lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Коваленко, Дмитрий Александрович. - Особенности доказывания по уголовным делам о нарушении авторских и смежных прав на досудебных стадиях судопроизводства: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 229 с. РГБ ОД, 61:03-12/824-5

Posted in:

Московский университет МВД России

На правах рукописи

Коваленко Дмитрий Александрович

ОСОБЕННОСТИ ДОКАЗЫВАНИЯ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О НАРУШЕНИИ

АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ

СУДОПРОИЗВОДСТВА

Специальность 12. 00. 09.-уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Н.М. Кипнис

Москва-2002

2

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3

Глава I. Характеристика преступлений о нарушении
авторских и

смежных прав

§1. Развитие законодательства, охраняющего авторские и смежные права, и

обусловленность возникновения их уголовно-правовой защиты 15

§2. Уголовно-правовая характеристика преступлений о нарушении авторских и смежных прав 40

Глава И. Особенности деятельности должностных лиц в стадии возбуждения уголовного дела о нарушении авторских и смежных прав

§1. Поводы для возбуждения уголовных дел о нарушении авторских и

смежных прав 71

§2. Формы проверочных действий в стадии возбуждения уголовного дела о

нарушении авторских и смежных прав 87

§3. Особенности принятия процессуальных решений в стадии возбуждения уголовных дел о нарушении авторских и смежных прав 117

Глава III. Особенности доказывания нарушения авторских и смежных прав в стадии предварительного расследования

§1. Обстоятельства, имеющие значение для дела, и пределы доказывания по делам о нарушении авторских и смежных прав в стадии предварительного

расследования 126

§2. Специфика собирания, проверки и оценки отдельных видов доказательств при проведении предварительного расследования по делам о нарушении авторских и смежных прав 147

Заключение 199

Приложения 203

Список использованной литературы 209

3 Введение

Актуальность темы исследования.

Развитие современного гражданского общества и свободных экономи- ческих отношений как его элемента породило необходимость обеспечить защиту прав, возникающих по поводу интеллектуальной собственности. Одним из главных показателей цивилизованности всякого общества является уровень развития его науки, техники и культуры. От уровня интеллектуального потенциала общества во многом зависит успешное решение стоящих перед ним экономических задач. В этой связи, необходимым условием активного развития творчества в различных отраслях знаний является соответствующее законодательное закрепление прав на его результаты - произведения. Правообладателям произведений должна быть представлена защита от неправомерного использования продуктов их творчества, а также присвоения авторства (плагиата). Конституция Российской Федерации гарантирует свободу творчества и охрану интеллектуальной собственности (ст. 44). Борьба с таким явлением в нашей жизни, как нарушение авторских и смежных прав, в настоящее время приобретает особое значение. Федеральное законодательство предусматривает гражданскую, административную и уголовную ответст- венность за нарушение прав в сфере интеллектуальной собственности. Во- просы, связанные с проблемами эффективного функционирования рынка объектов интеллектуальной собственности, явились предметом рассмотрения на заседании Правительства РФ 03 октября 2002 года. В ходе заседания было отмечено, что львиная доля «пиратских» кассет и дисков производится на территории России, поэтому в МВД России было создано специальное подразделение по борьбе с преступлениями против интеллектуальной собственности1.

Современный уровень развития мирового культурного пространства характеризуется, в том числе, и активным оборотом объектов авторского

1 Российская газета №187. 03 октября.2002. Российская газета № 189п. 07 октября. 2002.

4 права или смежных прав, которые выступают не только в качестве товара, но и в качестве источника получения незаконных доходов, причиняющих крупный ущерб правообладателям. Сформировалась целая отрасль преступного бизнеса, приносящего значительные прибыли и не требующего больших капиталовложений или разработки сложных механизмов совершения преступлений в этой сфере.

Анализ сведений, содержащихся в Главном информационном центре МВД России, позволяет выявить тенденцию увеличения числа установлен- ных преступных посягательств на объекты авторского права и смежных прав. В 1997 году, с момента вступления в силу нормы Уголовного кодекса Российской Федерации, содержащейся в ст. 146, устанавливающей ответственность за нарушение авторских или смежных прав, было зарегистрировано лишь 302 преступления исследуемой сферы, в 1998 году - 607, в 1999 году -836, в 2000 году - 1247, в 2001 году - 971, а за первые девять месяцев 2002 года - 821. Необходимо отметить, что большая часть преступлений такого рода носит латентный характер, что свидетельствует о недостаточно эффективной деятельности по их выявлению и расследованию. Одной из причин этого, на наш взгляд, является отсутствие четкой криминалистической методики расследования таких преступлений, разработанной на основе анализа особенностей доказывания преступного нарушения авторских и смежных прав. Сложившееся положение вещей вызвано еще и тем, что достаточно недавно в российском уголовном законодательстве появились нормы, формулирующие признаки посягательств на определенные объекты интеллектуальной собственности. Оценка развития преступной деятельности в сфере интеллектуальной собственности позволяет выявить тенденцию к увеличению объемов выпускаемой одним преступником контрафактной продукции, применению более совершенных технологий, увеличению численности лиц, вовлеченных в преступную деятельность и расширению территориальной разветвленное™ преступных связей.

5 Общетеоретические вопросы доказывания достаточно полно изучены наукой уголовного процесса, однако расследование преступлений определенной категории несет в себе индивидуальные черты. Эти особенности вызваны спецификой:

• правоотношений, складывающихся по поводу интеллектуальной собственности; • • уголовно-наказуемых способов совершения преступления; • • общественно-опасных последствий. • В настоящее время доказывание исследуемых преступлений осложняется возросшими требованиями к допустимости доказательств, отстраненно- стью незаинтересованной общественности от участия в предупреждении и выявлении этих преступлений, высоким техническим оснащением преступников, значительным отставанием в материально-техническом обеспечении правоохранительных органов от преступных организаций и некоторыми другими проблемами.

Научный интерес к выявлению особенностей доказывания по уголовным делам о нарушении авторских и смежных прав вызван необходимостью разработки рекомендаций по уголовно-процессуальному доказыванию фактов совершения преступлений исследуемой категории. Кроме того, уголовно-процессуальные аспекты доказывания по этой категории преступлений не подвергались глубокому анализу и не были объектами диссертационных исследований, тем более на основании положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, вступившего в действие с 1 июля 2002 года.

Выявление, анализ и систематизация особенностей доказывания пре- ступного нарушения авторских и смежных прав, по нашему мнению, позволит качественно и количественно расширить доказательственную базу по уголовным делам, повысить эффективность уголовно-правовой защиты правообладателей на объекты интеллектуальной собственности.

6

Теоретическая основа исследования

Теоретическую базу диссертации составили труды таких ученых как: Л.Б. Алексеева, Р.С. Белкин . Ю.Н. Белозеров, В.П. Божьев, СВ. Бородин, А.И. Винберг, И.М. Гальперин, В.Н. Григорьев, А.П. Гуляев, К.Ф. Гу- ценко, СП. Ефимичев, Л.М. Карнеева, Н.М. Кипнис, П.А. Лупинская, Г.М. Миньковский, Т.Н. Москалькова, П.Б. Мэггс, B.C. Овчинский, Ю.К. Орлов, И.Л. Петрухин, А.Р. Ратинов, А.П. Сергеев, С.А. Шейфер, А.Ю. Шумилов, Ф.Н. Фаткуллин, А.А. Чувилев, А.А. Эйсман, Р.Х. Якупов, и многих других.

Исследовалась также иная монографическая и специальная литература по рассматриваемой проблематике.

Цель и задачи исследования.

Цель научного исследования заключается в том, чтобы, учитывая по- требности правоприменительной практики расследования преступного нарушения авторских и смежных прав на основании ее всестороннего анализа с привлечением общетеоретических положений процессуального права, вскрыть существующие проблемы доказывания, анализ которых в своей совокупности способствовал бы повышению эффективности процесса доказывания по делам изучаемой категории.

Обозначенная цель исследований предопределила круг взаимосвязанных и взаимообусловленных задач:

• анализ уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность за нарушение авторских и смежных прав; • • выявление особенностей признаков состава преступления «нарушение авторских и смежных прав»; • • определение признаков юридических и физических лиц, являющихся правообладателями, чьи заявления о нарушении их прав могут быть расценены как повод для возбуждения уголовного дела частно- публичного обвинения; • • определение путей использования результатов уголовно- процессуальной, оперативно-розыскной, административной деятельно- •

7 сти и прокурорского надзора для выявления признаков преступного нарушения авторских и смежных прав в стадии возбуждения уголовного дела;

• выявление особенностей оценки достаточности данных, указывающих на наличие признаков преступления, и принятия процессуальных решений в стадии возбуждения уголовного дела; • • определение особенностей предмета и пределов доказывания преступ- ного нарушения авторских и смежных прав; • • определение наиболее эффективных форм и процессуального порядка собирания доказательств (основания и порядок производства отдельных следственных действий); • • выявление особенностей и закономерностей при проверке собранных доказательств путем их сопоставления с уже существующими, а также путем производства следственных действий, направленных на проверку сведений, содержащихся в проверяемых доказательствах. • • оценка свойств относимости, достоверности и допустимости отдельных доказательств и достаточности совокупности доказательств для принятия процессуального решения. • Объект и предмет исследования.

Квинтэссенцией уголовного процесса является деятельность по соби- ранию, проверке и оценке доказательств - процесс доказывания. Объектом настоящего диссертационного исследования явились особенности элементов процесса доказывания по уголовным делам о преступном нарушении авторских и смежных прав.

Именно в процессе доказывания формируются уголовно-процессуальные доказательства, проверка и оценка которых органами расследования позволяет правильно установить обстоятельства совершения каждого конкретного преступления.

Предметом исследования послужила правоприменительная практика правоохранительных органов, выявляющих и расследующих нарушение ав-

8 торских и смежных прав с признаками преступления, взаимодействие этих органов и использование специальных познаний, выходящих за пределы компетенции лица, производящего расследование. Кроме того, при разработке темы исследовались международно-правовые акты; действующее российское законодательство, регламентирующее правоотношения, складывающиеся по поводу объектов интеллектуальной собственности; статистические данные, характеризующие состояние, структуру и динамику нарушения авторских и смежных прав; а также результаты анонимного опроса некоторых участников уголовного судопроизводства.

Методология исследования.

Методологическую основу диссертационного исследования составили положения общей теории познания, уголовно-процессуальной науки, теории доказательств как ее составной части, криминалистики, уголовного права, судебной экспертизы и оперативно-розыскной деятельности. Юридической основой исследования послужили нормы действующего уголовного, уголовно-процессуального, административного законодательства и международных норм, ведомственные нормативно-правовые акты в сфере уголовно- процессуального доказывания и защиты авторских и смежных прав.

В процессе исследования широко использовались труды и публикации ученых в различных областях правовых дисциплин и областей знаний.

К частно-научным методам исследования, использованным при разра- ботке проблематики диссертации, следует отнести: конкретно- социологический (интервьюирование), логико-юридический, сравнительно-исторический, сравнительно-правовой, системно- структурный и статистический.

Нормативная основа работы.

Нормативной основой работы являются: Конституция Российской Фе- дерации 1993 года, Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 года, Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 года, Федеральный закон от 12

9 августа 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности», Закон Российской Федерации от 9 июля 1993 года «Об авторском праве и смежных правах», Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года «О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных» и др., ряд международных соглашений и конвенций, ратифицированных Российской Федерацией, которые регламентируют международные правоотношения в сфере авторских и смежных прав.

В процессе исследования исторической ретроспективы развития норм, регламентирующих ответственность за нарушение прав на объекты интел- лектуальной собственности, были изучены уголовные законы и ряд иных нормативных правовых актов СССР, РСФСР и Российской Империи.

Эмпирическая база работы.

В качестве эмпирического материала были использованы результаты интервьюирования 45 сотрудников подразделений по борьбе с преступле- ниями в сфере высоких технологий (подразделений «Р») и оперуполномо- ченных других подразделений, 146 следователей, 18 прокуроров, 57 адвокатов, 6 правообладателей, 36 экспертов, участвовавших в производстве судебных экспертиз, назначенных по уголовным делам о нарушении прав на объекты интеллектуальной собственности. Интервьюирование должностных лиц, принимавших участие в расследовании, проводилось по специально разработанным опросным листам. При подготовке работы было изучено более 105 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ, совершенных в период с 1997 по 2002 год, свыше 230 приговоров по уголовным делам этой категории. Изучена практика расследования уголовных дел, произведенного правоохранительными органами г. Москвы и Санкт- Петербурга, Московской, Калужской, Нижегородской, Самарской, Вологодской и Воронежской областей.

Использован также личный опыт работы в следственных подразделениях органов внутренних дел г. Москвы и центральном аппарате МВД России в течение 7 лет в качестве следователя.

10 Научная новизна исследования.

Данная работа является одним из первых комплексных исследований теоретических и практических вопросов уголовно-процессуального доказывания преступного нарушения авторских и смежных прав, возникающих в процессе применения норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Предложен оригинальный подход к рассмотрению общих вопросов теории доказывания применительно к конкретному виду преступлений — нарушению авторских и смежных прав. Впервые комплексно исследуются взаимосвязи уголовно-правовой характеристики преступления с предметом и пределами доказывания, теоретическими, методологическими и организационными приемами собирания, проверки и оценки доказательств при расследовании уголовных дел об этих преступлениях. На основе анализа практической деятельности и имеющихся теоретических источников определены пути оптимизации и повышения эффективности уголовно-процессуального доказывания при расследовании преступного нарушения авторских и смежных прав.

В работе анализируются ошибки, встречающиеся на практике при ре- шении вопроса о возбуждении уголовных дел рассматриваемой категории, а также при производстве отдельных следственных действий.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту:

  1. Правообладатель-потерпевший, чье заявление является поводом для возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмот- ренного ч. 1 ст. 146 УК РФ, должен обладать авторскими или смежными правами на объект интеллектуальной собственности, которые, по его мнению, нарушены.
  2. Практика привлечения для предварительного исследования и произ- водства экспертиз сведущих лиц, представляющих правообладателей, противоречит положениям ст. 70 УПК РФ, поскольку такие эксперты находятся в зависимости от потерпевших.

11

  1. Проверка сообщений о преступном нарушении авторских и смеж ных прав не может осуществляться в административном порядке, а должна проводиться оперативно-розыскными и уголовно- процессуальными методами или путем деятельности прокурора по над зору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

  2. На стадии возбуждения уголовного дела о нарушении авторских и смежных прав передача материалов по подследственности должна осуществляться на основании мотивированного постановления органа или должностного лица, принявшего такое процессуальное решение. Это позволит повысить гарантии правовой защищенности участников уголовного судопроизводства, поскольку облегчит реализацию ими права на обжалование данного постановления как прокурору, так и не посредственно в суд.

  3. Установление факта распространения экземпляров произведений, имеющих признаки, характерные для контрафактной продукции, следует признать достаточным для принятия решения о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ.
  4. Выявление ряда признаков, характерных для контрафактной продукции (отсутствие полиграфической упаковки или оригинальной защитной этикетки, указание на полиграфической упаковке иного, чем в действительности, правообладателя, и т.д.), не требует проведения экспертизы. Признаки такого рода должен устанавливать следователь при производстве осмотра предметов - экземпляров произведений, в отношении которых есть предположение о том, что они выпущены с нарушением авторских или смежных прав.
  5. Ущерб, причиняемый преступлением, предусмотренным ст. 146 УК РФ, представляет собой упущенную выгоду (неполучение должного), поскольку сокращает потенциальный рынок распространения легитимных экземпляров произведений или лишает автора возможности полу-

12 чения авторского вознаграждения. При доказывании такого признака преступного нарушения авторских и смежных прав, как причинение крупного ущерба, необходимо исходить из того, что этот ущерб представляет собой совокупность оценки его объективного выражения (сумма, установленная товароведческой экспертизой или сообщенная правообладателем) и влияния неполучения этой суммы на финансовое состояние обладателя нарушенных прав.

  1. Для преступного нарушения авторских или смежных прав наиболее характерен косвенный умысел. Правонарушитель относится индефе- рентно к причинению крупного ущерба, имея целью личное обогаще- ние. Доказывая умысел, следует сосредоточиться на подтверждении стремления обогатиться путем присвоения авторства или использова- ния произведений.
  2. Специфика выполнения объективной стороны преступного наруше- ния авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ) позволяет говорить о невозможности совершения этого преступления при ряде обстоя- тельств, подлежащих доказыванию по общим правилам.
  3. К их числу следует отнести такие обстоятельства, рассматриваемые в качестве смягчающих наказание ( п. «а», «ж», «з», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ), как:
  • совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;
  • совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнение приказа или распоряжения;
  • противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;
  • оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления,

13

а также обстоятельства, отнесенные к отягчающим наказание (п. «е», «ж», «и», «к», «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ):

  • совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религи- озной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью сокрыть другое преступление или облегчить его совершение;
  • совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполне- нием общественного долга;
  • совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издева- тельством, а также мучениями для потерпевшего;
  • совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, ядо- витых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико- фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения;
  • совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти.
  • Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическое значение диссертационного исследования заключено в выводах и предложениях, раскрывающих закономерности и особенности доказывания при расследовании уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ, которые могут быть использованы в научных исследованиях, в преподавании курса уголовного процесса и специальных курсов.

Практическая ценность работы, по нашему мнению, состоит в том, что на основании рассмотрения теоретических положений и анализа правопри- менительной практики сделаны выводы, которые имеют существенное зна-

14 чение для совершенствования уголовно-процессуального законодательства, улучшения деятельности оперативных подразделений и следователей по возбуждению и предварительному расследованию уголовных дел о нарушении авторских и смежных прав.

Апробация результатов исследования.

Диссертация подготовлена на кафедре уголовного процесса Московского университета МВД России, где осуществлены ее рецензирование и об- суждение. Основные выводы и положения опубликована в 5-и научных статьях, докладывались на научно-практических конференциях.

Материалы исследования использовались диссертантом при проведении учебных занятий по дисциплине «Уголовный процесс», «Правоохрани- тельные органы», «Прокурорский надзор» и подготовке учебно- методической литературы.

Структура диссертации.

Структура диссертации предопределена целями и предметом исследо- вания, обеспечивает логическую последовательность и завершенность в изложении хода и результатов исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, шести приложений и списка использованной литературы.

15

Глава I. Характеристика преступлений о нарушении авторских и

смежных прав

§1. Развитие законодательства, охраняющего авторские и смежные права, и обусловленность возникновения их уголовно-правовой защиты

До XVIII века в большинстве стран авторское право рассматривалось как привилегия. Этот взгляд на авторское право был обусловлен изобретени- ем книгопечатания, однако привилегия принадлежала не автору произведения, а издателю, его печатающему. Субъектами выдачи привилегий, как правило, являлись парламенты, короли, князья. Привилегии выдавались на определенный, непродолжительный срок. Первый, известный историкам, случай выдачи привилегии имел место в Венеции в 1491 году, ее получил Петр Ра-венский на издание работы Феникс (Phoenix)1, Петр I, как инициатор многочисленных перемен, первым в России выдал привилегию амстердамскому типографщику Тесингу .

С целью обеспечения условий для плодотворного развития в обществе творческих процессов, направленных на создание различного рода произведений, у государства возникла необходимость установить защиту прав авторов произведений. Второй предпосылкой возникновения охраны авторских прав послужило осознание необходимости обеспечения более быстрого и широкого распространения произведений, которые приносили наибольшую общественную пользу.

Уровень и темпы культурного развития непосредственно зависят от морального и, безусловно, материального состояния людей, способных своим творчеством рождать произведения. «Нравственное вознаграждение, т.е. известность, слава, сознание себя сотрудником в созидании духовного капи-

См.: Табашников И.Г. Литературная, музыкальная и художественная собственность. СП- б., 1878. С.189 2 См.: Познышев СВ. Особенная часть русского уголовного права. М, 1912. С. 162

16

тала человечества, предполагает ненарушимость связи данного произведения с именем или псевдонимом автора» .

Первый закон, охраняющий авторские права, появился в Англии в 1709 году. Фундамент системы охраны авторских и смежных прав в современной России заложили принятые в период 1990-1996 г.г. законодательные акты в области охраны интеллектуальной собственности. В сравнении с иными видами охраняемых прав, известных со времен становления римского права, «исключительные права»2 появились относительно недавно, в начале XIX века. Повышение практической значимости и бурное развитие интеллектуальной и творческой деятельности, расширение сфер ее применения послужили предпосылками для становления регламентации механизма охраны этого вида деятельности. Возникла насущная необходимость разработать правовой инструментарий, а также сформировать общие положения охраны интеллектуальной собственности, и в частности, авторского права и смежных прав. Первой попыткой защитить интересы сочинителей в России можно признать издание Цензурного устава (1828г.) , содержащего ряд статей, регулирующих правоотношения, складывающиеся по поводу объектов интеллектуальной собственности. На основании норм упомянутого документа авторы произведений впервые получили возможность бороться за свои права не на основе привилегии, а в силу исключительности круга правомочий по распо- ряжению своими творческими произведениями.

Цензурный устав претерпевал многочисленные изменения, отвечающие развитию общества, искусства и техники, являясь частью гражданского законодательства. Устав провозглашал гражданскую защиту авторских прав.

См.: Познышсв СВ. Очерк основных начат науки уголовного права. М., 1923. С.69

2 Право осуществлять самому или разрешать иным лицам воспроизведение, распростра нение, перевод и т.п. действия с творческими произведениями.

3 См.: Неклюдов Н.А. Руководство к особенной части русского уголовного права. В 2-х томах. СП-б.: Типография В.П. Воленса, 1873. Т.2 С. 388-393.

17

В то время авторы произведений имели возможность защищать свои права в гражданском порядке. Норм, охраняющих их интересы уголовным законом, не было до введения в действие Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года1 (далее Уложение). Уголовный закон того времени содержал три нормы, охраняющие авторские права на литературные, художественные и музыкальные произведения. Такого рода преступления были отнесены к отделению «О присвоении ученой или художественной собственности» в главе «О присвоении и утайке чужой собственности». В указанный период времени и вплоть до конца XIX века интеллектуальная собственность (литературные, художественные и музыкальные произведения) ре- гулировалась вещным правом, т.е. продукты интеллектуального труда ничем не отличались от продуктов физического труда. «… продукты труда могут быть: или а) физические, вещные или б) отвлеченные, умственные. Рождаясь на свете из одного и того же источника, оба эти продукта одинаково кровные и законные его дети и потому требуют одинакового к ним отношения со стороны остальных членов общежития и должны пользоваться одинаковыми гарантиями их неприкосновенности»2.

В соответствии с Уложением, объектами авторского права признавались произведения словесности, науки, искусств или художеств, а также му- зыкальные сочинения. Объективная сторона преступления могла быть вы- полнена путем:

а. издания чужого произведения под своим именем;

б. незаконного распространения чужого сочинения, хотя и не выдавая себя за автора, а именно незаконного представления «в публичном собрании» драматического или музыкального произведения, размножения картин или

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных СП-б.: Типография Второго Отде- ления Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1845. С. 577-578. 2 Неклюдов Н.А. Руководство к особенной части русского уголовного права. Т.2. Престу- пления и проступки против собственности. Сп-б., 1876. С. 386.

18 других произведений искусств и художеств, печатанья или разрешения на тиражирование, представившись правообладателем на данное сочинение;

в. продажи прав на издание сочинения нескольким лицам без их согла сия, если со стороны виновного не было подлога или обмана;

г. перепечатывания части чужого произведения, сверх разрешенного законом (ст.ст.2195-2197 Уложения).

Впервые появилась уголовно-правовая охрана основных исключитель- ных авторских прав, а именно: права представлять сочинение под своим именем; права распоряжаться своей литературной, художественной или музыкальной собственностью.

Уголовно-правовые санкции за нарушения описанных выше норм Устава отличались разнообразием. Предусматривалось возмещение ущерба и убытков автору; лишение прав состояния и ссылка в отдаленную губернию от 6 месяцев до 1 года; отдача в рабочий дом от 1 года до 2 лет; заключение в смирительный дом от 3 месяцев до 1 года.

Появление этих норм положило начало формированию системы уго- ловно-правовой охраны интеллектуальной собственности, к которой были отнесены литературные, художественные и музыкальные произведения.

Несмотря на значительные изменения, внесенные в последующие годы в нормы Уложения, статьи, регламентирующие ответственность за наруше- ние авторских прав, остались без изменения (поменялись лишь номера).

В период действия Уложения, как и в современных условиях, нормы об уголовно-правовой защите авторских прав носили бланкетный характер, отсылая к нормативным актам гражданского права того времени. Нормы гражданского права определяли основные понятия и саму сущность авторского права.

Впервые в истории России достаточно определенно основные признаки интеллектуальной собственности разъяснялись в положениях Цензурного Устава 1828 года (далее Устава). В целом, Устав регламентировал обширный

19 круг правоотношений, возникавших по поводу создания и использования различного рода творческих произведений.

Как отмечалось выше (при анализе норм Уложения), авторское право на произведение было тождественным вещному праву на объекты матери- ального мира. Однако в ряде случаев правообладатель наделялся особенными (исключительными) правами по использованию своего произведения.

Устав признавал в качестве сочинителей или авторов лиц, создавших новое самостоятельное произведение. К таким произведениям относились:

а. литературные - произведения литературы, науки или словесности, выраженные в тексте. Авторским правом на произведение могли быть наде лены сочинитель, переводчик или издатель. Объективная форма выражения такого рода произведений могла заключаться в книгах, рукописях, прирав ненных к ним географических картах, исторических таблицах, логарифмах, указателях, публичных речах и чтениях.

б. «изящных искусств» - произведения живописи, гравирования, лито графии, скульптуры, архитектуры, модельерного искусства и произведения в иной области искусства;

в. музыкальные - не имевшие четкой регламентации по поводу своего объективного выражения. Однако анализ статей, регламентирующих право отношения по поводу музыкальных произведений (ст. 347-349 и др. Устава), позволяет сделать вывод о сходстве объективного выражения такого рода произведений с литературными;

г. результаты работы компиляторов и издателей - журналы, альманахи и т.д. (в ряде случаев эти лица признавались сочинителями).

д. перевод. Переводчик приобретал авторское право на перевод, а за сочинителем произведения сохранялось авторское право на само произведе ние.

Устав вводил новое понятие - «собственность публики» - таким образом авторское право ограничивалось сроком, установленным Уставом, по ис- течении которого любое лицо могло издавать и продавать произведение без

20 согласования с его автором. Устав вводил в оборот еще одно новое понятие -«контрафакция», т.е. самовольное, без согласования с правообладателем, издание произведения, «печатание или перепечатывание следующим изданием книги без согласия автора; печатание публично произнесенной речи без согласия автора; продажа экземпляров, изданных за границей, на территории России без согласия автора и др.» (ст. 297 Устава).

Гражданско-правовое и уголовно-правовое понятие контрафакции не совпадали по своему содержанию. Устав под контрафакцией понимал пол- ное воспроизведение чужого произведения, а Уложение - частичное.

Авторы произведений, как правило, работают для максимально широкого круга потребителей их труда. Границы одной страны не в состоянии удержать произведение, если его автор имеет мировую известность. В таких условиях российскому законодательству необходимо было обеспечить правовую защиту авторских прав за пределами России. С целью защитить права авторов в зарубежных странах Россией были заключены две международные конвенции - в 1861 году с Францией, в 1862 году с Бельгией. Обе указанные конвенции имели идентичное содержание и предоставляли защиту прав авторов творческих произведений в рамках российского законодательства. Объектами авторского права рассматривались произведения, перечисленные в Уставе. В конвенциях лишь изменялся срок предоставления авторских прав наследникам автора произведения (он был сокращен с 50 до 20 лет).

В 1903 году в России было принято новое Уголовное Уложение, нормы которого существенно не изменили содержание нарушения авторских прав, являясь лишь более лаконично сформулированной редакцией дейст- вующего до этого Уложения . Однако санкции за такого рода преступления претерпели изменения в сторону ужесточения. За нарушение авторских прав к виновному могли применить арест или наложение пени не свыше 500 руб-

Познышев СВ. Особенная часть русского уголовного права. М.: Типография В.М. Саб- лина, 1909. С. 306-312.

21 лей, а за квалифицированное преступление - тюремное заключение на срок не меньше трех месяцев.

Дальнейшее развитие российского законодательства создало предпо- сылки к принятию в 1911 году Закона об авторском праве1, который изменил ряд положений Уголовного уложения 1903 года. Преступным, в последующей редакции Уголовного уложения, признавалось любое умышленное нарушение чужого авторского права. Бланкетный характер уголовно-правовых норм, регулирующих эти преступления, был сохранен. Закон 1911 года вводил новое Положение об авторском праве (далее Положение), которое являлось частью гражданского законодательства.

Положение предоставляло автору произведения защиту, обеспечиваю- щую право всеми возможными способами воспроизводить, опубликовывать и распространять свое произведение. Сроки охраны авторского права не претерпели изменений.

В статье 620 Уголовного Уложения были указаны случаи умышленного нарушения авторских прав и самовольного издания или размножения произведений, перечисленных в Положении об авторском праве.

Таким образом, правовая система России в начале XX века имела дос- таточно подробное толкование авторских прав и видов их нарушения. Правообладателям предоставлялась как гражданско-правовая, так и уголовно-правовая защита своих интересов по поводу произведений. Такое положение вещей способствовало развитию творческой деятельности, обеспечивало ее свободу, формировало у граждан уважение к творчеству авторов произведений.

Как развитие книгопечатания послужило основанием к возникновению необходимости формирования института авторского права, так развитие научно-технической революции в начале XX века обусловило необходимость дальнейшего развития уголовно-правовых средств охраны авторских прав.

1 Свод законов Российской Империи. В пяти книгах. СП-б.: Русское Книжное Товарищество «Деятель», Книга третья. С. 194-202.

22

Положение послереволюционной Республики не позволяло законодателям сразу обратиться к проблеме охраны авторских прав, на повестке дня стояли вопросы выживания государства в условиях противостояния самым развитым странам мира.

Однако уже первый Уголовный кодекс РСФСР 1922 года содержал норму, охраняющую интересы правообладателя. В соответствии со ст. 198 УК РСФСР 1922 года самовольное пользование в корыстных целях чужим изобретением или привилегией, зарегистрированными в установленном порядке, каралось принудительными работами на срок до одного года или штрафом в тройном размере против извлеченной от самовольного пользования выгоды .

Анализируя эту норму, следует сделать вывод о том, что законодатель предоставил уголовно-правовую защиту лишь имущественным интересам правообладателей изобретений и привилегий. Не бралось в расчет наличие у авторов произведений иных прав неимущественного характера.

Оценивая ст. 198 УК РСФСР 1922 года, СВ. Познышев писал: «слова «в корыстных целях» следовало бы выпустить, так как главной целью в дан- ных случаях может быть и не нажива, а приобретение известности или лише-ние последней изобретателя» .

Дальнейшее развитие уголовного законодательства выразилось в вве- дении в действие Уголовного кодекса РСФСР 1926 года. Защите интересов автора была посвящена ст. 177, устанавливающая ответственность за самовольное пользование изобретением с нарушением правил, установленных в законах о патентах на изобретения, а равно самовольное использование литературных, музыкальных и иных художественных и научных произведений с нарушением закона об авторском праве. Санкция альтернативна - принудительные работы на срок до трех месяцев или штраф до одной тысячи рублей.

Собрание Узаконений и Распоряжений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР. 1922. № 15. Отдел первый. Ст. 153. 2 Познышев СВ. Очерк основных начал науки уголовного права. М, 1923. С. 73.

23

В 1931 году уже в СССР было принято Положение об изобретениях и технических усовершенствованиях1. Принятие этого Положения потребовало от законодателя изменения диспозиции ст. 177 УК РСФСР 1926 года. Измененная статья имела следующую редакцию: «Оглашение изобретения до заявки без согласия изобретателя, а равно самовольное использование литературных, музыкальных и иных художественных и научных произведений с нарушением закона об авторском праве, наказывается - принудительными работами на срок до трех месяцев или штрафом 1000 рублей» .

В новой норме, впервые в послереволюционной России, появилась возможность охранять неимущественные права автора путем запрещения разглашать изобретение без согласия изобретателя. Хотя нормы Положения об изобретениях и технических усовершенствованиях прямо предписывали привлекать к уголовной ответственности того, кто в заявке заведомо неправильно укажет автора изобретения (ст. 9 Положения), из уголовно-правовой нормы того времени было исключено ранее наказуемое деяние - самовольное пользование изобретением с нарушением правил, установленных в законах о патентах на изобретения. Таким образом, выводились за рамки уголовно-правовой охраны отношения, складывающиеся при самовольном пользовании чужим продуктом интеллектуального труда.

Принятие в 1941 году нового Положения об изобретениях и технических усовершенствованиях, регламентировавшего ответственность за при- своение чужого авторства на изобретения (ст. 12), не послужило основанием для изменения рассмотренной выше ст. 177 УК РСФСР в редакции 1931 го-

1 Собрание Законов и Распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР. 1931. №21. 15 апреля. Отдел первый. Ст. 181.

2 Собрание Узаконений и Распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства РСФСР. 1931. № 59. 22 октября. Первый раздел. Ст. 429.

24 да1. Названная статья сохранила свою редакцию вплоть до введения в действие Уголовного кодекса РСФСР 1960 года.

Объектом преступного посягательства являлись правоотношения, складывавшиеся по поводу произведений литературы, науки или искусства, опубликованных или находящиеся на территории РСФСР, независимо от гражданства их автора, способа и формы воспроизведения.

К субъектам данного преступления закон относил любое вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности.

Субъективная сторона преступлений выражалась в прямом умысле, в качестве мотивов совершения деяния предполагалась корысть или иные низменные побуждения. Следует обратить внимание на то, что уголовно- наказуемым признавались лишь случаи злостного использования чужого произведения без ведома автора, злостного извращения или умышленного видоизменения чужого произведения. Случаи нарушения авторских прав без указанных выше признаков подлежали рассмотрению в гражданском поряд-ке2.

Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских пред- ложениях 1959 года предполагало ответственность (в порядке, определяе- мом законодательством союзных республик) за присвоение авторства, принуждение к соавторству, включение в соавторы лиц, не принимавших участие в творческой работе над открытием, изобретением или рационализаторским предложением, разглашение без согласия автора сущности открытия, изобретения или рационализаторского предложения до подачи заявки (ст. 17), а также за действие должностных лиц, выразившиеся в бюрократизме и волоките при рассмотрении и внедрении изобретений и рационализаторских предложений, уклонении от извещения изобретателя или рационализатора об

1 Собрание Постановлений и Распоряжений Правительства СССР. 1941. № 9. 25 марта. Ст. 150.

2 Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М.: Советское законодательство, 1935. С.319-320.

25 использовании его изобретения или рационализаторского предложения, преднамеренном неправильном расчете экономии или преднамеренном не- правильном исчислении вознаграждения и задержке выплаты вознаграждения (ст. 18)’. Таким образом, на территории СССР была установлена и гражданско-правовая ответственность за некоторые нарушения прав авторов.

Впервые норму, защищающую авторские права, отнесли к главе, со- держащей преступления против политических и трудовых прав граждан, в УК РСФСР 1960 г. (ст. 141), что говорит о более глубоком понимании законодателем природы правоотношений, складывающихся по поводу объектов интеллектуальной собственности.

УК РСФСР 1960 года предложил следующую редакцию нормы, при- званной защищать авторские и изобретательские права:

«Выпуск под своим именем чужого научного, литературного или ху- дожественного произведения или иное присвоение авторства на такое произведение либо незаконное воспроизведение или распространение такого произведения, а равно принуждение к соавторству - наказывается лишением свободы на срок до одного года или штрафом до пятисот рублей.

Оглашение изобретения до заявки без согласия изобретателя, присвоение авторства изобретения, принуждение к соавторству на изобретение, а равно присвоение авторства на рационализаторское предложение — наказывается лишением свободы на срок до одного года, или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до пятисот рублей» (ст. 141 УК РСФСР).

Появление телевидения, более широкое использование радиовещания породило необходимость правового регулирования процесса, связанного с охраной прав создателей радио- и телевизионных передач.

До 1992 года данные права были урегулированы Гражданским кодексом РСФСР как авторские (ст. 486).

1 Собрание Постановлений Правительства СССР. 1959. №9. Ст. 59.

26

Открытие и использование новых технических возможностей создания, воспроизведения, копирования, распространения и т.д. объектов творческой деятельности потребовало введения новых правовых норм, регламентирующих данный оборот. Рецепция нового правового института, названного «Смежные права», стала естественным развитием ситуации, складывающейся в рассматриваемой области.

Изменения гражданского законодательства на этом этапе не породили введения уголовно-правовой нормы. Однако определение характера и объема нового правового института «смежных прав» послужило предпосылкой для изменения уголовно-правовых норм, охраняющих интеллектуальную собственность, что явилось шагом к созданию позднее более полной защиты рассматриваемых в работе правоотношений уголовно-правовыми средствами.

Впервые в России смежные права стали охраняться уголовно-правовыми методами с 1997 года с введением в действие УК Российской Федерации.

В настоящий момент общество стоит перед новым этапом правовой регламентации сферы авторских и смежных прав. Переходный характер этого законодательного периода (от советского к российскому) порождает ряд трудностей при применении новых норм.

Производство и торговля контрафактной продукцией, т.е. использование чужой интеллектуальной собственности без разрешения правообладате- ля, иначе говоря «пиратство» , рассматривается в современной России как одна из форм нарушения авторских и смежных прав, которая наносит значи-

«В области авторского и смежных прав понимается как любые действия, направленные на воспроизведение, распространение или любое другое использование произведения или объектов смежных прав без согласия правообладателя или обладателя смежных прав, как правило, с целью извлечения прибыли и в коммерческом масштабе». Расследование преступлений о нарушении авторских и смежных прав / Под общ. ред. Т.А. Боголюбовой М.:ПРИОР,2001.С59.

27 тельный ущерб как авторам, так и государству в целом, казна не досчитывается больших сумм из-за непоступления возможных налоговых отчислений в бюджет от легального использования творчества. Кроме того, высокий уровень нарушения авторских и смежных прав препятствует нормальному развитию науки, техники и искусства.

“Мировая индустрия программного обеспечения потеряла в 1996 г. 11,2 млрд. долларов, что на 16% ниже оценки потерь 1995 г. (13,3 млрд. дол- ларов). Но согласно заключениям специалистов в области экономики снижение показателя финансовых потерь вызвано снижением цен на программные продукты, а не сокращением масштабов их нелегального использования.

Среди стран с самыми высокими уровнями пиратства были названы Вьетнам (99 %), Китай (96 %), Оман (95%), Россия (91%). Вьетнам и Россия продолжают оставаться «ведущими» среди пиратских стран с 1995 г. (99 и 94 % соответственно). Ущерб же только от российского пиратского бизнеса составил в 1996 г. 383 304 тыс. долларов.»1

Какие же предпосылки послужили основанием введения уголовно- правовой защиты правоотношений, складывающихся в сфере авторских и смежных прав?

В ряде случаев исковая форма, используемая для защиты авторского или смежного права, представляется недостаточно эффективной. Зачастую лица, незаконно использующие объекты авторского права, осознавая неправомерность своих действий, не заявляют о себе достоверных данных, покидают рынок сразу после реализации незаконно произведенного товара. Это обстоятельство не позволяет привлечь виновных к гражданской ответственности, поскольку истцу затруднительно установить надлежащего ответчика.

В этой связи введение в Уголовный кодекс Российской Федерации от- ветственности за нарушение авторских и смежных прав в случае причинения крупного ущерба должно положительно повлиять на защиту интеллекту ал ь-

1 Злодиев Д. Авторские права на программное обеспечение // Законность. 1998. №6. С.29-30

28 ной собственности в целом. Эта норма предлагает новый механизм охраны правоотношений в затронутой в работе области права. Санкция упомянутой нормы (ст. 146 УК РФ) предусматривает штраф, обязательные работы либо лишение свободы. Ужесточение санкции по сравнению со ст. 141 Уголовного Кодекса РСФСР 1960 года, в которой за нарушение авторских прав предусматривалось наказание в виде исправительных работ или штрафа, будет способствовать борьбе с нарушениями авторских и смежных прав во всех их проявлениях.

Необходимо отметить, что введение новой уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за нарушение авторских прав (ст. 146 УК РФ), в какой-то мере усложнило процесс доказывания, а как следствие - и процесс защиты авторских прав, поскольку состав преступления переведен законодателем из формального в материальный.

В условиях развивающейся рыночной экономики авторские и смежные права приобрели свойства товара, однако, специфичного свойства. В случае отсутствия правовой охраны со стороны государства продукты творческой деятельности могли бы быть использованы любым лицом, имеющим необходимые для этого производственные мощности, с целью получения прибыли, что в ряде случаев может причинить крупный ущерб правообладателю. В качестве средства защиты законных интересов правообладателя государство предлагает институт правового запрета на незаконное использование авторских или смежных прав. Право на интеллектуальную собственность позволяет правообладателю иметь исключительные полномочия (права) на использование соответствующего объекта интеллектуальной собственности в течение определенного срока, установленного законом.

Для анализа обусловленности введения уголовно-правового запрета на нарушение авторских и смежных прав необходимо разграничить понятия «авторское право» и «смежное право».

Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 12 августа 1993г. (далее Закон) регулирует отношения, возникающие в

29 связи с созданием и использованием двух объектов интеллектуальной собственности. К первой относятся права авторов произведений науки, литературы и искусства, ко второй — права исполнителей, производителей фонограмм и организаций кабельного и эфирного вещания. Первая группа образует объект авторских прав, вторая - смежных. Закон содержит общие понятия об объектах авторского и смежного права и является частью гражданского законодательства России, ч. 1. ст. 6 указывает, что авторское право распространяется на произведения, являющиеся результатом творческой деятельности. Предложенная Законом формулировка позволяет отнести признак творческого создания к обязательным признакам объекта авторского права. Дальнейший этимологический анализ слова «творчество» позволяет выделить ряд составляющих это понятие признаков: новизна замысла, интеллектуальный характер труда и объективность выражения. Закон (ст. 6) устанавливает формы объективного выражения результата творчества, а именно:

• письменная (рукопись, машинопись, нотная запись и т.д.); • • устная (публичное произнесение, публичное исполнение и т.д.); • • звуко- или видеозапись (механическая, магнитная, цифровая, опти- ческая и т.д.); • • изображения (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр и т.д.); • • объемно-пространственная (скульптура, модель, макет, сооружение и т.д.); • • в других формах. • В этой же статье говорится об отсутствии связи авторского права на произведение и права собственности на материальный объект, в котором произведение выражено. В случае передачи прав собственности или права владения на материальный объект, в котором выражено произведение, не происходит передачи каких-либо прав на само произведение.

Закон вводит понятие презумпции авторства, согласно которому ав- торское право возникает в силу создания произведения науки, литературы

30 или искусства (ст.9 Закона). Отсюда можно сделать вывод о том, что правоотношения возникают в момент создания продукта интеллектуального труда, выраженного в объективной форме. Возможность ознакомления неопределенного круга лиц с произведением (опубликование) не является обязательным условием для признания его объектом охраны авторским правом. Однако для оповещения об охране произведения авторским правом автор или иной законный правообладатель вправе помечать произведение специальным знаком, этот знак состоит из трех элементов и проставляется на каждом эк- земпляре. Элементы знака:

• латинская буква «С» в круге - ©; • • имя автора или наименование юридического лица - обладателя ав- торских прав; • • год первой публикации произведения. • Субъектов авторского права можно условно разделить на два вида. Первоначальный субъект представляет собой физическое лицо - автора произведения, интеллектуальным трудом которого оно создано. Производный субъект приобрел авторское право в результате правопреемственности (например, на основании авторского договора с первоначальным субъектом или в порядке наследования).

