lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Хаматова, Елена Валерьевна. - Производство по уголовным делам у мирового судьи: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Воронеж, 2002 238 с. РГБ ОД, 61:03-12/738-9

Posted in:

&-V3-/$/*&>&

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Хаматова Елена Валерьевна

ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ У МИРОВОГО СУДЬИ

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Н. П. Кузнецов

Воронеж - 2002

2

Оглавление Введение 4

Глава 1. Основы организации и деятельности мировых судей в России: ис тория и современность 12

1.1. Мировые суды в дореволюционной России: основы организации и уголовная юрисдикция 12 1.2. 1.3. Мировые судьи в судебной системе Российской Федерации 22 1.4. Глава 2. Общая характеристика производства по уголовным делам у ми рового судьи в Российской Федерации 39

2.1. Производство по уголовным делам у мирового судьи как самостояг тельная уголовно-процессуальная форма упрощенного типа 39 2.2. 2.3. Компетенция мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства 56 2.4. 2.5. Общие условия судебного разбирательства у мирового судьи 80 2.6. Глава 3. Производство у мирового судьи по делам частно-публичного и публичного обвинения 95

3.1. Полномочия мирового судьи до начала судебного разбирательства по уголовным делам с обвинительным актом или обвинительным заключе нием 95

3.2. Порядок рассмотрения мировым судьей дел частно-публичного и публичного обвинения и возможности его оптимизации 102

3.3. Решения, принимаемые мировым судьей, и порядок их обжалова ния 127

3 Глава 4. Особенности производства у мирового судьи по делам частного обвинения 137

4.1. Общая характеристика производства по делам частного обвинения 137 4.2. 4.3. Особенности возбуждения дел частного обвинения и подготовки их к судебному разбирательству 146 4.4. 4.5. Особенности судебного разбирательства по делам частного обвине- ния 173 4.6. 4.7. Особенности прекращения производства по делам частного обвине- ния 182 4.8. Заключение 194

Список использованной литературы 206

Приложения 227

4 Введение

Актуальность темы исследования. Социально-экономические преобра- зования, происходящие в Российской Федерации в течение последних десятилетий, неизбежно влекут за собой необходимость изменения законодательства и системы органов государства, в том числе и органов уголовной юстиции. Как отмечается в Концепции судебной реформы в Российской Федерации, осуществляемая судебная реформа имеет своим ядром преобразование суда и процесса1. Именно суд как орган правосудия играет решающую роль в разрешении правовых конфликтов в демократическом правовом государстве, к построению которого в соответствии с Конституцией стремится Россия. В то же время од- новременно с повышением роли судов как органов защиты нарушенных прав и свобод возрастает и их нагрузка, с которой они зачастую не в состоянии справиться. Как следствие, ухудшается качество рассмотрения дел, увеличивается остаток нерассмотренных дел в судах, возрастает количество дел, рассмотренных с нарушением сроков. Для преодоления данных негативных последствий необходимо совершенствование системы судоустройства и поиск оптимальных форм судопроизводства, адекватных тяжести преступления и сложности рассмотрения дела. Одним из шагов в этом направлении является создание в Российской Федерации института мировых судей как составной части реальной и эффективной судебной власти.

Мировой суд впервые появился в России еще в 1864 году в результате проводившейся Александром II судебной реформы. Мировые судьи современной России являются продолжателями отечественных исторических традиций в юриспруденции, но имеют существенные отличия от своих предшественников как в части статуса, так и в части полномочий. Тем не менее, цели, поставленные перед мировыми судьями нынешних дней, во многом совпадают с целями мировых судей эпохи Александра И: обеспечение доступности правосудия, простота и быстрота судопроизводства.

1 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. - М., 1992. - Сб.

5 Впервые порядок осуществления современными мировыми судьями су- допроизводства был закреплен путем дополнения УПК РСФСР главой 40, но в связи с принятием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации1 он претерпел определенные изменения.

Мировые судьи рассматривают в качестве суда первой инстанции уголов- ные дела о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых не превышает трех лет. Однако производство у мирового судьи согласно УПК практически не отличается от стандартной процедуры рассмотрения уголовных дел. С учетом целей создания института мировых судей и их подсудности упрощение производства в мировом суде является не только необходимым, но и закономерным явлением. Эта тенденция вполне согласуется с мировым опытом: в большинстве стран (Англия, США и др.) производство у мирового судьи является упрощенным, и подтверждается общепризнанными международными нормами, действие которых распространяется и на Российскую Федерацию. Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепляет за каждым человеком право на справедливое разбирательство его дела «в разумный срок независимым и беспристрастным судом», а ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах предоставляет каждому обвиняемому право «быть судимым без неоправданной задержки».

Таким образом, порядок судопроизводства по уголовным делам в мировом суде должен обеспечить возможность рассмотрения и разрешения дел при оптимальных затратах времени, сил и средств как государства, так и граждан. Но одновременно этот процессуальный порядок должен быть основан на строгом соблюдении требований закона и обязан гарантировать каждому человеку надежную защиту его прав и свобод. В связи с продолжающимся поиском оптимальных процессуальных форм в соответствии с тенденцией дифференциации уголовного судопроизводства, в том числе и в сторону его упрощения, существует объективная йеобходимость в совершенствовании производства у мирового судьи как одного из видов уголовно- процессуальных форм упрощенного ти-

1 В дальнейшем - УПК.

6

па. С этой целью представляет интерес исследование не только проблем современного производства у мирового судьи, но и обращение к историческому опыту России.

Проблемы деятельности мировых судей занимали немаловажное место в науке уголовного процесса дореволюционного периода. Исследованию института мировых судей в той или иной степени посвящены труды таких отечественных ученых, как Безобразов В.П., Гессен И.В., Джаншиев Г.А., Кони А.Ф., Люблинский П.И., Неклюдов Н.А., Полянский Н.Н., Случевский В., Филиппов М.А., Фойницкий И.Я. и др. В советский период мировой суд не являлся объектом пристального внимания и, как правило, рассматривался лишь в рамках исследования Судебно-правовой реформы 1864 года. В последние десятилетия интерес к данному институту повышается, о чем можно судить по возросшему числу исследований, в большей или меньшей мере посвященных мировой юстиции, в числе авторов которых Апарова Т.В., Апостолова Н.Н., Великий Д.П., Демидов В.В., Дорошков В.В., Жуйков В.М., Донская СВ., Максимов В.В., Немытина М.В., Разумов С, Соловьев С, Трубникова Т.В., Черемных Г., Яки-мович Ю.К. и др.

В то же время большинство исследований данной тематики посвящены от- дельным аспектам мировой юстиции и опираются на устаревшее уголовно- процессуальное законодательство, поскольку выполнены до принятия нового УПК. Современное производство по уголовным делам у мирового судьи как самостоятельная уголовно-процессуальная форма не подвергалось детальному анализу ни в монографических, ни в диссертационных исследованиях. Данными обстоятельствами обусловлены выбор темы диссертационного исследования и ее актуальность.

Объект исследования. Объектом исследования в работе являются общест- венные отношения, возникающие в связи с организацией и деятельностью мировых судей, и уровень их урегулированное™ законодательством.

Предмет исследования. Диссертация имеет своим предметом изучение на- учной разработанности и правовой регламентации организации мировой юсти-

7 ции в России и сравнительный анализ производства по уголовным делам у мирового судьи в России в дореволюционный период и на современном этапе.

Цели и задачи исследования. Недостаточная разработанность темы предопределила цель и задачи ее исследования. Основной целью работы является разработка системы теоретических основ и практических рекомендаций по вопросам организации и деятельности мировых судей в Российской Федерации на современном этапе.

Данные цели, по мнению автора, достигаются посредством постановки и решения следующих задач:

  • анализа теоретических положений, связанных с возникновением и разви- тием мировой юстиции в России;
  • определения понятия и раскрытия содержания правового статуса миро- вых судей в Российской Федерации;
  • исследования особенностей общих условий судебного разбирательства у мирового судьи;

  • определения оптимального порядка судебного разбирательства уголов- ных дел мировым судьей;
  • выявления возможностей по дальнейшему упрощению судопроизводства у мирового судьи;
  • исследования особенностей производства у мирового судьи по делам частного обвинения;
  • выработки предложений по изменению и дополнению законодательства, направленных на дальнейшее совершенствование производства по уголовным делам у мирового судьи.

Методологическая и теоретическая основы исследования. Методологи- ческую базу исследования составили основные положения диалектического метода научного познания. Также в работе использовались общенаучные и специальные методы познания: исторический, логический, сравнительно- правовой, социологический, статистический анализ, системный подход и некоторые иные.

8

Теоретической основой диссертационного исследования явились труды отечественных и зарубежных авторов по уголовному процессу, общей теории права, уголовному праву, судоустройству, философии, истории, психологии. В частности, в своих суждениях автор опирается на работы Гессена И.В., Каз Ц.М., Катькало СИ., Ковриги З.Ф., Кокорева Л.Д., Кони А.Ф., Кузнецова Н.П., Лукашевич В.З., Полянского Н.Н., Рахунова Р.Д., Строговича М.С., Шейфера С.А., Фойницкого И.Я., Чельцова-Бебутова М.А., Элькинд П.С., Якуба М.Л. и др.

Нормативно-правовая и эмпирическая базы исследования. Норматив- ной базой исследования являются различные отечественные законодательные и иные правовые акты, действующие на момент исследования: международные правовые акты, закрепляющие основные права и свободы человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства, Конституция РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации», иные Федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации, касающиеся вопросов организации и деятельности мировых судей; а также действовавшие в прошлом: Учреждение судебных установ- лений 1864 г., Устав уголовного судопроизводства 1864 г. с последующими изменениями и дополнениями1, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., УПК РСФСР 1960 г.

Эмпирическую базу исследования составляют:

  • опубликованная практика Верховных судов СССР, РСФСР, Российской Федерации по вопросам, посвященным производству по делам частного обвинения, а также производству по уголовным делам у мирового судьи;
  • статистические данные о деятельности мировых судей по рассмотрению уголовных дел по Воронежской области за 2001 г. и шесть месяцев 2002 г.;
  • статистические данные о рассмотрении уголовных дел федеральными су дами Воронежской области за период с 1996 по 2001 г.;

’ В дальнейшем - УУС.

9

  • результаты изучения 150 уголовных дел, рассмотренных мировыми судь ями Воронежской области, и 250 уголовных дел, рассмотренных Федеральным судом Железнодорожного района г. Воронежа;

результаты анкетирования 35 мировых судей и 75 федеральных судей Воронежской области и г. Воронежа, проводившегося с целью выяснить мнение практических работников по вопросам производства у мирового судьи.

Научная новизна диссертационного исследования определяется, прежде всего, недостаточной разработанностью самой темы. Данной проблеме посвящено мало диссертационных исследований, а в имеющихся работах и публикациях затрагиваются лишь некоторые аспекты производства по уголовным делам у мирового судьи.

Диссертация представляет собой специальное комплексное исследование производства по уголовным делам у мирового судьи. В работе впервые производство у мирового судьи исследуется как самостоятельное уголовно-процессуальное производство, раскрываются и обосновываются критерии его отнесения к упрощенным процессуальным формам, детально разрабатывается процедура рассмотрения мировым судьей уголовных дел. В связи с этим предприняты попытки разрешения ряда дискуссионных вопросов, относящихся к статусу мировых судей и к производству по уголовным делам у мирового судьи, и научного осмысления положений, закрепленных в современном законодательстве России, а также в законодательстве, действовавшем ранее.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  • исследование сущности института мировых судей как первого звена су- дебной системы РФ, основной целью создания которого является максимальное приближение суда к населению, расширение доступа граждан к правосудию, обеспечение быстроты и простоты судопроизводства при строгом соблюдении требований закона и гарантированности каждому человеку надежной защиты его прав и свобод;
  • раскрытие сущности судопроизводства в мировом суде как особого вида процесса упрощенного типа;

10

  • определение критериев конструирования производства по уголовным делам у мирового судьи;
  • определение роли мирового судьи в уголовном процессе;
  • раскрытие компетенции мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства;
  • определение подсудности мирового судьи;
  • обоснование необходимости упрощения судопроизводства у мирового судьи с целью его оптимизации, в том числе путем закрепления возможности проведения сокращенного судебного следствия; упрощения процедуры составления протокола судебного заседания за счет некоторого сокращения его содержания; составления мировым судьей приговора, состоящего из вводной и резолютивной частей, при этом по ходатайству сторон судья обязан в трехдневный срок изготовить полный текст приговора, включающий в себя и описательно-мотивировочную часть;
  • исследование комплексного характера производства у мирового судьи, проявляющегося в наличии двух порядков такого производства: по делам частного обвинения, а также по делам публичного и частно-публичного обвинения, максимальное наказание за которые не может превышать трех лет лишения свободы;
  • раскрытие особенностей возбуждения, рассмотрения и прекращения дел частного обвинения;
  • исследование особенностей обжалования решений мировых судей. Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования состоит:

  • в разработке научных положений, раскрывающих производство по уголовным делам у мирового судьи в качестве самостоятельной уголовно-процессуальной формы упрощенного типа;
  • в уточнении некоторых уголовно-процессуальных понятий и определений («мировой суд», «мировой судья», «компетенция мирового судьи», «подсуд-

11

ность мирового судьи», «дифференциация уголовно-процессуальной формы», «упрощенные уголовно-процессуальные производства» и некоторых других);

  • в выработке предложений по оптимизации производства по уголовным делам у мирового судьи.

Практическая значимость исследования определяется следующими обстоя- тельствами:

  • возможностью принятия сделанных автором предложений по совершенст вованию законодательства о мировых судьях и о производстве по уголовным делам у мирового судьи;

  • использованием содержащихся в исследовании теоретических выводов для дальнейшего исследования статуса мировых судей, производства по уго ловным делам у мирового судьи и иных вопросов, непосредственно с ними свя занных, и возможностью использования основных положений, содержащихся в работе, в учебном процессе при изучении курса «Уголовный процесс» и спец курсов, посвященных уголовному судопроизводству.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры уголовного процесса Воронежского государственного университета, а также на Общероссийской научно-практической конференции «Правовая реформа в России: итоги и перспективы» (Москва, 2001) и научной сессии юридического факультета Воронежского государственного университета (Воронеж, 2002).

Основные теоретические положения диссертации, составляющие содержа- ние работы, изложены в семи научных публикациях.

Структура работы обусловлена ее темой, целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих двенадцать параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

12 Глава 1. Основы организации и деятельности мировых судей в
России: история и современность

1.1. Мировые судьи в дореволюционной России: основы организации и уголовная юрисдикция

Мировые судьи - это не новое правовое явление ни в мировом, ни в оте- чественном судоустройстве. Впервые мировые суды появились в XIV веке в Англии и распространили сферу своей деятельности на многие государства, такие как США, Канада, Франция, Италия, Австралия и другие1. Это было связано с периодом колонизации и с завоевательными войнами, иные государства просто осуществляли заимствование положительного опыта деятельности мировой юстиции. Мировые судьи не являются новшеством и для российской судебной системы. Впервые мировая юстиция в нашей стране была учреждена в ходе проводившейся Александром II судебной реформы Судебными Уставами от 20 ноября 1864 года2.

Мировой суд в России, по замыслу его создателей, должен был быть уни- версальным органом, разрешающим мелкие дела между сословиями, а не только конфликты между помещиками и крестьянами, стать по примеру стран Западной Европы низшей судебной инстанцией3. Учреждение мировых судов бьь ло обусловлено потребностью в судах, «которые близостью своею к тяжущимся и простотою форм судопроизводства соответствовали потребностям городского и сельского населения» .

При выборе модели судебной системы законодатели остановились на той, которая вобрала в себя ряд принципов и институтов организации судебной власти в Англии, являвшейся родиной мировых судей, и Франции. Следуя традициям английского права, российская юстиция подразделялась на мировую и общую, каждая при этом имела особую организацию и независимую сферу действия. Из французского права составители уставов взяли идею единой для ми-

1 См.: Изварина А.Ф. Мировые судьи России начала XXI века. - М., 2002. - С.7.

2 См.: Кобликов А. Судебные реформы в России // Законность. - 1998. - №3. - С.51.

3 См.: Коротких М.Г. Судебная реформа 1864 года в России. - Воронеж, 1994. - С.96.

4 Журнал соединенных департаментов. - 1862. - №65. - С.43.

13

ровых и общих судов кассационной инстанции1. Но в то же время российская судебная система имела и значительные отличия, учитывавшие самобытность общественного и правового уклада России того периода, поскольку, как отмечалось в Объяснительной записке к проекту Устава уголовного судопроизводства, «слепое во всем подражание другим государствам, без соображения с по-требностями нашего отечества, было бы вредно» .

Судебная система пореформенной России стала состоять из двух систем судов, действовавших параллельно: во-первых, это система мировых судов, созданных для рассмотрения малозначительных гражданских и уголовных дел; во-вторых, система общих судебных установлений, куда входили окружные суды, разрешавшие уголовные и гражданские дела, не отнесенные к подсудности мировых судей, судебные палаты и Правительствующий сенат - высшая судебная и единственная кассационная инстанция. Такое разделение сразу выделяло мировые суды и подчеркивало их специфику. В лице мировых судей законодатель пытался создать суд, отвечающий таким требованиям, как доступность, разветвленность, быстрота, единоличное рассмотрение дел. Высшей целью этих судов представлялось примирение сторон3.

Таким образом, одной из заслуг судебной реформы 1864 года было вве- дение в российскую судебную систему мировой юстиции, которая должна была освободить общие суды от большого количества малозначительных гражданских и уголовных дел и максимально приблизить правосудие к народу. Также в задачу мировому суду вменялись доступность правосудия населению, быстрота и оперативность разрешения дел, для чего применялись упрощенные судебные процедуры. Мировой суд должен был воплотить ожидания «о суде скором, правом и милостивом и равном для всех»4. Что касается места мирового суда в судебной системе России, то, как отмечал Н.Н. Полянский, оно «определяется

1 См.: Шаркова И.Г. Мировой судья в дореволюционной России // Государство и право. - 1998. - №9. - С.79.

2 Объяснительная записка к проекту Устава уголовного судопроизводства. - 1862. - С. 150.

3 См.: Шаркова И.Г. Указ.соч. - С.79.

4 Высочайший указ Правительствующем Сенату 20 ноября 1864 г. «Об учреждении судебных установлений о Судебных Уставах» // Полное Собрание Законов Российской Империи. Собр. 2. T.XXXIX. Отд.П. №41473.

14

тем взаимоотношением, которое существует между мировыми и общими судебными учреждениями с точки зрения подведомственности им дел»1.

Система мировых судов, установленная «Учреждением судебных уста- новлений», состояла из двух звеньев — мирового судьи (участкового или почетного) и уездного съезда мировых судей2. Участковые мировые судьи являлись государственными служащими и получали от земства достаточно высокое жалование. Однако участковый мировой судья мог отказаться от положенного ему по должности содержания и в этом случае получал титул “почетного участково-го мирового судьи” . Также закон предусматривал добавочных мировых судей, которые исполняли по очереди обязанности участкового мирового судьи в случае его отстранения, отсутствия, болезни или смерти. Однако именно участковый мировой судья был важнейшим участником осуществления мировой юстиции.

Должность мирового судьи была выборной, для ее замещения закон уста- навливал определенные условия. На эту должность мог быть избран местный житель в возрасте не менее 25-ти лет, что представляется довольно разумным, так как местная юстиция создавалась не просто как судебный орган, но и как власть, наиболее приближенная к населению, знающая его насущные нужды и проблемы. Также мировой судья должен был отвечать довольно высоким требованиям имущественного ценза. Что касается наличия специального образования, то закон такого требования не предъявлял, указывая лишь на то, что кандидат на должность мирового судьи должен был получить образование в высших или средних учебных заведениях либо иметь практические навыки по производству судебных дел, то есть не менее трех лет занимать должность, при исполнении которой он мог приобрести подобный опыт. Избирался мировой судья уездным земским собранием или городской думой сроком на три года4.

1 Полянский Н. Устав уголовного судопроизводства. - М., 1914. - С. 154.

2 См.: Ефремова Н.Н. Судебные реформы в России: традиции, новации, проблемы // Государство и право. -

    • №11. - С.85; Немытина М.В. Местная юстиция в России во второй половине XIX века // Правоведение.

  1. -№4. -С.53, и др.
  2. 3 См.: Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. -Саратов, 1969. -С. 164.

4 См.: Немытина М.В. Суд в России: вторая половина XIX - начало XX вв. - Саратов, 1999. - С.53.

15

Таким образом, говорить о несменяемости мировых судей можно было только в рамках “срочной несменяемости, обеспечиваемой лишь на избирательный трехлетний период”1. Тем не менее, И.В. Гессен по этому поводу отмечал, что «благодаря принципу выборности, который лежал в его основе, этот институт был защищен от посягательств … его можно было сломать, но трудно было гнуть…»2.

Мировая юстиция, учрежденная в результате реформы 1864 года, пред- ставляла собой «максимально приближенную к населению, обособленную и замкнутую систему, построенную на началах выборности, всесословности, независимости и несменяемости судей в пределах выборного срока, гласности и состязательности»3. Устройство системы мировых судов дало возможность на уровне уезда разрешать малозначительные гражданские и уголовные дела.

Первой инстанцией в системе мировых судов являлся единоличный ми- ровой судья. Уголовная юрисдикция мировых судов определялась целым рядом нормативных актов. Основным являлся Судебный устав «О наказаниях, налагаемых мировыми судьями». Продолжало действовать, хотя и в новой редакции, «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 года. Многие составы преступлений, отнесенные к рассмотрению мировых судей, были разбросаны по другим уставам: казенных управлений, таможенным, рекрутскому, горному, о земских повинностях, о соли, о паспортах, строительному и путей сообщения, пожарному, почтовому и телеграфному.

Категории дел, подлежащих рассмотрению мировыми судьями, опреде- лялись, во-первых, тяжестью наказания; во-вторых, самим свойством деяния4. В соответствии со ст. 33 У У С5 и ст. 1 «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями»6, к компетенции мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства относилось разрешение по существу “уголовных проступков”, за ко-

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. - СПб, 1910. - С. 245.

2 Гессен И.В. Реформа местного суда. - СПб., 1910. - С.117.

3 Немытина М.В. Местная юстиция в России во второй половине XIX в. // Правоведение. - 1997. - №4. - С.53.

4 См.: Ничипоренко Т. Единоличное рассмотрение уголовных дел в суде // Российская юстиция. - 1997. - №11. - С.24.

5 См.: Российское законодательство X-XX веков. Т. 8. - М., 1991. -С. 123.

6 См.: Там же. - С. 395.

16

торые могли быть применены следующие наказания: выговоры, замечания и внушения; денежные взыскания не свыше трехсот рублей; арест не свыше трех месяцев и заключение в тюрьме не свыше одного года. Помимо данных категорий дел к подсудности мирового судьи также относились «собственно для склонения сторон к миру дела, которые хотя и влекут за собой наказания более строгие, но по закону начинаются не иначе, как по жалобе потерпевших вред и убытки, и могут быть прекращаемы примирением»1. То есть мировые судьи рассматривали дела частного обвинения, что, безусловно, соответствовало названию и сути “мировой юстиции”, основной целью которой было примирение сторон. Подобная юрисдикция обусловила и упрощенный порядок судопроизводства, более простые и доступные, нежели в общих судах, процедуры. Это было вызвано не только тем, что мировые судьи не имели юридического образования, но и стремлением сделать мировой суд действительно максимально доступным для населения.

В соответствии со ст.42 УУС поводами к началу дела мировым судьей являлись:

1) жалобы частных лиц, понесших вред или убытки (причем допускалась как письменная, так и устная формы жалобы); 2) 3) сообщения полицейских и других административных властей; 4) 5) непосредственное усмотрение мировым судьей преступных действий, подлежащих преследованию независимо от жалоб частных лиц. 6) Как видим, несмотря на разделение процессуальных функций и действие принципа состязательности у мирового судьи было право в определенных случаях возбудить производство по делу. Жалобы, которые приносились мировому судье, могли быть либо письменными, либо устными. В последнем случае жалоба записывалась судьей в протокол и подписывалась заявителем .

Рассмотрение уголовных дел осуществлялось мировым судьей единолич- но, что способствовало быстроте судебного разбирательства. При рассмотрении

’ Российское законодательство X- XX веков. Т. 8. - М., 1991.-С.124. 2 См.: Виленский Б.В. Указ. соч. -С. 183.

17 дел в порядке уголовного судопроизводства мировой судья руководствовался в своей деятельности нормами материального права, содержащимися в специально созданном «Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями», поскольку пользоваться положениями «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» и других источников, обычно используемых юристами, ему, как непрофессионалу, было бы затруднительно. Процессуальный порядок деятельности мирового судьи регламентировался специальными правилами, содер- жавшимися в Книге первой УУС, именовавшейся «Порядок производства в мировых судебных установлениях». Однако в случаях, когда какой-то вопрос не был закреплен в нормах о производстве в мировых судебных установлениях, мировой судья мог обращаться к правилам о судопроизводстве в общих судебных местах.

Судопроизводство в мировых судах было существенно упрощено по сравнению с иными судебными учреждениями. Один из авторов судебной реформы - СИ. Зарудный, по этому поводу писал: «Сокращенный порядок производства есть выражение потребности народов, а не прихоти законодательства…» . Таким образом, более простые судебные процедуры в мировом суде обусловлены сущностью этого института, целями его создания и его подсудностью.

Обвиняемый вызывался к мировому судье письменной повесткой, а в случае, когда он находился в месте пребывания мирового судьи, то устно (словесным требованием). Интересы обвиняемого и потерпевшего в мировом суде могли защищать либо сами эти лица, либо их поверенные, причем как наряду со своими клиентами, так и вместо них. Обвиняемый мог прислать поверенного вместо себя, если ему грозило наказание не строже ареста (ст.60 УУС).

Производство у мирового судьи носило устный и гласный характер, рас- смотрение дел осуществлялось публично в открытом судебном заседании. Однако уголовно-процессуальный закон предусматривал возможность проведения закрытого судебного разбирательства (например, по проступкам против прав

1 Цит. по: Коротких М.Г. Судебная реформа 1864 года в России. - Воронеж, 1994. - С.98.

18

семейных, по проступкам об оскорблении женской чести и ином непотребстве, а также когда по делам, преследуемым по жалобам частных лиц, обе стороны просили об этом (ст.89 УУС)). А с 1897 года при закрытых дверях могли рас- сматриваться также и дела по проступкам несовершеннолетних. При этом во всех случаях мировым судьей выносилось особое определение с указанием причин закрытия заседания и тех действий, которые «изымались из гласности производства» (п.4 ст. 142 УУС). Это являлось важной гарантией недопущения произвола при решении данного вопроса.

Судебное разбирательство у мирового судьи начиналось в соответствии с общим порядком судопроизводства с открытия заседания и проверки наличия сторон, их свидетелей и иных лиц, после чего свидетели удалялись из зала суда в отдельную комнату, а стороны могли заявлять свои ходатайства (например, об отводе судьи или какого-либо свидетеля, о необходимости истребования дополнительных доказательств и др.). После этого мировой судья докладывал о существе дела и основаниях обвинения, кратко изложив содержание жалобы или протокола, а также о доказательствах, представленных обвинителем. После этого судья обязан был задать обвиняемому вопрос, признает ли тот себя виновным в приписываемых ему действиях. От ответа на этот вопрос зависел дальнейший ход судебного разбирательства. В случае признания обвиняемым своей вины судебное следствие могло не проводиться. Если же обвиняемый не признавал себя виновным либо его признание вызывало у мирового судьи сомнение, то судья переходил к судебному следствию. Сначала он допрашивал потерпевшего и свидетелей обвинителя, затем - обвиняемого и указанных им свидетелей (ст.92 УУС), после чего переходил к исследованию иных доказательств. Обе стороны имели одинаковые права на допрос свидетелей, при этом мировой судья мог по собственному усмотрению предлагать как свидетелям, так и обвинителю и обвиняемому вопросы, необходимые для устранения противоречий и для разъяснения дела (ст. 101 УУС). По делам частного обвинения мировой судья ограничивался рассмотрением лишь тех доказательств, которые были представлены или указаны сторонами (ст. 104 УУС).

19

В качестве доказательств по делу в мировом суде, помимо свидетельских показаний, могли выступать: письма, документы, протоколы осмотра, ос- видетельствования, обыска, выемки, а также предметы, изъятые в ходе обыска и выемки. Осмотры, обыски и освидетельствования проводились, как правило, самим мировым судьей, а в исключительных случаях, когда данные следственные действия по каким-то особым обстоятельствам не могли быть исполнены им лично либо отложены до другого времени, - по его поручению чинами местной полиции (ст. 105, 106 УУС).

Поскольку мировой суд предполагал простоту и быстроту судопроиз- водства, ст. 116 УУС предписывала мировым судьям оканчивать судебное разбирательство по возможности в одно заседание. В том случае, если мировой судья обнаруживал, что дело, находящееся у него в производстве, ему неподсудно, он обязан был немедленно передать дело судебному следователю, а в случае отсутствия необходимости в производстве следствия, - непосредственно прокурору (ст.117УУС).

По завершению судебного следствия и уяснению всех обстоятельств дела мировой судья переходил к постановлению приговора. Он решал вопрос о виновности или невиновности подсудимого по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности обстоятельств, обнаруженных при судебном разбирательстве, а в применении законов к уголовному делу руководствовался общими положениями Устава уголовного судопроизводства (ст. 119 УУС). При этом по делам частного обвинения, которые могли быть прекращены примирением сторон, закон обязывал мирового судью склонять стороны к примирению, и только в случае его не достижения мировой судья мог переходить к постановлению приговора.

Постановив приговор, мировой судья записывал его «вкратце» и объявлял в том же судебном заседании, в котором разбирательство дела было окон- чено. При этом он разъяснял участвующим в деле лицам порядок и сроки обжалования приговора. По истечении срока на обжалование, а именно «не далее как в три дня» после объявления приговора мировой судья должен был изло-

20 жить приговор в окончательной форме. Статья 130 УУС предъявляла четкие требования к приговорам мировых судей, изложенным в окончательной форме. Он должен был быть подписан мировым судьей и содержать: год, месяц и число вынесения; звания, имена и фамилии или прозвища участвующих в деле лиц; обстоятельства дела, принятые за основание приговора; сущность приговора с указанием законов, в силу которых он постановлен; издержки производства, присуждаемые с виновной стороны.

И.В. Михайловский обоснованно полагал, что закон предусматривал слишком много требований к приговору мирового судьи, между тем он вполне мог бы излагаться в несколько строк1.

УУС предусматривал возможность постановления мировыми судьями заочных приговоров в тех случаях, если обвиняемый в проступке, за который полагается наказание не свыше ареста, не явится и не пришлет поверенного к назначенному сроку, либо хотя и пришлет поверенного, но по такому делу, по которому он вызывался лично (ст. 133 УУС). Обо всем, относящемся к производству дела, мировой судья вкратце записывал в протокол (ст. 142 УУС).

Приговоры мировых судей подразделялись на окончательные и неокон- чательные. Окончательными приговорами считались такие, которыми, вс~ первых, были назначены наказания в виде внушения, замечания, выговора, денежного вознаграждения не свыше 15 рублей, ареста на срок не свыше трех дней, и если сумма возмещения за вред или убытки не превышала 30 рублей; во-вторых, они не подлежали апелляционному пересмотру, но могли быть проверены в кассационном порядке. Все остальные приговоры являлись неокончательными и могли быть пересмотрены по существу в апелляционном порядке.

Апелляционной инстанцией по отношению к мировым судьям был уездный съезд мировых судей, который состоял из всех участковых и почетных ми- ровых судей этого узда. Высший надзор за мировыми судьями и их съездами осуществлял Правительствующий сенат, являвшийся кассационной инстанцией.

1 См.: Михайловский И.В. Упрощение суммарного производства // Вестник права, 1903. - №2-3. - С.24-25.

21

Таким образом, к основным особенностям мирового уголовного судо- производства дореволюционной России относились: упрощенный порядок судопроизводства; сокращение процессуальных сроков; различный порядок обжалования решений мирового судьи путем подразделения приговоров на окончательные и неокончательные; институт заочного решения.

Мировая юстиция существенно изменила существовавшее до того фео- дальное судопроизводство, внесла струю свежего воздуха в российскую судебную систему и уголовный процесс, дала надежду на “суд скорый, правый и милостивый”. Как справедливо отмечает М.В. Немытина, «благодаря мировой юстиции, существовавшей обособленно от общих судебных установлений, мелкие уголовные дела не переходили до бесконечности из одной судебной инстанции в другую»1. Таким образом, мировой суд обеспечивал доступность, простоту и быстроту судопроизводства, чем значительно приближал доступ населения к правосудию.

Институт мировых судей просуществовал в России до 12 июля 1889 года, когда в результате мероприятий, предпринятых правительством Александра III, мировая юстиция была упразднена на большей части территории России, за исключением столиц и некоторых крупных городов. Вместо ликвидированного института мировых судей были введены должности земских участковых начальников, городских судей и уездных членов окружных судов, между которыми и была распределена компетенция мировых судей. Точку на мировой юстиции поставили октябрьские события 1917 года, после которых институт мировой юстиции прекратил свое существование в России и начал свое возрождение только во второй половине 90-х годов XX века. Тем не менее, несмотря на многие издержки становления, мировая юстиция заняла достойное место в судеб- ной системе России2.

’ Немытина М.В. Местная юстиция в России во второй половине XIX в. // Правоведение. - 1997. - №4. - С.53. 2 См.: Юдина Т.Ф. Мировая юстиция Среднего Поволжья в пореформенное время (60-90 гг. XIX в.)// в кн.: Го- сударство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования/ Под. ред. А.А. Напреенко. - Самара, 2001.-С.80.

22 1.2. Мировые судьи в судебной системе Российской Федерации

Необходимость рассмотрения института мировых судей как части судеб- ной системы Российской Федерации и как самостоятельного судебного учреждения обусловлена тем, что судопроизводство, в том числе уголовное, и судебная система тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены друг другом.

Анализ зарубежного опыта судоустройства показывает, что форма поли- тико-территориального устройства (федерация или унитаризм) является одним из наиболее существенных факторов, определяющих специфику судоустройства государства1.

При разработке модели судебной системы Российской Федерации был изучен и учтен мировой опыт организации судоустройства иных федеративных государств, поскольку, как справедливо отмечает И.А. Умнова, «вопросы формирования и функционирования судебной системы конкретного государства в значительной мере предопределяются формой его государственного устройства»2. Согласно ст.1 Конституции РФ Россия является федеративным государством, а «федеративное устройство государства, несомненно, влияет на организа-цию его судебной власти» и, безусловно, накладывает соответствующий отпечаток и на судебную систему.

В мировой практике выделяют два основных типа или модели судебных систем для государств с федеративной формой устройства4. Для одних федераций характерна дуалистическая или децентрализованная модель организации судебной системы. Дуалистический федерализм основывается на идее равновесия между федерацией и ее субъектами, которые имеют каждый свою компетенцию, и не вмешиваются в дела друг друга. К подобным федерациям относятся, в основном, страны англосаксонской правовой семьи, в частности, США, которые являются ярким примером децентрализованной судебной власти. Для

1 См.: Судебная система России: Учебное пособие. - М., 2000. - С.259.

2 Там же. -С.51.

3 Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России.//Государство и право. - 2000. - №7. - С. 17.

4 См.: Пилипенко Ю.С., Каримуллин Р.И. Российская судебная система в контексте нового Федерального кон ституционного закона// Журнал российского права. - 1998. - №1. - С.26-27; Орехов Р. Судебная реформа требу ет радикального подхода// Российская юстиция. - 1998. - №8. - С.З; Судебная система России: Учебное посо бие. - М., 2000. - С.52-53,266-268.

23 таких государств характерным является параллельное функционирование двух судебных систем - федеральной судебной системы и судебной системы субъектов федерации (в США это - судебные системы штатов)1.

Для второй модели судоустройства федеративных государств характерна большая централизация судебной системы. К ним относятся государства рома-но-германской правовой семьи, судебные системы которых строятся на основе единой инстанционности судебной власти, а требования единства судебной системы для них являются более жесткими. Примером тому является ФРГ, в основе организации судебной системы которой лежит концепция так называемого «кооперативного федерализма», основанная на идее равновесия между федерацией и ее субъектами, их взаимовыгодного сотрудничества, которые имеют каждый свою компетенцию и не вмешиваются в дела друг друга2.

Предложенное описание моделей судоустройства не претендует на абсо- лютность, поскольку в связи с процессом интеграции правовых систем различия между описанными типами судебных систем все более стираются и появляются модели смешанного типа (например, канадская или австралийская).

Российская судебная система строится на основе положений, закрепленных Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации». Согласно ч.2 ст.4 этого закона, в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов РФ, составляющие судебную систему России. Указанный закон устанавливает двухуровневую систему судов, предусматривая наличие в современной России наряду с федеральными судами также судов субъектов Российской Федерации. При этом в ст. 3 его закреплено такое наиважнейшее положение, как принцип единства судебной системы РФ, а также установлен механизм обеспечения данного принципа. И федеральные суды, и суды субъектов РФ, в том числе и мировые судьи, входят как взаимосвязанные

’ См.: Филиппов СВ. Судебная система США. - М., 1980. - С.8.

2 См.: Судебная система России: Учебное пособие. - М., 2000. - С.279-280.

24 и взаимозависимые составные части в единую судебную систему Российской Федерации1.

Таким образом, судебная система РФ, установленная одноименным кон- ституционным законом, близка к германской модели судоустройства, но с большей степенью централизации судебной власти. Тем не менее, она не является простым слепком с германской модели, а обладает своей собственной неповторимостью, хотя, безусловно, зарубежный опыт при разработке модели российской судебной системы был подвергнут тщательному изучению. Но в то же время «эффективность любой судебной системы существенно зависит от тех специфических политических, экономических, правовых условий, в которых она функционирует. Большую роль здесь играют исторические условия ее формирования, сложившиеся традиции, правовая культура»2.

Что касается института мировых судей в судебной системе РФ, то впервые вопрос о необходимости его возрождения в современной России был по- ставлен в 1991 году в «Концепции судебной реформы в Российской Федерации». На законодательном уровне этот институт впервые закрепил Закон «О судебной системе Российской Федерации», согласно ч.4 ст.4 которого мировые судьи являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации. Особенностью правового регулирования статуса мировых судей является то, что, согласно ст.28 этого Закона, полномочия и порядок деятельности мировых судей устанавливается федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации3. 17 декабря 1998 года был принят Федеральный закон “О мировых судьях в Российской Федерации”, который и явился базой для возрождения института мировых судей.

В настоящее время мировые судьи действуют в Великобритании, Бельгии, Италии, Греции, Швейцарии, Израиле, Австралии и ряде других госу-

1 См.: Ткачев В., Чепурнова H. Единство судебно системы и принципы федерализма // Российская юстиция. - 1998. -№12. -С.4.

2 Судебная система России. Учебное пособие. - М., 2000. -С.112-113.

3 См.: Яковлев В.Ф. Состояние судебной системы в современной России // Российский судья. - 2000. - №2. - С.З.

25 дарств . В мировой практике существует два основных решения вопроса о мес-те, занимаемом мировыми судьями в судебной системе той или иной страны . Первое решение заключается в том, что мировые судьи как представители местного суда хотя и входят в единую судебную систему государства, но представляют собой ее особенную часть, имеют свои особенные задачи, а сам институт мировых судей в таких странах построен на несколько иных началах, чем так называемые «коронные суды». Такой подход к определению места мировых судей в системе судебных органов характерен, в частности, для Англии и США.

В Англии статус мировых судей или магистратов довольно существенно отличается от статуса иных судей. Это прослеживается и в процедуре их назначения (хотя оно и осуществляется, как и назначение всех судей, от имени Ее Величества), и, в особенности, в тех требованиях, которые предъявляются к мировым судьям. Чтобы стать профессиональным судьей в Англии, необходимо подвергнуться жесткому отбору .

Однако говорить о судейском корпусе Англии только лишь с позиции профессиональных судей было бы неверно. Наряду с ними в Англии трудятся около 25 тысяч бесплатных мировых судей или магистратов. Помимо бесплатных магистратов с 1792 года в Лондоне и других крупных городах появились стипендиарные магистраты, получающие плату за свой труд. Однако большинство представителей мировой юстиции в Англии - это неоплачиваемые мировые судьи. Юридическое образование или профессиональный стаж для назначения бесплатным мировым судьей не требуются. Единственным требованием, предъявляемым к ним, является проживание его на территории мировой юстиции, где он будет осуществлять свои полномочия, или не далее 15 миль от нее. На должности стипендиарных магистратов, исполняющих обязанности миро-

1 См.: Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник / Отв. ред. А.Я. Сухарев. - М., 2001. - С.7, 79, 121, 179-180, 217, 285, 762; Изварина А.Ф. Мировые судьи России начала XXI века. - М., 2002. - С.7.

2 См.: Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Организация и деятельность мировых судей в России. - Томск, 1999. - С.5.

3 См. об этом: Апарова Т.В. Статус судей в Великобритании // Журнал российского права. - 1999. - №7/8. - С.115-116.

26

вых судей, корона вправе назначать лиц, практикующих в качестве адвокатов не менее семи лет.

Бесплатные магистраты рассматривают дела коллегиально, чаще в составе двух - трех (до семи) судей; стипендиарные магистраты имеют право разбирать дела единолично1. Большинство дел, рассматриваемых магистратскими судами, составляют уголовные дела. Уголовная юрисдикция суда магистратов ограничена мерой наказания, которая не должна по уголовным делам превышать шести месяцев, а при совокупности преступлений - двенадцати месяцев лишения свободы и (или) штраф до 5000 фунтов стерлингов. Если магистраты сочтут, что обвиняемый заслуживает более сурового наказания, они передают дело на рассмотрение Суда короны2.

Основную массу рассматриваемых магистратами уголовных дел состав- ляют дела о малозначительных преступлениях, разрешаемые в суммарном порядке. В среднем они рассматривают в год около 2 миллионов дел, то есть до 98% всех уголовных дел3. Законодательством Великобритании постоянно увеличивается количество составов преступлений, преследуемых в суммарном порядке. Выделение такого рода преступлений создает возможность для упрощения и ускорения судебного процесса.

Таким образом, важнейшими особенностями мировой юстиции в Англии является, во-первых, наличие профессиональных и непрофессиональных мировых судей, при этом последние составляют подавляющее большинство; во-вторых, существенное отличие статуса бесплатных мировых судей от статуса судей-профессионалов; в-третьих, особая, упрощенная процедура рассмотрения мировыми судьями уголовных дел, которая позволяет сделать уголовный процесс более доступным и существенно ускорить его.

Второй исторически сформировавшийся подход к определению места мировых судей в судебной системе заключается в том, что мировой суд рас-

1 См.: Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. - М., 1969. - С.205.

2 См.: Апарова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании. - М., 1996. - СП 1.

3 См.: Уолкер Р. Английская судебная система. - М., 1980. - С. 235; Романов А.К. Правовая система Англии.

М., 2000.-С.265..

27 сматривается как составная часть, нижнее звено системы судов общей юрисдикции. На этих началах строился институт мировых судей во Франции, где мировые судьи существовали с 1790 года как низшая судебная инстанция, избираемая населением кантонов. В их компетенцию входило примирение сторон по гражданским делам (при наличии к тому достаточных оснований) и рассмотрение дел о так называемых нарушениях (незначительные уголовные дела, по которым не требовалось проведение следствия). В 1958 году взамен мировых судей во Франции были учреждены трибуналы малого процесса, которые по своей природе отличны от этого института.

Безусловно, сегодня говорить о “восстановлении” института мировых су- дей в том виде, как это было в России на рубеже XIX - XX веков, нельзя1. Положения закона «О мировых судьях в Российской Федерации» 1998 года о существе мировой юстиции, принципах ее организации и деятельности сильно отличаются от подобных положений и принципов пореформенной России XIX века, что абсолютно справедливо, поскольку общественно-политическое устройство, уровень правовой культуры населения в России сегодня являются иными, нежели полтора века назад. Однако их объединяет один важный момент: мировые судьи и тогда, и сейчас должны быть максимально приближены к населению, благодаря чему и обеспечивается быстрота и доступность правосудия в лице мировой юстиции2.

При разработке законопроекта о мировых судьях обозначились два про- тивоположных подхода к предназначению данного института судебной власти. Согласно первому мнению, мировая юстиция рассматривалась исключительно с позиций судоустройства России как способ уменьшения нагрузки на районные суды путем создания дополнительного звена судебной власти (т.е. мировые судьи должны были стать обычными участковыми судьями, отличающимися от других общих судов только юрисдикционной территорией и кругом подсудных

’ См.: Тарасов А.А. Единоличное рассмотрение уголовных дел и проблемы возрождения в России мировой юс-тиции//Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования/ Под ред. Напреенко А. А. - Самара, 2001. - С.366. 2 См.: Изварина А.Ф. Судебная власть в Российской Федерации. - Ростов-на-Дону, 2001. - С.228.

28 дел). Согласно второй точке зрения, которая представляется правильной, введение института мировых судей должно иметь не только судоустройственный, но и судопроизводственный аспект. Концентрация в производстве мирового судьи несложных по своей природе дел создает идеальные условия для упрощения процессуальной формы, отказа от излишних формальностей и условностей процесса1.

Тем не менее, хотя институт мировых судей закреплен на законодательном уровне и уже реально действует, раздаются голоса, которые ставят под со- мнение необходимость его существования в нынешнем виде. Некоторые авторы считают, что «мировой суд необходим только тогда, когда он представляет собой местный суд, специально предназначенный для решения несложных и некрупных дел, на тех именно местах, где они возникли, с учетом непосредственного знания судьей местных обстоятельств. Причем мировой суд должен рассматриваться не как нижнее звено судебной системы, но скорее - как нижнее звено государственной власти на местах. Это - должностное лицо, призванное охранять мир и спокойствие в пределах своего- участка, разрешать возникающие там споры, предпринимая, прежде всего, меры к примирению»2. На мировых судей «должны быть возложены обязанности (достижение примирения, принятие мер к охранению общественного порядка и спокойствия на местах), которые…выполняются в настоящее время представителями исполнительной власти (участковым инспектором)»3, также мировые судьи «должны будут выполнять и некоторые административные функции»4. С такой позицией нельзя согласиться, поскольку ее реализация приведет к слиянию функций судебной и исполнительной власти в лице мировых судей, что идет вразрез с наметившейся тенденцией изъятия у судебных органов всех несвойственных им полномочий, и прямо противоречит закрепленному в ст. 10 Конституции РФ принципу разде-

См.: Савин И.В., Данилевская E.B. Роль и место мировой юстиции в системе органов публичной власти Рос- сийской Федерации // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 2. T.1. - М., 2002. - С.685.

2 Трубникова T.B., Якимович Ю.К. Организация и деятельность мировых судей в России. - Томск, 1999. - С.52.

3 Трубникова T.B., Якимович Ю.К. Указ. соч. - С.57. Там же. -С.58.

29

ления государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную.

Иные авторы являются противниками введения института мировых судей в Российской Федерации как такового. Например, В.Н. Баландин и А.А. Пав-лушина считают, что «институт мировых судей в судопроизводстве был хорош в тот исторический период времени, когда людей с юридическим образованием не хватало, а законодательство в виде целостной и логически законченной системы норм только начинало устанавливаться, и требовался он во многом для заполнения пробелов этого складывающегося законодательства «обычным правом» . Такое мнение является неверным, поскольку, как уже отмечалось, институт мировых судей, учрежденный в результате судебной реформы 1864 года, и институт мировых судей, возрождаемый ныне, имеют существенные, принципиальные отличия; при этом каждый из них наполнен таким содержанием, которое отвечает той эпохе, в которой он существует. Поэтому считать институт мировых судей пережитком прошлого - это, с нашей точки зрения, некорректно. Даже несмотря на то, что В.Н. Баландин и А.А. Павлушина апеллировали к проекту Закона «О мировых судьях в Российской Федерации» (который в действительности был достаточно спорен), в частности, к ст.4 проекта , предусматривавшей возможность занятия должности мирового судьи лицом, не имеющим специального юридического образования, по основаниям, указанным выше, думается, что на данном этапе с их точкой зрения нельзя согласиться в силу следующих соображений.

Институт мировых судей, закрепленный ныне в законодательстве Рос- сийской Федерации и ее субъектов, вполне отвечает реалиям современной российской действительности и способен выполнить стоящие перед ним задачи приближения суда к населению и обеспечения доступа граждан к правосудию;

’ Баландин В.Н., Павлушина А.А. Об институте мировых судей в РФ// Правоведение. - 1998. - №3. - С. 126. 2 См.: Федеральный конституционный закон «О мировых судьях в Российской Федерации». Проект //Российская юстиция.- 1997. -№1.-С54.

30

сокращения нагрузки федеральных судей районных судов1; создания предпосылок упрощения гражданского и уголовного судопроизводства (в разумных пределах) и его дальнейшей демократизации. Несмотря на непродолжительный период работы мировых судей, в последнее время их деятельность значительно активизировалась: по данным Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в 2001 г. ими рассмотрено в целом по России 162,6 тыс. уголовных дел. И это с учетом того, что в 21 регионе мировые судьи еще не приступили к работе . Таким образом, мировые судьи значительно разгружают районные суды. В тех регионах, где мировые судьи уже работают, они рассматривают в среднем от 28 до 35% уголовных дел3.

Закон «О мировых судьях в Российской Федерации» 1998 года развил концептуальные положения об институте мировых судей, закрепленные в Конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации». Он так же, как и этот Федеральный конституционный закон, установил, что мировые судьи являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации (ст. 1). Такое положение представляется верным, поскольку, с одной стороны, закрепляет право субъектов федерации на создание своих, в том числе судебных, органов власти, а с другой стороны, обеспечивает конституционный принцип равного доступа граждан к отправлению правосудия и гарантирует единообразное применение законов на всей территории Российской Федерации.

Закон “О мировых судьях в Российской Федерации” является базовым, рамочным и требует конкретизации и в федеральном законодательстве, и в законодательстве субъектов федерации. Так, по состоянию на 1 июля 2001 года

1 См.: Радченко В.И. Судебная реформа в России // Журнал российского права. - 1999. - №1. - С.63; Воропаева М. Судам помогут мировые судьи // Домашний адвокат. - 1999. - №3-4. - СЮ; Степанов В. Мировые судьи дали клятву народу и приступили к работе // Российская юстиция. - 2000. - №10. - С.2.

2 См.: О работе федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей// Российская юстиция. - 2002. - №8.

С.69.

3 См.: Новое уголовно-процессуальное законодательство России: проблемы теории и практики применения («Круглый стол»)//Государство и право.-2002. -№7.-С121.

31

законы о мировых судьях были приняты в 77 субъектах Российской Федерации1, в том числе и в Воронежской области2.

Согласно ст. 1 Закона «О мировых судьях в Российской Федерации», пол- номочия, порядок деятельности мировых судей и создания должностей мировых судей устанавливаются Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», иными федеральными конституционными законами, а также Законом «О мировых судьях в Российской Федерации». Также на уровне федерального закона устанавливается порядок осуществления мировыми судьями правосудия, которое они вершат именем Российской Федерации.

