lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Юсупова, Саният Юнусовна. - Основания и порядок прекращения уголовных дел на предварительном следствии и дознании в связи с изменением обстановки: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 171 с. РГБ ОД, 61:03-12/704-4

Posted in:

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

Юсупова Саният Юнусовна

ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ПРЕКРАЩЕНИЯ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

И ДОЗНАНИИ В СВЯЗИ С ИЗМЕНЕНИЕМ ОБСТАНОВКИ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика и су- дебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

шш дай

Научный руководитель: “”*

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор В.П.Божьев

МОСКВА - 2002

УЧЁНЫЙ СЕКРЕШЬ АКАДЕМИИ МВД .?.

2 СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3-15

ГЛАВА 1. Общие положения о прекращении уголовных дел в ходе предварительного расследования в связи с изменением обстановки

1.1. Развитие законодательства о прекращении уголовных дел в связи с изменением обстановки 16-35 1.2. 1.3. Основания и предпосылки прекращения уголовных дел в связи с” изменением обстановки и пути ее оптимизации 36-67 1.4. 1.3. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки 68-104

ГЛАВА 2. Обеспечение прав и законных интересов личности в связи с прекращением уголовного дела по ст.26 УПК РФ

2.1. Обеспечение прав и законных интересов личности при прекращении уголовных дел в стадии предварительного расследования в связи с изменением обстановки , 105-125 2.2. 2.3. Вопросы возмещения материального ущерба и компенсации мо-рального вреда, причиненного преступлением в связи с прекращением уголовного дела ввиду изменения обстановки 126-143 2.4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 144-147

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 148-162

ПРИЛОЖЕНИЕ 163 -171

о

1

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В последнее время произошли за- метные изменения в социально-политической и духовной жизни страны, что обусловило в свою очередь соответствующие коренные преобразования во всех сферах человеческой деятельности, смену приоритетов социальных ценностей. В ходе острых дискуссий, постоянно возникавших между представителями различных политических движений, социальных групп, идеологий наметились основные направления предстоящих реформ. Идея изменения социальных ценностей в пользу конкретного человека, а не государства, была с одобрением воспринята большинством членов общества. В этой связи перед российскими правоведами встала актуальная задача - определить степень осуществления этого положения, разработать и реализовать новую правовую концепцию, суть которой заключается в признании прав и свобод человека и гражданина непосредственно действующими, определяющими смысл, содержание и применение законов1.

Значительная роль в этом принадлежит юридической науке, которая призвана теоретически разрабатывать формы и методы деятельности органов дознания и предварительного следствия, глубоко, и всесторонне обобщать накопленный положительный опыт в расследовании уголовных дел, вскрывать наиболее распространенные недостатки, давать рекомендации по правильному и эффективному применению законодательных норм.

Среди проблем, подлежащих дальнейшей разработке в области уголовного процесса, занимают проблемы, относящиеся к дознанию и предварительному следствию - одной из центральных стадий уголовного процесса, задачами которой остается быстрое и полное’раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона. К числу

Дорошков В. В. Частное обвинение: правовая теория и судебная практика. М. Издательство Норма. 2000. С.З

4 важных для этой стадии не перестает быть вопрос о прекращении уголовного дела, означающий завершение производства по делу без направления его в суд. На практике прекращением заканчивается расследование большого количества уголовных дел (19,9 % от общего количества оканчиваемых производством дел)1. Это подтверждает обоснованность взгляда на прекращение уголовного дела как на одну из правомерных форм окончания расследования, хотя на практике довольно широко распространен взгляд на расследование прекращаемых дел, как на второстепенную работу, и господствующим пока- зателем в оценке труда следователей нередко признается количество дел, на- правленных в суд с обвинительным заключением.

На самом деле, принципиальных различий между расследованием тех и других уголовных дел нет и не должно быть. Законное и обоснованное прекращение уголовных дел призвано служить своеобразной преградой к поступлению в суд материалов, которые не должны быть предметом судебного разбирательства, поскольку в процессе предварительного расследования устанавливается, что не было совершено преступление или имеются условия для освобождения лица, совершившего уголовно-наказуемое деяние, от уголовной ответственности.

При сохранении строгой ответственности за совершение опасных и тяжких преступлений, на наш взгляд, совершенно справедливо осуществляется смягчение уголовной ответственности или замена уголовного наказания иными мерами правового характера в случаях совершения преступлений, не представляющих большой общественной опасности. Г.А.. Злобин, С.Г. Кели-на и A.M. Яковлев еще 25 лет тому назад справедливо отмечали, что глубокая дифференциация и индивидуализация ответственности и наказания явля-

Аналитическая справка Следственного комитета при МВД России № 17/1-1469 от 20 февраля 2001 года “О результатах работы органов предварительного следствия в 2000 году”. С.З.

5 ется одним из принципов уголовной политики.’Суть этого принципа они ви- дели в строгости уголовного закона в отношении опасных рецидивистов и лиц, виновных в совершении тяжких преступлений, и одновременно в создании широкого набора средств, с помощью которых можно добиться эффективного перевоспитания лиц, виновных в совершении менее опасных преступлений или уже вставших на путь исправления.

В этой связи следует подчеркнуть, что принятый немногим больше пяти лет тому назад Уголовный кодекс России в значительной степени изменил подход к применению мер уголовной ответственности, дифференцируя его, при этом учитывая гуманистические принципы Конституции РФ, новые правовые, нравственные и социальные подходы к обеспечению прав и свобод человека и гражданина. С другой стороны, УК современной России выдержал более взвешенный и последовательный подход к экономии уголовной репрессии. Поэтому в нем не только существенно увеличен круг обстоятельств, смягчающих лицу ответственность, но и (что особенно важно) значительно расширено число оснований освобождения от уголовной ответственности.

На этой основе в 1996г. были приведены в соответствие нормы УПК РСФСР, регулирующие возможности прекращения уголовных дел ввиду освобождения лиц от уголовной ответственности. В связи с этим привлекают внимание процессуальные аспекты прекращения на предварительном следствии и дознании уголовных дел не только по новым уголовно-правовым основаниям (примирение сторон, деятельное раскаяние), но по основаниям, пре- дусмотренным ст.26 УПК РФ, - ввиду изменения обстановки. Это основание прекращения уголовных дел было хорошо известно и прежде (см. ст.6 УПК РСФСР 1960г.). В связи с принятием УК РФ 1996г. ст.6 УПК РСФСР, преду- сматривающая освобождение от уголовной ответственности по указанному

Злобин Г.А., Келина С.Г., Яковлев A.M. Советская уголовная политика: дифференциация ответственности // Советское государство и право. 1977. № 9. С.54.

6

основанию, была существенно модернизирована1. В значительной степени ее положения восприняты ст.26 УПК РФ.

Однако, несмотря на то, что проблемы освобождения от уголовной от- ветственности по этим основаниям давно известны, теоретические и при- кладные вопросы этой темы до сих пор в достаточной мере не разработаны.

Актуальность темы обусловлена и тем, что в существующий период в России изменились условия и предпосылки для вывода о том, что лицо или деяние утратило общественную опасность. Не имеется каких-либо специальных разработок по методике и тактике выявления предпосылок к прекращению уголовных дел вследствие изменения обстановки, что отрицательно ска- зывается на качестве расследования дел.

Как показало выборочное изучение следственной практики, должностные лица органов предварительного расследования, непосредственно применяющие правовые предписания о прекращении уголовных дел по указанным основаниям, в силу субъективных и объективных причин (нечеткости зако- нодательства, отсутствия учебно-методических пособий и т.д.) неоднозначно понимали и трактовали положения ст.6 УПК РСФСР. Для многих прекращенных ими дел свойственны неполнота установления обстоятельств дела, процессуальное упрощенчество, применение надуманных фактическиосно- ваний прекращения дел. Есть опасность, что этих недостатков не избежать и при применении ст.26 УПК РФ.

В последнее время в юридической литературе термин “изменение обстановки” является устоявшимся и достаточно распространенным. Однако понятие и содержание изменения обстановки, проблема его установления мало изучены. Он применяется в научных работах и учебниках по уголовному процессу, комментариях к Уголовно-процессуальному и Уголовному кодексам. Изменение обстановки является понятием достаточно глубоким и емким, но единообразного и четкого представления о нем в науке до сих пор

1 См. ст.6 УПК РСФСР в ред. Федерального закона № 160-ФЗ от 15 декабря 1996г. (21 декабря 1996г.)

7 не имеется. Многие авторы включают в это понятие самое разное содержание.

Специального комплексного исследования теоретических и прикладных проблем изменения обстановки, его оценки и учета после указанных изменений законодательства не проводилось. Не разработан и не находит должного отражения в материалах уголовного дела и механизм применения норм права, предусматривающих изменение обстановки как основание освобождения лица от уголовной ответственности. Недостаточно обобщены и изучены в теоретическом плане и практические вопросы, связанные с механизмом прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки. Существующий порядок установления, доказывания и оформления оснований в виде изменения обстановки недостаточно эффективен и не содействует укреплению законности. Практические работники испытывают серьезные трудности в оценке следственных ситуаций, связанных с утратой деянием и лицом, его совершившим, общественной опасности.

Сложившееся положение, как было уже указано, во многом объясняется также слабым методическим обеспечением органов предварительного расследования. Проблемы изменения обстановки, как показало проведенное нами исследование, с годами не теряют своей актуальности, чрезвычайно актуальны и заслуживают внимания и изучения на теоретическом и прикладном уровне. Это и предопределило необходимость проведения настоящего исследования.

Следует признать, что и в криминалистике не были предметом детального обобщения и исследования типичные следственные ситуации, возникающие в связи с изменением обстановки.

Исследование и научная интерпретация перечисленных обстоятельств осложняется тем, что в работе правоохранительных органов отсутствует какой- либо учет и анализ данных об основаниях изменения обстановки. Следо- вательно, правовая система России применяет институт изменения обстановки в условиях информационной недостаточности и неопределенности.

8

В ходе фактического применения уголовно-процессуальных правил прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки выявились несовершенство отдельных из них, обнаружены пробелы в законодательной регламентации данного правового института, снижающие его эффективность.

Изложенное свидетельствует о необходимости разрешения многих проблем и, в первую очередь, единообразного толкования законодательных новелл в части определения: процессуального статуса лица, в отношении которого уголовное дело может быть прекращено на основании ст.77 УК РФ и ст.26 УПК РФ; критериев оценки изменения обстановки, согласия лица на прекращение дела по рассматриваемому основанию; полномочий прокурора при прекращении дела; обеспечения прав и законных интересов личности; возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда потерпевшему; приведения в соответствие противоречий ст.77 УК РФ и ст.26 УПК РФ.

Степень разработанности темы исследования.

Вопросам изменения обстановки посвящена кандидатская диссертация, защищенная более 20 лет назад Л.М.Володиной. В работе автор дает определение сущности института прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки, анализирует состояние практики применения рас- сматриваемой нормы и указывает пути повышения эффективности института. Отдельные проблемные вопросы института прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки рассмотрены в работах таких ученых как Барабаш А.С, Божьев В.П., Гранат Н.Л., Григорьев Н.В., Дубинский А.Я., Ивонин Ю.В., Келина С.Г., Лукашевич В.З. Михайлов В.А., Николюк В.В. Степанов В.Г., Шейфер С.А., Шимановский В.З. и др. Указанные авторы проводили исследование уголовно-правовых и процессуальных аспектов данного института до внесения в закон существенных изменений.

Объект исследования - комплекс теоретических и прикладных вопро- • сов,
касающихся уголовно-процессуальных отношений и уголовно-

9 процессуальной деятельности, осуществляемой в связи с применением ин- ститута прекращения уголовного дела ввиду изменения обстановки.

Предмет исследования_- нормативно-правовая база, регулирующая прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки, а также практика их применения.

Цели и задачи исследования.

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе комплексного анализа уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также практики расследования и прекращения уголовных дел выявить пробелы, неточности и другие недостатки процессуальных правил прекращения дел вследствие изменения обстановки; разработать теоретические положения, рекомендации по совершенствованию законодательства в этой части, а также практики прекращения уголовных дел данной категории.

Достижение указанных целей предполагает постановку и решение следующих теоретических и прикладных задач:

1) Историко-правовое исследование проблем прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки. 2) 3) Выявление современных тенденций в практике применения института прекращения уголовных дел на стадии предварительного расследования в связи с изменением обстановки. 4) 5) Раскрытие юридической сущности рассматриваемого основания для прекращения уголовных дел. 6) 7) Теоретическое исследование оснований и порядка прекращения уголовных дел на предварительном следствии и дознании в связи с изменением обстановки. 8) 9) Исследование проблемных вопросов процессуального и организационного характера, связанных с институтом прекращения ‘уголовных дел вследствие изменения обстановки. 10)

10

6) Изучения соответствия норм УК и УПК РФ по рассматриваемым в работе вопросам. 7) 8) Разработка рекомендаций, предложений по совершенствованию практики применения законодательства, ведомственных актов МВД России и других нормативных актов при прекращении уголовных дел на предварительном следствии и дознании в связи с изменением обстановки. 9) Методология и теоретическая основа исследования.

Методологической основой исследования является общенаучный диа- лектический метод, а также сравнительно-правовой, формально-логический, конкретно-социологический и статистический методы.

Автором исследовано новое российское и ранее действовавшее законо- дательство, постановления пленумов высшего судебного органа страны, Конституционного Суда РФ, судебная и следственная практика, акты Гене- рального прокурора РФ и МВД РФ, труды в области уголовного и уголовно- процессуального права, проекты УПК РФ, новый УПК РФ.

11

Эмпирическая база исследования. В ходе исследования темы осуще- ствлялось изучение практики применения действующего уголовного и уго- ловно-процессуального законодательства. Для сопоставления действующего законодательства с его реальным правоприменением органами предвари- тельного расследования по специально разработанной анкете, опросным лис- там проведено анкетирование и интервьюирование 390 практических работ- ников, изучено 460 уголовных дел, прекращенных на основании ст. 6 УПК РСФСР. Сбор эмпирического материала и социологические опросы респон- дентов осуществлялись в г. Астрахань, Республике Дагестан, г. Москве и Московской области. В диссертации использованы статистические данные ГИЦ МВД России, ЗИЦ г. Москвы и ГИЦ Московской области, результаты эмпирических исследований других ученых, юристов, а также 20 -летний опыт работы автора в органах внутренних дел, шесть из которых в следственном аппарате МВД Республики Дагестан.

Научная новизна исследования:

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что автором диссертации на монографическом уровне комплексно и во многом по-новому разработаны с позиций Конституции Российской Федерации, международного права и общей теории права, уголовного процесса, уголовного права теоретические, научно-практические и правовые проблемы института прекращения уголовного дела ввиду изменения обстановки; раскрыта соци- альная и правовая сущность, определены понятие, формы, место данного ин- ститута в системе норм уголовно-процессуального права; разработаны теоре- тические и практические проблемы применения изменения обстановки в ка- честве самостоятельного процессуального основания прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования; выявлены и исследованы основные формы нарушений законности при прекращении уголовных дел вследствие изменения обстановки, выявлены их причины, сформулированы и обоснованы предложения и рекомендации по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства, а также деятельности по осуществлению

12 прокурорского надзора и судебного контроля за исполнением законов при прекращении уголовных дел по рассматриваемому основанию.

Многие из разработанных проблем относятся к недостаточно изученным или требуют переосмысления в условиях реформирования правовой системы, правосудия и правоохранительных органов Российской Федерации. Комплексное рассмотрение автором новых или малоизученных вопросов темы в их взаимосвязи и взаимообусловленности позволило разработать ряд теоретических и научно-практических положений, выводов и предложений, обладающих признаками новизны и имеющих значение для теории уголовного процесса и законодательного развития уголовно-процессуального и уголовно- правового институтов изменения обстановки.

Основные положения, выносимые на защиту:

1 .Предпосылками прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки являются обстоятельства, которые обладают существенными признаками, меняющими прежнее представление об общественной опасности деяния либо лица, его совершившего, следовательно, создают основания для прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки. Для возникновения оснований, предусмотренных ст. 26 УПК РФ (ст.77 УК РФ), необходимы достаточные предпосылки, способствующие изменению обста- новки применительно к деянию либо лицу, совершившему это деяние, чтобы можно было судить об отпадении общественной опасности ими (деянием либо лицом, его совершившим, или деянием и лицом одновременно).

  1. Представляется целесообразным прекращать уголовные дела в связи изменением обстановки только после предъявления обвинения и допроса лица в качестве обвиняемого. Это даст возможность, учитывая показания обви- няемого, обеспечить действительно полное раскрытие каждого преступления, гарантировать право на защиту, а также обоснованность и законность решения об освобождении лица от уголовной ответственности. В случае утраты общественной опасности деянием предъявление обвинения представляется нецелесообразным.

13

  1. Совокупность правовых норм, содержащихся в ст.ст.26, 212-214 УПК РФ, в которых устанавливается процессуальный порядок и основания пре кращения уголовного дела в стадии предварительного расследования ввиду освобождения от уголовной ответственности вследствие утраты деянием ли бо лицом, его совершившим, общественной опасности, образует самостоя тельный уголовно-процессуальный институт прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки. Он имеет сходство с другими видами пре кращения уголовного дела (в связи с деятельным раскаянием, в связи с при мирением с потерпевшим), что обусловливает подмену, смешение на практи ке оснований прекращения уголовных дел в отношении лиц, впервые совер шивших преступления небольшой или средней тяжести. Для принятия реше ния о прекращении уголовного дела в связи с изменением обстановки дока зыванию подлежит строго определенный законом круг фактических обстоя- ? тельств.

4.Правовое регулирование процессуального порядка прекращения уголовных дел в связи с изменением обстановки нуждается в совершенствовании. Ему свойственна неполнота. Уголовно-процессуальный закон нуждается в дополнениях, развивающих положения ч.2 ст.26 УПК РФ и предусматривающих: возможность ознакомления с материалами уголовного дела лица, в отношении которого решается вопрос о прекращении дела; обязанность органа предварительного расследования разъяснять обвиняемому не только основания прекращения дела и право возражать против него, но и сущность принимаемого решения, возможные последствия дальнейшего производства по уголовному делу; составление отдельного протокола о выполнении данных процессуальных действий.

5.Уголовно-процессуальный закон не содержит правила, которое бы позволило четко определять начальный момент исчисления срока обжалования постановления о прекращении уголовного дела. Поэтому ст.26 УПК РФ необходимо дополнить частью 3, предусматривающей уведомление заинтере-

\ сованных лиц о прекращении и основаниях прекращения уголовного дела,

14 которое вручается им под расписку. Время вручения расписки считать на- чальным моментом исчисления срока обжалования постановления о прекра- щении уголовного дела.

  1. Правоохранительная практика должна быть сориентирована на то,

, чтобы по уголовным делам приоритетно решался вопрос о возможности их

прекращения по основаниям, предусмотренным ст.26 УПК РФ, и лишь при отсутствии таких возможностей дело направлялось в суд. При этом должен быть усилен ведомственный контроль и прокурорский надзор за прекращением уголовных дел в связи с изменением обстановки.

7.Основу содержания уголовного правоотношения, в связи с необходимостью установления которого развиваются уголовно-процессуальные отношения, составляет обязанность лица, совершившего преступление, отвечать за содеянное и право государства требовать исполнения этой обязанно-

» сти, несения ответственности.

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования определяется актуальностью проблем, рассмотренных автором, и тем, что ею решены ранее не исследованные или неполно исследованные теоретические и научно-практические проблемы института изменения обстановки. Результаты исследования, теоретические и научно-практические положения и рекомендации, фактический материал диссертации могут быть исследованы при проведении дальнейших исследований по данной проблематике, в учебном процессе юридических учебных заведений, в процессе совершенствования уголовно-процессуального законодательства и практики его применения, а также правовых актов Генерального прокурора Российской Федерации и МВД России.

Внедрение разработанных автором концептуальных положений, предложений и рекомендаций в законодательство и практику призвано в конечном итоге способствовать всестороннему, полному и объективному расследованию уголовных дел.

15

Достоверность полученных результатов и обоснованность выводов исследования обеспечиваются:

  • сочетанием различных методов, используемых в ходе исследования, и их взаимодополняемостью;

  • репрезентативностью эмпирического материала, необходимого для количественной и качественной характеристики предмета исследования;

  • эмпирической проверкой основных научных предположений. Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация

подготовлена и обсуждена на кафедре управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России. Результаты проведенного исследования, основанные на них выводы, предложения и рекомендации прошли обсуждение на кафедре управления органами расследования престу- плений Академии управления МВД России, использовались при подготовке научных публикаций.

Основные положения диссертации были изложены в виде докладов на научных и научно-практических конференциях в Академии управления МВД России (1999-2001гг.). Положения и выводы диссертационного исследования внедрены и используются при подготовке и проведении лекций, семинарских занятий и методических материалов по курсу уголовного процесса в Махачкалинской средней специальной школе милиции МВД России, а также в системе служебной подготовки работников следственного аппарата МВД Республики Дагестан.

Результаты апробации подтверждены соответствующими актами.

Структура диссертации. Структура и объем диссертационного исследования были определены исходя из целей и задач исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, и заключения. В конце работы прилагается список использованной литературы. В приложениях представлены схемы, обобщенные результаты проведенных нами со- циологических исследований.

16

Глава 1. Общие положения о прекращении уголовных дел в ходе предварительного расследования в связи с изменением обстановки

1.1. Развитие законодательства о прекращении уголовных дел в связи с изменением обстановки.

Прежде чем приступить к непосредственному исследованию теоретических и практических проблем института прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки, необходимо раскрыть содержание таких понятий как “изменение” и “обстановка”. Указанные термины, используемые в различных отраслях (как в естественных, так и гуманитарных) науки, интересуют нас в общеупотребительном значении.

Для наиболее полного раскрытия содержания термина “изменение”, недостаточно исследования природы только этого слова, необходимо также обратиться к понятиям “изменить” и “измениться”.

Так, 1) “Изменение” необходимо понимать как “ поправка, перемена, изменяющая что-нибудь прежнее. Внести изменения в закон. Коренные из- менения в жизни общества”; 2) “Изменить” - “ Сделать иным. Изменить покрой платья. Изменить свою жизнь…”; 3) “Измениться” - “Стать иным. Измениться к лучшему…” .

Общий корень с последними имеет слово “изменчивость”, которое встречается в энциклопедических словарях раннего периода, тогда как рассмотренные выше дефиниции отсутствуют в них вовсе. Так, например, в энциклопедическом словаре Гранат слово изменчивость рассматривается так: “…явления изменения или превращения органических существ, возникающие во времени и представляющая отклонения от видового типа независимо от пола, возраста и других постоянных особенностей, присущих всем фор-

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. Москва. АзЪ. 1995. С.236.

17 мам…. Изменчивость, прежде всего, сводится к доказательству ее существо- вания и к раскрытию причин возникновения несходного… в отличие от явлений сохранения сходного…“1. В “Большой советской энциклопедии” понятие “изменение” также не рассматривается, а только - “изменчивость” и применительно к биологии. Так, под этим термином подразумевается: “…свойство живых тел приобретать новые особенности строения и функции или утрачивать прежние под воздействием условий жизни.. АНесмотря на то, что слово “изменчивость” в данном случае употребляется совсем в другой отрасли знания, тем не менее, нельзя отрицать того, что вышеперечисленные понятия обладают общими свойствами с ним. В этой связи В.С.Готт и А.Д. Урсул пишут: “ Наряду с дифференциацией наук усилились и интегративные тенденции, которые привели к появлению понятий общих для многих и даже для всех частных наук, которые иногда называют общенаучными понятиями”3.

Слово “обстановка” также имеет несколько значений. В первом случае это: “Мебель, убранство помещения…”. Во втором - “положение, обстоятельства, условия существования кого-чего-нибудь. Международная обстановка. . .Боевая обстановка…” .

В юридической литературе, посвященной вопросам прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки, понятие “обстановка” употребляется, преимущественно, в смысле главного, определяющего свойства совершенного деяния или личности правонарушителя. Признавая важность понимания “обстановки” как определяющего свойства явления, заключающего в себе сущностные стороны последнего, думается, нельзя

1 Энциклопедический словарь библиографического института Гранат. 11 -е стереотипное издание до 33-го тома под редакцией проф. ЮС. Гамбарова и др., том 21. Год издания не указан. С.491-492.

Большая советская энциклопедия. Втрое издание. Государственное научное издательство “Большая советская энциклопедия”. М. 1952. С.406.

3 Готт B.C., Урсул А.Д. Общенаучные понятия и их роль в познании // Ком мунист. 1974. № 9. С.77.

4 Там же С. 429.

18 отказываться и от определения “обстановки” как обязательного элемента процесса обоснования, предпосылки другого суждения. Такой подход обес- печивает гносеологический, логический и методологический аспекты изучения института прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки. Задача состоит в том, чтобы найти главные обязательные свойства, как совершенного деяния, так и лица, его совершившего, позволяющие в сово- купности сделать однозначный вывод о возможности освобождения лица от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки.

После совершения преступления ситуация, при которой оно было совершено, всегда меняется, но не всякое изменение обстановки влечет утрату общественной опасности, которая и является главным показателем при решении вопросов уголовной ответственности.

“Общественная опасность правонарушения - объективное свойство преступления. Законодатель лишь фиксирует эту опасность в законе, форму- лируя соответствующую норму и устанавливая соответствующую меру от- ветственности (санкцию). Но было бы вульгаризацией придавать категориче- ское значение объективности общественной опасности, ибо законы есть тво- рение людей, и в каждой правовой норме, в каждом законе имеются отпечатки особенностей человеческой индивидуальности, правовой идеологии и правовых чувств. …Как известно, общественно-политическая оценка престу- пления выражается в признании его общественной опасности. Противоправ- ность же означает официальное признание данного деяния общественно опасным, индивидуализирует его, придает ему определенную форму, наделяет соответствующей степенью, т.е. делает его реальностью. Следует подчеркнуть, что любое человеческое поведение, каким бы оно ни казалось лицу, наделенному самыми высокими властными полномочиями, или отдельной группе людей, власть предержащих, не может влечь за собой уголовную ответственность, пока не признано противоправным. Вместе с тем, каким бы нейтральным ни казалось то или поведение субъекта, оно признается обще-

19 ствённо опасным, пока не отменено законом. Именно в этом и заключается нравственный смысл противоправности”. ‘

Изменение обстановки как основание освобождения от уголовной от- ветственности - это изменение обстоятельств, при которых было совершено преступление, вследствие чего утрачивается общественная опасность либо деяния, образующего данное преступление, либо лица, совершившего это преступление. Главное в изменении обстоятельств как основании освобождения от уголовной ответственности - отпадение общественной опасности. Изменение обстановки может вызвать утрату общественной опасности либо только совершенного деяния при сохранении опасности лица, совершившего это деяние; либо и деяния и лица одновременно. Общественная опасность преступления является результирующей общественной опасности совершен- ного деяния и общественной опасности лица, совершившего это деяние. Какой- либо формулы, позволяющей вывести этот результирующий показатель, не существует, он оценивается по совокупности множества обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам преступления. Важно то, что при определенной степени общественной опасности деяния, характеризующейся главным образом содержанием и размером причиненного вреда, общественная опасность преступления может оказаться сниженной либо с течением времени вообще отпасть, если уменьшилась либо отпала общественная опасность лица, совершившего деяние, как его способность вновь совершить преступление. И наоборот, она может снизиться либо отпасть при сохранении прежней опасности личности, но существенном сокращении опасности деяния. Во взаимосвязи деяния и личности виновного определяющим является все-таки общественная опасность деяния, по которой главным образом делается вывод об опасности виновного, поскольку он является производителем деяния, от него зависит причиняемый вред. Поэтому ситуации, когда общественная опасность преступления ставится в зависимость от лица, со-

1 Уголовное право. Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А.Незнамовой. - Издательская группа Норма-Инфра - МЛ 999. С. 150-151.

20 вершившего деяния, ограничены, они возможны лишь в случаях совершения лицом преступлений небольшой либо средней тяжести. При большей опасности преступления данные о личности виновного лишь учитываются при назначении наказания. В признании изменения обстановки в качестве основания прекращения дела ввиду утраты общественной опасности деяния лежит сложный механизм зависимости совершения лицом преступления и опасности последнего от условий жизнедеятельности общества в целом и конкретной жизненной ситуации, в которой это преступление было совершено. Условия жизнедеятельности общества (экономические, политические, духовно- нравственные и иные) определяют главным образом общественную опасность деяния. Они могут полностью исключить общественную опасность деяний определенного вида и привести к декриминализации (например, переход к рыночным экономическим отношениям легализовал спекуляцию, ранее, при плановой экономике, признававшуюся преступлением). В этом случае уголовная ответственность за содеянное исключается по правилам об обратной силе уголовного закона, следовательно, не может идти речь об освобождении от уголовной ответственности. Но условия могут из- мениться и не столь радикально, чтобы отпала общественная опасность целого вида деяний, возможно отпадение общественной опасности только от- дельного деяния данного вида. Например, лицо разгласило сведения, которые в момент совершения деяния составляли государственную тайну (ч.1 ст. 283), а затем, до привлечения виновного к ответственности, перестали быть тайной. Ответственность за деяния определенного вида (разглашение государственной тайны) не отпала, но изменилась обстановка (например, политическая, техническая и т.д.) и отпала опасность разглашения конкретного сведения, что является основанием для освобождения от уголовной ответственности по ст. 77 УК РФ вследствие отпадения общественной опасности деяния; опасность лица при этом может остаться прежней. Или факт незаконной охоты в заповеднике перестает быть общественно опасным, а привлечение виновного в этом лица к уголовной ответственности не будет отвечать ее це-

21 лям, если на момент расследования или рассмотрения дела в суде любитель- ская охота в данном заповеднике будет официально разрешена вследствие размножения какого-либо вида животных1.

Отпадение опасности лица, совершившего деяние, является, как правило, следствием изменений, происходящих не в том или ином виде общественной жизни, а в конкретной жизненной ситуации, в которой было совершено деяние. Ситуация выступает в качестве одной из причин совершения конкретного преступления, она представляет собой более или менее устойчивые негативные обстоятельства жизни человека, под влиянием которых у него может сформироваться решимость (мотив) совершения преступления. Влияние обстоятельств не фатально, совершение преступления зависит от установок личности, однако при недостаточно прочной социально положительной установке конкретная жизненная ситуация может обусловить совершение преступления. В качестве такой ситуации может выступать, например, конфликтная ситуация в семье, на производстве, либо в личностных отноше- ниях, побуждающая к совершению преступления против здоровья; отсутствие на производственном предприятии контроля за сохранностью имущества, побуждающее к совершению хищения, коррумпированность чиновника, обу- словливающая дачу взятки и т.д. Положительные изменения будут означать отпадение факторов, обусловливающих совершение лицом преступления, возможность повторения им преступлений, а значит и его общественной опасности. Лицо, совершившее преступление, может утратить общественную опасность без изменения обстановки, что может послужить основанием для освобождения его от уголовной ответственности по иным основаниям, на- пример, в связи с деятельным раскаянием, предусмотренным ст.75 УК РФ и т.д.

Изменение обстановки выражается в исчезновении тех особых условий места и времени, лишь при наличии которых деяние признается преступным.

1 Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внут- - ренних дел. М. 1987. С.52-53.

22 Однако такие случаи надо отличать от тех, когда действия лица не преступны уже в момент их совершения. Например, исходя из смысла ч.2 ст. 14 УК РФ совершенное кем-либо деяние, хотя и содержит признаки того или иного со- става преступления, предусмотренного уголовным законом, но в силу мало- значительности не является преступлением. Данный факт сам по себе вообще исключает уголовную ответственность лица и речи о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки быть не может. Тем не менее, на практике имеют место случаи, когда рассматриваемое основание применяется к лицам, в чьих действиях отсутствуют признаки преступления. Так, Пленум Верховного Суда СССР рассмотрев дело Василькова, совершившего дисциплинарный проступок, отменил определение Военной железнодорожной коллегии Верховного суда СССР и 23 июля 1943г. вынес постановление, в котором указал, что “…ст.8 УК РСФСР может быть применена в тех случаях, когда действия обвиняемого являются уголовно-наказуемыми…” .

В российском уголовном праве наказание уже давно не является единственной формой реализации уголовной ответственности за совершенное преступление. В ходе многолетнего развития уголовное право выработало средства, позволяющие с минимальными затратами обеспечить исправление лиц, совершивших преступления небольшой тяжести, а в отдельных случаях и средней тяжести. При прекращении уголовных дел к освобождаемым от уголовной ответственности не применяются какие-либо меры воздействия либо применяются принудительные меры воспитательного характера (например, в: отношении ‘несовершеннолетних на основании ст.90 УК РФ).

Становление института уголовной ответственности как любого другого института отрасли права имеет глубокие исторические корни. Истоками его возникновения являются обычаи, нравы, традиции, культура, экономические

1 Сборник Постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда Союза ССР за 1943г. Юрид. изд-во министерства юстиции СССР. М..1948г. С.15-16.

23 и социальные условия жизни данного народа. По мере их развития совер- шенствуются и изменяются правовые явления.

Уголовная ответственность этимологически берет свое начало в идее ответственности вообще, появившейся еще в догосударственный период жизни человечества в связи с представлениями о добре и зле, долге, совести, честности, равноправии, справедливости и т.д. Становление этих важнейших ценностей человеческого общежития происходило постепенно, в ходе эво- люции совместного проживания людей, формирования их нравственных представлений, чувств, обычаев и традиций, носивших вначале родовой ха- рактер ‘.

Освобождение от уголовной ответственности (и наказания) не было ха- рактерным институтом для российского законодательства, однако реальное освобождение имело место в правоприменительной практике.

К наиболее известным законодательным источникам, в которых упоминается об освобождении лица от уголовной ответственности являются: “Артикул воинский 1715г., апреля 26 (Петра 1)” и Устав морской 1720 г., которые применялись не только военными, но и гражданскими судами. В артикуле 176 содержалось предписание, касающееся освобождения от наказания. Так, холостой молодой человек за рождение внебрачного ребенка должен был быть наказан тюрьмой и церковным покаянием, кроме того, на него возлагалось содержание матери и ребенка. Однако далее законодатель добавляет: “разве что он потом на ней женитца, и возьмет ее за сущую жену, и в та-ком случае их не штрафовать” . Думается, что в данном случае речь идет об освобождении от наказания вследствие изменения обстановки, хотя дореволюционному законодательству, прямое указание на изменение обстановки в качестве основания освобождения от уголовной ответственности известно не было.

Магомедов А.А. Уголовная ответственность и освобождение от нее: эволюция правовых воздействий и современность. Дис… докт . юрид. наук. - М. 1998. С.272. 2 Российское законодательство Х-ХХ вв. Т.4. М. 1986.С. 327-365.

24

Анализ законодательных источников средневекового периода и отчасти петровской эпохи показывает, что основной целью наказания, его сущностью было, безусловно, устрашение и общее предупреждение.

Позднее, в царствование Екатерины II, цели наказания претерпели су- щественное изменение под влиянием гуманистических идей, заимствованных из Западной Европы. В знаменитом Наказе Екатерина II провозгласила, что цель наказания заключается не в возмездии и устрашении, напротив, в области мелких преступлений цель наказания состоит в исправлении, в области же крупных преступлений - в воспрепятствовании преступникам причинять вред обществу1.

