lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Григорьев, Анатолий Николаевич. - Теоретические аспекты информации и ее защиты в предварительном расследовании преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Калининград, 2002 223 с. РГБ ОД, 61:03-12/646-3

Posted in:

Министерство внутренних дел Российской Федерации Калининградский юридический институт

На правах рукописи

Григорьев Анатолий Николаевич

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНФОРМАЦИИ И ЕЕ ЗАЩИТЫ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика

и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

-‘* .,

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент А.М. Ишнн

Калининград — 2002

2 СОДЕРХСАНИЕ

Введение 3

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ИНФОРМАЦИИ И ЕЕ ИСТОЧНИКОВ. ИНФОРМАЦИЯ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1.1. Основные подходы к определению понятия информации. Сущность и значение информации в деятельности

по раскрытию и расследованию преступлений 13

1.2. Понятие и виды информации, используемой

в расследовании преступлений 37

1.3. Особенности собирания криминалистически значимой информации в современных условиях 58

ГЛАВА 2. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

2.1. Угрозы деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане 89 2.2. 2.3. Факторы негативного воздействия на расследование преступлений, носящие информационный характер 116 2.4. 2.5. Меры по обеспечению информационной безопасности предварительного расследования преступлений 140 2.6. 2.7. Общие положения, методы и средства технической защиты информации при производства предварительного расследования 167 2.8. Заключение 187

Список использованной литературы 196

Приложения 218

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Современные реалии таковы, что информация и современные информационно-телекоммуникационные технологии являются одним из наиболее важных факторов в формировании общества XXI века, фактором, пронизывающим все стороны и аспекты человеческой деятельности. Такой подход к определению той роли, которую играет информация в современном мире, нашел свое выражение в принятой 22 июля 2000 года руководителями ведущих стран мира Окинавской хартии глобаль- ного информационного общества и в документах ЮНЕСКО, в которых ин- формация рассматривается как универсальная субстанция, пронизывающая все стороны человеческой деятельности . В равной степени это относится и к деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, в рамках кото- рой сотрудники правоохранительных органов ведут настоящую битву за ин- формацию, не только с криминальными элементами, но и с другими, не менее опасными противостоящими силами и факторами.

С содержательной точки зрения эта деятельность представляет собой процесс познания события преступления, одной из важнейших особенностей которого является то обстоятельство, что событие преступления по отноше- нию к познающему его субъекту - это всегда событие прошлого.

Выявление, анализ и оценка собираемой в процессе раскрытия и рас- следования преступления информации составляют главную сущность позна- вательного аспекта деятельности по расследованию преступлений3, а сам этот процесс имеет ярко выраженный информационный характер. Необходи- мым условием для проникновения в его информационную сущность является

1 См. об этом: Информационная безопасность - проблема XXI века//Системы безо пасности, связи и телекоммуникаций. - 2000. - № 36 (6). - С.28-29.

2 См.: Правовое обеспечение безопасности информации в Российской Федерации. Учебное пособие/Фатьянов А.А. - М.: Издательская группа «Юрист», 2001. - С.7.

3 Здесь и в дальнейшем, говоря о расследовании преступлений, мы будем понимать под этим именно деятельность по их раскрытию и расследованию.

4

использование выработанных современной наукой положений теории ин- формации, что несет в себе новые знания и новые возможности постижения информационных основ деятельности по раскрытию и расследованию пре- ступлений.

В криминалистике общепризнанным является подход к определению информации с точки зрения теории отражения, который получил наибольшее признание не только в криминалистической, но и в общенаучной среде. Од- нако, многоаспектность и многозначимость понятия информации требуют привлечения и иных подходов к исследованию содержательного аспекта по- нятия информации и ее роли в расследовании преступлений

Теоретически познающий субъект может использовать огромный объем фактических данных о событии преступления. Однако, в практической деятельности субъекта расследования весь объем такой информации не ис- пользуется по ряду причин. Во-первых, при современном состоянии и разви- тии научных и технических средств не представляется возможным выявить все признаки и особенности, присущие объекту познания. Во-вторых, полу- чение максимума информации ведет к усложнению процесса расследования по делу.

Таким образом, для оптимизации деятельности органов предварительного следствия по раскрытию и расследованию преступлений применительно к информационно-познавательному аспекту необходимо изыскивать средства и методы, обеспечивающие получение разносторонней и максимально зна- чимой информации, необходимой и достаточной в последующем для по- строения на ее основе системы судебных доказательств, обеспечивающих ус- тановление истины по делу. Чем совершеннее эти средства и методы, т.е. чем больше они основаны на новейших достижениях научно-технической рево- люции, тем точнее и быстрее решаются задачи, сопряженные с раскрытием и расследованием преступлений.

5

Всемерное использование результатов и средств научно-технической революции является необходимым условием дальнейшего совершенствова- ния теории и практики борьбы с преступностью. Среди них можно назвать и применение в целях фиксации криминалистически значимой информации со- временных технических средств, использующих цифровую форму представ- ления информации, что вызывает еще довольно настороженное отношение как среди практических работников, так и среди ученых-криминалистов. В связи с этим необходима выработка правил, условий, определяющих воз- можность использования в доказывании по уголовному делу результатов применения подобного рода технических средств, представленных в цифро- вом виде.

Другим средством повышения эффективности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений служит использование различных аспектов информатики, в том числе и средств массовой информации. Бурное развитие информационно-коммуникационных технологий за последние несколько десятков лет, появление и развитие сети Интернет привели не только к стремительному росту количества источников информации, открытых для общего доступа, но и появлению новых, «электронных» средств массовой информации, и, как следствие, значительному увеличению объема содержа- щейся в них информации, могущей иметь значение для расследования уго- ловного дела. Это требует изыскания новых подходов к использованию со- временных возможностей средств массовой информации в борьбе с преступностью.

Вместе с тем, с информационной точки зрения проблема повышения результативности деятельности органов предварительного следствия по рас- крытию и расследованию преступлений не может быть сведена только к во- просу разработки и использования более эффективных методов и средств со- бирания необходимой криминалистически значимой информации. Она носит многофакторный характер, выявление и анализ которых являются непремен-

6

ным условием выработки практических мер и рекомендаций, направленных на решение данной проблемы и носящих как общесистемный характер, так и непосредственно связанных с решением тех или иных задач расследования.

Некоторые из этих факторов носят объективный характер, поскольку в их основе лежат объективно существующие закономерности исчезновения, «стирания» криминалистически значимой информации. Однако негативное воздействие на процесс раскрытия и расследования преступлений в инфор- мационно плане может быть обусловлено и различного рода субъективными причинами, что особенно актуально в настоящее время, имея ввиду активное противостояние организованных преступных групп деятельности правоохра- нительных органов.

Отмеченное предопределяет то обстоятельство, что в рамках предвари- тельного расследования преступлений, помимо действий, направленных на собирание, исследование, оценку и использование криминалистически зна- чимой информации, необходимо совершаются и действия, связанные с обес- печением его информационной безопасности. В связи с этим на первый план выходит проблема разработки понятийного аппарата информационной безо- пасности предварительного расследования, определение содержательного аспекта проблемы и выработка в дальнейшем на основе его анализа конкрет- ных направлений разработок методических и тактических рекомендаций.

Как представляется, все вышесказанное и определяет, в конечном итоге, актуальность предпринятого исследования.

Степень разработанности темы исследования. Существует достаточно большое количество научных исследований, в которых рассматриваются отдельные аспекты информационной составляющей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Еще в 1892 г. вышла фундамен- тальная работа Г. Гросса «Руководство для судебных следователей как сис- тема криминалистики», в которой он, помимо прочего, систематизировал все известные в то время средства и приемы работы с доказательствами и разра-

7

ботал ряд оригинальных рекомендаций по обнаружению, изъятию и исследо- ванию следов и иных вещественных доказательств. Здесь также можно было бы отметить работы Э. Анушата, Я.И. Баршева, В.А. Линовского, Р.А. Рейса и С.Н. Трегубова. Изложенные в этих работах научные положения и практи- ческие рекомендации, безусловно, внесли значительный вклад в развитие теории и практики борьбы с преступностью. Однако поистине научное ос- мысление информационных основ деятельности по раскрытию и расследова- нию преступлений стало возможным только со становлением и развитием научной теории информации, применении ее положений в теории кримина- листики.

Одним из первых шагов стала написанная в 1969 г. А.И. Винбергом и Р.С. Белкиным монография «Криминалистика и доказывание (методологические проблемы)», в которой авторы предприняли попытку исследования ин- формационной составляющей расследования преступлений, в основу которой была положена философская категория отражения. Следующим этапом в этой области стала изданная в 1970 г. работа Р.С. Белкина «Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики». В дальнейшем отдельные аспекты использования информации в расследовании преступлений рассматривались в работах Т.В. Аверьяновой, М.К. Каминского, В.Я. Колдина, В.В. Крылова, А.В. Лапина, A.M. Ларина, И.М. Лузгина, В.М. Мешкова, В.А. Мещерякова, В.А. Образцова, Н.С. Полевого, В.Л. Попова, М.В. Салтевского, М.Н. Хлынцова, Н.П. Яблокова и других авторов.

Однако, как представляется, необходимо продолжать исследования в данной области в целях повышения эффективности работы следователя при расследовании преступлений. При этом, как совершенно справедливо заме- тил А.В. Лапин, «использование теории информации … заключается сегодня не столько в том, чтобы показать как те или иные общие категории и законы «работают» в системе расследования преступлений, как в том, чтобы приме-

8

нять их в качестве инструментов получения нового знания, формирования нетривиальных выводов и обобщений»1.

Одним из направлений совершенствования теории и практики расследования преступлений в рамках данного аспекта является разработка вопросов обеспечения информационной безопасности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. В целом, тем или иным аспектам обеспечения безопасности, в том числе и информационной, при производстве предвари- тельного расследования посвящен ряд работ В.В. Войникова, СЮ. Журавле- ва, В.Н. Карагодина, М.В. Кулинко, С.Л. Марченко, А.Е. Маслова, А.Н. Пет- ровой, О.Л. Ступина, В.В. Трухачева, Н.И. Шумилова и других авторов. Од- нако, хотя в специальной литературе отмеченные вопросы в той или иной мере и получили свое отражение, комплексное рассмотрение данной пробле- мы осталось вне рамок научных исследований, хотя необходимость в таком исследовании очевидна.

Объектом диссертационного исследования является деятельность по собиранию и использованию криминалистически значимой информации, ее защите в ходе предварительного расследования преступлений, а также воз- никающие при этом информационные отношения.

Предметом диссертационного исследования являются закономерности собирания, проверки, оценки и защиты криминалистически значимой информации при производстве предварительного расследования.

Цель научного исследования заключается в выявлении существующих проблем, выработке научно-обоснованных предложений по совершенст- вованию информационного обеспечения предварительного расследования преступлений, обеспечения его информационной безопасности.

Лапин А.В. Теория информации и некоторые вопросы расследования преступле- ний//Вестник Белорус, ун-та им. В.И. Ленина. - 1987. - Сер. 3. - С.7-8.

9

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

  • проанализировать состояние и развитие современных концепций ин- формации, изучить научные исследования (как отечественные, так и зару- бежные) по рассматриваемой проблематике;
  • исследовать теоретические и практические аспекты информационного обеспечения предварительного расследования преступлений с учетом про- веденного анализа, выработать практические рекомендации по его совершен- ствованию;
  • определить понятие и содержание информационных угроз деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, исследовать содержательный аспект их проявлений на процесс расследования;
  • разработать и исследовать систему факторов негативного воздействия на расследование преступлений;
  • проанализировать существующие подходы к определению понятия информационной безопасности предварительного расследования преступле- ний;
  • определить систему мер по обеспечению информационной безопасности предварительного расследования.
  • Методология и методы исследования. Методологической базой ис- следования, его теоретическим фундаментом является диалектико- материалистический метод познания. Основу диссертационного исследова- ния составили работы по теории, тактике и методике расследования преступ- лений ученых-криминалистов Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, А.Н. Василье- ва, А.И. Винберга, Л.В. Виницкого, Т.С. Волчецкой, Г. Гросса, Г.А. Зорина, М.К. Каминского, В.Я. Колдина, В.В. Крылова, А.В. Лапина, A.M. Ларина, И.М. Лузгина, Н.Н. Лысова, В.М. Мешкова, В.А. Образцова, Н.С. Полевого, В.Л. Попова, М.В. Салтевского, Л.Д. Самыгина, И.В. Смольковой, М.Н. Хлынцова, Н.П. Яблокова и других авторов. При написании работы диссер- тантом было также использовано действующее российское законодательство

10

и ведомственные нормативные акты МВД РФ, труды ученых в области уго- ловного права, уголовного процесса, философии, кибернетики, психологии, теории информации и управления, других наук.

В основу инструментария положены методы диалектического конкретно- социологического изучения явлений, системного, ситуационного и стати- стического анализов.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что рассмотренный комплекс вопросов является оригинальным и не разрабо- танным в криминалистической литературе. В настоящей работе представлено комплексное монографическое исследование теоретических аспектов информации и ее защиты при осуществлении предварительного расследования преступлений, а также проблем обеспечения информационной безопасности в этой сфере в современных условиях.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Анализ современных научных концепций информации, а также тео- ретических аспектов информационного обеспечения расследования преступ- лений и основанные на результатах проведенного анализа выводы о сущно- сти и значении информации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.
  2. Понятие и виды информации, используемой в расследовании пре- ступлений.
  3. Практические рекомендации по совершенствованию процесса рас- следования преступлений в информационном плане, использованию при его осуществлении современных информационных и коммуникационных техно- логий в целях собирания криминалистически значимой информации.
  4. Понятие информационных угроз в деятельности правоохранительных органов, их система, формы и виды воздействия на процесс расследования, а также факторы их проявлений.

11

  1. Понятие информационной безопасности и система мер по ее обеспечению в ходе предварительного расследования.
  2. Общие положения, методы и средства технической защиты информации в деятельности правоохранительных органов по расследованию преступлений.
  3. Обоснованность и достоверность научных положений, выводов и ре- комендаций диссертационной работы определяются правильно сформулиро- ванной целью исследования, перечнем научных задач для достижения цели, использованием автором апробированных методов научного исследования и выбором принятых ограничений и допущений, подтверждаются апробацией и внедрением полученных теоретических положений и практических резуль- татов.

Практическая и теоретическая значимость диссертационного ис- следования. На основе анализа положений криминалистики, современной нормативной базы проведено комплексное исследование теоретических ас- пектов информации и ее защиты в деятельности по раскрытию и расследова- нию преступлений, проблем обеспечения информационной безопасности этой деятельности. По мнению автора, полученные теоретические выводы, сформулированные в диссертации, способствуют развитию общей теории криминалистики, а также разделов криминалистической тактики и методики расследования отдельных видов преступлений, могут быть использованы для выработки практических мер и рекомендаций по повышению эффективности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, в научно- исследовательской работе по вопросам обеспечения информационной безо- пасности предварительного расследования преступлений, а также при подго- товке специалистов в учебных заведениях юридического профиля.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоре- тические положения и выводы проведенного диссертационного исследования докладывались автором на заседаниях кафедры криминалистики Калинин-

12

градского ЮИ МВД России, научно-практических конференциях, проводи- мых в Калининградском юридическом институте МВД России, нашли отра- жение в одном учебно-методическом, двух научно-практических пособиях и шести опубликованных автором научных статьях, используются в учебном процессе Калининградского юридического института МВД России, Калинин- градского государственного научно-исследовательского центра информаци- онной и технической безопасности, в практической деятельности Военной прокуратуры Балтийского флота.

Структура работы. Структура диссертации предопределяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

13

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ИНФОРМАЦИИ И ЕЕ ИСТОЧНИКОВ. ИНФОРМАЦИЯ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1.1. Основные подходы к определению понятия информации.

Сущность и значение информации в деятельности по раскрытию

и расследованию преступлений

Деятельность по раскрытию и расследованию преступлений неразрывно связана с информацией и по сути своей носит ярко выраженный информа- ционный характер. С информационной точки зрения в ее основе лежат ин- формационные процессы, реализуемые путем осуществления совокупности действий, направленных на выявление, анализ и оценку собираемой в процессе раскрытия и расследования преступления информации. В связи’с этим, ключевыми моментами при рассмотрении данного аспекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений является как само понятие ин- формации, так и объективно существующие закономерности ее возникнове- ния, выявления, существования и исчезновения.

Термин «информация» происходит от латинского informatio, означающего «ознакомление, разъяснение, представление, понятие»1 и первоначально был связан исключительно с коммуникативной деятельностью людей. В России он появился, по-видимому, в петровскую эпоху2, но широкого распространения не получил. Лишь в начале XX века он стал использоваться в документах, книгах, газетах и журналах, и употреблялся в смысле сообщения, осведомления, сведения о чем-либо.

Однако, стремительное развитие в 20-х годах прошлого века средств и систем связи, зарождение информатики и кибернетики настоятельно потребовали научного осмысления понятия информации и разработки соответствующей теоретической базы. Это привело к формированию и развитию цело-

1 См.: Советский энциклопедический словарь/Гл. ред. А.М. Прохоров. - 3-е изд. - М.: Сов. энциклопедия, 1985. - С.498.

2 См.: Смирнов Н.А. Западное влияние на русский язык в Петровскую эпоху. - Спб.: тип. Акад. наук, 1910. - С. 123.

14

го «семейства» самых различных учений об информации и, соответственно, подходов к определению самого понятия информации.

История учений об информации начиналась с рассмотрения ее мате- матического (синтаксического) аспекта, связанного с количественными по- казателями (характеристиками) информационных систем.

В 1928 г. Р. Хартли в своей работе «Transmission of Information» определил меру количества информации для равновероятных событий1, а в 1948 г. Клод Шеннон предложил формулу определения количества информации для совокупности событий с различными вероятностями2. И хотя еще в 1933 г. вышла в свет работа нашего выдающегося ученого В. А. Котельнико-ва о квантовании электрических сигналов, содержащая знаменитую «теорему отсчетов»3, в мировой научной литературе считается, что именно 1948 г. — это год зарождения теории информации и количественного подхода к ин- формационным процессам.

Сформулированная К. Шенноном статистическая теория информации оказала заметное влияние на самые различные области знаний. Было замечено, что формула Шеннона очень похожа на используемую в физике формулу Больцмана для статистического определения энтропии, взятую с обратным знаком. Это позволило Л. Бриллюэну охарактеризовать информацию как от- рицательную энтропию (негэнтропию)4.

Значение статистического подхода к определению понятия информации заключалось еще и в том, что в его рамках было получено первое опре- деление информации, удовлетворительное, в том числе, и с философской точки зрения: информация есть устраненная неопределенность. По замеча- нию А.Д. Урсула «Если в наших знаниях о каком-либо предмете существует неясность, неопределенность, а получив новые сведения об этом предмете мы можем уже более определенно судить о нем, то это значит, что сообще-

1 См.: Hartley R.V. Transmission of Information//Bell System Technical Journal. - 1928. - № 7(3). - P. 535-563.

2 См.: Шеннон К. Работы по теории информации и кибернетике. — М.: Изд. ин. лит., 1963.

3 См.: Котельников В. А., Николаев А. М. Основы радиотехники. 4.1. - М: Связь- издат, 1950.

4 См.: Бриллюэн Л. Наука и теория информации. - М: Физматгиз, 1960. - СП.

15

ние содержало в себе информацию» . А по мнению же французского ученого И. Ложе указанное определение информации вообще является всеобъемлю- щим, так как оно, с его точки зрения, охватывает все уровни, на которых присутствует информация, будь то число градусов, характеризующих темпе- ратуру, или выводы следственной комиссии2.

Однако выделения в информации только количественного ее аспекта оказалось явно недостаточно. Как верно заметил В.А. Бокарев, в статистиче- ской теории информации установилось слишком абстрактное понимание ин- формации, «сделавшее эту теорию, с одной стороны, предельно широкой, но с другой — мешающее ей стать наукой, исследующей информацию всесто- ронне»3. Все это заставило искать иные, более универсальные подходы к оп- ределению понятия информации.

Таким, по существу другим, дополнительным подходом, стал подход кибернетический, охватывающий структуры и связи систем. С появлением кибернетики как науки «об общих законах преобразования информации в сложных управляющих системах»4, способах восприятия, хранения, перера- ботки и использования информации, термин «информация» стал научным понятием, своего рода инструментом исследования процессов управления.

Еще в 1941 году Н. Винер опубликовал свой первый труд об аналогиях между работой математической машины и нервной системы живого орга- низма, а в 1948 году - фундаментальное исследование «Кибернетика, или управление и связь в животном и машине», предложив свое «информацион- ное видение» кибернетики, как науки об управлении и связи в живых орга- низмах, обществе и машинах. Информация по Винеру - это «обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспособления к нему наших органов чувств» .

1 См.: Урсул А. Д. Отражение и информация. - М.: Мысль, 1973. - С. 32.

2 См.: Ложе И. Информационные системы. Методы и средства/Пер. с фр. под ред. К.Л. Горфана, Т.В. Молчановой. - М.: Мир, 1979. - С. 10-20.

Бокарев В.А. Кибернетика и военное дело. Философский очерк. - М.: Воениздат, 1969.- С. 105.

4 Глушков В.М. О кибернетике как науке/УКибернетика, мышление, жизнь. - М. : Мысль, 1964.-С. 53.

5 Винер Н. Кибернетика и общество. - М.: Изд. ин. лит., 1958. - С. 31.

16

Кибернетическая концепция подвела к необходимости оценить информацию как некоторое знание, имеющее одну ценностную меру по отношению к внепшему миру (семантический аспект), и другую - по отношению к получателю, накопленному им знанию, познавательным целям и задачам (прагматический аспект). Это обусловило формирование и развитие целого ряда семантических1 и прагматических2 теорий информации.

Таким образом, становление и дальнейшее развитие различных учений об информации, взглядов и подходов к определению ее сущности привело к тому, что информация переросла из интуитивно понятной категории обыден- ного общения в категорию общенаучную, потребовавшую и своего философ- ского осмысления. Попытки выработки не специально-научного, а философ- ского определения информации, охватывающего все ее аспекты и не проти- воречащего ни одной из существующих частных теорий, привели к появле- нию концепций информации, базирующихся на такой философской катего- рии, как «различие», «разнообразие».

Так, с точки зрения Грегори Бейтсона, впервые изложенной в его работе «Двойное послание», опубликованной в августе 1969 года, «Различимое различие (a difference which make a difference — AT.) есть идея. Это «бит», единица информации» . Позднее этот подход автора к определению понятия информации нашел свое отражение и в других его работах. «Бит» информа- ции, - писал Грегори Бейтсон в работе «Кибернетика «Я»: теория алкоголиз- ма», - можно определить как различимое различие (a difference that makes a

1 См., например: Carnap R., Bar-Hillel Y. Semantic Inforrnation//British J. for Philosopy of Science. - 1952. - v. 4. - pp. 147-157; Hintikka J. The Principles of Mathematics Revisited. - London: Cambridge University Press, 1996; Шрейдер Ю.А. Семиотические основы инфор матики. Лекции. Изд. 2-е, стереотип. - М: ИПКИР, 1975.

2 См., например: Харкевич А.А. Избранные труды в 3 т. Т.З. Теория информации. Опознание образов. - М.: Наука, 1973; Бонгард М.М. Проблемы узнавания. - М: Наука, 1967; Гришкин И.И. Понятие информации. Логико-методологический аспект. - М: Наука, 1973.

3 Bateson G. Steps to an Ecology of Mind: collected essays in anthropology, psychiatry, evolution, and epistemology. -NewYork: Ballantine Books, 1972. -P. 271.

17

difference). Такое различие, перемещающееся вдоль цепи и претерпевающее в ней последовательные трансформации, есть элементарная идея»1.

По мнению автора аргументы, лежащие в основе определения информации как «различимого различия», очевидны: «Очевидно, что разум не является совокупностью объектов или событий…Разум содержит в себе лишь трансформы, объекты (результаты) перцепции, образы и т.д…Воспринимае- мый мир не может управляться различиями и образами, а только лишь «си- лами» и «импульсами». С другой стороны, мир формы и коммуникации управляется не материальными субстанциями, силами или импульсами, а лишь различиями и образами» .

К категории «различия» обратился и известный немецкий социолог и философ Никлас Луман при выработке своего подхода к определению поня- тия и сущности информации: «…Такое различие, которое существует в ок- ружающей среде и которое порождает различие для самой системы…мы оп- ределим как информацию. Информация, как «различие, порождающее разли- чие» (a difference which finds a difference - А. Г.) всегда является собственным продуктом системы, аспектом принятия решения»3.

Используя материал статистической теории информации в середине 50-х годов прошлого века У. Р. Эшби изложил концепцию разнообразия, суть которой заключается в утверждении, что теория информации изучает про- цессы «передачи разнообразия» по каналам связи, причем «информация не может передаваться в большем количестве, чем это позволяет количество разнообразия»4. Таким образом, согласно этой концепции природа информа- ции заключается в разнообразии, а количество информации выражает количество разнообразия. По замечанию Б.В. Бирюкова «Информация налицо там, где имеется разнообразие, неоднородность. Она «появляется» тогда, ко-

1 Bateson G. Указ. соч. - Р. 375. 2Там же. -Р. 271.

3 Luhmann N. Organisation und Entscheidung. - Wiesbaden: Westdeutscher Verlag, 2000.-P. 173.

4 См.: Ashby W. Ross. An Introduction to Cybernetics/Second Impression. - London: Chapman & Hall Ltd, 1957. - P. 152.

18

гда хотя бы два «элемента» в совокупности различаются, и она «исчезает», если объекты «склеиваются», «отождествляются»1.

Подход к определению информации, близкий к концепции разнообразия, имеется и в работах академика В. М. Глушкова. Он характеризует ин- формацию как меру неоднородности в распределении энергии (или вещества) в пространстве и во времени, меру изменений, которыми сопровождаются все протекающие в мире процессы2.

Развитием подхода к определению информации на основе понятия различия, разнообразия явилось установление связей между информацией и такой философской категорий, как «отражение». Под отражением в широком смысле понимается процесс и результат воздействия одной материальной системы на другую, который представляет собой воспроизведение в иной форме особенностей одной системы в особенностях другой . В соответствии с этим информация есть ни что иное, как содержание отражения, т.е. те из- менения, различия в отражающей системе, которые соответствуют внутрен- ним различиям отражаемой системы. Однако, при этом, как совершенно справедливо указывают некоторые авторы , нельзя смешивать два таких по- нятия, как «информация» и «отражение».

Рассмотренные подходы к определению понятия информации составляют лишь малую часть сформировавшихся к настоящему времени взглядов по данному вопросу. Как замечает Н.И. Жуков, «история науки, пожалуй, еще не знала такого широкого спектра разноречивых толкований, какой приходится на долю этой категории»5. В контексте настоящего исследования они представляют интерес с точки зрения анализа информационного аспекта рас- следования преступлений, поскольку, как совершенно справедливо отметил

1 Бирюков Б.В. Кибернетика и методология науки. - М: Наука, 1974. - С. 243.

2 См.: Глушков В.М. Мышление и кибернетика//Вопросы философии. - 1963. - № 1.-С.36.

3 См.: Диалектический и исторический материализм/Под общ. ред. А.П. Шептули- на. - М.: Политиздат, 1985. - С. 79.

4 См., например: Сетров М.И. Основы функциональной теории организации. Фи- лос. очерк. - Л.: Наука, 1972. - С. 58; Коршунов A.M. Отражение, деятельность, познание. - М.: Политиздат, 1979. - С.39.

5 Жуков Н.И. Информация (Философский анализ информации - центрального по нятия кибернетики). - Минск: Наука и техника, 1966. - С.39.

19

А.В. Лапин, «использование теории информации при исследовании сущности явлений и процессов, происходящих в системе предварительного расследо- вания, несет новое знание, новые возможности»1.

Рассматривая вопрос о сущности и значении информации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений полагаем необходимым прежде всего остановиться на некоторых понятиях.

Анализ специальной литературы и положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации позволяет сделать вывод, что предварительное расследование преступлений представляет собой деятельность специально уполномоченных на то органов и должностных лиц по установлению имеющих значение для дела обстоятельств, виновности лица, его совершившего, привлечению его к уголовной ответственности, защите нарушенных преступлением прав и законных интересов лиц и организаций, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод и реабилитации каждого невиновного. Таким образом, в рамках рассматриваемого аспекта предварительное расследование можно рассматривать как деятельность органов дознания и предварительного следствия, основной целью которой является формирование достоверного массива информации, относящегося ко всем составным частям предмета доказывания, достаточного, в силу требований ст. 88 УПК РФ, для разрешения уголовного дела.

Касаясь понятия раскрытия преступлений следует отметить, что оно относится к числу таких, по поводу которых многолетняя дискуссия пока еще не привела к общепризнанному результату. Существуют различные точ-ки зрения на содержание данного понятия . В этом вопросе полагаем необхо- димым согласиться с точкой зрения Р.С. Белкина, считающего, что с крими-

1 Лапин А.В. Теория информации и некоторые вопросы расследования преступле- ний//Вестник Белорус, ун-та им. В.И. Ленина. - 1987. - Сер. 3. - С.7.

2 См.: Парламентская газета. - 2001. - 22 дек.

3 См., напр.: Бердичевский Ф.Ю. О предмете и понятийном аппарате криминали- стики//Вопросы борьбы с преступностью. - М, 1976. - Вып. 24. - С. 131-149; Матусовский Г.А. Экономические преступления: криминалистический анализ. -Харьков: Консум, 1999. - С. 134-137; Криминалистика: Учебник/Отв. ред. Н.П. Яблоков. - М: Юристь, 2000. - С.14.

20

налистической точки зрения понятие раскрытия преступления может быть определено как «деятельность по расследованию преступления, направленная на получение информации, дающей основание к выдвижению версии о совершении преступления определенным лицом» .

Попытки разрешить вопросы назначения и сущности информации в правоприменительной деятельности неоднократно предпринимались в спе- циальной литературе. Здесь можно было бы отметить работы таких исследователей, как Т.В. Аверьянова, М.К. Каминский, В.Я. Колдин, В.В. Крылов, А.В. Лапин, A.M. Ларин, И.М. Лузгин, В.М. Мешков, В.А. Мещеряков, В.А. Образцов, Н.С. Полевой, В.Л. Попов, М.В. Салтевский, М.Н. Хлынцов, Н.П. Яблоков и других авторов Вместе с тем, анализ литературы по данному вопросу еще раз подтверждает то обстоятельство, что в настоящее время понятие информации является понятием многоаспектным и многозначимым. В контексте рассматриваемой проблемы полагаем необходимым рассмотреть те аспекты и определения информации, которые, на наш взгляд, в наибольшей степени способствуют познанию сущности и роли информации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Информация как фактор устранения неопределенности, отрицание энтропии. Преступлению, как одной из областей объективной действительности, зачастую оказывается присуще такое свойство, как латентность,

Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учеб. пособие для вузов. - 3-е изд., дополнен- ное. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. - С.779.

2 См., например: Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (мето- дологические проблемы) - М.: Юридическая литература, 1969; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М.: Изд-во МГУ, 1984; Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985; Крылов В.В. Основы криминалистической теории расследования преступлений в сфере информации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1998; Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. - М.: Юрид. лит, 1966; Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. Учеб. пособие. - М.: ВШ МВД СССР, 1969; Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Практическое пособие. - Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 1998; Мещеряков В.А. Основы методики расследования преступлений в сфере компьютерной информации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Воронеж, 2001; Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. - 2-е изд. - М.: Изд-во МГУ, 1989; Салтевский М.В. Криминалистика. В современном изложении юристов. - X.: ИМП «Рубикон», 1996; Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1982.

21

вследствие чего его раскрытие и расследование, как правило, начинается и протекает в условиях полной или частичной информационной неопределен- ности, которая может быть присуща либо знанию следователя об объекте, либо самому объекту. Данное обстоятельство обуславливает поэтапный ха- рактер процесса расследования. Ведь действительно, как правило, исходная информация о совершенном преступлении нередко носит неполный, отры- вочный характер. Кроме того, следователю не всегда удается сразу «отсеять» из поступившей к нему информации ту, которая не имеет значение для дела. Вследствие этого выводы следователя неизбежно уточняются или изменяются по мере накопления информации о преступлении. При этом происходит познание более глубоких связей, установление правовой сущности явлений, результатом чего является формирование того массива информации о совер- шенном преступлении, который является необходимым и достаточным для разрешения расследуемого уголовного дела.

Исходя из изложенного, в рамках рассматриваемого аспекта деятельность по раскрытию и расследованию преступлений можно охарактеризовать как процесс устранения информационной неполноты, характеризующей, как правило, событие преступления, как объект познания. Вместе с тем, следует отметить двойственную природу данного процесса.

С одной стороны, он заключается, как уже отмечалось, в формировании необходимого и достоверного массива документированной информации о преступлении, как такового. С другой, - он неразрывно связан с формиро- ванием у следователя чувства убежденности относительно действительности тех или иных обстоятельств расследуемого уголовного дела. На это обращал внимание еще Я.И. Баршев. Рассматривая источники информации о рассле- дуемом событии, он пришел к заключению об их двоякой природе (по суще- ству - о двоякой природе содержащейся в них информации): «или они в душе следователя производят полное убеждение в действительности какого -либо события, или они порождают в душе следователя борьбу между причи-

22

нами, опровергающими обстоятельства происшествия» . В связи с этим мож- но заметить, что процесс познания по любому более или менее сложному уголовному делу представляет собой выяснение и устранение сомнений, в основе которых лежит существующая у следователя информационная неоп- ределенность относительно тех или иных обстоятельствах произошедшего преступления.

Таким образом, с точки зрения рассматриваемого подхода к определению содержания понятия информации, деятельность по раскрытию и рас- следованию преступлений представляет собой движение от ситуации с полной или частичной информационной неопределенностью о событии пре- ступления, как объекте познания, к ситуации с меньшей информационной неопределенностью и информация в этом движение выступает не чем иным, как фактором устранения этой неопределенности.

Вместе с тем, как совершенно справедливо отмечается в литературе2, в успешном достижении конечной цели раскрытия и расследования преступ- ления важным условием является правильная организация следствия по уго- ловному делу. Важность правильной организации следствия по каждому конкретному уголовному делу определяется исключительной сложностью достижения конечной цели расследования. Следствием исходной информа- ционной неопределенности, характеризующей, как правило, процесс раскры- тия и расследования преступлений, является невозможность в его начале предвидеть всю совокупность действий, которые надо будет произвести для достижения цели, то есть для полного раскрытия преступления и изобличе- ния лиц, виновных в его совершении. Это требует осуществления все новых организационных действий по мере поступления новой информации. Как со- вершенно справедливо отмечают некоторые авторы3, применительно к рас- крытию и расследованию преступлений это процесс упорядочения и оптими-

Баршев Я.И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству. - М.: ЛексЭст, 2001. - С.51.

2 См.: Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. - М.: Изд-во МГУ, 1962. - С.5, 6.

3 См.: Криминалистика: Учеб. пособие/А.В. Дулов, Г.И. Грамович, А.В. Лапин и др.; Под ред. А.В. Дулова. - Мн.: НКФ «Экоперспектива», 1996. - С.273.

23

зации расследования путем определения и конкретизации целей расследова- ния, определения необходимых сил и средств и планирования их использо- вания, создания условий для качественного производства следственных и иных действий, осуществляемый постоянно по мере получения новой ин- формации о расследуемом преступлении.

Таким образом, информацию в деятельности по раскрытию и рассле- дованию преступлений молено рассматривать не только как фактор устра- нения исходной информационной неопределенности о событии преступле- нии, как об объекте этой деятельности, но и как фактор упорядочения самой этой деятельности, то есть как отрицательную энтропию (негэнтропию).

Информация как передача разнообразия. Данный подход к определению информации представляется значимым, поскольку он позволяет раскрыть сущность информации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений через разнообразные формы и содержания.

Существование многообразия информации о событии преступления обусловлено определенными закономерностями ее возникновения. Однако, по сути своей эта информация по отношению к субъекту расследования но- сит потенциальный характер, является потенциальной информацией. Ее ис- пользование в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений возможно только путем выбора субъектом расследования из массива потен- циальной информации о событии преступления той, которая является значи- мой для целей этой деятельности. Следователь, собирая, проверяя и оценивая информацию о преступлении, осуществляет акт выбора, который уничтожает неопределенность о событии преступления как объекте познания, так как по сути своей превращает одну из возможностей в реальную действительность, а потенциальную информацию о преступлении - в информацию актуальную. Как отмечается в литературе, «Актуальная информация — есть ограничение разнообразия, выбор из разнообразия и его использование … в качестве средства приспособления и преобразования среды»1. Таким образом, по су- ществу, следователь, осуществляя акт выбора, ограничивает разнообразие

1 Ленинская теория отражения и современность. - Москва-София: Наука и изкуст-во, 1969.-С.222.

24

внешнее (т.е. массив потенциальной информации о преступлении), расширяя одновременно разнообразие внутренне (т.е. формируя массив актуальной информации, значимой для разрешения уголовного дела).

Однако следует заметить, что ограничение разнообразия (актуализация информации) не всегда приводит к снятию неопределенности. По существу состояние информационной неопределенности сохраняется на всех этапах раскрытия и расследования конкретного преступления. Не всегда устранение этой информационной неопределенности достижимо с практической точки зрения. На это в свое время обратил внимание СВ. Курылев. Возражая против точки зрения о возможности раскрытия любого преступления, он совер- шенно верно заметил, что «то, что возможно вообще, бывает невозможным в определенных, конкретных условиях»1.

Принципиальная возможность познания события преступления, как одного из явлений окружающей действительности, не всегда оказывается со- стоятельной применительно к конкретному уголовному делу. В процессе раскрытия и расследования преступлений состояние информационной неоп- ределенности сохраняется вплоть до прекращения уголовного дела или всту- пления приговора суда в законную силу. Впрочем, и в последнем случае нельзя говорить о достижении состояния полной информационной опреде- ленности в отношении расследованного преступления. Как весьма метко за- метил по этому поводу известный немецкий криминалист Эрих Анушат: «Если бы захотели поставить предварительным условием для приговора ма- тематически точный факт, это было бы равносильно тому, чтобы совершенно аннулировать уголовное судопроизводство…Вследствие ограниченности средств человеческого познания никто…не может достичь абсолютно верных данных относительно существования события» . И действительно. Ведь, во- первых, не весь объем потенциальной информации о преступлении удается актуализовать, а, во-вторых, зачастую в этом нет никакой необходимости, поскольку конечной целью деятельности по раскрытию и расследованию

1 Курылев СВ. О достоверности и вероятности в правосудии//Правоведение. - 1968.-№1.-С. 65.

2 Анушат Э. Искусство раскрытия преступлений и законы логики. - М: ЛексЭст, 2001.-С.48.

25

конкретного преступления является не исчерпывающее познание события преступления как одной из реальностей окружающей действительности, а лишь тех его аспектов, которые необходимы для достижения этой цели.

Таким образом, в деятельности по раскрытию и расследованию престу- плений, осуществляемое субъектом расследования ограничение разнообра- зия, обуславливающее поступление новой информации и формирование но- вой информационной основы, на которой осуществляется устранение неоп- ределенности о событии преступления, является, по существу, подготовкой организационных, тактических и процессуальных решений.

Отражательный аспект информации. Данная точка зрения на природу информации получила в специальной литературе наибольшее распро- странение. «Методологической основой исследования любых информацион- но-познавательных структур, - заметил В.Я. Колдин, - является…теория от- ражения. В полной мере это относится к раскрытию и расследованию пре- ступлений»1.

Как отмечается в литературе, в основе принципиальной возможности познания события преступления лежат объективно существующие законо- мерности возникновения информации о преступлении, которые в свою оче- редь являются базисными для закономерностей, определяющих возможность обнаружения доказательств и их собирания . Эти закономерности основыва- ются на том, что событие преступления, как одно из материальных явлений действительности, обладает свойством отражения своих характерных черт в окружающей его среде в виде различного рода следов-последствий, которые в процессе деятельности по раскрытию и расследованию преступлений долж- ны быть выявлены, оценены и использованы для достижения конечной цели деятельности ее субъектом.

В качестве отражаемой системы в акте отражения выступает преступная деятельность, объединяющая субъекта, процесс (способ, средства совершения преступления). Отражаемыми объектами становятся элементы

1 Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в кримина листике. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. - С.6.

2 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика - М: Юридическая литература, 1976. - С.3-6.

26

преступления, хотя, как отмечают некоторые авторы, не все они играют оди- наковую роль в акте отражения . В качестве же отражающей системы в акте отражения выступает обстановка совершения преступления, включающая в себя систему объектов, природные условия, объект посягательства, сферу деятельности или быта, а также те или иные их комплексы.

#

Закономерным результатом отражения события преступления в окружающей действительности является возникновение в среде изменений, содержание которых, «…их характер есть информация, сведения об этих изменениях. Изменения несут в себе… информацию о всем процессе отражения, результатом которого они являются. Изменения … являются материальным носителем, «хранилищем» информации о событии»2. Информация, представ- ляющая собой содержание изменений, вызванных отражением события пре- ступления в окружающей действительности, не может существовать вне со- ответствующего информационного сигнала, определенным образом закоди- рованного. Вследствие этого, для того, чтобы осуществить процесс отраже- ния, кроме отражающего и отражаемого объектов необходим третий компо- нент - среда передачи информационного сигнала.

Изменения в окружающей среде, вызванные отражением в ней события преступления, могут проявляться в виде материальных или нематериальных (идеальных) следов-последствий, содержание которых, характер и являются информацией об обстоятельствах и особенностях преступления, как одного из явлений действительности.

Изменения в неживой природе являются простыми формами отражения и проявляются в виде материально-фиксированных следов, отпечатков (от- тисков) отдельных особенностей взаимодействующих объектов (или отдель- ных частей) и т.д. Отражение события преступления в живой природе явля- ется более сложной формой отражения, имеет психофизиологическую при- роду формирования и проявляется в виде мысленных образов преступления в целом, отдельных его моментов и участников данного деяния, возникающих

1 См.: Курс криминалистики. Общая часть/Отв. ред. В.Е. Корноухов. - М.: Юристь, 2000. - С.39,40, 45.

2 Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы совет ской криминалистики - М: Высшая школа МВД СССР, 1970. - С. 10.

27

и закрепляющихся в сознании и памяти людей1. Таким образом, изменения и различия в окружающей среде, вызванные преступлением, представляют со- бой не что иное, как информационный сигнал, который может выступать в предметной (вещественной) и мысленной (образной) формах, и содержанием которого является информация о преступлении (рис. 1.1).

Событие преступления

Изменения в окружаю- щей среде

отображени е

Окружаю щая среда, вовлеченн ая в прес- тупную деятельно сть

материальные следы преступления

идеальные следы преступления

первичные источники информации о событии преступления

Рис. 1.1. Структурная схема отображения события преступления в источниках информации

1 См.: Терещенко П.Ю., Салтевский М.В., Жариков Ю.Ф. Теория и практика ис- пользования следов памяти (идеальных отображений) в расследовании преступлений. - Киев: Украинская академия внутренних дел, 1991. - С.7.

28

С учетом изложенного, обоснованной представляется точка зрения М.В. Салтевского, заметившего, что деятельность по раскрытию и расследованию преступлений представляет собой не что иное, как специфическую по- знавательную деятельность уполномоченных на то лиц государственных органов по собиранию, исследованию и использованию информации, сохра- нившейся в идеальных и материальных отображениях совершенного пре- ступления1. Указанные лица извлекают информацию из источников, причин- но связанных с расследуемым преступлением, и оперируют ею для установ- ления или опровержения обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Однако, для использования информации, объективно содержащейся в этих информационных сигналах, в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений (и прежде всего для объективизации этой информации в качестве доказательств по уголовному делу), она сначала должна быть актуа- лизована, то есть воспринята субъектом этой деятельности, отразиться в его сознани (должно произойти «вторичное отражение» события преступления в сознании следователя). «Для того, чтобы вещь, документ, ценность, живот- ное, и т.д., человек, наконец, - пишет Н.Н. Лысов, - сообщили сведения о компонентах преступной деятельности, необходимо актуализировать храня- щееся в них отображение. И эта актуализация возможна только путем дейст- вий, операций, движений субъекта деятельности…, выполняемых с помощью его средств, в процессе решения им системы своих задач по реализации це- ли» . В результате из всего множества информационных сигналов должны быть выделены прежде всего те, которые содержат информацию, могущую впоследствии выступать доказательствами по уголовному делу (т.е. доказа- тельственную информацию), или способствовать обнаружению таковой.

Вместе с тем, восприятие следователем объективной действительности носит субъективный характер, поэтому в значительной степени зависит от субъективно-личностных свойств следователя, «…отбор информационных

1 См.: Салтевский М.В. Криминалистика. В современном изложении юристов. -X.: ИМП «Рубикон», 1996. - С. 131.

2 Лысов Н.Н. Фиксация доказательств в уголовном процессе. Часть 1. Методологи ческие проблемы: Учебное пособие. - Н. Новгород: Нижегородский юридический инсти тут МВД РФ, 1998. - С.ЗЗ.