В то же время, учитывая, что мировые судьи являются судьями субъектов РФ, хотя и входят в единую судебную систему России, Закон «О мировых судьях в Российской Федерации» закрепил право выбора конкретного способа наделения мировых судей полномочиями за субъектами Российской Федерации, которые по этому вопросу принимают свои законы. Однако варианты таких способов определены на федеральном уровне: согласно ч.1 ст.1 и ст.6 Закона «О мировых судьях в Российской Федерации» мировые судьи назначаются (избираются) на должность законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации или избираются на должность населением соответствующего судебного участка в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации. Здесь необходимо заметить, что до 1917 года мировые судьи и назначались, и избирались, причем выборы их были не прямыми, а проводились на уездных земских собраниях, а в Москве и Петербурге эти обязанности возлагались на городские думы. Таким образом, можно говорить о частичной рецепции процедуры наделения мировых судей полномочиями из дореволюционного законодательства.

’ См.: Максимов В.В. Мировая юстиция: проблемы и перспективы// Журнал российского права. - 2001. - №9. -СЮ.

2 См.: Закон Воронежской области от 13 декабря 2000 г. «О мировых судьях Воронежской области»// «Коммуна» от 23 декабря 2000 г.

32

Существуют различные точки зрения на закрепленные Законом «О миро- вых судьях в Российской Федерации» способы наделения их полномочиями. Многие ученые и практики считают, что наиболее демократичной процедурой является избрание мировых судей непосредственно населением судебного участка, где он будет осуществлять свою юрисдикцию, поскольку только избрание мирового судьи населением сможет обеспечить его авторитет и независимость от местных органов государственной власти и управления1.

Следует отметить, что наделение мировых судей полномочиями путем избрания их населением на пятилетний срок предусматривалось Концепцией судебной реформы в Российской Федерации, а также закреплено в ст. 11 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации», который, таким образом, вступает в противоречие с Конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» и Законом «О мировых судьях в Российской Федерации», предусматривающими возможность как избрания, так и назначения мировых судей. Представляется, что данная правовая коллизия должна быть устранена путем внесения соответствующих изменений в ст. 11 закона «О статусе судей в Российской Федерации».

Существует мнение, согласно которому «вряд ли повысится эффективность применения закона судами, их беспристрастность и объективность, если судьи станут выборными» , а возможность выборов мировых судей в отличие от назначения федеральных судей рассматривается как нарушение единства статуса судей. Однако практика избрала иной вариант наделения мировых судей полномочиями. Большинство субъектов Российской Федерации, принявших законы, регламентирующие такой порядок, пошли по пути назначения мировых судей законодательным (представительным) органом субъекта федерации.

1 См., например: Донская С. О статусе мировых судей// Российская юстиция. - 1996. - №1. - С.46; Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и дея тельности. - М., 1999. - С. 171-172; Шамардин А. Недостатки областного закона - следствие несовершенства федерального// Российская юстиция. - 1999. - №12. - С. 13.

2 Черемных Г. Институт мировых судей требует внимания// Российская юстиция. - 1997. -№5. -С. 14-15.

33

Так, например, в Воронежской области мировой судья назначается на должность Воронежской областной Думой по представлению председателя Воронежского областного суда и управления Судебного департамента в Воронежской области; в Нижегородской области мировые судьи назначаются на должность Законодательным собранием Нижегородской области по представлению администрации Нижегородской области, согласованному с представительными органами местного самоуправления городов и районов области; в Республике Бурятия мировые судьи назначаются на должность Народным хуралом республики по представлению президента республики, которое делается на основе предложения председателя Верховного суда республики и квалификационной коллегии судей республики. Представляется, что большинство субъектов Рос- сийской Федерации пошли по пути назначения мировых судей своими законо- дательными (представительными) органами, а не по пути их выбора населением соответствующего судебного участка, который, безусловно, является более де- мократичной процедурой, по причине большей дешевизны данного способа, а также, вероятно, из опасения трудностей организационного плана при проведении выборов1. При этом право представления кандидатов на должность мирового судьи наиболее правильно было бы предоставить квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта Федерации. В этом случае в отличие от закрепленных в законах регионов положений, в соответствии с которыми это право принадлежит единоличным субъектам (председателю областного суда, президенту республики и т.п.), предоставление такого права коллегиальному органу судейского сообщества, каковым является квалификационная коллегия судей, да к тому же состоящему из профессионалов в этой сфере деятельности, способных объективно оценить кандидатов, является наиболее демократичной процедурой.

Закон «О мировых судьях в Российской Федерации» в ст. 4 установил, что они осуществляют свою деятельность в пределах судебных участков, при-

’ См., например: Чепурнова Н. Как сформировать корпус мировых судей?//Российская юстиция. - 1999. - №4. -С.2-3.

34

чем общее число мировых судей и количество судебных участков субъекта федерации определяются федеральным законом, для принятия которого определены два пути: либо законодательную инициативу по согласованию с Верховным Судом РФ должен проявить субъект РФ, либо Верховный Суд сам должен выступить с законодательной инициативой и согласовать ее с соответствующим субъектом. Первый вариант представляется наиболее предпочтительным, поскольку позволяет более полно учесть местную специфику и возможности для введения института мировых судей в конкретном субъекте, что гораздо лучше известно государственным органам власти субъектов федерации. Именно этот вариант был использован при принятии Федеральных законов «Об общем числе мировых судей и количестве судебных участков в субъектах Российской Федерации» от 29 ноября 1999 года и «О внесении дополнений в Фе- деральный закон «Об общем числе мировых судей и количестве судебных участков в субъектах Российской Федерации» от 12 февраля 2001 года и от 9 июля 2002 года. Первый закон на федеральном уровне определил общее количество участков для 64 субъектов федерации - 5 463, второй и третий законы соответственно для 21 субъекта - 989 участков. Таким образом, для 85 субъектов Российской Федерации общее количество судебных участков и, соответственно, количество назначенных (избранных) мировых судей будет составлять 6 452. По состоянию на 1 января 2002 г. мировые судьи приступили к исполнению своих обязанностей в 68 субъектах Российской Федерации, их штатная численность составила 3805 человек .

Создание или упразднение судебных участков и должностей мировых су- дей осуществляется законом соответствующего субъекта Российской Федерации. При этом судебный участок или должность мирового судьи не могут быть упразднены, если отнесенные к компетенции этого мирового судьи дела не были одновременно переданы в юрисдикцию другого судьи или суда. Данное положение обеспечивает соблюдение принципа равного доступа граждан к право-

1 См.: О работе федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей // Российская юстиция, 2002. - №8. - С. 67.

35 судию и обеспечивает каждому лицу его законное право на рассмотрение его дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено.

Судебные участки мировой юстиции создаются из расчета численности населения на одном участке от 15 до 30 тысяч человек, а в тех административно-территориальных образованиях, где численность населения составляет менее 15 тысяч человек, создается один судебный участок.

Согласно Закону «О мировых судьях в Российской Федерации», к миро- вым судьям предъявляются требования, аналогичные требованиям, предъявляемым к судье федерального районного суда. Помимо этого, Закон предоставил субъектам Российской Федерации возможность законодательного закрепления дополнительных требований к кандидатам на должность мирового судьи. Мировым судьей может стать гражданин Российской Федерации, достигший возраста 25 лет, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет, не совершивший порочащих его поступков, сдавший квалификационный экзамен и получивший рекомендацию квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта Российской Федерации. При этом лица, имеющие стаж работы в должности судьи федерального суда не менее пяти лет, от сдачи квалификационного экзамена и представления рекомендации квалификационной коллегии судей освобождаются. То, что в современной России мировая юстиция представлена профессионалами-юристами, - явление закономерное и позитивное, отражающее общую мировую тенденцию к профессионализации всех сфер общественной деятельности1.

Мировой судья, согласно ст.7 Закона «О мировых судьях в Российской Федерации», впервые назначается (избирается) на должность на срок не более чем на пять лет, а по истечении этого срока он может повторно выдвинуть свою кандидатуру для назначения (избрания). При повторном и последующих занятиях им должности мирового судьи срок его полномочий не может составлять менее пяти лет. Конкретный срок полномочий мирового судьи устанавливается

1 См.: Тарасов А.А. Указ. соч. - С.367.

36

законом соответствующего субъекта Российской Федерации. Например, в Архангельской, Воронежской, Ивановской, Нижегородской, Саратовской областях мировые судьи впервые назначаются сроком на три года, а при повторном и последующих назначениях — сроком на пять лет; в Вологодской области, соответственно, - на три и десять лет. А согласно Закону о мировых судьях Ростовской области мировой судья впервые избирается на должность Законодательным Собранием Ростовской области сроком на три года, при повторном его избрании он избирается на пять лет, а при последующих избраниях (третьем и более) он избирается сроком на десять лет. Представляется целесообразным установить в законах субъектов федерации первоначальный срок полномочий мирового судьи, равный трем годам, по аналогии с судьями районного суда, которые впервые назначаются также на три года1. При повторном назначении или избрании мирового судьи он может быть назначен на срок пять лет и более.

Полномочия мирового судьи прекращаются по истечении срока, на кото- рый он был избран или назначен, а также в случаях и в порядке, которые установлены Законом «О статусе судей в Российской Федерации». Также в порядке и по основаниям, предусмотренным названным Законом, полномочия мирового судьи могут быть приостановлены. Таким образом, в пределах срока, на который мировой судья избран или назначен, он несменяем.

Поскольку мировые судьи входят в единую судебную систему Российской Федерации, то на них распространяется правовой статус судьи РФ, что следует признать правомерным и необходимым. Однако существует мнение, согласно которому закрепление в законе возможности избрания мирового судьи нарушает единство статуса судей Российской Федерации, а, следовательно, нарушает и положения Закона «О статусе судей в Российской Федерации». Думается, что разъяснение данной проблемы существует в самом Законе «О статусе судей в Российской Федерации». Статья 2 этого Закона, провозглашая единство статуса судей в Российской Федерации, в то же время закрепляет пра-

’ См.: Демидов В. Федеральный закон действует - очередь за субъектами Федерации // Российская юстиция. - 1999.-№5.-С4.

37 вило, согласно которому особенности правового положения отдельных категорий судей определяются федеральным законом, а в случаях, предусмотренных федеральными законами (к их числу как раз и относится Закон «О мировых судьях в Российской Федерации»), также законами субъектов Российской Федерации. Поэтому, с нашей точки зрения, неверно утверждать, что мировой судья в силу своей специфики обладает статусом, отличным от статуса иных судей. Мы полагаем, что статус мирового судьи обладает лишь определенными особенностями в рамках единого статуса судьи в Российской Федерации.

На мировых судей и членов их семей распространяются гарантии неза- висимости судей, их неприкосновенности, а также материального обеспечения и социальной защиты, установленные Законом «О статусе судей в Российской Федерации» и иными федеральными законами. В то же время, согласно ч.2 ст.2 Закона «О мировых судьях в Российской Федерации», законами субъектов могут быть установлены дополнительные гарантии материального обеспечения и социальной защиты мировых судей. Последнее положение имеет две стороны: во-первых, законодатель закрепил возможность улучшения субъектами федерации материальных гарантий и социального положения мировых судей, являющихся судьями субъектов Российской Федерации, что воспринимается достаточно позитивно; во-вторых, «с помощью «дополнительных гарантий» вполне возможно вынесение мировыми судьями решений, соответствующих ожиданиям региональной и местной власти, но не всегда федеральным законам»1.

Помимо всех вышеозначенных положений, закон «О мировых судьях в Российской Федерации» также закрепил в ст. 3 компетенцию мировых судей, которая, однако, на сегодняшний момент уже подверглась значительной корректировке.

Несмотря на то, что мировой судья является судьей субъекта РФ, он вы- носит решения именем Российской Федерации, что совершенно обоснованно, так как он действует на основе федерального
уголовного и уголовно-

1 Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учебное пособие. - М., 2000. - С.292.

38 процессуального законодательства. Решения мировых судей, не вступившие в законную силу, проверяются в апелляционном порядке районным судом, то есть районный суд является вышестоящей инстанцией по отношению к мировому судье. Вступившие в законную силу решения мировых судей являются обязательными для всех и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

39 Глава 2. Общая характеристика производства по уголовным делам у мирового судьи в Российской Федерации

2.1. Производство по уголовным делам у мирового судьи как самостоя- тельная уголовно-процессуальная форма упрощенного типа

Рассмотрению производства по уголовным делам у мирового судьи в качестве самостоятельной процессуальной формы предшествует необходимость определения понятия уголовно-процессуальной формы и рассмотрения проблемы ее дифференциации.

В литературе существуют различные трактовки понятия уголовно- процессуальной формы1. В предмет данного исследования не входит их подробный анализ, поэтому мы ограничимся определением уголовно- процессуальной формы, данным Н.С. Алексеевым, В.Г. Даевым и Л.Д. Кокоревым, которое представляется нам оптимальным. По мнению указанных авторов, «если уголовный процесс представляет собой урегулированный правом порядок деятельности, то формы этой деятельности, сама процедура и образуют процессуальную форму» . Для процессуальной формы характерны четкая законодательная регламентация возбуждения дела и осуществления по нему производства, условий и последовательности производства следственных и судебных действий и принятия решений, строгая последовательность процессуальных действий, постадийность. Процессуальная форма неразрывно связана с содержанием уголовного процесса, которое находит в ней свое выражение.

Прежде чем перейти к характеристике производства по уголовным делам у мирового судьи, необходимо обратиться к проблеме дифференциации уголовно-процессуальной формы, поскольку эти вопросы находятся в неразрывной связи.

1 См. об этом: Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. - М., 1961. - С.71; Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. - Л., 1961. - С.24; Ривлин Л.А. Организация суда и про куратуры в СССР. - Харьков, 1968. - С.12; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - M., 1968. - С.51; Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974. - С.102-103; Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы. - М., 1998. - С.13; Великий Д.П. Единство и дифференциация уго ловно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.-М., 2001.-С.14идр.

2 Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980.-С.32.

40

Вопрос о возможности дифференциации уголовно-процессуальной формы нашел свое отражение в трудах многих ученых-процессуалистов, в том числе В.А. Арсеньева, А.Д. Бойкова, Д.П. Великого, А.С. Кобликова, П.Ф. Пашкевича, Р.Д. Рахунова, М.С. Строговича, М.Л. Якуба и многих других. Дискуссия о том, должна ли форма уголовного судопроизводства быть единой для всех уголовных дел или ее нужно дифференцировать, в научной литературе ведется уже не один десяток лет. Сама идея дифференциации уголовно-процессуального производства имеет как своих сторонников, так и противников. Имеющиеся на этот счет точки зрения уже подвергались подробному анализу в литературе , поэтому мы ограничимся рассмотрением лишь наиболее принципиальных положений.

Ряд ученых придерживался идеи унификации уголовного процесса. При этом они апеллировали к положениям статьи 1 УПК РСФСР, закреплявшей единый порядок судопроизводства по уголовным делам, что, по их мнению, было несовместимо с идеями его дифференциации. В данном случае они отождествляли дифференциацию уголовного судопроизводства только лишь с упрощением уголовного процесса, ликвидацией части процессуальных гарантий и, соответственно, высказывали опасения, что отступление от этого единого порядка может повлечь за собой сокращение процессуальных гарантий и, таким образом, неблагоприятно отразиться на правах участников уголовного процес-

’ См.: Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать// Со- циалистическая законность. - 1974. - №9. - С.54-56; Аширов Р.Д. Институт ускоренного судопроизводства как средство повышения эффективности советского уголовного процессаУ/Вопросы эффективности советского уголовного процесса. - Казань, 1976. - С.59-74; Рахунов Р.Д. Проблемы дифференциации уголовно-процессуальной формы по делам о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности// Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства. 4.2. - М., 1976. - С.3-51; Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - Л., 1976; Кобликов А.С. Законность -конституционный принцип советского уголовного судопроизводства. - М., 1979; Советский уголовно-процессуальный закон и проблема его эффективности. - М., 1979; Петрухин И.Л. и др. Теоретические основы эффективности правосудия. - М., 1979; Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980; Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном процессе. -М., 1981; Пашкевич В.П. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. - М., 1984; Бойков А.Д. Кодификация уголовно-процессуального законодательства 1958-1961 г.г. и его дальнейшее совершенствование// Советское государство и право - 1986. - №6. - С.68-75; Волынская О.В. Ускоренное производство в уголовном процессе. - М., 1994; Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы. - М., 1998; Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. - Томск, 1999; Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. -М.,2001.

РОССИЙСКАЯ

41 ГОСУДАРг -^;HHAjf 2 “ БИБЛИОТЕКА

са . В то же время М.С. Строгович считал, что «дифференциация процессуальных форм в направлении расширения процессуальных прав и процессуальных гарантий для тех или иных групп дел… возможна»2.

С такой позицией нельзя согласиться, поскольку дифференциация форм уголовного процесса, в том числе в сторону их упрощения, не снижает процессуальных гарантий и не ущемляет прав участников уголовного процесса, наоборот, упрощение судопроизводства должно сопровождаться усилением гарантий успешного отправления правосудия (в частности, установлением апелляционного порядка проверки решений мировых судей). В то же время упрощение процедуры способствует быстроте и оперативности рассмотрения уголовных дел, что, безусловно, отвечает интересам всех субъектов уголовного судопроизводства.

Иные ученые придерживаются противоположной точки зрения, справедли- во полагая, что процессуальная форма может быть дифференцирована . При этом идею дифференциации они понимают по-разному. Одни из них склонялись либо к упрощению уголовного судопроизводства, либо к его усложнению4.

Целью дифференциации форм судопроизводства является оптимизация уголовного процесса и повышение его эффективности, достигаемые в ходе демократических процедур с сохранением основных гарантий прав участников судопроизводства и при условии реализации всех процессуальных принципов.

1 См., например: Элькинд П.С. К вопросу о суммарном судопроизводстве// Сибирские юридические записки. Вып.З - Иркутск; Омск, 1973. - С.143-159; Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства // Социалистическая законность. - 1974. - №9. - С.52; Каз Ц. О единстве и дифференциации уголовного судопро изводства// Социалистическая законность. - 1975. - №1. - С.65-68.

2 Советский уголовно-процессуальный закон и проблема его эффективности. - М., 1979. - С.68.

3 См.: Пашкевич П.Ф. О процессуальной экономии в досудебных стадиях советского уголовного судопроизвод ства// Проблемы совершенствования советского законодательства/ Труды ВНИИСЗ. - М., 1974; Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно-процессуальной формы по делам о малозначительных преступлениях// Советское государство и право. - 1975. - №12. - С.60-68; Даев В.Г. Взаимосвязь процессуальной формы с материальным правом// Развитие и совершенствован ие уголовно-процессуальной формы. - Воронеж, 1979. - С.45-51; Маршев С.А. О дифференциации форм уголовного судопроизводства // Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы. - Воронеж, 1979. - С 141-147; Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголов ном процессе. - М., 1981; Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы. - М., 1998; Трубникова T.B. Теоретиче ские основы упрощенных судебных производств. - Томск, 1999; Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001.

4 См. об этом: Цыганенко С.С. Ускоренное судопроизводство: преступления, не представляющие большой об щественной опасности. - Ростов-на-Дону, 1993. - С.8-9.

42

Порядок рассмотрения различных уголовных дел имеет определенные особенности, что вызвано многообразием норм уголовного права. Трудно представить, что дела об убийстве и о клевете будут рассматриваться без учета их специфики по абсолютно одинаковой схеме. То есть порядок уголовного судопроизводства не только не исключает, но и предполагает его дифференциацию в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, личности правонарушителя. Дифференциация процессуальных форм делает более эффективным уголовное судопроизводство, поскольку она позволяет учитывать и интересы уголовного судопроизводства, и особенности уголовного дела . В то же время нельзя согласиться с некоторыми сторонниками дифференциации уголовного процесса, которые под видом борьбы за «процессуальную экономию» подвергают критике ряд демократических принципов и инсти- тутов уголовного процесса, абсолютизируя данную идею .

Таким образом, дифференциация в уголовно-процессуальном законодательстве столь же обоснованна и устойчива, как и его унификация. Эти две внешне противоположные тенденции существуют в диалектическом единстве3. Более того, действующий УПК подтвердил обоснованность и целесообразность дифференциации уголовно- процессуальной формы, закрепив различные виды производств, и тем самым превратил ее из тенденции развития уголовно-процессуального законодательства в реальность.

Следует отметить, что в юридической литературе понятие дифференциации уголовно-процессуальной формы трактуется по-разному. По мнению Т.В. Трубниковой, «под дифференциацией уголовного процесса понимается существование в системе уголовного процесса ряда самостоятельных производств, приспособленных для различных потребностей»4. Д.П. Великий определяет

’ См.: Гуляев А. Единый порядок предполагает дифференциацию// Социалистическая законность. - 1975. - №3. - С.65; Бойков А.Д. К проекту Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Государство и право. - 1992. - №3. - С.67; Козак Д. Суд в современном мире: проблемы и перспективы // Российская юстиция. -2001.-№9. -С.5.

2 См.: Пашкевич П. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать // Социа листическая законность. - 1974. - №9. - С.56; Кобликов А. Задачи уголовного судопроизводства и проблемы дифференциации // Социалистическая законность. - 1995. - №4. - С. 69.

3 См.: Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы. - М., 1998. -С. 16.

4 Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. - Томск, 1999. - С.22.

43

дифференциацию уголовно-процессуальной формы и как свойство процессуальной формы, и как тенденцию ее развития, и как способ построения уголовного процесса, и как уголовно-процессуальный принцип1.

Последнее определение представляется чрезмерно широким. Современный словарь иностранных слов трактует понятие «дифференциация» как разделение, расчленение целого на различные части, формы, ступени2. Таким образом, дифференциацию уголовно-процессуальной формы следует понимать как наличие в составе уголовного процесса самостоятельных производств, отличающихся определенными особенностями.

Дифференциация уголовно-процессуальной формы идет в двух основных направлениях: с одной стороны - ее усложнение, создание дополнительных процессуальных гарантий по одним делам (например, по делам несовершеннолетних, слепых, глухих и т.д.), а с другой - упрощение производства по делам, не представляющим большой общественной опасности или большой трудности для расследования и рассмотрения . Таким образом, можно говорить о трех видах уголовно-процессуальной формы: производства по уголовным делам, осуществляемые в общем порядке, усложненные производства и упрощенные производства . К числу последних следует отнести, в частности, производство по делам, подсудным мировому судье5.

Некоторые авторы считают, что дифференциация уголовного процесса и выделение в его структуре самостоятельных производств должны зависеть не только от степени сложности процессуальных форм, но и от их направленности. По данному критерию следует разделять производства на основные, до-

См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 17.

2 См.: Современный словарь иностранных слов. - М., 1993. - С.209.

3 См.: Арсеньев В. Упрощение неравнозначно упрощенничеству // Социалистическая законность. - 1975. - №3. - С.63; Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук.- М., 2001.-С.50.

4 См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1981. - С.104-105; Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспек тивы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.8-9.

5 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность. перспективы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.22; Малахова Л.И. Уголовно-процессуальная деятельность: общие положения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Воронеж, 2002. - С.22.

44

полнительные и особые1. Данная позиция представляется нам вполне обоснованной, однако она не имеет большой значимости для настоящего исследования в силу того, что мы будем рассматривать дифференциацию уголовно-процессуальной формы лишь с позиции выделения в качестве самостоятельного производства в суде первой инстанции производства по уголовным делам у мирового судьи, то есть в сторону ее упрощения.

Для того, чтобы обозначить производство по уголовным делам у мирового судьи в качестве самостоятельного уголовно-процессуального производства, необходимо определиться с совокупностью особенностей, при наличии которых то или иное производство следует рассматривать в качестве самостоятельной уголовно-процессуальной формы, и проверить, соответствует ли им производство у мирового судьи. В литературе существуют различные точки зрения на этот счет.

М.Л. Якуб в качестве критериев, обусловливающих производство в той или иной уголовно-процессуальной форме, выделяет совокупность следующих существенных свойств:

1) степень общественной опасности преступления и тяжесть меры наказа- ния, предусмотренной за него законом; 2) 3) степень сложности дел данной категории в разрешении как фактической, так и правовой стороны; 4) 5) общественно-политическое значение дел данной категории и в связи с этим определение, какие формы в наибольшей мере способствуют воспита- тельному и общепредупредительному воздействию процесса; 6) 7) значение, которое имеет преступление для интересов отдельных лиц, тех или иных ведомств, организаций и предприятий2. 8) Д.П. Великий для характеристики самостоятельных процессуальных форм использует такие категории, как цели их создания, критерии (основания) для их

1 См.: Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств. Ос новные и дополнительные производства. - Томск, 1991. - С.8-9; Трубникова Т.В. Теоретические основы упро щенных судебных производств. -Томск, 1999. -С19; Малахова Л.И. Уголовно-процессуальная деятельность: общие положения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Воронеж, 2002. - С.22.

2 См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном процессе. - М., 1981. -С. 104.

45

конструирования и основания для производства в той или иной процессуальной форме. В качестве критериев для конструирования самостоятельных уголовно-процессуальных форм он выделяет:

1) степень общественной опасности преступления, выраженную в принад- лежности преступления к одной из четырех категорий (ст. 15 УК РФ) или в максимальном или минимальном размере уголовной санкции; 2) 3) значение совершенного преступления для тех или иных субъектов (сте- пень реализации публичных начал); 4) 3) специфические характеристики личности обвиняемого (обвиняемых). При этом автор особо подчеркивает, что не являются основаниями для

дифференциации (конструирования самостоятельных процессуальных форм) общественно-политическое значение совершенного преступления, а также степень сложности рассмотрения и расследования дела .

Точка зрения М.Л. Якуба представляется не совсем верной в части отнесе- ния к числу факторов, влияющих на форму уголовного судопроизводства, общественно-политического значения дел данной категории, поэтому в данном вопросе мы солидарны с Д.П. Великим. В то же время нельзя полностью согласиться и с мнением последнего, поскольку исключение им из числа критериев для конструирования самостоятельной уголовно- процессуальной формы такого фактора, как степень сложности рассмотрения и расследования дела, представляется неоправданным. Данная особенность способна оказывать значительное влияние на уголовное судопроизводство, следовательно, должна выступать в качестве критерия для его дифференциации. Замечание Д.П. Великого о том, что сложность расследования и разрешения дела в силу своего субъективного характера (что не позволяет нормативно закрепить категории дел, сложных или, наоборот, несложных для разрешения), не может являться основанием для дифференциации , является недостаточно обоснованным. Действительно, тяжесть преступления и сложность его расследования и разрешения - это катего-

’ См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.9-10. 2 См.: Там же. - С.21.

46

рии, напрямую не связанные друг с другом. В то же время опыт накопленной практической деятельности позволяет с большой долей достоверности выделить составы преступлений, дела о которых, как правило, не являются сложными при расследовании и разрешении.

В подтверждение такой позиции можно привести тот факт, что при конст- руировании производства у мирового судьи, в частности, при определении его подсудности, этот критерий был учтен законодателем путем исключения из компетенции мирового судьи ряда составов преступлений, максимальное наказание за совершение которых хотя и не превышает трех лет лишения свободы, но в силу сложности установления фактических и юридических обстоятельств дела они не могут быть отнесены к компетенции мирового судьи. В данном случае как раз сочетание двух критериев (оснований) для дифференциации -степени общественной опасности деяния, выраженной в максимальном размере уголовно- правовой санкции, и относительной несложности дела для его разрешения, - позволило получить новый качественный уровень, что позволяет оп- ределить производство по уголовным делам у мирового судьи как самостоятельную уголовно-процессуальную форму.

Помимо этого, на уголовно-процессуальную форму, в частности, на форму отправления правосудия, оказывает влияние и сама система судоустройства . Это относится, например, к мировым судьям, судам с участием присяжных заседателей. Так, появление в судебной системе Российской Федерации мировых судей с учетом поставленных перед ними целей и их подсудности позволяет сделать обоснованный вывод, что у них должна быть особая упрощенная форма судопроизводства, поскольку учреждение мировых судов - не дань моде, «это прежде всего многовековая тенденция поиска цивилизацией наиболее опти-мальных форм судопроизводства» .

’ См.: Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы. - М., 1998. - С.19.

2 Кононенко В. Мировой суд как зеркало судебно-правовой реформы // Российская юстиция. - 1998. - №11. -

Сб.

47 Подводя итог, можно сделать вывод, что к числу критериев (оснований) для конструирования самостоятельной уголовно-процессуальной формы
следует отнести:

1) степень общественной опасности преступления, выраженную в принад- лежности преступления к одной из четырех категорий преступлений в соответствии со ст. 15 УК РФ либо в максимальном или минимальном размере уголовной санкции; 2) 3) значение совершенного преступления для тех или иных субъектов; 4) 5) специфические характеристики личности обвиняемого (обвиняемых); 6) 7) степень сложности дел данной категории в разрешении как фактической, так и правовой стороны; 8) 9) система судоустройства. 10) В основу формирования каждого конкретного производства могут быть положены определенные критерии (критерий) из числа указанных. При конструировании производства по уголовным делам у мирового судьи были учтены следующие критерии:

1) система судоустройства, в которой предусмотрено существование миро- вых судей; 2) 3) степень общественной опасности преступления, выраженную в макси- мальном размере уголовной санкции, который согласно ч.1 ст.31 УПК не может превышать трех лет лишения свободы; 4) 5) степень сложности дел данной категории для их рассмотрения и разре- шения как фактической, так и правовой стороны. По данному критерию к компетенции мирового судьи отнесены дела, не представляющие большой сложности для рассмотрения и разрешения; 6) 7) значение совершенного преступления для тех или иных субъектов (дан- ное положение относится к делам частного обвинения). 8) В качестве оснований для производства в определенной процессуальной форме могут выступать следующие обстоятельства:

48

1) совершение преступления, производство по делу о котором предусмотре но в данной процессуальной форме;

2) согласие обвиняемого (обвиняемых) или подозреваемого (подозревае- мых) на производство в данной процессуальной форме; 3) 4) мнение должностного лица или государственного органа, осуществляю- щих производство по делу, о необходимости (возможности) производства в данной процессуальной форме . 5) Причем для некоторых уголовно-процессуальных форм достаточно одного из этих оснований, для иных же - совокупности двух или трех. Основанием для производства по уголовным делам у мирового судьи является совершение преступления, отнесенного УПК к подсудности мирового судьи, то есть в данном случае возможность производства по делу в данной процессуальной форме зависит только от его подсудности. Это представляется весьма разумным, поскольку позволяет четко обозначить юрисдикцию мировых судей в части уголовного судопроизводства с учетом того обстоятельства, что они являются низшим звеном судов общей юрисдикции, действующих в уголовном процессе.

Т.В. Трубникова отмечает, что далеко не всякая особенность в производстве по тем или иным уголовным делам свидетельствует о дифференциации уголовного процесса. Для характеристики самостоятельного производства она использует такую категорию, как признаки самостоятельного уголовно-процессуального производства, при определении которых следует исходить из сущности дифференциации как такого построения уголовного судопроизводства, при котором для различных категорий дел, с учетом их существенных особенностей, приспосабливаясь к ним, существуют, выделяются различные виды производств2. В качестве таких признаков указанный автор выделяет:

1) наличие у данного производства определенной материально-правовой базы, существование определенного круга дел, обладающих некоторыми сущест-

См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.-М., 2001. -СЮ.

2 См.: Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук.-Томск, 1997.-С.14.

49

венными особенностями, объективно требующими отличий в порядке производства по этим делам;

2) комплексность производства, то есть наличие определенных особенно- стей в деятельности правоохранительных органов на всех (или хотя бы на нескольких) стадиях уголовного процесса; 3) 4) наличие существенных особенностей в порядке деятельности по опреде- ленной категории дел по сравнению с обычным порядком судопроизводства, которые в конечном итоге приводили бы к изменению форм деятельности по этим делам1. 5) Д.П. Великий справедливо считает, что «самостоятельность уголовно- процессуальной формы каждого конкретного вида производства определяется уникальной комбинацией специфических особенностей производства по этой категории дел» .

Анализируя производство по уголовным делам у мирового судьи в соответствии с признаками, присущими самостоятельной уголовно- процессуальной форме, можно сделать следующие выводы. Материально- правовая база данного производства обусловлена небольшой степенью общественной опасности преступлений, выраженной в максимальном размере санкции за их совершение, и относительной несложностью разрешения уголовных дел, а в отношении дел частного обвинения - также юридическими особенностями таких дел. Это позволяет говорить о том, что производство по уголовным делам у мирового судьи должно осуществляться в самостоятельной, упрощенной форме в отличие от общепринятой процедуры.

Комплексный характер производства у мирового судьи обусловлен теми отличиями, которые установлены УПК применительно к данному виду производства и проявляются на всех его этапах. Особенностью производства у мирового судьи является то, что УПК предусмотрел два его порядка: по делам частного обвинения и по делам публичного и частно-публичного обвинения, максималь-

См.: Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. - Томск, 1999. - С23. См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.-М, 2001.-СЮ.

50

ное наказание за которые не может превышать трех лет лишения свободы. Наибольшее количество особенностей имеет производство по делам частного обвинения, что позволяет говорить о дифференциации процессуальной формы производства по уголовным делам у мирового судьи. Тем не менее, учитывая специфику мировой юстиции, а также цели ее введения в судебную систему Российской Федерации и цели производства у мирового судьи, следует сделать вывод, что сама специфика производства у мирового судьи позволяет выделить его в качестве самостоятельной процессуальной формы.

Таким образом, о выделении самостоятельного уголовно-процессуального производства можно говорить лишь в тех случаях, когда «изменения в порядке и формах деятельности в уголовном судопроизводстве в их совокупности дают новый качественный уровень»1. Самостоятельность процессуальной формы каждого конкретного вида производства, в том числе и производства по уголовным делам у мирового судьи, определяется «уникальной комбинацией процессуальных стадий, процессуальных этапов и процессуальных действий, являющихся составной частью данной процессуальной формы»2.

В качестве элемента, характеризующего самостоятельные процессуальные формы отдельных видов производств, называются также цели создания таких производств. В частности, подобную категорию использует Д.П. Великий, выделяя цели введения упрощенных и усложненных производств. Однако при характеристике целей создания упрощенных производств он проявляет непоследовательность. Так, первоначально в качестве целей их создания он выделяет: упрощение, удешевление, ускорение и рационализацию производства. Далее в своей работе эти цели он именует как ускорение процесса; удешевление процесса; рационализация процесса и доступность процесса3. Подобное расхожде-

См.: Трубникова T.B. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России:. Дис, … канд. юрид. наук. - Томск, 1997. - С. 18.

2 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.24.

3 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 2001. -С. 11, 54-67.

51

ние в определении целей представляется нелогичным; в то же время сама категория целей введения упрощенного судопроизводства не вызывает возражений.

Что касается такого явления, как упрощение процесса, то, как представляется, оно отражает саму идею упрощенного производства, поскольку все обозначенные цели в конечном итоге служат именно упрощению уголовного судопроизводства. Поэтому выделение в качестве самостоятельной цели упрощения процесса нецелесообразно.

Вместо категории «рационализация» уголовного процесса мы предлагаем использовать термин «оптимизация», который более полно отражает суть данной цели. Рационализация процесса, которую Д.П. Великий определяет как «исключение из процессуальной формы требований, не имеющих в конкретной ситуации никакого значения, либо замена таких требований менее строгими»1, является средством для достижения вышеозначенной цели - цели оптимизации уголовного судопроизводства.

Категория «оптимизация» непосредственным образом связана с понятием «оптимальный», ее следует рассматривать и в качестве способа достижения оптимального результата. В этом смысле ее значение совпадает с предложенным Д.П. Великим определением рационализации, и в качестве цели, к которой следует стремиться для достижения оптимального результата.

Словарь иностранных слов определяет термин «оптимизация» как 1) нахо- ждение наибольшего или наименьшего значения какой-либо функции; 2) вы-бор наилучшего (оптимального) варианта из множества возможных . Однако в рамках данного диссертационного исследования представляется наиболее предпочтительным определение понятия «оптимизация», данное в Советском энциклопедическом словаре, как деятельности, протекающей в двух взаимосвязанных уровнях: 1) процесс выбора наилучшего варианта из возможных и 2) процесс приведения системы в наилучшее (оптимальное) состояние .

1 Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, пер спективы: Дис. … канд. юрид. наук.-М., 2001.- С.58.

2 См.: Современный словарь иностранных слов. - М., 1993. - С.426.

3 См.: Советский энциклопедический словарь/ Под ред. A.M. Прохорова. -М., 1984. - С.929.

52

Неоправданным является выделение в качестве самостоятельной цели вве- дения упрощенного судопроизводства удешевления процесса, которую Д.П. Великий называет «побочной». Не отрицая значимости финансового фактора при осуществлении уголовного судопроизводства, и разделяя мнение о том, что материальные затраты государства на уголовное судопроизводство являются видом негативных социальных последствий как отдельного преступления, так и преступности в целом1, тем не менее думается, что удешевление процесса - это не цель, к которой нужно стремиться, а возможный результат введения упрощенного судопроизводства. И уж тем более нельзя согласиться с мнением о введении мировых судей в уголовное судопроизводство, заключающемся в «дешевизне» мировых судей относительно районных, поскольку изначально предполагалось более низкое их денежное содержание . Материальные затраты на введение мировых судей, которые включают, помимо их денежного содержания, также расходы на оборудование и ремонт помещения, на оргтехнику, на аппарат мирового судьи и многое другое, по меньшей мере не ниже затрат на содержание соответствующего количества федеральных районных судей.

Таким образом, целями введения упрощенного производства являются:

  • ускорение процесса;
  • оптимизация процесса;
  • доступность процесса.
  • Всем этим целям должно соответствовать производство по уголовным де- лам у мирового судьи, которое является одним из самостоятельных произ- водств упрощенного типа. Таким образом, целями введения производства по уголовным делам у мирового судьи в конечном итоге являются оптимизация уголовного процесса и повышение его эффективности; такой порядок производства делает минимальным расстояние от момента совершения преступления до назначения наказания, то есть способствует оперативности уголовного про-

’ См.: Демидов В.Н. Уголовное судопроизводство и материальные затраты:. Дисс. … канд. юрид. наук. -Ка- зань, 1995.-С.48.

2 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.57.

53 цесса в целом, а также делает судопроизводство более доступным для населения.

Как уже было отмечено, противники дифференциации уголовного процесса в основном подвергали критике упрощенное судопроизводство, указывая на его несовместимость с содержавшимся в статье 1 УПК РСФСР положением о едином порядке производства по уголовным делам. Ярким примером этого служит позиция, занимаемая М.С. Строговичем, который указывал, что «унификация процессуальной формы является тенденцией уголовного процесса, чему противоречит упрощение формы уголовного судопроизводства»1. О несогласии с этой точкой зрения уже было сказано выше; это же подтверждают и последние изменения в уголовно- процессуальном законодательстве.

В то же время нельзя полностью согласиться с мнением одного из сторон- ников дифференциации уголовного судопроизводства - М.Л. Якуба, который, признавая идею дифференциации, отвергает унификацию уголовного судопроизводства как таковую, считая, что она «является тормозом в развитии процессуальных форм и гарантий, необходимых по делам о тяжких преступлениях л по делам наибольшей сложности, а с другой стороны - приводит к усложнению и бюрократизации процесса по делам ряда других категорий»2.

Представляется, что верным является такое решение проблемы, при кото- ром идея унификации, основанная на принципе единого порядка производства по основной массе уголовных дел, органично сочетается с тенденцией дифференциации процесса, однако в строго определенных рамках и только тогда, когда это действительно необходимо3. Не вызывает сомнения, что по подавляющему большинству уголовных дел должен сохраниться единый порядок судопроизводства. Однако изъятия из этого общего порядка допустимы и законо-

1 Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства // Социалистическая законность. - 1974. - №9. -С.52.

2 Якуб М.Л. О совершенствовании уголовно-процессуального законодательства // Вестник Московского уни верситета. Серия «Право». - 1964. -№2. - С. 19.

J См.: Арсеньев В.Д. О едином порядке производства по уголовным делам и пределах его дифференциации // Труды Иркутского Государственного Университета. Т.85. Серия юридическая. Вып. 10., ч.4. - 1970. - С.66.

54

мерны, но пределы таких изъятий, особенно для упрощенного производства, должны быть четко регламентированы.

Идея дифференциации не является самоцелью, она призвана служить наи- лучшей защите прав человека, способствовать рационализации и оптимизации уголовного судопроизводства. Это относится и к дифференциации судебных производств, поскольку «судебная власть существует не для самоорганизации, а для упорядочения общественных отношений, установления гражданского мира, гармонизации интересов»1. Таким образом, устанавливая пределы процессуальных изъятий, необходимо учитывать, что они ни в коем случае не должны влечь за собой нарушений демократических процессуальных принципов и ущемлять основополагающие гарантии прав личности в уголовном процессе. При этом упрощение процессуальных правил должно сопровождаться одно- временным усилением гарантий соблюдения законности (для упрощенного производства у мирового судьи такой гарантией является, в частности, введение возможности апелляционного обжалования решений).

Целью введения института мировой юстиции в Российской Федерации ЯЕ- ляется обеспечение быстроты и доступности правосудия, что, в свою очередь, предполагает создание реальных возможностей для беспрепятственного обра-щения любого гражданина в суд . То есть мировой суд должен оправдать надежды на суд не только «правый и милостивый», но и «скорый». В связи с этим упрощение производства в мировом суде является не только необходимым, но и закономерным явлением. С учетом подсудности мирового судьи (а это дела частного обвинения и дела о преступлениях небольшой и средней тяжести, максимальное наказание за совершение которых не может превышать трех лет лишения свободы) эта тенденция вполне согласуется с мировым опытом и подтверждается общепризнанными международными нормами. Так, статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепляет за

1 Лазарева В.А. Судебная власть и уголовное судопроизводство // Государство и право. - 2001. - №5. - С.52.

2 См.: Проблема совершенствования уголовного судопроизводства // Социалистическая законность. - 1975.

№8. - С.36.

  • См.: Устюжанинов В., Сапожников С. Компетенция мирового судьи по рассмотрению гражданских, дел // Российская юстиция. -2000. -№12. -С.12.

55 каждым человеком право на справедливое разбирательство его дела «в разумный срок независимым и беспристрастным судом», а ст. 14 Международного пакта о гражданских правах предоставляет каждому обвиняемому право «быть судимым без неоправданной задержки».

Таким образом, порядок судопроизводства по уголовным делам в мировом суде должен обеспечить возможность рассмотрения и разрешения дел при оптимальных затратах времени, сил и средств как государства, так и граждан. Но одновременно этот процессуальный порядок должен быть основан на строгом соблюдении требований закона и обязан гарантировать каждому человеку надежную защиту его прав и свобод.

В последние годы в ходе реализации судебно-правовой реформы вопрос о дифференциации форм уголовного судопроизводства, в частности, путем ее упрощения, получил свое развитие сначала в федеральном законе от 7 августа 2000 г., который внес в УПК РСФСР дополнения и изменения, касающиеся регламентации процессуальной деятельности мирового судьи, а затем и в новом Уголовно-процессуальном кодексе. Так, Законом от 7 августа 2000 г. была установлена упрощенная процессуальная форма рассмотрения дел мировым судьей, которая включала в себя новую процедуру возбуждения дел частного обвинения, возможность проведения мировым судьей сокращенного судебного следствия как по делам частного обвинения, так и по делам о преступлениях небольшой тяжести. Данные положения явились последовательным развитием идей концепции судебной реформы, одним из основных направлений которой является расширение упрощенных производств по делам небольшой тяжести.

В то же время с сожалением приходится констатировать, что хотя УПК сделал шаг вперед по пути дифференциации уголовно-процессуальной формы, в том числе и ее упрощения (о чем свидетельствует закрепление особого порядка судебного разбирательства, возможности заочного рассмотрения дела), в то же время производство у мирового судьи не претерпело сколько-нибудь значительных изменений в сторону его упрощения. В соответствии с УПК оно практически не отличается от обычного порядка судопроизводства, а в опреде-

56

ленном смысле даже утратило присущие ему ранее элементы упрощения (например, путем отказа от сокращенного судебного следствия). Таким образом нивелируется значимость и возможный положительный эффект от введения мировых судей в уголовное судопроизводство. Представляется, что в будущем производство у мирового судьи должно подвергнуться дальнейшему реформированию в сторону его упрощения.

2.2. Компетенция мирового судьи по рассмотрению уголовных дел

Центральным элементом правового статуса субъекта судебной деятель- ности, к каковым относятся как судья, так и суд, является его компетенция1. Прежде чем говорить о компетенции мирового судьи, необходимо уяснить, как в общепринятом смысле определяется понятие «компетенция». В толковом словаре русского языка компетенция семантически определяется как «круг полномочий, область подлежащих чьему-нибудь ведению вопросов, явлений» . Аналогично, то есть как круг чьих-нибудь полномочий, прав трактует компетенцию СИ. Ожегов3.

Применительно к области юриспруденции компетенция определяется как совокупность юридически установленных полномочий, прав и обязанностей конкретного государственного органа (органа местного самоуправления) или должностного лица, определяющих его место в системе государственных органов (органов местного самоуправления)4. Оптимальное определение компетенции субъекта судебной деятельности дает З.Ф. Коврига, трактуя ее как «совокупность властных полномочий, прав и обязанностей, с помощью которых очерчивается круг подведомственных вопросов» .

1 См.: Коврига З.Ф. Судебная деятельность и судебная практика: понятие, структура, соотношение // Россий ское уголовное законодательство: проблемы теории и практики. Вып.8/ Под ред. К. А. Панько - Воронеж, 1999. -С.128.

2 Толковый словарь русского языка/ Под ред. Д.Н. Ушакова. T.I/ - М., 2000. - С.427.

3 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка/ Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М., 1986. - С.248.

4 См-‘ Румянцев О.Г., Додонов В.Н. Юридический энциклопедический словарь. - М., 1997. - С. 137; Большой юридический словарь/ Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, B.E. Крутских - М., 1999. - С.293.

5 Коврига З.Ф. Указ. соч. - С. 128.

57

Специфика компетенции мирового судьи как судебного органа состоит в том, что его права, обязанности и полномочия устанавливаются не произвольно, а только на основании закона. Впервые компетенцию мирового судьи закрепил Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации». В соответствии со ст.З данного Закона на момент его принятия к компетенции мирового судьи было отнесено рассмотрение в качестве суда первой инстанции уголовных дел о преступлениях небольшой тяжести, за совершение которых может быть назначено максимальное наказание, не превышающее двух лет лишения свободы. Также согласно ч.2 ст.З указанного закона в его компетенцию входит рассмотрение дел по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении решений, принятых им в первой инстанции и вступивших в законную силу. Впоследствии компетенция мирового судьи была подвергнута существенной корректировке в связи с внесением изменений и дополнений в УПК РСФСР, а затем и в связи с принятием нового УПК.

Анализируя компетенцию мирового судьи, В.В. Максимов указывает, что «основными полномочиями мирового судьи является разбирательство уголовных и гражданских дел, а также дел об административных правонарушениях»1. При этом автор отмечает, что «одновременно мировые судьи наделяются пол-номочиями, свойственными для всех иных представителей судебной власти» . К числу последних он относит:

  • осуществление правосудия;
  • контроль за законностью и обоснованностью решений и действий орга- нов местного самоуправления, должностных лиц;
  • обеспечение исполнения приговоров и иных судебных решений;
  • дача разъяснений по вопросам судебной практики;
  • участие в формировании органов судейского сообщества.
  • В данном определении содержания полномочий мирового судьи хотелось бы отметить ряд существенных недостатков. Во-первых, представляется невер-

1 Настольная книга мирового судьи: Учебно-методическое пособие/ Под ред. В.М. Лебедева. - М., 2002. - Сб.

2 Там же. -Сб.

58 ным противопоставлять деятельность мирового судьи по разбирательству уголовных и гражданских дел и деятельность по осуществлению правосудия. Мировой судья осуществляет правосудие в ходе разбирательства уголовных и гражданских дел по существу.

Во-вторых, неверным является отнесение к полномочиям мирового судьи права давать разъяснения по вопросам судебной практики, поскольку в соответствии с ч.5 ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» данное полномочие отнесено к компетенции Верховного Суда Российской Федерации. И, в-третьих, вызывает сомнения правомерность включения в компетенцию мировых судей контроля за законностью и обоснованностью решений и действий органов местного самоуправления, поскольку в Законе «О мировых судьях в Российской Федерации» такое полномочие не закреплено.

Таким образом, к компетенции мировых судей относится осуществление следующих полномочий:

  • осуществление правосудия по уголовным и гражданским делам;
  • осуществление иной деятельности в сфере уголовного судопроизводства, включая обеспечение исполнения приговоров и иных судебных решений, вынесенных мировым судьей, а также рассмотрение дел по новым и вновь открывшимся обстоятельствам в отношении решений, принятых мировым судьей в первой инстанции и вступивших в законную силу;
  • осуществление иной деятельности в сфере гражданского судопроизвод- ства;
  • осуществление разбирательства по делам об административных право- нарушениях;
  • участие в формировании органов судейского сообщества.
  • Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Компетенцию миро- вого судьи следует понимать как установленную законом совокупность его прав, обязанностей и полномочий по рассмотрению уголовных, гражданских, административных и иных дел и осуществлению иных полномочий в сфере

59

уголовного и гражданского судопроизводства, а также по участию в формировании органов судейского сообщества.

Содержанием компетенции мирового судьи являются его права и обязан- ности и предоставленные ему законом для их осуществления полномочия. При этом основными полномочиями мирового судьи являются осуществление правосудия по уголовным и гражданским делам, а также разбирательство дел об административных правонарушениях.

Компетенция мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства представляет собой часть общей компетенции мирового судьи и включает в себя совокупность установленных уголовно-процессуальным законодательством прав, обязанностей и полномочий мирового судьи, осуществляемых им в соответствии с положениями уголовно- процессуального законодательства в ходе уголовного судопроизводства. Ее содержание составляют следующие полномочия мирового судьи:

  • осуществление правосудия по уголовным делам, отнесенным УПК к его подсудности;

  • рассмотрение дел по новым и вновь открывшимся обстоятельствам в отношении решений, принятых мировым судьей в первой инстанции и всту-* пивших в законную силу;

  • обеспечение исполнения приговоров и иных судебных решений, выне сенных им, и иные полномочия, осуществляемые мировыми судьями в ходе уголовного судопроизводства в соответствии с УПК.

Компетенция мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства обу- словлена выполняемой им функцией. Функцией суда, а следовательно, и мирового судьи как участника уголовного судопроизводства является осуществление правосудия (разрешение уголовного дела). Круг уголовных дел, разрешая которые, мировой судья осуществляет правосудие, определяется подсудностью мирового судьи. Также существенное значение при осуществлении правосудия играет состав суда. Статья 3 Закона «О мировых судьях в Российской Федерации» установила правило о единоличном рассмотрении мировым судьей всех

60

дел, отнесенных к его компетенции. Таким образом, компетенция мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства в части осуществления правосудия охватывает правила о подсудности мирового судьи и о составе суда. Следовательно, по отношению к этим категориям понятие компетенции мирового судьи является общим, родовым понятием. Соответственно, компетенция мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства и его подсудность соотносятся как общее и частное.

Поскольку компетенция мирового судьи в сфере уголовного судопроиз- водства в значительной мере определяется правилами о подсудности, необходимо уделить особое внимание вопросу о подсудности мирового судьи.

