lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Болтошев, Евгений Дмитриевич. - Функции прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 189 с. РГБ ОД, 61:03-12/556-4

Posted in:

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

ПРОБЛЕМ УКРЕПЛЕНИЯ ЗАКОННОСТИ

И ПРАВОПОРЯДКА ПРИ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи БОЛТОШЕВ ЕВГЕНИЙ ДМИТРИЕВИЧ

ФУНКЦИИ ПРОКУРОРА В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО

ПРОЦЕССА

Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

Заслуженный юрист РФ

доктор юридических наук, профессор

А.Б. Соловьев

МОСКВА - 2002

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

Оглавление 2

Введение 4

Глава 1. Понятие и сущность функций прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства и их соотношение с функциями других участников процесса. §1. Понятие и система уголовно-процессуальных функций в

досудебных стадиях уголовного судопроизводства 15

§2. Правовое положение прокурора и система его уголовно- процессуальных функций в досудебных стадиях уголовного

процесса 30

§3. Соотношение функций прокурора и суда в досудебных

стадиях уголовного судопроизводства 48

§4. Соотношение функций прокурора и начальника

следственного отдела 69

§5. Соотношение функций прокурора и защитника в

досудебных стадиях уголовного процесса 77

Глава 2. Реализация функций прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса.

§1. Надзор за исполнением законов как основная функция прокурора:

а) осуществление прокурорского надзора в стадии возбуждения уголовного дела 90

б) надзор прокурора при производстве неотложных следственных действий на первоначальном этапе расследования 103

в) прокурорский надзор при привлечении в качестве обвиняемого и избрании меры пресечения 116

3 г) реализация функции прокурорского надзора при

направлении прокурором уголовного дела в

суд 125

§2. Уголовное преследование в деятельности

прокурора 136

§3. Осуществление прокурором функции процессуального

руководства расследованием 146

Заключение 162

Библиография 166

4 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Начиная с девяностых годов прошлого столетия, в России произошли большие перемены, связанные как с изменением в экономике и государственном устройстве, так и в правовом регулировании общественных отношений. Эти преобразования затронули и систему прокуратуры, предназначенную обеспечивать режим законности в стране. В сфере уголовного судопроизводства, начиная с 1992 года, когда была принята Концепция судебной реформы, а затем Конституция РФ (12 декабря 1993 года), происходит перераспределение надзорных полномочий прокуратуры в пользу суда. По вступившему в действие с 1 июля 2002 года Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (далее УПК РФ) прокурору отводится роль организатора уголовного преследования.

Вместе с тем, правильное уяснение и установление места прокуратуры в государственном механизме России в целом и ее роли в уголовном судопроизводстве с учетом существующих реалий и стоящих перед органами прокуратуры задач обусловливает необходимость точного определения возложенных на нее функций. Функции как основные направления деятельности являются той ключевой правовой категорией, которая раскрывает содержание, структуру и пределы деятельности прокуратуры, как и любого иного правоохранительного органа.

В последние годы обострился вопрос о целесообразности сохранения прокуратуры как многофункционального органа. В юридической литературе (и не только в ней) нередко ставится вопрос о резком сужении функций прокуратуры, вплоть до осуществления ею только функции уголовного преследования. Указанная проблема напрямую касается статуса прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса, где роль прокурора в обеспечении законности традиционна и наиболее значительна.

Значение проблемы функций прокурора в досудебных стадиях уголовного
процесса в последнее время актуализировалось в связи с

5 пересмотром ряда устоявшихся в теории уголовного процесса положений и

институтов. В связи с этим актуальность исследования проблемы,

рассматриваемой в диссертации, заключается, прежде всего, в

необходимости с современных позиций на базе нового УПК РФ осмыслить

назначение прокуратуры, раскрыть содержание функций прокурора в

досудебных стадиях уголовного процесса России, с учетом расширения

судебного контроля определить особенности надзорной деятельности

прокурора, взаимосвязь и взаимодополняемость различных функций

прокурора, их структуру и содержание.

В советское и постсоветское время проблемам осуществления уголовно- процессуальных функций прокурора уделялось внимание многими учеными- процессуалистами, среди которых В.И. Басков, В.П. Божьев, А.Д. Бойков, Б.А. Галкин, В.Г. Даев, И.Ф. Демидов, Г.С. Казинян, В.В. Клочков, A.M. Ларин, П.А. Лупинская, А.И. Михайлов, М.Ю. Рагинский, В.П. Рябцев, В.М. Савицкий, А.Б. Соловьев, М.С. Строгович, М.Е. Токарева, Н.С. Трубин, А.Г. Халиулин, Н.А. Якубович, В.Б. Ястребов и другие.

Принятие УПК РФ побуждает переосмыслить понимание назначения и роли прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Строгое разделение сторон в уголовном процессе в соответствии с конституционным принципом состязательности обусловило отнесение прокурора к стороне обвинения на всем протяжении уголовного процесса. Однако формальное толкование отдельными учеными принципа состязательности по типу англосаксонского уголовного процесса низводит предназначение прокурора исключительно к осуществлению функции уголовного преследования, в противовес функции защиты. При таком подходе не учитываются конкретные социальные реалии, состояние преступности, потребности общества и государства в защите прав и законных интересов участников процесса в условиях построения правового государства в нашей стране. Не принимается во внимание действующий Закон «О прокуратуре Российской Федерации», согласно которому основной

6

функцией прокуратуры является осуществление надзора за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории РФ (ст.1). Кроме того, следует учитывать, что надзорная деятельность российской прокуратуры вполне соответствует стандартам Совета Европы, принятым в отношении прокуратуры Комитетом Министров 6 октября 2000 года во время 724 собрания Делегатов Министров, согласно которому под прокуратурой понимается власть, наделенная правом контролировать от имени общества и в его интересах выполнение закона, принимая во внимание, с одной стороны, права человека и, с другой - необходимую эффективность уголовного правосудия (п.1), а по отношению к полиции прокуратура должна проверять законность полицейского расследования (п.21).

Предметом споров продолжает оставаться и вопрос о понятии уголовно- процессуальных функций, их системы и видов, что влечет подчас неправильное понимание назначения отдельных правоохранительных органов и должностных лиц, участвующих в уголовном процессе, к односторонней оценке их деятельности.

Введенный в последние годы судебный контроль за предварительным расследованием, безусловно, ограничил в этой сфере деятельность прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов. Вместе с тем, по своему назначению и характеру он не может заменить прокурорский надзор, последовательно и постоянно осуществляемый в досудебных стадиях уголовного процесса. К тому же вопрос о соотношении судебного контроля и прокурорского надзора в этих стадиях решен не до конца и требует дальнейшего теоретического осмысления. Дискуссионным остается вопрос о соотношении прокурорского надзора и ведомственного процессуального контроля начальника следственного отдела за предварительным следствием, по-разному рассматривается в литературе концепция процессуального руководства
расследованием. Все перечисленные выше проблемы

7 нуждаются в серьезном научном исследовании с позиций системного

подхода и с учетом реалий переходного периода.

Целью исследования являлось комплексное исследование правового положения прокурора и определение оптимального круга его функций в досудебных стадиях уголовного процесса, необходимых для выполнения поставленных перед ним законом задач, изучение характера и содержания уголовно-процессуальных функций и взаимосвязей между ними, использование результатов исследования для разработки и внесения предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

В этой связи были поставлены следующие задачи исследования:

  1. С учетом нового Уголовно-процессуального кодекса РФ определить правовое положение прокурора и систему его функций в досудебных стадиях уголовного судопроизводства России;
  2. Изучить соотношение функций прокурора с функциями других участников процесса в досудебных стадиях уголовного процесса: суда, следователя, начальника следственного отдела, дознавателя, органа дознания, защитника;
  3. Проанализировать содержание процессуальных функций прокурора и их практическую реализацию в досудебных стадиях уголовного процесса;
  4. Разработать теоретические положения и предложения, направленные на совершенствование уголовно-процессуального законодательства и практики его применения, а также на улучшение организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов расследования и повышения его эффективности.
  5. Объектом исследования стал комплекс правоотношений, складывающийся при реализации функций прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса, и их влияние на законность расследования преступлений.

8 Предметом исследования являются совокупность институтов и норм

уголовно-процессуального и прокурорско-надзорного права, относящихся к

досудебному производству; ведомственные нормативные акты,

регламентирующие деятельность прокурора в досудебных стадиях

уголовного процесса, а также практика их применения.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составляет диалектический метод познания. Автором использовались также методы логического, сравнительно-правового, системно- структурного, конкретно-социологического анализа.

Правовой базой диссертации являются нормы международного права, Конституция Российской Федерации, действовавшее и действующее уголовно- процессуальное законодательство РСФСР и Российской Федерации, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», постановления Конституционного Суда Российской Федерации, ведомственные нормативные акты. Принимались во внимание разработанные в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ: «Концепция развития прокуратуры Российской Федерации (на переходный период)», изданная в 1994 году, и «Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры (в условиях переходного периода)», опубликованная в 1998 году. При проведении исследования использовались также работы ученых-юристов, публикации практических работников.

Конкретно-социологические исследования, направленные на изучение практики реализации функций прокурора при расследовании преступлений органами внутренних дел и прокуратуры проводились автором в г. Москве, Алтайском крае и Республике Алтай. По специально разработанным программам было изучено двести уголовных дел как прекращенных, так и рассмотренных судом, произведено интервьюирование 60 работников прокуратуры (прокуроров городов и районов, их заместителей и помощников, осуществляющих надзор за расследованием преступлений). В

9 работе использованы результаты конкретных исследований других авторов, а

также статистические данные о состоянии законности в Российской

Федерации за последние годы по проблемам, имеющим отношение к теме.

Автором использован также собственный опыт работы в качестве

помощника прокурора района (1993-1994 г.г.), помощника прокурора

Республики Алтай по надзору за законностью судебных постановлений по

уголовным делам (1996-1999 г.г.).

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что с учетом нового уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации диссертантом впервые предпринята попытка переосмыслить назначение и роль прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса путем комплексного изучения функций прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса, их сопоставления с функциями других участников процесса.

В теории уголовного процесса редко издавались специальные работы монографического уровня, посвященные функциям прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства России. Исключение составляет монография А.Г. Халиулина «Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России», изданная в 1997 году, в которой основное внимание уделено соотношению функций надзора за исполнением закона и уголовного преследования при расследовании преступлений. В концептуальном труде А.Д. Бойкова, К.Ф. Скворцова, В.П. Рябцева «Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры (в условиях переходного периода)» 1998 года проблема функций прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса также не получила достаточно полного разрешения. Не решают этой проблемы и отдельные содержательные работы других ученых-процессуалистов, которые в подавляющем большинстве своем основывались на ранее действовавшем УПК РСФСР и не учитывали изменений в уголовно-процессуальном законодательстве.

10 На основе анализа нового уголовно-процессуального

законодательства и существующих научных доктрин автором предпринята попытка определить круг уголовно-процессуальных функций прокурора, реализуемых им в досудебных стадиях уголовного процесса, обосновать выделение основной (надзора) и дополнительных (уголовного преследования и процессуального руководства расследованием) функций, определить их соотношение между собой. Уточнены важные научные понятия, характеризующие данные функции прокурора и особенности их реализации. Внесены предложения, направленные на совершенствование уголовно- процессуального законодательства и практики его применения.

Основные положения, выносимые на защиту, по результатам проведенного исследования:

  1. Исходя из иерархической системы построения уголовно-процессуальных функций, диссертант приводит дополнительные доводы, вытекающие из принципа состязательности, к выделению трех уровней уголовно- процессуальных функций: основополагающих (обвинения, защиты, разрешения дела), основных (для каждого из субъектов уголовно-процессуальной деятельности) и дополнительных. Показана соподчиненность основных и дополнительных функций основополагающим, что позволяет в условиях состязательного процесса аккумулировать разноаспектную деятельность участников процесса на оптимальное решение задач уголовного судопроизводства, избежав при этом обвинительной либо защитной односторонности при разрешении дела по существу.
  2. Отправляясь от изучения роли прокуратуры России в системе правоохранительных органов, а также роли прокурора в уголовно- процессуальной деятельности, обоснован вывод о том, что и в современных условиях основной функцией прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства продолжает оставаться надзор за исполнением законов в деятельности органов дознания и предварительного следствия, поскольку уголовное преследование и процессуальное руководство могут

11

способствовать достижению целей уголовного судопроизводства только при условии их законности (полученные с нарушением закона доказательства будут признаны недопустимыми). Определены понятия указанных функций прокурора.

  1. Функции уголовного преследования и процессуального руководства расследованием обусловлены основной надзорной функцией, соподчинены ей и являются дополнительными функциями прокурора. Именно в целях предупреждения, выявления и устранения нарушений закона со стороны органов расследования прокурор вмешивается в их процессуальную деятельность.
  2. Полномочия прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса России носят властно-распорядительный характер. Проведенное диссертантом исследование показало, что они могут быть использованы при реализации каждой из присущих ему функций. Надзорная функция, функции уголовного преследования и процессуального руководства отличаются не характером используемых прокурором полномочий, а своеобразным их сочетанием, различной иерархией в их использовании.
  3. В настоящее и в обозримое будущее время функцию прокурора по обеспечению законности в досудебных стадиях уголовного процесса в полной мере не сможет осуществить ни суд, ни какой-либо другой орган. Деятельность суда в досудебных стадиях хотя и существенно влияет на законность принимаемых следователем процессуальных решений, ограничивающих конституционные права участников уголовного процесса, но она носит сравнительно ограниченный характер и не может заменить постоянно действующего прокурорского надзора. К тому же надзор за законностью - основная функция прокуратуры, а не суда либо какого бы то ни было другого органа правоохраны.
  4. Для определения оптимального соотношения прокурорского надзора и судебного контроля за законностью расследования преступлений необходимо разумное сочетание преимуществ этих двух форм контроля в

12 системе гарантий законности при расследовании преступлений и, прежде

всего, прав и свобод человека и гражданина, что наилучшим образом будет

способствовать как интересам обеспечения уголовного преследования, так и

защите прав и законных интересов участников процесса. Судебный контроль

должен быть обращен на обеспечение неуклонного соблюдения

конституционных прав и свобод человека и гражданина, вовлекаемых в

сферу уголовного судопроизводства. Прокурорский надзор, прежде всего,

должен быть направлен на исполнение всех законов, действующих на

территории Российской Федерации, органами дознания и предварительного

следствия, непосредственно осуществляющими уголовное преследование.

  1. Приводятся доводы о нецелесообразности введения

состязательности по англо-американскому образцу. Предоставление

защитнику прав проведения параллельного расследования сведет

деятельность органов расследования, а также прокурора исключительно к

осуществлению ими уголовного преследования, что неизбежно повлечет

обвинительный уклон в их работе и негативно отразится на достижении

задач уголовного процесса. В досудебных стадиях современного уголовного

процесса России принцип состязательности в том виде, в каком он

существует в странах с англосаксонским типом судопроизводства, в полной

мере восполняется обязанностью органов расследования устанавливать все

обстоятельства по делу, указанные в статье 73 УПК РФ, в том числе

обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния и

смягчающие наказание, а также прокурорским надзором за процессуальной

деятельностью органов дознания и предварительного следствия, чем

обеспечивается законность и обоснованность уголовного преследования,

неотвратимость наказания за совершенные преступления, и судебным

контролем за соблюдением конституционных прав и свобод человека со

стороны органов, осуществляющих уголовное преследование, что в своей

совокупности ведет к достижению истины в ходе расследования

13 преступлений, к законному, обоснованному и справедливому разрешению

уголовных дел.

  1. Вносятся следующие предложения по совершенствованию УПК

РФ:

  • дополнить статью 5 пунктом «11 —а», содержащим разъяснение термина «законность» при производстве по уголовному делу;
  • изменить редакцию части 4 статьи ПО, предоставив прокурору право отменять или изменять на более мягкую меру пресечения, избранную на основании судебного решения;
  • дополнить статью 146 частью 5, закрепляющей особый порядок с использованием доступных средств связи получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела в случае невозможности незамедлительной передачи прокурору постановления о возбуждении уголовного дела и материалов проверки;
  • предусмотреть в части 3 статьи 144 право прокурора в исключительных случаях продлевать срок проверки сообщения о преступлении органам расследования до 30 суток;
  • изменить редакцию части 3 статьи 108, предоставив право возбуждения перед судом ходатайства об аресте исключительно прокурору.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что в диссертации с позиции нового уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации внесен вклад в разрешение важной научной и практической проблемы уголовно-процессуальных функций прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Проведенное исследование дает основанное на УПК РФ истолкование роли прокурора, отвечающего за законность уголовного преследования. Результаты диссертационного исследования не только вносят определенный вклад в разработку теории уголовно-процессуальных функций, но также направлены на совершенствование практики осуществления прокурорского надзора и повышение уровня законности в деятельности органов расследования. Они

14 могут быть также использованы в законотворческом процессе. Кроме того,

результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе

юридических вузов и при подготовке методических пособий.

Апробация результатов исследования. Результаты

диссертационного исследования докладывались автором на заседаниях, проводимых в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, нашли применение в деятельности прокуратуры Республики Алтай.

Основные положения диссертации отражены в шести публикациях автора.

Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

15 Глава I. Понятие и сущность функций прокурора в досудебных

стадиях уголовного судопроизводства

и их соотношение с функциями других

участников процесса

§1. Понятие и система уголовно-процессуальных функций в досудебных стадиях уголовного судопроизводства

Вопрос об уголовно-процессуальных функциях продолжает оставаться одним из наиболее дискуссионных в науке уголовно-процессуального права. Хотя в юриспруденции понятие «функция» используется более ста лет - с выхода в 1901 году работы французского юриста Л. Дюги «Государство, объективное право и позитивный закон», однако, до сих пор, как отмечает А.Г. Халиулин, нет единого мнения ни по вопросу о понятии уголовно-процессуальных функций, ни по вопросу о характере и количестве этих функций1.

Слово «функция» заимствовано из латинского языка и переводится как «совершение», «исполнение». Данный термин известен всем отраслям человеческой деятельности и в каждой из них он понимается по-своему.

Под уголовно-процессуальными функциями обычно понимаются «направления деятельности субъектов, обусловленные их ролью, назначением или целью участия в уголовном деле»2.

«Уголовно-процессуальная деятельность, - писал М.С. Строгович, -сложная деятельность, сложная в том смысле, что она имеет определенные стороны, определенные направления, не совпадающие друг с другом и не поглощаемые
друг другом. Эти отдельные стороны уголовно-

1 См.: Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации: Дисс. … докт. юрид. наук. М., 1997. С. 18.

2 Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 15; см. также: Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. С.23, 37; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970. С. 25; Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971. С. 50-52; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1999. С.74 и др.

16

процессуальной деятельности называются уголовно-процессуальными функциями»’.

Некоторые ученые-процессуалисты утверждают, что процессуальные функции - «не вид и не само направление уголовно-процессуальной деятельности, а выраженное в соответствующих направлениях этой деятельности назначение и роль ее участников»2.

По мнению М.Л. Якуба рассмотрение понятия процессуальной функции в обоих названных аспектах представляется необходимым. Поскольку определение функции через направления деятельности позволяет говорить о том, какие виды процессуальной деятельности характеризуют уголовный процесс, что представляет собой каждая из них. В отличие от этого во втором случае речь идет о функциях каждого органа и лица участвующего в процессе, разрешается вопрос о том, что составляет функцию суда, прокурора, защитника, эксперта и т.п., о процессуальном назначении каждого из них .

Наиболее развернуто понятие уголовно-процессуальных функций дано Н.А. Якубович, которая определяет их как осуществляемую участниками уголовного процесса деятельность, характер и содержание которой определяются законом в зависимости от процессуального положения участников (их роли и назначения) в процессе, направленную на решение стоящих перед ними задач уголовного судопроизводства, отстаивание процессуальных интересов или выполнение процессуальных обязанностей4.

Здесь можно согласиться с Г.С. Казиняном, возразившем Н.А. Якубович, что функции являются не деятельностью, а направлениями деятельности
правоохранительных органов. Под деятельностью обычно

1 Строгович М.С. Указ. работа. С. 15.

2 Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Ленинград: ЛГУ, 1963. С. 54-55; см. также: Шимановский В.В. К вопросу о процессуальной функции следователя в советском уголовном процессе //Правоведение. 1965. №2. С. 175; Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве //Правоведение. 1974. №1. С.72.

3 Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве //Правоведение. №5. 1973. С. 84.

4 Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя //Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С. 15.

17 понимается собирательное понятие, характеризующее работу этих органов в

целом, в которой можно выделить определенные направления, функции1.

В юридической литературе высказаны различные мнения относительно количества и роли процессуальных функций в уголовном судопроизводстве, существо которых сводится к двум принципиально отличающимся друг от друга позициям. Согласно первой, в уголовном процессе существуют три уголовно- процессуальные функции: обвинения (или уголовного преследования), защиты и разрешения дела2. Сторонники второй позиции, которой придерживаемся и мы, считают, что структура уголовно-процессуальной деятельности не исчерпывается названными функциями, поскольку понятие “уголовно-процессуальные функции” связано как с ее многофункциональным характером в целом, так и с деятельностью участвующих в процессе государственных органов, должностных лиц и иных участников процесса3.

Так, Р.Д. Рахунов наряду с тремя вышеназванными основными функциями обоснованно стал выделять функции расследования, поддержания гражданского иска и, соответственно, защиты от него4. Позднее П.С. Элькинд указывала на то, что существует вспомогательная функция, осуществляемая преимущественно лицами, которые выступают в качестве свидетелей, экспертов, переводчиков и других, заключающаяся, с одной стороны, в деятельности участников процесса, показания или заключения которых являются источниками доказательств, а с другой стороны, в деятельности лиц, так или иначе содействующих осуществлению следственных и судебньгх действий, и побочная функция, находящая свое

1 Казинян Г.С. Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в третьей Республике Армения (сравнительно-правовое исследование). Ереван, 1999. С. 55.

2 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.l. M., 1968. С. 188-200; его же Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М, 1951. С. 15; Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно- процессуальные функции. Ярославль, 1976. С.5-23; Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях //Правоведение. 1973. №5. С.74-76 и др.

3 См.: Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. С. 51; Элькинд П.С. Указ. работа. С. 64-65; Халиулин А.Г. Указ. работа. С. 16-33; Казинян Г.С. Указ. работа. С.52-67; Уголовно- процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1999. С. 74-78; Якубович Н.А. Указ. работа. С. 15-32 и др.

4 Рахунов Р.Д. Указ. работа. С. 51.

18 выражение в деятельности гражданского истца, гражданского ответчика и их

представителей1. В изданном в 1999 году под редакцией П.А. Лупинской

учебнике уголовного процесса указывается, что следователь (орган дознания)

выполняет функцию предварительного расследования, прокурор (но только в

стадии расследования) - функцию прокурорского надзора за точным и

единообразным исполнением законов органами дознания и предварительного

следствия, а гражданский истец и гражданский ответчик - функции

поддержания гражданского иска и защиты от него соответственно. Функция

обвинения, осуществляемая на предварительном следствии, заключается в

осуществлении уголовного преследования, а в суде - в форме

государственного или общественного обвинения. Суд, разрешая дело по

существу, осуществляет функцию правосудия .

Исследуя этот вопрос, Н.А. Якубович подразделяет процессуальные функции на основные и дополнительные. При этом процессуальные функции, отмечает она, будут носить основной характер, если направленность процессуальной деятельности этого участника определяется одним из побудительных начал: задачами уголовного судопроизводства, либо субъективным процессуальным интересом, либо выполнением процессуальных обязанностей. В то же время, кроме основных, участник может выполнять и дополнительные функции: они являются либо производными от основных, либо их осуществление обусловлено обязанностью оказывать содействие другим участникам процесса в реализации их функций, которые для них являются основными3.

Развивая указанный подход, А.Б. Соловьев пришел к двум выводам, имеющим принципиальное значение для последующего анализа проблемы применительно к разноуровневому характеру уголовно-процессуальных функций. Первый из них заключается в том, что при наличии у каждого из

1 Элькинд П.С. Указ. работа. С. 64-65.

2 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1999. С 74-78.

3 Якубович Н.А. Указ. работа. С. 15-16.

19 основных участников уголовно-процессуальной деятельности нескольких

функций одна из них является главной, в целях осуществления которой и

предусматривается его участие в уголовном судопроизводстве. Второй вывод

состоит в том, что некоторые из дополнительных функций реализуются

совместными усилиями ряда участников уголовно-процессуальной

деятельности1.

При этом отмечалось, что, во-первых, в уголовном судопроизводстве необходимо сохранить каждую из основных функций в качестве неотъемлемого элемента их системы, во-вторых, крайне нежелательно перераспределение основных функций между существующими правоохранительными органами, поскольку это обусловит наделение одного органа несколькими основными функциями, вызовет их конкуренцию и, в конечном счете, обусловит подчиненное положение перераспределяемой функции, превратит ее из основной в дополнительную, в- третьих, дополнительные функции одного и того же органа не должны противоречить основной осуществляемой этим органом функции.2

Именно многофункциональный характер уголовно-процессуальной деятельности обусловливает выделение основных и дополнительных функций. При этом основные участники этой деятельности обычно выполняют несколько функций, одна из которых является для каждого из них главной, для реализации именно этой функции предусмотрено его участие в уголовном процессе.

На важность применения системного анализа уголовно-процессуальной деятельности в свое время указывал Я.О. Мотовиловкер. По его обоснованному, на наш взгляд, мнению данный метод позволяет наиболее эффективно рассмотреть проблему функций . Система (от греч.

’ См.: Соловьев А.Б. О функциях прокуратуры в досудебных стадиях уголовного судопроизводства //Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). М., 1997. С.122.

2 Соловьев А.Б. Указ. работа. С. 122.

3 Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976. С.12-13; см. также: Алексеева Л.Б. Курс советского уголовного процесса: Общая часть /Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989. С.421-422.

20 «systema» - «целостность», «соединение») - совокупность элементов,

взаимодействующих друг с другом и зависящих в своем функционировании

друг от друга . Чтобы познать ту или иную систему, нужно, прежде всего,

изучить ее внутреннее строение, то есть установить, из каких компонентов

она образована, каковы ее структура и функции, а также силы, факторы,

обеспечивающие ее целостность, относительную самостоятельность .

Системный метод предполагает использование как функционального,

так и структурного подходов. Применение функционального подхода при

определении системы уголовно-процессуальных функций разрешает, не

касаясь внутреннего содержания системы, определить основные функции,

представляющие собой главные направления взаимодействия данной

системы с окружающей средой. Структурный подход, наоборот, раскрывая

внутреннее содержание системы, помогает уяснению взаимного

расположения отдельных ее элементов, значение каждого из них, а также

порядок их взаимодействия. При этом каждый элемент системы выполняет

свои функции, которые реализуются внутри системы. В результате

осуществления функций отдельных элементов (субъектов) достигается

реализация функций самой системы3.

В современный период понятие системы уголовно-процессуальных

функций значительно расширилось. К примеру, А.Г. Халиулин пришел к

выводу о существовании в российском уголовном процессе следующих

основных функций: уголовного преследования; защиты; разрешения дела;

прокурорского надзора за точным и единообразным исполнением законов;

расследования; гражданского иска; защиты против иска; и дополнительных

функций: оказания юридической помощи; предупреждения преступлений;

вспомогательной (или содействия осуществлению уголовного

1 Словарь иностранных слов /Под ред. Н.Г. Комлева. М., 2001. С.327.

2 Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. М., 1981. С.21.

3 См.: Юркевич Н.А. О некоторых проблемах теории уголовно-процессуальных функций //Актуальные вопросы правоведения в период совершенствования социалистического общества. Томск, 1988. С.198-199.

21 судопроизводства); судебного контроля; обеспечения прав и охраны

законных интересов, участвующих в деле лиц1.

Однако постановка А.Г. Халиулиным в один иерархический ряд указанных функций не отражает в полной мере существо уголовно-процессуальной деятельности, не определяет роль и характер в ней конкретных функций, ведет к размыванию того отправного процессуального предназначения, который имеют функции уголовного преследования (обвинения), защиты и разрешения дела (правосудия) в состязательном уголовном процессе, что ни в коей мере нельзя игнорировать.

Исследуя уголовно-процессуальные функции, Г.С. Казинян обратил внимание на наличие неопределенности в соотношении между тремя основными уголовно-процессуальными функциями и основными функциями участников уголовного судопроизводства. По его правильному, на наш взгляд, мнению, последовательное проведение в уголовном процессе принципа состязательности, обусловливает необходимость выделения в системе уголовно-процессуальных функций, функций основополагающего обобщенного уровня, к которым следует отнести функции обвинения, защиты и правосудия. В связи с этим он пишет: «Функции обвинения и защиты аккумулируют деятельность нескольких участников

судопроизводства в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса, что позволяет говорить о наличии сторон обвинения и защиты при судебном разбирательстве уголовных дел. Применительно к правосудию имеется та часть судебной деятельности, которая связана с разрешением дела по существу. Выделение основополагающих функций не противоречит, а, напротив, основывается на наличии основных функций участников уголовного судопроизводства, деятельность которых способствует реализации функций обвинения, защиты и правосудия в ходе состязательности и таким образом успешному решению задач уголовного

1 См: Халиулин А.Г. Указ. работа. М., 1997. С. 32.

22 процесса в судебных стадиях. При таком подходе система уголовно- процессуальных функций будет состоять из основополагающих, основных и дополнительных функций»1.

Позиция Г.С. Казиняна, на наш взгляд, требует пояснения. Несмотря на очевидную взаимосвязь основополагающих с основными и дополнительными функциями, между ними существует различие, заключающееся в том, что первые являются функциями уголовного процесса в целом, а основные и дополнительные функции характеризуют деятельность участников судопроизводства. По справедливой мысли В.П. Нажимова основные и дополнительные функции обеспечивают реализацию основополагающих функций уголовного процесса . Именно такое их соотношение и позволяет построить иерархическую систему уголовно- процессуальных функций. Отсюда понятие уголовно-процессуальных функций не может сводиться только к функциям участников, а должно включать в себя также и обобщенные (основополагающие) функции уголовно-процессуальной деятельности. Таким образом, под уголовно-процессуальными функциями нами понимаются направления осуществления уголовного судопроизводства в целом, а также деятельности субъектов уголовного процесса.

Важность рассмотрения уголовно-процессуальных функций обусловлена и последовательным проведением в уголовный процесс России принципа состязательности, являющегося одним из важнейших условий демократизации уголовного судопроизводства. В части 3 статьи 123 Конституции РФ указывается, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данный принцип, безусловно, распространяется и на уголовное
судопроизводство. Не

1 Казинян Г.С. Указ. работа. С.59.

2 См.: Нажимов В.П. Психологические основы учения об уголовно-процессуальных функциях //Правоведение. №5. 1983. С.53.

23 определяя содержание и пределы действия состязательности, Конституция

РФ оставляет этот вопрос на усмотрение отраслевого законодательства.

Действовавший УПК РСФСР не содержал упоминания об уголовно- процессуальных функциях, кроме двух случаев: 1) когда функция правосудия может выполняться только судом (ст. 13) и 2) когда защитник обязан осуществлять только функцию защиты (ст. 51).

Согласно УПК РФ участники уголовного процесса подразделяются на: «участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения», «участников уголовного судопроизводства со стороны защиты» и «суд». Это обусловлено тем, что принцип состязательности, закрепленный в статье 123 Конституции РФ, распространяется в новом УПК на все стадии уголовного судопроизводства (ст. 15).

Традиционно теория российского уголовного процесса в структуре состязательности выделяла три основных компонента: 1) разделение трех основных уголовно-процессуальных функций: обвинения, защиты и разрешения дела; 2) процессуальное равноправие сторон; 3) руководящая и активная роль суда в процессе’.

Однако такое понимание состязательности относилось к построению процессуального порядка исследования обстоятельств дела в судебном заседании. Распространение же принципа состязательности в досудебные стадии требует некоторого уточнения в этих подходах.

Введение в досудебные стадии уголовного судопроизводства России судебного контроля придает досудебному производству черты состязательности, но не делает его состязательным, поскольку все решения, за исключением тех, для проведения которых требуется решение суда, принимают органы расследования и прокурор. Все ходатайства о допросе свидетелей, проведении экспертиз и т.п. сторона защиты направляет органам,

’ См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. С.40; Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М., 1971. С. 136; Саркисянц Г.П. Процессуальное положение защитника в советском уголовном процессе. Ташкент, 1967. С.31.

24 осуществляющим уголовное преследование, которые и решают,

удовлетворить данное ходатайство или нет. Основная цель уголовного

процесса - установление истины, к которой стремятся все участвующие в

нем должностные лица и государственные органы. На это, в частности,

направлена вся деятельность органов расследования и прокурора, при

осуществлении которой они беспристрастны и не связаны какими-либо

действиями, доводами и желаниями сторон и участвующих в деле лиц. Для

этого органы расследования обязаны проверять версии не только уличающие

обвиняемого (подозреваемого), но и оправдывающие его или смягчающие

его вину, собирать доказательства не только обвинения, но и защиты. Иными

словами, органы расследования должны руководствоваться в своей

деятельности принципом всесторонности, полноты и объективности

исследования обстоятельств дела1.

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что состязательность в досудебных стадиях уголовного судопроизводства России, в буквальном ее понимании, восполняется обязанностью органов дознания и предварительного следствия проводить расследование всесторонне, полно и объективно, прокурорским надзором за процессуальной деятельностью указанных органов, а также судебным контролем.

Кроме того, в рамки функций обвинения, защиты и разрешения дела в досудебных стадиях уголовного судопроизводства полностью не вмещается деятельность всех участников уголовного процесса, а строгое разделение на стороны не отражает истинное положение участников уголовного судопроизводства.

Принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела хотя прямо и не указан в УПК РФ, но вытекает из статьи 73, где говорится об обязанности органов расследования устанавливать обстоятельства не только говорящие в пользу обвинения, но и исключающие преступность и наказуемость деяния, смягчающие наказание, а также обстоятельства, которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, о всесторонности, полноте и объективности упоминается в ч.4 ст. 152 и ч.2 ст. 154 УПК РФ.

25 Так, прокурор и следователь в досудебных стадиях уголовного

процесса не осуществляют функцию обвинения1. В части 1 статьи 37 УПК

РФ записано, что прокурор наряду с уголовным преследованием

осуществляет надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и

органов предварительного следствия , а в части 1 статьи 38 указано, что

следователь осуществляет предварительное следствие по уголовному делу.

Ни прокурор, ни следователь, а также другие лица, указанные на стороне

обвинения, в досудебных стадиях уголовного процесса не являются

обвинителями, так как на предварительном следствии только формируется и

обосновывается обвинительный тезис . Для обеспечения этого дознаватель и

следователь в стадии расследования осуществляют уголовное преследование,

а прокурор надзор за законностью данного преследования, но не обвинение,

которое реализуется при разбирательстве уголовного дела в суде.

Здесь необходимо привести соображения Г.С. Казиняна, сделанные по

поводу определения соотношения между функциями обвинения и уголовного

преследования. На первый взгляд кажется, что эти две функции сочетаются

как часть и целое, то есть функция обвинения является важной составной

частью уголовного преследования. Однако в состязательном процессе

обычно на первый план выделяется функции обвинения (а не уголовного

преследования) и защиты. «Уголовное преследование - это деятельность в

досудебных стадиях уголовного процесса специально уполномоченных на то

законом должностных лиц - дознавателя, начальника и иных работников

органов дознания, следователя, начальника следственного отдела и

прокурора, в которой имеет право участвовать и потерпевший, в пределах их

компетенции, направленная на обеспечение неотвратимости наказания за

совершенное преступление путем проведения процессуальных действий,

связанных с применением мер процессуального принуждения, и на

См.: Якубович Н.А. Некоторые вопросы уголовного процесса в свете судебной реформы //Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1999. С.655-657. “ Реализации функции прокурорского надзора посвящен §1 главы П. ‘ См.: Якубович Н.А. Процессуальные функции… С.25.

26

привлечение лиц, совершивших преступление, к уголовной ответственности.

Таким образом, уголовное преследование осуществляется до и для решения вопроса о предъявлении обвинения… По отношению к функции обвинения уголовное преследование носит обеспечивающий характер, в связи с чем эти функции находятся на разных иерархических уровнях этой системы» .

Как отмечается рядом ученых (Г.С. Казинян, А.Б. Соловьев и др.) нельзя отождествлять также функции уголовного преследования и расследования. Так как не только до появления в деле конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, осуществляется функция расследования, но и после этого, поскольку задачей органов дознания и предварительного следствия является не только собирание и закрепление доказательств, уличающих обвиняемого (подозреваемого), но и оправдывающих или смягчающих его вину, то есть установление истины. Таким образом, функция расследования шире функции уголовного преследования и включает в себя последнюю.

Деятельность суда в досудебных стадиях уголовного процесса также нельзя рассматривать в контексте функций обвинения, защиты и разрешения дела. По обоснованному мнению В.М. Лебедева: «В правовых отношениях, возникающих при рассмотрении жалоб, в качестве предмета (или объекта) правовых отношений выступает не вопрос о виновности и наказании, а вопрос о законности и обоснованности принимаемых промежуточных решений или совершаемых действий. Поэтому их сложно рассматривать исключительно с позиции взаимодействия трех основных процессуальных функций»2. Кроме того, субъектом, обратившимся в суд в связи с нарушением конституционных прав и свобод органами расследования или прокурором, может быть не только обвиняемый (подозреваемый), его защитник или потерпевший, но также лицо, не являющееся
стороной в

’ Казинян Г.С. Указ. работа. C.6I-62.

