lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Сёмин, Александр Владимирович. - Исполнение приговора в части гражданского иска: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Ижевск, 2002 167 с. РГБ ОД, 61:03-12/578-5

Posted in:

Удмуртский государственный университет

На правах рукописи Сёмин Александр Владимирович

r~ e

Исполнение приговора в части гражданского иска

Специальность 12.00.09.- Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.

?С”>

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель Заслуженный деятель науки Удмуртской Республики доктор юридических наук, профессор Зинатуллин 3.3.

Ижевск 2002

2

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ С.4

ГЛАВА I. Гражданский иск как предпосылка возникновения исполнительного

производства в уголовном процессе С. 15

§ 1. Понятие гражданского иска и основания его предъявления в уголовном

процессе С. 15

§ 2. Особенности доказывания при рассмотрении гражданского
иска в

уголовном процессе С.24

§ 3. Решение по гражданскому иску в приговоре С.40

ГЛАВА П. Обеспечение исполнения приговора в части
возмещения

имущественного вреда и компенсации морального вреда С.53

§ 1. Понятие и значение обеспечения исполнения приговора в
части

возмещения причиненного преступлением вреда С.53

§ 2. Меры по обеспечению исполнения приговора в части гражданского иска в

уголовном судопроизводстве С.60

§ 3. Источники возмещения причиненного преступлением вреда С.73

ГЛАВА III. Процессуальные особенности исполнения приговора в
части

гражданского иска С.99

§ 1.Сущность и значение исполнения приговора в части
гражданского

иска С.99

§ 2. Органы, ответственные за исполнение приговора в части гражданского

иска С.104

§ 3. Процессуальный порядок обращения к исполнению и
исполнения приговора в части гражданского иска С.114

3

§ 4. Особенности исполнения приговора в части гражданского иска при наличии назначенного судом уголовного наказания в виде имущественных взысканий С. 130

ЗАКЛЮЧЕНИЕ С.142

БИБЛИОГРАФИЯ С.146

ПРИЛОЖЕНИЯ С.167

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Демократические преобразования общественных отношений обусловливают необходимость развития и укрепления прав личности, решительного их усиления.

Современные государства принимают на себя обязанность охранять и защищать честь и достоинство, жизнь и здоровье, личную свободу и имущество граждан.

Такая обязанность государства закреплена и в Конституции Российской Федерации. Согласно ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Однако для возмещения причиненного преступлением материального ущерба и компенсации морального вреда недостаточно одного лишь признания за потерпевшим права на такое возмещение и вынесения об этом решения. Необходимо принять меры к тому, чтобы гарантировать его реальное исполнение и потому в системе защиты нарушенных имущественных прав теперь на первое место вышел вопрос о реальном взыскании причиненных убытков.

Одной из задач проводимой в России судебно-правовой реформы является совершенствование системы исполнения судебных постановлений. За последние годы принято множество законов, регламентирующих правовую основу экономических отношений в России. Однако, разрабатывая нормы материального права, судоустройства и судопроизводства, законодатель практически не затрагивает конечный результат правосудия - исполнение принятых решений.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ имеются только нормы, определяющие права и обязанности гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, нормы, частично определяющие процедуру

5

предъявления и рассмотрения в уголовном процессе гражданского иска, порядок и условия обеспечения такого иска, но отсутствуют нормы, посвященные исполнению приговора в части гражданского иска. Другие кодексы, отдельные законодательные и нормативные акты также не содержат четкой правовой регламентации исполнения приговора в части гражданского иска.

В частности, в Уголовно-исполнительном кодексе РФ также отсутствуют положения о порядке исполнения приговора в части гражданского иска. Круг задач, определенный УИК РФ существенно расширен и регулирует исполнение всех видов наказаний, закрепленных в ст. 44 УК РФ, а не только связанных с применением мер исправительного воздействия. Однако там регулируется исполнение приговора только в части наказания, а вопросы исполнения приговора в части гражданского иска остаются без внимания.

4 июня 1997 года был принят Федеральный закон РФ «Об исполнительном производстве», вступивший в действие с 6 ноября 1997 года, но вопросы компенсации ущерба, причиненного потерпевшим от преступлений, остались по-прежнему нерешенными.

По истечении двух лет с момента вступления в действие Уголовно- исполнительного кодекса и Федерального закона РФ «Об исполнительном производстве» прокуратурой Удмуртской Республики были проведены проверки, которые показали, что никакого сдвига в пользу исполняемое™ приговоров в части гражданского иска не произошло.

Вот некоторые данные из управления исполнения наказаний по Удмуртской Республике на октябрь 1999 года:

  • на 1 октября 1999 года в ИК-4 имеются 11.994 исполнительных листа на общую сумму 7.792.062 руб. 00 коп. За девять месяцев 1999 года удержано 20.720 руб. 52 коп.;
  • в ИК-5 имеется 510 исполнительных листов на общую сумму 1.715.319 руб. За девять месяцев 1999 года удержано 9.006 руб., перечислено 1077 руб.;

6

  • в ИК-7 на исполнении находятся 257 исполнительных листов на общую сумму 4.034.704 руб. Удержано на общую сумму 32.384 руб. 24 коп.;
  • в ИК-8 на исполнении находятся 648 исполнительных листов на общую сумму 1.696.000 руб. За 1999 год по исполнительным листам удержано 29.562 руб.;
  • в ИК-9 на исполнении находится 605 исполнительных листов на общую сумму 3.803.683 руб. 27 коп. В сентябре 1999 года произведены взыскания по исполнительным листам на общую сумму 4.665 руб. 17 коп.1

Впоследствии целевые проверки исполняемости приговоров в части гражданских исков управлением наказаний по Удмуртской Республике не проводились, но из отчетов начальников исправительных учреждений, изучения исполнительных производств за 2001 год следует, что ситуация в положительную сторону не изменилась.

Приведенные данные по Удмуртской Республике отражают состояние исполняемости приговоров в части гражданских исков и в целом по России, о чем свидетельствуют публикации в газетах и юридических журналах, примеры их которых будут приводиться в тексте работы.

Указанные сведения показывают, что принятые во исполнение положений Конституции РФ, новые законы не достигают целей защиты имущественных прав лиц, потерпевших от преступлений и в настоящее время необходимо искать пути решения этих проблем.

Анализ законодательства, регулирующего исполнение приговоров, показывает, что исполнению приговора в части гражданского иска законодатель всегда придавал второстепенное значение по отношению к исполнению приговора в части уголовного наказания.

Подобное отношение законодателя к исполнению различных частей приговора негативно влияет на практику исполнения приговоров в части

1 Отчет начальников исполнительных колоний, расположенных на территории Удмуртской Республики прокурору по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний.

7

гражданского иска и эффективность борьбы с корыстными преступлениями, поскольку одним из важнейших условий борьбы с посягательствами на чужую собственность является неотвратимость материальной ответственности за ущерб, причиненный корыстным преступлением. Своевременное и полное возмещение материального ущерба служит не только восстановлению материальных благ потерпевшего, но делает бессмысленным преступное завладение чужим имуществом, а, следовательно, является серьезным шагом на пути искоренения преступлений имущественного характера. Недооценка вопросов исполнения приговора в полном объеме приводит к серьезным ошибкам, снижающим эффективность борьбы с преступностью и ведущим к ущемлению прав граждан.

Приговор постановляется для того, чтобы быть исполненным. Если он не будет исполнен, то вся деятельность по раскрытию преступления и изобличению виновных, предварительному расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел сводится на нет.

Можно провести по делу глубокое всестороннее и объективное исследование, выявить все юридически значимые обстоятельства, дать им правильную правовую оценку, определить виновному соразмерное наказание, учитывающее степень общественной опасности содеянного им и данные характеризующие его личность. Однако самый убедительный и справедливый приговор не даст нужного результата, не окажет необходимого влияния на предупреждение и искоренение преступлений, укрепление законности, если он не будет исполнен либо его исполнение будет неполным.

Только точное и неуклонное исполнение приговора способствует укреплению законности и правопорядка.

Осложняет положение и отсутствие глубоких теоретических разработок в области исполнительного производства в целом и уголовно- исполнительного, в частности. Проблемам возмещения вреда потерпевшим от преступлений имущественного характера много внимания уделяли С.А. Александров, М.А. Гуревич, П.П. Гуреев, А.А. Давлетов, 3.3. Зинатуллин, А.Г. Мазалов, И.Д.

8

Перлов, В.Я. Понарин и др.1 Однако упор в исследованиях делался на вопросах обеспечения возмещения вреда на различных стадиях уголовного процесса, работы правоохранительных органов по обнаружению и изъятию имущества и ценностей, добытых преступным путем, вопросах рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе, то есть исследования, как правило, оканчивались на стадии вынесения приговора, а непосредственно проблемам исполнения приговора в части гражданского иска должного внимания не уделялось. Большинство имеющихся в литературе публикаций по данной теме носят по сути обзорный либо информационный характер и охватывают либо какой-то отдельный аспект проблемы либо всю полностью, но поверхностно.

В работе интегрируется все лучшее, что содержится в специальной юридической литературе, в опубликованных законопроектах и действующем уголовно-процессуальном и регулирующем исполнительное производство законодательстве по данной теме.

Все вышеизложенное свидетельствует об актуальности поставленных проблем, теоретической и практической их значимости. Это и обусловило выбор темы, структуру и содержание диссертационного исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в результате причинения преступлением имущественного и морального вреда и направленные на его возмещение.

Предмет исследования составили нормы уголовного, уголовно- процессуального, уголовно-исполнительного права, а также судебная и иная правоприменительная практика.

Цель исследования заключается в разработке теоретических положений, касающихся исполнения приговора в части гражданского иска, определении места и роли данного правового института в системе гарантий прав человека,

1 Александров С. А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Горький. 1978; Гуревич М.А. Судебное решение: теоретические проблемы. М. 1976; Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. М. 1961; Давлетов А. А. Единые критерии законности и обоснованности решений в уголовном процессе. Актуальные проблемы охраны прав личности в советском уголовном судопроизводстве. Свердловск. 1989; Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань. 1974; Мазалов Г.А. Гражданский иск в уголовном процессе. М. 1977; Перлов И.Д. Исполнение приговора. М. 1963; Понарин В.Я. Производство по гражданскому делу при расследовании уголовного дела. Воронеж. 1978.

9

выявление возможных путей совершенствования
законодательства, регулирующего исполнение приговора в части гражданского иска.

Целевое назначение исследования обусловило следующие задачи, на разрешение которых направлено исследование:

  • раскрыть содержание стадии исполнения приговора в части гражданского иска, исследовать историю развития данного правового института и тенденции его дальнейшего совершенствования;
  • показать роль и социальное назначение стадии исполнения приговора в части гражданского иска как важнейшего способа защиты имущественных прав граждан и юридических лиц, пострадавших от преступлений;
  • определить основания возмещения имущественного вреда, выявить и исследовать проблемы неисполнения приговоров в части гражданского иска;
  • изучить формы возмещения имущественного вреда и компенсации морального вреда, причиненного преступлениями, определить источники возмещения вреда;
  • обосновать те основные требования, которым должно соответствовать предъявление гражданского иска в уголовном процессе, меры по его обеспечению, приговор суда в части гражданского иска;
  • обобщить и проанализировать следственную и судебную практику обеспечения гражданского иска в уголовном процессе и исполнения приговора в части гражданского иска;
  • сформулировать предложения по совершенствованию законодательства об обеспечении гражданского иска и исполнения приговора в части гражданского иска.
  • Методологическую основу исследования составляют диалектический метод научного познания, общенаучные и частнонаучные методы теоретического анализа: исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, логико-юридический и др. Обстоятельному анализу подверглись специальная юридическая литература, опубликованная судебная
    практика

10

Верховного Суда РФ, опубликованные законопроекты, материалы конкретных уголовных дел из практики следственных отделов и районных судов г. Ижевска за 1999-2002 годы.

Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Федерации, действующее гражданское, гражданско-процессуальное, уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное законодательство и законодательство об исполнительном производстве. Изложенные в работе выводы основываются на анализе руководящих разъяснений Пленумов В ерховного Суда РФ.

Эмпирическую базу исследования составляет изучение архивов районных отделов внутренних дел и районных судов г. Ижевска Удмуртской Республики за 1999- 2002 г.г., изучение исполнительных производств в райподразделениях службы судебных приставов города Ижевска. Всего было изучено около ста уголовных дел и такое же количество исполнительных производств.

Научная новизна заключается в том, что это первое комплексное исследование, посвященное изучению института исполнения приговора в части гражданского иска. В диссертационном исследовании содержатся новые положения и рекомендации, направленные на совершенствование действующего законодательства и деятельности по обеспечению и исполнению приговора в части гражданского иска.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Исполнение приговора в части гражданского иска следует рассматривать как задачу государства по реальному возмещению имущественного и морального вреда потерпевшим от преступлений с учетом конституционного положения об обеспечении компенсации причиненного преступлением ущерба.

  2. В целях исполнения приговора в части гражданского иска необходимо создать Государственный фонд помощи потерпевшим от преступлений, за счет средств которого будет компенсироваться имущественный вред потерпевшим

11 от преступлений с последующим взысканием затрат с лиц,
виновных в причинении вреда.

  1. Уголовно-процессуальное законодательство должно регулировать особенности исполнения приговора в части гражданского иска. Законодательство об исполнительном производстве должно применяться к этим отношениям в части, не урегулированной уголовно-процессуальным законодательством и с учетом особенностей, установленных им.

В связи с этим необходимо дополнить ст.1 УПК РФ нормой следующего содержания: “Исполнение приговора в части гражданского иска регулируется настоящим Кодексом, а также иными федеральными законами в части не противоречащей ему”.

В главе 47 УПК РФ следует предусмотреть конкретные нормы, устанавливающие особенности рассмотрения и разрешения вопросов, возникающих при исполнении приговора в части гражданского иска.

  1. Законодательное определение потерпевшего является неполным, предпочтительнее изложить ч. 1 ст. 42 УПК РФ в следующей редакции:

“Потерпевшим признается юридическое лицо или гражданин при наличии оснований полагать, что ему преступлением или общественно опасным деянием невменяемого, запрещенным Уголовным Кодексом Российской Федерации, причинен имущественный, физический или моральный вред”.

  1. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает только одну меру обеспечения гражданского иска - наложение ареста на имущество. Во избежание нарушения прав третьих лиц при обеспечении гражданского иска необходимо предусмотреть помимо ареста имущества и иные меры обеспечения иска, ограничивающие возможность распоряжения имуществом.
  2. В уголовном процессе возможна утрата актуальности принятия мер обеспечения иска, поскольку в большинстве случаев по поступившим заявлениям и сообщениям о совершенных преступлениях проводится предварительная проверка без возбуждения уголовного дела, что не позволяет принимать меры обеспечения гражданского иска, а у лица, в отношении

12

которого существует предположение о том, что он совершил преступление, берется объяснение. Это предупреждает его и он принимает меры к сокрытию имущества. Целесообразно в некоторых случаях, когда потерпевший указывает на конкретное лицо, причинившее ему имущественный вред, принимать меры по обеспечению возможного гражданского иска до возбуждения уголовного дела по поступлению заявления о совершении преступления, но менее суровые, чем арест имущества. При этом меры по обеспечению иска следует принимать только на период проверки до принятия решения по заявлению.

  1. В нормах УПК РФ, определяющих полномочия начальника следственного отдела и прокурора в ходе досудебного производства по уголовному делу не закреплена обязанность контроля за принятием следователем мер по обеспечению гражданского иска. Необходимо законодательно закрепить обязанность начальника следственного отдела и прокурора проверять своевременность принятия мер по обеспечению предъявленного или возможного в будущем гражданского иска.

  2. Действующий УПК РФ не решает всех проблем, возникающих в связи с необоснованным наложением ареста на имущество лица, не подвергавшегося уголовному преследованию. Поэтому полагаем целесообразным:

1) дополнить ст. 115 УПК РФ указанием на то, что лицо, на имущество которого предлагается наложить арест, вправе участвовать в судебном заседании при решении этого вопроса; 2) 3) дополнить ст. 133 УПК РФ указанием на то, что лица, на имущество которых незаконно или необоснованно был наложен арест имеют право на возмещение имущественного вреда, даже если сами эти лица не подвергались уголовному преследованию. 4) 10. Санкции многих статей Уголовного кодекса РФ предусматривают наказание в виде имущественных взысканий в пользу государства (штраф, конфискация имущества), в том числе и по категории корыстных преступлений, где, как правило, заявляются гражданские иски. Считаем целесообразным предусмотреть в УК РФ, УПК РФ, УИК РФ и ФЗ “Об исполнительном

13

производстве” правила о том, что исполнение уголовного наказания имущественного характера, производится после исполнения приговора в части гражданского иска.

  1. До создания Государственного фонда помощи потерпевшим от преступлений необходимо законодательно решить вопрос по стимулированию добровольного исполнения приговора в части гражданского иска.

Полагаем целесообразным установить ограничения в применении условно- досрочного освобождения к осужденным, не исполняющим или не исполнившим приговор в части гражданского иска по субъективным причинам, дополнив таким указанием ст. 79 УК РФ.

Практическая значимость результатов исследования. Выводы и предложения, содержащиеся в диссертационном исследовании могут быть использованы в правотворческой, следственной, прокурорской, судебной и адвокатской деятельности. Сформулированные в диссертации научно- практические рекомендации направлены на решение проблем по защите имущественных прав лиц, пострадавших в результате преступных посягательств.

Теоретические положения диссертации могут быть использованы в дальнейшем исследовании ряда научных проблем теории уголовного процесса и уголовно-исполнительного права, при комментировании действующего законодательства, в преподавании соответствующих разделов курса “Уголовный процесс РФ”, спецкурсов и в деле подготовки практических работников.

Апробация результатов исследования. Отдельные теоретические положения и предложения по совершенствованию законодательства опубликованы в юридических журналах, а именно: в серии “Правоведение” “Вестника Удмуртского университета” за 1998, 2000, 2002 годы и сборнике трудов аспирантов и соискателей “Проблемы правового регулирования и правоприменения”, по ним были сделаны научные сообщения
на

14

общероссийских научно-практических конференциях, в частности, Удмуртского государственного университета (апрель 1999 г., апрель 2000 г.).

Основные положения диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры уголовного процесса Удмуртского государственного университета, апробировались в учебном процессе и адвокатской практике.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

15

ГЛАВА I. Гражданский иск как предпосылка возникновения исполнительного производства в уголовном процессе

§ 1. Понятие гражданского иска и основания его предъявления

в уголовном процессе.

Согласно ст. 44 УПК РФ лицо, которому преступлением причинен имущественный или моральный вред, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом.

Возможность разрешения гражданского иска в уголовном деле обусловливается родством гражданского и уголовного процессов, единством задач правосудия. Характерной особенностью рассмотрения гражданского иска в уголовном деле является и то, что основанием уголовной и гражданской ответственности служит один и тот же факт - преступление.

В связи с тем, что институт гражданского иска является составной частью гражданского процессуального права, в науке уголовного процесса возник спор

0 принадлежности института гражданского иска к той или иной отрасли процессуального права.

В юридической литературе по данному вопросу высказаны три точки зрения.

  1. Гражданский иск в уголовном процессе является одновременно институтом как гражданского, так и уголовного процессуального права, свойственным обеим этим отраслям, т.е. межотраслевым институтом. По материальной природе он является гражданским, а по процессуальной - уголовно-процессуальным1.

  2. Гражданский иск в уголовном процессе является правовым институтом гражданского процессуального права, применяемым для регулирования при

1 Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1977. С. 25.

16 определенных условиях некоторых имущественных отношений в
сфере уголовного судопроизводства методами гражданского процессуального права1.

  1. Гражданский иск в уголовном процессе является самостоятельным уголовно-процессуальным правовым институтом2.

Решение вопроса о принадлежности указанного института к определенной отрасли процессуального права имеет важное значение, поскольку от него зависит определение принципов и норм, регулирующих производство по рассмотрению гражданского иска в уголовном деле.

Первой точки зрения придерживаются А.Г. Мазалов, В. Божьев, В.Я. Понарин, С.С. Алексеев.

В целом они обосновывают наличие комплексного правового института тем, что тесная связь различных групп общественных отношений порождает необходимость их регулирования со стороны различных отраслей права. При этом возникает органическая взаимосвязь близких отраслей права, перекрещивающихся в ряде случаев между собой в пограничных областях. Выбор метода регулирования вызывает иногда определенные трудности, поскольку’ регулируемые отношения не всегда полностью однородны. Зависимость метода от предмета регулирования при тесной взаимосвязи подвергающихся регулированию общественных отношений порождает необходимость в существовании так называемых комплексных правовых институтов.

Комплексный правовой институт определяется как институт данной отрасли права, который в силу известного предметного единства включает некоторые элементы иного метода правового регулирования.3

С учетом юридической природы института гражданского иска в уголовном деле, который может быть охарактеризован как комплексный институт в подобных случаях надлежит применять нормы гражданского процессуального

1 Воложанин В.П. Иск и предпосылки права на иск в уголовном процессе. Проблемы реформы гражданского процессуального права и практики его применения. // Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск. 1990. С. 35-41.

2 Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1961. С. 12.

3 Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. С. 231.

17

права в той мере, в какой они дополняют нормы уголовно- процессуального права и не противоречат принципам последнего1.

Второй точки зрения придерживается В.П. Воложанин. Он утверждает: «Иск был и остается институтом гражданского процесса, средством защиты нарушенных субъективных прав. Рассмотрение его одновременно с уголовным делом не колеблет правовой природы иска, хотя само разбирательство отличается рядом особенностей. Объединение в одном производстве уголовного и гражданского дел отодвигает последнее на второй план, придает ему подчиненный характер. А это неверно. Совместное рассмотрение способствует всестороннему и объективному разбирательству, устранению последствий противоправных действий, расширяет правовые гарантии потерпевшего.

Поскольку иск в уголовном процессе по своей правовой природе остается гражданско-процессуальным институтом, то суд, рассматривая иск в порядке уголовного судопроизводства, руководствуется прежде всего нормами гражданского процессуального законодательства. В УПК же закреплены особенности рассмотрения гражданских дел в уголовном процессе»2. Сторонниками третьей точки зрения являются С.А. Александров, П.П. Гуреев, 3.3. Зинатуллин, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, А.А. Мельников и др. Они полагали, что в сфере, урегулированной уголовно-процессуальным правом, гражданский иск обладает определенными особенностями, позволяющими считать его уголовно-процессуальным, а не гражданско-процессуальным или межотраслевым способом защиты материальных интересов. Нормы уголовно-процессуального права достаточно полно определяют предпосылки и порядок обращения с исковыми требованиями, круг субъектов и виды обеспечительных действий, а также обязанность органов дознания, следствия, прокуратуры, суда реагировать на эти требования.

1 Божьев В. Применение норм ГПК РФ при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе //Сов. юстиция. 1971. № 15. С. 18-19.

2 Воложанин В.П. Иск и предпосылки права на иск в уголовном процессе. Проблемы реформы гражданского процессуального права и практики его применения. // Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1990. С. 35-41.

18 Некоторые пробелы в правовом регулировании имеются, но это отнюдь не является основанием считать гражданский иск в уголовном деле чужеродным телом1.

Поскольку гражданский иск в уголовном деле существенно отличается от иска, разрешаемого в порядке гражданского судопроизводства, следует признать правильной третью точку зрения.

Существеннейшая особенность гражданского иска в уголовном процессе состоит в том, что в то время как в гражданском процессе иск составляет его основу, в уголовном процессе гражданский иск занимает место, целиком обусловленное обвинением и подчиненное обвинению. Производство по иску в уголовном деле есть часть уголовного процесса. Поэтому отсутствие поводов и оснований для возбуждения уголовного дела исключает и разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Не допускается рассмотрение гражданского иска в уголовном процессе и в отношении лиц, дела о которых прекращены или приостановлены, а также лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости .

Возможность одновременного рассмотрения гражданского и уголовного дел в одном производстве определяется общностью доказательственного материала и одним и тем же кругом субъектов, принимающих участие в установлении наличия (отсутствия) уголовных и гражданских правоотношений. Рассмотрение гражданского иска в уголовном деле способствует наиболее полному исследованию обстоятельств дела, но вместе с тем необходимо учитывать, что гражданский иск в уголовном деле существенно отличается от иска, разрешаемого в порядке гражданского судопроизводства.

В гражданском процессе каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, и представлять суду соответствующие доказательства (ст. 50 ГПК

Воложанин В.П. Иск и предпосылки права на иск в уголовном процессе. Проблемы реформы гражданского процессуального права и практики его применения. // Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1990. С. 35-41. С. 84. 2 Александров С. А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе. Горький, 1976.

19

РСФСР). В уголовном процессе доказывание гражданского иска осуществляется по правилам, установленным УПК РФ, и связано с определенным преступным деянием.

Различие правовой природы гражданского иска в гражданском процессе и гражданского иска в уголовном процессе не позволяет распространять общепринятое в теории гражданского процесса понятие иска на уголовно- процессуальное понятие иска.

При определении понятия гражданского иска в уголовном судопроизводстве необходимо исходить из того, что возмещение причиненного преступлением имущественного ущерба и компенсация морального вреда представляет собой официальную деятельность специально уполномоченных на то должностных лиц и органов. Деятельность по возмещению имущественного ущерба и компенсации морального вреда путем гражданского иска включает в себя принятие такого иска, признание лица гражданским истцом, обоснование требований, лежащих в основе предъявленного иска, принятие необходимых мер его обеспечения и т.д. Эта деятельность предполагает активное участие гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей при производстве предварительного следствия и судебного рассмотрения уголовного дела.

Изложенное приводит к выводу о том, что гражданский иск в уголовном процессе представляет собой всю совокупность процессуальных действий и отношений уполномоченных законом субъектов, которые (действия и отношения) возникают при предъявлении, обеспечении и поддержании материально-правовых притязаний лица или органа, понесшего от преступления материальный ущерб, на его возмещение1.

Гражданский иск в уголовном деле, как и всякий другой иск, имеет два элемента - предмет и основание. Эти элементы позволяют квалифицировать его как иск о присуждении и отличать от других исков, определить круг фактов, подлежащих доказыванию по делу, и тем
самым обеспечить успешную

Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань, 1974. С. 52.

20

деятельность органов расследования и суда, а также истца и ответчика и постановить по иску законное и обоснованное решение.

Предметом гражданского иска является правовое требование имущественного характера, а также требование о компенсации морального вреда. Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 25 сентября 1996 года № 101 при производстве по уголовному делу потерпевший вправе предъявить гражданский иск также в случаях причинения ему морального вреда (ст. 9). Это же правило содержится и в ст.44 УПК РФ.

Основание иска составляют юридические факты, из которых истец выводит свои требования, и с наличием которых закон связывает возникновение правоотношения между истцом и обвиняемым (гражданским ответчиком).

Этими фактами являются:

  1. совершение преступления;
  2. наличие материального или морального вреда на стороне истца;
  3. причинная связь между преступлением и вредом.
  4. Необходимым условием рассмотрения иска совместно с уголовным делом является наличие определенных процессуальных предпосылок. К ним относятся:

  5. наличие уголовного дела;
  6. предъявление в уголовном деле гражданского иска;
  7. отсутствие судебного решения, вступившего в законную силу, либо определения суда о принятии отказа истца от иска или утверждении мирового соглашения, вынесенного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям;
  8. процессуальная право- и дееспособность заявителя.
  9. 1 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1996 г.г. М, 1996. С. 167-171.

21

Что касается первой из указанных предпосылок, то производство по гражданскому иску в уголовном деле является частью уголовного процесса. Поэтому отсутствие поводов и оснований для возбуждения уголовного дела исключает рассмотрение и разрешение гражданского иска в уголовном процессе. На это прямо указано в ч.2 ст.44 УПК РФ, в соответствии с которой гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования. Таким образом, новое уголовно-процессуальное законодательство сузило временные рамки, в течение которых может быть предъявлен гражданский иск в уголовном процессе: если по УПК РСФСР 1960 г. такой иск можно было предъявить до начала судебного разбирательства, то по действующему УПК это можно сделать лишь до окончания предварительного расследования, т.е. такие требования не могут быть заявлены после направления дела в суд (например, на стадии предварительного слушания по делу).

Производство по гражданскому иску в уголовном деле не может быть начато, если будет отсутствовать такая процессуальная предпосылка, как предъявление гражданского иска. При отсутствии предъявленного иска в уголовном деле вопрос о возмещении имущественного вреда разрешается посредством других форм. В УПК РФ не решен вопрос о форме, в которой должны быть заявлены исковые требования. Они могут быть сформулированы устно и занесены в протокол допроса потерпевшего либо они могут быть изложены в письменной форме и приобщены следователем (дознавателем) к материалам дела. Предпочтительнее письменная форма предъявления иска. Только она может быть использована в тех случаях, когда процессуальные фигуры потерпевшего и гражданского истца не совпадают, когда иск предъявляется в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, лиц, которые по иным причинам не могут самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

22

Иск в защиту интересов таких лиц может быть предъявлен их законными представителями или прокурором, а в защиту интересов государства - прокурором (ч.2 ст.44 УПК РФ).

Третья процессуальная предпосылка рассмотрения гражданского иска в уголовном процессе обусловлена тем, что уголовно-процессуальное законодательство не требует обязательного рассмотрения гражданского иска совместно с уголовным делом. По желанию лица, понесшего имущественный вред от преступления, иск может быть заявлен и в порядке гражданского судопроизводства. Однако если иск был заявлен в гражданском процессе, и суд отказал в его удовлетворении, то в этом случае лицо лишается права на вторичное предъявление того же иска в угол овном деле. В соответствии с принципом диспозитивности истец вправе отказаться от иска. Ответчик вправе признать иск. Стороны могут окончить дело мировым соглашением (ст. 34 ГПК РСФСР). Если истец в гражданском процессе отказался от иска или заключил с ответчиком мировое соглашение, и на этот счет имеется вступившее в законную силу определение суда, то он не вправе вновь заявить иск в уголовном процессе. Следовательно, вступившее в законную силу определение суда о принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения сторон служит обстоятельством, исключающим производство по гражданскому иску в уголовном процессе. Это же относится и к вступившему в законную силу решению суда об удовлетворении иска.

Четвертая предпосылка рассмотрения иска в уголовном деле - наличие процессуальной правоспособности и дееспособности у лица, заявляющего такие требования. Под процессуальной правоспособностью понимается способность лица иметь процессуальные права и обязанности. В соответствии со ст. 31 ГПК РСФСР процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами. Гражданин должен обладать также уголовно-процессуальной дееспособностью, то есть способностью лично осуществлять свои права в уголовном процессе, а также поручать ведение дела представителю. Гражданский иск, заявленный недееспособным лицом, не будет

23

принят к рассмотрению. Однако в уголовном праве и уголовном процессе понятие дееспособности отсутствует. Дееспособность в уголовном праве подменяется такими категориями, как вменяемость и возраст, по достижении которого лицо подлежит уголовной ответственности, но понятия дееспособности и деликтоспособности нельзя отождествлять. Законодателю необходимо обратить внимание на вопросы дееспособности в уголовном и уголовно-процессуальном праве, в противном случае возникает несоответствие между нормами гражданского, гражданского процессуального, уголовного и уголовно-процессуального права, ничем, по нашему мнению, не обусловленное, а зачастую прямо уголовно- процессуальным законом и не разрешенное. Так, в соответствии со ст.26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет сами совершают сделки и иные действия от своего имени, хотя и с письменного согласия родителей. В ст.ЗО ГК РФ таким же образом урегулированы пределы дееспособности лиц, ограниченных судом в дееспособности. В ч.2 ст.44 УПК РФ несовершеннолетние на возрастные группы не делятся. Согласно этой норме иски от их имени могут предъявлять законные представители или прокурор. Возникает ряд вопросов относительно трактовки этой нормы:

1) в каком значении использован в УПК РФ термин «могут»: в значении только они и могут подать иск от имени несовершеннолетнего или в значении - такой иск могут подать сами несовершеннолетние от 14 до 18 лет с согласия законных представителей, а могут и законные представители; 2) 3) должен ли прокурор, предъявляя иск в защиту интересов таких лиц учитывать позицию законных представителей несовершеннолетних или недееспособных потерпевших? Может ли он подать такой иск вопреки мнению законных представителей; 4) 5) у лиц, которые по иным причинам не могут сами защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе (если они не являются недееспособными, ограниченно дееспособными, 6)

24

несовершеннолетними), а такие лица упомянуты в ч.2 ст.44 УПК РФ, нет законных представителей. Получается, что иск в защиту прав и законных интересов таких лиц может подать только прокурор. Но главная проблема в том, что пределы и основания ограничения процессуальной дееспособности таких лиц в законе не определены.