В связи с изменением законодательства, регламентирующего право- отношения, складывающиеся по поводу авторских прав, авторское право не может возникнуть у юридического лица. Ранее Гражданский кодекс РСФСР в ст. 485, 486, 498 предусматривал такую возможность, причем авторское право юридического лица действовало бессрочно. Современное законодательство урегулировало авторские права юридических лиц, возникшие до вступления в силу современных положений, ограничив срок действия этих прав до 30 лет.

31

В соответствии с Законом юридическое лицо может владеть лишь частью авторских прав, например, правом использования объекта авторского права.

Законодательством определен ряд прав неимущественного характера, присущих автору как субъекту акта творчества, издавшему произведение (личные права). К личным неимущественным авторским правам отнесены:

• право признаваться автором произведения (право авторства); • • право использовать или разрешать использование произведения под подлинным именем автора, псевдонимом либо без обозначения имени, то есть анонимно (право на имя); • • право обнародовать или разрешать обнародовать произведение в любой форме (право на обнародование), включая право на отзыв; • • право на защиту произведения, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора (право на защиту репутации автора). • Личные авторские права сохраняются за автором и в случае предос- тавления исключительного права на использование произведения производному субъекту авторского права.

Формы и способы использования автором своего исключительного права на произведение определены Законом (ст. 16). Автор вправе:

• воспроизводить произведение (право на воспроизведение); • • распространять экземпляры произведения любым способом: продажа, сдача в прокат и т.д. (право на распространение); • • импортировать экземпляры произведения в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения обладателя ис- ключительных авторских прав (право на импорт); • • публично показывать произведение (право на публичный показ); • • публично исполнять произведение (право на публичное исполнение); •

32

• сообщать произведение (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения путем передачи в эфир и (или) по- следующей передачи в эфир (право на передачу в эфир); • • сообщать произведение (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью иных аналогичных средств (право на сообщение для всеобщего сведения по кабелю); • • переводить произведение (право на перевод); • • переделывать, аранжировать или другим образом перерабатывать произведение (право на переработку). • Современное развитие научно-технического прогресса позволяет го- ворить о необходимости защиты интересов не только авторов, но и других лиц, деятельность которых связана с использованием охраняемых авторским правом произведений. К числу таких лиц можно отнести исполнителей, чье исполнение записывается, производителей фонограмм, использующих эффективные средства звукозаписи, а также организаций эфирного или кабельного вещания. Деятельность двух последних субъектов смежных прав характеризуется в большей степени техническим, чем творческим характером, и поэтому предоставление им авторско- правовой охраны противоречило бы фундаментальным принципам авторского права. В связи с необходимостью защиты интересов этой категории лиц законодательство избрало основным методом охраны особую систему прав, которая получила в Законе название смежных. Смежные права производны от авторских, сходны с ними, однако полностью с ними не совпадают.

Основное содержание смежных прав можно определить как возможность использования третьим лицом фонограмм, радио- и телепрограмм, а также творческих результатов исполнителей с согласия правообладателя либо артиста, осуществляющего исполнение, либо организации, сделавшей звукозапись, или радио- и телеорганизации.

33

Развитие новых технологий, в частности возможности непосредственно копировать материальные результаты деятельности создателей охраняе- мых авторским правом произведений, породило необходимость предоставления охраны результатам деятельности указанных категорий лиц. Возможность воспроизведения произведения перестала быть связанной с повторением всего процесса производства, и стало возможным не только воспроизводить само произведение, но также использовать любую его постановку, записав ее или изготовляя копии с существующих записей. Это также послужило предпосылкой особой охраны интересов исполнителей, производителей фонограмм, вещательных организаций в отношении их программ. По своей природе права указанных субъектов можно также охарактеризовать как ис- ключительные (помимо прав, установленных ст. 36 Закона). Несмотря на это для практического осуществления этих прав необходимо согласие как других исполнителей, так и авторов исполняемых произведений.

Квинтэссенция исключительных смежных прав заключается в том, что только сам субъект права может реализовать или разрешать осуществле- ние определенных действий (прямо указанных в законе) в отношении постановок, фонограмм, передач кабельного и эфирного вещания.

Аналогично авторскому праву, для возникновения и осуществления смежных прав соблюдения каких-либо формальностей не требуется. Производитель фонограммы и исполнитель для сообщения о своих правах может использовать знак охраны смежных прав, который может помещается на каждом экземпляре фонограммы и на каждом содержащем ее футляре и состоит из трех элементов: латинской буквы «Р» в окружности (сокращение от «Phonorecord»); имени обладателя исключительных смежных прав; года первого опубликования фонограммы. Исключительные права могут передаваться другим лицам при заключении соответствующего договора.

Говоря о социально-правовой обусловленности установления уголовной ответственности за нарушение авторских или смежных прав, следует вы- делить социально-значимую цель, которую преследовал законодатель, опре-

34 деляя нарушение авторских и смежных прав как преступление. Под целью в данном случае следует понимать изменения в общественных отношениях в области охраны авторских и смежных прав, которые порождены воздействием на эти отношения уголовно-правовой нормы. Надлежит определить круг общественных отношений, на который направлено действие уголовно-правовой нормы, а также обозначить характер этих отношений.

Рассматривая общественные отношения в области использования и охраны авторских и смежных прав, нужно учитывать, что комплекс этих пра- воотношений - часть более сложной и многообразной системы правовых, социальных, экономических, политических, международных, культурных отношений общества. Анализ их содержания вне системы правоотношений вообще невозможен. Изучение взаимозависимости и неразрывной связи социально-правовой политики государства с уголовно-правовой политикой в области охраны авторских и смежных прав позволяет выявить комплекс социально-значимых интересов, защищаемых посредством норм, устанавливающих ответственность за нарушение авторских или смежных прав.

Сопоставление уголовно-правовой нормы, охраняющей авторские и смежные права, с социальными условиями ее осуществления позволяет вы- яснить, насколько эта норма социально обусловлена. В рамках такого сопоставления следует выяснить, не препятствует ли эта норма адекватному развитию охраняемых общественных отношений, не вызывает ли ее применение нежелательного развития общественных отношений, искажая при этом те социально-значимые цели, которые преследовал законодатель, создавая норму.

Вводя уголовно-правовую норму, следует учитывать степень распро- страненности наказуемого деяния. Нельзя исключать, что уголовно- запрещенное деяние является нормой социального поведения для значительной части населения .

См.: Кудрявцев В.Н., Дагель Г.А. и др. Основания уголовного запрета: Криминализация и декриминализация. М., 1975. С. 55

35 Надлежит определить степень полезного влияния правовых норм на развитие охраняемых отношений и то, оказывается ли вообще такое влияние.

Следует учитывать соотношение социально-полезной цели и допустимых пределов уголовного закона как средства её достижения. В связи с этим, прежде чем признать определённое деяние в качестве преступления, необходимо тщательно изучить вопрос социальной обусловленности такого шага. При этом введение мер уголовно-правовой ответственности следует рассматривать как исключительную меру, используемую лишь в случае невозможности разрешения сложившегося в общественных отношениях противоречия другими мерами правового регулирования. Наиболее остро эта проблема стоит при криминализации тех деяний, за совершение которых установлены и иные виды ответственности (например, гражданско-правовая).

Вышесказанное можно отнести и к критериям конструирования уго- ловно-правовых норм вообще, и для уголовно-правовой охраны общественных отношений в сфере авторских и смежных прав, в частности. Рассматриваемый комплекс отношений регулируется в основном нормами других отраслей права. Диспозиция ст. 146 УК РФ по своей конструкции является бланкетной, т.е. сама статья не определяет признаки преступного деяния, а отсылает к законам или иным нормативным актам других отраслей права. Этим вызвана необходимость, тщательно проанализировав совокупность данных экономических отношений, установить, какие цели преследовало введение рассматриваемой уголовно-правовой нормы, и насколько эти цели могут быть достигнуты посредством реализации этой нормы.

Общественные отношения в сфере охраны авторских и смежных прав являются частью комплекса отношений по использованию и охране права на интеллектуальную собственность (кроме авторского права и смежных прав в понятие интеллектуальной собственности входят институты коммерческой тайны, патентного права и товарные знаки). Право на интеллектуальную

36 собственность относят к категории так называемых исключительных или абсолютных (монопольных) прав1.

Исключительный характер рассматриваемой категории юридических прав обусловлен тем, что государство предоставляет правообладателям объектов интеллектуальной собственности всю полноту прав по их использованию и распоряжению ими. При этом другие субъекты лишаются прав на такое использование и обязаны воздержаться от действий, которые могут повлечь за собой нарушение или ограничение исключительных прав. Безусловно, абсолютный характер права на интеллектуальную собственность не означает, что это право ничем не ограничено, однако ограничено оно может быть исключительно в соответствии с законом.

К категории абсолютных прав относится также право собственности на материальные объекты, так называемые вещные права. Однако понятие собственности по отношению к вещным правам и правам на «идеальные» объекты разнится. Сущность собственности в традиционном понимании (относительно материальных объектов) можно раскрыть с помощью традиционной для гражданского права «триады» правомочий субъекта: владения, пользования, распоряжения. Этот комплекс правомочий охраняется от посягательств других лиц. Однако специфика характера объектов правовой охраны интеллектуальной собственности не позволяет говорить об идентичности правомочий собственника объектов интеллектуальной и материальной собственности. В отношении интеллектуальной собственности у субъекта появляется комплекс исключительных прав на использование охраняемых объектов. Обеспечивая эти права, закон предоставляет возможность такого использования третьим лицам только с согласия собственника.

Из изложенного следует, что право собственности на материальные объекты и право интеллектуальной собственности представляют собой разные правовые категории. Законодатель, желая указать на то, что в обоих

1 См.: Попондопуло В.Ф. Абсолютные (монопольные) права
предпринимателя //Правоведение. СПб., 1994. №1. С. 21.

37 случаях предоставленные права носят абсолютный, исключительный характер использует один термин — собственность, тем самым приравнивая «вещные права» и право интеллектуальной собственности с точки зрения способов их защиты.

Современные уголовно-правовые нормы защиты вещных прав не могут быть применены в целях защиты авторских и смежных прав. В связи с этим, учитывая, что вещные права и право интеллектуальной собственности приравнены по способам правовой защиты, представляется обоснованным наличие уголовно-правовых норм, защищающих право интеллектуальной собственности, в том числе исключительные права на охрану авторских и смежных прав.

В пользу целесообразности введения уголовно-правовой охраны ин- теллектуальной собственности свидетельствует и практика защиты исключительных прав гражданско-процессуальными или арбитражно- процессуальными средствами. Правообладателю авторского или смежного права необходимо предъявить иск к тому юридическому или физическому лицу, которое может заниматься научной, литературной и т.д. деятельностью, легально или нелегально, незаконно используя чужое авторское или смежное право.

Вместе с тем, довольно часто лица, незаконно использующие чужые исключительные права, совершают данное деяние в процессе осуществления незаконной предпринимательской деятельности. Действуя нелегально, они извлекают значительные доходы, незаконно пользуясь чужими исключительными правами, причиняя при этом ущерб их законным обладателям. Выявить таких лиц и пресечь их незаконную деятельность гражданско-процессуальным или арбитражно- процессуальным путём правообладателям авторских или смежных прав не только крайне трудно, но и зачастую практически невозможно.

Повышается актуальность применения уголовно-правовых мер охраны авторских и смежных прав на фоне вхождения России в мировое сообще-

38 ство. Незащищённость исключительных прав иностранных правообладателей на российской территории снижает привлекательность нашего государства для его дальнейшей интеграции в мировое сообщество, направленной на развитие демократических, международно- правовых, культурных и экономических отношений. Вместе с тем недостаточно высокий уровень борьбы с посягательствами на исключительные права правообладателей авторских и смежных прав позволяет незаконно импортировать в Россию огромное количество низкокачественных товаров, которые являются контрафактными.

Для изменения сложившейся ситуации российское законодательство, как и ранее, должно учитывать способы охраны авторских и смежных прав в ряде зарубежных стран.

Сегодня за рубежом разрабатываются крупные программы, направ- ленные на борьбу с «пиратством». Например, в США создана Американская ассоциация кино (МРАА), представляющая семь крупнейших изготовителей и распространителей развлекательных фильмов. Эта ассоциация своей целью поставила защиту авторских прав киноизготовителей. В США также действует Международный альянс по интеллектуальной собственности (МАИС), который постоянно анализирует предпринимательскую деятельность ряда американских фирм в различных сферах интеллектуальной собственности за рубежом, в том числе и в России. По подсчетам сотрудников альянса, американские фирмы, которые представляет и обслуживает МАИС, потеряли в 1994 г. в России из-за пиратства: 40 млн. долларов — по кинофильмам; соответственно по пластинкам и музыке — 300; по программному обеспечению — 49; по книгопечатанию — 55; всего — 444 млн. долларов. Американские эксперты говорят о конфискационном характере россий- ского налогового законодательства, отбирающего до 70% выручки от проката видеокассет (аналогичный налог в Норвегии составляет 23% и считается очень высоким; в остальных странах он колеблется от нуля до 13%). Известно, что налог от 13 до 23% замедлил развитие видео- индустрии во многих европейских странах и способствовал общему упадку европейской кииоин-

39 дустрии. Высокий процент налога на эту деятельность в России привел к тому, что 97—98% сбыта и проката видео-продукции приходится на черный рынок, из-за чего государство ежегодно теряет налоговые сборы в размере примерно 200—250 млн. долларов1.

В подавляющем большинстве экономически развитых иностранных государств законодательство защищает авторские и смежные права в уголовном порядке и иными правовыми способами. Таким образом, и международный правовой опыт охраны исключительных прав правообладателей авторских и смежных прав, несомненно, свидетельствует о необходимости сохранения и дальнейшего совершенствования уголовно-правовых средств защиты данной разновидности правовых благ.

Одной из основных гарантий осуществления конституционных прав граждан выступает их охрана уголовно-правовыми средствами. Нарушения авторских и смежных прав причиняют значительный моральный и материальный ущерб как отдельным гражданам, так и государству в целом.

Введение уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав свидетельствует не только об отрицательном отношении к такого рода преступлениям со стороны общества и государства, но и об особом внимании к борьбе с этими деяниями, подчеркивает заинтересованность общества и государства во всемерной защите прав и свобод человека и гражданина от всякого преступного посягательства. Нельзя забывать о превентивном значении уголовно-правового запрета. Признание тех или иных деяний общественно опасными, сам запрет их совершения под страхом уголовного наказания играют существенную роль в предупреждении преступлений.

Эти данные приводились на заседаниях российско-американской рабочей группы по вопросам интеллектуальной собственности. См.: Близнец И. Применение в России международно-правовых способов защиты интеллектуальной собственности // Российская юстиция. 1998. №1. С. 22

40

§2. Уголовно-правовая характеристика преступлений о нарушении

авторских и смежных прав

Безусловно, наибольшее влияние на процесс доказывания оказывает норма уголовного закона, предусматривающая ответственность за нарушение авторских и смежных прав, заключенная в ст. 146 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку именно положения уголовного закона определяют признаки преступления.

По общему правилу, доказывание любого преступления начинается с установления его объекта и объективной стороны. В связи с этим анализ процесса доказывания целесообразно начинать с рассмотрения объекта этого преступления.

Необходимо четко представлять, какой комплекс общественных от- ношений взят под уголовно-правовую охрану ст. 146 УК РФ.

Объект преступления определяет не только мотивацию возникновения уголовно-правового запрета, но и в значительной мере юридическую структуру, предмет и пределы доказывания, а также многие объективные и субъективные признаки состава преступления.

При доказывании нарушения авторских и смежных прав лицо, непо- средственно его осуществляющее, должно правильно понимать и учитывать специфику объекта преступного нарушения авторских и смежных прав. Исследуя юридические признаки рассматриваемого преступления, необходимо правильно определить, что является объектом данного преступления, то есть выявить и охарактеризовать те общественные отношения, которые законодатель стремится защитить, устанавливая уголовную ответственность за совершение преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ.

Принимая во внимание бланкетный характер уголовной нормы, преду- сматривающей ответственность за нарушение авторских и смежных прав, имеет смысл проанализировать иные нормативно-правовые акты, регули-

РОССИЙСКАЯ

„, ГОСУДАРСТВЕННА^ 41 БИБЛЙОТШ

рующие сферу создания, воспроизведения и использования объектов авторских и смежных прав.

Для определения родового и видового объекта нарушения авторских и смежных прав, по мнению автора, допустимо использовать правило, предложенное Н.И. Коржанским: «Деяния, помещённые в одной главе УК (в одном разделе Закона, Указа и т.п.) посягают на один и тот же родовой объект»1. Таким образом, в качестве родового объекта нарушения авторских и смежных прав можно признать человека, представляющего собой не только биологический индивид, но и участника общественных отношений. Общественные отношения, складывающиеся по поводу обеспечения конституционных прав и свобод человека, следует считать видовым объектом рассматриваемого преступления.

Для выработки правильного направления доказывания необходимо как можно точнее определить, что же является непосредственным объектом преступления, какой объект, из взятых под охрану конкретной нормой уголовного закона, наиболее важен.

Бесспорно, объект самого авторского или смежного права, на исполь- зование которого посягает правонарушитель, структурно входит в общественные отношения, охраняемые ст. 146 УК РФ, таким образом являясь объектом данного отношения. Анализ признаков и свойств объектов авторского и смежного права позволит определить и сами общественные отношения, взятые под уголовно-правовую охрану рассматриваемой нормой уголовного закона.

В ст.6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» приведено понятие объекта авторского права. Он определен упомянутым законом как произведение науки, литературы и искусства независимо от назначения и достоинства произведения, а также от формы его выражения.

Коржанский Н.И. Объект посягательства и квалификация преступлений. Волгоград, 1976. С.83.

42 Объекты авторского или смежного права надлежит рассматривать как объекты интеллектуальной собственности, которым присущ ряд общих признаков:

• все объекты интеллектуальной собственности являются результатами деятельности человеческого ума и обладают оригинальным характером; • • являясь продуктом труда, объекты интеллектуальной собственности часто имеют и материальную коммерческую ценность; • • по своей природе произведения творчества имеют нематериальный характер; • • объект авторского или смежного права не подвержен амортизации в физическом смысле этого слова, но при этом он может устаревать морально; • • по поводу создания и использования объектов авторских и смежных прав возникают общественные отношения, которые могут являться предметом правового регулирования; • • продукты творческой деятельности являются носителями определённой информации и имеют эстетическое содержание . • Произведения, отнесенные к объектам авторского права, приведены в ст. 7 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», к ним отнесены:

• литературные произведения (включая программы для ЭВМ, которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код); • • драматические и музыкально-драматические произведения, сценарные произведения; • • хореографические произведения и пантомимы; • • музыкальные произведения с текстом или без текста; • • аудиовизуальные произведения (кино-, теле- и видеофильмы и другие кино- и телепроизведения); • См.: Коваленко А.А. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав. Дисс. канд. юрид. наук. М.: Московская Академия МВД России. 2001. С. 95-96.

43

• произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства; • • произведения декоративно-прикладного и сценографического ис- кусства; • • произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства; • • фотографические произведения и произведения, полученные спо- собами, аналогичными фотографии; • • географические, геологические и другие карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии, топографии и к другим наукам; • • другие произведения. • Существует категория произведений, основывающихся на уже созданных и являющихся производными или составными.

Уголовная ответственность предусмотрена не только за незаконное использование объектов авторских прав, но и за неправомерное использование объектов, охраняемых смежными правами.

Смежные права имеют важное культурное и экономическое значение. Понятие объект смежного права не определено ни в российском, ни в международном законодательстве. Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» определяет субъектов смежных прав, т.е. правообладателей объектов смежных прав, относя к ним:

  1. исполнителей;
  2. производителей фонограмм;
  3. организации эфирного и кабельного вещания.
  4. Обладателей смежных прав разделяют на первоначальных и производ- ных.

Рассмотрим подробнее категории первоначальных обладателей смежных прав. Первую категорию представляют исполнители. Путем акта творче-

44 ства они воздействуют на эмоциональное состояние зрителя. Музыкант (исполнитель) при помощи музыкальных инструментов создает исполнение на основе охраняемого авторским правом произведения композитора, сочинившего музыку. Это исполнение надлежит рассматривать как объект смежного права, правообладателем которого является исполнитель.

Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» (ст. 4) дает исчер- пывающий перечень видов исполнителей:

  1. актер;
  2. певец;
  3. музыкант;
  4. танцор;
  5. иное лицо, которое играет роль, читает, декламирует, поет, играет на музыкальном инструменте или иным образом исполняет произведения литературы или искусства (в том числе эстрадный, цирковой или кукольный номер).
  6. В соответствии с упомянутым законом исполнитель должен осуществить свои творческие действия в отношении произведения литературы или искусства, в противном случае результат его интеллектуальной деятельности не может быть отнесен к объекту смежных прав. Произведения, используемые исполнителями, можно разделить на охраняемые и неохраняемые авторским правом. Независимо от вида произведения исполнение получает охрану как объект смежных прав.

Как особую категорию исполнителей можно выделить дирижера оркестра (его исполнение всегда коллективно) и режиссера-постановщика (поста- новка повторяется уже без его непосредственного участия). Исполнительские права на результаты их творчества принадлежат руководителю коллектива (п. 4 ст. 37 Закона).

Ко второй категории первоначальных субъектов смежных прав можно отнести лиц (физических или юридических), взявших на себя инициативу и ответственность за первую звукозапись исполнения, т.е. производителей фо-

45 нограмм. Процесс изготовления фонограммы как объекта смежного права можно охарактеризовать как организационно-техническое творчество. Под фонограммой понимается исключительно звуковая запись. Кинофильм, содержащий звуковое сопровождение в качестве неотъемлемой части, не является объектом охраны «смежными фонограммными» правами.

Третья категория первоначальных субъектов смежных прав включает в себя организаторов эфирного и кабельного вещания, которые создают или транслируют передачи. В качестве объекта смежных прав такого рода субъекта выступают эти передачи.

Совокупность передач можно разделить на ретранслируемые, созданные самой организацией вещания или по заказу такой организации. Смежные права не распространяются на ретранслируемые передачи.

Для возникновения рассматриваемого вида смежных права достаточно создания передачи и не требуется обязательного ее выхода в эфир (п. 5 Постановление Верховного Совета РФ «О порядке введения в действие закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»1).

Резюмируя рассмотренные признаки объектов смежных прав, следует признать, что к ним можно отнести:

• исполнения артистов; • • звуковые записи - фонограммы; • • программы, созданные вещательными организациями. • В силу международных договоров произведения, являющиеся объектом авторского или смежного права, подлежат правовой охране и в случае, если правообладателем является иностранное лицо, а срок охраны этого права не истек.

По мнению автора работы, к непосредственному объекту преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, следует отнести исключительные права как форму общественных отношений, складывающихся по поводу объек-

1 Ведомости Съезда Народных Депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 32. 12 августа. Ст. 1243.

46 тов авторских и смежных прав. Содержание таких отношений включает, с одной стороны, субъективные права, обеспечивающие их носителям совершение всех дозволенных законом действий, а с другой стороны - одновременный запрет всем третьим лицам на совершение таких действий без согласия правообладателя1.

Верное понимание объекта преступного посягательства дает возможность в процессе доказывания выявлять надлежащие признаки объективной стороны преступления, которые определяются свойствами объекта.

Объективная сторона рассматриваемого преступления представляет собой совокупность внешних признаков преступного поведения человека, характеризующих ту часть общественно опасного деяния, которая проявляется в объективной реальности и описывается в ст. 146 УК РФ. Диспозиция названной статьи определяет в качестве наказуемого действия незаконное использование объекта авторского или смежного права. Поскольку налицо бланкетный характер нормы, необходимо рассмотреть иные нормативные акты, и прежде всего Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах». Бланкетный характер присущ названным в диспозиции статьи терминам «использование» и «незаконное».

Действующим законодательством установлен перечень прав на ис- пользование объектов авторских и смежных прав. Автору принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом. Объективная сторона рассматриваемого преступления может выразиться в виде:

• присвоения авторства, т.е. выпуска чужого произведения в полном объеме или частично под своим именем; выпуска произведения, созданного в соавторстве, под своим именем без указания соавторов;

1 См.: Правовая охрана интеллектуальной собственности. Учебное пособие. Под ред. В.II. Дементьева. М., 1995. С. 10.

47

• незаконного использования объектов авторского права или смежных прав, а именно:

  1. прав автора - в воспроизведении, распространении, импорте и дру гих действиях, указанных в ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»;

  2. прав исполнителя - в осуществлении первой записи исполнения, воспроизведении записи и других действиях, перечисленных в ст. 37 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»;

  3. прав производителя фонограмм - в воспроизведении, распростране- нии, импорте и других действиях, перечисленных в ст. 38 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»;
  4. прав организаций эфирного и кабельного вещания - в записи передачи, воспроизведении записи, передаче в эфир и других действиях, перечисленных в ст. 40-41 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».
  5. Государство, стремясь обеспечить развитие общества посредством ис- пользования продуктов интеллектуального творчества в научных, образовательных, культурных интересах членов общества, в других сферах, разрешает использовать в ряде случаев объекты авторского права или смежных прав без согласования с правообладателем. В случае указания имени автора и источника заимствования закон разрешает:

• цитирование в объеме, оправданном целью цитирования; • • использование правомерно обнародованных произведений и отрывков из них в качестве иллюстраций в изданиях, в радио- и телепередачах, звуко- и видеозаписях учебного характера, в объеме, оправданном поставленной целью; • • воспроизведение в газетах, передача в эфир или сообщение по кабелю для всеобщего сведения правомерно опубликованных в газетах или журналах статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам или переданных в эфир про- •

48 изведений такого же характера, а равно совершение указанных дей- ствий в отношении публично произнесенных политических речей, обращений, докладов и других аналогичных произведений в объеме, оправданном информационной целью;

• воспроизведение правомерно обнародованных произведений без из- влечения прибыли рельефно-точечным шрифтом или другими спе- циальными способами для слепых; • • репродуцирование в единичном экземпляре произведения библиоте- ками и архивами для восстановления, замены утраченных или ис- порченных экземпляров, предоставление экземпляров произведения другим библиотекам, утратившим произведения из своих фондов; отдельных статей и малообъемных произведений, опубликованных в периодических изданиях, коротких отрывков из иных произведений (с иллюстрациями или без иллюстраций) библиотеками и архивами по запросам физических лиц в учебных и исследовательских целях, а также образовательными учреждениями для аудиторных занятий; • • публичное исполнение музыкальных произведений во время офици- альных и религиозных церемоний, а также похорон в объеме, оправ- данном характером таких церемоний; • • воспроизведение произведения для судебного производства в объеме, оправданном этой целью; • • и другие. • В предмет доказывания входит, в частности, и способ, которым права автора или смежные права нарушаются, т.е. объективная форма выражения вовне преступного действия, состоящая в применении совокупности тело-

49 движений, приемов, операций, использовании орудий, средств либо внешних вредоносных сил во время совершения преступления1.

В настоящий момент наибольшее распространение получил ряд способов совершения рассматриваемого преступления, а именно:

• незаконное воспроизведение программ или баз данных на различных магнитных носителях; • • распространение носителей, содержащих контрафактные программные продукты и базы данных; • • установка программного продукта в памяти компьютера организациями, занимающимися продажей компьютерной техники; • • инсталляция контрафактного экземпляра пользователем. Незаконное воспроизведение и распространение фонограмм как форма

нарушения авторских и смежных прав может реализовываться путем:

• подделки или полного повторения оригинального экземпляра; • • незаконного воспроизведения сборников из различных фонограмм без соответствующего разрешения правообладателя; • • совершения записи музыкального исполнения скрытыми средствами звукозаписи. • В области воспроизведения и распространения видеозаписей возможны

следующие действия, нарушающие авторское или смежное право: о

• тиражирование и продажа контрафактных копий видеофильмов, и иных продуктов кино- и видеоиндустрии; • • незаконная сдача в прокат экземпляров видеопродукции; • • незаконный публичный показ кино-, видеозаписей; Нарушения в области прав издателей, как правило, выражаются в: • • незаконном воспроизведении печатной продукции;

1 См.: В.П. Коняхин Уголовно-правовое значение способа совершения преступления // о Уголовное право в борьбе с преступностью. М., 1981. С. 115-116; Б.В. Яцслснко. Уголов-

но-правовое значение способа совершения преступления. Дисс. канд. юр. наук. М., 1983. С. 40.

50

• незаконном допечатывании издательством продукции
сверх

тиража, оговоренного договором с правообладателем.

Необходимо иметь виду, что определить исчерпывающий перечень способов совершения рассматриваемого преступления невозможно, т.к. постоянно развивающиеся технологии в области воспроизведения и распространения объектов исключительных прав порождают все более изощренные способы совершения преступления.

Конструктивным признаком диспозиции ст. 146 УК РФ является при- чинение крупного ущерба, т.е. состав преступления следует признать материальным. Рассматривая ущерб, причиняемый нарушением авторских и смежных прав, необходимо отметить, что он представляет собой упущенную выгоду, а не прямой имущественный вред. Разграничиваются понятия прямого имущественного вреда и упущенной выгоды в зависимости от того, находилось ли имущество или денежная сумма (составляющая содержание причиненного ущерба) в обладании потерпевшего. Поскольку, незаконно используя объекты интеллектуальной собственности, виновное лицо не завладевает ими в буквальном смысле этого слова (в отличие от преступлений связанных с традиционными видами собственности), сложно представить ситуацию, когда действиями преступника причинялся бы прямой имущественный вред. Своеобразием свойств и признаков интеллектуальной собственности и объясняется тот факт, что в случае преступного нарушения авторских и смежных прав правообладателю причиняется материальный вред в виде упущенной выгоды (неполучения должного).

Понимание природы причиняемого рассматриваемым преступлением ущерба, безусловно, влияет на доказывание этого конструктивного признака преступления. Необходимо учитывать, что объект интеллектуальной собственности физически не может перейти от одного лица к другому, незаконное использование этого объекта не полностью лишает правообладателя возможности реализовывать свои права, а лишь сокращает такую возможность.

51

Затронутый признак преступления представляет собой оценочное понятие и не имеет однозначного трактования ни в научной литературе, ни в правоприменительной практике. При доказывании размера ущерба необходимо учитывать, в том числе, субъективный характер его оценки потерпевшим и обвиняемым.

В качестве критериев оценки ущерба следует рассматривать:

• имущественное положение потерпевшего; • • оценку размера ущерба потерпевшим; • • осознание размера ущерба виновным; • • соотношение указанных критериев1. • Кроме того, последний из перечисленных критериев характеризует и субъективную сторону расследуемого преступления, позволяя в ряде случаев разграничивать покушение и оконченное преступление.

Исключительно сумма (денежный эквивалент) причиненного ущерба не может характеризовать его как крупный. При оценке ущерба необходимо комплексно учитывать все критерии.

Причиненный преступлением ущерб должен находиться в прямой при- чинной связи с действиями нарушителя авторских или смежных прав. При отсутствии такой связи квалифицировать такого рода деяния как преступление неправомерно.

В качестве квалифицирующих признаков нарушения авторских и смежных прав предусмотрено совершение деяний, описанных выше, неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Заявленные квалифицирующие признаки представляют собой общие понятия для всех норм Особенной части УК РФ.

Объективные признаки незаконного использования объектов авторского права или смежных прав не могут сами по себе являться основанием уголовной ответственности, для этого необходимо установить посредством

1 Л.Д. Гаухман Соотношение крупного размера и крупного ущерба по УК РФ // Законность. 2001. №1. С.33-34.

52 доказательств субъективные признаки, т.е. обстоятельства, характеризующие субъект и субъективную сторону преступления.

Характеристика психического отношения лица к совершённому им преступному деянию представляет собой субъективную сторону преступления. Необходимо установить, какова «модель» объективной стороны преступления, сформированная в психике субъекта.

Одной из составляющих субъективной стороны преступления, является вина.

Лицо подлежит уголовной ответственности не за общественно опасные действия или бездействие и наступившие общественно опасные послед- ствия, а за виновность в этих действиях и наступление последствий преступления.

Уголовное законодательство предусматривает вину в формах умысла или неосторожности (ч. 1 ст. 24 УК РФ). Чаще всего форма вины в совер- шенном преступлении не указывается в норме Особенной части УК.

По общему правилу (ч. 2 ст. 24 УК РФ), деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это спе- циально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Поскольку за неосторожное совершение действий, описанных в ст. 146 УК РФ, законом не предусмотрена возможность наступления уголовной от- ветственности, - лицо подлежит уголовному преследованию только в том случае, когда доказано, что деяние совершено им умышленно.

Сам умысел можно представить в двух видах, как прямой или косвенный. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав в качестве обязательного признака субъективной стороны преступления не предусматривает прямой умысел. По этой причине преступление может быть совершено с любым видом умысла.

Рассматривая структуру умысла, выделяют его составляющие, к которым можно отнести интеллектуальный и волевой момент умысла.

53

Интеллектуальный момент умысла заключается в осознании обвиняемым общественной опасности выполняемой им объективной стороны пре- ступления, а так же предвидение возможности и неизбежности (при прямом умысле) или исключительно возможности (при косвенном умысле) наступления общественно опасных последствий вследствие совершенного преступления.

Осознание общественной опасности деяния заключено в понимании обвиняемым фактического содержания своего деяния и в осознании его негативного социального значения, то есть его вредоносности для непосредственного объекта, поставленного под охрану конкретной нормой уголовного закона. При осуществлении доказывания умысла на нарушение авторских или смежных прав необходимо установить понимание преступником того, что своими действиями он нарушает интересы правообладателя объектов авторского или смежного права, поскольку самовольно использует результаты чужого интеллектуального труда.

Факт осознания обвиняемым объекта преступления и уголовной про- тивоправности совершаемого деяния осуществляется через доказывание понимания им того, что он использует творческое произведение, правообладателем на которое не является.

Поскольку конструктивным признаком незаконного использования объектов авторского или смежных прав является причинение крупного ущерба, виновный должен предвидеть, по меньшей мере, возможность причинения своими противоправными действиями наступления таких последствий и осознавать их общественную опасность.

Важно понимать, что обвиняемый должен осознавать, что причиненный его действиями крупный ущерб является результатом нарушения им ин- тересов правообладателей авторского или смежных прав, и осознавать модель развития процесса, который может или должен привести к причинению крупного ущерба. Нарушитель авторских или смежных прав предвидит, что своими действиями создаёт условия возникновения реальной возможности

54 причинения крупного ущерба (например, снижение количества продаж экземпляров произведения, выпущенного правообладателем, вследствие реализации более дешевой контрафактной продукции и т.п.).

Характер предвидения наступления общественно-опасных последствий в виде причинения крупного ущерба преступлением, предусмотренным ст. 146 УК РФ, различен при совершении преступного деяния с прямым или косвенным умыслом.

В большинстве случаев преступного нарушения авторских или смежных прав, обвиняемый не имеет цель причинить ущерб правообладателю, а совершает преступление исключительно из корыстных побуждений. Однако, несмотря на это, нарушитель осознает и предвидит возможность наступления общественно-опасных последствий в виде причинения крупного ущерба правообладателю. В таких случаях его умысел следует рассматривать как косвенный.

В случае если правонарушитель целью своего деяния видит причинение крупного ущерба правообладателю (прямой умысел), им должна осозна- ваться как неизбежность причинения такого ущерба в результате совершённых действий, так и реальная возможность его наступления. Субъект активно желает причинить своими действиями крупный ущерб.

Лицо, незаконно нарушившее авторское или смежное право и причи- нившее этим крупный ущерб, может привлекаться к уголовной ответственности и в тех случаях, когда оно сознательно допускает наступление такого общественно-опасного последствия или относится к его наступлению безразлично, не имея целью своего деяния наступление таких последствий. Формой косвенного умысла можно признать случаи, когда субъект не желает причинять ущерб интересам правообладателей и при этом все равно незаконно использует объекты авторского или смежного права, не предпринимая попыток самому предотвратить наступление такого общественно-опасного последствия совершенного преступления.

55 В большинстве случаев преступного нарушения авторских или смеж- ных прав умысел преступника характеризуется неопределенностью, т.е. виновный имеет «неопределённое представление о некоторых объективных признаках преступления, не переходящее, однако, границу, за которой это представление вообще отсутствует»1.

Степень ясности предвидения характера причиняемых последствий -один из критериев установления неопределенности умысла. Чаще всего не- определённость умысла имеет место относительно размера причиняемого ущерба.

Как говорилось выше, понятие крупного ущерба представляет собой оценочное понятие. Исходя из этого правонарушитель, безусловно, может предвидеть, что своими действиями он причинит материальный ущерб правообладателю. Однако субъект вряд ли способен достаточно точно просчитать реальную сумму этого ущерба и, тем более, определить, будет ли причинённый ущерб крупным для правообладателя. Правонарушитель, безусловно, осознает, что своими действиями может причинить ущерб, и он может быть крупным, причем конкретная сумма ущерба не имеет для него принципиального значения.

Уголовное право связывает волевое противоправное поведение с по- нятиями мотива и цели. В основе любого человеческого поведения лежит мотив, придавая действиям определенный смысл и личностную характеристику. Он непосредственно связан с целью, которая, в конечном счете, и детерминирует волевой процесс. Связь мотива и цели является именно тем основанием, благодаря которому поведение имеет логический смысл .

Для квалификации действий лица по ст. 146 УК РФ не предусмотрено специальных цели и мотива. Однако в психическом отношении лица к неза-

1 П.С. Дагель, Д.П. Котов. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воро неж, 1974. С. 112.

2 См.: А.Н. Караханов Характеристика мотива и цели преступления в структуре преступ ного поведения // Труды Академии управления МВД России. М, 2000. С.94-96.

56 конным действиям, нарушающим авторские и смежные права, всегда можно выделить цель, чаще всего - извлечение дохода. Правонарушитель стремится получить доход от деятельности, связанной с незаконным использованием объектов авторских и смежных прав или с введением потенциальных потребителей в заблуждение относительно происхождения или авторства экземпляров произведения.

Одним из принципов уголовного права является принцип личной от- ветственности виновного, совершившего запрещенное уголовным законом преступное деяние. Уголовный закон предусматривает в качестве субъекта преступления только физическое лицо.

В соответствии с нормой УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, субъектами этого преступления могут быть любые вменяемые физические лица, достигшие 16 лет, поскольку ст. 146 УК РФ не предусматривает специального субъекта.

Характер субъекта рассматриваемого преступления предполагает ши- рокий спектр лиц, которые могут его совершить. Анализируя уголовные дела о таких преступлениях, можно сформировать социально-личностную характеристику этих лиц, что необходимо учитывать в процессе доказывания по уголовным делам.

В большинстве случаев преступления в сфере нарушения авторских и смежных прав совершают мужчины в возрасте 20-30 лет. Для лиц, занимающихся организацией тиражирования контрафактной продукции, характерно наличие высшего образования. Участники преступной группы, которым отведена роль продавца, курьера, технического работника, имеют среднее или незаконченное высшее образование, в ряде случаях эти функции выполняют студенты высших учебных заведений. Как правило, эти лица в быту характеризуются положительно, на учете у врачей нарколога и психиатра не состоят.

Анализируя социальный статус лиц, нарушающих авторские и смежные права, необходимо отметить, что подавляюще большинство преступни-

57 ков не имело официального места работы, являются жителями городов или иных крупных населенных пунктов.

Приблизительно в отношении четверти от всего числа лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 146 УК РФ, ранее осуществлялось административное преследование за незаконное использование экземп- ляров произведений и фонограмм (ст. 1504 КоАП РСФСР, ныне ст. 7.12 Ко-АП РФ), примерно 5% - судимы1.

Анализируя факторы влияния на процесс доказывания уголовной нормы, заключенной в ст. 146 УК РФ, необходимо иметь в виду, что не всегда достаточно чёткие формулировки в диспозиции рассматриваемой статьи создают определённые сложности при собирании, проверке и оценке доказательств в ходе расследования уголовного дела. В связи с этим, в настоящее время Федеральным Собранием РФ обсуждается законопроект (внесенный Президентом РФ) о внесении изменений в ст. 146 УК РФ . Предполагается изменить норму уголовного закона, разделив ее на отдельные части: нарушение авторских прав путем присвоения авторства (плагиата), причинившее автору или иному правообладателю крупный ущерб (ч. 1 ст. 146), и незаконное использованием объектов авторского права или смежных прав, совершенное в крупном размере (ч. 2 ст. 146); дополнить диспозицию части второй установлением уголовно- наказуемого запрета на приобретение, хранение и перевозку с целью сбыта объектов авторского или смежных прав. Предложены дополнительные квалифицирующие признаки деяния, предусмотренного частью второй: неоднократно; группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в особо крупном размере и лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 146). В примечании к статье предлагается под крупным размером понимать стоимость экземпляров про-

1 См.: Коваленко А.А. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав. Дисс. канд. юр. наук. М: Московская Академия МВД России, 2001. С. 152.

2 Письмо Президента РФ Председателю Государственной Думы Федерального Собрания РФ №Пр-2183 от 14 декабря 2001 г.

58 изведений или фонограмм, которая в двести раз превышает минимальный размер оплаты труда, а под особо крупным - в пятьсот. Таким образом, оценку ущерба причиненного незаконным использованием объектов авторского права или смежных прав предлагается перевести из категории оценочной в четко установленную категорию. Целью изменения действующей нормы УК РФ является корректирование оснований уголовной ответственности за нарушения авторских и смежных прав, а изменение в части второй характера ущерба позволит устранить затруднения правоприменителя, связанные с оп- ределением крупного ущерба. Предлагаемые в законопроекте санкции позволяют отнести деяния, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 к преступлениям небольшой тяжести, а ч. 3 к тяжким преступлениям.

На наш взгляд, принятие закона в редакции, предложенной Президентом РФ, породит сложности в его применении, поскольку нет пояснения, ка- кие экземпляры должны быть исследованы для определения размера ущерба, контрафактные или легитимные. Кроме того, экземпляры произведений, выпущенные на различных носителях, отличаются по стоимости.

Уголовно-правовая характеристика исслёуемого прступления не может считаться полной без расмотрения норм международного права, регламенти-рующиго правоотношения, складывающиеся по поводу использования объектов авторского и смежных прав на территории иностранного, по отношении к правообладателю, государства.

В современном законодательстве подавляющего большинства зару- бежных стран существуют нормы, регламентирующие правоотношения, складывающиеся по поводу авторских и смежных прав. В ряде случаев эти нормы содержатся в отдельных законах, их нарушение преследуется в гражданском и уголовном порядке. Отечественное и зарубежное законодательство выделяет создателей музыкальных, научных, литературных, иных произведений как лиц, у которых, прежде всего, возникают исключительные права использовать самостоятельно и разрешать использовать свои произведения другим лицам.

59 Допускается переход этих прав к наследникам или лицам, использую- щим эти произведения (издателям книжной, видео-, аудио- продукции, создателям теле-, радиопрограмм и др.). Однако следует иметь в виду, что действие исключительного права на такого рода произведение ограничено территорией государства, где оно возникло. При отсутствии международного соглашения такое право не признается и не охраняется другим государством. Это объясняется территориальным характером права такого рода. Произведение, охраняемое в одной стране, может быть свободно использовано любым способом за ее пределами без согласия обладателей авторского права на него и без уплаты ему вознаграждения.