29

сигналов есть сложный нейрофизиологический процесс, - пишет Р.С. Белкин, — Поэтому объективные предпосылки обнаружения доказательств реа- лизуются через субъективные - через сознательную деятельность по обнару- жению доказательств»1. К числу субъективных факторов, способствующих превращению объективно существующей возможности обнаружения доказа- тельств в действительность их обнаружения он относит: знание приемов и средств обнаружения доказательств, умение применять эти приемы и средст- ва; знание приемов и средств отбора информационных сигналов; обладание необходимыми субъективными качествами и др.

Таким образом, процесс раскрытия и расследования преступления с точки зрения рассматриваемого подхода характеризуется многократным от- ражением события преступления: сначала оно отражается в окружающем мире, оставляя в нем материальные и идеальные следы, затем эти следы вос- принимаются следователем, отражаются его сознанием и объективизируются в материалах уголовного дела, превращаясь в доказательства в уголовно- процессуальном смысле.

Таковы в общих чертах основные взгляды и подходы к определению сущности и значения информации в деятельности по раскрытию и расследо- ванию преступлений.

Вместе с тем, деятельность по раскрытию и расследованию преступлений представляет собой особый род человеческой деятельности, направленный на достижение своей, заданной уголовно-процессуальным законом, цели. Синтаксическими характеристиками информации, полученной в процессе осуществления этой деятельности ее субъектом, выступают информационные сигналы: свойства, качества, форма предметов, вещей, явлений, процессов, следы на материальных объектах, знаки и т.п. Однако, эта информация, как и любая другая, имеет одну ценностную меру по отношению к внешнему миру - семантический аспект (содержание, смысл информации), и другую по отношению к познавательным целям и задачам - прагматический аспект

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. - М.: Юристь, 1997.-С. 132.

2 См.: Там же. - С. 133.

30

(полезность информации, ее значение в достижении задач расследования). Для того, чтобы использовать полученную информацию в расследовании конкретного преступления, необходимо произвести оценку этих аспектов информации, т.е. информация должны быть сначала понята и оценена субъ- ектом этой деятельности и только после этого использована в целях раскры- тия и расследования конкретного случая преступления.

Оценка семантического аспекта предполагает уяснение смыслового со- держания полученных информационных сообщений, связей между ними, т.е. постижение смысла и значения полученной информации. Как отмечает Л.Д. Самыгин, прежде, чем зафиксировать материальные следы преступления или показания лица в соответствующем протоколе, следователь должен воспринять эти сведения и хотя бы предположительно понять их значение для дела1. В расследовании преступлений оценка семантического аспекта информации заключается в формировании из всего многообразия информа- ционных сигналов, поступающих из внешнего мира, множества сигналов, имеющих отношение к расследуемому преступлению, установлению и уяс- нению связей между элементами этого множества.

Касаясь оценки прагматического аспекта информации следует отметить, что он, прежде всего, связан с ценностью, полезностью использования информации при выработке решения для достижения заданной цели. «В са- мом общем случае, - пишет А.Д. Урсул, - надо думать, что ценность измеря- ется степенью достижения цели»2. При этом, как верно заметил Л.Н. Сера- вин, «одна и та же информация может быть полезной и бесполезной, в зави- симости от того,., .для какой цели она используется» .

Свойство ценности (полезности) информации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений выражается в том, что посредством ограничения существующего разнообразия информационных сигналов, свя- занных с событием преступления,- формируется то ценное (полезное) разно-

1 См.: Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. - М.: Изд-во МГУ, 1989. - С.73.

2 Урсул А.Д. Информация (методологические аспекты). - М: Наука, 1971. - С.126.

3 Серавин Л.Н. Законы информации и роль информации в человеческом обществе. - С.-Пб: Изд-во СпбГУ, 1997. - С.24.

31

образие, которое необходимо и достаточно для достижения цели деятельно- сти по раскрытию и расследованию преступления. Вместе с тем, следует от- метить, что категория полезности, ценности информации имеет сложный ха- рактер и зачастую довольно сложно поддается однозначной оценке. Ведь на практике информация, кажущаяся излишней, ненужной в конкретной ситуа- ции расследования, вполне может оказаться ценной, полезной в изменивших- ся условиях.

Рассматривая информацию с точки зрения криминалистических задач раскрытия и расследования преступлений, полагаем необходимым обратить- ся не только к научному, но и к правовому аспекту определения содержания понятия информации. Это обусловлено прежде всего тем, что деятельность по раскрытию и расследованию преступлений, осуществляемая в установ- ленной законом форме, неизбежно приводит к порождению информационных правоотношений1, субъектами которых являются вовлеченные в процесс раскрытия и расследования преступления лица, а объектом - информация, как предмет и результат информационных процессов, реализуемых в ходе расследования преступления, то есть процессов по ее сбору, обработки, на- коплению, хранению, поиску и распространению.

Согласно ч. 2 ст. 2 Федерального закона РФ от 20.02.1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления. Наряду с «информаци- ей» законодатель выделяет еще один объект правового регулирования — «информационный ресурс», который состоит из «документированной информации» (документов), то есть информации, зафиксированной на материальном носителе с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. Таким образом, с позиций действующего законодательства документированная информация представляет собой такую организационную форму, которая может быть определена как единая совокупность: а) содержания информации; б)

1 См.: Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. - 2-е изд. - М.: Изд-во МГУ, 1989. - С.284.

2 См.: Российская газета. - 1995. - 22 февр.

32

реквизитов, позволяющих установить источник, полноту информации, сте- пень ее достоверности, принадлежность и другие параметры; в) материально- го носителя информации, на котором ее содержание и реквизиты закреплены. Как мы уже отмечали, деятельность по раскрытию и расследованию преступлений в современных условиях носит ярко выраженный информаци- онный характер, о чем со всей очевидностью свидетельствует и анализ тек- стов УПК РСФСР и УПК РФ, проведенный на предмет определения в них веса смысловых единиц, обычно используемых для обозначения информационной сущности того или иного события, явления, таких, как: сведения, сообщение, данные, информация, знание. Результаты анализа, представленные на рис. 1.2., позволяют сделать ряд довольно интересных выводов.

I\J-

65

ЙЛ-

r^^^^^^^^l

Щ упк РФ | | угас РСФСР

ои 49

sn-

40

I^^^^^^^ J

34

30 30 -

1

25

22

f

20

F

16

10

1

6

2 ?н! з

1 ???11

информация

знание

данные

сведения сообщение

Рис. 1.2. Количественные характеристики использования некоторых терминов информационного характера в текстах УПК РСФСР и УПК РФ

33

Как можно заметить из приведенного рисунка, текст действующего уголовно- процессуального кодекса имеет значительно большую информационную направленность, чем текст УПК РСФСР. Значительно чаще в нем стали использоваться все вышеуказанные термины, особенно такие, как: сведения, данные, информация. Последний термин вообще употребляется в тексте УПК РФ в 8 раз чаще, чем в тексте УПК РСФСР. В этой связи представляется необходимым затронуть ряд положений УПК РФ, имеющих, на наш взгляд, важное значение в рассмотрении информационного аспекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

В соответствии с ч.1. ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Это, безусловно, значительная новация по сравнения с по- ложениями УПК РСФСР, в котором в качестве доказательств по уголовному делу понимались фактические данные (ст. 69 УПК РСФСР), рассматривае- мые в специальной литературе в первую очередь как сведения о фактах, по- черпнутые из определенных процессуальным законом источников1. Как представляется, использование в определении доказательств термина «све- дения» более обосновано с информационной точки зрения. И вот почему.

С позиций естественного языка понятие «сведения» трактуется как «познание в какой-либо области, известия, сообщения»2. В связи с указанным, сведения в контексте исследуемого аспекта можно рассматривать а) как осведомленность каких-либо лиц о событии преступления, и б) как информа- ционный сигнал, несущий в себе информацию о событии преступления. Та- ким образом, сведения представляют собой не что иное, как совокупность

1 См.: напр.: Лукашевич В.З. О понятии доказательств в советском уголовном про- цессе/ЯТравоведение. - 1963. - № 1. - С.110-119; Фаткуллин Ф.Н. Доказательства и их источники: анализ содержания//Советское государство и право. - 1973. - № 1. - С.69-74; Ендовицкая Е.П. Фактические данные как доказательства в юридическом процессе: со держательная характеристика. - Казань: Казанский гос. ун-т, 1986. - С.5.

2 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов/Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. - 17-е изд., стереотип. - М.: Рус. яз., 1985. - С.608.

34

формализованной информации о событии преступления, предназначенной для передачи. При этом, «не является существенным, - замечает по данному поводу В.В. Крылов, - если информация не передается сразу после формали- зации. Важно, что информация, предназначенная для передачи, всегда имеет определенную форму представления и отражается на конкретном носителе»1.

Как уже нами отмечалось, информация о преступлении, неизбежно возникающая в процессе отражения события преступления в окружающей действительности, до ее актуализации следователем носит потенциальный характер. Она еще должна найти свое отражение в сознании следователя и в материалах уголовного дела, превратившись в данные предварительного расследования. С информационной точки зрения данные представляют собой информацию, представленную в виде, пригодном для обработки2. Таким об- разом, данные предварительного расследования представляют собой не что иное, как зарегистрированный субъектом расследования информационный сигнал, т.е. полученную следователем и зафиксированную в материалах уго- ловного дела информацию о совершенном преступлении.

Могут ли данные выступать в качестве доказательств по уголовному делу? Полагаем, что нет. В силу требований ст. 85 УПК РФ они сначала должны быть должным образом проверены и оценены и лишь затем -использованы в целях доказывания. Ведь действительно, вряд ли ложные показания подозреваемого или свидетеля, сообщенные ими на допросе, могут выступать той основой, на которой следователь может установить обстоя- тельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. По сути своей дан- ные отражают лишь синтаксический, количественный уровень информации. Процесс формирования на их основе доказательств - это процесс выделения качественных характеристик полученной следователем информации, т.е. процесс оценки ее смыслового, содержательного аспекта и установления ее значения для расследования уголовного дела. Иными словами, в процессе формирования доказательств по уголовному делу должно быть сформирова-

1 Крылов В.В. Информационные компьютерные преступления. - М.: ИНФРА-М - НОРМА, 1997.-С.25.

2 См.: Информационная безопасность и защита информации. Сборник терминов и определений. - М: 3 ЦНИИ МО РФ, 2001. - С.15.

35

но в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, достовер- ное знание (информация) о событии преступления.

Однако, чтобы эта информация могла выступать в качестве доказательств по уголовному делу, она должна быть необходимым образом формализована, облачена в установленную уголовно-процессуальным законом форму. Сформированный таким образом информационный сигнал - сведения о событии преступления, представляет собой: а) с содержательной точки зрения - информацию о преступлении, как результат познавательной дея- тельности субъектов расследования; б) с коммуникативной точки зрения - сообщение, несущее в себе эту информацию.

В заключение можно отметить следующее:

  1. Несмотря на множество существующих в настоящее время теорий и концепций информации, какого-либо единого, универсального определения понятия информации так и не выработано. Вместе с тем, в научной среде наибольшее признание получила концепция информации, в основе которой лежит подход к определению понятия информации на основе категории раз нообразия и категории отражения, как свойстве всей материи. Исходя из по ложений этой концепции можно сделать вывод, что:
  • информация - это продукт материального взаимодействия объектов;
  • информация не материальна;
  • чем сложнее объект материального мира или процесс, тем больше информации он в себе несет;
  1. Правовое определение информации основывается на той точке зрения, что информация представляет собой неразрывное двуединство собственно информации и ее материального носителя. Таким образом, непременным условием включения информации в сферу правового регулирования яв- ляется ее документирование.
  2. Многоаспектность и многозначимость понятия информации определяют множественность подходов к определению сущности и роли информации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Наиболее обоснованным и получившим наибольшее признание в криминалистике яв-

36

ляется подход, в основе которого также лежит представление о связи инфор- мации с категорией отражения. В рамках данного подхода информация о преступлении представляет собой содержательный аспект изменений, вы- званных отражением преступной деятельности в окружающей действитель- ности и представляющих собой не что иное, как информационный сигнал, выступающий в предметной (вещественной) и мысленной (образной) формах.

  1. Использование полученной в рамках деятельности по раскрытию и расследованию преступления информации необходимо определяет осущест- вление оценки смыслового, содержательного аспекта этой информации и ус- тановления ее значения для расследования уголовного дела.
  2. Анализ текста УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что он имеет значительно большую информационную направленность, чем УПК РСФСР. Одним из положительных. моментов действующего уголовно- процессуального закона является подход к определению доказательств по уголовному делу через понятие «сведения», который является более обосно- ванным с информационной точки зрения.
  3. Безусловно, рассмотрение закономерностей возникновения информации о преступлении, вопросов сущности и значения информации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений способствует познанию информационной основы этой деятельности. Вместе с тем, анализ содержа- тельного аспекта указанной деятельности с информационной точки зрения настоятельно требует рассмотрения и информационных процессов, необхо- димо осуществляемых в рамках расследования по уголовному делу, а также используемой при этом информации.

37

1.2. Понятие и виды информации, используемой в расследовании преступлений

Как уже отмечалось, с рассматриваемой точки зрения деятельность по раскрытию и расследованию преступлений представляет собой не что иное, как деятельность, в основе которой лежат информационные процессы. Их структура соответствует общей структуре информационного процесса и мо- жет быть представлена так, как это показано на рис. 1.3.

Система -

ИСТОЧНИК

ИНФОРМАЦИИ

канал передачи информации

Система -

ПОЛУЧАТЕЛЬ

ИНФОРМАЦИИ

Рис. 1.3. Общая структурная схема информационного процесса

Принимая во внимание точку зрения В.Я. Колдина по данному вопросу1, можно заключить, что в качестве системы — источника информации вы- ступает процесс совершения преступления и связанные с ним обстоятельства, устанавливаемые при раскрытии и расследовании преступлений. В качестве же системы, получающей информацию, выступают субъекты деятельности по раскрытию и расследованию преступлений (должностное лицо органа дознания, следователь, прокурор). Деятельность этих лиц регламентирована законом и согласована таким образом, чтобы обеспечить наиболее всесто- роннее и полное получение информации об обстоятельствах преступления.

Центральным элементом, объединяющим две рассмотренные системы, является канал передачи информации — физический путь от источника ин- формации до ее получателя, определяющий формы, методы, способы орга- низации и представления информации.

1 См.: Колдин В.Я., Полевой Н.С. Указ. соч. - С.5, 32.

38

В зависимости от вида носителя информации о преступлении и формы представления информационного сигнала можно выделить вербальные и не- вербальные каналы передачи информации. Очевидно, что по вербальным ка- налам осуществляется передача информации, представляющей собой отпе- чатки и психические отображения (образы), явившиеся результатом взаимо- действия, связанного с расследуемым преступлением, носителями которой выступают живые лица.

По невербальным каналам осуществляется прежде всего передача ин- формации о расследуемом преступлении, носителями которой выступают материальные предметы. По этим каналам может передаваться также и ин- формация, носителями которой являются живые лица (например, в том слу- чае, если передаваемая информация представлена в графической форме - в виде письменного текста, рисунков, схем и т.п.).

Важным с практической точки зрения представляется также подразделение каналов передачи информации, в зависимости от ее содержания и правовой регламентации собственно самого процесса передачи информации, на процессуальные (каналы передачи доказательственной информации) и непро- цессуальные (каналы передачи иной информации, в том числе, например, по- лученной в ходе оперативно-розыскных мероприятий).

Как отмечают некоторые авторы в своих работах1, с информационной точки зрения в рамках деятельности по раскрытию и расследованию преступлений перед ее субъектом стоят две основные взаимосвязанные задачи:

1) установление основных черт конкретного случая преступной дея- тельности, то есть построение однозначной информационной его модели; 2) 3) донесение при помощи процессуальных средств и методов сущности установленного события до другого познающего субъекта. 4) См., например: Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография/Под ред. проф. Н.П. Яблокова. Москва; Калинингр. ун-т. - Калининград, 1997. - С. 61; Волчецкая Т.С. Метод моделирования как средство оптимизации следственных дейст- вий//Вестник КЮИ МВД России. - 2002. - № 1. - С.24-30; Лысов Н.Н. Фиксация доказательств в уголовном процессе. Часть 1. Методологические проблемы: Учебное пособие. -Н. Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1998. - С. 33.

39

Поскольку для построения однозначной информационной модели кон- кретного события преступления необходимо располагать информацией, ко- торая бы с необходимой полнотой характеризовала каждый его элемент, то объектом целенаправленной деятельности по раскрытию и расследованию конкретного преступления являются, прежде всего, те изменения в окру- жающей среде, которые вызваны отражением в ней преступной деятельности и которые несут в себе информацию о расследуемом преступлении. Таким образом, выявление следов преступления, извлечение из них информации о преступлении, носителями которой они являются, ее перекодирование, уяс- нение, оценка и дальнейшее рациональное использование в целях доказыва- ния составляют главную сущность познавательного аспекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Вместе с тем, для достижения конечной цели деятельности по раскрытию и расследованию конкретного преступления также используется информация, которая может и не находиться в непосредственной связи с событием преступления, но имеет существенное значение для достижения целей рас- следования, т.е. выступает как «ценная» информация. Так, например, П.С. Дагель и Р.И. Михеев правомерно обращают внимание на то, что «важное значение для установления субъективной стороны преступления приобрета- ют иногда обстоятельства, относящиеся к месту, времени, состоянию погоды, наличию или отсутствию посторонних лиц» . К этой же группе информации можно, например, также отнести и информацию, способствующую опреде- лению направления поиска преступника, обнаружению следов преступления и другую.

Для общего определения информации, используемой в процессе раскрытия и расследования преступлений, в научной литературе часто используют понятие «криминалистическая информация». Так, Н.С. Полевой, введя в обиход понятие «криминалистическая информация», понимает под ней ин-

Дагель П.С., Михеев Р.И. Установление субъективной стороны преступления (Учеб. пособие). - Владивосток: Дальневост. гос. ун-т, 1972. - С.25.

40

формацию, характеризующую событие преступления и отдельные его эле- менты.1.

По мнению М.В. Салтевского содержание понятия «криминалистическая информация» составляют данные о теоретических основах возникновения следов преступления, практических методах и средствах использования

«2

их для раскрытия, расследования и предупреждения преступлении .

М.Н. Хлынцов полагает, что криминалистическая информация - это «любые сведения, полученные процессуальным и непроцессуальным путем в процессе расследования преступления следователем или работником органа дознания в соответствии с рекомендациями, разработанными криминалисти- кой, могущие быть доказательствами по делу или способствующие получе- нию доказательств и принятию мер для предупреждения и пресечения других преступлений»3.

С точки зрения же А.В. Лапина «криминалистическая информация -это любые сведения доказательственного, оперативного, тактического, орга- низационного характера, а также профессиональные знания следователя и иных участников расследования, вовлеченные в сферу борьбы с преступно- стью с целью оптимального решения задач уголовного судопроизводства»4.

Как представляется, все приведенные выше определения не отражают в полной мере природу и роль информации, используемой в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, ее значение для достижения оп- ределенных законом конечных целей этой деятельности. Так, определение М.В. Салтевского, на наш взгляд, не раскрывает всего многообразия исполь- зуемых сведений, речь идет только о следовой информации. Несколько шире определение М.Н. Хлынцова, однако и в нем неоправданно сужается объем сведений, использующихся в расследовании и влияющих в той или иной сте- пени на производство расследования и являющихся криминалистическими

1 См.: Полевой Н.С. Указ. соч. - С.73, 129.

2 См.: Салтевский М.В. Указ. соч. - С. 143.

3 Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследо вании преступлений. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1982. - С.38.

4 Лапин А.В. Теория информации и некоторые вопросы расследования преступле- ний//Вестник Белорус, ун-та им. В.И. Ленина. - 1987. - Сер. 3. - С.20.

41

значимыми. Тем более, что часть сведений, используемых при раскрытии и расследовании преступлений, извлекается с помощью рекомендаций, разра- ботанных в других отраслях знаний. В определении, данном В.А. Лапиным, не усматривается связь собственно информации с ее значением для достиже- ния целей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Исходя из изложенного, мы согласны с точкой зрения ряда авторов , что для определения подобного рода информации необходимо использовать понятие не «криминалистическая», а «криминалистически значимая информация», поскольку оно отражает прагматический (целевой) аспект деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Анализ специальной литературы по данному вопросу2 позволяет сделать вывод, что с содержательной точки зрения понятием «криминалистически значимая информация» по существу охватывается любая информация, используемая для решения криминалистических задач, вне зависимости от ее рода и источника. С учетом сказанного, под криминалистически значимой информацией полагаем возможным понимать полученную по различным каналам информацию, мо- гущую выступать в качестве доказательств по уголовному делу или способ- ствующую получению таковой, а также любую иную информацию, имеющую значение для достижения установленных законом конечных целей дея- тельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Обоснованным представляется также и изложенный в специальной ли- тературе подход к подразделению криминалистически значимой информации на информацию, имеющую актуальное и потенциальное криминалистиче- ское значение . И действительно. Криминалистически значимая информация до ее восприятия субъектом деятельности по раскрытию и расследованию

1 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминали стика: Учебник для вузов. - М.: Норма, 2001. - С. 368; Белкин Р.С. Криминалистика: про блемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М.: Норма, 2001.-С.237.

2 См., например: Криминалистика/Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Образцова - М: Юристь, 1997. - С.89-94; Белкин Р.С. Указ. соч. - С.237; Криминалистика: Учеб- ник/Отв. ред. Н.П. Яблоков. - М: Юристь, 2000. - С.21, 31.

3 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Указ. соч. - С. 368.

42

преступлений носит потенциальный характер, т.е. является потенциальной криминалистически значимой информацией. Для ее объективизации в мате- риалах дела она должна быть прежде всего обнаружена и воспринята следо- вателем, должна найти свое отражение в его сознании. Однако, как справед- ливо заметил Н.С. Полевой , в реальной действительности ни при раскрытии, ни при расследовании преступлений весь объем подобного рода информации не используется, в силу того, что, во-первых, ее не всегда возможно выявить и закрепить, а во-вторых, для достижения целей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений выявление полного объема этой информации зачастую оказывается ненужным. Как заметил И.Д. Кучеров, «…эффективность расследования конкретного правонарушения во многом зависит от умения из потока разнообразной информации извлечь полезную, отсеять избыточную информацию и «шумы» с тем, чтобы оперировать только точными данными»2. Таким образом, из всего разнообразия потенциальной криминалистически значимой информации необходимо выявить, выбрать именно ту информацию, которая является необходимой для реализации целевой функции раскрытия и расследования преступления.

Исходя из этого, ту криминалистически значимую информацию, которую субъект деятельности по раскрытию и расследованию преступлений смог выявить и осознать, и которая является необходимой для достижения конечной цели этой деятельности, можно называть актуальной криминали- стически значимой информацией. В дальнейшем, говоря об информации, ис- пользуемой в расследовании преступлений, под последней будем понимать именно актуальную криминалистически значимую информацию.

Обобщенно структурную схему информационного аспекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений можно представить так, как это показано на рис. 1.4.

1 См.: Полевой Н.С. Указ. соч. - С.73.

2 Кучеров И.Д. Соотношение тождества и различия. (На материале криминалисти ки). - Минск, Наука и техника, 1968. - С.43.

43

Событие преступления

Окружающая среда, вовлеченная в прес- тупную деятельность

н.1

Изменения

в окружающей

среде

о

о «

отражение

о.

? «

Уяснение, оценка

5	

Субъект деятельности по раскрытию и расследованию преступлений

т

Оценка всей совокупности информации

т

•©

Отображение в материалах уголовного дела

т

Использование

система внутренних установок субъекта расследования, обусловленная достигаемыми целями и ситуацией расследования

ГА1 криминалистически значимая инфор- мация о произошедшем преступлении

В (А - потенциальная, В - актуальная)

©

криминалистически значимая инфор- мация, не связанная с произошедшим

потенциальная, Г - актуальная)

И

преступлением (Б-

Рис. 1.4. Структурная схема информационного аспекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений

44

Как уже отмечалось ранее, событие преступления, необходимо отражаясь в окружающей среде, вовлеченной в преступную деятельность, вызывает в ней изменения (область А на рис. 1.4), являющиеся источниками информации о преступлении. В зависимости от сферы отображения изменения могут выступать в предметной (вещественной) и мысленной (образной) формах. В соответствии с этим и источниками криминалистически значимой информа- ции о преступлении могут служить: а) люди (личностные источники), б) ве- щи (вещественные источники).

М.В. Салтевский, помимо указанных источников информации, которые по его мнению являются простыми, выделяет еще один, сложный источник информации - систему люди-вещи. «Сложный источник люди-вещи, - пишет автор, - характеризуется тем, что он порождает новую информацию, которая отдельно в каждом его элементе не содержится. Механизм образования такой информации состоит в соединении идеального отображения с материальным, т.е. в интерпретации (объяснении) материального следа на основе идеальных отображений «следов знаний» о нем»1.

Полагаем, что данная точка зрения является достаточно спорной. Ис- точником информации о преступлении в процессе его расследования высту- пает содержательный аспект изменений, вызванных взаимодействием собы- тия преступления с окружающей средой. Эти изменения несут в себе инфор- мацию о познаваемом событии, которая, будучи обнаруженной и осмыслен- ной субъектом расследования, по сути своей является теми самыми «кирпи- чиками», из которых следователь затем строит «дом», т.е. формирует доказа- тельственную базу по уголовному делу. Это непрерывный процесс оценки и анализа поступающей информации, который неизбежно приводит к форми- рованию нового знания (выводной информации). Однако, в отличии от ис- ходной информации, носящей объективный характер, это знание по своей природе субъективно и представляет собой результат интеллектуальной дея- тельности субъекта расследования, эксперта, специалиста, который может

1 Специализированный курс криминалистики (для слушателей вузов МВД СССР, обучающихся на базе среднего специального юридического образования): Учебник. - Киев: НИиРИО Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского, 1987. - С.74.

45

быть затем использован в целях расследования преступления, но не источник информации о самом событии преступления.

Деление источников криминалистически значимой информации о пре- ступлении на личностные и вещественные представляется наиболее объек- тивным и целесообразным, так как они принципиально различаются по меха- низму отражения информации и формам использования их в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений (прежде всего, в доказывании). Это требует использования различных методов фиксации и процессуальных форм введения информации из личностных и вещественных источников в процесс раскрытия и расследования преступлений.

Личностные источники криминалистически значимой информации о преступлении - это люди, идеально отражающие реальную действительность и хранящие информацию о преступлении в памяти в виде мысленных обра- зов. Информация, полученная из этих источников, по своей природе носит субъективный характер, поскольку она опосредована уровнем развития субъекта, условиями восприятия, его психофизиологическими характеристиками, профессией и другими субъективными и объективными факторами.

По характеру формирования следов памяти личностные источники можно разделить на: 1) лиц, непосредственно воспринимавших событие пре- ступления, либо участвовавших в нем (обвиняемый, потерпевший, свидете- ли-очевидцы); 2) лиц, опосредованно воспринимавших событие преступле- ния (свидетели-неочевидцы, понятые, технический помощник, специалисты); 3) посторонние лица, не имеющие отношения к событию преступления, но располагающие иной информацией (специалисты).

Вещественные источники доказательств - это материальные следы отображения преступления в окружающей среде. Материальные объекты (вещи), являющиеся носителями информации о совершенном преступлении, можно разделить на несколько основных групп: а) объекты непосредственного преступного посягательства; б) средства совершения преступления; в) предметы обстановки места преступления (его материальная среда); г) предметы, оставленные преступником, участниками преступления на месте про-

46

исшествия; д) вещи, случайно попавшие либо умышленно оставленные на месте происшествия после совершения преступления.

Говоря о значении криминалистически значимой информации о пре- ступлении в деятельности по его раскрытию и расследованию, следует отме- тить, что оно, прежде всего, состоит в том, что эта информация, при соблю- дении определенных процессуальных норм, становится доказательственной информацией, то есть служит средством доказывания.

В настоящее время в специальной литературе нет единого подхода к содержанию понятия «доказательственная информация». Наиболее обосно- ванной представляется точка зрения Р.С. Белкина и А.И. Винберга, которые, исследуя понятие информации, отметили, что «изменения, связанные с собы- тием, есть доказательства, а мера связи доказательств с событием, к которому они относятся, находящаяся в прямой зависимости от количественного и ка- чественного содержания этих изменений, есть доказательственная информа- ция»1.

Полагаем возможным согласиться с мнением уважаемых авторов, правда с некоторыми оговорками. Как мы уже отмечали, процесс взаимодействия преступления как объекта отражения, с окружающей средой имеет за- кономерным следствием возникновение изменений как в самой среде, так и на отражаемом объекте. Эти изменения представляют собой информацион- ный сигнал, содержанием которого является информация о преступлении. Содержательный аспект этой информации, ее значение для раскрытия и рас- следования преступления на этом этапе не проявляются. Они носят потенци- альный характер. На данном этапе происходит лишь формирование массива потенциальной криминалистически значимой информации, а не доказатель- ственной, и тем более не доказательств.

Формирование массива актуальной криминалистически значимой ин- формации происходит путем выделения качественных характеристик инфор- мации (т.е. ее содержательного аспекта и значения для целей раскрытия и

расследования преступлений) в,результате целенаправленной деятельности

” ‘ ‘ * „ i• .• I» »••

1 См.: Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические проблемы) -М: Юридическая литература, 1969.- С. 173,176.

47

субъекта расследования по ее собиранию, исследованию, оценке и использо- ванию. Эта деятельность может носить как процессуальный, так и непроцес- суальный характер. Криминалистически значимая информация, полученная в рамках расследования преступления по процессуальным каналам, выступает как доказательственная информация (вернее будет сказать, может выступать в качестве доказательственной, поскольку очевидно, что не вся информация, полученная в результате осуществления процессуальной деятельности, носит доказательственный характер), которая при соблюдении необходимых про- цессуальных условий приобретает статус доказательств по уголовному делу.

В то же самое время, если процесс возникновения изменений в окружающей среде носит объективный характер, подчиняющийся определенным закономерностям, то процесс формирования доказательств носит субъектив- ный характер. Он представляет собой интеллектуальную деятельность субъ- екта расследования при осуществлении которой он оперирует не материаль- ными объектами (собственно изменениями), а результатами перцепции, об- разами и т.д., т.е. результатами взаимодействия субъекта расследования с внешней средой (в том числе и следами преступления, как материальными, так и идеальными, представляющими собой составную часть внешней среды), отраженными в его сознании.

Аналогичной позиции по данному вопросу придерживается и С.А. Шейфер, с точки зрения которого «нельзя представлять дело так, что доказательства. .. существовали в природе и до проведения следственных действий. Если бы это было так, задача следователя стала бы предельно простой: отыскать и приобщить к делу «готовые» доказательства. В действительности процесс формирования доказательств…заключается в обнаружении следователем следов события, извлечении содержащейся в них информации, относящейся к делу, и фиксации ее в соответствующих процессуальных формах»1. Таким образом, обоснованной представляется сформулированная позже Р.С. Белкина точка зрения о том, что доказательства представляют собой не что иное, как результат процессуальной деятельности следователя: «Сле-

1 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М.: Юрид. лит., 1981. - С. 4, 5.

48

дователь именно создает доказательства своей процессуальной деятельно- стью»1. Правда сам термин «создает» представляется не совсем удачным, по- скольку следы преступления, являющиеся объективной основой доказа- тельств, возникают независимо от сознания и деятельности следователя. Представляется более целесообразным использование в этих целях понятия «формирует», в чем мы согласны с мнением ряда исследователей .

Возможность использования криминалистически значимой информации в качестве доказательств по уголовному делу обеспечивается, прежде всего, ее получением в ходе следственных действий, то есть таких процессуальных действий, целью которых является собирание, исследование, оценка и использование доказательств. В зависимости от вида отображения и харак- тера источника криминалистически значимой информации все следственные действия по раскрытию и расследованию преступлений делятся на две груп- пы:

1) вербальные - для получения информации от людей - источников идеальных отображений; 2) 3) нонвербалъные - для получения информации от вещей - носителей материальных отображений3. 4) Вместе с тем, собирание криминалистически значимой информации о преступлении возможно и непроцессуальным путем, в том числе и путем проведения оперативно-розыскных мероприятий. Полученная в результате проведения этих мероприятий оперативно-розыскная информация в соответ- ствии со ст. 11 Закон РФ от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» может «…использоваться в доказывании по уго-

1 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учеб. пособие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. - С. 137.

2 См., например: Шейфер С.А. Следственный действия. Система и процессуальная форма. - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. - С.8; Белкин А.Р. Теория дока зывания. Научно-методическое пособие. - М.: Норма, 2000. - С. 146; Михеенко М.М. До казывание в советском уголовном судопроизводстве. - Киев: Вища школа, 1984. - СЮ.

3 См.: Специализированный курс криминалистики (для слушателей вузов МВД СССР, обучающихся на базе среднего специального юридического образования): Учеб ник. - Киев: НИиРИО Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского, 1987. - С.229.

4 См.: Российская газета. - 1995. - 18 августа.

49

ловным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального за- конодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств». Вместе с тем, как совершенно справедли- во отмечают некоторые авторы, результаты оперативно-розыскной деятель- ности сами по себе доказательствами не являются, а могут служить лишь ос- новой для формирования доказательств1. Для того, чтобы стать таковыми, они должны быть введены в уголовный процесс в соответствии с положения УПК. Как представляется, к числу основных принципов, определяющих воз- можность использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, можно отнести следующие: а) информа- ция, полученная в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, имеет значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу; б) эта информация может быть должным образом про- цессуально оформлена и в последующем - проверена.

Безусловно, доказательственная информация — наиболее ценная часть криминалистически значимой информации, используемой при расследовании преступлений. Вместе с тем, «При всей значимости доказательственной ин- формации, — пишет В.А. Образцов, - сводить процесс поиска и познания к добыванию и использованию только данной информации нельзя» , поскольку существует и та, носящая вспомогательный по отношению к процессу расследования характер, информация, которую принято обозначать ориенти- рующее и с помощью которой дознаватель, следователь ориентируются в явлениях, фактах, так или иначе связанных как с расследуемым преступлени- ем, так и собственно процессом расследования. В своей совокупности эта информация может быть подразделена на две основные группы:

1 См.: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. - М: Юрлитинформ, 2000. - С. 56; Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании пре ступлений. - М: Юрлитинформ, 2001. - С.55; Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно- розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предвари тельного следствия. Практическое пособие. - Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 1998.-С.41.

2 Образцов В.А. Криминалистика: Курс лекций. - М.: Юнифир, 1996. - С.58.

3 См., например: Криминалистика: Учебник/Отв. ред. Н.П. Яблоков. - М.: Юристь, 2000.-С.31.

50

1) ориентирующая информация, связанная с отражением события пре- ступления в окружающей среде. В качестве подобного рода информации мо- жет выступать сообщение о преступлении, не получившее своего подтвер- ждения на процессуальной основе, сообщения конфидентов о тех или иных обстоятельствах совершенного преступления и т.п. 2) 3) ориентирующая, не связанная с отражением события преступления в окружающей среде, к которой можно отнести, например, сведения о месте нахождения возможных носителей информации о событии преступления и их характере, условиях, в которых придется осуществлять процессуальные дей- ствия и т.д. 4) Своими источниками ориентирующая информация также имеет людей и вещественные образования - предметы и документы. Ее собирание возможно как процессуальным, так и не процессуальным путем. Одним из основных каналов получения подобного рода информации является проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Не менее важным источником получения подобного рода информации являются и криминалистические учеты. Своеобразие содержащейся в них регистрационной информации заключается в том, что она объективно отно- сится к потенциальной криминалистически значимой информации. В том случае, если носителями регистрационной информации являются объекты, находящиеся в причинно-следственной связи с событием преступления (на- пример, следы пальцев рук, изъятые с места совершения преступления, стре- ляные гильзы и т.п.), то эта информация, после ее актуализации субъектом деятельности по раскрытию и расследованию преступления, может приобре- сти характер доказательственной. В остальных случаях она носит вспомога- тельный характер.

К информации, носящей вспомогательный по отношению к процессу расследования характер, В.А. Образцов совершенно справедливо относит также правовую (нормативные акты, сведения, содержащиеся в нормах раз- личных отраслей права, а также сведения о различных юридических событи- ях, фактах, явлениях и связанных с ними процессах) и архивную информацию

51

(информацию, содержащуюся в общефедеральных, ведомственных и иных архивах)1.

Полагаем, что помимо указанных видов информации при расследовании уголовного дела может быть использована также и опытная информация. Источником этой информации является опыт, который В.Д. Спасович подразделяет на:

а) опыт непосредственный (т.е. определенные знания субъекта дея тельности по раскрытию и расследованию преступлений, накопленные им в результате собственной практики);

б) опыт посредственный или предание (определенные знания, ставшие известными субъекту деятельности по раскрытию и расследованию преступ- лений из практики его коллег) .

Помимо отмеченных, весьма существенное практическое значение имеет подразделение криминалистически значимой информации в зависимости от режима правового доступа к ней на общедоступную (т.е. не требующую специальных правовых механизмов для ее получения и использования при раскрытии и расследовании преступлений) и ограниченного доступа (в том случае когда такие механизмы требуются); внутреннюю (собираемую на территории Российской Федерации) и внешнюю (поступающую из других государств и международных организаций, например «Интерпола»).

Учитывая существующие в специальной литературе точки зрения по данному вопросу , можно выделить и иные основания классификации и виды криминалистически значимой информации, которые обобщенно представля- ется возможным представить так, как это показано на рис. 1.5.

См.: Криминалистика/Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Образцова. - М.: Юристъ, 1997. -С.105-115.

2 См.: Спасович В.Д. О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоуст ройством и судопроизводством. - М.: «ЛексЭст», 2001. - С. 7,8.

3 См., например: См.: Криминалистика/Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Об разцова. - М: Юристъ, 1997. - С.113-114; Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. ре дактор проф. Н.П. Яблоков. - М: Издательство БЕК, 1996. - С.38; Полевой Н.С. Указ. соч. - С. 74.

52

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМАЯ ИНФОРМАЦИЯ

По отношению к получателю:

? потенциальная; ? ? актуальная. ?

По значению в процессе расследования:

? доказательственная; ? ? ориентирующая. ?

По физической природе: Q зрительная;

? слуховая;

и вкусовая;

и осязательная;

а обонятельная.

По отношению к событию преступления:

? связанная с отражением события преступления; ? ? не связанная с отражением события преступления. ?

По степени доступности:

? общедоступная;

О ограниченного доступа (информация, составляющая государственную тайну, конфиденциальная информация).

П о элементам события преступлени я: ? субъектная;

а объектная;

а модальная.

По форме представления:

? вербальная;

О буквенно-знаковая;

? графическая; ? ? иная. ?

По назначению:

? организационная; ? ? управленческая; ? ? поисково-познавательная. ? По процессуальной регламентации процесса получения:

? процессуальная; ? ? непроцессуальная. ? По месту нахождения источника:

? внутренняя; Q внешняя.

По форме отображения:

? идеальная; ? ? материально-фиксированная. ?

Рис. 1.5. Основания классификации криминалистически значимой

информации и ее виды

С практической точки зрения весьма важным является подразделение криминалистически значимой информации, в зависимости от процессуальной регламентации процесса ее получения, на процессуальную и непроцессу- альную.

Очевидно, что содержание понятия «процессуальная информация» со- ставляет криминалистически значимая информация, полученная в процессе

53

раскрытия и расследования преступления в результате проведения следст- венных и иных процессуальных действий, допустимых в стадии предвари- тельного расследования.

Рассматривая же содержательный аспект понятия «непроцессуальная информация» нельзя не отметить работу Д.И. Беднякова по данному вопросу, в которой он сформулировал два критерия разграничения процессуальной и непроцессуалъной информации:1

а) процессуальная регламентация процесса получения информации. В соответствии с этим к непроцессуальной информации следует отнести ин- формацию, полученную по непроцессуальным каналам, т.е. полученную в результате осуществления оперативно-розыскной деятельности и других не- процессуальных действий. Наряду с указанным, к непроцессуальной инфор- мации можно отнести и информацию, полученную в результате осуществле- ния следственных и иных процессуальных действий (т.е. полученную по процессуальным каналам), но с нарушением требований, предъявляемых уголовно-процессуальным законом к их проведению.

Таким образом, с учетом вышесказанного, а также принимая во внима-ние точку зрения Д.И. Беднякова по данному вопросу , анализ положений УПК РФ позволяет сделать вывод, что к подобного рода информации можно отнести:

  • информацию, полученную с нарушениями требований уголовно- процессуального законодательства, регламентирующих порядок проведения следственных действий (например, проведение осмотра местности, жилища, предметов и документов, осмотр трупа, производство следственного экспе- римента, обыска, выемки и др. без участия понятых, или с одним понятым (кроме случаев, указанных в ч. 3 ст. 170 УПК РФ); когда для производства следственных действия, производимых с участием понятых, в качестве поня- тых привлекаются лица, которые в силу требований ч.2 ст. 60 УПК РФ не мо- гут выступать в качестве таковых; производство выемки предметов и доку-

1 См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступле ний. - М.: Юрид. лит., 1991. - С.57,66.

2 См.: Там же. - С.65,66.

54

ментов, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну без санкции прокурора; допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет без участия педагога и т.д.);

  • информацию, полученную субъектами доказывания в результате осуществления действий, не предусмотренных уголовно-процессуальным за коном (например, в результате осуществления оперативно-розыскной дея тельности, неофициальной (предварительной) беседы с допрашиваемым и

т.д.);

  • информацию о событии преступления, которой располагают граж дане и организации. Вполне очевидна ценность подобного рода информации с точки зрения достижения конечных целей деятельности по раскрытию и расследованию преступления. Прежде всего она заключается в том, что эта информация может служит поводом для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ). В дальнейшем подобного рода информация, полученная в ре зультате проведения следственных и иных процессуальных действий, может выступать в качестве доказательств по уголовному делу. Но только лишь в том случае, если она отвечает требованиям, предъявляемым к доказательст вам уголовно-процессуальным кодексом. В противном случае она может но сить лишь вспомогательный, ориентирующий характер;

  • информацию, полученную правоохранительными и правопримени тельными органами в ходе реализации их административных и админист ративно-процессуальных полномочий (для тех видов преступлений, где их состав образуется в результате неоднократного нарушения административно го законодательства);

б) характеристика носителя и содержательный аспект информации. Анализ действующего УПК позволяет выделить ряд случаев, в которых информация, полученная в порядке, предусмотренном уголовно- процессуальным законом, тем не менее не имеет доказательственного значе- ния. К числу подобного рода случаев можно отнести следующие:

55

  • когда информация получена в процессе расследования преступления по процессуальным каналам участником уголовного процесса, подлежащим отводу (глава 9 УПК РФ).
  • когда показания потерпевшего, свидетеля основаны на догадке, пред- положении, слухе (п.2 ч.2 ст. 75 УПК РФ);
  • когда не может быть установлен источник полученных доказательств (п.2 ч.2 ст. 75, ст. 87 УПК РФ);
  • когда информация получена при допросе в качестве свидетелей лиц, указанных в ч.З ст. 56 УПК РФ: 1) судьи, присяжного заседателя - об обстоя- тельствах уголовного дела, ставших им известными в связи с участием в производстве по уголовному делу; 2) защитника подозреваемого, обвиняемо- го — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу; 3) адвоката — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужителя — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы без их согласия -об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;
  • когда экспертное заключение по результатам исследования предметов, документов и материалов уголовного дела произведено некомпетентным экспертом, или экспертом, находящимся в служебной или иной зависимости от сторон, их представителей (п. 2, 3 ч. 2 ст. 70, ч.2 ст. 195 УПК РФ);
  • когда документы, приобщенные к материалам уголовного дела в качестве доказательств в порядке ст. 84 УПК РФ должным образом не удостоверены (т.е. отсутствуют реквизиты, позволяющие однозначно их идентифи- цировать);
  • когда протокол следственного действия не отвечает требованиям, ус- тановленным УПК РФ;
  • когда информация получена при допросе эксперта по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, но не относящихся к ее предмету (ч.2 ст. 205 УПК РФ).

56

Полагаем, что приведенный перечень оснований классификации кри- миналистически значимой информации не является исчерпьгеающим и она (информация) может быть подвергнута классификации по самым разным ос- нованиям в научных, практических и дидактических целях.

