обеспечивает соблюдение прав подсудимого посредством реализации

89 своих процессуальных полномочий: заявления ходатайств; вы- сказывания мнений, заявлений; участия в исследовании доказательств; выступления в прениях сторон; внесения суду предложения о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, или об условном осуждении; изменения обвинения или отказа от него.

Так, прокурор вправе заявить ходатайство о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов; об истребовании вещественных доказательств и документов; об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК; об исследовании и приобщении к материалам уголовного дела документов, характеризующих личность, состояние здоровья, семейное и материальное положение подсудимого или его семьи; об оглашении показаний потерпевшего и свидетелей, данных при производстве предварительного расследования и положительно ха- рактеризующих подсудимого, и т.д. В том случае, когда у прокурора в судебном заседании появились сомнения относительно психического состояния подсудимого, государственный обвинитель вправе ходатайствовать о назначении и производстве су-дебно- психиатрической экспертизы.

В судебном заседании по уголовному делу по обвинению несовершеннолетнего Попкова М.В. в убийстве Федотова А.С. было установлено, что подсудимый окончил три класса вспомогательной школы, плохо читает, считает, отстает в своем умственном развитии. В результате проведения в процессе предварительного расследования дела стационарной судебно-психиатрической экспертизы Попков М.В. был признан экспертами вменяемым, но не в полной мере осознающим фактический характер и общественную опасность своих действий. Еще в ходе досудебного производства по уголовному делу имелись все ос-

90 нования для назначения и проведения судебно-психологической экспертизы, однако, такая экспертиза на том этапе не назначалась и не проводилась. Согласно заключению экспертов, проводивших по определению суда амбулаторную судебно-психологическую экспертизу, Попков М.В. по своему психическому развитию не соответствовал 14-летнему возрасту, с которого наступает уголовная ответственность. На основании заключения экспертов, а также других исследованных в ходе судебного следствия доказательств государственный обвинитель - помощник прокурора Ленинградского района Калининградской области пришла к выводу, что подсудимый Попков М.В. вследствие отставания в психическом развитии во время совершения убийства не осознавал в полной мере фактический характер и общественную опасность своих действий, в соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ не подлежит уголовной ответственности, поэтому в судебном разбирательстве она отказалась от обвинения.

Если во время судебного разбирательства прокурором будет установлено одно из следующих обстоятельств: истекли сроки давности уголовного преследования, подсудимый умер, Государственной Думой Федерального Собрания РФ объявлена амнистия, преступность и наказуемость деяния устранены новым уголовным законом, в отношении подсудимого уже вступил в законную силу приговор по тому же обвинению либо определение суда или постановление судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению, то он должен ходатайствовать перед судом о прекращении уголовного дела (или уголовного преследования) в соответствии с п. 1 ст. 254 УПК.

По изученным 147 уголовным делам в отношении 2 % подсудимых по предложению государственного обвинителя суд вынес решение о прекращении дела вследствие того, что на ука-

91 занных лиц распространялся акт об амнистии. Случаев, когда по

этим делам суд прекратил уголовное дело в отношении подсудимого по собственной инициативе, без ходатайства прокурора, не было, что свидетельствует об эффективности правообеспечи-тельной деятельности прокурора в судебном разбирательстве.

При заявлении подсудимым и его защитником в судебном разбирательстве ходатайств об исключении недопустимых доказательств; об исследовании новых доказательств, оправдывающих подсудимого и смягчающих его наказание; о приобщении к материалам уголовного дела документов, характеризующих лич- ность подсудимого; об оглашении показаний подсудимого, потерпевшего и свидетелей, данных при производстве предварительного расследования, демонстрации фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведении аудио- и (или) видео записи, киносъемки до- просов, суд рассматривает их, выслушав также мнение прокурора (ч. 2 ст. 271 УПК).

Государственный обвинитель высказывает свое мнение по поводу обоснованности заявленного ходатайства. Поддерживая ходатайство стороны защиты, прокурор таким образом обеспечивает соблюдение прав подсудимого. Изучение уголовных дел показало, что 74 % заявленных подсудимыми и защитниками в судебном разбирательстве ходатайств о вызове дополнительных свидетелей, о приобщении к материалам уголовного дела справок с места работы, учебы подсудимых, из поликлиник, диспансеров о состоянии их здоровья, копий свидетельств о смерти родителей, о рождении у подсудимого ребенка и иных документов получили поддержку государственного обвинителя и были удовлетворены судом. Однако не всегда прокурор занимал правильную позицию, высказывая свое мнение по заявленным стороной

92 защиты ходатайствам. Так, например, 4 из 50 заявленных подсудимыми и
защитниками ходатайств несмотря на возражение прокурора суд признал обоснованными и удовлетворил.

В судебном разбирательстве прокурор должен быть внимательным, следить за тем, чтобы председательствующий доходчиво и полно разъяснил подсудимому принадлежащие ему права. В том случае, когда судья забыл или не полно разъяснил подсудимому его права, прокурор вправе сделать заявление суду о необходимости разъяснения подсудимому процессуальных прав в полном объеме. Таким образом, заявления прокурора в судебном разбирательстве могут касаться не только обстоятельств, связанных с изобличением подсудимого в совершении преступления, но и обеспечивать возможность осуществления подсудимым его прав.

В ходе судебного следствия подсудимому должно быть обеспечено право участвовать в допросе потерпевшего, свидетелей, эксперта, осмотре вещественных доказательств, документов и в производстве других следственных действий, высказывать свое мнение по всем возникающим вопросам. В этих целях прокурору необходимо также следить за тем, чтобы председательст- вующий обращался в нужный момент лично к подсудимому и выяснял, есть ли у него какие-либо вопросы, ходатайства, заявления либо возражения, а также его мнение по тому или иному вопросу.

Поскольку подсудимый не обязан, а вправе давать показания, причем в любой момент судебного следствия, но с разрешения председательствующего, то прокурор должен проследить, чтобы суд реально обеспечил подсудимому возможность осуществления этого права.

93 Прокурору также необходимо обращать внимание на то,

чтобы при допросе подсудимый не подвергался оскорблениям или угрозам со стороны потерпевших, других подсудимых и иных лиц, присутствующих в зале судебного заседания, ходатайствовать, в частности, чтобы при необходимости судья распорядился об обеспечении порядка в судебном заседании.

В ходе судебного следствия прокурор выясняет обстоятельства, не только уличающие подсудимого и отягчающие его наказание, но и оправдывающие подсудимого, смягчающие его наказание, в частности: жизненные обстоятельства, которые побудили подсудимого совершить преступление; его возраст, состояние здоровья, психическое развитие; наличие малолетних детей; наличие физического или психологического принуждения либо материальной, служебной или иной зависимости подсудимого от потерпевшего или иного лица, организовавшего совершение преступления или руководившего его исполнением; условия правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, наличие крайней необходимости, обоснованного риска, исполнение обязательного приказа или распоряжения; обстоятельства, характеризующие поведение потерпевшего, в том числе противоправное или аморальное, явившееся поводом для преступления; поведение подсудимого непосредственно после совершения преступления (оказание медицинской или иной помощи потерпевшему, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему); обстоятельства, которые подтверждают, что подсудимый осознал свою вину и раскаялся в содеянном, явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добы-

94 того в результате преступления, и другие. Установление указанных и иных обстоятельств способствует формированию объективной (с учетом личности подсудимого, тяжести содеянного и обстоятельств, смягчающих наказание) позиции государственного обвинителя по вопросам о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

В результате судебной реформы, углубления состязательности процесса, внедрения в практику новых «представлений об отправлении уголовного правосудия» обязанность доказывания предъявленного обвинения всецело легла на прокурора. «Прокурор уже не может, как в недавнем прошлом, надеяться, что если он и не справится в полной мере со своими задачами государственного обвинителя, его поддержит суд».5

На судебном следствии прокурор непосредственно представляет суду доказательства и участвует в их исследовании. Именно на данном этапе судебного разбирательства требуется его активность, знание материалов дела и закона, умение объек-тивно исследовать обстоятельства дела, представленные доказательства, тактическая и методическая подготовленность. Он участвует в допросах подсудимого, потерпевшего, свидетеля, эксперта и задает им вопросы, направленные на выяснение и уточнение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. «Выявив односторонность или неполноту произведенного дознания или предварительного следствия, про-

4 См.: Пономарев Г.С. Прокуратура в условиях кризиса законности и правовых реформ в России. Диссертация к.ю.н. - М., 1995. С. 286; Необоснованное обвинение и реабили тация в уголовном процессе. Методическое пособие. - М, 1995. С. 65

5 См.: Кореневский Ю.В. Государственное обвинение: какая нужна реформа? // Закон ность, 2001,№ 4

95 курор должен принять меры к тому, чтобы восполнить эти пробелы» .

В начале судебного следствия, излагая предъявленное подсудимому обвинение, а также в последующем, представляя обвинительные доказательства и участвуя в их исследовании, государственный обвинитель не должен упускать обстоятельства, характеризующие личность подсудимого со всех сторон (не только с отрицательной, но и с положительной стороны), обстоятельства, смягчающие его наказание.

При производстве экспертизы прокурор представляет суду в письменном виде вопросы эксперту, разрешение которых, по его мнению, необходимо для установления или уточнения подлежащих доказыванию по делу обстоятельств. Соответствующие вопросы представляются и другими участниками судебного разбирательства. Все представленные вопросы оглашаются, после чего обсуждаются и окончательно формулируются судом. Прокурор имеет право высказать свое мнение относительно необходимости и целесообразности постановки на разрешение эксперта вопросов других участников процесса (ч. 2 ст. 283 УПК). После оглашения экспертом заключения он может быть допрошен для того, чтобы разъяснить или дополнить данное им заключение. Прокурор, как и другие участники судебного разбирательства, вправе задавать эксперту вопросы, связанные с его заключением (ч. 4 ст. 283 УПК).

Для проверки или уточнения показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей в суде также могут быть произведены такие действия как следственный эксперимент, предъявление потерпевшему, свидетелю, подсудимому предмета или лица для

6 См.: Власов А.А. Участие прокурора в судебном разбирательстве.
Учебно-практическое пособие. Ульяновск. 2002. С. 185

96 опознания, освидетельствование подсудимого (ст. 288-290 УПК).

В ходе производства указанных действий прокурор должен обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для дела.

По окончании исследования представленных сторонами, в том числе государственным обвинителем, доказательств, прокурор может дополнить судебное следствие, заявив соответствующее ходатайство.

Выступая в суде с обвинительной речью, прокурор должен ссылаться на исследованные в судебном заседании доказательства, как уличающие подсудимого, так и оправдывающие его, дать им собственную объективную оценку и привести мотивы, почему, предлагая признать подсудимого виновным в совершении преступления и назначить ему наказание, он в то же время полагает возможным, чтобы суд учел определенные обстоятельства при постановлении приговора в качестве смягчающих наказание.

В недавнем прошлом правоохранительная практика изобиловала примерами, когда прокуроры и суды выходили за рамки формально- юридического описания преступления, расширяли его состав путем включения в него произвольных социально-политических характеристик. Отдельные авторы писали, что «всякое преступление причиняет и политический вред, поскольку оно нарушает в той или иной мере основы государственной власти».7 Так любое преступление искусственно превращалось в политическую акцию против государственной власти.

Придание всем преступлениям несвойственного им значения политических деяний имело место вопреки действительным

7 См.: Ковалев М.И. Общественно опасные последствия преступления и диспозиции уголовного закона// Советское государство и право. 1980, № 10. С. 43.

97 намерениям субъектов преступления и по существу было одним

из примеров объективного вменения, запрещенного в наше время уголовным законом (ч. 2 ст. 5 УК РФ).

В полном соответствии с изложенной идеологической концепцией государственным обвинителям рекомендовалось, чтобы они всегда начинали свою речь в суде с общественно-политической характеристики преступления, которая рассматривалась как важный и обязательный элемент обвинительной речи. Подчеркивалось, что выступление прокурора в суде должно быть политически острым и выдержанным и при этом политическая направленность должна пронизывать всю обвинительную речь, а не одну какую-либо ее часть.8 Таким образом каждому уголовному делу придавался определенный политический оттенок, что прибавляло подсудимому шанс быть осужденным.

Однако и в настоящее время отдельные авторы считают, что рекомендации относительно содержания и формы обвинительной речи, сформулированные сравнительно давно, не потеряли значение до сих пор. Отмечается, что политизация деятельности прокурора-обвинителя в целом уместна, что в обвинительной речи можно говорить о социально-политической оценке преступления (за исключением особо сложных дел, по которым обвинение основано на косвенных уликах, а также дел, рассматриваемых судом с участием присяжных заседателей). Достаточные основания для этого дает также криминологическая характеристика современной преступности. При этом
ошибочно ут-

См.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М., 1975. С. 338; Садовский И.М. Судебная речь прокурора // Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. - М., 1978. С. 99; Прокурорский надзор в СССР - М., 1982. С. 197-198 и другие

98 верждается, что общественно-политическая оценка преступления должна включать в себя и нравственный компонент.9

Изучение речей государственных обвинителей по уголовным делам, рассмотренным судами общей юрисдикции в 2002 году, в том числе судами с участием присяжных заседателей, показало, что прокуроры работают в новых условиях уголовного судопроизводства, свободных от его политизации и идеологизации. Государственные обвинители в своей речи не дают престу- плению общественно-политическую оценку, а начинают ее с изложения фактических обстоятельств совершенного преступления, что придает их позиции объективность. В отдельных случаях во вступлении прокуроры говорят об общественной опасности совершенного преступления, но не более того.

В обвинительной речи прокурор высказывает предложение не только о признании подсудимого виновным, но также о применении определенной нормы уголовного закона и назначении подсудимому наказания. О признании подсудимого виновным в совершении преступления государственный обвинитель может сделать предложение только в случае, если виновность подсудимого будет доказана, если у него на этот счет нет сомнений. Только такой подход прокурора к решению данного вопроса отвечает требованиям ст. 49 Конституции РФ. При определении своей позиции относительно вида и размера наказания государственный обвинитель должен строго руководствоваться требованиями закона о том, что оно должно быть справедливым, т.е. соответствовать степени общественной опасности преступления, данным о личности виновного, обстоятельствам,
смягчающим

См.: Семененко М.Э. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами. - М, 2001. С. 63-65.

99 наказание, а также учитывать влияние предлагаемого наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а также в связи с активным содействием подсудимого как участника группового преступления раскрытию этого преступления, прокурор должен предложить назначить ему наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, или более мягкий вид наказания, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного (ст. 64 УК РФ).

Если государственный обвинитель, предлагая назначить подсудимому наказание в виде исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы, считает возможным исправление осужденного без отбывания наказания, то он вправе просить суд считать назначенное наказание условным (ч. 1 ст. 73 УК РФ).

Из числа опрошенных судей 61 % считали справедливым наказание, которое государственный обвинитель в большинстве случаев предлагал суду назначить осужденному; 25 % судей так не считали и причиной тому называли неоправданно суровое наказание, которое просили назначить прокуроры. По мнению 14 % судей государственные обвинители нередко просили определить подсудимому чрезмерно мягкое наказание.

Проведенный опрос, однако, не дает объективной картины относительно позиции прокурора в суде по вопросу назначения

100 подсудимому наказания. Если в 2001 г. по данным статистики судом кассационной инстанции изменены приговоры со смягчением наказания 7.298 лицам (0,57 % осужденных), то в 2002 г. -6.005 (0,68 % осужденных).

Как показало изучение уголовных дел, в отдельных случаях государственные обвинители, предлагая вид и размер наказания, не учитывали обстоятельств, смягчающих его. Суд же эти обстоятельства считал установленными и учитывал при назначении подсудимому наказания.

Все это позволяет говорить о том, что в судебном разбирательстве государственные обвинители в отдельных случаях не в полной мере исполняют требования закона и приказов Генерального прокурора РФ, по-прежнему предлагают суду назначить подсудимому наказание выше, чем он того заслуживает, «с запасом», не всегда в последующем обжалуя решение суда в этой части.

В соответствии с ч. 8 ст. 246 УПК государственный обвинитель в судебном разбирательстве может изменить обвинение. При этом оно должно быть заявлено до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора и направлено исключительно в сторону смягчения обвинения и защиты прав подсудимого, т.е. иметь правообеспечительный характер.

Новый УПК в двух статьях предусмотрел правило о недопустимости изменения обвинения в сторону ухудшения положения подсудимого и нарушения его права на защиту, применительно к деятельности государственного обвинителя и пределам судебного разбирательства в целом (ч. 8 ст. 246 и ч. 2 ст. 252). УПК РСФСР 1960 г. также допускал изменение обвинения в суде, если этим не ухудшалось положение подсудимого и не нарушалось его право на защиту (ст. 254), однако при этом не указы-

101 валось, что изменить обвинение мог не только суд, но и прокурор, участвовавший в судебном разбирательстве (ст. 248). В новых условиях уголовного судопроизводства прокуроры в судебном разбирательстве также изменяют обвинение (95 % из числа опрошенных считают это своей обязанностью).

По материалам изученных диссертантом 147 уголовных дел в отношении 232 лиц именно государственный обвинитель просил суд в отношении 15,5 % подсудимых исключить из обвинения ссылки на отдельные (излишне вмененные) нормы УК РФ или признаки преступления, отягчающие ответственность, 16,8% - изменить квалификацию деяния. Иными словами, обвинение в отношении почти каждого третьего подсудимого суд изменил по предложению государственного обвинителя.

Согласно УПК государственный обвинитель может изменить обвинение (лишь в пределах предъявленного подсудимому обвинения) путем:

  • исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание подсудимого;
  • исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса РФ, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой УК РФ, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительной акте;
  • переквалификации деяния в соответствии с нормой УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание.
  • Изменение обвинения государственным обвинителем в судебном заседании означает, что судебное разбирательство может быть проведено в объеме нового (измененного прокурором) обвинения (ст. 252 УПК).

В случаях, когда подсудимому вменено совершение преступления, состоящего из нескольких эпизодов и подпадающего

102 под действие одной статьи уголовного закона, а обвинение в со- вершении некоторых из них не подтвердилось, государственный обвинитель также изменяет обвинение, исключив отдельные эпизоды. Изменение обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, предъявленного подсудимому в ходе предварительного следствия, не допускается.

Анализ практики поддержания государственного обвинения свидетельствует, что прокуроры, учитывая конкретные обстоятельства дела и результаты исследования доказательств в суде, нередко изменяют предъявленное подсудимому обвинение.

Органами предварительного следствия Эсеновой Н.А. было предъявлено обвинение в организации, подстрекательстве и пособничестве разбойному нападению, совершенному с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, (ч. 3, 4, 5 ст. 33, п. «б», «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ). Уголовное дело в отношении исполнителя преступления Сусина было прекращено в связи с его смертью; убийство им двух потерпевших следствием расценено как эксцесс исполнителя.

В судебном заседании государственный обвинитель приняла самое активное участие в исследовании всех обстоятельств уголовного дела, тщательным образом проанализировала каждое исследованное доказательство с точки зрения его относимости и достоверности, а все доказательства в совокупности — достаточности для вывода об обоснованности предъявленного Эсеновой обвинения, форме и степени ее причастности к совершению преступления.

103

При рассмотрении дела судом родственники и друзья покойных были настроены по отношению к Эсеновой крайне враждебно, высказывали предположения, что она причастна не только в завладению имуществом потерпевших, но и к их убийству. Однако государственный обвинитель пришла к выводу, что предъявленное подсудимой обвинение в полном объеме не нашло своего подтверждения, изменила обвинение, посчитав, что бесспорно доказано соучастие Эсеновой только в квалифициро- ванном грабеже. Применение насилия, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевших, и использование в качестве оружия предметов, явилось результатом эксцесса исполнителя Сусина, а обвинение подсудимой в этой части носило характер предположений. Эсенова могла и не знать, будет ли использовано Суси-ным какое-либо оружие или другой предмет в качестве орудия преступления.

Необоснованно органами предварительного следствия был вменен Эсеновой и квалифицирующий признак - совершение деяния «группой лиц по предварительному сговору». Государственный обвинитель также исключила его из обвинения, поскольку исполнителем преступления был один Сусин.

По результатам судебного следствия прокурор пришла к выводу, что нет достаточных доказательств и для того, чтобы считать Эсенову организатором преступления. Сусин ранее судим, отбывал наказание в местах лишения свободы, на месте преступления действовал вполне самостоятельно, по своему усмотрению вышел за рамки совместно разработанного плана, совершив умышленное убийство потерпевших. Он и явился инициатором преступления, поскольку именно он пришел к Эсеновой с таким предложением после освобождения из мест лишения свободы. В данном случае со стороны Эсеновой имело место

104 только соучастие в виде пособничества, которое выразилось в предоставлении Сусину информации о супругах Грачевых и находящемся у них имуществе, в разработке совместного с Суси-ным плана открытого хищения.

Характер обвинительной речи по этому делу позволяет сделать однозначный вывод: в судебном заседании государственный обвинитель приняла все необходимые меры для всестороннего исследования обстоятельств дела и по результатам этого исследования заняла обоснованную, справедливую и объективную позицию.

Государственный обвинитель квалифицировала действия Эсеновой Н.А. ч. 5 ст. 33 и п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ как пособничество открытому хищению чужого имущества, совершенному в крупном размере, с незаконным проникновением в жилище. По этому закону Эсенова и осуждена к 6 годам лишения свободы. Судом кассационной инстанции приговор оставлен без изменения.

В УПК нашло юридическое закрепление положение, согласно которому изменение обвинения касается обвинения в уголовно-правовом смысле. Обвинение - это утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК (п. 22 ст. 5). По существу так всегда и было, однако УПК РСФСР позволял по- другому оценивать последствия такого изменения. В частности, если прокурор просил изменить обвинение в сторону смягчения, а суд не соглашался с этой позицией, то тем самым он брал на себя осуществление процессуальной функции обвинения, что противоречит принципу состязательности сторон, но допускалось по нормам прежнего УПК. Вместе с тем построение уголовного судопроизводства на основе состязательности сторон

105 позволило в рамках осуществления функции поддержания обви- нения в судебном разбирательстве определить изменение обвинения как самостоятельное полномочие государственного обвинителя. Это в свою очередь означает, что позиция прокурора по данному вопросу обязательна для суда.