Следует отметить, что в понятие «подсудность» разными учеными- процессуалистами вкладывается неодинаковое содержание. Не подвергая подробному анализу в данной работе все имеющиеся на этот счет точки зрения, поскольку это выходит за пределы настоящего исследования, обозначим лишь наиболее распространенные из них. Так, одни авторы, говоря о подсудности, разграничивают такие понятия, как подсудность суда и подсудность уголовных дел. В первом случае они имеют в виду полномочия конкретного суда или судов определенного уровня (звена) по рассмотрению в первой инстанции какой-то группы (категории) уголовных дел1. Именно такое содержание вкладывается в понятие подсудности, когда говорится о подсудности, в частности, мирового судьи. Во втором случае под подсудностью понимают такие свойства, признаки, особенности уголовного дела, по которым решается вопрос о том, в каком конкретном суде и в каком составе этого суда данное дело должно рассматриваться2.

Другие авторы, говоря о подсудности, имеют в виду либо только «сово- купность признаков уголовного дела, в зависимости от которых закон относит его к ведению того или иного суда первой инстанции»3, либо, наоборот, только

1 См.: Савицкий В.М., Ларин A.M. Уголовный процесс: Словарь-справочник. - М., 1999. - С. 108.

2 См., например: Уголовный процесс. Учебник/ Под ред. К.Ф. Гуценко. Изд. 3-е, перераб. и доп. - М., 1998. - С.280; Уголовный процесс. Учебник/ Под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.324.

3 Уголовный процесс. Учебник/ Под ред. В.П. Божьева. 2-е изд., испр. и доп. - М., 2000. - С.339.

61

«полномочия суда на ведение того или иного дела», а «юридические признаки уголовного дела … определяют не саму подсудность (компетенцию) суда, а условия, при наличии которых дело подлежит рассмотрению тем или иным судом первой инстанции» .

Ряд авторов в понятие подсудности включают также правила о составе суда. Так, М.В. Боровский указывает, что «вопрос о составе суда является не-обходимым элементом определения подсудности уголовного дела» . На наш взгляд, данное утверждение имело право на существование и было совершенно справедливым в связи с тем, что в УПК РСФСР положения о составе суда регламентировались помимо ст. 15 УПК РСФСР также, например, ст.35 УПК РСФСР, закреплявшей право на единоличное рассмотрение судьями районных судов уголовных дел о преступлениях, за которые максимальное наказание не превышало пяти лет лишения свободы. Эта статья входила во вторую главу УПК РСФСР, именовавшуюся «Подсудность». Таким образом, можно было сделать правомерный на тот момент вывод, что положения о составе суда дей- ствительно охватываются понятием подсудности.

В связи с принятием нового УПК данное положение изменилось. В нем не содержится отдельной главы, посвященной вопросам подсудности, а правила о подсудности регламентируются ст.ст. 31-36 главы 5 УПК. При этом в данных статьях нет упоминания о составе суда, поскольку этому вопросу посвящена отдельная статья - ст.ЗО УПК, именуемая «Состав суда». На основе анализа данных положений можно сделать вывод о том, что УПК законодательно разграничил такие правовые категории, как подсудность и состав суда. Следовательно, включение в настоящий момент в понятие подсудности положений о составе суда было бы неверным.

С нашей точки зрения, подсудность - это совокупность признаков уго- ловного дела, позволяющая отнести его рассмотрение к ведению того или ино-

1 Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. 3-е изд, испр. и доп. - М., 2001. - С.420.

2 Уголовный процесс. Учебник/ Под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.324. См. также: Уголовный процесс. Учебник/ Под ред. К.Ф. Гуценко. Изд. 3-е, перераб. и доп. - М., 1998. - С.280; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник/ Отв. ред. П.А. Лупинская. 3-е изд., перераб. и доп. - М., 2000. -С.355-356.

62

го суда первой инстанции. Именно совокупность признаков уголовного дела является основанием для отнесения его к подсудности определенного суда, в том числе и мирового судьи.

А.П. Рыжаков и Е.А. Стороженко определяют подсудность мирового су- дьи как «совокупность признаков, характеризующих преступление, а в предусмотренных ч.2 настоящей статьи (ст. 467 УПК РСФСР - Е.Х.) и лицо, совершившее преступление, исходя из которых рассмотрение и разрешение уголовного дела по первой инстанции относится к компетенции мирового судьи» . Данное определение представляется не совсем удачным. Включение указанными авторами в число элементов, определяющих подсудность мирового судьи, наряду с признаками, характеризующими преступление, также лица, его совершившего, является нелогичным. Лицо, совершившее преступление, то есть субъект преступления, есть один из элементов состава преступления, и его осо- бенности сами по себе являются характерным признаком преступления.

Таким образом, подсудность мирового судьи следует понимать как сово- купность признаков уголовного дела, в соответствии с которыми уголовно- процессуальным законом его рассмотрение в первой инстанции отнесено к ведению мирового судьи. Следовательно, уголовные дела, подсудные мировому судье, - это такие дела о преступлениях, рассмотрение которых с учетом их характерных признаков отнесено уголовно-процессуальным законом к компетенции мирового судьи.

Учитывая изложенное, необходимо еще раз подчеркнуть, что хотя понятия подсудности и компетенции мирового судьи тесно связаны друг с другом, но не тождественны. Подсудность - это процессуальный институт, устанавливающий компетенцию суда применительно к кругу дел, которые он вправе рассматривать в качестве суда первой инстанции, в то время как компетенция является понятием более общего характера и, главным образом, понятием судоус-тройственным . Это, в частности, следует из факта закрепления компетенции

’ Рыжаков А.П., Стороженко Е.А. Производство у мирового судьи. Производство по делам, подсудным миро- вому судье. Постатейный комментарий// Российский судья. - 2001. - №1. - С.23. 2 См. об этом: Громов Н.А. Уголовный процесс России. - М., 1998. - С.364.

63 мирового судьи в Законе «О мировых судьях в Российской Федерации», а его подсудности - в УПК.

Необходимо определиться с основаниями (критериями) отнесения уго- ловных дел к подсудности мирового судьи. Поскольку производство у мирового судьи осуществляется в самостоятельной процессуальной форме, то критерии для определения круга подсудных ему дел, являются производными от критериев выделения данного производства в самостоятельную уголовно-процессуальную форму.

Таким образом, критериями для определения круга дел, подсудных миро- вому судье, по нашему мнению, являются:

  • во-первых, степень общественной опасности преступления, что выража ется в максимальном пределе предусмотренного санкцией УК РФ наказания;

  • во-вторых, степень сложности рассмотрения дела;

  • в-третьих, значение совершенного преступления для тех или иных субъ ектов (это касается дел частного обвинения).

Анализируя правила о подсудности мировых судей, закрепленные УПК, можно сделать вывод о том, что для ее определения законодатель избрал именно эти три критерия. Первый критерий следует из того положения, что в cooi-? ветствии с ч. 1 ст.31 УПК к подсудности мирового судьи отнесено рассмотрение дел о преступлениях, максимально возможное наказание за совершение которых не может превышать трех лет лишения свободы. В пользу второго критерия говорит исключение из его подсудности составов преступлений, рассмотрение которых «представляет значительную сложность и требует тщательного, а порой и длительного исследования всех обстоятельств дела…»’. Третий критерий вытекает из природы дел частного обвинения, отнесенных к компетенции мирового судьи.

Указанные критерии (основания) для определения подсудности мирового судьи представляются оптимальными, учитывающими природу института мировых судей и особенности их деятельности. В совокупности они позволяют

1 Настольная книга мирового судьи: Учебно-методическое пособие/ Под ред. В.М. Лебедева. - М., 2002. - С. 12.

64

при определении круга подсудных им дел наилучшим образом учесть не только тяжесть совершенного деяния, но и его особенности, поскольку, например, дело о тяжком преступлении может оказаться более простым в разрешении, нежели дело о менее тяжком преступлении. На данном этапе представляется обоснованным отнесение к подсудности мирового судьи дел о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых не может превышать трех лет лишения свободы.

Таким образом, если сравнить подсудность мирового судьи согласно УПК РСФСР и действующего УПК, можно сделать вывод, что законодатель пошел по пути поэтапного ее расширения, что на этапе становления института мировых судей в Российской Федерации является, с нашей точки зрения, оправданным.

Следует отметить, что с момента принятия в 1998 г. Закона «О мировых судьях в Российской Федерации», который впервые определил круг дел, подсудных мировому судье, его подсудность изменялась еще дважды. В соответствии с п.1 ч.1 ст.З указанного закона к подсудности мирового судьи первоначально относилось рассмотрение в качестве суда первой инстанции уголовных дел о преступлениях небольшой тяжести, за совершение которых могло быть назначено максимальное наказание, не превышающее двух лет лишения свободы. К данной категории преступлений относится 159 из 543 составов преступлений, содержащихся в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, или 32,8 %. Таким образом, предполагалось, что с введением мировых судей в уголовное судопроизводство к их ведению могло отойти около 20 % уголовных дел1, что могло значительно снизить нагрузку федеральных районных судов.

Закон от 7 июля 2000 г. по-новому закрепил в ст.467 УПК РСФСР пере- чень уголовных дел, подсудных мировому судье. К их числу он отнес, во- первых, дела частного обвинения о преступлениях, предусмотренных ст. 115

’ См. об этом: Демидов В. Федеральный закон действует - очередь за субъектами Федерации// Российская юс- тиция. - 1999. - №5. - С.2; Лебедев В. Расширение доступа к правосудию - одна из целей судебной реформы// Российская юстиция. - 1999. - №9. - С.2.

65

УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 УК РФ (побои), чЛ ст. 129 УК РФ (клевета без отягчающих признаков) и ст. 130 УК РФ (оскорбление); во-вторых, уголовные дела о преступлениях небольшой тяжести, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы, за исключением дел о преступлениях, указанных в п.2 ч.1 ст.467 УПК РСФСР. Данный Закон существенно сузил компетенцию мирового судьи по рассмотрению уголовных дел, исключив из его подсудности 65 составов преступлений и сократив ее до 94 составов преступлений небольшой тяжести, в силу чего реально мировые судьи могли рассмат- ривать от 7 до 9 процентов от общего числа направляемых в суд уголовных дел1. При этом УПК РСФСР при определении подсудности мировых судей учел не только степень тяжести преступления, но также и сложность его рассмотрения и разрешения, в силу чего и была сокращена компетенция мировых судей.

Некоторые ученые и практики сочли сокращение их компетенции неоп- равданным, значительно снижающим ожидаемый эффект от введения института мировых судей. Так, В. В. Демидов и В. М. Жуйков отмечали, что «среди исключенных составов преступлений есть и такие, дела о которых не представляют сложности в рассмотрении и вполне могли быть оставлены в компетенции мирового судьи (например, дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст.264, ст. 265 УК РФ)»\ По мнению С. Соловьева, Закон от 7 июля 2000 г. исключил из подсудности мирового судьи «практически все преступления небольшой тяжести против жизни и здоровья, простые составы преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина и в сфере экономической деятельности и многие другие. В этой связи представляется маловероятным, что мировые судьи существенно облегчат работу судей городских и районных судов»3.

См.: Максимов В.В. Мировая юстиция: проблемы и перспективы// Журнал российского права. - 2001. - №9. - С.17.

2 Демидов В.В., Жуйков В.М. Комментарий к законодательству о мировых судьях. - М., 2001. - С.38.

3 Соловьев С. Мировые судьи в уголовном процессе//Домашний адвокат. -2000. -№18. -С. 12.

66

Анализируя составы преступлений, исключенные законодателем из под- судности мирового судьи, нетрудно заметить, что многие из них могут представлять «определенную сложность в рассмотрении и требуют тщательного и более длительного исследования всех обстоятельств дела»1. Среди подобных составов можно назвать, например, ч. 1 ст. 108 УК РФ - убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление; ст.113 УК РФ - причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта; ч.1 ст. 146 УК РФ - нарушение авторских и смежных прав; ч.1 ст. 147 УК РФ - нарушение изобретательских и патентных прав; ст. 195 УК РФ - неправомерные действия при банкротстве и другие. Некоторые составы преступлений, в частности, предусмотренные статьями 294 ч.1, 2; 296, ч.1; 298 ч.1, 2; 301 ч.1 были исключены из подсудности мирового судьи в силу того, что согласно ст.36 УПК РСФСР они относились к подсудности краевого, областного и равных им судов. Таким образом, при конструировании положений ч. 1 ст.31 УПК был учтен критерий сложности рассмотрения определенных категорий дел, в силу чего они были изъяты из юрисдикции мирового судьи, осуществляющего производство в упрощенном порядке. Относительно опасений о недостаточном эффекте снижения нагрузки районных судов следует отметить, что за первое полугодие 2002 г. мировыми судьями Воронежской области было рассмотрено 1077 уголовных дел, что составило приблизительно 12% от количества дел, рассмотренных районными судами за аналогичный период (см. Приложение 2). При этом следует учитывать, что из 110 мировых судей к выполнению своих полномочий на тот момент в Воронежской области приступили лишь 85. Таким образом, когда они начнут действовать в полном объеме, нагрузка на районные суды по рассмотрению уголовных дел снизится не менее чем на 20%.

В то же время в юридической литературе высказывались обоснованные мнения о том, что подсудность мирового судьи может быть расширена за счет включения в нее таких достаточно распространенных и, как правило, не пред-

1 Разумов С. Производство по уголовным делам у мирового судьи// Российская юстиция. - 2000. - №11. - С.47.

67

ставляющих особой сложности в рассмотрении составов преступлений как, например, преступления, предусмотренные ч.1 ст. 158 УК РФ (кража без отягчающих признаков), ч.1 ст. 159 УК РФ (мошенничество), ч.1 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата), ч.1 ст. 166 УК РФ (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения) и ряда других . При этом предлагалось два возможных варианта отнесения их к подсудности мирового судьи.

Первый заключался в необходимости внесения соответствующих коррек- тив в процессуальное законодательство о подсудности мирового судьи в части повышения верхнего предела назначаемого им наказания с двух до трех лет; второй вариант состоял в снижении максимального предела санкций соответствующих статей УК РФ с трех до двух лет лишения свободы2. При принятии нового УПК законодатели пошли по первому пути. Таким образом, подсудность мирового судьи вновь была изменена.

В соответствии с новым УПК был повышен верхний предел наказания, которое может назначить мировой судья, с двух лет лишения свободы до трех лет. Согласно ч.1 ст.31 УПК мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, кроме дел о преступлениях, исключенных данной нормой из его подсудности и отнесенных к компетенции районного суда.

Несмотря на то, что новый УПК повысил максимум наказания, назначае- мого мировым судьей, до трех лет, он изъял из его подсудности 39 из 59 составов преступлений средней тяжести, максимальное наказание за совершение которых не может превышать трех лет лишения свободы. Таким образом, количество подобных составов, оставленных в его компетенции, невелико - всего двадцать. В то же время среди них есть составы таких распространенных на практике преступлений, как кража (ч.1 ст. 158 УК РФ), мошенничество (ч.1 ст. 169

1 См., например: Терехин В. Почему «урезана» компетенция мировых судей? // Российская юстиия. -2000. - №10. -С.З; Демидов В.В., Жуйков В.М. Комментарий к законодательству о мировых судьях. -М., 2001. -С.20; Ткачев В. Компетенцию мировых судей следует расширить// Российская юстиция. - 2001. - №4. -С.41.

См.: Ткачев В. Компетенцию мировых судей следует расширить// Российская юстиция. -2001. -№4. — С.41; Демидов В.В., Жуйков В.М. Комментарий к законодательству о мировых судьях. - M., 2001. - С.20.

68

УК РФ), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (чЛ ст. 166 УК РФ). Дела об этих преступлениях составляли значительную долю рассматриваемых в районных судах дел, а отнесение их к подсудности мирового судьи может реально снизить нагрузку судей районных судов.

Тем не менее, следует признать, что регламентация подсудности мировых судей далека от совершенства. Несмотря на то, что новый УПК повысил предел назначаемого ими наказания до трех лет, он, как уже отмечалось, исключил ряд составов из их компетенции. Думается, что в данном случае законодатели руководствовались не столько степенью сложности рассмотрения таких дел, сколько априорным признанием того, что профессиональный уровень федерального судьи значительно выше, нежели профессиональный уровень мирового судьи1. В то же время требования о возрасте, образовании, стаже по юридической профессии, предъявляемые к кандидатам на должность мирового судьи, не ниже аналогичных требований к кандидатам на должность федерального районного судьи. Как следствие, возникает закономерный вопрос, насколько справедливо подобное утверждение? Представляется, что подобный подход является в корне неверным. Нельзя формировать полномочия судебного органа, исходя из заведомо невысокого профессионализма судей, поскольку это дискредитирует саму идею мировой юстиции. Полномочия мирового судьи должны соответствовать его судебной процедуре, и наоборот. Поскольку производство у мирового судьи относится к упрощенным и должно осуществляться с минимумом формальностей, в перечень подсудных ему дел должны быть включены дела о преступлениях, не представляющих большой сложности для рассмотрения. Именно с этих позиций следует рассматривать предусмотренные УПК изъятия из его подсудности.

Перечень подсудных мировому судье дел о преступлениях средней тяже- сти, наказание за которые не может превышать трех лет лишения свободы, мо-

1 См.: Тарасов А.А. Единоличное рассмотрение уголовных дел и проблемы возрождения в России мировой юстиции// Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования/ Под ред. А.А. На-преенко. - Самара, 2001. - С.368.

69

жет быть расширен. В частности, следует поддержать высказанное В. Ткачевым мнение о том, что к его подсудности можно было бы отнести дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.228 УК РФ (незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере) . Подобные дела достаточно распространены и, как правило, их рассмотрение не представляет большой сложности для суда.

УПК отнес к подсудности мирового судьи 9 из ранее исключенных соста- вов преступлений небольшой тяжести, но в то же время изъял 17 составов преступлений небольшой тяжести, подсудных ему ранее в соответствии со ст.467 УПК РСФСР. Подобное решение законодателя представляется не вполне оправданным. Так, отнесение к подсудности мирового судьи дел о преступлениях, предусмотренных ст. 113 УК РФ (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта) вряд ли можно считать обоснованным в силу сложности их рассмотрения и разрешения. Поэтому положения ст.467 УПК РСФСР, исключившей данный состав из подсудности мирового судьи, являются более предпочтительными. Как следствие, необходимо исключить из подсудности мирового судьи данный состав преступления и передать его на рассмотрение районному суду.

Представляется нелогичным изъятие из круга дел, подсудных мировому судье ранее в соответствии со ст.467 УПК РСФСР, ч.2 ст.200 УК РФ - квалифицированного состава обмана потребителей. Он отличается от состава, предусмотренного ч.1 ст.200 УК РФ, такими квалифицирующими признаками (по-вторность, крупный размер, совершение преступления организованной группой лиц или группой лиц по предварительному сговору), которые, как правило, не влияют на сложность его рассмотрения в суде и не препятствуют успешному разрешению подобных дел мировыми судьями. Этот тезис подтверждается и данными судебной статистики. По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, доля рассмотренных мировыми судьями в первом полугодии 2001 года дел о преступлениях в сфере экономической дея-

1 См.: Ткачев В. Компетенцию мировых судей следует расширить// Российская юстиция. -2001. -№4. - С.41.

70 тельности составила 19,2% от общего количества рассмотренных мировыми судьями за этот период дел, причем основную массу этих дел составили именно дела о преступлениях, предусмотренных ст.200 УК РФ .

Таким образом, в соответствии с ч.1 ст.31 УПК мировому судье подсудны 104 состава преступлений. В целом объем полномочий мировых судей по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции виден их таблицы 1 (Приложение 1), а распределение рассмотренных мировыми судьями Воронежской области уголовных дел по видам следует из Приложения 3.

В юридической литературе существуют и иные точки зрения на опреде- ление его подсудности. Например, Т.В. Трубникова и Ю.К. Якимович считают, что «есть необходимость в том, чтобы ограничить определенным максимумом то наказание, которое может применить мировой судья. С учетом практики назначения судьями наказаний по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, такой максимум может составить 6 месяцев лишения свободы, с тем чтобы в случае необходимости применения более серьезного наказания, уголовное дело передавалось бы в районный суд…»2. Такая позиция представляется неверной, поскольку она существенно усложняет процедуру рассмотрения уголовных дел и может привести к затягиванию процесса в том случае, когда мировой судья придет к выводу о необходимости назначить более строгое наказание, чем 6 месяцев лишения свободы, в то время как одной из задач введения института мировых судей является обеспечение быстроты и оперативности правосудия. Очевидно, что в данном случае Т.В. Трубникова и Ю.К. Якимович, предлагая указанную выше процедуру, обратились к опыту Англии, где мировые судьи или магистраты при рассмотрении уголовного дела не могут назначить наказание строже 6 месяцев тюремного заключения или 5000 фунтов стерлингов штрафа. Если же магистратский суд приходит к выводу, что подсудимый заслуживает более сурового наказания, то он, не будучи сам вправе назначить такое наказание, признает подсудимого виновным и передает дело в Суд

См.: Судебная статистика за первое полугодие 2001 года // Российская юстиция. - 2002. - №1. - С.77. 2 Трубникова T.B., Якимович Ю.К. Организация и деятельность мировых судей в России. - Томск, 1999. - С.58.

71

короны для назначения наказания1. Однако в данном случае Т.В. Трубникова и Ю.К. Якимович не учли того обстоятельства, что большинство английских мировых судей не являются профессионалами, в то время как к мировым судьям в Российской Федерации предъявляются такие же требования, что и к судьям федеральных районных судов. Поэтому ограничение компетенции мировых судей возможностью назначения наказания, не превышающего шести месяцев лишения свободы, явилось бы нецелесообразным, а установление процедуры передачи дела в районный суд значительно усложнило бы процедуру рассмотрения подсудных мировым судьям дел, что не согласуется с целями введения института мировых судей в Российской Федерации.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что закрепление пред- метной подсудности мирового судьи в ч.1 ст.31 УПК путем перечисления огромного списка исключений из общего правила о подсудности вызывает значительные неудобства в правоприменении. Мы считаем, что в данной норме было бы более рационально перечислить те статьи Особенной части УК РФ, которые непосредственно относятся к подсудности мирового судьи2.

Неоправданным представляется отсутствие выделения в ст.31 дейст- вующего УПК в отличие от ст.467 УПК РСФСР дел частного обвинения в качестве самостоятельной категории подсудных мировому судье уголовных дел. Думается, что это было бы логичным, поскольку рассмотрение дел частного обвинения имеет свои определенные особенности, регламентации которых посвящена практически половина главы 41 УПК (ст.318, ст.319, ч.З и 5 ст.321 УПК), поэтому их следовало бы выделить в качестве отдельной категории дел, подсудных мировому судье. На это справедливо указывает В.В. Максимов, отмечая, что «производство по делам частного обвинения выделяется в качестве особой категории уголовных дел, рассматриваемых мировыми судьями, что обусловлено спецификой их судопроизводства» .

1 См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М., 2001. - С.421-422.

2 См., например, об этом: Гриненко А.В. Уголовное производство у мирового судьи: перспективы и проблемы становления// Российский судья. - 2000. - №4. - С.47-48.

3 Настольная книга мирового судьи: Учебно-методическое пособие/ Под ред. В.М. Лебедева - М., 2002. - С. 15.

72 С учетом изложенного мы предлагаем следующую редакцию ч.1 ст.31 УПК:

«1. Мировому судье подсудны:

1) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 частью первой и 130 Уголовного кодекса Российской Федерации (дела частного обвинения); 2) 3) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 112 частью первой, 113, 114, 117 частью первой, 118, 119, 121, 122 частью первой, 123 частями первой и второй, 124, 125, 127 частью первой, 128 частью первой, 133, 137, 138, 139, 140, 141 частью первой, 143 частью первой, 144, 145, 145.1 частью первой, 148, 149, 154, 155, 156, 157, 158 частью первой, 159 частью первой, 160 частью первой, 165 частями первой и второй, 166 частью первой, 167 частью первой, 168, 169, 175 частью первой, 179 частью первой, 180 частями первой и второй, 181 частью первой, 182, 183 частью второй, 200 частью первой, 213 частью первой, 214, 215.2 частью первой, 222 частями первой и четвертой, 223 частью четвертой, 224, 231 частью первой, 233, 242, 243 частью первой, 244 частью первой, 245, 256 частями первой и второй, 258 частью первой, 269, 261 частью первой, 268 частью первой, 308, 310, 312, 313 частью первой, 314, 315, 319, 324, 325, 326 частью первой, 329, 330 частью первой, 354 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации». 4) Согласно общим правилам о подсудности, в случае обвинения одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, уголовные дела о которых подсудны и мировому судье, и вышестоящим судам, дело, в соответствии с ч. 1 ст.ЗЗ УПК, подлежит рассмотрению вышестоящим судом, что является весьма разумным.

С учетом персонального признака из подсудности мирового судьи ис- ключаются уголовные дела о преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, подсудные в соответствии с ч.4 ст.31 УПК гарнизонным военным судам. Также по этому критерию из его подсудности исключаются дела о преступлениях, совершенных членами Совета

73 Федерации, депутатом Государственной Думы, судьей федерального суда, в случае заявления ими ходатайства о рассмотрении дела Верховным Судом Российской Федерации (ст.452 УПК).

Только лишь предметного и персонального признаков недостаточно для определения подсудности мирового судьи. Важную роль в этом играют нормы, определяющие территориальную подсудность, а также подсудность при объединении дел; основания и порядок передачи дела из суда (от мирового судьи), которому оно подсудно, в другой суд (другому мировому судье)1.

Большое значение при определении подсудности мирового судьи кон- кретного судебного участка имеет территориальный признак подсудности. Поскольку согласно ст.4 Закона «О мировых судьях в Российской Федерации» они осуществляют свою деятельность в пределах судебных участков, то территориальная подсудность мирового судьи определяется границами его судебного участка. При этом следует применять общие правила о территориальной подсудности, закрепленные УПК. В соответствии со ст.32 УПК уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, то есть уголовное дело подсудно тому мировому судье, в границах судебного участка которого совершено данное преступление. Если преступление было начато в пределах судебного участка одного мирового судьи, а окончено в пределах су- дебного участка другого мирового судьи, то оно подсудно мировому судье по месту окончания преступления. Если же преступления совершены в разных местах, на которые распространяется юрисдикция различных мировых судей, то уголовное дело рассматривает мировой судья, в пределах судебного участка которого совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.

Следует отметить, что в законе «О мировых судьях в Российской Феде- рации» нет четко прописанной процедуры передачи дел, отнесенных к подсудности конкретного мирового судьи, другому судье или в другой суд в случае

1 См: Гранкин К., Сушинская А. Определение подсудности по уголовным делам // Российская юстиция. - 2001. -№11.-С41.

74 упразднения должности мирового судьи или судебного участка. УПК также не разрешил всех вопросов, связанных с определением территориальной подсудности мирового судьи и с передачей дел от мирового судьи, если тот по каким-либо причинам не может их рассмотреть. Данные законодательные пробелы могут вызвать существенные проблемы в деятельности мировых судей, в том числе, негативно отразиться на соблюдении сроков рассмотрения уголовных дел и нарушить право граждан на доступ к правосудию. В то же время по сравнению с УПК РСФСР новый УПК разъяснил ряд моментов, связанных с изменением территориальной подсудности мирового судьи. В соответствии с п.1 ч.1 ст. 35 УПК территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена по ходатайству стороны в случае удовлетворения в соответствии со ст.65 УПК заявленного ею отвода всему составу суда. Поскольку мировой судья действует единолично, то в случае удовлетворения заявленного ему отвода данное обстоятельство является основанием для изменения территориальной подсудности дела.

Территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена также в том случае, если все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу, что является основанием для их отвода в соответствии со ст.63 УПК (пп. «а» п.2 ч.1 ст.35 УПК). В данном случае подсудность может быть изменена по ходатайству стороны или по инициативе председателя суда. Следует отметить, что хотя это положение и распространяется на мировых судей, но не учитывает специфику данного института, а именно то, что мировой судья действует единолично и для него не предусмотрена должность председателя суда. Поэтому мы предлагаем изложить п.2 ст.35 УПК в следующей редакции:

«2) по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в ко- торый поступило уголовное дело, мирового судьи, - в случаях…» (и далее по тексту).

Согласно ч.З ст.35 УПК вопрос об изменении территориальной подсудно- сти уголовного дела по указанным основаниям решается председателем выше-

75 стоящего суда или его заместителем в порядке, установленном для предварительного слушания, о чем выносится постановление. Для мирового судьи вышестоящим является районный суд, следовательно, данный вопрос должен разрешать председатель районного суда или его заместитель. Следует отметить, что на практике встречаются случаи нарушения процедуры передачи дел по подсудности из районных судов мировым судьям. В результате изучения деятельности мировых судей Воронежской области было выявлено, что в 14 случаях (по 9,3% дел) им передавались по подсудности уголовные дела из районных судов без вынесения в нарушение требований ч.З ст.35 УПК соответствующих постановлений. Подобные факты недопустимы, поскольку мировой судья является самостоятельным судебным учреждением, не находящимся в подчинении у районного суда.

Закрепленные в ст.35 УПК положения в силу их общего характера не ре- шают всех проблем, связанных с необходимостью изменения территориальной подсудности мирового судьи. Так, они не учитывают тех ситуаций, когда невозможность рассмотрения мировым судьей уголовного дела связана не с наличием оснований для его отвода, а с причинами личного, субъективного порядка (болезнь, отпуск и т.п.). В районных судах этот вопрос решается просто -председатель суда в случае временного отсутствия судьи ввиду данных причин в рабочем порядке передает дело другому судье . Но для мирового судьи, который не входит в состав районного суда и к тому же действует единолично, подобная возможность отсутствует. Как следствие, в течение времени отсутствия мирового судьи нарушается право граждан на доступ к правосудию”.

Этот пробел в законодательном регулировании послужил причиной того, что некоторые субъекты Российской Федерации предприняли попытки по его устранению путем закрепления правил на этот счет в собственных законах. Так, Закон Воронежской области от 13 декабря 2000 г. «О мировых судьях в Воронежской области» урегулировал эту проблему следующим образом: в случае

1 См: Гранкин К., Сушинская А. Указ. соч.- С.41.

2 См.: Гравина А.А. Правовые проблемы организации и деятельности мировых судей в Российской Федерации // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 2. Т.1. - M., 2002. - С.662-663.

76

длительного отсутствия мирового судьи для временного исполнения его обязанностей может быть назначен другой мировой судья в порядке, установленном законом. К осуществлению правосудия в качестве мирового судьи любого района (города) Воронежской области может быть привлечен с его согласия мировой судья, назначавшийся ранее Воронежской областной Думой, или судья федерального суда, находящийся в отставке, на срок до одного года в случае наличия вакантной должности мирового судьи, либо отсутствия судьи или при- остановления его полномочий - на время отсутствия или приостановления полномочий, но не более года. Привлечение мирового судьи или судьи федерального суда, находящегося в отставке, к исполнению обязанностей мирового судьи производится председателем районного (городского) суда Воронежской области при наличии положительного заключения квалификационной коллегии судей Воронежской области (ст.9).

Согласно ст. 10 указанного закона мировой судья принимает к своему производству дела, подсудные мировому судье другого судебного участка в следующих случаях:

  • если должность мирового судьи другого судебного участка вакантна;
  • при наличии оснований, исключающих рассмотрение мировым судьей другого судебного участка подсудного ему уголовного, гражданского или административного дела;
  • в случае невозможности мировым судьей исполнять свои обязанности свыше одного месяца;
  • при наличии других уважительных причин.
  • Передача судебных дел мировому судье другого судебного участка одно- го района допускается по постановлению председателя районного (городского) суда, а мировому судье другого района области - по постановлению председателя Воронежского областного суда (ч.З ст. 10 Закона).

Помимо Воронежской области, подобный опыт законодательного регули- рования имеется и в иных субъектах Российской Федерации (например, в Архангельской, Ивановской, Ростовской, Тюменской областях). Следует отме-

77 тить, что подобную практику нельзя считать законной и удачной. Во- первых, закрепляя подобные положения, субъекты РФ нарушают конституционное требование об отнесении уголовно-процессуального законодательства, включая и вопросы подсудности, к исключительной компетенции Российской Федерации (п. «о» ст.71 Конституции РФ). Во- вторых, законы субъектов РФ возлагают определенные полномочия на федеральных судей, что в принципе невозможно, поскольку их деятельность регулируется Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами.

На практике сложилась такая ситуация, что во время отсутствия на участке мирового судьи, в частности, находящегося в отпуске, его никто не замещает. И в течение этого времени граждане фактически лишены права на доступ к правосудию. Подобное положение вещей, безусловно, недопустимо. Данная проблема должна быть решена путем внесения соответствующих изменений в Закон «О мировых судьях в Российской Федерации» и в УПК1. Закон «О мировых судьях в Российской Федерации» мы предлагаем дополнить статьей 8.1. следующего содержания:

«Статья 8.1. Передача дела от мирового судьи в юрисдикцию другого судьи

  1. В случае длительного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и т.п.) исполнение его обязанностей возлагается на мирового судью ближайшего судебного участка данного района (города), а в случае отсутствия иных мировых судей в данном районе (городе) - на судью районного (городского) суда решением председателя соответствующего районного (городского) суда или его заместителя.
  2. Длительным отсутствием следует считать невозможность мировым судьей исполнять свои обязанности свыше одного месяца».
  3. Статью 35 УПК следует дополнить частью 4 следующего содержания: «4. Территориальная подсудность уголовного дела, подсудного мировому судье, может быть изменена по ходатайству стороны или по инициативе пред-

1 См.: Гравина А.А. Указ. соч. - С.663.

78 седателя районного (городского) суда или его заместителя в случае длительного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и т.п.) путем передачи дела, находящегося в производстве или поступившего на рассмотрение мирового судьи, другому мировому судье ближайшего судебного участка в пределах юрисдикции данного районного (городского) суда, а в случае отсутствия иных мировых судей в данном районе (городе) - судье районного (городского) суда. Вопрос об изменении территориальной подсудности по данному основанию раз- решается председателем районного суда или его заместителем в порядке, установленном для предварительного слушания, о чем выносится постановление. При этом длительным является отсутствие мирового судьи в течение срока, установленного ч.2 ст.8.1. Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации».

Представляется, что такой порядок изменения территориальной подсуд- ности мирового судьи в случае его длительного отсутствия по каким-либо причинам является наиболее оптимальным, поскольку он гарантирует своевременность и быстроту передачи дел, а следовательно, и их дальнейшего рассмотрения, а перераспределение дел в пределах одного района служит цели приближения правосудия к населению. Таким образом, предлагаемые дополнения законов в совокупности с действующими правовыми нормами позволят во всех случаях четко определять подсудность уголовных дел, оперативно разрешать в необходимых случаях вопросы передачи дел от мирового судьи, что положительно скажется на эффективности их работы, будет способствовать лучшей защите прав граждан и интересов государства .

В юридической литературе существует точка зрения, что компетенция мировых судей в сфере уголовного судопроизводства может быть расширена не только за счет предложенного увеличения их предметной подсудности, но и путем передачи мировым судьям новых полномочий. В.В. Максимов считает, что «компетенция мировых судей могла бы быть расширена за счет того, чтобы установить на законодательном уровне, что освобождение от уголовной ответст-

1 См.: Гранкин К., Сушинская А. Указ. соч. - С.42.

79 венности по нереабилитирующим основаниям возможно только по решению суда. Было бы оправданно, чтобы окончательное решение об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием виновного, в связи с примирением с потерпевшим, в связи с изменением обстановки (ст. 75-77 УК РФ) принималось бы мировым судьей»1. С этим предложением нужно согласиться в силу следующих соображений.

Закрепление подобной процедуры позволило бы обеспечить соблюдение прав человека, признаваемого виновным в совершении преступления, в судебном порядке. В настоящее время прекращение уголовного преследования и освобождение от уголовной ответственности по данным основаниям может быть осуществлено не только судом, но и прокурором, а также следователем и дознавателем с согласия прокурора в ходе досудебного производства. Причем с прекращением уголовного преследования по этим основаниям должен быть согласен обвиняемый, что, по сути, означает признание его вины в нарушение требований чЛ ст.49 Конституции РФ, в соответствии с которыми каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в силу приговором суда. Существующий порядок освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям фактически узаконивает внесудебный порядок признания виновности лица в совершении преступления2.

Не вдаваясь в подробный анализ проблемы освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, что выходит за рамки данной работы и может являться темой самостоятельного диссертационного исследования, хотим отметить, что точка зрения В.В. Максимова представляется нам достаточно обоснованной, однако мы считаем нелогичным ограничиваться лишь основаниями, указанными в статьях 75, 76 и 77 УК РФ. Думается, что к компетенции мирового судьи следует отнести исключительное право пре-

1 Максимов В.В. Мировая юстиция: проблемы и перспективы//Журнал российского права. -2001. -№9. — С. 17.

2 См.: Багаутдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе // Российская юстиция. - 2002. - №2.

С.32-33.

80 кращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по всем нереаби-литирующим основаниям, перечисленным в ч.2 ст.27 УПК, в отношении обвиняемых в совершении преступлений, подсудных мировому судье.

Существует еще одно предложение о расширении компетенции мирового судьи за счет передачи ему полномочий по контролю за досудебным производством в части ограничения важнейших конституционных прав граждан при производстве отдельных процессуальных действий (заключение под стражу, производства обыска в жилище и т.п.)1, однако представляется верной точка зрения авторов, согласно которой ввиду особой важности ограничений, затрагивающих конституционные права граждан, это полномочие следует отнести к

компетенции районного суда . Именно таким образом решен вопрос в действующем УПК.

2.3. Общие условия судебного разбирательства у мирового судьи

Порядок производства у мирового судьи определяется общими условиями судебного разбирательства в суде первой инстанции и осуществляется в со- ответствии с ними, но с учетом ряда особенностей. В равной степени на производство у мирового судьи распространяются все без исключения принципы уголовного судопроизводства, закрепленные в главе 2 УПК3. Здесь будут рассмотрены особенности действия некоторых общих условий судебного разбирательства применительно к производству у мирового судьи.

  1. Участники судебного разбирательства у мирового судьи. Круг уча- стников судебного разбирательства у мирового судьи практически такой же, как и при рассмотрении дела по существу в иных судах первой инстанции, за исключением наличия при производстве по делу частного обвинения такой процессуальной фигуры, как частный обвинитель. В то же время процессуальный статус некоторых иных участников обладает определенной спецификой.

’ См.: Максимов В.В. Указ. соч. -С.17.

2 См.: Шаркова И. На правовом поле появились мировые судьи// Российская юстиция. - 1999. - №1. - С.9.

3 См. об этом: Ткачев В., Ляхов Ю. Ученые и судьи обсуждают работу мировых судей // Российская юстиция. - 2001.-X9l.-C.17.

81

Прежде всего, необходимо определиться со статусом мирового судьи в уголовном процессе. И закон «О мировых судьях в Российской Федерации», и УПК наделяют мирового судью правом осуществления правосудия. Возникает вопрос: как такое положение согласуется с Конституцией РФ, согласно чЛ ст.118 которой правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом? Суд является единственным государственным органом, уполномоченным осуществлять правосудие как особую функцию государственной власти .

Что касается соотношения понятий «суд» и «судья», то они не тождест- венны друг другу. Согласно Большому юридическому словарю, суд - это «орган государства, осуществляющий правосудие в форме рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских, административных и некоторых иных категорий дел в установленном законом данного государства процессуальном порядке», а судья - «должностное лицо государства, являющееся носителем судебной власти» . В соответствии с Законом «О статусе судей в Российской Федерации» судьями являются лица, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе». Таким образом, суд - это орган государства, а судья - это должностное лицо этого государственного органа, на профессиональной основе осуществляющее возложенные на него законом полномочия, в том числе и правосудие.

Таким образом, и научно-практическое, и легальное толкование понятия «судья» дают основания полагать, что оно по своему содержанию не является полным аналогом понятия «суд». Статья 5 УПК в понятия «суд» и «судья» также вкладывает неодинаковое содержание. Согласно ей суд в уголовном процессе - это любой суд общей юрисдикции, рассматривающий уголовное дело по существу и выносящий решения, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом (п.48 ст.5 УПК), а судья - это должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие (п.54 ст.5 УПК). Если буквально

1 См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации/ Отв. ред. - Л.А. Окуньков. - М., 1996. - С.510.

2 Большой юридический словарь/ Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. - М., 1999. - С.664, 672.

82 трактовать данные положения закона, можно сделать вывод, что мировой судья в уголовном процессе - это лишь должностное лицо, осуществляющее правосудие, но не суд. Такой же вывод можно сделать и из того, что в разделе II УПК в качестве одного из участников уголовного судопроизводства называется суд, но не судья, то есть процессуальной фигурой, самостоятельным субъектом, участником уголовного процесса является не судья, а суд.

Возникает закономерный вопрос: в каком качестве определяет мирового судью УПК? Можно предположить, что, несмотря на различия статусов суда и судьи в уголовном процессе, УПК также, как и иное законодательство, использует термин «мировой судья» в двух значениях: с одной стороны, мировой судья - это участник уголовного процесса, и в данном случае он рассматривается в качестве суда, осуществляющего правосудие по подсудным ему уголовным делам; с другой стороны, мировой судья - это должностное лицо, носитель судебной власти. В подтверждение точки зрения о том, что мировой судья является участником уголовного процесса и в этом качестве обладает всеми полно- мочиями суда, можно привести следующие доводы. Статья 4 Закона «О судебной системе Российской Федерации», именуемая «Суды в Российской Федерации», включает мировых судей в судебную систему Российской Федерации и относит их к судам субъектов Российской Федерации. То есть этот закон придает мировому судье статус суда. Таким образом, п.48 ст.5 УПК с учетом данного положения подразумевает в числе судов общей юрисдикции также и мирового судью, следовательно, осуществление мировым судьей правосудия не противоречит Конституции РФ.

На основе анализа положений глав 5,41 УПК также следует однозначный вывод о том, что мировой судья является участником уголовного судопроизводства. Так, глава 5 УПК, регламентирующая статус суда в уголовном процессе, использует термин «мировой судья» в значении «суд». Такой же вывод можно сделать и на основе анализа главы 41 УПК, регламентирующей особенности производства у мирового судьи, в частности, тех ее положений, которые закрепляют полномочия мирового судьи, присущие, согласно УПК, только су-

83 ду. Это, в частности, касается полномочий мирового судьи по рассмотрению дела по существу и вынесению приговора, что является исключительным правом суда.

Существует мнение, что применительно к мировому судье употреблять термин «суд» некорректно, и в законодательных актах, регламентирующих его полномочия, этого термина следует избегать, повсеместно заменив его формулировкой «мировой судья»1. Подобная позиция представляется ошибочной, поскольку мировой судья наделен полномочиями, присущими именно суду как органу государственной власти, и является таковым.

Таким образом, мировой судья в уголовном процессе - это один из участ- ников уголовного судопроизводства, главная функция которого - осуществление правосудия; его основным полномочием является рассмотрение и разрешение подсудных ему в соответствии с УПК уголовных дел в качестве суда первой инстанции. В данном случае он выступает в качестве суда, звена судебной системы Российской Федерации. В то же время мировой судья является судьей, должностным лицом, носителем судебной власти, и в этом качестве он также может осуществлять принадлежащие судье в уголовном процессе полномочия. Следовательно, термин «мировой судья» употребляется в законах в двух различных значениях: в одном случае это - должностное лицо, носитель судебной власти, в другом - суд общей юрисдикции субъекта Российской Федерации, звено судебной системы.

Ряд ученых полагают наделение мирового судьи двуединым статусом суда и судьи одновременно не вполне удачным. По их мнению, более предпочтительны в данном вопросе положения Концепции судебной реформы в Российской Федерации, в которой в качестве звена судебной системы назван мировой суд, а не мировой судья . По нашему мнению, данная позиция во многом надуманна. Статья 4 Закона «О судебной системе Российской Федерации» четко оп-

1 См.: Ковтун Н. Дефекты законодательной техники вызывают трудности в правоприменении // Российская юстиция. - 2001. - №8. - С.39-40.

См.: Борисов Г., Хапилин А. От мировых судей - к мировым судам// Российская юстиция. - 2002. - №3. -С.40.

84

ределила, что мировой судья является судом. Обратившись к историческому опыту России, следует отметить, что дореволюционный мировой судья также обладал двуединым статусом, являясь и судьей, и судом одновременно. Таким образом, термин «мировой судья» говорит лишь о том, что данный суд действует в составе единоличного судьи, не умаляя при этом значения этого судебного учреждения.

Определенными особенностями обладает при производстве у мирового судьи фигура защитника. По общему правилу, в качестве защитников допускаются адвокаты. В данном случае закон исходит из того, что именно их помощь будет квалифицированной, поскольку к ним предъявляются определенные требования в виде образовательного ценза, наличия стажа работы по юридической специальности и т.д. Таким образом, государство гарантирует качество юридической помощи, оказываемой адвокатами своим подзащитным. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. В данном случае эти лица не заменяют защитника, а действуют наряду с ним, оказывая обвиняемому посильную помощь. При производстве у мирового судьи указанные лица допускаются и вместо адвоката (ч.2 ст.49 УПК). Подобное решение законодателя вполне оправданно, поскольку дела, подсудные мировым судьям, не представляют большой сложности в рассмотрении и разрешении, а максимальный размер возможного наказания не превышает трех лет лишения свободы. Немаловажной причиной является также и то, что юридическая помощь, оказываемая адвокатами, стоит недешево. Как следствие, в большинстве случаев (65%) дела рассматриваются мировыми судьями в отсутствие адвоката. Все это в совокупности позволило сделать подобное исключение для производства у мирового судьи.

В то же время закрепление такой возможности в законе не говорит о том, что мировой судья всегда должен допустить указанное лицо в качестве защитника. В каждом случае заявления ходатайства о допуске в качестве защитника близкого родственника или иного лица мировой судья должен оценить воз-

85 можность данного лица оказывать обвиняемому юридическую помощь, выступать в уголовном деле в качестве защитника, отстаивать права и законные интересы подзащитного. В случае, если мировой судья придет к выводу, что данное лицо не сможет справиться с выполнением обязанностей защитника, он должен отказать в удовлетворении заявленного ходатайства.

По смыслу ч.2 ст.49 УПК близкие родственники и иные лица могут быть допущены к участию непосредственно при производстве у мирового судьи, то есть на судебных стадиях, о чем мировой судья выносит постановление. Тем не менее, по подавляющему большинству подсудных мировому судье уголовных дел осуществляется предварительное расследование, где, согласно той же ч.2 ст.49 УПК, защитниками могут быть лишь адвокаты. По нашему мнению, правило о допуске близких родственников и иных лиц в качестве защитников следовало бы распространить и на досудебное производство по делам, подсудным мировому судье.

Схожие особенности имеют требования, предъявляемые к лицам, которые могут быть представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя при рассмотрении дела мировым судьей. По общему правилу, представителями указанных лиц могут выступать адвокаты. В судебном разбирательстве по уголовным делам, подсудным мировому судье, по постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о вызове которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец (ч. 1 ст.45 УПК).

Допущение указанных лиц в качестве представителей потерпевшего или гражданского истца ограничено усмотрением мирового судьи, который так же, как и при решении вопроса о допуске близкого родственника обвиняемого или иного лица в качестве защитника, должен оценить возможность осуществлять полномочия представителя близкого родственника потерпевшего, гражданского истца или иного лица.

86

Из ч.1 ст.45 УПК следует, что у потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя может быть несколько представителей, в том числе несколько представителей - адвокатов. В то же время закон ограничивает количество представителей - «непрофессионалов», указывая, что в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца может быть допущен только один из близких родственников или иное лицо, о вызове которого они ходатайствуют.

Не вполне ясен вопрос о том, может ли допускаться представитель - «не- профессионал» вместо представителя - адвоката, либо он допускается к участию в процессе наряду с ним. Формулировка ч.1 ст.45 УПК «по постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо» не дает однозначного ответа на этот вопрос. Согласно СИ. Ожегову и Н.Ю. Шведовой, союз «также» «выражает добавление»1. Таким образом, его семантическое толкование позволяет сделать вывод, что согласно чЛ ст.45 УПК представитель - «непрофессионал» может быть допущен к участию в деле наряду с представителем - адвокатом, а не вместо него.

Подобное положение не вполне соответствует духу производства у миро- вого судьи, являющегося упрощенным производством. Думается, что представитель - «непрофессионал» должен допускаться к участию в деле не только наряду с представителем — адвокатом, но и вместо него по аналогии с допуском в производстве у мирового судьи защитника - «непрофессионала», вследствие чего должны быть внесены соответствующие изменения в закон.

В ч. 1 ст.45 УПК не содержится прямого указания на то, с какого момента возможен допуск одного из близких родственников потерпевшего или частного обвинителя либо иного лица в качестве представителя; в ней лишь говорится, что такой допуск осуществляется на основании постановления мирового судьи. Если сравнить эти положения ч.1 ст.45 УПК с положениями ч.1 ст.55 УПК, рег-

1 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М., 2001. - С.788.

87 ламентирующими допуск в качестве представителя гражданского ответчика одного из его близких родственников или иного лица, что возможно на основании определения суда или постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя, то напрашивается вывод, что законодатель имел в виду возможность участия вышеуказанных лиц в качестве представителей потерпевшего или гражданского ответчика только в судебном производстве у мирового судьи. Такое положение мы считаем нелогичным и предлагаем распространить положения о допуске одного из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иного лица, о допуске которых они ходатайствуют, в том числе и на досудебное производство по делам, подсудным мировому судье. Соответствующие решения на этом этапе могут принимать прокурор, следователь, дозна- ватель по аналогии с чЛ ст.55 УПК.

Таким образом, второе предложение ч.1 ст.45 УПК следует изложить в такой редакции:

«По уголовным делам о преступлениях, подсудных мировому судье, по постановлению прокурора, следователя, дознавателя или мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца наряду с адвокатами, а также вместо адвоката могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец».

В данной редакции эта норма упростит возможность потерпевшим и гра- жданским истцам пользоваться помощью представителя и наилучшим образом осуществлять все предоставленные им уголовно-процессуальным законом права.

Закон предусматривает обязательное участие обвинителя в судебном раз- бирательстве (ст.246 УПК). По делам публичного и частно-публичного преследования обвинение в суде (у мирового судьи) поддерживает государственный обвинитель. В качестве государственного обвинителя могут выступать прокуроры, а также должностные лица органов дознания по поручению прокурора. Представляется, что участие в качестве государственных обвинителей должно-

88 стных лиц органов дознания обоснованно именно в производстве у мирового судьи. Аналогичной точки зрения придерживается Н.Н. Апостолова. В качестве аргументов подобного решения она приводит следующие доводы:

1) в силу того, что именно начальник органа дознания будет утверждать постановление об окончании дознания и направлении дела в суд, орган дознания и должен нести ответственность за предъявленное обвинение; 2) 3) это полностью соответствует сложившейся мировой практике; 4) 5) обеспечить участие прокурора в рассмотрении всех дел в мировых судах практически невозможно1. 6) Соглашаясь в целом с приведенной аргументацией, следует отметить, что проектом УПК РФ 1997 г. предусматривалось отнесение к подсудности мировых судей дел, по которым производство предварительного следствия не обязательно, расследуемых в форме дознания. Итоговым актом дознания предполагалось сделать постановление, утверждаемое начальником органа дознания. С этим и связано первое из перечисленных выше обстоятельств. С учетом положений УПК, определивших, что расследование дел, подсудных мировому судье, может осуществляться как в форме дознания (а таких большинство), так и в форме следствия, представляется, что по подавляющему большинству рассматриваемых мировыми судьями уголовных дел, не представляющих сложности в рассмотрении и разрешении, государственное обвинение могут поддерживать должностные лица органов дознания по поручению прокурора. В то же время это не исключает возможности участия в качестве государственных обвинителей при рассмотрении дела мировым судьей прокуроров.