Международное регулирование в сфере авторских и смежных прав приобретает особое значение при доказывании нарушения авторских и смежных прав. Специфика свойств результатов творческой, интеллектуальной деятельности представляет возможность неправомерно воспроизвести их за пределами государства, на территории которого было создано произведение, не прикладывая для этого больших усилий. Описанные действия нарушают авторские и смежные права, охраняемые национальным законодательством страны, в которой создано произведение. Обязательным условием достижения должного уровня организации борьбы с правонарушениями такого рода является интенсификация интеграционных процессов между странами, развитие международных связей в сферах права и культуры. Уровень же развития национальных законодательств стран определяет эффективность международного сотрудничества в области защиты авторских и смежных прав.

Целью сотрудничества стран по созданию международных нормативно- правовых актов является выработка норм по защите интеллектуальной собственности, обязательных для национальных законодательных систем и подлежащих обязательному включению в законодательство стран, участвующих в международных договорах. Страны, подписавшие такого рода соглашения, обязаны привести национальное законодательство в соответствие

60 с международно-правовыми нормами, а также лишаются права вводить новые правила, противоречащие международным соглашениям.

Совместное обсуждение странами-участницами международных со- глашений проблем по их тематике способствует выявлению наиболее остро стоящих проблем и определению путей их разрешения, установлению новых тенденций, применению международного опыта. Как результат такой работы - повышение уровня борьбы с посягательствами на авторские и смежные права.

Конституция РФ (ч. 4 ст. 15) рассматривает общепризнанные принципы и международные договоры Российской Федерации как составную часть правовой системы страны. Декларация о государственном суверенитете Российской Федерации провозгласила приоритет принципов и норм международного права в построении российского законодательства. Установлен приоритет правил международного договора по отношению к законам государства.

На современном этапе развития международных правоотношений следует отметить, что оборот объектов авторского и смежных с ним прав приобретает все более массовый характер. Эти объекты все чаще выступают в качестве своеобразного товара на международных рынках. Имеется тенденция расширения круга пользователей и увеличение числа способов предоставить произведения все большему и большему кругу лиц. Развитие современной техники позволяет достаточно просто и без больших затрат копировать продукты творчества, что в сочетании с возможными доходами от продажи контрафактных экземпляров создает почву для нарушения авторских и смежных прав. В свою очередь такие нарушения ставят перед государством задачу отыскания новых, более эффективных механизмов защиты интеллектуальной собственности.

Целью создания межгосударственной системы охраны авторских и смежных прав является не только необходимость охраны прав авторов за

61

пределами государства, где произведение было создано, но и защита произведений, созданных за границей.

Государство так же, как и правообладатель произведения искусства, заинтересовано в том, чтобы за пределами страны авторские и смежные права находились под защитой иностранного законодательства. В ряде развитых стран индустрии, использующие произведения искусства, науки и т.д., приносят колоссальные доходы в бюджет. В качестве примера можно привести американскую индустрию авторского права (программное обеспечение, кинематография, телевидение, видео, музыка и звукозапись, издательская деятельность), составляющую 5% экономики США и предоставляющую примерно 5% рабочих мест. В других странах с развитой экономикой эта индустрия наполняет до 3% их экономики1.

В современных условиях развития мирового сообщества представляется явно недостаточно охранять авторские и смежные права в границах на- циональных правовых систем. Возрастает заинтересованность государств в укреплении позиций международного законодательства, интернационализации основных принципов охраны основных прав граждан, возникла необходимость в международно-правовой, в том числе и международной уголовно-правовой, защите авторских и смежных прав.

Еще в середине XIX века возникла идея заключения международных соглашений, обеспечивающих охрану авторских прав не только в стране гражданства автора, но и в других странах. Территориальный характер авторского права в те годы противоречил, в частности, интересам книгоиздательств. В сфере производства были разработаны эффективные методы тиражирования и распространения произведений. Создание университетов, библиотек, изучение иностранных языков, широкая миграция населения и, соответственно, расширение циркуляции книг привели к созданию благоприятных условий для издательского дела, помещению в него капитала, а про-

См.: Костюк В. О вопросах защиты авторских и смежных прав // Хозяйство и право. 1995. №6. С. 104

62 дукты интеллектуального творчества стали отвечать многим признакам товара1.

Издатели проявили заинтересованность в получении более широких возможностей для извлечения прибыли, реализации своих прав на произведения литературы и искусства, а также в ограничении конкуренции со стороны издателей других стран. Интересы издателей совпадали с интересами авторов таких произведений, поскольку гонорар автора напрямую зависел от числа проданных экземпляров его произведений.

Государство адекватно отреагировало на потребности общества и, на- чиная со второй половины XIX века, стало развивать систему правовой защиты авторских прав на межгосударственном уровне. За период развития этой системы и в настоящее время ведётся нормотворческая работа с целью создания и адаптации уже существующего международно- правового механизма охраны авторских и смежных прав в соответствии с современными условиями развития общества.

Первые международные правовые нормы, охраняющие авторское право, были сформулированы в Брюсселе в 1858 году. В ходе дальнейших межгосударственных конгрессов и конференций в 1886 году в Берне было подписано международное соглашение под названием «Международная конвенция об охране литературных и художественных произведений»2.

Особенности национальных законодательств по авторскому праву США и стран Латинской Америки, не учтенные в тексте Конвенции, не позволили принять этим странам участие в рассматриваемом международном договоре.

В процессе развития правоотношений в рамках Бернской конвенции ее текст многократно видоизменялся в результате проведения международ- ных конференций.

1 См.: Матвеев Ю.Г. Международная охрана авторских прав. М, 1987. С.6

2 Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М, 1993. С. 500.

63

Условием участия страны в Бернской конвенции является высокий уровень гармонизации внутреннего законодательства стран-претендентов, а значит внесение изменений в национальные законодательства. В рамках обо- значенной проблемы Президент России поручил Министерству иностранных дел совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами внести предложения по присоединению России к ряду международных договоров (Указ Президента России № 1607 от 7 октября 1993 года1). Позднее, 3 ноября 1994 года Россия присоединилась к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г., пересмотренной в Париже 24 июля 1971 г. и измененной 2 октября 1979 г., Всемирной конвенции об авторском праве, пересмотренной в г. Париже 24 июля 1971 г.2, и Дополнительным протоколам 1 и 2, Конвенции от 29 октября 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (Постановление Правительства РФ от 3 ноября 1994 года №12244).

Необходимо обратить внимание на то, что Российская Федерация присоединилась к конвенциям в редакции 1971 года. Эти международные правовые акты повлияли на доказывание рассматриваемых в работе преступлений, создав предпосылки формирования нового круга субъектов преступного нарушения смежных прав. Появилась возможность привлекать к уголовной ответственности лиц, нарушивших на территории России авторские или смежные права иностранных правообладателей.

Перечисленные межгосударственные конвенции образуют ядро меж- дународной системы охраны авторских прав. Рассмотрим подробнее их основные положения.

1 Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. №41. 11 октября. Ст. 3920.

2 Собрание постановлений Совета Министров СССР. 1973. № 24. Ст. 139.

3 Бюллетень международных договоров 1999. № 8.

4 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 29. 14 ноября. Ст. 3046.

64 Основу Бернской конвенции 1886 составили нормы, направленные на развитие правоотношений, складывающихся по поводу авторских прав на принципах национального регулирования и минимального объема охраны.

Принцип национального регулирования (ассимиляции) следует понимать как предоставление иностранцу в стране Бернского союза тех же прав в сфере интеллектуальной собственности, что и своим гражданам. Принцип минимального объема охраны устанавливает нижний предел границы охраны авторского права иностранного лица. Резюмируя два этих принципа, можно определить правовой статус иностранного лица, обладающего правами на объект авторского и смежного права. В странах Бернского союза предоставляется охрана произведению, опубликованному в стране участнице Союза, вне зависимости от гражданства (подданства) автора, а также предоставляется защита от самовольного использования другим лицом произведения автора из страны-участницы Бернской конвенции вне зависимости от места первой публикации произведения. Таким образом, в тексте Конвенции выделяются два признака, охраняемых авторских прав: территориальный и нацио- нальный. Влияние упомянутых признаков, безусловно, необходимо учиты- вать при установлении объекта преступного посягательства в процессе доказывания нарушения авторских и смежных прав зарубежных правообладателей на территории Российской Федерации.

Создатели Бернской конвенции впервые предприняли попытку создать международно-правовой механизм защиты авторских прав посредством совмещения территориального суверенитета государства в сфере правовой охраны авторских прав с положениями, указанными в международном со- глашении.

Прогрессивным шагом в усилении защиты авторских прав стали пре- дусмотренная Конвенцией автоматическая охрана произведения, которая не связана с его регистрацией, получением патента и иных формальностей со стороны автора. При доказывании нарушения прав такого рода следует понимать, что это право возникает исключительно в силу акта творчества.

65

В качестве позитивных положений Конвенции можно выделить пред- принятую попытку установить единообразные для всех государств- участников меры по охране исключительных прав на произведения (литературные и художественные).

Для иллюстрации можно привести положение ст. 16 Конвенции, которое обязывает власти стран-участниц арестовывать контрафактные экземп- ляры, а также накладывать арест, если эти экземпляры ввозятся из страны, где произведение не охраняется или перестало пользоваться охраной страны Бернского союза. Подлежат аресту контрафактные экземпляры и в стране, где они произведены, если эта страна-участница Союза. Арест осуществляется в соответствии с внутренним законодательством страны по требованию заинтересованного лица. Это положение повлияло на деятельность следователя, расследующего преступление, предусмотренное ст. 146 УК РФ, найдя свое отражение в ч. 3 ст. 50 Закона РФ «Об авторским праве и смежных правах». Упомянутая норма Закона прямо предписывает следователю и судье накладывать арест на экземпляры произведений или фонограмм, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, предназначенное для незаконного изготовления такой продукции.

Положения Конвенции не ограничивают права государств-участников в более широких способах охраны, которые предусмотрены внутренним за- конодательством, что может служить альтернативой защиты авторских прав в отсутствии оснований, предусмотренных Конвенцией, для ареста контрафактной продукции. Кроме того, когда во внутреннем национальном законодательстве отсутствуют нормы, позволяющие арестовывать контрафактную продукцию, правоохранительные органы могут основывать свои действия по изъятию такой продукции на нормах Конвенции. Страны-участницы Бернской конвенции наделены правом замены ареста другими мерами, установленными внутренним законодательством, охраняющим авторские и смежные права. Современным российским законодательством в качестве такой меры

66

предусмотрено принятие следователем и судом мер для розыска контрафактной продукции и оборудования, на котором она изготовлена (ч. 4 ст. 50 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»).

Иными словами, Бернская конвенция предлагает государствам- участникам ввести во внутреннее законодательство единый комплекс мер, обеспечивающий защиту исключительных прав на произведения, а также обязательно применять введенные меры при установлении оснований их применения.

Положения Конвенции не исключают право стран-участниц заключать особые соглашения, основанные на принципах предоставления правооб- ладателю более широких прав на защиту, в случае их не противоречия Конвенции.

Следующим шагом в развитии международных норм по охране ав- торских прав стало создание Всемирной конвенции 1952 года1, иногда ее называют Универсальной. Изначально предполагалась, что участниками этой конвенции станут государства, не входящие в Бернский союз. Однако впоследствии ряд стран стали участницами как Бернской, так и Универсальной конвенции. Сложившееся положение можно объяснить тем, что указанные конвенции предоставляют разный уровень охраны авторских прав. Во избежание коллизий норм Универсальная конвенция предусматривает случаи ее применения относительно участников Бернского союза (ст. XVII Универсальной конвенции, дополнительная декларация к этой статье). К примеру: Универсальная конвенция не используется при урегулировании правоотношений, складывающихся по поводу авторских и смежных прав между ее участниками и одновременно участниками Бернской конвенции.

При доказывании в ходе расследования рассматриваемого в работе преступления необходимо учитывать, какой Конвенцией регулируются авторские и смежные права иностранных правообладателей, т.е. каков уровень охраны их прав.

1 Собрание постановлений Совета Министров СССР. 1973. № 24. Ст. 139.

67

В основу построения положений Универсальной конвенции положен только принцип национального регулирования (ассимиляции), в отличие от Бернской конвенции, основанной на принципе ассимиляции и принципе минимального объема охраны прав.

Предпосылки к развитию международного законодательства в области охраны интеллектуальной собственности тесно связаны с развитием науки в различных областях (звукозапись, теле,- радиовещание, и т.д.), что позволило значительно шире использовать произведения, охраняемые нормами авторского права. У правообладателей появился интерес в контроле за эксплуатацией своих произведений в новых условиях жизнедеятельности общества. Соответствуя интересам правообладателей, мировая система охраны авторских прав претерпевала модернизацию.

Выделилось несколько групп лиц, чье творчество оказалось в принци- пиально новых условиях. К ним можно отнести артистов (исполнителей художественных произведений); лиц, тиражирующих фонограммы; организации теле- и радиовещания. Общим для этих категорий являлось то, что их деятельность сделала доступными для широкой публики произведения, охраняемые авторским правом.

Необходимо оговориться о принципиальном отличии существа работы артиста, воплощающего в жизнь идеи автора, и изготовителя фонограмм или радиовещательных организаций. Если труд артистов характеризуется, в первую очередь, творческим началом, то деятельность двух других носит в основном технический характер. Именно это обстоятельство послужило главным препятствием к охране интересов изготовителей фонограмм и радиовещательных организаций. Попытка сформировать комплекс правовых норм, охраняющих права артиста- исполнителя, производителей фонограмм и радиовещательных передач, позволила выработать понятие смежных или примыкающих к авторским прав, т.е. прав артиста-исполнителя на использование своих творческих результатов, производителей фонограммы или радиовещательной программы на использование создаваемого ими объекта ин-

68 теллектуальной собственности. Использование третьим лицом описанных выше результатов деятельности артиста-исполнителя, предприятий звукозаписи или радио- и телевещания требует их согласия.

Как адекватный ответ на необходимость создания международной системы защиты смежных прав в Риме в 1961 году подписана Международная Конвенция об охране интересов артистов-исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций1. Российская Федерация не является участницей этой Международной Конвенции.

В 1971 году в Женеве подписана Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизведения их фонограмм . Страной-участницей Женевской конвенции является Российская Федерация.

Женевская конвенция отошла от вопроса предоставления охраны смежных прав в зависимости от участия в Бернской или Универсальной конвенциях. Страной-участницей может быть государство, являющееся членом ООН или одного из специализированных учреждений ООН, или Международного агентства по атомной энергии, или стороной Статута Международного Суда. ( п. 1 и 2 ст. 9 Женевской конвенции).

Как в случае с Бернской и Универсальной конвенциями, Женевская конвенция требует от государства-участника привести свое внутреннее законодательство в соответствие с ее положениями.

Отличием Женевской конвенции от Бернской и Универсальной является отсутствие принципа национального режима при определении объема, условий и порядка предоставления охраны. В Женевской конвенции предусматривается единый принцип охраны смежных прав: права защищаются, если их обладателями являются граждане другой страны- участницы Женевской

Сборник нормативных актов ЮНЕСКО. М: Международные отношения,
1991. С.451-461.

2 Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. М., 1979. вып. XXXIII. С. 95.

69 конвенции, иными словами, в процессе доказывания необходимо установить гражданство (подданство) правообладателя, чьи интересы нарушены.

Конвенционные правила предписывают государствам-участникам ох- ранять интересы производителей фонограмм от таких нарушений, как: производство копий фонограмм без согласия производителя и от ввоза таких копий всякий раз, когда упомянутые производство или ввоз осуществляются с целью их распространения среди публики (ст. 2 Женевской конвенции).

Особо Женевская конвенция выделяет такую категорию субъектов смежных прав, как артисты-исполнители: «Национальное законодательство каждого Государства-участника определяет, в случае необходимости, сферу действия охраны интересов артистов-исполнителей, выступления которых записаны на фонограмму, а также условия, при которых они могут пользоваться такой охраной» (ч. 2 ст. 7 Женевской конвенции).

Женевская конвенция предоставляет государствам-участникам само- стоятельно устанавливать юридические меры по охране прав производителей фонограмм, предлагая выбор: охрана посредством предоставления авторского права или другого особого права; охрана посредством законодательства, относящегося к нечестной конкуренции; охрана посредством уголовных санкций (ст. 3 Женевской конвенции).

В некоторых случаях национальные законодательства ставят обяза- тельным условием предоставления охраны смежных прав - выполнение разного рода формальностей. Женевская конвенция в таких случаях считает эту формальность выполненной, если все разрешенные копии фонограмм, распространяемых среди публики, или их упаковка имеют специальную надпись в виде символа (Р) с указанием года первого издания, проставленную так, чтобы было отчетливо видно, что данная фонограмма находится под защитой (ст. 5 Женевской конвенции). Это обстоятельство следует учитывать при собирании, проверке и оценке доказательств.

Проведя анализ рассмотренных международно-правовых актов, рег- ламентирующих международные отношения в сфере авторских и смежных

70 прав, необходимо отметить, что в настоящее время не существует единой международной системы правовой охраны авторских и смежных прав. Правонарушители преследуются исключительно в соответствии с нормами национального права конкретной страны. В то же время между национальными законодательствами в области охраны авторских и смежных прав существуют значительные различия, в том числе и в национальных системах уголовного права, которые оказывают влияние на доказывание по уголовным делам о нарушении авторских и смежных прав.

В Российской Федерации применение норм международного права имеет особое значение по целому ряду обстоятельств. Прежде всего, это но- визна проблемы, обуславливающая трудности для правоприменителя; активизация участия России в международном экономическом и культурном обороте объектов интеллектуального творчества; несовершенство регулирования некоторых вопросов авторских и смежных прав российским законодательством и др.

В настоящем параграфе обозначены общие положения международных и национальных правовых актов, влияющих на доказывание по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ. Более подроб- ное рассмотрение факторов влияния нормативно-правовых актов России и международных правовых норм на собирание, проверку и оценку доказательств на досудебных стадиях уголовного процесса изложено в главах Н-ой и Ш-ей настоящей работы.

71

Глава II

Особенности деятельности должностных лиц в стадии возбуждения

уголовного дела о нарушении авторских или смежных прав

§1. Поводы для возбуждения уголовных дел о нарушении авторских и смежных прав

Первоначальной стадией современного уголовного процесса России является стадия возбуждения уголовного дела. Началом стадии возбуждения уголовного дела является получение компетентным органом информации о готовящемся или совершенном преступлении, т.е. наличие повода, предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством. Окончанием анализируемой стадии следует признать принятие решения о возбуждении уголовного дела или отказе в возбуждении такового.

От своевременного и правильного разрешения вопросов, стоящих перед компетентными должностными лицами на стадии возбуждения уголов- ного дела, во многом зависит проведение дальнейшего расследования или отказа от его проведения.

Рассматриваемая стадия сводится к деятельности дознавателя, следова- теля, прокурора или судьи, направленной на установление наличия или отсутствия условий для начала уголовного процесса. Закон относит к таким условиям: наличие одного из предусмотренных поводов; наличие достаточных оснований; отсутствие оснований отказа в возбуждении уголовного дела; наличие правомочий по принятию решения у органа, осуществляющего рассматриваемую деятельность. Упомянутые условия должны отвечать требованию необходимости и достаточности для принятия решения об отказе или о возбуждении уголовного дела.

М.М. Михеенко и Р.Х. Якупов предлагают рассматривать структуру производства на этой стадии в виде последовательно сменяющих друг друга этапов: прием заявления или сообщения о преступлении и его регистрация -рассмотрение и оценка поступивших материалов - проверка с целью получения дополнительных материалов (доказательств) - разрешение материалов

72 по существу (принятие итогового решения) - исполнение принятого решения - контроль и надзор за законностью и обоснованностью совершенных и совершаемых действий и принятых в стадии решений1. Необходимо отметить, что получение дополнительных материалов не является обязательным элементом. В каждом случае, когда нет достаточной ясности для вывода о наличии признаков преступления, получение дополнительной информации и материалов необходимо. Однако, в случае если в поводе для возбуждения уголовного дела содержатся признаки преступления, проверка такого заявления должна ограничиться интеллектуальной деятельностью по оценке сведений, содержащихся в нем.

Необходимо охарактеризовать предмет и пределы доказывания (рас- сматривая их, условно говоря, уже, чем на иных стадиях), средства доказывания и сроки принятия решения в этой стадии. Для возбуждения уголовного дела необходимо доказать наличие условий принятия такого решения, иными словами, собираются, проверяются и оцениваются сведения о наличии этих условий. В случае если совокупность установленных условий позволяет обоснованно предполагать, что в деянии наличествуют признаки преступления, а основания отказа в возбуждении уголовного дела отсутствуют, уполномоченные на то орган или должностное лицо обязаны возбудить уголовное дело.

Отдельно необходимо рассмотреть процесс доказывания, осуществ- ляемый при отказе в возбуждении уголовного дела. Это вызвано тем, что данное решение прекращает дальнейшее производство. В отличие от решения о возбуждении уголовного дела, законность и обоснованность отказа в возбуждении уголовного дела не может быть проверена на стадиях предварительного расследования или судебного разбирательства. Однако не следует исключать возможность пересмотра этого решения судом по жалобе заинтересованных лиц или прокурором в порядке надзора. Основанием к отказу в возбуждении уголовного дела следует признать наличие достаточных дан-

1 См.: Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М: Зерцало, 1998. С.221.

73 ных, указывающих на отсутствие события или признаков преступления, или сведений, отнесенных к основаниям отказа в возбуждении уголовного дела.

Говоря о доказывании в стадии возбуждения уголовного дела, следует иметь ввиду, что сведения, используемые в качестве доказательств на этой стадии, не отвечают требованиям, предъявляемым к «классическим процес- суальным» доказательствам, и не могут использоваться в других стадиях уголовного процесса без соответствующего видоизменения (лицо, от которого получено объяснение, после возбуждения уголовного дела должно быть допрошено; предмет, на котором остались следы преступления, переходит в разряд «классических» доказательств после признания его вещественным доказательством в ходе предварительного расследования; и т.д.).

Статья 146 УПК РФ устанавливает, что одним из необходимых условий возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Непонимание смысла указанной нормы лицами, в чью компетенцию входит решение вопроса об этом, приводит на практике к тому, что вынесенные постановления об отказе или о возбуждении уголовного дела впоследствии отменяются или не согласуются прокурорами различных уровней, оцениваются как незаконные или необоснованные.

На стадии возбуждения уголовного дела важное значение имеет понимание содержания термина «достаточные данные», отнесенного к оценочным уголовно-процессуальным терминам. По мнению автора, затруднительно предложить какой-то определенный критерий для его первоочередного истолкования, так как в той или иной степени неопределенность содержания может оказать влияние на принятие конкретного решения по делу, однако можно предложить отдельные универсальные положения, которые должны учитываться.

Во-первых, вывод о наличии признаков преступления должен основы- ваться на фактах, а не на предположениях, т.е. информация должна быть конкретной, последовательно проистекающей из обстоятельств содеянного.

74 Во-вторых, источник такой информации должен заслуживать доверия, необходимо осуществлять мероприятия, обеспечивающие достоверность такой информации (предупреждение об ответственности за заведомо ложный донос, письменная форма, занесение в протокол устных заявлений). В-третьих, анализ совокупности поступившей и собранной информации должен убедительно свидетельствовать о наличии достаточных сведений, позволяющих сделать категорический вывод о том, что исследуемое деяние содержит признаки преступления, и о том, что отсутствуют основания, исключающие возбуждение уголовного дела.

Л.М. Карнеева, Г.М. Миньковский, М.П. Поляков, А.П. Попов, А.Д. Соловьев, В.Т. Томин полагают, что знания следователя в стадии возбуждения уголовного дела относительно признаков преступления должны быть истинны, а знания о факте совершенного преступления - в высокой степени вероятны1. Иными словами, в момент принятия решения о возбуждении уголовного дела компетентному лицу необходимо и достаточное, и достоверное наличие признаков, указывающих на возможность того, что преступление имело место2. Достаточно предварительного, вероятного вывода о соответствующих фактах. Однако следует различать это предположение с предположением о преступлении, которое изложено в полученном поводе к возбуждению дела3.

В рассматриваемой стадии, по нашему мнению, должны быть установлены в высокой степени вероятности не все признаки преступления, а лишь его объективная сторона и его объект. Однако ряд ученых полагает, что «…

См.: Соловьев А.Д. Процессуальные вопросы установления истины па предварительном следствии: Автореф. дис. д-ра юрид. наук. Киев, 1969. С. 35.

2 См.: Карнеева Л.М., Миньковский Г.М. Особенности пределов доказывания при приня тии некоторых процессуальных решений в стадии предварительного следствия // Вопросы предупреждения преступности. Вып. 4. М., 1966. С. 84.

3 См.: Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса. Пятигорск, 2000. С. 65.

75 перед решением вопроса о возбуждении уголовного дела следователь фактически должен видеть костяк состава преступления, то есть, … объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону»1. Такой подход лишает возможности возбудить уголовное дело о преступлении, совершенном неустановленным лицом. Кроме того, средствами стадии возбуждения уголовного дела достаточно проблематично установить и форму вины, что является, по мнению Савельевой И.В., обязательным условием для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

При выявлении обстоятельств, исключающих производство расследо- вания, должны собираться фактические данные в объеме, достоверно уста- навливающем их наличие. Такая совокупность данных устраняет возмож- ность возбуждения уголовного дела лишь в случае, когда эти обстоятельства достаточно известны и несомненны уже на стадии возбуждения уголовного дела. В случае если предварительной проверкой не удалось объективно и достоверно установить наличие оснований отказа в возбуждении уголовного дела, а повод и основание указывающие на признаки преступления налицо, -уголовное дело возбуждается, но если в процессе расследования будет установлено одно из обстоятельств, в силу закона исключающих производство по уголовному делу, оно должно быть прекращено.

Законодатель определил два вида процессуальных сроков рассмотрения поводов к возбуждению уголовного дела. В общем порядке этот срок ус- тановлен в пределах трех суток, а в случае ходатайства лица, проверяющего доводы, указанные в заявлении, прокурор, начальник следственного отдела или органа дознания могут продлить срок до 10 суток. В практической деятельности должностных лиц, осуществляющих предварительную проверку, неверное понимание задач этой стадии и связанных с ними общих сроков рассмотрения поводов к возбуждению уголовного дела и продление этих сроков в исключительных случаях приводит к тому, что 76, 8% (от общего

1 Защита авторских и смежных прав. Научно-практическое издание /Под ред. Савельевой И.В. М: Экзамен, 2002. С. 192-193.

76 числа поступающих) заявлений и сообщений о преступлениях рассматриваются в срок свыше трех суток, хотя по большинству из них решение могло бы быть принято раньше1.

Срок рассмотрения сообщения о совершенном или готовящемся пре- ступлении свыше 10 суток продлению не подлежит. Однако встречаются случаи продления этих безусловно определенных и конечных процессуальных сроков непосредственным начальником по рапорту лица, производящего предварительную проверку, в котором мотивируется необходимость продления срока проведения проверки отсутствием материалов предварительного исследования контрафактности изъятой продукции2.

По мнению автора, основанием продления сроков предварительной проверки может быть необходимость производства дополнительных процессуальных действий, которые требуют продолжительного времени, связаны с пространственными проблемами или сложной координационной деятельностью по производству проверки доводов, указанных в поводах для возбуждения уголовного дела. Основной признак таких действий - невозможность без их производства принять законное и обоснованное решение в порядке, предусмотренном ст. 146- 147 УПК РФ.

Если сроки принятия решения в стадии возбуждения уголовного дела являются общими для всех видов преступления, то об особенностях порядка возбуждения уголовных дел о преступном нарушении авторских и смежных прав следует остановиться отдельно.

Преступления, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 146 УК РФ, отнесены уголовно-процессуальным законом к категории частно-публичного и пуб- личного обвинения соответственно (ч. 3 ст. 20 УПК РФ). Данное обстоятель-

1 См.: Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. М, 1994. С. 41.

2 Уголовное дело №1-927 за 1999 год по обвинению Александрова И.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Тверского районного суда г. Москвы.

77 ство позволяет говорить о различиях в процессуальном порядке возбуждения таких дел. Дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 146 УК РФ, могут быть возбуждены не иначе как по заявлению потерпевшего, однако прокурор, следователь или дознаватель (с согласия прокурора)1 могут возбудить такого рода уголовное дело без заявления потерпевшего в случае, если будет установлено, что потерпевший находится в зависимом состоянии или по иным причинам не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему уголовно- процессуальными правами в части подачи заявления (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). И лишь прокурор вправе возбудить дело по ч. 1 ст. 146 УК РФ без заявления потерпевшего в случае, если потерпевший находится в бес- помощном состоянии или по иным причинам не имеет возможности защи- щать свои права и законные интересы (ч. 2 ст. 147 УПК РФ).

Безусловно, при отсутствии заявления потерпевшего о привлечении лица к уголовной ответственности (по делам рассматриваемой категории), должностными лицами, проводящими предварительную проверку, при установлении лица, чьи авторские права нарушены, последнему должно быть разъяснено право подать заявление и уголовно-процессуальные последствия отказа от его подачи.

В этой связи необходимо рассмотреть статус потерпевшего в контексте стадии возбуждения уголовного дела.

По общему правилу потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, а в случае причинения вреда имуществу или деловой репутации потерпевшим может быть признано и юридическое лицо (ст. 42 УПК РФ). Потерпевший - участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

На стадии возбуждения уголовного дела, до принятия решения о его возбуждении, говорить о рассматриваемом в этой стадии деянии как о пре- ступлении можно достаточно условно. Однако лицо (физическое или юриди-

1 Далее по тексту, говоря о возбуждении уголовного дела следователем или дознавателем, подразумевается согласование этого решения с прокурором.

78 ческое), заявившее о нарушении его авторских или смежных прав преступными действиями другого лица и просящее привлечь нарушителя к уголовной ответственности, следует рассматривать как потерпевшего (в широком смысле), а его заявление как повод для возбуждения уголовного дела. В ходе рассмотрения доводов, изложенных в жалобе, надлежит убедиться, что авторские или смежные права, в отношении которых есть предположение об их нарушении, принадлежат заявителю и охраняются уголовно-правовыми нормами.

Следует иметь ввиду, что авторские права (имущественного характера) или смежные права могут приобретаться в случае, когда:

  1. лицо самостоятельно создало произведение интеллектуальной собственности;
  2. юридическое лицо, деятельность которого направлена на создание объектов интеллектуальной собственности, получило это произведение в результате творчества своих сотрудников;
  3. лицо унаследовало авторские права на произведение;
  4. авторские или смежные права переданы в соответствии с условиями ав- торского договора;
  5. юридическое лицо пробрело авторское право в порядке правопреемственности.
  6. Разрешение вопроса принадлежности авторских прав не вызывает сложности, если в качестве потерпевшего выступает сам автор, создатель объекта интеллектуальной собственности. Потерпевшим может быть пред- ставлен документ, подтверждающий регистрацию его авторского права на конкретный продукт интеллектуальной собственности. Например, для российских авторов видеопродукции сведения о принадлежности авторства и прав на использование конкретного видеофильма можно установить из журнала «Видеомагазин», который выпускается «Российской Антипиратской Организацией» (представляющей собой объединение нескольких компаний-производителей и владельцев смежных прав на видеопродукцию). Следует

79

еще раз отметить, что какая-либо регистрация прав на конкретный продукт интеллектуальной собственности не является обязательной, ибо такого рода право возникает в результате акта творчества.

С целью установления принадлежности авторских прав на стадии воз- буждения уголовного дела допустимо использовать специальные познания. В необходимых случаях можно провести автороведческое, искусствоведческое, почерковедческое или литературоведческое исследование. В качестве достаточных данных, указывающих на принадлежность авторских или смежных прав, могут использоваться объяснения лиц, полученные при опросе. Кроме того, документы, содержащие информацию о принадлежности авторских или смежных прав, могут быть истребованы у граждан и организаций (на основании ч. 4 ст. 21 УПК), а в некоторых случаях обнаружены и изъяты в ходе производства осмотра места происшествия.

Если в качестве потерпевшего, принесшего жалобу о нарушении его авторских прав на произведение, полученное в результате творчества его сотрудников, выступает юридическое лицо, то с целью установления прав на конкретное произведение в ряде случаев необходимо произвести некоторые проверочные действия. К числу таких действий можно отнести истребование трудовых договоров (контрактов) сотрудников, принимавших участие в творческом процессе, направленном на создание объекта интеллектуальной собственности, и изучение их условий. Необходимо установить, что творческая деятельность того или иного лица по условиям контракта организуется и оплачивается конкретной фирмой, такое творчество является одним из видов должностных обязанностей этого лица. Принадлежность авторских прав на произведение может быть прямо указана в трудовом соглашении. В необходимых случаях можно использовать способы определения принадлежности авторских прав, описанные выше (получение объяснений, использование специальных познаний и т.д.)

Факт наследования авторских прав может быть установлен совокупностью ряда документов. К числу обязательных документов такого рода следу-

80 ет отнести свидетельство о смерти автора, завещание автора, свидетельство о праве на наследство или решение суда об установлении факта принятия наследства.

Передача авторских или смежных прав в соответствии с договорами имеет ряд особенностей. Соответствующий договор должен быть выдержан в предусмотренной для него гражданским законодательством форме - простая письменная. Указанная форма договора предусматривает ряд условий (помимо письменной формы). В договоре должны найти свое отражение все существенные условия передачи авторских или смежных прав, к которым следует относить период времени, места и формы использования произведения. Если все имущественные права на зарегистрированную программу для ЭВМ предаются по договору - он подлежит обязательной регистрации в Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и типологий интегральных микросхем. При нарушении формы и указанных формальностей договор должен быть признан недействительным, а авторские или смежные права, являющиеся предметом договора - непереданными. Кроме того, в случае если иностранный правообладатель передал имущественные права на объект интеллектуальной собственности, необходимо не только документально установить факт передачи этих прав, но и подтвердить правомочность их передачи. Так, в качестве подтверждения принадлежности авторских прав на ряд программных продуктов фирме «Майкрософт» к материалам уголовного дела было приобщено, помимо лицензионного соглашения, заверенное нотариусом свидетельство о регистрации авторских прав в США1.

Если правообладателем, интересам которого был причинен ущерб в ре- зультате нарушения его прав, является зарубежное физическое или юридическое лицо, необходимо руководствоваться положениями
международных

1 Уголовное дело №1-168 за 2000 гол по обвинению Тадабадзе З.С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

81 конвенций, регламентирующих охрану авторских прав (о которых мы говорили в I главе работы). Следует иметь в виду, что российское законодательство предусматривает защиту авторских и смежных прав иностранных правообладателей лишь в случае участия в конвенции соответствующего иностранного государства.

Надлежащее оформление полученного заявления важно еще и потому, что в дальнейшем этот документ может быть использован как доказательство вины нарушителя авторских или смежных прав. В качестве примера можно привести приговор по уголовному делу по обвинению Федина К.И., в котором суд указал на то, что вина Федина в совершении преступления подтвер.жда-ется совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, к числу которых суд отнес девять заявлений правообладателей видеопродукции, которой незаконно торговал подсудимый’. Однако это не означает, что заявитель не должен быть в дальнейшем допрошен.

В настоящее время функционируют организации, которые образуются при участии или по инициативе владельцев различных авторских и смежных прав (действующие в московском регионе ЗЛО «FutoDesh (CIZ); ООО «Ми-риада-В»; ГУП «Информзащита»; «Ассоциация по борьбе с компьютерным пиратством» и др.). Целью этих организаций является противодействие нарушениям авторских и смежных прав, однако заявления таких организаций (в случае отсутствия соответствующих правомочий, переданных правообладателями) не могут рассматриваться как повод для возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Причиной этому служит отсутствие у таких организаций авторских или смежных прав, которые нарушены совершенным преступлением.

Результаты интервьюирования работников правоохранительных органов показали, что в 79 % случаев проверка принадлежности авторских или

1 Уголовное дело за 2000 год по обвинению Федина К.И. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Калужского районного суда Капужской области.

82 смежных прав производиться путем запрашивания у заявителя документов, подтверждающих такую принадлежность, а в 5% случаев факт правооблада-ния, указанный в заявлении, вообще не проверяется.

Отдельно рассмотрим случаи возбуждения уголовных дел по ч. 1 ст. 146 УК РФ без заявления потерпевшего. Условием такого возбуждения уго- ловного дела является помимо обстоятельств, указанных выше, установленное наличие:

  1. зависимого состояния потерпевшего;
  2. неспособности потерпевшего самостоятельно воспользоваться
    своими правами;
  3. беспомощного состояния потерпевшего;
  4. иных причин, по которым потерпевший не может защищать свои права и законные интересы.
  5. При установлении условий, предусмотренных 3 и 4 пунктом, возбуж- дение уголовного дела допускается только прокурором. Можно сделать вывод о том, что законодатель повторил в разных нормах тождественные условия. Представляется допустимым объединить условия, указанные под номерами 2, 3 и 4. По нашему мнению, беспомощное состояние можно рассматривать как частный случай неспособности потерпевшего самостоятельно воспользоваться своими правами, что в свою очередь относится как частное к общему по отношению к причинам, лишающим возможности потерпевшего защищать свои права и законные интересы. В совокупности с возможностью следователя и дознавателя возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения без заявления потерпевшего и при установлении зависимого состояния потерпевшего от правонарушителя можно говорить об одних и тех же условиях возбуждения уголовных дел данной категории как прокурором, так и следователем или дознавателем.

Рассмотрим подробнее описанные выше условия. Зависимое состояние потерпевшего, по нашему мнению, следует понимать как такую зависимость правообладателя от лица, нарушившего его права, которая позволяет нару-

83 шителю в силу своего должностного или иного положения совершить действия или бездействие, ущемляющие права или законные интересы потерпевшего, а потерпевший под страхом наступления таких последствий не делает заявления о нарушении своих авторских или смежных прав. Иными словами, такое волеизъявление потерпевшего нельзя признать свободным. Это условие существенно отличается от причин, по которым потерпевший не может защищать свои права и законные интересы. Если, говоря о зависимом состоянии, потерпевший сам отказывается от реализации своего права подать заявление, то наличие условий, отнесенных нами ко второй группе, объективно лишает потерпевшего возможности воспользоваться своим правом. К числу таких условий можно отнести наличие у потерпевшего некоторых физических или психических заболеваний, приводящих, в том числе, и к беспомощному состоянию, отсутствие сведений у правообладателя о нарушении его права (при невозможности его информировать).

Ранее действующее уголовно-процессуальное законодательство относило к условиям, при которых допускалось возбуждение уголовного дела частно- публичного обвинения прокурором без жалобы потерпевшего, особое общественное значение такого уголовного дела. Однако анализ правоприменительной деятельности правоохранительных органов по возбуждению уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 146 УК РФ, говорит об отсутствии случаев использования такого полномочия прокурорами.

Описанными выше особенностями ограничиваются отличия в порядке возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1, от преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ.

Уполномоченное лицо, убедившись в наличии законного повода для возбуждения уголовного дела, изначально должно выяснить, о нарушении какого права идет речь в заявлении (авторского или смежного), и подлежит ли оно уголовно-правовой охране.

С целью выяснения этого обстоятельства необходимо установить, не истек ли срок охраны этих прав, обратившись к ст. 27 Закона РФ «Об автор-

84 ском праве и смежных правах». Так, для авторских прав срок их действия установлен в течение всей жизни автора и в течение 50 лет после его смерти. Если произведение обнародовано анонимно или под псевдонимом, авторское право действует в течение 50 лет после даты его обнародования. В случае создания произведения коллективом авторов, авторское право на него действует пожизненно и на протяжении 50 лет после смерти последнего автора, пережившего других соавторов. Если произведение было опубликовано после смерти автора, авторские права действуют в течение 50 лет с момента его опубликования.

Определяя сроки действия смежных прав, следует рассмотреть ст. 43 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Право артиста на исполнение действует на протяжении 50 лет. Этот срок начинается со дня первого исполнения или постановки.

Права производителей фонограмм защищаются в течении 50 лет с мо- мента первого опубликования фонограммы либо в течение того же срока после первой записи фонограммы, но только в случае, если она опубликована в течение этих 50 лет.

Первое распространение по кабелю или через эфир передачи начинает отсчет 50 лет, в течение которых осуществляется охрана смежных прав организаций кабельного или эфирного вещания. При правопреемстве, в т.ч. наследовании смежных прав, срок охраны полученных прав определяется в части, оставшейся от общего срока их охраны.

Истечение сроков охраны авторских или смежных прав оканчивается с 1 января года, следующего за годом, в котором исполняется 50 лет с момента появления юридического факта, явившегося основанием для начала течения срока (исключение составляют пожизненные авторские права).

После истечения сроков действия авторского или смежного права про- изведение переходит в разряд «Общественное достояние». Такой же статус приобретает произведение иностранных правообладателей, которым не представлялась охрана на территории Российской Федерации (отсутствует соот-

85 ветствующий международный договор). Выплата авторского вознаграждения за использование такого произведения не является обязательной. Произведение может быть отнесено к общественному достоянию также в случае разрешения автора на его безвозмездное использование.

Проведенный опрос должностных лиц, участвовавших в расследовании уголовных дел о нарушении авторских и смежных прав, позволяет сделать вывод о том, что на практике не всегда изучаются условия предоставления уголовно-правовой защиты конкретному произведению. Так в 80.5 % случаев условия, о которых мы говорили выше, вообще не проверяются.

Существуют случаи, когда Правительство Российской Федерации может установить специальные отчисления за использование произведений, пе- решедших в общественное достояние. По решению Правительства соответствующие выплаты могут осуществляться в профессиональные фонды авторов, организациям, коллективно управляющим правами авторов (ч. 3 ст. 28 Закона РФ «Об авторским праве и авторских правах»). Однако уклонение от таких выплат не будет рассматриваться как признак преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, поскольку при этом вред причиняется не правообладателю.

В процессе принятия решения на стадии возбуждения уголовного дела о нарушении авторских прав следует установить, личные или имуществен- ные исключительные права автора нарушены. При этом следует помнить, что личные (неимущественные) права всегда сохраняются за автором даже при уступке исключительных прав на использование произведения.

Для ответа на этот вопрос важнейшее значение имеет способ нарушения авторских или смежных прав. Незаконное использование объектов ав- торского права или смежных прав нарушает исключительные права правообладателя имущественного характера, а присвоение авторства - личные права автора или исполнителя (отнесенные к смежным правам). Правообладатель может передать часть имущественных прав, например, право воспроизводить произведение. Для принятия решения по заявлению необходимо сопоставить

86 действия предполагаемого правонарушителя и переданные заявителю права, поскольку распространение экземпляров произведения не будет составлять нарушение переданного права, если оно не было передано по договору.

Необходимым моментом определения достаточности данных, говорящих о признаках преступления, предусматривающего ответственность за на- рушения авторских или смежных прав, является определение характера причиненного ущерба.

Как уже отмечалось выше, конструктивным признаком ст. 146 УПК РФ является наступление общественно опасных последствий в виде ущерба в крупном размере. В современной правоприменительной деятельности правоохранительных органов нет единого подхода как к определению денежного выражения ущерба, так и отнесения его к крупному размеру. Такого рода вопросы разрешают различного рода экспертные исследования, о которых мы будем говорить в главе Ш-ей настоящей работы. По нашему мнению, на стадии возбуждения уголовного дела следует убедиться, что потерпевший самостоятельно расценивает причиненный вред как ущерб в крупном размере, а доказывание этого факта лежит на следователе в стадии предварительного расследования.

В современной деятельности уполномоченных органов по уголовно- правовой охране авторских и смежных прав наиболее часто встречаются случаи привлечения к уголовной ответственности за незаконное воспроизведение и распространение контрафактной продукции. Этот факт позволяет обобщить практику возбуждения таких уголовных дел, выработать рекомендации по наиболее эффективному осуществлению проверочных действий в целях скорейшего достижения целей стадии возбуждения уголовного дела.

