lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Чернов, Юрий Иванович. - Соотношение уголовного судопроизводства с процессуальной формой административной ответственности: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 2002 197 с. РГБ ОД, 61:03-12/628-5

Posted in:

Кубанский государственным аграрный университет

На правах рукописи

Чернов Юрий Иванович

ф

/ СООТНОШЕНИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА С ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМОЙ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ф

Спец иальн ость 12. 00. 09. - «угол овны й проц есс, крим инал истик а и су- дебна я экспе ртиза ; опера тивно - розы скная деяте льнос ть»

Диссе ртаци я на соиск ание учено й степе ни канди дата юрид ическ их наук

т

Науч ный руко водит ель - докто р юрид ическ их наук проф ессор Ф.М. Куди н

.

КРА СНО ДАР- 2002

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр.

ВВЕДЕНИЕ 3- 11

Глава 1. МЕСТО ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФОРМ УГОЛОВНОЙ И АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СИС ТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА 12-37

Глава 2. ПРЕДПОСЫЛКИ, ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И СО ДЕРЖАНИЕ СООТНОШЕНИЯ УГОЛОВНОГО СУДО ПРОИЗВОДСТВА И ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 38-115

2.1. Взаимодействие уголовной и административной ответственности 38- 54 2.2. 2.3. Сравнительная характеристика назначения (целей, задач), принципов и структуры процессуальных форм уголовной и административной ответственности 54 - 73 2.4. 2.5. Участники уголовного судопроизводства и производства 2.6. по делам об административных правонарушениях 73-92

2.4. Правовое положение личности в уголовном процессе и производстве по делам об административных проступках 92 - 115

Глава 3. ДОКАЗЫВАНИЕ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ И ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРОСТУПКАХ.. 116- 150

3.1. Понятие и признаки доказательств 116 - 133 3.2. 3.3. Доказывание в уголовном процессе и производстве по 3.4. делам об административных проступках 133 - 150

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 151 - 159

Библиографический список использованной литературы 160-187

Приложения 188-199

3

ВВЕДЕНИЕ %

Изучение структурных и сущностных связей между отраслями российского права способствует их взаимообогащению. В соответствии с емким замечанием Д.А. Керимова «обобщение многостороннего и разнообразного проявления права как системной целостности становится доминантой дальнейшего, более углубленного познания его составных частей, закладывая тем самым фундамент для еще более высоких форм научного обобщения»1. «Дифференци-рованность, специализация структуры права и в то же время согласованность всех ее частей, гармония между ними - показатель юридического совершенства права данной страны» .

Уголовное судопроизводство наиболее тесно взаимодействует с уголовным правом, а также с административным правом в части большого блока процессуальных норм, регулирующих реализацию административной ответственности.

Если о связи уголовного судопроизводства и уголовного права написан »

ряд научных работ и в том числе докторские диссертации В.Г. Даева и А.Д.

Прошлякова, то соотношение уголовного процесса с производством по делам об административных правонарушениях нашло отражение только в отдельных публикациях, затрагивающих лишь частные вопросы рассматриваемой проблемы3.

Керимов Д.А. Философские проблемы права. - М., 1972. С. 270 - 271.

^ Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. - М., 1979. С. 240.

Корнуков В.М. Взаимосвязь государственно-правовых, административных и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих процессуальное положение личности // Реализация норм государственного и административного права на предварительном следствии: сб. науч. тр. - Волгоград, 1987. С. 98 - 103; Дубинский А.Я. Соотношение задач административного и уголовного производства // Проблемы дальнейшего укрепления социалистической законности при расследовании преступлений органами внутренних дел: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред А.Я. Дубинский. - Киев, 1988. С. 5 - 11; Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки // Государство и право. 2001. № 10. С. 49 - 50; Зуев В.Л. Расследование дел о преступлениях с административной преюдицией: Уч. пос. - М., 1993; Тертышник В.М. Проблемы теории и практики доказыва-

. ния на досудебных стадиях современного уголовного процесса. - Сумы, 1995. С. 109 - 125;

Масленников М.Я. Некоторые вопросы взаимосвязи и соотношения материально-правовой

ffr

Качес твенн ые харак терис тики уголо вного проц есса наиб олее релье фно / выяв ляют ся при его сопос тавле нии с друг ими проц ессуа льны ми форм ами рос-( у сийск ой прав овой систе мы. Подо бные иссле дован ия спосо бству ют раскр ытию *

s

сути уголо вно- проц ессуа льног о права , поиск у гране й взаим одейс твия и взаи- мооб огащ ению проц ессуа льны х отрас лей и инсти тутов , униф икаци и терм ино- логии . Поэт ому глубо кий теоре тичес кий анали з соотн ошен ия проц ессуа льны х форм уголо вной и адми нистр ативн ой ответ ствен ности насу щно необх одим.

Межд у тем до сих пор в науке уголо вного проц есса разра ботка проб лемы соотн ошен ия уголо вного судоп роизв одств а и проц ессуа льно й форм ы адми ни- страт ивно й ответ ствен ности не осущ ествл ялась на уров не самос тояте льног о моно граф ическ ого иссле дован ия.

Акту ально сть проб лемат ики соотн ошен ия уголо вного проц есса и прои з- J водст ва по дела м об адми нистр ативн ых прав онар ушен иях обусл овлен а также прин ятием в конце 2001 г. и вступ ление м в закон ную силу с 1 июля 2002 г. Угол овно- проц ессуа льног о кодек са Росси йской Феде раци и и Коде кса Росси йской Феде раци и об адми нистр ативн ых прав онар ушен иях. Теор етиче ском у обосн овани ю конце пций и основ ных поло жени й назва нных кодек сов будет во мног ом спосо бство вать иссле дован ие закре пленн ых ими проц ессуа льны х форм в их соотн ошен ии.

Указа нные обсто ятель ства и обусл овил и выбо р темы диссе ртаци онног о иссле дован ия.

Общ ие вопр осы такой глоба льно й проб лемы как проц ессуа льная форм а, послу живш ие отпра вной точко й для насто ящей диссе ртаци онно й работ ы, ис- следо валис ь в труда х С.С. Алек сеева, A.M. Васи льева , В.М. Горш енева , И.Я. Дюря гина, П.Е. Недб айло, Ю.А. Тихо миро ва и друг их учен ых.

Проб лемы обще й харак терис тики уголо вно- проц ессуа льног о права как струк турн ого элеме нта росси йской прав овой систе мы, участ ников уголо вного

регламентации и процессуально-правового регулирования в сфере уголовной и административной юрисдикции // Вопросы взаимосвязи уголовного права и процесса: Межвуз. тематич. сборник науч. трудов. - Калинин, 1988. С. 119 - 133; Якуб МЛ. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1981. С. 97 - 98, 106, и др.

5

судопроизводства и их процессуально-правового статуса, правового положения Ь личности в уголовном процессе, уголовно-процессуальных доказательств и до-

казывания, уголовно-процессуального принуждения, составляющие с учетом предмета исследования основное содержание данной диссертации, в науке уголовного процесса исследовались такими учеными как Н.С. Алексеев, В.Д. Ар-сеньев, В.П. Божьев, В.М. Быков, К.Ф. Гуценко, В.Г. Даев, А.А. Давлетов, И.Ф. Демидов, Т.Н. Добровольская, В.Я. Дорохов, А.Я. Дубинский, А.А. Закатов, Ц.М. Каз, Л.М. Карнеева, Л.Д. Кокорев, В.М. Корнуков, Ф.М. Кудин, Н.П. Кузнецов, Н.И. Кулагин, Э.Ф. Куцова, A.M. Ларин, В.З. Лукашевич, П.А. Лупин-ф

екая, И.Б. Михайловская, Я.О. Мотовиловкер, Ю.К. Орлов, И.Л. Петрухин, А.П.

Резван, В.М. Савицкий, А.В. Смирнов, Ю.И. Стецовский, М.С. Строгович, В.Т. Томин, И.В. Тыричев, Ф.Н. Фаткуллин, С.А. Шейфер, М.А. Шматов, В.Н. Шпилев, П.С. Элькинд, М.Л. Якуб и другие.

Теоретические наработки по разрешению проблемы разграничения и взаимодействия уголовной и административной ответственности, примененные в данной работе, были сделаны такими представителями науки уголовного пра-ва как В.М. Анисимков, Н.Д. Дурманов, П.К. Кривошеий, Н.Ф. Кузнецова, Т.А. Лесниевски-Костарева, В.В. Мальцев, В.П. Малков, А.И. Мурзинов, Н.И. Пику-ров, А.А. Пионтковский, Б.Т. Разгильдиев, С.Л. Сибиряков, М.Д. Шаргород-ский, О.Ф. Шишов и другими.

Научной основой для настоящего диссертационного исследования послужили также труды таких представителей науки административного права как Д.Н. Бахрах, И.И. Веремеенко, И.А. Галаган, А.А. Демин, Е.В. Додин, Ю.М. Козлов, Б.М. Лазарев, А.Е. Лунев, М.Я. Масленников, С.Н. Махина, И.В. Панова, Н.Г. Салищева, В.Д. Сорокин, Ю.Н. Старилов, А.П. Шергин, В.А. Юсупов, А.Ю. Якимов и другие.

Цель диссертационного исследования заключается в том, чтобы посред ством сравнительного анализа уголовного судопроизводства с производством jL<^ по делам об административных правонарушениях обеспечить более глубокое “”” # изучение уголовного процесса, раскрытие его сущности и природы, уяснение

6

его институтов, а также в определенной степени согласовать процессуальные формы, реализующие взаимодействующие между собой уголовную и админи- стративную ответственность.

Для достижения цели исследования ставились следующие задачи:

  • охарактеризовать место уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях в системе российского права;
  • изучить сущность и проявления взаимодействия уголовной и административной ответственности;
  • сравнить цели, задачи, принципы, а также структуру процессуальных форм уголовной и административной ответственности;
  • дать сравнительный анализ участников уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях;
  • выявить особенности правового положения личности в уголовном процессе и производстве по делам об административных проступках;
  • сопоставить доказывание и доказательства в уголовном судопроизводстве и в процессуальной форме административной ответственности;
  • выработать предложения по совершенствованию норм уголовно- процессуального закона и практики их применения на базе изучения процессу альной формы реализации административной ответственности;

  • сформулировать предложения по совершенствованию законодательства об административных правонарушениях в части согласования процессуальных норм административной ответственности с уголовно-процессуальной формой, а также обеспечения охраны мерами административных наказаний уголовно- процессуальных отношений.

Объект диссертационного исследования составляют интеграционные процессы между уголовным процессом и административным правом.

Предметом изучения являются закономерности отношений общности, взаимной зависимости и обусловленности между уголовным судопроизводством и процессуальной формой административной ответственности.

7

Методологическую основу исследования составляют положения материа- Ф листической диалектики с использованием частно-научных методов анализа:

сравнительно-правового, системно-структурного, логического, социологического, историко-юридического, статистического. Изучена и критически осмыслена в аспекте рассматриваемых вопросов литература по уголовно-процессуальному и по административному праву, а также по философии, теории государства и права, уголовному и уголовно-исполнительному праву, гражданско-процессуальному и арбитражно-процессуальному праву, теории оперативно-розыскной деятельности.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, основаны на анализе норм Конституции Российской Федерации, международно-правовых актов, УПК РФ, УПК РСФСР, УК РФ, КоАП РФ, КоАП РСФСР, АПК РФ, иных законодательных и подзаконных нормативных актов, а также Постановлений Конституционного Суда РФ.

Эмпирической базой диссертации являются данные социологического опроса, полученные при анкетировании в Краснодарском крае, г. Ставрополе и республике Адыгея прокуроров, следователей прокуратуры и органов внутренних дел, дознавателей и адвокатов, в общей сложности 300 респондентов, а также личный опыт работы автора в органах прокуратуры.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые в науке уголовного процесса на монографическом уровне осуществлено комплексное исследование соотношения уголовного процесса с производством по делам об административных правонарушениях. Ф

Результатом разработки указанной проблемы являются следующие наиболее значимые положения, выносимые на защиту:

  1. Определение места в российской правовой системе уголовного судо производства и процессуальной формы административной ответственности представляется оптимальным с помощью наиболее значимых методологиче ских подходов сравнительного исследования процессуальных и процедурных & элементов отечественного права, воплощенных в концепциях публичного пра-

8

ва, судебного права, «широкого» понимания юридического процесса, а также в ^ теории правоприменительных отношений.

  1. Важной материально-правовой предпосылкой наличия между уголовным процессом и производством по делам об административных правонарушениях отношений общности, взаимной зависимости и обусловленности является взаимодействие уголовной и административной ответственности. На современном этапе данное взаимодействие проявляется в наличии обширного массива смежных составов преступлений и административных проступков, а также в наличии случаев, когда за совершение одного и того же противоправного дея-ния физическое лицо (лица) привлекается к уголовной ответственности, а юридическое лицо - к административной ответственности. В связи с этим предлагается ввести в уголовно- процессуальный закон термин «административная со-деликтность юридического лица», разъяснив его значение в ст. 5 УПК РФ.
  2. Обосновывается положение о существенном различии таких базисных понятий, как назначение и принцип уголовного процесса, закрепленных в главе 2 УПК РФ, имеющей название «Принципы уголовного процесса». Учитывая основополагающую роль назначения уголовного процесса, представляется более точным сформулировать название данной главы «Назначение и принципы уголовного судопроизводства».
  3. При производстве дознания согласно действующему УПК представляется необходимым усилить гарантии прав лица, в отношении которого осуществляется дознание. С этой целью следует дополнить ст. 225 УПК РФ нормами,
  4. согласно которым дознаватель обязан: 1) разъяснить обвиняемому сущность Ф

обвинения и права, предусмотренные ч. 4 ст. 47 УПК РФ; 2) допросить обвиняемого, если он изъявил желание дать показания по предъявленному ему обвинению; 3) принять все необходимые меры для выполнения его законных требований.

  1. Аргументируется необходимость переноса в КоАП РФ нормы, преду смотренной ст. 117 УПК РФ, о наложении денежного взыскания за невыполне-
  • ние участниками уголовного процесса своих обязанностей ввиду материально-

9

правового характера этой меры ответственности и в целях обеспечения достаточно четкой процедуры ее реализации в качестве административного штрафа.

Одновременно для усиления эффективности и оперативности наложения административного штрафа за невыполнение участниками уголовного процесса своих обязанностей, а также за невыполнение законных требований следователя и дознавателя предлагается внести следующие дополнения в КоАП РФ: 1) наделить следователя и дознавателя правом выносить постановление о возбуждении дела об административном правонарушении; 2) предоставить следователю и дознавателю право направлять соответствующие материалы руководителю органа внутренних дел для составления протокола об административном правонарушении, если требуется дополнительное выяснение обстоятельств правонарушения либо данных о лице, привлекаемом к административной ответственности.

  1. Вносится предложение о необходимости дополнения статей 148, 213 и 161 УПК РФ нормами, посвященными порядку передачи материалов доследст-венной проверки, а также копий материалов уголовного дела, в которых имеются данные об административном правонарушении, в органы или должностным лицам, правомочным осуществлять производство по делу об административном правонарушении.
  2. Выдвинут и обоснован тезис, в соответствии с которым уголовно- процессуальные доказательства могут использоваться в необходимых случаях в производстве по делам об административных правонарушениях, исходя из презумпции их процессуальной доброкачественности.
  3. Сформулировано и обосновано предложение о необходимости внесения в КоАП РФ нормы, обязывающей орган (должностное лицо), ведущий про- изводство по делу об административном правонарушении, незамедлительно передавать материалы дела об административном правонарушении в органы уголовного преследования, если в них усматриваются признаки состава преступления.

10

При этом следует закрепить правило о том, что в случае выявления при- знаков преступления с административной соделиктностью юридического лица, орган (должностное лицо) до направления материалов дела для осуществления уголовного преследования предварительно выделяет копии материалов дела, содержащих сведения об административном проступке юридического лица.

  1. Предлагается также обеспечить предусмотренное ст. 86 УПК РФ право / защитника на истребование справок, характеристик, иных документов от орга- i нов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций закреплением в КоАП РФ меры в виде административного штрафа.

Практическая значимость работы состоит в том, что содержащиеся в ней выводы и предложения могут быть использованы: 1) в разработке различных проблем соотношения уголовного судопроизводства и процессуальной формы административной ответственности; 2) для совершенствования уголовно- , процессуального законодательства, а также законодательства об административных правонарушениях; 3) в процессе преподавания в юридических вузах таких учебных дисциплин, как уголовный процесс и административное право; 4) в ходе правоприменительной деятельности при производстве по уголовным делам, а также по делам об административных правонарушениях. В частности, результаты данного исследования могут способствовать межотраслевой про- цессуальной экономии при решении таких вопросов, как передача материалов дел об административных правонарушениях для осуществления уголовного преследования, и наоборот. Кроме того, реализация сформулированных в диссертации предложений по совершенствованию охраны мерами административных наказаний уголовно-процессуальных отношений усилит эффективность и оперативность применения соответствующих мер административной ответственности.

Апробация результатов исследования заключается в публикации шести статей по теме диссертации, а также обсуждении работы на кафедре уголовного процесса с участием преподавателей кафедры административного и финансово-

11

го права Кубанского государственного аграрного университета. Автор также неоднократно выступал с научными докладами по теме диссертации: на итоговых научных конференциях юридического факультета КубГАУ (1999 - 2002 г.г.); на региональной научной конференции по обсуждению проекта УПК РФ (КубГАУ, 19 февраля 1999 г.); на межвузовской научно- практической конференции, посвященной 10-летию со дня основания юридического факультета КубГАУ (КубГАУ, 21 сентября 2001 г.); на 1-й научно-практической конференции молодых ученых, адьюнктов, аспирантов и соискателей вузов Южного федерального округа (КЮИ МВД России, 4-5 октября 2001 г.).

По своей структуре диссертация состоит из введения, трех глав, библио- графического списка использованной литературы и приложений. Наименование и расположение глав обусловлено логикой и результатами исследования. Объем диссертации соответствует общепринятым требованиям.

12

ГЛАВА 1. МЕСТО ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФОРМ УГОЛОВНОЙ VI АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА

Уголовный процесс является одним из классических судопроизводств и представляет собой осуществляемую в установленном законом порядке дея- тельность по расследованию, рассмотрению и разрешению судом уголовных дел, имеющую своей задачей обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, общественного порядка и общественной безопасности, конституционного строя РФ от преступных посягательств1.

В литературе понятие уголовного процесса зачастую дается различным образом . Это объясняется как происходящими изменениями в жизни российского общества, так и творческим подходом процессуалистов к решению одной из центральных проблем теории и практики уголовного судопроизводства.

В целом же содержание уголовного процесса сводится чаще всего к следующим трем основным элементам:

  1. Деятельности (системе упорядоченных действий) четко определенных в законе государственных органов, их должностных лиц и лиц, называемых участниками процесса.
  2. Отношениям (правоотношениям), возникающим в ходе осуществления производства по уголовным делам.
  3. Обязательной и тщательной правовой регламентации деятельности и возникающих на ее основе отношений3.
  4. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристь, 1997. С. 9.

См.: Галкин Б.А., Калашникова Н.Я. Уголовный процесс. М.: Госюриздат, 1949. С. 4; Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 7; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. - М, 2000. С. 7; Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1997. С. 13; Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. С. 8; Уголовный процесс: Учебник / Под ред. С.А. Колосовича, Е.А. Зайцевой. - Волгоград, 2002. С. 7 - 10, и др.

Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 13.

13

Уголовный процесс можно рассматривать и в качестве формы процессуальной реализации (процессуальной формы) уголовной ответственности. При этом важно учитывать, что «соответствующие линии взаимосвязи содержания и формы обнаруживаются не между уголовно-процессуальным правом и уголовным правом, а между уголовным правом и уголовным процессом как формой реализации норм уголовного права»1.

Понятию, содержанию и другим аспектам уголовно-процессуальной формы в юридической литературе посвящен ряд работ . Так, П.С. Элькинд отмечала, что в ряде случаев процессуальной форме придается значение наиболее типичного свойства метода уголовно-процессуального регулирования3.

В то же время, по мнению В.Г. Даева, «сама по себе процессуальная форма не может быть признаком метода регулирования, поскольку она является результатом правового регулирования» . Действительно, правовой метод представляет собой совокупность юридических приемов, средств, свойств, способов воздействия на правовые отношения безотносительно к отраслевой принадлежности тех или иных норм путем сочетания дозволения, предписания и запрета5. Поэтому следует согласиться с выводом В.Г. Даева о том, что путем установления в нормах права запретов, предписаний и дозволения тех или иных способов поведения уголовно- процессуальное право (как и иные виды права) регулирует

Элькинд П.С. Категории «содержание» и «форма» в сфере уголовно-процессуального регу- лирования // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы: Сб. статей. - Воронеж, 1979. С. 35.

Бобров В.К. К исследованию процессуальной формы. - Изв. вузов. Правоведение. - 1974. № 2; Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. - Владивосток, 1984; Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы содержания и формы советского уголовного процесса // Вестн. Ярослав, ун-та. 1972. № 4; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М., 1961. С. 71 - 94; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. Т. 1. С. 51 - 55; Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974; Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1981.

Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - Ленинград, 1976. С. 62.

Даев В.Г. Взаимосвязь процессуальной формы с материальным правом // Развитие и совер- шенствование уголовно-процессуальной формы: сборник статей. - Воронеж, 1979. С. 47.

Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право. - М., 1972. С. 38.

14

поведение участников уголовно-процессуальных отношений и результатом такого регулирования выступает процессуальная форма .

Следовательно, высокое качество уголовно-процессуальной формы пре- допределено важнейшим отличительным свойством метода уголовно- процессуального права - особой процессуальной процедурой возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел, обеспечивающей соответствие поведения участников уголовного процесса задачам уголовного судопроизводства, полное, всестороннее и объективное исследование и оценку доказательств, познание объективной истины, правильное применение судом мер государственного воздействия, максимальный общественно-воспитательный эффект деятельности органов правосудия .

Характерными чертами метода уголовно-процессуального права, по мне- нию П.С. Элькинд, также являются: 1) точно установленный законом порядок, приемы и условия производства как уголовного дела в целом, так и отдельных уголовно-процессуальный стадий и действий; 2) государственно-властное начало в сочетании с системой прав и гарантий личности в уголовном судопроизводстве; 3) специфические способы обеспечения прав и обязанностей участников процесса (меры процессуального принуждения); 4) требование доказанности фактических обстоятельств дела, обеспеченное установленной законом регламентацией процессуальных средств, приемов и методов получения, использования и оценки доказательств3.

При этом именно степень правовой урегулированности, как указывает В.Г. Даев, позволяет уточнить понятие процессуальной формы. «Если … со- держанием уголовного процесса является сама деятельность компетентных органов по реализации уголовно-правовых отношений, то урегулированный законом порядок этой деятельности может быть назван процессуальной формой. При этом отнюдь не все содержание уголовного процесса, т.е. не вся уголовно-

Даев В.Г. Там же.

Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Ленинград, 1963. С. 46. Элькинд П.С. Там же, С. 46 - 86.

15

процессуальная деятельность, выливается непременно в процессуальные формы, а лишь ее необходимая, наиболее существенная часть, нуждающаяся в детальной регламентации в силу ее особой значимости для решения задач уголовного процесса в целом. В противном случае понятие процессуальной формы лишается смысла, становится тавтологичным по отношению к понятию уголовного процесса в целом»1.

Причем максимальная детализация характерна для регулирования «серд- цевины» любой процессуальной формы - доказательств и доказывания .

Значение процессуальной формы в уголовном процессе, как считает В.Н. Шпилев, определяется следующими задачами: 1) осуществление законности в следственной и судебной деятельности; 2) обеспечение производства расследования и разрешения уголовных дел по существу, установление по ним истины; 3) обеспечение общественно-воспитательного результата деятельности суда, прокуратуры и органов расследования; 4) обеспечение прав и законных интересов граждан3. Представляется, что с точкой зрения В.Н. Шпилева следует согласиться, с условием, что действие уголовно- процессуальной формы распространяется также на обеспечение прав и законных интересов юридических лиц (потерпевших и гражданских истцов).

Важнейшей характеристикой уголовного судопроизводства как процессу- альной формы выступает его взаимосвязь с реализуемыми материальными нормами уголовного права. Данному вопросу посвящены глубокие сравнительные исследования В.Г. Даева, В.А. Кирина и А.Д. Прошлякова4.

Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. -Л., 1982. С. 10-11.

Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. - М., 1999; Додин Е.В. Доказательства в административном процессе. - М.: Юрид. лит., 1973; Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. - М., 2000; Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Н.В. Жогин. Изд-е 2-е испр. и доп. - М.: Юрид. лит., 1973. 3 Шпилев В.Н. Указ. соч., С. 108 - 109.

Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Ленинград, 1982; Кирин В.А. Зако- нодательство о борьбе с преступностью: отрасли и их взаимосвязь. - М.: Юрид. лит., 1978; Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. - Екате- ринбург, 1997.

16

Существенным признаком процессуальной формы является также специфика характера применяемых в соответствующем процессе мер процессуального принуждения1. Если в гражданском процессе ненадлежащее поведение тех или иных участников процесса в большинстве случаев влечет за собой неблагоприятные последствия, не связанные с личным принуждением и носящие чисто процессуальный характер (оставление иска без рассмотрения, рассмотрение дела в отсутствие ответчика и т.д.), то в уголовном процессе предусмотренные законом процессуальные формы обеспечиваются, как правило, принудительным исполнением (меры пресечения в отношении подозреваемого и обвиняемого, принудительное осуществление следственных действий и т.д.)2.

Более того, спецификой с точки зрения процессуальной формы, обладает и сам механизм реализации мер процессуального принуждения в рамках соот- ветствующего процесса. Так, «процессуальная форма принуждения в уголовном процессе по сравнению с общей обладает следующими особенностями: составляет ее неотъемлемую часть; является односложной, лишенной стадий; включает в себя не только принятие решения о применении принуждения, но и его фактическое исполнение» .

В отечественной литературе разработано несколько методологических подходов сравнительного исследования процессуальных и процедурных элементов российской правовой системы, воплощенных в соответствующие научные концепции. Представляется, что с помощью наиболее значимых из них можно получить достаточно полное представление о роли и значении в системе российского права форм процессуальной реализации уголовной и административной ответственности4.

На наш взгляд, место соотносимых в настоящей работе уголовного судо- производства и процессуальной формы административной ответственности в

Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. С. 33.

Там же.

Кудин Ф.М. Теоретические основы принуждения в советском уголовном судопроизводстве. Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. - Киев, 1987. С. 27 - 28.

Под процессуальной формой административной ответственности в настоящей работе по- нимается производство по делам об административных правонарушениях.

17

отечественной правовой системе наиболее наглядно характеризуют прежде всего следующие концепции.

Первая из них предусматривает выделение процессуального права в ка- честве отрасли в структуре публичного права. Так, Ю.А. Тихомиров в рамках процессуального права выделяет четыре разновидности процессуального законодательства: конституционное, административное, уголовное и гражданское, указывая, что преимущественно эти отрасли служат в соответствии со ст. 118 Конституции РФ осуществлению судебной власти, но они могут включать и процедуры, свойственные деятельности других органов1. При этом Ю.А. Тихомиров указывает на неразвитость административно-процессуального законодательства: «сейчас управленческие коллизии и споры попадают в орбиту и конституционных, и арбитражных судов, хотя формирование системы административной юстиции могло бы изменить разграничительные линии». Судоустройство Ю.А. Тихомиров определяет в качестве самостоятельной отрасли публичного права .

В качестве второй концепции выступает выделяемое многими известными авторами судебное право, в рамках которого весьма эффективно исследует- ся проблематика развития судебной власти в Российской Федерации . Данная концепция зародилась в 1827 г., провозгласив единство науки процесса и связав в одно целое три главных процесса: уголовный, гражданский и административный4.

Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. - М, 1995. С. 338. 2 Там же, С. 337 - 338.

Изварина А.Ф. Мировые судьи России начала XXI века. - Ростов н/Д., 2002; Лазарева В.А. Судебная власть и уголовное судопроизводство // Государство и право. 2001. № 5. С. 49 - 56; Немытина М.В. Российский суд присяжных. - М., 1995; Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации. - М., 1996; Становление судебной власти в обновляющейся России / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. - М., 1997; Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. - М., 1998; Стецовский Ю.И. Судебная власть. Учебное пособие. - М., 1999; Филиппов П.М. Судебная защита и правосудие в СССР. - Саратов, 1987, и др.

Михайловский И.В. Судебное право, как самостоятельная юридическая наука // Право. 1908. № 32; Розин Н.Н. Процесс, как юридическая наука. //Ж.М.Ю. 1910. С. 8.

18

В соответствии с трактовкой данной концепции в советский период «су- дебное право - это сложная комплексная отрасль права, включающая судоустройство, уголовно-процессуальное право и гражданское процессуальное право»1. Как видно из приведенного определения, административное судопроизводство в судебное право не включалось по причине отсутствия такового в действительности. Судебный порядок разрешения административных споров в тот период был недостаточно развит и применялся в рамках гражданского процесса2. Однако уже в то время процессуалистами отмечалась возможность учреждения в будущем административного судопроизводства, если «потребуется развернутая система процессуальных норм, не укладывающихся в рамки гражданского процессуального права»3.

В этой связи подчеркнем, что нельзя согласиться с отождествлением ад- министративного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях4. Административное судопроизводство, о равноправном месте которого в системе классических судопроизводств писал еще в начале 20-х годов XX века известный русский юрист В.А. Рязановский1, только начинает формироваться в современной России.

Ю.А. Попова, полагая ошибочным мнение о том, что административное судопроизводство определяется КоАП РСФСР, обоснованно утверждает, что согласно п. «к» ст. 72 Конституции РФ под административным и административно-процессуальным законодательством, отнесенным к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации имеется в виду в частности законодательство об административных правонарушениях, порядке производства по делам о них и исполнение постановлений по таким делам. По-

Проблемы судебного права / Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, А.А. Мель- ников; Под ред. В.М. Савицкого. - М.: Наука, 1983. С. 15.

Чечот Д.М. Административная юстиция (Теоретические проблемы). - Ленинград: Изд-во Ленингр. ун-та, 1973. С. 57 - 133.

Проблемы судебного права. С. 30.

Проблемы судебного права. С. 29; Рохлин В.И., Стуканов А.П. Прокурорский надзор за со- блюдением законности по делам об административных правонарушениях: Учеб. пос. - СПб., 1997. С. 22-23; Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. -М.:Юрид. лит., 1981. С. 97-98.

19

этому «ни о каком административном судопроизводстве, регулируемом Кодексом об административных правонарушениях, речи не идет и идти не может» .

В этой связи прав А.А. Демин, который, поддерживая идею создания в России самостоятельной системы административных судов, полагает, что в административном процессе … обязательно должны участвовать три лица: две стороны и арбитр3. Производство же по делам об административных правонарушениях характеризуется возможностью в ряде случаев осуществления одним и тем же органом (должностным лицом) как расследования, так и рассмотрения дела, что также обуславливает ошибочность определения процессуальной формы административной ответственности в качестве судопроизводства.

Однако укажем, что нельзя согласиться с выдвинутым А.А. Деминым те- зисом о том, что «критерием административного процесса, отличающим его от иных видов процесса и процедур, является то, что он действует в сфере властных правоотношений, т.е. тогда, когда одной из ищущих толкования права в свою пользу сторон выступает орган государственного управления или должностное лицо»4.

Руководствуясь данным тезисом, автор делает выводы о том, что «адми- нистративный процесс … включает в себя и уголовный как спор, характерный для властных правоотношений»; уголовный процесс «является разновидностью административной процедуры, выделившейся в самостоятельную отрасль права в связи с повышенной степенью общественной опасности отношений, имеющих с ним связь»5.

Рязановский В.А. Единство процесса. - М.: Городец, 1996.

Попова Ю.А. Судопроизводство по делам, возникающим из публично-правовых отношений (теоретические проблемы). Краснодар, 2002. С. 15.

Демин А.А. Понятие административного процесса и кодификация административно- процессуального законодательства // Государство и право. 2000. № 11. С. 11; Он же. Понятие административного процесса и Административно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Вест. Моск. ун-та. Сер. 11, ПРАВО. 1998. С. 26, 27.

Демин А.А. Понятие административного процесса и Административно-процессуальный кодекс Российской Федерации. С. 29.

Там же, С. 29, 32.

20

Представляется, что с таким же «успехом», игнорируя сущность, правовую природу соответствующих процессуальных форм, можно утверждать и об- ратное.

К тому же отметим, что с точки зрения «чистоты» властеотношений уголовное судопроизводство гораздо ближе к производству по делам об админист- ративных правонарушениях, чем к административному судопроизводству (ад- министративному процессу).

Так, С.Н. Махина верно отмечает, что административный процесс харак- теризуется принципом сочетания диспозитивности и публичности1, в то время как в формах процессуальной реализации уголовной и административной от- ветственности господствует принцип публичности.

Необходимость развития в Российской Федерации административного / процесса путем создания именно административной юстиции (специализиро-/ ванных административных судов) обоснована на серьезном теоретическом/- ^- уровне2. /

По мнению Председателя Верховного Суда РФ В. Лебедева, с учетом возможностей государства и кадрового ресурса, формирование системы адми- нистративных судов возможно осуществить в два этапа.

На первом этапе предполагается образовать в составе Верховного Суда РФ и судов субъектов РФ коллегии по административным делам. На втором этапе планируется создать от 600 до 700 межрайонных административных су-

Махина С.Н. Административный процесс: Проблемы теории, перспективы правового регу- лирования. - Воронеж, 1999. С. 165.

Алексеев С.С. Теория права. - М., 1994. С. 108; Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. - М., 1997. С. 328; Диков Г.В. Проблемы создания системы административной юстиции в России (В свете зарубежного опыта) // Государство и право. 2001. № 5. С. 31 - 41; Зайцев И. Административные иски // Российская юстиция. 1996. № 4. С. 23 - 25; Кряжков В., Старилов Ю. Административные су- ды: какими им быть? // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 18 - 20; Старилов Ю.Н. Админи- стративная юстиция = Administrative justice: Проблемы теории. - Воронеж, 1998; Махина С.Н. Административный процесс: Проблемы теории, перспективы правового регулирования. Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. - М., 1998. С. 790, и др.

21

дов, полностью изъяв административные дела из компетенции существующих районных судов .

Есть и противники формирования административной юстиции . Однако, по мнению Ю.Н. Старилова, «сегодня едва ли можно обнаружить в литературе серьезные аргументы против идеи создания административно-судебной защиты прав и свобод граждан, против целесообразности формирования в нашей стране самостоятельной ветви правосудия, правовая деятельность которой по рассмотрению административных исков считается административным процессом»3.

Завершая анализ концепции судебного права, отметим, что Г.А. Гаджиев, Н.В. Витрук и другие авторы отстаивают идею о том, что и судебный конституционный процесс также является самостоятельным видом российского судопроизводства4. Так, Ж.И. Овсепян указывает, что главной функцией конституционного контроля является юрисдикционная деятельность, реализуемая при осуществлении конституционного правосудия в особой процессуальной форме и направленная прежде всего на выявление противоречий в сфере правового регулирования фактических общественных отношений1.

Подобное расширение традиционной области судебного права, хотя и базируется на ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, небесспорно, поскольку Конституционный Суд РФ в соответствии с ч. 2 и 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» решает исключительно вопросы права (выделено мною - Ю.Ч.) и должен воздержи-

Лебедев В. От идеи судебного нормоконтроля к административному судопроизводству // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 4.

Жуйков В.М. Проблемы гражданского процессуального права. - М., 2001; Клейн Н.И. Концепция развития арбитражного процессуального законодательства // Концепции развития российского законодательства. - М, 1998. С. 130, и др.

Старилов Ю.Н. Административное право: В 2-х частях. Ч. 2. Книга вторая: Формы и методы управленческих действий. Правовые акты управления. Административный договор. Ад- министративная юстиция. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 2001. С. 7.

Боботов СВ. Конституционная юстиция (сравнительный анализ). - М., 1994; Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс: Учебн. пособие для вузов. - М., 1998; Гаджиев Г.А., Кряжков В.А. Конституционная юстиция в Российской Федерации: становление и проблемы // Государство и право. 1993. № 7; Эбзеев Б.С. Конституция, Правовое государство. Конституционный Суд. - М., 1997, и др.

22

ваться от установления и исследования фактических обстоятельств во всех слу-чаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов . Следовательно, Конституционный Суд РФ, в отличие от судов (судей) в уголовном, гражданском, арбитражном и административном судопроизводствах, не осуществляет правоприменительную деятельность, в основе которой лежит установление фактических обстоятельств дела.

Следующей, третьей по счету концепцией, в рамках которой осуществляется сравнительный анализ различных процессуально-процедурных форм рос- сийского права, выступает теория «широкого» понимания юридического процесса. Выработке и развитию единого общего понятия юридического процесса, выходящего за рамки юрисдикционной деятельности, посвятили свои труды В.М. Горшенев, Б.М. Лазарев, П.Е. Недбайло, И.Б. Шахов и другие ученые3. Юридический процесс определяется ими в качестве системы взаимосвязанных правовых форм деятельности органов государства4. В.Н. Карташов в этой связи определяет юридическую деятельность как объективированную в официальных актах, опосредованную правом, интеллектуально-волевую, управленческую, производственно-трудовую деятельность компетентных учреждений и организаций, которая осуществляется в определенных процедурно-процессуальных формах с помощью специальных юридических действий и операций, способов и средств, направленных на решение общественных задач и функций (создание

Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций: Судебный конституционный контроль в за- рубежных странах. - Ростов н/Д., 1992. С. 26 - 27. 5 СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

Горшенев В.М., Шахов И.Б. Контроль как правовая форма деятельности. - М.: Юрид. лит., 1987; Панова И.В. Юридический процесс. - Саратов, 1998; Процессуальные нормы и отно- шения в советском праве (в «непроцессуальных» отраслях). - Воронеж, 1985; Теория госу- дарства и права. Курс лекций. Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. - Саратов, 1995; Теория юридического процесса / Под общ. ред. В.М. Горшенева. - Харьков, 1985; Управленческие процедуры / Под ред. Б.М. Лазарева. - М.: Наука, 1988; Шиндяпина М.Д. Стадии юридической ответственности. - М., 1998; Юридическая процессуальная форма: теория и практика / Под общ. ред. П.Е. Недбайло и В.М. Горшенева. - М.: Юрид. литература, 1976, и др.

Теория юридического процесса. С. 8.

23

законов, отправление правосудия, визирование фактов и т.п.) и удовлетворение тем самым публичных и частных потребностей и интересов1.

