lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Гусаков, Эдуард Геннадьевич. - Предварительное расследование и принцип состязательности в уголовном процессе РФ: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Санкт-Петербург, 2002 228 с. РГБ ОД, 61:03-12/782-6

Posted in:
  • 6

Санкт-Петербургский юридический институт

Генеральной прокуратуры РФ

На правах рукописи

Гусаков Эдуард Геннадьевич

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ И ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РФ

Специальность 12.00.09. — Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой сте

кандидата юридических наук

Научный руководитель:

кандидат юридических наук,

доцент В.Н. Осипкин

Санкт-Петербург

2002

2 Р СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

ф,. ГЛАВА I. Понятие, сущность и признаки принципа состязательности …..13

1.1. Понятие состязательности как принципа 13 1.2. 1.3. Сущность и признаки состязательности 23 1.4. . ГЛАВА II. Проблемы функционирования принципа состязательности в стадии

ш

  • предварительного расследования в российском уголовном процессе 38

2.1. Процессуальная функция органов предварительного расследования 38 2.2. 2.3. Судебный контроль на стадии предварительного расследования 54 2.4.

2.3. Влияние деятельности участников досудебного производства на процесс доказывания 73 2.4. 2.5. Пределы действия принципа состязательности в стадии предварительного 2.6. расследования в российском уголовном процессе 94

ГЛАВА III. Реформирование стадии предварительного расследования и принцип состязательности 106

t

3.1. Формы реализации принципа состязательности в стадии предварительного расследования 106 3.2. 3.3. Действие принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса зарубежных государств 134 3.4. 3.5. Проблемы необходимости построения предварительного расследования в 3.6. соответствии с принципом состязательности 150

Заключение 191

Список литературы 199

%

!4

*

Ф

з Введе ние

Актуа льнос ть темы диссе ртаци онног о иссле дован ия. Вопро с о состяз атель ности как принц ипе уголо вного проце сса, его содер жании и дейст вии в ходе произ водст ва по делу посто янно заним ает юрист ов и на протя жении десятк ов лет не сходи т со стран иц юрид ическ ой литер атуры. Особе нно не снижа ется интер ес к пробл еме состяз атель ности в уголо вном судоп роизв одств е в после дние годы. Связа но это с прово димой в РФ судеб ной рефор мой, в том числе рефор мой уголо вно- проце ссуал ьного закон одате льства , одним из важне йших напра влени й котор ой являет ся совер шенст вован ие предв арите льног о рассл едова ния.

Несмо тря на недав нее приня тие новог о УПК РФ, вопро с о том, в каких преде лах в данно й стади и судоп роизв одств а долже н быть реали зован принц ип состяз атель ности продо лжает будор ажить умы многи х учены х- проце ссуал истов. Имен но налич ие либо отсутс твие состяз атель ности опред еляет приро ду проце сса как на судеб ных, так и на досуд ебных его стади ях, полож ение дейст вующ их в них субъе ктов, их права и обяза нност и, взаим оотно шения друг с друго м. Казал ось бы, тепер ь уже нет необх одимо сти обращ аться к опубл икова нным или, напро тив, малои звестн ым проек там, вести диску ссии о том, каким будет новый уголо вно- проце ссуал ьный кодек с, обращ аться для этого к заруб ежно му опыту и отече ствен ной истор ии. Все это должн о было быть позад и, так как долго жданн ый « новый » кодек с након ец-то стал реаль ность ю. Но похож е, что приня тие УПК РФ 2001 г. не тольк о не полож ит конец полем ике по самы м основ опола гающ им пробл емам уголо вного судоп роизв одств а, а, напро тив, усили т споры сторо ннико в разли чных научн ых подхо дов и особе нно - практ иков, предс тавля ющих интер есы тех или иных право охран итель ных ведом ств.

Степе нь разра ботан ности темы. Некот орые пробл емные аспект ы состяз атель ности в разно е время уже были объек том прист ально го изуче ния. Им

I

\

*3

)

4

посвя тили свои научн ые труды самые видны е советс кие и росси йские учены е- проце ссуал исты, такие как Строг ович М.С, Полян ский Н.Н., Перло в И.Д., Челыд ов М.А., Добро вольс кая Т.Н., Савиц кий В.М., Петру хин И.Л., Ларин A.M., Лупин ская П.А., Якуб М.Л. и многи е други е. Отдел ьные сторо ны принц ипа состяз атель ности разра батыв ались в работ ах Божье ва В.П., Даева В.Г., Дорох ова В.Я., Зинат улина 3.3., Кобяк ова В.М., Ларин а A.M., Лука шевич а В.З., Мотов иловк ера Я.О., Нажи мова В.П., Пашк евича П.Ф., Рахун ова Р.Д., Эльки нд П.С, Бойко ва А.Д., Бобот ова СВ., Грана т Н.Л., Мальк евич Т.В., Сарки сьянц а Г.П., Стецо вског о Ю.И., Трусо ва А.И., Яблоч кова Т.М. При этом из переч ислен ных выше учены х тольк о часть и в разно е время своей научн ой деяте льнос ти призн авали состяз атель ность как принц ип уголо вного проце сса1. В науке советс кого уголо вного проце сса неодн ократ но предп риним ались и попыт ки теорет ическ и обосн овать точку зрени я, согла сно котор ой, состяз атель ность - принц ип буржу азный, чужд ый отече ствен ному уголо вному проце ссу .

0

$

Перлов И.Д. Подгото вительна я часть судебног о разбират ельства в советско м уголовно м процессе. М., 1956. С. 31-35; Строгови ч М.С. О состязате льности и процессу альных функция х в советско м уголовно м процессе // Правове дение. 1962. № 2. С. 106- 114; Трусов А.И. Основы теории судебных доказате льств. М., 1960. С. 135- 137; Пашкеви ч П.Ф. Объекти вная истина в уголовно м судопрои зводстве. M., 1961. С. 167; Дорохов В.Я. Принцип ы советско го уголовно го процесса. М., 1962. С. 35-36; Якуб М.Л. Демокра тические основы советско го уголовно - процессу ального права. М.: МГУ, 1960. С. 139, 157- 160; Проблем ы судебног о права / Под ред. B.M. Савицког о. М., 1983. С. 164-168; Советски й уголовн ый процесс / Под ред. Б.А. Викторо ва, B.E. Чугунова . M., 1973. С. 97-98; Доброво льская Т.Н. Принцип ы советско го уголовно го процесса. М., 1971; Петрухи н И.Л. Свобода личности и уголовно - процессу альное принужд ение. М., 1985; Петрухи н И.Л. Неприко сновенно сть личности и принужд ение в уголовно м процессе. М., 1989; Савицки й B.M. Язык процессу ального закона // Вопросы терминол огии. М., 1987; Солтанов ич А.В. Право подозрев аемого на защиту. Минск, 1992; Стецовск ий Ю.И. Уголовн о- процессу альная деятельн ость защитник а. М., 1982; Строгови ч М.С. Курс советско го уголовно го процесса. М., 1968. Т.2; Строгови ч М.С. Право обвиняе мого на защиту и презумпц ия невиновн ости. М., 1984; Строгови ч М.С. Избранн ые труды. М.: Наука, 1991. Т.1; Элькинд П.С. Сущност ь советско го уголовно - процессу ального права. Л., 1963; Чельцов М.А. Советски й уголовн ый процесс. М., 1951. С. 84-86; Уголовн ый процесс. Общая часть / Под ред. В.П. Божьева. М., 1997. С. 51, 48; Уголовн ый процесс / Под ред. В.П. Божьева. М., 1998. С. 72, 92- 93; Уголовн ый процесс / Под ред. И.Л. Петрухи на. М.: Проспект , 2000. С. 81; Уголовн ый процесс / Под ред. П.А Лупинск ой. М., 1995. С. 119. 2 Чельцов М.А. Уголовн ый процесс. М., 1948. С. 193; Чельцов М.А. О недопуст имости перенесе ния буржуазн ых конструк ций в советску ю уголовно - процессу альную теорию // Ученые записки ВЮЗИ. 1958. Вып. 6. С. 85-86; Чельцов М.А. Задачи советско й науки уголовно - процессу ального права в период разверну того строител ьства коммуни зма // О новом общесою зном законода тельстве по уголовно му праву, процессу и судоустр ойству. М, 1959. С. 64 ; Чельцов М.А. Система основны х принципо в советско го уголовно го процесса // Ученые записки ВИЮН. 1947. Вып. 6. С. 144; Малькев ич Т.В. вопросу о состязате льности // Ученые записки ВЮЗИ. 1958. Вып. У1. С. 276- 293; Голунски й С.А. Новые Основы уголовно го судопрои зводства Союза ССР и союзных республи к. // О новом общесою зном законода тельстве по уголовно му праву, процессу и судоустр ойству. М., 1959. С. 61; Советски й уголовн ый процесс / Под ред. Д.С. Карева. М.: Госюриз дат, 1956. С. 229; Алексеев H.C., Даев В.Г., Кокорев Л.Д.

5

Однако данную тему полностью исчерпанной считать нельзя. Реформирование уголовно-процессуального законодательства должно иметь под собой твердую теоретическую основу. Состязательность же при производстве предварительного расследования как сложное правовое явление представляется недостаточно исследованной в доктрине уголовного процесса. Ряд вопросов остались вне специального изучения, другие не получили в теории убедительного разрешения. Актуальность проблемы и насущная потребность в ее изучении вызваны прежде всего тем, что все усилия ученых по этому вопросу были сконцентрированы только лишь на проблеме состязательности в судебных стадиях процесса, тогда как применительно к действию этого принципа при производстве предварительного следствия и дознания можно обнаружить лишь отдельные мнения специалистов относительно наличия либо отсутствия состязательности в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, а равно пожелания о необходимости более подробного изучения этого вопроса с отдельными рекомендациями по поводу того, как это лучше сделать ( Дюрягин И.Я., Горя Н., Дроздов Г., Галкин В.М., Пашин С.А., Ведерников А.Н., Капустин АА., Сибилева Н.В., Машовец А.О. ). Ряд работ посвящен изучению состязательной формы на всех стадиях процесса ( Смирнов А.В. ) без акцента на досудебные этапы производства по делу. Восполнить указанный недостаток возможно только путем дальнейшего исследования состязательности как принципа применительно к стадии расследования. Изложенные обстоятельства, а также важность решения рассматриваемой проблемы определили выбор темы диссертации и ее актуальность.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования избрана состязательность как социально-правовое явление, а в качестве предмета -

Очерки развития науки уголовного процесса. Воронеж, 1980; Якупов Р.Х. Уголовный процесс. М.: Зерцало, 1999. С. 73-74.

t

t

6 соотн ошени е предв арите льног о
рассл едова ния и
принц ипа состяз атель ности, выясн ение
дейст вия
данно го
принц ипа в
указа нной
стади и
росси йског о уголо вного проце сса.

Цели и задач и иссле дован ия. Основ ные цели иссле дован ия непос редст венно вытек ают из его темы и состо ят в изуче нии сущно сти состяз атель ности и ее неотъ емлим ых призн аков, разра ботке пробл емы прина длежн ости принц ипа состяз атель ности к принц ипам совре менно го предв арите льног о рассл едова ния в РФ, опред елени и напра влени й развит ия состяз атель ных начал в уголо вном судоп роизв одств е, разра ботке реком ендац ий по совер шенст вован ию такой центр ально й досуд ебной стади и уголо вного проце сса, как предв арите льное рассл едова ние и изуче нии необх одимо сти превр ащени я данно й стади и в полно стью состяз атель ную. Цели компл ексно го иссле дован ия обусл овили круг взаим освяза нных задач, теорет ическ ое решен ие котор ых и состав ляет содер жание насто ящей работ ы. К ним относ ятся:

  1. Ана лиз конце птуал ьных подхо дов к опред елени ю понят ий « принц ип проце сса », « состяз атель ность » и « принц ип состяз атель ности »;
  2. Выя влени е соотн ошени я межд у понят иями состяз атель ной форм ы и принц ипом состяз атель ности уголо вного проце сса;
  3. Уст ановл ение призн аков состяз атель ного проце сса;
  4. Выя снени е налич ия этих призн аков в совре менны х форма х росси йског о предв арите льног о рассл едова ния ( предв арите льном следс твии и дозна нии );
  5. 5,Опр еделе ние на основ е этого сущес твова ния на стади и предв арите льног о рассл едова ния в РФ принц ипа состяз атель ности;

6.Оце нка модел ей состяз атель ного рассл едова ния как возмо жных преем ников ныне сущес твую щей конст рукци и досуд ебног о произ водст ва по делу с учето м опыта заруб ежны х госуд арств;

t

7

  1. Оценка необходимости внедрения абсолютной состязательности в рассматриваемую стадию.

Методология и методика исследования, достоверность его

результатов. Обоснованность результатов исследования определяется

i методологической, методической, нормативной, социологической его базой и

.^ комплексным подходом к познанию проблем состязательности на досудебных

W этапах производства по делу.

г Методологической и теоретической базой исследования являются

? положения диалектического метода познания объективного мира. Автор широко

I

, т использовал труды отечественных и зарубежных специалистов по теории

государства и права, судоустройству, прокурорскому надзору, уголовно- | процессуальному праву.

’ * Диссертационное исследование основано на общенаучных, частнонаучных

и специальных методах познания социально - правовых явлений. В процессе исследования автором использовались нормативно-юридический, сравнительно-правовой, логический, конкретно-исторический и статистический методы познания.

Нормативную базу исследования составляют нормы Конституции РФ, действовавшего ранее и действующего в настоящее время уголовно- I процессуального и иного законодательства, а также проекты УПК РФ и других

щ федеральных законов. В работе также широко использованы постановления и

определения Конституционного Суда РФ, источники международного и зарубежного национального права.

Научная новизна работы заключается прежде всего постановкой и всесторонним комплексным рассмотрением впервые в науке уголовно-процессуального права на монографическом и диссертационном уровне проблемы наличия состязательности в стадии предварительного расследования, поскольку

8 ранее на этом уровне данная проблема концептуально никогда не разрабатывалась.

Положения диссертации, выносимые на защиту. Научная новизна проведенного автором теоретико - эмпирического исследования обеспечила возможность сформулировать и доказать объективное наличие принципиальных положений,
выдвигаемых на защиту:

  1. Основными признаками состязательного процесса, в том числе

досудебных его стадиях, являются разделение функций уголовного

преследования, защиты и разрешения дела между наделенными

равными процессуальными возможностями сторонами и независимым от данным сторон арбитром (судьей).

  1. Состязательность сторон не является общепроцессуальным принципом.

  2. Принцип состязательности на стадии предварительного расследования в современном российском уголовном процессе не действует.

  3. Принцип состязательности является принципом стадийным и реализуется в полной мере в отечественном уголовном процессе лишь на судебных стадиях уголовного судопроизводства.

  4. Предварительное расследование в Российской Федерации является смешанным типом - состязательно - розыскным.

  5. Предварительное расследование в некоторых развитых зарубежных государствах также не является полностью состязательным.

9

  1. Существенно обновленный в результате проведенной реформы российского уголовно - процессуального законодательства порядок

расследования уголовных дел полностью обеспечивает выполнение

задач судопроизводства, максимально способствует достижению законного и справедливого результата, установлению истины и принятию

правильного решения по существу дела, закрепляет целый комплекс широких процессуальных гарантий для участников процесса,

соответствует требованиям Конституции РФ и в полной мере

отвечает общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ.

  1. При дальнейшем реформировании отечественного уголовно -

процессуального законодательства необходимо сохранить исторически

сложившуюся смешанную, состязательно - розыскную, форму предварительного расследования в Российской Федерации.

Теоретическая значимость диссертации определяется постановкой и решением ряда важнейших вопросов, составляющих содержание проблемы состязательности, а также разработкой моделей состязательного уголовного процесса применительно к его досудебным этапам. Значение результатов работы заключается в дальнейшем развитии научных знаний о проблемах состязательности в стадии предварительного

расследования российского уголовного судопроизводства.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее теоретические положения и выводы могут быть использованы при дальнейшем совершенствовании уголовно - процессуального законодательства, определяющего
порядок предварительного расследования преступлений, в

10 практической деятельности органов предварительного следствия и дознания при осуществлении расследования уголовных дел, а равно в ходе подготовки учебной, методической и научной литературы.

Материалы диссертации также могут быть использованы в учебном процессе юридических вузов при изучении курса уголовно -процессуального права.

Теоретической основой для проведения исследования послужили труды ведущих отечественных специалистов в области уголовно -процессуального и конституционного права. При анализе проблем, составляющих предмет диссертации автор опирался на теоретические положения, обоснованные Баглаем М.В., Божьевым В.П., Бойковым А.Д., Громовым Н.А., Даевым В.Г., Кореневским Ю.В., Лариным A.M., Лебедевым В.М., Лукашевичем В.З., Лупинской П.А., Макаровой З.В., Петрухиным И.Л., Полянским Н.Н., Савицким В.М., Смирновым А.В., Соловьевым А.Б., Стецовским Ю.И., Строговичем М.С., Токаревой М.Е., Шадриным B.C., Шейфером С.А. и другими, а также работы ученых других областей научного знания, имеющие значение для познания и решения круга анализируемых проблем.

Эмпирическая основа результатов исследования. В целях выдвижения обоснованных выводов и предложений, а также изучения состояния дел на практике, эмпирической основой диссертационного исследования явились результаты изучения и обобщения по специальной программе 300 уголовных дел различных категорий, расследованных в 1997- 2001 г.г. в формах предварительного следствия и дознания органами прокуратуры, внутренних дел и налоговой полиции Республики Коми, Кировской и Архангельской областей. Кроме того, в диссертационном
исследовании также нашел отражение личный

11 практический опыт работы автора в качестве старшего следователя прокуратуры Республики Коми и заместителя прокурора г. Ухты.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре прокурорского надзора и уголовного процесса Санкт - Петербургского юридического института Генеральной

прокуратуры РФ, на которой осуществлялось ее обсуждение и рецензирование. Результаты исследования докладывались диссертантом на заседании кафедры.

Основные выводы и положения диссертационного исследования, а также научно - практические предложения докладывались на двух научно - практических конференциях молодых ученых “ Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия “, проведенных в г. Санкт Петербурге ( 2000 - 2001 г. г. ) и были изложены затем в трех опубликованных научных статьях по теме диссертации.

Формой апробации результатов диссертационного исследования стали выступления автора на учебно - методических семинарах следователей прокуратуры, налоговой полиции, работников органов внутренних дел Республики Коми. Ряд положений и выводов использовались автором также в организационно - методическом обеспечении деятельности по расследованию преступлений в данных
следственных подразделениях.

Структура и объем диссертации. Структура диссертации обусловлена предметом, целями и задачами проведенного исследования и обеспечивает логическую последовательность в изложении его хода и результатов. Диссертация имеет объем 228 страниц и состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения и

#

12

сопр овож даетс я списк ом литер атур ы, испол ьзова нной
при
ее
напис ании. Работ а
выпо лнена
в
соотв етств ии с
требо вания ми
ГВА К.

•* ГЛАВА I. Понятие, сущность и признаки принципа состязательности.

1.1. Понятие состязательности как принципа.

4

Характерной чертой российского уголовного процесса является стадийность, разделение его на досудебное производство и производство в суде. Стадия уголовного процесса - это совокупность процессуальных действий и решений, объединенных общей задачей и завершаемых выводами компетентного органа. Под предварительным расследованием подразумевается одна из досудебных стадий уголовного процесса, в которой органы следствия и дознания в установленном законом порядке осуществляют деятельность по раскрытию совершенных преступлений, привлечению к ответственности виновных, а равно по установлению отсутствия события или состава преступления или основания *” для направления дела в суд. Данная стадия производства по делу следует за

стадией возбуждения уголовного дела, начинается с вынесения постановления о возбуждении уголовного дела следователем, органом дознания либо прокурором и завершается составлением и утверждением по нему обвинительного заключения или обвинительного акта, прекращением уголовного дела либо направлением его в суд для применения принудительных мер медицинского характера.

Кроме того, под предварительным расследованием в российском уголовном

процессе понимается сама уголовно-процессуальная деятельность специально на

”* 1

&’ то уполномоченных лиц - следователей и дознавателей , регламентированная

уголовно-процессуальным законом, направленная на раскрытие преступлений,

создание необходимых предпосылок для правильного разрешения каждого

^ уголовного дела, выявление и устранение причин преступлений и состоящая в

проведении следственных действий и организационных мероприятий по

1 В дальнейшем для большего удобства указанные должностные лица и органы именуются собирательным термином -« органы расследования ».

I

14

отысканию, проверке, закреплению и оценке доказательств по делу и принятия на этой основе соответствующих процессуальных решений1. Важность стадии предварительного расследования преступлений, ее значение в уголовном процессе всегда привлекали неослабное внимание советской юридической науки к проблемам предварительного следствия и дознания2.

Длительное время в теории уголовного процесса было принято считать, что предварительное расследование ( как деятельность ) может осуществляться в формах дознания и предварительного следствия, последняя из которых является основной. С недавнего времени деление предварительного расследования на эти формы впервые прямо закреплено законодательно ( ч. 1 ст. 150 УПК РФ ). В дальнейшем при употреблении термина « предварительного расследования » автором имеются в виду обе указанные формы досудебного производства по делу. Ранее к форме предварительного расследования следовало относить и протокольную форму досудебной подготовки материалов . С вступлением в законную силу нового УПК РФ эта форма досудебного производства утратила юридическое право на свое существование. (

Под принципами уголовного процесса следует понимать те теоретически обоснованные и законодательно закрепленные основные правовые положения, основополагающие начала,
которые пронизывают всю процессуальную

Михайлов А.И. Проблемы эффективности предварительного следствия. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1979. С. 42.

В 1920-1930 г.г. в работах В.И. Громова, Н.А. Лаговиера, М.С. Строговича и ряда других советских ученых была раскрыта сущность предварительного расследования как стадии советского уголовного процесса ( Громов Вл. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. М., 1935; Лаговиер Н.А., Строгович М.С. Народный следователь. M., 1933 ). В 1960-1970 в монографических работах И. Е. Быховского, Н.В. Жогина, A.M. Ларина, А.Р. Ратинова, Ф.Н. Фаткуллина, Н.А. Якубович и ряда других авторов уже с позиций действующего уголовно- процессуального законодательства раскрывается существо предварительного расследования преступлений и приводится характеристика его особенностей как стадии советского уголовного процесса ( Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1975; Жогин H.B., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965; Ларин A.M. Проблемы расследования в советском уголовном процессе. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. M., 1970; Ратинов А.Р. Психологические основы расследования преступлений. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1967; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. M., 1971 ).

Рыжаков А.П. Предварительное расследование. M., 1997. С. 7, 28; Колоколов H. Протокольная форма - новый вид предварительного расследования // Российская юстиция. 1998. № 2. С. 38.

  • 15

4 деятельность и выражают сущность уголовного процесса, определяют построение

всех его процессуальных форм, стадий и институтов и направляют уголовно-

,А процессуальную деятельность на достижение целей и задач, поставленных

государством перед уголовно-процессуальным судопроизводством1, то есть те

вытекающие из руководящей идеи права основные требования, которые должны

проводиться при расследовании, разбирательстве и разрешении уголовных дел2. Т

В уголовно-процессуальной литературе достаточно подробно разработан

вопрос о принципах предварительного следствия, то есть о руководящих

положениях, определяющих специфические условия, характер и формы

?^ предварительного следствия в уголовном процессе3. Однако не все склонны

признавать наличие особых принципов предварительного следствия и судебного разбирательства, утверждая о существовании единой системы принципов * российского уголовного процесса4. По мнению ряда ученых принципами можно

назвать только положения, которые имеют для процесса всеобщий характер, являются для него стержневыми и в силу особой важности судебного разбирательства как стадии процесса принципами уголовного процесса считаются те указанные в законе положения, которые наиболее полно, отчетливо проявляются именно в этой процессуальной стадии, те закрепленные в законе руководящие положения, которые могут действовать на протяжении всего движения уголовного дела, проявлять себя в любой стадии процесса ( а могут и не

*ф проявлять ), но обязательно и безусловно - в стадии судебного разбирательства ,

вследствие чего состязательность также является принципом уголовного процесса, хотя о состязательности в стадии предварительного следствия как

1 Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. 1997. №7. С. 35.

2 Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М.: МГУ, 1956. С. 83.

3 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 71-91; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. Т. 2. С. 56.

Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 254. Ч 5 Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий B.M. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. M.: Бек, 1997. С. 2-3.

*< 16

ф принципе говорить не приходится1. В обоснование состязательности как

принципа всего уголовного процесса, несмотря на то, что досудебные стадии не

ф являются состязательными, приводится и довод о том, что в уголовном

судопроизводстве главной и решающей стадией является именно разбирательство дела в суде, а предварительное следствие имеет подсобное значение и создает для него необходимые предпосылки2. Кроме того, указывается, что действие принципа состязательности может быть неодинаково на разных стадиях процесса, ибо наличие в нынешнем виде предварительного следствия позволяет принципу

состязательности и равноправия сторон проявляться лишь в отдельных

?Ш з

^ элементах , и на предварительном следствии действие принципа состязательности

ограничено .

*

Между тем представляется, что нельзя отрицать наличие принципов, ^ присущих каждой стадии уголовного процесса. В любом случае, для того, чтобы

внести ясность в рассмотрение данного вопроса, понятие принципа уголовного процесса должно обрести нормативно-правовой характер, поскольку оно неразрывно связано с содержанием и системой основополагающих начал уголовного судопроизводства. Деление принципов на всеобщие и действующие лишь в некоторых стадиях уголовного процесса вполне оправданно5. Система принципов уголовного процесса слагается из общепроцессуальных принципов, лежащих в основе всего уголовного процесса и распространяющихся на все Щ уголовное судопроизводство, и принципов, которые определяют характерные

черты ряда его стадий, отдельных подсистем - досудебного и судебного

Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. Основные начала. М., 2000. С. 14-15.

Строгович М.С. О состязательности и процессуальных функциях в советском уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1962. № 2. С. ПО. 3 Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. 1995. № 7. С. 9- 10.

Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности ( в уголовном процессе ) // Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Вып. 8. М., 1992. С. 67-68. * 5 Уголовный процесс / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: Проспект, 2000. С. 69.

Ф производства ( стадийных принципов )’. Сообразно этому свои собственные

принципы есть и у стадии расследования2. Состязательность к ним не относится,

поскольку, будучи суть принципом стадийным реализуется в отечественном

уголовном процессе лишь в судебном разбирательстве.

Ниже будут приведены доводы в обоснование того, что принцип состязательности на стадии расследования не действует. Утверждение о том, что, поскольку хоть такой принцип как состязательность не определяет собой построение предварительного следствия, но содержится в нем же в качестве условия предстоящего судебного рассмотрения дела, когда этот принцип получит свое полное и законченное выражение и осуществление, он является всеобщим принципом уголовного судопроизводства3, неубедительно, так как отступление от этого принципа хотя бы на одной из стадий не дает оснований признавать его

v* общим принципом уголовного процесса.

В ходе проводимой судебной реформы не раз высказывалось предложение сформулировать в общей части нового УПК РФ принцип состязательности как всеобщий принцип обновляемого уголовного процесса4. Это предложение было воплощено в ст. 15 УПК РФ, что, однако, по указанным выше основаниям следует признать неудачным. Ст. 15 - « Состязательность сторон » помещена в главу 2 раздела 1 части первой « Принципы уголовного судопроизводства », в которой явно идет речь об общепроцессуальных принципах, проявляющих себя на всех

v без исключения этапах производства по уголовному делу. В соответствии с ч. 1 ст.

15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Данное положение полностью воспроизводит ч. 3 ст.

Демидов И.Ф. Принципы предварительного следствия // Руководство для следователей. M., 1998. С- 5-6; Васильев О.Л. Состязательность как принцип организации судебного следствия в уголовном процессе // Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 1999. № 5. С. 52.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.1. С. 125.

3 Строгович М.С. Избранные труды. M., 1992. Т.2. С. 82.

Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. № 6. С. 102.

  • 123 Конституции РФ применительно к производству по уголовным делам. Однако, если указанная конституционно-правовая норма, исходя из логического и
  • системного толкования всей статьи, понимает под судопроизводством производство только в судебных стадиях процесса, то в УПК РФ, в том числе и в ст. 15
    термин « судопроизводство » употребляется в качестве синонима
  • . уголовного процесса в целом, при этом понятием « судопроизводство »

охватывается деятельность не только самого суда как центрального участника уголовно- процессуальных отношений, но и иных участников, в том числе органов расследования и прокурора. Это ясно следует из содержания п. 56 ст. 5 УПК РФ, согласно которого под уголовным судопроизводством понимается как судебное, так и досудебное производство по уголовному делу.

Вместе с тем как видно из содержания закона, регламентирующего

^ производство расследования по уголовным делам в формах дознания и

предварительного следствия, УПК РФ, как и ранее действовавший УПК РСФСР сохраняет традиционную структуру предварительного расследования: досудебные стадии состязательными не являются, состязательные элементы в них продолжают сочетаться с элементами, которые условно принято называть розыскными. Все это не дает оснований считать состязательность всеобщим принципом процесса1.

Многие ученые отождествляют принципы уголовного процесса с

?’ принципами правосудия2. Между тем принципы уголовного процесса свое

действие распространяют на все производство по делу, на все его стадии, в то время как принципы правосудия - это закрепленные в законе основания идеи,

  • руководящие начала, определяющие организацию и деятельность судов по

1 Башкатов Л., Ветрова Г. О состязательности // Российская юстиция. 1995. № 1. С. 19.

2 Уголовный процесс / Отв. ред. Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич, П.С. Элькинд. М., 1972. С. 66; Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. М.: Академия МВД СССР. 1989. С. 40-41; Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко М., 1997. С. 58-70.

щ’ 19

^ осуществлению правосудия1, и, в отличие от принципов уголовного процесса,

реализуются лишь на судебных стадиях судопроизводства2. ># В связи с этим следовало бы принять одно из двух решений: либо исключить

состязательность из принципов уголовного процесса, либо именовать этот

принцип процесса как осуществление правосудия на началах состязательности.

Последнее решение будет, на наш взгляд, юридически безупречным. Правосудием

ж

применительно к уголовному процессу является деятельность суда по рассмотрению и разрешению уголовных дел, проводимая в процессуальной

форме в судебных заседаниях, с участием сторон и других субъектов процесса,

щ

’ ’ состоящая в установлении фактических обстоятельств дела путем исследования

доказательств и в разрешении дела по существу, принятия по нему окончательного решения.
Из этого следует, что функция правосудия

? осуществляется судом только в центральных, судебных стадиях уголовного

процесса, при разрешении уголовного дела по существу. Правосудие, как форма осуществления судебной власти всегда осуществляется в состязательной форме, с соблюдением равных прав сторон. Поэтому указание в законе, что принципом всего уголовного судопроизводства служит осуществление правосудия на началах состязательности, будет иметь отношение только к судебным стадиям процесса, только в которых состязательность при производстве по уголовным делам и действует. Вместе с тем, данный принцип при этом будет общим принципом всего

Р уголовного процесса. По этой причине, состязательность, как нам представляется,

это принцип не судопроизводства, а конституционный принцип организации и функционирования правосудия в РФ3, установленный ч. 3 ст. 123 Конституции

« РФ4.

’ Полянский Н.Н., Строгович M.C., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М., 1983. С. 126. 2 Мартынчик Е.Г., Маржиняну Ю.И. Принципы уголовного процесса и правосудие: эволюция понятия, соотношение и совершенствование законодательных регламентации // Российский судья. 2001. № 2. С. 31. Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации _ и деятельности. М.: Юрист, 1998. С. 96.

4 Российская газета, 1993, 25 дек.

9 Хотя термин « состязательность » широко известен и часто употребляется, он

недостаточно подвергнут анализу целью выявления сущности явления, которое

  • обозначает тем более, что данным термином обозначается не только один из

принципов уголовного судопроизводства, но и один из типов ( одна из форм ) уголовного процесса1. Существуют предложения считать состязательность не

~ принципом, а лишь исторической формой, то есть способом организации,

существования уголовного процесса . Полагаем, что нет необходимости противопоставлять принципу состязательности состязательность как форму, поскольку термином « состязательность » обозначается как принцип, так и форма (тип ) уголовного процесса.

В отличие от исторических типов уголовного процесса, среди которых традиционно выделяли рабовладельческий, феодальный, буржуазный и социалистический, исторические формы уголовного процесса представляют собой особые виды его организации, обусловленные особенностями политического устройства общества3. Классически принято выделять три типа уголовного процесса: розыскной ( инквизиционный ), состязательный и смешанный. Наиболее типичной формой смешанного процесса является такое его построение, когда досудебное производство имеет ярко выраженную розыскную форму, а судебные стадии, особенно судебное разбирательство - состязательную форму.

р Состязательный строй уголовного процесса был создан французской

революцией 1789 г., однако принцип состязательности в буржуазном уголовном процессе не нашел своего полного осуществления и подвергся сочетанию с

щ отдельными элементами своего предшественника - инквизиционного процесса, в

Смирнов В.П. Противоборство сторон как сущность принципа состязательности уголовного судопроизводства // Государство и право. 1998. № 3. С. 58.

2 Якупов Р.Х. Уголовный процесс. М.: Зерцало, 1999. С. 73-74; Макарова 3. Состязательность нужна, но какая ? // Законность. 1999. № 3. С. 24.

3 Нажимов В.П. Типы, формы и виды уголовного процесса. Калининград, 1977. С. 13-21.

«

21

  • результате чего получился процесс смешанный. Основная конструкция этого

смешанного процесса - резкое разделение его на две стадии: предварительное и

  • окончательное ( судебное ) производство. Однако в определенные периоды

развития политического устройства общества могут наблюдаться различные переплетения демократических и бюрократических свойств режима. Это порождает соответствующие смешанные формы уголовного процесса: состязательно-розыскной, преимущественно состязательный либо

преимущественно розыскной с элементами состязательного процесса’. В чистом виде состязательный процесс вряд ли можно обнаружить в каком-либо из современных государств. В большинстве из них имеет место как раз смешанный тип процесса: розыскной ( инквизиционный ) - в досудебной части и чисто состязательный - в судебной. В некоторых же государствах ( например, США ) досудебная деятельность по фактам совершенных преступлений вообще не регулируется уголовно-процессуальным законодательством, а потому и не является уголовно-процессуальной. В РФ досудебное производство подробно урегулировано процессуальным законодательством, результаты деятельности органов следствия и дознания являются доказательствами и используются при решении судом вопроса о виновности либо невиновности подсудимого в совершении инкриминируемого ему общественно опасного деяния.

В советский период одни были склонны относить национальный уголовный процесс к типу смешанного, разделяя производство на негласное предварительное расследование, проводимое следователем ex officio, и гласное судебное разбирательство2. Другие, опасаясь обвинений в идеологических прегрешениях, утверждали, что и по форме, и по содержанию советский уголовный процесс был

1 Галузо В.Н. Предисловие // Организация и порядок уголовного судопроизводства. Сборник правовых актов. М.: Юрид. лит., 1998. С. 4.

2 Строгович М.С. Уголовный процесс. M., 1946. С. 37, 67; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1957. С. 87; Полянский Н.Н. Основные формы построения уголовного процесса // Ученые записки МГУ. Вып. 145. Труды юридического факультета. Кн. 4. М., 1949. С. 51; Бедняков Д.И. Некоторые аспекты судебно-правовой реформы в РСФСР // Государство и право. 1992 . № 1. С. 26-27.

*

22

  • совершенно уникален, представляя собой « совершенно самостоятельный тип » уголовного процесса, что советский процесс - процесс особого типа по
  • существу1. После начала судебной реформы высказано совершенно противоположное мнение о том, что наш уголовный процесс был и продолжается оставаться полностью инквизиционным2, при чем особенно инквизиционной является стадия предварительного расследования преступлений3, поскольку существующая защищенность обвиняемого на предварительном следствии в современном процессе не меняет пока
    розыскного характера досудебного
  • производства, лишь цивилизуя его в духе судебных реформ . Критикуя существую

«I

ныне российскую модель уголовного процесса, сторонники этой точки зрения

замечают, что если в суде принцип состязательности соблюдается, то в других

случаях порядок судопроизводства осуществляется по прежним правилам

процесса, который они именуют не иначе, как инквизиционным, поскольку

предварительное расследование всецело находится в руках карательных органов.

Возможности защиты в стадии расследования ничтожны по сравнению с

полномочиями тех, кто осуществляет уголовное преследование. Дознаватель,

следователь и прокурор имеют широкие полномочия по собиранию в

подтверждение своей версии различных материалов и признания их

доказательствами. Для осуществления уголовного преследования прокурор

направляет в суд материалы уголовного дела. Ничем подобным обвиняемый и его

защитник не располагают5.

Сразу же отметим, что с таким определением негативного характера

досудебных стадий уголовно-процессуальной деятельности в РФ мы согласится

’ Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М.: МГУ, 1956. С. 105.

2 Ларин A.M. Наш инквизиционный процесс // Судебная власть: надежды и реальности. M., 1993. С. 70.

3 Трусов А.И. Новая Конституция России и проблемы уголовного права, уголовного процесса и судоустройства // Государство и право. 1994. № 8-9. С. 205-206.

Мещеряков Ю. Формы уголовного судопроизводства. Л., 1990. С. 68. 5 Стецовский Ю.И. Судебная власть. M., 1999. С. 115-187; Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. Нормы и действительность. М., 2000. С. 153.

  • 23

(• никак не можем, тем более после введения в действие нового УПК РФ и

наделения преследуемых в уголовном порядке лиц и их представителей еще

Ф большими правами и полномочиями по сравнению с предоставленными УПК

РСФСР . К концу 80-х - началу 90-х г.г. XX в. наметился процесс постепенного внедрения некоторых элементов состязательности в национальное уголовное судопроизводство, налицо была тенденция приобретения предварительным расследованием характера смешанного ( состязательно-розыскного ), каким оно и является по настоящее время. В обоснование утверждения, что стадия расследования в российском уголовном процессе условно может быть обозначена

*

  • как смешанная, состязательно-розыскная, мотивированные аргументы будут приведены ниже после раскрытия в настоящей работе сущности стадии расследования в РФ и процессуальных отношений между участниками уголовно-

  • процессуальной деятельности.

1.2. Сущность и признаки состязательности.

  • Являясь очень емким принципом судопроизводства, состязательность

одновременно есть способ исследования и оценки доказательств, отстаивания участниками процесса своих или представляемых интересов и реализации трех самостоятельных процессуальных функций: обвинения, защиты и разрешения

) дела. Долгое время считалось, что движущим началом состязательного процесса

служит спор противоборствующих сторон. Однако противопоставление субъектов защиты и обвинения в качестве соперников - отнюдь не лучший способ добиться от них объективности в установлении истины по делу . От этого понятия необходимо отойти, ведь трактовка
уголовного процесса как спора и

1 Здесь и далее, если иное не оговорено в тексте диссертации, имеется в виду УПК РСФСР 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592. Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительное расследование

Щ II Советское государство и право. 1990. № 12. С. 63.

ч

24

соотв етству ющее этой тракто вке его постр оение исклю чают поста новку задач и устан овлен ия истин ы. Одни м из после дстви й реали зации конце пции, в соотв етстви и с котор ой уголо вное судоп роизв одств о - это спор, являет ся откро венно нигил истич еское отнош ение к истин е как к цели доказ ывани я. Состя затель ность как такова я дейст вител ьно предп олага ет спор, проти вобор ство сторо н1. Однак о состяз атель ность по крайн ей мере в уголо вном судоп роизв одств е следу ет поним ать как рацио нальн ую мотив ирова нную проце дуру приня тия публи чного решен ия после свобо дного откры того обсуж дения с участ ием заинте ресов анных лиц на основ е принц ипа равно й значи мости лично й воли всех и уваже ния взаим ных интер есов2.

Здесь умест но соотн ести состяз атель ность как форм у и принц ип с одной сторо ны, и требо вания объек тивно сти, всесто ронно сти и полно ты, котор ые образ уют собой принц ип объек тивно й истин ы, с друго й. По утвер ждени я ряда проце ссуал истов эти основ опола гающ ие начал а судоп роизв одств а несов мести мы друг с друго м, так как состяз атель ная конст рукци я уголо вного проце сса проти вореч ит принц ипам охран ы прав и свобо д гражд ан при произ водст ве по уголо вным делам , а также всесто ронно сти, полно те и объек тивно сти иссле дован ия обсто ятельс тв дела3 и в состяз атель ном проце ссе орган ы уголо вного пресл едова ния, сторо на обвин ения не должн а стрем ится к выясн ения обсто ятельс тв, оправ дыва ющих обвин яемог о и смягч ающи х его наказа ние4. Полаг аем, что эта точка зрени я, такое опред елени е проце ссуал ьного полож ения сторо н,
их
прав
и
обяза нност ей
являет ся
резул ьтато м
тракто вки

1 Даев В.Г. Процессу альные функции и принцип состязате льности в уголовно м судопрои зводстве // Правове дение. 1974. № 1. С. 71; Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализац ия в уголовно м процессе. Самара, 1999. С. 105; Смирнов В.П. Указ. соч. С. 59-60.

2 Смирно в A.B. Состязат ельный процесс. СПб., 2001. С. 253-254.

3 Джатие в В. Обвинен ие и защита // Российск ая юстиция. 1995. № 3. С. 17.

4 Доля Е.А Проект общей части УПК Российск ой Федерац ии: критичес кий анализ // Государс тво и право. 1995. № 5. С. 84; Козюк M.H. Реализац ия принципа правовог о равенств а на предвари тельном следстви и // Формиро вание правовог о государс тва и вопросы предвари тельного следстви я. Труды Высшей следстве нной школы МВД РФ. Волгогра д, 1992. С. 90.

*

25

антид емокр атиче ской напра вленн ости проце сса как спора. Прям ым ее следс твием служи т в перву ю очере дь то, что среди прав и обяза нност ей должн остны х лиц и орган ов, осуще ствля ющих уголо вное пресл едова ние, не нашло сь места требо вания м объек тивно сти, всесто ронно сти и полно ты при собир ании и иссле дован ии доказ ательс тв. А межд у тем это один из основ опола гающ их, общеп роцес суаль ных, а потом у и важне йших принц ипов судоп роизв одств а, как состяз атель ного, так и любог о иного 1. Данн ый принц ип в качест ве одног о из основ ных в росси йском уголо вном проце ссе сущес твует около полут ора веков ( ст. 265 Устав а уголо вного судоп роизв одств а 1864 г.2 и прише дших ему на смену ст. ст. 113- 114 УПК РСФС Р 1922 г.3, ст. ст. 111- 112 УПК РСФС Р 1923 г.4, ст. 20 УПК РСФС Р 1960 г. ), как одно из начал судоп роизв одств а выдел ялся в дорев олюц ионно й литер атуре5 , а также харак терен для стран родст венно й отече ствен ной конти нента льной право вой систе мы со смеша нной форм ой проце сса, ( напри мер, для Герма нии6 и Франц ии ). Отказ от него недоп устим и являет ся не чем иным, как глубо ким регре ссом в облас ти соблю дения прав обвин яемог о в уголо вном проце ссе.

Отсут ствие требо ваний всесто ронно сти, полно ты и объек тивно сти иссле дован ия обсто ятельс тв дела к орган ам, осуще ствля ющим уголо вное пресл едова ние являет ся отлич итель ной черто й и одним из самых сущес твенн ых недос татков англо- амери канск ой систе мы уголо вного проце сса. Состя затель ность проце сса не исклю чает приме нител ьно к стади и рассл едова ния обяза нност и орган а рассл едова ния и проку рора иссле доват ь обсто ятельс тва дела всесто ронне, полно
и
объек тивно.
Более
того,
состяз атель ность
проце сса
не
может

1 Комментарий к УПК РСФСР. M., 1981. С. 29.

2 Цит. по: Российское законодательство X-XX веков. Судебная реформа. Т. 8. M.: Юрид. лит., 1991. В дальнейшем - УУС.

3 СУ РСФСР. 1922. № 20-21. Ст. 230.

4 СУ РСФСР. 1923. № 7. Ст. 106.

Куцова Э.Ф. Хрестоматия по уголовному процессу России: Учебное пособие. М., 1999. С. 91. 6 Параграф 160, абз. 2 УПК Германии.

  • 26

it существовать в отрыве от объективной истины. Вся система принципов

уголовного процесса строится на тех из них, которые характеризует все

Ф судопроизводство в целом. К таковым никак нельзя отнести состязательность.

Вместе с тем, таким общепроцессуальным принципом, определяющим окрас остальных принципов, является принцип объективной истины по делу. Соответственно, без учета этого главного принципа не должны применяться никакие другие, иначе рушатся системные связи уголовно-процессуального закона и система перестает работать1. Сущность состязательного процесса в том и заключается, что каждая сторона выполняет свою функцию, свою роль, а это

  • именно и служит средством к раскрытию истины. Состязательность не должна превращаться в самоцель. Среди задач любого процесса, в том числе и состязательного, должно оставаться правильное применение закона с тем, чтобы

? ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности. Уголовный

процесс - это не спортивная борьба. Целью доказывания должна оставаться истина, а не присуждение приза победившей стороне. Состязательность представляет собой способ исследования доказательств, средство для установления истины, метод ее отыскания. Если в результате расследования следователь, лицо, производящее дознание и прокурор, а в судебном заседании прокурор придут к убеждению, что предъявленное обвиняемому обвинение не находит своего подтверждения, они должны, каждый в пределах своей 0 компетенции, в зависимости от стадии процесса, принять решение о прекращении

производства по делу в целом либо соответствующей части. Обязанность установить истину неизменно предполагает обязанность установить обстоятельства, оправдывающие обвиняемого и смягчающие его ответственность. При этом орган расследования и прокурор не должны полагаться в этом вопросе

Васильев О.Л. Состязательность как принцип организации судебного следствия в уголовном процессе // Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 1999. № 5. С. 52-53.

  • 27

1^ на защитника, участвующего в деле и принять меры к всестороннему, полному и

объективному исследованию обстоятельств дела. Это не противоречит конструкции состязательного процесса, а наоборот, усиливает процессуальные гарантии подозреваемого и обвиняемого, способствует реализации и укреплению их прав. Принимая во внимание, что целью доказывания в любом уголовном процессе, в том числе и состязательном, является установление истины по делу, состязательность можно определить как метод отыскания истины, который состоит в состязании сторон, восполняемом и контролируемом активным участием третьего звена - суда, своего рода арбитра в разбирательстве дела1.

Л После начала судебной реформы назрела необходимость закрепить

*

законодательно состязательность как принцип производства в суде по уголовному делу,
поскольку отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве

р формулировки состязательного начала не способствовала единому пониманию и

порождала разногласия в определении данного термина . Проведение судебно- правовой реформы в Российской Федерации включало в себя дальнейшее совершенствование нормативного закрепления принципов судопроизводства и * определения механизма их действия, в частности принципа состязательности .

Такие попытки неоднократно предпринимались и ранее. Так, ст. 18 проекта Основ уголовно- процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик , именованная как « состязательность производства в суде » предусматривала, что в

р распорядительных и судебных заседаниях суда первой инстанции, а также при

рассмотрении дел вышестоящими судами производство осуществляется на основе состязательности сторон; при рассмотрении дела в суде функции обвинения,

1 Полянский Н.Н. Указ. соч. С. 100.

2 Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. M., 1991. С. 170; Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. № 6. С. 102; Масликов И.С. Судебная власть в государственном механизме Российской Федерации. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. М., 1997.

3 Ларин A.M. Конституция и Уголовно-процессуальный кодекс // Государство и право. 1993. № 10. С. 35.

4 Подготовлен ИГиП АН СССР, рук. авт. коллектива и отв. редактор Савицкий В.М. // Советское государство и щ право.1990. № 2. С. 84-107.

  • 28

^ защиты и разрешения дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на

один и тот же орган и то же должностное лицо. Осуществлению правосудия на началах состязательности была посвящена и ст. 16 проекта Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик1, которая закрепляла, что рассмотрение дел в судах осуществляется на началах состязательности, это обеспечивается равенством прав сторон, осуществляющих функции обвинения и защиты.

Ст. 168 Конституции РФ в редакции Закона РФ от 9.12.92 г2, впервые на конституционном уровне закрепила, что правосудие в РФ осуществляется на

f# началах состязательности и равенства сторон перед законом и судом, превратив

этот принцип судопроизводства в конституционный, в составную часть Основного Закона государства, и, следовательно, в высокой степени усилила

» значение этого принципа и опирающегося на него процессуального

законодательства3. Ч. 3 ст. 123 Конституции РФ 1993 г. предусмотрела, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Кроме того, принцип осуществления гражданского, арбитражного и конституционного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон был соответственно закреплен в ст. 14 ГПК РСФСР ( в ред. Федерального закона от 27 октября 1995 года )4, ст. 7 АПК РФ 1995 г. и ст. 35 Федерального конституционного закона « О Конституционном Суде РФ » от 21.07.94 г. , однако

.jfi во всех этих случаях суть состязательности, признаки состязательного процесса в

законодательных актах раскрыты не были.

Подготовлен ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, рук авт. коллектива Бойков А.Д. // Социалистическая законность. 1990. № 3. С. 34-46.

Закон РФ « Об изменениях и дополнениях Конституции ( Основного закона ) Российской Федерации-России » от 9.12.92. г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 2. Ст. 55.

Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939. С. 15. 4 Собрание законодательства РФ. 1995. № 49. Ст. 4696. Щ 5 Собрание законодательства РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

Л

W 29

ф Законом РФ от 16 июля 1993 г. в составе с разделом десятого в УПК РСФСР

была введена ст. 4291, устанавливающая, что предварительное слушание и

,ф производство в суде присяжных основываются на принципе состязательности,

при этом обеспечивается равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Закрепить принцип состязательности законодательно предлагалось проектами УПК РФ, подготовленных ГПУ Президента РФ ( ст. 24 ) и Министерством юстиции РФ ( ст. 17 ) , каждый из которых содержали в себе сходные по формулировкам

^ положения о том, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе

состязательности и равноправия сторон; функции уголовного преследования, защиты и разрешения дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на

Ф один и тот же орган или одно и то же должностное лицо; стороны в судебном

разбирательстве равноправны, то есть наделены законодательством равными возможностями отстаивать свою позицию по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств и избирают в ходе уголовного судопроизводства свою позицию, способы и средства ее отстаивания самостоятельно и независимо от суда, других органов и лиц; суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты и не выражает каких бы то ни было интересов помимо интересов права, и,

?’ сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для

всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Вопросам уголовного процесса посвящена значительная часть решений Конституционного Суда РФ, который также отражал в них свое понимание содержания рассматриваемого
конституционного принципа, последовательно

1 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 33. Ст. 1313.

2 Российская юстиция. 1994. № 9; Российская юстиция. 1994. №11.

*

  • зо

д> истолковывая его через распределение субъектами производства по уголовному

делу своих процессуальных функций. По мнению Суда принцип состязательности

ф предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция

правосудия ( разрешения дела ), осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон, имеющих равные для отстаивания своих позиций возможности. При этом суд не может принимать на себя выполнение каких-либо процессуальных ( целевых ) функций, не согласующихся с его положением органа правосудия, в том числе функций сторон, таких как защита и уголовное преследование, которое возлагается на орган дознания, следователя и

^ прокурора, а по некоторым делам - потерпевшего. Соединение различных

4

процессуальных функции недопустимо. Выполнение одним органом и лицом одновременно функций уголовного преследования и разрешения дела, судебной

*? функции порождает неравенство сторон в уголовном судопроизводстве и

нарушает принцип состязательности. Задачами суда являются объективная оценка законности и обоснованности выдвигаемого против лица обвинения, проверка результатов деятельности органов расследования и прокурора, а также рассмотрение жалоб на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство на досудебных стадиях. Исходя из данного принципа стороны обвинения и защиты должны обладать равными процессуальными правами и не иметь никаких преимуществ друг перед другом и

Г дополнительных возможностей по отстаиванию своей позиции по делу .

Трактовка состязательности Конституционным Судом РФ имеет большое значение для определения сущности этого процессуального института, так как толкования Конституции
РФ, данные Судом, обязательны для всех без

1 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28.11.96 года // Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 1992-1996.М., 1997. С. 473-474; Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.99 года № 7-П // Собрание законодательства РФ. 1999. № 17. Ст. 2205; Постановление Конституционного Суда РФ от 14.01.00 года № 1-П // Собрание законодательства РФ. 2000. № 5. Ст. 611; Постановление Конституционного Суда РФ от 14.02.00 года № 2-П // Собрание законодательства РФ. 2000. № * 8. Ст. 991.

4

31

исключения и органы законодательной власти, разрабатывая новый уголовно-процессуальный закон РФ, обязаны были их учитывать.

  • Ст. 15 УПК РФ 2001 г., вступившего в действие с 1 июля 2002 г.,

озаглавленная как « состязательность сторон », в целом вобрала в себя прежние

разработки, посвященные формулированию состязательности как принципа и

закрепила, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе

состязательности сторон; функции обвинения, защиты и разрешения дела

отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или

одно и то же должностное лицо; суд не является органом уголовного

преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает

необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных 4

обязанностей и осуществления предоставленных им прав; стороны обвинения и

  • защиты равноправны перед судом.

Изложенное со всей очевидностью свидетельствует о том, что в отечественных уголовном и иных процессуальных отраслях права содержание состязательности судопроизводства раскрывается через распределение между субъектами уголовно-процессуальной деятельности различных функций, и означает такое построение процесса, при котором функция разрешения дела по существу отделена от функции обвинения и функции защиты, причем последние осуществляются соответственно стороной обвинения и стороной защиты,

  • наделенными равными процессуальными правами по представлению

доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств1. В состязательном процессе обвинение и защита должны быть определенным

щ образом сбалансированы: процессуальные средства, установленные для

реализации функции защиты, непременно должны соответствовать

Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. М., 2000. С. 6.

? 32

<й» процессуальным средствам, обеспечивающим реализацию функции обвинения1. В

условиях состязательного судопроизводства во всех случаях формулирование

,<ф обвинения и его поддержание возлагаются на органы уголовного преследования, а

также на потерпевшего.

*

4

Как было указано выше, ст. 168 Конституции РФ в редакции Закона РФ от 09.12.92 г. впервые на конституционном уровне закрепила, что правосудие в РФ осуществляется на началах состязательности и равенства сторон перед законом и судом. Однако эта формулировка была неудачна по следующим причинам. Ранее уже говорилось, что обязательным признаком состязательного процесса является процессуальное равноправие сторон. При этом состязательность подразумевает не равенство сторон, а именно их равные права в процессе доказывания, говорить же о фактическом равенстве сторон бессмысленно. Процессуальное равноправие, вытекающее из начала состязательности, заключается в принадлежности сторонам одинаковом праве представления и проверки доказательств и в одинаковом праве представления объяснений и доводов2. Оно означает равенство процессуальных средств, при помощи которых сторона вправе отстаивать свои утверждения и оспаривать утверждения другой стороны. Неточный термин « равенство сторон », использованный в ст. 168 Конституции РФ в ред. Закона РФ от 9.12.92 г.3, действовавшей до 1993 г., заменен в нынешней Конституции РФ на более точное « равноправие сторон ».

Ряд ученых полагают, что только состязательность, без равноправия сторон является принципом уголовного судопроизводства4, а сама состязательность предполагает, в числе прочего, различный объем прав сторон . Во многом

4

1 Воскоб итова Л.А. Необхо димы дополн ительны е гаранти и права на защиту в уголовн ом судопро изводст ве // Пробле мы соверше нствова ния уголовн ого судопро изводст ва. М.: ВЮЗИ, 1990. С. 18.

Полянск ий Н.Н. Вопрос ы теории советск ого уголовн ого процесс а. M.: МГУ, 1956. С. 204.

Ведомост и Съезда народны х депутато в РФ и Верховно го Совета РФ. 1993. № 2. Ст. 55. 4 Уголовн ый процесс / Под ред. А.С. Коблик ова. М., 1995. С. 40-42.

Василье в О.Л. Состяза тельнос ть как принци п организ ации судебно го следств ия в уголовн ом процесс е // Вестник Москов ского универс итета. Серия 11, Право. 1999. № 5. С. 46.

33

Ь поводом считать состязательность и равноправие сторон разными принципами

давало употребление в формулировке ст. 168 Конституции РФ в указанной выше

4 редакции термина « начала » во множественном числе. В одном из постановлений

Конституционного Суда РФ, принятых в гораздо более позднее время прямо указано, что судопроизводство в РФ осуществляется на основе принципов состязательности и равноправия сторон . Однако состязательность всегда предполагает процессуальное равноправие сторон, отстаивающих перед судом свои интересы, равные их возможности как составляющую часть, в силу чего обеспечение судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон

^ выступает в качестве единого принципа правосудия. Состязательность

непременно включает в себя равные возможности сторон, это есть один и единый

4

принцип. О состязании можно говорить только тогда, когда противники

? вооружены равными процессуальными доспехами2. Состязательность - это целое,

равноправие сторон - его составная часть. В пользу этого довода свидетельствует и тот факт, что ч. 3 ст. 123 Конституции РФ предусматривает, что судопроизводство осуществляется на основе ( в единственном числе - курсив наш - Э.Г.) состязательности и равноправия сторон, закрепляя тем самым явно единый принцип судопроизводства. Кроме того, ст. 15 УПК РФ озаглавлена как « состязательность сторон », однако содержит в себе указание на равенство сторон как
необходимый признак состязательности. Само по себе разграничение

*Г процессуальных функций не обуславливает равенства сторон3. Процессуальное

равноправие означает, что все, что вправе делать обвинитель для доказывания обвинения, вправе делать и защита для его опровержения. Поэтому, говоря в

’ Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений ч. ч. 3, 4, 5 ст. 377 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Дулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпиненко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и А.А. Стубайло от 14 февраля 2000 г. № 2-П//Собрание законодательства РФ. 2000. №8. Ст. 991.

2 Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. M.: МГУ, 1956. С. 202.

3 Машовец А.О. Принцип состязательности и его реализация на предварительном следствии. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994. С. 5.

*? 34

А» дальнейшем о состязательности, мы одновременно подразумеваем под этим и

равноправие сторон. В состязательном процессе реализация прав защитника не

щ зависит от усмотрения следователя. С момента допуска в дело защитник вправе

присутствовать при производстве следственных действий, выполняемых не только по ходатайствам защитника или обвиняемого, но и любых иных следственных действий.

Следует отметить, что юридическое, правовое понимание состязательности не совпадает с утилитарным, повседневным ее пониманием как борьбы двух противоположных по своим целям субъектов. Этого для констатации наличия

^ состязательности явно недостаточно. Состязательность предполагает в наличии,

по крайней мере, трех субъектов: обвинения, защиты и органа, разрешающего дело.
Рассматривая проблему состязательности в стадии расследования,

  • необходимо подчеркнуть значение размежевания функций уголовного

преследования, защиты и разрешения дела. Разделение процессуальных функций между сторонами и судом является одним из самых существенных признаков состязательности. Принцип размежевания главных, основных процессуальных функций - принцип глубоко демократический. Согласно ему, функция разрешения дела отделена от функции обвинения, а функция защиты отделена от функции обвинения, поскольку различные по своей направленности функции не могут быть сосредоточены в руках одного лица или органа, обратное же приводит к

& беззаконию. Притом разрешение дела применительно к рассматриваемому в

настоящей работе этапу производства по уголовному делу подразумевает необходимость совершения ряда промежуточных действий властного характера: избрание меры пресечения, обеспечение гражданского иска, разрешение отводов, ходатайств, наконец, определения общего направления расследования, выбор доказательств, подлежащих исследованию и т.д. Выполнение любым субъектов из

Щ

35

перечисленных выше какой-нибудь из трех функций, помимо своей основной, исключает существования состязательности в правовом ее понимании.

Таким образом, состязательность имеет свои неотъемлимые признаки, суть

которых можно определить следующим образом.

  1. Наличие двух противоположных сторон уголовного преследования и защиты как двух конкурирующих между собой процессуальных субъектов;
  2. Процессуальное равноправие сторон по всем вопросам и в процессе доказывания в частности;
  3. Разделение функций между сторонами;
  4. Наличие на досудебных стадиях процесса некоего арбитра, а на судебных
  5. стадиях - суда, независимых от сторон и не выполняющих ни одной из их щ

функций, отделение их от обвинения а обвинения от указанных органов; в

  • условиях состязательности именно этот арбитр и является полновластным « хозяином » расследования и руководит им.

При этом для того, чтобы судопроизводство стало состязательным эти признаки должны найти в нем свое отражение в полном объеме независимо от стадии процесса в том смысле, что признаки состязательности в суде ничем не отличаются от признаков состязательности при осуществлении досудебного производства по делу, в том числе расследования.

Для определения наличия состязательности на стадии предварительного

^ расследования в российском уголовном процессе, сущности этого этапа

производства по делу необходимо определить, имеются ли на стадии расследования стороны, равны ли их процессуальные возможности, существует

^ ли в этой стадии некий арбитр, независимый от сторон и не выполняющий ни

одну из их функций, может ли к такому арбитру быть отнесен суд, и, прежде всего, коль скоро мы раскрываем содержание состязательности через распределение функций по делу,
какие функции выполняют органы

36

расследования, осуществляется ли ими уголовное преследование, отделено ли оно от разрешения дела и разделены ли вообще на данной стадии все три основные

« процессуальные функции.

Категория процессуальных функций является не только теоретической, но и правовой. Роль категории функций заключается в том, что они позволяют определить наиболее оптимальный правовой статус каждого участника процесса, комплекс его обязанностей и прав. Функции являются связующим звеном между задачами и правовым положением участника процесса1. Функция может быть определена как осуществляемая участниками уголовного процесса деятельность, то есть совокупность действий и решений, объединенных единством цели, характер и содержание которой определяется законом в зависимости от процессуального положения участников ( их роли и назначения ) в процессе,

  • направленном на решение стоящих перед ними задач уголовного

судопроизводства, отстаивание процессуальных интересов или выполнение процессуальных обязанностей2. При наличии у каждого участника процесса нескольких функций одна из них является главной, ради осуществления которой и предусматривается законом его участие в уголовном судопроизводстве. В состязательном уголовном процессе функцией органа расследования, как органа, ведущего производство по делу, может быть только функция юстиции -разрешение дела. Данная процессуальная категория охватывает не только

?^ разрешение дела по существу, что подразумевает собой принятие

уполномоченным на то органом решений о дальнейшем производстве по делу либо его
приостановлении и прекращении, но и урегулирование всех

^ возникающих в ходе предварительного следствия и дознания текущих вопросов,

Капустин А.А. Реформа советского предварительного расследования: сущность, предпосылки, основные направления. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1992. С. 6.

2 Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С. 15.

37

ходатайств, заявлений участников процесса, в том числе принятие решений о производстве обыска, заключении под стражу, продлении сроков этой меры пресечения, сроков предварительного следствия, отстранение обвиняемого от занимаемой должности, наложение ареста на имущество и т.д. Состязательность при слиянии в одних руках уголовного преследования и разрешения дела исключается.

т 38

4» ГЛАВА II. Проблемы функционирования принципа состязательности в

стадии предварительного расследования в российском уголовном процессе. •А 2.1. Процессуальная функция органов предварительного расследования.

Вопрос о функции органов расследования в РФ в последние десятилетия и на современном этапе их существования и развития решался учеными по-разному. Не наблюдается единства мнений и в настоящее время. Прямого ответа на вопрос

0 том, какую функцию выполняет орган расследования не давал вплоть до принятия УПК РФ и действовавший ранее уголовно-процессуальный закон и

^ таковая могла быть выведена только путем системного и логического толкования

его положений. Первоначально разработка проблемы процессуальных функций в советской правовой науке была предпринята в связи с задачами теоретического * обоснования принципа состязательности как принципа судебного

разбирательства. Так в науке уголовного процесса появилась концепция трех процессуальных функций - уголовного преследования ( обвинения ), защиты и судебного разрешения дела, обязательно присущих состязательному процессу1. Однако эта концепция оставляла вне рассмотрения ряд существенных аспектов проблемы. В частности, не разъяснялось какие функции осуществляются в досудебных стадиях процесса органами расследования. Были и противники разделения уголовно- процессуальной деятельности на отдельные процессуальные

V* функции, декларируя общность задач органов расследования, прокуратуры и суда

в борьбе с преступностью2.

Обращает на себя внимание выделение разного количества функций, которые осуществляет орган расследования. В теории уголовного процесса утверждалось,

1 Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. M., 1939. С. 105- 150; Строгович M.C. Уголовный процесс. M., 1946. С. 94.

2 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 31-32; Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве СССР // Вопросы

”^ судопроизводства и судоустройства. М., 1959. С. 130-131.

Ш 39

^ что следователь выполняет как одну лишь функцию - обвинения1, так и две и

более функций, к которым относили раскрытие преступлений, обвинение, защиту,

*

  • разрешение дела, привлечение общественности для борьбы с преступностью и предупредительно - воспитательные функции2. Вместе с тем, устанавливая функцию того или иного участника предварительного расследования, надо исходить из того, что является движущим, побудительным началом, заставляющим участника выполнять необходимые действия в должном направлении, обусловливая соответствующий характер его функции . В одном случае то могут быть задачи, в другом - процессуальный интерес, в третьем -
  • обязанности. Мы поддерживаем наиболее распространенное мнение о том, что следователь выполняет и при существующем ныне порядке производства предварительного следствия и дознания должен выполнять только одну функцию
    • расследования уголовного дела4, которую по-иному можно еще назвать функцией установления истины по делу5, а равно всестороннего, полного и

Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 8. С. 46.

2 Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 96-97; Его же. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. M., 1951. С. 15-18; Его же. О состязательности и процессуальных функциях в советском уголовном процессе // Правоведение. 1962. № 2. С. 106; Его же. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 189; Чельцов М.А. Уголовный процесс. М., 1948. С. 376; Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1996. С. 12; Стецовский Ю.И. Концепция судебной реформы и проблемы конституционной законности в уголовном судопроизводстве // Государство и право.

т 1993. № 9. С. 103; Мариупольский Л.Н., Гольст Г.Р. К вопросу о процессуальных функциях следователя //

^ Советское государство и право. 1963. № 6. С. 114; Стремовский В.А. Участники предварительного следствия в

советском уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1966. С. 122; Фаткуллин Ф. Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. С. 62-63; Якубович Н.А. Указ. соч. С. 57. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971. С. 57.

Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963. С. 59-61; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 149-152; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому уголовному процессу. М., 1961. С.47-48; Шимановский B.B. К вопросу о процессуальной функции

™ следователя в советском уголовном процессе // Правоведение. 1965. № 2. С. 177-178; Чельцов М.А. Уголовный

процесс. М., 1968. С. 11-12; Джатиев В. Обвинение и защита//Российская юстиция. 1995. № 3. С. 17; Лавдаренко Л.И. Функция следователя в российском уголовном процессе: проблемы реализации, перспективы развития. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2001. С.7, 15; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 95; Полянский Н.Н. К вопросу о состязательности в стадии предварительного расследования // Социалистическая законность. 1938. № 3. С. 72; Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. М, 1968. С. 24; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск: БГУ, 1970. С. 26, 32-33.

”* 5 Капустин А.А. Указ. соч. С. 21.

ч

  • 40

  • объективного исследования обстоятельств дела1. Обоснуем свое утверждение.

Расследование - это деятельность, направленная на выяснение каких-либо ранее

?ф, неизвестных явлений, обстоятельств, их конкретных причин. В уголовном

процессе понятие расследования имеет особое значение. Это регулируемая правовыми нормами деятельность следователей и органов дознания, которая берет начало от возбуждения уголовного дела и завершается составлением обвинительного заключения. Расследование направлено на решение задач, общих и единых для всего уголовного судопроизводства - быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения

  • закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

  • К сожалению, в вопросе о функции органа расследования законодатель пошел по иному пути, объявив в качестве таковой обвинение ( уголовное преследование ). Проблема установления процессуальной функции этих органов напрямую связана с понятием сторон в уголовном процессе. Во многом наделение в законодательном порядке органов расследования функцией обвинения было предопределено их отнесением УПК РФ к стороне обвинения. В одной из дефинитивных норм нового УПК РФ ( п.п. 45-47 ст. 5 ) содержится разъяснение понятий как сторон в целом, так и сторон защиты и обвинения в частности. При

1Г этом законодатель понимает под сторонами участников уголовного

судопроизводства, выполняющих на основе состязательности функцию обвинения ( уголовного преследования ) или защиты от обвинения. Стороной защиты им объявляется обвиняемый, а также его законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель, а стороной

1 Гусев Л.Н. Процессуальное положение следователя в советском уголовном процессе // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве СССР. M., 1959. С. 301-329; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. M., 1986. С. 15-23.

5>0ССИЙСКА<!

ГОО’ДлгспЕпидЦ’ БИБЛИОТШг

  • 41

^ обвинения - прокурор, а также следователь, дознаватель, частный обвинитель,

потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и

ф его представитель. Содержание понятия « сторона обвинения », к которой

отнесены следователь и дознаватель ( п. 47 ст. 5 УПК РФ ) не оставляет никакого сомнения в том, что законодатель наделяет органы предварительного следствия не какой иной, как функцией обвинения ( уголовного преследования ).

Полагаем, что такое решение не случайно, так как оно лишний раз подчеркивает складывающуюся в последнее время в российском уголовном процессе тенденцию
экспериментирования с элементами состязательности и

  • свидетельствует об истолковании основных процессуальных институтов в духе англо-американского уголовного процесса вопреки национальной традиции и здравому смыслу. Отнесение в ходе конструировании нового уголовно-

  • процессуального закона к стороне обвинения органа расследования является грубейшей ошибкой, способной оказать крайне негативное влияние на всю правоприменительную деятельность органов предварительного следствия и дознания. Дело в том, что под стороной в теории уголовно-процессуального права принято понимать участника процесса, наделенным правовым статусом, обеспечивающим возможность оказывать влияние на движение уголовного дела в соответствии со своими процессуальными интересами, путем использования правовых средств, тождественных средствам, с помощью которых другая сторона

^Г реализует свой процессуальный интерес1. Таким образом стороны существуют

лишь тогда, когда речь идет о наделении их субъектов равными правами, то есть только в судопроизводстве, построенном по состязательному принципу. Досудебное же производство в российском уголовном процессе состязательным не является, подозреваемый, обвиняемый и их защитник, и органы дознания,

Ф

Панько Н.К. Состяза тельнос ть уголовн ого процесс а России и роль адвокат а- защитн ика в ее обеспеч ении. Авторе ферат дис. … канд. юрид. наук. Сарато в, 2000. С. 12.

  • 42

% предварительного следствия и прокурор наделены правами, разными по объему, а

значит сторон в современном предварительном расследовании в РФ нет и быть не

^ может. В п. 23 ст. 5 проекта УПК РФ, принятого Государственной Думой РФ в

первом чтении 06.06.97 г. было правильно указано, что под стороной обвинения понимаются только органы и лица, осуществляющие в судебном разбирательстве на основе и состязательности и равноправия обвинение ( уголовное преследование ) и защиту от обвинения. Следовательно, лица, не принимающие участие в судебном производстве по делу, не могут являться сторонами. К таким в первую очередь относятся органы предварительного расследования - следствия и

  • дознания, само собирательное название которых свидетельствует о том, что их деятельность ограничивается досудебными стадиями возбуждения уголовного дела и его расследования.

  • Предложение рассматривать следователя, орган дознания, прокурора в

качестве стороны обвинения1 - подход, основанный на механическом распространении на предварительное следствие принципа состязательности - неоправданно сужает задачи и направление деятельности указанных лиц, создает объективные, закрепленные в законе предпосылки для обвинительного уклона2. Реализация же такого подхода на практике чревата односторонностью и необъективностью органов расследования. Отнесение следователя к стороне обвинения приводит к парадоксальной ситуации: обвиняемый вынужден ?ф состязаться со следователем, который принимает по делу основные

промежуточные решения, определяет общее направление расследования и обладает властными полномочиями в отношении самого обвиняемого. Наделяя указанным образом следователя функцией стороны обвинения мы тем самым

1 Джатиев B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Дис. докт. юрид. наук. Владикавказ, 1995. С. 12.

2 Токарева М.Е. Выступление на научно-практической конференции 15-16 декабря 1994 г. //Проблемы реформы процессуального законодательства в проектах УПК РФ. М., 1995. С. 118-119.

» 43

% признаем наличие состязательности на предварительном следствии, хотя, как уже

отмечалось, в этой стадии нет ни сторон, ни наличия у них равных

^ процессуальных прав, как нет специального органа, разрешающего дела вне

органов расследования. Поэтому предложения рассматривать эти органы на предварительном следствии в качестве стороны обвинения несостоятельно. Выполнение органами предварительного расследования функции обвинения в условиях существования подлинно демократического уголовного судопроизводства возможно только в случае превращения досудебных стадий процесса в полностью состязательные. В противном случае иное в совокупности с

Л гораздо меньшими полномочиями лиц, подвергшихся уголовному

преследованию, их защитников и представителей в сфере доказывания, неминуемо грозит
явным обвинительным уклоном, несовместимым с

  • необходимым по каждому делу установлением истины и соблюдением интересов

обвиняемого. Во избежание этого под сторонами закон должен понимать выполняющих указанные выше противоположные по своей направленности функции участников только судебных стадий процесса, которые, в отличие от досудебных, как следует из содержания УПК РФ и являются подлинно состязательными. При этом при сохранении существующей ныне конструкции расследования и в соответствии с указанной выше корректировкой из стороны обвинения должны быть безусловно исключены следователь и дознаватель.

У* Вместе с тем, нельзя согласится и с теми1, кто считает, что в стадии

предварительного расследования не существует обвинения2. Утверждение, что органы расследования не осуществляют уголовного преследования обусловлены, видимо, стремлением содействовать объективности следователя. Однако подобные построения не приводят к данной цели, и, более того, уводят от нее, не

1 Рахунов Р.Д. Указ. соч. С. 47.

Здесь мы имеем в виду обвинение в процессуальном смысле как деятельность уполномоченных на то органов, которое законодатель ( п. 45 ст. 6 УПК РФ ) употребляет наравне с термином « уголовное преследование » в ^ качестве его синонима.

% 44

t желая признавать очевидное. Необходимо помнить, что важнейшим вопросом

уголовного дела является вопрос об уголовной ответственности в связи с

^ совершением преступления1. Расследуя уголовное дело, следователь не может не

осуществлять уголовное преследование2. Собственно, в этом - то и состоит основное назначение уголовного процесса, предусматривающего создание оптимального процессуального режима для изобличения лиц, совершивших преступления, привлечения их к уголовной ответственности и свершения правосудия, осуществляемых в рамках закона с соблюдением прав и законных интересов участников уголовно-процессуальной деятельности. Отрицание

• обвинения в предварительном расследовании логически несовместимо с бесспорным фактом осуществлении защиты в этой же стадии3. Если взять за основу точку зрения, что действия следователя и прокурора не образуют

  • уголовного преследования, то вывод о том, что на стадии расследования нет защиты неизбежен, ибо защита мыслима лишь постольку, поскольку существует уголовное преследование - обвинение, от которого необходимо защищаться.

Но обвинение в интересуемой нас стадии представляет не функцию, а не что иное, как обоснованное утверждение дознавателя, следователя, прокурора о виновности обвиняемого в совершении преступления, составляющее предмет внутреннего убеждения каждого из них ( в материальном смысле ), а также предшествующую разрешению дела деятельность по формулированию, V* обоснованию и отстаиванию следователем и прокурором вывода о совершении

определенным лицом преступления или общественно опасного деяния ( в процессуальном смысле ) и осуществляется в рамках такой функции, как расследование преступлений, в качестве его основного элемента. При этом перед ними не ставится задача во что бы то ни стало добиться осуждения обвиняемого.

’ Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. Воронеж, 1984. С. 4.

Мартинович И.И. Некоторые вопросы возбуждения уголовного дела // Ученые записки БГУ. Вып. 34, серия юридическая. Минск, 1957. С. 69. ? 3 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. M., 1986. С. 8.

45

  • В УПК РСФСР 1960 г. термин « уголовное преследование
    » не использовался. Однако это обстоятельство не означало, что в процессе уголовного

^ судопроизводства не осуществлялось уголовное преследование
лиц,

подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Таковое фактически было обусловлено предписанием ст. ст. 2, 3 УПК РСФСР1. Такие важные процессуальные действия, как привлечение определенного лица к уголовной ответственности, составление обвинительного заключения направлены на его изобличение в совершении преступления. Основное содержание деятельности органов дознания и предварительного следствия - расследование преступлений в

  • рамках которого и осуществляется уголовное преследование.
    Уголовное преследование является составной частью предварительного расследования. Расследование преступлений - это основная функция следователя и органа

•#? дознания, а уголовное преследование - элемент этой основной функции.

В связи с изложенным решение о закреплении термина « уголовное преследование » в уголовно-процессуальном законодательстве представляется верным. Однако неправильное отнесение органов предварительного следствия и дознания к стороне обвинения повлекло за собой то, что содержание этого термина, по нашему убеждению, было раскрыто некорректно. В УПК РФ под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, #^ обвиняемого в совершении обвинения ( ст. ст. 5 п. 55, 20-28, 37 ). При этом, как

уже говорилось, к стороне обвинения УПК РФ отнес не только участников судебного разбирательства, выполняющих соответствующие процессуальные функции ( в первую очередь государственного обвинителя как представителя прокуратуры, обладающего в связи с принадлежностью к этому органу властными

1 Соловьев А.Б. Уголовное преследование и прокурорский надзор в досудебных стадиях судопроизводства // Прокурорская и следственная практика. 1997. № 3. С. 89.

2 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного ^ процесса России. Москва-Кемерово, 1997. С. 38.

46

полномочиями ), но и прокурора, действующего на досудебных стадиях процесса,

а равно и органы предварительного следствия и дознания в лице следователя и

^ дознавателя. Правильнее было бы определить уголовное преследование как

деятельность, осуществляемую прокурором, следователем, органом дознания, дознавателем ( не стороной обвинения ! ) с целью изобличения на основе собранных доказательств подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Именно такое решение вопроса было предложено в п. 17 ст. 5 проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой РФ 06.06.97 г.

  • По мнению одних процессуалистов, уголовное преследование в ходе досудебного производства по делу по срокам совпадает с возбуждением уголовного дела и продолжается до утверждения обвинительного заключения или

  • обвинительного акта прокурором либо вынесения постановления о прекращении дела. При этом начальным актом уголовного преследования является возбуждение дела, в том числе не только в отношении определенного лица, но и по факту обнаружения признаков состава преступления. Аргументом в пользу этого служит то, что расследование, осуществляемое в отсутствие лица, подлежащего привлечению установленной законом ответственности, производится с вполне определенной целью данное лицо обнаружить и его на указанном этапе можно рассматривать как преследование неизвестного лица, совершившего

г* преступление, с целью его изобличения1. При этом обращается
внимание

действовавшее до .1958 г. законодательстве ( ст. 4 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924 г. , ст. ст. 4, 9, 233 УПК

1 Лазарева В. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. Самара, 1999. С. 20; Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1996. С. 22-23; Халиулин А.Г. Процессуальная функция уголовного преследования в деятельности прокуратуры России // Современные проблемы уголовного права, процесса и криминалистики. Москва-Кемерово. 1996. С. 75; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 70.

2 Утверждены Постановлением ЦИК СССР от 31 октября 1924 г. // СЗ СССР 1924. № 24. Ст. 206.

% 47

^ РСФСР 1923 г.1, ст. 28 Закона СССР « О судоустройстве СССР, союзных и

автономных республик » 1938 г. ), где говорилось о возбуждении уголовного

^ преследования в смысле возбуждения уголовного дела и деятельности,

направленной на изобличение лица, совершившего преступление. В дальнейшем этот термин был исключен из законодательства и появился вновь лишь в 1992 году в ст. ст. 1, 27 Закона РФ « О прокуратуре РФ »3. С этим утверждением солидарен и такой авторитетный орган, как Конституционный Суд РФ, согласно решения которого « актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с
совершенным

  • преступным деянием »4. Следует отметить, что эта точка зрения Суда послужила

Л

основанием для лишения судебных органов права возбуждать уголовные дела публичного и частно-публичного обвинения.

Со сторонниками такого решения проблемы начала уголовного

преследования вряд ли можно согласиться5. Возбуждение уголовного дела служит лишь предпосылкой уголовного преследования, которое в рамках расследования проводится только в отношении конкретного лица. Нельзя преследовать кого-то неопределенного, уголовное преследование реализуется лишь при возбуждении уголовного дела против конкретного лица, его задержании, применении меры пресечения до и после предъявления обвинения, привлечении к уголовной ответственности6. Расследование уголовного дела, возбужденного по факту

  • преступления вовсе не тождественно уголовному преследованию. При такой

т-

1 СУ РСФСР. 1923. № 7. Ст. 106.

2 Приня т Верхов ным Совето м СССР 16 августа 1938 г. // Ведомо сти Верхов ного Совета СССР. 1938. № 11.

3 Ведом ости Верхов ного Совета РСФСР. 1992. № 8. Ст. 366.

4 Поста новлени е Констит уционн ого Суда Российс кой Федера ции от 14 января 2000 г. по делу о проверк е конститу ционност и отдельны х положен ий Уголовно - процессу ального кодекса РСФСР, регулиру ющих полномо чия суда по возбужде нию уголовно го дела, в связи с жалобой гражданк и И.П. Смирнов ой и запросом Верховно го Суда Российс кой Федера ции // Российс кая газета, 2000, 2 февр.

5 Багаут динов Ф., Васин А. Уголовн ое преслед ование и правоза щитная функция суда // Российс кая юстици я. 2000. № 8. С. 27-28.

6 Коблик ов А. Закон о прокурат уре Российск ой Федерац ии и вопросы уголовно го судопрои зводства // Советска я юстици я. 1992. № 13- 14. С. 35.

48

^ формулировке расследование любого преступления возможно исключительно в

рамках осуществления уголовного преследования, что неверно. Справедливо

^ обратное: уголовное преследование возможно лишь при расследовании

уголовных дел, при этом уголовное преследование всегда возможно лишь после начала расследования. Уголовное преследование в отношении конкретных лиц предполагает предоставление этим лицам возможности защищаться. Защита возникает одновременно с уголовным преследованием. Если встать на позицию тех, кто полагает, что акт возбуждения дела не только в отношении конкретного лица, но и по факту обнаружения признаков преступления свидетельствует о

’ начале уголовного преследования, то субъект защиты - адвокат должен появиться

немедленно после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

А

Однако при таких обстоятельствах неясно, кого и от чего он будет защищать,

’* защита будет беспредметной. Решение вопроса о том, когда возникает уголовное

преследование позволяет ответить на вопрос о том, с какого момента возможна защита по уголовному делу. Ясно, что защита не может возникнуть раньше, чем уголовное преследование, поскольку в таком случае защита не имеет смысла: от кого и от чего защищать лицо неясно. Защита всегда является ответом на уголовное преследование1 и как процессуальная функция появляется в процессе по делу в тот же момент, с которого начинается уголовное преследование, однако в то же время эти функции взаимообусловливают друг друга, поскольку г7 возникновение одной из них определяет существование другой.

При возбуждении уголовного дела по факту преступления начальным моментом
уголовного преследования является проведение первого

^ процессуального действия, связанного с применением указанных выше мер

процессуального принуждения. Косвенным подтверждением нашего вывода

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПБ., 1996. Т. 2. С. 59.

*

49

w служит определение уголовного преследования, данное в законе ( п. 55 ст. 5 УПК

РФ ), которое понимается как « процессуальная деятельность, осуществляемая …

4 в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления ».

Ясно, что здесь речь идет о конкретных процессуальных фигурах - подозреваемом

и обвиняемом, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства действиями

органов расследования и прокурора средствами и способами, указанными в

законе, а не о каких-то абстрактных лицах, совершивших расследуемое

преступление, которые еще не попали в поле зрения правоохранительных органов

и к которым еще не применены меры процессуального принуждения ( в

отношении подозреваемого ) либо не предъявлено обвинения ( в отношении

4

обвиняемого ). Таким образом, уголовное преследование всегда может

реализовываться только в одной из двух форм: подозрения либо обвинения.

Единственный вывод, который можно сделать из данного в УПК РФ определения

этой процессуальной деятельности, это вывод о том, что до появления на

процессуальной сцене таких субъектов производства по делу, как подозреваемый

и обвиняемый, уголовное преследование не существует, и, следовательно, как щ

процессуальная функция отсутствует. Однако это находится в прямом

противоречии с положениями процитированного выше п. 45 ст. 5 УПК РФ, в

соответствии с которой единственной функцией органов расследования является

функция уголовного преследования ( обвинения ).

h Кроме того, в связи с вопросом о деятельности следователя и дознавателя до

появления в процессе подозреваемого или обвиняемого, то есть до возникновения уголовного
преследования, обнаруживается одно из самых слабых мест

^ концепции выполнения этими представителями органов
предварительного

расследования функции обвинения. Выходит, что до этих моментов орган расследования функционирует ( то есть выполняет определенные действия,

<•

т 50

w требуемые его должностью ), но никакой функции не осуществляет1. Выход из

этой ситуации может быть только один - признание факта выполнения органами

  1. предварительного следствия и дознания функции расследования, которое имеет

место и тогда, когда отсутствует уголовное преследование ( дело возбуждено по факту обнаружения признаков преступления, личность преступника по такому делу не установлена).

Эта функция не исчерпывает себя в результате появления в деле подозреваемого либо обвиняемого и не уступает место функциям обвинения, защиты и разрешения дела, как полагает ряд ученых2. Сводить деятельность органов расследования только к уголовному преследованию было бы в корне неправильно. Уголовное преследование ( обвинения ) - это деятельность, направленная на изобличение конкретных лиц в совершении преступлений. * Однако помимо этой деятельности следователь и дознаватель осуществляют

деятельность иного рода, качественно отличную от названной, поскольку и после задержания лица, применения в отношении его меры пресечения до предъявления обвинения, предъявления обвинения, орган расследования обязан вести всесторонне, полное и объективное расследование уголовного дела, что является его единственной функцией, стремясь установить все обстоятельства, подлежащие доказыванию, в полном соответствии с объективной истиной, собирать в том числе и те доказательства, которые оправдывают этого лицо и смягчают его ответственность3. Во всех известных нам опубликованных проектах нового уголовно-процессуального закона содержалась обязанность органов расследования устанавливать оправдывающие обвиняемого и смягчающие его

1 Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. М., I960. С. 115.

2 Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С. 43-44; Советский уголовный процесс / Под. ред. Кобликова А.С. М., 1982. Кн. 1. С. 68-71.

3 Алексеев Н.С., Лукашевич B.3. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. М., 1970. С. 90; Лукашевич В. 3. Осуществляет ли следователь функцию обвинения в стадии предварительного расследования ? // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Т. 2. Калининград, 1973. С. 53 - 60; Крылов И.Ф., Бастрыкин А. И. Розыск, дознание, следствие. Л.: ЛГУ, 1984. С. 175.

51

fc наказание обстоятельства1. Такая же обязанность органов
дознания,

предварительного следствия и прокурора была предусмотрена и в ст. 19 проекта

<+ УПК РФ, принятого 6.06.97 г. в первом чтении Государственной Думой РФ. С

удивлением приходится констатировать, что по неизвестной причине такому важному и демократическому принципу, как принцип объективной истины не нашлось места в новом УПК РФ - законодатель счел возможным изъять его из числа основных положений уголовного процесса, заменив на иные, значимые, но менее важные принципы судопроизводства. Подобное нельзя квалифицировать иначе, как ярко выраженный
деструктивный откат от десятилетиями

^ отстаивавшихся в теории и практике отечественного
уголовного

судопроизводства позиций укрепления процессуальных гарантий лиц, подвергнутых преследованию в уголовном порядке. Тем самым у сторонников

• развития российского уголовного процесса по англо-американской пути имеются

серьезные основания считать, что в УПК РФ снят ранее существовавший законодательный барьер обвинительному уклону. Непонятно, чем вызвана позиция законодателя, решившего отступить от традиций уголовного процесса не только отечественного, но и основных стран, применяющих континентальную модель построения уголовного судопроизводства. Возможно, что такое решение подчинено какой-либо скрытой от внешнего восприятия разумной идее законодателя. Хотелось бы верить, что подобное свидетельствует не об истинном

*^ отношении законодателя к данной проблеме, а об упущении при конструировании

нового уголовно-процессуального закона и в последний путем законотворчества

будут внесены соответствующие коррективы.

щ Принимая во внимание все это полагаем необходимым отметить, что помимо

уголовного преследования представители органов расследования должны также

1 Здесь имеются в виду ст. 17 проекта Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, ч. 2 ст. 13 проекта УПК РФ, подготовленного ГПУ Президента РФ, ст. 18 проекта УПК РФ, подготовленного “* Министерством юстиции РФ.

52

k соблюдать такой всеобщий принцип уголовного процесса, каким провозглашена

защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения,

  • ограничения ее прав и свобод ( п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ ). Данный принцип является

обязательным для всех без исключения участников уголовного судопроизводства, в том числе для органов предварительного расследования. В связи с этим возьмем на себя смелость утверждать, что, несмотря на то, что УПК РФ не воспринял и не вобрал в себя ранее существовавшие положения закона, прямо предусматривавшие обязанность следователя и лица, производящего дознание принять все предусмотренные законом меры для, выявить оправдывающие и

  • смягчающие вину обвиняемого обстоятельства, закрепленный в п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ принцип применительно к должностным лицам органов государственной власти, производящих предварительное расследование в любой форме надлежит
  • понимать именно в этом смысле. Считаем, что новый уголовно-процессуальный закон не освобождает лиц, ведущих процесс от необходимости и обязанности всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела, так как защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод возможна только в результате такого исследования. К тому же ч. 2 ст. 6 УПК РФ провозглашает, что уголовное преследование в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от
  • наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному

преследованию. Ясно, что все это возможно только в условиях всесторонности, полноты и объективности расследования. К сожалению, этот основополагающий щ принцип процесса - принцип объективной истины, приходится выводить путем

логического толкования другого процессуального принципа, а также ряда норм УПК РФ ( например, ч. 2 ст. 154, позволяющей выделить уголовное дело только в случае, если это не
отразиться на всесторонности и объективности

53

расследования ), тогда как он должен быть прямо закреплен в уголовно-процессуальном законе, что необходимо для того, чтобы пресечь использование

4 этого закона органами уголовного преследования в своих собственных интересах

вопреки задачам и назначению уголовного процесса. Тем не менее изложенное позволяет сделать вывод о том, что деятельность должностных лиц органов следствия и дознания, направленная на изобличение подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления, не ограничивается одним лишь обвинением, выходит за его рамки, и, если подразумевать под функцией роль и назначение каждого субъекта, то органы расследования никак не могут по этой причине осуществлять функцию обвинения. Последняя по своему характеру предполагает отсутствие обязанности выяснять обстоятельства, смягчающие ответственность обвиняемого
и оправдывающие его в совершенном

преступлении.

В целом все изложенное позволяет с уверенностью утверждать, что деятельность органов предварительного следствия и дознания, направленная на полное, объективное и всестороннее исследования обстоятельств дела и выражающаяся как в уголовном преследовании, так и в выявлении обстоятельств, оправдывающих обвиняемого и смягчающих его ответственность в их совокупности образует собой расследование преступлений, которое и является единственной процессуальной функцией, которую они могут выполнять при

  • существующей форме досудебного производства по уголовным делам.

В связи с тем, что, как уже было сказано выше, уголовное преследование является основным содержанием современного предварительного расследования, а деятельность любых существующих ныне органов предварительного следствия и дознания нацелена на обнаружение лиц, совершивших преступление и привлечение их к уголовной ответственности считаем правильным употреблять термины « органы предварительного расследования » и « органы уголовного

54

fr преследования » как синонимы. Это никоим образом не противоречит нашему

утверждению о том, что функцией органов, осуществляющих предварительное

^ следствие и дознание, является исключительно функция расследования, так как,

хотя стержнем расследования и остается уголовное преследование, последним деятельность следственных органов не ограничивается.

2.2. Судебный контроль на стадии предварительного расследования

С недавнего времени активным участником стадии расследования является и

  • суд. Институт судебного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, прежде всего за законностью лишения свободы лица в качестве меры пресечения, издавна известен многим странам. Это в первую очередь страны
  • с англо-саксонской системой процесса ( такие, как Англия и США ), где судебный контроль выступает единственно возможной формой контроля за законностью ареста лица, а также страны континентальной Европы ( Германия и Франция ), использующие судебный контроль наряду с надзором прокуратуры1.
  • В годы существования советского государства перед судом никогда не стояла в качестве самостоятельной задача надзора за законностью деятельности органов расследования или каких-либо иных органов. И все же она в известной мере выполнялась им при отправлении правосудия по конкретным делам, в частности г* путем корректировки решений органов расследования и прокуратуры с точки

зрения их законности и справедливости. Суд мог изменить меру пресечения, избранную в ходе расследования, внести изменения в обвинение, прекратить дело, ^ оправдать обвиняемого, констатировав при этом не только нарушение закона, но

и указав должностных лиц, виновных в допущенных нарушениях. Однако

Дмитриевская С. О судебном контроле за арестом и содержанием под стражей // Советская юстиция. 1992. № 7-8. С. 14.

55

указанная деятельность была возможна только на судебных стадиях процесса. Судебный контроль носил « последующий » характер, то есть осуществлялся после того, как расследование окончено и уголовное дело передано в суд1. Подавляющее большинство многих важных для граждан споров исключалось из компетенции судов и передавалось на разрешение в административном и ином несудебном порядке. При таком подходе к определению подведомственности дел суды не могли играть значительной роли в защите нарушенных прав, в особенности защите прав человека от нарушений со стороны государства, в том числе при производстве предварительного расследования, поскольку органы государственной власти ( законодательные и исполнительные ) имели право создавать нормативные акты, ограничивающие судебную компетенцию, выводя себя таким способом из-под контроля суда. В результате этого граждане, вовлекаемые в уголовный процесс, не имели возможности защищать своевременно в суде многие важные права, а споры человека с государством были большой редкостью и сводились к разрешению судами второстепенных споров.

Развитие юридической мысли доказало, что судебная форма наиболее приемлима для разрешения юридических дел, возникающих из отношений, характеризуемых разным фактическим положением субъектов; отношения подчиненности, в том числе отношения между гражданином и органом государственной власти, должностным лицом, вовсе не должны исключать возможности разрешения между ними на основе равного, объективного и беспристрастного подхода, который и может быть обеспечен при его разрешении компетентным и независимым судом. Защита нарушенных прав таким судом наиболее демократична и эффективна, поэтому расширение подведомственности судам со временем должно было стать объективной необходимостью. Результатом этих выводов должно было послужить
наделение субъектов уголовно-

Петрухин И.А. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. № 7. С. 81.

56

проц ессуа льно й деяте льнос ти, осущ ествл яющи х, в том числе на досуд ебны х стади ях, защи ту от уголо вного пресл едова ния прав ом обра щать ся в конф ликтн ой ситуа ции за разре шени ем спора к незав исим ому суду, а также искл ючен ие приз нания доста точн ыми одни х тольк о прок урор ских метод ов надзо ра за рассл едова нием и, следо вател ьно, отказ от судеб ного контр оля в этой стади и уголо вного судоп роизв одств а1. Суде бный контр оль стал возм ожен в резул ьтате обосо блени я судеб ной власт и от прав оохр аните льны х орган ов, выде ления в самос тояте льну ю ветвь власт и. Наст ояща я судеб ная власт ь и расп ростр анени е сфер ы судеб ного контр оля на досуд ебны х стади ях уголо вного проц есса стали реаль ными тольк о после приоб ретен ия судом качест венно новых функц ий2.

Идея устан овлен ия непос редст венно го судеб ного контр оля за испол нение м закон ов орган ами дозна ния и предв арите льног о следс твия, связа нная в перву ю очере дь с пред остав ление м суду искл ючит ельно го права прин имать реше ние о закл ючен ии под стра жу, прове рять закон ность и обосн ованн ость закл ючен ия под стра жу в качес тве меры пресе чения , а равн о прод леват ь срок содер жани я под стра жей возни кла в теори и совет ского уголо вного проц есса еще неско лько десят илети й назад 3, однак о была подде ржан а далек о не всеми специ алист ами.

#

1 Особо е мнение судьи Констит уционн ого Суда РФ Т.Г. Морща ковой // Собран ие законод ательст ва. 1999. № 14. Ст. 1749.

2 Савиц кий B.M. Российс кие суды получи ли реальну ю возмож ность контрол ировать исполни тельну ю власть // Судебн ый контрол ь и права человек а. Матери алы российс ко- британс кого семинар а 12-13 сентябр я 1994 г. М., 1996. С. 52.

3
Строг
ович
М.С.
Основн
ые
вопрос
ы
советск
ой
социали
стическ
ой
законно
сти. M.,
1966. С.
187;
Цыпкин
А.Л.
Очерки
советск
ого
уголовн
ого
судопро
изводст
ва.
Сарато
в. 1975.
С. 41-
42, 271;
Чистяко
в Н.Ф.
Об
усилени
и
гаранти
й прав
обвиняе
мых в
уголовн
ом
судопро
изводст
ве //
Пробле
мы
правосу
дия и
уголовн
ого
права.
М.,
1978. С.
48;
Савицк
ий В.М.
Некото
рые
теорети
ческие
пробле
мы
социали
стическ
ого
правосу
дия //
Констит
уция
СССР и
дальней
шее
укрепле
ние
законно
сти и
правопо
рядка.
М.,
1979. С.
126;
Кудряв
цев В.Н.
Правов
ая
система
пути перестр ойки. Гражда нин. Общест во. Закон / Правда, 1986, 5 дек.; Строгов ич М.С. Основн ые вопрос ы советск ой социали стическ ой законно сти. М., 1966. С. 187- 188; Его же. Право обвиняе мого на защиту и презумп ция невинов ности. М., 1984. С. 39-41; Нажимо в В.П. Суд как орган правосу дия по уголовн ым делам в СССР / Вопрос ы организ ации суда и осущест вления правосу дия в СССР. Калини нград, 1970. Т. 1. С. 139- 140; Стецовс кий Ю.И., Ларин A.M. Констит уционн ый принци п обеспеч ения обвиняе мому права на защиту. М., 1988. С. 40; Давыдо в В.А. Заключ ение под стражу как мера пресече ния. Авторе ферат дисс. … канд. юрид. наук. М., 1978. С. 16-17; Кочан В., Боботов С, Вицын С, Михайл овская М., Морща кова Т., Панкра тов В., Сокольс кий О., Хохряк ов Г. Какой мы видим судебну ю реформ у / Извести я, 1988, 17 окт.; Дроздов Г.В. Предел ы допусти мости примене ния предвар ительно го заключе ния под стражу в досудеб ном произво дстве по уголовн ому делу // Советск ое государ ство

57

*

Были и оппоненты введения судебного контроля подобного рода1, опасения которых в большей степени сводились к тому, что суд таким образом будет вмешиваться в ход расследования, чувствовать себя ответственным за его результаты, фактически управлять им и вследствие этого потеряет свою объективность, а это отрицательно отразится на последующем судебном разбирательстве . Эти опасения были не беспочвенны: в основе уголовного судопроизводства лежит принцип разделения функций, что позволяет каждому из участвующих в нем государственных органов в максимальной мере способствовать решению поставленных задач. Суд, при осуществлении судебного контроля не вправе осуществлять несовместимую со своей независимостью деятельность по уголовному преследованию и защите.

Чтобы устранить эти опасения необходимо было предельно четко определить

Ф границы вмешательства суда в деятельность органов предварительного следствия,

дознания и прокурора. Возникла потребность в точном определении тех действий и решений органов расследования, которые могли быть обжалованы в судебном порядке и каковы пределы вмешательства суда в такого рода споры.

Правовой базой, обеспечивающей усиление роли суда на стадии расследования путем установления судебного контроля за деятельностью органов уголовного преследования послужила принятая в 1993 г. Конституция РФ, при оценке и определении
условий применения которой требуется

!?* дифференцированный подход к различным ее разделам, принципам и нормам.

и право. № 4. С. 58-65. С. 65; Якупов Р.Х., Батюк В.И., Галузо B.H. Надзор прокурора и судебный контроль за исполнением законов в стадии предварительного расследования. М.: Изд-во МЮИ МВД РФ. 1998. С. 15. 1 Маляров М.П. Обжалование действия следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С. 98; Чувилев А.А. Актуальные вопросы совершенствования уголовно- ~ процессуального законодательства // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М.,

  1. С. 167; Рагинский М.Ю. О функциях советской прокуратуры // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. С. 197-198; Бажанов С. Не бросаемся ли в другую крайность ?//Законность. 1995. №11. С. 43.

Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. Минск: Высшая школа, 1978. С. 62-63; Кокорев Л.Д. Судебная реформа: идеи и реальность // Юридические записки. Воронеж. 1994. Вып. 1: Проблемы судебной реформы. С. 10- 11.

[4

58

? Нельзя не видеть того, что общие положения и нормы,
составляющие

Конституцию РФ, имеют различную юридическую природу. Одни из них

^ применимы непосредственно, другие нуждаются в разработке
механизма

применения, третьи уже имеют этот механизм в отраслевом законодательстве.

Несмотря на наличие многих декларативных положений, несомненным

достоинством Конституции РФ 1993 г. является детальная проработка раздела о

правах и свободах человека и гражданина с учетом соответствующих

международных пактов, принятых в разное время международными

организациями. Ориентация Конституции РФ о последующей законодательной

  • практики РФ на международные Пакты о правах человека
    существенно

расширили и права личности и гарантии этих прав за годы судебной реформы. ц

Конституция РФ расширила доступ к правосудию ( судебной защите ) и

«? судебному контролю.

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется

судебная защита его прав и свобод; решения и действия ( или бездействие )

органов государственной власти и их должностных лиц могут быть обжалованы в

суд. Лицо, независимо от занимаемого им положения вправе обжаловать в суд

решение и действие ( или бездействие ) соответствующего должностного лица,

государственного органа. Верховный Суд РФ в своих неоднократных решениях

по конкретным судебным делам последовательно указывал, что в соответствии со

ст. ст. 15, 18 Конституции РФ при рассмотрении жалоб граждан на решения,

действия ( бездействие ) органов дознания, следователей и прокуроров должны

непосредственно применяться положения ее ст. 46. Органы, ведущие процесс,

обязаны разъяснять заинтересованным лицам их право на судебное обжалование

своих действий ( ст. ст. 22, 58 УПК РСФСР ).

Между тем прежнее уголовно-процессуальное законодательство

предусматривало, что с момента возбуждения уголовного дела и до момента его

  **

59

прекр ащени я в судеб ном поряд ке возмо жно обжал овани е лишь приме нение меры пресе чения в виде содер жания под страж ей и продл ение срока содер жания под страж ей, а равно поста новле ние о прекр ащени и уголо вного дела. В связи с этим в теори и и практ ике уголо вного проц есса возни к вопр ос о том, возм ожно ли в прин ципе обжа лован ие иных дейст вий ( безде йстви я ) и реше ний орган ов рассле дован ия и проку рора на досуд ебных стадия х судоп роизв одства , и если возмо жно, то каких именн о каким долже н был судеб ный контр оль на стади и рассл едова ния - всеоб щим либо расп ростр анять ся лишь на опре делен ные дейст вия орган ов предв арите льног о следс твия, дозна ния и прок урор а. Конс титуц ия РФ, являя сь, за искл ючен ием отдел ьных своих поло жени й, огово ренн ых в закл ючит ельно й части , закон ом прям ого дейст вия, лишь прово згласи ла право каждо го гражд анина на судеб ную защит у его прав и свобо д, но не регла менти рова ла меха низм их реали зации в уголо вном проц ессе, в том числе , прав о обжа лован ия в суд дейст вий и реше ний орган ом дозна ния, следо вателя , проку рора. Подо бная необх одимо сть сущес твова ла, и решен ие этого вопр оса предс тавля лось суще ствен ным, поско льку поря док осущ ествл ения указа нного права в уголо вном судоп роизв одстве имеет свою специ фику.

По этому повод у до сих пор сущес твует неско лько мнени й, одно из котор ых заклю чается том, что судеб ный контр оль вооб ще и в стади и предв арите льног о рассле дован ия, в частн ости, « беспр обеле н ». Данна я точка зрени я основ ана на расши рител ьном, буква льном толко вании полож ений ст. 46 Конст итуци и РФ’. Согла сно ее в суд могут быть обжал ованы любы е действ ия орган ов рассле дован ия и прок урор а, в том числе по вопр осам, непос редст венно связа нным с проц ессом

! *

1 Демидо в И.Ф. Пробле ма прав человек а в Российс ком уголовн ом процесс е ( концепт уальны е положе ния ). М., 1996. С. 75-76;
Ларин A.M. Постан овление следова теля об отказе в возбужд ении уголовн ого дела может

обжало ваться в суд // Российс кая юстици я. 1998. № 9. С. 18.

  • 60

<*? доказывания - такие как отказ в производстве экспертизы, допроса, очной ставки,

собирании определенных доказательств и т.д.1

^ Хотя формально Конституцией РФ право на обращение в суд не ограничено

каким-либо перечнем злоупотреблений властью и нарушений, нам представляется, что с утверждением о закреплении в Основном законе государства принципа общего, тотального судебного контроля, то есть возможности обжалования в суд любого действия и решения, нарушающего права и свободы человека и гражданина, несмотря на всю их внешнюю заманчивость, согласиться нельзя. Действительно, ч. 2 ст. 46 Конституции РФ не содержит

’* каких-либо изъятий относительно вида решений или действий ( бездействия ), в

отношении которых допускается судебное обжалование, если такие действия и решения нарушают права граждан. Между тем после стадии предварительного ^ следствия начинаются судебные стадии процесса, в которых подлежат проверке в

том числе действия и решения, принимаемые в ходе предварительного следствия. И если в ходе следствия были нарушены права граждан, то у суда есть достаточно возможностей, чтобы их в той или иной форме восстановить.

Вопрос о порядке применения ст. 46 Конституции РФ в досудебных стадиях уголовного процесса в значительной степени был решен путем толкования этой статьи Конституционным Судом РФ с учетом особенностей правового регулирования сферы уголовного судопроизводства. Как справедливо отметил

>* Конституционный Суд РФ2 Конституция РФ, гарантирующая каждому судебную

защиту его прав и свобод, право обжалования в суд решений и действий ( или бездействия ) органов государственной власти, их должностных лиц, не определяет конкретные процедуры реализации этого права и не исключает, в

Фоков А. Судебный контроль в проекте УПК // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 44. 2 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью « ^ Моноком » от 23.03.99 г. // Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1749.

61

к> частности, возможность судебной проверки жалоб на действия и решения органов

предварительного расследования после передачи уголовного дела в суд, и

^ осуществление в этих стадиях судебного контроля уже после завершения стадии

предварительного расследования само по себе не может расцениваться как нарушение права на судебную защиту. Судебный контроль должен быть незамедлительным только тогда, когда отложение проверки законности и обоснованности решений и действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым. Следует согласиться с мнением о том, что принципиально

  • невозможно ограничить предмет судебного контроля за актами предварительного расследования путем закрепления в законе перечня подлежащих обжалованию действий и решений органов расследования1. Непосредственному обжалованию в
  • суд подлежат не все, а только те действия и решения органов дознания, следователя и прокурора, которые ущемляют конституционные права граждан на личную
    неприкосновенность, тайну переписки, телефонных переговоров,
  • почтовых, телеграфных, иных сообщений, неприкосновенность жилища, и те,

ш

которые преграждают дальнейшую передачу дела в суд ( отказ в приеме

заявления о преступлении, в возбуждении уголовного дела и прекращении

производства по делу ). В иных случаях право граждан на судебную защиту по

вопросам, связанным с деятельностью органов предварительного расследования,

Р* как правило, может быть реализовано после передачи уголовного дела в суд.

Таким образом, судебный контроль должен осуществляться только по поводу

возможных ограничений конституционных прав и свобод, а также

^ предполагаемых имеющихся нарушений при ограничении таких
прав на

досудебных стадиях уголовного процесса2. Те решения, которые прав участников

1 Лазарева В. Судебная защита в уголовном процессе РФ: проблемы теории и практики. Автореферат дис….докт. юрид. наук. М., 2000. С. 9,10. Солодилов A.B. Судебный контроль в системе уголовного процесса России. Томск: ТГУ, 2000. С. 55.

  • 62

  • процесса не затрагивают, а сводятся к неудовлетворению их интереса ( отказ в допросе свидетеля, в назначении экспертизы и т.д. ), на данной стадии в суд

41 обжалованы, полагаем, быть не могут, они подпадут под контроль суда позже - в

стадии судебного разбирательства. Благодаря этому судебный контроль приобретает характер « беспробельного ». Для принятия и рассмотрения судом жалоб заинтересованных лиц в ходе предварительного расследования необходимо, чтобы соответствующие действия и решения органов предварительного расследования порождали последствия, которые выходят за рамки уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивают при этом конституционные права и свободы личности и могут причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым. Кроме того, в суд могут быть обжалованы « итоговые » процессуальные решения органов

’* дознания, следователя и прокурора, прерывающие дальнейшую процессуальную

деятельность ( об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении или приостановлении производства по делу ). В этом случае контроль за действиями и решениями органов предварительного расследования со стороны суда, имеющий место лишь при рассмотрении уголовного дела, то есть на следующем этапе производства, не является эффективным средством восстановления нарушенных прав, и поэтому заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд.

  • Эта концепция позволяет снять опасения тех, кто полагает, что своими же решениями в стадии предварительного расследования суды могут затруднить осуществления правосудия в последующих стадиях1. Именно такой вариант

ф решения данной проблемы был предложен Конституционным Судом РФ в одном

*

Ефимич ев СП. Разделе ние власти и пробле мы борьбы с преступ ностью // Пробле мы соверше нствова ния прокуро рского надзора . М., 1997. С. 176- 183.

l*r

63

из своих поста новле ний1, а также сами м закон одате лем в ст. 125 УПК РФ, согла сно котор ой в суд по месту предв арите льног о рассл едова ния на этой стади и прои зводс тва по делу могут быть обжа лован ы все реше ния и дейст вия ( безде йстви я ) дозна вател я, следо вател я, прок урор а, котор ые спосо бны прич инить ущер б конст итуци онны м права м и свобо дам участ ников уголо вного судоп роизв одств а либо затру днить досту п граж дан к прав осуди ю. При этом право м обжал овани я в таких случа ях облад ают участ ники проце сса, а также иные лица в той части , в котор ой прои зводи мые проц ессуа льны е дейст вия и прин имае мые проц ессуа льны е реше ния затра гива ют их интер есы ( ст. 123 УПК РФ).

В друг их случа ях вовле чение суда в уголо вно- проц ессуа льну ю деяте льнос ть на стади и рассле дован ия недоп устим о по следу ющим причи нам. При актив ном и недоб росов естно м испол ьзова нии сторо нами такой возмо жност и предв арите льное следс твие може т быть пара лизов ано и не смож ет выпо лнять стоя щие перед ним задач и2. Преж де всего рассл едова ние будет обре менен о беско нечно й черед ой судеб ных засед аний, поро жден ных жало бами на любо е дейст вие и реше ние орган ов уголо вного пресл едова ния. Необ ходи мо учест ь и то, что при прове рке судо м в пери од предв арите льног о рассл едова ния тех или иных проц ессуа льны х актов не долж ны пред реша ться вопр осы, котор ые могут стать пред мето м судеб ного разби рател ьства по уголо вном у делу. Если же допус тить возм ожно сть незам едлите льног о обжал овани я в суд более широ кого круга решен ий и действ ий следо вател я и прок урор а, чем указа нного выше , то суд неизб ежно будет вторг аться в ход предв арите льног о рассл едова ния, в сам проц есс устан овлен ия

1 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью « Моноком » от 23.03.99 г. // Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1749.

2 Токарева М.Е. Проблемы регламентации правового статуса основных участников предварительного расследования преступлений // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики и прокурорского надзора. М., СПб., Кемерово. 1998. С. 14.

64

*? фактических обстоятельств дела и лица, совершившего преступление, собирания

соответствующих доказательств, осуществления предварительной правовой

« квалификации. Суд своими решениями по такого рода жалобам несомненно будет

оказывать влияние на предварительное расследование, и в силу этого самостоятельность следователя и прокурора будет существенно ограничена. Будет создано положение, при котором следственные органы и прокуратура утратят возможность планомерного расследования преступления, сформулировать и обосновать свои выводы и представить их на рассмотрение суда.

В конечном счете это вызовет « размывание » пределов осуществления судебного контроля1. Произойдет смешивание судебных и досудебных стадий процесса, и судебный контроль может превратиться в судебное руководство

•у

расследованием . Ничем не ограниченный судебный контроль неизбежно сотрет грань между процессуальными стадиями, между функцией уголовного преследования и функцией правосудия, что повлечет за собой искажение структуры уголовного судопроизводства. Тем самым будет поставлено под сомнение само существование континентального уголовного процесса смешанного типа, при котором предварительное следствие отделено от судебного разбирательства, что отнюдь не диктуется международными нормативными правовыми актами о правах человека. Последние лишь требуют, чтобы обвиняемому было предоставлено право справедливого публичного рассмотрения судом предъявленного ему обвинения ( ст. 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных # свобод 1950 г.).

’ Солодилов A.B. Указ. соч. С. 229.

2 Халиулин А.Г. Судебный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии // Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1997. С. 388-392; Лазарева B.A. Судебная власть и ее реализация в 0 уголовном процессе. Самара, 1999. С. 85-87; Лебедев В.М. Судебная власть в современной России. СПб., 2001. С.

74-75.

fc Как уже говорилось, предмет судебного обжалования на досудебных стадиях

уголовного процесса и границы вмешательства суда в данные, составляющие основное производство по делу были определен в законе, что представляло собой объективную необходимость, так как было бы неправильным оставлять на усмотрение судей вопрос о том, требуется ли немедленное вмешательство суда в

ход предварительного расследования и в каких случаях отложение проверки

ш

законности и обоснованности действий и решений до стадии судебного

разбирательства может причинить невосполнимый в дальнейшем ущерб. Вместе с

тем порядок рассмотрения таких жалоб ставит больше проблем, чем решает,

Щ- поскольку практически суду будет трудно не предрешать вопросы, которые могут

стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Связано это с тем,
что объективно определить наличие или отсутствие таких условий (

-* оснований ) при производстве ряда процессуальных и следственных действий

практически невозможно до окончательного формулирования обвинения и определения круга участников судебного разбирательства по уголовному делу. В ином
случае суд вынужден стать активным субъектом предварительного

  • расследования, ему необходимо оценивать ход и содержание предварительного

расследования, собранные доказательства и т.п.1 Проверяя законность и обоснованность процессуальных решений, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности, устанавливать или считать доказанными факты, которые не

$* были установлены в постановлении следственных органов или опровергнуты ими,

о применении того или иного уголовного закона2. Суды же, рассматривающие жалобы на незаконные и необоснованные действия органов дознания, следователей, прокуроров, оказались в сложном положении, поскольку зачастую

’ Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Н.В. Витрука // Собрание законодательства. 1999. № 14. Ст. 1749.

2 Арсланалиев А. Обжалование в суд решений органов дознания, следователей и прокуроров // Законность. 1998. № # 6. С. 32-33.

66 вынуждены принимать решения, которые не совместимы с
судебными функциями1.

В связи с этим нельзя не затронуть вопрос о соотношении судебного контроля за расследованием с прокурорским надзором. В настоящее время жалобы на действия органов предварительного следствия и дознания, рассматриваются надзирающим прокурором, жалобы же на действия последнего -вышестоящим прокурором. Прокурор в уголовном процессе занимает двойственное положение представителя многофункционального органа, надзирая за точным и неуклонным соблюдением законов органами уголовного преследования, с одной стороны и должностного лица, осуществляющего процессуальное, а иногда и организационное ( в случае с подчиненными ему следователями прокуратуры ) руководство этими органами - с другой. Поскольку последний из указанных видов деятельности прокурора направлен на изобличение конкретных лиц в совершении преступлений, он образует собой уголовное преследование, что лишает прокурора возможности быть тем независимым от сторон обвинения и зашиты арбитром, появление которого в стадии расследования обеспечило бы действие принципа состязательности на данном этапе производства по делу.

Может ли в настоящее время быть таким арбитром суд ? Казалось бы, что проще: возложить обязанность по разрешению любого конфликта между сторонами уголовного преследования и защиты, рассмотрению любой жалобы на действия органов расследования вместо прокурора на процессуально независимый суд, и состязательность и равноправие сторон на досудебных стадиях судопроизводства обеспечены. Между тем специфика данной стадии убедительно доказывает, что без ее коренной реконструкции таким арбитром в полной мере не может быть не только прокурор, но и суд.

1 Лебедев B.M. Становление и развитие судебной власти в РФ. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. M., 2000. С. 5.

67

Предложение учредить на стадии расследования в лице суда институт независимого арбитра, который мог быть разрешать любой конфликт между сторонами уголовного преследования и защиты не ново. Идея перераспределить надзорные полномочия прокуратуры в досудебных стадиях уголовного процесса в пользу судебного контроля была провозглашена еще в Концепции судебной реформы 1991 г. По существу авторы данной Концепции предлагали, что « уже на первом этапе реформы судебный контроль заменит прокурорский надзор за расследованием, при этом за прокурором сохранится функция процессуального руководства следствием. Постоянно суд будет все в более полном объеме выполнять функции рассмотрения и разрешения всех вопросов, которые обвинение и защита будут ставить перед ним при проведении расследования »’. Концепция исходила из того, что суд как нейтральный арбитр наделяется полномочиями разрешать все без исключения конфликты, возникающие между обвинением и защитой, рассматривать жалобы на действия следователя, а также отвергнутые следователем ходатайства защиты, признавать доказательствами предъявленные сторонами материалы, указывать на необходимость их дополнения, признавать собранные данные недостаточными для предъявления обвинения в суде . Предложения о возложение задачи по осуществлению текущего надзора за органами дознания и следствия, и рассмотрению жалоб на их действия ( бездействие ) участников процесса на суд получили одобрение и ряда российских правоведов3.

Основным аргументом сторонников перераспределения полномочий прокурора и наделения суда правом и обязанностью рассматривать все без исключения жалобы на действия следователя и органа дознания по уголовному

Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 61-67, 109. 2 Там же. С. 44, 66-67.

Петрухин И.Л. На пороге судебной реформы // Горизонт. 1989. № 4. С. 14; Якунин Ю. Гарантии законности должны быть реальными //Социалистическая законность. 1989. № 4. С. 55; Капустин А.А. Указ. соч. С. 21- 22.

68

к делу служит довод о том, что при нынешней системе
судопроизводства,

осуществляя надзор за исполнением законов и отвечая за законность действий

щ органов расследования и результаты их деятельности по существу, прокурор при

этом выполняет функцию уголовного преследования. Обжалование действий следователя и органа дознания прокурору фактически означает, что жалобы на действия органов уголовного преследования рассматриваются тем, кто его осуществляет. Гражданам же, вовлекаемым в орбиту уголовного судопроизводства, необходимы дополнительные гарантии соблюдения их прав и законных интересов. Суд выступает более надежным гарантом прав личности на следствии, поскольку он не связан ведомственными интересами и независим1. Кроме того, в ходе правоприменительной деятельности прокурорами принимается немало решений, не соответствующих или противоречащих закону, влекущих за

  • собой нарушения или ограничения прав и свобод граждан.

В связи с этим представляется необходимым отметить следующее. Как видно из положений Концепции суд предлагается наделить правом разрешать все конфликты, возникающие между обвинением и защитой, в том числе и по вопросам доказывания - собирания, проверки и оценки доказательств. В их числе неизбежно будут жалобы о проведении тех или иных следственных и процессуальных действий, исключении фактических данных из числа доказательств, исключении некоторых эпизодов из числа обвинения, прекращения уголовного дела в части либо полностью и т.д. Нетрудно предугадать, что, разрешая такого рода конфликты, суд неизбежно будет вынужден вмешиваться в сам процесс доказывания. Решение суда о направлении

ф расследования и доказывании по делу в сущности будут означать руководство

судом расследованием. При таких обстоятельствах следователи, не принадлежа к

Петрухин И. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием II Российская юстиция. 1998. № 9. С. 14.

69 судебному ведомству, потеряют свою самостоятельность, окажутся связанными в своих действиях решениями судебных органов и не смогут осуществлять расследование преступлений. Если судьи будут вмешиваться в ход расследования, фактически управлять им, они потеряют свою объективность, и это отрицательно отразится на последующем судебном разбирательстве. То, что одни судьи будут направлять следствие, а другие проводить судебное заседание, не устранит зависимость последних от первых: общие корпоративные интересы возьмут верх -решения судей на стадии предварительного расследования будут предопределять приговор суда.

I *

Судебный контроль не должен превращаться в руководство предварительным следствием ( дознанием ). Понимая, что беспристрастный суд при тех принципах построения досудебных стадий, какие существуют в настоящее время не может руководить расследованием, поскольку тот орган, который руководит расследованием, осуществляет и уголовное преследование, авторы Концепции особо оговариваются, что эта процессуальная функция останется за прокурором. Однако это не только не упрощает, а напротив, усложняет ситуацию, так как на деле тотальный контроль суда, наделение его полномочиями надзора за законностью всех без исключения действий ( бездействия ) и решений предварительного расследования фактически неизбежно трансформируется в руководство следствием и дознанием. Судебный контроль за ^ расследованием, каким его видят авторы Концепции погубит и предварительное

расследование, и правосудие. Полагаем, что вытеснение прокурорского надзора за законностью и обоснованностью предварительного расследования судебным ^ контролем не вызывается необходимостью, более того, это решение крайне

отрицательно отразится на самом правосудии, предварительном расследовании, защите прав и законных интересов личности в уголовном процессе. Предложения

об устранении прокурорского надзора в корне неправильны и исходят от тех, кто

«

4

70

видит в органах прокуратуры только обвинительную власть, карательный орган, не способный
объективно разобраться в споре между обвинением и защитой на стадии расследования и
принять правильное решение, не обусловленное ведомственным интересом. Прокурор в первую
очередь обязан осуществлять надзор за исполнением законов. Низводить роль прокурора только
до государственного обвинителя было бы неверно в принципе. Такая однобокая теория чревата и
еще одним подтекстом: презюмируется, что прокурор чуть ли не нарушитель законности, и лишь
суд - нет1. А между тем и случаев принятия последним незаконных и необоснованных решений
немало, но ведь это не означает, что суд должен быть исключен из числа субъектов уголовного
судопроизводства, как предлагается поступить с прокурором. С такими нарушениями
необходимо бороться путем их искоренения, а не лишения прокурора соответствующих
полномочий.
  • i

Кроме того, наряду с рядом указанных выше недостатков, прокурорский надзор обладает и большими, чем судебный контроль применительно к рассматриваемому вопросу преимуществами. Так, прокурорский надзор и судебный контроль при общности целей значительно различаются по кругу предоставленных им полномочий. Важнейшее средство прокурорского надзора - его инициативность. Основной, на наш взгляд, недостаток судебного контроля заключается в том, что суд может реализовать свои контрольные полномочия 1^ только по инициативе заинтересованных лиц, по мере поступления конкретных

заявлений и жалоб граждан и организаций. Судебный контроль не может осуществляться по воле самого суда. Особенность судебного контроля заключается в том, что он осуществляется не по инициативе управляющего субъекта - органа государственной власти и их должностных лиц, а по инициативе

*

Карпец И.И. Дело, которому мы служим. М., 1989. С. 89.

71

4 управляемых субъектов, иных физических и юридических лиц1. Обращение в суд

с жалобой - это не обязанность, а право гражданина, который вправе действовать

щ по своему усмотрению и самостоятельно решить для себя вопрос, воспользоваться

ли ему или нет механизмом судебного контроля или не реализовывать право обжалования вообще. Отсутствие инициативы в осуществлении судебного контроля является его характерной чертой. Судебный контроль можно с уверенностью отнести к пассивной форме контроля. Это отличает судебный контроль от прокурорского надзора, который, наоборот, является инициативным. Из инициативности следует, что надзор прокуратуры действует постоянно и

  • непрерывно в отличие от судебного контроля, который носит эпизодический,

ограниченный характер. В целом полномочия прокурора направлены на то, чтобы вскрывать и устранять нарушения законности . Такие качества, как Ш инициативность, активность в проведении проверок,
непрерывность

прокурорского надзора помогают в обнаружении и принятии мер к устранению нарушений закона. Для этого необходима и оперативность, которая также присуща прокурорским проверкам3. Судебный же контроль не может вскрывать нарушения законности, он лишь устанавливает их в строго оговоренных случаях и на основе этого установления принимаются соответствующие решения.

В Концепции говорилось и о судебном контроле, и о судебном надзоре за законностью применения мер процессуального принуждения на предварительном

№* следствии. Складывается ситуация, когда надзорные функции за законностью

расследования преступлений должны выполнять два органа - прокуратура и суд. Между тем
необходимо учитывать, что судебная деятельность на стадии

1 Бахрах Д. Судебное обжалование незаконных действий органов государственного управления и должностных лиц // Советская юстиция. 1992. № 21-22. С. 12; Солодилов A.B. Указ. соч. С. 61.

2 Данилюк А.И. Правовые средства прокурорского надзора // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Ч. 3. Томск: Изд-во ТГУ, 1998. С. 58.

Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимодействие // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 15.

% 72

4 расследования как таковая принципиально не может быть
постоянной и

оперативной по изложенным выше причинам, поэтому данный вид деятельности необходимо именовать именно контролем, а не надзором, поскольку надзор предполагает систематическое, беспрерывное и оперативное его осуществление органом, к компетенции которого он относится, и по инициативе данного органа. Этот вид судебной деятельности, как уже указывалось выше, такими качествами не обладает1.

Прокурор обладает большими полномочиями по выявлению нарушений закона в стадии расследования и поэтому на данном этапе производства по делу

I * должен остаться именно надзор, а не контроль. Судебный контроль следует

распространить лишь на ограниченный круг следственных и процессуальных действий и сводиться лишь к проверке законности и обоснованности названных

I ф действий, затрагивающих конституционные права граждан. Сама по себе идея

судебного контроля за соблюдением закона при проведении процессуальных

I действий, ограничивающих конституционные права участников
процесса,

является дополнительной гарантией законности. И эта идея в ходе реализации

i * судебной реформы уже нашла свое воплощение в Конституции
РФ и

действующем уголовно-процессуальном законе. Не подменяя прокурорский

1 надзор за применением мер принуждения, судебный контроль будет
лишь

I

дополнительной, но и наиболее надежной гарантией соблюдения прав и законных

:ф* интересов личности . Однако введение судебного контроля вовсе не призвано

i отменить функции прокурора и не ставит это своей задачей. Речь должна идти не

об устранении прокурорского надзора и замене его судебным надзором, а о

i сочетании этих функций прокуратуры и суда в интересах обеспечения как

I ‘ Казинян Г.С. Соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в досудебных стадиях судопроизводства

I по УПК Республики Армения // Прокурорская и следственная практика. 1999. № 3-4. С. 108.

I 2 Колбая Т.Н. К разработке проекта Основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных

республик. (отклики читателей ) // Советское государство и право. 1990. № 5. С. 98.

  • уголовного преследования, так и защиты прав граждан. Введение судебного

контроля не меняет деятельности прокурора на досудебных стадиях уголовного

« процесса. Прокурор обязан обеспечивать не эпизодический, а постоянный надзор

за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие и дознание. Он не может быть в этом смысле заменен судебным контролем, принимающим решения лишь в случаях, связанных с ограничением конституционных прав граждан.

Исходя из изложенного можно выделить принципы « мирного » сосуществования прокурорского надзора и судебного контроля: а) прокурорский надзор и судебный контроль имеют общую цель; б ) судебный контроль не должен заменять прокурорский надзор; в ) они друг от друга независимы; г ) суд не может руководить расследованием и прокурорским надзором; д ) судебный контроль не должен препятствовать уголовному преследованию.

2.3. Влияние деятельности участников досудебного производства на процесс доказывания.

Состязательность всегда подразумевает процессуальное равноправие сторон по всем вопросам и по вопросам доказывания в частности. Доказывание составляет основное содержание уголовного судопроизводства, является сердцевиной процесса. Конечно, уголовный процесс не сводится целиком к доказыванию, это более широкое понятие. Оно включает в себя другие виды деятельности, не являющейся доказательственной, однако большинство действий в процессе связано именно с доказыванием.

Доказывание - это осуществляемая в процессуальных формах деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств по делу ( ст. 85 УПК РФ ). Однако данная формулировка не дает ответа на вопрос, кто является субъектом

74

4 доказывания в стадии расследования в российском уголовном судопроизводстве.

Традиционно под доказыванием понимают деятельность органов расследования,

^ прокуратуры и суда, не упоминая при этом о защитнике, подозреваемом,

обвиняемом и иных участниках процесса1. Значит ли это, что только названные выше органы государственной власти являются субъектами доказывания, как это нередко утверждается в специальной литературе ?2 Полагаем, что на этот вопрос следует ответить отрицательно. Действительно, ведущая роль в доказывании принадлежит должностным лицам и органам государства, ответственным за производство по уголовному делу. Другие субъекты процесса - подозреваемый,

  • обвиняемый, его законный представитель, защитник участвуют в доказывании

преимущественно в качестве обладателей прав, однако и они являются субъектами доказывания, поскольку являются участниками, на которых законом

  • возлагаются обязанности или которым предоставляются права в процессе собирания, проверки и оценки доказательств3.

Иное дело, что по сравнению с органами расследования и прокурором такие возможности существенно ограничены. Это объясняется тем, что согласно конструкции стадии расследования все следственные действия производятся уполномоченными на то должностными лицами органов государственной власти, поскольку для обеспечения самой возможности проведения следственных действий зачастую необходимо применение процессуальных мер принудительного характера. Подозреваемый, обвиняемый, защитник и иные лица не наделены правом производства следственных действий. Однако ограниченность прав в доказывании у защитника и указанных процессуальных фигур не означает их отсутствия и не лишает их возможности быть субъектом

1 Гродзинский М.М. Государственный обвинитель в советском суде. М., 1954. С. 12; Михайловская И.Б. Уголовно- процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. M., 1988. С. 54.

2 Баев M.O., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж: ВГУ, 1995. С. 15.

3 Царев B.M. Эффективность участия защитника в доказывании на предварительном следствии. Красноярск, 1990.

  • С. 32.

**

75

доказ ывани я1. Отмет им здесь же, что с учето м обяза нносте й защит ника выясн ять обсто ятельс тва тольк о опров ергаю щие обвин ение, оправ дыва ющие обвин яемог о или смягч ающи е его ответ ствен ность (ст. 51 УПК РСФ СР, ст. 49 УПК РФ ) защит ник являет ся не прост о субъе ктом доказ ывани я, а субъе ктом доказ ывани я невин овнос ти или мень шей винов ности обви няем ого .

Изло женно е позво ляет сделат ь вывод о том, в самом обще м виде субъе ктами доказ ывани я можн о имено вать лиц, участв ующи х в этом проце ссе. Вмест е с тем такое опре делен ие не дает предс тавле ния об их роли в устан овлен ии истин ы, об их права х и обяза нност ях в облас ти работ ы с доказ ательс твами. В этом плане субъе ктов доказ ывани я можн о подра зделит ь на две групп ы: на лиц, для котор ых доказ ывани е являет ся обяза нност ью и лиц, имею щим по делу собств енный или предс тавляе мый интер ес, для котор ых доказ ывани е являет ся право м. К перво й груп пе относ ятся следо вател ь, орган дозна ния, прок урор и суд, т. к. имен но на них возло жена обяза нност ь доказ ыван ия . Ко второ й - обви няем ый, подоз ревае мый, защи тник, потер певш ий, граж данск ий истец , граж данск ий ответч ик и их предс тавите ли, общес твенн ые обвин итель и защит ник и т.д.

Исход я из этого следуе т опред елить, что доказ ывани е - это осуще ствляе мая в проц ессуа льны х форм ах деяте льнос ть орган ов рассл едова ния и суда, а также други х надел енных по закон у права ми участ ников проце сса по собир анию, закре плени ю, прове рке и оценк е факти чески х данн ых, необх одим ых для устан овлен ия истин ы по делу и решен ия задач уголо вного судоп роизв одства .

Одни м из важне йших элеме нтов проце сса доказ ывани я являет ся собир ание доказ атель ств. До прин ятия новог о УПК РФ в юрид ическ ой литер атуре неодн ократ но
обсу ждал ся вопр ос о том,
кто являе тся
субъе ктом соби рани я

*

1 Арсен ьев В.Д., Заблоцк ий В.Г. Использ ование специал ьных знаний при установ лении фактиче ских обстоят ельств уголовн ого дела. Красно ярск, 1986. С. 53.

2 Лубше в Ю.Ф. Адвокат в уголовн ом деле. М., 1999. С. 96-97.

3 Кузне цов Н.П. Доказы вание и его особенн ости на стадиях уголовн ого процесс а России. Авторе ферат
дисс. … докт. юрид. наук. Вороне ж, 1998. С. 15.

76 доказательств, при этом было дано несколько определений понятию « собирание доказательств », от « их поиска и обнаружения, а также их представления участниками процесса в порядке, установленном законом »\ до « совершения лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом предусмотренных законом процессуальных действий, направленных на обнаружение, истребование, получение и закрепление в установленном порядке доказательств » . Из этих определений видно, что не все процессуалисты склонны к включению в число субъектов собирания доказательств иных участников процесса. Особо актуальным был вопрос о возможности собирания доказательств защитником, как лицом, обязанным по закону осуществлять защиту подозреваемого и обвиняемого. Превалировало мнение тех, кто полагал, что УПК РСФСР применительно к стадии расследования наделял таким правом только

органы расследования и прокурора и не позволял собирать доказательства иным

з участникам процесса, которые, в отличие от прокурора, следователя,
суда,

дознавателя, в том числе и на досудебных стадиях производства по делу, не

обладают никакими властными полномочиями и не вправе принимать какие-либо

решения по делу, а могут лишь представлять доказательства, имеющиеся у них в

наличии и в случае необходимости получения доказательств путем производства

следственных действий они вправе заявить соответствующее ходатайство.

Основные формы участия в доказывании данных субъектов - это предоставление

доказательств, заявление ходатайств и участие в производстве следственных

действий. Защитник-адвокат вправе был запрашивать через
юридическую

консультацию справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М, 1966. С. 300.

1 Лупинская П.А. Курс уголовного процесса. М., 1989. С. 612.

3 Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. Саратов, 1959; Его же. Рецензия на кн. « Вопросы

защиты по уголовным делам »// Правоведение. 1969. № 1. С. 130; Якубович Н. Участие адвоката в доказывании по

уголовному делу // Социалистическая законность. 1963. № П. С. 4; Стремовский B.A. Участие адвоката на

предварительном следствии. Ростов-на-Дону, 1964; Его же. Сущность и участники предварительного следствия в

советском уголовном процессе. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. Тбилиси, 1967. С. 31.

4 77

^ оказанием юридической помощи, из государственных и
общественных

организаций, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы

чЬ или их копии (ст. 15 Положения об адвокатуре 1979 г. )’, и предоставлять эти

документы в качестве доказательств органу расследования. Исходя из этого неправомерными признавались такие внепроцессуальные действия защитника, как его беседы с частными лицами, свидетелями, экспертами для выяснения благоприятных для обвиняемого сведений, осмотры места происшествия, территорий и помещений вместо заявления соответствующих ходатайств2. В

\ обоснование своих утверждений сторонники данной позиции
ссылались на

^ положения ст. 70 УПК РСФСР, ч. 1 которой применительно к
стадии

расследования предусматривала, что только лицо, производящее, дознание, следователь и прокурор вправе вызывать любое лицо для допроса или для дачи Ъ заключения в качестве эксперта, производить осмотры, обыски и другие

предусмотренные законом следственные действия, требовать от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, производства ревизий.

Как видно, в ст. 70 УПК РСФСР были регламентированы только права должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство. Относительно непрофессиональных участников процесса в той же статье было лишь сказано, что они вправе представлять доказательства, но не упомянуто о том, каким

^ образом эти доказательства ( точнее информация, которая может приобрести

статус доказательств ) могут быть ими получены, каковы в этом отношении права потерпевшего, обвиняемого и других участников процесса. Закон ( ст. ст. 46, 51-55, 70 УПК РСФСР ) хотя и позволял любым гражданам, в том числе подозреваемому, обвиняемому, защитнику и остальным участникам процесса

1 Утверждено Законом РСФСР от 20.11.80 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. № 48. Ст. 1596.

Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1966. С. 550-551; Жогин H.B., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 155-156; Комментарий к УПК РСФСР. М., 1981. С. 86, 95.

78 представлять доказательства органу предварительного следствия или дознания, осуществляющему производство по делу, либо прокурору, осуществляющему

«I надзор за расследованием конкретного дела, однако сама формулировка закона

относительно предоставления доказательств имела весьма неясное содержание. На этом основании предполагалось, что защитник, равно как и иные участники

^ процесса, вправе, как это прямо указано в законе, только лишь представлять

доказательства, имеющиеся у них в наличии и потому фактически их участие в собирании доказательств сводится к представлению имеющихся в их распоряжении предметов и документов, а для защитника еще и в представлении им справок, характеристик и подобных
материалов, полученных им через

. юридическую консультацию.

Но для того, чтобы представить следствию и суду сведения, которые могут быть использованы в качестве доказательств, участники процесса прежде всего должны иметь возможность эти сведения получить, найти, обнаружить, так как любое собирание доказательств заключается в поиске, обнаружении и закреплении источников необходимой информации, сведений о фактах, имеющих доказательственное значение. По существу в основе возражений против допустимости собирания защитником доказательств лежало опасение по поводу возможной недобросовестности отдельных адвокатов, которая могла быть проявлена1. Опасаться этого можно ровно настолько, насколько опасаться и недобросовестности следствия. Презюмировать недобросовестность участников уголовного судопроизводства было бы неправильно. С ее проявлениями надо бороться, однако это не значит, что следует исключить самую возможность * собирания доказательств добросовестными участниками уголовного процесса2. По

Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. С. 180; Саркисянц Г.П. Участие защитника на предварительном следствии. Ташкент, 1966. С. 9

Шафир Г.М. Защитник - активный участник процесса доказывания в уголовном судопроизводстве // Вопросы экспертизы в работе защитника / Под ред. И.Ф. Крылова. Л.: ЛГУ, 1970. С. 10-26.

  • 79

Ф нашему убеждению защитник был лишен возможности получать только такие

доказательства, собирание которых закон связывает с соблюдением определенной

^ процессуальной формы. Собирать доказательства дозволялось только в пределах

процессуальной формы и только лицу, производящему дознание, следователю, прокурору и суду1. Всякое же иное получение фактических данных, собирание которых не ограничено соответствующей процессуальной формой, было доступно и для защитника, равным образом возможно и указание им на конкретные источники получения доказательств, если они ему известны2. Запрета на такую деятельность защитника, обвиняемого, потерпевшего закон не содержал .

А>

  • Как известно, защитник вправе представлять не всякие сведения, а лишь те, которые оправдывают обвиняемого, смягчают или исключают его ответственность. Защитник должен был указать, для установления каких именно

обстоятельств необходимы дополнительные доказательства ( ст. ст. 131, 204 УПК

РСФСР ). Чтобы выполнить это требование закона, защитнику иногда необходимо предварительное ознакомление с материалами, вводимыми им в уголовный процесс, иначе вместе представления сведений, благоприятных для обвиняемого, защитник может оказаться его изобличителем. Как защитник может ходатайствовать о допросе в качестве свидетелей и потерпевших определенных лиц, если он не знает, о чем хотя бы примерно они будут говорить Т4 Каким образом защитник сможет выявить квалификацию и специализацию эксперта, предварительно не наведя соответствующих справок и не побеседовав с ним ? Установленное законом право представлять доказательства органам следствия и суду предполагает также его право активно участвовать в розыске и собирании

1 Стецо вский Ю.И. Уголовн о- процесс уальная деятель ность защитн ика. М., 1982. С. 60.

2 Гинзб ург Г.А., Поляк А.Г., Самсон ов В.А. Советск ий адвокат . М., 1968. С. 55.

3 Леви А.А. Участие защитник а на предвари тельном следстви и // Прокуро рская и следствен ная практика. 1997. № 3. С. 131.

4 Петрух ин И.Л. О расшире нии защиты на предвари тельном следстви и // Советско е государс тво и право. 1982. № 1. С. 84.

80

доказ атель ств, опра вдыв ающи х обви няем ого или смягч ающи х его ответс твенн ость . Для полно ценно й защит ы заявле нию защит ником ходат айства непре менн о пред шеств ует некот орая его деяте льнос ть: выяс нение лиц, распо лагаю щих полез ными для защит ника сведен иями, истре бован ие через юрид ическ ую, консу льтац ию докум ентов, мнени й специ алист ов, получ ение от обвин яемых или други х гражд ан предм етов, котор ые могут быть призн аны вещес твенн ыми доказ атель ствам и. Защи тник може т, не совер шая никак их следст венны х и проце ссуаль ных действ ий осмот реть место проис шеств ия, объек т, подле жащи й исслед овани ю, состав ить план, схему, произ вести фотос ъемку, кинос ъемку, аудио - и видео запись , если такие действ ия не нару шают чьих- либо интер есов. Такие действ ия адвок ат может поруч ить и специ алиста м. Как и любо й гражд анин защит ник может за преде лами проце ссуаль ной форм ы беседо вать с людь ми, напри мер, узнать о лицах, котор ые распо лагаю т благо прият ными для обви няем ого данн ыми2. В польз у этого выво да свиде тельс твует и то, что опре делен ие прав обви няем ого и защи тника в ст. 46 и ст. 51 УПК РСФ СР, изло женн ые ранее в виде замкн утых переч ней, закон ом от 23.05 .93 г. были допол нены указа нием на право обвин яемог о и защит ника испол ьзоват ь любы е други е, поми мо обозн аченн ых в этих переч нях, средст ва и спосо ба защит ы, если они не прот иворе чат закон у.

Потр ебнос ть в спосо бах и средс твах защи ты, не запре щенн ых, но и не преду смотр енных закон ом, обусл овлен а самой приро дой уголо вного проце сса как откр ытой инфо рмац ионн ой систе мы. Факт ическ ие данн ые - матер иальн ые и идеал ьные
отоб раже ния
иссле дуем ого
собы тия,
след ы на
пред метах
и

1 Стряпухин В.Г., Хейфец С.А. Представление адвокатом доказательств по уголовному делу // Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967. С. 104; Еникеев 3. Гласность и состязательность - гарантии правосудное™ приговора // Советская юстиция. 1989. № 10. С. 25.

2 Строгович М.С. Защитник должен защищать // Литературная газета, 1970, 4 марта; Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников // Советское государство и право. 1981. № 8. С. 90-91; Перлов И.Д. Право на защиту. M., 1969. С. 52.

« 81

представления в памяти людей, впоследствии представляющие

содержание доказательств, возникают вне процессуальной формы и обретают эту форму в

^ результате ряда процедур, когда они попадают в поле зрения следователя и

становятся объектом процессуальных обращений, решений и следственных

действий. Так, полагая, что показания определенного лица могут явиться

оправдательным доказательством, защитник или обвиняемый заявляет *

ходатайство о допросе этого лица в качестве свидетеля, а следователь принимает

решение об этом ходатайстве и в случае его удовлетворения производит допрос.

Но этим узаконенным процедурам непременно предшествует некоторая

  • деятельность защитника ( обвиняемого, его родных и близких ), не облеченная в процессуальные формы: выявление лиц, располагающих полезными для защиты сведениями, истребование через консультацию документов, мнений

Ш- специалистов, получение от обвиняемых или других граждан предметов, которые

могут быть признаны вещественными доказательствами и др.’

Вместе с тем следует признать, что процессуально - правовые средства, обеспечивающие защитнику возможность участия в доказывании, для повышения

  • эффективности его деятельности требовали изменений и дополнений. Одной из

причин постановки вопроса о наделении защитника и иных участников процесса правом собирать доказательства послужило отсутствие достаточно четкой позиции законодателя по этому вопросу, которое и обусловила возникновение Ф* двух противоположных указанных выше точек зрения. Ч.ч. 2, 3 ст. 86 нового

УПК РФ во многом решили эту многолетнюю проблему, прямо предусмотрев, что подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе не только представлять, но и собирать письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному

1 Якимович Ю.К., Ленский А.В. Еще раз о состязательности в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1999. С. 585.

82 делу в качест ве доказ ательс тв, устра нив тем самы м двойс твенн ость уголо вно- проц ессуа льног о закон а в этой части . Защи тник же вправ е соби рать доказ ательс тва путем получ ения предм етов, докум ентов и иных сведен ий; опрос а лиц с их согла сия; истре бован ия справ ок, харак терис тик, иных доку менто в от орган ов госуд арств енной власт и, орган ов местн ого само упра влени я, общес твенн ых объед инени й и орган изаци й, котор ые обяза ны предо ставля ть запра шива емые доку мент ы или их копи и. Анал огичн ые по суще ству права адвок ата закре плены и в п.п.1- 3 ч. 3 ст. 6 Федер ально го Закон а « Об адвок атской деяте льнос ти и адвок атуре в Росси йской Феде раци и »’. По сравн ению с Поло жени ем об адвок атуре 1979 г. защи тник полу чил возм ожно сть самос тоятел ьно, от своего имени запра шиват ь справ ки, харак терист ики и иные докум енты из разли чных орган изаци й и объед инени й. Это особе нно важно , когда адвок ат участ вует в качес тве защи тника по делу, рассл едова ние котор ого прово дит право охран итель ный орган, наход ящийс я на значи тельн ом рассто янии от места распо ложе ния юрид ическ ой консу льтац ии. Необ ходи мость закон одате льног о закре плени я рассм атрив аемог о права, кроме того, обусл овлен а получ ением адвок атами возмо жност и заним аться частн ой практ икой. 74 % из 105 опро шенн ых адвок атов выска залис ь за допо лнени е своег о прав ового стату са право м самос тоятел ьно запра шиват ь необх одим ые для защит ы докум енты из пред прият ий, учре жден ий и орган изаци й’.

Вмест е с тем нам предс тавляе тся, что обяза нност ь переч ислен ных в законе орган изаци й выдат ь защит нику запра шивае мые им докум енты или их копии не должн а носит ь катего ричн ый харак тер. Ее действ ие следуе т огран ичить услов ием, что предо ставле нная защит нику инфор мация не будет содер жать сведен ия, соста вляю щие тайну , охра няем ую закон ом ( напр имер, госуд арств енну ю, банко вску ю, враче бную , комм ерчес кую ). В этом случа е, если защи тник счита ет

1 Российская газета, 2002, 5 июня.

% 83

t* нужным истребовать и приобщить к делу доказательства, которые он сам не

вправе получить, он имеет возможность ходатайствовать об этом перед

t следователем.

Представление предметов и документов в УПК РСФСР и УПК РФ называется двояко: представлением предметов и документов, могущих, будучи приобщенными к уголовному делу в качестве доказательств, установить необходимые по делу фактические данные ( ч. 1 ст. 70 УПК РСФСР, ч. 2 ст. 86 УПК РФ ) либо представлением доказательств ( ст. ст. 46, 51-55, ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР, п. 4 ч. 2 ст. 42, п. 2 ч. 4 ст. 44, п. 4 ч. 4 ст. 46, п. 4 ч. 4 ст. 47 УПК РФ ), а в

  • п. 1 ч. 1 ст. 53, п. 7 ч. 2 ст. 54, ч. 3 ст. 86 УПК РФ помимо представления

доказательств речь также идет и о собирании доказательств защитником и гражданским ответчиком. Законом ( ст. 74 УПК РФ ) доказательства определены *• как любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в

порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. При этом в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы. Схожее определение доказательств и исчерпывающий перечень их источников

^* были даны ранее в ст. 69 УПК РСФСР. Следовательно, по смыслу закона

собирание доказательств неотделимо от способов их закрепления и фиксации, что является исключительным правом органов расследования и суда. Доказательства появляются в уголовном процессе лишь через установленные процессуальные процедуры. Соблюдение процессуальной формы обнаружения и закрепления доказательств является определенной гарантией, способствует их сохранности,

1 Лисицын Р. Участие защитника подозреваемого в доказывании // Законность. 1998. № 4. С. 32.

%

84

^ обеспечивает возможность их последующей проверки, оценки, использования для

обоснования выводов по делу. Поэтому защитник, равно как и иные участники

it процесса не может представлять доказательства как таковые. Адвокат вне

процесса может устанавливать очевидцев преступления, лиц, которым что-либо известно о преступлении, обвиняемом, потерпевшем, взаимоотношениях между ними, осмотреть местность, получить предметы от обвиняемого, его близких, однако все это является собиранием и представлением органу расследования не доказательств, а фактических данных, сведений о фактах, имеющих доказательственное значение, содержащихся в предметах и документах, обладающих свойством относимости, которым орган расследования придает свойство допустимости. А поскольку фактические данные приобретают доказательственное значение только тогда, когда они соответствующим образом закреплены способом и в порядке, установленном законом, то они станут доказательствами в уголовном процессе лишь после того, как этим фактическим данным будет придана надлежащая процессуальная форма’.

*

По смыслу закона под предоставлением доказательств понимается передача их в распоряжение органа расследования либо прокурора. Представление участниками процесса предметов и документов, имеющих значение для дела не предрешает автоматического приобщения их к делу. Решение о допуске таких данных в процесс на стадии расследования может принимать только дознаватель, следователь или прокурор. Они собираются вне процессуальных форм, так как их представлению зачастую предшествует поиск, который лежит за рамками процесса, и решение вопроса о доказательственном значении представленных адвокатом предметов и документов - это прерогатива органа, ведущего процесс. Представление предметов или
документов, которые могут иметь

*

1 Макаро ва 3.B. Процесс уальная форма предста вления доказат ельств по уголовн ым делам // Правове дение. 1998. № 1.С. 85.

% 85

fc доказательственное значение, начинается после доставления определенного

объекта к следователю и просьбы о приобщении его к делу в качестве ^ доказательства. Причем следователь может признать объект не относящимся к

делу и возвратить его. Право на представление следователю документов и предметов предполагает физическую доставку, демонстрацию предмета или документа, заявление ходатайства о приобщении его к делу в качестве доказательства и осведомленность о решении следователя по данному вопросу. Этому праву корреспондируют обязанность следователя произвести осмотр доставленного предмета или документа и его упаковки, ознакомится с ним, * рассмотреть ходатайство, при необходимости допросить доставившее его лицо и

сообщить о принятом решении. Удовлетворив ходатайство, следователь приобщает документ или предмет к делу, а в противном случае - возвращает его Ш- по принадлежности. Предоставление преобразует предметы и документы в

доказательства в процессуальном смысле слова1. Доказательствами они становятся после того, как следователь или суд примет их и решит приобщить к делу. До представления это не доказательства, а предметы и документы. Поэтому термин « собирание доказательств » применительно к соответствующим действиям участников процесса, не являющихся органами расследования и прокурором, нуждается в правовой коррекции. По этой причине более правильным будет говорить о собирании и представлении письменных документов и предметов, содержащих в себе сведения, обладающих свойством относимости к обстоятельствам дела, которые могут быть приобщены органом расследования или прокурором в качестве доказательств. С учетом изложенного следует отметить, что в п. 3 ч. 3 ст. 6 Федерального Закона « Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации » верно говорится о праве

1 Пономаренко В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе. Автореферат ^ дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 8.

4

*•

86

адвок ата на собир ание и предс тавлен ие предм етов и докум ентов, котор ые могут быть призн аны вещес твенн ыми и иным и доказ атель ствам и.

Здесь же умест но обрат ить вним ание и на некот орые дефек ты закон одате льной техни ки при конст руиро вании новог о уголо вно- проце ссуаль ного закон а. Так, если ч. 2 ст. 86 УПК РФ надел яет подоз ревае мого, обви няем ого и иных участ вующ их в деле лиц, отста иваю щих свои собст венн ые либо предс тавляе мые интер есы право м не тольк о предс тавлят ь докум енты и предм еты для их приоб щения к делу в качест ве доказ ательс тв, но и собир ать их, то в ст. ст. 42, 44, 46, 47, УПК РФ, содер жащи х в себе отдел ьные переч ни прав указа нных лиц речь идет тольк о об их предо ставле нии. Искл ючени е почем у-то делает ся для защи тника и граж данск ого ответ чика, а также предс тавит еля граж данск ого ответ чика, котор ые согла сно п. 1 ч. 1 ст. 53, п. 7 ч. 2 ст. 54 и ч. 2 ст. 55 УПК РФ вправ е и предс тавля ть и соби рать доказ атель ства. Кром е того, в соотв етств ии с полож ениям и п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защит ник в поряд ке, устан овлен ном ч. 3 ст. 86 УПК РФ вправ е привл екать специ алист ов. В ч. 3 ст. 86 УПК РФ о специ алиста х не сказа но ни слова . Зато о них можн о проч есть в п. 4 ч. 3 ст. 6 указа нного выше Федер ально го Закон а. Во избеж ание разли чных толко ваний данно е разно чтение должн о быть устра нено путем внесен ия соотве тству ющих измен ений в уголо вно- проце ссуаль ные норм ы, содер жащи е в себе права участ ников судоп роизв одства и в ч. 3 ст. 86 УПК РФ, регла менти рую щую поря док участ ия защи тника в доказ ыван ии.

Деяте льнос ть подоз ревае мого, обвин яемог о, защит ника, напра вленн ая на обнар ужени е данны х, котор ые, возмо жно, будут служи ть доказ ательс твами, носит внепр оцесс уальн ый харак тер, так как не регла менти руетс я проц ессуа льны ми норма ми и распр остра няется на весьм а огран иченн ый круг доказ ательс тв, для получ ения котор ых закон не преду сматр ивает произ водств а опред еленн ых проц ессуа льны х дейст вий. Данн ые, котор ые предс тавил защи тник, могут стать

% 87

fl* либо вещественными доказательствами, либо документами ( в смысле ст. 84 УПК

РФ).

ф Есть мнение, что подобная деятельность должна стать процессуальной, а ее

результаты должны рассматриваться как доказательства1. Предложения такого рода обосновываются тем, что полноценной защиты на следствии не будет, если не обеспечить адвокату, имеющему право представлять доказательства, возможность их получения, а поскольку доказательство может быть таковым если только оно надлежащим образом оформлено процессуально, то возможности

адвоката на практике будут сведены лишь к беседам с лицами, могущими быть

ш

w потенциальными свидетелями, экспертами или другими участниками процесса с

последующей просьбой об их допросе, то есть процессуальном узаконении, к

осмотру места происшествия, его фотографированию, истребованию документов

*• или письменных сведений от своего имени и через заведующего юридической

консультацией, но добытые в результате этого данные не станут

доказательствами, если будут отвергнуты органами расследования .

По существу речь в этих предложениях идет о наделении защитника правом

производства так называемого « параллельного расследования ». Данный вопрос

будет подробнее рассмотрен ниже при изучении способов внедрения

состязательного процесса в предварительное расследование. Здесь же отметим

лишь, что такое предложение неприемлимо в принципе, поскольку в силу

^* публично-правового начала, присущего российскому уголовному процессу,

специфической особенностью каждого уголовного - процессуального отношения

является наличие в нем представителя государственной власти ( следователя,

’ Милова И.Е. Участие адвоката-защитника в собирании доказательств на предварительном следствии. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Самара. 1998. С. 6; Хохрина T.B. Проблемы деятельности адвокатуры ( Обзор откликов на материалы « Круглого стола » ) // Советское государство и право. 1986. № 9. С. 88-90; Капустин А.А. Указ. соч. С. 21; Лобанов А.П. Указ. соч. С. 15.

2 Зубарев В., Мешков Ю. Защитник на предварительном следствии // Социалистическая, законность. 1988. № 2. С. 56-57.

4

88 лица, производящего дознание, прокурора и др. ). Без властного начала в уголовно-процессуальных отношениях невозможно развитие уголовного судопроизводства, достижение стоящих перед ним задач. Вне прямой связи с представителем государства участники уголовного судопроизводства не могут в процессе расследования реализовать свои права и выполнять возложенные на них обязанности.

Не менее важным элементом доказывания, чем собирание доказательств, является их оценка. В числе принципов уголовного судопроизводства ст. 17 УПК РФ закрепила новый, ранее неизвестный принцип свободы оценки доказательств. Собирание доказательств сопровождается их исследованием, в ходе которого происходит и оценка доказательств1. Оценка доказательств - это мыслительная деятельность участников процесса2. Нельзя согласится с мнением, что оценка доказательств - это мыслительная деятельность только суда, прокурора, следователя и лиц, производящих дознание и что подозреваемый, обвиняемый, их защитник, потерпевший и иные участники процесса права на оценку доказательств не имеют3 и не выступают в качестве субъектов оценки доказательств4. Данная точка зрения основана на буквальном толковании положений ст. 71 УПК РСФСР 1960 г., ст. ст. 17, 88 УПК РФ, которые упоминают в числе субъектов оценки доказательств только суд, прокурора, и орган расследования. Однако не следует понимать оценку только как деятельность, которая имеет общеобязательные
правовые последствия. Доказательства

Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С. 8

2 Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959. С. 158 - 160; Мухин И.И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском судопроизводстве. Л., 1974. С. 3, 5 и др.; Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977. С. 3; Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. M., 1989. С. 614 - 615 и др.

3 Никандров В.И. Об оценке доказательств участниками уголовного процесса // Государство и право. 1992. № 5. С. 62.

4 Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж: ВГУ, 1995. С. 14.

% 89

• оценивают не только должностные лица, но и все участники процесса. Это

находит свое выражение в их показаниях, объяснениях, ходатайствах по делу1. Без

, критической оценки исследуемых по делу доказательств деятельность участников

процесса была бы попросту невозможной. Субъектов оценки доказательств также можно подразделить на две группы, в зависимости от того, составляет ли оценка доказательств их обязанность или право. Обязанность оценки доказательств производна от обязанности доказывания, более широкой по объему. Закон не упоминает их среди субъектов оценки доказательств только потому, что производимая ими оценка не влечет за собой никаких правовых последствий, в • том числе принятия решения от имени государства2 и носит лишь

рекомендательный характер для государственных органов. Сила этой оценки в ее убедительности, а не обязательности. Доводы по оценке доказательств могут быть

- положены в основу решения по делу в зависимости от их обоснованности и

правильности3. Игнорировать правильные доводы лиц, участвующих в деле, органы, ведущие процесс не могут и обязаны их учитывать при принятии своих собственных решений. В этом смысле оценка лиц, участвующих в производстве

w по делу опосредованно также может влиять на движение процесса. Оценка

доказательств, предложенная участниками процесса, если она не голословна, должна быть принята следователем и лицом, производящим дознание к проверке и использованию, так как закон требует от них всестороннего, полного и Р* объективного исследования имеющихся по делу доказательств. Непринятие во

внимание информации, представляемой обвиняемым и его защитником служит причиной многих следственных ошибок, обусловленных неполнотой исследования обстоятельств дела.

’ Комментарий к УПК РСФСР. М., 1981. С. 97.

2 Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. М., 1968. С. 13-14; Алексеев В.Б. Оценка доказательств в стадии надзорного производства. М., 1971. С. 76 - 81 и др

3 Зайцева С.А. Понятие и содержание оценки доказательств в уголовном процессе // Проблемы реализации судебной реформы в России. Вып. 1. Саратов. 1998. С. 74-75.

90

Из изложенного видно, что деятельность участников процесса в сфере доказывания может влиять на движение дела только лишь опосредованно, через решения, принимаемые органами расследования. Закон наделяет субъектов доказывания второй группы правом представлять доказательства прокурору, следователю, дознавателю, но вместе с тем этому праву не соответствует ничья обязанность передавать эти доказательства этим субъектам для их последующего представления, за исключением обязанности предоставления документов или их копий защитнику органами государственной власти, местного самоуправления, общественными объединениями и организациями. В остальных случаях ни юридические, ни физические лица не обязываются законом выполнять требования этих субъектов доказывания по предоставлению в их распоряжение каких-либо фактических данных, их эти субъекты могут получить через орган расследования либо прокурора, заявив соответствующее ходатайство. Названная деятельность не влечет за собой возникновение полноценных доказательств в собственном смысле этого слова, так как фактические данные, предоставляемые ими могут стать доказательствами только будучи введенными в процесс органом расследования или прокурором. До принятия этого решения фактические данные доказательствами не являются и не могут быть использованы в процессе доказывания. Подавляющее большинство фактических данных, имеющих значение для дела, могут быть получены лицами, участвующими в деле, не имеющими властных полномочий, только путем заявления ими органу расследования либо прокурору различных ходатайств, например об истребовании определенных доказательств, проведении следственных действий, выяснении тех или иных обстоятельств по делу и т.п. Ходатайство представляет собой процессуальное право, предоставленное законом определенному кругу лиц в целях обеспечения объективного, всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, а также для защиты личного или представляемого интереса,

% 91

^ выраженной в виде устной или письменной просьбы и обращенной к

должностным лицам или органам, ведущим производство по делу, о совершении и ими определенного процессуального действия или принятия процессуально

значимого решения . Исходя из процессуального положения лиц, наделенных законом правом на заявление ходатайств, и норм закона, регулирующих заявление и разрешение ходатайств в каждой стадии процесса ( ст. ст. 131, 223, 276 УПК РСФСР, ч. 1 ст. 119 УПК РФ ), следует прийти к выводу, что по своему содержанию ходатайства направлены на совершение какого-либо процессуального действия или на
принятие решения. Согласно уголовно-

  • процессуальному закону разрешение ходатайств в досудебных стадиях процесса

возложено на лиц, ведущих производство по делу, то есть на следователя, лицо, производящее дознание, прокурора. Никакие иные лица правом удовлетворения Ф- или отклонения ходатайств при проведении предварительного расследования не

обладают. Для правоотношений, возникающих в связи с ходатайствами, характерно наличие взаимных прав и обязанностей. Их содержанием являются корреспондирующие друг другу с одной стороны право участника процесса и * иных исчерпывающе перечисленных законом лиц обратиться к должностному

лицу или органу, ведущему производство по делу, с просьбой о производстве определенного процессуального действия или о принятии процессуально значимого решения, и их обязанность
указать, в подтверждение каких

Щ& обстоятельств необходимо производство соответствующего действия либо чем

обосновывается необходимость принятия соответствующего решения, с другой стороны обязанность должностного лица или органа, ведущего производство по делу, рассмотреть заявленное ходатайство и принять по нему обоснованное решение, и право этих органов и должностных лиц потребовать от лица,

’ Меженцева А.Я. Ходатайства в советском уголовном судопроизводстве // Вопросы борьбы с преступность10- Вып. 37. М, 1982. С. 60.

И

92

w заявившего ходатайство, указать, в подтверждение каких именно обстоятельств

необходимо производство просимого им действия или чем может быть

«4 обоснована необходимость принятия просимого процессуального решения.

Однако корреспондирование прав и обязанностей в данном правоотношении не предполагает обязанность следователя, лица, производящего дознание, прокурора и суда удовлетворять любое ходатайство, заявленное участником процесса. Удовлетворение ходатайств полностью зависит от усмотрения тех, кому оно адресовано, то есть органа расследования и прокурора. Об удовлетворении ходатайства либо о полном или частичном отказе в его удовлетворении следователь обязан вынести постановление с указанием мотивов отказа, которое доводится до сведения лица, заявившего ходатайство. Ранее уголовно-процессуальный закон не определял срок, в течение которого следователь должен разрешить ходатайство, в результате чего тот мог откладывать ответ заявителю до конца расследования по делу. Принимая во внимание, что реализация прав участников судопроизводства, не наделенных властными полномочиями, в процессе доказывания, по собиранию доказательств по сравнению с органами уголовного преследования существенно ограничена и осуществляется в основном через заявление соответствующих ходатайств, в ст. 121 нового УПК РФ, с учетом неоднократно высказывавшихся ранее предложений1 указано, что ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. Отсрочка его разрешения возможна на срок не более трех суток и только в случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного расследования, невозможно.

  • Ст. 131 УПК РСФСР для выполнения требований закона о полноте,

всесторонности и объективности исследования обстоятельств дела прямо

1 Шимановский В. Ходатайствам участников уголовного’процесса - максимум внимания // Российская юстиция. 1995. № 10.

  • 93

^ предусматривала, что орган расследования не вправе отказать участникам

процесса в допросе свидетелей, производстве экспертизы и других следственных

«t действий по собиранию доказательств, если обстоятельства, об установлении

**

которых они ходатайствуют, могут иметь значение для дела. Такая же формулировка нашла свое отражение и в ч. 2 ст. 159 УПК РФ. Удовлетворение ходатайств уголовно- процессуальный закон поставил в зависимость от значения ходатайства для дела, однако перечня указанных обстоятельств закон не содержит и это вполне естественно, ибо законодатель не в состоянии учесть и исчерпывающе отразить в формулировке нормативного акта все многообразие ситуаций и конкретных обстоятельств, которые встречаются в жизни и могут иметь значение для правильного разрешения дела. Следовательно, признание обстоятельств, об установлении которых просит в ходатайстве участник процесса, « имеющими значение для дела » зависит от того, насколько правильно оценят их и какой вывод сделают соответственно лицо, производящее дознание, следователь и прокурор. Представляется, что таковыми должны быть признаны все обстоятельства, способствующие быстрому и полному раскрытию преступления, изобличению виновных лиц и справедливому их наказанию, обеспечению того, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден, выявлению причин и условий, способствующих совершению преступлений. Полагаем, что руководствуясь именно указанным выше критерием лица, производящие расследование и прокурор должны оценивать заявленное ходатайство и решать вопрос о его удовлетворении или отклонении.

%

94

w 2.4. Пределы действия принципа состязательности в
стадии

предварительного расследования в российском уголовном процессе.

4

Существование на стадии предварительного расследования судебного

контроля, обжалование в суд или прокурору незаконных решений органов расследования, наделение обвиняемого правом заявлять ходатайства, представлять доказательства позволило ряду ученых полагать, что уже сейчас на стадии предварительного расследования существуют стороны и в полной мере действует принцип состязательности1. Между тем выше нами указывалось, что для определения действия на досудебных стадиях процесса принципа состязательности необходимо прежде всего установить, наделены ли органы уголовного преследования с одной стороны и подозреваемый, обвиняемый и их защитник - с другой, абсолютно равными процессуальными возможностями по отстаиванию своих интересов перед независимым от них органом - судом. Анализ существующего в настоящее время положения позволяет со всей уверенностью ответить на этот вопрос отрицательно, а это значит, что состязательность не является принципом предварительного следствия и дознания, а проявляется на данном этапе производства по делу лишь в отдельных своих элементах.

*?

Расширение процессуальных прав подозреваемого, обвиняемого, защитника и других субъектов на стадии предварительного расследования существующего в РФ уголовного процесса, заключающееся в законодательном закреплении их права собирать фактические данные, имеющие значения для дела без кардинального изменения конструкции процесса не означает действие на этих этапах состязательности. Обеспечение подозреваемого или обвиняемого защитником с самого начала осуществления в
отношении них уголовного

1 Гришин А.И. Состяза тельнос ть уголовн ого судопро изводст ва и предвар ительно е расслед ование // Правове дение. 1998. № 1.С. 178; Кондрат ов П.Е. Принцип ы уголовно го судопрои зводства // Научно- практиче ский коммента рий к УПК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедев а. М.: Спарк, 2002. С. 37.

J * 95

^ преследования - это также необходимое, но явно недостаточное условие

состязательности. <4 Реализация принципа состязательности предполагает равенство сторон

*+

обвинения и защиты. Одним из важнейших элементов состязательности является защита именно как сторона процесса, обеспечивающая путем использования процессуальных полномочий, тождественных полномочиям органам обвинения, правовую охрану прав и свобод подозреваемого и обвиняемого, подвергаемому уголовному преследованию. Вступая во взаимодействие со стороной обвинения, защита обеспечивает реализацию состязательных начал уголовного судопроизводства в целом. Без равенства возможностей участников процесса в собирании доказательств равенство их процессуальных прав невозможно. Для утверждения же о равенстве процессуальных средств органов расследования и обвиняемого на этапе расследования нет никаких оснований. На данный момент ввиду отсутствия этого равенства не приходится говорить и о наличии на досудебных стадиях судопроизводства сторон как таковых. Какой бы объем прав ни был продекларирован законом для обвиняемого и защитника, их практическая реализация в существующих условиях всегда будет зависеть от усмотрения органа уголовного преследования1. При этом орган расследования, конечно, не равен обвиняемому. Их нельзя назвать сторонами, даже если обвиняемый пользуется помощью защитника, так как орган, ведущий процесс, может использовать на предварительном расследовании такие средства, которые защита не может там найти ввиду своей второстепенной роли в этом производстве. В настоящее время существует ассиметрия прав, органы расследования пользуются большими полномочиями, чем защита. Одно лишь введение на предварительном следствии защитника без предоставления ему прав, аналогичных правам, осуществляющим уголовное преследование, не делает его состязательным, а является формой

1 Смирно в А.В. Указ. соч. С. 205.

I % 96

^ реализации права лиц, подвергающихся уголовному преследованию на защиту1,

что в настоящее время и имеет место. Законодательное расширение прав

± защитника в том числе и в части представления доказательств не нарушает

стройность конструкции предварительного расследования преступлений, ведь даже в этом случае защитник не приобретает равные с органом расследования права на участие в процессе доказывания и может влиять на ход процесса только опосредованно через орган дознания, следователя и прокурора, бесспорно осуществляющих в одном лице и уголовное преследование и полномочия по исследованию обстоятельств дела и разрешению ходатайств лиц, подвергаемых

  • этому преследованию и их представителей ( защитников ).

Теоретически обеспечить равенство сторон в собирании доказательств можно двумя способами. Во-первых, путем предоставления участникам процесса,

•• стороне защиты права самим собирать доказательства путем
проведения

параллельного расследования. Во-вторых, путем передачи права собирать и легализовывать доказательства независимому от сторон органу юстиции -судебному следователю либо следственному судье, который становится единственным органом предварительного следствия. При этом орган уголовного

преследования, кто бы его ни представлял, на досудебных стадиях

i

судопроизводства полностью уравнивается со стороной защиты и, как сторона

обвинения, выполняет лишь одну функцию в производстве по делу - уголовного

?* преследования, лишаясь иных функций в уголовном процессе и полномочий по

руководству им2.

Полагаем, что действующие правовые регламентации ограничивают

, возможности стороны защиты состязаться на равных со стороной обвинения

прежде всего в сфере доказывания, то есть выявления, закрепления, проверки и

’ Чельцов М.А. Система основных принципов уголовного процесса // Ученые записки ВИЮН. Вып. 1У. М., 1947. С. 117-147.

2 Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988. * С. 309-310.

?+

97 оценк и факти чески х данны х и их источ ников. На стади и рассле дован ия субъе кты, выпол няющ ие функц ии уголо вного пресл едова ния и защит ы действ итель но не могут в равно й мере прини мать участ ие в проце ссе доказ ывани я. Выра женно сть состя зател ьност и в равен стве прав в доказ ыван ии означ ает преж де всего, что участ ники проц есса, выпо лняю щие функ цию защи ты имеет прав о прин имать участ ие в тех следст венны х действ иях, в котор ых действ ует орган уголо вного пресл едова ния. Для созда ния состя зател ьного рассл едова ния необх одим о надел ение сторо ны защит ы опред еленн ыми дискр ецион ными полно мочия ми, котор ые будут обяза тельн ы для офиц иальн ых орган ов и могут быть реали зован ы в силу указа ния закон а, без испра шиван ия кажд ый раз разре шения у какой- либо проц ессуа льно й инста нции, благо даря чему частн ые лица спосо бны актив но защи щать свои закон ные интер есы, не полаг аясь на госуд арств енны е орган ы1. Обще извест но, что в настоя щее время все следст венны е действ ия произ водятс я орган ами предв арите льног о следст вия и дозна ния, осуще ствля ющим и в рамка х рассле дован ия и такую деятел ьность , как уголо вное пресл едова ние, однак о подоз ревае мый и обви няем ый, а равн о их защи тники лише ны возм ожно сти участ воват ь во мног их следс твенн ых дейст виях. Сейч ас на предв арите льно м следс твии эти субъе кты уголо вно- проц ессуа льно й деяте льнос ти прин имаю т участ ие в прове рке доказ атель ств части чно - тольк о в той мере, в какой это призн ает необх одим ым следо ватель . В соотве тствии с уголо вно- проце ссуаль ным закон ом они вправ е прин имать участ ие лишь в следс твенн ых дейст виях, прои зведе нных по их ходат айств у ( п. 9 ч. 1 ст. 46, п. 10 ч. 4 ст. 47, п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ ), при этом подоз ревае мый и обви няем ый могут прис утств овать при таких действ иях тольк о с разре шения орган а уголо вного пресл едова ния, что факти чески прев раща ет это прав о в пусту ю форм ально сть. Прав ом участ воват ь при остал ьных следс твенн ых дейст виях они не обла дают.

Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб.: Альфа, 2001. С. 224-225.

И. 98

^ Если на предварительном следствии и дознании защитник и представляемые

им лица осведомлены о содержании материалов только тех процессуальных ± действий, которые были проведены с участием своего подзащитного, и

9

fr*

знакомятся с производством по делу лишь при окончании расследования, в то время как следователь, как лицо, непосредственно выполняющее следственные и процессуальные действия, владеет всем объемом указанных материалов, равенство сторон остается пустым звуком. Защитник может представлять фактические данные, которые могут стать доказательствами, но не вправе самостоятельно собирать полновесные судебные доказательства в собственном смысле этого слова. Единственно реальное средство, используя которое защитник как-то может повлиять на ход и результаты расследования - заявление ходатайств. Однако его ходатайства разрешает орган, осуществляющий в рамках функции расследования деятельность по изобличению лиц в совершении преступлений, противоположную по своему характеру защите и несовместимую с ней. Более того, большинство прав обвиняемого и подозреваемого, многие права защитника и иных участников процесса могут быть реализованы лишь при условии согласия, или, по крайней мере, непротивления этому государственных органов, ведущих процесс. Пока удовлетворение ходатайств одной стороны зависит от усмотрения другой, равенство сторон отсутствует. Решение вопроса об отводе защитника - его устранении от участия в деле на стадии предварительного расследования как было, так и остается в компетенции именно прокурора, следователя, органа дознания ( ст. 67-1 УПК РСФСР, ч. 1 ст. 69 и ч. 2 ст. 72 УПК РФ ).

Оснований считать состязательность принципом расследования не дает и реализация следователем уголовного преследования и принятие им же самим решений по всем вопросам процесса1. Уголовное преследование не отделено от

»

1 Дюряги н И. Дискусс ионные вопрос ы реформ ы уголовн ого судопро изводст ва // Советск ая юстици я. 1989. № 7. С. 9-10.

99

(? разрешения дела, они сосредоточены в одних руках, а там, где это имеет место

принцип состязательности отсутствует. Утверждение обратного было бы ж неправильным, так как состязательный процесс предполагает наличие

трехстороннего правоотношения, когда между уголовным преследованием и защитой стоит нейтральный арбитр - судебный орган, который и принимает решения по делу. В отсутствие такого арбитра обвиняемый и защитник находятся в неравном положении с органами предварительного расследования. Все основные решения на предварительном следствии, в том числе юрисдикционного характера, принимает орган расследования и прокурор, которые таким образом

  • заменяют указанного выше арбитра. Обвинение предъявляется не просто органом

уголовного преследования, а, если так можно выразиться, по совместительству

судьей, и по этой причине оно лишает уголовный иск состязательной природы и

приобретает значение первого официального вывода о виновности привлекаемого

к уголовной ответственности лица.

Не может быть таким независимым арбитром между органами расследования и преследуемым в уголовном порядке лицами, а также их представителями такой субъект досудебного производства, как прокурор. Прокуратура является многофункциональным органом. Основной ее функцией в соответствии со ст. ст. 1 и 2 Федерального Закона « О прокуратуре » является надзор за исполнением законов, действующих на территории РФ.1 В досудебных стадиях уголовного

fr*- процесса - это надзор за исполнением закона органами, осуществляющими

дознание и предварительное следствие. Прокурорский надзор заключается в том, чтобы путем наблюдения за деятельностью данных государственных органов обеспечить неуклонное соблюдение последними требований закона, своевременно выявляя случаи нарушения установленного законом порядка расследования уголовных дел, а также прав и законных интересов участвующих в

’ Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971. С. 56.

100

9

нем лиц. Остальные виды деятельности прокуратуры следует признать дополнительными. В их число входит и уголовное преследование. На основании ст. ст. 2, 31 названного Федерального Закона осуществляя уголовное преследование, органы прокуратуры проводят расследование по делам о преступлениях, отнесенных уголовно-процессуальным законодательством к их компетенции. Для этого прокурору не обязательно самому возбуждать уголовные дела, производить следственные действия, привлекать к уголовной ответственности. Основная задача - следить за тем, чтобы при этом не нарушались законы, виновные привлекались к ответственности только в соответствии с установленным порядком.1 Осуществление прокурором уголовного преследования прямо вытекает и из содержания п. п. 45, 47, 55 ст. 5 УПК РФ. Именно прокурор является в настоящее время полновластным « хозяином » досудебных стадий процесса: он принимает на данном этапе производства окончательное решение по каждому делу, или утверждая соответствующий процессуальный акт следователя или лица, производящего дознание, либо соглашаясь с данным актом, когда закон не требует его утверждения прокурором, либо отменяет решение по делу, вынесенное органом расследования, и принимает собственное решение.

Для того, чтобы обеспечить состязательность на предварительном следствии, там нужен судья - представитель независимой от органов уголовного ^ преследования судебной власти2. При состязательности
предварительное

расследование утрачивает характер досудебной стадии процесса и приобретает статус стадии судебной. Таким образом деление процесса на досудебные и судебные стадии фактически упраздняется, так как суд действует и при возбуждении уголовного дела и на предварительном расследовании. Поскольку

1 Чурилов А.В., Гущин В.З. Правозащитная функция прокуратуры в постсоциалистическом государстве // Государство и право. 1998. № 5. С. 63.

2 Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С. 100.

% 101

Ik же суд в процессе доказывания в стадии предварительного следствия в настоящее

время не участвует, обвиняемый не занимает процессуальное положение стороны, ^ так как в этой стадии не имеет равной с органами
расследования,

осуществляющими и уголовное преследование, возможности оспорить перед судом предъявленное ему обвинение. Предварительное расследование практически
полностью, за исключением некоторых основных моментов,

т

требующих получения судебного решения, находится в руках несудебной власти. Последняя обладает правами осуществления уголовно-процессуального доказывания и самостоятельного применения процессуальных принудительных * мер. Надзор за исполнением законов при производстве
дознания и

предварительного следствия осуществляет прокурор, который является субъектом, осуществляющим уголовное преследование. Внедрение на следствии * судебного контроля, в ведении которого с недавнего времени находятся жалобы

участников процесса и иных заинтересованных в деле лиц на действия и решения органов расследования, а также производства ряда следственных действий не иначе как по судебному решению ничего в этом отношении принципиально не меняет, поскольку суд на этой стадии производства по делу не разрешает вопросы, связанные с доказыванием и не осуществляет функцию расследования уголовного дела.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод о том, что хотя предварительное следствие в целом не является состязательным, так как в нем нет состязательной борьбы сторон перед независимым арбитром - судом, элементы состязательного уголовного процесса в . нем несомненно имеются. Прежде всего это широкие права
обвиняемого.

Учитывая, что институт защиты от уголовного преследования имеет состязательное
происхождение, свободный доступ защитника к участию в

предварительном расследовании с момента начала осуществления уголовного

ш

  • 102

преследования независимо от формы предварительного расследования означает, что
состязательность усилила здесь свои позиции. Но главное - в стадии

  • расследования все же появляется тот, перед кем можно состязаться - суд, без чего разговор о состязательности во многом лишен смысла.

Наделение обвиняемого ( подозреваемого ), его защитника и законного представителя правом на обращение в суд с жалобами на действия и решения органов расследования и прокурора и обоснование их в судебном заседании, в котором участвует также и прокурор, означает углубление начал состязательности в стадии предварительного расследования1. Элементом состязательности в этой стадии является не только право на рассмотрение судом таких жалоб, но и сам порядок их рассмотрения, который является полностью состязательным. По состязательному принципу построена и судебная процедура получения судебных решений о заключении под стражу, продления срока содержания под стражей и иных решений. Однако не все действия суда в досудебных стадиях процесса характеризуются состязательностью. Так, в тайне от подозреваемого, обвиняемого и их защитника, которые не могут высказать свое мнение по затрагиваемым их конституционные прав вопросам, а значит и вне состязательных условий будет с 1 января 2004 г. происходить принятие судом решений о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, подвергшихся уголовному преследованию, о производстве обыска и ( или ) выемки в их жилище, о наложении ареста на их корреспонденцию и т.д. ( ч. 1 ст. 165 УПК РФ ). Вместе с тем, сам факт, что такие следственные действия могут иметь место исключительно на основании решения, принимаемого судом, органом, не ф> осуществляющим уголовное преследование и независимым от органов

1 Демидов И.Д. Проблема прав человека в современном российском процессе ( концептуальные положения ). Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1996. С. 47; Тыричев И.В. Осуществление судопроизводства на основе IP’ состязательности и равноправия сторон // Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А.

Лупинской. М., 1997. С. 126.

103

предварительного следствия и дознания, образует собой элемент состязательности на стадии расследования.

Как видно из содержания закона круг следственных действий, которые могут быть произведены только по судебному решению, существенно расширен. Это означает, что состязательность в ходе предварительного расследования расширила свой плацдарм. Произошло усиление ее элементов.

Состязательность на стадии предварительного расследования в рамках действующего уголовно-процессуального законодательства проявляется и в возможности заявления участниками процесса ходатайств о получении дополнительных доказательств, которые являются обязательными для рассмотрения органом расследования, в предоставлении предметов, которые могут быть признаны доказательствами, в других процессуальных гарантиях, направленных на обеспечение прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого.

Все изложенное выше позволяет сделать вывод, что состязательной стадия предварительного расследования в российском уголовном судопроизводстве не является. Уголовное судопроизводство РФ не предусматривает широкое внедрение принципа состязательности и равноправия сторон в стадию предварительного расследования, ограничиваясь только его элементами1. Участники предварительного следствия не состязаются друг с другом, а выполняют различные уголовно-процессуальные функции, преследуя, соответственно, различные цели. Предварительное следствие и дознание проводятся не в условиях состязательности и равноправия сторон, а лишь #? открывают возможности и создают необходимые
предпосылки для

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 149; Мамзина H.B. Состязательность в стадии предварительного расследования // Тезисы докладов Межвузовской научно-практической конференции « Актуальные проблемы борьбы с преступностью в современных условиях ». 20-24 апреля 2000 г. Воронеж: ВИ МВД РФ. 2000. С. 54; Даев В.Г., Лукашевич В.З., Катькало СИ., Комарова Н.А., Коряковцев В.В., Маршунов М.Н., Ц Мещеряков Ю.В., Сидорова Н.А. За повышение эффективности уголовного судопроизводства в борьбе
с

преступностью // Вестник СПбГУ. 1995. сер. 6. вып. 2 (13 ) С. 83.

  • 104

состязательного построения уголовного процесса. В полной мере рассматриваемый
нами принцип действует лишь в судебном судебного

  • разбирательстве уголовных дел, а не во все уголовном процессе1. Таким образом,

с движением процесса вперед, розыскное начало все более уступает место состязательному . Означает ли это, что в предварительном следствии и дознании

  • состязательность вообще отсутствует ? Полагаем, что на этот вопрос следует

ответить отрицательно. Состязательность как совокупность некоторых общих признаков присуща практически каждой процессуальной системе. Различно лишь содержание, значение и гарантии состязательности3. Состязание позиций, интересов по делу, а не только сторон в суде, присуще всему уголовному ^ процессу. Содержание принципа состязательности предполагает обращение к

«

**

одному из фундаментальных законов философии: единства и борьбы противоположностей как к одному из наиболее общих диалектических закономерностей развития любого явления или процесса действительности. Можно ли допустить, что предварительное расследование осуществляется вне действия этой общей закономерности ? Полагаем, что нет. Здесь борьба противоположностей проявляется в специфических формах. На первоначальном этапе расследования эти формы отражают главным образом содержание деятельности следователя. Но они приобретают новые очертания и качественно новое содержание, когда в деле появляется фигура подозреваемого и обвиняемого. Здесь борьба противоположностей проявляется главным образом в противостоянии уголовного преследования и защиты. Началом состязательности

1 Питулько K.B. Судебный контроль за применением заключения под стражу и реализация права обвиняемого ( подозреваемого ) на защиту в уголовном процессе РФ. СПб. 2000. С. 92-93; Навасардян Р.В. Указ. соч. С. 75; Зажицкий В. О принципах уголовного процесса и предмете доказывания // Российская юстиция. 2000. Ха 4; Громов Н. Лисоволенко В., Гришин А. Защита в состязательном уголовном процессе // Следователь. 1999. № 8. С. 21; Кобликов А.С. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс / Под ред. А.С. Кобликова. М., 1995. С. 39; Правоохранительные органы Российской Федерации. М., 1996. С. 56-58; Ульянова Л.Т. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1997. С. 58.

2 Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М: Городец, 1997. С. 212.

3 Машовец А.О. Состязательность как принцип обновляемого уголовного процесса // Актуальные проблемы борьбы с правонарушениями. Екатеринбург, 1992. С. 93.

^ 105

на предварительном следствии является начало осуществления уголовного преследования в отношении определенного лица.

«

**

106

4

ГЛАВА III. Реформирование стадии предварительного расследования и

принцип состязательности.

  • 3.1. Формы реализации принципа состязательности в
    стадии

предварительного расследования.

^ С распадом СССР и продолжающимися радикальными преобразованиями

социально-экономического и политического строя в России формируется новая самостоятельная суверенная система права, правосудия и органов уголовной юстиции. До принятия нового УПК РФ наблюдался определенный разрыв между отдельными положениями российской Конституции и реальными отношениями, Ь складывающимися в сфере уголовно-процессуального регулирования, который в

«

ходе нормотворчества и правоприменительной деятельности не преодолевался. Назрела необходимость скорейшего обновления уголовно-процессуального законодательства на основе именно конституционных положений.

**

Реформируя предварительное следствие законодатель должен был четко уяснить, необходимо ли предварительное следствие как таковое, и если да, то для чего; какие функции в уголовном судопроизводстве должен выполнять следователь и каким будет его процессуальное положение; как должно строится следствие, будут ли образованы на этой стадии стороны с абсолютно равными правами ?

Основная проблема реформы предварительного расследования заключалась в выборе его конструкции, а именно определении того, должна ли стадия расследования обрести состязательную форму или же следует сохранить существующую длительное время модель производства расследования. В связи с этим возникал вопрос: если существует спор о том, каким должно стать предварительное расследование преступлений, нужно ли оно, необходимо ли на

107

досудебных стадиях процесса формирование того фундамента доказательств, на котором суд впоследствии вершит правосудие ? Ответ, на наш взгляд, очевиден.

#

Потребность в предварительном следствии как специфической досудебной процессуальной деятельности представителей власти, использующих меры принуждения, профессионально владеющих криминалистической тактикой и методикой, применяющих специальные познания и научно-технические средства для обнаружения и изобличения преступника, для реабилитации ошибочно обвиненного, объясняется тем, что виновный подготавливает и совершает преступления тайно, по возможности не оставляя заметных следов, а в дальнейшем противодействует уголовному преследованию и вовсе не желает быть изобличенным1. Существование предварительного расследования обусловлено необходимостью произвести собирание для суда доказательств в условиях, не * совместимых с условиями судебного разбирательства. В процессе доказывания

следователь производит собирание доказательств и их предварительную проверку и оценку, а суд - итоговую оценку доказательств ради одного - справедливого разрешения дела2. Без предварительного расследования по подавляющему большинству уголовных дел, в ходе которого раскрываются преступления, а лица, их совершившие, изобличаются в
результате полного, всестороннего и

\ объективного исследования всех обстоятельств, судебное разбирательство просто

невозможно. Предварительное следствие и дознание являются необходимым и обязательным
этапом по подавляющему большинству уголовных дел .

| Предварительное расследование препятствует необоснованному привлечению в

качестве обвиняемых невиновных лиц, дает возможность исследовать обстоятельства дела и избежать направление уголовных дел в суд, освобождая его

1 Ларин A.M. Заметки о предвар ительно м следств ии в России // Госуда рство и право. 1993. № 3. С. 72.

2 Шадри н B.C. Обеспече ние прав личности и предвари тельное расследо вание в уголовно м процессе // Государс тво и право. 1994. № 4. С. 102.

3 Лука шевич
B.3.,
Шиман овский
В.В.
Предва рительн ое
следств ие
должно
быть
более
эффекти вным // Правове дение. 1996. № 2. С.71.

  • 108

от лишней работы по реабилитации ошибочно обвиненного в совершении преступления. Материалы предварительного следствия являются основой, на

4 которой развертывается деятельность суда, они определяют исходную позицию, с

которой начинается судебное следствие. От того, насколько доброкачественно проведено расследование, зависит и правильное отправление правосудия1. Без

1 *

i

досудебного расследования суд зачастую просто не в состоянии постановить

законный и обоснованный приговор. , Одна из самых революционных и принципиально новых для национального

I уголовного судопроизводства идей судебной реформы
заключалась в

превращении всех без исключения стадии российского уголовного процесса в

I

**

полностью состязательные. В первую очередь речь шла о состязательной модели досудебного производства по уголовным делам. Во времена существования СССР вряд ли можно было всерьез ставить вопрос о кардинальном изменении природы предварительного расследования. Идея об упразднении следственного судопроизводства и всемерном внедрении принципа состязательности в отечественное предварительное расследование появилась в начале 90-х годов XX в. и в первую очередь нашла свое отражение в Концепции судебной реформы в РСФСР2, разработанной отделом судебной реформы ГПУ Президента РСФСР, и утвержденной Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24.10.91 г.3 Это предложение было поддержано многими видными учеными-процессуалистами .

Как указывалось выше одним из двух путей внедрения принципа состязательности на стадию расследования может быть закрепление в законе права производить параллельное расследование стороной защиты. Несмотря на то, что этот вопрос неоднократно освещался в специальной литературе, на нем

I*

1 Каре тников А.С. Произво дство по делу, возвращ аемому для дополн ительно го расслед ования. Сарато в: Изд- во СГУ, 1981. С. 27.

2 Конце пция судебно й реформ ы. М., 1992. С. 66-67, 87.

3 Ведом ости Съезда народн ых депутат ов РСФСР и Верхов ного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.

4 Напр.: Петрух ин И.Л. Состяза тельнос ть и правосу дие ( к 100- летию M.C. Строгов ича ) // Госуда рство и право. 1994. № 10. С. 132; Петрух ин И.Л. Правос удие: время реформ. M., 1991. С. 87.

  • 109

следует остановится подробнее, поскольку он имеет прямое отношение к одному из способов построения досудебных стадий производства по делу и нашел

4 большое число сторонников. Под параллельным расследованием понимаются

одновременные следственные действия, проводимые защитником по выявлению оправдывающих или смягчающих ответственность обстоятельств, с изложением

. своих выводов в оправдательном заключении или заключении о смягчении

ответственности обвиняемого, образование равноправных сторон обвинения и защиты и наделение последней права самой собирать и формировать доказательства, которые должны будут приниматься в качестве таковых органом расследования и судом при принятии итогового решения по делу по вопросу о виновности подсудимого. Так, еще при совершенствовании уголовно- процессуального законодательства на рубеже 80-90-х годов XX в. предлагалось ^ допустить производство параллельного расследования в случае
задержания

подозреваемого, по делам о преступлениях несовершеннолетних, лиц, страдающими физическими или психическими недостатками, препятствующими самостоятельно осуществлять им свое право на защиту, при обвинении лица по статье уголовного закона, санкция которой предусматривает исключительную меру наказания в виде смертной казни, граждан, не владеющих языком уголовного судопроизводства. Круг параллельных следственных действий должен был быть достаточно широк и прямо определен в законе. Вместе с тем предлагалось предусмотреть гарантии, исключающие влияние защитника на сокрытие истины по делу, для чего сохранить тайну предварительного следствия и запретить защитнику самостоятельно допрашивать тех лиц, которые уже допрошены дознавателем, следователем, прокурором или судом. Защитник не должен был оформлять результаты следственного действия соответствующим протоколом и не был обязан отчитываться перед следователем или прокурором о

  • по

проведенных параллельных следственных действиях . В развитие этой идеи было высказано предложение поставить защиту в равное с обвинителем положение в

  • собирании доказательств, за исключением использования тех средств доказывания, которые составляют исключительную компетенцию государственных правоохранительных органов и связаны с вторжением в сферу

^ конституционных охраняемых прав2.

В дальнейшем идея параллельного расследования была подхвачена рядом ученых и детализирована3, найдя свое выражение в проектах Федерального Закона « Об адвокатуре » и уголовно-процессуального законодательства. Наиболее радикальным и тенденциозным в этом отношении стал проект УПК РФ,

U подготовленный ГПУ Президента РФ4. Авторы данного проекта для обеспечения

?

»»

полной состязательности на досудебных стадиях процесса избрали путь наделения стороны защиты и частного обвинения правом производства параллельного расследования, ведения частных расследовательских мер. Согласно п. 11 ст. 81 проекта УПК, обвиняемому предлагалось предоставить право « осуществлять частные расследовательские меры через имеющего высшее юридическое образование защитника или посредством частного детектива ». По уголовным проступкам обвиняемый наделялся правом осуществлять такого рода меры лично. Результаты частных следственных действий должны были признаваться судебными доказательствами ( ст. 147 проекта ). Эти меры рассматривались некоторыми юристами как наиболее существенная новелла,

1 Горя. Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе // Советская юстиция. 1990. № 7. С. 22.

2 Бедняков. Д.И. Некоторые аспекты судебно-правовой реформы в РСФСР // Государство и право. 1992. № 1. С. 27.

3 Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголовном процессе России: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Воронеж. 1998. С. 23; Макаров A.M., Алексеева Л.Б. Каким быть уголовному процессу ? // Советское государство и право. 1990. № 11. С. 152; Петрухин И.Л. Состязательность и правосудие // Государство и право. 1994. № 10. С. 137.; Рогаткин А.А., Петрухин И.Л. О реформе уголовно-процессуального права РФ // Проблемы Российской адвокатуры. М., 1997. С. 107; Стецовский Ю.И. Концепция судебной реформы и проблемы конституционной законности в уголовном судопроизводстве // Государство и право. 1993. № 9. С. 103.

4 Российская юстиция. 1994. № 9.

Ill воплощающая принцип состязательности в уголовном судопроизводстве1. Отметим, что по имеющимся данным за предоставление защите права самостоятельно собирать доказательства выступают в основном адвокаты ( 48 % ) и всего 7 % судей, в то время как за предоставление данных полномочий судебному следователю высказываются 79 % судей, 86 % прокуроров и следователей и 52 % адвокатов2.

Полагаем, что внедрение в жизнь этой процессуальной конструкции - это не что иное, как доведение идеи состязательности в ее разрушительном виде до крайних проявлений. Нельзя согласиться с мнением отдельных ученых о возможности допустить в процесс доказывания частные следственные действия ( обыск, освидетельствование, опознание, эксперимент и т.д. ) которые могли бы проводить потерпевший ( частный обвинитель ), его представитель, обвиняемый, ? защитник, даже при условии создания надежных гарантий получения достоверной

информации с их помощью, а также гарантий защиты интересов личности в ходе частных следственных действий3.

И дело здесь не в том, что реализация этих предложений приведет к усилению неравенства граждан перед законом, большинство из которых уже сейчас не могут оплатить труд адвоката-защитника, а малоимущие подозреваемые и обвиняемые вообще останутся без защиты, так как не смогут пригласить адвоката для выполнения столь серьезной работы по проведению по сути ‘* параллельного следствия4. Названный проект УПК наряду с
частными

расследовательскими мерами сохранил обязанность органов уголовного преследования «… достоверно установить на основе всестороннего, полного и

1 Новые идеи уголовной юстиции // Российская юстиция. 1994. № 9. С. 1.

2 Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в российском уголовном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 166.

3 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж: ВГУ, 1995. С. 235; Сазонов В. Нужен ли следственный судья ? // Советская юстиция. 1993. № 5. С. 1.

4 Кехлеров С. Проект требует экономического обоснования // Российская юстиция. 1995. № 4. С. 17.

‘*»

112

объек тивно го иссле дован ия прои сшест вия … кем имен но совер шено прест уплен ие; при этом орган ы уголо вного пресл едова ния должн ы с одина ковой тщате льнос тью выявл ять обсто ятельс тва как улича ющие, так и оправ дыва ющие подоз ревае мого и обви няем ого, как отягч ающи е, так и смягч ающи е его ответ ствен ность либо освоб ожда ющие от нее » ( ч. 2 ст. 13 ), в связи с чем альте рнати вное адвок атское рассле дован ие предс тавляе т собой допол нител ьную, а отню дь не единс твенн ую гаран тию интер есов обви няем ого, и те, кто не смогу т ее приоб рести, лишь остан утся в том самом полож ении, в котор ом пребы вают и сейчас , рассч итыва я на справ едлив ость и помо щь госуд арства 1.

Предл ожени я сторо ннико в такого рода рефор мации стади и рассле дован ия и всего уголо вного проце сса в целом по наше му убежд ению непри емлим ы по иным, следу ющим причи нам. Внеш не эти идеи выгля дят заман чиво и перво начал ьно воспр инима ются как усиле ние функц ии защит ы, уравн ивани е ее в права х по соби рани ю доказ атель ств. Одна ко такая конст рукц ия рассл едова ния вряд ли повыс ит эффек тивно сть деятел ьност и защит ника в рассм атрив аемой нами стади и. Убеж дены, что как тольк о защит а получ ит право самос тоятел ьно собир ать доказ атель ства, она утрат ит свое основ ное содер жани е и пред назна чение , смеша ется с обвин ением и может превр атитьс я в свою проти вопол ожнос ть. При соби рани и доказ атель ств, особе нно на перво начал ьном этапе рассл едова ния, зачас тую труд но, а иногд а прост о и не возм ожно опре делит ь, какое доказ ательс тво форм ирует ся - обвин итель ное или оправ датель ное. Более того, перво начал ьно оцене нное как оправ датель ное, впосл едстви и оно может быть расце нено как обви нител ьное.

По этой причи не предл агаем ый поряд ок создае т сложн ые как право вые, так и нравс твенн ые проб лемы для адвок атов. Неяс но, как долж ен будет посту пить защит ник обвин яемог о, если в резул ьтате того или иного частн ого следст венно го

Смирнов A.B. Состязат ельный процесс. СПб.: Альфа, 2001. С. 263.

% 113

действия он получит данные, уличающие его подзащитного. Скрыть, уничтожить эти данные он, очевидно, не вправе. Но и предоставить их должностному лицу, 4 ведущему дело, противоречит природе, назначению профессиональной защиты .

Наделив защиту указанным правом, законодатель не только создаст предпосылки для ее смешения с обвинением, но и породит непреодолимые трудности при собирании доказательств, особенно связанных с производством неповторимых следственных действий. Защитник будет вынужден или проводить их выборочно, отражая в протоколе лишь то, что, по его мнению, на данном этапе оправдывает его подзащитного ( не исключая при этом возможности оценки в дальнейшем зафиксированного как обвинительного доказательства ), или вообще не фиксировать ничего, если он столкнется с обстоятельствами, на его взгляд, обвинительными, отягчающими ответственность обвиняемого.

*

?*

Получив в результате тех или иных частных следственных действий определенную информацию, частный обвинитель, его представитель или защитник обвиняемого, очевидно, не обязаны сообщать о ней следователю и могут представить ее непосредственно в суд. Но тогда последний, особенно по крупным групповым делам, где не один потерпевший, много обвиняемых и защитников, нередко будет получать множество следственных производств, причем не исключено, что с разными результатами. При этом ни один из участников процесса не будут знать, какими данными располагают другие. Производство одних и тех же следственных действий чревато многочисленными повторными вызовами граждан. К тому же неясно, кто будет нести расходы вследствие проведения частных расследовательских мер, частных следственных действий.

1 Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика ) // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юрист, 2000. С. 27-31.

По меньшей мере наивным представляется и предположение о том, что обвиняемый и его защитник в ходе осуществления частных расследовательских

  • мер станут заботиться об установлении истины или интересах пострадавшего от

преступных действий. При производстве защитником следственных действий неизбежна необъективность в установлении тех или иных обстоятельств дела в

Ъ силу заранее заданной односторонности такого расследования. Частные

следственные действия примут только односторонний характер с фиксацией только тех доказательств, которые оправдывают или смягчают вину. В уголовном судопроизводстве защитник не обязан принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств (? дела, установлению истины, которая часто связано с получением доказательств

?

обвинительного характера. Для защитника с учетом его процессуальной функции задачи уголовного судопроизводства ограничиваются лишь частью задач, изложенных в ст. 2 УПК РСФСР и п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ: справедливости наказания лицу, совершившему преступление, защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. С учетом этого защитник не упоминался в ст. 20 УПК РСФСР среди лиц, обязанных принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования дела. Из обязанности защитника выявлять только оправдывающие или смягчающие ответственность обвиняемого ( подозреваемого ) обстоятельства прямо следует его заинтересованность в исходе дела. Таким образом частные следственные действия будут производить лица, заинтересованные не в установлении истины по делу, а в
обеспечении

^ благоприятного исхода для обвиняемого, который и оплачивает их работу.

Органы расследования же защищают публичный интерес и не могут быть пристрастными. В случае, если имеются основания полагать, что они лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе уголовного дела, это является

**

115

обсто ятель ством , искл ючаю щих возм ожно сть их участ ия в уголо вном судоп роизв одств е ( п. 3 ч. 1 ст. 59, ч. 1 ст. 64 УПК РСФ СР, ч. 2 ст. 61 УПК РФ ). Таки х основ аний к отвод у защи тника закон не содер жал и не содер жит в насто ящее врем я ( ст. 67-1 УПК РСФ СР, ч. 1 ст. 72 УПК РФ ), факти чески подтв ержда я вывод о заинте ресов аннос ти этого участ ника проце сса в исход е прои зводс тва по делу в польз у предс тавля емых им лиц. С учето м этого счита ем, что во всех случа ях в дейст виях орган ов рассл едова ния объек тивно сти боль ше, чем при частн ых рассл едова тельс ких мера х.

Закон одате льная реали зация предл агаем ого решен ия сущес твенн о затру днит и деяте льнос ть орган ов рассл едова ния, котор ые факти чески будут лише ны возмо жност и произ водит ь неотл ожны е следст венны е действ ия. Осущ ествле ние таких дейст вий данн ыми орган ами после выпо лнени я их защи тнико м, зафик сиров авши м части чно или не зафик сиров авши м вооб ще сведен ия о каких- либо обсто ятельс твах, имею щих значе ние для дела, не даст резул ьтата. След ы прест уплен ия к этому време ни могут исчезн уть естест венны м путем или будут уничт ожен ы заинте ресов анны ми лицам и, получ ивши ми свобо дный досту п к ним1. Тем более, что прове дение частн ых следст венны х действ ий частн ым обвин ителе м или защит ником может опере жать деятел ьность следо вателя , а некот орые из прове денн ых дейст вий ( напр имер, опозн ание ) будут непов тори мыми и досто верно сть их резул ьтато в прове рить будет труд но, а поро й и невоз можн о. Более того, это может приве сти к потер е не тольк о обвин итель ных доказ ательс тв, о чем сторо нник и рефо рмир овани я досуд ебны х стади й проц есса по рассм атрив аемой схеме не очень сожал еют, но даже оправ датель ных, вызов ет неодн ократ ное прои зводс тво одни х и тех же дейст вий, увели чит возм ожно сть потер и, искаж ения или умыш ленно го уничт ожени я следо в прест уплен ий. Это, в свою очере дь, усили т возм ожно сти лиц, совер шив ших прест уплен ия влият ь в

Щ. ‘ Доля Е. Новая Конституция РФ и уголовно-процессуальная деятельность // Российская юстиция. 1994. № 4. С. 17.

ft

(ft

г*

не

своих интер есах на исход тех или иных следс твенн ых дейст вий и, в конеч ном счете, на резул ьтаты рассл едова ния в цело м. Допр ошен об обсто ятель ствах прои зводс тва частн ых следс твенн ых дейст вий адвок ат быть не може т - адвок атску ю тайну свято охра няет уголо вно- проц ессуа льны й закон . Мож но тольк о предс тавит ь себе, какой вал безза кони й нас ожид ает при такой « состя зател ьност и сторо н » на предв арите льно м следс твии.

Особ еннос ть доказ ыван ия по уголо вном у делу состо ит в том, что позна ющи й субъе кт как прав ило не може т отыск ивать доказ атель ств и иссле доват ь их, не затра гивая при этом чьих- либо интер есов. В связи с этим возни кает необх одим ость надел ить субъе ктов доказ ыван ия таким и прав омоч иями, котор ые позво лили бы им беспр епятс твенн о соби рать и иссле доват ь доказ атель ства . Испол нение предп исани й проце ссуаль ной форм ы доказ ывани я обеспе чивает ся возм ожно стью прим енени я госуд арств енног о прин ужде ния, то есть санкц ий проце ссуаль ных, дисци плина рных, уголо вно- право вых. Следс твенн ые действ ия ( допр ос, обыс к, освид етель ствов ание и др. ) всегд а вклю чают в себя элеме нты проце ссуаль ного прину ждени я и могут осуще ствлят ься тольк о соотве тству ющим и долж ностн ыми лица ми, надел енны ми власт ными полн омоч иями. В слож ном поло жени и могут оказа ться граж дане, попав шие в орби ту пред усмот ренн ого проек том частн ого рассл едова ния. Не обре менен ные долж ностн ой ответ ствен ность ю, но заинт ересо ванн ые в совер шенн о опре делен ном резул ьтате своей деяте льнос ти предс тавит ели сторо ны защи ты оказ ываю тся вдруг в поло жени и носит еля власт ных полн омоч ий по отно шени ю к друг им граж дана м,

выну жден ным подч инять ся его требо вания м при прои зводс тве осмот ра, обыс ка, выем ки, опозн ания, освид етель ствов ания, прове рки показ аний на месте , следс твенн ого экспе риме нта. Нет никак их гаран тий того, что доказ атель ства

ft

Теория доказат ельств в советск ом уголовн ом процесс е. Часть общая. М.: Юрид. лит., 1966. С. 381.

117

будут собраны при этом в строгом соответствии с процессуальными режимами, при соблюдении прав и интересов других лиц. Уже сейчас по действующему законодательству чрезмерно широк круг лиц, наделенных властными полномочиями в уголовном процессе, и он постоянно расширяется за счет увеличения числа спецслужб, наделяемых правами органа дознания. Трудно представить себе, что произойдет, если к ним добавить еще сотни тысяч адвокатов, которым будет разрешено производить допросы, обыски и иные следственные действия. В результате расширения круга субъектов проведения следственных действий сфера применения принуждения неоправданно расширится. Увеличится возможность произвола по отношению к гражданам.

Там, где требуется властное возложение на определенных лиц процессуальных обязанностей ( дать показания, представить предмет, произвести экспертизу ) и принуждение к исполнению этих обязанностей, там внепроцессуальной деятельности места нет. Производимое адвокатом частное следственное действие не имеет таких процессуальных гарантий, как существующие процедуры. Производить следственное действие должен лишь представитель власти, такая фигура, наделенная властными полномочиями в стадии предварительного расследования должна быть одной. Понимая это, около 70 % практических работников выступают против предоставления защитнику права производства следственных действий’.

Не спасает положения и предложение о введении в уголовный процесс нового субъекта - так называемого наблюдателя из числа лично незаинтересованных в уголовном деле сотрудников органов дознания « для оказания помощи лицу, производящему частное следственное действие, а также удостоверения факта его производства, содержания, хода и результатов » ( ч. 1 ст. 101 проекта ), которое преследует собой цель узаконить применение принудительных мер в ходе «

1 Баев О. Я., Баев М.О. Указ. соч. С. 23.

’?

118 пара ллель ного рассл едова ния » и прок онтр олир овать испол нение требо ваний проц ессуа льног о закон а о его собл юден ии при соби рани и доказ атель ств. По наше му мнен ию позиц ия о непр иемл имост и прове дения частн ыми лица ми рассл едова ния по делу, да еще и заинт ересо ванн ыми в его исход е, таких проц ессуа льны х дейст вий, как обыс к, выем ка, пред ъявле ние для опозн ания, следс твенн ый экспе риме нт, бессп орна даже в прис утств ии набл юдат еля. Полу чаетс я, что незаи нтере сован ный в уголо вном деле сотру дник орган а дозна ния, назна чаетс я к личн о заинт ересо ванно му в исход е дела участ нику уголо вного проц есса для прои зводс тва следс твенн ого дейст вия, котор ые кром е осозн ания своих интер есов, часто и понят ия не имею т о проц ессуа льны х дейст виях, спосо бах их прове дения и закре плени я. Прис утств ие в качес тве наблю дателя работ ника милиц ии, не являю щегос я специ алист ом в вопро сах права и проц есса, также не гаран тируе т безуп речн ость проц ессуа льно й деяте льнос ти, а лишь подче ркива ет власт ный харак тер мисси и лица, прои зводя щего частн ое рассл едова ние. Участ ие в проц ессуа льны х дейст виях предс тавит еля адми нистр ативн ой власт и прив одит к нену жном у дубл иров анию, поско льку адвок ат не може т сам прин ять реше ние по делу и предс тавля ет резул ьтаты частн ого следс твенн ого дейст вия в суд. Кром е того, от участ ия набл юдат еля « частн ые дейст вия » перес тают быть таков ыми1. При таком поря дке следс твенн ое дейст вие будет пров одить по суще ству долж ностн ое лицо, и имен овать его « частн ым следст венны м действ ием » лишен о смысл а. Назна чение наблю дателя из числа сотру дник ов орган а дозна ния и возло жени е на него обяза нност и по прим енени ю мер прин ужде ния, необх одим ых для начал а и обесп ечени я норм ально го хода частн ых следс твенн ых дейст вий ставя т под вопр ос прав омер ность их назва ния частн ыми, поско льку по суще ству при таком подх оде

1 Доля Е.А. Проект Общей части УПК Российской Федерации: критический анализ // Государство и право. 1995. № 5. С. 84- 85.

119

они приобретают публично-правовой характер, так как обеспечиваются принудительной силой государства. Исходя из положений проекта функция наблюдателя несвойственна данному лицу, поскольку в соответствии п. 3 ч. 3 ст. 101 проекта УПК ГПУ Президента РФ наблюдатель обязан выполнять законные просьбы лица, производящего частные следственные действия, и оказывать ему содействие в использованием принадлежащих наблюдателю властных должностных полномочий. Как следует из проекта наблюдатель должен принимать участие во всех следственных действиях. Если же при их производстве будет присутствовать наблюдатель, то все следственные действия вообще проще производить только органами расследования1.

Но самый главный недостаток конструкции параллельного расследования заключается в том, что защита, присваивающая себе судебную прерогативу легализации доказательств, становится маленьким судьей в своем собственном деле. Разработчики проекта предлагают результаты частных следственных действий признать судебными доказательствами, если эти результаты получены в присутствии наблюдателя ( ст. 147 проекта ). Такие доказательства будут широко использоваться в доказывании по уголовному делу. Однако доказывание представляет собой процесс установления истины в судопроизводстве, ее познание, обоснование представлений о ее содержании2. Деятельность же обвиняемого, в случае действительного совершения им преступления и деятельность его защитника, производная от позиции своего подзащитного, отнюдь не направлены на установление истины. Предполагаемый вариант разрушает понятие « допустимости » доказательства, одним из положений которого
является требование, что доказательство должно быть получено

1 Лукашевич B.3., Шимановский B.B. Там же. С. 74-75.

2 Белкин. А.Р. Теория доказывания. М.: Норма, 2000. С.1.

  • 120

управомоченным субъектом, то есть лицом, принявшим дело к своему производству.

*• По тем же соображениям нельзя согласится с предложением предоставить

?

потерпевшему права не только представлять доказательства, но и собирать их по поручению следователя1, поскольку пойти по такому пути означает передать некоторые функции следователя частному лицу, что несовместимо с принципом публичности российского уголовного процесса, согласно которого производство предварительного следствия есть деятельность только государственных органов. Специфика уголовного судопроизводства как особого направления государственной деятельности, состоит в том, что здесь объективно требуется

ж единоначалие, роль которого ни в коем случае нельзя принижать несмотря на

*

,*»

возросшее в последнее время значение таких участников уголовно-процессуальных отношений, как подозреваемый, обвиняемый, их защитник, потерпевший и его представитель. Сущность единоначалия в уголовном судопроизводстве состоит в том, что руководит расследованием одно лицо, назначаемое для этого в установленном законом порядке. Руководство расследованием означает и производство этим же лицом следственных действий, результаты которых могут служить доказательствами. Это лицо правомочно единолично решать вопросы в пределах своей компетенции и несет ответственность за состояние, качество, ход и результат определенного этапа уголовного судопроизводства по конкретному делу2.

В целом конструкция частных следственных действий и параллельного расследования в любом их проявлении представляется искусственной, нежизнеспособной. Она пытается соединить несоединимое: властную правоприменительную деятельность управомоченных государственных органов с

Кокорев Л.Д. Потерпе вший от преступ ления в советск ом уголовн ом процесс е. Вороне ж, 1964. С. 40- 41. ?г Лубшев. Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле. М., 1999. С. 36.

V 121

непроцессуальным поиском фактических данных, осуществляемых защитой и другими лицами1. В литературе неоднократно высказывались предложения по ф расширению возможностей участников процесса, особенно
защитника по

»

собиранию фактических данных, которые смогут стать доказательствами - опрос граждан, привлечение специалистов к разрешению каких-либо вопросов, требующих специальных познаний, осмотр местности и т.д. В принципе эти предложения заслуживают поддержки, как направленные на развитие состязательности. Большая часть из них уже воплощена законодателем в жизнь, будучи закрепленными в УПК РФ. Нет принципиальных возражений против предложения и далее расширять в разумных пределах права защитника собирать и представлять такие фактические данные без применения мер принуждения. Но сама идея о том, что одновременно будут проводиться два следствия, направленных друг против друга - одно официальное - « обвинительное », второе - частное « защитительное », фактически при отсутствии на этом этапе какого- либо арбитра между ними - это почва для самых серьезных нарушений законности. На практике это означает прямой путь к злоупотреблениям и фальсификациям и не приведет ни к чему хорошему2. Активизация деятельности защитника в исследовании доказательств должна стать гарантией полноты и объективности предварительного расследования. Наделение же защиты правом производства параллельного следствия означает замену всего нашего уголовного процесса другим, чуждым для нам типом, мало пригодным для российской действительности и не воспринятым, кстати, в большинстве стран континентальной Европы, более близким нам по духу. Реализовывать указанные

1 Шейфер С.А. Проблемы правовой регламентации доказывания в уголовно-процессуальном законодательстве РФ // Государство и право. 1995. № 10. С. 99-100; Гришин А.И. Состязательность уголовного судопроизводства и предварительное расследование // Правоведение.1998. № 1. С. 177; Макарова. 3.B. Процессуальная форма представления доказательств по уголовным делам // Правоведение. 1998. № 1. С. 86.

2 Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М.: Проспект, 2000. С. 20-21.

ft

»?

122 идеи
можн о
лишь
корен ным
образ ом
слом ав
саму
систе му
росси йског о уголо вного проце сса, поско льку он являет ся проце ссом иного, смеша нного типа.

Автор ы проек та УПК ГПУ ссыла ются прежд е всего на опыт США. В самом деле, предп олагае мые права защит ника харак терны для англо- амери канск ого уголо вного проце сса. Но и в США, и в Велик обрит ании защит а следст венны е дейст вия не выпо лняет . Прав а защи тника по веден ию « пара ллель ного » рассле дован ия не намно го шире соотве тству ющих прав журна листа, а важне йшие меры по собир анию доказ ательс тв он осуще ствляе т путем заявле ния ходат айств перед судо м. Сами амер иканс кие юрис ты отмеч ают, что в США защи тник в проце ссе имеет мало факти чески х возмо жност ей для веден ия самос тоятел ьного рассл едова ния или не имеет их совсе м1. Более того, нигде в мире частн ое рассле дован ие не сущес твует в том виде, в каком оно предл ожено в проек те УПК ГПУ През идент а РФ. Не случа йно прав итель ствен ная коми ссия по судеб ной рефо рме Фран ции, к уголо вном у проц ессу котор ой тягот еет уголо вное судоп роизв одств о Росси и, отказа лась от идеи создат ь « частн ое следст вие »2.

Такое юрид ическ ое изобр етение мы бы отнесл и к разря ду безотв етстве нного право творч ества, компр омети рующ его закон, созда ющег о услов ия для рожде ния мертв ых прав овых норм, углуб ляющ его прав овой нигил изм в обще стве. Приз навая важн ое значе ние состя зател ьност и следу ет отмет ить, что она - не само цель. Нель зя допус тить, чтоб ы состя зател ьност ь была реали зован а в закон одате льств е в самы х урод ливы х форм ах, слепо копи рую щих далек о не самые лучш ие запад ные образ цы3. Все без исклю чения следст венны е действ ия в право вом госуд арстве должн ы осуще ствлят ься специ ально уполн омоче нным и на то долж ностн ыми лица ми при нали чии наде жных
проц ессуа льны х гаран тий

1 Neubauer. D. W. America s courts and the criminal justice system. P. 183.

2 J. Pradel. La montee des droits du delinquent au cours de son prjces. Essai d un bilan // Mellanges en 1 honneur du professeur Jean Largier. Grenoble, 1993. P. 231.

3 Масликов И.С. Судебная власть в государственном механизме Российской Федерации. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. М., 1997. С. 15.

*

fr*

123

досто верно сти получ енных доказ ательс тв1. Если же возни кает необх одимо сть дейст вий, связан ных с прину ждени ем, участ ники проце сса должн ы заявит ь ходат айств о о произ водст ве этих дейст вий следо вателе м2.

Вторы м из извест ных нам спосо бов форм ирова ния состяз атель ного рассл едова ния являет ся учреж дение и введе ние в досуд ебные стади и проце сса новог о участ ника право отнош ений - следс твенн ого судьи ( или судеб ного следо вателя , что в обще м-то одно и то же ). В конце 80-х годов в подде ржку этого предл ожени я выска залис ь 75,5 %, 44,1 % следо вателе й, 29,7 % проку роров ; проти в, соотв етстве нно, - 13,2 %; 45,6 %; 48,4 %3. После дними выска зывае тся неско лько причи н непри емлим ости перед ачи следс твенн ого аппар ата в суд4, одна из котор ых функц ионал ьного плана и заклю чается в невоз можн ости совме щения в одном орган е функц ий осуще ствле ния право судия и уголо вного пресл едова ния. По их мнени ю подчи нение следо вателя суду вызов ет неизб ежно отвле чение судьи от его непос редст венно й деяте льнос ти для руков одств а следо вателе м. Функц ия суда - осуще ствле ние право судия. В функц ию же следо вателя орган ично входи т уголо вное пресл едова ние, изобл ичени е в совер шении прест уплен ий. Соеди нение в деяте льнос ти суда функц ий право судия и руков одств а уголо вным пресл едова нием губит ельно. Судья , руков одящи й рассл едова нием, неизб ежно стано вится ответс твенн ым за состо яние следс твенн ой работ ы. Введе ние должн ости судеб ного следо вателя приве дет к тому, что суд, рассм атрив ающи й дело по сущес тву, неизб ежно оказы вается связан своим решен ием приня тыми

1 Громов Н.А., Лисоволенко В.В., Гришин А.И. Состязательность и равноправие сторон как принцип уголовного процесса//Следователь. 1999. №5. С. 37; Волженкин Б. // Законность. 1996. №9. С. 39.

2 Навасардян B.P. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в уголовном процессе. СПб., 2000. С 111.

3 Коган В. Почему бы не быть следственному судье ? // Советская юстиция. 1988. № 7. С. 26-27; Его же. Судебная реформа: кто и за что ? // Советская юстиция. 1988. № 19. С. 21.

4 Перлов И.Д., Рагинский М.Ю. Где^ыть следственному аппарату // Советское государство и право. 1957. № 4. С. 120; Ларин A.M., Савицкий B.M. Каким быть следственному аппарату // Советское государство и право. 1991. № 1. С. 36.

I

1 (?

I**

124

должн остны ми лицам и, ему подчи няемы ми, а функц ии следст венны х и судеб ных учре жден ий смеш иваю тся1.

Дейст витель но, суд не долже н совме щать две эти функц ии. По этой причи не следуе т отверг нуть как принц ипиал ьно непри емлим ое предл ожени е о перед аче следо вателе й под контр оль судов с сохра нение м за ними проку рорск ого надзо ра, как это было в Росси и до 1917 г.2 Не случа йно судеб ные следо вател и в дорев олюц ионн ой Росси и были ближ е к обви нител ьной власт и, чем к власт и судеб ной. При сохра нении надзо ра прок урор а как долж ностн ого лица, осущ ествл яюще го уголо вное пресл едова ние, за орган ами рассл едова ния, пусть даже перед анны ми под контр оль судов, говор ить о состяз ательн ости на стади и рассл едова ния не имеет смыс ла. Прив еденн ые выше аргу мент ы прот ивник ов перед ачи функц ии рассле дован ия прест уплен ий следст венны м судья м были бы верн ы в том случа е, если бы согла сно пред ложе нной конст рукц ии рассл едова ния с участ ием следст венны х судей функц ии уголо вного пресл едова ния и юстиц ии ( разре шени я дела ) были бы слит ы. Анал из пред ложе ний сторо нник ов рефор миров ания стади и рассле дован ия позво ляет сделат ь вывод о том, что эти функц ии будут выпол няться разны ми должн остны ми лицам и. Содер жание этих пред ложе ний в цело м можн о свест и к следу юще му.

Для нали чия состя зател ьност и при осущ ествл ении предв арите льног о рассле дован ия в полно й мере необх одима актив ность и полно та публи чно- состяз ательн ой функц ии юстиц ии, котор ой недост ает в росси йском уголо вном проце ссе судеб ному прису тстви ю в досуд ебных стадия х произ водств а по делу. Акти вност ь долж на состо ять в выпо лнени и, в основ ном по ходат айств у сторо н, судей ских следс твенн ых дейст вий,
прот окола м котор ых долж на прид авать ся

?

1 Жогин H.B., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 33.

2 Кудинов Л.Д. Независимость как основа уголовно-процессуального положения следователя в правовом государ стве // Формир ование правово го государ ства и вопрос ы предвар ительно го следств ия. Труды Высшей

^ следственной школы МВД РФ. Волгоград, 1992. С. 85.

125

юридическая сила судебных доказательств. Полнота функции юстиции, помимо легализации доказательств, должна заключаться на стадии предварительной подготовки в контроле за применением мер принуждения, ограничивающих конституционные права граждан. Для успешной реализации всех названных мер необходимо, по мнению некоторых процессуалистов, выполнить два важных условия, первое из которых имеет организационный характер - отделение службы следственных судей от общей системы судов, рассматривающих уголовные дела ( судебный контроль нельзя поручать какому-либо другому судебному органу, кроме следственного судьи, чтобы оградить судебное разбирательство от формирования преждевременного мнения по делу )\ Второе условие для активного и состязательного судебного присутствия на предварительном расследовании, которое одновременно есть и условие постепенного перехода к постсостязательной модели процесса в целом заключается в том, чтобы обеспечить подлинную независимость всего судебного корпуса, не только организационно, но и цивилизационно. Обвинительная власть не может и не должна принимать решения по ходатайствам, отводам, заявленных другой стороной - защитой и от нее не может зависеть реализация прав, представляемых законом защите. В соответствии с частью 3 ст. 123 Конституции РФ необходимо освободить следователя от уголовного преследования, превратить его в судебного деятеля. Закрепление принципов самостоятельности и независимости следователей, установление механизма реализации этих принципов, усиление состязательных начал на
предварительном следствии будут способствовать

правильному, эффективному разрешению уголовных дел . Расследование преступлений и формирование доказательств должно находиться в исключительной компетенции независимой судебной власти и осуществляться

1 Петрухин И.Л., Куцова Э.Ф. О концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 8. С. 84.

2 Сорокина Ю. Предварительное следствие: история и современность // Советская юстиция. № 9-10. С. 35.

126

следственным судьей ( или судебным следователем ), который бы смог осуществлять судебный контроль за предварительным расследованием и решал * бы возникающие в ходе производства по делу вопросы, рассматривал
бы

ходатайства сторон1. Судебная власть не выполняет обвинительных функций, не подотчетна прокурору. При такой конструкции три процессуальных функции оказываются разделенными уже на предварительном следствии. Прокурор и защита равноправны. Не только обвинение, но и защита должны иметь право присутствовать при всех действиях, проводимых в ходе расследования, где могут быть получены судебные доказательства, то есть те, которые будут в дальнейшем использоваться в суде. Что касается результатов следственных действий, проводимых в порядке следственной прерогативы самими органами уголовного преследования, то их протоколы должны иметь лишь значение ориентирующих

  • материалов, не допустимых по общему правилу в качестве
    судебных

доказательств . Собранные в результате оперативно-розыскных мероприятий сведения можно было бы представлять прокурору с тем, чтобы он формулировал и предъявлял обвинение, поддерживал его перед следственным судьей, а затем перед судом. В этом случае задачей следователя окажется полная, всесторонняя, объективная проверка материалов, процессуально оформленных прокурором. Прокурор и обвиняемый будут использовать допустимые, годные средства и действовать как равноправные стороны. У следователя отпадет заинтересованность в создании адвокату препятствий для оказания юридической помощи3. Следственный судья должен обладать функциями исследования обстоятельств дела и принятия процессуальных решений. Ему не свойственная

^ обвинительная функция, следственный судья не должен принимать решение,

1 Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. № 7. С. 82.

2 Смирнов. А.В. Состязательный процесс. СПб.: Альфа, 2001. С. 243-244.

3 Стецовский Ю.И. Указ. соч. С. 152.

127

относящиеся к актам уголовного преследования: выносить постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, формулировать обвинение и составлять обвинительное заключение. Все это компетенция прокурора. Следственный судья, собрав доказательства, достаточные для обсуждения вопроса о предъявлении обвинения, должен сообщить об этом прокурору и передать ему на какое-то время материалы уголовного дела. Дело возбуждается следственным судьей по требованию органов уголовного преследования. Решение о привлечении лица в качестве обвиняемого принимает орган уголовного преследования.

Судейские следственные действия проводятся в основном по требованию сторон, причем судья не вправе отказать им в этом по мотивам нецелесообразности. Судья контролирует и обеспечивает законность, этих следственных действий, которые проводятся с участием обеих сторон, при условии, если обеспечить это фактически возможно и стороны не просят о проведении следственного действия в их отсутствие Процессуальное значение судейских следственных действий состоит в том, что это единственная форма легализации на предварительном следствии фактических данных в качестве судебных доказательств. Необходимость и момент легализации данных определяются самой заинтересованной стороной, по требованию которой проводится следственное действие. При этом противоположная сторона немедленно приводится в полную известность не только о содержании обвинения, но и о подтверждающих его наличных судебных доказательствах.

Прокурор может отказаться от формулирования обвинения, что влечет за собой прекращение дела, или сформулировать обвинение, предъявить его под контролем следственного судьи. Констатация окончания расследования также осуществляется судьей. По окончании расследования следственный судья может

**

128 дело прек ратит ь, либо перед ать его прок урор у для соста влени я обви нител ьного закл ючен ия1.

При этом образ уется выше указа нный треуг ольн ик субъе ктов проц есса. В таком случа е обви нител ьная функ ция могл а быть здесь осущ ествл яться прок урор ом, а на друг ой сторо не высту пала бы защи та, польз ующа яся равн ыми с обвин ением проце ссуаль ными права ми2. Прок урор долже н стать обвин ителе м, обви няем ый и адвок ат - сторо ной защи ты, а следо вател ь - иссле доват ь обсто ятель ства дела, прин имать реше ния под контр олем судеб ной власт и и не осущ ествл ять функ ций уголо вного пресл едова ния и защи ты3. Разре шени е конф ликтн ых вопр осов межд у сторо нами обви нения и защи ты будет возло жено на следс твенн ого судь ю4.

По мнен ию сторо нник ов этой точки зрени я введе ние инсти тута следс твенн ого судьи позво лило бы возро дить предв арите льное следс твие в его класс ическ ом смыс ле по конст рукц ии, сохра ненно й во Фран ции, Итал ии и в друг их стран ах Евро пы. Это соотв етств овало бы и росси йской истор ическ ой тради ции, котор ая воспр иняла мног ие поло жени я фран цузск ого проц есса.

Дейст вител ьно, в стран ах Запад ной Евро пы основ у досуд ебног о прои зводс тва соста вляет предв арите льное следс твие, котор ое осущ ествл яют предс тавит ели судеб ной власт и - следс твенн ые судьи . Впер вые фигу ра следс твенн ого судьи появи лась в 1808 году в УПК Фран ции. Этот закон предп ринял попыт ку прове сти разли чие межд у уголо вным пресл едова нием, осущ ествл яемы м обви нител ьной

• I»

1 Петру хин. И.Л. Судебн ая власть и расслед ование преступ лений // Госуда рство и право. 1993. № 7. С. 83; .Лавдар енко Л.И. Указ. соч. С. 8, 21.

2 Громо в Н., Лисово ленко В., Гришин А. Указ. раб. С. 21; Воскрес енский В., Коренев ский Ю. Указ. раб. С. 10.

3 И.Л. Петрух ин, Э.Ф. Куцова. О концепц ии уголовн о- процесс уальног о законод ательст ва Российс кой Федера ции // Госуда рство и право. 1992. № 12. С. 83.

4 Долгу шин А.В. Развити е процесс уальны х условий реализа ции принци па состяза тельнос ти. Авторе ферат дис. … канд. юрид. наук. М., 1995; Петрух ин. И.Л. Правов ое государ ство и правосу дие // Советск ое государ ство и право. № 1. 1991. С. 19-29. С. 27; Машове ц А.О. Указ. соч. С. 6, 9; Мехов В.Н. О месте и роли предвар ительно го следств ия в уголовн ом процесс е Российс кой Федера ции // Пробле мы уголовн ого судопро изводст ва. Москва- Кемеро во, 1998. С 83-89.

129

властью в лице прокуратуры, и предварительным следствием, производимым следственным судьей. В основу такого разделения была положена доктрина, согласно которой силу судебных доказательств должны иметь только процессуальные акты, составленные особыми представителями судебной власти. Французскую конструкцию предварительного следствия восприняли многие государства Европы, включая Россию, которая еще до судебной реформы 1864 г. учредила институт судебных следователей, попытавшись отделить предварительное следствие от обвинительной деятельности прокуратуры. Вместе с тем анализ действовавших в России до 1917 г. нормативных правовых актов показывает, что вывод о состязательности расследования в дореволюционной России ошибочен и строится только исходя из констатации самого факта существования судебных следователей.

Ъ В самом деле, с 1860 г. предварительное следствие было передано из ведения

полиции в судебное ведомство. Расследование стали проводить судебные следователи, хотя и не имевшие формального звания судьи, но состоявшие членами уездных судов и находившиеся в организационном и процессуальном подчинении данных судов. Контроль за следственными действиями, предпринимаемыми следователями, возлагался на суды. Только они могли остановить и прекратить производство следствия, давать следователям предписания, рассматривать жалобы на их действия. Назначение на должность

** судебного следователя ( так же, как и назначение других членов
суда )

производилось министром юстиции по представлению губернатора и с согласия губернского прокурора.

Судебные следователи, помимо расследования уголовных дел, имели право наравне с другими членами суда участвовать в отправлении правосудия. Исключение составляли только те дела, по которым они сами проводили расследование.
Судебные следователи учреждались как независимые

130 должностные лица, подчиняющиеся только суду. После проведения судебной реформы 1864 г. институт судебных следователей остался почти в полной неприкосновенности. Изменения касались по существу лишь деталей. После реформы судебные следователи были приравнены по должности к членам окружного суда и состояли при этих судах. Более того, по судебным уставами 1864 г. судебные следователи наравне с другими членами суда назначались на должность императором по представлению министра юстиции. Русский судебный следователь был специализированным органом, назначался бессрочно, на определенный следственный участок.

#

Пореформенный уголовный процесс России после принятия 20 ноября 1864 года Устава уголовного судопроизводства был приближен к французскому типу. Образцом для построения процесса по общеуголовным делам послужил ^ Французский уголовно-процессуальный кодекс 1808 года1. В нем характерно

••

разделение производства на предварительное следствие, негласное, находящееся под сильным влиянием прокурора, и судебное разбирательство, в котором в порядке гласного и устного состязания между прокурором и подсудимым с защитником проводилась проверка судом всех доказательств и выносился приговор. Устав отменил инквизиционные формы процесса и установил смешанный процесс: негласное, письменное предварительное следствие и гласное, устное судебное разбирательство. Составители Устава уголовного судопроизводства внесли в него ряд поправок, смягчивших резко розыскной характер предварительного расследования французского процесса. Русский уголовный процесс, в отличие от французского выгодно отличало то, что обвиняемый на предварительном следствии пользовался широкими правами, некоторых из которых у него нет и по сей день: мог присутствовать при осмотре и

1 Полянск ий Н.Н. Судьба процесс уальны х гаранти й личной свобод ы во Франци и. М.-Л., 1946. С. 15.

ш

**

131

освид етель ствов ании, обыс ке, выем ке, допр осе свиде телей , дозна нии через околь ных людей , лишь в случа е необх одимо сти следо ватель мог перво начал ьно допр осить свиде телей в отсут ствие обви няем ого, прот окол ы таких допр осов долж ны быть проч итан ы обви няем ому и он мог прос ить о пред ложе нии свидет елям допол нител ьных вопро сов, а также предс тавлят ь доказ ательс тва в опро верж ение собра нных прот ив него улик, рассм атрив ать все прои зводс тво по окон чани и следс твия, требо вать допо лнени я следс твия, обви няем ый имел прав о на получ ение копий со всех следст венны х актов, на все действ ия следо вателя обви няем ый мог прин осить жало бы, котор ые подле жали немед ленно му предс тавле нию в суд и рассм отрен ию им и др. ( ст. 316, 359, 444, 455, 459, 462, 463, 466, 468, 469, 475 - 478, 491 УУС ). Таким и же права ми польз овали сь на предв арите льном следст вии потер певши й и гражд ански й истец. Ходат айства всех этих участ ников проц есса, отста ивав ших прот ивоп олож ные интер есы и состав ляют элеме нт состяз ательн ости предв арите льног о следст вия по Устав у уголо вного судоп роизв одства , неско лько смягч ив его инкви зицио нный харак тер. Само прин ятие следо вател ем к своем у прои зводс тву уголо вного дела счита лось как бы актом судеб ным. Поэто му начат ое следо вателе м произ водств о по делу не могло быть прекр ащено проку роро м, котор ый обяза н был ставит ь вопро с о прекр ащени и следст вия перед окруж ным судом . В руках полиц ии было оставл ено перво начал ьное дозна ние, котор ое чины полиц ии произ водил и под надзо ром прок урор а. Акты дозна ния не имел и форм ально й силы и служ или лишь подсо бным матер иалом для следо вателя при произ водств е им предв арите льног о следс твия. Толь ко прот окол ы, соста вленн ые следо вател ем, могл и проч итыв аться в суде, и устан овлен ные в них факты считат ься доказ ательс твами.

Однак о было бы заблу ждени ем считат ь полож ение росси йског о судеб ного следо вател я совер шенн о идил личес ким. Объе ктивн ость требу ет приз нать: никог да в Росси и предв арите льное следс твие не было состя зател ьным . Устав

132

уголовного судопроизводства не закреплял участия сторон в предварительном следствии, допуская лишь некоторую активность « участвующих в деле лиц » - * потерпевшего, гражданского истца и обвиняемого. Из предмета
судебного

контроля за предварительным производством были почти полностью изъяты действия прокурора, в то время как он имел обширные права на всех стадиях предварительного производства. Принадлежность следователя к судебному корпусу делало судебный контроль сродни контролю ведомственному, не свойственному настоящей судебной власти, что неизбежно снижало его эффективность.

Судебный следователь не был независимой процессуальной фигурой, осуществлял уголовное преследование и, как и в других государствах, испытывал на себе сильное влияние обвинительной власти. Прокурор имел большую власть над судебным следователем, который не мог отказаться от исполнения требований прокурора, касающихся исследования обстоятельства дела и собирания доказательств ( ст. ст. 281-281 УУС ). Он обязан был вести расследование по предложениям прокурора и выполнять все законные указания последнего. Либерализм составителей Устава выразился здесь в том, что закон обязал следователя выполнять все указания наблюдающего за делом прокурора, если они направлены были в пользу обвиняемого. В противном случае, в случае несогласия судебного следователя с предложением прокурора, вопрос мог быть перенесен следователем на разрешение окружного суда. Защитник допускался в дело лишь в период подготовительных к суду распоряжений, то есть уже по окончании следствия ( ст. 557 УУС ). За полицией оставались довольно широкие права по производству первоначальных розысков и дознания, а также по совершению следственных действий в порядке замены отсутствующего следователя ( ст. 258 УУС ). В фигуре судебного следователя были смешаны судебные и
административные функции, и задача розыска оттесняла в

Ь 133

^ деятельности следователя задачу объективной проверки обстоятельств,

говорящих в пользу обвиняемого. Положение следователя было двусмысленным.

? С одной стороны, он находился под руководством прокуратуры в своей

*

»

деятельности по производству расследования, с другой - ведомственно принадлежал к судебному корпусу. В следователе, этом всеобъемлющем органе, соединялись вместе обязанности судьи, обвинителя, защитника и даже органа судебной полиции. В деятельности следователя, прежде всего, были слиты две трудно совместимые функции - судьи и административного органа. Следователю приходилось, с одной стороны производить следствие и заботиться о его достаточной полноте, а с другой - постановлять решения о различных следственных действиях и о правах сторон. Следователь решал вопрос о силе доказательств, которые собрал он сам, о допустимости обыска, будучи сам, I* прежде всего, заинтересованным в собирании уличающих доказательств, он сам

определял, должен ли обвиняемый присутствовать на следствии, тогда как сам был заинтересован временно парализовать деятельность обвиняемого, и т.д. Словом, он решал не как судья относительно чужих действий и чужих интересов, а как административный орган относительно предстоящих ему действий и относительно интересов, представителем которых являлся он сам. Была провозглашена несменяемость судебных следователей, но в действительности это не создало условий самостоятельности, независимости их деятельности. Было

^* довольно легко было обойти правило о несменяемости, поскольку оно не

распространялось на лиц, исполнявших обязанности судебных следователей, следователи назначались повсеместно « исполняющими обязанности », то есть в качестве тех, кто мог быть уволен в любое время’. Несмотря на то, что в дисциплинарном отношении следователь был
подчинен надзору только со

Бразоль Б. Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Пг., 1916. С. 28.

%

134

сторо ны суда и счита лся на права х суда несме няем ым, на деле он прев ратил ся в легко сменя емого, подчи ненно го надзо ру проку ратур ы чинов ника1.

Некот орое время судеб ный следо ватель действ овал и в советс ком уголо вном судоп роизв одстве , предв арите льное рассле дован ие в котор ом как состав ная часть проц есса прош ло дово льно слож ный путь своег о разви тия. Посте пенно к конц у 20- х годов XX в. орган ы рассл едова ния были перед аны в прок урату ру. Таки м образ ом следо вател и оказа лись подч инен ы прок урор у не тольк о проц ессуа льно, но и орган изаци онно. Предв арите льное следст вие в его тради ционн ом поним ании как деяте льнос ть судеб ная прек ратил о в резул ьтате этих измен ений в совет ском уголо вном проц ессе свое суще ствов ание.

щ

3.2. Действие принципа состязательности на досудебных стадиях Ь уголовного процесса зарубежных государств.

I

р*

Осно вные элеме нты проц ессуа льно й конст рукц ии о перед аче веден ия рассл едова ния уголо вных дел ново му участ нику прав оотно шени й следс твенн ому судье , как и сам этот орган предв арите льног о следс твия, заимс твова ны в цело м из совре менн ого фран цузск ого уголо вного судоп роизв одств а. Выш е уже отмеч алось огро мное влиян ие после днего на уголо вный проц есс Росси и.

Закон одате льств о о прои зводс тве по уголо вным дела м на досуд ебны х стади ях во Фран ции прош ло долги й путь от инкви зицио нного до смеш анног о, преим ущест венно состяз ательн ого. По УПК Фран ции 1808 г. следст вие являл ось сугуб о инкви зицио нным с его харак терны ми призн аками в виде отсутс твия прав иметь защит ника и знако митьс я с произ водств ом по делу у обвин яемог о, котор ый пото му не знал, какие доказ атель ства собра ны следо вател ем прот ив него и не мог

Р ‘ Чельцов-Бебутов M.A. Курс уголовно-процессуального права. СПб.: Альфа, 1995. С. 784.

135

полноценно осуществить свое право на защиту. Расследование осуществлялось следственным судьей, одновременно выполнявшим полномочия по уголовному

  • преследованию и разрешению дела.

Законом от 08 декабря 1897 г. было введено участие защитника на предварительном следствии, расширены права обвиняемого в этой стадии процесса. Защитник получил право периодически знакомиться с материалами уголовного дела, участвовать в следственных действиях, производстве экспертизы, обжаловать действия следственного судьи. Подобными правами были наделены гражданский истец ( аналог потерпевшего в российском уголовном процессе ) и его представитель. С этого момента обвиняемый стал активным участником процесса.

С 1958 г. институт французского следственного судьи не имеет аналогов в

^ мире. Это связано с принятием в этом году нового УПК, который наибольшему

изменению подверг формы процессуальной деятельности в досудебных стадиях процесса. Во Франции нет единой стадии уголовного процесса, именуемой « предварительным расследованием », включающим, как в РФ, дознание и предварительное следствие. Это совершенно самостоятельные стадии процесса. Досудебное производство не ограничивается предварительным следствием и включает в себя дознание, возбуждение уголовного преследования и предварительное следствие. При этом возбуждение уголовного преследования

w возможно только после дознания. Дознание подразделяется на дознание

очевидных преступлений и первоначальное дознание ( в условиях неочевидности ).
Проведение предварительного следствия относится к исключительной

. компетенции следственных судей. Предварительное следствие во Франции

является деятельностью судебной.

Прокурор и полиция осуществляют уголовное преследование, формулируют и поддерживают обвинение, не принимая окончательных решений по данному делу.

136 Прокурор возбуждает публичный иск и направляет следственному судье требование о производстве следствия. Без мнения прокурора и гражданского истца ни следственный судья, ни обвинительная камера не могут начать предварительное следствие ( ст. 51 УПК ). Прокурор принимает решение по итогам дознания до возбуждения уголовного преследования. Если есть основание его возбудить и по нему обязательно предварительное следствие, то прокурор предъявляет публичный иск и направляет судье требование о производстве следствия. Прибытие на место преступления следственного судьи лишает полномочий и полицию, и прокурора ( ст. 72 УПК ). Производство следственных действий - прерогатива следственного судьи, который, впрочем, вправе дать поручение о проведении следственных действий полиции непосредственно или через прокурора. Прокурор вправе потребовать от следственного судьи fr проведения определенных следственных действий, но следственный судья может

отказать в этом своим мотивированным постановлением ( ч. 1 ст. 82 УПК Франции ). Прокурор вправе в любой момент затребовать дело на 24 часа ( ч. 2 ст. 82 УПК ). Обвиняемый получил право иметь защитника с момента предъявления * обвинения (ст. 114 УПК ), знакомиться с обвинительными материалами через

защитника. Ни один допрос обвиняемого не может иметь место в отсутствие

I адвоката, кроме случая добровольного отказа от него. За 4 дня до допроса

адвокату представляются материалы дела ( Закон от 1.01.93 г. ). Прокурор и

*Р защитник вправе присутствовать при проведении следственных
действии,

задавать вопросы обвиняемому, свидетелям, эксперту. О предстоящих следственных действиях судья уведомляет за сутки до их проведения (ст. 119 УПК Франции ). И тот, и другой вправе получать копию любого процессуального документа для личного использования, равно как и копии протоколов допросов и очных ставок, при которых они присутствовали. Решение о заключении под стражу принимается следственным
судьей после проведения состязательных

137

прений, где заслушивается мнение обвиняемого и защитника, и прокурора ( ст. 145 УПК ). По завершении своих действий следственный судья информирует об обвиняемого и гражданского истца. В течение 20 дней они имеют право ходатайствовать о производстве дополнительных следственных действий. По истечении срока, и при необходимости дополнительных процедур, судья направляет дело прокурору. Дело направляется в суд для рассмотрения по существу следственным судьей только через прокурора. Последний, изучив дело, направляет требование о продолжении следствия, либо о прекращении уголовного преследования, либо о передаче его в суд. Направляет дело в суд либо прекращает его следственный судья Требование прокурора не обязательно для следственного судьи, окончательное решение принимает следственный судья, прокурор может обжаловать его в обвинительную камеру. Следственный судья во Франции - это следственный орган первой инстанции. За ним осуществляет контроль обвинительная камера. Обвинительная камера выявляет ошибки в работе судьи, руководит следствием, однако не производит следственных действий. Обвиняемый и гражданский истец могут ознакомиться с материалами дела в обвинительной камере. Обвинительная камера осуществляет ревизию предварительного следствия. Она предает суду, рассматривает споры сторон в связи с юрисдикционными постановлениями следственных судей.

Однако считать, что предварительное следствие во Франции имело и имеет состязательный характер, было бы заблуждением1. В нем также прочно живут розыскные начала, оказывающие существенное влияние на характер расследования и определение его формы. Влияние прокуратуры на следственного судью продолжает оставаться очень сильным, поскольку вся деятельность по расследованию осуществляется по ее требованиям2. Деятельность следственного

1 Амбасса Леон Шанталь. Организация предварительного следствия во Франции на современном этапе //

Государство и право. 1999. № I. С. 112.

2 Быкова Е. Следственный судья во Франции // Российская юстиция. 1994. С. 59.

fc

о*

138 судьи, пусть менее, чем деяте льнос ть следо вателя в росси йском уголо вном проце ссе, сочет ает функц ию юстиц ии и уголо вное пресл едова ние. Закон ом от 04 январ я 1993 г. в УПК Франц ии была включ ена ст. 80-1, преду смотр евшая , что если проку рор имеет улики, позво ляющ ие сдела ть предп оложе ние, что конкр етное лицо участ вовал о в совер шении прест уплен ия, он обяза н напра вить следс твенн ому судье требо вание с указа нием конкр етног о лица. Однов ремен но он ставит в извест ность подоз ревае мое лицо о напра влени и требо вания следс твенн ому судье. Лицо приоб ретает статус привл еченн ого к рассм отрен ию. Если следс твенн ый судья дело прини мает по факту и получ ает доказ ательс тва, позво ляющ ие предп олагат ь, что лицо прини мало участ ие в совер шении прест уплен ия, он уведо мляет об этом подоз ревае мого, сообщ ив об этом проку рору. С момен та появл ения указа нных обсто ятельс тв лицо счита ется привл еченн ым к рассм отрен ию. Тем самы м следс твенн ый судья был лишен обвин итель ных полно мочий , так как не мог по своей собст венно й иници ативе привл ечь кого- либо к уголо вной ответс твенн ости. Однак о такое полож ение вещей просу ществ овало недол го. Закон ом от 24.08. 93 г. обязат ельно е уведо млени е лица, привл еченн ого к рассм отрен ию как проку рором , так и следс твенн ым судье й было упраз днено, но главн ое - после дний вновь приоб рел право привл ечени я к уголо вной ответс твенн ости по собст венно й иници ативе ( ст. 80-1 УПК ). Таким образ ом, в насто ящее время следс твенн ый судья, хоть и связан в своей деяте льнос ти факта ми, излож енным и в требо вании проку рора, тем не менее он вправ е привл екать к ответс твенн ости того, кого счита ет необх одим ым. Однак о не тольк о следс твенн ый судья, но и обвин итель ная камер а облад ают полно мочия ми по уголо вному пресл едова нию. Так, обвин итель ная камер а может распо рядит ься о предъ явлен ии обвин ения лицам , котор ые не были привл ечены к уголо вной ответс твенн ости, вытек ающе й из матер иалов следс твия.

139

С эволюцией уголовного процесса во Франции прокурор постепенно теряет свои права в стадии следствия, все более приобретая роль стороны в данной стадии уголовного процесса, но тем не менее пока сохраняющиеся у него полномочия в досудебных стадиях французского уголовного процесса не позволяют констатировать наличие равенства прав сторон и соответственно полной состязательности предварительного следствия. Сами французские процессуалисты признают, что следствие здесь является частично состязательным1, а именно квазисостязательным2.

Помимо этого отметим, что во Франции налицо тенденция общих судебных поручений о проведении следственных действий - полномочия по проведению всех следственных действий в рамках уголовного дела, адресованных судебной полиции. Тем самым следственные действия поводятся без всякой fc состязательности органами уголовного преследования. Равных прав с ними в

i таком случае защита не имеет. Однако отмеченное, пожалуй, единственное, что не

позволяет предварительному следствию в уголовном процессе Франции стать полностью состязательным. Из изложенного видно, что элементы * состязательности на предварительном следствии намного более сильны, нежели в

РФ, а сама идея расследования с участием следственного судьи в обновляемых в ходе проводимой в РФ судебной реформы досудебных стадиях уголовно-процессуальной деятельности почерпнута из французского уголовного процесса.

Однако на этом проблема состязательности в расследовании во Франции не ограничивается. Она напрямую связана с дознанием, которое, как уже было сказано, является не формой, а одной из трех стадий французского досудебного производства, что предопределяет ее сущность и характер. В дознании всякая состязательность
отсутствует. Дознание во Франции содержит элементы

1 J. Pradel. L instruction preparatoire. Paris. 1990. P. 80

2 G. Levasseur. Vers une procedure d instruction contradictoire // Revue de science criminelle et de droit penal compare. 1959. № 2. P. 298.

I*

fc

о*

140 опера тивно - розы скной и уголо вно- проц ессуа льно й деяте льнос ти, грани цы межд у котор ыми не суще ствуе т. Все дейст вия в дозна нии осущ ествл яются судеб ной поли цией, предс тавля ющей обви нител ьную власт ь. Осущ ествл яя дозна ние очеви дных прест уплен ий, полиц ия надел ена обши рным и полно мочия ми собир ать доказ атель ства. Поли ция вправ е прои звест и ряд следс твенн ых дейст вий, в том числе обыс ки, выем ки, допр осы, прове дение экспе ртиз, задер жани е и арест . Кажд ое проц ессуа льное дейст вие в дозна нии офор мляет ся соотв етств ующ им актом - прот окол ом или рапо ртом. Устан овлен ные прот окола ми факти чески е данн ые имею т доказ атель ствен ное значе ние. До 1993 г. стади я дозна ния вооб ще не знала инсти тута защи тника и было стади ей без мале йших класс ическ их приз наков состя зател ьност и. Прав о участ воват ь в дозна нии защи тник, и то в огран иченн ых преде лах, после задер жани я, прио брел по Закон у от 04 январ я 1993 г., котор ым УПК Фран ции был допо лнен ст. 63-4, пред усмот ревш ей участ ие защи тника в дозна нии.

Удель ный рост дозна ния посто янно увели чивает ся. Вооб ще во Фран ции часто предв арите льное рассл едова ние с самог о начал а и до конца пров одитс я в виде дозна ния, осущ ествл яемог о поли цией1 . Лишь по некот орым уголо вным дела м, состав ляющ им не очень значи тельн ую часть от общег о колич ества прест уплен ий, после дозна ния пров одитс я и предв арите льное следс твие. Дозн ание пров одитс я всегда , следст вие - редко2 . В соотве тствии со ст. 79 УПК 1958 г. предв арите льное следс твие обяза тельн о тольк о по дела м о прест уплен иях, факу льтат ивно по дела м о прост упках , а по дела м о прав онар ушен иях пров одитс я лишь по требо вани ю проку рора и в исклю чител ьных случа ях3. Следс твенн ому судье перед аются лишь наиб олее слож ные дела. Напр имер, в 1988 г. обще е число дел, посту пивш их к

1 Быкова Е.В. Судебный контроль за предварительным расследованием преступлений по Франции. Автореферат Дис. … канд. юрид. наук. М., 1996. С. 11.

2 Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М.: Спарк, 1995. С. 55.

3 Кузнецова Н. Новый Уголовный Кодекс Франции // Советская юстиция. 1993. № 19. С. 12.

141

прокурору составило 5 730 221, следственному судье было направлено всего 57 455 дел, то есть чуть более 1 %\

  • Уголовно-процессуальное право Германии начиная с XIX в. и до настоящего времени неоднократно испытывало потрясения и претерпело неоднозначные изменения, не всегда направленные на демократизацию судопроизводства и расширение прав участников процесса. Наоборот, права таковых последовательно сужались. Так, Закон Германии от 09 декабря 1974 г. « О реформе уголовно- процессуального права » лишил обвиняемого и его защитника права знакомиться с материалами уголовного дела по окончании расследования. Закон « О дополнении первого закона о реформе уголовно-процессуального права » от 20 декабря 1974 г. предусмотрел в определенных случаях исключение защитника из производства по делу.

^ В настоящее время основой законодательной базы германского уголовного

судопроизводства является УПК Германии, который был принят в 1877 г., и в настоящее время действует в редакции Федерального Закона от 07 апреля 1987 г. Согласно УПК само предварительное расследование, равно как и судебные стадии уголовного процесса Германии, не является состязательным и производится в форме дознания прокуратурой, представляющей одновременно государственное обвинение ( параграф 160 УПК Германии )2. Прокуратура поставлена перед защитой в преимущественное
положение, поскольку реализация прав

  • обвиняемого и его защитника прямо зависит от усмотрения органа дознания. Институт судебного предварительного следствия в Германии был ликвидирован уже упомянутым Законом от 09.12.1974 г. Полновластным « хозяином »

. предварительного расследования является прокурор1. Тем не менее в досудебной

стадии уголовного процесса Германии также действует следственный судья,

1 Головко Л.В. Указ. соч. С. 66.

2 Филимонов Б.А. Основы уголовного процесса Германии. М.: МГУ, 1994. С. 8, 51.

142

однако его роль настолько незначительная и эпизодическая, что не меняет сущности этой стадии, которая остается розыскной по своему характеру и сводится к решению вопросов о даче согласия на ограничение конституционных прав граждан в ходе судопроизводства ( ст. 104 Конституции Германии, параграф 128 УПК Германии ), а равно участию в производстве дознания по поручению прокурора, представляющего государственное обвинение: он обычно допрашивает обвиняемых, признавших свою вину в прокуратуре, полиции, а также важнейших свидетелей, протоколы допросов которых являются доказательствами ( параграф 162 УПК Германии ). Акты дознания так же, как и Ъ протоколы, составленные судебным следователем, признаются доказательствами.

Дознание заканчивается прекращением дела либо возбуждением публичного обвинения, осуществляемого прокуратурой путем направления обвинительного

t акта, составляемого прокурором, в суд ( параграф 170 УПК Германии).

Недостаток германского уголовно-процессуального законодательства заключается в том, что вопросы защиты им регулируются фрагментарно, отдельной нормы в УПК
о правах защитника нет2. Так, защитник вправе

  • знакомиться с материалами дела, осматривать вещественные доказательства; если

нет существенных препятствий, защитник может ходатайствовать об ознакомлении с материалами дела, за исключением вещественных доказательств, дома и в адвокатской конторе ( ч. 1, ч. 4 параграфа 147 УПК ). Однако разрешение на ознакомление с делом дает прокурор, отказ которого обжалованию не подлежит ( ч. 5 параграфа 147 УПК ). С делом защитник может ознакомиться только у прокурора после передачи ему дела полицией, а на практике дознание в полном объеме производит полиция, что фактически
лишает защитника

Нимеллер М. Уголовное судопроизводство и роль прокуратуры в Германии // Российская юстиция. 1994. № 10. С. 29.

2 Филимонов Б.А. О правовом положении защитника на предварительном расследовании в уголовном процессе Германии // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1992. № 3. С. 88.

% 143

^ возможности знакомиться с делом. Защитник может быть лишен права на участие

в следственном действии, если орган дознания полагает, что такое участие может угрожать успеху расследования. Права обвиняемого на защиту при дознании минимальны. Это связано с тем, что на современном этапе развития процесса в Германии налицо стремление к упрощению стадии расследования, поскольку концепция этой стадии исходит из ее сугубо подготовительной сущности, не имеющей самостоятельного значения. Дознание имеет своей задачей не изобличение обвиняемого, а установление подозрения в совершении преступления и решение вопроса о возможности возбудить публичное обвинение

? или прекратить уголовное дело.

Необходимо иметь в виду, что положение об отделении предварительного следствия от уголовного преследования ни в одном государстве Европы не было t. последовательно проведено до конца. Везде обвинительная власть имела и имеет

достаточно широкие полномочия в области расследования преступлений. Повсюду прокуратура и полиция весьма активно участвуют в досудебном собирании доказательств, а защитники и обвиняемые такого права лишены. В ?* демократической Бельгии защитник в дознании участия не принимает вовсе. В

странах Европы, где еще, кроме Франции, сохраняется институт следственного судьи ( Австрия, Греция, Испания, Португалия ) в настоящее время расследование уже в основном проводится полицией под наблюдением прокуратуры1. К примеру

i»fr в Португалии с 01 января 1988 г. действует УПК, по которому следственный

судья ведет производство по делу лишь факультативно, по просьбе обвиняемого или потерпевшего. В остальных случаях ведется дознание, осуществляемое прокуратурой и полицией. Похожая реформа была проведена и в Испании - Закон от 23 декабря 1988 г. предоставил более широкие полномочия прокуратуре по проведению расследования,
сократив число случаев обязательного судебного

»

1 Решетн иков Ф.М. Правов ые системы мира. М., 1993. С. 16, 70, 100, 165.

’?> 144

  • предварительного следствия. В самой Франции в течение 60-90-х годов комиссии по судебной реформе не раз предлагали передать следственные функции в

Ф, прокуратуру, которой подчинена судебная полиция1. Во имя борьбы с
все

увеличивающимся валом преступности в 1992 г. Италия отказалась от состязательности на досудебных стадиях процесса2. В Бельгии и Люксембурге судопроизводство до сих пор осуществляется на основании УПК Франции 1808 г., официально принятого этими государствами3, а этот кодекс, как известно, закреплял инквизиционную процедуру досудебного производство по уголовным делам.

  • В большинстве государств с устоявшейся правовой системой и развитым

правосознанием населения, экономически развитых и имеющих оснащенные

ш

спецслужбы с работниками высокой квалификации, досудебная часть уголовного

^ процесса носит чисто розыскной характер, на досудебных стадиях процесса

судебные доказательства, которые впоследствии используются в суде при

’ решении вопроса о виновности либо невиновности подсудимого, формируются

I*

. обвинительной властью с использованием всех средств
государственного

принуждения. Законодатели Франции, Германии, Бельгии, Нидерландов не

рискнули уравнять в правах стороны обвинения и защиты на досудебных стадиях,

считая, что в « эпоху столь высокого уровня преступности принятие подобного

»*

закона представляется своего рода самоубийством общества »4.

В англо-американской системе основным органом расследования является полиция, которая выполняет функцию уголовного преследования и до передачи дела в суд практически не контролируется прокурорами и защитниками. Предварительное же рассмотрение обстоятельств дела в процессе США и Великобритании не
соответствует отечественному предварительному

к

1 Comission Justice penal et droits de 1 homme. La miseen etat des affaires penales. Paris. 1991. P. 129, 133, 136,145.

2 Делла-Марра Т. Уголовный процесс Италии: реформа и контрреформа // Государство и право. 1994. № 1. С. 124.

3 Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М.: Спарк, 1995. С. 7. *
4 Лавдар енко Л.И. Указ. соч. С. 19.

;% 145

Ф расследованию: оно намного проще и означает в основном сбор материалов,

сведений о преступлении и лице, его совершившем, для предоставления их в суд,

^ где в ходе судебного разбирательства решается вопрос о
признании их

доказательствами1. В качестве особенностей названной системы необходимо

назвать отсутствие досудебных стадий расследования, досудебные этапы

производства в США выведены за рамки уголовного процесса, в них отыскание

V

доказательственного материала осуществляется усилиями сторон в

непроцессуальной форме, а уже непосредственно доказывание, понимаемое как

обоснование вывода о виновности лица и иных имеющих значение обстоятельств,

  • осуществляется лишь в судебном заседании2. Не все действия
    полиции

осуществляются в уголовно-процессуальной форме, нет деления расследования на

процессуальную и оперативно-розыскную деятельность1. Согласно

t существующей в США правовой доктрине уголовное судопроизводство - это спор

i

в суде, поэтому все отношения, складывающиеся в связи с уголовным делом до и

i

вне суда, выходят за его сферу и не регламентируются нормами уголовно- процессуального закона. Эта концепция привела к тому, что деятельность прокуратуры и полиции, ведущих досудебное производство уголовных дел, в значительной мере оказалось неурегулированной в законодательном порядке. Собранные полицией материалы передаются прокурору, который формулирует обвинительный акт и дело
направляется в суд. Следствие как таковое

** осуществляется только в судебном разбирательстве. Судебному же следствию

предшествует стадия преданию суду - стадия уголовного процесса, имеющая место по делам, преследуемым с обвинительным актом, то есть по делам о преступлениях, за
которые предусмотрено наказание свыше шести месяцев

1 Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США ( досудебные стадии ). М., 1998. С. 55.

2 Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1997. С. 17; Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений.

М., 2001. С. 31.

  • 146

? лишения свободы. Остальные преступления относятся к категории суммарных и

схожи с административными правонарушениями по законодательству РФ. Функция предания суду составляет прерогативу Большого жюри по делам о наиболее тяжких преступлениях и магистрата по большинству уголовных дел. Только после вынесения ими постановления о предании суду обвинение документально оформляется, утверждается обвинителем и предъявляется обвиняемому.

Элементы состязательности осуществляется благодаря тому, что адвокат и обвиняемый, выполняя функцию защиты, могут обращаться с ходатайствами и

Ь жалобами к судье-магистрату. Судья контролирует полицию в узловых точках

следствия, в частности при применении мер принуждения.

Однако не все так гладко с состязательностью не только в странах It европейского континента, но и в ее исторических вотчинах - Великобритании и

США. В американском уголовном процессе поддержание обвинения возложено на прокуроров, которые в последнее время получили большую независимость от судебного контроля за своей деятельностью. Эти изменения были связаны с * переходом с середины 70-х годов от процессуально-ориентированной модели

уголовного судопроизводства в США к модели, все более ориентирующей на борьбу с преступностью и предотвращение преступлений. На практике изменения прокурорских
полномочий привели к значительному нарушению баланса в

•(* системе уголовного судопроизводства в пользу обвинения. Они возросли

настолько, что такое неравенство стало угрожать состязательности даже в судебном процессе. Так, прокурор имеет возможность обойти, нейтрализовать или даже устранить защиту как помеху эффективному расследованию. Одна из угроз принципу состязательности - использование прокурорами всевозможных

1 Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1990. С. 234; Jerold H. Israel, Wayne R. La Fave. Criminal Procedure. fr Minnesota. 1991. P. 172-227.

ф- 147

^ средств для « атаки » на защиту по уголовным делам. Для получения

доказательств используются секретные методы расследования преступлений1.

^ Уголовный процесс США и Великобритании имеет и ряд реакционных

положений, явно ущемляющих права участников процесса, главным образом его

центральной фигуры - обвиняемого, неприемлимых для российского уголовного

судопроизводства. Прежде всего это находит свое выражение в том, что в англо-

V

американском уголовном процессе органы предварительного расследования не

обязаны выполнять требования полноты, всесторонности и объективности

расследования, обвинитель может скрыть не только от защитника и обвиняемого,

• но и суда ряд обстоятельств, которые опровергают обвинение, ставят его под

сомнение либо смягчают ответственность обвиняемого2. Утверждение об

обязанности органов расследования собирать также доказательства,

• оправдывающие обвиняемого существует только в теории и не находит

поддержки на практике, где вся процедура следствия имеет ярко выраженный обвинительный уклон . Возложение собирания доказательств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность, на самого обвиняемого или его защитника практически означает прежде всего, что параллельно с расследованием, проводимым государственными органами должно вестись контрраследование, которое могло бы нейтрализовать пристрастность этих органов. Право обвиняемого на ведение такого контрраследования не отрицается .

’* Но, как уже отмечалось выше, защитник и обвиняемый наделены правами по

производству контрраследования, которые не намного шире прав журналиста. В отличие от полиции они не могут осуществлять меры, связанные с государственным принуждением и
устанавливать посредством таких мер

1 Пешков М. Современные прерогативы американских прокуроров // Законность. 1998. № 6. С. 46-47.

2 Лукашевич В.З., Шимановский В.В. Предварительное следствие должно быть более
эффективным // Правоведение. 1996. № 2. С. 73.

3 Гусаков А.Н. Криминалистика в США. Екатеринбург, 1993. С. 13.

4 Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. М., 1979. С. 151.

148

фактические данные, которые впоследствии могут быть признаны судом доказательствами. Таким образом возможность осуществления обвиняемым права на ведение контррасследования, а вместе с этим и права на защиту существенно ограничиваются также тем, что действующие правила уголовного судопроизводства исходят из признания формального равенства обвиняемого и обвинителя, не подкрепляя это равенство гарантиями, которые полно и последователь обеспечивали бы его реализацию. Отсутствие гарантий на деле означает глубокое фактическое неравенство. Лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, ставится в « состояние единоборства » с заведомо пристрастными органами уголовного преследования, в распоряжении которых есть специально подготовленные кадры, необходимые материальные и технические средства. Их деятельность по выявлению, собиранию и закреплению It доказательств не ставится в жесткие рамки процессуального закона. На их

стороне общая презумпция, что должностные лица всегда выполняют свои обязанности в соответствии с возложенными на них функциями.

В уголовном процессе США и Великобритании обвиняемый и его защитник * до судебного разбирательства по закону и фактически поставлены в такое

положение, что заранее не знают многое из того, против чего им предстоит бороться, не имеют права на ознакомление с доказательствами, которыми располагает сторона обвинения’. Ни действующее в этих государствах ^* законодательство, ни практика его применения не пытаются всемерно обеспечить

ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами обвинения, что позволило бы обвиняемому вести эффективное контрраследование. В американском уголовном процессе не существует правила об обязательном предъявлении обвиняемому всех материалов дела до того, как оно будет передано

1 Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. М., 1979. С. 154; Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л., 1985. С. 113.

? 149

  • на рассмотрение суда, поэтому ознакомление обвиняемого с собранными против него доказательствами производится сугубо по усмотрению обвинителя.

^ Предъявить обвиняемому некоторое число доказательств - право, а
не

обязанность обвинителя. Во многих штатах законодательство вообще категорически отрицает право обвиняемого на ознакомление с материалами дела. По ходатайству обвиняемого обвинение может до суда предъявить ему для ознакомления его собственные показания, документы, имеющие доказательственное значение, заключения экспертов и результаты криминалистической экспертизы. В случае
заявления обвиняемым такого

1 ходатайства, обвинение со своей стороны может потребовать ознакомления с

аналогичными доказательствами, собранными защитой. Но при этом ни при каких обстоятельствах не подлежат предъявлению показания свидетелей обвинения .

*- Таким образом в американском состязательном
судопроизводстве

устанавливается принцип « добровольности » ознакомления сторон с материалами дела, а обвиняемый оказывается в положении, когда обвинительные доказательства становятся известными полностью лишь на суде. Тогда же из

  • обвинительного акта обвиняемый узнает формулировку обвинения в более или менее окончательном виде. До этого момента обвиняемого информируют о сути обвинения в самых общих чертах либо при его аресте, либо при предварительном рассмотрении дела у судьи. Но информация такого рода является сугубо предварительной, поскольку до суда формула обвинения может быть уточнена или пересмотрена многократно. Это не аномалия, а вполне нормальное по американским стандартам явление1. В самой Великобритании, с ее известной консервативностью, проявляются тенденции к отходу от абсолютной состязательности уголовного процесса - в 1978 г. королевская комиссия по вопросу о судопроизводстве высказала ранее невозможную идею об официальном

Власихин В. Право на защиту в уголовном процессе США // Социалистическая законность. 1986. № 2. С. 66-67.

  • 150

^ включении отдельных розыскных начал континентального типа в досудебное

производство2.

^ В последнее время классическое разграничение уголовного преследования и

предварительного следствия стало вытесняться во многих странах разделением на расследование, проводимое полицией и прокуратурой и судебный контроль ( следственный судья либо просто судья ). Дознание прежде всего как досудебная деятельность присуща всем странам независимо от формы судоустройства и имеет тенденции своего развития: сфера его применения расширяется, гарантии прав личности укрепляются. Классическое судебное предварительное следствие

? переживает кризис. Это вызывает к жизни идеи его преобразования, спектр

которых различен: от полной реконструкции предварительного следствия и даже до его упразднения до реформ в рамках отдельных институтов.

**

3.3. Проб лемы необх одим ости постр оения предв арите льног о рассл едова ния в соотв етств ии с прин ципо м состя зател ьност и.

Как уже было ранее отмеч ено, состяз атель ность напря мую связан а с права ми и полно мочия ми участ ников уголо вно- проце ссуал ьной деяте льнос ти, их возмо жност ью влият ь на ход произ водст ва по делу как в судеб ных, так и в досуд ебных стади ях проце сса. Уголо вное судоп роизв одств о являет ся сферо й госуд арстве нной деяте льнос ти, где права лично сти затраг ивают ся наибо лее ощути мо. Здесь возмо жно приме нение разли чных мер уголо вно- проце ссуал ьного прину ждени я, решае тся вопро с о судьб е привл екаем ого к уголо вной ответс твенн ости, его свобо де и даже жизни . Обесп ечени е прав лично сти в стади и

1 Гуцен ко К.Ф. Уголовн ая юстици я США. М., 1979. С. 152.

2 Апар ова T.B. Суды и судебн ый процесс Велико британи и. Англия, Уэльс, Шотлан дия. М., 1996. С. 153- 155; C.H.W. Gane, G. Stessens. The process of Criminal Law reform in England and Wales // Panoptic on { Antwerp en ). 1994. №3.P.27 2.

Ш расследования преступлений заслуживает особого внимания, поскольку в данной

части уголовного процесса меры процессуального принуждения применяются наиболее интенсивно. Именно со стадии расследования начинается вовлечение граждан в орбиту уголовно-процессуальной деятельности и осуществление их процессуальных прав. Результаты расследования используются в судебном разбирательстве и способны оказать существенное влияние на принятие судом итоговым решений по уголовному делу1. Может быть нигде, как в вопросе о том, кто и каким образом должен доказывать виновность человека в преступлении, какими правами при этом пользуется человек, громко звучит голос уголовно-

Ь процессуального закона, выполняющего двойную задачу: с одной
стороны,

обеспечить защиту интересов государства и членов общества, не допустив того, чтобы человек, совершивший преступление, ушел от ответственности, а с другой - ^ обеспечить защиту интересов личности, попавшей в сферу действия органов

юстиции, с тем, чтобы невиновный человек не был привлечен к уголовной ответственности и не был подвергнут наказанию. Концепция состязательного расследования как раз и исходит, в первую очередь, из необходимости * дальнейшего расширения и укрепления прав лиц, подвергаемых уголовному

преследованию. Будет ли предварительное расследование полностью состязательным должен, безусловно, определить только законодатель. В случае принятия им принципиального решения о коренном реформировании системы

** предварительного расследования и вывода о необходимости превращения его в

подлинно состязательный ( что является правом, а не обязанностью законодателя, поскольку эта обязанность не вытекает из действующего законодательства, в том числе и Конституции РФ ), вместе с образованием сторон обвинения и защиты и наделением их равными правами необходимо создание и независимого от них процессуального арбитра
между ними, не осуществляющего ни одну из

ф^ ‘ Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 3,36-37.

<? 152

  • названных функций, и принимающего решения о порядке сбора, представления и

исследования доказательств, применения мер процессуального принуждения и о , дальнейшем движении дела. Таким арбитром мог бы стать, как это указывалось

выше, следственный судья. Теоретически эта конструкция научна обоснованна и, хоть и не без недостатков, вполне процессуально устойчива прежде всего с точки зрения разделения противоположных по своей сути функций участников судопроизводства. Мы не видим в ней дефектов процессуального характера, не позволяющих ей нормально функционировать.

Тем не менее идея состязательного расследования, видимо, должна быть

^ отложена до лучших времен: коренная реорганизация следственных структур

сейчас была бы опасна во многих отношениях1. О возможности их реализации пока приходится говорить лишь в теоретическом плане в силу обострившихся в Ь настоящее время насущных проблем практики расследования преступлений,

связанных с небывалым ростом преступности, острой нехваткой кадров, возрастанием их нагрузки.

Изменения в законодательстве должны объективно отражать потребности

  • общества в этих изменениях. Для любой реформы необходимы определенные

условия. Весь ход исторического развития доказал, что право, в том числе и

уголовно-процессуальное, с одной стороны не может « обгонять » развитие

производственных отношений и не считаться с экономическими возможностями

•* общества. С другой - право не может игнорировать и личностный срез

общественных отношений. Для того, чтобы распространить состязательную форму на предварительное расследование необходимы как минимум прочная экономическая основа, низкий уровень преступности и, наоборот, высокая степень правовой культуры, что в
настоящее время в РФ не наблюдается.

1 Бойков А.Д. К проекту уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 3. С. 68.

  • Изменение к лучшему вряд ли произойдет в ближайшее время. Неуклонное увеличение удельного количества тяжких и особо тяжких преступлений не

. позволяет принять и предложение о расследовании в условиях полной

состязательности с участием следственных судей только этих категорий преступлений .

Существенная ломка сложившейся системы, на наш взгляд, не только не вызывается необходимостью, но и способна повлечь крайне негативные необратимые последствия . Научные работники, настаивающие на незамедлительном введении состязательности на нынешних досудебных стадиях & уголовного процесса и укладывающие реформу стадии предварительного

расследования в « прокрустово ложе » своих оторванных от реальной действительности концепций не прогнозируют тот невосполнимый ущерб, ^ который может быть причинен правосудию в результате такой реформы. Между

тем за абстрактными юридическими дискуссиями всегда надо видеть реальные события и реальных правоприменителей. В итоге такой « перетряски » уголовно-процессуальная
деятельность окажется парализованной, задачи уголовного

  • судопроизводства не смогут быть достигнуты. Кадровые передвижки, материальные затраты, связанные с подобного рода реформированием на данный момент не оправданы1. Искусственное внедрение положений состязательности в стадию предварительного расследования не приспособленного для этого

•<4 российского уголовного процесса лишь уничтожит сложившийся порядок

расследования, не создав взамен его жизнеспособный новый. Дела будут « умирать » на стадии следствия и дознания, не дойдя до суда.

В последние годы государство столкнулось с острой необходимостью борьбы с преступностью. Да, она должна вестись исключительно законными средствами,

Шадрин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе // Государство и право. 1994. № 4. С. 103. 2 Бойков А. О перспективах судебной реформы // Социалистическая законность. 1988. № 9. С. 17.

  • 154

w однако это не означает, что нарушитель уголовного закона и орган расследования,

изобличающий его в этом должны быть непременно процессуально равны уже на первых стадиях процесса. Вполне достаточно наделить равным процессуальным оружием обвинителя и защитника перед судом, именно который, а вовсе не орган расследования, и принимает окончательно решение по вопросу о виновности либо невиновности подсудимого.

Борьба с преступностью, обретающей все более изощренные формы, объективно не может быть высокой в условиях действия принципа состязательности на досудебных стадиях процесса2. Бесспорно, что уравнивание

  • прав органов уголовного преследования и прав подвергнутых такому преследованию лиц создаст дополнительные сложности в расследовании преступлений. Введение же у нас на данном этапе развития общества

t состязательного досудебного процесса приведет к тому, что подавляющее

большинство преступников не будет изобличено и наказано, а значит, тем самым не будут выполнены задачи уголовного судопроизводства в целом.

На первый взгляд идея использования института судебных следователей или

  • следственных судей и конструкции состязательного следствия намного

прогрессивнее, чем существующий ныне порядок расследования. Более того, эта

идея является наиболее продуктивной, но только если исходить из необходимости

наиболее полного обеспечения прав и законных интересов преследуемых в

** уголовном порядке лиц.

Между тем в уголовном судопроизводстве существует два вида интересов, в равной степени важных и значимых, - интересы общественные, во имя защиты которых создана и функционирует система уголовной юстиции, и интересы личные, главным образом обвиняемого,
потерпевшего и других участников

1 Шадрин B.C. Указ. соч. С. 103.

2 Лунеев В.В. Тенденции преступности: мировые, региональные, российские // Государство и право. 1993. С. 15.

  • 155

^ процесса, защита которых во имя того же общественного блага должна быть

гарантирована от всяких посягательств. Законотворчество в демократическом ^ обществе должно иметь своим следствием расширение прав и свобод личности и

какое бы то ни было ограничение прав человека и их гарантий недопустимо, если реализация этих прав не наносит ущерба правам других граждан, а также интересам общества и государства. Назначение уголовного процесса - это установление баланса между эффективным решением задач правосудия и реальным обеспечением законных интересов личности, не только обвиняемого, но и потерпевшего. Между интересами общества и интересами личности должно

^ быть определенное равновесие1. Соглашение этих интересов составляет наиболее

сложную задачу уголовно-процессуального законодательства и возможно только под условием известных определенных в законе правил или форм fc судопроизводства2. Два вида интересов в уголовном судопроизводстве рождают и

два главных требования, предъявляемых к процессуальной форме: 1) процессуальная форма должна содействовать установлению истины по делу; 2 ) процессуальная форма должна обеспечивать соблюдение прав и законных * интересов личности в уголовном процессе. Каждое предложение, направленное на

реформирование предварительного следствия и дознания должно по крайней мере удовлетворять двум требованиям: с одной стороны, способствовать улучшению раскрываемости преступлений, изобличению виновных, с другой - способствовать

** более надежной охране прав граждан, участвующих в
предварительном

расследовании, быть гарантией от произвола карательных органов государства . При реформировании уголовно-процессуального законодательства и в практической
деятельности органов предварительного расследования важно

1 J. Pradel. Propos sceptiques sur Ie report de la Comission Justice penale et droits de 1 homme, Recueil DaNoz-Sirey. 1990. №41. P. 306.

2 Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство. Киев, 1889. Т. 1. С.4.

3 Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 8. # С. 78.

  • 156

^ исходить из правильного соотношения защиты личных и публичных интересов.

Перекосы в ту или другую сторону недопустимы и чреваты угрозой для ^ безопасности граждан и государства1. Целью уголовного
процесса и

*

предварительного расследования как его стадии, и, соответственно, органов его осуществляющих, является установление истины и обеспечение обоснованного и законного разрешения дела. Производство по уголовному делу вытекает из задач уголовного процесса и способствует их осуществлению. С одной стороны, быстрое и полное раскрытие преступления, изобличение виновного служат защите интересов потерпевшего, с другой - уголовно-процессуальный закон

If

ставит задачу не допустить привлечения к уголовной ответственности ни одного невиновного2.

Мудрость законодателя состоит в том, чтобы реформируя право, сочетать эти # задачи, а не противопоставлять их. Приветствуя идею правового государства, в

»*

последние годы мы впадаем в явную крайность, абсолютизируя правозащитную функцию правоохранительных органов, стыдливо умалчивая об основном назначении уголовного судопроизводства: раскрытие преступлений, изобличение виновного, применение принуждения по отношению к лицам, преступившим закон. Во имя воистину великой идеи защиты прав человека многие готовы забыть о прямом назначении уголовной юстиции - сдерживании преступности3. Демократическое государство, каким в Конституции РФ провозглашена Россия, не отрицает принуждения, а предполагает его организацию в определенных формах. К этому побуждает сущностная обязанность государства защищать права и свободы граждан, устранять преступность и другие правонарушения. Демократия - это не вседозволенность. Она предполагает и принуждение, которое,

Ь

1 Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесс а. Дис. … докт. юрид. наук. М., 1997. С. 121.

2 Москалькова Т.Н. К разработке проекта Основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзны х республ ик ( отклики читател ей) // Советск ое государ ство и право. 1990. № 5. С. 102.

% 3 Бойков А.Д. Третья власть в России. М., 1997. С. 63.

157

однако, должно иметь четкие пределы и осуществляться только в соответствии с законом .

В ходе же судебно-правовой реформы развитие процессуальных гарантий происходит преимущественно с ориентацией на их традиционное понимание, прежде всего обвиняемого. Это ведет к искаженному, однобокому развитию процессуальной формы. Защиту прав и свобод человека и гражданина необходимо сочетать с защитой интересов общества и государства . Должно быть чувство соразмерности при оценке обеспечения законных интересов участников уголовного процесса при расследовании уголовных дел. Некоторые процессуалисты отдают приоритет потерпевшему3, другие - обвиняемому4. Наиболее плодотворным представляется направление научного поиска возможностей укрепления юридических гарантий прав и законных интересов как

  • обвиняемого, так и общества от преступных посягательств5.

Отправным нормативным правовым актом, обуславливающим проникновение идей состязательности в судопроизводство в целом, и досудебное производство в
частности, служит Конституция РФ. Требование введения

  • подлинной состязательности в досудебные стадии уголовного процесса сторонников реформирования процесса по этому типу зиждется на выводе о том, что состязательное расследование прямо предусмотрено именно Конституцией РФ, в ч. 3 ст. 123 которой указано, что судопроизводство осуществляется на
  • основе состязательности и равноправия сторон, вследствие чего состязательность присуща всем стадиям уголовного процесса, а не только судебному разбирательству. Основным аргументом в пользу этого является то, что ч. 3 ст.
  • ’ Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. М., 1998. С. 110-112.

2 Лусегенова З.С. Теоретико-правовые основы судебной власти в РФ. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 2000. С. 15.

3 Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты // Государство и право. 1994. № 6. С. 13-22.

4 Савицкий В.М. Уголовный процесс на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. № 6. С. 107.

5 Азаров В.А. Проблемы теории и практики охраны имущественных интересов личности в
уголовном ^ судопроизводстве. Омск, 1995. С. 3.

% 158

*

123 Конституции РФ содержит в себе юридический термин « судопроизводство », а не « судебное разбирательство ». Отсюда следует вывод о том, что поскольку согласно п. 2 Заключительных и переходных положений прежние законы применяются лишь в части, не противоречащей Конституции РФ, и ограничения принципа состязательности и его прямого действия закон высшей юридической силы, каким является Конституция, не устанавливает ( ч.1 ст. 15, ч. 3 ст. 123, п. 6 Заключительных и переходных положений ), с момента вступления в силу Конституции РФ, то есть с 25 декабря 1993 г. принцип состязательности должен действовать в полной мере на всех стадиях уголовного судопроизводства в РФ, в том числе и досудебных1. Аналогичная точка зрения нашла свое отражение в мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи Ъ 377 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Дулова, А.Б. Дубровской, А.Я.

Карпиненко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и А.А. Стубайло от 14.02.00 г.2

»*

Вывод о распространении принципов состязательности и равноправия сторон на все стадии уголовного судопроизводства, содержащийся в названном постановлении Конституционного Суда РФ, основывается исключительно на субъективном толковании ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Действительно, под судопроизводством понимается деятельность судов по рассмотрению и разрешению дел, отнесенных к их ведению, а также действия других субъектов, которые реализуют свои права и обязанности, вступают в процессуальные отношения с судом, а по уголовным делам - также и с органами дознания, предварительного следствия и прокурором; уголовное судопроизводство - это все

1 Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Т.Г. Морщаковой // Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1749; А.И. Гришин. Состязательность уголовного судопроизводства и предварительное расследование // Правоведение. 1998. № 1. С. 176-178; Проблемы реформы уголовно - процессуального законодательства в проектах УПК РФ. M., 1995. С. 29; Сб. « Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы ». Материалы конференции. Московский общественный научный фонд. М., 1997. С. 94; Савицкий В.М. Уголовно-процессуальный кодекс РСфСР. Вступительная статья. M., 1994. С. 17-18; Смирнов А. Нужен суд правый и милостивый, решительный и скорый // Российская юстиция. 1995. № 10. С. 20.

2 Собрание законодательства РФ. 2000. № 8. Ст. 991.

% 159

^ производство по делу, в том числе и деятельность органов дознания, следствия.

Досудебное производство включается действующим законодательством в понятие судопроизводство1. Это прямо следует из п. 56 ст. 5 УПК РФ, согласно которой понятием « уголовное судопроизводство » в полной мере охватывается досудебное и судебное производство по уголовному делу. Такой же смысл вкладывался в этот термин и действовавшими ранее до вступления в законную силу нового уголовно-процессуального закона Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и УПК РСФСР 1960 г. Конечно, если бы законодателем в данной конституционной норме был

? закреплен термин « судебное разбирательство », а не « судопроизводство »,

полагаем, что вопрос о том, должны ли быть досудебные стадии российского уголовного процесса состязательными был бы решен в высокой степенью It однозначности в отрицательную сторону. Вместе с тем, несмотря на это,

представляется, что вывод об охвате принципом состязательности всех стадий российского уголовного процесса не основан на законе и никаких конституционных оснований для внедрения подлинной состязательности в * предварительное расследование не имеется. Полагаем, что нельзя согласится с

мнением тех ученых, которые считают, что спор об объеме термина « судопроизводство » малопродуктивен2. Именно в правильном понимании этого термина заключается ключ к решению проблемы толкования положений ч. 3 ст.

Рш 123 Конституции РФ применительно к досудебных стадиям процесса. А

поскольку состязательность, как уже отмечалось выше, всегда предполагает наличие сторон и наделение их равными процессуальными правами по отстаиванию своих интересов, от решения этого вопроса напрямую зависит не

1 Комментарий к Конституции РФ / Под ред. Л.А. Окунькова. М.: Бек, 1996. С. 512.

2 Кипнис Н.М. Спорные вопросы теории и практики допустимости доказательств // Доказывание в уголовном

процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. M.: Юрист, 2000. С. 181.

» 160

  • только порядок расследования, но и объем прав его участников: результатом внедрения состязательности в эту стадию служит увеличение прав обвиняемого и

^ его защитника, и, соответственно, уменьшение прав органов предварительного

расследования.

Для того, чтобы убедиться в ошибочности взглядов о распространении Конституцией РФ состязательности на все этапы производства по уголовному делу, требуется внимательно и действительно непредвзято вникнуть в юридический смысл того, что действительно содержится в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. В связи с этим, анализируя ст. 123, необходимо прежде всего

  • учитывать ее местонахождение в структуре этого важнейшего нормативного акта. Указанная норма помещена в седьмую главу Конституции РФ, посвященную судебной власти, и потому о состязательности на досудебных стадиях в ней нет и
  • не могло быть речи. Кроме того, употребляемый в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ термин « судопроизводство » относится не только к уголовному процессу. Ч. 2 ст. 118, открывающая главу седьмую Конституции РФ, прямо указывает, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского,
  • административного и уголовного судопроизводства. Замыкать действие ч. 3 ст. 123 только на уголовном судопроизводстве некорректно по форме и неправильно по существу. Ошибочно истолковывать смысл ч. 3 ст. 123, не сообразуясь с содержанием предыдущей и последующих частей этой статьи в той мере, в какой
  • ** это относится к уголовному процессу. Между тем в остальных частях ст. 123

Конституции РФ речь идет о судебном разбирательстве1. Таким образом в ст. 123 Конституции РФ под судопроизводством понимается только производство в суде, судебное производство по делу. Косвенным подтверждением нашего вывода служит новый УПК РФ, в котором сохранен прежний порядок предварительного

1 Лукашевич В.З., Шимановский B.B. Там же. С. 75; Правоохранительные органы Российской Федерации / Под ред. В.П. Божьева. М.: Спарк, 1999. С. 43, 51; Божьев В. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе // Уголовное право. 2000. № 1. С. 49; Лебедев B.M. Судебная власть в современной России. СПб.: Лань, # 2001. С. 138.

I

% i6i

  • следствия и дознания и досудебные стадии уголовного процесса состязательными не являются.

,м На основании п. 5 ст. 125 Конституции РФ, Конституционный Суд РФ как

орган конституционного контроля является единственным государственным органом,
который вправе давать толкование положений Конституции. В

соответствии с положениями ст. 106 Федерального конституционного закона « О

tfr

Конституционном Суде РФ » от 21.07.94 г. толкование Конституции РФ, данное

Конституционным Судом РФ, является официальным и обязательным для всех

представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти,

т

  • органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Конечно, толкование Конституции РФ предпринимается и другими органами государственной власти. Более того,

оно осуществляется всяким правоприменителем, а также гражданами. Но

только

толкование, исходящее от Конституционного Суда РФ, безусловно обязательно1, акты такого толкования носят, по существу нормативный характер. Постановления и определения Конституционного Суда РФ можно отнести к

w числу источников права . Причем обязательны не только итоговый вывод Суда,

но и система аргументации ( именуемая в законе как правовая позиция ), приводимая в его обоснование. Сам Конституционный Суд РФ в одном из своих определений
указал, что правовые позиции, содержащие толкование

** конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на

которых основаны выводы Конституционного Суда РФ в резолютивной части его решений, обязательны для всех государственных органов и должностных лиц3. Мотивировочная часть образует неразрывное единство с резолютивной,

1 Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации. М.: Бек, 1996. С. 41.

2 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для вузов. М.: Норма, 1998. С. 27-28.

3 Определение Конституционного Суда РФ « О разъяснении постановления Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. по делу о проверке конституционности статьи 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края » от 07 октября 1997 г. № 88-0 // Собрание законодательства. 1997. № 42. Ст. 4900.

% 162

раскрывая конституционное содержание правовой нормы и сопоставляя ее с позицией законодателя1. ^ В силу этого ни один орган государственной власти не вправе принимать

нормативные и иные правовые акты, противоречащие истолкования Конституционным Судом Конституции РФ. На основании ч. 1 ст. 79 указанного закона решение Конституционного Суда РФ окончательно и обжалованию не подлежит. Законодательством не предусмотрена возможность отмены либо изменения Конституционным Судом РФ по чьей бы то ни было инициативе принимаемых им решений. Может иметь место лишь корректировка правовых позиций, формулируемых Судом при осуществлении конституционного судопроизводства, что вытекает, в частности, из смысла ст. 73 названного ФКЗ. Поводом же для этого может послужить обращение в Суд любого из ? управомоченных на то субъектов. Инициатива может также исходить от судей

»*

Конституционного Суда, пришедших при рассмотрении нового дела к выводу о необходимости изменений правовой позиции2. Таких прецедентов за время функционирования Конституционного Суда РФ еще не было. Получается, что законодатель исходит из того, что ошибочные решения могут принять субъекты всех ветвей власти, кроме одного органа судебной власти - Конституционного Суда РФ. Риск судебной ошибки существует всегда и ее возможности полностью нельзя исключить и в решении Конституционного Суда РФ3. Работа Конституционного Суда РФ показывает, что решения по многим важнейшим вопросам уголовного судопроизводства принимаются далеко не единогласно, а с небольшим перевесом голосов. Все это говорит о различных подходах судей Суда к рассматриваемым проблемам. От ошибок не гарантирован никто, не составляют

1 Анишина В. Правовые позиции Конституционного Суда России // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 11.

2 Определение Конституционного Суда РФ по жалобе гражданки Дудник М.В. на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона « О Конституционном Суде Российской Федерации » от 13.01.00 года № б-О // Собрание законодательства РФ. 2000. № 11. Ст. 1244.

3 Громов Н., Колесников Е. Принципы судопроизводства должны распространяться и на Конституционный Суд // Российская юстиция. 2000. № 2. С. 19.

% 163

исключения и конституционные судьи. Более того, сам Суд в своем решении от 02.02.96 г. верно указал: « Ошибочное судебное решение не может * рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено »’.

Представляется необходимым внести в ФКЗ « О конституционном Суде РФ » положения, аналогичные существовавшим ранее в ст. 53 Закона РСФСР « О Конституционном Суде РСФСР » от 06.05.91 г.2, согласно которой решение Конституционного Суда РСФСР могло быть пересмотрено по собственной инициативе этого судебного органа. Причем правом пересмотра решения Суда должен обладать только сам Суд, поскольку в противном случае утрачивается смысл его существования и деятельности в качестве верховного регулятора отношений, возникающих из конституционных положений. Общеизвестно, что решение любого суда может быть отменено либо изменено только вышестоящим судом и никаким иным органом. Конституционный Суд не входит в систему судов общей юрисдикции и как высший судебный орган, осуществляющий конституционное судопроизводство должен обладать исключительным правом на отмену либо изменение своих же решений.

Вывод же Суда о том, что на предварительном следствии и дознании в том виде, в каком они существуют в настоящее время без их принципиального реформирования, должен действовать принцип состязательности, который предполагает, в числе прочего, и равноправие сторон, не приводит ни к чему иному, как к необходимости законодательного закрепления равноправия сторон в досудебных стадиях. Полагаем, что отсутствие в законодательстве системы сдержек и противовесов привело к определенным перекосам в деятельности Конституционного Суда РФ, фактически к его сползанию к законодательной

1 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, B.C. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова от 2.02.96 г. № 4-П // Собрание законодательства РФ. 1996. №7. Ст. 701.

2 Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. № 19. Ст. 621; № 30. Ст. 1017.

% 164

т деятельности, поскольку по сути обязывая законодательные органы
ввести

действие принципа состязательности в досудебные стадии уголовного

^ судопроизводства, что возможно только в условиях их коренного преобразования,

Конституционный Суд РФ принимает на себя несвойственные ему функции законодателя.