2 Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном

следствии: Учебное пособие. М., 2001. С.28.

21 уголовном процессе. А здесь уже деятельность суда явно не вмещается в

рамки правосудия1. Вследствие этого в досудебных стадиях уголовного

судопроизводства функцией суда является осуществление судебного

контроля за законностью процессуальных действий органов расследования и

прокурора, ограничивающих конституционные права участников процесса.

Функции судебного контроля в известной мере созвучна правозащитная деятельность, в осуществлении которой участвуют все правоохранительные органы и должностные лица. Как нам представляется, обеспечение прав и охраны законных интересов участвующих в деле лиц прокурором, не является дополнительной функцией, а осуществляется им в рамках надзорной деятельности. Такой подход соответствует месту и роли прокурора в состязательном процессе.

Деятельность обвиняемого (подозреваемого), их законных представителей и защитника не всегда и не везде совпадает только с функцией защиты, как и потерпевшего с обвинением. К примеру, обжалование обвиняемым избранной в отношении его меры пресечения в суд имеет, как правило, цель не защиту от обвинения, а оспаривание примененной в отношении него меры пресечения2. В статьях 42, 43 и 246 УПК РФ говорится о праве потерпевшего поддерживать обвинение (выступая в качестве частного обвинителя) в случаях, если им подана жалоба по делам частного обвинения. Кроме того, УПК РФ не упоминает о выполнении потерпевшим обвинительной функции в досудебных стадиях уголовного процесса. Этим подчеркивается, что потерпевший далеко не всегда выполняет функцию обвинения, для него гораздо важнее именно защита своих прав и интересов, на что направлены предоставляемые ему процессуальные права .

1 Этот вопрос рассматривается в §3 главы I.

2 См.: Халиулин А.Г. Указ. работа. С.25-26, 27-28.

3 См.: Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. Саратов, 1968. С.33. Халиулин А.Г Указ. работа. С.26-27.

28 Деятельность защитника направлена не только на осуществление

защиты прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых, но и на

оказание им юридической помощи. В УПК РФ прямо указано, что защитник

осуществляет не только защиту прав и интересов подозреваемых и

обвиняемых, но и оказывает им юридическую помощь при производстве по

уголовному делу (ч.1 ст.49). В то же время оказание юридической помощи

обусловлено осуществляемой защитником функцией защиты, поэтому данная

функция является дополнительной уголовно-процессуальной функцией для

него.

Нельзя также безоговорочно относить к субъектам, осуществляющим функцию обвинения, гражданского истца, а функцию защиты - гражданского ответчика. Функции гражданского иска и защиты от него очень тесно примыкают к функциям обвинения и защиты соответственно. Но возможно как отклонение гражданского иска или оставление его без рассмотрения при подтвержденном обвинении, так и удовлетворение иска при оправдательном приговоре или прекращении производства по делу. Поэтому прав А.Г. Халиулин, считающий, что «поддержание иска не значит поддержание обвинения, а защита от иска не равнозначна защите от обвинения» .

Дополнительные функции должностных лиц - участников процесса, направлены на содействие осуществляемой им основной функции, и в конечном счете, как и все остальные уголовно-процессуальные функции, они направлены на достижение задач уголовного судопроизводства.

Поскольку иные участники уголовного процесса - свидетели, специалисты, эксперты, переводчики, понятые - не имеют своих интересов, лично не заинтересованы в исходе дела, то нами указанные лица не рассматриваются, хотя
А.Г. Халиулин обоснованно указывает, что их

1 Халиулин А.Г. Указ. работа. С.27. См. также: Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 15; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1999. С.77-78.

29 деятельность направлена на содействие осуществлению уголовного

судопроизводства1.

Таким образом, система уголовно-процессуальных функций в досудебных стадиях уголовного судопроизводства включает:

1) основополагающие функции уголовно-процессуальной деятельности; 2) основные функции участников процесса; 3) дополнительные функции участников процесса.

Предложенная трехуровневая иерархия уголовно-процессуальных функций, на наш взгляд, наиболее точно соответствуют природе российского смешанного уголовного процесса. Выделение обвинения, защиты и правосудия в виде основополагающих функций позволяет сохранить тот специфический процессуальный смысл, который на протяжении всей истории процесса служил основанием для определения его форм . А разработка проблемы уголовно- процессуальных функций именно в аспекте многофункционального характера уголовно-процессуальной деятельности, не ограничиваясь изучением только трех вышеназванных функций, разрешает, во-первых, наиболее полно и всесторонне исследовать функциональную структуру уголовного процесса; во-вторых, помогает дать представление об отдельных направлениях деятельности участников процесса; в-третьих, представляет эти направления в виде взаимодействия, что позволяет рассматривать уголовно-процессуальную деятельность в качестве системного явления, определить в нем место и роль прокуратуры в качестве многофункционального органа.

1 См.: Халиулин А.Г. Указ. работа. С.28-29.

2 См.: Алексеева Л.Б. Указ. работа. С.422.

30 §2. Правовое положение прокурора и система его уголовно-процессуальных функций в досудебных стадиях уголовного процесса

До начала реформ 90-х годов правовое положение прокурора в уголовном судопроизводстве было достаточно четко очерчено в УПК РСФСР (1960 г.) и Законе «О прокуратуре СССР» (1979 г.). УПК РСФСР в статье о прокурорском надзоре обязывал прокурора «во всех стадиях уголовного судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили» (ч.З ст.25).

В условиях осуществления судебно-правовой реформы на протяжении последнего десятилетия активно дискутируется вопрос о правовом статусе прокуратуры. Относительно этого вопроса в юридической литературе сформировались две конкурирующие позиции1. Одна точка зрения предлагает заимствовать опыт правовых систем западных государств (преимущественно англосаксонской) и перенести его на российскую «почву». Применительно к ней прокуратура должна осуществлять только уголовное преследование и процессуальное руководство органами расследования, а также поддерживать государственное обвинение в суде2. Сторонники второй точки зрения считают, что при определении правового статуса прокуратуры следует исходить из исторических традиций, национальных особенностей российского общества и потребностей ее нынешнего развития. Здесь прокуратура рассматривается как универсальный государственно-правовой институт, осуществляющий надзор за законностью3.

1 Шалумов М.С. Функции прокуратуры //Государство и право. 1995. №6. С. 154.

2 См. напр.: Точиловский В.Н. О концепции прокурорской власти: проблемы и перспективы //Советское государство и право. 1990. №9. С.45^6; Ларин A.M. Что будет с судебной реформой? //Государство и право. 1994. №10. С. 139-141; Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры - функция уголовного преследования //Российская юстиция. 1994. №10. С.24-28 и др.

3 См.: Клочков В.В., Скворцов К.Ф., Михайлов А.И. и др. Выступления на «круглом столе» журнала «Государство и право» на тему «Становление правового государства в Российской Федерации и функции прокуратуры». //Государство и право. 1994. №5. С.3-34; Круглый стол в комитете Совета Федерации на тему: «Прокуратура как институт государственной власти» //Российская юстиция. 2002. №4. С. 12-13.

31 Однако дальнейшее развитие правового статуса прокуратуры во

многом предопределялось «Концепцией судебной реформы в Российской

Федерации», одобренной 24 октября 1991 года Верховным Советом РСФСР.

Ее авторы указывали на принципиальную важность признания уголовного

преследования доминирующей функцией прокуратуры и частичного

перераспределения груза ее надзорных полномочий в пользу судебных

органов и самостоятельности следователя .

Принятая 12 декабря 1993 года Конституция Российской Федерации отнесла прокуратуру в главу 7, озаглавленную «Судебная власть». Статья 127 названной главы содержит лишь положение о том, что «Прокуратура Российской Федерации составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации», а также определяет порядок назначения прокуроров различных уровней. Не определяя полномочия, организацию и порядок деятельности прокуратуры, Конституция оставляет этот вопрос на разрешение в федеральном законе.

Кроме того, закрепление в Конституции РФ полномочий суда по контролю за наиболее важными процессуальными решениями органов расследования (ст. ст. 22, 23, 25), а также введение судебного порядка обжалования законности и обоснованности действий и решений этих органов и самого прокурора, затрагивающих конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства (ст.46), ограничили компетенцию прокурора в его исконной сфере - надзора за законностью дознания и предварительного следствия.

Отнесение норм Конституции РФ о прокуратуре в раздел о судебной власти дало основание В.Б. Алексееву и К.Е. Колибабу усматривать при

’ См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 60-67,108-109.

32 осуществлении различных форм прокурорского надзора проявление судебной

власти1.

На наш взгляд, прокуратура не относится ни к одной из ветвей власти и не является частью судебной власти , поскольку не осуществляет правосудие. Об опасных последствиях неправильного определения места прокуратуры как для функционирования правоохранительной системы, так и для общества в целом предупреждали ученые НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ в коллективном труде «Прокуратура Российской Федерации (Концепция развития на переходный период)», исходя из того, что точное определение места прокуратуры в системе государственно-правовых институтов имеет ключевое значение для определения сущности прокурорской системы, функций прокуратуры, ее правового статуса, организационного построения, форм и методов деятельности . Об этом же свидетельствуют проводившиеся 27 ноября 2001 года парламентские слушания в Совете Федерации РФ на тему: «Прокуратура как институт государственной власти», в ходе которых было высказано преимущественное мнение о том, что органы прокуратуры должны представлять самостоятельную структуру с сохранением имеющихся функций и полномочий, являющуюся одним из важнейших механизмов реализации государственной власти4.

Именно в этой области теоретические построения должны прежде всего основываться на глубоком познании социальной практики, исключать возможность применения метода проб и ошибок. В связи с этим в Конституции РФ прокуратуре должна быть выделена самостоятельная глава с

См.: Алексеев В.Б., Колибаб К.Е. Процессуальный статус прокуратуры и судебная власть //Организация управления в органах прокуратуры. М., 1998. С. 94.

2 См. об этом также: Рохлин В.И. К вопросу о месте и роли прокуратуры в системе государственных органов Российской Федерации //Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). М., 1997. С. 68; Власов В. У прокурора и судьи разные функции //Российская юстиция. 1995. №9. С. 51; Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Хапиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва - Кемерово, 1997. С. 18 и др.

3 Прокуратура Российской Федерации (Концепция развития на переходный период). М., 1994. С. 21.

4 См.: Круглый стол в комитете Совета Федерации на тему: «Прокуратура как институт государственной власти»//Российская юстиция. 2002. №4. С.12-13.

33 описанием задач, функций, объектов надзора1. Тогда на конституционном

уровне закреплялся бы правовой статус прокуратуры, ее место в системе

государственной власти, назначение и функции. На наш взгляд, важно, чтобы

прокуратура не рассматривалась как составная часть судебной власти, что

могло бы предопределять функции прокуратуры, по мнению некоторых

ученых, только как уголовное преследование и поддержание обвинения в

суде2.

В УПК РФ прокурор наравне с следователем, начальником следственного отдела, органом дознания, дознавателем, потерпевшим, частным обвинителем, гражданским истцом, представителем потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя отнесен к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения (глава 6), где в статье 37 сказано, что «прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия».

Представляется, что отнесение прокурора исключительно к стороне обвинения может относится только к рассмотрению уголовного дела в суде, где в полной мере реализуется состязательность. В досудебных же стадиях уголовного судопроизводства роль прокурора принципиально иная, да и сторон в обычном понимании как таковых здесь нет.

Уместно привести мнение И.Ф. Демидова, высказанное им после принятия Государственной Думой проекта УПК РФ в первом чтении. Он писал: «Проект УПК располагает прокурора на одном уровне со следователем, органом дознания, дознавателем из милиции, налоговой полиции, а также начальником
следственного изолятора и т.д. В

1 Бойков А.Д., Скворцов К.Ф., Рябцев В.П. Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры (в условиях переходного периода). М., 1998. С. 19; см. также: Викторов И. Прокуратура: статус на рубеже тысячелетий //Законность. 2000. №12. С. 22-25 и др. “ См. напр.: Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. М., 2001. С. 13.

34 действительности прокурор, осуществляя надзор за исполнением законов

названными органами и должностными лицами, располагается на ином

уровне, “этажом выше” в системе правоохранительных органов. В силу этого

следовало бы выделить нормы о прокуроре в уголовном процессе в особую

главу, подобно тому, как это сделано применительно к суду (глава 4). Но

теперь сделать это, не меняя всей структуры Кодекса, по всей видимости,

невозможно. Однако вполне возможно назвать главу 5 иначе:

“Государственные органы и должностные лица, осуществляющие дознание и

предварительное следствие. Прокурор”. Соответственно статью о прокуроре

необходимо пометить последней в данной главе. Таким образом, мы

подчеркнем особое положение прокурора в уголовном процессе как органа

надзора, принципиально отличающееся от процессуального статуса

поднадзорных ему структур предварительного расследования»1. К

сожалению в недавно принятом УПК РФ этого сделано не было.

Вместе с тем необходимо определиться, отчего же зависит правовое положение прокурора в уголовном процессе. По справедливому мнению, высказанному еще в 1975 году В.М. Савицким, «правовое положение прокурора в той или иной стадии уголовного процесса целиком определяется характером предоставленных ему полномочий»2.

Анализ статьи 37 УПК РФ, где перечислены полномочия прокурора, показывает, что, как и по ранее действовавшему УПК РСФСР, полномочия прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства имеют властно- распорядительный характер и направлены на выявление (п.п. 1, 12, 13, 14), устранение (п.п. 7, 8, 9, 10, 15, 16) и предупреждение (п.п. 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9) нарушений закона. Все наиболее важные решения и действия органов дознания и предварительного следствия остались под обязательным надзором прокурора (п.п.
4, 5, 12, 13, 14 ч.2 ст.37 УПК РФ). Вышеизложенное

1 Демидов И.Ф. Прокурор в уголовном процессе: проблемы правового регулирования //Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. М., 2001. С. 14; см. также об этом: Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Дисс. … докт. юрид. наук в форме научного доклада. М., 1997. С. 66-67. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975. С. 191.

35 позволяет сделать вывод, что в принципе полномочия прокурора остались те

же самые, за исключением перешедших суду права дачи разрешений на

проведение некоторых важных действий органов расследования (ч.2 ст.29

УПК РФ). Конечно, это важные полномочия, но их передача суду в принципе

не меняет сущности прокурорского надзора, поскольку и до обращения с

согласия прокурора дознавателя, следователя в суд за получением

разрешения на проведение процессуальных действий, ограничивающих

конституционные права подозреваемых и обвиняемых, а также при их

производстве, надзор за законностью деятельности органов расследования

осуществляется прокурором.

Правовое положение и характер полномочий прокурора на данном направлении его деятельности должны определяться с учетом функций, осуществляемых прокурором в уголовном процессе.

Деятельность любого профессионального участника уголовного судопроизводства определяется его основной процессуальной функцией, для реализации которой он и вводится в уголовный процесс. По сути эта функция предопределяет всю дальнейшую уголовно-процессуальную деятельность этого участника в конкретных стадиях уголовного процесса.

Исходя из действующего Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» (далее Закон о прокуратуре) следует признать, что осуществление надзора за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов - главная и важнейшая функция органов прокуратуры. Этот надзор осуществляется в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства (ст. 1 Закона о прокуратуре). Данные положения закона распространяются на все направления деятельности прокуратуры и в полной мере относятся к деятельности прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства,

1 Федеральный закон о прокуратуре Российской федерации (В ред. Федеральных законов от 17.11.1995 № 168-ФЗ, от 10.02.1999 № 31-ФЗ, от 19.1 1.1999 № 202-ФЗ, от 02.01.2000 № 19-ФЗ).

36 где его основной функцией является надзор за процессуальной

деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Хотя данная

функция прокурора указана статье 37 УПК РФ после определения его как

должностного лица, уполномоченного в пределах его компетенции

осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе

уголовного судопроизводства, именно на прокуроре лежит обязанность

обеспечения законности уголовного преследования. Настолько, насколько

это определяется статьей 6 УПК РФ, признающей равным по своей

значимости как защиту прав и законных интересов лиц и организаций,

потерпевших от преступлений, так и защиту личности от незаконного и

необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Прежде чем непосредственно перейти к анализу функций прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, необходимо уяснить, какими же объективными потребностями развития нашего государства и общества в условиях построения правового государства определяется основное предназначение прокуратуры .

Как известно прокуратура Российской Федерации является прокуратурой многофункционального типа. Значение и необходимость такой прокуратуры на переходный период было обосновано учеными НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ . В связи с чем они писали: «Потребности укрепления правовых начал в различных сферах жизни общества, усиления противодействия преступности требуют, чтобы деятельность прокуратуры оставалась многоцелевой, ориентированной на обеспечение верховенства закона и иных требований законности, прав и свобод человека и гражданина»3. В условиях переходного периода также обосновывалось положение о сохранении прокуратуры как

Ранее об этом неоднократно и обстоятельно писал В.В. Клочков. См.: Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. Вып. 144: Судебная власть. Правосудие. Прокуратура. М., 1993. С.42; Проблемы теории законности, методологии и методики прокурорского надзора. М., 1994. С. 4-5 и др.; см. также Шалумов М.С. Функции прокуратуры //Государство и право. 1995. №6. С. 155.

См.: Прокуратура Российской Федерации (концепция развития на переходный период). М., 1994. С.27-45.

Там же. С.27.

37 многофункционального органа . Как показывают результаты судебно- правовой реформы в частности, и преобразования общественной жизни вообще, а также правоприменительная практика, такой подход не утратит значения и в обозримом будущем.

Проводимая в России судебно-правовая реформа проходит в условиях

кризиса законности . В этой связи возникают и приобретают остроту

вопросы совершенствования правового регулирования и укрепления

законности вообще, и в уголовном процессе в частности, а также

определение места и роли прокуратуры в системе гарантий обеспечения

законности. Принцип законности является одним из основных принципов

построения правового государства, по пути которого и идет российское

общество. Согласно традиционному пониманию, принцип законности в

уголовном процессе заключает в себе требование точного и неуклонного

исполнения законов всеми его участниками . Его обоснованно называют

одним из ведущих в уголовном процессе, поскольку специфика деятельности

органов дознания и предварительного следствия связана с вторжением в

права и свободы лиц, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства,

особенно подозреваемых, обвиняемых в совершении преступления. Под

законностью в досудебных стадиях уголовного процесса понимается

установленный Конституцией РФ, действующим Уголовно-процессуальным

кодексом и другими федеральными законами порядок возбуждения

уголовных дел и производства расследования по уголовным делам, а также

соблюдение этого порядка участниками соответствующих правоотношений .

О необходимости неуклонного соблюдения законности при производстве по

уголовному делу говорится в статье 7 УПК РФ, которая содержится в главе 2

«Принципы уголовного судопроизводства». Безусловно, законность

’ Бойков А.Д., Скворцов К.Ф., Рябцев В.П. Указ. работа. С.29-52.

2 См.: Законность в Российской Федерации. М., 1998. С.109-111.

3 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1999. С.120.

4 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов
при расследовании преступлений. М., 2000. С. 12.

38 относится к основным понятиям, используемым в УПК. Однако в статье 5

УПК РФ содержание этого важнейшего принципа судопроизводства не

раскрыто. В силу изложенного предлагается включить в указанную статью

пункт 11-а, следующего содержания: «законность при производстве по

уголовному делу - установленный Конституцией Российской Федерации,

настоящим Кодексом порядок возбуждения уголовного дела и производства

по нему, а также его соблюдение участниками уголовного

судопроизводства».

Именно для соблюдения режима законности и охраняемых законом

прав и свобод человека и гражданина при расследовании преступлений

создан и действует прокурорский надзор. Функция надзора за соблюдением

законности в той или иной форме существует во всех странах. Исторически

сложилось, что в России эту функцию осуществляет прокуратура, которая на

протяжении всего своего существования в целом оправдала свое

предназначение, соответствующее традициям и российскому менталитету1.

Кроме того, надзорная деятельность российской прокуратуры в досудебных

стадиях уголовного процесса вполне соответствует стандартам Совета

Европы, принятым в отношении прокуратуры Комитетом Министров 6

октября 2000 года во время 724 собрания Делегатов Министров. Так, в

рекомендациях Комитета Министров Совета Европы странам-членам о роли

прокуратуры в системе уголовного правосудия под прокуратурой понимается

власть, наделенная правом контролировать от имени общества и в его

интересах выполнение закона, принимая во внимание, с одной стороны,

права человека и, с другой - необходимую эффективность уголовного

правосудия (п.1). В связи с этим, как указывается в вышеназванных

рекомендациях, по отношению к полиции прокуратура должна иметь как

минимум две задачи: сначала проверять законность предпринятого

расследования; затем контролировать в связи с данным расследованием

См.: Бессарабов В.Г. Прокуратура и контрольные органы зарубежных стран. М., 2000. С.213-214.

39 соблюдение прав человека (п.21). Важность функции прокурорского надзора

предопределяется тем, что в настоящее и ближайшее будущее время

обеспечить законность в досудебных стадиях уголовного процесса реально

под силу только действующей системе органов прокуратуры1.

Таким образом, функция прокурора по осуществлению надзора в

досудебных стадиях представляет предусмотренное ФЗ «О прокуратуре РФ»

и регулируемое уголовно-процессуальным законом направление его

деятельности по предупреждению, выявлению и устранению нарушений

закона в целях обеспечения точного и неуклонного соблюдения принципов и

порядка уголовного судопроизводства органами дознания и

предварительного следствия при возбуждении уголовного дела и его

расследовании, являющееся основной процессуальной функцией прокурора,

из которой вытекают его дополнительные функции - уголовного

преследования и процессуального руководства.

В тоже время оппоненты прокурорского надзора ратуют за то, чтобы

основной функцией прокурора при расследовании преступлений было

уголовное преследование . Необходимо отметить, что до принятия 17 ноября 1995 года Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» данный термин законодателем не употреблялся.

Анализ уголовно-процессуального законодательства, теории и практики позволяет нам определить функцию уголовного преследования, осуществляемого прокурором в досудебных стадиях, как регулируемое уголовно-процессуальным законом направление деятельности,

заключающееся в возбуждении уголовного дела против конкретного лица либо даче согласия на такое возбуждение органам расследования, сборе достаточных доказательств, изобличающих подозреваемого в совершении преступления и для привлечения его в качестве обвиняемого, проведении

См. об этом также: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Указ. работа. С.21-25.

См. напр.: Машовец А.О. Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии: Дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994. С.8; Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. М., 2001.С.29и др.

40 процессуальных действий, допускаемых по решению суда, но требующих

предварительного согласия прокурора, либо проводящихся с санкции

прокурора, в том числе, по применению мер пресечения и иных мер

процессуального принуждения с целью предотвращения негативного

воздействия на нормальный ход расследования и его окончание с

обвинительным заключением или обвинительным актом для направления

уголовного дела в суд, а также в принятии мер по возобновлению уголовного

преследования лиц, подозреваемых в совершении преступления, в случае

незаконного и необоснованного отказа органов расследования в возбуждении

против них уголовного дела либо его прекращения.

Необходимо также сказать, что на протяжении последних десяти лет вопрос об уголовном преследовании и других функциях прокурора в досудебных стадиях в науке уголовного процесса является не только одним из самых дискуссионных, но и до конца нерешенных.

В последние годы некоторыми депутатами Государственной Думы -В.В. Похмелкиным, СВ. Иваненко и В.В. Гребенниковым представлялись предложения в Совет Думы «О внесении изменений и дополнений в ФЗ «О прокуратуре РФ». Применительно к уголовному судопроизводству, по их мнению, прокуратура Российской Федерации должна обеспечивать уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения: прокуроры возбуждают уголовные дела и передают их для расследования следователям либо лично производят расследование; осуществляют процессуальное руководство деятельностью следователей и органов дознания в досудебных стадиях производства по уголовному делу; поддерживают обвинение в судах первой инстанции; приносят протесты (по УПК РФ акт реагирования прокурора на судебное решение называется представлением) на незаконные и необоснованные приговоры, определения, постановления и участвуют в их рассмотрении вышестоящими судами.

Вступающий в действие с 1 июля 2002 года УПК РФ существенно изменяет роль прокуратуры в уголовном судопроизводстве, прежде всего, за

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННА^ 41 БИБЛИОТЕКА счет расширения полномочий суда и ограничения полномочий прокуратуры

в досудебных стадиях.

Называя в статье 37 УПК РФ в качестве функций прокурора уголовное преследование и надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, законодатель не указал их соотношения между собой, что дает повод некоторым авторам к продолжению дискуссии.

Вместе с тем в статье 1 Закона о прокуратуре устанавливается иерархия функций прокуратуры. В части 1 пункта 1 указанной статьи говорится о надзорной (основной) функции, а в части 2 пункта 1 - о выполнении и иных функций, установленных федеральным законом, то есть о дополнительных функциях. Среди последних называется функция уголовного преследования (ч.7 п.2 ст.1 Закона о прокуратуре). Таким образом, основной функцией прокуратуры в досудебных стадиях уголовного судопроизводства и после принятия УПК РФ продолжает оставаться осуществление надзора1.

Кроме того, как правило, уголовное преследование непосредственно осуществляют не сами прокуроры, а специально созданные для этого органы дознания и предварительного следствия. Прокурор же обязан обеспечить законность и обоснованность уголовного преследования этими органами и тем самым неотвратимость наказания за совершенное преступление. Уголовное преследование как уголовно-процессуальная деятельность должно осуществляться лишь в рамках закона. Именно с этой целью прокурор осуществляет надзор за исполнением законов в ходе процессуальной деятельности указанных органов. Таким образом вопрос о соотношении в деятельности прокурора в досудебных стадиях функций надзора за исполнением законов и уголовного преследования представляется не имеющим смысла.

Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Указ. работа. С.35.

42 Целесообразно также проанализировать полномочия,

предоставленные прокурору, в аспекте возможности их использования для

процессуального руководства расследованием. Хотя данная функция

прокурора в законе не упоминается, ее наличие становится очевидным из

анализа фактического содержания деятельности прокурора в досудебных

стадиях уголовного процесса. Под руководством в современном русском

языке понимается направляющая деятельность руководителя1. Иными

словами, применительно к процессуальному руководству расследованием со

стороны прокурора можно констатировать, что это организационный аспект

процессуальной деятельности прокурора, который возможно рассматривать в

качестве уголовно-процессуальной функции, осуществляемой в досудебных

стадиях. Процессуальное руководство расследованием дополнительная, но, в

тоже время, относительно самостоятельная функция прокурора,

направленная на успешную реализацию задач предварительного следствия.

На прокуроре лежит обязанность при наличии оснований, предусмотренных

законом, передачи уголовного дела в суд, а затем и поддержания обвинения в

суде. Поэтому прокурор как никто другой заинтересован в качественном

проведении предварительного следствия и дознания, в полном, объективном

и всестороннем исследовании обстоятельств дела. Для успешного

выполнения стоящих перед ним задач прокурор должен быть наделен

функцией процессуального руководства расследованием.

Вопрос о реализации прокурором функции процессуального

руководства расследованием будет специально рассмотрен в следующей

главе. Здесь же ограничимся определением указанной функции прокурора,

которая может быть определена как направление его деятельности по

организации наиболее эффективного проведения расследования, активизации

усилий органов дознания и предварительного следствия на полное,

всестороннее, объективное и достоверное установление обстоятельств,

подлежащих доказыванию по уголовному делу, осуществляемое с

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка /Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., С.35.

43 использованием предоставленных прокурору уголовно-процессуальным

законом властно-распорядительных полномочий.

В связи с рассматриваемым вопросом об уголовно-процессуальных

функциях в досудебных стадиях определенный интерес представляет мнение

практических работников прокуратуры, осуществляющих надзор за

исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. Так,

92,5 % опрошенных нами прокуроров и их заместителей полагают, что при

расследовании преступлений они реализуют функции надзора, уголовного

преследования и процессуального руководства расследованием. При этом

осуществление надзора они считают основной, а уголовное преследование и

процессуальное руководство расследованием дополнительными функциями.

Кроме того, каждый пятый опрошенный нами прокурор и его заместитель

заявил, что прокурор должен осуществлять только надзор, а процессуальное

руководство расследованием - начальники следственных отделов

соответствующих ведомств. В отношении следователей прокуратуры, по

мнению опрошенных прокуроров и их заместителей, они осуществляют

также и процессуальное руководство1.

Опрошенные нами работники прокуратуры считают, что

осуществление функции надзора в досудебных стадиях уголовного процесса -

это деятельность прокурора в целях соблюдения прав и свобод человека и

гражданина, защиты общества и государства от преступных посягательств, в

соответствии с его компетенцией, направленная на обеспечение

неукоснительного соблюдения органами расследования установленного

нормами уголовно-процессуального законодательства порядка разрешения

заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях,

порядка проведения предварительного следствия и дознания, законности

Всего нами опрошено 60 работников прокуратуры, осуществляющих надзор за дознанием и предварительным следствием, который проводился в г.Москве, Республике Алтай и Алтайском крае в 2000 году.

44 принимаемых ими решений, а также правильного применения указанными

органами уголовного закона.

Дополнительные функции, по мнению опрошенных практиков, производны и соподчинены основной надзорной функции. Функция уголовного преследования прокурора - это направление его деятельности в пределах его компетенции, осуществляемое в целях предупреждения, выявления и устранения нарушений закона со стороны органов расследования, направленное на обеспечение неотвратимости наказания за совершенное преступление и реализуемое как непосредственно им самим при расследовании преступлений путем возбуждения уголовного дела против конкретного лица, его задержания, применения меры пресечения, изобличения и привлечения к уголовной ответственности, проведения процессуальных действий, ограничивающих конституционные права подозреваемых и обвиняемых, так и путем дачи указаний об этом органам расследования, утверждения обвинительного заключения и передачи уголовного дела в суд.

Осуществление прокурором функции процессуального руководства расследованием - это направление его деятельности, в соответствии с его полномочиями, по сосредоточению усилий органов расследования на решение задач уголовного судопроизводства1, а также в целях всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, то есть установления истины.

Полномочия прокурора, указанные в статье 37 УПК РФ, предназначены для реализации всех функций прокурора. В зависимости от целей, которые преследует прокурор в своей деятельности, полномочия могут быть использованы прокурором как для осуществления надзора, так и для уголовного преследования или
процессуального руководства

1 В отличие от УПК РСФСР (ст.2) в УПК РФ не указаны задачи уголовного судопроизводства, однако в статье 6 говорится о назначении уголовного судопроизводства, что фактически, на наш взгляд, означает одно и тоже.

45 расследованием. Кстати 11,1 % опрошенных нами прокуроров и их

заместителей высказались за неразделимость полномочий прокурора

применительно к его функциям в досудебных стадиях судопроизводства. Это

суждение представляется ошибочным, поскольку большинство полномочий

может использоваться в рамках каждой из функций, тогда как некоторые из

них реализуются лишь в рамках определенной функции. Например, проверка

исполнения требования федерального закона при приеме, регистрации и

разрешении сообщений о преступлениях (п.1 ч.2 ст.37 УПК РФ) реализуется

в рамках прокурорского надзора. Разрешение отводов, заявленных

нижестоящему прокурору, следователю, дознавателю, а также их самоотводы

(п.6 ч.2 ст.37 УПК РФ) производится в рамках процессуального руководства.

Следует отметить системный характер деятельности прокурора,

взаимозависимость и взаимодействие выполняемых им процессуальных

функций, их структурные внутренние связи и взаимопереходы . Функции

уголовного преследования и процессуального руководства соподчинены

функции прокурорского надзора за исполнением законов на предварительном

следствии и неразрывно связаны с ней, обусловливая предупреждение,

выявление и устранение конкретных нарушений закона в деятельности

органов расследования. В свою очередь основная надзорная функция

обеспечивает законность уголовного преследования, а процессуальное

руководство органами дознания и предварительного следствия направляет

их деятельность на решение задач уголовного судопроизводства в

досудебных стадиях в рамках режима законности.

Несмотря на взаимосвязь, взаимопроникновение функций прокурора

в досудебных стадиях уголовного процесса, каждая из них имеет

относительную самостоятельность и включает в себя специфический

комплекс методов предупреждения, выявления и устранения нарушений

’ О том, что между различными уголовно-процессуальными функциями имеются не только разграничительные линии, но и точки пересечения, взаимодействия, взаимо перехода ранее высказывались A.M. Лариным и М.П. Кан. См.: Ларин A.M. Расследование по делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 12, 14; Кан М.П. Процессуальные функции прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Дисс. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1988. С. 38.

46 закона, что позволяет прокурору оптимально решать возникающие в

процессе расследования конкретные задачи уголовного судопроизводства.

Как показало проведенное исследование, надзорная функция, функции

уголовного преследования и процессуального руководства отличаются не

столько характером используемых прокурором полномочий, сколько

своеобразным их сочетанием, различной иерархией в их использовании. Так,

при осуществлении надзора, прежде всего, используются полномочия:

отменять незаконные или необоснованные постановления органов

расследования; отстранять дознавателя, следователя от дальнейшего

производства расследования, если ими допущено нарушение требований

УПК РФ; давать согласие дознавателю, следователю в предусмотренных

законом случаях; продлевать срок предварительного расследования;

утверждать постановление дознавателя, следователя о прекращении

производства по уголовному делу; приостанавливать или прекращать

производство по уголовному делу; возвращать уголовное дело дознавателю,

следователю со своими указаниями о производстве дополнительного

расследования. При реализации уголовного преследования это полномочия:

возбуждать уголовное дело либо давать согласие на его возбуждение

дознавателю, следователю в отношении конкретного лица; лично

производить отдельные следственные действия по привлечению лиц к

уголовной ответственности либо направленных на собирание и закрепление

обвинительных доказательств; утверждать обвинительное заключение или

обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд. При процессуальном

руководстве расследованием прокурор: дает письменные указания; участвует

в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях

лично производит отдельные следственные действия; изымает любое

уголовное дело у органа дознания и передает его следователю, передает

уголовное дело от одного следователя другому, а также от одного органа

предварительного расследования другому с соблюдением правил

подследственности, предусмотренных статьей 151 УПК РФ.

47 Полномочия прокурора в их совокупности направлены, в конечном

счете, на установление обстоятельств дела, указанных в статье 73 УПК РФ,

то есть на установление истины органами расследования по делу.

Федеральный закон от 17 ноября 1995г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» дополнил предмет надзора за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, включив надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина (ст.29). Данный факт не говорит о том, что ранее права и свободы гражданина не входили в предмет надзорной деятельности прокурора (ст.25 УПК РСФСР). Прокуроры осуществляли надзор за их соблюдением, однако они не были приоритетными. Вместе с тем реформы, происходящие в нашем обществе, изменили систему ценностей. По Конституции РФ человек, его права и свободы получили приоритет над интересами государства и общества, что нашло отражение во вступившем в действие с 1 июля 2002 года УПК РФ. Назначением уголовного судопроизводства является не только защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но защита от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст.6 УПК РФ). Поэтому деятельность должностных лиц, относящихся к стороне обвинения, не ограничивается рамками уголовного преследования. Прокуроры одновременно в рамках надзора за исполнением законов обеспечивают права и охраняют законные интересы, участвующих в деле лиц, что способствует всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств преступления1.

Таким образом, отправляясь от изучения роли прокурора в уголовно- процессуальной деятельности, полагаем, что и в современных условиях основной функцией прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроиз-

1 Указанные в законе о прокуратуре функции координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью и участия в правотворческой деятельности, не являются уголовно- процессуальными и в диссертации не рассматриваются.

48 водства продолжает оставаться надзор за исполнением законов в

деятельности органов дознания и предварительного следствия, поскольку

уголовное преследование и процессуальное руководство могут

способствовать осуществлению назначения уголовного судопроизводства

только при условии их законности (полученные с нарушением закона

доказательства признаются недопустимыми).

§ 3. Соотношение функций прокурора и суда в досудебных стадиях уголовного судопроизводства

Установление в досудебных стадиях уголовного судопроизводства судебного контроля за деятельностью органов дознания, следователей и прокуроров при принятии ими наиболее важных процессуальных решений, затрагивающих конституционные права и свободы лиц, вовлеченных в сферу уголовного процесса, поставило перед уголовно-процессуальной наукой вопрос об определении соотношения судебного контроля и прокурорского надзора. Несмотря на то, что данную проблему с различных позиций рассматривали многие ученые, оптимального решения этого сложного вопроса до сих пор не достигнуто1.

1 См.: Бойков А.Д. Третья власть в России: Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990- 1996 гг. М., 1997; Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. Самара, 1999; Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. М., 2001; Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва-Кемерово, 1997; Стецовский Ю.И. Судебная власть. М., 1999; Махов В.Н., Ястребова О.М. Правовые и организационные вопросы обжалования в суд ареста в качестве меры пресечения // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. М., 1995; Якимович Ю.К. Прокурорский надзор и судебный контроль за предварительным расследованием: Избранные статьи (1985-1996). Томск, 1997; Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования преступлений: важная функция судебной власти (проблемы осуществления в условиях правовой реформы): Дисс. …канд. юрид. наук. М., 1998; Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1996; Слепнева И.Е. Проверка законности и обоснованности процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998; Солодилов А.В. Судебный контроль за проведением следственных действий и решений прокурора и органов расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Томск, 1999; Устимов М.А. Судебный контроль на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саранск, 1999 и др.