Теория «широкого» понимания юридического процесса получила жесткую критику со стороны ряда ученых, и в том числе процессуалистов1. A.M. Васильев, М.С. Шакарян, А.К. Сергун и другие авторы категорично выступили против отождествления процессуальной формы с любой правоприменительной процедурой. В обоснование своей позиции ими был выдвинут ряд аргументов:

1) понятие процесса и процессуальной формы в праве сложилось на иной, специфической основе и получило исторически самостоятельное значение, поскольку служит для отображения особенностей специально регламентированного правом процесса судопроизводства; 2) 3) правовая процессуальная форма всегда жестко определяется конститу- ционно и специальным законодательством, поэтому отступление от нее - это основание для признания ущербным принятого юридического акта; 4) 5) процессуальная правовая форма имеет место тогда, когда законода- тельством последовательно, всесторонне, в едином плане регулируется весь ход и условия рассмотрения дела, начиная от его возбуждения и кончая исполнительным производством. Процессуальным законом специально решается вопрос о составе участников, последовательности, основаниях, пределах их действий на каждой стадии; 6) 7) процесс и процессуальная форма в ее юридическом значении не только результат прямого законодательного установления для деятельности строго определенных органов, они имеют место при вынесении решений по четко очерченному кругу юридических вопросов, представляющихся важными с позиций интересов граждан, общества, государства; 8) 9) процессуальная форма устанавливается законом не для каждой право- применительной процедуры, а только для такой, в которой охраняемые права и интересы требуют дополнительных гарантий и средств защиты через суд как 10) Карташов В.Н. Юридическая деятельность: проблема теории и методологии. Автореферат дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1990.

24

особый орган, специально управомоченный на применение наказаний, определенных административных и гражданских санкций, а также на разрешение споров по гражданским, трудовым, семейным и другим делам;

6) право делится на ряд отраслей, из которых только две называются про- цессуальными - уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное. Соответственно процессуальными нормами признаются нормы этих отраслей права. Понятие «материальной отрасли права» в системе права вообще не фигурирует; 7) 8) сторонниками теории «широкого» понимания юридического процесса не учитывается специфика уголовно-процессуального и гражданско- процессуального процессов; 9) 10) нормы процедурного характера есть в любой отрасли права, но это не означает, что нужна во всех случаях излишняя детализация; и др.2 11) Объединение юридических процедур деятельности всех государственных органов под рубрикой «процесс», по мнению С.С. Алексеева, обескровливает, выхолащивает это богатое и содержательное понятие, «не всякая урегулированная правом процедура совершения юридических действий может быть признана процессом в том специальном юридическом смысле, который исторически сложился и принят в законодательстве, на практике, в науке» .

Оппонируя вышеприведенному высказыванию С.С. Алексеева, В.М. Горшенев указал, что «обеднение процессуальной формы как раз больше состоит в самом отрицании возможности более широкого распространения ее свойств»4. В ответ С.С. Алексеев заметил, что такое широкое понятие процессуальной формы как совокупности однородных процедурных требований, призванное отразить общие черты разных юридических процедур, несомненно, беднее, чем емкое, насыщенное глубинным, политическим, нравственным, юридическим содержанием понятие «процессуальная форма», сложившееся для

Проблемы соотношения материального и процессуального права. Труды ВЮЗИ. - М., 1980. 2 Там же, С. 9, 11-13,64-75.

Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. - М., 1971. - С. 122.

Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. - М., 1972. С. 214.

25

характеристики особых юридических режимов применения права в области правообеспечительной (юрисдикционной) деятельности1.

С.С. Алексеев также подметил, что «именно потому, что государственное принуждение является острым средством воздействия, касается прав личности, и возникла необходимость особого («процессуального») урегулирования деятельности юрисдикционных и связанных с ними субъектов. Отсюда те отмеченные в литературе черты процессуальной формы, которые наиболее гарантируют установление истины и охрану прав заинтересованных лиц, в максимальной степени приспособлены для обеспечения правового принуждения и которые поэтому выражаются в сложной процедуре, детальной и тщательной регламентации совершения юридических действий»2.

В этой связи заметим, что одна из первоначальных концепций советского административного процесса, по сути, ориентирована на классические судо- производства . Так, по мнению Н.Г. Салищевой, «процесс, сопровождающий административную юрисдикцию, не отличается по своей сути от процессов гражданского и уголовного при отправлении правосудия»4. Она определяет административный процесс как «деятельность по разрешению споров, возникающих между сторонами административных отношений, а также по применению мер административного принуждения»5.

Но в науке административного права в качестве доминирующего сфор- мировалось более широкое понимание административного процесса. Первоначально ряд авторов связывали его с государственной исполнительно-распорядительной деятельностью по решению любых индивидуальных дел. (Г.И. Петров, Ю.М. Козлов, Ц.А. Ямпольская и др.). Эта позиция была некото-

1 Алексеев С.С. Структура советского права. - М.: Юрид. лит., 1975. С. 242.

Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. - М: Юрид. лит., 1971. С. 123.

Салищева Н.Г. Административный процесс в СССР. - М., 1964; Она же. Гражданин и ад- министративная юрисдикция в СССР. - М.: Наука, 1970.

Салищева Н.Г. Гражданин и административная юрисдикция в СССР. С. 19. 5 Салищева Н.Г. Административный процесс в СССР. С. 13.

26

рое время господствующей в науке административного права СССР и ряда зарубежных социалистических стран .

В более поздний период В.Д. Сорокин, Д.Н. Бахрах, И.А. Галаган, Б.М. Лазарев, В.А. Юсупов и другие ученые обосновали еще более широкий взгляд на административный процесс, распространяющийся как на исполнительно-

2

распорядительную, так и на нормотворческую деятельность .

В этой связи представляется важным отметить, что в структуре админи- стративного процесса в его широком понимании обязательно выделяют адми-нистративно-юрисдикционный процесс, посвященный разрешению административно-правовых споров3. Так, М.Я. Масленников определяет административ-но-юрисдикционный процесс как урегулированную административно-процессуальными нормами правоприменительную и правоохранительную деятельность органов государственного управления, а в предусмотренных законом случаях и иных органов и их должностных лиц и представителей общественных организаций по применению административно-правовых санкций при раз-

1 Управленческие процедуры / Отв. ред. Б.М. Лазарев. - М., 1988. С. 8.

Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР. - Свердловск, 1989. С. 122 - 125; Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Процессуальное регу- лирование. - Воронеж, 1976; Додин Е.В., Дрейшев Б.В. Правотворчество в советском госу- дарственном управлении. - М.: Юрид. лит., 1977; Лазарев Б.М. Компетенция органов управления. - М.: Юрид. лит., 1972; Панова И.В. Административно-юрисдикционный процесс. -Саратов, 1998; Сорокин В.Д. Проблемы административного процесса. - М.: Юрид. лит., 1968; Он же. Метод правового регулирования: Теоретические проблемы. - М., Юрид. лит., 1976; Он же. Советское административно-процессуальное право: Учебно- метод. пособие. -Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976; Юсупов В.А. Правоприменительная деятельность органов управления. - М.: Юрид. лит., 1979, и др.

Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. - М., 1997. С. 322 - 328; Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. - М., 2000. С. 306. Розенфельд В.Г., Старилов Ю.Н. Административное принуждение. Административная ответственность. Административно- юрисдикционный процесс. - Воронеж, 1993, и др. А.Ю. Якимов допускает применение термина «административно-юрисдикционный процесс» в узком смысле слова, «т.е. применительно к разрешению дел об административных правонарушениях». - См.: Якимов А.Ю. Административно-юрисдикционный процесс и административно-юрисдикционное производство // Государство и право. 1999. №3. С. 5.

27

решении индивидуально-конкретных дел, возникающих из правоотношений, не связанных с управленческим (служебным) подчинением1.

Сказанное свидетельствует о том, что в условиях отсутствия администра- тивного судопроизводства как деятельности, регулируемой самостоятельной процессуальной отраслью, большинство советских ученых-административистов взяли на вооружение категориальный аппарат и методологию теории «широкого» понимания юридического процесса.

Представляется, что это имело прогрессивное значение для развития науки административного права. В условиях господства декларативных лозунгов об отмирании государственного аппарата в связи с построением коммунистического общества и отсутствия развитой административной юстиции, в рамках «широкого» административного процесса были достаточно детально разработаны как охранительные, так и «позитивные» административные процедуры.

В этой связи показательны воспоминания И.А. Галагана о том, как в своей знаменитой монографии «Административная ответственность в СССР (про- цессуальное регулирование)», опубликованной в издательстве Воронежского госуниверситета в 1976 году, ему пришлось «писать в основном не о том, что есть, а о том, что должно быть» .

Поскольку «позитивные» административные процедуры неразрывны с соответствующими материально-правовыми нормами, то тем существенней была значимость развития «широкого» административного процесса для административного права в целом.

Неслучайно С.С. Алексеев поддержал один из выводов концепции «ши- рокого» понимания юридического процесса, заключающийся в том, что вся правоприменительная деятельность, основанная на властных полномочиях тех или иных органов, должна быть подчинена строгим процедурным формам,

Масленников М.Я. Административно-юрисдикционный процесс: Сущность и актуальные вопросы правоприменения по делам об административных правонарушениях. - Воронеж, 1990. С. 22.

Галаган И.А. Несколько страниц воспоминаний // Служенье Истине: Научное наследие Л.Д. Кокорева: Сб. статей. - Воронеж, 1997. С. 16-17.

28

обеспечивающим законность, обоснованность и целесообразность этой дея- тельности1.

Однако заметим, что административный процесс в соответствии с выше- названными «широкими» дефинициями охватывает чрезвычайно большой объем сферы государственного управления в Российской Федерации и весьма неоднороден по своей структуре и содержанию. Единая административно-процессуальная форма, как указывает Д.Н. Бахрах, не может удовлетворить по-требности и правотворчества, и правонаделения, и юрисдикции .

Поэтому административное право, по мнению Д.Н. Бахраха, регулирует разные способы осуществления административной деятельности, разные процессы: административно-правотворческий, административно- правонаделитель-ный (оперативно-распорядительный) и административно- юрисдикционный.

В частности, в административно-юрисдикционном процессе обособились производства: 1) по жалобам граждан; 2) по делам об административных правонарушениях; 3) дисциплинарное (по привлечению служащих, студентов и др. субъектов к дисциплинарной и материальной ответственности); 4) исполнительное (исполнение актов судов и иных уполномоченных органов о передаче денежных средств и иного имущества либо совершению определенных действий в пользу других граждан, организаций) в соответствии с Федеральным за-коном «Об исполнительном производстве» ; 5) по применению мер административного пресечения (принудительного лечения, задержания граждан, задержания транспортных средств, личного досмотра и др.)4.

Отметим, что формируемая административная юстиция явно выходит за рамки вышеприведенной Д.Н. Бахрахом современной трактовки структуры ад-министративно-юрисдикционного процесса. Поэтому важно определиться с тенденциями развития системы российского административного права вообще.

1 Алексеев С.С. Общая теория права. - М., 1982. Т. 2. С. 286.

Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. - М., 2000. С. 305.

СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3591. При этом Д.Н. Бахрах указывает, что исполнение уголовных наказаний, осуществляемое государственной администрацией, регулируется уголовно- исполнительным правом.

Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. - М., 2000. С. 307 - 308.

29

Ю.Н. Старилов рассматривает общее административное право как систему общих норм, определяющих сущность административно-правового регулирования во всем его объеме и по отношению ко всем субъектам права и регулирующих четыре крупнейших блока отношений:

1) организационно-управленческое право регулирует отношения в сфере общей организации управления и его осуществления в различных отраслях и сферах; 2) 3) управленческий процесс, т.е. порядок совершения управленческих действий, установления управленческих процедур, принятия и исполнения правовых актов управления (нормативных и индивидуальных), административный договор; 4) 3) административный процесс (административное судопроизводство), т.е. судебная защита граждан от действий и решений органов публичной вла сти, нарушающих их права и свободы (рассмотрение судом жалобы гражданина

.на действия и решения органов управления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих);

4) административно-деликтное право устанавливает так называемые ад- министративно-деликтные (административно-юрисдикционные) отношения, т.е. отношения, которые возникают в процессе применения мер администра тивного принуждения (подчеркнуто мною - Ю.И.) уполномоченными органами и должностными лицами к субъектам, нарушающим обязательные для всех правила поведения. Административно-деликтное право состоит из двух частей: материальное административно-деликтное право (например, установление ад министративных взысканий) и процессуальное административно-деликтное право (например, определение порядка наложения административных взыска ний на физических и юридических лиц, совершивших административные пра вонарушения). Административно-деликтные отношения (охранительные пра воотношения) могут возникать также с целью предупредительного воздействия на различные субъекты права (например, меры административно-

30

предупредительного характера) и с целью возмещения имущественного ущерба, причиненного правонарушениями .

Применительно к проводимому в настоящей работе исследованию под- черкнем, что сердцевиной, главным содержанием выделяемого Ю.Н. Старило-вым административно-деликтного права безусловно является административная ответственность, как максимально тщательно урегулированный (в том числе и с точки зрения соответствующих юридических процедур) вид административного принуждения.

Представляется, что производство по делам об административных право- нарушениях по насыщенности, качеству правовой регламентации является своего рода переходной формой от материально-правовой, неюрисдикционной юридической процедуры к судопроизводству, т.е. «процессуальной процедурой»2.

Если в собственном (узком) смысле слова процессуальная форма харак- терна только для классических судопроизводств, то процессуальная форма в широком смысле слова присуща не только уголовному, гражданскому, арбитражному процессам, а также формирующейся административной юстиции (административному процессу), но и производству по делам об административных правонарушениях.

Немаловажно, что собственный юрисдикционный тип производства по делам об административных правонарушениях закреплен на высоком уровне законодательной техники - кодификации законодательства об административной ответственности.

30 декабря 2001 Президент РФ подписал новый Кодекс России об адми- нистративных правонарушениях (КоАП РФ) , который вступил в законную силу одновременно с Уголовно-процессуальным кодексом РФ4 с 1 июля 2002 го-

Старилов Ю.Н. О сущности и новой системе административного права: некоторые итоги дискуссии // Государство и право. 2000. № 5. С. 12.. 2 Махина С.Н. Указ. соч., С. 28 - 29.

Российская газета. 31 декабря 2001 г. 4 Российская газета. 22 декабря 2001 г.; 1 июня 2002 г.

31

да1. Можно только приветствовать дальнейшее совершенствование процессуальной формы административной ответственности в рамках одного кодекса. Существенным законодательным достижением стало закрепление в КоАЛ РФ единых процессуальных правил привлечения к административной ответственности как физических, так и юридических лиц.

Ранее же, согласно анализу, проведенному М.Я. Масленниковым, наряду с предусмотренным КоАП РСФСР 1984 г. производством по делам об административных правонарушениях в отношении физических и должностных лиц, существовало еще 17 видов особых производств в отношении хозяйствующих субъектов, осуществляемых на основе специальных нормативных правовых ак-тов по делам о нарушениях: 1) таможенных правил ; 2) земельного законодательства (осуществляется органами по земельным ресурсам и землеустройству); 3) земельного законодательства (осуществляется органами охраны природных ресурсов); 4) земельного законодательства (осуществляется органами Госстроя); 5) лицензионной деятельности на транспорте (осуществляется органами Ространсинспекции); 6) правил дорожного движения (осуществляется органами ГИБДД); 7) санитарных правил; 8) в области строительства; 9) антимонопольного законодательства; 10) прав потребителей; 11) законодательства о рекламе; 12) правил сертификации и стандартизации; 13) правил рыбоохраны; 14) прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг; 15) в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продук-

Федеральный закон от 30.12.01. № 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Российская газета. 31 декабря 2001 г.; Федеральный закон от 18.12.01. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 22 декабря 2001 г.; 1 июня 2002 г.

Отметим, что качество процессуальной формы административной ответственности, закрепленной в Таможенном кодексе РФ 1993 г. не уступало, а по отдельным параметрам даже превосходило производство по делам об административных правонарушения, урегулированное КоАП РСФСР. - См.: Комментарий к Таможенному кодексу РФ / Под ред. А.Н. Козыри-на. - М., 1996. С. 449 - 537, 587 - 595; Таможенное право. Учебник / Отв. ред. А.Ф. Ноздра-чев. - М.: Юристъ, 1998. С. 421 - 466. В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 30.12.01. № 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» материальные и процессуальные нормы об административной ответственности ТК РФ утратили силу с 1 июля 2002 г.

32

ции; 16) налогового законодательства; 17) в отношении юридических лиц за нарушения законодательства о выборах и референдумах .

Наличие собственной «ниши» производства по делам об административных правонарушениях в системе российского права повышает значимость его сравнительного анализа с уголовным судопроизводством и другими процессу- альными отраслями.

При этом несомнен качественный приоритет норм уголовно-процессуального права, олицетворяющих гораздо более высокую степень процессуальной регламентации. Поэтому уголовно-процессуальные нормы выступают в ряде случаев в качестве эталона для совершенствуемого производства по делам об административных правонарушениях.

В свете сопоставления уголовного процесса с административным правом в целом, заметим, что можно согласиться с предложенным Ю.Н. Стариловым для обозначения позитивной административно-правовой деятельности термином «управленческий процесс», условно признав его корректным по следующим соображениям.

Во-первых, термин «управленческий процесс», будучи введен в обще- употребительный оборот, позволит четко отграничивать обозначаемую им дея- тельность от административного судопроизводства (административного процесса) и производств по реализации мер административного принуждения.

Во-вторых, несмотря на отсутствие процессуальной формы в классическом понимании, употребление термина «процесс» применительно к управленческим процедурам, с акцентом на последних, позволит согласовать терминологию процессуального и административного права, так как «широкое» понимание процесса стало традиционным для науки административного права2.

Масленников М.Я. Административно-юрисдикционный процесс: понятие и соотношение с иными видами процессуально-правовой деятельности // Государство и право. 2001. № 2. С. 18- 19.

Заметим при этом, что К. Экштайн, лоббирующий в России интересы потенциальных ино- странных инвесторов, составил проект федерального закона об административных процедурах. - См.: Нормы бюрократии на душу населения. Швейцарский адвокат с российским гражданством предлагает рецепт против чиновного произвола // РГ. 25 января 2002 г. С. 7.

33

Попытку «примирить» процессуалистов и сторонников теории «широкого» понимания юридического процесса, прекратив терминологические споры между ними, предпринимал С.С. Алексеев. Он предложил «принять в качестве родового, наиболее широкого общетеоретического понятия юридическую процедуру с последующим четким разграничением ее видовых ответвлений - процессуальных форм, процедурно-процессуальных форм правотворчества, процедурных производств позитивной индивидуально-регулятивной административной деятельности» .

Данное предложение «не прижилось», очевидно, вследствие того, что в нем один термин «процедура» обозначает одновременно и общее, и частное. Кроме того, в классических судопроизводствах «процессуальная форма» всегда является юридической категорией более высокого порядка чем «процедура».

Кстати, и сторонники «широкого» понимания юридического процесса. отмечают, что «должно безусловно констатироваться, что в качестве высшей ступени в субординационной системе правовых форм выступает социалистическое правосудие как наиболее совершенная по своим традициям и общему режиму регламентации. Это такая правовая форма, которая связана с разбирательством наиболее острых в социальном плане юридических дел»2.

В соответствии с данным тезисом, сейчас, в преддверии формирования в Российской Федерации административной юстиции, ученые-

административисты начинают качественно, детально теоретически разрабатывать административное судопроизводство3.

Несомненно, что фундамент для современного интенсивного развития теории административной юстиции был заложен научным поиском специфики советского административного процесса. Так, В.Д. Сорокин обосновал необходимость выделения административного процесса, опираясь в том числе на спе-

1 Алексеев С.С. Общая теория права. - М, 1982. Т. 2. С. 287.

Теория юридического процесса / Под общ. ред. В.М. Горшенева. - Харьков, 1985. С. 39.

Махина С.Н. Указ. соч.; Салищева Н.Г., Хаманева Н.Ю. Административная юстиция, адми- нистративное судопроизводство // ГиП. 2002. № 1. С. 5 - 11, и др.

34

цифику метода правового регулирования, присущего административному пра-

ву1.

Отметим и несомненную ценность «широкого» понимания юридического процесса для общеправовой теории. Так, весьма значимы в общетеоретическом плане следующие выводы В.М. Горшенева об особенностях правоприменения вообще: 1) оно всегда и непосредственно связано с совершением операций с нормами права на основании стадий правоприменительной деятельности; 2) оно осуществляется только компетентными субъектами, наделенными соответствующими властными полномочиями на ведение правоприменительной и иной властно-значимой деятельности; 3) оно всегда заключается в деятельности по рассмотрению конкретных юридических дел и принятию соответствующих юридических актов, в том числе и правоприменительных; 4) оно представляет собой также форму деятельности, которая объективно нуждается в процедурно-процессуальной регламентации; 5) как правовая форма деятельности по установлению истины по делу в интересах его справедливого решения оно непосредственно связано с необходимостью использования различных методов и средств юридической техники2.

Наконец, в качестве четвертой, последней по счету концепции, используемой для исследования процессуальных и процедурных форм российского права, следует рассматривать теорию правоприменительных отношений, которая исходит из их обособления от иных правоотношений на основе следующих критериев: 1) специфики такой правовой формы деятельности государства, как правоприменительная деятельность; 2) особенностей нормативной основы пра- воприменительной деятельности; 3) их функционального назначения опосредовать только специфическую правоприменительную деятельность государства .

Сорокин В.Д. Метод правового регулирования: Теоретические проблемы. - М., Юрид. лит., 1976.

Горшенев В.М. Природа юридического процесса как комплексной системы // Актуальные проблемы юридического процесса в общенародном государстве. - Ярославль, 1980. С. 3 - 11.

Галаган И.А., Василенко А.В. К проблемам теории правоприменительных отношений // ГиП. 1998. №3. С. 12-13.

35

Первым в науке обратил внимание на такого рода отношения И.Я. Дюря- гин1. Он указывал, что исходя из широкого понимания государственного управления, в число правоприменительных (как формы управленческих решений), очевидно, должны включаться отношения по применению права всеми органами государства (судами, прокуратурой и др.), а не только органами управления2.

Отличительным свойством правоприменительных отношений, поскольку они «представляют собой правовую связь между управляющими и управляемыми субъектами» является их характеристика в качестве «властеотношений». Властное воздействие на поведение непосредственных субъектов права происходит в ходе рассмотрения индивидуальных дел и вынесения по ним конкретных авторитарно-правовых предписаний, а также в ходе реального претворения в жизнь этих предписаний4.

Возникновение, изменение и прекращение правоприменительных отно- шений закон связывает с определенными юридическими фактами (например, возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого).

И.А. Галаган и А.В. Василенко верно указывают, что правоприменительные отношения «по своей юридической природе двойственны. Они не тождест- венны процедурно-процессуальным отношениям, а включают в себя последние как сторону. Другая их грань сопряжена с содержательной, материально-правовой сутью юридического регулирования»5.

И.Я. Дюрягин также различал в составе правоприменительных отношений процессуальные и материально-правовые отношения. Материально- правовыми он называл правоприменительные отношения, связанные с выработкой правоприменительного акта, а процессуальными - правоприменитель-

Дюрягин И.Я. Правоприменительные отношения как разновидность управленческих отно- шений // Советское государство и право. 1977. № 7. С. 46 - 54; Он же. Право и управление. -М.: Юрид. лит., 1981. С. 95-110.

Дюрягин И.Я. Право и управление. С. 96. 3 Там же, С. 97.

Галаган И.А., Василенко А.В. Указ. соч., С. 13. 5 Там же, С. 16.

36

ные отношения, обеспечивающие осуществление материально-правовых правоприменительных отношений .

В УПК РФ в качестве правовой базы подобной «двойственности» содер- жатся, например, следующие материально-правовые предписания: 1) о прекращении следователем уголовного дела (ст. 212, 213 УПК РФ); 2) об отмене обвинительного приговора с прекращением уголовного дела или его изменении кассационной инстанцией (ст. 384, 387 УПК РФ).

В.Г. Даев отмечает, что в момент совершения преступления возникает не правоотношение между государством и правонарушителем, а модель. Превращение же правоотношения-модели в фактическое правоотношение происходит лишь при посредстве правоприменительного процесса, в ходе которого устанавливается (определяется) наличие соответствующих отношений и их характер2.

Важно четко различать два уровня возникающих при этом в правоприме- нительном комплексе связей: 1) связи в рамках правоприменительных отношений; 2) связи сторон материально-правового отношения.

Связи сторон материально-правового отношения остаются прежними не- зависимо от того, что оно включено в состав властеотношений правоприменительного характера. Но будучи включенным в состав правоприменительных связей, материальное правовое отношение получает возможность быть реализованным, осуществленным3.

В этой связи В.Б. Исаков высказал мнение о материально-процессуальной сущности правоприменительных актов и, разграничивая элементы фактического состава на материальные и процессуальные, указал, что завершающий элемент процессуальной подсистемы фактов - правоприменительный акт (напри-

1 Дюрягин И.Я. Право и управление. С. 98 - 99.

Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. С. 21. 3 Галаган И.А., Василенко А.В. Указ. соч., С. 18.

37

мер, приговор суда) - имеет материально-процессуальную природу, выступает как аккумулятор всего содержания фактического состава .

Представляется, что развитие теории правоприменительных правоотно- шений способствует устранению пробелов в законах и других источниках различных отраслей права, т.к. она направлена на изучение реально существующих комплексных правоотношений. Таким образом, реально существующие комплексные правоотношения, возникающие при взаимодействии форм процессуальной реализации уголовной и административной ответственности, могут быть полнокровно исследованы, в том числе с учетом разработок данной теории.

Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. - Саратов, 1981. С. 56-57.

38

ГЛАВА 2. ПРЕДПОСЫЛКИ, ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И СО- ДЕРЖАНИЕ СООТНОШЕНИЯ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА И ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

2.1. Взаимодействие уголовной и административной ответственности

Взаимодействие мер уголовной и административной ответственности яв- ляется важной предпосылкой, материально-правовым фундаментом связей, существующих между уголовным процессом и производством по делам об административных правонарушениях, т.е. процессуальными формами их реализации.

О.Э. Лейст в зависимости от способа служения санкций охране правопо- рядка подразделяет их на два основных вида: правовосстановительные и штрафные, карательные1. Первые направлены на устранение непосредственного вреда, причиненного правопорядку. Задачей же вторых является общая и частная превенция правонарушений, исправление и перевоспитание правонарушителей.

Именно к штрафным, карательным санкциям, принято относить как уго- ловно-правовые, так и административные санкции2. Поскольку же меры уголовной и административной ответственности зачастую направлены на защиту одних и тех же объектов правовой охраны, охранительные задачи уголовного права и административной ответственности во многом схожи.

В соответствии с ч. 1 ст. 2 УК РФ задачами уголовного законодательства являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обес-

Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. - М., 1981. С. 62. Там же, С. 63.

39

печение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Задачи законодательства об административных правонарушениях закреп- лены в ст. 1.2. КоАП РФ: защита личности, охрана прав и свобод человека и гражданина, охрана здоровья граждан, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защита общественной нравственности, охрана окружающей среды, установленного порядка осуществления государственной власти, общественного порядка и общественной безопасности, собственности, защита законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений, а также предупреждение административных правонарушений.

Заметим, что иерархия объектов правовой охраны в ст. 1.2. КоАП РФ сконструирована по «образу и подобию» ч. 1 ст. 2 УК РФ, базирующейся в свою очередь на Конституции РФ, гарантирующей первоочередную охрану прав и свобод человека и гражданина. Ранее же устаревшая норма ст. 1 КоАП РСФСР 1984 г. первоочередными задачами законодательства об административных правонарушениях называла «охрану общественного строя СССР и социалистической собственности».

Охранительные задачи уголовного права реализуется с помощью сле- дующих специфических средств:

а) уголовное законодательство устанавливает перечень деяний, призна ваемых преступлениями, и наказания, которые подлежат применению к лицам, их совершившим;

б) на основе уголовного закона суд применяет (в каждом конкретном случае) соответствующие нормы и назначает предусмотренные ими наказания к лицу, совершившему преступление;

в) при этом преследуется цель предупреждения совершения таким лицом новых преступлений (специальная или частная превенция). Помимо использо вания конкретных мер наказания специальное предупреждение достигается пу-

40

тем применения условного осуждения, принудительных мер медицинского или воспитательного характера;

г) одновременно решается задача общего предупреждения, которая за- ключается в широкой профилактике преступных посягательств .

При этом только уголовное право в качестве специальных охранительных задач предусматривает предупреждение преступлений, а также обеспечение мира и безопасности человечества .

Уголовная ответственность отличается от административной ответствен- ности следующими основными критериями: 1) органами ее применяющими; 2) ее правовыми последствиями; 3) кругом субъектов ответственности; 4) основаниями ее применения; 5) процессуальной процедурой ее осуществления3.

Представляется, что в качестве основного критерия отграничения уголов- ной и административной ответственности следует рассматривать и специфику их источников. В настоящее время в отличие от ранее действовавшего законодательства указы, постановления и другие подзаконные акты не могут быть источниками отечественной уголовной ответственности4. В соответствии с ч. 1 ст. 1 УК РФ уголовное законодательство России состоит из Уголовного кодекса РФ. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ.

Кроме того, согласно п. «о» ст. 71 Конституции РФ уголовное законода- тельство отнесено к исключительному ведению Российской Федерации. В то же время согласно п. «к» ст. 72 Конституции РФ административное и администра-

Галиакбаров P.P. Уголовное право. Общая часть: Учебник. - Краснодар: Кубанский госаг- роуниверситет, 1999. С. 7, 8; Разгильдиев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация: Автореф. … дисс. докт. юрид. наук. - М., 1994. С. 18 - 20; Сибиряков С.Л. Предупреждение девиантного поведения молодежи (методологические и прикладные проблемы). - Волгоград, 1998. С. 52 - 69.

Шматов М.А. Теория оперативно-розыскной деятельности в системе уголовно-правовых наук. - Волгоград, 2001. С. 68 - 73.

3 Галаган И.А. Административная ответственность в СССР (государственное и материально- правовое исследование). - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1970. С. 177.

4 См. например: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. «Об усиле нии ответственности за хулиганство» // Сборник законов СССР и указов Президиума Вер ховного Совета СССР. - 1938 - 1975. - М., 1975. Т. 3. С. 380.

41 ГОСУДАРСТВЕННА^ БИБЛИОТЕКА

тивно-процессуальное законодательство отнесены к совместному ведению Рос- сийской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 1.1. КоАП РФ «законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях». Так, 26 июня 2002 г. Глава администрации Краснодарского края подписал принятый в соответствии с КоАП РФ Закон Краснодарского края № 497-КЗ «Об административных правонарушениях»1.

В то же время взаимодействие уголовной и административной ответственности рассматривается прежде всего применительно к проблеме разграни-чения преступлений и сходных с ними административных проступков . Уголовный кодекс РФ содержит десятки составов преступлений, «конкурентных» с составами проступков, предусмотренных КоАП РФ.

При этом некоторые преступные деяния и административные правонарушения «настолько близки, а грани между ними настолько подвижны, что нередко одно и то же деяние в один период может рассматриваться как преступление, а в другой - как административный проступок. Это зависит от законодательного волеизъявления, выраженного в праве и обусловленного общественно политическими и иными интересами и потребностями, обстановкой, сложившейся в государстве»3.

М.Д. Шаргородский также отмечает, что «грани’между отдельными видами правонарушений не являются неподвижными. Деяния, которые ранее при-

1 Кубанские новости. 6 июля 2002 г.

Кривошеий П.К. О повторности преступлений // Актуальные проблемы уголовного права и криминологии: сб. науч. тр. - Волгоград, 2001. С. 14; Ломакина В.Ф. Теоретические вопросы разграничения административных проступков и смежных с ними преступлений. - Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1980; Она же. Разграничение преступлений и сходных с ними административных правонарушений // Институты административного права России / Отв. ред. И.Л. Бачило, Н.Ю. Хаманева. - М, 1999. С. 245 - 249; Мальцев В.В. Введение в уголовное право. - Волгоград, 2000. С. 120 - 121; Мурзинов А.И. Преступление и административное правонарушение. - М., 1985. С. 4 - 67; Пикуров Н.И. Уголовное право в системе межотраслевых связей: Монография. - Волгоград, 1998. С. 172 - 178, и др.

Галаган И.А. Административная ответственность в СССР (государственное и материально-правовое исследование). - Воронеж, 1970. С. 160.

42

знавались преступными, могут в дальнейшем быть исключены из числа уго- ^ ловно наказуемых. Так, например, при издании УК РСФСР 1960 г. по сравне-

нию с ранее действовавшим Уголовным кодексом 1926 г. были исключены десятки норм, предусматривавшие уголовную ответственность … Все эти деяния общественно опасны, но в новых условиях законодатель признал степень их общественной опасности, не требующей уголовной ответственности»1.

В.Ф. Ломакина, для правильной квалификации «конкурентных» составов преступлений и административных проступков на практике рекомендует учи- г тывать указанные в законодательстве конкретные критерии, с помощью кото-

рых можно различать сходные преступления и проступки. В качестве таких критериев могут выступать наличие или отсутствие тяжких последствий, опре- деленный размер реально причиненного материального вреда, способ и место совершения правонарушений2.

Например, если незаконная порубка деревьев, кустарников и лиан произошла в лесах первой группы либо в особо защитных участках лесов всех групп, то правонарушение расценивается как преступление (ст. 260 УК РФ), а если она произошла в лесных питомниках либо на плантациях, то это правонарушение влечет применение мер административной ответственности (ст. 8.28. КоАП РСФСР).

Широкое распространение «сопредельных» составов уголовных и адми- нистративных правонарушений обуславливает необходимость согласования по данному вопросу норм уголовного судопроизводства и производства по делам об административных проступках.

По результатам проведенного нами анкетирования 98,6% прокуроров, 84,3% следователей, 87,1% дознавателей и 78,8% адвокатов сталкивались в своей практике со случаями отказа в возбуждении уголовного дела по основанию отсутствия состава преступления ввиду того, что данное деяние фактически яв-

Шаргородский М.Д. Основание уголовной ответственности // Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. 1. - Л., 1968. С. 226. * Ломакина В.Ф. Разграничение преступлений и сходных с ними административных право-

нарушений. С. 246 - 248.

43

лялось административным правонарушением. Одновременно 95,7% прокуроров, 77,1%) следователей, 56,3% дознавателей и 66,3% адвокатов указали, что встречали случаи прекращения уголовного дела по основанию отсутствия признаков преступления в расследуемом деянии, поскольку данное деяние оказалось административным правонарушением.

В этой связи укажем, что ранее в соответствии со ст. 113 УПК РСФСР прокурор, следователь, орган дознания и судья при вынесении ими постановления об отказе в возбуждении уголовного дела были правомочны направить материал на разрешение в административном порядке, если в нем имелись данные об административном проступке. В соответствии с ч. 4 ст. 209 УПК РСФСР, если расследованием устанавливались факты, требующие применения мер административного взыскания в отношении лица, привлекавшегося в качестве обвиняемого, или иных лиц, следователь, прекращая уголовное дело, направлял материалы в суд для применения мер административного взыскания. В соответствии с ч. 3 ст. 209 УПК РСФСР в постановлении о прекращении уголовного дела одновременно должен был быть решен вопрос о вещественных доказательствах и отмене ареста на имущество.

В настоящее же время в статьях 148 и 213 УПК РФ, также регулирующих соответственно порядок отказа в возбуждении уголовного дела и порядок прекращения уголовного дела аналогичные нормы, к сожалению, отсутствуют.

Определенная пробельность по анализируемому вопросу присуща и новой кодификации административной ответственности. Так, в ст. 233 КоАП РСФСР содержалось важное предписание о том, что если при рассмотрении дела орган (должностное лицо) придет к выводу, что в нарушении содержатся признаки преступления, он передает материалы прокурору, органу предварительного следствия или дознания. В КоАП РФ аналогичная норма не предусмотрена1.

Предложения по устранению названных недостатков см. в главе 3 настоящей работы.

44

«Конкуренция» составов преступлений и административных проступков ^ - это отнюдь не единственная грань взаимодействия уголовной и администра-

тивной ответственности.

Так, УК РСФСР 1960 г. содержал ряд норм с административной преюди-цией. Например, ч. 1 ст. 162-10 УК РСФСР относила к числу преступных посягательств продажу подлежащих маркировке марками установленных образцов подакцизных товаров без маркировки марками установленных образцов в крупных размерах, если она совершена в течение года после наложения адми-нистративного взыскания за такие же нарушения. При этом, в соответствии с примечанием к ст. 162-10 УК РСФСР под крупными размерами следовало понимать продажу немаркированных подакцизных товаров на суммы, превышающие пятьдесят минимальных размеров оплаты труда.

В настоящее время административная ответственность за продажу немаркированных подакцизных товаров предусмотрена в ч. 2 ст. 15.12. КоАП РФ.

По определению В.Л. Зуева административная преюдиция в конструкции

состава преступления есть предусмотренное уголовно-правовой нормой специ-‘9

фическое правоотношение, образуемое постановлением о наложении админи- стративного взыскания, в силу которого лицо, в течение года совершившее ана- логичное административно наказанному правонарушение, признается субъектом преступления. Проступок не входит в объективную сторону преступления, а лишь служит основанием (преюдициальным фактом) для административного взыскания (преюдициального акта), наделяющего правонарушителя свойством потенциального субъекта преступления1.

Отметим, что составы преступлений с административной преюдицией были весьма характерны для советского периода развития российского общества. Так, уже в Уголовном Кодексе 1922 г. (с изменениями и дополнениями) было предусмотрено четыре состава преступлений с административной преюдицией (ст. 79, 139-а, 176, 180 п. «д») и один с дисциплинарной (ст. 118). На-

Р Зуев В.Л. Расследование дел о преступлениях с административной преюдицией. - М., 1993.

С. 12.

45

пример, в соответствии с ч. 2 ст. 176 УК 1922 г. ответственность за хулиганство формулировалась следующим образом: «Если означенные действия совершены вторично уже понесшим наказание по настоящей статье лицом…» (далее характеризовался состав уголовно наказуемого хулиганства, сопряженного с его упорным непрекращением). В УК РСФСР 1926 г. административная преюдиция также встречалась 4 раза1.

В начале 90-х годов прошлого века УК РСФСР предусматривал около двадцати составов преступлений с исключительной административной пре- юдицией.

Анализ составов преступлений с административной преюдицией как спе- цифического вида повторности был достаточно детально сделан В.П. Малко-вым2. По его мнению, выбор того или иного вида преюдиции зависит от юридической природы запрещаемого правонарушения (административный, дисциплинарный или антиобщественный проступок). При этом он считал, что практика использования исключительной административной преюдиции принижает роль иных мер воздействия и, в частности, участия общественности в борьбе с правонарушениями .

В.П. Малков предлагал также дополнять составы преступлений с админи- стративной преюдицией таким конструктивным признаком как судебная преюдиция . Сущность этого вида преюдиции заключается в том, что совершение уже первого (а не второго или третьего) правонарушения при наличии непогашенной судимости за такое же деяние признается преступлением5.

Необходимость составов преступлений с административной преюдицией объяснялась потребностью более эффективного перевоспитания лиц, совер- шивших административные и иные проступки. Так, по мнению Е.А. Худякова,

1 Там же, С. 4.

Малков В.П. Повторность проступка и уголовная ответственность. - Казань: Изд-во Ка- занск. ун-та, 1968. С. 51-69.

3 Там же, С. 56.

4 Там же, С. 61-63.

Фефилова В.Ф. Разграничение преступлений и проступков // Вестник МГУ. Серия 11. Пра- во. 1976. №4. С. 52.

46

«если бы каждое административное взыскание исключало рецидив аналогичного поведения, в уголовном законе отпала бы необходимость сохранять нормы с административной преюдицией. И напротив, низкая эффективность применения административных взысканий влечет за собой увеличение числа преступлений, предусмотренных такими нормами» .