Создается впечатление, что Суд, принимая решения, блокирующие действие тех или других правовых норм, не вполне прогнозирует наступление крайне неблагоприятных последствий, порождаемых его постановлениями. Так, поскольку существующие в настоящее время стадии возбуждения уголовного

  • дела и предварительного расследования состязательными не
    являются

напрашивается вывод о том, что Суд в своем постановлении от 14.02.00 г. фактически занял правовую позицию, согласно которой уголовно- #• процессуальный закон в той части, в какой он допускает отступление от принципа

состязательности на досудебных стадиях производства по делу, не соответствует ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, а значит и не должен применяться при расследовании уголовных дел. При этом из сказанного следует, что неконституционным является не только нормы УПК РСФСР, определявшие построение досудебного производства вне действия принципа состязательности, но и аналогичные нормы нового УПК РФ, который в принципе сохраняет прежний порядок производства расследования. Конституционный Суд РФ не w вправе рассмотреть дело о проверке конституционности положении закона по

собственной инициативе, так как поводом к рассмотрению дела в Суде являются только обращение в форме запроса, ходатайства или жалобы. Конституционность ^ уголовно-процессуального закона в названной выше части еще не
была

предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, который принимает постановления только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которого подвергается сомнению в

% 165

  • обращении. Учитывая, что обращений в Суд с просьбой о признании
    не

соответствующими Конституции РФ норм УПК, закрепляющих неравенство ~ органов уголовного преследования с одной стороны и
подозреваемого,

обвиняемого и их защитников, с другой, еще не поступало, следует сделать вывод о том, что эти нормы еще не признаны неконституционными и не подлежащими применению только лишь по этой причине. Таким образом, сейчас достаточно одного лишь обращения в Суд в соответствующей форме уполномоченного на то субъекта права с указанными доводами для того, чтобы полностью парализовать всю уголовную юстицию в стране на длительный срок. По своей сути указанная деятельность КС РФ представляет собой не что иное, как « тихую » реформу предварительного расследования ( без участия федеральных органов законодательной власти ), направленную на замену в РФ смешанного уголовного

  • процесса состязательным1. Ситуация усугубляется тем, что в силу занимаемого Конституционным Судом РФ высочайшего положения среди органов государственной власти, неоспоримости и окончательности его решений содержащиеся в них « коррективы » уголовно-процессуального закона рассматриваются как эталон в процессе законотворчества. Признание Судом неконституционнности ряда процессуальных норм не упрощает, а усложняет ситуацию: уголовный процесс всегда строился и сегодня строится на системе принципов, которые находятся в крепкой
    логической связи друг с другом,
  • различным образом воздействуя один на другой и каждый из них - неотъемлимая часть целого, поэтому система не будет правильно функционировать без какого-либо элемента, так же как один или несколько элементов данной системы в отрыве от нее не смогут быть использованы должным образом и в силу этой жесткой системности
    процессуальных норм, система процессуального права
  • 1 Божьев В. « Тихая революция » Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция. 2000. № 10. С. 9-11.

ft* 166

m становится нелогичной и противоречивой1. В связи с тем, что затягивание

принятия нового уголовно-процессуального закона толкало Конституционный ^ Суд РФ к восполнению пробелов в законодательном регулировании своими

решениями, что не всегда оправдано и выходит за рамки полномочий Конституционного Суда РФ, к середине-концу 90-х г.г. принятие нового УПК РФ стало актуальной проблемой, стоящей перед законодателем. Конституционному Суду РФ следовало крайне осторожно подходить к решению сугубо специфических проблем уголовного процесса, с тем, чтобы не ограничить в будущем выбор законодателя. Не случайно последний не пошел по пути Суда и в новом УПК РФ не предусмотрел состязательного расследования ни по одной из категорий уголовных дел, ограничившись лишь дальнейшим усилением и углублением элементов состязательности на этой стадии процесса. ^ Что же касается Концепции судебной реформы 1991 г. провозглашающей

?*

одной из задач реформы упразднение следственного судопроизводства и всемерное внедрение состязательности в досудебные стадии уголовного процесса, то проект этого программного документа предварительно в печати опубликован не был, не обсуждался юридической общественностью и потому в известном смысле концепция отражает воззрения ее составителей и единомышленников. Концепция является лишь набором предложений, адресованных законодателю, проектом, а не законом. Однако в предисловии к Концепции один из ее авторов пишет, что значение Концепции « состоит в том, что ее главные идеи обязательны в качестве оценки всякого законопроекта, всякой законодательной инициативы,

затрагивающих вопросы судопроизводства, уголовного и гражданского судопроизводства, организации и деятельности правоохранительных органов »2. Это не что иное, как стремление « приструнить » имеющих иное мнение, загнать

1 Лебедев В.М. Проблемы становления и развития судебной власти в РФ. Автореферат дисс докт. юрид. наук.

М. 2000. С. 5.

2 Пашин С.А. Вступительная статья / Концепция судебной реформы. М., 1992. С. 4

» 167

  • научное творчество в рамки официальной Концепции. Жизнь показывает, что

судебная реформа не всегда идет путем воплощения в новых законах Концепции,

^ так как многие ее положения представляется
противоречивыми и

невыполнимыми1. Совет Федерации Федерального Собрания РФ отметил, что некоторые положения Концепции судебной реформы не отвечают жизненным реалиям . Следует отметить, что она была рассчитана только на запуск реформы, а потому не претендовала на всестороннюю и детальную разработку проблем, которые должны были быть решены в ходе и результате судебной реформы.

ft

По утверждению сторонников состязательного расследования отсутствие действия принципа состязательности при производстве предварительного расследования не соответствует действующим международным нормативным правовым актам, в частности, п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и

^ политических правах от 16.12.66 г., вступившего в силу 23.03.76 г., и ст. 6

Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50 г. , ратифицированных СССР и его правопреемником РФ, а также правоприменительной практике Европейского суда по правам человека, которыми состязательность якобы распространена на все, в том числе и на несудебные стадии производства по делу4. Отсюда делается вывод, что в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, провозглашающей общепризнанные принципы и нормы международного права частью правовой системы РФ, российский законодатель * обязан придать стадии предварительного расследования состязательную форму.

Однако из содержания названных международных правовых норм следует всего лишь то, что каждому на основе полного равенства как минимум гарантируются возможности своей защиты: быть в срочном порядке и подробно уведомленным о

1 Демидов. И.Ф. Конференция о судебной власти и прокуратуре: итоги и размышления // Государство и право. 1994. № 1.С. 140.

2 Российская газета, 1994, 19 апреля.

3 Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1999. С. 539-570.

4 Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. 1998. № 9.

i

l 168

характере и основании предъявленного ему обвинения; не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя и к признанию себя виновным; иметь право на

^ вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для

свидетелей, показывающих против него; быть судимым без неоправданной задержки; пользоваться помощью защитника. Перечисленные права обвиняемого сами по себе не свидетельствуют о том, что на досудебных стадиях уголовного процесса должна действовать полная состязательность. Желаемое здесь выдается за действительное. В пользу этого говорит и наименование ст. 6 названной Конвенции: « Право на справедливое судебное разбирательство ». Совершенно очевидно, что имеются в виду только судебные стадии уголовного процесса. Логическое толкование ч. 3 ст. 14 Пакта в совокупности с остальными частями данной статьи не оставляет никаких сомнений в том, что речь в ней также идет только о судебном разбирательстве. Более того, ни один международно-правовой акт не требует от национального законодателя такого построения досудебных стадий процесса, чтобы на них в полной мере действовал принцип состязательности. Все предусмотренные международными правовыми актами права обвиняемого в российском законодательстве полностью соблюдены и даже существенно расширены.

Касаясь темы практики Европейского Суда по правам человека, необходимо отметить, что в соответствии с Федеральным Законом « О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней » от 20.02.98 г.1 РФ действительно признает обязательной юрисдикцию Европейского суда по вопросам толкования и применения указанной Конвенции и Протоколов к ней. Из этого следует, что решения этого Суда в отношении других государств могут применяться в качестве критерия для решения правовых вопросов в РФ .

1 Собрание законодательства РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

2 Нафиев С, Васин А. Право на защиту - не беспредельно // Законность. 1999. С. 6.

  • 169

Однако данный Суд не принял ни одного решения, в котором содержалось бы требование о наличии состязательности на досудебных стадиях процесса, и это

^ неудивительно, поскольку согласно ст. 32 Конвенции Суд разрешает вопросы,

связанные с толкованием и применением Конвенции и Протоколов к ней, а указанные правовые акты не устанавливают, что предварительное следствие в каждом государстве - члене Совета Европы должно быть построено по состязательному принципу.

Здесь же следует отметить, что напротив в своей Рекомендации от 17.09.1987 г. « Об упрощении уголовной юстиции » Комитет Министров Совета Европы указал, что « судебное предварительное следствие, бесспорно, укрепляет гарантии прав личности, однако оно не может носить обязательного и всеоблемлющего

It-

характера »\ Как следует из Устава Совета Европы от 05 мая 1949 г. Комитет Министров - один из органов Совета Европы, который может принимать заключения в том числе и по правовым вопросам, и облекает их в форму рекомендаций правительствам ( ст. ст. 1, 10, 15 )2. Требование о построении не только судебных, но и всех остальных этапов производства по уголовному делу по состязательному принципу Советом Европы к РФ не предъявляется: как следует из заключения № 193 ( 1996 ) по заявке России на вступление в Совет Европы, принятого 25.01.96 г. Парламентской Ассамблеей Совета Европы такое условие в данном правовом акте отсутствует3. Таким образом вопрос о введении состязательности на досудебные стадии уголовного судопроизводства, при условии соблюдения всех предусмотренных международным законодательством норм прав обвиняемого находится в исключительной компетенции национального законодателя и не регулируется международными правовыми актами.

1 Simplification de la Justice penale, Recommendation NR ( 87 ) 18 adoptee par le Comite des Ministres du Conseil de ! Europe le 17 septembre 1987. Strasbourg. 1988. P. 13, 33.

2 Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1999. С. 537-539.

2

3 ,

1 Заключение № 193 ( 1996 ) по заявке России на вступление в Совет Европы / Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М.: Дело, 2000. С. 714-717.

-^ 170

** Неприменение принципа состязательности в стадии
предварительного

расследования подчеркивает отсутствие всякой обвинительной тенденции, так как . в этой стадии процесса нет обвинителя1. Это значит, что орган расследования

обязан полно, всесторонне и объективно исследовать обстоятельства дела. Отсутствие состязательной формы на данном этапе уголовного судопроизводства не означает, что стадия расследования является розыскной, имеет инквизиционный характер. Предварительное следствие нельзя назвать состязательным, однако оно и не розыскное. Утверждение обратного не выдерживает никакой критики. В розыскном процессе личность рассматривается главным образом в качестве объекта уголовного преследования и розыска. Розыскной процесс - это такой процесс, в котором интересы личности поглощены

интересами государства, процесс, в котором органам следствия нужна не правда, а жертва, чтобы опустить на нее карающий меч2.

В национальном уголовном процессе обвиняемый наделен большим объемом прав по отстаиванию своих процессуальных интересов по делу, защитник допускается к участию в деле на самых ранних этапах расследования, начиная с момента начала осуществления уголовного преследования. Полагаем, что если принять все это во внимание то становится очевидной несостоятельность оценок нашего предварительного следствия как инквизиционного3. Для инквизиционного процесса характерны односторонность, закрепленный законодательно обвинительный уклон, признание обвиняемого бесправным объектом расследования и наказания, отсутствие защиты прав и свобод личности, осуждение невиновных от необоснованного преследования. В российском же уголовном процессе обвиняемый, хоть и не будучи стороной, тем не менее является субъектом процессуальных прав. Нельзя согласиться и с утверждением,

1 Рахунов Р.Д. Указ. соч. С. 119.

2 Полянский Н.Н. Указ. соч. С. 105. з

Кобликов А. Новый учебник уголовного процесса // Законность. 1995. № 8. С. 65.

171

что обви няем ый - это беспр авны й объек т иссле дован ия и упра влени я и что права обви няем ого и друг их субъе ктов проц есса, котор ые якоб ы не знаю т досто йной защи ты, недос таточ но гаран тиров аны1. Из отсут ствия в стади и рассл едова ния сторо н и, соотв етств енно, отсут ствия равен ства прав участ ников проц есса дейст вител ьно следу ет их факти ческо е нерав енств о, однак о это не означ ает, что обви няем ый и его защи тник явля ются беспр авны ми участ ника ми проц есса. Обви няем ому пред остав лен ряд проц ессуа льны х прав, собл юден ие котор ых орган ом, веду щим проц есс, обяза тельн о, вслед ствие чего обви няем ый являе тся не беспр авны м объек том, а участ нико м проц есса, снаб женн ым права ми . Всяк ое прав оотно шени е образ уют субъе ктивн ые права и обяза нност и сторо н ( субъе ктов ). Эти права и обяза нност и корр еспон диру ют друг друг у. Обви няем ый и в этой стади и проц есса обла дает широ ким круго м проц ессуа льны х гаран тий, преи муще ств по делу и не рассм атрив ается как объек т иссле дован ия, а являе тся субъе ктом проц ессуа льны х прав, испол ьзуя котор ые он актив но участ вует в следс твии, защи щаетс я прот ив пред ъявле нного ему обви нения , предс тавля ет доказ атель ства и дово ды в свою защи ту. Более того, все участ ники проц есса явля ются субъе ктами пред остав ленн ых им прав и возло женн ых на них обяза нност ей, обусл овлен ных зани маем ым ими проц ессуа льны м поло жени ем, поэто му их недоп устим о счита ть объек тами однос торо нних власт ных полн омоч ий долж ностн ых лиц3. Объе ктом иссле дован ия обви няем ый являе тся лишь в том лишь смыс ле, что в отно шени и него конце нтри руют ся все усили я следс твенн ого орган а, однак о это не опре деляе т поло жени я обви няем ого, так как он распо лагае т широ кими права ми, дающ ими ему возм ожно сть защи щать ся от

1 Капустин А.А. Указ. соч. С. 9,12.

2 Строгович М.С. Рационализация уголовного процесса // Вестник Верховного Суда СССР и Прокуратуры Верхсуда СССР. 1927. №3. С. 18.

3 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 16, 17, 231.

172

предъявленного обвинения, оспаривать его и участвовать в
ходе предварительного следствия’.

Несмотря на то, что органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, являются органами уголовного преследования, они во всяком случае обязаны обеспечивать осуществление подозреваемым и обвиняемым своих прав ( ст. 16 УПК РФ ). Уголовно-процессуальный закон не случайно последовательно на протяжении многих десятилетий называет перечисленных лиц участниками процесса. Этим законодатель подчеркивает, что они наделяются правами, которые дают им возможность активно участвовать в процессе расследования дела, а также защищать свои законные интересы. Важнейшее из этих прав обвиняемого, определяющее его положение в процессе, есть право на защиту. Коль скоро в уголовном процессе подозреваемый и обвиняемый выполняют функцию защиты от уголовного преследования, они должны быть наделены соответствующими полномочиями по реализации этой функции. Совокупность этих полномочий и являет собой право на защиту. Последнее представляет собой широкое и сложное право обвиняемого ( подозреваемого ), включающее в себя все те процессуальные права, которые принадлежат им по закону и используя которые данные субъекты уголовно-процессуальной деятельности могут защищаться от всего уголовного преследования в целом и предъявленного обвиняемому обвинения, в частности . Важнейший элемент права на защиту - возможность пользоваться услугами защитника, участие которого в интересуемой нас стадии процесса позволяет наиболее полно и объективно учесть обстоятельства дела при постановлении процессуальных решений, подготовить материалы дела к рассмотрению в суде, обеспечить эффективную охрану прав и законных интересов обвиняемого, подозреваемого. Деятельность защитника в

’ Строгович М.С. Избранные труды. Т. 2. М., 1992. С. 54.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Изд-во АН СССР, 1958. С. 31.

Ъ 173

стадии расследования является определенной процессуальной гарантией, обеспечивающей принятие законных и обоснованных решений. Более того, 4. говорить о какой-либо состязательности в условиях исключения возможности

лицам, преследуемом в уголовном порядке, воспользоваться помощью защитника, просто бессмысленно. Предполагается, что обвиняемому противостоит профессионально подготовленный представитель органа уголовного преследования и без возможности пользоваться помощью профессионального же защитника реализация права на защиту по меньшей мере неполноценна. А чтобы защита по уголовным делам была эффективной и не противоречила интересам закона, ей необходимы прочные процессуальные позиции и независимость, в том А числе и на предварительном следствии.

Возникнув одновременно с началом уголовного преследования, защита становится его антиподом, контртезисом обвинения ( подозрения ). К сожалению, осознание этого, казалось бы простого положения, было долгим. На стадии предварительного следствия и тем более дознания судьба такого важного участника уголовно- процессуальной деятельности, каким, вне всякого сомнения, является защитник, складывалась очень непросто. Можно согласиться с утверждением, что на протяжении десятилетий существования советского уголовного процесса фигура защитника в нем была не более, чем декоративной деталью демократического фасада советского правосудия по уголовным делам1. Эффективность защиты по уголовным делам была невысокой как потому, что защита в полной мере отстранялась от участия на ранних этапах предварительного расследовании - деятельности и стадии производства по делу, в ходе которой происходит формирование судебных доказательств. По общему правилу закон связывал факт вступления защитника в уголовное дело с момента

’ Рарог А. Защита в советском уголовном судопроизводстве // Советская юстиция. 1992. № 21-22. С. 18.

^ окончания предварительного следствия. По делам, по которым расследованием

производилось в форме дознания, защитник не допускался к участию в деле вообще.

Справедливость требует отметить, что органы расследования были прямо заинтересованы в исключении защитника из числа субъектов досудебных стадий процесса, понимая, что участие в деле адвоката очень затруднит их деятельность, если, конечно, адвокат активен и использует весь арсенал средств защиты для опровержения обвинения1. Ситуация стала меняться только лишь к концу 80-х -началу 90-х г.г. XX в. Основания допущения защитника к участию в деле на

% досудебных этапах производства расширялись крайне медленно.
Как уже

отмечалось, при производстве по уголовным делам в условиях демократического

-4

государства лицам, в отношении которых осуществляется уголовное

  • преследование должно быть предоставлено право заручиться поддержкой защитника с момента начала такого преследования. Однако только лишь в 2000 г., когда Конституционный Суд РФ в своем Постановлении по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с
  • жалобой гражданина В.И. Маслова от 27.06.00 г.2 указал, что защитник вправе принимать участие в уголовном деле во всех случаях, когда права и свободы человека и гражданина существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, связанными с уголовным преследованием,
  • *» защитник приобрел право вступить в дело с момента фактического начала

деятельности органов дознания, предварительного следствия и прокурора по

изобличению лица в совершении преступления. Федеральным законом от 20.03.01

г. соответствующие изменения были внесены в УПК РСФСР. Законодатель »

конкретизировал, что защитник допускается к участию в деле с момента

1 Торянников А. Принципы уголовного судопроизводства должны действовать // Советская юстиция. 1989. № 3. С. 14-15. % 2 Собрание законодательства РФ. 2000. № 27. Ст. 2882.

175

^ предъявления обвинения, а в случае задержания лица,
подозреваемого в

совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде ф. заключения под стражу до предъявления обвинения, или назначения в отношении

4

этого лица судебно-психиатрической экспертизы - с момента фактического его задержания или объявления ему постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. В случае, если к лицу, подозреваемому в совершении преступления, применены иные меры процессуального принуждения или его права и свободы затронуты действиями, связанными с его уголовным преследованием, под которыми следует понимать любые действия, направленные на изобличение лица в совершении преступления, защитник допускается к участию в деле с начала осуществления этих мер или действий ( ч. 1 ст. 47 ). Эти новеллы были сохранены в ч. 3 ст. 49 УПК РФ.

Принципиальное отличие современного расследования от расследования в трактовке ученых 30-80 г.г. состоит в том, что сейчас элементы состязательности в нем не отвергаются, они в расследование уже проникли и налицо тенденция к их дальнейшему усилению. В связи с этим только с высокой степенью условности можно делить современные формы процесса на состязательную и инквизиционную. Классическая трактовка смешанного процесса как синтеза розыскного досудебного производства и состязательной стадии судебного разбирательства нуждается в корректировке. Все глубже элементы состязательности продолжают проникать на досудебные стадии процесса. Форму процесса можно считать смешанной при известной условности, учитывая усиление за последние годы элементов состязательности в стадии расследования . Полагаем, что на современном этапе развития предварительного расследования в РФ более правильно вести речь о его смешанной форме в рамках концепции

1 Шадрин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе // Государство и право. 1994.’ 4. С. 98

176
  • смешанного континентального процесса, которое постепенно заменило инквизиционное следствие1.

О необходимости построения предварительного расследования по состязательному принципу говорят в первую очередь адвокаты как потенциальная сторона в досудебных стадиях уголовного процесса. Около 92 % адвокатов считают необходимым предоставить им право участия в предварительном расследовании2. Вместе с тем такое право предоставлено защите уже сейчас. Изучение практики участия защитников на предварительном расследовании показывает, что они недостаточно используют свои права по представлению 1 доказательств, заявлению ходатайств о производстве следственных действий с их

участием. Реформаторы досудебных стадий процесса, действующие по принципу « разрушить до основания, а затем… » не задумываются о том, в достаточной ли

  • степени используют адвокаты имеющиеся у них права ? Кто уже сейчас запрещает адвокату самостоятельно осмотреть место, где было совершено преступление, установить очевидцев и иных лиц, могущих дать показания, имеющие отношение к делу ? Ч. 3 ст. 86 УПК РФ прямо закрепила, что защитник
  • вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций. Аналогичные по существу права
  • адвоката предусмотрены и в п.п.1-3 ч. 3 ст. 6 Федерального Закона « об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации ». Не были запрещены такие действия и УПК РСФСР. Более того, ст. 15 Положения об адвокатуре РСФСР 1979 г. также давала адвокату право запрашивать через юридическую консультацию справки, характеристики и иные документы,

1 J. Pradel. L instruction preparatoire, Paris. 1990. P. 18.

2 Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном
следствии:

  • Автореферат лис. … канд. юрид. наук. Краснодар. 1998. С. 8.

ft 177

могущие в последующем служить источником доказательств по делу, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, из государственных и ^. общественных организаций, которые обязаны в установленном порядке выдавать

эти документы или их копии. Как часто пользовались и пользуются адвокаты этими правами ? Изучение практики позволяет ответить на этот вопрос однозначно - очень редко. Поэтому прежде чем говорить о расширении прав адвокатов-защитников необходимо обратить особое внимание на повышение эффективности их деятельности в рамках уже предоставленных им действующим законом прав.

i i i

В юридической литературе одним из аргументов в пользу введения полной состязательности в досудебных стадиях процесса служит утверждение о том, что в настоящее время в одних руках соединяются не только обвинение, но и защита, что является одним из самых существенных недостатков нынешней конструкции

»*

предварительного расследования1, поскольку такое положение противоречит всем законам психологии: одно и то же звено объективно не может выполнить разные функции, в противном случае возникает их конкуренция, и функция, оценивая как главная с точки зрения данного звена, подавляет и подчиняет себе решения других задач1. А поскольку следователь и прокурор не в состоянии одновременно осуществлять эти функции их надо разделить между разными участниками процесса, с тем, чтобы каждый из них мог эффективно реагировать на неправомерную деятельность других. Обязывая следователя выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства, закон не учитывает, что следователь выработал определенную версию и ему психологически очень трудно отойти от нее, отбросить сомнения в ее правильности. Соединение в руках следователя
различных процессуальных функций неизбежно придает его

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1954. Т. I . С. 26.

fc 178

k деятельности односторонний обвинительный характер2. Под защитой при этом

понимается деятельность не только самого подозреваемого, обвиняемого и их

^ защитника, а также и следователя, которая в качестве одного из своих элементов

якобы включает процессуальную функцию защиты3. Защита, как функция,

выполняемая органами расследования, видится сторонникам этой точки зрения в

обязанности следователя обеспечить обвиняемому возможность защищаться от Ь

предъявленного ему обвинения, выявлять не только уличающие, но и

оправдывающие обвиняемого обстоятельства, а также обстоятельства, не только

отягчающие, но и смягчающие его вину4.

*

t

С утверждениями о выполнении органами расследования различных по своей направленности функций согласиться нельзя. Действительно, функции обвинения и защиты противоположны по своей сущности друг другу, однако следователь и * дознаватель функцию защиты не осуществляют, равно как не осуществляют и

функции обвинения5. Доказать это можно раскрыв содержание термина « защита ». И хотя как ранее действовавшее, так и новое уголовно-процессуальное законодательство определения такого важнейшего института судопроизводства не содержит, под защитой в широком смысле в теории уголовного процесса традиционно принято понимать деятельность, состоящую в формулировании и отстаивании вывода о том, что конкретное лицо не совершило общественно опасное деяние либо деяние и лицо, его совершившее, не столь опасны, как утверждают те, кто осуществляет уголовное
преследование6. Защита - это

1 МорщаковаТ.Г. Истина …и только Истина ! М., 1990. С. 261.

2 Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С. 41; Стецовский Ю.И. Концепция судебной реформы и проблемы конституционной законности в уголовном судопроизводстве // Государство и право. 1993. № 9. С. 103.

3 Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939. С. 108- 109.

4 Строгович М.С Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.1. С. 225 - 227.

5 Баев М.О., Баев О.Я. Защита об обвинения в уголовном процессе. Воронеж: В ГУ, 1995. С. 11. Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М., 1982. С. 6-7; Лавдаренко Л.И. Указ. соч. С. 16; Рахунов. Р.Д. Указ. соч. С. 55.

6 Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 25; Победкин А., Анненков А., Дадонов С. Применение правила Маслова требует изменений УПК // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 35.

% 179

^ сознательная, целеустремленная деятельность как самих
подозреваемого и

обвиняемого, так и их защитника, законного представителя, гражданского

~ ответчика и его представителя, направленная на выявление
обстоятельств,

оправдывающих подозреваемого и обвиняемого, исключающих или смягчающих их ответственность, доказывание их меньшей виновности, на оспаривание законности и обоснованности действия и решений органов, ведущих расследование, в отношении обвиняемого, подозреваемого, а также на охрану его личных и имущественных прав1. Только указанные участники процесса, и ни кто иной, выполняют эту функцию, и не просто функцию защиты, а защиты от

  • обвинения, что прямо указано в законе ( п. 45 ст. 6 УПК РФ ). Действительно,

защита всегда и везде осуществляется от чего-то: от чьих-то действий или угрозы их совершения. В уголовном судопроизводстве защита осуществляется * исключительно от уголовного преследования, от обвинения в
совершении

преступления или от угрозы такового ( защита подозреваемого ) и всегда направлена на опровержение или ослабление обвинение либо подозрение. Если признать, что и следователь осуществляет функцию защиты, то возникает вопрос: от чего и от кого защищает следователь ? В рамках концепции, относящей следователя к субъектам защиты, возможен только один ответ на данный вопрос -защита осуществляется следователем же от предъявленного им же обвинения либо сформулированного подозрения. Ни к чему иному трактовка роли следователя как защитника не приводит. Осуществление обвинения и защиты от этого обвинения и в самом деле невозможно с точки зрения психологии. Однако по нашему мнению никакой сложности здесь нет, поскольку следователь защиту не осуществляет. По смыслу закона функцию защиты от обвинения выполняет только сторона защиты, к которой УПК РФ не отнес таких участников досудебного производства по уголовному делу, как следователь и дознаватель.

1 Стецовский Ю. И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. M., 1980. С. 3.

Ь 180

Более того, эти участники досудебного производства по делу вообще законом отнесены к противоположной по своей направленности по отношению к стороне ^ защиты стороне - стороне обвинения.

Исходя из этого лишь одно лицо в уголовном процессе выполняет обязанности по защите как свой постоянный профессиональный долг, как свою процессуальную функцию. Это защитник обвиняемого ( подозреваемого ), для которого осуществление защиты по уголовным делам есть единственная цель и смысл его участия в судопроизводстве. Выполнение органами следствия, дознания и прокурором требований ст. 20 УПК РСФСР являлось все той же функцией расследования, исследования обстоятельств дела, а не защиты. Они должны обеспечить обвиняемому лишь возможность защищаться от обвинения. Напомним, что под процессуальной функцией следует понимать прежде всего * основную ведущую процессуальную обязанность, в которой проявляется главное

назначение и определяется роль каждого из участников процесса1. Как видно, само понятие функции не дает каких-либо оснований для выделения в качестве таковой названную выше деятельность органов предварительного следствия и дознания. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому его прав представляет собой вытекающую из уголовно-процессуального закона обязанность органов расследования обеспечения права и законные интересы участников уголовного судопроизводства, не превращая ее в отдельную функцию. * Следователь и прокурор несут конституционную обязанность защиты прав

граждан. Следуя требованиям закона, выраженных в тех или иных формах ( ст. 20 УПК РСФСР, п. 2 ч. 1, ч. 2 ст. 6 УПК РФ ) они должны исследовать обстоятельства дела полно, всестороннее и объективно и принять меры к тому, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и

1 Шимановский В.В. К вопросу о процессуальных функциях следователя в советском уголовном процессе // Правоведение. 1965. № 2. С. 175.

  • 181

^ осужден. Эту деятельность никак нельзя отнести к уголовному преследованию,

поскольку она выходит за его рамки. Однако это и не означает, что следователь и /^ прокурор осуществляют функцию защиты. Основное
направление их

i

i*

I

процессуальной деятельности состоит в уголовном преследовании, в обвинении, а не защите от него. Как ранее действующий, так и настоящий уголовно-процессуальный закон фактически обязывает органы расследования выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Очевидно, что возможность исследовать указанные обстоятельства возникает только после появления в деле такого участника процесса, как обвиняемый, то есть после предъявления лицу обвинения. Таким образом, уголовное преследование возникает раньше указанной деятельности следователя по выполнению требований о полноте расследования.

I * Следователь должен прежде всего стремиться к раскрытию
совершенного

преступления, изобличению преступников. Действительно, следователь обязан выявить в числе прочих обстоятельства, оправдывающие виновного и при осуществлении расследования обвинительный уклон недопустим. Однако необходимо помнить, что следователь - не защитник. Его первая задача - найти совершившего преступление.

К

Существует мнение, что установление истины в уголовном процессе наилучшим образом может быть обеспечено только тогда, когда процесс имеет состязательный характер и что состязательная форма процесса - единственно возможная форма для правового государства1. Данная позиция является принципиально неверной. Представляет ли собой следственный процесс неизбежное зло, а состязательный - необходимое благо ?2 Существует ли вообще идеальная модель уголовного процесса ? Состязательность может быть не только

1 Шестакова С.Д. Указ. соч. С. 103.

2 Треушников М.К. Рецензия на книгу Решетниковой И.В. « Доказательственное право Англии и США ». Екатеринбург. 1997 // Государство и право. № 12. С. 104.

182

благом, но и злом в зависимости от того, в каких пределах она закреплена уголовно-процессуальным законом. Кому, к примеру нужна состязательность без всякого стремления к истине ? Между тем уже сейчас действующая в РФ много десятков лет модель уголовного процесса полностью обеспечивает выполнение задач судопроизводства и максимально способствует установлению истины и принятия правильного решения по существу дела.

Зачастую приходится сталкиваться с утверждением, что именно эта модель сама по себе является порождением такого уродливого явления в уголовно- процессуальной деятельности как обвинительный уклон в деятельности органов предварительного следствия и дознания. Вывод о том, что в настоящее время, руководя следствием и отвечая за его качество, прокурор становится ревностным защитником обвинительных выводов1 и впадает в обвинительный уклон потому, что ему грозят неприятности, которые ждут следствие в случае нераскрытия преступления, особенно тяжкого , а пока следователю вменяется в обязанность решение вопроса о привлечении к уголовной ответственности, доказывании обвинения, невозможно покончить с обвинительным уклоном в уголовном процессе, поскольку при этом субъект подобных действий неизбежно психологически становится обвинителем3, также служит одним из основных аргументов в пользу перераспределения функций уголовного преследования, защиты и разрешения дела и построения интересуемой нас стадии процесса по принципу состязательности.

Обвинительный уклон, бесспорно, является самым серьезным пороком предварительного расследования. Нет ничего более вредного для правосудия, для

1 Смирнов А.В. О процессуальной независимости следователя, защитника и обеспечении законных интересов личности в уголовном процессе // Предварительное следствие в условиях судебной реформы. Труды Высшей следственной школы МВД СССР. Волгоград. 1991. С. 33.

2 Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М.: Наука, 1991. С. 68.

3 Нажимов В.П. Психологические основы учения об уголовно-процессуальных функциях // Правоведение. 1983. № 5. С. 54.

% 183

i раскрытия истины по делу, чем односторонний, однобокий подход к исследуемым

i фактам и обстоятельствам, когда собирается и фиксируется то, что подтверждает

,_ или отягчает обвинение и игнорируется то, что опровергает обвинение или

смягчает его. Обвинительный уклон - распространенное явление и поэтому

зачастую без оказания помощи подозреваемым и обвиняемым защитником их

i права и законные интересы не обеспечиваются должностным образом. Однако,

как представляется, сам по себе таковой уклон не вытекает из нынешней формы

1 предварительного расследования. Обвинительный уклон может быть присущ и

i

полностью состязательной модели судопроизводства. В качестве примера можно сослаться на тысячи незаконных и необоснованных судебных решений, вынесенных в условиях полной состязательности. Причиной этому служит ряд факторов как объективного, так и субъективного характера: личная * заинтересованность в определенном исходе дела лица,
осуществляющее

расследование или судьи, неправильное понимание ими уголовно-процессуального закона и т.д. Сама по себе состязательная модель судопроизводства не гарантирует отсутствие обвинительного уклона.

Утверждение о том, что осуществляя уголовное преследование и потому

разделяя ответственность за качество следствия на существующих ныне

досудебных стадиях уголовного процесса прокурор снижает свою

требовательность к соблюдению законности следователем, впадает в

  • обвинительный уклон, умозрительно. Никто не освобождал и не освобождает

прокурора и самого следователя, дознавателя от обязанности, установленной в ст.

20 УПК РСФСР, а теперь и в ст. 6 УПК РФ. Важнейшей же гарантией их

объективности есть то, что окончательное решение вопроса по виновности

принадлежит суду. Оценка деятельности органов уголовного преследования

| напрямую зависит от решения суда, поэтому названные органы
сами

i непосредственно заинтересованы в полном, всестороннем и
объективном

^ расследовании, материалы которого прочно обеспечат позицию государственного

обвинителя в суде, иначе они рискуют провалом обвинения1. , Предвзятость следователя и прокурора, с которой сталкиваются лица, в

отношении которых осуществляется уголовное преследование, их тенденциозность или обвинительный уклон не есть продукт личностей, ведущих процесс, а создается теми объективными условиями и обстоятельствами, в которых им приходиться работать. Эти обстоятельства и условия не исчезают и не могут исчезнуть при передаче дела от одного следователя либо следственного органа другому. Меняются те, кто расследует уголовное дело, но не меняются

  • обстоятельства дела, объективные условия его движения2.

*

В уголовно-процессуальной и криминалистической литературе высказаны различные мнения о понятии и сущности следственных ошибок. Не ставя перед * собой в настоящей работе задачи их анализа выделим основные причины

обвинительного уклона в деятельности следователя, органа дознания и прокурора и следственных ошибок органов расследования в доказывании виновности обвиняемых в совершении преступлений. По нашему убеждению в качестве таковых выступают:

<

  1. низкий уровень деловых качеств, отсутствие должных для профессии следователя специальных и моральных качеств, их недостаточное развитие, недобросовестное отношение к своим служебным обязанностям, отсутствие глубоких знаний уголовного права и норм .уголовного закона, пренебрежительное отношение к соблюдению процессуальной формы доказывания, нормам УПК, деление их на обязательные и необязательные, непонимание тактической сущности норм и отдельных положений доказательственного права, игнорирование духа уголовно-процессуального права
    и закона, пассивность

1 Ларин A.M., Савицкий В.М. Каким быть следственному аппарату // Советское государство и право. № 1. 1991. С. 35.

2

• Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле. М., 1999. С. 90.

i 185

к

** следователя, подмена расследования выполнением « процессуальной обрядности

» ( ошибки, связанные с личностью следователя );

  1. большая загруженность, отсутствие специализации, получение прямых указаний со стороны руководителей, неправильная оценка труда следователя ( ошибки, связанные с условиями деятельности следователя );
  2. ошибки, связанные с неясностью норм УПК, низкой оснащенностью следователя .

Обвинительный уклон в работе следователя и прокурора, как впрочем, и в работе суда, предопределялся сложившимися в течение десятилетий на практике критериями качества их работы, когда самым тяжким браком считалось оправдание в суде обвиняемого, к тому же содержавшегося под стражей2. В настоящее время кое-где браком считается прекращение дела по * реабилитирующим основаниям. Но если возбуждение дела было обоснованным, а

в ходе расследования удалось установить основания для его прекращения, то никакой вины следователя нет. Нельзя судить о качестве следствия и по числу дел с так называемой « судебной перспективой », иначе такой критерий оценки вынуждает орган расследования к предъявлению обвинения и направлению уголовного дела в суд для рассмотрения по существу3.

•*

Существующая практика ставит в прямую зависимость оценку эффективности работы и от показателя раскрываемости. Процент раскрываемости формирует стремление во что бы то ни стало найти и наказать преступника, делает главным не установление истины, а составление бюрократических реляций с благополучными показателями, отодвигает на задворки задачу исключения привлечения к ответственности невиновных и осуждения виновных. В результате: обвинительный уклон, стойкое стремление обвинить. При этом, как правило,

1 Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С. 6-20; Капустин А.А. Указ. соч. С. 14.

2 Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: .Лекции-очерки. М., 1997. С. 53- 54.

Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М.: Наука, 1991. С. 75.

% 186

ё

^ игнорируется то, что преступление преступлению рознь, что совершено их может

быть так много, что нескольким работникам с ними всеми справиться невозможно просто физически. Система показателей и оценки деятельности правоохранительных органов неизбежно приводит к нарушению законности, к тому, что человек не гарантирован от необоснованного уголовного преследования. В итоге - незаконно привлеченные к уголовной ответственности, оправдательный приговор.

*

Сохраняя прежнюю конструкцию досудебного производства по уголовному делу, необходимо изменить критерии оценки работы следователя1. Единственным параметром эффективности деятельности орган расследований преступлений необходимо считать отсутствие нарушений требований материального и процессуального закона. * Не отрицая, что высказываемые инициаторами реформы досудебных стадий

•*

процесса предложения исходят из правильной предпосылки о необходимости совершенствования уголовного судопроизводства в стране и содержат ряд заслуживающих внимания положений, они, на наш взгляд, имеют несколько принципиальных, конструктивных недостатков. Среди них в первую очередь нужно назвать чрезмерное и явно некритическое заимствование положений зарубежного, главным образом англо-американского, уголовного процесса, который предлагается взять за основу. Сторонники « чистой состязательности » явно или неявно апеллируют к опыту США. Реальная обстановка и национальные традиции игнорируются, эклектически сочетаются институты англо-американской правовой системы с системой отечественного правосудия, построенного по континентальному типу. Поборники демократизации, гуманизации и либерализации судебной системы без оглядки на действительность настаивают на

1 Михайловская И.Б. Проблемы укрепления социалистической законности в стадии предварительного расследования // Советское государство и право. 1989. № 7. С. 74; Кудрявцев В.Н. Правовые гарантии свободы. Там же. С. 9.

% 187

^ немедленном построении предварительного следствия на
началах

состязательности. Главное направление этих предложений - разрушить исторически сложившийся в России тип уголовного процесса, регулируемый кодифицированным законодательством, и заменить его состязательным процессом, созданным в основном по образцу и подобию англо-американского процесса. Опыт страны со своей историей, сложившейся и четко работающей правоохранительной и судебными системами, высококвалифицированными кадрами, и, наконец, со своим менталитетом меньше всего подходит для российской действительности. Не следует забывать, что для англо-американской системы характерны многовековые правовые традиции, высокая правовая культура общества, широкие возможности использования помощи адвокатов и т.п. В РФ таких условий нет и в исторически обозримый срок, очевидно, не будет. Давно известно, что слепое копирование иностранного опыта, механический перенос чужестранных институтов - в любой сфере - часто дает противоположный эффект. Кроме того, как уже указывалось выше, сами американские юристы признают, что на первом этапе в США уголовного процесса состязательность несколько ограничена1, а характер уголовного судопроизводства, как это ни парадоксально, в известной степени антидемократичен2.

Правовая реформа в России должна исключать любые чрезвычайные меры в условиях нормального функционирования правового государства. Спешка в * ущерб задачам судопроизводства исключена. В целом необходимо взвешенно

относиться к предложениям о перестройке стадии предварительного расследования. Упрощенный подход к решению проблемы состязательности может парализовать нормальную процессуальную деятельность субъектов уголовного
судопроизводства. Концепция состязательного расследования,

Two Models of the Criminal Process. Herbert L. Packer Former Professor. Stanford. 113 U. PA. L. REV. 1 ( 1964 ). ! См. напр.: Карлен Д. Американские суды: система и персонал. М.: Прогресс, 1972.

188

конечно, заманчива прежде всего с точки зрения наибольшего соблюдения прав преследуемых в уголовном порядке лиц, однако общество к таким изменениям в уголовном судопроизводстве в настоящее время просто не готово1.

Законодатель, решая этот вопрос, не должен отказываться от собственных традиций и опыта, который не всегда был плохим, и слепо копировать чужие образцы уголовного процесса, полностью игнорируя особенности национальной психологии, российского менталитета. Потребности проводимой в России судебно-правовой реформы действительно включают в себя необходимость обращения к
зарубежному опыту правового строительства как с целью

’ ознакомления и учета доказавших свою эффективность и жизнеспособность

правовых институтов и процедур, так и с целью возможного заимствования таковых.
Но в нынешних условиях широкого правового реформирования

% возникает реальная угроза забвения проверенных практикой положений уголовно-

процессуального законодательства, увлечения « процессуальных конструированием » в ущерб самим целям уголовного процесса. Отказ от собственных традиций и опыта и слепое копирование чужих образцов - свойство

  • нищих духом людей. Введение состязательного расследования перечеркивает

отечественную процессуальную систему, основы которой были заложены судебной реформой 1864 г., игнорирует достижения родственных континентальных систем ( Германия, Италия, Франция ) и является * переписыванием институтов англо-американской формы судопроизводства. А это

ничто иное как путь от систематизированного права к праву прецедентному, то есть движение не вперед, а вспять. Стремление создать систему, уголовного судопроизводства на основе отторжения всего того, что было создано в этой области
в России и оправдано жизнью, - свидетельство пренебрежения

1 Бойков А.Д. К проекту уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации /У Государство и право. 1992. № З.С.68.

189

отечественной историей, игнорирования национальных традиций и обычаев. К отечественной правовой системе и законодательству следует относится с уважением, внося в них изменения в разумных пределах и в действительно необходимых случаях. Развитие процесса в РФ должно пойти своим путем. При этом необходимо сохранить все положительное, что уже есть. Следует учесть и накопленный международный опыт, однако копировать без должных к тому оснований англо-саксонскую систему уголовного судопроизводства нет необходимости. Ориентиром в этом направлении не может служить и уголовный процесс ФРГ, с его ограничением права обвиняемого на защиту и категорическим неприятием понятий сторон и соответственно принципа состязательности2.

При подготовке судебной реформы всегда должны быть изучены и учтены все точки зрения, однако стремление соединить их в одном правовом акте, добиться компромисса ведет к эклектике, нарушает стройность концепции и в конечном счете порождает трудности в практике применения права3. Действующий у нас уголовный процесс по своему характеру относится к континентальному смешанному типу, идеальная ( теоретическая ) модель которого предполагает, что он разделен на две части: досудебную - основой которой является предварительное расследование, в которой сильны начала, которые можно условно назвать розыскными и судебную, базирующуюся исключительно на состязательных началах. Причем связано это деление не с какими-либо политическими пристрастиями, а с историей российской правовой мысли. Потрясения, происходившие в нашем государстве, не могли, разумеется, не отразиться на правовом регулировании общественных отношений в области

1 Махов В.Н., Пешков M.A. « Состязательность » моделей уголовного процесса США // Государство и право. 1999. № 12. С. 87.

2 Филимонов Б.А. Предисловие // Уголовно-процессуальный кодекс Федеративной Республики Германия / Пер. Б.А. Филимонова. М., 1994. С. 10, 11.

3 Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М.: Наука, 1991. С. 42.

190

уголовного судопроизводства, поэтому и уголовный процесс неоднократно претерпевал изменения. Но его характер оставался неизменным - это смешанный тип уголовного процесса. Он наиболее приспособлен к нормальному функционированию в современных условиях и в равной мере должен создать наиболее благоприятные условия для решения задач каждой его стадии.

191 Заключение

Основными характерными чертами состязательного процесса, в том числе и

на досудебных стадиях уголовного судопроизводства являются разделение

функций уголовного преследования, защиты и разрешения дела и наличия сторон

органов уголовного преследования с одной стороны, и обвиняемого

(подозреваемого) и его защитника - с другой, наделенных равными

процессуальными возможностями, прежде всего в собирании доказательств.

Отсутствие в стадии расследования последовательного разделения уголовного

? преследования и разрешения дела, сторон и непредоставление
субъектам

процессуальной деятельности, противоположным по своим функциональным I

устремлениям равных прав по участию в процессе доказывания, позволяет

%, констатировать тот факт, что в современном российском уголовном процессе

принцип состязательности не действует, ограничиваясь лишь рядом своих элементов.

За основу нового УПК РФ был принят действовавший до недавнего времени

  • УПК РСФСР 1960 г., и это решение следует признать правильным. Стабильность

закона - одно из важнейших его достоинств, а уголовно-процессуального, рассчитанного на долгосрочную перспективу - тем более. В развитии уголовно- процессуального законодательства идея преемственности должна быть основной.

*# Из него необходимо устранять лишь те нормы, которые не
обеспечивают

эффективного регулирования общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальные нормы и институты, показавшие себя на практике оптимальными, а также демократические традиции российского судоустройства и судопроизводства в новом УПК сохранены, что является верным. В УПК РСФСР есть нормы и институты, которые обеспечивали достижение законного и справедливого результата, не противоречили при этом

h 192

? Конституции РФ и в полной мере отвечали общепризнанным принципам и

нормам международного права и международным договорам РФ, а поэтому

ф менять такие нормы и институты во имя показной активности и мнимой новизны -

дело неблагодарное и безответственное. Существовавший в течение сорока лет уголовно-процессуальный закон был устойчив, проверен временем, закреплял ряд процессуальных гарантий для участников процесса, и обязывал органы расследования принимать все меры, направленные на установление истины по делу. Гарантией этого являются процессуальные санкции ничтожности -непризнании юридической значимости действий, совершенных с нарушением

  • закона, в виде аннулирования доказательственного значения
    следственных

действий1, частные определения. Но самое главное - существующий порядок расследования преступлений позволяет успешно выполнять задачи уголовного % судопроизводства и обеспечить достижение цели доказывания по
делу -

установления объективной истины. Принимая во внимание существенное углубление элементов состязательности в досудебном производстве по уголовному делу на данном этапе развития российского общества нет никакой

  • необходимости превращать стадию расследования в состязательную, а следует сохранить сложившуюся исторически форму осуществления предварительного следствия и дознания.

Решая вопрос об использовании в российском уголовном судопроизводстве

  • тех или иных правовых институтов, процессуальных норм, существующих в других странах, следует исходить не только из теоретических воззрений, а учитывать также условия, включая правовые, традиции нашей страны. Вряд ли наша нынешняя жизнь позволяет осуществлять столь масштабные эксперименты, которые могут парализовать правосудие. С учетом европейского и отечественного

| опыта в России должен быть сохранен смешанный тип уголовного процесса,

1 Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. M.: Городец, 1998. С. 87-88.

h 193

I

I

•*

являющийся наиболее оптимальным в соблюдении баланса между интересами личности, общества и государства в борьбе с преступностью, при условии его реформирования в соответствии с демократическими принципами. Расследование должно вестись обвинительной властью ( следователь, прокурор ) под судебным контролем с элементами состязательности, полностью состязательным должна быть только судебное разбирательство1. Право следователя и дознавателя на использование допустимых тактических приемов раскрытия преступлений, в том числе связанных с сохранением до определенного времени определенной тайны расследования должно быть сохранено. Полагаем возможным сохранение прежнего порядка осуществления предварительного расследования, обеспечение обвиняемому права на защиту на предварительном следствии без состязательности еще и потому, что на предварительном следствии лишь выясняются и подготавливаются условия и данные, необходимые для рассмотрения дела судом, но не может быть решен вопрос о виновности обвиняемого в смысле признания обвиняемого виновным: признать обвиняемого виновным может только суд своим приговором. Судебное разбирательство как стадия играет главную, центральную, доминирующую роль. Главенствующая роль суда в уголовном процессе подчеркивается здесь не для того, чтобы сколько-нибудь умалить значение следственной работы. Напротив, поскольку без полноценного расследования суд не может вынести законный и обоснованный приговор, в деятельности следователей и органов дознания надо видеть базу, фундамент судебного разбирательства. Прочность же, надежность этого фундамента проверяется ходом и результатом судебного разбирательства. Приговор или определение суда - в конечном счете решающий критерий оценки

1 Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 8. С. 52.

I I

:

i

194 работы следователя1. Предварительное следствие не имеет самостоятельного значения и тем более равную с судебным разбирательством роль. Все следственные действия совершаются таким образом и в такой форме, чтобы результаты их могли быть проверены и оценены в специфических условиях судебного разбирательства, максимально способствующих отысканию истины. Расследование потому и называется предварительным, что при его производстве не решается вопрос о виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности. Оценка доказательств органами расследования есть оценка предварительная. Именно суду принадлежит окончательная оценка доказательств и эта оценка имеет приоритет над оценкой
следователя2. Никакие выводы

предварительного следствия не обязательны для суда, не связывают суд. Окончательное решение вопроса о виновности принадлежит суду и только суду3. #> Следует также отметить, что судебное следствие не сводится только к проверке

того, что было установлено на предварительном следствии и дознании. Это самостоятельное исследование всех материалов дела, причем часто с

привлечением новых, ранее неизвестных доказательств4.

