lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Бекетов, Михаил Юрьевич. - Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией при производстве предварительного следствия : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 219 с. РГБ ОД, 61:03-12/832-6

Posted in:

Т

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

БЕКЕТОВ Михаил Юрьевич

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С МИЛИЦИЕЙ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО

СЛЕДСТВИЯ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук Гриненко Александр Викторович

Москва - 2003

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ С. 3

Глава I ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИ ОННЫЕ ОСНОВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДО ВАТЕЛЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С МИЛИ ЦИЕЙ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬ НОГО СЛЕДСТВИЯ С. 14

§ 1. Теоретические и правовые основы взаимодействия сле дователя органов внутренних дел с милицией при произ водстве предварительного следствия С. 14

§ 2. Процессуальные формы взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при осуществлении

предварительного следствия С.30

§ 3. Непроцессуальные формы взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при осуществлении

предварительного следствия С. 80

Глава II ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ

ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С МИЛИЦИЕЙ С. 111

§ 1. Проблемы, возникающие при осуществлении предварительного следствия по уголовным делам о преступлении- „ -~ ‘

ях, совершенных организованными группами С. 111

§ 2. Проблемы, обусловленные несовершенством правового регулирования
вопросов взаимодействия следователя

органов внутренних дел с милицией С. 134

§ 3. Пути совершенствования взаимодействия следователя

органов внутренних дел и милиции С. 148

ЗАКЛЮЧЕНИЕ С. 167

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ С. 179

ПРИЛОЖЕНИЯ С. 206

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В число целей проводимой в России судебной реформы входит неуклонное соблюдение и защита основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве, а также закрепление в нормах уголовно- процессуального права, в соответствующих нормативных правовых актах демократических принципов организации и деятельности правоохрани- тельных и судебных органов, положений, отвечающих рекомендациям юридической науки. С момента утверждения Концепции судебной реформы прошло более 10 лет, однако реформа еще далеко не закончена. На необхо- димость продолжения судебной реформы указывал Президент Российской Федерации В.В. Путин в Посланиях Федеральному Собранию Российской Федерации 2001 и 2002 годов. В этих документах важнейшей государствен- ной задачей названо совершенствование работы правоохранительных орга- нов. Результативная работа правоохранительных органов (в частности, под- разделений органов предварительного следствия и органов дознания), не- возможна без их взаимодействия. В целях повышения эффективности взаи- модействия следует оптимизировать структуру и деятельность органов предварительного следствия и органов дознания. Необходимы преобразования и в сфере правовой регламентации такого взаимодействия.

Актуальность темы исследования обусловливается также введением в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации1. В данном акте большинство правовых норм, касающихся вопросов взаимодействия следователя и органов дознания при осуществлении предварительного следствия, претерпели определенные изменения в сравнении с Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР 1960 г.

1 Далее - УПК РФ.

2 Далее - УПК РСФСР.

4

Не все эти изменения оправданы и последовательны. В то же время многие проблемы правового регулирования вопросов взаимодействия следователя и органов дознания, имевшиеся в УПК РСФСР, остались неразрешенными и в новом уголовно-процессуальном законодательстве. Думается, вопросы взаимодействия следователя и органов дознания нуждаются в более полном и четком правовом регулировании. Поэтому возникает необходимость тщательного исследования правовых норм, регламентирующих вопросы взаимодействия следователя и органов дознания, содержащихся в УПК РФ (в том числе и в сравнении с аналогичными нормами прежнего закона). Такое исследование проводилось автором на примере взаимодействия следователей органов внутренних дел с милицией.

Согласно п. 1 ч. 1 ст.40 УПК РФ к органам дознания относятся, в частности, органы внутренних дел Российской Федерации. В соответствии с п.1 ст. 117 УПК РСФСР органом дознания являлась, в том числе, и милиция, а не органы внутренних дел в целом. Милиция является составной частью ор- ганов внутренних дел, именно с ней и после введения в действие УПК РФ продолжают на практике взаимодействовать следователи органов внутрен- них при производстве предварительного следствия. Следовательно, настоя- щее исследование является не в меньшей мере актуальным и после введения в действие УПК РФ.

В настоящее время наиболее остро стоит вопрос борьбы с организованной преступностью. Организованная преступность расценивается как одна из угроз национальной безопасности Российской Федерации. Результативная борьба с преступностью, особенно с организованными ее формами, возможна только в случае взаимопонимания и взаимодействия между раз- личными правоохранительными органами, в частности между следователя- ми органов внутренних дел и милицией. Поэтому актуальными являются исследования, направленные на повышение результативности взаимодейст- вия следователей органов внутренних дел с милицией при расследовании преступлений, совершенных организованными группами.

5

На коллегии МВД РФ, заседание которой состоялось 30 октября 2001 года, было отмечено, что в настоящее время работа по розыску обвиняемых и подсудимых приобретает особую актуальность (за последние 5 лет число разыскиваемых возросло на 8,4%). Плохая результативность розыска обвиняемых, скрывшихся от следователей органов внутренних дел, во многом объясняется недостатками взаимодействия последних с милицией. На установление причин неэффективности взаимодействия следователей органов внутренних дел и милиции при розыске скрывшихся обвиняемых, а также на выработку предложений по устранению данных причин также направлено настоящее диссертационное исследование.

Степень разработанности темы исследования. Вопросы взаимодействия следователя и органов дознания (в частности, следователя органов внутренних дел и милиции) нашли свое отражение в трудах следующих ученых: А.Н. Балашева, Ю.Н. Белозерова, СВ. Бородина, В.И. Брылева, Н.Н. Гапановича, И.Ф. Герасимова, В.Н. Григорьева, И.М. Гуткина, И.Ф. Крылова, И.И. Мартиновича, М.Д. Миниуса, В.А. Михайлова, И.В. Михайлова, А.С. Ооржака, Н.Е. Павлова, А.А. Чувилева и др.

В последние годы об отдельных аспектах указанного взаимодействия писали: Е.Л. Гаркуша, М.Г. Решняк, СВ. Слинько, В.М. Тертышник, А.А. Шишков и некоторые другие исследователи.

В 2002 году Л.П. Плеснева и А.Л. Чайка защитили диссертации на со- искание ученой степени кандидата юридических наук, посвященные вопросам взаимодействия следователей и органов дознания. Однако в этих работах в основном рассматривались общие теоретические и организационные вопросы взаимодействия указанных участников уголовного судопроизводства. Наше же исследование посвящено выявлению конкретных проблем, возникающих в процессе взаимодействия следователей органов внутренних дел с милицией и поиску путей их решения, в том числе и путем изменения правовых норм, регламентирующих данную деятельность.

6

Несмотря на значительное количество юристов, занимавшихся иссле- дованием проблем взаимодействия следователя и органов дознания, эти вопросы все же остались недостаточно изученными, многие из них являются дискуссионными. В полном объеме не изучены формы взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией, их юридическая природа. Остаются не до конца исследованными определенные проблемные вопросы реализации форм взаимодействия следователя с милицией в процессе предварительного расследования преступлений, особенности взаимодействия при расследовании преступлений, совершенных организованными группами.

Без дополнительной доработки теоретических основ взаимодействия следователя и органов дознания, устранения противоречий в нормативно- правовой регламентации, а также без выработки научно-практических ре- комендаций и адекватного восприятия практическими работниками теоре- тических положений и правовых норм невозможно в полной мере обеспе- чить достижение назначения уголовного судопроизводства. Изложенные обстоятельства дают основания для осуществления исследования с целью пересмотра правовых и теоретических положений, определяющих взаимодействие следователя с милицией, внесению предложений по устранению противоречий в действующем законодательстве.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие и развивающиеся в ходе взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией в процессе предварительного расследования преступлений.

Предметом исследования являются теоретические, правовые и орга- низационные основы взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при осуществлении предварительного расследования, проблемы, возникающие в ходе такого взаимодействия, и возможные пути их решения.

Цель исследования состоит в разработке теоретической модели взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией и выра- ботке на этой базе научно обоснованных рекомендаций по совершенствова-

7

нию действующего законодательства, ведомственных нормативных право- вых актов и практики правоприменения. Эта общая цель достигалась путем решения ряда вытекающих из нее задач, к числу которых относятся:

  • разработка теоретических и правовых основ взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при осуществлении предварительного следствия;
  • оптимизация форм взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией, осуществляемых в ходе предварительного следствия;
  • рассмотрение проблем, возникающих в процессе взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при расследования пре- ступлений, совершенных организованными группами, и внесение предло- жений по их разрешению;
  • исследование проблем правового регулирования вопросов взаимо- действия следователя органов внутренних дел с милицией и внесение пред- ложений по их разрешению;
  • установление возможных путей совершенствования взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией;
  • подготовка научно обоснованных предложений по совершенствованию законов, ведомственных нормативных правовых актов, связанных с во- просами взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией, повышению эффективности практики их взаимодействия.
  • Методология и методика исследования. В ходе диссертационного исследования применялись общенаучные и частные методы и методики: логический, исторический, системно-структурный, сравнительно- правовой, социологический методы анализа правовых и социальных явлений; изучение специальной литературы, публикаций в средствах массовой информации; интервьюирование по заранее подготовленным вопросам, наблюдение, анализ и обобщение полученных данных.

Нормативной и информационной базой исследования являются: Конституция Российской Федерации, действующее уголовное и уголовно-

8 процессуальное законодательство, Закон РФ от 18 апреля 1991 года№ 1026-1 (с последующими изменениями и дополнениями) “О милиции”, Федеральный закон РФ от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) “Об оперативно-розыскной деятельности”, другие федеральные законы Российской Федерации, нормативные указы Президента Российской Федерации, нормативные постановления Правительства Российской Федерации, приказы МВД РФ и ряд иных нормативных правовых актов. В диссертационном исследовании использовался богатейший материал, накопленный в нашей стране, приняты во внимание рекомендации научно-практических конференций, проведенных в 1994-2002 годах. В работе также рассматривается опыт стран как ближнего зарубежья (Республика Беларусь, Украина, Республика Казахстан и др.), так и дальнего (Германия, Франция, Великобритания, США) по решению проблем взаимодействия возникающих между милицией (полицией) и следователями.

Эмпирическая база диссертационного исследования. В ходе иссле- дования были проанализированы статистические данные за период с 1998 по 2002 год. Изучено мнение 104 следователей органов внутренних дел и 107 сотрудников милиции, работающих в различных субъектах Российской Федерации. Изучено по специально разработанной программе 164 уголовных дела.

Достоверность и обоснованность выводов, полученных в результате исследования, подтверждается использованием надлежащей методологии, научной литературы, широкой нормативной базы, эмпирическими данными, собранными в процессе работы над диссертацией. Репрезентативность исследования, как важнейшая предпосылка научной обоснованности и достоверности полученных результатов, обеспечивалась его географией, количеством статистических данных.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем впервые в результате сравнительного анализа правовых норм, регламентирующих вопросы взаимодействия следователя и органов дозна-

9 ния, содержащихся в УПК РФ и Федеральном законе РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” предложены изменения, направленные на совершенствование действующего законодательства; выявлены и обоснованы направления оптимизации форм взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при производстве предварительного следствия. Комплексный характер исследования правовых основ взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией, анализ различных точек зрения по данному вопросу позволили выявить и охарактеризовать основные проблемы, возникающие в процессе взаимодействия, и возможные пути его совершенствования.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. На основе изучения норм УПК РФ и Федерального закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” сделан вывод о том, что при произ- водстве предварительного следствия следователи органов внутренних дел, с одной стороны, взаимодействуют с милицией как с подразделением органа дознания, которым является орган внутренних дел. С другой стороны, следователи органов внутренних дел при производстве предварительного следствия взаимодействуют с оперативными подразделениями органов внутренних дел, в качестве которых выступают соответствующие подразделения криминальной милиции.
  2. Основываясь на анализе правовых норм, содержащихся в УПК РФ и Федеральном законе РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”, а также исходя из результатов собственного исследования вопросов взаимодействия следователей органов внутренних дел с милицией, предлагается реформировать органы дознания посредством лишения их в целом права осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Данную деятельность должны осуществлять исключительно оперативные подразделения определенных Федеральным законом РФ “Об оперативно- розыскной деятельности” государственных органов. При этом указанные оперативные подразделения организационно могут входить в состав органов дознания (например, подразделения

10

криминальной милиции и органы внутренних дел). На этой основе сформулирован ряд положений, направленных на совершенствование уголовно-процессуального закона:

  • предлагается дополнить ч.2 ст.38 УПК РФ правовой нормой, в со ответствии с которой при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь будет уполномочен давать оперативным под разделениям, наделенным в соответствии с Федеральным законом РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” правом осуществлять оперативно- розыскную деятельность, письменные поручения о проведении оперативно- розыскных мероприятий, одновременно исключив из п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ положение, согласно которому следователь при осуществлении предвари тельного следствия по уголовному делу уполномочен давать данные пору чения органу дознания;

  • внести необходимые коррективы и в другие нормы УПК РФ (в част ности, содержащиеся в п.11 ч.2 ст.37, в ч.2 ст.95 УПК РФ), связанные с воз ложением права осуществлять оперативно-розыскную деятельность только на оперативные подразделения государственных органов, перечисленных в ст. 13 Федерального закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”, а не на органы дознания в целом, при этом данные оперативные подразделе ния могут входить в состав органа дознания.

  1. Исходя из результатов исследования вопросов взаимодействия сле- дователя органов внутренних дел с милицией при осуществлении предварительного следствия, обоснован вывод о необходимости распространения действия десятисуточного срока исполнения органом дознания поручений следователя о производстве отдельных следственных, розыскных и иных процессуальных действий, помимо случаев, когда они выполняются не по месту совершения преступлений, также и на ряд ситуаций, предусмотренных п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ (необходимость производства отдельных следственных действий, исполнения постановлений о задержании, приводе, аресте, необходимость производства иных процессуальных действий). Одновре-

и

менно в законе необходимо закрепить возможность следователя по согласо- ванию с органом дознания устанавливать иной срок исполнения поручения с учетом неотложности и реального объема поручаемой работы.

  1. Для повышения эффективности розыска обвиняемого предлагается лишить следователя (в частности, следователя органа внутренних дел) права поручать весь объем работы по розыску обвиняемого органу дознания (в частности, орган внутренних дел и его подразделение - милицию). При необходимости производства розыскных действий следователь вправе поручить их осуществление органу дознания, руководствуясь правовой нормой, со- держащейся в чЛ ст. 152 УПК РФ. Необходимо закрепить в УПК РФ воз- можность поручения следователем органу дознания производства розыскных действий не только не по месту проведения предварительного следствия (ч.1 ст. 152 УПК РФ), но и во всех остальных случаях, для чего следует внести соответствующие изменения в п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ. При необходимости осуществления оперативно- розыскных мероприятий, направленных на розыск обвиняемого, следователь должен иметь возможность поручить осуществление их подразделениям органов, указанных в Федеральном законе РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”.
  2. В целях обеспечения соблюдения законности при обнаружении и заключении под стражу скрывшегося обвиняемого, в отношении которого не избиралась мера пресечения либо избиралась мера пресечения, не связанная с заключением под стражу, обосновано предложение о необходимости наличия в УПК РФ правовой нормы, предусматривающей возможность задерживать на срок до 48 часов без судебного решения не только подозреваемого, но и находящегося в розыске обвиняемого. В рассматриваемом случае следователь должен иметь право вынести постановление о задержании обвиняемого, находящегося в розыске, и при необходимости направить данное постановление в орган дознания, разыскавший последнего, вместе с поручением о задержании указанного лица. В случае объявления обвиняемого в международный розыск постановление о его задержании может не

12

выноситься, так как в данном случае возможно принятие судебного решения о заключении обвиняемого под стражу в его отсутствие.

  1. Авторские предложения по совершенствованию норм УПК РФ и Закон РФ “О милиции”, направленные на более полную и последовательную регламентацию процесса исполнения поручений следователя органами доз- нания и оперативными подразделениями государственных органов, указан- ных в ч.1 и 2 ст.13 Федерального закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”:
  • в Законе РФ “О милиции” необходимо указать, что на территории Российской Федерации право осуществлять оперативно-розыскную дея- тельность в соответствии с п.1 ч.1 ст.13 Федерального закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” предоставляется оперативным подразделениям криминальной милиции, перечень которых должен содержатся в подзаконных нормативных правовых актах;
  • поручения следователя о производстве отдельных следственных действий, даваемые в порядке, предусмотренном п.4 ч.2 ст.38 и ч.1 ст. 152 УПК РФ, должно исполнять предусмотренное УПК РФ конкретное должностное лицо органа дознания - дознаватель, по указанию начальника органа дознания;
  • поручения следователя о производстве оперативно-розыскных меро- приятий должны исполнять по указанию начальника оперативного подраз- деления, указанного в ч.1 и 2 ст.13 Федерального закона РФ “Об оператив- но-розыскной деятельности” государственного органа, должностные лица этих оперативных подразделений.
  • Теоретическое значение исследования состоит в научном обосновании специфических закономерностей взаимодействия органов внутренних дел с милицией, обобщении и анализе имеющегося по этой проблеме научного материала. Диссертационное исследование может составить основу для дальнейшей разработки проблем взаимодействия следователя с органами дознания. Автором на базе проведенного исследования выявлялись пробелы

13 и несоответствия в нормах УПК РФ, Закона РФ “О милиции”, Федерального закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”, ведомственных нормативных правовых актах. В диссертации содержатся предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, которые в дальнейшем могут быть использованы в правотворческой деятельности

Практическое значение обусловлено обобщением и анализом совре- менного эмпирического материала о практике взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией. Сформулированные в диссертации по- ложения могут быть использованы в правоприменительной деятельности при организации взаимодействия следователей органов внутренних дел с милицией. Результаты исследования также могут быть использованы в на- учно-исследовательской деятельности и учебном процессе.

Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения диссертационных материалов на научно-практических конференциях и теоретических семинарах, подготовки научных публикаций, внедрения соответствующих научных разработок в учебный процесс и правопримени- тельную деятельность.

Основные положения и выводы диссертации доложены автором на двух научно-практических конференциях, проводившихся в Московском институте МВД России (2000 г.).

Результаты диссертационного исследования нашли отражение в четырех научных публикациях общим объемом 0,91 п. л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, со- держащих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и трех приложений.

*

14

Глав а I. ТЕО РЕТ ИЧЕ СКИ Е, ПРА ВОВ ЫЕ И ОРГ АНИ ЗАЦ ИОН НЫЕ

ОСН ОВЫ ВЗА ИМО ДЕЙ СТВ ИЯ СЛЕ ДОВ АТЕ ЛЯ ОРГ АНО В

ВНУ ТРЕ ННИ Х ДЕЛ С МИЛ ИЦИ ЕЙ ПРИ ПРО ИЗВ ОДС ТВЕ

ПРЕ ДВА РИТ ЕЛЬ НОГ О СЛЕ ДСТ ВИЯ

§ 1. Теор етиче ские и прав овые осно вы взаи моде йств ия следо вател я

орга нов внут ренн их дел с мили цией при прои зводс тве

пред вари тель ного следс твия

Успе шное рассл едова ние следо вател ями орган ов внутр енних дел боль шинс тва прест уплен ий во мног ом завис ит от эффе ктивн ости взаим о- дейст вия с сотру дника ми мили ции. Это обусл овлив ается сочет ание м в ходе предв арите льног о следс твия метод ов, сил и средс тв, прис ущих кажд ому из субъе ктов взаим одейс твия, то есть следо вател ям орган ов внутр енних дел, с одно й сторо ны, и мили ции - с друг ой. Так как следо вател и и мили ция зани- мают ся разн ыми вида ми деяте льнос ти, то и испол ьзуем ые ими метод ы, си- лы и средс тва разли чны. След овате ли осущ ествл яют свою деяте льнос ть в проц ессуа льно й форм е, с помо щью средс тв и метод ов, пред усмот ренн ых уголо вно- проц ессуа льны м закон одате льств ом. Одна ко для успе шног о осу- ществ ления предв арите льног о следс твия по боль шинс тву прест уплен ий од- них проц ессуа льны х средс тв и метод ов недос таточ но, необх одим ы также средс тва и метод ы, прис ущие опера тивно - розы скной деяте льнос ти мили ции. На необх одим ость тесно го взаим одейс твия следо вател я и орган ов дозна ния (к числу котор ых ранее согла сно ст.11 7 УПК РСФ СР относ илась и мили ция)

15 указывали многие исследователи1. Низкий уровень взаимодействия следователей и милиции на всех этапах предварительного расследования руководством Следственного Комитета при МВД РФ указывается в качестве основной причины неудовлетворительной работы по раскрытию преступлений2.

В то же время и опросы следователей, как отмечает И.А. Ефремов, по- казывают, что им и органам дознания не всегда удается достичь хорошего уровня взаимодействия3. Этот вывод подтверждается и проведенным нами интервьюированием следователей органов внутренних дел, а также сотрудников милиции. Только 7,7% следователей не испытывают сложности при взаимодействии с милицией, 67,4% испытывают их иногда, а 23,0% - часто (1,9% следователей дали иные ответы). Несколько лучше оценивают уровень взаимодействия сотрудники милиции, 18,7% из них не испытывают сложности при взаимодействии со следователями органов внутренних дел, 53,3% испытывают их иногда, а 15,9% - часто (12,1% дали иные ответы). Недовольными в целом ходом и результатами взаимодействия оказались 52,9% опрошенных следователей органов внутренних дел и 46,7% сотрудников милиции, а довольными - 39,4% следователей и 40,2% сотрудников милиции (7,7% и 13,1%, соответственно, дали иные ответы на вопрос). На основании этих данных можно сделать вывод об имеющихся проблемах, с

См., например: Балашев А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. - М: Юрид. лит., 1979. С.З; Волгин СМ. О понятии взаимодействия следователя с оперативными работниками // Совершенствование крими- налистических и оперативно-розыскных средств и методов в борьбе с преступностью: Сборник материалов научно-практической конференции. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1984. С.7; Персианинов Ю.Н. Взаимодействие - залог успеха // Вестник МВД Российской Фе- дерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2000. - № 3. С.76 и др.

2 См.: Зотов М.Н. О результатах работы органов предварительного следствия и за дачах по совершенствованию их деятельности в 2000-2001 годах // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 2001. - № 1. С.34.

3 См.: Ефремов И.А. Некоторые вопросы теории и практики использования кри миналистических способов в доказывании по уголовным делам об организованной пре ступной деятельности // Российское законодательство и юридические науки в современ ных условиях: состояние, проблемы, перспективы. Мат. научно-практич. конф. - Тула: ТулГУ,2000. С.105.

16

которыми сталкиваются следователи органов внутренних дел и сотрудники милиции при взаимодействии в процессе осуществления предварительного следствия.

Необходимость взаимодействия следователей органов внутренних дел и сотрудников милиции при осуществлении предварительного следствия обусловливается следующими основными причинами:

  • общей трудоемкостью расследования многих преступлений;
  • необходимостью проведения по некоторым уголовным делам большого количества следственных, розыскных и иных процессуальных действий (нередко требуется осуществить одновременно множество таких действий);
  • необходимостью использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности;

необходимостью проведения оперативно-розыскных мероприятий;

оказанием преступниками противодействия предварительному следствию.

Слово взаимодействие является сложным словом и состоит из двух простых - “взаимо” и “действие”. СИ. Ожегов в Словаре русского языка приводит следующее толкование этих слов:

“Взаимо… Первая часть сложных слов в значении “взаимный”, например взаимовлияние, взаимозависимость, взаимовыгодный.

Взаимный, - ая, - ое, - мен, -мна. Обоюдный, касающийся обеих сторон. Взаимное доверие. Взаимная любовь. // сущ. Взаимность, - и, ж. Поль- зоваться взаимностью (встречать со стороны другого то же чувство, кото- рое испытываешь к нему). Отвечать кому-нибудь взаимностью.

Действие, -я, ср. 1. Проявление какой-н. энергии, деятельности, а также сама сила, деятельность, функционирование чего-нибудь. 2. Результат проявления деятельности чего-нибудь, влияние, воздействие. 3. Обычно мн. поступки, поведение. 4. События, о которых идет речь. 5. Часть драматиче-

17

ского произведения. 6. Основной вид математического вычисления. Четыре действия арифметики.

Взаимодействие, - я, ср. 1. Взаимная связь двух явлений. 2. Взаимная поддержка.

Взаимодействовать, - твую, - твуешь; несов. Находиться во взаимо- действии”1.

Основываясь на вышеизложенном, можно прийти к выводу, что в ис- комом значении слово “взаимодействие” означает обоюдную, касающуюся обеих сторон взаимосвязанную деятельность, осуществляемую с помощью взаимной поддержки. Таково этимологическое толкование слова “взаимодействие”. В нашей же работе исследуется более узкое, правовое значение слова “взаимодействие”, которое является научным понятием. Под этим подразумевается взаимодействие конкретных субъектов, а именно - следователя органов внутренних дел и милиции.

В уголовно-процессуальном законодательстве понятие “взаимодействие следователя и органов дознания” (более общее по отношению к понятию взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции) не встре- чается. Определение рассматриваемому понятию давали в разное время ученые, специализирующиеся в исследовании проблем нескольких юриди- ческих наук. Например: СВ. Бородин2, Н.Е. Павлов3, И.М. Гуткин4 (уголов-

См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка: Около 57.000 слов / Под ред. д-ра филолог. Наук проф. НЮ. Шведовой. - 15-е изд., стереотип. - М.: “Рус. яз.”, 1984. С.71, 140.

2 Советский уголовный процесс. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование /Под общ. ред. проф. СВ. Бородина и проф. И.Д. Перлова. - М.: Высшая школа МООП СССР, 1968. С.99.

3 См.: Уголовный процесс: Учебник для иностранных слушателей МВД СССР / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Академия МВД СССР, 1989. С181.

4 Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. Учебное пособие. - М.: Юрид. лит., 1973. С.62.

18

но-процессуальное право), И.А. Возгрин (криминалистика), В.И. Басков (теория оперативно-розыскной деятельности), а также другие исследовате- ли. Все эти определения отличаются друг от друга по форме, содержание же и смысл их почти идентичен. Из этого можно сделать вывод о том, что определение изучаемого понятия можно считать сформировавшимся.

Рассмотрев указанные определения, мы пришли к следующему за- ключению. Взаимодействие следователя органов внутренних дел и милиции при осуществлении предварительного следствия заключается в основанной на законах и подзаконных нормативных правовых актах согласованной по целям, задачам, месту и времени их совместной деятельности, направленной на осуществление предварительного следствия по уголовным делам в соответствии с назначением уголовного судопроизводства.

Следователем является должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (п.41 ст.5 и ч.1 ст.38 УПК РФ). Исходя из ч.1 ст. 156 и ч.1 ст. 162 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что предварительное следствие начинается с момента возбуждения уголовного дела, а заканчивается направлением уголовного дела прокурору с обвинительным заключением или постановлением о передаче уголовного дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера либо вынесением постановления о прекращении производства по уголовному делу.

Термин “органы дознания” упоминается в ряде нормативных правовых актов3, однако до принятия УПК РФ не существовало законодательного определения этого понятия. В юридической литературе встречаются разные

См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. Корухова Ю.Г., Коломацкого В.Г. -М.: Академия МВД СССР, 1984. С.З69.

2 Басков В.И. Оперативно-розыскная деятельность: Учебно-методическое посо бие. - М: Издательство БЕК, 1997. С.40.

3 См., например: ч.З ст.7 и п.2 ст. 14 Федерального Закона РФ “Об оперативно- розыскной деятельности”, ст.8 и 9 Закона РФ “О милиции”.

19

определения этого участника уголовного судопроизводства1. В УТЖ РФ законодатель включил определение рассматриваемого понятия. В п.24 ст. 5 данного закона разъяснено, что под органами дознания подразумеваются государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с УПК РФ осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия. Согласно п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ к органам дознания относятся, в частности, органы внутренних дел Российской Федерации. Милиция является составной частью органов внутренних дел, именно с ней и после введения в действие УПК РФ продолжают на практике взаимодействовать следователи органов внутренних при производстве предварительного следствия.

Перед тем, как провести исследование современных проблем взаимо- действия следователя органов внутренних дел и милиции, следует рассмотреть историю возникновения и развития самого института взаимодействия следователя и милиции (полиции). Вряд ли можно говорить о существовании изучаемого нами явления до реформ 60-х годов XIX века. В уголовном судопроизводстве Российской Империи не было явного разделения между органами, осуществляющими предварительное следствие и занимающимися оперативно-розыскной деятельностью (“сыском”). Оба этих вида деятельности входили в обязанности полиции. В роли следователей выступали квартальные надзиратели, а в крупных городах частные (следственные) приставы. В случае совершения особо опасных преступлений расследованием их могли заниматься от имени губернатора (в некоторых случаях и от имени императора) специальные чиновники, которые осуществляли также функ- ции “сыска”. При необходимости такие чиновники могли прибегать к по-

См., например: Дознание в органах внутренних дел: Учебное пособие. - М: МВШМ МВД СССР, 1986. С.7; Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учебное пособие для юридических вузов. - М.: Новый Юрист, 1997. С.34.

20 мощи полиции . Следует отметить, что следователем в дореформенном процессе называли лицо полиции, производившее следствие2.

В соответствии с указом Императора Александра II от 8 июня 1860 г. функция предварительного следствия была изъята у полиции и передана судебным следователям, состоящим на службе в Министерстве юстиции. Позднее, 20 ноября 1864 г., в Российской Империи был принят Закон “Об учреждении судебных установлений”. В ст.б данного законодательного акта указывалось: “Для производства следствий по делам о преступлениях и проступках состоят судебные следователи”3. В Уставе уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. предусматривалась обязанность полиции выполнять отдельные поручения следователя, в том числе и связанные с розыском преступников4. С началом применения указанных правовых норм, по-видимому, и можно связывать возникновение института взаимодействия следователя и полиции.

После Октябрьской революции 1917 г. полиция была ликвидирована, а милиция стала первым органом, на который была возложена обязанность дознания по уголовным преступлениям и проступкам5. Декретом CHJC от 24 ноября 1917 г. был упразднен институт судебных следователей, осуществление предварительного следствия было возложено на уголовно- следственные комиссии и местных судей6.

Как отмечает B.C. Ломов, “… в первые месяцы деятельности Советского государства для ведения предварительного следствия было создано

1 См. об этом: Васильев О.Л. Предварительное следствие дореволюционной Рос сии: уроки истории. // Следователь. - 1996. - № 3. С.24

2 См.: Долгов Д. Основные формы уголовных следствий, вообще принятых при производстве. - Спб., 1846. С. 8.

3 Российское законодательство X - XX веков. Т. 8. Судебная реформа. - М: Юрид. лит., 1991. С. 33.

4 См.: Елинский В.И., Исаков В.М. Становление и развитие уголовного сыска в России (X - нач. XX вв.) - МВД России, 1998. С 27. ( - 80 с).

5 См.: п.27 Инструкции НКВД и НКЮ РСФСР об организации советской рабоче- крестьянской милиции 1918 г. // СУ РСФСР. - 1918. - № 75. - Ст. 813.

• б См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и

РСФСР 1917-1952 годов под редакцией профессора И.Т. Голякова. -М, 1953. С. 16.

21

несколько одновременно функционирующих органов: следственные комис- сии по делам революционных трибуналов, Всероссийская и местные чрез- вычайные комиссии, следственные комиссии по делам окружных народных судов, местные народные судьи и члены окружных судов”1. Впоследствии производство предварительного следствия поручалось также народным следователям, избираемым и отзываемым губернскими исполнительными ко-митетами Советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов .

Следует отметить, что декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1920 г. было утверждено Положение о рабоче-крестьянской милиции, в этом положении в числе сотрудников милиции упоминались и следователи . Этим нормативным актом был юридически оформлен фактически уже су- ществовавший в системе Народного комиссариата внутренних дел следст- венный аппарат. Следственный аппарат в органах внутренних дел просуществовал недолго, в связи с сокращением государственных расходов в 1921 г. он был ликвидирован4. Этот недолго существовавший следственный аппарат Народного комиссариата внутренних дел можно считать предшественником ныне действующего следственного аппарата органов внутренних дел, следователи которого осуществляют предварительное следствие по большинству уголовных дел.

В ст.7 Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик, утвержденных Постановлением ЦИК СССР от 31 октября 1924 г., было указано, что органами, производящими предварительное расследование преступлений, являются органы дознания, следователи и иные должностные

Суд, прокуратура и органы расследования в СССР. Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1978. С. 82.

2 См.: Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Учебное по собие.-Л.: Издательство Ленинградского университета, 1984. С.153-155.

3 См.: СУ РСФСР. - 1920. - № 79. - Ст. 371.

4 См.: Суд, прокуратура и органы расследования в СССР. Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1978. С. 85-86.

22

лица, которым это предоставлено общесоюзными законами и законами со- юзных республик1.

В п.5 ст.23 Уголовно-процессуального кодекса 1923 г. разъяснялось, что под словом следователь понимаются народные следователи, старшие следователи, состоящие при губернаторских судах, следователи по важнейшим делам при Народном Комиссариате Юстиции и Верховном суде и еле-дователи военно-транспортных трибуналов . Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 сентября 1928 г. было внесено изменение в Положение о судоустройстве РСФСР, согласно которому следственный аппарат был передан прокуратуре3.

Органами дознания в соответствии со ст.97 Уголовно-процессуального кодекса 1923 г. являлись, в частности, органы милиции и уголовного розыска . В ч.2 ст.НО этого нормативного правового акта указывалось: “С момента начатия предварительного следствия органы дознания вправе действовать по данному уголовному делу не иначе, как по поручению следователя”5. Каких-либо иных положений, указывающих на взаимо- действие следователя и органов дознания, в Уголовно-процессуальном ко- дексе 1923 г. не содержалось.

В ст.29 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 25 декабря 1958 г., указыва- лось, что к органам дознания относятся, в частности, органы милиции. В ст.ЗО данного нормативного правового акта были сформулированы полномочия следователя6. В ч.З этой статьи сказано, что следователь по рассле-

Уголовно-процессуальное законодательство СССР и союзных республик. Сборник под редакцией профессора Д.С. Караева. - М, 1957. С. 8.

2 Уголовный и уголовно-процессуальный кодексы РСФСР с алфавитно- предметным указателем. - М, 1923. С. 153.

3 СУ РСФСР.- 1928. -№ 117. -Ст. 733.

4 Уголовный и уголовно-процессуальный кодексы РСФСР с алфавитно- предметным указателем. -М, 1923. С. 187.

5 Там же. С. 197.

6 Ведомости Верховного Совета СССР. - 1959. - № 1. - Ст. 15.

23 дуемым им делам вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий и требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий. Данная правовая норма была перенесена в ч.4 ст. 127 УПК РСФСР. Другие правовые нормы УПК РСФСР, регламентирующие вопросы взаимодействия следователя с органами дознания (в частности, следователя органов внутренних дел с милицией), будут нами рассмотрены ниже, в сравнении с нормами УПК РФ.

Президиумом Верховного Совета СССР 6 апреля 1963 г. был принят Указ “О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка”1. Согласно этому Указу, наряду со следователями органов прокуратуры и государственной безопасности, осуществлять предварительное следствие стали также следователи органов охраны общественного порядка (позднее - органов внутренних дел). Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 апреля 1963 г. были внесены соответствующие изменения в ст. 125 и 126 УПК РСФСР’. Следовательно, с появлением следователей органов охраны общественного порядка (органов внутренних дел) возникло и взаимодействие последних с органами дознания (в частности, с милицией).

В настоящее время правовой основой взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при осуществлении предварительного следствия являются Конституция РФ, федеральные конституционные зако- ны и федеральные законы. Некоторые вопросы взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией регламентируются также подзаконными нормативными актами.

Помимо Конституции Российской Федерации, общей правовой основой взаимодействия следователей и органов дознания (в том числе и взаи-

1 Ведомости Верховного Совета СССР. - 1963. - № 16. - Ст. 181.

2 Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1963. - № 15. - Ст. 288.

24 модействия следователей органов внутренних дел с милицией, являющейся подразделением органа дознания - органа внутренних дел) служат следующие законодательные акты: УПК РФ, Федеральный закон РФ от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с последующими изменениями) “Об оперативно-розыскной деятельности”1, Федеральный закон РФ от 17 января 1992 г. № 2202-1 (с последующими изменениями) “О прокуратуре Российской Федерации”2.

Вопросы взаимодействия следователя с органами дознания регламен- тируются, в первую очередь, УПК РФ. Правовые нормы, регулирующие данные правоотношения, входят в уголовно-процессуальный институт, который по аналогии с названием главы 21 УПК РФ - “Общие условия предварительного расследования” можно назвать “Общие условия взаимодействия следователей с органами дознания”. Основные правовые нормы, определяющие взаимоотношения рассматриваемых субъектов взаимодействия, содержатся в следующих статьях УПК РФ: 38, 113, 152, 157, 163, 164, 209, 210 и др. Данные правовые нормы мы подробно рассмотрим ниже - при исследовании процессуальных форм взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции при производстве предварительного следствия. Здесь и далее мы не будем подробно останавливаться законов и ведомственных нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы взаимодействия рассматриваемых участников. Мы сделаем это при изучении конкретных форм и проблем их взаимодействия.

В Законе об ОРД указано, что одним из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются поручения следователя по уголовным делам, находящимся в его производстве (ч.З ст.7 Закона). Со- гласно ч.1 и 2 ст. 11 этого же Закона результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления след-

1 Далее - Закон об ОРД.

2 Далее - Закон о прокуратуре.

25 ственных действий, для розыска лиц, скрывшихся от следствия; результаты оперативно-розыскной деятельности могут представляться следователю, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Согласно ч.2 ст. 14 Закона об ОРД органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству. Рассматриваемый Закон регламентирует взаимодействие не в целом следователей и органов дознания, а следователей и оперативных подразделений органов, указанных в ч.1 и 2 ст. 13 Закона об ОРД. Исходя из положений п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что данные оперативные подразделения входят в состав соответствующих органов дознания, в том числе и в состав органов внутренних дел, а значит, и в состав милиции.

В соответствии со ст.8 Закона о прокуратуре Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют дея- тельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел и других правоохранительных органов, а значит, и взаимодействие следователей с органами дознания. В целях обеспечения координации деятельности вышеуказанных органов прокурор созывает координационные совещания, организует рабочие группы, истребует статистическую и другую необходимую информацию, осуществляет иные полномочия в соответствии с Положением о координации деятельности по борьбе с преступностью, утверждаемым Президентом Российской Федерации.

Рассмотренные нами нормативные правовые акты регламентируют общие вопросы взаимодействия следователя и органов дознания. Настоящее диссертационное исследование посвящено вопросам взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при осуществлении предвари-

26 тельного следствия. В связи с тем, что в качестве одного из субъектов изучаемого взаимодействия выступает милиция, правовой основой для этого взаимодействия служит и Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 (с последующими изменениями) “О милиции”1. В этом законе содержатся следующие правовые нормы, имеющие отношение к вопросам взаимодействия:

1) милиция решает стоящие перед ней задачи во взаимодействии с другими государственными органами (ст.З), в качестве которых могут выступать и следователи органов внутренних дел; 2) 3) милиция в Российской Федерации подразделяется на крими- нальную милицию и милицию общественной безопасности (ст.7); к основным задачам криминальной милиции отнесено выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия обязательно, организация и осуществление розыска лиц, скрывающихся от следствия (ст.8); 4) 5) милиция обязана: выявлять и раскрывать преступления; разыскивать лиц, совершивших преступления, скрывающихся от следствия, ра- зыскивать похищенное имущество; исполнять в пределах своей компетенции письменные поручения следователя о приводе лиц, уклоняющихся от явки по вызову, о заключении под стражу, производстве розыскных, следственных и иных предусмотренных законом действий, оказывать им содействие в производстве отдельных процессуальных действий (п.п.4, 6, 14 ст. 10). 6) Современное состояние законодательства не позволяет полностью отказаться от регулирования вопросов взаимодействия органов предварительного следствия и органов дознания с помощью подзаконных актов, принимаемых органами исполнительной власти. Эти акты принимаются на основе и во исполнение законов, они конкретизируют и уточняют порядок оптимальной реализации установленных прав и обязанностей, обеспечивают охрану прав и свобод граждан, организаций, учреждений. Как верно отметил

Далее - Закон о милиции.

i 27

А.П. Кругликов: “Значение нормативных актов подзаконного характера очень велико: издаваемые на основе закона, в соответствии с законом и во исполнение закона, они способствуют правильной реализации его предпи- саний. Следовательно, нарушение требований подзаконного акта влечет в той или иной степени неисполнение или несоблюдение закона”1.

i Подзаконными нормативными правовыми актами, в первую очередь, являются нормативные указы Президента Российской Федерации, норма- тивные постановления Правительства Российской Федерации, а также ве- домственные нормативные правовые акты. В Постановлении Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 “Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации” указывается, что ведомственные нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти издаются только в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений2.

Общим основам взаимодействия правоохранительных органов (в том числе следователей органов внутренних дел и милиции) посвящен Указ Президента Российской Федерации от 18 апреля 1996 года № 567 “О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью”. Этим Указом было утверждено Положение “О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью”3. Согласно данному Положению координация деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, органов федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции, таможенных органов Российской Федерации и других правоохранительных органов осуществляется в целях по-

1 Кругликов А.П. О правовых основаниях взаимодействия предварительного след ствия и дознания// Уголовно-процессуалььная деятельность и правоотношения в стадии предварительного расследования. Сборник научных трудов. - Вогоград: Высшая следст венная школа МВД СССР, 1981. С.81.

2 Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 50. - Ст. 5689.

3 Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 17. - Ст. 4323.

28

вышения эффективности борьбы с преступностью путем разработки и осу- ществления этими органами согласованных действий по своевременному выявлению, раскрытию, пресечению и предупреждению преступлений, устранению причин и условий, способствующих их совершению.

Взаимодействие следователей органов внутренних дел с милицией при осуществлении предварительного следствия регламентируется рядом Указов Президента Российской Федерации.

В Указе Президента Российской Федерации № 209 от 12 февраля 1993 г. “О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации”1 указано, что милиция общественной безопасности выполняет свои задачи во взаимодействии с криминальной милицией, другими служ- бами органов внутренних дел Российской Федерации. К другим службам относятся и следователи органов внутренних дел.

Указом Президента Российской Федерации № 1422 от 23 ноября 1998 г. утверждено “Положение об органах предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации”2. Этим положением в соответствии с возложенными задачами определены функции органов предварительного следствия. Одной из таких функций является органи- зация взаимодействия следователей органов внутренних дел с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. В ч.1 и 2 ст. 13 Закона об ОРД указан перечень государственных органов, оперативным подразделениям которых предоставлено право осуществлять оперативно- розыскную деятельность. В этот перечень вошли и органы внутренних дел. В органах внутренних дел оперативно-розыскную деятельность, как правило, осуществляют подразделения криминальной милиции, а значит на органы предварительного следствия системы МВД РФ возложена функция орга-

Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. - 1993. - № 7. - Ст. 562.

2 Собрание законодательства Российской Федерации. - 1998. - № 48. - Ст. 5923.

29 низация взаимодействия следователей органов внутренних дел и оперативных подразделений криминальной милиции.

Среди приказов Министерства внутренних дел Российской Федерации основополагающим является приказ от 20 июня 1996 г. № 334, который ут- вердил Инструкцию по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. В п. 1.3 этой Инструкции приведен следующий перечень основных принципов взаимодействия всех подразделений и служб органов внутренних дел (в том числе следователей и милиции): 1) соблюдение законности, конституционных прав и свобод граждан; 2) комплексное использование сил и средств органов внутренних дел; 3) персональная ответственность следователей, руководителей оперативных подразделений за проведение и результаты следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; 4) самостоятельность следователя в принятии решений, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством; 5) самостоятельность сотрудников оперативных подразделений в выборе средств и методов оперативно-розыскной деятельности в рамках действующего законодательства; 6) согласованность планирования следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий; 7) непрерывность взаимодействия в организаторской деятельности, расследовании преступлений до принятия решения по уголовному делу.

