lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Тишин, Дмитрий Викторович. - Криминалистическая характеристика и особенности расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Екатеринбург, 2002 263 с. РГБ ОД, 61:03-12/660-9

Posted in:

Уральский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации

На правах рукописи

Типшн Дмитрий Викторович

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

И ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ

ЗАВЕДОМО ЛОЖНОГО СООБЩЕНИЯ

ОБ АКТЕ ТЕРРОРИЗМА

Специальность 12.00.09 —уголовный процесс;

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

кандидат юридических наук доцент А.А. Беляков

Екатеринбург - 2002

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

ГЛАВА 1. Уголовно-правовая и криминалистическая
характеристики преступлений, связанных с заведомо ложным
сообщением об акте

терроризма 12

§1. Уголовно-правовая характеристика заведомо ложного сообщения об акте

терроризма 12

§2. Криминалистическая характеристика заведомо ложного сообщения об акте

терроризма 32

ГЛАВА 2. Организационно-методические особенности
расследования

заведомо ложных сообщений об акте терроризма 68

§1. Организация проверки сообщения об угрозе взрыва и
возбуждение

уголовного дела. Обстоятельства, подлежащие доказыванию 68

§2. Типичные следственные ситуации и версии на первоначальном этапе

расследования 100

§3. Организация расследования и взаимодействия по делам рассматриваемой

категории 116

ГЛАВА 3. Тактика отдельных следственных действий на первоначальном и последующем этапах расследования заведомо ложного сообщения об акте

терроризма 137

§1. Особенности тактики первоначальных следственных действий, их

сочетание с оперативно-розыскными мероприятиями 137

§2. Последующий этап расследования 168

Заключение 194

Список использованной литературы 198

Приложения 224

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Современный этап развития общества характеризуется существенными изменениями в политической, экономической и социальной сферах жизни страны и общества, которые повлекли за собой значительный рост преступлений террористического характера.

Федеральный закон Российской Федерации «О борьбе с терроризмом» от 25 июля 1998 г.1 относит к преступлениям террористического характера собственно терроризм (ст.205 УК РФ), захват заложников (ст.206 УК РФ), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст.207 УК РФ), организацию незаконного вооруженного формирования и участие в нем (ст.208 УК РФ), террористический акт (ст,277 УК РФ), нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст.360 УК РФ), а также иные преступления, совершенные в террористических целях.

Разработка методики расследования заведомо ложного сообщения о готовящемся акте терроризма — одна из актуальных проблем криминалистики в настоящее время. Анализ научных исследований и иных прикладных работ показал, что исследование феномена терроризма ведется давно. Вместе с тем, во-первых, большинство работ посвящено уголовно-правовым и криминологическим аспектам проблемы, а во- вторых, внимание исследователей как правило, направлено собственно на терроризм. Между тем, по данным некоторых исследователей, только в 1999 г. рост в России числа заведомо ложных сообщений об акте терроризма превысил 70%, составив 3462 факта, а в 2000 г. было зарегистрировано 4035 ложных звонков о заложенных взрывных

1 См.: Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст.3808.

4

устройствах. Только за два указанных года выявлено 1125 лиц, совершивших правонарушения такого рода.1

Органами внутренних дел Челябинской области за 1995 г. по ст.2134 УК РСФСР (ст.207 УК РФ) было возбуждено 20 уголовных дел, из них раскрыто 3 (раскрываемость 15%), в 2000 г. возбуждено 47 уголовных дел, раскрыто — 9 (19,1%). Органами внутренних дел Свердловской области за 1997 г. по ст.207 УК РФ возбуждено 15 уголовных дел, из которых раскрыто 11 (73,3%), а в 2000 г. возбуждено 39 дел, раскрыто — 15 (38,4%)2.

Одна из причин столь низкой результативности - отсутствие научно обоснованной методики раскрытия и расследования подобных преступлений и, как следствие, недостаточная подготовленность работников

правоохранительных органов к их расследованию. Отсутствие эффективных методических рекомендаций подтверждает и тот факт, что по многим делам органы предварительного следствия и дознания допускали серьезные ошибки, негативно повлиявшие на качество расследования.

Однако показатели количества возбужденных и законченных расследованием уголовных дел не отражают реальной картины преступности, если учесть, что органы внутренних дел, в чью подследственность входит расследование этого вида преступлений, стараются не возбуждать подобные уголовные дела, считая их бесперспективными в плане расследования и портящими общий показатель раскрываемости3.

Кроме того, заведомо ложное сообщение об акте терроризма не менее опасно чем собственно терроризм, поскольку на проверку таких сообщений затрачиваются значительные материальные ресурсы, задействуются внушительные людские резервы, парализуется работа транспорта, предприятий

1 Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации/ Под общ ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С.474.

2 Ежегодный единый отчет о состоянии преступности ИЦ ГУВД Свердловской области и ИЦ ГУВД Челябинской области за 1995-2000 гг.

3 Сумин А. Вопросы борьбы с терроризмом // Законность. 1999. №11. С.2-3.

5

и учреждений, создается нервозная обстановка (особенно в крупных городах), в обществе возникает атмосфера страха и т.д.

© Следственная практика давно нуждается в
криминалистических

рекомендациях по расследованию этих преступлений. Однако на сегодняшний день в работах ученых и криминалистов (А.Ю. Аполлонова, В.П; Бахина, С.С. Галахова, Ю.М. Дильдина, В.В. Луценко, М.А. Михайлова,

И.Д. Моторного, А.Ю. Семенова, А.А. Шмырева и некоторых других) содержатся рекомендации относительно отдельных аспектов раскрытия и расследования сообщений о заложенных взрывных устройствах. Причем в большинстве работ авторы сосредоточивают внимание лишь на проблемах поиска, обнаружения и обезвреживания взрывоопасных объектов.

® Объективная необходимость научной разработки методики расследования

заведомо ложного сообщения об акте терроризма, общетеоретическое и практическое значение данной проблемы, дефицит внимания к ней в криминалистике предопределили выбор указанной темы диссертационного исследования.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является изучение правовых, теоретических и криминалистических проблем, возникающих
при расследовании заведомо ложного сообщения об акте

® терроризма, анализ причин их возникновения, определение основных путей их

решения и выработка рекомендаций, направленных на повышение эффективности всего процесса расследования, производства отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по делам рассматриваемой категории.

Цель работы обусловила необходимость решения следующих задач. 1. Анализ
современной практики расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма, выявление и всестороннее осмысление проблем, возникающих при расследовании.

6

  1. Разработка частной криминалистической методики расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма.

  2. Разработка криминалистической характеристики преступлений исследуемого вида.

  3. Выявление закономерных связей между элементами криминалистической характеристики и определение пути практического их использования.

  4. Изучение и анализ особенностей возбуждения уголовного дела и проверки сообщения о готовящемся акте терроризма.
  5. Выделение типичных следственных ситуаций первоначального и последующих этапов расследования преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма.
  6. Изучение и анализ особенностей организации расследования и взаимодействия по исследуемой категории преступлений.
  7. Определение последовательности и особенностей тактики производства следственных действий и их сочетания с оперативно- розыскными мероприятиями в зависимости от сложившейся следственной ситуации.

Объект исследования. Объектом диссертационного исследования являются преступления, связанные с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, а также деятельность правоохранительных органов по предупреждению, раскрытию и расследованию этих преступлений.

Предмет исследования. Предметом настоящего исследования являются закономерности организации и осуществления предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма.

Теоретическая и методологическая основа исследования. Методологическую основу исследования составляет общенаучный диалектический метод познания. Кроме того, используются методы логического, системно-структурного, социологического анализа, а
также

7

методы наблюдения, анкетирования, моделирования, сравнительно- правовой, логико-юридический методы и др.

В теоретическую основу исследования легли труды: Ю.М. Антоняна, О.Я. Баева, В.П. Бахина, Р.С. Белкина, А.Н. Васильева, И.А. Возгрина, А.Ф. Волынского, Л.В. Виницкого, В.К. Гавло, С.С. Галахова, И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина, Г.Г. Зуйкова, Е.П. Ищенко, А.Н. Колесниченко,

В.Е. Корноухова, И.М. Лузгина, И.Д. Моторного, В.А. Образцова, В.И. Попова, Н.И. Порубова, Е.Р. Российской, Н.А. Селиванова, А.Б. Соловьева, Л.А. Соя-Серко, А.А. Степанова, В.И. Шиканова, А.А. Эйсмана, А.А. Эксархопуло, Н.П. Яблокова и др.

Эмпирическая база исследования. Эмпирическая основа исследования сложилась в результате изучения и обобщения опубликованной и неопубликованной следственной и судебной практики, в частности, 290 уголовных дел, возбужденных по ст. 207 УК РФ (в Уральском регионе за период с 1997 по 2002 гг.). Кроме того, автором проанализированы 825 актов осмотра (обследования) объектов на. наличие взрывоопасных предметов за 1997-2001 гг., составленных специалистами ООО «Урал- Вымпел» (патруль взрывобезопасности г. Екатеринбурга) и специалистами инженерно-технической группы ОМОН ГУВД Челябинской и Свердловской областей. Также в ходе исследования были опрошены 55 следователей и 50 оперуполномоченных органов внутренних дел Екатеринбурга и Челябинска.

Научная новизна исследования. Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые на монографическом уровне предпринята попытка комплексного изучения теоретических и практических проблем методики расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Это позволило автору разработать уголовно-правовую и криминалистическую характеристики исследуемого вида преступлений, определить особенности проверки сообщений о готовящемся акте терроризма и особенности возбуждения уголовного дела, выделить типичные следственные

8

ситуации и сформулировать типичные версии, выдвигаемые на первоначальном этапе расследования, выработать рекомендации по организации расследования, определить последовательность и особенности тактики следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при расследовании преступлений, т.е. диссертант предпринял попытку создать самостоятельную частную криминалистическую методику расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма.

Основные положения, выносимые на защиту. По результатам исследования на защиту выносятся следующие основные положения.

  1. Криминалистическая характеристика заведомо ложного сообщения об акте терроризма представляет собой систему обобщенных фактических данных и основанных на них научных выводов о наиболее типичных криминалистически значимых признаках и свойствах этого преступного деяния и закономерных связей между ними. Она включает в себя: способ совершения преступления; механизм следообразования (в широком смысле слова); обстановку совершения преступления; характеристику личности и поведения преступника.

  2. Диссертантом выявлены закономерные связи между элементами криминалистической характеристики, оказывающие существенное влияние на методику расследования данного вида преступлений, в основу которых положены типичные свойства личности и поведения преступника.

  3. Изучение обстановки и способа совершения преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, а также особенностей отображения информации о данном преступлении в окружающей среде позволило выделить типичные поисковые ситуации, возникающие на стадии его получения и проверки.

  4. Особенности тактики поисковой деятельности сотрудников правоохранительных органов при получении сообщения о готовящемся акте терроризма и поиске взрывного устройства обуславливаются содержанием

9

поступившего сообщения, характеристиками объекта угрозы, наличием реальной возможности правоохранительных органов своевременно прореагировать на такое сообщение и т.д.

  1. Исходя из уголовно-правовой характеристики заведомо ложного сообщения об акте терроризма и уголовно-процессуального предмета доказывания, на основе разработанной им криминалистической характеристики преступлений соискатель предложил систему обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию при расследовании уголовных дел данной категории.

  2. Типичные следственные ситуации, складывающиеся на первоначальном этапе расследования, характеризуются наличием информации о личности преступника и определяют основные направления расследования, типичные следственные версии и оптимальные системы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Теоретические положения, разработанные диссертантом, могут служить основой для создания типовых программ расследования, в том числе, с использованием возможностей компьютерных технологий.

  3. Специфика организации расследования преступлений данной категории во многом обусловлена формой предварительного расследования (расследование проводится в форме дознания) и необходимостью тесного взаимодействия дознавателя (следователя) со специалистами, оперативными и иными службами и подразделениями.

  4. Автор раскрывает особенности тактики проведения следственных действий и комплекс мероприятий по установлению и розыску лица, совершившего преступление, определяемые спецификой способа совершения преступления, а также иными элементами разработанной криминалистической характеристики исследуемых преступлений.

  5. Обосновывается комплекс предложений по совершенствованию законодательства и практики его применения.

10

Теоретическая значимость результатов исследования. Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования определяется постановкой и попыткой решения комплекса криминалистических и смежных уголовно-правовых и процессуальных проблем. Результаты исследования являются научным вкладом в раздел криминалистики, посвященный методике расследования преступлений, и могут быть использованы в дальнейших исследованиях проблем методики расследования преступлений вообще и преступлений террористического характера в частности.

Практическая значимость исследования. Практическое значение диссертационного исследования определяется тем, что содержащиеся в нем выводы, рекомендации и предложения могут применяться в практической деятельности органов дознания, следственных, оперативных и иных подразделений правоохранительных органов. Кроме того, результаты исследования могут быть использованы при совершенствовании уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также в учебном процессе средних и высших учебных заведений юридического профиля и в системе повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов.

Апробация и внедрение результатов исследования. Содержащиеся в диссертации основные положения и выводы обсуждались на кафедре криминалистики Уральского юридического института МВД России и Челябинского юридического института МВД России. Результаты, полученные в ходе диссертационного исследования, докладывались на научно-практических конференциях «Криминалистические и уголовно- процессуальные аспекты предварительного следствия» (Челябинск, 20 ноября 2001 г.), «Проблемы совершенствования российского законодательства в обеспечении законных прав и интересов личности» (Челябинск, 6 декабря 2001 г.), «Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Всероссийский «круглый стол» (Ростов-на- Дону, 20-21 июня 2002 г.), а также были отражены в опубликованном научно-практическом пособии.

11

Материалы диссертационного исследования, его отдельные положения и выводы использованы при подготовке рабочих программ специальных курсов по криминалистике «Расследование преступлений в чрезвычайных ситуациях», «Расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, взрывами и пожарами» в Челябинском юридическом институте МВД России.

Результаты настоящего исследования внедрены в практическую деятельность ГУВД Челябинской области и учебный процесс Челябинского юридического института МВД России.

Структура и объем диссертации. Структура работы определена с учетом целей и задач исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав (семи параграфов), заключения, списка использованной литературы и приложений.

12

ГЛАВА 1 УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ

ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

СВЯЗАННЫХ С ЗАВЕДОМО ЛОЖНЫМ СООБЩЕНИЕМ

ОБ АКТЕ ТЕРРОРИЗМА

§ 1. Уголовно-правовая характеристика заведомо ложного сообщения об акте терроризма

Сегодня назначение российского уголовного судопроизводства состоит в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. В противном случае о создании в России правового государства и формировании гражданского общества не может идти и речи.

Одну из важных ролей в реализации вышеуказанных задач играет правильная квалификация преступлений. При этом перед органами расследования стоит задача правильно квалифицировать совершенное преступление, установить и юридически грамотно закрепить точное соответствие фактических признаков совершенного деяния признакам состава преступления, закрепленного в уголовном законе.

Вопрос о квалификации преступлений, которая выступает одной из форм применения уголовно-правовых норм и осуществляется органами дознания, предварительного следствия, прокуратурой и судом, имеет первостепенную важность и значимость не только для правоохранительной системы, но и для государства и общества в целом. От правильной квалификации содеянного зависит в конечном счете не только объем обвинения, но и справедливость, соразмерность уголовного наказания.

13

i Заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, поджоге или иных

действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного & имущественного ущерба либо наступления иных общественно
опасных

последствий, было криминализировано сравнительно недавно. 1 июля 1994 г. Федеральным законом № 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»1 в действовавший в то время Уголовный кодекс РСФСР была введена статья 2134 «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма». Ранее действовавшему уголовному закону подобный состав был неизвестен, и подобные деяния квалифицировались как хулиганство по ст.206 УК РСФСР. В Уголовном кодексе Российской Федерации, вступившем в действие с 1 января 1997 г.,

® ответственность за заведомо ложное сообщение об акте
терроризма

предусмотрена статьей 207.

Для правильной квалификации любого преступления необходимо полно и точно определить имеющие уголовно-правовое значение признаки совершенного деяния и четко знать содержание самой уголовно-правовой нормы, с которыми их надлежит сравнивать и сопоставлять. Что же это за признаки?

Статья 8 УК России устанавливает, что основанием уголовной

Ф ответственности является совершение деяния, содержащего все
признаки

состава преступления, предусмотренного уголовным законом, т.е. речь идет о совокупности объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как конкретное преступление.

В российской уголовно-правовой науке на сегодняшний день достаточно четко сформулировано и разработано учение о составе преступления. Характеризуя заведомо ложное сообщение об акте терроризма с уголовно-правовой точки
зрения, диссертант исходит из традиционной позиции

1 См.: Собрание законодательства РФ. 1994. № 10. Ст.4109

14

определения состава преступления как совокупности элементов, характеризующих объективные и субъективные его признаки.1

Общественная опасность заведомо ложного сообщения об акте терроризма очевидна. Она заключается в том, что такого рода сообщения создают в обществе атмосферу страха, порождают в общественном сознании мысль о бессилии органов власти и управления в борьбе с терроризмом, могут вызвать панику, беспорядок, перебои в работе транспорта. Кроме того, заведомо ложные сообщения об акте терроризма отвлекают значительные силы правоохранительных органов на безрезультатный поиск взрывных устройств, проведение эвакуационно - заградительных мероприятий, дезорганизуют нормальную работу органов власти и управления, предприятий, учреждений, транспорта и т.д. Например, работа Московского арбитражного суда в начале октября 1999 г. была парализована в связи с угрозами взрывов 4 дня подряд2. Летом 1996 г. был случай срыва государственных и семестровых экзаменов в Московской государственной юридической академии из-за телефонного сообщения в ректорат об «установке» в одной из аудиторий взрывного устройства3.

Значительный материальный и моральный ущерб в результате заведомо ложных сообщений об акте терроризма причиняется предприятиям торговли и транспорта. Так, за 1994 г. на станцию Москва - Курская сообщения о «заложенной бомбе» поступали 90 раз, а в результате проведения только одной операции по поиску взрывного устройства предприятие железнодорожного транспорта терпит убыток в среднем около 20 миллионов руб.4 Кроме того, трудно подсчитать убытки, причиняемые силам правоохранительных органов и

1 См., например: Пионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 105-116; Трайнин А.А. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С.4, 59-60.

2 См.: Синицкий А. Крыша на крышу// Известия. 1999. 21 окт.

3 См.: Кудаев А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма // Рос. юстиция. 1998. № 10. С. 8.

4 Фролова Н. Пассажирам прежде всего нужна безопасность // Милиция. 1996. № 8. С. 10.

15

служб, которые призваны обеспечивать безопасность и оказывать помощь людям в экстремальных ситуациях (милиция, противопожарная служба, скорая медицинская помощь и др.).

На повышенную общественную опасность заведомо ложного сообщения об акте терроризма указывает и тот факт, что ст. 3 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» относит данное преступное деяние к «преступлениям террористического характера»1. Начиная с 60-х гг. проблема анонимных телефонных сообщений, извещающих о предстоящих взрывах, активно изучается Интерполом. На сегодняшний день борьба с «телефонным терроризмом» выделена в самостоятельное направление деятельности Антитеррористического центра Федеральной службы безопасности России.

Объектом заведомо ложного сообщения об акте терроризма является общественная безопасность.

Понятие безопасности дано в ст.1 Закона РФ «О безопасности» от 18 марта 1992 года как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз»2.

В юридической литературе имеются различные толкования понятий «безопасности» и «общественной безопасности». Так, B.C. Комиссаров определяет безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от негативных последствий явлений социального, природного или технического характера, а также поддержание уровня этой защищенности. Г.В. Овчинникова под общественной безопасностью, как объектом преступлений, понимает систему «общественных отношений по поводу создания и
поддержания безопасных условий

1 См.: Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» // Рос. газ. 1998. 4 авг.

2 Рос. газ. 1992. 6 мая.

3 См.: Комиссаров B.C. Терроризм, бандитизм, захват заложников и другие
тяжкие преступления против безопасности общества. По новому УК РФ. М, 1997. С.9.

16 жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов».1 По мнению B.C. Егорова, общественная безопасность в узком смысле слова — это «совокупность общественных отношений, обеспечивающих охрану и защиту основных наиболее важных общественных интересов — неприкосновенности личности, общественного спокойствия, нормальный режим функционирования государственных органов»2.

Общим для множества определений понятия «общественной безопасности» является то, что сущностной ее составляющей выделяется система общественных отношений по поводу создания и поддержания состояния защищенности жизнедеятельности общества и его интересов. Причем, как справедливо отмечает Г.В. Овчинникова, особенность этого объекта заключается в том, что «безопасные условия существования общества слагаются из безопасности, неприкосновенности каждого члена общества, его имущества, нормальной безопасной деятельности государственных и общественных институтов».3

Таким образом, общественную, безопасность можно определить как систему общественных отношений по поводу создания и поддержания состояния защищенности нормальной жизнедеятельности личности, общества и его институтов.

Объективная сторона исследуемого нами преступления выражается в заведомо ложном сообщении о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, т.е. о деянии, содержащем признаки терроризма (ст. 205 УК России).

1 Расследование терроризма: Учебное пособие / Под общ. ред. О.Н. Коршуновой. СПб.,

  1. С.15.

с Егоров B.C. Уголовная ответственность за преступления против
общественной

безопасности и общественного порядка. М., 2000. С.4.

3 Расследование терроризма: Учебное пособие / Под общ. ред. О.Н. Коршуновой. СПб.,

  1. С.15.

17

В русском языке под сообщением понимается: 1) уведомление кого-нибудь о чем-нибудь, доведение до чьего-либо сведения; 2) то, что сообщается, известие.1

По нашему мнению, в уголовно-правовом толковании под сообщением следует понимать доведение сведений (информирование), т.е. сам процесс, деятельность, поскольку уголовно-наказуемым является само деяние (деятельность лица).

Причем преступление может быть совершено только в активной форме — в форме действия. Это обусловлено тем, что сама природа сообщения предполагает совершение лицом активных действий, направленных на то, чтобы информация, содержащаяся в сознании субъекта, стала известна иным лицам.

Действие как элемент объективной стороны преступления состоит в выполнении операций по доведению заведомо ложного сообщения о готовящемся акте терроризма до адресата. Форма сообщения и способ его передачи могут быть различными, в уголовном законе они не определены и на квалификацию содеянного они не влияют, но зависят они от формы выражения содержания сообщения — информации. Сообщение может быть сделано в устной или письменной форме, непосредственно (лицом к лицу с адресатом) или опосредовано (с использованием различных средств связи, третьих лиц).

Заведомо ложное сообщение имеет формальный состав, т.е. с объективной стороны включает в себя только один признак — совершение общественно опасного деяния. Для квалификации оконченного преступления требуется лишь наличие деяния, указанного в законе, вне зависимости от тех последствий, которые могут быть вызваны этим деянием. Оконченным исследуемое нами преступление признается с момента доведения ложной информации до адресата. Если по какой-либо причине, не зависящей от воли виновного, ложное сообщение не дошло до адресата (например, письмо не

’ См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. Изд. 4-е стереотип. М., 2001. С.624.

18

было доставлено по адресу либо записка с угрозой взрыва, прикрепленная к двери жилого дома, была сорвана ветром и т.п.), то содеянное согласно ч. 3 ст. 30 УК РФ следует квалифицировать как покушение на заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

Таким образом, под сообщением в уголовно-правовом толковании следует понимать действия лица по доведению определенной информации (сведений) до адресата.

Важное значение для квалификации исследуемого нами преступления имеют содержание и характер сообщаемых сведений. Статья 207 УК РФ прямо указывает, что сообщение должно содержать в себе сведения о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Рассмотрим содержание заведомо ложного сообщения:

Под взрывом следует понимать «процесс высвобождения большого количества энергии в ограниченном объеме за короткий промежуток времени»1. Взрыв в зависимости от его природы, силы и других факторов может сопровождаться возникновением пожара.

Поджог - это умышленное вызывание пожара, т.е. осознанное совершение действий, направленных на воспламенение (возгорание) каких-либо объектов или создание условий для таковых последствий.

Под иными действиями, сведения о которых могут содержаться в заведомо ложном сообщении, подразумеваются самые разнообразные действия, подобные по характеру и интенсивности разрушительно-поражающим свойствам взрыва или поджога. К ним могут быть причислены: устройство обвалов, камнепадов, затоплений, аварий на объектах жизнеобеспечения населения водой, теплом, электроэнергией; блокирование
транспортных

1 Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С.475.

19

коммуникаций, устройство аварий и крушений на транспорте; заражение воды, продуктов питания, способное вызвать эпидемию или эпизоотию, а также массовое отравление людей; действия, направленные на радиоактивное, химическое или бактериологическое заражение местности; захват и разрушение зданий и сооружений вокзалов, портов, торговых, культурных, религиозных и иных учреждений; действия, могущие повлечь нарушение производственных или технологических процессов на промышленных предприятиях и т.д.1

Под опасностью гибели людей следует понимать реальную возможность смерти не менее двух человек.

Значительный имущественный ущерб является оценочным признаком. Его наличие обычно устанавливается с учетом всех обстоятельств преступного события, характера наступивших последствий, размера причиненного ущерба, имущественного положения потенциальных жертв и т.п. Следует подчеркнуть, что термин «значительный имущественный ущерб» относится не к последствиям заведомо ложного сообщения об акте терроризма, а к действиям,

0 которых содержатся сведения в сообщении.

Под опасностью наступления иных общественно опасных последствий, по- видимому, надлежит понимать опасность наступления последствий, сопоставимых по тяжести с гибелью людей и причинением значительного имущественного ущерба. Таковыми последствиями могут быть: дестабилизация обстановки в регионе (населенном пункте); нарушение работы транспорта, связи, объектов жизнеобеспечения населения, производственных предприятий; дезорганизация деятельности органов власти и управления; возникновение страха, паники среди людей; распространение эпидемий, эпизоотии, массовых отравлений людей и т.д.

Минимальный объем сообщения должен соответствовать признакам, указанным в диспозиции ст.207 УК, т.е. содержать сведения о характере или

1 См.: Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 1998. С. 276; Мальцев В. Ответственность за терроризм /7 Рос. юстиция. 1997. № П. С.35.

20

способе готовящегося акта терроризма (например, для квалификации деяния как преступления достаточно того, что в сообщении будет указано: «Железнодорожный вокзал заминирован!»). Фактически же он может быть шире и может содержать сведения о конкретном террористе, террористической организации, мотиве и целях, которые они преследуют, силе взрывного устройства и т.д.

Таким образом, заведомо ложное сообщение об акте терроризма должно содержать сведения именно о готовящихся действиях террористического характера, а не о любом преступном деянии. Именно по данному основанию следует отграничивать заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ) от заведомо ложного доноса (ст. 306 УК РФ). Однако если лицом было сделано сообщение о заведомо ложной причастности к подготовке акта терроризма конкретных лиц, то в зависимости от адресата данное деяние следует квалифицировать по совокупности с клеветой (ст. 129 УК РФ) или с заведомо ложным доносом (306 УК РФ).

Несмотря на использование в уголовном законе термина «готовящийся», сообщение должно содержать, по нашему мнению, сведения не о признаках приготовления к терроризму (о приискании орудий и средств совершения акта терроризма, предварительном сговоре на совершение указанного преступления), а о признаках покушения на совершение взрыва, поджога и т.п. (например, об установке взрывного устройства на каком-либо объекте, заминировании железнодорожных путей, какого-либо здания, транспортного средства и др.). Тем более, ложное сообщение лишь о намерении совершить указанные действия состава преступления, предусмотренного ст.207 УК, не образует. Данного мнения придерживаются многие исследователи1.

В ст.207 УК РФ прямо не указан круг адресатов ложного сообщения.

См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е, изм. и доп./ Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1999. С. 470; Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ ред. В.В. Мозякова. М, 2002. С.475.

21

Адресат - это гражданин или организация, которым адресовано сообщение1. Адресатом заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут выступать частные лица (граждане), а также должностные лица и сотрудники органов государственной власти и управления, предприятий, учреждений и организаций. (Например, к дверям подъезда одного из общежитий в г. Акмола было прикреплено объявление, предлагавшее жителям покинуть здание, так как через пять часов оно «взлетит на воздух»2. В данном случае адресатом сообщения явились жильцы общежития).

По мнению И.А. Попова, для признания деяния уголовно-наказуемым «необходимо выяснить, был ли адресат обязан или вынужден на них реагировать. Если сообщение передается лицу, которое не обязано было или не имело возможности на него реагировать, то в его действиях отсутствует состав преступления»3.

Данная позиция представляется спорной, поскольку, во-первых, преступление имеет формальный состав, т.е. для квалификации не важно наступили ли какие-либо общественно, опасные последствия в виде нарушения деятельности предприятия, учреждения или организации, задержки отправления транспортного средства, нарушения покоя жильцов дома и т.д., вызванные необходимостью проведения правоохранительными органами поисковых и эвакуационно-заградительных мероприятий. Уголовно-наказуемым является сам факт посягательства на общественную безопасность в форме заведомо ложного сообщения. А во-вторых, сообщение может поступать в органы, обязанные реагировать на такие сообщения, и опосредовано: от преступника частному лицу (например, жильцу дома), а от частного лица сотруднику правоохранительного органа (и виновный может сознательно на это

1 См.: Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ «О почтовой связи» // Рос. газ. 1999. 22 июля.

2 Балбес из милицейской семьи // Криминальная хроника. 1994. №10.

3 Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ ред. В.В. Мозякова. М., 2002. С.475.

22

расчитывать!). А между тем, ущерб общественной безопасности уже причиняется, хотя бы в виде морального вреда гражданину, через которого сообщение было передано.

Таким образом, по нашему мнению, крут адресатов для состава исследуемого преступления принципиального значения не имеет и не может влиять на квалификацию деяния.

Рассматривая признаки объективной стороны исследуемого преступления, необходимо остановиться на проблеме квалификации деяний, имеющих схожую природу с заведомо ложным сообщением об акте терроризма.

В настоящее время, после совершения серии террористических актов в США, достаточно широкое распространение по всему миру, в том числе в России, получил такой способ посягательства на общественную безопасность как отправление писем, содержащих неизвестное вещество (например, порошок белого цвета). При этом, независимо от природы вещества, также причиняется значительный ущерб общественной безопасности, поскольку обнаружение таких писем влечет за собой нербходимость проведения специальных исследований и карантинных мероприятий, дезорганизует нормальную работу учреждений и организаций, порождает в обществе страх и неуверенность в способности государства противостоять терроризму и т.д.

Анализ действующего Уголовного кодекса России показывает, что вышеуказанное деяние может быть бесспорно квалифицировано как преступление только в двух случаях:

  1. Если данное деяние совершено в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решения органами власти. В этом случае деяние может быть квалифицировано по ст.205 УК РФ как терроризм. Умышленное отправление лицом письма, содержащего вещество, похожее на споры сибирской язвы, в указанных целях может быть расценено как угроза совершения в будущем подобных действий,

23

которые могут реально повлечь наступление общественно опасных последствий.

  1. Если вышеуказанное деяние совершено из хулиганских побуждений или, например, по мотиву мести, ревности и т.д., и в самом почтовом отправлении содержатся сведения об угрозе заражения сибирской язвой лица, вскрывшего письмо или прикасавшегося к письму. В данном случае деяние может быть квалифицировано по ст.207 УК РФ как заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

Между тем, письма с неизвестным веществом, в большинстве случаев не содержат никакого сообщения о природе вещества, причине его нахождения в конверте, возможных последствиях попадания данного вещества на кожу человека или в его организм и т.д. Как же тогда квалифицировать данное деяние, если оно совершено без террористических целей?

С аналогичной проблемой приходится сталкиваться правоохранительным органам в случае обнаружения макетов взрывных устройств, когда их обнаружение не сопряжено с сообщением сведений о готовящемся взрыве. Например, 6.03.2000 г. в 11—ч. в школе №8 по ул. Нижнезаводской г. Златоуста был обнаружен муляж взрывного устройства (что было установлено специалистами инженерно-технической группы ОМОН), при этом никаких сообщений о готовящемся взрыве не поступало1. В результате было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Возникает вопрос: а охватывается ли само деяние (выраженное в подкладывании макета взрывного устройства, конверта с неизвестным веществом) понятием «сообщение»? Можно ли такое деяние квалифицировать как заведомо ложное сообщение об акте терроризма?

Мы полагаем, что такое деяние с уголовно-правовой точки зрения охватывается понятием угрозы, т.е. выражением в объективной форме намерения совершить определенные действия. А в свою очередь, угроза может

1 Оперативная сводка ГУВД Челябинской области от 7 марта 2000 г.

24

быть выражена в вербальной форме (в устном или письменном сообщении) или в невербальной форме (в демонстрации, выражении своих намерений различными действиями).

Таким образом, угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий без целей терроризма, выраженная невербально, действующим уголовным законом не охватывается. Данная проблема, по нашему мнению, требует законодательного урегулирования. Такое деяние должно быть криминализировано в рамках статьи 207 Уголовного кодекса России, потому что указанное деяние по своей общественной опасности, последствиям и природе близко к заведомо ложному сообщению об акте терроризма - в основе обоих деяний лежат ложные действия.

Какое же понятие в полной мере отражает сущность указанного деяния, способ его совершения? Определить данное деяние в тексте уголовного закона понятием «угроза» нельзя, потому что во всех случаях употребления данного термина в Уголовном кодексе (ст. ст. 119, 205, 296) имеется в виду реальная угроза, а в исследуемом случае речь идет скорее о мнимой угрозе (исходя из этих соображений, законодатель ст.207 УК сформулировал как заведомо ложное сообщение…). Поэтому необходимо ввести иное понятие, охватывающее указанное деяние.

Таким понятием, по нашему мнению, является «имитация», т.е. создание видимости, ложного представления. В русском языке под имитацией понимается: 1) воспроизведение с возможной точностью, подражание кому-нибудь, чему-нибудь; 2) подделка подо что-нибудь1. По нашему мнению, данное понятие достаточно точно отражает суть исследуемого деяния, потому что во-первых, понятие «имитация» раскрывает сущность деяния, выраженного не сообщением, а иными действиями (демонстрацией, показом и т.п.), а во-

1 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. Изд. 4-е стереотип. М., 2001. С.204.

25

вторых, оно указывает на ложный характер деяния, мнимость создаваемого представления.

К тому же, для действующего уголовного закона данное понятие не является новым. Пункт «к», части 1, статьи 63 УК РФ к числу обстоятельств, отягчающих наказание, относит «совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств…».

Таким образом, в уголовно-правовом толковании под имитацией следует понимать действия лица по созданию ложной видимости совершения какого-либо общественно опасного деяния или созданию ложного представления об истинных свойствах какого-либо объекта, факта или явления.

Исходя из вышеизложенного, статью 207 УК РФ, по нашему мнению, следует изложить в следующей редакции «Заведомо ложное сообщение, а равно имитация готовящегося взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного” имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, …».

Либо статью 207 УК России следует дополнить частью 2 в следующей редакции «Имитация готовящегося взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, …», оставив редакцию части 1 без изменений: «Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге…».

Такое совершенствование уголовного закона позволит защитить интересы граждан, общества и государства от новых проявлений преступности террористического характера и поможет правоохранительным органам избегать юридических ошибок при оценке совершенных деяний и квалификации преступлений. Так, например, 26.02.2000 г. в 9—ч. в дежурную часть Красноармейского РОВД Челябинской области из районного штаба ГоиЧС поступило сообщение о том, что 25.02.2000 г. в 13—ч. в селе Бродокалмак был

26

замечен неизвестный мужчина, который из флакона выливал неизвестную жидкость в колодцы; проведенным химическим исследованием органических ядов и цианитов не обнаружено; в данном деянии признаки преступления не усмотрены1. Или например, 6.11.2001 г. в одном из почтовых ящиков дома 22 по ул. Лихачева г. Миасс Челябинской области обнаружен конверт с порошком белого цвета; проведенным химическим и бактериологическим исследованием веществ и микроорганизмов, опасных для жизни или здоровья человека не обнаружено; по данному факту возбуждено уголовное дело по ст. 207 УК РФ2, что, по нашему мнению, исходя из действующего уголовного закона, представляется неверным.

Субъективная сторона заведомо ложного сообщения об акте терроризма характеризуется только умышленной формой вины в виде прямого умысла. Согласно ч. 2 ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность” или неизбежность наступления общественно .опасных последствий и желало их наступления. Однако в преступлениях с формальным составом осознание общественной опасности относится только к совершаемому деянию3.

Таким образом, интеллектуальный момент умысла при заведомо ложном сообщении об акте терроризма характеризуется осознанием субъектом общественно опасного характера своих действий, т.е. заведомой ложности сообщаемых сведений о готовящемся взрыве, поджоге и т.д. Волевой момент умысла при совершении исследуемого преступного деяния характеризуется желанием совершить эти действия, т.е. сообщить ложные сведения.

Обязательным признаком состава рассматриваемого преступления является осознание виновным заведомой ложности сообщаемых сведений.

1 Оперативная сводка ГУВД Челябинской области от 27 февраля 2000 г.

2 Уголовное дело №266147 // Архив СО при УВД г. Миасса.

3 См.: Пионтковский А.А. Указ. соч. С. 350.

27

Заведомая ложность сообщения служит признаком объективно-субъективным, поскольку, во-первых, сообщение не соответствует действительности, а во-

<•> вторых, виновный заведомо знает об этом (осознает это) и до, и в момент

совершения преступления (даже, не просто знает, а, как правило, само сообщение, является плодом его вымысла)1.

Однако если имеет место добросовестное заблуждение лица по поводу оценки смысла происходящего, т.е. относительно правдивости сообщаемых им сведений, то признак «заведомой» ложности сообщаемых сведений отсутствует. В таком случае, налицо фактическая ошибка, которая исключает состав преступления, предусмотренного ст.207 УК. Например, 25.03.2001 г. в 20—ч. в дежурную часть УВД г. Миасса поступило сообщение от гр-ки X., продавца

© магазина «Феникс», расположенного по пр-ту Макеева, 33, об угрозе взрыва

магазина и обнаружении подозрительного бесхозного дипломата. Проведенными эвакуационно-заградительными и поисковыми мероприятиями взрывное устройство не обнаружено . В данном случае действия гр-ки X., сообщившей в милицию, не образуют состава преступления, так как не было умысла сообщить заведомо ложную информацию: гражданка добросовестно считала угрозу взрыва реальной.

Вина- обязательный признак любого преступления, но она не дает ответа

® на вопросы: почему виновный совершил преступление, что
явилось

побудительной причиной его преступного поведения, чего хотел достичь своим

преступным поведением виновный? Эти вопросы выясняются путем анализа

мотива действий виновного и определения цели содеянного им.

© ! См.: Боровиков В.Б. Указ. соч. С. 16; Хабибуллин М.Х. Ответственность за заведомо

ложный донос и заведомо ложное показание по советскому уголовному праву. Казань, 1975. С. 56; Расследование терроризма: Учеб. пособие / Под общ. ред. О.Н. Коршуновой О.Н. СПб., 2001. С. 30. 2 Оперативная сводка ГУВД Челябинской области от 26 марта 2001 г.

28

Мотивы и цель заведомо ложного сообщения об акте терроризма, согласно диспозиции ст. 207 УК России не имеют квалифицирующего значения. Однако их установление (выяснение) необходимо по двум причинам.

Во-первых, установление мотива и цели позволяет выяснить побудительные причины (движущие силы) совершения лицом преступного деяния, что является одной из гарантий реализации принципа справедливости уголовной ответственности (ст.6 УК РФ). Тем более что п.«е» ст.63 УК России в качестве отягчающего обстоятельства признает совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение.

Во-вторых, установление цели заведомо ложного сообщения об акте терроризма позволяет отграничить данное преступное деяние от угрозы актом терроризма (ч.1 ст.205 УК РФ), а в необходимых случаях правильно квалифицировать данное деяние по совокупности с другими преступлениями.

Часть 1 ст. 205 УК гласит: «Терроризм, т.е. совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях…». Таким образом, объективно терроризм может выражаться в виде угрозы совершения вышеуказанных действий.

Первым основанием отграничения угрозы актом терроризма от заведомо ложного сообщения об акте терроризма служат признаки объективной стороны преступления. Угроза означает выражение виновным намерения совершить взрыв, поджог или иные общественно опасные действия. По своему содержанию угроза должна быть реальной, т.е. обладать
действительной

29

способностью вызвать у людей обоснованное опасение в ее осуществимости1. Сама угроза, как мы уже указывали, может выражаться не только в высказывании намерения совершить акт терроризма (в сообщении), но и в различных действиях, подтверждающих реальность этой угрозы (демонстрация взрывного устройства и т.п.). Хотя заведомо ложное сообщение об акте терроризма также может быть воспринято адресатом сообщения как реальное (реально угрожающее), данный признак для квалификации деяния по ст.207 УК России значения не имеет.

Второе основание отграничения угрозы актом терроризма от заведомо ложного сообщения об акте терроризма составляют признаки субъективной стороны преступного деяния. Терроризм (в том числе в форме угрозы) совершается с прямым умыслом при обязательном наличии хотя бы одной из следующих целей:

  1. нарушения общественной безопасности;
  2. устрашения населения;
  3. оказания воздействия на принятие решений органами власти.
  4. Отсутствие указанных целей исключает уголовную ответственность за терроризм.

Цель заведомо ложного сообщения об акте терроризма отражает направленность умысла - введение в заблуждение лиц, которым адресовано сообщение. Цели, которые преследует субъект, могут быть самыми различными, например, стремление сорвать проведение занятий в учебном заведении, помешать конкурентам получить прибыль, воспрепятствовать нормальной работе каких-либо предприятий, учреждений или организаций, запугать конкретных людей, не опоздать на авиарейс и т.д.

Мотивы заведомо ложного сообщения об акте терроризма также могут быть самыми разными. Чаще всего таковыми являются корысть,
месть,

1 См., например: Антонян Ю.М. Указ. соч. С.279; Егоров B.C. Указ. соч. С. 8; Мальцев В. Ответственность за терроризм //Рос. юстиция. 1997. № 11. С. 35.

30

ревность, зависть, хулиганские побуждения, националистические
или религиозные предубеждения и др.

Если лицо, имея специальную цель воспрепятствовать работе избирательной комиссии, сообщает о готовящемся взрыве избирательного участка, и содеянное полностью охватывается умыслом виновного, то речь, по нашему мнению, должна идти об идеальной совокупности преступлений. Поэтому содеянное следует квалифицировать по совокупности ст.207 и ч.1 ст. 141 УК («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий»).

Институт совокупности преступлений известен отечественному уголовному праву еще с середины прошлого века и продолжает разрабатываться по сей день. Общепризнанно в отечественной уголовно-правовой науке деление совокупности преступлений на реальную и идеальную. А.А. Пионтковский в идеальной совокупности преступлений усматривал несколько преступлений1. В.П. Малков и Х.А. Тимершин указывали, что идеальная совокупность преступлений - «это не формальное нарушение одним действием двух и более норм уголовного закона, а реальное наличие двух самостоятельных преступлений, подпадающих под различные статьи уголовного закона»2. По нашему мнению, правильной является позиция названных авторов, утверждающих, что если лицо сознает объективную способность определенного общественно опасного деяния вызвать два или более общественно опасных последствия и сознательно использует ее для достижения своих преступных целей, то оно может и должно быть признано виновным в совершении двух или более преступлений и нести ответственность за них по совокупности соответствующих статей уголовного закона .

1 Пионтковский А.А. Указ. соч. С. 617.

2 Малков В.П., Тимершин Х.А. Множественность преступлений. Уфа, 1995. С. 36.

3 Там же. С. 40.

31

Аналогичной, думается, должна быть принципиальная позиция при установлении соответствующей специальной цели при заведомо ложном сообщении об акте терроризма в случаях воспрепятствования осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (ст. 148 УК) и воспрепятствования осуществлению правосудия (ч.1 ст.294 УК).

Субъект преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ, — общий, т.е. это вменяемое физическое лицо, которому ко времени совершения преступления исполнилось 14 лет (ст. 19 и 20 УК РФ).

Вменяемость представляет собой такое состояние психики человека, которое характеризуется способностью осознавать им фактический общественно опасный характер своих действий и руководить ими. Сознание (осознание) и воля (способность руководить своим поведением) — психологические параметры, характеризующие психическое здоровье человека или его болезненное состояние, напрямую связанные с возможностью наступления уголовной ответственности. Способность понимать совершаемое и принимать осознанное решение служит основанием для признания лица виновным в совершении преступления.

Вменяемость лица исключается во всех случаях, когда оно во время совершения общественно опасного деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия, иного болезненного состояния психики (ч.1 ст.21 УК РФ); а также если несовершеннолетний, достигший 14-летнего возраста, вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч.З ст.20 УК РФ).

32

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма относится к преступлениям средней тяжести. Санкция ст. 207 УК РФ предусматривает уголовное наказание в виде штрафа в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо в виде исправительных работ на срок от одного года до двух лет, либо в виде ареста на срок от трех до шести месяцев, либо в виде лишения свободы на срок до трех лет.

§ 2. Криминалистическая характеристика преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма

Методика расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма во многом зависит от правильного использования криминалистической характеристики данных преступлений. Закономерные связи между ее элементами помогают строить версии, целенаправленно организовывать поиск преступника и т.д.

В отечественной криминалистике понятие, содержание и структура криминалистической характеристики преступлений достаточно основательно были рассмотрены в работах О .Я. Баева, А.Н. Васильева, Л.Г. Видонова, И.А. Возгрина, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова, ЛЛ. Драпкина, Л.Л. Каневского, А.Н. Колесниченко, В.Е. Корноухова, СП. Митричева, В.А. Образцова, И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова, Л.А. Сергеева, В.Г. Танасевича, Н.П. Яблокова и многих других.

Однако современный период развития учения о криминалистической характеристике отмечается повышенной актуальностью и дискуссионностью. Одной из главных проблем на сегодняшний день является принципиальный вопрос о возможности и целесообразности вообще существования и дальнейшей разработки
криминалистической характеристики (как

33

криминалистической категории и как элемента криминалистической методики расследования преступлений).

В своих последних работах на рубеже 20-го в начале 21-го веков Р.С. Белкин предложил отказаться от идеи дальнейшей разработки криминалистической характеристики преступлений, заявив, что «криминалистическая характеристика преступления, не оправдав возлагавшихся на нее надежд и ученых, и практиков, изжила себя, и из реальности, которой она представлялась все эти годы, превратилась в иллюзию, в криминалистический фантом»1. Ученый предложил вернуться к старой практике «указания в конкретной частной криминалистической методике в качестве первого ее элемента на специфические особенности предмета доказывания по рассматриваемой категории дел»2.

Однако данная позиция была подвергнута критике учеными, которые привели целый ряд весомых аргументов в поддержку и обоснование необходимости дальнейшего формирования криминалистических методик расследования на основе криминалистической характеристики преступлений3. Не повторяя эти аргументы, мы поддерживаем их и считаем, что на сегодняшний день криминалистическая характеристика преступлений должна

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М, 2001. С. 223.

2 Белкин Р.С. Понятие, ставшее «криминалистическим пережитком» // Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, перспективы. Тула, 2000. С. 7.

3 Гавло В.К. Типовая криминалистической характеристики преступлений: изжила ли она себя? // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Всероссийский «круглый стол» (20-21 июня 2002 г.). Сборник материалов. Ростов-на-Дону, 2002. С.71-75; Каневский Л.Л. Об одной затянувшейся среди криминалистов дискуссии // Российская правовая система: становление, проблемы, пути совершенствования: Материалы Республиканской научной конференции/ Под ред. В.К. Гавло, В.Я. Музюкова, В,В. Невинского. Барнаул, 2001. С.323-326; Шиканов В.И. Видовые криминалистические характеристики преступлений: концепция, достоинства, перспективы. Указ. выше сб. С.49- 52; Баев О.Я. И все же: реальность или иллюзия (еще раз о криминалистической характеристике преступлений) // Вестник криминалистики/ Отв. ред. А.Г. Филиппов. , Вып. 1(3). М., 2002. С. 19-23 и др.

34

служить отправным моментом при научной разработке методик расследования отдельных видов (групп) преступлений.

Ф Анализ работ, касающихся криминалистической
характеристики

преступлений, позволяет выделить следующие основные дискуссионные вопросы, “ сложившиеся на сегодняшний день: классификация криминалистических характеристик; соотношение криминалистической характеристики и предмета доказывания; содержание и структура криминалистической характеристики.

На сегодняшний день существует несколько подходов к классификации криминалистических характеристик. Одни авторы выделяют типовые, видовые и
групповые криминалистические характеристики1. Другие ученые,

® основываясь на криминалистической классификации, выделяют
видовые

(групповые) криминалистические характеристики2 и частные3. По нашему мнению, вполне правомерно говорить о выделении типовых, видовых и групповых характеристик преступления. В этом аспекте криминалистическая характеристика заведомо ложного сообщения об акте терроризма выступает видовой криминалистической характеристикой.