По уголовным делам частного обвинения обвинение в суде поддерживает частный обвинитель. В том случае, если дело о преступлении, предусмотренном статьями 115, 116, 129 частью первой и 130 УК РФ в соответствии с ч.4 ст.20 УПК возбуждено прокурором, а также следователем или дознавателем с

См. Апостолова Н.Н. Мировые суды в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук - Ростов - на - Дону, 1998.-С.Ш.

89 согласия прокурора, обвинение по такому делу в суде будет поддерживать прокурор или должностное лицо органа дознания.

  1. Непосредственность и устность судебного разбирательства. В су- дебном разбирательстве у мирового судьи по общему правилу все доказательства непосредственно исследуются мировым судьей, для чего он заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение и показания эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит иные судебные действия по исследованию доказательств. Приговор мирового судьи может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заедании.

Исключением из правила о непосредственном исследовании мировым судьей доказательств и устности судебного разбирательства в силу прямого указания закона (ст.240 УПК) является возможность применения при рассмотрении им уголовного дела особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного разделом X УПК. В том случае, если рассмотрение мировым судьей уголовного дела в соответствии с УПК осуществляется с применением этой процедуры, то после проверки им условий и оснований для принятия судебного решения в особом порядке он без проведения судебного разбирательства в обычном смысле, удаляется в совещательную комнату для вынесения решения.

Данная процедура, безусловно, является существенным отступлением от правил о непосредственности и устности судебного разбирательства. В качестве гарантий вынесения справедливого решения при ее применении УПК предусматривает:

1) признание обвиняемым своей вины; 2) 3) добровольность заявления ходатайства обвиняемым после обязательных консультаций с защитником; 4) 5) необходимость мирового судьи удостовериться в том, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. 6)

90

В числе положительных результатов применения подобной процедуры, в том числе у мирового судьи, можно назвать быстроту рассмотрения дела; существенное снижение верхнего предела наказания, который не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, что особенно значимо для обвиняемого; невзыскание с подсудимого процессуальных издержек, а также снижение затрат на судебное разбирательство как со стороны государства, так и со стороны подсудимого. Такой упрощенный порядок вполне соответствует духу производства у мирового судьи, являющегося упрощенным производством.

  1. Протокол судебного заседания. В ходе судебного заседания у мирового судьи ведется протокол (ст.259 УПК). Требования к содержанию и оформлению протокола судебного заседания определяются общими правилами, одинаковыми как для производства у мирового судьи, так и для производства в иных судах. В то же время с учетом того, что производство у мирового судьи является упрощенным видом производства, представляется возможным несколько упростить процедуру составления протокола за счет его краткости. Подобной позиции придерживается также Н.Н. Апостолова, отмечая, что содержание прото- кола судебного заседания могло бы быть более кратким, что может достигаться как за счет лаконичного описания процессуальных действий мирового судьи и иных участников судебного разбирательства, так и за счет изложения в протоколе только сути показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, вопросов и ответов, а также произнесенных сторонами речей и последнего слова подсудимого; во всем остальном протокол судебного заседания в мировых судах должен вестись по общим правилам1. Данный тезис она обосновала, в том числе, результатами анкетирования: 40 респондентов высказались за такую возможность, и лишь 22 - против. Думается, что было бы вполне разумным допустить возможность составления краткого протокола судебного заседания миро- вого суда, учитывая и характер рассматриваемых дел, и сущность данного производства в целом. Это позволило бы ускорить процедуру рассмотрения дел

1 См.: Апостолова Н.Н. Указ. соч. - С.112-113.

91

мировыми судьями, что является одной из задач, стоящих перед мировой юстицией. В подтверждение данной позиции можно обратиться к историческому опыту деятельности мировых судей в Российской Империи. Согласно ст. 142 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. мировой судья все, относящееся к производству дела, «записывал вкратце в протокол», то есть составлял протокол в краткой форме. В результате проведенного нами опроса 67% судей также высказались за возможность составления протокола в краткой форме.

В качестве дополнительной гарантии для сторон в случае обжалования ими решения мирового судьи можно было бы предусмотреть аудиозапись всего судебного заседания. При этом в подготовительной части судебного заседания мировой судья должен разъяснить сторонам право по окончании судебного разбирательства заявить ходатайство о приобщении аудиозаписи к материалам уголовного дела. В этом случае аудиозапись должна иметь ту же юридическую силу, что и протокол судебного заседания. При наличии письменного ходатайства стороны на основании аудиозаписи должен быть изготовлен полный протокол судебного заседания. Думается, что срок для его изготовления может быть аналогичным сроку для составления протокола судебного заседания в общем порядке - 3 суток с момента заявления соответствующего ходатайства.

Ведение протокола судебного заседания в краткой форме вряд ли сможет повредить интересам правосудия и ущемить права сторон. Если законодатель закрепил возможность вынесения судебного решения без проведения судебного разбирательства в общем порядке, так называемое «соглашение о признании вины», в том числе у мирового судьи, что является гораздо более существенным отступлением от обычного порядка судопроизводства в сторону уменьшения ряда процессуальных гарантий, кажется логичным допустить составление протокола судебного заседания у мирового судьи в краткой форме. Это соответствует духу его производства и позволяет сделать его более рациональным, более удобным как для участников судебного разбирательства, так и для суда.

92

В.Т. Томин полагает возможным вообще отказаться от составления про- токола судебного заседания по делам, рассматриваемым судьей единолично . С этим предложением нельзя согласиться, поскольку протокол судебного заседания является важным доказательством по уголовному делу. Предложенная нами процедура его составления, в том числе с использованием аудиозаписи, предоставляет сторонам как право ознакомления с протоколом, изложенным в краткой форме, так и возможность в случае необходимости требовать составления полного протокола. Полный отказ от составления протокола судебного заседания, даже мировым судьей, недопустим.

Таким образом, в судебном разбирательстве по уголовному делу у миро- вого судьи применяются правила, регламентирующие общие условия судебного разбирательства, то есть основа для рассмотрения и разрешения дел во всех судах, включая мировых судей едина, за исключением ряда особенностей, характерных для данного производства как одного из упрощенных производств. Данные особенности, тем не менее, не могут служить препятствием для единообразного применения законов судами. В то же время не все разделяют подобную точку зрения.

Т.В. Трубникова и Ю.К. Якимович считают, что мировой судья в уголов- ном судопроизводстве должен решать дела «на несколько иной основе, чем другие судебные органы, а именно - с учетом непосредственного знания судьей местных условий и обстоятельств, руководствуясь не только законом, но и здравым смыслом, и чувством справедливости»2. В дальнейшем авторы развивают свою мысль, указывая, что «осуществление правосудия мировым судьей должно основываться в определенной мере на непосредственном знании им обстоятельств, должно осуществляться с точки зрения не только буквы закона, но и «естественной справедливости» . Следует признать такой подход к определению основ деятельности мировых судей недопустимым, поскольку он противопоставляет друг другу такие категории, как законность и справедливость, что в

’ См.: Томин B.T. Острые углы уголовного судопроизводства. - M., 1991. - С.83 - 85.

2 Трубникова T.B., Якимович Ю.К. Организация и деятельность мировых судей в России. - Томск, 1999. - С. 14.

3Тамже.-С58.

93

сфере уголовного судопроизводства является опасным. Мировые судьи, как и иные суды общей юрисдикции, обязаны в своей деятельности по рассмотрению и разрешению уголовных дел соблюдать все предусмотренные главой 2 УПК принципы уголовного судопроизводства, одним из важнейших среди которых является принцип законности.

Как справедливо отмечает О.В. Качалова, законность является одним из основных демократических принципов правового государства и выступает в качестве универсального правового принципа, заключающегося в точном и неуклонном соблюдении законов всеми участниками общественных отношений. Применительно к уголовному судопроизводству законность означает требование осуществлять производство по делу в точном соответствии с законом, соблюдать все нормы материального и процессуального права1.

Согласно ст.7 УПК мировой судья принимает решения и осуществляет процессуальные действия в строгом соответствии с нормами Уголовно- процессуального кодекса. Представляется, что отступление в деятельности мировых судей в сфере уголовного судопроизводства от принципа законности в пользу «естественной справедливости» не только недопустимо, но и вредно. Несмотря на то, что мировой судья разбирает дела о преступлениях, максимальное наказание за которые не превышает трех лет лишения свободы, он, тем не менее, вершит уголовное правосудие, и даже такое наказание является существенным для лица, которому оно назначено. Принцип законности является гарантией того, что это наказание будет назначено с соблюдением предписанной законом процедуры, что при рассмотрении дела и вынесении решения не будет допущен произвол. Более того, в числе требований, которым должен соответствовать приговор, включая приговор, вынесенный мировым судьей, закон называет законность и справедливость (ст.297 УПК), тем самым подчеркивая неразрывное единство этих категорий, которые не могут существовать в отрыве друг от друга.

1 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу российской Федерации. Постатейный/ Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. - М., 2002. - С.21.

94

«Естественной справедливостью» с точки зрения доктрины уголовного процесса Российской Федерации не может быть подменено требование законности, это противоречит смыслу уголовного процесса, поскольку в соответствии со ст.1 УПК порядок уголовного судопроизводства на всей территории России, а следовательно, и во всех судах устанавливается только федеральным законом, каковым является Уголовно- процессуальный кодекс, принятый на основании Конституции РФ. Кроме всего прочего, мировые судьи являются судьями, и на них также распространяет свое действие Закон «О статусе судей в Российской Федерации», ч.4 ст. 1 которого гласит, что судьи подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. Поэтому в случае противоречия требований закона и соображений справедливости мировой судья обязан строго следовать закону. Как следствие всего вышеперечисленного, следует признать предложение Т.В. Трубниковой и Ю.К. Якимовича неприемлемым.

Все иные общие условия судебного разбирательства, представляется, должны распространять свое действие и на производство у мирового судьи, как это предписывает УПК.

95 Глава 3. Производство у мирового судьи по делам частно- публичного и

публичного обвинения

3.1. Полномочия мирового судьи до начала судебного разбирательства по уголовным делам с обвинительным актом или обвинительным заключением

Общие полномочия судьи до судебного заседания и порядок осуществле- ния подготовительных действий к судебному заседанию установлены главой 33 УПК и распространяются, в том числе, и на производство у мирового судьи. Полномочия мирового судьи до начала судебного разбирательства различаются в зависимости от того, по какому уголовному делу они осуществляются: по делу частного обвинения или по уголовному делу публичного, частно-публичного обвинения.

По уголовному делу публичного или частно-публичного обвинения, по- ступившему в суд, мировой судья проводит подготовительные действия и принимает решения в общем порядке, установленном главой 33 УПК, без каких-либо особенностей (ст.320 УПК). Следует отметить, что в тексте ст.320 УПК поступившие мировому судье уголовные дела именуются «уголовными делами с обвинительным актом», из чего можно сделать вывод, что предварительное расследование по всем подсудным мировому судье уголовным делам завершается составлением обвинительного акта, с которым дело поступает в суд. Однако это не так.

Согласно ст.ст.223 и 225 УПК, обвинительный акт составляется лишь по окончании производства дознания по уголовному делу, возбужденному в отношении конкретных лиц, которое производилось в соответствии с правилами главы 32 УПК. Таким образом, для того, чтобы предварительное расследование могло окончиться составлением обвинительного акта, необходимо соблюдение двух основных условий: во- первых, по данному делу в соответствии с ч.З ст. 150 УПК возможно производство расследования в форме дознания; во-

96

вторых, уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица или лиц . Проанализировав данные положения, а также положения УПК о порядке возбуждения уголовного дела и о подсудности мирового судьи, можно сделать следующие выводы.

Изучив положения ч. 1 ст.31 УПК о подсудности мирового судьи и поло- жения ч.З ст. 150 УПК, нетрудно заметить, что не по всем уголовным делам, подсудным мировому судье, предусмотрено производство расследования в форме дознания. Наглядным тому примером может служить приведенная ниже таблица составов преступлений, уголовные дела о которых подсудны мировому судье, распределенных в зависимости от формы их расследования.

Таблица

Форма предварительного расследования Дознание Предварительное следствие статьи 112 чЛ, ИЗ, 114, 115, 116, 117 ч.1, 118, 119, 121, 122 чЛ, 123 чЛ и 2, 125, 127 ч.1, 128 ч.1, 129, 130, 154, 155, 156, 157, 158 ч.1, 159 ч.1, 160 ч.1, 165 ч.1 и 2, 166 ч.1, 167 чЛ, 168, 175 ч.1, 180 чЛ и 2, 181 ч.1, 182, 200 ч.1, 213 ч.1, 214, 215.2 ч.1, 222 ч.1 и 4, 223 ч.4, 224, 231 ч.1, 233, 242, 243 чЛ, 244 ч.1, 245, 256 чЛ и 2, 258 ч.1, 260 чЛ, 261 чЛ, 268 чЛ, 308, 310, 312, 313 чЛ, 314, 315, 319, 324, 325, 326 чЛ, 329, 330ч.1,УКРФ статьи 124, 133, 137, 138, 139, 140, 141 чЛ, 143 чЛ, 144, ст.145, 145.1. чЛ, 148, 149, 169, 179 чЛ, 183 ч.2, 260 ч.2, 354 чЛ
УК РФ 76 составов 28 составов ‘ См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. - М., 2002. - С.397.

97

Как видно из данной таблицы, по 28 составам преступлений, уголовные дела о которых подсудны мировому судье, в соответствии со ст. 150 УПК обязательно производство предварительного следствия, а это означает, что в суд (к мировому судье) они поступают не с обвинительным актом, а с обвинительным заключением.

Кроме того, даже по 76 составам преступлений, по уголовным делам о которых расследование осуществляется в форме дознания, в случае возбуждения дела не в отношении конкретного лица, а по факту совершения преступления, расследование будет производиться без учета положений главы 32 УПК по общим правилам производства предварительного следствия. Поэтому в данном случае будет составляться не обвинительный акт, а обвинительное заключение, поскольку «обвинительный акт составляется только при производстве дознания по делам о преступлениях, указанных в ч.З ст. 150 и возбуждаемым в отноше- нии конкретных лиц»1.

Таким образом, далеко не всегда оконченное расследованием уголовное дело поступает к мировому судье с обвинительным актом; в равной мере дело может поступить и с обвинительным заключением. Учитывая изложенное, формулировка ст.320 УПК «уголовные дела с обвинительным заключением» представляется некорректной, поскольку она не охватывает полномочия мирового судьи по делу, поступившему с обвинительным заключением. Думается, что в данном случае скорее имеет место несовершенство законодательной техники, нежели умышленная нерегламентация законодателем полномочий мирового судьи по поступившему уголовному делу с обвинительным заключением.

Поэтому в ст.320 УПК следует закрепить формулировку «полномочия мирового судьи по уголовному делу с обвинительным актом или обвинительным заключением» , что позволит наиболее полно урегулировать полномочия мирового судьи по поступившему уголовному делу.

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Пе- тухова, Г.И. Загорского. - M., 2002. - С.397.

2 См. об этом: Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса (по УПК РФ 2001 г.): Учебное пособие. - Тула, 2002.-С.213.

98 Как уже отмечалось, по поступившему уголовному делу с обвинитель- ным актом или обвинительным заключением мировой судья проводит подготовительные действия и принимает решения в общем порядке, установленном главой 33 УПК. В соответствии со ст.228 УПК мировой судья должен выяснить в отношении каждого из обвиняемых следующие вопросы:

1) подсудно ли ему уголовное дело; 2) 3) вручены ли копии обвинительного акта или обвинительного заключения; 4) 5) подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения; 6) 7) подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жа- лобы; 8) 9) приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества; 10) 11) имеются ли основания проведения предварительного слушания, преду- смотренные ч.2 ст.229 УПК. 12) После разрешения указанных ранее вопросов и в зависимости от ответов на них мировой судья принимает одно из решений, предусмотренных ст.227 УПК, и выносит постановление:

1) о направлении уголовного дела по подсудности; 2) 3) о назначении предварительного слушания; 4) 5) о назначении судебного заседания. 6) Ряд моментов в процедуре подготовки мировым судьей дела к судебному заседанию требует разъяснения. В перечне вопросов ст.228 УПК вызывает определенные сомнения пункт, посвященный отмене или изменению меры пресечения. Так, в соответствии с ч.4 ст. 108 УПК такая мера пресечения, как заключение под стражу, применяется судьей районного суда. Отменена или изменена мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть только судом (ч.4 ст.110 УПК). Возникает вопрос: вправе ли мировой судья отменить или изменить меру пресечения, избранную судьей районного суда, являющегося по отношению к нему вышестоящим? С одной стороны, логично

99

было бы предположить, что отменять или изменять такое судебное решение должен суд, по крайней мере не ниже того, который его выносил. С другой стороны, ни в главе 33, ни в главе 41 УПК ничего не говорится о передаче мировым судьей дела для решения этого вопроса в районный суд. Более того, ст.227 УПК четко обозначила три вида решений, которыми может оканчиваться стадия подготовки дела к судебному заседанию. В их числе нет решения о передаче мировым судьей дела в районный суд для решения вопроса об отмене заключения под стражу или изменении его на иную меру пресечения. Исходя из этого, подобное решение должен принимать сам мировой судья.

Новым этапом стадии подготовки к судебному заседанию, в том числе и для мирового судьи, является предварительное слушание. Инициатива проведения предварительного слушания может исходить как от стороны, так и от мирового судьи. Оно проводится не всегда, а лишь при наличии к тому соответствующих оснований, установленных ч.2 ст.229 УПК. Основаниями для проведения мировым судьей предварительного слушания могут являться:

1) наличие ходатайства стороны об исключении доказательств; 2) 3) наличие основания для возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом в соответствующих случа- ях; 4) 5) наличие основания для приостановления или прекращения уголовного дела; 6) 7) необходимость решения вопроса об особом порядке судебного раз- бирательства. 8) Предварительное слушание проводится мировым судьей в закрытом су- дебном заседании с участием сторон с соблюдением общего порядка подготовки к судебному заседанию (гл.33 УПК), общих условий судебного разбирательства (гл.35 УПК) по правилам проведения подготовительной части судебного заседания (гл.36 УПК) с учетом тех изъятий, которые установлены главой 34 УПК применительно к данной процедуре. Мировой судья открывает судебное заседание и объявляет, по какому делу и в связи с каким основанием проводит-

100

ся предварительное слушание. Секретарь судебного заседания докладывает о явке лиц, которые должны участвовать в судебном заседании, и о причинах отсутствия кого-либо из них. Обвиняемый может заявить ходатайство о проведении предварительного слушания в его отсутствие, которое может быть удовлетворено мировым судьей. Однако при принятии такого решения мировой судья должен учитывать наличие у обвиняемого реальных возможностей воспользоваться всеми предоставленными ему уголовно-процессуальным законом правами в полном объеме. Следовательно, при решении данного вопроса необходимо исходить из конкретных обстоятельств рассматриваемого дела. Неявка иных, кроме обвиняемого, участников судопроизводства, своевременно извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к проведению предварительного слушания.

С учетом подсудности мирового судьи рассмотрение им уголовных дел может осуществляться с применением особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного главой 40 УПК. В случае, если соответствующее ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства не было заявлено обвиняемым в момент ознакомления с материалами уголовного дела, оно может быть заявлено на предварительном слушании. При этом инициатива проведения предварительного слушания может исходить как от самого обвиняемого, так и от мирового судьи.

Поскольку так называемые «сделки» или «соглашения» о признании вины являются новшеством для уголовного процесса Российской Федерации, ос- новная часть обвиняемых вряд ли представляет себе их сущность и возможные последствия. При этом закон предоставляет обвиняемому только два момента для заявления ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства: в момент ознакомления с материалами уголовного дела или на предварительном слушании (ст.315 УПК). На этапе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела последний может не уяснить всех возможностей данной процедуры и, как следствие, не заявит соответствующее ходатайство. Данное предположение можно обосновать тем, что в п.2 ч.5 ст.217 УПК преду-

101

сматривается обязанность следователя на этом этапе разъяснить обвиняемому право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства, но не устанавливается обязанности разъяснить обвиняемому сущность и особенности этого порядка, хотя п.1 ч.5 этой статьи закрепляет подобное требование в отношении ходатайства о рассмотрении дела судом с участием присяжных. Дать консультацию по этому вопросу обвиняемому мог бы его защитник, однако по результатам изучения нами судебной практики установлено, что в 127 случаях из 150, что составляет 65%, уголовные дела рассматривались мировыми судьями в отсутствие защитника. Поэтому если при ознакомлении с материалами поступившего уголовного дела мировой судья придет к выводу, что по нему возможно применение особого порядка судебного разбирательства, целесообразно воспользоваться предоставленным ему ч.1 ст.229 УПК правом и назначить для разрешения данного вопроса предварительное слушание, в котором мировой судья должен доступно разъяснить обвиняемому суть данной процедуры, а также возможные для него как позитивные, так и негативные последствия.

В ходе проведения мировым судьей предварительного слушания секре- тарь ведет протокол. Требования, которым должен отвечать этот документ, должны быть такими же, как и требования, предъявляемые к протоколу судебного заседания мирового судьи.

По результатам предварительного слушания мировой судья может при- нять одно из следующих предусмотренных ч.1 ст.236 УПК решений:

1) о возвращении уголовного дела прокурору; 2) 3) о приостановлении производства по уголовному делу; 4) 5) о прекращении уголовного дела; 6) 7) о назначении судебного заседания. 8) В числе предусмотренных ч.1 ст.236 УПК решений мировой судья не может принять решение о направлении дела по подсудности, поскольку в данном случае в силу положений ч.5 ст.236 УПК оно может быть обусловлено только изменением прокурором обвинения, в результате чего уголовное дело

102

станет неподсудным данному суду. Нормы ч.8 ст.246 УПК, распространяющиеся и на предварительной слушание, позволяют прокурору изменить обвинение только в сторону его смягчения, а значит, дело в соответствии с правилами родовой подсудности может стать подсудным только нижестоящему суду. Так как мировой судья является низшим звеном в системе общих судов России, то он таким полномочием воспользоваться никак не может.

Если нет оснований для возвращения дела прокурору, для приостановле- ния производства по делу либо его прекращения, мировой судья принимает решение о назначении судебного заседания и одновременно рассматривает все процессуальные и организационные вопросы, связанные с предстоящим судебным разбирательством. Решение мирового судьи оформляется постановлением.

При отсутствии на этапе подготовки к судебному заседанию оснований для направления дела по подсудности или для назначения предварительного слушания мировой судья выносит постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания в соответствии с правилами ст.231 УПК и осуществляет иные подготовительные действия. При этом дата судебного заседания должна быть назначена мировым судьей таким образом, чтобы рассмотрение дела было им начато не ранее трех суток и не позднее 14 суток с момента поступления уголовного дела в суд, но не ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного акта или обвинительного заключения (ч.2 ст.233, ч.2 ст.321 УПК). Во всем остальном мировому судье на этой стадии следует руководствоваться общими правилами подготовки дела к судебному разбирательству.

3.2. Порядок рассмотрения мировым судьей дел частно-публичного и публичного обвинения и возможности его оптимизации

Особенностям производства по уголовным делам у мирового судьи по- священ раздел XI УПК. Следует отметить, что в данном случае действующий УПК, также как и УПК РСФСР 1960 г., посвятил регламентации этого вопроса

103

отдельную главу, закрепив в ней особенности судопроизводства у мирового судьи, отличные от общего порядка рассмотрения дел в судах первой инстанции.

В то же время представляется не совсем удачным наименование главы 41 УПК «Производство по уголовным делам, подсудным мировому судье», которое является слишком широким, поскольку буквально его можно трактовать как совокупность и досудебного, и судебного производства по данным уголовным делам, что не соответствует содержанию регулируемых им отношений. Производство по уголовным делам у мирового судьи - это судебное производство, что подтверждает и содержание главы 41 УПК, и ее местоположение в составе части третьей УПК «Судебное производство». С этих позиций нам представляется более подходящим наименование главы 41 УПК «Особенности производства по уголовным делам у мирового судьи».

Производство у мирового судьи осуществляется в различном порядке в зависимости от характера дела (дело частного обвинения или дело публичного, частно-публичного обвинения). Наибольшими особенностями обладает процедура рассмотрения дел частного обвинения. В этом проявляется специфика производства у мирового судьи, которое, являясь самостоятельным комплексным производством, в то же время дифференцировано в зависимости от характера рассматриваемого дела и может осуществляться в различном порядке.

В данном параграфе будут рассмотрены такие особенности производства у мирового судьи, которые характерны для подсудных ему уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения. Специфические черты производства по делам частного обвинения будут отдельно рассмотрены в следующей главе.

Производство по уголовным делам у мирового судьи является одним из видов упрощенных производств, что вполне соответствует духу и сущности мировой юстиции. Однако следует признать, что УПК не использовал всех возможностей такого положения, как следствие, и процедура рассмотрения дел публичного и частно-публичного обвинения мировым судьей практически не отличается от стандартной процедуры рассмотрения таких дел в суде первой инстанции. По нашему мнению, существуют возможности для дальнейшего со-

104

вершенствования производства у мирового судьи с целью его оптимизации и, как следствие, повышения эффективности судопроизводства в целом.

В соответствии с УПК мировой судья рассматривает уголовное дело пуб- личного и частно-публичного обвинения в судебном заседании по общим правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции. Представляется, что существует необходимость установления упрощенной процедуры рассмотрения мировым судьей этих дел. В действующем УПК данному вопросу уделено недостаточно внимания, основная масса отличий судопроизводства мирового судьи касается дел частного обвинения. Между тем 99 из 104 составов преступлений, дела о которых подсудны мировому судье, - это дела публичного и частно-публичного обвинения. При этом мировыми судьями Воронежской области в 2001 г. было рассмотрено 37 дел публичного и частно-публичного обвинения из 77 рассмотренных дел, что составило 48%, а за 6 месяцев 2002 г. - соответственно 767 из 1077 дел или 71% (см. Приложения 4, 5). Таким образом, существует перекос в сторону регламентации порядка рассмотрения мировым судьей дел частного обвинения при отсутствии специально разработанной упрощенной процедуры производства по делам публичного и частно-публичного обвинения.

Судебное разбирательство у мирового судьи проходит все те же этапы, что и производство в федеральных судах. Следует согласиться с имеющимся в юридической литературе мнением, что для рассмотрения дел о преступлениях, за совершение которых не может быть назначено более суровое наказание, чем три года лишения свободы, которые к тому же, как правило, не представляют большой сложности для разрешения, должна быть предусмотрена и соответствующая процедура, более простая по сравнению с обычным порядком1.

’ См.: Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук. - Томск, 1997. - С.214; Апостолова Н.Н. Мировые суды в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. - Ростов - на - Дону, 1998. - С.115; Донская СВ. Мировой суд в России (1864 - 1917 г.г.): историко-правовое исследование: Дис. … канд. юрид. наук. - Калининград, 1998. - С.27; Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук.-М., 2001.-С.92.

105

Т.В. Трубникова, допуская возможность некоторого упрощения произ- водства непосредственно у мирового судьи, то есть на судебных стадиях, считает, что в большей мере упрощение должно касаться досудебных стадий процесса. В связи с этим она полагает, что «для дел, подсудных мировому судье, должен быть установлен упрощенный, по сравнению с обычным, порядок уголовного судопроизводства. Этот порядок должен распространяться как на досудебные, так и на судебные стадии процесса, и обладать качествами простоты и быстроты, при условии соблюдения необходимых процессуальных гарантий. Причем, судебное производство по таким делам должно обеспечивать максимум непосредственности при исследовании обстоятельств дела, первостепенное значение судебного производства по сравнению с досудебной подготовкой материалов» .

Применительно к производству у мирового судьи Т.В. Трубникова пред- лагает использовать такую упрощенную форму досудебного производства, как немедленный привод по аналогии с подобной процедурой, существующей в уголовном процессе Великобритании, США, Италии и ряда других стран . Так, в Великобритании лицо, совершившее преступление, может быть немедленно доставлено в магистратский суд. В этом случае досудебная подготовка по делу не осуществляется, не составляется письменный обвинительный акт, а обвинение формулируется и излагается устно в судебном заседании. Предварительное рассмотрение дела в таком случае также не производится, а представление обвиняемого в суд является одновременно актом предания суду3.

Следует признать, что, не умаляя значения судебного производства, тем не менее, можно и нужно его упростить применительно к процедуре рассмот- рения дел мировым судьей. Что касается перенесения центра тяжести с досудебных стадий на судебные путем упрощения первых, то это не всегда удобно. В частности, не представляется возможным осуществить немедленный привод

1 Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук. -Томск, 1997.-С.214.

2 См.: Там же. -С.216.

3 См.: Судебные системы западных государств. - М., 1991. -С. 105.

106 к мировому судье в ночное время или в выходной либо праздничный день, когда мировой судья не работает. Помимо этого, в случае использования процедуры немедленного привода необходимо помимо обвиняемого, очевидно, доставить в суд свидетелей, что также может вызвать определенные затруднения. Более того, Т.В. Трубникова предлагает предоставить мировому судье право отложить судебное разбирательство по такому делу на срок до трех дней в случае заявления обвиняемым ходатайства для подготовки им своей защиты . Очевидно, что достаточное количество обвиняемых пожелает воспользоваться этим правом. Как следствие, затраты времени свидетелей, уже доставленных в суд, не только не уменьшатся, как предполагает автор, но наоборот, возрастут.

Помимо всего прочего, как отмечает и сама Т.В. Трубникова, немедленный привод обвиняемого, связанный с обязанностью мирового судьи рассмот- реть дело в течение рабочего дня, усложнит его работу и может привести к нарушению планов. Однако это, по мнению автора, не явится значительным неудобством, поскольку рассмотрение таких дел не должно занимать слишком много времени, соответственно, положительный эффект будет больше, нежели возможные неудобства. Это предположение кажется не вполне обоснованным, поскольку предложенная Т.В. Трубниковой процедура судебного разбирательства в мировом суде практически ничем не отличается от стандартной. Следовательно, ожидать, что она будет осуществляться значительно быстрее в случае немедленного привода, на наш взгляд, нелогично. А с учетом того, что нагрузка мирового судьи практически равна нагрузке судьи федерального районного суда, у него не будет возможности одновременно с рассмотрением запланированных дел качественно рассматривать дела в порядке немедленного привода. Все это вызывает опасения по поводу целесообразности и жизнеспособности дан- ной процедуры.

Очевидно, что даже в случае законодательного закрепления возможности использовать в мировых судах немедленный привод как средство упрощения

1 См.: Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук.-Томск, 1997.-С.216.

107

судопроизводства, он сможет применяться далеко не по всем делам, находящимся в производстве у мирового судьи. Таким образом, по остальным делам судебное разбирательство будет происходить в общем порядке, без каких-либо

значительных изъятий, что с учетом подсудности мирового судьи нецелесообразно. Как следствие, эффект от введения процедуры немедленного привода может оказаться незначительным.

Представляется, что судопроизводство у мирового судьи может быть и должно быть упрощено по сравнению с обычным порядком, что поможет наилучшим образом использовать потенциал, заложенный в этом институте. Однако, согласно закону единственное отличие состоит в установлении более короткого срока начала разбирательства в судебном заседании. В соответствии с ч.2 ст.321 УПК судебное разбирательство у мирового судьи должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела.

Все остальные действия на всех этапах судебного разбирательства мировой судья осуществляет в общем порядке. В этом смысле УПК проигрывает как проекту УПК РФ 1997 г., так и УПК РСФСР. Они тоже были далеко не совершенны, но в то же время предусматривали, например, возможность производства сокращенного судебного следствия. Более того, в течение действия УПК РСФСР в редакции закона от 7 августа 2000 г. эта процедура реально действовала. Таким образом, принятие УПК в нынешнем его виде явилось шагом назад.

Существуют различные предложения по поводу совершенствования про- цедуры судопроизводства у мирового судьи в сторону ее упрощения. Одно из них содержится в Концепции судебной реформы в РФ, которая предусматривает следующий порядок производства в мировых судах. Мировой судья в назначенное время открывает судебное заседание, объявляет, какое дело подлежит разбирательству, кратко формулирует обвинение, содержащееся в жалобе. Дальнейший ход разбирательства зависит от того, признает ли подсудимый свою вину. Если подсудимый признал себя виновным, мировой судья после

108 краткого обзора доказательств постановляет приговор. Если подсудимый отрицает свою вину, исследуются доказательства. После чего, выслушав выступления сторон, мировой судья выносит приговор1.

По мнению Н.Н. Апостоловой, судебное разбирательство у мирового су- дьи, как и при обычном порядке судопроизводства, должно состоять из пяти частей. При этом в случае признания подсудимым своей вины и с учетом мнения сторон автор допускает возможность краткого оглашения (перечисления) имеющихся в деле доказательств вины подсудимого, после чего предлагает сразу переходить к судебным прениям. Если подсудимый признал свою вину частично, мировой судья также с учетом мнения сторон может исследовать лишь те доказательства, которые оспариваются подсудимым, а «бесспорные» доказательства просто перечислить и перейти к судебным прениям. Таким образом, существует возможность проведения судебного следствия в сокращенном порядке. В полном объеме судебное следствие должно производиться лишь в том случае, когда подсудимый не признает своей вины . Во всем остальном пред- ложенный Н.Н. Апостоловой порядок судебного разбирательства дела мировым судьей ничем не отличается от ныне существующего. Следует согласиться с автором в части возможности применения мировым судьей сокращенного судебного следствия, но в то же время нужно отметить, что помимо этого существуют иные возможности упростить порядок судебного разбирательства с целью повышения его эффективности.

Т.В. Трубникова полагает, что для рассмотрения подсудных мировому судье уголовных дел должен быть установлен упрощенный порядок уголовного судопроизводства, но, как уже отмечалось, в большей степени упрощение должно затронуть досудебные стадии. Что касается судебного разбирательства, то указанный автор допускает возможность его упрощения, но отрицает как таковое применение мировым судьей сокращенного судебного следствия, по-

’ См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. - М., 1992. - С.96. 2 См. Апостолова Н.Н. Указ. соч. -С. 117; см. также: Кашепов В.П. Реализация судебной власти в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права. - 1997. - №12. - С.49; Мировая юстиция: проблемы и перспективы // Российская юстиция. - 2001. - №12. - С.ЗЗ.

109

скольку это «вообще недопустимо, так как в силу своих особенностей, и с учетом использования упрощенного порядка досудебной подготовки, повышенное внимание должно быть уделено обеспечению полноты, всесторонности, непо- средственности судебного следствия. Исходя из этого положения, никакие со- кращения судебного следствия, изъятия из принципа непосредственности в деятельности мирового судьи вообще недопустимы» .

В качестве контраргумента можно привести тот факт, что в Великобритании, к опыту которой апеллирует Т.В. Трубникова, предлагая ввести процедуру немедленного привода обвиняемого в качестве упрощенного досудебного производства по делам, подсудным мировому судье, в случае применения немедленного привода в суде магистратов все-таки возможно сокращение судебного следствия . Таким образом, даже при упрощении досудебного производства возможно упрощение также и судебных стадий, включая проведение сокращенного судебного следствия, что подтверждает и правоприменительная практика других государств.

В то же время Т.В. Трубникова полагает, что «судебное разбирательство, проводимое по делам, подсудным мировому судье, все же может быть упрощено, по сравнению с обычной процедурой»3. Это достижимо, по мнению автора, за счет отказа от проведения судебных прений (прений сторон). Свою позицию она аргументирует относительной несложностью дел, подлежащих рассмотрению мировым судьей, предположительно редким участием по этим делам про- фессиональных защитников, заменой по некоторым делам государственного обвинения частным, а следовательно, отсутствием в этих случаях и государст- венного обвинителя.

Все это, по ее мнению, подтверждают результаты изучения практики, которые свидетельствуют о том, что по аналогичным категориям дел подсудимые и частные обвинители, как правило, не знают, о чем говорить в судебных пре-

Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук. -Томск, 1997.-С.218.

2 См.: Там же. - С.65.

3 Там же. -С.218.

по

ниях, а в случае участия в деле защитника и государственного обвинителя указанные лица очень редко уделяют в своей речи место анализу исследованных доказательств, а позиция стороны уже высказана в ходе судебного следствия. Поскольку дела мировой судья рассматривает единолично, нет необходимости в произнесении речей, рассчитанных на судей - непрофессионалов .

Единственное, в чем, по мнению Т.В. Трубниковой, есть необходимость, - это в предоставлении суду предложений по формулировке итогового судебного решения, в частности, предложений о виде и мере наказания. Таким образом, вместо производства судебных прений по делам, подсудным мировому судье, следует ограничиться предоставлением сторонам возможности предложить суду в устной или письменной форме свой вариант ответа на вопросы, подлежащие разрешению при постановлении приговора2.

Представляется, однако, что отказ от прений сторон у мирового судьи не- допустим, поскольку это существенно ущемляет их возможности на выражение своего отношения к исследованным доказательствам и ограничивает право подсудимого на защиту. В любом случае участие в прениях - это право сторон, и если им нечего сообщить в прениях, они могут от этого права отказаться. Как показывают результаты изучения судебной практики, судебные прения проводились по 112 из 150 изученных дел, рассмотренных мировыми судьями, поэтому нельзя лишать стороны этого права.

Судебное разбирательство у мирового судьи по общему правилу должно состоять из пяти частей: подготовительная часть, судебное следствие, прения сторон, последнее слово подсудимого и постановление приговора. Однако требования к их содержанию должны быть упрощены по сравнению с обычным порядком судебного разбирательства по делам публичного и частно-публичного обвинения.

После открытия судебного заседания секретарь докладывает о явке лиц, которые должны участвовать в разбирательстве дела. При этом необходимо за-

1 См.: Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид

наук. - Томск, 1997. - С.218.

2Тамже.-С.218-219.

Ill

крепить правило, что в случае неявки свидетелей, показания которых не оспариваются сторонами, и при отсутствии возражений сторон возможно не откладывать судебное заседание, а продолжить его и огласить показания не явившихся свидетелей, данные ими на предварительном расследовании1. Думается, что подобное отступление от принципа непосредственности судебного разбирательства в данном случае возможно и оправданно, так как поможет избежать отложения слушания дела, а следовательно, и затягивания его разбирательства.

При невозможности рассмотреть дело в отсутствие кого-либо из не явив- шихся участников уголовного судопроизводства мировой судья принимает решение об отложении судебного заседания. Представляется, что применительно к производству у мирового судьи следовало бы закрепить положение, аналогичное правилу, содержавшемуся в ч.2 ст.277 УПК РСФСР, гласившему, что в случае вынесения судом определения (постановления) об отложении разбирательства дела суд может допросить явившихся свидетелей, эксперта или специалиста, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей. Если после отложения слушания дела оно рассматривается в том же составе суда, вторичный вызов указанных лиц в судебное заседание производится лишь в необходимых случаях. Подобное правило поможет снизить временные затраты этих участников судопроизводства, связанные с необ- ходимостью повторной явки в судебное заседание, и решить проблемы суда, вызванные их возможной неявкой в последующем.

В случае неявки подсудимого мировой судья выясняет возможность рас- смотрения дела в его отсутствие и принимает соответствующее решение. Все остальные действия на этом этапе мировой судья осуществляет в соответствии с положениями главы 36 УПК.

Следующий этап судебного разбирательства - судебное следствие, которое выступает центральным звеном судебного разбирательства, тем фундамен- том, на котором основано все правосудие по уголовному делу2. В соответствии

1 См.: Ткачев В. Компетенцию мировых судей следует расширить // Российская юстиция. - 2001. - №4. - С.42.

2 См.: Попов В.Ф. Судебное следствие в уголовно-процессуальной деятельности: понятие, значение, сущность и содержание // Российский судья. - 2000. - №4. - С.41.

112

с УПК оно осуществляется у мирового судьи в общем порядке, без каких- либо изъятий, хотя УПК РСФСР (в редакции закона от 7 августа 2000 г.) предусматривал возможность проведения сокращенного судебного следствия. Ранее мы уже высказывали свою точку зрения о необходимости возвращения мировым судьям возможности проведения сокращенного судебного следствия. Это подтверждают и результаты анкетирования судей: 67% из них высказались за возвращение такой возможности мировым судьям.

Вопрос о сокращенном судебном следствии поднимал еще в 1947 году В.Я. Лившиц, который выделил два вида оснований для сокращения судебного следствия: во-первых, признание обвиняемым своей вины и, во- вторых, достаточная, по мнению суда или сторон, выясненность обстоятельств дела . Однако, несмотря на это, он отверг всякую возможность сокращения судебного следствия в отечественном уголовном судопроизводстве по любому из этих оснований2. Тем не менее, второе основание легло в основу сокращенной процедуры судебного следствия, которая предусматривалась УПК РСФСР.

Закрепление в УПК РСФСР возможности проведения в мировом суде по делам о преступлениях небольшой тяжести и по делам частного обвинения сокращенного судебного следствия явилось важной новеллой уголовно- процессуального законодательства и одним из элементов упрощения судопроизводства у мирового судьи. К сожалению, при подготовке и принятии нового УПК законодатели необоснованно, на наш взгляд, отказались от такой возможности.

В соответствии со ст.475 УПК РСФСР мировой судья был вправе провести сокращенное судебное следствие, состоящее из допроса потерпевшего и подсудимого, а также исследования иных доказательств, на которые укажут стороны, при наличии ходатайства одной из сторон и при отсутствии возражений другой стороны. Вводя такой усеченный вариант судебного следствия, закон одновременно устанавливал дополнительные гарантии соблюдения прав участников

1 См.: Лившиц В.Я. Вопрос о сокращении судебного следствия в уголовном процессе // Советское государство и право. - 1947. - №2. - С.58.

2 См.: Там же. - С.62 - 64.

113

судебного разбирательства. Они заключались в том, что правила сокращенного судебного следствия не могли применяться по делам о преступлениях, совершенных группой лиц, если хотя бы один из подсудимых возражал против его проведения и дело в отношении него невозможно было выделить в отдельное производство, а также по всем делам в отношении несовершеннолетних.

Проект УПК РФ, предназначенный ко второму чтению, предусматривал возможность проведения сокращенного судебного следствия1. Согласно ст.318 проекта в ходе судебного следствия по ходатайству сторон суд мог ограничить исследование доказательств объемом, достаточным для вынесения окончательного решения по делу. При этом во всяком случае должны были быть допрошены подсудимый, потерпевший, их представители, гражданский истец и гражданский ответчик, исследованы необходимые письменные доказательства. Сокращенное судебное следствие, согласно этому проекту, не допускалось в следующих случаях: по делам о преступлениях, за совершение которых может быть назначено наказание свыше пяти лет лишения свободы, пожизненное лишение свободы или смертная казнь; по делам о преступлениях, совершенных группой лиц, если хотя бы один из подсудимых не признает своей вины и дело в отношении него невозможно выделить в отдельное производство; по всем делам несовершеннолетних.

Как видно, регламентация сокращенного судебного следствия проектом УПК была далека от совершенства. В частности, из ст.318 проекта не следовало обязательного признания подсудимым своей вины как условия для производства сокращенного судебного следствия, хотя и запрещалось его проведение в случае непризнания своей вины кем-либо из подсудимых и невозможности выделения дела в отношении него в отдельное производство.

В последующем законодатель вообще отказался от процедуры сокращенного судебного следствия, заменив ее таким институтом, как особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему

1 См.: Моисеева T.B. Сокращенное производство в уголовном процессе // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства. - М., 2001. - С.252.

114

обвинением или так называемая «сделка» или «соглашение» о признании вины (гл.40 УПК).

Представляется, что сокращенное судебное следствие у мирового судьи могло бы явиться альтернативой «сделкам о признании вины» и должно существовать параллельно с ними. Полный отказ от сокращенного судебного следствия и замена его этой процедурой представляется не вполне корректным, поскольку природа этих правовых институтов различна. При применении сокращенного судебного следствия судебное разбирательство осуществляется в общем порядке, а отличие состоит лишь в том, что изменяется объем доказательств, исследуемых в судебном заседании.

При разрешении дела с применением особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением раз- бирательства дела в привычном понимании не производится. С введением этой процедуры в уголовное судопроизводство законодатель отказался от установления объективной истины по уголовному делу, а решение суда в данном случае поставлено в зависимость от усмотрения сторон. Тем не менее, к применению данной процедуры следует отнестись с большой осторожностью, поскольку наряду с видимыми благоприятными последствиями (быстрота судопроизводства, снижение максимально возможного наказания до двух третей), она таит в себе определенные опасности, связанные в первую очередь с тем, что «сделки о признании вины» чужды нашему уголовно-процессуальному законодательству1. В то же время созданная УПК конструкция данной процедуры «страдает существенными противоречиями, которые неизбежно породят разночтения и затруднят применение ее на практике»2.

1 См. об этом: Морозова И., Анненков А., Дадонов С. Сделка о признании вины как вариант мирового соглаше ния // Российская юстиция. - 2000. - №10. - С.37; Лукашевич B.3., Питулько К.В. Новый УПК должен быть на дежным средством охраны интересов граждан и неотвратимости наказания виновных // Правоведение. - 2001. - №3. - С.267; Петрухин И. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету // Российская юстиция. - 2001. - №5. - С.35-37; Михайлов П. Сделки о признании вины - не в интересах потерпевших // Российская юс тиция. - 2001.-№5. - С.37.

2 Лазарева В. Новый УПК: особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъяв ленным ему обвинением// Уголовное право. - 2002. - №2. - С.69.

115

При проведении сокращенного судебного следствия исследуемых доказа- тельств должно быть достаточно для разрешения дела по существу. В связи с этим мы считаем неприемлемой в современной России пассивную роль суда в исследовании доказательств1. Полагаем, что суд должен иметь право активно участвовать в исследовании доказательств, иначе каким образом он сможет вынести приговор, отвечающий предъявляемым к нему требованиям законности, обоснованности и справедливости? Поэтому при проведении сокращенного судебного следствия объем исследуемых доказательств не должен ограничиваться лишь теми из них, которые указаны сторонами либо должны быть исследованы согласно требованию закона. У суда должно быть право по собственной инициативе исследовать и иные доказательства, имеющие значения для вынесения правосудного приговора. Подобное право суда не следует расценивать как отступление от принципа состязательности и склонение его, таким образом, на сторону защиты или обвинения в зависимости от того, в чью пользу говорят эти доказательства. Это право является необходимым для выполнения судом своей основной функции - осуществления правосудия. Поэтому при проведении сокращенного судебного следствия суд должен иметь право помимо указанных сторонами доказательств исследовать иные доказательства, без которых невозможно разрешение дела по существу.

Согласно ч.З ст.240 УПК суд, в том числе и мировой судья, постановляет приговор, основываясь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. С учетом этого при проведении сокращенного судебного следствия было бы целесообразно предоставить суду право помимо указанных сторонами доказательств огласить необходимые имеющиеся в деле письменные документы, которые имеют существенное значение для справедливого разрешения дела и постановления обоснованного приговора. Это нужно потому, что стороны, не являясь профессиональными юристами, не всегда могут объективно оценить достаточность указанных ими доказательств. Поэтому в подобных

См.: Малахова Л.И. Уголовно-процессуальная деятельность: общие положения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Воронеж, 2002. -С. 16.

116

ситуациях пробелы, допущенные сторонами при определении подлежащих исследованию доказательств, могут быть и должны быть устранены судом.

Думается, что право решать вопрос о том, какую из процедур - сокращен- ное судебное следствие или «соглашение о признании вины» - применять, целесообразно было бы предоставить сторонам, в частности, подсудимому, поскольку их реализация может повлечь за собой для него определенные, в том числе и негативные, последствия.

Согласие сторон на проведение сокращенного судебного следствия подра- зумевает невозможность обжалования или опротестования приговора по этому основанию, в связи с чем мировой судья обязан им разъяснить последствия дачи такого согласия.

Статья 475 УПК РСФСР гласила, что возможность проведения сокращенного судебного следствия является правом мирового судьи. Подобный подход следует закрепить и в новом УПК. Как следствие, напрашивается вывод, что окончательное решение этого вопроса остается за судьей, который будет его принимать, исходя из конкретных обстоятельств рассматриваемого дела. Разумно предположить, что отказ судьи в проведении сокращенного следствия должен быть мотивирован.

Во всем остальном процедура судебного разбирательства у мирового су- дьи по делам публичного и частно-публичного обвинения не отличается от производства по данной категории дел в любом другом суде. В большей мере процессуальные упрощения затронули институт рассмотрения дел частного обвинения, по делам же об иных подсудных мировому судье преступлениях небольшой и средней тяжести они имеют весьма незначительный характер.

В соответствии с УПК помимо обычного порядка судебного разбиратель- ства дел публичного и частно-публичного обвинения, характерного для мирового судьи, в производстве у него могут применяться такие процедуры, как особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением или «соглашение о признании вины», а также заочное разбирательство. Последние, в отличие от обычного порядка судебного

117

разбирательства у мирового судьи, могут применяться лишь в случаях, указанных в законе. Обе эти процедуры относятся к упрощенным производствам1, а возможность их применения в производстве у мирового судьи отражает его комплексный характер. Х.У. Рустамов выделяет «соглашение о признании вины» в самостоятельный вид производств - примирительные формы разбирательства уголовных дел наряду с упрощенными процессуальными формами и формами уголовного производства с усиленными процессуальными гарантия-ми . Подобная точка зрения страдает отсутствием логики, поскольку выделять виды какого-либо процесса или явления можно на основании единого критерия. Критерием дифференциации процессуальной формы на обычные производства, упрощенные производства и производства с усиленными процессуальными гарантиями или усложненные производства является степень сложности процессуальной формы; примирительные формы в эту концепцию не вписываются. С учетом сущности особого порядка принятия судебного разбирательства или «соглашения о признании вины» его следует отнести к упрощенным процессуальным формам.

«Соглашение о признании вины» регламентировано главой 40 УПК и может использоваться при наличии согласия обвиняемого с предъявленным обвинением по его ходатайству о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы (ст.314 УПК). Таким образом, в перечень уголовных дел, по которым может применяться подобная процедура, попадают и дела, подсудные мировому судье.

Поскольку объем данной работы ограничен, проблема «сделок о призна- нии вины» не будет подвергаться в ней подробному исследованию, что может являться предметом самостоятельного диссертационного исследования. Эта процедура является новой для уголовного процесса России, никогда прежде у нас не применялась и является заимствованием из англо-саксонской системы

1 См.: Малахова Л.И. Уголовно-процессуальная деятельность: общие положения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Воронеж, 2002. - С.22.

2 См.: Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы. -М., 1998.-С.137-152.

118

уголовного процесса1, в частности, США, где она используется достаточно широко. С учетом этого нам представляется целесообразной ее апробация у мирового судьи, поскольку ему подсудны не самые тяжкие и достаточно несложные дела.