В УК РФ нет ни одного состава преступления с административной пре- юдицией. Представляется, что это правильно, т.к. произошло четкое разграничение преступных и непреступных деяний: «Повторное административное правонарушение остается именно правонарушением. …сложение двух административных правонарушений не может составить одного преступления. Каждое из них в отдельности не обладает необходимым уровнем общественной опасности. Не образует ее и сложение упомянутых правонарушений»2.

Глава 11 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности» допускает освобождение от уголовной ответственности только в связи с: деятельным раскаянием; примирением с потерпевшим; изменением обстановки; истечением сроков давности. Эти же основания закреплены и в статьях 24 - 28 УПК РФ.

Следовательно, более четкому разграничению уголовной и администра- тивной ответственности служит и то обстоятельство, что действующий уголовный закон не предусматривает возможности освобождения от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности. Ранее такая возможность была закреплена в статьях 50 и 50-1 УК РСФСР.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 50 УК РСФСР лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, могло быть освобождено от уголовной ответственности, если было признано, что его исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания. В этом случае могло быть принято одно из следующих решений:

Худяков Е.А. Эффективность применения норм с административной преюдицией. Учеб. пособие.-М., 1981. С. 10. Галиакбаров P.P. Уголовное право. Общая часть. С. 79.

47

1) о привлечении лица к административной ответственности (ст. 50-1 УК Гф РСФСР);

2) о передаче материалов дела на рассмотрение товарищеского суда (ст. 51 УК РСФСР); 3) 4) о передаче материалов дела на рассмотрение комиссии по делам несо- вершеннолетних (ст. 10 УК РСФСР); 5) 6) о передаче лица на поруки общественной организации или трудовому коллективу (ст. 52 УК РСФСР). 7) ^ В случае принятия соответствующих решений уголовное дело прекраща-

лось в порядке ст. 6-1 УПК РСФСР. При этом до прекращения уголовного дела лицу разъяснялась сущность деяния, содержащего признаки преступления, основание освобождения от уголовной ответственности и право возражать против прекращения дела по этому основанию.

Прекращение дела в порядке ст. 6-1 УПК РСФСР не допускалось, если лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, возражало против этого. В этом случае производство по делу продолжалось в обычном порядке.

В соответствии со ст. 6-2 УПК РСФСР решение о прекращении уголовного дела с привлечением лица к административной ответственности по основаниям, предусмотренным в статье 50-1 УК РСФСР были правомочны принимать суд, прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора. О прекращении уголовного дела уведомлялось лицо, в отношении которого пре- кращалось дело, а также потерпевший и его представитель. Указанные лица в течение пяти суток были вправе обжаловать определение суда или постановление прокурора, следователя, органа дознания соответственно в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору.

В ст. 6-2 УПК РСФСР не предусматривалась обязанность предъявления обвинения лицу, действия которого являлись предметом расследования, однако

48

практика шла по пути формулирования и предъявления в подобных случаях обвинения, что обоснованно считалось правильным1.

Подчеркнем, что прекращение дела в порядке ст.ст. 6-1 и 6-2 УПК РСФСР допускалось лишь по делам о преступлениях, за которые уголовным за- коном предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не свыше одного года либо другое более мягкое наказание .

Отметим также, что кодификации российского законодательства об ад- министративной ответственности (КоАП РСФСР 1984 г. и особенно КоАП РФ) выявили огромный массив «конкурентных» с преступлениями составов административных проступков. Именно некоторые из последних характеризуются, по мнению ряда ведущих ученых-юристов, признаком «общественной опасности», а не просто «общественной вредности».

Так, по мнению И.А. Галагана, «всем правонарушениям присуща опреде- ленная степень общественной опасности. Они потому и пресекаются мерами юридической ответственности, что являются общественно опасными» . Более точен, на наш взгляд, Д.Н. Бахрах, указывающий, что «отдельные административные проступки действительно общественно опасны. … Однако не все общественно опасные деяния законодатель по тем или иным причинам признает преступлениями, не со всеми считает нужным бороться мерами уголовной репрессии. Так, не являются преступлениями общественно опасные деяния невменяемых лиц, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность. В различных ситуациях одни и те же действия могут рассматриваться либо как преступление, либо как проступок»4.

Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л., 1989. С. 273.

Взаимосвязь уголовного и административного права в правоприменительной деятельности органов внутренних дел. Учеб. пос. / Под ред. А.В. Наумова. - М., 1990. С. 59 - 75.

Галаган И.А. Административная ответственность в СССР (государственное и материально-правовое исследование). - Воронеж, 1970. С. 159.

Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учеб. пособие. С. 29.

49

Т.М. Клюканова отмечает, что передача преступника на поруки и подоб- ‘# ные меры отменены сейчас в землях ФРГ, входивших ранее в ГДР, и в странах

Восточной Европы1.

Материальные нормы об обязательности привлечения к административной ответственности лиц, в отношении которых приняты постановления об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела, если в их действиях (бездействии) усматриваются признаки состава административного проступка, должны содержаться в законодательстве об административной ответственности.

Представляется, что для регулирования порядка обязательного применения «пограничных» с преступлениями норм об административных правонарушениях, принимать материальные уголовно-правовые либо административные нормы не нужно. В целях решения данного вопроса, необходимо обеспечить согласованность процессуальных норм, посвященных порядку реализации смежных составов уголовных и административных правонарушений, соответственно в УПК РФ и КоАП РФ.

Далее отметим, что глубокого всестороннего анализа требует новая грань взаимодействия уголовной и административной ответственности, появившаяся в России в начале 1990-х годов и практически не получившая более или менее глубокого освещения в литературе. Речь идет о случаях, когда за совершение одного и того же противоправного деяния физические лица привлекаются к уголовной ответственности, а юридические лица (организации) - к административной ответственности.

Административная ответственность юридических лиц встречалась и в со-ветский период , однако в условиях господства государственной собственности гораздо более востребованной была административная ответственность должностных лиц.
Переход к рыночным отношениям, появление хозяйствующих

Клюканова Т.М. О реформировании уголовного законодательства в объединенной Герма нии // Вестник СПб. ун-та. Сер. 6. 1994. Вып. 2. С. 108. # См. подробнее: Галаган И.А. Административная ответственность в СССР (государственное

и материальноправовое исследование). С. 225 - 229.

50

субъектов различных организационно-правовых форм закономерно возродили административную ответственность юридических лиц прежде всего в виде штрафа1. Так, организации были признаны субъектами административной ответственности за нарушение: земельного законодательства и законодательства об охране природы и природопользования; законодательства о рекламе; финансово-кредитных отношений; законодательства о защите прав потребителей; за- конодательства об охране здоровья граждан; таможенных правил и др2.

Действовавший же в тот период КоАП РСФСР устанавливал администра- тивную ответственность только физических лиц. Следовательно, большой массив норм об административной ответственности в отношении юридических лиц находился вне действующего кодификационного акта, что усложняло применение таких норм и явно не отвечало требованиям законодательной техники.

Положительно, что субъектами ответственности в соответствии с КоАП РФ являются не только физические, но и юридические лица. Проведенное нами сопоставление норм УК РФ и КоАП РФ показало, что 46 статей УК РФ допускают случаи, когда за совершение одного и того же противоправного деяния физические лица привлекаются к уголовной ответственности, а юридические лица (организации) - к административной ответственности3.

Согласно результатам проведенного нами анкетирования 17,2% прокуро- ров, 5,7% следователей, 3,6% дознавателей и 26,2% адвокатов указали, что им известны случаи, когда в ходе производства по уголовному делу выяснялось, что расследуемое противоправное деяние одновременно является основанием для привлечения к административной ответственности юридического лица.

Заметим, что увеличивающаяся в современный период распространенность данной новой плоскости взаимодействия уголовной и административной

Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. - М., 1997. С. 307 - 308.

Солдатов А.П. Административная ответственность юридических лиц: Учеб. пос. - Красно- дар: Краснодар, юрид. ин-т МВД РФ, 1999.

См. Приложение 2.

51

ответственности требует совершенствования соответствующих процессуальных форм, в том числе путем введения четкой и удобной терминологии.

Точное и ясное понимание юридических терминов успешно достигается при их специальном максимально четком и немногословном определении в нормативных актах1.

Наглядным примером в целом удачной реализации вышесказанного является ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе». Отметим, что данная статья характеризует значения шестидесяти основных понятий уголовного судопроизводства, в то время как ст. 34 УПК РСФСР «Разъя-сение некоторых наименований, содержащихся в настоящем Кодексе» расшифровывала значение только лишь шестнадцати терминов.

Представляется, что для обозначения уголовного дела, параллельно с которым по одному и тому же факту противоправного деяния ведется производство по делу об административном правонарушении юридического лица, в уголовно- процессуальный закон следует ввести, расшифровав, термин «административная соделикность юридического лица».

Предлагается дополнить ст. 5 УПК РФ пунктом 1 следующего содержания2:

«Административная соделиктность юридического лица» - привлечение юридического лица к административной ответственности за то же самое деяние, к уголовной ответственности за совершение которого привлекается физическое лицо (лица)».

В результате в соответствующих случаях в УПК РФ, а также в теории и на практике можно будет применять лаконичные, понятные формулировки: «расследование уголовного дела с административной соделиктностью юридического лица», «прекращение уголовного дела с административной соделиктностью юридического лица» и т.п.

Р ‘ Язык закона/ Под ред. А.С. Пиголкина. — М.: Юрид. лит., 1990. С. 125.

Пункты 1 - 60 статьи 5 УПК РФ считать соответственно пунктами 2 - 61.

52

Термин «соделиктность», по нашему мнению, предпочтительнее термина fr «соответственность», поскольку последний ассоциируется с соответчиками в

гражданском и арбитражном процессах (ст. 35 ГПК РСФСР, ст. 35 АПК РФ).

Кроме того, в административном праве, причем именно в сфере применения мер административного принуждения (одним из видов которого является административная ответственность), используется ряд однокоренных терминов предлагаемой дефиниции «соделикность»: а) административно-деликтное пра-во ; б) наука административно-деликтного права ; в) административный деликт (административный проступок) ; г) административная деликтология4 (аналог криминологии); д) административная деликность5 (аналог преступности).

Конечно, термину «административная соделиктность юридического лица» присуща определенная условность. Однако следует вспомнить, что «…главным является необходимость понятия, а движение, в ходе которого оно становится результатом, составляет его доказательство и дедукцию. Поскольку таким образом его содержание для себя необходимо, только затем следует обратить внимание на то, что соответствует ему в представлениях и языке»6.

Оценивая перспективу развития межотраслевого института одновременного привлечения физического лица (лиц) к уголовной ответственности, а юридического лица к административной ответственности за совершение одного и

Рогачева О.С. Особенности административно-процессуального статуса адвоката в произ водстве по делу о налоговом правонарушении: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Воро неж, 2001. С. 11; Севрюгин В.Е. Теоретические проблемы административного проступка: ^- Дисс. … докт. юрид. наук. - М, 1994. С. 8; Старилов Ю.Н. О сущности и новой системе ад-

министративного права: некоторые итоги дискуссии // ГиП. 2000. № 5. С. 12.

Шергин А.П. Научное обеспечение борьбы с административными правонарушениями. Институты административного права (третьи «Лазаревские чтения») // ГиП. 1999. № 10. С. 23 -24.

3 Словарь административного права / Отв. ред. И.Л. Бачило, Н.Г. Салищева, Н.Ю. Хаманева. -М., 2000. С. 111.

Додин Е.В. Административная деликтология в системе юридической науки // ГиП. 1991. № 12. С. 32; Ремнев В.И. Социалистическая законность в государственном управлении. - М., 1979. С. 182; Словарь административного права. С. 111, 112.

5 Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. - М., 2000. С. 513; Юсу- Р пов В.А. Теория административного права. - М., 1985. С. 10.

6 Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М.: Мысль, 1990. С. 60.

53

того же противоправного деяния, целесообразно проанализировать перспективу Ш введения в России уголовной ответственности юридических лиц.

Международный опыт уголовной ответственности юридических лиц1, накопленный в течение последних 100 - 150 лет, «явился закономерной попыткой государства усилить контроль над негативными последствиями прежде всего деловой активности крупных корпораций. Именно в этот период резко обозначилась тенденция большого бизнеса к монополизации, к игнорированию в ряде случаев интересов потребителя и общества» .

В нашей стране в советский период в условиях, когда подавляющее большинство предприятий и организаций были государственными, в качестве господствующей сформировалась точка зрения о том, что субъектами уголовной ответственности могут быть только физические лица. Предложение ввести уголовную ответственность юридических лиц3 не прошло в Государственной Думе РФ даже первое чтение проекта УК РФ4.

В связи с террористическими актами в США 11 сентября 2001 г. в Указе Президента РФ от 10 января 2002 г. «О мерах по выполнению резолюции Сове-та Безопасности ООН № 1373 от 28 сентября 2001 года» поставлена задача создать правовую базу для блокирования собственности и иных финансовых интересов организаций и физических лиц, совершивших террористические акты либо в отношении которых существует значительный риск совершения ими таких действий, а также содействующих или оказывающих поддержку международному терроризму и тем самым наносящих ущерб безопасности России.

Общим основанием для замораживания средств террористических орга-низаций, как отмечает Генеральный прокурор РФ В.В. Устинов, «могут служить лишь соответствующее решение суда либо - по уголовному делу - следо-

См. например: Крылова Н.Е. Уголовная ответственность юридических лиц во Франции: предпосылки и основные черты // Вестник МГУ. Серия 11 «Право». 1998. № 3. С. 69 - 80. 2 Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления // ГиП. 2000. № 8. С. 22.

Наумов А.В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной экономике // СгиП. - 1991. № 2. С. 35.

Преступление и наказание. Комментарии к проектам УК России / Под ред. Н.Ф. Кузнецо- # вой и А.В. Наумова. - М., 1993. С. 297 - 301.

54

вателя (санкционированное надлежащим образом), а также действия в рамках b Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов,

полученных преступным путем» от 7 августа 2001 г. Однако этим законом не предусмотрено принятие аналогичных мер в отношении финансовых потоков, которые, как предполагается, могут быть связаны с терроризмом, но при этом не обладают признаками, подтверждающими их преступное происхождение» .

На основании вышеизложенного можно предположить, что существует реальная перспектива введения в российский уголовный закон института ответ-ственности юридических лиц и, соответственно, внесения соответствующих изменений в уголовно-процессуальный закон. В этой связи укажем, что важным подспорьем в такой законодательной работе станет теория и практика применения административной ответственности юридических лиц в Российской Федерации. Поэтому вполне возможно, что со временем, в качестве одного из аспектов взаимодействия уголовной и административной ответственности в России будут выступать «пограничные» составы преступлений и административных проступков юридических лиц.

2.2. Сравнительная характеристика назначения (целей, задач), принципов и структуры процессуальных форм уголовной и административной ответственности

Взаимодействие уголовной и административной ответственности создает материально-правовые предпосылки для взаимодействия, в свою очередь, и их процессуальных форм. Поскольку основной направленностью как уголовно- процессуальной, так и административно-процессуальной деятельности является обеспечение борьбы с правонарушениями, цели, задачи, принципы и структура

‘СЗРФ. 2002. №2. Ст. 137. Устинов В.В. Правовое регулирование и механизм противодействия терроризму и экстре- # мизму в Российской Федерации: действующая нормативно-правовая база и перспективы ее

совершенствования // ГиП. 2002. № 7. С. 36.

55

уголовного процесса и производства по делам об административных правонарушениях имеют немало общего.

В УПК РФ по анализируемому вопросу термины «цель», «задача» не упоминаются, но говорится о «назначении» уголовного судопроизводства. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 6 Главы 2 УПК РФ «Принципы уголовного судопроизводства» уголовный процесс имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Часть 2 ст. 6 УПК РФ устанавливает, что уголовное преследование и на- значение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Представляется, что в ст. 6 УПК РФ термином «назначение уголовного судопроизводства» охвачены основные юрисдикционные задачи уголовного процесса, сфокусированные в соответствии с Конституцией РФ на защите прав и законных интересов личности в условиях интенсивного развития состязательности и дальнейшей демократизации формы процессуальной реализации уголовной ответственности.

Словарь русского языка СИ. Ожегова позволяет истолковать термин «назначение уголовного судопроизводства» как «предназначение, цель (выделено мной - Ю.Ч.) уголовного судопроизводства».

Следовательно, содержание ст. 6 УПК РФ можно буквально истолковать как провозглашение в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства его цели, включающей в себя совокупность задач уголовного процесса. Однако более правильно, на наш взгляд, вести в данном случае речь о том, что

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка. Издание 10-е / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М.: «Со- ветская энциклопедия», 1975. С. 346.

56

законодатель поместил в главе 2 УПК РФ статьи, посвященные как принципам, # так и назначению (цели) уголовного судопроизводства.

В уголовно-процессуальной литературе далеко не все авторы склонны относить цель к принципам. «Цель уголовного судопроизводства предусматривает желаемый результат доказательственной деятельности, удостоверяет то, что нужно достигнуть, установить; принципы определяют пути следования к цели, предписывают, как, каким образом нужно действовать, чтобы получить запрограммированный результат.

Цель лежит впереди деятельности и не может быть элементом требова-ний (принципов), предназначенных для ее достижения» .

Аналогичным образом Г.М. Резник верно указывает, что «цель - это результат, на достижение которого направлена система; принципы - основные положения, организующие средства для достижения цели»2. В качестве различных категорий правоприменительной деятельности определяют «цель» и «принцип» Р.С. Белкин, Ц.М. Каз, Н.И. Николайчик, Е.А. Матвиенко, Л.Т. Уль-янова, П.С. Элькинд .

В этой связи в качестве положительного примера, который можно в данном случае заимствовать в УПК РФ, укажем на наименование главы 1 КоАП РФ - «Задачи и принципы законодательства об административных правонарушениях».

Поэтому представляется, что главу 2 УПК РФ следует наименовать «Назначение и принципы уголовного судопроизводства».

Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. Учебное пособие. - М., 1983. С. 19.

Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. С. 54.

Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М., 1966. С. 9; Каз Ц.М. Проблемы доказьгаания в суде первой инстанции. - Саратов, 1978. С. 36, 37; Николайчик Н.И., Матвиенко Е.А. Всесторонность, полнота и объективность предварительного расследо вания. - Минск, 1969. С. 9; Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. - Щ М., 1959. С. 52; Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-

процессуальном праве. - Л., 1976. С. 31.

57

Важной характеристикой понятия цели (назначения) уголовного судо- производства выступает его соотношение с категорией задачи уголовного процесса.

В обиходе понятие «цель» зачастую отождествляют с «задачей».

Цель - это идеальный образ желаемого будущего результата человеческого действия1, осознанное, т.е. выраженное на словах, предвосхищение бу- дущего результата действия . Человеческая деятельность как процесс представляет собой последовательную цепь решений конкретных задач, различных по сложности и структуре3.

В теории российского уголовного процесса сложились различные подходы к определению юридической дефиниции «цель», исходя из ее соотношения с правовой категорией «задача».

Так, Л.Д. Кокорев, М.С. Строгович, В.Т. Томин полагают необходимым различать особый смысл каждой из этих категорий и предусмотреть в законе как цели, так и задачи уголовного процесса4.

Одновременно А.Я. Дубинский, И.Л. Петрухин, П.С. Элькинд считают, что различать вышеназванные понятия можно только в теоретическом плане, т.к. цель всегда выступает как задача, которую предстоит решить5.

Определенные нюансы данных понятий, как указывает П.С. Элькинд, лежат отнюдь не в различии их содержания, а в возможности их разноаспектного использования. Категория «цель» - философская; категория «задача» имеет более практическое, житейское употребление. Поэтому, когда данная категория подвергается исследованию в ее философском выражении…, когда мы стре-

Борзенко А.В. Проблема цели в общественном развитии. - М., 1963. С. 8.

Васильев И.Л., Поплужный В.А., Тихомирев O.K. Эмоции и мышление. - М., 1980. С. 127.

Новиков К.А. Свобода воли и марксистский детерменизм. - М, 1981. С. 111 - 112.

Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного про- цесса. - Воронеж, 1980. С. 24 - 25; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М., 1968. С. 40; Томин В.Т. Понятие цели советского уголовного процесса // Правоведе- ние. 1969. №4. С. 65-70.

5 Дубинский А.Я. Соотношение задач административного и уголовного производства. С. 9 -10; Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. - М., 1979. С. 56; Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. С. 38 - 39.

58

мимся познать всю систему нитей и взаимосвязей данной категории вообще и в сфере конкретных общественных отношений, в частности, мы используем понятие «цель».

В тех же случаях, когда речь идет о выражении содержания этой категории в определенных правилах поведения, в нормативных актах, в направленно- сти конкретной практической деятельности, вне ее соотношения с другими категориями … философии, более целесообразно пользоваться понятием «задачи»1.

В этой связи заметим, что ст. 2 УПК РСФСР и ст. 225 КоАП РСФСР были посвящены задачам уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях, в то время как цели форм процессуальной реализации уголовной и административной ответственности в УПК РСФСР и КоАП РСФСР не упоминались.

Так, согласно ст. 2 УПК РСФСР задачами уголовного судопроизводства признавались быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

При этом уголовное судопроизводство должно было способствовать ук- реплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан в духе неуклон-ного соблюдения Конституции и законов, уважения правил общежития .

В пунктах 3 и 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 де- кабря 1976 г. № 15 «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» указывалось, что «эффективность предупредительной деятельности зависит от последовательного соблюдения принци-

1 Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. С. 38-39.

Кулагин Н.И. О смежных проблемах криминалистики и науки управления в сфере предва- рительного следствия // Современные проблемы криминалистики: Межвуз. сб. науч. тр. - Волгоград, 1999. С. 7; Закатов А.А., Резван А.П. О выявлении и изобличении преступника // Там же. С. 218-219.

59

па неотвратимости ответственности за совершенное преступление. … Учиты- вая, что одной из целей уголовного наказания является предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами и что воспитанию … правосознания может способствовать лишь справедливый приговор, суды при избрании вида и меры наказания обязаны строго руководствоваться принципом индивидуализации, учитывать характер и степень общественной опасности содеянного, данные, характеризующие личность виновного, обстоятельства, как смягчающие, так и отягчающие ответственность1.

При этом укажем, что в соответствии с Постановлением Пленума Вер- ховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 8 с изменениями от 21 декабря 1993 г. «О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР» до принятия соответствующих законодательных актов Российской Федерации нормы бывшего Союза ССР и разъяснения по их применению, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Союза ССР, могут применяться судами в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству Российской Федерации и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств .

Согласно ст. 225 КоАП РСФСР в качестве задач производства по делам об административных правонарушениях были определены: своевременное, всестороннее, полное и объективное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в точном соответствии с законодательством, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствующих совершению административных правонарушений, воспитание граждан в духе соблюдения законов, укрепление законности.

В ст. 24.1. КоАП РФ закреплены аналогичные ст. 225 КоАП РСФСР задачи производства по делам об административных правонарушениях, кроме еле-

Ласточкина С.Г., Хохлова Н.Н. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Рос- сийской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000. С. 323 - 324.

Ласточкина С.Г., Хохлова Н.Н. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Рос- сийской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000. С. 4.

60

дующих: предупреждения правонарушений, воспитания граждан в духе соблюдения законов, а также укрепления законности.

Следующей частью сравнительного анализа в настоящем параграфе форм процессуальной реализации уголовной и административной ответственности является соотношение принципов уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях.

Под правовыми принципами в теории права понимаются руководящие положения (идеи, начала), закрепленные в правовых нормах. Они характеризуют его содержание, закрепляют закономерности развития и определяют механизм правового регулирования1. Принципы права представляют собой «идейную пружину» всего механизма правового регулирования, основные начала, характеризующие содержание норм, правоприменительных актов, показывающие главные направления их функционального воздействия на общественные отношения .

В уголовно-процессуальной литературе проблема принципов уголовного процесса заслуженно находится в центре внимания многих исследователей4.

Принципами уголовного процесса называются «основные правовые по- ложения, исходные начала, или, что то же, нормы общего руководящего значения, которые выражают … природу и сущность процесса, определяют построение всех его стадий, форм и институтов и направляют
уголовно-

Юсупов В.А. Теория административного права. С. 32 - 33.

Васильев A.M. Правовые категории: Методические аспекты разработки системы категорий теории права. - М., 1976. С. 225.

3 Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1982. Т. 1. С. 261 - 262; Лукашева Е.А. Прин ципы социалистического права// Советское государство и право. 1970. № 6. С. 21 - 23; Явич Л.С. Право развитого социалистического общества: сущность и принципы. - М., 1978. С. 146 -164.

4 Давыдов П.М. Принципы советского уголовного процесса: Учебное пособие. - Свердловск, 1957; Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. - М., 1971; Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М., 1978; Левченко О.В. Презумпция невиновности обви няемого в доказывании по уголовным делам: Монография. - Астрахань, 2001; Петрухин И.Л. Система конституционных принципов советского правосудия // Советское государство и право. 1981. № 5; Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. - СПб., 2000. - С. 58 - ПО; Строгович М.С. Право на защиту и презумпция невиновности. - М., 1984; Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса: Учебное пособие. - М., 1983, и др.

61

процессуальную деятельность на достижение целей и задач, поставленных государством перед уголовным судопроизводством»1.

По сравнению с УПК РСФСР в УПК РФ в регламентации принципов уго- ловного судопроизводства содержатся весьма серьезные изменения, которые требуют, как справедливо утверждает А.П. Кругликов, глубокого специального анализа . Однако такой анализ невозможен в настоящей работе по причине ограниченности объема исследования. Характеризуя содержащиеся в УПК РФ отдельные наиболее значимые перемены в системе принципов уголовного процесса, отметим следующее.

Положительно, что принципы уголовного судопроизводства не «раство- ряются» в главе, посвященной общим положениям, как это имеет место в УПК РСФСР, а сконцентрированы в главе 2 УПК РФ, специально им посвященной. Это свидетельствует о повышении уровня законодательной техники.

Укажем также, что согласно УПК РФ в ряду принципов уголовного про- цесса не упоминается всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР). Данный принцип возлагает на суд, прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, обязанность принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства.

Одновременно в УПК РФ кодифицирован принцип состязательности сто- рон, предусмотренный ч. 3 ст. 123 Конституции РФ: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Данный принцип уголовного судопроизводства выделялся в научной3 и учебной1 литературе

Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. С. 4.

Кругликов А.П. Понятие и система принципов уголовного процесса в новом УПК РФ // Доказательства при осуществлении правосудия по уголовным делам: сб. науч. ст. Волгоград, 2002. С. 56.

Давыдов П.М. Принципы советского уголовного процесса. С. 35 - 42; Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. С. 135 - 140; Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. С. 45 - 62, и др.

62

в качестве присущего отечественному уголовному процессу, но в общей части УПК РСФСР непосредственно в качестве принципа не провозглашался.

В соответствии со ст. 15 УПК РФ в соответствии с принципом состяза- тельности сторон функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Немаловажно, что закрепленный в ст. 15 УПК РФ принцип состязательности сторон, по сути, провозгласил стремление России к идеальному состяза- тельному типу уголовного процесса, предполагающему, что «спор равных сто-рон разрешается независимым судом» .

Просматривается тенденция отказа от поиска объективной истины в пользу «истины, рождающейся в споре» в результате усиления состязательности российского уголовного процесса.

Не вдаваясь в весьма дискуссионный вопрос о классификации принципов уголовного судопроизводства, укажем, что в соответствии с главой 2 УПК РФ в качестве принципов российского уголовного судопроизводства провозглашены: 1) законность при производстве по уголовному делу; 2) осуществление правосудия только судом; 3) уважение чести и достоинства личности; 4) неприкосновенность личности; 5) охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; 6) неприкосновенность жилища; 7) тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; 8) презумпция невиновности; 9) состязательность сторон; 10) обеспечение подоз-

Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. С. 123 - 127; Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. С. 81 - 82, и др.

Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С. 19.

Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. С. 121 - 135; Давыдов П.М. Принципы советского уголовного процесса. С. 42 - 49.

63

реваемому и обвиняемому права на защиту; 11) свобода оценки доказательств; # 12) язык судопроизводства; 13) право на обжалование процессуальных дейст-

вий и решений.

В КоАП РФ система принципов производства по делам об административных правонарушениях урегулирована следующим образом.

Прежде всего, в главе 1 КоАП РФ «Задачи и принципы законодательства об административных правонарушениях» наряду с принципами административной ответственности охарактеризованы следующие принципы процессуальной формы ее реализации: равенство перед законом; презумпция невиновности; обеспечение законности при применении мер административного принуждения.

Кроме того, в главе 24 КоАП РФ, посвященной общим положениям производства по делам об административных правонарушениях, дана характеристика таким принципам как язык, на котором ведется производство по делам об административных правонарушениях; открытое рассмотрение дел об админи- стративных правонарушениях.

Помимо вышеназванных, М.Я. Масленников называет и характеризует еще следующие принципы производства по делам об административных право- нарушениях: оперативность; непосредственность; публичность; состязательность; объективной истины; двустепенность; диспозитивность; устность1.

Наиболее важной новеллой КоАП РФ по отношению к КоАП РСФСР в отношении принципов формы процессуальной реализации административной ответственности представляется закрепление в законе презумпции невиновно-сти (ст. 1.5.).

Отметим в целом гораздо меньшую детализацию принципов производства по делам об административных проступках по сравнению с аналогичными принципами в уголовном судопроизводстве (как в законе, так и в теории).

(* Масленников М.Я. Порядок применения административных взысканий:
Учебно-

практическое пособие. - М., 1998. С. 1 - 11.

64

При этом производство по делам об административных правонарушениях * принципиально отличается от уголовного процесса наличием принципа опера-

тивности, не характерного для процессуальной формы уголовной ответственности. Данный принцип выражается в краткости материально-правовых и процессуально-правовых сроков в сфере административной ответственности, предполагая сочетание неотвратимости административной ответственности с быстрым реагированием на совершенные правонарушения и своевременным применением к виновным мер административного наказания .

Именно принцип оперативности производства по делам об административных правонарушениях во многом предопределил упрощенность структуры процессуальной формы административной ответственности.

В то же время уголовное судопроизводство, наоборот, характеризуется тщательностью, максимальной насыщенностью своей структуры. Последняя предполагает организацию уголовного процесса таким образом, что уголовное дело осуществляет «движение вперед» от одной стадии уголовного судопроизводства к другой.

Стадии уголовного судопроизводства - это взаимосвязанные, но относительно самостоятельные части процесса, отделенные друг от друга итоговым процессуальным решением и характеризующиеся непосредственными задачами (вытекающими из общих задач уголовного судопроизводства), кругом органов и лиц, участвующих в производстве по делу, порядком (формой) процессуальной деятельности (процессуальной процедурой) и характером уголовно-процессуальных отношений .

Система стадий уголовного судопроизводства служит гарантией прав обвиняемого и других участников процесса, поскольку позволяет им обжаловать прокурору или в суд решения, принятые на предыдущих стадиях процесса1.

В соответствии с УПК РФ структуру уголовного судопроизводства образует следующая система стадий: 1) возбуждение уголовного дела; 2) предвари-

^ ‘ Там же, С. 2-3.

rip 2

Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. С. 11.

65

тельное расследование; 3) подготовка к судебному заседанию; 4) судебное разбирательство; 5) апелляционное производство; 6) кассационное производство; 7) производство в надзорной инстанции; 8) возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств; 9) исполнение приговора.

Структура производства по делам об административных правонарушениях также состоит из системы стадий, каждая из которых, аналогично стадиям уголовного процесса, характеризуется специфическими признаками: «а) наличием собственных целей и задач; б) особым кругом участников и специфичностью их правового статуса; в) объективной динамичностью в процессе; г) специфичностью характера совершаемых действий и порождаемых ими юридических последствий; д) особым кругом побудительных обстоятельств (юридических фактов); е) особенностями получаемых материально-правовых результатов и их процессуального закрепления»2.

Анализ норм КоАП РФ позволяет выделить следующие четыре стадии производства по делам об административных правонарушениях: 1) возбуждение дела об административном правонарушении (в данную стадию входит и административное расследование, предусмотренное ст. 28.7. КоАП РФ); 2) рассмотрение дела об административном правонарушении; 3) пересмотр постановлений и решений по делам об административных правонарушениях; 4) исполнение постановлений по делам об административных правонарушениях.

Положительно, что каждой из первых трех стадий процессуальной формы административной ответственности в КоАП РФ посвящена специальная глава, а четвертая стадия урегулирована даже на уровне специального раздела. Хотя таким образом получается, что четвертая стадия вообще не включена в производство по делам об административных правонарушениях, поскольку наряду с разд. IV «Производство по делам об административных правонарушениях» в

1 Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. С. 12.

Лайтман В.И. Процедурно-процессуальная форма в деятельности общественных организа- ций СССР: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Харьков, 1982. С. 7.

66

КоАП РФ есть отдельный разд. V «Исполнение постановлений по делам об ад-

  • министративных правонарушениях».

В юридической литературе стадии производства по делам об административных правонарушениях именуются различным образом. Так, первую стадию называют «первичными процессуальными действиями»1, «административным расследованием» , «возбуждением дела об административном проступке» , а также «административным расследованием и возбуждением дела об административном правонарушении»4. Нами в проводимом исследовании используется терминология КоАП РФ.

Существенная особенность структуры процессуальной формы административной ответственности заключается в том, что ряд административных проступков юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, расследуемые в ходе производства по делам об административных правонарушениях (осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без лицензии, незаконное получение кредита, неправомерные действия при банкротстве, воспрепятствование осуществлению инвестором прав по управле-нию хозяйственным обществом и др.) рассматриваются судьями арбитражных судов в рамках арбитражного судопроизводства.

Кроме того, в ч. 3 ст. 30.1. КоАП РФ закреплено правило, в соответствии с которым постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в ар-

#

1 Шергин А.П. Административная юрисдикция. -М., 1979. С. 90.

Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР. С. 135 - 136; Веремеенко И.И. Административно-правовые санкции. - М., 1975. С. 152; Телегин А.С. Расследование административных правонарушений. - Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Свердловск, 1984. С. 6, и др.

Галаган И.А. Административная ответственность в СССР: Процессуальное регулирование. С. 92 - 100; Коваль Л.В. Административно-деликтное отношение. - Киев, 1979. С. 183; Сер-гун П.П. Охрана прав и свобод личности в производстве по делам об административных правонарушениях. - Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Саратов, 1987. С. 11, и др.

Якимов А.Ю. Административно-юрисдикционный процесс и

административно- юрисдикционное производство // Государство и право. 1999. № 3. С. 8.

67

битражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодатель- ^ ством.

В этой связи укажем, что в новом Арбитражном процессуальном кодексе РФ , вступившем в законную силу с 1 сентября 2002 г. в разделе III «Производство в арбитражном суде первой инстанции по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений» содержится глава 25 «Рассмотрение дел об административных правонарушениях». Данная глава состоит из двух параграфов, посвященных рассмотрению дел о привлечении к административной ответственности и рассмотрению дел об оспаривании реше-ний административных органов о привлечении к административной ответственности.

Названная процессуальная новелла требует проведения глубокого самостоятельного исследования. Однако представляется необходимым указать, что было бы неправильно предлагать, по аналогии с вышеназванным судебно-арбитражным порядком рассмотрения дел об административных правонарушениях, возможность расследования преступлений небольшой тяжести в рамках процессуальной формы административной ответственности. Недопустимость подобной аналогии вытекает в том числе и из существенных различий в структуре уголовного и арбитражного судопроизводств, в последнем из которых отсутствуют досудебные стадии.

Продолжая сравнительный анализ структуры процессуальных форм уголовной и административной ответственности заметим, что стадия исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях может быть сопоставлена не столько с предусмотренной главой 47 УПК РФ стадией производства по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, сколько с урегулированным прежде всего Уголовно-исполнительным кодексом РФ уголовно-исполнительным правом России, представляющим

1 СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012. Ф Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного

процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3013.

68

собой самостоятельную отрасль права , регулирующую исполнение всех видов <Ь уголовных наказаний и иных мер уголовно-правового характера .

Важно, что система стадий уголовного судопроизводства превосходит структуру производства по делам об административных правонарушениях не только по количеству соответствующих основных этапов процесса, но и по насыщенности их процессуальной регламентации. При этом приоритет в тщательности процессуального регулирования присущ прежде всего центральной стадии уголовного процесса - судебному разбирательству.

Гораздо большая система гарантий прав и законных интересов личности в процессуальной форме уголовной ответственности, по сравнению с порядком обжалования постановлений и решений в производстве по делам об административных проступках, выражается в специальных детально проработанных процедурах апелляционного и кассационного обжалования, производства в надзорной инстанции, а также возможностью возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Однако заметим, что законодатель иногда допускает некоторые «вкрап-ления» оперативности, элементы упрощения уголовного процесса по расследованию и рассмотрению нетяжких преступлений, что сближает в соответствующих случаях качественные характеристики процессуальных форм уголовной и административной ответственности.

Так, в соответствии с главой 32 УПК РФ «Дознание» элементы оперативности дознания по уголовным делам усилились по сравнению с подобным видом дознания, предусмотренным УПК РСФСР (ст. 120) в следующих случаях:

1) общий срок производства дознания сокращен до 15 суток со дня возбуждения уголовного дела и до дня принятия решения о направлении уголов-

1 Кондусов А.П. Исправительно-трудовое право // Процессуальные нормы и отношения в со ветском праве (в «непроцессуальных отраслях»). С. 183; Перков И.М. Соотношение матери альных и процессуальных норм исправительно-трудового права в теории и практике испол нения уголовных наказаний. Учебное пособие. - М., 1980. С. 21 - 26. Анисимков В.М. Управление органами, исполняющими наказания (Актуальные вопросы # теории и практики): Учеб. пос. - М., 1989. С. 17 - 22; Комментарий к Уголовно-

исполнительному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Зубков. - М., 1997. С. IX.

69

ного дела прокурору. Этот срок может быть продлен прокурором не более чем % на 10 суток;

2) по окончании дознания дознаватель в соответствии со ст. 225 УПК РФ составляет не обвинительное заключение, а обвинительный акт.

Ранее разделом IX УПК РСФСР была предусмотрена так называемая протокольная форма досудебной подготовки материалов, польза которой с точки зрения процессуальной экономии неоднократно отстаивалась в литературе1. Рекомендации по обеспечению высокого качества применения данного вида ускоренного производства были обобщены в Постановлении Пленума Верховно-го Суда РСФСР от 24 декабря 1985 г. № 8 (с изменениями от 21 декабря 1993 г.) «О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов» .

В.М. Корнуков в этой связи верно указывает, что, «являясь уголовно- процессуальной по своей правовой природе, протокольная форма досудебной подготовки материалов по своей сущности приближается к административной деятельности. Наиболее выразительно это проявляется, когда материалы про- токольной формы не доходят до суда и не влекут возбуждения уголовного дела»3.