  • Представляется, что уголовно-процессуальный закон должен более точно определить категорию процессуальной дееспособности, основания и последствия ее ограничения. В противном случае указанную норму никогда не удастся сформулировать более точно и корректно. Данная проблема - уголовно-процессуальная дееспособность является темой для самостоятельного исследования и потому не может быть детально рассмотрена в рамках настоящего исследования.

§ 2. Особенности доказывания при рассмотрении гражданского иска в

уголовном процессе.

  • Поскольку гражданский иск в уголовном деле может быть разрешен по существу лишь одновременно с вынесением приговора (п. 10 ч.1 ст.299, ст.309 УПК РФ), судьба его в уголовном деле зависит от того, как суд решит вопрос о виновности подсудимого. Гражданский иск подлежит удовлетворению только при доказанности главных составных частей обвинения - события преступления, виновности в нем подсудимого, причинной связи между преступными действиями и имущественным ущербом (моральным вредом), размера этого ущерба (вреда). Недоказанность обвинения в любом случае влечет за собой отказ в удовлетворении гражданского иска. Поэтому гражданский истец всегда заинтересован в том, чтобы в результате судебного

  • разбирательства была установлена виновность подсудимого в совершении преступления, которым причинен имущественный вред. Обосновывая характер и размер вреда, гражданский истец, вынужден касаться и уголовно-правовых последствий деяния ибо «невозможно доказывать основания гражданского иска

25

без того, чтобы одновременно не доказывать основания обвинения». Следовательно, с точки зрения характеристики функции гражданского истца в судебном разбирательстве он присоединяется к обвинителю- прокурору, составляет с ним одну сторону обвинения, противопоставленную стороне защиты .

Целевое назначение гражданского иска в уголовном процессе - устранение последствий преступных деяний. В этом случае одновременно решаются две задачи: удовлетворяются интересы пострадавших и оказывается предупредительное воздействие.

Предъявление и поддержание гражданского иска по уголовному делу гражданским истцом либо государственным обвинителем является составной частью уголовно-процессуальной функции уголовного преследования и в полной мере отвечает назначению уголовного судопроизводства - защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п.1 ч.1 ст.6 УПК РФ). В такой же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства разрешение гражданского иска по уголовному делу судом как составная часть функции разрешения дела по существу, функции отправления правосудия.

Предъявление, обоснование, рассмотрение и разрешение гражданского иска имеет целью возмещение вреда, причиненного преступлением. Средства достижения этой задачи определены уголовно-процессуальными нормами. Эта задача выполняется в уголовно-процессуальном порядке специфическими для уголовного процесса формами и методами. Только признав, что деятельность гражданского истца является уголовно- процессуальной, можно объяснить его участие в качестве стороны в уголовном процессе.

Нормы уголовно-процессуального права наряду с прочим определяют предпосылки, порядок обращения с исковыми требованиями, обязанность органов дознания, следствия, суда по соответствующему на них реагированию.

1 Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М., 1983. С. 46.

26

Уголовно-процессуальные отношения, касающиеся гражданского иска, находятся в тесной связи с гражданско-правовыми отношениями, порождаемыми фактом совершения преступления, являются их формой. Отсутствие гражданско-правовых отношений делает уголовно- процессуальные отношения, возникающие в связи с производством по гражданскому иску, беспредметными.

Доказывание гражданского иска в уголовном деле производится по правилам, установленным уголовно-процессуальным законом.

В отличие от гражданского судопроизводства в уголовном процессе понятия бремени и обязанности доказывания неравнозначны. По мнению В.Я. Понарина, они различаются по ряду признаков и прежде всего по субъектам.

Субъекты бремени доказывания гражданского иска - это заинтересованные в исходе дела лица, их представители, а также защитник. Субъектами же обязанности доказывания гражданского иска являются лица, ответственные за производство по гражданскому иску.

Бремя доказывания отличается от обязанности доказывания по своему содержанию. Если содержание правоотношения по поводу реализации обязанности доказывания гражданского иска составляет деятельность по собиранию, исследованию и оценке доказательств, то содержание правоотношения по поводу реализации бремени доказывания гражданского иска включает представление предметов и документов, связанных с гражданским иском, обоснование заявленных ходатайств.

И, наконец, эти элементы должного поведения разнятся по последствиям их неисполнения. Отказ от несения бремени доказывания не сопряжен для субъектов бремени доказывания с опасностью наступления отрицательных юридических последствий. Неисполнение же или ненадлежащее исполнение управомоченными должностными лицами обязанности доказывания гражданского иска влечет за собой применение дисциплинарных, уголовно-процессуальных, а в некоторых случаях и уголовно-правовых санкций1.

1 Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела. Воронеж, 1978. С. 81-

82.

27

Доказывание гражданского иска по уголовному делу является публично- правовой обязанностью следователя, прокурора и суда, а по делам частного обвинения и обязанностью частного обвинителя. Гражданский истец по искам о компенсации морального вреда доказывает размер такого вреда.

В уголовном процессе бремя доказывания обстоятельств, относящихся к опровержению основания и размерам гражданского иска, на ответчике не лежит. Так, когда ответчиком является сам обвиняемый, то ни о каком привлечении его к доказыванию речи быть не может: обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность и, следовательно, не обязан доказывать отсутствие оснований иска. Это является принципом уголовного процесса, закрепленным в ст. 14 УПК РФ. Лица, несущие материальную ответственность за действия обвиняемого (гражданские ответчики), также не обязаны доказывать отсутствие оснований к иску. В соответствии со ст. 54 УПК РФ гражданский ответчик имеет право представлять доказательства, давать объяснения по существу предъявленного иска или иным образом возражать против него. Ни эта, ни другие нормы УПК обязанность участвовать в процессе доказывания на гражданского ответчика не возлагают.

Вместе с тем, такое указание можно найти в ряде статей ГК. Например*, родители (усыновители, попечители) отвечают за причиненный несовершеннолетними вред, если не докажут, что он возник не по их вине (ст. 1073, 1074 ГК РФ). Следовательно, их вина всегда предполагается, и обязанность опровержения этой презумпции лежит на них самих. Подобным же образом решен в ГК вопрос об ответственности опекунов или организаций, обязанных осуществлять надзор за гражданами, признанными недееспособными (ст. 1076 ГК РФ).

В теории и практике возник вопрос: применимы ли в уголовном процессе нормы ГК, в той части, в какой они устанавливают определенные правила доказывания, отличные от принятых в уголовно-процессуальном законодательстве.

28

А.Г. Мазалов полагает, что названные нормы ГК в части установления правил доказывания в уголовном процессе применению не подлежат и указывает: «В уголовном деле вина родителей, учреждений или иных лиц должна в принципе доказываться органами расследования и прокурором; исходить из презумпции наличия такой вины и на этом основании перелагать на гражданского ответчика бремя доказывания своей невиновности ни следователь (прокурор), ни суд не имеют права. Норма ч. 5 ст. 29 УПК РСФСР1, в которой четко указано на то, что доказывание гражданского иска в уголовном процессе производится по правилам, установленным УПК, носит императивный характер и не допускает каких- либо исключений» .

При этом А.Г. Мазалов солидарен с Г.М. Миньковским, который полагает «подсудимый, его защитник, законный представитель, гражданский ответчик могут представлять доказательства или указывать на те или иные доказательства, но их пассивность в этом отношении не может влечь презумпцию правоты позиции противной стороны»3.

С подобной позицией согласиться нельзя, так как при разрешении гражданского иска в уголовном деле речь идет о применении гражданско- правовой, а не уголовной ответственности. Субъекты уголовно- процессуальных отношений, возникающих в связи с производством по гражданскому иску, имеют определенный интерес, который побуждает их действовать, реализовывать предоставленные им законом права, занимать соответствующие позиции в спорном гражданско-правовом отношении.

На практике суд принимает во внимание, что презумпция невиновности, закрепленная в ст. 49 Конституции РФ, распространяется только на обвиняемых, а на гражданских ответчиков распространяется презумпция вины, поскольку об этом прямо сказано в норме гражданского законодательства.

1 В работе приведена ссылка на недействующий в настоящее время УПК РСФСР 1960 г.

2 Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1977. С. 100-101.

3 Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. М., 1959. С.206.

29

Следует отметить, что новый УПК РФ не содержит специальных правил, устанавливающих особенности рассмотрения и разрешения гражданского иска в уголовном процессе, в том числе, устанавливающих особенности доказывания необходимых для этого обстоятельств. В одном из первых вариантов проекта УПК РФ1 имелась самостоятельная глава 16, которая называлась «Гражданский иск в уголовном деле» и содержала ряд специальных норм, регулирующих большинство вопросов, касающихся гражданского иска. В частности, в ч.4 ст. 127 законопроекта указывалось, что доказывание гражданского иска, предъявленного по уголовному делу, производится по правилам, установленным в УПК, однако в ч.5 этой же статьи предусматривалось, что если процессуальные отношения, возникающие в связи с гражданским иском, не урегулированы этим кодексом, применяются нормы гражданского процессуального законодательства, поскольку они не противоречат УПК. В ст. 132 проекта содержалась норма следующего характера «При рассмотрении гражданского иска, предъявленного в уголовном деле, основания, условия, объем и способ возмещения вреда определяются в соответствии с нормами гражданского, трудового и иного законодательства…».

Полагаем целесообразным включение в действующий УПК РФ норм аналогичного содержания, поскольку правовое закрепление этих правил во многом снимет споры о допустимости применения в уголовном судопроизводстве правовых норм гражданского, гражданского процессуального, семейного, трудового и иных отраслей права, в том числе и о правилах доказывания гражданского иска в уголовном деле.

В уголовном судопроизводстве тесно переплетаются интересы общества и личности, остро встают такие проблемы как свобода, справедливость, честь, достоинство. Исследование их в какой-то степени обусловливается правовым положением личности в уголовном судопроизводстве. Личность в уголовном процессе должна быть в центре внимания научных
исследований

1 Юридический вестник. Сентябрь-95. № 31 (122).

30

процессуальных проблем и вытекающих из этих исследований предложений по совершенствованию законодательства и практической деятельности органов правосудия. Независимо от правового положения участник уголовного процесса является прежде всего человеком и гражданином, интересы которого государство обязуется охранять.

Поэтому законодателю необходимо стремиться к созданию максимальных возможностей для защиты своих прав всем участникам уголовного судопроизводства. По степени разработанности правового статуса участников уголовного процесса, и в частности потерпевшего, можно судить об общем уровне защиты обществом прав и свобод граждан.

Процессуальная деятельность участников правосудия определяется их целями и задачами, а правовое положение определяется их процессуальными правами и обязанностями, закрепленными процессуальным законом. На основании этих прав и обязанностей возникают и развиваются уголовно-процессуальные отношения, осуществляется процессуальная деятельность.

Среди всех участников судебного разбирательства особое положение занимают лица, интересов которых прежде всего касается уголовное судопроизводство. Это потерпевший, гражданский истец, подсудимый и гражданский ответчик. Определение правового статуса этих лиц в процессе имеет особое значение.

В Уголовно-процессуальном кодексе даются законодательные определения потерпевшего и гражданского истца.

Согласно ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Из указанного определения следует, что вынесение решения о признании гражданина потерпевшим возможно только при условии установления факта

31

причинения вреда преступлением. Однако здесь не учитывается, что предпосылкой установления вреда, причиненного преступлением, является установление самого факта совершения преступления.

Нельзя не обратить внимания на то, что в отношении регулирования порядка
«появления» в уголовном процессе обвиняемого законодатель

  • проявляет осторожность, увязывая его не с установлением преступления, а всего лишь с наличием «достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления» (ст. 171 УПК РФ).

Представляется, что и в отношении признания лица потерпевшим должна быть устранена коллизия норм, чтобы не ставить следователей (и суды) в положение, когда во имя соблюдения одних норм они вынуждены нарушать другие, а для этого необходимо модернизировать ст. 42 УПК РФ. В новом Уголовно-процессуальном кодексе положительно разрешена имевшаяся ранее неопределенность в вопросе о том, может ли быть признано потерпевшим юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации (ст. 42 УПК РФ).

  • И последнее, целесообразно признавать потерпевшим и в том случае, если вред причинен лицу общественно опасным деянием (ответственность за совершение которого установлена уголовным законом) невменяемого.

С учетом необходимости уточнения предпосылок, условий и оснований признания гражданина или юридического лица потерпевшим ч. 1 ст. 42 УПК РФ предпочтительнее было изложить в следующей редакции: «Потерпевшим признается юридическое лицо или гражданин при наличии оснований полагать, что ему преступлением или общественно опасным деянием невменяемого, запрещенным Уголовным кодексом Российской Федерации, причинен имущественный, физический или моральный вред».

Для осуществления защиты своих интересов потерпевшему предоставляется широкий круг прав. Он вправе иметь представителя; давать показания; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; знакомиться со всеми
материалами дела с момента окончания

32

предварительного следствия; участвовать в судебном разбирательстве; приносить жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, а также приносить жалобы на приговор или определения суда и постановления судьи.

Однако для полноценной защиты необходимо, чтобы потерпевшему было предоставлено и законодательно закреплено право на получение основных процессуальных документов, а именно: копии постановлений о возбуждении уголовного дела, о признании его потерпевшим или об отказе в признании потерпевшим, о прекращении уголовного дела, копию обвинительного заключения, копию приговора и определения суда кассационной инстанции.

В новом УПК РФ потерпевшему предоставлено право на получение копий основных документов:

  • постановлений о возбуждении уголовного дела;
  • постановлений о признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела;
  • постановлений о приостановлении производства по уголовному делу;
  • приговора суда первой инстанции;
  • решений судов апелляционной и кассационной инстанций (п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК РФ).
  • Кроме того, новым уголовно-процессуальным законодательством потерпевшему предоставлено право снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

Процессуальное положение потерпевшего характеризуется также наличием у него следующих обязанностей: являться по вызову лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, и давать правдивые показания; не разглашать данных предварительного расследования; по требованию лиц, ведущих расследование, представлять имеющиеся у него документы и предметы значимые для дела; в случае необходимости представлять образцы для сравнительного исследования и подвергаться освидетельствованию; соблюдать порядок судебного разбирательства.

33

В ч.З ст.42 УПК РФ введено новое положение, согласно которому потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя.

Думается, что в практике применения данной нормы возникнет вопрос о толковании «обеспечения возмещения имущественного вреда и расходов», поскольку «обеспечение» подразумевает не только взыскание, но и гарантии возмещения.

Из этого следует вывод о том, что конституционное положение об обеспечении компенсации причиненного ущерба теперь закреплено и в отраслевом законодательстве. По нашему мнению, это может и должно означать, что государство обязуется возмещать ущерб, причиненный преступлением.

Гражданский истец и гражданский ответчик появляются в качестве субъектов-участников уголовного процесса в связи с заявленным по уголовному делу гражданским иском.

Имевшееся в ранее действовавшем УПК РСФСР 1960 г. законодательное понятие гражданского истца не соответствовало нормам материального права, в связи с чем в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 25 октября 1996 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» указывалось, что гражданским истцом следует признавать и потерпевшего, понесшего от преступления лишь моральный вред.

В ст. 44 УПК РФ закреплено следующее понятие гражданского истца:

«Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему
непосредственно

1 Сборник постановлений Пленума Верх. Суда РФ 1961-1996 г.г. М., 1996. С. 167-171.

34

преступлением. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда».

Из этого определения следует, что гражданский иск может быть заявлен при наличии оснований полагать о причинении вреда преступлением, а не только при условии установления факта причинения вреда именно преступлением, как это было в ст. 54 УПК РСФСР.

Однако новое понятие гражданского истца нельзя признать полным, поскольку неясным остается вопрос о возможности признания гражданским истцом лица, которому причинен лишь моральный вред. Положение о том, что гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда не свидетельствует о возможности признания гражданским истцом, которому причинен только лишь моральный вред. Данное положение можно расценивать лишь как возможность заявления дополнительного требования лицами, которым причинен имущественный вред.

Во избежание возможных споров целесообразнее было бы ст. 44 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного либо морального вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением».

В качестве гражданского истца гражданин участвует в процессе лично или наряду со своим представителем, иные же лица - через представителя. Поскольку причинение вреда преступлением влечет признание гражданина потерпевшим, гражданин - потерпевший должен быть признан и гражданским истцом. В делах частного обвинения в этом случае он будет и частным обвинителем. В указанной ситуации гражданин будет иметь права гражданского истца, потерпевшего и частного обвинителя, которые во многом совпадают.

Позиция гражданского истца примыкает к обвинению, но не связана им, является самостоятельной.

35

Гражданский истец обладает правами аналогичными правам других участников процесса, а также специфичными для гражданского истца: поддерживать гражданский иск; отказаться от предъявленного им гражданского иска; выступать в судебных прениях для обоснования гражданского иска.

Согласно ст. 44 УПК РФ, определяющей процессуальные права и обязанности гражданского истца, он вправе знакомиться с материалами уголовного дела, но право получать или снимать копии ему не предоставлено, что не достаточно полно защищает права и законные интересы гражданских истцов в тех случаях, когда они не являются одновременно потерпевшими по делу. По нашему мнению, ч.1 ст.44 УПК РФ следует дополнить указанием на наличие права получать или снимать копии с материалов уголовного дела.

Материальную ответственность по предъявленному иску в уголовном процессе обычно несет непосредственный причинитель вреда - обвиняемый. Наряду с обвиняемым субъектами материальной ответственности могут быть гражданские ответчики- иные лица.

Правовое положение субъектов материальной ответственности - составная часть проблемы возмещения ущерба в уголовном процессе, поскольку в конечном счете вопрос сводится к обращению находящихся в обладании определенных лиц материальных ценностей на восстановление нарушенной преступлением или общественно опасным деянием невменяемого собственности либо для компенсации морального вреда.

Всех субъектов, на которых допускается обращение материальных взысканий, по признаку противоправности можно условно разделить на две группы:

  1. Субъекты преступления (непосредственные и опосредованные причинители вреда);

  2. Иные субъекты (опосредованные причинители вреда).

Субъекты преступления - непосредственные причинители вреда - это категория лиц с самостоятельной гражданско-правовой деликтоспособностью (ответственностью).

36

К субъектам преступления - опосредованным причинителям вреда относятся лица, не связанные единым намерением с соучастниками основного преступления, но привлекаемые к уголовной ответственности по одному делу1.

В качестве иных субъектов (опосредованных причинителей вреда) выступают родители, опекуны, попечители или другие лица, а также учреждения, предприятия и организации, в силу закона несущие материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого или общественно опасными деяниями невменяемого.

Привлечение лица к материальной ответственности производится в целях правильного разрешения спорного гражданско-правового отношения, а также обеспечения возмещения потерпевшему имущественного вреда, причиненного преступлением. В отношении лица, привлеченного к материальной ответственности, могут быть применены некоторые меры уголовно-процессуального принуждения, в том числе наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ).

Привлечение к материальной ответственности есть процессуальный институт, составные части которого являются, как это вытекает из текста статьи 54 УПК РФ:

1 - вынесение постановления о привлечении в качестве гражданского ответчика;

2 - объявление постановления гражданскому ответчику; 3 4 - разъяснение гражданскому ответчику его прав и обязанностей; 5 4 - дача гражданским ответчиком объяснений по существу предъявляемого иска.

Гражданский ответчик как самостоятельный субъект появляется в процессе лишь в тех случаях, когда материальную ответственность за ущерб, причиненный преступлением, несут другие лица, а не сам обвиняемый. Обвиняемый специально в качестве ответчика по делу не привлекается.

1 Александров С.А. Правовое положение гражданского ответчика в уголовном процессе. Горький, 1977. С. 6.

37

Содержание деятельности гражданского ответчика характеризуется тем, что он в уголовном процессе получает возможность возражать против предъявленного иска, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами дела в части, относящейся к гражданскому иску, участвовать в судебном разбирательстве. В судебном разбирательстве гражданский ответчик пользуется одинаковыми правами с подсудимым по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств (ст. 244 УПК РФ). В отличие от подсудимого (обвиняемого), на гражданского ответчика, если эти фигуры не совпадают, может быть возложена обязанность доказывания по гражданскому иску, если это предусмотрено нормами других отраслей права и не противоречит нормам УПК: как отмечалось ранее, презумпция невиновности распространяется только на обвиняемого, подозреваемого, подсудимого).

К материальной ответственности в уголовном деле могут быть привлечены только виновные лица (ст. 1064, 1074, 1076, 1078 ГК РФ). Но гражданские ответчики - это не непосредственные причинители вреда, а лица, причастные к причинению вреда косвенно, например, через свое недобросовестное отношение к воспитанию несовершеннолетнего обвиняемого. Именно за просчеты в его воспитании, следствием которого является совершение последним правонарушения, сопряженного с причинением ущерба, гражданские ответчики и несут материальную ответственность.

Поскольку основанием материальной ответственности является виновное причинение вреда, то при производстве по уголовному делу лицо может быть привлечено к материальной ответственности лишь тогда, когда следователь будет располагать достаточными доказательствами его виновности в причинении вреда. При привлечении к материальной ответственности за действия, например, несовершеннолетнего обвиняемого его родителей (усыновителей, попечителя), следователь исходит из презумпции вины в воспитании.

38

Важное значение в разрешении гражданского иска имеет установление наличия причинной связи между действиями (бездействием) обвиняемого и наступившим вредом. Недопустимо возлагать материальную ответственность на обвиняемого, если по делу не добыто доказательств, указывающих на наличие причинной связи между его действиями и наступившими вредными последствиями. Материальная ответственность не может быть возложена и на гражданского ответчика, если между его поведением и вредом, причиненным обвиняемым, отсутствует причинная связь. В ст. 1074 ГК РФ указано: «В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителями, в случае, если они не докажут, что вред возник не по их вине».

Поэтому при наличии состава преступления в действиях несовершеннолетнего обвиняемого и наличии доказательств о причинении им имущественного вреда потерпевшему, гражданскому ответчику необходимо доказывать отсутствие причинной связи между воспитанием и действиями, в результате которых возник имущественный вред.

Имеются некоторые сложности при определении круга лиц, на которых может быть возложена материальная ответственность за вред, причиненный преступлениями, при совершении преступлений в соучастии (групповые уголовные дела). Нельзя предъявить в уголовном процессе иск к остальным соучастникам обвиняемого, освобожденным от уголовной ответственности в связи с актом амнистии, передачей на поруки либо другими нереабилитирующими основаниями. Взыскать с них имущественный вред можно лишь в порядке гражданского судопроизводства. Однако привлекать их в качестве гражданских ответчиков в уголовном процессе было бы весьма целесообразно, хотя это и противоречит общепринятой трактовке понятия «гражданский ответчик в уголовном судопроизводстве».

39

Нелогично, что гражданскими ответчиками в уголовном процессе могут быть лишь те лица, которые несут материальную ответственность за действия обвиняемого, а непосредственные причинители вреда, хотя и освобожденные от уголовной ответственности, не могут быть ими признаны. Совершение преступления, связанного с причинением имущественного вреда, - предпосылка к уголовной и гражданской ответственности. Освобождение от уголовной ответственности не освобождает от обязанности возместить вред, ибо вред подлежит возмещению лицом, его причинившим (ст. 1064 ГК РФ). Следовательно, с этой точки зрения нет никаких препятствий для привлечения таких лиц к участию в деле в качестве гражданских ответчиков. Нет обстоятельств, исключающих возможность привлечения этих лиц в качестве гражданских ответчиков и с практической стороны, так как в уголовном процессе следственные и судебные органы, независимо от того, предъявлен гражданский иск ко всем соучастникам преступления или нет, обязаны по каждому делу доказывать размер вреда (ст. 73 УПК РФ), а также принять меры к обеспечению его возмещения (ст. 115, ч.5 ст.220 УПК РФ).

Освобожденные от уголовной ответственности лица продолжают оставаться субъектами не только спорных гражданско-правовых, но и, как правило, уголовно-процессуальных отношений, участвуя в уголовном процессе в качестве свидетелей. Их допрашивают по обстоятельствам, касающимся оснований иска, его размеров и т.д. Таким образом, в уголовном процессе есть все условия для того, чтобы привлечь этих лиц в качестве гражданских ответчиков, возложив на них обязанность возместить солидарно с обвиняемым причиненный материальный ущерб.

Такой порядок был бы удобен для всех участников процесса. Он исключит дублирование в работе судов, будет гарантировать наибольшую полноту исследования доказательств, способствовать обеспечению гражданского иска. Это позволит, в свою очередь, быстрее решить вопрос о возмещении ущерба, причиненного преступлением. Ограничение возможности предъявлять гражданские иски в уголовном процессе к лицам, освобожденным от уголовной

40

ответственности, ущемляет интересы потерпевших: им не полностью возмещают ущерб, и они бывают вынуждены искать защиту своих имущественных прав в гражданском процессе, а это отдаляет, иногда надолго, возмещение ущерба1.

Следует отметить, что в ст. 216 УПК РФ закреплено ограничение права гражданского ответчика на ознакомление с материалами уголовного дела: «Гражданский истец, гражданский ответчик или их представители знакомятся с материалами уголовного дела в той части, которая относится к гражданскому иску».

Указанное ограничение нельзя признать правомерным, поскольку выборочное ознакомление не позволяет уяснить с необходимой полнотой обстоятельства дела. Кроме того, материалы уголовного дела невозможно разделить на относящиеся и не относящиеся к заявленному иску и, к тому же, по этому вопросу могут разойтись мнения следователя и гражданского ответчика или его представителя.

Эти аргументы свидетельствуют о необходимости исключения из ст.216 УПК РФ ограничения права гражданского ответчика на ознакомление с материалами дела.

§ 3. Решение по гражданскому иску в приговоре.

Окончательное разрешение гражданский иск получает в приговоре. Значение судебного приговора, как важнейшего акта правосудия, - отмечалось в постановлении № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» - обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору.
Вынесение незаконных и

1 Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела. Воронеж, 1978. С. 56-

57.

2 Сборник постановлений Пленумов Верх. Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1996. С. 565-576.

41

необоснованных приговоров является недопустимым и влечет их отмену или изменение вышестоящими судебными инстанциями.

Вопрос о заявленном гражданском иске разрешается судом вместе с другими основными вопросами, составляющими содержание приговора (вопросами о виновности и размере наказания), что специально установлено в ст. 299 УПК РФ. Суд может удовлетворить заявленный гражданский иск или отказать в нем только в приговоре. Это первое правило, которое необходимо соблюдать, чтобы решение по гражданскому иску было правосудным. Оно же свидетельствует о том, что решение по гражданскому иску органически включается в приговор и является условием его законности при разрешении тех дел, по которым потерпевший обратился с требованием возместить причиненный ему преступлением имущественный и/или моральный вред.

Признание решения суда по гражданскому иску составной частью приговора означает, что для разрешения гражданского иска в уголовном процессе в полном объеме применяются те же правила, которые суд обязан соблюдать при решении и отражении в приговоре остальных вопросов.

Решение по гражданскому иску должно быть законным и обоснованным (мотивированным).

Решение законно, если вынесено в строгом соответствии с подлежащими применению по делу нормами материального права и при точном соблюдении норм процессуального права. Обоснованным считается решение, в котором изложены все имеющие значение для разрешения дела обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон.

Законность и обоснованность решения по гражданскому иску - понятия взаимосвязанные: необоснованное решение не может быть законным.

Раздельное их исследование оправдано тем, что эти понятия относительно самостоятельные сферы судебной деятельности: ^^

  1. выяснение обстоятельств дела (фактической стороны); ‘‘J/>c’^-~щ^

42

  1. применение норм материального права и соблюдение норм процессуального права. Недостатки в каждой из этих сфер судебной деятельности устраняются по-разному, с применением различных процессуальных средств.

Важность мотивировки решения по иску очевидна: она повышает воспитательное воздействие приговора, убеждая лиц, присутствующих в зале суда, а также самого подсудимого, истца и ответчика в его правильности, законности и обоснованности, служит дополнительной гарантией прав подсудимого, истца и ответчика, так как позволяет им более обстоятельно аргументировать свои возражения в случае несогласия их с этим решением, и создает наилучшие условия для проверки правильности решения по иску вышестоящим судом. Отсутствие мотивировки порождает обжалование решений, а четкая убедительная аргументация не оставляет поводов для обжалования и, в конечном итоге, способствует скорейшей выдачи исполнительного листа.

Мотивировка включается в описательную часть приговора после изложения обстоятельств совершения преступления или сущности обвинения, которое предъявлялось оправданному и тех доказательств, на основании которых суд пришел к выводу о виновности или невиновности подсудимого. Если анализ указанных доказательств подтверждает основание и размер иска, то развернутую мотивацию решения, принимаемого по иску, приводить нет необходимости. Обычно бывает достаточно сослаться на то, что доказательства виновности подсудимого подтверждают также обоснованность заявленного по делу гражданского иска и указать материальный закон, на основании которого иск подлежит удовлетворению.

Когда иск полностью или в какой-то части признается необоснованным либо размер его завышенным, суд должен указать, почему именно он пришел к такому выводу и какие факты и обстоятельства при этом учитывались.

Сложность вынесения приговора в части гражданского иска заключается не в том, чем нужно обосновать решение, а в том как нужно правильно

43

применить некоторые нормы гражданского права для вывода о гражданско-правовых последствиях преступления.

Как показывает практика, наибольшую сложность в разрешении гражданского иска при постановлении обвинительного приговора, вызывают случаи, когда вред причиняется несколькими обвиняемыми либо несколькими потерпевшими. В таких случаях, как правило, возникает вопрос о процессуальном соучастии и порядке возложения обязанности по возмещению имущественного вреда, причиненного преступлением, на нескольких обвиняемых (гражданских ответчиков). Процессуальное соучастие возможно в трех сочетаниях: один гражданский истец - несколько обвиняемых (гражданских ответчиков); несколько гражданских истцов - один обвиняемый (гражданский ответчик) и несколько гражданских истцов - несколько обвиняемых (гражданских ответчиков).

Вопросы процессуального соучастия непосредственно уголовно- процессуальным законодательством не регулируются. Поэтому при их решении необходимо опираться на нормы гражданского и гражданско- процессуального права, а также на разъяснения, содержащиеся в имеющихся постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, например, в постановлении Пленума Верховного суда РСФСР №8 от 26 сентября 1973 г. «О судебной практике по применению законодательства о взыскании судебных издержек по уголовным делам»1; в постановлении Пленума Верховного суда РСФСР №7 от 23 декабря 1975 г. «О выполнении судами РСФСР постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР по делам о хищениях государственного и общественного имущества и задачах судов по дальнейшему повышению их роли в деле усиления охраны социалистической собственности»1; в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР №3 от 16 декабря 1986 г. «О некоторых вопросах применения судами РСФСР законодательства, направленного на борьбу с хищениями государственного или общественного

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1996, С.397-399.

44

имущества, иными преступлениями и правонарушениями в системе агропромышленного комплекса»1 с учетом особенностей уголовного судопроизводства.

Например, в соответствии со ст. 35 ГПК РСФСР соучастники могут поручить ведение дела одному из соучастников, но в уголовном судопроизводстве их интересы могут противоречить друг другу, потому это правило гражданского судопроизводства не действует.

Таким образом, в уголовном процессе каждый из гражданских истцов и гражданских ответчиков свободно пользуется и распоряжается своими правами: отказ одного или нескольких истцов от заявленного иска, изменение исковых требований, как и признание гражданского иска кем- либо из гражданских ответчиков, не порождает соответствующих обязанностей для других участников.

Исходя из этого, процессуальное соучастие на стороне гражданских истцов не должно порождать значительных трудностей при постановлении приговора в части возмещения материального ущерба: нужно в отношении каждого гражданского истца достаточно объективно определить размер имущественного и/или морального вреда и назначить соответствующее взыскание.