Резюмируя все вышеизложенное, полагаем необходимым отметить сле- дующее:

  1. С информационной точки зрения расследование преступлений пред- ставляет собой познавательную информационную деятельность уполномо- ченных на то лиц по собиранию, исследованию и использованию самой раз- личной информации. Анализ специальной литературы по данному вопросу позволяет сделать вывод о необходимости использования для обозначения подобного рода информации понятия «криминалистически значимая», под которой полагаем необходимым понимать полученную по различным каналам информацию, могущую выступать в качестве доказательств по уголовному делу или способствующую получению таковой, а также любую иную инфор- мацию, имеющую значение для достижения установленных законом конечных целей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.
  2. По отношению к субъекту расследования криминалистически значимая информация подразделяется на потенциальную и актуальную. Содержание последней составляет та криминалистически значимая информация, которую субъект деятельности по раскрытию и расследованию преступлений смог выявить и осознать и которая является необходимой для достижения конечной цели этой деятельности.
  3. Основным объектом деятельности по раскрытию и расследованию преступлений является та часть криминалистически значимой информации, которая непосредственно связана с преступлением и представляет собой со- держательный аспект изменений, вызванных отражением события преступ- ления в окружающей среде. Значение этой информации в расследовании пре- ступления состоит, прежде всего, в том, что она, при соблюдении определен- ных процессуальных норм может стать доказательственной информацией, то есть служить средством доказывания.

57

  1. Наряду с информацией, непосредственно связанной с отражением преступления в окружающей среде, для успешного осуществления расследо- вания большое значение имеет и та криминалистически значимая информа- ция, которая не имеет причинно-следственных связей с событием преступле- ния, носит по отношению к процессу расследования вспомогательный харак- тер, но выступает в этом процесс как ценная информация с точки зрения дос- тижения установленных законом целей предварительного расследования. С помощью этой информации, которую принято обозначать ориентирующей, дознаватель, следователь ориентируются в явлениях, фактах, так или иначе связанных как с расследуемым преступлением, так и собственно процессом расследования.

Рассматривая в настоящем разделе различные виды криминалистически значимой информации, используемой при раскрытии и расследовании преступлений, мы отмечали, что ее получение возможно как по процессуаль- ным, так и непроцессуальным каналам. Существует достаточно большое ко- личество специальной литературы, посвященной тем или иным вопросам со- бирания криминалистически значимой информации, в том числе и путем проведения следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий.

Вместе с тем, говоря о современных условиях осуществления расследования преступлений (вернее будет сказать — об их информационной со- ставляющей), можно выделить два фактора, их формирующих:

  • высокий уровень информатизации как всего общества, так и всех аспектов человеческой деятельности, предопределяющий широкое использование современных информационных технологий и в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений;
  • стремительный рост объема производимых и потребляемых инфор- мационных ресурсов, в том числе и открытых для общего доступа с исполь- зованием средств массовых коммуникаций, таких, например, как Интернет.
  • В этой связи представляется необходимым остановиться на некоторых особенностях собирания криминалистически значимой информации с учетом указанных обстоятельств.

58

1.3. Особенности собирания криминалистически значимой информации в современных условиях

Информационные процессы, лежащие в основе деятельности по раскрытию и расследованию преступления и непрерывно осуществляемые на всем ее протяжении, имеют своей конечной целью, прежде всего, формирование массива доказательственной информации, как результата расследования. Еще известный русский процессуалист СИ. Викторский писал, что цель предварительного следствия — констатирование в событии признаков преступления, а также собирание доказательств против виновника преступления . С этой точки зрения содержательный аспект процесса реализации целевой функции деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане можно определить как непрерывный процесс собирания, исследования и оценки доказательственной информации.

Как известно, деятельность, осуществляемая в рамках предварительного расследования по собиранию криминалистически значимой информации, может носить как процессуальный, так и непроцессуальный характер. Про- цессуальная деятельность субъектов расследования представляет собой сис- тему процессуальных действий и сопутствующих им решений и реализуется путем проведения следственных и иных процессуальных действий, преду- смотренных уголовно-процессуальным Кодексом (ст. 86 УПК РФ). В этой связи хотелось бы остановиться на ряде положений УПК РФ, посвященных доказыванию в уголовном судопроизводстве. В соответствии с ч.1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств в ходе уголовного судопроизводства осу- ществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом.

Подозреваемому и обвиняемому предоставлено право собирать и пред- ставлять письменные документы и предметы для их приобщения к уголовному делу в качестве доказательств, но не сами доказательства, что представ- ляется совершенно верным и обоснованным. Представленные указанными лицами предметы и документы могут лишь послужит основой для формиро-

1 См.: Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М: Городец, 1997. - С.357.

59

вания доказательств, но ни как не выступать в качестве таковых. В случае, если указанные документы и предметы отвечают требованиям, предъявляе- мым к доказательствам действующим УПК, они приобщаются к материалам уголовного дела по ходатайству указанных лиц. В противном случае в этом им должно быть отказано.

Решение об этом должно быть принято в форме мотивированного по- становления (определения), о чем сообщается лицу, представившему доку- мент или предмет. Вместе с тем, частью 3 рассматриваемой статьи защитнику предоставлено право собирания именно доказательств, что с учетом ранее сказанного представляется в корне неверным. В этой связи полагаем целесо- образным первый абзац части 3 ст. 86 УПК РФ изложить в следующей ре- дакции: «Защитник вправе собирать документы и предметы для приобще- ния их к уголовному делу в качестве доказательств путем:»

Наряду с указанным полагаем необходимым обратить внимание еще на одно обстоятельство, которое способно вызвать довольно много вопросов с практической точки зрения. Согласно ч.4 ст.21 УПК РФ, требования, поруче- ния и запросы следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми гражданами и организациями. В ч.2 ст. 84 УПК РФ установлено, что документы, могущие иметь значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, могут быть получены, истребованы или представлены в порядке, определенном ст. 86 УПК РФ. Однако, в соответствии с ч.1 этой статьи, следователь, дознаватель осуществляют собирание доказательств по- средством производства следственных и иных процессуальных действий. Правомочность следователя, дознавателя истребовать необходимые доку- менты у граждан и организаций явным образом не определена.

В этой связи предлагаем дополнить ч.1 ст. 86 УПК РФ абзацем следующего содержания: «Дознаватель, следователь, прокурор и суд в порядке, определенном настоящим Кодексом, вправе требовать от организаций и граждан представления любых сведений, имеющих значение для установле- ния наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию при

60

производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

При этом полагаем, что, исходя из сложившейся ситуации расследования, предметы и документы, которые могут быть признаны доказательствами по уголовному делу, в случае, если точно известно у кого они находятся, не- обходимо не истребовать, а изымать путем проведения обыска или производ- ства выемки. В данном случае критическим показателем является фактор времени. Вовлечение подобного рода предметов и документов в процесс уго- ловного судопроизводства путем их истребования может предоставить по- дозреваемому, обвиняемому и иным лицам, заинтересованным в результате расследования, возможность изменения их количественных и качественных характеристик до предъявления субъектам уголовного процесса.

Основным каналом получения процессуальной информации при произ- водстве расследования является проведение следственных действий. Термин «следственные действия» многократно упоминается в уголовно- процессуальном кодексе, однако содержание его там не разъясняется. Раз- личные точки зрения на содержание понятия «следственные действия» суще- ствуют и в специальной литературе .

В рамках рассматриваемого аспекта термин «следственные действия» будем, по выражению С.А. Шейфера , понимать в узком смысле, подразумевая под ними действия познавательного характера по собиранию доказательств, обеспечивающие восприятие субъектом доказывания объективно существующей информации о событии преступления и формирование у него познавательного образа, а также обеспечивающие сохранение этого образа путем процессуальной фиксации результатов восприятия.

См., например: Рыжаков А.П. Следственные действия (понятие, виды, порядок производства). - М: Юридическая фирма «Контракт», «Инфра-М», 2001. - С.5; Специа- лизированный курс криминалистики (для слушателей вузов МВД СССР, обучающихся на базе среднего специального юридического образования): Учебник. - Киев: НИиРИО Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского, 1987. - С. 189; Курс криминалистики. Общая часть/Отв. ред. В.Е. Корноухов. - М.: Юристь, 2000. - С.266.

2 См.: Шейфер С.А. Следственный действия. Система и процессуальная форма. — М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. - С.6, 9.

61

Следует заметить, что теория фиксации доказательственной информации является одной из наиболее разработанных в криминалистике, поэтому считаем возможным не останавливаться на подробном рассмотрении ее по- ложений, изложенных в трудах таких исследователей, как А.Н Басалаев, Р.С. Белкин, А.В. Белоусов, Н.Н. Лысов, Е.Б. Пальскис, Е.Е. Подголин и других1. Заметим лишь, что с информационной точки зрения фиксация доказа- тельственной информации представляет собой не что иное, как систему дей- ствий, осуществляемых в рамках деятельности по раскрытию и расследо- ванию преступлений, по запечатлению (вустановленных законом формах) на материальных носителях как информации, содержащейся в материальных и идеальных следах преступления, в целях сохранения количественных и каче- ственных характеристик этой информации, имеющих значение для правиль- ного разрешения уголовного дела, и обеспечения возможности ее использо- вания в уголовном судопроизводстве, так и условий, средств и способов ее (информации) обнаружения и закрепления.

В практике борьбы с преступностью фиксация доказательственной ин- формации происходит в самых разных формах, поскольку, как совершенно верно заметила по этому поводу П.А. Лупинская, «все, что разрешено законом для доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, должно использоваться» . В следственной практике для фиксации криминалистически значимой информации используются вещественные носители информа-

См., например: Басалаев АН. Фиксация результатов осмотра места происшествия. (Средства, методы и доказательственное значение): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -Л., 1967; Белоусов А.В. Проблема фиксации доказательств в досудебных стадиях уголовного процесса России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001; Лысов Н.Н. Крими- налистическое учение о фиксации доказательственной информации в деятельности по вы- явлению и раскрытию преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1995; Паль- скис Е.Б. Фиксация вещественных доказательств. (Методологические, процессуальные и криминалистические проблемы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М, 1971; Подголин Е.Е. Теория и практика фиксации доказательств на предварительном следствии: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - М., 1970.

2 Лупинская П.А Доказательства в уголовном процессе. Допустимость доказательств. Основания и последствия признания доказательств недопустимыми //Современные проблемы теории и практики применения уголовного и уголовно- процессуального законодательства: Учебно-методические материалы для судей. - М.: Российская правовая академия Министерства юстиции РФ, 1996. - С. 24.

62

ции, в связи с чем выделяют следующие формы и приемы фиксации: вер- бальная (словесная), графическая, предметная и наглядно-образная1. В науч- ной литературе указанные формы и приемы фиксации доказательственной информации описаны достаточно подробно. Заметим лишь, что одной из са- мых распространенных (равно как и древних) форм фиксации доказательст- венной информации является протоколирование. Судя по историческим ис- точникам, отражающим процесс становления криминалистики, протоколам всегда отводилось особое место, в связи с чем к следователю предъявлялись повышенные требования по качеству их составления2.

Современный уровень научно-технического развития общества, харак- теризующийся, прежде всего, повсеместным использованием современных информационных технологий практически во всех областях человеческой деятельности, предопределяет широкое использование современных техни- ческих средств и методов получения и обработки информации и в деятельно- сти по раскрытию и расследованию преступлений. В этой связи весьма акту- альным представляется вопрос о возможности применения в целях фиксации доказательственной информации современных технических средств, исполь- зующих цифровую форму представления информации (цифровой фото-, ви- део- и аудиоаппаратуры) и последующего использования результатов их применения, представленных в цифровом виде, в целях доказывания по уго- ловному делу. Здесь особо хотелось бы отметить работы Е.Н. Дмитриева, по- священные вопросам применения в практике расследования преступлений цифровой фототехники3.

См.: Лысов Н.Н. Криминалистическое учение о фиксации доказательственной информации в деятельности по выявлению и раскрытию преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М, 1995. - С.43-52.

2 См.: Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалисти ки. - Новое изд., перепеч. с изд. 1908 г. - М: ЛексЭст, 2002. - С.160-168.

3 См.: Дмитриев Е.Н. Проблемы применения цифровой фотографии при расследо вании уголовных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1998; Дмитриев Е.Н. При менение метода цифровой фотографии для фиксации объектов криминалистических экс пертиз. Учеб. пособие/М-во внутрен. дел Рос. Федерации, Эксперт.-криминалист. центр. - М: ЭКЦ МВД России, 1997.

63

Следует заметить, что в настоящее время использование в практике расследования преступлений технических средств, использующих цифровую форму представления информации, вызывает еще довольно настороженное отношение . Основная проблема заключается в принципиальной возможно- сти мистификации, редактирования цифровой информации, полученной в ре- зультате применения подобных технических средств, без оставления каких- либо следов, которая, как правило, не позволяет гарантировать их подлин- ность и, соответственно, выполнять идентификацию отображаемых объектов. Таким образом можно заметить, что проблема использования в практике рас- следования преступлений цифровой информации практически сводится к во- просу о степени защищенности этой информации от подделок и модифика- ций.

В связи с отмеченным полагаем, что использование в целях доказывания результатов применения подобного рода технических средств, представ- ленных в цифровом виде, возможно при условии соблюдения следующих ос- новных правил.

/. Эта информация — результат применения указанных технических средств, должна быть получена с соблюдением требований уголовно- процессуального закона. Это общее требование к допустимости доказа- тельств, установленное ст. 75 УПК РФ.

  1. Исходная информация, полученная с помощью указанных средств, должна фиксироваться на физических носителях таким образом, чтобы обеспечивалась ее целостность, надежное хранение и возможность проверки в последующем. Как мы уже отмечали, трудность использования подобного рода информации, а также результатов ее цифровой обработки в доказывании по уголовному делу заключается, прежде всего, в

См., например: Сильное М.А. К вопросу о допустимости использования цифровых технологий в доказывании при расследовании преступлений//Вестник Российского университета дружбы народов. Серия юридические науки. - М.: Изд-во Российского университета дружбы народов, 1998. - С.103-104; Расторгуев СП., Чибисов В.Н. О поиске следов злоумышленника в ЭВМ и о вредоносных программных продуктах//Конфидент. «Защита информации». - 1999. - № 1-2. - С.63.

64

установлении подлинности такой информации. Полагаем возможным выде- лить следующие основные пути решения данной проблемы:

а) запись исходной информации на вещественный носитель, исключающий возможность осуществления в дальнейшем модификации содержащейся на нем информации. Наиболее оптимальным вариантом представляется использование в этих целях записываемых компакт-дисков.

Записываемые компакт-диски (или CD-R) - это диски, произведенные по технологии, позволяющей пользователю самому создать собственный компакт-диск в одном из индустриальных форматов. Подобная технология использует как основу диски для однократной записи (WORM - Write Once, Read Many), стандартизованные компаниями Philips и Sony.

Предпочтительность использования подобного рода устройств для фиксации криминалистически значимой информации в цифровой форме ее представления обусловлена следующим:

  • их невысокая стоимость: примерно от 20 до 50 рублей в зависимости от изготовителя, что крайне немаловажно, учитывая существующий уровень финансирования правоохранительных органов;
  • большой объем хранимой информации. Стандартные CD-R диски по- зволяют хранить до 650 Мб данных. Кроме того, в последнее время получили распространение CD-R диски большей емкости - 700 и 800 Мб.
  • простота в использовании. Для того, чтобы осуществить запись ин- формации на компакт-диск необходимо иметь собственно чистый CD-R диск, устройство записи - CD рекордер (CD Recorder) и соответствующее про- граммное обеспечение (в этих целях оперативно-следственная группа должна быть оснащена портативным компьютером, в комплектацию которых в настоящее время уже, как правило, включаются устройства записи компакт- дисков). В качестве подобного программного обеспечения можно рекомен- довать программу Easy CD Creator.
  • Однако, при использовании этой, равно как и любой иной программы, необходимо иметь ввиду одну особенность CD-R дисков. Дело в том, что они предусматривают возможность осуществления мультисессионного режима

65

записи данных. Мультисессия - это режим записи, позволяющий дозаписы- вать компакт-диск, то есть добавлять новую информацию к ранее записанной. Каждая сессия содержит запись начала сессии (lead-in), затем сами данные и финальную информацию о сессии (lead-out). Таких сессий на одном компакт- диске может быть до 99.

При записи в режиме мультисессии информация о структуре предыдущих записей копируется в новую сессию и может быть исправлена. Таким образом, при записи в режиме мультисессии пользователь может уничтожить информацию о структуре уже ненужных или устаревших записей, не включив ее в новую таблицу содержания (ТОС - table of content). Это означает, что появляется возможность «стирать» ненужную ему информацию с компакт- диска (хотя на самом деле физически она продолжает оставаться на диске и может быть восстановлена с помощью специального программного обеспечения). В этих целях, при осуществлении записи на компакт-диск не- обходимо использовать режим «закрытия» диска, при котором в дальнейшем он становится доступен только для чтения.

б) использование специальных программных средств авторизации ин- формации, представленной в цифровом виде. Одним из возможных вариантов практической реализации указанного является использование так называемых «водяных знаков» (watermarks), представляющих собой одно из направлений стеганографии1. Данная технология применима как к цифровым фото-, так и аудио-, видеоизображениям. Она заключается во внедрении в цифровое изображение сложного цифрового кода, позволяющего в дальнейшем, в случае необходимости, произвести авторизацию изображения — установить его авторство. По сути дела, она заключается в добавлении к исходному файлу некоторого избыточного кода, который не оказывает никакого воздействия ни на одну из качественных характеристик изображения, а явля- ется, по сути своей, исключительно уникальным идентификатором.

Стеганография - это метод организации связи, который собственно скрывает само наличие связи. Слово «стеганография» в переводе с греческого буквально означает «тайнопись» (steganos - секрет, тайна; graphy - запись).

66

Существует два типа «водяных знаков» - постоянный и временный. Первый (постоянный «водяной знак», или «татуировка») останется с изображением и в случае, если это изображение было скопировано, изменено или тем или иным образом обработано. Особенностью же «водяных знаков» второго типа является то, что они исчезают при любой попытке модификации информации. В силу указанных обстоятельств они представляют наибольший интерес для практического использования при фиксации криминалистически значимой информации.

в) шифрование информации. Данный метод обеспечивает защищенность информации от ее модификации не уполномоченным на то лицом, т.е. лицом, не являющимся правообладателем ключа шифрования. Частным случаем практической реализации данного метода является использование элек- тронной цифровой подписи, представляющей собой набор байтов, который является результатом работы программы генерации цифровой подписи.

Суть процедуры использования электронной цифровой подписи состоит в том, что изготавливается пара индивидуальных ключей: секретного — для формирования цифрового аналога подписи под документом, и парного с ним, открытого - для проверки достоверности цифровых подписей, вычисленных с помощью данного секретного ключа. Секретный ключ для электронной цифровой подписи может храниться в виде файла на дискете или на специальном устройстве - «таблетке» (Touch-Memory).

Очевидно, что для практического применения любого из перечисленных методов фиксации цифровых изображений следователь должен быть оснащен необходимыми научно-техническими средствами. Мы согласны с точкой зрения В.В. Бирюкова1, что для этих целей достаточно приемлем комплекс научно-технических средств в состав которого входит компьютер типа «Note Book», цифровая фото- или видеокамера, микрофон, портативный принтер, а также средство связи. Здесь полагаем необходимым только доба-

1 Бирюков В.В. Компьютерная техника для обнаружения и обработки криминалистически значимой информации в «полевых» условиях//Сборник трудов IX Международной научной конференции «Информатизация правоохранительных систем», 7-8 июня 2000 г., Академия управления МВД России. - М/. Академия управления МВД России, 2000. -С. 455- 459.

67

вить, что, как мы уже отмечали, в этих целях компьютер должен быть уком- плектован устройством записи компакт-дисков и соответствующим про- граммным обеспечением.

Используя такой комплекс технических средств, лицо, производящее, например, осмотр места происшествия, может сформировать текст протокола в текстовом редакторе. Как представляется, В.В. Бирюков совершенно прав, отмечая, что полученные в ходе проведения осмотра цифровые изображения (фотоизображения) также можно включать непосредственно в формируемый подобным образом текст протокола, который затем распечатывается и долж- ным образом удостоверяется . Вместе с тем полагаем, что к протоколу долж- ны быть приобщены и полученные при проведении осмотра цифровые изо- бражения, зафиксированные на материальном носителе в виде файлов.

Изначально эти изображения хранятся в памяти соответствующих тех- нических средств, например, цифрового фотоаппарата. Следователь с помо- щью специального программного обеспечения переносит эти данные на пер- сональный компьютер, для чего лучше всего создать отдельную директорию. Затем к полученным в результате «переноса» файлам может быть применено одно из рассмотренных ранее средств обеспечения идентификации содержа- щейся в них информации, после чего файлы переносятся на компакт-диск, который затем опечатывается.

При этом в протоколе следственного действия должны быть описаны как все действия дознавателя, следователя, специалиста в той последовательности, в какой производилась фиксация информации, так и объекты, к которым применялись специальные программно-технические средства, их харак- теристики (в том числе имя директории, где хранится файл, имя файла, время его создания, размер, характеристика содержания), а также данные о наиме- новании, версии и предназначении этих специальных технических средств.

  1. Цифровая аудиоинформация, видео-, фотоизображения должны сохраняться вместе с информацией относительно их создания. Это тре-

См.: Бирюков В.В. Цифровая фотография: перспективы использования в крими налистике. - Луганск: ЛИВД МВД Украины, 2000. - С. 125-128.

68

бование поддерживается современными техническими средствами . Напри- мер, некоторые цифровые фотокамеры создают уникальный файл данных каждый раз, когда происходит фотосъемка. В этом файле отражается инфор- мация о номере изображения, марке камеры, дате и времени фотосъемки. При сохранении изображения на внешних носителях эта информация также должна быть сохранена.

  1. Цифровая аудиоинформация, видео-, фотоизображения, сохраняемые в виде файла, должны быть сохранены в оригинальных форматах файлов, обусловленных использованием конкретных технических средств. Данное требование обусловлено тем обстоятельством, что некоторые форматы хранения изображений (например, JPEG для фотоизображений) приводят к сжатию изображения и, соответственно, к потере некоторых качественных характеристик оригинала.
  2. При хранении или обработке цифровой информации на компьютере (в том числе и на сетевой рабочей станции или выделенном сервере) необходимо должны осуществляться меры по разграничению доступа к ней различных категорий лиц. Это необходимо обеспечить для предотвращения случайного или преднамеренного уничтожения (модификации) цифровой информации.
  3. Различного рода исследованиям должны подвергаться не исходные оригиналы цифровой аудиоинформации, видео-, фотоизображений, а их копии. Результаты этих исследований (преобразований) должны сохраняться на жестком диске под именем, отличным от оригинала. Исходный файл ни в коем случае не должен быть заменен (перезаписан) новым.
  4. Данное условие представляется нам крайне важным в силу того об- стоятельства, что, как мы уже отмечали, наиболее критичным моментом в определении допустимости использования цифровой аудиоинформации, ви- део-, фотоизображений в качестве доказательств по уголовному делу являет- ся установление их подлинности. Основная трудность здесь заключается в

См., например: Зубов Г., Столбов М. Новинки оперативной звукозаписи и шумо- очистки//Системы безопасности. - 2002. - № 1 (43). - С.76-77.

69

том, что любые процессы их модификации (в том числе и рассмотренные выше методы обеспечения их идентификации, использование программных средств для повышения качественных характеристик изображений: яркости, контраста и т.п.) неизбежно приводят к модификации исходного кода. В связи с этим может быть поставлен вопрос о необходимости проведения специ- альной экспертизы программных средств, с помощью которых производилась модификация исходных файлов, с целью определения того воздействия, которое они оказали на оригинал.

  1. При обработке цифровой информации лица, ее осуществляющие, должны иметь опыт производства таких операций и четко представлять ее последствия, чтобы не нанести ущерб обрабатываемой информации.
  2. При обработке цифровой информации должно осуществляться протоколирование совершаемых операций. Составление протокола обра- ботки необходимо для доказательства связи полученного в результате обра- ботки изображения с первоначальным изображением и проверки правильно- сти выполнения операций. При необходимости можно сравнить те действия, которые были выполнены специалистом, с теми, которые указаны в протоко- ле, и, в случае их различия, подвергнуть сомнению полученные результаты.
  3. Как представляется, соблюдение указанных правил обеспечивает воз- можность использования в целях доказывания по уголовному делу информа- ции, полученной при проведении следственных действий с помощью техни- ческих средств, использующих цифровую форму ее представления.

Наряду с процессуальными, крайне важную роль в получении необходимой следователю информации играют и непроцессуальные каналы поступления криминалистически значимой информации, которые С. С. Овчинский, например, подразделяет на стабильные и временные1. Полагаем, что наряду с указанными, в зависимости от правового регламентирования процедуры дос- тупа к источникам информации и ее получения, непроцессуальные каналы

См.: Овчинский С.С. Оперативно-розыскная информация/Под ред А.С. ОБНИНСКОГО и B.C. Овчинского. - М.: Инфра-М, 2000. - С.108-111.

70

поступления криминалистически значимой информации можно также под- разделить на открытые и ограниченного доступа.

Открытые каналы получения криминалистически значимой информации подразумевают проведение гласных мероприятий по получению информации из открытых источников. Как представляется, содержание последней составляет не имеющая правовых ограничений публично доступная информа- ция (т.е. информация, которую любой желающий может законно получить в результате сделанного запроса, проведенного наблюдения или ознакомления с материалами, распространяемыми по каналам массовой коммуникации), а также другая, не охраняемая в режиме тайны информация, которая имеет ограниченное публичное распространение или доступ.

Полагаем, что целесообразность использования в предварительном расследовании открытых источников информации может быть обусловлено следующими соображениями:

  • подобного рода информация может высвободить средства проведения оперативно-розыскных мероприятий для концентрации их на иных наиболее важных и критических направлениях;
  • получение такой информации, как правило, менее затратно с экономической точки зрения. Кроме того, требуемая информация иногда может быть получена из открытых источников быстрей и с большей эффективностью, чем при добывании ее с помощью негласных мероприятий;
  • в некоторых случаях (особенно в условиях дефицита времени) открытые источники могут явиться единственным средством быстрого получения необходимой информации;
  • отслеживание открытых источников можно использовать для выявления иной криминалистически значимой информации, относящейся к рас- следуемому событию. Такая информация также может быть очень ценной для раскрытия намерений по противодействию ведущемуся расследованию;
  • открытые источники информации могут играть важную роль в выборе направлений поисковой деятельности, при планировании проведения как оперативно-розыскных мероприятий, так и следственных действий.

71

Информация из открытых источников всегда являлась объектом пристального внимания правоохранительных органов. В историческом аспекте следует отметить, что анализ публикаций в печатной литературе широко ис- пользовался в практике работы Охранного отделения, а в последствии - и в деятельности ВЧК, органов милиции1. Все это представляется не менее акту- альным и сегодня, особенно с учетом неуклонно возрастающего уровня ин- форматизации современного общества, все более возрастающего количества открытых источников не только в России, но и во всем мире, в том числе и размещенных во всемирной сети Интернет.

Наряду с такими традиционными источниками открытой информации, как печать, радио, телевидение, и такими относительно новыми, как, например, Интернет, в качестве источников открытой информации могут выступать и слухи, представляющие собой одну из форм массового коммуникативного взаимодействия.

Вообще, использование слухов в практике расследования преступлений может показаться весьма парадоксальным, особенно в свете положений ст. 75 УПК РФ. Ведь если обратиться к этимологии данного понятия, то, например, в толковом словаре русского языка СИ. Ожегова слухи определяются как «молва, известие о ком, чем-нибудь, обычно еще не чем не подтвержден-ное» . И действительно. Использование слухов (вернее сказать - той информации, которую они в себе несут) в качестве доказательств по уголовному делу не только недопустимо, но и ни чем не оправдано. Расследование уголовного дела, в основу которого положены только лишь слухи, заранее обречено на неудачу. Особенно наглядно это доказывает описанная Р.С. Белки-ным хрестоматийная история расследования убийства некой Луизы Симон- Деманш, в совершении которого сначала был обвинен, а затем полностью

См. об этом: Необходимое руководство для Агентов Чрезвычайных Комиссий. -М.: ЛексЭст, 2001. - С.21; Томин В.Т. Использование средств массовой информации в борьбе с преступностью. Учебное пособие. - Горький: Горьковская высшая школа МВД СССР, 1976.-С.8-9.

2 Ожегов СИ. Указ. соч. - С.636.

3 См.: Белкин Р.С. Репортаж из мастерской следователя. Рассказы о криминалисти ке. - М: Норма, 1998. - С. 6-8.

72

оправдан Александр Васильевич Сухово-Кобылин - один из крупнейших русских драматургов XIX века. Причина принятия такого решения была точно изложена в заключении изучавшего дело чиновника Сената: «Сухово- Кобылин, с первого шага обвиняемый следователями в убийстве, был взят к допросу и следствию, подвергнут трем обыскам в его доме, тюремному за- ключению и через эти меры привлечен к делу… Ближайшее же рассмотрение оных (этих мер - А.Г.) удостоверяет, что они имели поводом не факты след- ственного дела, а городские слухи (выделено мною - А.Г.)…тогда как … го- родские слухи могли только дать повод обратить особенное внимание (вы- делено мною - А.Г.) на показания Сухово-Кобылина и предварительно об- следовать их со всей тщательностью» .

В истории российского уголовного судопроизводства практика исполь- зования молвы как источника криминалистически значимой информации из- вестна еще со времен Судебника . «Сама по себе она (молва, слух - А.Г.) дает слабый повод к следствию, - писал Я.И. Баршев, - впрочем она не должна быть оставляема без внимания со стороны следователя … хотя полиция по- наслышке, без достаточных улик, не должна производить следствия, однако, по мере вероятия, она должна усугублять меры местного надзора и приме- чать, нет ли чего-либо правдоподобного в таких слухах»3.

С коммуникативной точки зрения слухи — это не что иное, как «цирку- лирующая форма коммуникации, с помощью которой люди, находясь в не- однозначной ситуации, объединяются, создавая разумную ее интерпретацию, сообща используя при этом свои интеллектуальные потенции»4. При этом, к числу наиболее важных коммуникативных характеристик слуха относят са- мотранслируемость, устность и анонимность5.

1 См.: Белкин Р.С. Репортаж из мастерской следователя. Рассказы о криминалисти ке. - М: Норма, 1998. - Сб.

2 См.: Линовский В.А. Опыт исторических розысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России. - М: «ЛексЭст», 2001. - С.138-140.

3 Баршев Я.И. Указ. соч. - С.78-79.

4 Shibutani Т. Improvised News: A Sociological Study of Rumour. - Indianopolis: Bobbs-Merrill, 1966.-P.57.

5 См.: Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. - М: «Рефл- бук», К.: «Ваклер», 2000. - С. 280-290.

73

С криминалистической точки зрения важным представляется то, что слухи могут содержать криминалистически значимую информацию, которая, составляя содержательный аспект отражения преступления в массовом соз- нании, как одном из элементов окружающей среды, представляет собой ре- зультат интеллектуальной интерпретации этой информации, находящий свое распространение посредством данной формы массовой коммуникации. В этом случае информация, распространяемая в форме слухов, может быть ис- пользована в расследовании преступления в качестве ориентирующей (и только лишь в качестве таковой), в чем мы согласны с мнением В.А. Образ- цова по данному вопросу . В условиях острого «информационного голода» распространяемая в форме слухов информация может служить основанием к определению направления расследования, выдвижению тех или иных версий. «Практика следственных и судебных органов, — отмечает П.А. Лупинская, — свидетельствует о том, что…показания «по слуху», могут успешно использо- ваться в тех или иных целях» . Однако, как представляется, использование слухов в качестве ориентирующей информации целесообразно только лишь в том случае, если она (эта информация) находит определенное свое подтвер- ждение и из других источников.

Важно заметить, что, наряду с вышеуказанным, слухи могут представлять собой также и форму целенаправленного негативного коммуникативного воздействия на ведущееся расследование. Речь идет о формировании и распространении в форме слухов заинтересованными в исходе расследования сторонами ложной информации с целью оказания давления на следствие, дискредитации субъектов расследования.

Как представляется, гораздо более ценным открытым источником кри- миналистически значимой информации в деятельности по раскрытию и рас- следованию преступлений являются традиционные средства массовой ин-

См.: Криминалистика/Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Образцова - М.: Юристь, 1997.-С.91.

2 Лупинская П.А. Указ. соч. - С.28.

74

формации , анализ материалов которых является крайне важной частью ана- литической работы, осуществляемой следственными подразделениями. На это в свое время обращал внимание еще Ганс Гросс, заметивший, что «само собой разумеется, что С. С. (судебный следователь - А.Г.) не может быть равнодушен к такой могучей общественной силе, как ежедневная печать…Я уверен, что в серьезных уголовных делах умелое пользование печатным сло- вом приводило бы к…успеху, и наоборот убежден, что крупные ошибки имели место там, где недоставало этого умения» .

Особенность работы следственных подразделений с материалами СМИ заключается, прежде всего, в необходимости анализа любых материалов, со- держащих сведения о совершенном преступлении и лицах, имеющих к нему отношение. Всю совокупность этих материалов A.M. Ишин подразделяет на

 3   т/-

две основные группы . К первой группе он относит материалы, подготовлен- ные на основе сведений, представленных органами следствия. Они могут быть использованы для анализа результативности воздействия их на потен- циальных носителей информации.

Ко второй группе A.M. Ишин относит материалы, основанные на личных источниках информации журналистов и редакций СМИ. Анализ указанных материалов позволяет: а) оценить эффективность хода расследования с точки зрения редакций СМИ и общественного мнения; б) использовать сведения, содержащиеся в материалах СМИ в качестве ориентирующей информации; в) определить основные направления возможного противодействия ходу расследования со стороны отдельных журналистов и иных лиц, заинте- ресованных в результате расследования.

1 В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации.

2 Гросс Г. Указ. соч. - С.339, 342.

3 См.: Ишин A.M. Использование средств массовой информации в поисковой и ро зыскной деятельности следственных и оперативных аппаратов органов внутренних дел: Учебно-практическое пособие. - Калининград: Калининградская ВШ МВД РФ, 1996. - С.ЗО.

75

Соглашаясь с мнением A.M. Ишина по данному вопросу, полагаем не- обходимым заметить следующее. Учитывая современные реалии, при анализе материалов второй группы необходимо иметь ввиду то обстоятельство, что зачастую информация, изложенная в СМИ, отражает не некую объективность, нашедшую свое выражение в позиции журналиста по какому-либо вопросу, а субъективную позицию владельцев СМИ, определенных финансово- экономических и иных группировок, так или иначе заинтересованных в ко- нечном результате расследования и пытающихся оказать влияние на его ход через подконтрольные им средства массовой информации или через отдель- ных журналистов путем размещения в СМИ заказных статей. Как заметил Г.Г. Почепцов, возможности современных средств массовой информации таковы, что позволяют «перенести их с позиции чисто описывающих на позиции, которые формируют ситуацию»1. Поэтому никогда не стоит преувеличивать «независимость» журналистов.

В аналитической работе с материалами СМИ полагаем возможным выделить четыре этапа этой работы:

  1. Формулирование целей работы по аналитической обработке материалов СМИ, определение информационных потребностей субъектов расследования. Это самый первый и неизбежный этап работы аналитика, от которого в значительной степени зависит успешность реализации всей работы, поскольку совершенно очевидным представляется то обстоятельство, что для превращения опосредованной информации, содержащейся в тех или иных материалах СМИ, в проблемно-ориентированный информационный массив, необходимо использовать целенаправленный подход по активному восприятию постоянно поступающих информационных потоков.

Как представляется, в качестве целей работы с материалами СМИ можно выделить три основные задачи: а) получение информации о событии преступления, распространяемой в материалах СМИ, которая в силу положе- ний ч. 2 ст. 144 УПК РФ должна быть в обязательном порядке проверена; 2)

Почепцов Г.Г. Психологические войны. - М: «Рефл-бук, К: «Ваклер», 2000. -С.149.

76

получение содержащейся в материалах СМИ информации, тем или иным об- разом связанной с событием преступления и характеризующей те или иные элементы механизма его совершения; 3) получение в результате аналитиче- ской обработки информации, содержащейся в материалах СМИ, ее сопостав- ления с криминалистически значимой информацией, полученной из иных ис- точников, как качественно нового знания о событии преступления, так и ин- формации, подтверждающей ранее установленные в ходе расследования пре- ступления факты.

  1. Подборка источников информации. Определение круга источников информации является одним из важнейших этапов работы с материалами СМИ, в значительной степени определяющим ее эффективность. Полагаем необходимым согласиться с точкой зрения A.M. Ишина, считающего, что «основным признаком, способствующим выбору печатных материалов для анализа, можно считать близость изложенной информации к расследуемому преступлению»1. Вместе с тем, практический интерес для следователя могут представлять также авторы такого рода информации, где предаются гласности коммерческие секреты, эмоционально излагаются критические сведения, используются неполные, искаженные данные и т.п.

Таким образом, полагаем, что в общем случае выбор источников информации должен осуществляться с учетом: а) поставленных целей; б) направленности издания; в) соответствия публикуемых в тех или иных изданиях материалов информационным потребностям; г) репутации издания. В отношении последнего следует заметить, что с практической точки зрения значительный интерес могут представлять собой как издания, специализирующиеся на публикации различного рода скандальных материалов, так и публикации, появляющиеся в СМИ во время различных предвыборных кампаний в законодательные или исполнительные органы власти, поскольку нередко в них содержится информация, представляющая самый непосредственный интерес для правоохранительных органов.

1 См.: Ишин A.M. Указ. соч. - С.42.

77

  1. Аналитическая обработка материалов СМИ. По своей направленности печатные материалы в общем случае можно разделить на следующие категории: обзорные статьи, статьи дискредитационного плана, заказные рекламные статьи и статьи, разглашающие различного рода конфиденциаль- ную информацию. В содержательном плане, применительно к целям и зада- чам расследования преступлений, указанные материалы могут представлять собой: а) материалы, содержащие сообщение о преступлении; б) материалы, содержащие криминалистически значимую информацию о событии преступ- ления и отражающие те или иные элементы механизма его совершения; в) материалы, содержащие криминалистически значимую информацию, не свя- занную непосредственным образом с событием преступления, но имеющую значение для его расследовании; г) материалы, носящие дискредитационный характер и представляющие собой средство целенаправленного негативного воздействия на ход расследования.

С практической точки зрения анализ материалов СМИ направлен на установление следующих ключевых элементов публикации: содержательный аспект публикации и ее направленность, источник публикации, личность журналиста, его связи в деловых и политических кругах. Мы уже отмечали ранее, что в современных условиях весьма остро стоит проблема независи- мости источников информации, публикуемой в СМИ. В связи с этим полага- ем, что оценка достоверности той или иной информации, опубликованной в СМИ, определение возможностей ее использования в целях расследования преступлений, должны осуществляться путем ее сопоставления с информа- цией, полученной из других источников.

Ключевым элементом в аналитической обработке материалов СМИ является собственно их исследование. В этих целях, в случае, когда количество исследуемых материалов не велико, могут быть использованы традиционные методы чисто качественного логического анализа. В случае же существенно- го увеличения информационного массива целесообразным представляется использование иных способов исследования материалов, в частности, ис- пользование метода контент-анализа текстов.

78

С содержательной точки зрения данный метод заключается в анализе содержания текстового документа или множества документов путем подсче- та частоты появления определенных смысловых единиц или кодифицирован- ных признаков. Метод контент-анализа может быть использован также и для анализа материалов наблюдения, т.е. зафиксированных в форме фотосним- ков, звуко-, кино- и видеозаписи определенных фактов (поступков, событий) в поведении объекта наблюдения1.

Метод контент-анализа прессы требует сравнительно больших затрат времени и средств. При их недостаточности представляется возможным ис- пользование и метода экспресс-анализа, в основе которого лежит количест- венный подсчет содержательных элементов текста (факт, конфликт, аргумент, тема, обобщение), а также учет количественных характеристик публикаций (соответствие цели, информативность, актуальность, доказательность, конструктивность).

  1. Представление результатов анализа материалов СМИ субъектам расследования. Это заключительный этап аналитической работы, имеющий своим результатом составление аналитической справки. Результаты этого анализа могут быть использованы следователями и оперативными работниками в целях раскрытия и расследования преступлений по следую- щим направлениям:

1) в силу положений ст. 140 УПК РФ в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела; 2) 3) в качестве ориентирующей информации, используемой: 4)

  • для определения направления расследования, выдвижения версий;
  • в качестве одного из компонентов следственной ситуации при оценке последней и принятии тактического решения;
  • для достижения превосходства над противостоящим лицом в ранге рефлексии; в этом случае информация, полученная в результате анализа ма- териалов СМИ, выполняет функцию обратной связи, позволяя следователю
  • 1 См. об этом: Богомолова Н.Н., Стефаненко Т.Г. Контент-анализ: Спецпрактикум по социальной психологии. - М.: Изд-во МГУ, 1992; Методы социальной психологии/Под ред. Е.С. Кузьмина, В.Е. Семенова. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1977.

79

свои действия оценить «глазами партнера» по его высказываниям третьим лицам ;

  • для проведения оперативно-розыскных мероприятий с целью:

а) раскрытия, пресечения и предотвращения преступлений, если орга ны внутренних дел не располагают иной информацией о них, или нет заявле ний от потерпевших;

б) установления местонахождения лиц, скрывающихся от органов следствия и дознания;

в) установления местонахождения без вести пропавших.

Говоря о современных особенностях собирания криминалистически значимой информации из открытых источников нельзя обойти вниманием и такое явление сегодняшней реальности, как Интернет. За свой боле чем 30-летний путь эволюции и развития он из ведомственной сети обмена информацией превратился, без преувеличения, в мировое явление, без использования которого немыслим ни один из аспектов человеческой деятельности. Как представляется, весьма существенное значение использование информаци- онных ресурсов, размещенных в сети Интернет, имеет и в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Целью использования сети Интернет в расследовании преступлений является поиск и передача необходимой криминалистически значимой информации из сети и ее последующая аналитическая обработка. Относительно указанных целей все многообразие информационных ресурсов сети Интернет, могущих представлять интерес с практической точки зрения, условно можно разделить на следующие основные группы.

  • Поисковые системы. Использование бесплатных поисковых систем
  • самый простой и дешевый способ поиска необходимой информации в сети Интернет. С помощью подобного рода систем можно осуществлять индек сирование текстов и поиск по одному (нескольким) ключевым словам (по

1 См. об этом: Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. - Минск: БГУ, 1989.-С. 17-19.

2 На сегодняшний день к числу самых эффективных русскоязычных поисковых систем можно отнести Яндекс (www.yandex.ni), Апорт (www.aport.ru), Рамблер (www.rambler.ru), Google (www.google.com).

80

индексу); морфологический поиск — разбор и отождествление различных грамматических форм слов; ранжирование по степени соответствия документа запросу. К положительным моментам использования подобного рода систем можно отнести: их бесплатность, простоту использования, возможность одновременного поиска по всем, проиндексированным данной поисковой системой, информационным ресурсам сети.

Вместе с тем, существенным недостатком использования бесплатных поисковых систем является то обстоятельство, что найденная по запросу ин- формация отражает содержание того или иного информационного ресурса лишь на момент его последней индексации поисковой системой. Наряду с указанным в сети Интернет существует колоссальный массив информации, недоступной для поисковых машин общего пользования, даже и самых из- вестных. К ней, как правило, относится информация, хранящаяся в базах данных и информация на сайтах, где содержание страниц быстро меняется, как, например, на сайтах СМИ. Кроме того, содержимое многих файлов по тем или иным причинам оказывается закодированным в специальных форматах, осилить которые обычные поисковые системы не могут. В этих целях предпочтительным представляется использование специальных программных средств, специальных разработанных для поиска информации в сети Интернет, в том числе и в «невидимой» его части.

Преимуществами этих программных продуктов является их способность осуществлять поиск, причем одномоментный, в разных тематических и функциональных зонах, а также ряд дополнительных функций, например, умение систематизировать и суммировать найденную информацию, возмож- ность осуществления поиска в автоматическом режиме в заданные проме- жутки времени. К числу указанных программных средств можно отнести Bullseys 2.0 и Copernic 2001. Помимо отмеченных, можно выделить и такие программы поиска и анализа необходимой информации в сети Интернет, как: Docere Intelligence’s Market Signal Analyser, Strategy Software’s Strategy! Ver- sion 2.5, Megaputer Intelligence’s TextAnalisys 2.0 и др.

81

  • Каталоги. Каталоги - это построенные по определенному принципу рубрикаторы или классификаторы информации, размещенной в сети Интер- нет. Основная проблема использования данного вида информационных ре- сурсов заключается в том, что необходимо правильно определить принцип структуризации, который был применен при создании каталога и который за- частую явным образом не очевиден. Поэтому для компенсации подобного рода неудобств (если пользователь не знает в какой рубрике «по логике» данного каталога лежит нужная ссылка, то не найдет ее никогда), каталоги в последнее время стали включать и средства поиска. И наоборот, — рассмот- ренные ранее поисковые системы также стали снабжаться каталогами.
  • Базы данных. На сегодняшний день в сети Интернет представлено большое количество баз данных различных информационных, консалтинговых и др. компаний по самой различной тематике. К числу подобного рода информационных ресурсов «англоязычной» зоны Интернет можно отметить, например, базы данных «Lexis-Nexis». Это крупнейшая в мире полнотексто- вая онлайновая информационная система, содержащая более 2 миллиардов документов с глубоким архивом (до 30 лет по бизнес-информации и более 200 лет по юридической информации).
  • Подобного рода информационные ресурсы имеются и в русском секторе сети Интернет. К ним, как правило, относятся электронные версии большинства российских официальных изданий, а также многочисленные банки данных с различной экономической, политической, правовой и др. информацией. В качестве примера можно привести «Национальную Электронную Библиотеку» (www.nns.ru), которая располагает значительным электронным полнотекстовым архивом средств массовой информации — более 5 миллионов документов, 2,5 тысячи источников из 73 регионов России, стран СНГ и Балтии, более 7000 новых документов и около 400 источников ежедневно. К подобного рода информационным системам относится и «Интегрум-техно» (www.integrum.ru), содержащая свыше 40 миллионов документов и более 1400 баз данных.