В послереволюционном законодательстве идея освобождения от уголовной ответственности формулировалась по-разному. Так, 12 декабря 1919 г. Народный Комиссариат Юстиции, издает Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, в ст. 16 которых было указано: “ С исчезновением условий, в которых определенное деяние, или лицо, его совершившее, представлялись опасными для данного строя, совершивший его не подвергается наказанию”. 2Понятие “изменение обстановки”, как видно из предписаний данной нормы, законодатель на тот период времени еще не употреблял, применяется формулировка “исчезновение условий”. Кроме того, ст.11 указанного закона предписано: “при определении меры воздействия на совершившего преступ- ление суд оценивает степень и характер (свойство) опасности для общежития как самого преступника, так и совершенного им деяния. В этих целях суд -во -1- ых, не ограничиваясь изучением всей обстановки совершенного преступления, выясняет личность преступника, поскольку таковая выявилась в учиненном им деянии и его мотивах и поскольку возможно уяснить ее на основании образа его жизни и прошлого, во - 2- ых, устанавливает, насколько

Латкин В.И. Учебник истории русского права периода империи (ХУ111 и XIX столетия).Спб.1899. С.418. 2 СУ РСФСР.1919.№ 66. Ст.590.

25 само деяние в данных условиях времени и места нарушает основы общест- венной безопасности”.

В Уголовном кодексе РСФСР 1922 года, Уголовно-процессуальном кодексе 1922 и 1923 гг. подобной нормы не существовало.1

В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. вновь появляется норма, регулирующая вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания, но она уже приобретает более конкретное содержание: Так, в ст.8 указано: “ Если конкретное действие, являвшееся в момент совершения его согласно ст.6 настоящего Кодекса преступлением, к моменту расследования его или рассмотрения в суде потеряло характер общественно-опасного вследствие ли изменения уголовного закона или в силу одного факта изменившейся соци- ально- политической обстановки, или если лицо, его совершившее, по мнению суда, к указанному моменту не может быть признано общественно-опасным, действие это не влечет применения меры социальной защиты к совершившему его.2

Обращает на себя внимание то, что законодатель признает равным два обстоятельства, свидетельствующие об утрате деянием общественно опасного характера: 1.изменение уголовного закона и 2. изменение социальног политической обстановки . Это можно объяснить тем, что в то время советское уголовное право находилось на начальном этапе своего развития, в связи с чем не был накоплен достаточный опыт уголовно-правовой борьбы с ан- тиобщественными явлениями. Нельзя не учитывать также чрезвычайно на- пряженную социально-экономическую и политическую обстановку того вре- мени, характеризующуюся обострением классовой борьбы в отдельные пе- риоды, разрухой, голодом, безработицей, что объективно не могло быть учтено уголовным законодательством. Поэтому Уголовный кодекс РСФСР

1 СУ РСФСР за1922г. Ст.ст.1-37; 15; 20-21.

Уголовный кодекс РСФСР редакции 1926 года. М: Юридическое издательство НКЮ РСФСР. 1927. С. 7-8.

Если ранее употреблялось словосочетание “изменение условий”, то в данном случае законодатель заменил слово “условий” на слово “обстановка”.

26 1926г., считая преступлением общественно опасное деяние (ст.1), указывал, что таковым “признается всякое действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее правопорядок, установленный ра- боче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени” (ст.6).

Из этого следует, что если суд был вправе признать какое-либо деяние, прямо не предусмотренное уголовным кодексом, общественно опасным, а значит и преступным, то естественно, что он был наделен и правом не признавать вследствие изменения социально-политической обстановки какое-либо деяние, в том числе и предусмотренное уголовным законом, общественно опасным, преступным и наказуемым.

Законом Верховного Совета СССР от 25 декабря 1958 г. ‘ были утверждены Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, в которых аналогия, исторически неизбежная и политически необходимая в условиях государства диктатуры пролетариата, была отменена. В ч. 1

i

ст.43 Основ было предписано, что “Лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что ко времени расследования или рассмотрения дела в суде, вследствие изменения обстановки, совершенное виновным деяние потеряло характер об-щественно опасного или это лицо перестало быть общественно- опасным” .

Основы же уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958г. не предусматривали возможности прекращения дела вследствие изменения обстановки. Основанием для прекращения дела в этом случае являлась ч.1 ст.43 Основ уголовного законодательства, устанавливающая возможность освобождения виновного не только от наказания, но и от уго- ловной ответственности.

Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. №1. Ст.6.

Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953 - 1991 гг.) Часть 1. Законодательство СССР. Издательство Казанского университета. 1992. С.50.

27

Заметим, что изменение уголовного закона стало рассматриваться как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность по правилам об обратной силе закона (ст.6 Основ). Что же касается принципа судебной дек- риминализации, то последний, несмотря на отмену аналогии, претерпев не- которую модификацию, был сохранен (ч.1 ст.43 Основ, ч.1 ст.50 УК РСФСР). В свою очередь уголовно-процессуальный закон (ст.6 УПК РСФСР) не кон- кретизирует понятие, содержащееся в ч.1 ст.50 УК РСФСР, а дословно его воспроизводит уже в качестве основания прекращения уголовного дела. Это обстоятельство необходимо отметить как существенный недостаток данного закона, поскольку уголовно-процессуальный закон, как и основанное на нем уголовное судопроизводство, прежде всего и главным образом придумано в ходе развития человеческого общества для того, чтобы иметь возможность применять нормы уголовного закона . Следовательно, правовая норма, со- держащаяся в статье 26 УПК РФ, призвана обеспечить процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным уголовным законом, а не быть простым повторением материальной нормы права.

Кроме того, выражение “изменение социально-политической обстановки” законодатель заменил словами “изменение обстановки”, придав тем самым понятию обстановка большую неопределенность. Границы изменения обстановки раздвинулись от социально-политических изменений в государстве в целом до изменений на отдельном предприятии, в отдельном трудовом коллективе.

Рассмотрим, каковы же были принципиальные положения и некоторые особенности уголовно-процессуальных кодексов бывших союзных республик в вопросах прекращения уголовного дела по рассматриваемому основанию. Напомним, что положение ч. 1 ст.43 Основ уголовного законодательства

Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Издание третье, переработанное и дополненное. М: Спарк. 2000.

С.7.

28 нашло отражение не только в ст. 6 УПК РСФСР, но и в ст. 7 УПК Украинской ССР, ст.6 УПК Грузинской ССР, ч.4 ст.5 и ч.1 ст. 197 УПК Эстонской ССР, ст.6 УПК Литовской ССР, ст.7 УПК Киргизской ССР. Аналогичные нормы содержали также УПК Азербайджанской ССР (ст.ст.215, 245), Белорусской ССР (ст. ст. 208 и 236), Латвийской ССР (ст.208)).

Интересно, что уголовно-процессуальное законодательство Узбекской ССР (ст. 175) предусматривало возможность прекращения уголовного дела по рассматриваемому основанию только в стадии предварительного следствия и дознания, а ст.7 (ч.1) УПК Украинской ССР вследствие изменения обстановки допускала возможность не только прекращения уголовного дела, но и отказа в его возбуждении. Частью 2 этой же статьи УПК Украинской ССР регулировался вопрос освобождения судом от наказания лица, совершившего преступление, если будет признано, что в силу последующего безупречного поведения и честного отношения к труду это лицо ко времени рассмотрения дела не может быть сочтено общественно опасным1.

В процессе последней реформы отечественного уголовного законодательства институт освобождения от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки претерпел значительные изменения. По новому уголовному законодательству норма, содержащаяся в ст. 77 предусматривает, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

В отличие от ч.1 ст.50 УК РСФСР, ст.77 УК РФ 1996 г. исключает возможность освобождения от уголовной ответственности, вследствие изменения обстановки лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие последствия. Кроме изменения обстановки, закон предусмотрел еще одно условие приме-

1 Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР с изменениями и допол- нениями на 1 января 1972 года. Издательство политической литературы Украины. Киев: 1972. С.6.

29 нения освобождения от уголовной ответственности по ст.77 УК: совершение лицом преступления впервые.

К началу действия Уголовного кодекса Российской Федерации, был принят закон от 15 декабря 1996 г. (21 декабря 1996 г.) № 160 ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации, который внес в УПК РСФСР существенные изменения. В частности, была существенно модернизирована ст.6 УПК РСФСР, которая приобрела процессуальное со- держание и уже не являлась простым повторением уголовно-правовой нормы. Подтверждением тому служит ряд категорических требований, сохранившиеся и ст.26 УПК РФ. Так, анализируемая статья предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности только такого лица, в отношении которого она, согласно уголовному закону, может быть реально применена ввиду совершения им преступления небольшой или средней тяжести. Следовательно, к моменту принятия решения о прекращении дела по основаниям, указанным в ст.26 УПК РФ и ст.77 УК РФ, необходимо с помощью допустимых доказательств установить, кто конкретно и какие конкретно уголовно наказуемые деяния совершил. Возможность прекращения уголовного дела по основаниям, указанным в комментируемой статье, распространяется только на лиц, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести.

Между тем ст.26 УПК РФ в редакции Федерального закона от 22 ноября 2001г.1 допускала прекращение уголовного дела, если против лица “впервые осуществляется уголовное преследование”, чем вступала в противоречие с материальным законом (ст.77 УК РФ). Это положение, с одной стороны, значительно сужало круг лиц, в отношении которых уголовное дело могло быть прекращено в связи с освобождением от уголовной ответственности,

1 Федеральный закон от 22 ноября 2001г. (18 декабря 2001г.) № 177 - ФЗ “О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федера- ции”.

30 чем нарушало права человека и гражданина. С другой стороны, оно неоправ- данно расширяло круг лиц. Но было допущено еще одно нарушение: законо- дателем не было учтено, что основание освобождения от уголовной ответст- венности является предметом регулирования уголовного закона. Впоследствии, указанное противоречие было устранено введением в действие Федерального закона № 58 - ФЗ от 26.04.02. (29.05.02г.), согласно которому прекращение уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки допустимо только в отношении лиц, наделенных статусом подозреваемого либо обвиняемого.

Закон обязывал соответствующие компетентные органы, принимающие решение о прекращении уголовного дела, уведомить потерпевшего о пре- кращении дела, тем самым предусматривал право потерпевшего обжаловать принятое решение вышестоящему прокурору или (в отношении судебных решений) - в вышестоящий суд.

На практике возник вопрос о возможности ознакомления потерпевшего с материалами дела, прекращенного в стадии предварительного расследования. На такое право лица в ст.213 УПК РФ, регулирующей порядок прекращения дела в этой стадии, не указано. Следователи и органы дознания (дознаватели) препятствуют допуску потерпевших к ознакомлению с материалами уголовного дела. Тем самым они фактически не создают потерпевшим условий для подготовки обоснованных жалоб, основанных на материалах прекращенного дела. Между тем УПК РФ (п. 12 ч.2 ст.42) предусматривает право потерпевшего знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания предварительного следствия, а завершение его прекращением дела - одна из установленных законом форм окончания предварительного следствия (ст.158,212УПКРФ).

Однако, поскольку этого оказалось недостаточно для обеспечения прав потерпевшего, необходимо в случае прекращения дела прямо указать на право потерпевшего знакомиться с материалами дела в статьях УПК РФ, регули- рующих порядок прекращения дела (например, в ст.ст.212-213), либо в стать-

31 ях УПК, предусматривающих прекращение дел по конкретным основаниям (СТ.24-28УГЖРФ)1.

На практике прекращение уголовного дела по ст.26 УПК РФ нередко обосновывается нецелесообразностью привлечения лица к уголовной ответ- ственности. Приведем пример из практики прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки с указанной мотивировкой.

Так, 11.10.2000г. гр. Ф., работая продавцом магазина “Шляхтич”, совершила обман двух покупателей на сумму 13 руб. 77 коп. По данному факту ОД МОБ ОВД “Нагорный” УВД ЮАО г. Москвы было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.200 УК РФ, которое впоследствии прекращено по ст.бУПК РСФСР в связи с тем, что применение наказания в отношении гр.Ф. является нецелесообразным . Между тем, в материалах дела отсутствуют какие-либо данные, свидетельствующие об изменении обстановки, в частности

0 том, что гр. Ф. более не работает в сфере потребительского рынка. При та ких обстоятельствах нельзя сказать, что она перестала быть общественно опасной. А такого основания освобождения от уголовной ответственности, как нецелесообразность, в действующем уголовном законе нет, как не было его и в ч.1 ст.50 УК РСФСР. Прекращение со ссылкой на нецелесообразность ни при каких обстоятельствах не может быть оправдано, если оно приводит к безнаказанности преступника, в то время, как применение мер уголовного наказания является необходимым.

Однако опыт других стран показывает закономерность наличия упомянутого основания в законе. Например, п.1 § 7 Закона Англии о полномочиях уголовных судов (1973) предусматривает возможность полного и условного освобождения (при несовершении освобожденным преступления в течение трех лет) от ответственности. Такая возможность реализуется, если на основании изучения обстоятельств дела, раскрывающих природу преступления и

1 Подобное предложение было высказано почти сорок лет тому назад. См. Божьев В.П. Потерпевший в советском уголовном процессе. Автореферат канд. диссер. МЛ963. С. 16

2 Архив ГУВД г. Москвы за 2000г. Уголовное дело №138436.

32 характер преступника, суд придет к выводу о нецелесообразности назначения виновному наказания и если в данном случае использование пробации неэффективно или невозможно. Речь здесь идет, конечно, о преступлениях небольшой тяжести и о личности преступников незначительной общественной опасности1.

В уголовно-процессуальном законодательстве Дании нецелесообразность привлечения к уголовной ответственности также является основанием освобождения от нее. Согласно УПК Дании (§ 723) при совершении нетяжких преступлений лицами, не представляющими большой общественной опасности, прокурор может прекратить дело до суда и освободить виновного от ответственности без каких-либо для него правовых последствий содеянно-го. Обозначается это как “освобождение от обвинения” .

Следует признать, что наш российский уголовный процесс достаточно сильно заформализован. Опыт ряда зарубежных европейских стран свидетельствует о том, что соблюдение принципа экономичности и рациональности уголовного судопроизводства, его оптимизация дают большой положительный эффект.

К примеру в Швеции, возбуждение уголовного дела, предъявление лицу обвинения, направление дела в суд во многом связаны с усмотрением прокурора с точки зрения целесообразности указанных процессуальных дей- ствий и наличествующих доказательств. Если в России прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям строго регламентировано и трудно применимо на практике, то в Швеции предрешение обвинения прокурором, (что равносильно прекращению уголовного преследования) - распространенное явление. Там считают, что лучше не вовлекать людей в уголовный процесс в тех случаях, когда нет надлежащих для судебного разбирательства доказательств, когда преступление малозначительно или лицо, его

Уголовное право буржуазных стран. Общая часть // Сборник законодательных актов. М. 1990. С. 22-42.

Ананиан Л.Л. Преступность несовершеннолетних в скандинавских странах. М.1974. С.80-81.

33 совершившее, подвержено криминализации. Кроме того, считается, что в ус- ловиях роста числа криминализованных деяний невозможно в финансовом и административном плане применить закон во всех случаях1.

Возвращаясь к проблемам отечественного уголовно-процессуального законодательства в рамках института прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки необходимо заметить, что при разработке и принятии нового УПК РФ данная норма не была оставлена законодателем без внимания.

Так, в проекте УПК (ст.32) , прошедшем первое чтение, было закреплено положение о том, что прекращение уголовного дела по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если подозреваемый, обвиняемый или потерпевший против этого возражают. В таком случае производство по делу продолжается в обычном порядке.

Законодатель впоследствии отказался от указанного положения, и полагаем вполне оправданно, поскольку сохранение этого положения могло способствовать усилению конфликта между сторонами и даже спровоцировать потерпевшего на незаконные действия, чем привести к искажению целей и смысла рассматриваемой нормы, противоречащих замыслу законодателя.

Таким образом, ст.26 УПК РФ о прекращении уголовного дела в связи с изменением обстановки не содержит положения, учитывающего мнение потерпевшего при прекращении дела. Что же касается лица, в отношении ко- торого прекращается уголовное дело, то ему до прекращения дела должны быть разъяснены основания прекращения уголовного дела и право возражать против его прекращения по данному основанию (ч.2 ст.26 УПК РФ), однако действия компетентных лиц, принимающих решение по делу в случае по- ступления возражения лица, регламентированы в другой статье - ч.2 ст.27

1 Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уго- ловного процесса. Дис.канд.юрид. наук. М. 1999. С.137-138.

Здесь имеется в виду проект Уголовно-процессуального кодекса, который был рассмотрен в первом чтении в 1997 г. Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации.

34 УПК РФ. В отличие от ст.26 УПК РФ, в ст.28 УПК РФ о прекращении уго- ловного преследования в связи с деятельным раскаянием, сохранен прежний порядок, несмотря на то, в ч.2 ст. 27 УПК РФ дублируется положение о том, что прекращение уголовного преследования по ст.28 УПК РФ не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. В ст.26 УПК РФ это положение не сохранено, а вынесено за рамки рассматриваемой нормы и в этом смысле замысел законодателя не совсем понятен. В этом видится некая незавершенность, что может негативно сказаться на нормальной реализации правоприменителем рассматриваемой нормы. На наш взгляд, это положение должно быть предписано в самой норме (в ст.26 УПК РФ).

Кроме того, как нам представляется, законодатель необоснованно отказался от положения, обязывающего лицо, принимающее решение о прекращении дела, уведомить потерпевшего. Это положение ранее было закреплено в ч.З ст. 6 УПК РСФСР и, кроме того, ею предусматривалось право потерпевшего обжаловать принятое решение вышестоящему прокурору или (в отношении судебных решений) - в вышестоящий суд. Это положение сохранено в новом УПК России, правда не в ст.26 УПК РФ (соответствующей ст.6 УПК РСФСР), а в ст.213. При этом закреплено право потерпевшего обжаловать постановление о прекращении дела вследствие изменения обстановки не только вышестоящему прокурору, но и в суд: ч.1 ст.213, ч.2 ст.214 УПК РФ. В рассматриваемом случае предусмотрена такая модель обжалования постановлений о прекращении уголовного дела ввиду освобождения от уголовной ответственности в связи с изменением обртановки, которая в полной мере соответствует ст.46 Конституции РФ1.

Таким образом, институт прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки, продолжая свое дальнейшее развитие, нуждается в

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995г.-СЗ РФ. 1995. №47. ст.4551.

35 уточнениях и постоянном внимании к нему законодателя, поскольку процесс его становления далеко не завершен.

36 1.2. Основания и предпосылки прекращения уголовных дел в связи с изменением обстановки

Основанием прекращения уголовного дела в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, согласно пред- писаниям ст.ст.26 УПК РФ и 77 УК РФ, является изменение обстановки, в результате чего лицо либо деяние утрачивают общественную опасность.

Прекращение уголовного дела в связи с освобождением от уголовной ответственности - это отказ государства в лице его правоохранительных органов от официального порицания действий лица, совершившего преступление, выраженного в форме обвинительного приговора и наказания виновного и их неизбежным правовым последствием - судимостью.

Проблема уголовной ответственности относится к одной из спорных в теории права. Попытки ее решения строятся на анализе уголовно-правовых отношений.

Уголовная ответственность является видом правовой ответственности и его понятие раскрывается различно. Общим для всех точек зрения является то, что проблема уголовной ответственности рассматривается в рамках уголовно- правовых отношений, возникающих между государством и лицом, со- вершившим преступление. У государства появляется право подвергнуть лицо за совершенное им преступление государственно-принудительному воздействию, предусмотренному уголовно-правовой нормой, которую он нарушил, и в то же время обязанность применить именно это воздействие, а не иное другое, например, предусмотренное санкцией другой нормы, а у лица, совершившего преступление, - обязанность подвергнуться такому воздействию и право на применение именно того воздействия, которое предусмотрено нарушенной им уголовно-правовой нормой.1

Одно из разночтений в понятии уголовной ответственности состоит в том, что именно из указанных уголовно-правовых отношений следует вклю-

Уголовное право России. Общая часть: Учебник/отв. ред. Здравомыслов Б.В.- М.: Юристъ.1996. С.65.

37 чать в ее содержание. Иными словами, какой элемент этих правоотношений (или в целом уголовно-правовое отношение) нужно объявлять уголовной от- ветственностью. ‘

В связи с этим выделяются следующие позиции в понимании уголовной ответственности.

Первая предлагает понимать уголовную ответственность как обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть наказание, заключающееся в лишениях личного или имущественного характера, порицающее его за совершенное преступление.2

Вторая исходит из того, что под уголовной ответственностью понимается само предусмотренное уголовным законом государственно-принудительное воздействие, которое применяется по приговору суда к лицу, совершившему преступление, - осуждение его, а также назначение ему наказания, влекущего за собой судимость. Например, по мнению Ю.М.Ткачевского, “уголовную ответственность можно определить как предусмотренные законом неблагоприятные для лица, совершившего преступления, последствия, выраженные в осуждении, сопряженном с наказанием и су-димостью либо не сопряженного с ними”.

Третья позиция предлагает понимать под уголовной ответственностью все уголовно-правовое отношение в целом, т.е. урегулированное уголовным законом отношение между лицом, совершившим преступление, и государством в лице правоохранительных органов.

Так, И.Я.Козаченко считает, что “уголовная ответственность - это возникающее с момента совершения преступления правоотношение, в пределах которого государство правомочно ограничивать правовой статус лица, со-

1 Указ.раб. С.65-66.

2 Курс советского уголовного права. Т. 1.Л. 1968. С.222-223; Курс советского уголовного права. Т.З. МЛ970. С.7. Советское уголовное право. Общая часть. МЛ974. С. 26; Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в со ветском уголовном праве. МЛ 963. С.25.

3Советское уголовное право. Общая часть. МЛ 988. С.24.

38 вершившего преступление, с целью его исправления и перевоспитания, общего и специального предупреждения, а виновный обязан при наличии возможности претерпеть лишения личного, имущественного или иного характера, вытекающие из осуждения его от имени государства и применения к нему ,в необходимых случаях только предусмотренного уголовным законом наказания за совершенное преступление”.

Когда совершается преступление, т.е. имеет место юридический факт, возникает конкретное уголовно-правовое отношение. Лицо, совершившее преступление, становится обязанным подвергнуться предусмотренному законом, который оно нарушило, государственно-принудительному воздействию. Лицо в буквальном смысле сделало само себя таким обязанным. А у государства в лице правоохранительных органов появилось право применения к указанному лицу такого воздействия. Таким образом, без обязанности лица, совершившего преступление, конечно, не может быть уголовной ответственности. Иначе применение уголовной ответственности будет незаконным.

Однако обязанность подвергнуться государственно-принудительному воздействию еще не есть сама ответственность, подобно тому, как обязанность отвечать еще не есть сам ответ. Обязанность может быть не реализова-на, например, ввиду освобождения от уголовной ответственности.

Освобождение от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям возможно только в том случае, если органы предварительного расследования, прокурор, суд безусловно установили, что конкретное лицо виновно в совершении общественно опасного деяния, вследствие чего оно обязано подвергнуться уголовной ответственности за это деяние, однако в силу
определенных обстоятельств признается нецелесообразным реально

Козаченко И.Я. Санкции за преступления против жизни и здоровья. TOMCK.1987.C45.

Уголовное право России. Общая часть: Учебник/ Отв. ред. Здравомыслов Б.В. - М.: Юристъ. 1996. С.65.

39 возложить на это лицо обязанность претерпеть все последствия привлечения к уголовной ответственности.1

Уголовное дело или уголовное преследование может быть прекращено лишь при наличии строго определенных оснований, исключающих производство по уголовному делу, либо влекущих освобождение лица от уголовной ответственности (ст.ст.24-28, 212 УПК РФ), о чем составляется мотивированное постановление с изложением сущности дела и оснований прекращения (ст.213 УПК РФ), в противном случае это процессуальное решение компетентного органа будет незаконным. Под основаниями прекращения уголовного дела понимаются предусмотренные законом обстоятельства, влекущие за собой прекращение уголовного судопроизводства. Наличие в законе исчерпывающего перечня таких оснований, а также четкая их формулировка являются важной предпосылкой законности и обоснованности решений о прекращении уголовных дел.

Точное их определение необходимо также для того, чтобы отразить подлинную картину статистических показателей применения различных оснований к прекращению уголовных дел на практике, организовать аналитическую работу контрольно-методических подразделений органов предварительного следствия МВД, УВД и прокурорского надзора по вопросам обоснованности применения института прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Важное значение правильного выбора основания к прекращению уголовного дела в каждом конкретном случае обусловлено и тем, что от этого зависят существенные правовые и психологические последствия принятия решения.

В правовой литературе зачастую не проводятся различия между основаниями, предпосылками, а также условиями прекращения уголовного дела.

1 Кириллова Н.П. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим ос- нованиям: Серия “Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе”. СПб. 1998. С.9.

Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовного дела в советском уголовном процессе. М: Юрид. лит. 1963. СЛЪ.

40 Эти понятия, имеющие внешнее сходство, различны по своему смысловому значению. Однако освещение указанной проблемы представляется правильным начать с дефиниций указанных понятий.

Основа - это главное, на чем строится что- либо; сущность, исходное, главное положение чего-либо.1 Отсюда основание - есть “исходное условие, предпосылка существования некоторого явления” , или “причина, достаточный повод”3.

Основание, наряду с другими значениями - существенный признак, по которому распределяются явления, понятия.4

Предпосылка- это предварительное условие чего-либо, исходный пункт какого-нибудь рассуждения.5

Условия,- это обстоятельства, от которых что - либо зависит; данные, требования, из которых следует исходить. . ч Таким образом, условия и предпосылки прекращения уголовного дела

  • это разнообразные обстоятельства, как правило, необходимые для примене-

ния той или иной нормы.

По мнению Тихоненко И.М., основаниями освобождения от юридической ответственности являются важные, существенные обстоятельства, предусмотренные или презюмируемые отраслями права, при наличии которых лицо, совершившее правонарушение, избавляется от неблагоприятных по-следствий противоправного деяния. Отсюда основания прекращения уголовного дела должны обладать универсальными свойствами, определять сущ-

1 Ожегов СИ, Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М: Изд-во “Азъ”. 1995. С.454. т

Филосовская энциклопедия. Т.4. М.: Изд-во “Советская энциклопедия”. 1976. С.170.

3 Словарь русского языка. Т.2. М.: Изд-во. АН СССР. С.891.

4 Там же. С.454.

1 5 См. там же. С.533.

6 Ожегов СИ Словарь русского языка. М.: Советская энциклопедия. 1972. С. 771.

Тихоненко И.Н. Основания освобождения от юридической ответственности. Дисс. канд. юрид. наук. М. 1995. С. 50.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННА 41 БИБЛИОТЕКИ ,

ность нормы, целесообразность ее существования, отвечать на вопрос, почему применяется именно эта норма.

Положение, признающее возможность прекращения уголовного дела лишь при наличии оснований, строго определенных в уголовно-процессуальном законе, является общепризнанным в теории уголовного процесса и никем не оспаривается.

Следует согласиться с Келиной С.Г., которая характеризует основания освобождения от уголовной ответственности как обстоятельство или сово- купность обстоятельств, которые отвечают трем признакам: во-первых, они не только наиболее существенны и необходимы для применения нормы об освобождении, но и характеризуют совершенное преступление или личность преступника; во-вторых, они характеризуют преступление и преступника на момент совершения этого деяния или оценки его органами правосудия; в- третьих, между “основанием” и нормой об освобождении имеется неразрывная связь, т. е. при наличии обстоятельств, которые относятся к “основанию”, всегда или по общему правилу может быть применено освобождение от уголовной ответственности.1

Представляется, что основания прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки характеризуют совершенное деяние, личность правонарушителя либо его поведение после совершения преступления. Между ними и нормой об освобождении имеется неразрывная связь: при наличии обстоятельств, которые относятся к “основанию”, всегда или по общему правилу уголовное дело может быть прекращено.

Основания прекращения уголовного дела в юридической литературе принято классифицировать по различным признакам . Для правильного при-

Келина СТ. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответст- венности. М..’Наука. 1974. С.47-48. Дубинский А.Я. Систематизация оснований для прекращения уголовного

дела в стадии дознания и предварительного следствия // Материалы итоговой

42 менения положений закона об основаниях прекращения уголовного дела не обходима научно-обоснованная классификация этих оснований. В юридиче ской литературе встречаются различные точки зрения по поводу их класси фикации. Первые авторы считают, что классификация вообще не нужна, а следует придерживаться системы, предполагаемой законом1. Представ-

ляется правильной точка зрения авторов, полагающих, что систематизация оснований, их группировка по характерным признакам, определяющим внутреннюю сущность, способствует научному подходу к исследованию ос- нований для прекращения уголовного дела.

М.А.Чельцов выделяет юридические и фактические основания. Юридическими он называет те, которые устраняют преступный характер деяния и его наказуемость. Фактические основания констатируют недостаточность данных для предания обвиняемого суду и отсутствие события преступления .

Следует согласиться с И.А.Поповым в том, что такая классификация не имеет ни познавательной, ни практической ценности. Очевидно, что все без исключения основания к прекращению уголовного дела прямо предусмотрены уголовно- процессуальным законом и значит, являются юридическими. Вместе с тем каждое из них предполагает существование определенных фактов, обусловливается конкретными фактическими данными и с этой точки зрения носят фактический характер. С практической точки зрения такое деление не дает четкого и ясного представления для участников уголовного процесса, заинтересованных в исходе дела, о юридическом значении данного решения, принятого по тому или иному виду оснований .

научно-теоретической конференции профессорско-преподавательского состава Киевской высшей школы МООП СССР. Киев. 1967. С. 232-241.

1 Искандеров Р.Г. Прекращение уголовного дела на предварительном след ствии.- Автореф.дисс.канд.юрид.наук. Баку. 1975. С.14.

2 Челъцов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1951. С. 287; Он же. Со ветский уголовный процесс. М. 1962. С. 327-328.

3 Попов И.А. Законность и обоснованность прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Дисс….канд. юрид. наук. М. 1992. С.28-29.

43

В.А.Михайлов справедливо отмечает условность данной классификации, поскольку обе группы оснований по своей природе являются юридическими1.

Ряд авторов , полагает, что деление оснований к прекращению уголовных дел на материально-правовые и процессуальные отражает основные особенности различия групп обстоятельств, влекущих за собой прекращение дела и помогает понять их существо. К материально - правовым они отнесли все основания, которые исключают наличие преступления, либо необходимость привлечения к уголовной ответственности или применения наказания. Все основания, относящиеся к этой категории, предусмотрены уголовным законом и вытекают из принципов уголовного права. Их, в свою очередь, можно разделить на однородные группы. Процессуальные основания, в отличие от материально- правовых, представляют собой условия, при которых не может быть начата или продолжаться уголовно - процессуальная деятельность, несмотря на наличие всех обстоятельств, свидетельствующих о совершенном преступлении и допускающих применение наказания.

Такая классификация указывает, в чем состоят основные критерии оценки соответствующих обстоятельств, и объясняет некоторые процессуальные особенности прекращения уголовных дел по отдельным основаниям3.

Своеобразным уточнением предыдущей классификации можно считать деление оснований прекращения дела, предложенное А. Я. Дубинским. К первой группе он относит основания, констатирующие, что преступление не было совершено. Вторая группа охватывает основания прекращения уголов-

1 Михайлов В.А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Волгоград. 1970. С. 10.

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. П.А.Лупинской. М. 1997. С.306-307; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предвари- тельное следствие. М. 1965. С.З 05 -Давыдов М.П. Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература. 1963. С. 10-11.

Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Окончание предварительного расследования прекращением уголовного дела. Рязань “Узорочье”. 2001. С.23.

44 ного дела в силу наличия условий для освобождения лица от уголовной от- ветственности. В третью группу входят основания, которые определяют невозможность повторного расследования фактов, о которых компетентные органы приняли решения, не отмененные в установленном законом порядке1.

Классификация, предложенная А.Я. Дубинским, на наш взгляд, не вполне совершенная, поскольку систематизация оснований к прекращению уголовного дела с учетом обстоятельств, обуславливающих принятие данного процессуального решения, не раскрывает сущности акта прекращения уголовного дела и его правовых последствий.

В.З.Лукашевич делит основания прекращения уголовных дел в зависимости от правовых последствий прекращения дела для лица, в отношении которого оно прекращается, на реабилитирующие и нереабилитирующие. Тот же критерий используют А.С.Барабаш и Л.М.Володина . В.Г.Степанов и В.В.Шимановский делят нереабилитирующие основания, исключающие возможность применения к виновному мер административного, общественного или воспитательного воздействия, и нереабилитирующие основания, предполагающие обязательное применением мер административного, воспитательного или общественного воздействия5.

Дубинский А.Я. Основания прекращения уголовного дела в стадии предва- рительного расследования. Киев. 1973. С. 4-6.

Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду. Л. 1966. С.100-105.

3 Барабаш А.С., Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереабили- тирующим основаниям в стадии предварительного расследования. - Томск. 1986. С.40-41.

4 Степанов ВТ., Шимановский В.В. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. Л. 1979. С.5-6.

5 В последние годы проведения реформы уголовно-процессуального законо дательства произошли изменения правового регулирования применения ука занных оснований. В частности, отменено действие статей Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, предусматривающих прекращение уголов ного дела в связи с передачей материалов в товарищеский суд , комиссию по делам несовершеннолетних или передачей лица на поруки или для примене ния мер общественного воздействия. Между тем, появились новые основания прекращения уголовного дела, такие как деятельное раскаяние лица, совер-

45 Каждая из приведенных классификаций имеет определенное значение, так как позволяет лучше изучить и уяснить сущность и содержание всех предусмотренных законом оснований прекращения уголовного дела. Практический смысл, как представляется, имеет деление оснований на 1) реабилитирующие1, по сути оправдывающие конкретное лицо, когда отсут- ствуют основания и условия для привлечения его к уголовной ответственности (отсутствие события преступления, отсутствие состава преступления, не- причастность к совершению преступления) и 2) нереабилитирующие, когда “прокурор и следователь исходят из того, что обвиняемый совершил ин- криминируемое преступление” (к ним, в частности, относят обстоятельства, указанные в уголовном законе как основания освобождения от уголовной ответственности). Такое деление дает возможность: во-первых, четко выразить мнение органа предварительного расследования в постановлении о пре- кращении дела ввиду невиновности и реабилитации гражданина; во- вторых, констатировать совершение уголовно-наказуемого деяния конкретным лицом, не признавая его виновным (так как в соответствии с законом таким правом наделен только суд, вынесший обвинительный приговор)3. Таким образом, деление оснований к прекращению уголовного дела на реабилитирующие и нереабилитирующие основано на научно-прикладной базе, наиболее полно характеризует сущность института прекращения уголовного дела в стадии предварительного расследования, основания для его применения, а также вытекающие из этого правовые последствия.

шившего преступление, применение в отношении несовершеннолетнего при- нудительных мер воспитательного воздействия и другие.

1 Мотовиловкер Я. О. Основания прекращения уголовного дела по реабили тирующим лицо мотивам // Советское государство и право. 1972. № 9. С. 87- 94.

2 Строгович М.С. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства и некоторые вопросы защиты в советском уголовном про цессе // Вопросы защиты по уголовным делам. Л. 1967. С. 52.

3 См.: Попов И.А. Указ. Раб. С.ЗЗ.