<а> 1 Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. 4.4. СПб., 1993. С.30.; Рубцов И.И. Криминалистическая характеристика преступлений как элемент частных методик расследования: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 12. 2 Сергеев Л.А. Общие вопросы методики расследования преступлений // Руководство для ® следователей. М, 1971. С.438; Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М., 1975. С.9-10; Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. С.25-26. 3 Басалаев А.Н., Гуняев В.А. Криминалистическая характеристика преступления (общее понятие и практическое значение) // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. С. 100. 35 Дискуссионным на сегодняшний день остается вопрос о криминалистической характеристике конкретного преступления1. Остаются дискуссионными также вопросы о соотношении криминалистической характеристики преступления и предмета доказывания и о целесообразности выделения предмета доказывания (обстоятельств, подлежащих доказыванию) в структуре частных криминалистических методик. Одни авторы выделяют в структуре частных криминалистических методик как предмет доказывания, так и криминалистическую характеристику преступлений2. Другие авторы не приводят в качестве самостоятельного структурного элемента частной методики перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию, полагая, что содержание криминалистической характеристики должно охватывать все элементы преступления и предмета доказывания, характерные для данной категории преступлений3. Представляется, что наиболее верной является позиция авторов, считающих предмет доказывания самостоятельным элементом частной криминалистической методики. Мы поддерживаем точку зрения Л.Л. Каневского, который говорит о томг что «предмет доказывания и типовая криминалистическая характеристика отдельных категорий преступлений - понятия не однопорядковые»4. Еще в 1978 1 Селиванов Н.А., Бидонов Л.Г. Типовые версии по делам об убийствах. Горький, 1981. С.4; Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск: Изд-во 11 У, 1985. С. 163-165; Густов Г.А. К разработке криминалистической теории преступления // Правоведение. 1988. №3. С.92; Шаталов А.С. Сущность и содержание криминалистической характеристики преступления // Следователь. 1999. №1. С.24; Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы сущности типовой криминалистической характеристики преступлений и ее использование в процессе расследования // Вестник криминалистики. Вып. 1(3). М, 2002. С.28 и др. 2 Герасимов И.Ф. Общие положения методики расследования преступлений // Криминалистика: Учеб. для вузов/ Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 2000. С.344; Яблоков Н.П. Криминалистика. М, 2000. С.273; Бурданова B.C. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, как важнейший элемент частных. криминалистических методик // Вестник криминалистики/ Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып.2. М., 2001.С.38-42. 3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. М., 1997. С.331; Возгрин И.А. Общие положения методики расследования преступлений // Криминалистика: Учебник/ Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб., 2001. С.617. 4 Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы ...С.30. 36 году Л.Я. Драпкин указал ряд существенных признаков, по которым различаются криминалистическая характеристика и предмет доказывания1, поэтому нет необходимости повторять эти аргументы и обосновывать необходимость выделения предмета доказывания в качестве самостоятельного элемента частной криминалистической методики расследования отдельного вида (группы) преступлений. Разные мнения существуют и по поводу содержания и структуры криминалистической характеристики преступлений. Так, одни исследователи сужают содержание криминалистической характеристики преступлений, необоснованно отождествляя ее с составом события данного вида преступлений2, либо ограничивая ее кругом обстоятельств, подлежащих установлению на первоначальном этапе3. Некоторые ученые, наоборот, чрезмерно расширяют это понятие и вводят в состав криминалистической характеристики структурные элементы, которые к нему не относятся: например, исходная информация4. Едва ли целесообразно, по нашему мнению, выделять типичную исходную информацию в качестве элемента криминалистической характеристики преступлений, поскольку она входит в другой элемент частной методики расследования преступлений — типичные следственные ситуации. Криминалистическая характеристика состоит из элементов, которые находятся друг с другом во взаимосвязи и взаимозависимости. Это позволяет следователю на основе имеющейся у него достоверной информации об обстоятельствах расследуемого преступления делать выводы о других, еще неизвестных обстоятельствах. Таким образом, главное предназначение 1 Драпкин Л.Я. Предмет доказывания и криминалистические характеристики преступлений // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. трудов. Вып.б9. Свердловск, 1978. С. 11-17. 2 Басалаев А.Н., Гуняев В. А. Указ. работа. С. 100. 3 Винокуров СИ. Криминалистическая характеристика преступления, ее содержание и роль в построении методики расследования конкретного вида преступления // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. С. 102. 4 Возгрин И.А. Научные основы ...С.25-26.; Рубцов И.И. Указ. работа. СП. 37 криминалистической характеристики — выявление закономерностей, которые помогают выдвигать версии следователю. Криминалисты также отмечают, что содержание криминалистической характеристики не может не согласовываться с отдельными уголовно- правовыми, уголовно-процессуальными и криминологическими данными1. Не углубляясь подробно в анализ тех или иных позиций, поскольку это не входит в задачи нашего исследования, отметим, что криминалистическая характеристика, с нашей точки зрения, представляет собой систему криминалистически значимых сведении, характеризующих определенный вид (группу) преступлений, имеющих значение для расследования. Определяя содержание криминалистической характеристики преступлений, мы поддерживаем мнение Л.Я. Драпкина, который понимает криминалистическую характеристику преступлений как научную категорию, «в которой с достаточной степенью конкретности описаны типичные признаки и свойства события, обстановки, способа и механизма совершения общественно опасных деяний определенной классификационной группы, процесса образования и локализации доказательств, типологические качества личности и поведения виновных, потерпевших, а также устойчивые особенности иных объектов посягательства»2. Исходя из приведенных теоретических положений, опираясь на принципы необходимости, общности, целостности и значимости, с учетом особенностей заведомо ложного сообщения об акте терроризма, считаем необходимым выделить в качестве элементов криминалистической характеристики исследуемого вида преступлений следующие: способ совершения преступления См.: Герасимов И.Ф. Криминалистические характеристики преступлений в структуре частных методик // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. трудов. Вып.69. Свердловск, 1978. С. 7- 9; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984. С. 114. 2 Драпкин Л.Я. Предмет доказывания ... С.17. 38 и механизм следообразования в широком смысле слова1, обстановку совершения преступления, характеристику личности и поведения преступника, а также наиболее значимые связи между ними2. Рассмотрим подробнее отдельные элементы, имеющие значение для раскрытия и расследования исследуемых преступлений. Способ совершения преступления и механизм следообразования Способ совершения является важнейшим элементом криминалистической характеристики преступления. Изучение способа совершения преступления занимает одно из центральных мест в криминалистике и обеспечивает успешное решение ряда поисковых задач. В результате многолетних исследований сложилось устойчивое понятие способа совершения преступления как системы «взаимосвязанных, детерминированных условиями внешней среды и психофизическими свойствами личности преступника, ситуационно повторяющихся действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, которые осуществляются в определенном порядке и направлены на достижение преступной цели»3. Однако некоторые вопросы, находящиеся в рамках криминалистического учения о способе, являются спорными. Одни ученые предлагают рассматривать способ подготовки, способ совершения и способ сокрытия преступления как самостоятельные криминалистические понятия4. Другие — полагают, что все Считаем необходимым рассматривать способ совершения преступления и механизм следообразования в качестве одного составного элемента криминалистической характеристики в силу их неразрывной взаимосвязи и обусловленности особенностей образования следов избранным преступником способом совершения и сокрытия преступления. 2 О важности корреляционных связей и зависимостей при конструировании криминалистической характеристики преступлений говорят многие ученые. См., например: Баев О Я. И все же ... С.20-23; Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы ... С.25-27 и др. 3 Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М., 1970. С. 86. 4 Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Харьков, 1975. С.4; Степанов В.В. Вопросы методики расследования отдельных видов преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. С.143. 39 указанные действия охватываются понятием способа совершения преступления1. Однако мы поддерживаем альтернативную позицию авторов, считающих, что сокрытие преступления входит в структуру способа совершения преступления, если только оно изначально охватывалось преступным замыслом виновного. Если же действия по сокрытию не были охвачены единым преступным замыслом и не являются продолжением ранее совершенных действий, то они не могут расцениваться как элемент способа совершения преступления2. Содержание способа сокрытия обуславливается свойствами личности преступника (пол, возраст, образование, судимость, профессиональные навыки и т.д.), а также обстановкой совершения преступления. Заведомо ложные сообщения об акте терроризма можно дифференцировать на совершаемые без подготовки и с предварительной подготовкой. Подготовка может выражаться в разработке плана совершения преступления, заблаговременном выборе объекта «минирования», времени и способа сообщения, подготовке текста сообщения, приискании (изготовлении) орудий и средств осуществления преступления (радиопередатчика, пишущей машинки, копировального аппарата, клише, красящих веществ), изыскании способа сокрытия преступления и т. д. При письменном сообщении о готовящемся взрыве преступником могут использоваться различные способы его изготовления: исполнение от руки свободным или искаженным почерком; использование пишущих машинок, 1 Сергеев Л. А., Соя-Серко Л.А., Якубович Н.А. Планирование расследования. М., 1975. С.38; Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978. С.27. 2 Карагодин В.Н. Криминалистическое понятие способа сокрытия преступления // Проблемы развития криминалистики в условиях научно-технического прогресса: Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск, 1982. С.109; Беляков А.А. Криминалистическая характеристика и особенности расследования краж, совершаемых лицами без определенного места жительства и работы: Дисс. ...канд. юрид. наук. Свердловск, 1986. С.35. 40 печатающих устройств ЭВМ, самодельных клише и трафаретов, типографского шрифта, средств множительной техники и фототехники; составление текста из букв и слов, вырезанных из печатных изданий. Анализ практики показывает, что в 80% случаев подготовки сообщения в письменном виде преступниками применялся рукописный способ выполнения письменных знаков и лишь в 20% использовалась компьютерная техника. Сообщаемые сведения могут быть предварительно записаны на аудиокассету, а затем высланы по почте или оставлены в обусловленном месте. Предварительно, до передачи сообщения, лжетеррорист может создать условия, препятствующие проникновению следственно-оперативной группы на место «минирования» или затрудняющие действия по осмотру объекта. Это могут быть различные преграды на пути соответствующих служб (запирание и заколачивание дверей и окон, баррикадирование комнат и др.), или муляж (предмет имитатор) взрывного устройства. Проведенные нами исследования показали, что в 89% случаев злоумышленники осуществляли предварительную подготовку к совершению преступления. В подавляющем большинстве случаев имели место, как минимум, следующие подготовительные действия: выбирался объект «минирования», способ передачи и содержание сообщения (сообщаемые сведения). Лишь в 3% случаев изготавливались и закладывались муляжи взрывных устройств (ВУ). Частью подготовки к совершению преступления является и выбор адресата, которому будет передано сообщение. Адресатом заведомо ложного сообщения могут выступать: 1) правоохранительные и иные государственные органы или органы местного самоуправления; 2) должностные и иные лица объекта, подвергающегося угрозе взрыва; 3) частные лица (граждане). Анализ практики показывает, что в 61,1% случаев заведомо ложные сообщения об акте терроризма поступали в милицию, в 29,9% — непосредственно в организацию, здания, сооружения или помещения которой РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ 41 БИБЛИОТЕКА подвергаются угрозе взрыва. Лишь в 2,6% сообщения поступали в государственную противопожарную службу, в 0,7% - в аварийную газовую службу, в 2,9% - частным лицам (жильцу дома, который должен «взорваться»), в 2,8% - в иные органы (ФСБ, прокуратуру, администрацию района, города). Как справедливо отмечают В.П. Бахин и М.А. Михайлов, «этим преступники стараются добиться немедленного реагирования на угрозы и связанные с этим мероприятия, которые вызовут прекращение нормальной деятельности объекта или длительный перерыв в ней»1. Центральное место в структуре способа совершения преступления занимают действия преступника непосредственно по доведению информации о готовящемся акте терроризма адресату. Здесь можно выделить два способа сообщения о готовящемся акте терроризма: непосредственный (устно, лицом к лицу) и опосредованный. К последнему относятся сообщения: 1. письменно; 2. 3. по телефону; 4. 5. по домофону; 6. 7. с помощью иных средств связи (пейджинговая связь, радиосвязь, а также глобальные и локальные компьютерные сети); 8. 9. через средства массовой информации; 10. 11. через третьих лиц. 12. Чаще всего, как показывает практика, передача сообщения о готовящемся взрыве осуществляется по телефону — 95.6% случаев от общего количества сообщений. Лишь в 3.6% преступление совершается в письменной форме, 0.4% - по домофону и 0.4% - непосредственно (см. Приложение 2, диагр.1). На выбор преступником способа доведения сообщаемых ложных сведений до адресата влияют множество объективных и субъективных факторов. Самыми существенными, по нашему мнению, определяющими 1 Бахин В.П., Михайлов М.А. Криминальные взрывы (понятие, характеристика, анализ, технология расследования): Учеб. пособие. Алматы, 2001. С.45. 42 абсолютное доминирование способа сообщения по телефону, являются следующие: - стремление к наименьшим затратам сил и времени на воплощение преступного замысла (простота и удобство передачи сообщения по телефону очевидна); - - стремление к сокрытию своей причастности к совершенному преступлению (анонимность плюс «короткий» звонок в надежде, что его не успеют проследить и др. факторы, позволяющие оставить наименьшее количество следов); - - наличие объективной возможности и средств воплощения преступного замысла в действительности (наличие телефона, телефона-автомата, лишь при их отсутствии преступник избирает другой способ доведения информации). - Для распространения письменных сообщений злоумышленники могут использовать почтовый канал, расклеивать и разбрасывать записки с угрозой взрыва. в населенных пунктах, опускать в почтовые ящики квартир и учреждений. Как показывает практика, в абсолютном большинстве случаев преступники избирают способ непосредственной доставки носителя сообщения адресату - подбрасывание записки в почтовый ящик или на рабочее место сотрудника предприятия, учреждения, здания или помещения которого подвергаются угрозе взрыва, либо оставление письменного сообщения на видном месте (как правило, на объекте угрозы) с расчетом, что данное сообщение будет кем-либо обнаружено. Причем, необходимо отметить, что в исследованной нами практике не зарегистрировано ни одного случая доставки письменного сообщения непосредственно в органы милиции или федеральной службы безопасности. Данное обстоятельство очевидно объясняется боязнью преступника быть задержанным на месте совершения преступления. В изученной нами следственной практике известен лишь один пример передачи сообщения с помощью домофона. Так, 16 апреля 2002 года в 11—ч. гр- 43 ке П., проживающей в одном из многоквартирных домов по ул. Лихачева в г. Миассе Челябинской области неизвестный сообщил по домофону о том, что в подвале данного дома заложена бомба. Гр-ка П. Сразу передала информацию в УВД города. Проведенным осмотром взрывоопасных объектов обнаружено не было1. К сожалению, преступник по горячим следам установлен не был. На практике может встречаться и последовательное сочетание двух основных способов передачи сообщения: непосредственного и опосредованного. Так, например, 17 октября 1998 года около 7—ч. гр-н Б., находясь в состоянии алкогольного опьянения, пребывая на территории железнодорожного вокзала ст. Челябинск-пассажирский по мотиву мести сотрудникам транспортной милиции, которые накануне забрали его вместе с товарищем в медицинский вытрезвитель (и до сих пор его товарища не отпустили), подошел к сотруднику патрульно-постовой службы (ППС) ЛОВД и, указав на оставленные им же вещи (картонную коробку и полиэтиленовый пакет), заявил, что в них находится взрывное устройство. Сотрудник милиции, оценив состояние гр-на Б., не воспринял всерьез устное сообщение и никаких мер не предпринял. Тогда злоумышленник подошел к висевшему неподалеку телефону-автомату и по «02» передал сообщение «Девушка, вокзал заминирован. Дальше решайте сами. Вам 5 минут на выход». Виновный был задержан по горячим следам.2 Такой способ совершения преступления, но нашему мнению, нельзя назвать комбинированным, поскольку первоначально возникшим умыслом на совершение заведомо ложного сообщения об акте терроризма охватывался только непосредственный способ, и лишь при отсутствии желаемого результата у виновного возник умысел на доведение сообщения по телефону. Сообщения, кроме того, можно разделить на: открытые (с указанием фамилии, имени, отчества и других данных лица, сообщающего информацию) и 1 Уголовное дело №761553.// Архив СО при УВД г. Миасса. 2 Уголовное дело №1-567/99 // Архив Советского районного суда г. Челябинска. 44 анонимные (без указания своих данных). В 97% случаев сообщения являются анонимными; лишь в 3% сообщений содержатся сведения о личности © сообщившего, впрочем, как правило, ложные. Но независимо от наличия в сообщении установочных данных лица, его сделавшего, необходимо проверять полученную информацию. Анализ практики показывает, что если при получении информации о возможной угрозе взрыва наличествуют достоверные установочные данные лица, сделавшего сообщение, то в абсолютном большинстве случаев речь идет не о заведомо ложном сообщении об акте терроризма, а о добросовестном заблуждении лица, обнаружившего подозрительный предмет в общественном месте (о чем говорилось в §1). Ф Одним из элементов способа совершения преступления является сокрытие последнего, но только в том случае, как мы указывали, если он охватывается изначально преступным замыслом виновного. Можно выделить следующие способы сокрытия исследуемого преступления: составление письменного текста из букв и слов, вырезанных из печатных изданий; написание текста печатными буквами, левой рукой, с изменением почерка, конфигурации букв; отправление изготовленных материалов по почтовому каналу из разных мест. К способам сокрытия также ® относятся передача информации из телефона-автомата, незаконное подключение к телефонным линиям, передача сообщения на телефон, не оборудованный автоматическим определителем номера, изменение голоса при разговоре, воспроизведение аудиозаписи и т.п. Как показывает практика, наиболее распространенным способом сокрытия исследуемого преступления является передача сообщения из телефона-автомата (81% от общего количества телефонных сообщений), поэтому сотрудникам правоохранительных органов после приема сообщения и установления места, откуда оно было сделано, следует незамедлительно прибыть к указанному месту для поиска преступника «по горячим следам». 45 i Как показали проведенные нами исследования, надлежащих мер по сокрытию преступления не принимают дети, а также лица, делающие © сообщение в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения или i страдающие психическими расстройствами (около 80% случаев от общего I количества сообщений, по которым установлен виновный). Данные лица нередко звонят на «02» со своих домашних телефонов, забыв или не зная о том, что могут быть зафиксированы автоматическим определителем номера; после доведения сообщения до адресата пребывают еще долгое время на месте совершения преступления; передают сообщение о готовящемся взрыве знакомым лицам (соседям по дому, коллегам по работе), не изменяя голоса и т.п. Именно данный фактор - отсутствие действий по сокрытию преступления, Ф является на сегодняшний день основным, влияющим на раскрываемость исследуемых нами преступлений. Анализируя особенности механизма следообразования, представляется необходимым рассмотреть содержание самого сообщения, которое, будучи выражением способа совершения преступления, одновременно выступает наиболее важным следом преступления (в широком смысле слова). Криминалистически значимой в сделанном сообщении является информация о характере и месте готовящегося акта терроризма. © Анализ следственной практики показывает, что в 100% случаев заведомо ложного сообщения об акте терроризма речь идет о готовящемся взрыве. При этом формулировки содержания сообщения относительно характера готовящегося акта терроризма достаточно однообразны: «на...(объекте) заложено взрывное устройство» (54.1%); «на...(объекте) заложена бомба» (35.2%); «...(объект) взорвется (произойдет взрыв)» (5%); «...объект заминирован» (5%). Это обстоятельство подтверждает тот факт, что «взрыв» служит достаточно простым и серьезным средством запугивания людей. Это прекрасно понимают и настоящие террористы, и лжетеррористы. Как справедливо 46 отмечают В.П. Бахин и М.А. Михайлов, «население, государственные (в том числе правоохранительные органы), учреждения негосударственной сферы находятся под влиянием этого фактора и поэтому вынуждены реагировать на такие угрозы... Чем выше частота реальных криминальных взрывов, тем выгоднее это для анонимов, угрожающих взрывом»1. Данное мнение подтверждается еще и тем фактом, что лжетеррористы в большинстве случаев «идут» вслед за террористами. «Удачно» совершенные террористические акты в г. Москве, Волгодонске, повлекшие десятки и сотни жертв, являются для лжетеррористов «примером для подражания», а для правоохранительных органов - сигналом о необходимости серьезного отношения ко всем поступающим сообщениям независимо от того, окажется информация соответствующей действительности или нет. Указанные особенности психологии лжетеррористов находят свое подтверждение в примерах конца 2001 г., когда после серии актов терроризма в США и попыток бактериологического терроризма по всему миру в нашей стране сразу появились «шутники», рассылающие или подкладывающие конверты с белым порошком2. Говоря о характере готовящегося акта терроризма, приводящегося в сообщениях, необходимо отметить, что в 99.3% случаев злоумышленник ограничивается вышеприведенными общими фразами о готовящемся взрыве, но в единичных случаях (0.7%) преступник уточняет характеристики взрывного устройства. Например, 11 сентября 2000 г. в 12 ч. 30 минут в АО «Торговый центр», расположенный по ул. Каслинской в г. Челябинске, по телефону поступило сообщение, что в помещении Торгового центра заложено 3 кг взрывчатого вещества- пластида3. ' Бахин В.П., Михайлов М.А. Указ. работа. С.44. 2 См., например: Игры с белым порошком//Криминальная хроника. 2001. № 11 (134).; Игры с белым порошком продолжаются // Криминальная хроника. 2001. № 12 (135). 3 Уголовное дело № 473291 // Архив СУ при Калининском РУВД г. Челябинска. 47 Наиболее значимой, позволяющей выдвигать версии о мотивах совершения преступления и определять направления поиска преступника, в сообщении является информация о месте готовящегося акта терроризма или, иначе говоря, об объекте, подвергающемся угрозе1. Данное обстоятельство относится к обстановке совершения преступления, но мы затронем его здесь, применительно к содержанию заведомо ложного сообщения. Объектами угрозы взрыва чаще всего становятся школы, вузы, вокзалы, гостиницы, магазины, различные учреждения, организации и другие общественные места. Бесспорный лидер здесь - учебные заведения - 56,2 % (причем школы и лицеи - 45%; техникумы, колледжи и профессиональные училища - 9,2%; вузы - 2%). Затем идут жилые дома и общежития - 14,6 %, а также места отдыха и развлечений (театры, дома культуры, дискотеки, казино и т.п.) — 8%. Менее подвержены посягательству торгово-складские помещения и открытые ярмарки - 5%; вокзалы, станции метро — 4%; административные учреждения органов власти и управления (милиция, городская администрация и т.п.) - 3%; промышленные предприятия — 2,1%; больницы - 2%; парки, скверы, мемориалы - 1,2%; транспорт (автомобили, самолеты, подвижной состав железных дорог) - 1,2%; теле-, радиостанции и студии — 0,8%; прочие объекты - 1,9% (см. Приложение 2, диагр.2). Корреляционные связи объектов угроз с обстановкой совершения преступления и личностью преступника будут рассмотрены нами ниже. Материально фиксированные отображения заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут быть обнаружены: в месте подготовки к совершению преступления (жилище преступника, место его работы и др.); на месте совершения преступления (место, откуда было сделано сообщение); на объекте угрозы (место готовящегося акта терроризма); в месте нахождения адресата сообщения (место, куда поступило сообщение) и в других местах. 1 Здесь и далее под объектом, подвергающимся угрозе, мы будем понимать не объект уголовно-правовой охраны (объект преступления), а именно объект, на который указывает в сообщении преступник, как на место готовящегося акта терроризма. 48 Исходя из описанной нами характеристики способа совершения исследуемых преступлений на основе анализа следственно-судебной практики, необходимо отметить, что при избранном преступником способе сообщения по телефону в процессе подготовки к совершению преступления не характерно оставление материальных следов. Как мы указывали, подготовка к совершению преступления данным способом выражается чаще всего в интеллектуальной форме. Однако около 25% случаев (от общего количества преступлений, по которым установлен виновный) характеризуется тем, что преступник делился возникшим у него замыслом с другими лицами (друзьями, знакомыми, коллегами), высказывая намерение сделать заведомо ложное сообщение и предлагая другому лицу поучаствовать в этом. Оставление материально фиксированных следов характерно для письменного способа заведомо ложного сообщения об акте терроризма, а также при изготовлении и оставлении макета взрывного устройства на объекте угрозы. В этом случае на месте подготовки к совершению преступления могут быть обнаружены различные следы-предметы: пишущие приборы, бумага; материалы, инструменты и приспособления, использовавшиеся для изготовления макета ВУ и т.д. При этом необходимо не забывать о возможном наличии следов преступника и его одежды на данных предметах. Само сообщение, как след преступления, находит свое отображение в зависимости избранного преступником способа его передачи (способа доведения сообщаемых сведений) в материальной или идеальной форме. Устное сообщение отображается в сознании лица, его воспринимавшего. При этом важным является восприятие и запоминание лицом не только содержания сообщаемых сведений, но и характеристик голоса и речи лица, передавшего сообщение, а также обстоятельств, сопровождавших разговор (различных шумов, посторонних звуков в телефонной трубке). Бесспорно, что лучше всего, когда во время поступления устного сообщения по телефону производится его звукозапись. Практика показывает, 49 что при поступлении сообщения в правоохранительные органы и иные службы оперативного реагирования (аварийная газовая служба, службы спасения) аудиозапись производится примерно в 80% случаев, однако далеко не всегда данная запись затем используется в процессе расследования. Гораздо проблемнее, когда сообщение поступает частному лицу или сотруднику предприятия, учреждения или организации. Как правило, такие телефоны не оборудованы аппаратурой записи переговоров, поэтому на практике встречаются лишь единичные случаи записи ими сообщений. При письменном способе доведения сообщаемых сведений до адресата само сообщение уже материально зафиксировано и является носителем признаков почерка и письменной речи преступника (хотя и в ограниченном объеме) либо признаков пишущей машинки или печатающего устройства, на котором оно было выполнено. В этом случае на самом носителе сообщения (листе бумаги, конверте) также могут находиться следы преступника (трасологические, биологические) или его одежды. Следовая обстановка на месте готовящегося акта терроризма (объекте угрозы) в силу специфики самого преступного деяния характеризуется отсутствием каких-либо следов, что несомненно сказывается не лучшим образом на процессе раскрытия и расследования преступления. Однако, как мы указывали, в 3% случаев (от изученных нами) изготавливались и закладывались муляжи взрывных устройств. Так, например, 27 ноября 2000 г. при проверке сообщения об угрозе взрыва и осмотре подъезда жилого дома по ул. Краснолесье г. Екатеринбурга специалистами ООО «Урал-Вымпел» был обнаружен муляж взрывного устройства, изготовленный из брикета строительной замазки, платы с радиоэлементами, батарейки, часового механизма от будильника и электрических проводов . При обнаружении макета ВУ на объекте угрозы взрыва носителями криминалистически значимой информации может быть как сам предмет (его 1 Акт осмотра от 27 ноября 2000 т II Архив ООО «Урал-Вымпел» г. Екатеринбурга. 50 конструкция, детали, материалы), так и имеющиеся на нем следы (следы инструментов, производственных механизмов, преступника). Наиболее «богатой», по нашему мнению, является следовая обстановка на месте совершения преступления - месте, откуда было сделано сообщение. Это - основная особенность механизма следообразования, характеризующая заведомо ложное сообщение об акте терроризма, поскольку при доминирующем способе передачи сообщения по телефону зачастую это единственно возможное место, где могут быть собраны материально фиксированные отображения исследуемого преступного деяния. К сожалению, правоохранительные органы не уделяют должного внимания установлению и осмотру указанного места. Между тем, при осмотре места совершения преступления могут быть обнаружены: 1) следы рук — непосредственно на трубке телефонного аппарата, диске или кнопках номеронабирателя, лицевой и боковых поверхностях телефонного аппарата, в иных местах, о которые звонивший мог опираться руками при разговоре (стекло, рама в будке таксофона и т.п.); 2) 3) следы слюны - на телефонной трубке (в той части корпуса, где расположен микрофон); 4) 5) следы одежды - перчаток (в тех же местах, где могут быть обнаружены следы рук, если человек звонил, не снимая перчаток), верхней одежды (куртки, пальто, рубашки, брюк и т.п. в зависимости от времени года) — в тех местах, о которые звонивший мог опираться во время разговора плечом, коленом, локтем (внутренняя поверхность будки телефона- автомата, поверхность стены, на которой висит телефонный аппарат). При этом следует иметь в виду, что следы одежды могут выражаться как трасологические отображения (отпечатки), а также в виде волокон, частиц текстильных изделий (т.е. материалов и веществ); 6) 51 4) следы обуви - на полу (будки или помещения, где висит телефонный аппарат), на поверхности асфальта, земли (находящихся вокруг места расположения телефона-автомата); 5) 6) следы-предметы (окурки сигарет, спички, случайно оброненные предметы — перчатка, носовой платок, зажигалка, записка с текстом предварительно подготовленного сообщения). Здесь необходимо помнить, что указанные предметы сами могут являться носителями следов запаха, потожировых выделений человека, следов рук, микрообъектов и т.п. 7) Зная, какие следы и где могут оставаться в зависимости от способа и места совершения преступления, лицо, производящее расследование наиболее целенаправленно осуществляет их поиск на месте происшествия, а также в процессе производства иных следственных действий. Обстановка совершения преступления Под обстановкой совершения преступления в криминалистическом аспекте понимается «система различного рода взаимодействующих между собой до и после совершения преступления объектов, явлений и процессов, характеризующих место, время, вещественные, природно-климатические, производственные, бытовые и иные условия окружающей среды и другие факторы объективной реальности, определяющие возможность, условия и иные обстоятельства совершения преступления»1. Обстановка совершения преступления во многом определяет его выбор и корректирует способ совершения, влияет на его механизм. Здесь проявляются отдельные важные личностные черты преступника, формирующего (хотя бы частично) данную обстановку и приспосабливающегося к ней. Поэтому, как нам представляется, при анализе обстановки совершения исследуемых нами преступлений следует обратить внимание на обстоятельства и условия, которые обусловили поведение преступника при совершении преступления. Такими обстоятельствами и условиями являются: место 1 Яблоков Н.П. Криминалистика. М, 2000. С. 18. 52 готовящегося акта терроризма (объект угрозы), место и время совершения преступления; иные условия окружающей среды (доступ к средствам передачи сообщения, расположение средств передачи сообщения относительно объекта угрозы и т.д.). Рассмотрим наиболее важные из них. Место совершения преступления по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма - то, откуда была передана соответствующая информация. Преступления, связанные с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, совершаются в основном в городах и особенно крупных. В сельской местности они не получили распространения, зафиксированы лишь единичные случаи заведомо ложных сообщений о готовящихся взрывах. Анализ практики показывает, что 56,1% исследуемых нами преступлений были совершены в городах с численностью населения свыше 1 миллиона человек (Екатеринбург и Челябинск), 20,9% - в городах с численностью от 100 до 500 тысяч человек, 10,8%- в городах с численностью населения от 50 до 100 тысяч человек, 10,8% - в городах и поселках городского типа с численностью населения от 10 до 50 тысяч человек, 1,4% - в поселках городского и сельского типа с численностью населения от 5 до 10 тысяч человек. Ни одного преступления в поселках сельского типа, деревнях и селах с численностью населения менее 5 тысяч человек не зарегистрировано. Данный факт во многом объясняется различиями в сознании городских и сельских жителей. Кроме того, в городе (особенно крупном) преступнику легче «раствориться» в большой массе людей. В селах же и деревнях все жители «на виду» и в случае совершения преступления не составит труда установить виновного. Также . к условиям, детерминирующим различия в распространенности исследуемых преступлений, можно отнести неразвитость телефонных коммуникаций в сельской местности, небольшое количество школ и отсутствие иных учебных заведений, т. е. объектов, которые чаще всего подвергаются угрозе взрыва. 53 Как отмечалось, 95.6% исследуемых преступлений совершается путем передачи сообщения по телефону, который может находиться в квартире, на рабочем месте, где к нему имеет доступ большое количество людей (в учительской, офисе), либо это может быть телефон-автомат. Анализ практики показал, что в 81% от общего количества телефонных сообщений (из всех случаев, по которым установлено место, откуда звонил злоумышленник) звонки осуществлялись с телефонов-автоматов (таксофонов), в 10,2% — с домашних телефонов, в 8,8% - с телефонов организаций, учреждений, предприятий. Выбор преступником места, откуда он намерен сделать заведомо ложное сообщение, также как и способ совершения преступления, определяется множеством объективных и субъективных факторов. Наиболее значимыми из них, по нашему мнению, являются следующие: - доступность средств передачи сообщения (причем, не только наличие в принципе средств связи — телефонов, таксофонов, но и степень свободы доступа к ним); - - включение в избранный преступником способ совершения преступления действий по сокрытию своей причастности к преступлению (например, стремление сделать телефонное сообщение с такого телефонного аппарата, к которому имеют доступ множество людей); - - цель и мотив совершения преступления. - В подтверждение последнего фактора необходимо отметить, что телефоны, с которых передавались угрозы, в 66.7% сообщений находились в районе расположения того объекта, о минировании которого сообщал анонимный абонент, либо - на самом объекте. Данное обстоятельство позволяет говорить о наличии у преступника в большинстве случаев заинтересованности в наблюдении последствий своего преступного деяния: нарушения нормальной деятельности или отдыха граждан, проведения правоохранительными органами поисковых и эвакуационно- заградительных мероприятий и т.д. 54 Составной частью обстановки совершения рассматриваемых преступлений является время их совершения. Н.А.Селиванов указывал, что «установление времени совершения преступления иногда оказывается весьма важным условием успешного расследования. Следственные версии становятся более обоснованными, а поиски доказательств - более рациональными и результативными. Имея представление о времени, в которое произошло расследуемое событие, легче определить, где нужно в первую очередь искать свидетелей по делу и другие источники доказательств, среди каких лиц вероятнее всего можно обнаружить подозреваемого»1. Системные отношения между временным фактором и другими структурными компонентами существенно обогащают знания следователя обо всех обстоятельствах дела, позволяют конкретизировать сведения о событии преступления и виновных, интенсифицировать розыск очевидцев и доказательств, исключить из числа подозреваемых непричастных лиц, получить дополнительную информацию для построения перспективных версий. В частности, именно взаимная связь между временем и местом совершения преступления лежит в основе логического механизма сложного процесса проверки алиби. Таким образом, установление точного времени совершения преступления помогает следователю определить правильный путь поиска источников доказательств, сузить круг подозреваемых. Проведенное нами исследование позволило выявить определенные закономерности в совершении данных преступлений по времени суток, дням недели, месяцам года. Ложные сообщения о готовящихся взрывах чаще всего, в 46,04% всех случаев, поступают в первой половине дня, с 7 до 13 часов. В период с 13 до 18 часов фиксируется 32,1% сообщений, с 18 до 22 часов - 11,06%, с 22 до 7 часов - 10,8% (см. Приложение 2, диагр.З). 1 Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М., 1971. С. 110. Из всех сообщений, поступающих в период с 7 до 13 часов, называются в качестве объекта угроз в 74,67% учебные заведения, в 5,74% - жилые дома, 19,59% - иные объекты (здания органов власти, промышленных предприятий, места отдыха и развлечений, автотранспорт и т.д.). В период с 13 до 18 часов объектами угроз в 59,93% случаев являются учебные заведения, в 5,99% — жилые дома, в 10,49% - места отдыха и развлечений (бары, казино, рестораны, дискотеки), 23,59% — иные объекты. В вечернее и ночное время картина меняется. С 18 до 22 часов поступает только 20,65% сообщений о якобы готовящихся взрывах в учебных заведениях, зато резко увеличивается их количество относительно жилых домов - 34,78%, в 13,04% случаев «минируют» места отдыха и развлечений, в 10,87% - вокзалы, в 20,66% - иные помещения. В период между 22 и 7 часами «минируют» в 50% случаев жилые дома, в 4,65% - учебные заведения, в 18,6% — места отдыха и развлечений, в 26,75% - иные объекты (см. Приложение 2, диагр.4.). (Полные данные о зависимости количества заведомо ложных сообщений о готовящемся взрыве от времени суток и объекта приведены в Приложении 3, табл.1). Объяснить полученные данные можно, проследив закономерные связи места «готовящегося» акта терроризма («заминированным» объектом) с мотивом и целями совершенного преступления. Сообщения об угрозе взрыва учебных заведений и предприятий, как правило, направляют с целью срыва учебного или производственного процесса. Полученные показатели обусловлены тем, что в период с 8 до 18 часов идут занятия в школах, колледжах и вузах, а также на эти часы приходится продолжительность рабочего дня на предприятиях и в учреждениях. В вечернее и ночное время у учащихся пропадает заинтересованность в «минировании» учебных заведений, так как основная цель - пропустить занятия, сорвать контрольную работу или зачет - отсутствует. Такая же ситуация наблюдается и в отношении звонков о минировании предприятий и офисных помещений. Тем 56 не менее, в период с 22 до 7 часов иногда поступают звонки с угрозами взрывов этих объектов. В таких случаях можно с уверенностью говорить о хулиганских 0 побуждениях звонящих. Иная ситуация складывается при анализе количества звонков, касающихся угрозы взрыва жилых домов. Значительно большее количество подобных звонков поступает в вечернее и ночное время, когда основная масса людей находится дома. Лица, сообщающие заведомо ложную информацию о готовящемся взрыве домов, желают нарушить покой жильцов, посеять среди них чувство тревоги, страха, паники, а то и «просто посмотреть», как сотрудники правоохранительных органов и жильцы отреагируют на сообщение. В основном они действуют из хулиганских побуждений. ^ В вечернее и ночное время увеличивается количество угроз о «минировании» объектов, предназначенных для отдыха граждан. В это время, как правило, начинает свою работу основная масса ночных дискотек, казино, проводятся концерты, спортивные матчи и т.п. Злоумышленник может действовать из хулиганских побуждений, мести (например, из-за высокой стоимости билетов на концерт), ревности и др. По дням недели просматриваются следующие закономерные связи. В понедельник поступает 16,11% сообщений от общего их количества за неделю, s> во вторник - 16,11%, в среду - 19,35%, в четверг - 17,67%, в пятницу - 14,9%, в субботу - 9,37%, в воскресенье - 6,49% (подробные данные приведены в Приложении 3, табл.2). Полученные в результате проведенного нами исследования данные показывают, что в рабочие дни заведомо ложные сообщения поступают равномерно. В выходные сообщений о готовящихся взрывах значительно меньше (в субботу примерно в два, а в воскресенье примерно в три раза меньше, чем в будние дни). Это объясняется тем, что в 5 выходные дни отсутствует мотивация для совершения подобных действий (идти на работу или в школу не надо), а также повышенным контролем над детьми со стороны родителей. Так, доля сообщений о «минировании» учебных заведений 57 в течение рабочей недели составляет 58,5% - 67,08% от общего числа сообщений, в субботу - 42,31%, в воскресенье - 18,52%. В то время как сообщений о «минировании» жилых домов в течение рабочей недели поступает 7,45% — 15,03%, в субботу- 16,67%, в воскресенье - 33,33% (см. Приложение 2, диагр.5). Как показали наши исследования, количество преступлений колеблется и в зависимости от месяцев года. В январе поступило 3,12% от числа всех сообщений за год, в феврале - 7,09%, в марте — 6,73%, в апреле - 8,05%, в мае — 8,77%, в июне - 4,33%, в июле - 5,41%, в августе - 2,40%, в сентябре - 12,26%, в октябре - 17,67%, в ноябре - 12,74%, в декабре - 11,43%. Летом число угроз уменьшается. Причина в том, что лето — пора отпусков и каникул (если во время учебного процесса угрозы направляются в целях срыва занятий, то в период каникул такая необходимость отпадает). Кроме того, сравнительно мало сообщений поступает в январе (см. Приложение 3, табл.3). Это связано с тем, что в январе много нерабочих (праздничных) дней, в школах опять-таки каникулы. Пик заведомо ложных сообщений об акте терроризма приходится на осенние месяцы, когда учащиеся только приступили к учебе, и многим очень не хочется после летнего отдыха посещать занятия, писать контрольные работы и т.п. (см. Приложение 2, диагр.6.). Таким образом, самыми существенными факторами, определяющим время совершения преступления, являются цель и мотив. Более подробно указанные факторы мы рассмотрим во взаимосвязи с личностью преступника. Характеристика личности и поведения преступника Личность преступника - важнейший структурный элемент криминалистической характеристики заведомо ложного сообщения об акте терроризма. «Криминалистическое изучение личности преступника проводится для получения необходимых данных для успешного раскрытия преступления, выбора и применения наиболее эффективных тактических приемов, оказания на 58 преступника нужного воспитательного воздействия»1. При этом «изучение личности преступника в широком смысле предполагает некоторую типизацию индивидуальных явлений. Такая типизация — закономерный прием научного исследования»2. Изучение личности преступника представляет собой сложную комплексную проблему, требующую разностороннего подхода. Анализ правовой литературы показал несколько направлений изучения личности правонарушителя: криминологическое, уголовно-правовое, уголовно- процессуальное, социально- и судебно-психологическое, криминалистическое. Все они составляют одно общее - правовое - исследование личности и требуют единого научного подхода. Взяв предложенный Ф.В. Глазыриным методологический подход за основу, рассмотрим личность преступника в социально-демографическом и социально-психологическом аспектах, определим, какие компоненты этих подсистем представляют для нас наибольший интерес. Криминалистическое изучение личности преступника не может быть полным без учета и оценки конкретных социально-демографических особенностей лиц, которые совершили данное преступление, в первую очередь таких, как пол и возраст. Обобщение и анализ следственной практики показывает, что большая часть этих преступлений совершается мужчинами — 84% и лишь 16% - женщинами. Это обусловлено, прежде всего, социальными факторами, детерминирующими поведение мужчин и женщин. Наиболее многочисленную группу образуют несовершеннолетние. Как свидетельствуют результаты проведенного нами исследования, 60,5% злоумышленников на момент совершения преступления не достигли 18- летнего возраста. Причем 18,3% - совершили общественно опасное деяние в возрасте 1 Глазырин Ф.В. Личность обвиняемого и тактика следствия // Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Свердловск, 1972. С.73. 2 Блувштейн Ю.Д. Личность преступника как предмет криминологического исследования // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1971. Вып. 13. С. 14. 59 до 14 лет, 13,8% - в возрасте 14 лет, 16,5% — в возрасте 15-16 лет, 11,9% - в возрасте 17 лет. На долю совершеннолетних «террористов» приходятся оставшиеся 39,5%, из них: 21,1% - злоумышленники в возрасте 18 - 30 лет, 8,2% - в возрасте 31-45 лет, 10,2% — в возрасте свыше 45 лет. Существенное значение для изучения личности преступников имеет выяснение их образовательного уровня. Так, около 40% составляли лица, обучавшиеся в школе, около 20% лица, обучавшиеся в средних специальных учебных заведениях, около 20% лица, имевшие среднее образование (в том числе обучающиеся в вузе), около 20% - лица со средним специальным и высшим образованием. Большую часть «террористов» образуют учащиеся школ, училищ, колледжей и вузов. Рассмотренные социально-демографические свойства лиц, сообщивших заведомо ложную информацию о готовящемся взрыве, тесно взаимосвязаны с их психологическими качествами. Психические свойства, определяющие характер человека, индивидуальны, они обладают большим постоянством и поэтому проявляются в действиях, поступках (в том числе преступных) и поведении в ходе следствия. Лжетеррористы в большинстве случаев характеризуются безволием, лживостью. Они стремятся к такой деятельности, которая не требует больших затрат энергии и усилий воли, что сказывается и на выборе способа совершения преступления. Данные лица склонны к хулиганским действиям. Об этом свидетельствует тот факт, что около 40% злоумышленников, в целом характеризуясь по месту жительства и работы (учебы) положительно, проявили в отдельных своих поступках такие качества как обидчивость, конфликтность и импульсивность. Зачастую фактором, способствующим совершению преступления, становится употребление алкоголя. Результаты проведенного нами исследования уголовных дел позволяют констатировать, что 35% преступлений, предусмотренных ст. 207 УК России, совершались в состоянии алкогольного 60 опьянения. Хотя после совершения преступления и задержания сотрудниками правоохранительных органов большинство из них раскаивалось в содеянном, и они не могли пояснить причины своего преступного поведения, объясняя это «внезапно возникшим желанием пошутить» или, ограничиваясь высказываниями: «не знаю, что на меня нашло», «не могу объяснить, был пьян». В связи с вышеизложенным, необходимо отметить еще одну существенную, по нашему мнению, черту личности преступников, совершающих деяния, предусмотренные ст. 207 УК РФ - несдержанность, склонность к необдуманным поступкам. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что около 65% преступников во время допросов говорили о внезапно возникшем умысле на совершение заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Некоторые преступники легко поддаются постороннему влиянию, что иногда становится причиной групповой преступности. Изучение психологических особенностей личности преступника необходимо не только для разработки тактики следствия. Оно помогает выявить подлинные мотивы и цели совершения преступления, характер, содержание и силу общественно опасных установок и направленности личности, что в значительной степени определяет верную квалификацию преступления и, в конечном счете, правильную меру наказания и перевоспитания. В связи с этим необходимо отметить актуальность отражения психологических особенностей преступника в материалах дела. К психологическим свойствам личности относят: потребности, направленность, взгляды, темперамент, характер, эмоциональные и волевые свойства, знания, умения и др. Однако криминалистическое изучение личности преступника предполагает выявление не всех его психологических черт, а лишь тех, что имеют наибольшее криминалистическое значение (которые влияют на выбор способа совершения преступления, объекта угрозы и т.д.). 61 Одной из таких особенностей является потребность, выступающая движущей силой поведения человека, источником и предпосылкой его деятельности. Выявление типичных мотивов и целей совершения преступления наиболее полно позволяет отразить характеристики поведения преступника1. Рассматривая закономерные связи между временем совершения преступления и объектом угрозы, мы уже затронули типичные мотивы и цели заведомо ложных сообщений в отношении некоторых объектов. Попытаемся здесь рассмотреть их более полно и дифференцировать наиболее типичные из них относительно объектов угроз. Итак, наиболее распространенной целью «минирования» учебных заведений и промышленных предприятий является срыв учебного или производственного процесса (около 80% сообщений). Например, 25 октября 2000 г. несовершеннолетний Б. сообщил по телефону «02» о заложенной в здании школы №163 г. Екатеринбурга бомбе. Проверка установила ложность сообщения. В процессе расследования виновный был найден, а также выяснилось, что целью «минирования» школы был срыв занятий. Кроме того, было установлено, что Б. 19 октября того же года с аналогичной целью уже «минировал» школу №1632. Мотивами, определяющими указанную цель, зачастую являются нежелание выполнять возложенные на лицо социальные функции (учеба, работа), а также хулиганские побуждения (желание «пошутить»). Однако учебные заведения и промышленные предприятия могут подвергаться угрозе взрыва, хотя и в меньшей степени, по мотиву мести учителям (учителю), директору, руководству за «незаслуженные» оценки, «несправедливое» отчисление, увольнение, невыплату зарплаты и т.д. Именно поэтому мы включаем характеристику целей и мотивов совершения преступления в характеристику личности и поведения преступника, а не выделяем его в качестве самостоятельного элемента криминалистической характеристики преступления. 2 Уголовное дело № 1-53/01 // Архив Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга. 62 Жилые дома, как уже говорилось, чаще всего подвергаются угрозе «взрыва» с целью нарушения покоя граждан, запугивания конкретного человека, по хулиганским мотивам, а также из мести, ревности или зависти. Причем, такой мотив как месть, по направленности может быть обезличенным (месть властям, обществу, какой-либо организации) и личным (месть конкретному человеку). Например, 5 октября 1998 г. Т., как было установлено следствием, находясь у себя дома, в нетрезвом состоянии, по телефону сообщил в Увельский РОВД Челябинской области о готовящемся взрыве дома, принадлежащего главе администрации поселка. Мотивом совершения преступления, как пояснил при допросе сам виновный, послужила «месть за то, что Т. уже три месяца голодал из-за задержки пенсии». Своим звонком Т. хотел «обратить внимание властей на пенсионеров, их проблемы и беды»1. Другим примером является случай, когда житель Бежицкого района Брянской области четыре раза сообщал в милицию о том, что один из домов «взлетит на воздух». Для достоверности он трижды подкладывал в подъезд" коробки с проводами, предварительно положив в них мешок с мукой или солью. Как-то на месте установки своей очередной «мины» он оставил записку следующего содержания: «...Взрыв произойдет с 2.30 до 3.00 ночи...». На обратной стороне были лишь два слова: «Спасите детей». Можно представить, что испытывали жильцы этого дома, получив известие о том, что их дом «заминирован». Причем все звонки происходили в ночное время. Причина, по которой «террорист» устраивал «авралы» для десятков людей, была проста - он «поссорился со своей девушкой и таким способом решил ей отомстить»^. Угрозы взрыва объектов торговли, складских или офисных помещений чаще всего возникают на почве коммерческого соперничества, с целью нанести ущерб конкурентам либо запугать объект вымогательства3. 1 Уголовное дело № 1-381/98 // Архив Увельского районного суда Челябинской области. 2 «Спасатель детей» ждет суда // Криминальный курьер. 1999. № 41. 3 Бахин В.П., Михайлов М.А. Указ. работа. С. 47. 63 Вокзалы, аэропорты или конкретный поезд, самолет зачастую становятся объектами угроз «взрыва» с целью задержать своевременное отправление транспорта. Субъектами таких сообщений становятся опаздывающие пассажиры, а мотивом служит желание успеть на данный конкретный рейс (поезд, самолет)1. Но указанные объекты могут «минироваться» и из корыстных побуждений. Так, в августе 2001 г. Л. неоднократно сообщал московской милиции об угрозе взрыва станции метро «Петровско- Разумовское», предлагая за 10 тыс. долл. предотвратить взрыв . Известны также случаи угрозы взрыва вокзалов, аэропортов и по мотиву мести. Показательным в данном случае может быть ранее приведенный нами пример об угрозе взрыва железнодорожного вокзала ст. Челябинск- пассажирский 17 октября 1998 г. гр-ном Б. по мотиву мести сотрудникам милиции за их правомерные действия^ Практике известны также случаи заведомо ложных сообщений о готовящемся взрыве в отношении зданий, помещений органов государственной власти и местного самоуправления. "Причиной сообщений чаще всего является месть за правомерные действия или бездействие представителей этих органов, низкий уровень жизни населения и т.д. Кроме того, указанные преступления могут совершаться по мотиву политической, расовой или национальной вражды. Проведенное нами исследование позволяет сделать вывод, что выбор объекта угрозы определяется совокупностью субъективных (целью и мотивами злоумышленника, его социальными, нравственными и иными установками, физическим и психологическим состоянием и т.д.) и объективных (время, место, благоприятные условия, бесконтрольность и др.) факторов. Из них самыми существенными, по нашему мнению, являются цель и мотив совершения преступления. 1 См., например: Забавы сильных мира сего // Криминальная хроника. 2001. № 12 (135). 2 Упорный//Криминальная хроника. 2001. № 10(133). 3 Уголовное дело №1-567/99 // Архив Советского районного суда г. Челябинска. 64 Анализ практики показывает, что примерно в 70% исследованных нами преступлений выбор объекта угрозы преступником был не случаен. Подтверждением этому также служит то обстоятельство, что в 74% случаев (от всех, по которым был установлен виновный) злоумышленник имел определенную устойчивую связь с объектом угрозы (54.5% - учащийся, студент данного образовательного учреждения; 7.8% - работник, сотрудник данного предприятия, учреждения или организации; 7.8% - проживающий в данном или близлежащем жилом доме; 3.9% - объект угрозы является местом постоянного или периодического времяпровождения преступника (бар, дискотека и т.п.)). Случайный выбор объекта угрозы характерен для совершения преступления при отсутствии четко выраженной цели, из хулиганских побуждений и иных личных мотивов (желание самоутвердиться, показать свою значимость, «не ударить лицом в грязь» в глазах сверстников и т.п.). Например, 22 декабря 2000 г. несовершеннолетний Ч., из своей квартиры, позвонил в Торговый дом «Ритм» (в г. Челябинске) и "сообщил, что в магазине заложено взрывное устройство. Расследованием установлено, что преступление было совершено из хулиганских побуждений по внезапно возникшему умыслу после просмотра видеофильма «Вавилонская башня» (где демонстрируется взрыв торгового центра). А номер телефона магазина Ч. случайно увидел в записной книжке своей матери1. Подводя итог изложенному, считаем необходимым типологизировать цели, мотивы и объекты угроз при заведомо ложных сообщениях об акте терроризма; 1 Уголовное дело № 1-495/01 // Архив Ленинского районного суда г. Челябинска. OD Цели совершения преступления Типичные мотивы совершения преступления Типичные объекты, подвергающиеся угрозе Дезорганизовать работу предприятия, учреждения, организации (нарушить учебный, производственный или иной трудовой процесс) Хулиганские побуждения; месть; нежелание учиться, работать; ненависть; национальная, расовая, религиозная, политическая вражда; нежелание учиться, работать; иные личные мотивы (например, желание самоутвердиться) Учебные заведения; пром. Предприятия; торговые, коммерческие организации; органы власти и управления; вокзалы; больницы; теле-, радиостанции; иные предприятия, учреждения или организации Причинить экономический ушерб предприятию, учреждению, организации Хулиганские побуждения; корысть; зависть Пром. предприятия; торговые, коммерческие организации; вокзалы; иные предприятия и организации Сорвать проведение массового мероприятия (культурного, спортивного, религиозного, политического и т.п.) Хулиганские побуждения; месть; ненависть; национальная, расовая, религиозная, политическая вражда; иные личные мотивы (например, желание самоутвердиться) Учреждения культуры, организации досуга людей (дискотеки, казино); спортивные учреждения (стадионы, спорткомплексы и т.д.); избирательные участки; иные места массового скопления людей Задержать отправление транспортного средства (автобуса, самолета, парохода, поезда) Хулиганские побуждения; месть; иные -личные мотивы (например, желание успеть к отправлению транспорта) Транспорт; вокзалы, автовокзалы, аэропорты; морские или речные порты Нарушить покой граждан Хулиганские побуждения; ревность; месть; зависть; ненависть; иные личные мотивы (например, желание показать свою значимость) Жилые дома; места отдыха и развлечений; парки, скверы и т.п.; транспорт; больницы Причинить неудобства конкретному человеку Хулиганские побуждения; ревность; месть; зависть; ненависть; иные личные мотивы Любые объекты Оказать психологическое давление на конкретного человека (запугать его) Хулиганские побуждения; корысть; иные личные мотивы (например, желание показать свою значимость) Жилые дома; предприятия, учреждения, организации; транспортные средства (личный транспорт) Четко выраженные цели отсутствуют Хулиганские побуждения; иные личные мотивы Любые объекты 66 Подводя итог изложенному, необходимо отметить, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма с уголовно-правовой точки зрения представляет собой действия по доведению до адресата заведомо ложных сведений о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Наиболее существенными признаками объективной и субъективной сторон, влияющими на квалификацию содеянного, являются: содержание, характер сообщаемых сведений, цель сообщения и его заведомая ложность. В криминалистическом понимании заведомо ложное сообщение об акте терроризма представляет собой обусловленную объективными и субъективными факторами, взаимосвязанную со средой и отображающуюся в ней сложную общественно опасную противоправную динамичную, повторяющуюся в важнейших элементах и связях реальную систему действительности, функционирующую по воле субъекта. Результаты изучения следственно-судебной практики позволили выявить наиболее важные типичные признаки и свойства заведомо ложного сообщения об акте терроризма, а также закономерные связи между ними. При всем однообразии способов совершения преступления можно обоснованно говорить о наличии устойчивых взаимосвязей между личностью преступника, способом и обстановкой совершения преступления. В большинстве случаев выбор объекта угрозы совершения преступления не случаен. Он определяется характеристиками личности преступника, ее связями с объектом угрозы, целью и мотивом совершения преступления. Необходимо отдельно подчеркнуть, что цель совершения преступления может быть направлена против конкретного человека либо неограниченного (неопределенного) круга людей (организации, учреждения, иной социально-организованной системы). Это необходимо учитывать при анализе исходной 67 информации об объекте угрозы и содержании поступившего сообщения, а также при выдвижении версий. Время и место совершения преступного посягательства также определяется особенностями личности преступника, выбранным объектом угрозы, целью и мотивом совершения преступления. В большинстве случаев вполне обоснованно можно говорить о заинтересованности преступника в наблюдении результатов своего преступного деяния, что необходимо учитывать при проведении оперативно-розыскных мероприятий в ходе проверки сообщения о готовящемся акте терроризма. Выявленные закономерные связи могут помочь следователю и органу дознания в выдвижении версий на первоначальном этапе расследования. Однако в любом случае для установления преступника недопустима шаблонность действий правоохранительных органов (поиск преступника только среди сотрудников фирмы и т.п.). Необходим всесторонний анализ любой криминалистически значимой информации, собранной до и после возбуждения уголовного дела, для обоснованного сужения круга подозреваемых лиц. 68 ГЛАВА 2 ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ЗАВЕДОМО ЛОЖНЫХ СООБЩЕНИЙ ОБ АХСГЕ ТЕРРОРИЗМА § 1. Организация проверки сообщения об угрозе взрыва и возбуждение уголовного дела. Обстоятельства, подлексащие доказыванию. По делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма исключительно важен этап получения и проверки сообщения о готовящемся акте терроризма. От грамотности и последовательности действий на этом этапе зависит полнота сбора исходной информации о событии и его участниках, что, в свою очередь, сказывается на оперативности раскрытия преступления (установления лица, его совершившего) и успехе всего расследования в целом. Вопросы периодизации расследования рассматривались в работах Р.С. Белкина, И.А. Возгрина, А.К. Гаврилова, И.Ф. Герасимова, В.И. Громова, Л.Я. Драпкина, Е.П. Ищенко, Н.К. Кузьменко, И.М. Лузгина, Н.П. Яблокова, И.Н. Якимова и других авторов. На сегодняшний день в криминалистике сформировалось детерминирующее представление о трехчленной периодизации расследования, в соответствии с которым весь процесс расследования преступления делится на три этапа: начальный, последующий и заключительный1. Те действия, о которых идет речь (получение сообщения о готовящемся или совершенном взрыве, поджоге и т.д. и его проверка), согласно разд. 7 Уголовно-процессуального кодекса РФ входят в стадию возбуждения 1 См., например: Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск, 1988. С.8-11; Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С.271. 69 уголовного дела, т.е. в криминалистическом понимании относятся к первоначальному этапу расследования преступления, поскольку «в любом случае расследование начинается в связи с обнаружением признаков какого-либо преступления, что всегда служит отправным моментом для возбуждения уголовного дела и начала расследования»1. Однако на сегодняшний день в криминалистике нет единого мнения по вопросу о необходимости выделения и рассмотрения особенностей возбуждения уголовного дела в качестве самостоятельного элемента частной ьфиминалистической методики расследования. Одни авторы полагают необходимым выделять и рассматривать этот элемент в методике расследования определенного вида преступлений2, другие считают это ненужным0. Мы придерживаемся первой точки зрения и полагаем необходимым рассмотреть порядок возбуждения уголовного дела, а также особенности организации и тактики проверочных мероприятий при получении сообщения об угрозе взрыва, поскольку они имеют существенное значение для установления обстоятельств события и расследования преступления. Стадия возбуждения уголовного дела является первоначальным этапом уголовного процесса. До тех пор, пока в надлежащем порядке дело не возбуждено, не допускается ни дознание, ни предварительное следствие. В рамках стадии возбуждения уголовного дела следственные действия не осуществляются (за исключением осмотра места происшествия, освидетельствования и назначения судебной экспертизы в соответствии с ч.4 1 Герасимов И.Ф. Этапы раскрытия преступлений // Следственные ситуации и раскрытие преступлений: Научные труды. Вып.41. Свердловск, 1975. С.7. 2 Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Харьков, 1976. С.21; Баев О.Я. Основы криминалистики: Курс лекций. М., 2001. С.223; Герасимов И.Ф. Общие положения методики расследования преступлений // Криминалистика: Учеб. для вузов/Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 2000. С.344. 3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. М, 1997. С.332-333; Возгрин И.А. Общие положения методики расследования преступлений // Криминалистика: Учебник/ Под ред. Т. А. Седовой, А. А. Эксархопуло. СПб., 2001. С.617. 70 ст. 146 УПК РФ), а создаются лишь необходимые предпосылки для их реализации. Задачи, стоящие перед правоохранительными органами в стадии возбуждения уголовного дела, состоят в фиксации первичных сведений, содержащихся в сообщении о готовящемся акте терроризма, в оперативной проверке полученных сведений, в определении наличия или отсутствия необходимых предпосылок для возбуждения уголовного дела и в принятии соответствующего официального решения. Это решение предполагает четкие ответы на вопросы: содержатся ли в деянии признаки преступления; нет ли обстоятельств, которые по закону препятствуют возбуждению уголовного дела. Говоря о подследственности, необходимо отметить, что ранее, ч.ч. 4 и 5 ст. 126 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР предусматривали обязательность производства предварительного следствия по уголовным делам о преступлениях, указанных ст. 207 УК РФ. Причем подследственность по данным преступлениям была альтернативной: предварительное следствие производилось следователями Федеральной службы безопасности и следователями органов внутренних дел. С 1 июля 2002 г. согласно п.1 ч.З ст. 150 и п.1 ч.З ст.151 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст.207 УК РФ, предварительное расследование производится в форме дознания. Кроме того, УПК РФ устранил альтернативную подследственность по указанным уголовным делам, отнеся их к подследственности дознавателей органов внутренних дел. Однако независимо от формы предварительного расследования возбуждению уголовного дела должна предшествовать проверка сообщения о готовящемся взрыве (ч.1 ст. 144 УПК РФ). Возбуждая дело по признакам ст.207 УК РФ, необходимо быть уверенным в том, что совершенное действие является именно заведомо ложным сообщением о готовящемся акте терроризма. Для этого необходимо четко знать уголовно-правовую характеристику (состав) 71 данного преступного деяния и обнаружить признаки состава преступления в конкретном событии. Как показывает следственная практика, в большинстве случаев сообщение о готовящемся взрыве характеризуется недостаточностью сведений для решения вопроса о наличии или отсутствии состава преступления. Дело же может быть возбуждено только тогда, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Вопрос о достаточности данных решается в каждом конкретном случае по внутреннему убеждению лица, возбуждающего уголовное дело. Само сообщение о предстоящем взрыве не может рассматриваться в большинстве случаев в качестве повода для возбуждения уголовного дела, поскольку ч.7 ст. 141 УПК РФ говорит о том, что анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела (а в большинстве случаев, как мы указывали, сообщение как раз является анонимным). Таким поводом, согласно п.З ч. 1 ст. 140 УПК РФ, будет информация о совершенном преступлении от органа дознания, принявшего и проверившего сообщение, о чем в соответствии со ст. 143 УПК РФ составляется рапорт. Однако помимо повода для возбуждения уголовного дела должно быть основание, т.е. наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Получить же достаточные данные можно лишь путем проверки поступившего сообщения. Поэтому, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, либо об отказе в его возбуждении проводится проверка сообщения, в ходе которой необходимо установить: 1) точное содержание сообщения, наличие в нем сведений о готовящемся акте терроризма (о взрыве, поджоге и т.д. в соответствии со ст. 207 УК РФ), а не об иных преступных действиях; 72 2) ложный характер сообщения, т.е. несоответствие сообщения действительности (отсутствие взрывоопасного предмета на указанном объекте); 3) 4) наличие или отсутствие оснований для отказа в возбуждении уголовного дела. 5) Если на этапе проверки сообщения и решения вопроса о возбуждении уголовного дела будет установлено лицо, сделавшее сообщение, то следует обязательно установить: заведомую ложность сообщения; цель совершенного деяния; возраст виновного; а также по возможности и иные обстоятельства (входящие в крут обстоятельств, подлежащих доказыванию), для установления которых не требуется производство следственных действий. При наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела таковое возбуждается в соответствии с требованиями ст. 146 УПК РФ. Итак, рассмотрим содержание и порядок действий органа дознания по приему, фиксации и проверке сообщения о готовящемся акте терроризма. Стадия получения сообщения Поступившая в дежурную часть информация о готовящемся взрыве, как правило, не содержит сведений, позволяющих сделать какие-либо выводы (неизвестно, реальная это угроза или нет). Здесь можно говорить лишь о рациональной организации и обеспечении последующей работы, исходя из условий безопасности граждан и участвующих в работе специалистов. Поскольку обеспечение общественной безопасности является одной из задач милиции и практически во всех случаях меры по проверке сообщения о готовящемся взрыве принимают сотрудники органов внутренних дел, рассмотрим организацию и тактику поисковых мероприятий, осуществляемых ими. Организация и тактика проверки сообщения о готовящемся взрыве может определяться теоретическими положениями, разработанными криминалистикой, а также ведомственными инструкциями о порядке действий, 73 утвержденными подзаконными нормативно-правовыми актами. Было бы целесообразно разработать единую подробную типовую инструкцию о порядке действий сотрудников ОВД при получении сообщения об угрозе взрыва (см. Приложение 13). Как уже говорилось, сообщение о готовящемся акте терроризма может поступать либо непосредственно в дежурную часть органа внутренних дел, либо опосредовано: от других правоохранительных органов, представителей объекта, подвергающегося угрозе взрыва, частных лиц, которым было сделано сообщение или которые обнаружили записку с угрозой взрыва. При поступлении угрозы взрыва по телефону непосредственно от злоумышленника дежурный должен как можно дольше затянуть разговор с абонентом и получить от него максимальную информацию, которая впоследствии может облегчить розыск анонима, а также предотвратить реализацию угрозы и дать выигрыш во времени работникам правоохранительных органов. Информация, полученная в момент поступления сообщения, зачастую является едицственной зацепкой при расследовании данной категории дел. От качества деятельности лица, принимающего сообщение, зачастую зависит, будет ли в дальнейшем преступление раскрыто или нет. С учетом недостаточной технической оснащенности дежурных служб многих подразделений ОВД (особенно районных и поселковых), по нашему мнению, необходимо разработать формуляр, вопросы которого служили бы одновременно и планом беседы с анонимом (см. Приложение 4). Наличие в дежурной службе телефона с записывающим устройством не должно исключать заполнения формуляра. Такие формуляры получили достаточно широкое распространение в зарубежной правоохранительной практике1. Форма, заполняемая при получении по телефону сообщений об угрозе взрыва, должна в 1 См.: Некоторые рекомендации по переговорам с террористами по телефону // Борьба с преступностью за рубежом. 1994. № 7. С. 16-18. 74 себя включать: точную дату и время поступления сообщения; характер звонка (местный или междугородный); номер телефона, по которому получено сообщение; номер телефона абонента, с которого передано сообщение (если таковой определился); слова абонента (записанные в точности как были сказаны); вопросы, которые следует задать; данные об особенностях голоса и речи звонившего; данные об обстоятельствах, сопровождавших звонок и т.д. Формуляр должен заполнятся непосредственно в ходе беседы с лицом, сообщающим об угрозе взрыва. Не стоит надеяться на память, так как особенности телефонного звонка и разговора, имеющие потенциальный интерес для работников правоохранительных органов, со временем могут быть забыты. Подобные формуляры должны быть в наличии не только у сотрудников правоохранительных органов. По нашему мнению, подобный формуляр с памяткой о том, как нужно действовать в случае получения сообщения о готовящемся акте терроризма, был бы полезен и для работников юридических лиц (предприятий, учреждений и организаций) (см. Приложение 6). Данные памятки-рекомендации следует распространить в первую очередь на тех объектах, которые чаще всего подвергаются угрозе взрыва (учебные заведения, вокзалы и т.д.). Заполнение предлагаемого формуляра, а также соблюдение рекомендаций по переговорам с «террористом» и действиям по окончании разговора должно облегчить работу по розыску злоумышленника и расследование дела в целом. Кроме того, целесообразно проводить консультативные встречи с работниками предприятий, учреждений и организаций по вопросам методики ведения телефонных разговоров при поступлении сообщения об угрозе совершения теракта. Несомненно, результативность следственно-розыскной работы повысится от оснащения дежурных и диспетчерских служб объектов потенциального «минирования», т.е. объектов образования, здравоохранения, жизнеобеспечения, транспорта, крупных промышленных предприятий, 75 телефонных станций и пр. аппаратурой, фиксирующей номер телефона, с которого был произведен звонок, и ведущей запись разговора. При оперативном анализе заполненного формуляра, а также звукозаписи телефонного звонка работникам правоохранительных органов следует акцентировать свое внимание на следующих аспектах: а) содержании угрозы; б) специфики голоса и речи звонившего; в) наличии и характере шумов, зафиксированных при телефонном разговоре. Содержание сообщения может дать ориентирующую поисковую информацию при сопоставлении с криминалистической характеристикой указанного вида преступлений. Оперативный анализ особенностей голоса. и речи звонившего способствует установлению (с различной долей вероятности) таких характеристик личности преступника, как пол, примерный возраст, национальную принадлежность, эмоциональное состояние, наличие различных нарушений речи у звонившего и др. Конечно же, последующее назначение и производство фоноскопической экспертизы (исследования) с целью решения диагностических вопросов по установлению характеристик личности звонившего может уточнить и значительно повысить достоверность полученной ориентирующей информации для установления и розыска преступника. Анализ характера шумов, на фоне которых происходил телефонный разговор, может помочь в определении места расположения телефона, с которого был сделан исходящий звонок. Так, шум от двигателей автотранспорта, гул улицы свидетельствуют о передаче сообщения с уличного телефона-автомата, отсутствие посторонних шумов - о возможном звонке с квартирного телефона и т.д. При получении письменного сообщения о готовящемся взрыве необходимо принять меры по сохранению возможных имеющихся следов, которые могут быть использованы при проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий (например, отпечатков пальцев рук на 76 бумаге (конверте), слюны, перхоти и т.п.). Конверт, в котором было получено сообщение и само письмо (записка) сохраняются в таком виде, в каком они были обнаружены. Таким образом, на стадии получения сообщения о готовящемся акте терроризма могут складываться определенные поисковые ситуации1. Поисковая ситуация как криминалистическая категория включает в себя «совокупность факторов, характеризующих ход, состояние процесса осуществления поисковых мероприятий и тех условий, в которых они протекают»2. Для этой стадии характерны следующие типичные поисковые ситуации: наличие в сообщении сведений о конкретном местонахождении взрывного устройства и иных обстоятельствах готовящегося взрыва (время теракта, характеристики взрывного устройства и др.); неконкретный характер сообщения, отсутствие уточняющих сведений. Указанные ситуации оказывают влияние на организацию поиска взрывного устройства. Стадия проверки полученного сообщения Теоретические основы, техническое обеспечение, организация и тактика поисковых мероприятий на различных объектах при угрозе взрыва рассмотрены в работах А.Ю. Аполлонова, А.А. Белякова, С.С. Галахова, В.Ю. Голубовского, А.А. Горшкова, Ю.М. Дильдина, СМ. Колотушкина, В.Г. Коновалова, Г.И. Курина, И.Д. Моторного, А. Полежаева, М. Решняк, М. Савелия, А.Ю. Семенова, П.П. Смольякова, А.А. Шмырева и др. После непосредственного получения сообщения и оперативного анализа информации о готовящемся акте терроризма (готовящемся взрыве) дежурный по органу внутренних дел обязан: проконтролировать обеспечение звукозаписи 1 О теоретических основах поисковой деятельности см.: Кокурин Г.А. Теоретические и практические основы поисковой деятельности в процессе раскрытия и расследования преступлений: Дисс. ...д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2001; Иванов К.Г. Теоретические проблемы и практика поисковой деятельности в раскрытии и расследовании преступлений: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002 и др. 2 Кокурин Г.А. Криминалистические и оперативно-розыскные основы поисковой деятельности в процессе раскрытия и расследования преступлений: Монография. Екатеринбург, 1999. С.32. 77 телефонного разговора с абонентом на магнитную ленту аудиозаписывающей аппаратуры; зафиксировать точную дату и время получения сообщения, а также его дословное содержание; в случае поступления сообщения с угрозой взрыва режимного объекта, объекта, обслуживаемого Федеральной службой безопасности, проинформировать соответствующую дежурную часть. Кроме того, оперативный дежурный должен: направить на объект, подвергшийся угрозе взрыва, специалистов по обнаружению и обезвреживанию взрывоопасных объектов; решить вопрос о необходимости привлечения медицинской, аварийно-спасательной и коммунальной служб, подразделений МЧС для оказания помощи гражданам в случае взрыва; связаться с администрацией «заминированного» объекта и обеспечить эвакуацию людей из опасной зоны до прибытия специалистов- взрывотехников; направить на объект, подвергшийся угрозе взрыва, следственно-оперативную группу1. По нашему мнению, было бы целесообразно разработать единую типовую инструкцию о действиях дежурного по ОВД и иных сотрудников при получении и проверке сообщения об угрозе взрыва (см. Приложение 5). Дальнейшие действия сотрудников правоохранительных органов должны осуществляться оперативно и одновременно в двух направлениях: 1) проверка сообщения о готовящемся взрыве на объекте, подвергшемся угрозе; 2) 3) установление и осмотр места, откуда поступило сообщение (осмотр места совершения преступления). 4) По прибытии на объект угрозы, до непосредственного проведения поисковых действий с учетом анализа исходной информации руководитель следственно-оперативной группы в целях обеспечения безопасности граждан и установления обстоятельств содеянного должен организовать проведение Более подробно о действиях дежурного см., например: Приказ начальника ГУВД Челябинской области от 1 декабря 1997 г. №370 «О порядке действий ОВД в случаях угрозы взрыва, обнаружения и изъятия взрывоопасных объектов, при совершенном взрыве, а также порядке представления вещественных доказательств для проведения взрывотехнической экспертизы». 78 комплекса эвакуационно-заградительных и оперативно-поисковых мероприятий. К ним относятся: 1. Эвакуация граждан с территории объекта, желательно с составлением списков эвакуируемых для облегчения их учета и возможного выявления подозрительных лиц, имеющих прямое отношение к сообщению о готовящемся взрыве. При этом следует избегать объявления истинной причины эвакуации (во избежание паники), воспользовавшись иным предлогом. В целях безопасности необходимо осмотреть маршруты и конечный пункт эвакуации людей, обращая внимание на наличие подозрительных предметов. 2. 3. Оцепление объекта на безопасном расстоянии. На открытой местности безопасным считается расстояние не менее 300 м; а при наличии экранирующих капитальных стен и других прочных преград — не менее 50 м. Безопасное расстояние уточняется специалистами в процессе предварительного исследования взрывоопасных предметов, если таковые обнаружены1. 4. 5. Отключение газо-, водо-, электроснабжения объекта с целью снижения вторичных поражающих факторов возможного взрыва и выяснение расположения мест складирования опасных и вредных веществ для их дополнительной зашиты. 6. 7. Скрытое наблюдение оперативными сотрудниками из состава следственно-оперативной группы и приданных сил за пределами. оцепления с целью возможного выявления лиц, причастных к ложному сообщению о готовящемся взрыве. При серийных угрозах взрывами рекомендуется фотографирование или проведение видеозаписи для идентификации лиц, неоднократно появляющихся в местах подобных происшествий. 8. 1 См.: Галахов С.С, Голубовский В.Ю., Горшков А.А., Колотушкин СМ. Поиск взрывных устройств и правила обращения с ними в случае их обнаружения: основы организации деятельности (для оперативного состава органов внутренних дел): Учеб. пособие. СПб., 2000. С. 18. 79 Естественно, полнота проводимых эвакуационно - заградительных мероприятий зависит от реальности угрозы, оцениваемой на основе анализа исходных данных (с учетом, например, оперативно-розыскной информации). Решение об их проведении принимает лицо, руководящее поисковой операцией, по согласованию, если это необходимо, с другими участвующими в ее проведении должностными лицами, (например, представителями федеральной службы безопасности, комиссии по чрезвычайным ситуациям района или города). Если взрывное устройство не обнаружено, а в сообщении о готовящемся теракте названо конкретное время взрыва, руководитель следственно- оперативной группы должен проконтролировать, чтобы не позднее чем за 10-15 минут до указанного срока объект покинули все члены следственно- оперативной группы. Рассматривая теоретические основы и тактику поисковой деятельности при угрозе взрыва в первую очередь необходимо определить: а что же является объектом поиска? Основным объектом поиска, конечно же, являются орудия совершения акта терроризма (взрыва). Практика оперирует такими понятиями как «боеприпасы» и «взрывные устройства». Под боеприпасами понимаются «предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного " производства, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной или вышибной заряды либо их сочетание»1. Под взрывным устройством (ВУ) следует понимать «техническое устройство одноразового применения, обладающее достаточным поражающим действием в момент взрыва, состоящее из заряда 1 Постановление Пленума Верховного суда Российской от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // Рос. газ. 2002. 19 мар. 80 химического взрывчатого вещества, конструктивно объединенного со средством его взрывания, и способное к использованию в преступных целях»1. Однако в рамках нашего исследования мы считаем целесообразным употреблять предложенные А.Ф. Волынским и И.Д. Моторным понятия «взрывоопасные объекты» или «взрывоопасные предметы» у объединяющие указанные орудия, с помощью которых может быть совершен взрыв. Необходимо отметить, что данные понятия не уголовно- правовые, а криминалистические, используемые лишь для удобства описания исследуемых явлений действительности. Кроме того, необходимо помнить, что в результате поиска взрывоопасных предметов могут быть обнаружены не только взрывные устройства и боеприпасы, способные к взрыву, но и средства, имитирующие взрывные устройства, под которыми понимаются «промышленные, кустарные и самодельные изделия, не содержащие взрывчатых веществ и взрывоспособных смесей, в конструкции которых предусмотрено воспроизведение внешних признаков или иных отдельных свойств реальных ВУ»4. Привлекаемые к поиску BOO сотрудники (специалисты инженерно- технической группы ОМОН и др.) должны обладать специальными знаниями в области криминалистической взрывотехники и уметь распознавать признаки военных и промышленных ВВ, ВУ, боеприпасов, а также самодельных взрывных устройств. Основами взрывотехнических знаний, по нашему мнению, должен обладать и сам следователь (дознаватель), руководящий поисковой Беляков А.А., Тишин Д.В. Методика расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма: Научно-практ. пособие. Красноярск, 2002. С.48. 2 Волынский А.Ф., Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические методы и средства их обнаружения, обезвреживания, осмотра места взрыва: Лекция. М., 2000. С.8. 3 Моторный И.Д. Теоретико-прикладные основы применения средств и методов криминалистической взрывотехники в борьбе с терроризмом: Монография. М., 1999.С.75. 4 Моторный И.Д. Понятие и экспертное исследование взрывного устройства // Рос. юстиция. 1998. №7. С.29. 81 операцией1. Поиск и досмотр взрывоопасных предметов (ВОП) представляет собой «особый вид познавательного процесса, осуществляемый в административно-правовой форме с риском для жизни и здоровья субъекта путем выполнения однотипных, заранее определенных действий без применения научно-технических средств в условиях неопределенности наличия, местоположения и родовой принадлежности искомого объекта» . По нашему мнению, поиск взрывоопасных предметов может осуществляться и с применением научно-технических средств, поэтому указанное определение следовало бы дополнить словами «либо с применением...». Правовым основанием проведения поиска взрывоопасных предметов служит п. 18 ст. 11 Закона РФ «О милиции», который предусматривает право сотрудников милиции входить беспрепятственно в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территорию и в помещения, занимаемые организациями, и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных оснований полагать, что совершено или совершается преступление, произошел несчастный случай, а также для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и массовых беспорядках. При осмотре объектов, подвергшихся угрозе взрыва, могут применяться следующие методы поиска: визуальный, одорологический, инструментальный 1 О содержании основ взрывотехнических знаний характеристик ВВ, ВУ и боеприпасов см., например: Беляков А.А. Методика расследования преступлений, совершенных с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств: Учеб. пособие. Екатеринбург, 1998. С.5-25; ГрушинЛ.В., МорозковВ.А. Криминальные взрывы - отдельны аспекты расследования: Учеб.-практ. пособие. Челябинск, 2000. С. 11-29; Моторный И.Д. Криминалистическая взрывотехника: новое учение в криминалистике: Учеб.-метод, и справ. Пособие. М., 2000. С.33-42 и др. 2 Моторный И.Д. Теоретико-прикладные основы... С.75-76. 82 (И.Д. Моторный определяет их как виды «исследований, выполняемых на уровне поиска»1). Визуальный поиск состоит в обследовании объектов с использованием возможностей органов чувств человека (зрения, обоняния, слуха) без применения научно-технических средств. Под одорологическим методом поиска подразумевается обследование объектов при помощи служебно- розыскных собак, специально обученных для обнаружения взрывчатых веществ . Инструментальный метод поиска состоит в обследовании объектов с применением различных научно-технических средств (приборов газового или ядерно-физического анализа и т.д.). Кроме того, выделяют еще такие методы поиска3, как: 1) открытый (осуществляемый силами сотрудников объекта); 2) скрытый (осуществляемый администрацией или сотрудниками службы безопасности объекта без эвакуации или с частичной эвакуацией персонала); 3) поиск, осуществляемый специалистами, входящими в состав следственно- оперативной группы. Применяемые для поиска взрывоопасных объектов (BOO) научно- технические средства делятся на две группы: а) средства поиска взрывных устройств (ВУ) по прямым признакам (наличие паров взрывчатых веществ); б) средства поиска взрывных устройств по косвенным признакам (наличие металлических деталей, полупроводниковых приборов и т.д.). Наиболее надежными и эффективными являются средства поиска, обеспечивающие обнаружение прямых признаков. Это приборы газового Моторный И.Д. Теоретико-прикладные основы... С.81. 2 О возможности и правовых основаниях применения собак для поиска ВУ см.: Шавров О. Собака как спецсредство // Профессионал. 1999. №5(31). С.40-42; Использование собак для поиска взрывчатых веществ // Борьба с преступностью за рубежом. 1998. №2. С.31- 32 и др. 3 См.: Галахов С.С., Голубовский В.Ю. и др. Указ. работа. С.22. 83 анализа и аппараты, работа которых основана на ядерно-физических методах1. К приборам газового анализа, позволяющим обнаружить пары взрывчатых веществ (ВВ) в пробах воздуха, относятся дрейф-спектрометры и газовые хроматографы (отличаются друг от друга по принципу действия). Созданные на сегодняшний день различные их модификации (например, дрейф-спектрометр «Entry-Scan», хроматографы «Эхо-М», «Эхо-МВ», детектор паров «М-02М») позволяют обнаружить пары ВВ в помещениях, салонах и багажниках автомобилей. Недостаток большинства газоаналитических приборов - ограниченная номенклатура обнаруживаемых ВВ и возможность использования только при положительных температурах воздуха. Аппараты ядерно-физического анализа позволяют с достаточно высокой надежностью и точностью определить наличие составляющих элементов взрывчатых веществ в обследуемом пространстве, однако они пока обладают целым рядом недостатков: большой энергоемкостью, массой и габаритами, необходимостью защиты окружающих от ионизирующего излучения (например, переносные искатели типа «Репер», «Барьер»). Наиболее широкое распространение в настоящее время получили средства поиска ВУ по косвенным признакам. К этой группе технико- криминалистических средств относятся металлоискатели, кабелеискатели, радиоволновые миноискатели и нелинейные радиолокаторы. Чаще других на практике используются металлоискатели (типа ИМП-2, ММП, ИМБ, ОГФ-Л), применение которых наиболее эффективно на открытой местности или в зданиях (сооружениях), не содержащих металла (например, деревянных). Универсального метода или научно-технического средства, обеспечивающего надежный поиск взрывоопасных предметов в любых условиях, не существует. Обнаружение указанных объектов целесообразно осуществлять путем комплексного применения различных методов и средств 1 Подробнее об этом см.: Ольшанский Ю.И. Ядерно-физические методы обнаружения взрывчатых веществ // Системы безопасности связи и телекоммуникаций. 1998. №20. С.82- 87. 84 поиска, причем их набор и сочетание должны определяться конкретными условиями выполнения задачи (типом объекта, его характеристиками, временем, имеющимся в распоряжении поисковой группы и др.). Следует сразу отметить, что методы и средства поиска ВОП одновременно могут выступать методами и средствами специального взрывотехнического обследования обнаруженных объектов. Сама тактика проведения поиска взрывоопасных предметов при осмотре объекта угрозы сродни тактике проведения обыска. Поэтому на обзорной и поисковой стадии могут применяться разработанные криминалистикой общие тактические приемы поиска1. Особенности организации и тактики поиска взрывоопасных объектов определяются в зависимости от типа объекта, где происходит поиск. Это может быть жилое или иное здание (сооружение), участок местности или транспортное средство. При проведении поисковых мероприятий в зданиях (сооружениях) криминалистическое значение имеют: его назначение, планировка, степень насыщенности помещений предметами обстановки, электронными устройствами, характеристики доступа в помещение. В соответствии с разработанной классификацией2 по степени насыщенности предметами обстановки помещения подразделяются на три категории: I) с низкой степенью насыщенности: фойе, вестибюли, . коридоры, гардероб, туалетные и душевые комнаты, лекционные, спортивные, кино- и концертные залы; 1 См., например: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М., 1961; Михайлов А.И., Юрин С.Г. Обыск. М., 1971 и др. 2 Колотушкин СМ., Курин Г.И., Коновалов В.Г., Смольяков П.П. Организация рационального поиска взрывного устройства при анонимной угрозе взрыва // Рос. следователь. 1999. № 3. С.42; Галахов С.С, Голубовский В.Ю. и др. Указ. соч., С.20-21. 85 2) со средней степенью насыщенности: рабочие кабинеты сотрудников организации, учреждения, комнаты жилых домов, квартир; 3) с высокой степенью насыщенности: складские и ремонтные помещения, разного рода лаборатории и иные помещения с большим количеством предметов обстановки, расположенных на небольшой площади (в стесненных условиях). По наличию электронных устройств идет подразделение помещений на те, в которых: 1) отсутствуют указанные устройства; 2) 3) находятся электронные устройства без автономного питания; 4) 5) находятся электронные устройства с автономным питанием. 6) Кроме того, помещения по степени свободности доступа в них можно классифицировать на три группы: 1) помещения свободного доступа - доступ бесконтролен и можно проникнуть незамеченным без нарушения преграды или без какого-либо предлога (например, туалеты, фойе, коридоры, комнаты для курения, учебные аудитории, свободные от занятий, подъезды жилых домов, не оборудованные замками на входной двери, и т.д.); 2) 3) помещения ограниченного доступа — те, в которых работают определенные сотрудники (находятся определенные люди) и появление постороннего лица не останется незамеченным, но проникнуть туда можно под каким-либо предлогом (рабочие кабинеты служащих, приемная руководителя, учебные аудитории во время занятий, подъезды жилых домов, оборудованные замками на входной двери и т.п.); 4) 5) помещения индивидуального доступа - доступ посторонних лиц невозможен даже под предлогом (специальные лаборатории режимных объектов и т.п.). 6) Последняя классификация применима не только к помещениям какого-либо объекта, но и к самому предприятию, учреждению, организации или к 86 отдельному зданию, сооружению в целом. При разграничении помещений следует учитывать, что степень доступа в одно и то же место может быть различна для посторонних лиц (посетителей, не работающих в данном учреждении) и для сотрудников данного объекта (работающих, например, в другом отделе, подразделении). Классификация помещений по различным основаниям оказывает влияние на выбор тактики поиска, последовательности проведения поисковых действий на объекте, возможность или невозможность применения определенных поисковых средств и методов. Конечно же, идеальным вариантом является наличие заранее разработанной рациональной схемы организации поиска взрывоопасных объектов при угрозе взрыва. На сегодняшний день в большинстве учреждений, имеющих собственную охранную службу (службу безопасности), такие планы действий и схемы расстановки сил разработаны. ОВД и другими правоохранительными органами разработана аналогичная документация, касающаяся рациональной организации действий личного состава при угрозе взрыва собственно зданий указанных органов или охраняемых объектов (вокзал, здание администрации района, города и т.д.). Однако не всегда на момент поступления сообщения об угрозе взрыва на каком-либо объекте в распоряжении сотрудников правоохранительных органов оказывается разработанная схема рационального поиска ВОП. Даже в этом случае, при ограниченном времени на проведение поисковых мероприятий, до начала непосредственно поиска взрывоопасного объекта следует получить от представителей администрации, жилищно- эксплуатационной службы или собственника объекта ориентирующую информацию о самом объекте, количестве и площади помещений, характеристику степени доступа в помещения, насыщенности помещения предметами, сведения о наличии электронных устройств. В этой ситуации важнейшим документом, позволяющим получить представление о самом объекте, оценить объем и 87 площади поиска и определить последовательность осмотра помещений, является детальная схема здания, которая должна быть в органах (подразделении), отвечающих за гражданскую оборону предприятия, учреждения или организации, либо в администрации самого предприятия, учреждения или организации (паспорт на здание или объект). Основным принципом организации поиска взрывоопасных объектов является: проведение поиска снаруоюи внутрь и снизу вверх1. Осмотр административного или производственного здания (сооружения) при поиске взрывоопасного предмета целесообразнее осуществлять концентрическим способом (от периферии к центру) в следующем порядке: - обследование внешних подступов к зданию (прилегающей территории) в радиусе 10-50 метров; - - обследование автотранспортных средств, припаркованных рядом со зданием; - - обследование входов и выходов из здания (всех без исключения, даже запертых на момент осмотра); - - обследование общедоступных мест (фойе, гардероб, лестничные марши, коридоры, туалеты); - - обследование рабочих кабинетов, аудиторий, производственных помещений. - При осмотре жилого здания необходимо, помимо приведенных рекомендаций, обратить внимание на тщательное обследование подвальных и чердачных помещений. Если они заперты, то путем опроса жильцов нужно получить сведения о доступе кого-либо в указанные помещения за последние сутки. Здесь следует иметь в виду, что проникновение злоумышленника в подвальные помещения возможно через вентиляционные окна, а на крышу и чердак - с соседних близко расположенных зданий, поэтому целесообразнее указанные помещения все-таки подвергнуть осмотру. 1 См.: Аполлонов А.Ю. Методические рекомендации по действию сотрудников ОВД при обнаружении взрывных устройств, осмотре места взрыва и подготовке материалов для назначения взрывотехнических экспертных исследований. М., 1995. С.6. 88 Осматривая объекты общего доступа (магазины, вокзалы, аэропорты, станции метро, бары, театры и т.д.), усиленного внимания заслуживает обследование мест складирования товаров, багажа, сумок, одежды, а также мест общего пользования (туалетов, предприятий питания, залов ожидания, зрительных залов). При осмотре всех вышеперечисленных объектов (зданий, сооружений) необходимо подвергать обследованию места возможной установки ВУ (где оставленный предмет не сразу бросается в глаза), такие как: - пожарные и электрические щиты, распределительные ящики; - - батареи и радиаторы центрального отопления; - - мусорные ящики, баки, корзины, урны. - Осмотр участков местности (парков, скверов, кладбищ, участков железнодорожного полотна) целесообразно осуществлять фронтальным способом, разбив осматриваемую площадь на квадраты. При осмотре участков местности необходимо подвергать обследованию урны, мусорные баки, дренажные ямы, канавы, участки с густой растительностью, травой (летом) либо заснеженные пространства со следами человека или транспорта (зимой). Осмотр участков железнодорожного полотна предполагает обязательное обследование межпутевого и подрельсового пространства, стрелочных переводов и стрелочных электроприводов, путевых коробок, дроссель-трансформаторов, релейных ящиков, ящиков для инструментов, путевых сооружений, подмостовых пространств и, конечно же, подвижного состава, находящегося на «заминированном» участке. Осмотр транспортного средства при поиске ВУ целесообразно осуществлять узловым способом в следующем порядке: - обследование транспортного средства снаружи, без прикосновения к нему (кузов, бампер, радиаторная решетка, осветительные приборы, зеркала, ходовая часть, крылья, колеса и т.д.); 89 - обследование салона со всех точек снаружи (без открывания дверей) через переднее, заднее, боковые стекла; - - обследование дверей на предмет обнаружения замыкателей; - - обследование салона изнутри после открывания дверей (первой рекомендуется открывать дверь со стороны пассажира); - - обследование моторного и багажного отделения (после проверки на отсутствие замыкателей или растяжек); - - обследование горловины бензобака (после проверки на отсутствие замыкателя или растяжки). - Для обследования транспортного средства рекомендуется применять специально разработанные досмотровые комплекты зеркал, позволяющие более детально осмотреть труднодоступные места автомобиля (ходовую часть, днище, моторный отсек и т.п.). Обстоятельствами (признаками), указывающими на вероятность обнаружения взрывоопасного предмета, являются: - обнаружение бесхозных предметов, (сумок, пакетов, портфелей, чемоданов, коробок, ящиков и т.д.); - - исходящий от предмета резкий запах газа, бензина, иных горюче- смазочных материалов; - - исходящие от предмета звуки, напоминающие работу часового механизма; - - наличие металлических деталей, проводов, радиодеталей, схем, видимых в предмете без контактного воздействия на него; - - наличие у предмета характерного вида штатных боеприпасов и др1. - 1 Рекомендации по поиску ВОП на различных объектах см. также: Аполлонов А.Ю. Методические рекомендации по действию сотрудников ОВД при обнаружении взрывных устройств, осмотре места взрыва и подготовке материалов для назначения взрывотехнических экспертных исследований. М., 1995. С.8-9. Галахов С.С, Голубовский В.Ю., Горшков А.А., Колотушкин СМ. Поиск взрывных устройств и правила обращения с ними в случае их обнаружения: основы организации деятельности (для оперативного состава органов внутренних дел): Учебное пособие. СПб., 2000. С.25-26; Как искать бомбу в здании // Мир безопасности. 1999. №7(68). С.57-58; Наумец А. «Автомобильные» взрывы. Технология обнаружения взрывных устройств в автомобилях // Частный сыск, охрана, безопасность. 1995. №10. С.29-30 и др. 90 Обнаруженные в ходе поиска подозрительные предметы подвергаются специальному взрывотехническому обследованию. Следует отметить, что нахождение такого предмета не является основанием для прекращения поисковой операции, поскольку преступником в реальности может быть установлено несколько взрывных устройств либо ВУ и макет такового, тогда в случае обнаружения макета настоящее ВУ не будет своевременно найдено и обезврежено. Специальное взрывотехническое обследование — это «реализуемый компетентными лицами в установленной форме с риском для жизни и здоровья процесс изучения предмета с использованием специальных научно-технических средств, методов и приемов, имеющий своей целью распознавание взрывотехнического изделия, определение его состояния, степени подготовленности к взрыву, а также избрание на этой основе мер безопасности и активных действий с предметом, соответствующих конкретной ситуации на месте происшествия»1. Специальное взрывотехническое обследование обнаруженных предметов может осуществляться визуальным, одорологическим или инструментальным методами (об этом мы писали выше). Помимо вышеперечисленных технико-криминалистических средств при специальном взрывотехническом обследовании могут применяться: нелинейные локаторы — для выявления часовых (таймерных) механизмов электронного типа; стетоскопы - для выявления часовых механизмов механического или электронно-механического типа; эндоскопы - для визуального обследования внутренностей обнаруженного предмета через отверстия на корпусе; переносные рентгено-телевизионные установки и др. 1 Моторный И.Д. Теоретико-прикладные... С.84. 91 При проведении специального взрывотехнического обследования подозрительного предмета необходимо строго соблюдать меры безопасности. Прежде всего взрывотехническое обследование предмета проводится дистанционно, с применением бинокля, фотоаппаратуры с длиннофокусными объективами, телевизионной техники. При внешнем осмотре (дистанционном или непосредственном) специалист должен обращать внимание на исходящие от предмета запахи, звуки, признаки, демаскирующие мины-ловушки, связи предмета с объектами окружающей обстановки в виде растяжек, прикрепленной проволоки и т.д. Если в результате всестороннего специального взрывотехнического обследования обнаруженного предмета признаков наличия взрывного устройства не выявлено, но у специалиста остаются сомнения в безопасности данного предмета, то рекомендуется выполнить его «страгивание» с места. Эта операция выполняется дистанционно с помощью длинного троса, штанги или иных средств, исключающих непосредственный контакт специалиста с предметом. Как вариант можно применить один из способов обезвреживания взрывных устройств. Для указанного случая, когда признаки ВУ не выявлены, но у специалиста есть хоть малейшие сомнения во взрывобезопасности обнаруженного предмета, наиболее целесообразным является дистанционное разрушение последнего (гидродинамическим разрушителем, расстрелом из стрелкового оружия). В этом случае может возникнуть ситуация, когда интересы следствия и специалистов-взрывотехников вступают в противоречия. С одной стороны, стремление к максимальному сохранению вещественных доказательств, с другой - уничтожение объекта в случае возникновения сомнений относительно его взрывобезопасности. Безусловно, требование безопасности играет ведущую роль. Но при этом руководитель осмотра должен осуществить все возможные мероприятия для закрепления информации способной иметь доказательственное значение по 92 делу. С этой целью проводятся подробное описание, фотографирование, видеосъемка предмета, напоминающего взрывное устройство. К сведениям, подлежащим первоочередному выяснению, относятся: внешний вид, габариты, окраска самого предмета, а также средств переноски, маскировки (сумка, портфель, чемодан и др.) и прочие специфичные, криминалистически важные признаки. На предмете, имитирующем взрывное устройство, средствах его маскировки и транспортировки могут оказаться следы рук лиц, причастных к его изготовлению, и иные микроследы, поэтому необходимо принять меры к их сохранению или выявлению и фиксации на месте даже в случае разрушения объекта. Все обнаруженные в ходе осмотра предметы, могущие иметь отношение к делу, изымаются и упаковываются с соблюдением общекриминалистических правил и приемов, с указанием места их обнаружения на плане-схеме места происшествия и в протоколе осмотра. По результатам проведенного поиска и специального взрывотехнического обследования специалисты, их осуществлявшие, составляют акт осмотра (обследования), причем независимо от решения производящего расследование лица, относительно необходимости последующего проведения следственного осмотра места происшествия или осмотра обнаруженных предметов. В результате проведения поисковых мероприятий по обнаружению взрывоопасных объектов могут складываться три типичные поисковые ситуации: 1. обнаружен взрывоопасный предмет; 2. 3. обнаружен предмет, имитирующий взрывное устройство; 4. 5. никаких объектов не обнаружено. 6. В первой поисковой ситуации действия специалистов и членов следственно-оперативной группы должны быть направлены на обезвреживание или уничтожение взрывоопасного объекта с обязательной процессуальной фиксацией всех установленных обстоятельств и действий с обнаруженным 93 предметом. В этом случае поступившая в правоохранительные органы информация естественно не может рассматриваться как заведомо ложное сообщение об акте терроризма. Во второй поисковой ситуации необходимо выявление и всестороннее процессуальное закрепление следов преступления и преступника с целью последующего их исследования и использования в процессе раскрытия и расследования данного преступного деяния. Обнаружение предмета, имитирующего взрывное устройство, в совокупности с поступившим сообщением может служить основание'м для выдвижения общих поисковых версий о характере события: совершено преступление, предусмотренное ст. 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма); совершено преступление, предусмотренное ст. 205 УК РФ (терроризм в форме угрозы). Дальнейшая проверка данных поисковых версий позволит всесторонне оценить характер произошедшего события и правильно квалифицировать деяние в стадии возбуждения уголовного дела. В третьей поисковой ситуации действия сотрудников правоохранительных органов должны быть направлены на фиксацию факта отсутствия взрывоопасного предмета на объекте угрозы и выявление преступника возможными законными методами. Сам факт отсутствия на объекте угрозы следов готовящегося акта терроризма позволяет оценить содеянное как заведомо ложное сообщение об акте терроризма. В случаях, когда об угрозе взрыва сообщили по телефону, мероприятия по установлению места, откуда поступило сообщение и организации поиска звонившего по горячим следам должны проводиться незамедлительно и параллельно с мероприятиями по поиску взрывного устройства. Вызвано это тем, что независимо от результатов поиска ВУ (будет оно обнаружено или не будет) потеря времени приведет к уничтожению важных доказательств — следов звонившего непосредственно на телефонном аппарате и вблизи от него. 94 Идентификация личности человека, сделавшего сообщение, необходима в любом случае для установления всех обстоятельств происшедшего и принятия верного решения: возбудить уголовное дело (при этом правильно квалифицировать деяние) или отказать в его возбуждении. На этапе принятия телефонного сообщения могут складываться две типичные поисковые ситуации: номер телефона, с которого был исходящий звонок, либо известен, либо нет; В первом случае местонахождение конкретного телефонного аппарата по номеру может быть установлено посредством электронного телефонного справочника, имеющегося в дежурной части ОВД (если телефон принадлежит частному лицу либо предприятию, учреждению, организации), или с помощью специалистов телефонной станции (узла), куда срочно делается запрос по телефону. В настоящее время телефоны- автоматы (таксофоны) также имеют свои индивидуальные номера, которые в закодированном виде определяются аппаратурой АОН. Поэтому исходящий звонок с таксофона, если номер определился, не является препятствием к установлению местонахождения конкретного телефонного аппарата. Во второй ситуации, когда номер телефона во время принятия сообщения не определился либо вообще отсутствует аппаратура автоматического определения номера, после окончания разговора рекомендуется телефонную трубку положить рядом с аппаратом и, срочно связавшись с местной телефонной станцией (узлом) с другого номера, выяснить телефон, с которого был произведен исходящий звонок (возможность установления абонента определяется типом аппаратуры, установленной на АТС). Кроме того, в настоящее время во многих населенных пунктах в связи с подготовкой к переходу на повременную оплату телефонных услуг ГТС, многие телефонные станции уже оснащены аппаратурой контроля времени и продолжительности переговоров, фиксирующей также номера телефонов абонентов (на 95 междугородных телефонных станциях (МГТС) такое оборудование установлено уже давно). Установлению местонахождения телефона, с которого было передано сообщение, может также способствовать оперативный анализ самого сообщения (о чем мы писали ранее). Дальнейшие поисковые мероприятия сводятся к незамедлительному выезду сотрудников ОВД к месту расположения телефона, собиранию следов звонившего и установлению лица, передавшего сообщение. При этом важное значение имеет оперативность (быстрота) действий дежурного по ОВД и иных сотрудников милиции. Большое подспорье здесь оказывают автоматизированные системы телекодовой связи дежурных частей с экипажами патрульно-постовой службы (например, система «Патруль»)1, которыми на сегодняшний день, к сожалению, оборудованы не все подразделения милиции. Проще всего, если сообщение о готовящемся взрыве передается с квартирного телефона. В этом случае действия сотрудников ОВД сводятся к проверке местонахождения указанногр телефона и проведению опросов лиц, находящихся в указанном жилище. Сложнее ситуация, когда сообщение было передано с телефона-автомата (таксофона), расположенного на улице или в каком-либо помещении, либо с расположенного на предприятии, в учреждении или организации телефона, к которому доступ сотрудников не ограничен или не контролируется. В этом случае прибывшие первыми к месту расположения телефона сотрудники группы немедленного реагирования или патрульно-постовой службы осуществляют охрану телефона до прибытия следственно- оперативной группы и проводят мероприятия по установлению личности звонившего по горячим следам. Тактика непосредственно осмотра места происшествия будет рассмотрена нами в главе 3 данной работы. 1 См.: Кожанов А. В режиме реального времени // Милиция. 1996. № 12. С. 18-20. 96 Обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию Если в результате проверки сообщения в деянии будут установлены признаки состава преступления, то возбуждается уголовное дело и производится предварительное расследование. Расследование должно быть всесторонним, полным и объективным. Исследованию подлежат обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие подозреваемого (обвиняемого). Статьей 73 УПК РФ предусмотрено, что при производстве расследования по уголовному делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма вины и мотивы; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Кроме того, при расследовании преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, возникает необходимость в установлении ряда дополнительных обстоятельств, имеющих значение для расследования, который шире круга обстоятельств, подлежащих доказыванию. Применительно к исследуемому нами преступлению обстоятельствами такого рода можно назвать: 1. Место: - откуда было сделано сообщение (место совершения преступления); - - куда поступило сообщение (адресат сообщения); - - готовящегося акта терроризма (объект угрозы); - - подготовки к совершению преступления (если таковая осуществлялась); - - установки макета взрывного устройства (если таковой изготавливался); - - задержания подозреваемого лица. - 97 2. Время: - возникновения умысла на совершение преступления; - - подготовки к совершению преступления; - - направления (передачи) сообщения; - - поступления сообщения адресату (обнаружения сообщения адресатом); - - установки макета взрывного устройства (если таковой устанавливался); - - задержания подозреваемого лица. - 3. Способ совершения преступления: - какие подготовительные действия осуществлялись до передачи сообщения; - - способ доведения сообщаемых сведений; - - дословное содержание сообщения; - - сопровождалось ли сообщение иными действиями обвиняемого; - - какие предпринимались действия обвиняемым по сокрытию своей причастности к совершенному преступлению. - Если изготавливался предмет, имитирующий взрывное устройство, то необходимо установить: - внешние признаки изготовленного предмета (какие внешние признаки реального ВУ были воспроизведены в макете); - - материалы и предметы (их части), из которых был изготовлен макет ВУ; - - когда, где, у кого были приобретены материалы для изготовления макета; - ® - с помощью каких инструментов и технических средств изготавливался макет ВУ. . 4. Условия совершения преступления: - какие события предшествовали возникновению умысла на совершение преступления и его реализации; - - с кем обвиняемый делился замыслом на совершение преступления; - © - в чьем присутствии обвиняемый готовился к совершению преступления и реализовывал свой преступный замысел; 98 - предпринимались ли со стороны иных лиц попытки воспрепятствовать совершению преступления. 5. Данные, характеризующие личность обвиняемого: - пол, возраст (точно на момент совершения преступления); - - национальность, вероисповедание; - - семейное положение, наличие иждивенцев; - - место работы (учебы), должность, если не работал (не учился), то почему, как долго; место жительства; - - физическое и психическое здоровье лица (до совершения преступления, в момент совершения и после такового), наличие болезненных пристрастий (алкоголизм, наркомания, токсикомания); - - наличие непогашенных и не снятых судимостей, по каким конкретно статьям УК РСФСР и УК РФ; - - характеристика по месту работы (учебы) и жительства. - 6. Обстоятельства, характеризующие субъективную сторону преступного поведения обвиняемого: - характеристика умысла, цели и мотива совершения преступления; - - осознание виновным заведомой ложности сообщаемых сведений в момент совершения преступления; - - охватывались ли первоначальным замыслом обвиняемого действия по сокрытию своей причастности к совершенному преступлению; - - нахождение в момент совершения преступления в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения. - 7. Последствия совершенного преступления: - какой материальный ущерб и в каком размере причинен объекту угрозы в результате сообщения; ® - какой моральный ущерб причинен гражданам в результате совершения преступления; 99 - какой материальный ущерб причинен правоохранительным органам и иным службам оперативного реагирования в результате проведения мероприятий по проверке поступившего сообщения. Кроме того, в случаях совершения преступления несовершеннолетним подлежат установлению и доказыванию обстоятельства, названные в ст.421 УПК РФ: возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения; условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности; влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц1. Если заведомо ложное сообщение об акте терроризма сделано лицом в состоянии невменяемости или лицом, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, то согласно ч.2 ст.434 УПК РФ доказыванию подлежит: время, место, способ и другие обстоятельства совершения деяния; совершено ли деяние, запрещенное уголовным законом, данным лицом; характер и размер вреда, причиненного деянием; наличие у данного лица психических расстройств в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния или во время производства по уголовному делу; связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда2. Более подробно об обстоятельствах, подлежащих установлению по делам несовершеннолетних см.: Просфирин В.Г. Особенности предмета доказывания по уголовным делам несовершеннолетних: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 2001; Щерба С, Гусева С. Особенности предмета доказывания по делам о несовершеннолетних // Рос. юстиция. 1998. №2. С.35-37. 2 Более подробно об обстоятельствах, подлежащих установлению по делам невменяемых см.: Фаткуллина М.Ш. Особенности предмета доказывания по делам лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости // Проблемы деятельности правоохранительных органов и государственной противопожарной службы: Мат-лы Всеросс. научно-практ. конференции. Иркутск, 2001. С.123-125; Щерба С, Гусева С. Особенности предмета доказывания по делам о невменяемых // Рос. юстиция. 1999. №2. С.35-38. 100 Сразу же после возбуждения уголовного дела необходимо приступить к расследованию данного события. Направление, содержание и очередность проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий детерминированы, главным образом, следственными ситуациями, складывающимися на первоначальном этапе расследования. В то же время ситуация, ее статистика и динамика полностью определяются количеством и качеством исходной информации, поступившей в распоряжение лица, производящего расследование, и прямо зависят от его аналитических и творческих способностей. § 2. Типичные следственные ситуации и версии на первоначальном этапе расследования Успешное раскрытие и расследование преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, в значительной степени зависит от умения лица, производящего расследование, учитывать в своей работе их криминалистическую характеристику, а также от правильной оценки и разрешения сложившейся по делу ситуации. Подобный подход к расследованию преступлений вызван прежде всего потребностями практики и позволяет повысить эффективность предварительного расследования. В связи с этим в настоящее время разработка методики расследования отдельных видов и групп преступлений ведется применительно к типичным следственным ситуациям1. См., например: Морозков В.А. Методика расследования преступлений, совершенных с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств (по материалам Южно- Уральского региона): Дисс. ...канд. юрид. наук. СПб, 2002; Хромых Д.Н. Методика расследования актов терроризма с применением взрывных устройств: Дисс. ...канд. юрид. наук. СПб, 2002; Брусницын В.И. Совершение и сокрытие преступлений с ипсользованием взрывных устройств: Дисс. ...канд. юрид. наук. Владивосток, 2001; Расследование терроризма: Учеб. пособие/ Под общ. ред. О.Н. Коршуновой. СПб, 2001 и др. 101 Одно из первых определение следственной ситуации принадлежит А.Н. Колесниченко. По его мнению, под следственной ситуацией следует понимать «определенное положение в расследовании преступления, характеризуемое наличием тех или иных доказательств и информационного материала и возникающими в связи с этим конкретными задачами его собирания и проверки»1. Следует заметить, что, говоря об «информационном материале», автор не конкретизирует его, но отделяет от него сами доказательства. Понятие, виды, содержание и значение следственных ситуаций исследовались в работах и других ученых, среди которых: О.Я. Баев, Р.С. Белкин, А.Н. Васильев, И.А. Возгрин, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, В.Е. Корноухов, Н.А. Селиванов, В.И. Шиканов, Н.П. Яблоков и др. Каждый из ученых дал свое определение следственной ситуации, заслуживающее внимания и могущее быть предметом специального обсуждения2. Рассматривая современные взгляды на следственную ситуацию, мы не склонны разделять мнение о необходимости определения ее как «следственно-оперативной ситуации»3. Среди существующих определений следственной ситуации считаем необходимым отметить определение, предложенное И.Ф. Герасимовым. «Это сложившаяся динамическая совокупность характеризующих расследование Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений: Дисс. ...докт. юрид. наук. Харьков, 1967. С.214. 2 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С.91-111; Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М, 1978. С.41-45; Возгрин И.А. Общие положения методики расследования преступлений // Криминалистика: Учебник/ Под ред. Т.А. Седовой и А.А. Эксархопуло. СПб., 2001. С.614; Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие преступлений: Научн. труды. Вып.41. Свердловск, 1975. С.26-44; Старостин В.Е., Яровенко В.В. Криминалистическая характеристика и следственная ситуация: соотношение понятий // Криминалистические методы расследования преступлений: Научн. изд. Тюмень, 1994. С.44-51 и др. 3 См.: Хромых Д.Н. Указ. работа. С.83. 102 информационных, доказательственных, организационно-технических и тактических факторов, анализ и оценка которых влияют на определение направлений расследования, принятие решений и выбор способов действия»1. И.Ф. Герасимов дал также перечень элементов (компонентов), составляющих данную категорию: обстоятельства преступления, известные в данный момент; имеющиеся по делу доказательства; информация, имеющая тактическое и организационное значение; следственные действия и другие мероприятия, намеченные и уже выполненные; запланированные, но еще не выполненные следственные и другие действия; возможности, которыми следователь располагает; возможности, которые еще не использовались; время, имеющееся в распоряжении следователя; данные о поведении лиц, заинтересованных в исходе дела; оценка всех перечисленных факторов и в конечном счете определение характера ситуации2. Перечисленные элементы по-разному проявляются в различных следственных ситуациях. В одних может быть больше доказательственной информации и меньше организационно-тактической, в других - наоборот. Кроме того, следственная ситуация постоянно изменяется под воздействием объективных (не зависящих от участников расследования) и субъективных (порождаемых действиями и поведением участников расследования и иных лиц, втянутых в расследование) факторов. С учетом изложенных положений рассмотрим специфику формирования и содержание следственных ситуаций, которые характерны для расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Обобщение следственной практики показало, что расследование этой группы преступлений имеет определенные особенности, которые объясняются своеобразием складывающихся ситуаций. Специфичность формирования таких ситуаций, их содержание обуславливаются индивидуальными чертами этих 1 Герасимов И.Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений // Соц. Законность. 1977. №7. С.61. 2 Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С. 171. .103 преступлений, т.е. их криминалистической характеристикой. Поэтому различные элементы криминалистической характеристики и даже отдельные стороны одного и того же элемента оказывают влияние на характер складывающихся ситуаций, благоприятствуют расследованию либо отрицательно воздействуют на его ход. Например, на характер следственных ситуаций влияет такой элемент криминалистической характеристики, как обстановка совершения преступления. В зависимости от сохранности первичной обстановки места совершения преступления можно выделить следующие ситуационные характеристики места совершения заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Обстановка места происшествия частично или полностью сохранилась. Формированию этой ситуации способствует незамедлительное установление места, откуда было сделано сообщение (о чем мы уже говорили в §1). В этой ситуации следователю (дознавателю) после получения поисковой информации необходимо незамедлительно прибыть на место совершения преступления и произвести осмотр. Обстановка места происшествия не сохранилась. На формирование данной ситуации оказывает воздействие промедление в установлении места совершения преступления. В отдельных случаях осмотр места происшествия оказывается явно нецелесообразным, особенно если сообщение поступило с телефона-автомата (таксофона). Однако всегда нужно учитывать возможность и степень свободности доступа граждан к конкретному телефонному аппарату, а также помнить о возможности сохранения тех или иных следов в различных условиях в течение определенного времени. Значительное влияние на формирование следственных ситуаций, организационную и тактическую сторону расследования преступлений оказывает и тот факт, задержан ли преступник сразу после доведения сообщения до адресата или нет. Так, задержание виновного сразу после совершения преступления и установление ложности сообщенных сведений 104 позволяет сэкономить силы и время правоохранительных органов и иных служб оперативного реагирования и не проводить осмотр объекта угрозы на предмет обнаружения взрывоопасных объектов. В противном случае, необходимость проведения поисковых мероприятий для обеспечения безопасности граждан очевидна. Например, 21.07.1995 г. в 15—ч. гр-н Д., находясь в квартире у знакомой в нетрезвом состоянии, позвонил в милицию (по тел. «02») и сообщил 0 готовящемся взрыве одного из цехов завода им. Колющенко в г. Челябинске. Оперативный выезд группы немедленного реагирования к месту нахождения телефона, с которого было передано сообщение (установленному с помощью АОН), установление и опрос злоумышленника позволили отказаться от проведения поисковых мероприятий на территории завода, предотвратив тем самым причинение преступного вреда предприятию1. Следственные ситуации, таким образом, характеризуют состояние расследования конкретного преступления на определенный момент времени. А поскольку каждое преступление является строго индивидуальным, то индивидуальны и складывающиеся в процессе его расследования следственные ситуации. Каждая ситуация служит исходным положением для выработки следователем программы дельнейших действий. Однако, как показывает практика, нельзя заранее разработать программы на все случаи жизни. В связи с этим речь может идти, как обоснованно отмечает В.П. Бахин, лишь о тех ситуациях, которые характеризуются определенным постоянством содержания2, т.е. о типичных следственных ситуациях. Они являются результатом обобщения практики расследования преступлений. В основе образования таких ситуаций лежит закономерность того или иного материального процесса (в частности, процесса расследования), проявляющаяся в его повторяемости. 1 Уголовное дело №1-272/97 // Архив Советского районного суда г. Челябинска. 2 Бахин В.П. Следственные ситуации как основа разработки конкретных методик расследования преступлений // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С.95. 105 Опираясь на разработанную в криминалистике классификацию следственных ситуаций1 и обобщение нами следственной практики, можно сделать вывод об обоснованности выделения двух групп типичных следственных ситуаций в зависимости от объема, характера и степени определенности исходной информации на первоначальном этапе расследования: 1) простые (благоприятные для расследования), когда есть информация о преступлении и известна личность преступника, сделавшего заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма; 2) 3) сложные (неблагоприятные для расследования), которые, в свою очередь, имеют два вида: 4) - есть информация о преступлении, но личность преступника, сделавшего заведомо ложное сообщение, неизвестна (это наиболее типичная ситуация характерная для первоначального этапа расследования данного преступления); - - установлено лицо, сделавшее заведомо ложное сообщение, но оно скрывается от правоохранительных органов и место его нахождения неизвестно. - Учет и правильная оценка следственных ситуаций на первоначальном этапе позволяют определить оптимальную очередность следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также порядок их осуществления. Характер и содержание исходных данных о преступлении определяют направление всей деятельности по расследованию. Простая следственная ситуация складывается, когда в распоряжении лица, производящего расследование, имеются достаточно полные сведения о совершенном преступлении и лице, сделавшем заведомо ложное сообщение об акте терроризма. Распространенность этой ситуации, по результатам См., например: Драпкин Л.Л. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. 106 исследования нами следственной практики органов внутренних дел Свердловской и Челябинской областей, составляет около 20%. Такие ситуации, как правило, складываются при заведомо ложном сообщении по телефону из квартиры или предприятия, учреждения и организации, когда номер и местонахождение телефона становится известным на стадии получения и проверки сообщения. В простых ситуациях главная задача лица, производящего расследование, - обработать уже установленные источники информации. Следователь (дознаватель) сосредоточивается на процессуальном закреплении имеющихся доказательств, тщательном выяснении всех обстоятельств, подлежащих установлению по делу, для правильного его разрешения. Одним из способов получения достоверной информации является выдвижение и проверка следственньгх версий, круг и содержание которых обусловливается конкретной следственной ситуацией, сложившейся по делу. Вопрос о понятии следственньгх версий, их построении и проверке в криминалистической литературе исследован достаточно полно1, поэтому мы не будем останавливаться на общих вопросах. Простота рассматриваемой ситуации не исключает версионного процесса. В простой ситуации, когда лицо, сделавшее сообщение известно, выдвигаются и проверяются две равнозначные версии: 1) основная: заведомо ложное сообщение сделано конкретным лицом, сведения о котором известны органу дознания; 2) 3) контрверсия: преступление совершено иным лицом. 4) 1 Ларин A.M. От следственной версии к истине. М, 1976; Пещак Я.Н. Следственные версии. М, 1976; Арцишевский Г.В. Следственные версии: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1973; ЛузгинИ.М. хМоделирование при расследовании преступлений. М., 1981; Ермолович В.Ф., Ермолович М.В. Построение и проверка версий/ Под ред. И.И. Басецкого. Мн., 2000 и др. 107 Контрверсия выполняет «важную функцию предупреждения односторонности и необъективности, ориентируя на расширение круга Ф фактически возможных версий»1. Кроме того, могут быть выдвинуты версии о совершении подозреваемым других аналогичных преступлений. Поводом для этого могут служить данные о ранее совершенных заведомо ложных сообщениях в отношении того же объекта угрозы. Следует продумать также версию и о возможном поведении подозреваемого в ходе дальнейшего расследования и судебного рассмотрения дела. При этом необходимо учитывать сведения о личности преступника, типичные для данной ситуации приемы уклонения от ответственности. В зависимости от следственных ситуаций, складывающихся в процессе расследования, осуществляется наиболее рациональная и эффективная система действий. В связи с этим следственная ситуация может не только определить круг первоначальных следственных действии, но и их последовательность2. Отдельные авторы говорят об алгоритмизации или о программировании расследования3. Анализ практики расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма показал, что в простой ситуации наиболее приемлема следующая система следственных действий: 1) осмотр места происшествия (места преступления) и объекта угрозы; 2) допрос подозреваемого; 3) допрос потерпевших и свидетелей; 4) предъявление для опознания подозреваемого лица; 5) обыск по месту проживания подозреваемого (при возможности ' Учение о криминалистических версиях // Криминалистика: Учеб. для вузов/ Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С.66. 2 См.: Васильев А.Н. Проблемы методики ...С.51. 3 См.: Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Л., 1976. С.13-15; Кузьмин СВ. Программно-целевой метод планирования *> расследования преступлений: Объективная необходимость развития // Правоведение. 1998. №3. С. 117-121; Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. М, 2000; Соловьева О.М. Криминалистическая алгоритмизация следственных действий: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. СПб, 2000. и др. 108 обнаружения следов подготовки к совершению преступления); 6) выемка аудиозаписи сообщения (если таковая производилась); 7) изъятие образцов для сравнительного исследования; 8) назначение отдельных видов судебных экспертиз. Наряду с этим следует поручить оперативным работникам сбор данных, характеризующих личность подозреваемого и его образ жизни, проверить его на причастность к совершению других нераскрытых преступлений. Порядок перечисленных следственных действий в зависимости от особенностей исходной информации, а также той, что получена в ходе расследования, может изменяться. Другую группу типичных следственных ситуаций первоначального этапа расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма составляют сложные следственные ситуации. Когда личность преступника установлена, но местонахождение его неизвестно, складывается ситуация проблемно-конфликтного характера. Проблемность ее заключается в том, что неизвестно место, где скрывается преступник, а конфликтность — в отсутствии данных о его возможных действиях, трудности разработки и осуществления мероприятий по его выявлению и задержанию. Распространенность таких следственных ситуаций составляет около 5%. В данной ситуации возникает необходимость параллельно со сбором доказательств о преступлении и преступнике выдвигать и проверять соответствующие розыскные версии о местах вероятного нахождения и возможного появления разыскиваемого лица. В ходе указанных проверок предпринимаются меры по установлению адреса или территории, где, возможно, находится преступник; выявлению его связей, изучение которых может привести к задержанию преступника; прогнозированию действий, которые может совершить разыскиваемый; определению вероятных мест его появления в целях установления контактов с родственниками и т.д. 109 Необходимая для розыска информация может быть получена с помощью следственных действий, особенно осмотра места происшествия, допроса очевидцев или лиц, знающих разыскиваемого; оперативно-розыскных мероприятий с привлечением данных криминалистического учета. На практике в подобных ситуациях следователи иногда ограничиваются проведением допросов свидетелей и не производят осмотра места происшествия (места, откуда было передано сообщение), если установлено местонахождение конкретного телефонного аппарата, что впоследствии, при задержании преступника, осложняет его изобличение из-за отсутствия доказательств, которые могли быть получены в ходе осмотра. Следственная ситуация, когда известен факт совершения преступления, но неизвестна личность злоумышленника, сделавшего сообщение о готовящемся акте терроризма, носит отчетливо выраженный проблемный характер. Здесь следователь, естественно, сосредоточивается на установлении его личности. Эта ситуация является наиболее неопределенной" в информационном отношении и наиболее трудной для разрешения. Распространенность таких следственных ситуаций — около 75%. Возникновению проблемной ситуации способствуют такие факторы, как: поступление сообщения с телефона-автомата, расположенного в общедоступном месте; поступление сообщения на телефон, не оборудованный аппаратурой определения номера; промедление правоохранительных органов в установлении места совершения преступления и др. В сложной проблемной следственной ситуации при минимальной исходной информации по делу особое значение приобретают типичные версии, которые, впрочем, не могут заменить творчества лица, производящего расследование. Они должны содержать указание на вероятный характер содержащихся в них данных, с тем, чтобы можно было выдвигать и проверять также и другие возможные версии, возникающие при расследовании конкретного преступления. по Наибольшее практическое значение при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма имеют типичные частные версии. Они могут выдвигаться относительно различных элементов и признаков состава преступления. Например, А.Е. Крикунов по делам о хулиганстве предлагает выдвигать версии относительно мотивов хулиганства, направленности умысла и цели, возможных мест укрытия хулиганов, источников изготовления или приобретения оружия, лиц, подстрекавших несовершеннолетнего к антиобщественному поведению1. Представляется, что при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма в сложной проблемной ситуации с целью раскрытия преступления могут быть выдвинуты типичные частные версии относительно характера связи преступника с объектом угрозы взрыва, направленности умысла и цели преступника, мотива совершения преступления, характеристик личности преступника. Большое значение для выдвижения типичных частных версий на первоначальном этапе расследования имеет криминалистическая характеристика преступления. При минимальной исходной информации, когда имеется только не подтвердившееся сообщение о готовящемся взрыве и отсутствуют иные данные (место, откуда было сделано сообщение, сведения о личности преступника), исходной фактической базой выдвижения версий является место «готовящегося акта терроризма», т.е. объект, сведения о котором содержатся в сообщении. Анализ практики показал, что в указанной проблемной ситуации основными типичными, касающимися характера связи преступника с объектом угрозы, являются версии о том, что лицо, сделавшее заведомо ложное сообщение, с местом «готовящегося» акта терроризма: имеет определенную устойчивую связь (т.е. работает, обучается на указанном объекте; проживает в указанном месте; данный объект является местом постоянного времяпровождения злоумышленника). Данная версия 1 См.: Крикунов А.Е. Расследование хулиганства. Киев, 1978. С.31. Ill является доминирующей при угрозе взрыва таких объектов как учебное заведение или производственное предприятие, о чем свидетельствуют закономерные связи между отдельными элементами криминалистической характеристики преступления; имеет относительную связь (т.е. ранее работало, училось, проживало в указанном месте; приобрело билет на указанный рейс, поезд; указанный объект является местом периодического времяпровождения преступника); не имеет определенной выраженной связи (т.е. не имеет к указанному объекту никакого выраженного профессионального, делового или личного отношения). В зависимости от направленности умысла и цели преступника частными типичными являются версии о том, что сообщение сделано лицом, имеющим преступные цели, направленные против: конкретного человека. Практике известны случаи «заминирования» жилых домов, мест отдыха и развлечений бывшими супругами, сексуальными партнерами по мотивам мести, ревности. К этой же разновидности относятся заведомо ложные сообщения, сделанные из зависти, ненависти к конкретному человеку; какой-либо социально-организованной системы (предприятия, учреждения, организации, объединения). Объектами «заминирования» в этих случаях чаще всего становятся здания органов внутренних дел (из мести за действия сотрудников милиции), судов (из мести за «несправедливый» приговор или с целью сорвать судебное заседание по конкретному делу), коммерческих организаций (из мести за обман покупателей или с целью причинения ущерба конкурентам) и т.п. (см. криминалистическую характеристику); неограниченного круга лиц (или без четко выраженных целей). Такие преступления чаще всего совершаются из хулиганских побуждений, безмотивно, по внезапно возникшему умыслу подростками или лицами, 112 распивающими спиртные напитки, с целью «просто посмотреть как сотрудники правоохранительных органов отреагируют на сообщение». Объектами «заминирования» в таких случаях обычно становятся жилые дома, магазины, места отдыха и развлечений, государственные учреждения и т.п., т.е. любые объекты, расположенные вблизи мест свободного времяпрепровождения таких лиц. К этой же разновидности чаще всего относятся сообщения, сделанные лицами, страдающими психическими заболеваниями. Типичными, касающимися мотива совершения преступления, являются версии о том, что заведомо ложное сообщение сделано лицом: из нежелания учиться, работать; по корыстному мотиву; по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды; из хулиганских побуждений; по мотиву мести, зависти, ненависти или ревности; из иных личных побуждений (например, желания самоутвердиться, показать свою «смелость», успеть к отправлению рейса и т.п.). Выдвижение конкретных версий (при расследовании конкретного преступления), касающихся мотива совершения преступления должно всегда производиться в соотношении с версиями о направленности умысла и цели преступника, а также с версиями относительно характера связи преступника с объектом угрозы взрыва, поскольку исследуемые элементы (цель, мотив, объект) несомненно находятся между собой в определенных закономерных связях, о чем свидетельствуют данные криминалистической характеристики преступления. В сложной проблемной ситуации в целях раскрытия преступления не менее важное значение имеет выдвижение версий о личности преступника. ® Причем типичные частные версии о личности преступника целесообразно дифференцировать в зависимости от отдельных ее характеристик (свойств). 113 Так, типичными версиями о возрасте преступника могут быть вероятностные суждения о том, что заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма сделано: малолетним лицом (не достигшим 14-летнего возраста на момент совершения преступления); несовершеннолетним (лицом, которому еще не исполнилось 18 лет); совершеннолетним лицом. Относительно психических свойств личности преступника могут быть выдвинуты типичные версии о том, что лицо, сделавшее заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве: психически здорово и полноценно развито; страдает хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики1; имеет отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством (касается несовершеннолетних). Также типичными относительно криминогенных характеристик личности преступника могут быть версии о том, что заведомо ложное сообщение сделано лицом: ранее судимым за заведомо ложное сообщение об акте терроризма или хулиганство; состоящим на оперативном учете в органах внутренних дел (в уголовном розыске, в подразделении по профилактике правонарушений несовершеннолетних, как ранее привлекавшееся к административной ответственности за мелкое хулиганство); 1 Об основаниях выдвижения этой версии см.: РадаевВ.В. Версии о субъекте при расследовании преступлений, совершенных лицами, страдающими психическими недостатками // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып.4. Вопросы техники, тактики и методики расследования: Межвуз. научн. сборник. Саратов, 1982. С. 137-144. 114 постоянно употребляющим или употреблявшим в момент совершения преступления алкоголь, наркотические, психотропные или одурманивающие вещества поблизости от объекта угрозы взрыва; проживающим поблизости от объекта угрозы взрыва и известным местным жителям как склонное к хулиганским поступкам, нарушению общественного порядка и др. В каждом конкретном случае при выдвижении версий на первоначальном этапе расследования следователь (дознаватель) должен исходить из специфики места «готовящегося» акта терроризма, содержания сообщения, способа его передачи, места, куда поступило сообщение, времени поступления сообщения и иных установленных на данном этапе фактических данных. Необходимо отметить, что внимательный анализ даже самого краткого сообщения об акте взрыва может помочь в определении направления оперативно-следственных мероприятий и дать конечный результат — установление личности преступника. Если анонимный материал отпечатан на пишущей машинке или с помощью компьютера, то направления деятельности по установлению исполнителя анонимного сообщения имеет свою специфику, обусловленную тем, что в распространяемых материалах отражаются особенности технического средства, которым воспользовался преступник. Поэтому основные силы участников расследования необходимо направить на поиск указанного технического средства, а конкретный исполнитель устанавливается затем из числа лиц, имеющих доступ к нему. Итак, в сложной проблемной ситуации наиболее целесообразна такая последовательность действий: 1) осмотр объекта угрозы и одновременно установление и осмотр места совершения преступления; 2) обстоятельный допрос лица, принимавшего сообщение; 3) допрос руководителя объекта, подвергшегося угрозе взрыва; 4) выявление возможных свидетелей и очевидцев (среди сотрудников объекта угрозы, в районе расположения телефона, с 115 которого поступило сообщение) и их допрос; 5) предъявление очевидцам (наблюдавшим преступника в момент передачи сообщения) фото- и видеоучетов лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности за хулиганство, состоящих на учете в подразделениях по профилактике правонарушений несовершеннолетних; 6) выемка аудиозаписи сообщения (если таковая производилась); 7) назначение криминалистических экспертиз по результатам осмотра (с целью решения диагностических вопросов); 8) дача поручений органу дознания об установлении лица, сделавшего сообщение, оперативным путем, а также об отработке на причастность к совершенному преступлению лиц, негативно характеризующихся по месту жительства (учебы), склонных к хулиганским действиям; и др. мероприятия. Таким образом, следственная ситуация, сложившаяся на первоначальном этапе расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма, определяет специфику выдвижения версий и проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. В ситуациях, когда имеются данные о подозреваемом, основная следственная и оперативно- розыскная деятельность сосредоточивается вокруг этого лица и часто носит более локальный характер. И наоборот, если отсутствуют данные о подозреваемом, то следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия отличаются широким поисковым диапазоном, разноплановостью и типично разведывательным характером. В этой ситуации приходится выполнять большой объем работы оперативно- розыскного характера. Однако в любом из перечисленных вариантов недопустима абсолютизация указанных выше аспектов, так как это может привести к серьезным недостаткам в процессе раскрытия и расследования преступлений. 116 § 5. Организация расследования и взаимодействия по делам рассматриваемой категории. С самого начала расследования, а фактически еще до его начала — с момента поступления и проверки сообщения о готовящемся акте терроризма следователь (дознаватель) привлекает к работе сведущих лиц с тем, чтобы получить объективную картину произошедшего, установить все обстоятельства события и, в конечном счете, решить задачи предварительного расследования. Используя помощь других сотрудников правоохранительных органов, взаимодействуя с ними на разных уровнях, следователь объединяет собственные познания с их познаниями. Не менее важным является и использование помощи общественности в раскрытии, расследовании и предупреждении исследуемых нами преступлений. Указанные аспекты - взаимодействие и использование помощи общественности, являются, по нашему мнению, наиболее важными в организации раскрытия и расследования преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, помимо общих вопросов планирования и организации расследования, которые достаточно полно и всесторонне рассмотрены в литературе1. В связи с тем, что с 1 июля 2002 г. расследование преступлений, предусмотренных ст. 207 УК РФ, предусмотрено в форме дознания, рассмотрим некоторые особенности организации этой формы расследования. 1 Дубровицкая Л.П., Кулагин Н.И., Кравченко В.Г. Планирование следственной работы. М, 1988; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование и организация. М., 1970; Планирование расследования преступлений отдельных видов/ Под ред. СМ. Самоделкина. Волгоград, 1995; Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992; Тетерин Б.С, Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1997; Гутерман М.П. Организационные мероприятия следователя в процессе расследования преступлений: Учеб. пособие. М., 1983; Власенко В.Г. Планирование - основной тактический прием организации расследования // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. научн. статей. Саратов, 1995. С. 14-16. 117 Особенностью нового уголовно-процессуального закона РФ является положение о производстве дознания по уголовным делам, возбуждаемым в отношении конкретных лиц (ч.1 ст.223 УПК РФ). Однако в тексте закона не содержится никаких оговорок относительно возбуждения уголовного дела и производства предварительного расследования в форме дознания по делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, но при отсутствии подозреваемого лица. Думается, что возбуждение уголовного дела и производство расследования дознавателем в указанных случаях не только возможно, но и необходимо, поскольку в противном случае возможно появление негативной практики умышленного возбуждения уголовных дел не в отношении конкретных лиц, а по фактам, с целью последующей передачи уголовного дела в следственные органы для завершения расследования. Причем, мы полагаем, что в таких случаях должностные лица органов дознания должны осуществлять расследование в рамках предельно установленного срока дознания (в соответствии с ч.2 ст.223 УПК РФ — 25 суток), и лишь затем направлять уголовное дело в следственное подразделение (через прокурора) для дальнейшего осуществления и завершения предварительного расследования. В этой связи, считаем необходимым предложить внесение дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс РФ. 4.2 ст.223 УПК РФ после слов «этот срок может быть продлен прокурором, но не более чем на 10 суток» следует дополнить положением «Л случае невозможности завершения дознания в установленный срок уголовное дело направляется прокурору для решения вопроса о дальнейшем производстве предварительного следствия». Также ст.223 УПК РФ следует дополнить частью 3 в следующей редакции «Дознание по уголовным делам, указанным в части третьей статьи 150 © настоящего Кодекса, возбуждаемым по факту обнаружения преступления, производится в общем порядке, установленном для дознания по уголовным делам, возбуждаемым в отношении конкретных лиц». В соответствии с 118 изложенным главу 21 УПК РФ «Общие условия предварительного расследования» необходимо дополнить соответствующей статьей, предусматривающей направление уголовного дела для смены формы расследования. Дознание по делам, отнесенным к компетенции органов внутренних дел, осуществляют дознаватели ОВД, должностные права и обязанности которых определены примерным положением «Об отделе (отделении, группе) дознания милиции общественной безопасности (местной милиции) горрайлиноргана внутренних дел, органа внутренних дел на закрытом административно-территориальном образовании, режимном и особо важном объекте УРО (8 ГУ) МВД России», утвержденным приказом МВД России от 12 августа 1998 г. №493. Процессуальные полномочия дознавателя определены в ст.41 и гл.32 УПК РФ. Анализ указанных норм УПК РФ, регламентирующих порядок производства дознания и полномочия дознавателя, позволяет сделать вывод о том, что процессуальные полномочия дознавателя и следователя практически не отличаются друг от друга. Исключение составляют лишь отдельные положения, регламентирующие окончание дознания и обязательность исполнения указаний прокурора и начальника органа дознания. Новый уголовно-процессуальный закон Российской Федерации устранил обязательность производства предварительного следствия по уголовным делам несовершеннолетних, поэтому в случае установления несовершеннолетнего подозреваемого осуществляется дознание по общему правилу. При производстве расследования по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, дознаватель (следователь) должен учитывать разработанные криминалистикой рекомендации, касающиеся организации и тактики производства отдельных следственных действий по 119 делам указанной категории1. Если в ходе дознания будет установлено, что расследуемое деяние совершено лицом в состоянии невменяемости или у него после совершения преступления наступило психическое расстройство, то согласно требования СТ.434 УПК РФ уголовное дело подлежит передаче в соответствующее подразделение для производства предварительного следствия. Особенности организации и производства расследования по уголовным делам невменяемых достаточно подробно рассмотрены в литературе2, поэтому мы не будем на них останавливаться. Вопросы организации взаимодействия в ходе расследования преступлений также неоднократно рассматривались в специальной литературе^. Однако вопросы взаимодействия продолжают оставаться актуальными и по сей день, поскольку «кривая взаимодействия всегда имела разительную амплитуду, См. более подробно: Каневский Л.Л. Проблемы методики расследования преступлений несовершеннолетних. Уфа, 1976; Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. М, 1982; Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних. Волгоград, 1979; Тузов Л.Л. Характеристика преступлений, совершаемых несовершеннолетними и особенности их раскрытия аппаратами уголовного розыска // Закон и право. 2000. №4. С.47-50; Каневский Л.Л. Криминалистическая характеристика преступлений несовершеннолетних и особенности их расследования // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. тр. Вып.69. Свердловск, 1978. С. 130-135; Субботина М.В. Проблемы методики расследования преступлений, совершенных организованными группами несовершеннолетних: Дисс. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 1996. 2 ЩербаС.П. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. М., 1975; Галаган А.И. Особенности расследования органами внутренних дел общественно опасных деяний лиц, признанных невменяемыми: Учеб. пособие. Киев, 1986; Радаев В.В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками: Учеб. пособие. Волгоград, 1987. 3 См., например: Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности (взаимодействие следователя с органами дознания). М., 1976; Взаимодействие следователей с оперативными работниками органов внутренних дел: Метод, пособие/ Под ред. Л.М. Карнеевой. М, 1981; Взаимодействие следователей со специалистами экспертно-криминалистических подразделений при производстве расследования: Учеб. пособие/ Дроздов Н.Т., Зинин А.М., Статкус В.Ф. М, 1988; Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органов дознания: Лекция. Омск, 1976; Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983 и др. 120 ибо к проблеме возвращались тогда, когда она со всей решительностью стучала по затылку»1. Практика показывает, что отсутствие должного взаимодействия работников следствия и органа дознания негативно отражается на результатах оперативно-служебной деятельности2. Взаимодействующие стороны достаточно формально выполняют свои обязанности, отдельные поручения несвоевременны, содержание их поверхностно, а ответы на них даются практически без проверки истинного положения вещей, не обеспечивается своевременное реагирование на заявления и сообщения о совершенных преступлениях3. Можно также заметить, что большинство исследований данной проблемы традиционно посвящено взаимодействию следователя с органами дознания и экспертно-криминалистическими подразделениями, в то время как недостаточное внимание уделено вопросам межведомственного взаимодействия различных правоохранительных органов между собой, а также взаимодействия правоохранительных органов с негосударственными структурами (предприятиями, учреждениями, организациями) и населением4. Попытаемся рассмотреть наиболее значимые направления и аспекты взаимодействия в процессе раскрытия и расследования преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма. По мнению И.Ф. Герасимова, под взаимодействием всех органов и должностных лиц в процессе раскрытия, расследования и предупреждения преступлений следует понимать «такую взаимосвязь в их деятельности, которая обеспечивает правильное сочетание полномочий, методов и средств, присущих 1 Лыков В. Взаимодействие как фактор эффективности работы правоохранительных органов // Профессионал. 2000. №5(37). СП. 2 См.: Приказ МВД России от 15 июня 1992 г. №197 «О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел». 3 Шмаков В.Л. Методические указания по раскрытию и расследованию преступлений с помощью системы АДИС-Папилон // Вестник следственного управления УВД Челябинской области. 1997. №6(48). С.32-36. 4 Лыков В. Указ. работа. С12. 121 каждому участнику взаимодействия»1. Указанное определение в общем виде выражает самую суть взаимодействия - взаимосвязь, согласованную деятельность различных органов и должностных лиц. Исходя из этого, мы будем понимать под взаимодействием основанную на законе и иных нормативных актах согласованную деятельность органов предварительного следствия, дознания, иных государственных органов и негосударственных структур, осуществляемую в пределах их компетенции и направленную на решение задач уголовного судопроизводства. В качестве общих принципов взаимодействия, по нашему мнению, необходимо выделить следующие: 1) законность - т.е. взаимодействие должно основываться на законах и подзаконных нормативно-правовых актах (в том числе, ведомственных и межведомственных), что является непременным условием обоснованности и допустимости такой деятельности, поскольку она осуществляется для решения задач уголовного судопроизводства; 2) 3) согласованность - т.е. общность направленности такой деятельности по целям, месту, времени, без чего в противном случае невозможно достижение поставленных целей и решение поставленных задач; 4) 5) компетентность - т.е. решение задач взаимодействия каждым субъектом в рамках своих полномочий (в рамках прав, методов и средств, присущих данному участнику взаимодействия). 6) В настоящее время самой распространенной и эффективной формой взаимодействия следователей и оперативных работников является следственно-оперативная группа (СОГ). Работа в группе предоставляет возможность использовать знания, способности сразу нескольких работников. Необходимые мероприятия могут проводиться быстрее и оперативнее. Мы не будем останавливаться на вопросах организации деятельности следственно- 1 Герасимов И.Ф. Взаимодействие в процессе раскрытия и расследования преступлений // Криминалистика: Учебник для вузов/ Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 2000. С.71. 122 оперативных групп, поскольку они достаточно подробно изложены в литературе1. Отметим лишь, что сочетание средств и методов, которыми располагает следователь (дознаватель) и оперативный работник, позволяет целенаправленно и наступательно вести борьбу с заведомо ложными сообщениями об акте терроризма. Такое взаимодействие, по нашему мнению, должно осуществляться по следующим направлениям: - совместное проведение поисковых мероприятий на объекте угрозы; - - совместное планирование следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий; - - выполнение оперативными сотрудниками поручений о производстве оперативно-розыскных мероприятий по факту заведомо ложного сообщения. - Полученная в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий информация может использоваться в расследовании после надлежащей проверки и процессуальной легализации с помощью приемов и средств, разработанных уголовно-процессуальной наукой2. Правовой основой взаимодействия лица, производящего расследование, с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, является 1 См., например: Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. М., 1979; Взаимодействие следователей с оперативными работниками органов внутренних дел: Метод, пособие/ Под ред. Л.М. Карнеевой. М., 1981; Дербенев А.П. Взаимодействие следователя и органа дознания при расследовании преступлений. М., 1983; Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно- оперативных групп. М., 1997; Кулагин Н.И., Миронов Ю.И. Организация и деятельность следственных и следственно-оперативных формирований: Учеб. пособие. Волгоград, 1999. 2 Более подробно об этом см.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991; Марков А.Я., Баяхчев ВТ. и др. использование результатов оперативно-розыскной деятельности на предварительном следствии и дознании: Учеб. пособие/ Под ред. А.Я. Маркова. М., 1996; Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996; Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам: Метод, пособие. М., 2000; Гущин А.Н., Францифоров Ю.В., Громов А.Н. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании // Рос. следователь. 2000. №4. С. 15-21; Зайковский В.Н., Голубев В.В. Методика использования в расследовании результатов оперативно-розыскной деятельности//Следователь. 1997. №2(5). С.36-53. 123 Конституция РФ, уголовно-процессуальное, оперативно-розыскное законодательство, Закон РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 г., иные нормативные акты, регулирующие отношения в области осуществления оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности1. Мы не будем останавливаться на вопросах взаимодействия следователя (дознавателя) со специалистами и использования специальных познаний при производстве отдельных следственных действий, поскольку они достаточно подробно изложены в специальной литературе2. Вместе с тем, осуществляя деятельность по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, лицу, производящему расследование, необходимо осуществлять тесное взаимодействие с подразделениями, входящими в состав милиции общественной безопасности: службой участковых уполномоченных, подразделениями по профилактике правонарушений несовершеннолетних, экспертно-криминалистическими подразделениями, инженерно-технической группой ОМОН, нарядами патрульно-постовой службы (ППСМ), отдела вневедомственной охраны (ОВО) и другими подразделениями. Например: Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденная Приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК, СВР РФ от 13 мая 1998 г. №175/226/336/201/286/410/56; Приказ МВД РФ от 20 июля 1996 г. №334 «Об утверждении Инструкции о порядке взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в раскрытии и расследовании преступлений» и др. 2 Ищенко Е.П. Специалист в следственных действиях (уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты). М., 1990; Сорокотягин И.Н. Специальные познания в расследовании преступлений. Ростов-на-Дону, 1984; Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий: Учеб. пособие/ Под ред. И.Н. Кожевникова. М, 1995; Астапкина СМ., Дубровицкая Л.П., Плесовских Ю.Т. Участие специалиста-криминалиста в расследовании преступлений: Учеб. пособие. М., 1992; Бончаев С.Г. Организация и тактика взаимодействия следователя со специалистом при расследовании преступлений: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1983; Гусев А.В. Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы использования специальных познаний в ходе предварительного расследования: Дисс. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 2002; Степанов В.В., Фирсов Е.П. Взаимодействие следователя со специалистом-криминалистом при расследовании преступлений // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. научн. статей. Саратов, 1995. С.41-47. 124 Общими направлениями взаимодействия указанных подразделений и служб являются: - совместный анализ и изучение оперативной обстановки на обслуживаемой территории; - разработка комплексных мер предупредительного характера, направленных на борьбу с заведомо ложными сообщениями об акте терроризма; - обмен информацией, совместное планирование и осуществление комплекса профилактических мероприятий на потенциальных объектах угрозы взрыва; - - совместное проведение мероприятий по индивидуальной профилактической работе с лицами, склонными к совершению указанных преступлений. - Частные направления совместной деятельности с указанными подразделениями определяются задачами, которые необходимо решить в интересах расследования, а также компетенцией, спецификой сил, средств и методов, используемых ими в борьбе с преступностью1. На стадии проверки поступившего сообщения при проведении осмотра объекта угрозы возникает необходимость привлечения специалистов, компетентных в поиске, специальном взрывотехническом обследовании и обезвреживании взрывных устройств. В 1994-м году в структуре отрядов милиции особого назначения (ОМОН) были созданы инженерно- технические подразделения (группы), в задачи которых как раз входит оказание помощи службам криминальной милиции и милиции общественной безопасности в поиске, обследовании и обезвреживании или уничтожении взрывоопасных объектов . Основной формой взаимодействия органов предварительного расследования и инженерно-технических подразделений ОМОН является совместное проведение осмотра (обследования) различных зданий, помещений, 1 Указ Президента РФ от 18 апреля 1996 г. №567 «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью» // Законность. 1996. №7. С.56-58. 2 Приказ МВД РФ от 15 марта 1994 г. №88 «О создании в отрядах милиции особого назначения инженерно-технических подразделений». 125 сооружений и участков местности при поступлении сообщения об угрозе взрыва указанных объектов. Необходимо отметить, что вызов специалистов должен производиться немедленно при получении сообщения. Своевременный вызов специалистов позволит выиграть время на проведение поисковых мероприятий и обеспечить возможность предотвращения готовящегося акта терроризма. К сожалению, на практике не всегда имеется реальная возможность привлечения специалистов ИТГ ОМОН к осмотру объекта угрозы взрыва. Это может быть обусловлено: удаленностью населенного пункта от местонахождения базы ОМОН, занятостью специалистов в то же самое время для решения иных задач. В этом случае необходимо использовать любые возможности вызова других специалистов взрывотехнического профиля: саперов военно-инженерных частей вооруженных сил, федеральной службы безопасности, иных негосударственных организаций, служб безопасности и т.п. Например, в г. Екатеринбурге имеется негосударственная организация «ООО «Урал-Вымпел», которая предоставляет услуги по обеспечению взрывотехнической безопасности предприятий, учреждений и организаций и на основе договора с администрацией города осуществляет обследование объектов при проверке сообщений об угрозе взрыва. Частными направлениями взаимодействия следователя (дознавателя) со службой участковых уполномоченных милиции и подразделениями по профилактике правонарушений несовершеннолетних (ПППН) при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма являются: установление лица, сделавшего сообщение; сбор данных, характеризующих личность подозреваемого (обвиняемого); воспитательное воздействие на правонарушителя и предупреждение совершения данных преступлений в дальнейшем. Указанные направления взаимодействия должны находить реализацию в форме: проведения оперативных совещаний с сотрудниками указанных служб; 126 совместного проведения мероприятий по установлению лица, совершившего преступление; дачи поручений о проверке на причастность к совершенному преступлению лиц, раннее судимых за аналогичные преступления, состоящих на учете в указанных подразделениях, склонных к совершению хулиганских действий; истребования характеристик на лиц, состоящих на учете в ПППН и др. Подтверждением может служить пример, когда по телефону «02» в г. Екатеринбурге поступило анонимное сообщение о заложенной в одном из кафе бомбе. Допущенные анонимом оскорбительные выражения в адрес работников милиции позволили предположить, что лицо, сделавшее сообщение, «пострадало» от органов внутренних дел и звонок является своего рода местью. С учетом этого по одной из версий проверялись все лица, подвергавшиеся задержанию либо имевшие конфликты с милицией незадолго до звонка или непосредственно перед ним. Одновременно на оперативном совещании участковым уполномоченным милиции дали прослушать запись сообщения. Один из" уполномоченных сообщил, что, по его мнению, голос анонима принадлежит некоему В., недавно освободившемуся из мест лишения свободы. В дальнейшем следствию удалось установить, что озлобленность В. на органы милиции была основана на убеждении, что его обманули: следователь обещал в случае чистосердечного признания не привлекать его к уголовной ответственности, а в итоге В. был осужден к лишению свободы1. При расследовании преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, может осуществляться также взаимодействие с подразделениями ФСБ России. Возможность и необходимость такого взаимодействия обусловлена общностью содержания оперативно-служебных задач2. Органы ФСБ, выполняя возложенные на них специфические функции, могут оказывать помощь органам внутренних дел при раскрытии и расследовании указанных преступлений. 1 Уголовное дело № 1-103/98 // Архив Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга. 2 Указ Президента РФ от 18 апреля 1996 г. №567 «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью» //Законность. 1996. №7. С.56- 58. 127 Привлечение сотрудников ФСБ к расследованию обязательно необходимо при получении сообщения о готовящемся акте терроризма на объекте, обслуживаемом указанным ведомством (режимные объекты, закрытые учреждения и территории). Кроме того, следователь (дознаватель) ОВД должен знать, что органами федеральной службы безопасности накоплен значительный опыт борьбы с преступлениями террористического характера, который может и, по нашему мнению, должен использоваться при расследовании преступлений, отнесенных к компетенции ОВД, что позволит объединить усилия и вести борьбу с преступностью более целенаправленно на благо всего общества и государства. Не затрагивая общие (глобальные) вопросы взаимодействия органов МВД и ФСБ России в борьбе с преступностью, которые должны служить предметом отдельного исследования, отметим основные аспекты взаимодействия в процессе раскрытия и расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Думается, что таковое взаимодействие может быть осуществлено путем: - совместного проведения анализа поступившего сообщения и определения направлений расследования; - взаимного обмена информацией, представляющей оперативный интерес; - - проведения совместных следственно-оперативных мероприятий по раскрытию данных преступлений; - - обмена опытом, консультирования следователя (дознавателя) ОВД по частным вопросам расследования конкретного преступления. - При проверке сообщения об угрозе взрыва, в зависимости от характера и реальности угрозы, в целях обеспечения общественной безопасности и возможной ликвидации последствий взрыва, если таковой все же произойдет, может возникнуть необходимость привлечения подразделений министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС), таких как: противопожарной службы, поисково-спасательной службы, а также иных служб оперативного 128 реагирования (аварийная газовая служба, скорая медпомощь). Причем, если по имеющимся сведениям угроза реальна, то вызов указанных служб и подразделений должен осуществляться сразу, одновременно с приглашением специалистов взрывотехнического профиля. По прибытии указанные силы находятся в оперативном подчинении следователя (лица, производящего расследование) и располагаются на указанном безопасном от объекта расстоянии до дальнейших указаний. При организации раскрытия, расследования и предупреждения преступлений следователь (дознаватель) также может и должен учитывать и использовать опыт борьбы зарубежных правоохранительных органов с угрозами актов терроризма1. Не менее важным, по нашему мнению, в процессе раскрытия и расследования преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, является взаимодействие следователя (органа дознания) с иными государственными и негосударственными предприятиями, ' учреждениями и организациями, и в первую очередь, с предприятиями связи. Поскольку абсолютное большинство сообщений о готовящемся акте терроризма поступает посредством телефонной связи, основной формой такого взаимодействия является обращение с запросом по установлению конкретного телефона, с которого было передано сообщение. Основным условием осуществления взаимодействия с предприятиями связи является оперативность, т.е. быстрота (незамедлительность) обращения правоохранительных органов на предприятия электросвязи и получения требуемой информации о местонахождении телефона. 1 См., например: Разработка мобилизационных мероприятий при угрозе взрыва бомбы // Борьба с преступностью за рубежом. 1996. №4; Обеспечение безопасности при угрозе взрыва бомбы // Борьба с преступностью за рубежом. 1994. №9; Некоторые рекомендации службам безопасности по рассмотрению угрожающих писем // Борьба с преступностью за рубежом. 1997. №6; Возможности правоохранительных органов в обнаружении взрывных устройств // Борьба с преступностью за рубежом. 1998. №1; Некоторые рекомендации по переговорам с террористами по телефону // Борьба с преступностью за рубежом. 1994. №7 и др. 129 Возможности отслеживания телефонных переговоров, как мы уже указывали, определяются наличием технических условий такового, характеристиками аппаратуры, установленной на телефонной станции. В настоящее время телефонные станции, в соответствии с Указом Президента РФ от 1 сентября 1995 г. №891 «Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств связи»1, оборудуются техническими средствами обеспечения контроля и записи телефонных переговоров, которые могут быть использованы и для установления номера телефона, с которого поступило сообщение. Однако обращение следователя (органа дознания) с запросом на предприятия электросвязи не является единственной формой взаимодействия. Получение ответа на запрос не исключает возможности последующего допроса сотрудников ГТС (МГТС) для надлежащего процессуального закрепления полученной информации и разрешения возникших сомнений. Например, 25 сентября 1999 г. в 21—ч. гр-ке С, проживающей по ул. Мира в г. Челябинске позвонил неизвестный и сообщил, .что дом, в котором она проживает, заминирован. Получив указанную информацию, оперативный дежурный Металлургического РУВД связался с районной ГТС и с помощью сотрудников телефонной станции было установлено, что в указанное время на телефон, принадлежащий гр-ке С, был зафиксирован только один входящий звонок с телефона, зарегистрированного на одного из ее соседей по дому. В результате оперативной проверки полученной информации были задержаны подозреваемые Л. и Ш., которые сделали указанное сообщение из хулиганских побуждений. Однако подозреваемые, дав на момент задержания признательные показания, впоследствии от них отказались, наотрез отрицая факт звонка по телефону в указанное время. Тогда следователь допросил в качестве свидетеля по уголовному делу электромеханика ГТС, дежурившего в тот вечер на телефонной станции, который подтвердил факт регистрации номеров 1 См.: Собрание законодательства РФ. 1999. №24. Ст.2954. 130 ® абонентов, времени и продолжительности телефонных переговоров, пояснив механизм регистрации. Данные доказательства впоследствии позволили суду сделать вывод о несостоятельности показаний Л. и Ш. на последующих допросах и вынести обвинительный приговор.1 Одним из сравнительно новых направлений взаимодействия является привлечение к процессу предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений негосударственных охранных и сыскных структур. Одной из проблем организации такого взаимодействия на сегодняшний день является отсутствие нормативной базы. Думается, что на сегодня назрела необходимость в разработке и принятии отдельных законов о взаимодействии правоохранительных органов между собой, взаимодействии ® © правоохранительных органов с населением и частными охранными структурами. Это обусловлено тем, что данные направления деятельности напрямую касаются одной из задач существования и функционирования общества, государства и его институтов — защиты государства и проживающих на его территории граждан от преступных посягательств, обеспечения законности и правопорядка на территории государства. Пока же действующее законодательство (например, оперативно- розыскное, уголовно-процессуальное, законодательство о частной детективной и охранной деятельности) регулирует лишь отдельные узкие аспекты взаимодействия государственных органов с иными структурами и отдельными гражданами в сфере борьбы с преступностью. Ведомственные же документы, как свидетельствует практика, слабо работают на упрочение контактов или вовсе не действуют2. Рассматривая особенности взаимодействия правоохранительных органов с частными охранными структурами в процессе проверки сообщений о готовящемся акте терроризма, И.Д. Моторный выделяет две типичные ® ситуации: когда в соответствующей организации, на предприятии или в 1 Уголовное дело №1-288/2000// Архив Металлургического районного суда г. Челябинска. 2 См.: Лыков В. Указ. работа. С. 12, 131 учреждении имеются собственные охранные службы, способные своими силами осуществить первичную проверку сигнала, и когда такого рода служб не имеется и предварительные действия по проверке сигнала не могут быть выполнены самостоятельно1. В первой ситуации при получении сообщения о готовящемся акте терроризма в задачи службы безопасности предприятия входит: немедленное доведение полученной информации до правоохранительных органов; принятие экстренных мер безопасности, эвакуация персонала и посетителей предприятия, учреждения или организации (в зависимости от характера и реальности угрозы, по согласованию с представителем правоохранительных органов); поиск взрывоопасного предмета; первичный осмотр обнаруженного подозрительного предмета и, при необходимости, вызов специалистов правоохранительных органов для его взрывотехнического обследования и обезвреживания; решение иных задач по указанию или согласованию с представителем правоохранительных органов. Мы поддерживаем точку зрения И.Д. Моторного о том, что специальное взрывотехническое обследование обнаруженных предметов и обезвреживание взрывоопасных предметов должны проводить только специалисты государственных органов - МВД, ФСБ, МЧС, Минобороны2. Это обусловлено особой ответственностью проведения указанных действий и возможностью осуществления взрыва при обезвреживании реального взрывоопасного объекта. Во второй ситуации весь комплекс мероприятий по обеспечению общественной безопасности и проверке поступившего сообщения естественно выполняется сотрудниками правоохранительных органов. Взаимодействие органа дознания с частными охранными структурами не должно ограничиваться лишь стадией проверки сообщения о готовящемся акте терроризма. Думается, что такое взаимодействие может реализовываться в ходе 1 См.: Моторный И.Д. Теоретико-прикладные ... С. 78. 2 Моторный И.Д. Теоретико-прикладные ... С.84. 132 дальнейшего расследования в форме: проведения бесед с сотрудниками службы безопасности с организацией прослушивания звукозаписи сообщения (если таковая имеется) на предмет установления возможности передачи сообщения кем-либо из сотрудников предприятия, учреждения или организации; ориентирования сотрудников охранной службы на сбор информации о возможном преступнике. При этом ни в коем случае не допускается возложение на частных охранников функций по осуществлению оперативно-розыскной деятельности! Речь в данном случае может идти лишь о содействии на добровольной основе раскрытию совершенного преступления. Кроме того, следователь (орган дознания) не должны до проверки исключать версию о возможности совершения данного преступления кем-либо из сотрудников самой службы безопасности. Сотрудники службы безопасности, непосредственно принимавшие сообщение, участвовавшие в поиске взрывоопасного предмета, обнаружившие макет ВУ, располагающие иной имеющей значение для дела информацией (равно как и сотрудники милиции) могут быть допрошены в качестве свидетеля по уголовному делу лицом, производящим расследование. Одним из важных, по нашему мнению, направлений сотрудничества подразделений и служб криминальной милиции и милиции общественной безопасности с частными охранными структурами является профилактическое взаимодействие. При отсутствии на предприятии, в учреждении или организации собственных служб обеспечения безопасности такое взаимодействие должно осуществляться с руководителями объектов потенциальных угроз терактов. Думается, что предметом такого взаимодействия должны быть: - составление детальных планов (схем) зданий, помещений и сооружений, принадлежащих предприятию, учреждению или организации; 133 - разработка памяток (методических рекомендаций) для персонала объекта о действиях при получении сообщения об угрозе совершения акта терроризма или обнаружении подозрительного предмета; - - разработка планов расстановки сил и средств на случай получения таких сообщений или обнаружения подозрительных предметов; проведение учений с персоналом объекта по действиям в указанных ситуациях; - - рекомендации руководству объекта (службы безопасности) об оснащении необходимыми техническими средствами (средствами записи телефонных переговоров, поисковыми приборами и т.д.); - - рекомендации сотрудникам службы безопасности по изучению специализированной литературы1. - Инициатива взаимодействия государственных органов между собой и с негосударственными структурами по вопросам борьбы с преступностью вообще и с заведомо ложными сообщениями об акте терроризма в частности должна, по нашему мнению, исходить не только от заинтересованных в этом структур. Важная роль в организации такого взаимодействия отводится органам государственной власти и местного самоуправления. Положительным примером организации взаимодействия различных органов и служб может служить инициатива главы администрации г. Челябинска. Так, в связи со значительным увеличением количества сообщений об угрозе взрыва различных объектов, на основании Постановления Например: Луценко В.В., Моторный И. Д. Антибомбинг - гражданские технологии противодействия бомбовому терроризму: Практическое руководство. М, 2000; Моторный И.Д. Теоретико-прикладные основы применения средств и методов криминалистической взрывотехники в борьбе с терроризмом: Моногр. М., 1999; Полежаев А., Савелий М. Организация реагирования на угрозу закладки бомб // Профессионал. 2000. №3 (35); Некоторые рекомендации по переговорам с террористами по телефону // Борьба с преступностью за рубежом. 1994. № 7; Жевлакович И., Полежаев А., Савелий М. Чрезвычайные мероприятия при обнаружении взрывных устройств, взрывчатых веществ или зажигательных механизмов // Профессионал. 1999. № 4 (30); Моторный И.Д. Действия при обнаружении взрывоопасных предметов: организационно-тактические рекомендации службе безопасности предприятия // БДИ (Безопасность, достоверность, информация). 2001. №5(39). 134 главы администрации г. Челябинска от 5 сентября 1994 года №988-п «О мерах по ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с взрывоопасными предметами» был разработан «План взаимодействия федеральных и городских служб при обнаружении взрывоопасных предметов, организации их поиска и обезвреживания на территории г. Челябинска». В данном плане нашли свое отражение субъекты взаимодействия, их компетенция и формы взаимодействия. В частности, в данном плане при проведении мероприятий по поиску, обнаружению и обезвреживанию взрывоопасных предметов, а также по обеспечению безопасности населения предусмотрено взаимодействие главной диспетчерской службы города, УВД г. Челябинска, отряда милиции особого назначения, федеральной службы безопасности, областного военного комиссариата, штаба гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций города, а также комиссий по чрезвычайным ситуациям города и районов. Или, например, в Хабаровском крае губернатор своим Постановлением от 17 мая 2000 г. №171 «О мерах по повышению эффективности борьбы с угрозами террористического характера с использованием телефонной связи в Хабаровском крае»1 обязал предприятия электросвязи оборудовать телефонные станции аппаратурой автоматического определения номера и организовать круглосуточные рабочие места операторов для оперативного взаимодействия с подразделениями УФСБ и УВД по определению номеров анонимных заявителей и установлению месторасположения телефонов (в том числе, телефонов-автоматов). Поддержка правоохранительных органов и координация их деятельности со стороны органов государственной власти и местного самоуправления, по нашему мнению, уместна и необходима, поскольку она позволяет эффективно См.: Предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций, обусловленных террористическими акциями, взрывами , пожарами: Метод, пособие/Под ред. М.И. Фалеева. М., 2001. С. 141-144. 135 организовать взаимодействие и сотрудничество между ними и в целом вести борьбу с преступностью и отдельными ее видами более целенаправленно1. Таким образом, организация расследования и взаимодействия включает в себя уголовно-процессуальную, управленческую и административно- правовую деятельность. Ее совершенствование в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений вообще и заведомо ложных сообщений об акте терроризма в частности может быть осуществлено путем: 1. устранения пробелов в законодательстве, регулирующем аспекты взаимодействия правоохранительных органов между собой, с другими государственными органами и ведомствами, привлечения негосударственных предприятий, учреждений, организаций и населения к раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений; 2. 3. комплексного использования сил и средств органов внутренних дел и используемых ими методов деятельности в тесном взаимодействии служб криминальной милиции и милиции общественной безопасности между-собой; 4. 5. использования опыта борьбы иных правоохранительных органов (ФСБ, зарубежных правоохранительных структур) в раскрытии и расследовании преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма; 6. 7. привлечения негосударственных охранных структур к проверке сообщений о готовящихся терактах, а также к раскрытию и предупреждению исследуемых нами преступлений; 8. 1 См., например: Постановление Губернатора Челябинской области от 7 октября 1999 г. №466 «О дополнительных мерах по предупреждению террористических актов на территории Челябинской области» // Южноуральская панорама. 1999. №48 (14-20 октября); Распоряжение главы города Челябинска от 4 октября 1999 г. №1636 «Об усилении контроля за выполнением мероприятий по предупреждению актов терроризма»; Приказ Комитета общего образования администрации Хабаровского края от 17 сентября 1999 г. №323 «О мерах противодействия возможным актам терроризма на объектах образования края» // Предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций, обусловленных террористическими акциями, взрывами, пожарами: Метод, пособие/ Под ред. М.И. Фалеева. М., 2001. и др. 136 5. анализа и обобщения положительного опыта взаимодействия различных органов и структур, а также распространения такого опыта путем издания приказов и обзоров по результатам совместной работы; 6. 7. проведения занятий и учений с привлечением взаимодействующих сил и средств и отработкой вопросов их взаимодействия при типичных поисковых и следственных ситуациях. 8. Кроме того, по нашему мнению, изучение вопросов методики расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма должно быть включено в рабочие программы по криминалистике (либо в рамках различных спецкурсов) для подготовки дознавателей, а также оперативных сотрудников и следователей органов внутренних дел. 137 ГЛАВА 3 ТАКТИКА ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ И ПОСЛЕДУЮЩЕМ ЭТАПАХ РАССЛЕДОВАНИЯ ЗАВЕДОМО ЛОЖНОГО СООБЩЕНИЯ ОБ АКТЕ ТЕРРОРИЗМА § 1. Особенности тактики первоначальных следственных действий, их сочетание с оперативно-розыскными мероприятиями Предварительное расследование осуществляется путем производства различных процессуальных действий, выполняемых с целью раскрытия преступлений и изобличения лиц, их совершивших. После принятия уголовного дела к производству проводится ряд процессуальных и следственных действий, с помощью которых собираются и проверяются доказательства. Круг этих действий строго определен уголовно- процессуальным законом (гл. 21, 24-29, 32 УПК РФ). Однако совсем не обязательно, чтобы в процессе расследования по каждому уголовному делу все они выполнялись. В зависимости от конкретных обстоятельств, т.е. в зависимости от сложившейся следственной ситуации, лицо, производящее расследование, самостоятельно решает, какие именно действия, когда и в какой последовательности следует производить. Общие вопросы тактики производства отдельных следственных действий достаточно подробно изложены в литературе1, поэтому мы постараемся рассмотреть лишь особенности их производства по делам исследуемой категории. Основными задачами первоначального этапа расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма являются: ориентирование лица, 1 Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учеб. пособие. Воронеж, 1995; Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов/ Под ред. В.А. Образцова. М., 1999; Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981; Дулов А.В., Нестеренко Н.Д. Тактика следственных действий. Минск, 1971; Быховский И.Е. Процессуальные и тактические аспекты проведения следственных действий. Волгоград, 1977; Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. Волгоград, 1984. 138 производящего расследование, в обстоятельствах расследуемого события; поиск и выявление источников (носителей) криминалистически значимой информации по делу, получение доказательств; установление и розыск подозреваемого лица (лиц); предотвращение совершения новых гфеступлений (заведомо ложных сообщений об акте терроризма). Осмотр места происшествия Осмотр — следственное действие, которое в соответствии со ст.176 УПК РФ производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Общие положения тактики осмотра, в том числе осмотра места происшествия, достаточно подробно изложены в литературе1. Осмотр места происшествия является одним из самых распространенных следственных действий. Важность осмотра места происшествия для раскрытия и расследования преступлений подчеркивается многими авторами2. С учетом разработанных в криминалистике общих положений и рекомендаций по подготовке и проведению осмотра места происшествия рассмотрим лишь особенности его проведения по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма. В связи с этим возникает вопрос: а является ли объект угрозы взрыва местом происшествия? Ведь на данном объекте чаще всего нет никаких следов преступления или преступника. В криминалистической литературе нет единства в определении понятия «места происшествия». Исследованию теоретических проблем и тактики 1 Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда, 1982; Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Следственный осмотр. Волгоград, 1983; Жбанков В.А. Тактика следственного осмотра. М., 1992; Кулагин Н.И. Организация и тактика следственного осмотра. Волгоград, 1983. 2 См. например: Шавер Б.М., Винберг А.И. Криминалистика: Учебник для юридических школ и курсов. М, 1940. С.81; Попов В.И. Осмотр места происшествия/ Под ред. В.А. Хвана. М., 1959. С.7-8; Попов И.А. Расследование преступлений, связанных с пожарами. М., 2001. С.57; Дворкин А.И., Бертовский Л.В. Методика расследования убийств, совершенных с применением взрывных устройств. М, 2001. С.31; Осмотр места происшествия: Практ. пособие/ Под ред. А.И. Дворкина. М., 2000. СЮ и др. 139 осмотра места происшествия уделено внимание в монографических работах, публикациях и учебной литературе многих криминалистов, среди которых: Р.С. Белкин, И.Е. Быховский, А.Н. Васильев, А.И. Винберг, Л.В. Виницкий, В.П. Колмаков, Н.П. Яблоков, А.Г. Филиппов, Н.А. Селиванов, И.Х. Максутов, В.И. Куклин, Б.И. Шавер и другие. Однако лишь немногие из авторов уделили внимание определению понятия «места происшествия». Большинство авторов под местом происшествия понимают место, где произошло преступное событие или находятся его следы. По мнению В.П. Колмакова, под местом происшествия следует понимать «участок территории или помещения, где произошло расследуемое событие ..., либо закопан труп, наконец, совершены другие общественно опасные действия, связанные с преступлением»1. И.А. Попов в понятие места происшествия включает не только «место совершения общественно опасного виновного деяния, но и место его подготовки, сокрытия предметов преступного посягательства, орудий преступления и иных вещественных доказательств»2. По мнению И.Е. Быховского, место происшествия — это «участок местности или помещение, либо помещение с прилегающей местностью, где, по полученным данным, было совершено преступление или обнаружены последствия преступления, в связи с чем на различных объектах могут находиться взаимосвязанные материальные следы этого деяния»3. Л.Я. Драпкин и В.Н. Долинин определяют место происшествия как «участок местности или помещение, в пределах которого обнаружены следы преступления»4. Аналогичное определение понятия места происшествия приводится в работах Р.С. Белкина. Он определяет в различных своих трудах место происшествия как участок местности или помещение, в пределах 1 Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969. С.28 2 Попов И.А. Расследование преступлений, связанных с пожарами. М., 2001. С.57 3 Быховский И.Е. Осмотр места происшествия. М, 1973. С.8. 4 Драпкин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика следственных действий: Учеб.-практ. пособие. Екатеринбург, 1999. Сб. 140 которого обнаружены следы совершенного преступления (события, требующего расследования)1. Эта же точка зрения приводится отдельными авторами в учебной литературе по криминалистике2. Под следами преступления в криминалистике традиционно понимают «любые изменения среды, возникшие в результате совершения в этой среде преступления»3. Если рассмотреть, случай заведомо ложного сообщения об акте терроризма, когда оно не сопровождается изготовлением и закладкой на объект угрозы макета взрывного устройства или осуществлением иных действий, то в данном случае в «заминированном» месте отсутствуют какие бы то ни было материальные изменения среды, связанные с совершением преступления. Таким образом, по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма место, на которое указывает лицо, сделавшее сообщение (т.е. «заминированный» объект) не всегда можно назвать в строгом смысле слова местом происшествия, если в указанном месте не будет обнаружен макет взрывного устройства или отображения иных действий преступника (например, созданные злоумышленником препятствия, затрудняющие поисковые действия сотрудников правоохранительных органов). В указанном случае правильнее говорить о помещении (или участке местности), не являющемся местом происшествия. Практика деятельности правоохранительных органов при проверке сообщения о готовящемся взрыве пошла по этому же пути. В силу специфики поступающих сообщений и деятельности по их проверке первоначально объект, подвергшийся угрозе взрыва, осматривается (в административно-правовой 1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: Учебный словарь-справочник. М, 1999. С. 100; Криминалистика: Учебник/ Под ред. Р.С. Белкина. М., 1967. С.226; Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С.117. 2 См. наприхмер: Криминалистика: Учебник/ Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. ред.) и проф. А.Ф. Волынского. М., 1998. С.242; Криминалистика: Учебник для вузов/ Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 2000. С.247. 3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.2: Частные криминалистические теории. М., 1997. С.57. 141 форме) специалистами на предмет обнаружения взрывного устройства. По результатам осмотра специалистами составляется акт. А уже затем, следователь принимает решение о необходимости проведения следственного осмотра (осмотра места происшествия), в случае обнаружения макета взрывного устройства или иных следов, могущих иметь отношение к расследуемому событию. Наиболее информативным, как мы уже указывали, является место совершения преступления — место, откуда злоумышленник передает сообщение. Исследование материальной обстановки указанного места по изученным делам связано с преодолением ряда осложняющих обстоятельств, обусловленных, во- первых, недостатком исходной информации, особенно о лице, сделавшем сообщение, во-вторых степенью сохранности первичной обстановки места происшествия, которая зависит от свободности доступа иных лиц к месту совершения преступления, и в-третьих, от времени, прошедшего с момента получения правоохранительными органами сообщения б готовящемся акте терроризма до установления местонахождения телефона, с которого это сообщение было передано. В совокупности названные осложняющие обстоятельства приводят к тому, что осмотр места происшествия (места совершения преступления) проводится довольно редко. Результаты анализа изученных нами уголовных дел ® показали, что место совершения преступления было установлено лишь в 56% случаев, из них осмотрено лишь 21.4%, а следы преступления и преступника были изъяты лишь в 26.7% случаев от количества осмотренных. А между тем, собранные на месте происшествия следы после их надлежащего исследования могут быть положены в основу доказывания факта пребывания лица в указанном месте, а в совокупности с другими © доказательствами - факта совершения преступления данным лицом. Показательным в данном случае может быть ранее приведенный нами пример об угрозе взрыва железнодорожного вокзала ст. Челябинск-пассажирский 17 142 октября 1998 г. гр-ном Б., который сделал сообщение из телефона- автомата, расположенного на территории вокзала. При проведении осмотра места происшествия с трех телефонов-автоматов, подвергшихся осмотру, были изъяты четыре следа рук. Впоследствии проведенной дактилоскопической экспертизой было установлено, что след руки, изъятый с трубки телефона-автомата №37;061, был оставлен гражданином Б.1 Изучение протоколов осмотра места происшествия по тем делам, где осмотр проводился, показало, что следователи в отдельных случаях явно недооценивают значение данного следственного действия. Об этом свидетельствуют небрежно составленные протоколы. По времени, затраченному на проведение осмотра, и по содержанию некоторых протоколов можно сделать вывод, что такие осмотры проводятся формально и поверхностно. Разумеется, никакой доказательственной информации эти протоколы не содержат. Подобное отношение к осмотру места происшествия недопустимо. Полагаем, что осмотр места происшествия (место преступления), если оно известно, необходимо проводить в любом случае независимо от того, какой промежуток времени прошел с момента совершения преступления. Это объясняется тем, что данное следственное действие может позволить, во-первых, обнаружить, зафиксировать и использовать в процессе расследования сохранившиеся следы; во-вторых, ознакомиться с обстановкой совершения преступления с целью выдвижения версий о возможных путях подхода и ухода преступника; в-третьих, решить ряд оперативно-тактических задач по выявлению очевидцев и свидетелей совершенного преступления. Не касаясь общих вопросов тактики осмотра места происшествия, которые, на наш взгляд, достаточно обстоятельно исследованы в 1 Уголовное дело №1-567/99 // Архив Советского районного суда г. Челябинска. 143 криминалистической литературе1, отметим лишь, что осмотр места совершения преступления целесообразно проводить эксцентрическим способом (от центра к периферии). При этом центром, «узловым» пунктом места происшествия будет непосредственно телефонный аппарат. Если же существует опасность повреждения периферийных следов (следы обуви и др.), то осмотр следует осуществлять концентрическим способом (от периферии к центру). Все обнаруженные следы подлежат фиксации, изъятию и упаковке согласно требованиям уголовно-процессуального закона, а также приемам и способам, разработанным наукой криминалистикой2. С целью получения розыскной информации о звонившем обнаруженные следы могут подвергаться предварительному исследованию специалистом в ходе осмотра места происшествия или непосредственно после его завершения, что может помочь в организации и поиске преступника по горячим следам3. 1 См., например: Попов В.И. Осмотр места происшествия/ Под ред. В.А. Хвана. М., 1959; Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969; Быховский И.Е. Осмотр места происшествия. М., 1973; Осмотр места происшествия: Практ. пособие/ Под ред. А.И. Дворкина. М, 2000. 2 См., например: Коршунов В.М. Следы на месте происшествия. Обнаружение, фиксация, изъятие. М., 2001; Кузнецов П.С. Работа со следами на месте происшествия: Учеб. практ. пособие. (Следователь: теория и практика деятельности. Вып.З). Екатеринбург, 1994; Грановский Г.Л. Методы обнаружения и фиксации следов рук. М, 1974; Ивашков В.А. Работа со следами рук на месте происшествия: Учеб. пособие. М., 1992; Торбин Ю.Г. Обнаружение, фиксация и изъятие следов человека, транспортных средств и орудий взлома: Учеб.-метод. пособие. М., 1979; Трасология: Справочник криминалиста. Т.1. Гомеоскопия/ Авт.-сост.: Г.Н. Степанов, А.И. Бронников. Волгоград, 1997; Коршунов В.М. Следы на месте происшествия. Обнаружение, фиксация, изъятие. М., 2001 и др. 3 См., например: Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М., 1994; Салтевский М.В. Следы человека и приемы их использования для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления: Лекция. Киев, 1983; Ивашков В. А., СлепневаЛ.И. Предварительные исследования материальных объектов на месте происшествия: Метод, рекомендации. М., 1992; Скибицкий К.В. Теоретические основы получения информации о преступнике из материальных источников на предварительном следствии: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Харьков, 1974; Железняк А.С. Теоретические основы и практика использования материальных следов в раскрытии и расследовании преступлений: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1976; Сафаргалиева О.Н. Осмотр места происшествия и установление личности преступника по материальным следам преступления: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Томск, 1990 и др. 144 Оперативный работник, входящий в состав следственно-оперативной группы, прибывшей к месту осмотра, должен, ознакомившись с исходной информацией, начать поисковые мероприятия по установлению личности человека, сделавшего сообщение об угрозе взрыва, а также по установлению свидетелей и очевидцев. В этой ситуации необходимо произвести опросы лиц, которые могли видеть звонившего, принять меры по проверке на причастность к совершенному деянию лиц, совершавших аналогичные преступления в прошлом, ориентировать внештатных и других помощников милиции на поиск анонима. Положительный результат могут дать параллельно проводимые поисковые мероприятия на «заминированном» объекте: опрос руководителей, сотрудников предприятия, учреждения, организации о случавшихся ранее подобных происшествиях, лицах, могущих быть причастными к данному событию, предполагаемых мотивах совершения данного деяния. Все сказанное в полной мере относится и к осмотру объекта угрозы, если следователем (лицом, производящим расследование) будет принято решение о проведении следственного осмотра места происшествия в указанном месте в случае обнаружения там следов преступления или преступника. Допрос потерпевших и свидетелей Другим первоначальным следственным действием является допрос потерпевшего. Однако, как показывает практика, это следственное действие не столь распространено по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма. И это вполне закономерно, поскольку основным объектом данного преступления является общественная безопасность. Тем не менее, согласно ст.42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, <5> моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Признание юридического лица потерпевшим является нововведением УПК РФ. Ранее 145 юридические лица (объекты угроз) в случае причинения им вреда совершенным преступлением признавались лишь гражданским истцом. Думается, что круг потерпевших по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма может быть достаточно широк, поскольку нравственные страдания (дискомфортное состояние, чувство ущербности, страха и т.п.) могут испытывать большое количество людей, оказавшихся в результате совершения преступления помимо своей воли вне дома, рабочего места, места отдыха. На практике же интересы граждан защищаются пока слабо. Потерпевшим физическое лицо признается лишь в случаях, когда заведомо ложное сообщение посягает на интересы конкретного лица (когда злоумышленник «минирует» дом, автомобиль этого лица и его семьи). Полагаем, что следователям (дознавателям) необходимо уделять больше внимания защите прав и интересов граждан, принимая соответствующие процессуальные решения и обеспечивая возможность возмещения причиненного им вреда. На этапе проверки поступившего сообщения, до возбуждения уголовного дела, параллельно с осмотром объекта угрозы целесообразно провести опрос граждан (сотрудников, посетителей данного предприятия, учреждения, организации или жильцов «заминированного дома»), а уже затем, после возбуждения уголовного дела, определив процессуальное положение этих лиц (потерпевший или свидетель), произвести их допрос. Не секрет, что определенные трудности в процессе расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма возникают при доказывании субъективной стороны преступления, которую (по исследуемому нами преступлению) образует вина в форме прямого умысла. Стоит лицу, сообщившему ложную информацию о готовящемся взрыве, заявить, что о закладке взрывного устройства ему случайно стало известно от незнакомых лиц, а в милицию он сообщил об этом только для предотвращения взрыва, как возникнут сложности в доказывании состава преступления в действиях злоумышленника. Приведем пример, когда действия следователя и 146 оперативных работников были сосредоточены на выявлении свидетелей. Г. сообщила в милицию о минировании общежития. Проведенными мероприятиями было установлено, что перед звонком по телефону «02» она, распивая в компании спиртные напитки, предлагала проверить бдительность милиции, сообщив по телефону о минировании общежития, а позднее поставила приятелей в известность о реализации своего намерения. Несмотря на то что в ходе следствия Г. не созналась в содеянном, совершение ею преступления было доказано показаниями свидетелей и результатами проведенной фоноскопической экспертизы1. Допрос по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма является одним из наиболее важных средств собирания доказательств. Результаты анализа уголовных дел, рассмотренных судами, показали, что в абсолютном большинстве случаев основу обвинения составляют показания потерпевших, свидетелей и самого обвиняемого. Материальные же следы преступления фигурируют в уголовных делах значительно реже (лишь в 35% от общего количества уголовных дел), что объясняется особенностями механизма данного преступления. Предметом допроса потерпевших и свидетелей являются любые обстоятельства, подлежащие установлению по делу. Свидетелем может быть как человек, непосредственно воспринимавший событие преступления или другие значимые для дела обстоятельства, так и тот, кто знает о них со слов других лиц. В последнем случае он должен сообщить источник своих сведений, иначе сообщаемые свидетелем фактические данные не будут иметь доказательственного значения. Если показания свидетеля основаны на сообщениях других лиц, последние также должны быть допрошены. При допросе потерпевших и свидетелей лицо, производящее расследование, направляет свои усилия на получение данных, характеризующих Крайнов В.В. Совершенствуем взаимодействие следственного и оперативных подразделений. М., 1996. С.25. 147 событие преступления, установление примет преступника, и других важных для дела обстоятельств. Получение от потерпевших и свидетелей достоверной информации зависит от правильно выбранной тактики проведения этого следственного действия1. В качестве свидетелей при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут быть допрошены: 1) лицо, принимавшее сообщение о готовящемся акте терроризма; 2) 3) очевидцы, непосредственно воспринимавшие злоумышленника и его действия в момент передачи сообщения; 4) 5) работники, жильцы объекта, подвергшегося угрозе взрыва, поджога и т.п.; 6) 7) родственники, знакомые подозреваемого и иные лица, которым стало известно о его преступной деятельности и намерениях; 8) 9) граждане и сотрудники правоохранительных органов, участвовавшие в задержании подозреваемого лица; 10) 11) сотрудники предприятия связи, помогавшие в установлении телефона, с которого было передано сообщение. 12) При поступлении сообщения о готовящемся взрыве непосредственно на «заминированный» объект в качестве свидетеля должно быть допрошено лицо, принявшее угрозу по телефону. Получение сообщения о готовящемся акте терроризма непосредственно сотрудниками милиции или иных правоохранительных органов не является препятствием для допроса в качестве свидетеля оперативного дежурного или иного сотрудника, принимавшего 1 Общие вопросы тактики допроса свидетелей освещены в работах: Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. Волгоград, 1976; Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М,- 1976; Порубов Н.И. Психологические основы допроса. Минск, 1966; Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978; КомарковВ.С. Тактика допроса. Харьков, 1975; Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970; Шестеров А.Г. Психология допроса свидетелей и потерпевших: Лекция. Ташкент, 1974; Кертэс И. Тактика и психологические основы допроса/ Под общ. ред. А.И. Винберга. М., 1965; Быков В.М. Установление психологического контакта при допросе свидетелей // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. научн. статей. Саратов, 1995. С.58-60 и др. 148 сообщение. Для оптимизации и интенсификации процесса расследования преступления установленных по делу свидетелей следует допросить незамедлительно после возбуждения уголовного дела (или опросить до возбуждения дела). Это вызвано необходимостью, во-первых, получить необходимую розыскную информацию для поиска преступника по «горячим» следам, а во-вторых, зафиксировать запечатленные в памяти человека особенности речи и голоса звонившего и сопутствующую звуковую обстановку, которые впоследствии могут быть забыты свидетелем. При допросе лица, принимавшего по телефону сообщение о готовящемся акте терроризма, необходимо выяснить: дату, время и место получения сообщения (в том числе номер телефона, по которому оно принималось); обстановку, в которой принималось сообщение (шум, наличие поблизости других лиц, их возможность услышать содержание разговора, не отвлекалось ли на посторонние раздражители лицо, принимавшее сообщение и т.п.); дословное содержание и продолжительность разговора по телефону; обстоятельства, характеризующие голос и речь лица, передавшего сообщение, эмоциональную окраску разговора, наличие посторонних шумов в трубке при разговоре, слышимость абонента; показался ли голос и речь сообщившего лица знакомыми, кому они могут принадлежать; наличие звукозаписывающей аппаратуры, технических средств определения номера абонента, результат их работы; дальнейшие действия лица, принявшего сообщение, после окончания разговора (кому и когда передано полученное сообщение). Если сообщение получено в письменном виде, то при допросе лица, обнаружившего письмо (записку), необходимо выяснить: дату, время, место и обстоятельства обнаружения сообщения; наличие иных лиц, присутствовавших при этом; какие конкретно действия (манипуляции) производились с 149 материальным носителем информации; какие меры были предприняты для сохранения возможных следов преступника; последующие действия лица, обнаружившего сообщение. Допросу очевидцев, видевших подозреваемого в момент передачи сообщения и (или) слышавших разговор по телефону, могут предшествовать оперативно- розыскные мероприятия поискового характера, направленные на выявление указанных лиц. Для этого органом дознания после установления телефона, с которого было передано сообщение, может проводиться опрос лиц, находившихся в момент совершения данного деяния поблизости от места нахождения телефона. Таковыми лицами могут быть: продавцы в киосках, расположенных рядом с телефоном-автоматом, дворники, уборщицы, вахтеры, охранники общежитий, учреждений, люди, проживающие в близлежащих домах, иные лица. При допросе выявленных свидетелей (очевидцев) необходимо выяснить: дату, время и точное местонахождение свидетеля; характер и содержание воспринятой очевидцем информации (видел подозреваемого, видел и слышал его, что конкретно воспринимал); обстановку, в которой происходило восприятие (время суток, освещение, видимость, расстояние до объекта восприятия, слышимость, наличие в момент восприятия посторонних раздражителей, на которые отвлекался свидетель, эмоциональное состояние очевидца в момент восприятия); обстоятельства, характеризующие личность самого допрашиваемого (состояние органов зрения, слуха, памяти, психологические качества личности); описание внешности лица (лиц), разговарившего по телефону (все возможные собственные и сопутствующие признаки внешности, которые запомнились, сможет ли очевидец опознать описанное лицо при встрече, ) знаком ли он лично с указанным лицом, видел ли его ранее, если да, то где и при каких обстоятельствах); 150 откуда пришел и куда направился подозреваемый после окончания разговора; _ кто еще находился поблизости и мог видеть или слышать подозреваемого; кому свидетель сообщал (рассказывал) об обстоятельствах, по которым допрошен. Допрос представителей администрации и иных сотрудников объекта (жильцов дома), подвергшегося угрозе взрыва, может иметь решающее значение для установления обстоятельств дела и подозреваемого лица. При допросе указанных лиц, в зависимости от собранной информации и вида объекта (предприятия, учреждения, организации, объединения) выяснению подлежат следующие обстоятельства: совершались ли ранее подобные посягательства в отношении данного объекта (если да, то когда, кем; эта информация подлежит встречной проверке органом дознания по учетам органов внутренних дел); совершались ли иные противоправные посягательства в отношении лиц, работающих на данном объекте (такие как вымогательство, угроза убийством и т.п.); имеются ли у предприятия, учреждения, организации конкуренты (юридические или физические лица, какие конкретно); ® имеются ли у предприятия, организации, учреждения долговые обязательства перед иными юридическими или физическими лицами, имеются ли должники, судебные или арбитражные иски (в отношении кого конкретно); каково социально-экономическое положение работников объекта, какова обстановка в трудовом коллективе, случались ли конфликты между администрацией объекта и сотрудниками или между сотрудниками; ® какие мероприятия (работы) планировались на данный день на объекте (например, в учебном заведении: какие должны были состояться зачеты, 151 экзамены, контрольные работы, по каким предметам, в каких учебных группах, в какое время); кто из сотрудников (учащихся) был уволен (отчислен) в недавнем прошлом по отрицательным мотивам; кто, по мнению допрашиваемого, мог совершить данное преступление. При допросе руководителя (представителя администрации) предприятия, учреждения или организации обязательному выяснению в ходе допроса подлежит также характер и размер вреда, причиненного преступлением. Если обстоятельства происшедшего события указывают на то, что преступление совершено в целях причинения ущерба (неудобств) конкретному лицу (угроза взрыва жилого дома, автомобиля, иные обстоятельства), то установлению этого лица может предшествовать проведение такого оперативно-розыскного мероприятия поискового характера, как опрос граждан. При угрозе взрыва жилого дома после проверки сообщения (поиска взрывного устройства) по горячим следам необходимо точно установить кто из жильцов на момент поступления сообщения находился дома. Выявленный круг лиц подлежит тщательной проверке на возможность: а) совершения преступления одним из данных лиц; б) совершения преступления против одного из данных лиц. Для этого проводится опрос каждого жильца с последующим анализом информации, сопоставлением ее со сведениями, полученными иными (процессуальными и непроцессуальными) путями. Большую помощь в проведении этого мероприятия и установлении подозреваемого может оказать участковый уполномоченный милиции, если он достаточно хорошо знает свою территорию и проживающих на ней лиц. При опросе граждан необходимо уделить внимание установлению таких обстоятельств, как наличие жильцов, ведущих антиобщественный образ жизни (злоупотребляющие алкоголем, наркотиками); конфликты между жильцами, родственниками, знакомыми; семьи с несовершеннолетними детьми (круг интересов и образ жизни детей); неполные семьи, распавшиеся браки среди 152 жильцов; возможность совершения преступления против конкретного лица за его профессиональную, общественную деятельность или национально- религиозную принадлежность. Опрос граждан, оказавшихся на момент поступления угрозы взрыва дома, не исключает возможность и необходимость опроса остальных жильцов. Получение криминалистически значимой информации оперативным путем предполагает последующее ее процессуальное закрепление в ходе допроса выявленных свидетелей. При угрозе взрыва предприятий, учреждений, организаций необходимо помнить, что данное деяние может совершаться также с преступными целями, направленными против конкретного лица. Поэтому в целях установления виновного необходимо также провести комплекс оперативно- розыскных мероприятий в отношении сотрудников подвергшегося угрозе предприятия, учреждения, организации. При «отработке» сотрудников объекта необходимо также обращать внимание на бывших супругов, неудавшихся сожителей, общественных активистов и других лиц, в отношении которых у злоумышленника мог возникнуть мотив мести, ревности, ненависти или зависти. В случае, если найден подозреваемый, немаловажное значение для установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, имеют сведения, полученные от его родственников, знакомых и иных лиц, которым могло быть известно о преступных намерениях и действиях виновного. При допросе данных лиц необходимо иметь в виду, что согласно ст. 51 Конституции РФ и п. I ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга и других близких родственников (п.4 ст.5 УПК РФ: родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки). Поэтому, добровольной даче свидетелем показаний против перечисленных лиц должно предшествовать предупреждение о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе в 153 i случае его последующего отказа от этих показаний. Для получения показаний от близких родственников подозреваемого лицом, производящим Л расследование, могут применяться тактические приемы убеждения допрашиваемого в необходимости дачи показаний и значимости этих показаний для полного, всестороннего и объективного расследования уголовного дела. При допросе вышеуказанных свидетелей (близких родственников подозреваемого, друзей, знакомых, коллег и т.п.) могут быть выяснены следующие обстоятельства: всесторонняя характеристика личности подозреваемого, крут его интересов, связей; высказывало ли подозреваемое лицо намерения совершить преступление (какие именно, где, когда, при каких обстоятельствах); совершал ли подозреваемый поступки, свидетельствующие о намерении совершить расследуемое преступление, а равно иные противоправные поступки (если да, то когда, какие, при каких обстоятельствах); возможные мотивы и цели совершения преступления; конфликты подозреваемого с родственниками, преподавателями, коллегами, иными лицами по месту учебы, работы, жительства, свободного времяпровождения. Допрос сотрудников правоохранительных органов (и граждан), участвовавших в установлении и задержании подозреваемого, должен быть направлен на выяснение следующего круга обстоятельств: когда, где и в связи с чем находился допрашиваемый, какое служебное задание он выполнял; какие действия подозреваемого привлекли внимание допрашиваемого лица; ® какие действия предприняло само допрашиваемое лицо; 154 поведение подозреваемого в момент задержания (оказывал сопротивление или нет, что конкретно говорил, чем объяснял свое присутствие в указанном месте и т.п.); кто из посторонних граждан присутствовал при этом, вмешивался в действия сотрудников правоохранительных органов или оказывал помощь; какие действия были предприняты после фактического задержания; как вел себя подозреваемый и о чем говорил в период доставления его к следователю (дознавателю). В качестве свидетелей могут быть допрошены также сотрудники предприятий электросвязи, помогавшие в установлении по запросу правоохранительных органов телефона, с которого было передано сообщение о готовящемся акте терроризма. Необходимость в проведении допроса указанных лиц может возникнуть не только в случае, когда ответ на запрос поступил в устной форме, но и в любых других случаях, если лицо, производящее расследование, считает необходимым уточнить полученную информацию или * получить разъяснение о механизме и порядке определения номеров телефонных абонентов. Допрос свидетелей производится с соблюдением требований ст. ст. 187-191 УПК РФ. Если свидетель (или потерпевший) является несовершеннолетним, то следователь (дознаватель) при организации и проведении допроса должен придерживаться разработанных в криминалистике рекомендаций1. Обстоятельства, которые могут быть выяснены в ходе допроса, перечислены примерно, и в каждом конкретном случае перечень и 1 Власенко В.Г. Психологические особенности допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших /7 Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып.4. Вопросы техники, тактики и методики расследования: Межвуз. научн. сборник. Саратов, 1982. С. 137- 144; Комаров В.К. Оптимальная организация допроса несовершеннолетних — важное условие его эффективности /7 Проблемы эффективности раскрытия и расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. тр. Вып.72. Свердловск, 1978. С.35-44. 155 последовательность вопросов определяется лицом, производящим дознание по делу. В некоторых случаях целесообразно провести через определенный промежуток времени повторный допрос свидетеля. Воспроизводя показания вторично, допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты (особенно, это касается лиц, непосредственно принявших по телефону сообщение о готовящемся взрыве). Это объясняется явлением реминисценции, под которым в психологии понимают усиление в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении. Также круг и последовательность вопросов могут зависеть от ряда ситуационных моментов, связанных с участием или неучастием лица в происшедших событиях1. Выявление и допрос подозреваемого Выявить преступника - «это значит собрать сведения, указывающие на то, что данное конкретное лицо могло совершить расследуемое преступление^2. Источниками информации о , лице, сделавшем заведомо ложное сообщение об акте терроризма, могут быть: 1) следы и другие материальные носители информации, отображающие признаки искомого лица (следы его рук, ног и др.); 2) показания очевидцев содеянного, соучастников и иных лиц, располагающих сведениями о признаках искомого лица; 3) 4) обстановка места происшествия и прилегающая к нему территория (места, откуда было передано сообщение и места «готовящегося» акта терроризма). 5) Брызгалова Э.Д. Влияние типичных следственных ситуаций на тактику допроса потерпевших // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследования и судебного разбирательства: Межвуз. сб. научн. тр. Вып.31. Свердловск, 1974. С. 128-129. 2 Образцов В.А., Топорков А.А. Установление лица, совершившего уголовное преступление в условиях неочевидности // Криминалистика/ Под ред. В.А. Образцова. М, 2001. С.601. 156 В целях сбора данных о личности преступника и месте его нахождения при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут проводиться следующие мероприятия: установление места совершения преступления (места, откуда было сделано сообщение); исследование места совершения преступления, а также места «готовящегося» акта терроризма, изучение обнаруженных там следов, других объектов; поиск и преследование преступника по «горячим» следам, в том числе с использованием помощи кинолога со служебно-розыскной собакой; изучение уголовных дел о раскрытых и нераскрытых преступлениях, возбужденных по ст.207 УК РФ, совершенных на обслуживаемой территории за определенный период времени, отказных и проверочных материалов; опрос населения, работников предприятий, учреждений и организаций, иных лиц, находившихся в интересующий период времени поблизости от места совершения преступления (отдыхающие, вахтеры, дворники, продавцы киосков и т.д.); составление словесного или субъективного портрета преступника (по показаниям очевидцев) с последующим его использованием в поисковых мероприятиях, проводимых силами подразделений милиции общественной безопасности, криминальной милиции, а также с помощью общественности; проверка имеющих отношение к делу сообщений в средствах массовой информации, устной и письменной информации (сигналов), поступающей в правоохранительные органы от населения в конфиденциальной и официальной формах о подозрительных лицах, случаях, событиях, представляющих оперативный и следственный интерес; мобилизация возможностей использования помощи лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; 157 проверка на причастность к совершенному преступлению лиц, ранее судимых за заведомо ложное сообщение об акте терроризма, а также лиц, склонных к хулиганским действиям; назначение экспертиз (исследований) обнаруженных объектов с целью получения розыскной и идентификационной информации; производство иных оперативно-розыскных и следственных действий поискового характера. Существуют и другие способы выявления преступника. Это может быть сделано: путем проверки конфиденциальных сведений, поступивших по оперативным каналам; по результатам криминалистического анализа места, времени, мотива, цели, способа совершения и сокрытия преступления и других обстоятельств содеянного, в том числе с использованием криминалистической характеристики преступления; с использованием возможностей криминалистических учетов (например, автоматизированной дактилоскопической информационной системы <<ПАПИЛОН>>, фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес и др.); посредством проверки версий о возможности совершения данного преступления конкретным лицом. В качестве подозреваемого может быть допрошено лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленным гл. 20 УПК РФ; задержанное в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ; лицо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 108 УПК РФ. ® Основная цель допроса такого лица - обеспечить соблюдение законных прав и свобод гражданина, подозреваемого в совершении преступления, и проверить правильность возникшего подозрения. Дача показаний 158 подозреваемым - его право, а не обязанность, поэтому он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Данное обстоятельство является одной из гарантий осуществления подозреваемым права на защиту. Тактика допроса подозреваемого определяется исходя из складывающейся ситуации. Общие положения тактики проведения этого следственного действия довольно подробно изложены в криминалистической литературе1. Немедленный допрос подозреваемого, в случае задержания его по горячим следам, имеет свои преимущества и недостатки. Задержанный непосредственно после совершения преступления злоумышленник обычно не успевает детально разработать линию своего поведения на допросе и тактику противодействия2. В то же время следователь (дознаватель) в условиях расследования по горячим следам не всегда в состоянии тщательно подготовиться, что осложняет допрос. В случаях, когда допрашиваемый изначально признает факт направления им заведомо ложного сообщения об акте терроризма, в ходе допроса следует выяснить все подробности совершенного им деяния: когда, по какому поводу и при каких обстоятельствах возник умысел на совершение преступления; какие обстоятельства предшествовали возникновению умысла на совершение преступления (или повлекли его возникновение); какие подготовительные действия были выполнены до направления (передачи) ложного сообщения адресату; 1 См., например: Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. М., 1969; Богинский В.Е. Система тактических приемов допроса подозреваемого: Дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1980; Белкин Р.С., Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. С.97-128 и др. 2 Гармажапова Т.Б. Особенности тактики допроса потерпевшего, подозреваемого при расследовании хулиганства по горячим следам // МВД России - 200 лет. Материалы международной научно-практ. конференции. Санкт-Петербург, 28-29 мая 1998 г. Ч.З. СПб., 1998. С.136-140. 159 когда, где и при каких обстоятельствах было направлено (передано) сообщение; дословное содержание сообщения; почему были выбраны именно такой способ, место и время; каковы мотив и цель сообщения о готовящемся акте терроризма; осознавал ли подозреваемый ложный характер сообщения, общественную опасность своего деяния, предвидел ли возможность наступления общественно опасных последствий и желал ли их наступления; какие действия он предпринял после направления сообщения для сокрытия своей причастности к совершенному деянию; были ли у допрашиваемого соучастники, есть ли лица, которым известно о его преступных действиях и намерениях. Содержание задаваемых допрашиваемому вопросов и их последовательность зависят от конкретных обстоятельств расследуемого дела. После допроса показания подозреваемого необходимо тщательно проверить путем проведения различных следственных действий (допросов свидетелей, опознания), а также анализа уже имеющихся доказательств. Если же подозреваемый не признает факта совершения им преступления, следует детально зафиксировать его показания; подробно выяснить, где он был, что делал в обозначенный период времени и кто может подтвердить его показания. Положительный результат дает такой тактический прием, как детализация показаний допрашиваемого лица. Кроме того, для получения достоверной информации от подозреваемого в этой ситуации могут быть применены такие тактические приемы, как пресечение лжи, использование фактора внезапности, противоречий в показаниях допрашиваемого. Вызвать допрашиваемого, особенно ранее не судимого, на откровенный разговор позволяет разъяснение того, что чистосердечное признание и содействие раскрытию совершенного преступления законодатель считает 160 обстоятельствами, смягчающими ответственность. Могут быть применены и другие тактические приемы. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого проводится с обязательным соблюдением требований ст. 425 УПК РФ. Он не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности - не более 4 часов в день. В таком допросе обязательно участие защитника, а если несовершеннолетний подозреваемый, не достиг возраста 16 лет либо достиг этого возраста, но страдает психическим расстройством или отстает в психическом развитии, то обязательно участие педагога или психолога. Законный представитель также вправе по своему желанию участвовать в допросе несовершеннолетнего. Предъявление для опознания В некоторых случаях возникает необходимость в проведении такого следственного действия, как опознание. Опознание проводится с соблюдением требований ст. 193 УПК РФ. Не останавливаясь на рассмотрении всех известных тактических приемов, применяемых при производстве любого вида предъявления для опознания1, отметим особенности этого следственного действия по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма. В ряде случаев (например, если свидетель воспринимал не внешность преступника зрительно, а лишь его устную речь, а также когда сообщение о готовящемся взрыве поступило на телефон, не оборудованный звукозаписывающей аппаратурой) возникает необходимость произвести опознание человека по голосу. Мы разделяем мнение ученых - криминалистов, 1 Общетеоретические вопросы проведения опознания рассмотрены в работах: Петренко В.М. Предъявление для опознания при расследовании преступлений. М, 1975; Бурданова B.C., Быховский И.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. М., 1975; Крикунов А.Е., Маевский А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания. Киев, 1977; Гапанович Н.Н. Опознание в судопроизводстве: (Процессуальные и психологические проблемы). Минск, 1975; Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания./ Под ред. И.М. Лузгина. М., 1971; Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. М., 1976 и ДР- 161 которые признают законность проведения такого опознания1. Опознание может быть осуществлено также на основе зрительных, осязательных и слуховых ощущений. Возможно, что опознание произойдет в результате сочетания информации, слагающейся из комплекса всех этих ощущений. Опознание по голосу проводится с соблюдением тех же условий, что и опознание по признакам внешности. Однако в данном случае есть ряд специфических моментов. Голос характеризуется высотой, силой, тембром. В соответствии с этим он бывает низкий, средний, высокий; слабый, средний, сильный; сопрано, дискант, тенор, альт, баритон и бас. Устная речь характеризуется большим количеством признаков: стилем, словарным запасом, темпом, формой изложения, патологией речи, акцентом и т.п. Интересны результаты экспериментов, которые показывают, что основным параметром, достаточным для идентификации личности по голосу при минимальном времени восприятия, является тембр голоса2. Для восприятия голоса и речи наибольшее значение имеют такие факторы как: расстояние, на котором воспринималась речь; тембр голоса; интонация и дикция говорящего; длина отдельных слов и фраз; состояние органов слуха воспринимающего, его сосредоточенность; наличие помех в восприятии; понимание воспринимающим значения разговора, наличие у него общих и специальных познаний и др. Большинство людей испытывают особые затруднения при описании голоса и речи3. Тембр, сила, высота и другие признаки голоса легко воспринимаются слушателями, но их весьма трудно описать человеку, не 1 См. например: Ложкевич А.А., Снетков В.А., Шаршунский В.Л. Предъявление фонограмм для опознания личности. М, 1978. 2 См.: Пашина А.Х., Морозов В.П. Опознание личности по голосу на основе его нормального и инвертированного во времени звучания // Психологический журнал. 1990. № 3. С. 70-78. 3 Косарев В.Н., Назаров А.Б. О тактике предъявления для опознания по голосу // Современные проблемы криминалистики: Межвуз. сб. научн. тр./ Под общ. ред. Б.П. Смагоринского. Волгоград, 1999. С.61. 162 обладающему специальными познаниями в области языкознания. Поэтому в процессе предварительного допроса опознающего следователь (дознаватель) должен разъяснить содержание основных признаков голоса и речи, демонстрируя по возможности фонозаписи образцов речи и голоса иных лиц, не имеющих отношение к расследуемому событию. При проведении предварительного допроса также необходимо поинтересоваться состоянием слуха допрашиваемого, а также условиями, при которых он воспринимал речь (голос). Обязательному выяснению подлежат особенности голоса и речи лица, которого ему предстоит опознать, а также какие именно слова и фразы произносил преступник в момент доведения сообщения о готовящемся акте терроризма. Лицо, опознание которого производится по голосу, предъявляется опознающему вместе с другими лицами, но сходство предъявляемых должно касаться не их внешнего вида, а особенностей голоса и устной речи. Решая вопрос о возможности и целесообразности проведения опознания по голосу, лицо, производящее расследование, должно учитывать возраст лица, воспринимавшего речь преступника. С возрастом понижается чувствительность к звукам высокой частоты при сохранении в норме восприятия низкочастотных звуков. Эта закономерность может объяснить довольно часто встречающееся обстоятельство, что лица пожилого возраста хорошо слышат мужские голоса и плохо — женские и детские1. Также необходимо учитывать время, прошедшее с момента первичного восприятия до момента проведения опознания. Чем меньше промежуток времени между указанными событиями, тем больше вероятность достоверного опознания. Предъявление для опознания проводится в кабинете, где опознающий отделен от предъявляемого непроницаемой занавеской, так как опознание проводится только по слуховой памяти. При этом число понятых увеличивается, 1 Косарев В.Н., Назаров А.Б. Указ. соч. С.63. 163 ибо они должны присутствовать и с той и с другой стороны. Необходимо, чтобы следователю помогал помощник, который находился бы с одной из сторон. Прослушивание устной речи предъявляемых происходит по команде следователя; продолжительность речи и произносимые фразы заранее им предусматриваются. Замысел следователя реализуется либо путем постановки соответствующих вопросов перед опознаваемыми, либо вовлечением их в диалог, либо указанием прочитать текст. Если опознающий заявил, что узнал голос и речь кого-либо из предъявляемых, он должен пояснить, каким по счету говорил тот человек, по каким характерным признакам произошло опознание. Следователю для получения от опознающего более точных и полных показаний надлежит задавать уточняющие вопросы1. Однако не всегда целесообразно предъявлять лиц для опознания по голосу непосредственно. Известно, что устная речь по телефону имеет свои специфические характеристики — речевые (лингвистические) особенности, которые отсутствуют в речи говорящего при непосредственном восприятии собеседников2. Кроме того, изменяются акустические характеристики речевого сигнала. Именно поэтому опознание лица («лжетеррориста») по внешности и голосу непосредственно нужно проводить лишь в тех случаях, когда опознающим выступает очевидец, который «впрямую» воспринимал подозреваемого или его речь в момент передачи последним сообщения о готовящемся акте терроризма. Если опознающим выступает лицо, воспринимавшее сообщение по телефону, то целесообразнее проведение опознания по телефону либо по фонограммам речи. Опознание лица по голосу посредством телефона проводится по вышеописанным правилам с той лишь разницей, что опознающий и 1 Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учеб.-практ. пособие. М., 1996. С. 42-43. 2 См.: Шаршунский В.Л., Ложкевич В. А. и др. Экспертная идентификация человека по магнитным фонограммам устной речи. М., 1987. С. 22. 164 опознаваемое лицо со статистами находятся в разных помещениях и восприятие опознающим устной речи происходит по телефону. Лицо, проводящее опознание, исходя из имеющихся данных о виде поступившего устного сообщения (заранее подготовленная или спонтанная речь) должно определить соответствующий способ воспроизведения речевых сигналов опознаваемым и статистами (чтение заранее подготовленного текста или свободный рассказ на заданную тему). В случае проведения опознания по фонограммам опознающему в присутствии понятых предлагается прослушать не менее трех фонограмм, на одной из которых записана речь опознаваемого. Голоса лиц, предъявляемых для опознания, темы разговора и содержание высказываний по возможности должны быть схожими. При этом на опознании целесообразно присутствие специалиста по эксплуатации звукозаписывающей и воспроизводящей аппаратуры, который осуществляет техническое сопровождение опознания. Следователь присваивает номера фонограммам и последовательно, в порядке, названном опознаваемым, воспроизводит их опознающему. В протоколе такого следственного действия фиксируется процесс и результат его проведения. Особенность состоит в описании каждой предъявляемой для опознания фонограммы: темы разговора, характеристики воспроизводимых голосов и речи. В протоколе опознания необходимо зафиксировать описание признаков, по которым опознаваемый был опознан, с указанием их особенностей. Фонограммы приобщаются к материалам уголовного дела в качестве приложения к протоколу опознания. Большое значение для оценки достоверности проведенного опознания имеет поведение опознающего и опознаваемого в момент проведения следственного действия, а также категоричность ответов опознающего на вопросы следователя (дознавателя). Поэтому в процессе опознания необходимо вести наблюдение как за опознаваемым, так и за опознающим. В процессе проведения следственного действия виновный может проявить признаки 165 волнения, стремления затруднить или сорвать опознание. Выявленные признаки имеют определенное оперативно-тактическое значение для дальнейшего процесса расследования. По нашему мнению, повышению вероятности опознания может способствовать соблюдение таких рекомендаций как: - проведение опознания в условиях, хмаксимально приближенных к тем, в которых происходило запоминание признаков речи преступника; - - создание для опознающего благоприятного психологического климата (устранение боязни перед преступником); - - создание условий, исключающих возможность искажения преступником своего голоса, речи (а если в момент доведения сообщения преступник искажал свой голос, то наоборот, создание условий для максимального сходства первичного сообщения с сообщением в процессе опознания); - - исключение какого-либо воздействия со стороны опознаваемого на опознающего. - На практике, как показывает . анализ, в силу ряда объективных и субъективных причин пока уделяется мало внимания возможности проведения этого специфичного следственного действия. Положительным примером может служить случай, когда по факту заведомо ложного сообщения о готовящемся взрыве школы №22 по ул. Солнечной в г. Челябинске 20 ноября 1999 года прибывшие в детский дом к месту расположения телефона, с которого поступило сообщение, сотрудники милиции собрали находившихся там воспитанников (6 человек) и, установив связь с оператором «02», принимавшим сообщение, провели опознание по голосу, в результате которого был установлен подозреваемый. И хотя данное мероприятие было проведено без соблюдения требований УПК, в последующем результаты этого действия были процессуально закреплены в ходе допросов1. Обыск и выемка 1 Уголовное дело №1-551/2000 // Архив Курчатовского районного суда г. Челябинска. 166 Обыск при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма должен производиться во всех случаях, когда у следователя имеются достаточные основания полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться предметы или документы, способные иметь значение для дела. Цель обыска - отыскание и изъятие таких предметов, а также обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением (наложение ареста на имущество). Обыск проводится с соблюдением требований ст. 182, 184 УПК РФ по постановлению следователя1. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ, а в случаях, не терпящих отлагательства, - без получения судебного решения с последующим уведомлением в течение 24 часов судьи и прокурора. По делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма иногда необходимо проведение обыска по месту жительства подозреваемого. При обыске, в зависимости от способа передачи угрозы, внимание лица, производящего обыск, должно быть направленно на обнаружение различных объектов. Если сообщение было передано по телефону, то при обыске могут быть обнаружены черновые записи сообщения, аудиокассета с текстом сообщения, устройства звукозаписи, на которых это сообщение было записано. Если сообщение было сделано в письменном виде (письмо, записка, надпись на стене), то внимание должно быть направлено на обнаружение пишущих приспособлений (мел, краска, красящий аэрозольный баллон и т.п.), печатных машинок, копировальных аппаратов, клише, трафаретов, листовок, писем и т.д. Если закладывался муляж взрывного устройства, следует направить внимание на отыскание предметов, которые были использованы при изготовлении 1 Об общих вопросах тактики этого следственного действия см.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М, 1961; Михайлов А.И., Юрин С.Г. Обыск. М., 1971; Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск. М., 1983 и др. i67 муляжа: материалы упаковки, липкая лента, болты, гвозди, а также, чертежи, кусачки, напильники и т.д. Кроме того, следует искать взрывное устройство. Если сообщение было записано на аудиокассету, а затем запись воспроизводилась по телефону, то при обнаружении и изъятии аудионосителя специалист помогает следователю определить тип и скорость движения ленты, организует ее прослушивание. При этом составляется протокол, который подписывается всеми участниками прослушивания. Звукозапись приобщается к уголовному делу в качестве вещественного доказательства и хранится в условиях, исключающих ее порчу. Как показывает практика, необходимость в проведении обыска при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма возникает довольно редко (лишь в 5% случаев). Однако, лицу, производящему расследование, не следует недооценивать важность этого следственного действия, поскольку обнаруженные в ходе обыска следы подготовки и совершения преступления могут помочь в установлении всех "обстоятельств события. Производство выемки по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма чаще всего необходимо для изъятия аудиозаписи сообщения, если оно было записано на материальный носитель в момент поступления. Выемка производится в порядке, установленном ст. 182 и 183 УПК РФ, на основании постановления лица, производящего расследование. Изъятие аудиозаписи необходимо для установления (производством экспертного исследования) лица, сделавшего сообщение, и последующего приобщения к материалам дела. Однако, как показывает практика, следователи не всегда учитывают особую важность и значимость этого следа преступления — аудиозаписи сообщения. Иногда следователи вообще не предпринимают попыток изъять и приобщить к делу это весьма важное доказательство, либо делают это несвоевременно, по прошествии значительного времени, когда запись уже стерта. Так, в ранее приведенном нами примере, когда гр-н Д. 21.07.1995 г. 168 сообщил по телефону «02» о готовящемся взрыве одного из цехов завода им. Колющенко в г. Челябинске, при расследовании уголовного дела следователь поручил органу дознания произвести выемку аудиозаписи сообщения из дежурной части УВД г. Челябинска по истечении месячного срока, на что получил ответ оперуполномоченного ОУР в виде справки о том, что аудиозапись была стерта в связи с невостребованностью1. Следует также отметить, что в целях объективности расследования и обеспечения результативности проведения последующей фоноскопической экспертизы аудиозапись должна изыматься в оригинале, не допускается копирование данной записи и приобщение к материалам дела копии. Одно из важных следственных действий при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма - проведение судебных экспертиз, которые могут назначаться как на первоначальном, так и на последующем этапах расследования. Для удобства изложения материала мы рассмотрим их в следующем параграфе. Рассмотренные следственные действия с различной степенью частоты встречаются в типичных следственных ситуациях на первоначальном этапе расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Своевременное и качественное проведение этих следственных действий во многом предопределяет основные направления дальнейшего расследования. § 2. Последующий этап расследования Для последующего этапа расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма характерно проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на развернутое доказывание, т.е. смена задач, стоящих перед лицом, производящим 1 Уголовное дело №1-272/97 // Архив Советского районного суда г. Челябинска. 169 расследование. На этом этапе скрупулезно проверяются основания обвинения преступника, выявляются все эпизоды его преступной деятельности (в том числе возможность совершения иных преступлений). Именно теперь складываются условия, позволяющие более тщательно готовить следственные действия, подробно изучить личность преступника и правильно выбрать момент проведения тех или иных процессуальных и непроцессуальных действий. Выбор их и последовательность проведения в значительной степени определяются следственной ситуацией, сложившейся после осуществления первоначальных следственных действий. Как отмечает Н.П. Яблоков, «период расследования, следующий за начальным и основывающийся на его фактическом материале, обычно бывает насыщеннее следственными ситуациями и продолжительнее во времени»1. Данный этап завершается принятием решения об окончании расследования2. При расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма на анализируемом этапе возникают простые и сложные типичные следственные ситуации. Первая группа ситуаций характеризуется достаточным объемом информации, полученной на предыдущем этапе и необходимой для доказывания всех обстоятельств и эпизодов преступной деятельности, а также полного изобличения преступника, признавшего свою вину. Лицо, производящее расследование, не имеет каких-либо сведений о совершении подозреваемым (обвиняемым) других преступлений, т.е. на начальном и последующих этапах расследуется один и тот же эпизод (эпизоды) преступной деятельности определенного . лица. Подобные ситуации довольно 1 Яблоков Н.П. Исследование обстоятельств преступных нарушений правил безопасности труда. М., 1980. С.79. 2 Систематизация и оценка всех собранных по делу доказательств, составление обвинительного заключения, ознакомление надлежащих лиц с материалами дела мы относим к третьему, завершающему этапу расследования. Однако, учитывая, что каких- либо специфических особенностей по исследуемой категории дел на этом этапе не выявлено, мы на нем останавливаться не будем. 170 распространены по делам исследуемой категории. Основная задача лица, производящего расследование здесь сводится к проверке и оценке имеющихся © доказательств. Простая следственная ситуация не создает препятствий для завершения дознания составлением обвинительного акта и направлением уголовного дела прокурору в соответствии с требованиями ст.225 УПК РФ. Сложные ситуации подразделяются на несколько видов в зависимости от объема информации, полученной после проведения первоначальных следственных действий, и от позиции, занятой подозреваемым (обвиняемым) на следствии. Первый вид сложных ситуаций определяется тем, что собранных на 5 первоначальном этапе расследования доказательств достаточно для составления обвинительного акта или предъявления обвинения лицу, сделавшему заведомо ложное сообщение об акте терроризма, и его изобличения, однако это лицо не признает себя виновным в совершении преступления. Такие ситуации наиболее часто возникают в случаях, когда, преступник установлен лишь спустя некоторое время после совершения преступления. В описанной ситуации деятельность лица, производящего расследование, направлена на проверку доводов обвиняемого, выдвинутых им в свою защиту, и их опровержение на ?j основе имеющихся доказательств. Второй вид сложных ситуаций характеризуется тем, что собранных на первоначальном этапе доказательств недостаточно, но лицо признает себя виновным в совершении преступления и дает правдивые показания. Это обычно происходит, когда отсутствует аудиозапись принятого по телефону сообщения, не обнаружено никаких следов на «заминированном» объекте и вина конкретного лица подтверждается только косвенными доказательствами. В 1 подобной ситуации основной задачей лица, производящего расследование, является закрепление полученной информации и дальнейшее собирание и 171 исследование доказательств причастности обвиняемого к совершенному преступлению. В ситуациях третьего вида достаточно доказательств относительно совершения данным лицом конкретного преступления, но имеются данные, свидетельствующие о совершении этим же лицом других, не известных органам дознания или предварительного следствия преступлений1. В ходе расследования на рассматриваемом этапе должны осуществляться мероприятия по выявлению других эпизодов заведомо ложного сообщения об акте терроризма либо других преступлений. Анализ практики показывает, что безнаказанное совершение преступления может спровоцировать повторное совершение аналогичного преступления. Например 14-летний Б. (житель г. Екатеринбурга) 19 октября 2000 г. в 8 часов утра позвонил в ОВД Верх-Исетского района и сообщил о заминировании здания школы № 163. В результате проверки сообщения взрывное устройство обнаружено не было. По данному факту было возбуждено уголовное дело, но лицо, совершившее преступление по горячим следам не установлено. Видя свою безнаказанность, Б. 25 октября 2000 г. снова сделал заведомо ложное сообщение о заминировании той же школы. Вновь было возбуждено уголовное дело и по горячим следам установлен подозреваемый Б. В ходе расследования преступления, совершенного 25 октября было выявлено и доказано совершение обвиняемым аналогичного преступления 19 октября и уголовные дела были соединены в одно производство2. Возникновение в ходе производства дознания по уголовному делу о заведомо ложном сообщении об акте терроризма сложной следственной 1 Рассмотренные ситуации наиболее типичны для исследуемой категории дел, хотя и не исчерпывают всех возможных вариантов (см., например: Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности // Вопросы методики расследования преступлений. Свердловск, 1976. С. 43- 45; Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1980. С.19- 25 и др.). 2 Уголовное дело №1-683/2000 // Архив Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга. 172 ситуации может привести к тому, что дознаватель не успеет закончить расследование в установленный срок (максимум 25 суток). Этот вопрос в уголовно-процессуальном законе Российской Федерации не урегулирован, но представляется, что в таком случае речь должна идти о смене формы предварительного расследования, т.е. уголовное дело должно быть направлено прокурору для передачи по подследственности в соответствующий орган предварительного следствия. Типичными следственными действиями на последующем этапе расследования являются допрос обвиняемого, очная ставка, дополнительные допросы свидетелей, обвиняемых (подозреваемых), проверка показаний на месте, назначение отдельных видов экспертиз, а также действия, направленные на возмещение материального ущерба, причиненного преступлением.1 Допрос обвиняемого Допрос обвиняемого - важное следственное действие на рассматриваемом этапе. Хотя, согласно гл. 32 УПК РФ при производстве дознания обвинение как" таковое не предъявляется, в уголовном деле может появиться данная процессуальная фигура, если в отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и нет возможности составить обвинительный акт в течение 10 суток со дня заключения, а также в случае смены формы расследования с дознания на предварительное следствие. Значение допроса обвиняемого состоит в том, что он служит источником доказательств, средством изобличения.лица в совершении преступления, дает возможность изучить личность преступника, а также является одновременно средством зашиты для изобличаемого в преступлении лица и способствует установлению истины по делу. В зависимости от особенностей конкретных следственных ситуаций по некоторым уголовным делам отдельные следственные действия, отнесенные нами к начальному этапу, могут быть проведены и на последующем, поэтому дополнительно в данном параграфе мы их рассматривать не будем. 173 Не касаясь общих вопросов организации, тактики и психологических основ производства данного следственного действия, применяемых тактических приемов, их допустимости, которые изложены в литературе1, отметим лишь наиболее характерные особенности, которые необходимо учитывать при допросах обвиняемых по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма. Успех допроса обвиняемого зависит от подготовленности лица, производящего расследование, к его проведению. В первую очередь необходимо изучить материалы уголовного дела, так как в производстве у дознавателя или следователя находится обычно несколько дел и запоминание всех деталей каждого из них затруднительно. Предварительная подготовка способствует и правильному определению предмета допроса обвиняемого, решению вопроса о последовательности допроса соучастников (если таковые имеются) и т.д. Неотъемлемой частью подготовки к допросу является изучение личности обвиняемого, с целью получить цредставление о его индивидуальных особенностях, образе жизни, круге интересов, связях и т.д. Необходимость этого обусловливается тем, что при первом допросе подозреваемого лицо, производящее расследование, может не располагать достаточными данными о нем. Тщательная подготовка помогает выбору правильной тактики допроса обвиняемого и других следственных действии, выявлению преступной деятельности допрашиваемого в полном объеме, выяснению причин и условий, способствовавших совершению преступления, определению наиболее эффективных методов воспитательного воздействия на преступника. См., например: Порубов Н.И. Психологические основы допроса. Минск, 1966; ТульчинаВ.С, Царев М.И. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого. М., 1968; Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970; Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. М., 1969; Цомартов В.И. Тактические приемы допроса и пределы их допустимости: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1977; Быховский И.Е., Глазырин В.Ф., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. Волгоград, 1989 и др. 174 Для изучения личности обвиняемого используются архивные уголовные дела, учетные документы подразделений по профилактике правонарушений несовершеннолетних, запрашиваются характеристики с места работы (учебы), справки о судимости. Большую помощь в изучении личности обвиняемого могут оказать показания его родственников и знакомых, допрошенных в качестве свидетелей1. Анализ следственной практики показывает, что зачастую следователи и дознаватели относятся к изучению личности преступника формально, приступая к нему незадолго до окончания расследования и ограничиваясь лишь проверкой о судимостях и истребованием характеристик с места работы (учебы) и места жительства. Важный элемент подготовки к допросу обвиняемого - подбор доказательств и выбор тактических приемов их предъявления в ходе допроса. Если обвиняемый признает себя виновным в совершении преступления и дает правдивые показания, возникает простая бесконфликтная ситуация. Основными задачами лица, производящего допрос, здесь являются оценка ранее собранных доказательств, проверка и уточнение сведений, полученных из показаний допрашиваемого. Данная ситуация достаточно распространена по делам исследуемой нами категории преступлений (более 50%). Изучение следственной практики показывает, что в таких случаях следователи часто ограничиваются краткой фиксацией показаний обвиняемого, что иногда приводит к непредвиденным последствиям. Во избежание недоразумений в подобных ситуациях целесообразно соблюдать следующие тактические рекомендации: а) детализировать обстоятельства совершения преступления; б) подробно выяснять обстоятельства, имевшие место до и после 1 Более подробно об изучении личности обвиняемого см.: Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1969; Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). Л., 1973; Глазырин В.Ф. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973; Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подозреваемого: (Понятие, предмет и методика изучения). Томск, 1978; Антонян Ю.М. Изучение личности преступника: Учеб. пособие. М, 1982 и др. 1/0 совершения преступления (это необходимо для выяснения других эпизодов преступной деятельности допрашиваемого); в) применять способы активизации памяти, если допрашиваемый начинает допускать неточности или ошибки при рассказе о происшедшем (в этих случаях могут быть применены тактические приемы, основанные на ассоциативных связях и актуализации забытого)'. При частичном признании обвиняемым своей вины следователю необходимо выяснить, какие конкретно обстоятельства (и эпизоды) он признает, а какие отрицает. Допрос обвиняемого, не признающего себя виновным, должен строиться с учетом собранных в процессе расследования доказательств. При наличии достаточного объема доказательств их можно предъявлять все сразу или начать допрос с предъявления наиболее весомого^. Могут применяться и иные тактические приемы устранения конфликтной ситуации3. Нередко обвиняемые отказываются от дачи показаний. Задача лица, производящего допрос, в этой ситуации заключается в том, чтобы всеми законными средствами убедить допрашиваемого, что отказ от дачи показаний не пойдет ему во благо, что он не использует своего законного права защищаться от предъявленного обвинения4. 1 Г.Г. Доспулов называет некоторые из них «смежность», «сходность», «контрастность» и т.д. (см.: Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С.72- 74). ' Тактика предъявления доказательств при допросе обвиняемого довольно подробно изложена в литературе, поэтому нет необходимости специально останавливаться на этом (см. например: Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981; Карнеева Л.М. Процессуальные правила и тактика допроса подозреваемого и обвиняемого /У Руководство для следователей. М., I9S1. 4.L С.335-340 и др.). J Побережный С.К. Криминалистические средства разрешения конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Калининград, 2000; Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации: Дисс. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 1996; Зайцева И.А. Особенности тактики допроса обвиняемого на предварительном следствии при участии адвоката-защитника /7 Рос. следователь. 2001. JN°8. C.2-7. 4 См.: Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. М, 1977. С.36. 176 При выборе тактического приема, который целесообразно применить в той или иной ситуации, необходимо учитывать характерные особенности личности преступника1. Повторный допрос. Очная ставка Одним из эффективных тактических приемов обнаружения противоречий в показаниях подозреваемого, обвиняемого (а иногда свидетеля или потерпевшего) является повторный детальный допрос. Он должен проводиться для выяснения деталей различных обстоятельств в связи с получением следователем доказательств, по - иному освещающих эти обстоятельства; для восполнения пробелов, допущенных при первоначальном допросе; для выяснения новых обстоятельств по ходатайству ранее допрошенного лица. ® Повторный допрос следует проводить по вопросно-ответной системе. Только такой метод позволяет скрыть истинную цель выяснения допрашивающим отдельных вопросов, выявить противоречия, предотвратить отказ от ранее данных показаний, изобличить допрашиваемого во лжи2. Важную роль в устранении противоречий, возникших в показаниях ранее допрошенных лиц, при расследовании преступлении играет проведение очной ставки. В изученных уголовных делах это следственное действие встречается относительно редко (около 15%). Типичными обстоятельствами, © обусловливающими необходимость проведения очной ставки по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма, являются противоречия в показаниях свидетелей и подозреваемого (обвиняемого) относительно обстоятельств передачи сообщения о готовящемся взрыве, противоречия в показаниях соучастников относительно факта совместного совершения преступления. В каждом конкретном случае лицо, производящее 1 См. криминалистическую характеристику преступления. 2 Проблемные вопросы организации и тактики повторных следственных действий см.: Рябоконь В.В. Организационные и тактические основы повторных следственных действий: Дис. ... канд. юрид. наук. М., i982. 177 расследование, само определяет цели и тактику очной ставки с соблюдением установленного законом порядка ее проведения (ст. 164, 192 УПК РФ). Очная ставка - довольно сложное и трудоемкое следственное действие, поэтому к его производству необходимо тщательно подготовиться. Смысл подготовительного этапа заключается в установлении противоречий в показаниях лиц, проходящих по делу, в определении сущности этих противоречий, в поисках путей их устранения. В процессе подготовки к очной ставке лицо, производящее расследование, должно получить представление о личности ее участников, выяснить их психические особенности и, если необходимо, получить дополнительные данные. От этого зависит тактика проведения очной ставки. В организации очной ставки, в процессе ее непосредственного производства важно учитывать и сложившиеся следственные ситуации1. Тактика проведения очной ставки, психологические и процессуальные ее стороны довольно подробно освещены в криминалистической литературе2, и нет необходимости останавливаться на этом. Отметим лишь, что специфика проведения этого следственного действия по рассматриваемым делам связана, с особенностями личности его участников и, главным образом подозреваемого (обвиняемого). Как правило, если подозреваемым является ранее привлекавшийся к уголовной ответственности, то во время проведения очной ставки он может отказаться давать, показания либо начнет вести себя агрессивно, оказывая психологическое воздействие на другого участника следственного действия. С учетом отмеченных обстоятельств рекомендуется проводить очные ставки с 1 На это указывает B.C. Максимов (см.: Максимов B.C. Следственные ситуации и организация очной ставки /У Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. С. 53-59). * См., например: Соловьев А.Б. Очная ставка на предварительном следствии. М., 1970; Соловьев А.Б. Очная ставка /7 Руководство для следователей. М., 1971; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 217-226; Бахарев Н.В. Очная ставка: Уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы. Казань, 1982; Гаврилов А.К., Закатов А.А. Очная ставка: Учеб. пособие. Волгоград, 1978. 178 указанными лицами лишь в случаях, когда другие способы установления истины по спорным вопросам не дали результата. В случаях, когда в показаниях нескольких подозреваемых (обвиняемых) имеются противоречия, очную ставку следует проводить только при условии, что одна из сторон, дающая правдивые показания, твердо настаивает на них. При этом лицу, проводящему очную ставку, необходимо применять тактические приемы, направленные на преодоление нежелательного воздействия одного участника на другого1. Подготовка и назначение судебных экспертиз Общие уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы назначения и производства судебных экспертиз достаточно подробно рассмотрены в литературе2, поэтому нет необходимости на них останавливаться. Рассмотрим лишь наиболее важные вопросы их назначения при расследовании исследуемой категории преступлений. Наиболее часто, как показывает практика, при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма назначаются трасологические, фоноскопические и почерковедческие экспертизы. Могут также назначаться автороведческие, взрывотехнические и иные виды экспертиз. Необходимо отметить, что судебные экспертизы могут назначаться как на первоначальном, так и на последующем этапах расследования, в зависимости от сложившейся следственной ситуации и наличия в распоряжении следователя (дознавателя) материалов, требующих исследования лицом, обладающим специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле. Лицо, 1 См.: Бахарев Н.В. Очная ставка и тактика ее производства при расследовании преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 1981. С. 161. 2 Михайлов В. А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного расследования. Волгоград, 1991; Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М, 1996; Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М., 1979; Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел: Справ, пособие/ Под ред. И.Н. Кожевникова. М., 1992 и др. 179 производящее расследование, должно своевременно назначать те или иные виды судебных экспертиз, помня о сроках расследования и необходимости получения доказательств и учитывая, что на производство экспертизы также требуется некоторое время. В тех случаях, когда при осмотре места происшествия (места совершения преступления или «заминированного» объекта) либо письма или аудиокассеты, содержащих сообщение, обнаруживаются следы- отображения (рук человека, ног (обуви), одежды), возникает необходимость в назначении и производстве трасологических экспертиз. При этом, если подозреваемый не установлен, то лицо, производящее расследование, может назначить соответствующие диагностические экспертизы (исследования) с целью получения данных, могущих помочь в поиске и выявлении (установлении) преступника или объектов, которыми обнаруженные следы могли быть оставлены. Круг диагностических вопросов, решаемых трасологическим исследованием, зависит от вида, характера, качества обнаруженных следов и обстоятельств их обнаружения. По. следам рук можно ориентировочно установить пол человека, оставившего следы, возраст (детский или взрослый), рост, профессиональную принадлежность, наличие особенностей (отсутствие пальцев, шрамы). Следы ног (обуви) позволяют определить примерный рост человека, пол, иные данные1. Назначение трасологических экспертиз не исключает возможности производства исследования вещества, которым образован след. Так, посредством биологического исследования потожирового вещества следа руки можно установить группу крови2, а почвоведческого исследования вещества, 1 См., например: Трасология: Справочник криминалиста. Т.1. Гомеоскопия/ Авт.-сост.: Г.Н. Степанов, А.И. Бронников Волгоград, 1997; Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М., 1994; Салтевский М.В. Следы человека и приемы их использования для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления: Лекция. Киев, 1983 и др. 2 См., например: Ищенко Е.П. Криминалисты раскрывают тайны. Свердловск, 1982. С. 142. 180 которым образован след обуви, - групповую принадлежность и региональное происхождение почвы1. Но наиболее часто по исследуемой категории дел назначается фоноскопнческая экспертиза2 (если сообщение, переданное по телефону, было записано или угроза была представлена на аудиокассете) для решения диагностических и идентификационных задач. Перед диагностической фоноскопической экспертизой могут быть поставлены следующие вопросы: Сколько лиц участвовало в разговоре, записанном на представленной фонограмме? Являются ли речь, представленная на фонограмме, или ее фрагменты заученной, прочитанной или свободной? Каково дословное содержание текста? Каково содержание неразборчивой записи на представленной фонограмме? Каковы источники и характер неречевых звуков, сопутствующих основной записи? Какова была окружающая обстановка в момент изготовления фонограммы? Является ли представленная фонограмма оригиналом (копией), а если копией, то какой: первой, второй и т.д.? Содержит ли фонограмма непрерывную запись или запись с остановками звукозаписывающего устройства? 1 См. например: Справочная книга криминалиста/Отв. ред. Н.А. Селиванов. М., 2001. С.553- 554. ® 2 Об организации производства указанных экспертиз см., например: Галяшина Е.И., Хуртилов ВО. Организация производства судебных фоноскопических экспертиз в ЭКТТ ОВД России /7 Роль и значение деятельности Р.С. Белкина в становлении современной криминалистики. Мат-лы Международной научной конференции (к 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина). М, 2002. С.324-327. 181 Каков тип магнитной ленты, с использованием которой изготовлялась данная запись? Ф Использовалась ли для записи новая или ранее уже содержащая запись (какую) лента? Подвергалась ли представленная фонограмма монтажу, если да, то какая часть ее смонтирована? i Изготовлена ли представленная на исследование фонограмма на одном или разных звукозаписывающих аппаратах? На магнитофоне какого типа, марки, класса, страны-производителя осуществлена данная запись? Имели ли звукозаписывающие аппарат или микрофон какие-либо неисправности, какие именно? Не использовались ли технические средства для преднамеренного искажения голоса говорившего? Каков технический уровень навыков изготовителя фонограммы? В какой местности формировалась устная речь и в каких возможных местах длительно проживало лицо, речь которого записана? Каковы пол, возраст, анатомические особенности речеобразующего тракта, физические и психические характеристики лица, речь которого представлена на фонограмме? Каковы социальные характеристики лица (уровень и направленность образования, интеллект, уровень культуры и т.п.)? Каково эмоциональное состояние лица в период записи его устной речи? Для того чтобы идентифицировать лицо, эксперту вместе с носителем фонозаписи (аудиокассетой), на которой записано сообщение о готовящемся взрыве, необходимо представить аудиокассету с образцами для сравнительного © исследования. При этом материалы, представляемые для сравнительного исследования, должны содержать слова и фразы, в которых наиболее ярко 182 проявляются особенности произношения, патологии речи или иные отклонения от общепринятых норм литературного языка. Процесс получения сравнительных образцов осуществляется таким образом, чтобы при записи фонограммы испытуемый был вынужден произносить те же самые фразы и слова, что и в исследуемой записи. Особое внимание необходимо обращать на эмоционально-психологическое состояние лица при получении образцов, оно должно быть схожим с состоянием, в котором передавалось заведомо ложное сообщение. Технические условия проведения записи при изготовлении экспериментальных образцов по возможности должны быть максимально приближены к условиям получения спорной фонограммы (те же звукозаписывающая аппаратура, магнитная лента, скорость записи, акустические свойства помещения). Кроме того, рекомендуется произвести экспериментальную запись в оптимальных условиях, с использованием высококачественной звукозаписывающей аппаратуры. Как показывает анализ практики, соблюдение критерия сопоставимости образцов является одной из наиболее актуальных и сложных проблем при подготовке материалов для производства фоноскопической экспертизы по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма. Так, например, в результате производства фоноскопической экспертизы по уголовному делу, возбужденному по факту заведомо ложного сообщения о готовящемся взрыве здания 3-го отряда противопожарной службы г. Новый Уренгой, эксперты на вопрос следователя «произнесена ли речь теми же лицами, образцы которых представлены?» ответили выводом о невозможности решения вопроса по существу, мотивировав это несопоставимостью экспериментальных образцов и спорной фонограммы. На спорной фонограмме речь виновными воспроизводилась в состоянии алкогольного опьянения, а в представленных образцах речь воспроизводилась в нормальном состоянии1. 1 Заключение эксперта №2972 от 12.10.2000 г. // Архив ЭКУ ГУВД Свердловской области. 183 Между тем, как мы уже указывали, по результатам анализа практики 35% преступлений, предусмотренных ст. 207 УК РФ, совершались в состоянии алкогольного опьянения. В данной ситуации возникает дилемма: интересы объективности расследования или этические нормы расследования и недопустимость унижения человеческого достоинства? Думается, что превыше должны быть моральные нормы: ведь не принуждать же человека употреблять спиртные напитки перед получением образцов для сравнительного исследования?! Однако данная проблема, по нашему мнению, может быть решена (хотя бы частично) при соблюдении следующих рекомендаций: - в случае задержания лица, совершившего преступление в состоянии алкогольного опьянения, по «горячим» следам сразу после совершения преступления или в течение незначительного промежутка времени, получение образцов для сравнительного фоноскопического исследования необходимо производить по возможности немедленно; - - если после совершения преступления прошел значительный промежуток времени, то при получении от подозреваемого образцов необходимо учитывать какое воздействие алкоголь оказывает на организм данного человека (тормозящее или возбуждающее). В соответствии с этим условием необходимо в процессе получения образцов, используя допустимые психологические приемы, добиться сходного эмоционально- психологического состояния лица. В процессе получения образцов голоса и речи в указанных условиях должен обязательно участвовать специалист- психолог. Естественно, применяемые тактико-психологические приемы должны быть допустимыми и не могут унижать чести и достоинства личности. - В связи с изложенным думается также, что проблема влияния алкогольного, наркотического и токсического опьянения на признаки голоса и 184 речи лица требует дальнейшей комплексной научной разработки специалистами в области психологии и языкознания. Помимо экспериментальных образцов в качестве материала для сравнительного исследования могут быть представлены условно свободные образцы - аудиозаписи бесед, где подозреваемого в ходе разговора вынуждают произносить определенные слова и обороты речи. Такие записи можно делать при производстве следственных действий. Если в процессе обыска по месту жительства подозреваемого будут обнаружены любительские аудиозаписи разговоров подозреваемого, они могут быть использованы для производства экспертизы в качестве свободных образцов. Эксперту желательно сообщить все известные обстоятельства изготовления спорной фонограммы, а также когда производилась экспериментальная запись, какое оборудование для этого использовалось каково его техническое состояние, вид электропитания звукозаписывающего устройства. На разрешение идентификационной фоноскопической экспертизы ставятся вопросы: Принадлежит ли зафиксированная на фонограмме речь определенному лицу (лицам)? Какие фрагменты звукозаписи каким лицам принадлежат? Изготовлена ли данная фонограмма на представленном звукозаписывающем аппарате? Воспроизводилась ли она ранее на представленном аппарате? На каком из представленных магнитофонов записывалась или воспроизводилась данная фонограмма? К сожалению, наши исследования показали, что диагностические фоноскопические исследования для установления розыскных характеристик лица, сделавшего сообщение, по изученной категории дел не назначались ни разу. Идентификационные фоноскопические экспертизы и исследования назначались лишь соответственно в 8.75% и 12.5% случаев (из всех, по которым имелась фонозапись сообщения). Такое положение может быть объяснено недостаточной квалификацией следователей, не уделяющих должного внимания этим наиболее важным следам преступления. Кроме того, как показывает анализ практики и опрос сотрудников ОВД, имеются и объективные трудности организационного характера в назначении фоноскопической экспертизы. На сегодняшний день фоноскопические лаборатории имеются только в экспертно- криминалистических подразделениях регионального уровня (ЭКУ ГУВД области, края, республики), при этом штат экспертов-фоноскопистов минимален (2 человека). Для производства экспертиз поступает значительное количество материалов со всего региона, что сказывается на времени их проведения, а между тем, срок производства предварительного расследования ограничен. Именно этот фактор (невозможность своевременного получения результатов экспертизы) 69% опрошенных следователей назвали в качестве одного из основных, влияющих на решение о целесообразности назначения экспертизы. Так, например, по уголовному делу по факту заведомо ложного сообщения гр-ном Б. об угрозе взрыва железнодорожного вокзала ст. Челябинск-пассажирский 17 октября 1998 г. была произведена выемка аудиозаписи сообщения из дежурной части УВД г. Челябинска, изъяты образцы для сравнительного исследования и назначена фоноскопическая экспертиза. Однако в связи с большой загруженностью эксперта производство данной экспертизы было возможно лишь не ранее чем через 4 месяца, о чем начальник экспертного подразделения уведомил следователя. В связи с этим уголовное дело было направлено в суд без результатов фоноскопической экспертизы, суд рассмотрел дело и вынес обвинительный приговор, основываясь на иных доказательствах, собранных по делу1. 1 Уголовное дело №1-567/99 // Архив Советского районного суда г. Челябинска. 186 Такое положение не может считаться удовлетворительным. Необходимо i принятие мер организационного характера, направленных на расширение ф возможностей производства фоноскопических экспертиз. Кроме того, по нашему мнению, необходимо совершенствование уголовно-процессуального закона путем дополнения ч.1 ст.208 УПК РФ еще одним основанием приостановления предварительного следствия — невозможность производства отдельных следственных действий, не связанная с отсутствием или заболеванием обвиняемого. Если письменное сообщение сделано от руки, то может возникнуть необходимость в проведении почерковедчсской экспертизы. Ученые- криминалисты постоянно совершенствуют почерковедческие исследования. Установить пол лица, написавшего текст, стало возможным благодаря математической теории, учитывающей вероятностно-статистические закономерности письма и почерка. Это позволяет сузить круг лиц, среди которых следует искать подозреваемого. Разработаны и успешно применяются методики, с помощью которых по . почерку можно обнаружить признаки различных заболеваний, решить вопрос о родном языке автора документа, написанного по-русски (это относится к компетенции автороведческой экспертизы). _ Путем почерковедческого исследования могут быть получены ответы на следующие вопросы: Одним или разными (сколькими) лицами исполнены исследуемые тексты? Одним ли лицом исполнены надписи в нескольких текстах? Не является ли исполнителем представленного на исследование текста конкретное лицо? © Не выполнена ли запись левой рукой (при привычном для исполнителя письме правой рукой)? 1S7 Не исполнен ли исследуемый текст необычным орудием письма или в необычных условиях? ф Исследования некоторых ученых показывают, что две трети анонимных писем написаны измененным почерком1. В этом случае установление исполнителя текста - трудная задача для эксперта, но все же разрешимая. Чтобы успешно провести идентификационную экспертизу, необходимо обладать определенным объемом сравнительного материала — свободных, экспериментальных (выполненных под диктовку и переписанных) и условно-свободных образцов почерка. Необходим связанный текст определенного объема и направленности. Эксперту обязательно представляются оригиналы текстов. Результаты проведенных экспертиз, имеют немаловажное значение для расследования. Идентификационная экспертиза подтверждает или опровергает виновность конкретного лица в совершении преступления; диагностическая экспертиза позволяет сузить круг подозреваемых, выдвинуть обоснованные версии и направить расследование по верному пути. Так, зная место возможного проживания, работы анонима, имея розыскную таблицу с данными устойчивых признаков элементов почерка и другую информацию, оперативный работник сможет искать исполнителя сообщения, сличая его почерк с рукописными материалами в организациях, учреждениях, местах скопления различных письменных материалов (квитанций, заявлений), заполняемых жителями обозначенного района, и т.д. Например, в марте 1996 г. поступило анонимное письмо с угрозой взрыва АЭС, если не будет выплачена зарплата за 3 месяца. В ходе комплексного исследования документа было установлено, что автор анонимного письма — имеющий отношение к объекту атомной промышленности мужчина среднего возраста с ® IV группой крови, образование в пределах среднего, родной язык - русский. Подтвердилось, что на АЭС задерживали выплату зарплаты, что вызвало 1 Ищенко Е.П., Любарский МП. В поисках истины. М., 1986. С.47-48. 183 возмущение рабочих и служащих, а также местного населения. В процессе розыска просматривались почерковые массивы на АЭС, в администрации 0 города, в отделениях связи, проверялись мужчины с IV группой крови, проживающие в городе, душевнобольные. Просмотр личных дел в I райвоенкомате позволил выявить сходство почерка анонима с почерком В., работника АЭС1. i Необходимость в производстве автороведческой экспертизы возникает в случае поступления сообщения в письменном виде. Как мы указывали, в письменном виде поступает незначительное количество сообщений. Однако, к сожалению, как показывает анализ практики, следователи не обращают должного внимания на возможности автороведческого исследования письменного сообщения, в исследованных случаях данная экспертиза не назначалась ни разу. А между тем, при проведении автороведческого исследования можно определить возраст, пол, образование, профессию, национальность, место жительства и другие характеристики лица. Не смотря на ограниченный в большинстве случаев объем письменного сообщения о готовящемся акте терроризма, по нашему мнению, все же не стоит недооценивать возможности данного вида экспертизы. Необходимость в назначении взрывотехнической экспертизы возникает в случаях, когда заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве сопровождается изготовлением и закладкой на объект угрозы муляжа взрывного устройства. Для проведения исследования эксперту представляется предмет, обнаруженный при осмотре, в том виде, в каком он был изъят. Перед экспертом ставятся следующие вопросы: Является ли представленный предмет взрывным устройством или имитирующим его средством? ® Является ли представленное вещество (смесь веществ) взрывчатым или средством, имитирующим взрывчатое вещество? 1 Крайнов ВВ. Указ. соч. С. 16. 189 Является ли представленный объект средством взрывания (инициирования)? Являются ли представленные на исследование объекты остатками (деталями или узлами) взрывного устройства или имитирующего его предмета? Обладало ли лицо, изготовившее имитирующий взрывное устройство предмет, специальными познаниями и навыками в соответствующих отраслях знания и ремесла; если да, то какими именно и в каком объеме? Судебно-пснхнатрическая экспертиза назначается при наличии сомнений в психическом здоровье подозреваемого (обвиняемого). Поводами к возникновению сомнений и назначению судебно-психиатрической экспертизы могут быть: 1) заявление подозреваемого или его родственников о том, что он находился на излечении в психиатрической больнице или состоял на учете у врача-психиатра; 2) 3) ответ на запрос дознавателя из судебно-психиатрического лечебного учреждения или от врача-психиатра о том, что указанное лицо состояло на учете либо находилось на излечении; 4) 5) наличие сведений о перенесенной данным лицом травме головного мозга; 6) 7) указание различных лиц на странности поведения подозреваемого, а равно установление таких странностей самим лицом, производящим расследование. 8) Судебно-психиатрическая экспертиза может быть проведена стационарно (в психиатрическом стационаре), амбулаторно (без помещения лица в психиатрический стационар), заочно, по месту расследования уголовного дела. При назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы для помещения в психиатрический стационар подозреваемого (обвиняемого), не содержащегося под стражей, в соответствии с требованиями ст.203 УПК РФ необходимо судебное решение. 190 На вопросах, которые могут быть разрешены указанной экспертизой, мы останавливаться не будем, поскольку они достаточно подробно изложены в литературе1. В случаях, когда обвиняемым является несовершеннолетний и у лица, производящего расследование, возникают сомнение относительно того, мог ли он полностью осознавать значение своих действий и руководить ими (при отсутствии хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики) вследствие отставания в психическом развитии, необходимо назначение судебно-психологической экспертизы или отдельных ее видов (судебная психолого-психиатрическая экспертиза, психолого-педагогическая экспертиза, медико-психологическая экспертиза) . На вероятность отставания несовершеннолетнего в психическом развитии могут указывать следующие обстоятельства: 1) данные о его педагогической запущенности, легкомысленном отношении к своим противоправным действиям; 2) 3) несоразмерность между объективным содержанием поведения несовершеннолетнего и преследуемыми целями; 4) 5) свидетельские показания, указывающие на заметное отличие несовершеннолетнего от основной массы его сверстников; 6) 4) неадекватность оценки самим несовершеннолетним своих противоправных действий, отсутствие осознания им противоправности или общественной опасности своего поведения (поступка). На разрешение судебно-психологической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы: 1 См. например: Справочная книга криминалиста/ Отв. ред. Н.А. Селиванов. М., 2001. С.618. 2 Более подробно см.: Сорокотягина Д.А., Сорокотягин И.Н. Судебно-психологическая экспертиза. Учеб.-практ. пособие. Екатеринбург, 1993; Коробеев А.И., Михеев Р.И. Экспертиза психологических состояний несовершеннолетних правонарушителей // Применение экспертизы и других форм специальных познаний в советском судопроизводстве: Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск, 1984. С.45-51. 191 Имеются ли у несовершеннолетнего признаки не связанного с психическими заболеваниями (расстройствами) отставания в психическом развитии или иных аномалий психического развития, если имеются, то в чем они выражаются? Мог ли несовершеннолетний, учитывая особенности его психического развития, полностью осознавать значение своих противоправных действий? В какой мере несовершеннолетний мог, учитывая особенности его психического развития, руководить своими действиями? Обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением Часть 1 ст. 6 УПК РФ одним из назначений уголовного судопроизводства называет защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. В соответствии со ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. При совершении преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ, причиняемый вред складывается из имущественного ущерба, нанесенного физическим и юридическим лицам в связи с приостановлением их деятельности для проведения поисковых мероприятий по обнаружению взрывного устройства. Данный ущерб выражается, во-первых, в неполучении дохода (прибыли) от законной деятельности, направленной на ее получение, или неизготовлении продукции. Чаще всего такой вред причиняется коммерческим организациям, осуществляющим торгово- закупочную деятельность или оказывающим услуги населению либо юридическим лицам (предприятия торговли, питания, пассажирских перевозок, фузоперевозок и т.д.), а также производственным предприятиям. Во-вторых, имущественный вред может выражаться в затратах на оплату труда работников предприятия, учреждения, организации в течение времени, когда фактически работа не производилась вследствие проверки поступившего сообщения о готовящемся акте терроризма и проведения соответствующих мероприятий по обеспечению общественной 192 безопасности. Срыв массового мероприятия (культурного, спортивного и др.) вследствие совершения преступления также влечет причинение вреда и необходимость возмещения материальных средств, затраченных на подготовку и проведение намеченного мероприятия. Другой разновидностью ущерба, причиненного преступлением, является моральный вред, который выражается в нравственных или физических страданиях, испытываемых людьми вследствие совершения преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ. Необходимость незамедлительной проверки поступившего сообщения (независимо от того, окажется оно ложным или нет) и обеспечения общественной безопасности влечет за собой проведение вышеуказанных поисковых и эвакуационно-заградительных мероприятий. Все это отрывает людей от своих привычных занятий, вызывает чувство дискомфорта, незащищенности, унижения. Угроза взрыва учебного заведения приводит к срыву занятий, а неполучение обучающимися знаний - это тоже своего рода моральный вред, причиняемый преступлением. Аналогичен и вред, причиняемый верующим людям в результате «заминирования» храма (места отправления ритуалов). Возмещение причиненного преступлением вреда может осуществляться как в гражданском, так и в уголовном судопроизводстве. Непосредственная работа лица, производящего расследование, по установлению и возмещению причиненного вреда представляет собой комплекс действий и мероприятий, проводимых на протяжении всего периода расследования и объединенных единой задачей (допросы потерпевшего, свидетелей, подозреваемого (обвиняемого), обыски и связанные с ними мероприятия оперативного и организационного характера и т. д.). В основу исчисления общего ущерба, причиненного преступлением, следователь (дознаватель) должен положить не отвлеченные данные, а собранные в установленном порядке доказательства. Изучение уголовных дел по данной категории преступлений показало, что в большинстве случаев (63%) следователи создают условия для возмещения 193 материального вреда, причиненного преступлением: обеспечивают определение его характера и размера, а также предъявление гражданских исков заинтересованных участников уголовного судопроизводства. Однако думается, что необходимо расширять практику возмещения морального вреда, причиненного преступлением, хотя это и сопряжено с некоторыми проблемами1. К сожалению, по изученным нами делам такие меры предпринимались лишь в 5.5% случаев. Особенности деятельности органов дознания и предварительного расследования по возмещению вреда, причиненного преступлением, достаточно подробно изложены в литературе2, поэтому мы не будем на них останавливаться. 1 Трунов И.Г. Проблемы гражданского иска о компенсации морального вреда в современном уголовном судопроизводстве//Рос. судья. 2001. №10. С.24-25. 2 См., например: УсковВ.М. Деятельность органов предварительного расследования по обеспечению возмещения материального вреда, причиненного преступлением: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М, 1974; Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань, 1974; Панарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовных дел. Воронеж, 1978; Азаров В.А. Деятельность органов дознания, предварительного следствия и суда по охране имущественных интересов граждан. Омск, 1990; Сысоев В. А. и др. Гражданско-правовые и процессуальные аспекты возмещения вреда, причиненного преступлением. Омск, 1998; Филиппов П.М., Темушкин Е.П. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба и обеспечению конфискации. Волгоград, 1982; УсковВ.М. Деятельность органов предварительного расследования по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1974; Завидов Б. Особенности взыскания убытков в виде упущенной выгоды // Рос. юстиция. 1997. №3. С.23-24 и др. 194 ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведенное исследование преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма, и особенностей их расследования позволяет сделать следующие выводы. 1. Заведомо ложные сообщения об акте терроризма - довольно распространенные преступления, особенно для крупных населенных пунктов. Они характеризуются рядом особенностей, имеющих криминалистически важное значение, что позволяет выделить их в самостоятельную группу для разработки частной криминалистической методики расследования. 2. Для правильной квалификации содеянного и отграничения от составов иных преступлений важное значение имеет знание уголовно-правовой характеристики преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма с уголовно-правовой точки зрения представляет собой действия по доведению до адресата заведомо ложных сведений о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. 3. 4. Способы совершения заведомо ложных сообщений представляют собой систему взаимосвязанных действий преступников. Центральное место в характеристике способа совершения преступления занимают действия преступника непосредственно по доведению информации о готовящемся акте терроризма адресату. Здесь можно выделить два способа сообщения о готовящемся акте терроризма: непосредственный и опосредованный. Наиболее распространены заведомо ложные сообщения об акте терроризма по телефону. 5. 4. При выявленном однообразии типичных способов совершения заведомо ложного сообщения об акте терроризма можно обоснованно говорить о наличии устойчивых взаимосвязей между личностью преступника, способом и обстановкой совершения преступления. В большинстве случаев выбор объекта 195 угрозы, времени и места совершения преступления не случаен. Он определяется характеристиками личности преступника, ее связями с объектом угрозы, целью и мотивом совершения преступления. Это позволяет на первоначальном этапе расследования в зависимости от сложившейся ситуации и наличия исходной информации обоснованно выдвигать типичные частные версии о лице, совершившем преступление. 5. По делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма исключительно важное значение имеет полнота сбора первичной информации и ее оперативной проверки с целью последующего решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Незамедлительность проверки поступившей информации о готовящемся акте терроризма обусловлена характером угрозы общественной безопасности и масштабами последствий, которые могут наступить, если сообщение окажется достоверным. Проверка поступившей информации должна проводиться одновременно в двух направлениях: обследование объекта угрозы и установление лица, сделавшего сообщение, поскольку промедление может повлечь за собой невосполнимую утрату криминалистически значимой информации. 6. В ходе расследования дел указанной категории возникают типичные следственные ситуации, каждой из которых в соответствии с ее характером и особенностями присущи определенные задачи, круг следственных версий, обуславливающие направления расследования. 7. Совокупность элементов криминалистической характеристики, их взаимосвязи и типичные следственные ситуации позволили разработать оптимальные системы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленные на обеспечение наиболее эффективного расследования преступлений данного вида. 8. На организацию расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма влияют положения уголовно-процессуального законодательства и подзаконных нормативных актов. Принятие и введение в действие нового 196 уголовно-процессуального закона внесло определенные изменения в порядок возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.207 УК РФ, подследственность, форму предварительного расследования, порядок проведения отдельных следственных действии. 9. Результаты исследования указывают на необходимость тесного взаимодействия лица, производящего расследование, с различными подразделениями и службами правоохранительных органов, а также с иными государственными органами и негосударственными предприятиями, учреждениями и организациями. 10. Проведение следственных действий на первоначальном и последующем этапах расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма имеет определенные особенности, обусловленные личностными качествами преступников и складывающимися в процессе расследования следственными ситуациями. 11. 12. Проведенное исследование дает возможность обоснования предложений по совершенствованию уголовного закона: 13. - статью 207 УК РФ следует изложить в следующей редакции «Заведомо ложное сообщение, а равно имитация готовящегося взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, ...». 12. Считаем необходимым также внести дополнения в уголовно- процессуальный закон: - ч.1 ст.208 УПК РФ дополнить еще одним основанием приостановления предварительного следствия - невозможность производства отдельных следственных действий, не связанная с отсутствием или заболеванием обвиняемого; - - ч.2 ст.223 УПК РФ дополнить положением «В случае невозможности завершения дознания в установленный срок уголовное дело направляется - 197 прокурору для решения вопроса о дальнейшем производстве предварительного следствия»; - дополнить ст.223 УПК РФ частью 3 в следующей редакции: «Дознание по уголовным делам, указанным в части третьей статьи 150 настоящего Кодекса, возбуждаемым по факту обнаружения преступления, производится в общем порядке, установленном для дознания по уголовным делам, возбуждаемым в отношении конкретных лиц». Результаты настоящего исследования показывают, что рассмотренные нами проблемы, как и задачи совершенствования деятельности правоохранительных органов, остаются актуальными и, конечно, не могут быть решены и исчерпаны в данной работе полностью. Однако, автор полагает, что выводы и предложения, сделанные в работе, будут способствовать повышению эффективности раскрытия и расследования преступлений, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма. 198 Список использованной литературы 1 .Заколы, нормативные акты и иные официальные документы 1.1. Конституция Российской Федерации. М: ООО «ТК Велби», 2002. 32с. 1.2. 1.3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. 480с. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М.: Проспект, 2001. 240с. 1.6. 1.7. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: Юрайт-М, 2002. 154с. 1.8. 1.9. Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г. №2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». М.: «Изд- во ПРИОР», 2002. 16с. 1.10. 1.6. Закон Российской Федерации от 18 марта 1992 г. №2446-1 «О безопасности» // Рос. газ. 1992. 6 мая. 1.7. 1.8. Федеральный закон от 1 июля 1994 г. № 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Собр. законодательства РФ. 1994. № 10. Ст.4109. 1.9. 1.8. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. №144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности».// Собрание законодательства РФ. 1995. №33. Ст.3349. 1.9. 1.10. Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ «О почтовой связи» // Рос. газ. 1999. 22 июля. 1.11. 1.10. Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» /У Рос. газ. 1998. 4 августа. 1.11. 1.12. Указ Президента РФ от 1 сентября 1995 г. №891 «Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств связи» // Собр. законодательства РФ. 1999. №24. Ст.2954. 1.13. 199 1.12. Указ Президента РФ от 18 апреля 1996 г. №567 «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью» // Законность. 1996. №7. С.56-58. 1.13. 1.14. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 25 июня 1996 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищениях и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» // Бюллетень Верх. Суда РФ. 1996.Xo8.C4-7. 1.15. 1.16. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // Рос. газ. 2002. 19 марта. 1.17. 1.18. Приказ ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК, СВР РФ от 13 мая 1998 г. №175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» // Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам: Метод, пособие. М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2000. С. 105-115. 1.19. 1.20. Приказ МВД России от 15 июня 1992 г. №197 «О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел». 1.21. 1.22. Приказ МВД РФ от 15 марта 1994 г. №88 «О создании в отрядах милиции особого назначения инженерно-технических подразделений». 1.23. 1.18. Приказ МВД РФ от 20 июля 1996 г. №334 «Об утверждении Инструкции о порядке взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в раскрытии и расследовании преступлений». 1.19. Приказ начальника ГУВД Челябинской области от 1 декабря 1997 г. №370 «О порядке действий ОВД в случаях угрозы взрыва, обнаружения и изъятия взрывоопасных объектов, при совершенном взрыве, а также порядке 200 представления вещественных доказательств для проведения взрывотехнической экспертизы». 1.20. Постановление Главы Администрации Хабаровского края от 17 мая 2000 г. №171 «О мерах по повышению эффективности борьбы с угрозами террористического характера с использованием телефонной связи в Хабаровском крае» // Предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций, обусловленных террористическими акциями, взрывами , пожарами: Метод. пособие/ Под ред. М.И. Фалеева. М.: Институт риска и безопасности, 2001. С.141-144. 1.21. Постановление Губернатора Челябинской области от 7 октября 1999 г. №466 «О дополнительных мерах по предупреждению террористических актов на территории Челябинской области» // Южноуральская панорама. 1999. №48 (14-20 октября). 1.22. 1.23. Постановление главы администрации г. Челябинска от 5 сентября 1994 г. №988-П «О мерах по ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с взрывоопасными предметами» // Вечерний Челябинск. 1994. 15 сент. 1.24. 1.25. Распоряжение главы администрации г.Челябинска от 4 октября 1999 г. №1636 «Об усилении контроля за выполнением мероприятий по предупреждению актов терроризма». 1.26. 1.27. Приказ Комитета общего образования администрации Хабаровского края от 17 сентября 1999 г. №323 «О мерах противодействия возможным актам терроризма на объектах образования края» // Предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций, обусловленных террористическими акциями, взрывами , пожарами: Метод, пособие/ Под ред. М.И. Фалеева. М.: Институт риска и безопасности, 2001. С. 144-147. 1.28. 2Моиографии, учебники, учебные пособия 2.1. Антонян Ю.М. Изучение личности преступника: Учеб. пособие. М.: ВНИИ МВД СССР, 1982. 79с. 201 2.2. Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М.: Изд-во «Щит-М», 1998. 306с. г> 2.3. Аполлонов А.Ю. Методические рекомендации по действию сотрудников ОВД при обнаружении взрывных устройств, осмотре места взрыва и подготовке материалов для назначения взрывотехнических экспертных исследований. М.: ЭКЦ МВД России, 1995. 18с. 2.4. Астапкина СМ., Дубровицкая Л.П., Плесовских Ю.Т. Участие специалиста-криминалиста в расследовании преступлений: Учеб. пособие. М.: УМЦ при ГУК МВД России, 1992. 72с. 2.5. Баев О.Я. Основы криминалистики: Курс лекций. М.: Экзамен, 2001. 288с. , 2.6. Баев О.Я. Тактика следственных действии: Учеб. пособие. Воронеж: МОДЭК, 1995. 224с. 2.7. Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. М.: Юрид. лит., 1979. 112с. 2.8. БахаревН.В. Очная ставка: Уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1982. 184с. 2.9. БахинВ.П., Михайлов М.А. Криминальные взрывы (понятие, характеристика, анализ, технология расследования): Учеб. пособие. Алматы: > Жет1 Жаргы, 2001.128с. 2.10. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.: Юрид. лит., 1991. 208с. 2.11. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М.: Юрид. лит., 1988. 304с. 2.12. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т.2: Частные криминалистические теории. М.: Юристь, 1997. 464с. 2.13. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т.З. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.: Юристь, 1997. 480с. 202 2.14. Белкин Р.С., Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М.: Новый Юристъ, 1997. 176с. 2.15. Беляков А.А. Методика расследования преступлений, совершенных с применением взрывных устройств: Учеб. пособие. Екатеринбург: Уральская гос. юрид. акад., 1998. 108с. 2.16. 2.17. Бурданова B.C., Быховский И.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. М.: Ин-т Прокуратуры СССР, 1975. 81с. 2.18. 2.19. Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент: Ташкентская высш. шк. МВД СССР, 1980. 60с. 2.20. 2.21. Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органов дознания: Лекция. Омск: Омская высш. шк. МВД СССР, 1976. 42с. 2.22. 2.23. Быховский И.Е. Осмотр места происшествия. М.: Ин-т Прокуратуры СССР, 1973. 98с. 2.24. 2.25. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические аспекты проведения следственных действий. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1977. 94с. 2.26. 2.21. Быховский И.Е., Глазырин В.Ф., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989. 48с. 2.22. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М.: Изд-во МГУ, 1984. 143с. 2.23. 2.24. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М.: Изд-во МГУ, 1978. 71с. 2.25. 2.24. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М.: Юрид. лит., 1981. 112с. 2.25. Васильев А.Н., КарнееваЛ.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М.: Юрид. лит., 1970. 208с. 2.26. Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подозреваемого: (Понятие, предмет и методика изучения). Томск: Изд-во Томского ун-та, 1978. i 74с. 203 2.27. Взаимодействие следователей с оперативными работниками органов внутренних дел: Метод, пособие/ Под ред. Л.М. Карнеевой. М.: ВНИИ МВД 0 СССР, 1981.98с. 2.28. Взаимодействие следователей со специалистами экспертно- криминалистических подразделений при производстве расследования: Учебное пособие/ Дроздов Н.Т., Зинин A.M., Статкус В.Ф. и др. М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. 36с. 2.29. 2.30. Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий: Учеб. пособие./ Под ред. И.Н. Кожевникова. М.: ЭКЦ МВД России, 1995. 136с. 2.31. 2.32. ВозгринИ.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: Курс лекций. В 4 ч. 4.4. СПб.: СПб юрид. ин-т МВД России, 1993.80с. 2.33. 2.31. Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Л.: ВПУ МВД"СССР, 1976. 80с. 2.32. Волынский А.Ф., Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические методы и средства их обнаружения, обезвреживания, осмотра места взрыва: Лекция. М.: Юрид. ин-т МВД России, 2000. 35с. 2.33. Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. - Томск: Изд-во ТГУ, 1985. 119с. 2.34. Гаврилов А.К., Закатов А.А. Очная ставка: Учеб. пособие. Волгоград: ВСШМВД СССР, 1978. 64с. 2.35. Галахов С.С. Криминальные взрывы. Основы оперативно- розыскной деятельности по борьбе с преступлениями террористического характера. М.: Экзамен, 2002. 288с. ® 2.36. Галахов С.С, Голубовский В.Ю., Горшков А.А., Колотушкин СМ. Поиск взрывных устройств и правила обращения с ними в случае их обнаружения: основы организации деятельности (для оперативного состава 204 органов внутренних дел): Учебное пособие. СПб.: Изд-во <Лань», ВНИИ МВД РФ, 2000. 32с. 0 2.37. Гапанович Н.Н. Опознание в судопроизводстве: (Процессуальные и психологические проблемы). Минск: Изд-во БГУ, 1975. 175с. 2.38. Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск: Изд- во БГУ, 1983. 104с. 2.39. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск: Средне-Уральское книжн. изд-во, 1975. 183с. 2.40. Гинзбург АЛ. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учеб.-практ. пособие. М.: Юристь, 1996. 2.41. Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания/ Под ред. И.М. Лузгина. М.: Юрид. лит., 1971. 63с. 2.42. Глазырин В.Ф. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1973. 156с. 2.43. Грушин Л.В., Морозков В,А. Криминальные взрывы - отдельны аспекты расследования: Учеб.-практ. пособие. Челябинск: Челябинский юрид. ин-т МВД РФ, 2000. 41с. 2.44. ГутерманМ.П. Организационные мероприятия следователя в ^ процессе расследования преступлений: Учеб. пособие. М.: Академия МВД СССР, 1983. 76с. 2.45. ДворкинА.И., Бертовский Л.В. Методика расследования убийств, совершенных с применением взрывных устройств. М.: ИНФРА-М, 2001. 96с. 2.46. 2.47. Дербенев А.П. Взаимодействие следователя и органа дознания при расследовании преступлений. М.: МФЮЗО при Академии МВД СССР, 1983. 84с. 2.48. ® 2.47. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. М.: Спарк, 1996. 111с. 205 2.48. ДоспуловГ.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М.: Юрид. лит., 1976. 112с. 2.49. 2.50. ДрапкинЛ.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1987. 168с. 2.51. 2.52. Драпкин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика следственных действий: Учеб.- практ. пособие. Екатеринбург: ИИТЦ «Зерцало-Урал», 1999. 63с. 2.53. 2.51. Дубровицкая Л.П., Кулагин Н.И., Кравченко В.Г. Планирование следственной работы. М.: Юрид. лит., 1988. 75с. 2.52. 2.53. Дулов А.В., Нестеренко Н.Д. Тактика следственных действий. Минск: Минский гос. ун-т, 1971. 120с. 2.54. 2.55. Егоров B.C. Уголовная ответственность за преступления против общественной безопасности и общественного порядка. М.: Московский психолого-социальный ин-т; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2000. 64с. 2.56. 2.57. Ермолович В.Ф., Ермолович М.В. Построение и проверка версий/ Под ред. И.И. Басецкого. Мн.: Амалфея, 2000. 176с. 2.58. 2.55. Ефимичев СП., Кулагин.Н.И., Ямпольский А.Е. Следственный осмотр. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1983. 36с. 2.56. Жбанков В.А. Тактика следственного осмотра. М.: Академия МВД России, 1992. 131с. 2.57. 2.58. Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979.95с. 2.59. 2.60. Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. 71с. 2.61. 2.59. Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1974. 99с. 2.60. Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М.: Высш. шк. МВД СССР, 1970. С. 86. 206 2.61. Ищенко Е.П., Любарский М.П. В поисках истины. М.: Юрид. лит., 1986. 128с. 2.62. Ищенко Е.П. Специалист в следственных действиях (уголовно- процессуальные и криминалистические аспекты). М.: Юрид. лит., 1990. 160с. 2.63. 2.64. Каневский Л.Л. Проблемы методики расследования преступлений несовершеннолетних. Уфа: Башкирский ун-т, 1976. 88с. 2.65. 2.64. Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. М.: Юрид. лит., 1982. 111с. 2.65. Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. М.: Всесоюзн. ин-т по изучению причин и разработке мер предупрежд. преступности, 1969. 124с. 2.66. 2.67. Кертэс И. Тактика и психологические основы допроса/ Под общ. ред. А.И. Винберга. М.: Юрид. лит., 1965. 164с. 2.68. 2.69. Кокурин Г.А. Криминалистические и оперативно-розыскные основы поисковой деятельности в процессе раскрытия и расследования преступлений: Монография. Екатеринбург: Уральский юрид. ин-т МВД России, 1999. 214с. 2.70. 2.71. Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно- оперативных групп. М.: МЦ при ГУК МВД России, 1997. 68с. 2.72. 2.69. Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Харьков: Харьковский юрид. ин-т, 1976. 134с. 2.70. Колмаков В.П. Следственный осмотр. М.: Юрид. лит., 1969. 196с. 2.71. 2.72. Комарков B.C. Тактика допроса. Харьков: Харьковский юрид. ин-т, 1975. 67с. 2.73. 2.74. Комиссаров B.C. Терроризм, бандитизм, захват заложников и другие тяжкие преступления против безопасности общества. По новому Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Кросна-Лекс, 1997. 230с. 2.75. 2.76. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е, изм. и доп./ Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. 832с. 2.77. 207 2.74. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ/ Под общ ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002. 864с. 2.75. 2.76. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/ Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: «Издательство «Экзамен XXI», 2002. 864с. 2.77. 2.78. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности»/ Авт.-сост. А.Ю. Шумилов. 2-е изд., испр. и доп. М.: Издатель Шумилова И.И., 2000. 291с. 2.79. 2.77. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам: Метод, пособие. М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2000. 152с. 2.78. Кортик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Юрид. лит., 1969. 77с. 2.79. 2.80. Коршунов В.М. Следы на месте происшествия. Обнаружение, фиксация, изъятие. М.: Экзамен, 2001. 288с. 2.81. 2.82. Крикунов А.Е. Расследование хулиганства: Лекция. Киев: КВШ МВД СССР, 1978.36с. 2.83. 2.84. Крикунов А.Е., Маевский А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания. Киев: КВШ МВД СССР, 1977. 127с. 2.85. 2.86. Криминалистика: Учеб. для вузов/ И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др.; Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Высш. шк., 2000. 672с. 2.87. 2.88. Криминалистика: Учебник/ Под ред. проф. А.Г. Филиппова (отв. ред.) и проф. А.Ф. Волынского. М.: Изд-во «Спарк», 1998. 543с. 2.89. 2.84. Криминалистика: Учебник для средних специальных учебных ® заведений/ Под ред. Р.С. Белкина. М.: Юрид. лит., 1967. 552с. 2.85. Криминалистика: Учебник/ Под ред. В.А. Образцова. М.: Юристь, 2001.760с. 208 2.86. Криминалистика: Учебник/ Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб.: Изд-во «Лань», 2001. 928с. Ф 2.87. Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск: Изд-во ЮурГУ, 2001.411с. 2.88. Кузнецов П.С. Работа со следами на месте происшествия: Учеб. практ. пособие. (Следователь: теория и практика деятельности. Вып.З). Екатеринбург: ЕВШ МВД России, 1994. 52с. 2.89. Кулагин Н.И. Организация и тактика следственного осмотра. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1983. 57с. 2.90. Кулагин Н.И., Миронов Ю.И. Организация и деятельность следственных и следственно-оперативных формирований: Учеб. пособие. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999. 100с. 2.91. Ларин А.М. От следственной версии к истине. М.: Юрид. лит., 1976. 30с. 2.92. 2.93. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование и организация. М.: Юрид. лит., 1970. 120с. 2.94. 2.95. Леви А.А., Михаилов А.И. Обыск. М.: Юрид. лит., 1983. 95с. 2.96. 2.94. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Шаршунский В.Л. Предъявление фонограмм для опознания личности. М.: ВНИИ МВД СССР, 1978. 32с. 2.95. 2.96. Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. М.: Юрид. лит., 1981.152с. 2.97. 2.96. Луценко В.В., Моторный И.Д. Антибомбинг - гражданские технологии противодействия бомбовому терроризму: Практическое руководство. М.: Изд-ль Шумилова И.И., 2000; 152с. 2.97. 2.98. МалковВ.П., Тимершин Х.А. Множественность преступлений: Учебное пособие. Уфа: Уфимская высш. школа МВД РФ, 1995. 75с. 2.99. ® 2.98. Марков А.Я., Баяхчев В.Г. и др. использование результатов оперативно-розыскной деятельности на предварительном следствии и дознании: Учеб. пособие./ Под ред. А.Я. Маркова. М.: ВНИИ МВД России, 1996. 64с. 209 2.99. Михайлов А.И., Юрин С.Г. Обыск. М.: Типогр. им. Воровского, 1971. 134с. 0 2.100. Михайлов В.А., ДубягинЮ.П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного расследования. Волгоград: ВСШ МВД России, 1991. 260с. 2.101. Моторный И.Д. Криминалистическая взрывотехника: новое учение в криминалистике: Учеб.-метод. и справ. Пособие. М.: Изд-ль Шумилова И.И., 2000. 177с. 2.102. 2.103. Моторный И.Д. Теоретико-прикладные основы применения средств и методов криминалистической взрывотехники в борьбе с терроризмом: Монография. М.: Издатель Шумилова И.И., 1999. 199с. 2.104. 2.103. Осмотр места происшествия: Практ. пособие/ Под ред. А.И. Дворкина. М.: Юристь, 2000. 336с. 2.104. 2.105. Панарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовных дел. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1978. 128с. 2.106. 2.105. Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М.: ВЮЗИ, 1975. 120с. 2.106. Петренко В.М. Предъявление для опознания при расследовании преступлении. М.: Юрид. лит., 1975. 46с. 2.107. ПещакЯ.Н. Следственные версии. М.: Прогресс, 1976. 227с. 2.108. Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат, 1961. 666с. 2.109. Планирование расследования преступлений отдельных видов/ Под ред. СМ. Самоделкина. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1995. 61с. 2.110. Попов В.И. Осмотр места происшествия/ Под ред. В.А. Хвана. М.: ® Госюриздат, 1959. 231с. 2.111. Попов И.А. Расследование преступлений, связанных с пожарами. М.:ИНФРА-М,2001. 167с. 210 2.112. ПорубовН.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск: Высш. шк., 1973. 368с. | 2.113. ПорубовН.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск: Минск, ун-т, 1978. 175с. 2.114. ПорубовН.И. Психологические основы допроса. Минск: Высш. шк., 1966. 103с. 2.115. Расследование терроризма: Учебное пособие/ В.И.Иванов, К.А. Корсаков, О.Н. Коршунова, Г.В. Овчинникова, Е.Б. Серова; Под общ. ред. О.Н. Коршуновой. СПб.: СПб юрид. ин-т Ген. прокуратуры РФ, 2001. 132с. 2.116. Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М.: Госюриздат, 1961. 2.117. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М.: Юрид. лит., 1967. 137с. 2.118. 2.119. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М.: Право и Закон, 1996. 224с. 2.120. 2.119. Рябоконь В.В., Шиканов В.И. Организация и тактика повторных следственных действий. Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1985. 96с. 2.120. 2.121. Салтевский М.В. Следы человека и приемы их использования для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления: Лекция. Киев: КВШ МВД СССР, 1983. 44с. 2.122. 2.121. Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. М.: Изд-во Московского ун-та, 1976. 90с. 2.122. 2.123. Селиванов НА., Бидонов Л.Г. Типовые версии по делам об убийствах. Горький: Всесоюзный ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1981. 56с. 2.124. 2.123. Сергеев Л.А., Соя-Серко Л.А., Якубович НА. Планирование <•> расследования. М.: ВНИИ Прокуратуры СССР, 1975. 116с. 2.124. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М.: Рос. право, 1992. 174с. 211 2.125. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1984. 240с. 2.126. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов/ Под ред. В.А. Образцова. М.: Юристъ, 1999. 501с. 2.127. 2.128. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М.: Юрид.лит., 1981. 104с. 2.129. 2.130. Соловьев А.Б. Очная ставка на предварительном следствии. М.: Юрид.лит., 1970. 116с. 2.131. 2.129. Сорокотягин И.Н. Специальные познания в расследовании преступлений. Ростов-на-Дону: Рост, ун-т, 1984. 120с. 2.130. Сорокотягина Д.А., Сорокотягин И.Н. Судебно- психологическая экспертиза. Учеб.-практ. пособие. (Следователь: теория и практика деятельности. Вып.4). Екатеринбург: Екатеринб. высш. шк. МВД России, 1993. 81с. 2.131. Тетерин Б.С., ТрошкинЕ.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.: МГУ, 1997. 224с. 2.132. 2.133. Трайнин А.А. Общее учение о составе преступления. М.: Госюриздат, 1957. 364с. 2.134. 2.135. Филиппов П.М., Темушкин Е.П. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба и обеспечению конфискации: Учебное пособие. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1982. 48с. 2.136. 2.134. Хабибуллин М.Х. Ответственность за заведомо ложный донос и заведомо ложное показание по советскому уголовному праву. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1975. 160с. ® 2.135. Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1973. 150с. 212 2.136. ШаверБ.М., ВинбергА.И. Криминалистика: Учебник для юридических школ и курсов. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. 200с. 2.137. Шаршунский В.Л., Ложкевич В.А., Азарченкова Е.И., Женило В.Р. Экспертная идентификация человека по магнитным фонограммам его устной речи. М.: ВНИИ МВД СССР, 1987. 72с. 2.138. Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. (Научн. издание). М.: Лига Разум, 2000. 252с. 2.139. Шестеров А.Г. Психология допроса свидетелей и потерпевших: Лекция. Ташкент: Ташкентская высш. шк., 1974. 24с. 2.140. 2.141. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М.: Юрид. лит., 1979. 168с. 2.142. 2.143. ЩербаС.П. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. М.: Юрид. лит., 1975. 144с. 2.144. 2.145. Яблоков Н.П. Исследование обстоятельств преступных нарушений правил безопасности труда. М.: Изд-во МГУ, 1980. 145с. 2.146. 2.147. Яблоков Н.П. Криминалистика: Учеб. для вузов. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 2000. 384с. 2.148. 3. Статьи, научные публикации 3.1. Баев О.Я. И все же: реальность или иллюзия (еще раз о криминалистической характеристике преступлений) // Вестник криминалистики/ Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып.1(3). М.: Спарк, 2002. С. 19-23. 3.2. Балбес из милицейской семьи // Криминальная хроника. 1994. 15 сент. 3.3. Басалаев А.Н., Гуняев В.А. Криминалистическая характеристика преступления (общее понятие и практическое значение) // Методика 213 расследования гфеступлений (общие положения). М.: Юрид. лит., 1976. С.97-100. 3.4. БахинВ.П. Следственные ситуации как основа разработки конкретных методик расследования преступлений // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С.94-95. 3.5. Белкин Р.С. Понятие, ставшее «криминалистическим пережитком» // Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, перспективы. Тула, 2000. С. 7-12. 3.6. Брызгалова Э.Д. Влияние типичных следственных ситуаций на тактику допроса потерпевших // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследования и судебного разбирательства: Межвуз. сб. научн. тр. Вып.31. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1974. С.128-131. 3.7. 3.8. Бурданова B.C. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, как важнейший .элемент частных криминалистических методик // Вестник криминалистики/ Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып.2. М.: Спарк,2001.С.38-42. 3.9. 3.10. Быков В.М. Установление психологического контакта при допросе свидетелей // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. научн. статей. Саратов: СВШ МВД России, 1995. С.58-60. 3.11. 3.12. Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М.: Юрид. лит., 1976. С.23-27. 3.13. 3.10. Винокуров СИ. Криминалистическая характеристика преступления, ее содержание и роль в построении методики расследования конкретного вида преступления // Методика расследования преступлений (общие положения). М.: Юрид. лит., L976. C.iOL-i04. 3.11. ВласенкоВ.Г. Планирование - основной тактический прием организации расследования /У Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. научн. статей. Саратов: СВШ МВД России, 1995. С.14-16. 3.12. ВласенкоВ.Г. Психологические особенности допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших II Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып.4. Вопросы техники, тактики и методики расследования: Межвуз. научн. сборник. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1982. С.137-144. 3.13. ГавлоВ.К. Типовая криминалистической характеристики преступлений: изжила ли она себя? // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Всероссийский «круглый стол» (20-21 июня 2002 г.). Сборник материалов. Ростов-на-Дону: Ростовский юрид. ин-т МВД России, 2002. С.71-75. 3.14. Галяшина Е.И., ХуртиловВ.О. Организация производства судебных фоноскопических экспертиз в ЭКП ОВД России // Роль и значение деятельности Р.С. Белкина в становлении современной криминалистики. Мат-лы Международной научной конференции (к 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина). М.: Академия управления МВД России, 2002. С.324-327. 3.15. Гармажапова Т.Б. Особенности тактики допроса потерпевшего, подозреваемого при расследовании хулиганства по горячим следам /У МВД России - 200 лет. Материалы международной научно-практ. конференции. Санкт-Петербург, 28-29 мая 1998г. Ч.З./ Под общ. ред. О.М.Латышева, В.П. Сальникова. СПб.: СПб. Академия МВД России, 1998. С.136-140. 3.16. Герасимов И.Ф. Криминалистические характеристики преступлений в структуре частных методик /У Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. трудов. Вып.69. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1978. С.5-10. 3.17. 3.18. Герасимов И.Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений II Соц. законность. 1977. №7. С.58-61. 3.19. 215 3.18. Герасимов И.Ф. Этапы раскрытия преступлений // Следственные ситуации и раскрытие преступлений: Научные труды. Вып.41. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1975. С.5-25. 3.19. 3.20. Глазырин Ф.В. Личность обвиняемого и тактика следствия // Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1972. С.70-76. 3.21. 3.20. Густов Г.А. К разработке криминалистической теории преступления // Правоведение. 1988. №3. C.S8-92. 3.21. Гущин А.Н., Францифоров Ю.В., Громов А.Н. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании /7 Рос. следователь. 2000. №4. С. 15-21. 3.22. Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности // Вопросы методики расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. тр. Вып.50. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1976. С.39-59. 3.23. 3.24. Драпкин ЯЛ. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие преступлений: Научн. труды. Вып.41. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1975. С.26-44. 3.25. 3.24. Драпкин Л.Я. Предмет доказывания и криминалистические характеристики преступлений // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. трудов. Вып.69. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1978. С.11-18. 3.25. Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1988. С.8-11. 3.26. Жевлакович И., Полежаев А., Савелий М. Чрезвычайные мероприятия при обнаружении взрывных устройств, взрывчатых веществ или зажигательных механизмов // Профессионал. 1999. № 4 (30). С.34-43. 216 3.27. Забавы сильных мира сего // Криминальная хроника. 2001. № 12 (135). 3.28. 3.29. Завидов Б. Особенности взыскания убытков в виде упущенной выгоды // Рос. юстиция. 1997. №3. С.23-24. 3.30. 3.29. Зайковский В.Н., Голубев В.В. Методика использования в расследовании результатов оперативно-розыскной деятельности // Следователь. 1997. №2(5). С.36-53. 3.30. Зайцева И.А. Особенности тактики допроса обвиняемого на предварительном следствии при участии адвоката-защитника // Рос. следователь. 2001. №8. С.2-7. 3.31. Игры с белым порошком II Криминальная хроника. 2001 .№11 (134). 3.32. 3.33. Игры с белым порошком продолжаются /У Криминальная хроника. 2001. №12(135). 3.34. 3.35. Использование собак для поиска взрывчатых веществ // Борьба с преступностью за рубежом. 1998. №2. С.31-32. 3.36. 3.37. Как искать бомбу в здании // Мир безопасности. 1999. №7(68). С.57- 5S. 3.38. 3.35. Каневский Л.Л. Дискуссионные проблемы сущности типовой криминалистической характеристики преступлений и ее использование в процессе расследования // Вестник криминалистики/ Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 1(3). М.: Спарк, 2002. С.24-31. 3.36. Каневский Л.Л. Криминалистическая характеристика преступлений несовершеннолетних и особенности их расследования // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. тр. Вып.69. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1978. С.130-135. 3.37. Каневский Л.Л. Об одной затянувшейся среди криминалистов дискуссии // Российская правовая система: становление, проблемы, пути совершенствования: Материалы Республиканской научной конференции/ Под ред. В.К. Гавло, В.Я. Музюкова, В.В. Невинского. Барнаул, 2001. С.323- 326. 217 3.38. Карагодин В.Н. Криминалистическое понятие способа сокрытия преступления // Проблемы развития криминалистики в условиях научно- технического прогресса: Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1982. C.I05-111. 3.39. КарнееваЛ.М. Процессуальные правила и тактика допроса подозреваемого и обвиняемого // Руководство для следователей. М., 1981. 4.1. С.335-340. 3.40. Кожанов А. В режиме реального времени // Милиция. 1996. № 12. С. 18-20. 3.41. Колотушкин СМ., Курин Г.И., Коновалов В.Г., Смольяков П.П. Организация рационального поиска взрывного устройства при анонимной угрозе взрыва /У Рос. следователь. 1999. № 3. С.42. 3.42. Комаров В.К. Оптимальная организация допроса несовершеннолетних - важное условие его эффективности // Проблемы эффективности раскрытия и расследования преступлений: Межвуз. сб. научн. тр. Вып.72. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1978. С.35-44. 3.43. Коробеев А.И., Михеев Р.И. Экспертиза психологических состояний несовершеннолетних правонарушителей // Применение экспертизы и других форм специальных познаний в советском судопроизводстве: Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1984. С.45-51. 3.44. 3.45. Косарев В.Н., Назаров А.Б. О тактике предъявления для опознания по голосу // Современные проблемы криминалистики: Межвуз. сб. научн. тр./ Под общ. ред. Б.П. Смагоринского. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999. С.61-64. 3.46. 3.47. Кудаев А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма// Рос. юстиция. 1998. № 10. С.8. 3.48. 3.46. Кузьмин СВ. Программно-целевой метод планирования расследования преступлений: Объективная необходимость развития // Правоведение. 1998. №3. С.117-121. 218 3.47. Лыков В. Взаимодействие как фактор эффективности работы правоохранительных органов // Профессионал. 2000. №5(37). С11-13. 3.48. Максимов B.C. Следственные ситуации и организация очной ставки // Следственные ситуации и раскрытие преступлений: Межвуз. сб. научн. тр. Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1975. С. 53-59. 3.49. 3.50. Мальцев В. Ответственность за терроризм // Рос. юстиция. 1997. № П.С.35-36. 3.51. 3.50. Моторный И.Д. Действия при обнаружении взрывоопасных предметов: организационно-тактические рекомендации службе безопасности предприятия // БДИ (Безопасность, достоверность, информация). 2001. №5(39). С.14-17. 3.51. Моторный И.Д. Понятие и экспертное исследование взрывного устройства//Рос. юстиция. 1998. №7. С.28-30. 3.52. 3.53. НаумецА. «Автомобильные» взрывы. Технология обнаружения взрывных устройств в автомобилях // Частный сыск, охрана, 'безопасность. 1995. №10. С.29-30. 3.54. 3.55. Некоторые рекомендации по переговорам с террористами по телефону// Борьба с преступностью за рубежом. 1994. № 7. С. 16-18. 3.56. 3.57. Некоторые рекомендации службам безопасности по рассмотрению угрожающих писем // Борьба с преступностью за рубежом. 1997. №6. 18- 21. 3.58. 3.59. Обеспечение безопасности при угрозе взрыва бомбы // Борьба с преступностью за рубежом. 1994. №9. С.25-31. 3.60. 3.56. Ольшанский Ю.И. Ядерно-физические методы обнаружения взрывчатых веществ // Системы безопасности связи и телекоммуникаций. 1998. №20. С.82-87. 3.57. Пашина А.Х., Морозов В.П. Опознание личности по голосу на основе его нормального и инвертированного во времени звучания // Психологический журнал. 1990. № 3. С. 70-78. 219 3.58. Полежаев А., Савелий М. Организация реагирования на угрозу закладки бомб // Профессионал. 2000. №3 (35). С.23-24. 3.59. 3.60. РадаевВ.В. Версии о субъекте при расследовании преступлений, совершенных лицами, страдающими психическими недостатками // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып.4. Вопросы техники, тактики и методики расследования: Межвуз. научн. сборник. Саратов: Изд- во Саратовского ун-та, 1982. С.137-144. 3.61. 3.60. Разработка мобилизационных мероприятий при угрозе взрыва бомбы // Борьба с преступностью за рубежом. 1996. №4. С.27-30. 3.61. Сергеев Л.А. Общие вопросы методики расследования преступлений // Руководство для следователей. М.: Юрид. лит., 1971. С.437-443. 3.62. 3.63. Синицкий А. Крыша на крышу // Известия. 1999. 21 окт. 3.64. 3.65. «Спасатель детей» ждет суда // Криминальный курьер. 1999. № 41. 3.66. 3.67. Старостин В.Е., ЯровенкоВ.В. Криминалистическая характеристика и следственная ситуация: соотношение понятий // Криминалистические методы расследования преступлений: Научн. изд. Тюмень: Тюменская высш. шк. МВД России, 1994. С.44-51. 3.68. 3.69. Степанов В.В. Вопросы методики расследования отдельных видов преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М.: Юрид. лит., 1976. С.140-144. 3.70. 3.66. Степанов В.В., Фирсов Е.П. Взаимодействие следователя со специалистом-криминалистом при расследовании преступлений // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. научн. статей. Саратов: СВШ МВД России, 1995. С.41-47. 3.67. Сумин А. Вопросы борьбы с терроризмом // Законность. 1999. №11. С.2-5. 3.68. Трунов И.Г. Проблемы гражданского иска о компенсации морального вреда в современном уголовном судопроизводстве // Рос. судья. 2001. №10. С.24-25. 220 3.69. Тузов Л.Л. Характеристика преступлений, совершаемых несовершеннолетними и особенности их раскрытия аппаратами уголовного розыска // Закон и право. 2000. №4. С.47-50. 3.70. Упорный//Криминальная хроника. 2001. № 10 (133). 3.71. Фаткуллина М.Ш. Особенности предмета доказывания по делам лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости // Проблемы деятельности правоохранительных органов и государственной противопожарной службы: Тезисы докл. Всеросс. научно-практ. конференции. Иркутск: Восточно-Сиб. ин-т МВД России, 2001. С. 123-125. 3.72. 3.73. Фролова Н. Пассажирам прежде всего нужна безопасность // Милиция. 1996. № 8. С.4-11. 3.74. 3.73. ШавровО. Собака как спецсредство // Профессионал. 1999. №5(31). С.40-42. 3.74. Шаталов А.С. Сущность и содержание криминалистической характеристики преступления // Следователь. 1999. №1. С. 19-24. 3.75. 3.76. Шиканов В.И. Видовые, криминалистические характеристики преступлений: концепция, достоинства, перспективы // Российская правовая система: становление, проблемы, пути совершенствования: Материалы Республиканской научной конференции/ Под ред. В.К. Гавло, В.Я. Музюкова, В.В. Невинского. Барнаул, 2001. С.49-52. 3.77. 3.76. Шмаков В.Л. Методические указания по раскрытию и расследованию преступлений с помощью системы АДИС-Папилон // Вестник следственного управления УВД Челябинской области. 1997. №6(48). С.32- 36. 3.77. ЩербаС, Гусева С. Особенности предмета доказывания по делам о несовершеннолетних//Рос. юстиция. 1998. №2. С.35-37. 3.78. 3.79. Щерба С, Гусева С. Особенности предмета доказывания по делам о невменяемых // Рос. юстиция. 1999. №2. С.35-38. 3.80. 4. Диссертации и авторефераты диссертаций 221 4.1. Арцишевский Г.В. Следственные версии: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1973. 21с. 4.2. 4.3. Беляков А.А. Криминалистическая характеристика и особенности расследования краж, совершаемых лицами без определенного места жительства и работы: Дисс. ...канд. юрид. наук. Свердловск, 1986. 230с. 4.4. 4.3. БогинскийВ.Е. Система тактических приемов допроса подозреваемого: Дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1980. 214с. 4.4. Бончаев С.Г. Организация и тактика взаимодействия следователя со специалистом при расследовании преступлений: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1983. 21с. 4.5. Брусницын В.И. Совершение и сокрытие преступлений с ипсользованием взрывных устройств: Дисс. ...канд. юрид. наук. Владивосток, 2001.219с. 4.6. 4.7. Гусев А.В. Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы использования специальных познаний в ходе предварительного расследования: Дисс. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 2002. 227с. 4.8. 4.7. ЖбанковВ.А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике: Автореф. дисс. ...д-ра юрид. наук. М., 1995. 45с. 4.8. 4.9. Железняк А.С. Теоретические основы и практика использования материальных следов в раскрытии и расследовании преступлений: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1976. 17с. 4.10. 4.9. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации: Дисс. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 1996. 219с. 4.10. 4.11. Иванов К.Г. Теоретические проблемы и практика поисковой деятельности в раскрытии и расследовании преступлений: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. 24с. 4.12. 222 4.11. КокуринГ.А. Теоретические и практические основы поисковой деятельности в процессе раскрытия и расследования преступлений: Автореф. дисс. ...д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2001. 51с. 4.12. Морозков В.А. Методика расследования преступлений, совершенных с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств (по материалам Южно-Уральского региона): Дисс. ...канд. юрид. наук. СПб, 2002. 191с. 4.13. ОвечкинВ.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Харьков, 1975. 25с. 4.14. 4.15. Побережный С.К. Криминалистические средства разрешения конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Калининград, 2000. 24с. 4.16. 4.15. Просфирин В.Г. Особенности предмета доказывания по уголовным делам несовершеннолетних: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 2001.23с. 4.16. 4.17. Рубцов И.И. Криминалистическая характеристика преступлений как элемент частных методик расследования: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. 23с. 4.18. 4.19. РябоконьВ.В. Организационные и тактические основы повторных следственных действий: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1982. 4.20. 4.18. Сафаргалиева О.Н. Осмотр места происшествия и установление личности преступника по материальным следам преступления: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Томск, 1990. 19с. 4.19. 4.20. Скибицкий К.В. Теоретические основы получения информации о преступнике из материальных источников на предварительном следствии: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Харьков, 1974. 21с. 4.21. 4.22. Соловьева О.М. Криминалистическая алгоритмизация следственных действий: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. СПб, 2000. 24с. 4.23. 223 4.21. Субботина М.В. Проблемы методики расследования преступлений, совершенных организованными группами несовершеннолетних: Дисс. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 1996. 204с. 4.22. 4.23. Усков В.М. Деятельность органов предварительного расследования по обеспечению возмещения материального вреда, причиненного преступлением: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1974. 24с. 4.24. 4.23. Хромых Д.Н. Методика расследования актов терроризма с применением взрывных устройств: Дисс. ...канд. юрид. наук. СПб, 2002. 230с. 4.24. 4.25. Цомартов В.И. Тактические приемы допроса и пределы их допустимости: Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1977. 18с. 4.26. 5. Справочный материал 5.1. Белкин Р.С. Криминалистика: Учебный словарь-справочник. М.: Юристъ, 1999. 268с. 5.2. 5.3. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Изд-во БЕК, 1997. 342с. 5.4. 5.3. Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел: Справ, пособие/ Под ред. И.Н. Кожевникова. М.: ЭКЦ МВД России, 1992. 72с. 5.4. Ожегов СИ. Словарь русского языка. Около 53000 слов. Изд. 4-е стереотип. М.: АЗЪ, 2001. 768с. 5.5. 5.6. Справочная книга криминалиста/ Отв. ред. Н.А. Селиванов. М.: НОРМА, 2001. 727с. 5.7. 5.8. Трасология: Справочник криминалиста. Т.1. Гомеоскопия/ Авт.-сост.: Г.Н. Степанов, А.И. Бронников Волгоград: ВЮИ МВД России, 1997. 244с. 5.9. 224 Приложение 1 АНКЕТА для изучения уголовных дел о преступлениях, связанных с заведомо ложным сообщением об акте терроризма Уголовное дело № Архивный № (в суде) Суд района г. по статье УК РФ (УК РСФСР) Ф.И.О. обвиняемого (подсудимого) КРАТКАЯ ФАБУЛА ДЕЛА Орган, возбудивший УД Дата возбуждения Дата приостановления расследования Дата возобновления расследования Дата окончания расследования ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ 1. Время совершения преступления: 1.1. Дата совершения преступления 1.2. 1.3. Время поступления заведомо ложного сообщения 1.4. 1) 7-13; 2) 13-18; 3) 18-22; 4) 22-7 1.3. День недели 1) понедельник; 2) вторник; 3) среда; 4) четверг; 5) пятница; 6) суббота; 225 7)воскресенье 1.4. Месяц 1) январь; 2) февраль; 3) март; 4) апрель; 5) май; 6) июнь; 7) июль; 8) август; 9) сентябрь; 10) октябрь; 11) ноябрь; 12) декабрь 2. Объект готовящегося акта терроризма 2.1. Учебное заведение: I) школа, лицей; 2) техникум, колледж, профессиональное училище; 3) вуз 2.2. Жилой дом, общежитие 2.5. Место отдыха и развлечений (культурно-досуговые учреждения) 2.4. Торгово-складское предприятие (помещение) 2.5. 2.6. Открытая ярмарка 2.7. 2.8. Вокзал, аэропорт, станция метро 2.9. 2.7. Административное учреждение органов власти и управления (милиция, городская администрация и т.п.) 2.8. Промышленное предприятие 2.9. 2.10. Больница 2.11. 2.10. Парк, сквер 2.11. 2.12. Транспортное средство (автомобиль, самолет, подвижной состав железных дорог) 2.13. 2.14. Теле-, радиостанция (студия) 2.15. 2.16. Иной объект 2.17. 3. Содержание и характер сообщения 3.1. Наличие сведений о лице, сделавшем сообщение 1) сообщил полные сведения (Ф.И.О., адрес проживания) 2) 3) сообщил сведения частично 4) 5) сообщение анонимное 6) 3.2. Характер готовящегося акта терроризма 1) взрыв 2) 3) поджог 4) 226 3) иное 3.3. Формулировка сообщения 1) «на...(объекте) заложено взрывное устройство» 2) 3) «на... (объекте) заложена бомба» 4) 5) «...(объект) взорвется (произойдет взрыв)» 6) 7) «...объект заминирован» 8) 9) иное 10) 3.4. Наличие конкретных сведений 1) тип взрывного устройства (В У) 2) 3) мощность ВУ 4) 5) место установки ВУ 6) 7) цель готовящегося акта 8) 9) иное 10) 3.5. Предъявлялись ли требования (условия) для предотвращения готовящегося теракта 1) да ; 2) нет 3.6. 3.7. Длительность сообщения , (секунд) 3.8. 4. Способ совершения преступления 4.1. Способ передачи сообщения 1) по телефону 2) 3) письменное сообщение (письмо, записка) 4) 5) устно, лицом к лицу 6) 7) иным способом 8) 4.2. Действия по подготовке к совершению преступления 1) изготовление макета ВУ и его закладка на объект 2) 3) наметил (запланировал) объект угрозы 4) 5) наметил адресат, которому будет передано сообщение 6) 7) обдумал текст сообщения 8) 9) записал сообщение на аудионоситель 10) 11) написал сообщение (для письменного способа) 12) 227 7) иное 4.3. Действия по сокрытию преступления или своей причастности совершенному преступлению 1) изменение (искажение) голоса, почерка 2) 3) умышленный звонок из телефона-автомата 4) 5) умышленный звонок на телефон, не оборудованный АОН 6) 7) иное 8) 5. Место подготовки, совершения и сокрытия преступления 5.1. Адресат сообщения 1) милиция 2) 3) ФСБ 4) 5) организация (учреждение, фирма) 6) 3.1) руководителю фирмы; 3.2) служба безопасности фирмы; 3.3) сотруднику фирмы 4) частному лицу 5.2. Место совершения преступления (по телефону) 1) домашний телефон 2) 3) телефон предприятия, учреждения, организации 4) 5) телефон-автомат 6) 7) радиотелефон, мобильная связь 8) 9) не установлено 10) 5.3. Расположение телефона, с которого было передано сообщение 1) на объекте угрозы 2) 3) в пределах соседних улиц, зданий 4) 5) в пределах административного района 6) 7) значительная удаленность 8) 6. Субъективная сторона преступления 6.1. Цель заведомо ложного сообщения 228 1) дезорганизовать работу предприятия, учреждения, организации (нарушить учебный, производственный или иной трудовой процесс) 2) 3) причинить экономический ущерб предприятию, учреждению, организации 4) 5) сорвать проведение массового мероприятия (культурного, спортивного, религиозного, политического и т.п.) 6) 7) задержать отправление транспортного средства (автобуса, самолета, парохода, поезда) 8) 9) нарушить покой граждан 10) 11) причинить неудобства конкретному человеку 12) 13) оказать психологическое давление на конкретного человека (запугать его) 14) 15) иное 16) 17) четко выраженные цели отсутствуют 18) 6.2. Мотив совершения преступления 1) национальная, расовая, религиозная, политическая вражда 2) 3) нежелание учиться, работать 4) 5) месть 6) 7) ненависть 8) 9) ревность 10) 11) зависть 12) 13) хулиганские побуждения 14) 15) иное 16) 6.3. Умысел на совершение преступления 1) возник внезапно 2) 3) сформировался за несколько часов до совершения преступления 4) 5) план преступления вынашивался давно 6) 6.4. Объект угрозы выбран L) случайно 229 2) не случайно (преднамеренно) ХАРАКТЕРИСТРПСА ПРЕСТУПНРОСА 7. Пол 1) мужской; 2) женский 8. 9. Возраст 10. 1) до 14 лет 2) 3) 15-16 лет 4) 5) 17 лет 6) 7) 18-30 лет 8) 9) 31-45 лет 10) 11) свыше 45 лет 12) 9. Национальность 10. Отношение к работе, учебе 1) работающий (место работы, долхсность) 2) 3) учащийся школы (лицея) 4) 5) учащийся училища 6) 7) учащийся техникума (колледжа) 8) 9) студент ВУЗа 10) 11) временно не работающий 12) 13) постоянно не работающий (БОМЖ и БОМР) 14) 15) пенсионер по возрасту 16) 17) инвалид 18) 11. Образование 1) незаконченное среднее 2) 3) неполное среднее (8-9 кл) 4) 5) среднее (10-11 кл) 6) 7) средне-специальное 8) 9) средне-техническое 10) 11) незаконченное высшее 12) 230 7) высшее 12. Характеристика по месту жительства © 1) положительная 2) отрицательная 13. Характеристика по месту работы (учебы) 1) положительная 2) 3) отрицательная 4) 14. Содержание характеристик 14.1. Психологические качества 1) волевой, решительный 2) 3) безвольный Ф 3) агрессивный 4) 4) спокойный 5) 6) эмоционален 7) 8) неэмоционален 9) 10) общителен 11) 12) малообщителен, замкнут 13) 14) сдержанный 15) 10) импульсивный © 14.2. Поведенческие качества и ; i дисциплинирован и ; i недисциплинирован и ; честен и ; 1 ЛЖИВ 1 5; i в общении тактичен, корректен w 1 в общении иногда несдержан 1 7' I в общении конфликтен 1 8 1 лидер 1 9 1 склонен к лидерству 231 20) конформен 21) 22) склонен к хулиганским действиям 23) 24) иное 25) 15. Отношение к алкоголю 1) не пьет вообще 2) 3) выпивает иногда 4) 5) злоупотребляет алкоголем 6) 7) хронический алкоголик 8) 16. Состоит ли на учете у нарколога 1) да 2) 3) нет 4) 17. Психическое развитие и состояние 1) психически развит и полноценен 2) 3) отставание в психическом развитии 4) 5) страдает психическим расстройством или заболеванием 6) 18. Ранее привлекался 1) к административной ответственности (по ст. КоАП) 2) 3) к уголовной ответственности (ст. УК, мера наказания) 4) 5) ранее не судим 6) 7) сведений нет 8) 9) иное 10) 19. Связь преступника с объектом угрозы 1) учится в данном учебном заведении 2) 3) работает на данном предприятии, в учреждении или организации 4) 5) постоянно проживает в данном доме, общежитии 6) 7) временно проживает в данном общежитии, гостинице 8) 9) с объектом угрозы не связан 10) 20. Преступление совершил 20.1. (состояние) 232 1) в нормальном состоянии 2) 3) в состоянии алкогольного опьянения 4) 5) в состоянии токсического опьянения 6) 7) в состоянии наркотического опьянения 20.2. (количество преступников) 8) 1) один 2) 3) в составе группы (организатор, подстрекатель, пособник, исполнитель 4) 21. Повторность совершения преступления (по данному уголовному делу) 1) совершено одно преступление (ст.207 УК РФ) 2) 3) совершено преступлений (ст.207 УК РФ) 4) 5) совершено другое преступление 6) 22. Разрыв во времени между совершением преступлений 1) в те же сутки 2) 3) через несколько дней 4) 5) спустя несколько месяцев 6) ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОИЗВОДСТВО РАССЛЕДОВАНИЯ 23. Произведена ли фонозапись сообщения 1)да 2) нет 24. Производилась ли проверка сообщения 1) да 2) нет 25. Время от поступления сообщения до начала проверки 1) 5-15 мин 2) 3) 15-30 мин 4) 5) 0.5-1 час 6) 7) 1-3 часа 8) 9) свыше 3- часов 10) 26. Продолжительность поисковых мероприятий 233 1) до 30 мин 2) 0.5-1 час 3) 4) 1-3 часа 5) 6) свыше 3- часов 7) 27. Производились ли эвакуационно-заградительные мероприятия 1) да 2) нет 28. Кто производил поиск ВУ 1) ИТГ ОМОН 2) 3) специалисты ФСБ 4) 5) саперы Вооруженных сил 6) 7) специалисты МЧС 8) 9) иные специалисты 10) 29. Применение служебно-розыскных собак для поиска 1) да 2) нет 30. Применение технико-криминалистических средств поиска I) да : 2) нет 31. Обнаружен макет (муляж) ВУ 1) да 2) нет 32. Оформление результатов проверки сообщения 1) протокол ОМП 2) 3) рапорт 4) 5) акт осмотра (обследования) 6) 7) иной документ 8) 33. Решение о возбуждении уголовного дела принято после поступления сообщения в сроки 1) в течение суток 2) 3) до 3-х суток 4) 5) до 10 суток 6) 7) свыше 10 суток 8) 234 34. Место совершения преступления установлено 1) с помощью АОН 2) 3) запрос на ГТС, МТС 4) 5) очевидцы, свидетели 6) 7) в результате ОРМ 8) 9) явка с повинной 10) 11) иное 12) 35. Осмотр места совершения преступления 35.1. Производился 1) да 2) нет 35.2. После получения сообщения спустя 1) до 15 мин 2) 3) 15-30 мин 4) 5) 0.5-1 час 6) 7) 1-3 часа 8) 9) свыше 3 часов 10) 11) свыше суток 12) 35.3. Участники осмотра 1) следователь 2) 3) эксперт-криминалист 4) 5) сотрудник ОУР 6) 7) участковый уполномоченный 8) 9) понятые 10) 11) иные лица 12) 35.4. При осмотре применялись технико-криминалистические средства 35.5. 35.6. При осмотре обнаружены следы 35.7. 35.8. Изъяты 35.9. 35.10. Ничего не обнаружено и не изъято 35.11. 35.12. Способы фиксации результатов осмотра 35.13. 235 1) протокол составлен полно 2) 3) протокол составлен кратко, не полно 4) 5) имеется фототаблица 6) 7) имеются планы, схемы 8) 35.9. Использование результатов осмотра 1) по результатам осмотра допрашивались свидетели 2) 3) назначены судебные экспертизы 4) 5) обнаруженные доказательства предъявлялись в ходе допроса 6) 7) изъятое при осмотре утрачено в ходе расследования 8) 9) иное 10) 36. Подозреваемый задержан 1) на месте передачи сообщения 2) 3) по горячим следам 4) 5) в течение суток 6) 7) до 3-х суток 8) 9) свыше 3-х суток 10) 37. Установление подозреваемого 1) указали очевидцы, свидетели 2) 3) в результате ОРМ 4) 5) явка с повинной 6) 7) использование криминалистических учетов 8) 9) иное 10) 38. Кто установил подозреваемого 1) следователь 2) 3) сотрудники ОУР 4) 5) сотрудники ОППН 6) 7) УУМ 8) 9) сотрудники ФСБ 10) 11) иные лица 12) 236 39. Подозреваемый задерживался по ст.91 (122) УПК РФ (РСФСР) 1)да 2) нет Ф 40. Допрос подозреваемого 40.1. После совершения преступления по прошествии 1) до 3-х часов 2) 3) до 1-х суток 4) 5) 1-3- суток 6) 7) 3-10 суток 8) 9) свыше 10 суток 10) 11) свыше 1 месяца 12) 40.2. Участники допроса ® 1) защитник 2) 3) прокурор 4) 5) переводчик 6) 7) специалист 8) 9) педагог 10) 11) законный представитель 12) 13) иные 14) 40.3. Результат допроса е 1) признал себя виновным на первом допросе без предъявления доказательств 2) 3) признал себя виновным на первом допросе после предъявления доказательств 4) 5) не признал себя виновным 6) 7) признал себя виновным на допросе 8) 5) признал себя виновным после другого следственного действия ® 41. Допрос потерпевшего 41.1. Производился 1)да 2) нет 237 41.2. После совершения преступления по прошествии 1) до 3-х часов 2) 3) до 1-х суток 4) 5) 1-3- суток 6) 7) 3-10 суток 8) 9) свыше 10 суток 10) 41.3. Допрашивался раз 41.4. 41.5. Повторные допросы (да, нет) вызваны 41.6. 1) противоречиями в собранных доказательствах 2) 3) вновь открывшимися обстоятельствами 4) 5) неполнотой первого допроса 6) 7) иными обстоятельствами 8) 41.5. Показания потерпевшего 1) сообщает сведения о возможном подозреваемом 2) сообщает сведения о приметах голоса (речи) преступника 3) никаких значимых сведений не сообщает 4) 5) иное 6) 42. Выявление и допрос свидетелей 42.1. Выявлены и допрошены очевидцы преступления 1) да 2) нет 42.2. 42.3. Результаты допросов свидетелей и очевидцев 42.4. 1) сообщили сведения об обстоятельствах получения сообщения 2) 3) сообщили сведения о приметах преступника (внешности, голоса, речи) 4) 5) указали, место совершения преступления 6) 7) указали пути прихода и ухода преступника 8) 9) иное 10) ® 43. Опознание подозреваемого 43.1. Производилось 1)да 2) нет 238 43.2. По признакам 1) внешности 2) 3) по фотоальбомам, видеоизображениям 4) 5) голоса, речи 6) 7) по фонозаписям 8) 43.3. Результат опознания 1) опознан категорично 2) 3) опознан вероятно 4) 5) не опознан 6) 44. Обыск 44.1. Производился 1) по месту жительства подозреваемого (обвиняемого) 2) 3) по месту работы подозреваемого (обвиняемого) 4) 5) по месту учебы подозреваемого (обвиняемого) 6) 7) не производился 8) 44.2. Обнаружены и изъяты . 44.3. 44.4. Ничего не изъято 44.5. 45. Выемка 45.1. Производилась 1)да 2) нет 45.2. Результативность 46. Изъятие (получение) образцов для сравнительного исследования 46.1. Производилось I) да 2) нет 46.2. Изъяты образцы 47. Назначение и производство экспертиз 47.1. Назначалась 1)да 2) нет 47.2. Производилась 239 t) да 2) нет 47.3. Вид экспертизы 47.4. 47.5. Исследуемые объекты 47.6. 47.7. Результаты экспертизы 47.8. 1) вопросы решены по существу 2) 3) вывод о невозможности решения вопросов по существу 4) 5) категоричный положительный вывод 6) 7) категоричный отрицательный вывод 8) 9) вероятностный положительный вывод 10) 47.6. Использование результатов экспертизы 1) использовались для изобличения преступника в ходе допроса 2) 3) использовались для установления и розыска преступника 4) 5) не использовались 48. Выемка 6) 48.1. Производилась I) да 2) нет 48.2. Если не проводилась, то была ли в ней необходимость 1) да 2) нет 48.3. С кем проводилась 48.4. 48.5. Результативность 48.6. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ (ошибки, допущенные в ходе расследования) 240 Приложение 2 Диаграмма 1 Способы заведомо ложного сообщения об акте терроризма 3,60 % 0,40% ? по телеф ону Ш в письм енной форме ? по домо фону ? ? неп осред ствен но ? 95,60% 241 (•> Диаг рамм а 2 Типи чные объек ты посяг атель ства при завед омо ложн ом сооб щени и об акте терро ризм а 9,2% 56,2% 8,0°/о 14,6% <•> ЕЭ учебное заведен ие Ш жилой дом Ш места отдыха Ш торгов о- складс кие объект ы D вокзал ы О здания органо в власти ? иные объект ы <•> © 242 Диаграмма 3 Распределение количества заведомо ложных сообщений об акте терроризма по времени суток 04% 32,10 % Ш7.00- 13.00 D 13.00 - 18.00 Н 18.00 - 22.00 ? 22.00 -7.00 243 Диаграмма 4 Распределение основных объектов посягательства в зависимости от времени суток 80,00 % 70,00 % 60,00 % 50,00 % 40,00 % 30,00 % 20,00 % 10,00 % 0,00% Ш учебны е заведен ия Ш жилые дома Ш места отдыха и развле чений Ш иные объекты 7.00- 13.00 13.00 - 18.00 18.00 - "22.0 0 22.00- 7.00 244 ® Диаг рамм а 5 Коле бания коли честв а посяг атель ств на основ ные объек ты по дням недел и <•> —Ш— учебны е заведен ия жилые дома Ф © 245 Диаграмма 6 Динамика количества заведомо ложных сообщений об акте терроризма по месяцам года янв. февр. март апр. май июнь июль авг. сент. окт. нояб. дек. 246 Приложение 3 Таблица 1 Зависимость количества заведомо ложных сообщений о готовящемся взрыве от времени суток и объекта, % Объекты угроз взрыва 7.00-13.00 ч 13.00-18.00 ч 18.00-22.00 ч 22.00-7.00 ч Учебные заведения, из них: 74,67 59,93 20,65 4,65 школы, лицеи 55,61 52,43 20,65 3,49 техникумы, колледжи 16,19 5,24 0 1,16 институты, университеты 2,87 2,26 0 0 Жилые дома 5,74 5.99 4,78 50,0 Здания органов власти и управления 2,61 2,25 6,52 4,65 Вокзалы, станции метро 1,83 4,49 10,87 9,30 Места отдыха и развлечений (культурно- досуговые учреждения) 2,61 10,49 13,04 18,60 Торгово-складские учреждения 4,70 7,49 3,25 2,33 Парки, скверы, мемориалы 1,83 0,75 1,08 0 Автотранспорт 0,52 0 1,08 3,49 Больницы 1,30 2,62 3,26 2,33 Теле-, радиостанции 1,04 0,75 1,08 0 Промышленные предприятия 2,11 2,62 2,17 1,16 Иные объекты 1,04 2,62 2,22 3,49 Всего сообщений 46,04 32,10 11,06 10,80 Таблица 2 Зависимость количества заведомо ложных сообщений о готовнщемся взрыве от объекта по дням недели, °Л> О&ьекты угроз взрыва Пи Вт Ср Чт Пт Сб Вс Учебные заведения, из них: 58,65 62,69 67,08 58,50 57,26 42,31 18,52 - школы, лицеи 48,12 48,50 55,90 44,22 45,96 33,33 14,81 - техникумы, колледжи 9,77 8,96 11,18 10,88 8,87 6,41 3,71 - институты, университеты 0,76 5,23 0 3,40 2,43 2,57 0 Жилые дома 15,03 11,94 7,45 14,29 10,48 16,67 33,33 Здания органов власти и управления 2,26 0,75 1,86 3,40 6,45 5,12 3,70 Вокзалы, станции метро 3,76 2,99 3,72 5,44 4,84 3,85 9,26 Места отдыха и развлечений (культурно-досуговые учреждения) 6,02 5,22 5,59 7,48 8,87 12,82 18,51 ТоргОво-складские учреждения 4,51 8,21 з,ю 3,40 0,81 10,25 12,97 Парки, скверы, мемориалы 0 2,23 1,24 0,68 0,81 2,57 1,86 Автотранспорт 1,50 0 1,24 1,36 1,61 1,28 0 Больницы 1,50 1,49 1,86 2,04 3,23 3,85 0 Теле-, радиостанции 1,50 0 1,86 0,68 0,81 1,28 0 Промышленные предприятия 3,76 0,75 3,14 1,37 1,6 0 1,85 Иные объекты 1,51 3,73 1,86 1,36 3,23 0 0 Всего сообщений 16,11 16,11 19,35 17,67 14,90 9,37 6,49 Таблица 3 Зависимость количества заведомо ложных сообщений о готовящемся взрыве от объекта по месяцам года, % Объекты угроз взрыва янв февр март Апр май инж иодл авг Учебные заведения, из гак: 73,07 62,71 57.14 52.24 63,01 27,78 8,89 5,00 школы, лицеи 61,54 49,15 42,86 47,76 54,79 19,44 6,67 5,00 техник)Л1Ы, колледжи 7,68 10,17 10.71 2.99 8,22 5,56 0 0 институты, университеты 3,85 3,39 3,57 1.49 0 2,78 2,22 0 Жилые дома 3,85 10,17 14,28 10.45 9,59 13,89 26,67 5,00 Здашм органов власти и управления 0 6,78 5,36 2,99 0 0 8,89 10,00 Вокзалы, станции метро 7,69 3,38 0 7,46 4.11 2,78 11,11 20,00 Месга отдыха и развлечений (кулыурно- досутовые у^греждения) 0 3,38 5,36 19,40 9,59 16,67 22,22 5,00 Торгово-складские учреждения 7,69 3,38 8,93 а 1.37 11,11 11,11 35,00 Парки, скверы, мемориалы 0 8,47 0 Q 2,74 0 0 5,00 Автотранспорт 0 0 3,57 1,49 2,74 11,11 0 0 Больницы 0 1,73 0 2,99 4.11 5,55 2,22 0 Тме-, радиостанции 0 0 0 1,49 1.37 0 2,22 0 Промышленные предприятия 7,70 0 3,57 0 0 2,78 2,22 10,00 249 Объекты угроз взрыва янв ?евр март аир май июн ИШ1 авг Иные объекты 0 0 1,79 1,49 1,37 8,33 4,45 5,00 Всего сообщений; 3,12 7,09 6,71 8,05 8,77 4,33 5,41 2,40 250 Приложение 4 ФОРМУЛЯР ПРИЕМА СООБЩЕНИЯ (о готовящемся акте терроризма) «__» 200__г. Время: часов минут Длительность разговора Место приема сообщения Телефон, по которому получено сообщение __ Телефон исходящего звонка (если стал известен) Дословное содержание сообщения Перечень вопросов 1. Кто звонит? 2. 3. Откуда вы звоните? 4. 5. Где именно находится взрывное устройство? 6. 7. Когда оно должно взорваться? 8. 9. Какого типа взрывное устройство, предполагаемая мощность взрыва? 10. 11. Как оно выглядит? 12. 13. Кто установил взрывное устройство? 14. 15. Почему? 16. 17. На каких условиях можно избежать применения взрывного устройства? 18. Дополнительно полученные данные 251 (Далее необходимые данные и характерные особенности подчеркиваются) Общие данные о звонившем Пол: мужской, женский, не определен Возраст: взрослый, детско-юношеский, не определен Гол©с высокий, средний, низкий тихий, средней силы, громкий хриплый, гнусавый, нормальный Речь быстрая, нормальная, медленная спокойная, возбужденная, агрессивная, веселая, плачущая внятная, невнятная (нечеткая) Особенности речи и обстоятельств передачи сообщения шепелявость, непроизношение «р», иной дефект произношения с присвистом, с покашливанием, с глубоким дыханием акцент диалект звонивший явно «дурачился» речь явно психически больного речь пьяного передавалась явно магнитофонная запись текста речь знакомого человека (кого) = = иные особенности речи иные обстоятельства передачи сообщения 252 Голос звонившего был на фоне шума улицы (гула автотранспорта) производственного шума (станков) шума офисного оборудования (принтера, пишущей машинки) бытового шума (звуков телевизора, радио и т.п.) голосов других лиц шума железнодорожного транспорта иного шума (какого) отсутствия посторонних шумов Сообщение принял Сообщение передано 253 Приложение 5 Примерная инструкция о порядке действий и должностных обязанностях сотрудников органов внутренних дел при получении сообщения об угрозе взрыва1 При получении сообщения о готовящемся акте терроризма (готовящемся взрыве) дежурный по органу внутренних дел: • как можно дольше продолжает разговор, заполняет Формуляр приема сообщения, контролирует обеспечение аудиозаписи телефонного разговора с абонентом на магнитную ленту; • • записывает в журнал учета информации точную дату и время получения сообщения, а также его дословное содержание; • • немедленно сообщает о звонке руководству ОВД, дежурному по ГУВД области, в комитет (комиссию) по чрезвычайным ситуациям района (города), а в случае поступления сообщения с угрозой взрыва режимного объекта — дежурному территориального управления ФСБ; • • направляет на объект, подвергшийся угрозе взрыва, специалистов по обнаружению и обезвреживанию взрывоопасных объектов (инженерно- технического подразделения ОМОН, ФСБ, военно-инженерных частей • Настоящая инструкция разработана на основе следующих трудов: Аполлонов А.Ю. Методические рекомендации по действию сотрудников ОВД при обнаружении взрывньк устройств, осмотре места взрыва и подготовке материалов для назначения взрывотехнических экспертных исследований. М., 1995; Волынский В.А., Галахов С.С. Криминальные взрывы. Основы оперативно-розыскной деятельности по борьбе с преступлениями террористического характера. М., 2002; Моторный И.Д. Взрывные устройства: криминалистические методы и средства их обнаружения, обезвреживания, осмотра места взрыва: Лекция. М., 2000; Галахов С.С, Голубовский В.Ю., Горшков А.А., Колотушкин СМ. Поиск взрывных устройств и правила обращения с ними в случае их обнаружения: основы организации деятельности (для оперативного состава органов внутренних дел): Учеб. пособие. СПб., 2000; Дильдин Ю.М., Семенов А.Ю., Шмырев А.А. Взрывы и обнаружение взрывных устройств (вопросы организации и методики работы): Метод, рекомендации. М., 1991; Жевлакович И., Полежаев А., Савелий М. Чрезвычайные мероприятия при обнаружении взрывных устройств, взрывчатых веществ или зажигательных механизмов // Профессионал. 1999. № 4 (30). 254 вооруженных сил и т.п.), а также наряды патрульно-постовой службы, вневедомственной охраны; • направляет на объект, подвергшийся угрозе взрыва, следственно- оперативную группу; • • связывается с администрацией «заминированного» объекта и обеспечивает эвакуацию людей из опасной зоны до прибытия специалистов-взрывотехников; • • решает вопрос о необходимости привлечения медицинской, аварийно- спасательной и коммунальной служб, для оказания помощи гражданам в случае взрыва; • • принимает меры к установлению и проверке конкретного телефона, с которого было передано сообщение о готовящемся акте терроризма, организует поиск, преследование и задержание преступника по «горячим следам»; • • периодически уточняет складывающуюся обстановку и ориентирует сотрудников органов внутренних дел о приметах преступника (если имеется соответствующая информация). • Руководитель следственно-оперативной группы (СОГ) по прибытии на объект угрозы взрыва: • знакомится с обстановкой места происшествия, заслушивает сообщения ранее прибывших сотрудников милиции, уясняет сложившуюся ситуацию; • • определяет содержание, порядок и последовательность проведения следственных действий, оперативно-розыскных и поисковых мероприятий на месте происшествия, необходимость и порядок эвакуации людей (если они еще не эвакуированы) и оцепления объекта; • • с помощью представителей администрации объекта, ЖЭУ и т.п. получает информацию о расположении помещений и коммуникаций, площади каждого помещения, степени свободы доступа в помещения, степени • 255 насыщенности помещении предметами обстановки, оборудованием, электронными устройствами и электрическими приборами; обеспечивает эвакуацию граждан с территории объекта, по возможности, с составлением списков эвакуируемых лиц (в целях обеспечения безопасности необходим осмотр маршрутов и конечного пункта эвакуации людей); обеспечивает оцепление объекта на безопасном расстоянии (на открытой местности - не менее 300 м; при наличии экранирующих капитальных стен и других прочных преград - не менее 50 м; безопасное расстояние уточняется специалистами); решает вопрос о необходимости отключения газо-, водо-, электроснабжения объекта с целью снижения вторичных поражающих факторов возможного взрыва, выясняет расположение мест складирования опасных и вредных веществ для их дополнительной защиты; организует полномасштабный осмотр объекта угрозы с целью поиска взрывного устройства (осмотр проводится в административно- правовой форме силами специалистов, сотрудников милиции, сотрудников службы безопасности); в случае обнаружения подозрительного предмета, подозреваемого на наличие взрывоопасных вложений, организует эвакуацию из зоны обнаружения всех лиц, кроме специалистов-взрывотехников, силами которых производится специальное взрывотехническое обследование; если взрывное устройство не обнаружено, а в сообщении о готовящемся взрыве названо конкретное время взрыва, контролирует, чтобы не позднее чем за 10-15 минут до указанного срока объект покинули все члены следственно-оперативной группы; принимает решение о необходимости проведения следственного осмотра места происшествия (только после предварительного осмотра объекта, обезвреживания или уничтожения подозрительных предметов!); 256 приглашает понятых, определяет границы и порядок проведения осмотра, разъясняет права и обязанности лицам, участвующим в осмотре, непосредственно производит осмотр, составляет протокол осмотра места происшествия, вычерчивает необходимые планы, схемы, проводит другие неотложные следственные действия; руководит действиями сотрудников следственно-оперативной группы, дает поручения о проведении необходимых неотложных оперативно- розыскных мероприятий; периодически информирует дежурную часть ОВД о складывающейся обстановке и данных о личности преступника, полученных в ходе осмотра и предварительного исследования обнаруженных следов. Оперуполномоченный уголовного розыска: знакомится с обстоятельствами происшедшего события; при необходимости оказывает помощь в эвакуации людей, имущества, документов; выявляет свидетелей, очевидцев, лиц, располагающих какой- либо информацией о происшедшем событии или преступнике; осуществляет скрытое наблюдение за пределами оцепления с целью возможного выявления лиц, причастных к ложному сообщению о готовящемся взрыве (при серийных угрозах взрывами рекомендуется фотографирование или проведение видеозаписи с целью идентификации лиц, неоднократно появляющихся в местах подобных происшествий); встречается с внештатными сотрудниками и иными помощниками милиции и ориентирует их на сбор информации о происшедшем событии и личности преступника; принимает меры к выявлению подозрительных предметов; проверяет на причастность к совершенному преступлению лиц, ранее судимых за аналогичное преступление, склонных к хулиганским действиям, 257 характеризующихся отрицательно по месту работы и жительства и могущих иметь мотив для совершения преступления; периодически информирует следователя о полученных данных, могущих иметь значение для расследования преступления и установления преступника; выполняет иные поручения следователя. Специалист-взрывотехник, приглашенный для осмотра: знакомится с обстановкой места происшествия, дословным содержанием поступившего сообщения об угрозе взрыва, уясняет сложившуюся ситуацию; анализирует информацию о расположении помещений и коммуникаций, площади каждого помещения, степени свободы доступа в помещения, степени насыщенности помещений предметами обстановки, оборудованием, электронными устройствами и электрическими приборами; помогает следователю определить порядок и последовательность проведения поисковых мероприятий на месте происшествия, применения необходимых средств и методов поиска; в случае принятия решения об эвакуации людей определяет безопасное расстояние и непосредственно осматривает место, в которое будут эвакуированы люди, на предмет обнаружения взрывоопасных объектов; при наличии приданных сил (сотрудников службы безопасности объекта и т.п.) проводит их инструктаж о порядке, последовательности, методах поиска и действиях в случае обнаружения подозрительного предмета; непосредственно проводит предварительный осмотр объекта и поиск взрывного устройства; в случае обнаружения подозрительного предмета проводит его специальное взрывотехническое обследование и при обнаружении взрывного устройства по согласованию с руководителем следственно-оперативной группы — его обезвреживание; 258 помогает следователю в осмотре, описании и изъятии обнаруженного макета взрывного устройства или обезвреженного ВУ; дает следователю необходимые пояснения, оказывает иную консультативную помощь. Специалист-криминалкст: участвует в осмотре места происшествия; принимает необходимые меры по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению следов преступления; оказывает помощь следователю в описании следов и объектов, обнаруженных в ходе осмотра; проводит возможные предварительные исследования обнаруженных следов и объектов на месте происшествия с целью получения диагностических данных об обстоятельствах события и личности преступника; в пределах своей компетенции дает следователю необходимые пояснения; помогает следователю надлежащим образом упаковать изъятые объекты; оказывает необходимую консультативную помощь (по формулированию вопросов, выносимых на разрешение экспертизы, и т.д.). Участковый уполномоченный милиции: знакомится с обстоятельствами произошедшего события; принимает меры по охране места происшествия до прибытия следственно- оперативной группы; информирует дежурную часть ОВД о полученной первоначальной информации и принятых мерах; по указанию руководителя СОГ оказывает помощь в эвакуации людей, имущества, документов; 259 • по указанию руководителя СОТ участвует в выставлении оцепления вокруг объекта и принимает меры к недопущению посторонних лиц на место Ф происшествия; • совместно с сотрудником уголовного розыска выявляет свидетелей, очевидцев, лиц, располагающих какой-либо информацией о происшедшем событии или преступнике; • • встречается с внештатными сотрудниками и иными помощниками милиции и ориентирует их на сбор информации о происшедшем событии и личности преступника; • • проверяет на причастность к совершенному преступлению лиц, ранее судимых за аналогичное преступление, склонных к хулиганским действиям, • „ж характеризующихся отрицательно по месту работы и жительства и могущих иметь мотив для совершения преступления; • совместно с сотрудником уголовного розыска принимает меры к выявлению подозрительных предметов; • • периодически информирует следователя о полученных данных, могущих иметь значение для расследования преступления и установления преступника; • • выполняет иные поручения следователя. • «t 260 Приложение 6 Памятка сотруднику предприятия, учрезвдения, организации о действиях при получении сообщения об угрозе взрыва1 В момент получения сообщения по телефону: • зафиксируйте время начала разговора; • • если телефон оборудован аппаратурой записи переговоров, убедитесь, что аппаратура включена; • • в ходе беседы с террористом, если ваш телефон не оборудован аппаратурой АОН или номер не определился, попросите своих коллег, присутствующих при разговоре, связаться с телефонной станцией, дежурной службой УВД или ФСБ с целью установления номера телефона и местонахождения абонента; • • сохраняйте спокойствие и выдержку! Если террорист решился на телефонный звонок, то в любом случае небезосновательно можно предположить, что он хочет вызвать панику и страх, не допустите этого; • • будьте вежливым и внимательным, не перебивайте звонящего, подавите в себе неприязнь к террористу, не реагируйте на возможные оскорбления; • • постарайтесь максимально затянуть по времени разговор с террористом, с целью получения максимума информации о звонящем; • • попросите позвонившего повторить сообщение, попытайтесь задать дополнительные вопросы (см. Формуляр приема сообщения); • Настоящая памятка разработана на основе следующих трудов: Луценко В.В., Моторный И.Д. Антибомбинг - гражданские технологии противодействия бомбовому терроризму: Практическое руководство. М., 2000; Моторный И.Д. Теоретико-прикладные основы применения средств и методов криминалистической взрывотехники в борьбе с терроризмом: Моногр. М., 1999; Полежаев А., Савелий М. Организация реагирования на угрозу закладки бомб // Профессионал. 2000. №3 (35); Некоторые рекомендации по переговорам с террористами по телефону // Борьба с преступностью за рубежом. 1994. № 7; Жевлакович И., Полежаев А., Савелий М. Чрезвычайные мероприятия при обнаружении взрывных устройств, взрывчатых веществ или зажигательных механизмов // Профессионал. 1999. № 4 (30). 261 запишите дословно текст сообщения (в Формуляр или на чистый лист бумаги); во время разговора обращайте внимание не только на само сообщение, но и на признаки голоса и речи абонента, а также на сопутствующие неречевые сигналы (см. Формуляр приема сообщения); если абонент прервал разговор, положите трубку рядом с телефонным аппаратом - канал связи будет сохраняться еще некоторое время, в течение которого можно установить телефон, с которого был исходящий звонок; зафиксируйте время окончания разговора; зафиксируйте номер телефона, по которому получено сообщение, и свои установочные данные. Если сообщение получено в письменном виде (письмо, записка): не прикасаясь больше руками к письму, пинцетом или другим подручным предметом аккуратно переместите его в бумажный или полиэтиленовый пакет; в отдельную упаковку с соблюдением тех же правил поместите конверт; запрещается: делать какие-либо пометки на письме, сгибать его (кроме как по имеющимся линиям сгиба), оказывать на письмо иное воздействие, могущее изменить физические или химические свойства бумаги. После получения сообщения: поставьте в известность о полученном сообщении руководство предприятия, учреждения, организации и службу безопасности (если таковая имеется); сообщите о полученной информации в дежурную часть органа внутренних дел или территориальное управление Федеральной службы безопасности; во избежание распространения слухов и паники никому, кроме руководства, представителей службы безопасности и правоохранительных органов, не рассказывайте о случившемся; 262 • выполняйте дальнейшие указания сотрудников службы безопасности и правоохранительных органов. Руководитель предприятия, учреждения, организации или службы безопасности: • опрашивает сотрудника, который непосредственно принимал сообщение об угрозе взрыва, и получает информацию о содержании и характере самого сообщения, признаках речи и голоса звонившего, сопутствовавших разговору неречевых сигналах, характере телефонного звонка, продолжительности разговора, полученных дополнительных данных об угрозе взрыва или личности позвонившего; • • сообщает полученную информацию в дежурную часть ОВД или территориального управления ФСБ; • • до прибытия сотрудников правоохранительных органов обеспечивает выполнение всех указаний и инструкций, полученных от них по телефону; • • . по указанию оперативного дежурного ОВД (ФСБ) организует эвакуацию людей из здания (сооружения)1; • предлагает всем сотрудникам перед эвакуацией выключить электроприборы, оргтехнику, осмотреть свои рабочие места, кабинеты на наличие посторонних предметов и забрать с собой одежду, сумки, пакеты и другие личные вещи; • • по указанию сотрудников правоохранительных органов обеспечивает отключение энергоснабжения, газа, воды, отопления; • • готовит для сотрудников ОВД (ФСБ) документацию с. подробными планами здания, помещений, сооружений, коммуникаций; • 1 Во избежание распространения паники предлогом к эвакуации может служить учебная тревога по линии гражданской обороны. Ф ^ 263 • выпо лняет дальн ейши е указа ния приб ывши х сотру дник ов прав оохр аните льны х орган ов, предс тавля ет требу емые доку мент ы, дает необх одим ые поясн ения, оказ ывает иную консу льтат ивну ю помо щь. В случа е обна руже ния подоз рител ьных пред метов до приб ытия специ алист ов- взры вотех ииЕг ов: • эваку иров ать люде й из зоны обна руже ния пред мета; о запре щаетс я: - пр икаса ться к пред мету; - - ок азыва ть на пред мет какое -либо меха ничес кое, хими ческо е, тепло вое, звуко вое и иное возде йстви е, а также прек раща ть имею щееся возде йстви е; - - пе ререз ать пров ода, верев ки и иные соеди нител ьные элеме нты, котор ыми пред мет связа н с объек тами окру жаю щей обста новки ; - - по льзов аться вблиз и пред мета ради остан циям и, сотов ыми телеф онам и и иным и средс твами ради освяз и. - -