82

Не смотря на все очевидные удобства и преимущества использования подобного рода информационных систем в практической деятельности ос- новным их недостатком является, как правило, платный доступ к содержа- щейся в них информации.

  • Интернет-СМИ. К данной категории информационных ресурсов относятся сайты сетевых средств массовой информации (таких, например, как www.gazeta.ru, www.lenta.ru, www.vesti.ru, www.smi.ru, www.strana.ru и др.). Некоторые из них зарегистрированы в установленном порядке как СМИ и имеют соответствующие лицензии, свои редакции и коллектив журналистов.
  • Сайты организаций. В настоящее время многие более или менее значительные бизнес-структуры, политические партии, религиозные органи- зации и т.п. имеют свой сайт в Интернете. Для одних это просто вопрос пре- стижа, информации на их страницах мало, она редко обновляется и неинте- ресна никому, кроме специалистов и самих держателей информации. Другие же заботятся о своих посетителях больше.
  • Как представляется, в практическом плане наибольший интерес могут представлять Интернет-ресурсы коммерческих организаций с размещенной на них информацией экономического характера (открытые отчеты о финан- совых итогах деятельности организации, проспект эмиссии акций и т.п.), ко- торая может представлять интерес для следователя при расследовании эко- номических преступлений. Вместе с тем, значительный интерес для правоох- ранительных органов могут представлять и сайты различного рода экстреми- стских и т.п. организаций. Особо следует отметить значительную активность во «всемирной паутине» представителей чеченских незаконных вооружен- ных формирований. Принадлежащие им сайты нередко служат не только средством информационного противостояния российским правоохранитель- ным органам, но и инструментом координации их деятельности.

  • Сайты компромата. Подобного рода интернет-ресурсы, хотя и со держат информацию, весьма сомнительную с точки зрения ее достоверности, тем не менее могут представлять большой интерес для следователя. Нередко

83

в период проведения выборов различных уровней противоборствующие кандидаты и стоящие за ними бизнес-структуры и преступные организации организуют вброс в Интернет компрометирующего материала на соперников по выборам. Эта информация зачастую касается не только личностных характеристик кандидата, но и его связей в сфере бизнеса, преступного мира, предполагаемых нарушениях им закона и т.п. Кандидаты, а также стоящие за ними группировки различного рода, в своем стремлении вылить друг на друга как можно больше компромата нередко размещают в Интернете информацию, которая может представлять самый непосредственный интерес для пра- воохранительных органов.

Говоря об особенностях собирания криминалистически значимой ин- формации из сети Интернет, необходимо иметь ввиду то обстоятельство, что на сегодняшний день правовой статус как самой сети, так и циркулирующей в ней информации четко не определен, размещенная в сети информация легко обезличивается. В этой связи следует весьма критически относиться к полученной из сети информации, особенно, если ее источник вызывает сомнения. Вместе с тем, получение в электронном виде информации из известных и пользующихся доверием открытых источников (в первую очередь это касается электронных версий печатных изданий, баз данных, официальных сайтов государственных органов) способно оказать существенную помощь расследованию, поскольку обеспечивает возможность более легкого доступа и последующей автоматизированной обработки подобного рода информации.

И, наконец, следует отметить, и это представляется принципиальным, что при использовании сети Интернет в практической деятельности по рас- следованию преступлений самое пристальное внимание следует уделить вопросам обеспечения защиты криминалистически значимой информации, хранящейся и обрабатываемой в компьютерах, подключенных к сети, поскольку, наряду с источником ценной информации, «Интернет является источником

84

угроз и его бесконтрольное использование может привести к отрицательным эффектам»1.

Завершая рассмотрение вопросов, изложенных в настоящее разделе, полагаем необходимым сделать следующие основные выводы:

  1. Деятельность по собиранию криминалистически значимой информа ции, необходимо осуществляемая при проведении предварительного рассле дования, может носить как непроцессуальный, так и процессуальный харак тер. Последнее представляет собой систему процессуальных действий и со путствующих им решений и реализуется путем проведения следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным Кодексом (ст. 86 УПК РФ). Анализ положений ст. 86 УПК РФ позволяет сде лать вывод о целесообразности внесения дополнений в ч. 1 указанной статьи, связанных с необходимость четкого определения правомочности следовате ля, дознавателя истребовать необходимые для следствия документы у граж дан и организаций. В этой связи полагаем необходимым дополнить ч. 1 ст. 86 УПК РФ абзацем следующего содержания: «Дознаватель, следователь, про курор и суд в порядке, определенном настоящим Кодексом, вправе требо вать от организаций и граждан представления любых сведений, имеющих значение для установления наличия или отсутствия обстоятельств, под лежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

  2. Основным каналом получения доказательственной информации яв ляется проведение следственных и иных процессуальных действий, в ходе которых необходимо осуществляется фиксация криминалистически значимой информации. Современный уровень научно-технического развития предо пределяет необходимость и практическую потребность использования в этих целях современных информационных технологий, в том числе и технических средств, использующие цифровую форму представления информации.

1 Ефимов О.В. О подключении режимных предприятий к сети Интер- нет//Безопасность информационных технологий. Материалы научно-практической конфе- ренции органов по аттестации, аккредитованных в Системе сертификации Гостехкомис-сии России и организаций-лицензиатов по Приволжскому Федеральному округу. - г. Пенза, сентябрь 2002 г. -Пенза: ФГУППНИЭИ, 2002. - С.21.

85

Применение указанных технических средств вызывает еще довольно настороженное отношение как среди практических работников, так и среди ученых-криминалистов. Однако, мы приходим к выводу, что использование в расследовании преступлений результатов применения этих технических средств, представленных в цифровом виде, возможно при соблюдении сле- дующих основных условий:

а) информация должна быть получена с соблюдением требований уголовно-процессуального закона;

б) исходная информация, полученная с помощью подобного рода тех нических средств, должна фиксироваться на физических носителях таким образом, чтобы обеспечивалась ее целостность, надежное хранение и воз можность проверки в последующем, что может быть обеспечено путем: а) записи исходной информации на вещественный носитель, исключающий возможность осуществления в дальнейшем модификации содержащейся на нем информации; б) использования специальных программных средств авто ризации информации, представленной в цифровом виде; в) шифрования ин формации;

в) цифровая аудиоинформация, видео-, фотоизображения должны со храняться вместе с информацией относительно их создания;

г) цифровая аудиоинформация, видео-, фотоизображения, сохраняемые в виде файла, должны быть сохранены в оригинальных форматах файлов, обусловленных использованием конкретных технических средств;

д) при хранении или обработке цифровой информации на компьютере (в том числе и на сетевой рабочей станции или выделенном сервере) необхо димо должны осуществляться меры по разграничению доступа к ней различ ных категорий лиц;

е) различного рода исследованиям должны подвергаться не исходные оригиналы цифровой аудиоинформации, видео-, фотоизображений, а их ко пи;

86

ж) при обработке цифровой информации лица, ее осуществляющие, должны иметь опыт производства таких операций и четко представлять ее последствия, чтобы не нанести ущерб обрабатываемой информации;

з) при обработке цифровой информации должно осуществляться про токолирование совершаемых операций.

  1. Стремительный рост объема производимых и потребляемых инфор мационных ресурсов, открытых для общего доступа, в том числе и с исполь зованием средств массовых коммуникаций, таких, например, как Интернет, предопределяет необходимость широкого использования в практике рассле дования преступлений криминалистически значимой информации, получен ной из открытых источников, содержание которой составляет не имеющая правовых ограничений публично доступная информация (т.е. информация, которую любой желающий может законно получить в результате сделан ного запроса, проведенного наблюдения или ознакомления с материалами, распространяемыми по каналам массовой коммуникации), а также другая, не охраняемая в режиме тайны информация, которая имеет ограниченное публичное распространение или доступ.

  2. Наиболее ценными открытыми источниками криминалистически значимой информации в деятельности по раскрытию и расследованию пре ступлений являются традиционные средства массовой информации, анализ материалов которых является крайне важной частью аналитической работы, осуществляемой следственными подразделениями, особенно при расследо вании уголовных дел экономической направленности.

Однако, учитывая современные реалии, необходимо иметь ввиду то об- стоятельство, что зачастую СМИ из собственно средств массовой информа- ции превращаются в средство осуществления противодействия расследова- нию. Поэтому следует весьма критично относиться к опубликованной в СМИ информации, не преувеличивая при этом объективность журналистов.

  1. В методике работы с материалами СМИ можно выделить четыре этапа: 1) формулирование целей работы по аналитической обработке мате риалов СМИ, определение информационных потребностей субъектов рассле-

87

дования; 2) подборка источников информации; 3) аналитическая обработка материалов СМИ; 4) представление результатов анализа материалов СМИ субъектам расследования.

В целях аналитической обработки материалов СМИ возможно использование как методов чисто качественного логического анализа, так и метода контент- анализа текстов.

  1. Наряду с традиционными средствами массовой информации весьма существенное значение имеет и использование в практике расследования преступлений криминалистически значимой информации, полученной из сети Интернет. Целью использования сети Интернет в расследовании преступ- лений является поиск и передача необходимой криминалистически значимой информации из сети и ее последующая аналитическая обработка. В этой свя- зи все многообразие информационных ресурсов сети Интернет, могущих представлять интерес с практической точки зрения, условно можно разделить на следующие основные группы: поисковые системы, каталоги, базы дан- ных, интернет-СМИ, сайты организаций, сайты компромата.

Особенностью собирания криминалистически значимой информации посредством сети Интернет является то, что на сегодняшний день правовой статус как самой сети Интернет, так и циркулирующей в ней информации четко не определен, размещенная в сети информация легко обезличивается. В этой связи следует весьма критически относиться к полученной из сети Ин- тернет информации, особенно, если ее источник вызывает сомнения. Кроме того, при использовании сети Интернет в деятельности по расследованию преступлений самое пристальное внимание следует уделить вопросам обес- печения защиты информации, хранящейся и обрабатываемой в компьютерах, подключенных к сети.

Завершая рассмотрение вопросов, изложенных в настоящей главе, полагаем необходимым отметить еще одно обстоятельство. Объективно существующие закономерности возникновения информации о событии преступления, ее обнаружения и собирания обуславливают принципиальную возможность познания события преступления и выступают основой деятельно-

88

сти по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане. Но не всегда эта принципиальная возможность реализуется с практической точки зрения относительно расследования конкретного уголовного дела, что может быть обусловлено проявлением самых различных факторов, оказы- вающих негативное воздействие на деятельность по раскрытию и расследо- ванию преступлений в информационном плане.

Некоторые из этих факторов носят объективный характер, поскольку в их основе лежат объективно существующие закономерности исчезновения, «стирания» криминалистически значимой информации. Однако негативное воздействие на процесс раскрытия и расследования преступлений в инфор- мационно плане может быть обусловлено и различного рода субъективными причинами, что особенно актуально в настоящее время, имея ввиду активное противостояние организованных преступных групп деятельности правоохра- нительных органов.

Как представляется, исследование указанных вопросов, прежде всего — на теоретическом уровне, имеет весьма важное значение с точки зрения вы- работки необходимого комплекса мер, направленных на повышение резуль- тативности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

89

  1. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

2.1. Угрозы деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане

Как мы уже отмечали ранее, принципиальная возможность познания события преступления, в основе которой лежат объективно существующие закономерности возникновения информации о преступлении, обнаружения и собирания доказательств, обуславливает принципиальную возможность рас- крытия преступления как вида, но не всегда оказывается состоятельной при- менительно к конкретному уголовному делу. «Базирующаяся на постулате о познаваемости мира принципиальная возможность раскрытия каждого пре- ступления, — пишет Р.С. Белкин, - не всегда превращается в действитель- ность»1. Сказанное в полной мере подтверждается и статистическими дан- ными о состоянии борьбы с преступностью в Российской Федерации.

Так в январе-декабре 2001 года в Российской Федерации было зареги- стрировано 2968, 3 тыс. преступлений, из которых не раскрытыми остались 884,4 тыс. преступлений, что на четверть (25,2%) больше, чем за январь- декабрь 2000 г. А в январе-июле 2002 года зарегистрировано 1587,3 тыс. пре- ступлений, при том, что только 66% из них были раскрыты. Процент нерас- крытых преступлений за указанный период на 14,4% превышает аналогич-ный показатель в январе-июле 2001 года. Со всей очевидностью указанное положение дел можно назвать весьма серьезным и требующим принятия дей- ственных мер, направленных на повышение эффективности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. В этой связи весьма актуальным

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учеб. пособие для вузов. - 3-е изд., дополнен ное. - М: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. - С.781.

2 См.: Официальный сайт МВД России. - Интернет: http://www. mvdinform.ru.

90

становится вопрос о причинах указанного явления, поскольку без их выявле- ния и анализа никакая выработка практических мер и рекомендаций, направ- ленных на решение данной проблемы по сути своей не только затруднитель- на, но и практически невозможна.

Самое простое, лежащее на поверхности объяснение наличия довольно высокого процента числа нераскрытых преступлений — это, прежде всего, плохая работа следователей. Дань такой позиции отдал даже М.С. Строгович, заметивший в свое время: «Если истина по уголовному делу не найдена, если преступление не раскрыто и преступник не изобличен…это значит, что след- ствие и суд не справились со своей задачей, допустили серьезное нарушение законности» . Надо заметить, что данная точка зрения не лишена оснований. На неудовлетворительную работу следователей, особенно при расследовании уголовных дел об организации преступных сообществ и незаконных воору- женных формирований, обратил внимание в своем выступлении на коллегии Министерства внутренних дел Российской Федерации и министр внутренних дел Б.В. Грызлов2.

Однако, мы разделяем позицию Ю.В. Кореневского, с точки зрения которого «не вызывает сомнений, что всегда будут преступления, раскрыть которые не удалось, несмотря на добросовестную, умелую, порой самоотверженную работу оперативников и следователей. Если не считаться с этим, мы получим (и уже получаем) результат, прямо противоположный ожидаемому»3.

В этой связи полагаем вполне очевидным, что проблема результативности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений не может быть сведена только к вопросу эффективности организации и осуществления

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса Т.1: Основные положения науки советского уголовного процесса. -М: Наука, 1968. - С.329.

2 См.: Доклад министра внутренних дел Российской Федерации Б.В. Грызло- ва//Вестник МВД России. - 2002. - № 2(61). - С.8-15.

3 Кореневский Ю.В. Актуальные проблемы доказывания в уголовном процессе// Государство и право. - 1999. - № 2. - С.57.

91

расследования. Как представляется, эта проблема носит многофакторный характер. Наряду с субъективными, существуют и объективные факторы, обуславливающие негативное воздействие на деятельность по раскрытию и расследованию преступлений, на что совершенно верно обратил внимание А.И. Трусов, с точки зрения которого существует целое множество факторов, которые могут как способствовать, так и препятствовать установлению исти- ны по уголовному делу1.

Соотносительно цели настоящего исследования рассмотрим информа- ционный аспект данного явления. Однако, прежде, чем приступить к выявле- нию и анализу указанных групп факторов, которые определим, как факторы негативного воздействия на расследование преступлений, носящие инфор- мационный характер, рассмотрим сначала формы и виды проявления их не- гативного воздействия на процесс расследования. Ведь, образно говоря, для того, чтобы поставить точный диагноз — надо сначала внимательно изучить симптомы болезни. В противном случае выбранная методика лечения вряд ли будет иметь надлежащий эффект.

Следуя указанной аналогии можно заметить, что, как и любая, пусть даже и кажущаяся незначительной, болезнь представляет угрозу здоровью, так и практические проявления указанных факторов представляют собой не- посредственные угрозы деятельности по раскрытию и расследованию пре- ступлений в информационном плане. Угрозы, предопределяющие необходи- мость принятия комплекса действенных мер по обеспечению информацион- ной безопасности этой деятельности.

Касаясь содержательного аспекта данных понятий, прежде всего следует отметить, что с точки зрения русского языка под безопасностью в общем смысле понимается «положение, при котором не угрожает опасность кому-

См.: Трусов А.И. Проблемы надежности процессуального доказыва-ния//Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе: Тез. выступ, на теорет. семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР, совместно с ин-том Прокуратуры СССР 13 апреля 1983 г. - М: ВНИИ МВД СССР, 1984. - С.б-7.

92

чему-нибудь»1, т.е. как отсутствие опасности, защищенность объекта от проявлений различных событий, явлений, процессов, представляющих для не- го опасность. Аналогичный подход к определению понятия безопасности содержится и в действующем законодательстве Российской Федерации. Так согласно Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безо- пасности»2, указанное понятие определяется как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутрен- них и внешних угроз».

По аналогии с данным определением понятие «информационная безо- пасность» в действующем законодательстве, нормативно-правовых актах и специальной литературе чаще всего также определяется как «состояние за- щищенности» - состояние защищенности жизненно важных интересов лич- ности, общества и государства в информационной сфере3.

Указанный подход к определению «информационной безопасности» можно отметить и в специальной литературе, посвященной вопросам обеспечения информационной безопасности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Так, например, В.В. Войников, рассматривая вопросы обеспечения информационной безопасности в уголовном процессе, опре- деляет ее как «состояние защищенности информации, имеющей значение или иным образом относящейся к расследованию уголовного дела, которое обес- печивается комплексом мероприятий, проводимых уполномоченными на то

1 См.: Ожегов СИ. Указ. соч. - С.38.

2 См.: Российская газета. - 1992. - 6 мая.

3 См., например: Федеральный закон РФ № 85-ФЗ от 04 июля 1996 г. «Об участии в международном информационном обмене»; Доктрина информационной безопасности, утвержденная указом Президента Российской Федерации 09 сентября 2000 г. № Пр- 1895; Лопатин В.Н. Информационное общество и правовое государство//Сборник материалов международной конференции «Безопасность информации». - М.: СИП РИА, 1977. - С.53- 69; Правовое обеспечение безопасности информации в Российской Федерации. Учебное пособие/Фатьянов А А - М.: Издательская группа «Юрист», 2001. - С.28.

93

субъектами»1. Схожей точки зрения на природу информационной безопасно- ста придерживаются и некоторые другие авторы в своих работах .

Анализ приведенных определений, как понятия безопасности, так и понятия информационной безопасности, позволяет выделить наиболее существенные, базовые их элементы:

  • с содержательной точки зрения они охватывают состояние потенциальной жертвы, объекта опасности;
  • весьма часто они рассматриваются как способность объекта, явления, процесса сохранять свою сущность и характеристики в условиях негативного воздействия извне или в самом объекте, явлении, процессе;
  • безопасность в абсолютном своем выражении - это отсутствие опасностей и угроз, в том числе и информационной сферы;
  • несущим элементов всех понятий является угроза как реальный признак опасности.
  • Исходя из изложенного, полагаем, что подход к определению понятия безопасности вообще и понятия информационной безопасности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в частности, через состояние защищенности объекта безопасности не совсем верен. С нашей точки зрения безопасность - не есть отсутствие опасности, состояние защищенности кого-чего-нибудъ, поскольку в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений это не достижимо ни с теоретической, ни с практической точек зрения. Как представляется, в данном контексте его использование возможно только если речь идет о проявлениях субъективных факторов негативного воздействия на процесс расследования. Да, обеспечить безопасность свиде-

1 Войников В.В. Тактика обеспечения безопасности в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Калининград, 2002. - С. 18.

2 См., например: Кулинко М.В. Теоретические основы использования современных информационных технологий и обеспечения информационной безопасности в органах внутренних дел (правовые и организационные аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. на ук. - М, 2002; Шумилов Н.И. Криминалистические аспекты информационной безопасно сти: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - СПб., 1997.

94

теля от посткриминального воздействия на него со стороны преступных эле- ментов и тем самым нейтрализовать возникшую для него опасность пред- ставляется задачей вполне реализуемой с практической точки зрения. Но обеспечить безопасность источников криминалистически значимой инфор- мации от воздействия на них проявлений таких объективных факторов нега- тивного воздействия, как, например, временные, представляется задачей уто- пической и нереализуемой, по крайней мере в настоящее время. Речь в этом случае может идти лишь о принятии таких мер разнопланового характера, которые бы позволили в определенной степени снивелировать последствия такого негативного воздействия, обеспечить возможность дальнейшего ис- пользования этих источников информации для решения задач расследования преступления.

В этой связи полагаем необходимым согласиться с точкой зрения ряда авторов, что безопасность вообще не есть чье бы то ни было состояние1. Как представляется, в основу определения понятия информационной безопасно- сти деятельности по раскрытию и расследованию преступлений должен быть положен деятельностный подход.

Как уже отмечалось, деятельность по раскрытию и расследованию пре- ступлений представляет собой специфический вид социальной деятельности, направленной на решение определенных уголовно-процессуальным законом задач. Вообще, в широком смысле слова, под «деятельностью» понимается всякого рода практическая активность, направленная на достижение опреде- ленной цели, поскольку, как совершенно верно отмечают некоторые авторы «…для того, чтобы можно было говорить о деятельности, необходимо вы-

См., например: Иващенко Г.В. Сущность безопасности//Материалы к заседаниям рабочей группы «Влияние информационных технологий на национальную безопасность» 4-ой ежегодной конференции консорциума ПрМ «Построение стратегического сообщества через образование и науку». - М.: Изд-во МГУ, 2001. - С. 21-27; Гамза В.А. Проблемы криминалистического обеспечения безопасности коммерческого банка: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2002.

95

явить в активности человека наличие сознаваемой цели»1. Реализация деятельности осуществляется некоторой совокупностью действий, подчиняющихся частным целям, задачам, которые могут вьщеляться из общей цели или круга задач. При этом любое действие, помимо своего интенционального аспекта (что должно быть достигнуто), имеет и свой операционный аспект (как, каким способом это может быть достигнуто), который определяется не самой по себе целью, а объективно- предметными условиями ее достижения (рис. 2.1.).

МОТИ В

-ё>
ДЕЯТЕ ЛЬНОС ТЬ

ЦЕЛЬ

-?>
ДЕЙС ТВИЕ …

УСЛОВИЯ

ДОСТИЖЕНИ Я

ЦЕЛИ

-?>
ОПЕРАЦИЯ…

Рис. 2.1. Структурная схема деятельности

Опасность недостижения субъектом деятельности по раскрытию и расследованию преступлений определенных уголовно-процессуальным законом ее целей, представляет опасность для этой деятельности. Опасность, что при определенных условиях негативные воздействия на ведущееся расследование могут привести не только к затруднению собственно процесса расследования, но и вообще к невозможности его дальнейшего осуществления, и,

1 См.: Общая психология: Учеб. для студентов пед. ин-тов./А.В.Петровский, А.В. Брушлинский, В.П. Зинченко и др.; Под ред. А.В.Петровского. 3-е изд., перераб. и доп. - М: Просвещение, 1986. - С.99.

2 См.: Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М.: Политиздат, 1977. — С. 107.

96

как следствие, - к прекращению, а при некоторых условиях и вообще к «раз- валу» уголовного дела.

Исходя из сказанного можно сделать вывод, что обеспечение информа- ционной безопасности деятельности по раскрытию и расследованию престу- плений с содержательной точки зрения представляет собой процесс создания таких «благоприятных» условий осуществления расследования уголовного дела, при которых обеспечивается достижение его целей в информационном плане, т.е. обеспечивается формирование достоверного и достаточного мас- сива доказательственной информации по расследуемому преступлению.

С учетом изложенного полагаем, что информационная безопасность деятельности по раскрытию и расследованию преступлений — это такая совокупность условий осуществления необходимо реализуемых в ходе дея- тельности по раскрытию и расследованию преступлений информационных процессов, при которых обеспечивается достижение целей этой деятельности.

В этой связи полугрозами деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане полагаем целесообразным понимать множество событий, явлений, процессов, обстоятельств, которые могут представлять опасность для деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане.

Что же с содержательной точки зрения может представлять опасность для расследования преступлений в информационном плане? В целях рас- смотрения данного вопроса используем системный подход, представив дея- тельность по раскрытию и расследованию преступлений как систему дея- тельности в ее взаимосвязи и взаимодействии с внешней средой так, как это показано на рис. 2.2.

97

Деятельность по раскрытию и расследованию преступлений как система деятельности

И

Система

И

N

N 1

©

© ©

Система „

субъект ы деятельн ости по раскрыт ию и расследо ванию преступл ений

другие участник и уголовн ого судопро изводств а (в том числе и являющ иеся носителя ми кримина листичес ки значимо й информа ции)

техничес кие и иные средства, использу емые при раскрыьт ии и расслед овании преступ лений

веществе нные носител и кримина листичес ки значимо й информа ции

элемент ы окружаю щей действит ельности , сопряже нные с процессо м раскры тия и расслед ования преступ лений

Рис. 2.2. Деятельность по раскрытию и расследованию преступлений как система деятельности в ее взаимосвязи и взаимодействии

с внешней средой

98

Как можно заключить из приведенного рисунка, «основным процессом» системы является информационный процесс, состоящий из подпроцессов поиска, получения, накопления, переработки и использования кримина- листически значимой информации, реализуемых субъектами деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. До начала функционирования системы (т.е. до получения субъектом расследования первичной информации о преступлении) все носители потенциальной криминалистически значимой информации находятся во внешней среде. По мере функционирования сис- темы они актуализуются субъектом этой деятельности, превращаясь в источ- ники актуальной криминалистически значимой информации: вещественные (элемент Щ на рис. 2.2.) или личностные (элемент Лт на рис. 2.2.) и становятся тем самым элементами системы1.

Помимо указанных, элементами системы становятся и лица, не являющиеся носителями криминалистически значимой информации, непосредственно связанной с событием преступления, но участвующие в уголовном процессе, например, специалист, эксперт (элемент Лт на рис. 2.2.), а также используемые при реализации информационных процессов технические средства, в том числе и технико-криминалистические (элемент Т^ на рис. 2.2.).

Кроме того, в процессе осуществления деятельности по раскрытию и расследованию преступлений необходимо осуществляется взаимодействие, прежде всего информационное, с внешней средой (т.е. с иными системами — Системах на рис. 2.2., в качестве которых могут выступать люди, организации, в том числе и располагающие криминалистически значимой информацией). Это взаимодействие является необходимым условием существования и функционирования системы - деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

См. об этом также: Самыгин Л. Д. Указ. соч. - С. 18.

99

Проведенный анализ рис. 2.2. позволяет сделать вывод, что с содержательной точки практические проявления множества различных факторов, способных оказать негативное воздействие на процесс раскрытия и расследования преступлений в информационном плане и представляющих для него опасность, могут реализовываться по следующим основным направлениям.

  1. Негативное воздействие на процесс актуализации криминалистически значимой информации. Мы разделяем высказанную Ю.В. Коре-невским точку зрения , что одним из направлений негативного воздействия на процесс расследования уголовного дела является неполучение, утрата необходимой для правильного решения дела информации, особенно при производстве предварительного расследования. Вместе с тем полагаем, что, прежде всего, речь должна вестись не только о неполучении или утрате криминалистически значимой информации, а вообще о самом процессе ее актуализации субъектом деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Как мы уже отмечали, по своей сути процесс актуализации криминали- стически значимой информации представляет собой деятельность по обна- ружению ее источников, раскодированию и смысловой интерпретации ин- формации, носителями которой они являются. При этом, как совершенно справедливо заметил А.Р. Белкин, обнаружены могут быть только те источ- ники информации, «которые содержат поддающуюся смысловой интерпре- тации информацию, т.е. те, смысл которых может быть понят, расшифрован с помощью существующих на данном уровне знания средств раскодирова-ния» . Соглашаясь, в целом, с приведенной точкой зрения, необходимо заметить, что, по существу, она отражает лишь требования к источнику информации, но не учитывает готовность самого субъекта доказывания не только к восприятию, но и содержательной оценке криминалистически значимой ин- формации.

1 Кореневский Ю.В. Указ. соч. - С.61.

2 Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. - М.: Норма, 2000. - С.40.

100

С учетом сказанного полагаем, что негативное воздействие проявлений множества различных факторов на процесс актуализации криминалистически значимой информации может проявляться путем:

а) Негативного воздействия собственно на процесс обнаружения кри миналистически значимой информации и/или ее носителей:

  • невозможность обнаружения криминалистически значимой информации и/или ее носителей;
  • умышленное или случайное необнаружение криминалистически значимой информации и/или ее носителей.
  • б) Негативного воздействия на процесс раскодирования и смысловой интерпретации обнаруженной криминалистически значимой информации:

  • невозможность раскодирования обнаруженной криминалистически значимой информации;
  • ошибочное раскодирование обнаруженной криминалистически значимой информации;
  • ошибочная смысловая интерпретация обнаруженной криминалистически значимой информации.
  • Как можно заключить из сказанного, негативный характер воздействия различных факторов на процесс раскрытия и расследования преступлений в данном случае носит двоякий характер. Во-первых, он обуславливает невоз- можность осуществления субъектом деятельности по раскрытию и расследо- ванию преступлений акта выбора из массива потенциальной информации о преступлении той, которая является значимой для целей этой деятельности. Эта информация продолжает носить потенциальный характер.

Во-вторых, он приводит к формированию искаженного (недостоверного) отражения информации о преступлении в сознании следователя. С точки зрения высказанной С.А. Шейфером1 позиции, которую мы разделяем, дока- зательства по уголовному делу представляют собой результат «двойного от- ражения» события преступления. Сначала оно (событие преступления) отра- жается в окружающей среде («первичное отражение»), обуславливая форми-

1 См.: Шейфер С.А. Следственный действия. Система и процессуальная форма. -М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. - С.6, 7.

101

рование следов преступления, которые затем отражаются в сознании следо- вателя, а затем и в материалах дела, превращая следы в материальные сред- ства установления истины. Таким образом, формирование искаженного от- ражения события преступления в сознании следователя неизбежно приводит к искаженному отражению фактических обстоятельств события преступле- ния в материалах дела, делая тем самым невозможным их использование в качестве процессуальных средств установления истины по уголовному делу.

Здесь мы сразу оговоримся, что говоря о невозможности использования подобного рода отражений в доказывании по уголовному делу, мы имеем ввиду невозможность использования искаженных отражений как таковых. Как представляется, эти отражения вполне могут быть скорректированы (на- пример, путем сопоставления с другими доказательствами, достоверность которых не вызывает сомнений, внесения поправок с помощью экспертного исследования и др.) и в дальнейшем использованы в целях доказывания.

  1. Негативное воздействие на характеристики криминалистически значимой информации, обуславливающие возможность и эффективность ее использования в целях раскрытия и расследования преступлений. Полагаем, что к числу подобных характеристик криминалистически значимой информации можно отнести ее целостность, доступность, достоверность, достаточность и конфиденциальность.

1) Негативное воздействие на целостность криминалистически значимой информации. Для того, чтобы познать преступление по его отражению, необходимо, чтобы это отражение достоверно отражало событие пре- ступления, чтобы по его содержательной стороне можно было выявить, об- наружить, понять связь отражения с событием преступления. В этих целях должны быть обеспечены такие условия осуществления расследования, при которых обеспечивалось бы сохранение количественных и качественных ха- рактеристик криминалистически значимой информации, на основе которой следователь, а затем и суд, смогли бы составить объективное представление о совершенном преступлении. Иными словами речь идет о необходимости обеспечения целостности криминалистически значимой информации.

102

С точки зрения русского языка ключевыми словами при определении содержания понятия «целостность» являются «нераздельность», «единство»1. В процессе возникновения криминалистически значимой информации неиз- бежно происходит ее «рассеивание», т.е. процесс ее запечатления на множе- стве материальных и идеальных носителей. Информация, запечатленная на каждом из них, имеет самостоятельную смысловую нагрузку, но отражает лишь некоторые из обстоятельств совершенного преступления. Для восста- новления следователем целостной картины события преступления необхо- димо получение всей совокупности криминалистически значимой информа- ции, на основании которой может быть сделан достоверный вывод о тех или иных обстоятельствах произошедшего. Таких образом, речь идет о необхо- димости сохранения полученной в ходе предварительного расследования криминалистически значимой информации в единстве своих количественных и качественных характеристик, обеспечения их неизменности под влиянием факторов негативного воздействия.

На основании вышесказанного под целостностью криминалистически значимой информации полагаем необходимым понимать неизменность кри- миналистически значимой информации и/или ее носителей под влиянием раз- личных событий, явлений, процессов, обстоятельств, представляющих угро- зу деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информа- ционном плане.

Вместе с тем заметим, что под неизменностью криминалистически значимой информации и/или ее носителей по нашему мнению следует понимать не фиксацию изначальных характеристик, сохранение следов преступления в неизменном виде (что с практической точки зрения не только довольно труд- но, но и зачастую невозможно), а создание таких условий осуществления расследования, при которых количественные и качественные характеристики криминалистически значимой информации сохранялись бы в таком диапазоне изменения своих состояний, в котором обеспечивалась бы возможность использования этой информации в целях доказывания по уголовному делу.

1 См.: Ожегов СИ. Указ. соч. - С.758.

103

Как представляется, негативное проявление множества различных событий, явлений, процессов, обстоятельств, представляющих угрозу деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане, на целостность криминалистически значимой информации может выражаться путем:

а) Утраты (хищения) криминалистически значимой информации и/или ее носителей. Указанное заключается в «выведении» носителей криминали стически значимой информации и, как следствие, - собственно информации, из сферы деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, при водящем к невозможности ее (информации) дальнейшего использования в целях доказывания. В практическом плане может реализовываться путем осуществления целенаправленной деятельности (например, хищение вещест венных доказательств по уголовному делу преступными элементами) или со вершения каких-либо ошибочных действий (например, утрата вещественных доказательств следователем по небрежности)1.

б) Уничтожения криминалистически значимой информации и/или ее носителей. Уничтожение - это такое воздействие на криминалистически зна чимую информацию и/или ее носители, в результате которого они прекра щают свое существование или приводятся в такое состояние, которое обуславливает невозможность их дальнейшего использования в рас крытии и расследовании преступления (например, физическое устранение свидетелей совершенного преступления, уничтожение вещественных доказа тельств по уголовному делу и т.п.).

Уничтожение информации и/или ее носителей может быть полным или частичным. Если в случае полного уничтожения криминалистически значи- мой информации и/или ее носителей они выводятся из сферы уголовного су- допроизводства, то частичное уничтожение криминалистически значимой информации и/или ее носителей заключается в таком воздействии на их ха-

В этом отношении весьма примечательным представляется случай, кода из здания Октябрьского суда г. Барнаула было утеряно вообще целое уголовное дело № 1-31/2001 (Муравлев А. Человек без приговора//Алтайская правда. - 2002. - 29 марта).

104

рактеристики и свойства, которое не препятствует их дальнейшему исполь- зованию в целях расследования преступления.

в) Искажения (модификации, фальсификации) криминалистически значимой информации и/или ее носителей. Полагаем, что под искажением криминалистически значимой информацией следует понимать такое на нее воздействие, которое приводит к изменению ее (информации) смыслового содержания, созданию и/или навязыванию ложных носителей криминалистически значимой информации.

Искажение криминалистически значимой информации может реализо- вываться путем ее модификации (изменение существующей, исходной кри- миналистически значимой информации и/или ее носителей, совершаемое как в результате целенаправленной деятельности, так и под воздействием объек- тивных обстоятельств) или фальсификации (целенаправленная деятельность по созданию новой, ложной информации и/или ее носителей, которая может реализовываться путем: дачи заведомо ложных показаний, передачи заведо- мо ложных сообщений, заявлений, доносов и т.п.).

Следует отметить, что мотивы совершения действий, направленных на искажение, в том числе и фальсификацию криминалистически значимой ин- формации, могут быть самые различные. Так в марте 2002 года областным судом Еврейской автономной области по факту фальсификации доказа- тельств по уголовному дулу была осуждена старший следователь Биро- биджанского городского отдела внутренних дел Наталья Н. и приговорена к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год. Как было установлено в ходе судебного разбирательства, Наталья Н, исходя из ложно понимаемых интересов службы, умышленно внесла в протокол осмотра места происшествия данные понятых, которые на самом деле в этом процессуальном действии никакого участия не принимали. В итоге по- дозреваемый в совершении преступления - квартирной кражи, расследова- нием которого занималась Наталья Н., был не только оправдан за недока-

105

занностью его вины, но и подав иск о возмещении ему морального вреда, по- лучил денежную компенсация в размере одной тысячи рублей1.

Комбинированным способом фальсификации информации и/или ее носителей является ложное алиби, под которым в специальной литературе понимают создание преступником ложного представления о своем пребывании в интересующий следствие момент в другом месте2.

В следственной практике встречаются два способа создания ложного алиби. Первый способ заключается в сговоре между подозреваемым в совершении преступления и его соучастниками, или лицами, которые в последствии смогут выступить в процессе расследования как свидетели, подтверждающие алиби. Для придания в дальнейшем своим показаниям характера большей достоверности указанные лица нередко действительно проводят вместе с подозреваемым определенный отрезок времени до или после совершения преступления, сообщая затем следователю лишь неверную дату или время совместного пребывания с подозреваемым.

Во втором случае подозреваемый умышленно вводит свидетелей в за- блуждение относительно даты или времени совместного пребывания с ними. В этом случае свидетели, подтверждающие ложное алиби, добросовестно за- блуждаются.

2) Негативное воздействие на доступность криминалистически значимой информации. Применительно к рассматриваемому вопросу содержательный аспект понятия «доступность» можно определить как возможность доступа к источникам и носителям криминалистически значимой информации и, как следствие, - возможность восприятия заключенной в них информации .

И действительно. Возможность использования криминалистически значимой информации в целях доказывания по уголовному делу обуславли-

1 См.: Иващенко В. Следователь фальсифицировала доказательстваШриамурские ведомости. - 2002. - 4 апр.

2 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования/Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина - М: Новый юрист, 1997. - С. 135.

3 См.: Ожегов СИ. Указ. соч. - С. 152.

106

вается, в первую очередь, возможностью доступа субъекта расследования к источникам и носителям этой информации. Не всегда указанное возможно на практике в силу, например, пространственной удаленности места происшест- вия; невозможности следователя провести допрос подозреваемого, обвиняе- мого, находящихся вне пределов юрисдикции правоохранительных органов России; невозможности проведения процессуальных действий в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности без их на то согласия или просьбы (ч.2 ст.З УПК РФ); готовности свидетелей сотрудни- чать со следствием и т.п.

Вместе с тем, как мы уже отмечали, использование криминалистически значимой информации в расследовании преступлений неизбежно определяет необходимость осуществления ее раскодирования и смысловой интерпрета- ции, т.е. ее восприятия субъектом расследования. Свойство доступности криминалистически значимой информации в этом случае характеризует сте- пень соответствия содержательного аспекта криминалистически значимой информации субъективным возможностям следователя, определяющую лег- кость и адекватность восприятия им этой информации.

Таким образом, под доступностью криминалистически значимой ин- формации полагаем целесообразным понимать возможность получения (в том числе и с использованием технических средств) субъектом деятельно- сти по раскрытию и расследованию преступлений криминалистически зна- чимой информации и ее восприятия им. Полагаем, что негативное воздейст- вие на доступность криминалистически значимой информации множества различных событий, явлений, процессов, обстоятельств, представляющих угрозу деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в инфор- мационном плане, может проявляться путем:

а) Блокирования информации и/или ее носителей. Блокирование представляет собой прекращение или воспрепятствование доступа субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений к криминалистически значимой информации и/или ее носителям. Блокирование доступа к информации и/или ее носителям может реализовываться путем:

107

  • совершения умышленных действий, совершаемых как в активной (например, сокрытие предмета посягательства, вещественных доказательств, и др.), так и в пассивной формах (умолчание, недонесение, несообщение запрашиваемых сведений, отказ от дачи показаний и т.п.);
  • возникновения объективных (например, землетрясение, наводнение и др.) и субъективных обстоятельств, не являющихся непосредственным следствием целенаправленной человеческой деятельности (например, отказ технических средств обработки и хранения криминалистически значимой информации, отсутствия у следователя необходимых технических средств фиксации информации и т.п.).
  • б) Утраты информации и/или ее носителей. Как представляется, под утратой следует понимать такое негативное воздействие на криминалистиче ски значимую информацию и/или ее носители, при котором их качественные и количественные свойства и характеристики остаются неизменные, но они выводятся из сферы уголовного производства, их дальнейшее использование в целях доказывания становится невозможным.

Утрата криминалистически значимой информации и/или ее носителей может осуществляться путем совершения как умышленных, так и неумышленных действий.

в) Затруднения восприятия криминалистически значимой информации. Полагаем, что указанное обстоятельство в практическом плане может реали- зовываться следующим образом:

  • информация представлена в форме, затрудняющей ее восприятие субъектом расследования (например, при проведении расследования поджогов многие из вещественных доказательств оказываются сильно обгоревшими, что значительно затрудняет их исследование; языковые различия участников уголовного судопроизводства и т.п.);
  • несоответствие смыслового содержания информации запасу внутренней информации (тезаурусу) следователя (например, разный уровень компетенции участников уголовного судопроизводства (собеседники «говорят на разных языках»), различный жизненный опыт, различия в культуре и т.п.).

108

3) Негативное воздействие на достоверность и достаточность кри- миналистически значимой информации. В словаре русского языка понятие «достоверный» определяется как «не вызывающий сомнения, надежный»1, а понятие «достаточный» — как «удовлетворяющий потребностям, необходи- мым условиям» . В связи с этим можно заключить, что в рамках деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, свойство достоверности криминалистически значимой информации заключается в степени ее соот- ветствия тем событиям (явлениям), объектам, которые она отражает, а свойство достаточности - в степени ее соответствия информационным потребностям субъекта расследования.

В.Д. Спасович, говоря о природе доказательств, замечает, что в их основе лежат такие положения, «которые сами по себе очевидны и не требуют никаких доказательств, которые сами в себе носят характер неопровержимой

•а

достоверности» . Таким образом, свойство достоверности криминалистически значимой информации, в том числе и в силу требований ст. 87 УПК РФ, является одним из ее важнейших свойств, в значительной степени опреде- ляющим возможность использования полученной в ходе расследования ин- формации в качестве доказательств по уголовном делу.

Кроме того, как мы уже отмечали, значение информации, полученной при расследовании уголовного дела, заключается еще и в том, что она выступает основой принимаемых в ходе расследования решений. В соответствии с этим достоверность и достаточность криминалистически значимой информации выступают теми ее свойствами, которые в значительной степени определяют и степень соответствия принимаемого решения сложившейся ситуации расследования.

Как представляется, можно выделить два аспекта рассмотрения свойства достоверности криминалистически значимой информации. Объективная составляющая данного свойства выражает объективно существующую связь между содержанием зафиксированной на материальном носителе информа-

1 См.: Ожегов СИ. Указ. соч. - С. 152

2 См.: Там же.-С. 152.

3 Спасович В.Д. Указ. соч. - С.5.

109

ции об объекте реальной действительности (в том числе и событии преступ- ления) и самим этим объектом. Объективный характер этой связи обусловлен закономерностями возникновения информации о событии преступления.

Субъективная же составляющая свойства достоверности криминалистически значимой информации носит социально-психологический характер и обуславливается опосредованным вовлечением информации в процесс рас- следования уголовного дела. Неправильное раскодирование криминалисти- чески значимой информации, неправильная оценка ее содержательного ас- пекта (в том числе и содержательного аспекта изменений, вызванных нару- шением свойства ее целостности в части искажения (модификации, фальси- фикации) криминалистически значимой информации и/или ее носителей) и т.п. может повлечь за собой уменьшение степени ее достоверности.

Свойство достаточности криминалистически значимой информации, как мы уже отмечали, отражает степень ее соответствия информационным потребностям субъекта расследования. Недостаточность необходимой кри- миналистически значимой информации, возникшая, например, вследствие ее уничтожения, утраты, блокирования и т.п., способна оказать самое серьезное негативное воздействие на правильность и эффективность принимаемых в ходе расследования преступлений решений.

Кроме того, в силу положений ч.1 ст.88 УПК РФ, все собранные по уголовному делу доказательства подлежат в своей совокупности оценке на предмет достаточности для разрешения уголовного дела. Иными словами речь идет о том, чтобы собранные по уголовному делу доказательства в своей совокупности позволяли сделать однозначный вывод о наличии или отсутст- вии обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Недоста- точность собранных доказательств имеет своим следствием недоказанность этих обстоятельств.