Как уже отмечалось, особый порядок судебного разбирательства предполагает изъятия из правила о непосредственном исследовании мировым судьей доказательств по уголовному делу. Это означает, что в судебном заседании по- казания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение и показания эксперта не выслушиваются, вещественные доказательства не осматриваются, протоколы и иные документы не оглашаются, равно как не производятся и иные судебные действия по исследованию доказательств. В то же время определенные элементы непосредственности судебного разбирательства должны сохраниться. Так, мировой судья должен лично выслушать подсудимого для того, чтобы убедиться, насколько добровольно тот заявил ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства и насколько он понимает значение и последствия этого поступка (ч.2 ст.314 УПК). Кроме того, для того, чтобы вынести по делу решение, в частности, постановить обвинительный приговор, мировой судья должен убедиться, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу. Для этого он обязан непосредственно изучить все материалы уголовного дела. Эта деятельность мирового судьи должна протекать в допустимой для данной судебной процедуры форме. Очевидно, в данном случае должны применяться «логические способы исследования доказательств, т.е. анализ каждого отдельного доказательства с точки зрения соответствия его формы и содержания требованиям уголовно-процессуального закона в целях последующей оценки допустимости, относимости, достоверности и значения каждого из них и

‘См.: Новое уголовно-процессуальное законодательство России: проблемы теории и практики применения («Круглый стол»)// Российская юстиция. - 2002. - №7. - С.118.

119

достаточности их совокупности для вывода о виновности лица в совершении преступления»’.

Таким образом, особый порядок принятия судебного решения при согла- сии обвиняемого с предъявленным обвинением предполагает и особый порядок судебного разбирательства, однако УПК практически не содержит указаний на порядок его проведения, упоминая лишь, что судебное заседание проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника в соответствии с общими условиями судебного разбирательства с учетом особенностей, предусмотренных главой 40 УПК. По нашему мнению, такой правовой регламентации этой процедуры явно недостаточно. Представляется, что в гл. 40 УПК следовало бы указать, что судебное заседание проводится также в соответствии с правилами подготовительной части судебного заседания (гл.36 УПК). Данное по- ложение было бы логичным, поскольку мировой судья, проводя судебное заседание, даже в особом порядке, должен объявить состав суда; проверить явку, коль скоро участие подсудимого и защитника обязательно; установить личность подсудимого, разъяснить ему его права, в том числе право заявить судье отвод. Представляется, что подсудимому необходимо обеспечить право обратиться к суду с последним словом, в том числе просить о снисхождении.

Еще одним способом оптимизации порядка судопроизводства у мирового судьи может являться заочное рассмотрение дела. При этом «соглашение о признании вины» и заочное производство являются взаимоисключающими процедурами. Данный вывод следует из того, что при проведении судебного разбирательства в особом порядке обязательно участие подсудимого (ч.1 ст.316 УПК).

Возможность проведения заочного судебного разбирательства преду- сматривает ч. 4 ст.247 УПК, для чего необходимо наличие следующих условий:

1) судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть до- пущено по делу небольшой или средней тяжести;

1 Лазарева В. Новый УПК: особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Уголовное право. - 2002. - №2. - С.68.

120

2) наличие ходатайства подсудимого о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие.

Таким образом, при наличии ходатайства подсудимого о рассмотрении дела в его отсутствие и с учетом подсудности мирового судьи закон допускает возможность проведения им заочного судебного разбирательства. Следует отметить, что основания проведения заочного судебного разбирательства согласно действующему УПК отличаются от аналогичных оснований, предусмотренных УПК РСФСР. В соответствии со ст.246 последнего разбирательство дела в отсутствие подсудимого допускалось в двух случаях:

1) когда подсудимый находился вне пределов Российской Федерации и уклонялся от явки в суд; 2) 3) когда по делу о преступлении, за которое не может быть назначено на- казание в виде лишения свободы, подсудимый ходатайствовал о разбирательстве дела в его отсутствие. 4) Как видно, новый УПК изменил основания для производства заочного судебного разбирательства следующим образом. Во-первых, уклонение подсудимого, находящегося за пределами Российской Федерации, от явки в суд не является теперь согласно ч.4 ст.247 УПК основанием для рассмотрения дела в его отсутствие. Во-вторых, расширен перечень дел, по которым возможно проведение заочного судебного разбирательства. В него входят не только дела о преступлениях, за которые не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, но и все дела о преступлениях небольшой или средней тяжести. Это положение является небесспорным, в литературе существуют и иные точки зрения на этот счет

Х.У. Рустамов считает, что заочное рассмотрение дела должно осуществ- ляться «как по инициативе суда (судьи), так и по письменному ходатайству прокурора, подсудимого, потерпевшего, их защитников и законных представителей с их согласия в случае неявки в суд лица, обвиняемого в совершении преступления, за которое не предусмотрено наказание в виде лишения свободы» .

1 Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы. - М., 1998. - С.289.

121 Н.Н. Апостолова выделяет ряд условий, при соблюдении которых допустимо и оправдано рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого у мирового судьи:

во-первых, заочное рассмотрение допустимо лишь по делам о преступле- ниях, не предусматривающих в качестве меры наказания ограничение или лишение свободы;

во-вторых, заочное разбирательство уголовных дел должно осуществ- ляться в соответствии с общими правилами судопроизводства в мировых судах, за изъятиями, предусмотренными законом;

в-третьих, заочное рассмотрение уголовных дел не может проводиться в отношении лиц, страдающих физическими и психическими недостатками, не владеющих языком судопроизводства и несовершеннолетних;

в-четвертых, заочное судебное разбирательство дела может осуществ- ляться по инициативе подсудимого, а также мирового судьи, обвинителя, защитника, при условии наличия письменного согласия подсудимого на рассмотрение дела в его отсутствие;

в-пятых, подсудимый должен быть надлежащим образом уведомлен о месте и времени судебного заседания;

в-шестых, в заочном рассмотрении дела у мирового судьи может участ- вовать по поручению подсудимого его защитник;

в-седьмых, заочный приговор должен выноситься мировым судьей в со- ответствии с правилами постановления приговоров в мировых судах;

в-восьмых, заочный приговор может быть обжалован в апелляционном порядке осужденным, защитником, обвинителем, потерпевшим, его представителем в течение 2 недель с момента вручения копии приговора и в месячный срок, если эти лица находятся за пределами Российской Федерации. Заочный приговор может быть также опротестован прокурором в двухнедельный срок в апелляционном порядке .

’ См.: Апостолова Н.Н. Указ. соч. - С. 125.

122

Эта точка зрения является более предпочтительной, поскольку она доста- точно подробно раскрывает все нюансы заочного судебного разбирательства. Но в то же время с ней нельзя полностью согласиться.

Возможность проведения судебного разбирательства в отсутствие подсу- димого у мирового судьи вполне обоснованна, поскольку способствует быстрому рассмотрению и разрешению дела, однако перечень оснований для заочного судебного разбирательства у мирового судьи мог бы быть расширен без ущерба для интересов подсудимого и правосудия. Полагаем, полностью возможности заочного судебного разбирательства УПК не реализованы, также они не раскрыты в полном объеме в теории уголовного судопроизводства. В данном вопросе представляется целесообразным учитывать не только действующее законодательство, но и обратиться к историческому опыту России. Согласно УУС 1864 г., у мирового судьи допускалось заочное судебное разбирательство по делам, наказание по которым не превышало ареста, в случае неявки обвиняемого в судебное заседание (ст. 133). Действующий УПК не предусматривает возможности заочного рассмотрения дела в случае неявки обвиняемого без уважительных причин в судебное разбирательство, хотя с учетом подсудности мирового судьи у него могла бы использоваться данная возможность.

Представляется, что в УПК наряду с существующим основанием для про- ведения заочного судебного разбирательства следует предусмотреть возможность рассмотрения дела заочно в случае неявки в судебное заседание подсудимого, надлежащим образом уведомленного о дате, месте и времени его проведения. При этом условия для проведения заочного судебного разбирательства в первом и втором случае различны.

В первом случае обязательно наличие ходатайства подсудимого о рас- смотрении дела в его отсутствие. К числу дел, по которым возможно осуществление заочного судебного разбирательства в этой ситуации, УПК обоснованно относит уголовные дела о преступлениях небольшой тяжести. Что касается дел о преступлениях средней тяжести, то следует закрепить возможность заочного судебного разбирательства лишь по тем из них, что относятся к компетенции

123 мирового судьи. В данном вопросе нельзя согласиться с Н.Н. Апостоловой и Х.У. Рустамовым, которые ограничили перечень подобных дел делами о преступлениях, наказание за которые не связано с лишением или ограничением свободы. Перечень таких преступлений в Уголовном кодексе РФ невелик (22 состава), а это не позволило бы применять подобную процедуру достаточно эффективно. Расширение перечня преступлений, по делам о которых возможно заочное судебное разбирательство, за счет отнесения у ним дел, подсудных мировому судье, позволит проводить судебное разбирательство в отсутствие подсудимого, не желающего присутствовать в судебном заседании, по большему объему дел, что приведет к экономии и времени, и средств как государства, так и граждан, принимающих участие в производстве по делу. К тому же это будет способствовать упрощению судопроизводства у мирового судьи. В обоснование данного предложения можно привести тот факт, что на практике мировые судьи чаще всего назначают наказания, не связанные с лишением свободы, а лишение свободы на определенный срок применяется ими крайне редко. Так, мировыми судьями Воронежской области в 2001 г. из 34 осужденных ни одному не было назначено наказание в виде лишения свободы, а за 6 месяцев 2002 г. из 511 осужденных лишь один осужден к лишению свободы сроком до одного года, и к 57 применено условное осуждение (см. Приложение 7). При этом заочное рассмотрение дела не должно применяться в случаях, когда подсудимые страдают физическими или психическими недостатками либо являются несовершеннолетними .

Так как инициатива заочного рассмотрения дела в данном случае исходит от самого подсудимого, то его отказ от участия в судебном разбирательстве не может ущемлять его права на защиту, тем более что его интересы может представлять защитник. В случае несогласия с вынесенным решением подсудимый вправе его обжаловать в апелляционном порядке в районный суд, что также является дополнительной возможностью для проверки решения мирового судьи в отличие от решений иных судов в случае вынесения решения по результатам заочного судебного разбирательства. Предложение Н.Н. Апостоловой о предос-

124

тавлении инициативы в этом вопросе, помимо самого подсудимого, также мировому судье, обвинителю и защитнику при наличии письменного согласия подсудимого представляется необоснованным ввиду следующих обстоятельств. Поскольку указанный автор предлагает решать вопрос о заочном рассмотрении дела до начала судебного разбирательства, для чего должно быть получено согласие или ходатайство подсудимого, а не в самом судебном заседании, в которое подсудимый не явился, то заинтересованность в этом на тот момент может возникнуть лишь у самого подсудимого, которому и следует предоставить право распоряжаться инициативой в этом вопросе. У обвинителя, защитника, и тем более у мирового судьи не может и не должно быть на данном этапе интереса в том, чтобы дело рассматривалось в отсутствие подсудимого. Поэтому предоставлять им право проявить такую инициативу и, таким образом, возможно, подтолкнуть подсудимого к рассмотрению дела в его отсутствие, было бы неверно. Соответственно, ходатайство о заочном рассмотрении дела должно исходить только от самого подсудимого, оно не должно быть вынужденным1.

Помимо закрепленного УПК основания для заочного судебного разбира- тельства следует предусмотреть возможность рассмотрения уголовного дела мировым судьей в отсутствие подсудимого, надлежащим образом уведомленного о дате, времени и месте рассмотрения дела и не явившегося в судебное заседание без уважительных причин. Как уже отмечалось, аналогичная процедура предусматривалась УУС 1864 г. Но так как в данном случае отсутствует четко выраженное желание подсудимого на рассмотрение дела в его отсутствие, а возможности для выяснения причин его неявки у суда ограничены, следует очень внимательно отнестись к условиям, при наличии которых это допустимо.

Во-первых, к числу дел, которые могут рассматриваться заочно в случае неявки подсудимого без уважительной причины, следует отнести дела, производство по которым ведется в упрощенном порядке. К ним относятся дела, подсудные мировому судье.

1 См.: Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учебное пособие. - М., 2000. - С.181.

125

Во-вторых, заочное рассмотрение дела не должно применяться в случаях, если подсудимые страдают физическими или психическими недостатками либо являются несовершеннолетними, а также тогда, когда суду известно об уважительности причины неявки подсудимого. В последнем случае, когда в материалах дела есть свидетельства того, что подсудимый не явился в судебное заседание по уважительной причине (болезнь, командировка и т.п.), а суд, тем не менее, рассмотрел дело в его отсутствие, это должно являться основанием для отмены вынесенного решения, если того требует подсудимый, так как тем самым нарушаются его право на доступ к правосудию и право на защиту. При этом следует различать основания проведения заочного судебного разбирательства в случае неявки подсудимого без уважительной причины и основания для приос- тановления судебного разбирательства.

Если причинами неявки подсудимого являются психическое расстройство или иная тяжелая болезнь, в соответствии с ч.З ст.253 УПК мировой судья должен приостановить производство в отношении этого подсудимого до его выздоровления. В том случае, если подсудимый по делу, находящемуся на рассмотрении у мирового судьи, скрылся от суда и по этой причине не является в судебное разбирательство, следует предусмотреть возможность судебного разбирательства в его отсутствие и внести соответствующие изменения в ч.З ст.253 УПК. Сейчас же в этом случае производство по делу в отношении этого подсудимого должно быть приостановлено до его розыска. Подобное правило поможет избежать многих негативных последствий, связанных с отложением судебного разбирательства: определенные обстоятельства могут постепенно стереться из памяти потерпевшего, свидетелей и т.п. Поэтому заочное рассмотрение дела в таком случае допустимо и обоснованно, поскольку служит ско- рейшей защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, что является назначением уголовного судопроизводства в современной России.

В-третьих, непременным условием заочного судебного разбирательства является надлежащее уведомление подсудимого о дате, времени и месте прове-

126

дения судебного заседания, в чем мировой судья должен удостовериться в подготовительной части судебного заседания.

В-четвертых, инициатива проведения судебного разбирательства в отсут- ствие подсудимого в данном случае может исходить от мирового судьи при отсутствии возражений сторон, а также от обвинителя, защитника, подсудимых (если рассматривается дело в отношении нескольких лиц).

В-пятых, заочное рассмотрение дела осуществляется в соответствии с общими правилами судопроизводства у мирового судьи, за исключением того, что в заседании отсутствует подсудимый. Таким образом, особенность заочного рассмотрения дела в том, что само по себе производство по делу не будет менее продолжительным, чем производство по аналогичному делу, осуществляемое в общем порядке. Судебное разбирательство происходит хотя и в отсутствие подсудимого, но с соблюдением всех общих правил судопроизводства у мирового судьи. Однако применение такого вида производства все же экономит зна- чительное количество времени за счет исключения его потерь, связанных с отложением судебного разбирательства по причине неявки подсудимого без уважительных причин1.

В-шестых, срок на апелляционное обжалование решения мирового судьи подсудимым должен считаться не с момента его провозглашения, а с момента вручения подсудимому копии решения.

Общим для обоих случаев заочного рассмотрения дела является то, что заявление ходатайства подсудимым в первом случае, или неявка подсудимого без уважительной причины во втором случае - это не безусловные основания для принятия судом решения о заочном судебном разбирательстве. В обоих случаях мировой судья должен убедиться, возможно ли без ущерба рассмотреть дело по существу в отсутствие подсудимого. Если он придет к убеждению, что это возможно, то выносит постановление о рассмотрении уголовного дела в отсутствие подсудимого; в противном случае он признает явку подсудимого обя-

’ См.: Трубникова Т.В. Указ. соч. - С.63.

127 зательной и выносит постановление об отложении судебного разбирательства в соответствии со ст.253 УПК.

Во всем остальном судебное разбирательство в отсутствие подсудимого осуществляется в соответствии с общими правилами рассмотрения уголовных дел у мирового судьи.

3.3. Решения, принимаемые мировым судьей, и порядок их обжалования

В процессе осуществления правосудия по уголовным делам мировой судья выносит судебные решения. Поскольку он рассматривает уголовные дела единолично, то все решения, за исключением решения о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении от наказания, оформляемого приговором (п.28 ст.5 УПК), он выносит в форме постановления (п.25 ст.5 УПК).

Особый интерес представляет приговор мирового судьи. Постановление приговора является завершающим этапом судебного разбирательства. В соответствии со ст.322 УПК, приговор выносится мировым судьей в порядке, установленном главной 39 УПК. Это означает, что применительно к приговору мирового судьи уголовно-процессуальный закон не предусматривает никаких специальных правил. Несмотря на то, что мировые судьи являются судьями субъектов Российской Федерации, они выносят приговоры именем Российской Федерации, и это справедливо, поскольку они являются частью единой судебной системы и осуществляют правосудие на основе федерального уголовно-процессуального законодательства.

Требования, предъявляемые к приговору мирового судьи, его структура и содержание также регламентированы общими положениями УПК о приговоре. По поводу этого обстоятельства существует обоснованное мнение, согласно которому то, что приговор мировых судей не отличается от приговора, выно-

128 симого в обычном заседании, лишает производство у мирового судьи черт упрощенного производства1.

Некоторые авторы предлагают закрепить в уголовно-процессуальном за- конодательстве возможность постановления мировым судьей приговора, состоящего лишь из вводной и резолютивной частей; полный текст приговора, включающий описательно-мотивировочную часть, должен быть составлен судьей по просьбе любой из сторон2. Следует поддержать данное предложение, поскольку оно способствует сокращению продолжительности судебного разбирательства у мирового судьи и не принесет вреда сторонам, у которых в любом случае будет право требовать составления полного текста приговора.

Для обоснования этого предложения полезно обратиться к историческому опыту деятельности мировых судей в России. Согласно ст.ст.127 и 129 УУС 1864 г., мировой судья записывал приговор «вкратце» и объявлял его участвующим в деле лицам в том же заседании, в котором разбирательство дела было окончено, а в окончательной форме мировой судья обязан был изложить приговор не далее как в три дня. Иными словами, уголовно-процессуальное законодательство того времени допускало более простую процедуру составления приговоров мировых судей по сравнению с обычной.

Таким образом, закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве возможности составления мировым судьей приговора, состоящего из ввод- ной и резолютивной частей, послужит упрощению судопроизводства у мирового судьи, что вполне соответствует его духу. При этом судья обязан по просьбе сторон в трехдневный срок изготовить полный текст приговора, включающий в себя и описательно-мотивировочную часть. Данная процедура поможет существенно сэкономить время, затрачиваемое на составление приговора, которое с учетом подсудности мирового судьи нередко составляет почти половину времени, затрачиваемого на судебное разбирательство. В пользу экономии време-

1 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дисс. … канд. юрид. наук.-М., 2001,-С.90.

2 См.: Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Организация и деятельность мировых судей в России. -Томск, 1999. - С.66; Ткачев В. Компетенцию мировых судей следует расширить // Российская юстиция. - 2001. - №4. - С.42.

129

ни говорит и то обстоятельство, что желание получить полный текст приговора чаще всего будет возникать лишь у тех участников судебного разбирательства, которые захотят его обжаловать. При проведении анкетирования 54% опрошенных судей согласились с подобным предложением.

На основании этого предлагается изложить ст.322 УПК в следующей ре- дакции:

«1. Приговор выносится мировым судьей в порядке, установленном главой 39 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей стать- ей.

  1. Приговор мирового судьи состоит из вводной и резолютивной частей. По ходатайству сторон мировой судья обязан в трехдневный срок составить полный текст приговора, включающий в себя вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную части. На время составления мировым судьей полного текста приговора течение срока его обжалования для стороны, заявившей ходатайство, приостанавливается».

Во всем остальном вынесение мировым судьей приговора должно осуще- ствляться с соблюдением общих правил, что способствует постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора.

Действующим законодательством предусмотрена возможность обжало- вания в апелляционном порядке вынесенного мировым судьей приговора, а также любых постановлений мирового судьи, за исключением предусмотренных ч.5 ст.355 УПК. Следует отметить, что круг постановлений мирового судьи, обжалуемых в апелляционном порядке, в действующем УПК расширен по сравнению с предыдущим. Так, если ст.477 УПК РСФСР содержала положение об обжаловании только лишь постановления о прекращении уголовного дела; то ст.323 нового УПК предоставляет возможность обжаловать и иные постановления мирового судьи, за исключением вышеперечисленных.

«Апелляция - одна из форм обжалования судебных приговоров и решений, при которой вышестоящий суд … пересматривает по существу дело ниже- стоящего суда (в данном случае мирового судьи) с полным рассмотрением за-

130

ново представленных доказательств и вызовом сторон»1. Апелляционное производство существовало в дореволюционном российском уголовном процессе и так же, как и теперь, являлось способом проверки процессуальных действий и решений мировых судей. Действующий УПК предусматривает две формы обжалования и пересмотра судебных решений, не вступивших в законную силу, -апелляционную и кассационную. Следует отметить, что апелляционный порядок пересмотра существует только для решений мировых судей и является дополнительной гарантией их законности и обоснованности.

Апелляция отличается от кассации тем, что при апелляционном рассмот- рении дела решение принимается не только по письменным материалам дела, а на основе нового, полного или частичного исследования доказательств, бывших предметом рассмотрения мирового судьи или вновь представленных сторонами. Существенно отличается и сама процедура рассмотрения дел в суде апелляционной инстанции, которая осуществляется по правилам производства в суде первой инстанции с изъятиями, установленными главой 44 УТЖ. В отличие от кассации апелляционное производство может завершаться постановлением приговора, полностью заменяющего приговор мирового судьи. При этом приговор или постановление мирового судьи не могут быть обжалованы в кассационном порядке, если поданная на них жалоба или представление не были рассмотрены в апелляционном порядке.

Стадия апелляционного пересмотра дел обладает специфической, свойст- венной только ей процессуальной формой. Суд апелляционной инстанции, не связанный выводами и решениями мирового судьи, вновь непосредственно воспринимает сведения об обстоятельствах дела, получает личные впечатления о подсудимом, потерпевшем, других участниках процесса, на основе чего выносит свое решение.

Таким образом, «апелляционная инстанция выполняет функцию контроля процессуальных действий и решений, совершенных или принятых на предыдущих этапах судопроизводства. Наличие самостоятельной, дополнительной,

’ Смыкалин А. Судебная реформа 1864 года // Российская юстиция. - 2001. - №5. - С.42.

131

контрольной стадии способствует совершенствованию системы гарантий, обеспечивающих защиту прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, а также достижению целей правосудия»1.

Тем не менее, имеются противники введения в уголовный процесс апел- ляционного производства2. Действительно, проверка решений мирового судьи, не вступивших в законную силу, в отличие от аналогичных решений иных судов, может осуществляться сначала в апелляционном порядке, а затем решение апелляционной инстанции может быть перепроверено в кассационном порядке. То есть для решений мировых судей предусмотрена дополнительная возможность проверки - апелляционное производство. Чем это обусловлено?

Проанализировав действующее законодательство, нетрудно прийти к вы- воду, что требования к мировым судьям предъявляются такие же, как и к судьям федеральных районных судов, а именно последние и проверяют решение мирового судьи в апелляционном порядке. Процедура рассмотрения мировым судьей уголовного дела почти ничем не отличается от аналогичной процедуры в районном суде, тем не менее, для решений, вынесенных по первой инстанции районным судом, апелляционный пересмотр дела не предусмотрен. С учетом этих положений не совсем понятна логика законодателя, которой он руководствовался при введении апелляционного производства в качестве формы проверки решений мировых судей.

Очевидно, при введении института апелляции в уголовное судопроизвод- ство законодатель в определенной степени основывался на положениях Концепции судебной реформы в Российской Федерации, которая действительно предусматривала проверку решений мировых судей в апелляционном порядке. Однако он не учел того, что модель судоустройства, а также система мировых судов и порядок производства в них, предусмотренные Концепцией, значительно отличаются от ныне существующих. Если производство у мирового судьи согласно Концепции должно было осуществляться в упрощенном порядке, дей-

1 Шмелева А. Проблемы апелляционного производства в Российском уголовном судопроизводстве// Уголовное право. - 2002. - №2. - С.77.

2 См.: Ширинский С. Нужен ли нам апелляционный суд? // Российская юстиция. - 1996. - №9. - С.63.

132

ствующее законодательство это предложение практически не восприняло. При этом апелляционное производство рассматривалось авторами Концепции не как способ проверки исключительно решений мировых судей, а как способ проверки всех решений, вынесенных по делам, рассмотренным без участия присяжных заседателей одним профессиональным судьей.

При всем этом необходимость существования возможности апелляцион- ного обжалования решений мировых судей не ставится под сомнение. Однако думается, что апелляция будет целесообразна лишь в том случае, если производство у мирового судьи будет осуществляться в упрощенном порядке в духе сделанных в настоящей работе предложений. Тогда наличие дополнительной стадии проверки решений мирового судьи действительно будет иметь смысл.

Дискуссионным является вопрос о том, какие судебные учреждения должны являться апелляционной инстанцией относительно мировых судей. Все имеющиеся на этот счет мнения сводятся к двум точкам зрения. Одна из них заключается в том, что таким учреждением должны являться не районные суды, а иные, специально создаваемые органы. Так, Т.В. Трубникова и Ю.К. Якимо-вич полагают, что «интересы обеспечения авторитета местной юстиции, отличия в принципах рассмотрения дел диктуют невозможность допущения пересмотра районными судами приговоров и решений, вынесенных мировыми судьями» . Такую позицию авторы основывают на том, что мировой суд должен действовать на иной основе, нежели районный, более основываясь на справедливости, нежели на законности2. Апелляционной инстанцией для мировых судей, по их мнению, должны стать съезд мировых судей или мировая палата, являющаяся структурным подразделением суда субъекта Российской Федерации3.

В данном подходе нетрудно заметить заимствования из исторического опыта России, поскольку апелляционной инстанцией для мировых судей дореволюционной России являлся Съезд мировых судей. Тем не менее, любой госу-

1 Трубникова T.B., Якимович Ю.К. Организация и деятельность мировых судей в России. - Томск, 1999. - С.70.

2 См.: Там же. - С.66.

3 См.: Там же.-С.70.

133

дарственный институт, в том числе и судебное учреждение, должен соответствовать реалиям того времени, в которое он существует. Учреждение Съезда мировых судей сегодня повлечет за собой разве что затягивание рассмотрения дел в апелляционной инстанции и не будет иметь никакой практической пользы. А с учетом того, что судопроизводство во всех судах, в том числе и мировых, ведется на основании единого уголовно- процессуального законодательства, создание специальных судебных органов только для пересмотра решений последних не имеет под собой никакого основания.

Относительно второго предложенного варианта апелляционной инстанции, а именно мировой палаты в суде субъекта Российской Федерации, следует отметить, что это возможно, но нецелесообразно. Районный суд в качестве апелляционной инстанции способствует приближению населения к правосу- дию, необходимость же обращаться с апелляционной жалобой в суд субъекта Российской Федерации, наоборот, создаст для населения дополнительные трудности.

Вторая точка зрения, которая представляется верной, состоит в том, что апелляционной инстанцией для мирового судьи должен являться районный суд1. Именно такой подход содержался в Концепции судебной реформы в Российской Федерации, так же решен вопрос и в действующем уголовно- процессуальном законодательстве. Тем не менее, в двух этих документах есть существенное различие. Оно касается состава суда апелляционной инстанции. Изначально Концепцией предусматривался суд апелляционной инстанции в составе трех профессиональных судей. Однако в последующем законодатель от такого состава отказался и согласно УПК в порядке апелляционного производства рассмотрение дела осуществляется одним судьей. Такое положение вряд ли можно считать верным, однако, думается, что вызвано оно не желанием законодателя видеть состав апелляционного суда именно таким, а необходимостью. Не секрет, что существуют районные суды, состоящие всего из одного

’ См.: Кашепов В.П. Реализация судебной власти в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права. -1997.-№12.-С.48.

134

судьи. Этим и объясняется компромисс, на который пришлось пойти, чтобы не затягивать с введением апелляционной инстанции. В последующем, при наличии к тому возможностей (финансовых и кадровых), производство в апелляционной инстанции должно осуществляться тремя профессиональными судьями. В целом же апелляционная форма обжалования решений мирового судьи «гармонично вписывается в концепцию построения в стране вертикали власти, со- ответствует целям и задачам ее авторов»1.

Срок, установленный для обжалования решения мирового судьи ст. 323 УПК, увеличен и составляет 10 суток в отличие от 7 суток, предусматривавшихся ранее ст.477 УПК РСФСР. Установленный 10- суточный срок представляется оптимальным, обеспечивающим субъектам апелляционного обжалования возможность изучить материалы дела и продумать аргументы своей жалобы.

Право апелляционного обжалования решения мирового судьи предостав- лено осужденному, оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю, потерпевшему и его представителю. В части, касающейся гражданского иска, обжаловать решение мирового судьи вправе гражданский истец, гражданский ответчик и их представители (ч.4,5 ст.354 УПК). Неоправданно, по нашему мнению, в круг субъектов апелляционного обжалования не включен частный обвинитель, хотя в соответствии с УПК РСФСР он обладал правом подать апелляционную жалобу (ст.478). Согласно действующему законодательству такое право предоставлено лишь потерпевшему. На это следует заметить, что в качестве частного обвинителя может выступать не только потерпевший, но и его законный представитель, подавший заявление по делу частного обвинения. В связи с этим необходимо дополнить ч.4 ст.354 УПК и включить в круг субъектов апелляционного обжалования частного обвинителя.

’ Дорошков В. Пересмотр решений мирового судьи по уголовным делам в апелляционном порядке// Российская юстиция. - 2002. - №7. - С.39.

135

До начала заседания суда апелляционной инстанции лицо, обжаловавшее приговор или иное судебное решение, вправе отозвать поданную жалобу или представление до начала заседания суда апелляционной инстанции.

Апелляционная жалоба или представление подается мировому судье и направляются им вместе с материалами уголовного дела в районный суд для рассмотрения дела в апелляционном порядке. Так как мировые судьи осуществляют свою деятельность в пределах судебных участков, каждый из которых расположен в границах территориальной юрисдикции суда определенного района того или иного субъекта Российской Федерации, то суд именно этого района и является судом апелляционной инстанции для проверки решений мирового судьи.

По истечении срока апелляционного обжалования мировой судья, поста- новивший приговор или вынесший иное обжалуемое решение, направляет уголовное дело с принесенными жалобой, представлениями и возражениями на них в суд апелляционной инстанции, о чем сообщает сторонам.

Решение мирового судьи не может быть обжаловано в кассационном по- рядке. Кассационному пересмотру могут быть подвергнуты только решения суда апелляционной инстанции. По окончании срока на апелляционное обжалование решения мирового судьи вступают в законную силу и могут быть обжалованы в порядке надзора. Согласно ст. 11 Закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» до 1 января 2003 года производство в порядке надзора будет осуществляться согласно положениям главы 30 УПК РСФСР, после этого начнет действовать глава 48 нового УПК. Порядок надзорного производства, предусмотренный УПК РСФСР и УПК РФ, различается достаточно сильно.

Применительно к пересмотру в порядке надзора решений мировых судей следует отметить, что согласно ч.2 ст.383 УПК РСФСР постановления президиума верховного суда республики, краевого (областного) суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, вынесенные по результатам рассмотрения дела в порядке надзора по протестам

136

на приговор мирового судьи и последующие решения судебных инстанций, вступившие в законную силу, являются окончательными и пересмотру не подлежат. Таким образом, по делам, подсудным мировому судье, Верховный Суд РФ был исключен из списка судов, рассматривающих дела в порядке надзора. В главе 48 УПК подобного ограничения не содержится, а значит, решения мировых судей и решения судов вышестоящих инстанций, вынесенные в результате их проверки, могут обжаловаться в порядке надзора в Верховный Суд РФ. Таким образом, дело, начатое у мирового судьи, может дойти до Верховного Суда РФ; тем самым участникам судебного разбирательства гарантируется качественная проверка всех приговоров по всем уголовным делам.

Приговор и иное решение мирового судьи, вступившие в законную силу, являются обязательными для исполнения всеми органами государственной власти, как федеральными, так и всех субъектов Российской Федерации (независимо от того, на территории какого субъекта вынесено данное решение), органами местного самоуправления, должностными лицами, физическими и юридическими лицами и подлежат неуклонному исполнению на всей территории Российской Федерации.

137

Глава 4. Особенности производства у мирового судьи по делам част- ного обвинения.

4.1. Общая характеристика производства по делам частного обвине- ния

Особенностью процессуальной формы производства по делам частного обвинения является взаимопроникновение ее и формы производства у мирового судьи, которое прослеживается в определенные исторические периоды. Подобное сосуществование двух этих производств имело место еще в дореволюционной России. Согласно ст.35 УУС 1864 г. мировым судьям были подсудны «собственно для склонения сторон к миру дела, которые хотя и влекут наказания более строгие, но по закону начинаются не иначе как по жалобе потерпевших вред и убытки и могут быть прекращаемы примирением»1. Впоследствии в связи с упразднением системы мировых судей в течение долгого времени дела частного обвинения были подсудны иным судам, и лишь после принятия законов «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998 г. и «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 7 августа 2000 г. дела частного обвинения вновь были отнесены к подсудности мировых судей.

В соответствии с УПК дела частного обвинения также подсудны мировому судье. Делами частного обвинения согласно ч.2 ст.20 УПК считаются уго- ловные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115 (умышленное легкое телесное повреждение), ст.116 (побои), ч.1 ст.129 (клевета), ст.130 (оскорбление) УК РФ. Ряд ученых высказывают мнения о необходимости расширения этого перечня за счет включения в него ряда преступлений публичного обвинения .

Например, Е.И. Аникина предлагает отнести к числу преступлений, пре- следуемых в порядке частного обвинения, такие, как преступления небольшой

1 Устав уголовного судопроизводства 1864 г. // Судоустройство и уголовный процесс России: 1864 год: Сбор ник нормативных актов / Сост. и авт. предисл. В.А. Панюшкин, В.В. Ячевский. - Воронеж, 1997. - С.78.

2 См., например: Воронин В.В. Понятие и сущность современного российского судопроизводства по делам ча стного обвинения // Российский судья. - 2001. - №4. - С.41-42.

138 тяжести, направленные против личности, а именно: истязание (ст.117 УК РФ), причинение тяжкого или среднего вреда здоровью по неосторожности (чЛ ст. 118 УК РФ), заражение венерической болезнью (ч.1 ст. 121 УК РФ). Помимо этого, к делам частного обвинения, по ее мнению, также могут быть отнесены дела о таких преступлениях, как кража (ч.1 ст. 158 УК РФ), мошенничество (ч.1 ст. 159 УК РФ), а также причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ч.1 ст. 165 УК РФ), но только лишь в тех случаях, когда эти деяния совершены между супругами, родителями и детьми, иными близкими родственниками, - в силу специфики тех отношений, которые складываются между ними1. По мнению диссертанта, в перспективе перечень преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, может быть расширен, однако данный вопрос требует тщательного изучения и анализа, что не представляется возможным сделать в рамках настоящего диссертационного исследования с учетом его ограниченного объема.

Некоторые ученые-процессуалисты высказывают мнения о неоправдан- ности выделения дел частного обвинения, а следовательно, и производства по делам частного обвинения в качестве самостоятельной формы уголовного судопроизводства. Свою позицию они аргументируют тем, что обвинение всегда публично, а особенности возбуждения и прекращения отдельных категорий уголовных дел не имеют прямого отношения к обвинению. По их мнению, по делам частного обвинения никакого обвинения быть вообще не может, поскольку обвинение потерпевшего (его жалоба) является ничем иным, как поводом к возбуждению уголовного дела, и не может расцениваться как акт привлечения в качестве обвиняемого2.

Подобная точка зрения представляется неверной. Как справедливо отме- чает В.В. Дорошков, «деятельность потерпевших по делам частного обвинения

См.: Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дисс. … канд. юрид. наук. - Саранск, 2000. - С.70. 2 См.: Джатиев B.C. Обвинение и защита // Российская юстиция. - 1995. - №3. - С.54.

139

является ничем иным, как выполнением обвинительной функции, осуществление которой государство оставило за жертвами преступлений» . Это подтверждается и отнесением потерпевшего к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения, и наделением потерпевшего по делам частного обвинения правом выдвигать и поддерживать обвинение (ст.ст.22, 246 ч.З УПК).

Думается, что уголовное судопроизводство России должно быть основано на разумном сочетании публичности, главенствующей в отечественном уголовном процессе, и диспозитивности, проявлением которой является производство по делам частного обвинения. Привлечение к уголовной ответственности должно быть неразрывно связано с учетом интересов лиц, пострадавших от преступлений . Это отвечает не только требованиям гуманности, в том числе и к пострадавшим от преступных посягательств, но и находится в полном соответствии с положениями Конституции Российской Федерации, которая в качестве высшей ценности закрепила человека, его права и свободы (ст.2). Таким образом, данное конституционное положение дает основание говорить о приоритете интересов личности над интересами государства, одним из проявлений которого в уголовном судопроизводстве является закрепление порядка производства по делам частного обвинения.

В юридической литературе существуют различные точки зрения на осно- вания выделения дел частного обвинения в самостоятельный вид производст-ва . Перечень таких оснований или критериев конструирования формы производства по делам частного обвинения, приводимый различными авторами, не одинаков. Это объясняется, в частности, тем, что авторами используется различная терминология. А.К. Резон употреблял такой термин, как «мотивы» от-

1 Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С.25.

2 См.: Аникина Е.И. Указ. соч. - С.53.

3 См.: Резон А.К. О преступлениях, наказуемых только по жалобе потерпевшего по русскому праву. - СПб, 1882. - С.57; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. 2-е изд. СПб., 1896. Т.1. - С.27-28; Щеглови- тов И.Г. Главнейшие изменения уголовного процесса, вызываемые новым уголовным уложением. - СПб, 1903. - С.9; Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. -М., 1951.-С.78; Полян ский Н.Н. Вопросы теории уголовного процесса. - М., 1956. - С. 71; Савицкий B.M. Государственное обвине ние. - М., 1971. - С.321-322; Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. - Л., 1972.-С.44-45, и др.

140

несения преступлений к этой категории1. М.С. Строгович, И.М. Гальперин, К.Ф. Гуценко говорили об особенностях преступлений, разбирательство кото-рых осуществлялось в порядке частного обвинения . СИ. Катькало и В.З. Лукашевич, подробно и полно осветившие эту проблематику, выделяли отличительные признаки дел частного обвинения и основания их выделения . Е.И. Аникина и В.В. Дорошков говорят об основаниях для выделения в отдельный вид производства по делам частного обвинения , а Д.П. Великий - об основаниях (критериях) конструирования процессуальной формы производства по делам частного обвинения5.

Между тем все эти термины имеют различное значение. Мотив характе- ризует субъективную оценку поведения субъекта. Термин «особенности» близок содержанию термина «признаки», при этом они обозначают характерные черты того или иного явления без определения его содержания. Так, Толковый словарь русского языка трактует особенность как «характерное, отличительное свойство кого-нибудь, чего-нибудь»6, а признак - как «показатель, примета,

«7

знак, по которым можно узнать, определить что-нибудь» . Основание - это философская категория, под которой принято понимать совокупность фактических данных, подтверждающих наличие или отсутствие обстоятельств, с которыми связывается тот или иной процесс, явление8. По мнению диссертанта, наиболее полно характеризуют суть рассматриваемой дефиниции такие термины, как «основания для выделения в отдельный вид производства по делам частного обвинения» и «основания (критерии) конструирования процессуальной

См.: Резон А.К. О преступлениях, наказуемых только по жалобе потерпевшего по русскому праву. - СПб, 1882.-С.57.

2 См.: Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. - М., 1951. - С. 78; Гальпе рин И.М. Об уголовном преследовании, осуществляемом потерпевшим в советском уголовном процессе // Со ветское государство и право. - 1957. - №10. - С.28; Гуценко К.Ф. Частное обвинение в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1958. - С.8.

3 См.: Катькало СИ., Лукашевич В.З. Указ. соч. - С.44-45.

4 См.: Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дис. … канд. юрид. наук. - Саранск, 2000. - С.69-70; Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С.ЗЗ.

5 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 2001. - С.77.

6 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. -М., 1999. - С.463.

7 Там же. -С.591.

8 См.: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С.ЗЗ.

141

формы производства по делам частного обвинения», которые в данном случае можно использовать в качестве синонимов.

Помимо использования различной терминологии, различия в наборе ос- нований для выделения производства по делам частного обвинения в самостоятельную процессуальную форму вызваны разными подходами авторов. СИ. Катькало и В.З. Лукашевич привели достаточно обширный перечень оснований для выделения дел частного обвинения, существование которых они объяснили:

  • самой природой этих преступлений, посягающих на субъективные права граждан, на их честь, достоинство, здоровье;
  • сложностью установления не только общественной опасности деяния и личности виновного, но в ряде случаев и самого состава преступления без учета субъективного мнения потерпевшего;
  • тем обстоятельством, что дела частного обвинения затрагивают, как правило, интересы определенного круга лиц: членов семьи, родственников, знакомых, соседей по квартире, друзей и товарищей, сослуживцев и возникают на почве бытовых конфликтов;
  • отсутствием (по общему правилу) необходимости в предварительном расследовании таких дел;
  • спецификой совершения этих преступлений, позволяющей самим граж- данам, являющимся потерпевшими, обоснованно решать в каждом конкретном случае, нужно ли требовать привлечения виновного к уголовной ответственности или можно урегулировать конфликт без вмешательства государственных органов;
  • необходимостью по данной категории дел развернутых показаний по- терпевшего, без получения которых правильное и объективное разрешение этих дел может натолкнуться на непреодолимые трудности;
  • особенностью этих дел, при которой вмешательство государственных органов вопреки воле потерпевших может нанести существенный урон семей-но-брачным отношениям, отношениям товарищества и дружбы и др.;

142

  • относительно меньшей степенью общественной опасности по сравнению с преступлениями, преследуемыми в порядке государственного обвинения;
  • стремлением законодателя определить такой порядок судопроизводства, который, учитывая особенности данной категории дел, способен был бы обеспечить наиболее справедливое наказание виновных и вместе с тем наиболее эффективную охрану законных интересов потерпевших, равно как и всех других участников процесса’.
  • В.В. Дорошков выделяет материально-правовые и процессуальные осно- вания выделения дел частного обвинения в особую категорию дел. К числу первых он относит:

  • особую природу преступлений, преследуемых в порядке частного обви- нения, ущемляющих в основном не публичные, а частные интересы граждан в сфере особых общественных отношений (бытовых, семейных, дружеских);
  • небольшую общественную опасность отдельных преступлений;
  • значение мнения потерпевшего для установления наличия состава пре- ступления;
  • возможность освобождения правонарушителя от уголовной ответствен- ности за содеянное для урегулирования конфликта (примирение сторон) с целью непричинения еще большего вреда пострадавшему фактом обнародования содеянного, а не самим преступлением.
  • В качестве процессуальных оснований В.В. Дорошков называет:

  • возможность предоставления доказательств без проведения предвари- тельного расследования вследствие использования в качестве доказательств показаний очевидцев совершенного преступления;
  • необходимость показаний потерпевшего для правильного рассмотрения дела, поскольку именно он указывает цель разбирательства, представляет доказательства;
  • стремление определить справедливый порядок судопроизводства путем повышения активности граждан в борьбе с правонарушениями;
  • 1 См.: Катькало СИ., Лукашевич В.З. Указ.соч. - С.44-45.

143

  • невозможность привлечь к уголовной ответственности всех лиц, совер- шивших преступления, существование латентной преступности1.

Е.И. Аникина называет такие основания выделения производства по делам частного обвинения в отдельный вид, как:

  • относительно невысокая степень тяжести и общественной опасности этих преступлений;
  • данные преступления посягают на субъективные права граждан, на их честь, достоинство, здоровье, имеют один и тот же предмет преступного посягательства;
  • дела частного обвинения затрагивают, как правило, интересы определен- ного круга лиц: членов семьи, родственников, знакомых, соседей по квартире, друзей и товарищей, сослуживцев и возникают в основном на почве бытовых конфликтов (участники конфликта хорошо знают друг друга) .
  • Д.П. Великий к числу оснований для конструирования процессуальной формы производства по делам частного обвинения относит:

  • небольшую общественную опасность деяний, преследуемых в порядке ча- стного обвинения;
  • личную заинтересованность потерпевшего в привлечении обвиняемого к ответственности3.
  • Многие из перечисленных точек зрения страдают несовершенством и нуж- даются в уточнении. СИ. Катькало и В.З. Лукашевич наряду с В.В. Дорошко-вым говорят об основаниях выделения в особую категорию дел частного обвинения, а не производства по данной категории дел. В то же время при перечислении самих оснований они включают в их число и те, что характеризуют не только сами преступления, но и порядок производства по ним. Помимо этого, следует признать, что многие из перечисленных «оснований» таковыми не являются, а представляют собой определенные особенности, характерные для

1 См.: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С.34.

2 См.: Аникина Е.И. Указ. соч. - С.67.

3 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.77.

144

производства по делам частного обвинения, то есть признаки данного производства.

В то время как основания для выделения производства по делам частного обвинения в качестве самостоятельной процессуальной формы всегда имеются в наличии при производстве по любому из этих дел и в совокупности образуют новое качество, то есть самостоятельное производство, его признаки или наиболее характерные черты хотя и проявляются достаточно часто, тем не менее, в ряде случаев могут отсутствовать. Например, это относится к такой особенности этих дел, что они затрагивают, как правило, интересы определенного круга лиц, связанных между собой семейными, брачными, дружескими и т.п. отно- шениями. Действительно, если какое-либо из преступлений, указанных в ч.2 ст.20 УПК, будет совершено лицом, не состоящим с потерпевшим в указанных выше отношениях, уголовное дело о нем не перестанет быть делом частного обвинения, следовательно, данный признак не может являться основанием выделения таких дел в отдельное производство.

СИ. Катькало и В.З. Лукашевич называют в качестве основания «стремле- ние законодателя определить такой порядок судопроизводства, который, учитывая особенности данной категории дел, способен был бы обеспечить наиболее справедливое наказание виновных и вместе с тем наиболее эффективную охрану законных интересов потерпевших, равно как и всех других участников процесса»1. Думается, что данное утверждение одинаково справедливо для любого производства, поскольку «законодатель обязан всегда, независимо от категории дел, стремиться к выработке и принятию таких законов, которые способ-ствуют наиболее эффективному судопроизводству» . Повышение эффективности судопроизводства возможно за счет дифференциации уголовно- процессуальной формы и установления оптимальных правил рассмотрения тех или иных дел, включая дела частного обвинения.

’ Катькало СИ., Лукашевич В.З. Указ.соч. - С.45. 2 Аникина Е.И. Указ. соч. - С.69.

145

Представляется, что верные основания выделения производства по делам частного обвинения в отдельный вид привел Д.П. Великий. Именно совокупность таких оснований, как небольшая общественная опасность деяний и значение совершенного преступления для потерпевшего, его личная заинтересованность в привлечении обвиняемого к уголовной ответственности, позволяет определить круг дел частного обвинения и сформулировать соответствующие для их оптимального рассмотрения и разрешения правила судопроизводства.

Учитывая тот факт, что дела частного обвинения отнесены к юрисдикции мировых судей, представляет определенный интерес то, как этот вопрос разрешался применительно к судопроизводству у мировых судей дореволюционной России. УУС и Уложение о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, предусматривали более тридцати составов преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения. К их числу также относились кражи, мошенничества, присвоение чужого имущества между родителями и детьми, между супругами. Таким образом, законодательство того времени учитывало и такое основание выделения дел частного обвинения, как родственные отношения между потерпевшим и нарушителем. В последующем законодатели советского периода от него отказались.

Производство по делам частного обвинения, хотя и взаимосвязано с производством у мирового судьи по делам публичного и частно-публичного обвинения и имеет с ним много общего, тем не менее является относительно обособленным производством, обладающим определенной спецификой. Как следствие, возможно говорить о наличии определенных особенностей производства у мирового судьи по делам частного обвинения, к числу которых следует отнести:

1) особенности возбуждения дел частного обвинения; 2) 3) особенности процессуального статуса сторон при производстве по делам частного обвинения; 4) 5) особенности досудебного производства по делам частного обвинения; 6) 7) особенности судебного производства по делам частного обвинения; 8)

146

5) особенности прекращения производства по делам частного обвинения.

В остальном, за исключением этих особенностей, которые будут специ- ально рассмотрены в параграфах 4.2. - 4.4 настоящей главы, при производстве у мирового судьи по делам частного обвинения следует руководствоваться правилами рассмотрения им дел публичного и частно- публичного обвинения, изложенными в третьей главе диссертационного исследования.

4.2. Особенности возбуждения дел частного обвинения и подготовки их к судебному разбирательству

Одной их характерных черт дел частного обвинения является особый по- рядок их возбуждения, в числе отличительных моментов которого - специфика субъекта, полномочного принять такое решение. По общему правилу, дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя (ч.2 ст.20 УПК). Таким образом, возможность возбуждения дел частного обвинения и осуществления по ним уголовного преследования ставится в зависимость от волеизъявления потерпевшего, от того, сочтет ли он существенным нарушение своих прав и свобод и захочет ли он по этому поводу обратиться к мировому судье для привлечения виновного к уголовной ответственности.

Следует отметить, что вопрос о субъекте возбуждения дел частного обви- нения является весьма дискуссионным. Споры во многом были вызваны противоречивостью положений о порядке возбуждения дел частного обвинения, содержавшихся в УПК РСФСР. С одной стороны, этот закон наделял полномочиями по возбуждению уголовных дел только лишь компетентные государственных органы и их должностных лиц (ст.З, 109, 112 УПК РСФСР). С другой стороны, согласно закону от 7 августа 2000 г., внесшему в УПК РСФСР изменения и дополнения, дела частного обвинения возбуждались потерпевшим или его законным представителем. Подобное несоответствие и породило различные мнения на этот счет.

147 Одна из точек зрения, особенно распространенная до принятия нового УПК, состоит в том, что в силу принципа публичности следует наделить суд правом возбудить уголовное дело частного обвинения1. Однако подобная позиция не согласуется с современным законодательством, поскольку действие принципа состязательности уголовного судопроизводства не допускает возложение на суд несвойственных ему обязанностей по возбуждению уголовных дел. Это нашло свое отражение в УПК, согласно ст.318 которого суд (мировой судья) не правомочен возбуждать дела частного обвинения .

Говоря о роли суда применительно к возбуждению данной категории уго- ловных дел, нельзя не сказать о том, что указанная выше позиция законодателя, нашедшая свое воплощение в УПК, не совпала в данном вопросе с мнением Конституционного Суда РФ. В постановлении от 14 января 2000 г. и определении от 26 января 1999 г. Конституционный Суд РФ разъяснил, что положения УПК РСФСР, определявшие порядок возбуждения дел частного обвинения по жалобам потерпевших, не содержали каких-либо установлений, затрагивающих и тем более ставящих под сомнение основополагающий признак состязательности - отделение функции разрешения дела от функций обвинения и защиты. Это следует из самого существа процессуального института производства по делам частного обвинения, предполагающего отделение функции обвинения, осуществляемой частным лицом, от функции отправления правосудия, осуществляемой мировым судьей. Суд не вправе по собственной инициативе вынести решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и о принятии его к своему рассмотрению. Не наделяется он в связи с рассмотрением дел данной категории и какими бы то ни было иными полномочиями, выходящими за пределы возлагаемой на него Конституцией Российской Федерации функции отправления правосудия.