87

§2. Формы проверочных действий в стадии возбуждения уголовного дела

о нарушении авторских и смежных прав

Проверочные действия в рассматриваемой стадии уголовного процесса носят как процессуальный, так и оперативно-розыскной характер. Анализ уголовных дел данной категории позволяет сделать вывод о том, что в подавляющем большинстве случаев проверка сообщения о нарушении авторских и смежных прав первоначально осуществляется путем проведения оперативно-розыскных мероприятий, поскольку, по сравнению с разрешенными уголовно- процессуальными проверочными действиями, оперативно-розыскная деятельность позволяет использовать больше способов установления и документирования признаков нарушения авторских или смежных прав.

Так, для установления фактов сбыта контрафактной продукции в большинстве случаев осуществляется проверочная закупка, представляющая собой совокупность действий по созданию оперативным подразделением ситуации мнимой сделки, в которой с ведома оперативно-розыскного органа и под оперативным контролем возмездно приобретаются товары или предметы у лица, обоснованно подозреваемого в совершении преступления в сфере финансовой, хозяйственной, предпринимательской или торговой деятельности, с целью получения информации о вероятной преступной деятельности1. Основанием для ее проведения чаще всего служат сведения о незаконной торговле контрафактной продукцией, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Цель проведения проверочной закупки — установление лица, нарушающего авторские или смежные права, и документирование факта незаконного распространения продукции, выпущенной с нарушением этих прав. В основном такого рода мероприятия проводят подразделения по борьбе с экономическими преступлениями МВД России.

1 См.: Оперативно-розыскная деятельность. Учебник / Под. ред. Горяинова К.К., ОБНИН- СКОГО B.C., Шумилова А.Ю. М.:ИНФРА-М, 2001. С. 371-372.

88

Известны случаи, когда с целью документирования преступной дея тельности о нарушении исключительных прав проводился оперативный экс перимент, заключающийся в активном наблюдении за поведением изучаемо го лица в управляемых и контролируемых условиях . Данные действия орга на, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, противоречат требованиям п. 6 ст. 8 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной дея тельности» от 12 августа 1995 года, поскольку проведение оперативного экс перимента допускается лишь при проверке информации о тяжком преступле нии. Общая часть УК РФ относит преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 146 УК РФ, к преступлениям небольшой тяжести (ч. 2 ст. 146 УК РФ - средней тяжести). По нашему мнению, результаты проведения оперативного экспе римента в рассматриваемом случае не должны были рассматриваться как ос нование для возбуждения уголовного дела, поскольку оперативно- розыскное мероприятие проведено с нарушением закона, его результаты следует при знать недопустимыми для принятия решения, а также для использования в качестве доказательства в последующих стадиях судо производства.

Производство проверочной закупки проводится по постановлению лица, осуществляющего мероприятие, утвержденному руководителем органа, уполномоченного вести оперативно-розыскную деятельность. Постановление должно содержать наименование оперативно-розыскного мероприятия -проверочная закупка, дату и место вынесения, сведения о должностном лице его вынесшем, основания для его проведения, выявление или документирование признаков какого именно правонарушения является целью мероприятия, на основании какой нормы Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» оно проводится, подпись лица, вынесшего постановление, и подпись руководителя, утвердившего это решение.

1 Уголовное дело №1580 за 2000 год по обвинению Балугяна Р.К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

89

В необходимых случаях может составляться план предстоящей прове- рочной закупки, устанавливающий дату, время, место ее проведения, лиц, участвующих в мероприятии, их действия. Необходимо также предусмотреть меры материально-технического обеспечения закупки, к которым можно отнести подготовку технических средств фиксации (фото-, видео-, аудиозапись), материалов упаковки объектов различного рода, средств транспортировки и т.д.

Участниками проверочной закупки может быть широкий круг лиц, оп- ределяемый инициатором проведения оперативно-розыскного мероприятия. Участие общественности при производстве проверочной закупки может послужить дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов лиц, в отношении которых проводится мероприятие, обычно приглашаются два незаинтересованных лица, на которых возлагаются обязанности, схожие с обязанностями понятых при производстве следственных действий. Не редки случаи участия в проверочной закупке представителей потерпевшей организации, доверенного лица правообладателя1. Эти лица, в процессе проведения оперативно-розыскного мероприятия могут указать на внешние признаки, которые отличают реализуемую продукцию от правомерно произведен- ной и распространяемой. С целью более эффективного использования технических средств и специальной техники допускается привлечение к участию в закупке соответствующих специалистов. Перечень участников не исчерпан и может быть дополнен, исходя из конкретной ситуации, в которой планируется проведение оперативно-розыскного мероприятия.

О факте, ходе и результатах проверочной закупки составляется соот- ветствующий протокол, который подписывается всеми участниками опера- тивно-розыскного мероприятия. Протокол должен содержать сведения:

• о дате, времени и месте проведения закупки;

1 Уголовное дело №1-258/5 за 1999 год по обвинению Ильина А.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 273 УК РФ. Архив Замоскворецкого районного суда г. Москвы.

90

• о ее участниках; • • о лице, у которого проводится закупка, и о его пояснениях; • • о последовательности действий участников в процессе осуществления закупки; • • о ее результатах; • • о внешних общих и индивидуальных признаках приобретенного в ходе закупки товара, его количестве, способе упаковки; • • о документах, представленных продавцом в обоснование своей дея- тельности; • • о замечаниях и дополнениях, сделанных участниками мероприятия после прочтения протокола. • Протокол должен быть подписан всеми участниками проверочной закупки и его копию надлежит вручить лицу, у которого проводилась закупка и изымался товар.

Непосредственно после завершения проверочной закупки в ряде случаев возникает необходимость проведения другого оперативно-розыскного ме- роприятия — опроса (мы будем рассматривать лишь гласную форму). Его целью может служить получение информации о каналах поставки контрафактной продукции, местах ее изготовления и хранения, участниках предварительного сговора или организованной группы, осуществляющей нарушение авторских или смежных прав. Такого рода сведениями могу располагать как продавцы торговой точки, в которой была произведена проверочная закупка, так и администрация, сдавшая в аренду помещения для торговли, курьеры торгующей организации, лица, постоянно приобретающие в ней продукцию, делающие заказы и т.д. В случае выяснения в ходе опроса интересующих сведений закономерно было бы закрепить их в форме протокола опроса.

Рассматривая опрос как способ собирания достаточных данных о при- знаках преступления на стадии возбуждения уголовного дела, необходимо определить круг лиц, которых целесообразно опрашивать.

91

В случае предположения о готовящемся или совершенном преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 146 УК РФ, безусловно следует опросить пра- вообладателя или его представителя (подтвердившего свои полномочия представлять правообладателя). Это вызвано не только особенностью возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения, но и необходимостью выяснения оценки правообладателем характера и вида причиненного ущерба (или возможного ущерба). Помимо этих аспектов, по нашему мнению, у рассматриваемого лица в процессе опроса необходимо выяснить ряд других сведений. Поскольку каждое преступление имеет индивидуальные особенности, мы сгруппируем вопросы по обстоятельствам, подлежащим выяснению у опрашиваемого правообладателя. Как общее требование к проведению опроса следует отнести добровольность представления сведений опрашиваемым, а также разъяснение опрашиваемому: прав воспользоваться помощью адвоката; возможности использования представляемых сведений против него самого или его родственников и, как следствие, возможности отказаться от представления таких сведений.

К первой группе можно отнести те вопросы, которые разъясняют об- стоятельства приобретения опрашиваемым авторских или смежных прав на тот или иной объект интеллектуальной собственности. При приобретении авторских или смежных прав на условиях лицензионного договора или авторского соглашения следует выяснить, на каких условиях автор допускает использование своего произведения. Под условиями понимаются: способы использования объектов интеллектуальной собственности, регион, на территории которого они используются, срок использования, в ряде случаев иные условия (эксклюзивность и т.д.). Представленные сведения такого рода могут быть использованы для установления наличия авторских или смежных прав на конкретный объект интеллектуальной собственности.

Ко второй группе можно отнести вопросы, характеризующие отношения, связывающие правообладателя и лицо (или организацию), в отношении действий которого есть предположение об их противоправности. При нали-

92 чии таких связей необходимо определить в рамках какого договора, контракта и т.п. соглашения строятся эти правоотношения, каковы права и обязанности его участников, сроки действия, и т.п. Нарушены ли (и если да, то кем) договорные условия, по мнению опрашиваемого. Этот комплекс информации говорит о способе действий, в отношении которых имеется предположение о их противоправности.

Ответы на вопросы, составляющие третью группу, говорят об обстоя- тельствах, при которых опрашиваемому лицу стало известно о действиях по нарушению его авторских или смежных прав, что в ряде случаев необходимо для установления места и времени нарушения авторских или смежных прав, а также для определения наличия их уголовно-правовой охраны.

При помощи вопросов четвертой группы лицо, принимающее процес- суальное решение в стадии возбуждения уголовного дела, может предварительно оценить вид и характер ущерба. К числу таких вопросов можно отнести вопросы о финансово-экономической деятельности правообладателя, причинен ли ему ущерб нарушением его прав, и если да, то какой именно. Следует выяснить, из чего правообладатель складывает сумму ущерба, что он понимает под вредом, как он оценивает влияние этого вреда на общее финансовое и иное положение организации, какие затраты необходимо понести, чтобы устранить последствия нарушения его права.

По нашему мнению, в ходе предварительной проверки необходимо оп- росить (если есть такая возможность) лиц, на чьи действия указано в заявлении как на преступление.

В практике расследования уголовных дел рассматриваемой категории обнаруживается следующая закономерность: для реализации контрафактной продукции, как правило, используется лицо, не осведомленное об этом качестве товара (продавец, курьер и т.п.). Правообладатель, заявляя о нарушении своих прав, изначально предлагает принять меры, установленные законом, к непосредственному продавцу контрафактной продукции. Рассмотрим особенности использования сведений, которые могут быть получены от такого

93 лица для установления достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

В ходе опроса лиц обозначенной категории, в первую очередь, следует установить условия, на которых они осуществляют деятельность по распространению продукции. Попросить их описать условия трудового договора или иного соглашения с предприятием, в котором это лицо работает, и обратить особое внимание на функциональные обязанности и предусмотренную ответственность. Эти сведения позволят предварительно определить уголовно-процессуальное положение этого лица, позволят выявить иных участников возможного преступления.

Второй аспект, который следует выяснить, - какой период времени оп- рашиваемый осуществляет деятельность, ставшую предметом жалобы правообладателя; как протекает его рабочий день; какие особенности поставки и оприходывания товара, сдачи денег, отчета о работе; с кем из других сотрудников организации, в которой он работает, в ходе исполнения своих обязанностей опрашиваемому приходиться контактировать и по каким вопросам; что ему известно о местонахождении этих лиц и самой организации, ее складских помещений, стоянок ее автотранспорта, счетах в банках и т.п. Полученные сведения позволят установить порядок работы коммерческой организации, лиц вовлеченных в ее деятельность, определить места и характер дальнейших оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных действий.

Далее следует выяснить, какие государственные органы проводили проверки этой организации, и каковы их результаты. Предполагает ли опрашиваемое лицо, что оно нарушает авторские или смежные права (распространяет контрафактную продукцию). Если лицо осознает этот факт, то как ему стало известно о контрафактности реализуемой продукции. Анализируя полученные данные молено прийти к предварительному выводу о виде умысла лиц, в отношении которых есть предположение о нарушениях ими авторских или смежных прав, выявить квалифицирующие признаки рассматри-

94 ваемого преступления. Кроме того, полученные сведения об учреэ/сдениях, осуществлявших проверки, позволят в дальнейшем использовать результаты их инспекций как на стадии возбуждения уголовного дела, так и предварительного следствия, позволят восполнить утраченную в проверяемой организации информацию.

Если лицо, организовавшее использование объектов авторского или смежных прав, согласится давать объяснения, у него надлежит выяснить ряд вопросов, круг которых шире, нежели круг вопросов, приведенных выше.

Представляется последовательным начать с предложения дать пояснения относительно проведенной проверочной закупки (если таковая произво- дилась). Выяснить, кто непосредственно распространял продукцию, какую именно, каким способом; какие правоотношения связывают опрашиваемое лицо и непосредственного распространителя.

Далее следует установить обстоятельства функционирования предприятия в целом; выяснить форму собственности, акционеров и учредителей, ру- ководство, виды деятельности, предусмотренные уставом и фактически осуществляемые, штатную численность сотрудников, иные места распространения или производства продукции, складские помещения, используемый автотранспорт, банки, в которых имеются счета организации и т.д.

Вопросы правоотношений с авторами или иными правообладателями образуют самостоятельную группу, во многом они схожи с вопросами, выясняемыми у потерпевшего, отнесенным ко второй группе (См. с. 91). Дополнительно следует выяснить всех правообладателей объектов авторского или смежных прав, используемых предприятием, которое представляет опрашиваемый, на каких условиях с ними складывались правоотношения.

По всем изученным уголовным делам о незаконном распространении контрафактной продукции в стадии возбуждения уголовного дела проводилось исследование предметов, представляющее собой оперативно- розыскное мероприятие (п. 5 ч. 1 ст. 6 Федеральный закон «Об оперативно розыскной деятельности»). Его целью является изучение предметов, которые, вероятно,

95 сохранили на себе следы преступления, явились или могли явиться орудием совершения преступления или результатом преступной деятельности1. Само исследование может проводиться как лицом, непосредственно осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, так и иным сведущим лицом, обладающим специальными познаниями, по поручению органа дознания или иного органа, уполномоченного осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

Анализ исследуемых вопросов и осведомленности сведущих лиц, при- влекаемых для проведения этих исследований, позволяет высказать критические замечания о сложившейся практике. По нашему мнению, зачастую лицу, которому поручается проведение исследования, предлагается ответить на вопросы, не требующие использования специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Ряд внешних признаков продукции можно рассматривать как признаки, характерные для экземпляров произведений и фонограмм, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских или смежных прав. Как правило, эти внешние признаки устанавливаются специалистами в ходе порученного им исследования и определяются как признаки «контрафактности» или критерии «нелигитимности». Полагаем, что привлечение для проведения исследования сведущего лица в ряде случае не вызвано необходимостью. Нам представляется, что приведенный ниже ряд признаков, характерных для контрафактных экземпляров про- изведений или фонограмм, иногда возможно установить без использования специальных познаний. Российская антипиратская организация (РАПО), а также Международная федерация производителей фонограмм (IFPI) в качестве таких признаков рассматривают:

• несоответствие лицензионной упаковке, несоответствие компоновки рисунков вкладышей футляров и художественного оформления

См.: Оперативно-розыскная деятельность. Учебник / Под. ред. Горяинова К.К., ОБНИНСКОГО B.C., Шумилова Л.Ю. М.:ИНФРА-М, 2001. С. 345.

96 (компакт-дисков, видеокассет, обложки книги) официально выпущенной продукции;

• несоответствие логотипа правообладателя логотипу, указывающему на авторские или смежные права, находящемуся на произведении или упаковке фонограммы; • • отсутствие знака охраны авторских или смежных прав; • • отсутствие оригинальной голограммы или ее имитация кусочками фольги, блестящей или цветной бумаги; • • отсутствие на рабочей поверхности компакт-диска по внутреннему радиусу кодов завода-изготовителя и правообладателя; • • размещение более одного программного продукта на одном компакт- диске; • • отсутствие полиграфической упаковки; • • несоответствие вида и способа упаковки изъятых предметов упаковке оригинальной продукции. • Для самостоятельного выявления этих признаков органу, проводящему предварительную проверку, необходимо получить сведения о признаках продукции, официально произведенной правообладателем и правомерно распространяемой, а иногда и экземпляр такой продукции. Такого рода сведения можно получить как непосредственно у правообладателя, так и в ряде общественных организаций таких, как РАПО, Государственное унитарное предприятие «Информзащита», Региональном представительстве по России и СНГ Международной федерации производителей фонограмм (IFPI) и др. Подробнее об этом мы поговорим ниже, описывая получение образцов для сравнительного исследования.

При исследовании предметов или документов субъектом оперативно- розыскной деятельности должно быть установлено, имеются ли признаки, характерные для контрафактной продукции, на исследуемом предмете. Представляется, что проведение исследования самостоятельно оперативным работником должно оформляться в форме рапорта, в котором следует указать

97 основания проведения исследования, какие объекты исследовались, какие образцы для сравнительного исследования использовались, какие именно признаки, характерные для контрафактной продукции, выявлены в ходе ис- следования.

В целях сокращения времени принятия решения в стадии возбуждения уголовного дела должностное лицо, проводящее предварительную проверку заявления потерпевшего, должно привлечь к участию в исследовании сведущее лицо лишь тогда, когда оно самостоятельно не сможет установить признаки, характерные для контрафактной продукции. Хотя законодатель не ограничивает круг лиц, которые могут привлекаться для исследования, по нашему мнению, при принятии решения о выборе учреждения или конкретного сведущего лица, знания которого планируется использовать при проведении исследования, необходимо руководствоваться требованиями, предъявляемым к эксперту, изложенными в ст. 70 УПК РФ. Это позволит добиться наиболее объективного результата исследования предметов или документов и принять законное и обоснованное решение в стадии возбуждения уголовного дела. В качестве обоснования такого предложения может служить уголовное дело по обвинению Александрова A.M. no ч. 1 ст. 146 УК РФ, на стадии возбуждения которого с целью проведения исследования на предмет выявления «контрафактности» продаваемой им продукции и определения ущерба сотрудники УБЭП ГУВД г. Москвы, осуществляющие оперативно-розыскные мероприятия, обратились к правообладателю товара -ЗАО «МедиаЛин-гво» . Поскольку указанная фирма является организацией, чьи авторские права на программные продукты для ЭВМ были нарушены Александровым, то, по нашему мнению, постановка вопроса (в ходе исследования) о сумме ущерба, причиненного нарушением такого рода, как и вообще назначение исследования нецелесообразно, т.к. указанная фирма является заинтересо-

1 Уголовное дело №1-927 за 1999 год по обвинению Александрова И.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Тверского районного суда г. Москвы.

98 ванной в исходе уголовного дела организацией. Нашу позицию подтверждает дальнейшее расследование этого уголовного дела. Позже с целью установления размера ущерба была назначена и проведена автороведческая экспертиза. На разрешение экспертов из «Ассоциации по борьбе с компьютерным пиратством» в числе других был поставлен вопрос: «Каков ущерб, причиненный правообладателям?». В результате проведенного экспертного исследования контрафактной продукции, реализуемой Александровым, ущерб составил сумму в 1 000 раз меньшую, чем ущерб, указанный ЗАО «МедиаЛингво» при производстве исследования на стадии возбуждения уголовного дела.

Представляется необходимым подвергнуть критике и сами вопросы, которые ставятся перед лицами, проводящими исследование предметов или документов. При проведении предварительной проверки жалобы о нарушении авторских или смежных прав, связанном с производством и распространением контрафактной продукции, чаще всего эти вопросы дублируют те, что ставятся перед экспертами, проводящими экспертизу по уголовному делу. (Точка зрения автора работы на особенности назначения и производства экспертиз будет изложена в третьей главе работы.) Наиболее распространены вопросы:

• Имеются ли на представленной продукции признаки контрафактно-сти, и если да, то какие? • • Является ли представленная на исследование продукция контра- фактной? • • Кто является (или заявлен) правообладателем объектов, представленных на исследование? • • Каков ущерб (или материальный ущерб), причиненный правооблада- телю от реализации представленной на исследование продукции? • • Нарушены ли права правообладателя действиями лица, реализовы- вавшего представленную на исследование продукцию? • • Предавались ли какие либо права правообладателем продавцу пред- ставленной на исследование продукции? •

99

Целесообразно предложить иной подход к использованию специальных познаний при проведении исследований. Постановка вопросов не должна порождать правовую оценку специалистами действий тех или иных лиц, а направлена на то, чтобы выяснить лишь вопросы, непосредственно касаю- щиеся тех областей знаний, которыми не обладает лицо, осуществляющее предварительную проверку обстоятельств, изложенных в заявлении потер- певшего. Этот взгляд отражен в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР №1 от 16 марта 1971 года «О судебной экспертизе по уголовным делам»1. В указанном документе обращено внимание судов на недопустимость постановки перед экспертами правовых и иных вопросов, ответы на которые выходят за пределы их компетенции (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.д.) Поэтому представляется неправомерной постановка вопросов (при производстве исследования), касающихся определения контрафактности продукции или нарушения чьих-либо прав, а также определения характера и суммы ущерба.

Как мы отмечали выше, контрафактной продукцией являются товары, выпуск или распространение которых влечет за собой нарушение авторских или смежных прав. Вопрос установления нарушения прав носит правовой характер, и его разрешение отнесено к исключительной компетенции следователя, прокурора и суда. Лица, привлекаемые для производства исследования, делают вывод о контрафактности продукции на основании так называемых «признаков контрафактности», к которым они относят отсутствие голо-графических знаков на упаковке и (или) ее низкое качество, отсутствие сведений о производителе и т.д. Иными словами, вывод о контрафакции основывается не на установлении факта нарушения авторских или смежных прав, а на наличии ряда внешних отличительных признаков обложек, футляров, оформления.

Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда СССР / Под общ. ред. В.И. Тереби-лова М: «Известия Совета народных депутатов СССР», 1987. С. 787.

100

Педставляется, что вывод о контрафактности, основанный на доводах, используемых лицами, проводящими исследование, не достаточно обоснован и, кроме того, выходит за пределы их компетенции. Так на основе указанных «внешних признаках контрафакции» лицо, производившее исследование программных продуктов, распространяемых на носителях CD-ROM гр. Черняевым Р.А., пришло к выводу об их контрафактности, однако установить правообладателя не смогло, поэтому было невозможно решить вопрос о нарушении чьих либо авторских или смежных прав на программные продукты . Таким образом, вывод исследования надлежит признать необоснованным.

Определив правообладателя продукции, для установления ее контра- фактности не требуется использование специальных познаний. Достаточно обратиться к правообладателю и установить, подписано ли им и лицом, которое растиражировало или распространяет объект интеллектуальной собственности, авторское или лицензионное соглашение, и если да, то не нарушены ли его условия. Например, на стадии возбуждения уголовного дела по делам рассматриваемой категории в Российской антипиратской организации (далее РАПО) оперативно можно получить информацию о правообладателях на видеопродукцию, аналогичную изъятой (полный пакет правовых документов, подтверждающих права на тиражирование и распространение). Если права принадлежат иностранному юридическому лицу, то с соблюдением принятых в международной практике процедур легализации документов с помощью РАПО можно получить и нотариально заверенные переводы правовых документов правообладателя2. На основании правового анализа этой информации лицо, уполномоченное принимать решение о возбуждении уго-

Уголовнос дело №1542 за 2000 год по обвинение Черняева Р.А. в совершении преступ- лений, предусмотренных ч. 1 ст. 146, ст. 242 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

2 Информационное письмо генеральной прокуратуры РФ №36/984-00 от 21 ноября 2000г. «О защите интеллектуальной собственности в сфере производства и реализации аудиови- зуальной продукции».

101 ловного дела, самостоятельно, не используя специальные познания, может прийти к выводу о контрафактности той или иной продукции.

Проведенным интервьюированием установлено, что 3.7% опрошенных не видят в факте неустановления правообладателя обстоятельство, препятст- вующее возбуждению уголовного дела.

Вопрос о размере и характере причиненного правообладателю ущерба, по нашему мнению, также не должен ставиться перед лицом, производящим исследование. Сложившаяся правоприменительная практика позволяет сделать вывод о том, что сумма ущерба, причиненного незаконным распространением контрафактной продукции, расценивается органами расследования и судом как сумма средних оптовых цен на лицензионную (выпущенную на условиях авторского договора или лицензионного соглашения) продукцию, распространяемую на территории Российской Федерации. Представляется более обоснованным ставить на исследование рассматриваемый вопрос в следующей редакции: «Какова стоимость официально выпущенных экземпляров произведений (или фонограмм) аналогичных по содержанию экземплярам (или фонограммам), представленным на исследование?»

Определяя лиц, которым надлежит поручать такого рода исследования, следует устанавливать их компетентность в сфере маркетинга рынка продукции, представленной на исследование, а также отсутствие их заинтересованности в результатах судопроизводства (о чем мы говорили выше).

Анализ практики проведения предварительных исследований позволяет сделать вывод о том, что они представляют собой комплексное исследова- ние предметов сведущими лицами в области трассологии, фоноскопии, лингвистики и полиграфии. Каждый из названных специалистов, используя знания в своей области, выявляет признаки, характерные для контрафактных экземпляров произведений. Осведомленность органа дознания или следователя о видах знаний, используемых при обнаружении признаков, характерных для нелицензионной продукции, позволит правильно определить экспертное уч-

102 реждение или конкретного специалиста, которому будет поручено исследо- вание.

Проведенный опрос оперуполномоченных, следователей и прокурорских работников, расследовавших преступления, предусмотренные ст. 146 УК РФ, показал, что все они сталкивались со случаями проведения исследования предметов и документов сведущим лицом, назначенным оперуполномоченным. Случаев самостоятельного проведения этого оперативно-розыскного мероприятия отмечено не было. В 6.5% анкетированных заявили, что по уголовным делам, находящимся в их производстве, имелись случаи совместного производства исследования предметов оперуполномоченным и сведущим лицом.

Процессуальная форма предварительного исследования, проведенного сведущим лицом, - справка об исследовании. По сложившейся практике справка такого рода содержит сведения об учреждении и лице, проводившем исследование, объектах, выявленных признаках, характерных для контрафактной продукции, и вывод о ее контрафактности (в настоящее время сведущие лица формируют вывод о ее нелигитимности). Критическая оценка вывода о контрафактности (нелигитимности), сделанного сведущим лицом, проводившим исследование, дана выше. Понятие нелигитимности, заменившее термин «контрафактность», не определено в законе, однако, исследуя его этимологическое толкование, можно сделать вывод: «нелигитим-ный» означает «незаконный», следовательно относится к контрафактности как общее к частному, а вывод, требующий правой оценки, не может быть сделан иначе как дознавателем, следователем прокурором или судьей.

По нашему мнению, справка об исследовании должна содержать дополнительно и порядок или методику проведенного исследования. По изученным уголовным делам о нарушении авторских и смежных прав все справ-

1 Легитимность (от лат. Legitimus) - согласный с законом, законный, правомерный См.: Большой юридический словарь / Под ред. Л.Я. Сухарева, В.Д. Зорьк ина, В.Е. Крут-ских. М.: ИНФРЛ-М, 1998. С. 336.

103 ки об исследовании содержат развернутое описание исследования, что позволяет провести более глубокую оценку его результатов. Это характерно лишь для исследований по делам рассматриваемой категории. К примеру, при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, справка об исследовании лишь констатирует вес изъятого вещества и его принадлежность к конкретному виду наркотических средств .

Оценивая результаты проведенного предварительного исследования, необходимо четко представлять предмет и пределы доказывания на стадии возбуждения уголовного дела и на стадии предварительного расследования. Автор не разделяет мнение о том, что полученное в ходе предварительного исследования мнение специалиста, обличенное в форму документа, после возбуждения уголовного дела в силу ст. 84 УПК РФ может является доказа-тельством по делу , поскольку при необходимости использовать в доказывании специальные познания должна быть назначена экспертиза. При сравнении результатов и порядка проведения предварительного исследования и экспертизы становится очевидным, что проведение экспертизы гарантирует белее достоверные результаты, поскольку эксперт предупреждается об ответственности, ему разъясняются его права. Помимо этого, дополнительная гарантия прав обвиняемого при производстве экспертизы реализуется путем представления ему для ознакомления постановления о назначении экспертизы и права ходатайствовать о дополнении вопросов, поставленных перед экспертом, а также знакомиться с заключением эксперта. По мнению автора, проведение и использование результатов предварительного исследования возможно лишь на стадии возбуждения уголовного дела, поскольку делается

1 Уголовное дело №48616 за 2001 гол по обвинению Балабанова А.С. в совершении пре ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

2 Защита авторских и смежных прав. Научно-практическое издание. Под ред. Савельевой И.В. М.: Экзамен, 2002. С. 198-199.

104 лишь предварительный вывод о совершении преступления, который подлежит обязательной проверке путем проведения следственных действий.

В случае самостоятельного исследования предметов и документов субъектом проведения оперативно-розыскного мероприятия, а также и в случае привлечения к исследованию сведущего лица, может возникнуть ситуация, при которой для решения задач, стоящих перед исследователем, необходимы образцы для сравнительного исследования. Такого рода предметы могут быть получены в результате оперативно- розыскного мероприятия «Сбор образцов для сравнительного исследования» или получены в порядке требования или по запросам прокурора, следователя или дознавателя (ч. 4 ст. 21 УПК). Фактически сбор образцов заключается в деятельности, направленной на обнаружение и изъятие объектов, сохранивших следы преступления либо ставших объектами преступных посягательств или могущих быть средством к обнаружению общественно опасного деяния и лиц, его совершивших.1 Для наибольшей результативности рассматриваемого мероприятия следует знать, в каких организациях находятся необходимые образцы для сравнительного исследования.

Как было отмечено выше, ряд общественных организаций, учрежденных крупными производителями фонограмм, видеопродукции и иных произ- ведений, являющихся результатами творческой деятельности, одной из целей создания имеют содействие правоохранительным органам. В случае, если не представляется возможным получить у правообладателя образец легитимной продукции (или правообладатель не установлен), следует обратиться, в зависимости от вида произведения, в соответствующую общественную организацию. Например, Международная федерация производителей фонограмм (IFPI) имеет постоянно пополняемую коллекцию образцов легитимно выпущенных компакт-дисков и полиграфической продукции к ним. Такого рода образцы распространяются среди экспертных учреждений МВД России, в ча-

1 См.: Гущин А.Н., Франциферов Ю.В. Доказательства, доказывание и использование результатов оперативно-розыскной деятельности. М: ПРИОР, 2001. С. 30-31.

105 стности, такую же коллекцию имеет Государственное учреждение «Эксперт-но-криминалистический центр МВД России». Аналогичными образцами видео-продукции располагает Российская Антипиратская Организация. Поскольку представительства названных организаций расположены в Москве, то с целью получения образцов для сравнительного исследования, в первую очередь, следует обращаться в экспертные учреждения МВД России на местах, в которые централизованно представляются необходимые сведения и образцы.

Проведение иных оперативно-розыскных мероприятий не так характерно для выявления и документирования нарушения авторских и смежных прав.

Следует отметить особый порядок передачи результатов оперативно- розыскной деятельности, поскольку Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности» допускает рассмотрение таких результатов как повод и основание для возбуждения уголовного дела. По постановлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, материалы проверки фактов нарушения авторских или смежных прав могут быть направлены следователю прокуратуры. При этом проведение оперативно-розыскных мероприятий может продолжаться, однако их направленность целесообразно согласовывать с лицом, принимающим процессуальное решение в стадии возбуждения уголовного дела. Направление материалов оперативно-розыскной деятельности уполномоченный на то орган осуществляет в соответствии с Инструкцией «О порядке предоставления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» (Приказ ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ, СВР РФ от 13 мая 1998 года №175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд»)1. Мы по-

1 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.
1998. № 23. 14 сентября. С. 40-47.

106 лагаем, что не следует приобщать к материалам предварительной проверки, а также уголовного дела план проведения оперативно- розыскного мероприятия, поскольку раскрывается тактика его проведения, которая не подлежит разглашению (как это было сделано по уголовному делу по обвинению Га-гаркинаВ.В.1).

Помимо оперативно-розыскных мероприятий ст.50 Закона РФ «Об ав- торском праве и смежных правах» позволяет органу дознания, следователю или суду принимать меры для розыска и наложения ареста как на экземпляры произведений или фонограмм, в отношении которых есть предположение об их контрафактности, так и на материалы и оборудование, предназначенные для производства или воспроизведения контрафактной продукции. При действиях такого рода упомянутый закон допускает меры по изъятию обнаруженных экземпляров (в отношении которых есть предположение об их контрафактности) и передаче их на ответственное хранение. Нам представляется, что предложенные в ст. 50 Закона РФ «Об авторским праве и смежных правах» способы обеспечения иска по делам о нарушении авторских или смежных прав могут быть реализованы лишь в стадии возбуждения уголовного дела. При расследовании уголовного дела действия по наложению ареста на имущество, изъятию и передаче на ответственное хранение регламен- тированы нормами УПК РФ. Рассматриваемые действия в стадии возбуждения уголовного дела могут послужить не только способом обеспечения гражданского иска, но и способом получения оснований для возбуждения уголовного дела, собирания предметов и документов, которые при расследовании уголовного дела могут быть признаны доказательствами.

Порядок процессуального оформления такого рода действий в законе не закреплен. Мы полагаем, что оформлять изъятие, наложение ареста и по- следующую передачу на ответственное хранение надо с использованием ана-

1 Уголовное дело №1-1280 за 2001 год по обвинению Гагаркина В.В. в совершении пре- ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

107 логии по правилам, предусмотренным соответствующими статьями уголовно-процессуального закона для стадии предварительного расследования, или отражать эти действия в протоколе оперативно- розыскного мероприятия. В этом случае протокол должен содержать сведения о том, что действия по изъятию, наложению ареста производятся на основании ст. 50 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

Проведенное интервьюирование выявило неосведомленность 88.3% респондентов о положениях ст. 50 упомянутого закона, остальные опрошенных знают о возможности наложения ареста в этом порядке, однако на практике это не применяют.

Выше мы уже говорили о праве прокурора, следователя и дознавателя при осуществлении уголовного преследования давать поручения, делать запросы и требовать в пределах своих полномочий от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан выполнения тех или иных действий. Однако цели рассматриваемых уголовно- процессуальных действий в стадии возбуждения уголовного дела не сводятся лишь к получению образцов для сравнительного исследования. Вообще, положения ч. 4 ст. 21 УПК РФ представляют собой правообеспечительную гарантию осуществления уголовно- процессуальной деятельности указанных выше субъектов доказывания .

По нашему мнению, в рамках предоставленных полномочий следователь может требовать от органа, наделенного правом осуществления опера- тивно-розыскной деятельности (или поручать этому органу), проведение комплекса оперативно-розыскных мероприятий, направленных на проверку доводов, изложенных в сообщении о нарушении авторских или смежных прав. Безусловно, конкретизация и порядок производства того или иного оперативно-розыскного мероприятия отнесены к исключительной компетенции органа, его производящего. Следователь, осуществляющий проверку со-

1 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.П. Гуляева, О.А. Зайцева М.: Экзамен, 2002. С. 64-65.

108 общения о преступлении, должен представлять основания, цели и порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, что позволит ему правильно оценить полученные в результате сведения.

Необходимо более подробно рассмотреть осмотр места происшествия как один из уголовно-процессуальных способов проверки заявления о со- вершенном преступлении, которым может воспользоваться следователь на стадии возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 176 УПК РФ). Исходя из со- держания главы 24 УПК РФ, осмотр места происшествия — это вид осмотра. Целью любого осмотра (в понимании уголовно-процессуального законодательства) является обнаружение следов преступления, выяснение других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве объектов осмотра, вообще, могут выступать участки местности, жилище, предметы и документы. Объектом же осмотра места происшествия изначально могут быть исключительно участки местности или жилище, однако при обнаружении в ходе такого осмотра предметов или документов они также могут быть осмотрены в рамках производства единого следственного действия.

Осмотр места происшествия необходим во всех случаях, когда обстоя- тельства, изложенные в сообщении о преступлении или в иных материалах предварительной проверки, позволяют предполагать, что там могут быть обнаружены вещественные доказательства, изменения в окружающей обстановке, иные следы преступления. Их изучение дает возможность установить характер события, что в совокупности с другими материалами проверки позволит сформировать вывод о наличии признаков преступления. При производстве осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела надлежит четко осознавать, что его результаты могут использоваться не только для достижения целей стадии возбуждения уголовного дела, но и при дальнейшем доказывании в случае, если уголовное дело будет возбуждено. По этой причине при производстве осмотра такого рода следует собирать, проверять и оценивать не только данные, свидетельствующие о наличии признаков преступления (необходимые для приятия решения в стадии возбужде-

109 ния уголовного дела), но и иные сведения, которые могут быть использованы для установления обстоятельств, имеющих значение для будущего уголовного дела. Такой подход к рассматриваемому следственному действию позволит избежать производства дополнительного осмотра места происшествия, сократить сроки расследования, собрать те доказательства, которые могут быть утрачены с течением времени.

Применительно к теме диссертационного исследования местами про- исшествия могут являться как торговые точки (ларьки, павильоны, отдельные места на рынках), так и производственные или складские помещения, используемые для изготовления или хранения контрафактной продукции. Так, в качестве доказательства в судебном заседании по уголовному делу Хакаю В. В. был признан протокол осмотра места происшествия, в котором были отражены содержание, ход и результаты осмотра торговой точки ЧП «Хакаю В.В.» в магазине «Олимп» пос. Кудиново, Малоярославецкого района Калужской области (осмотр был произведен до возбуждения уголовного дела) .

Следует иметь ввиду, что зачастую производство контрафактной про- дукции, ее хранение, а равно и торговля налаживается в жилых помещениях, осмотр которых требует либо согласия проживающего в нем лица, или судебного решения (ч. 5 ст. 177 УПК РФ). Законодатель предельно широко рассматривает лиц, проживающих в таком помещении, от них не требуется ни сведений о регистрации по адресу предполагаемого осмотра, ни договора аренды жилого помещения; сам факт проживания в жилище, уже говорит о необходимости получения согласия такого лица на осмотр занимаемой им жилой площади. О согласии проживающего в месте осмотра лица следует сделать отметку в протоколе осмотра места происшествия.

Уголовное дело №1-57 за 2000 год по обвинению Хакаю В.В. и Хакаю Л.В. в соверше- нии преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146, ч. 3 ст. 30 п.п. «б» и «в» ч. 2 ст. 200 УК РФ. Архив Обнинского городского суда Калужской области.

по

Участников производства осмотра места происшествия можно условно разделить на три группы:

  1. Лица, производящие осмотр (дознаватель, следователь и прокурор);
  2. Лица, присутствующие при производстве осмотра - понятые;
  3. Лица, привлекаемые к участию в осмотре по решению лица, его производящего (специалисты, потерпевший, лицо, действия которого стали основанием проведения проверки и т.д.)
  4. По нашему мнению, также целесообразно участие в осмотре предста- вителей предприятия, учреждения, организации, в помещениях или на территории которых проводится осмотр. Наиболее часто указанных лиц привлекают в качестве понятых при осмотре.

Хотелось бы остановиться на наиболее существенных обстоятельствах, характерных для нарушения авторских и смежных прав, которые можно установить в ходе производства осмотра места происшествия. Наиболее частым местом, которое подлежит осмотру, является непосредственно торговая точка или производственное (складское) помещение.

В процессе осмотра торговой точки, через которую реализуется кон- трафактная продукция, следует предпринять меры для изъятия:

• продукции, в отношении которой есть предположение о ее контра- фактности; • • документов учета реализации продукции осматриваемой торговой точки; • • контрольных лент, в случае использования контрольно-кассового аппарата; • • документов, отражающих поступления реализуемого товара; • • ценников; • • документов, подтверждающих право на осуществление торговли и период времени осуществления этого права; •

Ill

• различных черновых записей, записных книжек и прочих документов, которые позволят установить связи продавцов или организаторов торговли.

При осмотре помещения, в котором производится контрафактная про- дукция, надлежит произвести действия, направленные на изъятие:

• контрафактной продукции; • • оригинальной продукции, используемой в качестве образца для неза- конного тиражирования; • • обложек, индивидуальных упаковок и иного рода полиграфической продукции, имеющей признаки, характерные для упаковки контра- фактных произведений; • • оборудования, сырья и расходных материалов, используемых для ти- ражирования продукции; • • документов, отражающих приобретение оборудования, расходных материалов к нему и иных предметов, используемых для незаконного тиражирования произведений; • • документов, отражающих сведения о местах распространения произ- веденной продукции, денежных средствах, полученных от ее реализации, иных документов свидетельствующих о реализации контрафактных экземпляров; • Однако следует иметь ввиду, что проведение осмотра места происшествия не может быть связано с действиями поискового (розыскного) характера. Указанные выше предметы и документы должны быть изъяты лишь в том случае, если о них стало известно непосредственно при обозрении места происшествия. Нельзя признать допустимым при производстве осмотра вскрытие каких-либо хранилищ (ящиков столов, шкафов и т.д.), обнаруженных на месте производства рассматриваемого следственного действия.

По результатам проведенного опроса, 76.8% опрошенных сотрудников правоохранительных органов допускают при производстве обыска действия розыскного характера.

112

Важной гарантией соблюдения прав участников осмотра места проис- шествия является подробная запись всех заявлений, уточнений и замечаний сделанных ими в процессе производства следственного действия и после оглашения протокола осмотра. Часто такие пояснения записываются не развернуто, формально: «Протокол мне прочитан, записано верно, дополнений и замечаний не имею».

В практической деятельности правоохранительных органов крайне редко встречаются случаи производства осмотров места происшествия по уголовным делам о нарушении авторских и смежных прав. Задачи, стоящие перед рассматриваемым следственным действием, фактически разрешаются в ходе производства оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки. По нашему мнению, к такой практике необходимо относиться критически. После проведения проверочной закупки, если по ее результатам субъект проведения сохранит предположение о совершенном преступлении, следует провести осмотр места происшествия. Протокол и иные результаты производства этого следственного действия (изъятие предметов и документов и т.д.), безусловно, послужат более «качественными» доказательствами, т.к. производство и оформление результатов осмотра более детально регла- ментировано нормами УПК, нежели производство проверочной закупки — нормами Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Кроме того, в ходе производства следственного действия уголовно- процессуальным законом предусмотрены важные гарантии соблюдения прав и законных интересов его участников. Осмотр места происшествия всегда проводиться гласно, понятым разъясняются их права и обязанности, все обнаруженное и изъятое в ходе осмотра подлежит предъявлению участникам следственного действия, осмотр жилища производится либо с согласия проживающего в нем лица, либо по судебному решению, и т.д. (ст. 177 УПК РФ). Оформление же хода и результатов проверочной закупки не регламентировано нормами Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», требования к содержанию протокола этого оперативно-розыскного

113 мероприятия сформированы практикой его производства. Поскольку сотрудники подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не всегда четко представляют себе, каким образом в дальнейшем будут использованы результаты производства проверочной закупки, следователь в ряде случаев не может в полной мере установить, к примеру, обстоятельства осуществления торговли контрафактной продукцией. Это приводит к необходимости получения дополнительных сведений, которые позволят сделать вывод о наличии признаков преступления, что может затянуть сроки проверки заявления о преступлении или вообще лишить возможности принять в отведенный законом срок обоснованное решение в стадии возбуждения уголовного дела.

Результаты административной деятельности милиции, по нашему мнению, могут быть использованы для установления признаков преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ. Однако административная деятельность не может быть направлена на установление признаков преступления, т.к. она имеет своей задачей выяснение обстоятельств административного правонарушения.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. предусматривает административную ответственность за нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода (ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ). Деятельность милиции при производстве по делам об административном нарушении авторских или смежных прав во многом схожа с деятельностью по доказыванию преступного нарушения этих прав. Подлежат обязательному установлению правообладатели нарушенных прав, выясняется, какое именно право и каким способом нарушено, охраняется ли это право, кто является нарушителем и т.д. В процессе выяснения этих обстоятельств субъекты административного доказывания имеют право истребовать объяснения, давать поручения и запросы, истребовать сведения, производить личный досмотр, досмотр вещей и транспортных средств изымать вещи и документы, накладывать административный арест на товар и транспортные

114

средства и т.д. В результате этих действий могут быть выявлены сведения, которые необходимо установить для разрешения вопроса в стадии возбуждения уголовного дела, а в ряде случаев выступают в качестве самостоятельных доказательств в стадии предварительного расследования и в судебных стадиях. Так, при проведении предварительной проверки торговой деятельности Шлегеля Э.П., осуществлявшего распространение видеопродукции, было выявлено отсутствие документов, разрешающих предпринимательскую деятельность, а также патента, необходимых для осуществления торговли в г. Самара (по месту производства проверки). По результатам административной деятельности был составлен акт проверки торговой точки, который впоследствии послужил основанием производства оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» и сам по себе фигурировал в деле как доказательство вины Шлегеля Э.В.