В УПК РФ 2001 г. сохраняется установившийся в течение многих лет процессуальный порядок предварительного следствия. Ломка его с введением

следственного судьи на данном этапе признана нецелесообразной. Ранний допуск

!

защитника, контроль суда за законностью применения мер процессуального

? принуждения и судебный порядок рассмотрения жалоб участников процесса на

1 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование. Организация. М, 1970. С. 9.

2 Кореневский Ю.В. Роль судебной практики в совершенствовании предварительного расследования. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. М., 1969. С. 14-15; Его же. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. М., 1971. С. 84-85; Мариупольский Л.А., Статкус В.Ф., Тульчина B.C. Обвинительное заключение в советском уголовном уголовном процессе. М., 1969. С. 10; Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования России: прошлое, настоящее, будущее. Омск, 1998. С 6.

3 Строгович М.С. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства и некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе II Вопросы защиты по уголовным делам / Под ред. П.С. Элькинд. Л., 1967. С. 192.

4 Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий B.M. Уголовный процесс России. Лекции - очерки. М.: Бек, 1997. С. 41, 60.

ф

i

I

г

195 дейст вия и реше ния орган ов предв арите льног о следс твия и дозна ния, расш ирен ие полн омоч ий субъе ктов уголо вно- проц ессуа льно й деяте льнос ти во всех сфера х уголо вного судоп роизв одств а позво ляют в доста точно высо кой степе ни гаран тиров ать охра ну прав и закон ных интер есов личн ости. Оцен ивая УПК РФ еще в качес тве закон опро екта заруб ежны е юрис ты - специ алист ы в облас ти уголо вного проц есса отмеч ают, что « автор ы проек та всерь ез пора ботал и, чтоб ы … уголо вные проц едур ы приб лизит ь к состя зател ьной моде ли уголо вного судоп роизв одств а…»’. И тем не менее досуд ебны е стади и проц есса по УПК РФ не явля ются полн ость ю состя зател ьным и.

Безус ловн о, что дальн ейше е разви тие уголо вно- проц ессуа льног о закон одате льств а не будет связа но с устра нение м элеме нтов розы скног о харак тера досуд ебног о прои зводс тва. Коне чную цель пров одящ ейся в РФ судеб ной рефо рмы предс тавля ет собой перех од к смеш анно му проц ессу с преи муще ствен но состя зател ьной форм ой. Объе ктивн ой необх одим ости транс форм ации стади и предв арите льног о рассл едова ния прест уплен ий в стади ю состя зател ьную, судеб ную, не суще ствуе т. Таки м образ ом о прев раще нии досуд ебны х стади й уголо вного судоп роизв одств а в состя зател ьные говор ить не прих одитс я. На совре менн ом этапе более реаль ным являе тся судеб ный контр оль за предв арите льны м рассл едова нием прест уплен ий. Имен но так эта проб лема реше на в ново м УПК РФ. Цель ю таког о контр оля являе тся обесп ечени е прав и закон ных интер есов граж дан, участ вующ их в уголо вно- проц ессуа льно й деяте льнос ти. Суде бной власт и вруч аются полн омоч ия по санкц иони рова нию наиб олее строг их мер уголо вно- проц ессуа льног о прин ужде ния, по разре шени ю жало б на дейст вия орган ов дозна ния, предв арите льног о следс твия и прок урор а. Суд служ ит более беспр истра стны м арбит ром в спора х, возни кающ их межд у

1 Комментарий к Законопроекту УПК РФ. Замечания Карол Барда, Хартмута Хорсткотта и Стефана Трекселя. Директорат по правам человека, Директорат по юридическим делам Европейской Комиссии Совета Европы. 1999. С. 2.

  • следователя и прокурорскими работниками в процессе расследования. При этом

суд не должен вмешиваться на стадии расследования в вопросы доказывания и принимать к своему рассмотрению вопросы об удовлетворении или отклонении тех или иных ходатайств обвиняемого и защитника, исключении из числа доказательств протоколов определенных следственных действий и т.п., иначе суд рискует потерять свою независимость и принять на себя осуществление несвойственных ему функций как защиты, так и уголовного преследования.

Организация судебного контроля за расследованием преступлений мыслима в нескольких различных формах. Наиболее оптимальным представляется введение

I в судебных органах специальной должности « судьи по контролю
за

расследованием ». В отличие от следственного судьи это был бы « судья следствия ». Указанный судья принимает решения о производстве следственных ^ действий, которые ограничивают конституционные права и свободы граждан.

Положительный момент здесь заключается в том, что судья, в отличие от прокурора не будет осуществлять функцию уголовного преследования, а также руководить расследованием, которое, как и прежде остается в руках прокурора. *> В идеале функция судебного контроля за законностью действий и решений,

принимаемых прокурором, органами следствия и дознания при производстве расследования преступлений не должна принадлежать не только судьям, которые будут рассматривать данное дело по существу, но и любым судьям той самой

•# судебной системы, которой подсудно данное дело, так как корпоративные связи,

как горизонтальные, так и вертикальные ничем не слабее судейской заинтересованности. Специализированные федеральные следственные суды следовало бы организационно отделить от судов, рассматривающих уголовные дела по существу. Однако для этого необходимо изменить Федеральный конституционный закон « О судебной системе РФ » 1996 г.1, ст. 26 которого

4t ‘ Собрание законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 1.

% 197

предусматривает возможность создания специализированных судов для рассмотрения исключительно гражданских и административных дел. Вместе с

^ тем, ожидать появление в настоящее время таких судов не имеется, что

обусловлено серьезными финансовыми затруднениями при проведении реформы уголовно-процессуального законодательства и огромные расходами на содержание аппаратов правоохранительных органов и судебной системы.

В связи с этим по меньшей мере необходимо законодательно закрепить выделение в составе федеральных судов общей юрисдикции специальных судей, в обязанность которых должен входить контроль за ограничением конституционных прав граждан на стадии предварительного расследования, а также рассмотрение жалоб на действия и решения органов дознания и следствия, нарушающие конституционные права
обвиняемых, подозреваемых и

  • потерпевших1.

Укрепление состязательных начал неизбежно для государств 1 демократической ориентации. Эта тенденция необратима и представляет собой

j очередную попытку решить юридическими моделями великое
нравственное

i ti

| противоречие между соблюдением абсолютных и неотъемлимых прав человека и

i

| эффективной защитой общества от жестокого и бесцеремонного преступного

мира. Развитие состязательных начал, которые как бы обрамляют прежний тип

процесса, приспосабливает его к современным условиям и вполне отвечает

1 * концепции правового государства. Движение к все большему проникновению

состязательности в предварительное следствие несомненна, однако это развитие

должно проявляться планомерно, путем медленного выравнивания прав и

полномочий сторон, идти естественным путем эволюционирования

1 Розенфельд В.Г. Прокуратура в системе органов власти Российской Федерации: цели и функции // Служенье Истине. Научное наследие Л.Д. Кокорева. Воронеж: ВГУ, 1997. С. 178.

I 4

i

198

проц ессуа льно й форм ы, а не ее насил ьстве нного , искус ствен ного наса жден ия на невоз делан ную и непр испос облен ную для этого почв у.

199 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

? 1. Нормативный материал

а) источники международного права

1.1. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. // Международные акты о правах человека. Сборник документов. М.: Норма, 1999.

1.2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Международные акты о правах человека. Сборник документов. М.: Норма, 1999.

1.3. Устав Совета Европы от 05 мая 1949 г. // Международные акты о правах * человека. Сборник документов. М.: Норма, 1999.

It

1.4. Simplification de la Justice penale, Recommendation NR ( 87 ) 18 adoptee par le Comite des Ministres du Conseil de 1 Europe le 17 septembre 1987. Strasbourg, 1988.

  • Comission Justice penal et droits de 1 homme. La miseen etat des affaires penales. Paris, 1991.

1.5. Заключение № 193 ( 1996 ) по заявке России на вступление в Совет Европы // Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность. М.: Дело,

    1. С. 714-717.

б ) зарубежное национальное законодательство

»?

1.6. Уголовно-процессуальный кодекс Германии. 1.7. 1.8. Уголовно-процессуальный кодекс Франции. 1.9. 1.10. Уголовно-процессуальный кодекс Испании. 1.11. 1.12. Уголовно-процессуальный кодекс Португалии. 1.13. 1.10. Уголовно-процессуальный кодекс Италии.

в) российское законодательство

1.11. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. Пит. по: Российское законодательство Х-ХХ веков. Судебная реформа. Т. 8. М.: Юрид. лит., 1991.

1.12. Конституция РФ 1993 г. //Российская газета, 1993, 25 дек.

Ы 200

f 1.13. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 20-

  1. Ст. 230. *, 1.14. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. // СУ РСФСР.
  2. № 7.

Ст. 106.

1.15. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592. 1.16. 1.17. Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. №52. Ст. 4921. 1.18. 1.17. Положение об адвокатуре РСФСР 1979 г. Утверждено Законом РСФСР от * 20.11.80 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. № 48. Ст. 1596.

ш 1.18. Закон РСФСР « О Конституционном Суде РСФСР » от 06.05.91 г. //

Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. № 19. Ст. * 621; №30. Ст. 1017.

1.19. Закон РФ “О прокуратуре Российской Федерации” от 17.01.92 г. // Ведомости Съезда Народных Депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 8. Ст. 366.

1.20. Федеральный конституционный закон « О Конституционном Суде РФ » от 21.07.94 г. // Собрание законодательства РФ. 1994. № 13. Ст. 1447. 1.21. 1.22. Федеральный конституционный закон « О судебной системе РФ » 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 1. 1.23. 1.24. Федеральный закон « О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней » от 20.02.98 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. № 14. Ст. 1514. 1.25. ^ 1.23. Федеральный Закон « Об адвокатской деятельности и
адвокатуре в

Российской Федерации » от 31.05.02 г. // Российская газета, 2002, 5 июня.

г) проекты законодательных актов

I 201

1.24. Проект Основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик, подготовленный ИГиП АН СССР, рук. авт. коллектива и отв.

и редактор Савицкий В.М. // Советское государство и право. 1990. № 2.

1.25. Проект Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, подготовленный ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, рук авт. коллектива Бойков А.Д. // Социалистическая законность. 1990. №3.

1.26. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992.

1.27. Концепция уголовно-процессуального законодательства
Российской f Федерации // Государство и право. 1992. № 8.

1.28. Проект УПК Российской Федерации, подготовленный ГПУ Президента РФ // Российская юстиция. 1994. № 9.

? 1.29. Проект УПК Российской Федерации, подготовленный рабочей группой

Министерства юстиции РФ // Российская юстиция. 1994. №11.

1.30. Проект УПК, принятый Государственной Думой РФ в первом чтении 06.06.97 г.

1.31. Комментарий к законопроекту УПК РФ. Замечания Карол Барда, Хартмута Хорсткотта и Стефана Трекселя. Директорат по правам человека, Директорат по юридическим делам Европейской Комиссии Совета Европы. 1999.

д) судебная практика * 1.32. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о
проверке

конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, B.C. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова от 02.02.96 г. № 4-П // Собрание законодательства РФ. 1996. № 7. Ст. 701.

1.33. Определение Конституционного Суда РФ « О разъяснении постановления Конституционного Суда РФ от 28.11.96 г. по делу о проверке конституционности

V 202

статьи 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда

Красноярского края » от 07.10.97 г. // Собрание законодательства РФ. 1997. № 42.

^ Ст. 4900.

1.34. Определение Конституционного Суда РФ по жалобе гражданки Дудник М.В. на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона « О Конституционном Суде Российской Федерации » от 13.01.00 года№ 6-0 //Собрание законодательства РФ. 2000. № 11. Ст. 1244. 1.35. 1.36. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса 1.37. г РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края от

28.11.96 года // Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 1992-1996. М., 1997.

? 1.36. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о
проверке

конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью « Моноком » от 23.03.99 г. // Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1749.

1.37. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Т.Г. Морщаковой // Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1749.

1.38. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Н.В. Витрука // Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1749.

1.39. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской

u 203

Щ области и Советского районного суда города Нижний Новгород от 20.04.99 года

№ 7-П // Собрание законодательства РФ. 1999. № 17. Ст. 2205.

1.40. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда

  • Российской Федерации от 14.01.00 г. // Собрание законодательства РФ.
    1. № 5.

Ст. 611.

1.41. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о
проверке F конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377

Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. 1 Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпиненко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и

1 ^ А.А. Стубайло от 14.02.00 г. // Собрание законодательства РФ. 2000. № 8. Ст. 991.

1.42. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова от 27.06.00 г. № 11-П

  • // Собрание законодательства РФ. 2000. № 27. Ст. 2882.

i i I

I II. Монографии, учебники

2.1. Азаров В.А. Проблемы теории и практики охраны имущественных интересов Ьф личности в уголовном судопроизводстве. Омск, 1995.

2.2. Алексеев В.Б. Оценка доказательств в стадии надзорного производства. М., 1971. 2.3. 2.4. Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. М., 1970. 2.5. 2.6. Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерки развития науки уголовного процесса. Воронеж, 1980. 2.7.

у 204

W 2.5. Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при

установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск, 1986. f 2.6. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для

вузов. М.: Норма, 1998.

2.7. Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж:

ВГУ, 1995.

    1. Баев О .Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995.

2.9. Белкин А.Р. Теория доказывания. М.: Норма, 2000.

2.10. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966.

  • 2.11 .Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании

преступлений. М., 2001.

2.12. Бойков А.Д. Третья власть в России. М., 1997. t 2.13. Бразоль Б. Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Пг., 1916.

2.14. Выдря М.М. Предание суду как гарантия законности привлечения к

уголовной ответственности. Краснодар, 1981. i 2.15. Гинзбург Г.А., Поляк А.Г., Самсонов В.А. Советский адвокат. М., 1968.

I* 2.16. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе

Франции. М.: Спарк, 1995.

2.17. Гродзинский М.М. Государственный обвинитель в советском суде. М., 1954.

2.18. Громов Вл. Предварительное расследование в советском
уголовном # процессе. М., 1935.

2.19. Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М.: Городец, 1998. С. 87-88. 2.20. 2.21. Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. Основные начала. М., 2000. 2.22. 2.21. Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. М.,1979.

205

2.22. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в Российском уголовном процессе ( концептуальные положения ). М., 1996. 2.23. 2.24. Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования России: прошлое, настоящее, будущее. Учебное пособие. Омск, 1998. 2.25. 2.26. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М., 1971. 2.27. 2.28. Дорохов В.Я. Принципы советского уголовного процесса. М., 1962. 2.29.

2.27. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М.: Юрид. лит., 1965. 2.28. 2.29. Исаев И. А. История государства и права России: Учебное пособие. М., 1993. 2.30. 2.31. Истина .. .и только Истина ! // Сборник научных статей. М, 1990. 2.32. 2.33. Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. М., 1968. 2.34. 2.35. Карпец И.И. Дело, которому мы служим. М., 1989. 2.36. 2.37. Кобликов А.С. Уголовный процесс. М., 1995. 2.38. 2.33. Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском
уголовном процессе. Воронеж, 1964.

2.34. Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Воронеж,1973.

2.35. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс:
доказательства и доказывание. Воронеж: ВГУ, 1995.

2.36. Крылов И.Ф., Бастрыкин А. И. Розыск, дознание, следствие. Л.: ЛГУ, 1984. 2.37. 2.38. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М, 1989. 2.39. 2.40. Лаговиер Н.А., Строгович М.С. Народный следователь. М, 1933. 2.41. 2.39. Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. Самара, 1999.

2.40. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу.
Планирование. Организация. М., 1970.

2.41. Ларин A.M. Презумпция невиновности. М.: Наука, 1982.

206

Ь 2.42. Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.

М., 1986.

2.43. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. М.: Бек, 1997. 2.44. 2.45. Лебедев В.М. Судебная власть в современной России. СПб.: Лань, 2001. 2.46. 2.47. Лубшев. Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле. М., 1999. 2.48. * 2.46. Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду. Л.,

1966.

2.47. Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском р. уголовном процессе. Л., 1985.

2.48. Магомедов A.M., Сергеев А.И., Швецов В.И. Судоустройство в Российской Федерации. Учебное пособие. Вып. 1. М.,1995.

^ 2.49. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М.,1954. Т. 1 .

2.50. Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США ( досудебные стадии ). М., 1998.

2.51. Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. to M., 2000. 2.52. 2.53. Мещеряков Ю. Формы уголовного судопроизводства. Л., 1990. 2.54.

2.53. Митрохин Н.П. Законность и демократизм предварительного следствия. Минск: Высшая школа, 1979. 2.54. 2.55. Михайловская И.Б. Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. М., 1988. 2.56. 2.57. Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. Воронеж, 1984. 2.58. 2.56. Мухин И.И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском судопроизводстве. Л., 1974.

*

V 207

W 2.57. Навасардян В.Р. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и

подсудимого в уголовном процессе. СПб., 2000.

2.58. Нажимов В.П. Типы, формы и виды уголовного процесса. Калининград, 1977. 2.59. 2.60. Орлов. Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М.: Проспект, 2000. 2.61. * 2.60. Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М.,

1961.

2.61. Перлов И.Д. Предание суду в советском уголовном процессе. М., 1949. ? 2.62. Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства в советском

уголовном процессе. М., 1956.

i

2.63. Перлов И.Д. Право на защиту. М., 1969.

2.64. Петрухин И.Л., Батуров Г.Г., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979.

2.65. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985. 2.66. 2.67. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989. 2.68. 2.69. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М.: Наука, 1991. 2.70. 2.71. Питулько К.В. Судебный контроль за применением заключения под стражу и реализация права обвиняемого ( подозреваемого ) на защиту в уголовном процессе РФ. СПб. 2000. 2.72. 2.69. Полянский Н.Н. Судьба процессуальных гарантий личной свободы во Франции. М.-Л., 1946.

2.70. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., МГУ, 1956.

208

J 2.71. Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А.

Проблемы судебного права. М.: Наука, 1983.

2.72. Правоохранительные органы Российской Федерации / Под ред. В.П. Божьева т

и А.С. Кобликова. М.: Спарк, 1999.

2.73. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977. 2.74. 2.75. Решетников Ф.М. Правовые системы мира. М., 1993. 2.76. * 2.75. Рыжаков А.П. Предварительное расследование. М., 1997.

2.76. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном

судопроизводстве. М., 1975. р- 2.77. Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии.

М.,1987.

2.78. Савицкий. В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации. М.: ? Бек, 1996.

2.79. Саркисянц Г.П. Участие защитника на предварительном следствии. Ташкент, 1966.

2.80. Советский уголовный процесс / Под ред. Б.А. Викторова, В.Е. Чугунова. М., * 1973. 2.81. 2.82. Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. М., 1956. 2.83. 2.84. Советский уголовный процесс / Под. ред. А.С. Кобликова. М., 1982. Кн. 1. 2.85. 2.86. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб.: Наука, 2000. *ц 2.84. Смирнов. А.В. Состязательный процесс. СПб.: Альфа, 2001. 2.87.

2.85. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. Москва-Кемерово, 1997. 2.86. 2.87. Солодилов А.В. Судебный контроль в системе уголовного процесса России. Томск: ТГУ, 2000. 2.88. 2.87. Солтанович А.В. Право подозреваемого на защиту. Минск, 1992.

V 209

2.88. Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М.,1982. ^ 2.89. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения

обвиняемому права на защиту. М., 1988.

2.90. Стецовский Ю.И. Судебная власть. М., 1999. 2.91. 2.92. Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность: нормы и действительность. М.: Дело, 2000. 2.93. 2.92.Стремовский В.А. Участие адвоката на предварительном следствии. Ростов- на-Дону, 1964. * 2.93. Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип

состязательности. М., 1939.

2.94. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности.

  • М., 1966.

2.95. Строгович М.С. Уголовный процесс. Учебник. М., 1946.

2.96.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1957. 2.97.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.,1968. Т.1.

  • 2.98. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. Т.2.

2.99.Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности.

М.,1984.

2.100. Строгович М.С. Избранные труды. М.: Наука, 1991. Т. 1.

  • 2.101. Строгович М.С. Избранные труды. М.: Наука, 1992. Т. 2. 2.102.Судоустройство и правоохранительные органы в Российской Федерации / Под ред. Ю.К. Орлова, В.И. Швецова. М.: Проспект, 2000.

2.103. Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство. Киев, 1889. Т.1. 2.104. 2.105. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1966. 2.106. 2.107. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. 2.108.

\ 210

  • 2.106. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1997.

. 2.107. Уголовный процесс / Отв. ред. Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич, П.С.

Элькинд. М.,1972.

2.108. Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. М.: Академия МВД СССР, 1989. 2.109. 2.110. Уголовный процесс. Общая часть / Под ред. В.П. Божьева. М., 1997. 2.111. 2.112. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. М.: Спарк, 1998. 2.113. * 2.111. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко М.: Зерцало, 1997.

1 2.112. Уголовный процесс / Под ред. П.А Лупинской. М.: Юрист, 1995.

2.113. Уголовный процесс / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: Проспект, 2000.

«^ 2.114. Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1990.

i

2.115. Филимонов Б.А. Основы уголовного процесса Германии. М.: МГУ, 1994. 2.116.Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПБ.:Альфа, 1996.Т. 2.

i

2.117. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000.

2.118. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1997. 2.119. 2.120. Царев В.М. Эффективность участия защитника в доказывании на предварительном следствии. Красноярск, 1990. 2.121.

2.120. Цыпкин А.Л. Очерки советского уголовного судопроизводства. Саратов, 1975. 2.121. 2.122. Чельцов М.А. Уголовный процесс. М., 1948. 2.123. 2.124. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. 2.125. 2.126. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. 2.127.

” 2.124. Чельцов - Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. СПб.:

Альфа, 1995.

2.125. Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. М.: МГУ, 1960.

2.126. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М.,1971.

2.127. Якупов Р.Х., Батюк В.И., Галузо В.Н. Надзор прокурора и судебный контроль за исполнением законов в стадии предварительного расследования. М.: МЮИ МВД РФ, 1998.

» 2.128. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. М.: Зерцало, 1999.

2.129. Herbert L. Packer Former Professor. Two Models of the Criminal Process.

Stanford. 113 U. PA.L.REV.1 ( 1964 ). + 2.130. Jerold H. Israel, Wayne R. La Fave. Criminal Procedure. Minnesota, 1991.

2.131. J. Pradel. L instruction preparatoire. Paris, 1990. 2.132. 2.133. J. Pradel, La montee des droits du delinquent au cours de son prjces. Essai d un bilan // Mellanges en 1 honneur du professeur Jean Largier. Grenoble, 1993. 2.134. * 2.133. Neubauer. D.W. America s courts and the criminal justice system. NYC, 1990.

P. 113.

III. Диссертации и авторефераты

A 3.1. Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголовном процессе России: Автореферат, дис канд. юрид. наук. Воронеж, 1998.

3.2. Быкова Е.В. Судебный контроль за предварительным расследованием преступлений по Франции. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. М., 1996.

3.3. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1971.

Ь 212

? 3.4. Галузо В.Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью

содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии

. предварительного расследования. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. М.,

1995.

3.5. Давыдов В.А. Заключение под стражу как мера пресечения. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. М., 1978.

3.6. Дегтярь Т.С. Собирание и формирование доказательств в процессе расследования преступлений. Автореферат дис канд. юрид. наук. М., 2001.

3.7. Демидов И.Д. Проблема прав человека в современном российском процессе ( * концептуальные положения ). Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1996.

3.8. Демченко Е.В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании. Автореферат дис. …канд. юрид. наук. М., 2001.

  • 3.9. Джатиев B.C. Общая методология и современные проблемы обвинения и

защиты по уголовным делам. Дис… докт. юрид. наук. Владикавказ, 1995. 3.10. Долгушин А.В. Развитие процессуальных условий реализации принципа состязательности. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. М., 1995.

  • 3.11. Игнатьева М.В. Процессуальные гарантии и организационные вопросы соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности. Автореферат дис. …канд. юрид. наук. М., 2000.

3.12. Капустин А.А. Реформа советского предварительного расследования:

  • сущность, предпосылки, основные направления. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1992.

3.13. Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. Автореферат дисс. … докт. юрид. наук. Воронеж, 1998.

3.14. Лазарева В. Судебная защита в уголовном процессе РФ: проблемы теории и практики. Автореферат дис…докт. юрид. наук. М., 2000.

% 213

i 3.15. Ларин А.М. Проблемы расследования в советском уголовном процессе.

Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1970. 1 ф 3.16. Лебедев В.М. Судебная власть на защите конституционных прав граждан на

свободу и личную неприкосновенность в уголовном процессе. Автореферат дис.

… канд. юрид. наук. М., 1998.

«

3.17. Лебедев В.М. Проблемы становления и развития судебной власти в РФ. Автореферат дисс докт. юрид. наук. М., 2000. 3.18. 3.19. Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1996. 3.20. I

3.19. Машовец А.О. Принцип состязательности и его реализация на предварительном следствии. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.

К

3.20. Михайлов А.И. Проблемы эффективности предварительного следствия. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1979. 3.21. 3.22. Милова И.Е. Участие адвоката-защитника в собирании доказательств на предварительном следствии. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Самара, 1998. 3.23. 3.24. Панько Н.К. Состязательность уголовного процесса России и роль адвоката-защитника в ее обеспечении. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. 3.25. 3.26. Петрова О.В. Объективная истина и гарантии ее установления в уголовном процессе. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2000. 3.27. 3.28. Пономаренко В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1998. 3.29. 3.25. Ратинов А.Р. Психологические основы расследования преступлений. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. М., 1967.

^ 214

3.26. Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. 3.27. 3.28. Стремовский В.А. Сущность и участники предварительного следствия в советском уголовном процессе. Автореферат дис. … докт. юрид. наук. Тбилиси, 1967. 3.29. 3.30. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. Дис. … докт. юрид. наук. М., 1997. 3.31. 3.29. Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в российском уголовном “ процессе. Дис. …канд. юрид. наук. СПб., 1998.

1У. Отдельные статьи

4.1. Амбасса Леон Шанталь. Организация предварительного следствия во

Франции на современном этапе // Государство и право. 1999. № 1.

4.2. Анишина В. Правовые позиции Конституционного Суда России // Российская

юстиция. 2000. № 7. ф 4.3. Багаутдинов Ф., Васин А. Уголовное преследование и правозащитная

функция суда // Российская юстиция. 2000. № 8.

4.4. Бажанов С. Не бросаемся ли в другую крайность ? // Законность. 1995. №11.

4.5. Бахрах Д. Судебное обжалование незаконных действий органов й государственного управления и должностных лиц // Советская юстиция. № 21-22.

1992.

4.6. Башкатов Л., Ветрова Г. О состязательности // Российская юстиция. 1995. № 1. 4.7. 4.8. Бедняков Д.И. Некоторые аспекты судебно-правовой реформы в РСФСР // Государство и право. 1992. № 1. 4.9.

t

215

4.8. Божьев В. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе // Уголовное право. 2000. № 1.

4.9. Божьев В. « Тихая революция » Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция. 2000. № 10.

4.10. Бойков А.Д. К проекту уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Государство и право. 1992. № 3. 4.11. 4.12. Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты // Государство и право. 1994. № 6. 4.13. 4.12. Власихин В. Право на защиту в уголовном процессе США // Социалистическая законность. 1986. № 2.

4.13. Воскобитова Л.А. Необходимы дополнительные гарантии права на защиту в уголовном судопроизводстве // Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства. М.: ВЮЗИ, 1990. 4.14. 4.15. Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. 1995. № 7. 4.16.

4.15. Выступление А. Трусова при обсуждении проблем уголовного права, уголовного процесса и судоустройства в связи с принятием Конституции РФ // Государство и право. 1994. № 8-9. 4.16. 4.17. Галузо В.Н. Вступительная статья // Организация и порядок уголовного судопроизводства. Сборник правовых актов. М., 1998. 4.18. ^ 4.17. Голунский С.А. Новые Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и

союзных республик // О новом общесоюзном законодательстве по уголовному праву, процессу и судоустройству. М., 1959.

4.18. Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959.

f 216

4.19. Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе // Советская юстиция. 1990. № 7. ы 4.20. Гришин А.И. Состязательность уголовного
судопроизводства и

предварительное расследование // Правоведение. 1998. № 1.

4.21. Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного
процесса, их

понятие и система // Государство и право. 1997. № 7.

г

4.22. Громов Н.А., Лисоволенко В.В., Гришин А.И.
Состязательность и

равноправие сторон как принцип уголовного процесса // Следователь. 1999. № 5.

4.23. Громов Н. Лисоволенко В., Гришин А. Защита в состязательном уголовном процессе // Следователь. 1999. № 8.

4.24. Громов Н., Колесников Е. Принципы судопроизводства должны распространяться и на Конституционный Суд // Российская юстиция. 2000. № 2.

  • 4.25. Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип
    состязательности в уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1974. № 1.

4.26. Даев В.Г., Лукашевич В.З., Катькало СИ., Комарова Н.А., Коряковцев В.В., Маршунов М.Н., Мещеряков Ю.В., Сидорова Н.А. За повышение эффективности уголовного судопроизводства в борьбе с преступностью // Вестник СПбГУ. 1995. сер. 6. вып. 2(13).

4.27. Данилюк А.И. Правовые средства прокурорского надзора // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Ч. 3. Томск: ТГУ, 1998.

  • 4.28. Делла-Марра Т. Уголовный процесс Италии: реформа и контрреформа // Государство и право. 1994. № 1.

4.29. Демидов И.Ф. Конференция о судебной власти и прокуратуре: итоги и размышления // Государство и право. 1994. № 1. 4.30. 4.31. Демидов И.Ф. Принципы предварительного следствия // Руководство для следователей. М., 1998. 4.32. 4.33. Джатиев В. Обвинение и защита // Российская юстиция. 1995. № 3. 4.34.

  • 4.32. Дмитриевская С. О судебном контроле за арестом и содержанием под

стражей // Советская юстиция. 1992. №7-8.

4.33. Доля Е. Новая Конституция РФ и уголовно-процессуальная деятельность // Российская юстиция. 1994. № 4. 4.34. 4.35. Доля Е.А. Проект Общей части УПК Российской Федерации: критический анализ // Государство и право. 1995. № 5. 4.36. г 4.35. Дроздов Г.В. Пределы допустимости применения предварительного

заключения под стражу в досудебном производстве по уголовному делу // Советское государство и право. 1988. № 4.

»• 4.36. Дюрягин И. Дискуссионные вопросы реформы уголовного судопроизводства

// Советская юстиция. 1989. № 7.

4.37. Еникеев 3. Гласность и состязательность - гарантии правосудности щ приговора// Советская юстиция. 1989. № 10.

4.38. Ефимичев СП. Разделение власти и проблемы борьбы с преступностью // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. М., 1997.

4.39. Зажицкий В. О принципах уголовного процесса и предмете доказывания // * Российская юстиция. 2000. № 4.

4.40. Зайцева С.А. Понятие и содержание оценки доказательств в уголовном процессе // Проблемы реализации судебной реформы в России. Вып. 1. Саратов, 1998.

*ф, 4.41. Жуковский В.М. Равенство участников предварительного расследования //

Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов. Труды Высшей следственной школы МВД РФ. Волгоград, 1993.

4.42. Казинян Г.С. Соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в

to

досудебных стадиях судопроизводства по УПК Республики Армения //

Прокурорская и следственная практика. 1999. № 3-4.

218

4.43. Кехлеров С. Проект требует экономического обоснования // Российская юстиция. 1995. № 4.

4.44. Кипнис Н.М. Спорные вопросы теории и практики допустимости доказательств // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юрист, 2000.

4.45. Клочков В. К разработке концепции прокурорского надзора в уголовном процессе // Социалистическая законность. 1989. №11. 4.46. 4.47. Кобликов А. Закон о прокуратуре Российской Федерации и вопросы уголовного судопроизводства // Советская юстиция. 1992. № 13-14. 4.48. 4.49. Кобликов А. Новый учебник уголовного процесса // Законность. 1995. № 8. 4.50. 4.51. Коган В. Почему бы не быть следственному судье ? // Советская юстиция. 1988. №7. 4.52. 4.53. Коган В. Судебная реформа: кто и за что ? // Советская юстиция. 1988. № 19. 4.54. 4.55. Козюк М.Н. Реализация принципа правового равенства на предварительном следствии // Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия. Труды Высшей следственной школы МВД РФ. Волгоград, 1992. 4.56. 4.57. Кокорев Л.Д. Судебная реформа: идеи и реальность // Юридические записки. Воронеж, 1994. Вып.1: Проблемы судебной реформы. 4.58. 4.52. Колбая Г.Н. К разработке проекта Основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик. ( отклики читателей ) //

? Советское государство и право. 1990. № 5.

4.53. Колоколов Н. Протокольная форма - новый вид предварительного расследования // Российская юстиция. 1998. № 2.

4.54. Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальность, перспективы //Государство и право. 1998. №11.

219

4.55. Кондратов П.Е. Принципы уголовного судопроизводства // Научно- практический комментарий к УПК РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Спарк, 2002.

4.56. Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе ( закон, теория, практика ) // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юрист, 2000. 4.57. 4.58. Куцова Э.Ф. Новая Конституция России и проблемы уголовного права, уголовного процесса и судоустройства // Государство и право. 1994. № 8-9. 4.59. 4.60. Кочан В., Боботов С, Вицын С, Михайловская М., Морщакова Т., Панкратов В., Сокольский О., Хохряков Г. Какой мы видим судебную реформу / Известия, 1988, 17 окт. 4.61. 4.59. Кудинов Л.Д. Независимость как основа уголовно-процессуального положения следователя в правовом государстве // Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия. Труды Высшей следственной школы МВД РФ. Волгоград, 1992.

4.60. Кудрявцев В.Н. Правовая система: пути перестройки. Гражданин. Общество. Закон / Правда, 1986, 5 дек.

4.61. Кудрявцев В.Н. Правовые гарантии свободы // Советское государство и право.4 989. № 11. 4.62. 4.63. Ларин A.M., Савицкий В.М. Каким быть следственному аппарату // Советское государство и право. 1991. № 1. С.30-39. 4.64. 4.65. Ларин A.M. Наш инквизиционный процесс // Судебная власть: надежды и реальности. М., 1993. 4.66. 4.67. Ларин A.M. Заметки о предварительном следствии в России // Государство и право. 1993. №3. 4.68. 4.69. Ларин A.M. Конституция и Уголовно-процессуальный кодекс // Государство и право. 1993. № 10. 4.70.

t

220

4.66.

Лари н A.M. Пост ановл ение следо вател я об отказ е в возбу жден ии уголо вного

дела може т обжа ловат ься в суд // Росси йская юсти ция. 1998. № 9.

4.67.

Лебе дев В. Стан овлен ие судеб ной власт и и судеб ной систе мы Росси и: проб лемы, дости жени я, персп ектив ы // Угол овное прав о. 1998. № 1.

4.68. Лисицын Р. Участие защитника подозреваемого в доказывании // Закон ность . 1998. № 4.

4.69.

Лука шеви ч В. 3. Осущ ествл яет ли следо вател ь функ цию обви нения в стади и предв арите льног о рассл едова ния ? // Вопр осы орган изаци и суда и осущ ествл ения прав осуди я в ССС Р. Т. 2. Кали нинг рад, 1973. С. 53- 60.

4.70.

Лука шеви ч В.З., Шим ановс кий В.В. Пред варит ельно е следс твие долж но быть более эффе ктивн ым // Прав оведе ние. 1996. № 2.

4.71.

Луне ев В.В. Тенде нции прест упнос ти: миро вые, регио нальн ые, росси йские // Госу дарст во и прав о. 1993. № 5.

4.72. М акаро в A.M., Алек сеева Л.Б. Каки м быть уголо вном у проц ессу ? // Совет ское госуд арств о и прав о. 1990. №11. 4.73. 4.74. М акаро ва З.В. Проц ессуа льная форм а предс тавле ния доказ атель ств по уголо вным дела м // Прав оведе ние. 1998. № 1. С. 84- 87. 4.75. 4.74.

Мака рова 3. Состя зател ьност ь нужн а, но какая ? // Закон ность . 1999. № 3.

4.75. Маляров М.П. Обжалование действия следователя // Проблемы предв арите льног о следс твия в уголо вном судоп роизв одств е. М., 1980.

4.76. М альке вич Т.В. вопр осу о состя зател ьност и // Учен ые запис ки ВЮЗ И. 1958. Вып. УЬ 4.77. 4.78. М амзи на Н.В. Состя зател ьност ь в стади и предв арите льног о рассл едова ния // Тезис ы докла дов Межв узовс кой науч но- практ ическ ой конф еренц ии « Акту альн ые проб лемы борь бы с прест упнос тью в совре менн ых услов иях ». 20- 24 апрел я 2000 г. Воро неж: ВИ МВД РФ, 2000. 4.79.

t

t

221

4.78. М ариуп ольск ий Л.Н., Гольс т Г.Р. К вопро су о проце ссуал ьных функц иях следо вателя // Совет ское госуд арств о и право. 1963. № 6. 4.79. 4.80. М артин ович И.И. Некот орые вопро сы возбу ждени я уголо вного дела // Учен ые запис ки Белор усско го госуд арстве нного униве рситет а. Вып. 34, серия юрид ическ ая. Минс к, 1957. 4.81. 4.82. М артын чик Е.Г., Марж иняну Ю.И. Принц ипы уголо вного проце сса и право судие: эволю ция понят ия, соотн ошени е и совер шенст вован ие закон одате льных регла мента ции // Росси йский судья. 2001. № 2. 4.83.

4.81. М ахов В.Н., Пешк ов М.А. « Состя затель ность » модел ей уголо вного проце сса США // Госуд арств о и право. 1999. № 12, 4.82. 4.83. М ашове ц А.О. Состя затель ность как принц ип обнов ляемо го уголо вного проце сса // Актуа льные пробл емы борьб ы с право наруш ениям и. Екате ринбу рг, 1992. С. 93. 4.84. 4.85. М еженц ева А.Я. Ходат айства в советс ком уголо вном судоп роизв одств е // Вопро сы борьб ы с прест упнос тью. Вып. 37. М., 1982. 4.86. 4.87. М ехов В.Н. О месте и роли предв арите льног о следс твия в уголо вном проце ссе Росси йской Федер ации // Пробл емы уголо вного судоп роизв одств а. Москв а- Кемер ово, 1998. 4.88. 4.89. М ихайл овска я И.Б. Пробл емы укреп ления социа листи ческо й закон ности в стади и предв арите льног о рассл едова ния // Совет ское госуд арств о и право. 1989. №7. 4.90. 4.91. М оскал ькова Т.Н. К разра ботке проек та Основ уголо вно- проце ссуал ьного закон одате льства Союза ССР и союзн ых респу блик ( откли ки читате лей ) // Совет ское госуд арств о и право. 1990. № 5. 4.92. 4.87. Нажимов В.П. Психологические основы учения об уголовно- проце ссуал ьных функц иях // Право веден ие. 1983. № 5.

4.88.

Новые идеи уголо вной юстиц ии // Росси йская юстиц ия. 1994. № 9.

t

222

4.89. Никандров В.И. Об оценке доказательств участниками уголовного процесса //Государство и право. 1992. № 5.

4.90. Нимеллер М. Уголовное судопроизводство и роль прокуратуры в Германии ф

I // Российская юстиция. 1994. № ДО. С. 29.

4.91. Перлов И.Д., Рагинский М.Ю. Где быть следственному аппарату // Советское государство и право. 1957. № 4.

J 4.92. Петрухин И.Л. О расширении защиты на предварительном следствии //

• Советское государство и право. 1982. № 1.

4.93. Петрухин И.Л. Правовое государство и правосудие // Советское государство ? и право. 1991. № 1. С. 19-29.

»

Ф

4.94. Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности ( в уголовном процессе ) // Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Вып. 8. М., 1992.

4.95. Петрухин И.Л., Куцова Э.Ф. О концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992, № 8. 4.96. 4.97. Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. № 7. 4.98. 4.99. Петрухин И.Л. Состязательность и правосудие ( к 100-летию М.С. Строговича ) // Государство и право. 1994. № 10. 4.100. 4.98. Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // шк Российская юстиция. 1998. № 9.

W 4.99. Пешков М. Современные прерогативы американских прокуроров //

Законность. 1998. № 6.

4.100. Победкин А., Анненков А., Дадонов С. Применение правила Маслова требует изменений УПК // Российская юстиция. 2001. № 4.

L 223

4.101. Полянский Н.Н. Основные формы построения уголовного процесса // Ученые записки МГУ. Вып. 145. Труды юридического факультета. Кн. 4. М.,

  • 1949.

4.102. Попов А. Наше предложение // Социалистическая законность. 1968. № 3.

4.103. Проблемы реформы уголовно - процессуального законодательства в проектах УПК РФ. М.,1995.

#

4.104. Рагинский М.Ю. О функциях советской прокуратуры // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. 4.105. 4.106. Рарог А. Защита в советском уголовном судопроизводстве // Советская юстиция. № 21-22. 1992. 4.107. 4.108. Рогаткин А.А., Петрухин И.Л. О реформе уголовно-процессуального права РФ // Проблемы российской адвокатуры. М., 1997. 4.109. 0} 4.107. Розенфельд В.Г. Прокуратура в системе органов власти Российской

Федерации: цели и функции // Служенье Истине. Научное наследие Л.Д.

Кокорева. Воронеж: ВГУ, 1997.

4.108. Савицкий В.М. Некоторые теоретические проблемы социалистического рг правосудия // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и

правопорядка. М., 1979.

4.109. Савицкий В.М. Уголовный процесс на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. № 6.

Шк 4.1 Ю.Савицкий В.М. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Вступительная

статья. М.: Бек, 1994.

4.111 .Савицкий В.М. Российские суды получили реальную возможность контролировать исполнительную власть // Судебный контроль и права человека. Материалы российско-британского семинара 12-13 сентября 1994 г. М., 1996. 4.112.Сазонов В.Нужен ли следственный судья ? // Советская юстиция. 1993. № 5.

224

4.113.Скитович В .В. Судебная власть как системное образование // Правоведение. 1997. №1.

4.114. Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительное расследование // Советское государство и право, 1990. № 12.

4.115. Смирнов А.В. О процессуальной независимости следователя, защитника и обеспечении законных интересов личности в уголовном процессе //

• Предварительное следствие в условиях судебной реформы. Труды Высшей

следственной школы МВД СССР. Волгоград, 1991. V 4.116. Смирнов А. Нужен суд правый и милостивый, решительный и скорый //

+

Российская юстиция. 1995. № 10.

4.117. Смирнов В.П. Противоборство сторон как сущность принципа ш^ состязательности уголовного судопроизводства // Государство и право. 1998. № 3.

4.118. Соловьев А.Б. Уголовное преследование и прокурорский надзор в досудебных стадиях судопроизводства // Прокурорская и следственная практика. 1997. №3.

Р

4.119.    Стецовский    Ю.И.    Концепция    судебной    реформы    и    проблемы

конституционной законности в уголовном судопроизводстве // Государство и право. 1993. №9. , 4.120. Строгович М.С. Рационализация уголовного процесса // Вестник

?L Верховного Суда СССР и Прокуратуры Верхсуда СССР. 1927. № 3.

4.121. Строгович М.С. О состязательности и процессуальных функциях в советском уголовном процессе // Правоведение. 1962. № 2. 4.122. 4.123. Строгович М.С. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства и некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе // Вопросы защиты по уголовным делам / Под ред. П.С. Элькинд. Л., 1967. 4.124.

у

\ I

i

»

г

225

4.123. Строгович М.С. Защитник должен защищать // Литературная газета, 1970,4 марта.

4.124. Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников // Совет ское госуд арств о и право. 1981. № 8.

4.125. Стряпухин В.Г., Хейфец С.А. Представление адвокатом доказательств по уголо вному делу // Вопро сы защит ы по уголо вным делам . Л., 1967.

4.126. Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конфе ренци и. Моск овски й общес твенн ый научн ый фонд. М.,19 97.

4.127. Т окаре ва М.Е. Высту плени е на научн о- практ ическ ой конфе ренци и 15- 16 декаб ря 1994 г. // Пробл емы рефор мы проце ссуал ьного закон одате льства в проек тах УПК РФ. М., 1995. 4.128. 4.129. Т окаре ва М.Е. Пробл емы регла мента ции право вого статус а основ ных участ ников предв арите льног о рассл едова ния прест уплен ий // Совре менны е пробл емы уголо вного права, уголо вного проце сса, крими налис тики и проку рорск ого надзо ра. М., СПб., Кемер ово, 1998. 4.130. 4.129. Треушников М.К. Рецензия на кн. Решетниковой И.В. « Доказ ательс твенн ое право Англи и и США » // Госуд арств о и право. № 12.

4.130. Т русов А.И. Новая Конст итуци я Росси и и пробл емы уголо вного права, уголо вного проце сса и судоу строй ства // Госуд арств о и право. 1994. № 8-9. 4.131. 4.132. Ф илимо нов Б.А. О право вом полож ении защит ника на предв арите льном рассл едова нии в уголо вном проце ссе Герма нии // Вестн ик МГУ. Серия 11. Право Л 992. №3. 4.133. 4.134. Ф оков А. Судеб ный контр оль в проек те УПК // Росси йская юстиц ия. 2000. №9. 4.135. 4.133. Халиулин А.Г. Процессуальная функция уголовного преследования в деяте льнос ти проку ратур ы Росси и // Совре менны е пробл емы уголо вного права, проце сса и крими налис тики. Москв а- Кемер ово, 1996.

226

4.134. Халиулин А.Г. Судебный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии // Актуальные проблемы правовой науки и практики.

Кемерово, 1997.

W

4.135. Хохрина Т.В. Проблемы деятельности адвокатуры ( Обзор откликов на

материалы « Круглого стола » ) // Советское государство и право. 1986. № 9.

4.136. Чельцов М.А. О недопустимости перенесения буржуазных конструкций в

г советскую уголовно-процессуальную теорию // Ученые записки ВЮЗИ.
1958.

i

i Вып. 6.

4.137. Чельцов М.А. Задачи советской науки уголовно-процессуального права в \ период развернутого строительства коммунизма // О новом
общесоюзном

законодательстве по уголовному праву, процессу и судоустройству. М, 1959.

4.138. Чельцов М.А. Система основных принципов советского уголовного процесса // Ученые записки ВИЮН. 1947. Вып. 6. 4.139. 4.140. Чистяков Н.Ф. Об усилении гарантий прав обвиняемых в уголовном судопроизводстве // Проблемы правосудия и уголовного права. М., 1978. 4.141.

4.140. Чувилев А.А. Актуальные вопросы совершенствования уголовно- процессуального законодательства // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. 4.141. 4.142. Чурилов А.В., Гущин В.З. Правозащитная функция прокуратуры в постсоциалистическом государстве // Государство и право. 1998. № 5. 4.143. ?L 4.142. Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. Саратов,

^ 1959.

4.143. Цыпкин А.Л. Рецензия на кн. « Вопросы защиты по уголовным делам » // | Правоведение. 1969. № 1.

W 4.144. Шадрин B.C. Усиление правовой защиты личности на предварительном

следствии - важное направление правовой реформы // Предварительное

L 227

W расследование в условиях судебной реформы. Труды Высшей следстьвенной

школы МВД СССР. Волгоград, 1991.

Г

4.145. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное расследование

в уголовном процессе // Государство и право. 1994. № 4.

4.146. Шалумов М. Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимодействие // Российская юстиция. 2001. № 4. * 4.147. Шафир Г.М. Защитник - активный участник процесса доказывания в

i уголовном судопроизводстве // Вопросы экспертизы в работе защитника / Под

ред. И.Ф. Крылова. Л.: ЛГУ, 1970. ^ 4.148. Шейфер С.А. Проблемы правовой регламентации доказывания в уголовно-

процессуальном законодательстве РФ // Государство и право. 1995. № 10.

4.149. Шимановский В.В. К вопросу о процессуальных функциях следователя в Ь| советском уголовном процессе // Правоведение. 1965. № 2.

4.150. Шимановский В. Ходатайствам участников уголовного процесса - максимум внимания // Российская юстиция. 1995. № 10.

4.151. Якимович Ю., Ленский Н. Еще раз о состязательности в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы правовой науки и практики. Кемерово, 1999. 4.152. 4.153. Якубович Н. Участие адвоката в доказывании по уголовному делу // Социалистическая законность. 1963. № 11. 4.154. К 4.153. Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя // Проблемы

предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. 4.154. C.H.W. Gane, G. Stessens, The process of Criminal Law reform in England and Wales, Panopticon ( Antwerpen ), 1994, № 3.

4.155. G. Levasseur. Vers une procedure d instruction contradictoire, Revue de science criminelle et de droit penal compare, 1959, № 2.

*

228 4. 156. J. Prade l. Prop os scepti ques sur le repor t de la Comi ssion Justic e penal e et droits de 1 hom me, Recue il Dallo z- Sirey, 1990, № 41.

/

I

L

1

*i

<

\

i \

*(