4) Негативное воздействие на конфиденциальность криминалистически значимой информации. Современные реалии таковы, что зачастую дознание и следствие часто сводятся на нет по той причине, что криминальные элементы легко заполучают необходимые сведения о конкретной направлен-

по

ности деятельности органов расследования и без особого труда и опасности парализуют их работу. Эти факты в виде подкупа, шантажа, угроз участникам уголовного процесса широко известны. Все это становится возможным по причине утечки криминалистически значимой информации, находящейся в распоряжении правоохранительных органов. Об актуальности данной про- блемы свидетельствует и указание Генеральной прокуратуры РФ от 23.06.98 г. № 43/39 «О дополнительных мерах по обеспечению сохранности служеб- ной информации при расследовании уголовных дел»1, в котором отмечается непростая ситуация, связанная с ненадлежащим обеспечением сохранности служебной тайны в органах прокуратуры Российской Федерации, особенно при расследовании наиболее актуальных уголовных дел. Таким образом, в целях успешного расследования преступлений крайне важным является обеспечение конфиденциальности криминалистически значимой информа- ции, надежной ее защиты от преступных элементов и несанкционированного разглашения.

В словаре русского языка СИ. Ожегова слово «конфиденциальный» определяется как секретный, доверительный . В связи с этим полагаем, что под конфиденциальностью криминалистически значимой информации оп- равдано понимать осуществляемое в соответствии с законом ограничение доступа к криминалистически значимой информации и принятие мер по ее охране в режиме тайны. Более подробно содержательный аспект такого по- нятия как «тайна предварительного расследования» мы рассмотрим позднее. Здесь лишь заметим, что негативное воздействие на конфиденциальность криминалистически значимой информации может проявляться путем:

а) Несанкционированного разглашения криминалистически значимой информации. Представляет собой умышленные или неумышленные действия лиц, имеющих доступ к не подлежащей разглашению криминалистически значимой информации, способствующие несанкционированному ознакомле-

1 См.: Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 23.06.98 г. № 43/39 «О дополнительных мерах по обеспечению сохранности служебной информации при расследовании уголовных дел»//Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации - М: НОРМА, 1999. - С. 197-198.

^См.: Ожегов СИ. Указ. соч. - С.252.

Ill

нию с этой информацией третьих лиц. При этом способы разглашения по- добного рода сведений могут быть самыми различными: передача информа- ции заинтересованным в исходе дела лицам; разглашение подобного рода сведений через средства массовой информации и др. Мотивы разглашения так же могут быть различны.

б) Несанкционированного ознакомления с криминалистически значимой информацией (путем чтения, копирования, перехвата, в том числе и по тех- ническим каналам, и др.). Представляет собой умышленные или неумышлен- ные действия лиц, не имеющих права доступа к криминалистически значимой информации, по ознакомлению с таковой. Может реализовываться путем непосредственного или дистанционного доступа таких лиц к криминалисти- чески значимой информации и/или ее носителю.

  1. Нарушение установленного порядка осуществления необходимо реализуемых в рамках расследования преступления информационных процессов. В соответствии с ч. 1 ст. 1 УПК РФ осуществление уголовного су- допроизводства на территории Российской Федерации осуществляется в по- рядке, установленном уголовно-процессуальным кодексом Российской Фе- дерации, определяющим, в том числе, и порядок собирания доказательств по уголовному делу. Нарушение этого порядка в соответствии со ст. 75 УПК РФ определяет невозможность использования полученной при этом криминали- стически значимой информации в целях доказывания по уголовному делу, полученные подобным образом доказательства являются недопустимыми. Более подробно данный вопрос был рассмотрен в разделе 1.2. настоящего исследования.

С практической же точки зрения нарушение установленного уголовно- процессуальным законом порядка осуществления необходимо реализуемых в рамках расследования преступления информационных процессов может быть реализовано путем совершения различного рода ошибочных или умышлен- ных действий.

И, наконец, еще одним негативным проявлением множества событий, явлений, процессов, обстоятельств, представляющих угрозу деятельности по

112

раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане, явля- ется ошибочная оценка криминалистически значимой информации субъ- ектами этой деятельности.

Как совершенно справедливо заметил А.Н Васильев, «для следователя познание события преступления — это собирание, систематизация и оценка (выделено мною — А.Г.) следов преступления…которые неизбежно появля- ются в результате поведения преступника»1. Таким образом, для того, чтобы криминалистически значимая информация могла быть использована в целях доказывания, она должна быть не только актуализована субъектом доказыва- ния, но и должным образом оценена им. Оценка криминалистически значимой информации необходима для определения: допустимости ее использования в качестве доказательств по уголовному делу; ее отношения к расследуемому событию преступления, связи с другими доказательствами по уголовному делу; ее значения для расследуемого дела и возможных направлений дальнейшего использования.

Однако, данный процесс также подвержен негативному влиянию различных событий, явлений, процессов, обстоятельств, которые, как представляется, могут проявляться путем:

а) Ошибок в оценке криминалистически значимой информации. Указанное проявляется в предварительном расследовании преступлений путем совершения его субъектами различного рода следственных ошибок. Еще Ганс Гроссв своей работе «Криминальная психология» выделял ряд ошибок, способных оказать негативное воздействие на оценку криминалистически значимой информации следователем2: априорные ошибки (предубеждения следователя), ошибки в обобщении (неправильные выводы из достоверных фактов), ошибки в понятиях (неоднозначность понятий, ошибочная ассоциа- ция), логические ошибки.

1 Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступле ний. - М.: ЛексЭст, 2002. - С.23.

2 См.: Gross H. Criminal Psychology: a manual forjudges, practitioners, and students. - Boston: Little, Brown, and со., 1911. - С. 177.

113

В современной же специальной литературе все множество следственных ошибок подразделяется на логические и предметные. Логические ошибки связаны с искажением связей между мыслями и подразделяются, в свою очередь, на четыре группы: а) ошибки в понятиях; б) ошибки в суждениях; в) ошибки в умозаключениях; г) ошибки в доказательствах1. Для этой группы ошибок, по верному замечанию Г.А. Зорина, характерна, прежде всего, их тесная связь с психологией мышления2.

Предметные же ошибки представляют собой искаженное представление об отношениях между предметами объективного мира (например, ошибки в уголовно-правовой квалификации расследуемого события). При этом, как заметил Р.С. Белкин, ошибки в содержательном и оценочном познании события преступления обычно связаны между собой: познание какого-либо факта, явления, процесса сопровождается оценкой полученной информации в аспекте доказывания . Содержательная ошибка таким образом становится исходной для ошибки оценочной.

б) Постороннего «навязывания» оценки криминалистически значимой информации. Оно может реализовываться путем непосредственного «навя- зывания» следователю выгодной заинтересованным лицам оценки той или иной поступившей к нему криминалистически значимой информации по- средством как межличностного общения, так и через средства массовой ин- формации (например, через печатные издания, принадлежащие лицам, заин- тересованным в конечном результате расследования). Как заметил по этому поводу Эрих Анушат, «Наряду с опасностью «ошибочных заключений» кри- миналисту. .. грозит опасность «ложных заключений» и притом в самой раз- нообразной форме. Ему всячески стараются преподнести выдуманную, фальшивую логику, - в данном случае речь идет о преступниках, об их со- общниках или же о свидетелях, заинтересованных по какой-либо причине в

1 См. об этом: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злобо дневные вопросы российской криминалистики. - М: Норма, 2001. - С. 175.

2 См.: Зорин Г.А. Криминалистическая методология. - Минск.: Амалфея, 2000. - С.271-272.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. -М.: Норма, 2001. - С. 176.

114

деле. В небольшом масштабе это случается почти ежедневно при том или другом очередном допросе…надо удивляться…как они умело внушают свою логику криминалисту, пока, наконец, последний с гордостью не занесет эти выводы в акты в качестве своих собственных умозаключений» .

Полагаем, что «навязывание» оценки криминалистически значимой информации может осуществляться также и путем изменения контекста ее восприятия, т.е. путем маскировки криминалистически значимой информации и/или ее носителей (например, перемещение объектов, создание видимости использования объекта не по действительному назначению, сокрытие преступления параллельно совершаемыми действиями и др.) и инсценировки преступления, под которой в специальной литературе понимается создание обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться согласуемыми с этой обстановкой поведе- нием и ложными сообщениями как исполнителей инсценировки, так и свя- занных с ними лиц .

В заключение , подводя итог рассмотрения данного вопроса, полагаем необходимым отметить следующее:

  1. Результативность предварительного расследования преступлений обусловлена целым рядом факторов, носящих как объективный, так и субъ ективный характер. Практические проявления этих факторов представляют собой непосредственные угрозы деятельности по раскрытию и расследова нию преступлений в информационном плане, под которыми представляется необходимым понимать множество событий, явлений, процессов, обстоя тельств, которые могут представлять опасность для этой деятельности в информационном плане.

  2. Полагаем, что в основу определения понятия информационной безо пасности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений должен быть положен деятельностный подход. В рамках данного подхода информа-

Анушат Э. Искусство раскрытия преступлений и законы логики. - М: ЛексЭст, 2001.- С.56-57.

2 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учеб. пособие для вузов. - 3-е изд., до- полненное. - М: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. - С.771.

115

ционную безопасность деятельности по раскрытию и расследованию пре- ступлений следует рассматривать как такую совокупность условий осущест- вления необходимо реализуемых в ходе деятельности по раскрытию и рас- следованию преступлений информационных процессов, при которых обеспе- чивается достижение целей этой деятельности.

  1. Одним из важнейших аспектов проблемы обеспечения информационной безопасности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений является определение и анализ возможных угроз ее безопасности в информационном плане. С содержательной точки зрения эти угрозы могут заключаться в:
  • негативном воздействии на процесс актуализации криминалистически значимой информации;
  • негативном воздействии на характеристики криминалистически значимой информации, обуславливающие возможность и эффективность ее ис- пользования в целях раскрытия и расследования преступлений, такие, как целостность, доступность, достоверность, достаточность и конфиденци- альность;
  • нарушении установленного порядка осуществления реализуемых в рамках расследования преступления информационных процессов;
  • ошибочной оценке криминалистически значимой информации. Завершая рассмотрение данного вопроса следует отметить, что, как уже

отмечалось, возникновение и практическая реализация рассмотренных в на- стоящем разделе диссертационного исследования угроз обеспечения инфор- мационной безопасности деятельности по раскрытию и расследованию пре- ступлений обусловлены целым рядом факторов. Их выявление и содержа- тельный анализ являются одним из ключевых моментов не только при анали- зе возможных угроз, но и при выработке необходимых мер обеспечения безопасности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане.

116

2.2. Факторы негативного воздействия на расследование преступлений, носящие информационный характер

Рассмотренные ранее угрозы деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане возникают и проявляются по вполне определенным причинам — факторам (от латинского «factor» - делающий, производящий и обозначает движущую силу, причину какого-либо процесса, явления ). К числу таких факторов, мешающих оптимальному протеканию информационных процессов в ходе расследования преступлений, А.В. Лапин, например, относит:

  • технический — необходимость применения технических средств для обнаружения, изъятия и фиксации информации;
  • социальный - необходимость преодоления антисоциальных установок заинтересованных лиц;
  • терминологический — наличие специальных терминов, непонятных для участников расследования и следователю;
  • языковый - препятствие информационному общению из-за языковых различий;
  • гносеологический — недостаток профессиональных знаний, опыта следователя и др.2
  • Соглашаясь, в целом, с приведенной точкой зрения автора по данному вопросу, полагаем, что приведенный перечень факторов далеко не полон. Как представляется, все множество факторов опасности - причин возникновения угроз деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в инфор- мационном плане можно представить так, как это показано на рис. 2.3 .

1 См.: Словарь иностранных слов. - 13-е изд., стереотип. - М.: Рус. яз., 1986. - С.518.

2 См.: Лапин А.В. Теория информации и некоторые вопросы расследования пре- ступлений//Вестник Белорус, ун-та им. В.И. Ленина - 1987. - Сер. 3. - С.24.

3 См. об этом также: Ванчаков Н.Б., Григорьев А.Н. Факторы негативного воздей ствия на криминалистическую информационную систему//Сборник материалов научно- практической конференции «Использование современных информационных технологий в правоохранительной деятельности и региональные проблемы информационной безопас ности». - Калининград: КЮИ МВД России, 2001. - С.93-100.

117

ФАКТОРЫ НЕГАТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

НА РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, НОСЯЩИЕ

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ХАРАКТЕР Субъективные

Объективные ? факторы, непосредствен-

Q факторы, обуславливающие законо- но зависящие от действии

мерность исчезновения информации человека (в т.ч. субъектов

о преступлении; деятельности по раскрыта

? факторы, обусловленные простран- ю и расследованию престу

ственной удаленностью и труднодос- плений и других участни-

тупностью источников и носителей ков уголовного судопро- изводства);

криминалистически значимой ин- формации; ? факторы, обусловленные индивидуальными особен-

? фактор времени;

? факторы, обусловленные природны- ностями субъектов дея-

ми и стихийными явлениями; тельности по раскрытию и

Q факторы техногенного характера; расследованию преступле-

Q факторы, обусловленные использо- нии;

ванием технических средств в дея- ? факторы, обусловленные средой и особенностями

тельности по раскрытию и расследованию преступлений; деятельности по раскры-

? факторы, обусловленные уровнем тию и расследованию

развития науки и техники; преступлении.

Q факторы социальной среды; ? экономические факторы. Рис. 2.3. Основные группы факторов негативного воздействия на расследование преступлений, носящие информационный характер

Факторы, обуславливающие закономерность исчезновения информации о преступлении. Как мы уже отмечали ранее, информация о преступлении, как содержание изменений, вызванных отражением события преступления в окружающей среде, возникает неизбежно, и сам процесс ее возникновения носит закономерный характер. По замечанию Р. С. Белкина, уже «в

118

тот момент, когда процесс отражения завершен и возник «отпечаток» отра- жаемого объекта, начинается противоположный процесс — уничтожение, «снятие», «отрицание» отражения. Это процесс исчезновения информации … процесс такой же естественный, как и ее возникновение»1.

Отрезок времени, в течение которого сохраняется содержательный аспект отражения - информация о преступлении, определяющий возможность использования этой информации в целях раскрытия и расследования престу- плений, по мнению В.Г. Коломацкого может быть определен как период су- ществования информации о событии преступления . Длительность этого пе- риода определяется:

  1. Внутренними свойствами отражающего объекта - носителя информации о событии преступления. В том случае, если в качестве отражающего объекта выступают материальные объекты, то речь может идти об осо- бенностях их природы, физической структуры, проявляющихся под воздей- ствием объективно существующих закономерностей (например, закономер- ностей взаимодействия разнородных твердых дел и т.п.).

Если же в качестве отражающего объекта выступает психика человека, то речь идет о таком системном элементе психики, как память, вернее даже об объективных процессах памяти, к которым, наряду с запоминанием (за- креплением), воспроизведением (актуализацией) и сохранением информации, относят и ее забывание3. В результате данного процесса отражение в памяти воспринявшего объекта постепенно стирается, идет процесс забывания запе- чатленного, который закономерно и неизбежно приводит к стиранию образа и «снятию» отражения. Правда здесь следует отметить, что с точки зрения специалистов «забывание, невозможность вспомнить — это не исчезновение

См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. - М: Юристъ, 1997. - С.125.

2 Цит. по: Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учеб. пособие для вузов. - 3-е изд., дополненное. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. - С.72.

3 См.: Общая психология: Учеб. для студентов пед. ин-тов./А.В.Петровский, А.В.Брушлинский, В.П. Зинченко и др.; Под ред. А.В.Петровского. 3-е изд., перераб. и доп. - М: Просвещение, 1986. - С.304.

119

следа памяти, не стирание его, а невозможность воспроизвести след памяти»1.

  1. Характером отражения. Различные отражения при одном и том же воздействии среды на объекты-носители могут существовать разное время, даже если эти объекты-носители принадлежат не к разным, а к одному виду. Впрочем, точно так же и различный характер воздействия среды еще не обу- славливает абсолютно различного времени существования различных отра- жений.

Таким образом, из изложенного можно сделать вывод, что объективный характер данной группы факторов обуславливается тем, что в их основе лежат объективные закономерности существования и развития материи, включая механический, физический, химический, биологический и психофи- зический уровни ее организации.

Факторы, обусловленные пространственной удаленностью и труд- нодоступностью источников и носителей криминалистически значимой информации. Отражение преступления в окружающей действительности, а вследствие этого и процесс формирования следов преступления, может про- истекать в любых, подчас самых неожиданных местах. В связи с этим следователю нередко приходится преодолевать самые разнообразные препятствия для того, чтобы получить доступ к месту происшествия и месту нахождения следов преступления. Ярким примером тому может служить расследование причин гибели атомной подводной лодки «Курск». По сути своей, расследование по факту гибели лодки стало возможным только тогда, когда она была поднята и отбуксирована в док.

Эти препятствия могут быть обусловлены:

а) пространственной удаленностью места совершения преступления и места нахождения следов преступления;

б) наличием разного рода физических препятствий, затрудняющих воз можность доступа следователя к месту происшествия и обнаружения им

Ильюченок Р.Ю. Память хорошая, память плохая. - Новосибирск: Наука, 1991. -С.99.

120

следов преступления (например, совершение преступления в труднодоступ- ном горном районе, труднопроходимом лесном массиве и т.п.).

Особое значение данная группа факторов приобретает в свете положений ст. 146 УПК РФ. Безусловно, институт обязательного получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела выглядит на первый взгляд вполне обоснованным: нельзя возбудить дело без предварительной проверки обоснованности его возбуждения прокурором. Однако, на практике преступ- ление может быть совершено за сотни километров от места расположения органа предварительного следствия. Согласие же на возбуждение уголовного дела правомочен давать только лично прокурор района (города), его замести- тель или вышестоящий прокурор. Вполне очевидно, что в условиях отдален- ных регионов, таких, например, как Ненецкий автономный округ, где на площади 176 тысяч квадратных километров лишь один город, где есть про- куратура, и где сообщение между остальными поселками осуществляется в основном вертолетами, потребуется не менее нескольких суток, чтобы полу- чить такое согласие прокурора. В этой связи полагаем вполне оправданным сохранение ранее действовавшего порядка, когда прокурор был вправе пре- кратить любое возбужденное без необходимых оснований уголовное дело

Фактор времени. Роль и значение фактора времени и временных отношений в криминалистике достаточно подробно освещены в работах В.М. Мешкова1. С его точки зрения фактор времени пронизывает все уровни организации существования материи и представляет собой обобщенную характеристику влияния течения времени на изменение объектов, событий, явлений2.

См., например: Мешков В.М. Установление аспекта времени при расследовании преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Киев, 1990; Мешков В.М. Криминали- стическое учение о временных связях и отношениях при расследовании преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1995; Мешков В.М. Основы криминалистической теории временных связей. - М.: Акад. МВД России, 1994; Мешков В.М. Основы кримина- листической теории о временных связях. Монография. Изд. 2-е доп. и перераб. - Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 1999.

2 См.: Мешков В.М. Основы криминалистической теории о временных связях. Мо- нография. Изд. 2-е доп. и перераб. - Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 1999.-С. 28, 69.

121

Полагаем, что в рамках рассматриваемого аспекта негативное проявление фактора времени на процесс расследования преступлений может выражаться по следующим основным направлениям:

а) негативное воздействие на носители криминалистически значимой информации, как определенные формы существования материи, обуславли вающее постепенное изменение их качественных свойств и характеристик;

б) негативное воздействие собственно на криминалистически значи мую информацию, заключающееся, прежде всего, в «старении» информации, т.е. несоответствии имеющейся у субъектов расследования информации по требностям сложившейся ситуации расследования;

в) затруднение/невозможность проведения необходимых процессуаль ных действий;

г) существенный недостаток рабочего времени на получение кримина листически значимой информации, ее анализ и оценку, необходимость вы полнения большой по объему работы в предельно сжатые сроки;

д) негативное воздействие на соответствие принимаемых в условиях дефицита времени процессуальных, тактических, управленческих и иных решений сложившейся на данный момент времени следственной ситуации.

Факторы, обусловленные природными и стихийными явлениями. Эти явления носят объективный и абсолютный характер и распространяются на все объекты живой и неживой природы. Под ними понимают, прежде всего, такие природные явления и катаклизмы, как: дождь, снег, пожары, землетрясения, наводнения, ураганы, различные непредвиденные обстоятельства и

Др.

Факторы техногенного характера. Данная группа объединяет факторы, обусловленные технократической деятельностью человека и развитием цивилизации. Эти проявления являются внешними по отношению к процессу расследования преступлений и могут быть обусловлены:

  • сбоями или отказами в работе технических средств и каналов связи, используемых в процессе расследования преступлений;

122

  • нарушениями режима эксплуатации промышленных объектов, сетей инженерных коммуникаций (например, аварии систем энергоснабжения могут привести к выходу из строя или невозможности использования компьютерной техники для поиска, обработки и хранения криминалистически значимой информации);
  • авариями, отказами в работе и другими проявлениями использования транспортных средств (так, например, изменения, вызванные следом шины машины, проехавшей по месту происшествия, в случае их наложения на из- менения, вызванные следом ноги преступника, могут привести к уничтожению последних).
  • Факторы, обусловленные использованием технических средств в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Расследование преступлений представляет собой деятельность уполномоченных на то лиц, осуществляемую с помощью самых различных технических средств, приборов, инструментов, для обозначения которых в криминалистической и уголовно-процессуальной литературе используются понятия: «научно- технические средства» и средства «технико-криминалистические» . Под по- следними в специальной литературе понимается «устройство, приспособле- ние или материал, используемый для собирания и исследования доказательств или создания условий, затрудняющих совершение преступления» .

Вместе с тем, помимо технико-криминалистических, в расследовании преступлений используются и иные, общетехнические средства, к которым относятся, например, транспортные средства, общеизвестные и общедоступ- ные средства связи (тот же телефон) и многие другие, которые, в своей сово- купности с технико-криминалистическими средствами формируют техниче- скую среду расследования преступлений.

Однако, наряду с той положительной ролью, которую играют технические средства в расследовании преступления (прежде всего это выражается в

См.: Эксархопуло А.А. Состав и пределы изучения технических средств в крими- налистике. - Интернет: http://www.mvd-expo.ni/conferences/ CRIM_MVD/ doc46.htm

2 Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение рас- следования преступлений: Учебное пособие для вузов. - М.: «Былина», 1999. -СП.

123

повышение результативности следственных действий, труда следователя, той большой роли, которую играют технические средства в получении розыск- ной информации и во многих других случаях), их практическое использова- ние обуславливает существование целого ряда факторов возможного нега- тивного воздействия на расследование преступлений в информационном плане, которые могут носить объективный и субъективный характер. В объективной форме данные факторы могут проявляться в виде:

  • отказов и неисправностей, сбоев в работе технических средств, вызванных: а) ошибками в проектировании технических средств; б) ошибками в изготовлении технических средств или их элементов;
  • сбоев в работе используемого программного обеспечения, как при- кладного, так и системного, вызванных ошибками разработки программного обеспечения и использованием нелицензионного программного обеспечения;
  • старения, разрушения и/или размагничивания носителей информации, (например, дискет и съемных носителей, жестких дисков, элементов микросхем и др.), вызванных особенностями их физической природы и структуры;
  • наличия таких особенностей конструктивного исполнения и технических характеристик используемых устройств, которые могут быть использованы для несанкционированного перехвата криминалистически значимой информации по техническим каналам;
  • собственно отсутствия или недостаточности необходимых для рас- следования преступления технических средств.
  • В субъективной же форме проявления данных фактор могут реализо- вываться в виде:

  • отказов и неисправностей, сбоев в работе технических средств, вызванных: а) неумышленным нарушением правил эксплуатации; б) умышленным нарушением режима эксплуатации технических средств;
  • случайного или умышленного повреждения и/или уничтожения тех- нических средств;

124

  • сбоев и ошибок в работе используемого программного обеспечения, как прикладного, так и системного, вызванных ошибками при подготовке и использовании программного обеспечения (инсталляции и загрузке про- граммного обеспечения, эксплуатации программного обеспечения, вводе данных);
  • разрушения и/или размагничивания носителей информации (например, дискет и съемных носителей, жестких дисков, элементов микросхем и др.), вызванных ошибочными или умышленными действиями.
  • Факторы, обусловленные уровнем развития науки и техники. Деятельность по раскрытию и расследованию преступлений немыслима без использования при ее осуществлении новейших достижений науки и техники, творческого их приспособления для целей этой деятельности, что является проявлением одного из законов развития криминалистики. Однако, «творческий характер использования данных естественных, технических и других специальных наук в криминалистике означает, - пишет А.Н. Васильев, - что эти данные для того, чтобы они могли войти в арсенал криминалистики, должны быть приспособлены с учетом специфики применения»1.

Использование в практике расследования преступлений новейших дос- тижений науки и техники за последние десятилетия существенно расширило границы и возможности исследования различных объектов и следов при со- бирании и анализе доказательственной информации. Так, появились такие виды экспертиз, как вокалографическая и электроакустическая2, расширился круг вопросов, решаемых традиционными экспертизами (установление пола, возраста, состояния исполнителя документа и др.) , были предложены новые

1 Васильев А.Н. Указ. соч. - С.8.

2 См.: Жариков Ю.Ф., Салтевский М.В. Методика идентификации говорящего по параметрам спектральных переходов речевых сигналов с помощью специального вычис лительного измерительного комплекса (СВИК)//Теория и практика собирания доказатель ственной информации техническими средствами на предварительном следствии. - Киев: ВШ МВД СССР, 1980. - С. 140-145.

3 См.: Карпов Н.С., Кузьмичев B.C. Проблемы использования научно-технических средств в следственной практике. - Киев: Киев. высш. шк. МВД СССР им. Ф.Э. Дзержин ского, 1987.

125

средства и методики выявления следов: лазерная техника, голография , усо- вершенствованы методики и средства изъятия различных следов (микросле- дов, одорологической информации и т.д.)2.

Таким образом можно отметить, что уровень развития науки и техники оказьшает самое непосредственное влияние на эффективность деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. С развитием науки и техники, использованием их достижений в расследовании преступлений, объем ин- формации, вовлекаемой в процесс расследования, неуклонно расширяется.

Негативное воздействие данного фактора на деятельность по раскрытию и расследованию преступлений может заключаться в несоответствии уровня развития науки и техники потребностям практики расследования пре- ступлений, обуславливающем, в том числе, невозможность обнаружения, изъятия, фиксации и исследования определенных видов доказательственной информации. Так, в настоящее время, например, отсутствуют условия ис- пользования в практике расследования преступлений знаний о закономерно- стях развития во времени органической природы для определения временных характеристик преступной деятельности в том случае, когда требуется уста- новить время конкретного события с точностью до минут и секунд .

Факторы социальной среды. Происходящие в обществе изменения (социально-экономические, психологические и др.) и порожденные ими про- тиворечия оказывают самое непосредственное воздействие на правоохрани- тельную сферу общества. Так очевидным фактом является недоверие к пра- воохранительным органам, негативная оценка их деятельности со стороны значительной части населения: по результатам социологического исследова- ния ВНИИ МВД России, проведенного в апреле 2001 года в среднем только 20 процентов граждан считают себя в той или иной мере защищенными со стороны милиции от преступных посягательств, более 60 процентов не ощу-

См.: Лазеры в криминалистике и судебных экспертизах/Н.Г. Находкин, В.И. Гон- чаренко, Г. А. Зыков и др. - Киев: Вища школа, 1986.

2 См.: Салтевский М.В. Использование запаховых следов для раскрытия и рассле дования преступлений. - Киев: КВШ МВД СССР, 1982.

3 См.: Мешков В.М. Указ. соч. - С.85.

126

щают эту защищенность в достаточной мере, треть из них отмечает, что ми- лиция не защищает их вовсе1.

Все это самым негативным образом сказывается на эффективности рас- следования преступлений и проявляется в том, что в силу указанных выше обстоятельств, из-за боязни последующего посткриминального на них воз- действия со стороны преступных элементов и неверия в способность право- охранительных органов обеспечить их надежную защиту, отказа значительной части населения от активного социального поведения, граждане зачастую избегают оказывать в той или иной форме содействие органам дознания и следствия, что может выражаться в несообщении о совершенном преступ- лении, умалчивании об известных им обстоятельствах совершенного престу- пления и т.п.

Кроме указанных, ситуация усугубляется воздействием еще целого ряда объективных обстоятельств социального характера.

1) Недостаточный уровень профессиональной подготовки следственных кадров. Из следственных аппаратов органов МВД и прокуратуры ушли многие опытные следователи, а их место заняли вчерашние студенты. Так при общей численности сотрудников следственного комитета МВД РФ около 50 тысяч человек, только около четырех тысяч следователей работают в органах предварительного следствия более 15 лет, а только за последний год в подразделения следственного комитета приняты более восьми тысяч молодых следователей . 2) 3) Повышение уровня профессионализации преступности. Преступная деятельность стала за последнее десятилетие более профессиональный и ор- ганизованной, произошел раздел сфер влияния, налаживаются и углубляются связи с международными преступными сообществами. В отличие от право- охранительных органов, преступные формирования располагают практически неограниченными финансовыми ресурсами, новейшей техникой и не связаны никакими ограничениями закона. 4) См.: Васильев В. Главные задачи реформы МВД/ДЦит и меч. - 2001. - 20 сент. 2 См.: Мозяков В. Зарплата следователя 3-4 тысячи//Известия. - 2002. - 5 апр.

127

2) Стагнация оперативно-розыскной деятельности. Следственная дея- тельность весьма тесно связана с ОРД, особенно при расследовании преступ- лений, совершённых в условиях неочевидности. Кадры оперативных работ- ников в связи с уходом профессионалов претерпели изменения, аналогичные вышеназванным. Кроме того, сеть конфидентов оперативного аппарата ока- залась в значительной мере разрушенной1.

4) В результате изменений, произошедших в последнее время в уголовном и уголовно-процессуальном праве, «обвинительная» сторона российского уголовного процесса оказалась значительно ослабленной, зато «оправда- тельная» получила дополнительные преимущества. Ряды адвокатов- защитников пополнились за счёт ушедших из органов опытных следователей, прокуроров и даже известных учёных. Немалая часть из них готова за соответствующее вознаграждение «развалить» любое уголовное дело вне за- висимости от того, виновен или невиновен их подзащитный.

Экономические факторы. Данная группа факторов определяется, с одной стороны, затратами, необходимыми для получения криминалистически значимой информации и ее вовлечения в процесс расследования престу- плений: стоимость проведения той или иной экспертизы, необходимых для обнаружения информации технико-криминалистических средств и т.п. С другой стороны, данная группа факторов определяется уровнем финансового обеспечения правоохранительных органов.

Факторы, непосредственно зависящие от действий человека. Данная группа факторов обусловлена теми или иными действиями всех вовлеченных в процесс раскрытия и расследования преступления лиц и может выражаться:

а) в осуществлении умышленных действий. Прежде всего речь идет о противодействии расследованию преступлений. В правовой литературе встречаются различные подходы к определению понятия «противодействие расследованию преступлений». Так, например, ряд авторов под противодей-

1 См. также: Ищенко Е.П. Технико-криминалистическое обеспечение результативности следственной деятельности. - Интернет: http://www.mvd-expo.ru/conferences/ CRIM MVD/doc43.htm.

128

ствием расследованию понимают умышленную деятельность с целью вос- препятствования решению задач расследования и в конечном счете установ- лению истины по уголовному делу1. Другие же авторы противодействие предварительному расследованию определяют как самостоятельный вид пре- ступной деятельности или систему поведенческих актов, носящую аксиаль- ный (в отношении конкретных адресатов) или (и) ретиальный (в отношении множества адресатов) характер, которые направлены против достижения следователем тактических и правовых целей2.

Обобщение приведенных определений позволяет выделить следующие основные черты противодействия в широком смысле слова:

Во-первых, это действия целенаправленные, являющиеся частью дея- тельности или образующие отдельный вид деятельности.

Во-вторых, противодействие есть конфликтная деятельность или действия, направленные на недопущение достижения своих целей противной стороной.

В-третьих, противодействие — одновременно и вид коммуникативной деятельности, которая связана с воздействием на людей, получением от них и передачей им информации.

Применительно к процессу расследования конкретного преступления выделяют :

а) «внутреннее противодействие» - противодействие, оказываемое те ми или иными лицами, причастными в любой форме к расследованию (по дозреваемыми, обвиняемыми, свидетелями, потерпевшими и др.);

б) «внешнее противодействие» — противодействующая деятельность лиц, либо вообще не связанных с расследуемым событием и субъектом рас следования, либо связанных со следователем (дознавателем) процессуальны-

См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования/Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. - М.: Новый юрист, 1997. - С. 129.

2 См.: Курс криминалистики. Общая часть/Отв. ред. В.Е. Корноухов. - М.: Юристь, 2000.-С. 190.

3 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминали стика: Учебник для вузов. - М: Норма, 2001. - С.692; Войников В.В. Указ. соч. - С. 12.

129

ми, служебными или иными властными отношениями или другими зависи- мостями.

Противодействие, так же, как и способ совершения преступления, де- терминировано объективными и субъективными факторами. К числу объек- тивных факторов относят1: обстановку совершения преступления и внутрен- ние условия деятельности следственного аппарата. Среди субъективных фак- торов определяющей выступает цель противодействия, которая будучи соот- несена с объективными условиями и субъективными возможностями лично- сти, обуславливает выбор и содержание действий по ее достижению, объекты и средства деятельности. На выбор и содержание противодействия оказывают влияние не только цель, но и свойства личности, среди которых ведущими являются знания, умения и навыки.

На практике противодействие предварительному расследованию может быть направлено: на сокрытие преступления в целом, отдельных эпизодов преступной деятельности, участия и роли в нем отдельных лиц; на уклонение от привлечения к уголовной ответственности; на мнимое или преднамеренное признание совершения преступления лицом, которое фактически его не совершало.

б) в совершении различного рода неумышленных действий (ошибок). К данной группе факторов следует отнести действия, вызванные совершением различного рода деятельностных (операционных) ошибок, связанных с осу- ществляемыми субъектом деятельности по раскрытию и предварительному расследованию преступлений операциями и процедурами в процессе рассле- дования. Они заключаются в нарушении предписанной последовательности этих процедур, в отступлениях от методики их осуществления, в неправиль- ном использовании средств деятельности (в том числе рассмотренные ранее субъективные формы проявления факторов, обусловленных использованием

См.: Курс криминалистики. Общая часть/Отв. ред. В.Е. Корноухов. - М: Юристь, 2000.- С. 190.

130

технических средств в деятельности по раскрытию и расследованию престу- плений) или использовании негодных средств и т.п.1

Факторы, обусловленные индивидуальными особенностями субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Поскольку процесс доказывания по уголовному делу носит субъективный характер, то очевидно, что и определяющими факторами, обуславливающими результативность этой деятельности, являются качества, индивидуальные особенности субъектов этой деятельности. На данное обстоятельство указы- вал еще Ганс Гросс: «По вопросу о качествах, необходимых для С. (следова- теля - А.Г.), мы должны сказать, что С, строго говоря, должен обладать всеми хорошими качествами, присущими человеку…Я требую от С. С. (судебного следователя - А.Г.) не только юридической специальной подготовки, общего образования и особых знаний…и их постоянного расширения, но я требую также, чтобы он умел отдать себя делу всецело, настолько, чтобы стремление его учиться и расширять познания никогда не покидало его» .

В структуре субъективных качеств субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений можно выделить четыре уровня (под- структуры):

  1. Социально-психологическая подструктура, определяемая группой качеств, которые характеризуют личность субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений со стороны их направленности, социально- психологического развития и активности. Условно их можно клас- сифицировать по следующим группам:
  • качества, определяющие отношение к себе: самокритичность, требо- вательность, общительность, дисциплинированность;
  • качества, определяющие отношение к осуществляемой ими деятельности: трудолюбие и интенсивность деятельности, аккуратность, ответственность;
  • См. также: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. ЗлобО’ дневные вопросы российской криминалистики. - М: Норма, 2001. - С.173. 2 Гросс Г. Указ. соч. - С.9, 34.

131

  • качества, определяющие способности: двигательные, сенсорные, сен- сомоторные (психомоторные);
  • качества, определяющие интеллект: мышление, самостоятельность, логичность мышления, умственные качества.
    1. Психологическая подструктура характеризуется по следующим группам качеств:
  • психофизиологические качества: внимание (объем, распределение, концентрация, переключаемость, устойчивость), память (краткосрочная, дол- госрочная, оперативная), мышление (логическое, творческое, активное, само- стоятельное), скорость переработки информации;
  • качества, характеризующие эмоциональную сферу личности: отсутствие повышенной нервозности, осторожность, эмоциональная устойчивость, тревожность, фрустрация, эмоциональная возбудимость, эмоционально- моторная устойчивость, стеничность эмоций;
  • волевые качества: самообладание, настойчивость, решительность;
  • качества, характеризующие состояние анализаторов и их взаимодействие: абсолютный порог, дифференцировочный порог, взаимодействие дви- гательного и зрительных анализаторов;
  • качества психомоторики: скорость простых сенсомоторных реакций, скорость реакций с выбором, антиципация, умение работать в оптимальном режиме.
    1. Следующей подструктурой является профессиональная подструкту ра, определяемая группой качеств профессионального мастерства:
  • качества, определяющие результат: способность сосредоточиться на поставленной задаче, умение преодолевать возникающие трудности и опыт преодоления их, стабильность поведения и работы в изменяющихся услови- ях;
  • качества, определяющие уровень профессиональной готовности: об- щеобразовательный уровень, прикладная теоретическая подготовка по спе- циальности, практические навыки;

132

  • качества, определяющие техническое мастерство: арсенал технических приемов, техника на фоне утомления, арсенал технических приемов в условиях стресса;
  • качества, определяющие тактическое мастерство: умение строить программы действий, умение реализовать намеченную программу действий, умение сочетать простые действия со сложными, умение быстро перестроить свою деятельность, умение не теряться в сложной обстановке;
  • качества, определяющие восстанавливаемость: способность восста- навливаться во время кратковременного и долговременного отдыха.
    1. Медико-биологическая подструктура (профессиональные возможности) определяется следующими группами качеств личности :
  • физические качества: выносливость, скорость, сила, ловкость;
  • тип высшей нервной деятельности: сила возбудимых процессов, сила тормозных процессов, уравновешенность нервных процессов, подвижность возбуждения и торможения;
  • компоненты оценки здоровья: острые и хронические перенесенные заболевания, перенесенные травмы, обращаемость к врачам, способность переносить большие физические и психоэмоциональные нагрузки;
  • функциональные показатели энергетики: аэробная работоспособ ность, анаэробная работоспособность и другие.

Как представляется, помимо указанных, к данной группе факторов также можно отнести:

  • внепрофессиональные контакты (друзья, круг внеслужебного общения);
  • соответствие субъекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений его профессиональной роли (уровень профессиональной под- готовки, соответствие индивидуальных данных функциональным служебным обязанностям, принятие индивидуумом профессиональных должностных обязанностей);
  • мотивационные установки субъекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений (в том числе уровень профессиональных при-

133

тязаний, наличие социальных гарантий служебно-профессионального роста, соревновательные мотивы).

Факторы, обусловленные средой и особенностями деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Под существующей средой деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в рассматри- ваемом контексте будем понимать динамическую совокупность компонент, предопределяющих успешное решение задач, стоящих перед субъектами этой деятельности в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Как представляется, можно выделить следующие основные компоненты этой среды:

/. Витальные (жизненные), социально-гигиенические условия деятельности. К данной подгруппе факторов можно отнести: микроклимат внешней среды, освещенность рабочего места, механические воздействия на организм субъекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, атмо- сферное давление, вредные для организма человека вещества и др.

Данные факторы отражаются в психических состояниях субъектов дея- тельности по раскрытию и расследованию преступлений, обуславливая их работоспособность и, в частности, сохранение ее в течение рабочего дня.

  1. Социальные условия деятельности. На субъекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений влияют также и условия межлич- ностных отношений, которые субъективно могут переживаться остро, прово- цируя появление нервных и соматических заболеваний. В психологии в связи с эти возникло понятие «социально-психологический микроклимат» коллек- тива1, который обуславливается некоторым внутренним «устройством» - структурой коллектива, его социально-психологическим климатом, органи- зацией межличностных отношений. Построение и поддержание оптимально- го социально-психологического микроклимата коллектива является важней- шим условием работоспособности дознавателя, следователя, эффективности выполнения стоящих перед ними в процессе расследования преступлений задач.

1 См.: Ситаров В.А., Пустовойтов В.В. Социальная экология. - М: Издательский центр «Академия», 2000. - С.115.

134

И, наконец, к группе факторов, обусловленных особенностями деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, можно отнести:

а) общую характеристику воздействия на субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений нагрузки, испытываемой ими в процессе осуществления этой деятельности (продолжительность воздейст- вия, время суток, отклонения от норм режима работы, вид нагрузки - сен- сорная, умственная, физическая, смешанная, распределение нагрузки во вре- мени - ритмичность, интенсивность статической и динамической нагрузки).

В значительной степени указанное определяется следующим:

  • эффективность взаимодействия следователя с органом дознания, экс- пертным учреждением, специалистами;
  • большое количество уголовных дел и проверяемых материалов, нахо- дящихся в производстве;
  • разветвленная и многоплановая структура уголовного дела (большое число версий и эпизодов, необходимость их проверки в различных направлениях, значительное число обвиняемых и т.п.);
  • значительное число источников (носителей) криминалистически значимой информации, подлежащих исследованию;
  • б) операционные алгоритмы деятельности по раскрытию и расследованию преступлений (факторы, обусловленные особенностями информационно- познавательного аспекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений: сложность обнаружения источников информации преступле- нии, ее фиксации; большая трудоемкость отдельных процессуальных дейст- вий и всего процесса расследования по делу; недостаточность информации для принятия процессуальных решений, ее противоречивость; высокая сте- пень ответственности за принимаемые решения и др.).

Рассмотренные группы факторов обуславливают динамику функциональных состояний субъекта деятельности по раскрытию и расследованию преступлений вплоть до усталости, утомления или переутомления, которые могут не только вызвать расстройство многих физиологических функций и способствовать развитию болезней, но и привести к существенному, иногда

135

весьма стойкому, снижению работоспособности, которое на практике может проявляться в совершении различных ошибочных действий, способных ока- зать негативное воздействие на процесс расследования преступления в ин- формационном плане.

в) факторы коммуникационного взаимодействия. Коммуникация, в широком смысле слова, включает различные процессы, при помощи которых один человек влияет на другого. По определению американского социолога Ч. Кули, «коммуникация - механизм, посредством которого обеспечивается существование и развитие человеческих отношений, включающий в себя все мыслительные символы, средства их передачи в пространстве и сохранения во времени…» . Соглашаясь с приведенным определением, полагаем, что коммуникация должна также рассматриваться и как совместное пользование информацией, поскольку и субъекты деятельности по раскрытию и расследо- ванию преступлений и другие участники уголовного судопроизводства рас- сматривают информацию исходя из собственных потребностей, соотнося и используя ее таким образом, который максимально отвечает их интересам.

Полагаем, что к данной группе факторов негативного воздействия на расследование преступлений в информационном плане необходимо отнести следующие:

1) языковые - невозможность осуществления информационного обмена или его затруднение вследствие языковых различий участников уголовного судопроизводства; 2) 3) тезаурусные - такое несовпадение тезаурусов участников уголовного судопроизводства, которое затрудняет или вообще делает невозможным осуществление коммуникации; 4) 5) ошибки в коммуникации. Полагаем, что к числу таких ошибок можно отнести: плохое слушание; неверные невербальные сигналы; неумение писать так, чтобы быть понятым; незнание собеседника; игнорирование того, что коммуникация является двусторонним процессом и др. 6) 1 Cooley С. Н. Social Organization: A Study of the Larger Mind. — New York: Schocken Books, 1962.-P. 61-62.

136

4) несовпадение рамок компетенции. Как отмечается в научной литера туре, значение любого слова имеет совершенно конкретное фактическое, эмоциональное, коннотативное (вызывающее определенные ассоциации) и денотативное (обозначающее) значение1. Следовательно, тот опыт, то пони мание личностью этих символов является единственным значением, смыс лом, который кто-либо может извлечь из какого-либо сообщения. Вследствие этого очевидно, что для того, чтобы процесс коммуникации состоялся, необ ходимо, чтобы источник информации и ее получатель нашли такую область, в которой их опыт совпадает настолько, что они могут понять друг друга. У. Шрамм использовал для описания этого термин «рамки компетенции». По его словам, источник может закодировать информацию, а получатель может ее раскодировать только с учетом имеющегося у него опыта2.

Из этого становится ясно, насколько важно доскональное изучение личности будущего собеседника при планировании и проведении отдельных следственных действий, особенно допроса подозреваемого, обвиняемого, на что обращал внимание еще Ганс Гросс . Ведь без учета их национально- психологических особенностей, образа жизни и отношения к тем или иным явлениям возможность эффективного проведения, например, данного следст- венного действия чрезвычайна мала.

5) негативное информационно-психологическое воздействие на участ ников уголовного судопроизводства. Коммуникационный процесс самым не посредственным образом связан с информационно-психологическим воздей ствием (в том числе и негативного характера), в котором выступает в качест ве средства, своего рода «технической основы». При этом интенсивность этого воздействия определяется не только собственно наличием или отсутст вием необходимого коммуникационного взаимодействия, но и количеством, объемом, содержанием и структурой поступающей и перерабатываемой уча стниками уголовного судопроизводства информацией. В условиях, когда

1 См.: Schramm W. How communication works//The Process and Effects of Mass Com munications. Ed Schramm W. - Urbana: University of Illinois Press, 1995. - P.4-5.

2 См.: Там же. - P.6.

3 См.: Гросс Г. Указ. соч. - С. 118.

137

субъект доказывания вынужден ориентироваться в условиях недостатка ин- формации, либо ее избытка, повышается вероятность принятия неправильных решений с последующим накоплением ошибок.

Как представляется, в рассмотрении данной группы факторов можно вьщелить два аспекта. С одной стороны, следователь и другие участники уголовного судопроизводства являются субъектами осуществления специфи- ческой познавательной человеческой деятельности, в рамках которой они не- обходимо осуществляют коммуникационное взаимодействие, как между со- бой, так и с окружающим миром (вернее будет сказать - с той его частью, которая вовлечена в сферу предварительного расследования).

С другой стороны, все вовлеченные в процесс расследования лица, являясь социальными субъектами — членами общества, необходимо осуществляют коммуникационное взаимодействие и с окружающей их социальной средой. Данный аспект представляется крайне важным в силу того обстоятельства, что влияние социальной среды является определяющим, например, при формировании у индивидов — участников уголовного судопроизводства, моральных ценностей, норм, установок, образцов поведения, образователь- ного и культурного уровня, уровня правосознания и др.

С учетом отмеченного полагаем, что в практическом плане проявление негативных информационно-психологических воздействий на участников деятельности по раскрытию и расследованию преступлений может выра- жаться путем:

  • препятствования или затруднения формирования и функционирования значимой в целях расследования преступления адекватной информационно- ориентировочной основы социального поведения индивидов — участников уголовного судопроизводства, а также адекватной системы их субъективных (личностных), субъективно-личностных отношений к окружающему миру, ведущемуся расследованию и самим себе;
  • препятствования или затруднения формирования информационно- психологической готовности участия в расследовании уголовного дела, не- правильной интерпретации и оценки криминалистически значимой инфор-

138

мации, негативного изменения психологических характеристик, состояний и поведений следователя и других участников уголовного судопроизводства.

В общем случае источники негативного информационно-психологического воздействия на участников уголовного судопроизводства можно разделить на внешние и внутренние.

Внешние источники негативного информационно-психологического воздействия можно представить следующим образом:

  • государство, органы власти и управления, государственные структуры и учреждения;
  • общество (различные общественные, политические, экономические и иные организации, в том числе и заинтересованные тем или иным образом в результате ведущегося расследования);
  • различные социальные группы (формальные и неформальные, устойчивые и случайные, большие и малые по месту жительства, работы, службы, совместному проживанию и проведения досуга и т.д.), в том числе и те, ин- тересы которых затронуты расследованием конкретного уголовного дела.
  • Внутренние источники негативного информационно-психологического воздействия на процесс расследования преступления обусловлены, прежде всего, самой биосоциальной природой психики человека, особенностями ее формирования и функционирования, индивидуально-личностными характе- ристиками индивида. В силу этих особенностей различные люди отличаются различной степенью восприимчивости к различным информационно- психологическим воздействиям, возможностями анализа и оценки посту- пающей информации и т.д. Эти особенности в значительной степени опреде- ляют, в частности, адекватность решений, принимаемых субъектами рассле- дования, сложившейся следственной ситуации. Можно отметить, например, такие специфические реакции следователя на стресс, которые способны ока- зать негативное влияние на принятие им решений, как: фиксация внимания только на одной из возможных версий; недооценка возможностей лиц, про- тиводействующих расследованию; упрощение позиции подозреваемого, об- виняемого; усталость в течении длительного периода времени, которая при-

139

водит к негативному изменению динамики психико-эмоциональных состоя- ний; ограниченное время для принятия решения, способное привести к не- правильной оценке сложившейся ситуации расследования, к отрицанию и недооценке последствий принятого решения и др.

Кроме того, помимо индивидуальных особенностей, есть и определенные общие характеристики и закономерности функционирования психики, которые влияют на степень подверженности информационно- психологическому воздействию (в том числе, закономерности восприятия и реагирования на малоосознаваемые и неосознаваемые воздействия, напри- мер, на подпороговые стимулы и т.п.).

К внутренним источникам негативного информационно-психологического воздействия на процесс расследования преступления относятся также и отдельные личности, в том числе и фигуранты по расследуемому уголовному делу, препятствующие проведению расследования, их друзья, близкие, оказывающие им помощь в этом, и др., а также заинтересованные в результате расследования различные социальные группы, в том числе и преступные, в отношении деятельности которых осуществляется расследование или участники которых проходят фигурантами по уголовному делу.

Подводя итог рассмотрения данного вопроса, полагаем необходимым заметить, что сочетание рассмотренных в настоящем разделе исследования факторов, их доля и вес определяют характер и направленность негативного воздействия на процесс расследования уголовного дела в информационном плане, что, в свою очередь, обуславливает необходимость принятия целого комплекса действенных мер по обеспечению информационной безопасности предварительного расследования преступлений.

140

2.3. Меры по обеспечению информационной безопасности предварительного расследования преступлений

Используя проведенный ранее анализ угроз деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане, а также факторов их проявлений, полагаем вполне очевидным то обстоятельство, что в рамках предварительного расследования преступлений, помимо действий, направленных на собирание, исследование, оценку и использование крими- налистически значимой информации, необходимо совершаются и действия, связанные с обеспечением его информационной безопасности. Как представ- ляется, указанный вид деятельности является атрибутивной характери- стикой процесса расследования, поскольку она (эта деятельность) обуслов- лена проявлением, наряду с объективными, также и субъективных факторов негативного воздействия, без учета которых невозможна разработка никаких криминалистических рекомендаций. Отбрасывать проявления всех этих фак- торов, действовать без их учета — значит утверждать, что процесс расследо- вания преступления проистекает в идеальных условиях, в каком-то замкнутом пространстве, в отсутствии противодействия расследованию со стороны преступных сообществ, каналов информационного обмена с внешней средой.

С учетом выработанных нами ранее подходов к определению понятий безопасности вообще, и информационной безопасности в частности, полага- ем, что с содержательной точки зрения обеспечение информационной безо- пасности предварительного расследования представляет собой деятельность субъектов расследования или уполномоченных на то лиц, направленную на формирование таких условий осуществления необходимо реализуемых в ходе предварительного расследования информационных процессов, при которых обеспечивается достижение целей расследования.

Полагаем, что схематично взаимодействие процессов, необходимо осуществляемых при расследовании преступлений, можно представить так, как это показано на рис. 2.4.

141

is

Процессы обеспе- чения информационной безопасности расследования

VY

Процессы форми- рования массива криминалистичес ки значимой информации

Процессы фор- мирования угроз расследованию в информационном плане

*-

ф

Процессы форми- рования негатив-?\
ных криминалис- тически значимых последствий

С - субъект обеспечения информационной безопасности предварительного расследования; Ф - факторы негативного воздействия на деятельность по раскрытию и расследованию преступлений, носящие информационный характер.

Рис. 2.4. Схема взаимодействия процессов, необходимо осуществляемых

при расследовании преступлений

По отношению к процессу предварительного расследования деятельность по обеспечению его информационной безопасности имеет свою внешнюю и внутреннюю направленность. Внешняя направленность подобного рода деятельности обусловлена, с одной стороны, необходимостью создания общих предпосылок эффективности деятельности по раскрытию и расследо- ванию преступлений как таковой, а с другой - необходимостью обеспечения законных прав и интересов правообладателей охраняемой законом информа-

142

ции, вовлеченной в процесс расследования конкретного преступления. Речь идет о различного рода информации с ограниченным доступом в составе ко- торой можно выделить:

  1. Информацию, связанную с обеспечением интересов государства в области военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, охраняемую в режиме государственной тайны.
  2. Информацию, представляющую собой содержательный аспект кон- ституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, те- леграфных и иных сообщений.
  3. Информацию, связанную с обеспечением законных прав и интересов государства, граждан и юридических лиц при осуществлении ими, или в от- ношении них, государственными органами, другими гражданами или юриди- ческими лицами, административно-распорядительной, управленческой, хо- зяйственной и иной деятельности и охраняемую в режиме тайны (коммерче- ской, служебной, профессиональной и др.) или «ноу-хау».
  4. Внутренняя направленность деятельности по обеспечению информационной безопасности предварительного расследования преступлений обусловлена необходимостью реализации задач и достижения целей уголовного судопроизводства в рамках расследования конкретного преступления. По су- ти своей она представляет собой процесс формирования благоприятных ус- ловий осуществления предварительного расследования.

Как представляется, обеспечение информационной безопасности пред- варительного расследования преступлений может быть реализовано путем принятия ряда мер, носящих как общесистемный характер, так и непосредст- венно связанных с решением тех или иных задач расследования. К числу ос- новных таких мер можно отнести:

1) социально-экономические; 2) 3) научно-технические; 4) 5) научно-методические; 6)

143

4) меры, направленные на формирование информационной готовности субъектов предварительного расследования; 5) 6) правовые; 7) 8) организационно-технические; 9) 10) тактические; 11) 12) психологические. 13) Рассмотрим основные положения указанных групп мер, останавливаясь, в силу ограниченности объема настоящей работы, более подробно на тех, которые представляют в настоящее время наибольший интерес с практи- ческой точки зрения.

/. Социально-экономические. Данная группа мер включает в себя различные мероприятия, которые с содержательной точки зрения можно объединить в следующие основные блоки:

  • повышение уровня социальной защищенности работников правоох- ранительных органов;
  • повышение уровня финансового обеспечения правоохранительной деятельности;
  • повышение уровня доверия к правоохранительным органам со стороны населения.
    1. Научно-технические. В данном случае речь идет о необходимости создания как новых технико-криминалистических средств, отвечающих ре- альным потребностям практики, так и широкого использования в деятельно- сти по расследованию преступлений достижений других наук, в том числе и новейших технических средств и технологий информационного обмена, об- работки информации. О необходимости широкого использования в практике расследования новейших информационных технологий говорится и в Дирек- тиве Министра внутренних дел Российской Федерации от 5 января 2002 г. № 1 «Об итогах оперативно-служебной деятельности органов внутренних

144

дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД России в 2001 году и задачах на 2002 год»1.

  1. Научно-методические. Эффективность борьбы с преступностью, особенно организованной, в значительной мере зависит от степени развития методов расследования, их соответствия потребностям практики и доступностью этих методик для следователя, дознавателя, без чего невозможна практическая оптимизация следственной деятельности. В этой связи к указанной группе мер можно отнести, прежде всего, меры по разработке и совершенствованию необходимых методик расследования преступлений, обеспечению их доступности для субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Как представляется, в настоящее время можно выделить две основных проблемы в данной области:

  • потенциал ведомственной науки не всегда используется рационально, многие научные исследования оторваны от нужд практики, подготавливаемые рекомендации и предложения не оказывают должного влияния на конечные результаты оперативно-служебной и служебно-боевой деятельности2;
  • возможность практического использования всего накопленного объема информации по методикам расследования преступлений затруднен в силу целого ряда обстоятельств, к числу которых можно отнести: высокую за- грузку субъектов расследования, их недостаточный профессионализм; несо- ответствующее реальным потребностям информационное обеспечение; труд- нодоступную форму изложения материала; избыточность и общий характер изложенной в методиках информации и др.
  • См.: Директива Министра внутренних дел Российской Федерации от 5 января 2002 г. № 1 «Об итогах оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно- боевой деятельности внутренних войск МВД России в 2001 году и задачах на 2002 год»//Вестник МВД России. - 2002. - № 2(61). - С.53-70.

2 Там же. - С.53-70.

3 См. об этом также: Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: Курс лекций - СПб: С.-Петерб. юрид. ин-т. МВД России, 1993.-С. 61.

145

В силу указанных обстоятельств чрезвычайно остро встает вопрос не только о необходимости тесной связи науки и практики, соответствия научных разработок реальным потребностям практики борьбы с преступностью, но и об организации своеобразного «информационного сервиса», основная задача которого - в нужный момент передать следователю максимально дос- товерную, необходимую методическую информацию, имеющую конкретную целевую направленность. Полагаем, что решение данной проблемы возмож- но, в том числе путем:

— разработки специальных ясных и четких криминалистических алгоритмов и программ действий следователя, их вариантов для выбора в зависимости от сложившейся следственной ситуации; — — формирования на федеральном уровне электронного банка научно- практических работ по методике расследования преступлений; —

— построения федеральной сети информационного обмена научно- практической литературой по методике расследования преступлений, преду- сматривающей также возможность регламентированного доступа к указан- ному электронному банку данных (с соблюдением авторских прав авторов содержащейся в нем информации), т.е. по сути дела - создание сетевой «электронной библиотеки» для работников правоохранительных органов; — — более широкого использования возможностей современных инфор- мационных технологий (прежде всего, - компьютерных) в практической дея- тельности субъектов расследования. Здесь мы абсолютно согласны с той точ- кой зрения, что кабинет следователя в обязательном порядке должен быть оснащен персональным компьютером . Как представляется, использование компьютера в практике расследования позволит не только обеспечить следо- вателю возможность доступа к различного рода информационно-справочным и др. системам, значительно сократив при этом сроки поиска необходимой информации, но и уменьшить временные затраты на составление и оформле- ние необходимых материалов и документов по уголовному делу, позволив — См.: Расследование неправомерного доступа к компьютерной информации/Под ред. Н.Г. Шурухнова. - М.: Издательство «Щит-М», 1999. - Сб.

146

таким образом следователю уделить больше внимания тактике производства следственных действий.

  1. Меры, направленные на формирование информационной готовности субъектов предварительного расследования. Под информационной го- товностью субъектов предварительного расследования преступлений пола- гаем необходимым понимать совокупность индивидуально-определенных свойств, качеств, умений и навыков этих субъектов, определяющих успеш- ность осуществления ими информационных процессов, необходимо реали- зуемых в ходе предварительного расследования преступлений. Указанное представляется особенно актуальным с учетом того обстоятельства, что в на- стоящее время процесс расследования преступлений проистекает, как прави- ло, в условиях активного противодействия ему со стороны преступной среды. Поэтому О. Стулин безусловно прав, замечая, что «следователь должен быть и морально и психологически готов к противодействию, профессионально владеть навыками препятствовать такому противодействию» .

Информационная готовность структурируется взаимосвязью четырех компонентов: содержательно-информационного, социально-ориентирован- ного, индивидуально-личностного, эмоционально-волевого, в их взаимосвязи и взаимодействии.

Системным компонентом в структуре информационной готовности является содержательно-информационный, который характеризует уровень профессиональных и общих знаний субъекта расследования для системного их использования при расследовании преступлений. Социально- ориентированный компонент выражает степень «социальности» субъекта расследования, развитое представление о себе, как носителе личностных и социальных ценностей, осознающего важность общих и профессиональных знаний (в том числе и знаний современных информационных технологий) для расширения как своего информационного поля, так и быстрого информа- ционного взаимодействия в рамках расследования преступлений. Индивиду-

Стулин О. Как препятствовать противодействию расследованию//Законность. -2000. - № 2. - С. 26.

147

ально-личностный компонент выражает степень готовности субъекта рас- следования к профессиональной деятельности, его индивидуальность и ха- рактеризует понимание им значимости информации для успешного рассле- дования преступлений, более глубокой ориентации в информационной сфере предварительного расследования. Эмоционально-волевой компонент харак- теризует способность субъекта расследования к длительному напряженному труду для поиска необходимой информации, усвоения специальных и обще- научных знаний.

Выделенные компоненты не исчерпывают всех аспектов информационной готовности субъекта расследования, но в целом достаточно полно ха- рактеризуют его подготовленность к успешному осуществлению информа- ционных процессов в рамках расследования по уголовному делу.

Полагаем, что реализация мер, направленных на формирование информационной готовности субъектов расследования, должна осуществляться по следующим основным направлениям:

  • совершенствование системы профессионального отбора будущих сле- дователей, дознавателей;
  • повышение уровня их профессиональной подготовки;
  • совершенствование системы профессиональной подготовки и повышения квалификации следователей и дознавателей. В данном вопросе пред- ставляется крайне необходимым самое тесное взаимодействие юридического образовательного учреждения с судебными, прокурорскими и иными право- охранительными органами в подготовке специалистов, разработка и осуществление с этими организациями совместных планов подготовки кадров для правоохранительных органов.
  • Также крайне важным при подготовке будущих следователей в вузе представляется тесное сотрудничество общих и специальных кафедр. Это по- зволит избежать односторонности в подготовке юридических кадров, по- скольку юристы не только должны быть узкими специалистами в конкретной области права, но и обладать личной и профессиональной компетенцией при

148

решении общих вопросов права и его применения, знать психологию челове- ка, уметь общаться, владеть иностранными языками.

  • повышение уровня информационного обеспечения субъектов рассле- дования, обеспечение максимально возможной доступности необходимой им научно-практической и методической литературы;
  • создание условий, способствующих дальнейшему развитию личности следователя, дознавателя, стимулирующих развитие его профессионально значимых качеств.
    1. Правовые. Указанные меры представляют собой систему правовых норм, регламентирующих информационные правоотношения, необходимо осуществляемые в процессе расследования преступления между его участни- ками и третьими лицами. В основе указанной группы мер лежат: Конституция Российской Федерации1, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации2, Уголовный кодекс Российской Федерации3, Федеральный закон РФ от 20.02.1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»4, Закон РФ от 21.07.1993 г. № 5485-1 «О государственной тай- не»5, Закон РФ от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной дея- тельности» и другие нормативные правовые акты.

Безусловно, ключевым элементом указанной системы мер являются положения Уголовно-процессуального кодекса РФ. В правовых нормах УПК РФ обеспечение информационной безопасности предварительного расследо- вания осуществляется по следующим основным направлениям:

1) Закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве положений, определяющих особый порядок обращения при расследовании преступления:

1 См.: Российская газета. - 1993. - 25 дек.

2 См.: Парламентская газета - 2001. - 22 дек.

3 См.: Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - ст. 2954.

4 См.: Российская газета. - 1995. - 22 февр.

5 См.: Российская газета. - 1993. - 21 сент.

6 См.: Российская газета - 1995. - 18 августа.

149

а) со сведениями, составляющими государственную тайну и иную ох раняемую законом конфиденциальную информацию участников предвари тельного расследования и третьих лиц:

  • запрет разглашения защитником сведений, составляющих государственную тайну, о чем у него берется подписка, если он не имеет соответствующего доступа (ч. 5 ст. 49);
  • требование принятия следователем мер по недопущению оглашения выявленных в ходе обыска обстоятельств частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личной и (или) семейной тайны, а также обстоятельств частной жизни других лиц (ч. 7 ст. 182);
  • обязательность хранения при уголовном деле копий документов и выписок из уголовного дела, сделанных обвиняемым и его защитником при ознакомлении с материалами уголовного дела, содержащих информацию, со- ставляющую государственную или иную, охраняемую федеральным законом тайну (ч. 2 ст. 217);
  • б) со сведениями, имеющими значение для расследования преступления, разглашение которых может затруднить или воспрепятствовать проведе нию расследования:

  • запрет разглашения данных предварительного расследования (ст. 161), в том числе потерпевшим (п.З ч.5 ст.42), защитником (ч.2 ст. 53), свиде телем (п.З ч.б ст. 56), экспертом (п.5 ч.4 ст. 57), специалистом (ч.4 ст. 58), пе реводчиком (п.2 ч.4 ст. 59), понятым (ч.4 ст. 60);

  • возможность неуведомления, с санкции прокурора, о задержании по дозреваемого, кроме случаев, когда подозреваемый является несовершенно летним (ч. 4 ст. 96).

2) Закрепление положений, определяющих особый порядок получения в рамках предварительного расследования информации, составляющей госу- дарственную тайну и иную охраняемую законом информацию. К данной группе норм относятся:

150

а) нормы, возлагающие на субъектов предварительного расследования обязанность по обеспечению охраны в уголовном судопроизводстве прав и свобод человека и гражданина (ст. 11);

б) нормы, определяющие особый порядок получения при расследовании преступлений охраняемой законом информации ограниченного доступа:

  • производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище только на основании судебного решения (ст. 12), за исключение случаев не терпящих отлагательств, когда указанные действия могут проводиться на основании постановления следователя (ч.5 ст. 165);
  • необходимость получения судебного решения для проведения обыска, наложения ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемки в учреждениях связи, контроля и записи переговоров, за исключение случаев не терпящих отлагательств (ч.5 ст. 165), когда указанные действия могут проводиться на основании постановления следователя;
  • производство выемки предметов и документов, содержащих государ- ственную или иную охраняемую федеральным законом тайну с санкции про- курора (ч. 3 ст. 183);
  • производство выемки документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, только на основании судебного решения (ч. 4 ст. 183).
  • 3) Закрепление положений, направленных на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства:

  • право следователя не указывать в протоколе следственного действия данных о личности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц (ч.9 ст. 166);
  • возможность проведения контроля и записи переговоров не по решению суда, а по письменному заявлению потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников и близких лиц, если в отношении указанных лиц существует угроза совершения насилия, вымогательства и других преступных действий (ч.2 ст. 186);

151

  • возможность проведения опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч.8 ст. 193);

Центральным элементом правового обеспечения информационной безопасности предварительного расследования являются положения ст. 161 УПК РФ. Однако, в настоящее время положения данной статьи вызывают це- лый ряд вопросов.

Прежде всего стоит отметить, что конструкцию данной правовой нормы вряд ли можно назвать удачной. Во-первых, возможность разглашения данных предварительного расследования законодатель поставил в зависимость от двух условий: а) это не противоречит интересам предварительного расследования, и б) это не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Вместе с тем, не вполне ясным яв- ляется содержательный аспект понятия «интересы расследования», посколь- ку это понятие не является правовой категорией.

Вообще, в русском языке понятие «интерес» имеет несколько значений: а) внимание; б) значительность; в) нужды, потребности . Исходя из этого совершенно очевидным представляется то обстоятельство, что факт раз- глашения данных предварительного расследования в принципе не может противоречить его интересам, поскольку значение для расследования пре- ступления имеет не сам факт разглашения, а его последствия. Т.е. речь идет о том, вызовет ли разглашении данных предварительного расследования нега- тивные последствия, затрудняющие, препятствующие проводимому рассле- дованию.

Кроме того, исходя из анализа положений указанной статьи, не вполне ясным представляется механизм ее практического применения. Согласно ч. 1 ст. 161 УПК РФ данные предварительного расследования не подлежат разглашению, о чем у участников уголовного судопроизводства берется соответствующая подписка. А если такая подписка не взята? Наряду с этим, ч.З указанной статьи предусматривает возможность разглашения данных предварительного расследования лишь с разрешения субъектов расследования.

1 См.: Ожегов СИ. Указ. соч. - С.216.

152

Однако совершенно не понятно как, каким образом и в какой форме это раз- решение может и должно быть получено.

Во-вторых, не вполне обоснованным представляется то обстоятельство, что запрет разглашения данных предварительного расследования связывается с угрозой нарушения прав и законных интересов лишь участников уголовного судопроизводства. Очевидно, что при осуществлении предварительного расследования может быть получена информация, составляющая предмет за- конных прав и интересов не только участников уголовного судопроизводства, но и иных лиц, непосредственно в него не вовлеченных.

В-третьих, полагаем, что запрет разглашения должен касаться не только информации, полученной в ходе расследования преступления при произ- водстве процессуальных и иных действий, но и самого факта осуществления таких действий.

В-четвертых, не совсем понятно то, каким образом, исходя из положений данной статьи, в рамках уголовного судопроизводства должно обеспечи- ваться неразглашение охраняемой законом конфиденциальной информации участников уголовного судопроизводства и иных лиц (т.е. коммерческой, служебной тайн, ноу-хау и т.п.). Согласие законных правообладателей по- добного рода информации на ее разглашение предусмотрено лишь для дан- ных о частной жизни. Исходя из логики ч.З ст. 161 УПК РФ, согласие закон- ных правообладателей на разглашение информации, составляющей, напри- мер, коммерческую тайну, не требуется. Указанное отнесено лишь к компе- тенции прокурора, следователя, дознавателя, что вряд ли можно признать обоснованным.

Наконец, мы полагаем, что сохранение тотального запрета на возможность разглашения информации, указанной в ст. 161 УПК РФ является не вполне обоснованным, да и излишним с практической точки зрения. Как представляется, в уголовно-процессуальном законе необходимо или четко определить информацию, не подлежащую разглашению, или указать критерии отнесения информации к таковой. К числу последних можно отнести следующие: а) такая информация составляет охраняемую законом тайну;

153

б) разглашение подобного рода информации может воспрепятствовать про- ведению предварительного расследования или нарушить права и законные интересы участников уголовного судопроизводства и иных лиц; в) ее раз- глашение создает непосредственную угрозу безопасности участников уго- ловного судопроизводства.

При этом, для обозначения подобного рода информации представляется более целесообразным использовать понятие «тайна предварительного расследования». Данное понятие вполне согласуется с Указом Президента РФ от 06.03.1997 г. № 188 «Об утверждении перечня сведений конфиденци- ального характера» и представляется наиболее правильным с содержательной точки зрения, о чем свидетельствуют взгляды по данному поводу целого ряда авторов. Так, например, русский дореволюционный процессуалист Л. Владимиров рассматривал тайну как «сохранение в негласности обстоятель- ства, разглашение которого принесло бы больше вреда, чем пользы, понимая последнюю не только в смысле утилитарном, но и в смысле отвлеченном, то есть ограждение существования и питания нравственных идеалов человече- ского совершенствования»1.

По мнению же Л.О. Красавчиковой понятие тайны с юридической точки зрения составляет «определенная информация о действиях (состоянии и иных обстоятельствах) определенного лица (гражданина, организации, госу- дарства), не подлежащая разглашению»2.

В толковом словаре В.И. Даля тайна - «кто чего не знает, то для него тайна, все сокрытое, неизвестное, неведомое» . В толковом же словаре русского языка СИ. Ожегова и Н.Ю. Шведовой тайна определяется как «нечто скрываемое от других, известное не всем, секрет»4.

1 Цит. по: Смолькова И.В. Гласность и тайна в уголовном процессе//Следователь. - 1998.-№7.-С. 37.

2 См.: Красавчикова Л.О. Личная жизнь граждан под охраной закона. - М.: Юрид. лит., 1983.-С. 119.

3 См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. - М.: Рус. яз., 1998.-Т.4.-С.386

4 См.: Ожегов СИ.. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений/Российская академия наук. Институт русского языка им В.В. Виноградова. - 4-е изд. Дополненное. - М.: Азбуковник, 1999. - С. 787.

154

Несмотря на многообразие точек зрения по поводу содержания понятия «тайна», можно выделить следующие основные черты, лежащие в его основе (на это также обращала внимание и И.В. Смолькова, рассматривая проблему тайны в уголовном процессе ):

  • тайна - это информация;
  • эта информация известна определенному кругу лиц, в том числе и в силу осуществления ими определенной профессиональной или служебной деятельности, осуществления определенных поручений;
  • эта информация не подлежит разглашению;
  • разглашение подобного рода информации может повлечь наступление негативных последствий;
  • за разглашение этой информации устанавливается определенная юридическая ответственность.

В соответствии с изложенным, в качестве возможного решения указанной проблемы можно предложить следующие изменения и дополнения в уголовно-процессуальный кодекс.

1) Ст. 5 УПК РФ добавить пунктом следующего содержания: «Тайна предварительного расследования — не подлежащая разглашению информа- ция, определяемая в соответствии с условиями настоящего Кодекса, о недо- пустимости разглашения которой участники уголовного судопроизводства предупреждены в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом». 2) 3) Ст. 161 УПК РФ изложить в следующей редакции: 4) «1. Информация о ходе и результатах предварительного расследования, а также любая иная информация, содержащаяся в материалах уголовного дела, о недопустимости разглашения которой участники уголовного судопроизводства предупреждены в порядке, установленном частью третьей настоящей статьи, составляет тайну предварительного рассле- дования, если:

См.: Смолькова И.В. Тайна и уголовно-процессуальный закон. - М.: Луч, 1997. -С.5.

155

1) она составляет государственную тайну или иную, охраняемую фе- деральным законом конфиденциальную информацию участников уголовного судопроизводства и иных лиц; 2) 3) ее разглашение нарушает законные права и интересы участников уголовного судопроизводства и иных лиц; 4) 5) ее разглашение создает угрозу безопасности участников уголовного судопроизводства или может воспрепятствовать проведению предвари- тельного расследования. 6)

  1. Отнесение информации к составляющей тайну предварительного расследования осуществляется прокурором, следователем или дознавателем в соответствии с требованиями, установленными частью первой настоящей статьи.
  2. Информация, составляющая тайну предварительного расследования, не подлежит разглашению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи.
  3. Прокурор, следователь или дознаватель предупреждают участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения информации, составляющей тайну предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации и делается соот- ветствующая запись в протоколе.

  4. В необходимых случаях охраняемая федеральным законом конфиден циальная информация участников уголовного судопроизводства и иных лиц, в том числе данные об их частной жизни, составляющая тайну предвари тельного расследования, может быть предана гласности, но только лишь с их согласия».

Здесь следует отметить, что под безопасностью участников уголовного судопроизводства, с учетом сформулированного нами ранее подхода к опре- делению содержания понятия безопасности, необходимо понимать такие ус- ловия осуществления предварительного расследования преступлений, при которых возможные проявления посткриминального воздействия на участ-

156

никое уголовного судопроизводства (на их жизнь, здоровье, имущественные и другие законные права и интересы) или предотвращались бы, или миними- зировались. При этом, с учетом мнения Л.В. Брусницына1, под посткрими- нальным воздействием полагаем необходимым понимать воздействие, осу- ществляемое в запрещенных законом формах лицом, совершившим преступ- ление, а также иными лицами, в отношении участников уголовного судопро- изводства.

б. Организационно-технические. В общем случае под организацией деятельности понимается установление целей, путей, этапов, средств и уело- вий ее достижения с минимальной затратой времени, сил, средств .

По своему содержанию данная группа мер имеет двоякую направленность. С одной стороны, она вьфажается в необходимости такой организации собственно процесса расследования преступления, которая способствовала бы достижению его (расследования) конечных целей в информационном плане - формированию достоверного и достаточного для расследования уго- ловного дела массива криминалистически значимой информации.

Здесь следует отметить, что по поводу определения содержания понятия «организации расследования преступлений» существует несколько точек зрения . В данном вопросе мы полагаем возможным согласиться с точкой зрения Р.С. Белкина, который, замечая, что «организация расследования есть…организация конкретного акта расследования, расследования конкрет- ного преступления», предлагает под последним понимать «комплекс мер по созданию оптимальных условий для определения и применения наиболее эффективных и целесообразных в конкретной следственной ситуации реко-

См.: Брусницын Л.В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: российский, зарубежный и международный опыт XX века (процессуальное исследование). - М: Юрлитинформ, 2001. - С.З.

2 См.: Криминалистика: Учеб. пособие/А.В. Дулов, Г.И. Грамович, А.В. Лапин и др.; Под ред. А.В. Дулова. - Мн.: НКФ «Экоперспектива», 1996. - С.272.

3 См., например: Курс криминалистики. Общая часть/Отв. ред. В.Е. Корноухов. - М.: Юристь, 2000. - С.755; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирова ние, организация. - М.: Юрид. лит, 1970. - С.59.

157

мендаций криминалистической методики в целях достижения максимальных результатов при минимальных затратах времени, средств и сил»1.

С другой стороны, указанная группа мер выражается и в такой организации и регламентации деятельности субъектов расследования, их взаимоотношений между собой и с другими, вовлеченными в процесс расследования лицами, которая позволила бы минимизировать как вероятности проявлений угроз предварительному расследованию в информационном плане, так и их последствий. Указанное может достигаться путем :

а) обеспечения физической защиты субъектов и участников уголовного судопроизводства, защиты их имущественных прав;

б) организации физической защиты источников и носителей кримина листически значимой информации;

в) организации учета, хранения, использования и уничтожения доку ментов и других носителей криминалистически значимой информации;

г) обеспечения зашиты от влияния стихии, пожаров, а также охраны служебных помещений и организации надежного пропускного режима в зда ние органа правопорядка;

д) осуществления мероприятии по инженерному оборудованию слу жебных помещений в целях предотвращения утечки криминалистически зна чимой информации и т.д.

К указанной группе мер полагаем необходимым отнести и меры, на- правленные на обеспечение защиты криминалистически значимой информа- ции от ее утечки по техническим каналам. Более подробно они будут рас- смотрены в следующем разделе настоящего исследования.

  1. Тактические. Содержательный аспект данной группы мер составляет совокупность тактических приемов, комбинаций, направленных на обес- печение информационной безопасности предварительного расследования. Как представляется, наибольшее значение принятие данной группы мер име-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учеб. пособие для вузов. - 3-е изд., дополнен ное. - М: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. - С.542.

2 См. об этом также: Ванчаков Н.Б., Григорьев А.Н. Основные направления по строения системы защиты оперативно-розыскной информации//Вестник КЮИ МВД Рос сии. - 2002. - № 1. - С. 24-27.

158

ет на этапе предварительной проверки материалов о преступлении и на пер- воначальном этапе расследования.

С содержательной точки зрения этап предварительной проверки материалов о преступлении имеет своей целью выяснение следующих обстоятельств: 1) действительно ли совершено общественно опасное деяние; 2) содержит ли содеянное признаки преступления. Однако, полагаем, что в дополнение к указанным, еще одной, необходимо реализуемой целью на этапе предварительной проверки материалов является создание начальных благо- приятных условий проведения неотложных следственных действий в ин- формационном плане.

В том случае, если полученная информация о совершенном преступлении нашла свое подтверждение в ходе проведения проверочных мероприятий, крайне важным представляется создание таких условий проведения не- отложных следственных действий, т.е. условий собирания криминалистиче- ски значимой информации, при которых обеспечивалось бы максимально возможное в сложившейся ситуации ее поступление субъекту расследования. Следователь, дознаватель в результате проведения проверочных мероприя- тий не только проверяют достоверность поступившей информации о событии преступления, но и по сути своей формулируют первоначальную стратегию расследования: определяются возможные источники криминалистически значимой информации, их местонахождение, формируется перечень неот- ложных следственных действий, которые необходимо будет провести после возбуждения уголовного дела и т.д.

В практическом плане успешное достижение указанной цели может быть реализовано путем сохранения в тайне как самого факта проведения указанных мероприятий, так и собственно информации, полученной в ре- зультате их осуществления. Возможность осуществления указанного опреде- ляется тем, что, во-первых, проверка поступившей информации о событии преступления осуществляется в непроцессуальном режиме (за исключением осмотра места происшествия), а, во-вторых, данный этап не предусматривает

159

изначальную осведомленность заинтересованных лиц о проведении в отно- шении них проверочных мероприятий.

К сожалению, в криминалистической литературе, затрагивающей вопрос проведения предварительной проверки информации о преступлении1, ее авторы обходят указанную проблему стороной, что представляется не вполне правильным и обоснованным. Полагаем, что задачи по обеспечению неглас- ного характера проверочных мероприятий и сохранения в тайне их результа- тов являются одними из базовых принципов проведения предварительной проверки.

В практическом плане указанные задачи могут быть реализованы путем использования различных тактических приемов по введению в заблуждение заинтересованных лиц. К числу таких приемов можно отнести, например, маскировку, прикрытие, дезинформацию, демонстративные действия и многие другие.

На первоначальном и дальнейших этапах расследования преступления требуется принятие несколько иных мер тактического характера. Это опре- деляется двумя основными задачами, стоящими на данных этапах перед субъектом расследования в информационном плане:

а) необходимость формирования массива доказательственной инфор мации по расследуемому уголовному делу;

б) необходимость принятия мер по обеспечению защищенности полу ченной в ходе расследования криминалистически значимой информации и ее источников от различного рода негативных воздействий.

В этих целях на данных этапах расследования также возможно использование отмеченных выше тактических приемов. Однако, поскольку на данных этапах в основном проводятся следственные действия с участием многих заинтересованных лиц, то сохранение в тайне факта проведения указанных действий представляется весьма проблематичным. Речь может идти о необ-

1 См., например: Криминалистика: Учебник/Под ред. проф. А.Г. Филиппова и проф. А.Ф. Волынского. - М: Издательство «Спарк», 1998. - С.189-191; Курс криминали- стики. Особенная часть. Т.1. Методики расследования насильственных и корыстно- насильственных преступлений/Отв. ред. В.Е. Корноухов. - М: Юристь, 2001. - С.13- 21.

160

ходимости использования в определенных ситуациях методов маскировки в отношении отдельных элементов или всего комплекса производимых про- цессуальных действий, например, планирования, тактических операций, не- которой информации и т.п.

Помимо указанного, обеспечение информационной безопасности пред- варительного расследования преступления на данных этапах может быть обеспечено и путем:

  • выбора тактики, методов и средств проведения следственных и иных процессуальных действий, наиболее эффективных в плане формирования массива криминалистически значимой информации в целях расследования преступления (например, использование в тактических действиях сотрудни- ков органов следствия фактора внезапности);
  • использования мер тактического характера, направленных на обеспечение физической безопасности участников уголовного судопроизводства и
  • Др.
  1. Психологические. Как уже отмечалось, информационный характер деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, необходимо осуществляемое в процессе этой деятельности коммуникативное взаимодей- ствие всех участников расследования, как между собой, так и с окружающим миром (в том числе и с социальной средой), неизбежно определяет то об- стоятельство, что на следователя и других участников предварительного рас- следования постоянно оказывается определенное информационно- психологическое воздействие, которое, наряду с положительными, может иметь и негативные формы своего выражения. На актуальность указанной проблемы совершенно справедливо обращает внимание и Г.А. Зорин, по мнению которого «отдельно и с глубоким вниманием следует отнестись к неразрешенной поныне проблеме защиты следователя от психотравмирую- щего воздействия профессии, конфликтогенных условий общения с партне-

161

рами по проблемам раскрытия преступления, от стрессогенных условий со- циальной жизни, участником и жертвой которой является следователь»1.

В специальной литературе под психологической защитой личности по- нимается использование разнообразных средств и способов изменения про- цессов информационно-психологического взаимодействия человека с раз- личными социальными субъектами и информационной средой в целом для предотвращения или нейтрализации угрожающих факторов, способных на- нести ему ущерб .

Полагаем, что в практическом плане обеспечение психологической за- щищенности следователя и других участников уголовного судопроизводства от негативных проявлений различного рода информационно- психологических воздействий может осуществляться по следующим основ- ным направлениям:

а) формирование индивидуальной психологической защищенности сле- дователя и других участников уголовного судопроизводства. Указанное на- правление заключается:

  • в формировании у указанных индивидов личностных образований, алгоритмов психической деятельности и защитного поведения, которые в своей совокупности образуют индивидуальную систему его психологической самозащиты. Это зависит, прежде всего, от самой личности. Однако, полага ем необходимым разработку соответствующих методик и регулярное прове дение с сотрудниками следственных аппаратов тренинговых занятий, с це лью выработки у них необходимых психологических качеств, свойств, уме ний. Представляется необходимым также больше внимания уделять данному вопросу и в процессе учебной подготовки будущих следователей;

— в отслеживании динамики психоэмоциональных состояний участни ков уголовного судопроизводства (главным образом - подозреваемого, обви няемого, свидетеля, потерпевшего) и оказании им необходимой психологи-

1 Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики. - Минск.: Амалфея, 2000. - С.315.

2 См.: Грачев Г.В. Информационно-психологическая безопасность личности: со стояние и возможности психологической защиты. - М.: Изд-во РАГС, 1998. - С.110.

162

ческой помощи. Очевидно, что главным образом указанная задача должна реализовываться специалистами-психологами. Вместе с тем и следователь в своей практике также должен уметь оказать определенную психологическую помощь участникам следственного действия, владеть приемами ее оказания;

б) регулирование (в том числе и ограничение) информационных пото ков — источников негативного информационно-психологическое воздействие. В целях реализации указанного могут применяться такие меры, как: более тщательная проверка достоверности информации, влияющей на принятие процессуальных решений, в случае, если ее источник вызывает сомнения; от каз от использования тех или иных каналов поступления информации (на пример, отказ от сотрудничества с конфидентом, если будет установлено, что он является одним из субъектов противодействия расследования; отказ от чтения определенных газет, в которых осуществляется компания дискреди тации как лично следователя, так и ведущего расследования в целом) и т.п.;

в) осуществление активного информационно-психологического проти водействия. Данная группа мер заключается в организации информационных потоков, направленных на парирование (в том числе упреждающее) и ней трализацию проявлений информационно-психологических воздействий, ко торые могут оказать негативное влияние на ход и результаты следствия. К числу указанных мер можно отнести: опровержение в средствах массовой информации сведений, носящих дискредитационный характер, как по отно шению к следователю и другим участникам ведущегося расследования, так и ко всему расследованию в целом; проведение оперативных комбинаций с ис пользованием дозированного вброса в СМИ сведений, способных нанести наибольший ущерб преступным сообществам и покровительствующим им коррумпированным чиновникам - субъектам противодействия ведущегося расследования; создание «тревожной ситуации» в преступных структурах (с помощью тревожных для них сообщений, которые массированно передаются по различным информационным каналам); дискредитация лидеров преступ ных структур и т.п.;

163

г) инициирование информационных потоков. Меры, относящиеся к этой группе, связаны с поиском дополнительной криминалистически значимой информации из различных источников и организации ее поступления по раз личным каналам;

д) формирование психологической готовности участия в расследова нии преступления у лиц — источников и носителей криминалистически зна чимой информации. В расследовании преступления важно не только обнару жить носители криминалистически значимой информации, но и суметь из влечь заключенную в них информацию. В случае, если в качестве носителей информации выступают люди, крайне важным становится вопрос об их пси хологической готовности участвовать в расследовании преступления. В этих целях необходимо принятие мер, которые условно можно разбить на две ос новные группы:

  • общесоциальные. Указанная группа мер заключается в формировании в обществе не только уважительного отношения к работникам правоохрани- тельных органов, но и определенных социальных норм, установок, направ- ленных на выработку у каждого члена общества чувства сопричастности к осуществляемой работниками правоохранительных органов деятельности, активного неприятия антисоциального и противоправного поведения (иными словами, - необходимо разрушить существующий стереотип: «Борьба с пре- ступностью меня не касается. Пусть эти занимается милиция»);
  • тактические. К данной группе мер можно отнести:
  • использование в расследовании преступления определенных тактических приемов информационно-психологического воздействия на обвиняемого, подозреваемого, свидетеля и т.д. с целью получения необходимой следствию информации. Главным образом речь идет об использовании следователем тактических приемов, основанных на хитрости (например, создание ос- ведомленности следователя об обстоятельствах события; «случайная» прого- ворка следователя, различные психологические ловушки, в том числе и с де- монстрацией объектов и т.п.). Ведь, собственно говоря, тактика - это не что иное, как умение переиграть противника, которое проявляется прежде всего в

164

тактической хитрости. Применительно к расследованию, «переиграть про- тивника» - значит добыть информацию, которую без подобных тактических приемов получить невозможно или крайне затруднительно.

Следует отметить, что еще в 1967 году А.Р. Ратиновым были сформулированы условия допустимости и правомерности использования психологического воздействия при проведении следственных действий. По мнению автора, которое мы разделяем, такими условиями,являются: законность, позна- вательная эффективность (направленность приема на установление истины), избирательность воздействия (прием должен давать эффект лишь в от- ношении виновных лиц и быть нейтральным по отношению к другим допра- шиваемым), соответствие профессиональной этике и нормам морали1.

  • оказание психологической помощи участникам расследования (главным образом - обвиняемому, подозреваемому, свидетелю, потерпевшему) с целью побуждения их к сотрудничеству со следствием, создания благоприятных условий для продуктивного общения следователя и участника следственного действия. К приемам оказания такой помощи Г.А. Зорин относит, например, исключение, переоценку травмирующих факторов; формирование новой цели .

Резюмируя все вышеизложенное, мы приходим к следующим основным выводам:

  1. Многообразие угроз деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане, а также факторов их проявлений, объективно предопределяют осуществление в рамках предварительного рас- следования преступлений и деятельности по осуществлению его информаци- онной безопасности, под которой полагаем необходимым понимать деятель- ность субъектов расследования или уполномоченных на то лиц, направленную на формирование таких условий осуществления необходимо реализуемых в ходе предварительного расследования информационных процессов, при которых обеспечивается достижение целей расследования.

1 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Учеб. пособие. - М.: ВШ МООП СССР. - С. 166-171.