Что касается возложения обязанности по возмещению причиненного преступлением имущественного вреда при процессуальном соучастии на стороне обвиняемого (гражданских ответчиков), то наибольшую сложность у судов вызывает применение солидарной или долевой ответственности причинителей вреда.

По общему правилу ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их по правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 ГК РФ - то есть в соответствии со степенью вины каждого причинителя, а

1 Там же. С. 411-414.

45

при невозможности определить степень вины - в равных долях. Если имущественный вред явился единым нераздельным результатом противоправных действий нескольких лиц, то должна применяться солидарная ответственность этих лиц перед потерпевшим. Принцип солидарной ответственности не исключает возможности взыскания ущерба со всех сопричинителей в отдельных долях, однако при этом все они остаются обязанными перед потерпевшими лицами до полного возмещения причиненного ему вреда. Только по заявлению потерпевшего и при условии, что это отвечает его интересам, суд вправе применить долевую ответственность, определив долю каждого сопричинителя в общей сумме имущественного ущерба. Данное положение, содержащееся в ч. 2 ст. 1080 ГК РФ действует с 1 марта 1996 года. Ранее судам предоставлялось право возлагать на подсудимых, совместными действиями которых был причинен материальный ущерб, долевую, а не солидарную ответственность, если такой порядок соответствует интересам истца и обеспечивает возмещение ущерба. Заявления потерпевшего с подобной просьбой не требовалось.

Солидарная ответственность не может возлагаться на лиц, которые осуждены хотя и по одному делу, но за самостоятельные преступления, не связанные общим умыслом, а также на лиц, одни из которых осуждены за корыстные преступления, а другие, например, за халатность, хотя бы действия последних объективно в какой-то мере способствовали первым совершить преступление. Это положение последовательно реализуется судами при решении вопроса о возмещении причиненного преступлением имущественного вреда.

Во всех остальных случаях, когда нет оснований для применения солидарной ответственности, применяется долевая, которая при наличии нескольких должников согласно ст.321 ГК РФ носит характер общего правила.

В случаях, когда имущественный вред причинен совместными действиями подсудимого и другого лица, в отношении которого уголовное
дело

1 Там же. С. 456-465.

46

прекращено по основаниям, предусмотренным статьями 24-28 УПК РФ, либо выделено в отдельное производство, возмещение вреда полностью возлагается на подсудимого. При этом гражданскому истцу суд разъясняет право предъявить в порядке гражданского судопроизводства к лицам, дело в отношении которых было прекращено, иск о возмещении вреда солидарно с осужденным. При вынесении в последующем обвинительного приговора в отношении лица, дело о котором было выделено в отдельное производство, суд вправе возложить на него обязанность возместить вред солидарно с ранее осужденным. Ранее нами обосновывалась точка зрения о том, что в таких случаях следовало бы привлекать остальных соучастников в качестве гражданских ответчиков по данному уголовному делу, однако пока действующее уголовно-процессуальное законодательство не позволяет привлекать их в таком качестве, и применяются описанные выше правила.

Во всех случаях процессуального соучастия на стороне ответчика при удовлетворении гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в приговоре необходимо указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие - в долевом порядке. На это специально обращалось внимание в постановлении № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» (п. 19).

Там же обращалось внимание судов на то, что в соответствии с положениями ст. 310 УПК РСФСР1 при постановлении обвинительного приговора суд обязан разрешить предъявленный по делу гражданский иск.

Лишь в случае невозможности произвести подробный расчет по иску без отложения разбирательства дела, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В юридической литературе некоторые авторы предлагают исключить из ст. 310 УПК часть вторую, позволяющую судам оставлять гражданский иск без

1 Здесь и далее приводятся ссылки на УПК РСФСР 1960 г. В УПК РФ 2001 г. есть норма такого же содержания (это ч.2 ст.309 УПК).

47

рассмотрения, мотивируя это тем, что указанная норма не соответствует требованиям ст. 20 и п. 4 ст. 68 УПК РСФСР, затягивает окончательное разрешение гражданского иска, уводит суд от установления истины по делу1.

Однако согласиться с этим нельзя, поскольку зачастую действительно имеется необходимость в оставлении гражданского иска без рассмотрения.

Эта необходимость диктуется следующими причинами:

  1. Перегруженность судов. Судьям очень сложно планировать рассмотрение дел.

  2. Судебное разбирательство ведется непрерывно. Задержка с расчетами по гражданскому иску влечет срыв других назначенных к рассмотрению дел, а, следовательно, нарушаются права других лиц, нуждающихся в судебной защите.
  3. Сложность расчетов. Встречаются многоэпизодные дела, где несколько обвиняемых, к примеру, совершали кражи с одного и того же предприятия, но все эпизоды совершали различным составом, в период следствия часть похищенного была возвращена. Теперь необходимо подсчитать кто сколько должен возместить, а в уголовном процессе с учетом названных выше причин это сделать невозможно, особенно когда гражданский истец занимает пассивную позицию и не представляет соответствующие расчеты по каждому эпизоду хищения.
  4. Поэтому правы те авторы, которые полагают, что существование нормы, предусмотренной ч. 2 ст. 310 УПК РСФСР целесообразно и необходимо. Ее применение возможно тогда, когда квалификация преступления, определение степени вины, вида и размера уголовного наказания подсудимому практически не зависит от размера его материальной ответственности. Принятие такого решения допускается только при невозможности произвести подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбирательства уголовного дела и без

1 Мазалов А.Г. Гражанский иск в уголовном процессе. М, 1968. С. 108; Понарин В.Я. Защита неимущественных прав личности в уголовном процессе РФ: Автореф. дисс… д-ра юрид. наук. Воронеж, 1994. С. 16.

48

получения дополнительных материалов1. В ч.2 ст.309 УПК РФ предусмотрено такое же правило, что и в ч.2 ст.310 УПК РСФСР.

Тем не менее, следует согласиться с тем, что специфика компенсации морального вреда практически не позволяет использовать эту норму - размер компенсации морального вреда оставлен законом на усмотрение суда, следовательно, установив, что основания для компенсации морального вреда имеются, суд может и должен определить размер компенсации и разрешить гражданский иск в этом уголовном процессе2. Никаких сложных дополнительных расчетов при этом не требуется, поэтому в тех случаях, когда предмет иска составляют только требования о компенсации причиненного преступлением морального вреда, нет оснований для применения ч.2 ст.309 УПК РФ.

Само решение по иску включается в резолютивную часть приговора и должно быть изложено так, чтобы не возникало никаких сомнений относительно того, кто именно и кому должен передать указанное имущество (род, вид и количество которого требуется точно обозначить в приговоре) или определенную судом денежную сумму и в каком порядке должно производиться взыскание (солидарно или в порядке долевой ответственности).

При частичном удовлетворении иска в резолютивной части приговора обязательно указывается на отказ в остальной части иска.

Что же касается решений об оставлении иска без рассмотрения или о признании за гражданским истцом только права на удовлетворение иска, то их необходимо излагать в точном соответствии с формулировкой закона, а не в произвольных выражениях, затрудняющих понимание решения. Употребление произвольных выражений иногда вызывает различные недоразумения при последующем рассмотрении исков в порядке гражданского судопроизводства, влечет необходимость уточнения решения.

1 Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань. 1974. С. 77.

2 Кузнецова Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1997. С.21-22.

49

При неправильном решении вопроса о гражданском иске приговор может быть отменен не полностью, а лишь в части гражданского иска, но возникает вопрос о квалификации недостатков уголовно-процессуальной деятельности с гражданско-правовой точки зрения, поскольку в ст.369, 379 УПК РФ (ст. 342 УПК РСФСР 1960 г.), определяющих основания к отмене или изменению приговора отсутствуют упоминания о неправильном применении норм гражданского или гражданско-процессуального права. Но поскольку решение по гражданскому иску признано составной частью приговора, то здесь мы полностью солидарны с позицией А.А. Давлетова, полагающего, что неправильное решение по гражданскому иску судом первой инстанции влечет за собой неправосудность приговора, а допущенные ошибки квалифицируются по одному из двух оснований ст. 342 УПК РСФСР, относящихся к фактической стороне дела, - односторонности или неполноте следствия либо несоответствию выводов суда фактическим обстоятельствам дела, поскольку другие основания охватывают упущения в применении норм уголовного и уголовно- процессуального права1.

На практике часто суды не задумываются над тем, какая конкретно норма Уголовно-процессуального кодекса должна быть применена при признании незаконным решения в части гражданского иска.

Это подтверждается следующими архивными материалами:

  1. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе муниципального учреждения Управляющей компании в ЖКХ г. Ижевска на приговор Индустриального районного суда от 20 февраля 2001 г., руководствуясь ст. 332; 339 УПК РСФСР определила: признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства2.

1 Давлетов А.А. Единые критерии законности и обоснованности решений в уголовном процессе. // Актуальные проблемы охраны прав личности в советском уголовном судопроизводстве. Свердловск. 1989. С. 97.

2 Архив Индустриального районного суда г. Ижевска. Уголовное дело №22-1101.

50

  1. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики, рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе гражданского истца - муниципального управления «ГЖУ - управляющая компания в ЖКХ г. Ижевска на приговор Индустриального районного суда УР от 30 марта 2001 г., руководствуясь ст. 332; 339 и 342 УПК РСФСР определила: приговор в части

Ф гражданского иска отменить и дело в этой части передать на
новое

рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в тот же суд, но в ином составе судей1.

  1. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики, рассмотрев уголовное дело по кассационному протесту прокурора на приговор Индустриального районного суда от 28 июня 2001 года, руководствуясь ст.ст. 332-342 УПК РСФСР определила: приговор в части гражданского иска отменить дело направить на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства3.

Из приведенных примеров следует, что в первом случае судебная коллегия руководствовалась только статьями 332 и 339 УПК РСФСР, определяющими

  • полномочия суда кассационной инстанции.

Во втором случае, помимо норм, определяющих полномочия суда кассационной инстанции, судебная коллегия руководствовалась и ст. 342 УПК РСФСР, определяющей основания к отмене или изменению приговора.

В третьем случае судебная коллегия указала на применение ряда норм УПК РСФСР вне зависимости от того, все ли они здесь уместны.

По результатам рассмотрения изложенных выше вопросов можно сформулировать ряд выводов: 1. Правильное и своевременное предъявление, рассмотрение и разрешение

  • гражданского иска в уголовном процессе является
    важнейшей предпосылкой возмещения причиненного преступлением имущественного

1 Архив Индустриального районного суда г. Ижевска. Уголовное дело № 22-1212. 3 Архив Индустриального районного суда г. Ижевска. Уголовное дело №22-2284.

51

вреда и компенсации морального вреда и единственной предпосылкой для возникновения исполнительного производства по уголовному делу. 2. Гражданский иск в уголовном процессе является его частью, самостоятельным уголовно-процессуальным институтом. Уголовно- процессуальное законодательство определяет предпосылки возникновения, порядок обращения с исковыми требованиями, обязанность органов дознания, следователя, суда по
соответствующему на них реагированию.

  1. Единство оснований возникновения, общность доказательственного материала, один и тот же круг субъектов, принимающих участие в установлении наличия (отсутствия) уголовных и гражданских правоотношений позволяют при наличии пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве применять нормы гражданского процессуального, гражданского, семейного, трудового и иных отраслей права, если это не противоречит принципам уголовного судопроизводства.

  2. Следует различать основание и процессуальные предпосылки гражданского иска в уголовном деле. Основание иска составляют совершение преступления; наличие имущественного или морального вреда на стороне истца; причинная связь между преступлением и вредом. Необходимым условием рассмотрения иска совместно с уголовным делом является наличие определенных процессуальных предпосылок. К ним относятся: наличие уголовного дела; предъявление в уголовном деле гражданского иска; отсутствие судебного решения, вступившего в законную силу, либо определения суда о принятии отказа истца от иска или утверждении мирового соглашения, вынесенного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям; процессуальная право- и дееспособность заявителя.

  3. Законодателю необходимо обратить внимание на вопросы дееспособности в уголовном и уголовно-процессуальном праве, в противном случае возникает несоответствие между нормами гражданского, гражданского

52

процессуального, уголовного и уголовно-процессуального права, ничем, по нашему мнению, не обусловленное, а зачастую прямо уголовно- процессуальным законом и не разрешенное.

  1. С учетом необходимости уточнения предпосылок, условий и оснований признания гражданина или юридического лица потерпевшим ч. 1 ст. 42 УПК РФ предпочтительнее было изложить в следующей редакции: «Потерпевшим признается юридическое лицо или гражданин при наличии оснований полагать, что ему преступлением или общественно опасным деянием невменяемого, запрещенным Уголовным кодексом Российской Федерации, причинен имущественный, физический или моральный вред».
  2. Процессуальный статус гражданского истца и гражданского ответчика в уголовном судопроизводстве определен, по нашему мнению, недостаточно полно. Им следует предоставить право не только знакомиться с материалами уголовного дела, но и получать или делать копии с процессуальных документов, а в отношении гражданского ответчика, его представителя полагаем целесообразным снять ограничения на ознакомление только с той частью уголовного дела, которая касается гражданского иска, предусмотренные ВСТ.216УПКРФ.
  3. Суд может разрешить заявленный гражданский иск только в приговоре: удовлетворить полностью или частично либо отказать в удовлетворении иска. Только при этом условии решение по гражданскому иску будет правосудным. Решение по гражданскому иску является частью приговора и должно отвечать всем требованиям, предъявляемым к приговору (ст.297 УПК РФ).

53

ГЛАВА П. Обеспечение исполнения приговора в части возмещения имущественного вреда и компенсации морального вреда.

§ 1. Понятие и значение обеспечения исполнения приговора в части возмещения причиненного преступлением вреда.

Законодатель не разграничивает такие понятия как: «обеспечение гражданского иска» и «обеспечение возмещения причиненного преступлением материального ущерба».

В юридической литературе также смешиваются эти понятия.

Под обеспечением гражданского иска в уголовном процессе понимают совокупность процессуальных действий органа дознания, следователя, прокурора и суда по отношению предъявленного и возможного в будущем иска в целях гарантии исполнения приговора в части гражданского иска1.

Под обеспечением возмещения причиненного преступлением материального ущерба также понимается совокупность действий и приводится следующее определение: «Под обеспечением возмещения причиненного преступлением материального ущерба необходимо понимать всю совокупность предпринимаемых действий и возникающих при их производстве отношений, призванных гарантировать выполнение соответствующей задачи уголовного процесса»2.

По нашему мнению, понятие «обеспечение возмещения причиненного преступлением вреда» является более широким, поскольку включает в себя деятельность не только процессуального, но и не процессуального (например, оперативно-розыскного) характера.

Эта совокупность включает:

  1. Розыск похищенного имущества;
  2. Выявление других источников возмещения;
  3. 1 Александров С.А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе. Горький, 1976. С. 101.

2 Газетдинов Н.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. Казань, 1990. С. 31.

54

  1. Наложение ареста на имущество1.

Применение мер, связанных с обеспечением конфискации имущества, не устраняет необходимости принятия мер по обеспечению гражданского иска. Последние принимаются по каждому уголовному делу, где налицо достаточно данных о причинении преступлением имущественного вреда. А обеспечение конфискации имущества применяется только по делам, о государственных и тяжких корыстных преступлениях и лишь тогда, когда закон прямо устанавливает возможность конфискации. Доказанность причинения данным преступлением имущественного вреда не обязательна.

Значение обеспечения возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, определяется прежде всего тем, что в ч. 3 ст. 42 УПК РФ устанавливается: «Потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям статьи 131 настоящего Кодекса». Эта норма в полной мере соответствует назначению уголовного судопроизводства, закрепленному в ст. 6 УПК РФ, поскольку имеет важнейшее значение для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления. Право на возмещение причиненного преступлением имущественного вреда и компенсацию причиненного преступлением морального вреда следует считать одним из наиболее важных и социально значимых прав потерпевших (п.З и 4 ст.42 УПК РФ).

Кроме того, определение характера и размера причиненного ущерба является одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. В зависимости от этого нередко решается и вопрос о квалификации совершенного преступления. В процессе принятия мер по возмещению ущерба выявляются материальные ценности, обладающие признаками вещественных источников доказательств, которые вместе с другими средствами доказывания способствуют установлению истины по делу.

1 Александров С. А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе. Горький. 1976. С. 101.

55

Органы и лица, осуществляющие деятельность по возмещению ущерба, причиненного преступлением, должны исходить из требования полного его возмещения (ст. 1064 ГК РФ).

В силу этих обстоятельств органы дознания, следствия, прокуратура и суд обязаны неуклонно совершенствовать деятельность в этом направлении. Для возмещения причиненного преступлением имущественного вреда недостаточно одного лишь признания за потерпевшим права на такое возмещение и вынесение об этом решения. Необходимо принять меры к тому, чтобы гарантировать его реальное исполнение.

Ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство предусматривало следующие формы возмещения причиненного преступлением имущественного вреда:

1) возвращение владельцу предметов, непосредственно утраченных в результате преступления (возвращение похищенных предметов и т.д.) - уголовно-правовая реституция;

2) возмещение ущерба по исковому заявлению потерпевшего - гражданский иск в уголовном процессе;

3) взыскание ущерба по инициативе самого суда;

4) исполнение такой меры наказания, как возложение обязанности загладить причиненный имущественный вред1.

Действующий в настоящее время УПК РФ не предусматривает такой формы возмещения причиненного преступлением вреда как взыскание такового по инициативе суда, что свидетельствует о расширении диспозитивных начал в уголовном судопроизводстве. В отношении уголовно-правовой реституции, а также гражданского иска в уголовном деле следует отметить, что обе формы имеют много схожего: а) носят имущественный характер;

б) при их применении существует возможность, а зачастую необходимость применения уголовно-процессуального принуждения;

1 Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань, 1974. С.27-85; Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. Киев, 1989. С.25-257.

56

в) несвоевременность совершения процессуальных действий по их применению может повлечь за собой невозможность их осуществления.

Наличие общих черт указанных форм возмещения причиненного преступлением имущественного вреда (а также и компенсации морального вреда, поскольку она носит денежный характер) предполагает схожий механизм их обеспечения, который будет служить предметом нашего рассмотрения. Полагаем, что данный механизм может применяться и для обеспечения четвертой формы - возложение обязанности загладить причиненный преступлением вред как разновидность принудительных мер воспитательного характера, которые могут быть применены к несовершеннолетнему, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести вместо уголовного наказания (п. «в» ч.2 ст.90 УК РФ) постольку, поскольку эта обязанность может носить имущественный характер.

Таким образом, далее нами будет рассмотрен механизм обеспечения исполнения гражданского иска в уголовном судопроизводстве, который, тем не менее, при определенных условиях может быть применен и для обеспечения иных форм возмещения причиненного преступлением вреда.

Деятельность по обеспечению гражданского иска (в узком смысле) начинается с момента предъявления иска, а деятельность по обеспечению возмещения имущественного вреда (в широком смысле) начинается с момента обнаружения органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления. Например, задержание с поличным на месте совершения преступления или сразу после его совершения. В этих ситуациях еще нет не только гражданского иска, но и не возбуждено уголовное дело, однако меры по возмещению имущественного вреда принимать необходимо, поскольку исполнение будущего приговора в части гражданского иска зависит от своевременности принимаемых мер по возмещению вреда.

Поскольку непринятие органом расследования мер к обеспечению гражданского иска не является существенным нарушением процессуальных норм, а значит, не влечет отмену приговора, то возникает вопрос, имеющий

57

большое практическое значение: каковы процессуальные последствия непринятия органом расследования реальных мер к возмещению имущественного вреда, причиненного преступлением.

В процессе производства по уголовному делу следователь подотчетен начальнику следственного отдела, а надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия осуществляет прокурор.

В ст. 39 УПК РФ, определяющей полномочия начальника следственного отдела, указывается, что начальник следственного отдела дает указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Обязанность проконтролировать своевременность принятия мер обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска не закрепляется.

Уголовно-процессуальная норма, определяющая полномочия прокурора по осуществлению надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия более конкретно, по пунктам определяет компетенцию прокурора (ст. 37 УПК РФ).

Приведенный в этой статье перечень показывает, что процессуальный закон предоставляет прокурору при осуществлении надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия права, связанные с раскрытием преступлений, привлечением к ответственности лиц, их совершивших, проведением следственных действий, вынесением постановлений, а также передачей дел от одного лица к другому. Право или обязанность прокурора проверить своевременность принятия мер обеспечения гражданского иска или хотя бы просто принятия указанных мер в данной норме не закрепляется.

Не закреплена обязанность прокурора проверять принятие мер обеспечения гражданского иска и в ст. 221 УПК РФ,
определяющей

58

полномочия прокурора при поступлении к нему от следователя уголовного дела с обвинительным заключением. Ранее, хотя бы на этой стадии законодатель обязывал прокурора проверять принятие мер обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества (п. 9 ст. 213 УПК РСФСР).

В стадии назначения судебного разбирательства обеспечение гражданского иска осуществляется главным образом путем проверки и оценки того, что было сделано по делу на предварительном следствии (ст. 228 УПК РФ). Вместе с тем в этой стадии судья по ходатайству потерпевшего, гражданского истца или их представителя либо прокурора может принять меры по обеспечению гражданского иска. Исполнение этого решения поручается судебному приставу-исполнителю (ст. 230 УПК РФ).

При обнаружении судом нарушений закона об обеспечении гражданского иска, допущенных при производстве дознания или предварительного следствия, суд при наличии к тому оснований, предусмотренных п.4 ст. 29 УПК РФ, выносит частное определение (постановление), которым обращает внимание соответствующих органов или должностных лиц на установленные по делу факты нарушения закона.

В постановлениях высших судебных инстанций неоднократно обращалось внимание судов на то, что при рассмотрении дел о преступлениях, которыми причинен материальный ущерб, имеются существенные недостатки. Отдельные суды не принимают мер к обеспечению гражданского иска, не всегда реагируют на факты несвоевременного наложения следственными органами ареста на имущество; неполно исследуют доказательства о характере и размере ущерба; без достаточных оснований оставляют гражданские иски без рассмотрения; не выясняют, не приобретено ли имущество на средства, добытые преступным путем1.

1 См., напр.: постановление № 1 Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. с послед, изм. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» //Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М: Спарк, 1999. С.146.

59

Обеспечение гражданского иска имеет свои особенности и в стадии судебного разбирательства. В этой стадии непосредственно исследуются доказательства, относящиеся к гражданскому иску. Но в этой стадии суд не связан доказательствами, собранными в предшествующих стадиях. Он по собственной инициативе или по ходатайству участников процесса может собирать новые доказательства, касающиеся гражданского иска, и с этой целью вызывать в судебное заседание новых свидетелей, назначать экспертизу, истребовать документы и т.д. Если суд пришел к выводу об удовлетворении гражданского иска полностью или частично, он вправе принять меры к его обеспечению, если есть опасения, что осужденный, гражданский ответчик, а также другие лица могут скрыть имущество или иные ценности до вступления приговора в законную силу.

Таким образом, законом суду предоставлено право контроля за деятельностью органов дознания и предварительного следствия по обеспечению гражданского иска. Однако, как показала практика, такой контроль не всегда осуществляется, особенно в стадии назначения судебного разбирательства..

Полагаем, что прокурорский надзор и судебный контроль за соблюдением закона об обеспечении гражданского иска нуждается в усилении.

Прокурору необходимо с момента возбуждения уголовного дела проверять деятельность следователя и органов дознания по обеспечению возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением.

Судам следует по каждому факту несвоевременного принятия мер по обеспечению возмещения имущественного вреда следователем, органом дознания или прокурором выносить в отношении этих лиц частные определения.

60

§ 2. Меры по обеспечению исполнения приговора в части гражданского иска

в уголовном судопроизводстве.

Меры по обеспечению исполнения приговора в части гражданского иска в уголовном судопроизводстве - это предусмотренные законом меры уголовно-процессуального принуждения, применяемые уполномоченными лицами для обеспечения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве

предусмотрена только одна мера процессуального принуждения, направленная на обеспечение гражданского иска - наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ).

Существо данной меры процессуального принуждения состоит в том, что:

1) цель ее применения состоит в обеспечении исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий (например, штрафа) или возможной конфискации имущества; 2) 3) арест может быть наложен на имущество подозреваемого, обвиняемого, лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, а также на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого (обвиняемого); 4) 3) арест может быть наложен на любое имущество, не включенное в Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда, предусмотренный в Уголовно-исполнительном кодексе РФ. Перечень такого имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам и которое не подлежит аресту содержится также в Приложении № 1 к ГПК РСФСР. Следует отметить, что Перечень видов имущества, содержащийся в Приложении № 1 к ГПК РСФСР, установлен уже довольно давно и действует в редакции Указа Президиума Верховного Совета от 1 августа 1980 г. Перечень же видов имущества, содержащийся в УИК РФ,

61 установлен относительно недавно - 18 декабря 1996 г. Этот перечень усовершенствован, что выражается в расширении понятийного аппарата, а также в расширении самого перечня. Так, в Приложении № 1 к УИК РФ прямо указывается, что не подлежат конфискации жилой дом, квартира или отдельные их части, если осужденный и его семья постоянно в них проживают (не более одного дома или квартиры на семью) - вне зависимости от вида деятельности должника. В Перечне, содержащемся в Приложении № 1 к ГПК РСФСР указано, что взыскание не может быть обращено лишь на жилой дом с хозяйственными постройками или его части - у лиц, основным занятием которых является сельское хозяйство, если должник и члены его семьи постоянно в нем проживают, кроме случаев, когда взыскивается ссуда, выданная банком на строительство дома;

4) наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества (кроме собственника, им может быть, например, хранитель или арендатор имущества), распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

В связи с этим следует различать два вида наложения ареста на имущество: 1) арест имущества без изъятия его у собственника или владельца; 2) арест имущества с изъятием его у собственника (владельца) и передачей его на хранение другому лицу.

Суть первого вида ареста состоит только в запрете распоряжаться, а в необходимых случаях - и пользоваться имуществом. Запрет на распоряжение имуществом возникает во всех случаях наложения ареста не него. Запрет на пользование имуществом, на которое наложен арест, должен входить в содержание этой меры обеспечения гражданского иска и иных имущественных взысканий, по нашему мнению, в тех случаях, когда пользование имуществом может повлечь за собой: а) существенное снижение стоимости этого имущества; б) продолжение
противоправной деятельности обвиняемого

62

(подозреваемого); в) иным образом нарушает права и законные интересы потерпевшего, гражданского истца, других лиц.

Второй вид наложения ареста имеет место в тех случаях, когда имущество изымается у лица, на имущество которого наложен арест, и передается на хранение другому лицу. Очевидно, что этот вид ареста на имущество ограничивает права его собственника (владельца) в большей степени, поскольку обвиняемый, подозреваемый, другое лицо, на имущество которого наложен арест лишаются возможности не только распоряжаться, пользоваться, но и владеть этим имуществом. В связи с этим особую актуальность приобретает вопрос о том, кто уполномочен выбирать вид ареста, который должен быть наложен в том или ином случае. УПК РФ прямого ответа на этот вопрос не содержит.

В ч.б ст. 115 УПК РФ предусмотрено, что лицо, которому передается изъятое имущество, избирается по усмотрению лица, производившего арест. Но поскольку в ч.1 этой статьи установлено, что решение о наложении ареста на имущество во всех случаях принимается судом, очевидно, что именно суд должен решить вопрос о том, будет ли изыматься имущество, и указать конкретное лицо, которому оно должно быть передано на хранение. В качестве последнего суд может выбрать собственника или владельца этого имущества, совершеннолетних членов семьи лица, на имущество которого наложен арест; в случаях, когда изъятое представляет собой сложный имущественный комплекс и нуждается в особом управлении, имущество может быть передано по договору доверительного управления имуществом. В любом случае, лицо, которому передается на хранение изъятое имущество, должно быть указано в постановлении суда о наложении ареста на имущество. Такое лицо всегда предупреждается об ответственности за сохранность имущества, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

Следует отметить, что ст.115 УПК РФ, установившая судебный порядок принятия решения о наложении ареста на имущество, в полной мере отвечает требованиям ст. 35 Конституции РФ о
неприкосновенности частной

63

собственности и является позитивным достижением нового Уголовно- процессуального кодекса РФ.

Процессуальные основания и порядок наложения ареста на имущество урегулированы в указанной статье УПК РФ.

В уголовном процессе меры по обеспечению гражданского иска могут быть приняты только после возбуждения уголовного дела, т.е. для принятия мер по обеспечению гражданского иска в уголовном процессе необходима совокупность нескольких условий:

  1. Наличие постановления о возбуждении уголовного дела;
  2. Наличие процессуального статуса подозреваемого или обвиняемого у причинителя имущественного вреда;
  3. Наличие предъявленного по данному уголовному делу гражданского иска (в отсутствие гражданского иска наложение ареста на имущество возможно только в целях обеспечения имущественных взысканий, поэтому в таких случаях необходимо, чтобы санкция статьи УК РФ, предусматривающей наказание за преступление, в совершении которого подозревается или обвиняется лицо, предусматривала в качестве возможной меры наказания штраф или конфискацию имущества);
  4. Ходатайство прокурора о применении данной меры процессуального принуждения (такое ходатайство с согласия прокурора могут заявить следователь или дознаватель)
  5. Постановление суда о наложении ареста на имущество.
  6. Суд рассматривает ходатайство о наложении ареста на имущество в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ, т.е. судья районного или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства данного процессуального действия рассматривает это ходатайство не позднее 24 часов с момента его поступления. В судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь. Решение суда о наложении ареста на имущество либо об отказе в заявленном ходатайстве должно быть мотивированным.
    Представляется, что в судебном заседании

64

должны принимать участие лица, на имущество которых предлагается наложить арест, в особенности, если эти лица не являются подозреваемыми (обвиняемыми). Думается, что для решения вопроса о достаточности оснований полагать, что имущество этих лиц получено в результате преступных действий обвиняемого (подозреваемого), следовало бы заслушать пояснения этих лиц. Во избежание ошибочных действий по наложению ареста на имущество невиновных лиц, что нарушает конституционные права таких лиц, но не дает им права на возмещение причиненного применением этой меры процессуального принуждения ущерба (в ч.2 ст. 133 УПК РФ, урегулировавшей основания реабилитации, такие действия как основания для возникновения права на возмещение вреда не указаны), следовало бы предоставить таким лицам право участвовать в судебном заседании, где решается вопрос о наложении ареста на их имущество. Конечно, в ст. 123, 127 УПК РФ предусмотрено, что лицо, на имущество которого наложен арест, имеет право обжаловать судебное решение в десятидневный срок в порядке, установленном главой 43 УПК РФ, но это не решает всех проблем, возникающих в связи с необоснованным наложением ареста на имущество лица, не подвергавшегося уголовному преследованию. Поэтому полагаем целесообразным:

1) дополнить ст. 115 УПК РФ указанием на то, что лицо, на имущество которого предлагается наложить арест, вправе участвовать в судебном заседании при решении этого вопроса; 2) 3) дополнить ст. 133 УПК РФ указанием на то, что лица, на имущество которых незаконно или необоснованно был наложен арест имеют право на возмещение имущественного вреда, даже если сами эти лица не подвергались уголовному преследованию. 4) Исполнение постановления суда о наложении ареста на имущество производится следователем, дознавателем, а если данная мера обеспечения гражданского иска избрана в судебных стадиях, то судебным приставом- исполнителем. При наложении ареста на имущество составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166, 167 УПК РФ. При наложении ареста на

65

имущество может присутствовать специалист (ч.5 ст. 115 УПК РФ),
его функции состоят в обеспечении помощи при составлении описи имущества.

Наложение ареста на имущество как мера обеспечения гражданского иска, а также конфискации имущества в большинстве случаев является достаточно эффективной, особенно если это имущество составляют деньги, ценные бумаги или вещи, возможность последующей реализации которых достаточно высока (не ограниченные в гражданском обороте, не обремененные правами других лиц, без высокой степени износа и т.д.). Но в связи с тем, что имущество, на которое наложен арест, может представлять собой не только вещи, но и имущественные права (например, право на долю в уставном капитале юридического лица), а также сложный имущественный комплекс -предприятие в целом, при применении данной меры обеспечения гражданского иска может возникнуть много иных проблем.