В процессе разбирательств по делам об административных правонарушениях могут быть выявлены обстоятельства, которые позволят сделать вывод о наличии признаков преступления. В этом случае должно быть возбуждено уголовное дело, что является основанием прекращения производства по делу об административном правонарушении (п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).

Несмотря на значимость результатов административной деятельности, нельзя признать правомерным проверку сведений о преступном нарушении авторских или смежных прав посредством административной деятельности.

Правоприменительная практика знает случаи, когда лицо, в отношении которого есть подозрение в том, что оно совершило преступление, подвергается проверке в административном порядке. Например, при проверке заявления ЗАО «Союз- Видео», в котором оно просило привлечь к уголовной ответственности Мельникова В.М., осуществлявшего торговлю продукцией, права на реализацию которой принадлежали ЗАО «Союз-Видео», чем заявителю

Уголовное дело №1-1680/98 за 1998 год по обвинению Шлегеля Э.В. в совершении пре- ступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 146, ч. 2 ст. 146 и ст. 171 УК РФ. Архив Кировского районного суда г. Самара.

115 был причинен крупный ущерб, сотрудники милиции провели такую проверку не в уголовно-процессуальном, а в административном порядке. Результаты проверки послужили основанием к возбуждению уголовного дела, а позднее были рассмотрены судом в качестве доказательств’. По нашему мнению, такого рода доказательство должно быть признано недопустимым, поскольку получено с нарушением закона. Проверка заявления о преступном нарушении авторских или смежных прав должна проводиться уголовно-процессуальными или оперативно-розыскными методами или путем деятельности прокурора по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Интервьюирование сотрудников правоохранительных органов показало, что 66.5% опрошенных считают правомерным проведение проверки со- общения о преступном нарушении авторских и смежных прав средствами административной деятельности органов внутренних дел.

В правоприменительной деятельности крайне редки случаи возбуждения уголовных дел о нарушении авторских или смежных прав по результатам прокурорской проверки в ходе надзора за соблюдением прав и свобод человека. Это обстоятельство позволяет предложить, что прокуроры недостаточно широко пользуются своими полномочиями по выявлению признаков преступления в процессе надзорной деятельности.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» определяет прокурорский надзор как вид деятельности прокуроров. Одно из приори- тетных направлений в рассматриваемой деятельности - это надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, которые сформулированы в Конституции РФ и соответствуют общепризнанным принципам и нормам международного права. В частности, ч. 1 ст. 44 Конституции РФ гарантирует свободу литературного, художественного, научного, технического и других

1 Уголовное дело 1999 года по обвинению Мельникова В.М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Архив Канавинского районного суда г. Нижнего Новгорода.

116

видов творчества, преподавания, декларирует охрану интеллектуальной собственности. Приведенные выше сведения позволяют говорить о том, что преступное нарушение авторских и смежных прав может быть не только предметом предварительной уголовно-процессуальной проверки, но и проверки в рамках прокурорского надзора, поскольку речь идет о нарушении конституционного права человека и гражданина.

Остановимся подробнее на условиях осуществления прокурорами над- зора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, а также их полномочиях по реализации этой деятельности. Предметом рассматриваемого надзора, как мы указывали выше, является соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина. В целях выявления таких нарушений прокурор, используя свои полномочия, анализирует деятельность министерств и ведомств, представительных органов субъектов Федерации, органов местного самоуправления, органов военного управления, органов контроля, их должностных лиц, а также органов управления и руководителей коммерческих и некоммерческих организаций (ч. 2 ст. 26 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Поводом, инициирующим прокурорский надзор, в данном случае являются заявления, жалобы и иные сообщения о нарушении прав и свобод человека и гражданина. Авторами таких заявлений могут быть как непосредственно правообладатели, чьи права были (по их мнению) нарушены, так и другие граждане, государственные органы, иные организации и должностные лица.

Ст. 27 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» определяет общий круг полномочий прокурора, которые могут использоваться, в том числе, для установления признаков преступного нарушения авторских и смежных прав.

Пользуясь правом вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушения закона, прокурор самостоятельно и зачастую более квалифицировано может получить сведения, о которых мы говорили выше, рассматривая оперативно-розыскное мероприятие «Опрос». В процессе дея-

117 тельности по надзору прокурор полномочен разъяснить пострадавшему порядок защиты его прав и свобод. Это обстоятельство важно еще и потому, что правообладатель, чьи права были нарушены, может не знать о таком нарушении, а отсутствие его заявления является препятствием для возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 146 УК РФ. Реализуя свое право рассматривать и проверять заявления и жалобы, прокурор в результате проведенной проверки может прийти к выводу о наличии признаков преступления, что является основанием возбуждения уголовного дела. Полученная в ходе надзорной деятельности прокурора информация должна быть достаточной для определенного суждения о наличии или отсутствии признаков правонарушения. Нельзя согласиться с Маршуновым М.Н., который полагает, что в ходе прокурорской проверки должны быть установлены такие элементы состава правона- рушения, как его объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона1. По нашему мнению, в соответствии с ч. 2 ст. 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор возбуждает уголовное дело по основаниям, установленным законом. Такие основания устанавливаются ст. 140 УПК РФ, а именно наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (о необходимых для возбуждения уголовного дела признаках мы говорили выше). В случае если целью прокурорской проверки будет установление всех признаков преступления - это увеличит время принятия решения о возбуждении уголовного дела.

§3. Особенности принятия процессуальных решений в стадии возбуж- дения уголовного дела о нарушении авторских и смежных прав

Рассмотрев сообщение о преступлении, изучив результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий и иные материалы предварительной проверки, дознаватель, следователь или прокурор при наличии признаков

1 См.: Маршунов МН. Комментарий к Закону о прокуратуре Российской Федерации. М. - С-Пб.: Герад, 1998. С.73-74.

118 преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, обязаны возбудить уголовное дело или передать сообщение по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ. Последнее решение может быть принято в случае, если сообщение о нарушении авторских или смежных прав поступило не в прокуратуру (к исключительной компетенции которой отнесено расследование этих уголовных дел), а в иные подразделения следствия или дознания.

Закон предписывает субъекту принятия решения о передаче материалов предварительной проверки по подследственности принять меры по со- хранению следов преступления (ч. 3 ст. 145 УПК РФ). Можно выделить три способа действий такого рода:

  1. Физическое сохранение следов путем ограждения и опечатывания мест производства и распространения контрафактной продукции, кино, фо- тосъемки, фотографирования и иных способов фиксации преступных действий, результатов преступной деятельности и предметов, имеющих признаки вещественных доказательств.
  2. Процессуальное документирование. Прежде всего, это осмотр места происшествия, однако надо иметь ввиду, что в этом случае осмотр производится не столько для разрешения задач, стоящих перед стадией возбуждения уголовного дела, а в большей степени для сохранения следов преступления, как того требует ч. 3 ст. 145 УПК РФ. К процессуальным способам сохранения следов преступления следует отнести и использование иных уголовно-процессуальных полномочий: протоколирование сообщения о преступлении; направление требований, поручений, запросов; истребование материалов; принятие предметов и документов, представленных заявителем (потерпевшим), его представителем и другими лицами. Об особенностях такого рода уголовно-процессуальной деятельности мы говорили выше.
  3. Орган дознания, помимо указанных способов сохранения следов преступления, может воспользоваться средствами оперативно-розыскной деятельности, результатами предыдущей административной деятельности, а прокуроры - прокурорской проверки, о которой подробнее мы говорили вы-

119 ше. Сведения, полученные сотрудниками милиции и работниками прокуратуры в процессе осуществления рассмотренной деятельности, могут явиться действенным средством фиксации следов преступления.

Законом не определено, в какую процессуальную форму должно обле- каться решение о передаче сообщения о преступлении по подследственности. Анализ правоприменительной практики позволяет говорить о препроводительном письме, как о форме документа, содержащего решение о направлении в прокуратуру материалов предварительной проверки сообщения о нарушении авторских или смежных прав. Упомянутое письмо адресуется на имя прокурора, на территории (в юрисдикции) которого имело место предполагаемое преступление. Письмо подписывается руководителем подразделения, проводившего предварительную проверку или получившего сообщение о преступлении. Сами материалы проверки прилагаются к письму с ука- занием общего количества листов. По нашему мнению, целесообразно выносить решение о передаче сообщения о преступлении в форме постановления, что, во-первых, не противоречит требованиям п. 25 ч. 1 ст. 5 УПК РФ; во-вторых, позволяет более полно отразить обоснованность и законность принятия такого решения, в-третьих, указывает дату принятия этого процессуального решения (а не дату регистрации препроводительного письма в канцелярии), в-четвертых, в таком постановлении могут найти свое отражение и другие решения, сопутствующие передаче сообщения по подследственности (уведомление заявителя, места хранения изъятых предметов и документов и иные меры, принятые для сохранения следов преступления). Вынесение постановления о направлении уголовного дела по подследственности облегчит реализацию права заинтересованных лиц обжаловать законность и обоснованность этого решения.

В начале настоящей главы, отмечалось, что при наличии повода и ос- нования для возбуждения уголовного дела и при отсутствии оснований отказа в возбуждении уголовного дела, уполномоченное на то должностное лицо обязано возбудить уголовное дело.

120

Уголовное дело может быть возбуждено как исключительно по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 или ч. 2 ст. 146 УК РФ, так и в отношении конкретного нарушителя авторских или смежных прав. Приня- тие рассматриваемого процессуального решения оформляется постановле- нием, которое должно содержать сведения о дате, времени и месте его вынесения, лице, его вынесшем, поводы и основания принятия такого решения, пункт и часть статьи УК РФ, на основании которых возбуждается уголовное дело.

Современное уголовно-процессуальное законодательство предусмат- ривает необходимость незамедлительного согласования решения о возбуждении уголовного дела с прокурором в случае, если такое решение принимает дознаватель или следователь (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). Процесс такого согласования заключается в деятельности следователя (дознавателя) по представлению прокурору материалов предварительной проверки и постановления о возбуждении уголовного дела и в деятельности прокурора по изучению представленных материалов и согласии (или несогласии) с решением возбудить уголовное дело. Свое решение прокурор принимает на основании полномочий, представленных ему п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, по результатам оценки доводов, сформулированных следователем (дознавателем) в постановлении о возбуждении уголовного дела, сопоставлении их с материалами предвари- тельной проверки. Это решение прокурор незамедлительно отражает в виде соответствующей визы «Согласен», либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

О получении согласия прокурора с решением возбудить уголовное дело сообщается правообладателю, по заявлению которого возбуждено уголовное дело. Когда уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица, нарушившего авторское или смежное право, оно также уведомляется о принятом решении.

Отказ прокурора дать согласие на возбуждение уголовного дела следует расценивать как форму отказа в возбуждении уголовного дела.

121

Институт отказа в возбуждении уголовного дела предусматривает ос- нования принятия такого решения, которые совпадают с основаниями прекращения уголовного дела (ст. 24 УПК РФ). Принятие соответствующего решения находится в зависимости от момента установления этих оснований. Если основания, указанные в ст. 24 УПК РФ, обнаруживаются на стадии возбуждения уголовного дела, уполномоченное на то должностное лицо должно отказать в возбуждении уголовного дела. К таким основаниям уголовно-процессуальное законодательство относит: отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; истечение сроков давности уголовного преследования; смерть подозреваемого или обвиняемого; отсутствие заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обви- нения, отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. 1, 3-5, 9 и 10 части первой ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1 и 3-5 части первой ст. 448 УПК РФ.

Рассмотрим порядок установления перечисленных обстоятельств, ис- ключающих возбуждение уголовного дела, при проверке сообщений о преступном нарушении авторских или смежных прав.

Под отсутствием события нарушения авторских или смежных прав следует, в частности, понимать отсутствие факта торговли контрафактной продукцией, признание продукции, которой осуществляется торговля, легитимной и т.д. Иными словами, для установления этого основания следует доказать, что не было действий, описанных нами выше как уголовно-наказуемых способов нарушения интересов правообладателей. Исходя из принципа презумпции невиновности, следует рассматривать недоказанность события преступления как доказанность его отсутствия. Однако следует понимать, что все предусмотренные законом меры по установлению события преступления должны быть предприняты, и лишь невозможность установить

122 в отведенные сроки и такими мерами событие преступления может послужить основанием отказа в возбуждении уголовного дела.

Рассматривая отсутствие в деянии состава преступления как обстоя- тельство, исключающее возбуждение уголовного дела, необходимо иметь в виду, что деятельность в стадии возбуждения уголовного дела не направлена на установление всех признаков преступления или состава преступления. Полагаем, что если в процессе предварительной проверки будет достоверно установлено, что один из элементов состава преступления отсутствует, то проверка должна быть закончена решением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Если лицо, в действиях которого усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, не достигло 16-летнего возраста, сле- дует говорить об отсутствии субъекта преступления. Установить вменяе- мость лица, нарушившего авторское или смежное право, на стадии возбуждения уголовного дела достаточно проблематично, т.к. это связано с проведением судебно-психиатрической экспертизы, выемкой медицинских документов, а в ряде случаев с помещением такого лица в стационар.

Также проблематично, на наш взгляд, установить отсутствие субъек- тивной стороны преступления способами, допустимыми при предварительной проверке сообщения о нарушении интересов правообладателей. Незнание о существовании уголовной ответственности за нарушение авторских или смежных прав не может быть расценено как отсутствие умысла на совершении этого преступления.

Объектом рассматриваемого в диссертационном исследовании преступ- ления являются охраняемые в уголовном порядке правоотношения, складывающиеся по поводу авторских или смежных прав (подробнее мы говорили об этом в 1-ой главе). При определении отсутствия этого элемента преступления следует выяснить, отвечают ли рассматриваемые в конкретной ситуации правоотношения требованиям охраняемых уголовным законом интере-

123 сов правообладателей, подлежит ли нарушенное право охране, не истек ли срок его охраны и т.д.1

Истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности определяется по правилам ряда норм уголовного закона. В соответствии со ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 146 УК РФ, отнесено к категории преступлений небольшой тяжести, а предусмотренное ч. 2 ст. 146 УК РФ - средней тяжести. Согласно требованиям ст. 78 УК РФ сроки давности уголовного преследования считаются истекшими, если со дня совершения преступления небольшой тяжести прошло два года, или шесть лет со дня совершения преступления средней тяжести.

Рассматривая момент окончания преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ, следует помнить о том, что эти составы являются материальными, т.е. моментом окончания преступления следует считать момент причине- ния крупного ущерба. В случае установления, что деяние, содержащие признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ, имело место два или более года тому назад, то на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ должно быть принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. На основании той же нормы УПК РФ принимается решение в отношении квалифицированного нарушения авторских или смежных прав, если такое нарушение имело место шесть или более лет назад.

Особенности возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ, уже рассматривались. Обратим лишь внимание на то, что отсутствие заявления правообладателя, чьи права были нарушены, при недоказанности обстоятельств, позволяющих прокурору, следователю или дознавателю возбудить уголовное дело без такого заявления, также следует рассматривать как основание отказа возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ.

Подробнее о доказывании наличия или отсутствия в деянии состава преступления речь идет в Ш-ей главе настоящей работы.

124

При проведении предварительной проверки помимо анализа сведений, указанных в сообщении о преступлении, и сведений, указывающих на признаки преступления, подлежат установлению и обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела. Однако в случае если не удалось установить сведения, подтверждающие наличие признаков преступления, для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела не требуется отдельно устанавливать основания, указанные в ст. 24 УПК РФ. Недоказанность наличия признаков преступления следует рассматривать как доказанность отсутствия в деянии состава преступления (аналогично, как и в случае с неустановлением события преступления).

Уголовно-процессуальный закон предписывает принятое решение об отказе в возбуждении уголовного дела выражать в форме постановления. Рассматриваемый документ должен содержать законный и мотивированный вывод о необходимости отказа в возбуждении уголовного дела. Постановление должно содержать результаты проверки сообщения о преступлении, дату и место принятия решения, сведения о должностном лице, принявшем такое решение, конкретное основание принятия решения (отсутствие признаков преступления или наличие оснований отказа в возбуждении уголовного дела), соответствующую ссылку на норму уголовно-процессуального закона, само процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела (в отношении конкретного лица или по факту сообщения о преступлении), сведения об уведомлении заинтересованных лиц и прокурора о принятом решении с разъяснением прав на обжалование такого решения, подпись должно- стного лица, принявшего решение (ч. 2 ст. 146 УПК РФ, Приложение 7 и 8).

При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица, уполно- моченное на то должностное лицо обязано рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ) в отношении лица, следавшего ложное сообщение о преступлении (ч.2 ст. 148 УПК РФ). Результат рассмотрения не является частью стадии возбуждения уголовного

125 дела о нарушении авторских или смежных прав, и решение, принятое в отношении лица, распространившего ложное сообщение о преступном нарушении интересов правообладателей объектов интеллектуальной собственности, не должно содержаться в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению такого лица.

Рассмотрение сведений о заведомо ложном доносе должно быть про- цессуально отделено от процесса предварительной проверки сообщений о нарушении авторских или смежных прав. Законодатель указывает, что во- прос о начале уголовного преследования за заведомо ложный донос решается при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела о нарушении авторских или смежных прав, т.е. процессуальное решение, завершающее стадию возбуждения уголовного дела, уже принято (ч. 2 ст. 148 УПК РФ).

126

Глава III. Особенности доказывания нарушения авторских и смежных прав в стадии предварительного расследования

§1. Обстоятельства, имеющие значение для дела, и пределы доказывания нарушения авторских и смежных прав в стадии предварительного расследования

Вся деятельность по уголовно-процессуальному доказыванию направлена на установление обстоятельств, имеющих значение для дела, которые можно условно разделить на обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ), и иные обстоятельства, имеющие значение для дела (ч. 1 ст. 74 УПК РФ). Первая группа обстоятельств конкретизирована уголовно-процессуальным законом, и в научной литературе ее принято называть предметом доказывания1.

Предмет доказывания

Важная гарантия реализации уголовной ответственности состоит в установлении определенного предмета доказывания по каждому уголовному делу2. Это мнение Г.М. Миньковского, высказанное в 1973 году, не потеряло своей актуальности и в условиях действия современного уголовно-процессуального законодательства. Предмет доказывания представляет собой совокупность обстоятельств, подлежащих установлению по каждому уголовному делу, независимо от его специфики, при производстве предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства:

• событие преступления; • • виновность лица в совершении преступления; • • обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; • • характер и размер вреда, причиненного преступлением; • См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под. ред. Гуляева Л.П. М.: Экзамен, 2002. С. 182.

2 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин Н.В., изд. 2-е исправленное и дополненное. М.: Юридическая литература, 1973. С.139.

127

• обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость; • • обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; • • обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уго- ловной ответственности и наказания (ч. 1 ст. 73 УПК РФ). • Говоря о единстве предмета доказывания по уголовным делам, следует иметь виду разнообразие предметов доказывания при принятии конкретных решений. Процессуальные решения, отражающие движение дела по отдельным этапам досудебного производства, характеризуются расширением круга обстоятельств, подлежащих доказыванию по мере движения дела (для решения о возбуждении уголовного дела, привлечении лица в качестве обвиняемого, для прекращения уголовного дела или направления дела в суд с обвинительным заключением или постановлением о применении мер медицинского характера) . Строгое следование предмету доказывания обеспечивает полноту исследования обстоятельств дела. Мы разделяем мнение А.Р. Белкина о том, что предмет доказывания есть ориентир в познании обстоятельств дела, а не средство познания: «Предмет доказывания, подобно плану рассле- дования, служит средством организации расследования, а не его осуществления»2.

Рассмотрим подробнее содержание каждого элемента предмета дока- зывания по уголовным делам о преступном нарушении авторских и смежных прав.

Положение п. 1 ч. 2 ст. 73 УПК РФ предлагает характеризовать событие преступления, устанавливая время, место, способ и другие обстоятельства совершенного преступления. Термин «событие преступления», присущий языку уголовно-процессуального закона, условно используется для обозначения обстоятельств, характеризующих в основном существенные признаки объективной стороны и объекта преступления, однако этот термин охватывает далеко не все уголовно-релевантные обстоятельства и доказанность собы-

1 Якупов Р.Х. Уголовный процесс Учебник для вузов. М.: Зерцало, 1998. С. 168.

2 Белкин Л.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. М.: Норма, 1999. С. 23

128 тия преступления сама по себе не означает обоснованности суждения о наличии или отсутствии состава преступления1.

Временем совершения преступления следует считать дату и время начала и окончания преступных действий. Говоря о моменте окончания действий, нарушающих авторские или смежные права, следует установить непо- средственное время и дату незаконного использования объектов авторского или смежных прав, либо действий по присвоению авторства. Причинение крупного ущерба отнесено к отдельному элементу обстоятельств, подлежащих доказыванию, на нем мы остановимся ниже. Нарушение авторских или смежных прав чаще всего не одномоментно, преступление может совершаться в течение длительного времени. В таком случае временем совершения преступления следует считать временной промежуток между началом выполнения объективной стороны преступления и фактическим пресечением преступной деятельности.

О месте совершения преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, мы говорили выше, анализируя осмотр места происшествия в стадии возбуж- дения уголовного дела. Место преступления определяется по месту фактического нарушения авторских или смежных прав. Такое место может находиться как по одному адресу, так и в нескольких местах, одновременно или последовательно меняться.

Способ как часть характеристики события преступления совпадает со способом уголовно наказуемого нарушения авторских и смежных прав, иными словами, это комплекс совершаемых лицом в определенной последовательности действий, которые приводят к преступному результату. Преступление может быть совершено лишь посредством присвоения авторства или незаконного использования объектов авторского права или смежных прав. Формы преступного использования объектов интеллектуальной собственности описаны нами в главе 1-ой настоящей работы, кроме того, способы ис-

1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин Н.В., изд. 2-е исправленное и дополненное. М: Юридическая литература, 1973. С. 165-167.

129 пользования произведений перечислены в п. 2 ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». В качестве квалифицированного способа преступного нарушения интересов правообладателей следует признать совершение этого деяния неоднократно или группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Примером может служить уголовное дело по обвинению Стадника С.А., который «с февраля 1998 года незаконно воспроизводил и реализовывал объекты авторского права - видеокассеты с записями фильмов, исключительное право на пользование и распоряжение которыми принадлежало ЗАО «СОЮЗ-ВИДЕО», СП «Варус-Видео». Стадник арендовал 02 февраля 1998 года помещение, принадлежащее АООТ «Микрон», расположенное на территории завода ГЗАС (г. Н. Новгород, ул. Интернациональная д. 100), используя имеющуюся у него видеоаппаратуру и систематически приобретавшиеся на рынке у ЦК им. Горбунова в г. Москва контрафактные мастер-кассеты и упаковки с полиграфией к видеофильмам, производил тиражирование (воспроизведение) видеофильмов, а затем реализовывал изготовленные контрафактные кассеты через киоск «Вента- 1-2», располоэ/сенный на пл. Революции г. Н. Новгород до 20 октября 1998 года. В этот день сотрудники милиции провели проверочную закупку и пресекли незаконную деятельность Стадника’. В данном примере временем, характеризующим событие преступления, следует признать период времени от начала деятельности по тиражированию видеопродукции (начало февраля 1998 года) до момента фактического окончания реализации Стадником контрафактной продукции (20 октября 1998г). Местом совершения преступления является как место тиражирования, так и место продажи контрафактной продукции.

На основании анализа приговора по делу Стадника можно прийти к выводу о том, что суд вменил подсудимому в вину незаконное воспроизведе-

1 Уголовное дело №7/515 за 1999 гол по обвинению Стадника С.А. в совершении преступ- ления, предусмотренного ч. 2 ст. 146, ст. 242 УК РФ. Архив Канавинского районного суда г. Н. Новгород.

130

ние и реализацию объектов авторского права. По нашему мнению, суду следовало признать подсудимого виновным не в незаконной реализации, а в незаконном использовании в форме распространения экземпляров произведений путем продажи, поскольку законом не предусмотрена такая форма использования объектов авторского права, как их реализация (ч. 2 ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смелшых правах»).

На стадии предварительного расследования подлежит доказыванию виновность лица в нарушении авторских или смелшых прав в форме прямого или косвенного умысла. Деятельность по доказыванию этих обстоятельств позволяет ответить на два вопроса: совершило ли лицо инкриминируемое деяние; виновно ли оно в его совершении.

Устанавливая субъективную сторону преступления, следует доказать факт осознания обвиняемым, что, незаконно используя произведения, он на- рушает права авторов и иных правообладателей, поскольку использует результаты их труда без всякого на то разрешения, а как следствие его действий могут наступить общественно-опасные последствия в виде крупного ущерба, причиненного интересам правообладателей1.

Мотив действий нарушителя авторских или смелшых прав не влияет на квалификацию рассматриваемого преступления, действия могут быть вызваны как стремлением получить выгоду имущественного характера (при косвенном умысле), так и причинить ущерб интересам правообладателя объекта интеллектуальной собственности (при прямом умысле), мотив может быть неопределенным и т.д. Мотивы нарушения авторских или смежных прав могут быть расценены как обстоятельства, отягчающие или смягчающие ответственность (п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого указываются в водной части приговора как данные о личности подсудимого, имеющие значение для уголовного дела (ч. 4 ст. 304 УПК РФ). Исходя из этого, к

1 См.: Коваленко А.А. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав. Дисс. канд. юрид. наук / Московская академия МВД РФ. М. 2001. С. 138.

131 перечню таких обстоятельств следует отнести фамилию, имя и отчество обвиняемого, дату и место его рождения, место жительства, место работы, род занятий, образование, семейное положение, и т.д. На наш взгляд, эти обстоятельства можно условно разделить на сведения, позволяющие идентифицировать личность лица, совершившего преступление, и информацию, необходимую для справедливого назначения наказания (не отнесенную к смягчающим или отягчающим наказание обстоятельствам). Сложно выделить особенности рассматриваемых обстоятельств, идентифицирующих лицо, обвиняемое именно в совершении преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ; этот элемент предмета доказывания наиболее универсален при доказы- вании всех составов преступления.

К неуказанным в ст. 304 УПК РФ обстоятельствам идентифицирующего характера следует отнести папиллярные узоры пальцев рук, особые при- меты (шрамы, татуировки, родимые пятна и т.д.), сведения о личности, указанные в различных документах, информацию о внешности обвиняемого, которой располагают участники уголовного судопроизводства, сведения официальных баз данных различных форм (сведения ЗИЦ, паспортно-визовых служб и т.д.).

Рассматривая второй блок сведений, характеризующих личность обви- няемого, следует еще раз обратиться к санкции ст. 146 УК РФ, которая предусматривает в качестве наказания: выплату определенной суммы в качестве штрафа; выплату в качестве штрафа суммы, равной заработной плате или иному доходу осужденного за определенный период времени; привлечение к обязательным работам; арест; лишение свободы.

Имущественное положение обвиняемого, установленное в процессе предварительного расследования, учитывается судом при определении размера штрафа (ч. 3 ст. 46 УК РФ).

Для определения вида наказания, которое может быть применено в случае осуждения подсудимого, еще на стадии предварительного расследования надлежит установить, имеет ли обвиняемый постоянный и легальный

132 источник дохода, трудоустроен ли он, имеет ли психические или физические недостатки, и иные обстоятельства, исключающие возможность назначить ему в виде наказания обязательные работы. К таким обстоятельствам относятся: наличие у лица инвалидности первой или второй группы, беременность, наличие у подсудимой женщины детей в возрасте до восьми лет или достижение ею
пятидесятипятилетнего возраста, (для мужчин этот возраст

60 лет), прохождение военной службы по призыву (ч. 4 ст. 49 УК РФ).

В качестве одной из санкции ч. 2 ст. 146 УК РФ предусмотрен арест, который не может быть назначен беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет (ч. 2 ст. 54 УК РФ).

По нашему мнению, следует подвергнуть критике позицию В.Г. Баях-чева, полагающего, что составной частью характеристики личности обвиняемого (в понимании п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ) является его поведение после совершения преступления и отношение к содеянному. В частности, к обстоятельствам, характеризующим личность, Баяхчев предлагает отнести действия по возмещению ущерба, сотрудничество со следствием, изобличение соучастников, явку с повинной . Указанные выше сведения отнесены уголовным законом к обстоятельствам, смягчающим наказание (п.п. «и», «к» ч. 1 ст.

61 УК РФ), а уголовно-процессуальным законом выделены в отдельный эле мент предмета доказывания (п. 6 ч. 1 с. 73 УПК РФ), на характеристике кото рого мы остановимся ниже. Представляется, что законодатель, разделив на самостоятельные элементы доказывания «обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого» и «обстоятельства, смягчающие и отягчающие нака зание», подразумевал различное содержание этих элементов.

Характеристика и размер вреда, причиненного преступлением, имеют важное значение при доказывании преступного нарушения авторских или смежных прав, поскольку причинение крупного ущерба является обязательным конструктивным признаком преступления, предусмотренного ст. 146 УК

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под. ред. Гуляева Л.П. М: Эк- замен, 2002. С. 187.

133 РФ. Об особенностях ущерба подробно изложено в 1-ой главе диссертации при описании объективной стороны преступления. Напомним лишь, что в данном случае ущерб представляет собой упущенную выгоду (неполучение должного), явившуюся результатом незаконного использования объектов авторского права или присвоения авторства. Признание ущерба крупным основывается на внутренней убежденности следователя, исходя из фактических обстоятельствах конкретного дела, находящегося в его производстве, поскольку «крупный ущерб» отнесен к оценочным уголовно-правовым понятиям. Обязательным для признания крупным является установление точной суммы ущерба (размера имущественного вреда) и фактического влияния ее неполучения правообладателем на его экономическое положение.

Обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, перечислены в главе 8 УК РФ. Трудно представить ситуацию, когда права автора или иного правообладателя нарушаются в состоянии необходимой обороны; при задержании лица совершившего преступление; при обоснованном риске или в результате исполнения приказа или распоряжения. Это предположение подтверждается изученными уголовными делами и позволяет сделать вывод о необходимости исключения из предмета доказывания преступного нарушения авторских или смежных прав такого элемента, как «обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния».

Крайне мала вероятность преступного нарушения авторских и смежных прав при крайней необходимости или в результате физического или психического принуждения (что подтверждается изучением уголовных дел и интервьюированием сотрудников подразделений, выявляющих эти преступления), по этой причине следователям не требуется отрабатывать версию о совершении преступления при указанных обстоятельствах как типовую.

Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, изложены в ст. 61 и 63 УК РФ.

Рассматривая обстоятельства, смягчающие наказание за преступное нарушение авторских или смежных прав, можно прийти к выводу о том, что

134 некоторые из этих обстоятельств используются для характеристики личности обвиняемого и в качестве оснований, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности.

Перечень обстоятельств, смягчающих ответственность, предложенный ст. 61 УК РФ, как известно, не является исчерпывающим. Если следователь в ходе предварительного расследования установит обстоятельства, которые по его мнению могут быть рассмотрены судом как смягчающие наказание, он должен указать их в обвинительном заключении.

Исходя из специфики объективной стороны преступления, предусмот- ренного ст. 146 УК РФ, по нашему мнению, невозможно нарушить авторские или смежные права при следующих обстоятельствах (признанных смягчающими наказание):

• вследствие случайного стечения обстоятельств (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК

РФ);

• при нарушении условий правомерности необходимой обороны, за- держании лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ); • • при противоправном или аморальном поведении потерпевшего, явившемся поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ); • • кроме того, характер причиняемого вреда не вызывает необходимости оказывать медицинскую помощь потерпевшему непосредственно после совершения преступления (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ); • Теоретически можно допустить нарушение авторских и смежных прав в силу тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ) и в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости (п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ), однако автору работы такие случаи неизвестны.

Наше мнение основано еще и на результатах проведенного интервьюи- рования. Никому из опрошенных не известны случаи совершения преступле-

135 ний при описанных выше обстоятельствах, и лишь 22.1% ответивших на во- просы анкеты теоретически допускает такую возможность.

Исключение вышеперечисленных обстоятельств из предмета доказывания позволит сократить сроки расследования и сосредоточиться на обстоятельствах, имеющих значение для дела. К таким обстоятельствам, характеризующим рассматриваемый элемент предмета доказывания следует отнести:

совершение преступления впервые (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ); несовершеннолетие виновного (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК РФ); беременность (п. «в» ч. 1 ст. 61 УК РФ);

наличие малолетних детей у виновного (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ); явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ);

добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненного в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п. «к»ч. 1 ст. 61 УК РФ);

иные обстоятельства (не предусмотренные ч. 1 ст. 61 УК РФ), которые могут учитываться в качестве обстоятельств, смягчающих наказание. В качестве примера таких обстоятельств можно привести приговор по делу Боброва М.Ю.: «… чистосердечное раскаяние признается судом смягчающим вину подсудимого обстоятельством» ; приговор по делу Федорова М.Б.: « Федоров полностью признал вину, раскаялся в содеянном, положительно характеризуется по месту жительства и работы …, что смягчает его ответственность и

1 Уголовное дело за 1999 год по обвинению Боброва М.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Самарского районного суда г. Самары.

136 дает основания назначить наказание в соответствии со ст. 73 УК РФ»1.

В отличие от обстоятельств, смягчающих наказание, перечень обстоя- тельств, отягчающие наказание, является исчерпывающим (ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Однако специфика преступного нарушения авторских и смежных прав позволяет сделать вывод о том, что не все обстоятельства, отягчающие наказание, могут присутствовать при совершении или появиться в результате совершения рассматриваемого преступления. Отягчающие обстоятельства в виде совершения преступления неоднократно, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой должны быть рассмотрены в качестве одного из признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, и сами по себе не могут повторно учитываться при назначении наказания (ч. 2 ст. 63 УК РФ). Не перечисляя все обстоятельства, отягчающие наказание, назовем лишь те, которые, по нашему мнению, не могут появиться в процессе совершения или в результате преступного нарушения авторских или смежных прав:

• совершение преступления по мотиву национальной, расовой, рели- гиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью сокрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ); • • совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ); • • совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издева- тельством, а также мучениями для потерпевшего (п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ); • 1 Уголовное дело за 1999 год по обвинению Федорова М.Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Московского районного суда г. Санкт-Петербург. Ст. 73 УК РФ - условное осуждение.

137

• совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывчатых или имитирующих их устройств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико- фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения (п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ); • • совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти (п. «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ). • Обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности, указаны в главе 11-ой УК РФ. К числу таких обстоятельств отнесены: деятельное раскаяние (ст. 75 УК РФ); примирение с потерпевшим (ст. 76 УК РФ); изменение обстановки (ст. 77 УК РФ); истечение сроков давности (ст. 78 УК РФ) и случаи применения мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему (ст. 90 УК РФ).

Рассмотрим эти обстоятельства применительно к предмету диссерта- ционного исследования.

Содержание деятельного раскаяния раскрыто как в ст. 75 УК РФ, так и в ст. 28 УПК РФ. Если лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 146 УК РФ, явилось с повинной, способствовало раскрытию преступле- ния, возместило потерпевшему ущерб или иным способом загладило причиненный вред, в таком случае появляются основания прекращения уголовного преследования и, как следствие, освобождение от уголовной ответственности.

В случае примирения сторон, если об этом заявил потерпевший - пра- вообладатель, и обвиняемый загладил причиненный потерпевшему вред, - также может быть принято решение о прекращении уголовного преследования (ст. 25 УПК РФ).

На протяжении времени, прошедшего после преступного нарушения авторских или смежных прав, возможно наступление таких изменений в обстановке, которые повлекут утрату общественной опасности обвиняемого

138 или совершенного им деяния, что также может явиться основанием прекращения уголовного дела (ст. 26 УПК РФ).

Обстоятельства, исключающие уголовное преследование, связанные с истечением сроков давности, соответствуют основаниям отказа в возбуждении уголовного дела по основанию истечения сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ)1. На стадии предварительного расследования вопрос о прекращении уголовного дела по этому основанию может встать после принятия решения о переквалификации признаков преступления, по которым возбуждалось уголовное дело (например с ч. 2 на ч. 1 ст. 146 УК РФ), поскольку наличие таких данных в стадии возбуждения уголовного дела является основанием отказа в его возбуждении.

В случае преступного нарушения авторских или смежных прав несо- вершеннолетним лицом, если будет установлено, что такое лицо впервые совершило преступление, и его исправление может быть достигнуто без применения наказания, уголовное преследование может быть прекращено следователем с согласия прокурора на стадии предварительного расследования, а перед судом должно быть возбуждено ходатайство о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительных мер воспитательного воздействия (ч.1 ст. 427 УПК РФ).

Решение о прекращении уголовного преследования может быть принято лишь при наличии данных, позволяющих сделать вывод, что исправление подростка может быть достигнуто путем применения мер воспитательного воздействия. Автор работы разделяет мнение о том, что такими данными могут служить характеристика несовершеннолетнего, сведения о возможности оказания со стороны родителей положительного влияния на его перевоспи-тание и пр. Элементы деятельного раскаяния могут выступать в качестве та-

06 истечении сроков давности уголовного преследования см. главу II настоящей работы. 2 См.: Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования. Химиче-ва Г.П., Химичева О.В., Мичурина О.В. М.: ЮИ МВД РФ, 2001. С. 48.

139 ких данных, если их недостаточно для прекращения уголовного преследования в порядке ст. 28 УПК РФ.

При наличии оснований, указанных в ст. 25, 26, 28, 427 УПК РФ, пре- кращение уголовного дела возможно, поскольку закон отнес преступное нарушение авторских или смежных прав к преступлениям небольшой и средней тяжести. Если постановление о прекращении уголовного дела по перечисленным основаниям выносит следователь, такое решение требует согласия соответствующего прокурора. Прекращение уголовного преследования по основаниям освобождения от уголовной ответственности (поскольку эти основания носят нереабилитирующий характер) допускается лишь при отсутствии возражений обвиняемого.

Обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, подлежат выявлению (ч. 2 ст. 73 УПК РФ). В науке уголовного процесса и кри- миналистике рассматриваемые обстоятельства принято разделять на обстоятельства, составляющие основу преступного поведения (причины), и на обстоятельства, облегчившие совершение преступления (условия). «Речь идет об обстоятельствах, которые, будучи причинами и условиями данного преступления, могут послужить таковыми для новых преступлений, т.е. их выявление и устранение обеспечит реализацию в рамках конкретного дела общей задачи судопроизводства - способствовать предупреждению и искоренению преступлений»1. При расследовании преступного нарушения авторских или смежных прав причины и условия совершенного преступления не имеют квалифицирующего значения, однако могут охарактеризовать личность обвиняемого, раскрыть механизм совершения преступления и т.д.

Рассмотрим причины формирования преступного умысла на нарушение авторских или смежных прав. Поскольку каждая личность имеет ярко выраженный индивидуальный характер, то и причины формирования того или иного решения носят сугубо личностный характер. Путем анонимного

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин Н.В., изд. 2-е исправленное и дополненное. М.: Юридическая литература, 1973. С. 179.

140 интервьюирования лиц, в отношении которых велось уголовное преследование за совершение преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, удалось выявить наиболее характерные причины совершения этими лицами преступления: отсутствие работы, удовлетворяющей потребностям; высокая доходность от реализации контрафактной продукции; непридание значения общественной опасности нарушения прав на интеллектуальную собственность; широкое распространение торговли контрафактной продукцией иными лицами; отсутствие практики применения судами строгого наказания за нарушение авторских или смежных прав и др.

Условия совершения преступления (как и его причины) можно выявить лишь в случае конкретного преступления. Анализируя обстоятельства, при которых имело место совершение преступлений, на основе изучения уголовных дел к числу наиболее распространенных условий преступного нарушения авторских или смежных прав можно отнести: неэффективность деятельности по выявлению мест изготовления и торговли контрафактной продукции; всеобщая доступность средств перезаписи и копирования ауди-, видео-и полиграфической продукции; приоритет контрафактной продукции перед легальной при выборе потребителя; отсутствие достаточной пропаганды отказа от использования контрафактной продукции и разъяснения значения охраны объектов интеллектуальной собственности для развития творчества; низкий общий уровень правовой культуры граждан.

По нашему мнению, более детальный анализ этой проблемы выходит за рамки темы и предназначения настоящего исследования, поскольку об- стоятельства, способствовавшие совершению преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, не имеют значения для расследования конкретного уголовного дела, а используются для предупреждения совершений аналогичных преступлений в будущем.

Иные обстоятельства, подлежащие доказыванию

Как мы говорили выше, предмет доказывания не исчерпывает все об- стоятельства, имеющие значение для расследования уголовного дела. Так на-

141 зываемые косвенные доказательства устанавливают обстоятельства, имеющие значение для уголовного судопроизводства, но не отнесенные к предмету доказывания (так называемые промежуточные факты). Круг обстоятельств такого рода законом не определен. В теории уголовного процесса эти обстоятельства идентифицируются благодаря своим свойствам. «Косвенные доказательства представляют собой сведения о промежуточных фактах, отдельных деталях исследуемого события, которые, будучи установлены, в свою очередь используются для его доказывания»1. На основании сведений, содержащихся в косвенных доказательствах, уполномоченное на то должностное лицо может скорректировать направление расследования, провести следственные действия, направленные на установление предмета доказывания, сделать вывод о других искомых по делу фактах, а на основании оценки совокупности косвенных доказательств в ряде случаев возможно сделать вывод о доказанности состава преступления.

К косвенным доказательствам преступного нарушения авторских или смежных прав можно отнести:

• сведения о деятельности, характерной для организации производства контрафактной продукции (данные о заказе или производстве полигра- фической продукции, используемой для оформления или упаковки эк- земпляров произведений; о приобретении чистых аудио- видеокассет, компакт-дисков и иных носителей, на которые могут быть записаны произведения; наличии в жилище или ином не предназначенном для производства месте большого количества технических средств, исполь- зуемых для копирования видео-, аудиопродукции; обнаружение самой контрафактной продукции и т.д.); • • сведения, отражающие хозяйственную деятельность по производству контрафактных экземпляров произведений (различного рода записи, содержащие информацию о выдаче заработной платы предприятия, о • 1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин II.В., изд. 2-е исправленное и дополненное. М.: Юридическая литература, 1973. С. 270.

142 количестве выпущенных копий произведений, ассортименте, продол- жительности этой деятельности и т.д.);

• сведения о способах, условиях и местах распространения объектов ин- теллектуальной собственности (содержащиеся в договорах о поручении реализации продукции, накладных и иных документах первичного бух- галтерского учета, в подложных лицензионных соглашениях или ав- торских договорах и т.д.); • • сведения, полученные от правообладателей, характеризующие особен- ности легального воспроизведения и распространения экземпляров их произведений; • • сведения, на основе которых можно сделать вывод о недостоверности показаний участников уголовного судопроизводства. • Анализ правоприменительной практики не позволяет утверждать, что следователями активно используется возможность доказывания обстоя- тельств, подлежащих установлению по уголовному делу (ч. 1 ст. 73 УПК РФ), при помощи совокупности косвенных доказательств. Наиболее часто используются косвенные доказательства, представляющие собой установ- ленные в ходе экспертных исследований признаки, характерные для контрафактной продукции. Более подробно использование специальных познаний при расследовании уголовного дела будет рассмотрено в следующем параграфе работы.

Пределы доказывания Важнейшей характеристикой доказывания являются его пределы. В отличие от предмета, пределы доказывания определяют границы исследования «в глубину»1, иными словами, это правовые требования достижения определенной степени доказанности обстоятельств, необходимых для принятия того или иного процессуального решения. Степень доказанности этих об-

Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М.: Зерцало, 1998. С. 169.

143 стоятельств устанавливается путем анализа совокупности доказательств на предмет их необходимости и достаточности, т.е. качественных, а не количественных признаков. Кроме того, важно правильно соотнести понятия вероятного и достоверного для определения пределов доказывания, поскольку в ряде случаев закон позволяет принять процессуальное решение на основе вероятных выводов (о возбуждении уголовного дела, обыске, избрании меры пресечения), но чаще требует доказанности, отвечающей требованиям достоверности.

Понятие пределов доказывания неразрывно связано с предметом до- казывания, поскольку первое выражает средства достижения, а второе - цель, кроме того, пределами доказывания определяются границы процесса доказывания.

Достижение пределов доказывания представляет собой формирование совокупности доказательств, которая достаточна для установления всех обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Вопрос достижения пределов доказывания на досудебных стадиях отнесен к компетенции лица, производящего расследование, и решается им на основе внутреннего убеждения (ст. 17, 88 УПК РФ). Несмотря на это уголовно-процессуальное законодательство устанавливает ряд правил, влияющих на пределы доказывания.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приго- вором, признаются доказанными без дополнительной проверки (в случае, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда и не предрешают виновность лица - ст. 90 УПК РФ).

Ряд фактов, признанных общеизвестными, не требуют дополнительного доказывания, как-то: принадлежность авторства общеизвестных книг, музыкальных произведений, и т.д.; сюда же следует отнести факты, имею- щие преюдиционное значение.

Если в порядке гражданского судопроизводства была установлена ав- торская принадлежность на произведение, права на которое стали предметом

144 преступного посягательства, то потерпевший может быть установлен на ос- новании этого судебного решения.

Установление недопустимости доказательств (ст. 75 УПК РФ) порождает необходимость дополнительного исследования обстоятельств, установленных такими доказательствами.

Установление некоторых обстоятельств закон связывает с обязательным назначением судебной экспертизы (ст. 196 УПК РФ).

Неправильное понимание пределов доказывания приводит к необоснованному их сужению или расширению. И в первом, и во втором случае это негативно сказывается на результатах расследования. В качестве примера необоснованного сужения пределов доказывания и недостаточного изучения доказательств, послуживших причинами неполного установления необходимых элементов доказывания, может выступать уголовное дело по обвинению Трутникова. ООО «Деком-Сервис», в котором работал обвиняемый в качестве продавца, осуществляло реализацию компакт-дисков с программными продуктами для персональных компьютеров. В процессе проверочной закупки установлен факт торговли продукцией, часть из которой имела признаки, характерные для контрафактных произведений. Организаторы торговли отрицали факт представления для продажи контрафактной продукции, предположив, что Трутников самовольно использовал торговое место ООО «Деком-Сервис» для продаэ/си пиратских компакт-дисков. Обвиняемый отказался от дачи каких-либо показаний, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ. Не проверив должным образом показания руководителей ООО «Деком-Сревис», следователь направил уголовное дело в суд с обвинительным заключением. В ходе судебного разбирательства установлено, что в согласно трудовому договору, заключенному Трутнико-вым и ООО «Деком-Сервис», ответственность за надлежащее качество реализуемого товара несет наниматель. Суд, оценив полоэ/сение договора и совокупность иных доказательств по уголовному делу, постанови! оправда-

145 тельный приговор1. Из приведенного примера следует, что следователь недостаточно полно установил обстоятельства, относящиеся к событию преступления, как-то: кем и как была организована торговля контрафактными экземплярами произведений, их происхождение, какая ответственность продавца предусмотрена трудовым соглашением. Помимо этого налицо недостаточно глубокое изучение показаний руководителей ООО «Деком-Сервис» в части их предположения о самовольных действиях Трутникова по продаже контрафактных экземпляров программных продуктов.

Сведения, сообщенные при допросах и основанные на догадках или предположениях, не могут выступать доказательствами ( п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Основной негативный фактор необоснованного расширения предмета доказывания заключается в неопределенном временном затягивании расследования уголовного дела, а в ряде случаев это «мешает целеустремленности следствия, искажает перспективу дела, отвлекает от собирания доказательств действительно необходимых для выяснения существенных обстоятельств»2.

Не следует назначать автороведческую экспертизу продукции в случае, если данные о производителе достоверно установлены другими спосо- бами (сообщение правообладателя, общественных организаций, представ- ляющих интересы правообладателей и т.д.). Некоторые признаки характерные для контрафактной продукции, установленные в ходе ее осмотра, зачастую не требуют дополнительного экспертного исследования.

Процессуальные правила доказывания не позволяют использовать сведения, полученные с нарушением закона: из ненадлежащего источника или при применении не установленного законом способа собирания доказательств. Использование такого рода доказательств следует признать недопус-

1 Уголовное дело №1128 за 2000 год по обвинению Трутникова в совершении преступле ния, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москва.

2 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин II.В., изд. 2-е исправленное и дополненное. М.: Юридическая литература, 1973. С. 192.

146 тимым и необоснованным расширением пределов доказывания. В процессе расследования уголовного дела по обвинению Зайцева и Худякова была назначена автороведческая экспертиза, производство которой поручено экспертам РАПО. Эксперты пришли к выводу о том, что обвиняемые производили и распространят продукцию правообладателем которой является корпорация «Microsoft», а РАПО является представителем этой корпорации па Российском рынке, наделенным правом представлять интересы фирмы и защищать их авторские права на программные продукты1. По нашему мнению, эксперты РАПО подлежали отводу по основаниям их служебной зависимости от гражданского истца - корпорации «Microsoft», а их заключение как дока- зательство следует признать недопустимым, поскольку оно получено с на- рушением процессуального прядка назначения экспертизы.

Примером необоснованного использования в доказывании сведений, полученных из ненадлежащего источника, может служить уголовное дело по обвинению Исайчева И.О. В качестве письменных доказательств, подтверждающих вину подсудимого, указан акт исследования видеопродукции, однако в законе доказательства такого рода не предусмотрены2. Полученные в результате такого исследования сведения содержатся в незаконном источнике, вследствие чего являются недопустимыми.

В заключение следует отметить, что и предмет, и пределы дока зывания могут динамично изменяться в процессе производства по де лу. Например, при установлении несовершеннолетия нарушителя автор ских или смежных прав в предмет доказывания включаются дополнитель ные элементы, предусмотренные ст. 421 УПК РФ, а при установле нии невменяемости - предусмотренные ст. 434 УПК РФ.

1 Уголовное дело №1-513 за 2001 год по обвинению Зайцева А.А. и Худякова Р.К. в со вершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Архив Зеленоградского районного суда г. Москвы.

2 Уголовное дело за 1999 год по обвинению Исайчева И.О. в соверешении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Самарского районного суда г. Самары.

147 Проверка и оценка имеющихся в деле доказательств позволяет установить степень доказанности того или иного обстоятельства, что обусловливает возможность обоснованного расширения пределов доказывания. К примеру, наличие лицензионного соглашения между правообладателем и обвиняемым порождает необходимость исследовать его на предмет соблюдения сторонами условий соглашения, для чего необходимо устанавливать дополнительные обстоятельства незаконной деятельности обвиняемого (период времени, место, количество выпущенных или реализованных экземпляров произведений и т.д.).

§2. Специфика собирания, проверки и оценки отдельных видов

доказательств при проведении предварительного расследования по

делам о нарушении авторских и смежных прав.

Деятельность следователя по собиранию, проверке и оценке доказательств по уголовному делу следует признать уголовно-процессуальным до- казыванием (ст. 85 УКП РФ), целью которого является достижение достоверного знания, необходимого для принятия законного и обоснованного решения. Вообще, уголовно-процессуальное доказывание представляет собой один из видов общего познавательного процесса человеком окружающей действительности. К особенностям, выделяющим уголовно-процессуальное доказывание из ряда других видов познания, следует отнести осуществление этой деятельности специальными субъектами в отведенный для этого период времени, в определенных законом формах и предусмотренными методами, а также необходимостью принятия процессуального решения. При доказывании особенно четко выделяются две стороны, выражающиеся в практической и мыслительной деятельности. Элементы доказывания (собирание, проверка и оценка) выделены условно для более детального изучения и анализа, однако в правоприменительной деятельности доказывание - целостный процесс, единовременно объединяющий пронизывающие друг друга элементы.

148 Собирание доказательств регламентировано ст. 86 УПК РФ примени- тельно к расследованию любого преступления. Содержание положений уголовно-процессуального закона позволяет сделать вывод о том, что рассматриваемый элемент доказывания реализуется путем практической деятельности дознавателя, следователя, прокурора, суда и некоторых иных участников уголовного процесса. Закон предусмотрел различные способы участия в собирании доказательств для разных категорий участников уголовного процесса. Так, должностные лица, на которых возложена обязанность доказывания по уголовному делу, вправе собирать доказательства не иначе как путем производства следственных или иных процессуальных действий (ч. 1 ст. 86 УПК РФ). Лица, заинтересованные в результатах расследования уголовного дела, вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу (ч. 2 ст. 86 УПК РФ), при этом вопрос приобщения их в качестве доказательств разрешается исключительно лицом, производящим расследование. Законодатель отдельно выделил способы собирания доказательств защитником, который имеет право: получать предметы, документы и иные сведения; опрашивать лиц с их согласия; истребовать различные справки и документы от разного рода государственных учреждений, общественных объединений и организаций (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Однако, по нашему мнению, деятельность защитника такого рода представляет собой собирание не доказательств, а сведений. Федеральный закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации» адекватнее регламентирует деятельность защитника по собиранию и представлению предметов и документов, «которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации» (п. 3 ч. 3 ст. 6) .

Собрание законодательства Российиской Федерации. 2002. №23. Ст. 2102.

149

Собирание доказательств заключается в обнаружении «потенциальных доказательств»1, их изъятию и процессуальному закреплению.

Рассмотрим особенности собирания доказательств следователями, рас- следующими уголовные дела о нарушении авторских и смежных прав. Ос- новной формой собирания доказательств является производство следственных действий (осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент; обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль запись переговоров; допрос, очная ставка, опознание, проверка показаний; производство судебной экспертизы).

Каждое следственное действие можно условно разделить на три элемента:

• непосредственное отыскание или выяснение сведений, позволяющих установить наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих до- казыванию по уголовному делу; • • получение выясненных сведений (изъятие следов, запись показаний и т.д.); • • надлежащее уголовно-процессуальное оформление содержания, хода и результатов следственного действия - составление протокола. • Последовательно проанализируем конкретные следственные действия.

В целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоя- тельств, имеющих значение для уголовного дела, может производиться ос- мотр места происшествия, осмотр местности, жилища, иного помещения, предметов и документов (ч. 1 ст. 176 УПК РФ).

Поскольку осмотр места происшествия (местности или жилища, как частный случай осмотра) разрешен до возбуждения уголовного дела, его осо-

1 Мы придерживаемся мнения о том, что объективно доказательства существуют незави- симо от наших знаний о них, однако для использования этих доказательств при расследо- вании уголовного дела они должны быть вовлечены в сферу уголовного судопроизводства по установленным законом правилам, обеспечивающим их необходимыми свойствами (относимость, допустимость и достоверность).

150 бенности полностью рассмотрены нами во И-ой главе диссертационного ис- следования.

Остановимся на других видах осмотра, характерных для расследования анализируемого в работе преступления. По всем изученным уголовным делам о нарушении авторских и смежных прав путем незаконного распространения контрафактных экземпляров произведений проводились осмотры изъятой продукции, выпущенной с нарушением авторских или смежных прав. Анализ протоколов осмотра компакт-дисков, аудио-, видеопродукции позволяет прийти к выводу о недостаточно полном использовании возможностей этого следственного действия для обнаружения сведений, имеющих доказательственное значение. Так, при расследовании уголовного дела по обвинению Постникова А.В. производился осмотр компакт-дисков, изъятых у обвиняемого, в котором попросту фиксировались наличие компакт-диска, сведения

0 его наименовании (указанные на бумажной вставке, находящейся в пласт массовой упаковке диска), количество изъятых компакт-дисков, а такэ/се способ их общей упаковки до и после осмотра . Сам осмотр был необходим, т.к. законом эта процедура предусмотрена для вещественных доказа тельств (ч. 2 ст. 81 УПК РФ). Следователем не были изучены признаки, ха рактерные для контрафактной продукции, доступные при визуальном ос мотре . Дальнейшее исследование изъятой продукции было поручено экспер там, которые «визуальным осмотром установили, что компакт-диски име ют признаки контрафактиости», т.е. фактически провели повторный ос мотр предметов, не требующий специальных познаний, не входящих в ком петенцию следователя. Таким образом, следователь изначально без назначе ния экспертного исследования мог определить необходимые признаки и ис-

1 Уголовное дело № 1-1004 за 1999 год по обвинению Постникова Л.В. в совершении пре ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга.

2 О признаках характерных для контрафактных экземпляров произведений, выявление ко торых не требует специальных познаний мы говорили во II главе работы.

151 пользовать их для дальнейшей идентификации изъятой продукции как контрафактной, что позволило бы сократить сроки предварительного следствия по делу.

В большинстве осмотров контрафактных экземпляров произведений как вещественных доказательств следователи допускают именно такой под- ход, не отвечающий целям проведения осмотра как следственного действия.

При производстве этого следственного действия при необходимости следует привлекать специалистов в той или иной сфере знаний, выходящей за пределы компетенции следователя. Кроме того, можно пригласить потерпевшего, обвиняемого или иных участников, присутствовавших при изъятии осматриваемого объекта. Специалист, обладая специальными познаниями, к примеру, в области промышленного производства полиграфической продукции, в состоянии обратить внимание участников осмотра на внешние признаки осматриваемого объекта, которые характерны для продукции, выпущен- ной кустарным способом, с использованием сканирующей техники, с нарушением технологического цикла и т.д. Перечисленные признаки могут быть расценены в дальнейшем как признаки, характерные для произведений, выпущенных с нарушением авторских или смежных прав.

Присутствие при осмотре лиц, участвовавших в процессе обнаружения и изъятия осматриваемых объектов, является дополнительной гарантией то- го, что осматриваются именно те предметы или документы, которые изымались ранее, эти лица в состоянии идентифицировать свою подпись на упаковке изъятого, саму упаковку и т.д.

Другой вид осмотра - осмотр документов (не отнесенных к вещественным доказательствам). Предметом такого осмотра могут выступать получен- ные в ходе производства других следственных и иных процессуальных действий документы или документы, представленные участниками судопроизводства. Так, по уголовному делу по обвинению Федорова М.Б. с места происшествия был изъят черновой журнал, протокол осмотра которого по-

152 служил одним из доказательств по делу1. При осмотре чернового э/сурнала были установлены записи, свидетельствовавшие о количестве и цене проданных контрафактных экземпляров произведений, а также период времени осуществления этой деятельности, т.е. сведения, устанавливающие непосредственно часть элементов предмета доказывания (характеризующих объективную сторону преступления). Сведения, аналогичные содержащимся в черновых записях, могут находиться и в документах первичного бухгалтерского учета, договорах о консигнации и т.д.

Представляется целесообразным проводить осмотр документов или предметов, представленных участниками уголовного судопроизводства в качестве доказательств или полученных по запросу следователя (в порядке ч. 4 ст. 21 УПК РФ). Это следственное действие позволит детально изучить представленный объект и принять решение о его приобщении или отказе в приобщении к уголовному делу в качестве доказательства. Кроме того, поскольку такого рода предмет или документ получены не в результате следственного действия, его осмотр послужит дополнительной гарантией допустимости приобретенного доказательства.

Участие понятых при производстве осмотра (по делам о преступном нарушении авторских или смежных прав) обязательно, поскольку ситуация производства осмотра сопряженного с опасностью для жизни и здоровья людей (или при иных основаниях, предусмотренных ч. 3 ст. 170 УПК РФ) представляется маловероятной.

В процессе осмотра или непосредственно после его завершения по общим правилам, предусмотренным ст. 166, 167 УПК РФ, составляется протокол следственного действия. К особенностям оформления протокола осмотра контрафактной продукции следует отнести необходимость отразить: первоначальную упаковку осматриваемых предметов и отсутствие нарушения ее

1 Уголовное дело 1-1992 за 1999 год по обвинению Федорова М.Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146; ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Московского районного суда г. Санкт-Петербурга.

153 целостности; наименование осматриваемых объектов и их количество; выявленные при осмотре признаки, характерные для контрафактных экземпляров произведения или отсутствие таковых; способ упаковки предметов после их осмотра.

Обыск — следственное действие, направленное на собирание доказа- тельств путем их активного розыска (поиска) в жилище, хранилище, транс- портном средстве, на участке местности и т.д., а также у конкретного лица (личный обыск).

Производство обыска по делам о преступном нарушении авторских или смежных прав вызывается, чаше всего, необходимостью разыскать в квартире, доме, на складе, принадлежащих обвиняемому (подозреваемому), оборудование, используемое для тиражирования, изготовления полиграфического оформления, упаковки изготовленной продукции, тиражирования контрафактных экземпляров произведений (орудия преступления), вещественные доказательства в виде контрафактных экземпляров произведений, полиграфической упаковки продукции, разного рода поддельных защитных марок, голограмм и т.д. Помимо перечисленных предметов к объектам поиска следует отнести документы, содержащие сведения о потребителях произведенной продукции, местах сбыта, хранения, количестве незаконно выпущенной продукции, и т.д.

Анализ практики проведения обысков по уголовным делам о совершении преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ, позволяет утверждать, что имеют место случаи, когда перед началом производства обыска следователь (или лицо, которому поручено производство обыска) предлагает обвиняемому добровольно выдать «предметы и документы, могущие иметь значение для дела»1, не конкретизируя, что именно предлагается выдать. Обвиняемый, не обладающий специальными познаниями в области юриспруден-

1 Уголовное дело за 2000 гол по обвинению Фсдина К.И. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Калужского районного суда Калужской об- ласти.

154 ции, может не знать, какие предметы и документы могут иметь значение для расследования преступного нарушения авторских или смежных прав, что является препятствием добровольной выдачи искомых документов. По нашему мнению, необходимо более детально разъяснять обвиняемому или лицу, в помещении которого производится обыск, что именно предлагается выдать. В приведенном примере по делу Федина обвиняемому должно было быть предложено добровольно выдать: видеокассеты (которыми он намеревался торговать); полиграфические упаковки (которые предполагалось использовать для упаковки видеокассет); видеоаппаратуру, используемую обвиняемым для тиражирования произведений; записи учета, содержащие сведения о количестве, ассортименте, и иные данные, отражающие его деятельность по тиражированию и распространению видеофильмов.

Личный обыск является частным случаем производства обыска, который проводится по общим правилам производства этого следственного дей- ствия с изъятиями, предусмотренными ст. 148 УПК РФ.

Личный обыск может быть произведен у лица, подозреваемого или об- виняемого в нарушении авторских или смежных прав, если есть основания предполагать, что при нем находятся предметы или документы, являющиеся объектами поиска, о которых мы говорили выше.

Личный обыск производится без вынесения об этом постановления при задержании или заключении лица под стражу; кроме того, если есть основания полагать, что при производстве обыска в помещении или другом месте лицо, находящееся там же, скрывает при себе объекты, на отыскание которых направлено производство этого следственного действия.

Выемка как способ собирания доказательств представляет собой изъя тие определенных предметов или документов из мест их нахождения. Ос нованием производства выемки является наличие сведений о точном мес те нахождения интересующих следствие предметов или документов. В от личие от обыска при выемке уже точно известно, что и где подлежит изъ ятию, это обстоятельство исключает использование розыскных дей-

155 ствий при производстве выемки. В случае отказа лица выдать требуемое вы- емка производится принудительно, однако, не прибегая к мерам по отысканию, которые характерны для обыска. В качестве примера принудительной выемки можно рассмотреть ситуацию, когда необходимо произвести выемку печати, хранящейся в сейфе в бухгалтерии, при отказе выдать ее добровольно. Если в бухгалтерии один сейф, он может быть вскрыт, однако если сейфов несколько и точно неизвестно, в каком именно находится печать, — выемка производиться не может, а для обнаружения печати требуется проводить обыск. В связи с этим следует подвергнуть критике мнение о том, что осмотр, выемку и обыск роднит не только соседство в уголовно-процессуальном кодексе, но и общий поисковый характер этих следственных действий .

На наш взгляд, поисковый характер соответствует лишь обыску, а производство осмотра и выемки направлено на собирание доказательств иными способами (осмотр фиксирует визуально-доступную информацию, отражает обстановку на месте происшествия в том виде, в котором она наблюдается, а

0 сущности выемки мы говорили выше).

Рассматривая наиболее характерные объекты производства выемки по делам о преступном нарушении авторских или смежных прав, следует отметить, что к ним относятся (помимо предметов и документов, указанных выше как объекты обыска) образцы легитимно выпущенной продукции, которые в ряде случае необходимы для производства экспертиз; документы, подтверждающие авторское или смежное право на то или иное произведение; авторские, лицензионные и иные договоры, регламентирующие порядок законного использования объектов интеллектуальной собственности; договоры аренды торговых или складских помещений (где осуществлялась торговля или хранились контрафактные экземпляры), иные документы первичного бухгалтерского учета, а также документы, отражающие посещение торговых площа-

1 Основы расследования преступлений о нарушении авторских и смежных прав. Научно- практическое издание / Под ред. Исаеико В.II. М.: Экзамен, 2002. С. 141.

156 док, перевозку и хранение реализуемой продукции. Так, по уголовному делу Юдина Л.П. и Косачева А.А., обвиняемых в организации незаконного распро- странения через ООО «Техноавангард» произведений на носителях DVD, которые они получали из г. Новосибирска в аэропорту «Внуково», в процессе расследования уголовного дела производились выемки радиограмм и накладных на посылки в ЗАО «Внуково-Терминал», контрафактных произведений на носителях DVD в помещении, занимаемом ООО «Техноавангард», а также у сотрудников указанного общества, кроме того, в ГНИ №15 СВАО г. Москвы изъяты юридические документы ООО «Техноавонгард»’.

Как видно из приведенного примера, места производства выемки (или обыска) отличаются разнообразием и зависят от обстоятельств расследования конкретного уголовного дела. Однако в случае производства или распространения контрафактной продукции с помощью юридических лиц или частных предпринимателей можно выделить ряд организаций и учреждений, которые располагают сведениями о таких предпринимателях. К числу этих организаций относятся регистрирующие и лицензирующие органы (содержащие в своих архивах сведения об учредителях предприятия, видах деятельности, руководстве и юридическом адресе, и т.д.), инспекции Министерства по налогам и сборам (располагающие документами финансово-бухгалтерского характера), банковские организации (имеющие данные о движении денежных средств по счетам, образцы оттиска печати и подписей руководителя и главного бухгалтера, копии учредительных документов).

К особенностям выемки в банках и кредитных организациях, если искомые документы содержат сведения о вкладах и счетах граждан, относится необходимость получения судебного решения на производство этого следст- венного действия (ч. 4 ст. 183 УПК РФ). Принятое следователем решение о выемке документов, содержащих информацию о банковском счете, банков-

1 Уголовное дело № 1-1201 за 2000 год по обвинению Юдина А.П. и Косачева А.Л. в со- вершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Архив Мещанского рай- онного суда г. Москвы.

157 ском вкладе, операциях по счетам юридических лиц, требует согласия проку- рора (ст. 26 Федерального закона РФ «О банках и банковской деятельности»1 ич. 1 ст. 165 УПК РФ).

Лица, нарушающие авторские или смежные права, нередко образуют преступные группы и дислоцируются в различных городах. Связь между членами группы, а также покупателями осуществляется, в том числе, и при помощи почтово- телеграфных отправлений. Примером может служить уголовное дело по обвинению руководителя ЗАО «Почтово-издательская компания «Корсар», распространявшего контрафактную продукцию, получая заказы телеграммами и письмами . Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность наложения ареста на бандероли, посылки, телеграммы, радиограммы и на иные средства коммуникации, представляемые отделениями почты и телеграфа, если наличествуют достаточные основания полагать, что в них содержатся предметы, документы или сведения, имеющие значение для уголовного дела (ст. 185 УПК РФ).

В последнее время лицами, нарушающими авторские или смежные права, все более активно используются возможности коммуникации, представляемые глобальной сетью Интернет. Помимо непосредственного общения (текстового, звукового и визуального) сеть представляет возможность пересылать экземпляры произведений несмотря на большие расстояние между получателем и отправителем, а также государственные границы. Контролировать такого рода сообщения затруднительно, поскольку возникают сложности технического характера, кроме того, правовое регулирование этой сферы находится в начале своего формирования. Это объясняет наличие большого количества сайтов, содержащих музыкальные произведения российских и зарубежных авторов или исполнителей, видеопроизведения и дру-

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 29. 05 февраля. С. 492.

2 Уголовное дело № 1-258/5 за 1999 год по обвинению Иванова И.И. в совершении пре ступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146; ч. 1 ст. 273 УК РФ. Архив Замоскворецкого районного суда г. Москвы.

158 гие результаты творчества, предоставляющих как платный, так и бесплатный доступ к таким произведениям любому пользователю сети.

Допрос наиболее распространенное следственное действие, широко используемое для собирания доказательств по всем категориям уголовных дел.

Следует обратить внимание на существенные различия во внешне схожем производстве допроса и опроса, проводимого в процессе предварительной проверки сообщения о преступлении. Если в первом случае показания могут быть признаны доказательством, то при опросе, полученные сведения носят ориентирующий характер и не могут быть использованы для обоснования принятия уголовно-процессуальных решений по возбужденному уголовному делу. Информация, полученная в процессе опроса граждан, может приобрести процессуальную значимость лишь после допроса ранее опрошенного лица, поскольку только при производстве допроса соблюдаются все условия и гарантии формирования допустимых и достоверных доказательств этого вида.

Проведение допросов - необходимое следственное действие при рас- следовании преступлений, предусмотренных ст. 146 УПК РФ. Это вызвано, в первую очередь, необходимостью выяснения существа претензии правообладателя, послужившей поводом для возбуждения уголовного дела, или установления значимости причиненного ущерба.

. Рассмотрим последовательно особенности допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего и эксперта при расследовании пре- ступного нарушения авторских и смежных прав.

Уголовно-процессуальный закон обязывает допросить подозреваемого не позднее 24 часов с момента приобретения гражданином этого статуса, ес- ли место нахождения такого лица установлено (ч. 2 ст. 46 УПК РФ). На наш взгляд, существо вопросов, выясняемых у допрашиваемого подозреваемого, должно относиться к признакам преступленного нарушения авторских или смежных прав, установленным на момент допроса, иным признакам этого

159 преступления, необходимым для правильной квалификации его действий, а также иным обстоятельствам, имеющим значение для конкретного уголовного дела. В большинстве изученных случаев преступного нарушения авторских или смежных прав еще до возбуждения уголовного дела подозреваемый был опрошен, сообщил сведения по поводу проведенной у него проверочной закупки и иные сведения (о содержании вопросов, выясняемых при опросе такого лица, мы говорили во П-ой главе работы). Наличие в материалах уголовного дела информации, полученой при опросе, позволяет следователю правильно ориентироваться при подготовке к допросу подозреваемого и в процессе его производства. Сложившаяся практика позволяет сделать вывод о том, что содержание показаний подозреваемого фактически дублирует сведения, представленные им при опросе, однако их значение различно (о чем мы говорили выше).

Следует отметить, что при допросе как подозреваемого, так и обвиняе- мого дача показаний — право, а не обязанность допрашиваемого, о чем он должен быть проинформирован, кроме того, ему разъясняется право пригласить защитника для участия в производстве допроса и обеспечивается реальная возможность присутствия защитника.

Допрос обвиняемого должен быть произведен незамедлительно после предъявления обвинения или сразу после окончания свидания с защитником, если о необходимости такого свидания заявит обвиняемый после предъявления ему обвинения (п. 9 ч. 4 ст. 47 и ч. 1 ст. 173 УПК РФ). Рассматривая содержательную сторону допроса обвиняемого, следует обратить внимание на требования закона о необходимости обязательного выяснения следующих вопросов: признает ли обвиняемый себя виновным в инкриминированном ему преступном нарушении авторских или смежных прав; желает ли дать показания по существу предъявленного обвинения и если да, то на каком языке (ч. 2 ст. 173 УПК РФ). После выяснения этих вопросов и при согласии давать показания обвиняемый допрашивается по обстоятельствам совершения им инкриминируемого деяния, его подготовки и осуществления, а также

160 по иным обстоятельствам, выяснение которых может повлиять на принятие уголовно-процессуальных решений. Вопросы, выясняемые в процессе допроса обвиняемого, во многом схожи с теми, которые выясняются при допросе подозреваемого, однако обвиняемый более детально представляет картину вмененного ему преступления и по этой причине в состоянии более конкретно сообщить об обстоятельствах расследуемого преступления, привести сведения, опровергающие те или иные положения, изложенные в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого, заявить об алиби и т.д. Кроме того, при допросе обвиняемый может заявить ходатайство или принести жалобу, которая подлежит рассмотрению в соответствии с законом.

Закон не содержит обязательных условий, при которых лицо, проводящее предварительное расследование по уголовному делу, обязывается доп- рашивать граждан в качестве свидетелей. Однако практика расследования уголовных дел о нарушении авторских или смежных прав не знает случаев отсутствия в материалах таких дел протоколов допросов свидетелей. Как известно, основанием вызова для допроса свидетеля может явиться наличие сведений о том, что вызываемому лицу могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела. Такого рода сведения могут содержаться как в показаниях иных участников уголовного судопроизводства, так и в других доказательствах, а также могут быть получены в процессе проведения иных процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Статус свидетеля приобретается лицом в момент его вызова для дачи показаний (в качестве свидетеля). В отличие от подозреваемого и обвиняемого свидетель обязан дать правдивые показания, о чем он предупреждается под угрозой уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Содержание вопросов, задаваемых свидетелю, зависит от конкретных обстоятельств расследования уголовного дела и обусловлено тем, какого рода обстоятельства могут быть известны свидетелю. На основании анализа

161

материалов уголовных дел о незаконном использовании контрафактных эк- земпляров произведений свидетелей можно разделить на три группы.

К первой группе относятся лица, непосредственно участвовавшие в производстве проверочной закупки или административной проверки осуществления деятельности торговой точкой. Указанные граждане могут располагать информацией, отражающей содержание, ход и результаты действий, которые они проводили или при которых присутствовали, конкретизировать последовательность изъятия контрафактной продукции, засвидетельствовать идентичность своей подписи на упаковке с изъятыми в ходе того или иного действия предметами и документами. Помимо этого такие свидетели могут сообщить обстоятельства производства проверочной закупки или админист- ративной проверки, которые не нашли отражения в соответствующем протоколе, но заинтересовали следователя.

Так, по уголовному делу по обвинению Нечаева В.В., Алехина В.В. и др., свидетель Гольцов А.А. показал, что по указанию начальника ОБЭП Центрального района г. Воронежа он совместно с другими сотрудниками ОБЭП провел проверочную закупку у продавцов, осуществлявших торговлю программными продуктами для персональных компьютеров у магазина «Электроника». После приобретения компакт-дисков продавец выписывал гарантийный талон, принимал оплату и выдавал сдачу, после чего закупка объявлялась проверочной. Продавцу предлагалось представить документы, разрешающие использовать объекты авторского права. Требуемых документов представлено не было. Реализуемый товар был изъят и упакован в сумки, которые опечатывались и снабжались соответствующими бирками. Никто из участников производства проверочной закупки замечаний по поводу порядка проведения действий не делал .

Уголовное дело за 2001 год по обвинению Нечаева В.В. Алехина В.В. и др. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Архив Центрального суда г. Воронеж.

162

Ко второй группе свидетелей можно отнести лиц, вовлеченных в процесс реализации произведений, но не осведомленных о контрафактности продукции, а также лиц, контактировавших с нарушителем авторских или смежных прав по вопросам предоставления помещений для торговли и хранения продукции, ее перевозки, уборки используемых помещений и т.д., а также граждан, занимавшихся торговой и иной деятельностью и располагавшихся в непосредственной близости от места торговли контрафактной продукцией. Так, Воронина Н.Ю., допрошенная в качестве свидетеля по уголовному делу по обвинению Бобыкина А.Б. и Бобыкиной И.Л., показала, что она торгует на городском рынке г. Сокол два года, а рядом в павильоне торгует видеокассетами Бобыкина ИМ., которая начала работать еще ранее ее. Продает кассеты по 35 рублей, а обменивает за 5 рублей .

Рассматриваемая группа свидетелей, по сравнению с первой, в большей степени осведомлена об организации преступного нарушения авторских или смежных прав. Например, продавец торговой точки, может дать показания о лице, нанявшем его на работу, периоде торговли, объемах ежедневной реализации товара, ценах и т.д. Руководитель организации, представивший в аренду торговые площади, располагает сведениями о лице, которое представляло интересы торгового предприятия, о периоде времени и условиях аренды помещений.

В некоторых случаях въезд на территорию, прилегающую к торговой точке, регистрируется местной охраной, могут оформляться пропуска на въезд, досматриваться автомобили, проверяться документы у водителей и экспедиторов. Сотрудники охраны, осуществлявшие такой режим, располагают сведениями и документами, характеризующими транспортировку продукции и лиц, ее сопровождавших. Водители и экспедиторы, осуществлявшие доставку товара, могут помнить места хранения и производства контра-

’ Уголовное дело №1-368 за 1999 год по обвинению Бобыкина Л.Б. и Бобыкииой И.Л. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146. Архив Сокольского районного суда Вологодской области.

163 фактной продукции, адреса торговых точек, лиц, выдававших и принимавших продукцию, руководящих их деятельностью, принимавших на работу. По уголовному делу по обвинению Хакаю В.В. и Хакаю А.В., в качестве свидетеля был допрошен Харченко П.В., который показа!, что по приглашению Хакаю В.В. он работал водителем. В его обязанности входило выполнение указаний Хакаю В.В. о перевозке коробок с видеокассетами. В назначенное время он подъезжал к офису по адресу: ул. Красных Зорь д. 24 г. Обнинска, где в его автомобиль загружались запечатанные коробки с видеокассетами, которые он развозил по торговым точкам, расположенным в г. Обнинске, г. Десногорске, г. Малоярославец, г. Кондорово. Кроме того, он неоднократно ездил с Хакаю В.В. в Москву, где последний покупал аппаратуру для записи видеокассет, чистые видеокассеты и кассеты с записью видеофильмов. Ему известно, что тиражирование видеофильмов проходило в офисе фирмы Хакаю В.В.

К третьей группе свидетелей следует отнести лиц, непосредственно не воспринимавших преступную деятельность, однако располагающих данными об организации подобного рода деятельности в регионе совершения преступления, условиях производства и представления авторских или смежных прав на использование продуктов интеллектуального труда, и иных сведущих лиц, которым могут быть известны обстоятельства, хотя и не входящие непосредственно в предмет доказывания, но имеющие значение для расследования уголовного дела.

К числу свидетелей такого рода, в частности, можно отнести: • сотрудников регистрационных и лицензионных организаций, располагающих сведениями о порядке государственной регистрации и лицензирования деятельности по производству и торговле аудио-, видеопродукцией, программными продуктами
для персональных

1 Уголовное дело №1-572 за 2000 год по обвинению Хакаю В.В. и Хакаю А.В. в соверше- нии преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146; ч. 3 ст. 30 и п.и. «б» и «в» ч. 2 ст. 200 УК РФ. Архив Обнинского городского суда Калужской области.

164 компьютеров и иными материальными носителями, содержащими произведения интеллектуальной деятельности; • представителей
общественных организаций, созданных с целью противодействия интеллектуальному пиратству (если такая организация не представляет интересы правообладателя в уголовном судопроизводстве), которые могут сообщить о принадлежности авторских или смежных прав на то или иное произведение, о формах, в которых официально выпускаются произведения, о порядке и сложившейся практике заключения авторских договоров и лицензионных соглашений. В процессе допроса свидетелю могут представляться образцы изъятой контрафактной продукции, и он, будучи осведомленным о признаках, характерных для контрафактной продукции, сможет указать на них в ходе допроса. К этой же категории свидетелей следует отнести предпринимателей, осуществляющих деятельность по реализации и тиражированию объектов авторского или смежного права. Допрошенный в качестве свидетеля Гужаев И.И., по уголовному делу по обвинению Мельника В.М., показа!, что, осуществляя деятельность по тиражированию и распространению видео- и аудиокассет, ежегодно заключал договоры с правообладателями, в частности с ЗАО «Союз-Видео», в соответствии с которыми он приобретал права на тиражирование и распространение записей, авторские или смежные права на которые принадлежат ЗАО «Союз- Видео». Кроме того, ЗАО «Союз-Видео» в случае продажи кассет оптовому покупателю выдает накладную с указанием наименования и цены, которая всегда выше, чем цена контрафактной продукции и разница составляет примерно 15-20 рублей. Лицензионные кассеты имеют

165 различные степени защиты, благодаря которым их можно отличить от контрафактных .

По нашему мнению, следует критически подходить к допросам в качестве свидетелей лиц, участвовавших в процессе производства следственных действий в качестве понятых, с целью получения дополнительных доказа- тельств. Уголовно-процессуальная функция понятого заключается в заверении правильности отражения в протоколе следственного действия его содержания, хода и результатов (ч. 1 ст. 60 УПК РФ). Протокол следственного действия должен содержать все обстоятельства его производства и сам по себе является доказательством, а показания понятых, второй раз подтверждающие его содержание, не содержат сведений, имеющих значение для расследования или разрешения уголовного дела. Однако допрос в качестве свидетелей понятых возможен для проверки допустимости в качестве доказательств протоколов следственных действий, проведенных с их участием.

Допрос потерпевшего по уголовным делам о нарушении авторских и смежных прав необходим, поскольку важным фактором определения характера ущерба (составляющего конструктивный признак данного преступления) является отношение правообладателя к причиненному ущербу как к крупному. Если потерпевший полагает, что ущерб, причиненный нарушением его авторских или смежных прав, не является крупным, уголовное дело подлежит прекращению. На наш взгляд, недостаточно ограничиться записью в протоколе допроса потерпевшего о том, что причиненный ущерб является крупным, следует попытаться выяснить, по какой причине потерпевший пришел к такому заключению, задав ряд ориентирующих вопросов:

• о финансовом состоянии правообладателя, его доходах от использова- ния произведений интеллектуального труда;

Уголовное дело за 1999 год по обвинению Мельника В.М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Архив Канавинского районного суда г. Н. Новго- род.

166

• об ущербе, причиненном незаконным использованием объектов автор- ского или смежного права, из чего он складывается; • • как отразиться неполучение должных выплат на финансовом состоянии правообладателя. • Автор работы не разделяет высказанное в литературе мнение о том, что «потерпевший должен пояснить, в чем заключается причиненный ущерб, каким образом он высчитывается. Это обязанность заявителя, так как закон — ст. 146 УК РФ не дает определения, что является крупным ущербом»1. Поскольку установление характера ущерба является элементом предмета доказывания, а обязанность по доказыванию лежит на следователе, нельзя признать допустимым перекладывание деятельности по доказыванию на потерпевшего. В тоже время следует признать, что сведения, которые может сообщить потерпевший относительно причиненного ему ущерба, могут существенно облегчить защиту его нарушенного права, т.к. полные и достоверные показания в этой части отвечают его процессуальному интересу.

В процессе допроса потерпевшего следует выяснить также вопросы, рассмотренные нами во Н-ой главе работы, при описании содержания опроса заявителя (обладателя нарушенных авторских или смежных прав).

В качестве свидетеля по уголовному делу может выступать доверенное лицо, представляющее интересы правообладателя в гражданском обороте. В этом случае допрос должен содержать сведения о полномочиях представителя правообладателя, его осведомленности о правах на тот или иной объект интеллектуальной собственности и иных обстоятельствах, характеризующих правоотношения между этим лицом и доверителем.

В процессе производства допроса потерпевшего ему могут представляться изъятые образцы произведений, в отношении которых есть предполо- жение об их контрафактное™, а также документы, на основании которых осуществлялась торговля ими. Представитель правообладателя, владеющий

1 Основы расследования преступлений о нарушении авторских и смежных прав. Научно- практическое издание / Под ред. Исаенко В.Н. М.: Экзамен, 2002. С. 159.

167 сведениями о признаках, характерных для официально выпушенной продукции, может акцентировать внимание на их отсутствии на представленных предметах, сообщить сведения об организациях, которым представлено право использовать эти объекты интеллектуальной собственности, охарактеризовать предъявленные документы.

При допросе потерпевшего он может приложить к своим показаниям документы, подтверждающие авторское или смежное право на произведение, представить образцы легитимно выпущенной продукции, а также иные предметы и документы, имеющие значение для расследования уголовного дела. В данном случае представление потерпевшим упомянутых объектов следует рассматривать как реализацию права участников уголовного судопроизводства на участие в собирании доказательств.

Производство очной ставки вызвано, как известно, наличием сущест- венных противоречий в показаниях допрошенных ранее участников уголовного судопроизводства (ч. 1 ст. 192 УПК РФ). Производство очной ставки осуществляется на основании решения следователя, который предполагает, что параллельный допрос побудит участников следственного действия дать правдивые показания и тем самым разрешит противоречия в доказательствах (показаниях). По нашему мнению, решение о производстве очной ставки требует всестороннего анализа личности участников предполагаемого следственного действия, в противном случае цель очной ставки может быть не достигнута, или получен эффект, обратный ожидаемому. При подготовке к производству очной ставки у следователя формируется предположение о том, кто ранее сообщил недостоверные сведения. В случае если такое лицо обладает авторитетом, уважением или иным образом доминирует над личностью допрошенного, давшего (по мнению следователя) правдивые показания, производство очной ставки может привести к изменению показаний такого лица под давлением авторитетной личности (обратный эффект).

Следует исключить из правоприменительной практики случаи, когда очная ставка провидится без должных на то оснований, отсутствуют проти-

168 воречия в показаниях или эти противоречия несущественны. Таким образом, некоторые следователи формируют дополнительную «доказательственную базу», как бы страхуясь от изменения показаний участниками уголовного судопроизводства.

Существенность противоречий в показаниях по уголовным делам о на- рушении авторских или смежных прав может заключаться в отрицании факта реализации или изготовления контрафактной продукции, организации торговли, поставки контрафактных экземпляров произведений, получения денежных средств от реализованного товара и т.д.

К несущественным противоречиям следует отнести расхождение в по- казаниях относительно режима работы торговой точки, оплаты услуг про- давца, водителя или иных вовлеченных в процесс реализации контрафактной продукции лиц, неосведомленных о преступном поведении организатора торговли, стоимости и местах приобретения техники для копирования произведений и т.д.

Следственный эксперимент является важным способом собирания до- казательств и заключается в воспроизведении действий, обстановки и иных обстоятельств определенного события (ст. 180 УПК РФ). Это следственное действие практически не используется при расследовании преступного на- рушения авторских или смежных прав, поскольку связано со сложными организационно-техническими приготовлениями.

П о нашему мнению, следственный эксперимент следует производить в случае обнаружения оборудования, которое могло быть использовано для тиражирования и упаковки экземпляров произведений, с целью воспроизведения процесса тиражирования и упаковки. Полученная в результате продукция может послужить позднее в качестве образцов для производства экспертизы, идентификации оборудования, использованного для изготовления контрафактных экземпляров произведений.

Проверка показаний на месте как отдельное следственное действие за- ключается в воспроизведении на некоем месте обстановки и обстоятельств

169 исследуемого события ранее допрошенным лицом, указании им на определенные предметы, документы, следы, а также демонстрации таким лицом определенных действий (ч.1 и ч.2 ст. 194 УПК РФ). Проверка показаний на месте своей целью ставит установление новых обстоятельств, имеющих значение для дела, а так же проверку и уточнение не любых данных, а лишь тех, которые содержатся в показаниях ранее допрошенного лица (подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего). Следственный эксперимент во многом схож с проверкой показаний на месте, поскольку, на наш взгляд, проверка показаний на месте по своему содержанию представляет частный случай следственного эксперимента, в котором более активно проявляется роль лица, чьи показания проверяются. И в первом, и во втором случае про- изводство этих следственных действий не является обязательным, однако основания их производства различаются. Основанием производства следственного эксперимента является наличие данных, имеющих значение для уголовного дела и требующих проверки или уточнения, в процессе которого возможно получение новых сведений, характеризующих обстоятельства, подлежащие доказыванию. Для принятия решения о необходимости производства проверки показаний на месте следует анализировать, в первую очередь, показания допрошенного на предмет целесообразности их проверки путем производства рассматриваемого следственного действия. Производство проверки показаний на месте не достигнет результатов в случае, если проверяются показания подозреваемого или обвиняемого, и это лицо отказывается от реализации в процессе производства следственного действия своей функции на ос- новании ст. 51 Конституции РФ. Представляется целесообразным перед производством этого следственного действия заручиться согласием подозреваемого или обвиняемого на участие в его проведении. Существенным отличием производства следственного эксперимента от проверки показаний на месте является порядок определения места проведения следственного действия. Место проведения следственного эксперимента определяет следователь, а место проведения проверки показаний предлагается указать лицу, чьи пока-

170 зания проверяются. Рассмотренная особенность определения места производства следственного действия является дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов личности, чьи показания проверяются.

Производство проверки показаний на месте при расследовании уголов- ных дел о нарушении авторских или смежных прав может заключаться в предложении допрошенному лицу продемонстрировать места производства, хранения и реализации контрафактных произведений; продемонстрировать процесс изготовления и упаковки пиратских копий с использованием обнаруженного оборудования и привлечением других лиц; указать места приобретения экземпляров произведений, использованных для их копирования и последующей продажи и т.д. В результате проведения проверки показаний на месте, как и в процессе следственного эксперимента, могут быть изготовлены экземпляры произведений, используемые впоследствии для производства различных экспертных исследований.

Наиболее распространенной формой использования специальных по- знаний при собирании доказательств по уголовным делам о нарушении авторских или смежных прав является проведение судебных экспертиз. Характерны экспертные исследования экземпляров произведений, проводимые в области трассологии, полиграфии, фоноскопии и товароведения. Особенности экспертных исследований предопределены объектами, представляемыми на экспертизу, и вопросами, подлежащими разрешению.

Можно выделить три основные цели, стоящие перед экспертом: 1) ус- тановить признаки, характерные для контрафактной продукции; 2) установить, на каком оборудовании изготовлены экземпляры произведений, представленные на исследование; 3) опередить цену легитимного экземпляра произведения, аналогичного по содержанию исследуемому.

По всем изученным уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ, на стадии предварительного расследования производи- лись судебные экспертизы. В подавляющем большинстве изученных случаев объектом исследования являлись материальные носители
произведений

171 творчества (видео- и аудиокассеты, компакт-диски, книги и пр.). Реже в распоряжение эксперта представлялась специальная аппаратура, предназначенная для тиражирования, упаковки или изготовления полиграфической продукции (используемой для оформления материального носителя произведения).

Вопросы, разрешаемые экспертами, во многом идентичны вопросам, на которые отвечали сведущие лица в процессе исследования предметов на стадии возбуждения уголовного дела1. Однако в процессе проведения предварительного расследования, предшествующего назначению экспертизы, следователю становится известным более широкий круг обстоятельств, появляются вещественные доказательства, что позволяет формулировать дополнительные и более конкретные вопросы, подлежащие экспертному разрешению (это обстоятельство вызвано так же и различными целями использования результатов исследования и экспертизы). Помимо «общих» вопросов о наличии на представленных экземплярах или их упаковке признаков, характерных для контрафактной продукции, следует особое внимание уделить способам изготовления таких экземпляров, а также упаковке и иному оформлению, оборудованию, использованному для тиражирования или упаковки и т.д.

Анализ практики расследования показывает, что иногда следователь не задает вопросы, разрешение которых имеет большое значение для доказывания нарушения авторских или смежных прав. Так, по уголовному делу по обвинению Волокитина А.К. в совершении незаконного распространения видеопродукции по месту проживания обвиняемого произведен обыск, в результате которого обнаружены и изъяты 12 видеомагнитофонов, устройство для

Поскольку критический анализ этих вопросов дан выше (см. главу II), мы не будем повторно анализировать практику их формулирования при назначении экспертизы, а остановимся на дополнительных обстоятельствах, устанавливаемых при производстве экспертных исследований.

172 перемотки видеокассет, устройство для целофанирования видеокассет1. По нашему мнению, было бы закономерным поставить перед экспертом вопросы:

• Изготовлены ли копии произведений, представленных на исследование, с помощью видеотехники изъятой, по месту жительства обвиняемого? • • Использовалось ли устройство для перемотки видеокассет, изъятое по месту жительства обвиняемого, для перемотки видеокассет представленных на исследование? • • Использовалось ли устройство для целофанирования, изъятое по месту жительства обвиняемого, для упаковки видеокассет представленных на исследование? • Положительные ответы на предложенные вопросы позволят объективно установить, что тиражирование экземпляров проводилось на оборудовании, используемом обвиняемым по месту его жительства, т.е. будут доказывать элементы объективной стороны рассматриваемого преступления (место, способ).

При тиражировании произведений путем их перезаписи на компакт-диски используется достаточно дорогое оборудование, функционирование которого сложно организовать в неприспособленных условиях (квартира, загородный дом, подвал и т.д.). Это обстоятельство позволяет говорить о достаточно малом количестве мест производства компакт-дисков.

К особенностям технологии записи произведений на компакт-диск следует отнести то обстоятельство, что сам материальный носитель (компакт-диск) изготавливается непосредственно перед записью на него произведения. Оборудование, изготавливающее компакт-диск, оставляет на нем следы, позволяющие его идентифицировать. Запись произведения производится при

1 Уголовное дело № 1-1496 за 2001 год по обвинению Волокитима Л.К. в совершении пре- ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Нагатинского районного суда г. Москвы.

173 помощи неперезаписываемой матрицы, содержащей конкретное произведение, которая также оставляет индивидуальные идентифицирующие следы на изготовленном с ее помощью экземпляре произведений.

В настоящее время в ЭКЦ МВД России формируется криминалистическая коллекция следов оборудования и матриц, используемых различными производителями, тиражирующими произведения на компакт-дисках (чаще всего это зарубежные заводы, расположенные в Болгарии, Венгрии, Китае и др. странах).

На основании изложенного выше, следует рекомендовать следователям при назначении трассологической экспертизы произведений, содержащихся на компакт-дисках, ставить перед экспертами дополнительные вопросы, касающиеся мест производства экземпляров, а также идентичности используемого оборудования и матриц. Ответы на эти вопросы позволят следователю сделать вывод об источниках формирования ассортимента контрафактной продукции в конкретной торговой точке, т.е. характеризовать элементы объективной стороны преступления.

Важным фактором успеха реализации контрафактных экземпляров произведений является их низкая цена по сравнению с легитимными экземплярами. В ряде случаев цена контрафактного диска ниже не только в виду невыплаты правообладателю причитающейся ему суммы, но и вследствие упрощенного (более дешевого) оформления; по этой причине несоответствие полиграфической упаковки исследуемого экземпляра произведения упаковке легитимно выпущенного образца говорит о признаке, характерном для контрафактных произведений.

Производители контрафактной продукции заинтересованы в придании выпускаемым произведениям внешнего вида, похожего на официально вы- пущенные экземпляры, поскольку они уже известны потребителям и не требуют дополнительной рекламы. Для достижения этой цели используется полиграфическая упаковка, изготавливаемая при помощи специальных устройств, к которым можно отнести персональный компьютер, сканер и прин-

174 тер (печатающее устройство). Использование этого оборудования позволяет тиражировать полифафическую продукцию для упаковки контрафактных произведений.

Вышеизложенное позволяет говорить о необходимости экспертного исследования полиграфической упаковки произведения на предмет способа ее изготовления, а также использования при этом специальных устройств. В случае обнаружения оборудования, в отношении которого есть предположение о том, что оно могло использоваться для сканирования или изготовления полифафических упаковок произведений, его следует представить в распоряжение эксперта и поставить еще один дополнительный вопрос: «Выполнены ли полифафические материалы, представленные на исследование, при помощи оборудования, изъятого у обвиняемого?».

Определяя ущерб, причиненный незаконным использованием объектов авторского или смежного права, следователь оперирует рядом факторов, однако обязательно должна быть установлена конкретная сумма причиненного ущерба. Сложившаяся правоприменительная практика показывает, что следователи и судьи рассматривают в качестве суммы ущерба цену легитимно выпущенной продукции, аналогичной по своему содержанию контрафактной. Информация о ценах может быть получена как от официального распространителя экземпляров произведений, так и установлена в процессе производства товароведческой экспертизы.

По нашему мнению, следует отказаться от практики формулирования вопросов перед экспертами-товароведами, требующих от них определять, что является ущербом и характеризовать ущерб как крупный. Так, по уголовному делу Сафошкына А.В. обвиняемого в незаконном распространении программ для персональных компьютеров, изъяты компакт-диски, содержащие программные продукты. По делу назначена экспертиза, производство которой поручено специалистам ГПУ «Информзащита». Перед экспертами поставлен ряд вопросов, в т. ч. и вопрос: «В каких размерах причине]! ущерб право-

175 обладателю?» . По нашему мнению, вывод об отнесении той или иной суммы к ущербу, а также определение размера ущерба как крупного, является правовым вопросом и может быть сделан только лицом, производящим расследование уголовного дела.

Производство товароведческой экспертизы для определения стоимости экземпляров произведений следует назначать лишь в случае, если таких сведений не получено от официального распространителя легитимных произведений, аналогичных по содержанию контрафактным, или есть основания сомневаться в достоверности полученной информации.

На наш взгляд, правильно сформулированный вопрос должен содержать задачу, разрешение которой требует от эксперта знаний исключительно в сфере товароведения. Представляется обоснованным предложить ставить вопрос в следующей редакции: «Какова общая средне-оптовая цена экземпляров произведений, реализуемых на законных основаниях, соответствующих по своему содержанию экземплярам произведений, изъятых у обвиняемого?» Определение полученной суммы как ущерба и сопоставление ее с другими аспектами характеристики ущерба позволит следователю сделать обоснованный вывод о его размере, что является обязательным элементом предмета доказывания по уголовным делам о нарушении авторских или смежных прав.

Принимать решение о назначении экспертизы следователь должен, лишь убедившись в том, что нет возможности получить необходимые сведения, не прибегая к использованию специальных познаний (производство экс- пертизы может представлять собой достаточно долгий и дорогостоящий процесс). В качестве подтверждения обоснованности такого вывода молено привести пример экспертного исследования по уголовному делу Волокитина А.К. Изъятые компакт-диски после проведения экспертизы были признаны

1 Уголовное дело № 1-3743 за 2001 год по обвинению Сафошкина А.В в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Нагатинского районного суда г. Москвы.

176 вещественными доказательствами и осмотрены с участием специалиста ГПУ «Информзащита». В процессе осмотра путем визуального наблюдения были выявлены те же самые признаки, характерные для контрафактных экземпляров произведения, что и при производстве эксепртизы1.

Еще раз хочется подчеркнуть, что вопрос контрафактности того или иного произведения не является объектом экспертного исследования, поскольку является правовым. Использование специальных познаний в форме экспертных исследований (выявляющих признаки, характерные для контрафактных произведений) позволяет получить косвенные доказательства и правильно ориентировать дельнейшее направление расследования.

Рассматривая допрос эксперта как способ собирания доказательств, следует обратить внимание на процессуальные отличия производства допроса эксперта от допросов других участников уголовного судопроизводства. Допрос эксперта может состояться лишь после завершения экспертного исследования, предметом допроса может быть лишь данное им заключение, а целью допроса - разъяснение результатов экспертизы (ч. 1 и ч. 2 ст. 205 УПК РФ).

Изученные материалы уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ, позволяют сделать вывод о том, что следователями не используется рассматриваемая форма собирания доказательств. Представляется достаточно сложным предложить типовые вопросы, которые могут выясняться при допросе эксперта, поскольку они предопределяются результатами конкретного вида экспертного исследования, а вид экспертизы определяется исходя из обстоятельств расследования конкретного преступления.

Проведенный анализ правоприменительной практики не выявил случаев производства освидетельствования или опознания по уголовным делам рассматриваемой категории. Теоретически можно предположить, что в слу-

1 Уголовное дело № 1-1496 за 2001 год по обвинению Волокитима Л.К. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 146; ч. 1 ст. 171 и ст. 242 УК РФ. Архив Нагатинского районного суда г. Москвы.

177 чае отсутствия полных данных об организаторе торговли контрафактными произведениями в ходе допроса лиц, контактировавших с подозреваемым, следует выяснить, смогут ли они опознать его и по каким приметам. Сведения о приметах подозреваемого позволят сориентировать дельнейшее расследование, а при установлении этого лица - предъявить его для опознания. Предъявление для опознания контрафактной продукции представляется затруднительным, поскольку тиражи пиратских экземпляров произведений достаточно крупные, а признаков, отличающих одну кассету (диск, книгу и т.д.) от другой, явно недостаточно для их идентификации.

Производство следственных действий - не единственный способ собирания доказательств, допускается формирование доказательств путем произ- водства иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно- процессуальным законом (ч. 1 ст. 86 УПК РФ). К иным процессуальным действиям, направленным на собирание доказательств, следует отнести требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя (ч. 4 ст. 21 УПК РФ), которые могут быть адресованы различным юридическим и физическим лицам. Действия такого рода направлены на собирание доказательств путем требования представить какие-либо сведения, предметы или документы.

Определение мест, куда следует направлять такие обращения, и характер запрашиваемых документов или предметов во многом схожи с основанием и целями производства выемки, однако при производстве выемки не может быть истребована информация, а лишь предметы и документы. По нашему мнению, получение предметов или документов должно производиться пу- тем производства выемки в случае, если требуется срочное представление искомых объектов или есть основания полагать, что адресат запроса может скрыть указанные в обращении предметы или документы.

Изучение материалов уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ, позволяет сделать вывод о том, что чаще всего следователи обращаются с запросами в наркологический и психоневрологический

178 диспансеры по месту проживания обвиняемого, а также в специальные учеты органов внутренних дел, содержащие сведения о судимостях. Таким образом, собираются доказательства, характеризующие личность обвиняемого.

Менее распространены обращения к правообладателю или его предста- вителю с целью: получения образцов легитимно выпущенных произведений; выяснения размера ущерба; представления сведений об официальных распространителях их произведений и других сведений, характеризующих условия легального использования произведений. Имеют место случаи обращения в различные государственные учреждения с целью установить наличие регистрации деятельности по распространению продукции; налогового учета; аренды торговых или складских площадей и иные сведения, характеризующие деятельность по организации производства или торговли.

Из результатов проведенного инетрвьюирования видно, что при рас- следовании преступного нарушения авторских и смежных прав 38.9% рес- пандентов обращались в регистрационные и лицензионные палаты; 35.6% - в инспекции Министерства оп налогам и сборам; 5.9% - в банковские учреждения; 17.3% -в коммерческие организации, сотрудничавшие с обвиняемым; 98.4% - в общественные организации представляющие правообладателей.

По нашему мнению, следователям надлежит более активно использовать возможности обращения с запросами в различного рода контролирую- щие государственные и муниципальные организации с целью выяснения фактов проверок торговой или производственной деятельности обвиняемого, ставшей предметом расследования. В случае если проверки проводились, то в контролирующих организациях могут находиться сведения и документы, характеризующие деятельность обвиняемого. Ценность запросов таких сведений и документов заключается в том, что обвиняемый может утратить или скрывать предметы запроса.

Представляется необходимым в случае получения предметов или до- кументов в результате «иных процессуальных действий» производить их осмотр по правилам, предусмотренным ст. 176, 177 и 180 УПК РФ, регламен-

179 тирующим основания, порядок и процессуальное оформление осмотра. Производство осмотра позволит установить на полученных предметах или в документах следы преступления, иные обстоятельства, имеющие значение для дела, и процессуально допустимо закрепить их.

В собирании доказательств вправе принимать участие не только проку- рор, следователь или дознаватель (это их обязанность), но и подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, а также представители и защитники (ч. 2 и ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Они вправе собирать и представлять документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств, а защитник, в дополнение к этому, может опрашивать лиц с их согласия, предположительно владеющих информацией, относящейся к уголовному делу по которому он осуществляет защиту доверителя, запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, а также других организаций (ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации). Результатом деятельности упомянутых участников уголовного процесса может явиться ходатайство о приобщении к делу в качестве доказательств каких-либо предметов или документов, о допросе того или иного лица, предложение проверить полученные сведения. Однако окончательное решение о при- знании тех или иных сведений доказательствами принимает лицо, производящее расследования.

Исследование материалов уголовных дел о преступном нарушении ав- торских или смежных прав позволяет прийти к выводу о том, что наиболее активно в рассматриваемом виде собирания доказательств принимает участие сторона защиты. Непосредственно подозреваемый, обвиняемый или защитник собирают и представляют следователю сведения, положительно характеризующие фигуранта дела или подтверждающие наличие обстоятельств, смягчающих наказание.

180

Обстоятельства, устанавливающие иные элементы предмета доказывания, не так активно разыскиваются стороной защиты, однако, по нашему мнению, активизация этой деятельности в большей мере отвечала бы принципу состязательности нежели существующее положение вещей.

Недостаточно активная роль стороны защиты в собирании доказательств не освобождает следователя от необходимости всесторонне и полно проводить расследование преступления, собирать все необходимые доказательства для законного и обоснованного принятия процессуальных решений.

Проверка собранных доказательств - необходимый элемент процесса доказывания, который характеризуется практической и интеллектуальной деятельностью следователя, направленной на сопоставление проверяемого доказательства с другими доказательствами, установление источников проверяемых доказательств, собирание других доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст. 87 УПК РФ).

Сопоставление доказательств, имеющихся в деле, является исключительно интеллектуальной деятельностью, направленной на обнаружение про- тиворечий в сведениях, содержащихся в проверяемых доказательствах. Сведения, содержащиеся в одном доказательстве, чаще являются основой для установления не одного, а целого ряда обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Необходимо правильно выделить эти обстоятельства и, проверяя доказательства, сопоставлять содержащиеся в различных доказательствах сведения, характеризующее одно и тоже обстоятельство. В качестве примера можно привести проверку признательных показаний организатора незаконного тиражирования и распространения контрафактной продукции. В признательных показаниях такого лица чаще всего содержатся сведения об организации изготовления экземпляров произведений и торговли ими:

• о месте, в котором организовано производство; • • об использованном оборудовании; • • о лицах, привлекаемых для помощи при изготовлении контрафактной продукции; •

181

• о способах упаковки и других особенностях производства; • • о местах распространения продукции; • • об ассортименте реализуемых контрафактных произведений; • • о лицах, приглашенных в качестве продавцов и др. • Сложно себе представить ситуацию, при которой все перечисленные выше сведения могли быть проверены сопоставлением с одним доказательством (за исключением случая допроса соучастника обвиняемого, распола- гающего теми же сведениями). По этой причине для полной проверки такого доказательства следует сопоставлять целый ряд имеющихся в деле доказательств. Так, показания лиц, привлеченных для изготовления контрафактной продукции, могут содержать сведения, подтверждающие или опровергающие сведения о месте производства и используемом оборудовании, однако вряд ли смогут быть полезны для установления мест сбыта и лиц, продававших произведенную контрафактную продукцию. Продавцы, напротив, смогут охарактеризовать торговлю контрафактной продукцией, а не ее производство. Результаты проведения экспертиз позволят проверить сведения об использовании конкретного оборудования для изготовления пиратских копий.

В случае, когда собранных по делу доказательств недостаточно для проверки тех или иных сведений, следует произвести иные следственные или процессуальные действия, в результате чего будут получены новые доказательства, содержащие сведения о проверяемых обстоятельствах. Для такой формы проверки доказательств характерны как интеллектуальный аспект (сопоставление сведений), так и практический (производство следственных и иных процессуальных действий).

Наиболее распространенным среди следователей способом проверки является допрос лиц, участвовавших в формировании доказательств. Целью такого допроса является выяснение обстоятельств формирования доказательств, которые сопоставляются с его описанием в соответствующем протоколе, акте или другом документе. Так, по уголовному делу по обвинению Рахманова Р.Г., осуществлявшего торговлю контрафактными произведениями

182 на компакт-дисках, с целью проверки результатов проверочной закупки был допрошен Лазарев ВТ., который показал, что 10 августа 2001 года он проходил недалеко от станции метро «Кузнецкий мост», где к нему подошел человек, представился сотрудником милиции и предложил принять участие в проверочной закупке. Лазарев ВТ. согласгпся и прошел с милиционером в помещение магазина ПБОЮЛ «Рахманов», где пригласивший его милиционер, приобрел два компакт-диска. После окончательного расчета покупка была объявлена проверочной и составлен соответствующий акт, в котором указаны обстоятельства производства проверочной закупки, а также опись изъятой продукции и ее упаковка . Целью допросов такого рода является не выяснение новых обстоятельств расследуемого преступления, а проверка сведений, установленных другими доказательствами. Однако, иногда следственное действие, вызванное необходимостью проверки доказательств, вскрывает новые сведения, значимые для расследования преступления.

Уголовно-процессуальный закон позволяет суду допрашивать в качест ве свидетелей лиц, которым что-либо известно об обстоятельствах производ ства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов (ч. 8 ст. 234 УПК РФ). По нашему мнению, запрета на до-

прос таких свидетелей в стадии предварительного расследования законом не установлено.

Представляется, что установление источников доказательств следует отнести к составляющей части оценки допустимости доказательств, поскольку в случае, если доказательство получено из неустановленного в законе источника, его следует признать недопустимым. Уголовно- процессуальный кодекс не содержит определения понятия «источник доказательства», однако в науке уголовного-процесса под источниками доказательств принято понимать источники получения данных, составляющих содержание доказательст-

1 Уголовное дело № 1-1906 за 2001 год по обвинению Рахманова Р.Г. в совершении пре- ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

183 ва . В нашей работе установление источников доказательств будет рассмотрено как элемент оценки допустимости доказательств.

В заключение анализа проверки доказательств хотелось бы обратить особое внимание на необходимость тщательной проверки показаний обви- няемого (независимо от того, отрицает он предъявленное обвинение или признает свою вину). Обвиняемый может изменить показания или вообще отказаться от их дачи. В такой ситуации оценка его показаний имеет большое значение, поскольку на ее основании можно прийти к выводу о достоверности сведений, содержащихся в показаниях, данных ранее.

Следующим элементом процесса доказываения является оценка дока- зательств, которая представляет собой интеллектуальную деятельность лица, осуществляющего доказывание, по определению относимости, допустимости, достоверности отдельных доказательств и достаточности совокупности собранных доказательств для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ). Такого рода деятельность наиболее характерна для периода завершения расследования и принятия итогового процессуального решения.

По общему правилу следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. К общим правилам оценки также следует отнести и отсутствие заранее установленной силы доказательств (ст. 17, 88 УПК РФ).

Рассмотрим последовательно элементы оценки доказательств по уго- ловным делам о преступном нарушении авторских или смежных прав.

Относимостъ доказательства - это его свойство, позволяющее говорить о том, что сведения, представляющие содержание любого доказательства, могут быть использованы для установления обстоятельств, имеющих зна- чение для расследования уголовного дела (о них мы говорили в начале настоящей главы). Мы разделяем мнение авторов «Теории доказательств»,

1 См.: Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М: Юрист, 1995. С. 31.

184 предлагающих рассматривать относимость доказательств в двух аспектах. Во-первых, относимое доказательство должно содержать сведения о факте, входящем в обстоятельства, имеющие значение для расследования преступления, а во-вторых, такое доказательство должно быть способно установить этот факт1.

Для определения относимости доказательства следователь должен ус- тановить, какое обстоятельство проясняют данные, содержащиеся в оцениваемом доказательстве. В случае если доказательство не отвечает требованиям относимости, оно должно быть исключено из дальнейшего процесса доказывания.

Анализ правоприменительной деятельности следователей, расследо- вавших уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ, позволяет сделать вывод о не всегда верном понимании субъектами доказывания свойств относимости оцениваемых доказательств. Так, по уголовному делу Солодовникова С.Н., распространявшего коитрафакнтые программные продукты для ЭВМ, в качестве доказательств виновности в инкриминированном преступлении следователь, а позднее и суд, признали:

• устав и учредительный договор «Ассоциации по борьбе с компьютерным пиратством», содержащий цели ассоциации — противодействие компьютерному пиратству; • • выписку из законов «Об охране авторских и смежных прав» и «О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных» . • В ряде других уголовных дел в качестве доказательств фигурируют по- становления о производстве выемок, обысков .

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин Н.В., изд. 2-е исправленное и дополненное. М.: Юридическая литература, 1973. С. 247. 2 Уголовное дело №1-867 за 1999 год по обвинению Солодовникова С.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Архив Центрального районного суда г. Воронеж.

185

По нашему мнению, положения устава и учредительного договора ус- танавливающие цели деятельности общества не содержат сведений, имею- щих значение для расследования преступного нарушения авторских или смежных прав, поскольку являются лишь положениями, регламентирующими деятельность того или иного предприятия, организации или объединения. Представление интересов правообладателей в уголовном судопроизводстве требует специальной доверенности.

Нормы законодательства, которые нарушаются при незаконном ис- пользовании авторских или смежных прав (или при присвоении авторства), также не могут являться доказательствами, т.к. являются одним из регуляторов правоотношений, складывающихся по поводу прав на произведения. Исходя из логики оценки относимости доказательств, предложенной следователем, ему следовало бы отнести к доказательствам и выписку из УК РФ, содержащую статью, предусматривающую ответственность за нарушение авторских или смежных прав.

Нельзя признать обоснованным и признание в качестве относимых до- казательств постановлений, содержащих процессуальные решения лиц, производящих расследование. Постановление - любое решение следователя, вынесенное при производстве предварительного следствия (за исключением обвинительного заключения - п. 25 ст. 5 УПК РФ). Исходя из определения, предложенного законом, постановление следователя о производстве выемки или обыска содержит решение о производстве этих следственных действий и является одним из условий их производства, иными словами, постановления не содержат данных, на основании которых могут быть установлены обстоятельства, имеющие значение для расследования преступного нарушения авторских или смежных прав. Однако наличие постановление является обязательным условием производства ряда следственных действий и оценка до-

3 Например, уголовное дело №1-572 за 2000 гол по обвинению Хакаю В.В. и Хакаю А.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146, ч. 3 ст. 30 и п.п. «б» и «в» ч. 2 ст. 200 УК РФ. Архив Обнинского городского суда Калужской области.

186 пустимости доказательств, полученных в результате их производства, не может быть произведена без анализа законности соответствующего постановления.

Допустимость — это свойство доказательства, характеризующее его с точки зрения законности источника фактических данных (сведений, инфор- мации), а также способов получения и форм закрепления фактических дан- ных, содержащихся в таком источнике, в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, т.е. управомоченным на то лицом или органом в результате проведения им следственного (или иного процессуального) действия при строгом соблюдении уголовно- процессуального закона, определяющего формы данного следственного (или иного процессуального) действия1.

В уголовно-процессуальном законе содержатся признаки доказательств, которые исключают его допустимость. Общим условием недопустимости доказательств является получение его с нарушением требований уголовно- процессуального закона (ч. 1 ст. 75 УПК РФ). Однако существует спе- циальный критерий допустимости отдельных видов доказательств - показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля. Так, в случае, если обвиняемый (подозреваемый) не подтвердит в суде показания, данные им ранее в ходе досудебного производства при допросе без участия защитника, такие показания считаются недопустимыми (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). Показания свидетеля или потерпевшего также следует признать недопустимыми, когда они основаны на догадках, предположениях, слухах, или допрашиваемый не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 1 ст. 75 УПК РФ).

По нашему мнению, правильно выделять четыре направления при оценке допустимости доказательств:

См.: Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М: Юрист, 1995. С. 27.

187

• рассмотрение полномочий субъекта, получившего доказательство; • • анализ источника сведений, составляющих содержание доказательств; • • проверка законности следственного или иного процессуального действия, использованного для получения доказательства; • • оценка процессуального порядка проведения действия по собиранию доказательства1. • Субъект собирания доказательства должен отвечать ряду требований. Как мы говорили выше при анализе собирания доказательств, к субъектам получения доказательств на стадии предварительного расследования следует отнести следователя, дознавателя (по уголовным делам, находящимся в их производстве), прокурора (по уголовным делам, надзор за которыми возложен на него). Участники производства следственных действий не должны иметь оснований, исключающих их участие в уголовном судопроизводстве, указанных в главе 9 УПК РФ.

Примером признания доказательства недопустимым по рассматриваемым основаниям может служить производство личного обыска оперуполномоченным без соответствующего поручения следователя. Так, по уголовному делу о незаконном распространении произведений на компакт-дисках был допрошен Жордания И.В., показавший, что он осуществлял торговлю контрафактной продукцией совместно с Лебедевым Ю.А. Оперуполномоченный, получив от следователя поручение установить местонахождение Лебедева Ю.А. и обязать его явкой в следственный отдел прокуратуры, после обнаружения Лебедева произвел его личный обыск, результатом которого стало изъятие контрафактных произведений. Поскольку оперуполномоченный не был наделен правом производства следственных действий по уголовному делу, находящемуся в производстве следователя прокуратуры, и про-

1 Рассматриваемая классификация предложена и обоснована Н.М. Кипнисом в работе «Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве» (М: Юрист, 1995).

188 токол личного обыска, и обнаруженные при его производстве вещественные доказательства были признаны недопустимыми1.

По нашему мнению, следует признать недопустимым доказательством результаты экспертного исследования, проведенного экспертным учреждением (например, РАПО, IFPI и др.) по уголовному делу, в котором в качестве потерпевшего выступает правообладатель, чьи интересы представляет организация, в которой работают эксперты. В процессе расследования уголовного дела по обвинению Трушникова И.И. в незаконном распространении контрафактных произведений на компакт-дисках была назначена и проведена экспертиза в «Ассоциации по борьбе с компьютерным пиратством», одним из учредителей которой является представительство фирмы «Microsoft» в России. В качестве гражданского истца была признана фирма «Microsoft», по этой причине эксперты «Ассоциации по борьбе с компьютерным пиратством» подлежали отводу, поскольку находились в служебной зависимости от представителя стороны обвинения (п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ) . Однако суд не учел наличие оснований к отводу эксперта и ошибочно признал заключение эксперта допустимым доказательством.

Для признания доказательства допустимым оно должно быть получено из источника, предусмотренного уголовно-процессуальным законом (ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

Не углубляясь в анализ всех видов доказательств, рассмотрим наиболее характерные ошибки при определении источников доказательств в процессе расследования преступного нарушения авторских или смежных прав.

Уголовное дело №1-1690 за 1999 год по обвинению Жордания И.В. и Лебедева Ю.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УПК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

2 Уголовное дело №1-1128 за 2000 год по обвинению Трушникова И.И. в совершении пре- ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

189

На наш взгляд, наиболее часто встречающейся ошибкой в источниках доказательств является допрос в качестве свидетеля лица, в отношении действий которого есть обоснованное предположение, что в них содержатся признаки преступления. Такое лицо фактически является подозреваемым, однако допрашивается в качестве свидетеля. В некоторых случаях следователи, чтобы получить формальную возможность допросить такого гражданина в качестве свидетеля, возбуждают уголовное дело не в его отношении, а по «факту». В качестве примера молено привести уголовное дело по обвинению Рахманова Р.Г. в незаконном распространении контрафактных компакт-дисков с программами для игровых приставок. Уголовное дело было возбуждено по факту торговли контрафактными экземплярами в ПБОЮЛ «Рахманов», после чего в качестве свидетеля был допрошен Рахманов Р.Г., несмотря на то, что именно его действия по организации торговли пиратскими компакт-дисками содержали признаки преступления, явившиеся основанием для возбуждения уголовного дела .

Показания допрошенного в качестве свидетеля понятого, по нашему мнению, не могут являться самостоятельным доказательством, заменяющим протокол следственного действия, в производстве которого он участвовал, а служат целям проверки другого доказательства - протокола следственного действия.

В качестве «иных документов» следует, в частности, рассматривать результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий (акты или протоколы проверочной закупки и т.д.), цели проведения которых не могут быть достигнуты уголовно-процессуальными средствами. Однако это не освобождает следователя от обязанности проверить уголовно-процессуальными способами законность таких мероприятий и результаты их производства.

Уголовное дело №1-1906 за 2001 год по обвинению Рахманова Р.Г. в совершении пре- ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Мещанского районного суда г. Москвы.

190

Проверка соответствия источника оцениваемого доказательства и видов доказательств, предусмотренных уголовно-процессуальным законом - необходимая интеллектуальная деятельность следователя для формирования обоснованного вывода о допустимости доказательства.

Правильный выбор процессуального действия, направленного на собирание того или иного доказательства, также является одним из необходимых условий допустимости доказательства. При производстве расследования уголовных дел о преступном нарушении авторских или смежных прав чаще всего такого рода ошибка встречается при назначении судебных экспертиз. На разрешение эксперту ставятся вопросы из различных областей знаний, а называют назначенную экспертизу однозначно - товароведческая, техническая, автороведческая и т.п. экспертиза. В соответствии с названием экспертного исследования оно поручается эксперту, обладающему специальными познаниями в определенной сфере науки, техники, искусства или ремесла, а фактически, при производстве экспертизы используются знания, выходящие за пределы его профессиональных познаний. Так, по уголовному делу Трещали-на А.Б., обвиняемого в незаконном распространении программных продуктов для персональных ЭВМ, была назначена автороведческая экспертиза. На разрешение эксперта вполне обоснованно был поставлен вопрос — кто является автором произведений, представленных на экспертизу, однако другие вопросы, связанные с выявлением признаков характерных для контрафактной продукции, определением цены товара, представленного на исследование, и определением размера ущерба, явно выходят за пределы познания экс-перта-автороведа .

По нашему мнению, в случае необходимости использования специальных знаний в различных областях, используемых для расследования рассматриваемых в работе преступлений (трассологии, фоноскопии, товарове-

1 Уголовное дело №1-579 за 1999 год по обвинению Трещали на Л.Б. в совершении пре- ступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Архив Центрального районного суда г. Воронеж.

191 дения, автороведения и др.), следует назначать несколько отдельных экспертиз либо одну, но комплексную. Производство такой комплексной экспертизы следует поручать либо одному эксперту, обладающему специальными познаниями в нескольких областях знаний, либо назначать экспертизу в экспертном учреждении, располагающем необходимыми специалистами. К числу таких экспертных учреждений можно отнести, в частности, Экспертно-криминалистический центр МВД России.

Примером незаконного производства следственного действия и, как ре- зультат, получения недопустимого доказательства является производство очной ставки в случае отсутствия существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц. Следователи, проводящие очные ставки в таких случаях, стремятся «закрепить», как правило, «признательные» показания обвиняемого, предполагая, что в дальнейшем он изменит свою позицию. Производство очной ставки в описанной ситуации следует признать незаконным, поскольку нет противоречий в показаниях, а поэтому законная цель ее проведения не может быть достигнута.

Нарушение порядка проведения процессуального действия является одним из наиболее распространенных недостатков в деятельности следователей и обстоятельством, не позволяющим признать доказательство, полученное в процессе этого действия, допустимым.

При производстве некоторых следственных действий не обеспечивается присутствие необходимых участников уголовного судопроизводства. Ча- ще всего отсутствует защитник. Имеются случаи когда, следователь под различными предлогами склоняет подозреваемого или обвиняемого к решению отказаться от участия в деле защитника, если не на весь период предварительного следствия, то, по крайней мере, на период проведения конкретного следственного действия. Отказ от защитника возможен, но он должен быть добровольным и несвязанным с материальным положением обвиняемого.

При личном обыске не всегда соблюдается правило об участии в его производстве граждан одного пола с обыскиваемым. Лицо, проводящее такое

192 следственное действие, ссылается на то, что обыскиваемый не подвергается обнажению тела, а обыскивается лишь его одежда. Такой довод нельзя признать состоятельным по двум основаниям. Перед началом обыска не может быть полной уверенности в том, что не возникнет необходимость обнажать тело обыскиваемого. Кроме того, закон (ч. 3 ст. 184 УПК РФ) в категоричной форме устанавливает, что при производстве личного обыска участники следственного действия должны быть одного пола с обыскиваемым.

При производстве осмотров мест происшествия следователь часто не ограничивается лишь наблюдением обстановки на месте происшествия, а предпринимает действия розыскного характера с целью обнаружения предметов или документов, имеющих значение для дела. Так, по уголовному делу Исаичева И.О. обвиняемого в незаконном распространении контрафактных произведений па видеокассетах, был проведен осмотр места происшествия. В процессе осмотра торгового лотка и места хранения видеокассет были произведены розыскные действия, заключающиеся в исследовании содерэ/са-ния закрытых сумок и запечатанных коробок, в которых были обнаружены и изъяты видеокассеты. После проведения экспертного исследования изъятые видеокассеты были признаны вещественными доказательствами и осмотрены в качестве таковых .

По нашему мнению, нарушение порядка производства осмотра порождает не только недопустимость в качестве доказательства протокола осмотра места происшествия, но и недопустимость вещественных доказательств, добытых при его производстве. Доказательство признается недопустимым, если оно получено на основании другого доказательства, добытого с нарушением закона. Это положение часто называют правилом «о плодах отравленного де-

Уголовное дело по обвинению Исаичева И.О. в совершении преступления, предусмот ренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Самарского районного суда г. Самары.

193 рева», которое заимствовано из англосаксонского доказательственного права1.

Все нарушения, связанные с ненадлежащим порядком проведения про- цессуальных действий, порождают заведомо недопустимые доказательства.

По нашему мнению, правило оценки доказательств по внутреннему убеждению следователя не в полной мере может быть применено при оценке допустимости доказательств. В случае, если объективно будет установлено, что конкретное доказательство получено с нарушением требований УПК РФ, оно должно быть признано недопустимым независимо от внутреннего убеждения следователя.

Достоверность - свойство доказательств, которое позволяет сделать заключение о соответствии содержания доказательства, реальной действи- тельности. Иными словами, достоверное доказательство содержит сведения об обстоятельствах, имевших место в прошлом.

Мы разделяем мнение А.С. Кобликова, полагавшего, что оценка досто- верности доказательств «составляет решающее звено всей оценки доказа- тельств и представляет нередко наибольшую трудность вследствие противоречивости доказательств, оспаривания их сторонами, изменения содержания в ходе процесса и т.д.»2. Этот вывод подтверждается данными о признании приговоров незаконными: в большинстве случаев основанием для отмены приговоров были признаны неполнота предварительного или судебного следствия и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам де-ла3.

С целью определения достоверности доказательств следователю надлежит:

1 См.: Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М.: ACT, 1999. С. 217.

2 Уголовный процесс. Учебник / Под ред. Божьева В.П. М: Спарк. 1998. С. 166.

3 См.: Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. Васихина В.А. М: Юристъ, 2000. С. 109.

194

• изучить личность допрашиваемого участника уголовного судопроизводства с целью установления его способностей давать правдивые и полные показания; • • оценить условия обнаружения материального носителя сведений, составляющих содержание оцениваемого доказательства; • • анализировать содержание полученных сведений на предмет по- следовательности и полноты отображения обстоятельств, имеющих значение для расследования преступления, наличия внутренних противоречий в показаниях, неточностей, обоснованности выводов экспертов и т.д. • По мнению Петрухина И.Л., «оценка достоверности доказательств включает анализ всего процесса его формирования, а именно: условия восприятия, запечатления, передачи, фиксации сведений о фактах, сообщенных допрошенным лицом; условия появления, сохранения и копирования материальных следов; хода экспертного исследования и правильности его отображения в заключении; происхождение и состояние документов, представленных следователю (суду)»1.

Оценка достоверности доказательства, как правило, носит предварительный характер и может изменяться с появлением новых доказательств на протяжении всего уголовного судопроизводства. В качестве примера изменения оценки достоверности доказательств моэ/сет служить уголовное дело по обвинению Волокитииа А.К., обвинявшегося, в том числе, и в незаконном тиражировании и распространении видеофильмов. В стадии предварительного расследования следователь на основании заключения эксперта, установившего сумму причиненного вреда, признал ущерб, нанесенный правообладателю, крупным. Суд посчитал необходимым оправдать Волокитина по ч. 1 ст. 146 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку не смог признать ущерб, нанесенный правообладателю круп-

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин II.В., изд. 2-е исправленное и дополненное. М.: Юридическая литература, 1973. С. 436-437.

195 ным . Суд иначе, чем следователь, оценил доказательства, характеризующие ущерб (заключение эксперта) и признал содерэ/сащиеся в них сведения о причиненном крупном ущербе недостоверными.

Приведем еще один пример, характеризующий оценку достоверности доказательств по уголовным делам о преступном нарушении авторских или смежных прав. Продавец ООО «Деком-Сервис» Трутников И.И. продавал контрафактные программные продукты для персональных ЭВМ. Допрошенный по делу в качестве подозреваемого Трутников показач, что он реализует товар, представленный владельцем ООО «Деком-Сервис», и ответственности за надлежащее качество компакт-дисков не несет. Допрошенный по делу в качестве свидетеля руководитель ООО «Деком-Сревис» показал, что вся продукция, представляемая им для реализации, является легитимной и предъявил соответствующие документы. Он также пояснил, что Трутников мог самовольно осуществлять торговлю контрафактными экземплярами, используя торговое место ООО «Деком-Сервис». Допрошенный в качестве обвиняемого Трутников показач, что часть реализуемого им товара имела признаки, характерные для контрафактной продукции (низкая цена, отсутствие надлежащей упаковки, гачлограммы и т.д.), однако он не при-давач этому значения. Оценивая показания обвиняемого, следователь пришел к выводу о том, что Трутников знал, что реализуемые им программные продукты являются контрафактными, и таким образом установил субъективную сторону преступления. Суд расценич показания подсудимого, в части обнаружения признаков характерных для контрафактной продукции, как не отвечающие требованиям достоверности установления субъективной стороны преступления. В обоснование этого вывода было положено другое доказательство — трудовое соглашение ООО «Деком-Сервис» и Трутникова

1 Уголовное дело № 1-1496 за 2001 год по обвинению Волокитина Л.К. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 146; ч. 1 ст. 171 и ст. 242 УК РФ. Архив Нагатинского районного суда г. Москвы.

196 И.И. Соглашение содержало пункт о том, что за надлежащее качество реализуемого товара ответственность несет работодатель1.

Достаточность совокупности доказательств, по нашему мнению, следует рассматривать, как свойство доказательственной базы, позволяющей не только разрешить уголовное дело (ч. 1 ст. 88 УПК РФ), но и принять иные процессуальные решения.

Свойство достаточности совокупности доказательств тесно связано с пределами доказывания. В науке уголовного процесса принято выделять две степени достаточности: на основании которой можно сделать однозначно достоверный вывод, и которая позволяет достигнуть уровня вероятных зна-ний . В зависимости от требований закона, предъявляемых к принятию того или иного процессуального решения, требуется различная степень установления обстоятельств, которые служат основанием принятия решения.

В частности, для привлечения лица в качестве обвиняемого требуется достижение такой совокупности доказательств, которая позволяет обосно- вать обвинение лица в совершении преступления (ч. 1 ст. 171 УПК РФ), т.е. достигнуть достоверного знания об обстоятельствах, инкриминируемых обвиняемому.

Для обоснованного решения о производстве обыска необходимо собрать доказательства, на основании которых можно сделать предположение о том, что в конкретном месте или у конкретного лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 182 УПК РФ). В качестве основания производства обыска по делам о преступном нарушении авторских или смежных прав может служить предположение, сделанное на основании показаний, о местах получения контрафактной продукции для реализации или

Уголовное дело 1-1128 за 2000 год по обвинению Трутникова И.И. в совершении прс^ ступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УПК РФ. Архив Мещанского районного суда. 2 См.: Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М.: Зерцало, 1998. С. 176.

197 местах, в которые доставлялись расходные материалы и технические средства, используемые для копирования произведений и т.д.

Для принятия решения о производстве допроса конкретного лица на основании оценки собранных доказательств надлежит убедиться, что такому лицу могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 56 УПК РФ). Осведомленность относительно обстоятельств такого рода может быть обусловлена как непосредственной работой допрашиваемого лица на предприятии, незаконно тиражирующем или распространяющем объекты интеллектуальной собственности, так и соседством с торговым местом такого предприятия, оказанием различного рода услуг (транспортировка, уборка, реклама и т.д.) или представлением в аренду необходимых для организации производства и торговли площадей.

Примером оценки достаточности совокупности доказательств, устанав- ливающих контрафактность обнаруженных произведений, может служить наличие сведений о единственном виде материального носителя, используемого для легального выпуска произведений, и данных осмотра изъятых предметов, которые устанавливают, что аналогичные произведения находятся на других видах материальных носителей. Так, по уголовному делу Троши-на А.В., обвиняемого в незаконном распространении программных продуктов для ЭВМ, был изъят компакт- диск, содержагций программы, правообладателем которых является АОЗТ «1С». По сведениям правообладателя, программы, обнаруженные на изъятом у Трошина компакт-диске, распространяются АОЗТ «1С» только на дискетах в больших красочных коробах . Оценка совокупности таких сведений позволяет сделать категоричный вывод

0 том, что изъятые произведения выпущены с нарушением авторских или смежных прав.

1 Уголовное дело №1-288 за 1999 год по обвинению Трошина А.В. в совершении преступ ления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Архив Нагатинского районного суда г. Мо сквы.

198

Уголовно-процессуальный закон, устанавливающий степень достаточ- ности доказанности оснований для принятия каждого вида процессуального решения, четко определяет достоверным или вероятным должно быть знание об этих основаниях.

Установление окончательной достаточности совокупности доказательств позволяет сделать вывод о достижении пределов доказывания при расследовании конкретного преступления. В стадии предварительного расследования в этом случае составляется обвинительное заключение, завершающее рассматриваемую стадию.

199 Заключение

Нормы об ответственности за нарушение авторских и смежных прав закреплялись в законодательстве Российской Империи, Советского Союза и Российской Федерации, поскольку исключительные права авторов с XIX века рассматриваются как объект уголовно-правовой охраны. Авторские и смежные права нуждаются в уголовно-правовой защите, поскольку посягательства на этот объект характеризуется высокой степенью общественной опасности и широко распространены. Эффективность такой защиты предопределяется, в том числе, и способностью правоохранительных органов своевременно и качественно проводить предварительное расследование по делам о таких преступлениях. Совершенствование доказательственного права вообще и деятельности по доказыванию признаков преступного нарушения авторских и смежных прав в частности позволит повысить уровень за- щищенности авторов и других правообладателей произведений.

Стадия возбуждения уголовного дела о нарушении авторских и смежных прав характеризуется особенностью, связанной с необходимостью выяв- ления правообладателя, авторские или смежные права которого могли быть нарушены. Эта деятельность затрудняется тем, что контрафактные экземпляры произведений могут распространяться на территории любого государства, а возникновение авторских прав не связанно с необходимостью какой-либо регистрации или выполнения иных формальностей. По этой причине следует активно использовать возможности общественных организаций (например, РАПО), в том числе и международных, имеющих представительства в России (например, IFPI), по установлению лиц и организаций, заявленных в качестве правообладателя.

В случае обращения лица с заявлением о нарушении его авторских или смежных прав следует проверить, принадлежат ли заявителю нарушенные, по его мнению, права. Лишь в случае положительного ответа на этот вопрос его заявление может считаться поводом для возбуждения уголовного дела по

200 признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ. Этот вывод следует из положений ч. 3 ст. 20 УПК РФ, относящих уголовные дела рассматриваемой категории к делам частно-публичного обвинения. Ущерб от нарушения авторских и смежных прав формируется вследствие сужения потенциального рынка легитимной продукции из-за наполнения его контрафактными экземплярами произведений, таким образом, право- обладатель не может получить предполагаемые суммы. По этой причине преступным нарушением авторских и смежных прав будут только такие неправомерные действия по присвоению авторства или использованию произведений, которые причиняют ущерб в виде упущенной выгоды. Отнести ущерб к крупному возможно лишь после оценки его суммы и влияния неполучения этой суммы на финансовое состояние обладателя нарушенных прав. Поскольку один контрафактный экземпляр произведения вытесняет с рынка один легитимный экземпляр, правообладатель не получает сумму, равную цене правомерно выпущенного экземпляра. Указанная сумма и будет объективным выражением ущерба.

Важным фактором эффективного судопроизводства является использо- вание специальных познаний сведущих лиц при производстве некоторых оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий и экспертиз. Несмотря на это для выявления некоторых признаков характерных для контрафактной продукции пет необходимости в назначении судебной экспертизы, достаточно провести осмотр предметов или документов (в необходимых случаях с привлечением специалистов). Однако следует исключить участие в качестве специалистов или экспертов лиц, представляющих правообладателей, признанных потерпевшими по делу, поскольку такие лица находятся в зависимости от потерпевших и могут быть предвзяты при применении своих специальных знаний.

При проверке сообщений о преступном нарушении авторских или смежных прав необходимо отказаться от методов выявления административных правонарушений, однако если в результате
проведения проверки,

201 имеющей цель выявить административное правонарушение, будут установлены признаки преступления, такие материалы могут послужить основанием для возбуждения уголовного дела.

Анализ практики направления сообщений о преступном нарушении ав- торских и смежных прав по подследственности позволяет сделать предложение относящиеся и к возбуждению уголовных дел других категорий. Сообщение о преступлении и материалы предварительной проверки следует направлять по подследственности на основании постановления, содержащего мотивы принятия такого решения, что позволит установить дату принятия этого решения, а также даст возможность отразить иные решения, принимаемые параллельно с направлением заявления. Кроме того, участникам уголовного судопроизводства будет легче обжаловать такое процессуальное решение.

Для принятия решения о возбуждении уголовного дела о нарушении авторских и смежных прав (при наличии надлежащго повода) достаточно установить факт распространения экземпляров произведений, имеющих признаки, характерные для контрафактнй продукции, которые и следует расценивать как достаточные данные, указывающие на нарушение авторских или смежных прав. Доказываение иных признаков преступления следует осуществлять в ходе преварительного расследования.

Подвергнув анализу субъективную сторону преступного нарушения авторских и смежных прав, следует учесть, что все изученные автором преступления в этой сфере носили корыстный характер. Правонарушитель безразлично относились к причинению крупного ущерба, ставя перед собой цель извлечение материальной выгоды для себя путем присвоения авторства или незаконного использования произведений. Исходя из сделанного обобщения, в процессе доказывания субъективной стороны преступления изначально следует сосредоточиться на установлении незаконного извлечения доходов от использования экземпляров произведений.

202

Исследовав способы совершения преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ, и другие обстоятельства, характеризующие преступное наруше- ние авторских и смежных прав, можно предложить оригинальный предмет доказывания по уголовным делам этой категории. Авторские и смежные права не могут быть нарушены при смягчающих обстоятельствах, преду- смотренных п. «а», «ж», «з», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ или отягчающих, предусмотренных п. «е», «ж», «и», «к», «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ в силу специфики выполнения объективной стороны рассмотриваемого преступления.

В настоящее время законодательство продолжает активно совершенст- воваться. Изменения касаются как материального права, устанавливающего ответственность за нарушения авторских и смежных прав, так и процессуального. Вследствие чего нельзя признать исчерпанной тему доказывания преступного нарушения авторских и смежных прав.

203

Приложение №1 ОПРОСНЫЙ ЛИСТ

использованный при интервьюировании некоторых должностных лиц,

участвующих в доказывании преступного нарушения авторских и смежных

прав на досудебных стадиях судопроизводства

  1. Ваша должность?
  2. Стаж в занимаемой должности.
  3. Из каких источников Вы устанавливаете, что потерпевшему действи- тельно принадлежат авторские или смежные права, о нарушении кото- рых он говорит в заявлении?
  4. Изучаются ли в стадии возбуждения уголовного дела условия уголов- но-правовой охраны конкретных авторских или смежных прав, и если да то, какие факторы при этом учитываются?
  5. Кто проводит исследования предметов и документов, в отношении ко- торых есть подозрение об их контрафактности?
  6. Считаете ли Вы правомерным проведение проверки сообщения о пре- ступном нарушении авторских и смежных прав средствами админист- ративных проверок?
  7. В процессе осмотра места происшествия, при проверки сообщений о нарушении авторских и смежных прав, считаете ли Вы правомерным вскрывать находящиеся на месте осмотра коробки, мешки др. упаковку, открывать и описывать содержание ящиков столов, шкафов и т.д.?
  8. Может ли неустановление правообладателя на стадии возбуждения уголовного дела быть расценено как обстоятельство, препятствующее возбуждению уголовного дела по признакам преступления, предусмот- ренного ст. 146 УК РФ?
  9. Какое решение должно принять должностное лицо в стадии возбужде- ния уголовного дела в случае, если максимальный срок проверки со- общения о преступлении истек, а данные о правообладателе, заключе-
  10. i

204 ние предварительного исследования или иные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ могут быть получены позднее?

10.Может ли процессуальное решение о передаче по подследственности сообщения о нарушении авторских и смежных прав оформляться в форме постановления, и будет ли это отвечать назначению уголовного судопроизводства в большей степени, чем существующий порядок пе- редачи по подследственности?

11.Известны ли Вам положения ст. 50 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», в соответствии с которыми, орган дознания, следо- ватель и суд могут принимать меры для розыска и наложения ареста на экземпляры произведений и фонограмм, в отношении которых есть предположение об их контрафактности, а также на материалы и обору- дование, предназначенное для производства и воспроизведения кон- трафактной продукции?

12.Известны ли Вам случаи или допускаете ли Вы преступное нарушение авторских и смежных прав:

  • при крайней необходимости;
  • в результате физического или психического принуждения;
  • в силу тяжелых жизненных обстоятельств;
  • по мотиву сострадания;
  • в силу материальной, служебной или иной зависимости.
  • 13.Можно ли деятельность по незаконному тиражированию (без после- дующей реализации экземпляров произведений) расценить как закон- ченный состав преступления, предусмотренный ст. 146 УК РФ?

14.Что, по Вашему мнению, составляет сумму крупного ущерба причи- ненного преступным нарушением авторских и смежных прав, совер- шенного путем распространение контрафактных экземпляров произве- дений?

205

15.Какими процессуальными действиями Вы устанавливаете сумму ущерба?

16.С какой целью Вы проводите допрос понятых: для получения новых доказательств или для проверки уже имеющихся?

17.Возможно ли в ходе производства следственного эксперимента создание произведения, аналогичного существующему?

18.При назначении судебной экспертизы допустимы ли вопросы:

  • Является ли продукция, представленная на исследование, кон- трафактной?
  • Является ли продукция, представленная на исследование, не- легитимпой?
  • Причинен ли правообладателю ущерб?
  • Можно ли отнести причиненный правообладателю ущерб к категории крупного?
  • 19.При расследовании нарушения авторских и смежных прав, в какие государственные учреждения и общественные организации Вы обращались с запросом о предоставлении сведений?

206

Приложение №2

Рекомендуемая редакция вопросов, представляемых на разрешение экспертам по уголовным делам о нарушении авторских или смежных прав

  1. Какие произведения содержит материальный носитель (кассета, компакт-диск и т.д.), представленный на исследование?
  2. Кто заявлен в качестве правообладателя на произведение, содержащееся на видеокассете (компакт-диске, аудиокассете и т.д.), представленной на исследование?
  3. Имеются ли на носителе произведения, упаковке, вкладыше и т.д. признаки, характерные для контрафактной продукции, и если да, то какие именно?
  4. Какова общая средне оптовая цена экземпляров произведений, реализуемых на законных основаниях, соответствующих по своему содержанию изъятым экземплярам произведений?
  5. Изготовлены ли изъятые экземпляры произведения с использованием оборудования, представленного на исследование?
  6. Использовалось ли изъятое устройство для перемотки видеокассет в целях перемотки представленных на исследование видеокассет?
  7. Использовалось ли изъятое устройство для целофанирования в целях упаковки представленных на исследование экземпляров произведения?
  8. Выполнены ли изъятые полиграфические материалы на оборудовании, представленном на исследование?
  9. Отпечатан ли компакт-диск (DVD-диск) с матрицы, использованной для изготовления легитимных экземпляров произведений?
  10. 10.На оборудовании какого предприятия изготовлены экземпляры произведений, представленные на исследование?

207

Приложение № 3

Производство следственных действий по уголовным делам о преступном нарушении авторских и смежных прав

? Допросы

? Производство судебной экспертизы

? Выемки ? ? Обыски ? ? Осмотр мест происшествия

? Иные следственные действия

Приложение № 4

Соотношение областей специальных познаний, используемых при производстве судебных экспертиз по уголовным делам о преступном нарушении авторских и смежных прав

Виды экспертиз:

? Автороведчиские ШТехнические ? ? Товароведческие ? ? Трассологические ? ? Полиграфической продукции

? Иные

? 4°/с

? 7°/с

? 9% ? 5%

60%

208

Приложение № 5

Соотношение видов свидетелей. наиболее часто допрашиваемых по уголовным делам о нарушении авторских и смежных прав

70%

D Сотру дники , работ авши ® на предп рияти и обвин яемог о

? Участ ники прове рочны х закуп ок

D иные

Соотношение используемых произведений

Приложение № 6

магнитных
материальных
носителей, для
незаконного
тиражирован ия

15°/«

6% 4%

D Компакт- Диски ? Видеокас сеты D Аудиокас сеты ? DVD- диски

75%

209 Список использованной литературы

I. Нормативные акты, официальные материалы

  1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. 25 декабря.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2002. С послед, изм. и доп. // Собрание законодательства Рос- сийской Федерации. 2001. № 52. (Часть I). Ст. 4921.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996. С послед. изм. и доп. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №25. Ст. 2954.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации первая часть от
  5. 21.10.1994, вторая часть от 22.12.1999, третья часть от 26.11.2001. С послед, изм. и доп. // Собрание законодательства Российской Фе дерации. 1994. № 32. Ст. 3301; 1996. № 5. Ст. 410; 2001. № 49. Ст. 4552.

  6. Кодекс Российской Федерации «Об административных правонару- шениях» от 30.12.2001. С послед, изм. и доп. // Собрание законода- тельства Российской Федерации. 2002. №1. (Часть I). Ст. 1.
  7. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от
  8. 17.11.1995. С послед, изм. и доп. // Ведомости Съезда народных де путатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4472.

  9. Федеральный закон «Об оперативно розыскной деятельности» от 12.08.1995. С послед, изм. и доп. // Собрание законодательства Рос- сийской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349.
  10. Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 09.07.1993. С послед, изм. и доп. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 32. Ст. 1242.

210

  1. Закон Российской Федерации «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» от 23.09.1992.// Ведомости Съезда Народных Депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 42. Ст. 2325.

10.Закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования места происхождения товара» от 23.09.1992. С послед, изм. и доп. // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №42. Ст. 2322.

11.Федеральный закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2002. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 23. Ст.2102.

  1. Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15.07.1995. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2757.

13.Между народная конвенция об охране литературных и художественных произведений // Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М, 1993. С. 500.

14.Всемирная конвенция об авторском праве // Собрание постановлений Совета Министров СССР. 1973. № 24. Ст. 139.

15.Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизведения их фонограмм // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. М., 1979. вып. XXXIII. С. 95.

  1. Указ Президента Российской Федерации «О государственной политике в области авторских и смежных прав» // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 41. Ст. 3920.

17.Постановление Верховного Совета Российской Федерации «О по- рядке введения в действие Закона РФ «Об авторском праве и смеж-

211 ных правах» // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 32. Ст. 1243. И. История законодательства

18.Уголовный кодекс РСФСР 1922 года // Собрание Узаконений и Рас- поряжений Рабоче-крестьянского Правительства РСФСР. 1922. № 15. Отдел первый. Ст. 153.

19.Положение «Об изобретениях и технических усовершенствованиях» 1931 года // Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства СССР. 1931. № 21. Отдел первый. Ст. 181.

20.Положение «Об изобретениях и технических усовершенствованиях» 1941 года//Собрание Постановлений и Распоряжений Правительства СССР. 1941. №9. Ст. 150.

21.Положение «Об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях» // Собрание Постановлений Правительства СССР. 1959. №9. Ст. 59.

III. Книги и монографии

22.Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование пре- ступлений. М: Юристъ, 1991. -208 с.

23.Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. М: Норма, 1999.-418 с.

24.Белкин Р.С., Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. Методическое пособие. М: Норма, 1997. - 160 с.

25.Вандышев В.В., Смирнов А.В. Основы уголовного судопроизводства. Энциклопедия правоведения. Вып. 5. С-Пб.: Альфа: Равена, 1996.-109 с.

26.Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Ав- тограф, 2000. - 464 с.

212

27.Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе. Методическое пособие. М.: ЮРМИС. лд. 2000. - 144 с.

28.Галяшина Е.И. Судебная фоноскопическая экспертиза. М.: Триада, Лтд, 2001.-304 с.

29.Гельдибаев М.Х. Огородников А.А. Прокурорский надзор. М.: Питер, 2002. - 240 с.

ЗО.Гордон М.В. Советское авторское право. М: Госюриздат., 1955. - 203 с.

31.Громов Н.А., Зайцев С.А. Оценка доказательств в уголовном процессе. М.: Приор, 2002. - 128 с.

32.Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. - 140 с.

ЗЗ.Дегтярь Т.С. Собирание и формирование доказательств в процессе расследования преступлений. Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2000. - 144 с.

34.Джатиев B.C. Доказывание и оценка обстоятельств преступления. Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета, 1991. -152 с.

35.Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М.: Спарк, 1996. - 111 с.

36.Доказывание в уголовном процесс: традиции и современность / Под ред. В.А. Васихина. М.: Юрист, 2000. - 272 с.

37.3ащита авторских и смежных прав по законодательству России. Научно-практическое издание / Под ред. И.В. Савельевой. М.: Экза- мен, 2002.-288 с.

38.Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М: ACT; Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - 288 с.

  1. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М: Юрист, 1995. - 128 с.

213

40.Кожанский Н.И. Объект посягательства и квалификация преступлений. Волгоград, 1976. - 158 с.

41.Корнев Г.П. Методические проблемы уголовно-процессуального познания. Нижний Новгород: Издательство Нижегородской ВШ МЫД России. 1995. - 194 с.

42.Костенко Р.В., Кудин Ф.М. Достаточность доказательств в уголовном процессе. Краснодар: Издательство Кубанского государственного аграрного университета, 2000. - 160 с.

43.Кривенко Т.Д., Куранова Э.Д., Ларьков А.Н. Расследование новых видов экономических преступлений. Методические рекомендации для следователей и прокуроров. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1995. - 80 с.

44.Кудрявцев А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России. Челябинск: Издательство Уральского университета. 2001. — 411 с.

45.Кудрявцев В.Н., Дагель П.С, и др. Основания уголовного запрета: криминализация и декриминализация. М., 1975. - 85 с.

46.Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968. - 103 с.

47.Курдадзе М.З. Пределы доказывания. Тбилиси: Сабчета Сакартвело, 1986.-151 с.

48.Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. Методическое пособие. М.: Юрлитинформ. 2000. - 104 с.

49.Лынник Н.В., Шахновская В.Б. Определение ущерба от нарушения патента. М.: Комитет РФ по патентам и товарным знакам ВНИИПИ, 1996.-61 с.

50.Назначение и производство судебных экспертиз. Пособие для следователей, судей и экспертов / Отв. ред. Аринушкин Г.П., Шляхов А.Р. М.: Юридическая литература, 1988. - 320 с.

214

51.Неклюдов А.Н. Руководство к особенной части русского уголовного права. В 2-х томах. СП-б.: Типография В.П. Воленса, 1873. т. 2. -431 с.

52.Матвеев Ю.Г. Международная охрана авторских прав. М., 1987. -102 с.

53.Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М.: РУНД, 2000. - 296 с.

54.Минчук В.В. Взаимная правовая помощь по уголовным делам. Действующая практика и перспектива развития. М.: Юрлитинформ, 2001.-352 с.

55.Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. Стадия предварительного расследования. М.: Спарк, 1996. - 125 с.

  1. Мэггс П.Б., Сергеев А.П. Интеллектуальная собственность. М.: Юрист, 2000.-396 с.

57.Назаров С.Н. Прокурорский надзор. М.: Экспертное бюро-М, 1998. -127 с.

58.Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. М.: Проспект. 2001. - 144 с.

59.0сипкин В.Н., Рохлин В.И. Доказательства. С-Пб.: Издательство Санкт-Петербургского юридического института Генеральной про- куратуры России. 1998.-32 с.

бО.Осипкин В.Н. Потерпевший. С-Пб.: Издательство Санкт- Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры России. 1998.-36 с.

61.Осмотр места происшествия. Практическое пособие / Под ред. Дворкина А.И. М.: Юристъ, 2000. - 336 с.

62.Основы расследования преступлений против авторских и смежных прав. Научно-практическое издание / Под ред. В.Н. Исаенко. М.: Экзамен, 2002.-256 с.

215

63.Петелин Б.Я. Теория и практика установления субъективной стороны преступления в процессе расследования. М.: Издательство Академии МВД России, 1992. - 164 с.

64.Печников Г.А. Проблемы истины на предварительном следствии. Волгоград: Издательство Волгоградской академии МВД России, 2001.-216с.

65.Познышев СВ. Особенная часть русского уголовного права. М., 1912.- 185 с.

бб.Познышев СВ. Очерк основных начал науки уголовного права. М., 1923.-85 с.

67.Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Екатеринбург: Издательство Гуманитарного уни- верситета, 1997. - 208 с.

  1. Расследование преступлений о нарушении авторских и смежных прав. Особенности / Под общ. ред. Т.А. Боголюбовой. М.: Приор» 2001.-64 с.

69.Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М.: ИИФ «Филинъ», 1997. - 248 с.

70.Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальное доказывание: понятие и средства. М.: ИИД «Филинъ», 1997. - 416 с.

71.Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. М.: Издательство Московского университета. 1989. - 180 с.

72.Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М.: Городец. 1999. - 368 с.

73.Сильное М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе. Досудебные стадии. М.: МЗ-Пресс. 2001 -112 с.

74.Симкин Л.С. Программы для ЭВМ: правовая охрана. Правовые средства против компьютерного пиратства. М.: Городец, 1998. -208 с.

216

75.Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. и др. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. М.: Кузбассвузиз- дат, 1997.- 162 с.

76.Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса. Научно-практическое пособие для следователей. М.: Юридическая литература. 2002. - 160 с.

77.Табашников И.Г. Литературная, музыкальная и художественная собственность. СП-б, 1878. - 230 с.

78.Теория доказательств в советском уголовном процессе. Издание втрое, исправленное и дополненное / Отв. Ред. Н.В. Жогин. М.: Юридическая литература, 1973. - 736 с.

79.Тетерин Б.С, Трошин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1997.-224 с.

80.Треушников М.К. Судебные доказательства. Издание второе, до- полненное. М.: Городец, 1999. - 288 с.

81.Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М.: Юридический институт МВД России, 1997. -139 с.

82.Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве. М.: Спарк, 1998. - 78 с.

83.Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. Саратов: Издательство Саратовского университета. 1986.- 171 с.

84.Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М: Юрлитинформ, 2001. - 208 с.

85.Шматов М.А. Теория оперативно-розыскной деятельности в системе уголовно-правовых наук. Волгоград: Издательство Волгоградской академии МВД России, 2001. - 228 с.

217 IV. Статьи

86.Александров С.А. Основания восстановления имущественных от- ношений в уголовном процессе и их доказывание // Вопросы совер- шенствования нормативного регулирования деятельности органов внутренних дел. Ч. 2. Уфа: Издательство Уфимской ВШ МВД России. 1991.-С. 9-12.

87.Багаутдинов Ф. Возбуждения уголовного дела по УПК РФ // Закон- ность. 2002. № 7. - С.27-29.

88.Баяхчев В. Предварительное расследование // Закон. 2001. -С. 75-81.

89.Близнец И., Леонтьев К. Интеллектуальная собственность и вещная собственность: соотношения правовых категорий // Интеллектуальная собственность. 2002. № 8. - С. 2-11.

90.Васильев А.П. Компьютерно-электронные системы как объект след- ственного осмотра. (Реальные проблемы и виртуальная информация) // Закон и право. 2002. № 4. - С. 53-56.

91.Вахрушев С.А. Потерпевший: уголовно-правовая и уголовно- процессуальная категория // Закон и право. 2002. № 4. - С. 28-29.

92.Власенко Н. Проверка показаний на мете // Законность. 2002. № 6. -С. 14-17.

93.Володина Л.М. О предмете доказывания в советском уголовном процессе // Предварительное следствие в условиях правовой реформы. Волгоград: Издательство ВСШ МВД СССР. 1991. _ с. 44-48.

94.Галяшина Е.И. Назначение фоноскопической экспертизы и оценка экспертного заключения в уголовном процессе // Закон. 2001. № 5. -С. 134-142.

95.Гаухман Л.Д. Соотношение крупного размера и крупного ущерба по УК РФ // Законность. 2001. № 1. - С. 32-38.

218

96.Горюнов Е.Н., Завидов Б.Д., Ибрагимова З.А. Законодательное регулирование защиты авторских и смежных прав и причины роста пиратства в России // Юрист. 2001. № 7. - С. 26-28.

97.Григорьев В.Н. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела // Доказывание по уголовным делам. Красноярск: Издание Красноярского университета, 1986.- 156-161 с.

98.Гриненко А.В. Система принципов и цель производства по уголовным делам // Правоведение. С-Пб., 2000. №6. - С. 179-192.

99.Гриненко А.В. Прогноз реализации норм будущего УПК РФ в уголовном судопроизводстве // Российский судья. 2001. № 11 -С. 4- 5.

  1. Громов Н.А. Зайцев С.А. Достоверность и вероятность доказа- тельств // Следователь. 1999. № 7. - С. 11-17.
  2. Громов Н.А., Гущин А.Н., Францифоров Ю.В. Оценка доказа- тельств и оперативно-розыскной информации при уголовно- процессуальном доказывании // Следователь. 2001. № 1. - С. 4-11.
  3. Громов Н., Алиев Т., Макридин С. Собирание документов- доказательств стороной защиты и стороной обвинения // Адвокат- ские вести. 2002. № 4. - С. 10-12.
  4. Гуськова А.П. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, в процессе доказывания // Российский судья. 2002. -С. 28-29.
  5. Доля Е.А. Оценка доказательств в российском уголовном про- цессе // Государство и право. 1996. № 5. - С. 85-94.
  6. Дзорцев В.А. Интеллектуальная собственность и международное правовое регулирование: договора, основания для возбуждения дела в суде, национальное право // Московская конференция «Право и экономическое сотрудничество» 19-21 сентября 1990 г. М., 1990. -С. 117-119.

219

  1. Егоров К. Оценка доказательств как завершающий этап доказывания // Российская юстиция. 2000. № 12. - С. 32.
  2. Завидов Б.Д. Уголовно-правовая защита авторских прав в России //Интеллектуальная собственность. 2001. № 12. -С. 18-22.
  3. Завидов Б.Д., Ибрагимова З.А., Лапшин СЮ. Вопросы назначения и проведения экспертиз по делам о нарушении авторских и смежных прав // Российский следователь. 2002. № 2. - С. 7-11.
  4. Зажицкий В. Оперативно-розыскная деятельность и уголовное судопроизводство // Российская юстиция. 2001. № 3. - С. 45-47.
  5. Злодиев Д. Авторские права на программное обеспечение // За конность. 1998. № 3 - С. 26-31.

  6. Ибрагимова З.А. Поводы, основания и порядок возбуждения уголовных дел о преступном нарушении авторских и смежных прав // Российский следователь. 2001. № 8. - С. 11-14.
  7. Исаева Л.М. Обыск, роль специалиста // Законность. 2001. №
  8. -С. 17-21.
  9. Исаева Л.М. Специалист в уголовном судопроизводстве // Юридический консультант. 2002. № 2. - С. 12-17.
  10. Исмакаев Л.П., Шейфер С.А. Пределы доказывания и особенности процессуальных решений следователя // Актуальные вопросы реализации уголовной ответственности. Куйбышев: Издательство Куйбышевского университета, 1988.-С. 100-112.
  11. Исмакаев Л.П., Шейфер С.А. Предустановленная оценка доказательств как источник следственных ошибок // Принцип справедливости при осуществлении правосудия по уголовному делу. Калининград: Издательство Калининградского университета,
  12. -С. 31-39.
  13. Караханов А.Н. Характеристика мотива и цели преступления в структуре преступного поведения // Труды Академии управления

220 МВД России. М: Академия управления МВД России,
2000. -С. 94-96.

  1. Карнеева Л.М., Миньковский Г.М. Особенности пределов дока- зывания при принятии некоторых процессуальных решений в стадии предварительного следствия // Вопросы предупреждения пре- ступности. Вып. 4. М., 1966. - С. 82-89.
  2. Козина С. Банковская тайна и прокурорский надзор // Закон- ность. 2000. № 9. - С. 45-46.
  3. Коняхин В.П. Уголовно-правовое значение способа совершения преступления // Уголовное право в борьбе с преступностью. М., 1981.-С. 114-118.
  4. Костюк В. О вопросах защиты авторских и смежных прав // Хозяйство и право. 1995. № 6. - С. 102-106.
  5. Кошелев Б.А. Возбуждение уголовного дела и проведение следственных действий ненадлежащим должностным лицом как основание для признания доказательств недопустимыми // Труды Московской государственной юридической академии. М.: Юристъ.
  6. №4.-С. 231-237.
  7. Крутов СВ., Якубов СВ. Расследование уголовных дел о нару- шениях авторских и смежных прав // Следственная практика. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Гене- ральной прокуратуре РФ. 2002. № 2 (156). -С. 125-142.
  8. Кулебякин О.В., Сергеев А.Б. Проверка показаний на мете как эффективный способ собирания доказательств по уголовному делу // Криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты предва- рительного следствия. Выпуск 1. Челябинск: Издание Челябинского юридического института МВД России, 2000. - С. 79-80
  9. Лапин СЮ. Осмотр места происшествия, обыск и выемка по де- лам о преступных нарушения авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ) // Российский следователь. 1999. № 6. - С 44-50.

221

  1. Лупинская П.А. Доказательства в уголовном процессе. Допустимость доказательств. Основания и последствия признания доказательств недопустимыми // Комментарий российского законодательства. М: Издательство Московского университета. 1997. -С. 338-361.
  2. Маевский В. Допустимость доказательств полученных органами дознания до возбуждения дела // Российская юстиция.
  3. №6. -С. 37-39.
  4. Меликян М.Н. О специфике доказывания в ходе предваритель ной проверки информации о преступлении // Государство и право.
  5. № 10.-С. 76-82.

  6. Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе // Состязательное правосудие: Труды научно-практических лабораторий. М.; Издательство Международного коммерческого содействия правовой реформе, 1996. Вып. 1: Ч. 2. - С.311-390.
  7. Пиюк А. «Истина» или «Доказанная достоверность» // Россий- ская юстиция. 1999. № 5 - С. 43.
  8. Погуляев В. Организация допросов по делам о нарушении авторских прав и смежных прав // Интеллектуальная собственность.
  9. №7. -С. 52-57.
  10. Попондопуло В.Ф. Абсолютные (монопольные) права предпринимателя // Правоведение. СП-б., 1994. № 1. - С. 19-23.
  11. Российская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права, 2001.№5.-с.32-43
  12. Рузакова О. Интеллектуальная собственность как объект наследственных правоотношений в гражданском праве // интеллектуальная собственность. 2002. № 3 - С. 12-19.
  13. Хаметов Р.Б. Предмет доказывания по делам о нарушении авторских прав//Хозяйство и право. 1997. № 10.-С. 152-159.

222

  1. Шейфер С.А. Доказывание по уголовным делам как единство практической и мыслительной деятельности // Доказывание по уголовным делам. Красноярск: Издательство Красноярского университета, 1986.-С. 16-25.
  2. Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки // Государство и право. 2001. № 10. -С. 47-54.
  3. Черновол В.Е. Криминалистическая классификация способов на- рушения авторского права // Российский следователь. 2002. № 9. -С. 6-8.
  4. Чувилев А.А. Законность и обоснованность решений следователей об отказе в возбуждении уголовного дела или его прекращении в связи с освобождением несовершеннолетних от уголовной ответственности // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы расследования преступлений несовершеннолетних: Тезисы докладов и сообщений к научно-практическому семинару 1992 г. Омск: Издательство Омской ВШМ МВД России, 1992. - С. 9-12.
  5. Чурилов А. Прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод граждан // Законность. 1997. № 8. - С. 8-14.
  6. Эксархопуло А.А. Специальные познания в уголовном процессе и их нетрадиционные формы // Вестник криминалистики. М, 2001. Вып. 2. - С. 22-28.
  7. V. Авторефераты и диссертации

  8. Азаров Ю.И. Доказывание следователем обстоятельств характе- ризующих личность обвиняемого: Автореф. дис… канд. юрид. наук /Киев, 1987.-21 с.
  9. Безруков С.С. Оценочные понятия и термины в уголовно- процессуальном законодательстве: Автореф. дис… канд. юрид. наук / М.: Юридический институт МВД России, 2001. - 24 с.

223

  1. Власов А.А., Лупинская П.А.. Структура и виды уголовно- процессуальных действий на стадии предварительного расследова- ния: Учебное пособие. М: РИО ВЮЗИ, 1990. - 22 с.
  2. Григорьев В.Н., Прушинский Ю.В. Первоначальные действия при получении сведений о преступлении (процессуальные и органи- зационно-правовые формы): Учебное пособие. М.: Книжный мир,
    • 103 с.
  3. Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы ее обеспечения в уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук / М.,
  4. -20 с.
  5. Коваленко А.А. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав: Дис… канд. юрид. наук. / М.: Московская академия МВД России, 2001.-220 с.
  6. Крылова О.П. Проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Автореф. дис… канд. юрид. наук. /С-Пб., 1999. -20 с.
  7. Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уго- ловного процесса России: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Воро- неж: Воронежский государственный университет, 1998. - 34 с.
  8. Кузнецова Н.А. Собирание и использование документов в качестве доказательств по уголовным делам: Автореф. дис… канд. юрид. наук / М., 1996. - 23 с.
  9. Логвинов Ю.В. Борьба с интеллектуальным пиратством: Авто- реф. дис… канд. юрид. наук / Москва: МГЮА, 2002. - 24 с.
  10. Михеенко М.М. Теоретические проблемы доказывания в совет- ском уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Киев, 1984.-26 с.
  11. Назаров В.А. Назначение и проведение экспертизы в уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Екатеринбург. 1999. -26 с

224

  1. Педенчук А.К. Заключение судебного эксперта: логика, истинность, достоверность: Автореф. дис… док. юрид. наук / М, 1995. -48 с.
  2. Соловьев А.Д. Процессуальные вопросы установления истины на предварительном следствии: Автореф. дис… канд. юрид. наук / Киев, 1969.-24 с.
  3. Танцоров М.В. Потерпевший и его функции в уголовном процессе России: Автореф. дис… док. юрид. наук/Томск. 1999.-22 с.
  4. Хаметов Р.Б. Расследование преступлений о нарушении авторских прав: Дис… канд. юрид. наук / Саратов, 1999. - 227 с.
  5. Шекшуева О.Н. Вероятность и достоверность в уголовно- процессуальной деятельности органов предварительного расследования: Дис… канд. юрид. наук / М., 1998. - 26 с.
  6. Яцеленко Б.В. Уголовно-правовое значение способа совершения преступления. Дисс… канд. юрид. наук / Москва: Московская высшая школа милиции МВД СССР, 1983. - 215 с.
  7. VI. Учебная и справочная литература

  8. Авторское право: Нормативные акты. Национальное законода- тельство и международные конвенции / Сост. И. Силонов. М.: Элит-Клуб; Юридическая книга, 1998. - 429 с.
  9. Административная деятельность органов внутренних дел. Часть общая. Учебник. Третье издание и изм. и доп. / Под. ред. Коренева А.П. М.: Издательство Московской академии МВД России, 1996. -335 с
  10. Административная деятельность органов внутренних дел. Часть особенная. Учебник. Третье издание и изм. и доп. / Под. ред. Коренева А.П. М.: Щит: Издательство Московской академии МВД России, 2001.- 362 с.

225

  1. Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. и др. Интеллектуальная собственность: законодательство и практика его применения: Учебное пособие. М.; Юристъ, 1999. - 288 с.
  2. Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. М.: Издательство УМЦ при ГУК МВД России, 1994. -76 с.
  3. Бобров В.К. Стадия возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. М.: МЮИ МВД России, 1997. - 69 с.
  4. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. М.: Инфра-М, 1998. - 790 с.
  5. Громов Н.А., Макаров Н.И., Николайченко В.В., Пономаренков В.А. Представление доказательств в российском уголовном процессе. Учебное пособие. Саратов: Издательство СГАП, 2000. - 116 с.
  6. Гущин А.Н., Францифоров Ю.В. Доказательства, доказывание и использование результатов оперативно-розыскной деятельности. Учебное пособие. М.: Приор, 2001. - 208 с.
  7. Данилова Р.В. Химичева О.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами). Учебное пособие. М.: Московский институт МВД России, 1998. - 75 с.
  8. Иванов А.Н. Производство обыска: уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты. Учебное пособие / Под ред. Комиссарова В.И. Саратов: Издательство СГАП, 1999. - 120 с.
  9. Институт отводов в советском уголовном судопроизводстве. Учебное пособие / Под. ред. Савицкого В.М. Баку. 1986. - 124 с.
  10. Калятин В.О. Интеллектуальная собственность. (Исключитель- ные права). Учебник для вузов. М.: Норма, 2000. - 480 с.

226

  1. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Учебное пособие. Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1988.-68 с.
  2. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. Учебное пособие. М.: Главное управление кадров МВД России, 1994.-48 с.
  3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Издание третье, измененное и переработанное / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Норма-Инфра-М, 1999. - 896 с.
  4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: Практическое руководство для следователей, дознавателей, прокуроров, адвокатов / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002. - 864 с.
  5. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Из дание второе, переработанное и дополненное / Под общ. ред. В.М. Савицкого, Б.Т. Безлепкина, П.А. Лупинской. М.: Проспект, 2000.
    • 672 с.
  6. Комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации» / Отв. ред. В.П. Звеков, Б.И. Осминин. М.: Спарк, 1996. - 228 с.
  7. Корнев Г.Л. Доказывание и доказательства в уголовном процессе. Учебное пособие. Нижний Новгород: Издание Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета, 1998. -92 с.
  8. Маршунов М.Н. Комментарий к закону о прокуратуре Россий- ской Федерации. М.: Издательский Торговый Дом «Герда». 1998. - 153 с.
  9. Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов проверочных действий в доказывании по уголовному делу. Учебное пособие. М.: Академия МВД России, 1993. - 58 с.

227

  1. Марфицин П.Г. Общие условия производства предварительного расследования. Учебно-практическое пособие. Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1996. - 72 с.
  2. Международное частное право. Учебник / Отв. ред. Дмитриева Г.К. М.: Проспект, 2000. - 656 с.
  3. Международное частное право. Учебник / Под. ред. Марышева Н.И. М.: Контакт: Инфра-М, 2000. - 532 с.
  4. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. - 1007 с.
  5. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Марфицин П.Г. Стадия возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1995. - 108 с.
  6. Оперативно-розыскная деятельность. Учебник / Под ред. К.К. Горяинова, B.C. Овчинского, А.Ю. Шумилова. М.: Инфра-М, 2001.
    • 794 с.
  7. Очередин В.Т. Допустимость и недопустимость доказательств по уголовным делам. Учебно-методическое пособие. Волгоград: Издательство Волгоградского юридического института. 1998. - 42 с.
  8. Правовая охрана интеллектуальной собственности. Учебное пособие / Под. ред. В.Н. Дементьева. М., 1995. - 76 с.
  9. Прокурорский надзор. Учебник / Под. ред. Химичевой Г.П. М.: Юнита-Дана: Закон и право, 2001. - 382 с.
  10. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924-1986 гг.) / Под общ. ред. В.И. Требилова. М.: Известия,
    1987.
    • 1040 с.
  11. Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М.: Советское законодательство, 1935. - 920 с.
  12. Свод законов Российской Империи. В пяти книгах. СП-б.: Рус- ское Книжное Товарищество «Деятель», Книга третья. - 278 с.

228

  1. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Россий ской Федерации. Учебник. М: Проспект, 2000. - 751 с.

  2. Следственные действия. Процессуальная характеристика, тактика и психологические особенности. Учебное пособие. Издание втрое перер. и доп / Под общ. ред. Смагоринского Б.П. М.: Издательство УМЦ при ГУК МВД России, 1994. - 242 с.
  3. Сорокотягин И.Н. Использование специальных познаний в проверочной и организационной деятельности следователя: Учебное пособие.Свердловск: Издательство Свердловского юридического института, 1989. - 43 с.
  4. Тертышник В.М. Нетрадиционные способы и формы собирания и исследования доказательств при расследовании преступлений. Учебное пособие. Харьков: Издательство Харьковского института внутренних дел. 1994. - 56 с.
  5. Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффек- тивного уголовного процесса. Пятигорск, 2000. - 123 с.
  6. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: Проспект, 2001.-520 с.
  7. Уголовный процесс. Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». Издание третье, исправленное и переработанное / Под ред. В.П. Божьева. М.: Спарк.
    • 704 с.
  8. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под общ. ред. П.А. Лу-пинской. М.: Юрист, 1995. - 544 с.
  9. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов (с источниками нормативных материалов, образцами процессуальных документов, схемами и библиографией). Издание второе, переработанное и дополненное / Под ред. К.Ф. Гуценко. М.: Зерцало, 1998.-576 с.

229

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с постатейными материалами / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М: Спарк, 2000. -1039 с.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс с приложениями. Издание втрое, переработанное и дополненное / Сост. Кипнис Н.М. М.: Юриспруденция, 2001. - 672 с.
  3. Организация и порядок уголовного судопроизводства. Сборник правовых актов / Сост. В.Н. Галузо. М.: Юридическая литература, 1998.-816 с.
  4. Химичева Г.П., Химичева О.В., Мичурина О.В. Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования. Учеб- но-методическое пособие. М.: Юридический институт МВД России, 2001.-99 с.
  5. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М.: Зерцало, 1998.-448 с.
  6. 1