Существенное отличие предусмотренного главой 32 УПК РФ ускоренного дознания от протокольной формы досудебной подготовки материалов состоит в том, что не суд, а дознаватель, в порядке п. 4 ст. 37 УПК РФ (с согласия

Абдрахманов Р.С, Очередин В.Т. Протокольная форма досудебной подготовки материалов. •^ - М., 1986; Басков В.И. Протокольная форма досудебной подготовки материалов. - М., 1989;

Досудебная подготовка материалов в протокольной форме: Пособие / Ю.А. Леконцев, Н.А. Власова, В.Л. Зуев. - М., 1991; Дьяченко В.И. Протокольная форма досудебной подготовки материалов. Лекция. - М., 1985; Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать // Социалистическая законность. 1974. № 9; Шадрин B.C. Соотношение форм предварительного расследования // Уголовно-процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования. - Волгоград, 1985, и др.

Ласточкина С.Г., Хохлова Н.Н. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000. С. 452 - 456.

Корнуков В.М. Взаимосвязь государственно-правовых, административных и уголовно- процессуальных норм, регламентирующих процессуальное положение личности // Реализа- ^ ция норм государственного и административного права на предварительном следствии: сб.

науч. тр. - Волгоград, 1987. С. 103.

70

прокурора), сам возбуждает уголовное дело и в полном объеме проводит необходимые следственные действия в соответствии с главами 22 и 24 - 29 УПК РФ, за изъятиями, установленными ст. 223 - 226 УПК РФ.

Поэтому полномочия прокурора в отношении полученного уголовного дела с утвержденным начальником органа дознания обвинительным актом отличны от его полномочий в аналогичной ситуации в рамках протокольной формы досудебной подготовки материалов.

В соответствии со ст. 226 УПК РФ прокурор, рассматривая уголовное дело с обвинительным актом, вправе принять по нему одно из следующих реше- ний:

1) об утверждении обвинительного акта и о направлении уголовного дела в суд; 2) 3) о возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям ст. 226 УПК РФ со своими письменными указаниями; 4) 5) о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 24 - 28 УПК РФ; 6) 7) о направлении уголовного дела для производства предварительного следствия. 8) Утверждая обвинительный акт, прокурор вправе своим постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое.

Отметим, что оперативность принятия прокурором вышеназванных ре- шений усилена по сравнению с протокольной формой досудебной подготовки материалов: срок принятия решений сокращен с трех до двух суток.

Существенные элементы оперативности уголовного процесса содержатся в нормах УПК РФ также применительно к особому порядку принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (глава 40). Так, в соответствии со ст. 314 УПК РФ обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о

71

согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает пяти лишения свободы.

В то же время в производстве по делам о наиболее сложных администра- тивных правонарушениях в соответствии с КоАП РФ наблюдается частичный отход от принципа оперативности, предопределенный в значительной мере кодификацией административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Так, в соответствии со ст. 28.7. КоАП РФ после выявления администра- тивных проступков в области антимонопольного законодательства, законодательства о рекламе, валютного законодательства, законодательства о защите прав потребителей, в области налогов и сборов, таможенного дела, охраны окружающей среды, производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, пожарной безопасности, дорожного движения и на транспорте, в случае необходимости производства экспертизы или иных процессуальных действий, требующих значительных временных затрат, уполномоченное должностное лицо принимает решение в виде определения (постановления) о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования.

Срок проведения административного расследования не может превышать один месяц с момента возбуждения дела об административном правонарушении. Однако в исключительных случаях указанный срок по письменному ходатайству должностного лица, в производстве которого находится дело, может быть продлен вышестоящим должностным лицом на срок до одного месяца, а по делам о нарушении таможенных правил начальником вышестоящего таможенного органа на срок до шести месяцев.

Как видно, сроки административного расследования, предусмотренного КоАП РФ, могут существенно превышать сроки проведения в соответствии с УПК РФ дознания по уголовным делам, производство предварительного следствия по которым необязательно. Однако не следует усматривать в этом какого-

72

либо «перекоса», поскольку речь идет, с одной стороны, об очевидных нетяжких преступлениях, а, с другой, - о наиболее сложных административных правонарушениях, совершенных, как правило, субъектами хозяйственной деятельности.

Увеличение в отдельных случаях сроков производства в первой стадии производства по делам об административных правонарушениях может способствовать успешному расследованию уголовных дел с административной соде-ликтностью организаций, так как субъекты административного расследования будут заинтересованы сотрудничать с органами предварительного расследования преступлений.

В заключение анализа соотношения целей, задач, принципов и структуры форм процессуальной реализации уголовной и административной ответственности отметим следующую тенденцию: несмотря на практически одновременное принятие УПК РФ и КоАП РФ, принципиальное реформирование анализируемых в настоящем параграфе элементов процессуальной формы и стремление к переходу в качественно иной тип процесса (максимально приближенный к классическому состязательному) характерно только для уголовного судопроизводства. Новая же кодификация процессуальной формы административной ответственности решает задачи охвата всех субъектов административной ответственности, улучшения законодательной техники и т.п., что свидетельствует о стремлении не к смене существующей модели процесса, а лишь к ее модернизации.

Дело в том, что в условиях исключительного действия административного метода правового регулирования (метода власти - подчинения), производст- во по делам об административных правонарушениях представляет собой розыскной процесс, отличительная характеристика которого заключается в том, что один государственный орган (должностное лицо) может выполнять функции как расследования дела, так и его рассмотрения1.

Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С. 111.

73

Вместе с тем перспективным представляется подход, в соответствии с ко- торым центральным способом правового регулирования состязательного уголовного процесса выступает судебный (арбитральный) метод, заключающийся в таком способе построения отношений участников процесса, когда при решении наиболее значимых юридических вопросов между ними стоит независимый и беспристрастный арбитр1. После вступления в законную силу УПК РФ действие арбитрального метода в уголовном судопроизводстве существенно возросло.

2.3. Участники уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях

В УПК РСФСР не было «сколько-нибудь выраженной классификации субъектов (точнее - классификации всех субъектов - Ю.Ч.) уголовного процес-

са» . Так, в главе 3 УПК РСФСР, с довольно емким названием «Участники процесса, их права и обязанности» речь шла только об обвиняемом, подозреваемом, защитнике, потерпевшем, гражданском истце и гражданском ответчике.

Некоторые ученые по разным причинам не признают всех субъектов, участвующих в уголовном судопроизводстве, участниками процесса3. Так, Э.Ф. Куцова возражает сторонникам общего понятия «участник процесса» следующим образом: независимо от того, сохранит ли закон понятие «участник процесса» , неизменным, останется наличие группы субъектов уголовного процес-

1 Вандышев В.В., Дербенев А.П., Смирнов А.В. Уголовный процесс. Часть 1. Общая часть уголовного процесса и досудебные стадии. - СПб., 1996. С. 9 - 10; Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. С. 20.

Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учеб. пос. для юридич. вузов. - М., 1997. С. 7.

Правовые гарантии законности в СССР / Под ред. М.С. Строговича. - М., 1962. С. 218; Со- ветский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. - М., 1968. С. 68, 69; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 204, 205; Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. С. 48, 49; Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 89, 90; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. С. 9, 71. 4 Речь идет о главе III УПК РСФСР (Ю.Ч.).

74

са, каждый из которых обладает существенными общими правовыми свойствами, что требует такого процессуального понятия, которое (отражая данный факт) определяло бы процессуальное положение этих лиц: обвиняемого, подозреваемого, их защитников и законных представителей, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, законных представителей, объединяя их1.

Более обоснованной представляется позиция Л.Д. Кокорева, который указывал, что «участники процесса действительно обладают различным объемом прав и обязанностей, и это может быть положено в основу их классификации. Однако то, что каждый из них обладает процессуальными правами и несет определенные процессуальные обязанности, является той общей чертой, которая дает возможность объединить их всех одним понятием» .

Немало других ученых также обосновывали точку зрения, в соответствии с которой понятия «участники уголовного процесса», «участники уголовно-процессуальной деятельности» и «участники уголовно-процессуальных отношений» равнозначны, охватывая собой всех лиц, принимающих участие в уголовном судопроизводстве3.

В этой связи отметим несомненное достоинство УПК РФ, в котором раздел II «Участники уголовного судопроизводства» построен на основе такой четко выраженной классификации всех субъектов уголовного процесса, которая позволила посвятить их отдельным группам самостоятельные главы. Вводится общий, объединяющий всех субъектов уголовного процесса термин -«участники уголовного судопроизводства».

Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 89.

2 Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун та, 1971. С. 14.

3 Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1956. С. 45 - 51; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М., 1961. С. 9 - 37; Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. - Ростов-на- Дону, 1966. С. 8 - 26; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. С. 29 - 36; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. - Минск, 1970. С. 10 - 14, и др.

75

В качестве синонимов вводимого в соответствии с УПК РФ общего термина «участник уголовного судопроизводства», на наш взгляд, вполне могут употребляться понятия:

1) «участник уголовного процесса» (поскольку термины уголовное судо- производство и уголовный процесс в большинстве случаев используются как равнозначные); 2) 3) «субъект уголовного процесса (судопроизводства)». 4) Последний термин хотя и не содержится в УПК РФ, но уже вошел в на- учный оборот и достаточно широко применяется1.

В литературе субъекты уголовного процесса классифицируются различным образом. Так, некоторые авторы выделяют три группы: 1) органы государ- ства и должностные лица; 2) участники уголовного процесса; 3) лица, вовле- каемые в процесс для содействия органам государства (должностным лицам) в выполнении задач судопроизводства и гражданам в защите их прав2.

Н.Е. Павлов называет четыре группы субъектов уголовного процесса: 1) органы и лица, осуществляющие уголовный процесс; 2) участники процесса; 3) представители общественности (трудовые коллективы и общественные организации); 4) иные субъекты3.

В.В. Вандышев пишет о шести группах участников уголовного процесса: 1) государственные органы и должностные лица, от деятельности и решений которых зависят ход и результат уголовного судопроизводства; 2) лица, обладающие в уголовном процессе личными материально-правовыми и процессуальными интересами; 3) лица, не имеющие личных интересов в уголовном судопроизводстве, но представляющие интересы кого-либо из предыдущей (второй) группы участников уголовного процесса; 4) лица, представляющие инте-

Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. - М., 1978. С. 43 - 102; Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1999. С. 39 - 40; Кулагин Н.И. Структура и функции управления в системе предварительного следствия: Учеб. посо- бие. - Волгоград, 1994, и др.

Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под общ. ред. П.А. Лупинской. С. 48, 49; Уголов- ный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. С. 89, 90. 3 Павлов Н.Е. Указ. соч., С. 8.

76

ресы общественности или трудовых коллективов; 5) лица, являющиеся источниками доказательств; 6) государственные органы, должностные лица, общественные объединения и граждане, которые содействуют решению задач уголовного судопроизводства .

Другие ученые выделяют восемь групп субъектов уголовного процесса: 1) органы судебной власти (суд, судья); 2) государственные органы, ответст- венные за досудебное производство по уголовному делу (следователь, начальник следственного отдела; орган дознания; лицо, производящее дознание); 3) прокурор; 4) субъекты (участники уголовного процесса), имеющие правовой интерес в уголовном судопроизводстве (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик); 5) защитники и представители (обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и ответчика); 6) представители общественных объединений; 7) лица, вовлеченные в сферу судопроизводства в связи с процессом доказывания (свидетели, эксперты, специалисты, понятые, ассистенты и др.); 8) лица, выполняющие вспомогательные задачи (переводчики, понятые, секретарь судебного заседания, поручитель и др.) .

Представляется, что, несмотря на разнобой всех вышеприведенных клас- сификаций субъектов уголовного процесса, все они основываются на выявлении специфики правового статуса тех или иных участников уголовного судопроизводства (процессуальные права и обязанности, цель участия в процессе, роль в доказывании и др.).

Л.Д. Кокорев обращал внимание на возможность классификации участ- ников уголовного процесса и по иным основаниям1. Особый интерес в свете проводимого исследования представляет следующая проведенная им классификация участников уголовного процесса в стадии судебного разбирательства, исходя из выполняемых ими процессуальных функций: 1) лица, деятельность которых связана с осуществлением функции обвинения; 2) лица, деятельность которых связана с осуществлением функции защиты; 3) лица, деятельность ко-

1 Вандышев В.В. Указ. соч., С. 42 - 45.

Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева С. 122 - 123.

77

торых связана с осуществлением функции разрешения дела; 4) лица, деятельность которых может быть связана с осуществлением той или иной из указанных функций .

Дело в том, что в разделе втором УПК РФ участники уголовного судо- производства сгруппированы также исходя из их отношения к трем основным уголовно-процессуальным функциям (обвинению, защите и разрешению уголовного дела) :

1) суд (гл. 5 УПК РФ); 2) 3) участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения4 (про- курор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, начальник органа дознания, дознаватель, потерпевший, представитель потерпевшего, частный обвинитель, представитель частного обвинителя, гражданский истец, представитель гражданского истца) (гл. 6 УПК РФ); 4) 5) участники уголовного судопроизводства со стороны защиты (подозре- ваемый, обвиняемый, адвокат, законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика, защитник обвиняемого, допущенный в процесс наряду с адвокатом5) (гл. 7 УПК РФ). 6) Представляется, что в УПК РФ классификация субъектов уголовного процесса на основе выполняемых ими основных уголовно-процессуальных функций во многом предопределена качественным развитием состязательности российского уголовного судопроизводства, что можно только приветствовать.

На наш взгляд, это свидетельствует о реальном стремлении законодателя обеспечить процессуальное равенство противоборствующих сторон, указывая

1 Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. С. 14, 18 - 23.

2 Там же. С. 20.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М., 1968. С. 188.

Кулагин Н.И. Об обучении следователей профессиональной этике, культуре общения и ре- чи // Психолого-педагогические основы обучения в вузе МВД России: Курс лекций. - Волгоград, 2002. С. 220 - 221.

В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитника обвиняемого наряду с адвокатом по определению или постановлению суда может быть допущен один из близких родственни-

78

на их места у «барьера правосудия», над которым возвышается устанавливающий рождающуюся в споре истину независимый суд. По сути, это реализация ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, провозглашающей, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Поэтому следует устранять любое фактическое неравенство субъектов, осуществляющих как уголовное преследование, так и защиту. Необходимо обеспечивать полнокровные процессуальные гарантии не только подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, но и потерпевшим, а также иным участникам уголовного судопроизводства.

В.П. Божьев верно указывает, что потерпевший, реализуя свои процессуальные права и обязанности, «осуществляет функции: субсидиарного (вспомогательного) обвинителя - по делам публичного и частно-публичного обвинения, частного обвинителя - по делам частного обвинения, гражданского истца и свидетеля»1.

Продолжая сравнительный анализ субъектов процессуальных форм уголовной и административной ответственности, отметим, что Д.Н. Бахрах использует в качестве общего понятия, охватывающего всех вовлеченных в сферу производства по делам об административных правонарушениях лиц, термин «участники производства по делам об административных правонарушениях» (выделено мною - Ю.Ч.). Следовательно, общий термин «участники» характерен как для уголовного процесса, так и для производства по делам об административных правонарушениях. Д.Н. Бахрах делит участников производства по делам об административных проступках на следующие группы:

  1. Компетентные органы и должностные лица, наделенные правом принимать властные акты, составлять правовые документы, определяющие движение и судьбу дела:

ков обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Божьев В.П. Предпосылки обеспечения защиты интересов жертв преступления в уголовном судопроизводстве // Проблемы защиты жертв преступлений. - М., 1999. С. 10.

Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учеб. пос. С. 133.

79

а) органы, должностные лица, которые могут принимать постановления по делу, отменять и изменять их (судья, комиссия по делам несовершеннолет них, начальник управления внутренних дел и др.);

б) государственные и общественные организации и их полномочные представители, которые создают процессуальные основания для принятия, от мены и изменения постановлений, т.е. составляют протоколы о правонаруше ниях, направляют дела по подведомственности, опротестовывают постановле ния и т.д. (госинспектора, прокуроры и др.);

в) органы и должностные лица, которые исполняют постановления (бух галтеры, судебные исполнители и пр.).

При этом Д.Н. Бахрах отмечает, что в производстве по делам об административных правонарушениях нет такого четкого размежевания процессуальных функций, как в уголовном процессе, поэтому нередко субъекты данной группы выполняют функции расследования, разрешения дела и исполнения наказания, например, органы охотнадзора.

  1. Субъекты, имеющие личный интерес в деле: лицо, привлекаемое к ответственности, потерпевший и его законные представители (родители, усыновители, опекуны, попечители, адвокаты). В отличие от субъектов первой группы, никто из представителей данной группы не пользуется властными полномочиями.
  2. Лица и органы, содействующие осуществлению производства: свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые. Одни из них (свидетели, эксперты) сообщают данные полномочному органу или должностному лицу. Другие (переводчики, понятые) - нужны для закрепления доказательств либо обеспечения необходимых условий административного производства.
  3. Особая группа участников производства - общественные организации, товарищеские суды, трудовые коллективы, администрация по месту работы, учебы или жительства правонарушителей1.

(•

‘Там же, С. 133, 134.

80

В КоАП РФ общий термин для обозначения всех субъектов производства по делам об административных проступках не применяется.

Так, раздел III КоАП РФ «Судьи, органы, должностные лица, уполномо- ченные рассматривать дела об административных правонарушениях» посвящен только субъектам административной юрисдикции. В то же время глава 25 раздела IV КоАП РФ «Участники производства по делам об административных правонарушениях, их права и обязанности» характеризует статус лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении; потерпевшего; законных представителей физических и юридических лиц; защитника; представителя; свидетеля; понятого; специалиста; эксперта; переводчика; прокурора. Кроме того, в ст. 28.3. КоАП РФ закреплен перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, а также проводить административное расследование в порядке ст. 28.7. КоАП РФ.

Очевидно, что КоАП РФ, сохраняя в принципе присущую КоАП РСФСР характеристику субъектов производства по делам об административных проступках, весьма похож по данному вопросу на УПК РСФСР и существенно разнится с УПК РФ. Процессуальная форма административной ответственности, которая наделена принципом оперативности, значительно уступает в тщательности правовой регламентации процессуальной форме уголовной ответственности и именно поэтому, на наш взгляд, законодатель предпочел в КоАП РФ, в отличие от УПК РФ, оставить лишь элементы принципа состязательности.

Тем не менее, представляется, что, для наглядности проводимого в на- стоящей работе сравнительного анализа субъектов производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ, можно подразделить аналогичным с УПК РФ способом на следующие три группы:

1) органы административной юрисдикции; 2) 3) участники производства по делу об административных правонарушениях со стороны обвинения (прокурор; должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях и проводить ад- 4)

81

министративное расследование; потерпевший; законный представитель потерпевшего; представитель потерпевшего);

3) участники производства по делу об административных правонарушениях со стороны защиты (лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении и его законные представители; защитник лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении).

При сопоставлении соответствующих групп участников уголовного су- допроизводства и производства по делам об административных правонарушениях в УПК РФ и КоАП РФ, обнаруживаются следующие их особенности.

Прежде всего, если в уголовном процессе дело может быть рассмотрено только судом общей юрисдикции или военным судом, то меры административной ответственности могут применяться в соответствии с их компетенцией десятками органов и должностных лиц. Так, в соответствии с главой 23 КоАП РФ «Судьи, органы, должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях» субъектами административной юрисдикции наряду с судьями арбитражных судов, судьями районных судов, мировыми судьями, судьями гарнизонных военных судов и военными комиссарами являются еще пятьдесят девять уполномоченных органов.

Большинство дел об административных проступках в соответствии с КоАП РФ отнесено к подведомственности федеральных органов исполнительной власти, их структурных и территориальных подразделений. Однако Н.Г. Сали-щева, один из разработчиков КоАП РФ, оправданно отмечает, что «в будущем … все большее количество дел об административных правонарушениях будет передаваться в подсудность судьям. … Судья, являясь независимым от ведомственных и иных влияний в силу своего статуса, определяемого местом судебной власти в системе разделения властей, в ряде случаев имеет возможность

82

более объективно и беспристрастно разрешать дела, связанные с назначением административных наказаний»1.

Ряд других авторов также связывают совершенствование системы субъектов административной юрисдикции с усилением роли суда2.

Б.М. Лазарев называл следующие основные факторы, которые должны учитываться при распределении компетенции между субъектами, применяю- щими меры принудительного характера в административном порядке: 1) ограничение перечня таких органов (должностных лиц); 2) расширение круга дел, рассматриваемых коллегиально; 3) оперативность рассмотрения дел; 4) профес-сионализм (компетентность) в рассмотрении и разрешении дел . А.Ю. Якимов среди факторов, учитываемых при распределении административно-юрисдик-ционной компетенции, обоснованно называет также ограничение круга субъектов, уполномоченных применять наиболее «репрессивные» меры административного взыскания4.

Применять в случае рассмотрения соответствующих правонарушений меры как уголовной, так и административной ответственности вправе в соот- ветствии со своей компетенцией федеральные районные судьи, судьи гарни- зонных военных судов и судьи общей юрисдикции субъектов РФ (мировые судьи).

В соответствии со ст. 30 УПК РФ судьи федеральных судов общей юрис- дикции единолично рассматривают уголовные дела о преступлениях, наказуемых лишением свободы сроком до десяти лет, за исключением дел, рассматри-

Салищева Н.Г. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных пра- вонарушениях (вводный). - М., 2002. С. 164, 165.

Балакшин В. Производство об административном правонарушении // Законность. 1997. № 9. С. 49; Гришин В.А. О некоторых подходах к социальной профилактике правонарушений несовершеннолетних // Социальная профилактика правонарушений среди несовершеннолетних. - М., 1990. С. 20; Лунев А.Е. Проблемы административной ответственности // Социалистическая законность. 1972. № 5. С. 64; Стуканов А. Участие прокурора в рассмотрении дел об административных правонарушениях // Законность. 1996. № 11. С. 18; Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и проблемы его реализации. Монография. - М., 1999. С. 112-117, и др.

Лазарев Б.М. Компетенция органов управления. - М., 1972. С. 176, 177.

Якимов А.Ю. Тенденции развития системы субъектов административной юрисдикции // Проблемы административной ответственности на современном этапе. - М., 1989. С. 44.

83

ваемых мировыми судьями, коллегиями из трех федеральных судей, федеральным судьей и коллегией из двенадцати присяжных заседателей, а также федеральными судами общей юрисдикции субъектов РФ.

Мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением уголовных дел о преступлениях, перечисленных в ч. 1 ст. 31 УПК РФ (причинение смерти по неосторожности, развратные действия, неправомерные действия при банкротстве и др.).

Согласно ст. 6 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» судьи гарнизонных военных судов рассматривают уголовные дела о преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, отнесенные к подсудности мировых судей, в порядке, установленном главой 41 УПК РФ.

Федеральные судьи районных судов в соответствии с абзацем 2 части 3 ст. 23.1. КоАП РФ рассматривают дела об административных правонарушени- ях, указанных в частях 1 и 2 ст. 23.1. КоАП РФ, если возможно применение административного выдворения за пределы Российской Федерации либо если проводилось административное расследование. В остальных случаях дела о проступках, указанных в частях 1 и 2 ст. 23.1. КоАП РФ, рассматривают мировые судьи.

При этом мировые судьи рассматривают дела об административных про- ступках, перечисленных в ч. 2 ст. 23.1. КоАП РФ (незаконная передача минеральных и (или) живых ресурсов на континентальном шельфе; нарушение установленного порядка создания, использования или транспортировки биологических коллекций и др.) только в случаях, если органы или должностные лица, правомочные рассматривать такие правонарушения, передают их на рассмотрение в суд. Кроме того, мировые судьи могут рассматривать и дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ.

84

Заметим, что в соответствии с УПК РФ и КоАП РФ достаточно много дел

0 «конкурентных» преступлениях и административных проступках рассматри ваются мировыми судьями. Поэтому именно мировые судьи могут выступать зачастую фактическим «связующим звеном» между процессуальными формами уголовной и административной ответственности.

В соответствии со ст. 13 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» вопросы создания и упразднения мировых судов полностью отданы на усмотрение субъектов Российской Федерации и зависят от нагрузки районных судей, реальной возможности решить вопросы по подбору кадров и материально-техническому обеспечению деятельности мировых судей (помещения, оплата труда технических работников, финансирование почтовых, транспортных и других расходов) и т.д. Согласно ст. 6 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» мировые судьи назначаются (избираются) на должность законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ либо избираются населением соответствующего судебного участка.

Возникновение мировых судов в современной России вызвано необходимостью создания наиболее близких и доступных для населения судебных учреждений, способных быстро и эффективно рассматривать и разрешать значительную часть уголовных, гражданских и административных дел, обратившись в которые уже не было бы нужды прибегать к помощи других судов с более сложной процедурой правосудия3.

До упразднения вместе со всей царской системой суда Декретом о суде №

1 от 22 ноября 1917 г. в течение 25 лет мировые суды заслуженно пользовались уважением у современников благодаря равенству всех перед законом и отсут ствию обременительных формальностей4.

Российская газета. 22 декабря 2001 г. 2СЗРФ. 1997. № 1.Ст. 1.

Апостолова Н.Н. Мировые суды в Российской Федерации. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. -Краснодар, 1998. С. 3. 4 Судебная система России: Учебное пособие. - М.: Дело, 2000. С. 199 - 214.

85

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, состоял из вводной b главы, содержащей общие положения, и 12 глав, в 153 статьях которых опреде-

лялись противоправные деяния и наказания за них. Запрещенные Уставом под страхом наказания поступки именовались и «проступками», и «преступными деяниями». Мировые судьи рассматривали, за рядом исключений, все дела по проступкам, за совершение которых налагалось наказание в виде выговора, замечания, внушения (за проступки, совершенные «без намерения»), денежного взыскания до 300 руб. и ареста до 3 месяцев, заключения в тюрьму до одного года.

К юрисдикции мирового суда относились и дела о преступлениях, за совершение которых предусматривалось более строгое наказание, но уголовное дело возбуждалось по жалобе потерпевшего и допускалось прекращение за примирением сторон. Все остальные дела были подсудны окружным судам1.

Таким образом, налицо сходство в компетенции дореволюционных и современных российских мировых судов, рассматривающих как дела о преступ-лениях небольшой тяжести, так и дела о проступках . Интересно, что в дорево-люционныи период порядок рассмотрения мировыми судьями как преступлений, так и проступков, был единым. Мировое судопроизводство было освобождено от всяких пошлин, от письменной формы, от строгого формального производства3.

В настоящее время меры уголовной и административной ответственности применяются мировыми судьями в рамках качественно отличных процессуальных форм (судопроизводства и административного производства соответственно). Однако при этом порядок рассмотрения мировыми судьями уголовных дел допускает определенные упрощения, в то время как в производстве по делам об административных правонарушениях судьи рассматривают наиболее значимые дела, и упрощенная процедура не допускается. Анализ ст. 23.1. КоАП РФ пока-

1 Там же, С. 206, 207. То есть административных правонарушениях в современном понимании данного противо- р правного явления.

3 Судебная система России. С. 210.

86

зывает, что только судьи, и в том числе мировые, рассматривают дела об адми- b нистративных правонарушениях, санкции по которым предусматривают адми-

нистративный арест, конфискацию предмета совершения или орудия административного правонарушения, лишение специального права, предоставленного физическому лицу, а также дисквалификацию.

По состоянию на 1 января 2002 г. мировые судьи приступили к исполнению своих обязанностей в 68 субъектах РФ, а их численность составила 3805 человек. В 2001 г. ими рассмотрено 162,6 тыс. уголовных дел. Основная часть уголовных дел была рассмотрена мировыми судьями, работающими в При-волжском федеральном округе - 45,2 тыс. дел (27,8%) и в Южном федеральном округе - 34,3 тыс. дел (21,1%). При этом в Краснодарском крае мировыми судьями было рассмотрено 12,9 тыс. уголовных дел (7,9%).

Кроме того, в 2001 г. мировыми судьями было рассмотрено 43,4 тыс. административных дел и других материалов в порядке исполнения судебных постановлений и судебного контроля. Наибольшее количество таких дел было рассмотрено в Приволжском федеральном округе - 35,1 тыс. (80,9%) и в Юж-ном федеральном округе - 3,3 тыс. дел (7,6%) .

Заметим также, что если в КоАП РФ для всех субъектов административной юрисдикции закреплен единый порядок применения мер административной ответственности, то в УПК РФ процедура осуществления мировой юстиции обладает существенной спецификой по отношению к общим правилам уголовного судопроизводства.

Особенностям рассмотрения мировыми судьями уголовных дел частного обвинения и уголовных дел с обвинительными актами посвящен раздел XI УПК РФ, содержащий главу 41 “Производство по уголовным делам, подсудным мировому судье”. В частности, предусмотрено, что судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела.

(•

1 Судеб ная статист ика за 2001 год // Россий ская юстиц ия. 2002. № 8. С. 69.

87

Приговоры и постановления мировых судей могут быть обжалованы сторонами или опротестованы прокурором в апелляционном порядке в районный суд в течение 10 суток со дня их принятия.

Кроме того, мировыми судьями (наряду с федеральными) в ряде случаев может применяться особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, предусмотренный главой 40 раздела X УПК РФ. Данный особый порядок предполагает право суда постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Основанием применения особого порядка принятия судебного решения является заявление обвиняемого о согласии с предъявленным ему обвинением с ходатайством постановить приговор без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы. Заявление обвиняемого имеет силу при согласии с ним государственного или частного обвинителя и потерпевшего.

Суд, перед постановлением приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке обязан удостовериться в том, что:

1) обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства;

2) ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консуль таций с защитником.

В соответствии с ч. 2 ст. 316 УПК РФ в случае постановления обвинительного приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке наказание, назначенное подсудимому, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Вышеназванные особенности рассмотрения мировыми судьями уголовных дел привносят в уголовно-процессуальную форму элементы оперативности, гораздо более характерные для производства по делам об административных проступках, чем для общего порядка уголовного судопроизводства.

88

Если же анализировать участников уголовного судопроизводства и про- изводства по делам об административных правонарушениях со стороны обвинения, то в уголовном процессе следует подчеркнуть ключевую роль прокурора, осуществляющего от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ст. 37 УПК РФ).

В производстве по делам об административных правонарушениях проку- рор также способен играть достаточно активную роль: он вправе возбуждать дела и участвовать в их рассмотрении, а также приносить протесты на постановления органов административной юрисдикции, независимо от участия в деле.

Именно прокурор традиционно надзирает за законностью отказов в воз- буждении уголовных дел и прекращением уголовных дел о преступлениях, «конкурентных» с административными правонарушениями и за возбуждением в названных случаях в отношении виновных лиц дел об административных правонарушениях. Данные полномочия реализуются прокурором прежде всего при проверке «отказных материалов» и прекращенных уголовных дел1.

Не менее значимую координирующую роль прокурор способен выполнять и по делам о преступлениях с административной соделиктностью органи- заций. Именно прокурор, на наш взгляд, должен обеспечивать «синхронность» расследования в подобных случаях как преступлений, так и административных проступков юридических лиц.

В этой связи укажем, что в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 37 и ст. 146 УПК РФ уголовные дела могут возбуждаться следователями и дознавателями только с согласия прокурора. Следовательно, с 1 июля 2002 г. координирующая роль прокурора по делам о преступлениях с административной соделиктностью юридических лиц и по делам о «конкурентных» преступлениях и администра-

Прокурорский надзор в Российской Федерации. Учебник / Под ред. В.И. Рохлина. - СПб., 2000. С. 176-207.

89

тивных проступках должна осуществляться уже на стадии возбуждения уго- fc ловного дела.

Соответственно с помощью прокурора в необходимых случаях должно быть обеспечено взаимодействие органов предварительного расследования преступлений в соответствии с их подследственностью1 и органов, правомочных возбуждать и (или) рассматривать дела об административных правонарушениях.

Отметим, что мощное «обвинительное крыло» уголовного судопроизводства (в лице осуществляющих «уголовное преследование» прокурора, дознава-теля, следователя, начальника следственного отдела, потерпевшего, частного обвинителя и помогающих им оперативно-розыскных органов) в условиях подлинно состязательного процесса должно быть сбалансировано качественно равными процессуальными полномочиями участников уголовного процесса со стороны защиты.

Среди последних наибольшим профессионализмом в сфере правосудия характеризуется адвокат, статусу которого в науке уголовного процесса оправ-данно уделяется большое внимание . Адвокат является независимым консультантом по правовым вопросам и в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, может выступать в качестве защитника .

УПК РФ и КоАП РФ вобрали в себя законодательные изменения последних лет, расширяющие возможности защиты в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях (участие в деле в качестве защитника наряду с адвокатом (вместо него) других лиц; допуск за-щитника к участию в деле с момента фактического задержания подозреваемого (лица, привлекаемого к административной ответственности и т.п.). Причем

Григорьев В.Н., Селютин А.В. Подследственность в уголовном процессе (понятие, основания и порядок определения, проблемы разграничения): Учеб. пос. - М., 2002.

Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. - М., 1972; Торянников А.Г. Адвокат в уголовном процессе (деятельность адвоката по оказанию юридической помощи обвиняемому в реализации прав на заявление ходатайств и принесение жалоб). - М., 1987, и др.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. С. 141.

90

полномочия защитника в уголовном процессе и производстве по делам об административных проступках (с учетом специфики соответствующих процессуальных форм) в принципе аналогичны.

Представляется, что процессуальная роль защитника в уголовном судо- производстве в силу состязательности уголовного процесса должна быть еще более активной и превосходить «юридический инструментарий» защитника в производстве по делам об административных правонарушениях. Это способствовало бы устранению все еще просматривающегося в УПК РФ фактического неравенства субъектов «уголовного преследования» и защиты и заключающегося в том, что участники уголовного судопроизводства со стороны защиты не вправе самостоятельно проводить процессуальные действия, результаты которых имели бы доказательственное значение.

В этой связи в качестве положительной новеллы уголовно-процессуального закона отметим право защитника в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) 3) опроса лиц с их согласия; 4) 5) истребования справок, характеристик, иных документов от органов го- сударственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. 6) Однако укажем, что обязательность реагирования на запросы защитника органов государственной и муниципальной власти и общественных объединений не обеспечена, в отличие от законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении1, не обеспечена правовыми санкциями.

Поэтому представляется необходимым дополнить КоАП РФ статьей 17.71. следующего содержания:

91

«Статья 17.71. Невыполнение законных требований адвоката Невыполнение законного требования адвоката о предоставлении ему справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, орга- нов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, -

влечет наложение штрафа в размере от пяти до десяти минимальных раз- меров оплаты труда».

Данное законодательное предложение поддержали 55,7% прокуроров, 40% следователей, 22,5% дознавателей и 98,8% адвокатов.

Заметим также, что рассматривать дела об административных проступках, которые предложено закрепить в ст. 17.71. КоАП РФ должны, на наш взгляд, мировые судьи.

Кроме того, следует поддержать предложение И.Л. Петрухина об усилении состязательности уголовного судопроизводства путем наделения защитника правомочием осуществлять адвокатское расследование с помощью частных сыскных служб, но без проведения процессуальных действий .

В пользу данной позиции высказались 51,4% прокуроров, 44,3% следова- телей, 20% дознавателей и 98,8% адвокатов.

Четвертую группу участников уголовного судопроизводства и производ- ства по делам об административных правонарушениях образуют так называемые иные участники соответствующих процессуальных форм: свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые и др. Данные субъекты не имеют в деле собственного либо представляемого интереса, что принципиально отличает их от участников уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях со стороны обвинения и со стороны защиты.

В соответствии со ст. 17.7. КоАП РФ за данное правонарушение на виновное должностное лицо может быть наложен штраф в размере от 25 до 30 минимальных размеров оплаты тру- да.

2 Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России // ГиП. 2002. №5. С. 21.

92

Одни из «иных участников» уголовного процесса и производства по делам об административных правонарушениях являются носителями доказательственной информации (свидетели), другие привлекаются к процессу доказывания в качестве лиц, обладающих специальными познаниями в области науки, техники, искусства или ремесла (эксперты, специалисты), третьи играют очень важные вспомогательные роли (переводчики, понятые) .

2.4. Правовое положение личности в уголовном процессе и производстве по делам об административных проступках

Проблема обеспечения прав и законных интересов личности, как в уголовном судопроизводстве, так и в производстве по делам об административных правонарушениях сопряжена с многогранностью и разнообразием возникающих при этом межличностных связей, которые делают данную проблему решающей для всей процессуальной деятельности2.

Всегда будут актуальны слова известного российского юриста профессора В.Д. Спасовича о том, что «требования личности заслуживают уважения, потому что личность и есть то неподвижное солнце, вокруг которого вращается весь сонм юридических учреждений»1.

В соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Поэтому одной из важнейших задач сегодня является создание механизмов, необходимых для реального претворения в жизнь конституционных прав и свобод российских граждан.

1 Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР. С. 133; Белозеров Ю.Н., Марфин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. - М., 1994; Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса. С. 112-126.

Астафьев А.Ю. Проблемы защиты законных интересов личности в уголовном процессе: идеи Л.Д. Кокорева и современные реалии / Служенье Истине: Научное наследие Л.Д. Кокорева: Сб. статей. - Воронеж, 1997. С. 19.

93

Конституция РФ содержит следующие основные положения уголовно- (ф процессуальных гарантий личности: запрет пыток, насилия, другого жестокого

или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания (ч. 2 ст. 21); заключение под стражу и продление задержания на срок более 48 часов только по судебному решению (ч. 2 ст. 22); тайна переписки, телефонных раз говоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений с возможным ограничени ем этого права только на основании судебного решения (ст. 23); неприкосно венность жилища с возможным проникновением в него в случаях, установлен ных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25); право на обжалование решений и действий органов государства и должностных лиц (ст. 46); право на рассмотрение уголовного дела судом присяжных в случаях, предусмотренных законом (ст. 20, ч. 2 ст. 47); получение обвиняемым и подоз реваемым квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48); допуск за щитника с момента задержания, заключения под стражу или предъявления об винения (ч. 2 ст. 48); презумпция невиновности обвиняемого (ст. 49); запрет использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением закона (ч. 2 ст. 50); право на пересмотр приговора вышестоящим судом (ч. 3 ст. 50); право не свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников (ст. 51); доступ потерпевших к правосудию (ст. 52); право на возмещение вреда, причиненного действиями органов государственной власти или должностных лиц (ст. 53); запрет заочного разбирательства уголовных дел, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом (ч. 2 ст. 123); осущест вление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. Р 3 ст. 123).

Теоретический вопрос соотношения конституционного и уголовно-процессуального статусов личности исследован В.М. Корнуковым, сделавшим обоснованный вывод о том, что уголовно- процессуальное положение каждого участвующего в деле лица базируется на конституционном статусе гражданина, что этот статус, являясь стержнем всего правового статуса личности, определя-

р

Спасович В.Д. О теории судебно-уголовных доказательств. - СПб., 1861. С. 102.

94

ет исходные начала отраслевого уголовно-процессуального статуса. Неотчуждаемость прав и свобод личности обусловливает то, что они в качестве элемента конституционного статуса, представляющего собой совокупность основных, главенствующих отношений гражданина с государством, составляют базис уголовно-процессуального статуса личности1.