Изменение обвинения необходимо отличать от частичного отказа от обвинения. В судебной практике имеют место случаи, когда одно преступление органами предварительного расследования излишне квалифицируется по нескольким статьям Уголовного кодекса. Тогда возникает необходимость сузить правовую квалификацию деяния. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» дано следующее разъяснение: «Если подсудимый совершил одно преступление, которое ошибочно квалифицировано несколькими статьями уголовного закона, суд только в описательной части приговора должен указать об исключении ошибочно вмененной подсудимому статьи уголовного закона, приведя соответствующие мотивы». В такой ситуации государственный обвинитель исключает из обвинения ссылки на норму УК РФ, в соответствие с п. 2 ч. 8 ст. 246 УПК, реализуя полномочие по изменению обвинения, а не отказ от обвинения. Частичный отказ государственного обвинителя от обвинения имеет место тогда, когда предъявлено обвинение в совершении нескольких преступлений, некоторые из которых не подтверждены в судебном заседании представленными доказательствами.

Закон не устанавливает момента для изменения прокурором обвинения. Однако представляется, что государственный обвинитель вправе сделать это, особенно по сложным делам, на том этапе судебного рассмотрения, который связан с подведением итогов судебного следствия по делу, когда исследованы все до-

106 казательства и установлены обстоятельства, подлежащие дока- зыванию, т.е. в ходе прений сторон. Иными словами, об изменении обвинения прокурор сообщает и дает обоснование этому в своем выступлении с обвинительной речью.

Изменив обвинение в суде, прокурор также должен высказать предложение и о мере наказания, которое следует назначить подсудимому. Несомненно, это будет более мягкое наказание по сравнению с тем, которое предусмотрено санкцией нормы Особенной части УК РФ, указанной в обвинительном заключении или обвинительном акте.

Как уже указывалось, последствия для суда изменения обвинения государственным обвинителем закон рассматривает по-новому. В случае изменения обвинения прокурором суд так же, как и при отказе прокурора от обвинения, связан позицией стороны обвинения. Судья должен разрешить уголовное дело по обвинению, предъявленному обвиняемому органами предварительного расследования и поддержанному государственным обвинителем в судебном заседании. Изменение обвинения государственным обвинителем означает, что разрешению судом подлежит лишь обвинение, скорректированное и поддержанное прокурором в судебном заседании.

Исходя из принципа состязательности сторон, суд не должен мотивировать изменения прокурором обвинения, если только он не изменяет обвинение сам при постановлении приговора в совещательной комнате. Изменение прокурором обвинения в судебном разбирательстве является самостоятельным непосредственно им реализуемым полномочием, обязательным для суда (судьи).

Однако не всегда прокуроры при наличии к тому законных оснований изменяют обвинение в судебном заседании. По мате-

107 риалам изученных уголовных дел в отношении каждого трина- дцатого подсудимого суд переквалифицировал деяние обвиняемого на более мягкий закон по собственной инициативе. Это говорит о том, что в отдельных случаях позиция государственных обвинителей была необъективной и что необходимо повысить ответственность прокуроров за несоблюдение и неисполнение в судебном разбирательстве требований Закона. В таких случаях прокуроры не выполняют свою государственную обязанность по обеспечению законности и обоснованности обвинения (ч. 4 ст. 37 УПК), поскольку бездоказательно настаивают на обвинении подсудимых в совершении преступления.

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения (полностью или частично) и излагает суду мотивы отказа, в чем также проявляются принципы объективности и процессуальной самостоятельности прокурора. УПК РСФСР 1960 г. в числе гарантий прав подсудимого также предусматривал отказ прокурора от обвинения. Согласно ч. 3 ст. 248, если в результате судебного разбирательства прокурор пришел к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, он обязан был отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 20.04.99 № 7-П положение, содержащееся в ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР 1960 г. и обязывавшее суд после отказа прокурора от обвинения продолжить разбирательство дела и разрешить на общих основаниях вопрос о виновности или невиновности подсудимого, признано не соответствующим Конституции РФ. Оно расценено как воз-

108 ложение на суд не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами предварительного расследования обвинения, т.е. процессуальной функции обвинения. Следовательно, отказ прокурора от обвинения необходимо признавать обязательным для суда. Новый УПК РФ установил, что судебное разбирательство производится только в отношении подсудимого и лишь по предъявленному ему обвинению (ч. 1 ст. 252 УПК). Так как обязанность поддержания и доказывания обоснованности обвинения лежит на прокуроре, то в случае его отказа от обвинения судебное разбирательство оказывается беспредметным, что влечет безусловное прекращение судом уголовного дела или уголовного преследования.

Та правовая норма, согласно которой участие государственного обвинителя по делам публичного и частно-публичного обвинения в суде обязательно, предопределила и позицию законодателя о том, что в случае отказа прокурора от обвинения потерпевший не вправе продолжать функцию обвинения. Отказ от возложения обвинения на потерпевшего объясняется также тем, что государственный обвинитель защищает публичный интерес, выступает от имени государства, а потерпевший - личный. Если государство отказалось от обвинения конкретного лица в совершении преступления, то оно не может перекладывать поддержание обвинения на потерпевшего.

Отказ прокурора от обвинения не ущемляет предусмотренные УПК РФ права потерпевшего, так как прекращение уголовного дела не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства (ч. 10 ст. 246). Защита государством лиц, признанных потерпевшими, не может осуществляться за счет нарушения прав и свобод других граждан.

109

Подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, имеет право на реабилитацию в порядке, установленном главой 18 УПК, т.е. на возмещение имущественного и морального вреда, восстановление трудовых, жилищных и иных принадлежащих ему прав (ст. 136-138). В соответствии со ст. 1070, 1100 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный гражданину незаконными действиями должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, в том числе моральный вред, подлежит возмещению в полном объеме независимо от вины должностного лица. Таким образом, отказ прокурора в су- дебном разбирательстве от обвинения обязывает суд в постановлении (определении) признать за лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию (ч. 1 ст. 134 УПК).

Из числа опрошенных автором во 2-ой половине 2001 г. в Институте повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ 123 прокуроров 47 % пояснили, что в своей практической деятельности им приходилось отказываться от обвинения (полностью или частично). 61,9 % из них одновременно предлагали суду оправдать подсудимого. По данным опроса 57 судей 82 % ответили, что в их практике имели место отказы прокурора от обвинения (полностью или частично); 29,7% из них указали на то, что одновременно прокурор предлагал суду оправдать подсудимого.

Из результатов проведенных сотрудниками НИИ проблем укрепления законности и правопорядка опросов прокуроров, участвовавших в рассмотрении уголовных дел в суде с участием

по

присяжных заседателей, следует, что почти половина из них (46 %) заявляли о частичном или полном отказе от обвинения.10

Как показало изучение уголовных дел, рассмотренных с участием прокурора, в отношении 13 % подсудимых, т.е. каждого восьмого подсудимого, государственный обвинитель в судебных прениях заявлял о своем частичном отказе от обвинения. Случаев отказа прокурора от обвинения в полном объеме среди изученных дел не было.

Согласно статистическим данным Генеральной прокуратуры РФ во 2-ом полугодии 2002 г. в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения судами прекращено 2.139 уголовных дел, что составляет 0,5 % всех дел, рассмотренных судами первой инстанции за указанный период. Например, постановлением Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения прекращено уголовное дело в отношении Сторожева Д.А., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ. В основу предъявленного обвинения были положены протокол личного обыска задержанного и показания понятых, присутствовавших при изъятии у него героина. Допрошенный в судебном заседании Шабалинов Н.В., указанный в качестве понятого, показал, что Сторожева Д.А. никогда ранее не встречал. После предъявления ему листов уголовного дела 4, 16 пояснил, что при обыске и изъятии наркотического средства у Сторожева Д.А. участия в качестве понятого не принимал, подписи на листах 4 и 16 ему не принадлежат. Шабалинов Н.В. также показал,

10 См.: Мельник В.В., Маркина Е.А., Сизеева О.В., Шмелева А.Н. Научный отчет по результатам исследования на тему «Проблемы государственного обвинения в состяза- тельном уголовном судопроизводстве». НИИ проблем укрепления законности и право- порядка. - М., 2000. С. 18.

Ill

что в отделе милиции он появляется регулярно, поскольку отмечается как условно осужденный. Постановлением судьи была назначена почерковедческая экспертиза. Согласно заключению эксперта в протоколе допроса Шабалинова Н.В. запись «с моих слов записано верно, мною прочитано» исполнена не Шабалино-вым, а другим лицом. Таким образом, в судебном заседании было установлено, что протокол личного обыска Сторожева Д.А. составлен с нарушениями закона, в связи с чем был признан недопустимым доказательством. На основании исследованных в ходе судебного следствия доказательств государственный обвинитель пришел к выводу, что они не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, и отказался от обвинения.

Основанием отказа государственного обвинителя от обвинения является неподтверждение представленными доказательствами предъявленного подсудимому обвинения. При этом следует подчеркнуть, что речь идет именно об отсутствии у прокурора оснований утверждать о совершении определенным лицом преступления в целом. Это те случаи, когда в судебном заседании не установлено событие преступления, подсудимый не при-частен к совершению преступления, в его деянии нет состава преступления.

В числе оснований, по которым государственные обвинители отказывались от обвинения, опрошенные во 2-ой половине 2001 г. прокуроры (94,8 %) и судьи (95,7 %) чаще всего указывали на то, что данные судебного следствия не подтвердили предъявленное подсудимому органами предварительного следст- вия обвинение. Это и отсутствие в деянии события или состава преступления, и недоказанность участия подсудимого в совершении преступления. Кроме того, в числе оснований отказа называли: отсутствие достаточных доказательств вины подсудимо-

112 го, невосполнимых в судебном заседании (3,4 % прокуроров); существенное нарушение уголовно-процессуального закона и безосновательное завышение объема обвинения органами предварительного следствия (1,8 % прокуроров и 4,3 % судей).

В соответствии с УПК РСФСР достаточно было признать, что не доказано участие подсудимого в совершении преступления. УПК РФ исключает саму возможность возникновения у прокурора сомнений в невиновности подсудимого, если он отказывается от обвинения.

Отказ прокурора от обвинения возможен в любой стадии процесса, но, как представляется, целесообразно это делать (если для этого имеются основания) когда исследованы все представленные доказательства, т.е. уже по результатам судебного следствия. Только тогда у него может сложиться твердое убеждение, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. Отказ прокурора от обвинения, когда обстоятельства дела исследованы еще не в полном объеме, скорее всего будет преждевременным.11

По нашему мнению, формулировка УПК «прокурор отказывается от обвинения» (ч. 7 ст. 246), когда он придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, ни к чему его не обязывает. Необходимо указать в самом законе, что государственный обвинитель обязан отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа. По УПК РСФСР 1960 г. отказ прокурора от обвинения, если в результате судебного разбирательства он приходил к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, рассматривался
как

11 См.: Демидов И.Ф., Тушев А.А. Отказ прокурора от обвинения // Российская юстиция, 2002. № 8 (электронная версия Консультант плюс)

113 обязанность прокурора (ч. 3 ст. 248). 95 % из числа опрошенных

в ноябре 2002 года 95 прокуроров отказ от обвинения при наличии к тому законных оснований считают обязанностью государственного обвинителя.