Некоторые из них решены в законе. Так, ч.7 ст. 115 УПК РФ устанавливает особые правила наложения ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях. Там предусмотрено, что операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также прокурора либо следователя или дознавателя с согласия прокурора.

В связи с тем, что в последние годы было принято множество законодательных актов, регулирующих права собственников и защищающих их, собственник получил право вложения имущества и денежных средств в уставный капитал предприятия, но в то же время это имущество является в дальнейшем собственностью юридического лица и распоряжение им осуществляется уже не самим участником. В случае наложения ареста на долю одного участника юридического лица
нарушаются права других лиц. Из

66 закрепленных в Гражданском кодексе РФ организационно-правовых форм юридических лиц (полное товарищество, товарищество на вере, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью, акционерные общества и производственные кооперативы) наиболее «безболезненно» можно арестовать только долю в имуществе открытого акционерного общества, то есть наложить арест на принадлежащие подозреваемому (обвиняемому) акции. В закрытом акционерном обществе арест акций одного акционера уже влечет нарушение прав других акционеров. В хозяйственных товариществах и обществах переход права на долю в уставном капитале требует соблюдения определенной процедуры и наложение ареста на долю подозреваемого или обвиняемого - собственника невозможно. Также невозможно, не нарушая прав членов производственного кооператива, наложить арест на пай в кооперативе, принадлежащий подозреваемому или обвиняемому. Не исключено возникновение проблем в ситуации, когда вина лица, арест на имущество которого наложен, не будет установлена, а предприятию или кооперативу причинены убытки.

Такая мера обеспечения гражданского иска как арест может причинить вред третьим лицам и в случае принадлежности имущества супругам на праве общей собственности.

Данное утверждение основано на материалах судебной практики.

Так, 11 ноября 1997 года начальником следственного управления военной прокуратуры было возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц военного представительства, организовавших хищение имущества в особо крупных размерах.

9 марта 2000 года из данного уголовного дела выделяются материалы уголовного дела по факту незаконного вывоза в мае 1997 года имущества из одной воинской части на сумму 289.268.030 руб. Материалами дела на момент предъявления обвинения было достоверно установлено, что обвиняемый -военнослужащий Т. - выполнял приказ, однако, предъявляя обвинение в мае 2000 года, следователь наложил арест на имущество, принадлежащее супругам

67

на праве общей собственности, а именно: аудио-видеотехнику и автомобиль. Документы на автомобиль следователь изъял, что сделало невозможным пользование автомобилем, которым управляли оба супруга. Приговором Нижнетуринского гарнизонного военного суда от 26 января 2001 года подсудимый Т. был оправдан и мера обеспечения гражданского иска отменена. Приговор вступил в законную силу 27 апреля 2001 года после рассмотрения кассационного протеста окружным военным судом.

Таким образом, наложение ареста привело к тому, что семья на протяжении года не могла пользоваться собственным имуществом1.

Наложение ареста в приведенной ситуации, когда вопрос о виновности изначально вызывал сомнения и при наличии данных о принадлежности имущества на праве общей собственности супругам, неоправданно и нецелесообразно, но в то же время выбора у следователя не имелось.

В данном случае целесообразнее было запретить обвиняемому совершать определенные действия в отношении автомобиля, не лишая его правомочия пользования.

Поэтому во избежание нарушения прав третьих лиц при обеспечении гражданского иска, на наш взгляд, законодателю необходимо предусмотреть помимо ареста и иные меры обеспечения иска, а именно - запрещение другим лицам передавать имущество ответчику. Это позволит лицу, производящему дознание, и следователю более уверенно выполнять восстановительную функцию права.

З.Т. Новичкова предлагает в некоторых случаях составлять опись имущества без ареста: «Вызывает интерес вопрос о возможности в уголовном процессе описи имущества без ареста. Циркуляр Наркомата РСФСР от 1926 года «О мерах к недопущению наложения ареста на имущество, обозначенного в ст.ст. 271 ГПК и 38 УПК» такую возможность допускал и даже считал необходимой. Речь шла о необходимости определения имущественного состояния лица (обвиняемого,
подсудимого) с целью установления его

1 Архив Нижнетуринского гарнизонного военного суда. Уголовное дело № 24/26/0006-00.

68

классовой принадлежности. В условиях НЭПа такая мера имела значение, ибо могла влиять в той или иной степени на приговор. В современных условиях эта мера не применяется, и в нормативных материалах мы не находим на нее указаний. В практике следственных и судебных органов не встречаются случаи проведения описи без ареста. Правда, иногда следователи, производя обыск и опись имущества, просто забывают вынести постановление об аресте. Неправомерность такого действия очевидна.

В гражданском процессе возможно составление описи имущества не только для его ареста, но и для других целей, например, для определения имущественного состояния лиц при разделе имущества»1.

С позицией Новичковой З.Т. в какой-то мере можно согласиться. Действительно в некоторых случаях, как уже указывалось, производить арест имущества нецелесообразно и рискованно, но в то же время составлять только опись, не влекущую юридических последствий, бессмысленно. В приведенном З.Т. Новичковой примере опись имущества не применяется как мера обеспечения гражданского иска. Определенные надежды возлагались на решение этого вопроса в новом Уголовно- процессуальном кодексе, но надежды, к сожалению, не оправдались.

По нашему мнению, в некоторых случаях следует производить опись имущества и применять менее строгую, чем арест, меру обеспечения гражданского иска.

В соответствии со ст. 175 УПК РСФСР 1960 г. принятие мер для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества являлось обязанностью следователя. В ст.30 УПК РСФСР обязанность принять меры для обеспечения предъявленного или возможного в будущем гражданского иска возлагалась на орган дознания, следователя, прокурора и суд. Перечисленные субъекты обязаны были принять такие меры независимо от

1 Новичкова З.Т. Обеспечение гражданского иска в советском уголовном процессуальном праве. // Проблемы правоведения. Выпуск 38. Республиканский межведомственный научный сборник. Киев, 1978. С. 95-96.

69

того, предъявлен ли уже гражданский иск: во всех случаях, когда имелись достаточные данные о причинении преступлением материального ущерба.

Новый УПК РФ такой обязанности не предусматривает. По крайней мере, ни одна статья УПК не содержит указания на то, что принятие таких мер является именно обязанностью, напротив, в ст. 115, 230 и других статьях УПК, в ! * которых идет речь о предъявлении и обеспечении гражданского
иска

использованы формулировки «могут» или «вправе». Из текста закона вытекает, что такие меры для обеспечения гражданского иска могут быть приняты только после его предъявления, но не для обеспечения возможного в будущем гражданского иска. Это логическое продолжение расширения тенденции усиления диспозитивных начал: в отношении гражданского иска законодатель занял достаточно определенную позицию - это частное дело потерпевшего и гражданского истца, публичные начала здесь излишни. Тем не менее, отсутствие в УПК РФ указания на обязанность дознавателя, следователя, прокурора, суда принять меры по обеспечению гражданского иска следует расценивать как ощутимое упущение. Если отсутствует законодательно

  • закрепленная обязанность, имеется лишь право, то вполне возможны ситуации, когда такие меры не будут своевременно приняты не только после предъявления гражданского иска, но и при наличии ходатайства гражданского

| истца о принятии таких мер. Причины могут быть самыми
разными -

чрезвычайная загруженность и др. Раз нет обязанности, то нет и правонарушения со стороны соответствующих должностных лиц, следовательно, нельзя будет ставить вопрос об ответственности за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (в нашем случае - бездействия) государственных органов. В соответствии со ст. 1064, 1069 ГК РФ такой вред возмещается при наличии

  • вины соответствующих должностных лиц за счет казны РФ. Однако для применения этой ответственности необходимо, чтобы бездействие государственных органов и их должностных лиц было противоправным, а для

70

этого необходимо, чтобы обязанность действовать была прямо предусмотрена в законе.

Дополнительным аргументом в пользу нашего предложения уточнить редакцию ст. 115 и 230 УПК РФ является еще и то обстоятельство, что в этих статьях предусмотрены основания и порядок применения мер для обеспечения не только гражданского иска, но и возможной конфискации имущества и иных имущественных взысканий. А уж в этом случае никаких частных, диспозитивных начал не может быть.

Есть еще одна проблема, связанная с принятием мер для обеспечения гражданского иска в уголовном процессе. В уголовном процессе реализация права на обеспечение иска, в отличие от гражданского процесса, не влечет для истца неблагоприятных последствий. В ст. 140 ГПК РСФСР закрепляется право ответчика после вступления в законную силу решения, которым в иске отказано, требовать от истца возмещения убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, допущенными по просьбе истца. В гражданском процессе меры по обеспечению иска может принять суд по своей инициативе, но в этом случае ответчик не вправе требовать возмещения убытков. В уголовном процессе, напротив, ответчик не вправе требовать от гражданского истца возмещения убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца. В связи с этим в литературе высказано предложение о дополнении уголовно-процессуального законодательства аналогичными ст. 140 ГПК РСФСР правилами: обвиняемый (гражданский ответчик) после вступления в законную силу приговора, которым было отказано в гражданском иске, вправе требовать от истца возмещения убытков, причиненных ему мерами по обеспечению гражданского иска, допущенными по просьбе гражданского истца1. Аргументы, высказанные автором в пользу такого предложения состоят в следующем:

Кузнецова Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе. Дисс. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1997. С. 127-128.

71

1) меры по обеспечению гражданского иска применяются в отношении подозреваемого, обвиняемого, т.е. существенно ограничивается конституционное право на неприкосновенность частной собственности в отношении лица, вина которого не установлена еще приговором суда; 2) 3) гражданские ответчики несут имущественную ответственность не за свои действия, а за действия другого лица. 4) В связи с этим автор считает справедливым и оправданным при отказе в удовлетворении гражданского иска в уголовном деле (а это имеет место чаще всего в случаях, когда не доказано причинение преступлением имущественного и морального вреда, не доказана причинная связь между ущербом и моральным вредом, понесенным потерпевшим или гражданским истцом), возместить убытки, понесенные обвиняемым (гражданским ответчиком) в связи с необоснованным ограничением его имущественных прав.

Полагаем такую точку зрения не совсем удачной: в уголовном процессе ответственность в любом случае должна возлагаться на государственные органы. Это объясняется тем, что доказывание обоснованности гражданского иска и, следовательно, применения мер по обеспечению иска означает прежде всего необходимость доказывания совершения обвиняемым инкриминируемых деяний и наличия в них состава преступления. Исполнение такой обязанности было бы непосильным бременем для гражданского истца. Закон учитывает эту трудность и не устанавливает специальных условий доказывания иска, а распространяет в этом случае общие условия доказывания в уголовном процессе и совершенно правильно, по нашему мнению, не предусматривает возможности наложения каких-либо имущественных взысканий на гражданского истца, по ходатайству которого были применены меры обеспечения гражданского иска, в удовлетворении которого суд в дальнейшем отказал.

В уголовном судопроизводстве есть еще одна особенность, касающаяся применения мер по обеспечению гражданского иска. В отличие от гражданского процесса, где меры по обеспечению иска
принимаются

72

своевременно, в уголовном процессе возможна утрата актуальности принятия мер обеспечения иска. В ст. 144 УПК РФ установлено: «Прокурор, следователь, орган дознания и судья обязаны принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготовляемом преступлении и принимать по ним решения в срок не более трех суток со дня поступления сообщения». А в ч.З этой статьи установлено, что прокурор, начальник следственного отдела, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить этот срок до 10 суток.

По поступившим заявлениям и сообщениям проводятся проверочные действия, могут быть истребованы необходимые материалы, получены объяснения (без производства следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством).

Следовательно, до возбуждения уголовного дела лицо, производящее дознание, вправе, а в определенных случаях обязано взять объяснение у причинителя имущественного вреда, что предупреждает последнего о возможности привлечения к ответственности и позволяет ему совершить необходимые действия для укрытия имущества от возможного наложения ареста.

Это подтверждается и практикой применения данных норм процессуального права.

27 августа 2001 года в Ленинский РОВД г. Ижевска поступило заявление от ЗАО «Бином» о привлечении к уголовной ответственности гражданина Д., который работая в должности продавца растратил и присвоил имущество на общую сумму 48.370 рублей. 29 августа у Д. было взято объяснение, в котором он признал факт недостачи товара на эту сумму по его вине. Уголовное дело было возбуждено только 4 сентября 2001 года по признакам преступления, предусмотренного ст. 160 ч. 2 п. «в» УК РФ, однако принимать меры по обеспечению гражданского иска было уже поздно1.

1 Архив Ленинского РОВД. Уголовное дело № 07/1511.

73

Преждевременное наложение ареста и изъятие имущества также может привести к неблагоприятным последствиям.

Так, в Первомайский РОВД г. Ижевска 9.02.1999 года обратился гражданин Ч. с заявлением о привлечении к уголовной ответственности гражданина Н., который похитил его имущество - четыре комплекта гусениц к трактору ДТ-75 и указал место их хранения. В обоснование заявления Ч. представил документы, подтверждающие право собственности на это имущество. Гражданин Н. в тот период времени находился в служебной командировке и потому у него не было взято объяснение. Сотрудник ОБЭП Первомайского РОВД без решения вопроса о возбуждении уголовного дела изъял указанное имущество и передал его заявителю. Впоследствии выяснилось, что Ч. представил фиктивные документы. По данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, но имущество обнаружить не удалось1.

По нашему мнению, необходимо, предусмотреть возможность применять меры, ограничивающие распоряжение имуществом (кроме ареста имущества) до возбуждения уголовного дела в случаях, когда в заявлении указано конкретное лицо, виновное в причинении имущественного вреда и началом их применения закрепить момент обращения в правоохранительные органы с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лица, причинившего имущественный вред. Такая мера может применяться только до принятия решения по заявлению.

§ 3. Источники возмещения причиненного преступлением вреда.

«В Рекомендациях Комитета министров государств-членов ООН о положении жертв преступления в системе уголовного права и уголовного процесса отмечается, что «уголовное правосудие должно выполнять основную

1 Архив Первомайского районного суда г. Ижевска, уголовное дело № 11/7775.

74

функцию, а именно - удовлетворять потребности и охранять интересы жертвы преступления».

Точное следование Рекомендациям будет означать изменение всей, образно говоря, системы взаимоотношений государства и пострадавшего от преступления»1.

Проблема возмещения имущественного вреда, причиненного потерпевшему преступлением, и создания специального государственного или негосударственного фонда для этих целей обсуждалась на XI Конгрессе Международной ассоциации уголовного права и была поддержана представителями многих государств2.

В настоящее время во многих странах создаются благотворительные организации и общественные фонды защиты жертв преступлений, которые оказывают им правовую помощь, действует система компенсаций причиненного ущерба. Так, государства- члены Европейского Совета еще в ноябре 1983 года подписали Конвенцию по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений. Согласно ст.2 данной Конвенции, «когда возмещение убытков не может быть обеспечено из других источников, государство должно взять их на себя в отношении:

а) тех, кому в результате умышленных, насильственных преступлений был нанесен имущественный урон физическому состоянию или здоровью;

б) тех, кто находится на иждивении погибших в результате такого преступления» .

Идея создания в нашей стране специального государственного фонда оказания помощи лицам, пострадавшим от преступлений разделяется многими учеными-юристами. В.Я. Понарин, посвятивший много работ проблеме возмещения ущерба, причиненного преступлением, пишет:

1 Янн П.С. Как реально возместить ущерб от преступления. // Право и экономика. 1994. № 23/24. С. 117-119.

2 Эрин В. XI Конгресс Международной ассоциации уголовного права // Сов. Государство и право. 1975. №2. С.140-141

3 Европейская Конвенция о компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений (1983г.) // Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. С. 67.

75

«Основная цель закона состоит в том, чтобы восстановить материальное положение потерпевшего, которое было у него до причинения вреда. В полной мере она достигается, как правило, лишь тогда, когда ответчиком по делу выступает платежеспособное лицо. Но эффективность закона оказывается явно недостаточной, а иногда вообще сводится к нулю, когда ответчиком по иску потерпевшего оказывается неплатежеспособное лицо. В таком случае возмещение имущественного ущерба из средств виновного практически становится невозможным или ущерб возмещается только частично. Таким образом, в случае неплатежеспособности ответчика потерпевший либо вообще не получает возмещения, которое полагается по действующему закону, либо получает его только частично. Это ставит потерпевших в затруднительное материальное положение и вызывает с их стороны обоснованные нарекания в адрес правоохранительных органов. При существующем положении не ограждены интересы пострадавших и тогда, когда преступление остается нераскрытым.

В пользу создания специального государственного фонда, который будет оказывать определенную поддержку лицам, потерпевшим от преступления, можно привести ряд аргументов:

  1. Практика свидетельствует, что некоторая часть осужденных располагает весьма скромными денежными средствами и поэтому, как правило, не в состоянии полностью возместить потерпевшему ущерб в короткий срок.

  2. Создание специального государственного фонда даст возможность потерпевшему быстро восстановить свое материальное положение независимо от имущественного состояния лица, ответственного за причиненный вред.
  3. Права граждан, их имущество, охраняются законом. Следовательно, государство должно обеспечить надежную защиту имущественных прав граждан, даже если преступление остается нераскрытым, а преступник - не изобличенным» .
  4. 1 Понарин В.Я. Производство по гражданскому иодг при расследовании уголовного дела. Воронеж, 1978. С. 30-

32.

76

В.М. Савицкий также полагал, что государство обязано оказывать помощь лицам, пострадавшим от преступлений .

Прежний опыт достаточно убедительно показал, что институт гражданского иска в уголовном деле из-за трудностей практического порядка работает плохо. Реальное взыскание присужденных сумм по различным причинам нередко растягивается на долгие годы, бывает нерегулярным. Многие преступления остаются нераскрытыми, в связи с чем потерпевшие даже не знают, к кому предъявить иск. Не лучше их положение и тогда, когда преступник, личность которого установлена, скрылся, а компетентные органы, несмотря на принимаемые меры, не могут его разыскать. В тех же, хотя и крайне редких случаях, когда виновного осуждают к исключительной мере наказания, получить от него возмещение за вред (если он не располагает имуществом, на которое разрешается обратить взыскание) вообще невозможно. Так как же решить проблему?

В пользу установления имущественной ответственности государства за вред, причиненный гражданину преступлением, свидетельствуют следующие соображения.

  1. Поскольку государство полностью взяло на себя заботу о поддержании правопорядка и обеспечении безопасности всех и каждого члена общества, оно исключило возможность личной мести со стороны потерпевшего, справедливо считая задачу розыска и наказания виновного своею собственной задачей. Из этого логически следует, что устранение последствий преступления, в том числе путем возмещения причиненного вреда, тоже должно стать задачей государства, коль скоро его органы оказались не в состоянии предотвратить преступление.

  2. Принятие государством обязанности компенсировать потерпевшим ущерб, причиненный преступлениями, позволяет значительно повысить эффективность института возмещения вреда, так как возможности государства в этом отношении, естественно, несоизмеримы с возможностями отдельной

1 Савицкий В. Возмещение ущерба государством. Но кем именно, в каких случаях и из каких средств. // Советская юстиция. 1992. №6. С. 12-13.

77

личности (правонарушителя). Для человека, чье здоровье поставлено под угрозу вследствие тяжких телесных повреждений или чье имущество подверглось разграблению либо уничтожению, мало проку от того, что ущерб будет ему возмещаться (если будет) мизерными долями на протяжении нескольких лет. Он, конечно же, остро нуждается в быстрой, незамедлительной компенсации, такая мера в подавляющем большинстве случаев для него жизненно необходима; ее введение лежит в русле формирования правового государства, в котором упор делается на создание реальных гарантий личных и имущественных прав граждан.

  1. Возмещение вреда государством будет служить преодолению нередкой еще пассивности граждан, оказывающихся очевидцами или иными свидетелями преступления, стимулируя их к совершению действий, направленных на пресечение преступления, оказание помощи потерпевшему и задержание виновного. Давно уже установлено, что позиция невмешательства объясняется, в частности, опасением граждан понести материальный ущерб, возмещение которого за счет виновного представляется им (и не без оснований) весьма про блематичным.

  2. Государство располагает суммами, поступающими в результате применения к осужденным мер наказания имущественного характера (штраф, конфискация имущества и др.), а также использования труда заключенных. С принятием нового закона было бы справедливо, чтобы эти средства расходовались, в частности, на возмещение ущерба, наступившего вследствие преступлений.
  3. В конечном счете, суммы, израсходованные на покрытие ущерба, причиненного потерпевшим преступными действиями, вернутся в казну в виде отчислений из заработка или иных доходов осужденных. Так что рассчитываться за вред придется все равно виновным, а не государству, которое в данном случае выступает лишь в роли гаранта восстановления имущественных прав потерпевшего. Что касается ущерба, причиненного неустановленными преступниками или осужденными, которые по объективным

78

неустановленными преступниками или осужденными, которые по объективным причинам неплатежеспособны (в связи с инвалидностью, болезнью, престарелым возрастом и т.п.), то государство, возместив потерпевшим ущерб, естественно, уже не может воспользоваться своим правом на предъявление регрессных исков. В этих случаях оно должно полностью нести все расходы.

Таковы аргументы в пользу принятия государством обязанности компенсировать потерпевшим вред, причиненный преступлением. Основные соображения «против», высказанные в литературе, заключаются в том, что установление обязанности государства возмещать ущерб явилось бы диссонирующим элементом в системе мер уголовной политики, так как способно привести к ослаблению чувства личной ответственности виновного, переложение этой ответственности, по крайней мере, в части имущественной, на общество. Это опасение не лишено оснований, однако, оно не столь серьезно, чтобы «взорвать» саму идею. Тревогу за возможную утрату или притупление чувства личной ответственности могла бы вызывать такая регламентация, которая возмещение вреда виновным заменила бы возмещением со стороны государства. Но ведь этого никто и не предлагает. Речь идет не об освобождении виновного от ответственности за причиненный им вред, а о замене субъекта, управомоченного получить от него возмещение: вместо потерпевшего им становится государство. Если такая замена и может повлиять на чувство личной ответственности, то только в сторону его повышения: хорошо известно, в том числе и правонарушителю, что государство, компенсировавшее потерпевшему ущерб, всегда сумеет найти достаточно эффективные меры, чтобы заставить виновного погасить «задолженность».

По мнению Савицкого В.М., следует учитывать, что имущественная ответственность государства мыслится только как вспомогательная, субсидиарная, ибо взыскание должно направляться в первую очередь на имущество и заработок самого осужденного. Лишь если их нет или они не достаточны для полного возмещения вреда, на помощь потерпевшему приходит

79

государство, тотчас приобретая право предъявить к виновному регрессный иск1.

Другое соображение «против» базируется на факте существования систем государственного страхования и социального обеспечения, которые «работают» и в случаях причинения вреда преступными действиями: лицо, заключившее договор страхования, получает обусловленную страховую премию, а лицо, здоровье которого было повреждено либо которое лишилось кормильца, получает государственное пособие или пенсию. При этом условии всякая дополнительная ответственность государства за вред, причиненный преступлением, должна исключаться, так как в противном случае потерпевший был бы поставлен в привилегированное положение по сравнению с тем, кому вред причинен в результате несчастного случая, стихийного бедствия, заболевания и т.д.

На первый взгляд, это соображение кажется убедительным. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что дело обстоит иначе. Прежде всего, надо отметить, что выплачиваемые государством пенсии, как правило, возмещают ущерб не полностью. И хотя общая тенденция развития законодательства состоит в постоянном увеличении размера выплат, они, видимо, нескоро будут целиком компенсировать причиненный вред.

Если при совершении преступления исходить из принципа виновности не только самого преступника, но и государства (на том основании, что оно не сумело оградить потерпевшего от преступного посягательства), то, видимо, нет никаких оснований для отказа потерпевшему в праве на получение дополнительного возмещения именно от государства, если сам виновный предоставить это возмещение не в состоянии.

Таким образом, ссылки на наличие систем социального обеспечения и государственного страхования и вытекающие из этого опасения относительно «привилегий», якобы создаваемых для возмещения вреда, причиненного преступлениями, вряд ли могут быть признаны достаточно вескими.

1 Савицкий В., указ.соч.. С. 13.

80

Идею учреждения государственного и общественного фондов возмещения вреда, причиненного гражданину преступлением, поддерживает А.Д. Бойков. При этом он рекомендует ввести критерии, использование которых позволило бы единообразно определять: кто (преступник, государство, общественная организация, предприятие, учреждение, иные юридические или физические лица), в каком размере, в каком порядке обязаны возместить причиненный вред.

Помимо возмещения имущественного вреда А.Д. Бойков предлагает предусмотреть оказание социальной, психологической и информационной помощи потерпевшим, а так же разработать и закрепить законодательно «Компенсационные таблицы» о размере выплат средств в зависимости от тяжести причиненных телесных или психических повреждений, времени лечения, степени утраты трудоспособности, последующего восстановительного периода (в том числе затрат на медикаменты, усиленное питание, физиотерапию и т. д.), не ограничивая эти выплаты размером заработной платы потерпевшего1.

Необходимость создания специализированного государственного фонда для выплаты компенсации потерпевшим от насильственных преступлений обосновывает О.А. Тарнавский. Он считает, что чем быстрее наша власть осознает актуальность его создания в стране, тем быстрее будет переориентирован весь механизм отправления правосудия по уголовным делам2.

А.Я. Сухарев, поддерживая идею создания специального государственного фонда возмещения вреда, причиненного гражданину преступлением, подчеркивает, что организация выплаты такой компенсации преследует не только чисто гуманистическую цель оказания помощи пострадавшим от преступления, но достигается и другая, не менее значимая задача, - «рассеять недоверие к правовой системе страны и подкрепить на деле доверие народа к

Бойков А.Д. Некоторые вопросы теории и практики защиты жертв преступлений // Проблемы жертв преступлений. Материалы расширенного заседания Ученого совета НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М, 1999. С. 6-7.

2 Тарнавский О.А. Гражданский иск в уголовном процессе. Оренбург, 2000. С.115.

81

народа к этой системе (из закона Японии о выплате компенсации, принятого в 1980 году)»1.

Мы полностью разделяем позицию о том, что государство обязано возмещать вред, причиненный преступлением. Потерпевший не должен ставится

в зависимость от платежеспособности причинителя вреда и от того, найдут ли правоохранительные органы виновного в причинении вреда. Да и нежелательны встречи потерпевших с виновными и их родственниками, поскольку на таких встречах потерпевшему зачастую диктуются условия, причиняются дополнительные страдания.

Проблема жертв преступлений, несомненно, выходит за рамки правозащиты. Она самым тесным образом связана с реальной ценностью конституционных гарантий. Возникла острая потребность в выработке государственной политики борьбы с преступностью, которая бы обеспечила принятие конкретных мер по защите жертв преступления.

Поэтому правы авторы, утверждающие, что для возмещения вреда, причиненного преступлением, необходимо создать специальный государственный фонд. Создание фонда для возмещения ущерба потерпевшему должно производиться на основании правовых норм, которые следует разработать. При разработке правовых норм определяющих взаимоотношения между органами, выплачивающими компенсацию, потерпевшими и лицами, ответственными за вред, возникнет множество вопросов. Приведем основные из них.

  1. В каком порядке - административном или судебном будет приниматься решение о выплате компенсации потерпевшему?
  2. Был ли вред, на возмещении которого настаивает потерпевший, причинен именно преступлением?
  3. 1 Сухарев А. Я. Долг науки жертвам преступлений. / Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступления. - Сб. научных трудов. М., 1998. С. 5.

82

  1. Какой именно вред следует возмещать: только имущественный или также моральный?
  2. Следует ли предусмотреть возможность отказа в возмещении или уменьшении размера компенсации для потерпевшего, который своим поведением в какой-то мере способствовал совершению преступления или содействовал возникновению либо увеличению вреда?
  3. Каков порядок предъявления регрессных исков о взыскании с виновного сумм, выплаченных потерпевшим из государственного фонда?
  4. Во всех ли случаях потерпевший от преступления вправе обращаться в фонд за компенсацией?
  5. За счет каких средств будет создаваться и пополняться фонд?
  6. Мы считаем, что все перечисленные вопросы решаемы, и предлагаем некоторые возможные варианты их решения.

Вопрос о том, в каком порядке - административном или судебном - будет приниматься решение о выплате потерпевшему компенсации, особой сложности не вызывает. В соответствии с действующим законодательством спорные материальные правоотношения, порожденные преступлением, разрешаются в судебном порядке при постановлении приговора. Поэтому и решение о выплате компенсации потерпевшему должно приниматься судом при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе. Государственный фонд должен привлекаться к участию в деле в уголовном судопроизводстве в качестве гражданского ответчика. Принятие решений о выплате компенсаций не в административном, а в судебном порядке на основании материалов уголовного дела, с одной стороны, позволит потерпевшему быстро добиться защиты своих имущественных прав и интересов, а с другой - исключит случаи необоснованных выплат.

Таким образом, право потерпевшего на получение компенсации из специального фонда должно быть реализовано с помощью

уголовно-процессуальных отношений. Но это не означает, что решение о выплате компенсации не может быть принято судом в порядке гражданского

83

судопроизводства. В порядке гражданского судопроизводства может решаться вопрос о выплате компенсации потерпевшему тогда, когда уголовное дело приостановлено за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, или когда обвиняемый установлен, но находится в розыске. Также в порядке гражданского судопроизводства должен разрешаться вопрос о выплате компенсации потерпевшему в случае освобождения виновного от ответственности.

При рассмотрении исков о возмещении вреда, причиненного преступлением, в порядке гражданского судопроизводства возникает новый вопрос: был ли вред, на возмещении которого настаивает потерпевший причинен именно преступлением?

Чтобы ответить на данный вопрос суду должны быть представлены процессуальные документы по уголовному делу, в которых изложены доказательства, свидетельствующие о совершении преступления. Полагаем, что для решения вопроса о компенсации необходимы следующие процессуальные документы:

  • постановление о возбуждении уголовного дела;
  • постановление о признании потерпевшим (гражданским истцом);
  • постановление о приостановлении уголовного дела ввиду того, что лицо, совершившее преступление, не установлено, либо установлено, но скрылось от следствия и суда.
  • Событие преступления, как правило, подтверждается самим фактом вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и постановления о приостановлении предварительного следствия. В противном случае следователь обязан на основании ст. 212 УПК РФ составить другой документ: постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием события или состава преступления. Конечно, в таких условиях должны быть резко повышены требования к качеству процессуальных документов и, в частности, постановления о приостановлении производства по делу: из него, несомненно,

84

должен следовать вывод, что преступление имело место. Такое постановление нуждается в утверждении прокурором.

Непростым представляется вопрос, в каких случаях потерпевшим от преступлений вред будет возмещаться государством: только тогда, когда возместить ущерб за счет виновного не предоставлялось возможным, или во всех случаях.

Мы не разделяем мнение В.М. Савицкого о том, что государство должно оказывать только субсидиарную помощь по нескольким причинам:

  1. Согласно ст. 52 Конституции РФ государство обеспечивает потерпевшим компенсацию причиненного ущерба. Обеспечение следует рассматривать как реальное возмещение, а не только вынесение положительного для потерпевшего решения. В противном случае это не обеспечение компенсации причиненного ущерба, а только обеспечение доступа к правосудию.
  2. При субсидиарной ответственности государства окажутся в невыгодном положении потерпевшие от преступлений, ожидающие исполнения приговора. Возникнет ситуация, при которой для потерпевших будет выгоднее, если преступление останется нераскрытым, и вред полностью будет возмещен за счет государства.
  3. В случае полного возмещения государством вреда, причиненного преступлением, возрастет ответственность государственных органов, уполномоченных государством на раскрытие преступлений и привлечение к ответственности виновных, перед гражданами и юридическими лицами, а вместе с тем возрастет уважение к государству.
  4. В настоящее время имеются случаи, когда потерпевшие от преступлений с целью возмещения вреда обращаются за помощью к криминальным группам, полагаясь на них больше, чем на государство. То же самое происходит при разрешении хозяйственных споров.

85

О том, насколько безответственно относятся государственные органы к сообщениям о совершенных преступлениях можно показать на примере уголовного дела № 11/10394.

29 августа 2000 года директор ЗАО «Бином» обратился к начальнику Первомайского РОВД с заявлением о привлечении к уголовной ответственности гражданина С, который вошел в доверие и обманным путем завладел принадлежащим ЗАО «Бином» автомобилем «Иж-2715», тем самым причинив предприятию материальный ущерб на сумму 55.600 рублей. В заявлении указаны паспортные данные виновного и номера агрегатов автомобиля.

Получив такие подробные данные, сотрудники Первомайского РОВД могли бы быстро привлечь к ответственности виновного и изъять автомобиль, но заявление остается без внимания, а ответственного за проведение проверки по нему не могут долгое время установить.

2 октября 2000 года директор предприятия обращается к начальнику Первомайского РОВД с заявлением о том, что он 29 августа 2000 года обращался с сообщением о совершенном преступлении. Сообщение зарегистрировано в канцелярии Первомайского РОВД за № 2573 от 29.08.2000 года, однако по неясным причинам никого не вызывают для дачи объяснений или показаний и не извещают о ходе рассмотрения сообщения. В заявлении директор ЗАО «Бином» просит выслать копию решения по отношению от 29.08.2000 г., если оно принято.

Ровно через 10 дней в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР возбуждается уголовное дело и впоследствии приостанавливается на том основании, что обвиняемый скрылся1.

Таким образом, отсутствие ответственности государства перед потерпевшим приводит к халатному отношению сотрудников органов, уполномоченных государством, оказывать содействие лицам, пострадавшим от преступлений.
Но если бы государство возместило вред, а впоследствии

1 Архив Первомайского РОВД г. Ижевска. Уголовное дело № П/10394.

86

взыскало его с причинителя вреда, то подобной халатности не было бы проявлено.

Имеется и вторая сторона безответственности правоохранительных органов в результате того, что государство не возмещает вред потерпевшим от преступлений. Это выражается в том, что дела не расследуются надлежащим образом и в тех случаях, когда потерпевшие, возможно, вводят следствие в заблуждение, а сами являются виновниками присвоения чужого имущества.

Рассмотрим это на следующем примере.

3 мая 2001 года СО при Первомайском РОВД по заявлению гражданина Д. возбуждено уголовное дело по факту его ограбления неизвестными лицами.

Через два месяца следствие по делу приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В ходе следствия установлено следующее:

Д. работал у частного предпринимателя П. по трудовому контракту с 28.03.2001 года. По условиям контракта он занимался реализацией автозапчастей с контейнера на оптовой базе, обязан был вести учет проданных деталей, ежедневно в определенное время сдавать полученные накануне от реализации денежные суммы и через каждые две недели представлять полный отчет. Первые две недели Д. добросовестно исполнял обязанности, предоставлял подробный отчет о реализации товара, а впоследствии перестал сдавать в кассу деньги, называя различные причины: то дома забыл, то поссорился с семьей и живет у друга, а деньги остались дома, то с вечера положил деньги в карман куртки, но надел не ту куртку и т.д. 3 мая 2001 года он, якобы, нес в офис деньги в сумме 24.930 рублей, но по дороге на него напали, избили, а потом, уже в больнице, он обнаружил, что пропали деньги.

Факт нападения, в подобных случаях, обычно, вызывает сомнение. На рабочем месте Д. сразу же была проведена ревизия, и выяснилось, что он после первого отчета перестал вести учет реализуемого товара, а всего не доставало материальных ценностей на общую сумму 48.320 рублей.

87

При таких обстоятельствах следствие должно было проверить версию о фиктивности нападения с целью сокрытия присвоения денежных средств самим потерпевшим Д., но следствие эту версию не проверило, а ограничилось только формальными отдельными поручениями уголовному розыску об установлении лиц, напавших на Д., проведением через полтора месяца осмотра места происшествия и назначением судебно-медицинской экспертизы на предмет наличия у Д. телесных повреждений, хотя к уголовному делу заключение судебно-медицинской экспертизы так и не приобщено2.

Таким образом, отсутствие обязанности государства по возмещению потерпевшим от преступлений вреда приводит не только к халатному отношению к сообщениям о совершенных преступлениях, но и к безответственности следствия. В приведенном примере имеются все предпосылки полагать, что нападение на Д. было организовано им самим с целью сокрытия хищения, но поскольку государство не обязано возмещать потерпевшему вред, то и следственные действия проведены формально, без анализа их результатов, а в итоге - у некоторых лиц появляется уверенность в безнаказанности, в возможности без особого труда обманывать следователей -представителей государства.

О том, что взыскатели вынуждены прибегать к не правовым способам разрешения конфликтов с должниками, обращаться к нелегальным способам решения проблем написано и сказано довольно много3. А это, как известно, не делает чести государству.

Власть, неспособная обеспечить реальное исполнение собственных решений (как судебных, так и органов исполнительной власти, составляющих также значительную часть исполнительных документов) не воспринимается в

2 Архив Первомайского РОВД г. Ижевска. Уголовное дело № 11/701.

3 Гривков О.Д., Шичанин А.В. Проблема неисполнения должником судебных решений заложена в самой системе исполнительного производства. // Адвокат. № 9. 1999. С. 19.

88

таковом качестве. Поэтому неисполнение судебных решений дискредитировало прежде всего судебную власть4.

Для того, чтобы поднять авторитет государственной власти и государства в целом необходимо государству взять на себя обязанность по возмещению вреда, причиненного преступлением с последующим взысканием убытков с виновного.

Преступлением может быть причинен физический, имущественный и моральный вред. Возникает вопрос: какой именно вред следует возмещать за счет государства? Несмотря на то, что вред может быть имущественным, физическим и моральным, однако, исковые требования могут быть только материального и морального характера. Хотя это и не совсем верно, так как термин «моральный» происходит от слова «мораль» и означает «высоконравственный, соответствующий правилам морали». Мы полностью разделяем мнение о том, что исходя из буквального, лингвистического толкования, термин «моральный вред» представляется не совсем удачным, однако выделение в качестве самостоятельных правовых категорий «вреда физического», «вреда психического» и т.д. не несет достаточно ощутимой пользы, поскольку принципы возмещения как психических переживаний, так и физических страданий одинаковы. Более правильным было бы в законодательстве закрепить понятие неимущественного вреда (в нынешнем понимании морального вреда) в противоположность вреду имущественному, который действительно регулируется иначе. В частности, физический вред, причиненный преступлением, выражается в причинении увечья, иного повреждения здоровья, физической боли. Соответственно он может сопровождаться потерями имущественного характера (при потере трудоспособности - полной или частичной, временной либо постоянной, дополнительные расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, постоянный уход, санаторно-курортное лечение с

4 Ярков В.В., Устьянцев СЕ. Концепция развития системы исполнительного законодательства и Службы судебных приставов Российской Федерации (краткие тезисы). // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. № 8. С. 30.

89

лекарств, протезирование, постоянный уход, санаторно-курортное лечение с проездом к месту отдыха и т.д., а может и не сопровождаться ими (легкий вред здоровью, физическая боль и т.п.). Подчеркнув в законодательстве неимущественный характер физических страданий в нынешнем понимании морального вреда, легче было бы избежать смешения их компенсации с возмещением дополнительных расходов имущественного характера, что, к сожалению, пока еще имеет место в судебной практике1.

В подтверждение того, что в судебной практике смешиваются понятия имущественного и морального вреда можно привести множество примеров, поскольку мотивации принятия судебных решений о компенсации морального вреда не придается должного значения.

Например, приговором Устиновского районного суда г. Ижевска от 28.01.2002 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ осужден гражданин 3., который нанес ножевое ранение гражданину Б. Согласно заключения судебно- медицинской экспертизы у Б. имеется повреждение характера одной колото- резаной раны передней поверхности грудной клетки слева, проникающей в плевральную полость с повреждением внутренней грудной артерии, гематомы переднего средостения, гематоракса справа, гемморагического шока 2 степени.

Суд удовлетворил гражданский иск прокурора в интересах МСЧ-3 в сумме 2 858 руб. 18 коп. о возмещении расходов на лечение потерпевшего в больнице, гражданский иск потерпевшего в сумме 1056 руб. 80 коп. о возмещении материального ущерба (расходов на приобретение лекарств), а также иск о компенсации морального вреда в сумме 150 000 руб. Размер компенсации был обоснован характером причинения потерпевшему физических и нравственных страданий, вызванных тяжелым ранением, перенесенной в связи с этим сложной операции, необходимостью последующего лечения, материального положения подсудимого, справедливостью и соразмерностью2.

Кузнецова Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе. Дисс. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1997. С. 19-20. 2 Архив Устиновского районного суда г. Ижевска. Уголовное дело №05/1427.

90

Таким образом, в данном случае суд удовлетворил не только требования морального характера, но и имущественного, так как в судебном решении указано на возможность последующих расходов в связи с лечением.

Поскольку государство полностью взяло на себя заботу о поддержании правопорядка и обеспечении безопасности всех и каждого члена общества, то устранение последствий преступления, в том числе возмещения причиненного вреда, должно стать задачей государства, коль скоро его органы оказались не в состоянии предотвратить преступление, что означает невыполнение принятых на себя обязательств, закрепленных в ст.2 Конституции РФ.

Все это обусловливает обязанность государства возмещать не только имущественный вред, но и моральный.

Вместе с тем необходимо учитывать, что законом не ограничен размер компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Это означает, что если государство будет возмещать в полном объеме любую заявленную потерпевшим сумму, то, во-первых, эти суммы будут постоянно возрастать, во-вторых, не исключены злоупотребления при взыскании компенсации морального вреда, а в-третьих, возможны провокации со стороны потерпевших.

Чтобы предотвратить эти негативные и нежелательные явления и вместе с тем оказать содействие пострадавшим от преступлений, следует установить в части компенсации морального вреда ответственность государства, но ограниченную. По нашему мнению, у потерпевшего должно остаться право заявлять любую сумму в счет компенсации морального вреда, государство выплачивает определенную законом сумму, а полная сумма должна взыскиваться с виновного.

При этом предполагается утверждение определенной таблицы компенсации морального вреда, разработанной с учетом преступных посягательств и наступивших последствий на момент рассмотрения гражданского иска о компенсации морального вреда6.

6 См., например: Эрделевский А. О размере возмещения морального вреда //Росс, юстиция. 1994. №10. С.21.

91

В связи с этим возникает вопрос о последовательности возмещения выплаченного государством вреда и оставшейся суммы компенсации морального вреда потерпевшему, подлежащей выплате на основании решения суда.

На наш взгляд, правомерным будет первоначальное взыскание с осужденного государству всех выплаченных им сумм, а впоследствии - погашение потерпевшему оставшейся суммы компенсации морального вреда, так как государство не должно быть поставлено в зависимость от причин субъективного порядка.

Законодательно разрешен вопрос о том, следует ли предусмотреть возможность отказа в возмещении или уменьшении размера компенсации для потерпевшего, который своим поведением в какой-то мере способствовал совершению преступления или содействовал возникновению либо увеличению вреда.

Так, согласно ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением, а также подлежат выявлению обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. К таким обстоятельствам может быть отнесено и поведение потерпевшего.

В ст. 1083 ГК РФ, определяющей учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред, установлено, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (п.1 ст. 1085 ГК РФ), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (ст. 1089 ГК РФ), а также при возмещении расходов на погребение (ст. 1094 ГК РФ).

92

Вопрос о том, каков порядок предъявления регрессных исков о взыскании с виновных сумм, выплаченных потерпевшим из государственного фонда, не вызовет в судебной практике особых сложностей, поскольку такая практика в настоящее время имеет место и проблем не возникало. Это случаи лечения лиц, получивших телесные повреждения в результате преступных посягательств. Например, дело по обвинению гражданина 3,, о котором говорилось выше. В этом случае следователь запрашивает из медицинского учреждения данные о стоимости проведенного лечения и прокурор в интересах конкретного медицинского учреждения в уголовном деле предъявляет гражданский иск. По иным делам также следователь или прокурор может затребовать из Государственного фонда данные о выплате средств потерпевшим, и прокурор обязан будет предъявить гражданский иск совместно с уголовным делом в пользу фонда. Эту обязанность может выполнить и сам фонд. Здесь важен только учет и согласованность действий государственного фонда с прокуратурой.

На вопрос о том, во всех ли случаях потерпевший от преступления вправе обращаться в фонд за компенсацией следует ответить утвердительно по следующим причинам:

  • потерпевшего нельзя оставлять наедине со своей бедой без государственной поддержки;
  • потерпевшему нельзя оставаться в положении, когда он вынужден будет встречаться с лицом, причинившим ему вред преступными действиями, его родственниками или знакомыми, которые будут, возможно, ставить потерпевшему условия. Все вопросы должны решаться только через специально уполномоченные государственные органы;
  • возмещение вреда потерпевшим за счет государства будет иметь также воспитательное и профилактическое значение. Преступнику станет известно, что торг с потерпевшим не уместен, и на него невозможно оказать воздействие;

93

  • возмещение вреда всем без исключения потерпевшим повысит ответственность правоохранительных органов в первую очередь перед самим государством, а это способствует неуклонному выполнению поставленных государством задач и в конечном итоге укреплению правопорядка.

Что касается того, за счет каких средств будет создаваться и пополняться фонд, этот вопрос из всех перечисленных следует признать основным и рассмотреть более углубленно и всесторонне. Поскольку фонд является государственным, то и создаваться он будет за счет государственных средств, но в последующем его пополнение возможно из различных источников, прежде всего за счет труда самих осужденных, который нужно правильно организовать. Ведь сами осужденные желают работать и зарабатывать. Проблемы с организацией труда возникают, вероятнее всего, в связи с безответственным отношением сотрудников пенитенциарной системы к своим обязанностям и нежеланием заниматься этими вопросами.

В истории развития государства проблем с трудоустройством осужденных не возникало1. Приведенные в литературе примеры наглядно показывают возможности организации труда осужденных и то, что осужденные могут зарабатывать средства для создания и функционирования государственного фонда помощи потерпевшим. Для этого необходима только заинтересованность государства. А она появится, как только государство приступит к выполнению своей обязанности по возмещению вреда потерпевшим от преступлений.

Кроме того, разрушение производственного комплекса пенитенциарной системы порождает необходимость дополнительного бюджетного финансирования, ведет к обесцениванию политико-воспитательного воздействия, а в результате распространяются массовые беспорядки в местах лишения свободы.

1 См., например: История советского государства и права. Кн. 2. С. 595; Советское исправительно- трудовое право. М, 1960. С. 46; Молотов В.М. Доклад на VI съезде Советов СССР // Известия. 1931 г. 9 марта; Смыкалин А.С. Колонии и тюрьмы в Советской России. Екатеринбург, 1997. С. 123-124; Некрасов В.Ф. Тринаддать«железных» наркомов. М., 1995. С. 234; Федоров К. История Советского государства и права. Ростов, 1964. С. 200. «железных» наркомов. М, 1995. С. 234; Федоров К. История Советского государства и права. Ростов, 1964. С. 200.

94

Современную ситуацию в исправительных учреждениях можно оценить следующим образом: «Созданные и долгие годы развивавшиеся как основанные на уголовной репрессии учреждения принудительного труда, современные колонии и тюрьмы быстро лишаются этой своей определяющей характеристики. Уже первые шаги к рынку сломали устойчивость производственной базы и самой экономики исправительно- трудового комплекса. В настоящее время она утратила эффективность и начала быстро разрушаться, хороня под своими обломками привычную самоокупаемость и даже прибыльность созданных в течение десятилетий уникальных в мировой практике пенитенциарных структур. В связи с этим сегодня все расходы на содержание исправительно-трудовых учреждений тяжким бременем ложатся на федеральный бюджет.

Кризис нашей экономики не замедлил сказаться на положении дел в местах лишения свободы. В настоящее время подавляющая часть предприятий ИТУ находится на грани банкротства, в 1994 году в среднем около 160 тыс. осужденных не имели работы, а значит, возможности приобретать за свой счет продукты питания и предметы первой необходимости. Что же касается бюджетного финансирования, то в истекшем году органы ИТУ недополучили примерно треть необходимых им средств, а поскольку спад производства в этих учреждениях продолжается и, наверняка, будет продолжаться, потребность в бюджетных ассигнованиях на содержание мест лишения свободы будет соответственно расти. Словом, ситуация недофинансирования уголовно-исполнительной системы приобретает хронический характер»1.

Развал в хозяйственной сфере исправительно-трудового комплекса совпал с резким ухудшением криминогенной ситуации в стране. Кроме того, фактически обесценились многие ранее достаточно развитые механизмы политико-воспитательного воздействия. Следствием происходящего стало нарастающее осложнение оперативной обстановки в местах лишения свободы и

1 Петров СМ., Туманов Г. А. О двух стратегиях реформирования уголовно-исполнительной системы./ Государство и право. 1995. №7. С.103.

95

беспрецедентный рост преступности заключенных и осужденных. Особую опасность представляли и представляют, несмотря на принимаемые меры, получившие повсеместное распространение групповые эксцессы, массовые беспорядки и захваты заложников.

Естественной реакцией органов управления уголовно-исполнительной системы стало резкое наращивание силовых структур ИТУ, их целевая переориентация на обеспечение безопасности самих осужденных и персонала мест лишения свободы.

Таким образом, возрождение производственного комплекса пенитенциарной системы не только целесообразно, но и необходимо государству.

В юридической литературе не остаются без внимания и вопросы, связанные с отчисление налогов и сборов учреждениями уголовно-исправительной системы.

«Исходя из анализа производственно-хозяйственной деятельности УИН Оренбургской области, можно сделать вывод, что вопрос обеспечения занятости осужденных трудом решается достаточно проблематично - здесь более 40% неработающих из числа трудоспособных, а целом по УИС МЮ РФ эта цифра составляет 39%. Как правило, в составе неработающих большая часть осужденных обязана возмещать материальный ущерб. Например, в 5 учреждениях УИН Оренбургской области (ИК -1; 3; 4; 5; 9) число таких осужденных составляет 20%. Что касается работающих, то здесь вторая проблема - крайне низкая заработная плата, которая практически позволяет возместить только содержание самого осужденного в учреждении. Достаточно сказать, что учреждения обязаны выплачивать 20 видов налогов и платежей. Безусловно, таким подходом государство не только не решает проблемы содержания осужденных в местах лишения свободы, но и не проявляет заботы о гражданах, ожидающих возмещения ущерба, причиненного преступлением.

96

Из 328 миллионов рублей полученной прибыли учреждениями УИН области, необходимо выплатить более 70 миллионов рублей налогов за прошлый год»1.

В связи с этим О.А. Тарнавский полагает, что будет самым верным решением пойти по пути цивилизованных государств и освободить всю полезную деятельность уголовно-исполнительной системы от всех видов налогов и платежей, направив их на покрытие всех затрат исполнительной системы, в том числе и на возмещение материального ущерба как гражданам, так и государству2.

Государственный фонд помощи потерпевшим от преступлений может пополняться также и из других источников, а именно: за счет поступлений от реализации конфискованного имущества, отчислений из заработка осужденных к исправительным работам, сумм, заработанных лицами, приговоренными к обязательным работам и от взысканных штрафов.

Следовательно, источников содержания и пополнения фонда достаточно. Фонд может функционировать только за счет средств самих лиц, виновных в причинении вреда и не будет тяжким бременем для налогоплательщиков. Положительные результаты от его создания, по нашему мнению, несомненны.

Все вышеизложенное позволило нам сформулировать несколько выводов:

  1. Следует разграничивать понятия «обеспечение возмещения причиненного преступлением вреда» и «обеспечение гражданского иска в уголовном деле». Деятельность по обеспечению гражданского иска (в узком смысле) начинается с момента предъявления иска, а деятельность по обеспечению возмещения имущественного вреда (в широком смысле) начинается с момента обнаружения органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления.

  2. Под обеспечением гражданского иска в уголовном процессе понимают совокупность процессуальных действий органа дознания,
    следователя,

1 Нуждин Т. Государство в государстве. // Оренбуржье. №№ 35-36. С. 12.

2 Тарнавский О.А. Гражданский иск в уголовном процессе. Оренбург, 2000. С. 113.

97

прокурора и суда по отношению предъявленного и возможного в будущем иска в целях гарантии исполнения приговора в части гражданского иска.

  1. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возмещение причиненного преступлением вреда по инициативе суда. Остальные формы возмещения такого вреда имеют много общего в своей правовой природе, поэтому механизм обеспечения гражданского иска в уголовном судопроизводстве при определенных условиях может быть применен и для обеспечения иных форм возмещения причиненного преступлением вреда.

  2. Меры по обеспечению гражданского иска в уголовном судопроизводстве - это предусмотренные законом меры уголовно- процессуального принуждения, применяемые уполномоченными лицами для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.

  3. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрена только одна мера процессуального принуждения, направленная на обеспечение гражданского иска - наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ). Для принятия этой меры по обеспечению гражданского иска в уголовном процессе необходима совокупность нескольких условий:

1) Наличие постановления о возбуждении уголовного дела; 2) 3) Наличие процессуального статуса подозреваемого или обвиняемого у причинителя имущественного вреда; 4) 5) Наличие предъявленного по данному уголовному делу гражданского иска (в отсутствие гражданского иска наложение ареста на имущество возможно только в целях обеспечения имущественных взысканий, поэтому в таких случаях необходимо, чтобы санкция статьи УК РФ, предусматривающей наказание за преступление, в совершении которого подозревается или обвиняется лицо, предусматривала в качестве возможной меры наказания штраф или конфискацию имущества); 6)

98

4) Ходатайство прокурора о применении данной меры процессуального принуждения (такое ходатайство с согласия прокурора могут заявить следователь или дознаватель); 5) 6) Постановление суда о наложении ареста на имущество. 7) 6. Действующий УПК РФ не решает всех проблем, возникающих в связи с необоснованным наложением ареста на имущество лица, не подвергавшегося уголовному преследованию. Поэтому полагаем целесообразным:

1) дополнить ст.115 УПК РФ указанием на то, что лицо, на имущество которого предлагается наложить арест, вправе участвовать в судебном заседании при решении этого вопроса; 2) 3) дополнить ст. 133 УПК РФ указанием на то, что лица, на имущество которых незаконно или необоснованно был наложен арест имеют право на возмещение имущественного вреда, даже если сами эти лица не подвергались уголовному преследованию. 4) 7. Во избежание нарушения прав третьих лиц при обеспечении гражданского иска, на наш взгляд, законодателю необходимо предусмотреть помимо ареста и иные меры обеспечения иска, а именно - запрещение другим лицам передавать имущество ответчику. Это позволит лицу, производящему дознание, и следователю более уверенно выполнять восстановительную функцию права.

  1. В УПК РФ следует прямо предусмотреть обязанность дознавателя, следователя, прокурора, суда принять меры по обеспечению гражданского иска как по ходатайству гражданского истца, так и по свой инициативе, если есть достаточные основания полагать, что преступлением причинен имущественный и/или моральный вред.

  2. Полагаем целесообразным создание специального государственного фонда, за счет которого государство возмещало бы гражданам причиненный им преступлением имущественный и в определенной части моральный вред, взыскивая его в регрессном порядке с осужденного. Возможны и иные источники пополнения этого фонда.

99

ГЛАВА III. Процессуальные особенности исполнения приговора в части

гражданского иска

§ 1. Сущность и значение исполнения приговора в части гражданского иска.

Чтобы реализовать назначение уголовного судопроизводства, не достаточно постановить законный и обоснованный приговор. Его необходимо также претворить в жизнь. Реализуется приговор в заключительной стадии процесса - стадии исполнения приговора.

Исполнение приговора - это самостоятельная и завершающая стадия уголовного процесса, в которой реализуются властные предписания суда, изложенные во вступившем в законную силу приговоре.

Содержание данной стадии составляет процессуальная деятельность суда по обращению приговора к исполнению и разрешению вопросов, возникающих в ходе его реального претворения в жизнь.

Стадии исполнения приговора присущи определенные признаки.

Во-первых, на этой стадии происходит решение конкретных задач, которые закономерно вытекают из общих задач уголовного судопроизводства. Сюда входит обязанность суда немедленно обратить приговор к исполнению по вступлению его в законную силу, а также решать вопросы, связанные с фактическим исполнением приговора.

Во-вторых, в этой стадии участвует определенный круг субъектов:

  1. Суд: - постановивший приговор;
  • по месту отбывания наказания осужденного;
  • по месту жительства осужденного.
  1. Администрация исправительного учреждения.
  2. Осужденный и его защитник.
  3. Гражданский истец, его представитель.
  4. Гражданский ответчик, его представитель
  5. Судебный пристав-исполнитель.

100

  1. Прокурор.

В-третьих, стадия исполнения приговора имеет процессуальные особенности. При исполнении приговора находят свое отражение многие принципы уголовного процесса: принцип законности, принцип охраны прав и свобод человека и гражданина, принцип обеспечения обвиняемому права на защиту (в данном случае этот принцип применяется уже к осужденному при разрешении вопросов, предусмотренных статьями 396- 401 УПК РФ) и некоторые другие.

Особенности процессуального порядка стадии исполнения приговора проявляются и в таких положениях, как обязательность приговоров, определений и постановлений судов, вступивших в законную силу, для всех предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц и граждан на всей территории России; неизменность приговора и недопустимость внесения в него изменений и дополнений, затрагивающих его существо.

На стадии исполнения приговора суд в установленных законом пределах осуществляет контроль за правильным и своевременным исполнением приговоров и непосредственно реализует отдельные свои решения по:

  • обращению приговора к исполнению;
  • контролю за приведением приговора в исполнение;
  • разрешению вопросов, связанных с приведением приговора в исполнение;
  • непосредственному исполнению оправдательных приговоров либо приговоров, освобождающих подсудимого от наказания в части немедленного освобождения его из под стражи в зале судебного заседания.
  • Значение стадии исполнения приговора определяется тем, что она создает необходимые предпосылки для точного и безусловного исполнения приговора, повышая его эффективность и формируя всеобщую убежденность в неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Правовое регулирование порядка исполнения приговора осуществляется главой 47 УПК РФ. Однако следует отметить, что нормы, содержащиеся в этой

101

главе УПК, по большей части регулируют вопросы, связанные с исполнением приговора в части уголовного наказания, и практически не регулируют вопросы, касающиеся исполнения приговора в части гражданского иска.

Возникает вопрос о том, должно ли уголовно-процессуальное законодательство регулировать данные отношения либо к ним должны применяться общие правила об исполнительном производстве, поскольку в соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве» именно этот закон определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции, к которым относятся и приговоры (ст.1 закона). Имеет значение и вопрос о соотношении норм УПК РФ и закона «Об исполнительном производстве», иных законов, регулирующих осуществление исполнительного производства. Для правильного разрешения этих вопросов следует определиться с соотношением понятий «исполнение приговора в части гражданского иска» и «исполнительное производство».

После принятия в 1997 году Федеральных законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве» можно говорить о начале реформы принудительного исполнения с целью придания ей облика, соответствующего современным социально-экономическим реалиям.

Эти законы явились важнейшей частью реформы исполнительного производства. Необходимо отметить, что государство впервые после 1917 года посчитало возможным и необходимым принять специальные законы, регулирующие правоотношения в сфере принудительного исполнения исполнительных документов, главным образом судебных актов.

Федеральные законы «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве» решили основные вопросы исполнительного производства, в том числе:

создана самостоятельная служба принудительного исполнения исполнительных документов и, таким образом осуществлена одна из основных идей, положенных в основу этих законов, заключающаяся в том, что принудительное исполнение судебных актов и тем более
актов

102

административных и иных контролирующих органов исполнительной власти не является и не может быть частью гражданского или арбитражного судопроизводства, а потому не может и не должно регулироваться нормами Гражданского процессуального и Арбитражного процессуального кодексов. Это тем более актуально и для уголовно-процессуального законодательства: оно не может и не должно регулировать все вопросы, касающиеся исполнения приговора в части гражданского иска.

Исполнительное производство - это вполне самостоятельная отрасль права, такая же, как уголовно-исполнительное производство, регулируемое в настоящее время Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, и поэтому нормы исполнительного производства должны быть сосредоточены в отдельном специальном нормативно-правовом акте - федеральном законе;

  • законодательно обеспечено равенство защиты всех форм собственности в сфере исполнительного производства. Государственная форма собственности в этом вопросе не имеет никаких преимуществ по сравнению с иными формами;
  • созданы нормативные предпосылки улучшения кадрового состава судебных приставов-исполнителей и подъема их профессионального уровня;
  • усилена ответственность должников за неисполнение судебных актов и актов других органов, а также граждан и работников организаций за неисполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушения законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве. Судебным приставам-исполнителям предоставлено право самим налагать штрафы на организации, их работников и граждан;
  • обеспечен действенный (внутриведомственный, судебный и прокурорский) контроль за действиями судебного пристава-исполнителя (ст. 90 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве», ст. 19 ФЗ «О судебных приставах»).

103

Роль судебного пристава-исполнителя также состоит в исполнении своих обязанностей как государственного служащего, которые закреплены в статье 10 Федерального Закона от 31 июля 1995 года «Об основах государственной службы Российской Федерации»:

  • обязанность обеспечивать поддержку конституционного строя и соблюдение Конституции Российской Федерации;
  • обязанность добросовестно исполнять должностные обязанности;
  • обязанность обеспечивать соблюдение прав и законных интересов граждан;
  • обязанность исполнять приказы, распоряжения и указания;
  • обязанность в пределах своих должностных полномочий своевременно рассматривать обращения граждан;
  • обязанность соблюдать установленные в государственном органе правила;
  • обязанность поддерживать уровень квалификации;
  • обязанность хранить государственную и иную охраняемую законом тайну. Основная задача исполнительного производства состоит в своевременном,
  • полном и правильном исполнении судебных актов и актов других органов, которым предоставлено право возлагать на граждан, организации и бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующий бюджет денежных средств или иного имущества, либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от них. Целью исполнения является наиболее полное удовлетворение интересов взыскателя, основанных на исполнительном документе, при условии соблюдения прав и законных интересов граждан и организаций. В этом смысле исполнение приговора в части гражданского иска является одним из видов исполнительного производства. И вместе с тем, исполнение приговора в части гражданского иска не может полностью находиться вне сферы уголовно-процессуального судопроизводства: как отмечалось ранее, гражданский иск в уголовном деле имеет преимущественно уголовно-процессуальную природу, что налагает определенный отпечаток на данные отношения, в значительной

104

степени придает им публично-правовой характер. Исполнение приговора вообще и исполнение приговора в части гражданского иска, в частности, - это сфера уголовного судопроизводства.

По нашему мнению, уголовно-процессуальное законодательство должно регулировать особенности исполнения приговора в части гражданского иска. Законодательство об исполнительном производстве должно применяться к этим отношениям в части, не урегулированной уголовно- процессуальным законодательством и с учетом особенностей, установленных им.

В связи с этим предлагаем дополнить ст.1 УПК РФ нормой следующего содержания: «Исполнение приговора в части гражданского иска регулируется настоящим кодексом, а также иными федеральными законами в части, не противоречащей ему». В 47 главе УПК РФ следует предусмотреть конкретные нормы, устанавливающие особенности рассмотрения и разрешения вопросов, возникающих при исполнении приговора в части гражданского иска, на которых мы остановимся ниже.

§ 2. Органы, ответственные за исполнение приговора в части

гражданского иска.

В последние годы законодательство об исполнении уголовных наказаний и исполнении судебных решений претерпело существенные изменения. С 1 января 1997 года действует Уголовный кодекс РФ, а с 1 июля 1997 года вступил в силу новый Уголовно-исполнительный кодекс РФ вместо Исправительно-трудового кодекса РСФСР. С 6 ноября 1997 года вступили в силу Федеральные законы «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах». В новой редакции принят Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации». На основе новых законов пересмотрены подзаконные нормативные акты, регулирующие процесс исполнения судебных постановлений.

Кардинальное изменение законодательства в данной сфере свидетельствует о возрастающей ответственности государства и повышении

105

роли государственных органов, осуществляющих их исполнение, контроль и надзор.

Весь процесс обращения к исполнению и фактического исполнения приговора в части гражданского иска должен находится под строгим контролем судебно-прокурорских органов.

Полномочия суда по осуществлению контроля за исполнением приговора сформулированы в ст. 393 УПК РФ.

Проконтролировать исполнение - это значит проследить за своевременным обращением приговора к исполнению, за поступлением исполнительных листов к взыскателю или судебному исполнителю и за ходом самого взыскания, с тем, чтобы оно было произведено полностью, своевременно и в точном соответствии с законом и приговором суда. В этих целях ведется подшиваемый к делу справочный лист исполнения, где перечисляются действия, которые необходимо совершить во исполнение приговора, делаются отметки о времени их совершения и о поступлении соответствующих уведомлений.

Для контроля за ходом исполнения приговора в отношении солидарных должников суд, вынесший приговор, должен вести сводное исполнительное производство.

Персональную ответственность за осуществление надлежащего контроля за исполнением приговора несет председатель районного суда, а если приговор вынесен областным (и ему соответствующим) судом - председатель судебной коллегии по уголовным делам этого суда. Перед направлением дела в архив они обязаны лично проверить справочный лист исполнения и убедиться в том, что все действия, необходимые для приведения приговора в исполнение, совершены и все подтверждения получены.

Понятием контроля за приведением приговора в исполнение охватывается также контроль за действиями судебного пристава-исполнителя. Судья следит за своевременностью совершения исполнительных действий, очередностью исполнения, если взыскателей несколько или
нужно произвести

106

имущественные взыскания нескольких видов (по гражданскому иску, по решениям о конфискации имущества, о судебных издержках и т.д.), утверждает составляемые судебным приставом-исполнителем акты и расчеты и т.п.

Верховные Суды СССР и Российской Федерации постоянно обращают внимание судов на необходимость обеспечения повседневного руководства работой судебных исполнителей, осуществления контроля за их деятельностью и оказания им практической помощи в разрешении всех вопросов, возникающих при исполнении приговора (постановление Пленума Верховного суда СССР №18 от 22 декабря 1964 г. «О некоторых процессуальных вопросах, возникших в судебной практике при исполнении приговоров» с изменениями, внесенными постановлением Пленума №7 от 26 апреля 1984Г1; постановление Пленума Верховного Суда РФ №3 от 28 апреля 1994г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»). В своих постановлениях Пленум Верховных Судов СССР и РФ предлагает принять меры к устранению вскрытых в работе судебных исполнителей недостатков, контролировать проведение повторных проверок имущественного положения должников, координировать работу по исполнению приговора в части возмещения материального ущерба с органами прокуратуры, МВД и организациями в пользу которых производится взыскание, а также с общественностью.

Исправительные учреждения должны регулярно извещать суд, вынесший приговор, о состоянии возмещения ущерба; при перемене места заключения осужденного - переправлять исполнительный лист, сообщив об этом в суд. Администрация исправительных учреждений должна немедленно сообщать взыскателю и суду, вынесшему приговор, об освобождении осужденного и адрес, по которому он выбыл. В справках об освобождении администрация отмечает сумму взысканной задолженности. Исполнительные
листы

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М, 1996. С. 31-33.

2 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1999. С. 291-292.

107

целесообразно направлять не взыскателям, а суду, вынесшему приговор. Учреждения милиции уведомляют о прибытии такого должника взыскателя и соответствующий суд, который по устройству должника на работу, принимает меры к полному погашению взыскиваемых сумм. При неизвестности места нахождения должника может быть объявлен его розыск через органы МВД.

Особая роль в исполнении приговора в части гражданского иска отводится службе судебных приставов, а обязанность своевременного и
реального исполнения предписаний, содержащихся в исполнительных документах, возлагается на судебных приставов-исполнителей.

Появление института судебных приставов есть в определенной степени возврат к той российской юридической традиции, которая существовала до событий 1917 года. Новые судебные приставы - это в какой-то мере есть возрождение известного института судебных приставов, существовавшего ранее в России.

Надзор за законностью исполнения приговоров в части гражданского иска осуществляется прокурором.

Прокурорский надзор в этой стадии процесса приобретает особо важное значение, так как неисполнение приговора, вступившего в законную силу, равносильно неисполнению закона, а долг прокурора - всегда стоять на страже закона и пресекать малейшие попытки его несоблюдения.

Взаимодействие Службы судебных приставов Управления Министерства юстиции с органами прокуратуры Российской Федерации обусловлено возложением на них функции надзора за законностью от имени Российской Федерации и реализуются в рамках следующих направлений надзорной деятельности органов прокуратуры:

  • надзора за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными

(законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного

108

управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов;

  • надзора за соблюдением прав человека и гражданина федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций;
  • надзора за исполнением законов судебными приставами;
  • осуществления уголовного преследования в соответствии с полномочиями, установленными уголовно- процессуальным законодательством Российской Федерации;
  • координация деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью (ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 10 февраля 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»)1.
  • В законодательстве об исполнительном производстве закреплены общие положения о полномочиях органов прокуратуры по осуществлению надзора за исполнением законов судебными приставами при выполнении возложенных на них обязанностей (п. 4 ст. 19 Закона «О судебных приставах»).

В целях распределения полномочий по осуществлению надзора за деятельностью судебных приставов между соответствующими подразделениями органов прокуратуры Генеральным прокурором Российской Федерации подписано указание от 6 января 1999 года № 1/7 «Об организации

1 Собрание законодательства РФ от 15.02.99 г. № 7. Ст. 878.

109

прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении полномочий судебными приставами»1, из которого следует, что с учетом специфики работы судебных приставов организация надзора за законностью их деятельности распределяется между структурными подразделениями прокуратур, осуществляющих надзор за:

  • исполнением законов и законностью правовых актов - в части соблюдения закона при осуществлении судебными приставами своих функций как при обеспечении установленного порядка деятельности судов, так и при исполнении судебных актов и актов других органов;
  • исполнением законов, регламентирующих возбуждение исполнительного производства;
  • законностью постановлений судов по гражданским делам - в части соответствия законам постановлений судов общей юрисдикции по вопросам исполнительного производства.
  • К компетенции следователей прокуратуры отнесено рассмотрение и разрешение заявлений и сообщений о преступлениях, совершенных или подготовляемых судебными приставами при осуществлении своих полномочий, а также расследование таких преступлений. Кроме того, прокурорам субъектов Российской Федерации и приравненных к ним прокурорам поручено систематически обобщать и анализировать практику прокурорского надзора за деятельностью судебных приставов.

Характеризуя правовое положение прокурора в исполнительном производстве, следует отметить, что в соответствии с положением ст. 36 ФЗ «Об исполнительном производстве» прокурору (так же как и судье, следователю и работнику службы судебных приставов) запрещено участвовать в исполнительном производстве в качестве представителя должника или взыскателя, за исключением случаев участия в качестве законного представителя, уполномоченного в установленном порядке соответствующей прокуратурой.

1 Не опубликован. Текст из базы Главной военной прокуратуры РФ.

но

Прокурор осуществляет надзор путем изучения уголовных дел и исполнительных производств, участия в рассмотрении судом вопросов, возникающих в процессе исполнения судебных решений, опротестования незаконных определений, вынесенных судом в стадии исполнения приговора, рассмотрения поступающих от заинтересованных лиц жалоб, проведением проверок по ним и иными методами.

Действующее законодательство не предоставляет прокурору права принимать по исполнительному производству каких-либо процессуальных решений, а также изменять или отменять решения, принятые судом, судебным приставом-исполнителем или старшим судебным приставом. При наличии в действиях (решениях) судебных приставов тех или иных нарушений закона прокурор вправе обжаловать (опротестовать) подобные действия (решения) в соответствующем суде.

На практике часто возникает вопрос о том, вправе ли прокурор потребовать от судебного пристава-исполнителя предоставления в органы прокуратуры исполнительного производства для проверки соблюдения законности, обеспечения прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

В.В. Ярков считает, что «в том случае, когда прокурором истребуется приостановленное или оконченное исполнительное производство, такое требование прокурора следует признать правомерным, поскольку нахождение исполнительного производства на проверке в органах прокуратуры в этот период не вступает в противоречие с положениями закона, устанавливающими порядок и правила ведения исполнительного производства»1.

Данная позиция представляется верной, поскольку основана на Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации».

Прокурорский надзор за исполнением приговоров в части возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, должен быть нацелен на то, чтобы обеспечить законность, своевременность и реальность исполнения

1 Настольная книга судебного пристава-исполнителя /под ред. В.В. Яркова. М, 2000. С. 80.

Ill приговора в части гражданского иска. Для этого необходимо, чтобы, во- первых, были приняты все меры к обеспечению гражданского иска, а во- вторых, при вступлении приговора в законную силу, немедленно был выписан исполнительный лист, который сразу должен быть направлен судебному приставу-исполнителю. В свою очередь, судебным приставом- исполнителем должно быть возбуждено исполнительное производство и приняты все необходимые меры для реального исполнения приговора.

Исходя из практики, можно сделать вывод о том, что на всех перечисленных выше этапах происходят разного рода нарушения. Исполнительные листы в судах выписываются несвоевременно, направляются они в Службы судебных приставов также с нарушением сроков.

Судебные приставы-исполнители достаточно длительное время не принимают мер к принудительному исполнению исполнительных документов. Такие грубые нарушения закона отрицательно влияют как на приведение приговора в исполнение, так и на профилактическую, воспитательную работу с должниками. В результате этого в настоящее время мы имеем дело с таким социальным явлением, как правовой нигилизм, что сказывается на правовой культуре общества в целом. Фактически цель приговора остается не достигнутой, так как осужденный не чувствует себя наказанным. С другой стороны, причины таких нарушений могут носить и объективный характер. При производстве взыскания судебным приставам-исполнителям нередко приходится применять ряд принудительных мер, таких, как, например, опись и арест имущества, изъятие арестованного имущества, его реализация. Такие исполнительные действия могут сопровождаться вскрытием помещений. Все действия судебного пристава-исполнителя, связанные с вторжением в частную жизнь граждан, должны быть регламентированы законом и проводятся строго в соответствии с ним. Судебный пристав-исполнитель, производя принудительное взыскание не должен принимать меры, которые

112

противоречили бы закону и которые бы ущемляли охраняемые им интересы граждан.

«Иногда судебные исполнители при взыскании причиненного преступлением материального ущерба допускают произвольные действия - неправильно определяют подлежащее взысканию имущество, нарушают установленный законом порядок его оценки и реализации и т.д. В результате этого, с одной стороны, страдают интересы потерпевшего от преступления лица, с другой, - до некоторой степени ущемляются права владельца имущества»1.

Однако, прокуроры зачастую акцентируют внимание на таких фактах лишь только в том случае, когда поступают обращения граждан или жалобы на действия судебного пристава-исполнителя. Постоянного контроля со стороны прокуратур за деятельностью органов принудительного исполнения нет. Такая ситуация в настоящее время может быть объяснена большой загруженностью органов прокуратуры, а также нехваткой квалифицированных кадров. Тем более, что по прошествии четырех лет со дня вступления в силу Федерального закона «Об исполнительном производстве» между органами, так или иначе касающимися исполнительного производства, во многих вопросах по исполнению решений и приговоров нет единого мнения, по некоторым проблемам не сложилась практика.

Тем не менее, такое положение дел нельзя считать нормальным, так как это является серьезным упущением в организации надзора за исполнением судебных приговоров в части гражданских исков. Прокурор обязан строго следить за законностью действий судебных исполнителей, своевременно выявлять допущенные им нарушения закона и принять меры к их искоренению.

В соответствии со ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» взыскание на заработную плату должника обращается при исполнении решений о взыскании периодических платежей, взыскании суммы, не превышающей двух минимальных размеров оплаты труда, при отсутствии у

1 Хамидуллин И.Х. Надзор за исполнением приговоров. Казань. 1971. С. 136-137.

113

должника имущества или недостаточности имущества для полного погашения взыскиваемой суммы. Эта же норма действует и при исполнении приговора в части гражданского иска. В связи с этим прокурор при проверке материалов исполнительного производства устанавливает, своевременно ли судебный пристав-исполнитель проверил имущественное положение осужденного и обратил на него взыскание.

Однако нередки случаи, когда некоторые судебные приставы-исполнители стараются избежать такой меры принудительного характера, как опись и арест имущества и отправляют исполнительные документы непосредственно в места лишения свободы по месту работы осужденных для удержания сумм из их заработка. Такие действия, зачастую отрицательно влияют на реальное возмещение вреда по делу.

Практика показывает, что следственные органы не всегда своевременно производят розыск имущества преступника и налагают на него арест. В связи с этим впоследствии возникает масса проблем, так как совершивший противоправное деяние успевает распорядиться принадлежащим ему имуществом.

Имеются случаи, когда составленный следователем или судебным приставом исполнителем акт об отсутствии у должника имущества не соответствует действительности. Прокуроры при проверках должны строго реагировать на такие факты халатного отношения к своим обязанностям как следственных органов так и судебных приставов. При этом внимание должно акцентироваться на том, чтобы проверка имущественного состояния осужденных проводилась тщательным образом, и чтобы акты о несостоятельности полностью соответствовали объективной действительности.

При отсутствии имущества у лица, осужденного к лишению свободы, для возмещения имущественного вреда исполнительный документ направляется по месту отбывания наказания для удержания суммы из его заработка. Следовательно, надзор прокурора в этой части также осуществляется по месту

114

отбывания должником наказания, в том числе в части установленного судебным приставом-исполнителем размера удержаний из заработной платы.

Реальное исполнение приговора в части возмещения вреда во многом зависит и от своевременного и правильного рассмотрения судами исков об освобождении имущества от ареста, но суды к данной категории дел относятся без учета конституционных положений о защите имущественных прав потерпевших от преступных действий и назначают рассмотрение дел по заявлениям такого рода на достаточно долгий срок. В связи с этим нередко такие факты влияют на нарушение сроков исполнения приговоров в части гражданского иска судебными приставами-исполнителями.

Достаточно часто не соблюдается установленная форма описи и ареста имущества: не указываются отличительные признаки арестованных вещей (номера, габариты, цвет, различного рода дефекты и др.). Это позволяет осужденному или его родственникам производить замену имущества фактически арестованного на менее ценное.

Такие факты прокурор также не имеет права оставлять без внимания.

Закон «Об исполнительном производстве» предусматривает возможность взаимодействия судебных приставов-исполнителей с иными государственными органами, но их участие не имеет большого значения для уголовного судопроизводства.

§ 3. Процессуальный порядок обращения к исполнению и исполнения приговора в части гражданского иска.

Из назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ) вытекает, что полное возмещение имущественного вреда и компенсация морального вреда, причиненного преступлением, является важнейшей задачей

правоохранительных органов. Выполнение этой задачи во многом зависит от того, насколько своевременно и правильно обращаются к исполнению приговоры в части взыскания имущественного вреда и
компенсации

115

морального вреда. Порядок обращения приговора к исполнению в части имущественных взысканий находится в прямой зависимости от применения судом конкретных форм возмещения имущественного вреда.

Приговор в части гражданского иска вступает в законную силу одновременно со всеми другими его частями, а именно:

  • по истечении срока на кассационное обжалование и опротестование, если он не был обжалован или опротестован;
  • по рассмотрении дела вышестоящим судом, если последним приговор не отменен, - в случае принесения кассационной жалобы или кассационного протеста.
  • При этом не имеет значения, сколько человек осуждено по делу, кто из них подал кассационную жалобу и каково ее содержание или содержание кассационного протеста. Такое положение обусловливается действиями ревизионного начала в кассационном производстве по уголовным делам.

Обращение приговора к исполнению возлагается на суд, вынесший приговор (ст. 393 УПК РФ). Круг и характер действий, совершаемых с этой целью, различен и зависит от решения, принятого по иску.

При вынесении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным в п.1 ч.1 ст.24 и п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска и одновременно отменяет меры по его обеспечению. В случаях вынесения оправдательного приговора или прекращения уголовного дела по иным основаниям суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. В п.4 ч.1 ст.306 УПК РФ предусмотрено, что во всех случаях вынесения оправдательного приговора меры обеспечения гражданского иска должны быть отменены. По смыслу закона решение об отмене мер по обеспечению гражданского иска должно содержаться и в постановлении (определении) суда о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Однако в этой же норме предусмотрено, что оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению
и

116 рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, что означает, что отмена мер обеспечения гражданского иска может нарушить права и законные интересы лица, понесшего имущественный и моральный вред в результате противоправных действий оправданного (лица, в отношении которого уголовное преследование прекращено). Логика, которой руководствовался законодатель при решении данного вопроса, понятна: поскольку уголовное преследование прекращено, нет оснований для сохранения мер процессуального принуждения, к которым относятся меры по обеспечению гражданского иска. Решение о возмещении имущественного вреда, причиненного иным правонарушением (не преступлением) будет приниматься в порядке гражданского судопроизводства, в этом же порядке должны быть приняты и меры по обеспечению такого иска.

Обращение приговора к исполнению в таких случаях сводится к направлению в орган, практически осуществлявший наложение ареста на имущество, или лицу, у которого имущество находится, извещения о том, что всякие ограничения во владении, пользовании и распоряжении этим имуществом снимаются, и что если оно у собственника (владельца) изымалось, то подлежит возврату по принадлежности. Об этом извещается собственник (владелец) имущества.

Если в обвинительном приговоре судом признано право истца на удовлетворение иска с передачей вопроса о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, то приговор обращается к исполнению путем выдачи (направлении) истцу копии приговора или соответствующей выписки из него. В законе не решен вопрос о том, должны ли в данном случае отменяться меры по обеспечению гражданского иска. С одной стороны, основания для сохранения таких мер процессуального принуждения есть: приговором суда установлено наличие оснований для удовлетворения гражданского иска, не решен лишь вопрос о его размере, а с другой стороны, гражданский истец может никогда и не обратиться в суд за решением этого вопроса в порядке гражданского судопроизводства, т.е. возникает и длительное

117

время (в пределах срока исковой давности, установленного гражданским законодательством) может существовать некоторая неопределенность в судьбе такого иска. Такая ситуация негативно влияет на решение вопроса о возможности сохранения мер уголовно-процессуального принуждения, с этой точки зрения меры по обеспечению гражданского иска следует отменить. Думается, что такое решение вопроса противоречит принципу охраны прав и законных интересов потерпевшего (гражданского истца), поэтому следовало бы избрать компромиссный вариант и допустить сохранение мер по обеспечению гражданского иска в таких случаях, ограничив их сохранение каким-либо разумным сроком: например, ч.2 ст.309 УПК РФ можно было бы дополнить указанием на то, что в таком случае меры по обеспечению гражданского иска сохраняются на срок до 3 месяцев. Если в течение указанного срока гражданский истец не передаст вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, эти меры отменяются по решению суда в порядке, установленном главой 47 УПК РФ.

В случае удовлетворения гражданского иска приговор обращается к исполнению путем выдачи (направления) взыскателю исполнительного листа. Кроме того, суд посылает распоряжение о наложении ареста на имущество осужденного (гражданского ответчика) с приложением соответствующего определения или выписки из приговора, если им были приняты меры обеспечения.

Порядок выдачи (направления) исполнительных листов, их содержание, срок действия, характер действий судебного пристава-исполнителя и сам порядок обращения взыскания на имущество и заработок ответчика уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрен. По всем этим вопросам следует руководствоваться нормами ГПК РСФСР и ФЗ «Об исполнительном производстве». В статье 338 ГПК РСФСР прямо указано, что «по правилам, изложенным в разделе 5 ГПК «Исполнительное производство», подлежат исполнению как решения по гражданским делам, так и приговоры, определения

118

и постановления судов по уголовным делам в части
имущественных взысканий».

В соответствии со ст. 340 ГПК исполнительный лист выдается взыскателю либо по его просьбе непосредственно судом направляется для исполнения. Если возмещению подлежит вред, причиненный повреждением здоровья либо смертью кормильца, то суд по своей инициативе направляет исполнительный лист для исполнения, извещая об этом взыскателя. По просьбе истца исполнительный лист может быть выдан ему на руки и в этом случае.

На основании приговора выдается один исполнительный лист.

Однако если исполнение должно быть произведено в различных местах, либо если решение вынесено в пользу нескольких гражданских истцов или в отношении нескольких осужденных (гражданских ответчиков), то суд может по просьбе взыскателя выдать несколько исполнительных листов с точным указанием мест исполнения либо тех частей решения, которые по данным листам подлежат исполнению.

В случаях, когда решение об удовлетворении гражданского иска вынесено в пользу нескольких гражданских истцов либо в отношении одного и того же лица имеется несколько приговоров, в которых удовлетворены требования гражданских истцов, возникают определенные сложности с исполнением приговоров в части гражданского иска, связанные с тем, что имущества осужденного не достаточно для удовлетворения всех требований в полном объеме.

Очередность удовлетворения требований в таких случаях предусмотрена в ст. 78 ФЗ «Об исполнительном производстве», в соответствии с которой в первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, а также возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца. Во вторую очередь удовлетворяются требования работников, вытекающие из трудовых отношений; требования членов производственных кооперативов, связанные с их трудом в этих организациях; требования по оплате оказанной адвокатами юридической

119

помощи, выплате вознаграждения, причитающегося автору за использование его произведения, а также за использование открытия, изобретения, полезной модели, промышленного образца, на которые выданы соответствующие свидетельства. В третью очередь удовлетворяются требования по платежам в Пенсионный Фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ. В четвертую очередь удовлетворяются все иные требования по платежам в бюджет и внебюджетные фонды. В пятую очередь удовлетворяются все остальные требования в порядке исполнения исполнительных документов.

В юридической литературе уже обращалось внимание, что очередность, установленная ФЗ «Об исполнительном производстве» не учитывает особенностей уголовного судопроизводства, и высказано предложение предусмотреть в УПК РФ иной вариант очередности, например: в первую очередь производить взыскания по требованиям об уплате алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, а также по возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца; во вторую очередь -по требованиям о возмещении вреда, причиненного преступлением имуществу гражданина; в третью очередь - по требованиям о компенсации морального вреда, причиненного преступлением; в четвертую очередь - по требованиям юридических лиц о возмещении вреда, причиненного преступлением; в пятую -по всем остальным требованиям1. Представляется, что такие предложения заслуживают поддержки.

При направлении исполнительного листа по месту работы ответчика для производства удержаний из его заработной платы необходимо указывать размер удержаний в процентном выражении. Это значит, что в сопроводительном письме к исполнительному листу должно быть указано, какую именно часть заработной платы по нему следует удерживать.

1 Кузнецова Н.В. Процессуальные проблемы применения уголовного закона о множественности преступлений. Автореф. дисс. … д-раюрид. наук. Ижевск, 2001. С.16.

120

Законом «Об исполнительном производстве» максимальный размер удержаний по исполнительному листу, выданному на основании приговора, увеличен до 70 процентов, независимо от вида преступления, которым причинен имущественный вред (ст. 66 Закона). До вступления в силу указанного закона следовало учитывать характер преступных действий, в результате которых причинен вред: при взыскании вреда, причиненного смертью кормильца или повреждением здоровья, а также разбоем или хищением, он должен быть равен 50 процентам, а во всех остальных случаях -20 процентов.

Непосредственное исполнение приговоров в части гражданского иска осуществляется судебными приставами-исполнителями.

Гражданским кодексом РФ предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ст. 1064). Следовательно, как указывает В.Я. Понарин, «основная цель закона состоит в том, чтобы восстановить материальное положение потерпевшего, которое было у него до причинения вреда. В полной мере она достигается, как правило, лишь тогда, когда ответчиком по делу выступает платежеспособное лицо. Но эффективность закона оказывается явно недостаточной, а иногда вообще сводится к нулю, когда ответчиком по иску потерпевшего оказывается неплатежеспособное лицо» .

В случае если гражданским ответчиком является неплатежеспособное лицо, необходимо обращать внимание взыскателя при выдаче исполнительного листа на важность своевременного его предъявления к исполнению. Согласно ст. 340; 345 ГГЖ РСФСР взыскатель свободно распоряжается своим правом требования принудительного исполнения решения суда и вправе предъявить исполнительный лист к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления решения (приговора) в законную силу.

1 Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела. Воронеж, 1978. С. 30-31.

121

По просьбе взыскателя исполнительный лист может быть направлен для исполнения непосредственно судом. В этом случае приговоры обращаются к исполнению немедленно по вступлении их в законную силу. Это значит, что не позднее следующего дня после вступления приговора в законную силу, а по обжалованным или опротестованным приговорам или решениям - не позднее следующего дня по возвращении дела вышестоящим судом, суд выписывает исполнительный лист и направляет его на исполнение. Если на предварительном следствии или в стадии предания суду были произведены опись и арест имущества или приняты другие меры по обеспечению гражданского иска, то к исполнительному листу в обязательном порядке прилагаются копии документов об обеспечении взыскания.

Если осужденный или лицо, несущее материальную ответственность за его действия (гражданский ответчик), проживает на территории района, суд которого рассмотрел уголовное дело о взыскании имущественного вреда, или имеются данные о наличии у должника в этом районе (городе) имущества, вклада, ценностей и т.п., исполнительные документы передаются судебному приставу-исполнителю подразделения службы судебных приставов данного района. Несоблюдение этого порядка - серьезное нарушение закона.

Исполнительные документы, по которым исполнение должно производится на территории другого района (города), направляются канцелярией в соответствующее подразделение службы судебных приставов, которое обслуживает данную территорию.

Большое практическое значение для судебного пристава-исполнителя имеет вопрос о фиксации права собственности и отражения имущественного положения осужденного (должника) с целью выявления имущества для обращения на него взыскания.

Для выявления имущества физических лиц необходимо исходить из того, что определенное имущество подлежит регистрации. К такому имуществу, в первую очередь, относится недвижимое имущество (квартиры, дома, садовые участки, капитальные гаражи и т.д.), сведения о наличии которого можно

122

получить в органе регистрации прав на это имущество. Однако следует отметить, что данные органы располагают информацией об имуществе должника, находящемся на территории соответствующего субъекта РФ. Сведениями об имуществе, расположенном за пределами этого субъекта РФ, данный орган не располагает. Из движимого имущества должника - физического лица регистрации подлежат автотранспортные средства, оружие, средства мобильной связи. Сведения о наличии у осужденного такого имущества можно получить соответственно в территориальном органе ГИБДД, РОВД по месту жительства должника, в телефонных компаниях, предоставляющих услуги мобильной связи.

Федеральным законом «Об исполнительном производстве» установлена следующая очередность в обращении взыскания на имущество должника, применяемая и при исполнении приговора в части гражданского иска:

1) в первую очередь взыскание по исполнительным документам обращается на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся в банках и иных кредитных организациях. Наличные денежные средства, обнаруженные у должника, изымаются (если они не были изъяты в ходе обыска или выемки на стадии предварительного расследования). При наличии сведений об имеющихся у должника денежных средствах и иных ценностях, находящихся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных учреждениях, на них налагается арест. При необходимости такие сведения запрашиваются у налоговых органов и должны быть предоставлены судебному приставу-исполнителю в трехдневный срок (ч.2, 3,4 ст.46 закона); 2) 3) при отсутствии у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество, за исключением имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание. Должник вправе указать те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую очередь. Окончательно очередность обращения 4)

123

взыскания на денежные средства и иное имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем. При этом во внимание принимаются еще некоторые соображения - взыскание должно обращаться сначала на имущество, принадлежащее лично должнику, при его недостаточности - на имущество, находящееся в общей совместной или долевой собственности должника и иных лиц, в последнюю очередь - на заложенное имущество (ч.5, 6 ст.46, ст.49 закона);

3) взыскание на заработную плату и иные виды доходов должника обращается при исполнении решений о взыскании периодических платежей, взыскании суммы, не превышающей двух минимальных размеров оплаты труда, при отсутствии у должника имущества или недостаточности имущества для полного погашения взыскиваемых сумм (ст.64 закона). И в этом случае закон устанавливает определенные правила - с осужденного к исправительным работам взыскание по исполнительным документам должно производиться из всего заработка без учета удержаний, произведенных по приговору или постановлению суда. С осужденных, отбывающих наказание в исправительных колониях, колониях-поселениях, тюрьмах, воспитательных колониях, а также с лиц, находящихся в наркологических отделениях психиатрических диспансеров и стационарных лечебных учреждениях, взыскание производится из всего заработка без учета отчислений на возмещение расходов по их содержанию в указанных учреждениях (ст. 67 закона). На пособия по социальному страхованию (при временной нетрудоспособности, по беременности и родам, уходу за ребенком в период частично оплачиваемого отпуска и др.), а также пособия по безработице взыскание производится только по требованиям о взыскании алиментов, а также о возмещении вреда, причиненного здоровью, и вреда, причиненного в результате смерти кормильца (ст.68 закона). В ст.69 закона установлен перечень видов доходов, на которые не может быть обращено взыскание.

Наиболее спорным и важным вопросом в исполнительном производстве является вопрос об оценке арестованного имущества. Процедура
оценки

124

арестованного имущества должника, как и большинство иных процедур исполнительного производства, в настоящее время имеет комплексное правовое регулирование. Кроме ФЗ «Об исполнительном производстве», она регулируется также ФЗ от 29 июля 1998 г. «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» и рядом других правовых актов.

В соответствии с п.1 ст.52 ФЗ «Об исполнительном производстве» оценка имущества должника производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа, за исключением случаев, когда оценка производится по регулируемым ценам.

Согласно ст.З ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» под рыночной стоимостью объекта оценки (имущества) понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден, на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

Под случаями, когда оценка производится по регулируемым ценам, имеются в виду случаи, когда аресту подвергается имущество, цена на которое регулируется государством. Стоимость этого имущества определяется в соответствии с актами органов государственной власти, к числу которых относятся, например: Указ Президента РФ от 28 февраля 1995 г. № 221 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)»; постановление Правительства РФ от 7 марта 1995 г. № 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)», которым утверждены три основных перечня продукции (товаров, услуг), цены на которые подлежат государственному регулированию, а также порядок и органы, регулирующие эти цены. В перечень такого имущества включены, в частности, алмазное сырье, драгоценные камни, протезно-ортопедичекие изделия, алкогольная продукция крепостью свыше 28 % и др.

125

Как уже отмечалось, по общему правилу оценка имущества производится судебным приставом-исполнителем. Лишь в двух случаях судебный пристав-исполнитель обязан поручить оценку специалисту: когда оценка имущества является для него затруднительной, а также когда одна из сторон возражает против произведенной судебным приставом- исполнителем оценки (п.2 ст.52 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Как показывает практика, судебный пристав-исполнитель, не будучи ни бухгалтером, ни экономистом, ни, тем более, квалифицированным оценщиком, не должен брать на себя риск оценки сложных объектов (автотранспорта, недвижимости, ценных бумаг, оргтехники, ювелирных изделий и т.п.), так как на их стоимость влияет масса факторов, учесть которые он не сможет.

Судебный пристав-исполнитель может самостоятельно достаточно правильно оценить имущество осужденного, имеющее бытовое назначение. При этом он должен ориентироваться на сложившиеся в его регионе цены на аналогичные товары и учитывать износ арестованного имущества. В качестве источника информации о ценах возможно использовать статистический бюллетень «Индексы цен и тарифов». Наиболее полную и дифференцированную информацию о ценах содержат так называемые ценовые журналы, содержащие прайс-листы множества торговых фирм. При этом судебный пристав-исполнитель обязан выяснить и зафиксировать в акте описи и ареста отношение сторон к произведенной им оценке.

В случаях, когда стороны возражают против произведенной судебным приставом-исполнителем оценки, либо судебный пристав-исполнитель затрудняется в определении рыночной стоимости арестованного имущества, он назначает специалиста для определения стоимости арестованного имущества. В соответствии со ст.41 ФЗ «Об исполнительном производстве» такой специалист должен обладать необходимыми познаниями, не должен быть родственником сторон, не должен быть заинтересован в исходе исполнительного производства. В соответствии со ст.4 ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» специалист-оценщик - это юридическое или физическое лицо (зарегистрированное в

126

качестве индивидуального предпринимателя), деятельность которого регулируется этим законом и подлежит обязательному лицензированию (ст.24 закона). Специалист назначается постановлением судебного пристава-исполнителя.

Оценщик при производстве оценочных исследований обязан руководствоваться Стандартами оценочной деятельности, утвержденными постановлением Госстандарта РФ от 18 августа 1998 г. № 327 «Единая система оценки имущества. Основные положения.» ГОСТ Р 51195.0.01-98, постановлением Госстандарта РФ от 18 августа 1998 г. № 328 «Единая система оценки имущества. Термины и определения.» ГОСТ Р 51195.0.02- 98, а также Международными стандартами оценки Международного комитета по стандартам оценки имущества.

Результат работы оценщика оформляется в письменном виде в форме отчета (заключения), который может быть обжалован в судебном порядке.

Согласно постановлению Правительства РФ от 21 декабря 2000 г. № 980 «О передаче функций Федерального долгового центра при Правительстве Российской Федерации Российскому фонду федерального имущества» и в соответствии с «Соглашением между Министерством юстиции Российской Федерации и Российским фондом федерального имущества о взаимодействии при продаже арестованного и конфискованного имущества от 8 февраля 2001 г. № 1/25/48, реализация арестованного и конфискованного имущества осуществляется исключительно Российским фондом федерального имущества и его территориальными отделениями и отобранными им на конкурсной основе представителями. В ст.54 ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено три основных формы реализации арестованного имущества: продажа с открытых публичных торгов; продажа на комиссионных началах; продажа на иных договорных началах. Форма реализации определяется правовым режимом арестованного имущества. Так, недвижимое имущество реализуется
только с торгов, имущество бытового назначения - на

127

комиссионных началах, реализация ценных бумаг производится на основании договора поручения, иное имущество реализуется на иных договорных началах.

При недостаточности у должника имущества для полного погашения долга суд может выдать в отношении него два исполнительных листа, один из которых направляется для удержания из заработка по месту работы или 4 отбывания наказания, а второй - для одновременного обращения взыскания на

имущество. На втором исполнительном листе делается отметка о том, что он выдан для обращения взыскания на имущество должника.

В тех случаях, когда виновное лицо осуждено к лишению свободы и присужденная к возмещению сумма не может быть взыскана за счет принадлежащих ему ценностей или имущества, исполнительный лист незамедлительно направляется в службу судебных приставов, которая в свою очередь, отправляет его в исправительное учреждение по месту нахождения осужденного (в сопроводительном письме указывается размер ежемесячных удержаний из заработка должника и пересылка денег взыскателю).

О направлении исполнительного листа на исполнение судебный пристав-

  • исполнитель сообщает взыскателю. Судебный пристав-исполнитель вправе проводить периодические проверки работодателей на предмет правильности взыскания с должников сумм по исполнительным документам и своевременности их перечисления взыскателям, а также ведения в этой части финансовой документации, но если осужденный находится в местах лишения свободы, а также в связи с большой загруженностью судебных приставов- исполнителей проверки практически не делаются.

Обращение к исполнению приговоров и решений, предусматривающих солидарную материальную ответственность должников, имеет свои особенности. Они
заключаются в том, что при солидарном взыскании

  • исполнительные листы выписываются по числу должников с указанием в каждом исполнительном документе общей суммы, подлежащей взысканию, и всех лиц, обязанных к возмещению вреда. Одному из исполнительных листов присваивается № 1. Взыскание вреда производится по отдельным

128

исполнительным производствам в отношении каждого солидарного должника. Суд, вынесший приговор, должен вести сводное исполнительное производство по солидарным долговым обязательствам. Суды, исполняющие приговор в отношении лиц, на которых возложена солидарная ответственность, обязаны регулярно сообщать данные о взысканных суммах суду, ведущему сводное исполнительное производство.

Сложность производства взысканий в солидарном порядке обусловливается также необходимостью разрешения в ряде случаев и имущественных отношений между солидарными должниками. Должник, исполнивший солидарную обязанность по возмещению причиненного преступлением вреда, имеет право на обратное требование к остальным содолжникам в равных долях за вычетом своей, если иное не определено приговором суда.

Если один из содолжников не может выполнить своих обязательств по уважительным причинам либо освобожден от дальнейшего возмещения вреда в порядке помилования, то в отношении него исполнительное производство прекращается. Суд, вынесший приговор, производит перерасчет общей суммы, подлежащей взысканию с оставшихся солидарных должников. При этом из общей суммы ущерба, подлежащего взысканию по приговору суда, исключаются: доля, которая пришлась бы на должника, освобожденного от дальнейшего возмещения вреда, если взыскание с него не производилось либо произведено в пределах, составляющих его долю, и фактически взысканная с него сумма, если она не превышает его долю. Доля должна определяться путем деления общей суммы, причиненного преступлением ущерба, на число солидарных должников. В связи с перерасчетом ранее выданные этим судом исполнительные листы отзываются и выдаются новые, в которых указывается оставшаяся сумма, подлежащая взысканию, перечисляются все солидарные должники и делается отметка о произведенных с них удержаниях.

Целевое изучение исполнительных производств показало, что иногда приговоры несвоевременно обращаются к исполнению,
неправильно

129

выписываются исполнительные листы, к исполнительным листам не приобщаются документы о мерах по обеспечению возмещения вреда, неправильно направляются исполнительные листы. Бывает, что приговоры в части гражданского иска к исполнению даже не обращаются.

Нарушения допускаются чаще всего в тех судах, где к обращению приговоров к исполнению относятся как к технической операции и полностью перекладывают ее на секретаря или секретаря судебного заседания. Судья обычно подписывает соответствующие бумаги, касающиеся направления приговоров на исполнение, не обращаясь к уголовному делу. Между тем, по смыслу это - процессуальное действие, когда судья или председатель суда должны строго руководствоваться законом.

После вступления приговора в законную силу или возвращения уголовного дела из кассационной инстанции оно должно быть сразу передано судье, председательствовавшему по делу или председателю суда, который, ознакомившись с определением вышестоящего суда, дает указание секретарю суда (заведующему канцелярией) о подготовке приговора к исполнению. Только после их проверки судья дает распоряжение о передаче исполнительного листа для исполнения. Он посылает также распоряжения об исполнении приговора в части наказания и т.д. Очень важно, чтобы обращения приговоров к исполнению во всех его частях производилось как единое процессуальное действие. Задержка в исполнении некоторых решений, содержащихся в приговоре, должна рассматриваться как нарушение закона.

Согласно закону уголовное дело считается законченным и подлежит сдаче в архив после обращения к исполнению вынесенного судом приговора, определения или постановления и получения подтверждения от органов, исполняющих приговор, что он приведен в исполнение.

130

§ 4. Особенности исполнения приговора в части гражданского иска при наличии назначенного судом уголовного наказания в виде имущественных

взысканий

Фактическое исполнение приговора в части гражданского иска и иных имущественных взысканий зависит от ряда факторов, в том числе и от вида наказания, назначенного приговором суда. Помимо возмещения имущественного вреда и компенсации морального вреда, причиненного преступлением, возмещения судебных издержек путем удовлетворения гражданского иска, в приговоре суда осужденному могут быть назначены некоторые виды уголовного наказания, носящие имущественный характер. К ним следует отнести:

  • наложение штрафа;
  • конфискацию имущества;
  • исправительные работы.
  • Поскольку, как уже отмечалось, ФЗ «Об исполнительном производстве» устанавливает, что с осужденного к исправительным работам взыскание по исполнительным документам должно производиться из всего заработка без учета удержаний, произведенных по приговору или постановлению суда (ст.67), можно сделать вывод, что назначение осужденному исправительных работ в качестве уголовного наказания существенного негативного влияния на исполнение приговора в части гражданского иска не оказывает, хотя и несколько замедляет его, учитывая, что максимальный размер удержаний из заработной платы составляет 70%.

В последние годы возник вопрос об определении заработка лиц, работающих в различных коммерческих структурах, где заработная плата выплачивается не регулярно, а по мере получения дохода в связи с выполнением той или иной работы, завершением торговой сделки и т.п. Общее правило заключается в том, что должен учитываться весь доход, полученный за

131

время отбывания наказания, или та часть дохода, которая приходится на время отбывания наказания.

Два других вида уголовного наказания, носящие имущественный характер, способны, по нашему мнению, оказать такое влияние, поэтому основное внимание мы уделяем этим видам наказания.

В настоящее время санкции 153 статей Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривают наказание в виде штрафа. Это на 32 статьи больше, чем в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года по состоянию на 1996 год.

В ст. 46 УК РФ приводится законодательное определение штрафа и закрепляются его минимальный и максимальный размеры: «Штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, в размере, соответствующем определенному количеству минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации на момент назначения наказания, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период.

Штраф устанавливается в размере от двадцати пяти до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года».

Подробный анализ достоинств и недостатков этого вида уголовного наказания выходит за рамки настоящего диссертационного исследования, поэтому мы позволим себе остановиться лишь на некоторых моментах, по нашему мнению, играющих наиболее важную роль в процессе исполнения приговора в части гражданского иска.

Нельзя признать обоснованным закрепление в каждой второй статье Особенной части Уголовного кодекса наказание в виде штрафа, тем более в таких огромных размерах. Размер штрафа, установленный в законе и назначаемый на практике, должен воздействовать таким образом, чтобы заставить виновного глубоко задуматься и переживать лишения, а окружающих предупреждать невыгодными последствиями неправомерного поведения. Непомерно высокие размеры штрафа, установленные в законе, могут заранее

132

заставить правоприменителя остановить свой выбор не на нем, а на установленной в санкции альтернативной мере наказания. Поэтому невозможно объяснить, какие цели преследовал законодатель, устанавливая подобные санкции.

Согласно ч. 3 ст. 46 УК РФ размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного. Отсюда следует, что после введения в действие Уголовного кодекса РФ 1996 года орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны изучить имущественное положение привлекаемого к ответственности по тем статьям, которые предусматривают наказание в виде штрафа. Подобная задача не согласуется с нормами уголовно- процессуального законодательства.

Так, статья 73 УПК РФ, определяющая круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу устанавливает, что доказыванию подлежат событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Согласно ст. 230 УПК РФ судья по ходатайству потерпевшего, гражданского истца или их представителей вправе вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества. Исполнение указанного постановления возлагается на судебных приставов- исполнителей.

Из приведенных норм следует, что законодатель определил круг обстоятельств, подлежащих доказыванию и выявлению, а также случаи принятия мер обеспечения приговора в части гражданского иска и конфискации имущества. Обеспечение исполнения наказания в виде штрафа нормами УПК

133

не предусмотрено, не предусмотрена и обязанность изучения имущественного положения виновного.

Размер штрафа ни при каких условиях не может достигать стоимости всего имущества виновного, ибо он не должен лишать лицо необходимых средств и существованию и ставить его в невозможное положение по выполнению своих обязанностей по содержанию и воспитанию лиц, находящихся у него на иждивении. Поэтому весьма важное положение действующего законодательства, которое следовало бы сохранить - обязанность суда учитывать имущественное положение осужденного. Однако на практике чаще всего бывает, что имущественное положение осужденного выясняется судебным приставом-исполнителем, а не судом. В сложившейся ситуации может оказаться, что осужденный не сможет исполнить приговор, что сводит на нет воспитательный фактор данной меры наказания, а об исполнении гражданского иска уже говорить не приходится.

Обязанность выяснения вопроса о возможности применения наказания в виде штрафа вытекает из расположения в санкции статьи данной меры в числе других. Анализ санкций всех статей Уголовного кодекса, предусматривающих наказание в виде штрафа показывает, что данная мера наказания считается наиболее мягкой и имеет первоочередное значение, поскольку всегда поставлена на первое место. Иная мера наказания применяется в случае, если невозможно назначение наказания в виде штрафа. Это вытекает из ст. 60 УК РФ, согласно которой более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается в случае, если менее строгий вид наказания не может обеспечить достижение целей наказания.

При таком подходе предполагается некоторая несправедливость в отношении отдельных лиц, наказание которым как раз то и должно назначаться менее строгое. Менее строгое наказание назначается лицам, не достигшим совершеннолетия, инвалидам и лицам преклонного возраста - пенсионерам, но применение к ним наказания в виде штрафа практически невозможно, поскольку несовершеннолетние и инвалиды, как
правило, не имеют

134

самостоятельного дохода, а пенсионеры находятся на государственном обеспечении. К тому же, чем моложе несовершеннолетний, тем менее строгое наказание должно ему назначаться, но возможность для назначения ему менее строгого вида наказания, каковым является штраф, практически исключается.

При рассмотрении большинства уголовных дел решается вопрос и о возмещении имущественного вреда или компенсации морального вреда, однако, исполнение наказания в виде штрафа и исполнение приговора в части гражданского иска регулируются разными законодательными актами, что приводит к некоторым несоответствиям. Исполнение приговора в части гражданского иска регламентируется нормами закона «Об исполнительном производстве», согласно которому началом производства исполнительных действий является не дата вступления приговора в законную силу, а дата вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства на основании выданного судом первой инстанции исполнительного листа, т.е. через некоторое время после вступления приговора в законную силу.

Закон позволяет уплатить штраф и возместить убытки до вступления приговора в законную силу. Осужденный заинтересован прежде всего уплатить штраф, так как только после погашения суммы штрафа наказание считается отбытым и судимость будет скорее погашена. Все это означает, что в первую очередь осужденный заинтересован в том, чтобы сначала уплатить в бюджет установленный приговором суда штраф, и только после этого удовлетворяются требования по возмещению вреда лицам, понесшим вред в результате преступления.

После взыскания штрафа в полном объеме осужденный далеко не всегда в состоянии будет возместить вред потерпевшему и никакие меры принудительного исполнения в данном случае не помогут.

Следовательно, установление во многих статьях Уголовного кодекса, предусматривающих ответственность за причинение имущественного вреда потерпевшим, наказания в виде штрафа в огромных размерах является нарушением конституционного положения, провозгласившего права человека

135

высшей ценностью, а при разработке Уголовного кодекса Российской Федерации была проигнорирована ст. 52 Конституции РФ, согласно которой государство обеспечивает потерпевшим компенсацию причиненного ущерба. В связи с этим полагаем целесообразным внести в УК РФ, УИК РФ И ФЗ «Об исполнительном производстве» норму, указывающую на то, что исполнение наказания в виде штрафа производится только после полного возмещения потерпевшему вреда, причиненного преступлением.

Широкое применение наказания в виде штрафа было бы целесообразным и обоснованным, и его можно было бы исполнять независимо от возмещения причиненного преступлением вреда, если бы государство возмещало вред лицам, потерпевшим от преступлений, а взыскиваемые суммы направлялись в Государственный фонд помощи потерпевшим от преступлений.

Исполнение наказания в виде штрафа регламентируется Уголовно- исполнительным кодексом РФ и Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

Если приговором назначено наказание в виде штрафа, то после оглашения приговора суд, постановивший приговор, разъясняет осужденному его обязанность в течение 30 дней добровольно внести сумму штрафа в государственный банк, и предупреждает его, что в случае неуплаты штраф будет взыскан принудительно (ст.31 УИК РФ).

В случае неуплаты осужденным штрафа в указанный срок судом выписывается исполнительный лист, который направляется судебному приставу-исполнителю. Последний предоставляет осужденному срок до 5 дней для добровольного внесения штрафа (ст.9 ФЗ «Об исполнительном производстве»). В случае отказа осужденного добровольно выплатить штраф, с должника взыскивается исполнительский сбор, который составляет 7 процентов от суммы штрафа, а также возмещаются расходы на совершение исполнительных действий (ст.81 этого закона). Судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест на имущество должника на сумму, необходимую для погашения долга. Денежные средства от реализации имущества поступают на

136

депозитный счет соответствующего подразделения Службы
судебных приставов, а затем сумма штрафа перечисляется в доход государства.

Если у осужденного отсутствует имущество, на которое по закону можно обратить взыскание, судебный пристав-исполнитель составляет акт о невозможности взыскания, который утверждается Старшим судебным приставом подразделения Службы судебных приставов, и выносит постановление о возвращении исполнительного документа. Эти документы с приложенным исполнительным листом возвращаются в суд, вынесший приговор. Суд, в свою очередь, имеет право отсрочить или рассрочить уплату штрафа (ст.31 УИК РФ).

При злостном уклонении от уплаты штрафа он заменяется обязательными работами, исправительными работами или арестом (ч.5 ст.46 УК РФ). Если осужденный нигде не работает или по состоянию здоровья не может отбывать исправительные работы на общих основаниях, то замена штрафа исправительными работами исключается. Исполнение приговора в данной ситуации возможно лишь при изменении материального положения осужденного.

Исполнение наказаний в виде конфискации имущества регламентируется ст. 72 ФЗ «Об исполнительном производстве» и главой 9 УИК РФ.

Конфискация имущества - наказание, выражающееся в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного (ст. 52 УК РФ). Она применяется как дополнительное наказание в случаях, когда это предусмотрено соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса. Данная мера наказания устанавливается за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных из корыстных побуждений.

По вступлении в законную силу приговора, которым предусмотрена конфискация имущества, суд, вынесший приговор в трехдневный срок выписывает исполнительный лист и направляет его судебному приставу- исполнителю по месту нахождения имущества осужденного. В тех случаях,

137

когда описанное и подлежащее конфискации имущество находится в разных местах, обслуживаемых разными судебными приставами- исполнителями, суд выписывает дубликаты исполнительного листа по числу судебных приставов-исполнителей, которым предстоит привести приговор в исполнение.

Судебный пристав-исполнитель описывает имущество, подлежащее конфискации, налагает на него арест (если ранее оно не было арестовано) и передает его по описи представителю соответствующего органа для реализации.

Имущество описывается в присутствии осужденного или членов его семьи, представителя органа, который будет осуществлять реализацию, а также двух понятых.

Несмотря на то, что она представляет собой дополнительную меру принуждения, ее обоснованно рассматривают в качестве одного из самых суровых видов наказания.

Многие ученые полагают, что демократические перемены в российском уголовном законодательстве, непосредственно связанные с гуманизацией уголовных наказаний, должны отразиться и на регламентации этой меры.

В частности, X. Гаджиев полагает, что «ее применение болезненно отражается не только на самом преступнике, но и на его семье. Если даже исходить из того, что конфискация касается лично осужденного и принадлежащего ему имущества, она, безусловно, не может не отразиться на материальном благополучии несовершеннолетних детей, престарелых родителей, супруга виновного. Это никак не входит ни в цели закона, ни в задачи репрессии» .

Мы полностью разделяем мнение X. Гаджиева, поскольку применение конфискации действительно направлено не только и даже не столько против виновного, так как он, как правило, лишен свободы, сколько против его семьи и

1 Гаджиев X. К разработке нового уголовного законодательства //Советская юстиция. 1988. № 16. С. 131.

138

близких, а это не соответствует целям уголовного наказания, противоречит принципу личной ответственности.

Вышеизложенное подтверждается и примерами из судебной практики.

Так, приговором Устиновского районного суда от 12 мая 1998 года Г. был осужден по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ. Ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с конфискацией имущества.

Г. обвинялся в том, что 17 ноября 1997 года совместно с Б. приехал в офис

000 «Мясные деликатесы» и в кабинете директора, где проводилось собрание учредителей потребовали от М. подписать документы о выходе из состава учредителей. При этом Г. не был учредителем данного общества. 18 ноября 1997 года Г. был задержан. При личном обыске у него обнаружено 7.000 долларов США. Следствием проверено происхождение денег и установлено, что 10 ноября 1997 года Г. и его супруга продали принадлежащую им квартиру. Квартира приобреталась за счет средств матери Г. и родителей его супруги. Поэтому 3.500 долларов следователь выдал супруге Г., а на остальные 3.500 долларов наложил арест. После вступления приговора в законную силу 3.500 долларов было конфисковано .

Через некоторое время после вступления приговора в законную силу в Октябрьский районный суд обратилась мать осужденного Г. с иском о признании права собственности на конфискованные 3.500 долларов США и освобождении их от ареста. В судебном заседании было установлено, что у Г. никогда не имелось собственного имущества, а квартира, проданная 10 ноября 1997 года, приобреталась на средства его матери и родителей супруги. Когда у матери возникли серьезные проблемы со здоровьем, а денег на лечение не хватало, решено было продать квартиру, чтобы вернуть долг.

После продажи квартиры деньги разделили поровну: одна часть передана матери, а вторая - супруге. В связи с тем, что в тот период времени рубли обесценивались, мать и супруга попросили Г. обменять рубли на доллары, что он и сделал 18 ноября 1997 года, но после обмена его задержали. Допрошенный

1 Архив Устиновского районного суда г. Ижевска. Уголовное дело № 1-295.

139

в качестве свидетеля по гражданскому делу следователь показал, что при задержании обнаружено 7.000 долларов США, но поскольку их происхождение не криминальное, половину выдали его супруге. Представители ответчиков по делу - инспекция Министерства по налогам й сборам по Октябрьскому району и Федеральный долговой центр при Правительстве УР заняли пассивную позицию, пояснив, что они согласятся с любым решением суда. Решением от 5 апреля 2001 года в иске было отказано на том основании, что между Г. и его матерью отсутствовал договор займа в письменной форме.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда УР решение Октябрьского районного суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении гражданского дела в иске вновь было отказано на том основании, что между Г. и его матерью отсутствует письменный договор поручения на обмен рублей. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда УР от 28.02.02 г. решение оставлено без изменения. В настоящее время истцом подано ходатайство о принесении протеста в порядке надзора1.

Также не следует забывать, что отчуждение имущества усложняет процесс адаптации лица после освобождения из мест лишения свободы, когда возникают многочисленные проблемы трудового, жилищного, семейного характера, большинство из которых ему приходится решать заново.

Конфискация имущества напрямую связана с гражданским иском, поскольку, как правило, она применяется к лицам, незаконно обогатившимся за чужой счет.

Конфискованное имущество должно быть реализовано, а вырученные средства перечислены финансовым органам. При этом следственными или судебными органами удовлетворяются предъявленные к осужденному требования, возникшие до наложения ареста на имущество. Основанием для удовлетворения требований должны быть исполнительные
документы,

1 Архив Октябрьского районного суда г. Ижевска, гражданское дело № 33-1235.

140

предусмотренные законом. Очередность удовлетворения требований определяется статьями 418-426 ГПК РСФСР. Согласно ст. 420 ГПК требования по возмещению ущерба, причиненного преступлением, удовлетворяются во вторую очередь.

Требования о взыскании алиментов, сумм пособий, выплачиваемых на несовершеннолетних детей, и о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, удовлетворяются независимо от того, возникли они до наложения ареста на имущество или после. Во всех случаях предъявления претензий, подлежащих удовлетворению за счет конфискованного имущества, государство отвечает в пределах стоимости этого имущества.

Если конфискованное имущество полностью реализовано для покрытия долгов, подлежащих удовлетворению, судебный пристав-исполнитель сообщает об этом финансовому органу. Подлежащее конфискации имущество, оставшееся после удовлетворения требований, передается представителю финансового органа в натуре в месте его нахождения к моменту наложения ареста или исполнения приговора. Одновременно представителю финансового органа должна быть передана копия акта описи имущества. В описи судебный пристав-исполнитель отмечает, какие предметы исключены из описи на основании решения суда либо реализованы для удовлетворения предъявленных требований, либо утрачены или испорчены.

Уголовный закон предоставляет суду право назначить наказание в виде лишения свободы со штрафом при совершении корыстного преступления несколькими лицами и с причинением значительного ущерба (ч. 2 ст. 158 УК РФ; ч. 2 ст. 159 УК РФ и др.). В этом случае процедура исполнения приговора в части гражданского иска будет еще более сложной, а интересы потерпевшего, понесшего ущерб от преступления, нарушаются более существенно, поскольку штраф исполняется первоочередно.

Как уже отмечалось ранее, в исправительных учреждениях исполняемость приговоров в части гражданских исков находится на очень низком уровне в

141

связи с отсутствием надлежащей организации труда осужденных. Исполнимость приговоров в части гражданского иска можно повысить только в результате появления заинтересованности в этом государства, когда оно приступит к исполнению обязанности по возмещению вреда потерпевшим от преступлений и взысканию его в регрессном порядке с виновных лиц.

Законодателю, кроме того, необходимо обратить внимание на стимулирование добровольного исполнения приговора в части гражданского иска.

При добровольном возмещении имущественного вреда на каждой стадии уголовного процесса применяются определенные меры поощрения: в досудебной - освобождение от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ); в стадии судебного разбирательства - смягчение наказания (ст. 61 УК РФ).

При исполнении приговора возможно условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, если судом будет признано, что для исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного наказания при отбытии осужденным определенного срока, но при этом не учитывается в какой мере исполнен приговор в части гражданского иска. Желательно установление в ст. 79 УК РФ ограничений в применении условно- досрочного освобождения к осужденным, не исполняющим или не исполнившим приговор в части гражданского иска по субъективным причинам. Такие ограничения будут правомерными, так как виновный не искупил вины перед потерпевшим1.

1 Аналогичные предложения уже высказаны в процессуальной литературе. См., например: Кузнецова Н.В. Процессуальные проблемы применения уголовного закона о множественности преступлений. Автореф. дисс. … док-pa юрид. наук. Ижевск, 2001. С. 16-17.

142

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование законодательной базы, относящейся к регулированию исполнения приговоров в части гражданского иска и практики применения этого законодательства позволило сделать следующие выводы по исполнению приговоров в части гражданского иска:

  1. Статья 52 Конституции РФ закрепляет положение о том, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, однако правовое регулирование возмещения имущественного вреда и компенсации морального вреда, причиненного преступлением, недостаточно.
  2. В ч. 3 ст. 42 УПК РФ установлено, что потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе расследования и в суде, включая расходы на представителя, но законодательные нормы, регулирующие процесс исполнения приговора в части гражданского иска не свидетельствуют о гарантиях обеспечения возмещения вреда.
  3. Вопросы обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и фактического исполнения должны находиться под постоянным контролем судебно-прокурорских органов, но изучение норм процессуального законодательства, регламентирующих полномочия должностных лиц, контролирующих производство процессуальных действий по уголовному делу, показало, что законодатель не уделяет этой проблеме должного внимания.
  4. Санкции многих статей Уголовного Кодекса РФ предусматривают наказание в виде имущественных взысканий в пользу государства (штраф, конфискация имущества), в том числе и по категории корыстных преступлений, где, как правило, заявляются гражданские иски. В целях стимулирования исполнения приговора в части гражданского иска полагаем целесообразным законодательно закрепить, что исполнение уголовного

143

наказания имущественного характера, а также условно-досрочное освобождение от отбывания наказания производится только после полного возмещения причиненного преступлением вреда.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает только одну меру обеспечения гражданского иска - наложение ареста на имущество. Полагаем целесообразным расширить перечень мер обеспечения гражданского иска в уголовном судопроизводстве. Например, запрещение ответчику совершать определенные действия в отношении имущества. Поскольку государство полностью взяло на себя заботу о поддержании правопорядка и обеспечении безопасности всех и каждого члена общества, оно исключило возможность личной мести со стороны потерпевшего, справедливо считая задачу розыска и наказания виновного своею собственной задачей. Из этого логически следует, что устранение последствий преступления, в том числе путем возмещения причиненного вреда, также должно стать задачей государства, коль скоро его органы оказались не в состоянии предотвратить преступление. Принятие государством обязанности компенсировать потерпевшим вред, причиненный преступлениями, позволяет значительно повысить эффективность института возмещения вреда, так как возможности государства в этом отношении, естественно, несоизмеримы с возможностями отдельной личности. Такая мера лежит в русле формирования правового государства, в котором упор делается на создание реальных гарантий личных и имущественных прав граждан. Возмещение вреда государством будет служить преодолению нередкой еще пассивности граждан, оказывающихся очевидцами или иными свидетелями преступления, стимулируя их к совершению действий, направленных на пресечение преступления, оказание помощи потерпевшему и задержание виновного. Давно уже установлено, что позиция невмешательства объясняется, в частности, опасением граждан понести материальный ущерб,

144

возмещение которого за счет виновного представляется (и не без оснований) весьма проблематичным.

Прежний опыт достаточно убедительно показал, что институт гражданского иска в уголовном деле из-за трудностей практического порядка работает не достаточно эффективно. Реальное взыскание присужденных сумм по различным причинам нередко растягивается на долгие годы, бывает нерегулярным. Многие преступления остаются нераскрытыми, в связи с чем потерпевшие даже не знают, к кому предъявить иск. Не лучше их положение и тогда, когда преступник, личность которого установлена, скрылся, а компетентные органы, несмотря на принимаемые меры, не могут его разыскать.

Вопрос о том, с помощью каких средств надежно оградить имущественные интересы потерпевших, возник не сегодня. Чем больше публичная власть осознавала себя обязанной гарантировать стабильность ею же установленных общественных отношений, в том числе отношений собственности, тем чаще обнаруживались многочисленные пробелы в правовом статусе индивида. Еще в конце прошлого века юристы стали всерьез задумываться над тем, как исключить не имеющую никаких оснований ни в юридических, ни в моральных нормах зависимость имущественного состояния потерпевшего от случайных факторов, связанных с личными качествами причинителя вреда. Тогда же было предложено и возможное решение: обязанность компенсировать потерпевшему причиненный ему вред должна стать правовой обязанностью самого государства.

Власть, неспособная обеспечить реальное исполнение собственных решений не воспринимается в таковом качестве. Поэтому неисполнение судебных решений дискредитирует прежде всего судебную власть.

Чтобы поднять авторитет государственной власти и государства в целом необходимо государству взять на себя обязанность по возмещению вреда, причиненного преступлением, с последующим взысканием убытков с

145

виновного, для чего следует создать Государственный фонд помощи потерпевшим от преступлений, разработать комплексную государственную программу, предусматривающую механизм возмещения вреда. Для этого необходимо закрепить процедуру примирения сторон, осуществление контроля за возмещением вреда не только со стороны прокуратуры, но и >• суда. В сфере уголовно-исполнительной системы необходимо
решить

вопросы, касающиеся дополнительных рабочих мест, льготного налогообложения, государственной поддержки. В Уголовном кодексе необходимо закрепление ограничений в применении условно-досрочного освобождения к осужденным, не исполняющим или не исполнившим приговор в части гражданского иска по субъективным причинам.

146

БИБЛИОГРАФИЯ

I. Законодательные и иные нормативные источники

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) //Российская газета. 1993, 25 декабря. № 237.
  2. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 года) //Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов - офиц. изд. - М.: Юрид. лит., 1990. С. 16.
  3. Международный пакт о гражданских и политических правах (принят Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 19 декабря 1966 года № 2200А (XXI)) //Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17. Ст.291.
  4. Конвенция о защите прав человека и основных свобод //Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 20. Ст. 2143.
  5. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Заключена в Минске 22 января 1993 г. Вступила в силу для РФ 10 декабря 1994 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 17. Ст. 1472.
  6. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 13. Ст. 1447; 2001. № 7. Ст.607.
  7. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1997 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 1. Ст.1.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 22 ноября 2001 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. №52. Ст.4921.
  9. Федеральный закон от 29 мая 2002 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» //Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. №22. Ст.5437.

147

10.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. //Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592; 1963. № 15. Ст. 288; 1963. № 36. Ст.661; 1965. № 50. Ст. 1243; 1966. № 35. Ст. 946; 1966. № 36. Ст. 1018; 1966. № 38. Ст. 1039; 1968. № 20. Ст. 859; 1969. № 4. Ст. 89; 1970. №

  1. Ст. 256; 1970. № 22. Ст. 442; 1971. № 22. Ст. 432; 1971. № 42. Ст. 881;
  2. № 26. Ст. 663; 1972. № 51. Ст. 1207; 1973. № 16. Ст. 353; 1973. № 17. Ст. 372; 1974. № 29. Ст.781; 1974. № 29. Ст. 782; 1975. № 33. Ст.699; 1977. № 1. Ст. 2; 1977. № 6. Ст. 129, 130; 1977. № 12. Ст. 257; 1977. № 51. Ст. 1217; 1978. № 15. Ст.410; 1980. №
  3. Ст. 536; 1981. № 34. Ст.1151; 1983. № 32. Ст. 1153; 1983. № 37. Ст. 1334; 1984. №
  4. Ст.168; 1985. № 5. Ст. 163; 1985. № 40. Ст. 1398; 1986. № 23. Ст. 638; 1987. №
  5. Ст. 961; 1987. № 36. Ст.1295; 1987. № 43. Ст. 1501; 1988. № 2. Ст. 35; 1988. № 14. Ст.396, 397; 1988. № 33. Ст. 1081; 1988. № 48. Ст. 1529; 1989. № 16. Ст. 397;
  6. № 28. Ст. 739; 1989. № 37. Ст. 1074; 1989. № 50. Ст. 1478; 1990. № 3. Ст. 79; Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №
  7. Ст.494; 1991. № 52. Ст. 1867; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 894; 1992. № 25. Ст. 1389; 1992. № 27. Ст. 1560; 1992. № 29. Ст.1687; 1992. №
  8. Ст. 1794; 1992. № 33. Ст. 1912; 1992. № 49. Ст. 2866;
  9. № 3. Ст. 97; 1993. № 10. Ст. 360; 1993. № 17. Ст. 593; 1993. № 21. Ст. 749; 1993. № 22. Ст. 1313; Российская газета. 1993, 9 сентября. № 174; Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 10. Ст. 1109;
  10. № 17. Ст.1950; 1995. № 11. Ст. 939; 1995. № 17. Ст. 1471; 1995. № 18. Ст.1595; 1995. № 21. Ст. 1927; 1995. № 30. Ст. 2866, 2867; 1995. № 51. Ст. 4973; 1996. № 16. Ст. 1769; 1996. № 25. Ст. 2964; 1996. № 32. Ст. 3843; 1996. № 52. Ст.5881; 1997. № 1. Ст. 4; 1997. № 12. Ст. 1374; 1997. № 46. Ст. 5244, 5245; 1997. № 51. Ст. 5716; 1998. № 28. Ст. 3260; 1998. № 30. Ст. 3613; 1999. № 1. Ст.5; 1999. № 28. Ст. 3491; 2000. № 16. Ст. 1641; 2000. № 33. Ст. 3345; 2001. №11. Ст. 1002; 2001. №13. Ст. 1140.

148

11.Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» //Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст.360; 1993. № 32. Ст. 1231; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 14. Ст. 1666; 1999. № 49. Ст. 5905; 2000. № 31. Ст. 3204; 2000. № 46. Ст.4537; 2001. № 1 (часть II). Ст. 15.

  1. Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» //Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 8. Ст. 366; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №
  2. Ст. 4472; 1999. № 7. Ст. 878; 1999. № 47. Ст. 5620; 2000. № 2. Ст. 140.
  3. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст. 3613; 1999. № 2. Ст. 233; 2000. № 1 (часть II). Ст. 8; 2001. № 13. Сг.1140.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954;
  5. № 22. Ст. 2332; 1998. № 26. Ст. 3012; 1999. № 7. Ст. 871, 873; 1999. №11. Ст. 1255; 1999. № 12. Ст. 1407; 1999. № 28. Ст.3489; 1999. № 28. Ст. 3490, 3491; 2001. №11. Ст.1002; 2001. № 13. Ст.1140.
  6. 15.Федеральный закон от 11 ноября 1998 г. «О мировых судьях в Российской

Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998.

№51.Ст.6270. 16.Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном

производстве» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №

  1. Ст.3591. 17.Федеральный закон от 4 июня 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах»

//Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 30. Ст.3590.

149

18.Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 21 октября 1994 г. (в редакции Федеральных законов от 30 ноября 1994 г., 20 февраля 1996 г., 12 августа 1996 г.). Часть вторая от 22 декабря 1995 г. (в редакции Федеральных законов от 26 января 1996 г., 12 августа 1996 г.). Часть третья от 1 ноября 2001 г.//Справочно-поисковая система «Гарант».

19.Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от И июня 1964 г. //Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст.407; 1965. № 51. Ст.1291; 1966. № 32. Ст.773; 1968. № 7. Ст.252; 1973. № 51. Ст. 1114; 1974. № 51. Ст.1346; 1977. № 24. Ст. 586; 1980. № 32. Ст.987; 1981. № 23. Ст. 800; № 37. Ст. 1264; № 46. Ст.1555; 1984. № 3. Ст. 106; 1985. № 5. Ст. 163; 1985. № 9. Ст. 305; 1986. № 14. Ст.413; 1986. № 48. Ст.1397; 1987. № 9. Ст. 250; 1988. № 1. Ст. 1; № 5. Ст.137; 1989. № 16. Ст.398; Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 22. Ст. 260; 1992. № 15. Ст.768; № 27. Ст.1560; № 34. Ст.1966; № 30. Ст. 1794; 1993. № 17. Ст. 593; № 22. Ст.787; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 18. Ст.1596; № 49. Ст.4696; 1996. № 1. Ст. 19; № 35. Ст. 4134; № 49. Ст. 5499; 1997. № 12. Ст. 1373; Российская газета. 22 ноября 1997г.; 30 июня 1998 г.; 6 января 1999 г.; Парламентская газета. 9 августа 2000 г.

20.Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223- ФЗ (с изм. и доп. от 15 ноября 1997 г., 27 июня 1998 г., 2 января 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. N 1, ст. 16.

21.Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» с изм. и доп. от 21 декабря 2001 г., 21 марта 2002 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. №31.Ст.3813.

22.Указ Президента Российской Федерации от 28 февраля 1995 г. № 221 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 10, ст. 859.

150

23.Постановление Правительства Российской Федерации от 7 марта 1995 г. N 239 “О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)” (с изм. и доп. от 8 февраля, 15 апреля, 31 июля 1996 г., 30 июня 1997 г., 30 июля, 28 декабря 1998 г., 6 февраля, 7 мая, 16 июня, 20 августа 2001 г., 2 апреля 2002 г.) //Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 11, ст. 997.

24.Постановление Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2000 г. N 980 «О передаче функций Федерального долгового центра при Правительстве Российской Федерации Российскому фонду федерального имущества» (с изм. и доп. от 19 апреля 2002 г.) //Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 52 (часть II), ст. 5156.

25.Постановление Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1999 г. N 459 «О реализации конфискованного и арестованного имущества» (с изм. и доп. от 19 апреля 2002 г.) //Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 18, ст.2298.

26.Постановление Правительства РФ от 12 августа 1998 г. N 934 «Об утверждении Порядка наложения ареста на ценные бумаги» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 33, ст. 4035.

  1. Постановление Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 г. N 27 «Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг» (с изм. и доп. от 31 декабря 1997 г., 12 января, 20 апреля 1998 г.) //Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 14 октября 1997 г., N7.

28.Постановление Правительства Российской Федерации от 16 марта 1999 г. N 291 «О порядке предоставления Центральным депозитарием - Центральным фондом хранения и обработки информации фондового рынка документов, подтверждающих права на ценные бумаги, которые находятся на хранении либо права на которые учитываются в национальной депозитарной системе» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 13, ст. 1597.

151

29.Приказ министра юстиции Российской Федерации от 27 октября 1998 г. N 153 «Об обязательном назначении специалиста при осуществлении оценки ценных бумаг, на которые обращается взыскание» //Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 28 декабря 1998 г., N 37-38.

30.Постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 1998 г. N 569 «Об утверждении Правил комиссионной
торговли

непродовольственными товарами» (с изм. и доп. от 12 октября 1999 г., 22 февраля 2001 г.) //Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N24, ст. 2733.

  1. Постановление Правительства Российской Федерации от 7 июля 1998 г. № 723 «Об утверждении Положения о порядке и условиях хранения арестованного и изъятого имущества» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 28. Ст. 3362.

32.Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 9 апреля 1996 г. № 24 «О разграничении компетенции территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур» // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М.: Изд-во Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 1997.

33.Указания Генерального Прокурора РФ «О разграничении подследственности уголовных дел» от 10 июня 1992 г. // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М.: Изд-во Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 1997.

34.Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 18 июня 1997 г. № 31 «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием» //Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М.: Изд-во Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 1997. С.25-26.

35.Приказ Генерального прокурора РФ № 141 от 13 ноября 2000 г. «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав

152

граждан в уголовном судопроизводстве» //Справочно-правовая система «Гарант».

36.Решение совместного заседания коллегий Генеральной прокуратуры и МВД РФ от 28 октября 1997 г. «О состоянии и мерах борьбы с умышленными убийствами» //Документ опубликован не был. Справочно- правовая система «Гарант».

37.Инструкция о порядке исполнения наказания в виде исправительных работ, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и осуществления контроля за поведением условно осужденных, осужденных беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, к которым применена отсрочка отбывания наказания. Утверждена приказом МВД РФ от 1 июля 1997 г. № 403 //Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. 1997. № 18.

  1. Указ Президента РФ от 8 октября 1997 г. «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации». //Российская газета. 15 октября 1997 г.

39.Приказ Министра юстиции СССР от 15 ноября 1985. № 22. «Об утверждении Инструкции об исполнительном производстве» // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1987. № 11.

40.Указание Генерального прокурора РФ от 6 января 1999. № 1/7 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении полномочий судебными приставами». // Не опубликован. Текст указания из базы Главной военной прокуратуры.

II. Специальная литература

  1. Абабков С. Защитить права потерпевшего. //Российская юстиция. 1997. № 3. С. 16-17.
  2. Адоян Ю.Р. Гражданский иск в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Тарту, 1967.

153

  1. Александров С.А. Правовое положение гражданского ответчика в уголовном процессе. Горький, 1977.
  2. Александров С.А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе. Горький, 1976.
  3. Александров С.А. Возмещение гражданского иска в уголовном процессе. Горький, 1978.
  4. Александров Ю. Плюсы и минусы Уголовно-исполнительного кодекса РФ. // Правозащитник. 1999. № 1. С. 63-75.
  5. Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1.
  6. Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1.
  7. Альперт С.А. Защита в советском уголовном процессе прав и законных интересов лиц, понесших имущественный ущерб от преступлений. Харьков, 1984.
  8. Ю.Андреев А., Гордейчик С. Понятие последствий преступлений в сфере

экономической деятельности. // Российская юстиция. 1997. № 7. С. 43. П.Андреев Ю. Исполнение судебных решений. // Российская юстиция. 1996. №

  1. С. 35-37. 12.Андреева Т. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном

производстве» // Хозяйство и право. 1999. № 4. С. 18-29. 13.Атанесян Г.А., Гольдман A.M. Установление характера и размера ущерба,

причиненного преступлением. // Вестн. Моск. ун-та. Серия 2. Право. 1985.

№ 5. С. 25-34. 14.Багаутдинов Ф. Возмещать ущерб за счет виновных
(о материальной

ответственности осужденных, причинивших вред здоровью граждан). //

Советская юстиция. 1992. № 17-18. С. 11. 15.Батычко Л.М. Гражданский иск в уголовном процессе. Ижевск, 2000. 16.Башнатов Н. Гражданский иск в уголовном процессе. // Советская юстиция.

  1. №14. С. 13-14. П.Безлекнин Б.Т. Правовые средства взыскания нажитого преступным путем.

// Советское государство и право. 1984. № 7. С. 83-90.

154

18.Белоусов Л.В. Новое в исполнении судебных решений. // Юридический

бюллетень предпринимателя. 1997. № 11. С. 70-73. 19.Белякова А.М. Возмещение причиненного вреда. М., 1972. 20.Белякова A.M. Гражданско- правовая ответственность за причинение вреда.

М., 1986. 21.Береговой Н.Е. Изменение вышестоящим судом в приговоре решения по

гражданскому иску и возмещению материального ущерба. // Проблемы

эффективности гражданско-правового реформирования. Томск. 1979. С. 51-

  1. 22.Богатырев Н., Тимченко Л., Криворучко В. Исполнение приговора в части

конфискации имущества. // Советская юстиция. 1988. № 16. С. 10-12. 23.Божьев В.П. Гражданский иск в уголовном деле и применение гражданского

процессуального права. // Советское государство и право. 1986. № 8. С. 72-

  1. 24.Божьев В. Применение норм ГПК при рассмотрении гражданского иска в

уголовном процессе. // Советская юстиция. 1971. № 15. С. 18-19. 25.Бойков
А.Д. Некоторые вопросы теории и практики защиты жертв

преступлений //Проблемы жертв преступлений: Материалы расширенного

заседания Ученого Совета НИИ проблем укрепления законности и

правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М., 1999. 26.Бондаренко И.В. Об ущербе, причиненном преступлением. // Проблемы

уголовной ответственности и наказания в условиях формирования правового

государства. Рязань, 1994. С. 77-79. 27.Бриллиантов А.В., Потемкина А.Т., Ружников А.Н. Исполнение условного

осуждения и условного освобождения с обязательным привлечением к

труду: пособие / МВД РФ. НИИ. М., 1992. С. 69. 28Брусницин Л.В.
Потерпевший: уголовно-процессуальные аспекты. //

Государство и право. 1995. № 9. С. 67-70. 29.Бурухин Н., Николюк В. Подготовка к рассмотрению дел, связанных с

исполнением приговоров. // Советская юстиция. 1987. № 21. С. 25-26.

155

ЗО.Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального

ущерба при расследовании хищений государственного и общественного

имущества. Саратов, 1972. 31.Власов В. На первом плане - защита личности. // Российская юстиция. 1995.

№3. С. 18-21. 32.Власов В.И. Процессуальные вопросы возмещения материального ущерба. //

Правоведение. 1979. № 5. С. 69-70. ЗЗ.Воложанин В.П. Иск и предпосылки права на иск в уголовном процессе.

Проблемы реформы гражданского процессуального права и практики его

применения. //Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1990. С.

35-41. 34.Вопросы теории и практики возмещения материального
ущерба при

расследовании хищений государственного и общественного имущества.

Саратов, 1972. 35.Гаджиев X. К разработке нового уголовного законодательства // Советская

юстиция. 1988. № 16. С. 13-15. Зб.Газетдинов Н.И. Деятельность следователя по возмещению материального

ущерба. Казань, 1990. 37Газетдинов Н.И. Обеспечение следователем
возмещения причиненного

преступлением материального ущерба: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.

Казань, 1986. 38.Гальперин И.М. О видах и системе наказаний
// Проблемы

совершенствования уголовного законодательства и практики
его

применения. М., 1981. С. 60-70. 39.Греци А. Добиваться возмещения ущерба // Социалистическая законность.

  1. №2. С. 21-22. 40Гривков ОД., Шичанин А.В. Проблема неисполнения судебных решений

заложена в самой системе исполнительного производства // Адвокат. 1999.

№9. С. 19-25.

156

41.Громова Т.Т., Косачев М.Е. Исполнение судебных и иных актов - задача

государственная. // Бюллетень министерства юстиции РФ. 1999. № 4. С. 27-

  1. 42.Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1961. 43.Гуреев П.П. Защита личных и имущественных прав. М., 1964. 44.Гуревич М.А. Судебное решение: теоретические проблемы. М., 1976. 45.Давлетов А.А. Единые критерии законности и обоснованности решений в

уголовном процессе. // Актуальные проблемы охраны прав личности в

советском уголовном судопроизводстве. Свердловск, 1989. С. 97. 46.Даев В.Г. Право на предъявление регрессного иска в уголовном процессе. //

Советская юстиция. 1972. № 21. С. 12-15. 47.Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе.

Л., 1972. 48.Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы

защиты права. М., 1979. 49. Добровольский А.А. Теория иска в советском гражданском процессуальном

праве. // Курс советского гражданского процессуального права. М., 1981. Т.

1.С. 410-457. 50.Доля Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в

доказывании по уголовным делам. // Российская юстиция. 1995. № 5. 51.Донцов СВ., Маринина М.Я. Имущественная ответственность за вред,

причиненный личности. М., 1986. 52. Дорохов В.Я. Николаев B.C. Обоснованность приговора. М. 1959. 53.Детков М. Особенности
исполнения уголовного наказания в России:

исторический опыт и современность. // Преступление и наказание. 1995. №

  1. С. 24-27. 54.Зайцев И. Реальность судебной зашиты. // Советская юстиция. 1991. № 6. С.

5-7. 55.Зайцев Н., Худенко В. Стадии исполнительного производства в гражданском

процессе. // Российская юстиция. 1994. № 6. С. 39-41.

157

56.3еленкова В., Завирюха Л., Мальцев П. К применению ч. 3 ст. 30 Закона «О собственности в РСФСР» // Советская юстиция. 1992. № 4. С. 11.

57.3инатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань, 1974.

58.3инатуллин 3.3., Малков В.П. Совершенствование правовой регламентации мер уголовно-процессуального принуждения как условие повышения эффективности предварительного следствия. // Укрепление законности в деятельности следователей в свете Конституции СССР. М., 1979.

59.3инатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993.

бО.Зинатуллин 3., Шагимуратов А. О защите прав и интересов обвиняемого. // Советская юстиция. 1988. № 6. С. 22-23.

61.3инатуллин 3.3., Егорова Т.З., Зинатуллин Т.З. Уголовно- процессуальное доказывание: Концептуальные основы. Ижевск, 2002.

62.Имущественные наказания в системе мер уголовно-правового воздействия. // Советская юстиция. 1988. № 16. С. 13-15.

63.Исаев М.О. О возложении обязанности загладить вред и о гражданском иске в суде уголовном // Советское право. 1926. № 3. С. 82-94.

64.История советского государства и права. Кн. 2. М.

65.Казанцев М.А. Возмещение материального ущерба. Л., 1976.

66.Калинин Ю.И. Основные концептуальные направления развития уголовно-исполнительной системы // Стратегические цели и приоритетные задачи МВД России, основные направления и средства их реализации. М. 1996. Ч. 1.С. 41-47.

67.Кириллов Д.А. Возмещение имущественного ущерба от преступления (современное состояние и перспективы) // Научные исследования высшей школы: наблюдения, анализ, выводы. Тюмень, 1994. С. 14-15.

68.Козаченко И.Я., Николаева З.А. Коллизии уголовного и уголовно- исполнительного законодательства // Государство и право. 1993. № 2. С. 85-88.

158

69.Козлов В., Донцов С. Возмещение средств, затраченных на
лечение

потерпевших от преступных действий // Советское государство и право.

  1. №9. С. 132-136. 70.Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления. Воронеж, 1964. 71.Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971. 72.Колбая Г. Об эффективности уголовного судопроизводства по возмещению

материального ущерба. // Социалистическая законность. 1989. № 5. С. 50- 53. 73.Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. / Под ред.

М.К. Треушникова. М., 1996. 74.Комментарий к Уголовно- исполнительному кодексу РФ. / Под ред. СВ.

Степашина. М., 1999. 75.Корнухов В.М. Личность в уголовном
судопроизводстве: проблема

обязанностей. 1988. № 7. С. 81-88. 76.Коряковцев В.В., Лукашевич В.В. Иски об освобождении имущества от

ареста и возмещение ущерба от преступлений // Вестн. С. Петербург, ун-та.

Сер. 6. Философия, политология, право. 1992. Вып. 1. С. 96-102. 77.Кузнецова Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном

процессе. Дисс. … канд. юр. наук. Ижевск, 1997. 78.Кузнецова Н.В. Процессуальные проблемы применения уголовного закона о

множественности преступлений. Автореф. дисс. … д-раюрид. наук. Ижевск,

  1. 79.Кузнецова Н.В. Судебное рассмотрение уголовных дел о множественности

преступлений. Ижевск, 2001. 80.Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий. М., 1958. 81. Лакеев А. А. Материальное возмещение
вреда и помощь жертвам

преступлений: проблемы, зарубежный опыт // Проблемы уголовной

ответственности и наказания в условиях формирования
правового

государства. Рязань, 1994. С. 38-46.

159

82.Лысягин О.Б. Проблемы совершенствования исполнения наказания в виде

исправительных работ в новых социально-экономических условиях. //

Сборник научных трудов / ВНИИ МВД СССР. М., 1993. № 145. С. 28-34. 83.Мазалов А.Г., Божьев В. // Советская юстиция. 1971. № 15. С. 18-19. 84.Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1968. 85.Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1977. 86.Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе //
Проблемы

кодификации уголовно-процессуального права. М., 1987. С. 78-92. 87.Мартыняхин Л.Ф. О судебном контроле в уголовно-исполнительной системе

// Право и рынок. Барнаул, 1994. С. 87-90. 88.Матвиенко Е.А., Бибило В.Н. Уголовное судопроизводство по исполнению

приговора. Минск, 1982. 89.Матвиенко Е.А. Приговор суда и его исполнение. Минск, 1968. 90.Матюхин В.А. О значении и условиях рассмотрения гражданского иска в

уголовном процессе // Государство и право в системе соц. Управления.

Свердловск, 1981. С. 101-104. 91.Макова Т.М. Гражданский иск в уголовном деле // Комментарий судебной

практики за 1964. М., 1985. С. 154-174. 92.Мельник В. Здравый смысл в процессе поиска доказательств // Российская

юстиция. 1995. № 7. 93.Мельник В. Здравый смысл в процессе доказывания // Российская юстиция.

  1. №8. 94.Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства

дел о преступлениях несовершеннолетних. М., 1959. 95.Михлин А. Исполнение наказаний, не связанных с лишением свободы. //

Российская юстиция. 1997. № 6. С. 41-43. 96.Михлин А., Казакова В. Исправительные работы: перспективы развития. //

Советская юстиция. 1993. № 14. С. 11-12.

160

97.Михлин А.С. Поощрительные институты и их место в уголовно- исполнительном праве. // Сборник научных трудов. / ВНИИ МВД СССР. М.5 1993. №145. С. 11-12.

98.Михлин А.С. Последствия преступления. М., 1969.

99.Михлин А., Шмаров И. Первоначальный этап реформы уголовно- исполнительной системы. // Законность. 1993. № 1. С. 17-22.

  1. Минязева Т.Ф. Проблемы уголовно-исполнительного законодательства // Известия вузов. Правоведение. 1988. № 3. С. 58-64.
  2. Молотов В.М. Доклад на VI съезде Советов СССР // Известия. 1931. 9 марта.
  3. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976.
  4. Настольная книга судебного пристава-исполнителя. Под ред. В.В. Яркова. М., 2000.
  5. Некрасов В.Ф. Тринадцать «железных» наркомов. М., 1995. С. 234.
  6. Никулин Е.С. Возмещение ущерба, причиненного преступлением государственным и общественным организациям. М., 1974.
  7. Никулин Е. Исполнение судебных решений о возмещении ущерба, причиненного государству преступлением.// Советская юстиция. 1978. № 7. С. 11-13.
  8. Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950.
  9. Новичкова З.Т. Обеспечение гражданского иска в советском уголовном процессуальном праве // Проблемы правоведения. Выпуск 38. Республиканский межведомственный научный сборник. Киев, 1978. С. 95- 96.
  10. Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. Киев, 1989.
  11. Нуждин Т. Государство в государстве //Оренбуржье. № 35-36. С. 12.

161

  1. Пашкевич П.Ф. Правомочны ли кассационная и надзорная инстанции изменить или принять новое решение по гражданскому иску в уголовном деле? // Советская юстиция. 1972. № 9. С. 13-14.
  2. Перлов И.Д. Исполнение приговора в советском уголовном процессе. М., 1963.
  3. Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1960.
  4. Петров СМ., Туманов Г.А. О двух стратегиях реформирования уголовно-исполнительной системы. // Государство и право. 1995. № 7. С. 102-109.
  5. Подкаура Г.А. Реституция в стадии предварительного расследования уголовного дела. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1998.
  6. Понарин В., Бондаренко О. Возмещение материального ущерба, причиненного преступлением. // Советская юстиция. 1986. № 10. С. 12-13.
  7. Понарин В.Я. Защита неимущественных прав личности в уголовном процессе РФ. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Воронеж, 1994.
  8. Понарин В.Я. Привлечение гражданского ответчика в уголовном деле к материальной ответственности. Актуальные проблемы отраслевых юридических наук. Саратов. 1982. С. 120-122.
  9. Понарин В.Я. Проблемы совершенствования производства по гражданскому иску на дознании и предварительном следствии // Юридические гарантии применения права и режима социалистической законности. Ярославль, 1976. С. 158-160.
  10. Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела. Воронеж, 1978.
  11. Понарин В.Я. Процессуальные права и обязанности участников судопроизводства как гарантия общественных и личных интересов в уголовном судопроизводстве. Воронеж, 1984.
  12. Понарин В.Я. Уголовно-процессуальная реституция. // Известия вузов. Правоведение. 1988. № 1. С. 43-47.

162

  1. Попов А., Громов В. Обращение к исполнению приговора в части взыскания материального ущерба. // Советская юстиция. 1980. № 13. С. 18- 19.
  2. Пышнев Д.И. О совершенствовании правовой регламентации исполнения приговоров в уголовном процессе. // Актуальные проблемы современного права. М., 1995. С. 80-81.
  3. Протченко Б.А. Гражданский иск в уголовном судопроизводстве // Советский уголовный процесс. М., 1986. С. 286-298.
  4. Побегайло Э.Ф. Новый этап в развитии российского уголовного законодательства. // Юридический мир. 1997. № 1. С. 32-40.
  5. Поспеев В., Анашин А. Деятельность народного суда по возмещению материального ущерба, причиненного корыстными преступлениями. // Советская юстиция. 1975. № 24. С. 15-16.
  6. Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М., 1983.
  7. Проблемы уголовно-исполнительного законодательства в свете правовой реформы. // Сборник научных трудов. / МВД СССР. ВНИИ. М.,
  8. С. 120.
  9. Петрухин И. Мифы и реальность судебной защиты прав человека в России. // Российский бюллетень по правам человека. М., 1995. вып. 7. С. 35-54.
  10. Пинчук В.И. Царев М.И. Вопросы уголовного права и процесса при исполнении приговора. М., 1966.
  11. Revue Internationale de Droit Penal. 1973. № 1-2. P. 360.
  12. Решетникова Н. Исполнительный лист выдан. Что дальше? Реализация судебных решений в России и в США. // Юридический вестник.
  13. № 20. С. 25.
  14. Рябинин А.А. Основы исправительно-трудового (уголовно- исполнительного) права Российской Федерации: Вопросы дифференциации и индивидуализации наказания. М., 1995.

163

  1. Сабитов Г.А. Уголовно-правовое значение посткриминального поведения. Омск, 1985.
  2. Савицкий В.М. Возмещение ущерба государством. Но кем именно, в каких случаях и из каких средств? // Советская юстиция. 1992. № 6. С. 12- 14.
  3. Савицкий В.М. Гражданский иск в уголовном процессе // Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М., 1983. С. 109-126.
  4. Свиридов М.К. Сущность и предмет стадии исполнения приговора. Томск. 1978.
  5. Селиверстов В., Шмарков И. Уголовно-исполнительный кодекс: концепция и основные положения // Законность. 1997. № 5. С. 2-10.
  6. Сизов Л., Михлин А. Реформа законодательства об исполнении уголовных наказаний. //Нар. Депутат. 1990. № 13. С. 81-88.
  7. Симонов И.Н. История становления системы исполнения наказаний в России // Бюллетень министерства юстиции РФ. 1999. № 2. С. 57-62.
  8. Смыкалин А.С. Колонии и тюрьмы в Советской России. Екатеринбург. 1997.
  9. Соболев В., Душкин С. Спорные вопросы при рассмотрении дел о контрабанде // Российская юстиция. 2002. № 3. С. 55.
  10. Советское исправительно-трудовое право. М, 1960.
  11. Сухарев А.Я. Долг науки жертвам преступлений /Сб. науч. трудов: Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. М., 1998.
  12. Тарнавский О.А. Гражданский иск в уголовном процессе. Оренбург, 2000.
  13. Телушкин Е.П., Филлипов П.М. Вопросы обеспечения в уголовном деле возмещения материального ущерба и возможной конфискации. // Правовые и экономические меры борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Горький, 1981. С. 66-75.
  14. Ткачевский Ю.М. Новое в уголовно-исполнительном праве (закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения

164

свободы» от 21 июля 1993). // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1995 № 1.С. 19-27.

  1. Ткачевский Ю.М. Реформа исправительно-трудового права // Вести. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1993. № 3. С. 31-39.
  2. Уголовное наказание и проблемы его исполнения в условиях перестройки деятельности органов внутренних дел: Сб. науч. тр. / МВД СССР. ВНИИ. М., 1990.
  3. Федоров К. История советского государства и права. Ростов, 1964.
  4. Хамидуллин И.Х. Надзор за исполнением приговоров. Казань, 1971.
  5. Харисов В. Пусть преступник полностью возмещает ущерб. // Законность. 1992. № 8/9. С. 18-19.
  6. Хомутова СМ. Регрессный иск в уголовном деле. // Вестник Ленинградского университета. Серия 6. История КПСС, философия, право. Вып. 2. С. 102-105.
  7. Чувилев А.А., Азаров В.А. Вопросы солидарной и долевой имущественной ответственности по делам о преступлениях, причинивших материальный ущерб. // Известия вузов. Правоведение. 1987. № 1. С. 69- 72.
  8. Швецов В. Развитие законодательства о стадии исполнения приговора. // Советская юстиция. 1988. № 22. С. 28-30.
  9. Шерстюк В.М. О месте норм исполнительного производства в системе права Российской Федерации // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1995. №1.С. 12-18.
  10. Эрделевский А. О размере возмещения морального вреда //Росс, юстиция. 1994. № 10. С.21
  11. Эрин В. XI Конгресс Международной ассоциации уголовного права // Советское государство и право. 1975. № 2. С. 141.
  12. Юков М., Новикова СЮ. Определение способа принудительного исполнения решения суда // Советская юстиция. 1982. № 9. С. 22-23.

165

  1. Юрздицкий А.Н. Прокурорский надзор за законностью исполнения уголовно-исполнительными инспекциями наказаний, не связанны с изоляцией от общества. М., 1999.
  2. Ягузинский А.Н. Исполнение судебных актов и актов иных органов: проблемы и пути их решения. // Юридический мир. 1999. № 5/6. С. 85-91.
  3. Ялунин В.У. Уголовно-исполнительная система Министерства юстиции России. // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. 1999. №2. С. 51-57.
  4. Яни П.С. Как реально возместить ущерб от преступления // Право и экономика. 1994. № 23/24. С. 117-119.
  5. Ярков В.В., Устьянцев СЕ. Концепция развития системы исполнительного законодательства и Службы судебных приставов Российской Федерации (краткие тезисы). // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. №8. С. 30.
  6. Ярков В. Чтоб не рухнуть в пробелы закона: исполнительное производство на стыке разных отраслей права. // Юридический вестник.
  7. №7. С. 9.
  8. III. Судебная практика

  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 25 сентября 1996 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3.
  10. Постановление № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре». Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.,
  11. С. 565-576.
  12. Постановление № 1 Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба,

166 причиненного преступлением» от 23 марта 1979 г. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1996. С. 163-169.

  1. Архив Индустриального районного суда г. Ижевска. Уголовное дело № 22-1101.
  2. Архив Индустриального районного суда г. Ижевска. Уголовное дело № 22-1212.
  3. Архив Индустриального районного суда г. Ижевска. Уголовное дело № 22-1212.
  4. Архив Нижнетуринского гарнизонного военного суда. Уголовное дело № 24/26/0006-00.
  5. Архив Ленинского РОВД г. Ижевска. Уголовное дело № 07/1511.
  6. Архив Первомайского районного суда г. Ижевска. Уголовное дело
    № 11/7775.
  7. 10.Архив Первомайского РОВД г. Ижевска. Уголовное дело №№ 11/10394. 11 .Архив Первомайского РОВД г. Ижевска. Уголовное дело № 11/701. 12.Архив Устиновского районного суда г. Ижевска. Уголовное дело № 05/1427. 13.Архив Устиновского районного суда г. Ижевска. Уголовное дело № 1-295. 14.Архив Октябрьского районного суда г. Ижевска. Гражданское дело № 33-

  8. 15.Отчет начальников исполнительных колоний, расположенных на территории

Удмуртской Республики прокурору на надзору за соблюдением законов при

исполнении уголовных наказаний. 1999. Октябрь.

167

ПРИЛОЖЕНИЕ

Отчетные данные из исправительных колоний, расположенных на территории Удм исполнению приговоров в части гражданского иска /на 1 октября 19

Наименование

исправительной

колонии ИК-4 ИК-5 ИК-7 ИК-8 ИК-9

Количество

исполнительных

Листов 11994 510 257 648 605

Общая сумма,

подлежащая

взысканию по

исполнительным

жстам

(в рублях) 7792062,00 1715319,00 4034704,00 1696000,00 3803683

Общая сумма

исполнения за 9

месяцев 1999 года

(в рублях) 20720,52 1077,00 32384,24 29562,00 41986,5

Исполняемость в процентном отношении 0,27 0,06 0,8 1,74 1,1