46 Изменение обстановки относится к числу последних, поскольку при этом от уголовной ответственности освобождается лицо, совершившее преступление, о чем прямо говорится в ст. 26 УПК РФ и ст. 77УК РФ. Для применения указанных норм необходимо установить, что конкретное лицо действительно совершило преступление, которым причинило вред интересам потерпевшего (либо создавало угрозу причинения вреда), в связи с чем, имеются основания для привлечения обвиняемого к уголовной ответственности. Но поскольку произошло изменение обстановки, при котором это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными имеется фактический состав для освобождения лица от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела.

Однако необходимо заметить, что по вопросу об основаниях освобождения от уголовной ответственности по ст.26 УПК РФ в теории уголовного процесса до сих пор нет полного единодушия. В теории уголовного права существует мнение о том, что основаниями освобождения от уголовной ответственности в рассматриваемом случае является совершения преступления небольшой общественной опасности и незначительная общественная опасность личности виновного1.

Возражая автору приведенной выше точки зрения, следует заметить, что факт совершения преступления, даже не представляющего большой общественной опасности, дает право привлечь лицо к уголовной ответственности, но не порождает права у государства в лице его компетентных органов освободить правонарушителя от уголовной ответственности. Личность же никогда не оценивалась законодателем как основание освобождения от уголовной ответственности. Личностные свойства преступника в этом случае могут учитываться при разрешении уголовного дела в качестве смягчающих вину обстоятельств.

Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответст- венности. М.: 1974. с.50-51.

47 Кроме того, наряду с мнением о том, что прекращение по ст.26 УПК РФ (ст.6 УПК РСФСР) есть самостоятельное основание прекращения уголовных дел, существует противоположное утверждение, что прекращение производства вследствие изменения обстановки есть не что иное, как прекращение в связи с отсутствием состава преступления. Одни ученые считают, что потеря деянием признака общественной опасности означает, что основанием прекращения дела является отсутствие состава преступления. Другие, полагая, что в указанном случае деяние содержит признаки состава преступления, отвергают возможность постановки вопроса о прекращении дела на основании отсутствия состава.

Заслуживает внимания точка зрения В.П.Божьева, полагающего, что основания прекращения уголовного дела, предусмотренные ст. 6 УПК РСФСР, не вполне вписываются в группу “нереабилитирующих”, поскольку, “…где отсутствует общественная опасность деяния, нет объективной стороны состава преступления. Отсутствие же одного из обязательных его элементов означает и отсутствие в деянии самого состава” ‘…Автор далее считает, что “…При таких обстоятельствах есть предпосылки к тому, чтобы рассматриваемое основание квалифицировать как частный (хотя и специфический) случай прекращения дела за отсутствием состава преступления (см. п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР)” . Это, по утверждению автора, не относится ко второй группе оснований к прекращению дела (если лицо перестало быть общественно опасным), “…в этом случае…тоже целесообразно сохранить существующий ныне порядок “3.

И все же, изменение обстановки и в первом, и во втором случае не означает исчезновения элементов состава преступления - они имели место при совершении преступного деяния. Именно в этом отличие прекращения уго- ловного дела по данному основанию от прекращения уголовного дела по

Божъев В.П. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного судо- производства. // Рос. Юстиция 1996. №5. С.21. Божъев В.П. Там же. Божъев В.П. Там же.

48 п.2ч.1 ст.24 УПК РФ, где состава преступления как такового вообще не было. В последнем случае лицо было привлечено к уголовной ответственности не- основательно и должно быть реабилитировано. Прекращение уголовного дела предполагает здесь доказанность отсутствия элементов состава преступления. Поскольку закон исходит из факта совершения лицом уголовно наказуемого деяния, основания освобождения от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию (как и по другим основаниям, предусмотренным УК) являются нереабилитирующими.

Общее основание прекращения уголовного дела в отношении лица, со- вершившего преступление, от уголовной ответственности по ст.26 УПК РФ (ст.77 УК РФ) можно определить как нецелесообразность привлечения к ней в изменившейся обстановке, в которой либо совершенное лицом уголовно наказуемое деяние, либо само это лицо перестали быть общественно опасными. Однако в рассматриваемой статье сформулированы два самостоятельных, хотя и весьма сходных основания освобождения от уголовной ответственности: отпадение общественной опасности совершенного деяния вследствие изменения обстановки и утрата общественной опасности лицом, совершившим это деяние, также вследствие изменения обстановки.

Утрата общественной опасности деяния вовсе не означает отсутствие основания уголовной ответственности. В момент совершения деяние содержало состав преступления и служило основанием уголовной ответственности. И это основание сохраняется, поскольку уголовный закон не изменяется и деяние продолжает формально оставаться противоправным. Поэтому для применения ст. 26 УПК РФ (ст.77 УК) необходимо установить, в чем конкретно выразилось изменение обстановки и почему оно повлекло утрату общественной опасности совершенного деяния.

То или иное основание, предусмотренное ст. 26 УПК РФ не может возникнуть само по себе. Для этого необходимы достаточные предпосылки, спо- собствующие изменению обстановки применительно к деянию либо лицу, со-

49 вершившему это деяние, таким образом, чтобы можно было судить об отпа- дении общественной опасности ими (деянием либо лицом).

Предпосылками, создающими основания для прекращения уголовного дела вследствие утраты деянием общественной опасности являются, как правило, такие существенные изменения в объективных социальных условиях, при которых не только конкретное, но и все другие подобные деяния утрачивают общественную опасность. В 30 - 40-е годы - это переход от военного времени к мирному, отмена карточной системы на продукты питания; в 80 -90-е годы - кардинальное изменение социально - экономической жизни страны. Эти перемены влияют на общественное правосознание, которое в новых условиях не воспринимает как общественно опасное деяние, совершенное в иной обстановке и представляющее значительную опасность для общества в момент совершения, т.е. объект, находящийся под защитой государства, перестал занимать то положение в сфере общественных отношений, которое ему предназначалось ранее. После отмены в стране или отдельных местностях военного или чрезвычайного положения теряют общественную опасность деяния, признанные преступными в условиях военного или чрезвычайного положения. Изменение обстановки должно быть настолько существенным, что под его влиянием отпадает общественная опасность не какого-то конкретного деяния, а всех преступлений данного вида.

Предпосылками, влияющими на степень общественной опасности лица, совершившего преступление, нередко оказываются: тяжелая болезнь; увольнение с должности, с использованием которой было совершено престу- пление; призыве на действительную военную службу и разрыв связей с кри- минальной средой, под влиянием которой было совершено преступление; прекращение супружеских отношений, осложнение которых послужило пси- хологической причиной преступления; законопослушное и добропорядочное поведение в течение длительного времени и т.п.. Но во всех случаях они должны разрывать ту совокупность причин и условий, в которой было совершено преступление, и исключать возможность совершения данным лицом

50 новых преступлений в дальнейшем. Раскаяние лица, его примерное поведение, честное отношение к исполнению своих профессиональных и общественных обязанностей, возмещение ущерба потерпевшему не могут быть предпосылками прекращения уголовного дела по ст. 26 УПК РФ. Закон (ст. 61 УК РФ) называет их обстоятельствами, смягчающими наказание. При определенных условиях указанные обстоятельства могут повлечь прекращение уголовного дела по иным нереабилитирующим основаниям. Однако, раскаяние лица, совершившего преступление и его примирение с потерпевшим при рассмотрении уголовного дела, прекращаемого по основаниям ст.26 УПК РФ, необходимо расценивать как позитивный момент, хотя в самой норме это не предписано.

Невозможно дать исчерпывающий перечень предпосылок прекращения уголовных дел по рассматриваемым основаниям. Как нам представляется, наличие только информации о предпосылках не является основанием для освобождения лица от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки. Необходимо, чтобы они были установлены в рамках конкретного уголовного дела и доказаны предусмотренными законом уголовно-процессуальными средствами.

Таким образом, предпосылками прекращения уголовного дела по \ ст.26 УПК РФ являются обстоятельства, которые обладают существенными \ признаками, меняющими прежнее представление об общественной опасно- J сти деяния либо лица, его совершившего и, следовательно, создающими ос- J J нования для прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки^

Институт прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки имеет определенное сходство с иными видами прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям ст. ст. 25,26, 28 УПК РФ. Это порождает на практике их смещение, конкуренцию, подмену оснований при прекращении уголовных дел, что диктует необходимость их сравнительного исследования, сопоставления. Надо заметить, что смешению указанных ос-

51 нований способствует в большей степени неконкретная формулировка осно- ваний прекращения уголовного дела в ст. 26 УПК РФ ст.77 УК РФ.

Нередко на практике уголовные дела прекращаются в соответствии со ст. 6 УПК РСФСР (ст.26 УПК РФ) и на том основании, что лицо устранило вредные последствия от преступления (возместило ущерб, загладило вред), хотя в подобных случаях речь нередко должна идти скорее о применении положений СТ.7УПКРСФСР (28 УПК РФ). Следователи, однако, расценивают факт устранения лицом вредных последствий от преступления как утрату им общественной опасности. Этому способствуют и рекомендации ученых, по- мещаемые в такие авторитетные для практических работников издания, как комментарии законов. Например, в Комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР А.С. Александров прямо указывает на то, что лицо перестает быть общественно-опасным, когда оно совершило поступки, свидетельствующие о его деятельном раскаянии (загладило причиненный вред, помирилось с потерпевшим)1. Полагаем, что изменение обстановки в приведенном выше варианте истолковано слишком широко. Ведь обстановка - это то, что окружает лицо, объективные внешние условия его существования и жизнедеятельности. Не случайно в той же работе отмечено: “Характер изменений, произошедших в обстановке, в которой находится лицо, совершившее преступление, может быть различным, но во всех случаях они должны разрывать ту совокупность причин и условий, в которых было совершено преступление, и исключать возможность совершения новых пре- ступлений данным лицом” .

К тому же заглаживание вреда и примирение с потерпевшим не всегда являются доказательством искренности раскаяния, точным показателем снижения (отпадения) опасности лица, совершившего преступление. Для со-

1 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/ Отв. ред. В.И. Радченко; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР под ред. В.Т. Томина.2-е изд. М.: Юристъ.1999. С. 25.

2 Там же.

52 временной ситуации в России характерно коммерциализация отношений, па- дение нравов. В таких условиях человек, обладающий достаточными средст- вами, материальными возможностями, может просто откупиться от притязаний потерпевшего, купить себе прощение, не особенно раскаиваясь в содеянном.

Сходство рассматриваемых видов прекращения уголовных дел позволило Л.В. Лобановой признать целесообразным дополнение ст. 6 УПК РСФСР частью второй следующего содержания: “Дело подлежит прекращению в случаях освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса РСФСР”1. По мнению Л.В. Лобановой, ст. 6 УПК (ст.26 УПК РФ) следовало озаглавить “Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки и освобождения лица от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РСФСР”, а регламентация “процедуры осуществления специальных видов освобождения от уголовной ответственности необходима именно в ст. 6 УПК РСФСР, поскольку между освобождением от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки и специальными видами освобождения от уголовной ответственности имеется много общего, ибо примечание последних связано … со значительным снижением степени общественной опасности лица, обу- словленным его деятельным раскаянием. Сходство оснований осуществления различных видов освобождения от уголовной ответственности должно опре- делять и общность порядка реализации такого рода освобождения” .

На схожесть анализируемых видов освобождения от уголовной ответ- ственности указывал и Н.В. Григорьев: “…допустимо рассматривать добро- вольную сдачу огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотиков как изменение обстановки и свидетельство того, что лицо перестало быть общественно опасным. Факт сдачи, например, незаконно хранив-

Лобанова Л.В: Юридическая природа и процессуальные вопросы освобож- дения от уголовной ответственности. Дис.канд.юрид. наук. Ярославль. 1986г. С.135. 2 Там же.

53 шегося огнестрельного оружия показывает, что обстановка изменилась. В распоряжении лица больше нет оружия. Причем это изменение обстановки произошло по его доброй воле, что позволяет сделать вывод, что лицо не может больше считаться общественно опасным” .

Вместе с тем, им правильно подмечено, что признание конкретного специального основания освобождения от уголовной ответственности частным случаем изменения обстановки весьма условно, а применительно к отдельным основаниям (заявление лица о связи с иностранной разведкой или даче им взятки) и вовсе несостоятельно, что обусловливает необходимость дополнения уголовно-процессуального закона нормами, непосредственно рассчитанными на регулирование процедуры прекращения уголовного дела в связи с установлением какого-либо из специальных оснований освобождения от уголовной ответственности .

Действительно, применение ст. ст.26 и 28 УПК РФ предполагает установление разных фактических обстоятельств. Как уже отмечалось, деятельное раскаяние выражается в добровольных, активных действиях лица, направленных на раскрытие преступления, ликвидацию последствий противоправного деяния.

Изменение же обстановки подразумевает другое. В порядке ст.26 УПК РФ уголовное дело может быть прекращено безотносительно к тому, кто совершил деяние, виновно или невиновно в этом конкретное лицо. В подтверждение данного тезиса А. Ларин приводит дела о незаконных сделках с валютными ценностями. “Запрещающая эти действия под угрозой наказания ст. 162 УК РСФСР, введенная 7 июля 1994 г., не была отменена и формально сохраняла силу по 31 декабря 1996 г. … Однако в новом УК РФ ответственность за сделки с валютными операциями не предусмотрена. Это косвенно, но вполне определенно отражает такое изменение обстановки, в силу которо-

Григоръев Н В., Сабитов Р.А. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ. Хабаровск. 1993. С. 48. Григорьев Н.В., Сабитов Р.А. Указ. соч. С. 51.

54 го указанное преступление потеряло характер общественно опасного и дело о нем еще до введения в действие нового УК подлежит прекращению, незави- симо от того, кому приписывается это деяние и доказана либо не доказана виновность в нем определенного лица”1.

В качестве оснований прекращения уголовного дела в соответствии со ст.25 УПК РФ выступают примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного ему вреда. Прекращение уголовного дела по этому основанию распространяется только на случаи совершения преступлений в отношении физических лиц. Институт прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки применяется к лицам, впервые совершившим преступления небольшой или средней тяжести, при этом не имеет значения, в отношении юридического или физического лица совершено преступление. Необходимо отметить, что положение ст.25 УПК РФ (ст.76 УК РФ) предполагает наличие специального заявления потерпевшего, в котором должно быть подтверждено его примирение с лицом, совершившим преступление, и сформулирована просьба об освобождении лица от уголовной ответственности. Что касается утраты лицом общественной опасности после совершения им преступления, то ст.26 УПК РФ не требует от него таких действий, которые образуют основания прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием: явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, устранение вредных последствий от преступления. На утрату лицом общественной опас- ности могут указывать его общественно полезные поступки, хорошее поведение в течение значительного времени и др.

Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки допускается по действующему законодательству лишь со стадии предварительного расследования. Однако в теории существует иное мнение. Так, например, Лобанова Л.В. считает, что возможность освобождения от уголовной от- ветственности следует предусмотреть значительно раньше, когда совершен-

Ларин А. Прав ли суд, даже если он Конституционный // Рос. Юстиция. 1997. №4. С.53.

55 ное лицом деяние теряет общественную опасность и лицо, его совершившее, перестает быть общественно опасным вследствие изменения обстановки на стадии возбуждения уголовного дела.1 Согласиться с таким утверждением нельзя, поскольку вывод о возможности прекращения дела по ст.26 УПК РФ ( ст.77 УК РФ) должен быть основан на анализе всех обстоятельств дела и доказательствах действительного изменения обстановки, вследствие которого лицо, либо деяние перестали быть общественно опасными.

Н.В.Григорьев считает, что лицу, в отношении которого принимается это решение, в принципе безразлично, будет ли оно фигурировать в форме постановления об отказе в возбуждении уголовного дела или в форме поста- новления о его прекращении. Данное решение, по его мнению, диктуется главным образом стремлением избежать траты времени органов расследования по ведению дознания или следствия и связанных с этим расходов.2

Данная точка зрения также не содействует укреплению законности и дает место произволу со стороны должностных лиц, принимающих решение

0 прекращении дела, а лицу, в отношении которого прекращается дело, отво дит роль молчаливого наблюдателя.

Утрата лицом общественной опасности в рассматриваемом плане означает, что вследствие изменения обстановки это лицо перестало представлять угрозу общественным отношениям, охраняемым принудительной силой государства. Антиобщественное поведение личности, ее противоправное отношение к принятым общественным ценностям как проявление внутренней потребности перестало быть чертой, присущей данному лицу. Это обстоятельство определило возможность его освобождения от уголовной ответственности. Цели исправления и перевоспитания правонарушителя мерами уголовного наказания и достижение целей общей и частной превенции перестали быть необходимостью.

1 Лобанова Л.В. Указ. соч.С.108.

Григорьев Н.В. Процессуальные аспекты освобождения от уголовной ответ- ственности по специальным основаниям, предусмотренным особенной частью УК РСФСР. Дисс. канд. юрид. наук. М. 1992. С.146-147.

56

По мнению С.Г.Келиной: “…в отличие от изменения обстановки, влекущего отпадение общественной опасности совершившего деяние”, изменение, вследствие которого лицо утрачивает общественную опасность, “касается только той обстановки, которая окружала данное виновное лицо до совершения им преступления. Эти изменения обстановки не связаны с изменением условий, окружающих других жителей этой же местности или других работников этого же предприятия или учреждения. Такое изменение объективных условий может произойти по воле виновного лица”.1

Характер изменений, произошедших в обстановке, в которой находится лицо, совершившее преступление, может быть различным, но во всех случаях они должны разрывать ту совокупность причин и условий, в которой было совершено преступление, и исключать возможность совершения данным лицом новых преступлений в дальнейшем.

По мнению А.Я. Дубинского, рассматриваемое основание (когда речь идет об утрате лицом общественной опасности) необходимо уточнить, что лицо “перестало быть общественно опасным вследствие изменения обета-новки или по другим причинам” .

Мы согласны с Л. М. Володиной, полагающей, что измененная редакция статьи расширяет, таким образом, основания прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки либо путем исключения этого условия применительно к лицу, совершившему преступление, либо путем включения в содержание второго пункта так называемых “других причин”, кроме изменения обстановки. Едва ли подобная реконструкция ст.26 УПК РФ изменит существующее положение вещей и положит конец расширительному толкованию в применении этой нормы права. Неопределенность, расплывчатость

Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответст- венности. М. 1974. С.98-99.

Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии дознания и предва- рительного следствия. Киев. 1971. С. 17.

57 предлагаемой А. Я. Дубинским редакции статьи, напротив, приведет к рас- пространенности этого явления. ‘

Общественная опасность деяния определяется, прежде всего, степенью причинения вреда охраняемым законом общественным отношениям. Утрата преступлением материального признака - общественной опасности - означает, следовательно, что объект, находящийся под защитой государства, перестал занимать то положение в сфере общественных отношений, которое ему предназначалось ранее. Таким образом, применение этого основания осво- бождения лица от уголовной ответственности рассчитано как раз на те ис- ключительные случаи, когда в законодательстве существует норма права, ох- раняющая этот объект, признает деяние, направленное на причинение ему вреда, преступлением, но фактическое положение вещей изменилось. Реально объект утратил свою былую значимость и не нуждается в правовой охране, в защите от посягательства. Следствием этого является отпадение необходимости достижения целей исправления и перевоспитания лица, совершившего преступление, равно как утрачивает свой смысл достижение целей общего и частного предупреждения.

Примером таких изменений могут служить крупные перемены в социально- экономических, политических и духовных условиях жизни общества в масштабе свей страны или значительного его региона. Эти перемены влияют на общественное правосознание, которое в новых условиях не воспринимает как общественно опасное деяние, совершенное в иной обстановке и представляющее значительную опасность для общества в момент совершения. Изменение обстановки должно быть настолько существенным, что под его влиянием отпадает общественная опасность не какого-то конкретного деяния, а всех преступлений данного вида. Так, после отмены в стране или отдельных местностях военного или чрезвычайного положения теряют обще-

Володина Л.М. Прекращение уголовных дел вследствие изменения обстановки и в связи с направлением для применения мер общественного воздействия в стадии предварительного расследования. Л. 1977. С.97.

58 ственную опасность деяния, признанные преступными в условиях военного или чрезвычайного положения.

Следует согласиться с С.Г.Келиной в том, что “ни убеждение в нецеле- сообразности применения наказания”, ни “ возможность исправления без применения наказания” не могут быть … названы основаниями освобождения, потому что не являются обстоятельствами, прямо характеризующими совершенное деяние или личность виновного”1.

Формулировка “убеждение в нецелесообразности применения наказания” действительно вызывает возражения, поскольку нигде в законодательстве она не упоминается в качестве основания освобождения от уголовной ответственности. Кроме того, исходя из философского определения основания как причины, исходного условия, следует, что убеждение в нецелесообразности освобождения от уголовной ответственности по ст.77 УК РФ (ст.26 УПК РФ) по мотивам, не предусмотренным законодательством, в качестве основания прекращения уголовного дела применены быть не могут.

Прекращение уголовных дел вследствие изменения обстановки в стадии предварительного расследования основано на отпадении необходимости достижения целей исправления и перевоспитания с помощью мер уголовного наказания. Следовательно, для вывода об эффективности действия нормы, содержащейся в ст.26 УПК РФ, нас интересует и конечный результат - обос- нованность прекращения уголовных дел в каждом конкретном случае. Нет сомнения в том, что применение любых видов освобождения от уголовной ответственности за совершенное преступление может дать положительный результат только в том случае, если оно обосновано.

Применительно к любому нереабилитирующему основанию прекращения уголовного дела, каковым является и изменение обстановки, в юридической литературе ставится проблема допустимости прекращения производства по делу на стадии предварительного расследования с точки зрения соблюдения при этом принципа презумпции невиновности.

1 Келина С.Г. Указ. работа М.: 1974. С.65.

59

Этот принцип является одной из важнейших гарантий, определяющих правовой статус личности. Поэтому он был возведен в разряд конституционных и закреплен в ст. 49 Конституции РФ: “каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда” (ч. 1 ст. 49).

Учитывая это конституционное положение, в юридической литературе был поднят вопрос о конституционности норм УПК, предусматривающих возможность прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в части предоставления права прекращения несудебным органам.

Следует вспомнить, что вопрос о целесообразности и правомерности прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования по названным основаниям уже давно и весьма активно обсуждается на страницах юридической печати1.

По данной проблеме еще в 1990 году высказался и Комитет конституционного надзора СССР, который счел нормы уголовного (ст. 43 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик) и уголовно-процессуального законодательства (ст. 5-1 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик), определяющие основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с применением мер админист-

Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. МЛ 960. С. 20- 2\Шейфер С.А. Некоторые вопросы прекращения уголовных дел в стадии дознания и предварительного следствия // Вопросы криминалистики. 1961. №1-2. С. 56-57; Папушов С. Прекращение уголовного дела и трудовые право отношения // Советская юстиция. 1969. № 6. С. 12; Алексеев КС, Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. Л. 1970. С. 19; Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М. 1973. С. 31-32; Володина Л.М. Задачи уголовного судопроизводства и пре кращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Вестник > ЛГУ. 1975. № 27. Вып. 3. С. 128; Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного

дела в советском уголовном процессе. Саратов. 1975. С. 86; Либус И.А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. Ташкент. 1981. С. 220-225; Гуляев А.П. Социально-политический аспект презумпции невиновности // Советское государство и право. 1988. № 4. С. 35-36 и др.

60 ративного взыскания или общественного воздействия, несоответствующими Конституции СССР, а именно положениям ст. 160 и международным актам о правах человека: п. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека на том основании, что указанные нормы дают возможность признать лицо виновным в совершении преступления без рассмотрения дела в суде1. Аналогичным образом решали вопрос о виновности и некоторые ученые2. А поскольку согласно закону вынести суждение о виновности может только суд в обвини- тельном приговоре, то, по их мнению, именно он и может быть тем единст- венным органом, который правомочен применять освобождение от уголовной ответственности и прекращать уголовное дело3. Однако, авторы, ра-

Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №39. Ст.775.

Шейфер С.А. Прекращение дела в советском уголовном процессе. Авто-реф…. канд. юрид наук. Куйбышев. 1963. С. 12; Теория доказательств в советском уголовном процессе. 2-е изд. МЛ 973. С. 352-354; Сперанский К. Применение мер общественного воздействия к несовершеннолетним правонарушителям // Социалистическая законность. 1966. № 5. С. 59; Поленов Г. Ф. Передача на поруки по У К Казахской ССР. Алма-Ата. 1973. С. 21-22; Рзаев А.А. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Караганда. 1982. С. 15; Фефе-лов П.А. Основания уголовной ответственности в советском праве // Советское государство и право. 1983. № 12. С. 89.

Волженкин Б. В. Общественная опасность преступника и основание уголовной ответственности // Правоведение. 1963. № 3; Курляндский В.И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. М.1965. С. 132; Остроумов С С Некоторые вопросы методологии проведения работы по изучению и предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних // Изучение и предупреждение правонарушений среди несовершеннолетних. М. 1970. С. 56- 57; Колбая Г.Н. О гарантиях реабилитации невиновного // Советское государство и право. 1972. № 7. С. 87;Карнеева Л. Прекращение уголовного дела в судебном заседании // Советская юстиция. 1973. № 8. С. 7-8; Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 8. С. 55; Соколов В., Москалев И. Кон-

61

тующие за соблюдение конституционного принципа презумпции невиновности и на этом основании настаивающие на исключении из УПК права органа дознания, следователя, прокурора прекращать уголовные дела по не- реабилитирующим основаниям , почему-то совсем забывают, что даже суд не сможет воспользоваться таким правом. Ведь лицо может быть признано ви- новным только приговором суда, вступившим в законную силу. А если будет вынесен такой приговор, то о каком прекращении дела и освобождении лица от уголовной ответственности может идти речь, “как можно, признав лицо виновным в совершении преступления, освободить его от такого признания”2, ведь именно отказ от этого и образует суть освобождения от уголовной ответственности, вытекающего из прекращения дела.

Мы согласны с С.Г.Келиной, которая считает, что принятие упомянутого выше предложения привело бы к полной ликвидации самого института освобождения от уголовной ответственности, ибо после вынесения обвинительного приговора речь может идти только о возможности освобождения от наказания3, на что, кстати, обращает внимание законодатель в ч. 4 ст. 5 УПК. А это фактически будет означать ликвидацию стимула к общественно полезному поведению субъекта, совершившего преступление, что не отвечает ни интересам личности, ни интересам государства, общества и вряд

ституция России и проблемы судопроизводства в уголовном процессе // Рос- сийская юстиция. 1996. № 2. С. 24.

1 Петрухин И.Л. Презумпция невиновности - конституционный принцип со ветского уголовного процесс Советское государство и право. 1978. № 12. С. 23-24; Мажинян Дж. Р. Презумпция невиновности и гарантии ее осуществ ления. Ереван. 1989. С. 76-79; Кокорев Л.Д. Некоторые замечания по проекту // Социалистическая законность. 1991. № 10.С. 39; Ларин A.M. Конституция и УПК // Государство и право. 1993. № 10. С. 36-37; Уголовный процесс: Учеб ник для вузов / Под общей ред. П.А.Лупинской. М.:1995. С. 291; Уголовный процесс России / Под ред. В.М.Савицкого. М.: 1997. С. 153.

2 Лобанова Л.В. Указ. соч. С. 49.

Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответст- венности. М.:1974. С. 40. На это обратил внимание и В.З.Лукашевич (см.: Лу- кашевич В.З. Освобождение от уголовной ответственности и наказания // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М.: 1979. С. 175-176).

62 ли будет способствовать борьбе с преступностью. Кроме того, это противо- речило бы уголовной политике, направленной на гуманизацию уголовного законодательства и практики его применения.

Сравнительно недавно по рассматриваемой проблеме высказался и Конституционный Суд РФ в постановлении от 28 октября 1996 г. № 18-П “По делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (в редакции до внесения изменений Федеральным законом от 21.12.96 г. - Авт.) в связи с жалобой гражданина О.В.Сушкова”. В своем решении суд признал, что ст. 6 УПК не противоречит ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, поскольку “принятое на основании оспариваемой нормы решение о пре- кращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции Российской Федерации”1.

Заметим, что указанное постановление Конституционного Суда имеет принципиальное значение, выходящее за пределы ст. 6 УПК (ст.26 УПК РФ), поскольку, по сути, касается большинства случаев прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, ибо по каждому из них решение о прекращении может быть принято на стадии предварительного расследования или судебного разбирательства, лишь при обоснованной уверенности соответствующего суда, прокурора, а также следователя и органа дознания с согласия прокурора в том, что субъект, в отношении которого возбуждено уголовное дело, действительно совершил инкриминируемое ему

Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 45. Ст. 5203. Следует, однако уточнить, что в прежней редакции ст. 6 УПК (до декабря 1996 г) говорилось о лице, совершившем деяние, содержащее признаки пре- ступления. Однако, как отмечали многие ученые, такое деяние представляет собой не что иное, как преступление (Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А.Кригера, Н.Ф.Кузнецовой, Ю.М.Ткачевского. М.:1988. С. 321).

63 преступление. Рассматривая проблему конституционности норм об ос- вобождении от уголовной ответственности и прекращении уголовного дела по указанным основаниям, не следует забывать и об этимологическом значении понятий “вина” и “виновность” и их соотношении. На это уже неоднократно обращалось внимание в юридической литературе1.

Это этимологически не совпадающие, хотя и родственные понятия. Вина - это материально-правовая категория, выражающая психическое отношение лица к совершаемому им деянию и к его последствиям, она существует объективно, независимо от ее познания. Виновность же, будучи процессуальной категорией, всегда выступает в качестве результата общественно-правовой оценки поведения лица, как доказанность совершения данным лицом конкретного преступления. Она может быть определена лишь в результате познавательной деятельности2.

Органы расследования не могут обходить молчанием вопрос о вине и виновности лица, в отношении которого возбуждена уголовное дело. Сказать, что “следователь не оперирует в своей работе категорией “виновность”,

1 Савинов В.К, Молодцов А. С, Благов Е.В. О категориях вины и виновности в уголовном праве и процессе/ Вопросы взаимодействия уголовного права и процесса. Ярославль. 1988. С. 48-56;

Молодцов А.С. О судьбе института освобождения от уголовной ответственности в новом законодательстве // Проблемы обеспечения законности в механизме правоприменения. Межреспубликанская науч.-практ. конф.: тезисы докладов. Волгоград. 1991. С. 187; Он же. Уголовно-правовые принципы и вопросы освобождения от уголовной ответственности: // Реализация принципа справедливости в правоприменительной деятельности органов уголовной юстиции. Ярославль. 1992. С. 37.

2 Даев ВТ. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982. С. 57; Кар- пушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступ ления. М.: 1974. С. 133; Кокорев Л.Д. Проблемы совершенствования законо дательства о правосудии по уголовным делам // Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. М.: 1990. С. 137; Миньковский Г.М., Петелин Б.Я. О понятии вины и пробле мах ее доказывания // Государство и право. 1992. № 5. С. 59-60; Петелин Б. Допрос подсудимого: вопрос вины // Советская юстиция. 1992. №21-22. С. 14.

64 значит зачеркнуть лейтмотив всего предварительного1 следствия”1. Без по- становки вопроса о виновности органы предварительного расследования и прокурор, осуществляющий надзор за их деятельностью, не смогли бы принять ряд важных процессуальных решений: о привлечении определенного лица в качестве обвиняемого, об окончании предварительного расследования составлением обвинительного заключения, а также о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям или за отсутствием состава пре- ступления (в части виновного совершения деяния) и др. Таким образом, “следователь ставит и решает вопрос о виновности, собирает доказательства виновности лица в инкриминируемом деянии”2.

Положительное решение вопроса о виновности (доказанности вины) лица в совершении инкриминируемого ему деяния является необходимой предпосылкой принятия решения о прекращении дела и освобождении лица от уголовной ответственности. Отрицательное же решение этого вопроса также предопределяет прекращение уголовного дела, но в связи с отсутствием в деянии состава преступления или ввиду недоказанности . Такая практика постановки и решения вопроса о виновности на всем протяжении уголовного процесса ни в коей мере не противоречит Конституции РФ, ибо ст. 49 Основного закона определяет, что виновность должна быть доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, т.е. в порядке, определенном для процесса доказывания, который регламентирован главным образом в УПК, ст. ст. 73, 74, 86, 88 .

Прав И.Л.Петрухин, утверждая, что “презумпция невиновности вовсе не запрещает следователю быть убежденным в виновности лица, но это убеждение не равнозначно официальному объявлению лица виновным в совер-

Сивачев А.В. Вопрос о виновности на предварительном следствии // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1982.№ 1. С. 53.

Левинова ТА. Средства законодательной техники в сфере регулирования прекращения уголовных дел // Вопросы юридической техники в уголовном и у головно-процессуальном законодательстве: Сб. науч. статей. Ярославль. 1997. С. 170.

65 шении преступления” , которое может иметь место лишь в обвинительном приговоре суда. А “прекращение уголовного преследования … хотя и осно- вывается на оценке существа дела, но разрешает вопрос лишь о вероятности вины или невиновности обвиняемого”2.

То, что следователь при прекращении уголовного дела исходит из доказанности вины обвиняемого, вовсе не равнозначно официальному установлению факта совершения преступления, поскольку акт о прекращении дела имеет обязательное значение только в данном конкретном случае. Официальным же можно считать лишь такое установление факта, которое обязательно будет учтено при принятии последующих решений3.

Таким образом, в случае прекращения уголовного дела по нереабили- тирующим основаниям нет и не может быть признания лица виновным, есть лишь установление виновности как результата общественно правовой оценки поведения лица. Поэтому нормы о прекращении уголовного дела по нереаби- литирующим основаниям, предоставляющие право принимать такие решения как судебным, так и иным правоохранительным органам, вполне согласуются с Конституцией РФ. При этом гарантией соблюдения прав личности, в отношении которой прекращается уголовное дело, и принципа презумпции неви-

1 Петрухин И.Л. Презумпция невиновности и вопросы доказывания на пред- варительном следствии // Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. Ярославль. 1990. С. 86. См. также: Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М.1962. С. 249; Злобин Г.А., Ке-лина СТ., Яковлев A.M. Совершенствование советского уголовного законодательства на современном этапе // Советское государство и право. 1978. № 12. С. 16; Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М, 1984. С. 112; Он же. Избранные труды. Т. 2., Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. МЛ992. С. 267;Лукашевич В., Шиманов-ский В. О праве прокурора и следователя прекращать уголовные дела по не- реабилитирующим основаниям // Социалистическая законность. 1991. № 10. С. 36-38; ФойнщкийИ.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Спб. 1996. С. 55. 1 Лобанова Л.В. Указ. соч. С. 53-54.

66

новности является обязательность получения согласия данного лица на за- вершение производства по делу.

Освобождение от уголовной ответственности без рассмотрения дела судом распространено в законодательстве и правоприменительной практике многих государств.

Такая практика вполне соответствует и международно-правовым документам в области защиты прав человека, которые согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Содержащаяся же в международно-правовых актах формулировка презумпции невиновности вовсе не исключает возможности освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, на стадии предварительного расследования.

Так, ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: “Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана согласно закону”. Почти такая же формулировка содержится в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека. Анализируя содержание термина “согласно закону”, Европейская комиссия, по правам человека указала, что порядок опровержения презумпции невиновности может различаться, но “с учетом важности того, что поставлено на карту, и с дополнительными гарантиями права на защиту”’.

В условиях, когда российская судебная система с трудом справляется с все увеличивающимся потоком дел, возможность прекращения уголовных дела на досудебных стадиях имеет и прагматическое, экономическое значе-ние , поскольку позволяет освободить суд от рассмотрения очевидных дел,

1 Международные нормы и правоприменительная практика в области прав и свобод человека. МЛ 993. С.44.

Требование быстроты и экономичности процедур в уголовном судопроиз- водстве важно при хронической перегрузке кадров и постоянно ущербном бюджете (см.: Кригер ГЛ., Кригер Г.Л. Об индивидуализации ответственности и наказания в советском уголовном законодательстве // Вестник Москов-

67 не представляющих собой каких-либо сложностей. Кроме того, “для многих людей, пытающихся законно восстановить свои права, суд так и не стал “ни скорым, ни правым, ни справедливым”.1 Так, стоит ли отказываться от воз- можностеи разгрузить суд, если эти возможности не противоречат духу об- щепризнанных международно-правовых постулатов? ;

Таким образом, предпосылками прекращения уголовного дела по УПК ст.26 УПК РФ являются обстоятельства, которые обладают существенными признаками, меняющими прежнее представление об общественной опасности деяния либо лица, его совершившего и, следовательно, создают основания для прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки. Для возникновения оснований, предусмотренных ст.26 УПК РФ (ст.77 УК РФ) необходимы достаточные предпосылки, способствующие изменению обста- новки применительно к деянию либо лицу, совершившему это деяние, чтобы можно было судить об отпадении общественной опасности ими (деянием либо лицом его совершившим или и деянием и лицом одновременно).

ского университета. Серия “Право”. 1972. № 4. С. 44; Ковалев М.И. Конституция СССР как источник уголовного законодательства // Конституция СССР и дальнейшее повышение эффективности норм уголовного права. Свердловск. 1980. С. 7; Лобанова Л.В. Некоторые проблемы развития законода-

s

тельства об освобождении от уголовной ответственности в условиях правовой реформы // Советская правовая система в период перестройки: Сб. науч. тр. Волгоград. 1990. С. 172;

Обсуждается теоретическая модель УПК // Советская юстиция. 1990. № 12. С. 24; Бойкое А. Проекты УПК РФ: иллюзии утрачены, надежды остаются // Законность. 1995. № 3. С. 37).

2 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации. Российская газета от 04.04.01. С.З.2 Там же. сз.

68 1.3. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки

Исходя из ст.ст.215, 427, 451 формами окончания предварительного расследования являются: 1) составление обвинительного заключения; 2) направление дела в суд для рассмотрения вопроса о применении прину- дительных мер медицинского характера; 3) прекращение уголовного дела.

В теории и на практике окончание предварительного расследования иногда смешивают с его приостановлением. Так, М.С. Строгович называет приостановление одной из форм окончания предварительного расследования1. Кроме того, приостановление чаще всего расценивается в литературе как перерыв (временный перерыв) в ведении дела, временное несовершение по нему следственных действий , что сводит сущность рассматриваемого института к бездеятельности органов расследования по приостановленным делам, фактически приравнивая приостановление к решению о прекращении уголовного дела.

Подтверждением указанных точек зрении являлся УПК РСФСР, в Главе 17 которого “Приостановление и окончание предварительного следствия” содержались правовые нормы, регулирующие институт приостановления предварительного следствия. Бесспорно, объединение в одной главе уголовно- процессуального закона правовой регламентации условий и порядка приостановления и окончания предварительного следствия в существенной мере снижало процессуальное значение данных институтов и создавало иллюзию их тождества. Подобные недостатки правового регулирования учтены авторами проекта УПК Российской Федерации, где институты приостановления и возобновления предварительного следствия и окончания предварительного следствия регламентированы разными главами.

1 Строгович М.С. Уголовный процесс. М. 1946. С.314.

Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уго- ловном процессе. Волгоград. 1976. С.5.

69

Представляется, следует четко разграничивать приостановление и окончание предварительного расследования. Приостановление предварительного расследования - это сложный институт уголовно-процессуального права, который не сводится к перерыву в производстве по делу. Перерыв, как один из признаков приостановления, есть лишь обнаружение его сущности . Сущность института приостановления в качестве одной из своих сторон предполагает активный характер деятельности в устранении обстоятельств, повлекших приостановление предварительного следствия. После приостановления производства по делу прекращается процессуальная деятельность следователя; однако работа по приостановленному делу, вплоть до его возобновления, должна протекать в иной, непроцессуальной форме2. Рано или поздно предварительное расследование должно привести либо к прекращению дела, либо к направлению в суд.

Несмотря на наличие существенных особенностей окончания пред- варительного расследования применительно к каждой из форм, все же сущность их одна и та же. Следует согласиться с Г.М Миньковским в том, что “… содержанием завершающей части предварительного расследования, чем бы оно ни заканчивалось, … всегда является: 1) принятие следователем на основании критической оценки всей совокупности материалов дела решения - о прекращении дальнейшего собирания доказательств; 2) систематизация материалов дела и окончательное оформление следственного производства; 3) проверка полноты, всесторонности и объективности, совокупности собранных по делу доказательств; 4) формулирование и обоснование следователем выводов по существу дела; 5) проверка прокурором правильности выводов следователя и дальнейшее на-

1 Быков В.М., Ломовскии В.Д. Приостановление производства по уголовному

Химичева Г.П., Патов Н.А. Приостановление предварительного следствия

делу. М. 1978. С.6-8. Химичева Г.П., Па (процессуальные и организационные вопросы). Уч. Пособие. М. 1996. С. 4-7.

70 .

правление дела”1.

Это позволяет рассматривать прекращение уголовного дела как одну из правомерных форм окончания расследования, равную по своему процессуальному значению направлению дела в суд с обвинительным за- ключением. Действительно, прекращением производства по уголовному делу в стадии предварительного расследования заканчивается значительное число уголовных дел. Так, об общего количества дел, оконченных производством, следователями органов внутренних дел прекращено: в 1998 году - 20,9 %, в 1999 году-19,2 %; в 2000 году -19,9 %; в первом полугодии 2001 года - 14,7 % дел2. Аналогичны данные о количестве уголовных дел, прекращенных органами дознания (к примеру, подразделениями дознания ГУВД г. Москвы в 2000 году прекращено 20,3% дел от числа оконченных ).

Прекращение уголовного дела - это принятие компетентным органом законного и обоснованного решения об окончании расследования в связи с установлением предусмотренных законом обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу, либо позволяющих освободить лицо от уголовной ответственности. Это означает, что следователь и орган дознания сами, без направления дела в суд, завершают расследование фактов, по поводу которых начато производство.

В связи с этим очевидно, что вывод следователя и органа дознания о необходимости прекратить дело должен быть столь же достоверен, как и вывод о необходимости направления дела в суд. Кроме того, вывод о необходимости прекращения дела не подвергается контролю суда в ходе судебного разбирательства, как это имеет место при составлении обвинительного за-

Минъковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право об- виняемого на защиту. М. 1957. С. 19-20.

2 См.: Аналитические справки Следственного комитета при МВД России о результатах работы органов предварительного следствия в 1998, 1999, 2000 года и 1 полугодии 2001 года.

См.: Обзор качества дознания в г. Москве за 12 месяцев 2000 года.

71 ключения, поэтому ответственность за его правильность целиком ложится на орган расследования и надзирающего прокурора.

В рассматриваемом случае порядок прекращения уголовного дела рег- ламентируется ст.26, 212, 213 УПК РФ. При этом предполагается осуществ- ление органом расследования следующих процессуальных действий:

а) разъяснение лицу оснований прекращения дела и права возражать против прекращения дела по этим основаниям;

б) составление мотивированного постановления о прекращении дела и получение согласия прокурором, направление копии постановления проку рору;

в) уведомление о прекращении уголовного дела обвиняемого, потер певшего, лица или учреждения, по заявлениям которых дело было возбужде но, разъяснение им порядка обжалования;

г) направление копии постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потер певшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику;

д) разъяснение потерпевшему и гражданскому истцу права предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (ч.4 ст.213 УПК РФ).

В УПК РСФСР отсутствовали какие-либо указания на то, что для пре кращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям предвари тельно необходимо предъявить обвинение лицу, совершившему расследуе мое преступление, хотя из анализа ст.ст.208 и 209 УПК РСФСР следует, од нозначный вывод о том, что прекращение уголовного дела по любым осно ваниям возможно лишь в отношении обвиняемого. УПК РФ в редакции ФЗ - №174 от 22 ноября 2001г.1 в этом смысле изменения в рассматриваемое ос нование не внес и сохранил положения ст.6 УПК РСФСР. Согласно по-

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (ч.1). Ст.4921.

(

72 следним изменения, внесенным в ст.26 УПК РФ , уголовное дело может быть прекращено в отношении лица, обладающего статусом подозреваемого или обвиняемого.

На наш взгляд, законодателю необходимо отказаться от положения рассматриваемой нормы, допускающей прекращение уголовного дела в связи сизменением обстановки в отношении подозреваемого. Лицо обладает ста- тусом подозреваемого не более десяти суток (ст.90 УПК РФ) и за это время вряд ли можно всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятель- ства преступления.

Если в начале расследования следователь может сомневаться в правильности предположений, которые у него возникают по обстоятельствам, входящим в предмет доказывания, то в момент принятия им решения о привлечении в качестве обвиняемого он обычно бывает настолько удовлетворен собранными доказательствами, что чувствует уверенность в правильности принимаемого решения2. Привлечение лица в качестве обвиняемого в данном случае, полагаем, необходимо рассматривать как неотъемлемое условие прекращения уголовного дела по ст.26 УПК РФ.

При окончании расследования следователь должен прийти к однозначному выводу, совершил или нет преступление обвиняемый, никакого уклонения от ответа на этом вопрос быть не может. Если же следователь не знает, совершил ли преступление обвиняемый, то это требует проведения дополнительных следственных действий для установления лица, действительно совершившего данное преступление. Поэтому, если не доказана вина обвиняемого, это значит только одно- лицо не участвовало в совершении преступления.

1 См. Федеральный закон №58-ФЗ от 26.04.02г. (29.05.02г.). СЗ РФ. 2002. № 22. Ст. 2027.

КарнееваЛ.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М. 1971. С. 125-126.

73 Дискуссия по этому вопросу не прекращается1. Многие ученые, считая недопустимым освобождение лица от уголовной ответственности без приговора суда и, основываясь на том, что институт прекращения дел по нереаби- литирующим основаниям противоречит презумпции невиновности, настаивают на полном и решительном исключении возможности признания лица виновным в совершении преступления помимо приговора суда (И.Л. Петру-хин, Н.Н. Ковтун, СВ. Бородин, Л.Д. Кокорев, Г.Н. Колбая, A.M. Ларин, Т.Н. Добровольская, Г.А. Печников, П.М. Давыдов и др.) . Более того, внося

Мшеенко ММ. Вопросы расширения процессуальных гарантий прав личности при прекращении уголовных дел // Развитие теории и практики уголовного судопроизводства в свете нового законодательства о Верховном Суде СССР, Прокуратуре СССР и Адвокатуре СССР. Воронеж. 1981. С. 126; Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Претворение ленинских идей в советском уголовном судопроизводстве (стадия судебного разбирательства). Л. 1973. С. 90-91; Якуб М.Л. Освобождение от уголовной ответственности// Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1981. №3. С. \9;Шешуков М.Л. Презумпция невиновности и прекращение дела по основаниям//Вопросы повышения эффективности правосудия по уголовным делам. Калининград. 1981.С.24; Нажимов В.П. Право обвиняемого на защиту и презумпция его невиновности в советском уголовном процессе // Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам. Калининград, 1982. С. 6—7; Карнеева ЯМ. Прекращение уголовного дела в судебном заседании //Советская юстиция. 1973. №8. С.8; Туполев СИ., Гаух-ман Л.Д., Елесин В.И., Петрунев В.П., Шавшин М.Н. Прекращение уголовных дел в связи с применением мер общественного воздействия и изменением обстановки. М., 1974. С.23-26; Печников Г.А. О прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям//Формы досудебного производства и их совершенствование. Волгоград, 1989. С.59-67; Чувилев А.А., Безлепкин Б.Т. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям //Социалистическая законность. 1972. №6. С.25; Ветрова Г.Н. Уголовно- процессуальная ответственность. М., 1987. С. 87—88.

2 Петрухин И.Л. Презумпция невиновности—конституционный принцип со- ветского уголовного процесса//Советское государство и право. 1978. №12. С. 23; Ковтун Н.Н. Обеспечение неотвратимости уголовной», ответственности при возбуждении уголовного дела. Н. Новгород, 1995. С.40; Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М., 1990. С.213; Кокорев Л.Д. Конституция СССР -основа развития и совершенствования правового статуса личности в уголовном судопроизводстве// Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М.,

74 предложение о расширении круга юридических оснований ответственности государства, Л.В. Бойцова вообще настаивает на необходимости восстанов- ления в правах всех граждан, виновность которых не была официально при- знана приговором суда . Другие авторы отстаивают правомерность сущест- вования на досудебных стадиях института прекращения уголовных дел по нереабилитирующим лицо основаниям (А.А. Чувилев, Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич, А.А. Рзаев) . Наконец, некоторые авторы, признавая, что при прекращении уголовного дела по ст. 6-9 УПК (ст.ст. 25, 26, 28 УПК РФ) действия следователя (органа дознания, прокурора) вступают в противоречие

  1. С. 149; Он же. Развитие правового статуса личности в уголовном судо- производстве// XXVI съезд КПСС и укрепление законности и правопорядка. М,
  2. С. 168; Колбая Г.Н. О гарантиях реабилитации невиновного //Советское государство и право. 1972. №7. С.87; Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК-1997//Российская юстиция.
  3. №9. С. 10; Он же. Презумпция невиновности. М., 1982. С. 118-119; Он же. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. М., 1985. С.50; Добровольская Т.Н. Об изменении порядка прекращения уголовных дел и некоторых спорных проблемах правосудия //Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М, 1979. С. 178; Печников Г.А. О прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям Формы досудебного производства и их совершенствование. Волгоград, 1989. С.60; Давыдов П.М. Судебное признание виновным - конституционный принцип // Развитие науки и практики уголовного судопроизводства в свете требований Конституции СССР. М., 1978. С.69.

1 Бойцова Л. В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражда нам в сфере правосудия: генезис, сущность, тенденции развития. Автореф. дис. докт. юрид. наук. М., 1995. С.30.

2 Чувилев А.А. Актуальные вопросы совершенствования уголовно- процессуального законодательства // Конституция СССР и дальнейшее укре пление законности и правопорядка. М., 1979. С. 168-169; Алексеев Н.С, Лу кашевич В.З. Претворение ленинских идей в советском уголовном судопро изводстве (стадия судебного разбирательства). Л., 1979. С.88, 90-91; Лукаше вич В.З. Освобождение от уголовной ответственности и наказания// Консти туция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. С. 176; Рзаев А.А. Проблемы прекращения уголовных дел по нереабилити рующим основаниям в стадии предварительного расследования (по материа лам Казахской ССР). Автореф. канд. юрид. наук. Ташкент, 1985. С.7.

75 с нормами ст. 49 Конституции, тем не менее считают, что без упорядочения судебной системы и ее отдельных звеньев пересматривать порядок прекра- щения дела по нереабилитирующим основаниям на досудебных стадиях в на- стоящее время нельзя (В.П. Божьев)1. Законодатель же до сих пор лишь ре- формирует указанный институт. Доказательством тому служит ст.26 УПК РФ, регламентирующая прекращение уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности.

Также в литературе обращалось внимание на то, что в ст.49 Конституции и ст. 69 УПК РСФСР (ст.73 УПК РФ) употребляется одинаковое по форме, но различное по содержанию словосочетание “установить виновность” применительно как к деятельности органа дознания и следователя, так и суда2.

Из современных авторов А. Г. Черниговский указывал на то, что “постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим осно-ваниям носит презюмируемый (предположительный) характер” , а Л.М. Кар-неева называла вероятностью знание о виновности конкретного лица, достигаемое на этапе привлечения в качестве обвиняемого4.

По смыслу закона и в соответствии с примененной в ст. 26 УПК РФ терминологией дело прекращается в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести. Иными словами, совершение преступления констатируется (устанавливается)

1 Божъев В. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного судопроиз водства// Российская юстиция. 1996. №5. С.22.

2 Левинова Т.А. Вопросы прекращения уголовного дела по нереабилитирую щим лицо основаниям в свете требований статьи 49 Конституции РФ // Про блемы юридической науки и практики в исследованиях адъюнктов и соиска телей. Вып.1. Н. Новгород, 1995. С.47-59.

Черниговский А Т. Правовые последствия постановления следователя о пре- кращении уголовного дела/УПравовые и организационные вопросы предварительного расследования. Вып. 17. Волгоград, 1977. С.54. 4 Карнеева Л.М. Доказывание виновности на этапе, предшествующем предъявлению обвинения/ Проблемы доказывания виновности в советском уголовном процессе. Красноярск, 1989. С.76.

76 в постановлении о прекращении уголовного дела, в описательной части ко- торого должен быть отражен факт совершения лицом преступления с соот- ветствующей его уголовно-правовой оценкой1.

Дискуссионный в 70-х - 80-х годах вопрос о возможности прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям только при установлении виновности лица многими авторами (А.С. Барабаш, Л.М. Володина, Л.М. Карнеева, В.И. Летучих, В. Николюк, Ю.В. Манаев, Л. Колесников) решался положительно . П.А. Лупинская, анализируя особенности формирования предварительной и окончательной оценки доказательств, исходила из того, что окончательное решение вопроса о виновности обвиняемого принадлежит только суду. Случаи же прекращения уголовных дел по ст.ст.6-9 УПК РСФСР она характеризовала как исключительные, поскольку “закон разрешает названным органам признать лицо виновным и одновременно принять решение об освобождении его от уголовной ответственности” .

Диаметрально противоположное суждение, высказанное Д. С. Сусло, заключалось в том, что “деяния, дела о которых прекращаются на предвари-

Щерба СП., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. М.1997. С.37.

Барабаш А.С, Володина Л.М. Понятие прекращения уголовных дел по не- реабилитирующим основаниям (ст. ст. б - 9 УПК РСФСР)// Правовые вопросы борьбы с преступностью. Томск, 1985. С. 126; Карнеева Л. Прекращение уголовного дела в судебном заседании //Советская юстиция. 1973. .№8. С.7, Летучих В., Николюк В. О практике прекращения уголовных дел по нереаби- литирующим обстоятельствам// Советская юстиция. 1982. №3. С.28; Манаев Ю.В. Установление виновности обвиняемого в процессе предварительного расследования //Правовые и организационные вопросы предварительного расследования. Вып. 17. Волгоград, 1977. С.41; Колесников А. Прекращение уголовного дела с привлечением к административной ответственности// Со- циалистическая законность. 1978. №4. С.60.

3 Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976. С. 100-101. О выборе решения в зависимости от конкретных обстоятельств дела применительно к прекращению уголовного дела по нереабилитирующим основаниям см. также: Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. М„ 1972. С.45-46.

77 тельном следствии по … нереабилитирующим основаниям, преступлениями не являются”1. Вступая в дискуссию и пытаясь объяснить явное противоречие, И.С. Ной сделал вывод о том, что “под деянием, содержащим признаки преступления, видимо, следует понимать такое деяние, в котором наличествуют признаки преступления за исключением виновности лица”2.

Таким образом, наиболее сложным оказалось решение вопроса о том, является ли прекращение уголовного дела на основании ст.ст. 6—9 УПК РСФСР установлением виновности лица в совершении преступления или нет. Причина существующих споров - в специфике понятия “виновность”. По нашему мнению, нужно различать признание лица виновным по приговору суда и установление виновности при прекращении уголовного дела следователем и органом дознания, а также проводить четкое разграничение терминов “вина” и виновность” . Безусловно, в своей деятельности следователь ставит и решает вопрос о виновности, собирает доказательства виновности лица в инкриминируемом деянии в соответствии со ст. 73, 74 УПК РФ. Сказать, что “следователь не оперирует в своей работе категорией “виновность”, значит зачеркнуть лейтмотив всего предварительного следствия”4.

Сусло Д. С. Относительно прекращения уголовных дел по нереабилити-рующи обстоятельствам //Радянське право. 1984. .№11. С. 73.

Ной И. С. Новое в трактовке основных уголовно-правовых понятий // Советское государство и право. 1982. №7. С.93

3 На то, что признание лица виновным и установление, доказывание винов ности -понятия не идентичные, указывал и В.В. Шимановский. (Шиманов- ский В.В. Доказывание следователем виновности лица по уголовным де лам, прекращенным по нереабилитирующим основаниям //Проблемы дока зывания виновности в советском уголовном процессе. Красноярск, 1989.

С.90). В 50-ые годы XX столетия об этом опубликованы монографии Б.С. Утевского, Т.Л. Сергеевой.

4 Сивачев А.В. Вопрос о виновности на предварительном следствии/ Вестник МГУ. Серия! 1. Право. 1982.№1.С.53.

78 В литературе высказывалось два противоположных взгляда на проблему. С одной стороны, основываясь на том, что “в постановлении о прекращении дела вопрос о виновности должен быть разрешен точно и категорически” (Н.П. Митрохин)1, поскольку “ни о каком освобождении от уголовной ответ- ственности не может идти речь, если не констатируется (или не презюмиру- ется) виновность лица” (В.П. Божьев) , предлагается считать установление виновности равнозначным признанию обвиняемого виновным в совершении преступления (Ю.В. Манаев) . С другой стороны, утверждается, что следователь не должен исследовать вопрос о виновности обвиняемого (Л.М. Володина)4, слова “виновен”, “не виновен” должны впервые звучать только в суде (В. Решетников) , а термин “виновность обвиняемого” вообще не нужен уго- ловному судопроизводству (А.Б. Рыков)6. В указанном вопросе, думается, прав И.Л. Петрухин, считающий, что “презумпция невиновности вовсе не запрещает следователю быть убежденным в виновности лица, но это убеждение не равнозначно официальному объявлению лица виновным в совершении преступления”7.

Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. Минск, 1979.С.49-50.

Божъев В. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного су- допроизводства //Российская юстиция. 1996. №5. С.22.

3 Манаев Ю.В. Установление виновности обвиняемого в процессе предвари тельного расследования //Правовые и организационные вопросы предвари тельного расследования. Вып. 17. Волгоград, 1977. С.39.

4 Володина Л.М. О предмете доказывания в советском уголовном процессе // Предварительное следствие в условиях правовой реформы. Волгоград, 1991. С. 48.

5 Решетников В. Следователи не должны обвинять //Социалистическая за конность. 1988. №6. С. 53.

6 Рыков А.Б. Установление события преступления на досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф. Дис. канд. наук. Воронеж, 1995. СЮ.

•7

Петрухин И.Л. Презумпция невиновности и вопросы доказывания на пред- варительном следствии // Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. Ярославль, 1990. С.86. Аналогичную позицию занимаетГ.П.Химичева. (См.: ХимичеваГ.П. Об изменении порядка прекращения уголовных дел и некоторых спорных проблемах правосу-

79 Как нами ранее было указано, из ст. 26 УПК РСФСР не следует, что обязательным условием прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки является привлечение совершившего преступление лица в качестве обвиняемого. По мнению А.П. Гуляева, для прекращения дела на основании ст. ст. 6-9 УПК (ст.ст.25, 26, 28 УПК РФ) “не требуется как обязательное условие предварительное предъявление обвинения лицу, в отношении которого прекращается дело, хотя не исключается прекращение уголовного дела и в отношении обвиняемого. Если прекращение дела имеет место до предъявления обвинения, то роль “обвинительного акта” выполняет постановление о прекращении уголовного дела. В нем констатируется факт совершения преступления, содержатся его квалификация, основания прекращения, доказательства, на которых основаны выводы”1…

Последнее утверждение не бесспорно. На наш взгляд, изложение обстоятельств совершения преступления в постановлении о прекращении уголовного дела не может заменить формулировку обвинения.

Под обвинением следует понимать доказанное, закрепленное в процессуальном документе и направленное на реализацию уголовной ответственности утверждение органа дознания, следователя, прокурора, судьи и суда о со- вершении преступления данным лицом2.

Как заметил Ф.Н. Фаткуллин: “ Всякая обвинительная деятельность неразрывно связана со своим предметом - обвинением в материально-правовом смысле. Эти категории не могут существовать в отрыве друг от друга. Обвинительная функция без формулы обвинения беспредметна, а формула обвинения без обвинительной деятельности мертва”3.

дия//Деятельность юрисдикционных органов по охране прав личности. М.,

  1. С.89).

1 Гуляев А. Новые нормы старого УПК // Рос. юстиция. 1977. №3. С.35.

Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Свердловск. 1973. СЮ. 3 Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. М. 1971. С. 14.

80

Поэтому возникновение функции обвинения немыслимо, пока по уго-ловному делу не сформулировано обвинение и пока соответствующее лицо не привлечено в качестве обвиняемого. Выполняя служебную роль по отношению к уголовной и гражданской ответственности, обвинение имеет и многогранное процессуальное значение.

Прекращение дела - не только правопрекращающий, но также и право- устанавливающий юридический факт. С этого момента лица, интересы которых были задеты фактом прекращения дела, получают право на обжалование постановления о прекращении дела1.

В этом смысле нельзя переоценить значение обвинения как основания для возмещения материального вреда, причиненного преступлением. Только из обвинения можно узнать о характере и величине нанесенного преступлением ущерба. Это положение особенно важно для разрешения предъявленного в уголовном деле гражданского иска, где обвинение в конечном итоге выражает его основание. Вместе с тем обвинение определяет границы, объем обвинительной деятельности потерпевшего. Это имеет большое значение для защиты прав, как потерпевшего, так и обвиняемого.

Интересно отметить, что более половины опрошенных практических работников (63,8 %) убеждены в необходимости предъявления обвинения по этой категории дел . Непредъявление обвинения лицам, освобожденным от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки, зачастую служат основанием для возврата уголовных дел на доследование3. Например, в постановлении прокурора об отмене принятого решения по уголовному делу №146205 значится : “..до принятия решения о прекращении дела обвинение гр- ке А. не предъявлялось, по ст. 122 УПК она не задерживалась и мера пре-

Михайлов В.А. Прокурорский надзор за прекращением уголовных дел на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Дис. канд.юрид.наук Воронеж. 1968. С.99.

2 См.: приложение № 5.

3 Архив ГУВД г. Москвы за 2000г. Уголовные дела за №№ 180240, 180275 и др.

81 I

сечения в отношении нее не избиралась. Какого-либо постановления о ква- лификации ее действий следователем также не выносилось, в связи с чем фактически дело прекращается не в отношении лица, совершившего престу- пление, а в отношении свидетеля по делу, в качестве которого гр. А. и прохо- дила по данному делу. Не ясно, какой процессуальный документ дал следо- вателю основание в постановлении о прекращении дела указать, что действия гр. А. квалифицированы по ч.З ст.327 УК РФ”1.

Меньшее количество респондентов (36,1%) не видят надобности предъявлять обвинение перед прекращением уголовного дела вследствие изменения обстановки. По изученным уголовным делам, прекращенным в по-рядке ст. 6 УПК, обвинение предъявлялось в 72,6 % случаев .

С учетом изложенного, сущность уголовно-процессуального понятия прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки заключается в принятии управомоченными на то законом органами и должностными лицами решения об окончании предварительного расследования при установлении обстоятельств, указывающих на утрату деянием либо лицом, его совершившим, общественной опасности.

Уголовно-процессуальный закон (ст.ст.26, 212 - 213 УПК РФ) достаточно подробно регламентирует порядок прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки. Он представляет систему, набор процессуальных действий, которые обязаны осуществить суд, орган дознания, следователь, прокурор, для того, чтобы освобождение лица от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки было законным и вступило в силу. К таким действиям относятся:

1) разъяснение лицу оснований прекращения уголовного дела, преду- смотренных ст. 77 УК и права возражать против прекращения дела по этим основаниям;

1 Архив ГУВД г. Москвы за 2000г. Уголовное дело № 146205. См. приложение №5.

82 \

2) составление мотивированного постановления о прекращении дела с изложением в нем существа дела и оснований прекращения; 3) 4) разрешение в постановлении о прекращении дела вопросов о веще- ственных доказательствах, об отмене меры пресечения и ареста на имущество; 5) 6) получение согласия прокурора на прекращение уголовного дела; 7) 8) уведомление о прекращении дела потерпевшего, обвиняемого, лица или учреждения, по заявлениям которых дело было возбуждено, разъяснение им порядка обжалования; 9) 6)направление заинтересованным участникам уголовного судопроиз- водства копий постановления о прекращении уголовного дела (ч.4 ст.213 УПК РФ);

7) разъяснение потерпевшему и гражданскому истцу права предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (ч.4 ст.213 УПК РФ).

На практике прекращение уголовного дела согласовывается также с руководителем следственного подразделения.

Разъяснение лицу оснований прекращения уголовного дела и права возражать против него (ч.2 ст.26 УПК РФ). Требование закона об обязательном разъяснении лицу оснований прекращения уголовного дела и возможности возражать против принятия такого решения рассматривается в качестве дополнительной гарантии законности и обоснованности прекращения дел и прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности1. Причем, о праве возражать против прекращения уголовного дела по данному основанию специально высказался Конституционный Суд Российской Федерации в по- становлении от 28 октября 1996 г. по жалобе О.В.Сушкова, просившего признать неконституционной ст. 6 У ПК, не позволявшую ему добиваться реабилитации по суду. Конституционный Суд признал, что “уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает и ходатайствует о

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е, переб. и доп. М., 2000. С.31.

i

83 ;

продолжении производства по делу. В этом случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке”1. С учетом этого при формулиро- вании ст. 6, а также ст. 7 УПК Закон от 21 декабря 1996 г. включил в их тексты норму, согласно которой лицу обязательно разъясняются основания пре- кращения уголовного дела и право возражать против него.

В ст.26 УПК РФ не совсем четко указано, как и в какой момент производства по делу должно происходить разъяснение оснований прекращения дела и права возражать против прекращения дела по этим основаниям. Законодатель ограничился лишь указанием на то, что это делается “до прекращения уголовного дела” (ч.2 ст.26 УПК РФ). Не ясно, в частности, каким образом удостоверяется факт разъяснения оснований прекращения уголовного дела и право возражать против этого. А в УПК РФ не указано о значении согласия лица на прекращение дела.

Изучение уголовных дел, прекращенных в порядке ст. 6 УПК, позволило выявить в интересующем нас аспекте следующее. Только по 26,6 % изученным уголовным делам дознаватели, следователи разъясняли основания прекращения дела и право возражать против него . Обращает на себя внимание то, что названные процессуальные действия преимущественно имели место в рамках тех дел, по которым лицо привлекалось в качестве обвиняемого. Факт разъяснения содержания ст. 6 УПК РСФСР (ст.26 УПК РФ) процессуально закреплялся в отдельном документе, и подтверждался подписью лица, освобождаемого от уголовной ответственности.

Анализ материалов уголовных дел, протоколов допросов обвиняемых, в которых содержались сведения (отметки) о разъяснении обвиняемому ос- нований прекращения дела вследствие изменения обстановки, показывает, что дознаватели, следователи используют примерно следующую “трафаретную” запись в протоколе допроса: “Сущность ст. 6 УПК мне разъяснена, с прекращением уголовного дела согласен” или “Сущность прекращения уго-

1 Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1996. №5. С. 14.

2 См.: приложение № 4.

84 ловного дела вследствие изменения обстановки мне разъяснена, против прекращения дела на основании ст. 6 УПК РСФСР не возражаю”. Кроме того, в материалах уголовных дел можно встретить документы (в одних случаях это заявление на имя лица, производящего расследование, руководителя подразделения либо прокурора, в других - документ без названия), составленные самими освобождаемыми лицами, содержание которых по крайней мере вызывает недоумение. В качестве иллюстрации приведем содержание заявления гр.В., совершившей кражу продуктов из ОАО “Дар” в г. Москве: “Я не воз- ражаю против прекращения уголовного дела в отношении меня в связи с моим деятельным раскаянием…, способствовала раскрытию данного преступления, принесла свои извинения…”. Это послужило основанием для признания гр. В., утратившей общественную опасность и прекращения дела дознанием по ст.6 УПК РСФСР1.

уголовные дела прекращены в обвиняемых, а основания пре-

Судя по полученной в ходе проведенного нами исследования инфор- мации, можно сделать вывод, что выполнение требований ч. 2 ст.26 УПК РФ на практике происходит эпизодически и формально. Достаточно сказать, что

в 72,6 % случаев лица, в отношении которых порядке ст. 6 УПК, привлекались в качестве;

:i

кращения дела и право возражать против негр разъяснялись лишь каждому 4 из них. В чем же выражалось разъяснение самих оснований прекращения дела, сути права лица возражать против принятия такого решения, правовых последствий несогласия лица с прекращением дела, установить по материалам изученных дел не представилось возможным2.

1 Архив ГУВД г. Москвы за 1999г. Уголовное дело № 122059. Баранов A.M. Процессуальные ошибки на этапе окончания предварительного следствия и способы их исправления. Дис… канд. юрид. наук. - М., 1992. С. 45 (по данным автора, изучавшего уголовные дела, прекращенные в порядке ст. ст. 6 - 9 УПК, в 18, 1% случаях отсутствовало письменное согласие обвиняемого на прекращение уголовного дела).

85

!j

Разъяснение оснований прекращения “уголовного дела вследствие изменения обстановки предполагает, на наш взгляд, доведение до сведения по- дозреваемого, обвиняемого определенного набора нормативных положений.

Во-первых, лицу должна быть предоставлена возможность лично или с помощью следователя ознакомиться с текстом ст. ст.26 УПК РФ и 77 УК РФ.

Во-вторых, необходимо разъяснить используемую в указанных статьях закона терминологию, в частности, что означают понятия “изменение обстановки”, “преступление небольшой или средней тяжести”, “совершение преступления впервые” и др.

Принципиально отметить также следующее. Лицо должно четко сознавать, что, несмотря на прекращение дела, оно считается совершившим преступление, хотя и не признается в нем виновным, судимым, поскольку постановление органа расследования о прекращении уголовного дела не приравнивается к приговору и не является актом, которым, согласно ч. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации, устанавливается виновность обвиняемого со всеми могущими наступить для него уголовно - правовыми последствиями.

Прекращение уголовных дел с освобождением от уголовной ответственности, правильно замечает А.П.Гуляев, допустимо лишь в отношении лица, совершившего преступление. Иными словами, при прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки, необходимо разъяснить сущность данного решения, освобождающего его от уголовной ответственности. К сожалению, в законе указания об обязанности разъяснить обвиняемому в данном случае сущность прекращения уголовного дела не содержится.

Выполнение предписания ч.2 ст.26 УПК РФ о разъяснении лицу права возражать против прекращения уголовного дела означает извещение обви- няемого о том, что, во-первых, дело может быть прекращено только с его со- гласия (ст.6 УПК РСФСР) или, во всяком случае, после принятия решения по

1 Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юрид. лит-ра.1981. С. 152.

86

итогам рассмотрения его возражений (ст.26;УПК РФ); во-вторых, он вправе настаивать на продолжении расследования и рассмотрении уголовного дела в суде, т.е. на реабилитации, если считает себя непричастным к совершению преступления; в-третьих, при направлении дела в суд он может быть признан виновным в данном преступлении и осужден по приговору суда с назначением наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи УК; в- четвертых, на лицо, при признании его в суде виновным, могут быть возложены судебные издержки; в-пятых, должно быть разъяснено о возможности предъявления к нему иска в порядке гражданского судопроизводства (ч.4 ст.213 УПК РФ). В противном случае формальное уведомление обвиняемого о его праве возражать против прекращения уголовного дела, не сопровождаемое подробным разъяснением последствий как прекращения дела, так и возражения против такого решения органа расследования, не будет являться одной из существенных гарантий соблюдения законных прав обвиняемого.

Представляется резонным, что обоснованное, осознанное выражение лицом согласия на прекращение уголовного дела либо возражений против этого и настаивание на дальнейшем расследовании, судебном разбирательстве дела, предполагает знание им материалов дела, осведомленность о них. Поэтому вполне естественным в рассматриваемой ситуации было бы наделение обвиняемого (лица, в отношении которого принято решение о прекращении уголовного дела) правом на предварительное ознакомление с материалами дела. По данному вопросу нами был проведен опрос следователей: 65,1 % из них посчитали выполнение такого процессуального действия целесообразным (см. приложение №5). Причем многие из них в опросных листах указали, что фактически они знакомят подозреваемых, обвиняемых с материалами дела, разъясняя положения ч. 2 ст. 6 УПК РСФСР о праве лица возражать против прекращения уголовного дела.

В силу неконкретности предписаний ст. 6 УПК РСФСР (ст.26 УПК РФ) в части выяснения мнения лица о возможности прекращения в отношении него уголовного дела вследствие изменения обстановки, факт получения его

87 согласия фиксируется следователем (лицом, производящим дознание) по -разному. В отдельных случаях об этом составлялся протокол, в других - производилась отметка на постановлении о прекращении уголовного дела, удостоверяемая подписью обвиняемого. Некоторые следователи выясняли согласие обвиняемого, подозреваемого на прекращение уголовного дела при допросе этих лиц.

Полагаем, что порядок процессуального оформления, закрепления со- гласия лица на прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием должен быть универсальным.

Результаты логико-юридического анализа нормы, включенной в ч. 2 ст. 6 УПК РСФСР, практики ее применения, а также ч.2 ст.26 УПК РФ позволяют высказать следующие предложения.

Во-первых, новый уголовно-процессуальный закон нуждается в изме- нениях и дополнениях. В частности, в части 2 ст.26 УПК РФ желательно четко регламентировать, что лицу, в отношении которого решается вопрос о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки, по его ходатайству должна быть предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела. Необходимо также специально указать в законе, что лицу следует разъяснять не только основания прекращения дела и право возражать против него, но и сущность принимаемого решения, возможные последствия дальнейшего продолжения производства по уголовному делу. И, наконец, следует

‘i

формально-юридически закрепить обязанность органа расследования состав-лять отдельный протокол о выполнении перечисленных процессуальных действий. Данная норма в целом могла бы быть сформулирована примерно так :

” До прекращения уголовного дела лицу разъясняются сущность и ос- нования прекращения дела в соответствии со ст.26 УПК РФ, право возражать против прекращения дела по этому основанию и последствия дальнейшего производства по нему. По ходатайству лица его знакомят с материалами уголовного дела. О выполнении указанных действий составляется протокол”.

Во-вторых, в целях унификации практики применения сформулированной правовой нормы, и, что особенно важно, для обеспечения реального выполнения всего комплекса предлагаемых процессуальных действий целе- сообразно разработать примерный образец протокола и внедрить его в дея- тельность органов предварительного расследования.

Применительно к прекращению уголовных дел по нереабилитирую-щим основаниям к ранее действовавшему (до 1997 г.) уголовно-процессуальному законодательству сходное предложение высказывалось В.К.Коломейцем. Проанализировав процедуры, предусмотренные ст.ст.61, 10 и 210 УПК РСФСР, В.К.Коломеец констатировал “довольно старое и повсеместно распространенное явление, связанное с существенным ограничением прав лица, в отношении которого прекращается производство по делу по не- реабилитирующим основаниям. Суть нарушения прав и законных интересов в том, что сначала принимается решение о прекращении производства (по нереабилитирующему основанию) и лишь затем, в лучшем случае, разъясняют лицу… его права, а также последствия такого решения, возможность возражать против прекращения дела по такому основанию. По букве и смыслу закона - ч.ч. III и IV ст. б1 УПК РСФСР - следовало бы поступать как раз “наоборот”, т.е. сначала разъяснить права, последствия, выяснить, нет ли возражений, оформить это отдельными протоколами, а затем только обращаться за согласием к прокурору”’. Им также была разработана, апробирована и предложена форма такого протокола о выполнении требований, предусмотренных ст. б1 и ст. 10 УПК РСФСР. И хотя ст. ст. б1 и 10 исключены из УПК Законом от 15 декабря 1996 г., сам подход, попытка повысить надежность процедуры прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в целях охраны прав заинтересованных в этих делах лиц, осуществленные В.К.Коломейцем, заслуживают внимания, поддержки и развития в условиях изменившейся правовой регламентации прекращения уголовных дел.

1 Коломеец В.К. Явка с повинной по российскому законодательству (18.45- 1955гг.)С51.

89 Составление мотивированного постановления о прекращении дела с изложением в нем сущности дела и оснований прекращения (ч. 1 ст. 209 УПК).

Требование закона о необходимости мотивировать постановление о прекращении уголовного дела относится ко всем случаям принятия подобных решений, в том числе и в рассматриваемом нами. Его значимость обусловлена рядом обстоятельств:

  • прекращение уголовного дела в порядке ст. 2 6 УПК РФ означает завершение расследования, т.е. решение о нем является окончательным, исключающим уголовно-процессуальную деятельность (п.4 ч.1 ст.27 УПК РФ);
  • анализируемый вид прекращения уголовного дела относится к числу нереабилитирующих лицо, привлекавшееся в качестве обвиняемого за со- вершенное преступление, что значительно затрагивает его права, а также ин- тересы других лиц, в частности, потерпевшего, в силу чего решение о пре- кращении дела обязательно должно быть убедительным.
  • Важно отметить, что в ст.26 УПК РФ употребляется выражение “вправе прекратить уголовное дело”. В юридической литературе, посвященной уголовно-процессуальным решениям, специально отмечается, что значимость их мотивировки возрастает в ситуациях, когда решения завершают процесс доказывания в данной стадии; когда принимаются нормы, предусматривающие выбор “по усмотрению”, “с учетом обстоятельств конкретного дела”, т.е. требуется показать соответствие между этими обстоятельствами и условиями, выраженными законодателем в оценочных понятиях, а мотивировка убеждает, что “решение продиктовано не субъективным настроением, а требованиями закона” .

Суть мотивировки уголовно-процессуального решения заключается в том, что она “призвана раскрыть ту логическую деятельность по оценке до-

Лупинская ПА. Указ. соч. - С. 159; см. об этом также: Грошовой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. ~ Харьков, 1979,-С. 27.

90 казательств и определению значения обстоятельств дела, которые приводят к суждению о достоверности и достаточности доказательств, что, в свою очередь, влечет определенные правовые выводы”1. Применительно к постановлению о прекращении уголовного дела требование его мотивированности понимается как “обоснование принимаемого следователем решения путем приведения доказательств и анализа, оценки их в свете положений материального и процессуального закона, приводящих к выводу о необходимости прекратить уголовное дело”2.

Формулировка ст.213 УПК РФ позволяет сделать вывод, что в постановлении о прекращении уголовного дела должны быть приведены две группы доводов, аргументов фактического, логического и правового характера относящихся: 1) к сущности дела; 2) к основаниям прекращения дела.

Изложение в постановлении о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки сущности дела. Как уже отмечалось, в порядке ст.26 УПК РФ освобождаются от уголовной ответственности лица, чья причастность к совершению деяния, предусмотренного конкретной статьей УК, безоговорочно доказана. Поэтому в постановлении о прекращении дела должны быть приведены фактические обстоятельства установленного события преступления: время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления (ч.1 ст.73 УПК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 220 УПК РФ “Обвинительное заключение”, в обвинительном заключении, в числе других обстоятельств, следователь указывает мотивы, цели, последствия преступления; перечень доказательств, подтверждающих обвинение; перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты; данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Нет никаких препятствий для распространения указанных положений и на

1 Лупинская П.А. Указ. соч. - С. 158.

2 Научно-практический комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е, переаб. и доп. М.: Спарк. 2000. С.397.

91 случаи составления постановления о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки.

Однако необходимо сделать при этом некоторые оговорки. Обвини- тельное заключение, как самостоятельный акт предварительного расследования, несет в уголовном процессе другую, в сравнении с постановлением о прекращении уголовного дела, смысловую и правовую “нагрузку”. Различна и архитектоника этих процессуальных документов. Поэтому вряд ли есть надобность в приведении в постановлении о прекращении уголовного дела всех обстоятельств и сведений, которые должны присутствовать в обвинительном заключении.

Изучение прекращенных в порядке ст. 6 УПК РСФСР уголовных дел показало, что требование ч. 1 ст. 209 УПК выполняется на практике неполностью. В частности, в постановлениях о прекращении уголовных дел далеко не всегда приводятся достаточные доказательства, подтверждающие наличие преступления, виновность в нем обвиняемого. Причем просматривается своего рода некая тенденция в расследовании уголовных дел с перспективой их прекращения вследствие изменения обстановки. Доказывание же самого факта совершения преступления, его объективной стороны, мотивов как бы отодвигается на второй план.

Так, в Москве сотрудниками милиции был задержан гр. У., у которого обнаружен и изъят газовый пистолет. Уголовное дело по факту незаконного приобретения и ношения указанным гражданином газового оружия возбуждено и расследовалось органом дознания. Впоследствии производство по делу было прекращено на основании ст.6 УПК РСФСР. Изучение материалов дела показало, что данное решение не соответствует обстоятельствам дела. Расследование по нему проведено поверхностно, допущены нарушения уголовно- процессуального законодательства. Уголовное дело по данному факту при наличии достаточных оснований было возбуждено спустя 6 дней, а первый допрос гр. У. произведен через 25 дней после этого. Более гр. У. по вызову не являлся (в деле имеются 4 постановления о его приводе и рапорта со-

92 трудников милиции о невозможности установить местонахождение данного лица). Дело находилось в производстве дознавателя 3 месяца, после чего оно прекращено в связи с изменением обстановки со следующей мотивировкой: “.. .в связи с деятельным раскаянием и положительной характеристикой…”’. В рассматриваемом случае не установлены обстоятельства совершения преступления гр. У., его местонахождение. Уголовное дело при таких обстоятельствах подлежало приостановлению за розыском гр. У., прекращение дела по ст.6 является необоснованным.

Нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные по указанному уголовному делу, характерны для большинства уголовных дел, прекращенных по ст.6 УПК РСФСР.

Полученные результаты исследования позволяют утверждать, что бо- лее чем по 78,6 % изученных уголовных дел в постановлениях о прекращении уголовных дел вследствие изменения обстановки не приводится доказательств, указывающих на объективные характеристики преступного события, его мотивы, виновность в нем обвиняемого, хотя в материалах большинства этих дел такие доказательства содержатся, имеются (см. приложение №4). Подобная практика составления анализируемого уголовно-процессуального документа, как убеждают в этом данные авторского интервьюирования следователей, считается вполне допустимой, не порицаемой начальниками следственных подразделений. Следователи поступают по принципу: “нас за это не ругают, поэтому мы так и делаем”. Для иллюстрации сказанного приведем примеры из практики.

В декабре 1998 г. в Москве был задержан гражданин К., у которого обнаружен газовый пистолет, на который он разрешения не имел. Органом доз- нания ему было предъявлено обвинение по ч.4 ст.222 УК РФ, вину он признал частично, пояснив, что пистолет купил у незнакомого ему человека за 100 рублей. В качестве меры пресечения в отношении гр. К. была избрана подписка о невыезде. Спустя 2 месяца, с согласия заместителя прокурора

1 Архив ГУВД г. Москвы за 1999г. Уголовное дело № 15298.

93 межрайонной прокуратуры, дознаватель прекратил производство по делу со ссылкой на ст.6 УПК РСФСР, мотивируя это тем, что “гр. К. в настоящее время убыл на Украину, в связи с чем, значительно изменяется представление об общественной опасности совершенного деяния, что дает возможность не применять к гр. К. мер уголовного наказания”.

УПК РСФСР требовал (ч. 1 ст. 209) изложения в постановлении о прекращении уголовного дела его сущности применительно к делам, прекращаемым по рассматриваемому основанию, УПК РФ (ст.213) требует изложить в постановлении результаты предварительного следствия. По нашему мнению, в постановлении должны быть приведены данные:

  • сведения об обстоятельствах, времени, месте, способе, последствиях, мотивах преступления;
  • доказательства, подтверждающие наличие преступления и виновность в нем обвиняемого;
  • сведения о потерпевшем и причиненном ему вреде;
  • обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, если они установлены и не охватываются мотивами преступления, основаниями прекращения уголовного дела;
  • другие обстоятельства, могущие иметь существенное значение для правильного разрешения уголовного дела.
  • Если со стороны лица, освобождаемого от уголовной ответственности имеет место возмещение причиненного ущерба или заглаживание вреда, причиненного преступлением, либо другие действия позитивного характера, это должно быть подтверждено заявлением, распиской потерпевшего, справкой, письменным сообщением должностного лица, руководителей организа-ций, подтверждающих возмещение им ущерба, заглаживание вреда. Игнорирование названных и вполне само собой разумеющихся и, кстати, предусмотренных законом предписаний относительно прекращения уголовных дел

1 Архив ГУВД г. Москвы за 1999 год. Уголовное дело № 021187.

94 рассматриваемой категории влечет, как правило, обжалование постановления о прекращении дела потерпевшим и его отмену.

Кроме того, опираясь на материалы расследования, надлежит констатировать отсутствие в действиях обвиняемого иного состава преступления. При соблюдении этих условий можно считать, что требования уголовно- процессуального закона (ст.213 УПК РФ) выполнены и в постановлении из- ложены основания прекращения уголовного дела вследствие изменения об- становки.

Разрешение в постановлении о прекращении дела вопросов о ве- щественных доказательствах, об отмене меры пресечения и ареста на имущество. Разрешение данных вопросов в постановлении о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки является обязательным, если по делу определенные объекты фигурировали в качестве вещественных доказательств, в отношении обвиняемого избиралась мера пресечения, а на имущество накладывался арест. На практике предписания ст. 213 УПК РФ в указанной части воспринимаются формально и не считаются в числе “важных” процессуальных действий. Достаточно сказать, что по изученным уголовным делам мера пресечения избиралась в 334 случаях, а отменена только в 52 (15,5%)’.

Не всегда, когда это необходимо, разрешается в постановлении о прекращении уголовного дела и судьба вещественных доказательств, а если и решается, то допускаются ошибки. Особенно это характерно для уголовных дел, прекращаемых на основании примечаний к ст. ст. 222, 223, 228 УК, где вещественным доказательством признавались наркотики, оружие, взрывчатые вещества, взрывные устройства.

См. приложение № 4.

95

Судьба приобщенных к делу наркотиков, оружия определяется в соответствии с Инструкцией о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств .

Получения согласия прокурора на прекращение уголовного дела.

Обязательным условием прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки, согласно требованиям закона, является согласие на это прокурора, без чего постановление следователя о прекращении дела не имеет юридической силы. Действующее, как и новое уголовно-процессуальное законодательство (ст.26 УПК РФ), не регламентирует порядок дачи прокурором согласия на прекращение уголовного дела и проверки им материалов прекращенного дела. Согласование с прокурором принятого следователем, дознавателем решения о прекращении уголовного дела имеет своим назначением исключить случаи незаконного и необоснованного окончания предварительного расследования, призвано способствовать усилению эффективности прокурорского надзора в этой стадии уголовного процесса. Согласию прокурора с прекращением уголовного дела должна предшествовать, по смыслу закона, тщательная проверка материалов предварительного расследования с точки зрения их соответствия положениям ст. ст. ст.26 УПК РФ и 77 УК. Иначе согласие прокурора на прекращение дела было бы простой формальностью.

Проведенное нами изучение уголовных дел, прекращенных в порядке ст.6 УПК (ст.26 УПК РФ), позволяет сделать вывод, что дача прокурорами в указанных случаях согласия на прекращение уголовного дела происходит, как правило, формально, без серьезного анализа и оценки материалов дела,

1 См.: Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами. Утверждена Прокуратурой СССР, МВД, КГБ, Верховным Судом СССР № 34/15 октября 1989 года, с дополнением, внесенным Генеральной прокуратурой, Верховным Судом, МЮ, МВД, ФСБ Российской Федерации соответственно 23 августа 1995 года, 7 сентября 1995 года, 31 августа 1995 года, 6 сентября 1995 года, 1 сентября 1995 года.

96 собранных по нему доказательств, принятых решений, их мотивировки. Убедительным подтверждением такого вывода служит то, что 15% охваченных изучением уголовных дел прекращены вопреки прямым предписаниям ст.77 УК, в отношении лиц, совершивших тяжкие преступления.

Так, в производстве следователя СО Воскресенского УВД Московской области находилось уголовное дело, возбужденное по ч.2 ст. 158 УК РФ по факту кражи 48 рулонов металлической сетки на общую сумму 8901 рубля. В ходе следствия была установлена причастность к преступлению военнослужащих Д. и К., в отношении которых спустя 3 месяца уголовное дело прекращено вследствие изменения обстановки, хотя данное основание не может быть применено в отношении лиц, совершивших тяжкие преступления. По делу были допущены и другие нарушения уголовно-процессуального законодательства, в том числе требования ст. 126 УПК РСФСР1.

Не стали предметом внимания прокуроров и реагирования в изученных уголовных делах и другие нарушения закона (неправильное процессуальное оформление документов, ошибки в квалификации деяний, отсутствие достаточных доказательств изменения обстановки; немотивированность многих решений о прекращении уголовного дела; оставление без разрешения вопросов об отмене избиравшейся меры пресечения, наложения ареста на имущество, о судьбе вещественных доказательств). В подобных случаях прокурор не вправе соглашаться с прекращением уголовного дела, обязан отказать следователю в этом, дать указание о дальнейшем расследовании дела и устранении допущенных нарушений закона. Однако, как показывают проверки, прокуроры проявляют беспринципность при решении вопросов о санкционировании незаконных постановлений следователей ОВД о прекращении уголовных дел по основаниям, предусмотренным ст.6 УПК РСФСР. В результа-

Архив ГУВД Московской области за 1998г. Уголовное дело №119949.

те указанной проверки отменены 98 % (52 из 53) решений о прекращении дел вследствие изменения обстановки1.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает процессуальной формы отказа прокурора в даче согласия на прекращение дела. Изучение следственной практики показывает, что свое несогласие прокуроры отражают непосредственно на постановлении о прекращении дела в виде соответствующей резолюции. Однако такая форма выражения прокурором своего несогласия с прекращением дела, по нашему мнению далека от совершенства. Несогласие прокурора с решением следователя прекратить дело означает, что материалы произведенного предварительного расследования не позволяют освободить от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки. Прокурор должен указать следователю, органу дознания на обнаруженные недостатки предварительного расследования, привести мотивы своего несогласия с прекращением дела. Этого путем наложения резолюции, без указания основания и мотивов, вызвавших такое решение, вряд ли достаточно для осуществления эффективного прокурорского надзора. Каждый случай несогласия прокурора с прекращением дела должен иметь воспитательное значение для следователя, органа дознания, профилактировать подобные нарушения с его стороны в будущем. Поэтому более предпочтительной представляется такая форма выражения прокурором несогласия с решением следователя

0 прекращении уголовного дела в соответствии с правилами ст.26 УПК РФ, когда он выносит мотивированное постановление, в котором приводится ос нование отказа в согласии на прекращение дела и даются конкретные указа ния о дальнейшем производстве предварительного следствия.

Приведенное положение целесообразно закрепить в законе, что спо- собствовало бы, по нашему мнению, повышению качества предварительного расследования дел данной категории, а прокурорский надзор на этом этапе

1 Справка о результатах проверки в Чертановской межрайонной прокуратуре исполнения приказа Генерального прокурора РФ № 31 от 18.06.97г. “Об ор ганизации прокурорского надзора за предварительным следствием и дозна нием” (Архив прокуратуры г. Москвы за 2001 г)

98 уголовного процесса стал бы более действенным, адресным. В свою очередь, отказ прокурора дать согласие на прекращение уголовного дела будет убедительнее, аргументированнее.

Проведенное нами исследование позволило установить, что в 13,4 % случаев решения о прекращении уголовных дел вследствие изменения обстановки согласованы с начальниками следственных отделов, о чем свидетельствуют их визы на постановлениях.

Уголовно-процессуальный закон не требует согласования с начальником следственного отделения постановления о прекращении дела. Однако мы считаем данную практику правильной, не противоречащей закону. Предва- рительное согласование следователем с начальником следственного отделения решения прекратить дело- это реализация возможностей ведомственного процессуального контроля, направленного на обеспечение законности и обоснованности постановлений об можно рассмотреть как важное условие правильности прекращения изменении обстановки. Правы В.Ф.Статкус и А.А.Чувилев, которые применительно к решениям следователя, нуждающимся в санкции или согласии прокурора, отмечают следующее: “Прокурор, прежде чем решить вопрос о санкции, должен быть убежден, что правильность решения проконтролирована начальником следственного отдела. Виза на постановлении, как и подпись прокурора - одна из дополнительных гарантий обоснованности решения”1.

Предварительное согласование решения следователя о прекращении уголовного дела с начальником следственного отделения не снимает всей полноты ответственности за законность и обоснованность прекращения уго- ловного дела со следователя, который обладает процессуальной самостоя- тельностью.

Статкус B.C. Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии. // Советское государство и право. 1975.

№3. С.77.

99

Важно, чтобы согласие начальника следственного отдела на прекращение уголовных дел по основаниям, установленным ст.26 УПК РФ было не- формальным, сопровождалось тщательной проверкой материалов произве- денного предварительного следствия и обоснованности принятого следова- телем решения. Только в этом случае согласие начальника следственного от- дела на прекращение дела будет выступать дополнительной гарантией закон- ности принятого решения. Материалы же исследования позволяют утверждать, что в деятельности начальников следственных отделений заметно примиренческое отношение к ошибкам, допускаемым при прекращении уго- ловного дела по ст.6 УПК РСФСР (ст. 26 УПК РФ).

Совершенствованию ведомственного контроля и прокурорского надзора за прекращением уголовных дел вследствие изменения обстановки могли бы способствовать определенные организационные меры, принятие которых не сопровождается какими-либо значительными материальными и временными затратами.

Уведомление о прекращении дела заинтересованных лиц, разъяснение им порядка обжалования.

Устанавливая гарантии соблюдения прав участников процесса, закон требует, чтобы о прекращении уголовного дела, в том числе и вследствие изменения обстановки, были уведомлены заинтересованные лица, а также лицо или учреждение, по заявлениям которых дело возбуждено. Одновременно им должен быть разъяснен порядок обжалования решения следователя о пре- кращении дела. Уведомляя их о прекращении дела, следователь должен разъ- яснить им права и порядок обжалования, установленный ст. 123-125 УПК РФ.

При изучении прекращенных дел было установлено, что о прекращении дела заинтересованные участники процесса (лицо, в отношении которого прекращено дело, потерпевший) уведомлялись лишь в 68,4 % случаев (см. приложение №4). В отдельных случаях в постановлении о прекращении уго- ловного дела указывается о необходимости уведомления заинтересованных

100 лиц, однако никто при этом не уведомляется. Естественно, что такая практика приводит к нарушению прав участников уголовного процесса.

Различны и способы уведомления потерпевших о прекращении уго- ловного дела. По общему правилу, эти лица ставятся в известность о состоявшемся решении путем направления им отдельного уведомления. Причем по делу бывает трудно установить дату направления такого уведомления названным лицам. Встречаются также случаи, когда от потерпевшего берется письменное заявление о том, что он ознакомлен с постановлением о прекращении уголовного дела.

Судя по лаконичным текстам уведомлений, направленных обвиняе- мым, потерпевшим, последним четко не разъясняется порядок обжалования постановления о прекращении дела, они лишь извещаются о возможности его обжалования прокурору или в суд. Между тем в ч.З ст.209 УПК РСФСР, как и в новом законе недвусмысленно сказано, что обвиняемый, потерпевший, лицо или учреждение, по заявлениям, которых дело было возбуждено, письменно уведомляются о прекращении, основаниях прекращения уголовного дела и им разъясняется порядок обжалования, и адресат, в который могут быть обжалованы постановления о прекращении уголовного дела.

Нуждается в разработке и внедрении в деятельность органов предварительного расследования типового примерного бланка уведомления заинтересованных лиц о прекращении и основаниях прекращения уголовного дела. В него, как мы полагаем, следует включить важнейшие позиции, направленные на обеспечение прав участников уголовного судопроизводства: во- первых, о том, что лицо ставится в известность о факте прекращения уголовного дела; во-вторых, о разъяснении прав и порядка обжалования постановления о прекращении уголовного дела. Следует заметить, что право судебного обжалования постановления о прекращении уголовного дела, вынесенного органом предварительного расследования, впервые было признано постанов-

101 лением Конституционного Суда Российской Федерации № 13-П от 13 ноября 1995 года по делу о проверке конституционности ч.5 ст. 209 УПК .

В результате внесенных в статью 209 УПК дополнений Федеральным законом от 15 декабря 1996 года (21 декабря 1996г.) постановление о прекращении уголовного дела теперь может быть обжаловано как прокурору, так и в суд . Такое право подтверждено и в УПК РФ (ч.1 ст. 125).

Уголовно-процессуальным законодательством РСФСР не был регламентирован порядок рассмотрения в суде жалоб на прекращение уголовного дела. Практика в этой части складывалась следующим образом:

а) право обжаловать постановление о прекращении дела признавалось за участниками процесса, лицами, которым преступлением причинен вред, но из-за упущений следствия им не придан процессуальный статус потерпев шего;

б) жалобы на постановления о прекращении уголовного дела рассмат ривались городскими (районными) судами, независимо от подсудности уго ловного дела;

в) в судебном заседании представлялась возможность участвовать по дателю жалобы, начальнику следственного подразделения, органа дознания, в котором вынесено соответствующее постановление, а при обжаловании по становления следователя прокуратуры - соответствующему прокурору;

г) судебная проверка жалоб на постановление о прекращении уголов ного дела проводилась по правилам, установленным УПК для разрешения подобных вопросов (ст.220-2 УПК);

д) по результатам судебной проверки судья выносил одно из постанов лений: об оставлении жалобы без удовлетворения либо об отмене постанов ления о прекращении дела3.

‘СЗРФ, 1995,№47,Ст.4551.

2 СЗ РФ, 1996, №52, Ст.5881.

3 Зеленин С. Рассмотрение жалоб на постановление о прекращении уголовно го дела. // Российская юстиция. 1996.№ 9. С. 42. Левинова Т.А. Прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям в механизме достижения

102

Перечисленные и другие вопросы, возникающие при обжаловании в суд постановлений о прекращении уголовных дел, получили разрешение в УПК РФ. В нем необходимо подробно урегулирован порядок судебной проверки таких жалоб (см. ст125 УПК РФ), что, на наш взгляд, будет способствовать фактической реализации на практике ст.46 Конституции России, га- рантирующей гражданину судебную защиту его прав и обеспечивающей право обжаловать в суд решение и действия (бездействия) органов государственной власти, должностных лиц.

В литературе было высказано предложение, согласно которому предлагалось допустить обжалование постановлений следователя в суд после их рассмотрения прокурором .

Подобный подход к конструированию уголовно-процессуальных норм о судебном контроле за окончанием предварительного расследования в форме прекращения уголовного дела вызывает возражение. Он противоречит сути и духу постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995, однозначно высказавшегося, что гражданин, чьи права и законные интересы затрагиваются прекращением производства по уголовному делу, может непосредственно обратиться в суд с жалобой на постановление о прекращении уголовного дела и требовать ее рассмотрения по существу. С данным решением Конституционного Суда Российской Федерации, как ука- зывалось, была приведена в соответствие ст.209 УПК. Идея непосредственного судебного контроля за соблюдением конституционных прав граждан, затрагивающих действиями органа предварительного расследования и про- курора в досудебных стадиях уголовного процесса, последовательно прово- дится и в других решениях Конституционного Суда Российской Федерации.

цели уголовного процесса: Автореферат дисс.канд.юрид.наук. Н.Новгород. 1999. С. 20-21.

1 Левинова Т.А. Прекращение уголовного дела по реабилитирующим основа- ниям в механизме достижения цели уголовного процесса: Автореферат дисс.канд.юрид.наук. Н.Новгород. 1999. С. 20-21.

103

В частности, постановлением Конституционного Суда № 13-П от 28 апреля 1998 года по делу о проверке конституционности ч.4 ст.ПЗ УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия за гражданином признано право судебного обжалования постановления прокурора, следователя или органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела1. В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года гражданам, конституционные права которых нарушены, должно быть обеспечено судебное обжалование действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением уголовного дела и продлением срока предварительного расследования (Российская газета за 15 апреля 1999 года.).

В УПК РФ теперь четко прописано право гражданина, заинтересованного в исходе дела, обжаловать непосредственно в суд постановление следователя о его прекращении, а также порядок судебной проверки таких жалоб.

Таким образом, прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки может иметь место в отношении обвиняемого, утратившего общественную опасность. В случае утраты деянием общественной опасности прекращение дела в связи с изменением обстановки может иметь место в отношении лица, совершившего преступление и предъявление обвинения в этом случае нецелесообразно. Именно поэтому заслуживает поддержки позиция нового УПК России, допустившего по указанным основаниям прекращение дела не только в отношении обвиняемого, но и подозреваемого (ч.1 ст.26 УПК РФ).

Совокупность правовых норм (ст. ст.26, 212, 213 УПК РФ), в которых устанавливается процессуальная форма освобождения от уголовной ответст- венности вследствие утраты деянием либо лицом, его совершившим, общест- венной опасности, образует самостоятельный уголовно-процессуальный ин- ститут прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки. Он

1 Российская газета за 7 мая 1998 года.

104 имеет сходство с другими видами прекращения уголовного дела (в связи с деятельным раскаянием, в связи с примирением с потерпевшим), что обусловливает подмену, смешение на практике оснований прекращения уголовных дел в отношении лиц, впервые совершивших преступления небольшой или средней тяжести. Для принятия решения о прекращении уголовного дела в связи с изменением обстановки доказыванию подлежит строго определенный законом круг фактических обстоятельств.

Уголовно-процессуальный закон целесообразно дополнить положе- ниями, развивающими изложенную в ч.2 ст. 26 УПК РФ и предусматривающими: возможность ознакомления с материалами уголовного дела лицом, в отношении которого решается вопрос о прекращении дела; обязанность органа предварительного расследования разъяснять обвиняемому не только основания прекращения дела и право возражать против него, но и сущность принимаемого решения, возможные последствия дальнейшего производства по уголовному делу; составление отдельного протокола о выполнении данных процессуальных действий.

Правоохранительная практика должна быть сориентирована на то, чтобы по уголовным делам приоритетно решался вопрос о возможности их прекращения по основаниям, предусмотренным ст.26 УПК РФ, и лишь при отсутствии таких возможностей дело направлялось в суд. При этом должен быть усилен ведомственный контроль и прокурорский надзор за прекращением уголовных дел в связи с изменением обстановки.

105 Глава 2. Обеспечение прав и законных интересов личности в связи с прекращением уголовного дела по ст.26 УПК РФ

2.1. Обеспечение прав и законных интересов личности при прекращении уголовных дел в стадии предварительного расследования в связи с изменением обстановки.

В действующей Конституции России утверждается: 1 .Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. 2.Никто не должен подвергаться насилию, другому жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию” (ст.21). Приведенные положения не оставляют сомнений в том, что под термином “никто” подразумевается любой человек, независимо от его возраста, состояния интеллекта и других характеризующих данных. Каждый оказывающийся в сфере действия Основного Закона человек рассматривается в качестве лич- ности, достоинство которой принимается под охрану непосредственно госу- дарством. При этом специально оговорено, что права, предусмотренные в рассматриваемой статье, не подлежат ограничению ни при каких обстоя- тельствах (ст. 5 6).

Справедливо замечено: конституционное понятие “личность”, будучи самой обобщенной по уровню абстракции категорией, должно охватывать все разнообразие индивидуумов, чтобы обеспечить надежную защиту их прав и интересов1.

Уголовно-процессуальный закон для обозначения участвующих в про- изводстве по уголовному делу граждан обычно использует термин “лицо”. Так, например, в ст.26 УПК РФ участник уголовного процесса, в отношении которого прекращается уголовное дело вследствие изменения обстановки именуется “лицом”. По буквальному смыслу “лицо” относится именно к

Гулиев В.Е., Рудинский Ф.М. Демократия и достоинство личности. М. 1983. С.13.

106 личности , хотя известно и словосочетание “юридические лица”, под кото- рыми подразумеваются различные организации, учреждения, предприятия. Отношение государства к личности, ее достоинству, интересам, правам имеет важнейшее значение для уголовного процесса. Оно заключается в том, что, с одной стороны, характер и содержание уголовного процесса зависит от по- ложения личности в государстве . С другой - “построение уголовного процесса оказывает глубокое влияние на права и положение личности в государстве. Очевидно поэтому, что уголовный процесс имеет высокое политическое значение”3.

В науке уголовного процесса исследование обеспечения прав личности обычно связывалось с проблемой уголовно-процессуальных гарантий, что объясняется самой этимологией слова “гарантия” - ручательство, порука в чем- нибудь, обеспечение чего-нибудь4.

По мнению Т.Н.Добровольской, “уголовно-процессуальные гарантии прав участников уголовного судопроизводства - это установленные нормами уголовно-процессуального закона различные по своему конкретному одер- жанию средства, в совокупности своей обеспечивающие участвующим в деле лицам возможность реализовать предоставленные им права”5.

Каждому участнику уголовного процесса предоставляется определенный объем гарантий, существующих в уголовно-процессуальном законодательстве. Эти гарантии лежат в основе уголовно-процессуального законодательства и направлены на исключение произвола в уголовном судопроизводстве.

1 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю., Толковый словарь русского языка. МЛ 995. С. 323.

2 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб. 1912. Т.1. С.10.

3 Там же. СП.

4 Бобров Н.С. Об организационно-правовых гарантиях статуса личности / Правопорядок и правовой статус личности в развитом социалистическом об ществе в свете Конституции СССР 1977. М.:Юрид. лит. 1977. С.237. Добровольская Т.Н. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводстве // Советское государство и право. 1980. №2. С. 133.

107

Реализация прав гражданами, вовлеченными в сферу уголовного судо- производства, в значительной степени зависит от того, насколько права и за- конные интересы личности обеспечиваются при расследовании преступлений. Как было указано, именно в досудебном производстве по уголовному делу возникают наиболее острые проблемы осуществления своих прав участниками процесса, которые чаще всего подвергаются неправомерному воздействию со стороны органов, ведущих уголовный процесс.

В связи с рассматриваемым вопросом об обеспечении прав граждан в связи с применением ст.26 УПК РФ представляет интерес позиция Ю. В. Кореневского: “Если обвиняемому угрожает уголовное наказание (пусть даже суд освободит его от отбывания) или другие правовые последствия признания его виновным, то, конечно, такое признание может содержаться только в приговоре суда. Но если, напротив, речь идет об освобождении от уголовной ответственности, вряд ли можно считать обязательным судебное разбирательство. В самом деле, если обстоятельства дела установлены достаточно полно и собранные доказательства однозначно свидетельствуют о совершении обвиняемым вменяемого ему деяния; если имеются предусмотренные законом основания для прекращения дела по одному из нереабилити-рующих оснований и обвиняемый с таким решением согласен; если против такого решения не возражает ни потерпевший, ни кто-либо другой из участников процесса; если, наконец, судебного разбирательства по данному делу не требуют интересы общества и государства, - какой же тогда смысл обязательно доводить дело до суда? Не будет ли это означать, что право человека не соглашаться с обвинением и требовать суда превращается для него в обязательность быть “судимым”?1.

Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям?// Российская юстиция за 1997, №1.С20.

108

Ограждение невиновного от неосновательного обвинения и осуждения, как цель уголовного процесса, достигается при прекращении уголовных дел по ст.26 УПК РФ ввиду наличия в УПК ряда процессуальных гарантий:

1 .Наличие согласие лица, совершившего общественно-опасное деяние, на прекращение уголовного дела;

  1. Согласие прокурора на прекращение уголовного дела;

З.Воможность для заинтересованных лиц обжаловать прекращение де- ла вышестоящему прокурору или в суд ( ст.ст.123 и 124 (ч.1) УПК РФ).

В соответствии с ч.2 ст.26 УПК РФ прекращение уголовного дела по этому основанию допустимо при отсутствии возражений против такого решения со стороны лица, совершившего преступление. Разумеется, такое решение с его стороны не должно быть вынужденным. И никто не вправе склонять лицо к такому выводу помимо его воли. Если лицо, совершившее преступление, возражает против прекращения дела по основаниям ст.26 УПК РФ, производство по делу продолжается в обычном порядке1. Добиваться оправдания по суду - неотъемлемое право гражданина, поэтому заявление им соответствующего возражения влечет за собой продолжение дознания либо следствия в обычном порядке с последующей передачей дела с обвинительным заключением через прокурора в суд для рассмотрения по существу.

Данное положение закона защищает гражданина от незаконного и не- обоснованного обвинения, гарантирует сохранение его доброго имени и репутации, а также обеспечивает возможность рассмотрения дела в суде.

Согласие лица, совершившего общественно-опасное деяние, на пре- кращение уголовного дела, равносильно, как нам представляется добровольному признанию лицом, совершившим преступление, своей вины является важным фактором.

К сожалению, сохранив в ст.26 УПК РФ положение о праве лица возражать против прекращения дела по рассматриваемому основанию, законодатель не сохранил положения ст.6 УПК РСФСР о последствиях заявления такого возражения.

109

Указанное условие не означает субъективного отношения обвиняемого к предъявленному обвинению. Уголовное дело может быть прекращено и в том случае, когда обвиняемый не признает себя виновным, поскольку юридическая природа возражения обвиняемого против прекращения уголовного дела по данному основанию и отрицание им своей вины различна. Не исключена ситуация, при которой обвиняемый, не признавая себя виновным, тем не менее, воздерживается от заявления возражения против прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки.

Прекращение уголовного дела по ст.26 УПК! РФ) не связано с обязательным привлечением лица в качестве обвиняемого.

В связи со стремлением “упростить” процедуру прекращения дела в случаях, предусмотренных ст.ст.6-9 УПК РСФСР (ст.ст. 25, 26, 28 УПК РФ), распространено мнение среди сотрудников органов предварительного расследования о необязательности вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Признавая наличие в этой позиции соображений практического “удобства”, прекращение дела в стадии предварительного расследования в указанных случаях предпочтительнее осуществлять все же после привлечения лица в качестве обвиняемого. Положения, содержащиеся в ст. ст.26 - 28 УПК РФ, по существу представляют собой специальные нормы, которые, если это особо не оговорено в законе (как это сделано в ст.27, 414, 420), не могут действовать вопреки общим правилам, которые в частности, представлены в ст. 143 УПК РСФСР. В ней, как впрочем и в ст. 171 УПК РФ, в императивной (категорической) форме установлено правило: “При наличии достаточных доказательств, дающих основания для предъявления обвинения в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого”. Установленные подобным (т.е. императивным) образом нормативные положения не оставляют для правоприменителя права выбора в принятии решений: он просто обязан исполнять их.

Если же рассматривать затронутую проблему с позиций обеспечения прав человека и гражданина, чему, как известно, в Конституции РФ уделено

по

достаточно много внимания (и что тщательно отслеживает Конституционный Суд РФ), то следует отметить, что именно с вынесением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого оно (это лицо) обретает адекватный его фактическому положению правовой статус, включая право на помощь защитника1.

Интересам установления истины и разрешения указанных задач отве- чает широкий диапазон средств доказывания, к числу которых относятся и показания обвиняемого, которые позволяют критически оценить доказательственный материал. Результаты проверки объяснений обвиняемого могут повлечь за собой изменение первоначальных выводов по делу, что может своевременно предотвратить незаконное освобождение обвиняемого от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, в частности, вследствие изменения обстановки. Но до принятия решения о привлечении в качестве обвиняемого такого вида доказательства в деле отсутствуют, что заметно затрудняет процесс установления истины.

До привлечения в качестве обвиняемого никакое конкретное лицо не может использовать права этого участника процесса. Оно, как правило, не знает, что его деяние, поведение уже стали объектом исследования, и не может опровергнуть возникшего против него подозрения.

Факт привлечения конкретного лица в качестве обвиняемого не может предопределить исход расследования, которое продолжается. К органам предварительного расследования по-прежнему предъявляются требования об обеспечении обвиняемому права, о всесторонности:, полноте и объективном исследовании обстоятельств дела, об обязанности разъяснения и обеспечения прав участвующим в деле лицам, об обязанности удовлетворения имеющих значение для дела ходатайств. Реализация этих и иных предусмотренных законом обязанностей нередко оказывает существенное влияние на дальнейшее производство по уголовному делу. Предъявив обвинение и выслушав объяс-

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. 3 -е издание, перераб. и доп. М. Спарк. 2000. С.31.

Ill нения обвиняемого по поводу предъявленного ему обвинения, лицо, произ- водящее расследование, осуществляет, как правило, проверку его показаний и собирает дополнительные доказательства, которые либо подтверждают версию обвинения, либо ведут к изменению обвинения или опровержению его, свидетельствуя о невиновности привлеченного в качестве обвиняемого, вследствие чего дело прекращается по реабилитирующим лицо основаниям.

Обвиняемый становится активным участником процесса, он наделяется комплексом прав для отстаивания своих законных интересов. Лицу, привле- каемому в качестве обвиняемого, разъясняется сущность предъявленного об- винения, а затем основание освобождения его от уголовной ответственности и испрашивается на это его согласие1.

Проведенным исследованием установлено, что по уголовным делам, прекращенным вследствие изменения обстановки, обвиняемые в 90,1 % отка- зывались от услуг защитника2. Мы не ставили перед собой задачу, установить истинную причину такого отказа. В неформальной беседе с лицами, осуществляющими расследование, все же прозвучало: “Зачем обвиняемому защитник, дело ведь прекращается?” Конечно, согласиться с такой позицией нельзя. По смыслу ст.ст.47, 52 УПК РФ право иметь защитника или отказаться от него предоставлено самому обвиняемому либо подозреваемому, это правило сохраняется за ним на протяжении всего производства по делу. Участие защитника в деле- не простая атрибутика. В этой связи особый интерес представляет обоснование защиты, предложенное известным дореволю- ционным процессуалистом ИЛ.Фойницким: “Сам обвиняемый, застигнутый уголовным преследованием, нередко впадает в такое угнетенное состояние духа или до того теряет самообладание и волнуется, что не может дать себе надлежащего отчета в значении, как самого обвинения, так и обстоятельств дела, почему помощь третьего лица, спокойно к делу относящегося, может

1 Кириллова И.П. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим ос нованиям: Серия “Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе”. СПб., 1998. С. 10.

2 См. приложение №4.

112 явиться крайне необходимой и, во всяком случае, полезной в интересах вы- яснения истины”1. Профессиональный защитник, использующий в своем ар- сенале все, не противоречащие закону средства, обладая разумной волей и желанием бороться за подзащитного, не осуждения невиновного, тем более не займет нейтральной позиции или стороны обвинения.

Защитник поддерживает и отстаивает права и законные интересы обвиняемого. И если права обвиняемого определены в законе, то с интересами лица все обстоит сложнее. М.П.Некрасова утверждает: “Нет сомнений, что защите со стороны профессионального адвоката - защитника подлежат толь-ко законные интересы обвиняемого” . По мнению Т.П.Николовой: “Законный интерес обвиняемого - это не только интерес, который отвечает требованиям закона, но который согласуется с нравственными нормами”3. Следует согласиться с позицией Ю.И.Стецовского, где он пишет, что “ стремление обвиняемого защищаться от обвинения (его материальный интерес) всегда законно; незаконными могут быть те или иные средства защиты” 4.

Необходимо отметить, что предоставление законодателем права органам предварительного расследования прекращать уголовные дела по нереа- билитирующим основаниям никак не ограничивает право суда решать вопрос о виновности или невиновности конкретного лица в совершении преступления и не ущемляет конституционные права гражданина, привлекаемого к уголовной ответственности, а, напротив, дает возможность, не запуская дорогостоящую машину судопроизводства, решать задачи, стоящие перед обществом в сфере борьбы с преступностью. Такой подход согласуется и с мировой практикой освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления.

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб. 1996. С.62-63.

2 Некрасова М.П. Формирование позиции защитника // Вопросы уголовного права и процесса в условиях правовой реформы. Калининград. 1991. С.93.

Николова Т.П. Деятельность защитника на судебном следствии. Саратов. 1987. С.19. 4 Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М, 1989. С.249-251.

из

Ст. 217 УПК РФ регламентирует вопросы ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела при окончании предварительного расследования. Однако анализ указанной статьи УПК показывает что законодатель, формулируя положение статьи, указал на одну из форм окончания предварительного следствия, а именно: окончание производства с составлением обвинительного заключения, не распространяя свои положения на прекращение уголовных дел, лишая обвиняемого права на ознакомление с материалами дела. Если предположить, что данное требование ст.217 УПК РФ относится к прекращению дела, то в случае прекращения уголовных вследствие изменения обстановки противоречие не устраняется, поскольку из предписаний ст.217 УПК РФ следует, что с материалами уголовного дела может ознакомиться “обвиняемый”, о других лицах ничего не говорится.

По трудно объяснимым причинам ст.6 УПК РСФСР, не предоставляла обвиняемому права быть уведомленным о прекращении в отношении него дела, в связи с чем вступала в противоречие со ст.209 УПК РСФСР. По данным настоящего изучения практики только в 16,5 % уголовных дел, прекращенных по ст.6 УПК РСФСР имеются копии уведомления лиц, освобожденных от уголовной ответственности о прекращении производства по делу1. Следует с удовлетворением отметить, что в новом УПК России, вступившем в действие с 1 июля 2002г., этот пробел в законе восполнен (см. ч.4 ст.213 УПК РФ).

Что же касается уголовно-процессуального законодательства прежней России, то оно предусматривало только судебный порядок прекращения уголовных дел по любым основаниям. Суд прекращал дело по собственной ини-циативе либо по предложению прокурора (ст. ст. 277, 523, 528 УУС 1884 г.) . Органы предварительного расследования не имели права самостоятельно прекратить дело, а могли лишь представить через прокурора материалы дела с предложением о прекращении уголовного преследования. При этом опре-

1 См.: Приложение №4.

2 Российское законодательство Х-ХХ. Т. 8. М: Юрид. лит. 1991. С. 147, 171.

114 деление о прекращении уголовного преследования выносилось лишь в ста- дии предания суду и, в отличие от приговора, для него предусматривался уп- рощенный порядок обжалования и отмены1. Исключительно судебный порядок прекращения уголовных дел первоначально предусматривал также УПК РСФСР 1922 (до 15 февраля 1923 года).

Институт прекращения уголовных дел по нереаби литерующим основаниям затрагивает интересы не только лица, в отношении которого прекращается уголовное дело, но и потерпевших от преступных посягательств.

В статье 46 Конституции России провозглашено, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на судебную защиту гражданина соответственно вызывает возникновение обязанности государства обеспечить осуществление этого права. Поэтому в ст. 52 Конституции России законодатель закрепил, что государство обеспечивает потерпевшим от преступления доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. В современной теории уголовного процесса пока отсутствуют анализ и оценка данного понятия.

Вопрос о том, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба соответствует содержанию ряда международно-правовых актов, среди которых можно назвать Дек- ларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и зло- употреблений властью (ООН, 1985), Европейскую конвенцию “О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений” (1983), но в части обеспечения прав лиц, пострадавших от преступлений., существенно отстает от мировых стандартов. В частности, не применяются компенсационные механизмы, не принят Федеральный закон о государственной защите потерпев-

Викторский СИ. Русский уголовный процесс. Учебное пособие. М.:Городец. 1997. С. 248-249.

115 ших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводст-ву1.

В случае прекращения уголовного дела по ст.26 УПК РФ не в полной мере осуществляется реализация положений ст.52 Конституции Российской Федерации.

Наиболее отчетливо это заметно при прекращении уголовных дел вследствие изменения обстановки. Закон не связывает прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки с мнением потерпевшего, что, на наш взгляд, существенно ущемляет его права и законные интересы2.

Выступая от лица государства в уголовном процессе, лица, производя- щие расследование (дознаватели, следователи), обязаны принять установленные законом меры к восстановлению нарушенных прав и законных интересов потерпевшего. Меньше всего данное положение распространяется на ст.26 УПК РФ, поскольку, как было указано выше, в случае прекращения уголовного дела по рассматриваемому основанию отсутствует какое - либо упоминание об интересах потерпевшего.

Законодатель, предусматривая возможность прекращения дела ввиду изменения обстановки, поставил условие: “если лицо или деяние перестали быть общественно опасными” (ст.26 УПК РФ). Конечно, преступления средней тяжести, т.е. за которые уголовным законом предусмотрена санкция до пяти лет лишения свободы, для общества в целом и для государства могут перестать быть опасными. Но, как замечает Д.Т.Зилалиев, не во всех случаях это может распространяться на отдельного потерпевшего. При этом автор выражает надежду, что право потерпевшего на обжалование принятого решения в течение пяти суток в судебные инстанции будет не декларативным и

Щерба СП., Зайцев О.А.. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М. 1996; См. материалы, опубликованные в сборнике Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. М. 1998; Осипкин В.К Потерпевший. СПб. 1998.

Основания и условия прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки мы рассмотрели в предыдущих параграфах.

116

на практике окажется одним из механизмов реального обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений средней тяжести1. Разделяя эту позицию, мы уже отметили, что УПК РФ такое право потерпевшему предос- тавлено (ст.ст. 123, 125 (ч.1).

Существующий порядок прекращения уголовных дел по ст.26 УПК РСФСР, как нам представляется, можно сохранить в случае щжнятия госу дарством обязательства восстановить нарушенные преступлением права по- ^ . . _

терпевшего. Однако, как было указано выше, компенсационные механизмы на сегодняшний день не применяются.

В сложившейся ситуации вопрос возмещения ущерба, компенсации вреда потерпевшим все же решается, но решается он, как правило, за рамками уголовного дела. Это может повлечь за собой новое преступление, но уже со стороны потерпевшего, который, пользуясь своим положением потерпевшего и правовой неграмотностью лица, совершившего, может требовать возмещения ущерба в сумме, значительно превышающей действительную.

Думается, что дополнительной гарантией прав обеих сторон было бы документирование лицом, производящим расследование, факта и условий возмещения ущерба - передачи денег (либо фиксация иного способы загла- живания вреда) потерпевшему и обязательно в присутствии понятых.

Однако существуют основания, когда на решение вопроса о прекращении уголовного дела влияет позиция потерпевшего. Эти положения нашли свое отражение в изменениях и дополнениях, внесенных в УПК РСФСР в декабре 1996 г. в связи с принятием нового Уголовного кодекса.

В большей степени, по нашему мнению, интересы потерпевшего учтены в измененной ст. 28 УПК РФ. Она закрепляет норму о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. Согласно ст. 75 УК России

См.: Зилалиев Д.Т. Проблема обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений. Сборник научных трудов Академии управления МВД России. Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам. М.1999. С. 105-106.

117 лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступ- ления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступ- ления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

Наиболее значительные положения, касающиеся обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений, как мы полагаем, реализованы в ст. 25 УПК РФ. В этой статье закреплено, что на основании соответствующего заявления потерпевшего прекращается уголовное дело в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Закон и в данном случае всецело на стороне потерпевшего: во-первых, виды причиненного преступлением вреда и способы его заглаживания определяются потерпевшим, поскольку термин “заглаживание” в отличие от “возмещения” указывает на значительную степень свободы усмотрения в определении способов и размеров восстановления прав потерпевшего, нарушенных преступлением; во-вторых, уголовное дело может быть прекращено по ст.25 УПК РФ, если потерпевший делает заявление, что примирение состоялось и при этом закон не содержит требований к государственным органам, ведущим процесс, чтобы они проверили добровольность, искренность такого рода поступка. Руководствуясь конституционным положением о том, что государственные органы обязаны обеспечивать права и свободы человека и гражданина, лица, производящие расследование, обязаны вызвать потер- певшего и преследуемое в уголовном порядке лицо для разъяснения им права на примирение, а последнему - условий такого примирения (заглаживание вреда).

Таким образом, примирение представляет собой осознанное, волевое решение лица, совершившего преступление, и потерпевшего, выработанное их совместными усилиями и прекращающее конфликтный характер их отношений на основе взаимных компромиссов. Принципиальное отличие этой

118 нормы заключается в том, что в данном случае у потерпевшего отпадает не- обходимость в судебной защите и соответственно в доступе к правосудию, и поэтому он отказывается от права на судебную защиту, гарантированного Конституцией России.

При прекращении уголовного дела по ст.26 УПК РФ сочетание интересов лица привлеченного к уголовной ответственности, потерпевшего от преступления и других участников процесса, а также интересов общества и государства обеспечивается несоразмерно.

Думается, законодатель резонно закрепил положение о возмещении ущерба потерпевшему, так как, на наш взгляд, именно возмещение ущерба для потерпевшего является приоритетной целью уголовного процесса. Однако при прекращении уголовного по рассматриваемому основанию права потерпевших не соблюдаются наиболее часто.

Права тех, кто пострадал от правонарушений, будут действительно за- щищаться, если вопрос защиты прав потерпевших станет одним из основных критериев оценки работы органов, осуществляющих уголовное преследование.

По мнению криминолога Я.И.Гилинского, сегодня необходима “смена целевых ориентиров деятельности правоохранительных органов - не борьба с преступностью, а защита каждого гражданина от неправомерных посяга- тельств; соответственно основными показателями работы становятся количе- ство жертв, ущерб, а не “раскрываемость” и т.д.”1.

УПК не обязывает государственные органы, осуществляющие предварительное расследование, получить у потерпевшего согласие на прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки. Мы полагаем, что позиция потерпевшего по прекращенному уголовному делу должна бьпъ^га^а-тельно изучена компетентным органом, доводы должны быть проверены и учтены при принятии решения. Существующий ныне порядок, при котором

Там же.

119 мнение потерпевшего не учитывается, он только лишь уведомляется о пре- кращении дела, не отвечает задачам уголовного судопроизводства.

На нечеткость законодательной регламентации процессуальных прав потерпевшего, как одной из причин его недостаточной активности при окон- чании предварительного расследования, указывают многие юристы.

Первым процессуальным действием после признания предварительного следствия законченным, а собранных доказательств достаточными для со- ставления обвинительного заключения является уведомление об этом потер- певшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей с одновременным разъяснением им права на ознакомление с материалами дела (ст.215 УПК РФ).

Предусматривая право потерпевшего знакомиться со всеми материалами дела лишь при условии направления дела в суд с утвержденным обвинительным заключением, уголовно-процессуальный закон существенно нарушает права потерпевшего в случае прекращения дела, в частности, вследствие изменения обстановки. Представляется, что для реализации данного положения необходимо закрепить в законе право потерпевшего на ознакомление со всеми материалами прекращенного уголовного дела. Полагаем, что подобное решение вопроса значительно снизит остроту проблемы защиты прав личности при прекращении дел по основаниям ст.26 УПК РФ.

От лица государства в уголовном процессе России выступают следователи, дознаватели, прокуроры, судьи. Они обязаны принять установленные законом меры к восстановлению нарушенных прав и законных интересов потерпевшего.

Иногда на практике складывается ситуация, когда доступ к правосудию потерпевшим от преступлений оказывается заблокированным по вине самих органов, обязанных обеспечивать этот доступ. Так, к числу обстоятельств, блокирующих доступ к правосудию, Л. Н. Масленникова относит также не- обоснованное прекращение уголовного дела по различным, нередко наду-

120 манным, основаниям, без учета мнения лиц, потерпевших от преступлений, и другие обстоятельства ‘.

Однако рассматриваемая проблема не разрешится полностью только через расширение прав потерпевшего в уголовном процессе. Это достижимо, на наш взгляд, путем эффективного контроля над органами, обязанными обеспечивать доступ к правосудию потерпевшим от преступлений. Таким органом может стать суд. Существующие ведомственный контроль и прокурорский надзор за исполнением законов на предварительном следствием малоэффективны. Ведь следствие и прокуратура по своей сути осуществляют в уголовном процессе одну деятельность — обвинительную. В отличие от них суд—это орган нейтральный и является гарантом защиты прав и свобод граждан (ч. 2 ст. 46 Конституции России). Появление судебного контроля на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования является значительным событием, характеризующим появление дополнительных гарантий по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступлений.

Важной гарантией от необоснованного прекращения уголовного дела является получение согласия прокурора на прекращение уголовного дела, когда этого требует закон. Прокурор, получивший уголовное дело с постановлением следователя, в соответствии с требованиями приказа Генерального прокурора РФ №31 от 18 июня 1997г. “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием”, после тщательного изучения всех материалов, не ограничиваясь ознакомлением с постановлением лица, производящего расследование, обязан решить вопрос об освобождении от уголовной ответственности лица, совершившего преступление. Прокурор осуществляет окончательную оценку доказательств и должен прийти к выводу о возможности освобождения лица от уголовной ответственности. Предметом оценки этого уровня является вся совокупность имеющихся до-

1 Масленникова Л.Н. Доступ к правосудию потерпевшего от преступления // Законность. 1996. №1. С.6-9.

121 казательств, как доказывающих совершение лицом общественно- опасного деяния, так и позволяющих освободить его от уголовной ответственности.

Оценка прокурором доказательств производится по его внутреннему убеждению (ст. 8 8 УПК РФ)

Внутреннее убеждение - это субъективное отражение имеющихся в деле доказательств. Содержание действительного убеждения составляют объективно достоверные выводы ‘. Вопрос о соотношении понятий внутреннего убеждения и оценки доказательств в литературе трактуется по-разному. Правильное решение этого вопроса имеет важное значение для принятия законных и обоснованных решений, позволяет вскрыть ошибки в деятельности субъектов доказывания. Прокурор, рассматривая дело, не связан выводом органа дознания и следователя о совершении преступления конкретным лицом и наличии оснований для освобождения лица от уголовной ответственности.

Прокурор обязан выяснить доказанность совершения преступления лицом, освобождаемым от уголовной ответственности и соблюдение предусмотренных законом условий для прекращения дела. При отсутствии оснований, предусмотренных ст.26 УПК РФ (ст.77 УК), недостаточной исследо-ванности обстоятельств дела и личности правонарушителя он отказывает в согласии.

Отказ прокурора в согласии на прекращение уголовного дела должен быть мотивированным. Ему необходимо в письменной форме обосновать свое решение. Следователь может с ним не согласиться и обратиться к выше- стоящему прокурору с письменным изложением возражений. Изучение про- курором дела может привести его к выводу, что следствие проведено полно, но дело должно быть прекращено по иному основанию. В этих случаях прокурор вправе либо дать следователю соответствующее письменное указание, либо сам вынести новое постановление.

Теоретические и методологические проблемы оценки доказательств по внутреннему убеждению прокурора в уголовном судопроизводстве. Орел, 1998. С.44.

122

Однако принятие прокурором такого ответственного решения как ос- вобождение лица от уголовной ответственности только лишь на основании изучения материалов дела является явно недостаточным.

В существующем внесудебном порядке прекращения уголовных дел, в том числе вследствие изменения обстановки, необходим жесткий процессуальный контроль за законностью и обоснованностью принятых решений. В целях усиления процессуальных гарантий, как для обвиняемого, так и для других участников уголовного судопроизводства, а также обеспечения прав и законных интересов других граждан необходимо четко регламентировать деятельность лиц, производящих расследование и прокурора на данном этапе. Прежде чем дать согласие на прекращение уголовного дела, нам думается, что прокурор должен лично убедиться, разъяснены ли лицу, освобождаемому от уголовной ответственности, основания прекращения дела и право возражать против его прекращения по этому основанию; является ли его согласие на прекращение дела добровольным, не было ли на него оказано давление; понятны ли ему последствия прекращения дела и т.д. Беседа безусловно должна быть запротоколирована. Дача прокурором согласия на прекращения дела по основаниям ст.26 УПК РФ без соблюдения указанного условия должно стать исключительным явлением. Такая постановка вопроса при прекращении дела вследствие изменения обстановки повысит ответственность как лица, производящего расследование, так и прокурора и сократит случаи незаконного и необоснованного освобождения лиц, совершивших преступления, от уголовной ответственности.

Результаты интервьюирования лиц, производящих расследование, показали, что на практике вопрос согласования с прокурором решения о прекращении уголовного дела по ст.26 УПК РФ (ст.6 УПК РСФСР) решается по-разному. Большая половина опрошенных следователей и лиц, производящих дознание (69,7%), пояснили, что советуются с прокурором до того, как вынести постановление о прекращении дела и если он возражает, то производство

123 по делу продолжается в обычном порядке . В этом случае, как представляется, теряет смысл сама законодательная регламентация этого вопроса и налицо покушение прокурором на процессуальную самостоятельность следователя (ст.38 УПК РФ). Кроме того, такая постановка вопроса лишает лицо, производящее расследование, возможности принесения возражений на решения прокурора, поскольку точка зрения прокурора в материалах дела не фиксируется. Но нельзя отрицать того, что своевременное обнаружение прокурором отсутствия оснований для прекращения дела по ст.26 УПК РФ устраняет волокиту, позволяет, не продлевая сроки следствия, продолжить расследование по делу.

УПК РФ, предоставляет органам предварительного расследования воз- можности для прекращения уголовных дел на досудебных стадиях. Однако, как показали результаты наших исследований, желание иметь в активе лучшие показатели в работе (количество деул, направленных в суд с обвинительным заключением) заставляет лиц, производящих дознание, и следователей направлять в суд наибольшее количество дел, в том числе и те, которые вполне разумно и законно можно было бы прекратить по рассматриваемому основанию. Этот факт признали при интервьюировании 78, 9% следователей, и дознавателей 51,5% из них откровенно ответили, что они прекращают по основаниям, предусмотренным в ст. 6 УПК РСФСР, лишь те дела, которые не имеют так называемой “судебной перспективы” .

Одной из современных задач российской юридической науки, нормо- творческой деятельности и правоприменительной практики, связанных с ут- верждением демократических начал и созданием подлинно правового госу- дарства, являются реальное обеспечение и защита прав и свобод человека и гражданина в соответствии с конституционным принципом равенства всех перед законом и судом. Принцип равенства нами связывается с соблюдением прав любой личности в уголовном процессе. По традиции данная связь рас-

1 См.: Приложение №5. См.: Приложение №5.

124 сматривается, прежде всего, применительно к статусу обвиняемого (и подозреваемого). Разумеется, не должно оттесняться на второй план исследование проблем защиты прав и свобод потерпевшего и гражданского истца - тех, кто непосредственно пострадал от преступления, а также гражданского ответчика - лица, на которое может быть возложена имущественная ответственность за последствия преступлений.

В уголовном процессе существуют противоположные интересы у разных групп людей, отдельных личностей. Государственные органы и должностные лица сами, наравне с другими участниками уголовного процесса, выполняют требования закона, но в то же время играют ведущую роль в сдерживании взаимоисключающих интересов и потребностей. Уголовно-процессуальная деятельность, основанная на принципе равенства, призвана поддерживать состояние относительного равенства. Поэтому одна из основных идей принципа равенства как формы и метода уголовно-процессуальной деятельности преследует двойную цель: обеспечивать законные интересы каждого вовлеченного в уголовное судопроизводство и одновременно защищать личность от произвола государства1.

При данных гарантиях основная задача правосудия - справедливое и законное разрешение правового спора в интересах личности, общества и государства может быть успешно разрешена вне рамок судебного разбирательства, тем более, что возможности судебного контроля за прекращением уголовных дел и при необходимости процедура судебного разбирательства дела наличествуют.

Таким образом, процессуальный порядок прекращения уголовных дел вследствие изменения обстановки должен быть дополнен процессуальными гарантиями прав участников уголовного судопроизводства.

Белозеров Ю.Н., Пастухов П. С, Нагаев Е.А. Лекция. Принцип равенства и особенности правового положения иностранных граждан в уголовном процессе России. М.: Юридический институт МВД России. 1998. С. 7-11.

125

Во - первых, отмечая как положительный момент установление в УПК РФ (ч.4 ст.213) правила об уведомлении о прекращении уголовного дела обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, желательно не просто вручить им копии постановления о прекращении дела, но и установить единый срок уведомления указанных лиц о прекращении дела.

Во-вторых, предусмотреть право потерпевшего и других, заинтересо- ванных в исходе дела лиц, на ознакомление с материалами прекращенного уголовного дела.

126 2.2.Вопросы возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного преступлением, в связи с прекращением уголовного дела ввиду изменения обстановки

Возмещение причиненного преступлением ущерба и тем самым восстановление нарушенных прав граждан и юридических лиц является одной из задач уголовного судопроизводства, в выполнении которой проявляется компенсационная функция уголовного процесса1. Обязанность по обеспечению возмещению ущерба, причиненного преступлением, возлагается на органы дознания, следователей, прокуроров и суды.

В современных условиях для обеспечения прав лиц, которым преступлением причиняется вред, особое значение приобретает Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985г. В ней под- черкивается, что к жертвам преступлений следует относиться с состраданием и уважать их достоинство, они имеют право на доступ к механизмам правосудия (п.4). Государствам и их правительствам в форме детализированных рекомендаций предлагается создавать условия для реституции, компенсации, социальной помощи жертвам.

Если исходить из международных стандартов, реализация прав жертв преступлений при расследовании связана, во-первых, с предоставлением лицу информации о его роли и объеме принадлежащих ему прав, сроках и ре- зультатах их осуществления; во-вторых, с созданием ему условий для изло- жения заявлений, ходатайств на различных этапах расследования согласно национальной системе уголовного судопроизводства; в-третьих, с оказанием ему надлежащей помощи, обеспечением безопасности его самого и членов его семьи; в-четвертых, с предотвращением неоправданных задержек при

На необходимость осуществления подобной функции обращали внимание многие процессуалисты {Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань. 1974; Володина Л.М. Цели и задачи уголовного процесса // Государство и право. 1994. № 11. С. 131 и др.

127

расследовании преступлений; в-пятых, с созданием условий для справедли-

1 вой реституции жертве, ее семье .

Государственные органы, осуществляющие производство по уголовному делу, обязаны обеспечить потерпевшему возмещение вреда, причиненного преступлением (ч.З и 4 ст.42 УПК) Следователь, установив наличие вреда, причиненного преступлением физическому или юридическому лицу, обязан разъяснить им право на предъявление гражданского иска при производстве по уголовному делу. Если исковое заявление поступило, следователь принимает решение о признании лица в качестве гражданского истца (или отказе в этом). Поскольку ч.1 ст.44 УПК признание лица гражданским истцом обусловливает наличием данных, дающих “основания полагать”, что вред причинен непосредственно преступлением, следователь в постановлении указывает, на чем базируется такой вывод. В постановлении должны присутствовать по крайней мере основания, подтверждающие причинение вреда непосредственно преступлением, составляющим предмет данного дела. Однако принудительные меры может применять только судья, основываясь на поддержанных прокурорами ходатайствах следователя или дознавателя (ст.ст.115, 165 УПК РФ)2.

В юриспруденции нет четкого определения понятия ущерба. В УПК РФ вместо термина “ущерб” употреблено понятие “вред” (ст. 44 УПК РФ). В угбловно- процессуальном кодексе 1960 года речь шла о возмещении не вреда, а ущерба, причиненного преступлением. При этом под таковым часто подразумевался лишь ущерб имущественного характера. Подлежащим возмещению материальным ущербом признается результат воздействия на при-

Рудинский Ф.М. О праве жертв преступлений и злоупотреблений властью на защиту // Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. М.: Юрид. лит-ра. 1984.С.6.

Уголовный процесс: Учеб. для высших юридических учебных заведений и юридических факультетов. Издание третье, исправленное и дополненное/ Под редакцией Божъева В.В. М. Спарк. 2002. С.636.

128 надлежащие потерпевшему или гражданскому истцу товарно- материальные ценности.

Возмещение ущерба может осуществляться разнообразными способами. Чаще всего это может быть денежная компенсация потерь, предоставление аналогичной или равноценной (а возможно и более ценной) вещи взамен утраченной, ремонт и восстановление поврежденного (или уничтоженного) имущества, опровержение в той или иной форме сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию потерпевшего, и т. п.

В литературе обращается внимание на возможность нетрадиционных способов возмещения ущерба, причиненного преступлением: предоставление виновным потерпевшему имущества (например, квартиры, автомобиля) в безвозмездное пользование на определенный срок, оказание ему безвозмездных услуг, не связанных с восстановлением поврежденного имущества1. Следует отметить, что в настоящее время на практике более распространено обычное возмещение ущерба в материальной, чаще денежной форме. Использование нетрадиционных форм маловероятно, хотя и не исключено.

Выбор того или иного способа возмещения ущерба может зависеть от характера последствий преступления, от характера вреда. Вред - “последствия всякого повреждения, порчи, убытка, вещественного или нравственного, всякое нарушение прав личности или собственности” , “порча, убыток, ущерб” 3.

Средствами обеспечения возмещения ущерба можно признать следующие действия компетентных государственных органов:

  • доказывание характера и размера вреда, причиненного преступлением (ст.73 УПК РФ);

1 Головко Л. Некоторые гражданско-правовые проблемы, возникающие в свя зи с применением статьи 76 нового Уголовного кодекса РФ // Хозяйство и право. 199%. №2. С. 47.

2 Даль В. Указ соч. С. 260.

3 Словарь современного русского литературного языка. Т. 2. В. М-Л., 1951. С. 798.

129

  • признание граждан и юридических лиц гражданскими истцами (ст. 44 УПК РФ);
  • привлечение надлежащих субъектов в качестве гражданских ответчиков (ст. 54 УПК РФ);
  • розыск и изъятие похищенного имущества;
  • возвращение государственными органами предметов преступного по- сягательства их законным владельцам;
  • разъяснение обвиняемому (гражданскому ответчику, их родственникам) необходимости добровольного возмещения (заглаживания) причиненного преступлением материального и морального вреда;
  • установление и изъятие имущества (денег и иных ценностей), с помощью которого может быть погашен причиненный преступлением ущерб;
  • наложение ареста на имущество;
  • передача арестованного имущества на ответственное хранение.
  • В практике органов предварительного расследования встречаются случаи добровольного возмещения ущерба, не урегулированного уголовно- процессуальным законодательством.

По мнению В.А.Азарова, развившего идеи добровольного возмещения ущерба как самостоятельной формы возмещения: “Когда сумма материального ущерба установлена и не возникает возражений ни у потерпевшего, ни у обвиняемого, который желает добровольно его возместить, следователю целесообразно не препятствовать непосредственной передаче в своем присутствии определенной суммы лицу, пострадавшему от преступления1.

К другим формам добровольного возмещения ущерба на досудебных стадиях уголовного процесса также относятся:

-добровольная выдача предметов преступного посягательства компетентным государственным органам;

Азаров В.А. Добровольное возмещение в уголовном процессе материального ущерба, причиненного преступлением // Укрепление законности в условиях перестройки: Сборник научных трудов. Волгоград. 1990. С. 149.

130

-передача потерпевшему (гражданскому истцу) равноценного имущества в целях возмещения ущерба;

-перечисление денег на счет, известный следователю.

В уголовно-процессуальном законодательстве отсутствуют какие-либо пояснения фиксации добровольного возмещения ущерба. Остается открытым вопрос, нужно или нет приглашать понятых для удостоверения факта добровольной передачи следователю (органу дознания) предмета преступного посягательства или взамен последнего - иного имущества.

По мнению А.П.Гуляева, осуществляемая вне следственного действия неожиданно для должностного лица “добровольная выдача” может оформ- ляться без участия понятых. Если есть возможность подготовиться в “выдаче”, то необходимо позаботиться и о присутствии понятых ‘.

Объем ущерба должен быть напрямую связан с действиями обвиняемого. Установлению подлежит не только материальный ущерб, причиненный потерпевшему. Необходимо выяснить также, какие средства затрачены на восстановление здоровья. Законодателем предусмотрен порядок, условия и основные принципы расчета вреда, причиненного здоровью пострадавшего вреда, обусловленного потерей им трудоспособности, а также смертью. Со- ответствующие положения содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ “О судебной практике по делам о возмещении вреда, причинен-ного повреждением здоровья”, а также в других аналогичных актах .

Положениями ст.ст.25 и 28 УПК РФ определена прямая зависимость прекращения уголовных дел по указанным основаниям от возмещения при- чиненного ущерба или заглаживания вреда, причиненного в результате пре- ступления. Ст.28 УПК РФ, определяя права должностных лиц правоохрани- тельных органов по прекращению уголовных дел, делает ссылку на основания, указанные в ст.75 УК, одними из которых являются возмещение причи-

1 Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1981. С. 136-137.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. №3 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №7. С.3-9 и др.

131 ненного ущерба или заглаживания вреда иным способом. Ст.25 УПК РФ, ре- гулируя аналогичную процедуру в связи с примирением с потерпевшим, обя- зывает лицо, совершившее преступление, загладить причиненный вред.

В свою очередь прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки, позволяет освободить лицо от уголовной ответственности неза- висимо от того, возмещен ущерб потерпевшему или нет. Изменение обстановки не связано с раскаянием, не связано и с фактом примирения.

Прекращение уголовного дела по рассматриваемому основанию сохраняет, как правило, элементы конфликтности между обвиняемым и потерпевшим. Такая правовая ситуация подталкивает его обратиться в суд с иском о возмещении морального или материального вреда, порождает многочисленные жалобы и заявления, что в условиях нарастания объема работы в судах явно нежелательно.

Лучший и наиболее результативный путь разрешения конфликта - устранение противоречий между интересами субъектов конфликта. Противоречия, а значит и конфликт, могут быть разрешены в пользу одной из сторон, или найдено такое решение, которое устраивает обе стороны. Последнее представляется наилучшим способом, ибо при этом конфликт урегулируется и разрешается по воле и доброму согласию противоборствующих сторон при взаимном удовлетворении их интересов. Подобный исход благоприятным образом сказывается на дальнейшей эскалации конфликта, развития на его основе новых споров и противоречий.

Прекращение уголовного дела по основаниям ст.26 УПК РФ не освобождает лицо, совершившее преступление, от обязанности возместить потерпевшему нанесенный ущерб. Поскольку установление и возмещение в допустимых, с учетом специфики уголовно-процессуальной деятельности, пределах вреда, причиненного преступлением, не может не рассматриваться в качестве одной из самостоятельных задач уголовного процесса1, при рас-

1 Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань. 1974. С. 16; Уголовный процесс. Общая часть под ред. В.П.Божъева.

132 смотрении и разрешении гражданско-правовых вопросов в уголовном про- цессе действует принцип диспозитивности, характерный для гражданского процесса и предполагающий, в частности, возложение обязанности доказывания вины причинителя вреда на пострадавшего. Вместе с тем желательно (хотя и не всегда осуществимо) вопросы интересов защиты пострадавшего, нарушенные в результате преступления, разрешать в едином уголовном деле в рамках уголовно-процессуальных отношений.

Именно с учетом не только желаемого, но и возможного, УПК РФ предписывает при прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки, как, впрочем, и в некоторых других случаях разъяснять потерпевшему и гражданскому истцу право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (ч.4 ст.213 УПК РФ).

Все-таки представляется целесообразным установить в качестве пред- варительного условия процедуры прекращения уголовного дела вследствие измШения оЪсТганЪвки “возШщение ущерба потерпевшему. Но это не означа- ет, что ст.26 УПК РФв этом случае будет подменять собой ст. 28 УПК РФ или ст. 25 УПК РФ, поскольку последнее не предполагает утрату деянием либо лицом, его совершившим, общественную опасность. В указанных случаях достаточным основанием для прекращения уголовного дела является деятельное раскаяние, предусматривающее в числе других условий добровольное возмещение имущественного ущерба, а также физического и морального вреда, причиненных преступлением или иное заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. Исследователи считают консенсус оптимальным способом разрешения всех конфликтов - от семейных до международных1.

М. Спарк. 1997. С. 103-108; Уголовный процесс. Учебник для вузов под ред. В.П.Божъева. М.Спарк. 1998. С.520.

1 Варламова Н.В., Пахоленко Н.Б. Общественный консенсус: подходы к про- блеме // Государство и право. 1992. №9 С.4; Юридическая конфликтология. М. 1995. С.204

133

Любой криминальный конфликт, любое преступление порождает уголовно- правовое отношение между лицом, нарушившим уголовный закон, и государством, в силу которого у них возникают права и обязанности. Эти же субъекты являются сторонами криминального конфликта, ибо совершая пре- ступление, виновный посягает на охраняемые законом, государством отно- шения. Основу содержания уголовного правоотношения составляет обязан- ность лица, совершившего преступление, отвечать за содеянное и право го- сударства требовать исполнения этой обязанности, несения ответственности.

Потерпевший, не решая в большинстве случаев вопрос о воздействии на правонарушителя, сохраняет, тем не менее, право требовать такого воз- действия2.

Однако потерпевший, будучи одним из субъектов общественных отношений, которые подвергаются преступному воздействию, при прекращении уголовного дела по ст.26 УПК исключается из структуры уголовно-правового отношения.

Связывая определение понятия потерпевшего с причинением преступлением вреда, законодатель указал на три его возможные разновидности: моральный, физический или имущественный.

На официальном уровне понятие морального вреда было дано в постановлении № 10 Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” (п.2): “Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприко-

1 Емельянов В.А. Уголовное правоотношение и совокупность преступлений // Некоторые проблемы современной науки: Тезисы конференции молодых ученых. 6 -7 февраля 1992 г. Ярославль. 1992. С. 102

Ласточкина Р.Н. Кто является субъектом охранительного уголовно-правового отношения: государство или потерпевший? // Некоторые проблемы современной науки: Тезисы конференции молодых ученых. Ярославль.

  1. С.99.

134 сновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушаю- щими его личные неимущественные права (право на пользование своим име- нем, право авторства и другие неимущественные права…), либо нарушающими имущественные права гражданина”1.

Приведенное определение представляет собой расширительное толкование морального вреда, против которого высказывались В.М.Савицкий, И.И.Потеружа, полагая, что расширительное толкование имеет больше обыденное значение, нежели юридическое, а моральный вред как само- стоятельное основание для признания лица потерпевшим есть нарушение субъективных прав гражданина, наносящее вред его чести, достоинству и в связи с этим причиняющее нравственные страдания2.

Вместе с тем практически любое преступление причиняет пострадавшему немало неприятностей, он испытывает душевные страдания по поводу утраченных благ, психологические переживания, которые подчас ха- рактеризуются эмоциональной глубиной, особой остротой. Психическое со- стояние потерпевших можно определить как фрустрацию, то есть “состояние человека, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения”3. Психологическим содержанием подобного состояния при конденсации, накоплении возникающих психических напряжений является

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 3. С. 9. См. также: Яни П. Моральный вред как основание для признания потерпевшим // Советская юстиция. 1993. № 8. С. 6-7;Марусин И.С. Возмещение морального вреда в новом Гражданском кодексе РФ // Правоведение. 1997. № 1. С. 91; Ермолова О.Н. Компенсация морального вреда: теория и практика // Вестник Саратовской государственной академии права. 1998. № 2. С. 120, 122-123; Эрделевский А. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда // Российская юстиция. 1998. № 6. С. 19-21.

Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. МЛ963. С. 6-7; Савинов В.Н. Потерпевший в уголовном процессе. Ав-тореф. дисс. канд. юрид. наук. Харьков. 1978. С. 7. 3 Левитов Н.Д. Психология характера. МЛ969. С. 106.

135 состояние отчаяния, растерянности, психологической надломленности и беспомощности. Мало кто будет отрицать огромный психологический стресс, испытываемый людьми, чье имущество было уничтожено в результате преступного посягательства, чьи гражданские и иные права были попраны1.

А если преступление не было доведено до конца, если преступник не причинил планируемого им вреда? Разве лицо, на которое было направлено такое посягательство, не испытывает стресса, душевных страданий, испуга от потенциальной угрозы, нависшей над ним, но не реализованной? Конечно, да. Поэтому компенсация такого рода страданий была бы в высшей степени оправдана. И значит подобное расширительное толкование морального вреда не только допустимо, но и необходимо.

Что касается возмещения морального вреда, то здесь дело обстоит несколько сложнее. Так, поскольку имущественный ущерб поддается точной оценке, вынести суждение о его полном или частичном возмещении можно, зная стоимостную оценку размера ущерба, причем такую оценку может сделать сам преступник, добровольно возмещая имущественный ущерб. Страдания же сами по себе не имеют стоимостного эквивалента, и компенсация морального вреда является денежной суммой, предназначенной сгладить негативное воздействие на психику потерпевшего, которое вызвали перенесенные страдания, “вознаградить” потерпевшего за эти страдания, причем определение размера компенсации отнесено законодателем к компетенции суда (ст. 151, 1101 ГК). Отсюда следует, что преступник, добровольно возмещая моральный вред, не имеет представления о действительном, т.е. таком, который мог бы быть определен судом, размере компенсации.

Казанцев В. Возмещение морального вреда // Российская юстиция. 1996. № 5. С. 48; Нарижний С. Возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему: уголовно-процессуальный аспект // Российская юстиция. 1996. № 9. С; 41; Эрделевский А. Моральный вред в уголовном праве и процессе // Законность. 1997. № 3. С. 25.

136

Долгое время в отечественной литературе рассматривался лишь один возможный способ возмещения морального вреда: принесение извинений по- терпевшему, иногда в публичной форме. Возможность компенсации его в де- нежной форме отрицалась по двум причинам: моральный вред сам по себе не имеет стоимостного эквивалента, не поддается денежному исчислению и его имущественное возмещение противоречит принципам социалистической этики и правосознания . Последнее возражение является следствием тотальной идеологизации права и пренебрежения к защите интересов личности. Как справедливо отмечает Р.Радева, при подобном подходе моральный вред вообще может оказаться не заглаженным, и обида потерпевшего, его стремление к справедливости остаются неудовлетворенными2. Кстати, практика возмещения морального вреда в материальной форме была известна еще древнерусскому праву. Так, в ст. 46 Пространной редакции Русской правды говорилось об ответственности за кражу, произведенную холопом. Ущерб, нанесенный холопом (челядином), считался более оскорбительным, т. е. более тяжелым, чем вызванный действием свободного человека. Если украденное обнаружено, пострадавшему оно возвращалось, и еще платилась его стоимость за обиду (моральный вред).

По нашему мнению, материальное возмещение морального вреда следует рассматривать не как денежный эквивалент такого вреда, а как стремление сгладить негативное воздействие на психику потерпевшего4, вызвать у него положительные эмоции, способные уравновесить отрицательные эмоции, порожденные преступлением.

1 Газетдинов К И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. Казань. 1990. С.6; Шейфер С.А., Лазарева В.А. Рец. на кн.: Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (Сравнительное исследование). М., 1993 //Государство и право. 1995. № 2. С. 153.

2 Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (Сравнительное исследо вание). М. 1993. С. С.16, 17,71.

Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М. 1984. С. 99-100.

4 Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. 1993. № 3. С.33-34.

137

В большинстве случаев размер компенсации морального вреда должен определяться судом1, поскольку потерпевший оценивает тяжесть причиненного ему нравственного ущерба субъективно. Но если рассматривать такую компенсацию как условие прекращения уголовного дела, то именно пострадавшая сторона должна решить, каким должен быть ее размер, чтобы сгладить переживания, вызванные посягательством обвиняемого. Не исключено, что для удовлетворения нравственных страданий потерпевшему будет достаточно услышать извинения от обидчика, которые в этом случае следует рассматривать как способ возмещения вреда наравне с денежной компенсацией. Так, приблизительно 50 % опрошенных нами граждан отметили, что в случае причинения им морального вреда, они могли бы удовлетворить- ся извинениями обвиняемого2.

Физический вред выражается в причинении лицу телесных поврежде- ний, расстройства здоровья, физических страданий, боли и т. п. Этот вред может сопровождаться имущественными потерями (потеря заработка, дохода вследствие кратковременной или стойкой утраты трудоспособности), затратами на лечение, восстановление здоровья, дополнительное питание, приобретение лекарств и т. п. Поэтому его компенсация также возможна в денежной форме или предоставлении “иного имущественного эквивалента, размер которого также может определить сам потерпевший, субъективно. Но при этом опять-таки не исключена возможность возмещения физического вреда путем принесения извинений потерпевшему, по крайней мере, если такой вред не связан со значительными денежными затратами (это допускает и практика).

Имущественный вред возникает при преступном посягательстве на имущественные права физического или юридического лица, в результате которого оно понесло определенные убытки, лишилось каких-либо материаль-

Эрделевский A.M. Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда // Государство и право. 1997. № 4. С; Он же. Споры о компенсации морального вреда // Российская юстиция. 1997. № 2. С. 38-40. 2 См.: Приложение №6.

138 ных благ. Знаменательно, что УПК РФ признание потерпевшим увязывает не только с причинением вреда физическому лицу, но и с причинением престу- плением имущественного вреда или деловой репутации юридическому лицу (ч.1 ст.42УПКРФ).

Возмещение имущественного вреда возможно путем непосредственного устранения вреда обвиняемым своими силами или при помощи своих друзей и родственников либо с привлечением наемных работников,” а также путем возмещения вреда в денежной форме или предоставления другого имущества, равноценного утраченному.

Пожалуй, наиболее распространенной формой возмещения имущественного вреда является его возмещение в_денежной форме. 9J_,_6 % опрошенных однозначно заявили, что они предпочли бы именно такой вариант удов- летворения своих материальных претензий1.

В русском языке слово “возмещать” означает “восполнять или заменять что- либо недостающее, утраченное”2, “что чем, дополнять, пополнять, заменять, замещать, вознаграждать убыль” . Процесс возмещения материального ущерба - это определенная деятельность по восстановлению материального положения пострадавшего от преступления лица или органа4.

Во всех случаях, когда в уголовном процессе идет речь о возмещении вреда, имеется в виду реальный, прямой ущерб.

Преступное причинение морального, физического или имущественного вреда порождает не только уголовно-правовое, но и гражданско-

1 См.: Приложение №6.

Словарь современного русского литературного языка. Т. 2: В. М.1991. С. 394. См. также: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М. 1983. С. 83.

3 Даль В. Указ. соч. С. 228.

4 Белякова A.M. Возмещение причиненного вреда. МЛ 972. С. 69 и др.; Она же. Возмещение вреда, причиненного преступлением // Советское государст во и право. 1972. № 7. С. 57-63; Рыженков А.Я., Филиппов П.М. О возмеще нии ущерба на предварительном следствии: Лекция. Волгоград. 1983. С. 3-5; Нор В. Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. Киев, 1989. С. 17-18 и др.

139 правовое, обязательственное, правоотношение. В этом
правоотношении причинитель вреда выступает должником, обязанным загладить причиненный вред, а потерпевший становится кредитором, имеющим право требовать от должника исполнения возложенной на него обязанности.

Гражданский кодекс РФ устанавливает обязанность должника в полном объеме возместить вред, причиненный личности или имуществу гражда- нина (п. 1 ст. 1064). Однако возмещение причиненного вреда, имея гражданско-правовую природу, должно быть, безусловно, подчинено принципу дис-позитивности. Потерпевший, чьи субъективные права были нарушены, вправе сам распоряжаться ими и осуществлять их по своему усмотрению (п. 1 ст. 9 ГК РФ). Более того, кредитор (потерпевший) вправе полностью освободить должника (лицо, совершившее преступление) от лежащих на нем обязанностей. Тем самым, обязательство прекращается (ст. 415 ГК РФ), в том числе и обязательство, возникшее вследствие причинения вреда преступлением. Признание диспозитивных начал в гражданско-правовых отношениях признается и уголовно-процессуальным законодательством, закрепляющим право лица, понесшего материальный ущерб от преступления, на предъявление гражданского иска при производстве по уголовному делу (ч.ч.1 -3 ст. 44 УПК РФ), а также отказа от иска (ч.5 ст. 44 УПК РФ).

Поэтому потерпевший и лицо, совершившее преступление, вправе са- мостоятельно решить вопрос о форме возмещения вреда и размере компенсации (меньше, в полном объеме или сверх причиненного вреда (ч. 3 п. 1 ст. 1064 ГК)).

Потерпевший может отказаться от осуществления принадлежащего ему права (ст.9 ГК РФ) и примириться с лицом, совершившим преступ- ление, не ставя обязательным условием этого возмещение причиненного ущерба, а избрав иную форму возмещения вреда (например, принесение извинений обвиняемым). Однако, поскольку такой отказ не влечет прекращения права, потерпевший вправе впоследствии уже после прекращения уголовного дела требовать от должника исполнения его обязанности, в том чис-

140 ле путем судебной защиты своих прав, но уже в порядке гражданского судо- производства в пределах срока исковой давности.

Потерпевший, осуществляя свои субъективные права, может по согласованию с лицом, совершившим преступление, определить порядок и способ возмещения причиненного вреда. Причем порядок возмещения может предусматривать одномоментное погашение обязательства его исполнением либо постепенность исполнения обязательства (например, трудоемкий и длительный по времени процесс постройки уничтоженного дома, либо рассрочка платежа). Поэтому, на наш взгляд, возмещение причиненного вреда может произойти и после прекращения уголовного дела, а до этого потерпевший и обвиняемый могут использовать иные, более упрощенные формы (например, принесение извинений обвиняемым, предоставление во временное пользование какого - либо имущества).

Соглашение, заключенное потерпевшим и обвиняемым относительно порядка и способа возмещения причиненного вреда, имея гражданско-правовую природу, является по своей сути договором о порядке исполнения деликтного обязательства. Этот договор близок к существующему во французском законодательстве понятию трансакции, определение которой дано в ст. 2044 Гражданского кодекса Наполеона: “Трансакция является договором, с помощью которого стороны прекращают уже имеющий место спор или предотвращают спор, который может возникнуть”. Статья 2046 этого же кодекса допускает “заключение трансакции в связи с гражданскими интересами, происходящими из деликта” .

ГК РФ не знает такого понятия, хотя в Гражданско-процессуальном кодексе упоминается так называемое мировое соглашение, которым стороны сами урегулируют свой спор. По сути, мировое соглашение также является договором, определяющим права и обязанности спорящих сторон, но, во- первых, его заключению предшествует возбуждение гражданского производ-

1 См. подробнее: Головко Л. Указ. соч. С.С. 47, 52.

141 ства, а во-вторых, оно нуждается в последующем судебном утверждении и приобретает, таким образом, силу судебного решения. Соглашение потер- певшего и обвиняемого о порядке исполнения деликтного обязательства, возникшего вследствие совершения преступления, может быть приравнено к гражданско-процессуальному мировому соглашению лишь в том случае, когда прекращение уголовного дела и утверждение соглашения производится в судебных стадиях. В остальных случаях соглашение потерпевшего и лица, совершившего преступление, имеет значение обычного договора, пусть и не предусмотренного непосредственно гражданским законодательством.

Поскольку договор о порядке исполнения деликтного обязательства имеет гражданско-правовую природу, то стороны, заключающие его, должны обладать гражданско-правовой дееспособностью. В случаях, когда стороны не обладают полной дееспособностью, соглашение заключают их законные представители (родители, усыновители, опекуны, попечители) либо в зависимости от объема дееспособности стороны (одна из них) заключают его с согласия законных представителей. При этом законные представители осуществляют не свои права, а защищают интересы своих подопечных. Поэтому, заключая соглашения, они должны руководствоваться положениями ст. 37 ТК РФ о порядке распоряжения имуществом подопечного. На применение в рассматриваемых случаях норм ГК и ГПК указывает ч.З ст.44 УПК РФ.

В связи с тем, что потерпевший от преступления из-за объективных причин лишен возможности получить возмещение нанесенного ему преступлением ущерба, к числу которых не без оснований можно отнести и прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки, государство, при наличии достаточных оснований, должно либо компенсировать причиненный ущерб, либо активизировать деятельность государственных органов путем выделения дополнительных фондов.

В уголовно-процессуальной литературе многократно поднимался вопрос о необходимости создания специальных государственных фондов, из

142 которых компенсировался бы при определенных условиях имущественный вред потерпевшим от преступления . Поводом к его обсуждению явились со- общения о работе прошедшего в 1974 г. в Будапеште XI Конгресса Между- народной ассоциации уголовного права, где была подвергнута анализу про- цессуалистов сама идея создания такого фонда2. В 1985 г. ООН приняла “Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью”, где высказала рекомендацию государствам -членам ООН - “содействовать созданию, укреплению и расширению национальных фондов для предоставления компенсации жертвам преступлений”. Жертвам тяжких преступлений, получившим значительные телесные повреждения, финансовое возмещение со стороны государства должно происходить, как сказано в п.2 Декларации, “ …в тех случаях, когда компенсацию невозможно получить в полном объеме от правонарушителя”.

В уголовно-процессуальной литературе обосновывалось предложение об издании специального закона, устанавливающего государственный фонд, а также рассматривался порядок предоставления из его средств компенсации потерпевшим от преступлений3.

Заслуживает внимания предложения О.Ведерниковой об источниках формирования фонда для жертв преступлений4, в частности, “Об источниках формирования республиканского внебюджетного фонда помощи потерпев-

1 Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уго- ловного дела: Дис. канд. юрид. наук. Воронеж. 1975. С.С.37-44; Мазалов А.Г., Савицкий В.М. Нерешенная проблема возмещения вреда потерпевшему от преступления // Правоведение. 1977. № 3. С.47.

Эрин В. X! Конгресс Международной ассоциации уголовного права // Советское государство и право. 1975. №2 С.С.140-141; Клочков В. Конгресс Международной ассоциации уголовного права // Социалистическая законность. 1975.№ЗС.С.34-36.

Понарин В.Я. Указ.соч.; Мазалов AT., Савицкий В.М. Указ. Соч. С.С.49-54; и др.

Ведерникова О. Фонд для жертв преступлений. // Социалистическая законность. 1990. №11. С.С. 25-28.

’ 143

шим от преступлений”1. Вслед за этим было бы правильным подготовить закон Российской Федерации о порядке рассмотрения судом вопросов, связанных с выплатой компенсации потерпевшим от преступлений из названного фонда. В этом нормативном акте, по-нашему мнению, следовало бы назвать субъектов, имеющих право на возмещение, условия выплаты им соответствующих сумм; размеры компенсаций (обязательно с учетом государственной индексации - по действующей системе коэффициентов); дать градацию субъектов ответственности (в лице определенных финансовых органов); и т.д2.

Таким образом, потерпевший, осуществляя свои субъективные права, может по согласованию с лицом, совершившим преступление, определить порядок и способ возмещения причиненного вреда. Поэтому возмещение причиненного вреда может произойти и после прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки, а до этого потерпевший и обвиняемый могут использовать иные, более упрощенные формы (например, принесение из- винений обвиняемым, предоставление во временное пользование какого- либо имущества) и т. п.

1 Ведерникова О. Указ. Соч. С.27.

2 Можно, однако, с сожалением отметить, что имеющаяся в России попытка создания Федерального общественно-государственного фонда по защите прав вкладчиков и акционеров, которыми причинен вред преступлением, не увенчалась успехом. См.: Родионов А.К Проблема обеспечения прав потер певших при их значительном количестве в уголовном деле. Сборник “Про блемы защиты жертв преступлений”. М.: НИИ проблем укрепления законно сти и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М. 1999. С. 13.

144 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование проблемы прекращения уголовных дел в связи с измене- нием обстановки на досудебных стадиях уголовного судопроизводства показало, что существуют все основания признать этот институт в целом эффективным.

Сущность уголовно-процессуального понятия прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки заключается в принятии, при определенных законом условиях, управомоченными на то законом органами и должностными лицами решения об окончании предварительного расследования при установлении обстоятельств, указывающих на отпадение общественной опасности деяния, либо лица его совершившего.

Однако, как показало изучение следственной практики, прекращение уголовных дел по рассматриваемому основанию в соответствии с действительным смыслом положений ст.6 УПК РСФСР (ст.26 УПК РФ) не так уж много, хотя фактически (если судить по документам), применяется гораздо чаще, чем следовало бы. Для многих прекращенных дел свойственны неполнота исследования обстоятельств совершенного преступления и оснований освобождения лица от уголовной ответственности и прекращения в связи с этим уголовного дела, допускается процессуальное упрощенчество, применяются мнимые основания к прекращению уголовных дел ввиду изменения обстановки

На наш взгляд, такое положение связано с тем, что должностные лица органов предварительного расследования, непосредственно применяющие правовые предписания, понимают и трактуют положения ст.26 УПК РФ о прекращении уголовных дел ввиду освобождения лица от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки неоднозначно. Это имеет место в силу субъективных и объективных причин (нечеткости законодательства, недостаточного опыта ряда сотрудников, неэффективности ведомственного

145 процессуального контроля и прокурорского надзора отсутствия учебно-методических пособий и т.п.).

При таких обстоятельствах необходимо принятие ряда организацион- ных мер: провести комплекс мер по изучению ст.77 УК РФ, ст.26 УПК РФ и других статей нового процессуального закона; разработать методические рекомендации по применению норм нового уголовно- процессуального законодательства, регламентирующего прекращение уголовных дел в связи с изменением обстановки. Учитывая опыт применения ст.6 УПК РСФСР, желательно представить в возможно короткий срок предложения по изменению и уточнению ст.26 и других статей УПК РФ.

В частности, надлежит четко регламентировать, что лицу, в отношении которого решается вопрос о прекращении уголовного дела в связи с изменением обстановки, по его ходатайству должна быть предоставлена возможность ознакомиться со всеми материалами дела; ему необходимо разъяснять не только основания прекращения дела и право возражать против него, но и процессуальное значение заявленного возражения; сущность и важность принимаемых решений, возможные последствия дальнейшего продолжения производства по уголовному делу. Важно закрепить и обязанность органа расследования и прокурора составлять отдельный протокол о выполнении перечисленных процессуальных действий.

В соответствии с изложенным полагаем, что в ст. 26 УПК РФ жела- тельно указать, что “до прекращения уголовного дела (обвиняемому, подозреваемому) разъясняются сущность и основания прекращения дела в связи с изменением обстановки, право возражать против прекращения дела по этому основанию, а также последствия дальнейшего производства по нему. По ходатайству (обвиняемого, подозреваемого) он должен быть ознакомлен с материалами уголовного дела. О выполнении указанных действий составляется протокол”.

Необходимо устранить получившее распространение на практике по- ложение, в результате которого лица, освобождаемые от уголовной ответст-

146 венности (в тех случаях, когда речь идет отпадении общественной опасности лица) в связи с изменением обстановки, предварительно не привлекаются в качестве обвиняемых, что существенным образом нарушает их права и законные интересы.

Как показало выборочное изучение практики применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства по делам, прекращенным ор- ганами расследования по основаниям, предусмотренным ст.6 УПК РСФСР и ст.77 УК РФ, уголовные дела прекращаются ввиду “ нецелесообразности” привлечения лица к уголовной ответственности, а в качестве мотива приводится тот факт, что лицо впервые совершило преступление. В то же время не соблюдаются требования УК и УПК в части установления фактов, подтвер- ждающих совершение лицом конкретного преступления, квалифицируемого соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и обстоятельств, создающих возможность освобождения лица от уголовной ответственности за совершение конкретного преступления. В ч.1 ст.73 нового УПК РФ прямо указано, что подлежат доказыванию не только обстоятельства, подтверждающие наличие состава преступления, но и те из них, которые влекут освобождение лица от уголовной ответственности и наказания. Прекращение дела по ст.26 УПК РФ связано с установлением обстоятельств, свидетельствующих о том, что вследствие изменения обстановки лицо и совершенные им деяния перестали быть общественно опасными. Факт совершения преступления впервые - это лишь одно из таких обстоятельств, но не единственное.

Необходимо внести изменения в ст.26 УПК РФ, четко указав, что уголовное дело может быть прекращено, если лицо впервые совершило преступление. Указание в новом УПК в редакции Федерального закона от 22.11.01г. (18.12.01г.) о прекращении дела в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование, во-первых привело к противоречию между ст.26 УПК РФ и ст.77 УК РФ. Во-вторых, законодатель не учел того, что при освобождении лица от уголовной ответственности юридическое значение имеет уголовно-правовое основание (факт совершения преступле-

147 ния впервые), а не процессуальное (впервые осуществленное уголовное преследование). В-третьих, заменяя уголовно-правовое основание освобождения от ответственности уголовно-процессуальным, законодатель тем самым как бы фактически пересмотрел уголовный закон, чем нарушил ст. 1 УК РФ. Внесенные изменения в ст.26 УПК РФ1 не в полной мере устранили коллизии между ст.26 УПК РФ и ст.77 УК РФ, так как в Уголовном кодексе РФ речь идет о лице, впервые совершившем преступление, а в Уголовно- процессуальном кодексе- о подозреваемом и обвиняемом.

Необходимо также отметить, что указанное изменение оснований (в сравнении со ст.6 УПК РСФСР, ст.77 УК РФ) освобождения лица от уголовной ответственности и прекращения в связи с этим уголовного дела может привести на практике, с одной стороны к сужению сферы действия ст.77 УК РФ и сокращению круга лиц, к которому она может быть применена, а с другой стороны -неоправданно способствовать расширению пределов ее действия.

Тот факт, что новый УПК РФ недавно принят, начало его действия относится к 1 июля 2002г., не означает, что он не нуждается в улучшении. Положительные качества нового закона не могут нейтрализовать его недостатки, освобождение от которых позволит повысить эффективность уголовно-процессуальную деятельность и положительно скажется на обеспечении и защите прав граждан, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения. Внесенные изменения в УПК РФ это подтверждают.

1 См. Федеральный закон № 58-ФЗ от 26 апреля 2002г. (29 мая 2002г.). С.З РФ. 2002. №22. Ст.2027.

148 Список использованной литературы

I. Официальные документы и нормативные акты.

  1. Конституция Российской Федерации с комментариями Конституционного

Суда РФ.3-е издание. М. Инфра-М. 2002г.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации с изменениями

и дополнениями на 29 мая 2002г. Том 1. Москва ЛексЭст. 2002.

  1. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу

РФ под ред. В.М. Лебедева и В.П.Божьева. М: Спарк. 2002.

  1. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу

РСФСР под ред. В.М. Лебедева и В.П.Божьева. Издание третье, переработанное и дополненное. М: Спарк. 2000.

  1. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу

РСФСР под ред. В.М. Лебедева и В.П.Божьева. Издание третье, переработанное и дополненное. М: Спарк. 1995.

  1. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/ Отв. ред.

В.И. Радченко; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР под ред. В.Т. Томина.2-е изд. М.: Юристъ.1999.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР с изменениями и до-

полнениями на 1 января 1972 года. Издательство политической литературы Украины. Киев: 1972.

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации. Научно-практический коммен-

тарий. Отв. редактор В.М.Лебедев. М. “Юридическая литература”. 1998г.

  1. Комментарий к УК РФ под редакцией Н.Ф.Кузнецовой. М. “Зерцало”.

1998.

10.Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Издание второе, переработанное и дополненное. Ответственный редактор А.В.Наумов. М. Юристъ. 1999.

11.Комментарий к УК РФ с постатейными материалами и судебной практикой под общей редакцией С.И.Никулина. М. Изд-во “Менеджер”, 2000.

12.Уголовный кодекс РСФСР редакции 1926 года. М: Юридическое изда- тельство НКЮ РСФСР. 1927. С. 7-8.

13.СУ РСФСР.1919. № 66. Ст.590.

14.СУРСФСР.1922.Ст.ст.1-37; 15; 20-21.

15.Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР с изменениями и до- полнениями на 1 января 1972 года. Изд-во политической литературы Украины. Киев 1972.

16.Уголовно-процессуальный кодекс // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 52.(ч.1) Ст.2921

17.Федеральный закон от 21 декабря 1996г. №160-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно- трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного

149

кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 52. Ст.5881

18.Федеральный закон от 29 мая 2002г. №58-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ» // Собрание зако- нодательства Российской Федерации. 2002. № 22 Ст.2027.

19.Закон об утверждении Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик // Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. №1. Ст.6.

20.Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской Федерации. Российская газета от 04.04.01г.

21.Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 13 ноября 1995г. №13-П «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигуллиной и А.А. Афанасенко» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №47. Ст. 4501

22.Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 28 октября 1996г. №18-П «По делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №45. Ст. 5203

23.Постановление №10 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. №3.

24.Постановление №3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного здоровью» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №7.

25.Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1996. №5. Соб- рание законодательства Российской Федерации. 1996. № 45. Ст.5203

26.Сборник Постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда Союза ССР за 1943г. Юрид. изд-во министерства юстиции СССР. М.. 1948г. С.15-16.

27.Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №39. Ст.775.

28.Российское законодательство Х-ХХ вв. Т.4. М.1986.С. 327-365.

29.Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М. 1984. С. 99-100.

30.Российское законодательство Х-ХХ. Т. 8. М.: Юрид. лит. 1991. С. 147, 171.

31.Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953 - 1991 гг.) Часть 1. Законодательство СССР. Издательство Казанского университета. 1992. С.50.

32.Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами. Утверждена Прокуратурой СССР, МВД, КГБ, Верховным Судом СССР № 34/15 ок-

150

тября 1989 года, с дополнением, внесенным Генеральной прокуратурой, Верховным Судом, МЮ, МВД, ФСБ Российской Федерации соответственно 23 августа 1995 года, 7 сентября 1995 года, 31 августа 1995 года, 6 сентября 1995 года, 1 сентября 1995 года.