В юридической литературе можно встретить и иные подходы к указанию принципов рассматриваемого взаимодействия1. Некоторыми учеными называются не принципы, а условия взаимодействия следователя и органов

1 См.: Басков В.И. Указ. соч. С.46; Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. -М, 1997. С. 15-16.

30 дознания1.

Если в рассмотренном нормативном акте говорится об организации взаимодействия всех подразделений и служб органов внутренних дел (в том числе следователей органов внутренних дел и милиции), то в другой Инст- рукции МВД РФ определены задачи и формы взаимодействия только следо- вателей следственных подразделений органов внутренних дел по расследо- ванию организованной преступной деятельности и сотрудников оперативно- розыскных подразделений криминальной милиции2.

§ 2. Процессуальные формы взаимодействия следователя органов

внутренних дел с милицией при осуществлении

предварительного следствия

В процессе расследования преступлений следователь органов внутренних дел в зависимости от ситуации может и должен использовать все возможные формы взаимодействия с милицией. Это позволяет быстро и качественно решать задачи, стоящие перед следователем и милицией. Как верно отметил СВ. Слинько, “…в процессе совместной деятельности следо-

См.: Уголовный процесс: учебник для иностранных слушателей МВД СССР /Под ред. В.П. Божьева. - М.: Академия МВД СССР, 1989. С. 182; Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел: Учебное пособие. - Харьков: Юридический институт, 1983. С.65; Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений: (Учебное пособие для вузов). - Мн.: Изд-во БГУ, 1983. С.25-28.

2 “Временная инструкция об особенностях взаимодействия органов предварительного следствия по расследованию организованной преступной деятельности и оперативных подразделений криминальной милиции”. Утверждена Приказом МВД РФ № 215 от 7 марта 2002 г.

31

вателя и органа дознания возникают ситуации, обусловливающие осуществление конкретных форм взаимодействия. Целесообразность и эффективность таких форм взаимодействия обусловлены следственными ситуациями, складывающимися на определенном этапе расследования уголовного дела, и направлены на установление фактов, входящих в предмет доказывания”1.

Под формами взаимодействия следователя с органами дознания (в том числе следователя органов внутренних дел с милицией) в научной литературе понимаются основанные на уголовно-процессуальном законе конкретные способы сотрудничества этих органов, средства связи между ними, обеспечивающие их совместную согласованную работу при расследовании преступлений2.

Конкретная форма взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией или определенная совокупность таких форм должны избираться в каждом случае индивидуально. При этом учитываются особенности расследуемого преступления и следственная ситуация, возникшая в процессе расследования.

Формы взаимодействия следователя и органов дознания классифици- руются в научной литературе по нескольким основаниям.

Первым основанием является период времени, в течение которого осуществляется взаимодействие. По этому признаку формы взаимодействия разделяют на три вида: 1) единовременные или разовые, 2) периодические, 3) постоянно действующие .

Слинько СВ. К вопросу о взаимодействии следователя и органа дознания при расследовании уголовного дела // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел. Сборник научных трудов. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1987. С. 100.

См., например: Тертышник В.М., Слинько СВ. “Взаимодействие следователя с иными подразделениями органов внутренних дел при расследовании преступлений. -Харьков: Университет внутренних дел, 1995. С.6; Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. - М: Юрид.лит, 1978. С.37 и др.

3 См., например: Балашев А.Н. Указ. соч. С. 13; Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Указ. соч. С.56 и др.

32

Единовременное или разовое взаимодействие между следователем и органом дознания осуществляется, например, в случае оказания органом дознания содействия следователю при осуществлении конкретного следст- венного действия. Оказание такого содействия предусмотрено п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ. В случаях же, когда орган дознания оказывает содействие следо- вателю при осуществлении следственных действий неоднократно в процес- се производства по уголовному делу, то о таком взаимодействии можно сказать, что оно носит периодический характер, следовательно, его можно отнести ко второму виду форм взаимодействия. Постоянное взаимодействие между следователем и органом дознания может осуществляться, например, в ходе их совместной работы в составе следственно-оперативных групп.

Второе основание для деления предложено А.С. Ооржак. В соответствии с ним в зависимости от ведомственной принадлежности субъектов взаимодействия, выделяются межведомственная и ведомственная формы взаимодействия . В первом случае субъекты взаимодействия не принадле- жат к одному ведомству (например, следователи прокуратуры и милиция). В другом случае субъекты взаимодействия вход в состав одного ведомства (например, следователи органов внутренних дел и милиция). В нашей работе исследуются вопросы взаимодействия именно данных субъектов, поэтому мы будем касаться только ведомственной формы взаимодействия.

Формы взаимодействия следователя и органов дознания разделяют также на процессуальные и непроцессуальные (или организационные) . К процессуальным формам относят те формы взаимодействия следователя и органов дознания, которые установлены уголовно-процессуальным законо-

См.: Ооржак А.С. Взаимодействие следователей прокуратуры с работниками органов дознания при расследовании умышленных убийств. Дисс. …канд. юрид. наук. - Казань: КГУ, 1989. С.40.

2 См., например, Уголовный процесс: учебник для иностранных слушателей МВД СССР /Под ред. В.П. Божьева. - М.: Академия МВД СССР, 1989. С. 183; Кузнецова Ю.В., Рукавишников В.П., Громов Н.А. Правовые основы взаимодействия следствия и органов дознания при расследовании преступлений // Следователь. - 2000. - № 6. С.31 и др.

33

дательством. Напротив, непроцессуальными являются формы взаимодейст- вия следователя и органов дознания, не предусмотренные уголовно- процессуальным законом. Они могут быть установлены другими законами Российской Федерации, подзаконными нормативными правовыми актами. Также эти формы могут быть выработаны практикой, но при этом они не должны противоречить положениям нормативных правовых актов. В любом случае термин «непроцессуальные» не означает, что данные формы взаимодействия противоречат положениям уголовно-процессуального законодательства.

Е.Л. Гаркуша по поводу последнего разделения форм взаимодействия справедливо отметил: “Значение указанного деления форм взаимодействия обусловлено следующим:

Во-первых, любое нарушение процессуальной формы отрицательным образом влияет на соблюдение законности при производстве предварительного расследования. В то же время отступление от организационной формы хотя и может причинить какой-либо ущерб расследованию, однако, не повлечет за собой отрицательные последствия процессуального характера.

Во-вторых, в зависимости от того, в какой форме взаимодействуют следователь и орган дознания, различается и компетенция этих субъектов”1.

К этому можно добавить также то, что последнее разделение форм взаимодействия следователя и органов дознания имеет большое теоретиче- ское и практическое значение, так как основывается на положениях норма- тивных правовых актов. Такое разделение позволяет более подробно и глубоко исследовать по отдельности каждую форму. Использование в процессе производства по уголовному делу форм взаимодействия, предусмотренных различными нормативными актами, позволяет качественнее решать задачи как всего предварительного следствия, так и отдельных его этапов.

Гаркуша Е.Л. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами. Лекция. - М: МИ МВД России, 1997. С.22-23.

34

Рассмотренные положения, характеризующие значение последнего разделения форм взаимодействия, относятся и к взаимодействию следователя органов внутренних дел с милицией.

Изучение теоретических работ и эмпирические исследования позволили сделать вывод о том, что при производстве предварительного следствия взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией осу- ществляется в следующих процессуальных формах:

1) выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве оперативно-розыскных мероприятий;

2) выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве следственных действий; 3) 4) выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о про- изводстве иных процессуальных действий; 5) 6) оказание милицией содействия следователю органов внутренних дел при производстве процессуальных действий; 7) 8) выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве розыскных действий; 9) 10) принятие милицией розыскных и оперативно-розыскных мер по уголовному делу, которое находится в производстве у следователя органа внутренних дел, с целью установления лица, совершившего преступление; 11) 12) выполнение милицией поручения следователя органов внутренних дел о розыске обвиняемого. 13) В научной литературе часто встречается еще одна процессуальная форма взаимодействия следователя и органов дознания - возбуждение органом дознания уголовного дела, по которому обязательно предварительное следствие, производство по нему неотложных следственных действий и пе-

35 редача этого дела следователю . Действительно, такой порядок предусмат-ривается ст. 157 УПК РФ . Однако в данном случае, на наш взгляд, взаимодействия как такового не происходит. Ведь сначала орган дознания возбуждает уголовное дело и проводит по нему неотложные следственные действия, а затем дело передается следователю, который продолжает производство по уголовному делу. То есть и орган дознания, и следователь в данном случае работают отдельно в разные периоды производства предварительного расследования, никак процессуально не взаимодействуя между собой. К тому же по действующему уголовно- процессуальному закону уголовное дело от органа дознания не напрямую поступает к следователю, как это было предусмотрено в УПК РСФСР. Согласно ч.З ст. 157 УПК РФ орган дознания направляет уголовное дело прокурору, который в свою очередь, исходя из смысла ч.4 ст. 157 УПК РФ, передает уголовное дело следователю для производства предварительного следствия. Как уже отмечалось выше, взаимодействие определяется как согласованная по целям, задачам, месту и времени совместную деятельность субъектов взаимодействия. В данном же случае никакого согласования не происходит, орган дознания действует са- мостоятельно и автономно. Следователь до принятия уголовного дела к своему производству, как правило, и не знает о том, что органом дознания возбуждено данное уголовное дело и выполняются неотложные следственные действия.

Процессуальные формы взаимодействия могут осуществляться только в ходе расследования конкретного уголовного дела. Исключением являются лишь те случаи, когда органы дознания оказывают следователю содействие до возбуждения уголовного дела при производстве такого следственного действия, как осмотр места происшествия3.

1 См.: Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Указ. соч. С. 74; Зайковский В.Н., Голубев В.В. Методика использования в расследовании результатов опе ративно-розыскной деятельности // Следователь. - 1997. - № 2. С.37.

2 В УПК РСФСР об этом говорилось в статье 119.

3 См. об этом подробнее: Балашев А.Н. Указ. соч. С.7.

36 Выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве оперативно-розыскных мероприятий. Данная процессу- альная форма взаимодействия основывается на следующих
уголовно-процессуальных нормах:

1) при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь уполномочен давать органу дознания в случаях и порядке, установленных УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ); 2) 3) после направления уголовного дела прокурору орган дознания может производить по нему оперативно-розыскные мероприятия только по по- ручению следователя (ч.4 ст. 157 УПК РФ). 4) Суть данной процессуальной формы взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией заключается в оказании милицией следователю помощи путем проведения оперативно-розыскных мероприятий по его поручению. Такие поручения даются в письменной форме и обязательны для исполнения.

Рассматриваемая форма взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией регламентируется также и Законом об ОРД. В соответствии с п.2 ч.1 ст. 14 данного Закона при решении задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные осуществлять соответствующую деятельность, обязаны в пределах своих полномочий исполнять письменные поручения следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым им к своему производству. О поручении следователя по уголовному делу, находящемуся в его производстве, как об одном из оснований для проведения оперативно- розыскных мероприятий, говорится и в п.З ч.1 ст.7 Закона об ОРД.

Согласно межведомственной Инструкции представление результатов ОРД при выполнении поручения следователя о производстве оперативно- розыскных мероприятий по находящимся в их производстве уголовным де-

37

лам, осуществляется в соответствии с данной Инструкцией. При отсутствии возможностей проведения оперативно-розыскных мероприятий по поруче- нию следователя ему в течение трех дней с момента получения поручения направляется мотивированное письмо за подписью руководителя органа, на который было возложено исполнение данного поручения1.

На наш взгляд, появление в УПК РФ правовых норм, предоставляющих следователю право давать органам дознания поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, вполне оправданно2. Ведь, как пра- вильно отмечал А.А. Чувилев, “право следователя и лица, производящего дознание, поручать органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, проведение оперативно-розыскных мероприятий должно быть предусмотрено Уголовно-процессуальным кодексом, а не вытекать из предусмотренной Законом об ОРД обязанности последних выполнять эти поручения”3.

До появления в уголовно-процессуальном законодательстве рассмат- риваемых положений в литературе высказывалось спорное, на наш взгляд, суждение о том, что следователь “…в соответствии со статьей 127 Уголов- но-процессуального кодекса РСФСР обязан дать письменное отдельное поручение (органам дознания - М.Б.) о принятии оперативно-розыскных мер по установлению преступника, что является формальным основанием для

Утверждена межведомственным приказом федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации, федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, федеральной службы охраны Российской Федерации, федеральной пограничной службы Российской Федерации, госу- дарственного таможенного комитета Российской Федерации, службы внешней разведки Российской Федерации № 175/226/336/201/286/410/56 от 13 мая 1998 года “Об утвержде- нии Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятель- ности органу дознания, следователю, прокурору или в суд”.

Подобных правовых предписаний не содержалось в УПК РСФСР. 3 Чувилев А.А. Оперативно-розыскное право. - М: Издательская группа НОРМА -ИНФРА-М, 1999. С.9.

38

производства всего комплекса оперативно-розыскных мероприятий”1. На- помним, в ч.4 ст. 127 УПК РСФСР было указано, что следователь вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве только розыскных и следственных действий, а никак не оперативно-розыскных мероприятий.

Во многих изученных нами уголовных делах (64,2%) следователи органов внутренних дел, также ссылаясь на ч.4 ст. 127 УПК РСФСР, давали поручения милиции провести оперативно-розыскные мероприятия с целью установления лиц, совершивших преступление. Так, следователь, исходя из этой правовой нормы, поручил милиции проведение оперативно- розыскных мероприятий с целью установления лиц, совершивших в составе организованной группы разбойное нападение на кассира и охранников коммерческого банка2.

Как уже отмечалось выше, выполнение поручений следователя о про- ведении оперативно-розыскных мероприятий органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, предусмотрено и нормами Закона об ОРД. При этом в изученных нами уголовных делах не встретилось ни одного поручения следователя о проведении оперативно- розыскных мероприятий в указанном порядке.

Теперь, с введением в действие УПК РФ, указанные спорные моменты, по видимому, уйдут в прошлое, так как следователи смогут поручать органам дознания проведение оперативно-розыскных мероприятий, ссылаясь на соответствующие нормы данного закона.

Направление следователем органу дознания поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, на наш взгляд, полностью соответст- вуют нормам УПК РФ. Так, следователь СО при ОВД “Гольяново” УВД

1 Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легали зации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно- практическое пособие. -М.: Издательство “Щит-М”, 1999. С.21.

2 Архив Измайловского межмуниципального районного суда г.Москвы, 1999 г. Уголовное дело № 042555 - 39/99.

39 ВАО г. Москвы в ноябре 2002 г., руководствуясь ч.4 ст.38 УПК РФ, направил на имя начальника ОВД “Гольяново” УВД ВАО г.Москвы письменное поручение с указанием провести оперативно-розыскные мероприятия для установления лица, совершившего кражу компьютеров из офиса фирмы. Следователь СО при ОВД Центрального района г. Твери в августе 2002 г. в ходе расследования уголовного дела по обвинению А. в разбойном нападении, руководствуясь п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ, направил на имя начальника криминальной милиции указанного органа внутренних дел письменное поручение с просьбой провести оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление свидетелей преступления.

Однако следует иметь в виду, что согласно определению Конституционного Суда РФ “…проведение оперативно-розыскных мероприятий, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные уголовно- процессуальным законом”1. В жалобе, послужившей поводом для данного определения Конституционного Суда РФ, утверждалось следующее. Руководствуясь ч.4 ст. 127 УПК РСФСР, п.1 ч.1 ст.6 и п.З ч.1 ст.7 Закона об ОРД, сотрудники органов внутренних дел по поручению следователя проводили с обвиняемым К.О. Барковским беседы в условиях следственного изолятора с целью воздействия на него и получения изобличающих его показаний. Конституционный Суд установил, что данные нормы не могут выступать в качестве правового основания оперативно-розыскных действий, проводившихся в отношении К.О. Барковского.

На наш взгляд, правы авторы, утверждающие, что в компетенцию следователя не входит выбор конкретных оперативно-розыскных мероприятий,

Пункт 2 определения Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Барковского К. О. на нарушение его конституционных прав ч.4 ст. 127 УПК РСФСР, п.1 ч.1 ст.6 и п.З ч.1 ст.7 Федерального закона “Об оперативно- розыскной деятельности”// Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 10. Ст. 1164.

40 производство которых он поручает милиции1. Следователь должен указать в своем письменном поручении цель производства данных мероприятий и, возможно, какие-то свои пожелания, связанные со способом их проведения (например, гласно или негласно они должны проводиться). Сотрудники оперативного подразделения сами определят, сколько и каких именно оперативно-розыскных мероприятий они должны провести для того, чтобы достичь указанной следователем цели.

Поэтому, на наш взгляд, вполне прав следователь СО при ОВД “Проспект Вернадского” УВД ЗАО г. Москвы, который в октябре 2002 г., руко- водствуясь п.4 ст.38 УПК РФ, направил на имя начальника данного органа внутренних дел письменное поручение. В этом документе следователь поручал провести оперативно-розыскные мероприятия с целью выявления сообщников обвиняемого, совершившего совместно с неустановленными лицами тайное хищение имущества, а также проверить причастность данного лица к совершению других аналогичных преступлений.

Следует отметить, что деятельность сотрудников милиции, выполняющих по указанию начальника органа внутренних дел подобные поручения следователя, как правило, формальна. Через некоторое время следователь получает от них ответ о том, что искомые лица устанавливаются, а причастность обвиняемого проверяется. Думается, такие отписки объясня- ются как объективной трудностью выполнения подобных поручений следователя, так и нежеланием сотрудников милиции их выполнять по различным причинам (некоторые из них мы рассмотрим ниже).

На наш взгляд, сотрудники оперативных подразделений милиции в своих ответах на поручения следователя не должны отделываться указанными выше формальными фразами. Если им не удалось частично или пол- ностью выполнить поручение следователя, то они должны подробно отве-

См.: Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Учебно- практическое пособие /Под общ. ред. В.В. Черникова, В.Я. Кикотя. - М.: Инффа-М, 2002. С. 46.

РОССИЙСКАЯ

4i ЕрСУДАРСТППШЛШ БИБЛИОТЕКА ,

тить, что делалось ими для его выполнения, какие конкретно оперативно- розыскные мероприятия проводились, по каким причинам не удалось дос- тичь желаемого следователем результата. Все это необходимо знать следо- вателю для того, чтобы планировать свою дальнейшую работу по расследованию преступления. Думается, примерное содержание ответов сотрудников оперативных подразделений милиции, выполнивших или не выполнивших поручения следователя о производстве оперативно- розыскных мероприятий, должно быть регламентировано в одном из ведомственных нормативных правовых актов органов внутренних дел Российской Федерации. Например, соответствующие дополнения могут быть сделаны в Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

Исходя из п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ, можно сделать вывод, что следователь при проведении предварительного следствия по уголовному делу упол- номочен давать органу дознания письменные поручения о проведении опе- ративно-розыскных мероприятий только в случаях и порядке, установлен- ных УПК РФ. Однако не вполне понятно, какие конкретно случаи имеются здесь в виду, и в каких правовых нормах они указаны. Думается, следова- тель должен иметь право поручать проведение оперативно-розыскных ме- роприятий во всех случаях, когда необходимо их проведение. Правовые нормы, определяющие порядок проведения оперативно-розыскных меро- приятий, содержатся в Законе об ОРД, а не в УПК РФ. Исходя из изложен- ного, рассматриваемая правовая норма, на наш взгляд, нуждается в корректировке.

Выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве следственных действий. Эта процессуальная форма взаимодействия основывается на следующих правовых нормах:

1) при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь уполномочен давать органу дознания в случаях и порядке,

42

установленных УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о производстве отдельных следственных действий (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ);

2) в случае необходимости производства следственных действий в другом месте (не по месту производства предварительного расследования) следователь вправе поручить производство этих действий органу дознания, который обязан выполнить поручение в срок не позднее 10 суток (ч.1 ст. 152 УПК РФ); 3) 4) после направления уголовного дела прокурору орган дознания может производить по нему следственные действия только по поручению сле- дователя (ч.4 ст. 157 УПК РФ). 5) Из приведенных положений видно, что смысл данной процессуальной формы взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией заключается в оказании следователю помощи путем проведения сотрудниками милиции следственных действий. Следователь органов внутренних дел может давать милиции поручения и указания о производстве одного или нескольких следственных действий. Такие поручения даются в письменной форме и обязательны для исполнения. Без поручения следователя сотрудники милиции не могут проводить следственные действия по уголовным делам, находящимся в производстве у следователя.

Следует согласиться с С.Ф. Шумилиным, который полагает, что сле- дователь вправе давать органу дознания поручение о производстве следст- венных действий лишь тогда, когда в силу объективных причин не может лично произвести требуемые следственные действия1.

К рассматриваемым поручениям могут прилагаться документы, которые необходимы для их исполнения. Такими документами могут быть, на- пример, постановления о производстве обыска или выемки. Проведенное

1 См.: Шумилин С.Ф. Полномочия следователя // Руководство по расследованию преступлений / Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. - М: НОРМА, 2002. С. 49.

43

нами изучение уголовных дел, показало, что чаще всего следователями ор- ганов внутренних поручается милиции проведение допросов свидетелей - 41,3% от всех порученных следственных действий. Далее идут обыски - 32,6%, выемки - 11,8%, допросы потерпевших - 6,2%, предъявления для опознания и осмотры -4,9%, другие следственные действия - 3,2%.

После введения в действие УПК РФ рассматриваемая форма взаимо- действия начала использоваться следователями органов внутренних дел еще более часто, чем во время действия УПК РСФСР. Это объясняется тем, что в УПК РФ предусмотрены жесткие сроки для выполнения следователем ряда процессуальных действий. Например, для применения меры пресечения в виде заключения под стражу к лицу, задержанному по подозрению в совершении преступления. В этом случае следователь в течении 40 часов с момента фактического задержания данного лица (ч.2 ст.94, ч.З ст. 108, ч.З ст. 128 УПК РФ) должен составить протокол задержания (ст.92 УПК РФ), допросить подозреваемого (ч.4 ст.92 УПК РФ), собрать достаточные доказательства, дающие основания для обвинения данного лица в совершении преступления, вынести постановление о привлечении такого лица в качестве обвиняемого, предъявить его обвиняемому, немедленно допросить обвиняемого (ст. 171- 173 УПК РФ), собрать материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, возбудить перед судом соответствующее ходатайство (ч.З ст. 108 УПК РФ), а также выполнить ряд других процессуальных действий1.

Выполнить все эти процессуальные действия следователю в столь короткий срок часто бывает не под силу. Поэтому следователи органов внутренних дел поручают начальнику органа внутренних дел проведение след- ственных действий, направленных на собирание доказательств, дающих ос- нования для предъявления обвинения в совершении преступления лицу, за-

1 Мы не принимаем во внимание те случаи, когда согласно ст. 100 УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу избирается в отношении подозреваемого, так как это может происходить лишь в исключительных случаях.

44

держанному по подозрению в его совершении. Такими следственными дей- ствиями, как правило, являются допросы свидетелей, обыски по месту жи- тельства и работы подозреваемого и некоторые другие. Непосредственное исполнение поручений следователя начальник органа внутренних дел поручает сотрудникам милиции. Так, следователем следственного отделения при ОВД “Проспект Вернадского” УВД ЗАО г. Москвы в октябре 2002 г. по подозрению в совершении грабежа был задержан гражданин А. Следователь, руководствуясь ч.4 ст.38 УПК РФ, направил на имя начальника ОВД “Проспект Вернадского” УВД ЗАО г. Москвы письменное поручение с просьбой допросить в качестве свидетелей граждан В. и Г., которые были очевидцами расследуемого преступления, а также провести обыски по месту жительства и работы подозреваемого А. По указанию начальника ОВД “Проспект Вернадского” УВД ЗАО г. Москвы поручение следователя исполнили сотрудники уголовного розыска службы криминальной милиции.

В п.4.1.10. Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений указано, что в поручениях о производстве отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий четко формулируются во- просы, подлежащие выяснению, и излагается информация, необходимая для его выполнения1.

Как отмечает А.В. Гриненко, поручение следователя обязательно должно иметь форму документа, состоящего из трех частей. В водной части указывается наименование документа, данные о начальнике органа дозна- ния, которому надлежит выполнить поручение, и его адрес. В описательной части - фабула уголовного дела, а также обстоятельства, установленные в ходе предварительного расследования и подлежащие выяснению. В заклю- чительной части указывается, что конкретно необходимо установить, какие следственные действия (оперативно-розыскные мероприятия) и к какому

1 Утверждена приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334

45

сроку требуется выполнить; перечисляются приложения к поручению; если поручение выполняется органом дознания, действующим в другой местно- сти, указывается точный адрес, по которому должны быть направлены ре- зультаты исполнения поручения1.

Приложением 14 к УПК РФ установлен бланк процессуального документа. Этот документ имеет следующее наименование: “Поручение о производстве отдельных следственных действий (оперативно-розыскных, розыскных мероприятий)”. В целом положения, сформулированные А.В. Гриненко, совпадают с содержанием бланка, но имеются и отличия. В бланке не со- держится граф, говорящих об почтовых адресах взаимодействующих субъ- ектов. Это, как нам думается неверно, ведь такие поручения могут направ- ляться и органу дознания, находящемуся далеко от места производства предварительного следствия (чЛ ст. 152 УПК РФ). Отсутствие точного поч- тового адреса поручающей стороны и стороны исполняющей поручение может увеличить как сроки доставки поручения адресату, так и сроки полу- чения ответа.

По данным С.А. Каткова, в 1994 г. на проблему несвоевременного и некачественного выполнения поручений следователя органами дознания указали 57,72% опрошенных следователей . Следует признать, что эта про- блема не потеряла своей актуальности и в настоящее время. В ходе нашего диссертационного исследования были опрошены следователи органов внутренних дел. Только 1,9% из числа опрошенных следователей ответили, что они довольны своевременностью и качеством выполнения своих пору- чений и указаний милицией. 57.7% опрошенных указали, что они довольны

См.: Гриненко А.В. Поручения следователя о производстве отдельных следственных действий (оперативно-розыскных, розыскных мероприятий) // Руководство по расследованию преступлений / Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. С. 108.

2 Катков С.А. Проблемы предварительного следствия по делам о преступлениях, совершаемых участниками преступных структур (обзор результатов социологического исследования) // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. Материалы научно-практической конференции (17-18 мая 1994 г.). Выпуск 1. М.: МИ МВД России, 1994. С.73.

46

этим иногда, 37,5% остались этим недовольны, остальные дали иные, ук- лончивые ответы на вопрос. В проведенном интервью был поставлен и следующий вопрос - какие проблемы взаимодействия следователя и милиции Вы считаете наиболее актуальными? Проблемы опрашиваемые должны были назвать сами. Целых 39,4% из числа ответивших на данный вопрос указали именно рассматриваемую нами проблему.

Сроки выполнения органами дознания поручений следователя законом установлены только для случаев, когда возникает необходимость про- изводства следственных и розыскных действий в другом районе. По- видимому, это сделано для того, чтобы ускорить выполнение органом доз- нания поручения следователя. В рассматриваемом случае следователь и орган дознания зачастую находятся на больших расстояниях друг от друга (например, работают в различных субъектах Российской Федерации), при этом у следователя практически нет других рычагов воздействия на орган дознания помимо рассматриваемой уголовно- процессуальной нормы.

На наш взгляд, ограничение срока выполнения поручений следователя органами дознания необходимо распространить на все виды поручений следователя (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ), тем более что и в бланке, с помощью которого должны оформляться такие поручения (Приложение 14 к УПК РФ), предусмотрена возможность указания срока выполнения поручения. Однако эту правовую норму не следует формально использовать для всех случаев рассматриваемого взаимодействия, поскольку выполнить поручения следователя в течение десяти суток часто бывает невозможно по объективным причинам, а иногда наоборот срочно необходимо произвести поручаемые следственные действия (например, обыска). Следовательно, для каждой конкретной ситуации сроки выполнения поручений и указаний следователя могут быть различны. Поэтому, по нашему мнению, в уголовно-процессуальном законе, помимо общего правила, возлагающего на орган дознания обязанность выполнения поручений и указаний следователя в течение десяти суток, следует предусмотреть и исключения. В таких случаях

47 следователь должен быть наделен правом по согласованию с органом дознания устанавливать срок исполнения поручения с учетом реального объема и неотложности поручаемой работы.

Примерно по такому же пути пошли составители ведомственной Инструкции1, в п.4.1.10 которой сказано следующее: “Срок исполнения поручения не должен превышать десять суток. При невозможности его выполнения за этот период следователь и руководитель соответствующего подразделения определяет срок с учетом обстоятельств дела”. Можно принять и предложение В.П. Хомкова, Н.И. Капинус: “В каждом отдельном случае следователь должен определять срок исполнения своего поручения, а в случае его невыполнения только он обязан устанавливать новый”2.

Стоит отметить, что в рассматриваемой форме взаимодействуют органы предварительного следствия и полиции (милиции) не только нашего го- сударства, но и многих стран как ближнего, так и дальнего зарубежья.

Так, согласно ч.7 ст.36 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь следователь по расследуемому уголовному делу вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве следственных действий, такие поручения и указания даются в письменной форме и являются для органов дознания обязательными3. Согласно п.1 ч.1 ст.37 этого закона органом дознания является, в частности, милиция4.

Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утверждена приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

2 Хомков В.П., Капинус Н.И. Отдельные поручения следователя органу дознания // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам: Сборник науч ных трудов. -М: Академия Управления MBД РФ, 1999. С. 172.

3 Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь / Принят Палатой пред ставителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года / Преди словие В.И. Рохлина, А.П. Стукова; обзорная статья А. А. Данишевича. - Спб.: Издатель ство “Юридический центр Пресс”, 2001. С. 90.

4 Там же. С. 92

48

Во Франции обязанность производства предварительного следствия возложена на следственного судью1. Согласно ст.81 Уголовно- процессуального кодекса Франции следственный судья вправе дать поруче-ние судебной полиции провести необходимые следственные действия . В ст.151 рассматриваемого закона сказано, что в подобном поручении указывается характер деяния (по поводу которого возбуждено уголовное преследование), поручение подписывается и скрепляется печатью; поручение может предписывать проведение только тех действий, которые непосредствен-но относятся к расследуемому делу . В соответствии со статьей 152 данного правового акта должностные лица судебной полиции, которым дано поручение, осуществляют в пределах данного следственного поручения все полномочия следственного судьи, однако они не могут производить допросов обвиняемого и очных ставок с его участием4. Как отмечает Л.В. Головко, подобные поручения следственного судьи в условиях его ограниченной территориальной компетенции являются одним из немногих способов производства следственных действий в ином судебном округе5.

Проблемы возникающие во Франции при выполнении полицией пору- чений следственного судьи во многом схожи с существующими в нашей стране. Так, Л.В. Головко в своей книги приводит следующее высказывание следственного судьи Франции: “Лично я просто шокирована тем, что несмотря на все усилия невозможно увидеть со стороны полиции или жандармерии исполнения в нужный день и час наших отдельных поручений, то

1 См.: Булатов Б.Б., Николюк В.В. Уголовный процесс зарубежных стран: Лекция. -Омск: Юрид. ин-т МВД России, 1999. С. 14-15.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 года. - М.: Изд-во “Прогресс”, 1967. С. 55.

3 Там же. С. 82-83.

4 Там же. С. 83.

Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М: СПАРК, 1995. С. 88.

49

есть мы не получаем вовремя сведений необходимых для продвижения следствия…“1.

В Уголовно-процессуальном кодекса Федеральной Республики Германии данной форме взаимодействия отведено гораздо меньше места. Согласно статьи 161 данного закона прокурор может как сам предпринять любые виды расследования, так и поручить их производство учреждениям и служащим полиции .

В уголовном процессе Великобритании и США вопросы взаимодействия регулируются не законодательными актами, а ведомственными и меж- ведомственными инструкциями. Для взаимодействия в этих странах харак- терны совершенно иные отправные положения - основными участниками взаимодействия являются сотрудники полиции и должностные лица проку- ратуры, которые и выдвигают, и поддерживают обвинение3.

Выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о про- изводстве иных процессуальных действий. Эта процессуальная форма взаи- модействия вытекает из следующей правовой нормы. При осуществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь уполномочен давать органу дознания в случаях и порядке, установленных УПК РФ, обя- зательные для исполнения письменные поручения об исполнении постанов- лений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуаль- ных действий (п.4 ч.2 ст.38 Кодекса).

В данном случае взаимодействие следователя органов внутренних дел и сотрудников милиции заключается в исполнении последними по письмен-

Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М: СПАРК, 1995. С. 94.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Федеральной Республики Германии. - Рига: Академия полиции Латвии, 1992. С. 77.

3 See: The Selectivity of the Police // Andrew Ashworth. The Criminal Process. Second Edition. Oxford University Press. 1998. P.152-161. Также об этом см.: Махов В.Н., Пешков .А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. М.: Интел-Синтез, 1998. С.54-62.

50

ному поручению следователя его постановлений о производстве процессу- альных действий. Перечень этих процессуальных действий законом не ограничен.

Согласно ведомственной инструкции рассматриваемые поручения следователя органов внутренних дел по указанию непосредственного на- чальника обязаны исполнять, в частности, участковые уполномоченные ми- лиции1.

Появление рассматриваемого положения, на наш взгляд, оправданно2. Ведь у следователей часто возникает необходимость в поручении органам дознания производства не только отдельных следственных действий (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ), но и иных процессуальных действий. Процессуальное действие определяется в п.32 ст.5 УПК РФ как следственное, судебное или иное действие, предусмотренное данным Кодексом.

Однако, на наш взгляд, сформулирована рассматриваемая норма не совсем удачно. В УПК РФ процессуальное действие - задержание - используется в сочетании только с обозначением одного участника процесса - по- дозреваемого (п.11 ст.5, ст.ст.91-92, 94, 96 и др.). По-видимому, и в п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ имеется в виду именно задержание подозреваемого, а не ка- кого-нибудь другого лица. Поэтому, на наш взгляд, и в рассматриваемой правовой норме должно говорится не просто о задержании, а о задержании подозреваемого. Однако, по нашему мнению, в УПК РФ необходимо внести дополнения, связанные с возможностью следователя в определенных случаях задерживать и обвиняемого. Ниже мы подробнее рассмотрим данную ситуацию. При внесении подобных дополнений рассматриваемую правовую норму можно оставить без изменения либо указать, что следователь упол-

1 См.: п.п. 14.6-14.7 Инструкции по организации деятельности участкового упол номоченного милиции. Утверждена приказом МВД РФ № 900 от 16 сентября 2002 г. “О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции” // Российская газета. 2002. 27 окт.

2 Подобной правовой нормы не было в УПК РСФСР, в нем было предусмотрено только право следователя подвергнуть приводу свидетеля, потерпевшего и обвиняемого (ч.2 ст.73, ч.З ст.75 и ч.1,4, 5 ст. 147 УПК РСФСР).

51

номочен давать органу дознания поручения о задержании подозреваемого или обвиняемого.

Термин “арест” в УПК РФ используется в следующих словосочетаниях: “наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления” (ч.2 ст. 13, п.8 ч.2 ст.29, ст. 185), “домашний арест” (п.1 ч.2 ст.29, п.6 ст.98, ст. 107), “наложение ареста на имущество” (п.9 ч.2 ст.29, ст. 115). Только первое из этих процессуальных действий является следственным (ч.2 ст. 164, п.8 ч.2 ст.29 УПК РФ). Следовательно, не его имел ввиду законодатель в рассматриваемой правовой норме, так как право следователя поручать органам дознания производство отдельных следственных действия предусмотрено п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ.

Необходимо отметить, что если в УПК РСФСР понятия “арест” и “за- ключение под стражу” являлись синонимами (ст.96), то в УПК РФ исполь- зуется только термин “заключение под стражу” (ст. 108). Поэтому, на наш взгляд, непонятно, какое процессуальное действие имел в виду законода- тель, используя в рассматриваемой правовой норме термин “арест”. Думается, если в данном случае под арестом подразумевается заключение под стражу, то и в правовой норме следовало использовать термин “заключение под стражу”.

Согласно ч.З ст. 107 УПК РФ в постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указываются ор- ган или должностное лицо, на которое возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных данной мерой пресечения ограничений. В качестве такого органа, видимо, и может выступать орган дознания, которому следователь вправе давать соответствующее поручение.

Наложение ареста на имущество в ходе досудебного производства производится по постановлению судьи (ст.115 УПК РФ). Исполнение этого постановления, а значит, и реализацию рассматриваемой меры процессуального принуждения следователь также может поручить органу дознания.

52

На наш взгляд, в правовой норме, предусмотренной п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ, следовало бы конкретизировать, какой арест имеется в виду в данном случае (домашний арест, арест на имущество или арест как заключение под стражу).

О возможности привода подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего говорится в ст.113 УПК РФ. В данной статье указан и единый порядок привода указанных участников уголовного судопроизводства1.

Сущность рассматриваемого взаимодействия заключается в выполнении милицией по поручению следователя органов внутренних дел привода, то есть принудительного доставления сотрудниками милиции к следователю свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Данная форма взаимодействия начинает осуществляться при получении милицией постановления следователя органа внутренних дел о приводе свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, а заканчивается после доставления указанных лиц к следователю. Если по каким-либо причинам сотрудникам милиции не удалось выполнить привод, то, как правило, они пишут рапорт с указанием этих причин. Рапорт может быть приобщен к уголовному делу.

Оказание милицией содействия следователю органов внутренних дел при производстве процессуальных действий. Правовой основой для этой формы взаимодействия служит следующее положение уголовно- процессуального закона. При осуществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь уполномочен получать содействие органа дознания при осуществлении отдельных следственных и иных процессуальных действий (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ).

Данная форма взаимодействия начинается с момента получения милицией требования следователя органа внутренних дел об оказании содей-

В УПК РСФСР порядок привода свидетеля и потерпевшего установлен не был, поэтому при приводе этих участников процесса на практике по аналогии использовались положения, относящиеся к приводу обвиняемого и подозреваемого.

53

ствия при производстве следственного или иного процессуального действия и заканчивается с окончанием такого действия.

Следователь органов внутренних дел прибегает к помощи милиции в тех случаях, когда для удачного проведения следственного или иного про- цессуального действия ему необходимы дополнительные силы и средства.

В законе конкретно не указано, в чем именно должно заключаться со- действие органа дознания следователю. Нам видятся верными следующие положения, выдвинутые Л.М. Карнеевой (их можно отнести и ко всем про- цессуальным действиям, а не только к следственным): “Практика показыва- ет, что оно (содействие - М.Б.) может выражаться: в обеспечении сотрудни- ком органа дознания условий для успешного проведения следственного действия (охрана места происшествия, обеспечение порядка в ходе обыска, следственного эксперимента и др.); непосредственном его участии в работе следователя (осмотре места происшествия, обыске, проверке показаний на месте и др.); в проведении им оперативных мер, направленных на повыше- ние эффективности следственного действия (выяснение связей допрашивае- мого, способов преступления, эпизодов преступной деятельности; установ- лении тайников и т.д.)”1.

Последний вид содействия с введением в действие УПК РФ, думается, перестанет существовать. Ведь, как уже отмечалось выше, в Кодексе предусмотрено положение, согласно которому следователь вправе поручать органу дознания производство оперативно-розыскных мероприятий (п.4 ч.2 ст.38, ч.4 ст. 157 УПК РФ). То есть следователь сможет повышать эффективность проводимых им следственных и иных процессуальных действий путем предварительного поручения органам дознания проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Карнеева Л.М. Правовые основы взаимодействия следователя с сотрудниками милиции // Социалистическая законность. — 1981. - № 5. С. 14.

54

В настоящее время при расследовании многих преступлений, особенно совершенных организованными группами и преступными сообществами, следователи часто нуждаются в содействии специальных подразделений ор- ганов дознания при физическом задержании подозреваемых и обвиняемых, проведении обысков по месту их жительства и работы, а также при осуще- ствлении других действий, требующих силовой поддержки1. В милиции та- кими специальными подразделениями являются: специальные отряды (от- делы) быстрого реагирования (СОБР), отряды милиции особого назначения (ОМОН) и некоторые другие.

Большую роль рассматриваемая форма взаимодействия играет при расследовании практически большинства преступлений, подследственных следователям органов внутренних дел. Ведь при расследовании преступле- ний следователями органов внутренних дел осуществляются следственные действия, эффективность которых может оказаться недостаточной, если они будут проводиться без взаимодействия с сотрудниками милиции. Например, при проведении обыска на квартире подозреваемого сотрудники милиции обеспечивают охрану места проведения обыска, помогают следователю проводить непосредственно сам обыск, а также, с помощью предварительно проведенных оперативно-розыскных мероприятий, могут предоставить следователю данные о месте нахождения искомых предметов. Так, по уголовному делу, находившемуся в ноябре 2002 г. в производстве у следователя СО при ОВД “Гольяново” ВАО г. Москвы, последний проводил обыск по месту жительству гражданина А., который обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ (незаконный сбыт наркотических средств). В проведении данного следственного действия участвовали сотрудники уголовного розыска службы криминальной милиции указанного

См. об этом подробнее: Тетюев А.А. Опыт взаимодействия специальных подразделений с региональными управлениями по организованной преступности // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 1995. - № 3. С.34.

55 органа внутренних дел, которые совместно со следователем обыскивали жилище обвиняемого.

Следует отметить, что при производстве обыска несколькими лицами все они должны действовать в поле видимости понятых, с тем чтобы все об- наруженные предметы, имеющие отношение к уголовному делу, были най- дены и изъяты на глазах у понятых. В противном случае впоследствии со стороны защиты может быть выдвинута версия о том, что указанные пред- меты были подброшены сотрудниками милиции. За законностью действий сотрудников милиции должен следить следователь, который может не при- нимать непосредственное участие в обыске, осуществляя общее руково- дство проведением данного следственного действия.

Проведение с участием заключенных под стражу подозреваемого или обвиняемого таких следственных действий, как предъявление лица для опо- знания, следственного эксперимента, проверки показаний на месте, трудно представить без участия сотрудников милиции, которые обеспечивают кон- воирование указанных участников уголовного судопроизводства как к мес- ту проведения следственного действия, так и во время его проведения, ох- раняют место проведения этих следственных действий, а также осуществ- ляют другие действия, состоящие в оказании помощи следователю.

В УПК РФ (равно как и в предшествовавшем ему УПК РСФСР) не оп- ределяется форма обращения следователя к органу дознания за содействием при осуществлении следственных и иных процессуальных действий. В то же время поручения следователя, предусмотренные п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ, даются следователем органу дознания только в письменно виде. Думается, стоит согласится с Е.Л. Гаркушей, который полагает, что более целесообразна письменная форма требования следователя о содействии, позволяющая органу дознания точно и объективно воспринять требования следователя о содействии. Кроме того, письменная форма требования являет собой

56

основание участия работника органа дознания в производстве того или иного следственного действия1.

Согласно п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ следователь уполномочен получать содействие органа дознания при производстве не только следственных (как это было предусмотрено ч.4 ст. 127 УПК РСФСР), но и всех процессуальных действий. На наш взгляд, это нововведение оправданно, так как на практике следователь нуждается в содействии органа дознания не только при осуществлении следственных, но и других процессуальных действий (например, при задержании подозреваемого, при наложении ареста на имущество). К тому же рассматриваемая новелла соответствует положению, содержащемуся в п. 14 ст. 10 Закона о милиции, согласно которому милиция в соответствии с поставленными перед ней задачами обязана оказывать содействие следователю в производстве им отдельных процессуальных действий.