Как отмечалось, деятельность прокурора в судебном разбирательстве является многофункциональной, в том числе направленной на обеспечение прав человека в уголовном судопроизводстве. Посредством отказа от обвинения он способствует судебной защите прав подсудимого. Именно так необходимо рассматривать отказ прокурора от обвинения в судебном разбирательстве. Если прокурор не отказался от обвинения, то еще неизвестно, какое решение примет суд.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования - процессуальное последствие отказа прокурора от обвинения. В постановлении (определении) суда (в его мотивировочной части) излагается правовая позиция государственного обвинителя по данному делу. Суд выносит постановление о прекращении дела или уголовного преследования вовсе не потому, что сам обнаружил основания, влекущие прекращение уголовного дела (уголовного преследования), а вследствие того, что прокурор отказался поддерживать обвинение. И суд в соответствии с принципом состязательности процесса обязан вынести соответствующее постановление (определение) вне зависимости от своей собственной позиции. Пересмотр определения или постанов- ления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа прокурора от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с главой 49 УПК (ч. 9 ст. 246). Таким образом закон высоко оценивает деятельность прокурора в судебном разбирательстве, его позицию,

114 обусловленную намерением предотвратить осуждение невинов- ного.

Государственный обвинитель вправе принести на обвинительный приговор представление в апелляционном или кассационном порядке. Если прокурор находит, что в судебном разбирательстве существенно нарушены права подсудимого, а постановленный судом обвинительный приговор является незаконным, необоснованным или несправедливым, то он вносит представление на такой приговор. Согласно статистическим данным Генеральной прокуратуры РФ во 2-ом полугодии 2002 г. судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций удовле- творено: 88 % представлений прокуроров на обвинительные приговоры, которые соответственно были отменены, а уголовные дела прекращены по реабилитирующим основаниям; 91,7 % представлений об изменении приговоров вследствие чрезмерной суровости наказания. Это говорит о том, что прокуроры в основном приносят обоснованные представления, но в то же время прослеживается стремление прокуроров принять меры в защиту прав подсудимого только после того, как вынесен незаконный обвинительный приговор, назначено несправедливое наказание (подчас именно в соответствии с позицией государственного обвинителя).

Апелляционная и кассационная практика свидетельствует об имеющихся проявлениях обвинительного уклона в деятельности прокурора. Высокой является доля отклоненных судом кассационной инстанции представлений прокурора, в которых ставился вопрос о пересмотре оправдательного приговора либо обвинительного приговора в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении либо ввиду мягкости наказания. Так, во 2-ой половине 2002 г. отклонено 56

115

% представлений прокурора об отмене оправдательных приговоров, вынесенных судами первой инстанции (от общего числа рассмотренных судом представлений на такие приговоры). Следовательно, больше половины принесенных прокурорами представлений были необоснованными, приносились для того, чтобы избежать ответственности за необъективность, не основанную на доказательствах позицию прокурора по делу, которое рассматривалось судом первой инстанции.

Очевидно, что только принципиальный и ответственный прокурор способен осуществлять свои процессуальные полномочия самостоятельно и в полном объеме, строго руководствуясь требованиями закона и совестью, во всех необходимых случаях обеспечить соблюдение прав подсудимого в судебном разбирательстве.

§ 3. Обеспечение прокурором прав и законных интересов иных участников судебного разбирательства

В судебном разбирательстве прокурор обеспечивает возможность осуществления своих прав не только потерпевшим, подсудимым, но и иными участниками уголовного судопроизводства, в частности, гражданским истцом и гражданским ответчиком, свидетелем, а также экспертом, специалистом, переводчиком.

Обеспечение прав и законных интересов гражданского истца. Если необходимо обеспечить защиту прав граждан, которым в результате совершения преступления причинен имущественный вред, прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск (ч. 6 ст. 246 УПК). Гражданский иск в интересах
несовершеннолетних, лиц, при-

116

знанных недееспособными либо ограниченно дееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, а также лиц, которые не могут сами защищать свои права и законные интересы, может быть предъявлен прокурором, в том числе участвующим в судебном разбирательстве по уголовному делу (ч. 3 ст. 44 УПК). Таким образом, в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор предъявляет гражданский иск в защиту прав и законных интересов тех лиц, которые после направления уголовного дела в суд не имеют возможности это сделать самостоятельно.

Исходя из содержания ч. 2 ст. 44 УПК к числу таких лиц относится каждый, кто до окончания предварительного расследования не предъявил гражданский иск. На практике после вступления в действие УПК РФ уже столкнулись с такой проблемой, когда лицо до начала судебного разбирательства желает само- стоятельно предъявить гражданский иск по делу, однако закон не позволяет ему это сделать. В соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК РСФСР 1960 г. гражданский иск мог быть заявлен до начала судебного следствия, согласно же ст. 44 УПК РФ, в которой говорится о гражданском истце, ему такое право после окончания предварительного расследования не предоставлено. Следовательно, лицо, предъявившее требование о возмещении ему причиненного непосредственно преступлением имущественного или морального вреда, после направления уголовного дела в суд относится к числу тех, кто не может защищать свои права и законные интересы в порядке уголовного судопроизводства.

В связи с этим представляется, что положение же ч. 2 ст. 44 УПК требует изменений, в частности, слова «до окончания предварительного расследования» следует заменить словами «до начала судебного следствия», предоставив лицу
возможность в

117 подготовительной части судебного заседания предъявить гражданский иск. Тем более, что закон предусматривает полномочие суда признать лицо гражданским лицом по делу. Решение о признании гражданским истцом, согласно ч. 1 ст. 44 УПК, оформляется определением суда или постановлением судьи.

Гарантией защиты интересов гражданского истца является обращенное к суду (судье) требование закона о необходимости по поступившему уголовному делу проверить, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением (п. 5 ст. 228 УПК). С ходатайством принять необходимые для этого меры может обратиться не только гражданский истец, но и прокурор (ст. 230 УПК).

В соответствии с ч. 4 ст. 44 УПК гражданский истец вправе лично или через представителя участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела и поддерживать гражданский иск (представлять доказательства, давать по нему объяснения, заявлять ходатайства и отводы, выступать в прениях для обоснова- ния иска и т.д.). В этом случае прокурор обеспечивает соблюдение прав и законных интересов гражданского истца посредством поддержания в судебном разбирательстве заявленных гражданским истцом или его представителем ходатайств, высказывания заявлений по поводу допущенных участвующими в деле лицами нарушений прав гражданского истца, а также поддерживая в своей обвинительной речи предъявленный по делу гражданский иск. Кроме того, прокурор должен обеспечить, чтобы гражданскому истцу председательствующий разъяснил все принадлежащие ему права; предоставил возможность заявлять ходатайства и возражения, делать заявления; участвовать в допросе подсудимого, гражданского ответчика, свидетелей, эксперта, осмотре вещественных доказательств, документов и в производстве дру-

118 гих следственных действий, а также, чтобы в ходе допроса сам

гражданский истец не подвергался унижениям, оскорблениям со

стороны подсудимых, их защитников и других лиц.

Если предъявленный по делу гражданский иск поддерживает прокурор, то суд вправе рассмотреть его даже в отсутствие гражданского истца или его представителя (ч. 2 ст. 250 УПК). В таком случае государственный обвинитель сам представляет доказательства, подтверждающие требования истца, и участвует в их исследовании, заявляет ходатайства, обосновывает гражданский иск. Судебное решение в части, касающейся гражданского иска, государственный обвинитель также вправе обжаловать в апелляционном или кассационном порядке (ч. 4 ст. 354 УПК).

Чтобы обеспечить права и законные интересы гражданского истца, прокурор использует свои процессуальные полномочия теми же способами, что и для обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в части, касающейся предъявленного им гражданского иска.

Обеспечение прав гражданского ответчика. В целях обеспечения прав гражданского ответчика прокурор использует те же полномочия, что и для обеспечения прав гражданского истца. Вместе с тем, есть определенная специфика обеспечения прав гражданского ответчика. В соответствии с ч. 1 ст. 54 УПК гражданский ответчик несет ответственность за вред, причиненный преступными действиями подсудимого.

Заявляя в судебном разбирательстве ходатайства, например, о вызове новых свидетелей, которые могут подтвердить, что вред возник не по вине гражданского ответчика, поддерживая заявленные гражданским ответчиком ходатайства, прокурор таким образом обеспечивает соблюдение его прав.

119

Поддерживая гражданский иск, прокурор вправе предложить суду уменьшить размер денежных сумм, подлежащих взысканию с гражданского ответчика, просить отсрочить или рассрочить исполнение решения суда в части, касающейся гражданского иска, а также способ и порядок его исполнения.

Если прокурор считает, что возражения гражданского ответчика против предъявленного иска являются обоснованными, то государственный обвинитель может поддержать их, предложив суду оставить иск без удовлетворения.

Отказ государственного обвинителя от обвинения или его изменение не влияют на содержание исковых требований и, по сути, на положение гражданского ответчика, т.к. прекращение уголовного дела не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судо- производства (ч. 10 ст. 246 УПК).

Обеспечение прав свидетеля. В качестве свидетеля в судебное заседание может быть вызвано для дачи показаний любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для разрешения уголовного дела.

Перед началом допроса председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные ч. 4 ст. 56 УПК. При этом прокурор должен быть внимательным, следить за тем, чтобы свидетелю были разъяснены принадлежащие ему права в полном объеме.

В судебном разбирательстве прокурор обеспечивает права свидетеля также посредством реализации своих полномочий, предусмотренных УПК: заявления ходатайств, высказывания заявлений или возражений.

120

Прокурор вправе заявлять ходатайства, в частности, о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании, о допросе свидетеля со стороны обвинения без оглашения подлинных данных о его личности и в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, если этого требуют интересы обеспечения безопасности свидетеля, а также его близких родственников, родственников или близких лиц (п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5 ст. 278 УПК). Данные меры безопасности в отношении свидетеля применяются посредством его участия в допросе под псевдонимом, а также производства данного следственного действия в отсутствие подсудимого, которому, в свою очередь, предоставляется возможность знать показания допрошенного свидетеля и задать ему вопросы.

В целях охраны прав несовершеннолетнего свидетеля, создания благоприятной обстановки для его допроса и получения достоверных показаний прокурор вправе заявить ходатайство о допросе свидетеля, не достигшего возраста восемнадцати лет, в отсутствие подсудимого, о чем суд выносит определение или постановление. После возвращения подсудимого в зал судебного заседания ему должны быть сообщены показания несовершеннолетнего свидетеля и представлена возможность задавать ему вопросы (ч. 6 ст. 280 УПК).

В судебном заседании прокурор также вправе ходатайствовать о предоставлении свидетелю возможности пользоваться на допросе письменными заметками и имеющимися у него документами, а в дальнейшем об их приобщении к материалам уголовного дела (ст. 279 УПК).

Прокурор может и должен высказать свое обоснованное возражение на заявленные участниками уголовного судопроизводства со стороны защиты ходатайства о раскрытии подлинных

121 сведений о личности свидетеля в связи с необходимостью осуществления защиты подсудимого либо установления каких-либо существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств, если предоставление указанных сведений создаст реальную уг-

^ч розу безопасности свидетеля, его близких родственников, родст-

венников или близких лиц.

В случае установления прокурором в судебном разбирательстве нарушения прав свидетеля, оскорблений либо угроз в его адрес со стороны подсудимого, его защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, иных лиц, при-

•w- сутствующих в зале судебного заседания, государственный об-

винитель должен заявить об этом суду, просить принять меры воздействия на указанных лиц и устранить допущенное нарушение прав свидетеля.

Обеспечение прокурором прав свидетеля позволяет требовать от последнего надлежащего исполнения в судебном разбирательстве возложенной на него обязанности давать правдивые и полные показания по делу. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности в соответствии со статьями 307 и 308 УК РФ.