Отечественные конституционные гарантии прав и свобод человека и гра- жданина в сфере процессуальной реализации мер уголовной и административной ответственности вполне отвечают международным стандартам. Наиболее важными международными актами, посвященными гарантиям прав личности, являются Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод ; Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней, рекомендованные на пленарном заседании Экономического и Социального Совета ООН 24 мая 1989 г.3; Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, одобренные резолюциями Экономического и Социального Совета ООН 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 г. и 2076 (LXII) от 13 мая 1977 г.4; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденный резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г.5; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятая и открытая для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г.6; Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания .

Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судо- производстве: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. -Харьков, 1987. С. 7, 12, 15.

2 СЗ РФ. 1998. № 20. Ст. 2143.

3 Советская юстиция. 1992. № 7 - 8.

4 Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. - М., 1990. Советская юстиция. 1992. № 6.

6 Конвенция подписана от имени СССР 10 декабря 1985 г. и ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР с оговоркой: «Союз Советских Социалистических Республик не признает компетенцию Комитета против пыток, определенную ст. 20 Конвенции» (Ведомости ВС СССР. 1987. № 45. Ст. 747).

95

В Заключении Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 25 января 1996 г. № 193 (1996) по заявке России на вступление в Совет Европы в качестве положительного момента отмечалось, что в Российской Федерации в первоочередном порядке с использованием международной экспертизы наряду с другими законодательными актами, в основу которых положены принципы и стандарты Совета Европы, разрабатывается новый Уголовно- процессуальный кодекс2.

В Уголовном кодексе России, реализации норм которого служит уголовно- процессуальный закон, в полном соответствии с конституционными при- оритетами правовой охраны, ответственности за преступления против личности посвящен первый раздел Особенной части. Это послужило важной материально-правовой предпосылкой для того, чтобы основной концептуальной идеей УПК РФ стала защита прав и законных интересов человека. В целом сделан весомый шаг вперед в развитии демократических начал отечественного уголовного судопроизводства.

Немаловажно, что прогресс по анализируемому вопросу обусловлен и интенсивным глубоким научным осмыслением отечественными учеными прав и свобод личности в сфере уголовного судопроизводства, в том числе на основе общесоциальной категории прав человека3.

5 июля 1991 г. Верховный Совет СССР принял постановление о снятии оговорки в отно- шении ст. 20 и о признании компетенции Комитета против пыток в соответствии со ст. 21 и 22 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Ведомости ВС СССР. 1991. № 29. Ст. 845).

1 Российская газета. 5 апреля 1995 г.

2 Российская юстиция. 1996. № 4.

Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Монография. - Тюмень, 1999; Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе. (Проблемные вопросы науки и практики). - Оренбург, 1996; Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе. (Концептуальные положения). - М., 1995; Он же. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. - М., 1996; Кашепов В.П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации // Государство и право. 1998. № 2. С. 66-71; Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. - Харьков, 1987; Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (предмет, цель, содержание). - М., 1973; Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процесе. - М., 1989; Он же. Личные тайны (человек и власть). - М., 1998; Ростовщиков И.В. Обеспечение и защита прав и свобод личности: вопро-

96

Решение проблемы обеспечения прав и свобод личности как в уголовном судопроизводстве, так и в производстве по делам об административных правонарушениях требует применения комплексного подхода.

В этой связи Л.М. Володиной разработана теоретическая модель механизма обеспечения прав личности в уголовном процессе. Структура данного механизма включает в себя четкое определение цели уголовного процесса, его задач, логически последовательное закрепление статуса всех участников (субъектов) уголовного процесса, гарантии обеспечения их прав, а также установленную законом процедуру реабилитации граждан, необоснованно преследовавшихся в уголовно-правовом порядке1. Представляется, что с учетом специфики соответствующей процессуальной формы аналогичную структуру механизма обеспечения прав личности целесообразно выделять и в производстве по делам об административных проступках.

В свете проводимого в настоящей работе сравнительного исследования процессуальных форм уголовной и административной ответственности представляется важным рассмотреть следующие аспекты анализируемой проблемы.

Прежде всего, отметим, что несомненным достоинством УПК РФ и КоАП РФ по сравнению с ранее действовавшим законодательством является совершенствование правового положения обвиняемых, подозреваемых и лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Так, правовой статус обвиняемых и подозреваемых усилен следующими новеллами.

Во-первых, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УПК РФ обвиняемый дополнительно получил следующие правомочия:

а) иметь свидание с защитником до первого допроса обвиняемого (п. 9);

б) применять технические средства для снятия копий с процессуальных документов (п. 13);

сы теории и практики органов внутренних дел. - Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1997, и др.

1 Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. С. 25 - 42; Она же. Механизм обеспечения прав личности в российском уголовном процессе. С. 7.

97

в) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом (п. 14);

г) участвовать в рассмотрении своих жалоб в любой судебной инстанции (п. 16).

Во-вторых, в соответствии со ст.ст. 98 и 107 УПК РФ предусмотрена гу- манная мера пресечения - домашний арест, применяемая в отношении подозреваемого или обвиняемого с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств вместо заключения под стражу.

Домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой пе- редвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете:

1) общаться с определенными лицами; 2) 3) получать и отправлять корреспонденцию; 4) 5) вести переговоры с использованием любых средств связи. 6) При этом время нахождения под домашним арестом согласно ч. 10 ст. 109 УПК РФ засчитывается в срок содержания под стражей.

В-третьих, согласно ст. 187 УПК РФ продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. При этом допрос не может длиться не- прерывно более 4 часов и продолжение допроса допускается только после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи. Продолжительность допросов несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых ограничена 4 часами в день и не может продолжаться без перерыва более 2 часов (ч. 1 ст. 425 УПК РФ).

В-четвертых, в ст. 255 УПК РФ закреплено правило о необходимости продления срока заключения под стражей подсудимого, если прошло 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд первой инстанции, а приговор не был вынесен. Решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке.

98

И.Б. Михайловская верно обращает внимание на то, что приоритет охраны прав личности нашел свое отражение в УПК РФ и в фактической ликвида- ции института направления дел на доследование .

Действительно, как видно из содержания ч. 1 ст. 237 УПК РФ, основания возвращения судьей уголовного дела прокурору не требуют производства следственных действий и получения новых доказательств. Кроме того, в ч. 2 ст. 237 закреплено правило, в соответствии с которым прокурор обязан обеспечить устранение допущенных нарушений в сжатые сроки - в течение 5 суток.

Усиление же процессуальных гарантий лица, привлекаемого к админист- ративной ответственности, прослеживается в следующей новелле. В соответствии со ст. 27.3. Ко АЛ РФ по просьбе задержанного о месте его нахождения уведомляются не только родственники и администрация по месту его работы (учебы), как это было предусмотрено в ст. 240 КоАЛ РСФСР, но и защитник. При этом уведомление должно быть сделано в кратчайший срок. Задержанному лицу должны быть разъяснены его права и обязанности, о чем делается соответствующая запись в протоколе об административном задержании.

Однако укажем, что в ст. 109 УПК РФ «Сроки содержания под стражей» нет предельного срока заключения обвиняемого под стражу при ознакомлении со всеми материалами уголовного дела, что противоречит постановлению Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г. по жалобе В.В. Щелухина (заключение под стражу «вне каких-либо определенных или контролируемых сроков» противоречит Конституции РФ)1.

Кроме того, в УПК РФ срок задержания подозреваемого фактически уве- личен с 48 часов до 5 суток, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 94 и п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ, после истечения 48 часов с момента задержания подозреваемого, судья по ходатайству прокурора, а также следователя и дознавателя с согласия прокурора, вправе отложить принятие решения об избрании меры пресечения еще на 72 часа для представления дополнительных доказательств обоснованно-

1 Михайловская И. Права личности - новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. № 7. С. 2 - 3.

99

сти задержания. Кроме того, в УПК РФ сохранено заключение подозреваемого под стражу без предъявления обвинения на срок до 10 суток (ст. 100).

И.Л. Петрухин в этой связи обоснованно указывает, что это «избыточное ограничение неприкосновенности личности не соответствует Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 5) и прецедентам Европейского суда»1.

Кроме того, весьма взвешенно надо подходить к оценке соблюдения прав личности во введенной согласно главе 32 УПК РФ «обновленной» (новой) форме дознания. Представляется, что целесообразность процессуальной экономии здесь ни коим образом не должна превалировать над законными интересами лица, привлеченного к уголовной ответственности.

В этой связи укажем на следующий существенный пробел в процессуальных гарантиях обвиняемого при производстве дознания.

Согласно ч. 6 ст. 47 УПК РФ права обвиняемого, предусмотренные ч. 3 данной статьи, должны быть разъяснены при первом допросе обвиняемого, который в соответствии с ч. 1 ст. 173 УПК РФ должен проводиться немедленно после предъявления обвинения с соблюдением требований уголовно-процессуального закона об участии в деле защитника. При этом в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ лицо признается обвиняемым уже с момента вынесения обвинительного акта.

Однако в предусмотренном главой 32 УПК РФ дознании нет привлечения лица в качестве обвиняемого, предъявления обвинения и, соответственно, допроса обвиняемого. Поэтому подозреваемый приобретает в данном случае статус обвиняемого без разъяснения ему соответствующих процессуальных прав, что, на наш взгляд, недопустимо.

Поэтому ст. 225 УПК РФ «Обвинительный акт» следует дополнить нормой, в соответствии с которой обвиняемому должны быть разъяснены сущность обвинения и его права, предусмотренные ч. 4 ст. 47 УПК РФ. Ныне же

’ СЗРФ. 1996. №37.

100

согласно ч. 3 ст. 225 УПК РФ обвиняемый и его защитник должны быть только ознакомлены с обвинительным актом и материалами уголовного дела, о чем делается отметка в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела.

В этой связи укажем, что поскольку дознание содержит в себе элементы оперативности, придающие ему по качественным характеристикам некоторые черты сходства с производством по делам об административных правонарушениях1, то для наиболее оптимального решения анализируемой проблемы важно учесть опыт решения аналогичных задач в процессуальной форме административной ответственности.

Статья 28.2. КоАП РФ посвящена требованиям к содержанию протокола об административном правонарушении, который является итоговым процессуальным документом расследования по делу об административном проступке, аналогичным (с учетом специфики соответствующих процессуальных форм) обвинительному акту. Последний, будучи итоговым решением по проведенному расследованию, также как и протокол об административном правонарушении аналогичен не только обвинительному заключению, но и постановлению о привлечении в качестве обвиняемого.

В соответствии с ч. 3 ст. 28.2. КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении лицу, привлекаемому к административной ответственности, должны быть разъяснены его права и обязанности, преду- смотренные КоАП РФ, о чем делается запись в протоколе. Согласно же ч. 4 ст. 28.2. КоАП РФ физическому лицу, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении. Указанное лицо вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу.

Представляется, что, используя в качестве образца правовую модель обеспечения законных прав гражданина, привлекаемого к административной

1 Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России // Государство и право. 2002. № 5. С. 20.

101

ответственности, закрепленную в ч.ч. 3 и 4 ст. 28.2. КоАП РФ, но в то же время учитывая специфику уголовно-процессуальной формы, необходимо расширить права обвиняемого в ходе производства дознания, внеся следующие изменения и дополнения в уголовно-процессуальный закон:

  1. Дополнить ст. 225 УПК РФ частями 2 и 3 следующего содержания:

«2. Дознаватель обязан ознакомить обвиняемого с обвинительным актом и разъяснить ему сущность обвинения и права, предусмотренные ч. 4 ст. 47 на- стоящего Кодекса, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника, если он участвует в деле, и дознавателя на обвинительном акте с указанием времени и даты.

Дознаватель принимает все необходимые меры для выполнения законных требований обвиняемого. В случае если обвиняемый изъявил желание дать по- казания по предъявленному ему обвинению, дознаватель обязан допросить его в порядке, предусмотренном статьями 173, 174 настоящего Кодекса.

  1. Обвиняемый и его защитник должны быть ознакомлены с материалами уголовного дела, о чем делается отметка в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела».

  2. Часть 2 ст. 225 исключить.
  3. Части 3 и 4 ст. 225 считать соответственно частями 4 и 5.
  4. Внести в Приложение № 80 к Уголовно-процессуальному кодексу РФ следующие дополнения:
  5. «Сущность обвинения меня в совершении преступления мне разъяснена. Одновременно мне разъяснены права, предусмотренные частью четвертой ст. 47 УПК РФ, а именно:

1) знать, в чем я обвиняюсь; 2) 3) получить копию постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого, копию постановления о применении ко мне меры пресечения, копию обвинительного заключения или обвинительного акта; 4) См. об этом подробнее в параграфе 2.3.

102

3) возражать против обвинения, давать показания по предъявленному мне обвинению либо отказываться от дачи показаний; 4) 5) представлять доказательства; 6) 7) заявлять ходатайства и отводы; 8) 9) давать показания и объясняться на родном языке или на языке, которым я владею; 10) 11) пользоваться помощью переводчика бесплатно; 12) 13) пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных УПК РФ; 14) 15) иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе и до первого допроса, без ограничения их числа и продолжительности; 16)

10) участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, проводимых по моему ходатайству или по ходатайству моего защитника либо законного представителя, знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них замечания; 11) 12) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта; 13) 14) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из него любые сведения и в любом объеме; 15) 16) снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств; 17) 18) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом; 19) 20) возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, пре- дусмотренным частью второй ст. 27 УПК РФ; 21) 22) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении меня меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных частью второй ст. 29 УПК РФ; 23)

103

17) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания; 18) 19) обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений; 20) 21) получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления; 22) 23) участвовать при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора; 24) 25) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ. 26) Обвиняем

(подпись)

Защитник

(подпись) Обвиняемого с обвинительным актом ознакомил, права разъяснил

« » г.

Дознаватель

(подпись)». В этой связи укажем, что согласно проведенному нами анкетированию 88,6% прокуроров, 72,9% следователей, 52,5% дознавателей и 100% адвокатов положительно оценили предложение закрепить в ст. 225 УПК РФ положения о том, что дознаватель после вынесения обвинительного акта обязан разъяснить обвиняемому сущность обвинения и права обвиняемого, предусмотренные ч. 4 ст. 47 УПК РФ. Одновременно 87,2% прокуроров, 61,4% следователей, 38,8% дознавателей и 95% адвокатов посчитали необходимым закрепить в ст. 225 УПК РФ правило о том, что после ознакомления обвиняемого и его защитника, если он участвует в деле, с обвинительным актом и материалами уголовного дела, дознаватель обязан допросить обвиняемого по его требованию, а также принять все необходимые меры для соблюдения прав обвиняемого, предусмотренных ч. 4 ст. 47 УПК РФ.

104

Если же сравнивать в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях процессуальные гарантии потер- певших и свидетелей, то укажем, что в процессуальной форме административной ответственности отсутствует насущно необходимый в современном уголовном процессе институт обеспечения безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию.

Необходимость защиты потерпевших , свидетелей и других содействующих правосудию лиц (и их родственников) обусловлена тем, что они зачастую подвергаются со стороны преступных элементов подкупу, шантажу, угрозам и насилию. Это особенно актуально в современной России, переживающей период стремительного роста преступности, и в том числе организованной, в то время как еще недавно, в советский период, проблема обеспечения безопасности лиц, содействовавших правосудию, анализировалась, в основном, примени-тельно к борьбе с мафией за рубежом .

СЮ. Журавлев и Г.П. Минеева отмечают наличие воздействия на лиц, содействующих правосудию, на всех стадиях современного российского уголовного судопроизводства3.

Е.А. Галактионов приводит пример, когда, при расследовании трех мас- штабных уголовных дел, 98% из 398 свидетелей принуждались к даче ложных показаний. При этом угроза применения насилия в отношении самих свидетелей имела место в 75 случаях (19%), а в отношении их близких - в 102 случаях (26%)4. Показательны также случаи, когда изобличаемые соучастники доводили до самоубийства сотрудничавших с правоохранительными органами подозре-

Быков В.М. О совершенствовании правового статуса потерпевшего в стадии возбуждения уголовного дела // Актуальные вопросы предварительного расследования: Межвуз. сб. науч. тр. - Волгоград, 1997. С. 95. 2 См.: Павлов Н.Е. Долг свидетеля.-М., 1989. С. 140-141.

Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступле- ний и тактика его преодоления. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1992. С. 11; Минеева Г.П. Уголовно-правовая охрана свидетеля и потерпевшего: Дис. … канд. юрид. наук. -М, 1993. С. 25.

Галактионов Е.А. Уголовно-правовые средства борьбы с организованной преступностью: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1993. С. 86 - 87.

105

ваемых (обвиняемых) неоднократными попытками (как реальными, так и ими- (щ тируемыми) убийства детей, родителей, иных близких им лиц1.

Согласно анкетированию, проведенному Л.В. Брусницыным, 44% респондентов указали на попытки посткриминального воздействия в стадии возбуждения дела, 69% - в ходе предварительного расследования, 28% - в стадии судебного разбирательства, 6% - по его окончании .

Г.П. Минеева верно указывает, что преступления, совершаемые по мотивам мести после окончания уголовного судопроизводства, уже не могут оказать влияния на решение по уголовному делу, но общественная опасность этого об-стоятельства не снижается, так как «держит в страхе как свидетелей по данному делу, так и тех, кто в будущем может стать ими»3. Свидетели и их родственники «могут быть убиты для того, чтобы показать будущим возможным свидетелям, с какими последствиями им придется столкнуться в случае предоставления доказательств» .

В этой связи укажем, что УПК РФ содержит ряд новелл, посвященных государственной защите лиц, содействующих отправлению правосудию, в связи с чем оправданно выделение соответствующего самостоятельного института уголовно- процессуального права5.

Однако укажем, что, скорее всего вследствие нехватки бюджетных средств, новым российским уголовно-процессуальным законом не предусмотрены применяемые в ряде зарубежных государств такие эффективные способы защиты потерпевших и лиц, содействующих правосудию, как замена докумен-тов и (или) изменение внешности и переселение в другую местность .

Основы борьбы с организованной преступностью. - М, 1996. С. 296.

2 Брусницын Л.В. Указ. соч. С. 33.

3 Минеева Г.П. Указ. соч. С. 26.

4 Выводы и рекомендации Совещания Специальной группы экспертов по уменьшению риска насилия в системе уголовного правосудия //Док. E/CN.15/1994/4/Add.3, 25 february, 1994.

5 Антошина А. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса: становление правового института // Российская юстиция. 2002. № 8. С. 34 - 35.

6 Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному пра восудию. -М., 1999. С. 41-101.

106

Продолжая сравнительный анализ правового положения личности в про- ф цессуальных формах уголовной и административной ответственности, отметим,

что заслуживает внимания следующая проблема разграничения мер уголовно- процессуального и административного принуждения.

В УПК РФ и КоАП РФ не устранены существовавшие и ранее противоречия по поводу правовой природы денежного взыскания, налагаемого в качестве санкции в рамках уголовно-процессуальной формы.

Согласно ст. 117 УПК РФ данная санкция существенно ужесточена:

  1. Максимально возможный размер налагаемого судом денежного взы-екания возрос до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда;
  2. Гораздо шире сформулировано основание применения данной санкции: неисполнение участниками уголовного судопроизводства процессуальных обя- занностей, предусмотренных УПК РФ, а также нарушение ими порядка в судебном заседании.
  3. Заметим, что предусмотренный в ст. 117 УПК РФ максимальный размер денежного штрафа (25 МРОТ) соответствует минимальному размеру штрафа, как уголовного наказания (ч. 2 ст. 46 УК РФ) и максимально допустимому размеру административного штрафа, налагаемого на граждан и исчисляемого исходя из минимального размера оплаты труда (ч. 3 ст. 3.5. КоАП РФ). Это свидетельствует о том, что законодатель посчитал проступки, охватываемые диспозицией ст. 117 УПК РФ граничащими по своей общественной опасности с преступными деяниями.

В этой связи укажем, что на практике неисполнение участниками уголов-ного процесса своих процессуальных обязанностей достаточно распространено. Проведенным Ф.М. Кудиным анкетированием 503 следователей различных ведомств установлено, что случаев невыполнения своих обязанностей понятыми отмечали 32,3% опрошенных следователей, экспертом - 17,8%, специалистом -18,4%, переводчиком - 4,2%’.

(• Кудин Ф.М. Теоретические основы принуждения в советском уголовном процессе: Дисс. …

докт. юрид. наук. - Свердловск, 1987. С. 392 - 393.

107

При этом ряд противоправных деяний, квалифицируемых в соответствии <т со ст. 117 УПК РФ, одновременно являются административными правонаруше-

ниями и, соответственно, предполагают применение к виновным лицам адми- нистративных взысканий.

Так, согласно ст. 17.7. КоАП РФ умышленное невыполнение законных требований прокурора, следователя или дознавателя влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда, а на должностных лиц - от двадцати до тридцати минимальных размеров оплаты труда. Протоколы о данных административных правонарушениях составляются должностными лицами органов внутренних дел (п. 1 ч. 2 ст. 28.3. КоАП РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 17.3. КоАП РФ неисполнение законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток. Согласно части 2 этой же статьи неисполнение законного распоряжения судебного пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда. Протоколы о проступках, предусмотренных ст. 17.3. КоАП РФ составляют должностные лица органов внутренних дел или судебные приставы (п.п. 1 и 77 ч. 2 ст. 28.3. КоАП РФ).

Рассматривать дела об административных проступках, предусмотренных статьями 17.3. и 17.7. КоАП РФ, вправе мировые судьи и судьи гарнизонных военных судов (в отношении военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы).

В то же время согласно ст. 118 УПК РФ денежные взыскания за наруше ния порядка, допущенные в ходе судебного заседания, налагаются судом в том судебном заседании, где эти нарушения были установлены, о чем выносится ф определение или постановление суда.

108

Если соответствующее нарушение допущено в ходе досудебного произ- водства, то дознаватель, следователь или прокурор составляет протокол о нарушении, который направляется в районный суд и подлежит рассмотрению судьей в течение 5 суток с момента его поступления в суд. В судебное заседание вызывается лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола.

По результатам рассмотрения протокола судья выносит постановление о наложении денежного взыскания или об отказе в его наложении. Копия постановления направляется лицу, составившему протокол, и лицу, на которое наложено денежное взыскание.

Как видно, объем процессуальных гарантий личности, закрепленный в ст. 118 УПК РФ, несмотря на жесткость применяемой санкции, весьма незначителен и существенно уступает соответствующим гарантиям в производстве по делам об административных правонарушениях.

Н.А. Громов и С.А. Полунин правильно отмечают, что наложение денеж- ного взыскания представляет собой «особые процессуальные отношения, не связанные с процессом доказывания по уголовному делу»1. Однако, на наш взгляд, вряд ли можно полностью согласиться с ними в том, что при этом «возникшие отношения характеризуются всеми признаками административно-процессуальных отношений, в рамках которых происходит реализация административной ответственности за уголовно- процессуальное правонарушение» .

Представляется, что выработать оптимальную позицию по анализируемому вопросу можно, только лишь предварительно определившись с сущностью денежного взыскания как меры юридической ответственности в уголовном процессе.

В литературе вопрос о природе денежного взыскания в уголовном судо- производстве является достаточно спорным. Ряд авторов рассматривают его как

1 Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. - М., 1998.

С. 41.

109

санкцию уголовно-процессуальной ответственности . Другие исследователи не признают наличия уголовно-процессуальной ответственности в качестве самостоятельного вида юридической ответственности3.

Так, И.С. Самощенко и М.К. Фарукшин полагают, что санкция предопре- деляется характером и материальными чертами правонарушения. Уголовно-процессуальные средства обеспечения правовых требований они относят либо к мерам пресечения, либо к мерам административной ответственности4.

По нашему мнению, денежное взыскание в уголовном процессе следует рассматривать в качестве административного штрафа, реализуемого в рамках уголовно-процессуальной формы. При этом основанием применения денежного взыскания в уголовном судопроизводстве служит правонарушение, являющееся одновременно и уголовно-процессуальным и административным5.

Действительно, нормы уголовно-процессуального закона о денежном взыскании носят материальный характер . Меры процессуальной ответственности не могут быть по своей природе материально-правовыми.

Кроме того, для административной ответственности характерна охрана общественных отношений, регулируемых не только административным пра- вом, но и другими отраслями российского права.

Также, по нашему мнению, производство по наложению денежных взы- сканий в уголовном судопроизводстве правомерно рассматривать в качестве

‘Там же, С. 41 -42.

Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - М., 1976. С. 85 - 105; Чечина Н.А., Элькинд П.С. Об уголовно-процессуальной и гражданско-процессуальной ответственности // Советское государство и право. 1973. № 9. С. 33; Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1978. С. 8 - 17; Столмаков А.И. Понятие правонарушения по советскому уголовно-процессуальному праву // Правоведение. 1980. № 1. С. 71 - 76, и др.

Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. - М., 1963. С. 161 - 167; Самощенко И.С, Фарукшин М.К. Ответственность по советскому законодательству. - М., 1971. С. 187; Базылев В.Т. Об институте юридической ответственности // Советское государство и право. 1975. № 1. С. 112, и др.

Там же.

Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в российском судопроизводстве и общая теория социального поведения. - Тюмень, 1993. С. 64.

О материальной природе мер ответственности в уголовном судопроизводстве см.: Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Красноярск, 1985. С. 48 - 49.

110

родственного процессуальной форме административной ответственности, поскольку ему присущи отличительные признаки административных производств по реализации мер административного принуждения: несколько упрощенная структура, отсутствие состязательности, действие принципа оперативности, не характерного для судопроизводства, и др.

Более того, если в производстве по делам об административных право- нарушениях судьи вправе только рассматривать соответствующие дела, то при наложении денежного взыскания в рамках уголовного процесса в том же заседании, где было допущено нарушение, суд (судья) выступает и в качестве органа, осуществляющего административное расследование. В силу этого доказательством по делу признается непосредственное наблюдение должностного лица (судьи), правомочного расследовать и рассматривать проступок1. В уголовном процессе, если должностное лицо было очевидцем преступления, оно становится свидетелем.

Таким образом, наложение денежного взыскания в уголовном судопроиз- водстве, являющегося, на наш взгляд, административным штрафом, характеризуется:

Во-первых, усложненностью, двойственностью правовой природы проце- дуры его наложения (осуществляется в рамках уголовно-процессуальной формы, но «по образу и подобию» процессуальной формы административной ответственности);

Во-вторых, низким качеством, предельной упрощенностью процедуры наложения денежных взысканий судом, что является предпосылкой для воз- можных серьезных нарушений прав личности при применении крупных размеров административного штрафа.

Представляется, что как первая, так и вторая вышеназванные характери- стики наложения денежного взыскания согласно УПК РФ являются негативными, что предполагает необходимость внесения изменений как в уголовно-процессуальный закон, так и в КоАП РФ.

Ill

Действительно, двойственность правовой природы процедуры наложения денежных взысканий в уголовном процессе вытекает из того, что административная ответственность за совершение уголовно- процессуальных правонарушений закреплена непосредственно в уголовно- процессуальном законе. Это противоречит нормам ч. 1 ст. 1.1. и п. 3 ч. 1 ст. 1.3. КоАП РФ, согласно которым административная ответственность по вопросам, имеющим федеральное значение, и в том числе административная ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами, должна устанавливаться в КоАП РФ.

В результате при применении мер административной ответственности за нарушения норм уголовно-процессуального права за совершение одного и того же деяния на виновное лицо могут быть дважды наложены основные административные наказания, что нарушает гарантии личности, закрепленные в КоАП РФ в правилах назначения административных наказаний. Например, при неисполнении лицом законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, на правонарушителя может быть наложен административный штраф в размере от пяти до десяти МРОТ или административный арест на срок до пятнадцати суток (ч. 1 ст. 17.3. КоАП РФ) и, одновременно, но уже в рамках уголовно-процессуальной формы, административный штраф в размере до двадцати пяти МРОТ (ст. 117 УПК РФ).

Вместе с тем, согласно ч. 5 ст. 4.1. КоАП РФ никто не может нести адми- нистративную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение, а в соответствии с ч. 3 ст. 3.3. КоАП РФ за одно административное правонарушение может быть назначено только одно основное административное наказание. Административный штраф и административный арест являются основными административными наказаниями.

Далее укажем, что низкое качество процедуры наложения денежных взы- сканий в УПК РФ предопределено нецелесообразностью перегружать уголовно-процессуальную форму насыщенным параллельным производством об уго-

1 Бахрах Д.Н. Административное право. Учебник для вузов. М, 2000. С. 525 - 526.

112

ловно-процессуальных проступках, предусмотренных в ст. 117 УПК РФ. Тем ‘# более, что соответствующая детально разработанная процессуальная форма уже

существует и закреплена в КоАП РФ.

В этой связи укажем, что Н.А. Громовым и С.А. Полуниным верно подмечено, что сам порядок реализации рассматриваемой санкции предопределяет редкое ее использование органами предварительного расследования. Так, из 245 изученных ими уголовных дел, находящихся в производстве следователей и органов дознания, лишь 2 содержали сведения о применении к неявившемуся свидетелю штрафной санкции в стадии предварительного расследования1.

Г.Н. Ветрова и А.И. Столмаков для повышения эффективности наложения денежных взысканий в уголовном процессе предлагают наделить правом наложения штрафов за совершение уголовно-процессуальных правонарушений следователей и дознавателей .

Однако с данным предложением нельзя согласиться, поскольку отсутствие качественной процедуры при наложении денежных взысканий следователями и дознавателями создаст еще большие предпосылки для злоупотреблений

»

и ограничений прав личности, а возложение на следователей и дознавателей обязанности вести производство по делам о проступках, являющихся одновременно уголовно-процессуальными и административными, будет отвлекать их от основной работы.

Представляется, что устранить вышеназванные недостатки закона, допускающие необоснованное ущемление прав граждан, следует путем внесения в УПК РФ и КоАП РФ следующих изменений и дополнений.

  1. Статью 117 УПК РФ исключить, а статью 118 УПК РФ посвятить ис ключительно порядку обращения залога в доход государства.

  2. Дополнить КоАП РФ статьей 17.61. следующего содержания: «Статья 17.61. Неисполнение участниками уголовного судопроизводства

своих процессуальных обязанностей

1 Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. С. 131.

113

Умышленное неисполнение участниками уголовного судопроиз- ф водства процессуальных обязанностей, предусмотренных
Уголовно-

процессуальным кодексом Российской Федерации, -

влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда».

  1. Дополнить ст. 23.1. КоАП РФ правилом о том, что дела об администра тивных проступках, предусмотренных ст. 17.61. КоАП РФ рассматривают ми ровые судьи.

  2. Наделить должностных лиц органов внутренних дел правом составлять (•

протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст.

17.61. КоАП РФ, сделав соответствующее дополнение в п. 1 ч. 2 ст. 28.3. КоАП РФ.

  1. Внести в статью 28.4. КоАП РФ следующие изменения и дополнения:

1) название статьи изложить в следующей редакции: «Возбуждение дел об административных правонарушениях прокурором, следователем или дознавателем»; 2) 3) дополнить статью частью второй следующего содержания: «Следователи и дознаватели, в производстве которых находятся соответствующие уголовные дела или материалы доследственной проверки, вправе возбуждать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 17.61. и 17.7. настоящего Кодекса либо направлять соответствующие материалы руководителю органа внутренних дел для составления протокола об административном правонарушении в порядке, предусмотренном частью второй статьи 4) Ф

28.5. настоящего Кодекса».

3) Часть вторую статьи считать частью третьей и дополнить ее после сло ва «прокурором» словами «, следователем или дознавателем».

  1. Дополнить часть вторую статьи 28.5. КоАП РФ после слов «выявления административного правонарушения» словами «либо с момента получения от

ф Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. - М., 1993. С. 77 - 78; Столмаков А.И. Санкции в

уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1982. № 3. С. 67.

114

следователя или дознавателя материалов, в которых усматриваются признаки % административных правонарушений, предусмотренных статьями 17.61. и 17.7.

настоящего Кодекса».

  1. Дополнить п. 2 ч. 4 ст. 28.1., ч. 1 и заголовок ст. 28.8. КоАП РФ после слова «прокурора» словами «, следователя и дознавателя».

Отметим, что согласно ч. 2 ст. 28.5. КоАП РФ в случае, если требуется дополнительное выяснение обстоятельств дела либо данных о физическом лице, в отношении которого возбуждается дело об административных правонарушении, протокол об административном правонарушении составляется в течение двух суток с момента выявления административного правонарушения.

Поэтому предложенный нами порядок применения административного штрафа за совершение уголовно-процессуальных проступков, призванный заменить процедуру ст. 118 УПК РФ по наложению денежных взысканий, не только обеспечит надлежащие процессуальные гарантии личности, но и существенно повысит оперативность и эффективность охраны мерами административных наказаний уголовно-процессуальных общественных отношений.

В соответствии с результатами проведенного нами анкетирования 37,1% прокуроров, 25,7% следователей, 55,3% дознавателей и 91,3% адвокатов посчитали необходимым перенести в КоАП РФ норму, предусмотренную ст. 117 УПК РФ о наложении денежного взыскания за невыполнение участниками уголовного процесса своих обязанностей ввиду материально-правового характера этой меры ответственности и в целях обеспечения достаточно четкой процедуры ее реализации в качестве административного штрафа.

Одновременно 75,7% прокуроров, 52,9% следователей, 52,5% дознавате лей и 23,8% адвокатов согласились с тем, что наделение следователя и дознава теля правом выносить постановление о возбуждении дела об административ ном правонарушении по факту невыполнения участниками уголовного процес са своих обязанностей усилит эффективность и оперативность наложения ад министративного штрафа за данные проступки. При этом наделение следовате- # ля и дознавателя в аналогичной ситуации правом направлять соответствующие

115

материалы руководителю органа внутренних дел для составления протокола об административном правонарушении поддержали 84,3% прокуроров, 58,6% следователей, 55% дознавателей и 21,3% адвокатов.

116

ГЛАВА 3. ДОКАЗЫВАНИЕ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ И ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИ- СТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

3.1. Понятие и признаки доказательств

Доказательства и доказывание представляют собой «сердцевину», одну из наиболее важных составляющих уголовного судопроизводства. Неслучайно нормы уголовно- процессуального права, регламентирующие общественные отношения, складывающиеся в связи с доказыванием, принято обособлять в рамках подотрасли уголовного процесса - доказательственного права1.

Дискуссионные вопросы доказательственного права постоянно находятся в центре внимания процессуалистов, поскольку они пронизывают всю уголов-но- процесуальную деятельность и требуют проведения глубоких и разносторонних научных исследований .

Проблематика доказательств и доказывания применительно к производству по делам об административных правонарушениях нашла свое отражение в

В гражданском и арбитражном судопроизводствах доказательственное право определяется современными авторами в качестве межотраслевого правового института. См.: Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. - М., 2000; Коваленко А.Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. -М., 2002.

Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955; Теория доказательств в советском уголовном процессе (часть общая) / Отв. ред. Н.В. Жогин. - М, 1966, (часть особенная). - М., 1967; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995; Хмыров А.А. Косвенные доказательства. - М., 1979; Он же. Основы теории доказывания. Краснодар, 1981; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. -Казань, 1976; Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988; Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск, 1991; Ку-дин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. - Краснодар, 2000; Шейфер С.А. Доказательство и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти, 1998; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. - М., 2000; Софронов Г.В. Предмет и направления совершенствования уголовно- процессуального доказательственного права: Дисс. … канд. юрид. наук.- Екатеринбург, 2001, и др.

117

литературе не столь глубоко как в уголовном процессе , что объясняется прежде всего гораздо большей оперативностью данного вида административного производства по сравнению с классическими судопроизводствами.

Однако отметим, что в последней кодификации административной ответ- ственности вопросам доказательств и доказывания законодатель уделил больше внимания по сравнению с ранее действовавшим законом. В КоАП РСФСР данному вопросу специально были посвящены только две статьи главы 17 «Основные положения» раздела IV «Производство по делам об административных правонарушениях»: ст. 231 «Доказательства» и ст. 232 «Оценка доказательств». КоАП РФ содержит главу 26 «Предмет доказывания. Доказательства. Оценка доказательств», включающую в себя одиннадцать статей. Новеллами КоАП РФ по сравнению с КоАП РСФСР являются нормы, посвященные предмету доказывания и отдельным видам доказательств (объяснениям, экспертизе, взятию проб и образцов, вещественным доказательствам, документам и показаниям специальных технических средств).

В УПК РФ анализируемому вопросу посвящен раздел III «Доказательства и доказывание», содержащий главу 10 «Доказательства в уголовном судопроизводстве» и главу 11 «Доказывание». По сравнению с УПК РСФСР развитие законодательной техники нашло свое отражение в выделении в УПК РФ специальной главы, посвященной доказыванию.

Одним из центральных, исходных в теории доказательств и доказательст- венном праве принято рассматривать вопрос о понятии доказательства. В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие об-

Додин Е.В. Доказательства в административном процессе. - М., 1973; Он же. Доказывание и доказательства в правоприменительной деятельности органов советского государственного управления. - Киев; Одесса, 1976; Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР. - Свердловск, 1989. С. 131 - 132; Он же. Административная ответственность: Учебное пособие. - М., 1999. С. 57 - 58; Пеков А.А. Доказательства и доказывание по делам об административных правонарушениях: Дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 2000, и др.

118

стоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, % а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

При этом в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) 3) показания потерпевшего, свидетеля; 4) 5) заключение и показания эксперта; 6) 7) вещественные доказательства; 8) 9) протоколы следственных и судебных действий; 10) 11) иные документы. 12) Ранее в соответствии с ч. 1 ст. 69 УПК РСФСР доказательствами по уголовному делу признавались любые фактические данные (выделено мной -Ю.Ч.), на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Замена в легальном определении доказательств термина «фактические данные» на термин «сведения» изменений в понятие доказательств практически не привнесла, поскольку фактические данные - это, иначе говоря, и есть сведения о факте (фактах). «В мышлении человека существуют, взаимодействуют, движутся не вещи, не предметы, а их образы, понятия, сведения о них. Эти данные о предметах, явлениях - фактические данные, как уже сказано, представляют результат воздействия предметов, вещей, действий, событий на органы чувств свидетелей, обвиняемых, потерпевших»1. «Ни следователь, ни судья, ни любой другой участник процесса не могут оперировать реальными фактами объективной действительности (в подавляющем большинстве своем существовавшими в прошлом); они могут оперировать лишь знаниями об этих фактах, информацией о них, полученной из указанных в законе источников … Гносео-

Ь

Теория доказа тельст в в советс ком уголов ном процес се. - М, 1973. С. 207.

119

логически объективный факт и знания об этом факте (любой степени точности) - не одно и то же»1.

В науке уголовно-процессуального права вопрос о понятии доказательства, несмотря на наличие законодательного определения, является весьма дис- куссионным на протяжении нескольких десятков лет. Рассмотрение всех существующих по данной проблеме подходов выходит за рамки настоящего исследования в силу ограниченности его объема. Поэтому мы остановимся на наиболее предпочтительных, на наш взгляд, вариантах решения анализируемой теоретической задачи2.

Создателем так называемой информационной концепции понятия уголовно- процессуального доказательства, появившейся под влиянием достижений кибернетики, был В.Я. Дорохов3. Сущность данного научного подхода за- ключается в том, что доказательством является единство сведений (информации) и их источника (материального носителя). Фактически данной концепции придерживаются подавляющее большинство ученых- процессуалистов4.

Вместе с тем наряду с несомненными достоинствами информационной модели понятия доказательства ее недостатком, как обоснованно отмечает Ю.К. Орлов, является «игнорирование логической стороны доказывания и, в

Хмыров А.А. Косвенные доказательства. С. 6.

Анализ моделей понятия доказательства в уголовном процессе см. в кн.: Орлов Ю.К. Осно- вы теории доказательств в уголовном процессе. С. 34 - 39.

Дорохов В.Я. Понятие доказательства в советском уголовном процессе // Советское госу- дарство и право. 1964. № 9. С. 108 - 117; Теория доказательств в советском уголовном про- цессе. -М., 1973. С. 197-228.

Винберг А.И., Комаров Г.И., Миньковский Г.М. Актуальные вопросы теории доказательств в уголовном процессе // Социалистическая законность. 1963. № 3. С. 19 - 27; Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание при производстве расследования. - Горький, 1977. С. 7; Ку-рылев СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. - Минск, 1969. С. 551; Хмыров А.А. Косвенные доказательства. С. 6 - 7; Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1972; Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж. 1980. С. 147; Прокофьев Ю.Н. Понятие и сущность документов как доказательств в советском уголовном процессе. - Иркутск, 1978. С. 8; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж, 1983. С. 59 - 61, и др.

120

частности, отрицание роли доказательственных фактов, сведение, по существу, всего доказывания исключительно к информационному процессу» .

Вышеназванную односторонность информационной модели понятия доказательства пытается устранить «смешанная» («синтезированная») концепция доказательства, согласно которой доказательства представляют собой единство фактов и сведений о них, а, иногда, кроме того, также их источников. Сторонников этой концепции доказательств можно подразделить на две группы.

Ю.К. Орлов выводит понятие доказательства путем выделения информационной и логической сторон доказывания, для которых характерны различные гносеологические средства доказывания. Поэтому в информационной стороне доказательством является единство сведений (информации) и источника (ин- формационная модель), а в логическом - факты-аргументы (логическая модель доказательства) .

Ф.Н. Фаткуллин, Л.Д. Кокорев и другие авторы отстаивают по существу подправленную «двойственную» концепцию понятия доказательства3, включающую в себя наряду с фактами также сведения о них4.

Недостатком смешанной концепции уголовно-процессуальных доказательств является то, что одним термином - «доказательства» - объединяются довольно разноплановые гносеологические категории - информация и факты-аргументы, что создает опасность терминологической путаницы5.

Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. С. 38.

Он же. Структура судебного доказывания и понятие судебного доказательства // «Вопросы борьбы с преступностью». Вып. 28. - М., 1978. С. 86 - 101.

«Двойственная» концепция уголовно-процессуальных доказательств была господствующей до разработки информационной модели доказательств. Согласно данной концепции доказа- тельствами являются факты и источники, из которых эти факты почерпнуты. См.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М, 1964. С. 92; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. Т. 1. С. 288 - 289; Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960. С. 48 - 51; Лукашевич В.З. О понятии доказательства в советском уголовном процессе // Правоведение. 1963. № 1. С. 118.

Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. С. 106; Мухин И.И. Объ- ективная истина и некоторые вопросы судебных доказательств при осуществлении правосудия. - Л., 1971. С. 71; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. С. 101.

Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. С. 39.

121

Таким образом, определенные недостатки присущи как информационной, так и синтезированной концепциям понятия уголовно-процессуального доказательства. Более детальное изучение проблемы понятия доказательств является предметом специального научного анализа.

Важно, что в соответствии с любой из данных концепций следует указывать на содержание и форму, как на две взаимосвязанные стороны понятия доказательства, предусмотренные действующим законодательством. Если содержанием доказательства являются любые сведения на основе которых уполномоченные должностные лица (органы) устанавливают наличие или отсутствие предмета доказывания , а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, то формой доказательства считаются источники этих сведений, перечисленные в ч. 2 ст. 74 УПК РФ.

Понятие доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях, с учетом соответствующей процессуальной формы, в целом аналогично понятию доказательств в уголовном процессе. В соответствии с ч. 1 ст. 26.2. КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

В то же время средствами получения доказательств по делу об административном правонарушении в соответствии с ч. 2 ст. 26.2. КоАП РФ являются: протокол об административном правонарушении, иные протоколы, предусмотренные КоАП РФ, объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, иные документы, вещественные доказательства, а также показания специальных технических средств.

Заметим, что в ч. 2 ст. 74 УПК РФ и в ч. 2 ст. 26.2. КоАП РФ по сути даны классификации уголовно-процессуальных доказательств и доказательств про-

122

цессуальной формы административной ответственности по признаку их источ- {р ника (формы).

Общепризнанным является подразделение доказательств, присущих как уголовному судопроизводству, так и производству по делам об административных правонарушениях на прямые и косвенные, обвинительные и оправдательные, первоначальные и производные, личные и вещественные.

Необходимым элементом характеристики как уголовно-процессуальных доказательств, так и доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях являются также их необходимые признаки (свойства): относимость, допустимость, достоверность и достаточность. При этом в юридической литературе гораздо глубже проанализированы свойства уголовно-процессуальных доказательств.

Относимость уголовно-процессуального доказательства - это его пригодность устанавливать факты, являющиеся предметом доказывания, ввиду логической связи между полученными сведениями и тем, что нужно доказать, чтобы правильно разрешить дело . Иначе говоря, относимость доказательств озна- чает, что их содержание должно прежде всего способствовать установлению обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ (предмета доказывания по уголовному делу) и иных данных, имеющих значение для правильного досудебного и судебного производства по уголовному делу. При этом важно не забывать, что доказательства могут быть как обвинительными, так и оправдательными.

Для предотвращения возможных ошибок при решении вопроса об отно-симости уголовно- процессуальных доказательств, следует проанализировать возможность использования соответствующих сведении хотя бы для одной из следующих целей:

а) установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания;

б) обнаружения других доказательств (сведения о местонахождении, со держании, возможных препятствиях к контакту с носителем информации и др.);

(•

1 Уголо вный процес с. Учебн ик / Под ред. И.Л. Петру хина. С. 153.

123

в) установления промежуточных фактов, совокупность которых позволя- (ф ет в конечном счете установить обстоятельство, входящее в предмет доказыва ния;

г) «дублирующего» установления фактов и обстоятельств, уже установ ленных другими доказательствами в целях проверки и усиления надежности системы доказательств данной версии;

д) опровержения фактов, относящихся к другим версиям, выдвинутым по делу;

е) проверки полноты и достоверности собранных сведений путем иссле- дования условий их формирования, передачи, хранения .

В качестве второго неотъемлемого признака уголовно-процессуальных доказательств выступает их допустимость, то есть пригодность с точки зрения законности источников, методов и приемов получения сведений . Слово «допустимость» буквально означает разрешение, предоставление возможности кому-либо участвовать в чем-либо или использовать какое-либо средство для чего- либо3. Под допустимостью доказательств понимается определенная уголовно-процессуальным законом характеристика способов получения, исследования, процессуального оформления фактических данных, позволяющая вводить собранные доказательства в систему уголовного судопроизводства и использовать их для установления фактических обстоятельств уголовного дела, виновности или невиновности лица .

Конституционный базис допустимости доказательств закреплен в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

В этой связи в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. С. 247 - 248.

2 Там же, С. 229.

3 Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М, 1952. С. 149 - 150.

Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. С. 230 - 245; Зеленский ф Д.В. Проблемы допустимости доказательств в уголовном процессе: Учебное пособие. -

Краснодар, 1997. С. 12, и др.

124

Российской Федерации при осуществлении правосудия» разъясняется, что «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий не предусмотренных процессуальными нормами»1.

Как свойство доказательства допустимость включает в себя четыре правила: 1) о надлежащем субъекте, правомочном проводить процессуальные дей- ствия, направленные на получение доказательств; 2) о надлежащем источнике сведений, составляющих содержание доказательства; 3) о надлежащих процессуальных действиях, используемых для получения доказательств; 4) о надлежащем порядке проведения процессуальных действий, используемых как средство получения доказательств2.

В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нару- шением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

При этом согласно ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

Ласточкина С.Г., Хохлова Н.Н. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Рос- сийской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000. С. 10.

Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе: Учебное пособие. - Краснодар, 2002. С. 14.

125

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предпо- (ф ложении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источ ник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. В ч. 3 ст. 26.2. КоАП РФ также сформулировано правило недопустимости

доказательств: «Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона».

Третьим свойством уголовно-процессуальных доказательств является их достоверность, предполагающая отсутствие сомнений в их истинности. В со-ответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах1.

Достоверность доказательств всегда определяется лишь на каком-то завершающем этапе их исследования2. Вероятно поэтому некоторые авторы полагают, что такого свойства доказательств не существует3.

При этом весьма редко сначала неопровержимо устанавливается досто-верность каждого отдельно взятого доказательства, а затем только оценивается их совокупность. Обычно в такой совокупности действует система их взаимного подкрепления4.

В качестве четвертого и последнего признака доказательств может быть названа их достаточность. Заметим, что вопрос о понятии достаточности доказательств является весьма дискуссионным.

1 Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам.-М., 1997. С. 537.

Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. С. 54.

Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. С. 134- 135.

Эйсман А.А. Логика доказывания. - М., 1971.

126

Так, Ф.Н. Фаткуллин и А.А. Эйсман придают достаточности доказа- (ф тельств свойства преимущественно логической обработки фактической инфор-

мации в соответствии с законами мышления1.

Р.С. Белкин определяет достаточность доказательств как убеждение в том, что осуществлено всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела .

Л.Т. Ульянова понимает под достаточностью доказательств совокупность относимых, допустимых, достоверных доказательств, необходимых для установления обстоятельств преступления в соответствии с действительностью и вынесения обоснованных решений в процессе расследования и рассмотрения дела3.

Другие авторы полагают, что «достаточность доказательств» тождественна таким понятиям как «пределы доказывания», «полнота доказательств»4.

Подобный разброс точек зрения на достаточность уголовно-процессуальных доказательств обусловлен большой сложностью определения необходимого и достаточного объема сведений для вывода об установлении предмета дока-зывания и поэтому требует специального анализа .

Представляется, что признаки относимости, допустимости, достоверности и достаточности присущи и доказательствам в производстве по делам об административных правонарушениях, однако при этом их свойства качественно

Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976. С. 193; Эйсман А.А. Логика доказывания. С. 7 - 8. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М, (• 1966. С. 85.

3 Ульянова Л.Т. О достаточности доказательств // Вест. МГУ. Сер. 11: Право. 1974. № 6. С. 30.

4 Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1956. С. 4; Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. С. 187; Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М., 1971. С. 104 - 105; Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск, 1991. С. 105; Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно-процессуального познания. - Ниж ний Новгород, 1995. С. 122 - 125, и др.

Комплексное рассмотрение проблем достаточности доказательств см.: Кудин Ф.М., Кос тенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. - Краснодар, 2000; Костенко ф Р.В. Достаточность доказательств в российском уголовном процессе: Дисс. на соик. уч. ст.

канд. юрид. наук. - Краснодар, 1999.

127

отличаются от аналогичных свойств уголовно-процессуальных доказательств, что предопределено спецификой процессуальной формы административной ответственности (собственными задачами, принципами, структурой, гораздо меньшей детализацией, по сравнению с уголовным судопроизводством и т.п.).

Так, например, допустимость доказательств в анализируемом админист- ративном производстве - это пригодность для использования при установлении обстоятельств, имеющих значение для дела об административном правонарушении, соответствие требованиям закона относительно источников, порядка обнаружения, закрепления и исследования доказательств1.

Важно, что, несмотря на весьма похожие законодательные определения и наличие аналогичных признаков уголовно-процессуальных доказательств и доказательств процессуальной формы административной ответственности ставить между ними знак равенства ни в коей мере нельзя.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает гораздо более жесткие требования (по сравнению с правилами, предусмотренными для производства по делам об административных правонарушениях) к процессу получения фактических данных, к источнику доказательств и процессуальным условиям получения доказательств. Поэтому доказательства, собранные с соблюдением всех требований закона в рамках процессуальной формы административной ответственности автоматически уголовно-процессуальными доказательствами не становятся. В необходимых случаях (конкуренция составов преступлений и ад- министративных проступков, административная соделиктность юридических лиц при привлечении граждан к уголовной ответственности, обнаружение субъектами административной юрисдикции признаков составов преступлений в ходе расследования административных проступков и др.) доказательства по делу об административных правонарушениям могут вовлекаться в уголовное су-

Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. Ю.М. Козлова. - М., 2002. С. 1021.

128

допроизводство при условии строгого соблюдения требований допустимости % уголовно-процессуальных доказательств .

Необходимость же использования уголовно-процессуальных доказательств в производстве по делам об административных проступках возникает в следующих случаях:

1) отказа в возбуждении уголовного дела при наличии в деянии признаков состава административного правонарушения; 2) 3) прекращения уголовного дела при наличии в деянии признаков состава административного правонарушения; 4) 5) наличия в деянии признаков состава административного правонарушения в отношении коллективного субъекта (юридического лица), если физическое лицо (лица) привлечено за то же деяние к уголовной ответственности (административной соделиктности юридического лица при привлечении гражданина (граждан) к уголовной ответственности). 6) Поскольку доказательства в производстве по делам об административных правонарушениях уступают в степени процессуальной урегулированности (доброкачественности) уголовно-процессуальным доказательствам, представляется, что при использовании уголовно-процессуальных доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях следует исходить из презумпции их процессуальной доброкачественности (допустимости).

В этой связи укажем, что согласно проведенному нами анкетированию, 95,7% прокуроров, 98,6% следователей, 83,8% дознавателей и 85% адвокатов посчитали возможным использовать в производстве по делам об административных правонарушениях доказательства, полученные в ходе возбуждения и расследования уголовного дела без проведения каких-либо дополнительных действий с целью их проверки и оценки.

Заметим, что данный подход подтверждался ранее действовавшим уголовно- процессуальным законодательством. Так, в соответствии со ст. 113 УПК

Проблема допустимости в уголовном судопроизводстве доказательств, полученных в ходе ^ производства по делу об административном проступке, будет рассмотрена в следующем па-

129

РСФСР прокурор, следователь, орган дознания и судья при вынесении ими по- (ф становления об отказе в возбуждении уголовного дела были правомочны
на-

править материал на разрешение в административном порядке, если в нем имелись данные об административном проступке. Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 209 УПК РСФСР, если расследованием устанавливались факты, требовавшие применения мер административного взыскания в отношении лица, привлекавшегося в качестве обвиняемого, или иных лиц, следователь, прекращая уголовное дело, направлял материалы в суд для применения мер административной ответственности. В соответствии с ч. 2 ст. 209 УПК РСФСР в постановле-нии о прекращении уголовного дела одновременно должен был быть решен вопрос о вещественных доказательствах и отмене ареста на имущество.

Положение УПК РСФСР о направлении материалов именно в суд не в полной мере соответствовало правилам подведомственности разрешения дел об административных проступках, поскольку суд является только одним из органов административной юрисдикции и большинство составов административных проступков ему неподведомственно. Остальные же вышеназванные уго-

ловно-процессуальные нормы УПК РСФСР, посвященные необходимости передачи материалов в органы административной юрисдикции в случаях отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела были действительно необходимы.

Дело в том, что закон традиционно устанавливает достаточно короткие сроки давности привлечения к административной ответственности и поэтому отсутствие правовых норм, направленных на оперативную передачу материа-лов от органов предварительного расследования субъектам административной юрисдикции может способствовать незаконному освобождению виновных лиц от административной ответственности.

В соответствии с ч. 1 и 4 ст. 4.5. КоАП РФ в случае отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, но при наличии в действиях лица признаков административного правонарушения, срок давности привлече-

0

раграфе.

130

ния к административной ответственности составляет два месяца со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении. Лишь в отдельных случаях давность привлечения к административной ответственности составляет один год со дня совершения или обнаружения административного проступка (части 1 и 3 ст. 4.5. КоАП РФ).

Поэтому мы предлагаем дополнить статью 148 УПК РФ новой частью четвертой следующего содержания:

«Если в материале проверки имеются данные об административном пра- вонарушении, прокурор в пятидневный срок со дня вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела рассматривает вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении и (или) о передаче материала для разрешения в административном порядке в соответствующий орган либо должностному лицу».

Данное законодательное предложение поддержали 61,4% прокуроров, 68,6% следователей, 82,5% дознавателей и 47,5% адвокатов.

Также, в целях согласования процессуальных форм уголовной и админи- стративной ответственности, представляется целесообразным дополнить ст. 213 УПК РФ частью шестой:

«Если расследованием установлены факты, требующие применения мер административного наказания, следователь указывает об этом в постановлении о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, а прокурор в течение пяти дней со дня вынесения данного постановления рассматривает вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении и (или) о передаче копий материалов уголовного дела для разрешения в административном порядке в соответствующий орган либо должностному лицу».

С необходимостью принятия данной новеллы согласились 58,6%) проку- роров, 67,2%) следователей, 80% дознавателей и 48,6% адвокатов.

Наше предложение согласуется с нормой ч. 1 ст. 28.4. КоАП РФ, в соот- ветствии с которой при осуществлении надзора за соблюдением Конституции

131

Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, прокурор вправе возбудить дело о любом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ или законом субъекта Российской Федерации.

Подчеркнем, что именно прокурор способен и должен выполнять в про- цессуальных формах уголовной и административной ответственности функ- цию координации борьбы как с преступлениями, так и с административными проступками .

Предложенные выше новеллы УПК РФ в отношении передачи доказа- тельств при прекращении уголовного дела (отказе в возбуждении уголовного дела) органам либо должностным лицам, правомочным вести производство по делу об административном правонарушении, будут способствовать межотраслевой процессуальной экономии.

Неотвратимость привлечения к административной ответственности, в том числе за совершение деяний, «конкурентных» с преступными действиями (бездействием), является действенным средством предупреждения преступлений и других противоправных деяний. Поэтому дополнение уголовно-процессуального закона нормами, согласовывающими в процессуальной плоскости взаимодействие уголовной и административной ответственности применительно к передаче доказательств будет способствовать повышению эффективности всей правоохранительной деятельности.

Немаловажно также, что при вынесении законного и обоснованного по- становления об отказе в возбуждении уголовного дела (постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования) в отношении физического лица в материале проверки (материалах уголовного дела) могут содержаться либо усматриваться доказательства вины юридического лица в совершении административного правонарушения3. Поэтому своевременное вмеша-

Части 4-7 считать соответственно частями 5-8. См. об этом подробнее в параграфе 2.3. настоящей работы.

В соответствии с ч. 2 ст. 2.1. КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в соверше- нии административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась воз-

132

тельство прокурора при принятии решений об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела должно предотвращать уклонение виновных юридических лиц от административной ответственности.

В УПК РФ следует урегулировать также порядок направления материалов уголовного дела органу (должностному лицу), правомочному рассматри- вать дело об административном проступке в отношении коллективного субъекта (юридического лица) по факту деяния, за совершение которого физическое лицо привлечено к уголовной ответственности.

Думается, что в данном случае возможно по усмотрению прокурора, сле- дователя либо дознавателя направление органу административной юрисдикции надлежащим образом заверенных выписок и копий материалов уголовного дела при условии соблюдения требований ст. 161 УПК РФ о недопустимости разглашения данных предварительного расследования.

Поэтому статью 161 УПК РФ целесообразно дополнить частью четвертой следующего содержания: «В случае расследования преступления с административной соделиктностью юридического лица копии материалов уголовного дела с соблюдением требований настоящей статьи могут быть направлены в орган или должностному лицу, правомочным осуществлять производство по делу об административном правонарушении соответствующего юридического лица».

С необходимостью принятия вышепредложенной нормы согласились 52,9% прокуроров, 48,6% следователей, 73,8% дознавателей и 26,6% адвокатов.

Заметим, что здесь в случае отказа в направлении всех необходимых копий и выписок материалов уголовного дела субъекту, правомочному осуществ- лять производство по делу об административном проступке, фактически до окончания предварительного расследования не может полнокровно реализоваться привлечение юридического лица к административной ответственности. Поэтому в ст. 4.5. КоАП РФ целесообразно закрепить правило о приостановлении течения сроков давности привлечения коллективного субъекта к админист-

можность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена админист- ративная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры

133

ративнои ответственности по таким деяниям до окончания расследования уголовного дела.

3.2. Доказывание в уголовном процессе и производстве по делам об ад- министративных правонарушениях

Проблемы уголовно-процессуального доказывания заслуженно находятся в центре внимания многих ученых. Определение доказывания дается в литературе различным образом.

М.С. Строгович полагал, что «доказывание - это установление при помощи доказательств всех фактов, обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела… Иными словами, доказывание - это пользование доказательствами для выяснения обстоятельств уголовного дела»1.

Согласно определению М.М. Гродзинского доказывание - это «деятельность следственно-судебных и прокурорских органов по собиранию, закреплению и оценке доказательств»2.

И.Б. Михайловская считает, что доказывание «представляет собой осуществляемую в соответствии с требованиями процессуального закона деятельность органов расследования, прокуратуры и суда по собиранию, исследованию и оценке фактических данных об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу»3.

В соответствии со ст. 85 УПК РФ доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ (предмет доказывания).

Согласно ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

по их соблюдению.

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. Т. 1. С. 295.

Гродзинский М.М. Государственный обвинитель в советском суде. - М., 1954. С. 12.

Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. - М., 1988. С. 54.

134

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства % совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 3) 4) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 5) 4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уго- (•

ловной ответственности и наказания.

Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Согласно ст. 26.1. КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению подлежат:

1) наличие события административного правонарушения;

2) лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за кото-рые КоАП РФ или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность; 3) 4) виновность лица в совершении административного правонарушения; 5) 6) обстоятельства, смягчающие административную ответственность и обстоятельства, отягчающие административную ответственность; 7) 8) характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением; 9) 10) обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; 11) 12) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения. 13) Общие правила собирания, проверки и оценки уголовно-процессуальных (• доказательств изложены в статьях 86-88 УПК РФ. Так, согласно ч. 1 ст. 88

135

УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, (ф допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности

  • достаточности для разрешения уголовного дела.

При этом, согласно ст. 26.11. КоАП РФ, посвященной оценке доказательств, судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

Отмечая усиление регламентации доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях на современном этапе, И.В. Решетни кова указывает на следующие общие черты доказывания судебной процессу альной формы и процедурной формы исследования доказательств администра тивными органами: 1) с той или иной степенью детализации законом разрабо тана процедура собирания, исследования и оценки доказательств; 2) наличие ^ органа правоприменения в процессе доказывания, обладающего властными

полномочиями по отношению к остальным лицам, участвующим в этом процессе; 3) наличие законодательных гарантий в доказывании (например, запрет использовать доказательства, полученные без соблюдения требований закона); 4) обязательность предписаний властного правоприменительного органа для иных лиц, участвующих в доказывании и т.д.1

Применительно к сравнительному анализу доказывания в процессуальных формах уголовной и административной ответственности заметим, что наибольший интерес представляет вопрос о доказательственном значении в уголовном судопроизводстве (прежде всего с точки зрения допустимости), сведений о преступных деяниях, первоначально полученных в качестве доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях.

4) Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроиз-

водстве. С. 37, 40 - 41.

136

В советский период в уголовно-процессуальной литературе вопрос о ма- териалах об административных правонарушениях как источнике доказательств был проанализирован В.Л. Зуевым применительно к расследованию преступлений с административной преюдициеи . Определяя материалы административного производства в качестве основного источника доказательств правомерности преюдициального условия, автор верно указывал: «Коль скоро преюдициальный факт, имевший место в прошлом, уже зафиксирован в ходе административного производства, по крайней мере к началу производства у лица, осуществляющего уголовно- процессуальное доказывание, нет иных доказательств правомерности административного решения, кроме сведений, содержащихся в самих административных материалах»2.

В действующем уголовном законодательстве отсутствуют составы пре- ступлений с административной преюдициеи3 и, соответственно, отпала нужда в процессуальном механизме их реализации. На современном этапе взаимодействие уголовной и административной ответственности (и их процессуальных форм) происходит прежде всего в связи с «пограничными» составами преступлений и административных проступков и преступлениями с административной соделиктностью юридических лиц.

Именно в ходе производств по делам об административных проступках физических лиц, смежных с преступлениями, либо об административных проступках юридических лиц, соделиктных с преступлениями, могут выявляться различные источники доказательственной информации по возбуждаемым впоследствии уголовным делам. При этом вполне возможны ситуации «случайного» выявления признаков составов и иных преступлений в ходе административного задержания лица (ст. 27.4. КоАП РФ), личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице (ст. 27.7. КоАП РФ), досмотра транспортных средств (ст. 27.9. КоАП РФ), изъятия вещей и документов (ст. 27.10) и

Зуев В.Л. Расследование дел о преступлениях с административной преюдициеи. С. 28 - 51.

2 Там же, С. 32.

3 Подробнее об этом см. параграф 2.1. настоящей работы.

137

в ходе других процессуальных действий производства по делам об административных правонарушениях.

В результате данных административно-процессуальных действий могут быть обнаружены и изъяты наркотики, предметы контрабанды, валютные ценности, поддельные денежные знаки, оружие и боеприпасы, взрывчатые вещества, запрещенные орудия лова, фальсифицированные продукты, похищенные вещи и другие предметы, свидетельствующие о факте преступного деяния1.

При этом уже в рамках административного производства может осущест- вляться техническое документирование, фиксация тех или иных юридически значимых фактов с помощью технических средств, производится изъятие бухгалтерских и банковских документов, составление актов ревизий, аудиторских проверок и производственных исследований. Это, по мнению В.М. Тертышни-ка, позволяет говорить, что выявление и закрепление доказательств осуществляется еще на этапе деятельности, направленной на выявление самого преступления2.

Вышеприведенное высказывание В.М. Тертышника следует уточнить, указав, что речь идет действительно о доказывании, но в рамках производства по делам об административных правонарушениях. Полученные и закрепленные в ходе административного производства доказательства автоматически уголовно-процессуальными средствами доказывания не становятся.

Поэтому важно проанализировать правовой механизм возможного вовле- чения в уголовное судопроизводство в качестве доказательств доказательствен-

Различные источники доказательственной информации по возбуждаемым впоследствии уголовным делам зачастую могут быть обнаружены не только в производстве по делам об административных правонарушениях (процессуальной форме административной ответст- венности), в том числе при применении обеспечивающих его принудительных мер (личный досмотр, досмотр транспортных средств), но и в производстве по реализации другой разновидности административного принуждения - административно- предупредительных мер (проверка документов, удостоверяющих личность, досмотр пассажиров в аэропортах, пограничный контроль, таможенный досмотр, аудиторские проверки, надзорные проверки и др.).

Тертышник В.М. Проблемы теории и практики доказывания на досудебных стадиях совре- менного уголовного процесса. С. 112; Тертышник В.М., Слинько СВ. Теория доказательств: Учебное издание. С. 81.

138

ной информации, закрепленной в производстве по делам об административных правонарушениях.

В этой связи прав С.А. Шейфер, указывающий в отношении доказательств, полученных органами милиции при осуществлении ими административной деятельности, что «допустимость этих доказательств не должна оцениваться с точки зрения того, получены ли они изначально способом, указанным в уголовно- процессуальном законе. Критерием допустимости должна стать законность и обоснованность приема получения доказательств в административном процессе, а также соответствие уголовно-процессуальному закону процедуры их представления органу расследования, прокурору»1.

Верными представляются и предложения В.М. Тертышника об установлении следующих обязательных требований к административно-процессуальной деятельности по собиранию доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях с учетом их возможного использования в рамках уголовного процесса: «В качестве доказательств могут быть использованы только достоверные фактические данные, полученные в установленном законом порядке и из предусмотренных источников. … Для получения доказательств запрещается производство таких действий, которые не предусмотрены и не регламентированы законом»2.

С учетом вышеизложенного, первым необходимым условием вовлечения в уголовный процесс доказательственной информации, первоначально полученной в производстве по делам об административных правонарушениях, является ее процессуальная доброкачественность с точки зрения действующего за- конодательства об административной ответственности. Важно, чтобы процес- суальное действие, в ходе которого были установлены и закреплены доказа-

Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки // Государство и право. 2001. № 10. С. 49; Он же. Законность способа получения предметов и документов как фактор их допустимости // Допустимость доказательств в российском уголовном процессе. Материалы всероссийской научно-практической конференции. - Ростов н/Д, 2000. С. 41 -42.

Тертышник В.М. Проблемы теории и практики доказывания на досудебных стадиях совре- менного уголовного процесса. С. 119.

139

тельства, имело под собой законные основания и проводилось в соответствии с КоАП РФ.

В этой связи Н.М. Кипнис обоснованно обращает внимание на то, что по- скольку в соответствии со ст. 22 Конституции РФ каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, то, в частности, досмотр граждан сотрудниками милиции допускается только по основаниям, предусмотренным законом1. Остановимся на данном примере взаимодействия доказывания в процессуальных формах уголовной и административной ответственности подробнее.

В соответствии с п. 2 ст. 11 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции»2 сотрудники милиции вправе проверять у граждан документы, удостоверяющие личность, а также производить в порядке установленном федеральным законом, личный досмотр лиц, досмотр их вещей, ручной клади и багажа, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или административного правонарушения, а также при наличии достаточных данных о том, что они имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества.

Н.М. Кипнис правильно полагает, что если в ходе проверки сотрудник милиции выявит на документе признаки подделки (ст. 327 УК РФ), то впоследствии для признания вещественного доказательства допустимым именно сотрудник милиции обязан будет указать, какие в данном конкретном случае у него были достаточные основания подозревать лицо в совершении преступления или административного правонарушения3.

Личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице (без нарушения их конструктивной целостности), должны проводиться сотруд-

Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. С. 201.

2 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 49. Ст. 5905; 2000. № 31. Ст. 3204; №46. Ст. 4537; 2001. № 1. Ст. 15; №31. Ст. 3172; № 32. Ст. 3316; № 53. Ст. 5030; 2002. - № 18. Ст. 1721; № 27. Ст. 2620.

Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. С. 203.

140

никами милиции с соблюдением требований ст. 27.7. КоАП РФ. Данные про- (ф цессуальные действия могут проводиться в целях обнаружения орудий совер-

шения либо предметов административного правонарушения.

Установлено, что личный досмотр производится лицом одного пола с досматриваемым в присутствии двух понятых того же пола.

Досмотр вещей, находящихся при физическом лице (ручной клади, багажа, орудий охоты и рыбной ловли, добытой продукции и иных предметов), осуществляется уполномоченными на то должностными лицами в присутствии двух понятых.

Однако в исключительных случаях при наличии достаточных оснований полагать, что при физическом лице находятся оружие или иные предметы, которые могут быть использованы для причинения вреда жизни и здоровью других лиц, анализируемые принудительные меры могут быть осуществлены без понятых.

В случае необходимости в ходе досмотра применяются фото- и киносъемка, видеозапись и иные применяемые в производстве по делам об административных правонарушениях способы фиксации вещественных доказательств.

О личном досмотре и (или) досмотре вещей, находящихся при физиче ском лице, должен быть составлен специальный протокол либо делается соот ветствующая запись в протоколе о доставлении или в протоколе об админист ративном задержании. Реквизитами специального протокола о досмотре явля ются: дата и место его составления; должность, фамилия и инициалы лица, со ставившего протокол; сведения о физическом лице, подвергнутом личному досмотру; сведения о виде, количестве, об идентификационных признаках ве щей, в том числе о типе, марке, модели, калибре, серии, номере, об иных иден тификационных признаках оружия; сведения о виде и количестве боевых при пасов; сведения о виде и реквизитах документов, обнаруженных при досмотре, находящихся при физическом лице; запись о применении фото- и киносъемки, видеозаписи, иных применяемых в производстве по делам об административ- (• ных проступках способов фиксации вещественных доказательств; подписи

141

должностного лица, составившего протокол, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении либо владельца вещей, подвергнутых досмотру, а также понятых.

В случае отказа лица, в отношении которого ведется производство по делу или владельца вещей, подвергнутых досмотру, от подписания протокола в нем должна быть сделана соответствующая запись.

Материалы, полученные в ходе досмотра с применением фото- и кино- съемки, видеозаписи, иных установленных способов фиксации вещественных доказательств должны быть приложены к протоколу досмотра (протоколу о доставлении или протоколу об административном задержании).

Таким образом, на примере процессуальной регламентации личного дос- мотра и досмотра вещей в КоАП РФ видно, что закрепление доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях должно в полной мере соответствовать закону.

Вторым обязательным условием вовлечения в уголовный процесс доказа- тельственной информации, первоначально полученной в производстве по делам об административных правонарушениях, является соблюдение установленного уголовно-процессуальным законом порядка представления данной информации органу дознания, следователю и прокурору.

Материалы об административных правонарушениях могут передаваться прокурору и органам расследования преступлений как на стадии возбуждения уголовного дела, так и во время предварительного расследования преступлений.

С.А. Шейфер в этой связи применительно к вопросу о допустимости во время доследственной проверки материалов, полученных органами милиции при осуществлении ими административной деятельности, правильно указывает на несовершенство практики, когда данные материалы направляются следователю с рапортом сотрудника милиции или препроводительным письмом начальника органа дознания, поскольку в основе направления материалов лежит юридический факт: выявление органом дознания признаков не административ-

142

ного правонарушения, а уголовно наказуемого деяния. Поэтому автор полагает, что «наилучшей формой обоснования принятого решения должно стать мотивированное постановление органа дознания»1.

Соглашаясь с сущностью предложения С.А. Шейфера, отметим, что на- правлять в данном случае материалы могут не только органы дознания, но и другие органы и должностные лица, правомочные вести производство по делу об административном правонарушении. При этом в соответствии с ч. 4 ст. 28.1. КоАП РФ дело об административном правонарушении считается возбужденным не только с момента составления протокола об административном правонарушении (вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении), но и с момента:

  1. составления первого протокола о применении мер обеспечения произ- водства по делу об административном правонарушении (административного задержания, личного досмотра, досмотра вещей, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов, ареста товаров, транспортных средств и иных вещей и др.);
  2. вынесения определения о возбуждении дела об административном пра- вонарушении при необходимости проведения административного расследования, предусмотренного ст. 28.7. КоАП РФ.
  3. Поэтому материалы о фиксации в протоколе личного досмотра и других протоколах мер обеспечения производства по делам об административных проступках доказательственной информации, свидетельствующей о наличии признаков преступления, являются материалами возбужденного (выделено мной — Ю.Ч.) дела об административном правонарушении, даже если протокол об административном правонарушении не составлялся. Следовательно, по данному делу об административном правонарушении, в случае передачи его материалов компетентным должностным лицам для осуществления уголовного преследования, должно быть принято соответствующее постановление органа (должно-

Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки. С. 49 - 50; Он же. Законность способа получения предметов и документов как фактор их допус-

143

стного лица), ведущего производство. Именно в данном постановлении должно быть указано, что материалы дела об административном правонарушении направляются прокурору, следователю или органу дознания для осуществления уголовного преследования.

В подтверждение нашей позиции укажем, что согласно п. 3 абзаца 2 ч. 1 ст. 29.9. КоАП РФ в случае передачи материалов дела прокурору, в орган предварительного следствия или в орган дознания, если в деянии содержатся признаки преступления, должно приниматься постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

Однако отметим, что вопрос о передаче материалов дела об администра- тивном правонарушении для осуществления уголовного преследования решен в КоАП РФ неполно, поскольку:

  1. отсутствует норма, обязывающая орган (должностное лицо), ведущий производство по делу об административном проступке, в случае обнаружения признаков преступления незамедлительно передавать материалы дела прокурору, следователю или органу дознания;
  2. не урегулированы особенности передачи для осуществления уголовного преследования материалов о противоправном деянии, за совершение которого физическое лицо должно привлекаться к уголовной ответственности, а юридическое лицо - к административной ответственности.
  3. Представляется, что во втором случае орган (должностное лицо), в про- изводстве которого находится дело об административном правонарушении, должен принимать постановление о выделении дела об административном правонарушении в отношении юридического лица и передаче материалов дела для осуществления уголовного преследования. В противном случае юридическое лицо будет уклоняться от административной ответственности.

Поэтому в часть 1 ст. 29.9. КоАП РФ «Виды постановлений и определений по делу об административном правонарушении» необходимо внести сле- дующие дополнения:

тимости. С. 42.

144

А) в абзац 1 добавить пункт 3 следующего содержания: «о выделении дела об административном правонарушении в отношении юридического лица и передаче материалов дела для осуществления уголовного преследования»;

Б) добавить абзац 3 следующего содержания: «Постановление о выделении дела об административном правонарушении в отношении юридического лица и передаче материалов дела для осуществления уголовного преследования выносится в случае, предусмотренном частью 2 статьи 26.12. настоящего Кодекса».

Для устранения вышеназванных недостатков необходимо также дополнить КоАП РФ следующей новой статьей в главе 26 «Предмет доказывания. Доказательства. Оценка доказательств»:

«Статья 26.12. Передача материалов дела об административном правонарушении для осуществления уголовного преследования

  1. Орган (должностное лицо), в производстве которого находится дело об административном правонарушении, обнаружив в правонарушении признаки преступления, незамедлительно выносит постановление о прекращении произ- водства по делу в порядке п. 3 ст. 29.9. настоящего Кодекса и передает материалы дела прокурору, следователю или дознавателю.
  2. Орган (должностное лицо), ведущий производство по делу, установив, что в материалах дела об одном факте правонарушения содержатся признаки как преступления, так и административного проступка юридического лица, не- замедлительно в соответствии с абз. 3 ч. 1 ст. 29.9. настоящего Кодекса выносит постановление о направлении материалов дела прокурору, следователю или дознавателю для осуществления уголовного преследования, предварительно выделив копии материалов дела, содержащих сведения об административном проступке юридического лица».
  3. Укажем, что согласно результатам проведенного нами анкетирования 97,2%) прокуроров, 98,6%) следователей, 88,6%) дознавателей и 30%> адвокатов полагают необходимым ввести в КоАП РФ норму, обязывающую орган (должностное лицо), ведущий производство по делу об административном правона-

145

рушении, незамедлительно передавать материалы дела об административном (Ф правонарушении в органы уголовного преследования, если в них усматривают-

ся признаки состава преступления.

Продолжая анализ возможного вовлечения материалов дела об административном правонарушении в качестве доказательств в уголовное судопроизводство, отметим следующее.

С.А. Шейфер еще до принятия УПК РФ обоснованно предлагал также, что условием допустимости в качестве доказательств предметов и документов, полученных в ходе административной деятельности и указывающих на призна-ки уголовно-наказуемого деяния, должно стать составление в ходе доследст- венной проверки протоколов осмотра данных предметов (документов) как «наиболее эффективное средство фиксации факта преставления, содержания, формы и особенностей получаемого материала»1.

В соответствии с п. 3 ст. 140 УПК РФ одним из поводов для возбуждения уголовного дела является сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из источников, не указанных в п.п. 1 и 2 данной статьи (за-явления о преступлении и явки с повинной).

В соответствии со ст. 143 УПК РФ факт получения информации о преступлении согласно п. 3 ст. 140 УПК РФ оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления, который составляется по форме, установленной в приложении 1 к УПК РФ. «Этот рапорт, как вытекает из буквального толкова- ния закона, составляется в момент получения первичной информации. В некоторых случаях подобная информация, являясь результатом специально предпринятой проверки (в рамках административной, оперативно-розыскной, про-курорско-надзорной деятельности), содержит достаточные для принятия окончательного решения данные»2.

Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки. С. 50.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. С. 323.

146

Представляется, что рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренный ст. 143 УПК РФ, фактически дублирует в данном случае по- становление о прекращении дела об административном правонарушении, в котором уже должна быть дана оценка юридического факта обнаружения признаков преступления. Данный рапорт ни в коей мере не может заменить предложенного С.А. Шейфером протокола осмотра предметов и документов как процессуального следственного действия, с помощью которого уже на стадии возбуждения уголовного дела можно было бы полнокровно «формировать доказательства», трансформируя в них сведения о фактах, содержащиеся в материалах дела об административном правонарушении1.

Заметим, что данное следственное действие применительно к проводимому в настоящей работе исследованию можно определить в качестве «осмотра материалов дела об административном правонарушении». Целесообразность его осуществления уже на стадии возбуждения уголовного дела объясняется следующим.

Во-первых, по своей правовой природе передача материалов дела об ад- министративном правонарушении органу расследования преступлений равнозначна представлению доказательств, предусмотренных ст. 86 УПК РФ, в силу чего «данную процедуру без ущерба для истины и прав граждан можно распространить и на стадию возбуждения уголовного дела»2.

Во-вторых, уголовно-процессуальный закон в принципе допускает на стадии возбуждения уголовного дела возможность производства отдельных следственных действий (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), а также протоколирования факта получения данных о признаках преступного деяния (ст.ст. 141, 142 УПК РФ).

Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М, 2001. С. 7 -13, 188 - 194; Сабиров Х.А. Протоколы следственных и судебных действий как вид доказательств в российском уголовном процессе: Автореф. … дисс. канд. юрид. наук. - Краснодар, 2000. С. 13.

Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки. С. 50.

147

В-третьих, материалы дела об административном правонарушении характеризуются важным доказательственным значением (будучи итогом административного расследования, в ходе которого были выявлены признаки преступного деяния) и поэтому надежность закрепления содержащейся в них доказательственной информации важно обеспечить (в целях предотвращения утраты и т.п.) уже на стадии возбуждения уголовного дела.

Таким образом, вопрос о допустимости в качестве доказательств материалов дела об административном правонарушении может решаться уже на стадии возбуждения уголовного дела, но только с соблюдением следующих условий: 1) соответствие КоАП РФ процедуры их закрепления в качестве доказательств в рамках производства по делам об административных проступках; 2) предоставление их прокурору, следователю или органу дознания в соответствии с постановлением органа (должностного лица), в производстве которого находится дело об административном правонарушении; 3) производства осмотра материалов дела об административном правонарушении.

Приобщение материалов дела об административном правонарушении в ходе предварительного расследования дознавателем, следователем, прокурором и судом должно производиться путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом (ч. 1 ст. 86 УПК РФ).

При этом нельзя забывать, что «законность источника доказательств -первый и основной критерий его допустимости»1. Поскольку перечень источников уголовно- процессуальных доказательств исчерпывающий, весьма важно «идентифицировать» среди них материалы дела об административном правонарушении.

Представляется, что доказательства, полученные в ходе производства по делу об административном правонарушении, могут вводиться в уголовное су-

Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в уголовном процессе: Учебное по- собие. - Краснодар, 1997. С. 13.

148

допроизводство в качестве «иных документов» (ст. 84 УПК РФ) и веществен ен ных доказательств (ст.ст. 81-82 УПК РФ).

Аналогичной точки зрения обоснованно придерживается В.Л. Зуев в отношении материалов об административных правонарушениях, вовлекаемых в уголовных процесс в связи с расследованием преступлений с административной преюдицией1.

Заметим также, что определенная аналогия процессуальной природы материалов об административных правонарушениях вполне допустима с предметами и документами, полученными в процессе оперативно-розыскной деятель-ности, поскольку последняя наряду с административным принуждением также является охранительным институтом административного права2.

В этой связи укажем, что «результаты оперативно-розыскной деятельности, зафиксированные в соответствующих оперативно-служебных документах, при определенных условиях могут послужить основой для формирования такого вида доказательств как иные документы, но лишь при соблюдении свойственного данному виду доказательств процессуального режима формирования»3.

В свете проводимого нами анализа материалов дел об административных правонарушениях как источников уголовно-процессуальных доказательств представляет интерес также следующая проблема.

В.М. Тертышник в связи с принятием Закона Украины «О судебной экс пертизе», в котором установлен единый порядок производства экспертиз в раз личных видах юридических процессов (уголовном, гражданском, арбитражном и административном) поставил вопрос об экспертной преюдиции: ^ «…правомерным будет придавать экспертному заключению, выполненному в

рамках административного или иного юридического процесса с соблюдением

1 Зуев В.Л. Указ. соч., С. 29 - 31.

Об ОРД как институте административного права см.: Соловей Ю.П. Сыск как институт ад- министративного права // в кн. Институты административного права России. - М., 1999. С. 84 - 90; Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. - М., 2000. С. 320 -321,328-337.

Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. -М, 1996. С. 72.

149

требований вышеназванного закона, значения доказательств в уголовном процессе в смысле ст. 75 УПК Украины, то есть «заключения эксперта» .

Нельзя никак согласиться с данным предложением, допускающем пре- юдицию экспертизы, проведенной в производстве по делам об административных правонарушениях, в ходе производства по уголовному делу.

В соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2001 г. «О государст- венной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государ- ственная судебно-экспертная деятельность наряду с производством судебных экспертиз включает в себя и проведение экспертиз в рамках производства по делам об административных проступках.

Это правомерно, поскольку эксперты при производстве экспертиз как по уголовным делам, так и по делам об административных правонарушениях наделены в целом аналогичными правами, что способствует качеству экспертиз и в административном производстве. По мнению Ю.К. Орлова «несудебная экспертиза отличается от судебной только по процессуальной форме. Никаких различий исторического характера между ними нет, методический уровень их может (и должен) быть одинаков» .

Однако это не означает нивелирования существенных различий, сущест- вующих между экспертизами, осуществляемыми в ходе уголовного судопроизводства и производства по делам об административных проступках.

Требование тщательного соблюдения уголовно-процессуальной формы позволяет квалифицировать проводимую по уголовным делам экспертизу в качестве судебной1. Наличие процессуальной формы позволяет отграничить судебную экспертизу от ревизии и от несудебных экспертиз, проводимых до воз-

Тертышник В.М. Проблемы теории и практики доказывания на досудебных стадиях совре- менного уголовного процесса. С. 124. Заметим, что данным предложением автор противоречит сформулированному им в этой же работе другому предложению о недопустимости использования административно-процессуальных форм для получения доказательств при производстве дознания и предварительного следствия (С. 119). 2 Российская газета. 5 июня 2001 г. С. 4.

Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам): Учеб. пособие. - М., 1995. С. 19.

150

буждения уголовного дела либо после его возбуждения, но независимо от него и не в связи с ним. Соблюдение процессуальной формы производства судебной экспертизы - необходимое условие допустимости заключения эксперта как су-дебного доказательства .

В то же время в производстве по делу об административном правонару- шении заключение эксперта всегда является результатом несудебной экспертизы (экспертизы, осуществленной вне судопроизводства), даже если экспертиза была назначена судьей, рассматривающим дело об административном правонарушении, поскольку судья в производстве по делу об административном правонарушении не осуществляет правосудие, а выступает в качестве субъекта государственного управления.

Резван А.П. Подготовка и назначение экспертиз по делам о загрязнении водоемов и возду- ха: Учеб. пос. - М., 1982. С. 28-31.

Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам). С. 5.

151

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключительной части исследования автор считает необходимым наи- более значимые и важные моменты диссертации изложить как в форме теоретических выводов, так и тех предложений, которые должны найти отражение в уголовно-процессуальном законе и практике его применения, а также в тех нормах законодательства об административных правонарушениях, которые могут способствовать повышению эффективности уголовного судопроизводства.

  1. Наличие собственной специфической процессуальной формы произ- водства по делам об административных правонарушениях предопределяет значимость его сравнительного анализа с уголовным судопроизводством. При этом несомненен качественный приоритет норм уголовно- процессуального права, олицетворяющих гораздо более высокую степень процессуальной регламентации.
  2. В свете сопоставления уголовного процесса с административным правом в целом, заметим, что можно согласиться с предложенным Ю.Н. Старило- вым для обозначения позитивной административно-правовой деятельности термином «управленческий процесс», условно признав его корректным по следующим соображениям.
  3. Во-первых, термин «управленческий процесс», будучи введен в обще- употребительный оборот, позволит четко отграничивать обозначаемую им деятельность от административного судопроизводства (административного процесса) и производств по реализации мер административного принуждения.

Во-вторых, несмотря на отсутствие процессуальной формы в классическом понимании, употребление термина «процесс» применительно к управлен- ческим процедурам, с акцентом на последних, позволит согласовать терминологию процессуального и административного права, так как «широкое» понимание процесса стало традиционным для науки административного права.

  1. Предлагается дополнить ст. 5 УПК РФ пунктом 1 следующего содер жания: «Административная соделиктность юридического лица» - привлечение

152

юридического лица к административной ответственности за то же самое деяние к уголовной ответственности, за совершение которого привлекается физическое лицо (лица)».

  1. Существует реальная перспектива введения в российский уголовный закон института ответственности юридических лиц и, соответственно, внесения соответствующих изменений в уголовно-процессуальный закон. В этой связи укажем, что важным подспорьем в такой законодательной работе станет теория и практика применения административной ответственности юридических лиц в Российской Федерации. Поэтому вполне возможно, что со временем в качестве одного из аспектов взаимодействия уголовной и административной ответственности в России будут выступать «пограничные» составы преступлений и административных проступков юридических лиц.
  2. Отметим в целом гораздо меньшую детализацию принципов производства по делам об административных проступках по сравнению с аналогичными принципами в уголовном судопроизводстве (как в законе, так и в теории). При этом производство по делам об административных правонарушениях принципиально отличается от уголовного процесса наличием принципа оперативности, не характерного для процессуальной формы уголовной ответственности.
  3. Система стадий уголовного судопроизводства превосходит структуру производства по делам об административных правонарушениях не только по количеству соответствующих основных этапов процесса, но и по насыщенности их процессуальной регламентации. При этом приоритет в тщательности процессуального регулирования присущ прежде всего центральной стадии уго- ловного процесса - судебному разбирательству.
  4. Гораздо большая система гарантий прав и законных интересов личности в процессуальной форме уголовной ответственности, по сравнению с порядком обжалования постановлений и решений в производстве по делам об админист- ративных проступках, выражается в специальных детально проработанных процедурах апелляционного и кассационного обжалования, производства в

153

надзорной инстанции, а также возможностью возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

  1. На основе анализа соотношения целей, задач, принципов и структуры форм процессуальной реализации уголовной и административной ответственности отметим следующую тенденцию: несмотря на практически одновременное принятие УПК РФ и КоАП РФ, принципиальное реформирование элементов процессуальной формы и стремление к переходу в качественно иной тип процесса (максимально приближенный к классическому состязательному) характерно только для уголовного судопроизводства. Новая же кодификация процессуальной формы административной ответственности решает задачи охвата всех субъектов административной ответственности, улучшения законодательной техники и т.п., что свидетельствует о стремлении не к смене существующей модели процесса, а лишь к ее модернизации.
  2. КоАП РФ, сохраняя в принципе присущую КоАП РСФСР характери- стику субъектов производства по делам об административных проступках, весьма похож по данному вопросу на УПК РСФСР и существенно разнится с УПК РФ. Процессуальная форма административной ответственности наделена принципом оперативности, существенно уступает в тщательности правовой регламентации процессуальной форме уголовной ответственности и именно поэтому, на наш взгляд, законодатель предпочел в КоАП РФ, в отличие от УПК РФ, оставить только элементы принципа состязательности.
  3. Если в уголовном процессе дело может быть рассмотрено только судом общей юрисдикции или военным судом, то меры административной ответст- венности могут применяться десятками органов и должностных лиц в соответствии с их компетенцией. Так, в соответствии с главой 23 КоАП РФ «Судьи, органы, должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях» субъектами административной юрисдикции наряду с судьями арбитражных судов, судьями районных судов, мировыми судьями, судьями гарнизонных военных судов и военными комиссарами являются еще пятьдесят девять уполномоченных органов.

154

  1. Подчеркнем важное значение деятельности прокурора как координа тора борьбы с правонарушениями. Именно прокурор традиционно надзирает за законностью отказов в возбуждении уголовных дел и прекращением уголовных дел о преступлениях, «конкурентных» с административными правонарушения ми и за возбуждением в названных случаях в отношении виновных лиц дел об административных правонарушениях. Данные полномочия реализуются проку рором прежде всего при проверке «отказных материалов» и прекращенных уго ловных дел.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 37 и ст. 146 УПК РФ уголовные дела могут возбуждаться следователями и дознавателями только с согласия прокурора. Следовательно, с 1 июля 2002 г. координирующая роль прокурора по делам о преступлениях с административной соделиктностью юридических лиц и по делам о «конкурентных» преступлениях и административных проступках должна осуществляться уже на стадии возбуждения уголовного дела.

  1. Представляется, что процессуальная роль защитника в уголовном су допроизводстве в силу состязательности уголовного процесса должна быть еще более активной и превосходить «юридический инструментарий» защитника в производстве по делам об административных правонарушениях. Это способст вовало бы устранению все еще просматривающегося в УПК РФ фактического неравенства субъектов «уголовного преследования» и защиты и заключающе гося в том, что участники уголовного судопроизводства со стороны защиты не вправе самостоятельно проводить процессуальные действия, результаты кото рых имели бы доказательственное значение.

В этой связи в качестве положительной новеллы уголовно-процессуального закона отметим право защитника собирать доказательства в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Кроме того, мы поддерживаем предложение И.Л. Петрухина об усилении состязательности уголовного судопроизводства путем наделения защитника правомочием осуществлять адвокатское расследование с помощью частных сыскных служб, но без проведения процессуальных действий.

155

  1. Представляется необходимым дополнить КоАП РФ статьей 17.71. следующего содержания:

«Статья 17.71. Невыполнение законных требований адвоката Невыполнение законного требования адвоката о предоставлении ему справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, орга- нов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, -

влечет наложение штрафа в размере от пяти до десяти минимальных раз- меров оплаты труда».

Следует также закрепить правило о том, что дела об административных проступках, предусмотренных ст. 17.71. КоАП РФ рассматриваются мировыми судьями.

  1. Несомненным достоинством УПК РФ и КоАП РФ по сравнению с ра нее действовавшим законодательством является совершенствование правового положения обвиняемых, подозреваемых и лиц, привлекаемых к администра тивной ответственности. Это выражается в следующем.

Во-первых, в соответствии с ч. 3 ст. 47 УПК РФ обвиняемый дополнительно получил следующие правомочия:

а) иметь свидание с защитником до первого допроса обвиняемого (п. 9);

б) применять технические средства для снятия копий с процессуальных документов (п. 13);

в) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом (п. 14);

г) участвовать в рассмотрении своих жалоб в любой судебной инстанции (п. 16).

Во-вторых, в соответствии со ст.ст. 98 и 107 УПК РФ предусмотрена гу- манная мера пресечения - домашний арест, применяемая в отношении подозреваемого или обвиняемого с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств вместо заключения под стражу.

156

В-третьих, согласно ст. 187 УПК РФ продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. При этом допрос не может длиться не- прерывно более 4 часов и продолжение допроса допускается только после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи. Продолжительность допросов несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых ограничена 4 часами в день и не может продолжаться без перерыва более 2 часов (ч. 1 ст. 425 УПК РФ).

В-четвертых, в ст. 255 УПК РФ закреплено правило о необходимости продления срока заключения под стражей подсудимого, если прошло 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд первой инстанции, а приговор не был вынесен. Решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке.

В-пятых, в УПК РФ фактически ликвидирован институт направления дел на доследование.

В-шестых, в соответствии со ст. 27.3. КоАП РФ по просьбе задержанного о месте его нахождения уведомляются не только родственники и администра- ция по месту его работы (учебы), как это было предусмотрено в ст. 240 КоАП РСФСР, но и защитник. При этом уведомление должно быть сделано в кратчайший срок. Задержанному лицу должны быть разъяснены его права и обязанности, о чем делается соответствующая запись в протоколе об административном задержании.

  1. Проведенный сравнительный анализ правового положения личности в уголовном судопроизводстве и процессуальной форме административной ответственности позволил сформулировать следующие предложения о внесении изменений и дополнений в уголовно-процессуальный закон:

  2. Дополнить ст. 225 УПК РФ частями 2 и 3 следующего содержания:

«2. Дознаватель обязан ознакомить обвиняемого с обвинительным актом и разъяснить ему сущность обвинения и права, предусмотренные ч. 4 ст. 47 настоящего Кодекса, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника,

157

если он участвует в деле, и дознавателя на обвинительном акте с указанием (• времени и даты.

Дознаватель принимает все необходимые меры для выполнения законных требований обвиняемого. В случае если обвиняемый изъявил желание дать показания по предъявленному ему обвинению, дознаватель обязан допросить его в порядке, предусмотренном статьями 173, 174 настоящего Кодекса.

  1. Обвиняемый и его защитник должны быть ознакомлены с материалами уголовного дела, о чем делается отметка в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела».

  2. Часть 2 ст. 225 УПК РФ исключить.
  3. Части 3 и 4 ст. 225 УПК РФ считать соответственно частями 4 и 5.
  4. В целях повышения административно-правовой охраны уголовно-процессуальных общественных отношений в КоАП РФ следует внести следующие изменения:

  5. дополнить КоАП РФ статьей 17.61. следующего содержания: «Статья 17.61. Неисполнение участниками уголовного судопроизводства

своих процессуальных обязанностей Умышленное неисполнение участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных
Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, -

влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда».

  1. Наделить должностных лиц органов внутренних дел правом составлять

Ф

протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст.

17.61. КоАП РФ, сделав соответствующее дополнение в п. 1 ч. 2 ст. 28.3. КоАП

РФ.

  1. Внести в статью 28.4. КоАП РФ следующие изменения и дополнения: 1) название статьи изложить в следующей редакции: «Возбуждение дел

об административных правонарушениях прокурором, следователем или дозна- # вателем»;

158

2) дополнить статью частью второй следующего содержания: «Следователи и дознаватели, в производстве которых находятся соответствующие уго- ловные дела или материалы доследственной проверки, вправе возбуждать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 17.61. и 17.7. настоящего Кодекса либо направлять соответствующие материалы руководителю органа внутренних дел для составления протокола об административном правонарушении в порядке, предусмотренном частью второй статьи 28.5. настоящего Кодекса».

Следует также закрепить правило о том, что дела об административных проступках, предусмотренных ст. 17.61. КоАП РФ рассматриваются мировыми судьями.

  1. Следует дополнить статью 148 УПК РФ новой частью четвертой сле дующего содержания:

«Если в материале проверки имеются данные об административном пра- вонарушении, прокурор в пятидневный срок со дня вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела рассматривает вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении и (или) о передаче материала для разрешения в административном порядке в соответствующий орган либо должностному лицу».

  1. Считаем необходимым дополнить ст. 213 УПК РФ частью шестой: «Если расследованием установлены факты, требующие применения мер

административного наказания, следователь указывает об этом в постановлении о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, а прокурор в течение пяти дней со дня вынесения данного постановления рассматривает вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении и (или) о передаче копий материалов уголовного дела для разрешения в административном порядке в соответствующий орган либо должностному лицу».

  1. Статью 161 УПК РФ предлагается дополнить частью четвертой сле дующего содержания: «В случае расследования преступления с администра тивной соделиктностью юридического лица копии материалов уголовного дела

159

с соблюдением требований настоящей статьи могут быть направлены в орган или должностному лицу, правомочным осуществлять производство по делу об административном правонарушении соответствующего юридического лица. С этой целью прокурор решает вопрос о возбуждении в отношении юридического лица производства по делу об административном правонарушении».

  1. Необходимо также дополнить КоАП РФ следующей новой статьей в главе 26 «Предмет доказывания. Доказательства. Оценка доказательств»:

«Статья 26.12. Передача материалов дела об административном правона- рушении для осуществления уголовного преследования

  1. Орган (должностное лицо) в производстве которого находится дело об административном правонарушении, обнаружив в правонарушении признаки преступления, незамедлительно выносит постановление о прекращении производства по делу в порядке п. 3 ст. 29.9. настоящего Кодекса и передает материалы дела прокурору, следователю или дознавателю.
  2. Орган (должностное лицо), ведущий производство по делу, установив, что в материалах дела об одном факте правонарушения содержатся признаки как преступления, так и административного проступка юридического лица, незамедлительно в соответствии с абз. 3 ч. 1 ст. 29.9. настоящего Кодекса выносит постановление о направлении материалов дела прокурору, следователю или дознавателю для осуществления уголовного преследования, предварительно выделив копии материалов дела, содержащих сведения об административном проступке юридического лица».

160

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Ф

  1. Нормативные материалы

1.1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 25 декабря 1993 г. 1.2. 1.3. О судебной системе Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. // СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1. 1.4. 1.5. О Конституционном Суде Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. // СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447. 1.6. 1.7. Арбитражный процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012. 1.8. 1.9. Кодекс РФ об административных правонарушениях // Российская газета. 31 декабря 2001 г.; 27 апреля 2002 г.; 28 июля 2002 г. 1.10. 1.11. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. - М., 2001. 1.12. 1.13. Налоговый Кодекс РФ. Часть 1. - М., 2002. 1.14. 1.15. Таможенный Кодекс РФ. - М., 2001. 1.16. 1.17. Уголовный Кодекс РФ. - М., 2002. 1.18.

1.10. Уголовно-процессуальный кодекс РФ // Российская газета. 22 декабря 2001 г.; 1 июня 2002 г.; 26 июля 2002 г. 1.11. 1.12. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 2001. 1.13. 1.14. О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ // Россий- 1.15. Ф

екая газета. 22 декабря 2001 г.; 1 июня 2002 г.

1.13. О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 196-ФЗ // Российская газета. 31 декабря 2001 г. 1.14. 1.15. О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 96-ФЗ // СЗ РФ. 1.16. Ф 2002. №30. Ст. 3013.

161

1.15. Об исполнительном производстве: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. //СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3591. 1.16. 1.17. О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая 2001 г. // Российская газета. 5 июня 2001 г. 1.18. 1.19. О милиции: Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 49. Ст. 5905; 2000. № 31. Ст. 3204; № 46. Ст. 4537; 2001. № 1. Ст. 15; № 31. Ст. 3172; № 32. Ст. 3316; № 53. Ст. 5030; 2002. № 18. Ст. 1721; № 27. Ст. 2620. 1.20. 1.21. О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН № 1373 от 28 сентября 2001 года: Указ Президента РФ от 10 января 2002 г. // СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 137. 1.22. 1.19. Об административных правонарушениях: Закон Краснодарского края от 26 июня 2002 г. № 497-КЗ // Кубанские новости. 6 июля 2002 г.

1.20. О порядке применения мер административного взыскания к лицам, освобожденным от уголовной ответственности в соответствии со статьей 43 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1977. № 7. Ст. 117. 1.21. 1.22. Об усилении ответственности за хулиганство: указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. // Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР. 1938 - 1975. - М., 1975. Т. 3. С. 380. 1.23. 2. Официально-документальные материалы, судебная практика

2.1. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. № 19- П «По делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-

162

процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края» // СЗ РФ. 1996. № 50. Ст. 5679.

2.2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000. С. 399-409. 2.3. 2.4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Фе- дерации при осуществлении правосудия» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. -М., 2000. С. 4-11. 2.5. 2.6. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 8 с изменениями от 21 декабря 1993 г. «О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000. С. 4. 2.7. 2.8. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1985 г. № 8 с изменениями от 21 декабря 1993 г. «О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000. С. 452 - 456. 2.9. 2.10. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 15 «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М., 2000. С. 321 -327. 2.11. 2.12. Судебная статистика за 2001 год // Российская юстиция. 2002. № 8. 2.13.

163

  1. Специальная литература: монографии, учебные пособия и учебники

3.1. Абдрахманов Р.С., Очередин В.Т. Протокольная форма досудебной подготовки материалов. - М., 1986. 3.2. 3.3. Административное право: Учебник / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. - М.: Юристъ, 1999. 3.4. 3.5. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки совет- ского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. 3.6. 3.7. Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в двух томах. - М.: Юрид. лит., 1981.-Т.1; Т. 2. 3.8. 3.9. Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. -М.: Юрид. лит., 1971. 3.10. 3.11. Алексеев С.С. Структура советского права. - М.: Юрид. лит., 1975. - 264с. 3.12. 3.13. Алексеев С.С. Теория права. - М.: Издательство БЕК, 1994. - 224с. 3.14. 3.15. Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. - М, 1997. - 672с. 3.16. 3.9. Анисимков В.М. Управление органами, исполняющими наказания (Актуальные вопросы теории и практики): Учеб. пос. - М., 1989.

3.10. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. -М., 1964. 3.11. 3.12. Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в советском уголовном процессе. -Иркутск, 1970. 3.13. 3.14. Басков В.И. Протокольная форма досудебной подготовки материалов. -М.: Юрид. лит., 1989. - 176с. 3.15. 3.16. Базылев Б.Т. Юридическая ответственность (Теоретические вопросы). - Красноярск. - Изд-во Краснояр. ун-та. - 1985. - 120с. 3.17. 3.18. Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР: Учебное пособие. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1989. - 204с. 3.19.

164

3.15. Бахрах Д.Н. Административная ответственность: Учебное пособие. -М., 1999. 3.16. 3.17. Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. -М., 2000. 3.18. 3.19. Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. -М.: Издательство НОРМА, 1999. - 429с. 3.20. 3.21. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущ- ность и методы. - М., 1966. 3.22. 3.23. Белозеров Ю.Н., Марфин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. - М., 1994. 3.24. 3.25. Боботов СВ. Конституционная юстиция (сравнительный анализ). -М., 1994. 3.26. 3.27. Борзенко А.В. Проблема цели в общественном развитии. - М., 1963. 3.28. 3.29. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (Очерк теории). - М: Юрид. лит., 1976. - 213с. 3.30. 3.31. Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содейст- вующих уголовному правосудию. - М., 1999. 3.32.

3.24. Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. - М., 1978. 3.25. 3.26. Вандышев В.В., Дербенев А.П., Смирнов А.В. Уголовный процесс. Часть 1. Общая часть уголовного процесса и досудебные стадии. - СПб., 1996. 3.27. 3.28. Вандышев В.В. Уголовный процесс. Курс лекций. - СПб., 2002. 3.29. 3.30. Васильев A.M. Правовые категории: Методические аспекты разработки системы категорий теории права. - М., 1976. 3.31. 3.32. Васильев И.Л., Поплужный В.А., Тихомирев O.K. Эмоции и мышле- ние.-М., 1980. 3.33. 3.34. Веремеенко И.И. Административно-правовые санкции. - М., 1975. 3.35. 3.36. Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. - М., 1993. 3.37.

165

3.31. Взаимосвязь уголовного и административного права в правоприме- (Ф нительной деятельности органов внутренних дел. Учеб. пос. / Под ред. А.В.

Наумова.-М., 1990.

3.32. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс: Учебное пособие для вузов. - М., 1998. - 383с. 3.33. 3.34. Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Монография. - Тюмень, 1999. 3.35. 3.36. Галаган И.А. Административная ответственность в СССР (государственное и материальноправовое исследование). - Воронеж. - Из-во Ворон, ун-та.-1970.-252с. 3.37. 3.38. Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Процессуальное регулирование. - Воронеж. - Из-во Ворон, ун-та. - 1976. - 1999с. 3.39. 3.40. Галиакбаров P.P. Уголовное право. Общая часть: Учебник. - Краснодар: Кубанский госагроуниверситет, 1999. 3.41. 3.42. Галкин Б.А., Калашникова Н.Я. Уголовный процесс. - М.: Госюриз-дат, 1949. 3.43. 3.44. Гегель Г.В.Ф. Философия права. Пер. с нем.: Ред. и сост. Д.А. Керимов и B.C. Нерсесянц; Авт. вступ. ст. и примеч. B.C. Нерсесянц. - М.: Мысль, 1990.-528 с. 3.45. 3.46. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. 3.47. 3.48. Горшенев В.М., Шахов И.Б. Контроль как правовая форма деятельности. - М.: Юрид. лит., 1987. 3.49. ф

3.41. Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. - М., 1972. 3.42. 3.43. Григорьев В.Н., Селютин А.В. Подследственность в уголовном процессе (понятие, основания и порядок определения, проблемы разграничения): Учеб. пос. - М., 2002. 3.44. 3.43. Гродзинский М.М. Государственный обвинитель в советском суде. - (• М., 1954.

166

3.44. Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. - М. - Из-во «Городец». - 1998. - 152с. 3.45. 3.46. Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе. (Проблемные вопросы науки и практики). - Оренбург, 1996. 3.47. 3.46. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск, 1991.

3.47. Давыдов П.М. Принципы советского уголовного процесса: Учебное пособие. - Свердловск, 1957. 3.48. 3.49. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л.: Изд-во ЛГУ.-1982.- 112с. 3.50. 3.51. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе. (Концептуальные положения). -М., 1995. 3.52.

3.50. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (Вопросы теории и практики). - М.: Юрид. лит., 1971. - 199с. 3.51. 3.52. Додин Е.В. Доказывание и доказательства в правоприменительной деятельности органов советского государственного управления. - Киев; Одесса. - 1976.-127с. 3.53. 3.54. Додин Е.В. Доказательства в административном процессе. - М.: Юрид. лит., 1973. 3.55. 3.56. Додин Е.В. Дрейшев Б.В. Правотворчество в советском государственном управлении. - М.: Юрид. лит., 1977. 3.57. 3.58. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М., 1996. 3.59. 3.60. Досудебная подготовка материалов в протокольной форме: Пособие / Ю.А. Леконцев, Н.А. Власова, В.Л. Зуев. - М. - 1991. - 61с. 3.61. 3.62. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность: О природе антиобщественных поступков и путях их преду- преждения. -М, 1989. 3.63. 3.64. Дурманов Н.Д. Понятие преступления. -М. - Л.: АН СССР, 1948. 3.65.

167

3.58. Дьяченко В.И. Протокольная форма досудебной подготовки мате-(ф риалов. Лекция. - М., 1985. 3.59. 3.60. Дюрягин И.Я. Право и управление. -М.: Юрид. лит., 1981. - 168с. 3.61.

3.60. Жуйков В.М. Проблемы гражданского процессуального права. - М., 2001. 3.61. 3.62. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1999. 3.63. 3.64. Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в уголовном процессе: Учебное пособие. - Краснодар., 1997. 3.65. 3.66. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. 3.67. 3.68. Зуев В.Л. Расследование дел о преступлениях с административной преюдицией: Уч. пос. / Под ред. В.И. Жулева. - М. - НИИ МВД РФ. - 1993. -75с. 3.69. 3.70. Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. - Владивосток, 1984. 3.71. 3.66. Изварина А.Ф. Мировые судьи России начала XXI века. - Ростов * н/Д., 2002.

3.67. Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. - Саратов, 1981. 3.68. 3.69. Каз Ц.М. Проблемы доказывания в суде первой инстанции. - Саратов, 1978. 3.70. 3.71. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. -Волгоград, 1988. 3.72. 3.73. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание при производстве расследования. - Горький, 1977. 3.74. 3.75. Керимов Д.А. Философские проблемы права. - М., 1972. 3.76. 3.72. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроиз- . водстве. -М., 1995.

3.73. Кирин В.А. Законодательство о борьбе с преступностью: отрасли и ф их взаимосвязь. - М.: Юрид. лит. - 1978. - 279с.

168

3.74. Ковалев М.И. Понятие и признаки преступления и их значение для квалификации. — Свердловск, 1977. 3.75. 3.76. Коваленко А.Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. - М., 2002. 3.77. 3.78. Коваль Л.В. Административно-деликтное отношение. — Киев, 1979. 3.79. 3.80. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. 3.81. 3.82. Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1971. 3.83. 3.84. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. Ю.М. Козлова. — М, 2002. 3.85. 3.86. Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонару- шениях / Под ред. И.И. Веремеенко, Н.Г. Салищевой, М.С. Студеникиной. - М., 2000. 3.87. 3.88. Комментарий к Таможенному кодексу РФ / Под ред. А.Н. Козырина. - М.: Изд-во «Спарк», 1996. - 624с. 3.89. 3.82. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова - М., 2002.

3.83. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 1999.-730с. 3.84. 3.85. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Зубков. - М., 1997. 3.86. 3.85. Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно- процессуального познания. -Нижний Новгород, 1995.

3.86. Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов. - 1978. 3.87. 3.88. Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. - Крас- ноярск.: Изд-во Красноярск, ун-та., 1985. - 136с. 3.89.

169

3.88. Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. - Краснодар, 2000. 3.89. 3.90. Кузьмичева Г.А., Калинина Л.А. Административная ответственность: Учебное пособие. - М., 2000. 3.91. 3.92. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж, 1983. 3.93. 3.94. Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. - М.: МГУ, 1969. 3.95. 3.96. Кулагин Н.И. Структура и функции управления в системе предвари- тельного следствия: Учеб. пособие. -Волгоград, 1994. 3.97. 3.98. Курс советского уголовного права. Часть Общая. - Т. 1. - Л., 1968. 3.99. 3.100. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М., 1989. 3.101. 3.102. Курылев СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. - Минск, 1969. 3.103. 3.104. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М. - МГУ. - 1972. - 114с. 3.105. 3.106. Лазарев Б.М. Компетенция органов управления. - М.: Юрид. лит., 1972. 3.107. 3.108. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М., 1986. 3.109. 3.110. Ларин A.M. Презумпция невиновности. -М., 1978. 3.111.

3.100. Левченко О.В. Презумпция невиновности обвиняемого в доказывании по уголовным делам: Монография. - Астрахань, 2001. 3.101. 3.102. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву (Тео- ретические проблемы). -М.: МГУ. - 1981. - 239с. 3.103. 3.104. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответст- венности. Теория и законодательная практика. - М., 2000. 3.105. 3.106. Мал ков В.П. Повторность проступка и уголовная ответственность. - Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 1968. 3.107. 3.108. Мальцев В.В. Введение в уголовное право. - Волгоград, 2000. 3.109.

170

3.105. Масленников М.Я. Административно-юрисдикционный процесс: Сущность и актуальные вопросы правоприменения по делам об административных правонарушениях. - Воронеж, 1990. - 207с. 3.106. 3.107. Масленников М.Я. Порядок применения административных взысканий: Учебно-практическое пособие. - М.: Изд-во БЕК, 1998. - 272с. 3.108. 3.109. Махина С.Н. Административный процесс: Проблемы теории, перспективы правового регулирования. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1999. 3.110. 3.111. Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1956. 3.112. 3.113. Михайловская И.Б. Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. - М., 1988. 3.114. 3.115. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. - Ярославль, 1976. 3.116. 3.117. Мурзинов А.И. Преступление и административное правонарушение. Учебное пособие. - М.: ВЮЗИ., 1985. - 71с. 3.118. 3.119. Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы судебных доказательств при осуществлении правосудия. -Л., 1971. 3.120. 3.121. Немытина М.В. Российский суд присяжных. - М., 1995. 3.122. 3.123. Николайчик Н.И., Матвиенко Е.А. Всесторонность, полнота и объективность предварительного расследования. Минск, 1969. 3.124. 3.125. Новиков К.А. Свобода воли и марксистский детерменизм. - М., 1981. 3.126. 3.127. Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций: Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. - Ростов н/Д., 1992. 3.128. 3.129. Ожегов СИ. Словарь русского языка. Издание 10-е / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М.: «Советская энциклопедия», 1975. 3.130. 3.131. Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения в российском судопроизводстве и общая теория социального поведения. - Тюмень. -1993. 3.132.

171

3.119. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. -М, 2000. 3.120. 3.121. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам): Учеб. пособие. - М., 1995. 3.122. 3.123. Павлов Н.Е. Долг свидетеля. -М., 1989. 3.124. 3.125. Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учеб. пос. для юри-дич. вузов. - М., 1997. 3.126. 3.127. Панова И.В. Административно-юрисдикционный процесс. - Саратов, 1998. 3.128. 3.129. Панова И.В. Юридический процесс. - Саратов: Светопись, 1998. -73с. 3.130. 3.131. Перков И.М. Соотношение материальных и процессуальных норм исправительно-трудового права в теории и практике исполнения уголовных на- казаний. Учебное пособие. - М., 1980. 3.132. 3.133. Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть). - М., 1998. 3.134.

3.127. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М: Наука, 1989. - 256с. 3.128. 3.129. Пикуров Н.И. Уголовное право в системе межотраслевых связей: Монография. - Волгоград, 1998. С. 172 - 178. 3.130. 3.131. Пионтковский А.А. Учение о преступлении. - М.: Госюриздат, 1961. 3.132. 3.133. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. -М., 1956. 3.134. 3.135. Попова Ю.А. Судопроизводство по делам, возникающим из публично- правовых отношений (теоретические проблемы). Краснодар, 2002. 3.136. 3.137. Правовые гарантии законности в СССР / Под ред. М.С. Строгови-ча.-М., 1962. 3.138. 3.139. Преступление и наказание. Комментарии к проектам УК России / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и А.В. Наумова. - М., 1993. 3.140.

172

3.134. Проблемы соотношения материального и процессуального права / Отв. ред. М.С. Шакарян. - М. - Тр. ВЮЗИ. - 1980. - 157с. 3.135. 3.136. Проблемы судебного права/ Под ред. В.М. Савицкого. - М.: Наука, 1983.-223с. 3.137. 3.138. Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. -М., 1979. 3.139. 3.137. Прокофьев Ю.Н. Понятие и сущность документов как доказа тельств в советском уголовном процессе. — Иркутск, 1978.

3.138. Прокурорский надзор в Российской Федерации. Учебник / Под ред. В.И. Рохлина. - СПб., 2000. 3.139. 3.140. Процессуальные нормы и отношения в советском праве (в «непро- цессуальных» отраслях) / Науч. ред. И.А. Галаган. — Воронеж: Изд-во Ворон. ун-та, 1985.-208с. 3.141.

3.140. Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. - Екатеринбург. - Изд-во Гуманитарного ун-та. - 1997. -208с. 3.141. 3.142. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. -М., 1961. 3.143. 3.144. Резван А.П. Подготовка и назначение экспертиз по делам о загрязнении водоемов и воздуха: Учеб. пос. - М, 1982. 3.145. 3.146. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. -М., 1977. 3.147.

3.144. Ремнев В.И. Социалистическая законность в Государственном управлении. - М., 1979. 3.145. 3.146. Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. - М., 2000. 3.147. 3.148. Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. -М., 1998. 3.149.