1 См.: Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. -М., 1971.-С.331; Мотовиловкер О.Я. Предпосылки советского уголовного процесса (Общие вопросы). - Ярославль, 1984. - С.47; Ефимичев СП. Уголовно- процессуальный кодекс РФ: принятый в первом чтении проект нуждается в уточнениях // Журнал российского права.- 1998.-X2l.-C.76.

2 См.: Шабанов Н., Петрова Н. Тернистый путь дел частного обвинения // Российская юстиция. - 1998. - №5.

С.26; Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. - СПб, 2001. - С.145.

148 Таким образом, предусмотренное в нормах УПК РСФСР полномочие суда возбуждать уголовные дела частного обвинения по существу означало лишь его право и обязанность принять к своему рассмотрению жалобу потерпевшего. Реализация судом этого полномочия сама по себе не связана с функцией обвинения, которую при рассмотрении дел данной категории осуществляет частный обвинитель.

Тем не менее, данная позиция, на наш взгляд, совершенно обоснованно не была воспринята при принятии нового УПК, а право возбуждения дел частного обвинения было предоставлено потерпевшему или его законному представителю . Именно такое решение вопроса соответствует сути дел частного обвинения, поскольку предоставление потерпевшему права возбудить дело частного обвинения позволяет ему наиболее полно реализовать свою личную заинтересованность в привлечении обвиняемого к уголовной ответственности. Доводы Конституционного Суда о том, что право суда возбудить дело частного обвинения является формальным и находится в прямой зависимости от желания потерпевшего привлечь обидчика к уголовной ответственности, ставят под сомнение необходимость существования у суда такого права, которое все равно не может быть реализовано без соответствующего волеизъявления потерпевшего. Более логичным является предоставить такое право в полном объеме самому потерпевшему, что и было сделано при принятии УПК.

В соответствии со ст.318 УПК уголовные дела частного обвинения воз- буждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем. Следовательно, дело частного обвинения считается возбужденным в силу самого факта подачи заявления в суд. Основным законным поводом к возбуждению дела частного обвинения является заявление потерпевшего или его законного представителя.

Таким образом, исходя из сути частного обвинения, только потерпевший может принять решение о возбуждении дела частного обвинения, никакие государственные органы или должностные лица на это не управомочены. Соот-

1 См.: Шабанов H., Петрова Н. Указ. соч. -С.27.

149

ветственно, роль постановления о возбуждении дела частного обвинения будет играть заявление потерпевшего. В этом также проявляется одна из особенностей возбуждения дел данной категории.

Небесспорным является вопрос о лицах, правомочных подавать заявления по делам частного обвинения. Статьи 20, 318 действующего УПК так же, как и статьи 27, 468 УПК РСФСР используют термин «потерпевший». Однако в силу предписаний ст.42 нового УПК потерпевшим лицо становится только после того, как о признании его таковым дознавателем, следователем, прокурором или судом будет вынесено постановление. Ввиду этого можно сделать вывод, что в ст.20, 318 УПК речь идет о потерпевшем в материально-правовом значении этого слова как о лице, которому причинен преступлением вред. Подобное положение закона вызывает трудности, связанные с неопределенностью процессуального статуса лица, пострадавшего от преступления и подавшего заявление в порядке частного обвинения.

С одной стороны, закон четко определяет момент появления в деле по- терпевшего в ст.42 УПК и не предусматривает каких-либо особенностей для дел частного обвинения; с другой стороны, согласно ст.318 УПК потерпевший возбуждает дело частного обвинения, то есть появляется как самостоятельная фигура еще до возбуждения уголовного дела. Подобные противоречия породили различные мнения на этот счет. Одни полагают, что законом установлен единый процессуальный порядок признания граждан потерпевшими от преступления, и он должен действовать во всех случаях независимо от того, рассматривается ли дело в порядке публичного, частно-публичного или частного обвинения . С этим утверждением нельзя полностью согласиться. Статус потерпевшего по делу частного обвинения имеет существенные особенности, связанные с тем, что он возбуждает уголовное дело, выдвигает и поддерживает обвинение.

См.: Яни П.С. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.-М., 1995.-Сб.

150

Все это неизбежно влечет за собой необходимость уточнения момента, с которого лицо является потерпевшим и наделяется указанными выше правами .

Е.И. Аникина предлагает сохранить имеющуюся формулировку закона о признании потерпевшим лица на основании постановления следователя, дознавателя или судьи в том числе применительно к фигуре потерпевшего по делам частного обвинения, а до признания лица в установленном порядке потерпевшим считать его пострадавшим1. При этом автор не разъясняет положение пострадавшего и не дает ответа на вопрос, должен ли он наделяться собственно процессуальным статусом. Представляется, что появление фигуры пострадавшего, не входящего в круг участников уголовного судопроизводства и, как следствие, не наделенного процессуальными правами, лишено смысла. Если же наделить его этими правами и придать соответствующий процессуальный статус, то, по сути, получится дублирование статуса потерпевшего. Серьезные опасения, помимо этого, вызывает то обстоятельство, что, по мнению Е.И. Аникиной, правом отказаться от жалобы (ныне - заявления) по делу частного обвинения должен наделяться не пострадавший, а потерпевший, каковым лицо становится лишь после вынесения о том соответствующего постановления компетентным должностным лицом. Таким образом, возможность отказа потерпевшего от уголовного преследования по делу частного обвинения будет находиться в непосредственной зависимости от этих должностных лиц, что не соответствует духу частного обвинения как такового.

С учетом специфики прав потерпевшего по делу частного обвинения представляется неверным ставить появление процессуальной фигуры потерпевшего, а следовательно, и возможности возбуждения им уголовного дела частного обвинения, в зависимость от желания компетентного государственного органа или должностного лица. Согласно ч.1 ст.318 УПК, заявление потерпевшего изначально определяет возбуждение уголовного дела частного обвинения. Следовательно, если заявление подано и принято к производству, лицо, его по-

1 См.: Ковтун Н. Дефекты законодательной техники вызывают трудности в правоприменении // Российская юстиция. - 2001.- №8. - С.39.

151

давшее, будет являться потерпевшим. Поэтому по делам частного обвинения нет необходимости в оформлении признания лица потерпевшим путем вынесения судьей самостоятельного мотивированного постановления. Потерпевшим по делу частного обвинения лицо является в силу подачи заявления в суд. Соответственно, потерпевший по делу частного обвинения как участник уголовного судопроизводства появляется в деле с момента подачи соответствующего заявления мировому судье. Подобная позиция нашла свое подтверждение и в деятельности судов. Как показывают результаты изучения судебной практики, по делам частного обвинения судьи, как правило (в 82% случаев), не выносят постановлений о признании лиц потерпевшими от преступления.

Данные процессуальные особенности статуса потерпевшего по делу част- ного обвинения должны найти свое отражение в уголовно-процессуальном законодательстве, для чего предлагается изложить часть первую ст.42 УПК в следующей редакции:

«1. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда, за исключением дел частного обвинения, возбуждаемым по заявлению потерпевшего. По делам частного обвинения лицо, которому преступлением причинен вред, является потерпевшим с момента подачи им мировому судье заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения».

Еще один немаловажный вопрос о субъекте права на подачу заявления по делу частного обвинения возникает в том случае, если пострадавшим от такого рода преступления является несовершеннолетний или лицо, страдающее психическим расстройством. Закон не дает четкого ответа на этот вопрос. В юридической литературе на этот счет также не существует единства мнений. Одна

’ См.: Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дисс. … канд. юрид. наук. - Саранск, 2000. - С.9.

152 точка зрения состоит в том, что несовершеннолетние, а также лица, имеющие психические недостатки, не могут лично подать заявление по делу частного обвинения, за них это должны делать их законные представители1.

Мнение иных авторов состоит в том, что в случае, когда потерпевшим по делу частного обвинения является несовершеннолетний либо лицо, имеющее психические или физические недостатки, правом на подачу жалобы (заявления) должны обладать как сам потерпевший, так и его законный представитель. Соответственно, уголовное дело должно быть возбуждено в обоих случаях: и когда жалоба (заявление) поступила от самого потерпевшего, и когда она поступила от его законного представителя .

Как первая, так и вторая точки зрения представляются не вполне обосно- ванными. Очевидно, для того, чтобы разрешить этот вопрос, необходимо обратиться к категориям процессуальных право- и дееспособности. Как справедливо отмечают А.В. Ленский и Ю.К. Якимович, «право на жалобу, в том числе, и в порядке частного обвинения, имеется у всякого, кто пострадал от преступле-ния, независимо от его возраста, психического или физического состояния» . В данном случае речь идет о правоспособности указанных лиц, и это право является ее неотъемлемым элементом. Однако реальная возможность лица самостоятельно осуществить это право зависит от его процессуальной дееспособности. Проблема уголовно- процессуальной дееспособности являлась предметом исследования ученых-процессуалистов , но, к сожалению, не нашла пока своего

1 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. -СПб, 1989. Т.2. -С.33-34; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. - СПб, 1902. - С.41; Траубер Л.Я. Жалоба потерпевшего при преступлениях неофициальных. - Харьков, 1909. - С.390,403; Познышев СВ. Основные начала науки уголовного права. - М., 1912. - С.642- 643; Мазалов А. Особенности производства по делам частного обвинения //Социалистическая законность. - 1971. -№10. - С.52-56; Топильская Е.В. О правовом понятии беспомощного состояния потерпевшего// Вестник ЛГУ. Серия 6. - 1989. - Вып.4. - №27. - С.84-88.

2 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1951. - С.101; Калашникова Н.Я. Судебное разбира тельство дел частного обвинения. - М., 1962. - С.53; Лукашевич В.З. Производство по делам частного обвине ния.-Л., 1972.-С.59-61.

3 Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по делам частного обвинения в уголовном процессе России. - М., 1998.-С.16.

4 См.: Пономарев И.Б. Правоспособность и дееспособность как предпосылки уголовно-процессуальных отно шений // Советское государство и право. - 1971. - №6. - С. 111; Адаменко В.Д. Процессуальная дееспособность участников в уголовном процессе // Правоведение. - 1978. - №4. - С.56; Шишков С.Н. Доказывание психиче ских расстройств в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1983. - С.106; Полосков П.В. Правоспособность и дееспособность в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1985. - С.7; Метелица Ю.Л. Судебно-психиатрическая экспертиза потерпевших. - М., 1990. - С.61; Щерба СП., Зайцев О.А., Сарсенбаев Т.Е. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам. - М., 2001. - С.28-34.

153

законодательного разрешения. Уголовно-процессуальный закон ничего не говорит о возрасте, с которого у лица наступает возможность непосредственно обратиться с заявлением по делу частного обвинения, то есть наступает уголовно-процессуальная дееспособность.

Наиболее распространенной является точка зрения, которой также при- держивается диссертант, согласно которой самостоятельно реализовать право на подачу заявления по делу частного обвинения может лицо, достигшее шестнадцати лет1. Данный подход обоснован тем, что с точки зрения логики возраст, с которого наступает уголовно-процессуальная дееспособность в данном случае, должен быть одинаков как для потерпевшего, так и для обвиняемого. Ответственность за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 115, 116, 129 ч.1 и 130 УК РФ, наступает с шестнадцати лет. Соответственно, лицо, достигшее шестнадцати лет, должно иметь возможность самостоятельно обратиться с заявлением к мировому судье и принять решение о примирении с обвиняемым независимо от мнения его законных представителей. До наступления этого возраста подать заявление по делу частного обвинения и реализовать право на примирение вправе законные представители несовершеннолетних потер- певших. Однако с достижением несовершеннолетним потерпевшим указанного возраста только он вправе принять подобные решения. Если потерпевшему на день обращения с заявлением не исполнилось шестнадцати лет, то такое заявление является лишь поводом к возбуждению уголовного дела прокурором в соответствии с ч.З ст.318 УПК. Подобные положения должны найти свое правовое закрепление в нормах УПК.

Второй момент определения процессуальной дееспособности потерпевшего по делу частного обвинения связан с наличием у него психических или физических недостатков. А.В. Ленский и Ю.К. Якимович полагают, что этот вопрос должен разрешаться в каждом конкретном случае органом, в который

‘См.: Дорошков В. Проблемы частного обвинения // Российская юстиция. - 1996. - №4. - С.48.; Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по делам частного обвинения в уголовном процессе России. - М., 1998. - С. 16; Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дисс. … канд. юрид. наук. - Саранск, 2000. - С.79; Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С.72.

154

поступила жалоба (заявление). Если будет признано, что в данном конкретном случае потерпевший не в состоянии защищать свои права и законные интересы, материалы должны направляться прокурору для решения вопроса о возбуждении уголовного дела . Подобное решение представляется вполне приемлемым, однако тем самым делу будет придаваться публичный характер. В качестве альтернативы может выступить обращение с заявлением законного представителя потерпевшего, страдающего физическими или психическими недостатками. В этом случае дело сохраняет свой частный характер и может быть прекращено примирением с согласия законного представителя потерпевшего.

УПК предусмотрел правило, согласно которому в случае смерти потер- певшего уголовное дело частного обвинения возбуждается путем подачи заявления его близким родственником, либо дело может быть возбуждено прокурором. Следует отметить, что круг субъектов, обладающих правом возбудить дело частного обвинения в случае смерти потерпевшего, расширен по сравнению с УПК РСФСР за счет наделения таким правом прокурора.

Несмотря на то, что возможность возбуждения дела частного обвинения после смерти потерпевшего законодательно закреплена, в юридической литературе существует мнение о недопустимости подобного решения. Так, Т.Н. Добровольская отмечала, что «право жалобы со смертью потерпевшего утрачивается раз и навсегда, так как право жалобы является строго личным, не имеющим имущественного характера, то о наследовании в этом праве не может быть и речи» . Подобной точки зрения придерживаются также и другие авторы .

Согласно общему правилу, содержащемуся в ч.8 ст.42 УПК, один из близких родственников наделяется правами потерпевшего по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица. Учитывая характер преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, представляется до-

1 См.: Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по делам частного обвинения в уголовном процессе России. -М, 1998.-С.17.

2 Добровольская Т.Н. Судьба дел частного обвинения в связи со смертью потерпевшего // Социалистическая законность.- 1947. - №8 -С. 8.

3 См.: Ной И.С. Охрана чести и достоинства личности в советском уголовном праве. - Саратов, 1959. - С. 120- 121; Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по делам частного обвинения в уголовном процессе России. - М., 1998.-С. 19.

155 вольно маловероятной возможность наступления смерти лица в результате их совершения. Однако законодатель расширил в данном случае возможность участия близких родственников умершего лица в деле. Соответственно, близкий родственник, подавший в подобной ситуации заявление, должен являться потерпевшим. Тем не менее, необходимость подобного законодательного решения вызывает сомнения.

Признание потерпевшим одного из близких родственников лица, смерть которого наступила в результате совершения преступления, не порождает никаких возражений ввиду того, что это объективно необходимо для защиты интересов погибшего. Кроме того, по делам публичного обвинения производство осуществляется независимо от воли потерпевшего, поэтому смерть лица и невозможность выяснить его желание (или нежелание) возбудить уголовное дело и осуществлять по нему производство никак не влияют на судьбу дела. В отличие от этого по делам частного обвинения выражение потерпевшим желания привлечь виновное лицо к уголовной ответственности является непременным условием возбуждения такого дела и осуществления по нему производства. Поэтому если при жизни потерпевший не выразил такого желания, какой смысл предоставлять подобное право его близким родственникам, а уж тем более прокурору? Единственная оправданная возможность для этого существует лишь в том случае, когда потерпевший при жизни выразил желание привлечь обидчика к уголовной ответственности, но по каким-то причинам не успел его реализовать. В таком случае близким родственникам или прокурору может быть предоставлено право возбудить дело частного обвинения, но лишь тогда, когда они смогут доказать наличие у потерпевшего при жизни желания привлечь виновное лицо к уголовной ответственности и объективных причин, по которым он не смог его осуществить. Однако доказать эти обстоятельства, вероятнее всего, будет очень непросто. Тем не менее, в том виде, в котором данная норма содержится в УПК, она является нецелесообразной.

К числу субъектов, правомочных возбудить дело о преступлении, преду- смотренном ст.ст. 115, 116, 129 ч.1 и 130 УК РФ, закон относит прокурора, а

156

также следователя или дознавателя при наличии согласия прокурора (ч.4 ст.20 УПК). Прокурор вправе возбудить дело частного обвинения в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы самостоятельно. При этом прокурор направляет уголовное дело для производства предварительного расследования (ч.З ст.318 УПК). В то же время ч.4 ст.20 УПК содержит правило, согласно которому дела частного обвинения могут быть возбуждены при отсутствии заявления потерпевшего не только прокурором, но также следователем или дозна- вателем с согласия прокурора, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться предоставленными ему правами. Предоставив право возбудить дело при данных обстоятельствах, помимо прокурора, также следователю или дознавателю с его согласия, УПК тем самым расширил перечень субъектов, обладающих подобным правом. Очевидно, при этом законодатель учел то обстоятельство, что о подобных случаях, как правило, чаще становится известно не прокуратуре, а органам милиции.

Право прокурора возбудить дело о преступлении, предусмотренном ст.115, 116, 129 чЛ и 130 УК РФ, без заявления потерпевшего, является исключением из общего порядка. Основания для возникновения у него такого права связаны с ситуациями, в которых потерпевший не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы в силу беспомощного состояния, нахождения в зависимом состоянии или по иным причинам не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами1. Следует отметить, что УПК совершенно правильно отказался от возможности возбуждения такого дела ввиду его особой общественной значимости, что предусматривалось ч.З ст.27 УПК РСФСР и справедливо критиковалось в юридической литературе . В то же время некоторые авторы считают отказ от возможности возбуждения де-

1 См.: Щербаков А. Ограничить право прокурора возбуждать дела частного обвинения // Российская юстиция. -2001. - №1. - С.50; Власова Н. Досудебная подготовка материалов в протокольной форме // Российская юстиция. - 2001. - №5. - С.31-32; Демидов И., Тушев А. Отказ прокурора от обвинения // Российская юстиция. -2002.-№8.-С.25.

157 ла частного обвинения ввиду его особой общественной значимости прокурором недопустимым, поскольку это резко уменьшит возможности прокурора для оказания профилактического влияния на так называемую бытовую преступность . Подобные доводы представляются неоправданными, поскольку нельзя решать вопросы профилактики преступлений за счет ущемления интересов потерпевшего, ибо факт огласки совершенного преступления может иметь для него более негативные последствия, нежели само преступление (например, в случае, если преступление затрагивает интересы семьи, что бывает нередко).

Новый УПК, регулируя порядок возбуждения прокурором дел о преступ- лениях, предусмотренных ст. 115, 116, 129 ч.1 и 130 УК РФ, породил вопрос: являются ли дела о таких преступлениях, возбужденные прокурором, следователем или дознавателем с согласия прокурора в соответствии со ст.20 ч.4 и ст.318 ч.З УПК, собственно делами частного обвинения или они приобретают публичный характер? От ответа на этот вопрос зависит решение следующего: могут ли такие дела прекращаться в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым?

Первый из указанных вопросов вызван, в сущности, тем положением, что согласно ч.5 ст.20 УПК все уголовные дела, за исключением дел, указанных и частях второй и третьей той же ст.20 УПК, считаются уголовными делами публичного обвинения. А поскольку возбуждение дел о преступлениях, предусмотренных ст.115, 116, 129 ч.1 и 130 УК РФ, прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора регламентировано ч.4 ст.20 УПК, напрашивается вывод, что в этом случае данные дела утрачивают свой частный характер и становятся делами публичного обвинения.

С другой стороны, ст.318 УПК, часть третья которой говорит о возбужде- нии уголовного дела прокурором, носит название «Возбуждение уголовного дела частного обвинения», из чего можно заключить, что часть третья этой статьи также регулирует порядок возбуждения дел частного обвинения. Как видно,

1 См., например: Шейфер С.А., Петрова Н.Е. Проблемы реформирования производства по делам частного обви нения в духе расширения частных начал в уголовном процессе РФ // Государство и право. - 1999. - №6. - С. 51.

2 См.: Багаутдинов Ф. Возбуждение дел частного обвинения // Законность. - 2000. - №3. - С.20.

158

существует коллизия указанных норм в части отнесения дел о преступлениях, предусмотренных ст.115, 116, 129 ч.1 и 130 УК РФ, и возбужденных прокурором, к делам частного или публичного обвинения.

Думается, что эти дела, в том числе и в случае возбуждения их прокуро- ром, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора должны оставаться делами частного обвинения, поскольку сохраняются все присущие этим делам особенности. Факт возбуждения дела прокурором говорит лишь о том, что потерпевший по каким-то причинам не может сделать этого сам, то есть не может воспользоваться своим правом на возбуждение дела частного обвинения, однако тем самым не умаляется значение совершенного преступления для потерпевшего, его личная заинтересованность в привлечении обвиняемого к уголовной ответственности.

УПК ничего не говорит о том, имеют ли стороны право на примирение в случае возбуждения дела частного обвинения прокурором, однако и не содержит прямого запрета на это. Сложность в решении данного вопроса вызвана возможностью неоднозначной трактовки норм УПК об отнесении дел о преступлениях, предусмотренных ст.115, 116, 129 ч.1 и 130 УК РФ, возбужденных прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора, к делам частного или публичного обвинения. Как уже отмечалось, логично считать их делами частного обвинения, и все дальнейшие рассуждения будут строиться исходя из этого положения.

Следует сказать, что УПК РСФСР в редакции, действовавшей до внесения в него изменений законом от 7 августа 2000 г., содержал положения, со- гласно которым дело, возбужденное прокурором, не подлежало прекращению за примирением сторон (ч.З ст.27 УПК РСФСР). Закон от 7 августа 2000 г. дополнил его новыми положениями, в том числе ст.468, которая не содержала подобного запрета. Соответственно, и в этом случае дело могло быть прекращено ввиду примирения сторон. Именно такое решение этого вопроса представляется верным. Поэтому следует согласиться с мнением О.И. Роговой о том, что потерпевшему и обвиняемому в случае возбуждения уголовного дела прокурором

159

следует предоставить свободу в выборе поведения, в том числе право на примирение, то есть наделить свободой в распоряжении предметом процесса1.

Еще одной формой участия прокурора в деле частного обвинения является вступление его в уже возбужденное уголовное дело. Уголовно- процессуальный закон не содержит перечня оснований для принятия прокурором такого решения, которое принимается исходя из конкретных обстоятельств дела. В этом случае уголовное дело не утрачивает своего характера, а у сторон сохраняется право на примирение (ст.318 ч.4 УПК). Ряд авторов справедливо полагают, что в законодательстве необходимо закрепить положение, согласно которому допуск прокурора к участию в деле возможен только с согласия потерпевшего .

Особенностью возбуждения дел частного обвинения является обязательное наличие такого документа, как заявление потерпевшего. Заявление по делу частного обвинения - это документ, который одновременно является и единственно возможным поводом к возбуждению дела частного обвинения, и заменяет собой постановление о возбуждении уголовного дела и обвинительный акт. Именно такое значение получило заявление по делу частного обвинения в УПК. Как следствие, нужно отличать заявление по делу частного обвинения, предусмотренное ст.318 УПК, от заявления как повода к возбуждению уголовного дела, предусмотренного ст. 140 и 141 УПК. Это различие вытекает из различия значения и сущности этих документов. Как уже отмечалось, значение заявления по делу частного обвинения шире, нежели только повод к возбуждению уголовного дела. В частности, если поступление в соответствующий орган заявления как повода к возбуждению уголовного дела в соответствии со ст. 141 УПК не означает, что уголовное дело в любом случае будет возбуждено, то поступление в суд заявления по делу частного обвинения означает возбуждение уго-

1 См.: Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - Томск, 1994.-С.57.

2 См.: Шейфер С.А., Петрова Н.Е. Проблемы реформирования производства по делам частного обвинения в духе расширения частных начал в уголовном процессе РФ // Государство и право. - 1999. - №6. - С.56; Петру- хин И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе // Российская юстиция. - 1999. - №3. - С.24; Ве ликий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспекти вы: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 2001. -С.86.

160

ловного дела; иными словами, это - юридический факт, порождающий уголовно-процессуальные отношения.

Таким образом, исходя из значения заявления по делу частного обвинения, которое придал ему УПК, оно по своей сути и процессуальному значению довольно существенно отличается от заявления как повода к возбуждению уголовного дела и должно рассматриваться как комплексный документ, сочетающий в себе все три значения: и повода к возбуждению уголовного дела, и постановления о возбуждении уголовного дела, и обвинительного акта.

В связи с этими различиями представляется необоснованным отказ зако- нодателя от сложившегося в науке и существовавшего в законодательстве наименования «жалоба по делу частного обвинения», которое более соответствовало сущности данного документа, и замена его термином «заявление». Юридический энциклопедический словарь трактует понятие «заявление» как «официальное обращение лица (или нескольких лиц) в учреждение или к должностному лицу, не связанное, в отличие от жалобы, с нарушением прав и законных интересов гражданина и не содержащее требования об устранении указанного нарушения» . По нашему мнению, понятие «заявление» шире, нежели «жалоба». Если, согласно толковому словарю, заявление — это «1. Официальное сообщение в устной или письменной форме; 2. Письменная просьба о чем-нибудь» , то жалоба - это «официальное заявление с просьбой об устранении какого-нибудь непорядка, несправедливости»3. Таким образом, жалоба всегда есть заявление, но заявление не всегда есть жалоба. Причем жалоба всегда со- держит требование об устранении каких-либо нарушений. В связи с этим справедливым является указание на то, что «…заявление от жалобы отличается тем, что жалоба содержит просьбу или требование о привлечении определенного лица к уголовной ответственности за совершение преступления, преследование за которое осуществляется в порядке частного обвинения»4. Учитывая изло-

1 Юридический энциклопедический словарь /Под ред. А.Я. Сухарева. - М., 1984. - С. 108.

2 СИ. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. - М., 1999. - С.226.

3 Там же.-С. 189.

4 Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С.77.

161

женное, в тексте УПК применительно к возбуждению дел частного обвинения следует термин «заявление» заменить на «жалобу». Соответственно, поскольку жалоба потерпевшего, его законного представителя по делу частного обвинения является самостоятельным поводом к возбуждению уголовного дела, отличным от заявления, ч. 1 ст. 140 УПК следует дополнить пунктом 4 следующего содержания:

«4) жалоба потерпевшего, его законного представителя по делу частного обвинения».

Но в дальнейшем в работе будет использоваться терминология дейст- вующего УПК.

Учитывая то значение, которое имеет заявление по делам частного обви- нения, закон предъявляет четкие требования к его форме и содержанию, что служит одним из способов обеспечения обвиняемому права на защиту. По смыслу ст.318 УПК оно должно быть только письменным, в отличие от иных заявлений о преступлении, которые согласно ст. 141 УПК могут быть сделаны как в устной, так и в письменной форме. С учетом процессуального значения заявления по делу частного обвинения это представляется правильным.

Следует отметить, что впервые подробные требования к заявлению (жа-, лобе) по делу частного обвинения были закреплены в ст.469 УПК РСФСР (в редакции закона от 7 августа 2000 г.), хотя точка зрения о необходимости существования таких требований высказывалась в юридической литературе и ранее1. До этого времени УПК РСФСР не предъявлял конкретных требований к форме и содержанию жалобы потерпевшего. Она могла иметь произвольное содержание и быть как письменной, так и устной. Однако Пленум Верховного Суда РСФСР своим Постановлением №4 от 25 сентября 1979г. «О практике рассмотрения судами жалоб о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч.1 ст. 130 и ст.131 УК РСФСР», по сути, определил круг требований, которым должна соответствовать такая жалоба: «…судья при приеме жалобы должен убедиться, содержатся ли в ней все необходимые данные для правильного ее

1 См., например: Ефанова В.А. Возбуждение уголовного дела судом. - Воронеж, 1988. - С.56.

162

разрешения, в частности: когда, кем и где совершено противоправное деяние, в чем конкретно оно выразилось, и чем подтверждается просьба потерпевшего о привлечении лица, на которое подана жалоба, к уголовной ответственности. Если такие сведения в жалобе отсутствуют, судье необходимо принимать меры к их восполнению»1. Закон от 7 августа 2000 г., а затем и УПК закрепили требования, предъявляемые к заявлению по делу частного обвинения, придав им тем самым легальный статус.

Согласно ч.5 ст.318 УПК, заявление по делу частного обвинения должно содержать; наименование суда, в который оно подается; описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения; просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству; данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд; подпись лица, его подавшего. По нашему мнению, в этот перечень нужно включить также указание на год, месяц и число подачи жалобы; такое требование, в частности, было предусмотрено п.6 ст.46 УУС 1864 г.

На практике у потерпевшего могут возникнуть определенные сложности, связанные с составлением заявления. Так, например, он может не знать все необходимые сведения о лице, которое он обвиняет, или не помнить точное время и место совершения противоправного деяния. По смыслу ч.1 ст.319 УПК, мировой судья в подобной ситуации вправе отказать потерпевшему в принятии его заявления. Подобный отказ лишает потерпевшего права на доступ к правосудию, а это недопустимо. В то же время ч.2 ст.319 УПК закрепляет право мирового судьи оказывать сторонам содействие в собирании таких доказательств по делу частного обвинения, которые не могут быть получены ими самостоятельно. Причем если согласно УПК РСФСР правом ходатайствовать об этом обладал лишь частный обвинитель, а таковым лицо становилось только с момента принятия мировым судьей жалобы к своему производству, то теперь оно

1 Сборник постановлений Пленумов верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам.-М., 1998.-С.426.

163

предоставлено сторонам, в том числе и потерпевшему. Данное решение является принципиальным.

Если исходить из того, что потерпевшим по делу частного обвинения лицо является с момента подачи заявления в суд, и для признания его таковым не требуется вынесения соответствующего мотивированного постановления, то одновременно с подачей заявления по делу частного обвинения он может обратиться к мировому судье с ходатайством об оказании ему содействия в собирании данных, которые должны содержаться в заявлении, но не могут быть им получены самостоятельно, например, данных о лице, привлекаемом к уголовной ответственности. В этом случае, если мировой судья сочтет доводы ходатайства обоснованными и удовлетворит его, он должен принять заявление по- терпевшего к своему производству и оказать ему содействие в собирании соответствующих данных.

В то же время подобное решение вопроса, единственно возможное на данный момент, представляется не вполне удачным по следующим основаниям. Во-первых, в ч.2 ст.319 УПК дословно говорится о возможном содействии мирового судьи сторонам в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены сторонами самостоятельно, из чего можно предположить, что в подобном ходатайстве должно быть указано конкретное доказательство, необходимое стороне, а не информация, которая может быть с его помощью получена, в частности, данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности. Во-вторых, ч.1 ст.319 УПК содержит четкое предписание о том, что в случае несоответствия поданного заявления требованиям частей 5 и 6 ст.318 УПК, в том числе и требованиям о его содержании, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему, для приведения его в соответствие с указанными требованиями. Таким образом, УПК, по сути, лишает потерпевшего по делу частного обвинения, не располагающего сведениями о лице, совершившем в отношении него преступное деяние, возможности на доступ к правосудию, что, безусловно, является нарушением одного из важнейших

164

конституционных прав граждан. И, в-третьих, мировой судья вправе, но не обязан удовлетворить ходатайство потерпевшего.

В связи с этой проблемой представляет интерес и заслуживает внимания предложенная В.В. Дорошковым концепция разделения требований, предъявляемых к заявлению (жалобе) по делу частного обвинения, на обязательные и необязательные1. К первым он относит подпись лица, подавшего жалобу (заявление), описание события, места и времени совершения преступления, просьбу о привлечении к уголовной ответственности; остальные сведения, по мнению В.В. Дорошкова, являются необязательными. При этом в случае отсутствия обязательных сведений, предъявляемых к жалобе, она не должна рассматриваться в качестве повода к возбуждению уголовного дела, в то время как отсутствие необязательных сведений не должно препятствовать дальнейшему произ- водству по делу.

В принципе, такой подход имеет право на существование. Действительно, в случае отсутствия в заявлении указания на место совершения преступления возникают сложности с определением территориальной подсудности дела; при отсутствии просьбы привлечь лицо к уголовной ответственности производство по делу частного обвинения невозможно, поскольку жалоба является не только поводом к возбуждению уголовного дела, но и заменяет собой обвинительный акт. В то же время не решен вопрос о способах устранения имеющихся в заявлении пробелов.

В связи с этим мы полагаем необходимым обратиться к проблеме досу- дебного производства по делам частного обвинения. Согласно УПК РСФСР, на разных этапах его действия досудебное производство по этой категории дел предусматривалось в различных формах. Чаще всего досудебное производство вообще отсутствовало, тем не менее УПК РСФСР предусматривал возможность его осуществления в протокольной форме, в форме дознания и в форме предварительного следствия. После того, как из УПК РСФСР законом от 15 ноября

1 См.: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С.80-82.

165 1997 года была исключена ст.418, у судов не стало права возбуждать уголовные дела на основании материалов, подготовленных в протокольной форме. Соответственно, для досудебного производства по делам частного обвинения остались лишь две формы - дознание (ст.416) и предварительное следствие (ст.ст. 417 и 126). А после внесения в УПК РСФСР изменений и дополнений законом от 7 августа 2000 г., досудебное производство по делам частного обвинения могло осуществляться лишь в форме предварительного следствия в случаях возбуждения уголовного дела прокурором (ст.468).

Согласно действующему УПК, предварительное расследование по делам частного обвинения (в форме следствия или дознания) возможно лишь в случае возбуждения такого уголовного дела прокурором. Если же дело возбуждено по заявлению потерпевшего, то расследование по нему не производится. Как уже было отмечено, в определенных случаях такое положение может существенно затруднить для потерпевшего доступ к правосудию.

Ю.Е. Петухов предлагает на досудебных стадиях судопроизводства по делам частного обвинения допустить наряду с публичным способом собирания доказательств также частный способ1. Эту возможность он обосновывает тем, что по данной категории дел из всего процесса доказывания определенной спецификой обладает только собирание. Выбор способа собирания доказательств Ю.Е. Петухов предоставляет потерпевшему или его законному представителю. При этом если потерпевший доверяет государству, он должен лишаться права на прекращение дела примирением, если не доверяет, то он подает жалобу, которая и определяет пределы судебного разбирательства2. Подобная точка зрения была подвергнута обоснованной критике, поскольку в случае обращения потерпевшего к государству за помощью в собирании доказательств «…речь

1 См.: Петухов Ю.Е. Соотношение публичного и частного обвинения в уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук.-М, 1996.-С.134-135.

2 См.: Петухов Ю.Е. Соотношение публичного и частного обвинения в уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук.-М., 1996.-С.139-140.

166

идет не о доверии или недоверии гражданина к государству, а о его способности или неспособности самостоятельно доказать какие-либо факты»1.

Н.Е. Петрова высказала мнение о том, что в законе должна быть закреп- лена возможность осуществления обвинения по делам частного обвинения как в неофициальном порядке, когда потерпевший сам желает осуществлять функцию обвинения, так и в официальном, когда потерпевший ходатайствует об уголовном преследовании со стороны государственных органов. При этом официальное преследование рассматриваемой категории преступлений не должно лишать потерпевшего возможности примириться с обвиняемым2. Н.Е. Петрова не согласна с распространенным мнением о том, что подача потерпевшим жа- лобы (заявления) по делу частного обвинения обязывает его осуществлять уголовное преследование3. Действительно, ст.22 УПК говорит о праве потерпевшего по делам частного обвинения выдвигать и поддерживать обвинение, а не о его обязанности. Это в равной степени должно относиться как к подаче заявление, так и к поддержанию в последующем обвинения.

Представляется, что в случае, если потерпевший не в состоянии само- стоятельно осуществлять уголовное преследование по делу частного обвинения, он должен иметь возможность обратиться за помощью к государству в лице соответствующих органов и должностных лиц. Это касается также случаев, когда потерпевший не может указать в заявлении всех необходимых сведений. С учетом ограниченности его возможностей по собиранию доказательств участие потерпевшего в доказывании по делу частного обвинения должно являться его правом, которое «…ни при каких обстоятельствах не может превратиться … в обязанность»4. У потерпевшего должен быть выбор: самостоятельно собирать необходимые доказательства или в случае необходимости обратиться к помощи государства. При этом обращение его к помощи государства не должно являться препятствием для возможности окончания дела примирением.

1 Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, пер спективы: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 2001. -С.88.

2 См. Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение: Дис. … канд. юрид. наук. - Самара, 1999. - С.151.

3 См.: Там же. - С. 152.

4 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. - С.231.

167

Заявление по делу частного обвинения подается потерпевшим, его закон- ным представителем мировому судье в соответствии с правилами территориальной подсудности. Тем не менее, подача заявления в иной компетентный орган или должностному лицу не является препятствием для осуществления по нему производства. В случае поступления сообщения о совершении преступления, преследуемого в порядке частного обвинения, в орган дознания, к дознавателю, следователю или прокурору, указанные лица должны на основании п.З ч.1 ст. 145 УПК принять решение о передаче сообщения в суд (мировому судье), и сообщить об этом заявителю. Такое решение является для указанных должностных лиц единственно возможным, поскольку ч.1 ст. 145 УПК обозначила его в качестве одного из вариантов возможного решения по результатам рассмотрения сообщения о преступлении наряду с решениями о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Соответственно, если заявление по делу частного обвинения поступило не к мировому судье, а в орган дознания, к дознавателю, следователю или прокурору, они не вправе отказывать в его принятии или отказывать в возбуждении уголовного дела по причине его подсудности мировому судье, а должны принять заявление и направить его по подсудности, поскольку как при обращении к мировому судье, так и при обращении в орган дознания, к следователю, дознавателю или прокурору дело возбуждается путем подачи заявления1.

Следует отметить, что согласно ч.З ст. 145 УПК направление заявления по подсудности возлагает на орган дознания и полномочных должностных лиц принятие мер по сохранению следов преступления. Уголовно- процессуальный закон не разъясняет, какие именно меры могут быть приняты. Существует мнение, что «данные меры носят организационный характер, но не исключается и проведение осмотра места происшествия»2. Думается, что проведения только лишь осмотра места происшествия по делам частного обвинения не всегда бы-

См.: Нестеров В. Альтернативный порядок подачи заявлений по делам частного обвинения // Российская юс- тиция. - 2002. - №1. - С.41.

2 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. - М., 2002. - С.271.

168

вает достаточно. Например, при поступлении заявления потерпевшего о причинении ему побоев или легкого вреда здоровью для того, чтобы правильно квалифицировать это деяние, необходимо установить наличие телесных повреждений, для чего произвести освидетельствование потерпевшего, определить характер и степень вреда, причиненного его здоровью, а для этого согласно ст. 196 УПК необходимо назначить судебно-медицинскую экспертизу. Как следствие, необходимо закрепить в законе возможность проведения означенных следственных действий (освидетельствования, судебной экспертизы) в качестве мер по сохранению следов преступления в соответствии с ч.З ст. 145 УПК.

В том случае, если заявление подается в суд, к нему должны прилагаться копии по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения. Получив заявление и установив, что оно по форме и по содержанию соответствует предъявляемым к нему законом требованиям, мировой судья принимает заявление к своему производству, что оформляется постановлением. С этого момента появляется новый участник уголовного судопроизводства, поскольку лицо, подавшее заявление, становится частным обвинителем. Ему должны быть разъяснены права потерпевшего и частного обвинителя, предусмотренные статьями 42 и 43 УПК, о чем составляется протокол, подписываемый мировым судьей и лицом, подавшим заявление.

Понятие “частный обвинитель” является новым для уголовно- процессуального законодательства и, хотя ранее оно использовалось в науке1, законодательно оно впервые было закреплено в пункте 6 “б” статьи 34 УПК РСФСР (в редакции закона от 7 августа 2000 г.). УПК РСФСР так трактовал понятие частного обвинителя: это лицо, подавшее жалобу в суд в порядке, предусмотренном статьей 468 УПК, и поддерживающее обвинение в суде. При этом, однако, в УПК РСФСР не было внесено изменений, закрепивших статус частного обвинителя в качестве самостоятельного участника уголовного судопроизводства. При принятии нового УПК этот недочет был устранен. Согласно

1 См., например: Эльдаров М. Потерпевшему дать права частного обвинителя // Российская юстиция. - 1997. -№8.-С. 18.

169

ст.43 УПК частный обвинитель является самостоятельным участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Данная статья определяет частного обвинителя как лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном статьей 318 УПК, и поддерживающее обвинение в суде. Тем не менее, данное определение не является единственным, поскольку в п.59 ст.5 УПК также содержится понятие частного обвинителя, которое сформулировано путем перечисления лиц, обладающих правом подачи заявления по делу частного обвинения. Первоначальная редакции УПК к числу таких лиц относила потерпевшего, его законного представителя и представителя по уголовным делам частного обвинения. Однако после внесения законом от 29 мая 2002 г. в УПК изменений представитель потерпевшего, на наш взгляд, совершенно обоснованно, из этого круга был исключен.

В УПК имеется существенный пробел, касающийся момента появления об- виняемого в деле частного обвинения, возбужденного на основании заявления потерпевшего или его законного представителя. Согласно ч.1 ст.47 УПК обвиняемым признается лицо, в отношении которого: 1) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого; 2) вынесен обвинительный акт. Ни один из этих процессуальных документов по делу частного обвинения не составляется. Для решения этой проблемы полезно обратиться к положениям УПК РСФСР. В соответствии с ч.4 ст.469 УПК РСФСР лицо считалось обвиняемым с момента принятия мировым судьей жалобы по делу частного обвинения к своему производству. Думается, аналогичное положение следовало бы закрепить и в действующем УПК, для чего внести соответствующие изменения в статьи 47 часть первую и 318 часть седьмую УПК.

В юридической литературе дискутируется вопрос о сроках давности уго- ловного преследования по делам частного обвинения. По общему правилу, срок давности по делам частного обвинения как по делам о преступлениях небольшой тяжести составляет два года (ст.78 УК РФ). Однако, есть мнения о необходимости сокращения этого срока. Так, некоторые авторы считают целесообраз-

170 ным установить трехмесячный срок давности для дел частного обвинения . По мнению Д.П. Великого, этот срок должен исчисляться не с момента совершения преступления, а с момента, когда потерпевший узнает об этом, поскольку в определенных случаях (например, по делам о клевете) эти моменты могут не совпадать . СИ. Катькало и В.З.Лукашевич считают оптимальным срок давности шесть месяцев3. Подобные предложения обосновываются тем, что по истечении времени у потерпевшего по делам частного обвинения постепенно «затухает» чувство обиды, потерпевшие и свидетели зачастую забывают многие детали событий, что затрудняет для суда принятие правильного решения. Также высказываются опасения, что некоторые недобросовестные потерпевшие могут воспользоваться этой ситуацией с целью шантажа4.

Представляется, что подобные сомнения во многом надуманны. Например, СИ. Катькало и В.З. Лукашевич сами признают, что по истечении шести месяцев возбуждается лишь незначительная часть дел частного обвинения5. Что касается вероятного «шантажа», то, чтобы его избежать, следует предусмотреть возможность заключения между потерпевшим и лицом, виновным в совершении преступления, мирового соглашения без возбуждения уголовного дела, в котором они могли бы урегулировать все имеющиеся разногласия. Более того, установление сокращенного срока уголовного преследования по делам частного обвинения может негативно отразиться на возможности потерпевших отстоять в суде свои права. Это связано с тем, что по истечении этого срока согласно п.З ч.1 ст.24 УПК дело не только не может быть возбуждено, но и возбужденное дело подлежит прекращению. Поэтому если по каким-то причинам его не удастся рассмотреть в срок, потерпевший по сути лишается права на судебную защиту.

1 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1948. - С.211; Гуценко К.Ф. Порядок возбуждения и прекращения производства по делам частного обвинения. // В кн.: Вопросы уголовного права и процесса. - M., 1958. - С. 166; Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, совре менность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 2001. - С.82.

2 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.82.

3 См.: Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. - Л., 1972. - С.98. 4См.:Тамже.-С98.

5 См.: Там же. - С.99.

171

Подготовительные действия мирового судьи к судебному заседанию по делу частного обвинения характеризуются значительными особенностями, что обусловлено необходимостью учета воли потерпевшего для привлечения противной стороны к суду.

В случаях, если поданное заявление не отвечает требованиям, предъяв- ляемым к его форме и содержанию, либо если не будет представлено достаточное количество копий заявления, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему, с целью приведения его в соответствие с указанными требованиями и устанавливает для этого срок. Такой срок мировой судья определяет по своему усмотрению, исходя из особенностей конкретного дела. Вместе с тем такой срок должен давать лицу, обратившемуся с заявлением, реальную возможность выполнить требования мирового судьи. В случае неисполнения указанного требования мировой судья отказывает в при- нятии заявления к своему производству, о чем также выносит постановление и уведомляет об этом лицо, его подавшее.

Мировой судья по ходатайству сторон вправе оказать им содействие в собирании доказательств, которые не могут быть получены сторонами самостоятельно1. Следует отметить, что УПК РСФСР предоставлял возможность обращения с подобным ходатайством лишь частному обвинителю (ч.2 ст.470). В этом отношении положения нового УПК являются более предпочтительными, поскольку, предоставляя в этом вопросе равные возможности сторонам защиты и обвинения, они тем самым служат соблюдению принципа состязательности уголовного судопроизводства.

Формы, в которых мировой судья может оказывать сторонам содействие в собирании доказательств, прямо законодателем не установлены. Представляется, что такое содействие в первую очередь может быть выражено в направлении мировым судьей требований о предоставлении предметов и документов, с помощью которых могут быть установлены сведения, имеющие значение для дела. Помощь мировых судей сторонам в сборе доказательств в том случае, ко-

1 См.: Орлова А. Производство по делам частного обвинения // Российская юстиция. - 2001. - №4. - С.40.

172 гда она осуществляется по ходатайствам сторон, не противоречит принципу состязательности; мировой судья при этом не склоняется на позицию обвинения либо защиты, он лишь помогает сторонам преодолеть препятствия, лишающие их возможности самостоятельно собрать необходимые доказательства по делу частного обвинения.

Приняв заявление к рассмотрению, мировой судья уведомляет об этом заявителя и лицо, в отношении которого оно подано. При наличии оснований для назначения судебного заседания мировой судья в течение 7 суток со дня поступления заявления в суд вызывает лицо, в отношении которого подано заявление, знакомит его с материалами уголовного дела, вручает копию поданного заявления, разъясняет права подсудимого в судебном заседании, предусмотренные статьей 47 УПК, и выясняет, кого, по мнению данного лица, необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей защиты, о чем у него берется подписка. Если подсудимых по делу несколько, то материалы дела должны быть представлены для ознакомления, а копия заявления должна быть вручена каждому из них.

В случае неявки в суд лица, в отношении которого подано заявление, ко- пия заявления с разъяснением прав подсудимого, а также условий и порядка примирения сторон направляется подсудимому по почте.

Существенной особенностью производства по делам частного обвинения является возможность их прекращения ввиду примирения сторон. Обязанность по разъяснению сторонам возможности примирения возложена на мирового судью. В случае поступления от потерпевшего и обвиняемого заявлений о примирении производство по уголовному делу по постановлению мирового судьи прекращается (ч.2 ст.20 УПК). Если примирение между сторонами не достигнуто, то мировой судья назначает рассмотрение уголовного дела в судебном заседании в соответствии с правилами, предусмотренными главой 33 УПК. Во всем остальном подготовка к судебному заседанию по делу частного обвинения осуществляется мировым судьей с соблюдением общих правил для данного этапа уголовного судопроизводства.

173 4.3. Особенности судебного разбирательства по делам частного обви- нения

Процедура судебного разбирательства дел частного обвинения характе- ризуется рядом довольно существенных особенностей. Наличие этих особенностей обусловлено тем, что, исходя из сущности дел частного обвинения и в соответствии с тенденцией дифференциации уголовно- процессуальной формы, это производство является упрощенной формой уголовного судопроизводства. Как справедливо отмечает Е.И. Аникина, «процедура производства по уголовным делам частного обвинения должна быть построена так, чтобы обеспечить и гарантировать не только интересы потерпевшего и подсудимого, но и наиболее экономичными и эффективными средствами достичь целей и задач уголовного судопроизводства»1.

Производство у мирового судьи является комплексным производством, и порядок его осуществления различен в зависимости от категории рассматриваемых дел - публичного и частно-публичного либо частного обвинения. В данном параграфе будут рассмотрены только особенности, характерные для судебного разбирательства именно по делам частного обвинения.

Стадия судебного разбирательства приобретает для дел частного обвинения важное значение, поскольку досудебное производство по ним, по общему правилу, не осуществляется. Основная нагрузка при этом ложится на судебные стадии, центральной из которых является стадия судебного разбирательства.

Производство по делам частного обвинения и, в частности, стадия судеб- ного разбирательства уже являлись предметом исследования ученых- процессуалистов2, поэтому в рамках данной работы следует ограничиться теми положениями, которые приобрели особую актуальность в связи с принятием нового УПК.

1 Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дис. … канд. юрид. наук. - Саранск, 2000. - С.112.

2 См.: Калашникова Н.Я. Судебное разбирательство дел частного обвинения. - М., 1962; Катькало СИ., Лука шевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. - Л., 1972. - С.144-170, Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по делам частного обвинения в уголовном процессе России. - М, 1998. - С.36-45; Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дис. … канд. юрид. наук. - Саранск, 2000. - С.111-127; До- рошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. —С.121-197, и др.

174 Прежде чем перейти к характеристике отдельных особенностей судебного разбирательства по данной категории дел, следует отметить, что, по мнению В.В. Дорошкова, в юридической литературе отмечались следующие особенности судопроизводства по делам частного обвинения:

  • важным субъектом уголовно-процессуальной деятельности является суд;

  • примирительная деятельность суда осуществляется вплоть до его удале- ния в совещательную комнату;
  • участие прокурора по этим делам ставится в зависимость от того, кем возбуждено уголовное дело;
  • потерпевший сам или через своего представителя поддерживает обви- нение, выступает в прениях;
  • при объединении встречных жалоб в одно производство каждая из сто- рон пользуется правами потерпевшего и подсудимого в зависимости от разбираемого в суде эпизода;
  • дела данной категории рассматриваются судьей единолично;
  • прекращение производства по делу допускается в связи с неявкой по- терпевшего в судебное заседание по неуважительной причине и расценивается как отказ от обвинения;
  • судебное следствие начинается оглашением жалобы и проводится в ее пределах;
  • потерпевший или его законный представитель сам формулирует и обос- новывает свое обвинение, вправе изменить его в сторону, не ухудшающую положение подсудимого1.
  • Данный перечень является практически полным, однако некоторые мо- менты нуждаются в уточнении. Во-первых, выделение такой специфической черты, как то, что суд является важным субъектом уголовно-процессуальной деятельности, применительно именно к делам частного обвинения представля-

’ См.: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001.-С. 143-144.

175 ется необоснованным, поскольку по любой категории дел суд имеет такое значение. Поэтому выделение подобной роли суда в качестве особенности судопроизводства по делам частного обвинения следует признать неверным.