На наш взгляд, в УПК РФ рассматриваемое право следователя выражено недостаточно четко: “Следователь уполномочен… получать содействие…” (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ). Думается, формулировка рассматриваемой формы взаимодействия следователя и органов дознания, содержавшаяся в ч.4 ст. 127 УПК РСФСР, была более верной. Следователь должен быть вправе не просто получать содействие от органов дознания при производстве следственных и иных процессуальных действий, он должен иметь право требовать от органов дознания оказания такого содействия, и это требование должно излагаться в письменной форме.

Выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве розыскных действий. Данная процессуальная форма взаимодействия основывается на следующей правовой норме: в случае не- обходимости производства розыскных действий в другом месте (не по месту производства предварительного расследования) следователь вправе пору-

1 Гаркуша Е.Л. Указ. соч. С.29.

57

чить производство этих действий органу дознания, который обязан выпол- нить поручение в срок не позднее 10 суток (ч.1 ст. 152 УПК РФ). Как видно из содержания этой правовой нормы, взаимодействие в данном случае заключается в выполнении милицией розыскных действий по поручению следователя органов внутренних дел.

Разъяснения термина розыскные действия в уголовно-процессуальном законодательстве не содержится. На наш взгляд, сущность розыскных дей- ствий хорошо отражена в определении, предложенном А.А. Чувилевым. Он писал, что розыскные действия - это предусмотренные законом гласные, но не обеспеченные в уголовно-процессуальную форму действия, направленные на обнаружение лиц, могущих стать свидетелями, скрывшихся подозреваемых и обвиняемых, поиски предметов и документов, имеющих значение для дела1. Поэтому, на наш взгляд, весьма спорным является следующее утверждение, встречающиеся в литературе. Некоторые авторы считают, что поручение следователя органу дознания о производстве розыскных действий может заключаться, в том числе, и в установлении лиц, совершивших преступление2. Представляется, что розыскные действия могут производится с целью установления местонахождения уже известных лиц (подозреваемых, обвиняемых), установление же неизвестных лиц совершивших преступление должно производится путем проведения следственных действий, осуществления оперативно-розыскных мероприятий.

А.С. Косенко выделил следующие отличия розыскных действий от оперативно-розыскных мер: розыскные действия могут осуществляться не только органом дознания, но и следователем, они носят гласный характер, не требуют зашифровки методов и способов получения результатов; мате-

Дознание в органах внутренних дел. Учебное пособие. - М: МВШМ МВД СССР, 1986. С.138.

2 См.: ХомковВ.П., КапинусНИ. Указ. соч. С. 164.

58

риалы, отражающие содержание и результаты розыскных действий, могут быть непосредственно приобщены к уголовному делу .

Какого-то перечня розыскных действий уголовно-процессуальным за- конодательством не предусмотрено. В юридической литературе встречаются следующие розыскные действия: применение служебно- розыскной собаки; проведение подворных (поквартирных) обходов; составление и рассылка ориентировок о совершенном преступлении и приметах скрывшегося преступника; составление и рассылка субъективных портретов преступников; расспросы граждан, получение от них заявлений и объяснений; проверка лиц по оперативным учетам и системам уголовной регистрации; организация засад и заградительных мероприятий; рассылка различного рода запросов; истребование и изучение документов; использование средств массовой информации и т.п.2 Часть из перечисленных розыскных действий следователь может как выполнить сам, так и поручить органам дознания, другие же могут осуществить только органы дознания (например, применить служеб-но-розыскную собаку, организовать засаду).

В изученных нами уголовных делах проведение розыскных действий следователи органов внутренних дел поручали милиции в 21,4% уголовных дел, в абсолютном большинстве случаев это касалось необходимости отыскать похищенное имущество. Если же было необходимо разыскать обвиняемого, то это следователями поручалось сделать милиции. На наш взгляд, данный факт объясняется тем, что следователи органов внутренних дел, используя свое право, предусмотренное законом, стремятся переложить ос-

1 Косенко А.С. Розыскные действия в советском уголовном процессе. Учебное по собие. - Хабаровск: Хабаровская высшая школа МВД СССР, 1989. С. 12.

2 См.: Тетерин Б.С, Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М.: 1997. С.39; Шаталов А.С. Алгоритмизация некоторых действий следователя при осуществлении розыска скрывшегося обвиняемого // Следователь. - 1999. - № 7. С.35; Беляков А.А., Кагин Е.К. Особенности взаимодействия следователя и органов дознания при розыске лиц, совершивших преступление и не имеющих определенного места жи тельства и рода занятий // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. — Свердловск, 1984. С.128идр.

59

новную часть работы по розыску обвиняемого на милицию. Зачастую сле- дователи и вовсе самоустраняются от розыска обвиняемого. Эффективность розыска обвиняемого от этого только снижается, так как этим занимается, как правило, только милиция без какого-либо участия следователя (ниже мы еще вернемся к этой проблеме).

В УПК РФ прямо предусмотрен только один случай, когда следователь может поручить органам дознания производство розыскных действий - когда их необходимо осуществить не по месту производства предваритель- ного расследования (ч.1 ст. 152 УПК РФ). Если же розыскные действия не- обходимо осуществить по месту предварительного расследования, то следователь, если исходить из буквального толкования закона, должен их осуществлять только самостоятельно.

Такое положение, по нашему мнению, неправильно. Ведь помимо того, что следователю может не хватить времени для производства всего комплекса необходимых розыскных действий, так еще, как было указано выше, и не все розыскные действия следователь в состоянии провести самостоятельно.

На практике следователи органов внутренних дел часто поручают производство розыскных действий органу внутренних дел по месту произ- водства предварительного следствия, руководствуясь п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ. Так, следователь СО при ОВД “Проспект Вернадского” УВД ЗАО г. Москвы расследовал в октябре 2002 г. уголовное дело, возбужденное по факту тайного хищения из квартиры гражданина А. ценных вещей и денег. Ссылаясь на указанную правовую норму, следователь направил на имя начальника данного органа внутренних дел письменное поручение, в котором, в частности, предложил поставить похищенное имущество на соответствующий информационный учет, а справку об этом направить в следственный отдел для приобщения к уголовному делу. По поручению начальника органа внутренних дел поручение следователя в рассматриваемой части выполнил сотрудник криминальной милиции.

60

По нашему мнению, такая практика не отвечает положениям УПК РФ. Процессуальным является только то действие, которое прямо предусмотре- но УПК РФ (п.32 ст.5 УПК РФ). Конкретные розыскные действия УПК РФ не предусмотрены, следовательно, они не являются процессуальными. Зна- чит, розыскные действия не входят в число “…иных процессуальных дей- ствий…” указанных в п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ и поэтому не охватываются данной правовой нормой.

Исключением можно признать лишь те случаи, когда следователь поручает органу дознания составить и направить в адрес какого-либо физического или юридического лица требования, поручения или запросы, связанные с производством розыска кого-либо или чего-либо. Данные действия прямо предусмотрены законом (ч.4 ст.21 УПК РФ), а значит, они являются процессуальными в силу п.32 ст.5 УПК РФ и, следовательно, могут пору- чаться следователем органу дознания, на основании п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ.

На наш взгляд, в УПК РФ следует четко обозначить норму, согласно которой следователь будет вправе поручить органу дознания проведение розыскных действий по месту производства предварительного следствия. Для этого в п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ следует добавить словосочетание “розыскные действия”, тем более что и при производстве розыскных действий следователю может понадобиться содействие органа дознания, предусмотренное указанной правовой нормой.

Также не вполне понятно, почему в ч.1 ст. 152 УПК РФ законодатель наделил следователя правом поручать органам дознания производство только следственных и розыскных действий. У следователя может возникнуть необходимость в производстве не по месту совершения преступления и иных процессуальных действий (например, наложение ареста на имущество - ст.115 УПК РФ). Исходя из этого, думается, необходимо внести соответствующие изменения в УПК РФ.

61

Принятие милицией розыскных и оперативно-розыскных мер по уго- ловному делу, которое находится в производстве у следователя органа внутренних дел, с целью установления лица, совершившего преступление.

Рассматриваемая форма взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции основывается на следующих положениях УПК РФ:

при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствие обязательно, орган дознания возбуждает уго- ловное дело и производит неотложные следственные действия (ч.1 ст. 157);

после производства неотложных следственных действий и не позднее десяти суток со дня возбуждения уголовного дела орган дознания направляет уголовное дело прокурору (ч.З ст. 157);

в случае направления прокурору уголовного дела, по которому не об- наружено лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах (ч.4 ст.157УПКРФ).

По-видимому, последнее положение относится к тем случаям, когда прокурор поручил дальнейшее расследование уголовного дела следователю (п.9 ч.2 ст.37 УПК РФ).

Как видно из вышеизложенного, суть рассматриваемой формы взаи- модействия заключается в совместной, согласованной деятельности следо- вателя органа внутренних дел и милиции, направленной на установление лица, которое совершило преступление. В данном случае взаимосвязанная деятельность следователя органов внутренних дел и милиции начинается с момента принятия уголовного дела следователем к своему производству (п.2 ч.2 ст.38 УПК РФ) и заканчивается с установлением лица, совершившего преступление.

Ряд ученых выделяют отдельно еще одну процессуальную форму взаимодействия следователя и органов дознания - уведомление следовате- ля органом дознания о результатах оперативно-розыскных мер по установ-

62

лению лица, совершившего преступление1. По нашему мнению, это поло- жение входит в рассматриваемую форму процессуального взаимодействия следователя и органов дознания, ведь именно в уведомлении органом доз- нания следователя о результатах своей оперативно-розыскной деятельности и заключается смысл исследуемой формы взаимодействия.

В УПК РФ (как и в его предшественнике - УПК РСФСР) не установлены сроки и порядок уведомления следователя органом дознания о резуль- татах принятия оперативно-розыскных мер, а также форма такого уведом- ления. Нами поддерживается точка зрения Ю.В. Кореневского, М.Е. Тока- ревой, сформулированная ими следующим образом: “Надо иметь в виду, что такие уведомления (уведомления следователей о результатах оперативно-розыскных мероприятий - М.Б.) должны представляться следователю не только при достижении оперативными работниками позитивных результатов по установлению личности предполагаемого преступника, места его нахождения, по розыску скрывшегося обвиняемого и т. п., но и при отсутствии таковых с изложением хода работы по выполнению поручения и получен-ных в связи с уголовным делом сведений” . Уведомления необходимо направлять в письменном виде, так как они могут послужить основанием для проведения процессуальных действий.

В процессе расследования преступлений не всегда удается установить всех лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. По мнению Е.Л. Гаркуши: “В этой связи возникают вопросы:

См., например: Уголовный процесс: учебник для иностранных слушателей МВД СССР / Под ред. В.П. Божьева. - М: Академия МВД СССР, 1989. С.185; Драпкин Л. Я. Организационно-управленческие аспекты взаимодействия участников процесса раскры- тия преступлений // Вопросы взаимодействия следователей и других участников рассле- дования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск, 1984. С.16-17идр.

2 Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Методическое пособие. -М.: Юрлитинформ, 2000. С.61.

ъ

63

  • вправ е ли орган дозна ния, устан овив одно го или неск ольк их участ ников прест уплен ия и перед ав дело следо вател ю, в дальн ейше м без поруч ения следо вател я, как того требу ет выше упомя нутая норма закон а (ч.4 ст.119 УПК РСФ СР - М.Б.) , прои зводи ть опер атив но- розы скны е меро прия тия с цель ю устан овле ния друг их участ нико в прест упле ния;

  • вправ е ли орган дозна ния прои зводи ть имен но опер атив но- розы скны е меро прия тия без пору чени я следо вател я по делу, пере данн ому ему, в случа е, если устан овле ны все лица, прич астн ые к совер шени ю пре- ступ лени я?”1

В УПК РФ на второ й вопро с дан исчер пыва ющий ответ - согла сно ч.4 ст. 157 после напра влени я уголо вного дела проку рору орган дозна ния може т произ водит ь по нему опера тивно - розыс кные мероп рияти я тольк о по пору- чени ю следо вател я. Перв ый же вопро с, поста вленн ый Е.Л. Гарку шей, не по- терял своей актуа льнос ти и после введе ния в дейст вие УПК РФ, так как по- ложе ния, содер жащи еся в ч.4 ст. 158 УПК РФ, по сути сущес твенн о не отли- чаютс я от право вых норм, устан авлив авши хся ч.4 ст.119 УПК РСФ СР.

Хотя в рассм атрив аемой норме права и упом инает ся слово сочет ание “лицо , совер шивш ее прест уплен ие”, нам думае тся, что это не следу ет истол ковыв ать буква льно. Согла сно ч.2 ст.21 УПК РФ в каждо м случа е обнар у- жени я призн аков прест уплен ия следо вател ь и орган дозна ния обяза ны при- нимат ь преду смотр енные УПК РФ меры по изобл ичени ю лица или лиц, ви- новн ых в совер шени и прест уплен ия. Значи т, орган дозна ния после перед ачи дела следо вател ю, долже н прин имать розыс кные и опера тивно - розыс кные меры для устан овлен ия всех лиц, совер шивш их прест уплен ие. К тому же взаи моде йств ие в расс матр ивае мой форм е прек раща ется с устан овле нием всех таких лиц. Если по таком у уголо вному делу устан овлен ы все лица, со- верш ивши е прест уплен ие, то орган дозна ния не вправ е осуще ствля ть опера тивн о- розы скны е меры .

1 Гаркуша Е.Л. Указ. соч. С.23.

64

Изучение уголовных дел, показало, что в 28,6% уголовных дел следо- ватели органов внутренних дел давали милиции поручения об установлении и задержании лиц, совершивших преступления. В остальных уголовных делах эти лица устанавливались милицией и без поручения следователя. В ходе опроса 78,8% следователей органов внутренних и 79,4% сотрудников милиции, участвовавших в расследовании указанных преступлений, на вопрос “кто, по Вашему мнению, должен устанавливать лиц, совершивших преступление?” ответили: “следователь совместно с органами дознания”. Эти данные свидетельствуют о том, что установление преступников происходит, как правило, в результате взаимодействия следователей органов внутренних дел и сотрудников милиции.

Как уже было отмечено, в ч,4 ст. 157 УПК РФ указано, что после про- изводства неотложных следственных действий и направления уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, прокурору, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах. В рассматриваемой правовой норме появляется новый для уголовно- процессуального законодательства термин -“розыскные меры”. В п.38 ст.5 УПК РФ разъясняется, что под розыскными мерами понимаются меры, принимаемые дознавателем, следователем или органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления. Эта правовая норма противоречит предыдущей. Согласно первой из них розыскные меры на- правлены на установление лица, совершившего преступление (то есть неизвестного), согласно другой - на установление лица, подозреваемого в совершении преступления (то есть известного). С другой стороны, в первом случае эти меры принимаются органами дознания без поручения следователя, а во втором - только по его поручению.

Чем розыскные меры, направленные на установление лица, совер- шившего преступление, отличаются от оперативно-розыскных мер, имею-

65

щих ту же цель, неясно. Термин “оперативно-розыскные меры”, перешедший в УПК РФ из УПК РСФСР, продолжает оставаться не разъясненным. Чем оперативно-розыскные меры отличаются от оперативно- розыскных мероприятий, также неясно. Мы полагаем, что в уголовно- процессуальном законодательстве не следует использовать неопределенные неясные термины, к числу которых можно отнести и “розыскные меры”, и “оперативно-розыскные меры”.

Выявление и установление лиц, совершивших преступление, является одной из задач оперативно-розыскной деятельности, которая осуществляется посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий (ст.1 и 2 Закона об ОРД). Значит, помогать следователю устанавливать неизвестных лиц, совершивших преступления, должны оперативные подразделения, предусмотренных Законом об ОРД государственных органов (ч.1 и 2 ст. 13), путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий, а не органы дознания. Думается, следователь должен иметь право поручать проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление лица, совершившего преступление, именно этим оперативным подразделениям, а не органам дознания. Эта деятельность может осуществляться данными оперативными подразделениями как по собственной инициативе, так и по поручению следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В УПК РФ на органы дознания продолжает возлагаться обязанность принимать оперативно-розыскные меры, правда, только для установления лица, совершившего преступление (ч.4 ст. 157 Кодекса)1. В определенных случаях (по поручению следователя), орган дознания также вправе производить оперативно-розыскные мероприятия (п.4 ч.2 ст.38, ч.4 ст.157 УПК РФ). В то же время органы дознания уполномочены осуществлять дознание, являющиеся формой предварительного расследования (п.п.8 и 24 ст.5 УПК РФ). Следовательно, и новый уголовно-процессуальный закон наделяет ор-

1 В УПК РСФСР эта обязанность предусматривалась ч.1 ст.118 и ч.4 ст.119.

66

ганы дознания правом осуществлять как предварительное расследование, так и оперативно-розыскную деятельность.

В то же время согласно ст.1 Закона об ОРД оперативно-розыскная деятельность осуществляется только оперативными подразделениями госу- дарственных органов, перечисленных в ч.1 ст. 13 данного Закона, а не органами дознания. Эту позицию, на наш взгляд, нужно обозначить и в УПК РФ, где необходимо указать, что оперативно-розыскную деятельность вправе осуществлять только оперативные подразделения государственных органов, перечисленных в ст. 13 Закона об ОРД, а не органы дознания в целом. При этом данные оперативные подразделения могут входить в состав органов дознания, (например, оперативные подразделения криминальной милиции входят в состав органов внутренних дел). С этой целью необходимо внести соответствующие коррективы в п.11 ч.2 ст.37, ч.2 ст.95, ч.4 ст. 157 УПК РФ.

Соответственно, и поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий следователи должны давать не органам дознания, как это указано в УПК РФ (п.4 ч.2 ст.38, ч.4 ст.157), а оперативным подразделениям определенных законом государственных органов, как это обозначено в Законе об ОРД (ч.З ст.7, п.2 ст. 14). Данные правоотношения должны регулироваться отдельной правовой нормой.

Проанализировав нормы УПК РФ, определяющие рассмотренные выше процессуальные формы взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции, мы пришли к выводу, что формулировки этих правовых норм требуют значительной корректировки. Сведя воедино все те отдельные предложения по изменению рассматриваемых правовых норм, мы предлагаем внести следующие изменения в УПК РФ.

1) П.4 ч.2 ст.38 УПК РФ изложить в следующей редакции: “При осу- ществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь уполномочен давать органу дознания в случаях и порядке, установленном настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о производстве отдельных следственных и розыскных действий, об испол-

67

нении постановлений о задержании подозреваемого, о приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также требовать от органов дознания содействия при их осуществлении. Органы дознания обязаны исполнить поручения следователя о производстве отдельных следственных и розыскных действий, об исполнении постановлений о задержании подозреваемого, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий в срок не свыше десяти суток. В необходимых случаях следователь по согласованию с органом дознания вправе установить другой срок выполнения данного поручения с учетом неотложности и реального объема поручаемой работы”.

2) Дополнить ч.2 ст.38 правовой нормой следующего содержания: “При осуществлении предварительного следствия по уголовному делу сле- дователь уполномочен давать оперативным подразделениям, наделенным в соответствии с Федеральным законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Указанные оперативные подразделения обязаны в письменной форме уведомлять следователя о результатах проделанной ими работы”. Одновременно следует исключить из п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ положение, согласно которому следователь при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу уполномочен давать органу дознания в случаях и порядке, установленных УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий. 3) 4) Внести необходимые коррективы и в другие нормы УПК РФ (в ча- стности, содержащиеся в п. 11 ч.2 ст.37, в ч.2 ст.95 УПК РФ), связанные с возложением права осуществлять оперативно-розыскную деятельность только на оперативные подразделения государственных органов, перечис- ленных в ст. 13 Закона об ОРД, а не на органы дознания в целом, при этом данные оперативные подразделения могут входить в состав органа дозна- ния. 5)

68

4) Из ч.4 ст. 157 УПК РФ исключить предложение: “В случае направления прокурору уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совер- шившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные и опе- ративно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах”.

Выполнение милицией поручения следователя органов внутренних дел о розыске обвиняемого. Данная процессуальная форма взаимодействия следователя и органов дознания вытекает из положений ч.1 ст.210 УПК РФ, которые сформулированы следующим образом: “Если место нахождения обвиняемого неизвестно, то следователь поручает его розыск органам дознания, о чем указывается в постановлении о приостановлении предварительного следствия или выносится отдельное постановление”.

Суть рассматриваемой формы взаимодействия заключается в оказании милицией содействия следователю органов внутренних дел при розыске обвиняемого. Согласно ч.1 ст.47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого или вынесен обвинительный акт. Ду- мается, верно отмечено, что “…розыск обвиняемого представляет связан- ную между собой деятельность следователя и органа дознания, которые в пределах своих полномочий осуществляют следственные, оперативно- розыскные и другие меры, направленные на установление местонахождения обвиняемого”1.

Взаимодействие в рассматриваемой форме начинается с момента по- лучения милицией постановления о розыске обвиняемого или постановле- ния о приостановлении предварительного следствия с соответствующим указанием и заканчивается установлением места нахождения обвиняемого.

Термин розыск имеет два различных значения. “Розыск в широком значении термина - это розыскная деятельность, направленная на установ-

1 Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Указ. соч. С. 104.

69

ление предметов, индивидуально-определенные признаки которых в данный момент не известны (розыск неизвестного преступника, следов преступления на месте происшествия и т. д.). Розыск в узком понимании — это розыск конкретного, индивидуально-определенного объекта (розыск конкретного обвиняемого, конкретного похищенного имущества и т.д.) по известным групповым и индивидуальным признакам. Розыск представляет собой совокупность следственных действий, розыскных действий и оперативно-розыскных мероприятий”1. В рассматриваемой правовой норме речь идет о розыске в узком понимании этого термина, так как имеется в виду розыск конкретного лица - обвиняемого.

В соответствии со ст. 8 Закона о милиции к основным задачам крими- нальной милиции отнесена организация и осуществление розыска лиц, скрывающихся от следствия. Исходя из смысла этой нормы и положений Инструкции об организации и тактике розыскной работы органов внутрен- них дел2, можно сделать вывод о том, что розыском указанных лиц занима- ются специализированные розыскные подразделения криминальной мили- ции. Согласно п.6.1.9 раздела 3 главы 1 указанной Инструкции постанов- ление об объявлении в розыск, с приложением копий постановлений о при- влечении в качестве обвиняемого, избрании меры пресечения, справки о личности не позднее 3 дней следователь передает через канцелярию в розы- скное подразделение.

Сразу после получения от следователя необходимых материалов на скрывшегося обвиняемого (справки о его личности, копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения и объ- явлении розыска) сотрудник розыскного подразделения производит сле- дующие действия: 1) информирует личный состав органа внутренних дел о личности и приметах внешности разыскиваемого через включение необхо-

1 Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Указ. соч. С.6-7.

2 Утверждена приказом МВД России от 5 мая 1993 г. № 213.

70

димых данных в суточную сводку; 2) по месту жительства и работы разы- скиваемого, в местах его вероятного нахождения выявляет лиц, которым могут быть известны сведения о местонахождении обвиняемого, либо иные данные, которые могут способствовать розыску; 3) опрашивает родственников и других лиц, знающих обвиняемого, с целью установления маршрутов движения, мест возможного нахождения, связей, примет, характеристики личности и т.д.; 4) принимает меры к получению фотографий и образцов почерка разыскиваемого; 5) направляет розыскные ориентировки в органы внутренних дел по вероятным маршрутам передвижения разыскиваемого; 6) осуществляет проверку по оперативно- справочным учетам и др.1

Исходя из смысла п.2 ч.2 ст.209 и ч.1 ст.210 УПК РФ, можно отметить, что ведущая роль в организации розыска принадлежит следователю. Даже в том случае, когда розыск поручается органу дознания, следователь обязан также вести его, используя все имеющиеся в его распоряжении воз- можности. Об этом говорится и в ведомственном нормативном акте: “…поручение розыска розыскному подразделению не освобождает следователя от процессуального участия в розыске обвиняемого”2.

При изучении нами уголовных дел подтвердились выводы, сделанные ранее другими исследователями о том, что следователи пассивно относятся к организации работы по розыску обвиняемых3. Как верно отметил А.П. Гуляев, “… следователи порой недооценивают значение розыскной работы, ошибочно полагая, что розыскная функция возлагается главным образом на

См.: Шаталов А.С. Элементы алгоритма действий следователя при розыске скрывшегося обвиняемого // Государство и право. - 1998. - № 7. С.95.

2 Пункт 6.1.9 Раздела 3 Главы 1 Инструкции об организации и тактике розыскной работы органов внутренних дел, утвержденной приказом МВД России от 5 мая 1993 г. № 213.

3 Решняк МГ. Совершенствование механизма предупреждения уклонения обви няемого от следствия и розыска скрывшегося обвиняемого // Следователь. - 1998. - № 1. С. 19; Тимофеев Ю.В. Розыск скрывшихся преступников - важное направление в дея тельности следователей // Информационный бюллетень СК МВД России. - 1993. - № 3. С.43.

71

органы дознания”1. Действительно, обычно следователи ограничиваются поручением розыска обвиняемых органам дознания или направлением в милицию постановлений о приводе обвиняемых.

Во всех изученных нами уголовных делах при возникновении необ- ходимости розыска обвиняемых он поручался следователями органов внутренних дел милиции. Лишь в нескольких случаях следователи проводили следственные действия, направленные на розыск обвиняемого, - допросы родственников, соседей, сослуживцев, друзей и знакомых разыскиваемых, обыски. Арест на почтово-телеграфную корреспонденцию не был наложен ни разу.

Указанный недостаток деятельности следователей органов внутренних дел подтверждают и результаты проведенного нами опроса следователей и сотрудников милиции. Только 61,7% сотрудников милиции на вопрос “кто, по вашему мнению, должен заниматься розыском скрывшегося обви- няемого?” ответили: “следователь совместно с органами дознания”, 35,5% опрошенных считают, что этим должны заниматься только органы дозна- ния, а 2,8% - только следователи. Лишь 52,9% опрошенных следователей считают, что они должны заниматься розыском скрывшегося обвиняемого совместно с органами дознания, остальные полагают, что это является пре- рогативой органов дознания. О справедливости указанного вывода косвенно свидетельствует и еще один пункт этого опроса - в целом только 34,9% следователей используют результаты оперативно-розыскной деятельности для розыска лиц, скрывшихся от следствия.

Думается, такая практика во многом была обусловлена положением УПК РСФСР (ч.1 ст. 196), которое наделяло следователя правом поручения розыска обвиняемого органам дознания. Данная правовая норма перешла почти без изменения и в УПК РФ. Причем, если в УПК РСФСР поручение розыска обвиняемого органам дознания было правом следователя (ч.1

Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М: Юрид. лит., 1981. С. 147.

72

ст. 196), то в УПК РФ поручение розыска органам дознания вменяется в обязанность следователя (ч.1 ст.210).

На наш взгляд, необходимо исключить из УПК РФ указанные положения с тем, чтобы лишить следователя (в частности, следователя органов внутренних дел) права поручать весь объем работы по розыску обвиняемого органу дознания (в частности органу внутренних дел и его подразделению -милиции). Деятельность следователя в данном случае должна заключаться в проведении следственных действий, направленных на розыск обвиняемого, в осуществлении розыскных действий гласного характера и в производстве организационных действий . За следователем необходимо оставить право поручать органам дознания проведение отдельных следственных, розыскных и иных процессуальных действий, направленных на розыск обвиняемого (в порядке, предусмотренном п.4 ч.2 ст.38 и ч.1 ст. 152 УПК РФ).

Как уже отмечалось выше, необходимо регламентировать в УПК РФ возможность поручения следователем органу дознания производства розыскных действий не только не по месту проведения предварительного следствия (ч.1 ст. 152 УПК РФ), но и во всех остальных случаях, для чего следует внести соответствующие изменения в п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ.

Нами уже отмечалось, что согласно Закону об ОРД (ст.1 и 13) осуще- ствлять оперативно-розыскную деятельность (в том числе и направленную на розыск обвиняемого) посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий вправе оперативные подразделения определенных государственных органов (согласно п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ - органов дознания), а не органы дознания в целом. К тому же одной из задач оперативно-розыскной деятельности является осуществление розыска лиц, скрывающихся от следствия, а результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть исполь-

1 См. об этом подробнее: Шашуро В.А. Розыскная деятельность на стадии предварительного расследования // Состояние, проблемы применения и совершенствования законодательства о борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Материалы Всероссийской научн.- практич. конф. - Москва: МИ МВД России, 2000. Выпуск 2. С. 117-119.

73 зованы для розыска таких лиц (соответственно ст.2 и ч.1 ст. 11 Закона об ОРД).

Именно поэтому, а также для более четкой регламентации деятельности взаимодействующих субъектов необходимо ч.1 и 2 ст.210 УПК РФ за- менить следующими положениями - “Следователь по расследуемым им де- лам как во время производства предварительного следствия, так и одновременно с его приостановлением вправе поручить оперативным подразделениям, наделенным в соответствии с Федеральным законом РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на розыск обвиняемого. Об этом поручении указывается в постановлении о приостановлении предварительного следствия или выносится особое постановление”.

Независимо от того, осуществляет ли розыск скрывшегося обвиняемого следователь органов внутренних дел самостоятельно, сотрудники милиции по поручению следователя органов внутренних дел либо следователь органов внутренних дел совместно с сотрудниками милиции, все они стал- киваются с одной проблемой. Согласно ч.5 ст. 108 УПК РФ принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствии обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск. Во всех остальных случаях присутствие обвиняемого при принятии подобного судебного решения обязательно. То есть в случае, когда обвиняемый, в отношении которого мера пресечения не избрана вовсе или избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, скроется от следователя, то к нему не может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу до тех пор, пока он не будет разыскан и доставлен в суд. Возникает весьма сложная ситуация - ведь для того, чтобы находящегося в розыске обвиняемого задержать и доставить в суд для избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, его необходимо для этого заключить под стражу, что без судебного решения

74

сделать невозможно. Получается замкнутый круг - заключить под стражу обвиняемого невозможно без судебного решения - доставить обвиняемого в суд невозможно без его заключения под стражу.

В то же время еще во время действия УПК РСФСР (нормами которого разрешалось избирать меру пресечения заключение под стражу в отсутствие обвиняемого) на коллегии МВД России отмечалось: “Каждый второй обвиняемый, скрывшийся от органов предварительного расследования и дознания, объявляется в розыск с мерой пресечения, не связанной с заключением под стражу. При их установлении за пределами обслуживания органа внутренних дел - инициатора розыска - исключается возможность принудительного доставления в орган предварительного расследования и дознания”1.

Такую меру уголовно-процессуального принуждения, как привод (ст.113 УПК РФ), в данном случае применить нельзя, так как приводу может подвергнут лишь обвиняемый, место нахождения которого известно. Мы же рассматриваем тот случай, когда обвиняемый скрывается от следователя, а значит, место его нахождения неизвестно.

На практике в такой ситуации поступают по следующей схеме. Следователь органа внутренних дел выносит постановление о задержании по- дозреваемого или обвиняемого, находящегося в розыске. После задержания такого лица все необходимые документы для избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу (факсом, фельдсвязью или иным способом) направляются в суд по месту задержания подозреваемого, обвиняемого. Все эти действия обосновываются наличием в ч.2 ст.91 УПК РФ положения, согласно которому при наличии иных данных (не предусмотренных ч.1 ст.91 УПК РФ), дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если следователем с

1 С коллегии МВД России // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2002. - № 1. - С. 8.

75

согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отноше- нии указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

На наш взгляд, такая практика не совсем отвечает требованиям закона. Исходя из положений ч.1 и 2 ст.91 УПК РФ, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, если им направлено в суд ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу, то есть оба этих действия следователь осуще- ствляет одновременно. В случае же задержания лица, находящегося в розыске, это лицо сначала задерживается по ранее вынесенному постановлению следователя, а затем в суд направляется ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу. Постановление о задержании в УПК РФ упоминается лишь один раз - в ч.4 ст.38 УПК РФ. Там говорится о том, что следователь уполномочен давать органу дознания письменные поручения об исполнении постановлений о задержании. Причем, как это уже указывалось выше, в данной норме не конкретизируется - задержание какого лица или лиц имеется в виду. О том, что фактическому задержанию может предшествовать (но может и нет) вынесение следователем постановления о розыске лица, пишет в своей статье и А.В. Гриненко1.

Мы вынуждены не согласиться с С.Ф. Шумилиным, который считает, что следователь свое решение о фактическом задержании лица, подозревае- мого в совершении преступления, может облекать в форму как постановле- ния, так и письменного поручения органу дознания о задержании конкрет- ного гражданина . В п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ указано, что следователь упол- номочен давать органу дознания письменные поручения об исполнении по- становлений о задержании. Значит, следователь, давая органу дознания

1 См.: Гриненко А.В. Разграничение фактического и уголовно- процессуального задержания // Уголовное право. - 2002. - № 3. С. 76.

2 См.: Шумилин С.Ф. Фактическое задержание лица по подозрению в совершении преступления // Руководство по расследованию преступлений / Рук. авт. колл. А.В. Гри ненко. С. 147.

76

письменное поручение о фактическом задержании лица, должен вместе с ним вынести и постановление о задержании данного лица. Из сказанного же С.Ф. Шумилиным, на наш взгляд, вытекает, что следователь вправе составить любой из указанных документов.

Если в случае с задержанием подозреваемого, находящимся в розыске, ситуация еще более или менее ясна, то в случае с разыскиваемым обвиняе- мым, на наш взгляд, все еще более спорно. В ст.91 УПК РФ говорится об основаниях задержания подозреваемого, почему эти же правила применяют для обвиняемого, совершенно непонятно. В УПК РФ не содержится правовых норм, регламентирующих задержание обвиняемого. Руководствоваться в данном случае по аналогии правовыми нормами, определяющими основания и порядок задержания подозреваемого, на наш взгляд, будет неверным.

По нашему мнению, для разрешения рассматриваемой проблемы не- обходимо внести в УПК РФ следующие изменения.

В Кодексе должна содержаться правовая норма, предусматривающая возможность задерживать на срок до 48 часов без судебного решения не только подозреваемого, но и скрывшегося обвиняемого. К тому же и в ч.2 ст.22 Конституции Российской Федерации не конкретизируется, какое лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более 48 часов без судебного решения. В рассматриваемом случае следователь должен иметь право вынести постановление о задержании обвиняемого (или подозреваемого), находящегося в розыске, и при необходимости направить данное постановление в орган дознания, разыскавший последнего, вместе с поручением о задержании указанного лица. Тем более, что такая возможность предусмотрена п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ. Ведомственным же нормативным актом предусмотрена обязанность участкового уполномоченного милиции незамедли-

77 тельно информировать инициаторов розыска об установлении местонахождения разыскиваемого1.

Во всех случаях объявления подозреваемого (обвиняемого) в розыск следователь органов внутренних дел будет должен выносить постановление о его задержании (за исключением случаев объявления его в международный розыск). При этом в ориентировках, направляемых в органы внутренних дел, должно быть указано, что следователем вынесено данное постановление, а обнаружившему обвиняемого органу внутренних дел поручается осуществить его задержание. После обнаружения и задержания сотрудниками милиции разыскиваемого обвиняемого, об этом немедленно уведомляется следователь, который также немедленно высылает в адрес данного органа внутренних дел постановление о задержании обвиняемого вместе с поручением о задержании указанного лица.

При разрешении рассматриваемого вопроса следует учесть опыт Рес- публики Беларусь, так как при формировании нового уголовно- процессуального законодательства этого государства разрешались про- блемные вопросы, характерные и для нашей страны. Так, в новом Уголов- но-процессуальном кодексе Республики Беларусь предусмотрена возмож- ность задерживать не только подозреваемого, но и обвиняемого. В ч.1 ст.112 этого законодательного акта сказано: “В случае, если обвиняемый нарушил условия примененной к нему меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей, или данного им письменного обязательства являться по вызову органа, ведущего уголовный процесс, и сообщать ему о перемене места жительства, орган, ведущий уголовный процесс, вправе вынести постановление (определение) о задержании этого лица с одновременным решением в

См.: п. 14.5 Инструкции по организации деятельности участкового уполномоченного милиции. Утверждена приказом МВД РФ № 900 от 16 сентября 2002 г. “О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции” // Российская газета. 2002. 27 окт.

78

установленном настоящим Кодексе порядке вопроса о применении меры пресечения в виде заключения под стражу”!.

Предлагаемые нами изменения позволят на законных основаниях за- держивать и содержать под стражей подозреваемых и обвиняемых, скрыв- шихся от следователя, до решения суда о применении к ним меры пресече- ния в виде заключения под стражу. Однако думается, что предлагаемый нами порядок задержания обвиняемого будут успешно использовать следователи в случае обнаружения скрывшегося обвиняемого недалеко от места производства предварительного следствия. Учитывая же просторы нашей страны, в которой обвиняемый, скрывшийся от следователя органа внутренних дел, осуществляющего расследование уголовного дела в г. Москве, может быть обнаружен сотрудниками милиции, например, в г. Владивостоке, предлагаемые нами изменения могут также оказаться недостаточно эффективными. Ведь следователю немедленно после обнаружения скрывшегося обвиняемого придется направить каким-то образом из г. Москвы в г. Владивосток постановление о задержании обвиняемого и поручение милиции задержать указанное лицо. Затем, согласно ч.З ст. 108 УПК РФ следователь органов внутренних дел в течении 40 часов с момента задержания обвиняемого должен будет направить по тому же адресу постановление о возбуждении перед судом ходатайства об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, иные материалы подтверждающие обоснованность ходатайства, а также поручение органу дознания, задер- жавшему скрывшегося обвиняемого, доставить последнего в суд. Принимая во внимание просторы России, недостаточно хорошо действующую связь, а также большую загруженность следователей работой можно предположить,

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь / Принят Палатой представителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года / Предисловие В.И. Рохлина, А.П. Стукова; обзорная статья А.А. Данишевича. - Спб.: Издательство “Юридический центр Пресс”, 2001. С. 218.

79

что следователь органа внутренних дел столкнется в таком случае с большими трудностями.

Выход из данной ситуации можно было бы найти, если предусмотреть возможность принятия судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого не только в случае его объявления в международный розыск, но и в случае объявления его в федеральный розыск. Тогда следователь органов внутренних дел направлял бы лично, либо через орган дознания, которому согласно ст.210 был поручен розыск обвиняемого, органу внутренних дел или конкретному подразделению милиции, обнаружившему обвиняемого, постановление суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении данного лица, и поручение об аресте обвиняемого, предусмотренное ч.4 ст.38 УПК РФ.

Однако появление подобной новеллы в УПК РФ будет противоречить требованиям ч.З ст.5 Конвенции “О защите прав человека и основных свобод”, принятой 4 ноября 1950 г.1 Согласно данному международному акту каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию должно быть доставлено к судье, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Следует иметь в ввиду, что в ч.З ст. 15 Конституции Российской Федерации закреплено: “Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Ратифицирована Федеральным Собранием. Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54- ФЗ//Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 14. Ст. 1514.

80

§ 3. Непроцессуальные формы взаимодействия следователя

органов внутренних дел с милицией при осуществлении

предварительного следствия

Выше уже отмечалось, что к непроцессуальным формам взаимодействия следователя и органов дознания относятся те формы, которые устанав- ливаются федеральными законами Российской Федерации, подзаконными и ведомственными нормативными актами, а также формы, появившиеся в процессе практической деятельности органов предварительного следствия и дознания, которые не противоречат действующему уголовно- процессуальному законодательству, но им непосредственно не устанавли- ваются.

Правоохранительные органы, используя наряду с процессуальными и непроцессуальные формы взаимодействия, существенно расширяют диапа- зон применяемых методов, сил и средств.

Часть непроцессуальных форм взаимодействия следователя и органов дознания рядом ученых называются также организационными1 или органи- зационно-тактическими . К непроцессуальным формам взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции, осуществляемым в процес- се расследования преступлений, можно отнести следующие:

1) следственно-оперативная группа;

1 См.: Уголовный процесс: учебник для иностранных слушателей МВД СССР / Под ред. В П. Божьева. - М.: Академия МВД СССР, 1989. С. 186; Гахокидзе Д.В., Мег- лицкий Г.Н. Организация работы следственно-оперативных групп при расследовании хищений государственного и общественного имущества: Лекция. - М.: ВЮЗШ МВД РСФСР, 1991. С.5.

2 См.: Герасимов И.Ф. Понятие и виды взаимодействия участников расследования преступлений // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследова ния преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск, 1984. С.6; Драпкин Л. Я. Указ. соч. С. 16-17.

81

2) совместное планирование следователем органов внутренних дел и сотрудниками милиции работы по расследованию преступлений; 3) 4) взаимный обмен информацией между следователем органов внутренних дел и милицией. 5) 6) использование следователем органов внутренних дел результатов оперативно-розыскной деятельности милиции при расследовании уголов- ных дел. 7) Следственно-оперативная группа. Достаточно четко суть данной формы взаимодействия сформулирована Г.А. Кокуриным в следующем выска- зывании: “Следственно-оперативная группа как специфическая организа- ционная форма взаимодействия органов следствия и дознания представляет собой организационное формирование (постоянного или временного характера), которое состоит из следователя (следователей), оперативных работников органов внутренних дел и иных специалистов, использующих свойственные им средства и методы работы, создаваемое для лучшей организации деятельности по раскрытию и расследованию преступлений”1.

Следственно-оперативная группа представляет собой, в частности, одну из форм взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией.

Б.Я. Петелин выделил следующие черты характеризующие следственно- оперативную группу:

“…1) проводимые членами следственно-оперативной группы следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия подчинены единым целям;

Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно-оперативных групп: Учебное пособие. - Екатеринбург: Екатеринбургская ВШ МВД России, 1996. С.15.

82

2) они обязательно согласуются между всеми взаимодействующими сторонами, в частности, путем разработки согласованного плана следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; 3) 4) каждый из участников следственно-оперативной группы, действуя в пределах своей компетенции, сохраняет функциональную самостоятель- ность; 5) 4) работа в составе следственно-оперативной группы обеспечивает возможность незамедлительного использования следователем полученных оперативным путем данных, а оперативными сотрудниками - информации, полученной в ходе проведения следственных действий” .

Если в УПК РСФСР не содержалось правовых норм, имеющих какое-либо отношение к рассматриваемой форме взаимодействия, то в УПК РФ такая норма появилась. В ч.2 ст. 163 УПК РФ указано: “К работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществ- ляющих оперативно-розыскную деятельность”. Хотя в данном положении прямо и не говорится о следственно-оперативных группах, но привлечение к работе следственной группы должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, на наш взгляд, можно расценивать как один из вариантов создания следственно- оперативной группы.

Многие научные и практические работники, на наш взгляд, обоснованно полагают, что следственно-оперативная группа является одной из наиболее важных и действенных непроцессуальных (организационных) форм взаимодействия следователя и органов дознания . Этот вывод актуален также и для взаимодействия следователя органов внутренних дел и ми-

Криминалистика: Учебник / Под ред. Корухова Ю.Г., Коломацкого В.Г. - М.: Академия МВД СССР, 1984. С.374.

2 См., например: Литвинчук А.А. Методика расследования краж, грабежей и разбойных нападений, совершаемых организованными группами преступников - гастролеров. Дисс… канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1994. С.86; Зникин В.К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании. Дисс… канд. юрид. наук. - Томск, 1998. С.З и др.

83 лиции. В особенности такая высокая степень их взаимодействия необходима при расследовании преступлений, совершенных организованными группами или преступными сообществами, так как рассматриваемая форма взаимодействия позволяет комплексно использовать и рационально сочетать имеющиеся в наличии у каждого из субъектов взаимодействия различные силы, средства и методы.

Практика доказала эффективность деятельности следственно-оперативных групп как формы взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции, необходимость широкого их использования при расследовании различных преступлений. Так, следователь приступил к расследованию уголовного дела, по которому уже было арестовано два человека. В результате проведения оперативно-розыскных мероприятий была получена информация о совершении этими лицами еще ряда преступлений. С учетом предполагаемого объема работы по уголовному делу была создана следственно-оперативная группа в составе двух следователей и трех сотрудников уголовного розыска, специализировавшихся на раскрытии неправомерных завладений транспортными средствами. В результате расследования было раскрыто более 40 краж, совершенных организованной группой в течение 3 лет, возвращено владельцам 12 автомашин, в отношении восьми обвиняемых уголовное дело направлено в суд1.

Использование рассматриваемой формы взаимодействия позволило успешно расследовать серию разбойных нападений, совершенных организо-ванной группой в Амурской области .

В следственно-оперативных группах обеспечивается возможность по- стоянного и полного обмена информацией между ее членами. Проверка вер-

1 Обзор практики следственных аппаратов и специализированных подразделений дознания по расследованию имущественных преступлений // Информационный бюлле тень СК МВД России. - М. -1998. - № 1. С.62-63.

2 См.: Селезнев С.А. Взаимодействие (о совместных действиях следственного и оперативного состава по раскрытию и расследованию преступлений) // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. -2000. - № 6. С. 53.

84 сий осуществляется как следственным, так и оперативно-розыскным путем. Совместный анализ собранных доказательств позволяет обнаружить новые возможности для их проверки и оценки, а также для собирания новых доказательств. Если работа в следственно-оперативной группе хорошо организована, то использование этой формы взаимодействия способствует рациональному сочетанию имеющихся сил и средств, что в свою очередь позволяет осуществить в минимальные сроки, часто одновременно, необходимое количество следственных, розыскных и иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий.

К сожалению, проведенное нами исследование уголовных дел о пре- ступлениях, совершенных организованными группами, показало, что для расследования этих преступлений, как правило, создаются только следст- венные группы. Этот вывод подтверждается также результатами опроса следователей органов внутренних дел и сотрудников милиции. Только не- многим более половины опрошенных следователей и треть сотрудников милиции участвовали в расследовании преступлений, совершенных организованными группами, в составе именно следственно-оперативных групп.

Судом в обвинительном приговоре по рассматриваемой категории дел квалифицирующий признак - “совершение преступления организованной группой” изменялся на “совершение преступления группой лиц по предва- рительному сговору” в связи с недоказанностью. Причиной этого, по нашему мнению, был недостаточный уровень взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией, который выражался в слабом использовании следователями возможностей милиции в доказывании. На наш взгляд, расследование данных преступлений только силами следственной группы не позволяет решать все задачи, возникающие в процессе расследования. Оптимальным является создание именно следственно-оперативных групп. В этом вопросе мы полностью поддерживаем А.А. Чувилева, который отметил: “… создание следственно- оперативной группы позволяет не только обеспечить своевременное производство одновременно большого количест-

85

ва следственных действий, но и обеспечивает эффективность взаимодейст- вия следователей и оперативных работников органов дознания”1.

Основным нормативным актом, регламентирующим создание и дея- тельность следственно-оперативных групп, членами которых являются сле- дователи органов внутренних дел и сотрудники милиции, является Инст- рукция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденная приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

Согласно п.п.1.4-1.4.4 этой Инструкции следственно-оперативные группы подразделяются на следующие виды: 1) дежурная (при дежурной части); 2) целевая (временная); 3) специализированная (постоянно действующая); 4) совместная следственно-оперативная группа (бригада). В п.4.3.1 этой Инструкции указано: “Решение о создании СОГ (следственно-оперативной группы - М.Б.) принимается руководителями аппаратов следствия и оперативных подразделений и оформляется приказом начальника соответствующего органа внутренних дел”. Отметим, что решение о созда- нии следственно-оперативных групп принимают одни должностные лица, а приказ об их создании, в котором формулируется указанное решение, издает другое лицо. Это, на наш взгляд, неверно, принимать решение и формулировать его в приказе должно одно должностное лицо.

Отметим, что хотя в УПК РФ и появилось, как уже отмечалось выше, норма, имеющая непосредственное отношение к следственно-оперативным группам (ч.2 ст. 163), однако в ней не указано, каким именно документом оформляется привлечение к работе следственной группы должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией. М: Московская высшая школа милиции МВД СССР, 1981. С. 42.

86

Из приведенного выше положения Инструкции видно, что решение о создании группы оформляется приказом соответствующего начальника органа внутренних дел.

В научной и учебной литературе вопрос о документе, в котором изла- гается решение о создании следственно-оперативной группы, решается не столь однозначно.

О.В. Синеокий полагает: “Дискуссионным является также вопрос: на основании какого документа создаются указанные группы (постановления, приказа, распоряжения)? На практике в равной мере используются все три документа, хотя в УПК указан лишь один - “постановление”, и то примени- тельно к группе следователей, без указания оперативных работников дознания. Тем более “постановление” по своей правовой сущности является процессуальным документом, выносимым единолично лицом, производящим расследование, либо прокурором, осуществляющим надзор за следствием. А приказы и распоряжения - это скорее организационные документы внутреннего характера: ведомственного или межведомственного. Их действие направлено только на организацию работы конкретной структуры и прямо не направлено на работу с другими гражданами и организациями, хотя граждане могут и попасть под правовое регулирование, осуществляемое этой структурой (в данном случае правоохранительными органами). Видимо, с этим связаны и такие неединичные случаи, когда приказы и распоряжения не приобщаются к уголовному делу и, естественно, не объявляются обвиняемому, если это лицо установлено”1.

В.А. Михайлов и Ю.Н. Белозеров высказываются следующим образом: “Следственно-оперативная группа представляет собой временное фор- мирование, создаваемое управленческим решением начальника следствен-

Синеокий О.В. Виды следственных и следственно-оперативных групп // Госу- дарство и право. — 1997. - № 1. С.65.

87 ного отдела и начальника органа дознания либо приказом (распоряжением) первого руководителя органа внутренних дел” .

А.Ф. Коновалов считает: “Представляется, что в тех случаях, когда следственно-оперативная группа не является постоянной и необходимость в ней возникает во время расследования после возбуждения уголовного дела, правовым основанием для ее создания должно быть постановление следователя, утвержденное начальником следственного подразделения и согласованное с руководителем органа внутренних дел”2.

Несколько иной точки зрения придерживается А.П. Кругликов, он формулирует ее таким образом: “… при наличии необходимых оснований постановление о создании следственно-оперативной группы должен выно- сить начальник следственного отдела”3. СВ. Болотин стоит на похожей по- зиции. Он предлагает: “…предоставить право решения вопроса о создании следственно-оперативной группы начальнику следственного подразделения или следователю на основе соответствующего распоряжения начальника органа дознания о выделении в группу представителей данного органа” . Близкой по сути точки зрения придерживается и СВ. Бажанов .

Попробуем оспорить некоторые из этих высказываний. Во-первых, как в действовавшем на момент появления анализируемых точек зрения УПК РСФСР (ч.4 ст. 127), так и в ныне действующем УПК РФ поручения ор- ганам дознания о проведении следственных и иных процессуальных дейст-

Михайлов В.А., Белозеров Ю.Н. Полномочия руководителей министерств, управлений и отделов внутренних дел и органов дознания по организации расследования преступлений // Ученые, научные школы и идеи. Юбилейный сборник научных трудов. М: МЮИ МВД России, 1995. С.61.

2 Коновалов Е.Ф. Следственно-оперативная группа как форма взаимодействия при раскрытии преступлений и розыске скрывшихся преступников // Вопросы взаимодейст вия следователей и других участников расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск: СЮрИ, 1984. С.45.

3 Кругликов А.П. О понятиях и основаниях создания следственно-оперативных групп // Следователь. - 1998. - № 1. С. 24.

4 Болотин В. С. Органы дознания в системе уголовно-процессуальных правоотно шений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - М., 1990. С. 16.

5 Бажанов СВ. Процессуальное оформление следственно-оперативной группы // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 1996. - № 2 (25). С. 101.

88

вий, а также о производстве оперативно-розыскных мероприятий вправе давать только следователь, а не начальник следственного отдела (п.4 ч.2 ст.38). Здесь мы не принимаем во внимание те случаи, когда в силу ч.2 ст.39 УПК РФ (ч.2 ст.1271 УПК РСФСР) начальник следственного отдела вправе произвести предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя. В подобных ситуациях начальник следственного отдела либо один производит предварительное следствие по уголовному делу, либо делает это в составе следственной (следственно- оперативной) группы, то есть выступает в роли следователя, а не начальника следственного отдела. Следовательно, только поручения следователя являются основанием для проведения сотрудниками органа дознания (а не оперативными работниками) розыскных и следственных действий.

Во-вторых, уголовно-процессуальным законодательством не преду- смотрены случаи утверждения постановления следователя начальником следственного отдела и, тем более, согласование их с начальником органа внутренних дел.

Мы полагаем, что одного приказа начальника органа внутренних дел для оформления решения о создании следственно-оперативной группы может быть достаточно только в том случае, если в состав группы входит только один следователь, который, являясь руководителем группы, осуществляет уголовно-процессуальные функции (например, в дежурных следственно- оперативных группах). Если в состав следственно-оперативной группы входит два и более следователей (считая и руководителя группы), то од- ного приказа начальника органа внутренних дел как правовой основы для создания и деятельности группы явно недостаточно.

О необходимости вынесения “соответствующего постановления” в случае расследования дела несколькими следователями в составе следствен-

89 но-оперативной группы говорится и в ведомственной Инструкции1. В таких случаях, на наш взгляд, необходимо применять по аналогии нормы уголовно-процессуального законодательства, предусмотренные для проведения предварительного следствия следственной группой (ст. 163 УПК РФ). В соответствии с этими правовыми нормами о ведении уголовного дела следственной группой должно быть указано в постановлении о возбуждении дела или в отдельном постановлении. Соответственно, и о создании следственно-оперативной группы (в которую входят несколько следователей) должно быть указано в постановлении о возбуждении уголовного дела или в отдельном постановлении. Решение о производстве предварительного следствия такой следственно-оперативной группой должен также принимать прокурор, но не по ходатайству начальника следственного отдела (как это предусмотрено ч.2 ст. 163 УПК РФ для следственных групп), а по совместному ходатайству начальника органа внутренних дел и начальника следственного отдела.

Дискуссионным является и следующий вопрос: на основании каких документов сотрудники органа дознания, входящие в следственно- оперативную группу, будут выполнять поручения следователей?

Г.А. Матусовский и В.Н. Сущенко считают, что таким основанием является письменное поручение руководителя группы на имя всех инспекторов органа дознания, вошедших в состав группы, о праве выполнения ими отдельных следственных и розыскных действий по делу2. Этой точки зрения придерживаются также А.Я. Дубинский и Ю.И. Шостак .

В.А. Михайлов и Ю.Н. Белозеров, рассматривая организацию взаимо- действия в следственно-оперативной группе, утверждают: “… при планиро-

1 Пункт 4.3.1 Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной при казом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

2 Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Указ. соч. С.61.

3 Дубинский А.Я., Шостак Ю.И. Организация и деятельность следственно- оперативной группы. Учебное пособие. Киев: НИ и РИО КВШ МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского, 1981. С.32.

90

вании согласованной процессуальной и оперативно-розыскной деятельности необходимости в даче поручений и указаний не возникает, так как соответствующий сотрудник органа дознания выполняет соответствующие оперативно-розыскные мероприятия и действия в порядке выполнения плана”1.

Думается, что эти точки зрения не исключают, а дополняют друг друга. После создания следственно-оперативной группы следователь, являющийся руководителем группы, должен дать поручение органу дознания (со- трудники которого входят в состав группы, а значит, и будут выполнять это поручение, - в частности, органу внутренних дел) о производстве конкретных следственных, розыскных или иных процессуальных действий. Производство оперативно-розыскных мероприятий должно поручаться руководителем группы, как мы уже отмечали, оперативным подразделениям (в частности, имеющимся в милиции), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, должностные лица которых входят в состав следственно-оперативной группы. При планировании согласованной процессуальной и оперативно-розыскной деятельности необходимо распределить между членами группы выполнение отдельных следственных, розыскных или иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий.

Необходимо отметить и иную точку зрения. Например, СВ. Бажанов утверждает: “Такое постановление (о создании следственно-оперативной группы - М.Б.) следует расценивать в качестве процессуального документа, отражающего не исключающие друг друга решения: первое и основное - о создании следственно-оперативной группы, второе - о поручении (указа- нии) органу дознания произвести розыскные действия на всем протяжении расследования” . Его поддерживает А.А. Чувилев, полагающий, что своим распоряжением о создании следственно-оперативной группы начальник органа внутренних дел уполномочивает конкретных должностных лиц органа

Михайлов В.А., Белозеров Ю.Н. Указ. соч. С.61. 2 Бажанов СВ. Указ. соч. С. 101.

91

дознания выполнять в период расследования поручения (указания) следователя .

Следователь, который является руководителем следственно-оперативной группы, выполняет две функции - уголовно-процессуальную в качестве следователя и организационную в качестве руководителя группы. Как руководитель группы, он определяет направления предварительного расследования, получает всю поступающую информацию и намечает порядок и тактику ее использования, оказывает методическую и практическую помощь членам группы, контролирует ход выполнения плана.

Как видно из вышеизложенного, в научной среде нет единого мнения о правовых основах деятельности следственно-оперативных групп. О необ ходимости совершенствования организации работы следственно- оперативных групп говорится и в Решении Коллегии МВД РФ от 2 февраля 2001 г. Думается, правы ученые, считающие, что правовой основой для создания и деятельности следственно-оперативных групп должны служить нормы уголовно-процессуального законодательства3.

Как положительный факт можно расценить появление в УПК РФ положения, согласно которому к работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ч.2 ст. 163). Особенно стоит отметить, что в данном случае указываются именно должностные лица органов, осуществляю-

Дознание в органах внутренних дел: Учебное пособие. - М: МВШМ МВД СССР, 1986. С.143.

2 См.: п.2.2. Приложения к приказу МВД России от 17 февраля 2001 г. № 185 “Об итогах оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД России в 2000 году и задачи на 2001 год // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2001. - № i.e. 45.

3 См.: Организованная преступность - 2 / Под ред. А.И. Долговой, СВ. Дъякова. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1993. С.165; Татьянина Л.Г. Предварительное рас следование уголовных дел о групповых многоэпизодных преступлениях несовершенно летних: Дисс… канд. юрид. наук. - Ижевск, 1998. С.34; Петелин Б.Я. Актуальные вопро сы организации и деятельности следственно-оперативных групп // Современные пробле мы дальнейшего совершенствования деятельности следственного аппарата органов внут ренних дел. Материалы научно-практич. конф. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1981. С.98 и др.

92

щих оперативно-розыскную деятельность, а не органов дознания. Ведь смысл данной формы взаимодействия и заключается в высокой степени взаимосвязанности действий следователей и должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

По нашему мнению, одной такой правовой нормы все же недостаточно. Тем более, что сама по себе она уже порождает некоторые вопросы: будет ли привлечение указанных должностных лиц к работе следственной группы, обозначать образование следственно-оперативной группы или нет; кто вправе принимать решение об их привлечении к работе следственной группы (решение о производстве предварительного следствия следственной группой принимает прокурор - ч.2 ст. 163 УПК РФ) и каким документом это решение должно оформляться.

Совместное планирование следователем органов внутренних дел и со- трудниками милиции работы по расследованию преступлений. Г.А. Мату- совский и В.Н. Сущенко предложили следующее определение, характери- зующее данное направление непроцессуального взаимодействия: “Планиро- вание расследования преступления понимается, как мыслительная деятельность следователя, заключающаяся в определении на основе выдвинутых версий научно обоснованных следственных задач, построении системы следственных действий, оперативно-розыскных и организационных мер; установлении сроков и последовательности выполнения намеченных мероприятий в целях обеспечения эффективности расследования и предупреждения преступления. План расследования - это результат планирования, выражающийся в виде программы работы следователя по конкретному уголовному делу”1. Авторы этого определения подразумевают, что расследование планирует следователь. Однако это определение останется верным и в случае, если в качестве субъектов планирования выступят вместе со следователем органов внутренних дел и сотрудники милиции. План, как правило,

1 Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Указ. соч. С. 35.

93

включает в себя следственные и розыскные версии, обстоятельства, подле- жащие установлению при проверке выдвинутых версий, процессуальные действия и оперативно-розыскные мероприятия, с помощью которых могут быть установлены указанные обстоятельства, конкретных исполнителей и сроки исполнения.

Планирование может быть как общим, так и раздельным. Как в общих, так и в раздельных планах должны быть согласованы по месту, времени, срокам и участникам проводимые процессуальные действия и оперативно- розыскные мероприятия. Особенно это касается тех действий, которые будут осуществляться одновременно.

Совместное планирование, как правило, осуществляется в тех случаях, когда по уголовному делу необходимо произвести значительное количество следственных, розыскных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Опрос следователей органов внутренних дел и сотрудников милиции показал, что ими составляются как совместные, так и отдельные планы - на это указали 46,2% следователей и 47,7% сотрудников милиции. 31,7% следователей и 25,2% сотрудников милиции составляют только совместные планы; 22,1% и 27,1% соответственно - только отдельные.

Единый согласованный план следственных, розыскных и иных про- цессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий разра- батывается следователем органов внутренних дел и милицией в целях эф- фективного использования в процессе расследования преступления всех имеющихся у них сил, средств и методов. Основой для составления совме- стных планов должны служить как данные, установленные следователем процессуальным путем, так и оперативно-розыскная информация, получен- ная милицией.

В процессе планирования следователь играет определяющую роль. Он принимает все решения о направлении предварительного следствия, наме- чает производство конкретных процессуальных действий, формулирует во-

94

просы, выяснение которых поручается органу дознания, устанавливает сроки выполнения всех предусмотренных планом мероприятий.

Составление единого плана в процессе расследования преступлений предусмотрено п.п.4.2.3. и 4.2.4. Инструкции по организации взаимодейст- вия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и рас- крытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. №334. Согласно этому нормативному правовому акту согласованное планирование следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий должно охватывать все этапы расследования; ответственность за его непрерывность возлагается на руководителя оперативного подразделения; план может изменяться и дополняться; инициатива по его корректировке принадлежит как следователю, так и оперативному работнику.

К сожалению, следователи органов внутренних дел и сотрудники милиции не всегда в полной мере используют возможности данной формы взаимодействия. Так, в “Обзоре практики следственных аппаратов и специализированных подразделений дознания по расследованию имущественных преступлений” отмечено: “Планы совместных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, как одна из форм взаимодействия, имеют общий недостаток - формальность содержания. Практически все планы, за исключением дел, стоящих на контроле у руководства, составляются следователем, другие службы в их разработке участия не принимают”1.

Взаимный обмен информацией между следователем органов внутренних дел и милицией. Согласно ст.2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. “Об информации, информатизации и защите информации” под информа- цией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от форм их представления. Взаимный обмен ин- формацией является необходимой составной частью согласованной дея-

1 См.: Информационный бюллетень СК МВД России. -М. - 1998. - № 1. С. 65.

2 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 8. Ст. 609.

95

тельности следователя органов внутренних дел и милицией при расследовании преступлений. Чем раньше и полнее сотрудники милиции сообщат следователю о полученных данных, тем своевременней определит следователь дальнейшие направления расследования и запланирует новые процессуальные действия. Своевременное информирование следователем сотрудников милиции о полученных фактических данных, поможет им определить необходимый комплекс оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление и розыск лиц, совершивших преступление.

А.С. Ооржак1 полагает, что в соответствии с практикой наиболее эф- фективной формой обмена информацией является непосредственное озна- комление следователя с оперативными данными сотрудников милиции, и наоборот, работников органов дознания с данными предварительного следствия. Этой точки зрения придерживается и В.И. Соломичев, утверждающий: “Как свидетельствует практика, при ознакомлении следователя с оперативно-розыскными материалами у них возникает больше возможностей по своевременной даче поручений, посредством чего улучшается результат расследования”2.

Согласно п. 18 межведомственной Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, сле- дователю, прокурору или в суд результаты оперативно-розыскной деятельности могут представляться следователю в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) . Следователю органов внутренних дел справки-меморандумы могут передаваться начальниками подразделений милиции, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Сведения, содержащиеся в таких справках-меморандумах, могут быть использованы

1 Ооржак А.С. Указ. соч. С.54.

2 Соломичев В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуще ствляющими дознание и предварительное следствие. - М.: “Экспертное бюро-М”, 1998. С.26.

3 Была согласована 25 декабря 1997 г. с Генеральным прокурором Российской Фе дерации и утверждена приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56.

96

следователем органов внутренних дел в качестве ориентирующей информации при производстве по уголовным делам, а также для определения наиболее целесообразных тактических приемов производства следственных действий .

Помимо того, что взаимный обмен информацией является отдельной формой взаимодействия, он также выступает и в виде составной части всех форм взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции. Трудно себе представить, например, деятельность следственно- оперативной группы, совместное планирование без обмена информацией между субъектами взаимодействия. Без обмена информацией невозможна согласованная деятельность следователя органов внутренних дел и милиции, следовательно, не происходит и взаимодействие этих субъектов. Так, в материалах уголовного дела о совершении организованной группой серии краж автомобилей содержится упоминание о том, что в процессе предварительного следствия от оперативных работников криминальной милиции была поручена информация об изменении номеров агрегатов на автомобиле. Исходя из этих сведений, следователь органов внутренних дел назначил соответствующую экспертизу . В другом уголовном деле основанием для производства обыска послужило оформленное рапортом сообщение сотрудника милиции о возможном месте нахождения похищенных вещей и самих членов организованной группы, совершивших разбойное нападение3.

Кроме оперативно-розыскных данных сотрудники милиции располагают и другой информацией. Эта информация может содержаться в различных оперативных учетах (например, о совершенных ранее преступлениях, о задерживавшихся лицах). Необходимо отметить, что помимо централизо-

1 См. об этом подробнее: Зажицкий В. Трудности предоставления прокурору и органам расследования результатов оперативно - розыскной деятельности // Российская юстиция. - 2000. - № 1. - С. 18-19.

2 Архив Дорогомиловского межмуниципального районного суда г. Москвы, 1999 год. Уголовное дело № 020643 - 341/99.

3 Архив Дорогомиловского межмуниципального районного суда г. Москвы, 1999 год. Уголовное дело № 065458 - 34/99.

97 ванных оперативно-справочных, розыскных, криминалистических учетов, ведущихся другими подразделениями органов внутренних дел, в милиции могут создаваться свои специальные учеты1. Практика показывает, что своевременное обращение следователя к различным видам учетов, а также умелое использование полученной информации может сыграть существенную роль в расследовании преступлений, особенно совершенных в условиях неочевидности . Также в милицию могут поступать имеющие отношения к уголовному делу, письма, анонимные сообщения, заявления и т. п.

Значение взаимного обмена информацией велико. Как правильно заметил В.Е. Сидоров, “взаимный обмен информацией способствует концентрации усилий следователя и работников милиции, позволяет сократить время, которое требуется для раскрытия и расследования преступления, помогает избежать ненужного дублирования следственных и розыскных действий”3. На большое значение обмена информацией между следователем и органами дознания указывает и А. Козусев4.

К сожалению, в ходе нашей работы подтвердились данные социологи- ческого исследования, проведенного в 1994 г., согласно которым следователи недостаточно информируются органами дознания о результатах оперативно-розыскной деятельности (на это указали 3,4% опрошенных в то время следователей)5. При проведенном нами опросе следователей органов внутренних дел были полученные следующие данные: 56,7% следователей сообщили, что по делам, находящимся в их производстве, сотрудники мили-

1 См.: приказ МВД России от 12 июля 2000 г. № 752 “Об утверждении наставле ния по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, кримина листических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации”.

2 Подробнее об этом см.: Жбанков В.А. Криминалистическая регистрация и ее ис пользование при расследовании преступлений // Руководство по расследованию престу плений/Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. С.309-335.

3 Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, так тика. - М: Российское право, 1992. С.48.

4 Козусев А. Надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельно сти // Законность. - 1997. - № 2. С.21.

5 Катков С.А. Указ. соч. С.73.

98 ции информируют их о результатах оперативно-розыскной деятельности лишь иногда; 21,2% ответили, что это происходит постоянно; о том, что такое информирование происходит часто или не происходит вовсе высказалось по 9,6% опрашивавшихся (2,9% пришлось на иные ответы).

Результаты опроса сотрудников милиции выглядят почти столь же неудовлетворительно. Лишь 45,8% указанных лиц ответили, что они иногда информируют следователя о результатах оперативно-розыскной деятельности по уголовному делу, находящемуся в его производстве; 18,7% указали, что это происходит часто; 15,0% отметили, что они вовсе не информируют следователя, и лишь 10,3% ответили, что делают это постоянно (10,2% опрашивавшихся дали иные ответы на вопрос).

Продолжает оставаться дискуссионным вопрос объема предоставляемой следователю оперативной информации.

С.Д. Долгинов полагает: “…право следователя на ознакомление с опе- ративными материалами нельзя рассматривать, как право на обязательное предоставление ему таких материалов. Только оперативный работник вправе решать этот вопрос. Информация, которая необходима следователю для принятия правильного решения по расследуемому преступлению, может быть передана оперативным работником и без его непосредственного ознакомления с документами оперативно-розыскного характера”1. Его поддерживает и СП. Ефимичев, считающий: “По нашему мнению, следователя нужно знакомить лишь с данными, полученными оперативно-розыскным путем, а не с оперативно-розыскными материалами” .

Долгинов С.Д. Некоторые проблемы взаимодействия следствия и оперативных подразделений при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвуз. научно-практич. конф. - Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998. С.110.

2 Ефимичев СП. Реформирование уголовно-процессуального законодательства России // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам: Сборник научных трудов. -М.: Академия Управления МВД РФ, 1999. С.7.

99

Другие ученые придерживаются несколько иной точки зрения. На- пример, В.И. Зажицкий утверждает: “В интересах полного и быстрого раскрытия преступления способами уголовного процесса следователю (лицу, производящему дознание) должна быть обеспечена реальная возможность знакомиться со всеми материалами, полученными при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, независимо от источников и способов их получения”1. Этот подход разделяет и Р.А. Базаров, который полагает, что целесообразно полное (в максимально возможной мере) ознакомление следователя с результатами оперативно- розыскной деятельности. Это дает возможность следователю осуществить многофакторный, всесторонний анализ имеющихся данных для выработки наиболее оптимального плана следственных действий2. Их поддерживает Л.П. Плеснева, справедливо полагающая, что зачастую оперативные работники стремятся раскрыть преступления любой ценой и следователь должен знать, что привело гражданина, например, к явке с повинной, к признанию в совершении преступления3. Изложенную позицию разделяют также многие другие научные и практические работники4.

Получая сведения, не подтвержденные конкретными документами, следователь рискует получить недостоверную информацию, поэтому вторая точка зрения нам кажется более верной. Объем получаемой следователем

1 Комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности” / Отв. ред. и рук. авт. колл А.Ю. Шумилов. - М.: Вердикт, 1997. С. 111.

2 Базаров Р.А. Современные тенденции преступности и некоторые проблемы взаимодействия следственных и оперативных подразделений органов внутренних дел в раскрытии преступлений // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвуз. научно-практич. конф. -Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998. С.10-11.

3 Плеснева Л.П. Организация взаимодействия следователя с органами дознания // Перспективы совершенствования деятельности органов внутренних дел и государствен ной противопожарной службы. Тез. всеросс. научно-практич. конф. - Иркутск: ВСИ МВД России, 1999. Часть 1. С.54.

4 См., например: Громов Н.А., Гришин А.И. Основные направления использова ния результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания // Следова тель. - 1999. - № 11. С. 39; Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. - М.: Юрлитинформ, 2001. С.60-76 и др.

100 информации должен быть максимальный, он может быть ограничен только необходимостью соблюдения государственной или служебной тайны, а также возможной опасностью для жизни и здоровья задействованных в оперативно-розыскных мероприятиях лиц. Опираясь на зафиксированную в служебных документах информацию, полученную в результате осуществления милицией оперативно-розыскной деятельности, следователь сможет принимать адекватные возникшей ситуации решения, своевременно планировать и эффективно проводить следственные действия. Однако, конечно же определяющие значение должны иметь сведения установленные процессуальным путем. Естественно, что при ознакомлении следователя с материалами оперативно-розыскной деятельности должна сохраняться государственная и служебная тайна1.

Так как оперативно-розыскную деятельность в соответствии с Законом об ОРД (ст.1, ч.1 и 2 ст. 13) вправе осуществлять не органы дознания, а оперативные подразделения конкретных государственных органов, то и материалы оперативно-розыскной деятельности следователю должны предоставлять не органы дознания, а данные оперативные подразделения. Думается, в УПК РФ должно содержаться право следователя на ознакомление с рассматриваемыми материалами. Данная правовая норма должна быть сформулирована в форме требования. Это нужно сделать в целях нормативного закрепления обязанности данных подразделений предоставить материалы оперативно-розыскной деятельности следователю по его требованию. Так как рассматриваемая правовая норма порождает специфические права и обязанности субъектов правоотношения, ее следует сформулировать в отдельной части статьи закона. Поэтому, на наш взгляд, ст. 38 УПК РФ следует дополнить частью следующего содержания: “Следователь вправе требо-

1 См.: Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 (в ред. Федерального закона от 6 июня 1997 г. № 131-ФЗ) “О государственной тайне” // Российская газета. 1993. 21 июля; 1997. 9 окт.; ст. 12 Закона об ОРД.

101

вать от оперативных подразделений, наделенных в соответствии с Феде- ральным законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, предоставления опера- тивно-розыскных материалов, относящихся к расследуемому им уголовному делу”.

Следует отметить, что в новом Уголовно-процессуальном кодексе Республики Беларусь, правовые нормы которого во многом схожи с нормами УПК РФ, уже имеется подобное положение. В ч.7 ст.36 данного законодательного акта сказано: “Следователь по расследуемому им уголовному делу вправе знакомиться с оперативно-розыскными материалами органов дознания, относящимися к расследуемому делу… “\

Разные точки зрения об объеме информации о результатах оперативно- розыскной деятельности, предоставляемой следователю органов внут- ренних дел милицией, неразрешенность этого вопроса в нормативных пра- вовых актах порождают неправильную позицию сотрудников милиции. Только 7,7% следователей органов внутренних дел удовлетворены объемом указанной информации, в то время как 17,3% не удовлетворены им вовсе. В анкетах 9,6% следователей отметили, что они удовлетворены объемом этой информации лишь иногда, остальные же (64,4%) - что удовлетворены им не всегда.

Может отрицательно повлиять на расследование преступления и не- достаточный объем информации, получаемой милицией от следователя. Как правильно отмечает М.А. Федоткин, “… отсутствие более полной информации о деле влияет на качество выполнения задания (следователя - М.Б.). Здесь таится опасность самоустранения оперативного работника от расследования преступления, некачественного выполнения им обязанностей, отпи-

1 Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь / Принят Палатой представителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года / Предисловие В.И. Рохлина, А.П. Стукова; обзорная статья А.А. Данишевича. - Спб.: Издательство “Юридический центр Пресс”, 2001. С. 37.

102

сок о выполнении отдельных поручений типа “не представилось возмож- ным” и т.п.”1. В данном случае, М.А. Федоткин под оперативным работни- кам, по видимому, подразумевает конкретного сотрудника милиции, выполняющего поручение следователя. Справедливо высказался и Б.М. Нургали-ев: “Пределов ограничения ознакомления с любой имеющейся по делу информацией ни для следователя, ни для оперативного работника не должно быть на любом этапе работы по раскрытию ОПД (организованной преступ-ной деятельности - М.Б.) конкретной структуры” .

Использование следователем органов внутренних дел результатов оперативно-розыскной деятельности милиции при расследовании уголов- ных дел. Рассматриваемая форма взаимодействия предусмотрена ст. 11 За- кона об ОРД. Следует отметить, что в ст.89 УПК РФ формально содержится положение об использовании в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. Однако эта норма в большей мере относится к разряду “рамочных” и, более того, запретительных (подробнее об этом речь будет идти ниже).

Как уже отмечалось ранее, согласно ч.1 ст. 13 Закона об ОРД на терри- тории Российской Федерации право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставлено оперативным подразделениям отдельных государственных органов, в том числе и органов внутренних дел. Милиция является одним из подразделений органов внутренних дел. Следовательно, оперативные подразделения милиции вправе осуществлять оперативно-розыскную деятельность, получая определенные результаты. А значит, сле-

Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания// Вестник московского университета серия 11 - Право. - 1996. - № 4. С.97.

2 Нургалиев Б.М. Взаимодействие следователей и оперативных работников при расследовании организованной преступной деятельности // Преступность как угроза национальной безопасности: Материалы первой международной открытой сессии “Modus Academicus”. (г.Ульяновск, 4-5 декабря 1997 г.) / Под ред. А.И. Чучаева. - Ульяновск: Изд-во УлГУ, 1998. С.204-205.

103 дователь органов внутренних дел вправе использовать результаты оперативно-розыскной деятельности милиции при расследовании уголовных дел.

Помимо Закона об ОРД, исследуемая форма взаимодействия регулируется и ведомственными нормативными актами. Основным таким актом является межведомственная Инструкция о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд . В соответствии с п.1 данной Инструкции под результатами ОРД понимаются фактические данные, получаемые оперативными подразделениями в установленном Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” порядке о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Согласно ч.З ст. 11 Закона об ОРД представление результатов оперативно- розыскной деятельности следователю осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. В соответствии с указанной межведомственной ин- струкцией, “представление оперативными подразделениями результатов ОРД (оперативно-розыскной деятельности - М.Б.) следователю означает передачу в установленном законодательством Российской Федерации и на- стоящей Инструкцией порядке конкретных оперативно-служебных доку- ментов, которые после определения их относимости и значимости для уго- ловного судопроизводства могут быть приобщены к уголовному делу.

Была согласована 25 декабря 1997 г. с Генеральным прокурором Российской Федерации и утверждена приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56.

104

Представление результатов включает в себя: вынесение руководителем ор- гана, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд; вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно- служебных документов, содержащих государственную тайну; оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов (пере- сылка по почте, передача с нарочным и т. п.)”1. Далее говорится: “Результа- ты ОРД могут представляться в виде обобщенного официального сообще- ния (справки-меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов” .

Результаты оперативно-розыскной деятельности милиции могут быть истребованы следователем органов внутренних дел, или представлены ми- лицией по собственной инициативе. При использовании следователем в хо- де предварительного расследования уголовных дел результатов оперативно-розыскной деятельности милиции необходимо сохранение конфиденциальности источников информации. Эту задачу следователь органа внутренних дел и сотрудники милиции могут решить только совместными усилиями, так как любое несогласованное действие одной из сторон взаимодействия может привести к расшифровке источника информации.

В соответствии со ст. 11 Закона об ОРД результаты оперативно-розыскной деятельности милиции могут использоваться следователем при расследовании уголовных дел в трех направлениях:

1) для подготовки и осуществления следственных действий (ч.1 ст. 11 Закона об ОРД);

Пункты 9 и 10 Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, согласованной 25 декабря 1997 г. с Генеральным прокурором Российской Федерации и утвержденной приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56. 2 Пункт 18 этой же Инструкции.

105

2) для розыска лиц, скрывшихся от следствия и без вести пропавших (ч.1 ст.11 Закона об ОРД); 3) 4) в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств (ч.2 ст. 11 Закона об ОРД). 5) Результаты оперативно-розыскной деятельности милиции, используемые следователем органов внутренних дел для подготовки и осуществления следственных действий, могут содержать сведения, которые не может не знать допрашиваемый, например, о местонахождении орудий и средств со- вершения преступлений, денег и ценностей, нажитых преступным путем, других предметах и документах, имеющих значение для уголовного дела. На основе этих и других данных, полученных в результате оперативно- розыскной деятельности, следователь сможет определить объем и последо- вательность следственных действий, выбрать оптимальную тактику их осу- ществления.

Следует согласиться с В.Н. Омелиным, который подчеркивает, что особую ценность результаты оперативно-розыскной деятельности органов дознания приобретают при подготовке к проведению обыска1. Наличие у следователя ориентирующей оперативно-розыскной информации о возможных местах нахождения орудий преступления, искомых предметов и ценно-стей во многом определяют эффективность данного следственного действия.

При розыске лиц, скрывшихся от следствия, результаты оперативно- розыскной деятельности милиции могут указать следователю направления, в которых должен вестись поиск, места возможного нахождения разыски- ваемых.

См.: Омелин В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений // Руководство по расследованию преступлений / Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. С. 665.

106

Исследуемая форма взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией имеет сходные черты с другой рассмотренной выше формой, а именно взаимным обменом информацией между следователем органов внутренних дел и милицией. Ведь результаты оперативно-розыскной деятельности являются по своей сути одной из составляющих оперативно- розыскной информации. Рассматриваемые формы взаимодействия отличаются следующими чертами:

1) при обмене информацией стороны не обязаны ее использовать; 2) 3) обмен информацией между следователем и милицией является взаимным, а результаты оперативно-розыскной деятельности передаются следователю в одностороннем порядке; 4)

3) результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться следователем только в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами; 4) 5) при обмене информацией следователь получает не только оперативно- розыскную, но и иную информацию. 6) В ходе проведенного нами опроса следователей органов внутренних дел были получены следующие данные. В первом из указанных направлений используют результаты оперативно-розыскной деятельности 23,0% из опрошенных следователей; во втором направлении - 5,7%; в третьем направлении - 17,3%; и в первом и во втором направлениях - 10,2%; в первом и третьем - 15,3%; во втором и третьем - 6,7%. Наконец, во всех трех направлениях используют рассматриваемые результаты - 12,3%, а совсем их не используют - 7,7% опрошенных следователей. Иные ответы дали 2,9% следователей. Эти цифры свидетельствуют о том, что в целом результаты оперативно-розыскной деятельности милиции используются большинством следователей органов внутренних дел в процессе расследования преступлений. При этом большинство следователей ограничивается использованием этих результатов только в одном из указанных направлений. Во всех же на- правлениях используют данные результаты только небольшое число опро-

107

шенных, что, на наш взгляд, свидетельствует об определенных проблемах использования на практике вышеуказанных правовых норм, содержащихся в ст. 11 Закона об ОРД. Это, по-видимому, в целом объясняется недостатками правового регулирования данных вопросов и существующей из-за этого сложностью их восприятия практическими работниками.

СП. Серебров выделяет следующие основные недостатки, из-за которых результаты оперативно-розыскной деятельности не используются в уголовном судопроизводстве:

1) неправильное документальное оформление оперативными работни ками факта и обстоятельств применения научно-технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий;

2) недостаточное четкое понимание оперативными работниками и следователями статуса материалов, полученных в ходе оперативно- розыскных мероприятий, и порядка их вовлечения в уголовное судопроизводство; 3) 4) отсутствие в действующем уголовно-процессуальном законе четких установок по использованию информации полученной в ходе оперативно- розыскной деятельности1. 5) Для решения проблем, возникающих в процессе использования ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности, при расследовании уголовных дел необходима четкая правовая регламентация данного процесса.

Как уже говорилось ранее, в УПК РФ (в отличии от его предшественника - УПК РСФСР) появилась ст. 89, имеющая отношение к использованию результатов оперативно-розыскной деятельности, а точнее, к использованию их в доказывании. Однако она никак не регламентирует этот процесс, а только констатирует: “В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают тре-

1 Серебров СП. Процессуальные аспекты использования информации, полученной в ходе оперативно-розыскной деятельности // Следователь. - 1998. - № 9. С.43.

108 бованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом”. Поэто- му, на наш взгляд, появление этой правовой нормы не разрешит тех проблем, которые возникают при использовании результатов оперативно-розыскной деятельности как в процессе доказывания, так и в целом при расследовании преступлений. В.А. Лазарева, анализируя положения УПК РФ и, в частности, ст.89 вообще приходит к выводу о том, что:”… по буквальному смыслу УПК результаты ОРД (оперативно-розыскной деятельности - М.Б.) не могут рассматриваться в качестве допустимого доказательства”1.

Мы присоединяемся к мнению многих исследователей, считающих, что вопросы использования следователем результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений должны быть подробно и четко урегулированы уголовно-процессуальным законодательством2. В частности, А.А. Чувилев полагает, что нормы, предусматривающие порядок принятия, проверки, оценки и приобщения к уголовному делу материалов оперативно-розыскной деятельности, следует поместить в уголовно- процессуальный закон3. Позднее он так развивает свою мысль: “Допустимость, порядок и условия использования предоставленной оперативно-розыскной информации в качестве оснований уголовно-процессуальных

Лазарева В.А. Доказательства и доказывание в новом УПК // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации. - М.: МГЮА, 2002. С.86

2 См.: Волынская О.В. Доказывание истины в уголовном процессе// Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 1999. - № 3-4. С. 130; Теория и практика применения органами внутренних дел Закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Научный доклад. - М.: ВНИИ МВД, 2001. С. 13-14; Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. - М.: Юристъ, 2000. С. 41; Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса / Под ред. проф. В.Т. Томина. - Пятигорск, 2000. С. ПО; Зажицкий В.И. О некоторых направ лениях совершенствования уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. - М.: МГЮА, 2002. С.40 и др.

3 Чувилев А.А. Взаимодействие уголовно-процессуального и оперативно- розыскного права // Ученые, научные школы и идеи. Юбилейный сборник научных тру дов. М.: МЮИ МВД России, 1995. С.55.

109

решений и в доказывании по уголовному делу должны предусматриваться уголовно-процессуальным законом” .

Схожей точки зрения придерживается и В. Зажицкий2. Он признает целесообразным, чтобы весь комплекс вопросов, связанных с использованием оперативно-розыскной деятельности в интересах уголовного судопроизводства, стал предметом подробного регулирования уголовно-процессуального законодательства. В. Зажицкий вносит и конкретное предложение по формулированию правовых норм: “… желательно предусмотреть в нем (в проекте УПК РФ - М. Б.) главу: “Использование при производстве предварительного следствия по уголовным делам о неочевидных преступлениях результатов оперативно- розыскной деятельности” и в ее рамках сформулировать три статьи следующего содержания…” .

На наш взгляд, использование результатов оперативно-розыскной дея- тельности не следует ограничивать только уголовными делами о неочевид- ных преступлениях, так как искусственное разделение преступлений на оче- видные и неочевидные не имеет отношения к уголовному судопроизводст- ву. Ведь его назначение заключается, в частности, в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (добавим - от любых преступлений - М.Б.), а значит, и уголовно- процессуальные нормы должны одинаково регламентировать процесс предварительного расследования всех преступлений.

При рассмотрении данного вопроса стоит обратить внимание на опыт Республики Беларусь. В новом Уголовно-процессуальном кодексе этого го- сударства, положения которого, как это уже отмечалось выше, во многом схожи с положениями УПК РФ, прямо указано, что источниками доказа-

1 Чувилев А.А. Оперативно-розыскное право. - М: Издательская группа НОРМА -ИНФРА-М, 1999. С.7.

2 Зажицкий В. Связь оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятель ности в российском законодательстве// Советская юстиция. - 1996. - № 4. С.52.

3 Зажицкий В. Оперативно-розыскная деятельность и уголовно судопроизводство// Российская юстиция. - 2001. - № 3. С.47.

no

тельств являются, наравне с другим источниками, и протоколы оперативно- розыскных мероприятий (ст.88)1. В ст. 101 этого нормативного правового акта указано: “Материалы, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности, могут быть признаны в качестве источников доказательств при условии, если они получены в соответствии с законом Республики Беларусь, представлены, проверены и оценены в порядке, установленном настоящим кодексом”2.

Рассмотренные правовые и организационные основы взаимодействия следователя органов внутренних дел с милицией при осуществлении предварительного следствия позволяют сделать следующий вывод. Несмотря на то, что согласно УПК РФ к органам дознания отнесена не милиция (как это было в п.1 ст.117 УПК РСФСР), а в целом органы внутренних дел (п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ), следователи органов внутренних дел и после введения в действие УПК РФ продолжают взаимодействовать с милицией (как с подразделением органа дознания). Следователи при необходимости взаимодействия с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, должны взаимодействовать не с органами дознания в целом, а с оперативными подразделениями государственных органов, перечисленных в ст. 13 Закона об ОРД. В частности, следователи органов внутренних дел должны в подобных случаях взаимодействовать с оперативными подразделениями криминальной милиции. Многие правовые нормы УПК РФ, регламенти- рующие вопросы взаимодействия следователя и органов дознания (в частности, следователя органов внутренних дел и милиции) необходимо изменить.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь / Принят Палатой пред- ставителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года / Предисловие В.И. Рохлина, А.П. Стукова; обзорная статья А. А. Данишевича. - Спб.: Издательство “Юридический центр Пресс”, 2001. С. 195. 2 Там же. С. 205.

Ill

Глава И. ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С МИЛИЦИЕЙ

§ 1. Проблемы, возникающие при осуществлении предварительного следствия по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными группами

Как уже отмечалось выше, успешность предварительного расследования расследуемых следователями органов внутренних дел преступлений, совершенных организованными группами, во многом зависит от эффективности взаимодействия следователей данного ведомства с милицией. К тому же Министерство внутренних дел РФ рассматривает борьбу с организованной преступностью в качестве одного из приоритетных направлений своей деятельности1. Поэтому некоторые отдельные проблемные вопросы взаимо- действия следователя органов внутренних дел и милиции мы рассмотрим в данном параграфе на примере взаимодействия данных субъектов при рас- следовании преступлений, совершенных организованными группами.

Одним из обстоятельств совершения преступления, подлежащих установлению в процессе предварительного расследования рассматриваемой категории преступлений, является такой квалифицирующий признак, как “совершение преступления организованной группой”. Авторы монографии, посвященной данной проблематике, верно отмечают, что в преступном действии, совершаемом такой группой, происходит не просто “…объединение индивидуальных способностей, общих и специальных знаний, умений, про-

1 Зотов М.Н. О результатах работы органов предварительного следствия и задачах по совершенствованию их деятельности в 2000-2001 годах // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 2001.-№ 1.С.39.

112

фессиональных навыков (особенно преступных)”1, характерное для неорга- низованной группы, а появляется элемент организованности. Взаимодейст- вие следователя органов внутренних дел с милицией в процессе установле- ния этого признака имеет определенные особенности.

По мнению В.И. Куликова, “среди традиционных преступных групп наиболее сложной является организованная преступная группа, в которой четко определены ролевые функции ее членов, их строгая соподчиненность. Эти группы устойчивы, имеют лидера. В них существует четко выраженная общность криминальных целей и определенные нормы поведения членов в общении между собой” .

Согласно ч.З ст.35 Уголовного кодекса Российской Федерации , пре- ступление признается совершенным организованной группой, если оно со- вершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

В соответствии с этой правовой нормой организованная группа опреде- ляется двумя признаками: устойчивостью группы и ее объединением для со- вершения одного или нескольких преступлений. Так, суд признал подсуди- мых виновными в совершении преступления, предусмотренного п.”в” ч.З ст. 162 УК РФ, исключив признак “совершение преступления организованной группой”, вмененный на предварительном следствии. В приговоре это решение было обосновано следующим образом: “Для квалификации действий подсудимых по признаку организованной группы доказательств также недостаточно, так как необходимый признак указанного состава - устойчивость - в действиях подсудимых отсутствует” .

Основы борьбы с организованной преступностью. Монография / Под ред. B.C. ОБНИНСКОГО, В.Е .Эминова, Н.П.Яблокова - М.: «Инфра-М», 1996. С. 149.

2 Там же. С. 150.

3 Далее - УК РФ.

4 См.: Архив Дорогомиловского межмуниципального районного суда г. Москвы. Уголовное дело № 020859-1998-214.

113

Пленум Верховного Суда РФ разъясняет рассматриваемую уголовно- правовую норму следующим образом: “Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т.п.”1 В материалах судебной практики указывается: “Основным признаком организованной группы, отличающим ее от группы лиц по предварительному сговору, является ее устойчивость. Об устойчивости группы расхитителей могут свидетельствовать “в частности”, предварительное планирование преступных действий, подготовка средств и орудий преступления, набор соучастников, распределение ролей между ними, обеспечение заранее мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы”2.

О.Д. Жук3 под устойчивостью организованной преступной группы по- нимает одновременное наличие таких факторов, как субъективная направ- ленность умысла лиц, входящих в организованную группу, долговременное взаимодействие, включающее сознательное представление о других соучаст- никах как о постоянных партнерах по преступной деятельности, осознание распределения ролей внутри группы и его принятие, а также создание объективных (материальных) основ совместных преступных действий, в том числе разработку единого плана действий, обеспечение средствами и орудиями преступления, техническими и другими средствами и т.д.

См.: п.4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 “О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за пре- ступления против собственности” // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1991-1996. - М: Юрид. лит., 1997. С.374.

2 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 9. С. 12.

3 См.: Жук О.Д. Борьба с организованной преступностью в Российской Федерации (по материалам оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности в За падно-Сибирском и других регионах России). Автореф. дис… канд. юридических наук. М, 1998. С.24.

114

Н.П. Водько справедливо отмечает: “Заранее объединиться для совер- шения одного или нескольких преступлений по смыслу ч.З ст.35 УК означает, что на основе предварительной согласованности, распределения ролей и обсуждения конкретных действий участников образовать единство группы лиц, преследующих общие цели совершения одного или нескольких преступлений”1.

Н.Г. Шурухнов полагает, что при совершении преступления организо- ванной группой между соучастниками устанавливаются прочные связи, позволяющие им заранее согласовывать основные моменты предполагаемого преступления, разработать детальный план, распределить роли, определить место, время, способ совершения преступления и сокрытия его следов, осуществить подготовительные действия .

Следует согласиться и с мнением Л.Д. Гаухмана, который считает, что одним из элементов признака устойчивости организованной группы является наличие организатора группы . Об этом говорится и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ: “В соответствии с законом (статья 35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя”4.

В.М. Быков, А.В. Самохина5, основываясь на анализе ч.З ст.ЗЗ УК РФ, выделяют шесть видов организаторов преступлений. К ним они отнесли лиц, которые: 1) организовали совершение конкретного преступления, 2) руково-

1 Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью: Науч но-практическое пособие. - М.: Юриспруденция, 2000. С.20.

2 Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практическое пособие. - М: Юристъ, 1999. С.18.

3 См.: Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина. - М: МИ МВД России, 1997. С.247.

4 Пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” // Россий ская газета. 2000. 23 февр.

5 Быков В.М., Самохина А.В. Виды организаторов преступлений по уголовному кодексу РФ 1996 года // Следователь. - 1999. - № 9. С.2.

115

дили его исполнением, 3) организовывали и руководили совершением пре- ступления, 4) создали организованную преступную группу, 5) руководили организованной преступной группой, 6) создали и руководили организованной преступной группой.

По данным Главного информационного центра МВД России в 1998, 1999, 2000, 2001, 2002 гг. было выявлено в качестве участников организованных групп, соответственно, 13283, 14849, 14912, 14116 и 9363 человека. Из них, соответственно, 2025 (15,2%), 2370 (16%), 2326 (15,6%), 2199 (15,5%) и 1401 (14,9%) человек привлечены к уголовной ответственности как органи- заторы групп1. Приведенные данные свидетельствуют о том, что примерно каждый седьмой выявленный член организованной группы привлекается к уголовной ответственности как организатор группы.

Рассмотрев изложенные признаки организованной группы, а также точки зрения различных исследователей, как названных выше, так и иных2, мы пришли к следующему заключению. В процессе расследования каждого из преступлений, совершенных организованными группами, для установления квалифицирующего признака “совершение преступления организованной группой” подлежат доказыванию следующие обстоятельства:

1) совершение преступления группой, состоящей из двух или более лиц;

Сведения о результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью за январь - декабрь 1998 года (за январь - декабрь 1999, 2000, 2001 и 2002 годов). ГИЦ МВД РФ. Форма 1-ОП. Сводный отчет по России. Лист 3. 2 См., например: Жукова Т.В. Особенности доказывания по уголовным делам о преступлениях, совершаемых организованными преступными сообществами // Организованная преступность: Материалы научно-практической конференции. - М.: МИ МВД РФ, 1996. С.58; Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений: Дисс… докт. юрид. наук. -М., 1992. С.42-43; Радаев В.В., Субботина М.В. Особенности предмета доказывания по делам о преступлениях, совершенных организованными группами несовершеннолетних // Проблемы предварительного следствия и дознания. Сборники научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1995. С.71-76; Тепляшин П.В. Устойчивость и сплоченность как признаки организованной группы и преступного сообщества: уголовно-правовой аспект//Следователь. -2000. - № 2. С. 10-15; Галиакбаров В. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. - 2000. - № 4. С.48 и др.

116

2) длительность и стойкость преступной связи между членами группы (об этом могут свидетельствовать обстоятельства формирования группы, ее структура, наличие организатора и руководителя группы, подчинение членов группы общей дисциплине и т.п.); 3) 4) предварительная согласованность действий членов группы, направ- ленных на совершение одного или нескольких преступлений (может выра- жаться в разработке планов совершения преступлений, в проведении подготовительных мероприятий, в распределении ролей и т.п.); 5) 6) роль и виновность каждого члена группы. 7) Этот перечень является минимальным, при расследовании конкретного преступления могут быть установлены и другие обстоятельства, свиде- тельствующие об организованности преступной группы. Например, наличие связей с коррумпированными сотрудниками государственных органов, аккумулирование денежных средств для расширения преступной деятельности и т.д.

Доказывание приведенных обстоятельств одними уголовно- процессуальными методами без использования результатов оперативно- розыскной деятельности милиции бывает не всегда возможно по ряду при- чин. Одна из таких причин приводится В.М. Быковым: “При расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами, весьма трудно получить от обвиняемых первые правдивые показания: боязнь осуждения поведения соучастниками оказывает гораздо большее влияние, чем угроза строгого уголовного наказания”1. Как отмечает И.А. Ефремов: “На особенности и сложности доказывания по уголовным делам об ОПД (организованной преступной деятельности - М.Б.) указывали опро-

1 Быков В.М. Виды преступных групп // Российская юстиция. - 1997. - № 12. С.20.

117

шенные сотрудники следственных и оперативных подразделений”1.

При установлении организатора преступной группы можно столкнуться с тем, что последний с помощью тех или иных способов (угрозы, насилие, подкуп) заставляет одного из членов группы выдать себя за организатора преступления. Да и при доказывании самой организаторской деятельности следователи сталкиваются с определенными трудностями, так как ор- ганизаторы групп редко лично участвуют в совершении преступного дея- ния. Так, в ходе опроса следователей органов внутренних дел, 64,22% по- следних указали, что, как правило, к ответственности привлекаются испол- нители, а организаторы от нее уходят2.

Н.А. Селиванов отмечает, что указания на организованный характер преступления могут содержаться как в показаниях потерпевших и свидете- лей, так и “… в оперативных данных, например, о применении преступни- ками таких средств, которые свидетельствуют о высоком уровне их техни- ческого оснащения (рации, подслушивающие устройства, электрошоковые дубинки)”3. При изучении и доказывании такой деятельности также не обойтись без использования результатов оперативно-розыскной деятельно- сти милиции. На необходимость при поиске новых путей борьбы с преступ- ностью придавать приоритетное значение в доказывании по уголовным де- лам использованию возможностей оперативно-розыскной работы указывал и заместитель Генерального прокурора Российской Федерации В.В. Колмо- горов4.

Ефремов И.А. Использование криминалистических способов и их результатов при раскрытии преступлений и доказывании по уголовным делам организованной преступной деятельности: методические рекомендации следователям // Следователь. - 2001. - №1.С. 21.

2 См.: Катков С.А. Указ. соч. С.75.

3 Селиванов Н.А. Некоторые особенности расследования преступлений, совер шаемых организованными группами // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 1997. -№4. С.58.

4 Колмогоров В.В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью // Россий ская юстиция. - 2000. - N° 3. С.8.

118

Иллюстрацией вышесказанного может послужить следующий пример. На предварительном следствии действия нескольких лиц, обвиняемых в со- вершении серии краж автомобилей, были признаны совершенными в составе организованной группой. Доказательствами этого служили только сведения, содержавшиеся в первоначальных показаниях обвиняемых (в дальнейшем обвиняемые от этих показаний отказались) о подготовке и планировании преступления, тщательном выборе объектов преступления, наличии заранее подготовленных мест хранения похищенных автомобилей, бесперебойной мобильной связи. Суд справедливо посчитал, что ни в процессе предварительного следствия, ни в процессе судебного заседания не удалось собрать достаточных фактических данных свидетельствующих о том, что расследуемые преступления совершались организованной группой. Суд признал, что преступления совершались подсудимыми по предварительному сговору, но без создания организованной группы1. В ходе расследования этого уголовного дела следователем органа внутренних дел не были использованы в доказывании результаты оперативно-розыскной деятельности. Думается, если бы они были умело использованы, то наверняка удалось бы получить и другие сведения (помимо показаний самих обвиняемых), свидетельствующие о том, что подсудимые совершали преступления в составе организованной группы.

По схожим причинам Судебной коллегией по уголовным делам Вер- ховного Суда Российской Федерации был изменен приговор Верховного Суда Республика Татарстан. Судебная коллегия Верховного Суда Россий- ской Федерации посчитала, что ни органы следствия в обвинительном за- ключении, ни Верховный Суд Республики Татарстан в приговоре не приве- ли доказательств объединения осужденных в организованную группу. После изменения приговора обвиняемые были признаны виновными в совершении

Архив Дорогомиловского межмуниципального районного суда г. Москвы. Уго- ловное дело № 020643-1999-341.

119

ряда преступлений, но не в составе организованной группы, а по предварительному сговору группой лиц .

Аналогичным образом Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации был изменен приговор Измайловского районного суда г. Москвы. Судебная коллегия исключила из судебных решений указание об осуждении Н., Ц. и С. по квалифицирующему признаку совершения разбойных нападений “организованной группой”, ввиду отсутствия в материалах уголовного дела объективных данных, свидетельствующих об объединении осужденных для совершения преступлений в устойчивую сплоченную группу2.

Изучаемой проблемы касался и В.Г. Баяхчев, приведем его вывод: “Как показало изучение уголовных дел, доказывание организованной пре- ступной группы в качестве квалифицирующего признака, вменяемого обвиняемому в процессе расследования, не всегда находит подтверждение в судебном заседании. Причина этого кроется в том, что в большинстве случаев обвинение в данной части сроится на показаниях самих обвиняемых (76,5 процента) и свидетелей (70,6 процента), а другие доказательства, в том числе добытые в ходе оперативных мероприятий, используются значительно реже”3.

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности ми- лиции следователем органов внутренних дел создает дополнительные возможности для установления вышеуказанных обстоятельств, необходимых. для доказывания квалифицирующего признака “совершение преступления организованной группой”. Выше уже отмечалось, что данное направление взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции (использо-

1 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2002. - № б. С. 11.

2 См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Вер ховного Суда Российской Федерации за 2000 год // Бюллетень Верховного Суда Россий ской Федерации. - 2001. - № 9. С. 7.

3 Баяхчев В.Г. Некоторые особенности расследования краж автотранспортных средств, совершенных организованными группами // Вестник МВД Российской Федера ции. - М: Штаб МВД РФ. - 1997. - № 5. С.28.

120

вание следователем результатов оперативно-розыскной деятельности орга- нов в доказывании по уголовным делам) предусмотрено ч.2 ст. 11 Закона об ОРД, а также положениями межведомственной Инструкции1.

Как правильно отметил В.А. Пономаренков, “результаты оперативно- розыскной деятельности могут быть использованы в доказывании по уго- ловному делу только при соблюдении следующих условий: а) оперативно- розыскная информация должна указывать на обстоятельства, подлежащие доказыванию; б) она должна быть доступной для надлежащего процессу- ального оформления; в) должна быть проверяема” . Его дополняет В.Г. Ба- яхчев: “Для того, чтобы полученные оперативным путем фактические дан- ные могли бы быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, они должны быть, во-первых, введены в уголовное дело, во-вторых, - проверены средствами уголовного процесса и лишь затем производится их оценка на пригодность служить доказательствами”3. Эту точку зрения раз- деляют и некоторые другие исследователи4.

На практике результаты оперативно-розыскной деятельности не всегда удается подтвердить и проверить уголовно-процессуальными методами. Так, следователь органов внутренних дел приобщил к уголовному делу справку из регионального управления по борьбе с организованной преступностью о том, что все обвиняемые являются активными членами “измайлов-

Инструкция о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, согласована 25 декабря 1997 г. с Генеральным прокурором Российской Федерации и утвержденная приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56.

Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Саратов, 1998. С. 18.

3 Баяхчев ВТ. Особенности введения в уголовное дело оперативной информации, имеющей доказательственное значение // Проблемы предварительного следствия и доз нания. Сборник научных трудов. - М: ВНИИ МВД РФ, 1996. С.55.

4 См., например: Анненков СИ., Громов Н.А. Проблемы использования материа лов технической записи в уголовно-процессуальном доказывании // Следователь. - 2001. - № 4. - С. 22.; Махов В.Н. О проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Следователь. - 2001. - № 3. - С. 17 и др.

121 ской” преступной группировки. На основании только этой справки был сделан вывод о том, что расследуемые преступления совершены организованной группой, каких-либо доказательств этого в процессе следствия и суда получено не было. Суд справедливо посчитал это утверждение не обоснованным и исключил квалифицирующий признак “совершение преступления организованной группой” из обвинения. При этом в приговоре было указано: “Суд не может положить в основу обвинения одни лишь предположения”1.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить основой для формирования следующих видов доказательств: “иных документов”, “вещественных доказательств”, а также показаний свидетеля .

Некоторые основополагающие вопросы использования в доказывании по уголовному делу результатов оперативно-розыскной деятельности не- достаточно четко и полно урегулированы в действующем законодательстве, поэтому в научной и учебной литературе по данному поводу возникла определенная полемика.

Часть ученых полагает, что ввод данных, полученных в ходе оперативно- розыскной деятельности, должен осуществляться путем их представления в порядке, который предусматривался ст. 70 УПК РСФСР3. Аналогичного положения в УПК РФ не содержится.

В.И. Зажицкий, оспаривая эту точку зрения, приводит следующие доводы: “…правовым основанием для представления органу дознания, следо- вателю или прокурору оперативных материалов служат предписания ст. 11

1 Архив Измайловского межмуниципального районного суда г. Москвы. Уголов ное дело № 042485-1999-69.

2 Подробнее об этом см.: Громов Н.А., Францифоров Ю.В., Алферов А.Ю. Крите рии использования доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности при доказывании по уголовному делу // Следователь. - 2000. - № 1. С. 16-21; Омелин В.Н. Указ. соч. С. 667 - 669.

3 См., например: Зайковский В.Н., Голубев В.В. Указ. соч. С.38-53; Пономаренков В.А. Указ. соч. С. 18; Поляков М.П., Попов A.M., Попов Н.М. Уголовно-процессуальное использование результатов оперативно-розыскной деятельности: проблемы теории и практики / Под общ. ред. проф. В.Т. Томина. -Пятигорск: ПГЛУ, 1998. С. 57 и др.

122

(Закона об ОРД - МБ.), а не нормы уголовно-процессуального законода- тельства. Вряд ли такое основание можно усматривать в ч.2 ст.70 УПК РСФСР, предусматривающей представление доказательств любым гражда- нином, предприятием, учреждением, организацией. Органы, осуществляю- щие оперативно-розыскную деятельность, нельзя приравнивать к предпри- ятиям, учреждениям, организациям, о которых упоминается в приведенной статье уголовно-процессуального закона. Они не только имеют право, но и обязаны в силу своей целенаправленной, публичной деятельности собирать и представлять оперативно-служебные материалы участникам уголовного процесса”1.

На наш взгляд, обе эти позиции имеют как определенные преимущества, так и недостатки. В УПК РФ уже не содержится правовых норм, ука- зывающих, как это было в ч.2 ст.70 УПК РСФСР, на возможность предос- тавления доказательств предприятиями, учреждениями, организациями. Не имеется и иных правовых норм, регламентирующих процесс введения в до- казывание результатов оперативно-розыскной деятельности. Более того, со- гласно ч.1 ст.86 УПК РФ собирание доказательств в ходе уголовного судо- производства осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства только следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Предоставление милицией следовате- лю органов внутренних дел результатов оперативно-розыскных мероприя- тий, содержащих сведения, которые могут стать доказательствами, не явля- ется ни следственным, ни иным процессуальным действием, предусмотрен- ным УПК РФ. Поэтому представленные таким образом сведения согласно п.З ч.2 ст.75 УПК РФ могут быть признаны недопустимыми доказательст- вами, так как они получены с нарушением требований УПК РФ.

См.: Комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятель- ности” / Отв. ред. и рук. авт. колл. А.Ю. Шумилов. С. 111.

123

Как уже отмечалось, в УПК РФ появилась ст.89, которая имеет следующее название: “Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности”. Однако в этой статье говорится лишь о запрете использования в процессе доказывания результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказа- тельствам УПК РФ. Поэтому еще раз повторим, что следует поддержать тех исследователей, которые предлагают регламентировать процесс введение в доказывание результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном законодательстве.

При разрешении данной проблемы уместно было бы принять во внимание опыт других государств. В особенности это касается тех государств, в которых, как и у нас, происходит изменение уголовно-процессуального за- конодательства, действовавшего в период существования СССР. Хотя до распада Советского Союза в каждой союзной республике и действовал свой уголовно-процессуальный кодекс, но почти все правовые положения данных процессуальных законов были идентичными, так как процедура применения уголовного закона в Советском Союзе была едина. Как уже отмечалось выше, в ст.88 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь указано, что протоколы оперативно-розыскных мероприятий являются одним из источников доказательств1. Помимо прямого признания результатов оперативно-розыскных действий источниками доказательств, в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Беларусь сформулированы и правила получения этих результатов органами уголовного преследования. Во-первых, данные органы (к ним отнесены и следователи Министерства внутренних дел) вправе по находящемуся в их производстве уголовному делу требовать от органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятель-

1 Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь / Принят Палатой пред- ставителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года / Предисловие В.И. Рохлина, А.П. Стукова; обзорная статья А.А. Данишевича. - Спб.: Издательство “Юридический центр Пресс”, 2001. С. 195.

124 ность, предоставления предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела (ч.2 ст. 103 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь). Во-вторых, согласно ч.4 этой же статьи доказательства могут быть представлены любыми физическими и юридическими лицами1. К последним, на наш, взгляд можно отнести и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность.

Похоже решена рассматриваемая проблема и в Уголовно- процессуальном кодексе Украины. Так, согласно ч.2 ст.65 данного закона доказательства устанавливаются, в частности, протоколами с соответствующими дополнениями, составленными уполномоченными органами по результатам оперативно-розыскных мероприятий . В соответствии с ч.1 ст.66 Уголовно-процессуального кодекса Украины следователь, с одной стороны, вправе требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц предъявления предметов и документов, которые могут установить необходимые по делу доказательства, а, с другой стороны, в соответствии с ч.2 этой же статьи доказательства могут быть представлены любыми гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями3. В ч.З ст.66 Уголовно- процессуального кодекса Украины прямо указано, что следователь по находящемуся в его производстве делу вправе поручить подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, провести оперативно- розыскные мероприятия для получения фактических данных, которые могут быть доказательствами по делу4.

Нет единого мнения и относительно процедуры введения в доказывание отдельных результатов оперативно-розыскной деятельности. Ряд уче-

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь / Принят Палатой пред- ставителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года / Предисловие В.И. Рохлина, А.П. Стукова; обзорная статья А.А. Данишевича. - Спб.: Издательство “Юридический центр Пресс”, 2001. С. 208.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Украины- X.: Легас, 2002. С. 43.

3 Там же. С. 43.

4 Там же. С. 43.

125

ных занимают по этому вопросу близкие по сути позиции1. По их мнению, результаты контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивания телефонных переговоров, снятия информации с технических каналов связи (п.п.9-11 ч.1 ст.6 Закона об ОРД), зафиксированные с помощью технических средств или в письменной форме, а также кино-, фотосъемка, видеозапись, на которых зафиксированы оперативно-розыскные мероприятия, могут быть использованы в доказывании по уголовному делу в том случае, если их материальный носитель приобретет статус вещественного доказательства. Для этого они должны быть осмотрены в присутствии понятых, а сотрудники оперативных подразделений или другое лицо, производившее кино-, фотосъемку, видеозапись, должны быть допрошены в качестве свидетелей.

Согласно п.2 ст.5 Федерального закона РФ от 20 марта 2001 г. № 26-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные ак- ты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод” ст.8 Закона об ОРД дополнена новой частью пятой . В ней сказано: “В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с настоящим Федеральным законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно- процессуальным законодательством Российской Федерации”.

Ю.В. Кореневский и М.Е. Токарева, на наш взгляд, обоснованно оспаривают эти положения. Они утверждают: “…когда в полученных при проведении оперативно-розыскного мероприятия фото-, кино-, видео- или ау-

1 См., например: Громов Н.А., Гришин А.И. Указ. соч. С.41-42; Доля Е.А. Исполь зование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М: Спарк, 1996. С.77-79; Козусев А. Законность прослушивания телефонных и иных переговоров // Законность. - 1993. - № 2. С.31 и др.

2 Российская газета. 2001. 23 марта.

126

диоматериалах не отображается предмет или документ, обладающий при- знаками вещественного доказательства, а фиксируются те или иные факты, события, действия, непосредственно или с помощью технических средств наблюдаемые участниками оперативно-розыскного мероприятия и имеющие значение для дела. …Такие материалы не обладают свойствами вещественного объекта, который является орудием преступления, или создается преступлением. … Указанные материалы следует рассматривать как “иные документы”, предусмотренные ч.2 ст.69 УПК РСФСР”1. Данную точку зрения разделяют и другие исследователи2.

Термин “иные документы” содержавшийся в УПК РСФСР, имеется и в УПК РФ (ст.84). В ч.2 этой статьи указано: “Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться: материалы фото - и киносъемки, аудио- и видеозаписи, и иные носители информации…”. Однако следует отметить, что данные носи- тели информации, исходя из смысла ч.2 ст.84 и ст.86 УПК РФ, могут быть получены следователем только путем производства следственных и иных процессуальных действий. Осуществление оперативным подразделением милиции оперативно-розыскных мероприятий и предоставление их резуль- татов в виде указанных документов следователю не является производством следователем процессуальных или следственных действий. Таким образом, данные документы должны быть признаны недопустимыми доказательства- ми, так как получены с нарушением требований ст.75 УПК РФ. Выход из данной ситуации мы видим в необходимости производства следователем выемки у оперативных подразделений милиции документов, являющихся

1 Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Указ. соч. С.75.

2 См., например: Гриненко А.В. Об использовании результатов оперативно- розыскной деятельности при производстве по уголовным делам // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина в деятельности правоохранительных систем. Материалы международной научно-практич. конф. - Белгород: БЮрИ МВД России, 1998. С.215-218; Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихи- на. - М.: Юристь, 2000. С. 41 и др.

127 результатами оперативно-розыскной деятельности, в порядке предусмотренном статьей 183 УПК РФ. В этом случае данные документы будут получены путем производства следственного действия, а значит, в случае придания им статуса доказательств - “иных документов”, не будет оснований признать эти доказательства недопустимыми.

Недостатки правового регулирования использования в доказывании по уголовному делу результатов оперативно-розыскной деятельности, обу- словившие появления различных точек зрения в теоретической литературе, не способствуют эффективному использованию указанных результатов на практике. Как уже отмечалось выше, в общей сложности лишь 51,6% опрошенных следователей органов внутренних дел используют результаты оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. На наш взгляд, нормы УПК РФ и Закона об ОРД, регламентирующие вопросы использования результатов оперативно-розыскной деятельности при предварительном расследовании уголовных дел (в том числе и в доказывании по уголовным делам), должны быть доработаны и приведены в соответствие друг с другом. При этом стоит прислушаться к следующему высказыванию Е.А. Доля: “Регулирование использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам должно… основываться на четком разграничении оперативно-розыскной и уголовно- процессуальной деятельности, недопустимости отождествления результатов оперативно-розыскной деятельности с доказательствами, соблюдении прав и законных интересов участников уголовного процесса, требований закона, предъявляемых к содержанию и форме доказательств, оперированию ими в процессе доказывания”1.

Необходимо иметь в виду, что согласно постановлению Пленума Вер- ховного Суда РФ результаты оперативно-розыскных мероприятий, связан-

1 Доля Е.А. Проект общей части УПК Российской Федерации: критический анализ // Государство и право. - 1995. - № 5. С.90.

128 ных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь, когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством1.

Помимо использования в доказывании по уголовным делам, результаты оперативно-розыскной деятельности могут и должны использоваться следователями органов внутренних дел при расследовании преступлений, совершенных организованными группами, для разложения этих групп.

Как правило, преступления, совершенные организованными группами, успешно расследуются в том случае, когда удается получить правдивые показания хотя бы одного из членов группы. Естественно, что такие пока- зания должны быть подтверждены и другими доказательствами, в том числе полученными в результате оперативно-розыскной деятельности оперативных подразделений милиции. Об этом говорится и в “Обзоре практики следственных аппаратов и специализированных подразделений дознания по расследованию имущественных преступлений”: “…следователями УРОПД в качестве основного инструмента обнаружения доказательств используется тщательная работа с обвиняемыми, поиск среди них контактного лица, способного по своим психологическим особенностям к конструктивному сотрудничеству со следствием. Как правило, работа следователя в тесном взаимодействии с оперативными сотрудниками позволяет по каждому уголовному делу склонить одного или нескольких обвиняемых к сотрудничест-

См.: п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” // Сборник постановлении Пленумов Верховного Суда РФ 1991-1996. М, 1997. С.17.

129

ву со следствием”1. Уже отмечалось, что получить указанные показания бы- вает очень сложно. В подобных случаях эффективным является создание конфликтной ситуации в организованной группе либо использование уже имеющегося конфликта.

В социальной психологии под конфликтом понимается острое проти- воречие взаимодействия сторон, обладающих несовместимыми целями, ин- тересами или способами их достижения2. Создание и использование кон- фликтной ситуации является одной из закономерностей расследования пре- ступлений, совершенных организованными группами. Именно в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий и могут быть выявлены указанные противоречия между членами организованной группы. Следова- тели должны использовать возможности оперативных подразделений мили- ции также для активизации конфликта, ведь, как правильно заметил Н.А. Селиванов, “…одной из важнейших целей допросов является поиск “тре- щин” в, казалось бы, монолитной группе, выявление противоречий, кон- фликтных отношений между ее членами”3. Применяя этот тактический при- ем, следователь может разделить организованную группу на подгруппы с различными интересами, изолировать отдельных членов группы, лучше ес- ли это будет организатор (руководитель) группы. Настраивая членов орга- низованной группы друг против друга, используя такие их качества, как зависть, недоверие, жадность, можно заставить их давать правдивые показания. Необходимо отметить, что полученные сведения подлежат дотошной проверке, так как в них могут содержаться и ложные данные. Эта недосто-

1 См.: Информационный бюллетень СК МВД России. -М. - 1998. - № 1. С.61-62. См.: Артамонов И.И. Психологический анализ возможностей теории игр в следственной практике // Вопросы судебной психологии. Вып. 2. — Минск, 1972. С. 19; Дулов А.В. Судебная психология. - Минск: Вышэйшая школа, 1975. С. 100; Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. - Воронеж: ВГУ, 1981. С.29; Китов А.И. Психология управления. - М.: Академия МВД СССР, 1979. С. 117 и др.

3 Селиванов Н.А. Некоторые особенности расследования преступлений, совер- шенных организованными группами // Прокурорская и следственная практика. Орган ге- неральных прокуроров стран СНГ. -М. - 1997. - № 1. С. 109.

130 верная информация может быть дана одними членами группами с целью переложить свою долю ответственности на других членов группы, а также из мести и других низменных побуждений1.

Одной из составляющих уголовного преследования является принятие следователем предусмотренных УПК РФ мер по изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч.2 ст.21 УПК РФ). Для этого при производстве предварительного следствия по уголовным делам о рассматриваемых преступлениях должны быть установлены роль и виновность каждого члена организованной группы, следовательно, все лица входящие в состав организованной группы должны быть установлены и привлечены к уголовной ответственности.

В процессе расследования преступлений, совершенных организован- ными группами, редко удается сразу же установить всех лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Если же это все же удается, то зачастую лица, в отношении которых выносится постановление о привлечении их в качестве обвиняемых по уголовному делу, скрываются. Исходя из этого, в зависимости от наличия достаточных доказательств, дающих основания для предъявления обвинения в совершении преступления, производство по уголовному делу может вестись в двух направлениях: 1) если таких доказательств недостаточно, то есть не обнаружено лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, это лицо должно устанавливаться; 2) если доказательств достаточно, следователем выносится постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, затем в случае, когда обвиняемый скрылся или его местонахождения не установлено, принимаются меры для его розыска. При предварительном расследовании преступления, совершенного одним лицом, эти направления следуют друг за другом. При расследо-

1 См. об этом подробнее: Криминалистика: Учебник для вузов МВД России - Т. 2; Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Редкол.: Б.П. магоринский (отв. редактор), А.Ф. Волынский, А.А. Закатов, А.Г. Филиппов- Волгоград: ВСШ МВД России, 1994. С. 535-536.

131

вании преступления, совершенного группой лиц (в том числе организован- ной), они могут пересекаться и налагаться друг на друга. Одни члены организованной группы могут быть не установлены, в отношении скрывающихся лиц может быть вынесено постановление о привлечении их в качестве обвиняемых по делу, иным обвинение может быть предъявлено и в отношении них применена одна из мер пресечения. Как правило, в отношении первых и вторых предварительное следствие приостанавливается.

По данным Главного информационного центра МВД России в 1998 г. по п.1 ч.1 ст. 195 УПК РСФСР (случаи, когда обвиняемый скрылся от след- ствия или суда или когда по иным причинам не установлено его местопре- бывание) было приостановлено следствие всего по 181 преступлениям, со- вершенным организованными группами. Это составляет примерно 0,8% от количества данных преступлений, расследование уголовных дел о которых было закончено, всего их - 23103. В 1999, 2000, 2001 и 2002 гг. цифры примерно такие же: по данному основанию (в 2002 г. по п.п.2,3 ч.1 ст.208 УПК РФ) предварительное следствие приостановлено, соответственно, по 183, 177, 227 и 196 рассматриваемым преступлениям; что составляет примерно 0,7 %, 0,6%, 0,8% и 0,9% от количества данных преступлений, расследование уголовных дел, о которых было закончено, (от, соответственно, 26323, 29173, 27456 и 21234 уголовных дел)1.

Эти незначительные цифры не должны вселять уверенность в том, что абсолютное большинство членов организованных групп, совершивших рассматриваемые преступления, были установлены и привлечены к уголовной ответственности. На практике расследование уголовных дел считается законченным даже в том случае, если не все члены организованных групп установлены или найдены. В отношении неустановленных лиц, подлежащих

1 Сведения о результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью за январь - декабрь 1998 года (январь-декабрь 1999, 2000, 2001, 2002 годов). ГИЦМВД РФ. Форма 1-ОП. Сводный отчет по России. Раздел 1. Лист 1.

132 привлечению в качестве обвиняемых, или не отысканных обвиняемых уголовные дела выделялись в отдельное производство в соответствии с ч.2 и 3 ст.26 УПК РСФСР и, как правило, приостанавливались на основании ч.2 ст. 195 УПК РСФСР. В УПК РФ почти аналогичные правовые нормы, регламентирующие данные правоотношения, содержатся соответственно в ст. 154 и 208.

Так, следователь органов внутренних дел направил милиции поручение об установлении лица, совершившего в составе организованной группы серию краж транспортных средств. В ответе на данное поручение говори- лось, что установить указанное лицо не представилось возможным. Получив данный ответ, следователь выделил в отдельное производство уголовное дело в отношении не установленного лица, присвоив новому уголовному делу номер первого дела с добавлением буквы “а”1. Выделение уголовных дел в отношении соучастников преступления, скрывшихся от следствия, признано судебной практикой обоснованным и соответствующим уголовно-процессуальному законодательству2. В подобных случаях, как отмечают Ю.В. Кузнецова, Е.Ю. Жога и Н.А. Громов, даже не требуется специального указания прокурора, предусматривавшегося ч.2 ст.26 УПК РСФСР3. В настоящее время в ст. 154 УПК РФ прямо указано, что следователь вправе выделить из уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело. Он может это сделать по собственной инициативе, без чьего-либо согласия или указания.

К сожалению, в действующей статистической отчетности не учитываются уголовные дела, выделенные в отдельное производство. Расследование этих дел целиком зависит от желания и возможностей следователя органов внутренних дел и сотрудников милиции. Загруженность работой тех

1 Архив Дорогомиловского межмуниципального районного суда г. Москвы. Уго ловное дело № 020643-1999-341.

2 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. № 2. С.5.

3 Кузнецова Ю.В., Жога Е.Ю., Громов Н.А. Понятие и значение общих условий предварительного следствия и дознания // Следователь. - 2000. - № 2. С.22.

133

и других продолжает оставаться большой, поэтому и их взаимодействие в процессе расследования выделенных уголовных дел минимально, а значит, и расследование таких дел, как правило, не продвигается. Исходя из этого, нужно признать справедливым высказывание В.М. Быкова: “… следователи и органы дознания подчас не используют весь арсенал средств поиска, не принимают надлежащих мер к установлению соучастников (преступления -МБ.)”1. В то же время руководство Следственного Комитета при МВД РФ указывает на то, что в числе первоочередных перед министерством внутренних дел стоит задача обеспечения раскрытия преступлений, по которым лица их совершившие не установлены2.

На наш взгляд такую практику следует прекратить. Необходимо учи- тывать результаты расследования не только основных, но и выделенных в отдельное производство уголовных дел. Это заставит следователей органов внутренних дел и сотрудников милиции устанавливать всех лиц, совершивших преступление, и разыскивать всех обвиняемых.

Необходимо отметить, что уголовные дела о преступлениях, совер- шенных организованными группами, предварительное следствие, по которым приостанавливается в соответствии с правовой нормой, содержащейся в п.2 ч.1 ст.208 УПК РФ (ранее оно приостанавливалось на основании п.1 ч.1 ст. 195 УПК РСФСР), хотя бы есть возможность учесть как уголовные дела о преступлениях, совершенных организованной группой. В этом случае имеется, как минимум, один обвиняемый - член организованной группы, то есть в распоряжении следователя имеются определенные доказательства, свидетельствующие о совершении преступления организованной группой.

Быков В.М. Обстоятельства, подлежащие установлению при расследовании групповых преступлений // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел. Сборник научных трудов. — Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1987. С.61.

2 См.: Зотов М.Н. О результатах работы органов предварительного следствия и задачах по совершенствованию их деятельности в 2000-2001 годах // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 2001. - № 1. С.34.

134

Если же обвиняемых нет, то, как правило, такие преступления не квалифицируются как совершенные организованной группой до получения достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления организованной группой хотя бы одному лицу. Если такое лицо, подлежащие привлечению в качестве обвиняемого, не устанавливается, то предварительное следствие по уголовному делу приостанавливается, а квалифицирующий признак “совершение преступления организованной группой” остается неустановленным.

§ 2. Проблемы, обусловленные несовершенством правового

регулирования вопросов взаимодействия следователя

органов внутренних дел с милицией

В 1994 г. было проведено социологическое исследование, в ходе которого следователи в анкетах указали на уголовный розыск и региональные управления по организованной преступности как на службы, организация взаимодействия с которыми, вызывает наибольшие трудности (47,15% и 35,77% соответственно)1. К сожалению, за 7 лет ситуация в лучшую сторону не изменилась. В ходе проведенного нами опроса следователей органов внутренних дел были получены похожие данные. 43,3% опрошенных указали, что больше всего проблем у них возникало при взаимодействии с таким подразделением милиции, как уголовный розыск. На втором месте стоят подразделения по борьбе с организованной преступностью, на них указали 32,7% от опрошенных следователей. Далее идут подразделения государст-

1 Катков С.А. Указ. соч. С.73.

135 венной инспекции безопасности дорожного движения - на них указали 8,7% опрошенных, на службу участковых уполномоченных милиции - 6,7% опрошенных, на иные подразделения и службы милиции указали 8,6% опрошенных. Мы согласны, что с указанными подразделениями и службами следователи взаимодействуют чаще, а, как удачно подметил С.А. Катков, “… с кем взаимодействовать приходится чаще, с тем и трудностей больше”1.

На наш взгляд, одной из основных причин этих трудностей являются недостатки нормативного регулирования вопросов взаимодействия. Эти недостатки можно разделить на два вида: противоречия между правовыми нормами различных нормативных правовых актов и несоответствия право- вых норм, встречающихся в одном акте, друг другу.

К первой группе проблем относятся несоответствия между правовыми нормами УПК РФ, Закона об ОРД и Закона о милиции.

Исходя из ч.1 и 2 ст.13 Закона об ОРД, на территории России право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставляется опера- тивным подразделениям определенных государственных органов. В УПК РФ уже прямо не указано, что органы дознания обязаны принимать опера- тивно-розыскные меры в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, как это было сказано в ч.1 ст.118 УПК РСФСР. Однако согласно п.4 ч.2 ст.38 и ч.4 ст. 157 УПК РФ орган дознания обязан осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, а оперативно- розыскная деятельность осуществляется именно посредством производства оперативно-розыскных мероприятий (ст.1 Закона об ОРД) по поручению следователя. Также в соответствии с ч.4 ст. 157 УПК РФ в случае направления уголовного дела прокурору после производства неотложных следственных действий орган дознания обязан принимать оперативно- розыскные меры для установления лица, совершившего преступление. Получается, что и органы дознания, и

1 Катков С.А. Указ. соч. С.73.

136

оперативные подразделения указанных в Законе об ОРД государственных органов вправе заниматься оперативно-розыскной деятельностью.

В п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ записано, что к органам дознания относятся органы внутренних дел Российской Федерации, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности. То есть с определенной натяжкой можно признать, что перечни органов дознания (данный в п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ) и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (приведенный в ч.1 и 2 ст. 13 Закона об ОРД) совпадают. Хотя, на наш взгляд, полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности в Законе об ОРД наделены не в целом органы внутренних дел или иные органы исполнительной власти, а их оперативные подразделения.

Согласно ч.1 ст.40 УПК РФ перечень органов дознания не ограничивается только органами исполнительной власти указанными в п.1 ч.1 этой статьи, ведь к ним отнесены и должностные лица, перечисленные в п.п.2 и 3 ч.1 данной статьи. Следовательно, можно констатировать, что перечень ор- ганов дознания, содержащийся вч.1 ст.40 УПК РФ, не совпадает с переч- нем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, изло- женном в ч.1 и 2 ст. 13 Закона об ОРД. К тому же в самом Законе об ОРД упоминается термин “орган дознания” (ч.1 ст.7, ч.1-3 ст.П, ст. 14), что сви- детельствует о различии органов дознания и органов исполнительной вла- сти, наделенных полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

Как уже отмечено, согласно п.4 ч.2 ст.38 и ч.4 ст. 157 УПК РФ органы дознания обязаны осуществлять по поручению следователя оперативно- розыскные мероприятия. Если же опираться на Закон об ОРД, то, сопостав- ляя ч.1 ст.7, ч.1 и 2 ст.13, п.2 ст.14, можно прийти к выводу, что поручения следователя о производстве оперативно-розыскных мероприятий должны выполнять оперативные подразделения органов, осуществляющих опера-

137

тивно-розыскную деятельность. То есть мы имеем две пары субъектов взаимодействия - следователь и органы дознания, а также следователь и оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативную деятельность.

Согласно ст.40 УПК РФ милиция не является органом дознания (как это было указано в п.1 ст. 117 УПК РСФСР), поскольку к органам дознания отнесены органы внутренних дел Российской Федерации. Милиция вместе с другими подразделениями и службами входит в состав органов внутренних дел. Какие конкретно подразделения органов внутренних дел являются оперативными и как они соотносятся с милицией, нигде четко не указано.

В юридической литературе также встречаются различные мнения на этот счет. Одни полагают, что в органах внутренних дел правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность обладают только оперативные подразделения криминальной милиции1. С другой стороны, С. И. Вележев считает, что вся милиция общественной безопасности является оператив- ным подразделением органов внутренних дел2. Исходя из последнего ут- верждения, можно было бы сделать вывод и о том, что и вся криминальная милиция является оперативным подразделением органов внутренних дел.

На наш взгляд, милиция общественной безопасности не является опе- ративным подразделением органов внутренних дел. В ее состав входят службы, которым не нужно проводить оперативно-розыскные мероприятия в силу специфика своей деятельности. В частности, это дежурные части, ме-

См.: Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Учебно- практическое пособие / Под общ. ред. В.В. Черникова, В.Я. Кикотя. - М.: Инффа-М, 2002. С. 7.

2 Вележев СИ. Милиция общественной безопасности (местная милиция) как опе- ративное подразделение органов внутренних дел. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. -Санкт- Петербург.: СПбУ МВД России, 2002. С. 12.

138 дицинские вытрезвители, подразделения охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых и т.д.

В структуру милиции общественной безопасности входит служба уча- стковых уполномоченных милиции. Приказом МВД РФ № 900 от 16 сентября 2002 г. “О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции” была утверждена Инструкция по организации деятельности уполномоченного милиции и одновременно отменен приказ МВД России от 14 июля 1992 г. № 231, который утверждал аналогичную Инст-рукцию . Согласно п.4.7 отмененной Инструкции участковый уполномоченный милиции был вправе осуществлять в соответствии с Законом об ОРД оперативно-розыскные действия в пределах, определенных нормативными правовыми актами МВД России. В Инструкции, утвержденной приказом МВД РФ № 900 от 16 сентября 2002 г., о том, что участковый уполномоченный милиции вправе осуществлять оперативно-розыскную деятельность, не говорится. Из изложенного следует, что рассматриваемым ведомственным актом признается то, что служба участковых уполномоченных милиции также не является оперативным подразделением как милиции общественной безопасности, так и в целом органов внутренних дел.

Мы поддерживаем такую позицию Министерства внутренних дел. Участковые уполномоченные милиции в основном заняты административ- ной деятельностью, а оперативно-розыскную деятельностью должны осу- ществлять те подразделения криминальной милиции, для которых этот вид деятельности является основным (например, подразделения уголовного розыска, подразделения, занимающиеся борьбой с незаконным оборотом наркотических средств и т.д.).

См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 926 “О подразделениях милиции общественной безопасности” // Российская газета. 2000. 15 дек.

2 Российская газета. 2002. 27 окт.

139

Отнесение в УПК РФ к органам дознания не милиции, а в целом органов внутренних дел Российской Федерации, на наш взгляд, является оши- бочным шагом. По-видимому, это было сделано для того, чтобы перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, содержа- щийся в ч.1 и 2 ст. 13 Закона об ОРД, совпадал со списком органов дознания, так как в компетенцию последних также осуществление оперативно-розыскной деятельности. Осуществлением деятельности, возложенной в ч.2 ст.40 УПК РФ на органы дознания, в органах внутренних дел также занимается милиция.

Следует отметить, что в УПК РФ термин “оперативные подразделения” не используется, не встречается определение этого термина и в других нормативных правовых актах. В литературе определение понятию “опера- тивные подразделения” давалось, например А.Ю. Шумиловым1. Другой ученый, В.И. Басков употребляет и еще один термин, имеющий отношение к рассматриваемому вопросу, - “оперативно-розыскные органы” . Этот тер- мин не встречается в нормативных правовых актах, что подразумевает автор под этим наименованием, не вполне ясно, - то ли указанные оперативные подразделения, то ли сами государственные органы, в состав которых входят оперативные подразделения.

Думается, в Законе об ОРД должно быть разъяснено, что подразумевается под оперативными подразделениями, обладающими правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность. На наш взгляд, к оперативным подразделениям милиции, наделенным правом заниматься оперативно- розыскной деятельностью, должны быть отнесены конкретные подразделе- ния криминальной милиции, в частности, уголовный розыск, подразделения по борьбе с экономическими преступлениями, подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и некоторые другие. Конкретный пере-

См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность в схемах: Наглядное пособие. - М.: Издатель Шумилова И.И., 1998. С.36. 2 См.: Басков В.И. Указ. соч. С.40.

140

чень служб и подразделений милиции, которые являются оперативными подразделениями органов внутренних дел, а значит, и вправе осуществлять оперативно-розыскную деятельность, должен быть изложен в отдельном нормативном правовом акте. Таким актом может стать Постановление Правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 925 (в ред. Пост. Правительства РФ от 26 июля 2001 г. № 558) “О подразделениях криминальной милиции” . В данном постановлении уже содержится перечень подразделений, входящих в состав криминальной милиции, однако не сказано о том, что данные подразделения являются оперативными, а значит, в силу ч.1 ст. 13 Закона об ОРД вправе осуществлять оперативно-розыскную деятельность. То есть в рассматриваемое Постановление Правительства РФ необходимо внести изменение, которое будет состоять в перечислении в нем не только подразделений, входящих в состав криминальной милиции, но и указание на те из них, которые являются оперативными.

В оперативно-розыскном законодательстве, как отмечает К.Н. Сурков, вообще не определен статус сотрудников оперативных подразделений орга-нов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность . В УПК РФ хоть и имеются термины, указывающие на сотрудников органов дознания, но их статус определен весьма противоречиво. Взаимодействовать со следователем весь орган дознания, например, орган внутренних дел, не может по понятным причинам. В реальности взаимодействовать могут только конкретные должностные лица, то есть следователь и сотрудник органа внутренних дел, в частности, сотрудник милиции. Ведь весь орган внутренних дел не будет выполнять, например, поручения следователя органов внутренних дел о производстве отдельных следственных действий. В соответствии с п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ такие поручения и указания выполняют опреде- ленные сотрудники или сотрудник милиции. Однако за качество выполне-

Ь

Росси йская газета . 2000. 15 дек. 2
См.:
Сурко в
К.Н.
Опера тивно- розыс кное
закон одате льств о
Росси и:
пути совер шенст вован ия и развит ия. Дисс.. . канд. юрид. наук. - Москв а, 1997. С.93.

141

ния таких поручений отвечает именно орган внутренних дел, а не его со- трудники, так как субъектом взаимодействия является именно он.

В УПК РФ, в отличие от его предшественника - УПК РСФСР, имеется всего два термина, имеющих отношение к должностным лицам органов дознания. Это: “начальник органа дознания” (п. 17 ст.5; ч.1, 3 и 4 ст.41; ч.З ст.144; ч.4 ст.225 УПК РФ) и “дознаватель” (п.п.7, 8, 11, 13, 24, 32, 37, 38, 46 ст.5; ч.1, 3 и 4 ст.7; ч.2 ст. 10 и многие другие статьи УПК РФ). Напомним, что в УПК РСФСР таких терминов было три: “лицо, производящее дознание” (ст.ст. 20, 22, 23, 28, 51, 58, 64, 70, 71, 73, 99, 101, 111, 218, 220-1), “начальник органа дознания” (ст.415 и 416) и “должностное лицо органа дознания” (ст.ПО). Уменьшение рассматриваемых терминов является прогрессивным шагом, так как отличие лица, производившего дознание, от должностного лица органа дознания было достаточно условным. Однако в УПК РФ (как и ранее в УПК РСФСР) не разъясняется, в полномочия каких лиц входит выполнение от имени органа дознания поручений и указаний следователя о производстве следственных, розыскных и иных процессуальных дейст- вий, даваемых им на основании п.2 ч.4 ст.38 и ч.1 ст. 152 УПК РФ.

В Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334, указано, что свои поручения о производстве следственных действий следователь направляет руководителю органа дознания. Согласно этой же Инструкции производить следственные действия по поручению следователя должны оперуполномоченный (п. 2.3.2), участковый уполномоченный (п. 2.6.3), руководитель органа дознания (п. 4.1.10).

Такой порядок не совсем отвечает требованию закона, так как согласно УПК РФ (п.2 ч.4 ст.38 и ч.1 ст. 152) исполнять поручения и указания сле- дователя должен именно орган дознания, а не его начальник, участковый уполномоченный или оперуполномоченный. В процессе выполнения ими поручений и указаний следователя о проведении следственного действия

142

могут быть получены доказательства. Эти доказательства на основании по- становления Пленума Верховного Суда Российской Федерации могут быть признаны полученными с нарушением закона, так как собирание и закрепление этих доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом1. Согласно же ч.2 ст.50 Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В соответствии с ч. 1 ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса, являются недопустимыми. Поэтому и появляется вопрос: кто конкретно и на каком основании должен взаимодействовать со следователем, представляя орган дознания - юридическое лицо?

Как видно, в нормативных правовых актах нет единого мнения о том, кто именно от имени органа дознания должен взаимодействовать со следователем, в частности, кто из сотрудников милиции взаимодействует со следователем внутренних дел. Разных точек зрения по этому вопросу придерживаются и представители юридической науки2. Для решения этой проблемы вносятся различные предложения. Например, А.А. Шишков предлагает: внести уточнения в закон, отметив, что поручения о производстве розыскных и следственных действий следователь вправе давать как органу дознания, так и должностному лицу органа дознания .

В процессе расследования преступлений следователи органов внутренних дел взаимодействуют с различными подразделениями милиции.

1 См.: п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” // Сборник постановлении Пленумов Верховного Суда Рос сийской Федерации. 1961-1996. -М.: Юрид. лит., 1997. С. 18.

2 См., например: Федоткин М.А. Указ. соч. С.95; Балашев А.Н. Указ. соч. С.36; Нургалиев В.М. Указ. соч. С.200; Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон (соотношение и проблемы применения). Монография. - М.: МИ МВД России, 1999. С.80идр.

3 См.: Шишков А.А. Теоретические основы уголовно-процессуальной деятельно сти подразделений по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. -Москва, 1999. С.22.

143

Изучение уголовных дел показало, что следователи органов внутренних дел взаимодействовали:

  • с криминальной милицией - в 83,0% случаях от всех актов взаимо- действия; из них на долю уголовного розыска приходиться - 63,3% случаев, на подразделения по борьбе с организованной преступностью - 13,3%, на подразделения службы по борьбе с экономическими преступлениями 5,0%, на долю иных служб криминальной милиции приходиться 1,4%;
  • с милицией общественной безопасности - в 17,0% случаев от всех актов взаимодействия, из них на долю патрульно-постовой службы милиции и участковых инспекторов милиции приходится - по 5,0%, на государст- венную инспекцию безопасности движения - 3,2%, на муниципальную ми- лицию и специальные подразделения дознания приходиться по 1,6%, на ос- тальные службы - 0,6%.
  • Возникает вопрос: являются ли органами дознания, например, подраз- деления криминальной милиции? Перечень таких подразделений изложен в Постановлении Правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 925 “О подразделениях криминальной милиции”1.

Пресечение деятельности организованных групп - одно из основных направлений деятельности подразделений по борьбе с организованной пре- ступностью и коррупцией в составе МВД РФ2. Эти подразделения различ- ных уровней в соответствии с нормативными актами министерства3 являют- ся самостоятельными, специализированными оперативно-розыскными под-

1 Российская газета. 2000. 15 дек.

2 См.: п.1.2 приказа МВД РФ от 19 июля 1996 г. № 394 “О совершенствовании деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью в системе МВД России” и п.п.1.1-1.4 приказа МВД РФ от 30 июня 2000 г. № 702 “О совершенствовании деятельности в системе МВД России подразделений по борьбе с организованной пре ступностью и коррупцией”.

3 См.: п.п.1.1, 3.19 приложения 2 и п.п.1.1, 3.12 приложения 3 к приказу МВД РФ от 19 июля 1996 г. № 394 “О совершенствовании деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью в системе МВД России”; п. 1 приложения к приказу МВД РФ от 7 декабря 1998 г. № 798 “Об утверждении Положения о Главном управлении по борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел РФ”.

144

разделениями криминальной милиции Российской Федерации, реализующими в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке функции органа дознания. Возникает вопрос: являются ли эти подразделения криминальной милиции органами дознания, что обозначает словосочетание “реализуют функции органа дознания”? В юридической литературе встречаются взаимоисключающие ответы1. П.А. Скобликов справедливо указывает: “В условиях, когда действуют положения УПК РСФСР, принятого почти 30 лет назад, наличие у РУБОП, УБОП статуса органа дознания вызывает сомнения правового характера”2. На наш взгляд, после введение в действие УПК РФ данная проблема не только не исчезла, а наоборот, еще больше обострилась, так как органом дознания в настоящее время является не просто милиция, а весь орган внутренних дел.

Нечеткая нормативно-правовая регламентация вопросов взаимодействия следователя и органов дознания породила на практике различные, не всегда верные подходы к их решению. Материалы изученных в ходе на- стоящего диссертационного исследования уголовных дел, в частности, свидетельствуют о том, что свои поручения в порядке, который был предусмотрен ч.4 ст. 127 УПК РСФСР, следователи направляли на имя различных должностных лиц. Этими лицами являлись как начальники органов внутренних дел, так и начальники милиции, а также начальники подразделений милиции. Так, на имя начальника органа внутренних дел было направлено 40,0% таких поручений и указаний; на имя начальника криминальной милиции - 22,2%; на имя начальника уголовного розыска - 15,5%; на имя начальника подразделения по борьбе с организованной
преступностью -

1 См.: Павлов НЕ. Является ли РУБОП органом дознания? // Щит и меч. 1998. 6 авг.; Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. - М: ЮИ МВД России, 1997. С.19-20; Григорьев В.Н., Шишков А.А. Уголовно- процессуальная деятельность подразделений по борьбе с организованной преступностью. -М: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. С. 100.

2 Скобликов П.А. К вопросу о создании в России самостоятельной федеральной службы для борьбы с организованной преступностью // Государство и право. - 2000. - № 2. С.27.

145

11,1%; на имя начальника отделения милиций - 4,6%; на имя начальника службы по борьбе с экономическим преступлениями - также 4,4%; на имя начальников других служб милиции - 2,4%. После введения в действие УПК РФ данное положение не изменилось. Следователи различных следственных подразделений направляют свои поручения в соответствии с практикой, сложившейся в данном следственном подразделении. Так, следователи СО при ОВД “Проспект Вернадского” УВД ЗАО г. Москвы, основываясь на п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ, направляют свои письменные поручения на имя начальника органа внутренних дел, а следователи СО при УВД Центрального района г. Твери направляют подобные поручения на имя начальника криминальной милиции.

Достоверность этих данных подтверждается и результатами интервьюирования следователей органов внутренних дел. Из них 44,2% рассматриваемые поручения и указания направляли на имя начальника органа внутренних дел; 7,7% - на имя начальника криминальной милиции или милиции общественной безопасности; 14,4% - на имя начальника конкретного подразделения органа дознания. Остальные опрашиваемые называли в своих ответах либо всех этих должностных лиц, либо часть из них, а также кон- кретное должностное лицо органа дознания.

В литературе также встречается спорное на наш взгляд мнение (по указанным выше причинам), суть которого сводится к тому, что следователь вправе направлять свои поручения как руководителям оперативных подраз- делений, так и начальникам органов дознания .

Думается, следует пойти по предложенному практикой пути, согласно которому следователи органов внутренних дел направляют свои поручения и указания на имя начальника органа дознания, поручающему их исполнение подчиненным ему сотрудникам. Поручения следователя о производстве отдельных следственных действий должно исполнять по указанию началь-

1 Соломичев В.И. Указ. соч. С.24.

146

ника органа дознания предусмотренное УПК РФ должностное лицо органа дознания - дознаватель. В системе органов внутренних дел дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, производится сотрудниками подразделений дознания милиции общественной безопасности1. Следовательно, эти сотрудники и будут являться дознавателями в смысле п.7 ст.5 и ст.41 УПК РФ. Значит, они, по нашему мнению, и должны выполнять поручения следователя органов внутренних дел о производстве отдельных следственных действий по указанию начальника органа внутренних дел. Свои поручения, предусмотренные п.4 ч.2 ст.38 и ч.1 ст. 152 УПК РФ, следователи органов внутренних дел должны направлять на имя начальника органа внутренних дел, так как только он является начальником такого органа дознания как орган внутренних дел.

Стоит отметить, что после введения в действие УПК РФ в некоторых регионах (в частности, в Московской области) сложилась практика, соглас- но которой поручения следователя органов внутренних дел выполняются дознавателями органов внутренних дел. Причем в качестве дознавателей выступают не только сотрудники милиции общественной безопасности, но и назначаемые приказом начальника органа внутренних дел дознавателями сотрудники уголовного розыска и других подразделений криминальной милиции. По-видимому, эта практика основывается на положениях УПК РФ, согласно которым дознаватель уполномочен осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 7 ст. 5, п. 2 ч. 3 ст. 41 Кодекса). На наш взгляд, одних этих положений для наделения дознавателя функциями по выполнению поручений следователя недостаточно. В УПК РФ следует прямо указать, что поручения следователя о производстве отдельных следственных действий дол-

1 См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 926 “О подразделениях милиции общественной безопасности” // Российская газета. 2000. 15 дек.; приказ МВД РФ от 12 августа 1998 г. № 493 “О некоторых мерах по со- вершенствованию деятельности милиции общественной безопасности (местной милиции) по раскрытию и расследованию преступлений”.

147

жен исполнять дознаватель, на которого эти полномочия возлагаются на- чальником органа дознания.

Согласно ч.2 ст. 158 УПК РФ следователь, установив обстоятельства, способствующие совершению преступления, вправе внести в соответст- вующую организацию или соответствующему должностному лицу пред- ставление о принятии мер по устранению указанных обстоятельств или других нарушений закона.

Следователи органов внутренних дел нередко пользуются таким своим правом. Как правило, они выносят подобные представления в связи с не- выполнением сотрудниками милиции своих профессиональных обязанно- стей, данные представления адресуются начальнику органа внутренних дел. Так, следователь СО при ОВД “Проспект Вернадского” УВД ЗАО г. Москвы в ноябре 2002 г. расследовал грабеж, совершенный группой несовершеннолетних лиц. Ссылаясь на ч.2 ст.158 УПК РФ, следователь направил представление на имя начальника данного органа внутренних дел с требованием усилить эффективность работы подразделения милиции общественной безопасности по делам несовершеннолетних, так как имеются недостатки в работе данного подразделения по предупреждению преступлений несовершеннолетних. В другом случае следователь этого же следственного подразделения, расследующий тайное хищение чужого имущества из жилища потерпевшего, направил в октябре 2002 г. представление на имя начальника ОВД “Проспект Вернадского” с требованием повысить эффективность работы службы участковых инспекторов милиции по предупреждению и профилактике подобных преступлений.

Как видно из изложенного, следователи активно пользуются своим правом по внесение представлений, направленных на повышение эффективности работы сотрудников милиции по предупреждению преступлений. Однако согласно ч.2 ст.158 УПК РФ следователь вправе внести в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу представление не только о принятии мер по устранению обстоятельств, способ-

148

ствующих совершению преступления, но и других нарушений закона. Таки- ми нарушениями закона могут быть и нарушения, допускаемые сотрудни- ками милиции в ходе взаимодействия со следователем органов внутренних дел при расследовании последним преступлений. Например, невыполнение поручений следователя, данного им в порядке, предусмотренном п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ.

В то же время, если следователь имеет право выносить рассматриваемые представления, то другой субъект взаимодействия - милиция или орган дознания - в целом такого права не имеют. При этом следователи, и в част- ности следователи внутренних дел, также нередко нарушают правовые нор- мы, содержащиеся в УПК РФ.

На наш взгляд, следует и органы дознания наделить правом вынесения представления в адрес следователя, в случае нарушения им положений за- кона.

§ 3. Пути совершенствования взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции

О необходимости реформирования правоохранительной системы, обес- печения системного подхода к организации деятельности правоохранитель- ных органов, исключении дублирования и параллелизма в их работе говорится в п.3.7 Постановления Правительства Российской Федерации “О федеральной целевой программе по усилению борьбы с организованной преступностью на 1999 - 2000 годы”1. Органы предварительного следствия и органы

Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 12. Ст. 1484.

149

дознания являются частью правоохранительной системы, на необходимость радикальной реформы этих органов указывают многие исследователи1. Сле- дователи органов внутренних дел и милиция (по УПК РСФСР - орган дозна- ния, по УПК РФ - подразделение органа дознания) входят в систему органов внутренних дел, реформирование которых проводится в последнее время2. Следовательно, совершенствование взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции с целью решения проблем, возникающих в про- цессе такого взаимодействия, отвечает задачам настоящего времени.

Проблемы, возникающие в ходе взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции, конечно, можно решать по отдельности, путем внесения различных изменений в нормативные правовые акты, как это предлагают некоторые исследователи. Например, А.А. Шишков полагает, что более перспективным видится подход, когда определение, кто и каким образом в милиции обладает правами и обязанностями органа дознания, бу- дет решаться путем издания внутриведомственного нормативного акта3. На наш взгляд, данное предложение вполне может быть реализовано. Это ста- новится даже более возможным после введение в действие УПК РФ, так как согласно п.7 ст.5 и ч.1 ст.41 УПК РФ осуществление предварительного рас- следования в форме дознания возложено на конкретное должностное лицо органа дознания - дознавателя. В милиции общественной безопасности уже давно существуют подразделения дознания, выполняющие указанную функцию. Как уже отмечалось выше, мы полагаем, что поручения следова- теля органа внутренних дел о производстве следственных действий как раз и

1 См., например: Федоткин М.А. Указ. соч. С.97; Гирько СИ., Сурыгин Н.Е. Пер спективы развития службы дознания в системе органов и служб МВД России: ее место, организационное построение и функции // Проблемы предварительного следствия и доз нания. Сборник научных трудов. - М: ВНИИ МВД РФ, 1996. С.30-36 и др.

2 См.: Грызлов Б.В. Реформирование системы МВД России - требование времени // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2001. - № 4. - С.23-26; Он же. Время строгих оценок // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ.-2001.-№5-6.-С.З-13.

3 Шишков А.А. Указ. соч. С. 119.

150

должны выполнять дознаватели подразделений дознания милиции общест- венной безопасности. Поручения же следователя о проведении оперативно- розыскных мероприятий должны выполнять оперативные подразделения криминальной милиции.

Данные положения, конечно, можно было бы сформулировать в ведом- ственных нормативных правовых актах. Однако думается, что рассматриваемые проблемы требуют кардинального решения, так как основная их часть возникает по причине двойственности законодательства. Следователи уполномочены осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (п.41 ст.5 и чЛ ст.38 УПК РФ). На органы дознания возлагается дознание (форма предварительного расследования) по уголовным делам, по которым предварительное следствие необязательно, и выполнение неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно (п.8 и 24 ст.5, ч.2 ст.40 УПК РФ). В то же время органы дознания по поручению следователя обязаны осуществлять оперативно-розыскные мероприятия (п.4 ч.2 ст.38 и ч.4 ст. 157 УПК РФ), а также принимать в определенных законом случаях оперативно-розыскные меры (ч.4 ст. 157 УПК РФ). При этом в ч.2 ст.41 УПК РФ указано, что не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

В подзаконных нормативных правовых актах два указанных вида дея- тельности (производство предварительного расследования в форме дознания, выполнение неотложных следственных действий и осуществление оперативно-розыскных мероприятий) возложены на разные подразделения органов дознания. Так, одной из основных задач специализированных подразделений дознания милиции общественной безопасности является производство дознания по уголовным делам, по которым предварительного следствия не обяза-

151

тельно1. Попытка наделить специализированные подразделения дознания милиции общественной безопасности оперативно-розыскными функциями, как отмечает Г.И. Седова, привело не к улучшению работы, а к снижению раскрываемости, ухудшению качества дознания2. Дознание по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, в подразделениях милиции общественной безопасности наряду с сотрудниками подразделений дознания осуществляют также сотрудники, на которых эти обязанности возложены решением начальника милиции общественной безопасности (его заместителя)3.

Возникает противоречивая ситуация: с одной стороны, процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью занимаются одни государственные органы (подразделения или должностные лица этих органов), а с другой - разные.

Развитие правового регулирования рассматриваемых вопросов может осуществляться в двух основных направлениях, которые, в свою очередь, делятся на несколько путей. Направления, а также каждый из путей имеют определенные преимущества и недостатки. Отличие этих направлений со- стоит в том, что в одном случае уголовно-процессуальная и оперативно- розыскная деятельность осуществляется одним государственным органом или одним должностным лицом такого органа, а в другом - разными.

Первого направления придерживаются, в частности, В.М. Мешков и В.Л. Попов, считающие: “…Необходимо законодательно разрешить сотруднику правоохранительных органов, непосредственно занимающемуся рас- крытием преступлений, пользоваться методами, отнесенными и к оператив-

1 Приказ МВД РФ от 12 августа 1998 г. № 493 “О некоторых мерах по совершенст вованию деятельности милиции общественной безопасности (местной милиции) по рас крытию и расследованию преступлений”.

2 Седова Г.И. Процессуальные и криминалистические проблемы деятельности ор ганов дознания. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Саратов, 2000. С. 17.

3 Пункт 4 приказа МВД РФ от 12 августа 1998 г. № 493 “О некоторых мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности (местной мили ции) по раскрытию и расследованию преступлений”.

152

но-тактическим, и к следственным (криминалистическим)”1. Результаты оп- роса следователей органов внутренних дел и сотрудников милиции свиде- тельствуют о том, что большинство опрошенных не разделяют данную точку зрения. Только 16,3% следователей и 23,4% сотрудников милиции согласились с тем, что уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью должно заниматься одно и то же должностное лицо.

Менее радикальную позицию занимает В.А. Михайлов2, предлагающий ввести вполне самостоятельную стадию уголовного процесса - дознание. В ходе этой стадии орган дознания раскрывает преступление путем органического сочетания оперативно-розыскных и процессуальных меро- приятий, и только после этого дело передается следователю. “Дознание нельзя признавать завершенным и выполнившим свои задачи и функции, пока преступление не будет раскрыто, и пока юридический факт раскрытия преступления орган дознания не оформил постановлением о привлечении конкретного лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого и применением к нему оптимальной меры пресечения”3. Следует отметить, что эту точку зрения разделяет и В.Ф. Статкус, который еще в 1978 г. указывал на необходимость передачи дела следователю органом дознания только после того, как последним будет установлено лицо, совершившее преступление4. Схожих взглядов придерживаются и другие исследователи5. Практически реализовали эти идеи в Латвии, где соответствующим образом

1 Мешков В.М., Попов В.Л. Указ. соч. С. 16.

2 Михайлов В.А. Проблемы дифференциации расследования преступлений // Ак туальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в Рос сии. Материлы научно-практич. конф. - М.: МИ МВД России, 1995. Вып.5. С.66.

3 Там же. С. 69-70.

4 См.: Статкус В.Ф. Некоторые проблемы совершенствования организации рас крытия преступления органами внутренних дел // Проблемы предварительного следст вия. - Волгоград, 1978. -Вып. 7. С.30-31.

5 См.: Махов В.Н. О проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской Фе дерации // Следователь. - 2001. - № 3. - С. 17; Зотов М.Н. Насущные проблемы совер шенствования организации предварительного следствия в системе МВД России // Вест ник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2001. - № 2-3. - С. 14.

153

была реорганизована система предварительного расследования1. На Украине данная концепция действует лишь частично. Согласно ч.1 ст. 104 Уголовно-процессуального кодекса Украины при наличии признаков преступления, не являющегося тяжким, орган дознания возбуждает уголовное дело и производит следственные действия до установления лица, его совершившего, а затем передает дело следователю2. В случае возбуждения органом дознания дела о тяжком преступлении он обязан передать дела следователю после выполнения неотложных следственных действий, даже если лицо совершившее преступление и не было установлено (ч.2 и 3 ст. 104 Уголовно-процессуального кодекса Украины)3.

Если эти виды деятельности (уголовно-процессуальную и оперативно- розыскную) будут осуществлять разные органы (должностные лица), то молено согласиться с возникшим более 30 лет назад предложением об отмене дознания как вида предварительного расследования4. Эта идея имеется также и в ряде работ, написанных в последнее время5, ее придерживаются и

См.: Залпетерис Я. О принципах реорганизации системы предварительного расследования в Латвийской республике // Информационный бюллетень СК МВД России. -М. - 2000. - № 2 (103). С. 107-108.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Украины- X.: Легас, 2002. С. 63.

3 Там же. С. 63-64.

4 См.: Чугунов В., Чувилев А., Белозеров Ю. Дознание и его проблемы // Социали стическая законность. - 1970. - № 6. С.38; Миниус М.Д. Взаимодействие органов дозна ния и предварительного следствия по делам о хищениях социалистического имущества (по материалам Казахской ССР). Дисс… канд. юрид. наук, - Тбилиси, 1968. С.62-63; Ти- кунов B.C. О дальнейшем совершенствовании предварительного следствия // Советское государство и право. - 1965. - №6. С. 47.

5 См., например: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Под ред. С.А. Пашина. - М: Республика, 1992. С.90; Абдумаджидов Г.А. Об актуальных про блемах совершенствования деятельности следователей // Пути совершенствования дея тельности следственных аппаратов органов внутренних дел. Сб. научн. трудов. - Таш кент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1987. С.7; Дубинский А.Я. Актуальные проблемы совершенствования предварительного расследования преступлений // Пробле мы дальнейшего укрепления социалистической законности в деятельности органов внут ренних дел. Межвуз. сб. научн. трудов - Киев: КВШ им. Ф.Э. Дзержинского, НИ и РИО, 1986. С.84идр.

154

руководители Следственного Комитета при МВД РФ1. В рассматриваемом случае всеми видами предварительного расследования будут заниматься только следователи. При этом необходимо оставить упрощенный порядок досудебного установления обстоятельств преступления по отдельным категориям уголовных дел. На наш взгляд, в этом случае следует отказаться и от самих органов дознания. Оперативно- розыскную деятельность будут осуществлять конкретные оперативные подразделения государственных органов, указанных в ч.1 и 2 ст. 13 Закона об ОРД.

Т.Г. Морщакова и А.Х. Кишиев придерживаются несколько иной точки зрения2. О сути ее можно судить по следующему высказыванию по- следнего: “…целесообразно дознание сохранить лишь в целях производства неотложных следственных действий и выполнения оперативно- розыскных мероприятий”3.

На наш взгляд, следует согласиться с авторами, которые предлагают лишить органы дознания права принимать оперативно-розыскные меры в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, а также права проводить оперативно-розыскные мероприятия4. Осуществлять оперативно-розыскную деятельность должны будут только оперативные подразделения определенных законом государственных органов.

Этот путь нам кажется более перспективным, так как с ним не связано кардинальное изменение существующего порядка предварительного рассле-

См.: Зотов М.Н. О результатах работы органов предварительного следствия и задачах по совершенствованию их деятельности в 2000-2001 годах // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 2001. - № 1. С.30.

2 См.: Истина… И только истина! Пять бесед о судебно-правовой реформе. - М: Юрид. лит., 1990. С.283.

3 Кишиев А.К. Теоретические, правовые основы и проблемы производства дозна ния и предварительного следствия в органах внутренних дел. Дисс… канд. юрид. наук. - Баку, 1990. С.71.

4 См.: Доля Е.А. К вопросу создания Следственного комитета // Советская юсти ция. - 1993. - № 20. С. 10; Чувилев А.А. Оперативно-розыскное право. - М: Издатель ская группа НОРМА - ИНФРА-М, 1999. С.9; Гирько СИ. О процессуальном статусе дознания и дознавателя в условиях судебно-правовой реформы // Проблемы предвари тельного следствия и дознания. Сб. научн. трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1995. С.29.

155

дования. Именно по данному пути, на наш взгляд, и пытался пойти законодатель, предоставив право осуществлять оперативно-розыскную деятельность оперативным подразделениям отдельных государственных органов (ст. 13 Закона об ОРД), а не органам дознания, как это предусматривалось в УПК РСФСР (ч.1 ст.118 и ч.4 ст. 119). Однако в УПК РФ рассматриваемый путь преобразования органов дознания отражен не в полной мере и недостаточно последовательно.

Как уже отмечалось, в УПК РФ на органы дознания не возлагается обязанность принимать оперативно-розыскные меры. Однако из положений, содержащихся в п.4 ч.2 ст.38 и ч.4 ст. 157 УПК РФ, следует, что в определенных случаях орган дознания все же вправе производить оперативно-розыскные мероприятия и принимать оперативно-розыскные меры. В то же время согласно ч.1 ст.40 УПК РФ к органам дознания отнесены не только “органы внутренних дел Российской Федерации, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно- розыскной деятельности”, но и должностные лица указанные в п.п.2 иЗч.1 УПК РФ. То есть получается, что все органы дознания вправе осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, но не все органы дознания обладают этим правом “… в соответствии с федеральным законом”. Следует отметить, что в УПК РФ встречается и специальное наименование - орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность (ч.2 ст.163, ч.7 ст.164 УПК РФ).

Хотя в ст.4 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ “О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” и указано, что действующие на территории РФ федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с УПК РФ, подлежат приведению в соответствие с УПК РФ, на наш взгляд, в некоторых случаях этого делать не следует. Наоборот, в УПК РФ необходимо внести соответствующие изменения. Стоит (на это уже обращалось внимание выше), отнести к органам дознания не органы внутренних дел (п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ), а кри-

156

минальную милицию и милицию общественной безопасности, как это ука- зано в ч.2 ст.8 и ч.2 ст.9 Закона о милиции. Список органов, осуществляю- щих оперативно-розыскную деятельность, изложенный в ч.1 и 2 ст. 13 Закона об ОРД, не следует дополнять должностными лицами, указанными в п.2 иЗ ч.1 СТ.40УПКРФ.

Для того, чтобы последовательно продолжить реформу органов дознания, направленную на лишение их права осуществлять оперативно-розыскную деятельность, по нашему мнению, необходимо признать, что оперативно- розыскную деятельность вправе осуществлять только оперативные подразделения государственных органов, перечисленных в Законе об ОРД, а не органы дознания в целом. С этой целью следует внести соответствующие коррективы в п.11 ч.2 ст.37, п.4 ч.2 ст.38, ч.2 ст.95, ч.4 ст.157 УПК РФ. Конкретный перечень оперативных подразделений, имеющих право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, должен быть изложен в подзаконных нормативных правовых актах.

В органах внутренних дел органами дознания должны быть не сами эти органы, а криминальная милиция и милиция общественной безопасности. Подразделения дознания милиции общественной безопасности и должны будут выполнять возложенные на органы дознания функции, изложенные в ч.2 ст.40 УПК РФ. Должностные лица этих подразделений, правомочные осуществлять предварительное расследование в форме дознания (доз- наватели), будут выполнять по распоряжению начальника органа дознания поручения следователя органов внутренних о производстве следственных действий. Соответствующие изменения должны быть внесены в УПК РФ и в Закон о милиции.

Осуществление оперативно-розыскной деятельности должно быть возложено на соответствующие подразделения криминальной милиции.

Следует отметить, что МВД РФ уже идет по такому пути. В частности, в одном из нормативных правовых актов МВД РФ прямо говорится об осу- ществлении сотрудниками оперативно-розыскных подразделений крими-

157

нальной милиции только оперативно-розыскной деятельности по уголовным делам, предварительное следствие по которым осуществляют следователи следственных подразделений по расследованию организованной преступной деятельности . В другом ведомственном акте, как отмечалось выше, уже не возлагается на участкового уполномоченного милиции обязанность осуществлять оперативно-розыскную деятельность, как это предусматривалось ранее действующим ведомственным актом. В то же время на участкового уполномоченного милиции возлагается обязанность осуществлять в определенных случаях процессуальную деятельность2.

С реорганизацией органов дознания неразрывно связано и структурное изменение органов предварительного следствия. На наш взгляд, стоит вернуться к дискуссии о создании единого следственного комитета, которая началась еще в середине прошлого столетия, затем она то затихала, то вновь возникала. Одним из ее инициатора был М.В. Барсуков3, предложивший устранить параллелизм в построении следственного аппарата путем сосредоточения предварительного следствия в органах МВД. Член-корреспондент Академии наук СССР профессор М.С. Строгович оспорил эту мысль лишь в части. Он писал: “Идею “единого” следственного аппарата следует признать правильной только в том смысле, что предварительное следствие не может производиться в двух параллельно действующих аппаратах - прокуратуре и милиции - и должно быть сосредоточено в одном, а именно в прокуратуре; милиция же должна участвовать в уголовном про-

“Временная инструкция об особенностях взаимодействия органов предварительного следствия по расследованию организованной преступной деятельности и оперативных подразделений криминальной милиции”. Утверждена Приказом МВД РФ № 215 от 7 марта 2002 г.

2 См.: п.п. 10.1, 14.6, 14.7 Инструкции по организации деятельности участкового уполномоченного милиции. Утверждена приказом МВД РФ № 900 от 16 сентября 2002 г. “О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции” // Российская газета. 2002. 27 окт.

3 Барсуков М.В. За дальнейшее совершенствование организации и деятельности советской милиции// Советское государство и право. - 1957. - № 2. С.41.

158

цессе в качестве органа дознания”1. Позднее он пришел к выводу, что след- ственные органы должны быть включены в систему Министерства юсти- ции . Свою точку зрения М.С. Строгович обосновал положениями, в полной мере справедливыми и для настоящего времени: “Такая организация следственного аппарата (в системе Министерства юстиции - М.Б.) будет содействовать обеспечению независимости следователей, их подчинению только закону, устранению постороннего вмешательства в расследование уголовных дел… прокурорский надзор за предварительным следствием сохранится в полной мере, будет усилена и роль суда в контроле над решениями следователей по наиболее существенным вопросам предварительного следст-вия” . Близкую позицию занимал и В.А. Стремовский. Он также со временем изменил свой взгляд на вид ведомства, в котором должны быть сосредоточены следователи, продолжая отстаивать их объединение. Ученый сначала полагал, что весь следственный аппарат (кроме следователей органов государственной безопасности) следовало бы сосредоточить в органах прокуратуры4. Позднее он, изменив свою точку зрения, писал: “Предлагаемая реорганизация предварительного следствия, по нашему мнению, будет спо- собна обеспечить производство следствия на основе единого порядка, под единым руководством и на основе единого процессуального режима. Про- куратуру целесообразно освободить от следственного аппарата, а прокурора - от руководства следствием и от ответственности за его качество и сроки, поскольку все это не согласуется с правовой природой высшего надзора за законностью”5. С тех пор и до сегодняшнего дня научными и практическими

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М, 1958. С.281.

2 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2. - М.: Наука, 1970. С.79.

3 Там же. С.79.

4 Стремовский В.А. Предварительное расследование в советском уголовном про цессе. -М.: Государственное издательство юридической литературы, 1958. С.91.

5 Стремовский В.А. Сущность и участники предварительного следствия в совет ском уголовном процессе. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. - Тбилиси, 1967. С.25.

159

работниками высказываются разные точки зрения по рассматриваемому вопросу1.

В настоящее время, и это отмечается многими авторами2, следственные подразделения ввиду их нахождения в одной государственной структуре с органами дознания и формального подчинения органам дознания не обладают полной независимостью. Так, исходя из ч.1 ст.40 и ст.151 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что следователи органов федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции входят в состав аналогичных по наименованию органов дознания. Следственные подразделения органов внутренних дел с помощью предлога “при” как бы отделены от органов внутренних дел (например, Следственный комитет при Министерстве внутренних дел Российской Федерации)3. Однако они продолжают являться частью системы органов внутренних дел, а следователи органов внутренних дел продолжают подвергаться давлению со стороны органов дознания, входящих с ними в одну структуру. Нередки случаи, когда начальники органов внутренних дел оказывают давление на следователей,

См., например: Перлов И.Д. Рагинский М.Ю. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Советское государство и право. - 1957. - № 4. С. 115-121; Петрухин И.Л. Правосудие и законность // Советское государство и право. - 1987.- № 6. С.76; Абдульматов А. Нужен следственный комитет // Социалистическая законность. - 1991. - № 9. С.44-45; Гуценко К. Следственный Комитет - благо ли? // Социалистическая законность. - 1991. - № 1. С. 18; Харитонов АН., Деришев Ю.В. Органы предварительного следствия: история становления, система, структура, функция контроля преступности, направления реформирования: Учебное пособие - Омск: Юридический Институт МВД России, 1997. С.35-38; Назаренко В. Практическое значение и перспектива предвари- тельного следствия//Законность. - 2001.-№6. С. 32-34 и др.

2 См., например: Селезнев М. Взаимодействие следователей и органов дознания // Следователь. - 1996. - № 1. С.88; Шиканов В. И. В следственном аппарате необходимы организационные изменения // Актуальные проблемы общественной безопасности: Тез. всеросс. научно-практич. конф. - Иркутск: ИВШ МВД России, 1996. С.56; Грачев В. Следствие ведут новички // Российская газета. 2000. 4 авг. и др.

3 См.: “Положение об органах предварительного следствия в системе Министерст ва внутренних дел Российской Федерации” утвержденное Указом Президента Россий ской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. №48. Ст. 5923.

160

якобы находящихся в их непосредственном подчинении1. После вступления в действие УПК РФ положение следователей органов внутренних дел еще более осложнилось, так как согласно п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ органом дозна- ния теперь является уже не милиция (как было предусмотрено п.1 ст.117 УПК РСФСР), а органы внутренних дел. То есть следователи органов внут- ренних дел теперь не только фактически, но и юридически зависят от орга- нов дознания, так как начальники следственных отделов напрямую будут подчиняться соответствующим начальникам органов дознания. На необхо- димость вернуться к вопросу о выделении органов предварительного след- ствия из системы МВД России обращает внимание и О.А. Галустъян .

Хотя следователи прокуратуры и независимы от органов дознания, но они входят в ведомство, которое обязано за ними же осуществлять надзор. Это также отрицательно сказывается на ходе и результатах расследования3. Вот что написал по этому поводу Л.Д. Кудинов: “…вполне правомерна идея о создании в стране с единой судебной системой единого следственного ап- парата, работа которого, протекающая под надзором (но не под руково- дством) прокурора, должна быть в то же время подконтрольна судам”4. Раз- работчики проекта концепции судебной реформы в СССР, вынесенной Пре- зидентом на рассмотрение Верховного Совета РСФСР, указали: “Возможны

См. об этом: Решняк М.Г. Некоторые вопросы взаимодействия органов предварительного следствия и дознания // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам: Сборник научных трудов. - М.: Академия Управления МВД РФ, 1999. С. 164.

2 Галустъян О.А. Обеспечение прав граждан в уголовно-процессуальной и опера тивно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Автореф. дис… докт. юрид. на ук.-М., 2001. С.13.

3 Этот недостаток отмечается многими авторами. См., например: Кучерена А. Низ ко преступление, а человек достоин сожаления. Три смертных греха российской прокура туры // Российская газета 2000. 22 апр.; Истина …И только истина! Пять бесед о судебно- правовой реформе. - М: Юрид. лит., 1990. С.247, 265; Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. - М.: Наука, 1991. С.46; Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. -М.: Республика, 1992. С. 60 и др.

4 Кудинов Л.Д. Процессуальный подход к определению места следственного ап парата в структуре органов государства // Предварительное следствие в условиях право вой реформы: Сб. науч. тр. / Редкол.: B.C. Шадрин (отв. ред.) и др. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1991. С.29.

161

два пути формирования состязательного расследования: либо через создание следственного комитета как службы обвинительной власти при обеспечении активности защиты в расследовании и судебном разрешении спорных или касающихся ограничения прав личности вопросов, либо посредством учреждения института следственных судей в судебном ведомстве при признании за нынешним следственным аппаратом функций вспомогательной службы прокуратуры” . Стоит отметить, что идея введения института судебных еле-дователей (следственных судей) поддерживается и другими авторами .

Однако при этом надо иметь в виду, что во Франции, которая является родоначальницей континентального смешанного процесса, воспринятого и Российской Империей, институт следственного судьи не всегда и далеко не всеми юристами расценивается однозначно положительно3. При этом Л.В. Головко верно отметил: “Русский судебный следователь во многом обязан своим происхождением французскому следственному судье”4.

Германия также является государством со смешенной формой уголовного процесса. Однако, в отличие от Франции, согласно пар. 160 Уголовно- процессуального кодекса Федеративной Республики Германия производство предварительного следствия возложено на прокуратуру5. На судебных следователей в Германии по сути возложены те же функции, которые в Российской Федерации в соответствии с ч.2 ст.29 УПК РФ отнесены к полномочиям суда. Так, согласно пар. 114 Уголовно- процессуального кодекса Федера-

Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. С.67.

2 См., например: Махов В.Н. Предварительное следствие по уголовным делам должно осуществляться судьями // Следователь. - 2000. - № 6. С.47; Мамонтов А.Г. Рос сия 1860. Учреждение судебных следователей // Государство и право. - 1996. - № 3. С.27; Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России. Дисс… канд. юрид. наук. - Омск, 1998. СП; Стецовский Ю.И. Судебная власть. Учебное пособие.-М.: Дело, 1999. С. 152 и др.

3 См.об этом: Головко Л.В. “Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. С. 102-127.

4 Там же. С. 5.

5 Уголовно-процессуальный кодекс Федеральной республики Германии. - Рига: Академия полиции Латвии, 1992. С. 77.

162 тивной республики Германии следственный судья принимает решение об аресте . Он же принимает решение об обыске, личном осмотре (пар. 81, 105 рассматриваемого закона, соответственно) . То есть по сути можно сказать, что институт следственных судей аналогичный существующему в Германии у нас фактически уже создан, хотя УПК РФ формально и не предусмотрено такого участника уголовного судопроизводства, как следственный судья.

Возражение против единого следственного ведомства сводятся в ос- новном к одному тезису - это приведет к ухудшению взаимодействия между следователями и органами дознания. Наиболее резко сформулировал эту точку зрения А.И. Трусов: “Предложение о создании Следственного комитета совершенно не имеет под собой ни научных, ни практических основа- ний. Оно идет вразрез всем мировым, в том числе российским, объективным тенденциям развития предварительного расследования и форм его организации. Его реализация приведет к окончательному разрушению сложившегося взаимодействия между следователями и оперативными подразделениями органов МВД и МБ. Оно чревато полным развалом существующего у нас предварительного расследования” . На наш взгляд, снижения эффективности взаимодействия можно было бы избежать, если тщательно подготовить его нормативно-правовую базу. Думается, уже всем ясно, что следователи должны быть независимы от органов дознания и прокуратуры. Поэтому в настоящее время уже нет почвы для дискуссии о том, в какой государственный орган они должны организационно входить. Следователи должны составить отдельный государственный орган. Эта идея выдвигалась и поддер-

Уголовно-процессуальный кодекс Федеральной республики Германии. - Рига: Академия полиции Латвии, 1992. С. 55.

2 Там же. С. 37-38,45.

3 Трусов А.И. Соотношение следственной и оперативно-розыскной деятельности // Информационный бюллетень СК МВД России. -М. - 1993. - № 2 . С.68.

163 живается многими специалистами1. По этому пути пошел и Верховный Совет Российской Федерации, который 31 марта 1993 г. принял в первом чтении Закон “О следственном комитете Российской Федерации”2, однако затем Верховный Совет был распущен, а последующие высшие законодательные органы страны к этому вопросу не возвращались. Между тем, как отмечает С.А. Пашин, этот законопроект проводил “…благотворные идеи организационного отделения оперативно-розыскных служб и подразделений дознания от учреждений следственной власти; судебного контроля за применением следователем мер процессуального принуждения; предоставление следователю особого статуса и дополнительных гарантий защиты его прав; установление ответственности за некоторые формы воспрепятствования его законной деятельности” . О формировании в перспективе единого вневедомственного следственного органа (Федерального следственного комитета) говорится и в “Концепции развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России”4.

Естественно, данная реформа должна быть хорошо обоснована и под- готовлена. Не нужно торопиться, существующая в настоящее время отработанная система еще может функционировать. Как справедливо отметил В.П. Божьев, “…представляется нецелесообразным форсирование коренной перестройки органов расследования вообще и предварительного следствия в частности. Прежде всего, желательно решить комплекс мер по укреплению органов расследования. Это будет способствовать усилению их эффектив-

1 См., например: Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. С.74; Истина …И только истина! Пять бесед о судебно-правовой реформе. С.243-244; Воронин Э.И., Бела- вин А.А. Опыт реорганизации следственного аппарата в Республике Казахстан // Акту альные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в современ ных условиях: материалы конференции. Вестник БЮИ МВД России. № 2. / Чечетчин А.Е. (отв. ред.) и др. -Барнаул: БЮИ МВД России, 2000. С.41-42 и др.

2 Проект этого закона был опубликован в журнале “Советская юстиция”. - 1993. - №11.С.24-31.

3 Пашин С.А. Судебная реформа и проблемы предварительного следствия (тезисы выступления) // Информационный бюллетень СК МВД России. -М. - 1993. - № 2. С. 32- 33.

4 См.: Милиция. - 1996. - № 6. С. 12.

164

ности на данном этапе и созданию условий для их реформ в будущем”1. Этой точки зрения придерживается и Н. Соловьев, который считает: “Чтобы избежать серьезных издержек в правоохранительной деятельности при осуществлении задач совершенствования следственного аппарата, представляется целесообразным поэтапное его реформирование по мере стабилизации общественно-политической, экономической и правовой ситуации в общест-ве” . Следует учесть ошибки неудачной реорганизации следственного аппарата федеральной службы безопасности, вследствие которой, как отмечается А.Я. Сухаревым , произошел отток высококвалифицированных кадров.

Стоит обстоятельно изучить ошибки и итоги реформ органов дознания и предварительного следствия прошедших в бывших республиках Советского Союза. Например, в Латвии, как уже отмечалось выше, реорганизована вся система предварительного расследования. В Казахстане 6 октября 1995 г. указом Президента был образован Государственный следственный комитет, в котором объединили следователей и оперативных работников для того, “…чтобы они вместе решали все возникающие проблемы при выявлении, раскрытии и расследовании организованной преступной деятельности каждого преступного формирования” . Однако Государственный следственный комитет Республики Казахстан, как отмечает Н. Соловьев: “… противопоставил себя другим правоохранительным ведомствам, остался без их поддержки и породил межведомственную разобщенность”5. По этой причине, а также по некоторым причинам экономического характера, деятель-

Божьев В.П. Проблемы организации следственного аппарата в России // Инфор- мационный бюллетень СК МВД России. -М. - 1993. - № 2. С. 42.

2 Соловьев Н. Реформы следственного аппарата от перераспределения подследст венности до модернизации УПК // Российская юстиция. - 2000. - № 12. С.4.

3 Сухарев А.Я. Россия в тисках преступности // Прокурорская и следственная практика. Орган генеральных прокуроров стран СНГ. - М. - 1997. - № 1. С.79.

4 Нургалиев Б.М. Указ. соч. С.201.

5 Соловьев Н. Указ. соч. С.4.

165

ность Государственного следственного комитета Республики Казахстан ока- залась неэффективной, и 5 ноября 1997 г. он был упразднен1.

Следует отметить, что, по мнению В.Ф. Статкуса и А.А. Жидких, воз- можен еще один путь реформирования предварительного следствия. В этом случае прокуратура, отказавшись от осуществления надзора, должна будет производить расследование по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. Все остальные преступления должны будут оформляться в форме полицейского дознания и передаваться прокурору для его решения о направлении их в суд. Во всех других ведомствах органы предварительного следствия должны быть упразднены2.

В настоящей главе диссертационного исследования мы, изучая вопросы взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции, попытались выделить и рассмотреть проблемы, возникающие перед взаимодействующими следователями и органами дознания. Основным препятствием, снижающим эффективность взаимодействия следователя и органов дознания, на наш взгляд, является недостаточное и противоречивое правовое регулирования вопросов их взаимодействия. Для преодоления данного препятствия и решения иных проблем, возникающих перед рассматриваемыми субъектами взаимодействия, на наш взгляд, необходимо реформирование органов предварительного следствия и дознания. Существуют несколько возможных направлений этих преобразований. Наиболее перспективным и последовательным, в связи с уже принятыми нормативными правовыми актами, является лишение органов дознания в целом права осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Данную деятельность должны осуществлять только оперативные подразделения предусмотренных Законом об ОРД государственных органов, при этом данные оперативные подразделения могут входить в состав органов

1 Подробнее об этом см.: Воронин Э.И., Белавин А.А. Указ. соч. С.41-44.

2 Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД Российской Федерации: история, современное состояние и перспективы / Под ред. В.А. Алферова. -М.: Спарк, 2000. С. 100.

166

дознания. Органом дознания должен быть не орган внутренних дел, а крими- нальная милиция и милиция общественной безопасности. Дознаватели под- разделений дознания милиция общественной безопасности должны выполнять поручения следователя о проведении следственных действий. Опера- тивные подразделения криминальной милиции должны осуществлять опера- тивно-розыскную деятельность, в рамках которой по поручению следователя органов внутренних дел проводить оперативно-розыскные мероприятия. Следует создать единый, независимый следственный орган, частью которого будут являться следователи органов внутренних дел.

167 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование теоретических аспектов взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции при осуществлении предварительного следствия, обобщение материалов собственного эмпирического исследова- ния взаимодействия следователей органов внутренних дел с милицией в ходе расследования преступлений, позволили автору подготовить следующие выводы, предложения и рекомендации.

Предложения по совершенствованию норм УПК РФ

Органы дознания нуждаются в преобразованиях. Существует несколько путей таких преобразований. Исходя из положений Закона об ОРД и УПК РФ, можно сделать вывод о том, что последовательное реформирование органов дознания должно заключаться в лишении их в целом права осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Осуществлять опера- тивно-розыскную деятельность должны исключительно оперативные под- разделения определенных Законом об ОРД государственных органов. Данные оперативные подразделения могут входить в состав органов дознания (например, оперативные подразделения криминальной милиции и органы внутренних дел). Этот путь более перспективен, так как с ним не связано кардинальное изменение существующего порядка предварительного расследования. Для дальнейшего последовательного реформирования органов дознания, а также в целях решения отдельных проблем, возникающих в ходе взаимодействия следователя и органов дознания, нами вносятся следующие предложения по совершенствованию норм УПК РФ.

1) Согласно Закону об ОРД (ст.1 и 13) осуществлять оперативно- розыскную деятельность вправе только оперативные подразделения определенных этим законом государственных органов. Мы полагаем, что и в УПК РФ осуществление оперативно-розыскной деятельности должно быть возложено на эти оперативные подразделения, а не на органы дознания.

168

Следователь должен иметь право поручать проведение оперативно- розыскных мероприятий во всех случаях, когда необходимо их проведение, а не только в случаях и порядке установленных УПК РФ, как это указано в п.4ч.2ст.38УПКРФ.

Исходя из изложенного, предлагаем:

а) дополнить ч.2 ст.38 УПК РФ правовой нормой следующего содер жания: “При осуществлении предварительного следствия по уголовному де лу следователь уполномочен давать оперативным подразделениям, наделен ным в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении опера тивно-розыскных мероприятий. Указанные оперативные подразделения обя заны в письменной форме уведомлять следователя о результатах проделан ной ими работы”. Одновременно исключить из п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ поло жение, согласно которому следователь при осуществлении предварительно го следствия по уголовному делу, уполномочен давать органу дознания в случаях и порядке, установленных УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий;

б) внести необходимые коррективы и в другие нормы УПК РФ (в ча стности, содержащиеся в п. 11 ч.2 ст.37, в ч.2 ст.95 УПК РФ), связанные с возложением права осуществлять оперативно-розыскную деятельность только на оперативные подразделения государственных органов, перечис ленных в ст. 13 Закона об ОРД, а не на органы дознания в целом, при этом данные оперативные подразделения могут входить в состав органа дозна ния.

2) Выявление и установление лиц, совершивших преступление, является одной из задач оперативно-розыскной деятельности, которая осуществ- ляется оперативными подразделениями указанных в Законе об ОРД госу- дарственных органов (ст.1, 2 и 13 Закона об ОРД). Эта деятельность может осуществляться ими как по собственной инициативе, так и по поручению

169

следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий. В любом случае следователь, в производстве которого находится уголовное дело, должен уведомляться о результатах оперативно-розыскной деятельности.

Термин “розыскные меры” недостаточно четко разъяснен в УПК РФ, а термин “оперативно-розыскные меры” остается вообще не разъясненным. Мы полагаем, что в уголовно-процессуальном законодательстве не следует использовать неопределенные, неясные термины, к числу которых можно отнести и “розыскные меры”, и “оперативно-розыскные меры”. Поэтому из ч.4 ст. 157 УПК РФ следует исключить предложение: “В случае направления прокурору уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах”.

3) Положения, содержащиеся в п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ, нуждаются в значительной корректировке. На наш взгляд, в рассматриваемой правовой норме следует писать не просто о “задержании”, а о “задержании подозре- ваемого”. Там же следует указать, о каком именно аресте идет речь: о до- машнем аресте (п.1 ч.2 ст.29, п.6 ст.98, ст. 107); о наложении ареста на иму- щество (п.9 ч.2 ст.29, ст.115) или об аресте в смысле заключения под стражу (ст.108УПКРФ).

Следователь должен быть наделен правом не просто получать содействие от органов дознания при производстве следственных и иных процес- суальных действий (как это указано в п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ), но и иметь право требовать содействия от органов дознания, и это требование должно быть изложено в письменном виде.

Исходя из п.32 ст.5 УПК РФ, а также учитывая, что почти ни одного конкретно розыскного действия в УПК РФ не предусмотрено (исключением является закрепленная в ч.4 ст. 21 УПК РФ возможность направлять требо- ваний, поручения и запросы), можно сделать вывод о том, что розыскные действия не входят в число процессуальных, а значит, не охватываются пра-

170 вовой нормой, содержащейся в п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ. На наш взгляд, в этот пункт следует добавить словосочетание “розыскные действия”, тем более что и при производстве розыскных действий следователю может понадобиться содействие органа дознания, предусмотренное указанной правовой нормой.

В целях своевременного исполнения органами дознания поручений следователя о проведении следственных, розыскных и иных процессуаль- ных действий срок выполнения таких поручений следует ограничить деся- тью сутками. Это необходимо сделать не только в тех случаях, когда оно выполняется не по месту совершения преступления (как уже указано в ч.1 ст. 152 УПК РФ), но и в случаях, предусмотренных п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ. В указанных положениях УПК РФ, помимо общего правила, возлагающего на орган дознания обязанность выполнения поручений следователя в течение десяти суток, следует предусмотреть и исключения.

Исходя из данных положений, предлагаем п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ изложить в следующей редакции: “При осуществлении предварительного следствия по уголовному делу, следователь уполномочен давать органу дознания, в случаях и порядке, установленном настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о производстве отдельных следственных и розыскных действий, об исполнении постановлений о за- держании подозреваемого, о приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также требовать от органов дознания содействия при их осуществлении. Органы дознания обязаны исполнить поручения следователя о производстве отдельных следственных и розыскных действий, об исполнении постановлений о задержании подозреваемого, о приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий в срок не свыше десяти суток. В необходимых случаях следователь по согласованию с органом дознания вправе устанавливать иной срок исполнения поручения с учетом неотложности и реального объема поручаемой работы”.

171

4) У следователя может возникнуть необходимость в месте, не совпа- дающем с местом производства предварительного следствия, произвести не только следственные и розыскные, но и иные процессуальные действия, по- этому необходимо внести соответствующее изменение в ч.1 ст. 152 УПК РФ. 5) 6) В целях повышения эффективности расследования преступлений, необходимо лишить следователя права поручать весь объем работы по ро- зыску обвиняемого органу дознания, что в настоящее время предусмотрено ч.1 ст.210 УПК РФ. При этом следователь должен быть наделен правом по- ручать органам дознания проведение отдельных следственных, розыскных и иных процессуальных действий, направленных на розыск обвиняемого в порядке, предусмотренном п.4 ч.2 ст.38 и ч.1 ст. 152 УПК РФ. При необхо- димости осуществления оперативно-розыскных мероприятий, направленных на розыск обвиняемого, следователь должен иметь возможность поручить осуществление их оперативным подразделениям указанных в Законе об ОРД органов. 7) Исходя из изложенного, а также для более четкой регламентации дея- тельности взаимодействующих субъектов, необходимо ч.1 и 2 ст.210 УПК РФ заменить следующими положениями: “Следователь по расследуемым им делам как во время производства предварительного следствия, так и одновременно с его приостановлением вправе поручить оперативным подразделениям, наделенным в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» правом осуществлять оперативно- розыскную деятельность, проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на розыск обвиняемого. Об этом поручении указывается в постановлении о приостановлении предварительного следствия или выносится особое постановление”.

6) В целях совершенствования норм УПК РФ, регламентирующих процесс исполнения поручений следователя органами дознания и оператив ными подразделениями государственных органов, указанных вч.1 и 2 Зако на об ОРД, предлагается:

172

а) поручения следователя о производстве отдельных следственных действий, даваемые в порядке, предусмотренном п.4 ч.2 ст.38 и ч.1 ст. 152 УПК РФ, должно исполнять указанное в УПК РФ должностное лицо органа дознания - дознаватель по указанию начальника органа дознания;

б) поручения следователя о производстве оперативно-розыскных ме роприятий должны исполнять по указанию начальника оперативного под разделения государственного органа, указанного в ч.1 или 2 Закона об ОРД, должностные лица этих оперативных подразделений.

7) В УПК РФ необходимо сформулировать норму, наделяющую сле- дователя правом на ознакомление с материалами оперативно-розыскной деятельности. Это право необходимо облечь в форму требования. С этой целью ст.38 УПК РФ следует дополнить правовой нормой следующего содержания: “Следователь вправе требовать от оперативных подразделений, наделенных в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» правом осуществлять оперативно- розыскную деятельность, предоставления оперативно-розыскных материалов, относящихся к расследуемому им уголовному делу”. 8) 9) В УПК РФ должна содержаться правовая норма, предусматривающая возможность задерживать на срок до 48 часов без судебного решения не только подозреваемого, но и находящегося в розыске обвиняемого. В рас- сматриваемом случае следователь должен иметь право вынести постановле- ние о задержании обвиняемого (или подозреваемого), находящегося в розыске, и при необходимости направить данное постановление в орган дознания, разыскавший последнего, вместе с поручением о задержании указанного лица. При объявлении обвиняемого в международный розыск постановление о его задержании может не выноситься, так как в данном случае возможно принятие судебного решения о заключении обвиняемого под стражу в его отсутствие. 10)

173

Выводы и рекомендации

1) Взаимодействие следователя органов внутренних дел и милиции при осуществлении предварительного следствия заключается в основанной на законах и подзаконных нормативных актах, согласованной по целям, за дачам, месту и времени их совместной деятельности, направленной на осу ществление предварительного следствия по уголовным делам в соответст вии с назначением уголовного судопроизводства.

2) Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией осуществляется в следующих процессуальных и непроцессуальных формах.

Процессуальные формы: а) выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве оперативно-розыскных меро- приятий; б) выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве следственных действий; в) выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий; г) оказание милицией содействия следователю органов внутренних дел при производстве процессуальных действий; д) выполнение милицией поручений следователя органов внутренних дел о производстве розыскных действий; е) принятие милицией розыскных и оперативно-розыскных мер по уголовному делу, которое находится в производстве у следователя органа внутренних дел, с целью установления лица, совершившего преступление; ж) выполнение милицией поручения следователя органов внутренних дел о розыске обвиняемого.

Непроцессуальные формы: а) следственно-оперативная группа; б) со- вместное планирование следователем органов внутренних дел и сотрудни- ками милиции работы по расследованию преступлений; в) взаимный обмен информацией между следователем органов внутренних дел и милицией; г) использование следователем органов внутренних дел результатов оперативно-розыскной деятельности милиции при расследовании уголовных дел.

174

3) Примерное содержание ответов сотрудников оперативных подраз- делений милиции, выполнивших или не выполнивших поручения следователя о производстве оперативно-розыскных мероприятий, должно быть регламентировано в одном из ведомственных нормативных правовых актов ор- ганов внутренних дел Российской Федерации. Например, в соответствующие дополнения могут быть сделаны в Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334. 4) 5) Для расследования преступлений, совершенных организованными группами, как правило, создаются только следственные группы. Такая практика расследования данных преступлений только силами следственной группы не позволяет решать все задачи, возникающие в процессе расследования, так как взаимодействие следователей органов внутренних дел с милицией не достигает должного уровня, необходимого для успешного расследования этих преступлений. Поэтому для расследования данных преступлений необходимо максимально использовать возможности следственно-оперативной группы. 6) 7) Одного приказа начальника органа внутренних дел для оформления решения о создании следственно-оперативной группы может быть достаточно лишь в том случае, когда в состав группы входит только один следо- ватель, который, являясь руководителем группы, осуществляет уголовно-процессуальные функции (например, в дежурных следственно- оперативных группах). 8) Если в состав следственно-оперативной группы входит два и более следователей (считая и руководителя группы), то о ведении уголовного дела несколькими следователями должно быть указано в постановлении о возбу- ждении уголовного дела или в отдельном постановлении. Решение о произ- водстве предварительного следствия данной следственно- оперативной

175

группой должен принимать прокурор по совместному ходатайству началь- ника органа внутренних дел и начальника следственного отдела.

После создания следственно-оперативной группы следователь органов внутренних дел, являющийся руководителем группы, должен дать по- ручение органу внутренних дел (сотрудники которого входят в состав группы, а значит и будут выполнять это поручение) о производстве конкретных следственных, розыскных и иных процессуальных действий, а оперативному подразделению милиции (осуществляющему оперативно- розыскную деятельность) о производстве оперативно-розыскных мероприятий.

6) В процессе расследования каждого из преступлений, совершенных организованными группами, для установления такого квалифицирующего признака, как совершение преступления организованной группой, подлежат доказыванию следующие обстоятельства:

а) совершение преступления группой, состоящей из двух или более лиц;

б) длительность и стойкость преступной связи между членами группы (об этом могут свидетельствовать обстоятельства формирования группы, ее структура, наличие организатора и руководителя группы, подчинение чле нов группы общей дисциплине и т.п.);

в) предварительная согласованность действий членов группы, направ ленных на совершение одного или нескольких преступлений (может выра жаться в разработке планов совершения преступлений, в проведении подго товительных мероприятий, в распределении ролей и т.п.);

г) роль каждого члена группы в совершении преступления и его ви новность.

7) На практике следователями органов внутренних дел в процессе рас- следования преступлений, совершенных организованными группами, недостаточно широко используются возможности применения при расследовании уголовных дел результатов оперативно-розыскной деятельности оператив-

176

ных подразделений милиции. Это объясняется недостатками правового ре- гулирования данных вопросов.

В уголовно-процессуальном законодательстве необходимо предусмотреть и детально регламентировать процедуру использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности оперативных под- разделений, наделенных Законом об ОРД правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность (чЛ и 2 ст.13 Закона). В целом же нормы уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства, регламентирующие вопросы использования результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании уголовных дел, должны быть доработаны и приведены в соответствие друг с другом.

8) Из уголовного дела по расследованию преступлений, совершенных организованными группами, выделяются уголовные дела в отношении неустановленного лица, принимавшего участие в совершении преступления, а также в отношении обвиняемого, место пребывания которого не установлено. Результаты расследования выделенных уголовных дел не учитываются в отчетности о работе органов предварительного следствия и органов дознания, что отрицательно сказывается на взаимодействии следователя органов внутренних дел и милиции, а в конечном итоге и на самом расследовании таких дел. Поэтому следует учитывать результаты расследования не только основных уголовных дел, но и выделенных в отдельное производство. 9) 10) После введения в действие Закона об ОРД следователи, наряду с органами дознания, вправе взаимодействовать и с оперативными подразде- лениями государственных органов, перечисленных в чЛ и 2 ст.13 Закона об ОРД. Следователи органов внутренних дел, основываясь на нормах УПК РФ, вправе взаимодействовать с милицией как с подразделением органа дознания (органа внутренних дел), а, основываясь на положениях Закона об ОРД, - с оперативными подразделениями органов внутренних дел, в качестве которых выступают оперативные подразделения милиции. 11)

177

10) Отнесение в УПК РФ к органам дознания не милиции, а в целом органов внутренних дел Российской Федерации, на наш взгляд, является ошибочным шагом. В органах внутренних дел органами дознания должны являться не сами эти органы, а криминальная милиция и милиция общест- венной безопасности.

В системе органов внутренних дел дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, как правило, производится сотрудниками подразделений дознания милиции общественной безопасности. Следовательно, эти сотрудники и будут являться дознавателями в смысле п.7 ст.5 и ст.41 УПК РФ. Значит, они и должны выполнять поручения следователя органов внутренних дел о производстве следственных действий по указанию начальника органа внутренних дел. Свои поручения, предусмотренные п.4 ч.2 ст.38 и ч.1 ст.152 УПК, следователи органов внутренних дел должны направлять на имя начальника органа внутренних дел.

Осуществление оперативно-розыскной деятельности должно быть возложено на подразделения криминальной милиции. Для этого необходимо указать в Законе о милиции, что на территории РФ право осуществлять оперативно-розыскную деятельность в соответствии с п.1 ч.1 Закона об ОРД предоставляется оперативным подразделениям криминальной милиции, перечень данных подразделений должен быть изложен в Постановлении Правительства РФ. Сотрудники данных оперативных подразделений криминальной милиции и должны выполнять по указанию начальника подразделения поручения следователя об осуществлении оперативно-розыскных мероприятий.

Высказанные предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и иных нормативных правовых актов, а также рекомендации по решению отдельных проблем взаимодействия сле- дователя органов внутренних дел и милиции, на наш взгляд, должны спо- собствовать оптимизации правовых основ взаимодействия, а в конечном

178

итоге и повышению эффективности взаимодействия данных субъектов. Избранный путь реформирования органов дознания (по нашему мнению, наиболее последовательный) не является единственным и бесспорным, связанные с ним предложения по конструированию норм проекта УПК РФ также не бесспорны. Подлежат дальнейшему изучению иные направления и пути реформирования органов дознания, опыт других стран в этой области (в особенности это касается бывших республик Советского Союза). Смеем надеяться, что наши предложения по совершенствованию правовых основ взаимодействия следователя и органов дознания найдут свое подтверждение в дальнейших исследованиях, и в конечном итоге будут учтены при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства.

179

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Официальные материалы: международные договоры, законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации

1.1. Конвенция “О защите прав человека и основных свобод” от 4 но ября 1950 г., ратифицирована Федеральным Собранием. Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Фе дерации. 1998. № 14. Ст. 1514.

1.2. Конституция (Основной закон) Российской Федерации // Россий ская газета. 1993. 25 дек.

1.3. Федеральный Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485- 1 (в ред. Федерального закона от 6 октября г. № 131-ФЗ) “О государст- венной тайне” // Российская газета. 1993. 21 сент. 1.4. 1.5. Федеральный закон Российской Федерации от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 18 июля 1997 г. № 101-ФЗЖ, от 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ, от 5 января 1999 года № 6-ФЗ, от 30 декабря 1999 года № 225-ФЗ, от 20 марта 2001 г. № 26-ФЗ) “Об оперативно-розыскной деятельности”// Российская газета. 1995. 18авг. 1.6. 1.7. Федеральный закон Российской Федерации от 17 ноября 1992 г. (в ред. Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными законами от 27 декабря 2000 г. № 150-ФЗ, от 30 декабря 2001 г. № 194-ФЗ, от 5 октября 2002 г. № 120-ФЗ) “О прокуратуре Российской Федерации” // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4472; 2002. №> 40. Ст. 3853. 1.8. 1.9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) // Российская газета. 1996 г. 18 июня - 20 июня, 25 июня. 1.10.

180

1.7. Федеральный закон Российской Федерации от 20 марта 2001 г. № 26- ФЗ “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод” // Российская газета. 2001. 23 марта. 1.8. 1.9. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ, от 24 июля 2002 г. № 98-ФЗ, от 31 октября 2002 г. № 133-ФЗ) // Российская газета. 2001. 22 дек. 1.10. 1.9 Федеральный закон Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ “О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Рос- сийской Федерации” // Российская газета. 2001. 22 дек.

1.10. Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 (в ред. Законов РФ от 18 февраля 1993 № 4501, от 01.07.93 № 5304-1; Феде- ральных законов от 15 июня 1996. № 73-ФЗ, от 31 марта 1999 № 68-ФЗ, от 06 декабря 1999 № 209-ФЗ, от 29 декабря 2000 № 163-ФЗ) “О милиции” // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №16. Ст. 503. 1.11. 1.12. Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. “О Концепции судебной реформы в РСФСР” // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435. 1.13. 1.14. Указ Президента Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 209 “О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации” // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 7. Ст. 562. 1.15. 1.16. Указ Президента Российской Федерации от 18 апреля 1996 г. № 567 “О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью” // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №17. Ст. 4323. 1.17. 1.14. Положение об органах предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации, утверждено Указом

181

Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 48. Ст. 5923.

1.15. Постановление Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. № 1009 “Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации” // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №50. Ст. 5689. 1.16. 1.17. Постановление Правительства Российской Федерации “О федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы” // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 12. Ст. 1484. 1.18. 1.19. Постановление Правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 925 (в ред. Пост. Правительства РФ от 26 июля 2001 г. № 558) “О подразделениях криминальной милиции”// Российская газета. 2000. 15 дек. 1.20. 1.21. Постановление Правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 926 (в ред. Пост. Правительства РФ от 26 июля 2001 г. № 558) “О подразделениях милиции общественной безопасности” // Российская газета. 2000. 15 дек. 1.22. 1.23. Инструкция о порядке предоставления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, согласована 25 декабря 1997 г. с Генеральным прокурором Российской Федерации и утвержденная приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г.№ 175/226/336/201/286/410/56. 1.24. 1.25. Инструкция об организации и тактике розыскной работы органов внутренних дел. Утверждена приказом МВД РФ от 5 мая 1993 г. № 213. 1.26. 1.21. Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

182

1.22. Приказ МВД РФ от 19 июля 1996 г. № 394 “О совершенствовании деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью в системе МВД России”. 1.23. 1.24. Приказ МВД РФ от 12 августа 1998 г. № 493 “О некоторых мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности (местной милиции) по раскрытию и расследованию преступлений”. 1.25. 1.26. Приказ МВД РФ от 7 декабря 1998 г. № 798 “Об утверждении Положения о Главном управлении по борьбе с организованной преступно- стью Министерства внутренних дел РФ”. 1.27. 1.28. Приказ МВД РФ от 4 января 1999 г. № 1 “О мерах по реализации Указа Президента РФ от 23 ноября 1998 г. № 1422 (“О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе МВД РФ”)”. 1.29. 1.30. Приказ МВД РФ от 30 июня 2000 г. № 702 “О совершенствовании деятельности в системе МВД России подразделений по борьбе с орга- низованной преступностью и коррупцией”. 1.31. 1.32. Приказ МВД РФ от 12 июля 2000 г. № 752 “Об утверждении на- ставления по формированию и ведению централизованных оперативно- справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно- криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации”. 1.33. 1.34. Приказ МВД РФ от 17 февраля 2001 г. № 185 “Об итогах опера- тивно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД России в 2000 году и задачи на 2001 год”. 1.35. 1.36. “Временная инструкция об особенностях взаимодействия органов предварительного следствия по расследованию организованной пре- ступной деятельности и оперативных подразделений криминальной мили- ции”. Утверждена Приказом МВД РФ от 7 марта 2002 г. № 215. 1.37. 1.38. Инструкция по организации деятельности участкового уполно- моченного милиции. Утверждена приказом МВД РФ № 900 от 16 сентября 1.39.

183

2002 г. “О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполно- моченных милиции” // Российская газета. 2002. 27 окт.

  1. Нормативные правовые акты зарубежных стран

2.1. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь / Принят Палатой представителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года / Предисловие В.И. Рохлина, А.П. Стукова; обзорная статья А.А. Данишевича. - Спб.: Издательство “Юридический центр Пресс”, 2001.-602 с. 2.2. 2.3. Уголовно-процессуальный кодекс Украины. - X.: Легас, 2002. -224 с. 2.4. 2.5. Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 года. - М.: Изд-во “Прогресс”, 1967. - 323 с. 2.6. 2.4. Уголовно-процессуального кодекса Федеральной республики Германии. - Рига: Академия полиции Латвии, 1992. - 268 с.

  1. Нормативные правовые акты, утратившие силу

3.1. Инструкция НКВД и НКЮ РСФСР об организации советской рабоче- крестьянской милиции 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 75. Ст. 813. 3.2. 3.3. Положение о рабоче-крестьянской милиции. Утверждено декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1920 г. // СУ РСФСР. 1920. № 79. Ст. 371. 3.4. 3.3. Уголовный и уголовно-процессуальный кодексы РСФСР с алфавитно-предметным указателем. - М., 1923. -549 с.

3.4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 1953. -131 с.

184

3.5. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных рес- публик, утвержденные Законом СССР от 25 декабря 1958 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. - № 1. - Ст. 15. 3.6. 3.7. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. -М.: Издательство “Ось-89”, 2000 г. - 208 с. 3.8. 3.9. Указ Президиума Верховного Совета СССР 6 апреля 1963 г. “О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка” // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1963. №16. Ст. 181. 3.10. 4. Постановления и определения судов

4.1. Определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Барковского К.О. на нарушение его конституционных прав ч.4 ст. 127 УПК РСФСР, п.1 ч.1 ст.6 и п.З ч.1 ст.7 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 10. Ст. 1164. 4.2. 4.3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 “О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответ- ственности за преступления против собственности” // Сборник постановле- ний Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1991-1996. - М: Юрид.лит., 1997. 4.4. 4.5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” // Сборник постановлений Пле- нумов Верховного Суда РФ 1991-1996. М, 1997. 4.6. 4.7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе”// Российская газета. 2000. 23 февр. 4.8.

185

4.5. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в обзоре надзорной практики Судебной кол- легии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2000 год // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. № 9. С. 7. 4.6. 4.7. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. № 6. С. 11. 4.8. 5. Монографии, учебные пособия, сборники, брошюры, лекции

5.1. Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. - Воронеж: Воронежский госуниверситет, 1981. - 160 с. 5.2. 5.3. Балашев А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1979. - 110 с. 5.4. 5.3. Басков В.И. Оперативно-розыскная деятельность: Учебно- методическое пособие. - М.: БЕК, 1997. - 198 с.

5.4. Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие (учебное пособие). - М.: Юрид. лит., 1973. - 66 с.

5.5. Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. - М.: Юрлитинформ, 2001. - 174 с. 5.6. 5.7. Булатов Б.Б., Николюк В.В. Уголовный процесс зарубежных стран: Лекция. - Омск: Юрид. ин-т МВД России, 1999. - 52 с. 5.8. 5.9. Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. - М.: Юрид. лит., 1978. - 112 с. 5.10. 5.11. Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной пре- ступностью: Научно-практическое пособие. - М.: Юриспруденция, 2000. - 80 с. 5.12.

186

5.9. Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следо вателя и органа дознания при расследовании преступлений: Учебное посо бие для вузов. - Минск: БГУ, 1983. - 75 с.

5.10. Гаркуша Е.Л. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами. Лекция. - М.: МИ МВД России, 1997. - 37 с. 5.11. 5.12. Гахокидзе Д.В., Меглицкий Г.Н. Организация работы следственно- оперативных групп при расследовании хищений государственного и об- щественного имущества: Лекция. - М.: ВЮЗШ МВД РСФСР, 1991. - 28 с. 5.13. 5.14. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. - М.: Фирма “Спарк”, 1995. - 130 с. 5.15.

5.13. Григорьев В.Н., Шишков А.А. Уголовно-процессуальная дея- тельность подразделений по борьбе с организованной преступностью. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001.-183 с. 5.14. 5.15. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М.: Юр ид. лит., 1981.-192 с. 5.16. 5.17. Дознание в органах внутренних дел: Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1986. - 148 с. 5.18. 5.19. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. - М.: Юристъ, 2000. -272 с. 5.20.

5.17. Долгов Д. Основные формы уголовных следствий, вообще при- нятых при производстве. - Спб., 1846. - 79 с. 5.18. 5.19. Доля ЕА. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. - М.: Спарк, 1996. - 111 с. 5.20.

5.19. Дубинский А.Я., Шостак Ю.И. Организация и деятельность следственно-оперативной группы. Учебное пособие. - Киев: НИ и РИО Киевской высшей школы МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского, 1981. - 48 с. 5.20. 5.21. Дулов А.В. Судебная психология. - Минск: Вышэйшая школа, 1975.-462 с. 5.22.

187

5.21. Елинский В.И., Исаков В.М. Становление и развитие уголовного сыска в России (X - нач. XX вв.). - МВД России, 1998. С 27. - 80 с. 5.22. 5.23. Истина …И только истина! Пять бесед о судебно-правовой реформе. - М.: Юрид. лит., 1990. -432 с. 5.24. 5.25. Китов А.И. Психология управления. - М.: Академия МВД СССР, 1979.-521 с. 5.26. 5.27. Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно- оперативных групп: Учебное пособие. - Екатеринбург: Изд-во Екатерин- бургской высшей школы МВД России, 1996. - 104 с. 5.28. 5.29. Комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности” / Отв. ред. и рук. авт. кол-ва А.Ю. Шумилов. - М.: Вердикт 1 М, 1997.-208 с. 5.30. 5.31. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Под ред. С.А. Пашина. - М.: Республика, 1992. - 111 с. 5.32. 5.33. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Методическое пособие. - М.: Юрлитинформ, 2000. - 144 с. 5.34. 5.35. Косенко А.С. Розыскные действия в советском уголовном процессе. Учебное пособие. - Хабаровск: Хабаровская высшая школа МВД СССР, 1989.-40 с. 5.36. 5.37. Криминалистика: Учебник / Под ред. Ю.Г. Корухова, В.Г. Коло- мацкого. - М.: Академия МВД СССР, 1984. - 488 с. 5.38. 5.39. Криминалистика: Учебник для вузов МВД России - Т. 2; Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Редкол.: Б.П. Смагоринский (отв. редактор), А.Ф. Волынский, А.А. Закатов, А.Г. Филиппов - Волгоград: ВСШ МВД России, 1994. - 615 с. 5.40. 5.31. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. - М., 1997. - 398 с.

188

5.32. Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Учебное пособие. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1984. - 217 с.

5.33. Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел: Учебное пособие. - Харьков: Юридический институт, 1983. - 82 с. 5.34. 5.35. Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное пособие. М.: Интел-Синтез, 1998. - 208 с. 5.36. 5.37. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и осо- бенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно-практическое пособие. - М.: Издательство “Щит-М”, 1999.-80 с. 5.38. 5.36. Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Учебно-практическое пособие / Под общ. ред. В.В. Черникова, В.Я. Кикотя. - М.: Инффа-М, 2002. - 86 с.

5.37. Организованная преступность - 2 / Под ред. А.И. Долговой, СВ. Дъякова. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1993. - 328 с. 5.38. 5.39. Организованная преступность - 4. Под ред. А.И. Долговой. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1998. - 280 с. 5.40. 5.41. Основы борьбы с организованной преступностью. Монография / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. - М.: «Инфра-М», 1996.-400 с. 5.42. 5.43. Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учебное пособие для юридических вузов. - М.: Новый Юрист, 1997. - 144 с. 5.44. 5.45. Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон (соотношение и проблемы применения). Монография. - М.: МИ МВД России, 1999. - 223 с. 5.46. 5.47. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. - М.: Наука, 1991. -208 с. 5.48.

189

5.43. Петуховский М.А. Дознание и предварительное следствие в ис правительно-трудовых учреждениях. - М., 1979. - 85 с.

5.44. Поляков М.П., Попов A.M., Попов Н.М. Уголовно- процессуальное использование результатов оперативно-розыскной деятель ности: проблемы теории и практики / Под общ. ред. проф. В.Т. Томина. - Пятигорск: Издательство ПГЛУ, 1998. - 104 с.

5.45. Российское законодательство X - XX веков. Т. 8. Судебная реформа. - М.: Юрид. лит., 1991. - 496 с. 5.46. 5.47. Руководство по расследованию преступлений / Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. - М.: НОРМА, 2002. - 768 с. 5.48.

5.47. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 годов под редакцией профессора И.Т. Голякова. -М, 1953. -187 с. 5.48. 5.49. Сравнительная таблица УПК РФ и УПК РСФСР. Научно- практическое пособие. Сост: А.В. Гриненко, СВ. Воронцова. М.: Интел- Синтез, 2002. - 816 с. 5.50. 5.51. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаи- модействие, тактика. - М.: Российское право, 1992. - 176 с. 5.52. 5.53. Советский уголовный процесс. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование / Под общ. ред. проф. СВ. Бородина и проф. И.Д. Перлова. - М: Высшая школа МООП СССР, 1968. - 304 с. 5.54. 5.55. Соломичев В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. - М.: “Экспертное бюро-М”, 1998. - 176 с. 5.56. 5.57. Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД Российской Федерации: история, современное состояние и перспективы / Под ред. В.А. Алферова. - М.: Спарк, 2000. - 135 с. 5.58. 5.59. Стецовский Ю.И. Судебная власть. Учебное пособие. - М.: Дело, 1999.-400 с. 5.60.

190

5.54. Стремовский В.А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М.: Государственное издательство юридической ли- тературы, 1958. - 136 с. 5.55. 5.56. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1958.- 620 с. 5.57. 5.58. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. - М: Наука, 1970.-516 с. 5.59. 5.60. Суд, прокуратура и органы расследования в СССР. Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1978. - 207 с. 5.61. 5.62. Теория и практика применения органами внутренних дел Закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Научный доклад. - М.: ВНИИ МВД, 2001.-44 с. 5.63. 5.64. Тертышник В.М., Слинько СВ. Взаимодействие следователя с иными подразделениями органов внутренних дел при расследовании пре- ступлений. - Харьков: Университет внутренних дел, 1995. - 135 с. 5.65. 5.66. Тетерин Б.С, Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М.: 1997. - 180 с. 5.67. 5.68. Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса / Под ред. проф. В.Т. Томина. - Пятигорск, 2000. - 164 с. 5.69. 5.70. Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Л.Д. Гаухма-на, Л.М. Колодкина. - М.: МИ МВД России, 1997. - 427 с. 5.71.

5.63. Уголовно-процессуальное законодательство СССР и союзных республик. Сборник под редакцией профессора Д.С. Караева. - М., 1957. - 507 с. 5.64. 5.65. Уголовный процесс: учебник для иностранных слушателей МВД СССР / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Академия МВД СССР, 1989.-416 с. 5.66. 5.67. Харитонов А.Н., Деришев Ю.В. Органы предварительного следствия: история становления, система, структура, функция контроля пре- 5.68.

191

ступности, направления реформирования: Учебное пособие. - Омск: ЮИ МВД России, 1997.-40 с.

5.66. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. - М.: ЮИ МВД России, 1997. - 139 с. 5.67. 5.68. Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией. -М.: МВШМ МВД СССР, 1981. - 65 с. 5.69. 5.70. Чувилев А.А. Оперативно-розыскное право. — М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА-М, 1999. - 80 с. 5.71. 5.72. Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность в схемах: Наглядное пособие. - М.: Издатель Шумилова И.И., 1998. - 79 с. 5.73. 5.74. Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практическое пособие. - М.:Юристъ, 1999.-112 с. 5.75. 5.76. Andrew Ashworth. The Criminal Process. Second Edition. Oxford Univer- sity Press. 1998.-344 p. 5.77. 6. Статьи

6.1. Абдульматов А. Нужен следственный комитет // Социалистическая законность. - 1991. - № 9. - С. 44-45. 6.2. 6.3. Абдумаджидов Г.А. Об актуальных проблемах совершенствования деятельности следователей // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел. Сборник научных трудов. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР. - 1987. - С.6- 10. 6.4. 6.5. Анненков СИ., Громов Н.А. Проблемы использования материалов технической записи в уголовно-процессуальном доказывании // Следова- тель. -2001. -№4. -С. 18-23.. 6.6. 6.7. Артамонов И.И. Психологический анализ возможностей теории игр в следственной практике // Вопросы судебной психологии. Вып. 2. -Минск.- 1972.-С. 17-23. 6.8.

192

6.5. Бажанов СВ. Процессуальное оформление следственно- оперативной группы // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 1996. - № 2. - С. 100-104.

6.6. Базаров Р.А. Современные тенденции преступности и некоторые проблемы взаимодействия следственных и оперативных подразделений органов внутренних дел в раскрытии преступлений // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Челябинск: ЧЮИ МВД России. - 1998. - С. 10-11. 6.7. 6.8. Барсуков М.В. За дальнейшее совершенствование организации и деятельности советской милиции // Советское государство и право. - 1957. -№2.-С. 38-43. 6.9. 6.10. Баяхчев В.Г. Некоторые особенности расследования краж авто- транспортных средств, совершенных организованными группами // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 1997. - № 5. - С. 27-30. 6.11. 6.12. Баяхчев В.Г. Особенности введения в уголовное дело оперативной информации, имеющей доказательственное значение // Проблемы предварительного следствия и дознания. Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ.-1996.-С. 55-62. 6.13.

6.10. Беляков А.А., Кагин Е.К. Особенности взаимодействия следователя и органов дознания при розыске лиц, совершивших преступление и не имеющих определенного места жительства и рода занятий // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск. - 1984. - С. 125-129. 6.11. 6.12. Божьев В.П. Проблемы организации следственного аппарата в России // Информационный бюллетень СК МВД России. -М. - 1993. - № 2. -С.39-46. 6.13. 6.14. Быков В.М., Самохина А.В. Виды организаторов преступлений по уголовному кодексу РФ 1996 года // Следователь. - 1999. - № 9. - С. 2-4. 6.15.

193

6.13. Быков В.М. Виды преступных групп // Российская юстиция. -1997.- №12.-С.19-20. 6.14. 6.15. Быков В.М. Обстоятельства, подлежащие установлению при рас- следовании групповых преступлений // Пути совершенствования деятельно- сти следственных аппаратов органов внутренних дел. Сборник научных трудов. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР. - 1987. - С.61- 65. 6.16. 6.15. Васильев О.Л. Предварительное следствие дореволюционной России: уроки истории // Следователь. - 1996. - № 3. С.21-26.

6.16. Волгин СМ. О понятии взаимодействия следователя с оперативными работниками // Совершенствование криминалистических и оперативно- розыскных средств и методов в борьбе с преступностью. Сборник мате- риалов научно-практической конференции. - М.: ВНИИ МВД СССР. - 1984. -С. 6-11. 6.17. 6.18. Волынская О.В. Доказывание истины в уголовном процессе // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 1999. - № 3-4. -С. 127- 134. 6.19. 6.20. Воронин Э.И., Белавин А.А. Опыт реорганизации следственного аппарата в Республике Казахстан // Актуальные проблемы совершенствова- ния деятельности органов внутренних дел в современных условиях. Мате- риалы конференции. Вестник БЮИ МВД России № 2. / Чечетчин А.Е. (отв. ред.) и др. - Барнаул: БЮИ МВД России. - 2000. - С. 41-44. 6.21. 6.22. Галиакбаров В. Квалификация преступлений по признаку их со- вершения организованной группой // Российская юстиция. - 2000. - № 4. - С.46-51. 6.23. 6.24. Герасимов И.Ф. Понятие и виды взаимодействия участников рас- следования преступлений // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск. - 1984. - С. 3-8 6.25.

194

6.21. Гирько СИ. О процессуальном статусе дознания и дознавателя в условиях судебно-правовой реформы // Проблемы предварительного след- ствия и дознания. Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ. - 1995. - С. 25-31. 6.22. 6.23. Гирько СИ., Сурыгин Н.Е. Перспективы развития службы дознания в системе органов и служб МВД России: ее место, организационное построение и функции // Проблемы предварительного следствия и дознания. Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ. - 1996. - С.30- 36. 6.24. 6.25. Грачев В. Следствие ведут новички // Российская газета. 2000. 4 авг. 6.26.

6.24. Гриненко А.В. Об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности при производстве по уголовным делам // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина в деятельности правоохранительных систем. Материалы международной научно-практической конференции. - Белгород: БюрИ МВД России, 1998. С.215-218. 6.25. 6.26. Гриненко А.В. Разграничение фактического и уголовно- процессуального задержания // Уголовное право. - 2002. - № 3. С 75-76. 6.27.

6.26. Громов Н.А., Францифоров Ю.В., Алферов А.Ю. Критерии ис- пользования доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности при доказывании по уголовному делу // Следователь. - 2000. - № 1. -С. 16-21. 6.27. 6.28. Громов Н.А., Гришин А.И. Основные направления использования результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания // Следователь. - 1999. -№11.- С.39-47. 6.29. 6.30. Грызлов Б.В. Время строгих оценок // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2001. - № 5-6. - С.3-13. 6.31. 6.29. Грызлов Б.В. Реформирование системы МВД России - требование времени // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2001.-№4. -С.23-26.

195

6.30. Гуценко К. Следственный Комитет - благо ли? // Социалистическая законность. - 1991. -№ 1. -С. 14-19. 6.31. 6.32. Долгинов С.Д. Некоторые проблемы взаимодействия следствия и оперативных подразделений при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами // Актуальные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Челябинск: ЧЮИ МВД России. - 1998. -С.107-116. 6.33. 6.34. Доля Е.А. К вопросу создания Следственного комитета // Советская юстиция. - 1993. - № 20. - С.8-14. 6.35. 6.36. Доля Е.А. Проект общей части УПК Российской Федерации: критический анализ // Государство и право. - 1995. - № 5. - С.83-95. 6.37. 6.38. Драпкин Л. Я. Организационно-управленческие аспекты взаимо- действия участников процесса раскрытия преступлений // Вопросы взаимо- действия следователей и других участников расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск. -1984. - С. 132-145. 6.39. 6.35. Дубинский А.Я. Актуальные проблемы совершенствования предварительного расследования преступлений // Проблемы дальнейшего укрепления социалистической законности в деятельности органов внутрен них дел. Межвузовский сборник научных трудов. - Киев: Киевская высшая школа им. Ф.Э. Дзержинского, НИ и РИО. - 1986. - С.82-88.

6.36. Ефимичев СП. Реформирование уголовно-процессуального за конодательства России // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам: Сборник научных трудов. - М.: Академия Управления МВД РФ. -1999. -С. 3-9.

6.37. Ефремов И.А. Использование криминалистических способов и их результатов при раскрытии преступлений и доказывании по уголовным делам организованной преступной деятельности: методические рекоменда- ции следователям // Следователь. - 2001. - № 1. С. 19-25.

196

6.38. Ефремов И.А. Некоторые вопросы теории и практики использования криминалистических способов в доказывании по уголовным делам об организованной преступной деятельности // Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, пер- спективы. Материалы научно-практической конференции. - Тула: ТулГУ. - 2000. -С.102-109. 6.39. 6.40. Жукова Т.В. Особенности доказывания по уголовным делам о преступлениях, совершаемых организованными преступными сообществами // Организованная преступность. Материалы научно- практической конференции. - М.: МИ МВД РФ. -1996. - С.57-58. 6.41. 6.42. Зажицкий В.И. О некоторых направлениях совершенствования уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. - М.: МГЮА, 2002. С.38-41. 6.43. 6.41. Зажицкий В.И. Связь оперативно-розыскной и уголовно- процессуальной деятельности в российском законодательстве // Советская юстиция. -1996. - № 4. - С. 51-52.

6.42. Зажицкий В.И. Трудности предоставления прокурору и органам расследования результатов оперативно - розыскной деятельности // Российская юстиция. - 2000. - № 1. - С. 18-19. 6.43. 6.44. Зажицкий В.И. Оперативно-розыскная деятельность и уголовно судопроизводство // Российская юстиция. - 2001. - № 3. - С. 44-52 6.45. 6.46. Зайковский В.Н., Голубев В.В. Методика использования в рас- следовании результатов оперативно-розыскной деятельности // Следователь. -1997.-№2. -С.38-53. 6.47. 6.48. Залпетерис Я. О принципах реорганизации системы предвари- тельного расследования в Латвийской республике // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 2000. - № 2. - С. 105-108. 6.49.

197

6.46. Зотов М.Н. Насущные проблемы совершенствования организации предварительного следствия в системе МВД России // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2001. - № 2-3. - С. 2-7. 6.47. 6.48. Зотов М.Н. О результатах работы органов предварительного следствия и задачах по совершенствованию их деятельности в 2000-2001 годах // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 2001. - № 1. С. 30-39. 6.49. 6.50. Карнеева Л.М. Правовые основы взаимодействия следователя с сотрудниками милиции // Социалистическая законность. - 1981. - № 5. - С.12-19. 6.51. 6.52. Катков С.А. Проблемы предварительного следствия по делам о преступлениях, совершаемых участниками преступных структур (Обзор результатов социологического исследования) // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. Материалы научно-практической конференции (17-18 мая 1994 г.). Выпуск 1. - М.: МИ МВД России. - 1994. - С.71-78. 6.53. 6.54. Козусев А. Законность прослушивания телефонных и иных пере- говоров // Законность. - 1993. - № 2. - С. 28-37. 6.55. 6.51. Козусев А. Надзор за исполнением законов в оперативно- розыскной деятельности // Законность. - 1997. - № 2. - С. 19-24.

6.52. Колмогоров В.В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступ ностью // Российская юстиция. - 2000. - № 3. - С.3-12.

6.53. Коновалов Е.Ф. Следственно-оперативная группа как форма взаимодействия при раскрытии преступлений и розыске скрывшихся пре ступников // Вопросы взаимодействия следователей и других участников расследования преступлений: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск. - 1984. - С.41-48.

6.54. Концепции развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России // Милиция. - 1996. - № 6. - С. 3-17.

198

6.55. Кругликов А.П. О понятиях и основаниях создания следственно- оперативных групп // Следователь. - 1998. - № 1. С.22-24. 6.56. 6.57. Кругликов А.П. О правовых основаниях взаимодействия предварительного следствия и дознания // Уголовно-процессуальная деятельность и правоотношения в стадии предварительного расследования. Сборник на- учных трудов. — Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР. - 1981.-С. 81-87. 6.58.

6.57. Кудинов Л.Д. Процессуальный подход к определению места следственного аппарата в структуре органов государства // Предварительное следствие в условиях правовой реформы: Сборник научных трудов / Ред- кол.: B.C. Шадрин (отв. ред.) и др. - Волгоград: ВСШ МВД СССР. - 1991. С.25-32. 6.58. 6.59. Кузнецова Ю.В., Жога Е.Ю., Громов Н.А. Понятие и значение общих условий предварительного следствия и дознания // Следователь. - 2000. - № 2. - С.20-22. 6.60. 6.61. Кузнецова Ю.В., Рукавишников В.П., Громов Н.А. Правовые основы взаимодействия следствия и органов дознания при расследовании преступлений // Следователь. - 2000. - № 6. - С.27-35. 6.62. 6.63. Кучерена А. Низко преступление, а человек достоин сожаления. Три смертных греха российской прокуратуры // Российская газета. 2000. 22 апр. 6.64. 6.65. Лазарева В.А. Доказательства и доказывание в новом УПК // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. - М.: МГЮА, 2002. С.84-86 6.66. 6.67. Мамонтов А.Г. Россия 1860. Учреждение судебных следователей // Государство и право. - 1996. - № 3. - С.25-31. 6.68. 6.69. Махов В.Н. О проекте Уголовно-процессуального кодекса Рос- сийской Федерации // Следователь. - 2001. - № 3. - С. 14-19; 6.70.

199

6.64. Махов В.Н. Предварительное следствие по уголовным делам должно осуществляться судьями // Следователь. - 2000. - № 6. - С.44-53. 6.65. 6.66. Михайлов В.А., Белозеров Ю.Н. Полномочия руководителей ми- нистерств, управлений и отделов внутренних дел и органов дознания по организации расследования преступлений // Ученые, научные школы и идеи: Юбилейный сборник научных трудов. - М.: МЮИ МВД России. - 1995. -С.58-67. 6.67. 6.68. Михайлов В.А. Проблемы дифференциации расследования пре- ступлений // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организо- ванной преступностью в России. Материалы научно-практической конфе- ренции - М.: МИ МВД России. - 1995. - Выпуск 5. - С.64-80. 6.69. 6.70. Назаренко В. Практическое значение и перспектива предварительного следствия // Законность. - 2001. - № 6. - С. 32-34. 6.71. 6.72. Нургалиев Б.М. Взаимодействие следователей и оперативных ра- ботников при расследовании организованной преступной деятельности // Преступность как угроза национальной безопасности: Материалы первой международной открытой сессии “Modus Academicus” (г. Ульяновск, 4-5 декабря 1997 г.) / Под ред. А.И. Чучаева. - Ульяновск: Изд-во УлГУ. - 1998. -С.198-207. 6.73. 6.74. Обзор практики следственных аппаратов и специализированных подразделений дознания по расследованию имущественных преступлений // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 1998. - № 1. - С.59- 68. 6.75. 6.76. Павлов Н.Е. Является ли РУБОП органом дознания?// Щит и меч. 1998. 6 авг. 6.77. 6.78. Пашин С.А. Судебная реформа и проблемы предварительного следствия (тезисы выступления) // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 1993. - № 2. - С.31-36. 6.79. 6.80. Перлов И.Д., Рагинский М.Ю. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Советское государство и право. - 1957. - № 4. -С.115-121. 6.81.

200

6.73. Персианинов Ю.Н. Взаимодействие - залог успеха // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2000. - № 3. - С.69-78. 6.74. 6.75. Петелин Б.Я. Актуальные вопросы организации и деятельности следственно-оперативных групп // Современные проблемы дальнейшего со- вершенствования деятельности следственного аппарата органов внутренних дел. Материалы научно-практической конференции - Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР. -1981. - С.92-103. 6.76. 6.77. Петрухин И.Л. Правосудие и законность // Советское государство и право. - 1987. - № 6. - С.72-78. 6.78. 6.79. Плеснева Л.П. Организация взаимодействия следователя с органами дознания // Перспективы совершенствования деятельности органов внутренних дел и государственной противопожарной службы. Тезисы всероссийской научно-практической конференции. - Иркутск: ВСИ МВД России. - 1999. - 4.1. - С.51-58. 6.80. 6.81. Радаев В.В., Субботина М.В. Особенности предмета доказывания по делам о преступлениях, совершенных организованными группами несо- вершеннолетних // Проблемы предварительного следствия и дознания. Сборники научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ. - 1995. - С.71-76. 6.82. 6.83. Решняк М.Г. Некоторые вопросы взаимодействия органов пред- варительного следствия и дознания // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам: Сборник научных трудов. - М.: Академия Управления МВД РФ. - 1999. - С.162-168. 6.84. 6.79. Решняк М.Г. Совершенствование механизма предупреждения уклонения обвиняемого от следствия и розыска скрывшегося обвиняемого // Следователь. - 1998. - № 1. - С. 16-23.

6.80. Селезнев М. Взаимодействие следователей и органов дознания // Следователь. - 1996. - № 1.. С.82-94. 6.81. 6.82. Селезнев С.А. Взаимодействие (о совместных действиях следственного и оперативного состава по раскрытию и расследованию преступле- 6.83.

201

ний) // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2000. - № 6. - С.48-57.

6.82. Селиванов Н.А. Некоторые особенности расследования преступ- лений, совершаемых организованными группами // Информационный бюллетень СК МВД России. - М. - 1997. - № 4. - С. 56-64. 6.83. 6.84. Селиванов Н.А. Некоторые особенности расследования преступ- лений, совершенных организованными группами // Прокурорская и следственная практика. Орган генеральных прокуроров стран СНГ. - М. - 1997. -№1.-С.103-114. 6.85. 6.86. Серебров СП. Процессуальные аспекты использования информации, полученной в ходе оперативно-розыскной деятельности // Следователь. - 1998.-№ 9. - С. 35-48. 6.87. 6.88. Синеокий О.В. Виды следственных и следственно-оперативных групп // Государство и право. - 1997. - № 1. - С.61-67. 6.89. 6.90. Скобликов П.А. К вопросу о создании в России самостоятельной федеральной службы для борьбы с организованной преступностью // Государство и право. - 2000. - № 2. - С.23-29. 6.91. 6.92. С коллегии МВД России // Вестник МВД Российской Федерации. - М.: Штаб МВД РФ. - 2002. - № 1. - С. 4 - 12 6.93. 6.94. Слинько СВ. К вопросу о взаимодействии следователя и органа дознания при расследовании уголовного дела // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел. Сборник научных трудов. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР. - 1987.-С.92-105. 6.95. 6.96. Соловьев Н. Реформы следственного аппарата от перераспределения подследственности до модернизации УПК // Российская юстиция. -2000.- №12.-С. 3-5. 6.97. 6.98. Статкус В.Ф. Некоторые проблемы совершенствования организации раскрытия преступления органами внутренних дел // Проблемы пред- варительного следствия. - Волгоград. - 1978. - Вып. 7. - С.27-34. 6.99.

202

6.91. Сухарев А.Я. Россия в тисках преступности // Прокурорская и следственная практика. Орган генеральных прокуроров стран СНГ. — М. -1997. -№1.-С.75-81. 6.92. 6.93. Тепляшин П.В. Устойчивость и сплоченность как признаки орга- низованной группы и преступного сообщества: уголовно-правовой аспект // Следователь. - 2000. - № 2. - С. 10-15. 6.94. 6.95. Тетюев А.А. Опыт взаимодействия специальных подразделений с региональными управлениями по организованной преступности // Инфор- мационный бюллетень СК МВД России. - М. - 1995. - № 3. - С.32-39. 6.96. 6.97. Тикунов B.C. О дальнейшем совершенствовании предварительного следствия // Советское государство и право. - 1965. - № 6. - С.43-48. 6.98. 6.99. Тимофеев Ю.В. Розыск скрывшихся преступников - важное на- правление в деятельности следователей // Информационный бюллетень СК МВД России. - 1993. -№ 3. - С.41-49. 6.100. 6.96. Трусов А.И. Соотношение следственной и оперативно- розыскной деятельности // Информационный бюллетень СК МВД России. - М.-1993.-№2. -С.64-69.

6.97. Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания // Вестник Московского университета. Серия 11 - Право. -1996. -№ 4. -С. 95-101. 6.98. 6.99. Хомков В.П., Капинус Н.И. Отдельные поручения следователя органу дознания // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам: Сборник научных трудов. - М.: Академия Управления МВД РФ.-1999.-С.164-172. 6.100. 6.101. Чувилев А.А. Взаимодействие уголовно-процессуального и опе- ративно-розыскного права // Ученые, научные школы и идеи. Юбилейный сборник научных трудов. - М.: МЮИ МВД России. - 1995. - С.51-58. 6.102. 6.100. Чугунов В., Чувилев А., Белозеров Ю. Дознание и его проблемы // Социалистическая законность. - 1970. - № 6. - С.34-39.

203

6.101. Шаталов А.С. Алгоритмизация некоторых действий следователя при осуществлении розыска скрывшегося обвиняемого // Следователь. -1999.- № 7.-С. 34-39. 6.102. 6.103. Шаталов А.С. Элементы алгоритма действий следователя при розыске скрывшегося обвиняемого // Государство и право. - 1998. - № 7. - С.94-97. 6.104. 6.105. Шашуро В.А. Розыскная деятельность на стадии предварительного расследования // Состояние, проблемы применения и совершенствования законодательства о борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Материалы Всероссийской научно-практич. конф. - М.: МИ МВД России, 2000. Выпуск 2. С. 117-122. 6.106. 6.107. Шиканов В. И. В следственном аппарате необходимы организа- ционные изменения // Актуальные проблемы общественной безопасности: Тезисы всероссийской научно-практической конференции. - Иркутск: ИВШ МВД России. - 1996. - С.52-63. 6.108. 7. Авторефераты диссертаций и диссертации

7.1. Болотин B.C. Органы дознания в системе уголовно- процессуальных правоотношений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - М., 1990.-26 с.

7.2. Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений. Дисс… докт. юрид. наук. -М., 1992. -354 с. 7.3. 7.4. Вележев СИ. Милиция общественной безопасности (местная милиция) как оперативное подразделение органов внутренних дел. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Санкт-Петербург, 2002. - 23 с. 7.5. 7.4. Галустьян О.А. Обеспечение прав граждан в уголовно- процессуальной и оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. - М., 2001. - 27 с.

204

7.5. Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России. Дисс… канд. юрид. наук. - Омск, 1998. - 213 с. 7.6. 7.7. Жук О.Д. Борьба с организованной преступностью в Российской Федерации (по материалам оперативно-розыскной и уголовно- процессуальной деятельности в Западно-Сибирском и других регионах России). Автореф. дисс… канд. юридических наук. - М., 1998. - 27 с. 7.8. 7.9. Зникин В.К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании. Дисс… канд. юрид. наук. - Томск, 1998.-272 с. 7.10. 7.11. Кишиев А.К. Теоретические, правовые основы и проблемы произ- водства дознания и предварительного следствия в органах внутренних дел. Дисс… канд. юрид. наук. - Баку, 1990. -371 с. 7.12. 7.13. Литвинчук А.А. Методика расследования краж, грабежей и разбойных нападений, совершаемых организованными группами преступников - гастролеров. Дисс… канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1994. - 260 с. 7.14.

7.10. Миниус М.Д. Взаимодействие органов дознания и предварительного следствия по делам о хищениях социалистического имущества (по ма- териалам Казахской ССР). Дисс… канд. юрид. наук. - Тбилиси, 1968. - 280 с. 7.11. 7.12. Ооржак А.С. Взаимодействие следователей прокуратуры с ра- ботниками органов дознания при расследовании умышленных убийств. Дисс… канд. юрид. наук. - Казань, 1989. - 214 с. 7.13. 7.14. Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Саратов, 1998.-20 с. 7.15. 7.13. Седова Г.И. Процессуальные и криминалистические проблемы деятельности органов дознания. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Сара тов, 2000. - 22 с.

205

7.14 Стремовский В.А. Сущность и участники предварительного следствия в советском уголовном процессе. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. - Тбилиси, 1967. С.25.

7.15. Сурков К.Н. Оперативно-розыскное законодательство России: пути совершенствования и развития. Дисс… канд. юрид. наук. - Москва, 1997.-215 с.

7.16. Татьянина Л.Г. Предварительное расследование уголовных дел о групповых многоэпизодных преступлениях несовершеннолетних: Дисс… канд. юрид. наук. - Ижевск, 1998. - 235 с. 7.17. 7.18. Шишков А.А. Теоретические основы уголовно-процессуальной деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Москва, 1999. -26с. 7.19.

206

у ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Образцы вопросов для интервью, с помощью которых изучалось мнение следователей органов внутренних дел и сотрудников милиции

ВОПРОСЫ ДЛЯ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ

1.1. Принимали ли Вы участие в расследовании преступлений, совершенных организованными группами: 1)да; 2) нет; 3) иное 1.2. 1.3. Расследовали ли Вы эти преступления в составе следственно-оперативных групп: 1) да; 2) нет; 3) иное 1.4. э

1.3. На имя какого должностного лица Вы направляете свои поручения (ука зания) о производстве следственных и розыскных действий, либо об оказа нии содействия: 1) начальника органа внутренних дел;

2) начальника милиции (МОБ; КМ); 3) 4) начальника конкретного подразделения милиции (УР, РУБОП, ППС и 5) т.д.);

4) конкретного должностного лица; 5) 6) иное 7) 1.3.1. Довольны ли Вы своевременностью и качеством выполнения Ваших поручений и указаний сотрудниками милиции: 1) да; 2) иногда; 3) нет; 4) иное

1.4. Испытываете ли Вы сложности при взаимодействии с милицией:

1) часто; 2) иногда; 3) нет; 4) иное

1.5. При взаимодействии с какими подразделениями милиции у Вас возникало больше проблем: 1) подразделения УБОП; 2) УР; 3) подразделения БЭП; 4) подразделения ГИБДД; 5) служба участковых уполномоченных милиции; 6) иные подразделения милиции общественной безопасности; 7) иное 1.6. 1.7. Взаимодействуют ли с Вами охотно и активно сотрудники милиции на всем протяжении предварительного следствия: 1) да; 2) нет, только до предъявления обвинения одному из преступников; 3) нет, только до предъ- 1.8. ?» явления обвинения всем установленным преступникам; 4) иное

207

1.7. Информируют ли Вас сотрудники милиции о результатах оперативно- розыскной деятельности: 1) постоянно; 2) часто; 3) иногда; 4) нет;

5) иное

1.7.1. Удовлетворены ли Вы объемом этой информации: 1) да; 2) не всегда; 3) иногда; 4) нет; 5) иное

1.8. Какие планы расследования уголовного дела составляете Вы: 1) со вместные с сотрудниками милиции (процессуальные и оперативно розыск ные действия); 2)отдельные (только процессуальные действия); 3)совместные и отдельные; 4) планы не составлялись; 5) иное

1.9. Используете ли Вы результаты оперативно-розыскной деятельности ми лиции: 1) в доказывании по уголовным делам; 2) для подготовки и осуще ствления следственных действий; 3) для розыска лиц, скрывшихся от след ствия; 4) не используете; 5) иное

1.10. Кто, по вашему мнению, должен устанавливать лиц, совершивших преступление: 1) следователь; 2) орган дознания; 3) следователь совместно с органом дознания; 4) иное 1.11. 1.12. Кто, по Вашему мнению, должен заниматься розыском скрывшегося обвиняемого: 1) следователь; 2) орган дознания; 3) следователь совместно с органом дознания; 4) иное 1.13. 1.14. Довольны ли Вы в целом ходом и результатами взаимодействия с ми- лицией: 1) да; 2) нет; 3) иное 1.15. 1.16. Согласны ли Вы с тем, что уголовно-процессуальной (следственной) и оперативно-розыскной деятельностью должно заниматься одно должност- ное лицо: 1) да; 2) нет; 3) иное 1.17. 1.18. Какие проблемы взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции Вы считаете наиболее актуальны- ми: 1.19. 1.15. Если Вы имеете дополнения или замечания по предложенным вопро сам, изложите их:

208

  1. Сообщите, пожалуйста, о себе следующие сведения:

2.1. Ваш стаж работы в должности следователя: 1) до 1 года;

2) от 1 года до 3 лет; 3) от 3 до 5 лет; 4) от 5 до 10 лет; 5) свыше 10 лет

2.2. У Вас образование: 1) высшее юридическое; 2) высшее неюриди ческое; 3) незаконченное высшее юридическое; 4) незаконченное высшее неюридическое; 5) среднее специальное юридическое; 6) среднее специ альное неюридическое; 7) среднее.

2.3. Вы работаете на уровне: 1) федеральном (СК); 2) федерального округа (окружные управления); 3) субъекта федерации (министрества, главные управления, управления); 4) района, города. 2.4. 2.5. В каком населенном пункте (регионе) Вы работаете 2.6. ВОПРОСЫ ДЛЯ СОТРУДНИКОВ МИЛИЦИИ (оперуполномоченных, участковых уполномоченных и т.д.)

1.1. Принимали ли Вы участие в расследовании и раскрытии преступлений, совершенных организованными группами: 1) да; 2) нет; 3) иное

1.2. Расследовали ли Вы эти преступления в составе следственно- оперативных групп: 1) да; 2) нет; 3) иное

1.3. Испытываете ли Вы сложности при взаимодействии со следователями органов внутренних дел: 1) часто; 2) иногда 3) нет; 4) иное 1.4. 1.5. Информируете ли Вы следователя о результатах оперативно- розыскной деятельности, по уголовному делу, находящемуся в его производстве: 1.6. 1) постоянно; 2) часто; 3) иногда; 4) нет; 5)иное

1.5. Какие планы расследования уголовного дела составлялись Вами: 1) со- вместные со следователем органов внутренних дел (процессуальные и опе- ративно розыскные действия); 2) отдельные (только оперативно-розыскные действия); 3) совместные и отдельные; 4) планы не составлялись; 5) иное 1.6. 1.7. Доляшы ли Вы продолжать взаимодействовать со следователем органов внутренних дел после предъявления обвинения? 1) да; 2) нет; 3) иное 1.8.

209

1.7. Кто, по вашему мнению, должен устанавливать лиц, совершивших пре ступление: 1) следователь; 2) сотрудники органа дознания;

3) следователь совместно с сотрудниками органа дознания; 4) иное

1.8. Кто, по Вашему мнению, должен заниматься розыском скрывшегося обвиняемого: 1) следователь; 2) сотрудники органа дознания; 3) следователь совместно с сотрудниками органа дознания; 4) иное 1.9. 1.10. Довольны ли Вы в целом ходом и результатами взаимодействия со следователями органов внутренних дел: 1)да; 2)нет; 3) иное 1.11.

1.10. Согласны ли Вы с тем, что уголовно-процессуальной (следственной) и оперативно-розыскной деятельностью должно заниматься одно должностное лицо: 1)да; 2) нет; 3) иное 1.11. 1.12. Какие проблемы взаимодействия следователя органов внутренних дел и милиции Вы считаете наиболее актуальными: 1.13. 1.12. Если Вы имеете дополнения или замечания по предложенным вопро сам, укажите их:

  1. Сообщите, пожалуйста, о себе следующие сведения:

2.1. Вы являетесь: 1) сотрудником УР; 2) сотрудником БЭП;

4) сотрудником РУБОП; 4) участковым уполномоченным; 5) 6) инспектором ГИБДД; 6) дознавателем; 7) иное 7)

2.2. Ваш стаж работы в этой должности: 1) до 1 года; 2) от 1 года; 3) до 3 лет; 4) от 3 до 5 лет; 5) от 5 до 10 лет; 6) свыше 10 лет 2.3. 2.4. У Вас образование: 1) высшее юридическое; 2) высшее не юридическое; 3) незаконченное высшее юридическое; 4) незаконченное высшее не юридическое; 5) среднее специальное юридическое; 2.5. 6) среднее специальное неюридическое; 7) среднее.

2.4. Вы работаете на уровне: 1) федеральном (министерство); 2) федерального округа (окружные управления);

3

210

3) суб ъекта федер ации (мини стерс тва, главн ые управ ления , управ ления ); 4) 5) ра йона, город а;
5) мест ном. 6) 2.5.
В
како м
насел енно м
пунк те
(реги оне)
Вы
работ аете

Прил ожен ие 2

Табли цы
данн ых социо логич еских опрос ов следо вател ей орган ов внут- ренн их дел и сотру дник ов мили ции, пров еден ных в 2000 - 2002 годах

Табли ца данн ых социо логич еског о опрос а следо вател ей орган ов внут ренн их дел

Вопросы с вариантами ответов Кол-во отвечав- ших % 1 2 3

Всего: 104 чел. 100 1.1.Принимали ли Вы участие в расследовании пре- ступлений, совершенных организованными группами:

1)да;

2) нет;

3) иное 59

37

8 56,7 35,6

7,7

211

1 2 3 1.2. Расследовал и ли Вы эти преступления в составе следственно-оперативных групп1:

1)да;

2) нет;

3) иное 54

46

4 51,9

44,2 3,9 1.3.На имя какого должностного лица Вы направляе- те свои поручения (указания) о производстве следственных и розыскных действий, либо об оказании помощи в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР:

1) начальника органа внутренних дел;

2) начальника милиции (МОБ; КМ);

3) начальника конкретного подразделения милиции (УР, РУБОП, ППС и т.д.);

4) конкретного должностного лица;

5) иное 46 8

15 4

З2 44,2

7,7

14,4

3,8

2,9 1.3.1 Довольны ли Вы своевременностью и качеством выполнения Ваших поручений и указаний сотрудниками милиции:

Ода;

2) иногда;

3) нет;

4) иное 2

60 39

3 1,9

57,7

37,5

2,9 1.4. Испытываете ли Вы сложности при взаимодейст- вии с милицией:

1) часто;

2) иногда; 3)нет;

4) иное 24

70

8

2 23,0

67,4

7,7

1,9 Принимаются во внимания только те следователи, которые ответили положительно на предыдущий вопрос.

2 Остальные опрошенные дали по несколько ответов на данный вопрос.

212

1 2 3 1.5. При взаимодействии с какими подразделения- ми милиции у Вас возникало больше проблем:

1) подразделения УБОП;

2) подразделения УР;

3) подразделения БЭП;

4) подразделения ГИБДД;

5) службы участковых уполномоченных милиции;

6) иные подразделения милиции общественной безопасности;

7) иное 34

45

3

9

7

2 4 32,7

43,3

2,9

8,7

6,7

1,9

3,8 1.6. Взаимодействуют ли с Вами охотно и активно сотрудники милиции на всем протяжении предва- рительного следствия:

1)да;

2) нет, только до предъявления обвинения одному из преступников;

3) нет, только до предъявления обвинения всем уста новленным преступникам;

4) иное 7

44

35 18 6,7

42,3

33,7 17,3 1.7. Информируют ли Вас сотрудники милиции о результатах оперативно-розыскной деятельности:

1) постоянно;

2) часто;

3) иногда;

4) нет;

5) иное 22 10 59 10 3 21,2

9,6

56,7

9,6

2,9 1.7.1. Удовлетворены ли Вы объемом этой информа- ции:

1)да;

2) не всегда;

3) иногда;

4) нет;

5) иное 8

67 10 18

0 7,7

64,4

9,6

17,3

0

213

1 2 3 1.8. Какие планы расследования уголовного дела со- ставляете Вы:

1) совместные с сотрудниками милиции (процессу альные и оперативно розыскные действия);

2) отдельные (только процессуальные действия);

3) совместные и отдельные;

4) планы не составлялись;

5) иное 33

23

48

0

0 31,7 22,1 46,2

0

0 1.9. Используете ли Вы результаты оперативно- розыскной деятельности милиции:

1) в доказывании по уголовным делам;

2) для подготовки и осуществления следственных действий;

3) для розыска лиц, скрывшихся от следствия;

4) не используете;

5) иное1 18

24 6 8 3 17,3

23,0 5,7 7,7 2,9 1.10. Кто, по вашему мнению, должен устанавливать лиц, совершивших преступление:

1) следователь;

2) орган дознания;

3) следователь совместно с органом дознания;

4) иное 1

20 82

1 1,0 19,2 78,8

1,0 1.11. Кто, по Вашему мнению, должен заниматься розыском скрывшегося обвиняемого:

1) следователь;

2) орган дознания;

3) следователь совместно с органом дознания;

4) иное 0 49

55 0 0 47,1 52,9

0 1.12. Довольны ли Вы в целом ходом и результатами

взаимодействия с милицией: 1)да;

2) нет;

3) иное 41

55 8 39,4 52,9

7,7 На этот вопрос следователями давалось и несколько ответов: в первом и во втором направлениях используют результаты оперативно-розыскной деятельности 15,3%> опрошенных следователей; в первом и третьем — 6,7%; во втором и третьем 10,2%; в первом, втором, и третьем направлениях- 12,3% следователей.

214

1 2 3 1.13. Согласны ли Вы с тем, что уголовно- процессуальной (следственной) и оперативно- розыскной деятельностью должно заниматься одно должностное лицо:

1)да;

2) нет;

3) иное 17

81

6 16,3

77,9

5,8 2.1. Ваш стаж работы в должности следователя?

1) до 1 года;

2) от 1 года до 3 лет;

3) от 3 до 5 лет;

4) от 5 до 10 лет;

5) свыше 10 лет 8 29

27

33

7 7,7

27,9

26,0

31,7

6,7 2.2. У Вас образование:

1) высшее юридическое;

2) высшее не юридическое;

3) незаконченное высшее юридическое;

4) незаконченное высшее неюридическое;

5) среднее специальное юридическое;

6) среднее специальное неюридическое;

7) среднее 53 18 16 0 16 1 0 51,0 17,4 15,3

0 15,3

1,0 0 2.3. Вы работаете на уровне:

1) федеральном (СК);

2) федерального округа (окружные управления);

3) субъекта федерации (министерства, главные управления, управления);

4) района, города . 9

2

33 60 8,7 1,9

31,7 57,7

215 Таблица данных социологического опроса сотрудников милиции

Вопросы с вариантами ответов Кол-во отвечав- ших % 1 2 3

Всего: 107 чел. 100 1.1. Принимали ли Вы участие в расследовании преступлений, совершенных организованными груп- пами:

1)да;

2) нет;

3) иное 61 36 10 57,0

33,6

9,4 1.2. Расследовали ли Вы эти преступления в составе следственно-оперативных групп1:

1)да;

2) нет;

3) иное 36 64

7 33,6

59,8

6,6 1.3. Испытываете ли Вы сложности при взаимодей- ствии со следователями органов внутренних дел:

1) часто;

2) иногда;

3) нет;

4) иное 17 57 20 13 15,9 53,3 18,7 12,1 1.4. Информируете ли Вы следователя о результа- тах оперативно-розыскной деятельности, по уго- ловному делу, находящемуся в его производстве:

1) постоянно;

2) часто;

3) иногда;

4) нет;

5) иное И 20 49 16 И 10,3 18,7 45,8 15,0 10,2 Принимаются во внимание те сотрудники милиции, которые положительно ответили на предыдущий вопрос.

216

1 2 3 1.5. Какие планы расследования уголовного дела составлялись Вами:

1) совместные со следователем органов внутренних дел (процессуальные и оперативно розыскные дейст вия);

2) отдельные (только оперативно-розыскные дейст вия);

3) совместные и отдельные;

4) планы не составлялись;

5) иное 27

29

51

0

0 25,2

27,1 47,7

0

0 1.6. Должны ли Вы продолжать взаимодействовать со следователем органов внутренних дел после предъявления обвинения?

1)да;

2) нет;

3) иное 69

34 4 64,5

31,8

3,7 1.7. Кто, по вашему мнению, должен устанавливать лиц, совершивших преступление:

1) следователь;

2) орган дознания;

3) следователь совместно с органом дознания;

4) иное 6

12

85

4 5,6

11,2

79,4 3,8 1.8. Кто, по Вашему мнению, должен заниматься ро- зыском скрывшегося обвиняемого:

1) следователь;

2) орган дознания;

3) следователь совместно с органом дознания;

4) иное 3

38

66

0 2,8

35,5

61,7

0 1.9. Довольны ли Вы в целом ходом и результатами взаимодействия со следователями органов внутренних дел:

1)да;

2) нет;

3) иное 43 50 14 40,2 46,7 13,1

217

1 2 3 1.10. Согласны ли Вы с тем, что уголовно- процессуальной (следственной) и оперативно- розыскной деятельностью должно заниматься одно должностное лицо:

1)да;

2) нет;

3) иное 25

73

9 23,4

68,2

8,4 2.1. Вы являетесь:

1) сотрудником УР;

2) сотрудником БЭП;

3) сотрудником РУБОП;

4) участковым инспектором;

5) инспектором ГИБДД;

6) дознавателем; 7)иное 36 18

46 4 3 0 0 33,6 16,9

43,0 3,7 2,8

0

0 2.2. Ваш стаж работы в этой должности?

1) до 1 года;

2) от 1 года до 3 лет;

3) от 3 до 5 лет;

4) от 5 до 10 лет;

5) свыше 10 лет 0

28

57

22

0 0

26,2

53,3

20,5

0 2.3. У Вас образование:

1) высшее юридическое;

2) высшее не юридическое;

3) незаконченное высшее юридическое;

4) незаконченное высшее неюридическое;

5) среднее специальное юридическое;

6) среднее специальное неюридическое; 7)среднее 0

46

23

0

38 0 0 0 43,0 21,5

0 35,5

0

0 2.4. Вы работаете на уровне:

1) федеральном (министерство);

2) федерального округа (окружные управления);

3) субъекта федерации (министерства, главные управления, управления);

4) района, города;

5) местном 0 10

36 56

5 0 9,3

33,6 52,3 4,8

218

Приложение 3 Образец анкеты, с помощью которой изучались уголовные дела

АНКЕТА для изучения уголовных дел с целью выявления проблем взаимодействия

следователя органов внутренних дел и милиции при производстве

предварительного следствия

  1. Общие сведения о деле

1.1. Номер уголовного дела и дата его возбуждения

1.2.Квалификация преступления

1.3. Кем проводилось (проводиться) предварительное следствие по делу

1.4. Кем проводилось судебное разбирательство
по делу

1.5. Где находится дело в настоящее время

1.6. Краткая фабула дела

1.7. Результаты расследования (дело направлено в суд, приостановлено, прекращено, вынесен приговор (обвинительный, оправдательный)) и их ос нование

  1. Общая информация о взаимодействии следователя и органов дознания 2.1. а) какие виды процессуальных форм взаимодействия осуществлялись; б) кто являлся их инициатором, организатором (следователь, начальник след. отдела, начальник органа дознания), участником (участковые уполномочен ные, оперуполномоченные, сотрудники ГИБДД и т.д.); в) в каких докумен тах отражено взаимодействие и его итоги

2.2. а) какие виды непроцессуальных форм взаимодействия осуществлялись; б) кто являлся их инициатором, организатором (следователь, начальник след. отдела, начальник органа дознания), участником (участковые уполно моченные, оперуполномоченные, сотрудники ГИБДД и т.д.); в) в каких до кументах отражено взаимодействие и его итоги

2.3. Какие имеются особенности использования конкретных форм взаимо действия

  1. Взаимодействие в процессе доказывания 3.1. Какими доказательствами подтверждается факт совершения преступления

219

3.2. Какие результаты оперативно-розыскной деятельности милиции ис пользовались в ходе доказывания

3.3. Какие имеются особенности использования результатов ОРД в процессе доказывания

  1. Деятельность следственно-оперативных групп 4.1. Каким видом СОГ (дежурная, целевая, специализированная, совмест ная) расследовалось дело, и в каком объеме

4.2. Какое доллшостное лицо приняло решение о создании СОГ, и в каком документе (-ах) содержится это решение

4.3. На основании какого документа сотрудники органа дознания выполня ют поручения и указания следователя в СОГ

4.4. Какие имеются особенности деятельности СОГ

  1. Проблемные вопросы взаимодействия 5.1. а) Использовались ли следователем результаты оперативно-розыскной деятельности милиции для подготовки и осуществления следственных действий; для розыска лиц, скрывшихся от следствия и без вести пропавших; б) в чем заключалось это использование и в каких документах нашло отражение

5.2. Сколько лиц, совершивших преступление в соучастии, не установлено (не задержано). Какие совместные меры применялись следователем и со трудниками милиции для их установления (розы ска)

  1. Замечания, дополнения по изученному уголовному делу