173

3.147. Розенфельд В.Г., Старилов Ю.Н. Административное принуждение. Административная ответственность. Административно-юрисдикционный процесс: Учеб. пос. - Воронеж: Изд-во Ворон, ун-та, 1993. - 167с. 3.148. 3.149. Рохлин В.И., Стуканов А.П. Прокурорский надзор за соблюдением законности по делам об административных правонарушениях: Уч. пос. - СПб. -1997.-39с. 3.150. 3.151. Рязановский В.А. Единство процесса / Вступ. ст. М.К. Треушнико-ва. - М: «Городец», 1996. - 75с. 3.152. 3.153. Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Феде- рации. -М., 1996. 3.154. 3.155. Салищева Н.Г. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (вводный). - М., 2002. 3.156. 3.157. Салищева Н.Г. Административный процесс в СССР. - М, 1964. 3.158. 3. 153. Салищева Н.Г. Гражданин и административная юрисдикция в СССР. -ML: Наука, 1970. - 164с. (226с.)

3.154. Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. - М. - Юрид. лит. — 1971. - 240с. 3.155. 3.156. Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законо- дательству. - М.: Юрид. лит., 1963. 3.157. 3.158. Сибиряков С.Л. Предупреждение девиантного поведения молодежи (методологические и прикладные проблемы). - Волгоград, 1998. 3.159. 3.160. Синюков В.Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию. - Саратов: Полиграфист. - 1994. - 496с. 3.161. 3.162. Словарь административного права / Отв. ред. И.Л. Бачило, Н.Г. Са- лищева, Н.Ю. Хаманева. - М., 2000. 3.163. 3.164. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. - СПб., 2000. 3.165. 3.166. Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лу- кашевича. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. 3.167. 3.168. Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. - М., 1968. 3.169.

174

3.162. Солдатов А.П. Административная ответственность юридических лиц: Учебное пособие. - Краснодар: Краснодар, юрид. ин-т МВД РФ, 1999. 3.163. 3.164. Сорокин В.Д. Проблемы административного процесса. - М.: Юрид. лит., 1968. 3.165.

3.164. Сорокин В.Д. Метод правового регулирования: Теоретические проблемы. - М., Юрид. лит., 1976; 3.165. 3.166. Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право. - М.: Юрид. лит., 1972. 3.167.

3.166. Спасович В.Д. О теории судебно-уголовных доказательств. - СПб., 1861. 3.167. 3.168. Судебная система России: Учебное пособие. - М.: Дело, 2000. 3.169. 3.170. Становление судебной власти в обновляющейся России / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. - М., 1997. 3.171. 3.172. Старилов Ю.Н. Административное право: В 2-х частях. Ч. 2. Книга вторая: Формы и методы управленческих действий. Правовые акты управления. Административный договор. Административная юстиция. - Воронеж: Изд-во ВГУ,2001. 3.173. 3.174. Старилов Ю.Н. Административная юстиция =Administrative justice: Проблемы теории. - Воронеж. - 1998. - 197с. 3.175. 3.176. Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. - М., 1972. 3.177. 3.178. Стецовский Ю.И. Судебная власть. Учебное пособие. -М., 1999. 3.179. 3.180. Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. - Ростов- на-Дону, 1966. 3.181. 3.182. Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовный закон и проблемы его эффективности. - М., 1979. 3.183. 3.184. Строгович М.С. Право на защиту и презумпция невиновности. -М., 1984. 3.185. 3.186. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2-х т. Пе- реработ. и доп. изд. - М. - Наука. - Т. 1. Основные положения науки советского 3.187.

175

уголовного процесса. - 1968. - 470с; Т. 2. Порядок производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному праву. - 1970. - 516с.

3.177. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. - М., 1966. 3.178. 3.179. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955. 3.180. 3.181. Таможенное право. Учебник / Отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. - М.: Юристъ.- 1998.-576с. 3.182. 3.183. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Отв. ред. Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и дополненное, М., «Юрид. лит.», 1973. -736с. 3.184. 3.185. Теория юридического процесса / Под общ. ред. В.М. Горшенева. - Харьков: Вища школа, 1985. - 193с. 3.186. 3.187. Тертышник В.М., Слинько СВ. Теория доказательств: Учебное по- собие. - Харьков, 1998. 3.188. 3.189. Тертышник В.М. Проблемы теории и практики доказывания на до- судебных стадиях современного уголовного процесса. - Сумы, 1995. 3.190. 3.191. Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. - М.: Издательство БЕК, 1995.-496с. 3.192. 3.193. Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. - М. - 1998.-798с. 3.194. 3.195. Торянников А.Г. Адвокат в уголовном процессе (деятельность ад- воката по оказанию юридической помощи обвиняемому в реализации прав на заявление ходатайств и принесение жалоб). - М., 1987. 3.196. 3.197. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960. 3.198. 3. 188. Турецкий М.В. Уголовная ответственность и ответственность дис- циплинарная. - М.: МГУ, 1957.

    1. Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. Учебное пособие. - М., 1983.

176

    1. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2001.

3.191. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. -М., 2000. 3.192. 3.193. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. - Издание 2-е, переработанное и дополненное. - М.: Зерцало. - 1997. - 576с. 3.194. 3.195. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. П.А. Лу-пинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1997. - 591с. 3.196. 3.197. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. С.А. Колосовича, Е.А. Зайцевой. - Волгоград, 2002. С. 7 - 10. 3.198. 3.199. Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. -М., 1959. 3.200. 3.201. Управленческие процедуры (Б.М. Лазарев, И.Ш. Муксинов, А.Ф. Ноздрачев и др.) / Отв. ред. Б.М. Лазарев - М.: Наука, 1988. - 271с. 3.202. 3.203. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. -Казань, 1976. 3.204. 3.205. Филиппов П.М. Судебная защита и правосудие в СССР. - Саратов, 1987. 3.206. 3.207. Хмыров А.А. Косвенные доказательства. - М.: Юрид. лит., 1979. -183с. 3.208. 3.209. Хмыров А.А. Проблемы теории доказывания. - Краснодар, 1996. 3.210. 3.211. Хропанюк В.Н. Теория государства и права (2-е изд., Доп. и испр.) / Под ред. В.Г. Стрекозова. - М., 1995. - 382с. 3.212. 3. 202. Худяков Е.А. Эффективность применения норм с административной преюдицией. Учебное пособие. - М, 1981.

3.203. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962.

3.204. Чечот Д.М. Административная юстиция (Теоретические пробле мы).-Л., 1973.

177

3.205. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма.-М., 2001. 3.206. 3.207. Шейфер С.А. Доказательство и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти, 1998. 3.208. 3.209. Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в со- ветском уголовном процессе. - М., 1972. 3.210. 3.211. Шергин А.П. Административная юрисдикция. - М., 1979. 3.212. 3.209. Шиндяпина М.Д. Стадии юридической ответственности. - М., 1998.

3.210. Шишов О.Ф. Преступление и административный проступок. - М.: ВЮЗИ, 1967. 3.211. 3.212. Шматов М.А. Теория оперативно-розыскной деятельности в системе уголовно-правовых наук. - Волгоград, 2001. 3.213. 3.214. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974. 3.215. 3.216. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. - Минск, 1970. 3.217. 3. 214. Эбзеев Б.С. Конституция, Правовое государство. Конституционный Суд.-М., 1997.

3.215. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно- процессуального права. -Л., 1963.

3.216. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л.: Изд-во ЛГУ., 1976. - 143с. 3.217. 3.218. Эйсман А.А. Логика доказывания. - М., 1971. 3.219. 3.220. Юридическая процессуальная форма: теория и практика / Под общ. ред. П.Е. Недбайло и В.М. Горшенева. - М.: Юрид. лит., 1976. - 280с. 3.221. 3.222. Юсупов В.А. Правоприменительная деятельность органов управ- ления. - М.: Юрид. лит., 1979. 3.223. 3.224. Юсупов В.А. Теория административного права. - М., 1985. 3.225. 3.226. Явич Л.С. Право развитого социалистического общества: сущность и принципы. - М., 1978. 3.227.

178

3.222. Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. - М., 1990. - 192с. ф 3.223. Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и

проблемы его реализации. Монография. - М.: «Проспект», 1999. - 200с.

3.224. Якуб М.С. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М. - Юрид. лит. - 1981. - 144с. 3.225. 3.226. Якуба О.М. Административная ответственность. М, 1972. 3.227. 4. Статьи

4.1. Антошина А. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса: становление правового института // Российская юстиция. 2002. № 8. 4.2. 4.3. Астафьев А.Ю. Проблемы защиты законных интересов личности в уголовном процессе: идеи Л.Д. Кокорева и современные реалии / Служенье Истине: Научное наследие Л.Д. Кокорева: Сб. статей. - Воронеж, 1997. 4.4. 4.3. Базылев В.Т. Об институте юридической ответственности // СГИП. * 1975. № 1.

4.4. Балакшин В. Производство об административном правонарушении // Законность. 1997. № 9. 4.5. 4.6. Бобров В.К. К исследованию процессуальной формы // Изв. вузов. Правоведение. 1974. № 2. 4.7. 4.8. Божьев В.П. Предпосылки обеспечения защиты интересов жертв преступления в уголовном судопроизводстве // Проблемы защиты жертв преступ- 4.9. С# лений.-М, 1999.

4.7. Быков В.М. О совершенствовании правового статуса потерпевшего в стадии возбуждения уголовного дела // Актуальные вопросы предварительного расследования: Межвуз. сб. науч. тр. -Волгоград, 1997. 4.8. 4.9. Винберг А.И., Кочаров Г.И., Миньковский Г.М. Актуальные вопросы теории доказательств в уголовном процессе // Социалистическая законность. 4.10. т 1963. №3.

179

4.9. Воронин Э.И. К вопросу о соотношении мер уголовно- процессуального и административного принуждения // Актуальные вопросы государства и права на современном этапе. - Томск, 1982. С. 212-214 4.10. 4.11. Гаджиев Г.А., Кряжков В.А. Конституционная юстиция в Российской Федерации: становление и проблемы // Государство и право. - 1993. - № 7. 4.12. 4.13. Галаган И.А., Баев О.Я. К вопросу о юрисдикционном праве // Раз- витие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. - Воронеж. - 1979. С. 148-154. 4.14. 4.15. Галаган И.А., Василенко А.В. К проблемам теории правопримени- тельных отношений // Государство и право. 1998. № 3. 4.16. 4.17. Галаган И.А. Несколько страниц воспоминаний // Служенье Истине: Научное наследие Л.Д. Кокорева: Сб. статей. - Воронеж, 1997. 4.18. 4.19. Горшенев В.М. Природа юридического процесса как комплексной системы // Актуальные проблемы юридического процесса в общенародном государстве. — Ярославль, 1980. 4.20. 4.21. Гришин В.А. О некоторых подходах к социальной профилактике правонарушений несовершеннолетних // Социальная профилактика правонарушений среди несовершеннолетних. -М., 1990. 4.22. 4.23. Даев В.Г. Взаимосвязь процессуальной формы с материальным правом // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы: Сб. статей. - Воронеж, 1979. 4.24. 4.25. Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве // Правовоедение; - 1974. - № 1. 4.26. 4.27. Демин А.А. Понятие административного процесса и кодификация административно-процессуального законодательства // Государство и право. 2000. № 11. С. 11. 4.28. 4.29. Демин А.А. Понятие административного процесса и Административно- процессуальный кодекс Российской Федерации // Вестник Моск. ун-та. - Серия 11. С. 18-33. 4.30.

180

4.20. Диков Г.В. Проблемы создания системы административной юстиции в России (В свете зарубежного опыта) // Государство и право. 2001. № 5. 4.21. 4.22. Додин Е.В. Административная деликтология в системе юридической науки // Государство и право. 1991. № 12. 4.23. 4.24. Дорохов В.Я. Понятие доказательства в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1964. № 9. 4.25. 4.26. Дубинский А.Я. Соотношение задач административного и уголовного производства // Проблемы дальнейшего укрепления социалистической законности при расследовании преступлений органами внутренних дел: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред. А.Я. Дубинский. - Киев, 1988. С. 5 -11. 4.27.

4.24. Дубинский А.Я. Уголовно-процессуальные функции // Проблемы повышения качества уголовно-процессуальной деятельности в условиях перестройки. - Ижевск, 1989. 4.25. 4.26. Дюрягин И.Я. Правоприменительные отношения как разновидность управленческих отношений // Советское государство и право. 1977. № 7. 4.27. 4.28. Зайцев И. Административные иски // Российская юстиция. 1996. № 4. 4.29. 4.30. Закатов А.А., Резван А.П. О выявлении и изобличении преступника // Современные проблемы криминалистики: Межвуз. сб. науч. тр. - Волгоград, 1999. 4.31. 4.32. Зинатуллин 3.3. К вопросу об уголовно-процессуальных функциях // Уголовная ответственность: основания и порядок реализации. - Самара, 1990. 4.33. 4.34. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальные функции: понятие, виды, социальное назначение // Вестн. Удм. Ун-та. - Ижевск: Изд-во Удм. Ун-та. -1992. №2. 4.35. 4.36. Иванов Л. Административная ответственность юридических лиц // Закон. 1998. №9. С. 88. 4.37. 4.38. Кашепов В.П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации // Государство и право. 1998. № 2. 4.39.

181

4.32. Клейн Н.И. Концепция развития арбитражного процессуального за- конодательства // Концепции развития российского законодательства. - М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 1998. 4.33. 4.34. Клюканова Т.М. О реформировании уголовного законодательства в объединенной Германии // Вестник СПб. ун-та. Сер. 6. - 1994. - Вып. 2. 4.35. 4.36. Корнуков В.М. Взаимосвязь государственно-правовых, администра- тивных и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих процессуальное положение личности // Реализация норм государственного и административного права на предварительном следствии: сб. науч. тр. - Волгоград, 1987. 4.37. 4.38. Кривошеий П.К. О повторности преступлений // Актуальные проблемы уголовного права и криминологии: сб. науч. тр. - Волгоград, 2001. 4.39. 4.40. Кругликов А.П. Понятие и система принципов уголовного процесса в новом УПК РФ // Доказательства при осуществлении правосудия по уголов- ным делам: сб. науч. ст. - Волгоград, 2002. 4.41. 4.42. Кругликов А.П. Какой суд защитит права и законные интересы гра- ждан в уголовном процессе // Защита субъективных прав: история и современные проблемы. - Волгоград, 2000. 4.43.

4.38. Крылова Н.Е. Уголовная ответственность юридических лиц во Франции: предпосылки и основные черты // Вестник МГУ. Серия 11 «Право». -1998. №3. С. 69-80. 4.39. 4.40. Кряжков В., Старилов Ю. Административные суды: какими им быть? // Российская юстиция. 2001. № 1. 4.41. 4.42. Кулагин Н.И. Об обучении следователей профессиональной этике, культуре общения и речи // Психолого-педагогические основы обучения в вузе МВД России: Курс лекций. - Волгоград, 2002. С. 220 - 221. 4.43. 4.44. Кулагин Н.И. О смежных проблемах криминалистики и науки управления в сфере предварительного следствия // Современные проблемы криминалистики: Межвуз. сб. науч. тр. -Волгоград, 1999. 4.45.

182

4.42. Лазарева В.А. Судебная власть и уголовное судопроизводство // Го- сударство и право. 2001. № 5. С. 49 - 56. 4.43. 4.44. Лебедев В. От идеи судебного нормоконтроля к административному судопроизводству // Российская юстиция. 2000. № 9. 4.45. 4.46. Ломакина В.Ф. Разграничение преступлений и сходных с ними ад- министративных правонарушений // Институты административного права России / Отв. ред. И.Л. Бачило, Н.Ю. Хаманева. - М, 1999. С. 245 - 249. 4.47. 4.48. Лукашева Е.А. Принципы социалистического права // Советское го- сударство и право. 1970. № 6. 4.49. 4.50. Лукашевич В.З. О понятии доказательства в советском уголовном процессе // Правоведение. 1963. № 1. 4.51. 4.52. Лунев А.Е. Проблемы административной ответственности // Социа- листическая законность. 1972. № 5. 4.53. 4.48. Масленников М.Я. Административно-юрисдикционный процесс: понятие и соотношение с иными видами процессуально-правовой деятельности // Государство и право. 2001. № 2.

4.49. Масленников М.Я. Некоторые вопросы взаимосвязи и соотношения материально-правовой регламентации и процессуально-правового регулирования в сфере уголовной и административной юрисдикции // Вопросы взаимодействия уголовного права и процесса. - Межвуз. тематич. сб. науч. тр. - Калинин. -КГУ. 1988. С. 119-133. 4.50. 4.51. Матюшин Б.Т., Кальницкий В.В. Прекращение уголовного дела в связи с привлечением лица-к административной ответственности // Актуаль- ные проблемы криминализации и декриминализации общественно опасных деяний: Сборник науч. тр. - Омск, 1980. 4.52. 4.53. Михайловский И.В. Судебное право, как самостоятельная юридиче- ская наука // Право. 1908. № 32. 4.54. 4.55. Михайловская И. Права личности - новый приоритет Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. №7. 4.56.

183

4.53. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы содержания и формы совет- ского уголовного процесса // Вестн. Ярослав, ун-та. 1972. № 4. 4.54. 4.55. Наумов А.В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной эко- номике // Советское государство и право. 1991. № 2. 4.56. 4.57. Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления // Го- сударство и право. 2000. № 8. 4.58.

4.56. Нормы бюрократии на душу населения. Швейцарский адвокат с российским гражданством предлагает рецепт против чиновного произвола // Российская газета. 25 января 2002 г. 4.57. 4.58. Орлов Ю.К. Структура судебного доказывания и понятие судебного доказательства // «Вопросы борьбы с преступностью». Вып. 28. - М., 1978. 4.59. 4.60. Панова И.В. Административный процесс в Российской Федерации // Правоведение. - С. 24. 4.61. 4.62. Панченко П.Н. Уголовно-правовые вопросы криминализации обще- ственно опасных деяний // Актуальные проблемы криминализации и декриминализации общественно опасных деяний: Сборник научных трудов. - Омск, 1980. 4.63. 4.64. Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать // Социалистическая законность. 1974. № 9. 4.65. 4.66. Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судо- производства в России // Государство и право. 2002. № 5. 4.67.

4.62. Петрухин И.Л. Система конституционных принципов советского правосудия // Советское государство и право. 1981.•-№ 5. 4.63. 4.64. Салищева Н.Г., Хаманева Н.Ю. Административная юстиция, адми- нистративное судопроизводство // Государство и право. 2002. № 1. 4.65. 4.66. Розин Н.Н. Процесс, как юридическая наука. Ж.М.Ю. 1910. 4.67. 4.68. Сахаров А.Б. Перспективы развития советского уголовного права // Советское государство и право. 1983. № 7. 4.69. 4.70. Соловей Ю.П. Сыск как институт административного права // в кн. Институты административного права России. - М., 1999. 4.71.

184

4.67. Старилов Ю.Н. О сущности и новой системе административного права: некоторые итоги дискуссии // Государство и право. 2000. № 5. С. 12. 4.68. 4.69. Столмаков А.И. Понятие правонарушения по советскому уголовно- процессуальному праву // Правоведение. 1980. № 1. С. 71-76. 4.70. 4.71. Столмаков А.И. Санкции в уголовном судопроизводстве // Правове- дение. 1982. №3. 4.72. 4.73. Стуканов А. Участие прокурора в рассмотрении дел об администра- тивных правонарушениях // Законность. 1996. №11. 4.74. 4.75. Тарбагаев А.Н. Ответственность в уголовном праве // Правоведение. 1994. №3. 4.76. 4.77. Томин В.Т. Понятие цели советского уголовного процесса // Право- ведение. 1969. № 4. 4.78. 4.79. Ульянова Л.Т. О достаточности доказательств // Вест. МГУ. Сер. 11: Право. 1974. №6. 4.80. 4.81. Устинов В.В. Правовое регулирование и механизм противодействия терроризму и экстремизму в Российской Федерации: действующая нормативно-правовая база и перспективы ее совершенствования // Государство и право. 2002. № 7. 4.82. 4.83. Фефилова В.Ф. Разграничение преступлений и проступков // Вестник МГУ. Серия 11 «Право». 1976. № 4. 4.84. 4.85. Чечина Н.А., Элькинд П.С. Об уголовно-процессуальной и граждан- ско-процессуальной ответственности // Советское государство и право. 1973. № 9. ~- ? ? ? ? - -?? ? -?– 4.86. 4.87. Шадрин B.C. Соотношение форм предварительного расследования // Уголовно-процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования. -Волгоград, 1985. 4.88. 4.89. Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют даль- нейшей разработки // Государство и право. 2001. № 10. С. 47 - 54. 4.90. 4.91. Шейфер С.А. Законность способа получения предметов и документов как фактор их допустимости // Допустимость доказательств в российском 4.92.

185

уголовном процессе. Материалы всероссийской научно-практической конференции. - Ростов н/Д, 2000. С. -51.

4.80. Шергин А.П. Научное обеспечение борьбы с административными правонарушениями. Институты административного права (третьи «Лазаревские чтения») // Государство и право. 1999. № 10. 4.81. 4.82. Элькинд П.С. Категории «содержание» и «форма» в сфере уголовно- процессуального регулирования // Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы: Сб. статей. - Воронеж, 1979. 4.83. 4.84. Якимов А.Ю. Административно-юрисдикционный процесс и адми- нистративно-юрисдикционное производство // Государство и право. 1999. № 3. -С. 5-10. 4.85. 4.86. Якимов А.Ю. Принципы административно-юрисдикционного процесса // Государство и право. 1999. № 5. С. 5-11. 4.87. 4.88. Якимов А.Ю. Тенденции развития системы субъектов администра- тивной юрисдикции // Проблемы административной ответственности на современном этапе. - М., 1989. 4.89. 5. Диссертации и авторефераты

5.1. Апостолова Н.Н. Мировые суды в Российской Федерации. Автореф. дисс. канд. юрид. наук.-Краснодар, 1998. 5.2. 5.3. Володина Л.М. Механизм обеспечения прав личности в российском уголовном процессе: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. 5.4. 5.5. Галактионов Е.А. Уголовно-правовые средства борьбы с организо- ванной преступностью: Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1993. 5.6. 5.7. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. - М., 1996. 5.8.

186

5.5. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1992. 5.6. 5.7. Камышин В.А. Иные документы как «свободное» доказательство в уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Ижевск, 1998. 5.8. 5.9. Карташов В.Н. Юридическая деятельность: проблема теории и методологии. Автореферат дисс. докт. юрид. наук. - М., 1990. 5.10. 5.11. Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. - Харьков, 1987. 5.12. 5.13. Костенко Р.В. Достаточность доказательств в российском уголовном процессе: Дисс. на соик. уч. ст. канд. юрид. наук. - Краснодар, 1999. 5.14.

5.10. Кудин Ф.М. Теоретические основы принуждения в советском уголовном процессе: Дисс. … докт. юрид. наук. - Свердловск, 1987. 5.11. 5.12. Кудин Ф.М. Теоретические основы принуждения в советском уголовном судопроизводстве: Автореф дисс. докт. юрид. наук. - Киев, 1987. 5.13. 5.14. Лайтман В.И. Процедурно-процессуальная форма в деятельности общественных организаций СССР: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Харьков, 1982. 5.15. 5.16. Ломакина В.Ф. Теоретические вопросы разграничения административных проступков и смежных с ними преступлений: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1980. - 26с. 5.17. 5.18. Минеева ГЛ. Уголовно-правовая охрана свидетеля и потерпевшего: Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1993. 5.19. 5.20. Пеков А.А. Доказательства и доказывание по делам об административных правонарушениях: Дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 2000. 5.21. 5.22. Разгильдиев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация: Автореф. … дисс. докт. юрид. наук. - М., 1994. 5.23.

187

5.17. Рогачева О.С. Особенности административно-процессуального статуса адвоката в производстве по делу о налоговом правонарушении: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Воронеж, 2001. 5.18. 5.19. Ростовщиков И.В. Обеспечение и защита прав и свобод личности: вопросы теории и практики органов внутренних дел. - Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. - М, 1997. 5.20. 5.21. Сабиров Х.А. Протоколы следственных и судебных действий как вид доказательств в российском уголовном процессе: Автореф. … дисс. канд. юрид. наук. - Краснодар, 2000. 5.22. 5.23. Севрюгин В.Е. Теоретические проблемы административного про- ступка: Дисс. докт. юрид. наук. - М., 1994. 5.24. 5.25. Сергун П.П. Охрана прав и свобод личности в производстве по делам об административных правонарушениях. - Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Саратов, 1987. 5.26. 5.27. Софронов Г.В. Предмет и направления совершенствования уголовно- процессуального доказательственного права: Дисс. … канд. юрид. наук.- Екатеринбург, 2001. 5.28. 5.29. Телегин А.С. Расследование административных правонарушений. - Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1984. 5.30.

Приложение 1. Результаты анкетирования работников правоохранительных органов (в процентах к количеству опрошенных)

ь

ВОПР ОС

КАТЕ ГОРИ И ОПРА ШИВ АЕМ ЫХ

3 О

О

Ё

н W н н < < »

О 3 ч д ш со е^ О и ч:

н

О и

и U со

Встречались ли Вам случаи отказа в возбуждении уголовного дела по основанию отсутствия состава преступления ввиду того, что данное деяние фактически являлось административным правонарушением?

А.встречались

Б. не встречались

98,6

1,4

84,3

15,7

87,1

12,9

78,8

21,2

87,2

12,8

Имелись ли в Вашей практике случаи прекращения уголовного дела по основанию отсутствия признаков преступления в расследуемом деянии, поскольку данное деяние оказалось административным правонарушением?

А. имелись

Б. не имелись

95,7

4,3

77,1

22,9

56,3

43,7

66,3

33,7

73,9

26,1

Известны ли Вам по работе случаи, когда в ходе производства по уголовному делу выяснялось, что расследуемое противоправное деяние одновременно является основанием для привлечения к административной ответственности юридического лица?

А. известны

Б. не известны

17,2

82,8

5,7

94,3

3,6

96,4

26,2

73,8

13,8

86,2

Согласны ли Вы с тем, что ст. 148 УПК РФ следует дополнить новой частью 4 сле дующего содержания: «Если в материале проверки имеются данные об администра тивном правонарушении, прокурор в пятидневный срок со для вынесения постановле ния об отказе в возбуждении уголовного дела рассматривает вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении и (или) о передаче материала для разрешения в административном порядке в соответствующий орган либо должностному лицу»?

65

61,4

68,6

82,5

47,5

А. согласен

52,5

38,6

31,4

17,5

35

Б. не согласен

Необходимо ли, на Ваш взгляд, дополнить ст. 213 УПК РФ частью 6 следующего со- держания: «Если расследованием установлены факты, требующие применения мер ад- министративного наказания, следователь указывает об этом в постановлении о пре- кращении уголовного дела и уголовного преследования, а прокурор в течение пяти дней со дня вынесения данного постановления рассматривает вопрос о необходимости возбуждения дела об административном правонарушении и (или) о передаче копий ма-

«•

териалов уголовного дела для разрешения в административном порядке в соответствующий орган либо должностному лицу»? А. необходимо 58,6 67,2 80,0 48,6 63,6 Б. в этом нет необходимости 41,4 32,8 20,0 51,4 26,4 Согласны ли Вы с тем, что ст. 161 УПК РФ следует дополнить частью 4 следующего содержания: «В случае расследования преступления с административной соделиктностью юридического лица копии материалов уголовного дела с соблюдением требований настоящей статьи могут быть направлены в орган или должностному лицу, правомочным осуществлять производство по делу об административном пра- вонарушении соответствующего юридического лица. С зггой целью прокурор решает вопрос о возбужде- нии в отношении юридического лица производства по делу об административном правонарушении»? А.согласен 52,9 48,6 73,8 26,6 50,5 Б. не согласен 47,1 51,4 26,2 73,4 49,5 Полагаете ли Вы необходимым внести в КоАП РФ норму, обязывающую орган (должностное лицоХ ведущий производство по деду об административном правонарушении, незамедлительно передавать ма- териалы дела об административном правонарушении в органы уголовного преследования, если в них усматриваются признаки состава преступления? А. полагаю необходимым 97,2 98,6 88,6 30,0 78,6 Б. не считаю необходимым 2,8 1,4 13,4 70,0 21,4 Считаете ли Вы возможным использовать в производстве по делам об административных правона- рушениях доказательства, полученные в ходе возбуждения и расследования уголовного дела без проведе- ния кагогх-либодополнтельнькдействийсцельюихпроверкии оценки? А. считаю возможным 95,7 98,6 83,8 85,0 90,8 Б. не считаю возможным 4,3 1,4 16,2 15,0 9,2 Каково Ваше отношение к закреплению в ст. 225 УПК РФ положения о том, что дознаватель после вынесения обвинительного акта, обязан разъяснить обвиняемому сущность обвинения и права обвиняемого, предусмотренные частью 4 статьи 47 УПК РФ? А. положительное 88,6 72,9 52,5 100,0 78,5 Б. отрицательное 11,4 27,1 47,5 0,0 21,5 Считаете ли Вы необходимым закрепить в статье 225 УПК РФ правило о том, что после ознакомления обвиняемого и его защитника, если он участвует в деле, с обвинительным актом и материалами уголовного дела, дознаватель обязан допросить обвиняемого по его требованию, а также принять все необходимые меры для соблюдения прав обвиняемого, предусмотренньгх ч. 4 ст. 47 УПК РФ? А. считаю необходимым 87,2 61,4 38,8 95,0 70,6 Б. не считаю необходимым 12,8 38,6 61,2 5,0 29,4 Необходимо ли, по Вашему мнению, перенести в КоАП РФ (в котором уже закреплена ответственность за нарушение установленных в суде правил, а также за невыполнение законных требований прокурора, следователя и дознавателя) норму, предусмотренную ст. 117 УПК РФ о наложении денежного взыскания за невыполнение участниками уголовного процесса своих обязанностей ввиду материально-правового характера этой меры ответственности и в целях обеспечения достаточно четкой процедуры ее реализации в качестве административного штрафа? А. необходимо 37,1 25,7 56,3 91,3 52,6 Б. нет необходимости 62,9 74,3 33,7 8,7 47,4 Усилит ли, на Ваш взгляд, эффективность и оперативность наложения административного штрафа за невыполнение участниками уголовного процесса своих обязанностей, а также за невыполнение законных требований следователя и дознавателя:

А. Наделение следователя и дознавателя правом выносить постановление о возбуждении дела об адми- нистративном правонарушении? А1. усилит 75,7 52,9 52,5 23,8 51,2

А2. не усилит 24,3 47,1 47,5 76,2 48,8 Б. Наделение следователя и дознавателя правом направлять соответствующие материалы руководи- телю органа внутренних дел для составления протокола об административном правонарушении, если требуется дополнительное выяснение обстоятельств правонарушения либо данных о лице, привлекаемом к административной ответственности? Б1. усилит 84,3 58,6 55,0 21,3 54,8 Б2. не усилит 15,7 41,4 45,0 78,7 45,2 Согласны ли Вы с предложением наделить защитника правом осуществлять адвокатское расследование с помощью частных сыскных служб, но без проведения процессуальных действий? А. согласен 51,4 44,3 20,0 98,8 53,6 Б. не согласен 48,6 55,7 80,0 1,2 46,4 Следует ли, по Вашему мнению, обеспечить предусмотренное ст. 86 УПК РФ право защитника на ис- требование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций мерой административного штрафа в КоАПРФ? А. следует 55,7 40,0 22,5 98,8 54,3 Б. не следует 44,3 60,0 77,5 1,2 45,7 Анкетирование осуществлялось в июне - сентябре 2002 г. в Краснодарском крае, Республике Адыгея и г. Ставрополе.

f -ЯР ‘* #”

При

ПРЕСТУПЛЕНИЯ С АДМИНИСТРАТИВНОЙ СОДЕЛИКТНОСТЬЮ ЮР

СОПОСТАВИТЕЛЬНАЯ ТАБЛИЦА

статей Уголовного кодекса РФ и Кодекса РФ об административных правонару

№ Преступления Аналогичные административ дических лиц 1. Статья 141. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий Статья 5.7. Отказ в предоставл выборах, референдуме 2. Статья 142. Фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов Статья 5.23. Изготовление неуч для голосования либо сокрытие 3. Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав Статья 7.12. Нарушение авторск тательских и патентных прав 4. Статья 147. Нарушение изобретательских и патентных прав Статья 7.12. Нарушение авторск тательских и патентных прав 5. Статья 168. Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности Статья 9.10. Повреждение теп дов, совершенное по неосторож

m v .#*

6. Статья 171. Незаконное предпринимательство Статья 14.1. Осуществление пр ности без государственной рег ного разрешения (лицензии) 7. Статья 171.1. Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции Статья 15.12. Выпуск или прод товаров и продукции без марки 8. Статья 172. Незаконная банковская деятельность Статья 14.1. Осуществление пр ности без государственной рег ного разрешения (лицензии) 9. Статья 176. Незаконное получение кредита Статья 14.11. Незаконное получ 10. Статья 180. Незаконное использование товарного знака Статья 14.10. Незаконное испол 11. Статья 182. Заведомо ложная реклама Статья 14.3. Нарушение законо Статья 14.24. Нарушение закон жах и биржевой торговле 12. Статья 185. Злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) Статья 15.17. Недобросовестная 13. Статья 188. Контрабанда Статья 16.1. Незаконное пер транспортных средств через та ской Федерации

т * *: ^

14. Статья 189. Незаконный экспорт технологий,
научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники Статья 14.20. Нарушение зако контроле 15. Статья 191. Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга Статья 15.25. Нарушение валют Статья 19.14. Нарушение прави использования, обращения, по драгоценных металлов, драгоц их содержащих 16. Статья 192. Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней Статья 15.25. Нарушение валют Статья 19.14. Нарушение прав использования, обращения, по драгоценных металлов, драгоц их содержащих 17. Статья 193. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте Статья 15.25. Нарушение валют 18. Статья 194. Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица Статья 16.22. Нарушение срок подлежащих уплате в связи с таможенную границу Российск 19. Статья 195. Неправомерные действия при банкротстве Статья 14.13. Неправомерные д 20. Статья 196. Преднамеренное банкротство Статья 14.12. Фиктивное или пр

•?#

21. Статья 197. Фиктивное банкротство Статья 14.12. Фиктивное или пр 22. Статья 200. Обман потребителей Статья 14.7. Обман потребителе 23. Статья 216. Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ Статья 9.1. Нарушение требова ности или условий лицензий н тельности в области промышле производственных объектов Статья 9.4. Нарушение требов тов в области строительства 24. Статья 217. Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах Статья 9.1. Нарушение требова ности или условий лицензий н тельности в области промышле производственных объектов 25. Статья 219. Нарушение правил пожарной безопасности Статья 8.32. Нарушение прави

лесах

Статья 11.16. Нарушение прави

железнодорожном, морском, в

душном транспорте

Статья 20.4. Нарушений требов 26. Статья 220. Незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами Статья 9.6. Нарушение правил и гии и учета ядерных материало 27. Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств Статья 20.8. Нарушение прав коллекционирования, экспонир шения или уничтожения оружи

28. Статья 236. Нарушение санитарно- эпидемиологических правил Статья 6.3. Нарушение законо чения санитарно- эпидемиолог ления

Статья 6.4. Нарушение санита бований к эксплуатации жилых помещений, зданий, сооружени Статья 6.5. Нарушение санитар бований к питьевой воде Статья 6.6. Нарушение санитар бований к организации питани Статья 6.7. Нарушение санита бований к условиям воспитани 29. Статья 238. Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности Статья 6.14. Производство ли алкогольной или спиртосодерж ствующих требованиям госуда тарным правилам и гигиеничес Статья 14.4. Продажа товаров, зание населению услуг ненадл рушением санитарных правил 30. Статья 243. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры Статья 7.13. Нарушение требо вания и охраны объектов культ истории и культуры) федераль и зон их охраны 31. Статья 246. Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ Статья 8.1. Несоблюдение эк планировании, технико- эконом тов, проектировании, размеще рукции, вводе в эксплуатацию сооружений или иных объектов

J. 4” -*” 4?

32. Статья 247. Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов Статья 8.2. Несоблюдение э

эпидемиологических требовани

производства и потребления и

вами

Статья 8.3. Нарушение правил

агрохимикатами 33. Статья 249. Нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений Статья 10.1. Нарушение прав особо опасными и опасными в дителями болезней растений, р Статья 10.6. Нарушение прав других ветеринарно-санитарны 34. Статья 251. Загрязнение атмосферы Статья 8.21. Нарушение прави духа 35. Статья 250. Загрязнение вод Статья 8.13. Нарушение правил 36. Статья 254. Порча земли Статья 8.6. Порча земель 37. Статья 255. Нарушение правил охраны и использования недр Статья 7.3. Пользование недра

либо с нарушением условий,

ем (лицензией)

Статья 7.4. Самовольная застр

лезных ископаемых

Статья 8.9. Нарушение требов

минеральных ресурсов

Статья 8.10. Нарушение требо

пользованию недр

у ••«? •* *t

38. Статья 256. Незаконная добыча водных животных и растений Статья 8.17. Нарушение регл во внутренних морских водах, континентальном шельфе и (и мической зоне Российской Фе норм) или условий лицензиров 39. Статья 257. Нарушение правил охраны рыбных запасов Статья 8.38. Нарушение правил 40. Статья 260. Незаконная порубка деревьев и кустарников Статья 8.28. Незаконная поруб пывание деревьев, кустарников 41. Статья 261. Уничтожение или повреждение лесов Статья 8.31. Нарушение требов Статья 8.32. Нарушение прави лесах 42. Статья 262. Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов Статья 8.39. Нарушение прав природных ресурсов на особо риториях 43. Статья 263. Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта Статья 11.4. Нарушение прави пространства 44. Статья 267. Приведение в негодность
транспортных средств или путей сообщения Статья 12.33. Повреждение до ездов или других дорожных со 45. Статья 269. Нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов Статья 11.20. Нарушение прав тельстве, эксплуатации или ре проводов

f *’ ш’ К

46. Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков Статья 19.23. Подделка докум бланков, их использование, пер с

«УТВЕРЖДАЮ» Первый заместитель начальника олгоградской академии Д России/)о учебн/Mi работе

KOBI

s^y&^iT С.Д. Назаров » ^«ffi* 2002 г.

Акт о внедрении научных статей в учебный процесс

Комиссия в составе: председателя секции методического обеспечения учебного процесса методического совета академии полковника милиции Котельникова В.Н., доцента кафедры уголовного процесса, полковника милиции Печникова Г.А., доцента кафедры уголовного процесса, полковника милиции Гобеева А.С. удостоверяет, что научные статьи старшего преподавателя кафедры административного и финансового права Кубанского государственного аграрного университета Чернова Ю.И.:

1.Использование уголовно-процессуальных доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях //Проблемы правоприменительной деятельности на современном этапе: сборник научных трудов Кубанского государственного аграрного университета} Краснодар, 1999;

2.Арест денежных средств, находящихся на банковских счетах, как мера уголовно-процессуального принуждения //Теория и практика соблюдения законности в России: Материалы межвузовской научно-практической конференции, посвященной 10-летию юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета. Краснодар, 2002.

используются при чтении лекций, проведении семинарских и практических занятий по уголовному процессу для курсантов 1.2,4,5 факультетов.

Решение о рекомендации к внедрению названных научных статей Чернова Ю.И. в учебный процесс академии ВА МВД России принято на заседании кафедры уголовного процесса 21 октября 2002 г., протокол № 8.

Члены комиссии: ^^s?<*Jln-~^^З.Н. Котельников

-Г-^А. Печников А.С. Гобеев