49 Прежде чем непосредственно переходить к рассмотрению соотношения

прокурорского надзора и судебного контроля, необходимо определить

исходные понятия - прокурорский надзор и судебный контроль.

В словаре синонимов русского языка под редакцией Л.А. Чешко синонимом термина «надзор» являются «присмотр», «слежка» , что подразумевает постоянное наблюдение, синонимом же термина «контроль» является «проверка»2, что означает эпизодическое вмешательство с целью проверки.

Ограничение прокурорского надзора за счет судебного контроля является не самоцелью, а средством укрепления законности и демократизации уголовного процесса. Их соотношение предопределяется соотношением публичного и личных интересов, созданием условий для доказывания и обеспечением прав и законных интересов участников процесса.

Сама природа деятельности прокурора, отвечающего за законность уголовного преследования, является деятельностью публичной, то есть обеспечивающей государственные и общественные интересы. Публичный интерес слагается из множества отдельных личных интересов граждан, а также общества и государства. Прокурор в своей деятельности защищает их настолько, насколько они соответствуют закону и согласуются с интересами общества и государства. При этом в публичном интересе находят отражение законные интересы участников процесса, в том числе подозреваемых, обвиняемых и потерпевших. Судебный же контроль призван защитить личные интересы, естественно имеются в виду законные интересы, участников процесса в досудебных стадиях от нарушений со стороны органов расследования и прокурора, устранить встречающиеся в практике расследования нарушения закона, что соответствует интересу публичному .

1 Словарь синонимов русского языка /Под ред. Л.А. Чешко. Издание 5-е, стереотипное. М., 1986. С.238.

2 Там же. С. 199.

’ См. подробно об этом: Казинян Г.С. Указ. работа. С.37-51; Соловьев А.Б. Проблемы статуса прокуратуры с позиций обеспечения публичного и личных интересов в уголовном процессе России //Уголовное право. 2000. №4. С.87-90.

50 Введение судебного контроля за предварительным следствием

обусловлено, прежде всего, тем, что суд как независимый и несвязанный

какими-либо ведомственными интересами орган выступает как надежный

гарант прав личности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства’.

Данное положение соответствует общепризнанным международным нормам и

стандартам в области прав человека, которые вошли в российскую правовую

систему .

Поэтому Законом РФ от 23 мая 1992 года в УПК РСФСР были включены статьи 220 и 220 , установившие порядок обжалования в суд ареста, продления срока содержания под стражей, а также судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в период производства расследования.

Далее, с принятием 12 декабря 1993 года Конституции РФ, сфера судебного контроля при расследовании преступлений значительно расширилась. Прежде всего, согласно статей 22 и 23 Конституции, арест, заключение под стражу и содержание под стражей, а также ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускаются только по судебному решению. В соответствии со статьей 25 Конституции никто не вправе проникнуть в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Статьей 46 Конституции РФ гарантируется каждому судебная защита его прав и свобод (часть 1), а решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (часть 2).

1 См.: Концепция Судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 44.

” Под общепризнанными принципами и нормами международного права понимаются положения Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., носящей региональный (европейский) характер, к которым присоединилась Россия.

51 Принятие УПК РФ поставило перед наукой уголовного процесса новые

вопросы в соотношении прокурорского надзора и судебного контроля,

которые должны решаться в рамках общепризнанных международных и

соответствующих им национальных конституционных норм о правах

человека1. По выражению заместителя руководителя Администрации

Президента РФ Д.Н. Козака принятие УПК РФ позволило отказаться от

прокурорской модели (отчасти с включением элементов последующего

судебного контроля) и перейти к судебной модели контроля (в полном объеме)

за ограничением свободы и личной неприкосновенности преследуемого в

уголовном порядке лица . Действительно, по УПК РФ проведение важных

следственных действий, затрагивающих конституционные права и свободы

человека и гражданина, возможно только по предварительному решению суда

(ч.2 ст.29), а действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя,

прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и

свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ

граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд (ч.1 ст.125)3.

Столь широкие полномочия суда в досудебном производстве, конечно,

ограничили полномочия прокурора и, прежде всего, в исконно надзорной его

деятельности при выдаче санкций на проведение важнейших процессуальных

действий следователем и дознавателем. Однако это не означает, что

происходит замена прокурорского надзора судебным контролем. Наоборот,

судебная процедура с элементами состязательности предполагает более

эффективную защиту прав и свобод человека и гражданина при расследовании

Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности и расследования уголовных дел //Уголовное право. 2001. №1. С.55. 2 Козак Д.Н. Суд в современном мире: проблемы и перспективы //Российский судья. 2001. №10. С. 14. ‘ В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» ч.2 ст.29 УПК РФ и другие, связанные с ней уголовно-процессуальные нормы, касающиеся передачи судам полномочий принимать решения в ходе досудебного производства по уголовному делу по производству осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, производству обыска и (или) выемки в жилище, производству выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, вводятся в действие с 1 января 2004 года. До этой даты решения по этим вопросам принимает прокурор //Федеральный закон РФ № 59-ФЗ от 29 мая 2002 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» //Российская газета от 1 июня 2002 года.

52 преступлений и является дополнительной гарантией законности в названной

сфере уголовного судопроизводства1.

Замена судебного контроля, возникающего после обжалования в суд и

судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока

содержания под стражей (ст. ст. 220-1 и 220-2 УПК РСФСР) на упреждающий

судебный контроль (ч.2 ст.29 УПК РФ) фактически означает переход к

судебному надзору в досудебных стадиях уголовного судопроизводства,

поскольку санкционирование выполнения важных процессуальных действий

следователя или дознавателя в большей мере относится к сфере надзорной

деятельности . По своему смыслу судебный контроль в досудебном

производстве предполагает проверку по жалобам участников уголовного

процесса уже санкционированных прокурором следственных действий. По

УПК РСФСР наиболее важные следственные решения и действия подлежали

двойной или даже тройной (в случае возможности кассационного обжалования

решения суда) , проверке. На наш взгляд, именно такой порядок двойного

(тройного) контроля процессуальных действий, ограничивающих

конституционные права и свободы граждан, обеспечивает оптимальное

соотношение прокурорского надзора и судебного контроля за законностью

досудебного производства . Однако закрепление в статьях 22 и 23

Конституции РФ обязательного предварительного получения разрешения суда

1 См.: Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Дисс. … докт. юрид. наук в форме научного доклада. М., 1997. С.12; Демидов И.Ф. Проблема прав человека в Российском уголовном процессе (концептуальные положения). М., 1995. С.76.

2 Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы У/Законность. 1995. №8. С.5.

3 В УПК РФ возможность кассационного обжалования решений суда, принимаемых в порядке ч.2 ст. 29 УПК РФ предусматривается только в случае принятия судьей решения об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом (ч.Ю ст.108).

4 См. об этом также: Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры (в условиях переходного периода). М.. 1998. С.30; Рохлин В.И. О конституционном статусе российской прокуратуры //Труды Санкт- Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. СПб., 1999. №1. С.29; Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва - Кемерово, 1997. С.54-57; Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. С.37; Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. Кемерово, 1997. С. 150-152; Казинян Г.С. Указ. работа. С.83, 86.

53 для проведения наиболее важных следственных действий в настоящее время в

законодательном плане исключает такую постановку вопроса.

Основной функцией прокурора, как мы уже говорили, в досудебных стадиях уголовного судопроизводства продолжает оставаться функция надзора за законностью расследования преступлений. Важное предназначение судебного контроля в досудебном производстве - защита прав и свобод человека и гражданина1. Это становится очевидным из анализа определенного законодателем предмета судебного контроля в досудебных стадиях уголовного процесса. Предмет же прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, значительно шире. Так, помимо надзора за соблюдением прав и свобод человека, которое согласно статьи 6 УПК РФ является для прокурора приоритетным , в предмет надзора на данном направлении деятельности прокурора входит установленный законом порядок разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие (ст. 29 Закона о прокуратуре).

Деятельность суда в досудебных стадиях, безусловно, влияет на законность принимаемых следователем основных процессуальных решений. Вместе с тем она не охватывает всей деятельности по расследованию преступлений, так как распространяется только на решения следователя, затрагивающие конституционные права участников уголовного процесса, и не может заменить постоянно действующего прокурорского надзора. К тому же надзор за законностью основная функция прокуратуры, а не суда либо какого

1 См.: Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. Самара, 2000. С. 75; она же. Судебная власть и уголовное судопроизводство //Государство и право. 2001. №5. С. 54; Стецовский Ю.И. Судебная власть. М., 1999. С.54 и др.

2 Данное направление деятельности прокуратуры именуется как правозащитное. См.: Прокуратура Российской Федерации (Концепция развития на переходный период). М., 1994. С.36. Применительно к деятельности прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, учитывая положение прокурора в состязательном проИессе> на наш взгляд, предпочтительнее говорить об обеспечении прокурором прав и законных интересов участников процесса в рамках надзорной функции.

54 бы то ни было другого органа правоохраны. Прокурор в отличие от суда

действует на всем протяжении расследования преступлений: с момента

поступления сообщения о совершенном или готовящемся преступлении и до

направления в суд уголовного дела либо прекращения его производством.

Прокурорский надзор постоянен, оперативен, распространяется на все без

исключения уголовные дела и не требует для этого обращения участников

расследования и других заинтересованных лиц. В связи с этим нами

поддерживается высказываемая многими учеными и практиками точка зрения

о сохранении прокурорского надзора в качестве основной функции

прокуратуры. Наряду с этим важно, чтобы у суда появились дополнительные

возможности контроля за законностью ограничения при проведении

процессуальных действий конституционных прав участников процесса,

прежде всего, подозреваемых и обвиняемых за счет расширения судебного

контроля1. Это не только будет способствовать выполнению задач уголовного

судопроизводства, но и будет положительно влиять на законность и

эффективность предварительного расследования.

Существует и другой подход к рассматриваемой проблеме. По мнению И.Л. Петрухина прокурорский надзор должен остаться только в отношении тех следственных действий, которые производятся без судебного решения .

Думается, такой порядок не будет способствовать решению задач уголовного судопроизводства. Прокурорский надзор должен осуществляться как до, так и после принятия судом решения о применении меры пресечения в отношении обвиняемого, подозреваемого, так и в связи с проведением следственного действия, ограничивающего конституционные права и свободы личности. Прокурор как орган, осуществляющий надзор за предварительным

См. напр.: Соловьев А.Б., Якубович Н.А. К вопросу о концепции правового обеспечения функции уголовного преследования //Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. Москва-Кемерово, 1996. С.83; Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Указ. работа. С.37 и др. 2 Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием //Российская юстиция. 1998. №9. С.12. Такого же мнения придерживается бывший заместитель министра внутренних дел И. Кожевников, который считает, что «предварительное согласование с прокурором обращений в суд ущемляет процессуальную самостоятельность следователя и приведет к неоправданным затратам времени, бюрократической волоките…» (Российская юстиция. 1997. №12. С.23).

55 следствием, не должен оставаться безучастным наблюдателем: получит ли

следователь или дознаватель разрешение судьи на проведение отдельных

следственных действий. Напротив, дача прокурором дознавателю,

следователю предварительного согласия на возбуждение перед судом

соответствующего ходатайства о производстве какого-либо процессуального

действия, которое допускается на основании судебного решения, не только

разгрузит суд от рассмотрения необоснованных и незаконных обращений

следственных органов, но и будет способствовать принятию судом законного

решения. Обязательное согласование с прокурором обращений дознавателя и

следователя в суд соответствует принципам непрерывности и

всеохватываемости прокурорского надзора, будет повышать эффективность

прокурорского надзора в досудебном производстве. И, главное, таким образом

сохранится принцип двойной проверки законности и обоснованности

следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы

человека и гражданина. По аргументированному мнению Н.А. Колоколова,

занимающего аналогичную позицию, при предварительном согласии

прокурора на проведение отдельных следственных действий, для которых

требуется решение суда, суд выполняет контрольную функцию как в

отношении действий и решений органов предварительного расследования, так

и самого прокурора, который осуществляет надзорные функции в отношении

указанных органов .

В этой связи представляют интерес данные проведенного нами опроса

прокуроров и их заместителей, осуществляющих надзор за следствием. Так,

59,6 % опрошенных прокуроров и их заместителей считают, что в случае

необходимости получения судебного разрешения на проведение отдельных

следственных действий органам расследования следует получить

предварительное согласие прокурора2. По их мнению, это будет являться

1 Колоколов Н.А. Судебный контроль на предварительном расследовании (сравнительно- правовое исследование). Курск, 1997. С.41.

2 Подобным образом сейчас вопрос решен в УПК РФ (п.5 ч.2 ст.37).

56 дополнительной гарантией принятия судом законного решения и позволит

прокурору осуществить надзор за проведением разрешенного судом

следственного действия. Характерно, что 10 % ответивших на вопросы

прокуроров и их заместителей, из числа не согласившихся с процедурой

предварительного согласия прокурора на получение судебного решения для

проведения отдельных следственных действий, полагают, что таким образом

вся ответственность за принятое решение ляжет на суд. Вместе с тем, все

опрошенные прокуроры и их заместители считают, что прокуроры должны

осуществлять проверку законности проведения разрешенных судом

следственных действий, а в случае несогласия с решением судьи иметь право

кассационного опротестования незаконного решения.

В УПК РФ предусмотрена процедура обязательного согласования

следователем или дознавателем с прокурором ходатайства об обращении в суд

для получения разрешения на производство следующих действий: об избрании

меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста (ст. 107,

ч.З ст. 108), о продлении срока содержания под стражей (ч.2 ст. 109), о

временном отстранении обвиняемого от должности (ч.1 ст.114) , о наложении

ареста на имущество (ч.1 ст.115), о наложении ареста на ценные бумаги

(ст.116), о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия

проживающих в нем лиц (ч.5 ст. 177), о производстве обыска в жилище (ч.З

ст. 182), выемки в жилище (ч.2 ст. 183) или выемки документов, содержащих

информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных

организациях (ч.4 ст. 183), о проведении личного обыска подозреваемого,

обвиняемого (ч.1 ст. 184), о наложении ареста на почтово-телеграфные

отправления (ч.2 ст. 185), о контроле и записи переговоров (ч.1 ст.186). Наряду

с этим прокурор имеет право на возбуждение ходатайства перед судом об

1 В случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) и предъявления ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления Генеральный прокурор РФ направляет Президенту РФ представление о временном отстранении от должности указанного лица. Президент РФ в течение 48 часов с момента поступления представления принимает решение о временном отстранении указанного лица от должности либо об отказе в этом (ч.5 ст. 114 УПК РФ).

57 избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего

ареста (ст. 107, ч.З ст. 108), о продлении срока содержания под стражей (ч.2

ст. 109), о наложении ареста на имущество (ч.1 ст.115), о наложении ареста на

ценные бумаги (ч.1 ст. 116).

Как видно из указанного перечня, проведение наиболее важных следственных действий, затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, требует не только судебного решения, но и обязательного предварительного согласия прокурора, без которого невозможно обращение с соответствующим ходатайством следователя или органа дознания в суд.

При определении перечня следственных действий, для производства которых требуется разрешение суда, заслуживают внимания такие следственные действия как обыск, выемка и осмотр места происшествия, производящиеся в жилище. В соответствии с пунктами 4 и 5 части 2 статьи 29 УПК РФ осмотр жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, обыск и (или) выемка в жилище допускаются только по судебному решению1.

Как известно, в статье 25 Конституции РФ говорится, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения. Таким федеральным законом является, в частности, УПК. По УПК РСФСР следователь на основании мотивированного постановления, а в соответствующих случаях и с санкции прокурора имел право на проведение выемки, обыска, наложения ареста на имущество и осмотра в жилище (ст.ст. 12, 167, 168, 175, 178, п.6 ст.211)2. С точки зрения важности и того доказательственного значения, которые имеют результаты таких следственных действий как обыск, выемка и осмотр места
происшествия сведения,

’ В части 5 статьи 165 УПК РФ делается оговорка, что в исключительных случаях осмотр в жилище, обыск и выемка в жилище, а также личный обыск могут производиться без судебного решения, с обязательным уведомлением судьи и прокурора в течение 24 часов. Но это только исключительные случаи, которые не меняют существа проблемы.

2 О соответствии указанных норм Конституции РФ см.: Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.00 №290-0 по жалобе Идалова T.C-M. //СЗ РФ.2001. №11. Ст. 1069.

58 становится ясным, почему в Конституции было принято гибкое решение,

дающее право законодателю возможность предусмотреть помимо судебного

разрешения на проведение названных следственных действий в жилом

помещении, и иной порядок их проведения. Указанные действия являются

неотложными и отсрочка с их проведением даже на несколько часов порой

зачастую влечет утрату вещественных доказательств и других следов,

необходимых для раскрытия преступления. Вместе с тем предоставление

органам расследования права в исключительных случаях проводить

вышеназванные следственные действия без судебного решения может

истолковываться данными органами расширительно, что повлечет рост числа

несанкционированного незаконного проникновения в жилища.

Надзор прокурора имеет ряд преимуществ перед судебным контролем, поскольку он не только постоянен и непрерывен, но и достаточно оперативен и конфиденциален, что позволяет своевременно и результативно проводить указанные следственные действия.

В качестве негативного примера можно привести опыт Армении, закрепившей с 1 января 1999 года в уголовно-процессуальном законодательстве обязательное разрешение суда на проведение обыска в жилище. Там это неотложное следственное действие перестало быть таковым после вступления в силу УПК Армении. Вот что об этом пишет Г.С. Казинян: «На сегодняшний день тратятся часы и даже дни на получение согласия суда для проведения этого неотложного следственного действия (имеется в виду обыск). В силу чего утрачиваются необходимые для раскрытия преступления вещественные доказательства, поскольку претендовать в таких условиях на обнаружение при обыске чего-то существенного бессмысленно» .

В связи с этим, по нашему мнению, санкционирование обысков и (или) выемок в жилище, а также осмотра жилища без согласия проживающих в нем лиц, в
соответствии со статьей 25 Конституции РФ путем внесения

’ Казинян Г.С. Указ. работа. С.82.

59 соответствующих дополнений в УПК РФ целесообразно предоставить наряду

с судом так же и прокурору, с последующим правом обжалования в суд

законности проведения данных следственных действий лицами, которые

считают, что их права были нарушены. В случае такого решения вопроса было

бы достигнуто оптимальное соотношение прокурорского надзора и судебного

контроля при выполнении таких важных следственных действий как обыск,

выемка и осмотр места происшествия в жилище без согласия проживающих в

нем лиц, в полной мере учтены интересы как лиц, права и свободы которых

ограничиваются, так и интересы граждан, общества и государства в борьбе с

преступностью.

Спорным является положение УПК РФ устанавливающее, что мера

пресечения, избранная на основании судебного решения может быть отменена

или изменена только судом (ч.4 ст.ПО)1. На наш взгляд, оно противоречит

Закону о прокуратуре, поскольку одним из основных направлений

прокурорского надзора является надзор за исполнением законов

администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу

(ст.1). В соответствии с частью 2 статьи 33 Закона о прокуратуре прокурор

или его заместитель обязан немедленно освободить своим постановлением

каждого в нарушение закона подвергнутого задержанию, предварительному

заключению или помещенного в психиатрическое учреждение. Могут иметь

место случаи, когда во время принятия решения судом об избрании меры

пресечения подозреваемому, обвиняемому или о его помещении в

психиатрический стационар еще не будут известны обстоятельства, дающие

право признать данное решение судьи ошибочным. Наконец, когда

необходимость в самой строгой мере пресечения действительно отпадает

(например, установлены новые обстоятельства, дающие основание сделать

вывод о непричастности арестованного к совершенному преступлению) или

На это обстоятельство ранее обратил внимание и А.Г. Халиулин. См.: Хапиулин А.Г. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью расследования: границы и возможности //Уголовное право. 2000. .№1. С.72.

60 установлены обстоятельства, не влияющие на законность избрания меры

пресечения, но имеющие существенное значение для оценки правомерности

содержания под стражей.

Судебная процедура изменения или отмены меры пресечения в УПК РФ не определена. Каким образом судья может вынести решение об изменении, отмене меры пресечения: единолично или назначить судебное заседание с вызовом сторон? К тому же для этого необходимо время. Поэтому в случаях, когда отменяется или избирается менее строгая мера пресечения, на наш взгляд, в УПК РФ следует предусмотреть возможность ее отмены либо изменения не только судом, но и прокурором с обязательным уведомлением суда (судьи), по решению которого избрана эта мера пресечения. Часть 4 статьи ПО УПК РФ целесообразно изложить в следующей редакции: «Мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть отменена или изменена судом либо прокурором, за исключением случаев избрания более строгой меры пресечения, с обязательным уведомлением суда».

Неоднозначно в науке уголовного процесса решается вопрос и о круге решений и действий дознавателя, следователя и прокурора, которые могут быть обжалованы в суд.

УПК РСФСР предусматривал лишь три основания для судебного обжалования решений и действий органов предварительного расследования. В соответствии с частью 5 статьи 209 и статьи 220-1 УПК РСФСР судебному контролю по жалобам участников уголовного процесса и других заинтересованных лиц подлежали законность и обоснованность прекращения уголовного дела, ареста и продления срока содержания под стражей. Однако предметом судебного контроля по жалобам участников уголовного процесса признаны, согласно постановлений Конституционного Суда РФ, и иные решения и действия органов предварительного расследования, затрагивающие конституционные права и свободы граждан, в том числе: об отказе в возбуждении уголовного дела, о продлении срока предварительного следствия

61

(дознания), приостановлении производства по делу, а также действия связанные с производством обыска и наложением ареста на имущество1. В соответствии с частью 3 статьи 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

В июле 1999 года заместитель Председателя Верховного Суда РФ В.В. Дорошков предлагал ограничить сферу судебного обжалования действий и решений органов дознания, следователя и прокурора лишь основаниями, которые уже ввел Конституционный Суд РФ. Объяснялось это тем, что следственные органы не готовы к столь жесткому контролю за их деятельностью, а судьи не в состоянии выполнить на квалифицированном уровне этот огромный объем работы .

Однако правоприменительная практика пошла по пути расширения предмета судебного контроля за решениями и действиями органов предварительного расследования и прокурора, касающихся конституционных прав и свобод граждан. Причем вышеназванное постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности статьи 133, части 1 статьи 218 и статьи 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и ООО «Моноком» от 23 марта 1999 года по своему содержанию не оставило вопросов по поводу возможности обжалования иных процессуальных действий органов расследования и прокурора, затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина. Однако это отнюдь не означает, что все без исключения решения и действия органов расследования и прокурора могут быть обжалованы в суд. Так,

’ Постановления Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ч.5 ст.97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина от 13 июня 1996 года, по делу о проверке конституционности ч.4 ст. 113 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия от 29 апреля 1998 года, по делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч.\ ст.218 и ст.220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и ООО «Моноком» от 23 марта 1999 года//СЗ РФ. 1996. №26. Ст.3185; 1998. №19. Ст.2142; 1999. №14. Ст.1749.

См.: Дорошков В.В. Судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования //Российская юстиция. 1999. №7. С. 27.

62 Конституционный Суд в вышеуказанном постановлении выделил ряд

оснований при наличии которых должна допускаться возможность

безотлагательного судебного обжалования и безотлагательной судебной

проверки действий и решений органов предварительного расследования. К

ним относятся: наличие существенного ограничения конституционных прав и

свобод личности; затронутость принятыми решениями или совершенными

процессуальными действиями принадлежащих человеку прав и свобод,

осуществление которых происходит вне сферы уголовно-процессуальных

отношений; отсутствие прямой связи между проверкой законности и

обоснованности актов досудебного производства и теми вопросами, которые

должен решать суд при постановлении приговора по делу1.

Поэтому отнесение к предмету судебного контроля в досудебных стадиях уголовного судопроизводства всех без исключения решений и действий органов предварительного расследования и прокурора и буквальное толкование статьи 46 Конституции РФ , на наш взгляд, не может быть поддержано.

Такое решение проблемы неизбежно приведет к судебному руководству предварительным расследованием3. Поскольку рассмотрение судом жалоб на все без исключения решения и действия органов расследования уже в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, повлечет разрешение судом вопросов, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу и дачу обязательных для органов расследования указаний. Однако, это уже деятельность прокурора, а не суда, основная функция которого осуществление правосудия.

’ См.: СЗ РФ. 1999. №14. Ст.1749.

2 В юридической литературе данный принцип назван принципом «беспробельности». См.: Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность и перспективы //Государство и право. 1998. №11. С.34. Фактически за этот принцип высказались И.Л. Петрухин, B.C. Шадрин и В.А. Яблоков. См.: Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. С.51-53; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М., 1997. С. 18; Яблоков В.А. Реализация судебной власти на досудебных стадиях уголовного процесса России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Самара, 2001. С. 14.

3 См.: Халиулин А.Г. Указ. работа. С.69.

63 По мнению В.А. Лазаревой, исследовавшей эту проблему в рамках

монографии и докторской диссертации, не требует немедленного

вмешательства суда «многочисленные решения тактического характера,

нарушения отдельных процессуальных правил, непредставление

процессуальных прав участникам тех или иных следственных действий, если

они не нарушают конституционных прав и свобод»1. К выводу, что не все

решения, принимаемые в досудебном производстве, касаются прав и законных

интересов участников процесса пришла в кандидатской диссертации и Н.В.

Григорьева2.

Здесь уместно повторить сформулированное Конституционным Судом РФ положение, имеющее принципиальное значение для решения рассматриваемой проблемы: при проверке в период производства предварительного расследования тех или иных процессуальных актов суд не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу3.

Судебный контроль за предварительным расследованием, осуществляемый по поступившему в суд уголовному делу до начала судебного разбирательства, назван в юридической литературе «предварительным ревизионным контролем» . Такой контроль осуществляется по всем уголовным делам и происходит независимо от обращений, жалоб и ходатайств участников процесса и других заинтересованных лиц (ст.228 УПК РФ), а в случае имеющихся оснований проводится предварительное слушание по делу (ст.229 УПК РФ).

В этом смысле конституционное право каждого на судебную защиту его прав и свобод и судебное обжалование актов досудебного производства полностью
соблюдены, но отложены во времени. Однако, как указал

1 Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. С.87.

2 См.: Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса в досудебном производстве: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 2000. С.15.

3 Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части 1 статьи 218 и статьи 220 УПК РСФСР //СЗ РФ. 1999. №14. Ст. 1749.

4 Лазарева В.А. Предварительное судебное производство в уголовном процессе РФ: Учебное пособие. Самара. 2000. С. 13.

64 Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 23 марта 1999 года, что

«если соответствующие действия или решения органов расследования не

только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и

порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая

при этом конституционные права и свободы личности, отложение проверки

законности и обоснованности таких действий до стадии судебного

разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем

окажется неосуществимым»1.

Таким образом, судебному обжалованию в досудебных стадиях

уголовного судопроизводства должны подлежать решения и действия органов

предварительного расследования, ограничивающие конституционные права и

свободы личности . Характерно, что именно такие жалобы в соответствии с пунктом 4 статьи 125 Конституции РФ рассматривает Конституционный Суд РФ.

Многие ученые-процессуалисты были едины во мнении, которое разделялось и нами, что решения и действия органов предварительного расследования и прокурора, которые преграждают доступ к правосудию (ст.52 Конституции РФ) могут быть обжалованы в суд . К таким решениям относятся отказ в приеме заявления о преступлении, в возбуждении уголовного дела, прекращение и приостановление производства по делу, а также выделение материалов уголовного дела. Ныне эта позиция нашла отражение в части 1 статьи 125 УПК РФ.

В то же время, решение судом вопросов предварительного следствия иногда
влечет постановку перед органами расследования вопроса о

1 Указ. Постановление Конституционного Суда РФ //СЗ РФ. 1999. №14. Ст.1749.

2 См.: Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уголовного процесса //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. М., 1997. С. 146-155, Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии: Учебное пособие. М., 2001. С. 21-29.

3 Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования… Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1998. С. 18; Лазарева В.А. Судебная власть… С.88-89; Лебедев В.М. Указ. работа. С. 21-29; Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. С.53; Токарева М.Е. Проблемы регламентации правового статуса основных участников предварительного расследования преступлений //Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. Москва-Санкт- Петербург-Кемерово, 1998. С.14-15 и др.

65 выполнении определенных процессуальных действий. Например, Троицкий

районный суд при отмене необоснованного постановления следователя о

прекращении уголовного дела по факту автодорожного происшествия по

жалобе представителя несовершеннолетней потерпевшей Н. указал в своем

постановлении, что хотя по делу в отношении потерпевшей проведена

судебно-медицинская экспертиза, согласно которой ей причинен легкий вред

здоровью, однако следователь вынес данное постановление преждевременно,

без учета обстоятельств по делу (потерпевшая хотя и находилась на лечении в

больнице в связи с сотрясением головного мозга менее 7 дней, но после

выписки продолжала получать амбулаторное лечение, по свидетельству

учителей не посещала занятия после автоаварии в течении 2-х недель, после

чего ее успеваемость, а также внимательность и память заметно ухудшились).

Суд в своем постановлении об отмене постановления о прекращении

уголовного дела указал, что по делу, с учетом вышеперечисленных

обстоятельств, необходимо провести дополнительную судебно-медицинскую

экспертизу1. Однако суд, в силу своего процессуального положения, не может

проконтролировать выполнение своего решения. Поэтому в этих случаях

обязанность надзора за исполнением подобных решений суда лежит на

прокуроре.

Вместе с тем законодателем в УПК РСФСР не во всех случаях были

определены процессуальные последствия признания судом таких жалоб

обоснованными. В связи с этим A.M. Ларин предлагал дополнить УПК РСФСР

нормами, считающими отмену судом постановления об отказе в возбуждении

уголовного дела или о его прекращении одновременно возбуждением

уголовного дела или возобновлением производства по нему. Иначе, по его

мнению, обжалование в суд данных постановлений будет бессмысленно .

1 Архив Троицкого районного суда Алтайского края, дело №1-296 /2000.

2 Ларин A.M. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжаловать в суд //Российская юстиция. 1998. №9. С. 18.

66

На наш взгляд, суд может лишь отменить постановление органов расследования, констатировав его незаконность или необоснованность. А орган расследования обязан, в этом случае, устранить допущенное нарушение уже с учетом предписаний суда (п.1 ч.5 ст. 125 УПК РФ).

Не может быть поддержано, по нашему мнению, предложение Ф.Н. Багаутдинова об указании в УПК конкретных решений и действий органов расследования и прокурора, которые могут быть обжалованы в суд или наоборот не могут быть обжалованы , так как данное нововведение приведет к ущемлению прав граждан на судебную защиту. Предусмотреть все решения и действия вышеназванных органов, которые могут быть обжалованы или не могут невозможно, поскольку жизнь многообразна вообще, а уголовно-процессуальная деятельность в частности. Поэтому, по нашему мнению, предпочтительнее решение, предусмотренное в части 1 статьи 125 УПК РФ.

Следует согласиться с предложением Н.А. Колоколова о включении в сферу судебного контроля случаев, когда органы, осуществляющие ведомственный контроль и прокурорский надзор, в установленном порядке не рассматривают жалобы на действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя и нижестоящего прокурора в обозначенные законом сроки2. Однако принятие такого решения, на наш взгляд, может быть предусмотрено лишь в случаях, когда после рассмотрения указанных жалоб вышестоящим прокурором отсутствует соответствующая реакция.

В то же время неприемлемы положения, когда жалоба на действия и решения дознавателя и следователя должна быть сначала подана прокурору и лишь при ее отклонении - судье или рассмотрение подобных жалоб только судом .

1 Багаутдинов Ф.Н. Состояние и перспективы судебного контроля //Российская юстиция. 2001. №3. С.26.

2 Колоколов Н.А. Указ. работа. С. 18.

3 В принятом Государственной Думой РФ в первом чтении проект УПК содержал именно такую процедуру судебного обжалования действий и решений органов дознания и следователя, но уже во втором чтении законодатель отказался от предварительного обращения с жалобой к прокурору.

4 Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. С.54.

67 В первом случае, такое правило может влечь волокиту, затруднит

реализацию права на судебную защиту, приведет к отсрочке восстановления

нарушенных прав и ограничению гарантированного Конституцией РФ права1.

Во втором случае, должен быть сохранен вариант альтернативности рассмотрения жалобы как судом, так и прокурором. Было бы большой ошибкой отказаться от использования накопившегося в органах прокуратуры опыта рассмотрения подобных жалоб. Как пишет СИ. Герасимов: «Еще в советское время отечественная прокуратура получила известность как «бюро жалоб», что вызывало высокую оценку даже у западных исследователей. В этой сфере советские прокуроры действовали нередко с такой эффективностью, которая только нарождавшимся тогда западным омбудсмэнам, как говорится, и не снилась. Стоит ли нам так слепо поклоняться опыту западных демократий, пренебрегая собственными достижениями?» Кроме того, бывают ситуации, когда проверка жалобы прокурором имеет преимущества по сравнению с рассмотрением этой же жалобы судом (например: доступность, оперативность, достаточная конфиденциальность, близость к следствию, возможность дачи обязательных для расследования указаний и проверка их исполнения). Заявителю должно быть предоставлено право выбора, куда ему в данной конкретной ситуации предпочтительнее обращаться - в суд или к прокурору. Согласно части 3 статьи 46 Конституции РФ каждому должно быть предоставлено право использования всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты.

И последнее. Возложение на суд, рассматривающий по существу уголовное дело, таких широких полномочий по судебному контролю, обязывает его уже на предварительном следствии принимать решения, несмотря на их предварительность и условность, влияющие в конечном итоге

’ См.: Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. С. 87.

2 Прокуратура в России и за рубежом: сравнительное исследование /Под редакцией С.И.Герасимова. М., 2001.

С.9.

68 на вопросы виновности. Связанный решениями, принятыми на

предварительном следствии, суд становится причастным к уголовному

преследованию. Таким образом, складывается парадоксальная ситуация: суд,

рассматривающий дело по существу уже в досудебных стадиях уголовного

судопроизводства становится ответственным за законность уголовного

преследования. Вместе с тем главная его функция в досудебных стадиях,

предотвратить либо устранить нарушение конституционных прав и свобод

человека и гражданина. Поэтому, на наш взгляд, необходимо создание

самостоятельной системы следственных судей, не отправляющих правосудие.

Так как иначе мы получаем суд, который «одной рукой закрывает за

обвиняемым дверь арестантской камеры, а другой подписывает ему

оправдательный приговор»1.

На основании изложенного можно сделать вывод, что при определении

соотношения прокурорского надзора и судебного контроля предпочтительнее

не их взаимное исключение, а наоборот разумное сочетание преимуществ этих

двух форм контроля в системе обеспечения гарантий законности при

расследовании преступлений и, прежде всего, прав и свобод человека и

гражданина. Такое решение наилучшим образом будет способствовать как

интересам обеспечения уголовного преследования, так и защите прав и

законных интересов участников процесса . Судебный контроль должен быть

обращен на обеспечение неуклонного соблюдения конституционных прав и

свобод человека и гражданина, вовлекаемых в сферу уголовного

судопроизводства. Прокурорский надзор, прежде всего, должен быть

направлен на исполнение законов органами дознания и предварительного

следствия, непосредственно осуществляющими уголовное преследование. С

этих позиций, на наш взгляд, следует считать неприемлемым стремление

представить прокурора исключительно как власть обвинительную,

’ Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб., 2000. С.52; см. об этом также: Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации. С. 150; Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе (концептуальные положения): Дисс. … докт. юрид. наук в форме научного доклада. М., 1996. С.48. 2 Бойков А.Д. Указ. работа. С.227.

69 реализующую уже в досудебных стадиях уголовного судопроизводства,

наряду со следователем и дознавателем, функцию обвинения и

противопоставляемую стороне защиты в лице обвиняемого и его защитника,

где арбитром выступал бы суд, разрешающий все процессуальные конфликты

между ними.

§ 4. Соотношение функций прокурора и начальника следственного

отдела

Наряду с прокурорским надзором, в целях повышения эффективности предварительного следствия, существует и действует ведомственный процессуальный контроль, осуществляемый начальниками следственных подразделений органов, наделенных уголовно-процессуальным законом правом проводить расследование. К ним, в соответствии со статьей 151 УПК РФ, относятся следователи прокуратуры (п.1 ч.2), следователи органов федеральной службы безопасности (п.2 ч.2), следователи органов внутренних дел (п.З ч.2), следователи органов налоговой полиции (п.4 ч.2). Необходимо отметить, что согласно пункта 18 статьи 5 УПК РФ «начальник следственного отдела - должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель».

Введение в 1965 году должности начальника следственного отдела с наделением его процессуальными полномочиями в целях осуществления контроля за своевременностью действий следователя по раскрытию и предупреждению преступлений обусловлено тем, что в начале 60-х годов расследование большинства преступлений было передано следователям органов внутренних дел,
и необходимо было ввести должностное лицо,

Руководители следственных подразделений прокуратуры помимо процессуального руководства, осуществляют надзор за исполнением законов подчиненными следователями при производстве предварительного следствия, пользуются при этом полномочиями, предоставленными прокурорам Законом о прокуратуре и уголовно-процессуальным законодательством.

70 наделенное уголовно-процессуальными полномочиями, которое бы

направляло и контролировало работу подчиненных ему следователей.

Вопрос о соотношении прокурорского надзора и ведомственного контроля в процессе расследования преступлений может быть решен лишь при раскрытии уголовно-процессуальной природы деятельности этих двух органов и определении их роли в укреплении режима законности в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Общепризнанно, что контроль - одна из функций управления. Управление же, если иметь в виду широкий смысл этого слова, изначально присуще прокуратуре1.

Содержащийся в статье 39 УПК РФ перечень прав руководителей следственных подразделений по контролю за производством предварительного следствия определяет правовой статус указанных субъектов. При анализе данных положений закона, на первый взгляд, складывается впечатление, что полномочия начальника следственного отдела расширены по сравнению с аналогичной статьей в УПК РСФСР (ст. 127-1). Новеллами среди полномочий начальника следственного отдела можно назвать предоставление ему права отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия (п.2 ч.1 ст.39 УПК РФ) и вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя (п.З чЛ ст.39 УПК РФ). Однако, хотя в статье 127-1 УПК РСФСР за начальником следственного отдела не было закреплено право отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия, он все-таки мог лично возобновить производство по делу и провести расследование сам либо поручить его подчиненному следователю. В отношении предоставленного ему права вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя, то как показал
проведенный

Бессарабов В.Г. Государственный контроль. Прокурорский надзор (различия и единство) //Современное российское право: федеральное и региональное измерение. Барнаул, 1998. С. 130.

71 нами опрос работников прокуратуры, осуществляющих надзор за следствием в

органах внутренних дел, 59,5 % из числа ответивших нам пояснили, что к ним

обращается начальник следственного отдела органов внутренних дел с

просьбой об отмене необоснованных постановлений следователя. Таким

образом, хотя вышеназванные права и не были закреплены за начальником

следственного отдела, они, тем не менее, реализовывались при его участии.

Основываясь на сложившейся практике, законодатель в УПК РФ ввел эти

полномочия для начальника следственного отдела.

Начальник следственного отдела также уполномочен: поручать

производство предварительного следствия следователю либо нескольким

следователям (п.1 ч.1 ст.39 УПК РФ), принять уголовное дело к своему

производству и произвести предварительное следствие в полном объеме,

обладая при этом полномочиями следователя и (или) руководителя

следственной группы (ч.2 ст.39 УПК РФ) давать следователю указания о

направлении расследования, производстве отдельных следственных действий,

привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении

подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации

преступления и об объеме обвинения (п.2 ч.З ст.39 УПК РФ). Однако правом

проверять материалы уголовного дела и давать указания следователю он

обладает только в случае поручения производства предварительного

следствия следователю либо нескольким следователям, отмены

необоснованного постановления следователя о приостановлении

предварительного следствия, внесения прокурору ходатайства об отмене

иных незаконных или необоснованных постановлений следователя (ч.З ст.39),

то есть в целях обеспечения предписанных ему обязанностей. В остальных

случаях, исходя из статьи 39 УПК РФ, начальник следственного отдела не

вправе проверять уголовные дела, давать указания следователю, передавать

1 Здесь следует иметь в виду, что в соответствии с частью 2 статьи 163 УПК РФ решение о производстве предварительного следствия следственной группой принимает только прокурор по ходатайству начальника следственного отдела.

72 дело от одного следователя другому. В соответствии с главой 6 УПК РФ, а

также пункта 47 статьи 5 УПК РФ, начальник следственного отдела указан

среди участников уголовного судопроизводства, выступающих на стороне

обвинения, и тем самым он относится к органам, осуществляющим уголовное

преследование.

Таким образом, в соответствии с УПК РФ правовой статус начальника следственного отдела изменился. В отличие от УПК РСФСР, где на начальнике следственного отдела лежала обязанность постоянного наблюдения за действиями следователей по раскрытию и дальнейшему расследованию преступлений, а также по принятию мер к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия (ст. 127-1), по смыслу статьи 39 УПК РФ начальник следственного отдела осуществляет ряд контрольных полномочий (ч.З), не ограничивая при этом процессуальных прав следователя. Такое положение закона имеет ряд преимуществ по сравнению с ранее действовавшим УПК РСФСР, поскольку способствует реальному осуществлению процессуальной самостоятельности следователя и четко разграничивает процессуальные полномочия прокурора и начальника следственного отдела .

Как известно, ранее по УПК РСФСР полномочия начальника следственного отдела проверять уголовные дела, давать указания следователю о производстве предварительного следствия, о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объеме обвинения, о направлении дела, о производстве отдельных следственных действий и т.д. ставило перед уголовно-процессуальной наукой вопрос о разграничении функций прокурорского надзора и ведомственного контроля. Как известно, эти полномочия начальника следственного отдела совпадали с аналогичными полномочиями прокурора и они вместе направляли усилия следователя на

1 См. также: Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Халиулин А.Г. Указ. работа. С.50.

73 решение задач уголовного судопроизводства1. Дублирование указанных

полномочий прокурора начальником следственного отдела нередко влекло на

практике самоустранение последнего от выполнения возложенных на него

обязанностей и стремление возложить ответственность за расследование на

прокурора. Это приводило к принятию прокурором на себя обязанностей по

организации и планированию работы следователей других ведомств.

Несмотря на сходство полномочий начальник следственного отдела,

тем не менее, не обладает надзорными полномочиями, присущими прокурору.

Он скорее ответственен за организацию работы подчиненного ему

следственного подразделения . По мнению П.А. Лупинской: «Начальник

следственного отдела должен выступать лишь в качестве организатора работы

следователей, осуществляющего ресурсное и методическое обеспечение

расследования» . Между тем, на наш взгляд, начальник следственного отдела,

должен осуществлять процессуальное руководство деятельностью

подчиненных ему следователей по расследованию преступлений, но в

ограниченном объеме по сравнению с УПК РСФСР, по крайней мере до тех

пор, пока существенно не улучшится качество предварительного следствия

среди подчиненных ему следователей. Здесь многими авторами усматривается

совпадение деятельности начальника следственного отдела и прокурора .

Однако, несмотря на наличие ряда совпадающих полномочий, деятельность

См.: Селезнев М. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии //Законность. 1999. №1. С.13-16; Казинян Г.С. Соотношение прокурорского надзора и ведомственного контроля в процессе расследования преступлений //Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1999. С.700; Соловьев А.Б. Соотношение надзора и ведомственного контроля при расследовании преступлений органами внутренних дел //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. М., 1992. С.23 и др.

2 См. об этом также: Типовое положение о следственном управлении (отделе, отделении, группе) при управлении (отделе, отделении) внутренних дел района, города, района в городе, закрытого административно-территориального образования, на особо важном и режимном объекте, при линейном управлении (отделе) внутренних дел на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, при управлении внутренних дел по охране метрополитена: Приложение к Приказу МВД РФ от 04.01.1999. №1 (в ред. Приказа МВД РФ от 10.02.2001. №140).

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1999.

См. напр.: Таджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент, 1985. С.73; Соловьев А.Б., Токарева M.E., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Указ. работа. С.61-71 и др.

74 этих органов нельзя рассматривать в качестве единой функции, поскольку они

имеют различные задачи1.

Основное назначение прокурорского надзора состоит в действиях, призванных обеспечить точное и неукоснительное соблюдение органами дознания и предварительного следствия, в том числе начальником следственного отдела, требований уголовно-процессуального и уголовного закона, начиная с момента поступления к ним заявлений (сообщений) о преступлениях и до окончания следствия с составлением обвинительного заключения, либо с направлением дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера. Как отмечает А.Б Соловьев: «Надзорная деятельность по предупреждению, выявлению и устранению нарушений закона при расследовании преступлений является специфической прерогативой прокурора» . Прокурорский надзор является процессуальной гарантией обеспечения надлежащего режима законности предварительного расследования, а также соблюдения прав и законных интересов граждан в уголовном судопроизводстве. В то время как начальник следственного отдела действует в стадии расследования, не осуществляя при этом надзорных полномочий. Выполнение указаний прокурора, данным следователям, об устранении нарушений закона по конкретным уголовным делам обеспечивается при процессуальном контроле и руководстве со стороны начальника следственного отдела3.

Вместе с тем в юридической литературе встречаются предложения об увеличении процессуальных полномочий начальников следственных отделов путем предоставления им права отменять незаконные и необоснованные постановления следователей4. Предполагается, что это обеспечит немедленное

’ Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Указ. работа. С.39.

2 Организация и методика прокурорского надзора за деятельностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД: Методическое пособие. М., 1997. С.11.

3 Настольная книга прокурора /Под ред. СИ. Герасимова. М., 2002. С.348.

4 См.: Гаврилов Б.Я. Реализация органами предварительного следствия норм о защите конституционных прав и свобод человека и гражданина: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 2001. С.24; Кальницкий В.В. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следователей органов внутренних дел: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 1982. С.23; Кулагин Н.И. Управление следственными аппаратами органов внутренних дел (функционально-структурный анализ): Автореф. … докт. юрид. наук. М. 1990. С.П; Назаров

75 восстановление нарушенных прав и законных интересов граждан. Характерно,

что с этим согласны 16,6 % опрошенных прокуроров и их заместителей,

считающих, что здесь надзор прокурора запаздывает во времени, поскольку в

силу загруженности прокуроры не в состоянии своевременно проверять все

уголовные дела. Однако положительное решение данного вопроса не сможет

привести к повышению эффективности предварительного следствия, а скорее

наоборот. Прокурор и начальник следственного отдела в выполнении

надзорных функций будут действовать параллельно и дублировать друг друга,

что создаст условия для смешения их функций. Кроме того, здесь могут

сказаться узковедомственные интересы, обусловленные стремлением

улучшения показателей в работе со стороны начальника следственного отдела.

Важно также иметь в виду, что расширение полномочий начальника

следственного отдела приведет к ущемлению процессуальной

самостоятельности следователя. Надзор прокурора за предварительным

следствием в этом случае по существу может сузиться до надзора за

начальником следственного отдела, что также противоречит сущности

прокурорского надзора1. В силу изложенного предпочтительным выглядит

решение законодателя, предоставившего право начальнику следственного

отдела вносить прокурору ходатайства об отмене незаконных или

необоснованных постановлений следователя (п.З ч.1 ст.39 УПК РФ).

Начальник следственного отдела не должен выполнять надзорные

функции прокурора, как и прокурор не должен без необходимости подменять

начальника следственного отдела и брать на себя обязанности по организации

расследования по делам следователей правоохранительных ведомств,

поскольку это ведет к распылению сил и ущемлению основного

предназначения прокурора - осуществления надзора за законностью

расследования преступлений. В случае же возникновения необходимости

А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1999. С.112; Пиюк А. Прокурорский надзор и состязательность в стадии предварительного расследования //Законность. 1999. №9. С.35 и др. ‘ Селезнев М. Указ. работа. С. 15.

76 осуществления процессуального руководства прокурор обязан требовать

принятия соответствующих мер непосредственно начальником следственного

отдела. Вмешательство надзирающего прокурора в процесс расследования и

осуществление им процессуального руководства оправданы лишь в целях

предотвращения нарушений закона при очевидной некомпетентности

следователя и бездеятельности начальника следственного отдела1.

Однако, учитывая новые реалии, обусловленные распространением

состязательности на досудебные стадии уголовного процесса, расширением

судебного контроля, а также возложением на прокурора ответственности за

законность и обоснованность уголовного преследования, можно

предположить, что осуществление прокурором функции процессуального

руководства деятельностью следователей других ведомств в будущем должно

возрастать, что одновременно приведет к сокращению контрольных

полномочий начальника следственного отдела. Распространенное сейчас

мнение, что введение принципа состязательности в досудебные стадии

уголовного судопроизводства само по себе в полной мере защитит права и

законные интересы личности и, тем самым, обеспечит достижение задач

уголовного судопроизводства, является не вполне оправданным. Формальное

истолкование состязательности, о чем мы уже говорили, сводит деятельность

прокурора исключительно к уголовному преследованию. В этом случае

осуществляемая прокурором, функция процессуального руководства

расследованием будет способствовать только реализации уголовного

преследования. По нашему же мнению, уголовное преследование обусловлено

и соподчинено надзорной функции прокурора, что побуждает прокурора

направлять работу органов расследования на достижение истины путем

установления обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст.73 УПК РФ).

Именно с этих позиций должно оцениваться значение указанной функции для

уголовного судопроизводства.

Настольная книга прокурора /Под ред. СИ. Герасимова. М., 2002. С.348.

77 § 5. Соотношение функций прокурора и защитника в досудебных стадиях уголовного процесса

В последнее время, в связи с демократизацией уголовного процесса и закреплением в части 3 статьи 123 Конституции РФ принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства, активно дискутируется вопрос о наличии и особенностях состязательности в досудебных стадиях. Указанная проблема может быть решена, с учетом соотношения функций прокурора и защитника и наличия у них полномочий в указанных стадиях уголовного процесса. Характерно, что в связи с введением судебного контроля на предварительном следствии, одновременно сократились полномочия прокурора, а статус защитника при проведении предварительного следствия, в то же время, значительно расширен. Отмеченные обстоятельства должны учитываться при проведении исследования в качестве основополагающих.

Прежде всего, необходимо определиться с исходным понятием «состязание». Состязаться, значит, стремится превзойти кого-нибудь в чем-нибудь1. Состязательный судебный процесс это такой процесс, при котором обе стороны имеют равные активные процессуальные права при исключительных полномочиях суда . В уголовно-процессуальной науке обоснована позиция, согласно которой под состязательностью понимается спор равных сторон по поводу применения права, разрешаемый судом .

Следует отметить, если в судебных стадиях состязательность существовала всегда, и никто ее не оспаривал, то в досудебных стадиях уголовного процесса этот вопрос возник сравнительно недавно и решается неоднозначно .

1 Ожегов СИ. Толковый словарь русского языка /Под ред. Шведовой Н.Ю. 4-е издание, дополненное. М., 1997. С.751.

2 Там же. С.751.

3 См.: Смирнов А.В. Указ. работа. С. 19.

4 Так, Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев считает, что понятие “судопроизводство” не включает в себя предварительное следствие, поэтому предварительное следствие не осуществляется на основе состязательности сторон. Однако он делает оговорку, что в качестве основных задач судебно-правовой реформы является расширение возможностей обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц,

78 Для того чтобы сделать обоснованный вывод о характере

состязательности в досудебных стадиях уголовного судопроизводства,

необходимо проанализировать функции и полномочия прокурора и защитника.

Одной из функций уголовного процесса является уголовное преследование лиц, совершивших преступления, которое направлено на их изобличение и привлечение к уголовной ответственности. Данная функция осуществляется в рамках расследования и обусловливает существование в уголовном процессе функции защиты от уголовного преследования.

Функцию уголовного преследования реализуют специально созданные для этого государственные органы - дознаватель, орган дознания, следователь, начальник следственного отдела, а также прокурор. Причем роль прокурора в обеспечении уголовного преследования, как отмечалось, достаточно специфична. Если органы дознания и предварительного следствия непосредственно осуществляют в процессе расследования уголовное преследование лиц, совершивших преступления, то прокурор, как правило, сам его не осуществляет, хотя и обладает таким правом, а надзирает за тем, чтобы с одной стороны - соблюдался закон при проведении расследования и каждый совершивший преступление был привлечен к ответственности, с другой, чтобы соблюдались законные интересы и права обвиняемого (подозреваемого).

Функции уголовного преследования и защиты как противоположные по своей направленности, осуществляют различные субъекты уголовно-процессуальной деятельности. Хотя органы расследования обязаны быть объективными в работе, выявлять также и обстоятельства, свидетельствующие в пользу обвиняемого (подозреваемого), неправильно говорить, что органы расследования одновременно обвиняют и защищают обвиняемого от выдвинутого ими же обвинения .
Деятельность органов предварительного

установление судебного контроля за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения. См.: Лебедев В.М. Указ. работа. С. 24.

1 См. напр.: Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: Лекции-очерки /Под ред. В.М. Савицкого. М., 1997. С.53-54; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С.226; Стремовский В.А. Актуальные проблемы организации и производства предварительного следствия в СССР. Краснодар, 1978. С.56; Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1985. С.27.

79 расследования по проверке версии обвиняемого о его невиновности либо

смягчении обвинения ни в коем случае не является функцией по осуществлению

его защиты, она обусловлена обязанностью органов расследования проводить

расследование всесторонне, полно и объективно1. Функцию защиты не

осуществляет также и прокурор, хотя он осуществляет надзор за соблюдением

прав и законных интересов участников процесса.

Основное назначение прокурорского надзора состоит в действиях, призванных обеспечить точное и неукоснительное соблюдение органами дознания и предварительного следствия требований закона на всех стадиях досудебного производства. Иными словами прокурор в досудебных стадиях уголовного процесса реализует функцию обеспечения законности, в рамках которой обеспечиваются права и законные интересы потерпевшего, обвиняемого (подозреваемого) и других участников досудебных стадий уголовного судопроизводства. Защиту от возникшего подозрения либо предъявленного обвинения в совершении преступления осуществляет сам подозреваемый, обвиняемый, а также действующий в его интересах защитник. Участие защитника в предварительном расследовании обусловлено тем, что обвиняемый (подозреваемый) обычно бывает не в состоянии полноценно осуществлять свою защиту и нуждается в квалифицированной юридической помощи. Основная функция защитника в уголовном процессе - это защита подозреваемого или обвиняемого от начавшегося в отношении него уголовного преследования соответственно в форме подозрения либо обвинения.

Согласно статье 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, причем в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Данное конституционное положение имеет особое значение при производстве расследования по уголовным делам, когда в отношении определенных лиц начинается уголовное преследование. К сожалению, участие защитника в уголовном процессе и его желание защищать подзащитного, в большинстве

Ранее эта обязанность органов расследования была прямо указана в статье 20 УПК РСФСР.

80 случаев, обусловлено материальным положением клиента и его родственников.

Не секрет, что выступая по назначению адвокаты1 нередко не испытывают

особого желания выявлять оправдывающие либо смягчающие вину

подзащитного обстоятельства. Зная это, подозреваемые или обвиняемые за

неимением достаточных денежных средств нередко отказываются от услуг

адвоката. Так, по мнению В.П. Божьева оплата участия адвоката и частного

детектива на предварительном следствии доступна в лучшем случае 10 - 15%

населения России . Кроме того, услуги наиболее квалифицированных адвокатов

под силу только очень состоятельным лицам. Следует также добавить, что в

России действует около 42 тысяч адвокатов - членов профессиональных

коллегий, имеющих право участвовать в качестве защитников на

предварительном следствии. Количество же уголовных дел, ежегодно

возбуждаемых органами расследования и прокурором, значительно превышает

это число. Насущной становится проблема не столько количественного

обеспечения права на защиту от обвинения посредством участия в деле

адвоката, сколько проблема качества профессиональной защиты по уголовным

делам . Поэтому реально обеспечить полноценную защиту каждому,

подвергнувшемуся уголовному преследованию в настоящее и ближайшее время

невозможно. Все это свидетельствует о значении в современных условиях

надзорной деятельности прокурора по обеспечению защиты законных

интересов малоимущих лиц путем обеспечения участия защитника по просьбе

подозреваемого, обвиняемого (ч.2 ст.50 УПК РФ)4.

Как уже упоминалось, основное назначение защитника в уголовном

процессе это осуществление им функции защиты, в пределах которой Р.Д,

1 В соответствии с ч.2 ст.49 УПК РФ в досудебных стадиях уголовного процесса в качестве защитников допускаются только адвокаты. Поэтому понятия адвокат и защитник используются нами как синонимы.

Недавно принятый ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» к сожалению не установил механизма участия защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда. См: Российская газета. 5 июня 2002 года.

2 См.: Божьев В.П. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе //Уголовное право. 2000. №1.С.49-50.

3 Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголовном процессе России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Воронеж, 1998. С.З.

4 Порядок оплаты труда адвокатов по уголовному делу за счет государства предусмотрен в сопроводительном письме, с приложениями, Генеральной прокуратуры РФ №10/4-700-02 от 27 мая 2002 года.

81 Лисицин обоснованно, на наш взгляд, выделяет следующие направления его

деятельности: 1) оказание юридической помощи подзащитному; 2) участие

защитника в доказывании; 3) охрана прав подзащитного1. При этом следует

иметь в виду, что адвокат действует в личных интересах своего подзащитного,

от них зависит и ими связан. Вместе с тем, выявляя оправдательные или

смягчающие вину обстоятельства, он способствует всестороннему, полному и

объективному расследованию, установлению истины по делу, что в конечном

итоге также способствует достижению целей уголовного судопроизводства .

В отличие от адвоката, деятельность прокурора в уголовном процессе

основана на реализации публичного интереса, безотносительно к интересу

частному, в том смысле, что с ним не связана и от него независима. В

досудебных стадиях судопроизводства прокурор действует в интересах

государства, общества, законопослушных участников судопроизводства, а

также обеспечивает соблюдение процессуальных прав и законных интересов

подозреваемых и обвиняемых. Как уже было сказано выше, его основная

функция в досудебных стадиях уголовного процесса - обеспечение законности.

При этом прокурор следит за должным исполнением своих обязанностей не

только органами предварительного расследования, но и всеми участниками

досудебного судопроизводства, в том числе и адвокатом . В обязанности

последнего входит защита прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и

оказания им необходимой юридической помощи по уголовным делам (ч.1 ст.49

УПК РФ). Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты

подозреваемого, обвиняемого (ч.7 ст.49 УПК РФ). В случае неисполнения им

этих обязанностей или ненадлежащего исполнения прокурор должен внести

соответствующее представление (ст.24 Закона о прокуратуре) в президиум

коллегии адвокатов.

’ См.: Лисицин Р.Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. …

канд. юрид. наук. М., 1998. С.20.

2 Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Особенности предварительного расследования

преступлений, осуществляемого с участием защитника: Методическое пособие. М., 1995. С.81.

’ См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации /Под

общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьева. М., 2002. С.78.

82 Принципиальное значение для определения соотношения функций

прокурора и защитника в досудебных стадиях уголовного процесса имеет

определение начала уголовного преследования и защиты. Как известно, до

сравнительно недавнего времени защитник в предварительном расследовании

не участвовал. Он допускался только с момента объявления обвиняемому об

окончании предварительного следствия и предъявления обвиняемому для

ознакомления всего производства по делу. По постановлению прокурора

защитник мог быть допущен к участию в деле с момента предъявления

обвинения только по делам о преступлениях несовершеннолетних и лиц,

имеющих физические или психические недостатки. В связи с демократизацией

процесса с 1992 года участие защитника на предварительном следствии

допускалось с момента предъявления обвинения,

а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или

применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до

предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания

или постановления о применении этой меры пресечения. В 2000 году

положения части 1 статьи 47 УПК РСФСР, которые (по их буквальному смыслу)

предоставляли лицу, подозреваемому в совершении преступления, право

пользоваться помощью защитника лишь с момента объявления ему протокола

задержания либо постановления о применении до предъявления обвинения

меры пресечения в виде заключения под стражу, были признаны

Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ, ее

статьям 17 (часть1), 21 (часть1), 48 и 55 (частьЗ)1. В связи с постановлением

Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года по этому вопросу в статью 47

УПК РСФСР были внесены изменения, в соответствии с которыми защитник

«допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае

задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения

к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления

обвинения, или назначения в отношении этого лица судебно-психиатрической

1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года //СЗ РФ. 2000. №27. Ст.2882.

83 экспертизы - с момента фактического его задержания или объявления ему

постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, а в случае,

если к лицу, подозреваемому в совершении преступления, применены иные

меры процессуального принуждения или его права и свободы затронуты

действиями, связанными с его уголовным преследованием, защитник

допускается к участию в деле с начала осуществления этих мер или действий»1.

Таким образом, если раньше защитник мог только ходатайствовать об

устранении нарушений закона, то сейчас, участвуя в уголовном деле почти с

начала уголовного преследования, он может реально предупреждать нарушения

закона в отношении своего подзащитного. УПК РФ в статье 49 сохранил эти

права защитника без изменения.

Вместе с тем, мы не можем согласиться с тем, чтобы защитник

допускался не с момента возбуждения уголовного дела и задержания лица в

процессуальном порядке, а с момента его фактического задержания. Обычно

лицо задерживается при совершении преступления или непосредственно после

его совершения. В этот момент уголовное дело еще не возбуждено и данное

лицо не является подозреваемым, так как необходимо отличать лицо,

фактически заподозренное в совершении преступления, от подозреваемого как

участника уголовного процесса . Поэтому в этом случае уголовное дело еще не

возбуждено, лицо в процессуальное положение подозреваемого еще не

поставлено и разъяснять права, в том числе право на защиту, еще некому. Лишь

после возбуждения уголовного дела, составления протокола задержания и

разъяснения прав лицо незамедлительно должно получать статус

подозреваемого. Практически сразу же после составления протокола

задержания, подозреваемому должна быть предоставлена возможность иметь

защитника и реально пользоваться его помощью, в том числе при первом

допросе, который проводится в течение 24 часов после задержания. Порядок

’ Федеральный закон РФ №26-ФЗ от 20 марта 2001 года “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод” //Российская газета от 23 марта 2001 года. С.26.

” См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР /Под общ. ред. В.М. Лебедева. Издание третье, переработанное и дополненное. М., 2000. С.114.

84 задержания подозреваемого закреплен в статье 92 УПК РФ, где предусмотрено,

что протокол задержания должен быть составлен в срок не более 3 часов после

доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю, прокурору. В

протоколе делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права,

предусмотренные статьей 146 УПК РФ.

В связи с предложением предоставить лицу подозреваемому (обвиняемому) право, в случае его задержания либо ареста, бесплатно получить до начала первого допроса в качестве подозреваемого (обвиняемого) юридическую консультацию адвоката (п.4 ст.96, п.З ст.98 Модельного УПК) С.Н. Гаврилов предлагал закрепить в УПК положение, согласно которому, отказ от получения консультации адвоката перед началом первого допроса в качестве подозреваемого (обвиняемого) должен быть осуществлен лишь в присутствии адвоката . То есть поступить по аналогии с разъяснениями Верховного Суда РФ о том, что отказ подсудимого от защитника, не явившегося в судебное заседание, должен признаваться вынужденным, а вынесенные решения незаконными .

С таким утверждением согласиться нельзя. Отказ от защитника может быть двух видов: отказ от данного защитника и отказ от защитника вообще . С такой же легкостью можно предложить требовать реального предоставления подозреваемому (обвиняемому) защитника перед каждым следственным действием с их участием и принимать отказ от защитника только в его присутствии. Кроме того, нередко первый допрос подозреваемого (обвиняемого) происходит в выходные и праздничные дни либо ночное время, а также вдали от районных (городских) центров где, как правило, находятся юридические консультации, и реально предоставить адвоката всем без исключения подозреваемым, обвиняемым не только проблематично, но и бессмысленно. Совершеннолетнее лицо, подозреваемое (обвиняемое) в

’ См.: Гаврилов С.Н. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном

процессе в России. История и современность: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1998. С.20-21.

2 См.: Бюллетень Верховного суда РСФСР. 1976. №6. С.15; 1988. №12. СП; 1989. №4. СЮ; Бюллетень

Верховного Суда РСФСР. 1990. №12. С.2.

’ См. Гуткин И.М. Участие защитника на предварительном следствии. М., 1966. С.34-35.

85 совершении преступления, если оно не имеет каких-либо физических или

психических недостатков, способно само реально осознавать, нужен ли ему

адвокат или нет. Наконец, в статье 48 Конституции РФ государство гарантирует

каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, но не

обязанность ее предоставления, что не одно и тоже.

В определенных законодателем случаях участие защитника является обязательным. Эти случаи ранее предусматривались статьей 49 УПК РСФСР. По УПК РФ это статья 51, где говорится об обязательном участии защитника по делам, когда подозреваемые или обвиняемые в силу различных обстоятельств, указанных в этой статье, или субъективных причин не в состоянии сами осуществлять полноценную защиту своих интересов. Прокурор обеспечивает неукоснительное соблюдение данного конституционного принципа.

В юридической литературе встречаются высказывания, согласно которым объем прав защитника на предварительном расследовании расширен до такой степени, что можно говорить о его равноправии со следователем и прокурором1. Однако, наделение защитника правом участвовать в досудебном производстве с самого начала уголовного преследования (ч.З ст.49 УПК РФ), собирать и представлять доказательства (п.2 ч.1 ст.53 УПК РФ), обжаловать в суд решения и действия органов уголовного преследования, затрагивающие конституционные права и свободы обвиняемого (подозреваемого), и участвовать при их рассмотрении (п. 10 ч.1 ст.53 УПК РФ) еще не говорит о равноправии с противоположной стороной, а является лишь реализацией права на защиту2, поскольку все решения, за исключением тех, для проведения которых требуется решение суда, принимают непосредственно органы расследования и прокурор.

В связи с этим, некоторыми учеными предлагается ввести состязательность в досудебные стадии уголовного процесса в полном объеме,

1 См.: Панько Н.К. Состязательность уголовного процесса России и роль адвоката-защитника в
ее обеспечении: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 14.

2 Божьев В.П. Указ. работа. С.49.

86 где следователь и прокурор с одной стороны, а обвиняемый (подозреваемый) и

защитник с другой, состязались бы перед судом соответственно в установлении

обвинительных либо оправдывающих доказательств. Так, И.Л. Петрухин

предлагает дать право защитнику проводить параллельное расследование по

выявлению оправдательных или смягчающих ответственность обстоятельств по

аналогии с подобной организации предварительного расследования,

существующим в Англии , а Н.К. Горя рекомендует закрепить за защитником

право излагать свои выводы в оправдательном заключении или в заключении о

смягчении ответственности обвиняемого2.

С вышеизложенными предложениями согласиться нельзя. Такое

построение уголовного процесса в досудебных его стадиях неизбежно приведет

к обвинительному уклону и односторонности в деятельности как органов

предварительного расследования, так и прокурора. Подобная состязательность

между сторонами, осуществляющими уголовное преследование с одной

стороны и защиту с другой, не будет способствовать достижению задач

уголовного судопроизводства и истины по делу. О негативных последствиях

такого нововведения пишет Е.А. Доля, который считает, что проведение

«частных расследовательских мер» могут привести к потере не только

обвинительных, но и оправдательных доказательств; приведет к

неоднократному производству одних и тех же действий; увеличит возможность

потери, искажения или умышленного уничтожения следов преступления . К

выводу о нецелесообразности введения «параллельного расследования»,

осуществляемого защитником обвиняемого (подозреваемого) пришел и B.C.

Шадрин, считающий, что такое нововведение чрезмерно, не вызывается

1 См.: Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. С.29. Вместе с тем в юридической литературе есть обоснованные утверждения о неудачных попытках “пересадить” английский тип судопроизводства на континент, где право развивается, главным образом, законодательным путем. Английский же тип судопроизводства сформировался в условиях английского общего права, имеющего в своей основе юридический обычай и судебные прецеденты. См. напр.: Смирнов А.В. Указ. работа. С. 137; Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С.33.

2 См.: Горя Н.К. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе //Советская юстиция. 1990. №7. С.22.

3 Доля Е.А. Проект общей части УПК Российской Федерации: критический анализ //Государство и право. 1995.№5.С.84-85.

87 необходимостью с точки зрения должного обеспечения прав личности и

осуществления эффективной его защиты, которое вполне может достигаться

при условии полноценного использования средств, находящегося в

распоряжении защитника, на основе конституционного права гражданина

защищать свои права всеми способами, не запрещенными законом1.

Напротив, в досудебном производстве уголовного процесса России принцип состязательности в том виде в каком он существует в странах с англосаксонским типом судопроизводства, как уже упоминалось, в полной мере восполняется обязанностью органов расследования расследовать уголовные дела всесторонне, полно и объективно, прокурорским надзором за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия и сравнительно недавно введенным судебным контролем, которые в своей совокупности, на наш взгляд, ведут к достижению истины и соблюдению законных прав и свобод человека и гражданина при расследовании преступлений. Такая трактовка состязательности, на наш взгляд, соответствует задаче обеспечения законных интересов личности, общества и государства в уголовном судопроизводстве.

Таким образом то, что в настоящее время имеет место на предварительном следствии, не является состязательностью в традиционном понимании этой деятельности в судебных стадиях, а отражает лишь отдельные элементы состязательности. В качестве таковой сейчас можно рассматривать процедуру судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей, когда имеет место спор между прокурором и адвокатом в связи с применением правовых норм, разрешаемый судом. Однако сейчас это своего рода исключение из общего правила. Вместе с тем с распространением судебного контроля по УПК РФ при проверке законности действий и решений органов расследования и прокурора, ограничивающих конституционные права участников процесса, можно будет говорить о расширении состязательных начал в досудебных стадиях.

1 См.: Шадрин B.C. Указ. работа. С.24-25.

88 В то же время полномочия прокурора в досудебных стадиях выходят за

рамки стороны обвинения. Как отмечалось, значительное внимание в рамках осуществления надзора прокурорами уделяется охране прав и законных интересов участников процесса, обеспечению всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений. Сохранение в досудебных стадиях уголовного судопроизводства в условиях состязательности процесса такого статуса прокурора, на наш взгляд, имеет два несомненных преимущества: во-первых, служит гарантией от обвинительного уклона; во-вторых, реально способствует обеспечению прав и законных интересов всех участников расследования.

89

Глава II. Реализация функций прокурора в досудебных стадиях

уголовного процесса

§1. Надзор за исполнением законов как основная функция

прокурора

Изучение уголовных дел, как и проведенный нами опрос работников прокуратуры, а также результаты исследований других авторов, показывают, что в большинстве случаев прокурорский надзор за законностью расследования преступлений преимущественно осуществляется в стадии возбуждения уголовного дела, при проведении неотложных следственных действий, привлечении в качестве обвиняемого и избрании меры пресечения, окончании расследования, чем в итоге обеспечивается постоянный надзор за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие и дознание. Поэтому, представляется, целесообразным рассматривать проблемы осуществления прокурорского надзора применительно к указанным ситуациям.

Необходимость обращения пристального внимания именно на эти аспекты прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного процесса обосновывается и тем, что новое уголовно—процессуальное законодательство РФ усилило внимание к необходимости обеспечения конституционных прав участников процесса. Кроме того, в УПК РФ предусмотрены существенные изменения в процедуре возбуждения уголовного дела, проведении отдельных следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, что значительно меняет характер надзорной деятельности прокурора. Лишение полномочия суда, когда он имел право возвратить уголовное дело для производства дополнительного расследования, значительно повысило ответственность и важность прокурорского надзора на

90 заключительном этапе расследования преступлений, когда только прокурор наделен правом возвращения дел для проведения дополнительного расследования с целью устранения допущенных органами расследования недостатков и обеспечения неотвратимости наказания за совершенное преступление по приговору суда. Сказанное свидетельствует о важной роли прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

а) Осуществление прокурорского надзора в стадии возбуждения

уголовного дела

Начальной стадией уголовного процесса, является стадия возбуждения уголовного дела. Суть данной стадии не сводится непосредственно к возбуждению уголовного дела, а охватывает деятельность правоохранительных органов по приему, регистрации и разрешению заявлений или сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях. Возбуждению уголовного дела, в необходимых случаях, предшествует предварительная проверка, результаты которой дают основание для возбуждения уголовного дела .

Приказ Генерального прокурора РФ от 10 января 1999 года №3 предписывает прокурорам обеспечить постоянный и действенный надзор за исполнением требований уголовно-процессуального закона о приеме, обязательном рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях, соблюдении прав граждан и организаций на защиту от преступных посягательств, за своевременным принятием предусмотренных законом решений. Важное значение имеет также и совместный приказ Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ от 28 ноября 2001 года №72 «О мерах по укреплению законности в деятельности органов внутренних дел при регистрации и учете преступлений», ориентирующий органы внутренних

1 Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе. М., 2000. С.68.

91 дел на неуклонное соблюдение закона при регистрации и учете преступлений.

Характерно, что ответы прокуроров городов и районов, обучавшихся в Институте повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ, об организации работы по надзору за исполнением законов при приеме, регистрации и учете заявлений и сообщений о преступлениях в большинстве своем одинаковы. Так, наиболее типичным является ответ о том, что проверки ими проводятся один раз в месяц, в исключительных случаях это делается два раза в месяц либо раз в десять дней, При поступлении информации о нарушении закона проверки проводятся немедленно. Однако встречались отдельные случаи, когда такие проверки проводились раз в квартал, что являлось грубым нарушением требований статьи 211 УПК РСФСР и приводило к несвоевременному реагированию прокурорского надзора на нарушение закона.

В отличие от УПК РСФСР УПК РФ не устанавливает срок проверки прокурором исполнения требований закона о приеме, регистрации и учете сообщений о преступлениях. Однако это обстоятельство не снимает с повестки дня указанной проблемы. Прокурорам необходимо организовывать работу таким образом, чтобы проверки исполнения законов при приеме, регистрации и учете заявлений и сообщений о преступлениях носили регулярный, системный характер и предусматривали выявление не только нарушений, но и причин, их породивших, с принятием конкретных мер по недопущению подобных проявлений в дальнейшем.

Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела включает в себя проверку выполнения всех норм, регулирующих эту стадию уголовного процесса. Смысл надзорной деятельности прокурора в данной стадии состоит в том, чтобы, во-первых, обеспечить своевременное возбуждение уголовного дела при наличии признаков преступления, во-вторых, не допустить незаконного и необоснованного возбуждения уголовного дела, что в итоге ограждает граждан от незаконного ограничения

92 их законных прав . Для этого прокурор уполномочен проверять требования закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, давать согласие на возбуждение уголовных дел, проверять постановления органов расследования об отказе в возбуждении уголовного дела и т.д.