Во-вторых, является некорректной формулировка «примирительная дея- тельность суда». Согласно действующему законодательству, суд не осуществляет примирительной деятельности, не склоняет стороны к примирению, он лишь разъясняет им возможность примирения, причем суд обязан это сделать еще на стадии назначения судебного заседания. До удаления же мирового судьи в совещательную комнату у сторон есть возможность примириться.

Думается, можно выделить следующие особенности судебного разбира- тельства по делам частного обвинения:

  • рассмотрение дел частного обвинения осуществляется мировым судьей единолично;

  • предмет судебного разбирательства составляет заявление потерпевшего, его законного представителя;

  • у сторон существует право вплоть до удаления суда в совещательную комнату окончить дело примирением;

  • судебное следствие начинается с изложения заявления частным обвини- телем или его представителем;
  • рассмотрение заявления по делу частного обвинения может быть соеди- нено в одно производство с рассмотрением встречного заявления; при этом подавшие их лица участвуют в уголовном судопроизводстве одновременно в качестве частного обвинителя и подсудимого;
  • обвинение в судебном разбирательстве поддерживает частный обвини- тель;
  • обвинитель по делу частного обвинения может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения;

176

  • неявка потерпевшего в судебное заседание без уважительных причин расценивается как отказ от обвинения и влечет за собой прекращение уголовного дела.

При этом нужно подчеркнуть, что вся совокупность отмеченных особен- ностей характерна для так называемого общего порядка производства по делам частного обвинения в случае возбуждения их на основании заявления потерпевшего. При отступлении от этого общего порядка, например, в случае возбуждения такого дела прокурором, какие-то из этих особенностей могут отсутствовать, и наоборот, могут появляться новые.

Одной из особенностей производства по данной категории дел является то, что основу, предмет судебного разбирательства по делу частного обвине- ния составляет не обвинительное заключение или обвинительный акт, а заявление потерпевшего. Именно в заявлении формулируется существо выдвинутого против подсудимого обвинения, оно же вручается ему вместо обвинительного заключения или обвинительного акта для подготовки защиты в суде и определяет пределы судебного разбирательства как в отношении круга лиц, так и по содержанию обвинения. Пределы судебного разбирательства в отношении круга лиц определяются заявлением и не могут быть изменены произвольно, причем даже в том случае, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что не все лица, виновные в совершении преступления, преследуемого в порядке частного обвинения, привлечены к ответственности. Решение вопроса о привлечении их к уголовной ответственности является правом потерпевшего, поэтому в отношении таких лиц дело рассматриваться не может.

Пределы судебного разбирательства в части содержания и объема обви- нения ограничиваются заявлением, принятым мировым судьей к производству. Тем не менее, возможность изменения обвинения существует, однако она имеет ограничения, являющиеся гарантией соблюдения прав и интересов подсудимого. Обвинение может быть изменено, если это не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его право на защиту. Помимо этого, частный обвинитель вправе отказаться от обвинения как полностью, так и в его части.

177

Еще одной характерной чертой дел частного обвинения является воз- можность соединения судьей в одном производстве встречного заявления с первоначальным. Однако в законе отсутствуют четкие указания о том, при каких условиях возможно объединение таких заявлений. Соответственно, нет единства мнений и о том, что же понимать под встречным заявлением (жалобой). СИ. Катькало и В.З. Лукашевич определяли встречное заявление (жалобу) как «обвинение потерпевшего в совершении преступления против лица, на которое подана жалоба»1. В.В. Дорошков трактует встречную жалобу как «официальное обращение лица, в отношении которого принесена или принята к производству судьей жалоба о привлечении заявителя или потерпевшего к уголовной ответственности за совершение преступления, преследование которого осуществляется в порядке частного обвинения» . С учетом действующего УПК под встречным заявлением следует понимать официальное обращение лица, в отношении которого возбуждено дело частного обвинения, к мировому судье с требованием о привлечении первоначального заявителя по этому делу (потерпевшего или его законного представителя) к уголовной ответственности за совершение в отношении данного лица преступления, преследование которого осуществляется в порядке частного обвинения.

В юридической литературе существуют различные точки зрения на воз- можность и целесообразность объединения первоначального и встречного заявлений. М.С. Строгович выступал против совместного рассмотрения дел частного обвинения по встречным жалобам, считая недопустимым положение, при котором в одном процессе обвиняемый является потерпевшим, а потерпевший

  • обвиняемым . Противоположную точку зрения высказывали ряд иных авто ров4. Следует согласиться со сторонниками объединения заявлений в одно про изводство, поскольку это помогает «глубже разобраться в сущности конфликта,

1 Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. - Л., 1972. -С. 145.

2 Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. -M., 2001. -С.140-141.

3 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1958. - С. 102.

4 См.: Альперт С.А. Потерпевший в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - Харьков, 1951.

  • С.109; Калашникова Н.Я. Судебное разбирательство дел частного обвинения. - М., 1953. - С.55; Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дис. … канд. юрид. наук. - Саранск, 2000. - С. 123; Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С.140-142.

178 произошедшего между сторонами, одновременно решить вопросы об их примирении, дать правильную юридическую оценку действиям каждого из участников конфликта с учетом их эмоционального состояния и назначить справедливое наказание»1.

Относительно условий, при которых допустимо соединение первоначаль- ного и встречного заявлений, Пленум Верховного Суда РСФСР вынес Постановление №4 от 25 сентября 1979 г. «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст.112, ч.1 ст. 130, ст. 131 УК РСФСР», в п. 10 которого были определены условия для объединения в одном производстве первоначального и встречного заявлений: когда жалоба потерпевшего и встречное заявление касаются одних и тех же лиц, одного противоправного деяния или хотя и разных деяний, но взаимосвязанных между собой. Действительно, сам термин «встречное заявление» предполагает наличие у сторон взаимосвязанных и имеющих противоположную направленность интересов. Все эти интересы присутствуют и учитываются приведенными выше условиями. Поэтому подобная трактовка не утратила своей актуальности и на сегодняшний день, соответственно, при наличии какого-либо из этих условий или их совокупности мировой судья вправе объединить первоначальное и встреч- ное заявления в одно производство.

Е.И. Аникина высказала точку зрения, согласно которой при наличии оз- наченных условий объединение заявлений в одно производство должно являть-ся не правом, а обязанностью судьи . Подобная позиция представляется неоправданной, поскольку не в каждом случае объединение основного и встречного заявления может принести только лишь пользу. В связи с этим следует согласиться с мнением, что при решении данного вопроса следует руководствоваться целесообразностью . Поэтому верным будет оставить решение вопроса об объединении заявлений на усмотрение мирового судьи.

1 Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001.-С. 141.

2 См.: Аникина Е.И. Указ. соч. - С. 124.

3 См.: Грабовская Н.П., Солодкин И.И., Элькинд П.С. К вопросу о делах частного обвинения // Ученые записки ЛГУ, 1956.-№202.-С. 183.

179

Встречное заявление должно соответствовать требованиям, предъявляе- мым в соответствии с ч.5 ст.318 УПК к первоначальному заявлению1. Данное положение основано на том, что в уголовном судопроизводстве оно имеет такое же значение, как и первоначальное заявление; соответственно, предъявляемые к ним требования должны быть одинаковы.

Соединение заявлений в соответствии с УПК возможно на основании по- становления мирового судьи до начала судебного следствия. При соединении заявлений в одно производство лица, подавшие их, участвуют в уголовном процессе одновременно в качестве частного обвинителя и подсудимого. Для подготовки к защите в связи с поступлением встречного заявления и соединением производств рассмотрение уголовного дела может быть отложено на срок не более 3 суток. Допрос лиц об обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, проводится по правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во встречных заявлениях, - по правилам допроса подсудимого. Подобное совмещение в одном лице двух процессуальных статусов вполне до- пустимо и служит соблюдению прав участников судебного разбирательства.

Судебное следствие по уголовным делам частного обвинения начинается с изложения частным обвинителем или его представителем заявления, в пределах которого осуществляется судебное разбирательство. Подобное правило соответствует духу состязательности судопроизводства, присущему новому УПК. При одновременном рассмотрении вместе с первоначальным встречного заявления его доводы излагаются в том же порядке после изложения доводов основного заявления.

Еще одной особенностью производства по данной категории дел является фигура обвинителя. Наибольшими особенностями она обладает при рассмотрении дел, возбужденных по заявлению потерпевшего, его законного представителя. При этом касательно фигуры обвинителя по таким делам в уголовно-процессуальном законе имеется определенное противоречие. Согласно ч.З

1 Степанов В.П. Особенности возбуждения и рассмотрения дел частного обвинения // Российский судья. - 2001. -№4.-С39.

180

ст.246 УПК по делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший. Однако п.2 ч.4 ст.321 УПК наделяет этим правом частного обвинителя. Потерпевший и частный обвинитель согласно ст.42, 43 УПК являются самостоятельными участниками уголовного судопроизводства и не всегда совпадают в одном лице. Если согласиться с положениями ч.З ст.246 УПК, то получается абсурдная ситуация: когда потерпевший не в состоянии сам подать заявление по делу частного обвинения, и за него это делает его близкий родственник, он тем не менее может сам осуществлять обвинение в суде, что является более трудной задачей, нежели подача заявления. С учетом содержания обвинительной деятельности в суде правильными являются предписания ст.321 УПК, в связи с чем предлагается изложить ч.З ст.246 УПК в следующей редакции:

«3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном раз- бирательстве поддерживает частный обвинитель».

Если дело частного обвинения было возбуждено прокурором либо следо- вателем или дознавателем с согласия прокурора в соответствии с ч.4 ст.20 и ч.З ст.318 УПК, то обвинение в судебном заседании поддерживает государственный обвинитель. При этом, как ранее уже отмечалось, возбуждение дела прокурором и как следствие этого, - осуществление им обвинения не должны исключать для сторон возможности примирения.

Для того, чтобы обвинитель мог выполнять возложенную на него функ- цию, закон наделяет его комплексом процессуальных прав. Он может представлять доказательства, участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Это право основано на общем положении, в соответствии с которым разбирательство проводится лишь в пределах того обвинения, которое содержится в заявлении. Изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положе-

181

ние подсудимого и не нарушается его право на защиту (ст.252 УПК). Обвинителю также принадлежит право полностью или частично отказаться от обвинения. Это право в равной мере принадлежит обвинителю как по основному, так и по встречному заявлению. При этом отказ частного обвинителя от обвинения существенно отличается от примирения сторон. Если при отказе от обвинения инициатива исходит от одной стороны, то в случае примирения сторон согласие должно исходить от каждой из них.

Следующим характерным отличием являются последствия неявки в су- дебное заседание потерпевшего по делу частного обвинения. Это связано с тем, что в отличие от иных категорий дел, в судебном заседании по делу частного обвинения участие потерпевшего обязательно. Если потерпевший по такому делу, надлежащим образом уведомленный о месте и времени слушания дела, не явится в суд без уважительных причин, то в соответствии с ч.З ст.249 УПК это влечет за собой прекращение уголовного дела ввиду отсутствия в деянии состава преступления (п.2 ч.1 ст.24 УПК).

Данное правило является совершенно оправданным, поскольку потер- певший, как правило, является частным обвинителем, и с точки зрения необходимости выполнения им функции обвинения в суде его присутствие обязательно.

Таковы особенности, присущие производству у мирового судьи по делам частного обвинения.

Помимо раскрытия особенностей производства по данной категории дел, нужно обратить внимание на имеющееся в УПК упущение, а именно: невоз- можность предъявить гражданский иск в порядке уголовного судопроизводства в случае возбуждения дела частного обвинения по заявлению потерпевшего. Это связано с тем, что в соответствии с ч.2 ст.44 УПК гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования, а по делам частного обвинения досудебное производство, как правило, не осуществляется. При этом потерпевший по делу частного обвинения лишается важной возможности восстановления нарушенных прав и выну-

182

жден обращаться с иском в порядке гражданского судопроизводства, что влечет за собой негативные последствия в виде потери времени, необходимости повторно представлять доказательства, повторно вовлекаться в судебный процесс. Данное обстоятельство, думается, является недоработкой законодателя. Такое положение затрудняет для потерпевшего доступ к защите и восстановлению нарушенных преступлением прав и законных интересов в полном объеме и подлежит корректировке с учетом специфики дел частного обвинения. В связи с этим необходимо изложить ч.2 ст. 44 УПК, регламентирующую порядок предъявления гражданского иска, в следующей редакции:

«2. Гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования, а по делам частного обвинения, возбужденным на основании заявления потерпевшего, его законного представителя, - до начала судебного следствия. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины».

Во всем остальном судебное разбирательство по делам частного обвинения должно осуществляться в соответствии с общим порядком судопроизвод- ства у мирового судьи.

4.4. Особенности прекращения производства по делам частного обвинения

Определенную специфику имеет порядок прекращения производства по де- лам частного обвинения. Как справедливо отмечалось, это обусловлено общими особенностями института частного обвинения, и проявляется, прежде всего, в том, что круг обстоятельств, на основании которых возможно прекращение уголовного дела, по делам частного обвинения шире, нежели по делам частно-публичного и публичного обвинения1. Таким образом, помимо общих оснований прекращения производства по уголовным делам для дел частного обвинения характерны специфические, присущие только им основания.

1 См.: Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. -Л., 1972. -СПб.

183 В юридической литературе выделяют три характерных основания прекращения производства по делам частного обвинения:

1) отсутствие заявления (жалобы) потерпевшего, его законного представи- теля, за исключением случаев, когда дело может быть возбуждено прокурором при отсутствии заявления; 2) 3) примирение потерпевшего с обвиняемым; 4) 5) неявка потерпевшего в судебное заседание без уважительной причины . 6) Данный список является не совсем полным, поскольку он не учитывает то- го, что в соответствии с ч.5 ст.321 УПК частный обвинитель может отказаться от обвинения, что в силу действия принципа состязательности означает невоз-можность дальнейшего производства по делу . Это основание очень близко неявке потерпевшего в судебное заседание без уважительной причины, поскольку и в том, и в другом случае имеет место отказ от обвинения. Разница заключается в следующем. В первом случае частный обвинитель отказывается от обвинения в активной форме, заявляя об этом мировому судье. Во втором случае его отказ состоит в воздержании от выполнения определенных действий, от явки в судебное разбирательство при отсутствии на то уважительных причин. По сути, неявка потерпевшего в судебное разбирательство без уважительных причин есть частный случай отказа его от обвинения.

В связи с введением в законодательный оборот такого понятия, как уголов- ное преследование, все перечисленные основания прекращения производства по делу частного обвинения являются также и основаниями прекращения уголовного преследования. Причем в том случае, если по делу частного обвинения имеются несколько обвиняемых, а основания для прекращения уголовного преследования есть только в отношении одного (или нескольких) их них, то в отношении данного лица (или лиц) уголовное преследование прекращается, одна-

1 См.: Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. -Л., 1972. -С. 116- 133; Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дис. … канд. юрид. наук. - Саранск, 2000. - С128.

2 См.: Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом // Рос сийская юстиция. -2001. -№2. -С.61.

184

ко не прекращается производство по делу в целом, оно продолжает осуществляться в отношении оставшихся обвиняемых.

Необходимо более подробно остановиться на каждом из указанных выше оснований. В соответствии с п.5 ч.1 ст.24 и п.2 ч.1 ст.27 УПК основанием для прекращения производства и (или) уголовного преследования по делу частного обвинения является отсутствие заявления потерпевшего, за исключением случаев, когда дело в соответствии с ч.4 ст.20 УПК может быть возбуждено прокурором, а также следователем, дознавателем с согласия прокурора и при отсутствии заявления потерпевшего.

Это основание прекращения производства налицо в следующих случаях:

  • если при производстве по делу частного обвинения обнаруживается отсутствие письменного заявления;
  • если в материалах дела заявление имеется, но оно не соответствует предъ- явленным к нему уголовно-процессуальным законом требованиям. В частности, нельзя признавать заявлением по делу частного обвинения в процессуальном значении такой документ, в котором отсутствует просьба о привлечении лица к уголовной ответственности;
  • если в силу переквалификации деяний обвиняемого выясняется, что имеет место преступление, преследуемое не в порядке публичного, а в порядке частного обвинения, и в материалах дела отсутствует заявление потерпевшего.
  • Думается, что в случае, когда производство по делу частного обвинения прекращается за отсутствием в материалах дела заявления потерпевшего, у последнего должна сохраняться возможность в пределах сроков давности обратиться с таким заявлением для привлечения лица, совершившего это преступление, к уголовной ответственности. В противном случае потерпевший лишается возможности призвать виновного к ответу.

Одной из характерных особенностей производства по делам частного об- винения является то, что в случае примирения потерпевшего с обвиняемым они

185

подлежат прекращению1. Так, из 411 дел частного обвинения, поступивших на рассмотрение мировых судей Воронежской области за 6 месяцев 2002 г., 231 дело было прекращено, из них 119 или 51,5% были прекращены ввиду примирения сторон (см. Приложение 6).

Под примирением в юридической литературе принято понимать деятель- ность обвиняемого и потерпевшего, направленную на преодоление последствий преступления2. Примирение - это двусторонний акт, требующий согласия не только потерпевшего, но и обвиняемого. Поэтому для прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования за примирением сторон одного лишь желания потерпевшего примириться с противной стороной недостаточно, необходимо получить согласие на прекращение производства по этому основанию также и от обвиняемого. В то же время представляется неудачной используемая в ч.2 ст.20 УПК формулировка «примирение потерпевшего с обвиняемым». Следуя логике, в уголовно-процессуальном законе следовало бы закрепить воз-можность примирения обвиняемого с потерпевшим, а не наоборот .

Достаточно проблемным является вопрос об условиях примирения . В юридической литературе на этот счет существуют различные точки зрения. Многие процессуалисты склоняются к тому, что обязательным условием прекращения производства по делу за примирением сторон должна являться добровольность волеизъявления на то потерпевшего. Факт получения от потерпевшего согласия на примирение в результате воздействия, угроз или иных противоправных насильственных мер следует расценивать как основание для

См.: Степанов В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим // Рос- сийская юстиция. - 2000. - №9. - С.50.

2 См.: Руднев И.В. Освобождение обвиняемого от уголовной ответственности в связи с примирением его с по терпевшим: уголовно-процессуальный аспект // Журнал российского права. - 1999. - №10. - С.59; Настольная книга мирового судьи / Под ред. В.М. Лебедева. - М, 2002. - С. 132.

3 См.: Савицкий В. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность, подслед ственность // Российская юстиция. - 1997. - №4. - С. 19; Руднев В.И. Освобождение обвиняемого от уголовной ответственности в связи с примирением его с потерпевшим: уголовно-процессуальный аспект // Журнал рос сийского права. - 1999. - №10. - С.57.

4 См. об этом: Самданова Б.Б. О примирительных процедурах в уголовном судопроизводстве // Судебная ре форма в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства. - М., 2001. - С.260.

186

пересмотра постановления о прекращении производства по делу за примирением сторон по вновь открывшимся обстоятельствам .

Уголовно-процессуальный закон не содержит прямого указания о том, как поступать мировым судьям в подобной ситуации. Приложение к УПК №110 «Постановление.о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон», которое является частью УПК, сформулировано таким образом, что из него не усматривается обязанности мирового судьи удостовериться в добровольности выражения сторонами желания примириться. В то же время несправедливо лишать потерпевшего права уголовного преследования лица, виновного в совершении в отношении него противоправных действий, преследуемых в порядке частного обвинения, лишь на том основании, что под влиянием угроз или иного давления он вынужден был пойти на акт примирения. Тем более что само понятие «примирение» подразумевает наличие встречных волеизъявлений, а волеизъявление должно быть свободным. Как следствие, предлагается закрепить в уголовно-процессуальном законодательстве в качестве обязательного условия примирения свободное волеизъявление на то обеих сторон данного процессуального действия.

Еще одним спорным моментом является вопрос о примирении, достигну- том в результате получения потерпевшим от виновного материального вознаграждения. Ряд ученых являлись категоричными противниками такого подхода2. СИ. Катькало и В.З. Лукашевич выразили по этому поводу следующее мнение: «Получение денежной компенсации потерпевшим за нанесенное ему оскорбление как условие примирения потерпевшего с лицом, на которое подана жалоба, безусловно недопустимо. Но этого нельзя сказать о возмещении имущественного вреда потерпевшему, как условии примирения сторон» . Таким образом, указанные авторы признавали в качестве возможного условия примирения сторон компенсацию только лишь имущественного вреда.

1 См.: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. -С. 105.

2 См.: Чельцов-Бебутов М.А. Советский уголовный процесс. - Харьков, 1929. - С.63; Фаткуллин Ф.Н. Полезное руководство по уголовному процессу // Социалистическая законность. - 1964. - №4. - С.63.

Катькало СИ., Лукашевич В.З. Указ. соч. - С.90.

187

На это следует заметить, что ст.44 УПК предоставляет право граждан- скому истцу требовать как возмещения имущественного вреда, причиненного непосредственно преступлением, так и имущественной компенсации морального вреда. Помимо этого, ст.25 УПК, регламентирующая порядок прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, одним из условий прекращения дела называет необходимость загладить причиненный потерпевшему вред. С учетом данных положений, непонятно, почему потерпевший по делам публичного и частно- публичного обвинения имеет право в качестве условия примирения требовать возмещения причиненного ему вреда, а по делам частного обвинения - нет? В этом отсутствует логика.

Поэтому в духе расширения частных начал в уголовном процессе, что во- обще присуще производству по делам частного обвинения, необходимо предоставить самим сторонам право решать, на каких условиях они решат примириться. И одним из таких условий может являться условие о компенсации причиненного потерпевшему вреда, причем как имущественного, так и морального. Свои условия по поводу возможного примирения потерпевший вправе изложить в поданном заявлении о примирении, обвиняемый, свою очередь, также в заявлении о примирении должен выразить свое согласие с этими условиями. Производство по уголовному делу в связи с примирением сторон может быть прекращено в этом случае лишь тогда, когда потерпевший и обвиняемый пришли по этому вопросу к соглашению. В таком случае условия примирения должны быть зафиксированы в постановлении мирового судьи о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон,

Некоторыми авторами был поднят вопрос о том, до какого момента до- пускается примирение сторон1. Но его нужно несколько расширить и сформулировать следующим образом: с какого момента возможно и до какого момента

’ См.: Карнозова Л., Максудов Р., Флямер М. Восстановительное правосудие: идеи и перспективы для России // Российская юстиция. - 2000. - №11. - С.42-43; Д.П. Великий. Единство и дифференциация уголовно- процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.84.

188 допускается примирение сторон? Связано это со следующими обстоятельствами.

Если потенциальные потерпевший и обвиняемый еще до возбуждения дела частного обвинения урегулировали все противоречия, то есть, по сути, примирились, как они могут процессуально оформить принятое решение? Это немаловажный вопрос, поскольку потенциальный потерпевший, с одной стороны, желает иметь официальную возможность потребовать от потенциального обвиняемого выполнения условий примирения, а последний, в свою очередь, желает быть уверенным, что в отношении него в последующем не будет возбуждено уголовное дело частного обвинения. Согласно действующему законодательству им в этом случае все равно придется прибегнуть к процедуре возбуждения дела частного обвинения и прекращения его примирением, что не совсем удобно. Гораздо удобнее было бы в этом случае заключить мировое соглашение, о возможности существования которого в рамках категории дел частного обвинения уже высказывались мнения в юридической литературе1. Мировое соглашение составлялось бы в виде единого документа, в котором должны быть указаны: описание события преступления (место, время, обстоятельства его совершения); указания на лицо, совершившее преступление, и лицо, пострадавшее от преступления; условия заключения мирового соглашения; четко выраженный добровольный отказ потерпевшего от уголовного преследования лица, виновного в совершении преступления, преследуемого в порядке частного обвинения, и четко выраженное добровольное согласие последнего на заключение мирового соглашения. Мировое соглашение должно утверждаться мировым судьей, который обязан это сделать при соблюдении указанных условий. С этого момента оно приобретает такую же силу, как и судебное решение. Это означает, что все означенные в нем условия его заключения должны выполняться, в противном случае возможно предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства. Для лица, виновного в совершении противоправного деяния на-

1 См.: Головко Л.В. Мировое соглашение в уголовном процессе и его гражданско-правовая природа// Законо- дательство. - 1999. -№10. -С.43-58; Аникина Е.И. Указ. соч. -С.133-134.

189

личие мирового соглашения должно означать невозможность привлечения его к уголовной ответственности за это деяние. Таким образом, заключение мирового соглашения будет способствовать наилучшей защите прав как лиц, пострадавших от преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, так и лиц, виновных в совершении таких деяний. При этом последние будут защищены от того, что пострадавшие, изначально не собиравшиеся обратиться в суд и, возможно, получившие за это какую-то материальную компенсацию, в дальнейшем передумают и подадут заявление. Следовательно, представляется, что примирение может состояться как до, так и после возбуждения уголовного дела.

Вторая часть вопроса заключается в том, до какого момента возможно примирение сторон. Согласно действующему законодательству, примирение возможно до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Д.П. Великий полагает, что в этом вопросе следует обратиться к положениям УУС 1864 г., в котором не оговаривалось каких-либо временных пределов для примирения по делам частного обвинения, то есть примирение, по мнению указанного автора, возможно и после обращения приговора к исполнению . Думается, что сроков, установленных УПК для осуществления процедуры примирения, вполне достаточно. Увеличение этих сроков не окажет существенного влияния на количество дел, окончившихся примирением, но может вызвать излишние сложности, связанные с тем, что судебное решение уже вступило в силу и начало исполняться.

Еще одним спорным вопросом является вопрос о том, какова должна быть роль судьи в процедуре примирения сторон. В юридической литературе существуют различные мнения на этот счет. Одни ученые высказываются в поддержку активной роли судьи по «склонению сторон к примирению», когда судья должен не только разъяснить сторонам право на примирение, но и при-

1 См.: Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовноОпроцессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. - M., 2001. - С.84.

190 нять необходимые меры для достижения этого результата1. Такая модель существовала по УУС 1864 г., ст. 120 которого предписывала мировому судье «по делам, которые могут быть прекращаемы примирением сторон, …склонять их к миру и только в случае неуспеха в том приступить к постановлению приговора…»2.

Другие ученые-процессуалисты выступают против принятия судьями ак- тивных мер по примирению сторон в деле частного обвинения, обоснованно опасаясь, что это может отразиться на объективности и беспристрастности су-дьи при рассмотрении дела по существу . Следует согласиться с позицией последних, поскольку возложение на мировых судей обязанности по «склонению сторон к примирению» не соответствует осуществляемой ими функции правосудия; к их компетенции относится только процессуальное закрепление достигнутого между сторонами примирения. В условиях состязательного уголовного процесса роль судьи в ходе примирения сторон не может быть активной, он не вправе склонять стороны к примирению, поскольку это может вызвать сомнения в его беспристрастности.

Поэтому роль мирового судьи в процедуре примирения сторон должна состоять лишь в разъяснении им возможности и последствий примирения. Для потерпевшего таким последствием явится невозможность повторного обращения в суд с просьбой о привлечении к ответственности того же лица и по тому же обвинению, а для подсудимого - прекращение дела и уголовного преследования по нереабилитирующему основанию и возможность предъявления к нему гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Именно таким образом этот вопрос решен и в действующем УПК, согласно ч.5 ст.319 которого «мировой судья разъясняет сторонам возможность примирения». При этом о принятии судьей каких-либо мер по примирению сторон не упоминается. Тем не менее, сама формулировка данного положения в УПК

1 См., например: Грабовская Н.П., Солодкин И.И., Элькинд П.С. К вопросу о делах частного обвинения // Уче ные записки ЛГУ, 1956. - №202. - С. 174; Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. - Л., 1972. - С.124.

2 Судоустройство и уголовный процесс России: 1864 год: Сборник нормативных актов. - Воронеж, 1997. - С.89.

3 См., например: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. - М., 2001. - С. 102.

191

представляется не вполне удачной. Более правильно подобное положение было сформулировано в ч.4 ст.470 УПК РСФСР: «мировой судья обязан разъяснить сторонам возможность примирения». Тем самым подчеркивалось, что разъяснение возможности примирения - это обязанность мирового судьи, которую он должен в обязательном порядке исполнить. Поэтому в тексте УПК следует восстановить прежнюю редакцию данной нормы.

Последняя проблема, касающаяся процедуры примирения по делам част- ного обвинения, на которую хотелось бы обратить внимание, это проблема невозможности прекращения уголовного дела, возбужденного прокурором, в связи с примирением сторон, поскольку согласно ч.5 ст.20 УПК дело в этом случае приобретает публичную окраску. Уголовное дело о преступлении, предусмотренном ст.ст.115, 116, 129 чЛ и 130 УК РФ, может быть возбуждено прокурором в случаях, если потерпевший в силу зависимого, беспомощного состояния или по иным причинам не может сделать этого сам. Однако в дальнейшем обстоятельства, послужившие причиной возбуждения дела прокурором, могут отпасть, и если у потерпевшего возникнет добровольное осознанное желание примириться с обвиняемым и прекратить дело, в соответствии с законом он такого права лишен. В данном случае публичный интерес превалирует над частным в ущерб последнему, что недопустимо. Поэтому в уголовно-процессуальном законе следует предусмотреть возможность прекращения уголовного дела ввиду примирения и в случае возбуждения его прокурором .

Следующим основанием прекращения производства по делу частного об- винения является отказ частного обвинителя от обвинения, отдельным случаем которого является неявка без уважительных причин потерпевшего в судебное разбирательство. В последнем случае законодатель, очевидно, допустил неточность, и основанием к прекращению производства по делу и (или) уголовного

’ См.: Шейфер С.А., Петрова Н.Е. Проблемы реформирования производства по делам частного обвинения в духе расширения частных начал в уголовном процессе РФ // Государство и право. - 1999. - №6. - С.56; Петру-хин И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе // Российская юстиция. - 1999. - №3. - С.24; Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001. -С.86.

192

преследования должна являться неявка не потерпевшего, а частного обвинителя, поскольку именно на него возложена обязанность поддерживать обвинение (п.2 ч.4 ст.321 УПК). Данная мысль подтверждается и тем обстоятельством, что Приложение к УПК №111, представляющее собой образец бланка, с помощью которого процессуально оформляется прекращение дела частного обвинения в связи с неявкой частного обвинителя в судебное разбирательство, носит название «Постановление о прекращении уголовного дела в связи с отказом частного обвинителя от обвинения».

Общим для обоих указанных случаев является то, что имеет место односторонний отказ частного обвинителя от выполнения функции обвинения. Этот отказ может быть выражен как в активной форме - в совершении определенных действия, так и в пассивной, то есть в воздержании от действий. В первом случае частный обвинитель является в суд, где выражает свой отказ от обвинения. Во втором случае он не является в судебное разбирательство без уважительных причин, что закон расценивает как отказ от обвинения.

Процессуальный порядок отказа частного обвинителя от обвинения в УПК не регламентирован. Е.И. Аникина считает, что поскольку дело частного обвинения возбуждается путем подачи жалобы, верным процессуальным действием следует считать возвращение потерпевшему жалобы по его просьбе . Данное предложение вызывает возражение, так как заявление по делу частного обвинения - это процессуальный документ, находящийся в материалах дела, и изымать его с целью возврата потерпевшему нецелесообразно. Поэтому право частного обвинителя на отказ от обвинения должно быть реализовано путем подачи им мировому судье соответствующего заявления, на основании которого последний прекращает производство по делу, о чем выносит постановление.

В юридической литературе существует мнение о том, что в случае отказа частного обвинителя от обвинения у потерпевшего должно быть право ходатайствовать о рассмотрении дела по существу; «чтобы не нарушить право обвиняемого на реабилитацию … должно учитывать согласие обвиняемого на

1 См.: Аникина Е.И. Указ. соч. - С.138.

193

прекращение дела»’. Думается, что данное опасение беспочвенно. В соответствии с п.2 ч.2 ст. 133 УПК, подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, имеет право на реабилитацию. Таким образом, односторонний отказ частного обвинителя от обвинения никак не ущемляет интересы обвиняемого (подсудимого).

Рассмотренные основания прекращения производства по делу частного обвинения характерны только для данной категории уголовных дел и в совокупности составляют одну из особенностей производства по делам частного обвинения.

1 Там же. -С. 137.

194 Заключение

Исследование проблем, относящихся к производству по уголовным делам у мирового судьи, позволяет сделать основные теоретические выводы, а также внести предложения, направленные на дальнейшее совершенствование уголовно-процессуального законодательства.

I. Основные теоретические выводы

1.1. Мировой суд в России периода реформы 1864 г., по замыслу его создателей, должен был быть универсальным органом, разрешающим мелкие дела между сословиями, а не только конфликты между помещиками и крестьянами, стать по примеру стран Западной Европы низшей судебной инстанцией. При выборе модели судебной системы законодатели остановились на той, которая вобрала в себя ряд принципов и институтов организации судебной власти в Англии и Франции. Следуя традициям английского права, российская юстиция подразделялась на мировую и общую, каждая при этом имела особую организацию и независимую сферу действия. Из французского права составители уставов взяли идею единой для мировых и общих судов кассационной инстанции. В то же время российская судебная система имела и значительные отличия, учитывавшие самобытность общественного и правового уклада России то- го периода.

Система мировых судов, установленная «Учреждением судебных уста- новлений», состояла из двух звеньев - мирового судьи (участкового или почетного) и уездного съезда мировых судей. Важнейшим участником осуществления мировой юстиции был участковый мировой судья.

Первой инстанцией в системе мировых судов дореволюционной России являлся единоличный мировой судья. Судопроизводство в мировых судах было существенно упрощено по сравнению с обычным производством. Апелляционной инстанцией по отношению к мировым судьям был уездный съезд мировых судей, который состоял из всех участковых и почетных мировых судей этого

195 уезда. Высший надзор за мировыми судьями и их съездами осуществлял Правительствующий сенат, являвшийся кассационной инстанцией.

1.2. Институт мировых судей, учрежденный в результате судебной рефор- мы 1864 года, и возрождаемый ныне, имеют серьезные, принципиальные отличия, при этом каждый из них наполнен таким содержанием, которое отвечает эпохе их существования. Институт мировых судей, закрепленный в законодательстве Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, вполне отвечает реалиям современной российской действительности и целям его создания, каковыми являются обеспечение быстроты и доступности правосудия, приближение его к населению, что, в свою очередь, предполагает создание реальных возможностей для беспрепятственного обращения любого гражданина в суд. То есть мировой суд должен оправдать надежды на суд не только «правый и справедливый», но и «скорый». В связи с этим упрощение производства в мировом суде является не только необходимым, но и закономерным явлением. С учетом подсудности мирового судьи эта тенденция вполне согласуется с мировым опытом и подтверждается общепризнанными международными нормами.

1.3. Дифференциация уголовно-процессуальной формы идет в двух основ- ных направлениях: создание дополнительных процессуальных гарантий по одним делам (например, по делам несовершеннолетних, слепых, глухих и т.д.), то есть усложнение, и упрощение производства по делам, не представляющим большой общественной опасности или большой трудности для расследования и рассмотрения. Таким образом, можно говорить о трех видах уголовно-процессуальной формы: производство по уголовным делам, осуществляемое в общем порядке, усложненные производства и упрощенные производства. К числу последних следует отнести, в частности, производство по делам, подсудным мировому судье. Целями введения данного производства являются оптимизация уголовного процесса и повышение его эффективности; такой порядок производства делает минимальным расстояние от момента совершения преступления до назначения наказания, то есть способствует оперативности уголовно-

196

го процесса в целом, а также делает судопроизводство более доступным для населения.

1.4. Критериями, на основании которых сконструировано производство у мирового судьи, являются:

1) система судоустройства, в которой предусмотрено существование миро- вых судей; 2) 3) степень общественной опасности преступления, выраженную в макси- мальном размере уголовной санкции, который согласно ч.1 ст.31 УПК не может превышать трех лет лишения свободы; 4) 5) относительно небольшая степень сложности дел данной категории для их рассмотрения и разрешения как с фактической, так и с правовой стороны; 6) 7) значение совершенного преступления для тех или иных субъектов (дан- ное положение относится к делам частного обвинения). 8)

1.5. Материально-правовая база производства у мирового судьи обусловлена небольшой степенью общественной опасности преступлений, выраженной в максимальном размере санкции за их совершение, и относительной несложностью разрешения подсудных ему дел, а в отношении дел частного обвинения -и юридическими особенностями таких дел. Это позволяет говорить о том, что производство по уголовным делам у мирового судьи должно осуществляться в самостоятельной, упрощенной форме в отличие от общепринятой процедуры. 1.6. 1.7. Комплексный характер производства у мирового судьи обусловлен теми отличиями, которые установлены УПК применительно к данному виду производства. Особенностью производства у мирового судьи является то, что УПК предусмотрел два порядка его осуществления: по делам частного обвинения и по делам публичного и частно-публичного обвинения, максимальное наказание за которые не может превышать трех лет лишения свободы. Наибольшее количество особенностей имеет производство по делам частного обвинения, что позволяет говорить о дифференциации процессуальной формы производства по уголовным делам у мирового судьи. Тем не менее, учитывая специфику мировой юстиции, а также цели ее введения в судебную систему Российской Феде- 1.8.

197

рации и цели производства у мирового судьи, следует сделать вывод, что сама специфика производства у мирового судьи позволяет выделить его в качестве самостоятельной процессуальной формы.

1.7. В соответствии с новым УПК производство у мирового судьи не пре- терпело сколько-нибудь значительных изменений в сторону его упрощения и практически не отличается от обычного порядка судопроизводства (за исключением порядка рассмотрения дел частного обвинения). В определенном смысле оно даже утратило присущие ему ранее элементы упрощения, например, путем отказа от сокращенного судебного следствия. Таким образом нивелируется значимость и возможный положительный эффект от введения мировых судей в уголовный процесс. Представляется, что в будущем производство у мирового судьи должно подвергнуться дальнейшему реформированию в сторону его упрощения.

1.8. Мировой судья в уголовном процессе - это один из участников уголов ного судопроизводства, главная функция которого - осуществление правосу дия. В данном случае он выступает в качестве суда, звена судебной системы Российской Федерации. В то же время мировой судья является судьей, должно стным лицом, носителем судебной власти, и в этом качестве он также может осуществлять принадлежащие судье в уголовном процессе полномочия.

1.9. Компетенция мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства представляет собой часть общей компетенции мирового судьи и включает в се бя совокупность установленных уголовно-процессуальным законодательством прав, обязанностей и полномочий мирового судьи, осуществляемых им в соот ветствии с положениями уголовно-процессуального законодательства в ходе уголовного судопроизводства. Ее содержание составляют следующие полно мочия мирового судьи:

  • осуществление правосудия по уголовным делам, отнесенным УПК к его подсудности;

198

  • рассмотрение дел по новым и вновь открывшимся обстоятельствам в от- ношении решений, принятых мировым судьей в первой инстанции и вступивших в законную силу;
  • обеспечение исполнения приговоров и иных судебных решений, выне- сенных им, и иные полномочия, осуществляемые мировыми судьями в ходе уголовного судопроизводства в соответствии с УПК.
  • 1.10. Подсудность мирового судьи следует понимать как совокупность признаков уголовного дела, в соответствии с которыми уголовно- процессуальным законом его рассмотрение в первой инстанции отнесено к ве дению мирового судьи.

На данном этапе обоснованно отнесение к подсудности мирового судьи дел о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых не может превышать трех лет лишения свободы.

1.11. Производство по уголовным делам у мирового судьи является одним из видов упрощенных производств, что соответствует духу и сущности миро вой юстиции. В соответствии с УПК мировой судья рассматривает уголовное дело в судебном заседании по общим правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с определенными изъятиями. Они не столь значительны и в большей мере касаются рассмотрения и разрешения дел частного обвине ния. Таким образом, процедура рассмотрения мировым судьей дел частно- публичного и публичного обвинения практически не отличается от стандартной процедуры рассмотрения таких дел в иных судах первой инстанции. Думается, что существуют возможности для дальнейшего совершенствования производ ства у мирового судьи с целью его оптимизации и, как следствие, повышения эффективности судопроизводства в целом. В частности, в уголовно- процессуальном законе целесообразно было бы закрепить возможности прове дения мировым судьей сокращенного судебного следствия; заочного судебного разбирательства в случае неявки подсудимого в судебное заседание без уважи тельных причин; составления протокола судебного заседания в краткой форме.

199

1.12. Особенностью процессуальной формы производства по делам частного обвинения является взаимопроникновение ее и производства у мирового судьи, которое прослеживается в определенные исторические периоды. Подобное сосуществование двух этих производств имело место еще в дореволюционной России. В соответствии с УПК дела частного обвинения также подсудны мировому судье. Тем не менее, производство по делам частного обвинения хотя и взаимосвязано с производством у мирового судьи, в то же время является отно- сительно обособленным производством. Вследствие этого можно говорить о наличии у него определенных особенностей по сравнению с порядком рассмот- рения мировым судьей дел частно-публичного и публичного обвинения. К их числу следует отнести:

1) особенности возбуждения дел частного обвинения; 2) 3) особенности процессуального статуса сторон при производстве по делам частного обвинения; 4) 5) особенности досудебного производства по делам частного обвинения; 6) 7) особенности судебного производства по делам частного обвинения; 8) 5) особенности прекращения производства по делам частного обвинения. 1.13. Поскольку по делам частного обвинения досудебное производство,

как правило, не осуществляется, особо важное значение для них приобретает стадия судебного разбирательства. Можно выделить следующие особенности данной стадии по делам частного обвинения:

  • рассмотрение дел частного обвинения осуществляется мировым судьей единолично;

  • предмет судебного разбирательства составляет заявление потерпевшего, его законного представителя;

  • у сторон существует право вплоть до удаления суда в совещательную комнату окончить дело примирением;

  • судебное следствие начинается с изложения заявления частным обвини телем или его представителем;

200

  • рассмотрение заявления по делу частного обвинения может быть соеди- нено в одно производство с рассмотрением встречного заявления, при этом подавшие их лица участвуют в уголовном судопроизводстве одновременно в качестве частного обвинителя и подсудимого;
  • обвинение в судебном разбирательстве поддерживает частный обвинитель;
  • обвинитель по делу частного обвинения может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения;
  • неявка потерпевшего в судебное заседание без уважительных причин расценивается как отказ от обвинения и влечет за собой прекращение уголовно го дела.

Необходимо подчеркнуть, что вся совокупность отмеченных особенностей характерна для так называемого общего порядка производства по делам частного обвинения в случае возбуждения их на основании заявления потерпевшего.

1.14. Закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве возможно- сти составления мировым судьей приговора, состоящего из вводной и резолютивной частей, послужит упрощению судопроизводства у мирового судьи, что вполне соответствует его сути. При этом судья обязан по ходатайству сторон в трехдневный срок изготовить полный текст приговора, включающий в себя и описательно-мотивировочную часть. На время составления мировым судьей полного текста приговора течение срока его обжалования для стороны, заявившей ходатайство, должно приостанавливаться.

II. Предложения, направленные на дальнейшее совершенствование уголовно-процессуального законодательства.

II. 1. Представляется разумным закрепить в законах субъектов Российской Федерации первоначальный срок полномочий мирового судьи, равный трем годам. При повторном назначении или избрании мирового судьи он может быть назначен на срок пять лет и более.

П.2. Изложить ч.1 ст.31 УПК в следующей редакции:

201

«1. Мировому судье подсудны:

1) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 частью первой и 130 Уголовного кодекса Российской Федерации (дела частного обвинения); 2) 3) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 112 частью первой, 113, 114, 117 частью первой, 118, 119, 121, 122 частью первой, 123 частями первой и второй, 124, 125, 127 частью первой, 128 частью первой, 133, 137, 138, 139, 140, 141 частью первой, 143 частью первой, 144, 145, 145.1 частью первой, 148, 149, 154, 155, 156, 157, 158 частью первой, 159 частью первой, 160 частью первой, 165 частями первой и второй, 166 частью первой, 167 частью первой, 168, 169, 175 частью первой, 179 частью первой, 180 частями первой и второй, 181 частью первой, 182, 183 частью второй, 200 частью первой, 213 частью первой, 214, 215.2 частью первой, 222 частями первой и четвертой, 223 частью четвертой, 224, 231 частью первой, 233, 242, 243 частью первой, 244 частью первой, 245, 256 частями первой и второй, 258 частью первой, 269, 261 частью первой, 268 частью первой, 308, 310, 312, 313 частью первой, 314, 315, 319, 324, 325, 326 частью первой, 329, 330 частью первой, 354 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации». 4) И.З. Предлагается изложить п.2 ст.35 УПК в следующей редакции:

«2) по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, мирового судьи, - в случаях: (и далее по тексту)».

II.4. Дополнить Закон «О мировых судьях в Российской Федерации» статьей 8.1. следующего содержания:

«Статья 8.1. Передача дела от мирового судьи в юрисдикцию другого судьи

  1. В случае длительного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и т.п.) исполнение его обязанностей возлагается на мирового судью ближайшего судебного участка данного района (города), а в случае отсутствия иных мировых судей в данном районе (городе) - на судью районного (городского) суда

202

решением председателя соответствующего районного (городского) суда или его заместителем.

  1. Длительным отсутствием следует считать невозможность мировым судьей исполнять свои обязанности свыше одного месяца».

П.5. Статью 35 УПК следует дополнить частью 4 следующего содержания:

«4. Территориальная подсудность уголовного дела, подсудного мировому судье, может быть изменена по ходатайству стороны или по инициативе председателя районного (городского) суда или его заместителя в случае длительного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и т.п.) путем передачи дела, находящегося в производстве или поступившего на рассмотрение мирового судьи, другому мировому судье ближайшего судебного участка в пределах юрисдикции данного районного (городского) суда, а в случае отсутствия иных мировых судей в данном районе (городе) - судье районного (городского) суда. Вопрос об изменении территориальной подсудности по данному основанию раз- решается председателем районного суда или его заместителем в порядке, установленном для предварительного слушания, о чем выносится постановление. При этом длительным является отсутствие мирового судьи в течение срока, установленного ч.2 ст.8.1. Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации».

II.6. К исключительной компетенции мирового судьи следует отнести и закрепить в УПК право прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по всем нереабилитирующим основаниям, перечисленным в ч.2 ст.27 УПК, в отношении обвиняемых в совершении преступлений, подсудных мировому судье.

П.7. В ст.320 УПК следует закрепить формулировку «полномочия миро- вого судьи по уголовному делу с обвинительным актом или обвинительным заключением».

П.8. Второе предложение ч.1 ст.45 УПК следует изложить в такой редак- ции:

203

«По уголовным делам о преступлениях, подсудных мировому судье, по постановлению прокурора, следователя, дознавателя или мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца наряду с адвокатами, а также вместо адвоката могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец».

П.9. В УПК наряду с существующим основанием для проведения заочного судебного разбирательства следует предусмотреть возможность рассмотрения дела мировым судьей заочно в случае неявки в судебное заседание подсудимого, надлежащим образом уведомленного о дате, месте и времени его проведения.

11.10. Предлагается изложить часть первую ст.42 УПК в следующей ре дакции:

«1. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда, за исключением дел частного обвинения, возбуждаемых по заявлению потерпевшего. По делам частного обвинения лицо, которому преступлением причинен вред, является потерпевшим с момента подачи им мировому судье заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения».

11.11. Предлагается закрепить в УПК правило, согласно которому само- стоятельно реализовать право на подачу заявления по делу частного обвинения может лицо, достигшее шестнадцати лет. 11.12. 11.13. Предлагается в тексте УПК применительно к возбуждению дел ча- стного обвинения термин «заявление» заменить на «жалобу». 11.14. 11.15. Часть 1 статьи 140 УПК следует дополнить пунктом 4 следующего содержания: 11.16.

204 «4) жалоба потерпевшего, его законного представителя по делу частного обвинения».

11.14. Необходимо внести изменения в статьи 47 часть первую и 318 часть седьмую УПК о том, что лицо считается обвиняемым с момента принятия мировым судьей жалобы по делу частного обвинения к своему производству. 11.15. 11.16. Предлагается изложить ч.З ст.246 УПК в следующей редакции: 11.17. «3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном раз- бирательстве поддерживает частный обвинитель».

11.16. Необходимо изложить ч.2 ст. 44 УПК, регламентирующую порядок предъявления гражданского иска, в следующей редакции:

«2. Гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования, а по делам частного обвинения, возбужденным на основании заявления потерпевшего, его законного представителя, - до начала судебного следствия. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины».

11.17. Предлагается закрепить в уголовно-процессуальном законодатель стве в качестве обязательного условия примирения сторон по делу частного об винения свободное волеизъявление на то обеих сторон данного процессуально го действия.

11.18. Следует закрепить в УПК положение о возможности заключения потенциальными потерпевшим и обвиняемым еще до возбуждения дела частного обвинения мирового соглашения, утверждаемого мировым судьей, с помощью которого они урегулируют все противоречия. Это соглашение должно иметь то же значение, что и решение о примирении. 11.19. 11.20. В уголовно-процессуальном законе следует предусмотреть возмож- ность прекращения уголовного дела частного обвинения ввиду примирения сторон в случае возбуждения его прокурором. 11.21. 11.22. Предлагается изложить ст.322 УПК в следующей редакции: 11.23.

205 «1. Приговор выносится мировым судьей в порядке, установленном главой 39 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей стать-ей.

  1. Приговор мирового судьи состоит из вводной и резолютивной частей. По ходатайству сторон мировой судья обязан в трехдневный срок составить полный текст приговора, включающий в себя вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную части. На время составления мировым судьей полного текста приговора течение срока его обжалования для стороны, заявившей ходатайство, приостанавливается».

11.21. Необходимо дополнить ч.4 ст.354 УПК и включить в круг субъектов апелляционного обжалования частного обвинителя.

206 Список используемой литературы I. Законодательство. Ведомственные акты. Судебная практика

1.1. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод //

Российская газета от 05.01.1995.

1.2. Международный пакт о гражданских и политических правах // Ведомо-

сти Верховного Совета СССР. 1976 г. №17 (1831). Ст.291.

1.3. Конституция Российской Федерации. -М., 1993. 1.4. 1.5. «О судебной системе Российской Федерации»: Федеральный конститу- 1.6. ционный закон от 31 декабря 1996 г. (с изм. и доп. от 15 декабря 2001 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. №1. Ст.1; 2001. №51. Ст.4825.

1.5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с изм. и доп.

от 29 мая, 24 июля, 31 октября 2002 г.) // Собрание законодательства РФ. 2001. №52 (ч.1). Ст.4921; 2002. №22. Ст.2028; №30. Ст.3015; Рос- сийская газета от 5 ноября 2002 г.

1.6. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: «Проспект», 2001. -

240 с.

1.7. «О судоустройстве РСФСР»: Закон РСФСР от 8 июля 1981 г. (с после-

дующими изменениями и дополнениями) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. 1981. №28. Ст.976; Собрание законодательства РФ. 1994. №32. Ст.3300; 2000. №2. Ст. 158; 2002. №30. Ст.3033.

1.8. «О статусе судей в Российской Федерации»: Закон РФ от 26 июня 1992

г. (с изменениями от 14 апреля, 24 декабря 1993 г., 21 июня 1995 г., 17 июля 1999 г., 20 июня 2000 г., 15 декабря 2001 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. №30. Ст. 1792; 1993. №17. Ст.606; Собрание законодательства РФ. 1995. №26. Ст.2399; 1999. №29. Ст.3690; 2000. №26. Ст.2736; 2001. №51. Ст.4834.