33.Аналитическая справка Следственного комитета при МВД России № 17/1- 1469 от 20 февраля 2001 года “О результатах работы органов предварительного следствия в 2000 году”.

34.Аналитические справки Следственного комитета при МВД России о ре- зультатах работы органов предварительного следствия в 1998, 1999, 2000 года и 1 полугодии 2001 года.

35.Обзор качества дознания в г. Москве за 12 месяцев 2000 года.

36.Справка о результатах проверки в Чертановской межрайонной прокуратуре исполнения приказа Генерального прокурора РФ № 31 от 18.06.97г. “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием” (Архив прокуратуры г. Москвы за 2001 г)

37.Архив ГУВД г. Москвы за 1999г.Уголовное дело № 021187.

38.Архив ГУВД г. Москвы за 1999г. Уголовное дело № 122059

39.Архив ГУВД г. Москвы за 1999г. Уголовное дело № 15298.

40.Архив ГУВД г. Москвы за 2000г. Уголовное дело № 146205.

41.Архив ГУВД г. Москвы за 2000г. Уголовное дело №138436.

42.Архив ГУВД г. Москвы за 2000г. Уголовные дела за №№ 180240, 180275 и др.

43.Архив ГУВД Московской области за 1998г. Уголовное дело №119949.

  1. Монографии и статьи.

44.Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. Л. 1970. С. 19.

45.Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Претворение ленинских идей в советском уголовном судопроизводстве (стадия судебного разбирательства). Л. 1973.С.90-91.

46.Ананиан Л.Л. Преступность несовершеннолетних в скандинавских странах. М.1974. С.80-81.

47.Барабаш А.С, Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереабили- тирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Томск. 1986. С.40-41.

48.Белозеров Ю.Н., Пастухов П.С, Нагаев Е.А. Лекция. Принцип равенства и особенности правового положения иностранных граждан в уголовном процессе России. М.: Юридический институт МВД России. 1998. С. 7-11.

49.Белякова A.M. Возмещение причиненного вреда. М.1972. С. 69.

50.Бобров Н.С. Об организационно-правовых гарантиях статуса личности / Правопорядок и правовой статус личности в развитом социалистическом обществе в свете Конституции СССР 1977. М.:Юрид. лит. 1977. С.237.

151

51.Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М, 1990. С.213.

52.Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уго- ловном праве. МЛ 963. С.25

5З.Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. М. 1978. С.6-8.

54.Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. М., 1987. С. 87— 88.

55.Володина Л.М. Прекращение уголовных дел вследствие изменения обста- новки и в связи с направлением для применения мер общественного воздействия в стадии предварительного расследования. Л. 1977. С.97.

56.Газетдинов Н.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. Казань. 1990. С.6.

57.Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М.1962. С. 249.

58.Григорьев Н В., Сабитов Р.А. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ. Хабаровск. 1993. С. 48.

59.Грошовой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. Харьков. 1979. С. 27.

бО.Гулиев В.Е., Рудинский Ф.М. Демократия и достоинство личности. М. 1983. С.13.

61.Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юрид. лит-ра.1981. С. 152.

62.Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юридическая литера- тура, 1981. С. 136-137.

63.Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовного дела в советском уголовном процессе. М: Юрид. лит. 1963. СЮ.

64.Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982. С. 57.

65.Дорошков В.В. Частное обвинение: правовая теория и судебная практика. М. Издательство Норма. 2000. С.З

бб.Дубинский А.Я. Основания прекращения уголовного дела в стадии пред- варительного расследования. Киев. 1973. С. 4-6.

67.Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии дознания и пред- варительного следствия. Киев. 1971. С. 17.

68.Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. Волгоград. 1976. С.5.

69.Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М. 1965. С.305.

70.Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (Сравнительное иссле- дование). М. 1993. С. С.16, 17,71.

71.3илалиев Д.Т. Проблема обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений. Сборник научных трудов Академии управления МВД России. Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам. МЛ 999. С. 105-106.

72.3инатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань. 1974.

• 152

73.3инатуллин З.З.Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань. Й74. С.16.

74.Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М. 1971. С.125-126.

75.Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления; М- 1974. С. 133.

76.Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответст- венности. М.:Наука.1974. С.47-48.

77.Ковтун Н.Н. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственности при возбуждении уголовного дела. Н. Новгород, 1995. С.40.

78.Козаченко И.Я. Санкции за преступления против жизни и здоровья. TOMCK.1987.C45.

79.Коломеец В.К. Явка с повинной по российскому законодательству (1845- 1955 гг.) С.51.

80.Курляндский В.И. Уголовная ответственность и меры общественного воз- действия. МЛ 965. С. 132.

81.Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М. 1973. С. 31-32.

  1. Ларин А. Уголовный процесс: структура права и структура законодатель- ства. М., 1985. С.50.

83.Ларин А. Презумпция невиновности. М., 1982. С. 118-119.

  1. Левитов Н.Д. Психология характера. МЛ 969. С. 106.

85.Либус И.А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. Ташкент. 1981. С. 220-225.

86.Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду. Л. 1966. С.100-105.

87.Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном су- допроизводстве. М. 1972. С.45-46.

88.Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содер- жание и формы. М., 1976. С. 100-101.

89.Мажинян Дж. Р. Презумпция невиновности и гарантии ее осуществления. Ереван. 1989. С. 76-79.

90.Международные нормы и правоприменительная практика в области прав и свобод человека. МЛ 993. С.44.

91.Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. М. 1957. С Л 9-20.

92.Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. Минск, 1979.С.49-50.

93.Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов. 1975. С. 86.

94.Михайлов В.А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Волгоград. 1970. С. 10.

95.Николова Т.П. Деятельность защитника на судебном следствии. Саратов. 1987. С.19.

153

96.Николюк В.В. Современные проблемы института прекращения уголовного дела // Материалы международной научно-практической конференции: Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. Красноярск. Сибирский юридический институт МВД России. 1999.

97.Николюк В.В. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Омск. Омская академия МВД России. 2002.

98.Нор В.Т. Защита имущественных прав в уголовном судопроизводстве. Ки- ев.1989. С. 17-18.

99.0сипкин В.Н. Потерпевший. СПб. 1998.

  1. Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. МЛ960. С. 20-21.
  2. Печников Г.А. О прекращении уголовных дел по нереабилити-рующим основаниям Формы досудебного производства и их совершенствование. Волгоград, 1989. С.60.
  3. Поленов Г.Ф. Передача на поруки по У К Казахской ССР. Алма-Ата. 1973. С. 21-22.
  4. Рзаев А.А. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим ос- нованиям в стадии предварительного расследования. Караганда. 1982. С. 15.
  5. Рыженков А.Я., Филиппов П.М. О возмещении ущерба на предвари- тельном следствии: Лекция. Волгоград. 1983. С. 3-5;
  6. Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М. 1963. С. 6-7.
  7. Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М., 1989. С.249-251.
  8. Строгович М.С. Избранные труды. Т. 2. Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. МЛ992. С. 267.
  9. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невинов- ности. М., 1984. С. 112.
  10. Теоретические и методологические проблемы оценки доказательств по внутреннему убеждению прокурора в уголовном судопроизводстве. Орел,
  11. С.44.
  12. ПО. Теория доказательств в советском уголовном процессе. 2-е изд. М.1973. С. 352-354.

  13. Туполев СИ., Гаухман Л.Д., Елесин В.И., Петрунев В.П., Шавшин М.Н. Прекращение уголовных дел в связи с применением мер общественного воздействия и изменением обстановки. М., 1974. С.23-26.
  14. Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел. М. 1987. С.52-53.
  15. Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Окончание предвари- тельного расследования прекращением уголовного дела. Рязань “Узорочье”.
  16. С.23.
  17. Щерба СП., Зайцев О.А.. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М. 1996.

154

  1. Щерба СП., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном пре- ступлении. МЛ997. С.37.
  2. Азаров В.А. Добровольное возмещение в уголовном процессе матери- ального ущерба, причиненного преступлением // Укрепление законности в условиях перестройки: Сборник научных трудов. Волгоград. 1990. С.149.
  3. Барабаш А.С, Володина Л.М. Понятие прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям (ст. ст. 6’ - 9 УПК РСФСР)// Правовые вопросы борьбы с преступностью. Томск, 1985. С. 126.
  4. Белякова A.M. Возмещение вреда, причиненного преступлением // Со- ветское государство и право. 1972. № 7. С. 57-63.
  5. Божьев В. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного судо- производства// Российская юстиция. 1996. №5. С.22.
  6. Бойков А. Проекты УПК РФ: иллюзии утрачены, надежды остаются // Законность. 1995. № 3. С. 37).
  7. Варламова Н.В., Пахоленко Н.Б. Общественный консенсус: подходы к , проблеме // Государство и право. 1992. №9 С.4; Юридическая кон фликтология. М. 1995. С.204.

  8. Ведерникова О. Фонд для жертв преступлений. // Социалистическая за- конность. 1990. №11. С.С. 25-28.
  9. Волженкин Б.В. Общественная опасность преступника и основание уголовной ответственности // Правоведение. 1963. № 3.
  10. Володина Л.М. Задачи уголовного судопроизводства и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Вестник ЛГУ. 1975. №27. Вып. 3. С. 128.
  11. Володина Л.М. О предмете доказывания в советском уголовном про цессе // Предварительное следствие в условиях правовой реформы. Волгоград, 1991. С. 48.

  12. Володина Л.М. Цели и задачи уголовного процесса // Государство и право. 1994. № 11. С. 131.
  13. Головко Л. Некоторые гражданско-правовые проблемы, возникающие в связи с применением статьи 76 нового Уголовного кодекса РФ // Хозяйство и право. 1998. № 2. С. 47.
  14. Готт B.C., Урсул А.Д. Общенаучные понятия и их роль в познании // Коммунист. 1974. № 9. С.77. Там же С. 429.
  15. Гуляев А. П. Новые нормы старого УПК // Рос. юстиция. 1977. №3. С.35.
  16. Гуляев А.П. Социально-политический аспект презумпции невиновности // Советское государство и право. 1988. № 4. С. 35-36.
  17. Давыдов П.М. Судебное признание виновным - конституционный принцип // Развитие науки и практики уголовного судопроизводства в свете требований Конституции СССР. М., 1978. С.69.
  18. Добровольская Т.Н. Гарантии прав граждан в уголовном судопроиз- водстве // Советское государство и право. 1980. №2. С. 133.

155

133; Добровольская Т.Н. Об изменении порядка прекращения уголовных дел и некоторых спорных проблемах правосудия //Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. С. 178.

  1. Дубинский А.Я. Систематизация оснований для прекращения уголовного дела в стадии дознания и предварительного следствия // Материалы итоговой научно-теоретической конференции профессорско-преподавательского состава Киевской высшей школы МООП СССР. Киев. 1967. С. 232-241.
  2. Емельянов В.А. Уголовное правоотношение и совокупность преступлений // Некоторые проблемы современной науки: Тезисы конференции молодых ученых. 6 -7 февраля 1992 г. Ярославль. 1992. С. 102.
  3. Ермолова О.Н. Компенсация морального вреда: теория и практика // Вестник Саратовской государственной академии права. 1998. № 2. С. 120, 122- 123.
  4. Зеленин С. Рассмотрение жалоб на постановление о прекращении уго- ловного дела. // Российская юстиция. 1996.№ 9. С. 42.
  5. Злобин Г.А., Келина С.Г., Яковлев A.M. Совершенствование советского уголовного законодательства на современном этапе // Советское государство и право. 1978. № 12. С. 16.
  6. Злобин Г.А., Келина С.Г., Яковлев A.M. Советская уголовная политика: дифференциация ответственности // Советское государство и право. 1977. №9. С.54.
  7. Казанцев В. Возмещение морального вреда // Российская юстиция. 1996. № 5. С. 48.
  8. Карнеева Л.М. Доказывание виновности на этапе, предшествующем предъявлению обвинения/ Проблемы доказывания виновности в советском уголовном процессе. Красноярск, 1989. С.76.
  9. Карнеева Л.М. Прекращение уголовного дела в судебном заседании //Советская юстиция. 1973. №8. С.8.
  10. Кириллова Н.П. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям: Серия “Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе”. СПб., 1998. СЮ.
  11. Клочков В. Конгресс Международной ассоциации уголовного права // Социалистическая законность. 1975. №3 С.С.34-36.
  12. Ковалев М.И. Конституция СССР как источник уголовного законода- тельства // Конституция СССР и дальнейшее повышение эффективности норм уголовного права. Свердловск. 1980. С. 7.
  13. Кокорев Л.Д. Конституция СССР -основа развития и совершенствования правового статуса личности в уголовном судопроизводстве// Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. С. 149.
  14. Кокорев Л.Д. Некоторые замечания по проекту // Социалистическая за- конность. 1991. № 10.С. 39.
  15. Кокорев Л.Д. Проблемы совершенствования законодательства о право- судии по уголовным делам // Укрепление законности и борьба с пре-

156

ступностью в условиях формирования правового государства. М.: 1990. С. 137.

  1. Кокорев Л.Д. Развитие правового статуса личности в уголовном судо- производстве// XXVI съезд КПСС и укрепление законности и правопорядка. М.,
  2. С. 168.
  3. Колбая Г.Н. О гарантиях реабилитации невиновного // Советское госу- дарство и право. 1972. № 7. С. 87.
  4. Колесников А. Прекращение уголовного дела с привлечением к адми- нистративной ответственности// Социалистическая законность. 1978. №4. С.60.
  5. Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 8. С. 55.
  6. 153; Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям?// Российская юстиция за1997,№1.С20.

  7. Кригер Г.А., Кригер Г.Л. Об индивидуализации ответственности и на- казания в советском уголовном законодательстве // Вестник Московского университета. Серия “Право”. 1972. № 4. С. 44.
  8. Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК-1997//Российская юстиция. 1997. №9. С. 10.
  9. Ларин А. Прав ли суд, даже если он Конституционный // Рос. Юстиция.
  10. №4. С.53.
  11. Ларин A.M. Конституция и УПК // Государство и право. 1993. № 10. С. 36- 37.
  12. Ласточкина Р.Н. Кто является субъектом охранительного уголовно- правового отношения: государство или потерпевший? // Некоторые проблемы современной науки: Тезисы конференции молодых ученых. Ярославль. 1992. С.99.
  13. Левинова Т.А. Вопросы прекращения уголовного дела по нереабилити- рующим лицо основаниям в свете требований статьи 49 Конституции РФ // Проблемы юридической науки и практики в исследованиях адъюнктов и соискателей. Вып.1. Н. Новгород, 1995. С.47-59.
  14. Левинова ТА. Средства законодательной техники в сфере регулирования прекращения уголовных дел // Вопросы юридической техники в уголовном и у головно-процессуальном законодательстве: Сб. науч. статей. Ярославль. 1997. С. 170.
  15. Летучих В., Николюк В. О практике прекращения уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам// Советская юстиция. 1982. №3. С.28.
  16. Лобанова Л.В. Некоторые проблемы развития законодательства об ос- вобождении от уголовной ответственности в условиях правовой реформы // Советская правовая система в период перестройки: Сб. науч. тр. Волгоград.
  17. С. 172.

157

  1. Лукашевич В., Шимановский В. О праве прокурора и следователя пре- кращать уголовные дела по нереабилитирующим основаниям // Социа- листическая законность. 1991. № 10. С. 36-38.
  2. Лукашевич В.З. Освобождение от уголовной ответственности и наказания // Конституция СССР и дальнейшее укрепление зако нности и правопорядка. М.: 1979. С. 175-176.
  3. Мазалов А.Г., Савицкий В.М. Нерешенная проблема возмещения вреда потерпевшему от преступления // Правоведение. 1977. № 3. С.47.
  4. Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. 1993. № 3. С.33- 34.
  5. Манаев Ю.В. Установление виновности обвиняемого в процессе пред- варительного расследования //Правовые и организационные вопросы предварительного расследования. Вып. 17. Волгоград, 1977. С.41.
  6. Марусин И.С. Возмещение морального вреда в новом Гражданском ко- дексе РФ // Правоведение. 1997. № 1. С. 91.
  7. Миньковский Г.М., Петелин Б.Я. О понятии вины и проблемах ее дока- зывания // Государство и право. 1992. № 5. С. 59-60.
  8. Михеенко М.М. Вопросы расширения процессуальных гарантий прав личности при прекращении уголовных дел // Развитие теории и практики уголовного судопроизводства в свете нового законодательства о Верховном Суде СССР, Прокуратуре СССР и Адвокатуре СССР. Воронеж. 1981. С. 126.
  9. Молодцов А.С. Уголовно-правовые принципы и вопросы освобождения от уголовной ответственности // Реализация принципа справедливости в правоприменительной деятельности органов уголовной юстиции. Ярославль.
  10. С. 37.
  11. Молодцов А.С. О судьбе института освобождения от уголовной ответ- ственности в новом законодательстве // Проблемы обеспечения законности в механизме правоприменения. Межреспубликанская науч.-практ. конф.: тезисы докладов. Волгоград. 1991. С. 187.
  12. Мотовиловкер Я.О. Основания прекращения уголовного дела по реа- билитирующим лицо мотивам // Советское государство и право. 1972. № 9. С. 87-94.
  13. Нажимов В.П. Право обвиняемого на защиту и презумпция его неви- новности в советском уголовном процессе // Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам. Калининград, 1982. С. 6—7.
  14. Нарижний С. Возмещение морального вреда, причиненного потерпев- шему: уголовно-процессуальный аспект // Российская юстиция. 1996. №9. С. 41.
  15. Некрасова М.П. Формирование позиции защитника // Вопросы уголов- ного права и процесса в условиях правовой реформы. Калининград. 1991. С.93.
  16. Ной И.С. Новое в трактовке основных уголовно-правовых понятий // Советское государство и право. 1982. №7. С.93

158

  1. Обсуждается теоретическая модель УПК // Советская юстиция. 1990. №
  2. С. 24.
  3. Остроумов С.С. Некоторые вопросы методологии проведения работы по изучению и предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних // Изучение и предупреждение правонарушений среди несовершеннолетних. М.
  4. С. 56-57.
  5. Папушов С. Прекращение уголовного дела и трудовые правоотношения // Советская юстиция. 1969. № 6. С. 12.
  6. Петелин Б. Допрос подсудимого: вопрос вины // Советская юстиция.
  7. №21-22. С. 14.
  8. Петрухин И.Л. Презумпция невиновности - конституционный принцип советского уголовного процесс Советское государство и право. 1978. № 12. С. 23-24.
  9. Петрухин И.Л. Презумпция невиновности и вопросы доказывания на предварительном следствии // Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве. Ярославль, 1990. С.86.
  10. Печников Г.А. О прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям//Формы досудебного производства и их совершенствование. Волгоград, 1989. С.59-67.
  11. разбирательства и некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе // Вопросы защиты по уголовным делам. Л. 1967. С. 52.
  12. Решетников В. Следователи не должны обвинять //Социалистическая законность. 1988. №6. С. 53.
  13. Родионов А.Н. Проблема обеспечения прав потерпевших при их значи- тельном количестве в уголовном деле. Сборник “Проблемы защиты жертв преступлений”. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. М. 1999. С. 13.
  14. Рудинский Ф.М. О праве жертв преступлений и злоупотреблений властью на защиту // Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. С.6.
  15. Савинов В.Н., Молодцов А.С., Благов Е.В. О категориях вины и винов- ности в уголовном праве и процессе/ Вопросы взаимодействия уголовного права и процесса. Ярославль. 1988. С. 48-56.
  16. Сивачев А.В. Вопрос о виновности на предварительном следствии // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1982.№ 1. С. 53.
  17. Соколов В., Москалев И. Конституция России и проблемы судопроиз- водства в уголовном процессе // Российская юстиция. 1996. № 2. С. 24.
  18. Сперанский К. Применение мер общественного воздействия к несо- вершеннолетним правонарушителям // Социалистическая законность. 1966. №
  19. С. 59.
  20. Статкус B.C. Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии. // Советское государство и право. 1975.№З.С.77.
  21. Строгович М.С. Соотношение предварительного следствия и судебного

159

  1. Сусло Д. С. Относительно прекращения уголовных дел по нереабили- тирующи обстоятельствам //Радянське право. 1984. .№11. С. 73.
  2. Уголовное право буржуазных стран. Общая часть // Сборник законода- тельных актов. М. 1990. С. 22-42.
  3. Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. М. 1971. С. 14.
  4. Фефелов П.А. Основания уголовной ответственности в советском праве // Советское государство и право. 1983. № 12. С. 89.
  5. Химичева Г.П. Об изменении порядка прекращения уголовных дел и некоторых спорных проблемах правосудия//Деятельность юрисдикци-онных органов по охране прав личности. М., 1994. С.89.
  6. Черниговский А.Т. Правовые последствия постановления следователя о прекращении уголовного дела / Правовые и организационные вопросы предварительного расследования. Вып. 17. Волгоград, 1977. С.54.
  7. Чувилев А.А. Актуальные вопросы совершенствования уголовно- процессуального законодательства // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. С. 168-169.
  8. Чувилев А.А., Безлепкин Б.Т. Прекращение уголовных дел по нереаби- литирующим основаниям //Социалистическая законность. 1972. №6. С.25.
  9. Шейфер С.А. Некоторые вопросы прекращения уголовных дел в стадии дознания и предварительного следствия // Вопросы криминалистики. 1961. №1-
  10. С. 56-57.
  11. Шейфер С.А., Лазарева В.А. Рец. на кн.: Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (Сравнительное исследование). М., 1993 // Государство и право. 1995. № 2. С.153.
  12. Шешуков М.П. Презумпция невиновности и прекращение дела по ос- нованиям//Вопросы повышения эффективности правосудия по уголовным делам. Калининград. 1981.С.24.
  13. Шимановский В.В. Доказывание следователем виновности лица по уголовным делам, прекращенным по нереабилитирующим основаниям //Проблемы доказывания виновности в советском уголовном процессе. Красноярск, 1989. С.90.
  14. Эрделевский А. Моральный вред в уголовном праве и процессе // За- конность. 1997. № 3. С. 25.
  15. Эрделевский А. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда // Российская юстиция. 1998. № 6. С. 19-21.
  16. Эрделевский A.M. Критерии и метод оценки размера компенсации мо- рального вреда // Государство и право. 1997. № 4. С.
  17. Эрделевский A.M. Споры о компенсации морального вреда // Российская юстиция. 1997. № 2. С. 38-40.
  18. Эрин В. X! Конгресс Международной ассоциации уголовного права // Советское государство и право. 1975. №2 С.С.140-141.
  19. Якуб М.Л. Освобождение от уголовной ответственности// Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1981. №3. С. 19.

160

  1. Яни П. Моральный вред как основание для признания потерпевшим // Советская юстиция. 1993. № 8. С. 6-7.

III. Учебники, учебные пособия, лекции, диссертации,

авторефераты.

  1. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. Учебное пособие. М.:Городец. 1997. С. 248 - 249.
  2. Уголовное право. Учебник для вузов/ Под. Ред. И.Я. Козаченко, З.А.Незнамовой. - Издательская группа Норма-Инфра - М.1999. С. 150-151.
  3. Латкин В.Н. Учебник истории русского права периода империи ХУ111 и XIX столетия).Спб.1899. С.418.
  4. Курс советского уголовного права. Т. 1.Л. 1968. С.222-223.
  5. Курс советского уголовного права. Т.З. МЛ970. С.7.
  6. Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А.Кригера, Н.Ф.Кузнецовой, Ю.М.Ткачевского. М.:1988. С. 321.
  7. Советское уголовное право. Общая часть. МЛ 974. С. 26.
  8. Советское уголовное право. Общая часть. М.1988. С.24.
  9. Степанов В.Г., Шимановский В.В. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. Л. 1979. С.5-6.
  10. Строгович М.С. Уголовный процесс. М. 1946. С.314.
  11. Уголовное право России. Общая часть: Учебник/ Отв. ред. Здравомы- словБ.В. -М.: Юристъ. 1996. С.65.
  12. Уголовное право России. Общая часть: Учебник/отв. ред. Здравомы-слов Б.В.-М.: Юристъ.1996. С.65.
  13. Уголовное право. Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко,
  14. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. П.А.Лупинской. М. 1997. С.З06-307.
  15. Уголовный процесс. Общая часть под ред. В.П.Божьева. М. Спарк. 1997. С.103-108.
  16. Уголовный процесс. Учебник для вузов под ред. В.П.Божьева. М.Спарк.
  17. С.520.
  18. Уголовный процесс: Учебник для высших учебных заведений и юри- дических факультетов. Издание третье, исправленное и дополненное. Под редакцией Божьева В.П. М. Спарк. 2002. С.692.
  19. Уголовный процесс России / Под ред. В.М.Савицкого. М.: 1997. С. 153.
  20. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей ред. П.А.Лупинской. М.: 1995. С. 291.
  21. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб. 1912. Т.1. СЮ.
  22. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Спб. 1996. С. 55.

161

  1. Химичева Г.П., Патов Н.А. Приостановление предварительного следствия (процессуальные и организационные вопросы). Уч. Пособие. М. 1996. С. 4-7.
  2. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1951. С. 287.
  3. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1962. С. 327-328.
  4. Баранов A.M. Процессуальные ошибки на этапе окончания предвари- тельного следствия и способы их исправления. Дис… канд. юрид. наук. -М.,
  5. С. 45.
  6. Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: генезис, сущность, тенденции развития. Автореф. дис. докт. юрид. наук. М., 1995. С.30.
  7. Григорьев Н.В. Процессуальные аспекты освобождения от уголовной ответственности по специальным основаниям, предусмотренным особенной частью УК РСФСР. Дисс. канд. юрид. наук. М. 1992. С. 146-147.
  8. Искандеров Р.Г. Прекращение уголовного дела на предварительном следствии.- Автореф.дисс…канд.юрид.наук. Баку. 1975. С. 14.
  9. Лобанова Л.В. Юридическая природа и процессуальные вопросы осво- бождения от уголовной ответственности. Дис.канд.юрид. наук. Ярославль. 1986г. С. 135.
  10. Магомедов А.А. Уголовная ответственность и освобождение от нее: ‘, эволюция правовых воздействий и современность. Дис… докт . юрид.

наук.-М. 1998. С.272.

  1. Михайлов В.А. Прокурорский надзор за прекращением уголовных дел на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Дис. канд.юрид.наук Воронеж. 1968. С.99.
  2. Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса. Дис.канд.юрид. наук. М. 1999. С.137-138.
  3. Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела: Дис. канд. юрид. наук. Воронеж. 1975. С.С.37-44.
  4. Попов И.А. Законность и обоснованность прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Дисс…канд. юрид. наук. М. 1992. С.28-29.
  5. Тихоненко И.Н. Основания освобождения от юридической ответст- венности. Дисс. канд. юрид. наук. М. 1995. С. 50.
  6. Божьев В.П. Потерпевший в советском уголовном процессе. Автореферат канд. диссер. М.1963.С.16.
  7. Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Свердловск. 1973. С. 10.
  8. Левинова Т.А. Прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям в механизме достижения цели уголовного процесса: Автореферат дисс.канд.юрид.наук. Н.Новгород. 1999. С. 20-21.
  9. Рзаев А.А. Проблемы прекращения уголовных дел по нереабилити- рующим основаниям в стадии предварительного расследования (по ма-

162

териалам Казахской ССР). Автореф. канд. юрид. наук. Ташкент, 1985. С.7.

  1. Рыков А.Б. Установление события преступления на досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф. Дис. канд. наук. Воронеж, 1995. СЮ.
  2. Савинов В.Н. Потерпевший в уголовном процессе. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Харьков.1978. С. 7.
  3. Шейфер С.А. Прекращение дела в советском уголовном процессе. Ав- тореф…. канд. юрид наук. Куйбышев. 1963. С. 12.
  4. Большая советская энциклопедия. Втрое издание. Государственное на- учное издательство “Большая советская энциклопедия”. М. 1952. С.406.
  5. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М. Советская энциклопедия. 1983.
  6. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.: Советская энциклопедия. 1972.
  7. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. Москва. АзЪ. 1995.
  8. Словарь современного русского литературного языка. Т. 2. М-Л. 1951.
  9. Словарь современного русского литературного языка. Т. 2: Изд-во. АН СССР. МЛ 991.
  10. Филосовская энциклопедия. Т.4. М.: Изд-во “Советская энциклопедия”. 1976.
  11. Энциклопедический словарь библиографического института Гранат. 11-е стереотипное издание до 33-го тома под редакцией проф. Ю.С Гамбарова и др., том 21. Год издания не указан.

163

Приложение №1

Анкета Уважаемый коллега!

Академия управления МВД России проводит исследование по теме: “Основания и порядок прекращения уголовных дел на предварительном следствии и дознании вследствие изменения обстановки”. Просим Вас принять участие в нашем исследовании и ответить на вопросы предлагаемой анкеты. Ваши ответы будут использованы только в научных целях и оглашению не подлежат.

Убедительно просим Вас ознакомиться с вопросами и предлагаемыми вариантами ответов. Затем просим выбрать тот вариант, который выражает Ваше мнение (или написать собственный вариант ответа) и обвести кружком соответствующий шифр ответа.

Просим Вас заполнить анкету полностью, без пропусков.

Заранее благодарим Вас за помощь.

  1. Вы работаете в органах:

Прокуратуры 1

МВД, УВД, УВДТ 2

ГОРОВД 3

в других органах 4

  1. Занимаемая должность:

следователь, старший следователь и т.п. 1

лицо, производящее дознание 2

начальник подразделения 3

заместитель начальника подразделения 4

прокурор 5

заместитель прокурора 6

помощник прокурора : 7

164

преподаватель 8

иной (кто именно) 9

  1. Ваш стаж работы в занимаемой должности:

до 1 года 1

от 1 до 3 лет 2

от 3 до 5 лет 3

от 5 до 10 лет 4

свыше 10 лет 5

  1. Ваше образование

среднее юридическое 1

высшее юридическое 2

иное (какое именно) 3

  1. Приходилось ли Вам принимать решение о прекращении уголовных дел вследствие изменения обстановки?

Да. 1

Нет 2

  1. Достаточно ли понятны, на Ваш взгляд, предписания данной нормы и не вызывают ли они трудности, если да, то чем они вызваны?

Да; 1

Нет 2

  1. Понятны ли Вам основания прекращения уголовного дела, преду смотренные ст.6 УПК РСФСР (ст.77 УК РФ), если да, то просим Вас пе речислить известные Вам обстоятельства утраты общественной опасно сти:

  2. Деянием

2.Лицом

8.Как Вы считаете, надо ли предъявлять обвинение лицу, в отношении которого уголовное дело прекращается вследствие изменения обстановки?

165

да

нет

иное мнение (какое именно)_

1

9.Как Вы считаете, надо ли знакомить лицо, в отношении которого пре- кращается уголовное дело по ст. 6 УПК РСФСР, с материалами уголовного дела?

да (если да, то когда именно?) 1

нет ( почему?) 2

  1. Направляли ли Вы в суд дела, которые можно было бы прекратить по рассматриваемому основанию, если да, то почему?

да 1

нет 2

  1. Вправе ли, на Ваш взгляд, кто-либо иной, кроме прокурора, дать со гласие на прекращение уголовного дела, если да, то кто именно и поче му?

да_ 1

нет 2

  1. Каков порядок получения согласия прокурора на прекращение уго ловного дела?

до вынесения постановления 1

после вынесения постановления 2

иное 3

  1. Предусмотрен ли в Вашем подразделении порядок согласования во проса о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки с руководителем подразделения (с начальником СО и т.д.), есть ли в этом необходимость и почему?

да ; 1

нет 2

14.Как Вы считаете, противоречит прекращение уголовных дел по рас- сматриваемому основанию ст. 49 Конституции РФ.

да (почему?)

        1

нет (почему?) 2

166

Приложение 2

Сведения

о прекращении уголовных дел в связи с освобождением лица

от уголовной ответственности

/19027

1997

1998

1999

? ст. 6 УПК РСФСР Ист. 7 УПК РСФСР Пет. 8 УПК РСФСР Пет. 9 УПК РСФСР

167

Приложение №3

Схема изучения уголовных дел, прекращенных по ст.6 УПК РСФСР в стадии

предварительного расследования

1 Уголовное дело №

2 Возбуждено когда, кем, по какой статье УК

3 Доказательства совершения преступления Имеются Не имеются

4 Преступление квалифицировано Верно Не верно

5 Категория преступления Неб. тяжести Сред, тяжести Тяжкое Особо тяжкое

6 Лицо ранее Судимо Не судимо

7 Защитник Имеется Не имеется

8 Обвинение Предъявлено Не предъявлено

9 Мера пресечения Избрана Не избрана

168

10 Дело прекращено вследствие утраты общественной опасности деянием

11 Дело прекращено вследствие утраты общественной опасности лицом

12 Доказательства изменения об- становки Имеются Не имеются

13 Основание прекращения уго- ловного дела и право возражать против его прекращения по этому основанию лицу, совершившему преступление Разъяснено Не разъяснено

14 Согласие лица, совершившего преступление, на прекращение дела Имеется Не имеется

15 Ущерб материальный, физический, имущественный Возмещен Не возмещен

16 Моральный вред Компенсирован Не компенсирован

17 Требования ч. 1 ст.209 УПК РСФСР Выполнены Не выполнены

18 Мера пресечения Отменена Не отменена

169

19 Вопрос о вещественных доказа- тельствах Разрешен Не разрешен

20 Решение принято с согласия Начальника СО

Зам.начальника

СО

Начальника органа

дознания

Начальника МОБ

21 Уголовное дело прекращено с согласия Прокурора Зам.прокурора Пом. прокурора

22 Лицо, освобожденное от уго- ловной ответственности Уведомлено Не уведомлено

23 Потерпевший о прекращении уголовного дела Уведомлен Не уведомлен

24 По делу допущены другие на- рушения уголовно- процессуального законодатель- ства, выразившиеся: 1.

        1. 6.

25 Решение по делу Отменялось Не отменялось

170

Приложение № 4

Результаты изучения уголовных дел, прекращенных в стадии предварительного расследования в архивах ГУВД г. Москвы и

ГУВД Московской области за период с 1998 по 2001 г.

Вопросы Всего % от общего количества изученных дел 1 Обвинение предъявлено 334 72,6 2 Основание прекращения уголовного дела и право возражать против его прекращения 109 26,6 3 В постановлениях о прекращении дел доказательства не приводятся 362 78,6 % 4 Мера пресечения избрана 334 72,6 5 Мера пресечения отменена 52 15,5 6 Уведомление заинтересованных лиц о прекращении дела 315 68,4 7 Отказ от услуг защитника 301 90,1 8 Уведомление лиц, освобожденных от уголовной ответственности 52 16,5

г

171

Прил ожен ие №5

Резул ьтат ы анке тиро вани я следо вател ей и дозн авате лей МВД Респу блик и Дагес тан, УВД Астр ахан ской и Свер длов ской обла стей за пери од с 1999 по 2000 гг. по вопр осам прек раще ния угол овны х дел по ст.6 УПК РСФ СР

п\п Вопросы Ответы %от общего числа опро- шенных 1 Обвинение предъявлять надо 249 63,8 2 Обвинение предъявлять не надо 141 36,1 4 Целесообразно предварительно ознакамливать обвиняемого с материалами дела 254 65,1 5 Предварительно согласовывается с прокурором решение о прекращении дела 249 69,7 6 Направляют в суд уголовные дела при наличии оснований, предусмотренных ст.6 УПК РСФСР 282 78,9 7 Прекращают уголовные дела, не имеющие “су- дебную перспективу” 184 51,5