В УПК РСФСР вопрос о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовного дела был регламентирован статьями 108-116. Вместе с тем, содержащиеся в них нормы недостаточно полно и четко решали возникающие в этой стадии уголовного процесса вопросы, что на практике нередко приводило к принятию незаконных или необоснованных решений . В силу как субъективных, а в большинстве своем объективных причин, не мог данные нарушения вовремя предупредить или устранить предназначенный для этого прокурорский надзор.

Несовершенство правовых норм УПК РСФСР в стадии возбуждения уголовного дела нередко приводило к фактам необоснованного возбуждения уголовных дел. Так, в 2001 году число лиц, в отношении которых уголовное преследование прекращено по реабилитирующим основаниям, составило более 4 тысяч, а оправданных и лиц, в отношении которых уголовное преследование прекращено судом по реабилитирующим основаниям, - более 1800, что являлось серьезным нарушением конституционных прав граждан.

Хочется надеяться, что это положение улучшится в связи с изменением уголовно- процессуального законодательства, которое ужесточило прокурорский надзор за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел. Вместе с тем, принятие УПК РФ не полностью решило существующие проблемы стадии возбуждения уголовного дела и даже поставило перед уголовно-процессуальной наукой и правоприменением новые вопросы.

’ Асанов В.Н., Асанов В.В. Решение прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением: Лекция. М., 2001. С.5.

2 Это обстоятельство отмечается в большинстве работ, посвященных возбуждению уголовного дела. См. например: Власова Н.А. Возбуждение уголовного дела: теоретические и правовые проблемы //Журнал российского права. 2000. №11. С.25; Ольков С.Г. Уголовно—процессуальные правонарушения. Тюмень, 1996. С. 127, 131; Сумин А. Выявление сокрытия преступлений от учета //Законность. 1998. №10. С.29-30; Синельщиков Ю. Фальшивое благополучие //Законность. 1998. №3. Сб.

93

В соответствии с частью 1 статьи 146 УПК РФ уголовное дело публичного обвинения может быть возбуждено прокурором либо дознавателем или следователем с согласия прокурора1. Данное положение закона распространяется и на возбуждение по делам частно-публичного обвинения, которые от уголовных дел публичного обвинения, как известно, отличаются поводом для возбуждения уголовного дела (возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего). Кроме того, в отношении данной категории уголовных дел, а также по делам частного обвинения, в части 4 статьи 20 УПК РФ говорится об обязательном согласии прокурора на возбуждение уголовного дела дознавателем или следователем при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Закрепленная в УПК РФ процедура возбуждения уголовного дела, когда дело считается возбужденным только по соответствующему постановлению прокурора или после дачи им согласия на соответствующее постановление органов расследования (за исключением случаев, указанных в ч. 4 ст. 146 УПК РФ) является единой. Только после дачи согласия прокурором на постановление дознавателя или следователя о возбуждении уголовного дела2, оно считается возбужденным и после чего возможно производство дознавателем или следователем следственных действий (за исключением осмотра места происшествия, освидетельствования, назначения экспертиз, производство которых разрешено статьей 146 УПК РФ до возбуждения уголовного дела) и иных процессуальных действий, в том

В отношении некоторых категорий лиц установлен особый порядок возбуждения уголовного дела, который регламентирован в главе 52 УПК РФ и предусматривает дополнительные гарантии лицам, указанным в статье 447 УПК РФ.

” Согласие прокурора на возбуждение уголовного дела следователем (дознавателем), предусмотренное статьями 20 и 146 УПК РФ, отражено в Приложении №8 к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.

94 числе, применение мер процессуального принуждения. С этого же момента начинается исчисляться срок расследования1.

Вместе с тем, в России есть следственные отделения, которые находятся за пределами места нахождения прокурора2, а случаи, когда необходимо немедленно возбудить уголовное дело после обнаружения достаточных данных, указывающих на признаки преступления, для проведения неотложных следственных действий и применения мер процессуального принуждения распространены. К примеру, в Улаганском районе Республики Алтай имеется Акташинское отделение Улаганского районного отдела органов внутренних дел, находящееся на расстоянии сто километров от районного центра, где находится районная прокуратура. В зимнее время из-за снежных заносов на перевалах дорога бывает закрыта на несколько дней. В этих случаях реально возможным решить проблему видится только в использовании технических средств связи. В соответствии же со статьей 146 УПК РФ дача согласия прокурором на возбуждение уголовного дела возможна только на самом постановлении, вынесенном органами расследования. Причем получение согласия прокурора на возбуждение уголовного дела каким-то иным путем не предусмотрено. В противном случае это должно влечь за собой нарушение уголовно- процессуальной процедуры возбуждения уголовного дела и признание постановления о возбуждении уголовного дела и проведенных после этого следственных действий незаконными.

Частью 4 статьи 146 УПК РФ предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела в случаях территориальной удаленности от мест расположения органов дознания капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, а также главами дипломатических представительств или

’ См. также об этом: Соловьев А.Б., Тимофеев А.В. Особенности возбуждения уголовного дела публичного обвинения по УПК РФ //Прокурорская и следственная практика. 2002. №1-2. С. 165-171. 2 Так, по данным, приведенным Е.Б. Мизулиной, только в 18 субъектах РФ из 482 следственных отделений, находящихся на их территории, 124 находятся не в том населенном пункте, где прокурор (Стенограмма заседаний Государственной Думы РФ от 20 июня 2001 года /Издание Государственной Думы РФ: Бюллетень №102 (550). С.37.

95 консульских учреждений РФ. Здесь, в силу необходимости выявления и закрепления следов преступления и отмеченной выше особой ситуации, возбуждение уголовного дела возможно без согласия прокурора в установленный законом трехсуточный срок: дело считается возбужденным с момента вынесения соответствующего постановления (в этих случаях согласие прокурора на возбуждение уголовного дела носит отсроченный характер).

Однако такой порядок возбуждения уголовного дела распространяется только на указанные законом ситуации. Поэтому, на наш взгляд, при возникновении вышеописанных случаев в уголовно-процессуальном законодательстве необходимо предусмотреть, в исключительных случаях, возможность получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела органами расследования и по техническим средствам связи, с последующей проверкой всех материалов уголовного дела прокурором. В соответствии со сказанным предлагается дополнить ст. 146 УПК РФ частью 5 следующего содержания: «В случае невозможности незамедлительной передачи прокурору постановления о возбуждении уголовного дела и материалов проверки сообщения о преступлении следователь, дознаватель через доступные средства связи, с соблюдением конфиденциальности, согласовывает возбуждение уголовного дела с прокурором. Прокурор также через средства связи выражает свое согласие или несогласие на возбуждение уголовного дела, что должно найти документальное отражение в уголовном деле. В последующем при первой возможности уголовное дело незамедлительно представляется прокурору для проверки законности производимого расследования».

Указанные лица, на которых частью 3 статьи 40 УПК РФ возлагается возбуждение уголовного дела и выполнение неотложных следственных действий, на наш взгляд, не только обязаны уведомить прокурора о возбуждении уголовного дела и начатом расследовании (ч.4 ст. 146 УПК РФ), но и должны через доступные
им технические средства предоставить

96 прокурору заверенные копии процессуальных документов (постановления о возбуждении уголовного дела, материалы проверок, протоколы проведенных следственных действий). Прокурор, по получении этих документов, незамедлительно должен проверить законность и обоснованность принятого решения, а также проведенных по делу процессуальных действий и принять решение в соответствии со статьей 146 УПК РФ. Причем результаты неотложных следственных действий, проведенных в ходе расследования, согласно части 4 статьи 146 УПК РФ, при условии соблюдения процессуальной процедуры их выполнения, должны признаваться допустимыми и в дальнейшем иметь доказательственное значение. В случае незаконного или необоснованного возбуждения уголовного дела и проведения по нему следственных действий — прекратить производство по нему, о чем сразу же уведомить лицо, выполняющее функции органа дознания.

Следует иметь в виду, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица с этого момента начинается уголовное преследование в форме подозрения и такое лицо становится участником уголовного процесса в качестве подозреваемого (п.1 ч.1 ст.46 УПК РФ).

Если прокурор отказывает в даче согласия на возбуждение уголовного дела и, при этом по материалам предварительной проверки им сделан вывод об отсутствии основания для возбуждения уголовного дела, он выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела1. В случае, когда по этим материалам нельзя сделать однозначный вывод о возбуждении уголовного дела или отказе в нем, прокурор на постановлении дознавателя или следователя ставит «не согласен» и выносит постановление о направлении материалов органу расследования для проведения дополнительной проверки, где обязан указать какие обстоятельства нужно установить и какие действия при этом выполнить. В необходимых случаях прокурор определяет время для дополнительной

1 См.: Приложение №10 к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.

97 проверки, которая должна быть проведена в срок не более 5 суток (ч.4 ст. 146 УПК РФ). При этом важно соблюдение сроков, так как доказательства, полученные за пределами регламентированных законом сроков, являются недопустимыми.

В соответствии с частью 3 статьи 144 УПК РФ прокурор, а также начальник следственного отдела и начальник органа дознания по ходатайству следователя либо дознавателя соответственно, вправе продлевать срок проверки сообщения о преступлении до 10 суток в случаях, когда в предусмотренный законом трехсуточный срок невозможно принять решение по данному сообщению. При обращении следователя либо дознавателя к уполномоченным должностным лицам за продлением срока предварительной проверки сообщения о преступлении, последние вправе проверить эти материалы и при достаточных данных, указывающих на признаки преступления, возбудить уголовное дело, а при неполноте материалов проверки обязаны дать письменные указания о том какие обстоятельства нужно установить и какие действия при этом выполнить. Предоставление должностным лицам, осуществляющим ведомственный контроль за подчиненными им, соответственно, следователями и дознавателями, прав по продлению срока проверки сообщения о преступлении до 10 суток не должно влечь самоустранения прокурора от обязанности надзора за соблюдением сроков в стадии возбуждения уголовного дела в отношении данных органов расследования. При этом прокурор должен иметь преимущественное право на продление срока предварительной проверки сообщения о преступлении свыше 10 суток.

Вышеуказанное нововведение не случайно. Закрепленный в УПК РСФСР порядок, когда в исключительных случаях допускалось органам расследования проводить проверку сообщения о преступлении в десятисуточныи срок, давал возможность расширительного толкования круга таких случаев, что способствовало волоките при принятии решения о возбуждении уголовного дела или отказа в нем, нарушение сроков подобных

98 проверок, а в ряде случаев влекло невосполнимую потерю доказательств и способствовало уклонению виновных лиц от правосудия.

Схожие нарушения органами расследования были установлены нами при изучении уголовных дел. Так, по изученным уголовным делам, с грубым нарушением установленных законом сроков предварительной проверки сообщения о преступлении (больше 10 суток) возбуждено 8 % дел. По 1,5 % дел основания к возбуждению были в день поступления заявления, однако уголовные дела были возбуждены только на 10 сутки после регистрации заявления. По одному делу, возбужденному начальником следственного отдела по материалам проверки о совершенном преступлении (по п. «д» ч.2 ст. 112 УК РФ), срок рассмотрения следователем заявления гражданина составил 40 суток, хотя основания для возбуждения уголовного дела были и до истечения, предоставленного законом, трехсуточного срока1. Еще более впечатляющие цифры о соблюдении сроков предварительной проверки приведены в докторской диссертации Н.А. Власовой. Проведенное этим автором исследование показало, что в течение 3 суток разрешается всего 22,7% сообщений о преступлениях; от 3 до 10 суток - 43,2 %. Таким образом, по ее мнению, установленный законом трехсуточный срок нарушается в 77,3% случаев, а исключительный десятидневный - в 34,1 % случаев .

В юридической литературе встречаются различные, порой полярные, мнения по пути преодоления нарушений сроков рассмотрения сообщений о преступления: как о сокращении данных сроков и даже ликвидации стадии возбуждения уголовного дела , так и увеличении этих сроков . Однако, решение этой проблемы, на наш взгляд, лежит не в сокращении или увеличении срока предварительной проверки, а в решении вопроса о разрешении проведения до вынесения постановления о
возбуждении

1 Уголовное дело №1-181 /2000. Архив Майминского районного суда Республики Алтай.

2 См.: Власова Н.А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе: Автореф. … докт. юрид. наук. М., 2001. С.28.

3 См. напр.: Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка //Законность. 1995. №1. С.51-53; Володина Л.М. Цели и задачи уголовного процесса //Государство и право. 1994. №11. С.130.

4 См.: Власова Н.А. Указ. работа. С.29.

99 уголовного дела отдельных следственных действий и признании их результатов в качестве допустимых доказательств.

Согласно статьи 109 УПК РСФСР проведение каких-либо следственных действий, кроме проведения осмотра места происшествия, не допускалось, возможно было только получение объяснений и истребование необходимых материалов. Вместе с тем, в ряде случаев принятие какого-либо законного и обоснованного решения в данной стадии осложнялось тем, что необходимо было использование специальных познаний (медицинских, финансовых и т.д.).

Например, при изучении нами одного из уголовных дел было установлено, что после истечения 10 суточного срока разрешения заявления гражданина по факту смерти новорожденного в роддоме, в порядке статьи 109 УПК РСФСР, прокурор по ходатайству следователя продлил срок рассмотрения заявления до одного месяца, поскольку для установления вопроса о признаках преступления необходимо было специальное медицинское исследование1.

Поэтому, как нам представляется, прокурору необходимо дать право, в исключительных случаях, когда для этого требуется проведение специальных дополнительных ведомственных проверок и исследований, продлевать срок рассмотрения сообщения о преступлении на время проведения данного исследования, но на срок не более одного месяца. В связи с этим предлагается в часть 3 статьи 144 УПК РФ добавить предложение: «В исключительных случаях, когда решить вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 10 суток невозможно прокурор по ходатайству дознавателя, следователя при наличии согласия начальника органа дознания либо начальника следственного отдела вправе продлить срок проверки сообщения о преступлении до 30 суток».

’ Уголовное дело №185582. Архив Тушинской межрайонной прокуратуры г. Москвы.

100

УПК РФ недостаточно последовательно решает вопрос о том, какие действия возможны в ходе проведения предварительной проверки. В статье 146 УПК РФ до возбуждения уголовного дела допускается проведение осмотра места происшествия, освидетельствования и назначения судебных экспертиз, в то время как в части 2 статьи 176 УПК РФ прямо указано, что в случаях, не терпящих отлагательства, только осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Практика прежних лет применения уголовно-процессуального законодательства свидетельствовала, что предусмотренные законом способы проверки сообщений о преступлениях чрезмерно ограничены и в ряде случаев с их помощью невозможно было принять обоснованное решение1. На это неоднократно обращалось внимание многими учеными-процессуалистами, которые высказывались за необходимость разрешения производства различных следственных действий до возбуждения уголовного

2

дела .

Как следует из смысла части 4 статьи 146 УПК РФ до возбуждения уголовного дела возможно проведение освидетельствования и назначения судебных экспертиз, направленных на обнаружение и процессуальное закрепление следов преступления. Вместе с тем, по мнению некоторых авторов, следователь вправе проводить освидетельствование и назначение экспертиз только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела . Представляется, что такое толкование части 4 статьи 146 УПК РФ является ошибочным, поскольку в законе подобного ограничения не содержится. К тому же следователь после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляет прокурору данное постановление, материалы проверки сообщения о преступлении, а

’ Власова Н.А. Теоретические и правовые основы стадии возбуждения уголовного дела. М., 2001. С.112. 2 См. например: Альперт С.А., Стремовский В.А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. Харьков, 1957. С. 19; Кобликов А.С. Возбуждение уголовного дела. М., 1962. С.28-29; Зуева АЛ., Самарский В.Г. Особенности назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела //Российский следователь. 2001. №5. С.З; Францифиров Ю., Николайченко В., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела//Российская юстиция. 1999. №3. С.28 и др.

’ См. напр.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации /Под общ. ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С.335-336.

101 также в случае производства отдельных следственных действий (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), - соответствующие протоколы и постановления. Таким образом, согласно вышеназванной нормы у следователя просто не остается времени для выполнения каких-либо следственных действий после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, так как законодатель не предоставил ему время для выполнения разрешенных следственных действий (освидетельствования и назначения судебных экспертиз) после вынесения им названного постановления и перед направлением вышеупомянутых материалов для получения согласия прокурора на возбуждение данного уголовного дела.

При проведении указанных следственных действий в сроки, предусмотренные статьей 144 УПК РФ, и при соблюдении процессуальной процедуры их производства полученные результаты должны использоваться в процессе расследования в качестве доказательств. В пользу этого говорит и факт включения в уголовное судопроизводство досудебного производства с момента получения сообщения о преступлении (п.9 ст.5 УПК РФ). Поэтому в этом вопросе мы поддерживаем ученых-процессуалистов, отстаивающих позицию о признании допустимыми доказательств, полученных в ходе предварительной проверки ,

Следует особо отметить, что предварительная проверка сообщений о преступлениях должна иметь место только тогда, когда из принятого заявления, сообщения нельзя сделать достоверный вывод о наличии или отсутствии признаков преступления. При очевидности признаков события преступления уголовное дело должно возбуждаться без предварительной проверки.

’ См. например: Балакшин B.C. Принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела и некоторые гарантии его обеспечения //Российский юридический журнал. 2001. №1. С.79; Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. М., 2001. С.29-53; Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М., 1999. С.87; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 1996. С. 19; Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений: Методическое пособие. М., 2000. С. 65.

102

Осуществление надзора за законностью и обоснованностью решений органов расследования об отказе в возбуждении уголовного дела прокурорами организовано по—разному и зависит от объема нагрузки и других обстоятельств. В соответствии с частью 4 статьи 148 УПК РФ, копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется не только заявителю, но и прокурору.

По данным опроса прокуроров чаще всего проверки проводятся один раз в месяц, когда в прокуратуру поступают все материалы об отказах в возбуждении уголовных дел за прошедший месяц. Столь же распространены в ряде прокуратур ежедневные проверки по мере поступления материалов. В остальных случаях проверки проводятся в течение 5-7 суток, раз в десять дней, два раза в месяц. Вместе с тем, при поступлении сигнала о нарушении закона проверка проводится незамедлительно.

Необходимо, чтобы такие проверки были организованы таким образом, чтобы своевременно были охвачены прокурорским надзором все без исключения решения органов расследования об отказе в возбуждении уголовного дела1. В этой связи, на наш взгляд, в ведомственных нормативных актах необходимо предусмотреть, чтобы после вынесения дознавателем или следователем постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, все материалы проверки в течение 24 часов направлялись прокурору, который в течение такого же срока проверял их и в случае законности и обоснованности возвращал материалы обратно в орган, вынесший данное решение. При незаконности или необоснованности решения дознавателя или следователя об отказе в возбуждении уголовного прокурор, при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, незамедлительно отменял соответствующее постановление дознавателя или следователя и, одновременно, возбуждал уголовное дело. В случаях недостаточности данных для принятия решения по материалам

См. об этом подробно: Организация работы городской (районной) прокуратуры: Методическое пособие /Под общей ред. СИ. Герасимова. М., 2001. С. 153.

103 предварительной проверки о возбуждении уголовного дела, отменяя постановление дознавателя или следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, направлял материалы для проведения дополнительной проверки сообщения о преступлении (ч.б ст. 148 УПК РФ). При этом прокурор обязан дать письменные указания об установлении конкретных обстоятельств и проведении разрешенных законодателем следственных и процессуальных действий.

Желательно также, чтобы при поступлении жалобы в суд на незаконность и необоснованность решения органов расследования об отказе в возбуждении уголовного дела, материалы проверки истребовались судом через прокурора, осуществлявшего надзор за органами, вынесшими данное решение. Указанное обстоятельство позволит прокурору в случае незаконности или необоснованности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела незамедлительно отменить его или, в дальнейшем, при его участии в рассмотрении этой жалобы судом обосновать свое мнение о законности принятого решения органов расследования.

б) Надзор прокурора при производстве неотложных следственных действий на первоначальном этапе расследования

Одним из важных аспектов прокурорского надзора за расследованием преступлений является надзор за производством неотложных следственных действий, значимость которого объясняется тем, что во многом раскрытие преступлений, изобличение лиц их совершивших зависит от того, как быстро до утраты следов преступления и в строгом соответствии с законом проведены данные следственные действия.

Под неотложными следственными действиями законодатель понимает «действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения

1 Свойством неотложности могут обладать следственные действия, проводимые и другими субъектами расследования - следователем, начальником следственного отдела, прокурором.

104 уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования» (п. 19 ст.5 УПК РФ). К неотложным следственным действиям УПК РСФСР относил осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей (ч. 1 ст. 119), то есть те следственные действия, которые требуются для обеспечения дальнейшего расследования и которые нельзя отложить без ущерба для раскрытия преступления и установления лиц, виновных в его совершении.

Вместе с тем, на практике часто возникали вопросы относительно того, могут ли органы дознания проводить другие следственные действия, не указанные в статье 119 УПК РСФСР (например, назначение экспертиз, опознание, очную ставку и т.д.), которые также необходимо было выполнить, наряду с другими неотложными следственными действиями, на первоначальном этапе расследования1. В научно-практических комментариях к УПК РСФСР и другой методической литературе того времени обоснованно указывалось, что перечень неотложных следственных действий, обозначенный в УПК РСФСР, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию . В таких случаях, при невозможности передачи данных уголовных дел следователю, органы дознания не могли использовать весь комплекс следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством,

производство которых было необходимо для обнаружения и фиксации

1 См.: Клотиньш В.Я. Об уточнении понятия неотложного следственного действия //Совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Рига, 1982. С.97.

2 См. напр.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР /Под общей ред. В.М. Лебедева. Изд. 3-е, перераб. и доп. М., 2000. С.251-252; Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР /Под общей ред. В.М. Савицкого, Б.Т. Безлепкина, П.А. Лупинской. Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 2000. С.204; Павлухин Л.В. Расследование в форме дознания. Томск, 1979. С.52; Прокурорский надзор за расследованием преступлений органами внутренних дел /Под ред. СИ. Гусева. М., 1977. С.53 и др.

105 следов преступления1. Видимо, поэтому законодатель в УПК РФ не стал указывать перечень неотложных следственных действий, понимая под ними все следственные действия, которые необходимо выполнить на первоначальном этапе расследования с целью обнаружения и фиксации следов преступления. Это положение закона соответствует статье 146 УПК РФ, где определяется перечень следственных действий, разрешаемых проводить до возбуждения уголовного дела, среди которых называется и назначение судебных экспертиз. Естественно, что органы дознания не имеют право предъявить обвинение по делам, подследственным органам предварительного следствия, это уже прерогатива следователя. В случае, когда до истечения десятисуточного срока имеются достаточные основания для привлечения лица в качестве обвиняемого и проведены неотложные следственные действия, которые были необходимы в целях обнаружения и фиксации следов преступления, орган дознания обязан направить уголовное дело прокурору (ч.З ст. 157 УПК РФ).

Между тем, основная проблема не в этом, а в том, насколько эффективно и качественно органы дознания выполняют неотложные следственные действия. Как показывает изучение практики, имеют место факты, когда органы дознания уклоняются от своих обязанностей по возбуждению уголовных дел и проведению неотложных следственных действий или проводят их некачественно.

Так, по данным Г.П. Химичевой, вопреки требованию закона о немедленном возбуждении уголовного дела при наличии признаков преступления и необходимости провести неотложные следственные действия, криминальная милиция в большинстве случаев (65 % изученных уголовных дел) дела не возбуждает, ограничиваясь только проверкой, отбирая объяснения от очевидцев. А в 39 % случаев по делам, возбужденным

’ В связи с этим ранее в юридической литературе встречались предложения о расширении перечня неотложных следственных действий, производимых органами дознания. См. например: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С.249; Советский уголовный процесс: Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование /Под ред. СВ. Бородина, И.Д. Перлова. М., 1968. С.29; Сигалов Л.Е. Теория и практика неотложных следственных действий: Автореф. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1969. С.7 и др.

106 органом дознания, по которым предварительное следствие обязательно, никаких следственных действий до передачи дела следователю не проводилось . Проведенный ею же опрос работников криминальной милиции показал, что в 24 % случаев такие ситуации возникают из-за отсутствия времени; в 56 % - когда дело передается следователю по указанию руководства; 20 % - из-за недостатка навыков оперативных работников по производству неотложных следственных действий2.

Чтобы как-то уменьшить количество ошибок при принятии решения по вопросу о возбуждении уголовного дела, повысить качество расследования на начальном этапе, устранить волокиту, в отдельных регионах в системе органов внутренних дел по делам, по которым обязательно предварительное следствие установлен порядок, согласно которому органы дознания сами не возбуждают уголовные дела, а если и возбуждают, то сразу же передают их в следственный отдел3. Однако такой порядок не только ограничивает право органа дознания на возбуждение уголовного дела, но и не во всех случаях может способствовать раскрытию преступления, обнаружению и фиксации доказательств по делу. По изученным нами уголовным делам органы дознания возбуждали уголовные дела лишь в 19 случаях, хотя оснований возбуждения уголовного дела и проведения по ним неотложных следственных действий были еще по 19 уголовным делам.

Правильно, на наш взгляд, эту проблему решает Г.П. Химичева, которая считает, что вопрос о том, кто должен возбуждать уголовное дело при наличии признаков преступления, отнесенного к компетенции следователя, - орган дознания или следователь, следует решать в каждом конкретном случае с учетом характера преступления, объективной обстановки на момент совершения преступления, необходимости производства неотложных следственных действий,
особенностей

1 См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С.17.

2 Там же. С. 17-18.

3 Организация и методика прокурорского надзора за законностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД: Методическое пособие. М., 1997. С.50.

107 организационной структуры горрайоргана, наличия личного состава и его квалификации1.

В соответствии со статьей 157 УПК РФ органы дознания обязаны при наличии признаков преступления, по которому предварительное следствие обязательно, возбудить уголовное дело в порядке статьи 146 УПК РФ и произвести неотложные следственные действия в течение 10 суток со дня возбуждения, после чего уголовное дело передается прокурору либо производится дознание по делам, указанным в части 3 статьи 150 УПК РФ. То, что согласно части 3 статьи 157 УПК РФ, дело после производства по ним неотложных следственных действий должно передаваться прокурору (а не следователю, как в УПК РСФСР) имеет важное значение для успешного осуществления прокурорского надзора за законностью производства органами дознания указанных следственных действий. В этом случае прокурор при поступлении к нему уголовного дела от органов дознания имеет реальную возможность проверить законность проведения неотложных следственных действий и при выявлении несоответствия их проведения процессуальной процедуре обязан признать полученные доказательства недопустимыми. Указанное нововведение будет способствовать предупреждению случаев необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности и применения к ним мер пресечения. Кроме того, данное право прокурора предоставляет ему дополнительные возможности в необходимых случаях дать следователю конкретные указания о дальнейшем ходе расследования, что, как правило, направлено на предупреждение нарушений уголовно-процессуального закона.

Предусмотренное в УПК РФ полномочие прокурора давать согласие на возбуждение уголовного дела органам дознания или предварительного следствия, предоставляет прокурору возможность своевременно изучить материалы и дать указание о производстве необходимых по делу неотложных следственных действий, а затем проверить законность их проведения, что,

1 Химичева Г.П. Указ. работа. С. 18.

108 безусловно, будет способствовать раскрытию преступлений. Вместе с тем, прокурор при направлении дела органам дознания для производства неотложных следственных действий по делам, по которым предварительное следствие обязательно, должен учитывать, что, как правило, производство неотложных следственных действий лично следователем или под его руководством органами дознания проводится намного качественнее, чем органами дознания . Поэтому прокурор после дачи согласия на возбуждение уголовного дела органам дознания по делам, по которым предварительное следствие обязательно, должен оставлять у органов дознания уголовное дело для производства неотложных следственных действий, только в случае невозможности скорой передачи данного дела следователю и безотлагательности проведения по нему неотложных следственных действий в целях обнаружения и фиксации следов преступления. Вместе с тем прокуроры должны учитывать то, что органы дознания располагают не только уголовно-процессуальными, но и оперативно-розыскными, а также (применительно, например, к органам Федеральной службы безопасности и милиции) мощными административно-правовыми возможностями, техникой, вооруженными и специально обученными людьми, способными выполнять сложнейшие задачи по розыску по «горячим следам» и задержанию подозреваемых, а также иные мероприятия для раскрытия преступления2.

При этом прокурорам важно учитывать тот факт, что при производстве некоторых неотложных следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, в исключительных случаях допускается их проведение без судебного решения (ч.5 ст. 165 УПК РФ). Так в 2001 году только следователями МВД без санкции прокурора проведено более 25 тысяч обысков.

’ См.: Шапиро Я.С. Влияние следственного управления прокуратуры области на повышение качества неотложных следственных действий //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. М., 1992. С.60.

2 Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2002. С.201-202.

109

Следователь (орган дознания) обязан в течение 24 часов с момента начала производства осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска уведомить судью и прокурора о производстве такого следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления и протоколы следственного действия. Изучив поступившие материалы, прокурор, как и суд, проверяет законность и обоснованность производства следственного действия и решает вопрос о допустимости полученных результатов в качестве доказательств по делу. Проведение же других следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, - наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка, а также контроль и запись переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц должны допускаться исключительно на основании судебного решения согласно части 2 статьи 23 Конституции РФ!.

Изучение уголовных дел показывает, что не всегда такие обыски проводятся только в случаях, не терпящих отлагательства. Примером может служить уголовное дело по факту кражи чужого имущества, расследованное органами внутренних дел. Так, при поступлении заявления гражданина Н. по факту кражи в тот же день была проведена проверка, которая дала основания для возбуждения уголовного дела и необходимости проведения обыска на квартире гражданина К. Однако, обыск на квартире К. был проведен только спустя 25 дней после возбуждения уголовного дела без санкции прокурора, в ходе которого было изъято только часть похищенного у гражданина Н. Никаких мер прокурорского реагирования по делу не последовало. По данному обстоятельству суд, рассматривающий дело, был вынужден вынести частное определение2.

1 Ч. 2 ст. 13, ч.2 ст. 185, ч.1 ст. 186 УПК РФ противоречит ч. 2 ст. 23 Конституции РФ в части допускающей производство наложения ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемку в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров в исключительных случаях, предусмотренных ч.5 ст. 165 УПК РФ, и без получения судебного решения. Вопросы соответствия закону оперативно-розыскных мероприятий стали в свое время предметом изучения Пленума Верховного Суда РФ, в постановлении которого от 30.10.1995 г. №8 прямо указывается, что ограничение прав гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения.

2 Уголовное дело №1-178 /1999. Архив Новоалтайского городского суда Алтайского края.

по

В этой связи прокурорам при даче согласия на возбуждение уголовного дела необходимо обращать особое внимание на необходимость проведения неотложных следственных действий и при этом не допускать случаев несанкционированных обысков, выемок, производимых в жилищах граждан. Именно этим целям служат приказы Генерального прокурора РФ №5 от 30 января 2001 года «О мерах по усилению прокурорского надзора за законностью производства выемки и обыска» и №141 от 13 ноября 2000 года «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве».

Направляя уголовное дело для производства предварительного следствия после возбуждения уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 УПК РФ, прокурор в соответствии со статьей 163 УПК РФ имеет право поручить производство предварительного следствия по уголовному делу в случае его сложности или большого объема следственной группе по ходатайству начальника следственного отдела, а по уголовным делам, расследуемым следователями прокуратуры, - по собственной инициативе. Здесь следует учитывать тот факт, что по некоторым делам, расследуемым следователями прокуратуры, прокурор должен непосредственно осуществить процессуальное руководство предварительным следствием с самого начала его производства1.

При производстве неотложных следственных действий конституционные права и свободы граждан особенно затрагиваются при производстве осмотров, обысков и выемок, производимых в жилищах, и задержаний граждан. Хотя задержание в УПК РФ относится к мерам процессуального принуждения, могут быть случаи, когда задержание связано с обнаружением признаков преступления, в связи с чем, указанные данные приобретают важное доказательственное значение2, вследствие этого задержание на первоначальном этапе расследования необходимо

1 Подробно о реализации функции прокурора по процессуальному руководству расследованием смотрите §3 главы II.

2 См. об этом: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. С.63-66.

Ill

рассматривать как неотложное следственное действие. Поэтому надзорная деятельность прокурора должна быть направлена, в первую очередь, на охрану конституционных прав граждан, а среди них на неприкосновенность личности и жилищ граждан.

В первой главе диссертации нами уже обосновывался вывод о целесообразности предоставления права санкционирования обысков и (или) выемок в жилище, а также осмотра жилища без согласия проживающих в нем лиц, наряду с судом и прокурору , с последующим правом обжалования в суд данных следственных действий лицами, которые считают, что их права были нарушены. Во-первых, это способствовало бы эффективности проведения данных следственных действий, которые на первоначальном этапе расследования являются неотложными. Во- вторых, органы расследования при принятии ими решения о производстве обыска в жилище могли бы сократить время получения разрешения на его проведение у прокурора, поскольку последний обычно может гораздо оперативнее суда, решить этот вопрос. Как нам представляется указанное обстоятельство может уменьшить количество несанкционированных обысков, производимых в жилищах граждан.

Участие прокурора в производстве неотложных следственных действий (например, осмотр места происшествия) дает возможность прокурору санкционировать производство обыска при его безотлагательности, что, несомненно, будет являться дополнительной гарантией соблюдения законности. Необходимо учитывать и тот факт, что с введением судебного порядка получения разрешений на проведение обысков число несанкционированных обысков, произведенных в исключительных случаях, должно возрасти.

Как известно в УПК РФ не предусмотрено получение разрешений на проведение обысков в других, кроме как в жилищах, случаях. В связи с этим

’ К такому решению имеются и конституционные основания, поскольку ст. 25 Конституции РФ разрешает проникать в жилище против воли проживающих там лиц не только на основании судебного решения, но также и в случаях, установленных федеральным законом. Следовательно, в принципе существует возможность соответствующего изменения УПК РФ.

112 в УПК РФ необходимо предусмотреть обязательное получение санкции прокурора на проведение обыска, например, в рабочем кабинете гражданина. На наш взгляд, необходимы дополнительные гарантии на невмешательство в частную жизнь граждан не только в жилищах, но и в других местах, с которыми связана их трудовая деятельность и личная жизнь.

Одной из гарантий законности при проведении неотложных следственных действий на первоначальном этапе расследования является участие прокурора в проведении этих действий . В приказе Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 года №31 «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием», указывается на обязанность прокурора лично выезжать на места происшествий по делам об убийстве, террористическом акте, бандитизме, массовых беспорядках, принимать меры к проведению качественного осмотра места происшествия, неотложных следственных и оперативно-розыскных действий, организационному обеспечению квалифицированного расследования и раскрытия преступления, к должному взаимодействию следователей и органов дознания, при необходимости поручать расследование группе следователей.

Как пояснили опрошенные прокуроры, во исполнение вышеназванного приказа ими обеспечивается выезд на место совершения преступлений, прежде всего, по делам, указанным Генеральным прокурором РФ, а также сравнительно редко и по другим делам, имеющим значительный общественный резонанс. С этой целью в большинстве прокуратур приказом либо распоряжением горрайпрокурора определены ответственные лица -прокурор, его заместитель либо помощник прокурора, подлежащие выезду, предусмотрен порядок оповещения, взаимодействия с органами дознания и экспертами, возможность замены. В других прокуратурах, хотя и с меньшей детализацией, также заранее предусматривается охрана места происшествия

1 Подробно об этом см.: Организация работы в прокуратуре района: Пособие для прокурора района/Под общей ред. А.Г. Звягинцева. Казань, 2001. С.351.

113 и вопросы организации выезда на место всех необходимых участников, но во всех случаях участие прокурора, его заместителя либо помощника в выезде на место происшествия является обязательным.

По свидетельству самих прокуроров и их заместителей, непосредственное участие в осмотрах мест происшествий позволяет им дать указание органам дознания о проведении конкретных следственных действий и непосредственно обеспечить законность их проведения. Особенное значение в этих случаях имеет возможность прокурором реально предупредить незаконное задержание, поскольку в иных ситуациях предупредить такие нарушения практически невозможно, и прокурору лишь приходится констатировать факт незаконного задержания граждан и устранять допущенное нарушение1. Положительным в этом отношении является сокращение в УПК РФ, в соответствии с Конституцией РФ, возможность задержания лица до судебного решения на срок не более 48 часов. Важно, чтобы срок лишения свободы человека без проверки со стороны контролирующих органов (прокурора или суда) был минимальным. К примеру, во Франции при производстве дознания срок задержания подозреваемого ограничивается 24 часами и по истечении этого срока лишь прокурор может продлить срок еще на 24 часа .

Скоротечность процессуального существования фигуры

подозреваемого при задержании, представляет определенную сложность в организации прокурорского надзора. Позитивным в организации надзора за законностью задержаний граждан является ежедневная проверка прокурорами мест содержания задержанных, а также письменное уведомление прокурора о произведенном задержании, что, кстати, являлось обязательным как в УПК РСФСР, так и в УПК РФ. Согласно части 3 статьи 92 УПК РФ орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить об этом прокурору в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого.

’ См. также об этом: Чувилев А.А. Прокурорский надзор за исполнением законов при задержании

подозреваемых. М, 1999. С.9-10.

2 См.: Фоков А.П. Франция: судебный контроль за следствием //Законность. 2000. №2. С.57.

114 Вместе с тем, реально выявить необоснованное задержание при соблюдении органами дознания и предварительного следствия формальных требований к задержанию подозреваемого можно только при ознакомлении прокурора с материалами уголовного дела. С введением в действие УПК РФ необходимо учитывать и тот факт, что возбуждение уголовного дела в отношение конкретного лица ставит это лицо в положение подозреваемого, допрос которого должен быть произведен не позднее 24 часов после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, а в случае задержания подозреваемого в тот же срок, исчисляемый с момента фактического задержания (ч.2 ст.46 УПК РФ).

Распространена практика использования задержаний граждан для получения желательных для следствия показаний1. Некритически следуя избранной версии, следователи нередко принимают меры и проявляют настойчивость в получении от допрашиваемых соответствующих этой версии показаний. Иногда в нарушение закона используют для этого задержание граждан. В 2001 году из задержанных 489 тысяч граждан 37 % были в последующем освобождены, хотя, естественно, далеко не все эти случаи связаны с использование задержания для понуждения к даче «нужных показаний».

Так, при изучении уголовных дел нами установлены 4 случая необоснованных задержаний. В материалах уголовных дел уже на момент задержаний содержались данные, указывающие на непричастность лиц к совершенным преступлениям. Установлены также 4 случая нарушения сроков задержания граждан. К примеру, по одному из дел гражданин П. фактически был задержан за незаконное хранение газового пистолета и наркотиков 25 февраля 2000 года в 22 часа 25 минут, что подтверждается рапортами о задержании работниками милиции и протоколом личного обыска задержанного. Уголовное дело возбуждено 26 февраля 2000 года и в

1 См. подробно об этом: Коллектив авторов. Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия: Методическое пособие. М., 1990. С.24-29.

115 этот же день составлен протокол о задержании в порядке ст. 122 УПК РСФСР в 14 часов. 28 февраля 2000 года следователь обратился за санкцией на арест П. к прокурору, но последний отказал в даче санкции с учетом личности П.. После этого следователь вынес постановление об освобождении П. из-под стражи только на следующий день в 13 часов. Здесь были допущены два серьезных процессуальных нарушения: задержание было произведено до возбуждения уголовного дела; фактически П. находился под стражей без санкции прокурора более 72 часов1.

К сожалению, в УПК РФ вопрос задержания не получил четкого разрешения. Пункт 11 статьи 5 УПК РФ, устанавливающий исчисление этого срока с момента фактического задержания, связанного с лишением лица свободы передвижения, не решает вопроса и находится в противоречии с частью 1 статьи 92 УПК РФ. Задержание является процессуальным действием, которое может производиться лишь по возбужденному уголовному делу, после чего начинает исчисляться процессуальный срок расследования, как и иные сроки процессуальных действий. Кроме того, процессуальные действия могут совершаться лишь предусмотренными законом субъектами этой деятельности - дознавателем, следователем, прокурором. Исходя из этого с учетом установленного частью 1 статьи 92 УПК РФ трехчасового срока после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору, указанные должностные лица обязаны решить вопрос о возбуждении уголовного дела, затем составить протокол задержания и разъяснить задержанному его права. С этого момента и может исчисляться срок фактического задержания .

Прокурор при отказе в даче согласия на обращение в суд органов расследования на получение разрешения на арест подозреваемого, обязан немедленно освободить задержанного из-под стражи. Собственно такая практика сложилась в период, когда санкция на арест давалась прокурором.

’ Уголовное дело №1-1117 /2000. Архив Измайловского межмуниципального суда г. Москвы.

” См. об этом также: Божьев В.П. Научно-практический комментарий к Уголовно—процессуальному кодексу

Российской Федерации /Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2002. С.115.

116

Как показало изучение уголовных дел в северо-западном административном округе столицы, прокурор при отказе в даче санкции на арест немедленно освобождал задержанного из-под стражи.

Следует учитывать и то обстоятельство, что прокурор имеет право не только участвовать в производстве предварительного расследования, но и в необходимых случаях лично производить отдельное следственное действие по любому уголовному делу, в том числе при производстве органами дознания неотложных следственных действий, и при недостаточной квалификации органов дознания может принять в них участие, когда этого требуют интересы обеспечения законности расследования (п.З ч.2 ст.37 УПК РФ).

в) Прокурорский надзор при привлечении в качестве обвиняемого и избрании меры пресечения

При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении этого лица в качестве обвиняемого (чЛ ст. 171 УПК РФ). Предъявление обвинения является центральным моментом в ходе предварительного следствия.

Поэтому УПК РФ, в статьях 171-175, детально регламентирует порядок привлечения в качестве обвиняемого и предусматривает следующие процессуальные действия:

а) составление постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

б) предъявления обвинения и разъяснение его существа;

в) разъяснение обвиняемому его процессуальных прав;

г) предоставление ему права дать показания по существу обвинения и другим обстоятельствам, имеющим значение для дела;

117

д) в случае появления основания для изменения предъявленного обвинения, следователь выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому.

Распространенность нарушений закона как при составлении постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, так и незаконных, необоснованных привлечений граждан в качестве обвиняемых и применении к ним мер пресечения требует повышенного внимания прокурора к этому важному этапу расследования.

При проверке законности этого ответственного процессуального решения перед прокурором также стоит непростая задача по преодолению двух противоположных тенденций, имеющих место при предъявлении обвинения: 1) преждевременного выполнения этого процессуального действия, когда по делу еще не собрана достаточная совокупность уличающих лицо доказательств, не устранены существенные противоречия, не проверены версии защиты; 2) необоснованного максимального приближения момента предъявления обвинения к моменту окончания расследования2. В то же время, как УПК РСФСР (ст. 143), так и УПК РФ (ч.1 ст. 171), в качестве основания для обвинения лица в совершении преступления предусматривают получение достаточных доказательств, уличающих в совершении преступления. После чего обвинение данному лицу должно быть предъявлено немедленно, чтобы оно имело возможность осуществить свое право защищаться от обвинения.

Нередко прокуроры проверяют законность и обоснованность привлечения лица в качестве обвиняемого лишь при окончании расследования, когда к ним поступают материалы уголовного дела или после

1 См. напр.: Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного расследования. М., 1990. С.29-44; Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принятия следователем процессуальных решений (по материалам Республики Грузии): Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М„ 1995. С.20; Халиулин А.Г. Указ. работа. С. 183-184.

2 Токарева М.Е. Обеспечение законности привлечения граждан к уголовной ответственности и содержания обвиняемых под стражей средствами прокурорского надзора //Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. М., 2001. С.21.

118 поступления к ним жалобы от обвиняемого либо его защитника о незаконности привлечения к уголовной ответственности.

В связи с этим в юридической литературе предлагались различные способы, направленные на своевременное осуществление прокурорского надзора за привлечением граждан в качестве обвиняемых, вплоть до предложений предварительного санкционирования прокурором

постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого1 либо предъявления обвинения самим прокурором2. Оба предложения, на наш взгляд, неприемлемы. Поэтому они справедливо не были поддержаны большинством ученых— процессуалистов, считавших, что такое нововведение создаст не только дополнительные сложности как для органов предварительного следствия, так и для прокуратуры, но и главное находится в очевидном противоречии с положениями уголовно-процессуального закона о том, что при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и о производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно3. В УПК РФ эти положения закреплены в пункте 3 части 2 статьи 38. Кроме того, последнее предложение предусматривает кардинальное изменение всей работы правоохранительных органов, требующее изменение их функций в уголовном процессе, что неминуемо приведет к упразднению прокурорского надзора за законностью расследования, без реальной замены его в выполнении данной функции каким-либо другим органом. Поэтому такое предложение на ближайшую перспективу и в обозримом будущем являются необоснованным.

См.: Дугин А.Т. Особенности прокурорского надзора за законностью проведения неотложных следственных действий по делам о причинении телесных повреждений //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. М., 1992. С.80; Маршунов М.Н, Прокурорский надзор за законностью установления уголовной ответственности в стадии предварительного расследования //Уголовная ответственность: проблемы содержания, установления, реализации. Воронеж, 1989. С.103. См.: Руднев В. О состязательности на предварительном следствии //Уголовное право. 1999. №1. С.86-88. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений: Методическое пособие. M., 2000. С.77; См. также: Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за обеспечением конституционных прав подозреваемого и обвиняемого: Дисс. … канд. юрид. наук. M., 1989, С.97; Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования преступлений: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1991. С.120.

119 В настоящее время у прокурора имеется достаточно полномочий, чтобы обеспечить законность и обоснованность привлечения в качестве обвиняемого. В необходимых случаях прокурор может формулировать обвинение и предъявлять его лично по любому уголовному делу, либо участвовать совместно со следователем в предъявлении обвинения. Прокурор вправе также отменить незаконные и необоснованные постановления органов дознания и следователя о привлечении в качестве обвиняемого, дать письменные указания о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения.

Положительную роль в повышении эффективности прокурорского надзора за привлечением граждан в качестве обвиняемых должно сыграть решение законодателя об обязательном направлении копии постановления о таком привлечении прокурору (ч.9 ст. 172 УПК РФ) . Если же этого окажется недостаточно, то прокурор может истребовать материалы уголовного дела для изучения. Вместе с тем, ранее в юридической литературе высказывалось предложение указывать в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого доказательства, на которых основывается обвинение . На наш взгляд, в будущем, с распространением состязательности в досудебных стадиях, такая позиция возможна, но сейчас она нереальна, поскольку обвиняемый и его защитник будут знать, на чем основывается обвинение до окончания предварительного следствия, что может негативно отразиться на эффективности расследования. В то время как защитник не обязан представлять дознавателю, следователю имеющие у него доказательства.

К моменту принятия следователем таких решений не требуется, чтобы были
установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию,

1 Ранее об установлении порядка обязательного представления копий постановлений о привлечении в качестве обвиняемого прокурору указывалось в методическом пособии для прокуроров, написанным коллективом авторов НИИ Генеральной прокуратуры РФ. См.: Организация работы городской (районной) прокуратуры: Методическое пособие/Под общей ред. СИ. Герасимова. М., 2001. С. 160.

2 См. например: Джатиев B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам: Дисс. в виде научного доклада … докт. юрид. наук. Владикавказ, 1995. С.27; Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования. Казань, 1989. С.64-66; Петрухин И.Л. Презумпция невиновности: равновесие сил обвинения и защиты //Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. М., 1990. С.134 и др.

120 однако материалы уголовного дела должны подтверждать, что имело место преступление и лицо, которое привлекается в качестве обвиняемого, изобличено в совершении этого преступления1.

После предъявления обвинения прокурор имеет наибольшие возможности для обеспечения полноты и всесторонности, поскольку эта стадия расследования направлена на проверку результатов неотложных следственных действий и расширение доказательственной базы2. В процессе надзора прокурор контролирует выполнение органами расследования предписаний статьи 73 УПК РФ и при обнаружении фактов их неисполнения либо ненадлежащего выполнения дает указание об обеспечении предписаний упомянутой статьи , а также проверяет допустимость доказательств.

После предъявления лицу обвинения, как правило, в отношении него сразу же избирается мера пресечения. От того насколько законно и обоснованно обвинение во многом зависит и законность применения к обвиняемому меры пресечения. УПК РФ более конкретизировал по сравнению с УПК РСФСР обстоятельства, при которых возможно применение той или иной меры пресечения, ужесточив, одновременно, критерии избрания такой меры пресечения как содержание под стражей.

В соответствии со статьей 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. Только в исключительных случаях, при наличии одного из обстоятельств, указанных в части 1 статьи 108 УПК РФ, эта мера пресечения может быть избрана в

1 См.: Якубович Н.А., Конах Е.И. и др. Необоснованное обвинение и реабилитация в уголовном процессе: Методическое пособие. М., 1995. С.7; Шимановский В.В. Привлечение в качестве обвиняемого на предварительном следствии. Л., 1983. С.8-9.

2 Организация работы городской (районной) прокуратуры: Методическое пособие /Под общей ред. СИ. Герасимова. М., 2001. С. 162.

Подробно об обеспечении прокурором всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений см.: Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования преступлений: Методическое пособие для горрайпрокуроров. М., 1996.

121 отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет (раньше было до одного года). В отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого заключение под стражу может быть применено только если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Лишь в исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

В отличие от УПК РСФСР, согласно которому прокурор при решении вопроса о санкции на арест был обязан тщательно ознакомиться со всеми материалами, содержащими основания для заключения под стражу, и в необходимых случаях лично допросить подозреваемого или обвиняемого, а несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого - во всех случаях (ч.З ст. 96), УПК РФ при даче прокурором согласия органам дознания или следователю на возбуждение ходатайства перед судом об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу не предусматривает этого.

На практике изучение материалов уголовного дела и допросы подозреваемого или обвиняемого непосредственно перед арестом является одним из действенных способов предупреждения незаконных и необоснованных арестов. Как показали проведенные нами исследования, в зависимости от нагрузки вопрос о допросе перед арестом в прокуратурах решается по-разному. В большинстве прокуратур несовершеннолетних и женщин допрашивают во всех случаях, иных лиц - по мере необходимости в связи со сложностью дела, общественной значимостью, личностью арестованного. В качестве положительного опыта можно привести пример организации работы в прокуратуре северо-западного административного округа столицы, где допрос перед дачей санкции на арест подозреваемого или обвиняемого проводится в обязательном порядке, что служит гарантом законности принимаемых решений. Напротив, ознакомление прокурора с

122 материалами уголовного дела со слов следователя, нередко оставляет незамеченными нарушения, допущенные по делу. К примеру, по одному из изученных нами дел, прокурор при санкционировании ареста не изучал материалы уголовного дела, в то время как доказательства по делу были добыты с нарушением УПК (4 свидетеля и потерпевший были допрошены до возбуждения уголовного дела). Поэтому прокурору при поступлении к нему уголовного дела с обвинительным заключением пришлось возвращать дело на дополнительное расследование для устранения отмеченных недостатков. Однако за это время два свидетеля скончались, что привело к невосполнимой потере доказательств, а заключенный под стражу в дальнейшем был освобожден .

Поэтому в ведомственных нормативных актах, в целях организации эффективного прокурорского надзора за законностью и обоснованностью арестов целесообразно предусмотреть обязательное ознакомление прокурора со всеми материалами, содержащими основания для заключения под стражу, а также допрос во всех случаях подозреваемого или обвиняемого перед дачей согласия дознавателю, следователю на возбуждение перед судом ходатайства об аресте либо по его поручению это делает помощник прокурора, так как дача согласия дознавателю, следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, является важным средством прокурорского надзора за законностью их проведения3. Указанная рекомендация обусловлена двумя обстоятельствами. В 2001 году по России в отношении около 1700 граждан без достаточных оснований избиралась мера пресечения в виде содержания под стражей и в дальнейшем дела в отношении этих лиц были прекращены по реабилитирующим основаниям. Кроме того, передача суду с 1 июля 2002

1 Уголовное дело №1-408 /1999. Архив Майминского районного суда Республики Алтай.

2 Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства прокурором либо по его письменному указанию может быть отменена или изменена только с согласия прокурора (ч.З ст. 110 УПК РФ)

’ См. также: Синельщиков Ю. Полномочия прокурора в досудебном производстве по новому УПК //Законность. 2002. №3. С.6-7.

123 года полномочия давать разрешение на избрание заключения под стражу в качестве меры пресечения требует от прокурора более тщательного анализа материалов уголовного дела и изучения личности обвиняемого, поскольку после дачи согласия на возбуждение перед судом данного ходатайства обосновывать его необходимость и достаточность оснований в суде придется именно прокурору. Если прокурор в силу сложившихся обстоятельств не может перед принятием решения об аресте допросить подозреваемого или обвиняемого, то по его поручению это могут сделать помощник прокурора и доложить свое мнение о необходимости заключения под стражу. Такое решение, на наш взгляд, предпочтительнее ареста без предварительного допроса.

Следует иметь в виду, что прокурор в соответствии с конкретными обстоятельствами по делу и личности подозреваемого, обвиняемого может дать указание об избрании другой, более мягкой по сравнению с арестом, меры пресечения, предусмотренной главой 13 УПК РФ. Причем залог следователем может быть применен только с согласия прокурора (ч.2 ст. 106 УПК РФ).

Меры процессуального принуждения ограничивают права и свободы и нередко причиняют человеку серьезные моральные, и даже физические страдания. Такая мера пресечения как арест связана с наиболее существенным ограничением прав подозреваемого, обвиняемого. Поэтому, по нашему мнению, право на возбуждение ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должно принадлежать только прокурору1. В таком случае следователь или дознаватель ставят этот вопрос перед прокурором, а прокурор, в случае законности и обоснованности решения следователя или дознавателя, возбуждает перед судом ходатайство об аресте и поддерживает его в обязательном порядке в суде. В соответствии со сказанным предлагается первое предложение в части 3 статьи 108 УПК РФ

1 См. об этом также: Шалумов М. Согласие прокурора на арест - бюрократическая проволочка или осознанная необходимость? //Российская юстиция. 1999. №2. С. 42-43.

124 изложить в следующей редакции: «При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор по собственной инициативе либо при обращении к нему следователя, дознавателя возбуждает перед судом соответствующее ходатайство».

Закрепление в законе такого порядка, во-первых, исключит проявления формализма в работе прокурора при принятии им решения о даче согласия на арест подозреваемого, обвиняемого; во-вторых, повысит ответственность прокурора за принятое решение об аресте; в-третьих, поддержание им в суде данного ходатайства будет логическим продолжением принятого решения об обращении в суд за получением разрешения на арест; в-четвертых, сэкономит органам расследования время для более активного обнаружения и закрепления следов преступления.

С учетом назначения уголовного судопроизводства (ст.6 УПК РФ) прокурорам необходимо также обращать больше внимание на применение меры пресечения в отношении подозреваемых, не связанной с лишением свободы. Так, по 11 уголовным делам (5,5 %), из числа изученных нами, имелось не отмененное постановление органов расследования о применении меры пресечения в виде подписки о невыезде в отношении подозреваемого, когда обвинение ему не было предъявлено в установленный законом срок. Вместе с тем в соответствии со статьей 90 УПК РСФСР в случае, если обвинение подозреваемому в отношении которого избрана мера пресечения не предъявлено в течение 10 суток, то эта мера пресечения должна была быть отменена. Согласно статьи 100 УПК РФ это делается немедленно.

С другой стороны прокурор вправе самостоятельно решить или дать письменные указания об избрании либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем, дознавателем (ч.З ст.110 УПК РФ). При этом следователь, дознаватель вправе обжаловать данные решения и указания прокурора, а также решения и указания прокурора, связанные с привлечением граждан к уголовной ответственности и их обвинением, вышестоящему прокурору (ст.ст.38, 41 УПК РФ).

125

г) Реализация функции прокурорского надзора при направлении прокурором уголовного дела в суд

По большинству уголовных дел, оконченных производством, как правило, следователем составляется обвинительное заключение и дело немедленно направляется прокурору. Здесь прокурор должен оценить достоверность и достаточность собранных следствием доказательств и в случае отсутствия каких- либо препятствий для дальнейшего движения дела согласиться со следователем и, утвердив обвинительное заключение, направить уголовное дело в суд. В противоположном случае, при наличии к тому оснований, прокурор прекращает уголовное дело1. Однако, если по делу установлены какие-либо нарушения, устранить которые в данный момент сам прокурор не может, он обязан возвратить уголовное дело для производства дополнительного расследования, сущность которого состоит в устранении допущенных нарушений закона, которые препятствуют дальнейшему движению дела или его окончательному разрешению в форме прекращения . Возвращение прокурором некачественно расследованного уголовного дела для производства дополнительного расследования является одним из способов устранения недостатков предварительного следствия3.

Особенность прокурорского надзора при окончании

предварительного следствия с составлением обвинительного заключения очень точно выразил А.Г. Халиулин: «Продолжая осуществлять надзорную деятельность на предварительном следствии, прокурор проверяет материалы уголовного дела с точки зрения их достаточности для разрешения дела в судебном заседании. В то же время, решая вопрос об обоснованности и

1 Подробно об этом см.: Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Окончание предварительного расследования прекращением уголовного дела. Рязань, 2001. С. 162-175.

2 Ескина СВ. Проблемы института направления уголовных дел на дополнительное расследование: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 10.

Кириллова Н.П. К вопросу о совершенствовании законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование //Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 1992. №141. С.49. См. подробно об этом: Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 2001.

126 доказанности выдвинутого следователем обвинения, прокурор должен иметь в виду, что, утвердив обвинительное заключение и направив дело в суд, он принимает на себя роль органа, осуществляющего уголовное преследование. С момента, когда обвинительное заключение утверждено прокурором, уголовное преследование в форме обвинения уже исходит не только от следователя, так как и прокурор становится участником процесса, реализующим эту функцию. Поэтому деятельность прокурора на заключительном этапе расследования имеет самостоятельное значение. Если на предыдущих этапах расследования надзирающий прокурор вмешивался в ход предварительного следствия или дознания лишь при нарушении закона, то на данном этапе, когда следователь закончил свою деятельность по уголовному делу, прокурору принадлежит право на окончательное решение, в том числе и по поводу обвинения, которое будет поддерживаться перед судом»’.

Необходимо отметить, что упразднение в УПК РФ полномочия суда возвращать уголовное дело для производства дополнительного расследования повысило ответственность прокурора при осуществлении надзора за направлением уголовных дел в суд. Теперь ошибки, допущенные органами расследования, не установленные и не устраненные прокурором до утверждения обвинительного заключения не могут быть устранены в ходе рассмотрения дела в суде. По вине органов расследования от наказания будут уходить лица, совершившие преступления.

Ранее, постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части 1 статьи 232, части 4 статьи 248 и части 1 статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижний Новгород, право суда во время судебного разбирательства по собственной
инициативе возвращать дела на

1 Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации: Дисс. … докт. юрид. наук. М., 1997. С. 191.

127 дополнительное расследование было ограничено наличием ходатайства стороны об этом в случаях невосполнимой в судебном заседании неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, наличия оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении . Данное обстоятельство вызвало рост числа оправдательных приговоров с одновременным уменьшением числа дел, возвращенных судом для дополнительного расследования. Это свидетельствует о том, что качество предварительного следствия и дознания, а также прокурорского надзора при направлении уголовного дела в суд находятся на недостаточно должном уровне2.

В соответствии со статьей 236 УПК РФ судья имеет право возвратить дело прокурору только по результатам предварительного слушания и только, согласно части 1 статьи 237 УПК РФ, в случаях: если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК РФ (п.1); если копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (п.2); если есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (п.З).

При этом прокурор не имеет право направить дело для производства дополнительного расследования дознавателю или следователю, а обязан устранить вышеизложенные нарушения в течение 5 суток (ч.2 ст.237 УПК РФ).

Таким образом, если раньше ошибки прокурора при направлении дел с обвинительным заключением мог устранить суд, то теперь вся ответственность
за законность и обоснованность проведенного

1 См.: Назв. постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года //Российская газета от 27 апреля 1999 года.

2 Подробно об этом см.: Асанов В.Н., Асанов В.В. Указ. работа. C.43^t4.

128 расследования всецело лежит на прокуроре. Надо сказать, что для устранения препятствий по дальнейшему движению дела, поступившему с обвинительным заключением, прокурор наделен необходимыми полномочиями (ч.1 ст.221 УПК РФ). В УПК РФ деятельности прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением, посвящена отдельная глава (гл. 31), подчеркивающая важность и самостоятельное значение прокурорского надзора на заключительном этапе расследования.

В то же время законодатель не указал перечень оснований, когда прокурор имеет право направить уголовное дело для производства дополнительного расследования. Думается, что это сделано не случайно и связано с положением прокурора как органа надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, отвечающего за законность уголовного преследования. Поэтому прокурор имеет право возвратить дело органам расследования для производства дополнительного расследования в любых случаях, если, по его мнению, выявленные им нарушения, будут препятствовать дальнейшему движению дела и не могут быть устранены им самим. По справедливому мнению А.А. Ширванова, создание в УПК перечня нарушений, безусловно влекущих возвращение дела на доследование, не будет способствовать усилению законности в уголовном процессе. Конкретизацией оснований возвращения дел для доследования должен заниматься не законодатель, а теория уголовного процесса и практика, изучая и обобщая наиболее распространенные существенные нарушения уголовно-процессуального закона и вырабатывая рекомендации по их устранению .

Согласно части 2 статьи 221 УПК РФ при утверждении обвинительного заключения прокурор имеет право изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении; отменить или изменить ранее избранную

Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 16.

129 обвиняемому меру пресечения, за исключением случая, если мера пресечения избрана на основании судебного решения. Прокурор также вправе избрать меру пресечения, если таковая не была применена, за исключением домашнего ареста и содержания под стражей; дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты.

В статье 213 УПК РСФСР был дан исчерпывающий перечень вопросов, подлежащих разрешению прокурором по делу, поступившему с обвинительным заключением. Хотя в УПК РФ этот перечень непосредственно не указан, однако он вытекает из положений УПК РФ и должен учитываться прокурором в его надзорной деятельности, поскольку лишь при соблюдении органами расследования всех уголовно-процессуальных предписаний расследование может быть признано прокурором законным и обоснованным и дело направлено в суд. При этом прокурор должен обращать внимание на то, что следователь вправе закончить свою деятельность по делу с составлением обвинительного заключения в том случае, когда: 1) установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст.73 УПК РФ); 2) виновность обвиняемого подтверждена достаточными доказательствами; 3) отсутствуют обстоятельства, исключающие его уголовную ответственность (основания прекращения уголовного дела), а также уведомлены лица, имеющие право знакомиться с материалами уголовного дела, и эти материалы им представлены для ознакомления . Особое внимание прокурор должен обращать на соблюдение органами расследования законных прав подозреваемого, обвиняемого, проверку выдвинутых последними версий в свою защиту, доказанность обстоятельств, смягчающих наказание.

Вместе с тем, из данных статистической отчетности за последние годы о количестве возвращенных дел для производства дополнительного расследования судом по сравнению с возвращенными прокурором видно, что

’ См.: Рыжаков А.П. Окончание предварительного расследования: Учебное пособие. М., 1999. С.22.

130 прокурорами допускается незаконное и необоснованное направление уголовных дел с процессуальными нарушениями в суд. Данное явление, к сожалению, пока не имеет тенденций к сокращению.

Так, в 1998 году возвращено для дополнительного расследования уголовных дел судами - 62,1 % прокурорами - 37,9 %, в 1999 году судами -

57.1 % прокурорами - 42,9 %, в 2000 году судами - 56,8 % прокурорами - 57.2 43.1 %, в 2001 году судами - 55,7 % прокурорами - 44,3 %. 43.2 Проводившиеся по этому вопросу исследования показывают, что наибольшая часть уголовных дел возвращалась для дополнительного расследования в связи с нарушением требований закона о всестороннем и полном исследовании в процессе предварительного следствия обстоятельств, подлежащих доказыванию, затем, в связи с существенными нарушениями органами дознания и предварительного следствия уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона при квалификации действий обвиняемого в постановлении о предъявлении обвинения и обвинительном заключении1. Все это в совокупности свидетельствует о серьезных недостатках в осуществлении прокурорского надзора.

На основании анализа содержания письменных указаний при возвращении уголовных дел М.Е. Токаревой и А.А. Власовым сделан вывод, что всего на недостатки проведения определенных следственных действий прокуроры обращают внимание в среднем в два раза реже, чем суды. Прокуроры в нарушение УПК об обязательности дачи письменных указаний при возвращении уголовных дел для производства дополнительного расследования, иногда дают лишь устные указания, свои решения не мотивируют, ограничиваясь резолюцией на обвинительном заключении, что не предусмотрено законом, не является обязательным для следователя, лишает прокурора проверить их исполнение и
не должно допускаться

См.: Токарева М.Е., Власов А.А. Актуальные проблемы возвращения уголовных дел для дополнительного расследования //Прокурорская и следственная практика. 2000. №1-2. С. 172. См. об этом также: Соловьев А.Б., Халиулин А.Г. Процессуальные и тактические вопросы дополнительного расследования. Москва - Кемерово, 1996. С. 16.

131 прокурорами . Причем прокуроры должным образом не реагируют на следственные ошибки, совершаемые следователем, и в процессе предварительного расследования, что ведёт к необходимости прокурору возвращать дела на дополнительное расследование для устранения допущенных по делу нарушений уголовно-процессуального закона. Как отмечает М.Е. Токарева, анализ данных статистической отчетности, материалов конкретных исследований и целенаправленное изучение уголовных дел о нарушениях закона при вынесении наиболее важных процессуальных решений следователей (о приостановлении, прекращении, направлении уголовных дел в суд с привлечением лица в качестве обвиняемого, заключении под стражу) свидетельствуют о наличии по 90 % таких дел существенных упущений со стороны прокурорского надзора, относящихся к периоду расследования, предшествующему принятию незаконных решений2.

Особое внимание прокурорами должно обращаться на ходатайства обвиняемого и его защитника, других участников процесса, заявленные по ходу и при окончании следствия о дополнении материалов следствия, проверке собранных доказательств, в случае их неудовлетворения следователем, поскольку наибольшее число дел возвращается для производства дополнительного расследования именно из-за

односторонности, неполноты и необъективности расследования . Кроме того, теперь в соответствии с частью 2 статьи 159 УПК РФ следователь не вправе отказать подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют

1 Токарева М.Е., Власов А.А. Указ. работа. С. 173.

2 Токарева М.Е. К вопросу об оценке деятельности прокуроров по надзору за законностью расследования //Современное российское право: федеральное и региональное измерение. Барнаул, 1998. С. 170.

-1 Согласно полученным данным А.Д. Назаровым, проводившим исследование в Средне-Сибирском регионе (Красноярский край и Республика Хакасия) в середине 90-х годов прошлого века, в следственных ошибках односторонность и неполнота исследования обстоятельств дела составили 59,7 %. См.: Назаров А.Д. Следственные ошибки в досудебных стадиях уголовного процесса. Красноярск, 2000. С. 18-19.

132 значение для дела. Поэтому прокурор должен быть заинтересован в возможности как можно большего удовлетворения и проверки таких ходатайств во время расследования, что будет способствовать всесторонности и полноте расследования преступлений.

Статья 221 УПК РФ, как и раньше статья 214 УПК РСФСР,

предоставляет прокурору пятидневный срок для рассмотрения в полном

объеме материалов дела, поступившего с обвинительным заключением. Но

на практике бывают случаи, когда прокуроры лишены возможности изучить

все материалы, поступивших к ним для утверждения обвинительного

заключения уголовных дел, из-за недостатка времени. Особенно это имеет

место в случаях поступления прокурору уголовного дела, когда истекают

сроки содержания обвиняемых под стражей и прокурор оказывается перед

выбором: либо качественно изучить уголовное дело, либо не нарушить сроки

содержания обвиняемого под стражей в ущерб качеству изучения материалов

дела . Здесь следует учитывать нововведение в УПК РФ, в части сроков

содержания обвиняемого под стражей. Так, согласно части 5 статьи 109 УПК

РФ материалы оконченного расследованием дела должны быть предъявлены

обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем

за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей,

который ограничен сроком не более 6 месяцев, а в случаях особой сложности

уголовного дела в отношении обвиняемых в совершении тяжких и особо

тяжких преступлений 12 месяцами и лишь в исключительных случаях в

отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений 18

месяцами (ч.2 и 3 ст. 109 УПК РФ). В этом случае в соответствии с частью 7

статьи 109 УПК РФ, если 30 суток для ознакомления с материалами

уголовного дела оказалось недостаточно, следователь не позднее чем за 5

суток до истечения предельного срока содержания под стражей вправе

возбудить ходатайство о продлении этого срока. Если после окончания

1 На это обстоятельство справедливо указывает А.Г. Халиулин, а также другие авторы. См.: Халиулин А.Г. Уголовное преследование … С. 196 и др.

133 предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику менее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению (ч.б ст. 109 УПК РФ). Поэтому прокурорам необходимо заблаговременно требовать от следователей, чтобы производство по таким делам было завершено не позднее 30 суток до истечения предельного срока содержания обвиняемых под стражей, установленного частями 2 и 3 статьи 109 УПК РФ, и материалы уголовного дела предъявлены для ознакомления обвиняемому.

Нередко, при утверждении обвинительного заключения, прокуроры не обращают должного внимания на допустимость полученных по делу доказательств. Так, ни по одному из изученных нами уголовных дел прокуроры в нарушение требования УПК не исключали недопустимые доказательства из обвинительного заключения, хотя по некоторым из них, в дальнейшем, судом эти доказательства были признаны как полученные с нарушением требований закона и не имеющими юридической силы. В случае указания следователем в обвинительном заключении недопустимых доказательств, прокурор обязан возвратить уголовное дело следователю для пересоставления обвинительного заключения либо сам составить новое обвинительное заключение без упоминания в нем недопустимых доказательств (п.1 и 2 ч.1 ст.221 УПК РФ).

Указанные выше обстоятельства побуждают прокурора к тщательному изучению всех без исключения уголовных дел, поступивших к нему с обвинительным заключением, а также к изменению подходов к организации надзора на завершающем этапе предварительного следствия. Например, чтобы находящиеся на контроле дела, сложные по доказыванию или по которым предельные сроки содержания под стражей обвиняемых истекают, изучались прокурором за 10-15 дней до их окончания, что позволило бы прокурору своевременно устранить, а в некоторых случаях и предупредить нарушения закона по делу.

134

Следует также обращать внимание на новую, неизвестную УПК РСФСР, обязанность прокурора вручать обвиняемому копию обвинительного заключения с приложениями, а также копии обвинительного заключения защитнику и потерпевшему, если они об этом ходатайствуют (ч.2 ст.222 УПК РФ), ибо в противном случае дело может быть возвращено судом прокурору для вручения обвинительного заключения обвиняемому.

Представляется, что прокурорам необходимо обобщать практику дел, возвращаемых им для проведения дополнительного расследования, анализировать причины возвращения. Сделать практику таких обобщений и их анализ постоянным (по аналогии с указанием Генерального прокурора РФ об изучении практики избрания меры пресечения в виде заключения под стражу - приказ №31 от 18.06.1997 г.), а также причины оправдательных приговоров и тех приговоров, по которым были существенно изменены квалификация преступлений и объем обвинения.

Наибольшее число возвращенных дел приходится на дела о преступлениях, связанных с незаконными операциями с наркотическими и психотропными средствами, а также об убийствах, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, присвоении и растрате, нарушении ПДД, мошенничестве. В процентах число дел, возвращенных судами следователям прокуратуры от числа, оконченных по каждому виду преступлений, наиболее неблагополучное положение складывается по делам о присвоении и растрате (21 %), нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта (17,3 %), убийствах (16,3 %), изнасиловании (15,3 %), мошенничестве (15 %)’. Конечно, в разных регионах этот процент по каждому виду преступлений может различаться, однако бесспорно то, что прокурорам необходимо обращать особое внимание на законность расследования указанных дел уже с самого начала производства предварительного следствия.

Токарева М.Е., Власов А.А. Указ. работа. С.171. См. также: Власов А.А. Следственная практика и проблемы возвращения дел на дополнительное расследование //Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. М., 2001. С.27.

135

В главе 32 УПК РФ предусмотрено сокращенное производство в форме

дознания, введенное вместо досудебной подготовки в протокольной форме,

которая предусматривалась в УПК РСФСР. Дознание осуществляется в более

короткие сроки, чем предварительное следствие, но обвинение по делу не

предъявляется, а вместо этого по окончании дознания составляется

обвинительный акт, поддерживаемый в суде потерпевшим (по делам

частного обвинения) и органами дознания, хотя обвинительный акт

утверждает прокурор. Для рассмотрения уголовного дела, поступившему к

нему с обвинительным актом, и принятия по нему решения закон

предоставляет прокурору 2 суток. При этом прокурор может утвердить

обвинительный акт и направить уголовное дело в суд; возвратить уголовное

дело для пересоставления обвинительного акта со своими письменными

указаниями, продлив срок дознания, но не более чем на 3 суток; прекратить

уголовное дело (ч. 1 ст.226 УПК РФ), При утверждении обвинительного акта

прокурор вправе своим постановлением исключить из него отдельные

пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое

(ч.2 ст.226 УПК РФ). По нашему мнению, прокурор также имеет право в

соответствии с пунктом 15 части 2 статьи 37 УПК РФ направить уголовное

дело для производства дополнительного дознания, но при условии, что не

истек срок, в течение которого может производится дознание. В этом случае

прокурор, возвращая материалы уголовного дела для производства

дополнительного дознания, продлевает срок дознания в пределах 10 суток

(ч.З ст.223 УПК РФ). Когда по делу, поступившему с обвинительным актом,

прокурором установлены нарушения, устранить которые путем

пересоставления обвинительного акта невозможно и истекли сроки дознания,

он обязан направить уголовное дело для производства предварительного

следствия (п.4 ч.1 ст.226 УПК РФ).

Таким образом, на заключительном этапе расследования прокурор проверяет соответствие проведенного расследования всем нормам УПК РФ. Лишь после
признания им всесторонности, полноты и объективности

136 проведенного по делу предварительного следствия или дознания, а также законности и обоснованности предъявленного обвинения, он вправе утвердить обвинительное заключение или обвинительный акт и направить уголовное дело в суд, приняв на себя в дальнейшем поддержание обвинения Б судебных стадиях уголовного судопроизводства.

§2. Уголовное преследование в деятельности прокурора в досудебных стадиях судопроизводства

Согласно УПК РФ уголовное преследование производиться только в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Начало уголовного преследования совпадает с моментом возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, подозреваемого в совершении преступления. В остальных случаях, когда дело возбуждается по факту преступления, началом уголовного преследования является задержание подозреваемого либо применение меры пресечения до предъявления обвинения (ст.46 УПК РФ). Законодатель под уголовным преследованием понимает деятельность, осуществляемую стороной обвинения в отношении конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления (п.55 ст.5 УПК РФ).

По своей природе деятельность прокурора в уголовном судопроизводстве есть деятельность публичная, то есть осуществляемая в государственных и общественных интересах. Публичность уголовного преследования, осуществляемого прокурором, наиболее отчетливо проявляется в порядке возбуждения уголовного дела и его разрешения, а также в его отношении к обеспечению интересов лица, пострадавшего от данного преступления. Согласно установленному законом порядку уголовного преследования различаются три его вида: публичное, частно-публичное и частное (ст.20 УПК РФ). Особенно ярко публичное начало

137 деятельности прокурора проявляется по делам публичного и частно- публичного уголовного преследования. В части 1 статьи 21 УПК РФ указывается, что уголовное преследование по таким делам осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель. Прокурор имеет право возбудить уголовное дело и при отсутствии жалобы потерпевшего по делам частно-публичного и частного уголовного преследования, если последний в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч.2 ст. 147 УПК РФ). Статьей 20 УПК РФ предусматривается также возможность возбуждения уголовного дела вышеназванных категорий без жалобы потерпевшего дознавателем и следователем, но обязательно с согласия прокурора.

Роль прокурора в осуществлении уголовного преследования достаточно специфична, поскольку он служит гарантом законности, соблюдения прав и законных интересов, участвующих в расследовании лиц. Именно через призму обеспечения законности должна оцениваться роль прокурора в обеспечении уголовного преследования, которому не обязательно во всех случаях самому возбуждать уголовные дела, проводить неотложные следственные действия, привлекать в качестве обвиняемого и т.д. Прокурор должен вмешиваться в расследование, осуществлять уголовное преследование лишь с целью предупреждения, выявления и устранения нарушений закона .

Действительно, в отличие от лица, производящего дознание и следователя, которые призваны непосредственно осуществлять уголовное преследование в отношении лиц, совершивших преступления, прокурор обеспечивает его, как правило, опосредованно - через органы расследования, путем использования полномочий, предоставленных ему уголовно-процессуальным законодательством (ст.37 УПК РФ). Поэтому необходимо отличать полномочия прокурора по осуществлению надзора за законностью

1 См.: Настольная книга прокурора/Под ред. СИ. Герасимова. М., 2002. С.322.

138 уголовного преследования и полномочия прокурора по осуществлению самого уголовного преследования.

Прокурор в досудебных стадиях уголовного процесса является прежде всего лицом, надзирающим за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, и лишь в случае бездеятельности последних или когда его к этому прямо обязывает УПК либо по указанию вышестоящего прокурора сам осуществляет уголовное преследование.

При возбуждении уголовного дела прокурором либо при даче его согласия на возбуждение уголовного дела органам расследования в отношении конкретного лица, а также при утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта прокурор непосредственно реализует функцию уголовного преследования. В зависимости от конкретных обстоятельств по делу прокурор при возбуждении уголовного дела вправе лично осуществить уголовное преследование лиц по любому уголовному делу, приняв данное уголовное дело к своему производству (п.2 ч.2 ст.37 УПК РФ). Прокурор имеет право участвовать в производстве

предварительного расследования и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия, которые могут быть связаны с формулированием и предъявлением обвинения, применением мер процессуального принуждения к подозреваемому или обвиняемому, в том числе мер пресечения, либо направлены на собирание и закрепление обвинительных доказательств, что также связывается нами с непосредственным осуществлением прокурором функции уголовного преследования.

Как уже отмечалось нами в первой главе диссертации, функция уголовного преследования является по своей правовой природе производной от функции надзора. Любое нарушение уголовного законодательства Российской Федерации неизбежно влечет за собой необходимость принятия мер прокурорского реагирования (вынесения постановления о возбуждении

139 уголовного дела) и обеспечение осуществления уголовного преследования виновного1.

В связи со сказанным полномочия прокурора по надзору за реализацией функции уголовного преследования в деятельности органов дознания и предварительного следствия, на наш взгляд, можно условно разделить на две группы, исходя из роли прокурора в осуществлении уголовного преследования. К первой группе необходимо отнести полномочия, которые реализуются органами расследования по указанию прокурора и направлены на установление лица, совершившего преступление, его задержание, связаны с применением меры пресечения до и после предъявления обвинения, его изобличением и привлечением в качестве обвиняемого, проведением преимущественно с разрешения суда, процессуальных действий, ограничивающих конституционные права подозреваемых и обвиняемых, а также следственные действия,

направленные на собирание обвинительных доказательств. Ко второй группе могут быть отнесены полномочия, непосредственно используемые прокурором при реализации функции уголовного преследования путем личного участия в этой деятельности.

К первой группе, используемой для обеспечения уголовного преследования, относится большинство полномочий прокурора. Прежде всего потому, что они направляют деятельность органов дознания и предварительного следствия на осуществление ими уголовного преследования. Как известно в составе прокуратуры имеются следователи для расследования преступлений, отнесенных уголовно-процессуальным законодательством к подследственности прокуратуры (п.1 ч.2 ст. 151 УПК РФ). Без находящегося в органах прокуратуры следственного аппарата, при нынешнем состоянии уровня преступности и предварительного расследования в стране, прокурор не сможет в должной мере выполнить

Никитин Е.Л. Актуальные проблемы прокурорской деятельности при осуществлении уголовного преследования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 12.

140 задачу по обеспечению уголовного преследования лиц, совершивших преступления. В связи с этим, СИ. Герасимов в упомянутой статье отмечает, что необходимо различать два рода деятельности прокурора по уголовному преследованию, отличающиеся спецификой форм и методов: 1) непосредственное осуществление следственным аппаратом прокуратуры уголовного преследования; 2) участие прокурора в уголовном преследовании, осуществляемом другими органами, посредством надзора за исполнением ими законов и осуществления некоторых полномочий по организации и руководству расследованием1.

По мнению А.Г. Халиулина участие прокурора в следственных действиях на первоначальном этапе расследования, следует относить не к осуществлению им надзорной функции, а к функции уголовного преследования и процессуального руководства2. На наш взгляд, при решении этого вопроса, прежде всего, следует исходить из того, с какой целью участвует прокурор в следственных действиях. В этой связи, представляет интерес мнение опрошенных нами прокуроров и их заместителей по этому вопросу. Так, большинство опрошенных основной целью участия в следственных действиях называли предупреждение нарушений закона со стороны следователя (78%), задачу полнее выяснить обстоятельства дела, квалифицированно собрать и закрепить доказательства (65,8%); также прокурорами называлась необходимость надлежащей организации взаимодействия при расследовании и раскрытии преступления (36,6%); оказание помощи молодым следователям путем направления их работы в «нужное русло» (20,7%)3. Судя по характеру полученных ответов, прокуроры рассматривают своё участие в следственных действиях в зависимости от преследуемых при этом целей,
прежде всего, как осуществление ими

’ См.: Герасимов СИ. Функция уголовного преследования в деятельности прокуратуры //Прокуратура в правовом государстве (Многосторонняя встреча, организованная Советом Европы совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации). М., 1997. С.48.

2 См.: Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. Кемерово, 1997. С. 176.

3 Поскольку респондентами назывались одновременно различные цели участия в следственных действиях общее количество ответов превышает 100%.

141

надзорной функции, а также в определенных ситуациях как реализацию функций уголовного преследования и процессуального руководства. Этим подтверждается сделанный нами в первой главе вывод о том, что предоставленные прокурору законом полномочия могут использоваться для реализации каждой из указанных трех функций и что отличие при этом в различных сочетаниях и разной иерархии полномочий применительно к каждой из функций.

Для установления лица, совершившего преступление, его задержания, применения меры пресечения до и после предъявления обвинения, его изобличения и привлечения в качестве обвиняемого, проведения процессуальных действий, ограничивающих права подозреваемых и обвиняемых, на проведение которых, в соответствии с законом, требуется разрешение суда либо санкция прокурора, а также обеспечение полноты и обоснованности уголовного преследования, получения совокупности обвинительных доказательств прокурор вправе: давать любые письменные указания о расследовании преступлений, в том числе о привлечении лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, об объеме обвинения, об избрании, изменении или отмене меры пресечения, которые являются обязательными для органа дознания, дознавателя, следователя (ч.З ст.37 УПК РФ) ; поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий (п. 11 ч.2 ст.37 УПК РФ); участвовать в производстве предварительного следствия совместно со следователем (п.З ч.2 ст.37 УПК РФ); изымать от органа дознания и передавать следователю любое уголовное дело, передавать уголовное дело от одного следователя другому (п.8 ч.2 ст.37 УПК РФ); передавать уголовное дело от одного органа предварительного

1 Согласно части 3 статьи 38 УПК РФ следователь вправе обжаловать вышестоящему прокурору следующие указания прокурора: о привлечении лица в качестве обвиняемого; о квалификации преступления; об объеме обвинения; об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого; об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий; о направлении уголовного дела в суд или его прекращении; об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия. В этих случаях прокурор отменяет указание нижестоящего прокурора или поручает производство предварительного следствия по данному уголовному делу другому следователю.

142 следствия другому с соблюдением правил подследственности, предусмотренных статьей 151 УПК РФ (п.9 ч.2 ст.37 УПК РФ). Таким образом, использование прокурором полномочий первой группы является необходимой и существенной предпосылкой для создания необходимой базы обвинения по делу, утверждения им обвинительного заключения и поддержания обвинения в суде.

Ко второй группе относятся полномочия прокурора направленные на реализацию непосредственно им самим функции уголовного преследования путем личного участия в уголовном преследовании. Сюда могут быть отнесены право прокурора возбуждать уголовное дело в отношении конкретного лица и в порядке, установленном УПК РФ, поручать расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству (п.2 ч.2 ст.37 УПК РФ); давать согласие на возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица органам расследования (п.4 ч.2 ст.37 УПК РФ); участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия (п.З ч.2 ст.37 УПК РФ), утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд (п. 14 ч.2 ст.37 УПК РФ).

Согласно статьи 25 и части 2 статьи 27 Закона о прокуратуре прокурор, исходя из характера нарушения закона должностным лицом, а также в случае обнаружения им нарушения прав и свобод человека и гражданина, имеющего характер преступления, обязан возбудить уголовное дело и принять меры к тому, чтобы лица, его совершившие, были подвергнуты уголовному преследованию в соответствии с законом. В приказе Генерального прокурора РФ от 26 июня 1997 года №34 «Об организации работы органов прокуратуры по борьбе с преступностью», говорится об обязанности прокурора возбуждать уголовное дело при выявлении уголовно-наказуемых правонарушений при осуществлении надзора за исполнением законов и законностью правовых актов, проведении

143 проверок соблюдения финансового, банковского, валютного, налогового, таможенного и трудового законодательства и организовывать его расследование.

Прокуроры при поступлении к ним заявлений о преступлении, при наличии основания, лично возбуждают уголовное дело, проводят по нему расследование или поручают его подчиненным прокурорам или следователям. Так, прокурором Республики Алтай по заявлению гражданки М. по факту подделки следователем ГОВД показаний потерпевшей было возбуждено уголовное дело в отношении этого следователя и передано для дальнейшего расследования в прокуратуру г.Горно- Алтайска1.

Здесь уместно заметить, что уголовные дела, возбуждаемые прокурором, по поступающим к нему заявлениям граждан, дела частно-публичного и частного обвинения, а также в случаях обнаружения им лично признаков преступления в ходе надзорной проверки, как правило, возбуждаются в отношении конкретного лица. Поэтому возбуждение прокурором таких дел является, в большинстве своем, непосредственной реализацией им функции уголовного преследования.

Важным аспектом осуществления уголовного преследования является проведение прокурором следственных действий. 98 % опрошенных нами прокуроров и их заместителей заявили, что они лично проводят отдельные следственные действия. В том числе почти каждый четвертый из них делает это три и более раз в месяц. В основном это допросы несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых перед дачей санкции на арест. В то же время каждый четвертый, опрошенный нами прокурор или его заместитель, пояснил, что они допрашивают подозреваемых, обвиняемых, а так же свидетелей, потерпевших, проводят очные ставки и другие следственные действия, как правило, с целью получения и закрепления доказательств обвинения, то есть этим осуществляют уголовное преследование.

’ Уголовное дело №33308. Архив прокуратуры г.Горно-Алтайска.

144

6,2 % опрошенных прокуроров и их заместителей пояснили, что в случае, когда дело «разваливается» следователем органа внутренних дел, а начальник следственного отдела не реагирует на это, они вынуждены допрашивать потерпевшего, свидетелей, проводят другие следственные действия с целью получения и закрепления доказательств обвинения, применяют задержание, чем реально обеспечивают осуществление уголовного преследования лиц, совершивших преступления.

Почти каждый третий из опрошенных нами прокуроров и их заместителей заявил, что лично расследует уголовные дела в полном объеме. Среди причин, по которым им приходится самим проводить расследование, назывались: большая нагрузка следователей - 19,9 %; оказание помощи по особо сложным делам в плане доказывания, когда следователи явно не справляются с расследованием - 19,9 %; указания вышестоящего прокурора по делам особой общественной значимости с целью эффективного уголовного преследования лиц, совершивших преступления - 19,9 %; необходимость не терять квалификации и показывать пример как нужно расследовать дела - 19,9 %; из-за отсутствия по какой-либо причине следователя - 13,8 % и т.д. Как видно из результатов проведенного нами интервьюирования, основной причиной личного расследования уголовных дел прокурором является необходимость обеспечения эффективного уголовного преследования лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений.

Не случайно почти половина опрошенных нами прокуроров и их заместителей (42,6 %) обусловило право прокурора самому расследовать любое уголовное дело в полном объеме именно непосредственным осуществлением им функции уголовного преследования. Почти все опрошенные прокуроры и их заместители (98 %) считают, что данное полномочие прокурора ему необходимо.

В ряде случаев возникает необходимость использовать полномочия прокурора для пресечения незаконного уклонения органов расследования от

145 осуществления уголовного преследования в отношении лиц, подозреваемых й обвиняемых в совершении преступлений. Как известно, с момента возбуждения уголовного дела вся деятельность следователя, органа дознания, прокурора носит целенаправленный характер, сориентирована на выяснение истины по делу, установление, было ли совершено преступление, кто его совершил и есть ли основания для привлечения лица в качестве обвиняемого. В связи с этим к полномочиям, пресекающим незаконный отказ в уголовном преследовании, по нашему мнению, относятся такие полномочия прокурора как отмена постановления дознавателя, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, а также по отмене постановлений нижестоящего прокурора, следователя или дознавателя в случаях незаконного прекращения или приостановления дела в отношении конкретного лица (п. 10 ч.2 ст.37 УПК РФ).

Сформулированные выше выводы подтверждаются проведенным нами опросом прокуроров и их заместителей по надзору за исполнением законов при расследовании преступлений, а также изучением уголовных дел. Так, по большинству изученных нами уголовных дел (90,9 %), где прокурором были отменены незаконные постановления следователя или органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела, одновременно с этим оно возбуждалось прокурором, конкретные лица привлекались к уголовной ответственности и дела, как правило, с обвинительным заключением, в конечном итоге, направлялись в суд. Таким образом, функция уголовного преследования была реализована и по этим делам.

Как показало интервьюирование прокуроров и их заместителей, осуществляющих надзор за расследованием преступлений, во всех случаях при отмене незаконных и необоснованных постановлений о прекращении или приостановлении уголовного дела они дают конкретные указания о том, что необходимо сделать по делу для осуществления надлежащего уголовного преследования. В качестве позитивного момента необходимо сказать, что некоторые из опрошенных нами прокурорских работников заявили, что при

146 отмене незаконных постановлений следователя о прекращении или приостановлении уголовных дел они во всех случаях лично допрашивают подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, а иногда и важных свидетелей с целью уяснения обстоятельств дела и нерешенных вопросов, после чего дают конкретные указания следователям о том, что им конкретно необходимо сделать. Такая практика повышает эффективность уголовного преследования и обеспечивает неотвратимость наказания за совершенные преступления.

К полномочиям прокурора, пресекающим необоснованный отказ в уголовном преследовании, следует также отнести его право возвращать уголовные дела органам дознания и предварительного следствия для производства дополнительного расследования со своими указаниями (п. 15 ч.2 ст.37 УПК), в тех случаях, когда преследуется цель расширить объем обвинения или предъявить обвиняемому более тяжкое обвинение либо привлечь в качестве обвиняемых дополнительных лиц. Данный вывод подтверждается практикой. Так, по изученным нами уголовным делам, где прокурорами возвращались уголовные дела для производства дополнительного расследования почти каждое второе уголовное дело (40 %), направлялось именно для устранения указанных недостатков. В то же время данное обстоятельство свидетельствует о допущенных прокурорами просчетах при надзоре и процессуальном руководстве по конкретному делу в процессе предварительного расследования и о недостаточном использовании ими первой группы полномочий.

§3. Осуществление прокурором функции процессуального руководства расследованием

Деятельность прокурора в уголовном процессе не ограничивается, несмотря на их очевидную важность, только функциями надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия и

147 уголовного преследования. Прокурор также направляет работу органов расследования на выполнение задач уголовного судопроизводства (ст.6 УПК РФ). Не секрет, что органы расследования не всегда и не везде должным образом выполняют эти требования закона. Особенно это проявилось в условиях проведения в стране демократических преобразований, установления рыночных отношений, когда наряду с усложняющимся характером преступности отмечается повсеместное падение качества расследования преступлений. В этих условиях особую значимость приобретает функция прокурора по процессуальному руководству расследованием, способствующая направлению усилий органов расследования на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Выступая как орган надзора за процессуальной деятельностью органов расследования, прокурор в целях предупреждения, выявления и устранения нарушений закона осуществляет функцию процессуального руководства расследованием. В случаях, когда следователь или орган дознания проводят расследование односторонне или неполно, прокурор обязан вмешаться в ход расследования, используя свои полномочия: участвовать в производстве предварительного расследования, передавать уголовное дело от одного следователя другому, давать письменные указания и т.д. Тем самым, устраняя или предупреждая нарушения закона в деятельности органов расследования, направляя их работу на решение задач уголовного судопроизводства, используя при этом предоставленные ему законом властно-распорядительные полномочия, прокурор обеспечивает законность расследования преступлений.

Функция процессуального руководства осуществляется прокурором на протяжении всего расследования. Она реализуется прокурором независимо от ведомственной принадлежности следователей, и должна сохраниться и в случае, если будет создан единый следственный аппарат.

В теории уголовного процесса нет единого мнения об этой функции. Данная функция до сих пор не признана законодателем, хотя в юридической

148 литературе были предложения закрепить в законе данное направление деятельности прокурора1. Сложность проблемы объясняется тем, что непросто провести грань между содержанием надзорной функции и функции процессуального руководства расследованием, что отмечалось и ранее учеными- процессуалистами2.

Примерно к середине восьмидесятых годов прошлого столетия в теории уголовного процесса сложились три основные позиции относительно функции процессуального руководства расследованием3. К настоящему времени положение осталось практически без изменения.

Сторонники первой позиции считают, что прокурор осуществляет руководство лишь по делам подчиненных ему следователей органов прокуратуры4. Вторые полагают, что осуществляемое прокурором процессуальное руководство является лишь методом, способом реализации прокурорского надзора за законностью расследования, независимо от ведомственной принадлежности следственного аппарата5.

Однако, на наш взгляд, более убедительной является позиция тех авторов, которые считают, что прокурор в досудебных стадиях уголовного процесса наряду с функцией надзора реализует и функцию процессуального руководства расследованием, причем независимо от ведомственной принадлежности следователя, поскольку последняя функция по своему содержанию и значению шире, чем метод (способ) осуществления надзорной деятельности, выходит за
его рамки и представляет собой одно из

См. напр.: Ларин A.M. Прокурорский надзор и руководство расследованием //Социалистическая законность. 1978. №10. С.57.

2 См. напр.: Божьев В.П. Нормативно-правовые предпосылки повышения эффективности прокурорского надзора//Совершенствование прокурорского надзора в СССР. М., 1973. С. 159 и др.

3 См.: Таджиев X.C. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент, 1985. С. 13-15.

4 См.: Михайлов А.И. Прокурорский надзор на стадии предварительного расследования преступлений //Вопросы совершенствования предварительного следствия. М., 1983. С.113; Токарева М.Е. О полномочиях прокурора на предварительном следствии в свете правовой реформы //Охрана прав граждан в уголовном судопроизводстве. М., 1989. С.41; Трубин Н.С. Прокурорский надзор за исполнением законов органами дознания. М. 1982. С.22; его же. Соотношение прокурорского надзора и ведомственного процессуального контроля за соблюдением законности при расследовании преступлений //Проблемы организации и деятельности прокурорской системы в свете Закона о прокуратуре СССР. М., 1980. С.93.

5 См.: Савицкий B.M. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975. С. 196; Халиулин А.Г. Указ. работа. 130.

149 направлений прокурорской работы в досудебных стадиях уголовного процесса1.

Деятельность прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства гораздо шире, чем просто надзор за ним. Прокурор руководит деятельностью органов расследования, чтобы в дальнейшем обосновать обвинение перед судом. Так как осуществляемое прокурором процессуальное руководство расследованием направлено не только на раскрытие преступлений и изобличение виновных, но и на обеспечение законности этой деятельности, соблюдение прав участников уголовного процесса, без которого результаты расследования судом будут признаны ничтожными2. Поэтому все, что делает прокурор на предварительном следствии и дознании, в конечном итоге, есть деятельность, направленная на обеспечение законности расследования преступлений, что свидетельствует о соподчиненности функций уголовного преследования и процессуального руководства расследованием основной в досудебных стадиях судопроизводства надзорной функции прокурора.

Как мы уже отмечали в первой главе диссертационного исследования под процессуальным руководством расследованием опрошенные нами прокуроры понимают свою практическую деятельность по сосредоточению усилий органов расследования на обеспечение полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела в целях доказывания обстоятельств преступления и вынесения судом законного, обоснованного и справедливого приговора.

Содержанием деятельности прокурора по процессуальному руководству расследованием является его деятельность по обеспечению всесторонности, полноты и объективности расследования как необходимого условия достоверности итогового процессуального решения по делу. Особенно это актуально в настоящее время, когда в УПК РФ исключена из

1 См.: Герасимов И.Ф. Теоретические проблемы раскрытия преступления: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1978. С. 32; Галкин Б.А. Функции прокурора в советском уголовном процессе //Советское государство и право. 1957. №12. С.30; Казинян Г.С. Указ. работа. С. 173 и др.

2 Лазарева В.А. Указ. работа. С.25.

150 числа принципов всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств преступления. Вместе с тем необходимость обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений обусловлена обязанностью органов дознания и следователей установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ).

В настоящее время, преимущественно в силу причин объективного характера, типичными дефектами расследования преступлений является недостаточное внимание к начальному этапу расследования, завершающемуся привлечением к уголовной ответственности. В свою очередь прокуроры редко используют в процессе расследования свое право давать следователю письменные указания, которые являются наиболее действенным способом процессуального руководства расследованием. Нередко из-за этого им приходится в завершающей стадии расследования возвращать уголовные дела на доследование для устранения нарушений и восполнения пробелов, что влечет увеличение срока производства по делу, утрату части доказательств, отодвигает во времени вынесение по делу окончательного решения.

Сопоставление изученных нами уголовных дел, расследованных в г. Москве и на Алтае (соответственно по 100 уголовных дел в каждом регионе) свидетельствует, что там, где прокурорский надзор и ведомственный процессуальный контроль осуществлялись на протяжении всего расследования прокурорам приходилось значительно реже направлять уголовные дела для производства дополнительного расследования в связи с неполнотой и односторонностью расследования. Так, указания в процессе расследования давались прокурорами в г. Москве по семи уголовным делам, а на Алтае по одному уголовному делу, начальником следственного отдела органов внутренних дел по семнадцати уголовным делам в г. Москве, а на Алтае по одному. Поэтому прокурорам по уголовным делам, расследованным на Алтае, приходилось чаще возвращать их для производства дополнительного расследования (в семи случаях), чем в г.

151 Москве (в двух случаях). Прокурорами на Алтае отменено семь постановлений о прекращении и четыре о приостановлении против одного постановления о прекращении и двух о приостановлении в г. Москве.

Если бы прокуроры, осуществляя процессуальное руководство, тщательно проверяли всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела не на завершающем этапе расследования при проверке законности и обоснованности итогового решения по делу, а, например, при привлечении в качестве обвиняемого и давали соответствующие указания, в большинстве случаев имелась бы реальная возможность устранения нарушений, односторонности и неполноты в расследовании. Особое внимание в связи с этим прокурорам следует обращать на те моменты расследования, которые имеют определяющее значение для дальнейшего хода производства по делу. К ним относятся возбуждение уголовного дела, задержание и проведение неотложных следственных действий, привлечение в качестве обвиняемого, а также принятие итогового процессуального решения по делу. Практика свидетельствует, что именно здесь имеет место большинство нарушений закона, чему способствует неполнота, односторонность и необъективность исследования обстоятельств по делу на этих этапах расследования преступлений, что в итоге приводит к неполноте доказательственной базы. Поэтому прокурорам в необходимых случаях нужно направлять работу органов расследования, обращая особое внимание на соблюдение ими условий относящихся к использованию системы следственных действий . Смысл этих условий заключается в обязательном использовании следователем системы следственных действий, направленных на получение исходной доказательственной информации, а также в использовании полученных данных при проведении дальнейшего расследования в целях проверки и пополнения доказательственной информации по расследуемому

1 Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Указ. работа. С.61.

152 делу . В результате такого рода целенаправленной деятельности обеспечивается получение максимально возможной доказательственной информации по расследуемому делу. Назначение функции процессуального руководства расследованием как раз и состоит, прежде всего, в обеспечении всесторонности, полноты и объективности расследования и таким путем предотвращения существенных недостатков в расследовании.

Не случайно поэтому в приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 18 июня 1997 года №31 «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием», обращается внимание на организационный аспект деятельности прокурора, указывается на его обязанность лично выезжать на места происшествий по делам об убийстве, террористическом акте, бандитизме, массовых беспорядках, принимать меры к проведению качественного осмотра места происшествия, неотложных следственных и оперативно-следственных действий, к организационному обеспечению квалифицированного расследования и раскрытия преступления, к должному взаимодействию следователей и органов дознания, при необходимости поручать расследование группе следователей. Таким образом, на первоначальном этапе расследования по делам, подследственным органам прокуратуры, прокурор уже с момента осмотра места происшествия выступает в роли организатора действий следователя и органов дознания по установлению лиц, совершивших преступление, и осуществлению в отношении них уголовного преследования . Уже здесь с очевидностью прослеживается взаимосвязь и взаимозависимость функций прокурора - надзорной, уголовного преследования и процессуального руководства. Становится очевиден вывод, что деятельность прокурора по процессуальному руководству расследованием выступает в качестве важной самостоятельной
функции, способствует эффективности надзора в

Соловьев А.Б. Следственные действия на первоначальном этапе расследования преступлений. Кемерово, 1994. С.28-35. 2 См. об этом также: Скаредов Г.И. Участие прокурора в следственных действиях. М., 1987. С.89-102.

153 предупреждении, выявлении и устранении нарушений закона в деятельности органов дознания и предварительного следствия.

По мнению И.Л. Петрухина, процессуальное руководство характерно тем, что прокурор непосредственно в полном объеме или частично участвует в расследовании и в частности: поручает органам дознания исполнение своих и (следователя) постановлений о производстве процессуальных действий и принятии мер для раскрытия преступления и в необходимых случаях лично производит отдельные следственные действия или расследование в полном объеме по любому делу; возбуждает уголовные дела или отказывает в их возбуждении; прекращает или приостанавливает производство по уголовному делу ‘. Остальные полномочия прокурора, указанные в статье 211 УПК РСФСР, на взгляд И.Л. Петрухина, носят преимущественно надзорный характер .

По нашему мнению, ошибочность данного суждения состоит в том, что прокурор ставится здесь на один уровень со следователем, тем самым происходит смешение их функций: по процессуальному руководству прокурора и расследованию следователя. Однако следует помнить, что прокурор находится «этажом выше», осуществляя надзор за исполнением законов органами расследования. Поэтому его полномочия по процессуальному руководству расследованием следует рассматривать как вытекающие из надзорных полномочий.

К специфическим полномочиям прокурора по процессуальному руководству расследованием, на наш взгляд, следует отнести дачу письменных указаний следователям и лицам, осуществляющим дознание, по всем вопросам расследования. Право прокурора изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное

’ Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. M., 2001. С.28.

2 Там же. С.28.

3 Именно с этим полномочием некоторые ученые-процессуалисты связывают наличие в деятельности прокурора самостоятельной функции процессуального руководства расследованием. См напр.: Ларин A.M. Функция процессуального руководства и прокурорский надзор в стадии предварительного следствия //Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж, 1979. с.78; Герасимов И.Ф. Указ. работа. С.32 и др.

154 дело от одного органа предварительного расследования другому (с соблюдением правил подследственности, предусмотренных ст. 151 УПК РФ), а также от одного следователя другому также, на наш взгляд, относится к полномочиям прокурора с помощью которых он реализует функцию процессуального руководства расследованием1.

К полномочиям по процессуальному руководству расследованием следует отнести и право прокурора участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия. Так, большинство опрошенных нами прокуроров и их заместителей (85,4 %) ответило в процессе исследования, что они участвуют в производстве предварительного следствия в основном по делам, расследующимся следователями прокуратуры, но иногда и по сложным делам в плане доказывания, расследующимся следователями органов внутренних дел. В том числе почти каждый третий из числа, ответивших, делает это три и более раз в месяц.

Все опрошенные прокуроры и их заместители, кто участвует в производстве предварительного следствия, пояснили, что в основном это участие в таких следственных действиях как осмотр места происшествия по делам об умышленных убийствах, допросах как подозреваемых и обвиняемых, так и свидетелей и потерпевших, иногда в проведении очных ставок и следственных экспериментов. По свидетельству прокуроров и их заместителей личное участие в производстве предварительного следствия, а также проведение ими отдельных следственных действий позволяет им глубже, полней вникнуть в проблемы следствия и
направить работу

2

следователя в правильном направлении .

1 Следует отметить, что если согласно пункта 9 части 1 статьи 211 УПК РСФСР прокурор имел это право в целях обеспечения наиболее полного и объективного расследования, то в соответствии со статьей 37 УПК РФ основания для использования данных полномочий у прокурора не ограничиваются только этими целями.

2 По мнению М.А. Сильнова прокуроры должны чаще использовать данные полномочия (участие при производстве отдельных следственных действий, личное их проведение), поскольку они нацелены на активное познание обстоятельств расследуемого события, оказание при этом помощи следователю. См.: Сильнов М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии). М., 2001.С.25.

155

Вместе с тем, прокуроры по отношению к подчиненным им следователям прокуратуры используют в своей деятельности и организационно- распорядительные полномочия: участие в планировании расследования, проведение оперативных совещаний с целью обсуждения хода расследования и т.п.

Здесь необходимо различать организационно-распорядительную деятельность прокурора, осуществляемую в отношении подчиненного ему следственного аппарата и деятельность прокурора по осуществлению прокурорского надзора за исполнением законов в процессе расследования преступлений и процессуального руководства расследованием независимо от ведомственной принадлежности следователя1.

Из 39 изученных нами уголовных дел, расследованных подчинёнными ему следователями, прокурор, осуществляя процессуальное руководство следствием, своим постановлением по 3 делам, создал 2 оперативно-следственные группы и 1 следственную бригаду, по 1 делу участвовал в обсуждении хода расследования и организации взаимодействия между следователем и оперативно-розыскными органами, ещё по одному делу утвердил план расследования.

Так, по делу возбужденному по факту обнаружения трупа неизвестного мужчины в г. Москве с признаками насильственной смерти прокурор провел оперативное совещание с участием следователя прокуратуры, начальника оперативно- розыскного отдела и оперативных работников милиции, где обсуждались ход расследования и меры по раскрытию преступления, о чем был составлен протокол оперативного совещания .

В организационных мероприятиях другого ведомства прокурор не участвовал. И это не было предусмотрено в УПК РСФСР. Нет таких полномочий у прокурора по отношению к следователям других ведомств и

1 Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы //Законность. 1995. №8. С. 3. Уголовное дело №185904. Архив прокуратуры Хорошевского района г.Москвы.

156 rio УПК РФ. В то же время, прокурор имеет такие права, исходя из функции координации, когда она осуществляется на уровне конкретных дел. Как пояснили опрошенные нами работники прокуратуры, иногда им приходится заниматься этой работой по делам следователей других ведомств, но в основном они ограничиваются дачей письменных указаний.

По разделяемому нами мнению А.Г. Халиулина, в органах прокуратуры должно быть отделено процессуальное руководство расследованием от надзора за его законностью. В этом случае на начальников следственных подразделений органов прокуратуры должна быть возложена функция процессуального руководства уголовным преследованием, которое осуществляется следователем прокуратуры, а не надзора1.

Для этого, по предложению И.Ф. Демидова, следователи прокуратуры должны входить в единую для них систему (вертикаль), на вершине которой находится Главное следственное управление Прокуратуры РФ. Начальник этого управления и должен назначать на должность следователя. Там, где численность следователей измеряется одной-двумя единицами, руководство им должен осуществлять начальник следственного отдела в составе межрайонной прокуратуры, действующей в пределах нескольких районов.2

Как нам представляется, исходя из принадлежности прокурор, осуществляя надзор за подчиненным ему следователем прокуратуры, должен быть наделен также и правом процессуального руководства его деятельностью, направленным на предупреждение и устранение нарушений закона. Кроме того, становится непонятным как будет осуществлять процессуальное руководство начальник следственного отдела в составе межрайонной прокуратуры, действующей в пределах нескольких районов, в тех прокуратурах, которые отдалены от базовой территориально, так как большинство таких прокуратур расположены в сельских районах и находятся

1 Халиулин А.Г. Уголовное преследование … С. 188.

2 Демидов И.Ф. Прокурор в уголовном процессе: проблемы правового регулирования //Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. М., 2001. С. 18.

157 на значительных расстояниях друг от друга. Поэтому предложение И.Ф. Демидова представляется нам неприемлемым.

Деятельность начальника следственного отдела по своей сущности является процессуальным руководством и процессуальным контролем за следствием. Наличие таких же полномочий по процессуальному руководству у начальника следственного отдела других ведомств по отношению к подчиненным ему следователям порождает как на практике, так и в теории, определенные сложности, связанные с разграничением полномочий прокурора и начальника следственного отдела.

В юридической литературе существует мнение, что процессуальное руководство подчиненными следователями должен в полном объеме осуществлять начальник следственного отдела, а не прокурор. Именно он должен контролировать действия следователя по раскрытию преступления, давать обязательные для следователя указания, направлять его работу в сторону всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. В связи с этим предлагалось лишить прокурора некоторых полномочий, реализация которых влечет процессуальное руководство расследованием и активно влияет на ход следствия, в том числе: участия в следственных действиях, личного их проведения либо расследования в полном объеме, дачи письменных указаний, утверждения обвинительного заключения1. Такая точка зрения при нынешнем положении дел в следственных органах не имеет право на существование, поскольку ее реализация на практике еще более усугубит и без того невысокое качество предварительного следствия. Кроме того, как уже отмечалось выше, при анализе полномочий прокурора мы пришли к выводу, что они носят комплексный характер. Подобные попытки выделения каких-либо полномочий прокурора, связывая их с реализацией строго конкретной функции не только, на наш взгляд, ошибочны сами по

’ См.: Демидов И.Ф, Указ. работа. С. 17-18. Клочков В.В., Рябцев В.П. Проблемы современной концепции прокурорского надзора //Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. 1989. №118. С.57; они же. Высший надзор прокуратуры за исполнением законов: сущность и содержание //Там же. 1991. №129. С.79; Дугин A.T. Разграничение прокурорского надзора и ведомственного контроля за расследованием в органах внутренних дел //Там же. 1992. №141. С.46 и др.

158 себе, но и неприемлемы, поскольку ведут к расчленению единой прокурорской деятельности на отдельные разобщенные направления.

Изучение уголовных дел и проведенный нами опрос работников прокуратуры, осуществляющих надзор за следствием и дознанием в органах внутренних дел, показывают, что прокурорам приходится брать на себя обязанности по процессуальному руководству следователями органов внутренних дел, так как начальники следственных отделов нередко самоустраняются от выполнения своих должностных обязанностей1.

Так, согласно полученных нами данных, 83,8 % прокуроров и их заместителей, осуществляющих надзор за следствием в органах внутренних дел, ответили, что им приходится брать на себя обязанность по организации расследования по делам следователей другого ведомства из-за отсутствия должного процессуального контроля со стороны начальника следственного отдела или, когда есть основания полагать, что следователь и начальник следственного отдела не справятся с расследованием по сложным делам.