2 См.: Зорин Г.А. Указ. соч. - С.324-326.

165

  1. Эта деятельность, являющаяся, по сути своей, атрибутивной харак теристикой расследования, не может быть ограничена исключительно рам ками расследования конкретного уголовного дела, а носит в том числе и об щий, внешний по отношению к конкретному расследованию характер.

Внешняя направленность подобного рода деятельности обусловлена, с одной стороны, необходимостью создания общих предпосылок эффективности деятельности по расследованию преступлений как таковой, а с другой — необходимостью обеспечения законных прав и интересов правообладателей охраняемой законом информации, вовлеченной в процесс расследования конкретного преступления.

Внутренняя направленность деятельности по обеспечению информационной защищенности предварительного расследования обусловлена необ- ходимостью реализации задач и достижения целей уголовного судопроиз- водства в рамках расследования конкретного преступления. По сути своей, она представляет собой процесс формирования благоприятных условий рас- следования преступления.

  1. С содержательной точки зрения деятельность по обеспечению ин формационной безопасности предварительного расследования реализуется путем принятия ряда мер, носящих как общесистемный характер, так и непо средственно связанных с решением тех или иных задач расследования, к чис лу которых относятся: социально-экономические, научно-технические, науч но-методические, правовые, организационно-технические, тактические, пси хологические, а также меры, направленные на формирование информацион ной готовности субъектов предварительного расследования.

  2. Обеспечение конфиденциальности криминалистически значимой информации является краеугольным основанием обеспечения законных прав и интересов участников уголовного судопроизводства, а также важным фак тором обеспечения результативности расследования по уголовному делу в современных условиях. Однако анализ положений ст. 161 УПК РФ позволяет сделать вывод о недостаточном правовом урегулировании данного вопроса.

166

Полагаем необходимым осуществлять обеспечение конфиденциальности криминалистически значимой информации в режиме тайны предвари- тельного расследования, к которой, по нашему мнению, следует отнести:

а) криминалистически значимую информацию, которая составляет ох раняемую законом тайну;

б) криминалистически значимую информацию, разглашение которой может воспрепятствовать проведению предварительного расследования или нарушить права и законные интересы участников уголовного судопроизвод ства и иных лиц;

в) криминалистически значимую информацию, разглашение которой создает непосредственную угрозу безопасности участников уголовного судо производства.

Указанное, на наш взгляд, предопределяет целесообразность внесения в УПК РФ соответствующих изменений и дополнений, предложенных в настоящем разделе диссертационного расследования.

Вместе с тем, принятие только лишь правовых мер обеспечения кон- фиденциальности криминалистически значимой информации на практике оказьгеается явно недостаточно. В последнее время существенно возросла угроза использования организованными преступными группировками специ- альных технических средств перехвата криминалистически значимой инфор- мации по техническим каналам в целях организации противодействия рас- следованию преступлений. Отмеченное, наряду с правовыми, требует приня- тия и целого комплекса организационно-технических мер по обеспечению защиты криминалистически значимой информации от ее утечки по техниче- ским каналам, более широкого использования в практической деятельности правоохранительных органов технических средств зашиты информации.

167

2.4. Общие положения, методы и средства технической

защиты информации при производстве

предварительного расследования

Программно-технические средства защиты информации и методики их использования составляют один из аспектов организационно-технических мер по обеспечению информационной безопасности предварительного расследования преступлений. Данная группа мер направлена на обеспечение защиты криминалистически значимой информации в автоматизированных системах ее обработки и от ее утечки по техническим каналам. В силу ограниченности объема настоящего исследования полагаем необходимым более подробно остановиться на последнем вопросе, актуальность которого, на наш взгляд, обусловлена следующими обстоятельствами.

До 90-х годов XX века существовал жесткий контроль государства за оборотом специальных технических средств негласного получения информации. Использование таких средств являлось исключительной прерогативой правоохранительных органов. Однако, появление в середине 90-х годов прошлого столетия специальных технических средств разведывательного назначения нового поколения, обладающих принципиально новыми тактическими возможностями, отказ государства от монополии в сфере оборота специальных технических средств, обусловили возможность их нелегального распространения и использования, вовлечения в сферу преступной деятельности, что многие авторы с тревогой отмечают в своих публикациях1.

В настоящее время эти специальные технические средства используются преступными сообществами для организации каналов получения разведы-

1 См., например: Андреев Б.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в информационной сфере//Системы безопасности. - 2002. - № 1 (43). - С. 10-13; Митрофанов Е.А., Каретников М.К. Обеспечение радиоэлектронной безопасности в борьбе с организованной преступностью и терроризмом северо-кавказского региона//Сборник трудов IX Международной научной конференции «Информатизация правоохранительных систем», 7-8 июня 2000 г., Академия управления МВД России. - М.: Академия управления МВД России, 2000. - С. 598-601; Ванчаков Н.Б., Григорьев А.Н. Основные направления построения системы защиты оперативно-розыскной информации/ЛЗестник КЮИ МВД России. - 2002. - № 1. - С. 24-27.

168

вательной информации - по этим каналам идет утечка сведений о наличии, а в отдельных случаях - и о ходе оперативных проверок в отношении членов организованных преступных сообществ и планируемых органами внутренних дел в отношении них операциях. В этих целях ими осуществляется про- слушивание рабочих радиочастот ОВД, перехват радио- и телефонных пере- говоров оперативно-следственных групп при их выезде на места происшест- вий, прослушивание служебных и домашних телефонов оперативных работ- ников с целью получения значимой информации для установления контактов с ними, ведение наблюдения за свидетелями, потерпевшими, экспертами с целью сбора компрометирующих материалов, фиксация их контактов, уста- новление места жительства и т.п.

Конечно же, данная проблема не является исключительной особенностью России. Тенденция к широкому использованию организованными пре- ступными сообществами новейших технических средств ведения разведыва- тельной деятельности (особенно в сфере незаконного оборота наркотиков) отмечается практически повсеместно1.

Подобного рода специальные технические средства негласного получения информации используются преступными группировками для перехвата криминалистически значимой информации по техническим каналам. Как из- вестно, процесс коммуникативного взаимодействия предполагает обмен ин- формацией, осуществляемый в форме сообщений, передаваемых от источника информации к приемнику (например, от свидетеля - следователю) с помощью какого-либо материального носителя (например, бумаги или магнитной ленты), либо с помощью некоторого физического процесса - сигнала, являющегося материальным носителем информации2. Информационные сиг- налы могут восприниматься человеком с помощью его собственных органов

1 См., например: Macko S. Drug cartel intelligence operations//ERRI daily intelligence report. ERRI Risk Assessment Services. - 1997. - Vol. 3. - p.237.

2 См. об этом: Ванчаков Н.Б., Григорьев А.Н. Практические основы защиты ин формации. Технические методы и средства: Научно-практическое пособие. - Калинин град: КЮИ МВД России, 2000. - С.7, 8; Ишин A.M., Григорьев А.Н. Информация и рас следование преступлений (технические меры обеспечения информационной защищенно сти деятельности по раскрытию и расследованию преступлений): Научно- практическое пособие. - Калининград: КЮИ МВД России, 2002. - С.63,64.

169

чувств (зрение, слух и так далее), или с помощью специальных технических средств, служащих для измерения параметров информационных сигналов. Несанкционированное получение криминалистически значимой информации реализуется путем доступа злоумышленника или его технических средств к источнику этой информации. Причем доступ может быть как непосредствен- ный (физический), так и дистанционный. Поскольку непосредственный дос- туп является наиболее опасным (слишком велик риск обнаружения), на прак- тике чаще применяется дистанционный доступ к источнику информации, при котором ее добывание производится в рамках каналов утечки информации.

Под техническим каналом утечки защищаемой информации полагаем оправданным понимать физический путь осуществляемого с помощью технических средств несанкционированного переноса информации от источника к злоумышленнику. Как представляется типовой технический канал утечки информации содержит: источник информации - носитель кри- миналистически значимой информации, физическую среду распространения информационного сигнала и техническое средство разведки, с помощью ко- торого осуществляется его (сигнала) регистрация (рис. 2.5.).

Как представляется, в обобщенном виде технические каналы утечки информации можно представить так, как это показано на рис. 2.6, а некоторые из этих каналов - как это показано на рис. 2.7, 2.8, 2.9.

Среда X А К ТЕХНИЧЕСКОЕ

распространения \/ \ СРЕДСТВО

информационного 1\ / ПЕРЕХВАТА

сигнала У | / ИНФОРМАЦИИ

Рис. 2.5. Структурная схема технического канала утечки информации

170

ТЕХНИЧЕСКИЕ КАНАЛЫ УТЕЧКИ

информации, обрабатываемой техническими средствами приема и передачи информации (ТСПИ)

акустической (речевой) информации

Электромагнитные:

Q перехват побочных электромагнитных из- лучений элементов ТСПИ, электромагнитных излучений на частотах работы высокочастотных генераторов ТСПИ и частотах самовозбуждения усилителей низкой частоты ТСПИ; Параметрический:

? перехват информации путем «высокочас- тотного облучения» ТСПИ; Электрические: ? ? съем наводок электромагнитных излучений ТСПИ на соединительные линии и проводники; ? ? съем информационных сигналов с линий электропитания и цепей заземления ТСПИ; ? ? съем информации путем устройства в ТСПИ аппаратных закладок. ? информации, передаваемой по кана- лам радио-, радиорелейной связи

Воздушные:

? перехват акустических сигналов, распрост- раняющихся в воздушной среде, с помощью диктофонов, миниатюрных микрофонов и нап- равленных микрофонов; Вибрационные: ? ? перехват акустических сигналов, распрост- раняющихся в твердой среде, с помощью кон- тактных микрофонов (стетоскопов); Электроакустические: ? U перехват акустических колебаний через тех- нические средства путем «высокочастотного навязывания»; Оптико-электронный: Q съем информации путем лазерного зондирования оконных стекол; Параметрические:

Q перехват акустических сигналов путем приема и детектирования побочных электромагнитных излучений ТСПИ, модулированных информационным сигналом;

? перехват акустических сигналов путем «вы сокочастотного облучения» полуактивных зак ладных устройств.

Электромагнитный:

? перехват электромагнитных излучений на частотах работы передатчиков систем и средств связи.

информации, передаваемой по проводным линиям связи

Электрический:

? перехват информации путем контактного подключения к проводным линиям связи; Индукционный: ? ? перехват информации путем бесконтактного подключения к проводным линиям связи. ?

зрительной информации

Наблюдение за объектами:

О с использованием оптических приборов, те- левизионных и тепловизионных систем, прибо- ров ночного видения; Съемка объектов:

D с использованием фотоаппаратов, телевизи- онных систем, в том числе и систем, комплек- сированных с портативными устройствами ви- деозаписи;

Съемка (снятие копий) документов: ? съемка (снятие копий) документов с использованием портативных фотоаппаратов, в том числе и закамуфлированных.

Рис. 2.6. Технические каналы утечки информации

171

Приемное устройств о

Электронны й стетоскоп

Рис. 2.7. Возможные воздушные и вибрационные каналы утечки

информации

Средство перехвата информации

Побочные электромагнитные излучения •

Рис. 2.8. Возможные каналы утечки информации, обрабатываемой техническими средствами приема и передачи информации и передаваемой

по проводным линиям связи

172

И

Фото- и видеонаблюдение

Рис. 2.9. Возможные каналы утечки акустической и зрительной

информации

Схемы, приведенные на рис. 2.6. - 2.9., отражают возможные технические каналы утечки криминалистически значимой информации, которые представляются наиболее вероятными в плане их практического применения. Однако, на практике преступными группировками реально могут использо- ваться и используются далеко не все. Следователю или должностному лицу органа дознания при определении вероятности угроз перехвата информации, используемой в ходе расследования, по тем или иным техническим каналам необходимо принимать в расчет следующее.

  1. Потенциальная ценность информации — объекта возможных пося- гательств, для преступных сообществ, фигурантов по уголовному делу.

Как мы уже ранее отмечали, ценность криминалистически значимой информации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений определяется, прежде всего, ее значением для достижения цели этой дея- тельности. Вследствие этого, определяя возможность использования пре- ступными группировками специальных технических средств для негласного получения криминалистически значимой информации, следователь должен иметь ввиду, что наибольший интерес для преступных элементов представ- ляет именно та информация, которая в наибольшей степени приближает еле-

173

дователя к раскрытию преступления, создает непосредственную опасность изобличения для лица (лиц), виновного (виновных) в совершении преступле- ния. Факт обладания следователем подобного рода информацией может слу- жить сигналом о возможном использовании криминальными элементами специальных технических средств негласного получения информации для организации противодействия расследованию, в том числе - с целью опреде- лить степень осведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах совершенного преступления, разрабатываемых следствием версиях, плани- руемых следственных действиях, заполучить фамилии и адреса свидетелей по уголовному делу для оказания на них давления и т.п.

  1. Круг фигурантов по уголовному делу, их связи в преступной среде, в среде бизнеса и правоохранительных органов, органах власти, их финансовые возможности.
  2. Стоимость технических средств, необходимых для информации по тому или иному каналу. Стоимостной фактор играет немаловажную роль в определении возможности использования того или иного канала перехвата информации в силу различной стоимости необходимых для этого технических средств. Если, например, стоимость несложных в изготовлении акустических закладных устройств, используемых для перехвата акустической информации по воздушным каналам, колеблется в пределах 50 — 200 долларов США, то стоимость, например, систем перехвата сотовых телефонов, лазерных систем акустической разведки может составлять десятки, а то и сотни тысяч долларов. Вполне очевидно, что возможность использования последних в целях осуществления перехвата информации не под силу отдельному, пусть даже и очень опасному преступнику. Это по плечу только организованным преступным группам, обладающим значительными финансовыми возможностями.
  3. Сложность организационных мероприятий по внедрению техниче ских средств негласного получения информации на объект. Практическое использование специальных технических средств негласного получения кри миналистически значимой информации определяет необходимость проведе-

174

ния определенных организационных мероприятий по их внедрению, созда- нию условий для их использования, которые весьма разнятся в зависимости от используемого канала перехвата информации. Если для внедрения, на- пример, акустического радиозакладного устройства1, закамуфлированного под обычный бытовой электрический тройник, уже имеющийся в кабинете следователя, необходимо лишь проникнуть в нужный кабинет, возможно да- же и под благовидным предлогом, и произвести подмену тройника, то прак- тическое использование, например, лазерных систем акустической разведки возможно лишь в условиях прямой видимости оконных проемов интересую- щего объекта, что на практике не всегда возможно.

Практика показывает, что в общем случае, в качестве наиболее вероятных путей внедрения специальных технических средств перехвата информации (СПИ) можно выделить следующие:

  • установка подобного рода средств в конструкции зданий и помещений во время строительно-ремонтных работ. Следует сказать, что проведение указанных работ предоставляет самые широкие возможности по внедрению наиболее сложных (как в чисто техническом плане, так и в плане обнаруже- ния) СПИ на объект. Однако, проведение подобного рода мероприятий тре- бует наличие нескольких высококвалифицированных специалистов (3 — 5 человек) и организации конспиративного проникновения на объект в течении нескольких часов;
  • установка СПИ в предметы мебели, другие предметы интерьера и обихода, различные технические средства, как общего назначения, так и предназначенные для обработки информации. Наибольшую опасность в этом случае представляют предметы и оборудование, изготовленные на заказ;
  • установка СПИ в различные предметы, вручаемые в качестве подарка. Указанные предметы впоследствии могут использоваться для оформления интерьера служебного помещения, что, учитывая технические характеристи- ки современных СПИ (прежде всего их габариты), обуславливает их потен-
  • 1 Акустическое радиозакладное устройство - это устройство, конструктивно объ- единяющее чувствительный элемент (микрофон или вибродатчик) и передатчик для передачи перехваченной информации по радиоканалу.

175

циальную опасность и требует проверки подобного рода предметов на нали- чие в них встроенных устройств перехвата информации;

  • установка СПИ в ходе ремонтно-профилактических работ на инженерных системах и сетях объекта.
  1. Сложность практического использования технических средств перехвата информации. Данное обстоятельство обусловлено возможностью использования тех или иных средств перехвата информации в конкретных погодных, пространственных, временных и т.п. условиях. Так, например, прослушивание разговоров с помощью установленной на объекте радиоза- кладки возможно осуществлять не привлекая к себе внимание на расстоянии в десятки, сотни метров от объекта. В тоже время практическое использование в городских условиях, например, параболических микрофонов весьма осложнено в силу больших габаритов последних.
  2. Наличие в регионе высококвалифицированных специалистов в области ведения технической разведки. Для практического использования боль- шинства специальных систем ведения технической разведки необходимы специалисты высокого уровня, обладающие не только практическими навы- ками обращения с подобными системами, но и владеющие тактикой их при- менения в различных условиях. В этих целях преступные группировки, обла- дающие значительными финансовыми возможностями, могут привлекать для выполнения подобного рода «заказов» не только коррумпированных сотруд- ников правоохранительных структур, имеющих в своем распоряжении необ- ходимое оборудование, но и работников коммерческих организаций, вполне легально работающих на региональном рынке и имеющих все необходимые лицензии, в том числе и на осуществление деятельности в области защиты информации.
  3. Так, например, в апреле 2002 года прокуратурой Ленинградского района г. Калининграда по факту сбыта радиозакладного устройства было возбуждено уголовное дело № 02673 по ч.З ст. 138 УК РФ - незаконные про- изводство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. В качестве

176

подозреваемого по данному уголовному делу фигурирует гр. Ж., являющийся одним из руководителей коммерческой организации, занимающейся оказани- ем услуг в области технической защиты информации и имеющей все необхо- димые для этого лицензии.

Для предотвращения утечки криминалистически значимой информации по рассмотренным техническим каналам существует большое количество самых разнообразных средств защиты информации. Это, в первую очередь, технические средства обнаружения средств несанкционированного съема информации (детекторы поля, сканирующие приемники, нелинейные локаторы для обнаружения внедренных электронных средств перехвата аку- стической информации и др.), технические средства противодействия сред- ствам несанкционированного съема информации (различные генераторы шу- ма и т.п.), а также средства защиты линий связи (скремблеры, маскираторы речи и др.).

В качестве типовых ситуаций, определяющих перечень и тактику ис- пользования преступными элементами технических средств перехвата ис- пользуемой при осуществлении расследования информации, можно выделить следующие:

— использование криминальными элементами специальных технических средств для негласного получения информации в условиях стационарных объектов (рабочий кабинет следственного работника, его квартира и т.п., или общественные места, где он часто бывает, или куда предполагается его при бытие, например, ресторан, сауна и т.п.);

  • использование преступными элементами специальных технических средств для негласного получения информации при осуществлении наблюде ния (т.е. в условиях динамичного изменения пространственных характери стик объекта наблюдения (субъекта расследования) при его перемещениях и встречах, в том числе и случайных, на улице, на открытой местности и т.п.).

Исходя из этого полагаем, что, в общем случае, обеспечение зашиты криминалистически значимой информации от ее утечки по техническим ка- налам может осуществляться следующим образом.

177

  1. Для защиты криминалистически значимой информации от ее негласного съема в условиях стационарных объектов:

а) оборудование служебных кабинетов субъектов расследования ста- ционарными системами защиты информации, создание специально оборудо- ванных выделенных помещений. Вполне очевидно, что из-за высокой стоимо- сти технических средств зашиты информации оборудование всех служебных кабинетов не только не осуществимо, но и в принципе излишне. Поэтому, наряду с указанным, речь может идти о необходимости создания специально оборудованных помещений, в которых могли бы проводиться процессуальные действия или иные мероприятия, требующие повышенных мер обеспечения информационной безопасности.

Здесь хотелось бы обратить особое внимание на одну проблему, которая представляется весьма актуальной с практической точки зрения. Речь идет об использовании подозреваемыми, обвиняемыми, их защитниками портативных диктофонов для негласной фиксации криминалистически значимой информации, к которой они получают доступ при проведении следственных действий (в первую очередь — допроса, очной ставки), или акустических радиозакладных устройств для перехвата подобного рода информации и ее передачи в реальном масштабе времени другим лицам по радиоканалу. Мотивы указанного могут быть самыми различными. Это может осуществ- ляться в целях выяснить и подробно зафиксировать для последующего ана- лиза и выработки тактики противодействия, какие вопросы больше всего ин- тересуют следователя и какой доказательственной базой он располагает. От- меченное возможно, например, и для того, чтобы спровоцировать следователя на разговор о взятке, построить разговор таким образом, чтобы создать впечатление о вымогательстве со стороны следователя, или совершении им других противоправных деяний в целях его дискредитации.

Действующий уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает возможность подозреваемому, обвиняемому, их защитнику самостоятельно производить фиксацию хода и результатов следственных действий по своему усмотрению. Да это и невозможно в силу положений ст. 161 УПК РФ. Вместе

178

с тем, установить факт использования указанными лицами подобных техни- ческих средств задача довольно трудная в силу высокой степени скрытности их работы. Поэтому, если существует необходимость обеспечения конфи- денциальности криминалистически значимой информации, то упомянутые следственные действия следует проводить, как мы уже отмечали, в специ- альных выделенных помещениях, оборудованных необходимыми техниче- скими средствами защиты криминалистически значимой информации от ее утечки по техническим каналам.

Вместе с тем, в случае необходимости следователем могут быть ис- пользованы и портативные средства обнаружения технических средств фик- сации и перехвата информации, такие, например, как устройство оперативного контроля ST041 (производитель - ЛабППШ, г. Санкт-Петербург).

Данное устройство1 имеет два независимых канала обнаружения:

  • канал обнаружения работающих радиопередающих устройств — скрыто носимых радиозакладок, радиостанций, радиотелефонов и т.п.;

  • канал обнаружения аудио и видеозаписывающей аппаратуры — дик тофонов, в том числе бескинематических (цифровых), и миниатюрных ви деокамер.

Как представляется, использование подобного рода технических средств никоим образом не нарушает права проверяемых лиц, поскольку об- наружение факта использования технических средств фиксации и перехвата информации осуществляется бесконтактным методом. При этом, средняя дальность обнаружения ST041 составляет:

  • для сотового радиотелефона, радиостанции - 0,5 м;
  • для скрытно носимого радиопередатчика - 0,3 м;
  • для диктофона - 0,2 м.
  • Следователь должен поставить в известность участников следственного действия о факте использования подобного рода технических средств, от- разить это в протоколе следственного действия и, в случае факта срабатыва-

1 См. об этом подробнее: Лаборатория ППШ. Досмотровое устройство для обнару- жения радиопередающих и записывающих устройств ST041. - Интернет: http://www.pps.ru /catal/dd.html.

179

ния, предложить им выдать диктофоны, или иные технические средства фик- сации и перехвата информации, которые (если факт их использования не со- ставляет состава преступления), по окончании следственного действия воз- вращаются им обратно.

б) осуществление поисковых мероприятий в целях выявления внедренных технических средств негласного получения информации.

Эти мероприятия могут проводиться как в служебных, так и в не служебных помещениях субъектов расследования и могут быть подразделены на плановые, внеплановые и повседневные.

Мероприятия, относящиеся к первой группе, должны проводиться спе- циалистами по определенному графику с использованием специальных тех- нических систем обнаружения средств несанкционированного съема инфор- мации. Как представляется, они в обязательном порядке должны включать в себя регулярный мониторинг радиоэфира объекта защиты (его задачей явля- ется обнаружение подозрительных радиоизлучений в служебных помещени- ях охраняемого объекта: от простейших «жучков», до сложных систем пере- хвата данных с различных технических средств, обрабатывающих конфиден- циальную информацию: компьютеров, копировальных аппаратов, оборудо- вания телефонной сети) и проведение поисковых мероприятий как минимум второго уровня1.

При появлении признаков утечки криминалистически значимой информации должны проводится внеплановые поисковые мероприятия. К числу таких признаков можно отнести: активизацию противодействия преступ-

1 По глубине проводимых проверок поисковые мероприятия подразделяются на четыре уровня.

Первый уровень: в результате проверки могут быть обнаружены активные радио- излучающие изделия, установленные непосредственно в проверяемом или смежных с ним помещениях (радио-микрофоны с автономным источником питания, телефонные радиопередатчики).

Второй уровень: могут быть обнаружены все устройства первого уровня плюс сетевые передатчики, использующие в качестве канала передачи сеть питания 220В, 50Гц.

Третий уровень: могут быть выявлены все изделия второго уровня плюс все типы кабельных микрофонных систем, а также оргтехника, работающая в режиме передачи за границы зоны охраны сигнала, содержащего полезную информацию.

Четвертый уровень: могут быть выявлены все типы заносных и закладных электронных устройств перехвата информации и естественные каналы утечки информации.

180

ных элементов - фигурантов по уголовному делу по наиболее важным для следствия направлениям, их упреждающие действия, связанные, например, с оказанием давления или физическим устранением свидетелей, уничтожением вещественных доказательств и т.п.; попытки криминальных элементов оказать давление на следователя или его близких с использованием информации, которая не могла быть им известна; опубликование в средствах массовой ин- формации материалов дискредитационного характера, содержащих подоб- ного рода информацию и т.п.

По используемым методикам и техническим средствам данные мероприятия соответствуют плановым проверочным мероприятиям, за одним ис- ключением. Полагаем, что при проведении подобного рода проверочных ме- роприятий особое внимание должно уделяться маскировке их проведения, чтобы сохранить в тайне сам факт и результаты их проведения от крими- нальных элементов, осуществляющих несанкционированный перехват ин- формации. Соблюдение указанного позволит следователю, в случае необхо- димости, использовать это для введения преступных элементов в заблужде- ние относительно тех или иных обстоятельств расследуемого уголовного де- ла, планируемых действий и т.п., обеспечивая тем самым решение опреде- ленных тактических задач расследования.

Так, например, следователь, выявив факт установки участниками преступной группировки подслушивающего устройства в своем рабочем кабинете, может организовать со своими коллегами диалог, рассчитанный для восприятия лидерами группировки, как план действий по ее задержанию. В действительности же, все действия проводятся по другому сценарию. Таким образом следователь обеспечивает эффект внезапности при проведении опе- рации по задержанию членов преступной группировки. Кроме того, лидер преступной группировки, основываясь на информации, полученной в резуль- тате перехвата диалога следователя со своими коллегами, не имея оснований сомневаться в достоверности информации, полученной «из первых рук», не- сомненно будет планировать свои дальнейшие действия с ее учетом. Однако, последующее развитие ситуации не по ожидаемому сценарию дискредитиру-

181

ет его в глазах остальных членов группировки. После задержания преступной группировки большинство ее участников будут видеть именно в своем лидере причину неудач, что может подвигнуть их к активному сотрудничеству со следствием.

И, наконец, следователем или дознавателем, без привлечения специалистов и специальных технических средств могут проводиться повседневные поисковые мероприятия. Основная цель подобного рода мероприятий — не- продолжительное (лучше всего утром, за некоторое время до начала рабочего дня) визуальное обследование своего служебного кабинета на предмет выявления в нем технических средств перехвата информации. Здесь сразу оговоримся, что, по существу, подобным образом возможно обнаружение лишь устройств негласного получения акустической информации по воздушным каналам (в основном речь идет о так называемых «жучках» - аппаратных закладках с передачей информации по радиоканалу, проводных микрофонах и закамуфлированных диктофонах). Однако, в практическом плане, подобного рода устройства как раз и представляют наибольшую опасность.

При проведении визуального осмотра помещения в первую очередь осмотру подлежат:

1) сувениры, подарки, предметы мебели и интерьера. К последним относятся все предметы обихода и оборудование, постоянно находящееся или временно принесенное в помещение (лампы, торшеры, вазы, часы и т.п.).

Осмотр указанных предметов имеет своей целью:

  • выявление в обследуемом помещении новых предметов, которые ранее в нем отсутствовали и в которых могут быть установлены технические средства перехвата информации;
  • выявление факта несанкционированного нарушения конструктивной целостности предметов (например, следов их разборки), что может свиде- тельствовать об их использовании для камуфляжа подобного рода устройств;
  • обнаружение в указанных предметах установленных технических средства перехвата информации.

182

В целях облегчения решения указанных задач при первичном проведении визуального осмотра целесообразно нанести на указанные предметы скрытые метки, которые позволили бы в дальнейшем определить — не был ли данный предмет кем-либо подменен. Также, целесообразным представляется проведение фотосъемки обследуемого помещения с целью фиксации про- странственного расположения предметов мебели и интерьера. Наиболее предпочтительным является использование в этих целях цифровых фотоап- паратов. Последние имеют в своем комплекте интерфейс сопряжения с пер- сональным компьютером и специальное программное обеспечение, что по- зволяет, после проведения фотосъемки, «скачать» полученные фотографии в персональный компьютер, просматривая их в дальнейшем по мере необхо- димости. Проведение фотосъемки может оказать неоценимую помощь в об- наружении признаков возможной установки технических средств перехвата информации в обследуемом помещении, появления в нем новых предметов, в которых могут встроены подобного рода устройства (например, оставленный кем-то ежедневник, сотовый телефон, включенный в розетку электротройник иного цвета и т.п.), обнаружении признаков вскрытия предметов мебели и интерьера (рабочего стола, навесных полов, настенных панелей и т.п.).

При визуальном осмотре предметов мебели особое внимание следует уделить всякого рода дополнительным брускам, установленным якобы для усиления конструкции, а также способам их крепления. Здесь надо иметь ввиду, что аппаратура прослушивания, закамуфлированная в элементах мебели, как правило, крепится на шипах или других подобных фиксаторах, позволяющих установить ее в течение нескольких секунд. При осмотре предметов мебели неплохую помощь может оказать использование несложных досмотровых приборов (портативного зеркала на телескопической ручке, портативного фонаря и т.п.)

2) наиболее доступные места возможной установки специальных технических средств негласного получения информации. Наряду с ранее указанными предметами, внимательному осмотру должны быть подвергнуты полости и щели в плинтусах, полах, за батареями отопления, входы вентиляци-

183

онных каналов и т.п. — т.е. те места помещения, которые являются пригод- ными для скрытной установки специальных технических средств негласного получения информации.

Безусловно, в случае обнаружения каких-либо предметов, устройств, вызывающих сомнение, необходимо привлечение специалистов для их даль- нейшего исследования. В этом плане проведение следователем, сотрудником органа дознания повседневных поисковых мероприятий в своем служебном кабинете или в своей квартире не является решением проблемы, однако, оно может значительно снизить вероятность утечки криминалистически значимой информации. Кроме того, обнаружение подобного рода технических средств должно являться тревожным сигналом об активизации деятельности преступных элементов, о возможном использовании ими в дальнейшем и других мер противодействия расследованию, в том числе и связанных с угро- зой жизни и здоровью, как самого субъекта расследования, так и членов его семьи.

в) использование средств осуществления коммуникационного взаимо- действия (осуществления телефонных переговоров по стационарным теле- фонам и т.п.) в защищенном исполнении. Например, использование телефон- ных аппаратов, оснащенных скремблерами и т.п.

  1. Для защиты криминалистически значимой информации от ее негласного съема в условиях ведущегося наблюдения. Скрытное использование технических средств защиты криминалистически значимой информации вне рамок помещений затруднено в силу их значительных габаритов. В основном данная проблема сводится к умению следователя или сотрудника органа доз- нания выявить по внешним признакам факт ведущегося за ним наблюдения и использования против него технических средств негласного получения ин- формации. Тем не менее, в данных условиях полагаем возможным и необхо- димым в определенных случаях:

а) использование мобильных средств осуществления коммуникационного взаимодействия (портативных средств ведения радиообмена, радио- телефонов и т.п.) в защищенном исполнении;

184

б) использование портативных средств обнаружения устройств негласного получения информации, таких, например, как рассмотренный ранее ST041 или TRD-800.

Практическое осуществление рассмотренной группы мер позволит в значительной степени снизить угрозу использования преступными группи- ровками специальных технических средств негласного получения информа- ции в целях организации противодействия ведущемуся расследованию, ока- зания давления на следователя или должностное лицо органа дознания.

Вместе с тем, это требует также и принятия действенных мер по контролю за оборотом подобного рода специальных технических средств. Как представляется, одна из главных проблем в этой области заключается в том, что в существующей на сегодняшний день нормативно-правовой базе отсут- ствует, как определение собственно специальных технических средств не- гласного получения информации и критериев отнесения тех или иных техни- ческих средств к таковым, так и понятие «техника двойного назначения». Последнее охватывает технические средства, которые изначально не предна- значены для осуществления негласного получения информации, но могут быть использованы в этих целях без дополнительных доработок. Указанное в значительной степени препятствует расследованию преступлений, преду- смотренных ч.З. ст. 138 УК РФ и оказывает негативное воздействие на эф- фективность государственного контроля за оборотом специальных техниче- ских средств негласного получения информации.

Резюмируя вышесказанное, полагаем необходимым отметить следующее:

  1. Современные условия производства предварительного расследования преступлений характеризуются все возрастающей профессионализацией преступных сообществ, активным противостоянием организованных пре- ступных групп деятельности правоохранительных органов. В этих целях пре- ступными сообществами широко используются специальные технические средства, предназначенные для негласного получения используемой в ходе

185

расследования информации, что настоятельно требует принятия действенных мер по обеспечению ее защиты.

  1. Следователю или должностному лицу органа дознания при опреде лении вероятности угроз перехвата используемой при осуществлении рас следования информации по тем или иным техническим каналам необходимо принимать в расчет следующие обстоятельства:
  • потенциальную ценность информации — объекта возможных посяга- тельств, для преступных сообществ, фигурантов по уголовному делу;
  • круг фигурантов по уголовному делу, их связи в преступной среде, в среде бизнеса и правоохранительных органов, органах власти, их финансовые возможности;
  • стоимость технических средств, необходимых для перехвата информации по тому или иному техническому каналу;
  • сложность организационных мероприятий по внедрению технических средств негласного получения информации на объект;
  • сложность практического использования технических средств перехвата информации;
  • наличие в регионе высококвалифицированных специалистов в области ведения технической разведки.
    1. В качестве типовых ситуаций, определяющих перечень и тактику использования преступными элементами технических средств негласного получения информации о ходе и результатах расследования можно вьщелить следующие:
  • использования специальных технических средств негласного получения информации в условиях стационарных объектов;
  • использования специальных технических средств негласного получения информации при осуществлении наблюдения.
    1. Для защиты информации, используемой при расследовании преступ ления, от ее перехвата в условиях стационарных объектов представляется не обходимым:

186

а) оборудование служебных кабинетов субъектов расследования ста ционарными системами защиты информации;

б) организация специально оборудованных выделенных помещений для проведения следственных и иных действий, требующих повышенных мер обеспечения информационной безопасности;

в) осуществление поисковых мероприятий (плановых, внеплановых и повседневных) в целях выявления внедренных технических средств неглас ного получения информации;

г) использование средств осуществления коммуникационного взаимо действия в защищенном исполнении.

  1. Осуществление защиты информации, собранной и полученной в ходе расследования, в условиях ведущегося наблюдения возможно по следующим направлениям:

а) использование мобильных средств осуществления коммуникацион ного взаимодействия в защищенном исполнении;

б) использование портативных средств обнаружения устройств неглас ного получения информации.

187

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящем исследовании сформулированы следующие основные выводы, предложения, рекомендации:

  1. Анализ генезиса существующих в настоящее время теорий и концепций информации свидетельствует о том, что их развитие происходило от рас- смотрения количественных характеристик информации к рассмотрению ее качественного аспекта. Попытки философского осмысления информации обусловили появление и развитие подходов к определению понятия инфор- мации (получивших в настоящее время наибольшее признание), в основу ко- торых положены такие философские категории, как «различие», «разнообра- зие», «отражение».
  2. Многоаспектность и многозначимость понятия информации определяют множественность подходов к определению сущности и роли информации в расследовании преступлений, в качестве основных из которых можно выделить:
  • информация как фактор устранения неопределенности о событии преступления, как объекте познания;
  • информация как фактор упорядочения деятельности по раскрытию и расследованию преступлений;
  • информация как результат выбора, ограничения разнообразия информации о событии преступления, формирующего основу для принятия организационных, тактических и процессуальных решений;
  • информация как содержание изменений, вызванных отражением события преступления в окружающей среде.
    1. Вся информация, используемая в ходе расследования преступлений может быть определена как криминалистически значимая. Она может высту пать в качестве доказательств по уголовному делу или способствовать полу чению таковых и предназначена для обеспечения деятельности органов след ствия.

188

  1. Полагаем, что современные условия осуществления расследования преступлений определяются целым рядом факторов информационного ха- рактера, обуславливающих необходимость изыскания новых средств и мето- дов, обеспечивающих возможность получения субъектом расследования раз- носторонней и максимально значимой информации.

Одним из возможных направлений повышения результативности процесса расследования может быть применение в целях фиксации криминали- стически значимой информации современных технических средств, использующих цифровую форму ее представления. Использование информации, представленной в цифровой форме, в доказывании возможно при условии соблюдения следующих основных правил:

а) информация получена с соблюдением требований уголовно- процессуального законодательства;

б) исходная информация должна фиксироваться на физических носите лях таким образом, чтобы обеспечить ее целостность, надежное хранение и возможность проверки в дальнейшем. Это может быть обеспечено путем: за писи исходной информации на вещественный носитель, исключающий воз можность осуществления в дальнейшем модификации содержащейся на нем информации; использования специальных программных средств авторизации информации, представленной в цифровом виде; шифрования информации;

в) цифровая аудиоинформация, видео-, фотоизображения должны со храняться вместе с информацией относительно их создания;

г) цифровая аудиоинформация, видео-, фотоизображения, сохраняемые в виде файла, должны быть сохранены в оригинальных форматах файлов, обусловленных использованием конкретных технических средств;

д) при хранении или обработке цифровой информации на компьютере (в том числе и на сетевой рабочей станции или выделенном сервере) необхо димо должны осуществляться меры по разграничению доступа к ней различ ных категорий лиц;

189

е) различного рода исследованиям должны подвергаться не исходные оригиналы цифровой аудиоинформации, видео-, фотоизображений, а их ко пи;

ж) при обработке цифровой информации лица, ее осуществляющие, должны иметь опыт производства таких операций и четко представлять ее последствия, чтобы не нанести ущерб обрабатываемой информации;

з) при обработке цифровой информации должно осуществляться про токолирование совершаемых операций.

  1. Наиболее ценным открытым источником криминалистически значи мой информации могут быть традиционные печатные СМИ, в методике ра боты с которыми можно выделить четыре этапа:
  • формулирование целей работы по аналитической обработке материалов СМИ, определение информационных потребностей субъектов расследования;
  • подборка источников информации;
  • аналитическая обработка материалов СМИ;
  • представление результатов анализа материалов СМИ субъектам рас- следования.
  • Полагаем, что материалы СМИ содержат информацию субъективного характера, выражают точку зрения авторов и заказчиков и в ряде случаев мо- гут быть использованы как средство осуществления противодействия рассле- дованию.
  1. В современных условиях в предварительном расследовании преступ лений могут быть использованы возможности глобальной электронной сети Интернет. Полагаем, что в этом случае основное назначение сети Интернет — поиск и передача необходимой криминалистически значимой информации из сети и ее последующая аналитическая обработка, методика которой анало гична используемой для печатных изданий. В этой связи все многообразие информационных ресурсов сети Интернет, могущих представлять интерес с практической точки зрения, может быть разделено на следующие основные

190

группы: поисковые системы, каталоги, базы данных, интернет-СМИ, сайты организаций, сайты компромата.

К основным ограничениям использования сети Интернет в расследовании преступлений могут быть отнесены следующие:

  • правовой статус как самой сети, так и циркулирующей в ней информации четко не определен, размещенная в сети информация легко обезличивается;
  • необходимо большое внимание уделять вопросам обеспечения защиты информации, хранящейся и обрабатываемой в компьютерах, подключенных к сети.
    1. По нашему мнению, на процесс расследования может воздействовать целый ряд факторов, способных негативно повлиять на его ход. Они носят как объективный, так и субъективный характер.

Полагаем, что к первой группе факторов относятся:

  • факторы, обуславливающие закономерность исчезновения информации о преступлении;
  • факторы, обусловленные пространственной удаленностью и труд- нодоступностью источников и носителей криминалистически значимой информации;
  • фактор времени;
  • факторы, обусловленные природными и стихийными явлениями; факторы техногенного характера;
  • факторы, обусловленные использованием технических средств в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений;
  • факторы, обусловленные уровнем развития науки и техники;
  • факторы социальной среды;
  • экономические факторы.
  • К субъективным факторам негативного воздействия на расследование преступлений могут быть отнесены:

191

  • факторы, непосредственно зависящие от действий человека (в т.ч. субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и других участников уголовного судопроизводства);
  • факторы, обусловленные индивидуальными особенностями субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений;
  • факторы, обусловленные средой и особенностями деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.
  1. Полагаем, что информационную безопасность деятельности по раскрытию и расследованию преступлений можно рассматривать как создание условий, способствующих беспрепятственному получению информации из различных источников и ограничению доступа к ней лиц, организаций, которые могут воспрепятствовать деятельности правоохранительных органов.
  2. Ключевым моментом обеспечения информационной безопасности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений по нашему мне- нию является определение и анализ возможных угроз в информационном плане, которые могут представлять опасность для деятельности органов предварительного следствия.
  3. Полагаем, что с содержательной точки зрения опасность для деятельности по раскрытию и расследованию преступлений в информационном плане может заключаться в:
  • негативном воздействии на процесс актуализации криминалистически значимой информации;
  • негативном воздействии на характеристики криминалистически значимой информации (такие, как целостность, доступность, достоверность, достаточность и конфиденциальность), обуславливающие возможность и эффективность ее использования в целях раскрытия и расследования преступлений;
  • нарушении информационных процессов, осуществляемых при рас- следовании преступлений;
  • ошибочной оценке криминалистически значимой информации.

192

  1. Полагаем, что информационная безопасность деятельности органов следствия и дознания реализуется путем принятия ряда мер, носящих как общесистемный характер, так и непосредственно связанных с решением тех или иных задач расследования, к числу которых относятся: социально- экономические, научно-технические, научно-методические, правовые, орга- низационно-технические, тактические, психологические, а также меры, на- правленные на формирование информационной готовности субъектов пред- варительного расследования.
  2. Как представляется, в составе правовой группы мер обеспечения информационной безопасности предварительного расследования преступле- ний можно выделить меры, направленные на обеспечение конфиденциально- сти криминалистически значимой информации. Анализ положений уголов- ного и уголовно-процессуальных кодексов Российской Федерации, норма- тивных правовых актов, а также специальной литературы позволяет сделать вывод о необходимости обеспечения конфиденциальности криминалистиче- ски значимой информации в режиме тайны предварительного расследования. По нашему мнению, необходимо внесение следующих изменений и дополне- ний в Уголовно-процессуальный кодекс.
  3. а) Ст. 5 УПК РФ можно добавить пунктом следующего содержания: «Тайна предварительного расследования - не подлежащая разглашению ин формация, определяемая в соответствии с условиями настоящего Кодекса, о недопустимости разглашения которой участники уголовного судопроизвод ства предупреждены в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом».

б) Ст. 161 УПК РФ может быть изложена в следующей редакции:

«1. Информация о ходе и результатах предварительного расследования, а также любая иная информация, содержащаяся в материалах уголовного дела, о недопустимости разглашения которой участники уголовного судопро- изводства предупреждены в порядке, установленном частью третьей настоя- щей статьи, составляет тайну предварительного расследования, если:

193

1) она составляет государственную тайну или иную, охраняемую феде- ральным законом конфиденциальную информацию участников уголовного судопроизводства и иных лиц; 2) 3) ее разглашение нарушает законные права и интересы участников уголовного судопроизводства и иных лиц; 4) 5) ее разглашение создает угрозу безопасности участников уголовного судопроизводства или может воспрепятствовать проведению предваритель- ного расследования. 6) 2. Отнесение информации к составляющей тайну предварительного расследования осуществляется прокурором, следователем или дознавателем в соответствии с требованиями, установленными частью первой настоящей статьи.

  1. Информация, составляющая тайну предварительного расследования, не подлежит разглашению, за исключением случаев, предусмотренных ча стью четвертой настоящей статьи.

Прокурор, следователь или дознаватель предупреждают участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения информации, составляющей тайну предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации и делается соответствующая запись в протоколе.

  1. В необходимых случаях охраняемая федеральным законом конфи денциальная информация участников уголовного судопроизводства и иных лиц, в том числе данные об их частной жизни, составляющая тайну предва рительного расследования, может быть предана гласности, но только лишь с их согласия».

  2. Полагаем, что современные условия производства предварительного расследования, характеризующиеся все возрастающей профессионализацией преступных сообществ, широким использованием ими в целях организации противодействия расследованию специальных технических средств не- гласного сбора и получения информации о ходе расследования, требуют вы-

194

работки практических рекомендаций по обеспечению защиты криминалистически значимой информации от ее утечки по техническим каналам, под которыми понимается физический путь несанкционированного переноса информации от источника к злоумышленнику.

  1. По нашему мнению, субъекту расследования при определении ве роятности угроз перехвата информации, используемой в ходе расследования по уголовному делу, по тем или иным техническим каналам необходимо принимать в расчет следующие обстоятельства:
  • потенциальную ценность информации - объекта возможных посягательств, для преступных сообществ, фигурантов по уголовному делу;
  • круг фигурантов по уголовному делу, их связи в преступной среде, в среде бизнеса и правоохранительных органов, органах власти, их финансовые возможности;
  • / - стоимость технических средств, необходимых для перехвата ин-

формации по тому или иному техническому каналу;

  • сложность организационных мероприятий по внедрению технических средств негласного получения информации на объект;
  • сложность практического использования технических средств перехвата информации;
  • наличие в регионе высококвалифицированных специалистов в области ведения технической разведки.
    1. В качестве типовых ситуаций, определяющих перечень и тактику использования преступными группировками технических средств негласного получения информации можно выделить следующие:
  • использования специальных технических средств для негласного получения информации в условиях стационарных объектов;
  • использования специальных технических средств для негласного получения информации при осуществлении наблюдения.

195

  1. Полагаем, что для защиты информации, полученной в ходе рассле дования, от ее негласного съема в условиях стационарных объектов пред ставляется необходимым:

а) оборудование рабочих кабинетов субъектов расследования стацио нарными системами защиты информации;

б) организация специально оборудованных выделенных помещений для проведения следственных и иных действий, требующих повышенных мер обеспечения информационной безопасности;

в) осуществление поисковых мероприятий (плановых, внеплановых и повседневных) в целях выявления внедренных технических средств неглас ного получения криминалистически значимой информации;

г) использование средств осуществления коммуникационного взаимо действия в защищенном исполнении.

Осуществление защиты информации, собранной и полученной в ходе расследования, от ее негласного съема в условиях ведущегося наблюдения возможно по следующим направлениям:

а) использование мобильных средств осуществления коммуникацион ного взаимодействия в защищенном исполнении;

б) использование портативных средств обнаружения устройств неглас ного получения криминалистически значимой информации.

  1. Изложенные выводы, предложения, рекомендации на наш взгляд в состоянии, при их реализации, повысить эффективность деятельности право охранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений.

196

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ I. Официальные документы и нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации//Российская газета. - 1993.
  • 25 дек.
  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г.№ 174-ФЗ (в ред. от 25.07.2002)//Парламентская газета. - 2001.
  • 22 дек.
  1. Уголовный кодекс Российской Федерации (в ред. от 25.07.2002) //Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - ст. 2954.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР//Ведомости ВС РСФСР. -
    • № 40. - ст. 592.
  3. Федеральный закон РФ от 20.02.1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»//Российская газета. - 1995. — 22 февр.
  4. Федеральный закон РФ от 10.01.2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи»//Российская газета. - 2002. - 12 янв.
  5. Федеральный закон РФ № 85-ФЗ от 04 июля 1996 г. «Об участии в международном информационном обмене»//Российская газета. - 1996. — 11 июля.
  6. Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции (в ред. от 25.07.2002)//Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. -№ 16. - ст. 503.
  7. Закон РФ от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. от 20.03.2001)//Российская газета. — 1995. - 18 августа.
  8. Закон РФ от 21.07.1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» (в ред. от 06.10.1997)//Российская газета. - 1993. - 21 сент.
  9. Закон РФ «О безопасности» (в ред. от 25.07.2002 № 116- ФЗ)//Российская газета. - 1992. - 6 мая.

197

  1. Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (в ред. от 25.07.2002)//Ведомости СНД и ВС РФ. - 1992. -№ 7. - ст. 300.
  2. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации //Российская газета. - 2000. - 28 сент.Указ Президента РФ от 06.03.1997 г. № 188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характе- рам/Российская газета. - 1997. - 14 марта.
  3. Указ Президента РФ от 22.02.1992 г-. № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых за- прещена» (в ред. от 30.12.2000 № 2111)//Российская газета. - 1992. -16 марта.
  4. Постановление Правительства РФ от 01.07.1996 г. № 770 «Об ут- верждении Положения о лицензировании деятельности физических и юриди- ческих лиц, не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, связанной с разработкой, производством, реализацией, приоб- ретением в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы специальных технических средств, предназначенных (разработан- ных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности» (в ред. от 15.07.2002 № 526)//Собрание законодательства РФ. - 1996. -№ 28. - ст. 3382.
  5. Директива Министра внутренних дел Российской Федерации от 5 января 2002 г. № 1 «Об итогах оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД России в 2001 году и задачах на 2002 год»//Вестник МВД России. - 2002. — № 2(61). - С.53-70Доклад министра внутренних дел Российской Федерации Б.В. Грызлова//Вестник МВД России. - 2002. - № 2(61). - С.8-15.Приказ ФСНП РФ № 175, ФСБ РФ № 226, МВД РФ № 336, ФСО РФ № 201, ФПС РФ № 286, ГТК РФ № 410, СВР РФ № 56 от 13.05.1998 г. «Об утверждении инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности
    органу дознания следователю, прокурору или в

198

суд»//Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 1998. -№ 23.Указание Генеральной прокуратуры Российской Фе- дерации от 23.06.98 г. № 43/39 «О дополнительных мерах по обеспечению сохранности служебной информации при расследовании уголовных дел»//Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Рос- сийской Федерации-М: НОРМА, 1999.-С. 197-198.

II. Монографии, учебники, учебные пособия, книги

  1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов. - М.: Норма, 2001. - 990 с.
  2. Анушат Э. Искусство раскрытия преступлений и законы логики.
    • М.: ЛексЭст, 2001. - 112 с.
  3. Баршев Я.И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству. — М.: ЛексЭст, 2001. — 240 с.
  4. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М.: Юрид. лит., 1991. — 208 с.
  5. Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие.
    • М.: Норма, 2000. - 429 с.
  6. Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. — М.: Изд-во «Норма», 1999. - 496 с.
  7. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Зло- бодневные вопросы российской криминалистики. - М.: Норма, 2001. — 240 с.
  8. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Мегатрон, 2000.- 334 с.
  9. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория кри- миналистики. - М.: Юристъ, 1997. - 408 с.
  10. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.2: Частные кримина- листические теории. -М.: Юристъ, 1997. -464 с.
  11. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристъ, 1997. - 408 с.

199

  1. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учеб. пособие для вузов. - 3-е изд., дополненное. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. - 837 с.
  2. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. — М.: Высшая школа МВД СССР, 1970.-131 с.
  3. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учеб. пособие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. - 200 с.
  4. Белкин Р.С. Репортаж из мастерской следователя. Рассказы о криминалистике. - М.: Норма, 1998. - 336 с.
  5. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М.: Наука, 1966. - 295 с.
  6. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (ме- тодологические проблемы). -М.: Юридическая литература, 1969. - 216 с.
  7. Белкин Р.С, Лифшиц Л.М. Тактика следственных действий. — М.: Новый юристь, 1997. - 176 с.
  8. Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. -М.: Юрлитинформ, 2001. - 174 с.
  9. Бирюков Б.В. Кибернетика и методология науки. - М.: Наука, 1974.-414 с.
  10. Бирюков В.В. Цифровая фотография: перспективы использования в криминалистике. - Луганск: ЛИВД МВД Украины, 2000. - 137 с.
  11. Богомолова Н.Н., Стефаненко Т.Г. Контент-анализ: Спецпрактикум по социальной психологии. — М.: Изд-во МГУ, 1992. — 60 с.
  12. Бокарев В.А. Кибернетика и военное дело. Философский очерк. -М.: Воениздат, 1969.-287 с.
  13. Бонгард М.М. Проблемы узнавания. - М.: Наука, 1967. - 320 с.
  14. Бриллюэн Л. Наука и теория информации. - М.: Физматтиз, 1960. - 392 с.
  15. Брусницын Л.В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: российский, зарубежный и международный опыт XX века (процессуальное исследование). - М.: Юрлитинформ, 2001. - 400 с.

200

  1. Ванчаков Н.Б., Григорьев А.Н. Практические основы защиты ин- формации. Технические методы и средства: Научно-практическое пособие. — Калининград: КЮИ МВД России, 2000. - 200 с.
  2. Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. - М.: Изд-во МГУ, 1962. - 28 с.
  3. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М.: ЛексЭст, 2002. - 76 с.
  4. Васильев А.Н. Следственная тактика. - М: Юридическая литература, 1976.- 199 с.
  5. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М.: Изд-во МГУ, 1984. - 143 с.
  6. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. — М.: Городец, 1997. - 448 с.Винер Н. Кибернетика и общество. - М.: Изд. ин. лит., 1958. -200 с.
  7. Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. - Караганда: Караганд. высш. шк. МВД СССР, 1986 - 106 с.
  8. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография/ Под ред. проф. Н.П. Яблокова. Москва; Калинингр. ун-т. — Калининград, 1997.-248 с.
  9. Волчецкая Т.С. Ситуационный подход в практической и исследо- вательской криминалистической деятельности: Учеб. пособие. - Калининград: Калинингр. ун-т, 1999. — 74 с.
  10. Грачев Г.В. Информационно-психологическая безопасность личности: состояние и возможности психологической зашиты. - М.: Изд-во РАГС, 1998.
    • 123 с.
  11. Григорьев А.Н., Сорокин И.С. Прокурорский надзор на стадии предварительного расследования: Учебно-методическое пособие/Под ред. кандидата юрид. наук Авдеева В.Н. - Калининград: КЮИ МВД России, 2001. - 44 с.

201

  1. Гришкин И.И. Понятие информации. Логико-методологический аспект. - М.: Наука, 1973. - 230 с.
  2. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. - Новое изд., перепеч. с изд. 1908 г. - М: ЛексЭст, 2002. - 1088 с.
  3. Грошевой Ю.М. Проблемы формирования судейского убеждения в уголовном судопроизводстве. - Харьков: «Вища школа», изд-во при Харьк. ун-те, 1975. - 144 с.
  4. Дагель П.С., Михеев Р.И. Установление субъективной стороны преступления (Учеб. пособие). - Владивосток: Дальневост. гос. ун-т, 1972. -36 с.
  5. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. - М.: Рус. яз., 1998. - Т.4. - 684 с.
  6. Диалектический и исторический материализм/Под общ. ред. А.П. Шептулина. - М.: Политиздат, 1985. - 414 с.
  7. Дмитриев Е.Н. Применение метода цифровой фотографии для фиксации объектов криминалистических экспертиз. Учеб. пособие/М-во внутрен. дел Рос. Федерации, Эксперт.-криминалист. центр. - М.: ЭЮД МВД России, 1997.
    • 100 с.
  8. Ендовицкая Е.П. Фактические данные как доказательства в юри- дическом процессе: содержательная характеристика. - Казань: Казанский гос. ун-т, 1986.-20 с.
  9. Жуков Н.И. Информация (Философский анализ информации — центрального понятия кибернетики). - Минск: Наука и техника, 1966. — 165 с.
  10. Зорин Г.А. Криминалистическая методология. - Минск.: Амал-фея,
    • 607 с.
  11. Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. — Минск: БГУ, 1989. - 90 с.
  12. Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики. - Минск.: Амалфея, 2000.-416 с.

202

  1. Ильюченок Р.Ю. Память хорошая, память плохая. - Новосибирск: Наука, 1991.-161 с.
  2. Информационная безопасность и защита информации. Сборник терминов и определений. - М.: 3 ЦНИИ МО РФ, 2001. - 150 с.
  3. Ишин A.M. Использование средств массовой информации в поисковой и розыскной деятельности следственных и оперативных аппаратов органов внутренних дел: Учебно-практическое пособие. - Калининград: Ка- лининградская ВШ МВД РФ, 1996. - 48 с.
  4. Ишин A.M. Технические средства обеспечения безопасности. Учебное пособие. - Калининград: БИЭФ, 1996. - 67 с.
  5. Ишин A.M., Григорьев А.Н. Информация и расследование преступлений (технические меры обеспечения информационной защищенности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений): Научно- практическое пособие. - Калининград: КЮИ МВД России, 2002. - 184 с.
  6. Ишин A.M., Сергеев В.В. Средства связи, охраны и физической безопасности. Учебное пособие. - Калининград: БИЭФ, 1999. -49 с.
  7. Каминский М.К., Лубин А.Ф. Криминалистическое руководство для стажеров службы БХСС: Учеб. пособие. - Горький: Н.-и. отд. ГВШ МВД СССР, 1987.-89 с.
  8. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1992. - 175 с.
  9. Карпов Н.С., Кузьмичев B.C. Проблемы использования научно- технических средств в следственной практике. - Киев: Киев. высш. шк. МВД СССР им. Ф.Э.Дзержинского, 1987. - 13 с.
  10. Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. - 133 с.
  11. Копылов В.А. Информационное право: Учебное пособие. - М.: Юристь, 1997.-472 с.
  12. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. — М.: Юрлитинформ, 2000. - 152 с.

203

  1. Коршунов A.M. Отражение, деятельность, познание. - М.: Политиздат,
  2. -216 с.
  3. Котельников В. А., Николаев А. М. Основы радиотехники. 4.1. -М.: Связьиздат, 1950.-372 с.
  4. Красавчикова Л.О. Личная жизнь граждан под охраной закона. — М.: Юрид. лит., 1983. - 160 с.
  5. Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. редактор проф. Н.П. Яблоков.
    • М.: Издательство БЕК, 1996. - 708 с.
  6. Криминалистика/Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Образцова. - М.: Юристь, 1997. - 760 с.
  7. Криминалистика: Учеб. пособие/А.В. Дулов, Г.И. Грамович, А.В. Лапин и др.; Под ред. А.В. Дулова. - Мн.: НКФ «Экоперспектива», 1996. — 415 с.
  8. Криминалистика: Учебник/Отв. ред. Н.П. Яблоков. - М.: Юристь, 2000.- 718 с.
  9. Криминалистика: Учебник/Под ред. проф. А.Г. Филиппова и проф. А.Ф. Волынского. - М.: Издательство «Спарк», 1998. — 543 с.
  10. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования/Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. - М.: Новый юрист, 1997. - 400 с.
  11. Крылов В.В. Информационные компьютерные преступления. — М.: ИНФРА-М - НОРМА, 1997. - 285 с.
  12. Курс криминалистики. Общая часть/Отв. ред. В.Е. Корноухов. — М.: Юристь, 2000. - 784 с.
  13. Курс криминалистики. Особенная часть. Т.1. Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений/Отв. ред. В.Е. Корноухов. -М.: Юристь, 2001. - 634 с.
  14. Кучеров И.Д. Соотношение тождества и различия. (На материале криминалистики). - Минск: Наука и техника, 1968. - 200 с.
  15. Лазеры в криминалистике и судебных экспертизах/Н.Г. Наход-кин, В.И. Гончаренко, Г.А. Зыков и др. - Киев: Вища школа, 1986. — 230 с.

204

  1. Лапин А.В. Теория информации и некоторые вопросы расследования преступлений//Вестник Белорус, ун-та им. В.И. Ленина. - 1987. — Сер. 3.-37 с.
  2. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. - М.: Юрид. лит, 1966.- 156 с.
  3. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. - М.: Юрид. лит, 1970. - 223 с.
  4. Ленинская теория отражения и современность. — Москва-София: Наука и изкуство, 1969. - 725 с.
  5. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М.: Политиздат,
    • 304 с.
  6. Линовский В.А. Опыт исторических розысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России. - М.: «ЛексЭст», 2001. - 240 с.
  7. Ложе И. Информационные системы. Методы и средства/Пер. с фр. под ред. К.Л. Горфана, Т.В. Молчановой. - М.: Мир, 1979. - 632 с.
  8. Лузган И.М. Расследование как процесс познания. Учеб. пособие. - М.: ВШ МВД СССР, 1969. - 178 с.
  9. Лысов Н.Н. Фиксация доказательств в уголовном процессе. Часть 1. Методологические проблемы: Учебное пособие. - Н. Новгород: Нижего- родский юридический институт МВД РФ, 1998. — 121 с.
  10. Матусовский Г.А. Экономические преступления: криминалистический анализ. - Харьков: Консум, 1999. - 480 с.
  11. Методы социальной психологии/Под ред. Е.С. Кузьмина, В.Е. Семенова. -Л.: Изд-во ЛГУ, 1977. - 176 с.
  12. Мешков В.М. Основы криминалистической теории временных связей. - М.: Акад. МВД России, 1994. - 128 с.
  13. Мешков В.М. Основы криминалистической теории о временных связях. Монография. Изд. 2-е доп. и перераб. - Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 1999. - 194 с.
  14. ПО. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного

205

следствия. Практическое пособие. - Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 1998. - 72 с.

  1. Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве.
    • Киев: Вища школа, 1984. - 133 с.
  2. Необходимое руководство для Агентов Чрезвычайных Комиссий. - М.: ЛексЭст, 2001. - 68 с.Общая психология: Учеб. для студентов пед. ин-тов/А.В. Петровский, А.В. Брушлинский, В.П. Зинченко и др.; Под ред. А.В. Петровского. 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Просвещение, 1986. - 464 с.
  3. Овчинский С.С. Оперативно-розыскная информация/Под ред А.С. Овчинского и B.C. Овчинского. - М: Инфра-М, 2000. - 367 с.
  4. Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов/ Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. - 17-е изд., стереотип. - М.: Рус. яз., 1985.-797 с.
  5. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений/Российская академия наук. Институт русского языка им В.В. Виноградова. - 4-е изд. Дополненное. — М.: Азбуковник, 1999. - 944 с.
  6. Основы естественно-научных знаний для юристов. Учебник для вузов по курсу «Концепция современного естествознания» под ред. д.ю.н. проф. Е.Р. Российской. - М.: НОРМА - ИНФРА-М, 1999. - 600 с.
  7. Полевой Н.С Криминалистическая кибернетика. - 2-е изд. - М.: Изд-во МГУ, 1989. - 328 с.
  8. Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. — М.: «Рефл-бую>, К.: «Ваклер», 2000. -352 с.
  9. Почепцов Г.Г. Психологические войны. - М.: «Рефл-бук , К: «Ваклер»,
    • 528 с.
  10. Правовое обеспечение безопасности информации в Российской Федерации. Учебное пособие/Фатьянов А.А. - М.: Издательская группа «Юрист», 2001.-412 с.
  11. Расследование неправомерного доступа к компьютерной информации/Под ред. Н.Г. Шурухнова. - М.: Издательство «Щит-М», 1999. — 254 с.

206

  1. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Учеб. пособие. - М.: ВШ МООП СССР. - 290 с.
  2. Рыжаков А.П. Следственные действия (понятие, виды, порядок производства). - М.: Юридическая фирма «Контракт», «Инфра-М», 2001. — 137 с.
  3. Салтевский М.В. Использование залаховых следов для раскрытия и расследования преступлений. - Киев: КВШ МВД СССР, 1982. - 52 с.
  4. Салтевский М.В. Криминалистика. В современном изложении юристов. - X.: ИМП «Рубикон», 1996. - 432 с.
  5. Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. - М.: Изд-во МГУ, 1989. - 180 с.
  6. Серавин Л.Н. Законы информации и роль информации в человеческом обществе. - С.-Пб.: Изд-во СпбГУ, 1997. - 35 с.
  7. Сетров М.И. Основы функциональной теории организации. Фи-лос. очерк. -Л.: Наука, 1972. - 164 с.
  8. Ситаров В.А., Пустовойтов В.В. Социальная экология. - М.: Из- дательский центр «Академия», 2000. - 280 с.
  9. Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений: Учебное пособие для вузов. — М.: «Былина», 1999.-270 с.
  10. Словарь иностранных слов. - 13-е изд., стереотип. - М.: Рус. яз., 1986.- 608 с.
  11. Смирнов Н.А. Западное влияние на русский язык в Петровскую эпоху. - Спб.: тип. Акад. наук, 1910. - 384 с.
  12. Смолькова И.В. Тайна и уголовно-процессуальный закон. — М.: Луч, 1997.-98 с.
  13. Советский энциклопедический словарь/Гл. ред. A.M. Прохоров. — 3-е изд. - М.: Сов. энциклопедия, 1985. - 1600 с.
  14. Спасович В.Д. О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством. - М.: «ЛексЭст», 2001. - 112 с.

207

  1. Специализированный курс криминалистики (для слушателей вузов МВД СССР, обучаюпщхся на базе среднего специального юридического образования): Учебник. - Киев: НИиРИО Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского, 1987.-384 с.
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1: Основные положения науки советского уголовного процесса. — М.: Наука, 1968. - 470 с.
  3. Терещенко П.Ю., Салтевский М.В., Жариков Ю.Ф. Теория и практика использования следов памяти (идеальных отображений) в расследовании преступлений. — Киев: Украинская академия внутренних дел, 1991. -88 с.
  4. Томин В.Т. Использование средств массовой информации в борьбе с преступностью. Учебное пособие. — Горький: Горьковская высшая школа МВД СССР, 1976. - 96 с.
  5. Урсул А. Д. Отражение и информация. - М.: Мысль, 1973. -231 с.
  6. Урсул А.Д. Информация (методологические аспекты). — М.: Наука, 1971.-295 с.
  7. Харкевич А.А. Избранные труды в 3 т. Т.З. Теория информации. Опознание образов. - М.: Наука, 1973. — 524 с.
  8. Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1982. -159 с.
  9. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма.
    • М.: Юрид. лит., 1981. - 127 с.
  10. Шейфер С.А. Следственный действия. Система и процессуальная форма.
    • М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. - 208 с.
  11. Шеннон К. Работы по теории информации и кибернетике. - М.: Изд. ин. лит., 1963. - 829 с.
  12. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования: (Некоторые теоретические положения). - М.: Изд-во МГУ, 1985. — 97 с.

208

III. Статьи, лекции, диссертации, авторефераты

  1. Андреев Б.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в ин- формационной сфере//Системы безопасности. - 2002. -№ 1 (43). - С. 10-13.
  2. Басалаев А.Н. Фиксация результатов осмотра места происшествия. (Средства, методы и доказательственное значение): Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Л., 1967. - 18 с.
  3. Белоусов А.В. Проблема фиксации доказательств в досудебных стадиях уголовного процесса России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -М., 2001.-27 с.
  4. Бердичевский Ф.Ю. О предмете и понятийном аппарате криминалистики//Вопросы борьбы с преступностью. - М, 1976. - Вып. 24. — С. 131-149.
  5. Бирюков В.В. Компьютерная техника для обнаружения и обработки криминалистически значимой информации в «полевых» условиях// Сборник трудов IX Международной научной конференции «Информатизация правоохранительных систем», 7-8 июня 2000 г., Академия управления МВД России. - М.: Академия управления МВД России, 2000. - С. 455 - 459.
  6. Ванчаков Н.Б., Григорьев А.Н. Основные направления построения системы защиты оперативно-розыскной информации//Вестник КЮИ МВД России. - 2002. - № 1. - С. 24-27.
  7. Ванчаков Н.Б., Григорьев А.Н. Преступные посягательства на конфиденциальную информацию субъектов экономической деятельно- сти»//Актуальные проблемы правоохранительной деятельности. Труды Ка- лининградского юридического института МВД России. Выпуск VI. - Кали- нинград: Калининградский ЮИ МВД России, 2000. - 26-34.
  8. Ванчаков Н.Б., Григорьев А.Н. Факторы негативного воздействия на криминалистическую информационную систему//Сборник материалов на- учно-практической конференции «Использование современных информаци- онных технологий в правоохранительной деятельности и региональные про-

209

блемы информационной безопасности». - Калининград: КЮИ МВД России, 2001.-С.93-100.

  1. Васильев В. Главные задачи реформы МВД//Щит и меч. - 2001. -20 сент.
  2. ВозгринИ.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: Курс лекций - СПб: С.-Петерб. юрид. ин-т. МВД России, 1993. - 80 с.
  3. Войников В.В. Тактика обеспечения безопасности в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Калининград, 2002. — 23 с.
  4. Волчецкая Т.С. Метод моделирования как средство оптимизации следственных действий//Вестник КЮИ МВД России. - 2002. - № 1. - С.24-30.
  5. Гамза В. А. Проблемы криминалистического обеспечения безопасности коммерческого банка: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2002. - 30 с.
  6. Глушков В.М. Мышление и кибернетика//Вопросы философии. — 1963.- №1.-С.36-48.
  7. Глушков В.М. О кибернетике как науке//Кибернетика, мышление, жизнь.
    • М.: Мысль, 1964. - С. 53-62.
  8. Григорьев А.Н. Правовое регулирование вопросов защиты сведений, составляющих коммерческую тайну субъектов экономической деятель- ности//Сборник материалов научно-практической конференции «Использо- вание современных информационных технологий в правоохранительной дея- тельности». - Калининград: Калининградский юридический институт МВД России, 2000. - С.50-59.
  9. Дмитриев Е.Н. Проблемы применения цифровой фотографии при расследовании уголовных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1998. - 24 с.

210

  1. Дубоносов Е.С. Использование средств массовой информации в деятельности аппаратов по экономическим преступлениям: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1998. - 224 с.
  2. Ефимов О.В. О подключении режимных предприятий к сети Ин- тернет//Безопасность информационных технологий. Материалы научно- практической конференции органов по аттестации, аккредитованных в Сис- теме сертификации Гостехкомиссии России и организаций-лицензиатов по Приволжскому Федеральному округу. - г. Пенза, сентябрь 2002 г. - Пенза: ФГУП ПНИЭИ, 2002. - С.21-24.
  3. Жариков Ю.Ф., Салтевский М.В. Методика идентификации говорящего по параметрам спектральных переходов речевых сигналов с помощью специального вычислительного измерительного комплекса (СВИК)// Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. - Киев: ВШ МВД СССР, 1980. -С. 140-145.
  4. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Нижний Новгород, 1992. - 18 с.
  5. Зубов Г., Столбов М. Новинки оперативной звукозаписи и шумо- очистки//Системы безопасности. — 2002. - № 1 (43). - С.76-77.
  6. Иващенко В. Следователь фальсифицировала доказательст- ва//Приамурские ведомости. - 2002. — 4 апр.
  7. Иващенко Г.В. Сущность безопасности//Материалы к заседаниям рабочей группы «Влияние информационных технологий на национальную безопасность» 4-ой ежегодной конференции консорциума ПрМ «Построение стратегического сообщества через образование и науку». - М.: Изд-во МГУ, 2001.-С. 21-27.
  8. Информационная безопасность - проблема XXI века//Системы безопасности, связи и телекоммуникаций. — 2000. - № 36 (6). - С.28-29
  9. Ишин A.M. Информационное общество и расследование престу- плений//Сборник материалов научно-практической конференции «Исполъзо-

211

вание современных информационных технологий в правоохранительной дея- тельности и региональные проблемы информационной безопасности». - Ка- лининград: КЮИ МВД РФ, 2002. - С.7-11.

  1. Ишин A.M. Информационные аспекты раскрытия и расследования преступлений в современных условиях и их реализация в трудах профессора Белкина Р.С.//Сборник материалов международной конференции «Роль и значение деятельности профессора Р.С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики (к 80-летию со дня рождения профессора Р.С. Белкина)». - М: Акад. Управл. МВД РФ, 2002. - С. 160-168.
  2. Ишин A.M. Использование средств массовой информации при установлении и розыске лиц, совершивших преступления, в ходе предвари- тельного следствия: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. — 220 с.
  3. Ишин A.M. Некоторые вопросы информационного обеспечения борьбы с коррупцией//Сборник материалов научно-практической конференции «Использование современных информационных технологий в правоох- ранительной деятельности». - Калининград: КЮИ МВД РФ, 2001. - С.4-12.
  4. Ишин A.M. Некоторые вопросы использования средств массовой информации в ходе выявления, раскрытия и расследования преступле- ний//Актуальные проблемы правоохранительной деятельности: Тр. Калинин- градской ВШ МВД РФ. - Вып.1. - Калининград: КВШ МВД РФ, 1995. -С.49-59.
  5. Ишин A.M. Некоторые проблемы использования информационных технологий в деятельности криминальной милиции//Сборник материалов научно-практической конференции «Использование современных ин- формационных технологий в правоохранительной деятельности». - Кали- нинград: КЮИ МВД РФ, 2000. - С. 10-16.
  6. Ишин A.M. Соотношение и связь профилактических и розыскных задач, решаемых органами предварительного следствия при использовании средств массовой информации//Сборник статей адъюнктов и соискателей Калининградской высшей школы МВД РФ. - Калининград: КВШ МВД России,
    • С.56-68.

212

  1. Ишин A.M. Установление и розыск лиц, совершивших преступления, с использованием средств массовой информации//Актуальные вопросы борьбы с преступностью и проблемы их преподавания: Сборник научных трудов Юридического института МВД России. - М: ЮИ МВД РФ, 1996. -С.93-98.
  2. Ишин A.M., Побережный С.К. Извлечение компьютерной информации при обыске//Сборник материалов научно-практической конференции «Использование современных информационных технологий в правоох- ранительной деятельности и региональные проблемы информационной безо- пасности». - Калининград: КЮИ МВД РФ, 2002. - С. 68-74.
  3. Кореневский Ю.В. Актуальные проблемы доказывания в уголовном процессе//Государство и право. - 1999. - № 2. - С.55-62.
  4. Крылов В.В. Основы криминалистической теории расследования преступлений в сфере информации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М.,
    • 50 с.
  5. Кулинко М.В. Теоретические основы использования современных информационных технологий и обеспечения информационной безопасности в органах внутренних дел (правовые и организационные аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2002. - 24 с.
  6. Курылев СВ. О достоверности и вероятности в правосу- дии/ЯТравоведение. - 1968. -№ 1. - С.63-75.
  7. Лопатин В.Н. Информационное общество и правовое государст- во//Сборник материалов международной конференции «Безопасность ин- формации». - М.: СИП РИА, 1977. - С.53-69
  8. Лопухина Н.Г. Уголовно-процессуальные аспекты охраны кон- ституционного права личности на тайну телефонных переговоров: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. -25 с.
  9. Лукашевич В.З. О понятии доказательств в советском уголовном процессе/ЛТравоведение. - 1963. -№ 1. - С. 110-119.
  10. Лупинская П.А. Доказательства в уголовном процессе. Допустимость доказательств. Основания и последствия признания доказательств не-

213

допустимыми//Современные проблемы теории и практики применения уго- ловного и уголовно-процессуального законодательства: Учебно- методические материалы для судей. - М.: Российская правовая академия Министерства юстиции РФ, 1996. - С.24-33.

  1. Лысов Н.Н. Криминалистическое учение о фиксации доказательственной информации в деятельности по выявлению и раскрытию преступлений: Автореф. дис. … д-раюрид. наук. -М., 1995. - 65 с.
  2. Марченко С.Л. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1994. - 182 с.
  3. Маслов А.Е. Следственная тайна как средство преодоления про- тиводействия расследованию: Автореф. дис. … канд юрид. наук. - Воронеж, 2001.-24 с.
  4. Мепаришвили Г.Д. Охрана тайн личной жизни граждан в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд юрид. наук. - М., 1988. -21с.
  5. Мешков В.М. Криминалистическое учение о временных связях и отношениях при расследовании преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук.-М., 1995.-40 с.
  6. Мешков В.М. Установление аспекта времени при расследовании преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Киев, 1990. - 24 с.
  7. Мещеряков В.А. Основы методики расследования преступлений в сфере компьютерной информации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — Воронеж,
    • 40 с.
  8. Митрофанов Е.А., Каретников М.К. Обеспечение радиоэлектронной безопасности в борьбе с организованной преступностью и терроризмом северо-кавказского региона//Сборник трудов IX Международной научной конференции «Информатизация правоохранительных систем», 7-8 июня 2000 г., Академия управления МВД России. - М.: Академия управления МВД России, 2000. - С. 598-601.
  9. Мозяков В. Зарплата следователя 3-4 тысячи//Известия. — 2002. — 5 апр.

214

  1. Муравлев А. Человек без приговора//Алтайская правда. - 2002. -29 марта.
  2. Образцов В.А. Криминалистика: Курс лекций. - М.: Юнифир, 1996.-448 с.
  3. Пальскис Е.Б. Фиксация вещественных доказательств. (Методо- логические, процессуальные и криминалистические проблемы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1971. - 23 с.
  4. Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры его преодоления: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - Волгоград,
    • 24 с.
  5. Подголин Е.Е. Теория и практика фиксации доказательств на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1970. -20 с.
  6. Потменский И.А., Григорьев А.Н. Дидактические проблемы ком- пьютерного обучения//Актуальные проблемы профессионально- педагогического образования/Межвузовский сборник научн. трудов. Вып. 1 О/Под ред. доктора педагогических наук, профессора Е.А. Левановой. - Ка- лининград: Балтийский военно-морской институт, 2001. - С.48-52.
  7. Расторгуев СП., Чибисов В.Н. О поиске следов злоумышленника в ЭВМ и о вредоносных программных продуктах//Конфидент. «Зашита ин- формации». - 1999. - № 1-2. - С.63.
  8. Сильнов М.А. К вопросу о допустимости использования цифровых технологий в доказывании при расследовании преступлений//Вестник Российского университета дружбы народов. Серия юридические науки. — М.: Изд-во Российского университета дружбы народов, 1998. - С. 103-104.
  9. Смолькова И.В. Гласность и тайна в уголовном процес-се//Следователь.
        • № 7. - С. 36-38.
  10. Смолькова И.В. Проблемы охраняемой законом тайны в уголовном процессе: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1998. -40 с.
  11. Стулин О. Как препятствовать противодействию расследова- нию//Законность. - 2000. - № 2. - С. 26-27.

215

  1. Стулин О.Л. Тактические основы преодоления умышленного противодействия расследованию преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - СПб., 1999. - 23 с.
  2. Торокин А.А. К вопросу о понятийном аппарате защиты информации техническими средствами//Безопасность информационных технологий. - 1998.
    • № 4. - С. 80-82.
  3. Трусов А.И. Проблемы надежности процессуального доказыва- ния//Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе: Тез. выступ, на теорет. семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР, совместно с ин- том Прокуратуры СССР 13 апреля 1983 г. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1984.-С.6-7.
  4. Трухачев В.В. Правовые и криминалистические средства преду- преждения, выявления и нейтрализации преступного воздействия на доказа- тельственную информацию: Автореф. дис … д-ра юрид. наук. — Воронеж, 2001.-33 с.
  5. Тюменцев А.Н. Организационно-правовые и тактические вопросы использования средств массовой информации при расследовании и про- филактике преступлений: Автореф. дис … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2000.
    • 25 с.
  6. Фаткуллин Ф.Н. Доказательства и их источники: анализ содер- жания//Советское государство и право. - 1973. — № 1. — С.69-74.
  7. Шрейдер Ю.А. Семиотические основы информатики. Лекции. Изд. 2-е, стереотип. - М.: ИПКИР, 1975. - 80 с.
  8. Шумилов Н.И. Криминалистические аспекты информационной безопасности: Автореф. дис … канд. юрид. наук. - СПб., 1997. - 21 с.
  9. IV. Интернет

  10. «Лаборатория ППШ». Досмотровое устройство для обнаружения радиопередающих и записывающих устройств ST 041 — Интернет: http://www.pps.ru/catal/dd.html.

216

  1. Ищенко Е.П. Технико-криминалистическое обеспечение резуль- тативности следственной деятельности. - Интернет: http://www.mvd-expo.ru/ co№fere№ces/CRIM_MVD/doc43 .htm.
  2. Официальный сайт МВД России. - Интернет: http://www.mvdiJsroform.ru.
  3. Эксархопуло А.А. Состав и пределы изучения технических средств в криминалистике. - Интернет: http://www.mvd-expo.ru/coJsf2fereJf2ces/ CRIM_MVD/ doc46.htm.
  4. V. Иностранные источники

  5. Ashby W. Ross. An Introduction to Cybernetics/Second Impression. — London: Chapman & Hall Ltd, 1957. - 295 p.
  6. Bateson G. Steps to an Ecology of Mind: collected essays in anthropology, psychiatry, evolution, and epistemology. - New York: Ballantine Books, 1972.- 464 с
  7. Carnap R., Bar-Hillel Y. Semantic Information//British J. for Phi-losopy of Science. - 1952. -v. 4. -pp. 147-157.
  8. Cooley С. Н. Social Organization: A Study of the Larger Mind. — New York: Schocken Books, 1962. - 425 p.
  9. Gross H. Criminal Psychology: a manual forjudges, practitioners, and students. - Boston: Little, Brown, and со., 1911. - 514 p.
  10. Hartley R.V. Transmission of Information//Bell System Technical Journal. -
  11. -№ 7(3). - P. 535-563.
  12. Hintikka J. The Principles of Mathematics Revisited. - London: Cambridge University Press, 1996. - 304 p.
  13. Luhmann N. Organisation und Entscheidung. — Wiesbaden: West- deutscher Verlag, 2000. - 478 p.
  14. Macko S. Drug cartel intelligence operations//ERRI daily intelligence report. ERRI Risk Assessment Services. - 1997. - Vol. 3. - p.237.

217

  1. Schramm W. How communication works//The Process and Effects of Mass Communications. Ed Schramm W. - Urbana: University of Illinois Press, 1995.-P. 3-26.
  2. Shibutani T. Improvised News: A Sociological Study of Rumour. - Indianopolis: Bobbs-Merrill, 1966. - 262 p.

218 ПРИЛОЖЕНИЯ

АКТ

о внедрении результатов диссертационного исследования в учебный процесс Калининградского юридического института МВД России

Комиссия в составе начальника кафедры оперативно-розыскной деятельности ОВД Калининградского юридического института МВД России, кандидата юридических наук, доцента, полковника милиции Куликова А.В., доцента кафедры ОРД ОВД, кандидата юридических наук, подполковника милиции Лукши А.Е. и преподавателя кафедры ОРД ОВД майора милиции Щербака СИ. изучила научно-практическое пособие «Информация и расследование преступлений (технические меры обеспечения информационной защищенности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений)» авторов Ишина A.M. и Григорьева А.Н., подготовленное на основании проведенного соискателем Калининградского юридического института МВД РФ майором внутренней службы Григорьевым А.Н. диссертационного исследования по теме «Теоретические аспекты информации и ее защиты в предварительном расследовании преступлений».

Учитывая положительную оценку указанного пособия и предварительную апробацию его использования в качестве учебного материала на занятиях по курсу «Специальная техника ОВД», комиссия считает научно-практическое пособие «Информация и расследование преступлений» внедренным в учебный процесс Калининградского юридического института МВД России.

Члены комиссии:

к.ю.н., доцент, полковник <pg(A&b-f^ Куликов А.В.

к.ю.н., подполковник /Ъ^^/J Лукша А.Е.

майор г^^^ ilAnil^s Щербак СИ.

«УТВЕР:

220

Флота/

стшщи

„ . ^>С/В. ШТАДДЕР я 2(502 г.

АКТ О ВНЕДРЕНИИ

Комиссия в составе: первого заместителя военного прокурора Балтийского флота полковника юстиции ВОРОНОВА СИ., старшего помощника военного прокурора Балтийского флота — начальника отдела реабилитации жертв политических репрессий ВП БФ полковника юстиции БРЫНДИНА И.В. и старшего помощника военного прокурора Балтийского флота - начальника следственного отдела ВП БФ подполковника юстиции ХАРЧЕНКО В.К. составила настоящий акт о том, что материалы научно-практического пособия A.M. Ишина и А.Н. Григорьева «Информация и расследование преступлений (технические меры обеспечения информационной защищенности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений)», подготовленного на основании проведенного соискателем Калининградского юридического института МВД РФ майором внутренней службы Григорьевым А.Н. диссертационного исследования по теме «Теоретические аспекты информации и ее защиты в предварительном расследовании преступлений», одобрены.

Предложено использовать данное научно-практическое пособие следователям Военной прокуратуры Балтийского флота в практической деятельности.

Члены комиссии

ВОРОНОВ СИ.

ПЕРВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ ВОЕННОГО ПРОКУРОРА БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА ПОЛКОВНИК ЮСТИЦИИ

СТАРШИЙ ПОМОЩНИК ВОЕННОГО ПРОКУРОРА БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА ПОЛКОВНИК ЮСТИЦИИ

БРЫНДИН И.В.

СТАРШИЙ ПОМОЩНИК ВОЕННОГО ПРОКУРОРА БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА ПОДПОЛКОВНИК ЮСТИЦИИ

ХАРЧЕНКО В.К.

221

«УТВЕРЖДАЮ»

Дире}сгор~то?ударственного учреждения /(•?Калининградский государственный янаучнб^сслДцовательскии центо^г

С^СВоронков

О ВНЕДРЕНИИ

Комиссия в составе: руководителя Калининградского регионального аттестационного центра защиты информации и Калининградского регионального лицензионного центра защиты информации Касьянова М.А., начальника РСО КГ НИЦ Калинина Л.С., члена аттестационной комиссии Калининградского регионального аттестационного центра защиты информации Левикова В.Я., изучив материалы научно-практического пособия A.M. Ишина и А.Н. Григорьева «Информация и расследование преступлений (технические меры обеспечения информационной защищенности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений)», подготовленного в ходе проведенного соискателем Калининградского юридического института МВД РФ майором внутренней службы Григорьевым А.Н. диссертационного исследования по теме «Теоретические аспекты информации и ее защиты в предварительном расследовании преступлений», пришла к выводу, что в данном пособии содержатся разработки, значимые для ведения учебного процесса, проводимого КГ НИЦ по программам курсов специальной подготовки («Программа специальной подготовки, усовершенствования знаний руководителей органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций Российской Федерации по защите государственной тайны (в зачет государственной аттестации)», «Программа, специальной подготовки, усовершенствования знаний руководителей и работников подразделений по защите государственной тайны предприятий, организаций и учреждений», «Программа повышения квалификации специалистов организаций, предприятий Российской Федерации, индивидуальных предпринимателей по специальности «Техническая защита конфиденциальной информации». Специализация «Защита информации от утечки по техническим каналам. Защита информации от несанкционированного доступа»»), внедренные в данные курсы специальных образовательных программ.

Учитывая положительную оценку материалов указанного выше научно-практического пособия, актуальность данного пособия в свете современных требований к защите информации от утечки по техническим каналам и противодействию техническим разведкам, комиссией предложено использовать данное научно-практическое пособие в образовательной деятельности и при решении практических задач по технической защите информации.

Члены комиссии:

руководитель Калининградского регионального аттестационного центра защиты

информации и Калининградского регионального лицензионного центра защиты

информации Оз^~^гг^-^^_____ Касьянов М.А.

начальник РСО КГ НИЦ у/Л/-^’ Калинин Л.С.

член аттестационной комиссии Калининградского регионального аттестационного

центра защиты информации /2^/^Хи1евиков В.Я

АКТ

о внедрении результатов диссертационного исследования в учебный процесс Калининградского юридического института МВД России

Комиссия в составе: начальника кафедры криминалистики Калининградского юридического института МВД России, кандидата юридических наук, капитана милиции Пилявца В.В., старшего преподавателя кафедры криминалистики, кандидата юридических наук, подполковника милиции Касаткина А.В. и преподавателя кафедры криминалистики майора милиции Баранова Я.Ю., изучила материалы научно- практического пособия A.M. Ишина и АН. Григорьева «Информация и расследование преступлений (технические меры обеспечения информационной защищенности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений)», подготовленного в ходе проведенного соискателем Калининградского юридического института МВД РФ майором внутренней службы Григорьевым А.Н. диссертационного исследования по теме «Теоретические аспекты информации и ее защиты в предварительном расследовании преступлений».

Данному пособию дана положительная оценка. Предложено использовать его в преподавании курса «Криминалистика» Калининградского юридического института МВД России.

Члены комиссии

Г /Баранов Я.Ю./

К.ю.н., капитан милиции К.ю.н., подполковник милиции майор милиции

/Пилявец В.В./

/Касаткин А.В./

ЕРЖДАЮ» ЫЙ ПРОКУРОР -ОВАЯ ЧАСТЬ 30636

кош?йк юстиции

А.К. ХАШХОЖЕВ

«У$_» ноября 2002 г.

АКТ О ВНЕДРЕНИИ

Комиссия в составе: заместителя военного прокурора — войсковая часть 30636 подполковника юстиции Чиркова А.В., помощника военного прокурора - войсковая часть 30636 майора юстиции Рыбкина СВ. и помощника военного прокурора — войсковая часть 30636 капитана юстиции Третьякова Д.В. составила настоящий акт о том, что материалы научно-практического пособия A.M. Ишина и А.Н. Григорьева «Информация и расследование преступлений (технические меры обеспечения информационной защищенности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений)», подготовленного на основании проведенного соискателем Калининградского юридического института МВД РФ майором внутренней службы Григорьевым А.Н. диссертационного исследования по теме «Теоретические аспекты информации и ее защиты в предварительном расследовании преступлений», внедрены и одобрены.

Предложено использовать данное научно-практическое пособие следо- вателям военной прокуратуры - войсковая часть 30636 в практической деятельности.

(Чирков А.В.) (Рыбкин СВ.) (Третьяков Д.В.)

Члены комиссии:

подполковник юстиции

майор юстиции

капитан юстиции