В Российской Федерации ежегодно свидетелями выступают 10 млн. человек, из них почти 2,5 млн. - меняют свои показания в суде в сторону смягчения вины подсудимого, представляют сведения, «существенным образом изменяющие юридическую формулировку обвинения или исключающие уголовное пресле-дование».

12 См.: Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. - М., 2002. С. 52- 53.

122 Причиной изменения показаний является давление, оказанное на свидетеля, его
близких родственников, родственников или близких лиц подсудимым и другими
заинтересованными в исходе дела лицами еще до начала судебного разбирательства.

^ Не исключены и случаи подкупа свидетеля.13 Это свидетельству-

ет о недостаточном обеспечении прав свидетеля в ходе досудебного производства по уголовному делу. Только надлежащее обеспечение прав свидетеля как прокурором, так и следователем, осуществляемое в рамках единых целей и задач, позволит свидетелю выполнять свои процессуальные обязанности.

^ Что касается иных участников судебного разбирательства,

например, специалиста, переводчика, то прокурор обеспечивает соблюдение их прав посредством высказывания соответствующих заявлений о нарушении процессуальных прав лица или возражений, чтобы предупредить такое нарушение, иными участниками уголовного судопроизводства и лицами, присутствующими в зале судебного заседания.

Таким образом, надлежащее исполнение прокурором в су-дебном разбирательстве возложенных на него УПК полномочий способствует обеспечению не только поддержания государственного обвинения, но также и соблюдения прав потерпевшего, подсудимого, иных лиц - участников уголовного судопроизводства.

«*

См.: Зайцев О.А. Указ. работа. С. 53; Леви А.А. К вопросу об обязанностях и правах свидетеля в уголовном процессе // Правоведение. 2000, № 1. С. 152.

123 Заключение

Завершая настоящее диссертационное исследование, хотелось бы особо отметить, что государство в лице своих органов и должностных лиц взяло на себя обязанность обеспечить защиту прав и свобод человека и гражданина. К числу должностных лиц относится и прокурор, конституционной обязанностью которого в судебном разбирательстве является обеспечение прав лиц, уча- ствующих в уголовном судопроизводстве. Прокурор в суде обязан поддержать обвинение и, в случае его подтверждения, высказать предложение о признании подсудимого виновным и его наказании; при этом он должен принять меры, чтобы были исключены нарушения прав личности в судебном разбирательстве, необоснованное признание подсудимого виновным и его наказание (ст. 6 УПК). В случае, когда обвинение не нашло своего подтверждения представленными в суд доказательствами, государственный обвинитель отказывается от обвинения.

Деятельность прокурора, участвующего в рассмотрении уголовных дел судами, имеет многофункциональное содержание, включающее поддержание обвинения, обеспечение прав участников уголовного судопроизводства, профилактику преступлений и т.д. При этом поддержание государственного обвинения и обеспечение прав и законных интересов участников процесса являются равнозначными, относительно самостоятельными, взаимозависимыми и взаимодополняющими функциями прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел. Признание только поддержания обвинения основной функцией прокурора в судебном разбирательстве означало бы, что его правообеспечи- тельная функция является второстепенной, что противоречит ст. 2 Конституции РФ.

124

В соответствии с УПК РФ прокурор является тем должностным лицом, которое надлежащим исполнением возложенных на него процессуальных полномочий обеспечивает соблюдение прав и законных интересов потерпевшего, подсудимого, гражданского истца, гражданского ответчика, свидетеля, иных участников судебного разбирательства. В частности, прокурор высказывает свое мнение по каждому вопросу, возникающему в ходе судебного разбирательства; выступает с заявлением или возражением в защиту прав участника процесса; поддерживает обоснованное ходатайство потерпевшего, подсудимого, защитника; заявляет ходатайства о принятии мер, обеспечивающих безопасность участвующих в деле лиц, при наличии оснований, предусмотренных ч. 3 ст. 1 1 УПК РФ, а также об истребовании дополнительных доказательств, оправдывающих подсудимого, о прекращении уголовного дела при наличии к тому законных оснований; предъявляет или поддерживает предъявленный гражданский иск; высказывает суду предложения о применении уголов- ного закона и назначении наказания с учетом личности подсудимого, тяжести совершенного им преступления, и обстоятельствам, смягчающим наказание; изменяет обвинение или отказывается от него.

Вместе с тем, изучение практики деятельности государственных обвинителей показало, что в судебном разбирательстве прокуроры не всегда уделяют должное внимание реализации своей правообеспечительной функции, свидетельством чего является возрастание количества лиц, оправданных судами (тогда как государственные обвинители настаивали на их осуждении), невысокий процент удовлетворяемости кассационных представлений прокуроров, приносимых на оправдательные приговоры. Все это говорит о слабостях и просчетах государственного об-

125 винения, которые выражаются в недостаточном профессионализме прокуроров, отсутствии должного осознания своей процессуальной самостоятельности, в слабом знании материалов дела, неумении использовать в полном объеме процессуальные полномочия, которыми их наделяет закон, с тем чтобы обеспечить права и законные интересы участников уголовного судопроизводства. Из этого следует только один вывод: необходимо постоянно обобщать и анализировать состояние работы по поддержанию государственного обвинения, внедрять положительный опыт этой работы, разрабатывать и проводить учебно- методические мероприятия, направленные на повышение уровня государственного обвинения в суде. Руководителям прокуратур следует строже оценивать качество и эффективность участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами, исходить из их реального вклада в принятие судом законного, обоснованного и справедливого решения, учитывать проявленные активность, профессиональное мастерство и объективность занятой позиции, причем одним из важнейших критериев профессиональной состоятельности государственных обвинителей надлежит считать их способность обеспечить в своей деятельности последовательную реализацию принципов законности, презумпции невиновности, охраны прав и свобод человека и гражданина.

Реализация прокурором правообеспечительной функции возможна при непременном условии, что прокуроры в полной мере осознают свою государственную, конституционную обязанность обеспечить соблюдение и защиту прав и законных интересов участников судебного разбирательства.

В то же время следует признать, что не все случаи оправдания подсудимых объясняются недостатками в работе государственных обвинителей, их необъективностью в ходе судебного

126 разбирательства и необоснованностью предложений о признании

подсудимого виновным и его осуждении. Некоторое количество таких случаев связано с судебными ошибками, о чем говорят факты отмены оправдательных приговоров вышестоящими судами. Однако, в любом случае прокуроры должны обеспечить повышение качества предварительного расследования, усилить надзор за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания, на что Генеральный прокурор РФ в своем приказе № 28 от 03.06.02 прямо указал руководителям прокуратур (п. 1.11), а также, осознавая свою процессуальную самостоятельность, отказываться от обвинения в случае, если по их твердому убеждению представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение.

Для того, чтобы деятельность прокурора в судебном разбирательстве была объективной, в качестве государственного обвинителя не должен выступать прокурор, который принимал непосредственное участие в производстве предварительного следствия или дознания по данному уголовному делу. Это обстоятельства, как представляется, необходимо рассматривать в качестве оснований для отвода государственного обвинителя.

Деятельность прокурора в судебном разбирательстве не должна быть предвзятой, осуществляться в одностороннем обвинительном аспекте, нацеленном исключительно на изобличение подсудимого во что бы то ни стало, даже несмотря на отсутствие достаточных доказательств. Прокурор в суде выступает от имени государства, это - высокая ответственность, которая требует объективно и непредвзято проверять представленные доказательства и устанавливать все обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, в том числе обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; смягчающие наказание, а

127 также обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от
уголовной ответственности и наказания (ч. 1 ст. 73 УПК).

С учетом изложенного представляется, что в ст. 66 УПК следует внести изменения: в ч. 2 исключить слова «, а равно его участие в судебном разбирательстве не» и изложить ее в следующей редакции: «Участие прокурора в производстве предварительного расследования является препятствием для дальнейшего участия прокурора в производстве по данному уголовному делу». Одновременно указанную статью необходимо дополнить ч. 3 следующего содержания: «Участие прокурора в судебном разбирательстве не является препятствием для дальнейшего его участия в производстве по данному уголовному делу».

Проблемы прокуроров при поддержании государственного обвинения во многом связаны с тем, что согласно ч. 1 ст. 281 УПК РФ при наличии существенных противоречий в показаниях потерпевшего или свидетеля, а также в случае их неявки в судебное заседание оглашение ранее данных показаний допускается лишь с согласия обеих сторон. В условиях состязательности и противоречия интересов сторон в судебном заседании, как правило, невозможно получить согласие защиты на представление доказательств стороной обвинения путем оглашения показаний потерпевшего или свидетеля, данных ими в ходе предварительного следствия, в результате чего суд такое ходатайство отклоняет. Это приводит к уменьшению доказательственной базы обвинения, а в некоторых случаях и к постановлению оправдательного приговора. Положение ч. 1 ст. 281 УПК не только противоречит принципу состязательности и равноправия сторон, но и препятствует обеспечению прокурором прав и законных интересов
потерпевшего в судебном разбирательстве, поэтому в ука-

128 занную норму закона следует внести изменение, заменив слова «с согласия сторон» словами «по ходатайству стороны».

Изменения требует и положение ч. 2 ст. 44 УПК, в частности, слова «до окончания предварительного расследования» необходимо заменить словами «до начала судебного следствия», предоставив лицу, выдвигающему требование о возмещении имущественного или морального вреда, причиненного непосред- ственно преступлением, возможность предъявить гражданский иск по уголовному делу также на предварительном слушании и в подготовительной части судебного заседания. Прокурор в этом случае будет иметь возможность в судебном разбирательстве обеспечить указанное право гражданского истца даже в его отсутствие.

В целях обеспечения потерпевшему, гражданскому истцу не только доступа к правосудию, но и компенсации причиненного ущерба было бы целесообразно учредить Государственный фонд борьбы с преступностью и использовать его средства и для возмещения вреда, причиненного гражданину преступлением. Целесообразно также ввести критерии, использование которых позволило бы единообразно определять, кому именно, в каком размере и в каком порядке государство обязано возместить причиненный вред. Помимо возмещения материального ущерба предусмотреть оказание социальной, психологической и информационной помощи потерпевшим, бесплатное медицинское обслуживание потерпевших, здоровью которых причинен вред.

Отказ от обвинения при наличии к тому законных оснований следует признать обязанностью прокурора. В силу своей процессуальной самостоятельности он не может и не должен поддерживать обвинение, настаивать на признании подсудимого виновным, когда представленные доказательства не подтвер-

129 ждают предъявленное обвинение. Прокурор обязан так поступить в силу того, что в уголовном судопроизводстве он выступает не в личном качестве, а как должностное лицо, действующее от имени государства, которое не заинтересовано в осуждении тех лиц, чья виновность с несомненностью не доказана. В ч. 7 ст. 246 УПК РФ, представляется, необходимо указать, что госу- дарственный обвинитель «обязан отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа».

Дополнения и изменения необходимо внести и в другие статьи УПК РФ с тем, чтобы уголовное судопроизводство в полной мере отвечало своему назначению:

  • в части 2 статьи 14 после слов «опровержения» дополнить словом «необоснованных»;
  • в части 4 статьи 29 после слов «принятия необходимых мер» дополнить словами «в указанный судом срок».
  • Таким образом, в диссертации по-новому рассмотрена деятельность и процессуальное положение прокурора, участвующего в рассмотрении уголовных дел судами, в том числе его роль в обеспечении прав и законных интересов участников процесса. Автором проанализированы полномочия прокурора в стадии судебного разбирательства и условия, при которых возможна их реализация, а также выявлены и рассмотрены возникающие при этом проблемы.

Проведенное исследование показало, что проблема обеспечения прокурором прав и законных интересов участников судебного разбирательства является одной из актуальных и требует изучения деятельности государственных обвинителей в указанном направлении также в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

130

Приложение 1 АНКЕТА для опроса прокуроров (опрошено 95 государственных обвинителей в ноябре 2002 г.)

  1. Какие функции, кроме поддержания государственного обвинения, по Вашему мнению, прокурор осуществляет в стадии судебного разбирательства?
  • правозащитную (95,7%)
  • профилактическую (58%)
  • правовоспитательную (63%)
    1. Считаете ли Вы, что поддержание государственного об винения начинается с предварительного слушания?

да (91%) нет (9%)

  1. По каким причинам прокуроры, если представленные до казательства не подтверждают предъявленное подсудимому об винение, не всегда отказываются от обвинения?
  • государственный обвинитель подчинен руководителю ор гана прокуратуры, который считает подсудимого виновным (83%);

непринципиальность государственного обвинителя (16,8%);

  • недостаточное осознание того, что прокурор в суде - самостоятельная процессуальная фигура (16,8%);
  • рассматриваемое в суде дело о преступлении получило широкий общественный резонанс (8%);
    1. Считаете ли Вы, что отказ от обвинения или изменение обвинения при наличии к тому законных оснований является обязанностью прокурора?

да (95%) нет (5%)

131

Приложение 2

АНКЕТА

для опроса прокуроров

(опрошены 123 прокурора, имеющие опыт поддержания

обвинения, во 2-ой половине 2001 года)

  1. Как Вы считаете, государственный обвинитель действует в суде исключительно как:
  • прокурор - орган надзора (2,6%)
  • обвинитель - сторона обвинения (18,6%)
  • прокурор и обвинитель в одном лице одновременно (78,8%)
  1. Считаете ли Вы возможным и полезным возложение под держания государственного обвинения на помощника прокурора, осуществляющего надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дозна ние и предварительное следствие?
  • да (76%>) - нет (24%)
  1. Считаете ли Вы, что поддержание государственного об винения помощником прокурора, осуществляющим надзор за ис полнением законов органами дознания, предварительного след ствия, а также осуществляющими оперативно-розыскную дея тельность, будет связано выводами и решениями следственных органов и не сможет обеспечить объективное исследование об стоятельств дела?

-да (16%о) - нет (84%о)

  1. Имели ли место в Вашей практике случаи, когда участ вующим в судебном разбирательстве лицам (подсудимому, по-

132

терпевшему и другим) судья не разъяснил принадлежащие им

права?

-да (18,7%) -нет (81,3%)

Если «да», то как реагировал на это прокурор? (см. в главе

2 диссертации)

  1. Имели ли место в Вашей практике случаи, когда проку рор заявлял ходатайства о дополнении судебного следствия?
  • да (84%) -нет (16%)
  1. Имеют ли место в Вашей практике случаи заявления прокурором ходатайств о возвращении уголовного дела для до полнительного расследования по основанию существенных на рушений прав человека на предварительном следствии?

-да (61%) - нет (39%)

  1. Были ли в Вашей практике случаи, когда прокурор заяв лял ходатайство о вынесении частного определения или поста новления при обнаружении в суде существенных нарушений прав граждан органами предварительного следствия и другими органами, организациями и должностными лицами?
  • да (45%) - нет (55%)
  1. Имели ли место в Вашей практике случаи отказа проку рора от обвинения (полностью или частично)?
  • да (47%) - нет (53%) Если «да», то насколько распространены такие случаи:

  • в год до 3-х случаев (70%) - до 5-ти (7%) - свыше 5-ти (23%)

Был ли согласован государственным обвинителем, вопрос об отказе от обвинения с прокурором, утвердившим обвинительное заключение?

  • да (66%) - нет (34%)

133

  1. Как, по Вашему мнению, должен быть решен данный во прос, если такое согласие не было достигнуто?
  • государственный обвинитель должен быть заменен руководителем органа прокуратуры (58,5%)
  • руководитель обязывает государственного обвинителя и далее поддерживать обвинение (9%)
    1. Были ли в Вашей практике случаи, когда государствен ный обвинитель вносил суду предложения об оправдании подсу димого?
  • да (29%) -нет (71%) Если «да», то насколько распространены такие случаи:

  • в год до 3-х случаев (80,5%) - до 5-ти (5,5%) - свыше 5- ти (14%)
  1. Какие субъективные и объективные причины побужда ют прокуроров в отдельных случаях отступать от требований объективности, вопреки истине настаивать на осуждении тех, чья вина с несомненностью не установлена?
  • государственный обвинитель подчинен руководителю ор гана прокуратуры, который считает подсудимого виновным (36,5%);

  • государственный обвинитель недостаточно знает материалы дела (32,5%);
  • сформировавшееся на основании материалов предварительного следствия представление о виновности подсудимого (36,5%);
  • рассматриваемое в суде дело о тяжком преступлении по лучило широкий общественный резонанс (11,3%).
  1. Чем можно объяснить пассивность части прокуроров при поддержании обвинения в суде?
  • плохим знанием материалов дела (60%);

134

  • неумелой организацией поддержания обвинения (21%);

недостаточным опытом поддержания обвинения в суде (35%);

  • мнением о том, что позиция обвинения достаточно убе дительно изложена в обвинительном заключении (23%);

  • тактической и методической неподготовленностью к под держанию обвинения (35%).

  1. Какие причины препятствуют не всегда качественному поддержанию государственного обвинения в состязательном уголовном судопроизводстве?
  • низкое качество предварительного расследования и прокурорского надзора за ним (44%);
  • отношение прокуроров к судебному разбирательству как к простому продолжению предварительного следствия и вытекающая отсюда пассивность прокурора в судебном разбирательстве (14%);
  • перегруженность прокуроров работой; выполнение ими других функций, кроме поддержания обвинения (61%);

  • плохая организация работы прокуратуры по поддержанию государственного обвинения (9%);
  • недостаточный профессиональный уровень государственных обвинителей (39%);

135

Приложение 3

АНКЕТА

для опроса судей

(опрошено 57 судей по уголовным делам

во 2-ой половине 2001 г.)

  1. Как Вы считаете, государственный обвинитель действует в суде исключительно как:
  • прокурор - орган надзора (17,7%)
  • обвинитель - сторона обвинения (38,5%)
  • прокурор и обвинитель в одном лице одновременно (43,8%)
  1. Имеют ли место в Вашей практике случаи заявления прокурором ходатайств о возвращении уголовного дела для до полнительного расследования по основанию существенных на рушений прав человека на предварительном следствии?
  • да (56%) - нет (44%)
  1. Имеют ли место в Вашей практике случаи, когда проку рор заявлял ходатайства о дополнении судебного следствия?

-да (61%) -нет (39%)

  1. Были ли в Вашей практике случаи, когда прокурор заяв лял ходатайство о вынесении частного определения или поста новления при обнаружении в суде существенных нарушений прав граждан органами предварительного следствия и другими органами, организациями и должностными лицами?
  • да (31%) - нет (69%)
  1. Имеют ли место в Вашей практике случаи отказа проку рора от обвинения (полностью или частично)?
  • да (82,4%) - нет (17,6%)

136 Если «да», то насколько распространены такие случаи: в год до 3-х случаев (61,5%) - до 5-ти (9,5%) - свыше 5-ти (29%)

  1. Были ли в Вашей практике случаи, когда государствен ный обвинитель вносил суду предложения об оправдании подсу димого?
  • да (24,5%) - нет (75,5%) Если «да», то насколько распространены такие случаи:

  • в год до 3-х случаев (78,5%) - до 5-ти (-) - свыше 5-ти (21,5%)

  1. Имеют ли место в Вашей практике случаи, когда проку рор просил суд прекратить дело?
  • да (33%) - нет (67%)
  1. Считаете ли Вы справедливым наказание, которое госу дарственный обвинитель в большинстве случаев просит суд на значить осужденному?

-да (61%) - нет (39%>)

Если «нет», то по каким причинам:

  • наказание слишком суровое (71%)
  • наказание слишком мягкое (14%)
    1. Осуществляется ли, по Вашему мнению, поддержание государственного обвинения на качественно высоком уровне?
  • да (84%) - нет (16%) Если «нет», то по каким причинам:

  • низкое качество предварительного расследования и прокурорского надзора за ним (60%);
  • плохая организация работы прокуратуры по поддержанию государственного обвинения (19%);
  • плохое знание материалов дела (42%);

137

  • недостаточный профессиональный уровень государствен ных обвинителей (30%);

недостаточный опыт поддержания обвинения в суде (21%);

  • мнение о том, что позиция обвинения достаточно убеди тельно изложена в обвинительном заключении (7%).
  1. Имеют ли место в Вашей практике случаи, когда прокуроры отступают от требований объективности, вопреки истине настаивают на осуждении тех, чья вина с несомненностью не установлена?
  • да (65%) -нет (3 5%) Если «да», то по каким причинам:

  • государственный обвинитель подчинен руководителю ор гана прокуратуры, который считает подсудимого виновным (61%);

  • государственный обвинитель недостаточно знает материалы дела (3,5%>);
  • сформировавшееся на основании материалов предварительного следствия представление о виновности подсудимого (5,2%);
  • рассматриваемое в суде дело о тяжком преступлении получило широкий общественный резонанс (8,7%).

138

Приложение 4

АНКЕТА

для изучения уголовных дел, рассмотренных по существу

судом первой инстанции с участием прокурора

(изучено 147 уголовных дел в отношении 232 подсудимых с участием 213 защитников, рассмотренных в 1999-2003 годы)

До начала судебного следствия заявлено ходатайств:

Прокурором: 6

Из них удовлетворено судом: 6

Потерпевшим: 2

Из них: поддержано прокурором: 2 Удовлетворено судом: 2

Подсудимым или защитником: 38

Из них: поддержано прокурором: 27 Удовлетворено судом: 30

Прокурор не дал согласие начать рассмотрение 3 (2 %) уголовных дел в отсутствии не явившихся свидетелей

Суд не согласился с предложенным прокурором порядком исследования доказательств по 4 уголовным делам

Прокурор считает невозможным окончить судебное следствие 3 (2%) уголовных дел в отсутствии не явившихся свидетелей

В ходе судебного следствия заявлено ходатайств:

Прокурором: 7

Из них удовлетворено судом: 7

Подсудимым и защитником: 12

Из них: поддержано прокурором: 10 Удовлетворено судом: 11

139

Прокурор просил суд о переквалификации деяния 39 (16,8%) подсудимых

Прокурор просил суд исключить из обвинения ссылки на норму УК РФ или признаки преступления, отягчающие наказа- W ние подсудимого 36 (15,5 %) подсудимых

Прокурор отказался от обвинения:

полностью - О

частично - в отношении 31(13 %) подсудимых

Прокурор просил суд прекратить дело - в отношении 5 (2%) подсудимых w Прокурор просил назначить наказание с применением ста-

тей 64 или (и) 73 УК РФ - в отношении 102 (44 %) подсудимых

Прокурор поддержал 28 гражданских исков

По решению (приговору) суда:

Переквалифицированы действия 39 (16,8 %) подсудимых

Прекращены дела в отношении 5 (2%) подсудимых

Назначено наказание:

как просил прокурор - 138 (60,3 %) осужденным 7 ниже, чем просил прокурор - 72 (31,7 %) осужденным

выше, чем просил прокурор - 17 (8 %) осужденным

Удовлетворено 26 гражданских исков

140 Нормативные акты и литература

Международное законодательство

Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. / Международное право в документах. Учеб. пособие / Сост. Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков. - М., 1997. С. 86.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. / Международное право в документах. Учеб. пособие / Сост. Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков. - М., 1997. С. 101.

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (Резолюция 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г.) / Советская юстиция, 1992. № 9-10.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (в редакции протокола № 11) / Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. В 2 т. Т.2. / Преде. Ред кол. В.А.Туманов. - М., 2000, с.714.

Рекомендации R (2000) 19 Комитета Министров Совета Европы от 6 октября 2000 г. «О роли государственного обвинения в системе уголовного правосудия». - Страсбург, 2000.

Рекомендации R (85) 11 Комитета Министров Совета Европы «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса». - Страсбург, 1985.

Конституция РФ, федеральные законы, иные нормативно-правовые акты Российской Федерации

Конституция Российской Федерации 1993 года. - М., 1995.

141

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в редакции Федеральных законов от 17.11.95 г. № 168-ФЗ, от 10.02.99 г. № 31-ФЗ, от 02.01.2000 г. № 19-ФЗ. - М., 1999.

Комментарий к федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» / Под ред. проф. Скуратова Ю.И. - М., 1996.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства российской Федерации, 1995, № 33, ст. 3349, с изменениями и дополнениями по состоянию на 01.01.2000.

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации» № 58-ФЗ от 29.05.2002 // Российская газета от 1 июня 2002 г.

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в статью 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, изменений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации, изменений и дополнений в статью 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» № 133-ФЗ от 31.10.2002 г. // Российская газета от 05 ноября 2002 г.

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» № 63-ФЗ от 31.05.2002 // Российская газета от 5 июня 2002 г.

Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» № 443-1 от 24.12.1990 (в ред. от 24.06.1992 г., с изм. от 01.07.1994 г.).

Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., 1996, с изменениями и дополнениями по состоянию на 01.01.2002 г.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 1997, с изменениями и дополнениями по состоянию на 01.10.2001 г.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред.
Радченко В.И. Под ред. Томина В.Т. - М., 1999.

142 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - М., Спарк, 1995.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

  • М., 2002.

Научно-практический комментарий к Уголовно-

процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. - М., 2002.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. -М., 2002.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. -М., 2002.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. - М., 2002.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2002.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая.

  • М., 1994.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. СПб, 1996.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. - М., 2003.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // Российская газета от 31 декабря 2001 г.

Указ Президента Российской Федерации от 12 августа 2002 г. № 885 «Об утверждении общих принципов служебного пове-

143 дения государственных служащих» // Российская газета от 15.08.2002.

Концепция судебной реформы в РСФСР. Одобрена Постановление Верховного Совета РСФСР 24 октября 1991 г. // Концепция судебной реформы в Российской Федерации / под ред. Б.А. Золотухина. М., 2001.

Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992, № 8.

Проект УПК РФ, одобренный Государственной Думой РФ в 1 чтении.

Проект УПК. РФ, одобренный Государственной Думой РФ во 2 чтении.

Проект уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (НИИ проблем укрепления законности и правопорядка). М., 1994.

Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2001 году. - М., 2002.

Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2000 году // Российская газета от 16 мая 2001 г.

Российское и советское законодательство

Устав уголовного судопроизводства 1864 г. / Российское законодательство Х- ХХ веков. Т. 8. Судебная реформа. - М., 1991.

Декрет СНК РСФСР 1917 года «О суде» / История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры 1917-1954 гг. Сборник документов. -М., 1955. С. 32

144

Решения Европейского Суда по правам человека и акты

судебных органов и Генеральной прокуратуры

Российской Федерации

Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. В 2-х т. / Преде. Ред кол. В.А.Туманов. - М., 2000.

Постановление Конституционного Суда РФ от 14 марта 2002 г. № 6-П по делу о проверке конституционности статей 90, 96, 122 и 216 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан С.С. Маленкина, Р.Н. Мартынова и СВ. Пустовалова // Российская газета, 21 марта 2002 г.

Постановление Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 2-П по делу о проверке конституционности положений части третьей, четвертой и пятой статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и А.А. Стубайло. Официальное издание.

Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации. Официальное издание.

Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. № 7-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Ир-

145 кутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород // Российская газета, 27 апреля 1999 г.

Определение Конституционного Суда РФ от 5 июля 2000 г. № 150-О по ходатайству Генерального прокурора Российской Федерации об официальном разъяснении постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород // Российская газета, 23 августа 2000 г.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. № 84 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования». Официальное издание.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» // Российская газета, 22 мая 1996 г.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». Официальное издание.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.96 N 10, от 15.01.98 N 1). Официальное издание.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 11 «Об обеспечении всесторонности, полноты и объ-

146 ективности рассмотрения судами уголовных дел». Официальное издание.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 сентября 1988 г. № 11 «О практике вынесения судами частных определений (постановлений)» / Судебная практика по уголовным делам. В 2-х частях. Ч. 1. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации / Сост. С.А. Подзоров. - М., 2001.

Приказ Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. № 28 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства». Официальное издание ГП РФ.

Приказ Генерального прокурора РФ от 05 июля 2002 г № 39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства». Официальное издание ГП РФ.

Приказ Генерального прокурора РФ от 20 февраля 2002 г. № 7 «Об организации исполнения Федерального закона «О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» и переходе органов прокуратуры к работе в новых условиях уголовного судопроизводства». Официальное издание ГП РФ.

Приказ Генерального прокурора РФ от 13 ноября 2000 г. № 141 «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве». Официальное издание ГП РФ.

Приказ Генерального прокурора РФ от 25 апреля 2000 г. № 56 «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Официальное издание ГП РФ.

147

Приказ Генерального прокурора РФ от 24 ноября 1998 г. № 82 «О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел»/ Сборник основных приказов и указаний Гене рального прокурора Российской Федерации. - М., 1999. С. 263. ^ Приказ Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 г. №

31 «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием» / Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. - М., 1999. С. 135.

Приказ Генерального прокурора РФ от 22 мая 1996 г. № 30 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» / Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. - М., 1999. С. 51.

Указание Генерального прокурора РФ от 08 ноября 2001 г. № 65/6 «О мерах по обеспечению участия прокуроров в уголовном судопроизводстве». Официальное издание ГП РФ.

^ Монографии

Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980.

Бажанов М.И. Свидетели, их права и обязанности по советскому уголовно-процессуальному законодательству. - М., 1955.

Басков В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах. - М., 1986. ?^ Бойков А.Д. Третья власть в России. - М., 1997.

Бойков А.Д. Третья власть в России. Книга вторая - продолжение реформ. - М., 2002.

148

Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения. -М., 1975.

Брусницын Л.В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: российский, зарубежный и международный опыт XX века (процессуальное исследование) -М., 2001.

Васильев Л.М. Проблемы истины в современном российском уголовном процессе (Концептуальные положения). - Краснодар, 1998.

Волосова Н.Ю. Потерпевший в уголовном процессе: его процессуальное положение. Оренбург. 1998.

Гаврилов В.В. Слово государственному обвинителю. Поддержание государственного обвинения в суде. - Саратов, 1998.

Гегель. Энциклопедия философских наук. - М., 1980.

Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. - Л., 1990.

Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе (концептуальные положения). - М., 1995.

Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики). - М., 1971.

Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. - М., 2002.

Зеленецкий B.C. Возбуждение государственного обвинения в советском уголовном процессе. - Харьков, 1979.

Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. - Ижевск, 1997.

Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971.

Кони А.Ф. Избранные произведения. - М., 1956.

149

Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. - М., 1974.

Кудрявцев В.Н. Преступность и нравы переходного общества. - М., 2002.

Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М., 1973.

Леви А.А. Научно-технические средства в суде. - М., 1974.

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 29. - М., 1980.

Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. - М., 2000.

Мотовиловкер О.Я. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. - Ярославль, 1978.

Пастухов М.И. Оправдание подсудимого. - Минск, 1985.

Перлов И.Д. Судебные прения и последнее слово подсудимого в советском уголовном процессе. - М., 1957.

Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. -М., 2001.

Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1956.

Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. - М., 1983.

Прокуратура Российской Федерации (Концепция развития на переходный период). - М., 1994.

Проблемы развития правового статуса российской прокуратуры (в условиях переходного периода). - М., 1998.

Рахунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. - М., 1955.

Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М., 1975.

150

Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. - М., 1971.

Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. - М., 1963.

Семененко М.Э. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами. - М., 2001.

Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М., 2000.

Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М., 1988.

Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. - М., 1951.

Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. - М., 1971.

Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и изменение его в суде. - Казань, 1963.

Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. -Кемерово, 1997.

Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1951.

Чурилов А.В. Защита прав и свобод человека и гражданина средствами прокурорского надзора. Москва-Воронеж, 2001.

Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. -СПб, 2001.

Шифман М.Л. Прокурор в уголовном процессе. - М., 1948.

Шифман М.Л. Судебная работа районного прокурора по уголовным делам. -М., 1943.

Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-

процессуального права. - Л., 1963.

Юрченко В.Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательстве. Томск. 1977.

151

Статьи

Аликперов Х.Д. О процессуальной фигуре государственно- ?^± го обвинителя // Российская юстиция. 2003, № 3.

Баскалова A.M. Доказывание прокурором обвинения в суде // Правовые проблемы укрепления Российской государственности. Томск, 2002.

Бессарабов В.Г. Совет Европы. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и правозащитная деятельность прокуратуры РФ // Конституционная законность: предпосылки и реальность. Сборник научных трудов. - М., 2002.

Бойков А.Д. Некоторые вопросы теории и практики защиты жертв преступлений // Проблемы защиты жертв преступлений (материалы расширенного заседания ученого совета НИИ про- блем укрепления законности и правопорядка). - М., 1999.

Бойков А.Д. Роль суда в формировании и реализации госу дарственной политики борьбы с преступностью // Судебная “t~ власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроиз-

водства. Сб. научных трудов. - М., 2001.

Брусницын Л.В. Проблемы реализации конституционных прав граждан в российском уголовном процессе // Конституционная законность: предпосылки и реальность. Сборник научных трудов. - М., 2002.

Быть прокурором в наши дни непросто. Выступление Пре зидента РФ В. Путина на Всероссийском совещании прокуроров ‘?4- 11-12 января 2001 г. // Российская газета от 13 января 2001 г.

Воскресенский В.В. Прокурор в суде присяжных (общая характеристика целей и задач
государственного обвинения) //

152 Актуальные проблемы деятельности прокуратуры. Сборник научных трудов. - М., 1994.

Гуськова А.П. Обеспечение прав и свобод граждан как приоритетное направление прокурорской деятельности // Пятьдесят лет Всеобщей декларации прав человека: проблемы и реальности реформируемой России. Материалы научно-практич. конф. - М., 1999.

Гущин В.З. Правозащитные функции военной прокуратуры в современных условиях // Журнал Российского права, 2000, №4.

Гущин В.З., Чурилов А.В. Правозащитные функции прокуратуры в постсоциалистическом государстве // Государство и право, 1998, № 5.

Демидов И.Ф., Тушев А.А. Отказ прокурора от обвинения // Российская юстиция, 2002,№ 8.

Демидов И.Ф., Курочкина Л.А. Роль государственного обвинителя в обеспечении прав и свобод участников судебного разбирательства // Актуальные проблемы уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Сборник научных трудов. -ML, 2002.

Демидов И.Ф. Прокурор в уголовном процессе: проблемы правового регулирования // Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. - М., 2001.

Демидов И.Ф. Борьба с преступностью и обеспечение прав человека - основные проблемы уголовного судопроизводства // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М., 1997.

Еникеев З.Д. Актуальные вопросы уголовного преследования в свете судебно- правовой реформы // Правоведение, 1995, № 4-5.

153

Жевлаков Э.Н. К вопросу о независимости суда и функциях прокуратуры // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью, № 146. - М., 1994.

Зеленецкий B.C. Процессуальные последствия отказа про- *ф- курора от государственного обвинения // Проблемы правоведе-

ния. Вып. 35, - Киев, 1977.

Зусь Л.Б. Гарантии защиты прав и свобод в сфере уголов ного судопроизводства // Пятьдесят лет Всеобщей декларации прав человека: проблемы и реальности реформируемой России. Материалы научно-практич. конф. - М., 1999. /«4, Касаткина С.А. Последствия отказа прокурора от обвине-

ния в суде // Государство и право на рубеже веков. Материалы конф. - М., 2001.

Кашепов В.П. О концепции обновления уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законода- тельства (по материалам конференции). -М., 2001.

Клочков В.В. Функции прокуратуры: понятие, соотношение ‘ с деятельностью, классификация // Прокуратура. Законность.

Государственный контроль. Сборник научных трудов. - М., 1995.

Колоколов Н.А. Вместо конфронтации - состязательность // Российский судья, 2001,№ 11.

Колоколов Н.А. Защита жертв преступлений: возможные пути совершенствования процессуального закона // Проблема защиты жертв преступлений (материалы расширенного заседа-ния Ученого совета НИИ проблем укрепления законности и правопорядка). - М., 1999.

Кореневский Ю.В. Государственное обвинение: какая нужна реформа? // Законность, № 4, 2001.

154

Кореневский Ю.В. Проблемы государственного обвинения в условиях судебной реформы // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сб. научных трудов. - М., 1995.

Кореневский Ю.В., Левакова Э.Н., Михайлова Т.А. Критерии оценки качества и эффективности государственного обвинения // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. - М., 1995.

Кудин Ф.М. Производство по гражданскому иску в новом Уголовно- процессуальном кодексе РФ // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России (материалы научной конференции). М., 2002.

Леви А.А. К вопросу об обязанностях и правах свидетеля в уголовном процессе // Правоведение. 2000, № 1.

Ломовский В.Д. Какой власти принадлежит прокуратура? // Российская юстиция, 2001,№ 9.

Макаров Н.И. (Выступление прокурора Саратовской области) // Материалы научно-практической конференции государственных обвинителей Саратовской области. - Саратов, 1998.

Макарова З.В. Защита в российском уголовном процессе // Правоведение, 2000, № 3.

Маршунов М.Н. Перспективы взаимоотношений органов прокуратуры и суда // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. № 141, - М., 1992.

Масловец Н.А. Процессуальное положение прокурора в уголовном процессе/ Проблемы обеспечения законности и борьба с преступностью. Материалы конф. - Москва-Кемерово, 1997.

Миронов О.О. Свобода и достоинство должны стоять во главе угла // Российская газета от 28 марта 2002 г.

Мыцыков А.Я. Прокуратура. Проблемы развития // Законность, 2000, № 1.

155

Назаров А.Д. Устранение в суде следственных ошибок в свете реформы уголовно-процессуального законодательства // Проблемы обеспечения законности и борьба с преступностью. Материалы конф. - Москва - Кемерово, 1997.

Никитин Е.Л. О функциях прокуратуры Российской Федерации // Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия. 2-ая научно-практическая конференция молодых ученых. - СПб., 1999.

Павлюченко М.А. Поддержание государственного обвинения и защита имущественных прав участников процесса // Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия. 2-ая научно-практич. конф. молодых ученых. - СПб., 1999.

Петрухин И.Л. Состязательность — основа правосудия // Государство и право на рубеже веков. Материалы Всероссийской конференции. - М., 2001.

Петрухин И.Л. Презумпция невиновности: равновесие сил обвинения и защиты // Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. -М., 1990.

Права человека и правозащитные функции прокуратуры: к 50-летию Всеобщей декларации прав человека (Вандер М.Б., Волженкин Б.В., Кальной И.И. и др.) // Известия вузов «Правоведение», 1999, № 1.

Радченко В. Судебную власть - в центр правовой реформы // Российская юстиция, 1999, № 10.

Рохлин В.И. Некоторые вопросы организации работы районных прокуратур по поддержанию государственного обвинения при рассмотрении уголовных дел в суде // Государственное обвинение. Материалы научно-практ. конф. - СПб, 1999.

156

Сафонов Б.А. Участие прокурора в суде в условиях состязательности и равенства сторон // Прокурорская и следственная практика. 1998, № 2.

Сидоренко Е.В. Процессуальное положение прокурора в (4~ суде первой инстанции в условиях судебной реформы // Совре-

менные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. Сборник научных трудов. - Москва - Санкт-Петербург-Кемерово. 1998.

Скворцов К.Ф. О «сторонах», «состязательности» и о роли прокурора в судебном рассмотрении уголовных дел // Развитие и ^ применение уголовно-процессуального законодательства. Воро-

неж, 1987.

Соловьев А.Б. Подход к принципам уголовного судопроизводства в УПК РФ требует уточнения // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России (материалы научной конференции). - М., 2002.

Соловьев А.Б., Леви А.А. Обеспечение прав и законных ин тересов участников уголовного процесса на предварительном ^ следствии // Научная информация по вопросам борьбы с пре-

ступностью, № 143. - М., 1993.

Стуканов А.П. О результатах смотра работы по поддержанию государственного обвинения среди оперативных работников прокуратуры Санкт-Петербурга // Государственное обвинение. Материалы конф. / Под ред. Сыдорука И.И. - СПб, 1999.

Сухарев А.Я. Законность - универсальная ценность демократического общества // Прокурорская и следственная практи-ка. 1998, № 3.

Темушкин О.П. Проблемы прокурорского надзора на современном этапе // Проблемы совершенствования прокурорского

157 надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции. - М., 1997.

Тушев А.А. О полномочиях прокурора в уголовном судо производстве в свете нового УПК // Концептуальные основы ре- ‘л формы уголовного судопроизводства в России (материалы науч-

ной конференции). М., 2002.

Устинов В.В. Наша главная задача — защита человека // Российская газета от 30 апреля 2002 г.

Учебно-методическая литература

Альперт С.А. Обвинение в советском уголовном процессе. Учебное пособие. - Харьков. 1974.

Басков В.И. Прокурорский надзор. - М., 1995.

Власов А.А. Участие прокурора в судебном разбирательстве. Учебно-практическое пособие. Ульяновск. 2002.

Доказывание в уголовном процессе: традиции и современ ность / Под ред. Власихина В.А. - М., 2000. ч^- Курс советского уголовного процесса. Общая часть. Под

ред. Бойкова А.Д. и Карпеца И.И. - М., 1989.

Кириллова Н.П. Участие государственного обвинителя в судебном следствии. Конспект лекций. - СПб., 1997.

Насонов С.А. Судебное следствие в суде присяжных: законодательство, теория, практика. Научно-практическое пособие. — М., 2001.

Настольная книга прокурора. Коллектив авторов./ Под ред. ^ СИ. Герасимова. - М., 2002.

Настольная книга судьи (рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции). - М., 1972.

158 Необоснованное обвинение и реабилитация в уголовном

процессе. Методическое пособие. - М., 1995.

Организация работы городской (районной) прокуратуры. Методическое пособие / Под ред. СИ. Герасимова. - М., 2001. w~ Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным де-

лам. Практическое пособие / Под ред СП. Щербы. - М., 1996.

Памятка государственному обвинителю. - М., 2002.

Перлов И.Д. Право на защиту. Учебное пособие. - М., 1969.

Поддержание государственного обвинения в суде с участи ем присяжных заседателей. Научно-практическое пособие. - М., <Л 2002.

Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. - М., 1978.

Строгович М.С Курс советского уголовного процесса. Т. 1. -М., 1968.

Строгович М.С. Уголовный процесс. Учебник. - М., 1946.

Судебная власть / Под ред. Петрухина И.Л. - М., 2003.

Уголовный процесс. Учебник / Под ред. Петрухина И.Л. — ^Г М., 2001.

Диссертации и авторефераты

Березовская СГ. Охрана прав граждан в деятельности советской прокуратуры. Автореферат дис. д.ю.н. - М., 1965.

Брусницын Л.В. Теоретико-правовые основы и мировой опыт обеспечения безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. Автореферат дис. д.ю.н. - М., 2002.

Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе (концептуальные положения). Диссертация д.ю.н. - М., 1996.

159 Долгова А.И. Прокурорский надзор в советском уголовном

судопроизводстве. Автореферат дис. к.ю.н. - М., 1969.

Долежан В.В. Проблемы компетенции прокуратуры. Дис сертация д.ю.н. - М., 1991. ‘ф- Епихин А.Ю. Защита законных прав и интересов свидетеля

в уголовном процессе. Автореферат дис. к.ю.н. - М., 1995.

Каюмов P.P. Уголовно-процессуальные средства обеспечения неотвратимости ответственности за преступления. Автореферат дис. к.ю.н. - Ижевск, 1994.

Крюков В.Ф. Отказ прокурора от государственного обвине- ,(|4. ния. Автореферат дис. к.ю.н. - Воронеж, 1996.

Кузьмина А.И. Предупредительно-воспитательная деятельность государственного обвинителя. Автореферат дис. к.ю.н. -М., 1992.

Курдубанов Ю.В. Обеспечение прав гражданского истца при рассмотрении уголовных дел судами. Диссертация к.ю.н. -М., 2002.

Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты ^ в российском судопроизводстве. Автореферат дис. д.ю.н. - М.,

1996.

Маркина Е.А. Допустимость доказательств как гарантия поавосудия и поав личности в совоеменном ооссииском УГОЛОВ-ном процессе. Диссертация к.ю.н. - М., 2000.

Никитин Е.Л. Актуальные проблемы прокурорской деятельности при осуществлении уголовного преследования. Автореферат дис. к.ю.н. - СПб., 2000.

‘С

Пашин С.А. Судебные прения в механизме установления

истины по уголовному делу. Автореферат дис. к.ю.н. - М., 1988. Пономарев Г.С. Прокуратура в условиях кризиса законности и правовых реформ в России. Диссертация к.ю.н. - М., 1995.

160 Сидоренко Е.В. Правовые проблемы определения роли и

процессуального положения прокурора в судебном рассмотрении

уголовных дел. Автореферат дис. к.ю.н. С-Пб., 2001.

Семененко М.Э. Проблемы уголовного преследования, осуществляемого прокурором в суде. Диссертация к.ю.н. - М., 2001.

Улищенко М.Б. Функция обвинения в суде. Автореферат дис. к.ю.н. - М., 1997.

Яни П.С. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Диссертация к.ю.н. - М., 1995 г.

Словари

Мамулян А.С, Кашкин СЮ. Англо-русский полный юридический словарь. - М., 1993.

Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1968.