86,9 % опрошенных прокуроров и их заместителей заявили, что начальники следственных отделов органов внутренних дел не в полной мере осуществляют свои обязанности по процессуальному контролю по делам подчиненных им следователей.

Хорошо работу начальников следственных отделов оценили 12,2 % опрошенных прокуроров и их заместителей, удовлетворительно - 42,7 %, неудовлетворительно - 45,1 %. Среди причин неудовлетворительной работы начальников следственных отделов назывались как субъективные: низкая квалификация; недобросовестность; молодой возраст; отсутствие опыта, качеств руководителя, организаторских способностей и материальных стимулов; направленность работы на достижение статистических показателей, так и такие объективные причины как
нахождение в их

’ Симптоматично, что аналогичный вывод был сделан в конце 80-х начале 90-х годов прошлого столетия авторским коллективом ученых НИИ Генеральной прокуратуры в результате проведенного ими изучения указанной проблемы. См. подробнее: Соловьев А.Б. Соотношение надзора и ведомственного контроля при расследовании преступлений органами внутренних дел //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. М., 1992, С.23-26.

159 подчинении молодых, неопытных следователей; большой объем работы; текучесть кадров. В течение 2000 года представления на недостатки использования начальником следственного отдела полномочий, предусмотренных статьей 1271 УПК РСФСР, вносили - 90,4 % опрошенных прокуроров и их заместителей. В основном представления касались отсутствия должного контроля за подчиненными следователями со стороны начальника следственного отдела, а также на не использование и неэффективное использование предоставленных ему полномочий. Опрошенные прокуроры и их заместители заявили, что, как правило, они не требуют от начальников следственных отделов, чтобы те сами расследовали преступления, а видят их задачу в обеспечении должного контроля за действиями подчиненных следователей. По их мнению, некоторые начальники следственных отделов самоустранились от руководства расследованием, дела не читают, и дают согласие следователям формально, чтобы лишь показать видимость работы. Начальники следственных отделов нередко не контролируют даже сроков расследования и нахождения обвиняемых под стражей, не осуществляют повседневный контроль по уголовным делам и т.д.

Изучение более ста шестидесяти уголовных дел, расследованных следователями органов внутренних дел, подтвердило, что свои полномочия начальники следственных отделов используют не в полном объеме. Почти по каждому пятому уголовному делу были установлены различные нарушения уголовно- процессуального законодательства. Однако начальниками следственных отделов эти нарушения выявлены не были.

По 18 уголовным делам имелись указания начальника следственного отдела (11,2 %). В основном эти указания следователям состояли в краткой формальной резолюции. Только по 2 уголовным делам это был развернутый самостоятельный документ. Десять указаний начальников следственных отделов не отвечали надлежащим требованиям. По 36 уголовным делам

160 указания начальником следственного отдела не давались, хотя необходимость в этом существовала.

Характерно, что проводившееся более десяти лет назад тогда еще Всесоюзным НИИ проблем укрепления законности и правопорядка исследование по теме «Методика выявления и предупреждения прокурором нарушений закона в деятельности органов дознания и следователей системы МВД» выявило аналогичные недостатки в деятельности начальников следственных отделов органов МВД . Причины этих недостатков были те же, что и высказанные нами выше .

Является распространенной практика дачи начальником следственного отдела органов внутренних дел согласия на основные процессуальные решения, оформленные в виде постановлений следователя. Так, при изучении уголовных дел нами фиксировалось согласие начальника следственного отдела на постановлениях о возбуждении уголовного дела, о задержании подозреваемого, о привлечении в качестве обвиняемого, о применении меры пресечения к обвиняемому, о прекращении уголовного дела, обвинительном заключении и т.п. Отметим, что ни УПК РСФСР, ни УПК РФ этого не требовали и не требуют. Вместе с тем и сами прокуроры в Республике Алтай ставят условие: чтобы сопроводительное письмо о направлении уголовного дела прокурору с обвинительным заключением подписывал начальник следственного отдела, пытаясь тем самым возложить на последнего ответственность за качество расследования. Указанная проблема не является новой для практики и науки уголовного процесса, она неоднократно обсуждалась ранее3. Следует отметить, что по этому вопросу высказывались противоположные мнения как за законодательное введение этого полномочия для начальника следственного отдела, так и против. А.Д. Назаров, например, предлагал в проекте УПК РФ предусмотреть полномочие

’ Методика выявления и предупреждения прокурором нарушений закона в деятельности органов дознания и следователей системы МВД: Научный доклад. М., 1989. С.24-26, 52-56.

2 Там же. С.26, 55, 57.

3 См. например: Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Указ. работа. С. 164; Уголовно- процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1999. С.86 и др.

161

начальника следственного отдела выражать свое согласие или несогласие с решениями следователя о предоставлении дела прокурору для последующего его направления в суд с обвинительным заключением или постановлением о применении принудительных мер медицинского характера или воспитательного воздействия либо о прекращении производства по уголовному делу, считая, что это будет способствовать повышению качества расследования1. Согласиться с этим нельзя, поскольку закрепление такого порядка привело бы к ущемлению процессуальной самостоятельности следователя. Как показал опрос прокуроров и их заместителей, начальники следственных отделов нередко дают свое согласие формально, ставя свою подпись без рассмотрения существа дела. Необходимо избавляться от подобной порочной практики. Тем более что сама по себе дача начальником следственного отдела согласия или несогласия на отдельные постановления следователя не влечет каких-либо процессуальных последствий, поскольку указанное полномочие в законе отсутствует.

Половина опрошенных нами прокуроров и их заместителей заявили, что прокурор осуществляет процессуальное руководство по делам следователей органов внутренних дел вынужденно, когда начальник следственного отдела не в полной мере выполняет возложенные на него законом процессуальные обязанности. Отмеченное обстоятельство побуждает надзирающих прокуроров заниматься этой работой в целях улучшения показателей следственной работы, поскольку прокуроры ответственны за координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. В то же время, 78,8 % опрошенных считают, что, по крайней мере, в ближайшее время прокурор должен осуществлять процессуальное руководство по делам следователей другого ведомства, поскольку иначе следствие «развалится». Данное обстоятельство порождает два негативных явления. Во - первых, отрицательно влияет на объективность

1 См.: Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1999. С.112-113.

162 надзорной деятельности. Во - вторых, в силу дефицита времени прокуроры нередко бывают лишены возможности полно и всесторонне осуществлять надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия . Вместе с тем, каждый пятый из ответивших полагает, что прокурор вообще не должен осуществлять процессуальное руководство по делам следователей другого ведомства, так как для этого существует начальник следственного отдела.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что прокурор в настоящее время осуществляет процессуальное руководство по отношению ко всем следователям, независимо от их ведомственной принадлежности. Различие в осуществлении прокурором процессуального руководства по отношению к следователям прокуратуры и следователям других ведомств, как нам представляется, состоит в том, что прокурор осуществляет процессуальное руководство подчиненными ему следователями прокуратуры во всех случаях, а других ведомств только в случаях, когда начальник следственного отдела по каким-либо причинам бездействует либо не может в достаточной мере осуществить процессуальное руководство, причем делается это прокурором в целях предупреждения, выявления и устранения нарушения закона.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование функций прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства позволяет придти к следующим выводам.

Прокуратура по-прежнему остается многофункциональным органом. Отправляясь от основополагающих для состязательного уголовного процесса функций обвинения, защиты и правосудия и, отвечая в соответствии со статьями 20, 21 и 37 УПК РФ за законность осуществления расследования

1 Методика выявления и предупреждения прокурором нарушений закона в деятельности органов дознания и следователей системы МВД: Научный доклад. М., 1989. С.26.

163 преступлений, прокурор на протяжении всего уголовного судопроизводства от лица государства осуществляет уголовное преследование, обеспечивает неотвратимость ответственности за совершенные преступления. Только прокурор по делам публичного и частно-публичного обвинения решает, быть уголовному преследованию или нет. Обычно прокурор уголовное преследование не осуществляет непосредственно, а направляет уголовное дело для производства расследования органам предварительного следствия или дознания. При этом прокурор ответственен за законность, своевременность и обоснованность уголовного преследования.

Для обеспечения законности уголовного преследования органами расследования прокурор осуществляет надзор за исполнением законов в ходе их процессуальной деятельности. Исходя из статуса прокуратуры России как централизованной системы органов, отвечающих за исполнение законов в государстве в целом, и роли прокурора в уголовно- процессуальной деятельности, можно сделать вывод о том, что основной функцией прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства был в прошлом и продолжает оставаться надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. Уголовное преследование, важная, но соподчиненная и дополнительная функция прокурора, вытекающая из его основной надзорной функции. Именно в целях предупреждения, выявления и устранения нарушений закона со стороны органов расследования прокурор вмешивается в их процессуальную деятельность, обеспечивая законность уголовного преследования и неотвратимость ответственности за совершенные преступления. Полномочия прокурора утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт, тем самым, соглашаясь с обвинением, выдвинутым органами расследования, и в дальнейшем поддерживать данное обвинение в суде, а также право давать указания по делу и возвращать его для производства дополнительного расследования, обязывают прокурора, в необходимых случаях, осуществлять и функцию процессуального руководства расследованием. Данная функция
более

164 характерна для начальников следственных отделов (управлений) правоохранительных ведомств, имеющих право проводить расследование. Однако прокурор осуществляет процессуальное руководство подчиненными ему следователями прокуратуры, а также при необходимости в целях предупреждения, выявления и устранения нарушения закона и следователями других ведомств, что свидетельствует о соподчиненности функции процессуального руководства основной надзорной функции прокурора.

Исходя из сказанного, правомерен вывод о том, что полномочия прокурора по УПК РФ сохранили властно-распорядительный характер и могут быть использованы им при реализации каждой из присущих ему функций, прежде всего, прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия в процессе расследования преступлений. Поэтому функции прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса следует рассматривать как системное явление, где основной его функцией является осуществление надзора за исполнением законов органами расследования, которая взаимодополняется и взаимосвязана с его дополнительными функциями: уголовного преследования и процессуального руководства расследованием.

Обеспечение прокурором прав и законных интересов участников уголовного процесса, обусловлено его надзорной деятельностью. Выявив при осуществлении надзора факты нарушения прав участников уголовно-процессуальной деятельности, прокурор обязан принять действенные меры к их устранению, к реальному обеспечению прав, предоставленных законом участникам процесса.

Поскольку проведенное исследование является первым после принятия нового УПК РФ, в котором рассматриваются функции прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса России, оно естественно не может претендовать на исчерпывающее исследование всех аспектов этой проблемы. Так, требуют дальнейшего изучения на базе применения нового уголовно-

165 процессуального законодательства вопросы, касающиеся тактики и методики прокурорского надзора, уголовного преследования и процессуального руководства расследованием, осуществляемого прокурором в досудебных стадиях уголовного процесса, а также изучение эффективности осуществления данных функций, что, по нашему мнению, потребует проведения специальных научных исследований.

Вместе с тем, автор надеется, что сформулированные им выводы, научные положения, предложения по совершенствованию законодательства и практики правоприменительной деятельности, внесут определенный вклад в теорию уголовного процесса и будут способствовать укреплению законности и оптимальному решению задач уголовного судопроизводства.

166

Библиографический список использованной литературы и источников

информации

Нормативные акты и материалы.

  1. Конституция Российской Федерации. М., 1999 г.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 1999 г.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 2000 г.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2001 г.
  5. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. Федеральных законов от 17.11.1995 № 168-ФЗ, от 10.02.1999 № 31-ФЗ, от 19.11.1999 № 202-ФЗ, от 02.01.2000 №19-ФЗ).
  6. Федеральный закон РФ № 63-ФЗ от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» //Российская газета от 5 июня 2002 года.
  7. Федеральный закон РФ № 26-ФЗ от 20 марта 2001 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» ///Российская газета от 23 марта 2001 года.
  8. Федеральный закон РФ № 58-ФЗ от 29 мая 2002 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» //Российская газета от 1 июня 2002 года.
  9. Федеральный закон РФ № 59-ФЗ от 29 мая 2002 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» //Российская газета от 1 июня 2002 года.
  10. Всеобщая декларация прав человека //Права человека: сборник международных универсальных и региональных документов. М., 1990. С.28- 34.

167

  1. Международный пакт о гражданских и политических правах //Права человека: сборник международных универсальных и региональных документов. М., 1989. С.45-65.
  2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод //СЗ РФ. 2001. №2. Ст. 163.
  3. О проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 14-П//СЗРФ. 1996. № 26. Ст.3185.
  4. О проверке конституционности части четвертой статьи 113 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1998 г. № 13-П // СЗ РФ. 1998. № 19. Ст.2142.
  5. О проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком». Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 г. № 5-П //СЗ РФ.
  6. № 14. Ст. 1749.
  7. О проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 г. № 7-П //СЗ РФ. 1999. № 17. Ст.2205.
  8. О проверке конституционности отдельных положений Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой

168 и запросом Верховного Суда РФ. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П //СЗ РФ. 2000. № 5. Ст.611.

  1. О проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 г. № П-П //СЗ РФ. 2000. № 27. Ст.2882.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2000 г. №290-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Идалова Тимура Саид-Магомедовича на нарушение его конституционных прав рядом статей Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и частью второй статьи 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» //СЗ РФ.2001. №11. Ст. 1069.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».
  4. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 31 от 18 июня 1997 г. «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием».
  5. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 34 от 26 июня 1997 г. «Об организации работы органов прокуратуры по борьбе с преступностью».
  6. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации №141 от 13 ноября 2000 года «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве»
  7. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации и Министра внутренних дел Российской Федерации № 72 от 28 ноября 2001 г. «О мерах по укреплению законности в деятельности органов внутренних дел при регистрации и учете преступлений».

169

  1. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 5 от 30 января 2001 г. «О мерах по усилению прокурорского надзора за законностью производства выемки и обыска».
  2. Типовое положение о следственном управлении (отделе, отделении, группе) при управлении (отделе, отделении) внутренних дел района, города, района в городе, закрытого административно-территориального образования, на особо важном и режимном объекте, при линейном управлении (отделе) внутренних дел на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, при управлении внутренних дел по охране метрополитена: Приложение к Приказу МВД РФ от 04.01.1999. №1 (в ред. Приказа МВД РФ от 10.02.2001. №140).
  3. Книги.

  4. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.
  5. Альперт С.А., Стремовский В.А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. Харьков, 1957.
  6. Асанов В.Н., Асанов В.В. Решение прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением: Лекция. М., 2001.
  7. Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. М., 1981.
  8. Афанасьев B.C., Сергеев Л.А. Рассмотрение сообщений о преступлениях. М., 1972.
  9. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2002.
  10. Белецкий А.З., Зеленецкий B.C., Финько В.Д. Прокурорский надзор за исполнением законов органами внутренних дел при приеме, регистрации, учете и разрешении заявлений и сообщений о преступлениях: Методические указания. Харьков, 1983.

170

  1. Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. М., 2001.
  2. Бессарабов В.Г. Прокуратура и контрольные органы России. М., 1999.
  3. Бойков А.Д., Скворцов К.Ф., Рябцев В.П. Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры (в условиях переходного периода). М., 1998.
  4. Бойков А.Д. Третья власть в России: Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990-1996 гг. М., 1997.
  5. Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе. М., 2000.
  6. Власова Н.А. Теоретические и правовые основы стадии возбуждения уголовного дела. М., 2001.
  7. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1985.
  8. Гуткин И.М. Участие защитника на предварительном следствии. М., 1966.
  9. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в Российском уголовном процессе (концептуальные положения). М., 1995.
  10. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М., 1971.
  11. Золотарев В.Г., Колоколов Н.А. Судебная проверка решений и действий органов предварительного расследования на досудебном этапе уголовного судопроизводства (научно-методическое пособие). Курск, 1999.
  12. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М., 1999.
  13. Каз. Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. Саратов, 1968.

171

  1. Казинян Г.С. Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в третьей Республике Армения (сравнительно-правовое исследование). Ереван, 1999.
  2. Кобликов А.С. Возбуждение уголовного дела. М., 1962.
  3. Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971.
  4. Колоколов Н.А. Судебная реформа: некоторые проблемы судоустройства, уголовного права и процесса (сборник статей). Курск, 1999.
  5. Колоколов Н.А. Судебный контроль на предварительном расследовании (сравнительно-правовое исследование). Курск, 1997.
  6. Колоколов Н.А. Судебная проверка законности и обоснованности постановлений о прекращении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного дела (научно-методическое пособие). Курск, 1998.
  7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР /Под общ. ред. В.М. Савицкого, Б.Т. Безлепкиной, П.А. Лупинской. Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 2000.
  8. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992.
  9. Курс советского уголовного процесса: Общая часть /Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989.
  10. Лазарева В.А. Предварительное судебное производство предварительное судебное производство в уголовном процессе РФ: Учебное пособие. Самара. 2000.
  11. Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. Самара, 1999.
  12. Лазарева В.А. Судебная власть. Судебная защита. Судебный контроль: понятие и соотношение: Лекции-очерки. Самара, 1999.
  13. Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. Самара, 2000.

172

  1. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986.
  2. Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии: Учебное пособие. М., 2001.
  3. Леви А.А., Якубович Н.А., Батищева Л.В., Конах Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием защитника: Методическое пособие. М., 1995.
  4. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений: Методическое пособие. М., 2000.
  5. Методика выявления и предупреждения прокурором нарушений закона в деятельности органов дознания и следователей системы МВД: Научный доклад. М., 1989.
  6. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976.
  7. Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования. Казань, 1989.
  8. Назаров А.Д. Следственные ошибки в досудебных стадиях уголовного процесса. Красноярск, 2000.
  9. Настольная книга прокурора /Под ред. СИ. Герасимова. М., 2002.
  10. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР /Под общей ред. В.М. Лебедева. Издание третье, переработанное и дополненное. М., 2000.
  11. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской федерации /Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьева. М., 2002.
  12. Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения. Тюмень, 1996.

173

  1. Организация работы в прокуратуре района: Пособие для прокурора района /Под общей ред. А.Г. Звягинцева. Казань, 2001.
  2. Организация и методика прокурорского надзора за деятельностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД: Методическое пособие. М., 1997.
  3. Организация работы городской (районной) прокуратуры: Методическое пособие /Под общей ред. СИ. Герасимова. М., 2001.
  4. Павлухин Л.В. Расследование в форме дознания. Томск, 1979.
  5. Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. М., 2001.
  6. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956.
  7. Прокуратура Российской Федерации (Концепция развития на переходный период). М., 1994.
  8. Прокуратура в России и за рубежом: Сравнительное исследование /Под ред. СИ. Герасимова. М., 2001.
  9. Прокурорский надзор за расследованием преступлений органами внутренних дел /Под ред. СИ. Гусева. М., 1977.
  10. Рыжаков А.П. Окончание предварительного расследования: Учебное пособие. М., 1999.
  11. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М., 1971.
  12. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975.
  13. Саркисянц Г.П. Процессуальное положение защитника в советском уголовном процессе. Ташкент, 1967.
  14. Сильнов М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии). М., 2001.
  15. Скаредов Г.И. Участие прокурора в следственных действиях. М. 1987.
  16. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб., 2000.

174

  1. Советский уголовный процесс: Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование /Под ред. СВ. Бородина, И. Д. Перлова. М., 1968.
  2. Соловьев А.Б., Багаутдинов Ф.Н., Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования преступлений: Методическое пособие для горрайпрокуроров. М, 1996.
  3. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М., 2000.
  4. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва -Кемерово, 1997.
  5. Соловьев А.Б. Следственные действия на первоначальном этапе расследования преступлений. Кемерово, 1994.
  6. Соловьев А.Б., Халиулин А.Г. Процессуальные и тактические вопросы дополнительного расследования. Москва - Кемерово, 1996.
  7. Стецовский Ю.И. Судебная власть. М., 1999.
  8. Стремовский В. А. Актуальные проблемы организации и производства предварительного следствия в СССР. Краснодар, 1978.
  9. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968.
  10. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951.
  11. Таджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент, 1985.
  12. Тетерин Б.С, Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1997.
  13. Трубин Н.С. Прокурорский надзор за исполнением законов органами дознания. М. 1982.
  14. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961.

175

  1. Розенфельд В.Г. Российское государство и правовая система. Воронеж, 1999.
  2. Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М.,1997.
  3. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1999.
  4. Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. Кемерово, 1997.

  5. Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного расследования: Методическое пособие. М., 1990.

  6. Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Окончание предварительного расследования прекращением уголовного дела. Рязань, 2001.
  7. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997.
  8. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000.
  9. ПО. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001.

  10. Шимановский В.В. Привлечение в качестве обвиняемого на предварительном следствии. Л., 1983.
  11. Шимановский В.В. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела. Л., 1987.
  12. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970.
  13. Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979.
  14. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Ленинград, 1963.
  15. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951.
  16. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962.

176

  1. Чувилев А.А. Прокурорский надзор за исполнением законов при задержании подозреваемых. М, 1999.
  2. Якимович Ю.К. Прокурорский надзор и судебный контроль за предварительным расследованием: Избранные статьи (1985-1996). Томск, 1997.
  3. Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя. Ташкент, 1985.
  4. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971.
  5. Якубович Н.А., Конах Е.И., Михайлова Т.А., Воскресенский В.В., Прокудина Л.А. Необоснованное обвинение и реабилитация в уголовном процессе: Методическое пособие. М.,1995.
  6. Диссертации, авторефераты.

  7. Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголовном процессе России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Воронеж, 1998.

  8. Власова Н.А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе: Автореф. … докт. юр. наук. М., 2001.

  9. Гаврилов Б.Я. Реализация органами предварительного следствия норм о защите конституционных прав и свобод человека и гражданина: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 2001.
  10. Гаврилов С.Н. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном процессе в России. История и современность: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1998.
  11. Герасимов И.Ф. Теоретические проблемы раскрытия преступления: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1978.
  12. Григорьева Н.В. Обжалование как форма правовой защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса в досудебном производстве: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 2000.

177

  1. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе (концептуальные положения): Дисс. … докт. юрид. наук в форме научного доклада. М., 1996.
  2. Джатиев B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам: Дисс. в виде научного доклада … докт. юрид. наук. Владикавказ, 1995.
  3. Ескина СВ. Проблемы института направления уголовных дел на дополнительное расследование: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2000.
  4. Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1996.
  5. Кальницкий В.В. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следователей органов внутренних дел: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 1982.
  6. Кан М.П. Процессуальные функции прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Дисс. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1988.
  7. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 1996.
  8. Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования преступлений: важная функция судебной власти (проблемы осуществления в условиях правовой реформы): Дисс. …канд. юрид. наук. М., 1998.
  9. Кулагин Н.И. Управление следственными аппаратами органов внутренних дел (функционально-структурный анализ): Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М. 1990.
  10. Лисицин Р.Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М, 1998.

178

  1. Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в Российском судопроизводстве. Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М., 1996.
  2. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принятия следователем процессуальных решений (по материалам Республики Грузии): Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1995.
  3. Машовец А.О. Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии: Дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.
  4. Михайлов А.И. Проблемы эффективности предварительного следствия: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М. 1980.
  5. Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1999.
  6. Никитин Е.Л. Актуальные проблемы прокурорской деятельности при осуществлении уголовного преследования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 2000.
  7. Панько Н.К. Состязательность уголовного процесса России и роль адвоката-защитника в ее обеспечении: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000.
  8. Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 2001.
  9. Сигалов Л.Е. Теория и практика неотложных следственных действий: Автореф. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1969.
  10. Слепнева И.Е. Проверка законности и обоснованности процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998.

179

  1. Стецовский Ю.И. Функции и процессуальное положение адвоката- защитника и адвоката представителя потерпевшего в советском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1968.
  2. Солодилов А.В. Судебный контроль за проведением следственных действий и решений прокурора и органов расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Томск, 1999.
  3. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Дисс. … докт. юрид. наук в форме научного доклада. М., 1997.
  4. Устимов М.А. Судебный контроль на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саранск, 1999.
  5. Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации: Дисс. … докт. юрид. наук. М., 1997.
  6. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М., 1997.
  7. Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования: Автореф. … канд. юрид. наук. М., 1999.
  8. Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования преступлений: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1991.
  9. Яблоков В.А. Реализация судебной власти на досудебных стадиях уголовного процесса России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Самара, 2001.

180 Статьи.

  1. Алексеев В.Б., Колибаб К.Е. Процессуальный статус прокуратуры и судебная власть //Организация управления в органах прокуратуры. М., 1998. С.93-99.
  2. Багаутдинов Ф.Н. Некоторые вопросы соотношения частного и публичного интересов в российском уголовном процессе //Прокурорская и следственная практика. 2000. №3-4. С.90-96.
  3. Багаутдинов Ф.Н. Состояние и перспективы судебного контроля //Российская юстиция. 2001. №3. С.24-26.
  4. Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка //Законность. 1995. №1. С.51-53.
  5. Балакшин B.C. Принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела и некоторые гарантии его обеспечения //Российский юридический журнал. 2001. №1. С.75-81.
  6. Бессарабов В.Г. Государственный контроль. Прокурорский надзор (различия и единство) //Современное российское право: федеральное и региональное измерение. Барнаул, 1998. С. 129-131.
  7. Бессарабов В.Г. Прокуратура и проблемы судебной реформы //Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. М., 2001. С.465-484.
  8. Божьев В.П. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе //Уголовное право. 2000. №1. С.47-55.
  9. Божьев В.П. Нормативно-правовые предпосылки повышения эффективности прокурорского надзора //Совершенствование прокурорского надзора в СССР. М., 1973. С.158-165.
  10. Викторов И.С. Прокуратура: статус на рубеже тысячелетий //Законность.
  11. №12. С.22-25.
  12. Власов А.А. Следственная практика и проблемы возвращения дел на дополнительное расследование //Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. М., 2001. С.26-30.

181

  1. Власов В.У прокурора и судьи разные функции //Российская юстиция.
  2. №9. С.51.
  3. Власова Н.А. Возбуждение уголовного дела: теоретические и правовые проблемы //Журнал российского права. 2000. №11. С.25-30.
  4. Володина Л.М. Цели и задачи уголовного процесса //Государство и право. 1994. №11. С.126-132.
  5. Галкин Б.А. Функции прокурора в советском уголовном процессе //Советское государство и право. 1957. №12. С.25-35.
  6. Герасимов СИ. Функция уголовного преследования в деятельности прокуратуры //Прокуратура в правовом государстве (Многосторонняя встреча, организованная Советом Европы совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации). М., 1997. С.46-53.
  7. Горя Н.К. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе //Советская юстиция. 1990. №7. С.22-23.
  8. Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве //Правоведение. 1974. №1. С.64-73.
  9. Демидов И.Ф. Прокурор в уголовном процессе: проблемы правового регулирования //Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. М., 2001. С. 13-19.
  10. Доля Е.А. Проект общей части УПК Российской Федерации: критический анализ//Государство и право. 1995. №5. С.83-92.
  11. Дорошков В.В. Судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования //Российская юстиция. 1999. №7. С.26-28.
  12. Дугин А.Т. Особенности прокурорского надзора за законностью проведения неотложных следственных действий по делам о причинении телесных повреждений //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. М., 1992. С.77-80.

182

  1. Дугин А.Т. Разграничение прокурорского надзора и ведомственного контроля за расследованием в органах внутренних дел //Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. 1992. №141. С.46-49.
  2. Зуева А.Л., Самарский В.Г. Особенности назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела //Российский следователь. 2001. №5. С.2-3.
  3. Казинян Г.С. Соотношение прокурорского надзора и ведомственного контроля в процессе расследования преступлений //Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1999. С.699-707.
  4. Капинус Н.И. Сомнения в обоснованности ареста влекут его отмену //Российская юстиция. 2001. №9. С.23-24.
  5. Кириллова Н.П. К вопросу о совершенствовании законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование //Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М, 1992. №141. С.49-51.
  6. Клочков В.В. Судебная власть. Правосудие. Прокуратура //Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. 1993. №144. С.41-47
  7. Клотинын В.Я. Об уточнении понятия неотложного следственного действия //Совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Рига, 1982. С.97-104.
  8. Клочков В.В. Методологические вопросы организации и деятельности прокуратуры //Проблемы теории законности, методологии и методики прокурорского надзора. М., 1994. С.3-12.
  9. Клочков В.В., Скворцов К.Ф., Михайлов А.И. и др. Выступления на «круглом столе» журнала «Государство и право» на тему «Становление правового государства в Российской Федерации и функции прокуратуры» //Государство и право. 1994. №5. С.3-34.

183

  1. Клочков В.В., Рябцев В.П. Проблемы современной концепции прокурорского надзора //Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. 1989. №118. С.39-76.
  2. Клочков В.В., Рябцев В.П. Высший надзор прокуратуры за исполнением законов: сущность и содержание //Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. 1991. №129. С.75-85.
  3. Кожевников И. Упорядочить полномочия следователя //Российская юстиция. 1997. №12. С.22-24.
  4. Козак Д.Н. Суд в современном мире: проблемы и перспективы //Российский судья. 2001. №10. С.5-14.
  5. Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования реальность и перспективы //Государство и право. 1998. №11.С.31-39.
  6. Круглый стол в комитете Совета Федерации на тему: «Прокуратура как институт государственной власти» //Российская юстиция. 2002. №4. С.12-13.
  7. Лазарева В.А. Судебная власть и уголовное судопроизводство //Государство и право. 2001. №5. С.49-56.
  8. Ларин A.M. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжаловать в суд //Российская юстиция. 1998. №9. С. 18.
  9. Ларин A.M. Прокурорский надзор и руководство расследованием //Социалистическая законность. 1978. №10. С.56-57.
  10. Ларин A.M. Функция процессуального руководства и прокурорский надзор в стадии предварительного следствия //Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж, 1979. с.75-83.
  11. Ларин A.M. Что будет с судебной реформой? //Государство и право.
  12. №10. С.138-143.

184

  1. Ленский А.В., Якимович Ю.К. Еще раз о состязательности в уголовном судопроизводстве //Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1999. С.585-589.
  2. Ломовский В. Какой власти принадлежит прокуратура? //Российская юстиция. 2001. №9. С.21-22.
  3. Маршунов М.Н. Прокурорский надзор за законностью установления уголовной ответственности в стадии предварительного расследования //Уголовная ответственность: проблемы содержания, установления, реализации. Воронеж, 1989. С.99-104.
  4. Махов В.Н., Ястребова О.М. Правовые и организационные вопросы обжалования в суд ареста в качестве меры пресечения // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. М., 1995. С. 109-119.
  5. Михайлов А.И. Прокурорский надзор на стадии предварительного расследования преступлений //Вопросы совершенствования предварительного следствия. М., 1983. С. 104-117.
  6. Морщакова Т.Т. О процессуальных функциях в стадии расследования //Совершенствование уголовно-процессуального законодательства. М. 1991. С.64-68.
  7. Нажимов В.П. Использование учения об уголовно-процессуальных функциях для совершенствования расследования и рассмотрения уголовных дел //Связь юридической науки с практикой. М., 1986. С.283-289.
  8. Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях //Правоведение.
  9. №5. С. 73-82.
  10. Нажимов В.П. Психологические основы учения об уголовно- процессуальных функциях //Правоведение. №5. 1983. С.52-58.
  11. Петрухин И.Л. Презумпция невиновности: равновесие сил обвинения и защиты //Укрепление законности и борьба с

185 преступностью в условиях формирования правового государства. М., 1990. С.131-135.

  1. Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием //Российская юстиция. 1998. №9. С. 12-14.
  2. Пиюк А. Прокурорский надзор и состязательность в стадии предварительного расследования //Законность. 1999. №9. С.34-35.
  3. Розенфельд В.Г., Фролов А.В. О функциях и организации деятельности прокуратуры // Журнал российского права. 1999. №2. С.69-83.
  4. Рохлин В.И. К вопросу о месте и роли прокуратуры в системе государственных органов Российской Федерации //Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). М., 1997. С.63-69.
  5. Рохлин В.И. О конституционном статусе российской прокуратуры //Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. СПб., 1999. №1. С.25-29.
  6. Руднев В. О состязательности на предварительном следствии //Уголовное право. 1999. №1. С.86-88.
  7. Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры - функция уголовного преследования //Российская юстиция. 1994. №10. С.24-28.
  8. Селезнев М. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии //Законность. 1999. №1.С.13-16.
  9. Синелыциков Ю. Полномочия прокурора в досудебном производстве по новому УПК //Законность. 2002. №3. С.6-10.
  10. Синелыциков Ю. Фальшивое благополучие //Законность. 1998. №3.
  11. С.2-6.

  12. Скаредов Г.И. Прокурорский надзор и процессуальная самостоятельность следователя //Вестник Московского университета.
  13. Серия И Право №6. С.11-17.

186

  1. Соловьев А.Б. К вопросу о преемственности принципов уголовного процесса России //Уголовное право. 2001. №3. С.73-74.
  2. Соловьев А.Б. От чего нельзя отказаться при подготовке Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации //Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. М., 2001. С.433-437.
  3. Соловьев А.Б. О функциях прокуратуры в досудебных стадиях уголовного судопроизводства //Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). М., 1997. С.120-126.
  4. Соловьев А.Б. Проблемы статуса прокуратуры с позиций обеспечения публичного и личных интересов в уголовном процессе России //Уголовное право. 2000. №4. С.87-90.
  5. Соловьев А.Б. Соотношение надзора и ведомственного контроля при расследовании преступлений органами внутренних дел //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. М, 1992. С.23-26.
  6. Соловьев А.Б., Тимофеев А.В. Особенности возбуждения уголовного дела публичного обвинения по УПК РФ //Прокурорская и следственная практика. 2002. №1-2. С.165-171.
  7. Соловьев А.Б. Уголовное преследование и прокурорский надзор в досудебных стадиях судопроизводства //Прокурорская и следственная практика. 1997. №3. С.88-94.
  8. Соловьев А.Б., Якубович Н.А. К вопросу о концепции правового обеспечения функции уголовного преследования //Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. Москва-Кемерово, 1996. С.79- 84.
  9. Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы //Законность. 1995. №8. С.2-7.

187

  1. Сумин А. Выявление сокрытия преступлений от учета //Законность.
  2. №10. С.29-30.
  3. Токарева М.Е., Власов А.А. Актуальные проблемы возвращения уголовных дел для дополнительного расследования //Прокурорская и следственная практика. 2000. №1-2. С. 168-174.
  4. Токарева М.Е. К вопросу об оценке деятельности прокуроров по надзору за законностью расследования //Современное российское право: федеральное и региональное измерение. Барнаул, 1998. С. 170-173.
  5. Токарева М.Е. Обеспечение законности привлечения граждан к уголовной ответственности и содержания обвиняемых под стражей средствами прокурорского надзора //Судебная власть, прокурорский надзор и проблемы уголовного судопроизводства. М., 2001. С.19-26.
  6. Токарева М.Е. О полномочиях прокурора на предварительном следствии в свете правовой реформы //Охрана прав граждан в уголовном судопроизводстве. М., 1989. С.40-45.
  7. Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уголовного процесса //Прокуратура и правосудие в условиях судебно- правовой реформы. М., 1997. С. 144-156.
  8. Токарева М.Е. Проблемы регламентации правового статуса основных участников предварительного расследования преступлений //Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора. Москва-Санкт-Петербург-Кемерово, 1998. С.12-18.
  9. Точиловский В.Н. О концепции прокурорской власти: проблемы и перспективы //Советское государство и право. 1990. №9. С.39-47.
  10. Трубин Н.С. Соотношение прокурорского надзора и ведомственного процессуального контроля за соблюдением законности при расследовании преступлений //Проблемы организации и деятельности

188 прокурорской системы в свете Закона о прокуратуре СССР. М., 1980. С.92- 99.

  1. Фоков А.П. Франция: судебный контроль за следствием //Законность.
  2. №2. С.57-58.
  3. Францифиров Ю., Николайченко В., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела //Российская юстиция. 1999.№З.С.28.
  4. Халиулин А.Г. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью расследования: границы и возможности //Уголовное право. 2000. .№1. С.69-73.
  5. Шалумов М.С. Судебный контроль и прокурорский надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности и расследования уголовных дел //Уголовное право. 2001. №1. С.54-57
  6. Шалумов М.С. Согласие прокурора на арест - бюрократическая проволочка или осознанная необходимость? //Российская юстиция. 1999. №2. С.42-43.
  7. Шалумов М.С. Уголовное преследование (понятие, содержание, основные направления реализации прокурорской функции) //Организация управления в органах прокуратуры. М., 1998. С.63-66.
  8. Шалумов М.С. Функции прокуратуры //Государство и право. 1995. №6. С.154-159.
  9. Шапиро Я.С. Влияние следственного управления прокуратуры области на повышение качества неотложных следственных действий //Проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за законностью расследования преступлений. М., 1992. С.59-61.
  10. Шимановский В.В. К вопросу о процессуальной функции следователя в советском уголовном процессе //Правоведение. 1965. №2.С.175-П8.
  11. Юркевич Н.А. О некоторых проблемах теории уголовно-процессуальных
    функций //Актуальные вопросы правоведения в

189 период совершенствования социалистического общества. Томск, 1988. С.198-199.

  1. Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве//Правоведение. №5. 1973. С.83-89.
  2. Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя //Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С. 15- 32.
  3. Якубович Н.А. Некоторые вопросы уголовного процесса в свете судебной реформы //Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1999. С.647-663.