207

1.9. «О мировых судьях в Российской Федерации»: Федеральный закон от

17 декабря 1998 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. №51. Ст.6270.

1.10. «Об общем числе мировых судей и количестве судебных участков в субъектах Российской Федерации»: Федеральный закон от 29 декабря 1999 г. (с доп. от 12 февраля 2001 г., 9 июля 2002 г.) // Собрание зако- нодательства РФ. 2000. №1 (ч.1). Ст.1; 2001. №7. Ст.611; 2002. №28. Ст.2784. 1.11. 1.12. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. - М.: «Республика», 1992. - 111 с. 1.13. 1.14. «О мировых судьях Воронежской области»: Закон Воронежской области от 13 декабря 2000 г. // «Коммуна» от 23 декабря 2000 г. 1.15. 1.16. «О мировых судьях в Нижегородской области»: Закон Нижегородской 1.17. области от 5 ноября 1999 г. // Бюллетень Законодательного собрания Нижегородской области. 1999. №10-11.

1.14. «О мировых судьях в Российской Федерации»: Проект Федерального конституционного закона //Российская юстиция. - 1997. - №1. - С.54- 55.

1.14. Сборник постановлений Пленумов верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1998. 1.15. 1.16. О работе федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей. Статистика // Российская юстиция. - 2002. - №8. - С.66-70. 1.17. 1.18. Судебная статистика за первое полугодие 2001 года// Российская юстиция. - 2002. - №1. - С.73-78. 1.19. 1.20. Высочайший указ Правительствующем Сенату 20 ноября 1864 г. «Об 1.21. учреждении судебных установлений о Судебных Уставах» // Полное Собрание Законов Российской Империи. Собр. 2. T.XXXIX. Отд.И. №41473.

208

1.18. Судоустройство и уголовный процесс России: 1864 год: Сборник нормативных актов / Сост. и авт. предисл. В.А. Панюшкин, В.В. Ячев- ский. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1997. - 256 с. 1.19. 1.20. Архив Федерального суда Железнодорожного района г. Воронежа. 1.21. 1.22. Архивы мировых судей Железнодорожного района г. Воронежа. 1.23. 1.24. Архивы мировых судей Центрального района г. Воронежа. 1.25. 1.26. Архивы мировых судей Советского района г. Воронежа. 1.27. 1.23. Архивы мировых судей Коминтерновского района г. Воронежа. II. Монографии

2.1. Алексеев Н.С. Очерк развития науки советского уголовного процесса / Н.С. Алексеев, В.Г. Даев, Л.Д. Кокорев. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1980. - 251 с. 2.2. 2.3. Апарова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании / Т.В. Апаро-ва. - М.: Институт международного права и экономики. Изд-во «Триада ЛТД», 1996. - 156 с. 2.4. 2.5. Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России / Б.В. Ви-ленский. - Саратов: Приволжск. кн. изд., 1969. - 400 с. 2.6. 2.7. Волынская О.В. Ускоренное производство в уголовном процессе / О.В. Волынская. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994. - 88 с. 2.8. 2.9. Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие / Н.А. Громов. - М: Юристъ, 1998.-552 с. 2.10. 2.11. Грошевой Ю.М. Правовые свойства приговора - акта социалистического правосудия / Ю.М. Грошевой. - Харьков: Изд-во Харьков, ун-та, 1978.-60 с. 2.12. 2.13. Гуценко К.Ф. Уголовный процесс западных государств / К.Ф. Гуценко, Л.В. Головко, Б.А. Филимонов. - М.: ЗЕРЦАЛО-М, 2001. - 480 с. 2.14. 2.15. Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения / В.В. Дорошков. - М.: Изд-во Норма (Издательская группа НОРМА - ИНФРА-М), 2001. - 272 с. 2.16.

209

2.9. Ефанова В.А. Возбуждение уголовного дела судом / В.А. Ефанова. -Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1988. - 104 с. 2.10. 2.11. Изварина А.В. Мировые судьи России начала XXI века / А.В. Извари-на. - Ростов-на-Дону: Издательский центр «МарТ», 2002. - 176 с. 2.12. 2.13. Изварина А.В. Судебная власть в Российской Федерации / А.В. Изварина. -Ростов-на-Дону: Издательский центр «МарТ», 2001. - 344 с. 2.14. 2.15. Калашникова Н.Я. Судебное разбирательство дел частного обвинения / Н.Я. Калашникова. - М.: Юридическая литература, 1962. - 197 с. 2.16. 2.17. Катькало СИ. Судопроизводство по делам частного обвинения / СИ. Катькало, В.З. Лукашевич. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1972. - 208 с. 2.18. 2.19. Коб ликов А. С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства / А.С Кобликов. - М.: Юридическая литература, 1979. - 199 с. 2.20. 2.21. Кокорев Л.Д. Уголовный процесс: доказательства и доказывание / Л.Д. Кокорев, Н.П. Кузнецов. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1995. - 272 с. 2.22. 2.23. Коротких М.Г. Судебная реформа 1864 года в России (сущность и социально-правовой механизм формирования) / М.Г. Коротких. - Воро- неж: Изд-во Воронеж, ун-та , 1994. - 240 с. 2.24. 2.25. Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития / В.М. Лебедев. - СПб.: Изд-во «Лань», 2001. - 384 с. 2.26. 2.27. Ленский А.В. Производство по делам частного обвинения в уголовном процессе России / А.В. Ленский, Ю.К. Якимович. - М.: Юристъ, 1998. -48 с. 2.28. 2.29. Лукашевич В.З. Производство по делам частного обвинения / В.З. Лукашевич. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1972. - 178 с. 2.30. 2.31. Метелица Ю.Л. Судебно-психиатрическая экспертиза потерпевших / Ю.Л. Метелица. - М.: Юридическая литература, 1990. - 199 с. 2.32.

210

2.21. Мотовиловкер Я.О. Предпосылки советского уголовного процесса (Общие вопросы) / Я.О. Мотовиловкер. - Ярославль: ЯрГУ, 1984. - 85 с. 2.22. 2.23. Настольная книга мирового судьи: Учебно-методическое пособие / Под ред. В.М. Лебедева. - М: Изд-во БЕК, 2002. - 624 с. 2.24. 2.25. Немытина М.В. Суд в России: вторая половина XIX - начало XX вв / М.В. Немытина. - Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999. - 256 с. 2.26. 2.27. Ной И.С. Охрана чести и достоинства личности в советском уголовном праве / И.С. Ной. - Саратов: Сарат. ун-т, 1959. - 126 с. 2.28. 2.29. Пашкевич В.П. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства / В.П. Пашкевич. - М.: Юридическая литература, 1984.-175 с. 2.30. 2.31. Петрухин И.Л. Теоретические основы эффективности правосудия / И.Л. Петрухин, Г.П. Батуров, Т.Г. Морщакова. - М.: Наука, 1979. - 392 с. 2.32. 2.33. Познышев СВ. Основные начала науки уголовного права / СВ. По-знышев. -М., 1912. 2.34. 2.35. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса / Н.Н. Полянский. - М.: Госюриздат, 1956. - 211 с. 2.36. 2.37. Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии / Н.Н. По- лянский. - М.: Юридическая литература, 1969. - 399 с. 2.38. 2.39. Полянский Н. Устав уголовного судопроизводства / Н. Полянский. -М., 1914. 2.40. 2.41. Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник / Отв. ред. - А.Я. Сухарев. - М.: Изд-во НОРМА (Издательская группа НОРМА - ИНФРА-М), 2001. - 840 с. 2.42. 2.43. Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы: Сб-к статей. -Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1979. - 176 с. 2.44. 2.45. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву / Р.Д. Рахунов. - М.: Госюриздат, 1961. - 276 с. 2.46.

211

2.34. Резон А.К. О преступлениях, наказуемых только по жалобе потерпевшего по русскому праву / А.К. Резон. - СПб, 1882. 2.35. 2.36. Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник / Ф.М. Решетников. - М.: Юридическая литература, 1993. - 256 с. 2.37. 2.38. Ржевский В.А. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности / В.А. Ржевский, Н.М. Че-пурнова. -М.: Юристь, 1999. - 216 с. 2.39. 2.40. Ривлин Л.А. Организация суда и прокуратуры в СССР / Л.А. Ривлин. -Харьков: Изд-во Харьков, ун-та, 1968. - 255 с. 2.41. 2.42. Романов А.К. Правовая система Англии / А.К. Романов. - М.: Дело, 2002. - 344 с. 2.43. 2.44. Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы / Х.У. Рустамов. - М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998. - 304 с. 2.45. 2.46. Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса (по УПК РФ 2001г.): Учебное пособие / А.П. Рыжаков. - Тула: ПБЮЛ И.В. Рыжакова, 2002. -288 с. 2.47. 2.48. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде / В.М. Савицкий. -М.: Наука, 1971.-342 с. 2.49. 2.50. Савицкий В.М. Уголовный процесс: Словарь-справочник / В.М. Савицкий, A.M. Ларин. - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1999.-271 с. 2.51. 2.52. Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учебное пособие / Ю.И. Стецов-ский. - М.:Дело, 2000. - 400 с. 2.53. 2.54. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1 / М.С. Строгович. - М.: Наука, 1968. - 470 с. 2.55. 2.56. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2 / М.С. Строгович. - М.: Наука, 1970. - 516 с. 2.57. 2.58. Строгович М.С. Советский уголовно-процессуальный закон и проблема его эффективности / М.С. Строгович, Л.Б. Алексеева, A.M. Ларин. -М.: Наука, 1979.-319 с. 2.59.

212

2.47. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе / М.С. Строгович. - М.: Изд-во Академии наук СССР, 1951. — 190 с. 2.48. 2.49. Судебная система России: Учебное пособие. - М.: Дело, 2000. - 336 с. 2.50. 2.51. Судебные системы западных государств / Отв. ред. В.А. Туманов. - М.: Наука, 1991. -235 с. 2.52. 2.53. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т.1 / Н.С. Та-ганцев. - Тула: Автограф, 2001. - 800 с. 2.54. 2.55. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т.2 / Н.С. Таганцев. — Тула: Автограф, 2001. - 688 с. 2.56. 2.57. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства / В.Т. Томин. -М.: Юридическая литература, 1991. - 240 с. 2.58. 2.59. Траубер Л.Я. Жалоба потерпевшего при преступлениях неофициальных / Л.Я. Траубер. - Харьков, 1909. 2.60. 2.61. Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств / Т.В. Трубникова. - Томск: Томск, гос. ун-т, 1999. - 132 с. 2.62. 2.63. Трубникова Т.В. Организация и деятельность мировых судей в России / Т.В. Трубникова, Ю.К. Якимович. - Томск: Томск, гос. ун-т, 1999. -82 с. 2.64. 2.65. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. - 3-е изд., пе-рераб. и доп. - М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. - 608 с. 2.66. 2.67. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. - 2-е изд. - М.: Спарк, 2000. - 574 с. 2.68. 2.69. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. - М.: ПБО-ЮЛ Грачев СМ., 2001. - 520 с. 2.70. 2.71. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - 3-е изд, перераб. и доп. - М.: Юристь, 2000. - 696 с. 2.72. 2.73. Уолкер Р. Английская судебная система / Р. Уолкер. - М.: Юридическая литература, 1980. - 631 с. 2.74.

213

2.61. Филиппов СВ. Судебная система США / СВ. Филиппов. - М.: Наука, 1980.-173 с. 2.62. 2.63. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.1 / И.Я. Фой-ницкий. - СПб: Альфа, 1996. - 551 с. 2.64. 2.65. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.2 / И.Я. Фойницкий. - СПб: Альфа, 1996.-605 с. 2.66. 2.67. Цыганенко С.С. Ускоренное судопроизводство: преступления, не представляющие большой общественной опасности / С.С Цыганенко. - Ростов-на-Дону: Ростовск. гос. ун-т, 1993. - 80 с. 2.68. 2.69. Чельцов-Бебутов М.А. Советский уголовный процесс / М.А. Чельцов-Бебутов. - Харьков: Юриздат УССР, 1929. - 338 с. 2.70. 2.71. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс / М.А. Чельцов. - М.: Юридич. Изд. Министерства Юстиции СССР, 1948. - 642 с. 2.72. 2.73. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс / М.А. Чельцов. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юриздат, 1951. - 512 с. 2.74. 2.75. Черников В.В. Судебная система, правоохранительные органы, спец-циальные службы России: Учебник / В.В. Черников. - М.: Проспект, 2001.-488 с. 2.76. 2.77. Чечина Н.А. Норма права и судебное решение / Н.А. Чечина. - Л.: Изд-воЛГУ, 1961.-112 с. 2.78. 2.79. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства / В.Н. Шпилев. - Минск: Изд-во БГУ, 1974. - 144 с. 2.80. 2.81. Щегловитов И.Г. Главнейшие изменения уголовного процесса, вызываемые новым уголовным уложением / И.Г. Щегловитов. - СПб, 1903. 2.82. 2.83. Щерба СП. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам: Пособие / СП. Щерба, О.А. Зайцев, Т.Е. Сарсенбаев. - М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2001. - 200 с. 2.84. 2.85. Элькинд П.С Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве / П.С. Элькинд. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976.-143 с. 2.86.

214

2.74. Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств. Основные и дополнительные производства / Ю.К. Якимович. - Томск: Изд-во Томск, ун-та, 1991. - 136 с. 2.75. 2.76. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном процессе / М.Л. Якуб. - М.: Юридическая литература, 1981. - 144 с. 2.77. 2.78. Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Р.Х. Якупов. -М.:ТЕИС,2001.-600с. 2.79. Статьи

3.1. Адаменко В.Д. Процессуальная дееспособность участников в уголовном процессе / В.Д. Адаменко // Правоведение. - 1978. - №4. - С. 3.2. 3.3. Апарова Т.В. Статус судей в Великобритании / Т.В. Апарова // Журнал российского права. - 1999. - №7/8. - С.114-125. 3.4. 3.5. Арсеньев В.Д. О едином порядке производства по уголовным делам и пределах его дифференциации / В.Д. Арсеньев // Труды Иркутского Государственного Университета. Т.85. Серия юридическая. Вып. 10. 4.4. - 1970. -С.63-71. 3.6. 3.7. Арсеньев В. Упрощение неравнозначно упрощенчеству / В. Арсеньев // Социалистическая законность. - 1975. - №3. - С.63-64. 3.8. 3.9. Аширов Р.Д. Институт ускоренного судопроизводства как средство повышения эффективности советского уголовного процесса / Р.Д. Аширов // Вопросы эффективности советского уголовного процесса: Сб. науч. тр. - Казань, 1976. - С.59-74. 3.10. 3.11. Багаутдинов Ф. Возбуждение дел частного обвинения / Ф. Багаутдинов // Законность. - 2000. - №3. - С. 3.12. 3.13. Багаутдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе / Ф. Багаутдинов // Российская юстиция. - 2002. - №2. - С.32-34. 3.14. 3.15. Баландин В.Н. Об институте мировых судей в РФ / В.Н. Баландин, А.А. Павлушина // Правоведение. - 1998. - №3. - С.125-128. 3.16.

215

3.9. Бойков А.Д. Кодификация уголовно-процессуального законодательства 1958-1961 г.г. и его дальнейшее совершенствование / А.Д. Бойков // Советское государство и право. - 1986. - №6. - С.68-75. 3.10. 3.11. Бойков А.Д. К проекту Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / А.Д. Бойков // Государство и право. - 1992. - №3. - С.65-72. 3.12. 3.13. Борисов Г. От мировых судей - к мировым судам / Г. Борисов, А. Ха-пилин // Российская юстиция. - 2002. - №3. - 39-40. 3.14. 3.15. Власова Н. Досудебная подготовка материалов в протокольной форме / Н. Власова // Российская юстиция. - 2001. - №5. - С.31-32. 3.16. 3.17. Воронин В.В. Понятие и сущность современного российского судопроизводства по делам частного обвинения / В.В. Воронин // Российский судья. - 2001. - №4. - С.40-42. 3.18. 3.19. Воропаева М. Судам помогут мировые судьи / М. Воропаева // Домашний адвокат. - 1999. - №3-4. - С. 10-11. 3.20. 3.21. Гальперин И.М. Об уголовном преследовании, осуществляемом потерпевшим в советском уголовном процессе / И.М. Гальперин // Со- ветское государство и право. - 1957. - №10. - с.45-54. 3.22. 3.23. Головко Л.В. Мировое соглашение в уголовном процессе и его гражданско-правовая природа / Л.В. Головко // Законодательство. - 1999. -№10.-С.43-58. 3.24. 3.25. Грабовская Н.П. К вопросу о делах частного обвинения / Н.П. Грабов-ская, И.И. Солодкин, П.С. Элькинд // Ученые записки / ЛГУ. - 1956. -№202.-С.165-187. 3.26. 3.27. Гравина А.А. Правовые проблемы организации и деятельности мировых судей в Российской Федерации / А.А. Гравина // Научные труды / Российская академия юридических наук. - М., 2002. - Вып. 2., т.1. -С.660-665. 3.28. 3.29. Гранкин К. Определение подсудности по уголовным делам / К. Гран-кин, А. Сушинская // Российская юстиция. - 2001. - №11. - С.41-42. 3.30.

216

3.20. Гриненко А.В. Уголовное производство у мирового судьи: перспективы и проблемы становления / А.В. Гриненко // Российский судья. -2000.-№4.-С.47-48. 3.21. 3.22. Гуляев А. Единый порядок предполагает дифференциацию / А. Гуляев // Социалистическая законность. - 1975. - №3. - С.64-65. 3.23. 3.24. Гуценко К.Ф. Порядок возбуждения и прекращения производства по делам частного обвинения / К.Ф. Гуценко // Вопросы уголовного права и процесса. -М., 1958. 3.25. 3.26. Даев В.Г. Взаимосвязь процессуальной формы с материальным правом / В.Г. Даев // Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы. - Воронеж, 1979. - С.45-52. 3.27. 3.28. Демидов В. Федеральный закон действует - очередь за субъектами Федерации / В. Демидов // Российская юстиция. - 1999. - №5. - С.2-4. 3.29. 3.30. Демидов И., Тушев А. Отказ прокурора от обвинения / И. Демидов, А. Тушев // Российская юстиция. - 2002. - №8. - С.25-27. 3.31. 3.32. Джатиев B.C. Обвинение и защита / B.C. Джатиев // Российская юстиция. - 1995.-№3.-С.17-18. 3.33. 3.34. Добровольская Т.Н. Судьба дел частного обвинения в связи со смертью потерпевшего / Т.Н. Добровольская // Социалистическая закон- ность. - 1947. - №8. 3.35. 3.36. Дорошков В. Пересмотр решений мирового судьи по уголовным делам в апелляционном порядке / В. Дорошков // Российская юстиция. - 2002.-№7.-С.39-41. 3.37. 3.38. Дорошков В. Проблемы частного обвинения / В. Дорошков // Российская юстиция. - 1996. - №4. - С.48. 3.39. 3.40. Ефимичев СП. Уголовно-процессуальный кодекс РФ: принятый в первом чтении проект нуждается в уточнениях / СП. Ефимичев // Журнал российского права. - 1998. - №1. - С.66-78. 3.41.

217

3.31. Ефремова Н.Н. Судебные реформы в России: традиции, новации, проблемы / Н.Н. Ефремова // Государство и право. - 1996. -№11.- С. 85-91. 3.32. 3.33. Каз Ц. О единстве и дифференциации уголовного судопроизводства / Ц. Каз // Социалистическая законность. - 1975. - №1. — С.65-68. 3.34. 3.35. Карнозова Л. Восстановительное правосудие: идеи и перспективы для России / Л. Карнозова, Р. Максудов, М. Флямер // Российская юстиция. -2000.- №11.-С.42-44. 3.36. 3.37. Кашепов В.П. Реализация судебной власти в уголовном судопроизводстве / В.П. Кашепов // Журнал российского права. - 1997. - №12. -С.43-54. 3.38. 3.39. Кобликов А. Задачи уголовного судопроизводства и проблемы диффе- ренциации / А. Кобликов // Социалистическая законность. - 1975. -№4.-С.68-70. 3.40. 3.41. Кобликов А. Судебные реформы в России / А. Кобликов // Законность. - 1998.-№3.-С.49-54. 3.42. 3.43. Коврига З.Ф. Судебная деятельность и судебная практика: понятие, структура, соотношение / З.Ф. Коврига // Российское уголовное зако- нодательство: проблемы теории и практики / Под ред. К.А. Панько / Воронежский гос. ун-т. - 1999. -Вып.8 -С. 124-139. 3.44. 3.45. Ковтун Н. Дефекты законодательной техники вызывают трудности в правоприменении / Н. Ковтун // Российская юстиция. - 2001. - №8. -С.39-40. 3.46. 3.47. Козак Д. Суд в современном мире: проблемы и перспективы / Д Козак // Российская юстиция. - 2001. - №9. - С.3-5. 3.48. 3.49. Кононенко В. Мировой суд как зеркало судебно-правовой реформы / В. Кононенко // Российская юстиция. - 1998. - №11. - С.5-6. 3.50. 3.51. Лазарева В. Новый УПК: особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением / В. Лазарева // Уголовное право. - 2002. - №2. - С.67-69. 3.52.

218

3.42. Лазарева В.А. Судебная власть и уголовное судопроизводство / В.А. Лазарева // Государство и право. - 2001. - №5. - С.49-56. 3.43. 3.44. Лебедев В. Расширение доступа к правосудию - одна из целей судебной реформы / В. Лебедев // Российская юстиция. - 1999. - №9. - С.2-4. 3.45. 3.46. Лившиц В.Я. Вопрос о сокращении судебного следствия в уголовном процессе / В.Я. Лившиц // Советское государство и право. - 1947. -№2.-С.58-64. 3.47. 3.48. Лонская С. О статусе мировых судей / С. Лонская // Российская юстиция. - 1996. - №1. - С.45-46. 3.49. 3.50. Лукашевич В.З. Новый УПК должен быть надежным средством охраны интересов граждан и неотвратимости наказания виновных /В.З. Лукашевич, К.В. Питулько // Правоведение. - 2001. - №3. - С.263-268. 3.51. 3.52. Мазалов А. Особенности производства по делам частного обвинения / А. Мазалов // Социалистическая законность. -1971. - №10. - С.52-56. 3.53. 3.54. Максимов В.В. Мировая юстиция: проблемы и перспективы / В.В. Максимов // Журнал российского права. - 2001. - №9. - С.9-18. 3.55. 3.56. Мировая юстиция: проблемы и перспективы // Российская юстиция. — 2001.-№12.-С.ЗЗ-35. 3.57. 3.58. Михайлов П. Сделки о признании вины - не в интересах потерпевших // Российская юстиция. - 2001. - №5. - С.37. 3.59. 3.60. Моисеева Т.В. Сокращенное производство в уголовном процессе / Т.В. Моисеева // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства: Сб. науч. тр. - М., 2001. -С.252-257. 3.61. 3.62. Морозова И. Сделка о признании вины как вариант мирового соглашения / И. Морозова, А. Анненков, С. Дадонов // Российская юстиция. -2000.-№10.-С37. 3.63. 3.64. Немытина М.В. Местная юстиция в России во второй половине XIX в. / М.В. Немытина // Правоведение. - 1997. - №4. - С.52-62. 3.65.

219

3.54. Нестеров В. Альтернативный порядок подачи заявлений по делам ча- стного обвинения / В. Нестеров // Российская юстиция. - 2002. - №1. -С.41-42. 3.55. 3.56. Ничипоренко Т. Единоличное рассмотрение уголовных дел в суде / Т. Ничипоренко // Российская юстиция. - 1997. - №11. - С.24-25. 3.57. 3.58. Новое уголовно-процессуальное законодательство России: проблемы теории и практики применения («Круглый стол») // Российская юстиция. -2002. - №7. -С.117-122. 3.59. 3.60. Орехов Р. Судебная реформа требует радикального подхода / Р. Орехов // Российская юстиция. - 1998. - №8. - С.2-4. 3.61. 3.62. Орлова А. Производство по делам частного обвинения / А. Орлова // Российская юстиция. - 2001. - №4. - С.39-40. 3.63. 3.64. Пашкевич П.Ф. О процессуальной экономии в досудебных стадиях со- ветского уголовного судопроизводства / П.Ф. Пашкевич // Проблемы совершенствования советского законодательства / Труды ВНИИСЗ. -М., 1974.- С.18-21. 3.65. 3.66. Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать / П.Ф. Пашкевич // Социалистическая законность. - 1974. - №9. - 54-56. 3.67. 3.68. Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России / И.Л. Петрухин // Государство и право. - 2000. - №7. - С. 15-21. 3.69. 3.70. Петрухин И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе / И. Петрухин // Российская юстиция. - 1999. - №3. - С.24-27. 3.71. 3.72. Петрухин И. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету / И. Петрухин // Российская юстиция. - 2001. - №5. - С.35-37. 3.73. 3.74. Пилипенко Ю.С. Российская судебная система в контексте нового Фе- дерального конституционного закона / Ю.С. Пилипенко, Р.И. Кари-муллин //Журнал российского права. - 1998. - №1. - С.23-31. 3.75.

220

3.65. Пономарев И.Б. Правоспособность и дееспособность как предпосылки уголовно-процессуальных отношений / И.Б. Пономарев // Советское государство и право. - 1971. - №6. - С. 3.66. 3.67. Попов В.Ф. Судебное следствие в уголовно-процессуальной деятельности: понятие, значение, сущность и содержание / В.Ф. Попов // Российский судья. - 2000. - №4. - С.39-46. 3.68. 3.69. Проблема совершенствования уголовного судопроизводства // Социалистическая законность. - 1975. - №8. - С.36-38. 3.70. 3.71. Радченко В.И. Судебная реформа в России / В.И. Радченко // Журнал российского права. - 1999. - №1. - С.60-69. 3.72. 3.73. Разумов С. Производство по уголовным делам у мирового судьи / С. Разумов // Российская юстиция. - 2000. - №11. - С.47-49. 3.74. 3.75. Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно-процессуальной формы по делам о малозначительных преступлениях / Р.Д. Рахунов // Советское государство и право. - 1975. - №12. - С.60-68. 3.76. 3.77. Рахунов Р.Д. Проблемы дифференциации уголовно- процессуальной формы по делам о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности / Р.Д. Рахунов // Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства. 4.2. -М., 1976. - С.3- 51. 3.78. 3.79. Руднев И.В. Освобождение обвиняемого от уголовной ответственности в связи с примирением его с потерпевшим: уголовно- процессуальный аспект / И.В. Руднев // Журнал российского права. - 1999. -№Ю.-С.56-59. 3.80. 3.81. Рыжаков А.П. Производство у мирового судьи. Производство по делам, подсудным мировому судье. Постатейный комментарий / А.П. Рыжаков, Е.А. Стороженко // Российский судья. - 2001. - №1. - С.23-39. 3.82. 3.74. Савин И.В. Роль и место мировой юстиции в системе органов публич ной власти Российской Федерации / И.В. Савин, Е.В. Данилевская //

221 Научные труды / Российская академия юридических наук.- М., 2002. -Вып. 2.,т.1.-С.682-689.

3.75. Савицкий В. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность, подследственность / В. Савицкий // Российская юстиция. - 1997. - №4. - С. 18-20. 3.76. 3.77. Самданова Б.Б. О примирительных процедурах в уголовном судопроизводстве / Б.Б. Самданова // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства. - М., 2001. -С.258-261. 3.78. 3.79. Смыкании А. Судебная реформа 1864 года / А. Смыкалин // Российская юстиция. - 2001. - №5. - С.39-42. 3.80. 3.81. Соловьев С. Мировые судьи в уголовном процессе / С. Соловьев // Домашний адвокат. - 2000. - №18. - С.11-13. 3.82. 3.83. Соловьев С. Мировые судьи в уголовном процессе / С. Соловьев // Домашний адвокат. - 2000. - №19. - С. 10-11. 3.84. 3.85. Степанов В. Мировые судьи дали клятву народу и приступили к работе / В. Степанов // Российская юстиция. - 2000. - №10. - С.2. 3.86. 3.87. Степанов В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим / В. Степанов // Российская юстиция. - 2000. - №9. - С.50. 3.88. 3.89. Степанов В.П. Особенности возбуждения и рассмотрения дел частного обвинения / В.П. Степанов // Российский судья. - 2001. - №4. - С.36-40. 3.90. 3.91. Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации / М.С. Строгович // Социалистическая за- конность. - 1974. - №9. - С.50-53. 3.92. 3.93. Тарасов А.А. Единоличное рассмотрение уголовных дел и проблемы возрождения в России мировой юстиции / А.А. Тарасов // Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования: Сб. науч. тр. - Самара, 2001. - С.365 - 374. 3.94.

222

3.85. Терехин В. Почему «урезана» компетенция мировых судей? / В. Тере-хин // Российская юстиция. - 2000. - №10. - С.2-3. 3.86. 3.87. Ткачев В. Компетенцию мировых судей следует расширить / В. Ткачев // Российская юстиция. - 2001. - №4. - С. 3.88. 3.89. Ткачев В. Единство судебно системы и принципы федерализма / В. Ткачев, Н. Чепурнова // Российская юстиция. - 1998. - №12. - С.3-4. 3.90. 3.91. Ткачев В. Ученые и судьи обсуждают работу мировых судей / В. Ткачев, Ю. Ляхов // Российская юстиция. - 2001. - №1. - С. 17. 3.92. 3.93. Топильская Е.В. О правовом понятии беспомощного состояния потерпевшего / Е.В. Топильская // Вестник ЛГУ. Серия 6. - 1989. - Вып.4. -№27. - С.84-88. 3.94. 3.95. Устюжанинов В. Компетенция мирового судьи по рассмотрению гражданских дел / В. Устюжанинов, С. Сапожников // Российская юсти- ция. -2000. - №12. -С.11-12. 3.96. 3.97. Фаткуллин Ф.Н. Полезное руководство по уголовному процессу / Ф.Н. Фаткуллин // Социалистическая законность. - 1964. - №4. - С.89-91. 3.98. 3.99. Чепурнова Н. Как сформировать корпус мировых судей? / Н. Чепурнова // Российская юстиция. - 1999. - №4. - С.2-3. 3.100. 3.101. Черемных Г. Институт мировых судей требует внимания / Г. Черем-ных // Российская юстиция. - 1997. - №5. - С. 14-15. 3.102. 3.103. Шабанов Н. Тернистый путь дел частного обвинения / Н. Шабанов, Н. Петрова // Российская юстиция. - 1998. - №5. - С.26-27. 3.104. 3.105. Шамардин А. Недостатки областного закона - следствие несовершенства федерального // Российская юстиция. - 1999. - №12. - С.12-13. 3.106. 3.107. Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом / А. Шамардин // Российская юстиция. -2001.-№2.-С.60-61. 3.108. 3.109. Шаркова И.Г. Мировой судья в дореволюционной России / И.Г. Шар-кова // Государство и право. - 1998. - №9. - С.79-85. 3.110.

223

3.98. Шаркова И. На правовом поле появились мировые судьи / И. Шаркова // Российская юстиция. - 1999. - №1. - С.8-10. 3.99. 3.100. Шейфер С.А. Проблемы реформирования производства по делам частного обвинения в духе расширения частных начал в уголовном процессе РФ / С.А. Шейфер, Н.Е. Петрова // Государство и право. - 1999. -№6.-С.51-56. 3.101. З.ЮО.Ширинский С. Нужен ли нам апелляционный суд? / С. Ширинский // Российская юстиция. - 1996. - №9. - С.63.

3.101.Шмелева А. Проблемы апелляционного производства в Российском уголовном судопроизводстве / А. Шмелева // Уголовное право. - 2002. -№2.- С.77-78.

3.102.Щербаков А. Ограничить право прокурора возбуждать дела частного обвинения / А. Щербаков // Российская юстиция. - 2001. - №1. - С.50-51.

ЗЛОЗ.Эльдаров М. Потерпевшему дать права частного обвинителя / М. Эль- даров // Российская юстиция. - 1997. - №8. - С. 18.

3.104.Элькинд П.С. К вопросу о суммарном судопроизводстве / П.С. Эль-кинд // Сибирские юридические записки. - Иркутск; Омск, 1973. -Вып.З-С.143-159.

3.105.Юдина Т.Ф. Мировая юстиция Среднего Поволжья в пореформенное время (60-90 гг. XIX в.) / Т.Ф. Юдина // Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования: Сб. науч. тр. — Самара, 2001.-С.78-80.

3.106.Яковлев В.Ф. Состояние судебной системы в современной России / В.Ф. Яковлев // Российский судья. - 2000. - №2. - С.2-3.

3.107.Якуб М.Л. О совершенствовании уголовно-процессуального законода- тельства / М.Л. Якуб // Вестник Московского университета. Серия «Право». - 1964. - №2. - С. 11-19.

224 Авторефераты диссертаций и диссертации

4.1. Альперт С.А. Потерпевший в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук / Альперт Сергей Анатольевич. - Харьков, 1951. 4.2. 4.3. Аникина Е.И. Производство по делам частного обвинения: Дис. … канд. юрид. наук / Аникина Елена Ивановна. - Саранск, 2000. 4.4. 4.5. Апостолова Н.Н. Мировые суды в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук / Апостолова Наталья Николаевна. - Ростов - на -Дону, 1998. 4.6. 4.7. Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно- процессуальной формы: история, современность, перспективы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Великий Дмитрий Петрович. - М., 2001. - 27 с. 4.8. 4.9. Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно- процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис. … канд. юрид. наук / Великий Дмитрий Петрович. - М., 2001. 4.10. 4.11. Гуценко К.Ф. Частное обвинение в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Гуценко Константин Федорович. - М., 1958.-24 с. 4.12. 4.13. Демидов В.Н. Уголовное судопроизводство и материальные затраты: Дис. … канд. юрид. наук / Демидов Владимир Николаевич. - Казань, 1995. 4.14. 4.15. Донская СВ. Мировой суд в России (1864 - 1917 г.г.): историко- правовое исследование: Дис. … канд. юрид. наук / Донская Светлана Владимировна. - Калининград, 1998. 4.16. 4.17. Малахова Л.И. Уголовно-процессуальная деятельность: общие положения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Малахова Людмила Ивановна. - Воронеж, 2002. 4.18. 4.19. Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение: Дис. … канд. юрид. наук / Петрова Наталья Евгеньевна. - Самара, 1999. 4.20.

225

4.11. Петухов Ю.Е. Соотношение публичного и частного обвинения в уго- ловном процессе: Дис. … канд. юрид. наук / Петухов Юрий Евгеньевич.-М., 1996. 4.12. 4.13. Полосков П.В. Правоспособность и дееспособность в советском уго- ловном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Полосков Петр Владимирович. - М., 1985. - С.97. 4.14. 4.15. Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук / Рогова Ольга Ивановна. - Томск, 1994. 4.16. 4.17. Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук / Трубникова Татьяна Владимировна. - Томск, 1997. 4.18. 4.19. Шишков С.Н. Доказывание психических расстройств в советском уго- ловном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Шишков Сергей Николаевич. - М., 1983. 4.20. 4.21. Яни П.С. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Яни Павел Сергеевич. - М., 1995. 4.22. Комментарии законов

5.1. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Б.Т. Безлепкин. - М: ООО «ВИТРЭМ», 2002. - 832 с. 5.2. 5.3. Демидов В.В. Комментарий к законодательству о мировых судьях / В.В. Демидов, В.М. Жуйков. - М.: Юристъ, 2001. - 208 с. 5.4. 5.5. Комментарий к Конституции Российской Федерации/ Отв. ред. - Л.А. Окуньков. - М.: Изд-во БЕК, 1996. - 664 с. 5.6. 5.7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде- рации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. - М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. - 768 с. 5.8.

226

5.5. Маршунов М.Н. Комментарий к законодательству о судоустройстве Российской Федерации / М.Н. Маршунов. - СПб.: Издательский Тор- говый Дом «Герда», 2000. - 512 с.

Словари

6.1. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. - М., 1999. - 790 с. 6.2. 6.3. Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М., 1986.-911 с. 6.4. 6.5. Ожегов СИ. Толковый словарь русского языка / СИ. Ожегов, Н.Ю. Шведова. - М.: Азбуковник, 2001. - 944 с. 6.6. 6.7. Румянцев О.Г. Юридический энциклопедический словарь / О.Г. Ру- мянцев, В.Н. Додонов. - М., 1997. 6.8. 6.9. Советский энциклопедический словарь / Под ред. A.M. Прохорова. -М., 1984. 6.10. 6.11. Современный словарь иностранных слов. - М., 1993. - 740 с. 6.12. 6.13. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. T.I. - М., 2000. 6.14. 6.15. Юридический энциклопедический словарь /Под ред. А.Я. Сухарева. -М., 1984. 6.16.

227 Приложения

#

Подсудность мирового судьи

Преступления

против жизни

и здоровья Преступлен ия

против свободы,

чести и

достоинства

личности Преступления

против половой

неприкосновенности

и половой свободы

личности Преступлен ия

против

конституционных

прав и свобод

человека и

гражданина Преступления

против семьи и

несовершеннолетних П со

Ст. ст. 112 4.1, 113,114,115,

116,1174.1,

118,119,121,

122 4.1,123

4.1.2, 124,125

УК РФ Ст. ст. 127 4.1,

128 4.1,129,130

УК РФ. Ст. 133 УК РФ. Ст. ст. 137,138,

139,140,1414.1,

143 4.1,144,145,

145.1 4.1,148,149

УК РФ. Ст. ст. 154,155,156, 157 УК РФ. С 15

16

16

Преступлен ия

против общественной безопасности Преступления

против здоровья

населения и

общественной нравственности Экологические преступления Преступления

против безопасности

движения и эксплуатации

транспорта Преступления против правосудия П пр

Ст. ст. 213 4.1,

214,215.2 4.1,

222ч.1,4,223

4.4, 224 УК РФ. Ст. ст. 231 ч. 1,

233,242,243 4.1,

244 ч.1,245 УК

РФ. Ст. ст. 256 4.1,2, 258

4.1, 260, 261 4.1 УК

РФ. Ст. 268 4.1 УК РФ. Ст. Ст. 308, 310, 312,

313 4.1, 314, 315 УК

РФ. С 32 33

w

#

Рассмотрение уголовных дел в судебном разбирательстве

Год Рассмотрено дел судами Воронежской области В т.ч. рассмотрено дел миро

обла

Всего рассмотрено Осуждено Оправдано Всего рассмотрено % Осуж

1996 12718 14281 20 -

-

1997 14203 14909 25 -

-

1998 13125 16045 18 -

-

1999 15611 17169 28 -

-

2000 17545 16950 26 -

-

2001 17445 17010 21 111 0,64 34

6 месяцев 2002 9122 8910 23 1077 11,81 513

Приложение 3

Рассмотрение уголовных дел мировыми судьями Воронежской области

Вид преступления Статья УК РФ 2001 г. 6 месяцев 2002 г.

Число осу- жденных по основной статье Число осу- жденных по дополни- тельной квалификации Число осу- жденных по основной статье Число осу- жденных по дополни- тельной квалификации 1 2 3 4 5 6 Преступления против личности 105-157 27 0 306 12 Преступления в сфере экономики 158-204 4 0 104 0 Преступления против обще- ственной безопасности и об- щественного порядка 205-274 3 0 98 2 Преступления против государ- ственной власти 275-330 0 0 3 1 Преступления против мира и безопасности человечества 353-360 0 0 0 0 Преступления против жизни и

здоровья,

в том числе 105-125

115 116 119 12

4 3 5 0 104

28

44 32 10

3 3 4 Преступления против свободы,

чести и достоинства личности,

в том числе 126-130

127 ч.1

129 ч.1

130 ч.1 1

0 0 1 0 7

2 2 3 2

0 0 2 Преступления против половой

неприкосновенности и половой

свободы личности 131-135 0 0 0 0 Преступления против конститу- ционных прав и свобод человека и гражданина, в том числе 136-149

139ч.1 139 ч.2 0 0 2

1 1 0 Преступления против семьи и

несовершеннолетних,

в том числе 150-157

156 157 ч.1 14

0

14 0 193

1 192 1

1 0 Преступления против собственности, в том числе 158-168

165 ч.1 167 ч.1 4

1

3 0 29

26

3 0 Преступления в сфере экономической деятельности, в том числе 169-200

200 ч.1 200 ч.2 0 0 75

74 1 0 Преступления против интересов

службы в коммерческих и иных

организациях 201-204 0 0 0 0 Преступления против общественной безопасности, в том числе 205-227

213 ч.1

222 ч.4 _) 0 32

28

4 2

1 1

?

1 2 3 4 5 6 Преступления против здоровья населения и общественной нрав- ственности, в том числе 228-245 245 ч.1 0 0 1 1 0 0 Экологические преступления, в том числе 246-262 256 ч.1 256 ч.З 258 ч.1 260 ч.1 260 ч.2 0 0 64 25

2

1 35

1 0 Преступления против безопасности движения и эксплуатации

транспорта,

в том числе 263-271 268 ч.1 0 0 1 1 0 Преступления в сфере компьютерной информации 272-274 0 0 0 0 Преступления против основ кон- ституционного строя и безопасности государства 275-284 0 0 0 0 Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления 285-293 0 0 0 0 Преступления против правосудия, в том числе 294-316

312 ч.1 315 0 0 1

0 1 1 1

0 Преступления против порядка управления, в том числе 317-330

325 ч.1 330 ч.1 0 0 2

1 1 0 Преступления против мира и безопасности человечества 353-360 0 0 0 0 Всего

34 0 511 15

9

#

Движение уголовных дел у мировых судей Воронежской области (12 месяцев 20

Виды преступлений (ст.УК РФ) Остаток неоконченных дел на начало отчетного периода Поступило дел в отчет- ном пе- риоде Рассмотрено по существу Передано Всего окончено

С выне- сением приговора С прекращением (отказом в возбуждении)

уголовного дела С примене- нием при- нудительных мер На допол- нительное расследование По подсуд- ности или подведом- ственности

1 2 3 4 5 6 7 8 9

Дела частного обвинения: поступившие непосредственно от фаждан; с обвинительным заключением и в протокольной форме 0 66

23 1

7 27 5 0 0 0

2 29 0 57 14

169-204 0 2 0 1 0 0 0 1

213 0 9 3 4 0 0 0 7

143,215-219 0 1 0 1 0 0 0 1

222-226 0 2 0 0 0 0 2 2

246-282 0 1 0 0 0 0 0 0

263-271 0 1 0 0 0 0 1 1

119 0 И 5 3 0 0 0 8

157 4.1.2 0 28 14 2 0 0 0 16

165 ч.1 0 1 1 0 0 0 0 1

167 ч.1 0 4 3 0 0 0 0 3

200 ч.1 0 2 0 1 0 0 0 1

Всего 0 149 34 43 0 2 32 111

Движение уголовных дел у мировых судей Воронежской области (6 месяцев 20

Виды преступле- ний (ст.УК РФ) Остаток неокон- ченных дел на начало отчетного периода Поступило дел в от- четном пе- риоде Рассмотрено по существу Передано Все

С вынесе- нием при- говора С прекращением (отказом в возбуждении)

уголовного дела С примене- нием при- нудитель- ных мер На дополни- тельное рас- следование По подсудно- сти или под- ведомствен- ности

1 2 3 4 5 6 7 8

Дела частного обвинения: поступившие не- посредственно от фаждан; с обвинительным заключением и в протокольной форме 9 9 261 150 42 37 144 87 0 0 0 4 7 5

113,114, 117, 118 0 1 0 0 0 0 1

158 0 20 0 0 0 0 20

160 0 1 0 0 0 0 1

166 0 1 0 0 0 0 1

169-200 1 246 74 149 0 3 1

213 2 109 33 42 0 2 2

263-271 0 5 2 1 0 0 2

143,215-219 0 3 0 3 0 0 0

222-226 0 6 4 0 0 0 2

246-262 1 91 68 8 0 1 0

Прочие преступ- ления 16 506 240 143 0 11 19

Всего 38 1400 500 577 0 21 61

’* ^

Рассмотрение мировыми судьями уголовных дел частного обвинения (6 месяцев

№ Количество дел частного обвинения: Поступивших

непосредственно от

граждан Поступивши обвинительн заключением протокольной ф

1. Поступивших за отчетный период 261 150

2. Рассмотренных по существу:

  • с вынесением приговора

  • с прекращением уголовного дела (отказом в возбуждении уголовного дела) 42 144 37 87

3. Прекращенных ввиду примирения сторон

4. Прекращенных за отсутствием жалобы потерпевшего

5. Оконченных 193 133

6. Оконченных с нарушением сроков 19 9

7. Осуждено лиц

ж

*

Назначение наказаний мировыми судьями Воронежской области

Период Всего осуж- денных Осузкдено к

лишению

свободы

всего Осузкдено

к лишению

свободы до

1 года Осузкдено

к лишению

свободы на

1-2 года Осузкдено к испра- вительным работам Осузкдено к лишению права зани- мать опре- деленные должности или зани- маться оп- ределенной деятельно- стью Осузкдено к штрафу У ос к л

с

1 2 3 4 5 6 1 8

2001 г. 34 0 0 0 3 0 6

6 месяцев 2002 г. 511 1 1 0 108 0 167

Приложение 8

АНКЕТА ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДЬИ (МИРОВОГО СУДЬИ)

Авторы настоящей анкеты просят Вас принять участие в опросе, посвященном проблемам производства по уголовным делам у мирового судьи. Ваше участие в опросе окажет существенную помощь.

Прежде чем ответить на вопрос, внимательно изучите все предложенные варианты ответа и выберите тот, с которым Вы согласны (обведите цифровой код ответа). В некоторых случаях можно отмечать сразу несколько вариантов ответа. Если у Вас есть свой вариант ответа, или Вы хотите что-либо дополнить или уточнить, то можете изложить свое мнение в графе «иное».

Материалы данного опроса будут использованы только в обобщенном виде для научно- практических целей. Очень важно, чтобы Ваши ответы были обдуманными, взвешенными и искренними БЛАГОДАРИМ ВАС ЗА СОТРУДНИЧЕСТВО.

I. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ.

  1. Ваши данные:

1.1. Возраст 1.2. 1.3. Ученое звание 1.4. 1.5. Научная степень 1.6. 1.7. Занимаемая должность 1.8. 1.9. Общий стаж работы по юридической специальности 1.10. 1.11. Стаж работы в должности федерального судьи 1.12. 1.13. Стаж работы в должности мирового судьи 1.14. И. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О МИРОВЫХ СУДЬЯХ

  1. Как Вы считаете, оправданно ли введение мировых судей в судебную систему Российской Федерации?

2.1. Да,

2.1.1. поскольку появление мировых судей поможет существенно снизить нагрузку федеральных судей районньк судов, способствует быстроте судопроизводства и поможет приблизить правосудие к населению.

2.1.2. но только в том случае, если мировые суды будут представлять собой самостоятельную систему судов, отличную от федеральных судов.

2.2. Нет, так как задачи снижения нагрузки судей районных судов и быстроты судопроизводства могут быть решены путем увеличения количества судей районных судов.

2.3. Иное

III. ПОДСУДНОСТЬ МИРОВОГО СУДЬИ

  1. Дела о каких преступлениях, по Вашему мнению, должны быть подсудны мировому судье?

3.1. Уголовные дела о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых не превышает 2 лет лишения свободы.

3.2. Уголовные дела о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых не превышает 3 лет лишения свободы.

3.3. Уголовные дела о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых не превышает 3 лет лишения свободы, за исключением указанных в ч. 1 ст.31 УПК РФ. 3.4. 3.5. Уголовные дела о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых не превышает 5 лет лишения свободы. 3.6. 3.7. Иное 3.8.

  1. Считаете ли Вы удачной конструкцию ч.1 ст.31 УПК РФ, определившей подсудность мирового судьи путем перечисления составов преступлений, исключенных из его юрисдикции?

4.1. Да.

4.2. Нет, в ч.1 ст.31 УПК РФ следует перечислить составы преступлений, непосредственно подсудных мировому судье.

4.3.

4.4. Иное

IV. ПРОИЗВОДСТВО У МИРОВОГО СУДЬИ

  1. Как Вы считаете, должна ли быть процедура рассмотрения уголовных дел у мирового судьи упрощена по сравнению с общим порядком судопроизводства?

5.1. Да. 5.2. 5.3. Нет. 5.4. 5.5. Иное 5.6. 6. Каким образом, по Вашему мнению, можно упростить судопроизводство у мирового судьи?

6.1. Приговор мирового судьи должен состоять из водной и резолютивной частей, а описательно-мотивировочная часть должна составляться по просьбе сторон.

6.2. Протокол судебного заседания должен составляться в сокращенной форме. 6.3. 6.4. Должна быть возможность производства сокращенного судебного следствия. 6.5. 6.6. Предоставить мировому судье право не вызывать в судебное заседание свидетелей, показания которых не оспариваются сторонами. 6.7. 6.8. Даже в случае отсутствия ходатайства подсудимого о заочном рассмотрении дела мировой судья должен иметь право рассмотреть дело в отсутствие подсудимого, уведомленного надлежащим образом о дате, месте и времени судебного заседания и не явившегося без уважительной причины. 6.9. 6.6. Иное

V. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ

  1. Как Вы считаете, кому, по общему правилу, должно принадлежать право возбуждения дел частного обвинения?

7.1. Потерпевшему или его законному представителю, как это предусматривает УПК РФ. 7.2. 7.3. Мировому судье. 7.4. 7.5. Иное 7.6. 8. Как Вы считаете, должно ли быть досудебное производство по делам
частного обвинения?

8.1. Да, предварительное следствие.

8.2. Да, дознание. 8.3. 8.4. Да, предварительное следствие или дознание. 8.5. 8.6. Да, должна быть предусмотрена специальная процедура. 8.7. 8.8. Нет. 8.9. 8.10. Иное 8.11. 9. Какая процедура, по Вашему мнению, является наиболее целесообразной в том случае, когда потерпевший по делу частного обвинения не может указать в заявлении данные о лице, совершившем преступление, что является обязательным требованием?

9.1. Мировой судья отказывает в принятии заявления.

9.2. По ходатайству потерпевшего мировой судья оказывает ему содействие в установлении личности этого лица, для чего он может давать соответствующее поручение органам дознания.

9.3. В этом случае должно производиться предварительное расследование. 9.4. 9.5. Иное 9.6.

  1. С какого момента, по Вашему мнению, лицо, в отношении которого подано заявление по делу частного обвинения, должно приобретать статус обвиняемого?

10.1. С момента принятия мировым судьей заявления к своему производству.

10.2. С момента явки этого лица по вызову мирового судьи для ознакомления с материалами дела и заявлением.

10.3. Иное

  1. Следует ли, по вашему мнению, установить специальный срок для подачи заявления по делу частного обвинения?

11.1. Да, 3 месяца с момента совершения преступления.

11.2. Да, 3 месяца с момента, когда потерпевший узнал о совершенном преступлении. 11.3. 11.4. Да, 3 месяца с момента, когда потерпевший узнал о совершенном преступлении, но в пределах срока давности привлечения к уголовной ответственности. 11.5. 11.6. Нет, достаточно сроков давности привлечения к уголовной ответственности. 11.7. 11.8. Иное 11.9. Ваши пожелания и замечания авторам анкеты: