lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Тарасов, Максим Юрьевич. - Расследование уголовных дел об убийствах: процессуальные и криминалистические вопросы: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 247 с. РГБ ОД, 61:03-12/892-X

Posted in:

^ Од -

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ

АКАДЕМИЯ

?&

на правах рукописи

Тарасов Максим Юрьевич

©

РАС СЛЕ ДОВ АНИ Е УГО ЛОВ НЫХ ДЕЛ ОБ УБИ ЙСТ ВАХ: ПРО ЦЕС СУА ЛЬН ЫЕ И КРИ МИН АЛИ СТИ ЧЕС КИЕ ВОП РОС Ы

Специальность: 12.00.09

Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно- розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

МОС КВА - 20,

а

Науч ный руко водит ель - Заслу женн ый деяте ль науки Росси йской Феде раци и, докто р юрид ическ их наук, проф ессор П.А. Лупи нская /^\ I

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1

ГЛАВА 1.ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОБ УБИЙСТВАХ… 13

§ 1. Значение своевременного решения о возбуждении уголовного дела об убийстве для

его успешного расследования 13

§2. Поводы к возбуждению дел об убийствах 16

§3. Установление достаточного основания для возбуждения уголовного дела об убийстве 25

ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ПОДЛЕЖАЩИХ ДОКАЗЫВАНИЮ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОБ УБИЙСТВАХ, И

ПУТИ ИХ УСТАНОВЛЕНИЯ 51

§ 1. Понятие и общая характеристика обстоятельств,
подлежащих

доказыванию по делам об убийствах 51

§ 2. Специфика обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам об убийствах, и их установление 53

ГЛАВА III. НЕКОТОРЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ТАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОБ

УБИЙСТВАХ : 112

§1. Процессуальная самостоятельность следователя 112

§2. Расследование убийств следственной группой 124

§3. Взаимодействие следователя с органами дознания при расследовании убийств 148

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 203

ЛИТЕРАТУРА 226

1 Введение

  1. Актуальность темы исследования. Одной из основных проблем, стоящих в настоящее время перед Российским государством, является проблема борьбы с преступностью, обеспечение личной безопасности граждан. Преступность, в различных формах ее проявления, представляет собой серьезную опасность для построения демократического общества в нашей стране.

Количественные и качественные изменения в структуре преступности все более и более свидетельствуют о коррумпированности, организованности, жестокости преступлений. На государственном уровне лавинообразный рост тяжких и особо тяжких преступлений не без оснований рассматривается как реальная угроза национальной безопасности. В этих условиях, как никогда раньше, возрастает роль и ответственность правоохранительных органов за своевременное выявление и расследование преступлений, уголовное преследование лиц, их совершивших.

Это - сложнейшая и многофакторная задача. Бесспорно, проблема существенного снижения уровня преступности связана с решением комплекса социально-политических, экономических и правовых проблем, что в совокупности с активной деятельностью правоохранительных органов и справедливостью судебных решений должно дать свои положительные результаты.

Особенно остро и непримиримо общество реагирует на преступления против личности, в том числе и наиболее тяжкие из них - убийства.

Динамика убийств, включая и те, которые следует отнести к категории преступлений повышенной общественной опасности (убийства с использованием взрывных устройств, «серийные» убийства, совершаемые сексуальными маньяками, «заказные» убийства, а также убийства с целью завладеть жилищем убитого, и др.), имеет тенденцию к неуклонному росту.

2

Раскрываемость же этой категории преступлений, далека от желаемой.

Так, в 1998 году в России зарегистрировано 28794 убийства, из них раскрыто 78,7% (22659). За аналогичный период 1999 года в стране зарегистрировано 30337 убийств, уровень их раскрываемости снизился до 78,1% (23697). В 2000 году зарегистрировано уже 31052 убийство, раскрыто снова меньше - 77,8% (24152). В 2001 году по официальным данным зарегистрировано 32792 убийства, раскрыто - 77,4 % (25380). В минувшем 2002 году только в Москве зарегистрировано 1275 убийств, из них раскрыто лишь 58,6 %}

Не радует и дальнейший прогноз роста этой категории преступлений. По данным ВНИИ МВД России, к 2005 году число зарегистрированных убийств возрастет примерно на 20 % и составит около 40 тыс.2

Качество предварительного расследования по делам об убийствах, как о том свидетельствуют статистика и изучение практики, оставляет желать лучшего. Немало «громких» уголовных дел последнего времени «развалилось» на стадии судебного разбирательства только потому, что в ходе расследования, и особенно на начальном его этапе, следователями и прокурорами не соблюдались требования закона, нарушались права личности, что приводило к признанию представленных в суд доказательств недопустимыми.

В этой связи, актуальным является изучение, с одной стороны, того, насколько уголовно-процессуальное законодательство, научные рекомендации по его применению, содержащиеся в работах по уголовно- процессуальному и уголовному праву, криминалистике, судебной психологии и др., вооружают орган дознания, следователя, прокурора для решения стоящих перед ними

1 Приведенные статистические данные взяты из материалов доклада: «Уголовное наказание: проблемы и перспективы» Совета при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосудия за 2002 г. и статьи «Ловить убийц стали чаще, потому что их стало больше» // Российская Газета от 23.01.03 г. № 12(3126).

2 См.: Основы государственной политики борьбы с преступностью в России: Теоретическая модель. М. 2001. С. 20.

3

задач; с другой стороны, - какие требования закона наиболее часто нарушаются лицами, ведущими расследование дел об убийствах, к каким последствиям приводят эти нарушения.

В результате такого изучения, могут быть высказаны определенные рекомендации для преодоления трудностей и недостатков в расследовании уголовных дел об убийствах. Именно этот круг вопросов исследуется автором в настоящей работе.

Значительное внимание в диссертации уделено методологии и методике познавательного процесса, проходящего по законам диалектики, логики и уголовно-процессуального законодательства с использованием рекомендаций криминалистики и других наук.

  1. Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы - на основе теоретических положений уголовного и уголовно-процессуального права, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности выделить наиболее существенные моменты в характеристике процесса расследования различных видов убийств, выявить имеющиеся здесь ошибки и недостатки, предложить рекомендации, направленные на повышение качества расследования данной категории уголовных дел.

Для достижения указанной цели автор ставит перед собой следующие задачи:

Проанализировать связь между уголовно-правовыми нормами, устанавливающими ответственность за различные виды убийств, и обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовным делам этой категории;

  • Проследить взаимосвязь между своевременным и правильным решением вопроса о возбуждении уголовного дела об убийстве и его успешным расследованием;

  • Выявить особенности процесса доказывания по уголовным делам об

4

убийствах, в том числе, выбор следователем необходимых следственных действий и определение их очередности, особенности тактики и методики производства отдельных следственных действий; высказать некоторые методические рекомендации, направленные на полное установление всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания по этим делам.

  • Сформулировать и теоретически обосновать рекомендации по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной деятельности органов предварительного расследования, оперативно-розыскных служб, касающиеся расследования преступлений рассматриваемой категории;

  • Исследовать особенности организации взаимодействия следователей и оперативных подразделений органов дознания при расследовании убийств, высказать свои соображения о совершенствовании законодательства в этой области, а также практики его применения.
  • Определить дополнительные возможности использования специальных познаний и последних достижений криминалистической науки в процессе расследования убийств, при производстве отдельных следственных действий по этим делам.
    1. Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом диссертационного исследования является деятельность правоохранительных органов по выявлению и расследованию убийств. В этом исследовании автор особо выделяет начальный момент расследования, определение версий совершения преступления и плана расследования, основания и условия взаимодействия органов следствия, дознания, оперативно-розыскных служб.

Объектом исследования являются особенности обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам об убийствах, и особенности элементов доказательственной деятельности по таким делам.

Предметом исследования было российское уголовное и уголовно-

5

процессуальное законодательство, международно-правовые акты, решения Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ. Предметом исследования служила также правоприменительная практика органов, расследующих уголовные дела об убийствах, в частности, вопросы организационного взаимодействия между органами, участвующими в расследовании дел указанной категории, а также использование в этой деятельности достижений и рекомендаций специальных наук, в первую очередь, криминалистики.

  1. Методология и методика исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют научные труды по общей теории познания, в области уголовно-процессуального и уголовного права, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности, психологии, логики, судебной медицины.

В исследовании автор диссертации опирался на работы ученых по проблемам доказательственного права (Доля Е.А., Золотых В.В., Кипниса Н.М., Кореневского Ю.В., Куцовой Э.Ф., Лупинской П.А., Михайловской И.Б., Орлова Ю.К., Петрухина И.Л., Соловьева А.Б., Строговича М.С., Токаревой М.Е., Хмырова А.А., Шейфера С.А., Эйсмана А.А. и др.); предварительного расследования (Белозерова Ю.Н., Божьева В.П., Гаврилова Б.Я., Гуценко К.Ф., Каневского Л.Л., Карнеевой Л.М., Ларина A.M., Масленниковой Л.Н., Москальковой Т.Н., Ратинова А.Р., Савицкого В.М., Халиулина А.Г., Химичевой Г.П., Чувилева А.А., Якубовича Н.А. и др.); уголовного права (Бородина СВ., Котова Д.П., Рарога А.И., Трайнина А.Н. и др.); криминалистики (Белкина А.Р., Белкина Р.С., Гавло В.К., Густова Г.А., Дворкина А.И., Драбкина Л.Я., Дубягина Ю.П., Ищенко Е.П., Карагодина В.Н., Леви А.А., Мудьюгина Г.Н., Образцова В.А., Селиванова Н.А., Соя-Серко Л.А. и др.).

В работе нашли применение принципы и познавательные процедуры системного подхода, а также формально-логический,
статистический,

6 социологический, сравнительно-правовой, исторический и другие современные методы исследования.

Разработка теоретических проблем и вопросов, практических рекомендаций базировалась на общем высоком научном потенциале отечественной уголовно-процессуальной науки, криминалистики, теории оперативно- розыскной деятельности, судебной медицины.

Нормативной основой исследования является Конституция РФ, действующее уголовно-процессуальное и уголовное законодательство, международно-правовые акты, постановления и определения

Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, приказы и указания Генерального прокурора РФ, другие ведомственные и межведомственные нормативно-правовые акты. Автор обращался также к ранее действовавшему уголовно-процессуальному законодательству РСФСР и СССР, Уставу уголовного судопроизводства 1864 г.

  1. Эмпирическая база исследования. Эмпирическую базу исследования составили проанализированные автором данные следственной и судебной статистики, изученные уголовные дела об убийствах, расследованные Домодедовской городской прокуратурой Московской области, Лефортовской межрайонной прокуратурой г. Москвы, прокуратурой Московской области и прокуратурами других субъектов РФ, а также рассмотренные Домодедовским городским судом, Московским областным судом и иными судами за период 1995-2000 г.г. (всего 436 уголовных дел).

Диссертантом была проанализирована и опубликованная практика Верховного Суда РФ по делам об убийствах за указанный период, а также Постановления Пленумов Верховного Суда РФ по делам данной категории.

В работе использован и собственный шестилетний практический опыт следственной работы автора в органах прокуратуры, в том числе и по расследованию уголовных дел об убийствах в составе группы следователей.

7

  1. Научная новизна исследования определяется тем, что это первая работа, в которой рассмотрение вопросов предварительного расследования уголовных дел об убийствах основано на новом уголовно-процессуальном законе (УПК РФ 2001 г.). Новизна выражена и в комплексном изучении поставленной проблемы с позиций уголовно-процессуального права, криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности.

В данной работе реализуется одно из новых направлений исследования уголовно-процессуальных проблем, рекомендуемого на кафедре уголовно- процессуального права МГЮА, когда уголовно-процессуальное право и практика его применения исследуются применительно к определенному виду преступлений.

Это дает возможность предметно выявить недостатки и пробелы законодательства, а также наиболее типичные ошибки в практике его применения.

В результате проведенного исследования, автор выносит на защиту предложения, касающиеся совершенствования УПК РФ, реализации предписаний УПК РФ в практической деятельности, а таюке организационных мероприятий, направленных на усиление взаимодействия различных правоохранительных органов при расследовании преступлений. К их числу относятся следующие:

  1. В части 4 ст. 146 УПК РФ в числе перечня материалов, направляемых прокурору вместе с постановлением о возбуждении уголовного дела, следует указать также протокол задержания лица по подозрению в совершении преступления, если такое имело место. Данное процессуальное действие необходимо включить в число действий, которые возможно производить до возбуждения дела, поскольку на практике задержание лица по подозрению в совершении преступления и признание его подозреваемым с момента фактического задержания может иметь место до вынесения постановления о

8

возбуждении уголовного дела (ст. ст. 5 п. 15,46, 91, 128 ч. 3 УПК РФ).

  1. В статье 148 УПК РФ необходимо указать, что «прокурору должно направляться не только постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, но и весь материал проверки вместе с принятым по нему решением». Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно санкционироваться прокурором.
  2. В часть 2 ст. 145 УПК РФ нужно внести дополнение указав, что «об отказе в возбуждении уголовного дела уведомляется не только заявитель, но и иные заинтересованные лица, интересы которых затрагиваются этим решением» (пострадавшие от преступления, но не заявившие о нем, лица, в отношении которых было отказано в возбуждении уголовного дела и действиям которых дана определенная юридическая оценка и др.). Это обеспечит право указанных лиц на обжалование данного решения, если оно ущемляет их права и интересы.
  3. В статье 73 УПК РФ в числе обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, целесообразно указать и на «обстоятельства, характеризующие личность потерпевшего».
  4. В УПК РФ указано, что передача уголовного дела от одного следователя другому должна осуществляться прокурором с обязательным указанием ее оснований (п. 8 ст. 37 УПК РФ). Сами «основания» передачи дела в законе не обозначены, а потому зависят от усмотрения прокурора, что, нередко, влечет за собой объективно не обусловленную передачу дела от одного следователя к другому.

По нашему мнению, основаниями передачи прокурором уголовного дела от одного следователя другому, могут быть такие как: временная нетрудоспособность следователя (болезнь), отпуск, некомпетентность следователя или допущенная им волокита по делу, проявление следователем прямой или косвенной личной заинтересованности в исходе дела, совершение следователем должностного проступка, порочащего
его звание, или

9

должностного преступления (злоупотребление своими должностными полномочиями, превышение властных полномочий), увольнение следователя или перевод на другую должность (работу) и т.п. Эти основания следует включить в УПК РФ.

Также целесообразно закрепить в ч. 3 ст. 38 УПК РФ положение о праве следователя обжаловать вышестоящему прокурору решение нижестоящего прокурора об изъятии у него уголовного дела и передаче его другому следователю.

  1. В часть 4 ст. 39 УПК РФ, в перечень указаний начальника следственного отдела, обжалование которых следователем приостанавливает их исполнение, следовало бы включить указание о прекращении дела и направлении уголовного дела в суд.
  2. В пункте 18 ст. 5 УПК РФ необходимо указать, что понятие «начальник следственного отдела», и, соответственно его права, указанные в ст. 39 УПК РФ, относятся только к должностному лицу, возглавляющему соответствующее следственное подразделение органов МВД, ФСБ, ФСНП РФ, а также к его заместителю, но не распространяются на начальника следственного отдела в системе прокуратуры, т.к. последний пользуется правами прокурора. Именно так организационно и процессуально этот вопрос решался в УПК РСФСР 1960 г.
  3. Часть 3 ст. 37 УПК РФ и статью 39 УПК РФ дополнить положениями об обязательности для начальника следственного отдела указаний прокурора по любым вопросам предварительного следствия.

  4. Часть 6 ст. 37 УПК РФ привести в соответствие с Федеральным Законом «О прокуратуре РФ» и с пунктом 31 ст. 5 УПК РФ. Для этого, по мнению автора, в часть 6 ст. 37 УПК РФ надо внести соответствующее дополнение, указав, что «полномочия прокурора, перечисленные в настоящей статье, помимо прокуроров района, города, их заместителей, приравненных к

ю ним прокуроров, вышестоящих прокуроров, осуществляются также
их помощниками».

  1. Для успешного расследования уголовных дел об убийствах (серии убийств) требуется тесное взаимодействие следователя и органа дознания, постоянный обмен информацией, совместное планирование работы. Такое взаимодействие может быть достигнуто путем создания следственно- оперативной группы с постоянным составом выделенных для работы по конкретному делу оперативных сотрудников органов дознания.

Поэтому в УПК РФ следовало бы регламентировать состав и деятельность не только следственных, но и следственно-оперативных групп.

Для преодоления трудностей и недостатков при расследовании убийств группой следователей, диссертант предлагает издание соответствующего приказа или указания Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за расследованием уголовных дел об убийствах, производимым следственной группой».

  1. Необходимо привести в соответствие формулировки пункта 4 части 2 ст. 38 и части 1 ст. 152 УПК РФ, поскольку в пункте 4 части 2 ст. 38 УПК РФ говорится о праве следователя давать органу дознания поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий, при этом о розыскных действиях закон не упоминает, а в части 1 ст. 152 УПК РФ говорится только о праве следователя поручать органу дознания производство розыскных действий, но ничего не сказано об оперативно-розыскных действиях.

Автору представляется целесообразным издание совместного приказа Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ, регулирующего на основе УПК РФ взаимодействие органов прокуратуры и МВД в процессе расследования убийств - «Об основах взаимодействия органов прокуратуры и органов внутренних дел при расследовании убийств».

  1. В статье 89 УПК РФ должна быть указана процедура представления

11 результатов оперативно-розыскной деятельности органу
дознания, следователю, прокурору, а также порядок принятия ими
представленных материалов в качестве доказательств по уголовному делу.

С точки зрения диссертанта, по факту представления следователю, дознавателю, прокурору органом, осуществляющим ОРД, предметов и документов, полученных в результате ОРМ, должен быть составлен «протокол представления материалов оперативно-розыскной деятельности, для использования в качестве доказательств». В этом протоколе отражаются: а) ходатайство лица, представляющего предмет или документ о приобщении его к делу (или предложение об этом, содержащееся в постановлении органа, осуществляющего ОРМ); б) сам факт представления предмета или документа; в) содержание представляемого материала, определяющее его относимость; г) происхождение представляемого объекта (место и время его получения).

  1. Теоретическая и практическая значимость исследования. Разработанные диссертантом научные положения и практические рекомендации могут использоваться для совершенствования уголовно- процессуального законодательства, в практической деятельности сотрудников органов дознания и следователей, при подготовке специалистов в юридических вузах, а также в различных формах повышения квалификации следователей и дознавателей. Содержащиеся в диссертации выводы и предложения могут учитываться при дальнейших исследованиях уголовно-процессуальных и криминалистических проблем расследования не только убийств, но и других категорий преступлений.

Материалы диссертации будут полезны для использования в различных учебно-методических пособиях по расследованию убийств, при преподавании соответствующих спецкурсов в высших юридических учебных заведениях.

Предложения автора по совершенствованию отдельных норм УПК РФ направлены в Комитет по законодательству Государственной Думы РФ.

12

  1. Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры уголовно-процессуального права Московской государственной юридической академии, а также совещаниях прокурорско-следственных работников прокуратуры Юго-Восточного административного округа города Москвы. Результаты исследования диссертанта нашли свое отражение в его двух публикациях.

  2. Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и списка литературы. Объем работы соответствует требованиям ВАК.

13

Глаза L Возбркдгниеугогшзныхдт обубнйстзах. § 1. Значаще своевременного решения о возбуждении уголовного дела об убийстве для его успгшксго расслгдозания.

От своевременного и правильного решения вопроса о возбуждении уголовного дела во многом зависит достижение целей расследования, обеспечение законности и обоснованности разрешения дела.

Этот общий постулат особенно важен по делам об убийствах. По этим преступлениям своевременное реагирование на поступившее сообщение об обнаруженном трупе со следами насильственной смерти, иное сообщение об убийстве, первые действия и принятые решения по этим сообщениям, способствуют выдвижению и проверке версий, сохранению следов преступления, выявлению очевидцев и совершению других процессуальных действий, которые могут обеспечить быстрое раскрытие убийства и установление виновных лиц.

Как справедливо отмечает B.C. Зеленецкий,: «любое преступление, как явление и событие прошлого, исчезает из реальной действительности не только материально, но также идеально, затухая в памяти очевидцев или даже полностью исчезая со временем из их сознания. Юридическая практика достоверно констатирует многократно подтвержденную закономерность: чем больше прошло времени с момента совершения преступления, тем труднее его раскрытие и установление истины.

Специальное исследование показало, что по делам, возбуждаемым в день поступления сведений о совершенном преступлении (то есть по «горячим следам»), раскрывается 60% преступлений; на второй день уже 16%, а на третий день лишь 5%».

Очевидно, что по делам об убийствах, где возможно быстрое изменение и исчезновение следов преступления и преступника, запоздалое возбуждение уголовного дела приводит к утрате доказательств, а в конечном итоге, - к невозможности раскрыть

1 B.C. Зеленецкий. Возбуждение уголовного дела. Харьков. Изд. «КримАрт». 1998. С.191-192

14

преступление и привлечь к ответственности лицо, совершившее убийство.

Поэтому, при поступлении заявления, рапорта, иного сообщения об убийстве, содержащего достаточные данные о наличии признаков преступления, необходимо быстрое реагирование путем проведения разрешенных законом некоторых следственных действий до возбуждения дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ), оперативно-розыскных мероприятий, возбуждения уголовного дела, при наличии к тому оснований, - задержания подозреваемого и др.

Для выдвижения версий о совершенном преступлении, в том числе о лице, его совершившем, форме его вины, мотивах и др., а также для установления в ходе расследования обстоятельств, подлежащих установлению по делу, необходимо исходить из элементов состава преступления, которые в соответствии с УК РФ дают основание для различия между квалифицирующими признаками убийства (ч.2 ст. 105УК РФ) или выводов об убийстве, совершенном в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ), или при превышении пределов необходимой обороны (ст. 108 УК РФ) и тд.

В этой связи для целей настоящего исследования важно хотя бы кратко остановиться на тех признаках, которые по УК РФ характеризуют это преступление.

Выявление признаков, квалифицирующих убийство по УК РФ, важно не только для установления на момент возбуждения дела «признаков преступления», но и для определения тех конкретных обстоятельств, которые могут иметь значение по делу, а потому должны войти в предмет доказывания по конкретному делу в стадии досудебного и судебного производства

Согласно части 1 статьи 105 УК РФ, убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку.

В то же время, все убийства, предусмотренные нормами Особенной части УК РФ, подразделяются на следующие виды:

1) Убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств, т.е. так называемое «простое убийство», предусмотренное ч. 1 ст. 105УКРФ.

По ч. 1 ст. 105 УК РФ подлежит квалификации убийство, совершенное без

15

отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч. 2 этой статьи и без смягчающих обстоятельств, влекущих применение ст.ст. 106-108 УК РФ. Обычно по этой части указанной статьи квалифицируются убийства, совершенные из мести, возникшей на

2

почве личных неприязненных отношении, из ревности, в ссоре или драке и тд.

2) Убийство при отягчающих обстоятельствах, т.е. предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В части 2 ст. 105 УК РФ указаны самые разные квалифицирующие признаки, которые характеризуют совершенное убийство и относятся к характеристике жертвы преступления, мотиву преступления, способу действий преступника, числу потерпевших и

др.

Вместе с тем, не следует забывать, что в поле зрения следователя помимо установления отягчающих обстоятельств, должно быть включено и выявление смягчающих убийство обстоятельств.

Очевидно, что обоснованный вывод по всем этим квалифицирующим убийство признакам должен быть сделан в результате расследования и последующего рассмотрения дела в суде, но если в самом начале расследования не будет обращено внимание на различные признаки убийства и не будут проверяться возможные версии, вытекающие, например, из знания того, кто является жертвой преступления (п. «б», «в», «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ), способа его совершения и т.д., следствие может пойти по «ложному пути» и цель уголовного судопроизводства, в итоге, не будет достигнута.

В дальнейшем, от правильной квалификации содеянного зависит соблюдение требований закона о подследственности, подсудности, составе суда, об обеспечении защиты прав и законных интересов участников судопроизводства.

Вопросы квалификации первоначально решаются следователем, когда он возбуждает уголовное дело и принимает его к своему производству. В дальнейшем следователь непременно возвращается к ним, определяя предмет доказывания, принимая решение о привлечении обвиняемого к уголовной ответственности, об

2 См. подробнее: СВ. Бородин. Преступления против жизни. М. Юристъ. 1999. С. 74-87.

16 окончании предварительного следствия и, наконец, при составлении обвинительного заключения. Таким образом, нормы уголовного права
наряду с уголовно-процессуальными нормами оказывают регулятивное
воздействие на весь ход расследования.

§2. Поводы к вдабувддаиюдйлг об убийствах.

Повод к возбуждению уголовного дела - это сообщение о преступлении, содержащее данные, указывающие на признаки совершенного или готовящегося преступления.

В УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР, дан исчерпывающий перечень поводов к возбуждению уголовного дела. Это:

  1. Заявление о преступлении.
  2. Явка с повинной.
  3. Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников (ч. 1 ст. 140 УПК РФ).

Таким образом, законодатель изложил в новом УПК РФ статью о поводах к возбуждению уголовного дела более точно, отнеся такие из них, ранее предусмотренные УПК РСФСР, как письма граждан, сообщения общественных организаций, сообщения предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, статьи, заметки и письма, опубликованные в печати, а также непосредственное обнаружение органом дознания, следователем и прокурором признаков преступления,- к сообщению о совершенном или готовящемся преступлении, полученному из иных источников.

Согласно статьи 143 УПК РФ, сообщение о преступлении, полученное из иных источников информации (кроме заявления о преступлении и явки с повинной) принимается и закрепляется лицом, получившим данное сообщение, в рапорте об обнаружении признаков преступления.3

Поводами к возбуждению уголовного дела об убийстве чаще всего являются

См. форму рапорта об обнаружении признаков преступления в приложении № 1 к УПК РФ.

17

сообщения, поступающие в виде телефонных и иных устных сообщений очевидцев

преступления или лиц, обнаруживших труп. Поводами к возбуждению уголовных дел

о

об убийствах также могут быть сообщения медицинских учреждений (больниц, моргов) о криминально-насильственном характере смерти поступивших к ним лиц,

Очень важна точная фиксация таких сообщений лицами, их принимающими, т.е. по возможности необходимо указать данные о позвонившем или иным образом сообщившем о преступлении человеке, месте его жительства и др. Это - первые необходимые сведения по делу.

Как показывает опыт, такого рода сообщения поступают чаще всего от лиц, проживающих с убитым, его соседей, сослуживцев. Однако нередки и сообщения от случайных прохожих, которые обнаружили труп. Необходимо различать:

  1. Сообщения, которые содержат достаточные данные для возбуждения уголовного дела (например, сообщение медицинского учреждения о смерти от ранений, отравлений и иных насильственных действий - такие сообщения фиксируются телефонограммами).

  2. Случаи, когда сообщения достаточных данных для немедленного возбуждения уголовного дела не содержат, но требуют выезд или выход на место происшествия. В этих случаях процессуальным поводом к возбуждению уголовного дела будет рапорт соответствующего должностного лица об обнаружении признаков преступления.

Рапорт об обнаружении признаков преступления как повод к возбуждению уголовного дела, кроме того, может иметь место при получении и проверке сообщений об исчезновении человека, при анализе материалов розыскного дела о лице, пропавшем без вести, когда прослеживается явный криминальный характер его исчезновения.

Следователь, например, может обнаружить признаки убийства в ходе расследования уголовного дела о другом преступлении (в том числе о другом убийстве).

18

В этих случаях, следователь, согласно ст. 155 УПК РФ, выносит постановление о вьщелении материалов4, содержащих сведения о новом преступлении, из уголовного дела и направлении их прокурору для принятия решения в соответствии со ст. 144 и 145 УПК РФ.

В практике часто встречается непосредственное обнаружение признаков указанного преступления оперативными подразделениями органов дознания.

В соответствии с положениями Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ»5, принятого в новой редакции 12.08.1995 года6, оперативные подразделения обязаны выявлять и раскрывать преступления, а также лиц, их подготавливающих (статья 2 Закона). Решение этой задачи предполагает обнаружение признаков преступления в пределах компетенции органов дознания. В соответствии со статьей 11 Закона об ОРД, результаты оперативно-розыскной деятельности, изложенные в соответствующем рапорте (предусмотренном ст. 143 УПК РФ), могут служить поводом для возбуждения уголовного дела.

В целях обнаружения признаков преступлений оперативные подразделения органов дознания вправе осуществлять оперативно-розыскные мероприятия. Таким образом, согласно ст. 2 Закона об ОРД, органы дознания, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, обязаны выявлять и раскрывать преступления по собственной инициативе, независимо от указаний других органов.

Заявление о преступлении как повод к возбуждению уголовного дела об убийстве может быть сделано в устном или письменном виде.

Письменное заявление должно быть подписано заявителем.

Устное заявление, согласно ч. 3 ст. 141 УПК РФ, заносится в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное заявление. Протокол должен содержать данные о заявителе, а также о документах, удостоверяющих его личность.

В протоколе также делается отметка о предупреждении заявителя об

4 Форма такого постановления предусмотрена в Приложении № 19 к УПК РФ.

5 Далее - Закон об ОРД.

6 СЗ РФ 1995. №33. ст. 3349.

7 Форма протокола о принятии устного заявления приведена в Приложении № 2 к УПК РФ.

19

уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ, удостоверяемая его подписью (ч. 6 ст. 141 УПК РФ).

Если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия, то оно заносится в протокол этого следственного действия.

В случае, когда заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола, его заявление оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления, должностным лицом, получившим сообщение о преступлении, в порядке, предусмотренном ст. 143 УПК РФ.

Важное положение содержится в ч. 7 ст. 141 УПК РФ, согласно которой анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Однако, как справедливо отмечает один из авторов комментария к УПК РФ Л.Н. Масленникова,: «это не исключает возможность проведения проверки по анонимному заявлению. При подтверждении в результате проверки анонимного заявления достоверности содержащихся в нем сведений о преступлении лицо, проводившее проверку, подает рапорт об обнаружении признаков преступления, который и будет являться поводом к возбуждению уголовного дела».8

Аналогичным образом, по нашему мнению, должны приниматься и заявления, сделанные по телефону, даже если гражданин назвал свои фамилию, имя, но при этом невозможно получить от него письменное заявление или подпись в протоколе о принятии устного заявления.

Следует иметь в виду, что орган дознания, следователь (дознаватель) и прокурор не вправе отказать в приеме заявления об убийстве, как и о любом другом преступлении по мотивам недостаточности сообщаемых в нем сведений или неподведомственности. В первом случае должностное лицо, к которому поступило такое заявление, должно принять меры к уточнению (дополнению)

8 См. Комментарий к УПК РФ по ред. Д.Н. Козака, Е.Б. Мизулиной. М. Юристь. 2002. С.299.

20

сообщенных сведений путем подробного опроса заявителя и составления протокола принятия заявления. Во втором случае оно должно направить полученное заявление по подследственности или подсудности, приняв одновременно меры к предотвращению или пресечению преступления, а также, сохранению его следов, как того требует закон (ч. 3 ст. 145 УПК РФ).

Отказ в приеме сообщения о преступлении может быть обжалован заявителем прокурору или в суд (ч.5 ст. 144 УПК РФ).

Нередки дела об убийствах, возбуждаемые в связи с явкой с повинной.

Явка с повинной как повод к возбуждению уголовного дела представляет собой добровольное, обращенное к следователю (дознавателю), прокурору, заявление лица о совершенном им преступлении.

Закон определяет, что заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол (ч. 2 ст. 142 УПК РФ).

Необходимо согласиться с мнением ТЛ. Москальковой о том, что особенностью и обязательным условием данного повода к возбуждению уголовного дела является добровольность сообщения о преступлении и признания лицом своего участия в преступлении или преступлениях. Добровольность означает, что лицо имело реальную возможность не являться с повинной, но, тем не менее, предпочло сообщить о содеянном.9

Известно, что около 2/3 всех убийств совершается на так называемой бытовой почве, в частности, по таким мотивам как ревность, корысть, месть. Многие из них совершаются в условиях очевидности, поэтому преступник, отлично понимая, что от ответственности ему не уйти, направляется в ближайшее отделение милиции, где и сообщает о содеянном. Такие данные должны подвергаться очень тщательной проверке, так как заявители иногда склонны, по различным причинам, брать на себя ответственность за совершенные другими преступления, то есть попросту оговаривать себя (например, известен случай, когда с повинной явился сын, а убийство его отца

9 См. Научно-практический комментарий к УПК РФ по ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьсва. .Спарк.2002.С294

21

в действительности совершила мать).

Как верно отмечал В.И. Басков: «следователи и органы дознания склонны, как

правило, переоценивать значение и процессуальную силу явок с повинной, в

i особенности, когда на той или иной территории остаются длительное время

10

нераскрытыми многие преступления».

i В практике, даже если обвиняемый в последующем заявляет об отказе от своего

, заявления о совершении какого-либо преступления, имели место случаи, когда

, основу обвинения, а затем и судебного приговора составляло это заявление о явке с

! повинной, хотя оно даже не может быть отнесено к показаниям обвиняемого, так

, как получено до возбуждения уголовного дела и без соблюдения правил допроса

обвиняемого. I»

Известны также ситуации, когда впоследствии был установлен

действительный преступник, а явка с повинной оказывалась инспирированной

органами дознания или сотрудниками оперативно-розыскной службы (последними

задерживались определенные известные им лица - наркоманы, алкоголики, бомжи,

которым «навязывались» нераскрытые преступления).

При явке с повинной необходимо установить личность явившегося с повинной и составить протокол, в котором подробно нужно изложить сделанное им заявление. Протокол должен быть подписан явившимся с повинной и должностным лицом, составившим его.

Далее оперативный дежурный обычно направляет на место сотрудника милиции для проверки принятого сообщения, а в случае обнаружения трупа, для его осмотра прибывает следователь (дознаватель).

Часто в таких случаях, зафиксировав в протоколе осмотра признаки насильственной смерти, следователь выносит постановление о возбуждении
уголовного дела «по факту обнаружения трупа с

10 В.И. Басков. Законность и обоснованность возбуждения уголовных дел // Вестник Московского Ф Университета. Сер. 11. Право. 1993. № 4. С. 24.

11 Форма протокола о явке с повинной приведена в Приложении № 3 к УПК РФ.

22

признаками насильственной смерти». Таким образом, меняется повод к возбуждению уголовного дела и не фиксируется явка с повинной, которая по закону (ст. 61 УК РФ) является смягчающим ответственность обстоятельством, в качестве

такового входит в предмет доказывания и непременно должна учитываться при постановлении приговора12

Дискуссионным остается вопрос о возможности использования протокола, в котором фиксируется явка с повинной, в качестве показаний обвиняемого (подозреваемого).

Если изложенное самим лицом заявление о явке с повинной не может, по указанным выше причинам, рассматриваться как его показания, то, видимо, также следует отнестись и к заявлению о явке с повинной, занесенному в протокол о принятии устного заявления (Приложение к УПК РФ № 2). Данный протокол составляется до возбуждения уголовного дела, при этом получение заявления о явке с повинной не относится к тем следственным действиям, которые могут иметь место до возбуждения дела.

Поэтому этот протокол, как и письменное заявление самого лица о явке с повинной, относится к такому виду доказательств как «иные документы», а не к протоколам следственных действий.

Вопрос о допустимости протоколов явок с повинной в качестве документов по делам об убийствах, как впрочем, и по всем другим уголовным делам, должен разрешаться путем проверки:

  1. добровольности сделанного заявления;

12 См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 // Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. Спарк. С. 504.

13 Такого же мнения придерживается ряд видных ученых и практиков, например: профессор П.А. Лупинская (См. ее статью «Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных» в научно- практическом пособии для судей «Рассмотрение дел судом присяжных», Варшава, 1997, С. 113); профессор Н.В. Радутная (см.: ее статью «Коллизии норм уголовно-процессуального законодательства и возможности их преодоления в судебной практике» в «Комментарии российского законодательства». М., 1997. С-153- 154).; судья Московского областного суда Н.В. Григорьева (см. ее статью «Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств» в Российской юстиции, 1995, № 11, С 5-6); Е В. Друзин (см.: его статью «Вопросы применения положений статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве» в Вестнике Саратовской государственной академии права, Саратов. 1996, С. 100) и др.

23

  1. законности получения заявления;
  2. соблюдения порядка его фиксации.
  3. Так, по рассмотренному Ростовским областным судом делу Шаталова и Козлова, обвинявшихся в совершении умышленного убийства из корыстных побуждений гр-на Васильченко, обоснованно был исключен протокол явки с повинной Шаталова, поскольку «явка с повинной» была получена от него спустя четыре месяца после задержания. Это, по мнению судьи, исключало возможность признания ее добровольной и, следовательно, удовлетворяющей требованиям статьи 111 УПК РСФСР (ныне-ст. 142УПКРФ-М.Т.)14

Кассационная палата Верховного Суда РФ, подтверждая правильность принятого судьей Ростовского областного суда решения по делу Даудова и Вацаева, обвинявшихся в убийстве, сопряженном с изнасилованием несовершеннолетней Оксаны Руденко, указала следующее.

С доводами протеста и жалобы о том, что судья ошибочно исключил из разбирательства дела заявления Даудова и Вацаева, кассационная палата согласиться не может по следующим основаниям. Как видно из материалов дела, оспариваемые «явки с повинной» Даудова и Вацаева были получены от них после фактического задержания, по утверждению осужденных - в результате применения к ним физического насилия со стороны работников милиции, без соблюдения установленной законом формы, и данных о том, кто принимал эти явки, не имеется. При таких обстоятельствах судья обоснованно признал их недопустимыми доказательствами, сославшись на нарушение требований ст. 111 УПК РСФСР (ныне ст. 142УПКРФ-М.Т.)15

По делу Б. (Саратовский областной суд) при обсуждении вопроса о допустимости доказательств в стадии предварительного слушания защитник обвиняемого заявил ходатайство об исключении из разбирательства дела в суде присяжных явку с повинной Б. в убийстве К., поскольку она не была оформлена в

14 См.: Архив Ростовского областного суда, дело № 2-242/94; Российская юстиция. 1995. № 2. С. 6.

15 QL: Архив Ростовского областного суди дело № 2 -23ЛЖ

24

соответствии с требованиями статьи 111 УПК РСФСР (ныне ст. 142 УПК РФ - М.Т.).

Судья обоснованно постановил исключить из разбирательства явку с повинной, указав следующее. Согласно закона, в случае явки с повинной устанавливается личность явившегося и составляется протокол, в котором подробно излагается сделанное заявление. Протокол подписывается явившимся с повинной и лицом, составившим протокол. Как видно из материалов дела, протокол о явке с повинной Б. не составлялся, в момент написания явки с повинной он находился под арестом. Сам Б. утверждал, что к нему применялись недозволенные методы следствия и он был вынужден написать это заявление. При таких обстоятельствах признано, что заявление о явке с повинной получено с грубым нарушением уголовно-процессуального закона и поэтому оно было исключено.

Очевидно, что сам по себе факт явки с повинной не может рассматриваться как доказательство виновности лица или использоваться как признание обвиняемым своей вины. Фактические данные, сообщенные обвиняемым (подозреваемым) и которые в дальнейшем могут быть использованы в качестве доказательств, должны быть обязательно последовательно зафиксированы также в протоколах допросов обвиняемого (подозреваемого).

В связи с этим В.В. Золотых справедливо отмечает: «Протоколы явок с повинной в случаях, когда подсудимый в суде не признает себя виновным, могут свидетельствовать о вынужденности сделанного заявления и, кроме того, усиливают функцию обвинения. Судьи, допускающие такого рода протоколы в качестве доказательств обвинения, невольно способствуют незаконной практике органов предварительного следствия.

В случаях же, когда обвиняемый последовательно дает показания, подтверждающие зафиксированное в протоколе явки с повинной признание, нет оснований исключать этот документ из совокупности всех доказательств, тем более,

16 См. Е.В. Друзин. Основания причкшия догсгеггельств недопустимыми Саратов. 1997. С 25

25

17

i что именно он служит основанием для смягчения осужденному наказания».

I Признается необоснованным исключение явки с повинной как смягчающего

о

наказание обстоятельства в случае отказа подсудимого в судебном заседании от данных им

сведений, изложенных в протоколе при оформлении явки с повинной, если они фактически

положены в основу приговора. i § 3. Установление достаточного основания для возбуждения уголовного дела об

убийстве; i 3.1. Пути установления данных, указывающих на признаки преступления.

Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных I данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ).

i Такие данные могут содержаться в тех сообщениях, которые являются поводом к

I 1

возбуждению уголовного дела , Уголовно-процессуальный закон связывает возможность возбуждения уголовного

дела с двумя условиями: юридическими и фактическими. I Юридическими условиями являются требования процессуального закона о наличии

повода и основания к возбуждению уголовного дела, а также отсутствие обстоятельств,

исключающих возбуждение уголовного дела. , Юридические условия для возбуждения уголовного дела УПК связывает с наличием

i признаков преступления, которые указаны в нормах Особенной части УК РФ.

I Фактическими условиями для возбуждения дела являются указания на данные,

[ которые могут быть признаны достаточными для предположения о совершенном или

, готовящемся преступлении, то есть, иначе говоря, сообщение не должно
быть

умозрительным, голословным. i Очевидно, что к моменту принятия решения о возбуждении уголовного дела нельзя

i требовать сведений, характеризующих признаки конкретного состава преступления. Обычно

, для возбуждения уголовного дела достаточно данных, указывающих на
признаки,

i характеризующие объект и объективную сторону преступного посягательства.

S> 17 В.В. Золотых «Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе». М. «ACT». 1999. С. 204.

18 См. п. 14 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 1-й квартал 1999 г.

26

Для дел об убийстве характерно то, что достаточными данными, указывающими на признаки преступления, является обнаружение трупа с признаками насильственной смерти или сообщение об исчезновении человека при обстоятельствах, позюляющих предположить его убийство.

Помимо сообщений очевидцев о насильственных действиях, повлекших смерть потерпевшего, наиболее часто данными, указывающими на признаки убийства, могут служить характер и расположение ранений на обнаруженном трупе, состояние одежды пострадавшего, детали обстановки, в которой обнаружен труп, свидетельствующие о насильственном вторжении в жилище и тд.

Эти данные следователь получает, прежде всего, при осмотре места происшествия и трупа. При наличии подобных очевидных признаков преступления Генеральный прокурор РФ требует от органов следствия и дознания «не допускать промедления в возбуждении уголовного дела…, проведения не вызванных необходимостью проверочных действий».19

В таких случаях следователь, дознаватель, прокурор в пределах своей компетенции обязаны незамедлительно возбудить уголовное дело по результатам осмотра места происшествия и трупа, а при необходимости - вынести такое постановление уже во время проведения осмотра.

Если для закрепления следов преступления и установления лица, его совершившего, следователем (дознавателем) до возбуждения уголовного дела были проведены разрешенные законом следственные действия (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение экспертизы20), то подлинники

19 См. Приказ Генерального прокурора РФ № 31 от 18.06. 97 г. « Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием».

20 Данный перечень отдельных следственных действий, которые могут быть проведены следователем (дознавателем) до возбуждения уголовного дела, по мнению автора, является исчерпывающим. Однако следует согласиться с мнением В.Н. Григорьева, который пишет, что в случае возбуждения уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации перечень таких действий не ограничен. (См.: В.Н. Григорьев. О согласии прокурора на возбуждение уголовного дела. // Материалы Международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. МТЮА. 2002. С. 122).

27

i соответствующих протоколов, а также постановлений
прилагаются к

i постановлению о возбуждении уголовного дела и материалам
проверки,

  • 21

направляемым прокурору для дачи согласия на возбуждение уголовного дела.

Решение вопроса о возбуждении дела при обнаружении трупа (или его частей) ! - как правило не вызывает особых трудностей. Накопленный опыт расследования этих

дел свидетельствует о том, что «даже если в начале не ясно, что именно произошло - | убийство, самоубийство или несчастный случай, обычно все же
очевидна

необходимость возбудить уголовное дело для выяснения этих вопросов в процессе

99

следствия». Особо сложен вопрос об основаниях возбуждения уголовного дела при исчезновении человека, когда не только причины смерти, но и сама смерть этого лица предположительны.

Известно, что ежегодно в России безвестно пропадают и исчезают 15-20 тысяч человек. Есть основания полагать, и следственная практика подтверждает это, что большинство из бесследно исчезнувших граждан стаи жертвами преступников, в том числе совершающих серийные убийства. Все чаще преступники пытаются скрыть сам факт совершения убийства, принимая меры к сокрытию трупа жертвы. Трупы закапывают, топят, сжигают и т.д. Сокрытие трупа жертвы характерно при совершении убийств, связанных с завладением жильем граждан, изнасилованием, завладением автотранспортом, при «разборках» между преступными группировками и др. Сложность вопроса об основаниях к возбуждению уголовных дел при исчезновении человека состоит в том, что, с одной стороны, возбуждение уголовного дела и производство расследования по каждому факту безвестного исчезновения привело бы к излишней перегрузке следственного аппарата (нередки случаи, когда человек по каким-то

21 По мнению автора, в законе, в числе перечня материалов, направляемых прокурору вместе с постановлением о возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ) следует указать также протокол задержания лица по подозрению в совершении преступления, если такое имело место. Данное процессуальное действие вообще необходимо включить в число действий, которые возможно производить до возбуждения дела, поскольку на практике задержание лица по подозрению в совершении преступления и признание его подозреваемым с момента фактического задержания может иметь место до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (ст.ст. 5 п. 15; 46; 91; 128 ч. 3 УПК РФ).

22 Руководство для следователей, под ред. П.А. Олсйник, О.В. Сорока, М, «Юридическая литература», 1982., С. © 258.

23 См. подробнее: Методик;} рххледрвания серийных убийств. Методическое пособие под ред А.Б. Соловьева М. 1998. С. 43.

28

личным обстоятельствам незаметно уезжает и не дает ничего о себе знать). Но, с другой стороны, здесь, как уже было отмечено, возможно убийство человека с последующим уничтожением или тайным захоронением трупа, и тогда отказ в возбуждении уголовного дела приводит к тому, что преступление остается нераскрытым.

«Одним из существенных различий между возбуждением дел об убийстве в связи с обнаружением трупа, с одной стороны, и в связи с исчезновением потерпевшего, - с другой», - писал Г.Н. Мудьюгин,- «является то, что по делам второй категории представитель органа, возбуждающего дело, не имеет возможности лично убедиться в насильственной смерти человека; об обстоятельствах, служащих основанием для возбуждения дела, соответствующее должностное лицо узнает лишь из сообщений отдельных лиц или организаций. Возбудить же уголовное дело на основании одного такого сообщения, как правило, невозможно».24

В большинстве случаев возникает необходимость убедиться в том, что сообщенные факты соответствуют действительности и из них вытекает вероятность убийства исчезнувшего. С этой целью и производится проверка поступившего сообщения, предусмотренная ст. 144 УПК РФ, для того, чтобы выявить достаточные данные, указывающие, что здесь имело место не просто исчезновение человека, а насильственное лишение его жизни.

Для обеспечения качества проверок заявлений о безвестном исчезновении граждан и недопущения фактов вынесения при их рассмотрении незаконных решений, совместными указаниями Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ25 были определены признаки криминального исчезновения людей, являющиеся достаточными основаниями для возбуждения уголовного дела об убийстве. Это:

24 Г.Н. Мудьюгин. Расследование убийств по делам, возбужденным в связи с исчезновением потерпевшего. М., 1967. С. 23.

25 См. Письмо Генеральной прокуратуры России и МВД России от 22.12.92 года № 15-16-92 «О соблюдении законности при разрешении заявлений и сообщений о безвестном исчезновении граждан».

29

1) отсутствие данных о намерении уехать, причин для сокрытия от близких своего отъезда либо ухода из дома на длительное время, наличие личных документов и вещей, без которых человек не может обойтись в случае длительного отсутствия; 2) 3) малолетний возраст пропавшего, отсутствие заболевания, которое может обусловить скоропостижную смерть, потерю памяти, ориентировки во времени или в пространстве; 4) 5) исчезновение с автотранспортом или крупной суммой наличных денег, ценностей; 6) 4) постоянные конфликты в семье, угрозы в адрес исчезнувшего лица, преступные связи;

5) противоречивые объяснения и нелогичное поведение тех, кто контактировал с пропавшим перед исчезновением; 6) 7) обнаружение в ходе розыска следов, получение иных сведений, свидетельствующих о возможном совершении преступления. 8) Кроме того, такими признаками могут являться: исчезновение владельца приватизированного жилья после совершения им какой-либо сделки с этим жильем; исчезновение руководителей банковских и коммерческих структур при отсутствии к этому причин; неприбытие к новому месту жительства после отчуждения жилой площади одиноких престарелых граждан, инвалидов, лиц, имеющих несовершеннолетних детей; лиц, страдающих психическими заболеваниями и злоупотребляющих алкоголем.

Приведенный перечень не является исчерпывающим. Если при проверке указанных материалов или розыскного дела устанавливаются достаточные данные, указывающие на совершение убийства, необходимо незамедлительно возбудить уголовное дело и приступить к расследованию.

Что касается методов проведения проверки при криминальных признаках исчезновения лица, то в этих целях используют получение объяснений от

30

отдельных лиц , истребование документов, ознакомление с ними на месте, осмотр территорий и помещений и т.п.). Те же методы используются и при проверках, производимых органами милиции, в том числе и в порядке так называемого «розыскного производства». Этот непроцессуальный порядок применяется в органах милиции для розыска без вести пропавших лиц при отсутствии данных, указывающих на возможное убийство исчезнувшего. Меры к розыску принимаются в административном порядке и направлены в основном на установление местонахождения исчезнувшего, предполагаемого живым.

Для того, чтобы в результате проверки прийти к выводу о насильственной смерти исчезнувшего, необходимо, чтобы все другие наиболее вероятные причины его исчезновения также были проверены и по возможности исключены. Требуется, следовательно, сначала определить, какие причины исчезновения в данном случае были практически возможны, а для этого собрать фактические данные об исчезнувшем лице, его связях, служебном, имущественном положении, позволяющие предположить те или иные причины.

Таким образом, в содержании проверки сообщений об исчезновении лица и предположении о его убийстве, можно условно выделить:

  • выяснение обстоятельств исчезновения;
  • выдвижение, исходя из этих обстоятельств, версий о причине исчезновения;
  • проверка этих версий и вычленение той версии, которая получила наибольшее подтверждение и может служить достаточным основанием для возбуждения уголовного дела.
  • При этом надо иметь в виду, что до возбуждения уголовного дела объяснения могут быть получены только от лиц, подавших заявление или жалобу, если необходимо получение каких-либо сведений, дополняющих, уточняющих жалобу. В то же время получение объяснений от лиц по поводу действий, в отношении которых поступила жалоба, заявление или иное сообщение, недопустимо, так как это нарушает запрет, содержащийся в статье 51 Конституции РФ. Такого рода объяснения, если их получают, недопустимо использовать в дальнейшем в доказывании и ссылаться на них в любых решениях по делу. (см. П.А. Лупинская «Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных»// Рассмотрение дел судом присяжных. Научно-практическое пособие для судей. Варшава. Бюро по демократическим институтам и правам человека, 1997 г., с. 115-116).

27 Подробнее см.: Н.Г. Шурухнов. Средства проверки сообщений о совершенном или готовящемся преступлении // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. МПОА. 2002. С. 128-129

31

Кроме выяснения обстоятельств исчезновения, а также планов и намерений исчезнувшего, высказанных им в последнее время, большое значение имеет получение данных о личности и приметах исчезнувшего, о документах, вещах и одежде, пропавших вместе с ним или оставшихся дома.

Такого рода сведения обычно собираются путем: получения объяснений от заявителя, а также членов семьи, соседей, сослуживцев и других лиц, хорошо знавших исчезнувшего; направления запросов в различные организации и учреждения, к которым исчезнувший имел или мог иметь отношение; ознакомления с документами, относящимися к исчезнувшему.

В результате, обычно накапливается достаточные сведения для выдвижения обоснованного предположения о том, почему мог исчезнуть без вести пропавший.

Версии о причине исчезновения могут быть подразделены на: исходящие из предположения о том, что исчезнувший жив (т.е. так называемые «розыскные» ), и основанные на предположении о его смерти, в том числе и насильственной.

Наиболее возможными среди розыскных оказываются версии о добровольном отъезде (или уходе) исчезнувшего. Например, исчезнувший уехал: к родным или знакомым; на работу (по контракту, перевелся); на учебу; скрылся от близких; скрылся от органов власти, от администрации по месту работы и т. д.

Наряду с версиями о добровольном отъезде (уходе) исчезнувшего не должны быть упущены версии и о причинах исчезновения, не зависящих от желания исчезнувшего, как, например, исчезнувший заболел и помещен в больницу; заблудился или потерялся (в отношении душевнобольных и детей); арестован и т. д.

Чем шире будет круг выдвинутых «розыскных версий», тем в большей степени при их опровержении будет обоснован вывод о вероятной смерти исчезнувшего, в том числе и в результате убийства.

28 Поскольку сог^тсгвующсй целью проверки яшюстся устаноатснис местонахождения иокзнувшего, т. с. его розьек, то цслесообра’шо такие версии о причине исчезновения без вести пропавшего называть разыскными версиями

32

Версия о насильственной смерти исчезнувшего, в том числе о его убийстве, подлежит выдвижению даже если в обстоятельствах исчезновения нет конкретных указаний на такую возможность. Здесь приходится учитывать, что убийца тщательно скрывает все данные, которые могли бы указать на истинную причину исчезновения потерпевшего.

Для версий, основанных на предположении о смерти исчезнувшего, особенно важен вопрос о том, не был ли где-то обнаружен его труп.

Основная трудность при проверке предположения об убийстве без обнаружения трупа заключается в том, что сведения об исчезновении лица может сообщить лишь незначительный круг лиц (обычно близких родственников, сослуживцев), а поэтому шансы на обнаружение среди них людей, знающих о судьбе исчезнувшего, крайне невелики. Проверка места нахождения лица производится лишь по немногим указанным ими адресам и в отношении очень узкого круга лиц (знакомых исчезнувшего, друзей сослуживцев).

Таким образом, исчезнувший может быть разыскан лишь в том случае, если он выехал в таком направлении и к таким лицам, о которых у проверяющего могли оказаться сведения. Но стоит исчезнувшему поселиться там, где у него нет ни родных, ни близких и где он ранее не жил, как реальные возможности его розыска станут очень затруднены.

Поэтому широко используется помещение в газетах, передача по радио, телевидению объявлений о случаях исчезновения людей, тем более когда есть предположения о их насильственной смерти.

Проверка, предусмотренная ст. 144 УПК РФ, производится следователем (дознавателем) и в случаях обнаружения трупов без внешних признаков насильственной смерти, когда сама обстановка места происшествия и состояние трупа при его осмотре не дают оснований полагать, что смерть потерпевшего наступила в результате преступных действий какого-либо лица (лиц). Здесь существенную помощь следователю (дознавателю) может оказать
заключение судебно-медицинской

33

экспертизы трупа, назначение которой, теперь возможно до возбуждения уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). Закрепление в законе этой новеллы поставило точку в многолетних дискуссиях различных ученых (как процессуалистов, так и криминалистов) по поводу необходимости разрешения проведения экспертизы до решения вопроса о возбуждении дела29

Главное помнить, что возможности предварительного следствия всегда превышают возможности проверки. Поэтому если в ходе проверки предположение об убийстве (доведении до самоубийства) удается достоверно опровергнуть, следует отказ в возбуждении уголовного дела. Если же проверка, приводит к данным, хотя бы предположительно указывающим на признаки преступления, или для выяснения возникших вопросов требуется длительное время, необходимо возбудить дело и приступить к расследованию.

3.2. Сроки проверки наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Для успешного расследования уголовных дел об убийстве весьма существенно быстрое реагирование на поступившее заявление об этом преступлении и принятие по нему решения в порядке ст. 144 УПК РФ, как правило, в срок не позднее трех суток со дня поступления сообщения.

Необходимо отметить, что УПК РСФСР ничего о порядке продления срока проверки и о субъектах, правомочных продлевать срок проверки в исключительных случаях, не упоминал. Это породило порочную практику превращения десятисугочного срока проверки, предоставленного законодателем для исключительных ситуаций, в обычный срок проверки.

См., например,: Б.М. Комаринец. Участие экспертов-криминалистов в проведении следственных действий по

особо опасным преступлениям против личности. // Теория и практика судебной экспертизы. Вып. 1 (11). М.

  1. С. 21-22; В.Д. Арссньсв. Вопросы общей теории судебных доказателств. М. 1964. С. 130; Р.С. Белкин и

др. Криминалистика и доказывание. М. 1969; В.М. Савицкий. Очерк теории прокурорского надзора. М. 1975. С.

I 111; Я.П. Нагнойный. О возможности назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела //

I Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 4. Киев. 1976. С. 167; Е.Н. Тихонов. Исходные следственные

j ситуации и выбор времени назначения экспертизы. // Следственная ситуация. М. 1986. С. 45-46; А.Р. Белкин.

jG> Теория доказывания. М. Норма. 1999. С. 212-219 и др.

34

В части 3 статьи 144 УПК РФ законодателем сделан серьезный шаг по преодолению указанного недостатка. Закон предусматривает, что прокурор, начальник следственного отдела, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, предусмотренный частью первой ст. 144 УПК РФ (т.е. обычный трехсуточный срок проверки).

Таким образом, в законе четко указывается, что продление срока доеледственной проверки допускается прокурором и иными должностными лицами лишь по ходатайству лица, производящего проверку. Представляется, что данное ходатайство о продлении срока проверки должно быть мотивированным, с обоснованием причин невозможности закончить проверку в обычный трехдневный срок. Прокурор или иное должностное лицо, указанное в законе, должны незамедлительно рассмотреть указанное ходатайство и по результатам его рассмотрения вынести решение о продлении срока проверки, либо об отказе в таковом. Требования о мотивированности ходатайств, продлении сроков доследственной проверки, порядке рассмотрения прокурором, начальником следственного отдела, начальником органа дознания указанных ходатайств и о решениях, принимаемых ими по итогам рассмотрения, следовало бы включить, по мнению автора, в статью 144 УПК РФ в качестве частей четвертой и пятой, а нынешние части четвертую, пятую и шестую сделать соответственно частями шестой, седьмой и восьмой.

Указанными нововведениями, с нашей точки зрения, создается надежный заслон необоснованному затягиванию сроков проверок, особенно по заявлениям о безвестном исчезновении граждан и в случаях обнаружения трупов без внешних признаков насильственной смерти.

Следует отметить, что затягивание сроков проверки сообщений существенно сказывается на установлении виновности лица, совершившего преступление, и его справедливом осуждении.

Так, если при продолжительности проверки не свыше десяти дней

35

обвинительным приговором закончились около 90% дел, то из тех случаев, когда

проверка тянулась по несколько месяцев, преступники были разоблачены лишь

Р

менее, чем в 50% дел. Эти данные наглядно показывают, что длительная

проверка опасна не только тем, что отдаляет момент наказания от преступления,

но и тем, что препятствует изобличению преступника.

Для повышения эффективности проверок, по нашему мнению, органами

прокуратуры и внутренних дел должны быть приняты серьезные меры по устранению

недостатков, нередко еще допускаемых при их проведении. Такими недостатками

являются:

  • недопустимо медленные темпы проверок;
  • низкое качество проверок, влекущее принятие необоснованных решений об отказе в возбуждении уголовных дел;
  • подмена проверок фактически проводимым следствием.
  • Анализ автором материалов проверок по заявлениям об исчезновении людей и

по фактам обнаружения трупов без внешних признаков насильственной смерти

показал, насколько медлительно они иногда проводятся и как это отрицательно

сказывается на результатах последующего расследования в случаях возбуждения по

результатам проверок уголовных дел. Больше чем по половине

проанализированных дел, закончившихся осуждением обвиняемого,
проверка

продолжалась свыше 10 дней, а по трети из них - тянулась свыше 2-х месяцев, т.е.

| предельного срока следствия по всему делу. Особого же внимания заслуживают

несколько случаев, когда проверка по заявлениям о без вести
пропавших

) продолжалась больше года! Такие сроки не должны вызывать удивления, если

i учесть, что между двумя очередными мероприятиями, проводимыми органами

милиции в порядке розыскного производства, проходит по нескольку месяцев.

Что касается проверок по фактам обнаружения трупов без внешних

30 Данный вывод автором сделан на основе изучения ряда уголовных дел, расследованных Домодедовской i> городской прокуратурой Московской области и рассмотренных Домодедовским городским судом Московской

области за период 1995-1998 годов.

36

признаков насильственной смерти либо проверок «сомнительных» случаев смерти, то пассивность здесь проявляется в том, что сотрудниками милиции, реже - прокуратуры, подолгу не истребуются акты судебно-медицинских исследований трупов, а полученным актам не дается должная критическая оценка. Это порой приводит к тому, что преступление выявляется спустя продолжительное время с момента обнаружения трупа, что, естественно, затрудняет, а иногда и полностью делает невозможным его раскрытие. В подтверждение сказанного можно привести следующий пример.

В Домодедовскую горпрокуратуру Московской области 14 мая 1997 года поступили материалы из Барыбинского ОВД по факту обнаружения трупа гр-ки Ивановой Г.И. Из материалов усматривалось, что 2 апреля 1997 года (!) в своем доме в дер. Кишкино Домодедовской района Московской области был обнаружен труп указанной гр-ки Ивановой “без внешних признаков насильственной смерти”. На место происшествия выезжал участковый инспектор Барыбинского ОВД Боровиков, который и составил протокол осмотра места происшествия. Протокола осмотра трупа гр-ки Ивановой им не составлялось, судебный медик на место происшествия также не выезжал. Очевидно, что вывод о ненасильственном характере смерти Ивановой был сделан самим участковым инспектором. После осмотра места происшествия Боровиковым было составлено направление на судебно-медицинское исследование трупа Ивановой Г.И., а труп направлен в морг. Лишь по истечении полутора месяцев указанный участковый инспектор получил акт судебно-медицинского исследования трупа Ивановой, в котором значилось, что ее смерть наступила от сдавления головного мозга субдуральной гематомой, которая могла образоваться от воздействия тупых твердых предметов. При судебно-медицинском исследовании трупа Ивановой также обнаружились повреждения внутренних органов, т.е. смерть Ивановой оказалась насильственной. Все материалы были тут же переданы в прокуратуру, следователь прокуратуры немедленно возбудил уголовное дело. Спустя два месяца был задержан сожитель

37

Ивановой - Зотов, который признался в ее убийстве.31

Как видно из приведенного случая, несвоевременное возбуждение уголовного дела по вине участкового инспектора привело к тому, что неразоблаченный преступник продолжительное время оставался на свободе.

В практике, к сожалению, существуют и более печальные примеры.

02 октября 1998 года, в реке Пахра, около села Ям Домодедовского района Московской области, приблизительно в 5-ти метрах от берега, был обнаружен труп Чижовой Е.П., 50-ти лет, в нижнем белье. На берегу реки лежали аккуратно сложенные вещи погибшей. При вскрытии трупа установлено, что смерть Чижовой Е.П. наступила от утопления в пределах 6-8 часов с момента обнаружения ее трупа. Никаких телесных повреждений на трупе выявлено не было. В ходе проверки выяснилось, что Чижова состояла на учете в ПНД с диагнозом: «шизофрения». Все это послужило основанием для выдвижения следователем прокуратуры, проводившим проверку, версии о гибели Чижовой в результате собственной неосторожности и в возбуждении уголовного дела по факту обнаружения трупа Чижовой было отказано за отсутствием события преступления.

Спустя несколько месяцев, в прокуратуру в нетрезвом состоянии явился сын Чижовой Е.П. - алкоголик Чижов СМ., которого ранее никто не опрашивал, и заявил, что сразу после похорон матери к нему в квартиру, где он проживал с последней, но не был прописан, явились несколько неизвестных лиц и предложили освободить квартиру. Он отказался и тогда ему стали угрожать. Указанные объяснения Чижова СМ. в расчет не приняли, списав это на его «пьяные выдумки», а вскоре Чижов бесследно исчез. Через месяц его труп с ножевыми ранениями был обнаружен в лесной полосе за городом Домодедово. По данному факту прокуратура возбудила уголовное дело и сразу же «всплыла» версия об убийстве Чижова с целью завладения его квартирой. Вскоре вспомнился

31 Уголовное дело, расследованное Домодедовской городской прокуратурой Московской области в 1997 году.

38

странный случай смерти Чижовой Е.П. и стало совершенно очевидно, что Чижова, как и ее сын, умерла не своей смертью. Когда стали проверять квартиру Чижовых, выяснилось, что она была оформлена от имени Чижовой незадолго до ее смерти на подставных лиц, а впоследствии продана через агентство недвижимости. По факту смерти Чижовой Е.П. также было возбуждено уголовное дело, однако раскрыть оба дела так и не удалось, поскольку во-первых, прошло уже немало времени, а во-вторых, сын Чижовой, который мог пролить свет на обстоятельства гибели матери и опознать лиц, приходивших насчет квартиры и угрожавших ему, сам был убит.

3.3. Решение о возбуждении уголовного дела. Роль прокурора в обеспечении законности возбуждения уголовного дела.

Расследование уголовных дел об убийствах, согласно п. «а» ч. 2 ст. 151 УПК РФ, произюдится следователями прокуратуры.

При наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, дознаватель или следователь с согласия прокурора, а также прокурор в пределах своей компетенции возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление (ч. 1 ст. 146 УПК РФ).

В постановлении о возбуждении уголовного дела, согласно ч. 2 ст. 146 УПК РФ, указываются: дата, время и место его вынесения; кем оно вынесено; повод и основание для возбуждения уголовного дела; пункт, часть, статья УК РФ, на основании которых возбуждается уголовное дело.33

В части 4 ст. 146 УПК РФ впервые законодательно закреплено важнейшее положение о том, что постановление о возбуждении уголовного дела с необходимыми материалами незамедлительно направляется прокурору.

Прокурор при получении копии постановления незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного дела либо выносит постановление об отказе в

•> Уголовное дело из архива Домодедовской городской прокуратурой Московской области (1999 г).

33 Форма постановления о возбуждении уголовного дела приведена в Приложениях № 7 и № 8 к УПК РФ.

39

даче согласия на возбуждение уголовного дела34, или о возвращении материалов для дополнительной проверки. О решении прокурора дознаватель, следователь в тот же день уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Таким образом, процесс возбуждения уголовного дела по УПК РФ распадается на два этапа. Первый этап - это вынесение следователем (дознавателем) постановления о возбуждении уголовного дела. Второй этап - санкционирование постановления о возбуждении дела прокурором. Буквальное толкование ч. 4 ст. 146 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела дело считается не возбужденным.

Данный порядок, предусматривающий, что каждое уголовное дело может быть возбуждено лишь с согласия прокурора, о решении которого тут же уведомляется заявитель и лицо, в отношении кого возбуждается дело, безусловно, призван в существенной степени повысить ответственность следователей и дознавателей за законность и обоснованность возбуждения уголовных дел, а также служит действенной процессуальной гарантией прав и свобод личности от неосновательного их ущемления.35

Итак, постановление о возбуждении уголовного дела, как процессуальный акт, должно отвечать определенным требованиям. Оно должно быть:

а) полным, т.е. в нем должны содержаться сведения о месте, времени, иных обстоятельствах совершенного преступления;

б) обоснованным, т.е. указаны фактические данные, свидетельствующие о совершении конкретного преступления конкретным лицом, если, конечно, имеются

34 Форма этого постановления приведена в Приложении № 10 к УПК РФ.

35 Следует отмстить, что у этого нововведения УПК РФ, касающегося обязательного санкционирования прокурором каждого решения о возбуждении уголовного дела, имеется немало противников. Их доводы, в основном, сводятся к тому, что с момента возбуждения уголовного дела следователем (дознавателем) и до дачи прокурором согласия на возбуждение дела может пройти не один час, а то и сутки, особенно если прокурор находится на д&пском расстоянии. К тому же, прокурор может не дать согласие на возбуждение дела и тогда все проведенные следователем (дознавателем) неотложные следственные действия не будут иметь никакой юридической силы. (См., например, B.C. Балакшин. О собирании доказательств в стадии возбуждения уголовного дела. // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. МПОА. 2002. С. 130-131 и др.)

40

данные об этом лице;

в) определенным, т.е. в постановлении должен быть сделан конкретный, а не альтернативный вывод о совершённом преступлении (приготовление, покушение на преступление - ст. 30 УК РФ);

г) законным, т.е. содержащим ссылки на конкретные нормы материального и процессуального права.

На наш взгляд, было бы целесообразным дополнить ст. 146 УПК РФ, посвященную порядку возбуждения уголовного дела, указанием на эти (или примерно на эти) требования к названному процессуальному акту. Если такие требования сформулировать в уголовно-процессуальном законе и субъекты возбуждения уголовных дел станут их неуклонно исполнять, то в значительной степени будут исключены факты необоснованного возбуждения уголовных дел, а также «упрощенчества». Последнее до сих пор имеет место при составлении постановлений о возбуждении уголовных дел. Иногда авторы ограничиваются в них указанием повода и не приводят процессуальных оснований. Нередко описательная часть постановления не вполне соответствует резолютивной.. Так, в одном из постановлений значилось: «В квартире дома № 15, кв.7, по ул. 1-я Машиностроения в г. Москве, обнаружен труп гражданина Сущенко. На полу, в ванной комнате, разлита кровь. Принимая во внимание изложенное и руководствуясь ст. 112 УПК РСФСР (ныне ст. 146 УПК РФ- М.Т.), постановил возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 103 УК РСФСР».36

Ни факт смерти, ни разлитая кровь сами по себе не являются признаками убийства. В постановлении о возбуждении уголовного дела необходимы указания на признак насильственной смерти человека. Впоследствии данное уголовное дело было прекращено за отсутствием события преступления, в связи с тем, что причиной смерти Сущенко явилось отравление алкоголем.

36 Уголовное дело ич архива Лефортовской мси<районной прокуратуры г. Москвы за 1995 год.

РОССИ’’ 1

ГОСУДЛРс 11Ь\Ш

41 БИБЛИОТЕКА <

В УПК РФ, по сравнению с УПК РСФСР, впервые предусматривается J обязательность указания в постановлении о возбуждении уголовного дела не только

статьи уголовного закона, но и пункта, части статьи Уголовного Кодекса РФ, по признакам которой оно возбуждается.

Поэтому нельзя признать правильным, когда следователи, дознаватели и | прокуроры в постановлении о возбуждении уголовного дела вместо того, чтобы указать

конкретную статью УК РФ, пишут, что дело возбуждено «по факту смерти» или «по

факту исчезновения» и т. п.

Точность выполнения требований части 2 статьи 146 УПК РФ обязательна еще и потому, что от квалификации преступления, по которому возбуждается уголовное дело, зависит подследственность уголовного дела, форма предварительного расследования и тд.

Квалификация при возбуждении уголовного дела, как правило, носит лишь предположительный характер. Так, если обнаружен труп с признаками насильственной смерти, можно одновременно предположить любой из видов I убийства (ст. ст. 105 ч. 1, 105 ч. 2, 107, 108 УК РФ), причинение смерти по

неосторожности (ст. 109 УК РФ) или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Правильное сопоставление обстоятельств, которые становятся известными на момент возбуждения уголовного дела, с признаками определенных преступлений в УК РФ дает возможность для выдвижения версий, составления плана расследования, определения тактики и стратегии следствия.

Какая же статья Уголовного Кодекса должна быть указана в постановлении о возбуждении уголовного дела? При решении этого вопроса, как справедливо отмечал В.В. Великанов, следует исходить из версии, наиболее подтверждаемой первоначальными данными, полученными при осмотре места происшествия, трупа, назначении судебно-

37

медицинской экспертизы и др.

37 См. Великанов В.В. Процессуальные и криминалистические аспекты расследования и разрешения в судах О дел об убийствах. Дисс. на соиск. уч. ст. канд.юр. наук. Н. Новогород. 2000. С. 74.

42

В приведенном выше случае, при отсутствии данных о субъекте преступления, субъективной стороне преступления и иных юридически значимых обстоятельствах, установленные обстоятельства дают основание для версии об убийстве, предусмотренном ч.1 ст. 105 УК РФ.

Если результаты осмотра и иные объективные данные, полученные к моменту возбуждения дела, определенно указывают на насильственную смерть при отягчающих обстоятельствах, преступление может быть квалифицировано по ч. 2 ст. 105 УК РФ. Так, по обстановке на места преступления, по состоянию одежды на трупе можно иногда предположить, что убийство совершено из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Следы пыток на трупе указывают на особую жестокость убийства (п. «д» ч. 2 ст. 105УК РФ). Признаки взрыва, повлекшего гибель человека в таком месте, где находились или могли находиться другие люди, свидетельствуют о способе убийства, опасном для жизни многих людей (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Характерная поза женского трупа, разрывы одежды, телесные повреждения в области половых органов обоснованно могут рассматриваться как данные об убийстве, сопряженном с изнасилованием (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Обнаружение двух и более трупов с признаками насильственной смерти также представляет достаточное основание для квалификации преступления уже в момент возбуждения дела как убийства двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Обнаружение трупа с удаленными жизненно важными внутренними органами может влечь квалификацию при возбуждении уголовного дела по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное в целях использования органов или тканей потерпевшего).

Разумеется, при квалификации преступления в стадии возбуждения уголовного дела должны учитываться и другие отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ, в том числе относящиеся к личности совершившего преступление и к мотивам, поскольку они к этому моменту могут уже быть известны (например, при задержании на месте преступления или при явке с повинной).

43

Очевидно, что неправильная квалификация преступления при возбуждении уголовного дела отрицательно сказывается на ходе и результатах расследования. Так, возбуждение уголовного дела по ч. 1 ст. 105 УК РФ при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ, приводит к тому, что уголовное дело к своему производству принимает прокуратура нижестоящего звена (районная). А если бы дело своевременно было возбуждено по соответствующему пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, то его могла принять к своему производству прокуратура вышестоящего звена (города, субъекта РФ), которая с самого начала организовала бы более квалифицированное и качественное расследование.

Нередко неправильная квалификация влечет нарушение закона о подследственности. Например, дело, возбужденное не по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а по ч. 3 ст. 205 УК РФ (без достаточных к тому оснований), поступает в производство следователя органов Федеральной службы безопасности РФ, не имеющего опыта по расследованию убийств.

Таким образом, неправильная квалификация убийств при возбуждении уголовного дела приводит к известным осложнениям в ходе предварительного расследования.

В ряде случаев, отдельными следователями и работниками органов дознания в постановлении о возбуждении уголовного дела преднамеренно делается ссылка на закон о менее тяжком преступлении. Это происходит чаще всего тогда, когда сотрудники органов дознания пытаются скрыть от учета особо опасные преступления, в частности, убийства, раскрытие которых представляется изначально сложным. Например, в травматологический пункт доставлен человек с многочисленными ножевыми ранениями, врачи борются за его спасение, но он умирает, а убийца неизвестен. Следователь стоит перед проблемой: если он возбудит дело по признакам ст. 105 УК РФ, но виновное лицо не будет установлено, то убийство останется нераскрытым, что отрицательно отразится на показателях его работы. Тем более, что согласно приказа Генерального прокурора

44

РФ № 20 от 05.05.97 «О порядке представления в органах прокуратуры РФ специальных донесений о чрезвычайных происшествиях, преступлениях и иной обязательной информации», о каждом происшедшем убийстве прокурор соответствующего района (города), на территории которого совершено убийство, обязан представить в вышестоящую прокуратуру субъекта РФ специальное донесение, на основании которого расследование дела будет поставлено на особый контроль со всеми вытекающими отсюда последствиями, а именно: регулярными заслушиваниями о ходе расследования по делу, обсуждениями на оперативных совещаниях и т.д.

И следователь с согласия прокурора возбуждает уголовное дело по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), мотивируя свое решение тем, что потерпевший скончался лишь на вторые сутки после совершения преступления. Расследование уголовного дела о преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 111 УК РФ на контроль вышестоящей прокуратурой не ставится, спецдонесение по такому делу не составляется и если преступление не будет раскрыто, то ответственности за неправильное указание статьи УК РФ в постановлении о возбуждении уголовного дела никто не понесет.

Подобным образом укрываются от учета убийства и органами внутренних дел. Порой, о происшедших убийствах, вообще не сообщается прокурору. Орган дознания либо просто не регистрирует преступление, либо проводит поверхностную проверку в порядке ст. 144 УПК РФ и по ее результатам незаконно отказывает в возбуждении уголовного дела (мотивируя свое решение, например, тем, что потерпевший мог получить смертельные травмы в результате падения по собственной неосторожности, сам наткнулся на нож и т.д.).

Вот почему особенно важно, чтобы каждое решение не только о возбуждении уголовного дела, но и об отказе в возбуждении уголовного дела принималось бы с согласия прокурора, а прокурор, в том числе вышестоящий, лично изучал материалы

45

i проверок сообщений о преступлениях и соответствующие протоколы отдельных

следственных действий, если они проводились.

Учитывая, что УПК РФ закрепил возможность возбуждения уголовного дела против
конкретного лица, которое с момента возбуждения уголовного дела

I становится подозреваемым (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ), необходимо особенно

тщательно проверить наличие для этого достаточных оснований, так как закон предусматривает значительные ограничения прав и свобод, которые могут быть применены к подозреваемому, в том числе задержание (ст. 91 и 92 УПК РФ), избрание меры пресечения (ст. 100 УПК РФ) и т.д.

Не случайно Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 29.04.98 г. №

13-П указал, что лица, чьи права и свободы затронуты самим фактом возбуждения

Ь

уголовного дела, имеют право обжаловать постановление о возбуждении уголовного

дела в суд.39

3.4. Решение об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщениям о насильственной смерти потерпевшего.

В отличие от возбуждения дела, допустимого на основании предположения об убийстве, отказ в его возбуждении должен иметь место только когда отсутствие события преступления достоверно установлено.

Обычно решения об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду Г отсутствия события преступления принимаются при установлении следующих

обстоятельств:

  • исчезает человек, близкие ему люди полагают, что его убили, о чем и

, сообщают в правоохранительный орган, но в результате проверки исчезнувшего

обнаруживают;

  • наступает смерть человека, близкие ему люди считают ее

38 Возбуждение уголовного дела об убийстве в отношении конкретного лица возможно в случае задержания лица, совершившего убийство, на месте преступления или в случае явки убийцы с повинной. © 39 СЗ РФ. 1998. № 19. Ст. 2142.

46

насильственной, однако проведенная проверка (изучение медицинских документов, выяснения мнений врачей и других лиц) дает основание для достоверного вывода о том, что смерть была «естественной», например, вызванной болезнью и т.д.

  • обнаруживаются трупные останки, но проверка показывает, что они принадлежат не человеку, а животному;
  • обнаруживается труп человека с признаками самоубийства, кем-либо высказывается предположение, что его убили или довели до самоубийства, однако при проверке со всей очевидностью устанавливается, что потерпевший добровольно покончил жизнь самоубийством;
  • смерть, судя по обстоятельствам, произошла в результате несчастного случая и хотя, по мнению близких, его убили, проверкой это не подтверждается.
  • «Отсутствие события преступления» (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) - наиболее распространенное из оснований при отказе в возбуждении уголовного дела об убийстве, поскольку другие основания, предусмотренные ст. 24 УПК РФ, трудно установить без расследования.

Каждое решение об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть законным, что предполагает, по крайней мере, следующее:

а) соответствие направленности проводимой проверки содержанию сообщения о якобы имевшем место убийстве.

Далеко не единичны случаи, когда в сообщении фигурирует одна версия, а проверяется другая. Иллюстрацией сказанному может служить такая, например, проверка заявления родственников потерпевшего о том, что он погиб в результате умышленного наезда на него автомашины. Несмотря на сообщение заявителей о конфликтах, которые неоднократно происходили между потерпевшим и водителем автомашины, проверяющие (в частности, сотрудники ГИБДД) ограничиваются установлением того, что водитель не превысил допустимую скорость, автомашина находилась в технически исправном состоянии, видимость на дороге была

47

хорошей и т.п.;

б) тщательность проверки и достоверность ее результатов.

Если пропавший человек обнаружен, это должно быть установлено и документально подтверждено; если смерть наступила в результате болезни, это должно быть подтверждено соответствующим медицинским заключением.

Совершенно справедливо мнение Н.А. Селиванова и Л.А. Соя-Серко, которые считают, что «во всех сомнительных случаях смерти необходимо возбуждать уголовные дела, ибо возможности предварительного следствия превышают возможности доследственной проверки».40

в) постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно содержать не только подробное описание обстоятельств сообщения о преступлении, указание на источники соответствующего сообщения, но и основания отказа в возбуждении дела со ссылками на закон.

Представляется целесообразным введение такого порядка, при котором каждое решение об отказе в возбуждении уголовного дела принималось бы лишь с согласия прокурора. Это означает, что следователь (дознаватель), вынося постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в суточный срок должен представить прокурору указанное постановление для согласования вместе с материалом проверки. Прокурор изучает материал проверки и по результатам изучения может дать или не дать свое согласие на отказ в возбуждении уголовного дела. В последнем случае прокурор либо возвращает материал проверки со своими письменными указаниями на доработку, либо незамедлительно отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и возбуждает уголовное дело при наличии к тому оснований. Этот порядок, с нашей точки зрения, способен повысить ответственность органов дознания, следователей и прокуроров за принимаемые ими решения, что, несомненно, служит интересам установления истины в каждом конкретном случае.

40 Н.А. Селиванов, Л.А. Соя-Серко. Расследование убийств. М. Манускрипт. 1994. С. 10.

48

УПК РФ, по сравнению с УПК РСФСР, сделал в указанном отношении значительный шаг и в части 4 статьи 148 предусмотрел, что «копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется прокурору и заявителю». Однако закон не обязывает представлять при этом материалы проверки и не требует согласия прокурора с принятым решением об отказе в возбуждении уголовного дела, что является, по мнению автора, серьезными недостатками. Ведь в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела следователь (дознаватель) приводит, прежде всего, свои субъективные доводы в обоснование принятого решения со ссылками на материалы проверки. Эти доводы подчас могут не соответствовать объективному положению вещей. Совершенно очевидно, что прокурор из одного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела без материалов проверки далеко не всегда сможет сделать для себя правильный вывод о законности и обоснованности принятого решения.

Поэтому, как было отмечено выше, в УПК РФ целесообразно было бы внести соответствующие положения о том, что во-первых, прокурору должна направляться не только копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, но и весь материал проверки вместе с принятым по нему решением, а во-вторых, прокурор обязан санкционировать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Такое решение вопроса, по нашему мнению, соответствовало бы той новелле УПК, которая требует, чтобы прокурор, рассмотрев постановление о возбуждении уголовного дела и прилагаемые к нему материалы, давал согласие на возбуждение уголовного дела или отказывал в даче согласия на возбуждение уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Отказ в возбуждении уголовного дела может существенно затрагивать интересы потерпевшего, в том числе и доступ его к правосудию, поэтому согласие прокурора на отказ в возбуждении уголовного дела был бы действенной гарантией прав заинтересованных лиц.

Необходимо обратить внимание еще на один пробел в законе. Согласно ч. 2

49

ст. 145 УПК РФ, лишь заявитель, т.е. лицо, предприятие, учреждение или общественная организация, от которых поступило заявление или сообщение, уведомляется об отказе в возбуждении уголовного дела. Об иных заинтересованных лицах в этой статье УПК РФ не упоминается, как, впрочем, не упоминалось и в УПК РСФСР. Это, по мнению автора, существенно нарушает и затрудняет их право на обжалование действий и решений должностных лиц, на что уже обращал внимание в своем постановлении Конституционный Суд РФ.41

Хотя нужно отметить, что в УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР, сделаны серьезные положительные сдвиги в вопросе расширения прав граждан на обжалование действий и решений должностных лиц, ведущих уголовный процесс. Так, статья 123 УПК РФ гласит, что действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном УПК порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой проводимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. Расширительное толкование этой статьи позволяет сделать вывод о том, что не только заявитель может обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела, но и иные заинтересованные субъекты, интересы которых затрагиваются этим решением (пострадавшие от преступления, но не заявившие о нем, лица, в отношении которых было отказано в возбуждении уголовного дела и действиям которых дана определенная юридическая оценка и др.). Поэтому, по нашему мнению, содержание ч. 2 ст. 145 УПК РФ должно быть приведено в соответствие со ст. 123 УПК РФ.

УПК РСФСР необоснованно ограничивал круг лиц, имеющих право обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела лишь заявителем о преступлении, лишая тем самым иных заинтересованных лиц конституционного права
на

41 См Постановление Конституционного суда РФ от 29.01.98 г. №1341 по делу о проверке конституционности части 4 статьи 113 УПКРСФСРвсвячис:шросомКосгом\т<шскогог^ №19.

50

обжалование. А ведь как справедливо отмечает Л.М. Володина «право на обжалование - необходимый элемент в числе юридических средств обеспечения реализации прав и законных интересов участников уголовного процесса».42

42ЛМ Ватодина «Механизм згициты лрш личности в утатовном пргаеесс». Итд-во Тюменского Госуд)рствснногх> Университета Тюмень. 1999. С. 119.

51

Глава 2. Особенности обстоятельств, подлежащих доказыванию по

уголовным делам об убийствах, и пути их установления. о

§ 1. Понятие и общая характеристика обстоятельств, подлежащих

доказыванию по делам об убийствах.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, именуемые в литературе предметом доказывания, представляют собой совокупность юридически значимых обстоятельств, которые необходимо установить для разрешения дела по существу.1

Перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по любому уголовному делу, дан в статье 73 УПК РФ. Эти обстоятельства обусловлены установленными уголовным законом основаниями уголовной ответственности или освобождения от нее, общими началами назначения наказания, признаками конкретных составов преступления.

Без установления фактических обстоятельств происшедшего события, действий лица, побуждений, мотивов его действий и их последствий невозможно решить вопросы о том, имело ли место преступление, виновно ли лицо и в чем именно, какое должно понести наказание.

В статье 73 УПК РФ перечислены те фактические обстоятельства, которые при разрешении любого дела (в том числе и по делам об убийствах), имеют правовое значение. Это обстоятельства, характеризующие событие преступления, причастность лица к совершению преступления, виновность обвиняемого в совершении преступления, форму его вины и мотивы преступления, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, характер и размер вреда, причиненного преступлением, обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, обстоятельства, могущие повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

1 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник под. Ред. П.А. Лупинской. М. Юристь. 1998. С. 163.

52

Как видно из приведенного выше перечня обстоятельств, подлежат доказыванию виновность лица в совершении преступления и форма его вины.

Установление этих обстоятельств представляет наибольшие трудности по делам об убийствах, особенно в случаях совершения «заказных» и «серийных» убийств. Здесь, как уже сказано выше, многое зависит от своевременного и квалифицированного проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела и неотложных следственных действий.

Согласно ст. 171 УПК РФ, следователь выносит постановление о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого только при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления. Такие данные в редких, исключительных случаях становятся известными в начале предварительного расследования. Обычно на первоначальных этапах следствия в подавляющем большинстве случаев знания о субъекте преступления возникают как более или менее обоснованные предположения (версии), позволяющие говорить о причастности того или иного лица к совершению преступления. По мере же сбора доказательств, их проверки и оценки, формируется вывод о совершении преступления конкретным лицом (лицами).

В УПК РФ впервые зафиксированы обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, и обстоятельства, могущие повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания. Установление наличия или отсутствия этих обстоятельств по каждому уголовному делу является важнейшей гарантией защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Однако в статье 73 УПК РФ, по мнению автора, есть и серьезные пробелы. В частности, в ней отсутствует такое важное обстоятельство, подлежащее доказыванию по значительной части уголовных дел об убийствах (и не только!), как данные о личности потерпевшего. Ведь не всегда на момент возбуждения уголовного дела следствие располагает достоверными данными о

53 личности потерпевшего. Статистика показывает, что по каждому десятому нераскрытому убийству не была установлена личность убитого. Поэтому было бы целесообразным внести соответствующее дополнение в ст. 73 УПК РФ и в число обстоятельств, подлежащих доказыванию, отдельным пунктом включить установление личности потерпевшего.

Внесение в закон указанного дополнения обязало бы следователя при выдвижении версий и направлении расследования учитывать данные о личности потерпевшего, что особенно важно в случаях, когда эти данные отсутствуют.

Очевидно, что установление обстоятельств, характеризующих событие преступления, личность совершившего преступление и потерпевшего, даст основание для выводов о причинной связи между действиями подозреваемого, обвиняемого и наступившими последствиями.

Ответам на вопросы, возникающим при производстве по уголовному делу, в ряде случаев помогает выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Зачастую эти обстоятельства становятся известными в связи с установлением конкретных обстоятельств совершения расследуемого убийства.

§ 2. Специфика обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам об убийствах, и их установление.

Исходя из общего определения перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу, указанных в ст. 73 УПК РФ, автор считает необходимым остановиться на важности установления таких конкретных обстоятельств дела, от которых в конкретном случае зависят и выдвигаемые версии, и план расследования, и очередность проведения следственных действий, и конечный результат доказывания.

2 Подробнее см.: Раскрытие умышленных убийств по делам, приостановленным в случае неустановления лица, подлежащего в качестве обвиняемого. Грозный. 1988. С. 24.

54

Здесь мы исходим не только из предписаний УК РФ и УПК РФ, но и из рекомендаций, разработанных в криминалистической науке, а также из имеющегося опыта раскрытия преступлений рассматриваемой категории.

Обстоятельства, подлежащие установлению, указанные в ст. 73 УПК РФ, относятся к любым преступлениям, но очевидно, что применительно к каждому из составов преступлений, они приобретают свои особенности, будучи ориентированы на те признаки, которые характерны для конкретного состава преступления, и необходимы для разграничения различных составов преступлений. Такого рода особенности обстоятельств, подлежащих доказыванию, на основе обобщения практики могут быть указаны и по делам об убийствах.

При установлении обстоятельств, характеризующих событие преступления, надо иметь в виду, что убийство может быть совершено как путем действия, так и бездействия. Чаще всего убийство является результатом действия, направленного на нарушение функций и анатомической целостности жизненно важных органов другого человека. Оно может быть совершено путем физических действий, а в отдельных случаях психическим воздействием. Так, психическая травма может вызвать смерть лица, страдающего заболеванием сердца и сосудистой системы. Причинение такому человеку психической травмы другим лицом, осведомленным о болезненном состоянии потерпевшего, при наличии умысла, направленного на лишение жизни, должно признаваться убийством.

Убийство может быть совершено с использованием других лиц, причиняющих своими действиями смерть потерпевшему, но не сознающих характер совершаемого ими деяния в силу создавшейся обстановки или вследствие психической неполноценности, или малолетства (так называемое «посредственное причинение»).

При анализе объективной стороны убийства необходимо учитывать, что действие или бездействие являются лишь внешним признаком преступления. Это объясняется тем, что его общественная опасность, в конечном счете,

55 заключается в причиненном вреде — смерти потерпевшего. Наступление ее как последствие преступных действий является обязательным признаком объективной стороны убийства. Ненаступление такого последствия в результате действия (бездействия) виновного исключает признание преступления оконченным и при наличии приготовления к убийству или покушения на него влечет квалификацию с применением ст. 30 УК РФ.

Установление «способа совершения преступления» как признака объективной стороны убийства имеет серьезное значение для его раскрытия.

«Способ совершения преступления, - пишет Н.И. Панов, - представляет собой определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, применяемых лицом в процессе осуществления общественно- опасного посягательства на охраняемые уголовным законом общественные отношения, сопряженного с избирательным использованием средств совершения преступления».3

При совершении некоторых убийств способ преступления является квалифицирующим обстоятельством.

Например, особая жестокость при умышленном убийстве или совершение его способом, опасным для жизни многих людей, влечет квалификацию соответственно по п.п. «д» и «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и исключает применение другой статьи Кодекса.

Установление способа совершения преступления имеет важное значение для определения формы вины при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности.

Например, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 г. «О судебной практике по делам об убийстве» (ст. 105 УК) указано, что при решении вопроса о направленности умысла следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений

Панов Н.И. Способ совершения преступления и уголовная ответственность. Харьков. 1982. С. 44.

56 (например, ранение жизненно важных органов человека).

В широком смысле способ совершения убийства охватывает не только действие, непосредственно направленное на лишение потерпевшего жизни либо причинение ему тяжких телесных повреждений, но и подготовку к преступлению (приобретение оружия, выслеживание жертвы, проникновение в помещение путем взлома и т.п.), а также меры, направленные на устранение следов, воспрепятствование расследованию преступления (использование маски, применение резиновых перчаток, чтобы не оставить отпечатков пальцев; присыпание следов пахучими смесями, чтобы не взяла след розыскная собака, и т. д.). Тесно связаны с ними обстоятельства сокрытия преступления (расчленение, утопление трупа, поджог дома, где было совершено убийство), а также переноска, хранение, реализация похищенного у потерпевшего имущества.

Данные о действиях преступника, образующих объективную сторону состава преступления, устанавливаются совокупностью доказательств, собранных по делу. Большое значение здесь, особенно по делам о неочевидных убийствах, имеют результаты осмотра места происшествия, обнаруженные следы и иные вещественные доказательства.

Следует согласиться с мнением М.Н. Хлынцова, который писал, что: «способ совершения убийства можно смоделировать, обратив особое внимание на предметы, найденные при осмотре места происшествия, так как они могут дать следующую информацию: где данные предметы (или их детали) находились до начала расследуемого события; почему они оказались в точке обнаружения; какие силы и в каком направлении воздействовали на них; на какие предметы воздействовали или могли воздействовать при своем перемещении на месте происшествия, какие следы на них оставили или могли оставить; какие изменения произошли в состоянии предметов (или их деталей) в результате воздействия на них и их воздействия на другие предметы».

“БВСРФ. 1999. №3. С. 2.

Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов, 1982.-С. 107.

57 На этих вопросах остановимся более подробно в связи с тем, что у практических работников органов предварительного расследования нередко возникают затруднения в доказывании вины обвиняемых именно из-за недооценки роли таких улик и из-за недостаточного умения ими пользоваться. Часто указанные проблемы возникают в тех случаях, когда обвиняемые, свидетели, потерпевшие впоследствии изменяют ранее данные ими показания. Обнаружение и изъятие в ходе осмотра следов обуви или следов босых ног, пальцев рук, ладоней, а также зубов (на продуктах питания, окурках, теле потерпевшего), которые затем подвергаются сравнительным исследованиям в ходе криминалистических экспертиз, во многих случаях позволяют установить пребывание преступника на месте происшествия. Весьма ценными уликами служат некоторое вещи, оставленные убийцей на месте происшествия -предметы одежды, пуговицы, документы, письма, записки и т. п. К указанным доказательствам, кроме того, относятся отделившиеся части одежды преступника, нити, волокна шерсти.

С места происшествия иногда изымаются пятна крови, произошедшей не только от потерпевшего, но и от обвиняемого (если он сам получил ранение), следы иных выделений обвиняемого, а именно: спермы (если убийство сопряжено с изнасилованием или убийству предшествовал добровольный половой акт), слюны (на окурках и т.п.), а также волосы преступника.

Кроме объектов, которые могут быть обнаружены при осмотре места происшествия невооруженным глазом, существенное значение имеют микрочастицы, изъятые с места происшествия, - микроволокна одежды, частицы металла, смазочных веществ и т.д. Значение этих фактических данных может быть различным и зависеть от конкретных обстоятельств дела. Так, если подозреваемый отрицает свое знакомство с потерпевшим, посещение квартиры, где было совершено убийство, обнаружение там отпечатков пальцев подозреваемого, является серьезной уликой. И наоборот, если подозреваемый часто бывал в гостях у потерпевшего, - и он не отрицает данного факта, это может не иметь решающего значения для дела.

58

Следы, обнаруженные на месте происшествия, могут свидетельствовать не только о том, что преступник там находился, но и, что более важно,- о его конкретных действиях: об использовании им орудия преступления, о взламывании запоров, поиске ценностей и т.п.6

Если при совершении преступления потерпевшему нанесены обильно кровоточащие раны, то на одежду, обувь, тело преступника, как правило, попадает кровь, а иногда и частицы мышечной, жировой, костной ткани или мозгового вещества. Экспертное исследование данных следов позволяет нередко не только установить, что преступник находился в контакте с потерпевшим в момент совершения преступления, но и получить иную информацию о действиях преступника, например, о взаиморасположении его и потерпевшего во время нанесения ударов последнему.

Так, П. обвинялся в умышленном убийстве из хулиганских побуж дений. Одним из важных доказательств его виновности было обнаружение на одежде П. пятен крови, которая могла произойти от потерпевшего. П. признавал себя виновным на предварительном следствии, однако в ходе судебного заседания свои показания изменил. Он пояснил, что на место происшествия пришел уже после совершения преступления не известным ему лицом и сам попытался оказать помощь агонизировавшему потерпевшему, при этом напачкавшись в крови последнего. Но произведенными в судебном разбирательстве осмотром одежды подсудимого и назначенной затем по ходатайству прокурора судебно- медицинской (медико-криминалистической) экспертизой было установлено, что характер следов крови на одежде (брызги) свидетельствовал о том, что они могли образоваться при нанесении ударов потерпевшему, но не при обстоятельствах, указанных подсудимым. Таким образом, П. был изобличен во лжи.

6 Подробнее об этом см., например, Ищснко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М. 1994; Басалаев А.Н. Сохранение информации, содержащейся в следах. Л. 1981.

7 Данный пример взят из книги: Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. Методическое пособие под ред. В.В. Воскресенского. М. 1994. С. 25.

59

Взаиморасположение потерпевшего и обвиняемого в момент нанесения ударов последним может быть также установлено путем проведения следственного эксперимента.

В результате непосредственного соприкосновения потерпевшего с преступником к одежде последнего, как правило, пристают микроволокна одежды жертвы, и, наоборот, к одежде убитого - микрочастицы одежды убийцы. Исследование микрочастиц наложений с использованием современной техники производства экспертиз позволяет установить наличие контакта преступника и потерпевшего, их взаиморасположение во время нанесения ударов жертве и другие обстоятельства совершения преступления. На одежде и обуви преступника помимо микроволокон длительное время сохраняются приставшие к ним частицы растений, каких- либо веществ (опилок, извести и т. п.), ворсинки ковра с места происшествия. Установление признаков тождества этих веществ путем проведения криминалистической экспертизы материалов, веществ, изделий (КЭМВИ) позволяет получить важные косвенные доказательства пребывания обвиняемого на месте преступления.8

Значение данных о способе преступления для построения версий об убийце двояко. Во-первых, выбор способа в ряде случаев обусловлен некоторыми устойчивыми свойствами личности преступника, его особыми возможностями. Так, чтобы повесить потерпевшего, перетянув тело в петле через перекладину, убийца должен обладать большим весом, чем убитый. Применять для убийства редко встречающийся яд может, скорее всего, тот, кто обладает специальными познаниями и имеет доступ к этому веществу. Во-вторых, что не менее важно, как показывают криминалистические обобщения практики, лицо, совершая в разное время несколько однородных преступлений, обычно применяет схожие приемы. Поэтому в ходе работы над нераскрытым убийством целесообразно собрать сведения и о других преступлениях, совершенных подобным способом.

Подробнее об этом см.: МБ. Вандср. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ, изделий. СПб. Питер. 2001.; Он же. Использование микрочастиц при расследовании преступлений. СПб. Питер. 2001 и др.

60

Если преступление, схожее с расследуемым убийством, уже раскрыто, появляется возможность построить и проверить версию о совершении данного убийства обвиняемым или подозреваемым по другому делу. Но и в случаях, когда ни первое, ни последующие преступления не раскрыты, построение версии о совершении их одним лицом продуктивно, так как это позволит следователю объединить и восполнить данные о приметах преступника, о периоде и районе его деятельности, ранее сосредоточенные по разным делам.

Выявлению преступника, совершившего серию изнасилований, а также убийств, сопряженных с изнасилованием, в киевском и московском регионах, способствовал криминалистически грамотный анализ нераскрытых преступлений отмеченных видов, осуществленный вначале следователями прокуратуры Киева. Его результаты позволили прийти к выводу, что в Киеве и в Киевской области действовал один и тот ясе преступник - житель Подмосковья. Вслед за этим такому же анализу были подвергнуты сходные по характеристикам нераскрытые преступления, совершенные за ряд последних лет в Москве и столичной области. Участники расследования из России и Украины сошлись в мнении, что ряд убийств и изнасилований в московском регионе - дело рук того яге маньяка.

Данному выводу способствовало то, что промежуточные эпизоды преступного сериала были схожи по способу убийства - преступник душил свои жертвы.

Суммировав результаты анализа, следователи разработали поисковый портрет преступника, определяющим признаком в котором выступало то, что преступник ранее проживал в г. Балашиха Московской области. Вскоре удалось установить личность маньяка. Им оказался Олег Кузнецов, 24 лет.9

Степень сходства сравниваемых преступлений может быть различна.

9 Данный пример взят автором из книги В. А. Образцова «Выявление и изобличение преступника». М Юристь. 1997. С. 131-132.

61

Правильная постановка вопросов перед экспертом дает возможность получить и отвечающее фактическим данным заключение экспертизы о том, что в двух случаях потерпевшие были убиты пулями, выстреленными из одного пистолета, что представляет более веское основание для версии о совершении обоих убийств одним и тем же преступником, чем, например, данные о том, что разные лица отравлены одним и тем же ядовитым веществом - дихлорэтаном. В то же время не препятствуют построению таких версий наблюдаемые наряду с общими чертами и существенные различия в способе совершения преступления. Эти различия, естественно, обуславливаются конкретными обстоятельствами каждого случая. Нельзя не отметить то, что преступление, оставшееся нераскрытым, порождает совершение более тяжких преступлений -от хулиганства преступники переходят к грабежам и разбоям, а затем и к убийствам, заменяя одни виды оружия другими.

Так, члены банды братьев Толстопятовых при нападениях на кассиров и инкассаторов и убийствах их в различных районах Московской области вначале применяли самодельное нарезное автоматическое оружие со стандартными патронами калибра 5,6. Позже они изготовили и пустили в ход новое оружие того же калибра, но с самодельными патронами, а затем гладкоствольный пистолет- пулемет, стреляющий стальными шариками диаметром 9 мм. При последних же нападениях они применяли и два нагана, отнятые ранее у потерпевших. °

Достаточным основанием для построения версий о совершении преступлений одним и тем же лицом может служить частичное совпадение в способах совершения разных преступлений.

Систематизированным источником сведений о посягательствах, схожих с расследуемым убийством, является специальный учет преступлений, осуществляемый местными аппаратами уголовного розыска. Этот учет ведется в двух взаимосвязанных картотеках. Одну из них составляют карточки известных преступников, содержащие описание способа
совершения ими

10 Уголовное дело № 2-173-52/95 из архива Московского областного суда.

62

преступлений, а другую - карточки с описанием нераскрытых преступлений, совершенных характерными способами. Карточки систематизированы по видам преступлений, а также по месту совершения преступления, характеру примененных орудий, приемам преступных действий и по другим признакам. Пользуясь этой системой учета, надо иметь в виду, что расследуемое убийство следует сопоставлять не только с иными убийствами, но и с преступлениями других видов, если они схожи по отдельным приемам действий преступника. Такое сходство с убийством может быть обнаружено в хулиганских действиях, в причинении вреда здоровью, в разбойных нападениях и т.д.

Имеются также и специальные централизованные учеты (в УВД краев, областей, МВД республик и МВД РФ).

В случае убийства, сопряженного с тайным проникновением в жилище посредством взлома, могут представить интерес и данные о кражах, совершенных с подобными взломами.

Если есть основания полагать, что убийство совершено лицом, прибывшим из другой области, данные о подобных преступлениях можно затребовать из УВД этой области. При наличии учетных данных о схожих по способу совершения убийствах или иных преступлениях, должны быть истребованы и изучены соответствующие уголовные дела, в которых, естественно, может быть больше полезной информации, чем в учетных карточках.

Несистематизированными источниками информации о схожих по способу преступлениях являются рассылаемые вышестоящим и соподчиненными органами внутренних дел и прокуратуры сводки, обзоры, информационные бюллетени, ориентировки с описанием преступлений, совершенных в других районах и областях, а также уголовные дела и материалы о преступлениях, совершенных в данном городе или районе до и после расследуемого убийства.

Примером того, какое значение для установления лица, совершившего
преступление, может иметь знание следователем

63 обстоятельств схожих преступлений, совершенных в районе, может служить расследование убийства Парамоновой. Эта пожилая одинокая женщина была убита в собственном доме в деревне Новая Домодедовского района Московской области. Преступник проник в дом, проломив крышу над пристройкой, сообщавшейся с коридором. На шее трупа оказалась широкая резаная рана. Из дома были похищены личные вещи потерпевшей. Ознакомившись на месте с этими обстоятельствами, начальник отдела внутренних дел вспомнил, что несколько лет назад подобным способом также в связи с разбоем была убита старуха в соседнем селе. Тогда в убийстве вместе со своим старшим братом участвовал местный житель Александр Кузнецов, освобожденный в то время от ответственности по малолетству. Версия о виновности Кузнецова в убийстве Парамоновой при проверке подтвердилась.

Данные о схожих посягательствах, ранее по тем или иным причинам неизвестных органам милиции и следствию, могут быть установлены в ходе расследования убийства в результате проведения ОРМ, опросов населения, допросов осведомленных лиц.

Итак, способ убийства устанавливается результатами производства осмотра трупа, осмотра места происшествия, проведением экспертиз, а в ряде случаев, - и других следственных действий.

Необходимым условием установления обстоятельств, характеризующих событие преступления, является установление причинной связи между действием (бездействием) лица и наступившей смертью потерпевшего. При решении вопроса о наличии или отсутствии причинной связи между деянием и наступившим последствием следует исходить из того, что она является объективной, существующей вне зависимости от нашего сознания связью, в силу которой действие (бездействие) порождает возникновение последствия. Эта объективная связь и должна быть установлена.

Отсутствие причинной связи между деянием и наступившей смертью

11 Архив Московского областного суда, дело № 2-139-16/94.

64 потерпевшего либо исключает полностью уголовную
ответственность за убийство, либо влечет иную квалификацию деяния.

Профессор СВ. Бородин обоснованно подчеркивает, что: «нельзя не учитывать и того, что не всякая связь между деянием и последствием свидетельствует о наступлении смерти потерпевшего в результате рассматриваемого деяния. Признавая, что беспричинных явлений нет, мы выделяем необходимость как проявление внутренней закономерности явлений и отличаем ее от случайности, которая также представляет собой объективную категорию, но выражает иного рода связь между явлениями внешнего мира».12

Из этого следует, что, устанавливая событие преступления и выявляя его объективную сторону, необходимо не только устанавливать наступление смерти потерпевшего в результате определенных действий (бездействия), но и отграничивать необходимую причинную связь этих действий и наступивших последствий от случайной связи. При случайной связи последствия, наступившие от действий лица, для него являются не только неожиданными, но они и объективно не связаны с этими действиями и, следовательно, в ряде случаев влекут за собой освобождение лица от уголовной ответственности.

В отличие от других признаков объективной стороны убийства, причинная связь здесь не всегда очевидна. Нередко ее установление по делам об убийстве на практике встречает трудности, которые объясняются тем, что иногда следователем не учитывается конкретная обстановка, в которой было совершено преступление.

Между тем вопрос о наличии или отсутствии связи между причиной (действием или бездействием) и следствием (наступившей смертью потерпевшего) нельзя рассматривать вне конкретной обстановки, в которой совершено преступление. В связи с этим по каждому делу об убийстве необходимо установить, что наступившая смерть потерпевшего является следствием определенных действий (бездействия) в конкретной обстановке их совершения.

12 СВ. Бородин. Преступления против жизни. М. Юристъ. 1999. С. 53.

65

Конкретная обстановка совершения убийства имеет значение не только для решения вопроса о наличии или отсутствии причинной связи, но и при определенных обстоятельствах - для привлечения данного лица к уголовной ответственности и для квалификации этого преступления.13

Как справедливо отмечают авторы учебника «Российского уголовного права» под редакцией А.И. Рарога, : «обстановка совершения преступления в ряде случаев может свидетельствовать о большей или меньшей степени общественной опасности содеянного».14

Действительно, например, при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности по ст. 107 УК (убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), необходимо выяснить неблагоприятную, травмирующую и провоцирующую виновного на совершение преступления обстановку. Аффект должен быть вызван насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Обстановка в подобной ситуации является обстоятельством, свидетельствующим о меньшей степени общественной опасности совершаемого деяния.

Установление времени совершения убийства имеет уголовно-правовое значение для решения вопроса о действии во времени закона, а также об освобождении лица от уголовной ответственности в случае истечения срока давности и др.

Установление времени убийства может иметь и процессуальное значение для доказывания виновности в этом конкретного лица или, наоборот, исключения вины лица, если в момент совершения преступления он находился в другом месте и не мог быть исполнителем преступления.

13 Подроби, см.: Меликтссян Г.Г. Анализ обстановки места происшествия по делам об убийствах. М.1974. С. 77.

14 См.: Российское уголовное право. Том 1. Общая часть. Учебник для ВУЗов по ред. проф. А.И. Рарога. С. 154.

66

«Время совершения преступления - это определенный промежуток времени, в течение которого совершается преступление».15

Следует также разделить мнение И.С. Аббасовой, полагающей, что «время совершения преступления, как элемент его криминалистической характеристики, несет важную информацию о динамике механизма преступления».16

Данные о времени совершения убийства устанавливаются, прежде всего, при осмотре трупа. На время, прошедшее с момента убийства, указывают, прежде всего, трупные явления (охлаждение, окоченение, трупные пятна, признаки гниения), по степени развития которых судебный медик уже на месте происшествия может приблизительно определить время, истекшее с момента смерти потерпевшего до осмотра его трупа (поэтому в протоколе осмотра необходимо отмечать точное время фиксации трупных явлений).

Наряду с данными, которые устанавливаются при осмотре трупа, в ходе осмотра места происшествия могут быть получены дополнительные указания на время наступления смерти. Осматривая лужи и обильные потеки крови, врач-специалист по степени высыхания и цвету крови может определить, сколько приблизительно времени прошло с момента кровотечения. Состояние листвы, сорванной в момент преступления, степень ее увядания, также могут дать ориентиры о времени совершения преступления.

Точно фиксируют время убийства показания стрелок на часах (наручных или настенных и т.д.), когда они повреждены во время убийства. Если же часы, принадлежавшие потерпевшему, продолжают идти, значит, с момента убийства не истекло время, на которое они заводятся (путем следственного эксперимента можно определить время хода часов).

В практике, известен случай, когда при рассмотрении судом дела об убийстве путем сбрасывания потерпевшего с высоты по
ходатайству

15 См.: Российское уголовное право. Том 1. Общая часть. Учебник для ВУЗов по ред. проф. А.И. Рарога. С. 153. См.: Аббасова И.С. Время совершения преступления, как элемент его криминалистической характеристики. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Томск. 1992. С. 16.

67 прокурора в судебном заседании были осмотрены и приобщены в качестве вещественного доказательства наручные часы убитого,
изъятые при. осмотре места происшествия следователем,
остановившиеся в момент удара о землю при падении. Таким образом, было уточнено время совер-

17

шения преступления.

Если осмотр производится на открытой местности после дождя, а почва под трупом сухая, значит, он оказался там до начала дождя.

Обрывки газет, справки и иные документы, найденные в карманах одежды трупа, помогают определить дату, ранее которой убийство не могло быть совершено.

В зависимости от того, какая на трупе одежда - рабочая или выходная, можно составить мнение о том, в какой день, а иногда, и в котором часу совершено убийство. Если же труп обнаружен спустя длительное время после убийства, одежда погибшего предположительно указывает на время года, когда оно произошло.

В жилом помещении о времени совершения преступления можно судить по включенному или не включенному электроосвещению, зажженной или полностью выгоревшей керосиновой лампе, закрытым ставням окон, состоянию печи (горячая, теплая, холодная), остывшей или теплой, засохшей или загнившей пище, влажному полотенцу, степени высыхания окурков, заправленной или не заправленной постели, последним датам на отрывном календаре, газете или в письмах, находящихся в почтовом ящике или в квартире.

В сельской местности закрытые в хлеву или не кормленные домашние животные, спущенная с цепи собака, признаки кормления или дойки скота дают основания для построения версий о времени совершения преступления.

Возникшие на основе этих данных версии подлежат проверке путем допросов родных или близких потерпевшего, которым известен его обычный

17 Данный пример взят из книги: Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. Методическое пособие под ред. В.В. Воскресенского. М. 1994. С. 23.

68 распорядок дня (время подъема, завтрака, ухода на работу,
выполнения домашних работ и т.д.).

Вопрос о времени наступления смерти потерпевшего (и, следовательно, о времени совершения убийства) ставится следователем и на разрешение судебно-медицинской экспертизы.

Время совершения рассматриваемого нами преступления не имеет значения для квалификации преступления, но, как показывают приведенные данные, оно процессуально значимо для раскрытия преступления, т.е. для выявления обстоятельств совершенного преступления, а также лица, которое его совершило. Поэтому так важно тщательное проведение осмотра места совершения преступления, осмотра трупа, обнаружение и процессуальное закрепление найденных вещественных доказательств, точное отражение всех установленных обстоятельств в протоколе осмотра, описание всех изъятых на месте происшествия предметов. Все указанное выше требует обязательного участия в осмотре места происшествия и трупа специалиста в области судебной медицины и специалиста-криминалиста.

Определить время совершения преступления возможно при установлении момента наступления смерти потерпевшего. В типовой следственной ситуации, когда личность преступника, скрывшегося с места преступления, неизвестна, так как преступление совершено в условиях неочевидности, время совершения преступления устанавливается путем производства следующих следственных действий: осмотра места происшествия, а также проведением судебно-медицинской экспертизы.

Для раскрытия убийства важно установить место совершения преступления.

Необходимо иметь в виду, что место обнаружения трупа далеко не всегда совпадает с местом убийства. Известно немало фактов, когда убийца или его укрыватели, чтобы воспрепятствовать раскрытию преступления, перемещают труп подчас на значительные расстояния. Поэтому правы авторы «Руководства по расследованию убийств», которые писали, что: «версия о том, что убийство

69 совершено не там, где найден труп, при наличии к тому оснований непременно подлежит проверке уже в ходе осмотра места происшествия».

Признаками перемещения трупа служат следы волочения (на грунте, на полу, а также в виде продольных царапин на теле потерпевшего), отсутствие значительных пятен крови на месте обнаружения трупа при повреждениях, неизбежно вызывающих сильное кровотечение (так, следы крови под трупом убитого человека и возле него обычно указывают на то, что преступление совершено на том месте, где обнаружен труп. Однако в том случае, когда кровь под израненным трупом и рядом с ним отсутствует, но обнаружена на расстоянии, например, нескольких десятков метров, это может свидетельствовать о том, что смертельные ранения причинены не там, где находится труп, а на месте обнаружения следов крови); отсутствие на обуви частиц грунта, на котором лежит труп (устанавливается почвоведческой экспертизой)18, несоответствие между позой трупа и расположением трупных пятен (например, труп лежит на животе, а трупные пятна обнаружены на спине),- устанавливается судебно- медицинской экспертизой на основе данных протоколов осмотра места происшествия и осмотра трупа19; несоответствие между одеждой трупа и обстановкой, в которой он обнаружен (например, труп в спальной пижаме найден вдали от населенных пунктов, тем более в зимнее время); следы транспортных средств или наличие приспособлений для переноски трупа. Основанием для версии о совершении убийства в другом месте служит также отсутствие признаков борьбы вблизи трупа при наличии таких признаков на самом трупе.

В этой связи, для установления места совершения преступления необходимо расширить границы осмотра места происшествия, при этом используя служебно-розыскную собаку.

Очевидна необходимость построения и проверки версий о месте

18 См. подробнее об этом: Вермель И.Г. Осмотр трупа на месте происшествия. Учебное пособие. Екатеринбург. 1994. С.4.

19 Подробнее см.: Белкин Р.С., Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М. 1997. С.74.

70

убийства, когда труп обнаружен в железнодорожном товарном вагоне, в автомашине, на повозке, в воде и т.д. При обнаружении трупа в железнодорожном вагоне подлежат установлению номер вагона и характер перевозившегося в нем груза, чтобы по документам выяснить маршрут, график движения и места стоянки вагона. При обнаружении трупа в повозке, автомашине необходимо установить ее следы по возможности на всем протяжении пути, а также выявить на этом пути другие следы или предметы, которые могут относиться к убийству. При обнаружении трупа в реке важно определить направление и скорость течения, следы преступления и преступника на берегу и т.п. На разрешение судебно- медицинской экспертизы следователем должен быть обязательно поставлен вопрос: имеются ли признаки, указывающие на то, что смерть потерпевшего наступила не там, где обнаружен его труп, а в другом месте.

Различие между местом обнаружения трупа и местом совершения убийства позволяет в ряде случаев сделать некоторые выводы о лице, совершившем преступление, и характере преступного события, о возможности случайного или намеренного использования определенного участка местности для совершения или сокрытия убийства.

Например, в лесной сторожке, в которой охотники ночевали в охотничьи сезоны, были обнаружены три трупа мужчин с огнестрельными ранениями. Место совершения убийства находится в 50 км от населенного пункта, через который пролегает единственный путь к сторожке. С других сторон подходы к ней преграждены непросыхающими болотами и строго охраняющейся запретной зоной воинской части. Зная это, можно предположить, что субъект преступления либо проживает в данном населенном пункте, либо должен был пройти через него по дороге в лес, либо является военнослужащим или вольнонаемным работником указанной воинской части.

Место совершения убийства устанавливается при производстве осмотра места происшествия путем указания его места относительно
известных

71 ориентиров определенной территории, его наименования, пределов, характера подходов к нему, расположения предметов на нем, их описания и т.д.

Характерными следами, указывающими, например, на место совершения убийства с особой жестокостью, будут следы борьбы, большое количество обнаруженной крови, нахождение предметов непосредственно связанных с преступлением данной категории.20

Чтобы выявить обстоятельства, охватываемые объективной стороной состава преступления, нужно установить, каким орудием совершено преступление.

В уголовно-правовой теории под орудиями совершения преступления понимают предметы внешнего мира, с помощью которых совершается преступление.

В уголовном судопроизводстве предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления, являются вещественными доказательствами (ст. 81 УПК РФ).

Исходные данные об орудии преступления условно можно разделить на три группы. К первой относятся случаи обнаружения орудия на месте преступления (нож, оставленный в ране, пистолет, брошенный возле трупа и т.д.). Вопрос, этим ли орудием совершено убийство, решается независимо от версии виновности определенного лица.

Вторую, более распространенную группу составляют случаи, когда результаты первоначальных следственных действий позволяют более или менее точно судить о роде или виде орудия, хотя само орудие не найдено. Так, исследуя характер раны, раневой канал и одежду убитого, судебно- медицинский эксперт дает заключение по вопросам, применялось ли огнестрельное или холодное оружие; если огнестрельное, то нарезное или гладкоствольное; если холодное, то режущее, колющее или рубящее; каковы минимальные размеры этого оружия. В отдельных случаях при колотых ранах

См.: Гарифуллин И.Р. Познавательно-поисковая деятельность на первоначальном этапе расследования убийств, совершенных с особой жестокостью. Дисс….канд. юр. наук. Уфа. 1999. С. 146.

72 судебно-медицинская экспертиза изготовляет слепок раневого канала, воспроизводящий форму клинка, после чего назначается медико- криминалистическая экспертиза, заключение которой становится весьма веским доказательством того, что изъятое у заподозренного орудие было применено при совершении расследуемого убийства. Исследование следов металлизации на поверхности раны и на одежде убитого позволяет эксперту определить, из какого металла изготовлено оружие.

Наконец, третью (промежуточную) группу образуют случаи обнаружения при первоначальных следственных действиях не самого орудия, а лишь его частей (например, обломка клинка от ножа, магазина пистолета) или частей заряда огнестрельного оружия (патронов, стреляных гильз, пули, дробинок, пыжей) и иных предметах; остатки заряда.

При наличии признаков смерти потерпевшего от огнестрельного ранения должны быть приняты меры к обнаружению оружия. Найденное оружие фотографируется на месте обнаружения, его местоположения фиксируется. При этом должно быть точно измерено расстояние от оружия до трупа, в частности, до рук; отмечается какой стороной вверх оружие лежит, куда направлен ствол, взведен ли курок, в переднем или заднем положении находится затвор, полностью ли дослан магазин в рукоятку пистолета. Кроме того, осматривается само оружие и участок поверхности на котором оно найдено, выясняется нет ли следов удара (вмятин) на месте падения и частиц грунта или краски от пола на оружии.

Учитывая, что обнаруженные следователем оружие, гильзы, микрочастицы будут направлены на экспертизу, могут быть подвергнуты осмотру и оспариваться стороной защиты, в том числе и в суде, следователь должен точно выполнять предписания закона о собирании, фиксации, хранении вещественных доказательств (ст. 81, 82 УПК РФ).

Прав В.В. Золотых, который пишет, что: «точная процессуальная фиксация
факта приобщения предмета к делу в качестве вещественного

21 См. также Приложения к УПК РФ № 21 и 22.

73

доказательства необходима для предотвращения его утраты или замены».22

Практике известны случаи признания доказательств недопустимыми именно в силу того, что были нарушены установленные УПК правила получения, осмотра, приобщения к делу предмета (в данном случае, оружия) как вещественного доказательства.

Так, при рассмотрении дела Чумакова и других в Московском областном суде была исключена из разбирательства дела пуля, изъятая из трупа, поскольку на баллистическую экспертизу в ходе предварительного следствия она поступила без надлежащей
упаковки и отсутствовал

23

протокол ее осмотра.

Методике и технике обнаружения вещественных доказательств, их осмотра, значительное внимание уделено в криминалистической литературе. 4

Фиксируя следы выстрела на преградах (которые также свидетельствуют о способе и орудии совершения убийства), следователь должен отметить форму и размер отверстия, а также наличие (отсутствие) следов близкого выстрела. В протоколе в отношении каждого из следов выстрела отмечают также высоту его расположения над поверхностью пола или грунта и расстояние до ближайших неподвижных объектов.

Для этих целей следователь может воспользоваться помощью специалиста, участвующего в осмотре места происшествия.

Огнестрельное оружие преступники чаще всего уносят с собой, а ножи или различные бытовые предметы (палки, колья и т. п.), использованные в качестве орудия преступления, нередко выбрасывают вскоре после совершения преступления, чтобы быстрее избавиться от уличающих их вещей.

Поэтому поиски такого орудия следует проводить не только

22 В.В. Золотых. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М. ACT. С. 79.

23 См.: Русский адвокат. 19%. № 1. С. 65.

24 См. например: А.Х. Кежоян. Вещественные доказательства по делам об убийствах. М. Юридическая литература. 1973; Руководство для следователей под ред. П.А. Олсйник, 0,В. Сорока. Т. II. М. Юридическая литература. 1998; B.C. Сорокин. Обнаружение и фиксация следов на месте происшествия. М. 1966; Г.В. Дашков. Криминалистическое значение следов для установления преступления. Автореф.канд. дисс. М. 1967; Е.Ю. Березутский. Исследование места убийства - криминалистическая операция. Некоторые вопросы теории и практики. Иркутск. 2001; Осмотр места происшествия. Практическое пособие под ред. А.И. Дворкина. М. Юристъ. 2001; В. А. Образцов. Основы кримин&чистики. М. 1996 и др.

74 непосредственно возле трупа, но и на возможных путях ухода убийцы. Иногда преступник бросает орудие убийства в уборные, сточные
канавы, канализационные люки, колодцы, водоемы и т. д.

Для поисков оружия в густой траве, в снегу, в канавах, лужах, колодцах применяются металлоискатели и магнитные искатели. Изыскиваются и другие возможности.

Так, по одному из уголовных дел подозреваемый, сознавшись в убийстве, сообщил, что нож бросил в снег, когда уходил с места преступления. Он указал путь, которым тогда шел, но не смог вспомнить, где конкретно бросил нож. По предложению прокурора- криминалиста были вызваны пожарные с автоцистерной. Они смыли водой снег с пути, указанного подозреваемым, и нож был найден.

Если к моменту построения версии о виновности определенного лица оружие уже приобщено к делу, необходимо выяснить, принадлежит ли оно заподозренному и, главное, находилось ли у него во время убийства. Если при изъятии на месте преступления на орудии выявлены пригодные для идентификации следы пальцев и ладоней, производится криминалистическая экспертиза.

Часто оружие, обнаруженное на месте убийства, оказывается незарегистрированным. В таких случаях необходимо выяснить, имел ли оружие подозреваемый (обвиняемый) при допросах лиц, хорошо его знающих. Затем следователь предъявляет им обнаруженное оружие для опознания, разумеется, среди однородных предметов. При обыске у подозреваемого следует искать соответствующие патроны, чехол от оружия.

В тех случаях, когда орудие не найдено, важно выяснить, не было ли у подозреваемого (обвиняемого) соответствующего орудия до или после убийства. Очень важно найти орудие не только для проверки версии, но и для того, чтобы устранить возможность повторного его применения в преступных целях. С этой целью производятся допросы свидетелей и
подозреваемого,

25 Уголовное дело, расследованное Лефортовской межрайонной прокуратурой г. Москвы в 1997 году.

75 очные ставки между подозреваемым и свидетелями, которые видели у него соответствующее орудие.

Опыт показывает, что преступники нередко упорно скрывают орудие преступления даже в тех случаях, когда признают себя виновными в убийстве, или дают ложные показания о том, где находится орудие преступления, поскольку они предполагают возможность в дальнейшем отказаться от своих показаний и понимают, что после выдачи ими орудия преступления такой отказ от признания своей вины будет необоснованным.

Одним из способов преодоления подобной позиции обвиняемого (подозреваемого) является последовательная проверка показаний с участием его самого, а также защитника.

УПК РФ впервые включил в число следственных действий проверку показаний на месте. Согласно ст. 194 УПК РФ, проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, отыскивает и указывает предметы, документы и следы, имеющие значение для дела, демонстрирует определенные действия.

Показания обвиняемого, данные им на допросе, и совершение такого следственного действия как «проверка показаний на месте» тесно связаны между собой. Поэтому только точное выполнение правил допроса подозреваемого, обвиняемого и указанного в ст. 194 УПК РФ следственного действия даст возможность использовать результаты этих следственных действий в качестве доказательств. Иное приведет к признанию недопустимыми доказательствами как показаний обвиняемого (подозреваемого), так и результатов проверки показаний этих лиц на месте (ч. 2

Известно, что в теории уголовного процесса высказывались различные точки зрения на это следственное действие. Проф. М.С. Строгович и проф. A.M. Ларин предупреждали, что данное следственное действие может быть «сфальсифицировано», а обвиняемый вынужден участвовать в этом следственном действии, которое используется в дальнейшем, главным образом, для подтверждения «признательных показаний обвиняемого». Сейчас проверка показаний на месте в УПК РФ предусмотрена, но высказанное опасение должно побуждать следователя к особо точному соблюдению правил допроса обвиняемого, проверки показаний на месте, чтобы эти доказательства не были впоследствии исключены как недопустимые.

76 ст. 75, ч. 3 ст. 75 УПК РФ).27

Установление следователем виновности лица в совершении убийства, формы его вины и мотивов предполагает доказывание субъективной стороны рассматриваемого преступления. Но прежде, необходимо установить само лицо, которое совершило преступление.

Установление личности неизвестного преступника возможно следующими способами: по внешним признакам (система словесного портрета); по орудию преступления, следам и предметам, оставленным на месте происшествия; по пропавшему имуществу потерпевшего; по следам, оставшимся на теле и одежде преступника; по способу
совершения

28

преступления; по кругу лиц, среди которых может находиться преступник.

Для установления, розыска и задержания неизвестного преступника по внешним признакам необходимо еще до, либо в процессе производства осмотра места происшествия выявить очевидцев. Это можно сделать путем опроса присутствующих на месте происшествия людей, либо путем выявления лиц, которые, судя по месту их нахождения, могли видеть или слышать то, что происходило в момент совершения преступления, либо посредством поквартирного обхода. Впоследствии, уже при допросе свидетелей необходимо установить характер взаимоотношений преступника с потерпевшим (предшествовал ли убийству диалог преступника с потерпевшим), было ли сопротивление со стороны погибшего, получил ли преступник какие-либо ранения, количество преступников, внешние признаки преступника, описанные по правилам словесного портрета, выкрикивались ли преступником или потерпевшим какие-либо фразы при совершении преступления, какие орудия и средства применялись, направление ухода преступника с места происшествия и т.д.

27 П. А. Лупинская. Доказательства и доказывание по УПК РФ. // Российская Юстиция. 2002. № 7.

28 Подробнее об этом см.: Ищснко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск. 1987.; Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М. Российское право. 1992. С. 104.

29 См. подробнее Божков Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Саратов, 1996. С. 111.

77

Необходимо также установить обстоятельства, связанные с обнаружением трупа и изменениями в обстановке совершения преступления, личности потерпевшего. Помимо описания внешности преступника эффективным может оказаться создание портрета преступника, а также его фоторобота.

Имеющиеся данные о внешности преступника в качестве информационно- розыскных ориентировок рассылаются в соседние районные и городские отделы милиции. В вероятные места появления преступника направляются оперативные наряды милиции, осуществляются заградительные мероприятия, препятствующие выезду в другие города, активно задействуются участковые уполномоченные, ведущие розыскную работу в своих районах.

Результативным может оказаться и предоставление свидетелям-очевидцам для опознания фотографий преступников из оперативно-справочного учета с соблюдением всех процессуальных норм после предварительного допроса, а также анализ уголовных дел, приостановленных в связи с неустановлением лица, совершившего преступление, и дел оперативного учета.

Кульминацией указанных мероприятий будет производство опознания преступника свидетелями-очевидцами.

Установление личности преступника по следам и предметам, оставленным на месте происшествия, возможно лишь при тщательном производстве осмотра места происшествия. Осмотр места происшествия производится с целью изучить обстановку преступления, обнаружить, зафиксировать и сохранить вещественные доказательства, а в некоторых случаях обнаружить и самого преступника. На основе анализа обстановки

30 См.: Кузнецов П.С. Применение субъективных портретов в расследовании преступлений. Дисс.канд. юрид. наук. Свердловск. 1983; Шмидт А.А., Разбойкин Г.П. Криминалистическое значение субъективных портретов// Проблемы развития криминалистики в условиях научно-технического прогресса. Свердловск. 1982.; Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов. 1987.

31 Подробнее о них см.: Робозеров В.Ф. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Л. 1990. С. 102.

78

места происшествия можно с большой долей вероятности судить о поле, возрасте, профессии, потребностях и привычках, чертах характера, волевых качествах, психологическом и эмоциональном состоянии преступника.32 Обнаруженные при осмотре места происшествия следы рук, ног, крови, спермы, слюны, зубов, следы транспортного средства, взлома, волос, микрочастиц необходимо зафиксировать и соответствующим образом упаковать. Впоследствии данные следы будут объектами соответствующих экспертных исследований (биологических, генетических, дактилоскопических, трасологических и т.д.).

Когда на месте происшествия удается обнаружить следы рук, пригодные для идентификации, результативным может оказаться сопоставление отпечатка пальца разыскиваемого лица с данными информационно- справочных систем (дактилоучетов).

При обнаружении на месте преступления следов ног по ним можно определить рост, пол, комплекцию, профессиональные навыки, физические недостатки преступника, особенности его походки, осанку преступника, профессию и т.д.

При производстве осмотра трупа необходимо изъять подногтевое содержимое, при осмотре одежды потерпевшего - микрочастицы, попавшие на него возможно с одежды преступника. Также необходимо при помощи специалиста в области судебной медицины исследовать содержимое раны для установления каких-либо характерных посторонних веществ, занесенных туда орудием преступления. Для поиска орудия преступления и предметов, оставленных преступником, целесообразно использовать служебно-розыскную собаку. Желательно ее также использовать в случаях, когда вероятный преступник находится среди ограниченного круга людей, либо когда следы оставленные преступником относительно «свежие». Служебно-розыскную собаку можно также применить в форме
одорологической выборки по

32 См.: Глазырин Ф.В. Психология следственных действий: учебное пособие для вузов МВД СССР. 1983. С.18- 21.

79 запаховым следам с предмета или вещества, оставленного преступником на месте убийства.

Обнаружение на месте происшествия предполагаемого орудия преступления позволяет получить следующие данные о личности преступника или его свойствах:

а) орудие может содержать признаки, указывающие на возможного его владельца или лицо, в распоряжении которого оно находилось (надписи, инициалы, заводской номер, отпечатки пальцев и т.д.);

б) может свидетельствовать о принадлежности убийцы к .определенной профессиональной (этнической, социальной, иной) группе населения;

в) установление источника происхождения предмета, использованного в качестве орудия убийства, позволяет определить круг лиц, среди которых необходимо вести поиск преступника;

г) применение орудия позволяет судить о психических и физических свойствах убийцы, о его силе, выносливости, умении пользоваться данным предметом, о подготовленности совершения убийства именно данным орудием;

д) о количестве убийц и их организованности.

Вышеуказанные данные позволят следователю направить усилия при производстве обысков и других следственных действий на поиск орудий и средств совершения убийства. Ограничение круга лиц, среди которых может находиться преступник, по орудию преступления производится путем выяснения: где, какими лицами и с какой целью используются предметы, подобные орудию преступлению; где и каким образом изготовлены орудие, те или иные его конструктивные элементы; где оно приобретено; в каком месте хранилось. Использование при совершении убийства малораспространенного оружия представляет возможность установления личности преступника путем установления канала получения оружия. Сопоставление гильз и пуль, обнаруженных на месте происшествия, с аналогами, находящимися в банке данных

Подробнее об этом см.: Д Корецкий, В. Золотых. Преступления с использованием нетрадиционных видов оружия. // Российская Юстиция. 2002. № 4. С. 59-61.

80

пулегильзотеки, позволит определить происхождение оружия, его «биографию», а в результате возможно установление преступников и получение важных доказательств их виновности.34

Характерным примером сказанному может служить дело об убийстве известного предпринимателя Отара Квантришвили. Карабин, из которого он был убит, был оставлен преступниками на чердаке жилого дома. Исследование этого карабина показало, что он был изготовлен в Германии, откуда через Финляндию попал в Прибалтику в военизированную организацию «Каунсейлите», а затем уже к непосредственному исполнителю убийства.

Более того, обязательно сопоставление обнаруженного оружия с учетами утраченного, похищенного и выявленного огнестрельного нарезного оружия. В случае обнаружения факта применения данного оружия ранее, проводится работа по «увязыванию» этих событий и определению круга лиц, причастных к этим эпизодам.

В случае использования преступником при совершении убийства транспортного средства, прилагаются усилия для его установления по оставленным следам и показаниям очевидцев при их наличии, а также при помощи информационно-справочной картотеки ГИБДД и АИПС «Автопоиск».

При использовании преступником угнанной автомашины и при последующем ее нахождении необходимо подвергнуть ее криминалистическому исследованию в целях определения района жительства, работы, иного возможного пребывания преступника, соотношения места угона транспорта, места убийства, места и причины оставления машины.

При обнаружении пригодных для идентификации следов автотранспорта, проводится трасологическая экспертиза с целью определения типа и вида автомашины.

Тихонов Е.Н. Проблемы теории и практики установления групповой принадлежности в криминалистической экспертизе оружия и боеприпасов. Дисс.канд. юрид. наук. М. 1982.

81

При обнаружении веревочных узлов, путем трасологической экспертизы можно установить профессиональные навыки человека, завязавшего узел, или исключить то или иное лицо из подозреваемых.

При обнаружении на месте преступления огнестрельного оружия следователем назначается и проводится баллистическая экспертиза, которая позволит определить калибр, вид и модель оружия. При обнаружении холодного оружия производится криминалистическая экспертиза.

Когда на месте происшествия удается обнаружить какие-либо предметы, принадлежащие преступнику, они тщательным образом исследуются, и в случае обнаружения конкретных деталей: инициалов на одежде, каких- либо пометок, записей и т.д., указывающих на принадлежность конкретному человеку, проводится работа по установлению данного лица.

В целях установления лица по похищенному имуществу необходимо допросить близких погибшего о роде, виде и особенностях пропавшей с убитого вещи, по возможности изъять техническую документацию, фотоснимки вещи для постановки в розыск на соответствующий картотечный учет. По данным предметам необходимо провести оперативно-розыскную работу в местах сбыта похищенного имущества и с лицами, занимающимися данной деятельностью, проверить комиссионные магазины, рынки и другие места и предприятия, в которые может поступить похищенное. Нельзя исключать версию о том, что с убитого вещи могли снять лица без определенного места жительства и занятий, лица, злоупотребляющие алкоголем. Поэтому необходимо провести соответствующую проверку и среди этой категории.

При обнаружении на месте происшествия следов крови, не совпадающих по типу и группе с кровью потерпевшего, обнаружение ее в значительном количестве на месте происшествия или в его окрестностях, не соответствующей характеру полученных повреждений убитого, обнаружение крови в таких местах и на таких объектах, куда она не могла попасть от потерпевшего, присутствие следов борьбы, дает вывод для
предположения о ранении

82

преступника.3 В этой связи, целесообразна немедленная проверка на причастность к совершенному преступлению лиц, обращавшихся за медицинской помощью с характерными телесными повреждениями.

Ориентирование сотрудников милиции о нахождении следов крови на преступнике производится в случаях, когда установлено, что: а) убитому причинено несколько ранений и ряд ударов нанесен в части тела, уже имевшие кровоточащие раны (об этом свидетельствуют брызги крови); б) при нанесении ранений преступник находился на близком расстоянии от убитого; в) преступник хватал, валил, тащил убитого, лежал на нем после нанесения кровоточащих ран; г) на каких-либо объектах обнаружены окровавленные следы частей тела или одежды, обуви преступника.

На следы борьбы могут также указывать вырванные волосы, частицы кожи, подногтевое содержимое погибшего. При успешности вышеуказанных действий следователем проводятся идентификационные экспертизы.

Плодотворной может оказаться работа по анализу способа совершения преступления, учитывая характерность избираемых лицом действий в той или иной ситуации. Обычно это возможно в случаях, когда в следах преступления отображаются определенные навыки, профессиональные и иные знания, возрастные и другие знания преступника. Определение способа преступления дает основание для предположения о том, кто мог совершить преступление, какими личностными качествами и свойствами он должен обладать.

Кроме этого, с целью выявления убийцы необходимо сопоставить способ расследуемого убийства с картотекой ранее расследуемых дел, имеющихся на учете по способу совершения преступления.

Требование закона об установлении виновности лица в совершении преступления означает выяснение при доказывании его психического отношения к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям. Виновность лица в совершении преступления
существует

35 См. подробнее: А.А. Протасевич, Д.А. Стспанснко, В.И. Шиканов. Кровь как структурный элемент следовой обстановки на месте происшествия. Иркутстк. 1998. С. 187.

36 См. подробнее: Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Учебное пособие. Свердловск. 1973. С. 49.

83 объективно - вне сознания правоприменителей (следователя, прокурора, судьи). Ее доказывание осуществляется посредством оценки собранных и проверенных по уголовному делу доказательств. Установление виновности лица, совершившего преступление, по уголовным делам об убийствах и его изобличение представляют особую трудность. Связано это как с объективными сложностями, возникающими в процессе доказывания по делам такого рода, так и с упущениями предварительного следствия. Чаще всего такие ситуации возникают в следующих случаях:

  • когда по делу имеются доказательства присутствия обвиняемого на месте преступления во время его совершения, его контакта с потерпевшим либо иные доказательства причастности обвиняемого к преступлению - обнаружение у него вещей, похищенных у потерпевшего, орудий преступления и т.п. Но обвиняемый, отрицая свою виновность, объясняет это иными причинами, например, тем, что случайно оказался на месте преступления после его совершения и испачкался в крови, взял вещи, находившиеся при трупе и т.п.;
  • когда в конфликте участвовали несколько человек, один из которых оказался убитым, например, убийство в групповой драке;
  • убийство в ходе массовых беспорядков.
  • Во всех перечисленных ситуациях одной из главных задач следователя является полное установление механизма совершения и сокрытия преступления. Необходимо точно выяснить характер действий обвиняемых, потерпевших, других лиц на месте происшествия, а именно: когда и как они попали на место происшествия; как и в какой последовательности наносились удары, какими орудиями; каково было в этот момент взаиморасположение потерпевшего и преступника; каковы были движения их рук и ног, повороты головы; как и куда перемещалось тело потерпевшего после причинения ему повреждений.

Названные обстоятельства могут быть установлены в ходе допросов обвиняемых, свидетелей из числа очевидцев преступления или располагающих иной информацией по делу, путем изучения следов, обнаруженных в ходе

84 предварительного следствия, на месте происшествия, теле и
одежде обвиняемого и потерпевшего, других лиц, участвовавших в конфликте.

Практика показывает, что именно таким образом возможно проверить достоверность показаний обвиняемого и изобличить его во лжи.37

Так, П. обвинялся в умышленном убийстве из хулиганских побуждений. В подъезде собственного дома он вступил в случайный конфликт с незнакомым нетрезвым мужчиной и затеял с ним драку. Владея приемами каратэ, П. без труда сломил сопротивление потерпевшего, после чего втащил его в полубесчувственном состоянии в подвал и там добил многочисленными ударами кулаков, ног и обломков кирпича. Начало драки видела свидетельница - девочка, проживающая в подъезде. На предварительном следствии П. сначала признал себя виновным, но затем изменил показания и пояснил, что действительно затеял драку с потерпевшим, втолкнул его в подвал, но после этого сразу ушел. Кто нанес потерпевшему смертельные удары, он не знает. В суде П. давал аналогичные показания.

В судебное заседание в качестве свидетеля по собственной инициативе явилась двоюродная сестра П., которая показала, что видела происшедшее, и все было именно так, как пояснил в суде обвиняемый.

Государственный обвинитель принял активное участие в исследовании доказательств, в частности, акцентировал внимание на следующем: а) при осмотре места происшествия, рядом с трупом, был обнаружен свежий окурок папиросы, на котором экспертизой были выявлены следи зубов П.; б) на одежде П. были следы крови потерпевшего (обильное кровотечение по обстоятельствам дела могло начаться только при избиении в подвале); в) характер телесных повреждений, причиненных, судя по брызгам крови на стенах, в помещении подвала, свидетельствовал о профессиональном
нанесении

Подробнее о методике изобличения лжи: А.Б. Соловьев. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. М. Юрлитинформ. 2001. С. 32-70.

85 многих ударов в жизненно важные органы; г) при обыске дома у П. был обнаружен ключ от квартиры потерпевшего (он находился у жертвы во внутреннем кармане и не мог выпасть случайно); д) первоначальные показания П. на предварительном следствии
полностью

соответствовали обстоятельствам и обстановке
совершенного преступления и свидетельствовали о его виновной осведомленности.

На основании указанных и ряда иных доказательств суд признал П.

г “ 38

виновным в убийстве.

В вышеуказанных случаях следы вместе с орудиями преступления могут быть исследованы комплексной (судебно-медицинской и криминалистической) экспертизой. Перед экспертизой ставятся следующие вопросы, относящиеся к механизму образования следов: в каком положении находились в момент причинения повреждений лицо, наносившее удары, и потерпевший; соответствуют ли показания обвиняемого (потерпевшей, свидетеля) следам, обнаруженным на теле и одежде потерпевшего, на месте происшествия, на представленных эксперту предметах.

Если по делу привлечено несколько обвиняемых, иногда достаточно сложно определить, какие виновные действия совершил каждый из них. Такие ситуации возникают, например, по делам об убийствах, совершенных в групповых драках. Для установления истины здесь также крайне важно максимально точно выяснить обстоятельства совершения преступления. Помимо вышесказанного, в ходе исследования доказательств целесообразно разбить все событие на отдельные эпизоды, выделяя участников этих эпизодов, в особенности имевших предполагаемые орудия преступления. В ходе допросов подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей допустимо использовать схематический план места происшествия с предоставлением допрашиваемому возможности «расставить» лиц, о которых он дает показания.

Также следователю целесообразно осуществлять осмотры места происшествия с участием обвиняемых, потерпевших, свидетелей, проверки

38 Архив Московского областного суда, дело № 2-301-78/94.

86

показаний на месте, следственные эксперименты, которые помогут детально воспроизвести и уточнить показания указанных лиц в сопоставлении с обстановкой места совершения преступления.

Сложности в доказывании виновности обвиняемого возникают также при проверке в ходе предварительного следствия его алиби.

Доказательства, подтверждающие нахождение обвиняемого во время совершения преступления в другом месте, должны быть тщательно проверены и ни в коем случае не могут быть игнорированы следователем. Для проверки алиби последним прежде всего осуществляется допрос обвиняемого с большим количеством уточняющих и контрольных вопросов. Важно выяснение всех деталей в показаниях для последующей проверки, например:

когда, зачем допрашиваемый находился в названном им месте;

каким путем, на каком транспорте прибыл туда;

был ли он один или с кем-либо;

кого встретил по дороге;

в течение какого времени находился в указанном месте, кто был там кроме него, что он там делал;

что делали другие лица;

какова была последовательность действий и разговоров;

кто, во что был одет;

кто, когда и с кем ушел;

когда он ушел сам;

кого видел на обратном пути, когда пришел домой;

кто, кроме упомянутых им лиц, может еще подтвердить его показания.

Проверка показаний обвиняемого обычно заключается в допросах свидетелей или истребовании документов (о командировках, иных поездках), журналов учета рабочего времени и т. п. Особенно тщательно анализируются те доказательства, на которые ссылается обвиняемый, так как они могут быть сфальсифицированы. При допросе свидетелей им также задаются уточняющие

87 и контрольные39 вопросы. Выясняется, в каких отношениях
находится свидетель с обвиняемым и потерпевшим, как сам свидетель оказался на том месте, о котором говорит. В дальнейшем целесообразно проверить, не был ли свидетель в это время в другом месте, в частности в отъезде, в больнице и т. д.

Так, по одному из дел об убийстве, обвиняемый представил следователю свидетеля С, который показал, что вечером того дня, когда произошло преступление, он был с обвиняемым в ресторане. В ходе детализированного допроса свидетель сказал, что работал в тот день в первую смену. После проверки журнала учета рабочего времени и допроса мастера с предприятия, где работал свидетель, выяснилось, что в указанный день он выходил на работу во вторую смену, и, следовательно, никак не мог посетить вечером ресторан вместе с обвиняемым. Изобличение лжесвидетеля позволило опровергнуть алиби.40

Показания свидетелей могут быть неверными вследствие их добросовестного заблуждения, когда они просто не запомнили день и время интересующего следствие события или последние переместились в их сознании во времени.

Например, по делу об убийстве Л. своей знакомой, обвиняемый, отрицая свою виновность, утверждал, что в указанный день он был на рыбалке вместе с приятелем С. Последний подтвердил эти показания. Но в ходе дополнительного допроса С, благодаря ряду вопросов, умело поставленных следователем, выяснилось, что С. точно не помнит, когда он был на рыбалке вместе с обвиняемым. Однако сам обвиняемый не- однократно внушал ему, что это было в день насильственной смерти их общей знакомой. В результате был установлен фальсифицированный ха- рактер алиби.41

Убийство относится к числу тех преступлений, которые могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом.

39 Контрольными именуются вопросы, задаваемые каждому из допрашиваемых об одних и тех же обстоятельствах.

40 Уголовное дело, расследованное Лефортовской межрайонной прокуратурой г. Москвы в 1997 году.

41 Уголовное дело, расследованное Лефортовской межрайонной прокуратурой г. Москвы в 1996 году.

88

При расследовании убийства необходимо не только установить обстоятельства, которые дают основание для вывода, что преступление совершено умышленно, но и установить обстоятельства для вывода о форме умысла. Лишь установление прямого или косвенного умысла позволяет говорить о том, что преступление в действительности имело место, так как вне конкретной формы вины деяние не может быть признано преступлением.

Разграничение прямого и косвенного умысла имеет значение для индивидуализации ответственности, а в некоторых случаях и для отграничения убийства от других преступлений. Это относится, например, к квалификации покушения на убийство. Наличие косвенного умысла исключает такую квалификацию.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27.01.99 г. разъяснил, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом. Данное разъяснение имеет принципиальное значение для круга обстоятельств, которые должны быть выяснены не только для квалификации покушения на убийство, но и для установления содержания прямого или косвенного умысла в конкретном случае.

Судить о наличии и содержании умысла на убийство у преступника можно по ряду признаков, и, в первую очередь, по объективным: по характеру и происхождению орудия преступления, степени тяжести и локализации нанесенных повреждений.

Так, наличие у трупа следов истязаний, пыток или множественных смертельных ранений в жизненно важные органы с достаточной степенью вероятности свидетельствует об умышленном причинении смерти.

Существенно различие между убийствами, совершенными с заранее обдуманным умыслом (предумышленными) и совершенными по внезапно возникшему умыслу. Для заранее обдуманного умысла характерно наличие устойчивой заинтересованности преступника в смерти потерпевшего ввиду личной неприязни, например, на почве ревности, мести,
корыстных

89

побуждений либо недовольства его служебной иди общественной деятель- ностью.

Доказательствами заранее обдуманного умысла на убийство могут служить данные о враждебном отношении подозреваемого (обвиняемого) к потерпевшему, заинтересованности подозреваемого (обвиняемого) в смерти потерпевшего, планах, связываемых им с этой смертью, о собирании подозреваемым (обвиняемым) сведений относительно намеченной жертвы, его имущества, личной жизни, распорядка дня, расположения жилища, служебной или общественной деятельности и т.д. Об этом свидетельствуют также факты угроз подозреваемого (обвиняемого) в адрес потерпевшего и, тем более, предшествовавшие убийству покушения на его жизнь.

Данные, положительно характеризующие отношение подозреваемого (обвиняемого) к потерпевшему в период, непосредственно предшествующий убийству, могут представлять собой оправдывающие доказательства и опровергать версию о заранее обдуманном умысле на убийство потерпевшего.

Нередко заранее обдуманный умысел может проявляется в особом коварстве виновного или в изощренности способов достижения преступной цели, которые могут выражаться в применении хитроумных ловушек для доверчивой жертвы, в использовании для достижения преступной цели других лиц, не осознающих своей роли в совершаемом преступлении, в применении взрывных устройств, замаскированных под безобидные предметы и срабатывающих при физическом контакте с ними, в использовании поддельных документов или формы работников милиции при совершении преступления и т.п.

Поэтому прав А.И. Рарог, который пишет, что: «при таких обстоятельствах заранее обдуманный умысел повышает общественную опасность деяния и личности виновного, поэтому он опаснее внезапно возникшего умысла».42

См. Российское уголовное право. Том 1. Общая часть. Учебник для ВУЗов под ред. А.И. Рарога. М.Профобразование. 2002. С. 176.

90

Сведения об указанных обстоятельствах могут быть получены следователем при осмотре места происшествия и трупа, при допросах свидетелей из числа лиц, знающих подозреваемого (обвиняемого) и потерпевшего, путем допроса самого подозреваемого (обвиняемого), путем проведения судебно- медицинской экспертизы трупа и других видов экспертиз. При исследовании вопроса о происхождении орудия, которым было совершено убийство, применимы соответствующие рекомендации, изложенные ранее.

Косвенными доказательствами предварительной осведомленности преступника об обстановке на месте, избранном им для совершения убийства, служат результаты осмотра места происшествия и показания свидетелей, из которых можно заключить, что убийца действовал продуманно, выбрал подходящий момент, искал определенные вещи в определенном месте и т.д.

В исследовании субъективной стороны преступления важное значение имеет вопрос, знал ли подозреваемый (обвиняемый) потерпевшего, имелись ли между ними какие-либо отношения, контакты, связи до совершения убийства.

Когда на этот вопрос не дают ответа сведения, полученные при допросах подозреваемого (обвиняемого), а также лиц, близко знающих его и потерпевшего, используют документальные источники. Изучая и сопоставляя сведения о прошлой трудовой деятельности подозреваемого (обвиняемого) и потерпевшего, имеющиеся в трудовых книжках, листках по учету кадров или в автобиографиях, а также сведения о службе в армии, об отбывании наказания, пребывании в домах отдыха, санаториях и т.д., можно установить, что их жизненные пути пересекались.

Особую сложность по делам рассматриваемой категории представляет установление мотивов убийства.

Мотивы преступления - это обусловленные определенными потребностями и
интересами внутренние побуждения, которые вызывают у

91 лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.43

Пленум Верховного Суда РФ в постановлениях «О судебном приговоре»44, а также «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)45, подчеркивал необходимость установления мотивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами совершения преступления.

Мотив преступления является не только обстоятельством, подлежащим доказыванию по каждому уголовному делу (ст. 73 УПК РФ), но и структурообразующим элементом криминалистической характеристики преступления.

Именно установление мотива позволяет оптимизировать процесс раскрытия убийства, выбрать верное направление его расследования, эффективнее вести поиск виновных и формирование необходимых для их изобличения доказательств. Особенно это важно на первоначальном этапе расследования.

Интересы быстрого раскрытия преступлений требуют немедленного выдвижения версий о мотивах убийства уже на стадии возбуждения дела и на первоначальном этапе его расследования, учитывая наличие системных связей мотива с личностью преступника и другими элементами криминалистической характеристики убийств.

Мотив, как одно из обстоятельств убийства, обладает своими характерными признаками (следами). При этом каждая разновидность мотива характеризуется определенной группой признаков. Эти признаки и служат основаниями для выдвижения версий о конкретных мотивах убийства.

Традиционно версии о мотивах убийства выдвигаются после обнаружения трупа, когда факт насильственной смерти потерпевшего достоверно

43 См. Российское уголовное право. Том 1. Общая часть. Учебник для ВУЗов под ред. А.И. Рарога. М.Профобразованис. 2002. С. 196.

44 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.96 № 1. // Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. М. Проспект. С. 396.

45 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 № 1. // Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. М. Проспект. С. 158.

92 установлен. Однако, как уже отмечалось, в целях сокрытия совершенного преступления отдельные лица и криминальные формирования все чаще маскируют совершаемые ими убийства под безвестное исчезновение граждан и несчастный случай. В этих ситуациях версии о мотивах необходимо выдвигать и проверять одновременно с выдвижением общей версией об убийстве.

В процессуальной и криминалистической литературе дается общая методика установления мотивов преступления. К фактическим данным (признакам, показателям), на основе которых устанавливаются мотивы преступления, относят: а) объективные признаки самого преступления: (поведение обвиняемого, орудия, средства, способы, объект и характеристика его действий, поведение потерпевшего в момент совершения преступления и т.д.); б) объективные признаки обстановки совершения преступления, а также обстановки, предшествующей ему и следующей за ним (место, время и конкретные ситуации совершения преступления, его повод, причины и условия, способствующие его совершению, наличие подготовительных действий, характер взаимоотношений между обвиняемым и потерпевшим и их поведение до и после совершения преступления и т.д.); в) признаки, характеризующие личность обвиняемого; г) устные и письменные высказывания обвиняемого о мотивах совершенного преступления.46

Значительную трудность представляет установление по делам об убийстве корыстного мотива.

Факт пропажи (отсутствия) имущества, до убийства находящегося при потерпевшем, в его владении или под охраной, а также факт исчезновения самого потерпевшего с этим имуществом - достаточное основание для выдвижения версий о корыстном убийстве при разбое или бандитизме. Предметное содержание имущества может быть самым различным. При разбойном нападении на граждан вне помещения, сопряженном с убийством, в качестве такового выступают обычно деньги, украшения, предметы одежды, а в

См.: Котов Д. П. Мотивы преступлений и их доказывание. Воронеж, 1975. С. 126.; Волков Б.С. Мотивы и квалификация преступления. Казань, 1968. С.52-71.

93 жилище - кроме того, бытовая техника, продукты питания, при убийствах водителей на автодорогах - деньги, автомобиль, перевозимый груз и т.п.

Отсутствие (пропажа) имущества, находящегося при потерпевшем, в криминалистическом отношении - сложный факт, системное образование, включающее в себя совокупность конкретных признаков. Фактические данные (показатели) об отсутствии имущества выражаются в комплексе материальных и идеальных следов. Они не отделимы от своих источников.

Источниками сведений о пропаже имущества на начальном этапе расследования являются показания родственников, знакомых, сослуживцев потерпевшего, протоколы осмотра места происшествия и трупа, документы (товарные накладные, акты инвентаризации, ревизии и т.п.). Характерные материальные следы (признаки) похищения имущества при убийствах, свя- занных с разбойным нападением, те же, что и при кражах, грабежах, разбойных нападениях, не повлекших смерть потерпевшего. Они подробно описаны в методической литературе и в учебниках по криминалистике.47

Укажем только те из них, которые могут быть обнаружены при осмотре трупа. Такими следами являются: 1) обнаружение трупа без одежды, в нижнем белье или в одежде, не соответствующей сезону и состоянию погоды (например, в рубашке, без головного убора в зимнее время); без предметов одежды, нарушающих целостность костюма; без обуви; без предметов, наличие которых диктовалось социальными нормами, общественным положением, родом деятельности потерпевшего, внешним убранством его костюма (дипломаты, папки, инкассаторские сумки, пиджаки и т.д.). 2) вывернутые, разорванные, пустые карманы одежды трупа; 3) отсутствие у жертвы женского пола на руках, на шее украшений, часов, других атрибутивных предметов туалета (дамских сумок, кошельков и т.п.).

Таким образом, признаки корыстного мотива при убийствах, сопряженных с разбойным нападением на собственность или бандитизмом, с высокой степенью вероятности могут быть установлены уже в самом начале

47 См., например: Ищснко Е.П. и др. Криминалистика. М. 1994.

94 расследования - на стадии возбуждения уголовного дела и производства первоначальных неотложных следственных действий, а также оперативно- розыскных мероприятий. На основании этих признаков должна быть незамедлительно сформулирована версия об убийстве из корыстных побуждений при разбое или бандитизме. Для повышения надежности выдвинутого предположения, конкретизации версии необходимо провести дополнительную аналитическую работу, а именно: сопоставить установленные следы похищения имущества (одно из последствий убийства) с другими объективными признаками преступления и обстановки его совершения (время и место обнаружения трупа, характер телесных повреждений, орудия и способ совершения, конкретный предмет преступного посягательства и т.д.).

Анализ всей совокупности следов (признаков) позволяет конкретизировать знания о мотивах совершенного убийства. Однако, работа по формированию информационной базы (оснований) для выдвижения версий о конкретных мотивах убийства этим не завершается. Без сопоставления совокупности собранных по делу сведений (фактической базы) с типовыми криминалистическими характеристиками отдельных разновидностей ко- рыстных и иных убийств (теоретической базой) и устранением инфор- мационных пробелов в полученном синтетическом знании выдвинутые версии о мотивах преступления редко могут оказаться надежными и привести к положительным результатам при их проверке. Пробелы в знании о мотивах убийства устраняются путем обращения к дополнительным источникам информации: криминалистическим, оперативным и справочным учетам, материалам других уголовных и оперативно-розыскных дел и т. д.

Выдвижение версий о мотивах убийства, как и других преступлений, нельзя рассматривать как одномоментный акт. Формирование информационной базы для построения версий - сложный процесс и ответственный этап, лежащий в основе планирования расследования. На практике указанное положение часто игнорируется, что приводит к распылению сил и средств, излишней потере времени. В результате преступление длительное время остается нераскрытым, а

95 преступники, оставаясь на свободе, продолжают совершать тяжкие, серийные и корыстные убийства.

Остановимся, к примеру, на расследовании убийств, совершенных летом 1994 года в Новохоперском районе Воронежской области вооруженной бандой Киселева и Козлобаева. В течение августа-октября 1994 года указанная постоянно действующая преступная группа совершила серию разбойных нападений, в результате которых были убиты восемь человек - водители и их пассажиры. Вместе с автомашинами преступники похищали все ценное имущество своих жертв: деньги, одежду, обувь, другие вещи. Первым пострадал электромонтер Рудаков, ехавший на своей автомашине из г. Волгограда в г. Лиски. Второму водителю - Григорьеву, удалось скрыться с места нападения. Третьей жертвой стал капитан российской армии Черных, следующими были убиты журналисты из Самарского представительства газеты «Комсомольская правда» супруги Журавлевы. Все эти потерпевшие были жителями других районов и областей. Жертвами последнего разбойного нападения со смертельным исходом стали пять местных жителей, следовавших по трассе на двух машинах. Одному из них удалось уцелеть и заявить о случившемся в милицию. В состав оперативно-следственной группы, созданной для расследования этих преступлений, входили опытные специалисты областной прокуратуры, УВД, регионального управления по борьбе с организованной преступностью.

В материалах каждого из возбужденных по этим фактам уголовных дел, а затем уже и объединенного дела имелись фактические данные, явно указывающие на следы (признаки) корыстного убийства при разбое: пропажа принадлежащих жертвам автомашин и другого имущества. Тем не менее, версия о корыстном мотиве указанных убийств следственно- оперативной группой первоначально не выдвигалась и не проверялась. Этому в определенной мере способствовало и то, что дела о них не были своевременно соединены в одном производстве, хотя для этого имелись достаточные основания: все они совершались в ночное время, на пустынной дороге, с использованием спецсредства «еж», предназначенного для прокалывания колес автомобилей, по ряду из них имелась информация о стоявших в кустах красных «Жигули» пятой модели с несколькими мужчинами в салоне. Своевременная группировка дел позволила бы аккумулировать имеющуюся информацию и выдвинуть обоснованную версию о серийном характере этих преступлений.

Так, о мотивах убийства супругов Журавлевых выдвигалась версия: «месть в связи с журналистской деятельностью потерпевших». Одной из первых рабочих версий о
мотивах убийства четверых местных жителей было предположение, что это

96 «разборки местных авторитетов». Основанием для такого предположения послужило то, что из пятерых потерпевших, четверо были ранее судимы за тяжкие преступления и по оперативным данным входили в состав группы местных вымогателей. Как и версия о мотивах убийства Журавлевых, версия о «разборках» основывалась на данных, характеризующих личность потерпевших. Другая рабочая версия отрабатывалась под условным наименованием «охотники». Накануне трагедий начался охотничий сезон, а все пострадавшие были убиты выстрелами из охотничьих ружей. Очевидно, что версия «охотники» основывалась на одном из объективных признаков преступления — сведениях об орудии убийства. Пропажа автомашин и другого имущества жертв (у Журавлевой после ее убийства преступники даже сняли туфли с ног) первоначально не привлекло достаточного внимания следователей и оперативных работников. Проверка версий «месть», «разборки» и «охотники» не дали положительных результатов.

На основе обобщенной информации по объединенным затем делам была выдвинута версия о корыстном мотиве всех совершенных убийств. Из нее вытекала версия-следствие: похищенные автомашины спрятаны в мастерских по их ремонту, в гаражах лиц, занимающихся куплей-продажей, ремонтом автомашин. Проверка этой версии привела к установлению и разоблачению всех членов банды.48

Большую сложность представляет установление признаков (следов) корысти при расследовании убийств, не связанных с разбойным нападением или бандитизмом. Содержание корысти при таких убийствах определяется не имуществом, непосредственно находящимся при потерпевшем, под его владением или охраной, а иной материальной выгодой. Поэтому такой признак корысти как «пропажа имущества» в подобных ситуациях отсутствует. Объективные признаки этих преступлений, взятые в отдельности, имеют больше сходства, чем различий с признаками убийств по иным мотивам. Вместе с тем, как свидетельствует анализ практики, объединение и группировка по определенному принципу на первый взгляд разрозненных, ничем не связанных фактических данных (следов), позволяет достаточно отчетливо выявить признаки корысти и при убийствах, не связанных с разбоем или бандитизмом. Для этого необходимо проанализировать признаки, характеризующие объективную
сторону преступления, обстановку его

48 См.: Тройнин В.И. Расследование и предупреждение корыстных убийств. Дисс….канд. юр. наук. Воронеж. 1997. С. 83-86.

97 совершения и личность потерпевшего, каждый в отдельности и в совокупности, ориентируясь на типовую криминалистическую характеристику убийств по мотивам корысти, т.е. на научно- установленные статистические закономерности этих преступлений.

В литературе указаны некоторые общие признаки (показатели) получившей значительную распространенность разновидности корыстных убийств - убийств по найму или так называемых «заказных убийств». В качестве таковых называются следующие обстоятельства:

  • место и время происшествия (убийство на территории расположения промышленных объектов, коммерческого подразделения, конторы, офиса, банка и т.п., в жилом помещении потерпевшего или около него; связано с обычным ритмом жизни предприятия, фирмы или потерпевшего или нет; совершено при подходе к дому или выходе из него, во время нахождения на рабочем месте, при уходе с работы и т.п.);
  • отсутствие непосредственных корыстных намерений в немедленном завладении ценностями или имуществом потерпевшего, характерных для ситуации при нападении с целью ограбления или иных мотивов убийства;
  • орудия преступления (убийство совершено с использованием автоматического оружия, взрывных устройств и других средств, применение которых не оставляет шансов для жертв остаться в живых);

  • способ убийства (дерзкое, открытое, часто вызывающе- демонстративное нападение средь бела дня; расстрел в упор или убийство из засады на расстоянии с использованием снайпера; убийство с помощью минирования транспортных средств);

  • количество, характер и локализация повреждений на трупе (множественные ранения; одиночные выстрелы - в голову, шею, область сердца);
  • профессиональные приемы убийства (навыки и опыт владения пистолетом и автоматом - снайперское попадание в цель с дальнего расстояния, стрельба «на вскидку»; мгновенное поражение
    появившейся на секунду

98 «мишени»; использование для убийства винтовки с оптическим прицелом, карабина или пистолета с глушителем, владение приемами рукопашного боя и спортивных единоборств и т.п.);

  • занимаемое социальное положение потерпевшего (руководитель предприятия, банкир, предприниматель);
  • предшествующие убийству события (установление фактов вымогательства, имевших место накануне убийства в отношении потерпевшего или лиц его ближайшего окружения путем угроз, шантажа и иных способов воздействия; наличие конфликтов внутри коллектива на почве дележа, вражды, соперничества по месту работы потерпевшего и т.п.);
  • убийства с применением «гнезд» - специально подготовленных засад, взрывных радиоуправляемых устройств, оставление оружия на месте преступления (свидетельствуют о возможности «заказчика» прибегать к услугам исполнителей высокого класса).49

Указанные признаки характеризуют прежде всего корыстный мотив исполнителя «заказного» убийства. У организатора («нанимателя») убийства доминирующими мотивами могут быть и иные личные низменные побуждения. Содержание мотива корысти у организатора «заказного» убийства может иметь различную предметную направленность, но она всегда связана с личностью потерпевшего, его социальным и материальным положением и (или) общественной ролью, профессиональной, коммерческой и иной деятельностью. Поэтому признаками (индикаторами) корыстных мотивов у «заказчика» убийства являются определенные свойства личности потерпевшего, следы его предшествующих убийству действий и поступков, общая линия его поведения. Изучение практики расследования указанной категории убийств позволяет отметить среди этих «индикаторов» корысти следующие:

См., например: Тройнин В.И. Расследование и предупреждение корыстных убийств. Дисс….канд. юр. наук. Воронеж. 1997. С. 87-88; Гринькин В.А. Теоретические проблемы и практика расследования убийства лиц, занятых в сфере бизнеса. Дисс….канд. юр. наук. Барнаул. 2000. С. 167-204; Макиенко А.В. Убийство по заказу. // Частный сыск. Охрана. Безопасность. 1995. № 3. С. 60-61 и др.

99

1) пострадавшее лицо являлось распорядителем кредитов, финансовых средств, материальных ресурсов;

2) пострадавший выполнял хозяйственно-распорядительные, ад министративно-управленческие функции, осуществлял деятельность, затрагивающую экономические интересы определенных лиц;

3) пострадавший накануне убийства осуществлял действия по подготовке решений, которые могли повлечь значительны» материальные убытки для отдельных или группы лиц, привести к снижению уровня их прибыли;

4) линия поведения потерпевшего ущемляла финансовые и иные материальные интересы определенного узкого круга лиц.

Первые два из указанных признаков относятся к социальному и должностному положению жертвы «заказного» убийства, последующие - характеризуют его деятельность и поведение. Каждый из них является сложным образованием, имеющим свои собственные признаки.

Так, показатель «ущемления интересов» может внешне выражаться в конфликтах, осложнении или разрыве связей потерпевшего с определенными лицами, появлении у него новых контактов в период времени, незначительно отстоящем от момента убийства.

На практике обнаружение признаков убийства по найму и выдвижение версии о корыстных мотивах действий исполнителя не вызывает особых затруднений. Сложность заключается в установлении истинных побуждений «заказчиков» убийства. Именно с этой сложностью, а точнее, с трудностями определения предметного содержания мотива «нанимателя», преимущественно и связана низкая раскрываемость указанных преступлений.

Так, по известному делу об убийстве тележурналиста Влада Листьева версия о «найме» ни у кого из специалистов не вызывает больших сомнений. Однако истинное предметное содержание мотива «заказчика» до настоящего времени остается неустановленной, а выдвинутые версии продолжают конкурировать по степени вероятности.

100

Определенную сложность представляет установление признаков корысти по делам об убийствах, не связанных с разбоем или с «наймом». Изучение показало, что и в этих ситуациях для определения содержания мотива убийства следует руководствоваться требованием всесторонности и полноты анализа всех объективных признаков деяния, обстановки его совершения и личности потерпевшего. Наибольшие корреляционные связи корыстный мотив имеет по делам данной категории с личностью потерпевшего, поскольку именно со смертью потерпевшего преступник связывает возможность беспрепятственного осуществления своих корыстных устремлений. Связь преступника с потерпевшим лежит в этих случаях через определенное материальное благо (выгоду).

Основными признаками (показателями) корыстного мотива этих убийств является наличие у потерпевшего правомочий на владение, пользование, распоряжение достаточно ценным имуществом или на его получение, дополнительным признаком - одиночество потерпевшего, отсутствие у него наследников и других правопреемников.

При наличии указанных признаков обязательно выдвигается версия о корыстном мотиве убийства. Установление предметного содержания корыстного мотива - важная предпосылка быстрого раскрытия рассматриваемых убийств.

Корыстный мотив совершения убийства устанавливается на первоначальном этапе расследования результатами осмотра места происшествия и трупа, допросами свидетелей - родственников, близких, друзей, а также сослуживцев погибшего (его компаньонов, партнеров по бизнесу). Кроме того, могут быть произведены обыски по месту жительства и работы погибшего, выемки служебной документации. При выявлении подозреваемого корыстный мотив совершения убийства может быть установлен путем его допроса, проверки показаний на месте, допросами его знакомых, деловых партнеров и т.д.

101

Наряду с допросами свидетелей из числа близких подозреваемого и потерпевшего, следователь должен осмотреть личные бумаги и документы потерпевшего, среди которых могут оказаться черновики завещаний, дневники и иные записи, касающиеся взаимоотношений с подозреваемым и т.д.

При проверке версии о совершении убийства из ревности, например, одним из супругов другого, подлежат выяснению вопросы, сохранял ли потерпевший супружескую верность, и если нет, то знал ли об этом заподозренный50; давал ли потерпевший своими поступками повод к ревности; проявлялось ли у заподозренного чувство ревности, в том числе и необоснованной, в чем это выражалось.

Аналогичные вопросы возникают и при проверке версии об убийстве из ревности соперника (иногда лишь предполагаемого).

Проверяя данные следственные версии, следует уделить особое внимание допросам родственников потерпевшего, соседей, друзей, изучить образ жизни потерпевшего, т.к. полученная информация поможет выяснить, возможен ли был мотив совершения убийства из ревности или мести. Параллельно с этим необходимо изучать личности его родственников, членов семьи.

Проверка версии об убийстве из мести на почве личных неприязненных отношений включает установление таких обстоятельств, как совершение потерпевшим действия, которое могло вызвать чувство мести у заподозренного; наличие у последнего желания отомстить потерпевшему; причинная связь между этим желанием и совершением убийства. Поступок потерпевшего, который вызвал чувство мести, мог быть совершен задолго до убийства и факт его неизвестен тем, кто в последнее время общался с потерпевшим и с заподозренным. Чтобы установить это, приходится выявлять свидетелей, знающих об их взаимоотношениях в давние времена. В частности,

50 Заподозренный, в отличие от подозреваемого, - понятие не процессуальное, а криминалистическое. Оно обозначает лицо, предполагаемое по одной из версий виновным. Это может быть лицо, не являющееся участником уголовного процесса. При отсутствии оснований для привлечения в качестве обвиняемого и для задержания или применения меры пресечения до предъявления обвинения «заподозренный» может быть допрошен в качестве свидетеля.

102

такая задача возникает при проверке версии об убийстве с целью отомстить за поступок, имевший место несколько лет назад в период одновременного пребывания заподозренного и потерпевшего в колонии. Версии об убийстве с целью избавиться от одного из членов семьи, так же как и версии об убийстве из ревности или мести, требуют выявления свидетелей из числа лиц, хорошо знающих отношения заподозренного и потерпевшего, посвященных в вопросы их личной жизни и пользовавшихся доверием хотя бы одного из них. Наряду с показаниями свидетелей - членов семьи заподозренного или потерпевшего, их родственников, знакомых, соседей, важными источниками оказываются документы: переписка заподозренного и потерпевшего между собой и с третьими лицами, дневники, случайно сохранившиеся записки, а также копии различных жалоб, заявлений и т.д.

Характерная поза и состояние одежды и белья потерпевшей (разрывы, разрезы, пятна крови и спермы и т.д.), признаки борьбы в окружающей обстановке, а на открытой местности - следы колен и локтей насильника в виде углублений на почве или в снегу, говорят о том, что убийство сопряжено с изнасилованием.

Обнаружение трупа на улице или в другом общественном месте при отсутствии признаков ограбления, нетрезвое состояние потерпевшего может дать основание для версии об убийстве из хулиганских побуждений или в драке.

При расследовании дела об убийстве из хулиганских побуждений изу- чением взаимоотношений между заподозренным и потерпевшим может быть установлено, что до убийства они мало соприкасались или вообще не знали друг друга. Большое значение здесь могут иметь данные о личности заподозренного и его поведении, особенно в отрезок времени, непосредственно предшествовавший преступлению.

Проверка версии о совершении убийства в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга, включает выяснение следующих вопросов: действовал ли потерпевший таким образом,

103 что мог вызвать недовольство заподозренного; знал ли заподозренный об этих действиях потерпевшего, не приписывал ли ошибочно заподозренный потерпевшему такие действия, которых фактически не было; в какой степени затрагивали или могли затронуть интересы заподозренного поступки потерпевшего (действительные или приписываемые ему); могло ли это, с учетом психического склада заподозренного, побудить его к убийству.

Для проверки версии об убийстве на почве выполнения потерпевшим своего служебного долга используются документы, отражающие служебную или общественную деятельность потерпевшего (в том числе и изъятые при осмотре места происшествия), и показания его сотрудников по работе. При этом специально выясняется, в какой мере деятельность потерпевшего затрагивала интересы заподозренного, и как последний на это реагировал.

Законодатель не указывает цель преступления среди обстоятельств, подлежащих доказыванию. Для установления цели преступления по делам об убийствах особое значение приобретают обстоятельства, характеризующие действия лица (его подготовительные действия, орудия, использованные при совершении преступления, способы, которым оно было совершено). Так, по делам об убийствах должны учитываться: сила нанесения ударов, их многократность; знание болевых зон на теле человека и нанесение ударов именно по ним, высказывания, сопровождавшие удары, и т. п.

К числу обстоятельств, подлежащих доказыванию, отнесены обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Они касаются: социального статуса обвиняемого (его принадлежности к определенной социальной группе), социально-демографической характеристики (пола, возраста, образования, семейного положения и т. д.); социальных функций личности (выполняемых видов деятельности в системе общественных отношений как гражданина, члена трудового коллектива, семьянина и т. п.); нравственно-психологических характеристик, выражающих ее отношение к социальным ценностям и выполняемым социальным функциям.

104

Личность обвиняемого должна учитываться при определении вида и размера наказания (в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание), разрешении вопросов об условном осуждении, освобождении от наказания в связи с болезнью. Так, согласно судебной практике, имеют существенное значение для назначения справедливого наказания: участие в боевых действиях по защите Родины, наличие государственных наград, почетных званий, ранений, состояние здоровья, наличие судимости, место работы или причины незанятости трудом, преклонный возраст, наличие на иждивении несовершеннолетних и нетрудоспособных, добровольный отказ от доведения преступления до конца, если содеянное содержит состав иного преступления, и другие обстоятельства.51

Существенное значение для характеристики личности обвиняемого по делам об убийствах имеет его поведение после совершения преступления. В обвинительном заключении и приговоре обязательно должны быть учтены данные об обстоятельствах, свидетельствующих об осознании обвиняемым общественной опасности содеянного им и стремлении исправиться. К таким обстоятельствам, во всяком случае, должны быть отнесены: явка с повинной, изобличение участников преступления, активное способствование раскрытию преступления, добровольное возмещение ущерба, причиненного преступлением, и т. д.

При характеристике личности обвиняемого в судебной практике обращается внимание на необходимость выяснения данных о том, не является ли он наркоманом или алкоголиком. Установление указанных обстоятельств имеет существенное значение, в частности, для решения вопросов индивидуализации наказания.52

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. В этих целях необходимо установить не только наличие и характер вреда, но и

51 См.: Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. Спарк. С. 338, 505.

52 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1973 г. № 10 // Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. Спарк. С. 332.

105 причинную связь между преступлением и вредом, его размер,
наличие имущества, которое может быть обращено для компенсации морального и физического вреда, возмещения материального вреда.

Судебная практика последних лет последовательно придерживается позиции денежной компенсации морального вреда потерпевшим по уголовным делам об убийствах.

При рассмотрении и разрешении судом дел о тяжких преступлениях против жизни и здоровья подлежит возмещению материальный ущерб, понесенный в результате причинения смерти или увечья. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный потерпевшим гражданский иск, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав граждан. Так, прокурору следует предъявить иск обвиняемому в связи с причинением ущерба государству, если потерпевший в связи с нанесенными ему повреждениями находился на излечении в стационарном медицинском учреждении, в размере расходов, понесенных государством на содержание и лечение потерпевшего.

УПК РФ в число обстоятельств, подлежащих доказыванию, в частности, и по уголовным делам об убийствах, включил обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния. Действующим УК РФ предусмотрено шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния: необходимая оборона (ст. 37 УК РФ), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ), крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), обоснованный риск (ст. 41 УК РФ), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Социальная природа перечисленных обстоятельств такова, что они не только исключают преступность деяния, но и делают соответствующее деяние правомерным, общественно полезным.

53 См. БВС РФ. 1996. № 4. С. 8; БВС РФ. 1996. № 11. С. 3-4; БВС РФ. 1997. № 2. С. 8-9; № 8. С. 16; № 11. С. 3-4; 1998. № 4. С. 20; 1999. № 3. С. 27 и т.д.

106

При доказывании состояния необходимой обороны следует руководство- ваться требованиями ч. 1 ст. 37 УК РФ.

Право на необходимую оборону согласно закону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Данное право сохраняется за лицом независимо от возможности избежать общественно опасное посягательство, либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти (ч. 2 ст. 37 УК РФ).

Ситуации необходимой обороны часто складываются по делам об убийствах бытового характера либо убийствах, связанных с конфликтами на улицах и в иных общественных местах. На первый план здесь выходит проверка следователем следующих обстоятельств:

  • сколько было нападающих, их возраст, физическое состояние, вооружение, как они вели себя до совершения преступления и во время его;
  • какое орудие было использовано для совершения преступления, было ли оно заранее приготовлено или это подручный предмет;
  • каковы количество нанесенных ударов, их последовательность, сила, локализация ранений, ссадин, синяков как у обвиняемого, так и у потерпевшего, направление движений орудий, причинивших повреждения.

Это необходимо для установления соразмерности действий обвиняемого характеру и опасности предполагаемого или действительно имевшего место нападения на него. Значимы факты, указывающие на обстановку совершения убийства, а именно: время суток, освещенность, людность места и т. п.

Чрезвычайно важно установить субъективное отношение обвиняемого к имевшему место нападению на него, задав ему следующие вопросы: как он оценивал ситуацию, о чем думал; что чувствовал; считал ли нужным обороняться; хотел ли убить потерпевшего или допускал возможность причинения телесных повреждений.

Для установления названных обстоятельств должен быть использован широкий набор средств доказывания, в частности, допросы обвиняемого,

54 См.: ВВС СССР. 1966. № б. С. 23.

107 потерпевшего, свидетелей; исследование и оценка заключений
судебно-медицинских экспертиз. Во многих случаях целесообразно,
назначение обвиняемому судебно-психологической экспертизы, проведение осмотра местности или помещения, следственного эксперимента.

УПК РФ в п. 6 ч. 1 ст. 73 устанавливает необходимость доказывания при производстве по уголовному делу обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание. Данные обстоятельства конкретизируются уголовным законом. Они характеризуют совершенное виновным преступление, его личность и в силу этого способны повлиять на вид и меру назначаемого наказания.

Обстоятельства, смягчающие наказание, установлены ч. 1 ст. 61 УК РФ. Их перечень не является исчерпывающим, и при производстве по уголовному делу об убийстве возможно установление и других обстоятельств, которые при назначении наказания должны учитываться в качестве смягчающих наказание.

Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, приведен в ч. 1 ст. 63 УК РФ, он является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

При установлении обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, недопустимо ограничиваться лишь общей констатацией того, что вопрос назначения наказания решен, например, «с учетом личности». Смягчающие и отягчающие обстоятельства должны быть не только прямо приведены, но и оценены в обвинительном заключении и в приговоре.55

Установление рассматриваемых обстоятельств имеет значение для правильного разрешения дела, назначения наказания соразмерно тяжести преступления и личности обвиняемого. Для уголовного дела важно составить представление о личности обвиняемого, в частности, выяснить: каковы его поведение в быту и на работе, условия воспитания (для несовершеннолетнего); наличие прежних судимостей; уровень образования и культуры; круг друзей и знакомых; агрессивность; корыстность (если преступление совершено по корыстным мотивам); наличие нервных и психических или иных заболеваний;

55 См.: ВВС РСФСР. 1984. № 1. С. 13.

108 склонность к употреблению алкоголя или наркотиков. Необходимо понять, было ли преступление в жизни обвиняемого случайным эпизодом, вызванным ситуацией, или это закономерный итог развития определенных черт его личности, антиобщественных установок и стереотипов поведения. Нередко именно в деформации личности обвиняемого коренится главная причина совершения им преступления.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, в процессе расследования и рассмотрения в суде уголовного дела об убийстве подлежат доказыванию обстоятельства, которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Уголовный закон предусматривает пять видов освобождения от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление; в связи с примирением лица, совершившего преступление, с потерпевшим; в связи с изменением обстановки; в связи с истечением сроков давности; в связи с амнистией, а также шесть видов освобождения от наказания: условно-досрочное; замена неотбытой части наказания более мягким наказанием; в связи с болезнью; отсрочка отбывания наказания беременным женщинам, имеющим малолетних детей; в связи с истечением срока давности обвинительного приговора; вследствие помилования.

Естественно, к лицам, совершившим преступления рассматриваемой категории, применимы не все из указанных видов освобождения от уголовной ответственности и наказания, а только некоторые из них: в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ); условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79 УК РФ); замена неотбытой части наказания более мягким (ст. 80 УК РФ); освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ); отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей - только в случае, если женщина не осуждена к лишению свободы за убийство на срок не свыше пяти лет (ст. 82 УК РФ); в

109 связи с истечением срока давности обвинительного приговора (ст. 83 УК РФ); вследствие помилования (ст. 85 УК РФ).

Часть вторая статьи 73 УПК РФ содержит требование о выявлении в ходе расследования и судебного разбирательства по уголовным делам об убийствах обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Под обстоятельствами, способствовавшими совершению преступления, следует понимать обстоятельства, облегчившие достижение или способствовавшие достижению преступного результата. Они могут проявляться в виде недостатков в деятельности организаций, должностных лиц и граждан.

Учитывая дополнительное значение обстоятельств, способствовавших совершению преступления, по отношению к обстоятельствам, перечисленным в ч. 1 ст. 73 УПК РФ, законодатель устанавливает необходимость их выявления, а не доказывания посредством доказательств.

В числе обстоятельств, способствующих совершению преступлений рассматриваемой категории, можно выделить следующие:

  • другие преступления (сокрытие от учета ранее совершенных этим же лицом преступлений, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность и т. д.);
  • иные правонарушения (нарушение порядка продажи гладкоствольного огнестрельного оружия и т.д.);
  • пьянство, алкоголизм, наркомания;
  • различные нарушения нравственных норм поведения (уклонение очевидцев от пресечения антиобщественных действий; аморальное, провоцирующее поведение самого потерпевшего и т. п.).

Особое значение по делам об убийствах необходимо придавать выявлению таких обстоятельств, которые могут способствовать совершению новых аналогичных преступлений. К ним относятся: нарушение правил хранения и учета оружия, боеприпасов, взрывных материалов; факты незаконной продажи оружия; бесконтрольность, проявляемая администрацией

по некоторых предприятий, которая позволяет беспрепятственно изготавливать на рабочих местах оружие, взрывные устройства; плохая охрана объектов, на которых сосредоточены материальные ценности
(отсутствие сигнализации, охранных решеток, металлических дверей и сейфов и др.).

Для насильственных посягательств на личность большое значение имеет изучение предшествующих взаимоотношений жертвы посягательства и преступника. Анализ и оценка собранных доказательств, характеризующих ситуацию совершения преступления, позволяет выявить причины и условия, способствующие совершению конкретного посягательства.

Следователь при обнаружении в ходе расследования убийства причин и условий, способствовавших совершению преступления, вносит соответствующему должностному лицу представление об устранении этих причин и условий.

Наконец, важное значение по делам об убийствах (и не только) имеет установление личности потерпевшего.

Как справедливо отмечает Л.Л. Каневский,: «благодаря закономерным связям между таким элементом криминалистической характеристики преступления, как личность потерпевшего, и другими ее элементами (личность преступника, место и время совершения преступления), имеется реальная возможность повышения эффективности расследования отдельных категорий преступлений».56

Криминалистический аспект данных о личности и особенностях поведения потерпевшего обычно проявляется в некоторых сведениях демографического характера (пол, возраст, образование, семейное и общественное положение и т.д.), их физических, биологических и психологических особенностях, образе жизни, ценностных ориентациях, связях, отношениях с преступником и др.

Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетних. С. 94.

Ill

Установление таких данных о потерпевшем дает следователю возможность выдвинуть некоторые предположения о личности преступника, определить круг лиц, среди которых нужно вести поиск, а также избрать более эффективные тактические приемы производства отдельных следственных действий и методы расследования в целом.

Данные о личности потерпевшего подлежат обязательному выяснению, когда в законе они указываются в качестве обстоятельств, имеющих значение для квалификации (например, убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, убийство матерью своего новорожденного ребенка). Это позволит разграничить квалификацию по виду убийства, а также установить мотивы преступления.

См.: В.И. Шиканов. Криминалистическая виктимология и практика расследования убийств. Иркутск. 1979.

112 Глава 3. Некоторые актуальные процессуальные и тактические аспекты расследования уголовных дел об убийствах.

§1. Процессуальная самостоятельность следователя.

Очевидно, что вопрос о процессуальном положении следователя имеет важное, определяющее значение для характеристики всей процедуры досудебного производства и отдельных его участников со стороны обвинения.

В данной работе мы считаем необходимым остановиться на вопросе о самостоятельности следователя, поскольку от того, какие права предоставлены следователю, насколько он самостоятелен в выборе действий и принятии решений, во многом зависит успешность расследования такой слолсной категории уголовных дел, какими являются дела об убийствах. От своевременности процессуальных действий, тактически правильного выбора момента их совершения, зачастую зависит исход всей деятельности следователя. Однако обращение к практике, и, в частности, собственный опыт расследования дел об убийствах, дают основание считать, что некоторые ограничения самостоятельности следователя, определенные законом, не способствуют успешности и быстроте следствия, а иногда и препятствуют этому. В этой связи, автор считает необходимым в рамках данного исследования рассмотреть, как именно в новом УПК РФ определена и гарантирована самостоятельность следователя.

Процессуальная самостоятельность следователя является одним из важнейших принципов его деятельности в уголовном судопроизводстве. Ее трудно переоценить при расследовании уголовных дел об убийствах, так как именно здесь необходимо максимальное проявление самостоятельности следователя и ограждение последнего от вмешательства кого бы то ни было в его деятельность вне рамок закона, а тем более, от оказания на него давления со стороны представителей различных ведомств.

113

Актуально и сегодня высказанное одним из основоположников российского уголовно-процессуального права М.С. Строговичем положение о том, что «независимо от ведомства, в котором они состоят, следователи - это наделенные широкими полномочиями деятели российской юстиции, выполняющие важную государственную функцию уголовного преследования, изобличения лиц, совершивших преступления, защиту граждан от неосновательного привлечения к ответственности и разрешения дела по существу».1

К этому же следует добавить, что процессуальная самостоятельность следователя является не только правовым, но и этическим принципом российского уголовного процесса.2

Вот почему, по мнению диссертанта, так нужна разработка и принятие государством эффективного механизма по ее обеспечению. Это тем более актуально с вступлением в действие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который оставил нерешенным ряд вопросов, касающихся процессуального положения следователя.

При обсуждении проблем реформирования предварительного расследования и положения следователя, отмечалось неудовлетворительное регулирование этого вопроса в законе, и более того, расхождение между его положениями и практикой, даже в той части, в которой закон предоставлял следователю самостоятельность действий.

В Концепции судебной реформы было прямо указано, что «не обеспечена процессуальная самостоятельность следователя» и что «провозглашенная законом она является декларацией, лишенной в настоящее время реальных гарантий».3

1 См.: СтроговичМ.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968.

2 См.: Москалъкова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М., 1996.

3 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М, 1992. С. 25.

114

Известный процессуалист A.M. Ларин писал, что «записанная в законе самостоятельность следователя на практике - лишь пустой звук».4

Объективность и реальность этих высказываний подтверждалась тем, что УПК РСФСР одновременно.с предоставлением» следователю процессуальной самостоятельности предусматривал право прокурора давать ему указания по любым вопросам расследования, которые являлись для следователя обязательными.; И. только ..в некоторых случаях (предусмотренных ч. 2 ст. 127 УПК РСФСР) следователь был вправе не согласиться с ними и мог представить дело вышестоящему прокурору, который или поручал расследование другому следователю, или отменял указания прокурора. Однако на практике эти случаи носили единичный характер, поскольку, как правило, верх брала «честь мундира».

Новый УПК РФ сделал определенные шаги в направлении укрепления самостоятельности следователя как участника уголовного судопроизводства.

Так, УПК РФ впервые наделил следователя правом давать органу дознания поручения о проведении оперативно-розыскных, а не только розыскных мероприятий (ч. 4 ст. 38 УПК). Это право особенно важно по делам об убийствах, где в подавляющем большинстве случаев выявление исполнителей, пособников, «заказчиков» убийства, установление мотивов его совершения, невозможно без оперативной информации, полученной в ходе оперативно-розыскной деятельности.

УПК РФ расширил полномочия следователя, предоставив последнему право давать органам дознания обязательные для исполнения поручения не только о производстве оперативно-розыскных мероприятий и отдельных следственных действий, но также об исполнении постановлений о задержании, о приводе, об аресте и иных процессуальных действий, право получения содействия при их осуществлении (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК).

4

См.: Ларин A.M. Следствие: каким ему быть // Человек и закон. 1996. № 10. С. 50-55.

115

Новый уголовно-процессуальный закон существенно расширил перечень случаев, когда следователь может не согласиться с решениями и указаниями прокурора и представить уголовное дело вышестоящему прокурору.

Это решения и указания об избрании меры пресечения либо об отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого (п. 4 ч. 3 ст. 38 УПК РФ); об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий (п. 5 ч. 3 ст. 38 УПК РФ); об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия (п. 7 ч. 3 ст. 38 УПК РФ).

Указанные выше положения УПК особенно значимы для деятельности следователя по уголовным делам об убийствах.

В ходе расследования этих дел нередко возникают вопросы при избрании подозреваемым и обвиняемым мер пресечения, не связанных с лишением свободы, например, в тех случаях, когда они содействуют следствию и изобличают соучастников, в частности, «заказчика» убийства или его непосредственного исполнителя.

В таких случаях следователь считает целесообразным не избирать этим лицам в качестве меры пресечения содержание под стражей, что часто не находит поддержки у прокурора. Наоборот, после получения от допрошенных лиц показаний, изобличающих других соучастников убийства, прокурор считает необходимым возбудить перед судом ходатайство об избрании в отношении этих лиц меры пресечения в виде заключения под стражу, вопреки предложению следователя избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы. В итоге, большинство обвиняемых, ранее активно изобличавших соучастников, либо полностью отказываются от своих показаний, либо изменяют их, что в дальнейшем негативно сказывается на ходе расследования и разрешения дела судом.

116

Нередки случаи передачи прокурорами уголовных дел от одного следователя другому, что не всегда продиктовано интересами успешного расследования.

Поэтому предоставление следователю права на обжалование вышеуказанных решений и указаний прокурора с приостановлением их исполнения, служит действенной гарантией процессуальной самостоятельности следователя.

Однако нельзя не сказать, что на практике следователи крайне редко используют закрепленное в законе право представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений в случае несогласия с решением или указанием прокурора. Очевидно, что такое поведение следователей продиктовано не столько сомнением в правильности их решения и отсутствием стремления его отстоять, сколько нежеланием портить отношения с прокурором.

Таким образом, важные гарантии процессуальной

самостоятельности следователя, оказываются незадействованными в силу его субъективной и нравственно неоправданной позиции.

Помимо вышеупомянутых позитивных положений, направленных на укрепление самостоятельности следователя, УПК РФ содержит и ряд объективно негативных моментов, серьезно ее ущемляющих.

В УПК РФ, по мнению автора, недостаточно урегулирован вопрос о порядке передачи прокурором уголовного дела от одного следователя к другому, несмотря на присутствие в законе положения о том, что такая передача должна осуществляться прокурором с обязательным указанием ее оснований (п. 8 ст. 37 УПК РФ). Сами «основания» указанной передачи дела в законе не обозначены, а потому зависят от усмотрения прокурора. На практике это, зачастую, приводит к передаче прокурором уголовного дела

5 См., Наиболее подробно этот вопрос рассматривается в работах заместителя начальника Следственного Комитета при МВД РФ Б.Я. Гаврилова. См.: в, частности, Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история, реальное состояние, перспективы развития. // Право и политика. 2001, №2. С. 98-99.

117 следователю, который примет по нему «нужное», с точки зрения прокурора, решение и не будет возражать против указаний последнего.

Следует отметить, что Конституционный Суд РФ уже высказывался по аналогичному вопросу применительно к передаче дела в другой суд и в своем постановлении № 9-П от 16.03.98 г. по делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан указал, что отсутствие в законе оснований передачи дела из одного суда в другой, влечет за собой субъективизм в решении этого вопроса.6

В подтверждение сказанному приведу пример из собственной следственной практики.

В 1997 году в моем производстве находилось уголовное дело, возбужденное по факту обнаружения в двухкомнатной квартире, расположенной в г. Домодедово Московской области, трупа К. с признаками насильственной смерти. Согласно заключению судебно- медицинской экспертизы, смерть К. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы и размозжения вещества головного мозга. Вскоре по подозрению в совершении этого преступления мною был задержан член одной из подмосковных преступных группировок В. Из его показаний, данных при допросе в качестве подозреваемого, следовало, что между ним и К., на почве невозвращения последним денежного долга, завязалась ссора, в ходе которой В. нечаянно толкнул К. и тот упал навзничь, при этом ударившись головой о стоящий в углу комнаты комод. Из заключения судебно-медицинской экспертизы следовало, что рана у потерпевшего располагалась в задней части головы и носила вдавленный характер. Кроме того, в ране имелись следы металлизации. Согласно протокола осмотра места происшествия и заключения биологической экспертизы, на деревянном (!) комоде, о котором в своих показаниях упоминал подозреваемый В., следов крови, а также мозгового вещества не было. Из показаний установленного на тот момент свидетеля Б. - соседа потерпевшего, следовало, что

6 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16.03.98 № 9-П по делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан // СЗ РФ. 1998. № 12. Ст. 1459

118 тот видел, как В. выходил из квартиры К. с каким-то металлическим предметом в руке.

Все это позволяло опровергнуть версию В. о совершении им неосторожного убийства К. и давало основания для предъявления В. обвинения по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Однако прокурор района с моей точкой зрения не согласился и дал устное указание о предъявлении В. обвинения не по ч. 1 ст. 105, а по ст. 109 УК РФ и избрании в отношении последнего меры пресечения в виде подписки о невыезде. Я, в свою очередь, не мог согласиться с указанной позицией прокурора и уведомил его, что напишу рапорт со своими письменными возражениями на имя прокурора Московской области. Однако прокурор района тут же изъял у меня уголовное дело и передал его другому следователю, имеющему 3-х месячный стаж работы. Тот в точном соответствии с указаниями прокурора района предъявил В. обвинение в причинении смерти К. по неосторожности и избрал в отношении него меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Впоследствии, К. вообще отказался от своих признательных показаний и заявил, что не толкал В., а якобы тот сам упал, запнувшись за ковер, и ударился головой о комод. В итоге уголовное дело в отношении В. было прекращено за отсутствием в его деянии состава преступления. Металлический предмет, о котором говорил в своих показаниях свидетель Б., естественно, никто не искал.7

Поэтому, нам представляется, что в законе необходимо указать основания передачи прокурором уголовного дела от одного следователя другому, как то: временная нетрудоспособность следователя (болезнь), отпуск, некомпетентность следователя или допущенная им волокита по делу, проявление следователем прямой или косвенной личной заинтересованности в исходе дела, совершение следователем должностного проступка, порочащего его звание, или должностного преступления (злоупотребление

Пример взят из материалов уголовного дела, расследованного Домодедовской городской прокуратурой Московской области в 1997 году.

119 своими должностными полномочиями, превышение властных полномочий), увольнение следователя или перевод на другую должность (работу) и т.п.

Также целесообразно закрепить в ч. 3 ст. 38 УПК РФ положение о возможности следователя обжаловать вышестоящему прокурору решение нижестоящего прокурора об изъятии уголовного дела и передаче его другому следователю.

В том, как решен вопрос о начальнике следственного отдела в пункте 18 статьи 5 и в статье 39 УПК РФ, автор усматривает значительное ограничение процессуальной самостоятельности следователя в системе органов прокуратуры.

Если в УПК РСФСР ст. 127-1, которая была включена туда одновременно и в связи с созданием в 1976 году в Министерстве Внутренних Дел СССР следственного аппарата, распространяла права начальника следственного отдела только на следователей системы МВД, то ст. 39 УПК РФ вводит начальника следственного отдела как участника процесса на стороне обвинения, наделяя его широкими процессуальными правами в отношении следователей в любом из ведомств, в том числе и в прокуратуре.8

Данное положение, между тем, находится в противоречии с пунктом 4 статьи 14, пунктом 3 статьи 15 Закона «О прокуратуре РФ», где сказано, что начальники отделов, управлений (в том числе следственных — М.Т.) являются по должности заместителями, старшими помощниками, помощниками прокуроров субъектов РФ или Генерального прокурора РФ, а, следовательно, наделены в указанной сфере правами прокуроров. Это же следует и из буквального толкования п. 31 ст. 5 УПК РФ. Очевидно, что прокурор по своему процессуальному статусу выше
начальника

Об этом см. также: Комментарий к УПК РФ под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева. М, 2002. изд-во «Спарк». С. 84; Комментарий к УПК РФ под ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. М., 2002. Норма. С. 82 (Обосновывая в указанном Комментарии данное положение, авторы отмечают, что ведомственный контроль начальников следственных отделов призван дополнить прокурорский надзор и что процессуальная деятельность начальника следственного отдела поднадзорна прокурору. Однако они не дают какого-либо объяснения необходимости и роли начальника следственного отдела в системе органов прокуратуры).

120 следственного отдела, поскольку осуществляет надзор за законностью деятельности последнего.9

По нашему мнению, распространение положений п. 18 ст. 5 и статьи 39 УПК РФ на начальников отделов и иных следственных подразделений прокуратуры приведет к смешению полномочий начальника следственного отдела и прокурора.

Поэтому законодателю в п. 18 ст. 5 УПК РФ следует внести соответствующее уточнение о том, что понятие «начальник следственного отдела» и, соответственно его права, указанные в ст. 39 УПК РФ, относятся только к должностному лицу, возглавляющему соответствующее следственное подразделение органов МВД, ФСБ, ФСНП РФ, а также к его заместителю, но не распространяются на начальника следственного отдела в системе прокуратуры, т.к. последний пользуется правами прокурора. Именно так организационно и процессуально этот вопрос решался в УПК РСФСР 1960 г.

Диссертант усматривает ограничение процессуальной

самостоятельности следователей различных ведомств еще и в том, что УПК РФ предоставил начальнику следственного отдела новые полномочия, которыми ранее обладал только прокурор: отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), давать следователю указания об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения (п. 2 ч. 3 ст. 39 УПК РФ).

То есть, по сути дела, на начальника следственного отдела законодатель распространил некоторые властно-распорядительные функции, принадлежавшие по УПК РСФСР, исключительно прокурору.

9 Следует отметить, что УПК РФ не содержит положения о праве прокурора давать начальнику следственного отдела обязательные для исполнения указания по вопросам расследования (в отличие от УПК РСФСР - ч. 5 ст. 127-1), что, по мнению диссертанта, существенно снижает эффективность надзорных полномочий прокурора и ограничивает их. Поэтому, с нашей точки зрения, ч. 3 ст. 37 УПК РФ и ст. 39 УПК РФ необходимо дополнить положениями об обязательности для начальника следственного отдела указаний прокурора по любым вопросам предварительного следствия.

121

Помимо упомянутых новых полномочий, закон предоставил начальнику следственного отдела также право вносить прокурору ходатайство об отмене иных, нежели предусмотренные в п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, незаконных или необоснованных постановлений следователя (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ).

Перечень же случаев, предусмотренный ч. 4 ст. 39 УПК РФ, когда следователь, при несогласии с указаниями начальника следственного отдела вправе, не выполняя их, представить материалы уголовного дела прокурору, который либо отменяет указание начальника следственного отдела, либо передает дело другому следователю, в УПК РФ, наоборот, необоснованно сокращен. В этот перечень, в отличие от ст. 127-1 УПК РСФСР, не включены указания начальника следственного отдела о прекращении дела и направлении его в суд.

С нашей точки зрения, в ч. 4 ст. 39 УПК РФ необходимо внести соответствующее дополнение и включить в перечень указаний начальника следственного отдела, обжалование которых следователем приостанавливает их исполнение, указание о прекращении дела и направлении уголовного дела в суд.

Попутно автор считает необходимым остановиться и на существующем в УПК РФ противоречии между п. 31 ст. 5 и ч. 6 ст. 37. Согласно п. 31 ст. 5, под «прокурором» в УПК РФ понимаются Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники (выделено мною - М.Т.), участвующие в уголовном судопроизводстве, и наделенные соответствующими полномочиями ФЗ «О прокуратуре РФ». В соответствии же с ч. 6 ст. 37 УПК РФ, полномочия прокурора, предусмотренные настоящей статьей (т.е. все основные полномочия прокурора на стадии досудебного производства и в суде - М.Т.) осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами. Как видно, понятие «помощник прокурора» в данной статье вообще не упоминается, хотя имеется в п. 31 ст. 5 УПК.

•>

122 Полу чаетс я, что помо щник и прок урор ов, соста вляю щие значи тельн ую часть работ ников прок урату р ниже стоя щего звена (горо дов, райо нов), с прин ятием новог о УПК РФ факти чески лиши лись надзо рных функ ций, возла гаем ых на них Феде раль ным Закон ом «О прок урату ре РФ» и «вып али» из орби ты уголо вного судоп роизв одств а. Сове ршен но очеви дно, что прок урор ы горо дов, райо нов и их замес тител и не в состо янии без помо щник ов прок урор ов выпо лнить весь объе м работ ы.

Поэт ому ч. 6 ст. 37 УПК РФ необх одим о приве сти в соотв етств ие с Феде раль ным Закон ом «О прок урату ре РФ» и с п. 31 ст. 5 УПК РФ. Для этого , по мнен ию автор а, в ч. 6 ст. 37 УПК РФ нужн о внест и соотв етств ующе е допо лнени е, указа в, что полн омоч ия прок урор а, переч ислен ные в насто ящей стать е, поми мо прок урор ов райо на, горо да, их замес тител ей, прир авнен ных к ним прок урор ов, выше стоя щих прок урор ов, осущ ествл яются также их помо щник ами.

124 §2. Расследование убийств следственной группой.

2.1. Состав группы, распределение в ней обязанностей. Некоторые аспекты процессуальных отношений между руководителем следственной группы и ее членами.

Уголовные дела об убийствах, как правило, бывают сложными по доказыванию, порой содержат ряд эпизодов убийств (покушений на убийство). Зачастую преступления охватывают значительный период времени и осуществляются во многих удаленных друг от друга местах (регионах). В силу сказанного уголовные дела об убийствах требуют производства большого числа следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, которые должны быть подготовлены и проведены в ограниченные законом сроки. С учетом значительных затрат времени на производство отдельных следственных действий один следователь обычно не в состоянии выполнить всю необходимую работу.

Уголовные дела об убийствах сложны еще потому, что по таким делам следственные ситуации, особенно на начальных этапах расследования, отличаются острым дефицитом информации. Многие обстоятельства предмета доказывания оказываются неизвестными, причем иногда отсутствуют даже отдельные косвенные доказательства, по которым можно было бы их установить. Неизвестными часто оказываются личность убийцы, личность потерпевшего (потерпевших), мотив преступления, важные детали механизма совершения убийства.

Недостаток информации вынуждает осуществлять активный поиск одновременно по нескольким направлениям, выдвигать много версий, широко использовать помощь оперативных служб, производить множество следственных и оперативных действий. Понятно, что при этих условиях требуются усилия не одного, а нескольких следователей.

Частью первой статьи 163 УПК РФ установлено, что: «Производство предварительного следствия по уголовному делу в случае его сложности или

125 большого объема может быть поручено следственной группе,
о чем выносится отдельное постановление или указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела».

Следственная группа (бригада) - есть кооперация труда определенного числа следователей, производящих одновременно расследование одного и того же уголовного дела.1

По точному смыслу закона следственная группа, состоящая из следователей, может быть только единовременная, т.е. на период расследования конкретного уголовного дела. Поэтому нельзя согласиться с точкой зрения В. Коновалова, который пишет, что по времени функционирования следственные группы делятся на единовременные и постоянно действующие. Последние, по мнению Коновалова, «создаются в конкретных подразделениях на длительный период совместной работы одних и тех же следователей для расследования не одного, а ряда преступлений, не находящихся по своему содержанию в логической связи. Как правило, такие формирования специализируются на расследовании преступлений определенной категории».2

Эта точка зрения не получила свое выражение в законе, поскольку УПК РФ не упоминает о постоянно действующих группах и по его смыслу расследование поручается группе следователей в каждом отдельном случае, т.е. группа создается каждый раз применительно к конкретному делу.

Однако, на практике модель, предложенная В. Коноваловым, находит известную реализацию в специализированных отделах (управлениях), существующих по штатному расписанию в различных структурах правоохранительных органов, которые занимаются расследованием преступлений определенной категории и, в частности, убийств. Наличие данных специализированных подразделений не исключает создание и функционирование в них следственных групп по конкретным уголовным

1 См.: Гсрасун А.А. «Бригадный метод расследования в советском уголовном процессе». Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. М., 1968, с. 24

2 См.: Коновалов В. «Групповой метод расследования»// Законность, 1995, № 7, с. 35.

3 Например, в прокуратуре г. Москвы существует управление по расследованию бандитизма и убийств.

126 делам. Основное преимущество данных подразделений состоит в профессионализме и направленной специализации следователей, работающих в них, а также в возможности оперативного реагирования на поступающие сообщения о совершенных «заказных», серийных убийствах и т.д. Главное отличие специализированных отделов (управлений) по расследованию убийств от следственных групп, состоит, по мнению автора, в отсутствии в последних должностной зависимости следователей от руководителя, процессуальный характер их взаимоотношений.

Помимо УПК, формирование и деятельность следственных групп по делам об убийствах регламентируется также ведомственными нормативными актами - указаниями Генерального прокурора РФ от 2 июня 1993 г. № 15-16-93, Министра внутренних дел РФ от 2 августа 1993 г. № 1/3452 и Типовой инструкцией по организации работы постоянно действующих групп по расследованию убийств.4

Следственные группы (бригады) создаются на основании изучения собранных по делу материалов, когда становятся очевидными трудности ведения дела (нескольких дел) одним следователем. Преимущества «бригадного» метода расследования уголовных дел об убийствах, по мнению автора, очевидны, поскольку во-первых, коллективные усилия следователей могут реально обеспечить одновременную проверку нескольких версий, входящих в систему следственных версий, выдвинутых по делу; во-вторых, позволяют на более высоком качественном уровне провести следственные действия, которые требуют одновременного участия нескольких следователей; в-третьих, коллективное обсуждение следователями, входящими в состав группы, возникающих в процессе расследования убийств вопросов также, как правило, дает положительный результат; в-четвертых, групповой метод расследования убийств обеспечивает возможность быстрой и наиболее целесообразной расстановки сил следователей-членов группы в тот или иной момент расследования; в-пятых,

4 См. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. 2-е изд., М., СПАРК, 1997. С. 636.

127

коллективные усилия следователей создают условия, которые позволяют руководителю уделять необходимое внимание аналитической работе с доказательствами и вопросами координации процессуальной деятельности следователей-членов группы с непроцессуальной деятельностью органов, осуществляющих ОРД.5

Решение о создании следственной группы прокурор фиксирует в своем мотивированном постановлении. В постановлении прокурора, согласно ч. 2 ст. 163 УПК РФ, должны быть перечислены все следователи, которым поручено производство предварительного следствия, в том числе указывается, какой следователь назначается руководителем следственной группы.6

Необходимо отметить, что в УПК РФ (ст. 163) назван лишь один процессуальный документ, служащий основанием для создания следственной группы - постановление, которое выносится только прокурором. Никакие иные документы основанием для создания следственных групп являться не могут. Тем не менее, на практике, во всяком случае, до принятия нового УПК, нередко встречались случаи «подмены» постановлений прокурора различными актами
ведомственного и межведомственного характера -

Подробнее о преимуществах группового расследования см. также: Гусев Л.Н. Процессуальное положение следователя в советском уголовном процессе // Вопросы судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М.:Госюриздат,1959.С.ЗЮ; Викторов Б. Бригадный метод расследования и некоторые процессуальные вопросы // Соц.законность. 1958. № 8. С.57-59; Каганович И. Организация следственной работы // Соц. законность.. 1962.. № 8. С.21-24; Галкин И.. Расследование преступлений группой следователей //Соц.. законность.. 1963. № 4. С.37-40; Шкорбатов И.., Рощин А.. Из нашего опыта расследования преступлений группой следователей // Соц..законность..19бЗ. № 6. С.12-15; Карнеева Л..М. Организационные и процессуальные вопросы расследования преступлений группой следователей // Соц.. законность.. 1964.. №6. С.45; Галкин И..С, ,Карнеева Л..М.. Расследование преступлений группой следователей. М..: ВНИИП СССР, 1965.С. 5-7; Карнеева Л..М. Организационные начала расследования преступлений группой следователей // Правоведение. 1965.№ З.С.91-99; Рощин А. Организационные вопросы расследования преступлений группой следователей // Соц.. законность. 1965.№ 2.С.43-44; Герасун А.А. Бригадный метод расследования в советском уголовном процессе: Дис. … канд.. юрид. . наук.. М.., 1968.С. 12-18; Каганович И.., Цыганова А.. Организация работы следователя // Соц.. законность. 1969. № I. C.68-70; Тихонов А.И.. Расследование преступлений группой следователей // Соц.. законность. 1974.№ 6.С.70-71; Михайлов А.И., Соя-Серко Л..А.., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя.. М.., Юрид.. лит., 1974.С.16; Ксжоян А.. Организация расследования преступлений группой следователей // Соц.. законность. 1979.№ 5. С.34; Чижук А.В. Организация работы следственной части // Следственная практика.. М.. Юрид.. лит.,1985. Вып. 145.С.6-17; Тарасов А.А. «Процессуальные и тактико- психологические проблемы расследования преступлений группой следователей». Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Куйбышев, 1990, с. 50-51; Улищенко И.С. Расследование преступлений группой следователей: проблемы правовой регламентации. Авторсф. Дис. … канд. юр. наук. М, 1997. С. 18; Доколов И.А. Процессуальные и криминалистические особенности расследования преступлений следственной и следственно-оперативной группой. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. М., 2001 г., с. 10-12; и др. 6 См. приложение к УПК РФ № 16.

128

приказами, распоряжениями и т.д.

Проведение следственных действий членами групп, созданных на основании таких актов, влечет недопустимость полученных ими доказательств. Те же правовые последствия наступают и в случаях создания следственных групп неправомочными лицами.

Так, на предварительном слушании дела X. (Саратовский областной суд), обвинявшегося в совершении серии убийств, сопряженных с разбойными нападениями на пассажиров поездов, было исключено несколько доказательств именно по указанным основаниям, поскольку следственная группа по этому делу первоначально была создана не прокурором, а начальником ЛОВД на станции Саратов, и не постановлением, а приказом.

В постановлении о создании следственной группы, согласно ч. 2 ст. 163 УПК РФ, должны быть перечислены все следователи, которым поручено производство предварительного следствия, и в том числе указывается, какой следователь назначается руководителем.8 В данном постановлении также указываются фабула дела и причины, вызывающие необходимость формирования следственной бригады (значительное число эпизодов, отдаленность мест проведения следственных действий, большое число подозреваемых и т.д.).

Структура, количественный и персональный состав группы зависят от сложности дела, количества эпизодов убийств, территориального размещения эпизодов, которые подлежат установлению, а также от объемов имеющейся следственной и оперативной информации. Распределение обязанностей внутри бригады между ее членами,
как правило,

7 См.: Друзин Е.В. «Основания признания доказательств недопустимыми». Саратов, 1997, с. 29.

8 Примером нарушения этого требования закона может служить уголовное дело по обвинению Ермилова, Барановского и Чеку нова по п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, рассмотренное Ростовским областным судом.

Указанное дело было возбуждено и находилось в производстве следователя прокуратуры Лениннского района К. По делу была создана следственная группа, в состав которой следователь прокуратуры того же района Ш. не вошел. Несмотря на это, Ш. произвел без поручения следователя, в производстве которого находилось дело, допросы ряда свидетелей. Суд признал, что указанные протоколы допросов свидетелей были получены не уполномоченным на то лицом, а потому они были исключены как недопустимые доказатсльства.(См.: Архив Ростовского областного суда, дело № 2-118/98).

129 осуществляется по эпизодам преступной деятельности убийцы (убийц). Но не исключены и другие основания. Например, одному следователю поручается отрабатывать сведения, характеризующие потерпевшего, другому - проверить одну или несколько версий по делу, третьему - составить дневник на подозреваемого в убийстве и т.д.

До создания в России единого следственного аппарата, по нашему мнению, особенно актуальной является проблема формирования «смешанных» групп (т.е. из представителей разных ведомств), необходимость в которых в дальнейшем будет возрастать. На практике и в теории уголовного процесса давно дискутировался вопрос о создании объединенных следственных групп органов прокуратуры и внутренних дел. Известный процессуалист Л. Карнеева поддерживала идею организации таких групп, поскольку «следователь прокуратуры и МВД наделены законом равными процессуальными правами».9

Согласно ч. 2 ст. 163 УПК РФ, к работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность. На позитивную роль данной формулировки закона, в ходе Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ, проведенной 4-6 февраля 2002 года в МГЮА, указывал А.А. Тарасов. В частности, он отмечал, что термин «привлечены» отражает, с одной стороны, полезное постоянство состава оперативных работников, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность по конкретному уголовному делу, а с другой стороны, исключает опасное смешение следственной и оперативно- розыскной деятельности».10

Как видно из формулировки указанной нормы УПК, оперативные работники членами следственной группы не являются, а лишь взаимодействуют с ней. Данное взаимодействие укладывается в рамки, предусмотренного п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ. Однако, для успешного раскрытия

9 См.: Карнеева Л. «Организационные и процессуальные вопросы расследования преступлений группой следователей»// Соц. законность, 1964, № 6, с. 45.

10 См. Тарасов А.А. Следственная группа по новому УПК России. // Материалы международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М 2002. С. 151.

130 и расследования убийства (серии убийств), по мнению автора, требуется более тесное взаимодействие следователя и органа дознания, постоянный обмен информацией, совместное планирование работы. При этом желательно работать с одним и тем же оперативным составом, который находится «в курсе» конкретного уголовного дела. Такое тесное взаимодействие может быть достигнуто только путем создания следственно-оперативной группы, поскольку оперативные работники, будучи включенными в такую группу, освобождаются (полностью или частично) от своих иных повседневных обязанностей и могут в полной мере сосредоточиться на работе по конкретному делу об убийстве. п

По мнению В. Коновалова, можно выделить 2 вида следственных групп по форме участия в них оперативных работников органов дознания. Первые -взаимодействующие с оперативными работниками по разовым поручениям, направляемым через начальника органа дознания; вторые - взаимодействующие с постоянно выделенным составом оперативных работников.

На наш взгляд, первые соответствуют положениям ч. 2 ст. 163 УПК РФ, а вторые более приближены к модели следственно-оперативных групп, указание на которые в УПК РФ, к сожалению, отсутствует.

В больших следственных группах, расследующих особо сложные и объемные дела о серийных убийствах, создаются штабы. В обязанности этой структуры следственной группы входит накопление основных материалов следствия, их классификация и обобщение. После обработки исходные материалы возвращаются исполнителям, а материалы штаба используют все члены группы и, прежде всего, ее руководитель. Штабы комплектуются из наиболее грамотных следователей, имеющих опыт аналитической работы. Руководство штабом осуществляет руководитель группы.

Подробнее о следственно-оперативных группах речь пойдет в параграфе 3 настоящей главы. См.: Коновалов В. Указ. работа, с. 41.

131

Каждый следователь - член группы в пределах своей компетенции обладает самостоятельностью, установленной ст. 38 УПК РФ. От своего имени он организует и проводит следственные действия, вправе участвовать в следственных действиях, производимых другими следователями, самостоятельно составляет процессуальные документы и принимает решения по делу (за исключением решений, отнесенных к исключительной компетенции руководителя группы) и несет за свои действия ответственность. Руководитель бригады ответственен за расследование дела в целом и осуществляет общее руководство. Руководитель вправе производить любые следственные действия (ч. 5 ст. 163 УПК РФ), пользуясь полномочиями следователя.

Часто в процессе проведения следственных действий по уголовным делам об убийствах одним членам группы, осуществляющим свою деятельность по одному эпизоду, удается получить сведения, нужные для других следователей и по другим эпизодам. Для того, чтобы информация дошла до адресатов, руководитель составляет каждому следователю группы специальные перечни вопросов (обстоятельств), которые нужно выяснить по делу. При подготовке этих перечней учитываются потребности всех членов группы. Такого рода документы на практике составляются в первую очередь для допросов, осмотров мест происшествия, обысков (например, перечни того, что нужно искать).

Состав группы может меняться (уменьшаться, увеличиваться, одни следователи заменяться другими). Это зависит от состояния расследования по делу. Тем не менее, по делам об убийствах желательна стабильность следственной группы, так как, например, включение в ее состав новых членов требует введения их в курс дела, изучения ими материалов следствия, уяснения стоящих перед группой задач на конкретном этапе расследования, нахождения общего языка с остальными членами бригады, на что требуется немало времени.

132

Успешность деятельности следственной группы во многом зависит от ее руководителя.

Следователь (в некоторых случаях прокурор, заместитель или помощник прокурора), назначенный руководителем следственной группы, принимает уголовное дело к своему производству (ч. 3 ст. 163 УПК РФ).

От имени руководителя принимаются наиболее важные решения по делу:

о выделении уголовных дел в отдельное производство;

о прекращении уголовного дела полностью или частично;

о приостановлении или возобновлении производства по уголовному делу;

о привлечении лица в качестве обвиняемого и об объеме предъявляемого ему обвинения;

о направлении обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (за исключением случаев, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

о возбуждении перед прокурором ходатайства о продлении срока пред- варительного следствия;

о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения, а также о производстве следственных и иных процессуальных действий (предусмотренных ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

Руководитель следственной группы составляет обвинительное заключение, в котором, по существу, подводит итог работы всей группы.

Он же составляет общий (генеральный) план расследования. На основании этого общего плана члены следственной группы составляют частные планы расследования, которые согласовываются с руководителем. Их выполнение контролируется также руководителем следственной группы. Последний при необходимости корректирует частные планы расследования.

Руководитель следственной группы осуществляет координацию

133 деятельности всех членов. Он же осуществляет представительство группы вовне, например, при общении со средствами массовой информации.

Вся информация о ходе и результатах расследования сосредоточивается у руководителя следственной группы.

Руководитель следственной группы назначает, подготавливает и проводит совещания членов группы, осуществляет контроль за процессуальными сроками по делу.

Руководитель следственной группы должен инициировать вопросы о расширении, уменьшении или кадровом изменении состава группы. Он же решает все вопросы по поддержанию должной деятельности группы. (обеспечение транспортом, оргтехникой и т.д.).

Руководитель следственной группы вправе провести любое следственное действие и вправе участвовать в следственных действиях, производимых другими членами следственной группы. Он дает органам дознания поручения о производстве оперативно-розыскных и следственных действий в порядке п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ.

Обвинительное заключение по делу составляет руководитель следственной группы. Отдельные фрагменты этого процессуального документа могут составлять члены следственной группы, но компонует текст, редактирует и подписывает обвинительное заключение руководитель.

Теперь остановимся на некоторых аспектах процессуальных отношений между руководителем группы и ее членами.

Как уже было отмечено, согласно требованию ч. 3 ст. 163 УПК РФ, уголовное дело к своему производству принимает руководитель следственной группы. В части пятой той же статьи сказано, что члены следственной группы вправе лично производить следственные действия и принимать решения по уголовному делу. Таким образом, получается, что члены следственной группы производят следственные действия по делу, не принимая его к производству.

134

На эту коллизию обращали внимание многие ученые.13

Для ее преодоления, по мнению автора, в ст. 163 УПК РФ необходимо внести соответствующее изменение, согласно которому помимо руководителя следственной группы уголовное дело к своему производству принимает и каждый следователь, включенный в группу, о чем выносится соответствующее постановление.

Далее, в законе (ч. 3 ст. 163УПК РФ) отмечено, что руководитель следственной группы руководит действиями других следователей (членов группы - М.Т.), однако не раскрывается, в каких формах осуществляется это руководство. На практике руководитель следственной группы дает членам группы поручения и указания. По поводу их исполнения между следователями и руководителем следственной группы в процессе расследования, в частности, уголовных дел об убийствах, нередко возникают разногласия, механизм урегулирования которых в законе также не определен. Представляется, что эти разногласия по аналогии с положениями, содержащимися в ст. 38 и 39 УПК РФ, должен разрешать прокурор, осуществляющий надзор за следствием по уголовному делу, которому следователь может обжаловать указания руководителя бригады. Отмеченные положения, по нашему мнению, следовало бы внести в ст. 163 УПК РФ. 2.2. Отдельные вопросы организации работы следственной группы по расследованию убийств.

2.2.1. Коллективные обсуждения.

Практика расследования убийств, и особенно серийных,
в

подавляющем большинстве случаев настолько сложна, что подчас даже самые опытные следователи не могут самостоятельно найти правильные решения по тем или иным процессуальным и тактическим вопросам. Необходимы коллективные обсуждения. В подтверждение сказанному можно

13 См., например, Гсрасун А.А. «Бригадный метод расследования в советском уголовном процессе». Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. М, 1968, с. 69-71; Тарасов А.А. «Процессуальные и тактико-психологические проблемы расследования преступлений группой следователей». Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Куйбышев, 1990, с. 50-51 и др.

135 привести следующий пример.

На занятиях по повышению квалификации следователей им предлагалась задача - определить путь раскрытия и расследования запутанного убийства. Если руководитель занятий требовал, чтобы каждый следователь решал задачу самостоятельно, то успеха почти никто не достигал. Наоборот, в том случае, когда следователи для решения задачи объединялись в группы по три-пять человек, скорее и точнее достигался положительный результат.14

Наконец, обобщение практики расследования наиболее сложных для раскрытия убийств убедительно подтверждает тот факт, что во многих случаях правильные и оригинальные решения были найдены именно в ходе коллективных обсуждений.

Коллективное обсуждение по делам об убийствах целесообразно проводить, например, в следующих случаях:

для выдвижения версий;

для нахождения оптимальных средств проверки выдвинутых версий;

для решения вопросов соединения и выделения уголовных дел;

для решения вопросов избрания мер пресечения;

для принятия решения о прекращении отдельных эпизодов.

Результаты коллективного обсуждения зависят от состава участников и организации обсуждений. По вопросу о том, сколько человек должны принимать в них участие, ученые, ссылаясь на эксперименты в области социальной психологии, считают, что оптимальная численность таких групп составляет пять-семь человек. Это, видимо, необходимо учитывать при создании и работе следственных групп.

При меньшей численности отдельные участники чрезмерно загружены, и может проявиться факт, условно названный - «фактом упущенной выгоды», когда светлая идея не придет в голову ее участникам.

Пример взят из книги «Организация и планирование деятельности следственных бригад». Методическое пособие. М., 1990, с. 18

136

При большом числе, во-первых, теряется вклад отдельных членов в обсуждаемый вопрос; во-вторых, кто-то один или часть группы начинает доминировать; в- третьих, из-за обилия критических замечаний труднее достигнуть согласия.

Предварительно нужно наметить тех людей, которые могут дать полезные советы. Конечно, при отборе участников обсуждения важно учитывать не их должностное положение, а знание предмета и способность дать ценную рекомендацию. Тем не менее, как показывают обобщения такого рода следственной практики, целесообразно производить отбор участников обсуждения среди следователей, прокуроров, их заместителей и помощников, сотрудников уголовного розыска, специалистов, а иногда и экспертов. Известны такие случаи, когда в обсуждениях принимали участие пенсионеры, имеющие богатый следственный опыт, а также научные работники ведомственных институтов.

Иногда хорошие результаты дает участие при обсуждении лица, которого условно можно назвать «свежей головой» - это прибывший в следственную группу новый следователь либо новый прокурор по надзору за исполнением законов при расследовании преступлений, которые ранее не были знакомы с делом. Они не связаны с выдвинутыми ранее версиями, с имеющимися доказательствами, у них нет каких-либо сложившихся > стереотипов и мнений, и поэтому именно они способны на «взгляд со

стороны». Такой свежий взгляд может привести к совершенно неожиданным выводам и предложениям.

Примером вышесказанному может служить дело об убийстве Калашникова.

При осмотре места происшествия и трупа владельца автомашины «Жигули» - сотрудника милиции Калашникова, убитого в ночное время на одной из улиц Нижнего Новгорода, в числе прочих предметов была обнаружена школьная тетрадь, две страницы ) которой были исписаны явно не почерком Калашникова. На обложке тетради имелся

фрагментарный след окровавленного пальца, не принадлежащий потерпевшему. Для расследования и раскрытия этого преступления была создана следственная группа, в

137

i которую вошли несколько опытных следователей городской прокуратуры. Возглавил

I группу старший следователь областной прокуратуры. Членами группы было

р высказано предположение, что тетрадь принадлежит убийце и утеряна им во время

убийства. Так как записи в ней были слабовидными, неразборчивыми, была назначена

криминалистическая экспертиза для восстановления исполненного текста. После того

как текст восстановили, его анализ показал, что в руки следствия попали конспекты

J писем, написанных тетке и двоюродной сестре призывником по имени Владимир. Он не

очень грамотно и толково писал, что недавно находился в отпуске, а перед этим был

переведен на участок изготовления поворотных головок.

Обычно, когда работа по раскрытию неочевидного убийства строится в условиях

отсутствия данных, дающих основание для однозначного вывода по поводу того, что преступление

совершено местным жителем или лицом, приезжим из другого региона, поиск убийцы

i осуществляется по линии построения и проверки версии о его принадлежности к обеим этим

группам населения.

После нескольких коллективных обсуждений так поступили и следователи,

i раскрывая убийство Калашникова. Круг лиц, подлежащих проверке, был ими разделен

I на две группы: местных жителей и приезжих. Это было необходимо сделать не только из

соответствующих типовых версий, но и имеющихся в материалах дела указаний,

дающих основание для упомянутой классификации. В частности, в пользу версии о

совершении преступления местным жителем говорило начало проекта одного письма:

«Привет из Нижнего!» В то же время на возможность совершения убийства не местным

жителем указывала фраза из проекта другого письма «…доехали хорошо» (в соответствии

с этой версией преступление мог совершить, например, командировочный, транзитный

й пассажир, возможно, попутчик или спутник самого потерпевшего, который прибыл на

своей машине в Нижний Новгород из г. Рязани).

Собранная по делу информация позволила в ходе очередного совещания членов следственной группы составить представление об убийце как о лице, характеризующемся следующими признаками: молодой человек, мужского пола, призывного возраста, по имени Владимир, с невысоким общеобразовательным уровнем, работающий на промышленном предприятии, связанный по своей работе с изготовлением поворотных головок, отгулявший отпуск, очевидно, в летний период, а незадолго до этого переведенный на новый участок работы, состоявший в переписке с теткой и в) двоюродной сестрой. Анализ этой мысленной модели показал, что хотя перечень

отраженных в ней признаков достаточно большой и каждый из них имеет идентификационное
значение, все их в комплексе на первом этапе поиска использовать

138 нецелесообразно, так как ряд из них может быть полезным не при выявлении лиц, подлежащих проверке, а лишь в процессе осуществления такой проверки в отношении конкретных выявленных лиц (например, то, что проверяемый был в отпуске незадолго до перевода его на новый участок работы, имел иногородних тетку и двоюродную сестру). Поэтому возникла необходимость из числа упомянутых признаков выбрать те, которые имеют ключевое значение для целенаправленной организации, продуктивного осуществления работы по выявлению лиц, подлежащих проверке, а также для определения конкретных зон предстоящей поисковой деятельности. С учетом этого в круг поискового комплекса признаков были включены, во-первых, предполагаемая связь убийцы по работе с промышленным предприятием и, во-вторых, с предприятием, на котором имеется участок по изготовлению поворотных головок.

Поскольку в Нижнем Новгороде и других городах Поволжья имеется множество различных промышленных предприятий, естественным и логичным был вопрос, на какой территории и применительно к каким предприятиям целесообразно развертывать поисковую деятельность в первую очередь. Для начала было решено круг объектов ограничить предприятиями города. Чтобы еще более сузить этот круг, а значит, и зону поиска, необходимо было каким-то способом конкретизировать исходную информацию о видовой и территориальной принадлежности искомых предприятий.

В этом вопросе помог вновь прибывший в группу прокурор-криминалист областной прокуратуры. Он предложил обратиться в городскую библиотеку, где путем изучения специальной технической литературы выяснить, что такое поворотные головки, для чего они предназначены, на предприятиях какой отрасли промышленности могут изготавливаться и использоваться. Члены группы так и сделали. При изучении в библиотеке соответствующей технической литературы выяснилось, что поворотные головки являются держателем режущего инструмента в металлообрабатывающих станках с программным управлением. Такого рода предприятия имелись и на прилегающей к месту происшествия территории, и в других районах города. С учетом этого вначале было решено провести работу на предприятиях первой группы, т.е. ближайших по отношению к месту происшествия. Причем не всех подряд, а только тех, на которых имелись участки по изготовлению поворотных головок. При изучении списков лиц, занятых на этих участках, во внимание принимались только те из них, которых, во- первых, зовут Владимирами, во-вторых, можно отнести к категории молодых рабочих призывного возраста (на принадлежность убийцы к этой группе указывали данные о возрасте, уровне образования и развития автора исследуемых текстов и ряд других обстоятельств).

139

По мере выявления, круг проверяемых все время суживался на основании исключения из него лиц, которые не переводились на данный участок незадолго до отпуска и не имели родственных связей женского пола за пределами Нижнего Новгорода. Такой подход реализовался на всех проверяемых предприятиях, в том числе в местном объединении по производству фрезерных станков. Здесь был установлен единственный участок, на котором изготавливались поворотные головки. На участке работали девять Владимиров. Их проверка показала, что только трое были призывного возраста. На них и было сконцентрировано дальнейшее внимание. Как оказалось, только один из троих проверяемых Владимиров по фамилии Мирончук недавно был переведен на этот участок из другого цеха.

На первом этапе проверка версии о его возможной причастности к убийству Калашникова осуществлялась втайне от заподозренного.

По имеющимся на предприятии документам было установлено, что в марте текущего года Мирончук подал заявление и был переведен на участок сборки консолей и поворотных головок из другого цеха, в августе он находился в отпуске и приступил к работе 1 сентября, т.е. за четыре дня до убийства. Далее при беглом сравнении почерка автора тех текстов, которые обнаружили при осмотре места происшествия, и почерка Мирончука (изучалось его заявление о переходе на указанный участок) не осталось никаких сомнений в том, что они исполнены одним лицом. В личной карточке Мирончука в отделе кадров значилось, что он окончил ПТУ в одном из населенных пунктов под Нижним Новгородом. Это ПТУ, как выяснилось, находилось на территории воспитательно-трудовой колонии. У членов группы возникла версия, что Мирончук отбывал там наказание за совершение преступления. Ее проверка показала, что все было так, как предполагалось. Предварительное сравнительное исследование отпечатков рук на дактилокарте Мирончука и окровавленной ладони, оставленной на капоте багажника автомашины потерпевшего, установило полное сходство их признаков.

Лишь после этого Мирончук был вызван на допрос. Узнав о имеющихся против него доказательствах, он не стал запираться и рассказал о том, как совместно со своими друзьями Дубовым и Сафоновым совершил убийство Калашникова. Мирончук указал место, где он спрятал свою окровавленную одежду (там она и была обнаружена следователем). Проведенные криминалистические экспертизы установили: тексты писем в тетради, обнаруженной на месте происшествия, написаны Мирончуком; след обуви, гипсовый слепок с которого был сделан во время осмотра на месте происшествия, оставлен левым полуботинком Дубова; один след руки, обнаруженный на капоте багажника автомобиля потерпевшего, оставлен левой ладонью Мирончука,

140 второй след оставлен правой ладонью Дубова; след пальца, изъятый с ветрового стекла автомашины, оставлен безымянным пальцем правой руки Сафонова.

Эксперты-биологи пришли к выводу, что на одежде всех троих обвиняемых имеется кровь человека, одинаковая по групповой принадлежности с кровью потерпевшего. У Дубова при обыске был изъят громкоговоритель, похищенный из машины Калашникова и табельный пистолет последнего. У всех обвиняемых имелись телесные повреждения, которые возникли во время схватки с потерпевшим, физически хорошо развитым человеком, оказавшим им решительное сопротивление. Этими и рядом других доказательств все обвиняемые были изобличены в содеянном. Они предстали перед судом и понесли заслуженное наказание.15

В данном случае основа для определения групповой принадлежности преступников и определение сферы их поиска, а затем изобличения была заложена в значительной своей части в результате профессиональных и согласованных действий членов следственной группы.

Обсуждения дел чрезвычайно важны в нескольких аспектах. Помимо помощи в нахождении правильных путей дальнейшего расследования уголовных дел об убийствах, это еще и профессиональная школа для всех следователей. Именно в процессе споров рождаются новые идеи, они способствуют интенсивному обмену важнейшей информацией в самом концентрированном виде. Далее, сплоченность коллектива (бригады следователей) усиливается, когда все его члены знают, что могут свободно высказываться, проявить активность, принять участие в важнейших для бригады делах. Наконец, принятые таким образом решения (например, планы расследования) становятся более авторитетными для лиц, которым приходится их выполнять.

В то же время, по мнению автора, нельзя злоупотреблять проведением частых обсуждений с приглашением большого числа лиц по нескольким причинам. Во-первых, практика последних лет, особенно расследования убийств, связанных с организованной преступностью, показывает, что при таких случаях вполне возможна утечка важной информации (и необязательно

15 Записки криминалистов. Вып. 1. М., 1993. С. 192-196

141

«по злому умыслу»). Во-вторых, частые обсуждения могут привести к запутанности и неопределенности в расследовании убийств. В связи с этим необходимо помнить, что последнее слово всегда остается за руководителем группы. Поэтому следует согласиться с мнением A.M. Ларина, который обоснованно писал, что: «следственная группа не может превращаться в постоянный дискуссионный кружок: решающее слово всегда принадлежит руководителю»16, а также с мнениями известных процессуалистов П.А. Лупинской и С.А. Шейфера, утверждавшими, что «производство следствия группой следователей не влечет за собой
принятия коллегиальных

~ 17 18

решении».

2.2.2. Планирование.

В расследовании убийств следственными группами имеются и некоторые особенности планирования.

В отличие от обычного плана расследования, предусматривающего деятельность одного следователя, план расследования, производимого группой (а подавляющее большинство дел о серийных убийствах рассле- дуется именно так), представляет собой плод коллективной работы. Этим определяется структура плана, наличие в нем нескольких уровней, его объем, необходимость тиражирования. Естественно, отличен и процесс планирования, распадающийся на несколько стадий и осуществляемый многими лицами.

Планирование (как процесс составления плана) и сам план (как результат планирования) могут быть лучше или хуже, адекватными целям и имеющимся средствам или неадекватными, элементарными или сложными. План является оптимальным, если при его реализации намеченный результат - раскрытие убийства достигается при использовании минимума средств, или

16 См.: Ларин А.М. Расследование преступлений группой следователей. // Следственная практика. Вып. 74. 1967. С. 87.

17 См.: Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М.: Юрид. лит., 1976. С. 34.

18 См.: Шейфср С.А. Предварительное следствие. Общие условия и основные этапы производства. Учебное пособие. Куйбышев, 1986. С. 20.

142 при использовании данных средств достигается максимально возможная выгода.

Проблема совершенствования планирования имеет два аспекта. Это, во- первых, совершенствование содержания плана работы следователей, обеспечивающего полное и быстрое расследование уголовного дела (уголовных дел) об убийстве. И, во-вторых, совершенствование самого процесса работы следователей (или бригады в целом) по составлению плана (организация планирования): сбор и систематизация полученных сведений об убийствах; обеспечение методической информацией; выбор наиболее соответствующих решаемым задачам форм плана; техника введения новых сведений и т.д.

Планирование расследования по уголовным делам об убийствах (как правило многоэпизодным или серийным) осуществляется в несколько этапов.

На первом этапе руководитель следственной бригады изучает дело и составляет генеральный план, в котором, наряду с обычными реквизитами (версии, вопросы, подлежащие выяснению, намечаемые следственные и оперативные мероприятия и т.д.), особое внимание уделяется основным направлениям предстоящего расследования. Естественно, что в генеральном плане получает отражение распределение обязанностей (поэпизодно, по территории совершения убийств и т.д.).

Первоначальный вариант генерального плана тиражируется и раздается исполнителям. После ознакомления с планом исполнителей он подлежит обсуждению. До этого следователям предоставляется возможность изучить либо все дело, либо, если объем следственных материалов очень велик, лишь ту его часть, которая имеет отношение к предстоящей работе именно этого следователя.

Надо заметить, что в ходе ознакомления с уже имеющимися материалами руководители следственных групп, как правило, составляют конспекты. Есть смысл эти записи размножить и передать следователям - с

143

тем, чтобы последние не тратили свои силы и время на улсе выполненную работу.

В генеральном плане должны получить наглядное и четкое отражение направления, которые поручаются отдельным следователям.

При формировании плана особое внимание важно уделить вопросам обеспечения взаимосвязи и взаимодействия между отдельными следователями.

На втором этапе планирования следователи составляют планы расследования по порученным им направлениям. Такие планы по существу мало чем отличаются от обычных планов расследования. Предпочтительно, чтобы вначале, после согласования со всеми следователями, руководителем группы была бы оговорена более или менее единая стандартная форма плана (расположение содержательного материала, реквизиты и последовательность). При таком условии ознакомление с планом у руководителя других членов бригады будет отнимать меньше сил и времени.

Руководитель обязан самым внимательным образом изучить подготовленные планы, внести в них коррективы, обсудить спорные вопросы со следователями, а в необходимых случаях обсудить наиболее важные положения на совещании следователей бригады.

Целесообразно знакомить следователей с планами, которые составили их коллеги.

Третий этап - это так называемое допланирование. Общеизвестная трудность заключается в постоянно увеличивающемся объеме следственного производства. Некоторое время спустя после начала расследования уголовного дела об убийстве дальнейшее планирование оказывается весьма сложным, так как трудно обозреть и обобщить собранный материал и выявить недостающее.

Для преодоления этой трудности, по нашему мнению, следователи и руководитель следственной группы должны вести «накопительные ведомости», содержанием которых является все то, что нужно сделать по

144 всему делу и по каждому эпизоду для окончательной проверки имеющихся версий, а также для формулирования и проверки вновь возникших версий. Такую работу нужно проводить не от случая к случаю, а постоянно.

Совершенно очевидно, что для поддержания в рабочем состоянии генерального плана руководитель следственной группы должен видеть общую перспективу по делу и существенные детали, число которых с каждым днем увеличивается.

2.3. Недостатки и трудности в работе следственных групп по расследованию уголовных дел об убийствах, пути их преодоления.

Изучение и обобщение опыта работы следственных групп дает возможность отметить ряд трудностей и недостатков, возникающих в их * деятельности по расследованию уголовных дел об убийствах, остановиться

на способах их преодоления.

К недостаткам относятся:

  1. Значительное увеличение сроков производства предварительного следствия.

Необоснованное затягивание расследования уголовных дел об убийствах существенно отражается и на его качестве: увеличивается временной разрыв между совершением преступления и наказанием виновных; с течением времени значительно затрудняется, а нередко и вовсе $ утрачивается возможность собирания доказательств; затянутое во времени

доказывание всегда менее результативно, чем оперативное, а также в большей степени подвержено противодействию заинтересованных в сокрытии истины лиц; затянутое расследование создает в следственной группе атмосферу нервозности и пессимизма.

  1. Постепенное ослабление прокурорского надзора и ведомственного контроля за расследованием уголовных дел об убийствах, осуществляемым группами следователей. Особенно отчетливо это проявляется в работе следственных групп, производящих следствие в течение длительного времени, на территории, отдаленной от места нахождения надзирающего

145

прокурора.

  1. «Автономия» членов следственных групп, которая способна причинить немалый вред государственным интересам, правам участников процесса, поскольку ошибочные действия и решения в таких случаях не исправляются порой до самого окончания предварительного следствия, а возможные процессуальные нарушения или злоупотребления со стороны отдельных следователей вовремя не пресекаются. Издержки от такого рода «автономии» несёт и сама группа. Во-первых: неосведомленность осуществляющего надзор прокурора о фактическом положении дел в следственной группе порождает необходимость в глубоких и комплексных проверках поступающих в центр жалоб на нарушения закона следователями (практика показывает, что затяжка расследования во времени, отдаленность действий следователя от места нахождения прокурора, приводит к значительному числу таких жалоб). Результатом поступления жалоб является отвлечение следователей (порой на длительные сроки) от работы по делу в связи с проверкой жалоб. Нередко складывается ситуация, при которой руководитель следственной группы является единственным ответственным за допущенные в ходе следствия ошибки и нарушения закона лицом.

Такое положение нельзя признать правильным, поскольку в этом случае снимается ответственность за деятельность следственной группы тех должностных лиц, которые имеют к расследованию данного уголовного дела непосредственное отношение (руководителей следственных органов, прокуроров, формирующих следственные группы и осуществляющих надзор за законностью предварительного следствия, а также конкретных членов следственной группы).

  1. Территориальная разобщенность, которая приводит к постепенному ослаблению связей между членами следственной группы, а также между ними и руководителем группы.
  2. А.М.Ларин обоснованно считал одной из причин снижения качества расследования, производимого группой следователей,
    чрезмерное

146

увеличение объёма следственного производства за счет осуществления следственных действий, не вытекающих из возможных версий и плана расследования и не согласованных между членами следственной группы.19 Очевидно, что при увеличении объёма уголовного дела об убийстве (убийствах) многие преимущества «бригадного расследования» оборачиваются своей противоположностью: одновременное собирание большого количества доказательств влечёт невозможность своевременного исследования всей их совокупности; участие нескольких следователей в выработке наиболее важных процессуальных решений порождает механический монтаж итогового документа - обвинительного заключения -из нескольких фрагментов, не имеющих порой логической связи, а иногда и вовсе противоречащих друг другу, поскольку составлены они разными следователями, ни один из которых не исследовал всей совокупности обстоятельств дела и т.д.

Для преодоления указанных трудностей и недостатков «группового» метода расследования убийств, автор выдвигает следующие предложения:

Во-первых, правильная и своевременная организация прокурорского надзора за расследованием уголовных дел об убийствах, производимым следственными группами, которая заключается в постоянном информировании руководителями следственных групп надзирающих прокуроров о состоянии и перспективах расследования, возникающих трудностях. Для этого прокурорам периодически необходимо проводить координационные совещания и заслушивания по уголовным делам; при нахождении следственной группы в другой местности надзирающим прокурорам надлежит выезжать в служебные командировки, чтобы на месте разобраться в ситуации по делу и своевременно дать необходимые указания, касающиеся дальнейшего хода и направления расследования, при необходимости решить вопрос о замене руководителя группы.

19 См.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1997. 223 с.

147

Во-вторых, четкая организация работы следственной группы со стороны ее руководителя путем постановки конкретных задач с указанием времени производства тех или иных действий (некоторые принципы организации этой работы руководителем следственной группы были изложены автором выше). Для этого руководителями следственных бригад по расследованию убийств надлежит назначать наиболее опытных и инициативных работников прокуратуры, имеющих организаторские способности.

В-третьих, своевременное выделение руководителем следственной группы из основного дела в отдельное производство уголовных дел об отдельных эпизодах убийств, которые доказаны, для завершения по ним предварительного следствия и направления в суд. Данное выделение, согласно требованию закона (ч. 2 ст. 154 УПК РФ), может производиться, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела, в случаях, когда это вызвано большим объемом уголовного дела или множественностью его эпизодов.

В-четвертых, обязательное обсуждение со всеми членами следственной группы обвинительного заключения, составленного руководителем следственной группы, до передачи его вместе с делом для утверждения прокурору.

Все изложенное могло бы, по мнению автора, найти свое отражение в соответствующем приказе или указании Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за расследованием уголовных дел об убийствах, производимым следственными группами».

§3. Взаимодействие следователя с органами дознания при расследовании

убийств.

3.1. Понятие и формы взаимодействия следователя с органами дознания.

Взаимодействие следователя с органами дознания - это согласованная по целям и задачам деятельность, направленная на быстрое раскрытие преступления, а также его полное, объективное и всестороннее расследование.1

Важной составляющей большинства из указанных в законе органов дознания являются оперативно-розыскные органы (службы).

Под оперативно-розыскными органами (службами) понимаются функционирующие в соответствии с оперативно-розыскным законодательством в рамках определенных правоохранительных органов (МВД России и др.) или специальной службы России (СВР России и др.) системы их оперативных подразделений и должностных лиц, включая первых руководителей, предназначенные непосредственно полностью или частично осуществлять оперативно-розыскную деятельность (далее - ОРД) или ее контролировать2.

Оперативно-розыскной орган в Федеральном Законе «Об оперативно- розыскной деятельности» (далее - ФЗ об ОРД) назван как «орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность».

Согласно ФЗ об ОРД, в России насчитывается десять оперативно- розыскных органов, компетентных проводить ОРД.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 13 право непосредственного и полного осуществления ОРД на территории России предоставлено восьми оперативно-розыскным органам. Ими являются оперативные подразделения органов: внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Федеральной службы налоговой полиции, Федеральной
службы государственной охраны,

1 Басков В.И. «Оперативно-розыскная деятельность» М., БЕК, 1997, с. 40

2 «Оперативно-розыскная деятельность» Учебник под ред. K.K. Горяинова, B.C. Овчинского, А.Ю. Шумилова, М.,Инфра-М, 2001.С. 193

149 Федеральной пограничной службы, Государственного таможенного комитета, Службы внешней разведки, Министерства Юстиции России.

Законодатель особо обратил внимание правоприменителей на то, что в России никто, кроме указанных в ч. 1 ст. 13 ФЗ об ОРД подразделений государственных органов, не вправе осуществлять ОРД комплексно, с применением всего арсенала специфических средств и методов (однако это не означает, что отдельные ОРМ не вправе осуществлять иные субъекты, которым это право предоставлено законодателем). Кроме того, согласно ч. 2 ст. 13 ФЗ об ОРД, право на частичное осуществление ОРД предоставлено оперативным подразделениям разведки Минобороны (ГРУ ГШ ВС РФ) и органа внешней разведки ФАПСИ при Президенте РФ.

Правовой основой взаимодействия следователя с работниками органов дознания (оперативно-розыскными службами) являются п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее - закон об ОРД). Согласно п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, «при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу следователь управомочен давать органу дознания …. письменные поручения и указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении». Соответственно, в законе об ОРД сказано, что одним из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются поручения следователя по уголовным делам, находящимся в его производстве. Таким образом, предписания законов устанавливают правовой приоритет следователя во взаимоотношениях с органами дознания (праву следователя давать поручения корреспондирует обязанность этих органов по их исполнению).

Статья 40 УПК РФ содержит перечень органов дознания.

150

Сразу необходимо оговориться, что значительная часть указанных в статье 40 УПК РФ ведомств, наделенных полномочиями органов дознания, не наделена вместе с тем правом проведения оперативно-розыскных мероприятий (подразделения милиции общественной безопасности органов внутренних дел, командиры воинских частей, соединений, начальники следственных изоляторов, органы Государственной противопожарной службы и др.). Они могут выполнять только те действия, которые регламентируются УПК РФ как дознание.

Деятельность следователя по расследованию убийств и уголовному преследованию лиц, их совершивших, осуществляется на основе тесного сотрудничества с органами дознания. В большинстве случаев функцию дознания по этим делам выполняет милиция.3 Поэтому далее речь пойдет в основном о взаимодействии следователя с оперативно-розыскными и иными подразделениями милиции.

Организационные формы работы милиции способствуют быстрому получению сведений о преступлениях. Этой задаче служат круглосуточная работа дежурной части, постовая служба и патрулирование, участковая система деятельности инспекторов профилактической службы, функционирование в больших городах групп немедленного реагирования (ГНР) и опорных пунктов охраны общественного порядка, постоянные контакты со штабами народных дружин, использование общих и специальных каналов связи (телефона, телеграфа, радио, телетайпа), охранной сигнализации. Поэтому милиция, как правило, первой узнает и оповещает следователя о совершенном убийстве.

По некоторым уголовным делам об убийствах, в процессе расследования, в пределах своей компетенции могут участвовать и другие органы дознания, указанные в ст. 40 УПК РФ, в частности, органы ФСБ - по делам об убийствах представляющих террористические акты, по делам об убийствах совершенных сотрудниками ® милиции, убийствах дипломатов и консулов и т.д.; оперативные подразделения мест лишения свободы - по

делам об убийствах, совершенных в расположении этих учреждений; органы федеральной пограничной службы - по делам об убийствах, свячанных с нарушением государственной границы.

151 i Милиция имеет в своем распоряжении транспорт, который находится
в

i постоянной готовности и может быть предоставлен следователю
для

[ немедленного выезда на место происшествия в любое время суток.

При необходимости пресечь преступление, преодолеть сопротивление, а I также при попытке заподозренного к бегству, милиция вправе применить меры

физического принуждения.

Одно из ведущих подразделений органов милиции - служба уголовного розыска. Это оперативно-розыскное подразделение, к ведению которого относится осуществление оперативно-розыскной деятельности в целях раскрытия4 преступлений и, в частности, убийств. Уголовный розыск наряду с , гласными приемами работы использует личный сыск, осуществляет
сбор

информации из негласных источников, применяет оперативную технику, использует специальные учеты. Уголовному розыску, когда это требуется, содействуют и другие подразделения милиции, не являющиеся оперативно-

i

розыскными: патрульно-постовая служба, служба
участковых

I уполномоченных, криминалистическая служба, ГИБДД, ОМОН и др.
В

порядке, установленном ведомственными и межведомственным и

i нормативными актами, уголовный розыск использует также оперативные

i возможности других органов дознания. Поэтому, если по делу об убийстве

милиция принимает оперативно-розыскные меры, следователю нет V надобности направлять поручения органам дознания других систем,
а

i необходимые связи с ними осуществляются непосредственно
милицией

, (например, обращение за сведениями в оперативные подразделения других

ведомств).

I 4 В процессуальном значении о раскрытии преступления или, иначе говоря, об установлении обстоятельств

совершения преступления и главное - о виновности определенного лица в условиях действия принципа , презумпции невиновности, можно говорить только после вступления в законную силу приговора суда. Однако

I термин «раскрытие» преступления, широко употребляемый и в криминалистической, и в процессуальной

g> литературе, а также в ведомственных нормативных актах правоохранительных органов, применяется здесь в

i другом значении и используется для оценки показателей работы. Раскрытым считается преступление, когда

лицо задержано по подозрению в его совершении и ему предъявлено соответствующее обвинение.

152 Организационными формами взаимодействия следователя
с оперативными работниками органа дознания на практике обычно являются:

• 1) совместное планирование расследования - начального этапа или всего процесса;

• 2) взаимная информация следователя и оперативных работников в ходе раскрытия и расследования преступлений;

• 3) совместное обсуждение результатов следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий и полученных данных под углом зрения выдвижения и проверки версий, частных задач доказывания;

• 4) совместные выезды следователя и оперативных работников в другую местность для производства следственных действий и оперативно- розыскных мер.5

А. А. Чувилев указывал и на внесение в этот перечень совместного дежурства в составе следственно-оперативной группы, предназначенной для экстренного реагирования на сообщения о преступлениях, поступающих в дежурную часть органа внутренних дел.6

Названные организационные формы взаимодействия относятся к числу непроцессуальных.

Чаще всего взаимодействие с органом дознания по делам, возбуждаемым при обнаружении трупа, начинается с момента обнаружения трупа с признаками насильственной смерти. В этой ситуации на место происшествия вместе со следователем выезжают работники дежурных частей органов внутренних дел, эксперты-криминалисты, участковые уполномоченные, оперуполномоченные уголовного розыска. Они осуществляют охранные функции, преследование по горячим следам, прочесывание прилегающих территорий, обходы квартир, домов и т.д. Как правильно отмечают авторы книги «Расследование убийств»,: «основной
задачей органов дознания в

5 См. подробнее: «Научная организация управления и труда в следственном аппарате органов внутренних дел». М, 1974, с. 71.

6 См.: Чувилев А.А. «Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией», с. 17

153 описываемых условиях является поиск источников
информации об обстоятельствах исследуемого события».7

В соответствии с инструктивными указаниями МВД РФ и Генеральной прокуратуры РФ8, в столицах республик, краев, областей, в крупных промышленных центрах, на транспортных узлах сформированы постоянно действующие следственно-оперативные группы по расследованию и раскрытию убийств9.

Такие объединения позволяют следователю наладить более тесный контакт с работниками органов дознания, выявить их слабые и сильные профессиональные, а также личностные качества. В зависимости от этого еще до выезда на место происшествия следователь обязан решить, сколько работников дознания будет участвовать в осмотре, и предварительно наметить операции, которые могут быть им поручены.

Следователь должен контролировать законность и добросовестность выполнения представителями органов дознания порученных мероприятий. Он заслушивает отчеты сообщения работников органов дознания о проведенных по его поручению мероприятиях, сопоставляет их с результатами собственной деятельности и деятельности других участников группы и т.д.

В сложных, проблемных ситуациях (например, при совершении серии убийств или когда субъект убийства неизвестен) создаются следственно- оперативные группы для работы по конкретному уголовному делу. Они комплектуются из следователей и прокуроров-криминалистов республиканских, краевых, областных, городских, районных прокуратур, а

В.Н. Карагодин, Е.В. Никитина, Л.А. Зашляпин «Расследование убийств». Екатеринбург 1993 г., с. 30 “См. : Положение, утвержденное приказом Генерального прокурора РФ от 17 мая 1995 г. № 32, Министра внутренних дел РФ от 12 мая 1995 г. № 199, Директора Федеральной службы безопасности РФ от 18 мая 1995 г. № 73 и Директора Федеральной службы налоговой полиции от 22 мая 1995 г. № 278; Указание Генерального прокурора России № 15-16-93 от 2 июня 1993 г. и Министра внутренних дел № 1/ 3452 от 2 августа 1993 г. о введении в действие Типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств.

9 Такая следственно-оперативная группа создана в частности, в Юго-восточном административном округе города Москвы (См. совместное распоряжение Прокурора ЮВАО и Начальника УВД ЮВАО «О создании следственно-оперативной группы по расследованию убийств» №2 от 22.02. 2001г.).

154 оперативная группа - из наиболее опытных сотрудников аппарата уголовного розыска МВД, УВД субъектов Федерации и из сотрудников оперативных служб и служб участковых уполномоченных органов внутренних дел, на территории которых зарегистрированы эпизоды серии убийств.

Распределение обязанностей в таких группах зависит от сложности ситуации и количества участников группы. При наличии нескольких следователей и оперативных работников могут создаваться подгруппы по проверке отдельных версий, возглавляемые следователями. Возможно разделение всей оперативно-следственной группы на две подгруппы, в одну из которых включаются следователи, в другую - оперуполномоченные. Вторую подгруппу возглавляет сотрудник органа дознания, который непосредственно организует оперативно-розыскную деятельность.

В вопросе организации руководства работой следственно-оперативной группы (далее - СОГ), имеются определенные противоречия, проявляющиеся на практике.

Так, с одной стороны, ведомственные документы органов внутренних дел предписывают осуществлять руководство следственно-оперативной группой начальнику горрайоргана МВД или его заместителю по оперативной работе, а, с другой стороны, следователь прокуратуры, по своему процессуальному положению являющийся руководителем группы (не только следственной, а всей СОГ, хотя в законе «следственно- оперативная группа» не упоминается, а речь идет только о группе следователей), фактически становится в работе по раскрытию убийства подчиненным начальнику органа дознания. Кроме того, следователь прокуратуры не обладает в полном объеме информацией оперативного характера, а поэтому не всегда имеет возможность выдвигать и отрабатывать определенные версии, выбирать тактику проведения тех или иных следственных действий.

Таким образом, в СОГ появляется два руководителя такой группы: руководитель - следователь и руководитель оперативных работников органа

155 дознания, без четкой регламентации полномочий. По нашему убеждению, в группе должен быть единственный руководитель - следователь, в чьем производстве находится данное уголовное дело, или прокурор. В конечном итоге только они отвечают за результаты расследования этого дела и несут ответственность за надлежащее выполнение своих полномочий.

Практика расследования особо тяжких преступлений, к каковым относятся убийства, доказала эффективность функционирования СОГ. Как верно пишет О.В. Синеокий, «образование таких групп создает ряд преимуществ по сравнению с другими формами взаимодействия следователей и оперативных работников. В частности, появляется больше возможностей привлекать к расследованию убийств наиболее квалифицированных работников, что не всегда удается при организации “разового” взаимодействия следователя и оперативных служб; создавать лучшие условия при взаимопонимании между членами группы. Это способствует более активному и умелому использованию научно-технических средств, оперативной проверке нескольких версий, а при необходимости - концентрации усилий группы на решающем участке»10.

Поэтому в УПК РФ следовало бы регламентировать состав и деятельность СОГ. В соответствующей статье УПК необходимо указать, что расследование особо сложных дел поручается следователям и оперативным работникам органа дознания. В состав такой следственно-оперативной группы входят прокуроры, следователи и оперативные работники органов прокуратуры, в том числе и военных прокуратур, Федеральной Службы Безопасности РФ, МВД РФ, а также могут привлекаться специалисты других ведомств. Один из прокуроров или следователей назначается руководителем следственно-оперативной группы, он принимает дело к своему производству и непосредственно руководит действиями следователей и других участников

О.В. Синеокий «Виды следственных и следственно-оперативных групп: сравнительный анализ» \ Государство и право 1997 №1., стр. 60.

156 следственно-оперативной группы. Участники групп осуществляют
свою деятельность в соответствии с предоставленными им полномочиями.

В этой норме следовало бы закрепить не только участие оперативных работников в расследовании, но и то, что они не могут подменять следователя, а действуют лишь в пределах своих полномочий. Также единообразно должен быть решен вопрос и о руководителе всей группы. По нашему мнению, руководителем следственно-оперативной группы должен быть прокурор, имеющий опыт следственной работы, а также надзора за следствием (заместитель прокурора субъекта РФ по следствию, начальник или прокурор отдела по надзору за следствием, прокурор- криминалист, прокурор города, района) или следователь соответствующего звена прокуратуры. Постановление о создании СОГ должен выносить от своего имени только прокурор. В состав СОГ прокурор включает работников оперативно-розыскных служб, представленных ему в приказе начальника органа МВД, ФСБ и др.

Время действия такой группы должно определяться в постановлении о ее создании, подписываемом прокурором.

На практике зачастую следственно-оперативные группы распускаются после получения от обвиняемого признания в убийстве. Данное положение вряд ли можно считать правильным, ибо сложность многих следственных ситуаций даже после получения признания не уменьшается. В частности, не исчезают трудности, связанные с проверкой достоверности и объективности показаний обвиняемого, отсутствием достаточных доказательств, подтверждающих признание, наличием оснований для предположений о совершении обвиняемым других преступлений или об участии в убийстве иных лиц. Особенно важно сохранение следственно-оперативных групп, расследующих убийства, совершаемые членами организованных преступных сообществ, а также серии убийств, совершаемых на территории различных городов, областей, республик и даже стран. Взаимодействие между указанными органами может состоять во взаимном обмене
получаемой информацией,

157 совместном планировании, участии, оперативных работников в следственных действиях, выполнении органом дознания заданий следователя.

Одной из форм взаимодействия органов дознания и следствия является совместное планирование работы. Совместное планирование позволяет тактически правильно организовать работу по делу и эффективно использовать наличные силы и средства. Оно может осуществляться в двух вариантах: при реализации оперативных материалов на начальном этапе расследования и в ходе самого расследования. В первом речь идет о составлении плана расследования следователем с участием оперативного работника, проводившего оперативно-розыскные меры до возбуждения уголовного дела. Такое участие обеспечивает выбор путей сохранения в тайне источников оперативной информации, правильную последовательность планируемых следственных действий, минимизацию тактического риска при их осуществлении. Во втором речь идет о согласовании планов следственных действий и оперативно-розыскных мер, составляемых следователем и оперативными работниками. Планы согласуются по цели, времени и последовательности проведения следственных действий и оперативных мероприятий.

Планирование способствует укреплению доверия между членами группы, появлению уверенности отдельных сотрудников в своих силах, повышению их профессионального мастерства.

Обмен информацией между следователем и оперативным работником органа дознания - необходимое условие координации их усилий по расследованию убийств. Он должен осуществляться на всем протяжении работы по делу. Своевременная информация предотвращает дублирование в деятельности следователя и оперативного работника, позволяет своевременно вносить необходимые коррективы в планы работы.

Информация, передаваемая следователем оперативному работнику, связана с теми поручениями, которые следователь дает органу дознания. Кроме

158 того, это могут быть данные о следственной ситуации, в которой планируется проведение оперативных мероприятий: о характере осведомленности проходящих по делу лиц, формах их противодействия следствию и т.п. Информация, передаваемая оперативным работником органа дознания следователю, помимо сведений о результатах выполнения полученных поручений, также может содержать данные о складывающейся следственной ситуации, полученные из негласных источников, об отдельных фактах и обстоятельствах, имеющих значение для расследования. Пределы информации зависят от методов и средств ее получения оперативным работником и, во всяком случае, она не должна содержать сведений о негласных источниках ее получения. Она должна содержать только проверенные данные, поскольку может послужить основанием для принятия следователем процессуальных решений.

Совместное обсуждение данных, полученных следователем и оперативным работником органа дознания, имеет место как при обмене информацией, так и при согласованном планировании их деятельности и выполнении оперативным работником поручений следователя. В таком обсуждении могут принимать участие руководители следственных и оперативных подразделений, другие их сотрудники. Оно может носить коллективный характер при соблюдении необходимых требований конспирации источников оперативных данных.

Наконец, совместные выезды в другую местность предпринимаются в тех случаях, когда по соображениям оперативности или в иных тактических целях представляется нецелесообразным поручать проведение отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий органам следствия и дознания иной местности.

Организационно-процессуальными формами взаимодействия следователя с органом дознания в частности, при расследовании дел об убийствах являются:

159

а) производство следователем процессуальных действий одновременно с проведением органом дознания согласованных со следователем оперативных мероприятий (ч. 4 ст. 157 УПК РФ);

б) уведомление следователя о проводимых органом дознания розыскных и оперативно-розыскных мерах по установлению преступника (ч. 4 ст. 157 УПК

РФ);

в) выполнение органом дознания поручений следователя о производстве оперативно-розыскных мероприятий (п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 4 ст. 157 УПК РФ);

г) выполнение органом дознания поручений следователя о производстве отдельных следственных действий (ч. 4 ст. 157 УПК РФ);

д) содействие органа дознания следователю при производстве отдельных следственных действий (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ).11

Розыскные и оперативно-розыскные меры, о которых говорит закон, - близкие по направленности и содержанию, но не тождественные меры. Розыскными мерами являются непроцессуальные действия, которые направлены на сбор сведений о лицах, фактах, обстоятельствах, представляющих интерес с точки зрения задач предупреждения, выявления и раскрытия преступлений. Эти сведения могут быть использованы при подготовке к производству следственных действий. Многие розыскные действия (опросы, объявления о розыске, истребование справок у должностных лиц, проверки домовых книг и личных документов у граждан) работники милиции производят официально, открыто. Такие действия может произвести и следователь.

Собранные таким образом органом дознания материалы могут быть представлены следователю и приобщены им к делу в качестве документов. Они служат основанием для производства следственных действий.

Оперативно-розыскные меры (мероприятия) - это розыскные действия, осуществляемые негласными методами, с использованием
негласных

” См. подробнее: Драбкин Л.Я. «Основы теории следственных ситуаций».Свсрдловск 1987г, стр. 147.

160 источников информации, специально уполномоченными на то оперативно-розыскными органами.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть представлены следователю только после вынесения руководителем органа дознания специального документа - постановления о представлении результатов ОРД (подробнее об этом документе речь пойдет ниже). Полученные посредством ОРМ материалы следователь использует при планировании расследования и в процессе собирания доказательств. Сами по себе результаты ОРМ доказательствами по делу служить не могут, так как они получены вне процессуальной формы, в которой допустимо собирать доказательства.

Оперативно-розыскную деятельность органы дознания осуществляют не только по поводу обнаружения признаков конкретного преступления, но и в отношении лиц, поставленных на оперативный учет ввиду подозрительного образа жизни, связей с преступными группировками, склонности к правонарушениям. Результаты оперативно-розыскной деятельности в. указанном направлении концентрируются в делах предварительной проверки (ДПП) и в оперативно-профилактических делах (ОПД). Поэтому, если при расследовании убийства в поле зрения следователя и органа дознания попадают (в качестве «заподозренных»12, потерпевших или свидетелей) лица, состоящие на оперативном учете, сведения об их прошлом, их образе жизни, связях, наклонностях и другие могут быть получены из ДПП и ОПД.

С самого начала расследования должна быть достигнута полная согласованность целей и действий между следователем и органом дознания, обеспечена взаимная информация.

12 Заподозренный, в отличие от подозреваемого, - понятие не процессуальное, а криминалистическое. Оно обозначает лицо, предполагаемое по одной из версий виновным. Это может быть лицо, не являющееся участником уголовного процесса. При отсутствии оснований для привлечения в качестве обвиняемого и для задержания или применения меры пресечения до предъявления обвинения «заподозренный» может быть допрошен в качестве свидетеля.

161

УПК РФ в п. п. 4 и 5 ч. 2 ст. 38 впервые наделил следователя правом давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении ОРМ.13 Хотя обязанность принимать оперативно-розыскные меры по смыслу части 4 статьи 157 УПК РФ лежит на органе дознания и без поручений следователя до момента установления лица, совершившего преступление, роль поручений крайне важна. Своим поручением следователь корректирует и направляет ОРМ по делу в нужном направлении, контролирует их ход и результаты, а уже после установления подозреваемого обязывает орган дознания продолжать ОРМ, когда это требуется, например, для уточнения мотивов убийства, поиска орудия преступления, места хранения оружия и т.д.

Поручения - это установленная законом форма , в которой следователь информирует орган дознания о деле и задачах, подлежащих решению с по- мощью оперативно-розыскных действий. Однако не следует забывать, что право выбора тактики и методики проведения того или иного оперативно- розыскного мероприятия, целиком лежит в компетенции органа, осуществляющего ОРД, и следователь не должен в них вмешиваться.

Необходимыми элементами поручения следователя являются:

а) изложение данных дела, которые должны быть учтены при ОРМ;

б) изложение вопросов, которые должны быть освещены полученными при производстве розыскных и оперативно-розыскных мероприятий сведениями;

в) указание на необходимость проведения конкретных розыскных действий и ОРМ;

г) срок исполнения.

13 Следует обратить внимание на разницу формулировок п. 4 ч. 2 ст. 38 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ. В первой правовой норме говорится о праве следователя давать органу дознания поручения о производстве ОРМ, при этом о розыскных действиях закон ничего не упоминает. Вторая правовая норма, наоборот, говорит о праве следователя поручать органу дознания производство розыскных действий в случае необходимости их проведения в другом месте, а об оперативно-розыскных действиях почему-то «молчит». По нашему мнению, необходимо привести указанные нормы в соответствие друг с другом.

14 Данная форма закреплена в приложениях № 14 и № 15 к УПК РФ.

162

Характер и объем поручений могут быть различными. Если подозреваемый установлен, перед оперативным подразделением органа милиции может быть поставлена ограниченная задача - например, определить, где находится орудие убийства. В подобных случаях оперативно-розыскные действия носят разовый, эпизодический характер. Встречаются, однако, дела, по которым в начале расследования нет конкретных данных об убийце, а подчас и об убитом, неизвестны мотивы убийства и иные обстоятельства преступления. В таких случаях возникает необходимость в большом, сложном комплексе оперативно-розыскных мероприятий по многим версиям.

В поручении о проведении оперативно-розыскных или розыскных мероприятий следователь может поставить перед органом дознания задачу собрать данные:

о личности неизвестного убитого, его связях, планах, встречах в последние часы жизни;

о лицах, по приметам, схожих с убитым, исчезнувших в соответствующее время в данном районе или за его пределами;

о тех, кто находился в момент убийства на месте преступления или неподалеку от него и может что-либо знать о происшедшем;

об аналогичных преступлениях, совершенных в этой местности до или после расследуемого убийства;

о лицах, которые были уличены или заподозрены в схожих преступлениях;

о тех, кто владеет оружием, подобным примененному при убийстве, или пытался приобрести такое оружие;

о лицах, похожих на убийцу по приметам, известным от свидетелей;

о тех, у кого на одежде были замечены пятна, похожие на кровь;

о сдаче в стирку или в химчистку одежды со следами крови;

163

о лицах, обращавшихся за медицинской помощью по поводу телесных повреждений (телесные повреждения могут быть причинены убийце при самообороне или в результате саморанения);

о лицах, которые продавали, показывали или носили вещи, подобные исчезнувшим при убийстве;

о местопребывании в момент убийства лиц, вызывающих подозрение в причастности к преступлению; об их поведении, особенностях характера, связях, о том, что они намерены сообщить или утаить при допросе.

Разумеется, это лишь примерный перечень. В принципе розыскные и оперативно-розыскные меры могут быть направлены на выяснение любого обстоятельства, имеющего значение для дела.

Приведем примеры профессионально организованных розыскных мероприятий, проведенных сотрудниками милиции по поручению следователя и способствовавших раскрытию убийств.

На вокзале маленького городка во время стоянки поезда в тамбуре пассажирского вагона был оставлен чемодан. Когда чемодан открыли, то увидели части мужского трупа - грудную клетку и руки. Согласно одной из версий, выдвинутых следователем, преступление могло быть совершено в доме, где совместно проживали убитый и убийца. Поручение об «отработке» жилого сектора с целью установления очевидцев указанного преступления, было дано следователем наиболее опытному оперуполномоченному уголовного розыска местного ОВД. Последний, зная о семьях, члены которых враждуют друг с другом, и предполагая, что среди них могут оказаться потерпевший и виновный, определил круг лиц для опроса. Он, в частности, посетил и опросил граждан, живущих по соседству с супругами Кругловой и Никифоровым. Соседи рассказали, что супруги часто ссорились, а недавно ночью из их квартиры доносились звуки тяжелых ударов. Утром Круглова не вышла на работу и занялась стиркой одежды, белья, половиков. Ночной шум она объяснила тем, что рубила мясо на пельмени. Никифорова после этого никто не видел.

Следователь, получив рапорт оперативного работника с этими сведениями, произвел у Кругловой обыск. После того как в сарае была найдена голова Никифорова, Круглова созналась в убийстве и расчленении трупа.

164

По другому делу, возбужденному в связи с обнаружением в реке частей неопознанного трупа, участковый инспектор, исполняя поручение следователя, произвел опросы жителей прибрежной окраины города. Ему сообщили о необычном образе жизни Марии Панкевич и ее сына Евгения, занимающих небольшой дом сельского типа. В течение многих лет они держались крайне замкнуто, никого из окружающих к себе не допускали. Было замечено, что, когда Мария и Евгений Панкевичи ходили на работу и запирали дом, из трубы шел дым, - по-видимому, кто-то продолжал топить печь. Несколько дней назад произошла перемена. Панкевичи начали проявлять общительность, приглашали к себе соседей. Опрашиваемые высказывали предположения, что мать и сын долгое время кого-то прятали в доме, а затем этот человек исчез.

Следователь произвел осмотр в доме Панкевичей. В одной из стен он обнаружил углубившиеся в штукатурку стреляные пистолетные пули, а на полу - множественные замытые следы крови. Мать и сын рассказали, что долгое время в их доме прятался Станислав Панкевич, - муж Марии и отец Евгения, скрывавшийся от ответственности за бандитизм. Он систематически терроризировал семью и однажды стал стрелять в сына из пистолета. Тогда Евгений топором убил отца и, расчленив труп, с помощью матери выбросил части трупа в реку.

Выделим еще несколько условий, важных для эффективности совместных действий следователя и работников органа дознания.

  1. Участие в розыскных действиях инспектора по делам несовершеннолетних. Это необходимо, когда требуется проверить версию о причастности к убийству несовершеннолетних или получить данные, характеризующие несовершеннолетнего потерпевшего, его связи, окружение.

  2. Возможность привлечения к работе по уголовному делу сотрудников экспертно-криминалистической службы милиции или работников ГИБДД. Это бывает необходимо, чтобы проверить предположение о виновности в убийстве определенного лица, находящегося на свободе, не вызывая с его стороны нежелательных реакций, и при этом получить негласно для предварительного

15

16 Примеры взяты ич информационного письма Генеральной прокуратуры РФ №28-15\2000-105 от 08.02.2000г. «О положительном опыте раскрытия убийств с расчленением трупов потерпевших».

165 исследования отпечатки его пальцев, следы обуви и т.д.; когда, например, требуется установить автомобиль или мотоцикл, использованный убийцей и т.д. Приурочив к поиску технические осмотры автомототранспорта, работники ГИБДД совместно с сотрудниками уголовного розыска и криминалистической службы помогут обнаружить машину, оставившую характерные следы на месте происшествия или имеющую пулевые пробоины, пятна крови и иные признаки, связанные с преступлением. Используя служебные контакты с водителями, госавтоинспектора быстрее найдут свидетелей из этой среды.

  1. Постоянство состава группы, ведущей оперативно-розыскные, а также розыскные действия по конкретному делу.

Поручение следователя не может отразить всех деталей обстоятельств дела. Многое сотрудник милиции узнает при получении устного инструктажа, присутствуя при отдельных следственных действиях (например, при осмотре места происшествия), изучая материалы уголовного дела и обсуждая их со следователем и т. д. С другой стороны, не все подробности, выявляемые при розыскных действиях, сразу же полностью документируются. Отдельные обстоятельства, которым вначале не придано особого значения, фиксируются лишь в памяти. Впоследствии, однако, уяснив в свете дополнительно собранных данных, что эти обстоятельства существенны для дела, сотрудник милиции может восполнить пробел и дать следователю дополнительные сведения. Если же в составе группы происходят замены, новому работнику требуется какое-то время, чтобы войти в курс дела. Незадокументированная информация, которой располагал выбывший из группы сотрудник, может быть утрачена.

  1. Согласование времени проведения розыскных и оперативно- розыскных действий со следственными действиями.

Так, оперативно-розыскные данные о помещении, где запланирован обыск, распорядке дня владельца этого помещения и т.п. обесцениваются, если они получены после того, как будет произведено это следственное действие. Не

166

согласованный с сотрудниками милиций вызов на допрос иной раз срывает проводимые в это время оперативно-розыскные мероприятия. И наоборот, если сотрудники милиции заранее осведомлены о планируемых следственных действиях, они могут приурочить к этому времени проведение оперативно-розыскных мероприятий (например, наблюдение за лицом, подвергшимся обыску, либо за лицом, получившим повестку о вызове на допрос и т. д.).

Документом, фиксирующим согласованные следственные, розыскные и оперативно-розыскные действия, их сроки и последовательность, является план. Составляет его следователь. В части, относящейся к розыскным и оперативно-розыскным действиям, этот план служит продолжением поручения следователя и потому обязателен для органа дознания, который получает соответствующую выписку из него17.

Нередко следователю приходится подолгу работать с сотрудниками милиции в командировке вдали от административного центра. Направление оттуда письменного поручения начальнику органа дознания и последующая его передача исполнителю требуют немало времени. Это, однако, не отразится на темпах расследования, если до отправки поручения на месте с ним будут ознакомлены сотрудники милиции, работающие по данному делу.

Разумеется, официальный характер отношений с органом дознания вполне совместим с непосредственным контактом, живым общением между следователем и сотрудниками милиции - исполнителями его поручения. На такой основе достигается обмен текущей информацией, согласование планов действий, обсуждение хода и перспектив расследования.

Такого рода взаимодействие организовывал и автор работы, в частности, при работе в следственно-оперативной группе по расследованию взрыва на Пушкинской площади в городе Москве в 2000 году.

С учетом плана следователя работники органа дознания составляют план оперативно-розыскной деятельности.

167 3.1.1. Исполнение органом дознания поручений о
производстве отдельных следственных действий.

Получив в сжатые сроки на первом этапе расследования максимум доступной информации о происшедшем, следователь строит конкретные версии о лице, совершившем преступление, его местонахождении или путях бегства. В соответствии с выдвинутыми версиями, он поручает органу дознания розыск лица «по горячим следам», стремясь не оставить убийце времени, чтобы скрыться, уничтожить следы преступления, сфальсифицировать доказательства. Средством, обеспечивающим успешность расследования уголовных дел об убийствах, является одновременное, параллельное выполнение комплекса следственных и оперативно-розыскных действий. Если в конкретных условиях нет возможности поручить расследование с момента возбуждения дела группе следователей, выполнение отдельных следственных действий может быть возложено на орган дознания.

Выполнение следственных действий оперативным работником органа дознания по делу, находящемуся в производстве следователя, осуществляется лишь по поручению последнего.

А.Р. Ратинов рекомендовал поручать оперативному работнику проведение таких следственных действий, которые осуществляются по оперативным данным или связаны с административной деятельностью милиции. «Может быть также поручено самостоятельное проведение отдельных допросов свидетелей и выполнение иных следственных действий при отсутствии у следователя возможности произвести эти действия самостоятельно или принять в них личное участие, при необходимости одновременно произвести ряд следственных действий».18

Так, во многих случаях целесообразно, чтобы во время производимого следователем осмотра места происшествия сотрудники милиции по поручению

Ратинов А. Р. и др. Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании и предупреждении преступлений. М., -1964. С. 25.

168

следователя допрашивали очевидцев. Это не только ускоряет расследование, но и повышает качество следственных действий. Показания очевидцев принимаются во внимание для уточнения задач осмотра в ходе его производства, а вопросы, возникающие при осмотре, сразу же выясняются при допросах.

По делам об убийствах, например, совершенных преступными группами, одновременные обыски у нескольких лиц создают эффект внезапности, лишают виновных возможности перепрятать или уничтожить уличающие их предметы.

Положительное психологическое воздействие оказывает проверка показаний «заподозренного», осуществляемая параллельно с его допросом.

Петренко, подозреваемый в разбойном нападении и убийстве К., показал, что в 18 часов (когда было совершено преступление), он находился в квартире, которую снимал у Луцева. Продолжая допрос Петренко, следователь поручил органу дознания немедленно допросить Луцева и членов его семьи. Свидетели сообщили, что Петренко пришел домой в 19 часов, принес с собой водку и отдал хозяину денежный долг, хотя нигде не работал и с утра денег у него не было. На вопросы, заданные следователем в связи с этими показаниями свидетелей, Петренко ответил, что получил деньги по почте. Не прекращая допроса, следователь поручил проверить и это объяснение. Сотрудники милиции истребовали на почте и представили следователю справку о том, что переводов на имя Петренко не было. Справка также была предъявлена при допросе. В итоге Петренко сознался в разбойном нападении и убийстве, подробно изложил обстоятельства этих преступлений и указал, где спрятал отнятый у потерпевшего бумажник.19

В поручении о производстве следственных действий должны быть четко обозначены поручаемые следственные действия; указаны предметы, подлежащие обнаружению и изъятию при обыске или выемке; вопросы, требующие выяснения при допросе или осмотре; срок выполнения поручения и предоставления материалов следователю. В поручение могут быть включены указания о подлежащих применению тактических
приемах и технических

19Примср взят из матсриаюв уголовного дела № 120118, расследованного Домодедовской городской прокуратурой Московской области в 1997 году.

169 средствах, способах связи со следователем по ходу его исполнения. Может быть также оговорено, что исполнитель должен получить от следователя предварительный инструктаж. Поручая следственное
действие, для производства которого требуется вынесение
постановления, следователь

20

выносит такое постановление и прилагает его к поручению.

Орган дознания вправе осуществлять только те следственные действия, проведение которых ему поручается. В противном случае доказательства, полученные органом дознания, признаются в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ недопустимыми.

При рассмотрении Ростовским областным судом уголовного дела по обвинению братьев Пигуновых было установлено, что по данному делу следователем давалось отдельное поручение работникам ГОВД на производство обыска по месту жительства обвиняемых. Оперативными же работниками, помимо обыска, также был проведен допрос родителей Пигуновых, что было признано нарушением уголовно-процессуального закона. ‘

Устанавливая право следователя поручить органу дознания производство следственных действий, закон (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ) ограничивает круг поручаемых действий отдельными следственными действиями. Это означает, что недопустимо перепоручать органу дознания все предварительное следствие. Такая практика порочна. Она нарушает правила о подследственности и противоречит требованию п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, согласно которой все решения о направлении следствия и производстве следственных действий принимает следователь.

Необходимо отметить, что поручения следователя органу дознания должны даваться только в письменном виде (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). Нарушение этого требования закона приводит к исключению доказательств.

Именно такое решение было принято по делу Рахимова, Копытина и Тарасова, обвинявшихся в убийстве А. из корыстных побуждений, рассмотренному с участием коллегии присяжных заседателей Московским областным судом.

20 См. Приложение к УПК РФ № 15 (форма поручения о производстве отдельных следственных действий).

21 См.: Архив Ростовского областного суда, дело № 2-126/97.

170

Указанное дело было возбуждено и находилось в производстве следователя прокуратуры. В нарушение требований УПК без письменного поручения следователя, проводящего расследование, работниками милиции было допрошено 8 свидетелей. По ходатайству государственного обвинителя допросы указанных свидетелей были исключены из разбирательства дела судом присяжных как полученные с нарушением уголовно- процессуального закона.22

Аналогичные правовые последствия наступают и в случаях проведения работниками органа дознания, включенных в состав следственно- оперативной группы по делу, следственных действий без поручения следователя, поскольку законом, как уже отмечалось выше, создание следственно-оперативных групп не предусмотрено.

Так, по делу Крохина и др., рассмотренному Московским областным судом, был обоснованно исключен протокол его допроса в качестве свидетеля, произведенного без поручения следователя оперативником РУОП, который входил в состав следственно- оперативной группы, поскольку, как указал суд, оперуполномоченный РУОП является работником органа дознания и не может производить следственных действий по уголовному делу без поручения следователя, в производстве которого оно находится,

‘УХ

независимо оттого, включен ли оперативник в СОГ или нет.

3.1.2. Содействие при производстве отдельных следственных действий.

Содействие при производстве отдельных следственных действий по требованию следователя орган дознания оказывает в разных формах, одни из которых носят процессуальный характер, другие являются оказанием чисто технической помощи.

По делам об убийствах наиболее существенны следующие формы содействия органа дознания следователю:

а) принятие мер, обеспечивающих сохранность следов и иных объектов, подлежащих осмотру и изъятию;

б) охрана порядка при производстве следственных действий;

22 См.: Архив Московского областного суда, дело № 2-88-26/95.

23 См.: Архив Московского областного суда, дело № 2-2/96.

171

в) обеспечение явки лиц, которые требуются для участия в следственном действии;

г) выделение сотрудников для непосредственного участия в следственном действии в помощь следователю и под его руководством;

д) выделение специалистов для участия в следственном действии. Когда обнаружен труп с признаками насильственной смерти, а равно

предметы или следы, которые могут иметь значение для дела, орган дознания своими силами или с помощью общественности обязан обеспечить неприкосновенность этих объектов, пока они не будут осмотрены и зафиксированы следователем. Для этого устанавливается охрана, объекты укрывают подручными материалами от снега, дождя, ветра или от палящего солнца.

В ходе подготовки и проведения обыска сотрудники милиции следят, чтобы никто не мог повредить, уничтожить или вынести искомые предметы. Особенно важно такое содействие, когда обыск производится в квартире или доме из нескольких помещений.

При осмотре места происшествия сотрудники милиции обеспечивают поддержание порядка, не допуская к нему посторонних.

Когда можно ожидать, что в ходе очной ставки изобличаемый способен воздействовать на изобличающего уговорами, угрозами или завязать драку, для предупреждения таких эксцессов целесообразно присутствие сотрудника милиции при проведении очной ставки.

Милиция по требованию следователя осуществляет конвоирование к месту производства следственных действий обвиняемых (подозреваемых), заключенных под стражу, охраняет их, когда эти действия проводятся.

На орган дознания в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ возлагается исполнение постановлений следователя о приводе свидетелей и обвиняемых, не явившихся по вызову без уважительных причин, а также розыск обвиняемых, скрывающихся от следствия или не имеющих постоянного места жительства.

172

Содействие явке лиц, подлежащих допросу, орган дознания осуществляет не только путем привода по ранее вынесенному следователем постановлению. По делам об убийствах нередко возникает необходимость срочно допросить определенное лицо, например вероятного очевидца преступления или свидетеля, который, по словам подозреваемого, может подтвердить его алиби. Не всегда можно вызвать такого свидетеля по телефону, вызов же повесткой отнимает много времени, а иногда и вообще невозможен, так как сведения о вызываемом бывают недостаточны. В таких условиях немедленную явку может обеспечить работник милиции, который выедет на место, уточнит данные о вызываемом, выяснит, где он находится - на работе или дома, объявит ему о вызове и, если надо, своим транспортом доставит к следователю.

На орган дознания, согласно закона (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ), может быть возложено исполнение постановлений следователя о задержании и аресте, а также выполнение иных процессуальных действий.

По поручению следователя сотрудники милиции вызывают врача и иных специалистов для участия в неотложном осмотре места происшествия и трупа, при необходимости обеспечивают их доставку к месту осмотра. Через сотрудников милиции следователь приглашает понятых.

В порядке помощи следователю при проведении следственного действия работники милиции могут изучить прилегающую к месту происшествия территорию, чтобы определить границы осмотра.

Так, по делу об убийстве неизвестной женщины в лесу на окраине г. Домодедово, работники милиции во время осмотра внимательно обследовали участок в радиусе нескольких сот метров от трупа и под кучей валежника обнаружили раскрытую дамскую сумку, а в ней - паспорт. Благодаря правильно определенным границам осмотра удалось получить данные, свидетельствующие об убийстве путем разбойного нападения, а также о личности потерпевшей.

*4 Пример взят ич материалов уголовного дела, расследованного Домодедовской городской прокуратурой Московской области в 1996 году.

173

Если в соответствии с планом следственного действия его участники должны удаляться друг от друга (например, при следственном эксперименте), с одной группой находится следователь, а с другой - сотрудник милиции.

Ценной может оказаться и техническая помощь сотрудника милиции при осмотре места происшествия: измерение значительных расстояний рулеткой или посредством шагомера, записи по ходу осмотра под диктовку следователя, изъятие и упаковка по его указанию вещественных доказательств.

В качестве специалистов в осмотре, следственном эксперименте, проверке показаний на месте, получении образцов для сравнительного исследования и при проведении других следственных действий, имеющих целью изучение специфических материальных объектов, участвуют сотрудники криминалистической службы милиции (ЭКО, ЭКУ), сотрудники ГИБДД (если преступление связано с транспортом или исследуются следы автотранспорта), работники Государственной противопожарной службы (по делам об убийствах, связанных с поджогами или попытками поджога).

3.2. Содержание взаимодействия следователя с органами дознания по делам об убийствах в различных следственных ситуациях.

Содержание и задачи взаимодействия следователя с органами дознания с момента получения информации об убийстве зависят от ее объема, а также от конкретной следственной ситуации, складывающейся на начальном этапе расследования.

Анализ уголовных дел об убийствах позволяет выявить наиболее эффективные методы взаимодействия, составляющие его содержание, в зависимости от конкретной следственной ситуации.

  1. Личность убитого неизвестна, убийца, скрывшийся с места происшествия, также неизвестен. В данной следственной ситуации совместная работа органов дознания, оперативно-розыскных служб и следователя идет в основном в двух направлениях:

174

а), установление личности убитого;

б), установление лица, совершившего преступление.

Естественно, трудно раскрыть преступление, не установив личность потерпевшего, а поэтому работа в первом направлении должна вестись наиболее активно.25 Для этого следователь дает поручение оперативным работникам органа дознания о принятии мер по установлению личности трупа. Труп дактилоскопируют и фотографируют по правилам опознавательной фотосъемки. Отпечатки пальцев трупа оперативные работники проверяют по соответствующим дактилоскопическим учетам. Далее сотрудники милиции проводят опрос населения с целью установления личности потерпевшего, выявления свидетелей и очевидцев совершенного убийства («так называемая отработка жилого сектора»). После назначения следователем соответствующих экспертиз (судебно-медицинской, баллистической, дактилоскопической, биологической и др.), сотрудникам милиции можно поручить срочную доставку объектов на экспертизу. В случае обнаружения на месте происшествия оружия, патронов, стреляных гильз, после исследования их экспертным путем, оперативным сотрудникам органов внутренних дел поручается проверка изъятых объектов по Федеральной пулегильзотеке. Оперативные работники органа дознания (как правило, оперуполномоченные оперативно-розыскных отделов) составляют опознавательную карту трупа и заводят розыскное дело. Им же в большинстве случаев следователем поручается опознание трупа потерпевшего в морге, выемка одежды потерпевшего из судебно- медицинского учреждения для последующего ее осмотра и экспертного исследования. Сотрудники оперативно-розыскных служб рассылают сводки с приметами неопознанного трупа в другие ОВД, УВД, зональные информационные центры, ГИЦ МВД РФ с целью обнаружения

25 О содержании этой работы см.: Шифрин В.А. Установление личности неопознанного трупа при расследовании убийств. Авторсф. дисс… канд. юр. наук. Л. 1973.

175 сходства убитого по приметам с разыскиваемыми без вести пропавшими лицами. Следователь и оперативный работник органа дознания составляют совместный план следственно-оперативных мероприятий. В дальнейшем оперативные работники докладывают следователю о его исполнении и результатах проведенной работы на периодических заслушиваниях по уголовному делу об убийстве. Оперативные работники органов дознания содействуют следователю в обнаружении и изъятии вещественных доказательств при осмотре места происшествия, хотя эту функцию могут выполнять и эксперты-криминалисты ЭКО, выступающие в качестве специалистов. Сотрудники оперативно-розыскных служб через агентурный аппарат стремятся негласно выяснить обстоятельства совершенного убийства, выявляют его свидетелей и очевидцев, сведения о подозрительных лицах, пытавшихся скрыться с места происшествия, на одежде которых была замечена кровь и т.д. Работники органов дознания обеспечивают связь следователя со средствами массовой информации, помещают соответствующие сводки о совершенных преступлениях в газеты и на телевидение. По поручению следователя оперуполномоченные уголовного розыска осуществляют сбор информации об аналогичных по способу преступлениях, совершенных в районе и городе. Осуществляют выборку по спецучетам лиц, ранее судимых за аналогичные преступления, и оперативным путем проверяют их на причастность к расследуемому убийству. При наличии у трупа особых примет (татуировок, шрамов и т.п.), оперативные работники организуют их «отработку» по специализированным автоматическим базам данных (в частности, по АБД «Опознание», имеющейся в ГИЦ МВД РФ, и т.д.).

  1. Личность убитого известна, убийца, скрывшийся с места происшествия, неизвестен.

Основной задачей взаимодействия в данной следственной ситуации, как правильно отметили авторы пособия «Криминалистическое обеспечение предварительного расследования», является обнаружение и закрепление следов

176 преступления и иных доказательств, выявление дополнительных источников информации об обстоятельствах преступления и установление преступника.

Для решения указанной задачи сотрудники оперативных подразделений органов дознания оказывают следователю содействие в обнаружении, изъятии и упаковке вещественных доказательств в ходе осмотра места происшествия. Проводят «отработку» жилого сектора и прилегающей к месту убийства местности с целью обнаружения свидетелей и очевидцев преступления. Оперативные работники органов внутренних дел осуществляют сбор сведений о связях потерпевшего, образе его жизни, знакомствах, друзьях, врагах, долговых обязательствах, сфере деятельности. Для этого ими осуществляются оперативные установки, проводятся разведывательные беседы, опросы населения. Работники оперативно-розыскных служб совместно со следователем изучают документацию, относящуюся к служебной либо коммерческой деятельности потерпевшего. По поручению следователя допрашивают отдельных лиц, располагающих какой-либо информацией о потерпевшем и организуют доставку свидетелей на допрос к следователю (основных очевидцев и свидетелей преступления следователю необходимо допрашивать самому). Оперативные сотрудники предпринимают попытки установления возможных конфликтных ситуаций, имевших отношение к потерпевшему, их содержания; проводят оперативный анализ и проверку содержания телефонных переговоров, прослушивание которых санкционировано судебными органами, по домашнему и служебному телефонам потерпевшего, «отрабатывают» лиц, с которыми потерпевший, согласно полученным сведениям, имел телефонную связь.

Работники милиции оказывают следователю содействие и в поиске отпечатков пальцев убийцы, а в случае обнаружения таковых, - организуют их немедленную проверку по данным дактилоучетов. При обнаружении на месте убийства орудия преступления (например, огнестрельного оружия), милиция

См. Криминалистическое обеспечение предварительного расследования. Учеб. пособие для вузов под ред. В.А. Образцова. М. Высшая школа. 1992. С. 257.

177 своими средствами организует его немедленную доставку для
экспертного исследования.

После экспертизы оперативные сотрудники органов внутренних дел осуществляют проверку изъятых объектов по Федеральной пулегильзотеке и учетам похищенного оружия. Следователь может поручить работникам органов дознания составление фоторобота убийцы со слов очевидцев, немедленное оповещение всех оперативных служб города (региона) о полученных приметах заподозренного лица, составление и направление соответствующих ориентировок. Следователь также может поручить органам дознания организацию публикации фоторобота заподозренного и информации о совершенном убийстве в СМИ с целью выявления очевидцев происшедшего или иных лиц, располагающих сведениями о потерпевшем и заподозренном.

Во время потасовки, вспыхнувшей в ресторане между его посетителями, несколькими выстрелами в упор из пистолета был убит один из посетителей, а другой тяжело ранен. Сразу после этого мужчина кавказской наружности, стрелявший из пистолета, вместе со своими спутниками и спутницами, с которыми он до этого распивал спиртное, без помех покинул ресторан и скрылся. Один из музыкантов ресторанного оркестра на допросе детально описал внешность убийцы и тех, кто с ним был в ресторане. По показаниям музыканта сотрудниками милиции были составлены фотороботы указанных лиц, которые опубликовали в газетах. Вскоре по приметам была выявлена одна женщина из этой компании. Допрошенная, она рассказала об обстоятельствах кровавого инцидента и сообщила, что убийство совершил ее знакомый - сотрудник одного из подмосковных отделов милиции. Вскоре убийца был обнаружен, изобличен, а затем и осужден.

Подробнее о них: Криминалистическое обеспечение предварительного расследования. Учеб. пособие для вузов под ред. В.А. Образцова. М. Высшая школа. 1992. С. 145-146. 28 Записки криминалистов. Вып. 5. М, 1995.

178 Сотрудники оперативно-розыскных служб дают задание агентурному аппарату и доверенным лицам по негласному установлению всех обстоятельств преступления и получению сведений о лицах, его совершивших.

При наличии данных о том, что у потерпевшего после убийства пропало какое-либо имущество, оперработники организуют его постановку на учет похищенного имущества («выставляют» специальные учетные карточки на каждый похищенный предмет в зональный информационный центр соответствующего региона и ГИЦ МВД РФ), после чего осуществляют проверки мест возможного сбыта похищенного.

Следователь должен периодически заслушивать оперативных работников органов дознания о проведенных по его поручению мероприятиях, о полученной новой информации по делу, которая может интересовать следствие. Сотрудниками милиции осуществляется сбор сведений об аналогичных преступлениях, совершенных в районе, городе, других регионах, о лицах, ранее судимых за совершение аналогичных преступлений, проводится их «отработка» на причастность к расследуемому убийству.

Примером успешной работы следователя и оперативных сотрудников органов дознания, позволившей раскрыть ряд особо-тяжких преступлений, может служить следующий.

Серия разбойных нападений и убийств на корыстной и сексуальной основе была совершена в Нижнем Новгороде в течение двух месяцев - августа и сентября. Судя по почерку, в частности по тому, что преступник наносил своим жертвам удары ножом в область шеи, складывалось впечатление, что все преступления совершены одним и тем же лицом. При изучении этих преступлений и их сравнительном анализе было обращено внимание и на то, что все они совершены неподалеку от трамвайной линии, соединяющей городской железнодорожный вокзал с Автозаводским районом. Это позволило построить версию о том, что преступник плохо ориентируется в городе, являясь,

179 по всей видимости, приезжим из какой-либо соседней области по железной дороге.

С учетом этого во все прилегающие к Нижегородской области регионы были направлены специальные задания. В них ставилась задача немедленно сообщить в Нижний Новгород обо всех совершаемых уличных нападениях на женщин с нанесением жертвам ножевых ранений в область шеи.

В конце октября из Чувашии поступило сообщение, что недавно в районном центре Бурнары, в лесонасаждениях возле базара, было совершено покушение на убийство Никоновой, которой нанесены удары ножом в грудь и шею. Никоновой удалось вырваться и сначала спрятаться в лесу, а потом добраться до жилья. По приметам, которые сообщила Никонова, спустя несколько дней был задержан житель Бурнарского района Иванов, ранее судимый за убийство. В ходе расследования выяснилось, что именно им и были совершены указанные тяжкие преступления в Нижнем Новгороде. Иванов оказался матерым преступником. На допросах он с циничной откровенностью пояснил, что приезжал в указанный город только затем, чтобы удовлетворить путем убийств свои сексуальные и материальные потребности. После совершения преступлений в городе не задерживался, а сразу уезжал в Бурнарский район к родителям. Такие наезды рассматривались им как наиболее безопасный способ действий. Удары в шею ножом наносились потому, что после таких ранений, по его мнению, потерпевший уже не мог кричать и неизбежно наступала смерть.

Кроме описанных убийств и покушений Иванов, впоследствии приго- воренный судом к высшей мере наказания, был изобличен и в совершении ряда других преступлений - разбойных нападений, грабежей, изнасилований, хулиганских действий.29

В работе по установлению убийцы существенную помощь оперативному сотруднику может оказать автоматизированная информационно- поисковая

29 Записки криминалистов. Вып. 4. М, 1994 г.

180 система оперативно-розыскного назначения «Центр»,
функционирующая в ГИЦ МВД РФ.

В настоящее время АБД «Центр» обеспечивает сбор, обработку и выдачу сведений о следующих объектах учета:

  • особо опасных рецидивистах, «ворах в законе», других «авторитетах преступного мира» (установочные данные, приметы, места работы и жи- тельства);
  • тяжких нераскрытых преступлениях (место, время, способ совершения, предмет посягательства);
  • изъятых, утраченных и выявленных номерных вещах.
  • С помощью АБД «Центр» можно получить чрезвычайно важные и необходимые сведения об убийствах, о лицах, ранее их совершивших, о приметах подозреваемых, скрывшихся с места совершения преступления, о характерных способах совершения этих преступлений, об огнестрельном оружии, выявленном на местах совершения убийств и т.д.30
  1. Потерпевший и лицо, совершившее убийство, известны, однако последний скрылся с места преступления.

Подобные ситуации складываются, как правило, при совершении «очевидных» убийств, т.е. убийств на глазах у свидетелей, либо когда уже из самой обстановки места происшествия видно, кто убил потерпевшего (таким образом происходит подавляющее число «бытовых» убийств).

Здесь основная задача взаимодействия следователя с работниками органов дознания заключается в поиске и задержании скрывшегося убийцы.

Для этого организуются и проводятся поисково-заградительные мероприятия, засады, оцепления, преследование «по горячим следам». Следователь либо непосредственно участвует в данных мероприятиях, либо дает поручения об их проведении органам дознания.

30 Подробнее о них см.: Корниенко Н.А. «Учеты и учетная документация, используемые при расследовании уголовных дел». СПб., 19%.

181

Следователю также необходимо в точном соответствии с уголовно- процессуальными законом и рекомендациями криминалистики зафиксировать обстановку на месте происшествия при его осмотре, обнаружить и изъять доказательства совершения преступления, которыми впоследствии можно будет изобличить убийцу.

После осмотра места происшествия следователь должен немедленно приступить к допросу непосредственных свидетелей совершения убийства с целью выяснения всех его обстоятельств и деталей. Также подлежат допросу и так называемые «косвенные» свидетели преступления, т.е. лица, непосредственно не наблюдавшие процесс его совершения, однако явившиеся очевидцами пред- и посткриминальных событий: приготовления подозреваемого к убийству, видевшие на нем следы преступления, наблюдавшие их сокрытие подозреваемым и располагающие иными сведениями, имеющими значение для дела. Свидетели выявляются путем проведения сотрудниками милиции подворно-поквартирных обходов, «отработки» жилого сектора.

Выбор приемов розыска убийцы, решение о составе поисковой группы (или групп) для выполнения этой задачи определяются исходя из розыскной версии о личности подозреваемого, предполагаемом его местопребывании и вероятном пути следования, о возможном использовании им транспорта и наличии у него оружия. Такого рода версии основываются на предварительной информации о времени совершения преступления, внешности, приметах убийцы, признаках его одежды и находившихся при нем вещей, направлении, в котором он отправился, оставив место преступления.

Если исходные данные дают основание для разных версий, розыск осуществляется одновременно в разных направлениях с использованием различных приемов, какими являются:

1) преследование убийцы по «горячим» следам (по возможности с использованием служебно-розыскной собаки);

182 2) заградительные мероприятия путем установления наблюдения
за узловыми пунктами предполагаемого маршрута передвижения скрывшегося убийцы (в черте населенного пункта, на вокзале, возле
предприятий общественного питания и т.д.);

3) засады в местах вероятного появления, передвижения убийцы (у перекрестков дорог, на чердаках, в квартирах и т.д.); 4) 5) оцепление определенных участков местности (например, лесного массива, жилого квартала); 6)

5) обследование местности, прилегающей к месту происшествия, которая предварительно разбивается на участки, секторы, ограниченные естественными границами; 6) 7) установочные мероприятия в отношении проверяемых по делу лиц и т.д.31 8) В качестве положительного примера взаимодействия следователя и органов дознания в рассматриваемой криминалистической ситуации по розыску и задержанию четырех убийц (Моисеева, Слезкина, Кошелева и Сокольникова) можно привести известное дело об убийстве предпринимателя Коляда в г. Новосибирске.

21 июня 1998 года, в шестом часу утра, на пульт дежурного РОВД по телефону поступило сообщение свидетеля о том, что он слышал выстрел у дома 12 по улице Пархоменко. Выглянув в окно, свидетель увидел убегавших трех человек в серой одежде и масках. Все они побежали за угол дома, недалеко от которого стояла автомашина ВАЗ 2109 красного цвета. Свидетель также запомнил три цифры из номера указанной автомашины. Почти одновременно поступил телефонный звонок об обнаружении во 2-ом подъезде трупа жильца дома с огнестрельными ранениями.

Подробнее см.: Ооржак А.С. «Взаимодействие следователей прокуратуры с работниками органов дознания при расследовании умышленных убийств». Дисс. на соиск. уч. степ. канд. юр. наук. Казань, 1989. С. 98-99; Образцов В.А. «Выявление и изобличение преступника» М. Юристь. 1997. С. 67-68 и др.

183

Дежурный немедленно распорядился о вызове машины «скорой помощи», выезде на место происшествия следственно-оперативной группы и проведении тактической операции «Перехват». Были приняты меры по перекрытию возможных путей отхода и отъезда преступников, учтены уловки преступников, которые могли переодеться, выбросить средства маскировки, оружие и т.п. Следственная группа, работавшая по осмотру места происшествия, постоянно информировала руководителя операции о полученных данных о лицах, совершивших убийство, его способе, похищенных предметах и т.д. Потерпевший скончался на месте происшествия от слепого ранения картечью в спину, груди слева и подмышечной впадины слева. Потерпевшего опознали сразу же, так как он был жителем этого дома и занимался бизнесом. У него были похищены сумка, в которой по показаниям свидетелей - родственников, были различные вещи, авиабилет до Москвы, а всего на сумму около 40 млн. рублей. Это явилось важной ориентировкой по поиску преступников. Результаты активной оперативно-розыскной работы сказались. Все подозреваемые были задержаны сотрудниками Западно-Сибирского РУОП в автомашине ВАЗ 2109, у которых обнаружили и изъяли незаконно хранившиеся два обреза ружей, 21 патрон к ним, похищенную сумку с вещами, принадлежащими потерпевшему.

Так, благодаря профессиональному взаимодействию следователя прокуратуры и оперативно-розыскных служб МВД в данной исходной ситуации была задержана и изобличена созданная Моисеевым организованная устойчивая вооруженная группа (банда). Именно слаженные действия следователя и оперативных групп (службы криминальной милиции, РУОП, ГИБДД) не позволили скрыться опасным преступникам из 4-х человек из района совершения преступления с большой суммой денег. Из протокола допроса Моисеева, признавшегося в создании банды и убийстве Коляды, следовало, что ранее Моисеев

184

занимался коммерцией, хорошо знал предпринимателя Коляда как преуспевающего бизнесмена, его обязанности, как и где он приобретает товары, где и сколько хранит денег и т.п. Достоверно установив, что Коляда вылетает в Москву авиарейсом 21 июня и выходит из своей квартиры около 5 утра, имея на теле жилет, в котором были деньги в сумме 300 млн. рублей, в джинсах около 2 млн. рублей, а в сумке доллары и ценные вещи на сумму примерно 40 млн. рублей, Моисеев, вместе с соучастниками тщательно разработали план убийства Коляда с целью хищения денег. Они предусмотрели все детали совершения преступления (купили автомобиль, арендовали квартиру, где разработали план, хранили оружие, маски и т.д.). И все же свой преступный план они не реализовали, поскольку Моисеев, стреляя на лестничной площадке подъезда, случайно не попал в Коляда. Увертываясь от нападавших, Коляда выбежал из подъезда, и в это время Моисеев выстрелил в него второй раз, смертельно ранив картечью. Этот выстрел и слышал свидетель, позвонивший в милицию.

Банду Моисеев создал за два месяца. Проживая в г. Бийске, он вовлек в нее сначала Слезкина, - тоже жителя г. Бийска, а затем, прибыв в Новокузнецк, принял в свои ряды Сокольникова и Кошелева. После убийства банда должна была скрыться в Новокузнецке.32

  1. Следственная ситуация, при которой потерпевший известен, убийца застигнут на месте преступления либо явился с повинной.

Основной задачей взаимодействия в этой ситуации является сбор и закрепление доказательственной базы, с помощью которой можно будет изобличить убийцу в совершенном им преступлении и проверить его признательные показания.

См. архив Новосибирского областного суда, дело № 1-4553-99.

185

При явке с повинной эта задача состоит еще и в отработке версии о самооговоре подозреваемого (например, с целью «выгородить» настоящего убийцу, скрыть другие преступления и т.п.).

Поэтому следователь, получив от подозреваемого признательные показания, может поручить работникам органа дознания немедленно их проверить. Так, если подозреваемый ссылается на каких-то дополнительных свидетелей совершения им убийства, следователь поручает оперативным сотрудникам допросить их или доставить на допрос к нему. Если подозреваемый мотивом совершения убийства называет длительные неприязненные отношения с потерпевшим, противоправные действия со стороны последнего, следователь поручает сотрудникам милиции проверить эти факты оперативным путем и выявить их свидетелей.

При проверке показаний подозреваемого на месте, работники милиции осуществляют его конвоирование и охрану, предоставляют транспорт, технические средства фиксации показаний, при необходимости осуществляют фото и видеосъемку на следственных действиях.

Кроме того, оперативные подразделения органов дознания проверяют подозреваемого на причастность к совершению других преступлений методами оперативно-розыскных действий.

Практика показывает, что в 43% именно оперативно-розыскным путем были выявлены сведения, относящиеся к другим совершенным убийствам.

В ходе осмотра места происшествия органы дознания оказывают помощь следователю в обнаружении и изъятии доказательств причастности подозреваемого к совершенному убийству.

Итак, взаимодействие следователя прокуратуры с работниками органов дознания является одним из средств быстрого выявления лица, совершившего убийство, а также полного установления всех обстоятельств преступления, обеспечивающим возможность эффективного
использования методов как

186 следственной, так и оперативной работы при размежевании этими работниками своих функциональных обязанностей.

При общей положительной оценке взаимодействия следователя с органами дознания при расследовании уголовных дел об убийствах, необходимо отметить и существующие здесь отрицательные моменты.

  1. Как показывает практика, активное взаимодействие осуществляется лишь в первые две-три недели после обнаружения убийства. Если подозреваемый в этот срок не установлен, целенаправленные действия следователя и оперативно-розыскных подразделений органов дознания постепенно ослабляются. Это связано с занятостью оперативных сотрудников органов дознания работой по другим преступлениям. Да и потом в органах внутренних дел до сих пор сохраняется система, согласно которой работа оперативно-розыскных служб оценивается лишь по количеству раскрытых ими преступлений. Нераскрытые убийства в «зачет» оперативным работникам не идут, вот почему у них постепенно пропадает желание по ним работать.

  2. Несогласованность и разобщенность действий следователя прокуратуры и оперативных сотрудников органов внутренних дел, вызванная их административной независимостью друг от друга, а также загруженностью работой.

Согласно УПК РФ, именно следователь ответственен за уголовное дело и является координатором и руководителем взаимодействия с органами дознания. Но у следователя в производстве, как правило, находится не одно, а несколько дел. Поэтому он не имеет возможности сосредоточиться на работе только по одному убийству, «забросив» другие уголовные дела. Из этого вытекает и невозможность постоянного общения с сотрудниками милиции по конкретному убийству. Последние тоже, в свою очередь, загружены повседневной работой, связанной с необходимостью раскрывать другие преступления. Вот почему многая важная информация, полученная оперативным путем, порой доходит до следователя не сразу,
а лишь спустя какое-то время, что отрицательно

187

сказывается на результате расследования. Ведь следователь при поступлении к нему любой оперативной информации, имеющей значение для дела, должен немедленно проверить ее следственным путем и скоординировать дальнейшую работу оперативников.

  1. Отсутствие у следователя реальных рычагов воздействия на органы дознания в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения ими его поручений.

Разумеется, в таких случаях следователь может внести руководителю органа дознания представление об устранении нарушений закона или, как крайний вариант, обратиться к прокурору, осуществляющему надзор за следствием. Тот, в свою очередь, также может внести руководству органа дознания соответствующее представление. Но, как показывает практика, на указанные представления следователи и прокуроры в большинстве случаев получают лишь формальные «отписки» типа: «предупрежден о недопустимости подобных нарушений впредь», «строго указано» и т.п. Собственный многолетний опыт работы автора в органах прокуратуры свидетельствует, что по представлениям следователей и прокуроров, внесенным ими по фактам неисполнения или ненадлежащего исполнения органами дознания поручений, реально были привлечены к дисциплинарной ответственности всего около 10% сотрудников милиции.

Для преодоления отмеченных отрицательных моментов взаимодействия следователя и органов дознания, по нашему мнению, необходимо:

Во-первых, издание совместного приказа Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ, регулирующего взаимодействие органов прокуратуры и МВД в процессе расследования убийств. Его можно назвать: «Об основах взаимодействия органов прокуратуры и органов внутренних дел при расследовании убийств». В данном межведомственном нормативно- правовом акте следовало бы закрепить, что взаимодействие между следователем прокуратуры (прокурором) и оперативными подразделениями

188

ОВД начинается с момента получения информации о совершенном убийстве и продолжается до момента направления уголовного дела в суд.

В качестве гарантии неукоснительного и своевременного исполнения органами дознания поручений следователя и прокурора, в этом акте необходимо закрепить положение, согласно которому на каждое поступившее из прокуратуры представление о нарушении органами внутренних дел закона, руководству ОВД следует незамедлительно жестко и принципиально реагировать с обязательным проведением служебных проверок и приложением к ответу на представление копий приказов о наказании сотрудников милиции, допустивших волокиту и ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей. Этот приказ, по мнению автора, будет способствовать повышению и укреплению исполнительской дисциплины органов внутренних дел, а также снимет многие сложности, возникающие в процессе взаимодействия последних с органами прокуратуры.

Во-вторых, изменение существующей системы оценки показателей работы оперативно-розыскных служб органов внутренних дел по количеству раскрытых ими преступлений и переход на систему оценки работы по фактически выполненному ее объему и эффективности за отчетный период. Этим будет положен конец бездействию милиции по нераскрытым преступлениям, в том числе убийствам. Естественно, автор сознает все сложности перехода на новую систему, связанные, в частности, с необходимостью значительного увеличения штата оперативных работников МВД. Гарантом эффективности работы органов дознания по уголовным делам должен стать следователь, являющийся процессуальным руководителем и координатором взаимодействия.

189

3.3. Использование данных, полученных в результате оперативно - розыскной деятельности, в доказывании по уголовным делам об убийствах.

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности органов дознания имеет важное значение для расследования таких опасных преступлений как убийства и тем более при расследовании так называемых <ааказных убийств».

Однако, применение оперативно-розыскных мероприятий, негласность большинства из них, ограниченность прав лиц, в отношении которых такие мероприятия проводятся, может привести к нарушению прав и свобод граждан.

Поэтому, использование результатов ОРД требует обязательного установления того, насколько при совершении оперативно-розыскных мероприятий были соблюдены все установленные законом правила.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть изложены в соответствующем сообщении, которое явится поводом к возбуждению уголовного дела.

Информация, полученная от оперативно-розыскных служб, может стать основанием для определения следователем тактических направлений расследования убийств, дать почву для выдвижения следственных версий, позволить следователю тактически грамотно и целеустремленно провести отдельные следственные действия (допрос, обыск, выемку и др.). Таким образом, не выступая непосредственно в качестве структурного элемента уголовно- процессуального доказывания, результаты оперативно-розыскных мероприятий нередко весьма эффективно проявляют себя при расследовании убийств, поскольку указывают на обстоятельства, источники сведений о каких-либо обстоятельствах, места нахождения документов, предметов, которые впоследствии могут стать доказательствами по делу.

Другой аспект использования результатов оперативно-розыскной дея- тельности органов дознания связан с решением вопроса о «легализации» оперативно-розыскной информации в уголовном процессе. Говоря иными словами, речь идет о возможности и условиях использования такой информации в качестве

190 судебных доказательств по уголовным делам об убийстве. На этой проблеме остановимся подробнее.

Как известно, цель любого оперативно-розыскного мероприятия в конечном счете состоит в получении информации, значимой для пресечения и раскрытия преступной деятельности. Об этом свидетельствует и сам перечень оперативно-розыскных мероприятий, содержащийся в ст. 6 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», : все они решают в информационном плане одну и ту же задачу, хотя средства и процедуры решения задачи могут быть различными.

Информация, получаемая при производстве оперативно-розыскных мероприятий, носит непроцессуальный характер. Это обусловлено тем, что «ее источники и способы получения, вообще говоря, не относятся к допустимым уголовно-процессуальным законом. Перечень последних ограничен следственными действиями, процессуальными действиями в стадии возбуждения уголовного дела и представлением доказательств участниками процесса»33.

Поэтому важным направлением (формой) реализации данных ОРД является их использование в доказывании по уголовному делу в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона.

Данному вопросу посвящено немало работ ученых и практиков.34

На основании ст. 11 ФЗ «Об ОРД» от 12.08.1995 г. «результаты оперативно-розыскной деятельности могут … использоваться в доказывании по уголовным делам». Соответствующее положение вытекает и из ст. 89 нового УПК РФ с оговоркой, что результаты ОРД должны отвечать требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам.

См.: Ю.В. Корснсвский, М.Е. Токарева « Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам», М. Юрлитинформ 2000 г., стр. 30.

34 См. напр.: Доля Е.А. «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности», М. 1996г.; В.В. Золотых «Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе», М. Аст. 1999г. Стр. 205- 217; Маркушин А.Г. «Оперативно-розыскная деятельность : необходимость и законность» Н. Новгород 1995г.; Шейфер С.А. «Доказательственные аспекты Закона об ОРД»\ Государство и право 1994, №1 стр. 94- 100.; Ю.В. Корснсвский, М.Е. Токарева « Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам», М. Юрлитинформ 2000 г; Азаров В.А. «Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства в достижении цели раскрытия преступлений» и т.д.

191

Таким образом, статья 11 закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и статья 89 УПК РФ говорят лишь об использовании результатов ОРД, но не указывают, в каком качестве эти результаты могут быть использованы.

Вопрос этот может быть осложнен, если его разрешать, исходя из исторического толкования приведенных норм.

«Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» 1958 года содержали тезис о возможности и необходимости принятия в соответствующих случаях оперативно-розыскных мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших (ст. 29 Основ). Однако законодатель не счел возможным определить свое отношение к проблеме использования в уголовном судопроизводстве в качестве судебных доказательств фактических данных, полученных в процессе оперативно-розыскных мероприятий. Этот важный и применительно к конкретным ситуациям трудно разрешимый вопрос на законодательном уровне остался открытым.

Существенно расширил правовую базу применения оперативно-розыскных мер Закон от 12 июня 1990 года «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик». Характер внесенных дополнений хорошо виден при сравнении старого и нового текста ч. 2 ст. 29 Основ (внесенные законодателем дополнения для удобства сравнительного анализа мы выделяем полужирным курсивом): «на органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных мер, в том числе с использованием видеозаписи, кино- фотосъемки и звукозаписи, в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством».

Законодатель, указав на принципиальную возможность «использования в качестве доказательств по уголовному делу» сведений, выявленных оперативными подразделениями в ходе ОРД, не определил механизм и конкретные формы такой

192 легализации оперативно-розыскной информации в гласном
расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел. Это не могло не породить разночтений в трактовке указанного законоположения.

24 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР одобрил «Концепцию судебной реформы в России». В этом документе фиксируется следующее положение: «Результаты опросов, розыска и негласного наблюдения доказательственного значения не имеют».35

Спустя полгода парламент России принял Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации». В ст. 10 этого Закона записано: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы… в качестве доказательств по уголовным делам, после их проверки в соответствии с уголовно- процессуальным законодательством». Содержание приведенных положений были расценены как суждения «диаметрально противоположные».36

С этим трудно не согласиться. Результаты опросов, розыска и негласного наблюдения, безусловно, сами по себе доказательственного значения не имеют. К примеру, «опрос» не может заменить предусмотренную процессуальным законодательством процессуальную форму допроса, в которую необходимо облечь вербальную информацию, исходящую от физического лица. Надлежащей процессуальной формой здесь будет допрос этого лица и фиксация этого следственного действия в протоколе допроса. Письменный отчет субъекта, тайно наблюдавшего действия правонарушителя, также не может заменить протокола допроса этого человека, и т.д. Что же касается тезиса, содержащегося в тексте Закона об ОРД 1992 года, то формулировка его такова, что дает основание для вывода о том, что материалы ОРД - это доказательства, но они для их использования в уголовном судопроизводстве требуют проверки. Данная формулировка Закона об ОРД вызвала в этой связи многочисленные возражения, что и привело к ее изменению в новой редакции Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года.

35 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации М, 1992. С 93.

36 См.: Азаров В.А. Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства выполнения задачи раскрытия преступлений // Вопросы применения Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Омск, 1998. С. 7

193

В этом законе прямое указание о возможности использования оперативно- розыскной информации в качестве доказательств по уголовным делам уже отсутствует. Проблема рассмотрена в более широком контексте, включающем в себя указание об использовании оперативной информации в процессе доказывания в соответствии с тем, какое понятие и какие признаки доказательств указаны в уголовно-процессуальном законе: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут… представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств» (ст. 11 Закона).37

Очевидно, что сами по себе материалы ОРД не есть доказательства, поскольку они не соответствуют тем признакам, которые указаны в ст. 74 УПК РФ, и не собраны путем следственных или иных процессуальных действий. Как известно, по УПК РФ правом представления доказательств наделен широкий круг лиц и, хотя закон говорит, что они представляют доказательства, на самом деле они представляют лишь определенные сведения, вещи, предметы, документы, которые станут доказательствами только после того, как следователь и суд признают их относимость и допустимость по делу. В конечном итоге именно лицо, производящее расследование по делу или рассматривающее дело по существу, решает вопрос об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатайств о принятии этих сведений, предметов и документов в качестве доказательств. В таком же процессуальном порядке принимаются материалы, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности.

Оперативно-розыскные данные сами по себе не могут являться доказательствами по уголовному делу еще и потому, что они, как обоснованно замечает В.В. Золотых, «не подкреплены достаточными гарантиями, обеспечивающими получение достоверной информации и защиту законных

37 Профессор П.А. Лупинская совершенно обоснованно обратила внимание на неточность приведенной формулировки указанной статьи 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года, поскольку, как отмечает П.А. Лупинская, «такая формулировка может дать основание для вывода, что оперативные материалы уже с момента их представления должны рассматриваться как доказательства» (см. Лупинская П.А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных // Рассмотрение дел судом присяжных. Варшава, 1997, С. 117).

194 интересов, основных прав и свобод человека и гражданина, а также
не соответствуют нормативному определению доказательства».38

Они выполняют роль ориентирующей информации, оказывая существенную, порой неоценимую помощь в обнаружении и собирании доказательств.

Полученные в ходе непроцессуальной деятельности фактические данные, могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий при производстве по уголовному делу об убийстве, и в данном случае непроцессуальная деятельность по отношению к деятельности уголовно-процессуальной носит вспомогательный характер.

«Представляется, что на основании оперативных данных могут быть приняты решения о производстве таких следственных действий, как вызов свидетеля, его допрос, предъявление для опознания и др. Не обращаясь за санкцией к прокурору (по УПК РФ - к суду - М. Т.), следователь в неотложных случаях вправе принять решение о производстве обыска, но с последующим сообщением об этом прокурору (по УПК РФ - и судье — М.Т.) в суточный срок (например, когда известно, что в помещении подготовлены к вывозу похищенные ценности)».39

Чтобы сведения, полученные оперативно-розыскным путем, стали доказательствами по делу, необходима предусмотренная УПК процедура их ввода в сферу уголовно-процессуальных отношений (т.е. допрос лиц, проводивших ОРМ, представление ими результатов ОРД, приобщение данных результатов к делу). То же самое касается предметов и документов, обнаруженных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий (например, орудия убийства, дневника убийцы, в котором он описывает совершенные им преступления и т.д.).

Но здесь мы сталкиваемся с проблемой: законом (УПК РФ) не предусмотрена процедура представления результатов ОРМ и
закрепления

38 В.В. Золотых «Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе», М. Аст. 1999г, стр. 208.

39 См.: Карнсева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Волгоград, 1988, С. 41.

195 (оформления) их в качестве доказательств. Закон «Об ОРД» вообще по поводу реализации результатов ОРМ содержит весьма неопределенное положение: «представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД». А что дальше? А дальше — «в соответствии с положениями уголовно- процессуального законодательства РФ, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств» (ст. 11 Закона «об ОРД»). Но все дело-то в том, что эти положения УПК ничего в отношении оперативной информации не содержат. Ничего не говорится и о придании статуса вещественных доказательств предметам или документам, добытым оперативным путем. Несомненно, что здесь должны действовать общие правила представления, получения и закрепления сообщений и сведений в соответствующем протоколе.

Надо, видимо, полагать, что с того момента, как закон позволил использовать результаты оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания на официальной и гласной основе, регламентировал судебное санкционирование некоторых из них, а, стало быть, породил определенные уголовно-процессуальные отношения40 по поводу и в связи с оперативно- розыскной деятельностью, место, процедура процессуального оформления результатов оперативно-розыскных мероприятий, порядок и условия использования их в качестве доказательств должны регламентироваться в уголовном процессе. Именно так эта проблема решается во многих иностранных государствах.41

Поэтому, по мнению автора, в главу 11 УПК РФ должны быть включены положения, регулирующие процедуру представления результатов ОРМ органу дознания, следователю, прокурору, суду, а также порядок их закрепления в качестве доказательств в процессуальных документах.

Необходимо учесть, что речь идет и об оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой до уголовного процесса (например, прослушивание).

41 Краткий обзор зарубежного законодательства по данному вопросу: Москалькова Т.Н. Этика уголовно- процессуального доказывания. М. 1998. С. 80.

196

Сейчас практические работники вынуждены при решении этих вопросов руководствоваться подзаконным нормативным актом - Инструкцией о порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд, которая согласованна с Генеральным прокурором РФ и утверждена 13 мая 1998 года совместным приказом федеральных органов, осуществляющих ОРД: ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК и СВР РФ (далее - Инструкция).42

В соответствии с пунктом 10 Инструкции, представление результатов оперативно-розыскной деятельности включает:

вынесение руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, постановления о представлении результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд (что предусмотрено частью 3 и ст. 11 Закона об ОРД);

при необходимости - вынесение постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;

оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов.

Нужно согласиться с мнением профессора С.А. Шейфера, который пишет, что: «в постановлении о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности должны быть приведены обстоятельства получения фактических данных, которые будут определять допустимость доказательств: кем, когда, при каких обстоятельствах, с применением каких технических средств получены соответствующие данные. В нем должно содержаться и предложение приобщить представляемые материалы к делу».43

42 См.: Приказ Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Федеральной пограничной службы Российской Федерации, Государственного таможенного’ комитета Российской Федерации, Службы внешней разведки Российской Федерации от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 (зарегистрировано Министерством Юстиции Российской Федерации 3 сентября 1998 г. Регистрационный № 1603) и Приложение к приказу ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 (Согласовано с Генеральной прокуратурой Российской Федерации).

43 См.: Шсйфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. 1997, № 9. С 61. Профессор В.И. Зажицкий полагает, что «данное постановление следователю не должно направляться, оно остается в деле оперативного учета, а

197

С точки зрения диссертанта, по факту представления предметов и документов, полученных в результате ОРД, должен быть составлен особый документ - «протокол представления материалов оперативно-розыскной деятельности для использования в качестве доказательств». В этом протоколе должно быть отражено: а) ходатайство лица, представляющего предмет или документ о приобщении его к делу (или предложение об этом, содержащееся в постановлении органа, осуществляющего ОРМ); б) сам факт представления предмета или документа; в) содержание представляемого материала, определяющее его относимость. Если речь идет о документе («протокол оперативно-розыскного мероприятия»), его содержание непосредственно усматривается в тексте документа. Если же представляется предмет (изготовленные оперативным путем фотоснимки, кинофильмы, звуко- и видеозаписи, слепки с орудий преступления), его содержание должно быть уяснено различным путем: изображения и звуковая информация просматриваются и прослушиваются, предметы осматриваются с отражением этих операций в протоколе;

г) происхождение представляемого объекта.

Практическое значение указанного предложения состоит в том, что в УПК РФ необходимо включение специальной статьи, регламентирующей требования к такому виду протокола, как «протокол представления материалов оперативно-розыскной деятельности для использования в качестве доказательств».

Касаясь вопроса относимости и допустимости представляемых оперативно- розыскных материалов, надо отметить, что в УПК РФ (ст. 89) в отличие от УПК РСФСР, прямо сформулировано правило о запрете использования в доказывании результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК (требованиям относимости и допустимости).

соответствующие материалы направляются ему с сопроводительным письмом» (Зажицкий В.И. Новый закон об оперативно-розыскной деятельности более совершенен // Государство и право, 1995, № 12, С. 54). Каких- либо доводов, обосновывающих такой вывод, профессором В.И. Зажицким не приведено, а поэтому предложение профессора С.А. Шсйфсра с практической точки зрения представляется наиболее приемлемым.

198

Данное положение отражено и в судебной практике, и в процессуальной теории.

Так, В.А. Басков совершенно справедливо писал: «прежде чем признать сведения, полученные оперативно-розыскным путем, доказательством по уголовному делу, следователь и прокурор должны убедится в их допустимости. Затем определяются их процессуальное значение и относимость к конкретному уголовному делу. После этого намечается процессуальный порядок оформления этих сведении в виде доказательства».

Профессор Б.Т. Безлепкин обоснованно отмечает: «Нынешняя практика высших судебных инстанций, как правило, отказывает в статусе источника доказательств объектам, способ получения которых затемнен и теряется в недрах негласной оперативно-розыскной деятельности. В принципе такое отношение правосудия к подобным источникам информации с позиции теории доказательств безупречно. Неясность по поводу того, как, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий соответствующую информацию, и невозможность исследовать эти вопросы путем производства следственных и судебных действий не только порождает неразрешимые сомнения в достоверности такой информации, лишая её тем самым доказательственного значения, но и создает почву для подозрений в том, что обвинительные доказательства сфальсифицированы».45

Профессор П.А. Лупинская также отмечает, что «неясность по поводу того, как, где, и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий ту или иную информацию, лишает его доказательственной силы».4

Поэтому доказывание требует представления точных сведений о времени, месте, условиях и обстоятельствах получения материалов, использовавшихся специальных технических средствах и исполнителях.

В.И. Басков «Оперативно-розыскная деятельность». М., БЕК, 1997г., стр. 129.

45 См.: Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право, 1991, №8, С. 100-101.

46 Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств. // Российская Юстиция 1994 г., №11.

199

Допустимость фактических данных, полученных в результате ОРД означает, что они должны быть получены без нарушения закона, т.е. без нарушения общих, закрепленных в Конституции РФ прав и свобод граждан, а также с соблюдением тех требований, которые установлены Федеральным Законом «Об ОРД».

Общие требования допустимости материалов ОРМ сводятся к следующему:

  • проведение мероприятий управомоченными лицами и в пределах их компетенции;
  • наличие надлежащих оснований для проведения соответствующих мероприятий;
  • проведение мероприятий с соблюдением тех процедур, которые установлены соответствующим законом;
  • получение в установленных случаях судебного разрешения на проведение ОРМ.47
  • Если, например, оперативно-розыскное мероприятие проведено с нарушением порядка, установленного Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», то полученные в результате такого мероприятия предметы и документы не могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу на основании положения ч. 2 ст. 50 Конституции РФ.

К иному выводу приходит профессор В.И. Зажицкий, полагающий, что, поскольку Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» не предусматривает санкции ничтожности, «факт нарушения закона (об ОРД - M7Y) не должен аннулировать полученные результаты».48

47 Только на основании судебного решения могут быть проведены оперативно-розыскные мероприятия, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища (часть 2 статьи 8 Закона «Об ОРД» от 18 августа 1995 года, ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

На проверку этого требования при разрешении вопроса о допустимости использования в качестве доказательств результатов ОРМ обращалось внимание в части 3 пункта 14 Постановления Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

48 Зажицкий В.И. Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса. // Государство и право, 1995, №6 С. 67.

200

Такой вывод, на наш взгляд, противоречит части 2 статьи 50 Конституции РФ, поскольку в ней говорится о запрете использования доказательств, которые получены с нарушением закона, и при этом в указанной норме нет уточнения относительного какого либо конкретного закона.

Считают недопустимым использование фактических данных, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий с нарушением закона об ОРД, П.А. Лупинская49, С.А. Шейфер,50 С. А. Пашин51, Н.М Кипнис52.

При наличии оснований считать представленный материал относимым и допустимым, лицо, производящее расследование, своим постановлением приобщает его к делу в качестве вещественного доказательства или «иного документа»53, либо вызывает для допроса лицо, проводившее ОРМ.

Если представленный материал не обладает относимостью или получен с нарушением закона об ОРД, в этом случае, как правильно отмечает М.П. Поляков, выносится мотивированное постановление об отказе в приобщении материала в качестве доказательства по делу и он возвращается в орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность.54

Научно-практическое пособие для судей «Рассмотрение дел судом присяжных», С. 114, 117-118.

50 С.А. Шейфер. Государство и право, 1997 год, № 9, С. 59.

51 С.А. Пашин «Доказательства в российском уголовном процессе» // Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Выпуск 1. 4. 2. М. 1996г., стр. 339.

52 Н М. Кипнис «Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве» М. Юристь 1995г., стр. 54, 57- 59.

53 На необходимость вынесения постановления о приобщении к делу не только вещественных доказательств, но и иных документов указывают С.А. Шейфер (См.: Указ, соч., С.62) и Н.М. Кипнис. Последний в частности отмечал, что «необходимость вынесения специального постановления о приобщении материалов к уголовному делу в качестве иных документов обусловливается потребностью облегчить впоследствии проверку этих документов». (См.: Кипнис Н.М. Указ.соч., С. 62).

Что же касается вопроса о приобщении материалов после проверки их допустимости, то следует отметить следующее.

По мнению Шейфсра С.А. «если для определения относимое™ и допустимости материал необходимо проверить (с помощью экспертизы, иных следственных действий), постановление о приобщении выносится после получения положительных результатов проверки. Таким образом, моменты принятия материала и приобщения его к делу в качестве доказательства могут и не совпадать во времени». По мнению же П.А. Лупинской, а также Е.А. Доля «определение подлинности материалов видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также достоверности запечатленных на них сведений должно осуществляться уже после приобщения этих материалов к делу в качестве доказательств процессуальными средствами» (См.:.Лупинская Указ. соч., С. 115, Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996).

54 См.: М.П. Поляков. Использование результатов ОРД в уголовном процессе: шаг вперед, два шага назад. // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. 2002. С. 155.

201

В случае, когда представляются предметы и они приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств, последние должны быть осмотрены с составлением соответствующего протокола.

После того, как фактические данные, полученные вне пределов уголовного процесса, будут представлены и приобщены к делу в указанном выше порядке, они могут рассматриваться как доказательства и только после этого они подлежат проверке и оценке на общих основаниях.

Указанный выше порядок введения внепроцессуальной информации в уголовный процесс в достаточной степени гарантирует как достоверность, так и законность полученных данных.

Однако мы не можем согласиться с мнением Е.А. Доли о том, что получив данные оперативно-розыскной деятельности, следователь на их основе «формирует» доказательства.55

Е.А. Доля пишет, что «результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовному делу, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств».56

Само слово «формировать» означает «придавать определенную форму, законченность» что, в равной мере, может быть отнесено к любым доказательствам, в том числе и к показаниям свидетеля, потерпевшего и др.

Доказательства, от кого бы они не поступали, должны быть зафиксированы следователем в установленной законом процессуальной форме.

Так, при получении документов, предметов, в том числе видео-, кино -, фотопленок и др., следователь устанавливает кем, когда и при каких условиях они получены. Если речь идет об ОРД, то выясняется и соблюдение правил Закона об ОРД.

55 См.: Доля Е.А. О принципах судопроизводства, доказательствах, доказывании и использовании в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. // Материалы Международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. 2002. С. 107.

5 См. Комментарий к УПК РФ под ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулиной. М. Юристъ.2002. С. 221-222; Научно- практический комментарий к УПК РФ под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьсва. М. Спарк. 2002. С. 213. См. СИ. Ожегов. Словарь русского языка. М., 1986. С. 743

202

Полученные документы, предметы оцениваются с позиции их относимости, допустимости и в зависимости от этого приобщаются к делу либо в их приобщении отказывается.

Полученные следователем сведения путем допроса свидетелей, потерпевших, тем более нельзя отнести к формированию доказательств. Не случайно УПК РФ требует, чтобы показания допрашиваемых лиц были зафиксированы по возможности дословно. Использование понятия «формирование доказательств» создает впечатление, что следователь как бы сам является их создателем, что недопустимо как в случаях представления доказательств, полученных в результате ОРД, так и представленных иными участниками процесса.

203 ЗАКЛЮЧЕНИЕ На основе проведенного исследования,
автор формулирует следующие выводы и предложения:

  1. От своевременного и правильного решения вопроса о возбуждении уголовного дела во многом зависит достижение целей расследования, обеспечение законности и обоснованности разрешения дела в последующем по существу.

Этот общий постулат особенно важен по делам об убийствах, так как своевременное реагирование на поступившее сообщение об обнаруженном трупе со следами насильственной смерти, иное сообщение об убийстве, первые действия и принятые решения по этим сообщениям, способствуют выдвижению и проверке версий, сохранению следов преступления, выявлению очевидцев и совершению других процессуальных действий, которые могут обеспечить быстрое раскрытие убийства и установление виновных лиц.

  1. Наиболее часто встречающимися поводами к возбуждению дел данной категории являются сообщения, поступающие в виде телефонных и иных устных сообщений очевидцев преступления или лиц, обнаруживших труп.

Очень важна точная фиксация таких сообщений лицами, их принимающими. Поэтому, по возможности, необходимо узнать данные о позвонившем или иным образом сообщившем о преступлении человеке, месте его жительства и др.

Поводами к возбуждению уголовных дел об убийствах также могут быть сообщения медицинских учреждений (больниц, моргов) о криминально- насильственном характере смерти поступивших к ним лиц.

Необходимо различать:

  1. Сообщения, которые содержат достаточные данные для немедленного возбуждения уголовного дела (например, сообщение медицинского учреждения о смерти от ранений, отравлений и иных насильственных действий).
  2. Сообщения, не содержащие достаточных данных для немедленного возбуждения уголовного дела, но требующие безотлагательный выезд или выход на

204 место происшествия для его осмотра. В этих случаях процессуальным поводом
к возбуждению уголов! юго дела будет рапорт соответствующего должностного лица об обнаружении признаков преступления.

Рапорт об обнаружении признаков преступления как повод к возбуждению уголовного дела, кроме того, может иметь место при получении и проверке сообщений об исчезновении человека, при анализе материалов розыскного дела о лице, пропавшем без вести, когда есть основания полагать криминальный характер его исчезновения.

Не редки дела об убийствах, которые возбуждаются в результате явки с повинной.

Автор обосновывает положение о том, что изложенное самим лицом заявление о явке с повинной не может в дальнейшем рассматриваться как его показания, так как оно получено до возбуждения уголовного дела и без соблюдения правил допроса обвиняемого (подозреваемого).

Так же, по мнению диссертанта, следует отнестись и к заявлению о явке с повинной, занесенному в протокол о принятии устного заявления (Приложение к УПК РФ № 2). Этот протокол составляется до возбуждения уголовного дела. Получение заявления о явке с повинной не относится к тем следственным действиям, которые могут иметь место до возбуждения дела.

Поэтому указанный протокол, как и письменное заявление самого лица о явке с повинной, относится в дальнейшем производстве по делу к такому виду доказательств как «иные документы», а не к протоколам следственных действий.

  1. Очевидно, что к моменту принятия решения о возбуждении уголовного дела нельзя требовать сведений, характеризующих признаки конкретного состава преступления. Обычно для возбуждения уголовного дела достаточно данных, указывающих на признаки, характеризующие объект и объективную сторону преступного посягательства. Поэтому, для дел об убийстве характерно то, что достаточными данными, указывающими на признаки преступления, считается сам факт обнаружения трупа с признаками насильственной смерти

205 или сообщение об исчезновении человека при обстоятельствах, позволяющих предположить его убийство.

Помимо сообщений очевидцев о насильственных действиях, повлекших смерть потерпевшего, наиболее часто достаточными данными, указывающими на признаки убийства, могут служить характер и расположение ранений на обнаруженном трупе, состояние одежды пострадавшего, детали обстановки, в которой обнаружен труп, свидетельствующие о насильственном вторжении в жилище и т.д.

Эти данные следователь получает, прежде всего, при осмотре места происшествия и трупа.

В таких случаях следователь, дознаватель, прокурор в пределах своей компетенции обязаны незамедлительно возбудить уголовное дело по результатам осмотра места происшествия и трупа, а при необходимости - вынести такое постановление уже во время проведения осмотра.

  1. Учитывая, что УПК РФ закрепил возможность возбуждения уголовного дела против конкретного лица, которое с момента возбуждения уголовного дела становится подозреваемым (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ), необходимо особенно тщательно проверить наличие для этого достаточных оснований, так как закон предусматривает значительные ограничения прав и свобод, которые могут быть применены к подозреваемому, в том числе задержание (ст. 91 и 92 УПК РФ), избрание меры пресечения (ст. 100 УПК РФ) и др.
  2. Решение вопроса о возбуждении дела при обнаружении трупа (или его частей) как правило не вызывает особых трудностей. Накопленный опыт расследования этих дел свидетельствует о том, что даже если в начале не ясно, что именно произошло - убийство, самоубийство или несчастный случай, обычно все же очевидна необходимость возбудить уголовное дело для выяснения этих вопросов в процессе следствия. Особо сложен вопрос об основаниях возбуждения уголовного дела при исчезновении человека, когда не только причины смерти, но и сама смерть этого лица предположительны.

206

В большинстве случаев возникает необходимость убедиться в том, что сообщенные факты соответствуют действительности и из них вытекает вероятность убийства исчезнувшего. С этой целью и производится проверка поступившего сообщения, предусмотренная ст. 144 УПК РФ, для того, чтобы выявить достаточные данные, указывающие, что здесь имело место не просто исчезновение человека, а насильственное лишение его жизни.

Методами проведения проверки при криминальных признаках исчезновения лица являются получение объяснений от отдельных лиц, истребование документов, ознакомление с ними на месте, осмотр территорий и помещений и т.п.

Основная трудность при проверке предположения об убийстве без обнаружения трупа заключается в том, что сведения об исчезновении лица может сообщить лишь незначительный круг лиц (обычно близких родственников, сослуживцев), а поэтому шансы на обнаружение среди них людей, знающих о судьбе исчезнувшего, крайне невелики. Проверка места нахождения лица производится лишь по немногим указанным ими адресам и в отношении очень узкого круга лиц (знакомых исчезнувшего, друзей сослуживцев).

Проверка, предусмотренная ст. 144 УПК РФ, производится следователем (дознавателем) и в случаях обнаружения трупов без внешних признаков насильственной смерти, когда сама обстановка места происшествия и состояние трупа при его осмотре не дают оснований полагать, что смерть потерпевшего наступила в результате преступных действий какого-либо лица (лиц). Здесь существенную помощь следователю (дознавателю) может оказать заключение судебно-медицинской экспертизы трупа, назначение которой, теперь возможно до возбуждения уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Очевидно, что возможности предварительного следствия всегда превышают возможности проверочных действий до возбуждения уголовного дела. Поэтому, если в ходе проверки предположение об убийстве (доведении до самоубийства) удается достоверно опровергнуть, в возбуждении уголовного дела отказывается. Если же проверка, приводит к данным, хотя бы предположительно указывающим на признаки

207 преступления, или для выяснения юзникших вопросов требуется
проведение следственных действий, не указанных в ч. 4 ст. 146 УПК РФ,
необходимо незамедлительно возбудить уголовное дело и приступить к расследованию.

Диссертант отмечает, что УПК РСФСР не устанавливал порядка продления срока проверки оснований для возбуждения уголовного дела свыше трех суток. Это породило порочную практику превращения десятисуточного срока проверки, предоставленного законодателем для исключительных ситуаций, в обычный срок проверки.

Законодателем сделан серьезный шаг по преодолению указанного недостатка, Часть третья статьи 144 УПК РФ предусматривает, что прокурор, начальник следственного отдела, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, предусмотренный частью первой ст. 144 УПК РФ.

Таким образом, в законе четко указывается, что продление срока проверки допускается прокурором и иными должностными лицами лишь по ходатайству лица, производящего проверку. Представляется, что данное ходатайство о продлении срока проверки должно быть мотивированным, с обоснованием причин невозможности закончить проверку в обычный трехдневный срок. Прокурор или иное должностное лицо, указанное в законе, должны незамедлительно рассмотреть ходатайство и по результатам его рассмотрения вынести решение о продлении срока проверки, либо об отказе в таковом.

Требования о мотивированности ходатайств, продлении сроков доследственной проверки, порядке рассмотрения прокурором, начальником следственного отдела, начальником органа дознания указанных ходатайств и о решениях, принимаемых ими по итогам рассмотрения, следовало бы включить, по мнению автора, в статью 144 УПК РФ в качестве частей четвертой и пятой, а нынешние части четвертую, пятую и шестую сделать соответственно частями шестой, седьмой и восьмой.

Это дополнение ст. 144 УПК РФ направлено на то, чтобы пресечь возможность необоснованного затягивания сроков проверок,
особенно по

208 заявлениям о безвестном исчезновении граждан и в случаях обнаружения трупов без внешних признаков насильственной смерти.

  1. Для повышения эффективности проверок сообщений о преступлениях, органами прокуратуры и внутренних дел, по мнению диссертанта, должны быть приняты серьезные меры по устранению недостатков, нередко еще допускаемых при их проведении. Такими недостатками являются:
  • недопустимо медленные темпы проверок;
  • низкое качество проверок, влекущее принятие необоснованных решений об отказе в возбуждении уголовных дел;
  • подмена проверок фактически проводимым следствием.
    1. В части 4 ст. 146 УПК РФ впервые законодательно закреплено важнейшее положение о том, что постановление о возбуждении уголовного дела с необходимыми материалами незамедлительно направляется прокурору для получения его согласия на возбуждение уголовного дела.

Этот порядок, с точки зрения автора, призван существенно повысить ответственность следователей и дознавателей за законность и обоснованность возбуждения уголовных дел, а также служит действенной процессуальной гарантией прав и свобод личности от неосновательного их ограничения.

  1. В УПК РФ, по сравнению с УПК РСФСР, также впервые предусматривается обязательность указания в постановлении о возбуждении уголовного дела не только статьи уголовного закона, но и пункта, части статьи Уголовного Кодекса РФ, по признакам которой оно возбуждается.

Поэтому нельзя признать правильным, когда следователи, дознаватели и прокуроры в постановлении о возбуждении уголовного дела вместо того, чтобы указать конкретную статью УК РФ, пишут, что дело возбуждено «по факту смерти» или «по факту исчезновения» и т. п.

Точность выполнения требований части 2 статьи 146 УПК РФ обязательна потому, что от квалификации преступления, по которому возбуждается уголовное дело, зависят подследственность уголовного дела, (}юрма предварительного расследования и т.д.

209

  1. Квалификация при возбуждении уголовного дела, как правило, носит лишь гтредположительный характер. Так, если обнаружен труп с признаками насильственной смерти, можно одновременно предположить любой из видов убийства (ст. ст. 105 ч. 1, 105 ч. 2, 107, 108 УК РФ), причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Правильное сопоставление обстоятельств, которые становятся известными на момент возбуждения уголовного дела, с признаками определенных преступлений в УК РФ дает юзможносгь для выдвижения версий, составления плана расследования, определения тактики и стратегии следствия.

При решении вопроса о квалификации деяния на момент возбуждения уголовного дела следует исходить из версии, наиболее подтверждаемой первоначальными данными, полученными при осмотре места происшествия, трупа, назначении судебно- медицинской экспертизы и др.

  1. В отличие от возбуждения уголовного дела, допустимого на основании предположения об убийстве, отказ в его возбуэ/сдении должен иметь место только когда отсутствие события преступления достоверно установлено.

Обычно решения об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия события преступления принимаются при установлении следующих обстоятельств:

  • исчезает человек, близкие ему люди полагают, что его убили, о чем и сообщают в правоохранительный орган, но в результате проверки исчезнувшего обнаруживают;

  • наступает смерть человека, близкие ему люди считают ее насильственной, однако проведенная проверка (изучение медицинских документов, выяснения мнений врачей и других лиц) дает основание для достоверного вывода о том, что смерть была «естественной», например, вызванной болезнью и т.д.

210

  • обнаруживаются трупные останки, но проверка показывает, что они принадлежат не человеку, а животному;
  • обнаруживается труп человека с признаками самоубийства, кем-либо высказывается предположение, что его убили или довели до самоубийства, однако при проверке со всей очевидностью устанавливается, что потерпевший добровольно покончил жизнь самоубийством;
  • смерть, судя по обстоятельствам, произошла в результате несчастного случая и хотя, по мнению близких, его убили, проверкой это не подтверждается.
  • «Отсутствие события преступления» (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) - наиболее распространенное из оснований при отказе в возбуждении уголовного дела об убийстве, поскольку другие основания, предусмотренные ст. 24 УПК РФ, трудно установить без расследования.

Диссертанту представляется целесообразным введение такого порядка, при котором каждое решение об отказе в возбуждении уголовного дела принималось бы лишь с согласия прокурора. Это означает, что следователь (дознаватель), вынося постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в суточный срок должен представить прокурору указанное постановление для согласования вместе с материалом проверки. Прокурор изучает материал проверки и по результатам изучения может дать или не дать свое согласие на отказ в возбуждении уголовного дела. В последнем случае прокурор либо возвращает материал проверки со своими письменными указаниями на доработку, либо незамедлительно отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и возбуждает уголовное дело при наличии к тому оснований. Этот порядок, с нашей точки зрения, способен повысить ответственность органов дознания, следователей и прокуроров за принимаемые ими решения, что, несомненно, служит интересам установления истины в каждом конкретном случае.

  1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, именуемые в литературе предметом доказывания, представляют собой совокупность юридически значимых обстоятельств, которые необходимо установить для разрешения дела по существу.

211

Без установления фактических обстоятельств происшедшего события, действий лица, побуждений, мотивов его действий и их последствий невозможно решить вопросы о том, имело ли место преступление, виновно ли лицо и в чем именно, какой должна быть квалификация совершенного преступления.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, указанные в ст. 73 УПК РФ, относятся к любым преступлениям, но очевидно, что применительно к каждому из составов преступлений, они приобретают свои особенности, будучи ориентированы на те признаки, которые характерны для конкретного состава преступления, и необходимы для разграничения различных составов преступления. Такого рода особенности обстоятельств, подлежащих доказыванию, на основе обобщения практики могут быть указаны и по делам об убийствах.

Так, при установлении обстоятельств, характеризующих событие преступления, надо иметь в виду, что убийство может быть совершено как путем действия, так и бездействия. Чаще всего убийство является результатом действия, направленного на нарушение функций и анатомической целостности жизненно важных органов другого человека. Оно может быть совершено путем физических действий, а в отдельных случаях и психическим воздействием.

Убийство путем бездействия встречается относительно редко. Оно предполагает, что на виновном лежала обязанность предотвратить наступление смертельного исхода. Эта обязанность может вытекать из договора, трудовых отношений, предшествующего поведения виновного и других фактических обстоятельств.

Необходимое условие ответственности за убийство - наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью потерпевшего. При анализе объективной стороны убийства необходимо учитывать, что действие или бездействие являются лишь внешним признаком преступления. Это объясняется тем, что его общественная опасность, в конечном счете, заключается в причиненном вреде - смерти потерпевшего. Наступление ее как

212 последствие преступных действий является обязательным признаком объективной стороны убийства. Ненаступление такого последствия в результате действия (бездействия) виновного исключает признание преступления оконченным и при наличии приготовления к убийству или покушения на него влечет квалификацию с применением ст. 30 УК РФ.

Для убийства типична прямая (непосредственная) причинная связь. Значительно сложнее установить причинную связь, когда она носит непрямой, опосредованный характер.

Автор подчеркивает, что деление причинных связей на прямые и опосредованные имеет практический смысл, поскольку свидетельствует о разном уровне воздействия виновного на преступный результат. Степень воздействия виновного на преступный результат нужно учитывать при решении вопроса о форме вины, о содержании и направленности умысла, о покушении на убийство, о сознании мучительного характера способа убийства или его опасности для жизни многих людей и т.д.

Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно и спустя какое-то время, если у виновного был умысел на убийство.

С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти. Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при ненаступлении преступного результата.

Диссертант отмечает, что убийство совершается с прямым умыслом не только тогда, когда причинение смерти является конечной целью виновного. Цель может лежать и за пределами рассматриваемого состава. Желание же, как волевой элемент умысла, имеется и в этом случае.

Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают роль обязательных признаков, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства.

213

Автором обосновывается вывод о необходимости включения в ст. 73 УПК РФ таких обстоятельств, подлежащих доказыванию по значительной части уголовных дел об убийствах, как «обстоятельств, характеризующих личность потерпевшего».

Статистика показывает, что по каждому десятому нераскрытому убийству вообще не была установлена личность убитого.

  1. Данные о действиях преступника, образующих объективную сторону убийства, устанавливаются совокупностью доказательств, собранных по делу. Большое значение здесь, особенно в случаях совершения «неочевидных убийств», имеют результаты осмотра места происшествия и трупа, обнаруженные следы, иные вещественные доказательства, результаты проведенных экспертных исследований и т.д.

Наибольшие трудности по делам об убийствах представляет установление обстоятельств, характеризующих субъективную сторону рассматриваемого состава преступления и, прежде всего, виновности лица в совершении преступления, формы его вины и мотивов. Связано это как с объективными сложностями, появляющимися в процессе доказывания по делам такого рода, так и с упущениями предварительного следствия. Чаще всего такие ситуации возникают в следующих случаях:

  • когда по делу имеются доказательства присутствия обвиняемого на месте преступления во время его совершения, его контакта с потерпевшим либо иные доказательства причастности обвиняемого к преступлению (обнаружение у него вещей, похищенных у потерпевшего, орудий преступления и т.д.), но обвиняемый, отрицая свою виновность, объясняет это иными причинами, например, тем, что случайно оказался на месте преступления после его совершения и испачкался в крови, взял вещи, находившиеся при трупе и т.п.;
  • когда в конфликте участвовали несколько человек, один из которых оказался убитым, например, убийство в групповой драке;
  • убийство в ходе массовых беспорядков.
  • Во всех перечисленных ситуациях следователю необходимо точно выяснить характер действий обвиняемых, потерпевших, других лиц на месте

214 происшествия, а именно: когда и как они попали на место происшествия; как и в какой последовательности наносились удары, какими орудиями; каково было в этот момент взаиморасположение потерпевшего и преступника; каковы были их движения, как и куда перемещалось тело потерпевшего после причинения ему повреждений.

Названные обстоятельства могут быть установлены в ходе подробных допросов обвиняемых, свидетелей из числа очевидцев преступления или располагающих иной информацией по делу, путем экспертного изучения следов, обнаруженных на месте происшествия, на теле и одежде обвиняемого и потерпевшего, других лиц, участвовавших в конфликте. Большую роль здесь может иметь проверка показаний обвиняемого на месте, которая впервые включена УПК РФ в число следственных действий (ст. 194 УПК РФ).

Автор подчеркивает, что показания обвиняемого, данные им на допросе, и совершение такого следственного действия как «проверка показаний на месте» тесно связаны между собой. Поэтому только точное соблюдение правил производства допроса обвиняемого (подозреваемого) и указанного в ст. 194 УПК РФ следственного действия даст возможность использовать результаты этих следственных действий в качестве доказательств. Иное приведет к признанию как показаний обвиняемого (подозреваемого), так и результатов проверки показаний этих лиц на месте, недопустимыми доказательствами (ч. 2 ст. 75, ч. 3 ст. 75 УПК РФ).

Определенные трудности в доказывании виновности обвиняемого в убийстве возникают при проверке его алиби.

Алиби должно проверяться следователем путем допросов свидетелей и истребования различных документов (о командировках, иных поездках), журналов учета рабочего времени и т. п. Особенно тщательно необходимо анализировать те доказательства, на которые ссылается обвиняемый, так как они могут быть сфальсифицированы.

Значительную сложность по делам об убийстве представляет установление корыстного мотива.

215

Автором указываются некоторые наиболее распространенные признаки корыстных убийств, в том числе, и наиболее опасной их разновидности - убийств по найму («заказных убийств»), какими являются: профессиональные приемы убийства (например, путем «контрольного» выстрела в голову), высокое социальное положение потерпевшего, отсутствие непосредственных корыстных намерений в немедленном завладении ценностями или имуществом потерпевшего, характерных для ситуации при нападении с целью ограбления или иных мотивов убийства и т.д.

  1. Процессуальная самостоятельность следователя является одним из важнейших принципов его деятельности в уголовном судопроизводстве. Ее трудно переоценить при расследовании уголовных дел об убийствах, так как именно здесь необходимо максимальное проявление самостоятельности следователя и ограждение последнего от вмешательства кого бы то ни было в его деятельность вне рамок закона, а тем более, от оказания на него давления со стороны представителей различных ведомств.

По мнению автора, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Фе- дерации оставил нерешенным ряд вопросов, касающихся процессуального положения следователя.

Так, в УПК РФ недостаточно урегулирован вопрос о порядке передачи прокурором уголовного дела от одного следователя к другому, несмотря на присутствие в законе положения о том, что такая передача должна осуществляться прокурором с обязательным указанием ее оснований (п. 8 ст. 37 УПК РФ). Сами «основания» передачи дела в законе не обозначены, а потому зависят от усмотрения прокурора. На практике это, зачастую, приводит к передаче прокурором уголовного дела следователю, который примет по нему «нужное», с точки зрения прокурора, решение и не будет возражать против указаний последнего.

С нашей точки зрения, основаниями передачи прокурором уголовного дела от одного следователя другому, могут быть такие как: временная нетрудоспособность следователя (болезнь), отпуск,
некомпетентность

216 следователя или допущенная им волокита по делу, проявление следователем прямой или косвенной личной заинтересованности в исходе дела, совершение следователем должностного проступка, порочащего его звание, или должностного преступления (злоупотребление своими должностными полномочиями, превышение властных полномочий), увольнение следователя или перевод на другую должность (работу) и т.п.

Целесообразно было бы закрепить в ч. 3 ст. 38 УПК РФ положение о праве следователя обжаловать вышестоящему прокурору решение нижестоящего прокурора об изъятии у него уголовного дела и передаче его другому следователю.

Автор усматривает ограничение процессуальной самостоятельности следователя в системе органов прокуратуры и тем, как определено понятие «начальник следственного отдела» в пункте 18 статьи 5 и в статье 39 УПК РФ.

Если в УПК РСФСР ст. 127-1, которая была включена в УПК одновременно и в связи с созданием в 1976 году в Министерстве Внутренних Дел СССР следственного аппарата, распространяла права начальника следственного отдела только на следователей системы МВД, то ст. 39 УПК РФ вводит начальника следственного отдела как участника процесса на стороне обвинения, наделяя его широкими процессуальными правами в отношении следователей, в любом из ведомств, в том числе и в прокуратуре.

Данное положение, по нашему мнению, находится в противоречии с пунктом 4 статьи 14, пунктом 3 статьи 15 Закона «О прокуратуре РФ», где сказано, что начальники отделов, управлений (в том числе следственных — М.Т.) являются по должности заместителями, старшими помощниками, помощниками прокуроров субъектов РФ или Генерального прокурора РФ, и, следовательно, наделены в указанной сфере правами прокуроров. Это же следует и из буквального толкования п. 31 ст. 5 УПК РФ. Очевидно, что прокурор по своему процессуальному статусу выше
начальника

217 следственного отдела, поскольку осуществляет надзор за законностью деятельности последнего. Распространение положений п. 18 ст. 5 и ст. 39 УПК РФ на начальников отделов и иных следственных подразделений прокуратуры приведет к смешению полномочий начальника следственного отдела и прокурора.

Диссертант усматривает ограничение процессуальной

самостоятельности следователей различных ведомств еще и в том, что УПК РФ предоставил начальнику следственного отдела новые полномочия, которыми ранее обладал только прокурор: отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), давать следователю указания об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения (п. 2 ч. 3 ст. 39 УПК РФ). В то же время, перечень случаев, предусмотренный ч. 4 ст. 39 УПК РФ, когда следователь, при несогласии с указаниями начальника следственного отдела вправе, не выполняя их, представить материалы уголовного дела прокурору, который либо отменяет указание начальника следственного отдела, либо передает дело другому следователю, сокращен. В этот перечень, в отличие от ст. 127-1 УПК РСФСР, не включено несогласие с указаниями начальника следственного отдела о прекращении дела или направлении уголовного дела в суд.

  1. Для успешного расследования уголовных дел об убийствах (серии убийств) требуется тесное взаимодействие следователя и органа дознания, постоянный обмен информацией, совместное планирование работы. Такое взаимодействие может быть достигнуто путем создания следственно- оперативной группы с постоянным составом выделенных для работы по конкретному делу оперативных сотрудников органов дознания.

Поэтому автор обосновывает необходимость регламентации в УПК РФ состава и деятельности не только следственных, но и следственно- оперативных групп.

218

  1. Диссертантом обобщен накопленный опыт расследования уголовных дел об убийствах следственной группой, что позволило указать некоторые недостатки, вызванные недостаточно четкой организацией работы группы следователей. К ним относятся:
  • значительное увеличение сроков производства предварительного следствия;
  • постепенное ослабление прокурорского надзора и ведомственного контроля за расследованием уголовных дел об убийствах, осуществляемого группами следователей. Особенно отчетливо это проявляется в работе следственных групп, производящих следствие в течение длительного времени, на территории, отдаленной от места нахождения надзирающего прокурора.
  • «автономия» членов следственных групп, которая способна причинить немалый вред государственным интересам, правам участников процесса, поскольку ошибочные действия или решения в таких случаях не исправляются порой до самого окончания предварительного следствия, а возможные процессуальные нарушения или злоупотребления со стороны отдельных следователей вовремя не пресекаются;
  • территориальная разобщенность, которая приводит к постепенному ослаблению связей между членами следственной группы, а также между ними и руководителем группы;
  • чрезмерное увеличение объёма следственного производства за счет производства следственных действий, не вытекающих из возможных версий и плана расследования и не согласованных между членами группы следователей.
    1. В целях преодоления указанных трудностей и недостатков расследования убийств следственной группой, диссертант выдвигает следующие предложения:
  • правильная и своевременная организация прокурорского надзора за расследованием уголовных дел об убийствах, производимых группами следователей, которая должна включать постоянное
    информирование

219 руководителями следственных групп надзирающих прокуроров о
ходе и перспективах расследования, возникающих трудностях;

  • четкая организация работы следственной группы со стороны ее руководителя путем четкой постановки задач с указанием времени производства тех или иных действий;
  • своевременное выделение руководителем следственной группы из основного дела в отдельное производство уголовных дел об отдельных эпизодах убийств, которые доказаны, для завершения по ним предварительного следствия и направления в суд;
  • обязательное обсуждение со всеми членами следственной группы обвинительного заключения, составленного руководителем следственной группы, до передачи его вместе с делом для утверждения прокурору.
  • Все изложенное могло бы, по мнению автора, найти отражение в соответствующем приказе или указании Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за расследованием уголовных дел об убийствах, производимым следственной группой».
  1. Все формы взаимодействия следователя с органами дознания при расследовании уголовных дел об убийствах автор подразделяет на: организационно-процессуальные и организационные.

Организационно-процессуальными формами взаимодействия следователя с органами дознания являются:

  • производство следователем процессуальных действий одновременно с проведением органом дознания согласованных со следователем оперативных мероприятий (ч. 4 ст. 157 УПК РФ);
  • уведомление следователя о проводимых органом дознания розыскных и оперативно-розыскных мерах по установлению преступника (ч. 4 ст. 157 УПК
  • РФ);

  • выполнение органом дознания поручений следователя о производстве оперативно-розыскных мероприятий (п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 4 ст. 157 УПК РФ);

220

  • выполнение органом дознания поручений следователя о производстве отдельных следственных действий (ч. 4 ст. 157 УПК РФ);
  • содействие органа дознания следователю при производстве отдельных следственных действий (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ).
  • Организационными формами взаимодействия следователя с оперативными работниками органов дознания на практике обычно являются:

  • совместное планирование расследования - начального этапа или всего процесса;
  • взаимная информация следователя и оперативных работников в ходе раскрытия и расследования преступлений;
  • совместное обсуждение результатов следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий и полученных данных под углом зрения выдвижения и проверки версий, частных задач доказывания;

  • совместные выезды следователя и оперативных работников в другую местность для производства следственных действий и оперативно- розыскных мер;

  • совместные дежурства в составе следственно-оперативных групп, предназначенных для экстренного реагирования на сообщения о преступлени ях, поступающих в дежурную часть органа внутренних дел.

Диссертантом выделены условия эффективности совместных действий следователя и работников органов дознания, какими являются: участие в розыскных действиях инспектора по делам несовершеннолетних; возможность привлечения к работе по уголовному делу сотрудников экспертно-криминалистической службы милиции или работников ГИБДД; постоянство состава группы, ведущей оперативно-розыскные, а также розыскные действия по конкретному делу об убийстве; согласование времени проведения розыскных и оперативно-розыскных действий со следственными действиями и т.п.

  1. Содержание и задачи взаимодействия следователя и органа дознания с момента получения информации об убийстве зависят от ее объема, а также от

221 конкретной следственной ситуации, складывающейся на начальном
этапе расследования.

Соискатель выделяет наиболее типичные такие ситуации, а именно:

  • Личность убитого и убийцы неизвестна. В данной следственной ситуации совместная работа органов дознания, оперативно-розыскных служб и следователя идет в основном в двух направлениях: установление личности убитого и установление лица, совершившего преступление;
  • Личность убитого известна, убийца неизвестен.
  • Основной задачей взаимодействия в данной следственной ситуации является обнаружение и закрепление следов преступления и иных доказательств, выявление дополнительных источников информации об обстоятельствах преступления и установление преступника;

  • Потерпевший и лицо, совершившее убийство, известны, однако последний скрылся с места преступления.

Такие ситуации складываются, как правило, при совершении «очевидных» убийств, т.е. убийств в присутствии очевидцев, либо когда уже из самой обстановки места происшествия очевидно, кто убил потерпевшего (подобным образом совершается подавляющее число «бытовых» убийств).

Здесь основная задача взаимодействия следователя с работниками органов дознания заключается в поиске и задержании скрывшегося убийцы;

  • Следственная ситуация, при которой потерпевший известен, убийца застигнут на месте преступления либо явился с повинной.

Основной задачей взаимодействия в этой ситуации является сбор и закрепление доказательственной базы, с помощью которой можно будет изобличить убийцу в совершенном им преступлении и проверить его признательные показания.

При явке с повинной эта задача состоит еще и в отработке версии о самооговоре подозреваемого (например, с целью «выгородить» настоящего убийцу, скрыть другие преступления и т.п.).

222

  1. При общей положительной оценке взаимодействия следователя и органов дознания при расследовании уголовных дел об убийствах, диссертантом отмечаются и существующие здесь негативные моменты:
  • Как показывает практика, активное взаимодействие осуществляется лишь в первые две-три недели после обнаружения убийства. Если подозреваемый в этот срок не установлен, целенаправленные действия следователя и оперативно-розыскных служб органов дознания постепенно ослабляются.

Это связано с загруженностью оперативных сотрудников органов дознания работой по другим преступлениям. Нельзя не учитывать, что здесь оказывает влияние тот факт, что работа оперативно-розыскных служб в органах внутренних дел оценивается только по количеству раскрытых преступлений, каковым считается момент выявления лица, совершившего преступление. Нераскрытые убийства как показатель качества работы не учитываются.

  • Несогласованность и разобщенность действий следователя прокуратуры и оперативных сотрудников органов внутренних дел, а также отсутствие у следователя реальных рычагов воздействия на органы дознания в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения ими его поручений, что, безусловно, отрицательно сказывается на результатах взаимодействия.

Многолетний опыт работы автора в органах прокуратуры свидетельствует, что по представлениям следователей и прокуроров, внесенным ими по фактам неисполнения или ненадлежащего исполнения органами дознания поручений, реально были привлечены к дисциплинарной ответственности только 10% сотрудников милиции.

  1. Для преодоления отмеченных отрицательных моментов взаимодействия следователя и органов дознания, по мнению диссертанта, необходимо:
  • Издание совместного приказа Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ, регулирующего взаимодействие органов прокуратуры и МВД по расследованию убийств.

223

  • Изменение существующей системы оценки показателей работы оперативно-розыскных служб органов внутренних дел по количеству раскрытых ими преступлений и переход на систему оценки работы по фактически выполненному ее объему и эффективности.
  1. Касаясь проблемы использования данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, в доказывании по уголовным делам об убийствах, диссертант приходит к выводу, что в статье 89 УПК РФ недостаточно четко регулируется этот вопрос.

Автор исходит из того, что данные, полученные оперативно-розыскным путем, могут стать доказательствами лишь при определенных условиях. В законе должен быть предусмотрен порядок их ввода в сферу уголовно- процессуальных отношений, т.е. путем допроса лиц, проводивших ОРМ, представления ими результатов ОРД, осмотра и приобщения материалов, предметов к делу в качестве вещественных доказательств (например, орудия убийства, дневника убийцы, документов, удостоверяющих личность убитого или убийцы и т.п.).

Здесь диссертант отмечает, что УПК РФ не предусмотрена процедура представления результатов ОРМ и закрепления (оформления) их в качестве доказательств. Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 г. вообще по поводу реализации результатов ОРМ содержит весьма неопределенное положение: «представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД».

С нашей точки зрения, по факту представления следователю, дознавателю, прокурору органом, осуществляющим ОРД, предметов и документов, полученных в результате ОРМ, необходимо составлять особый документ - «протокол представления материалов оперативно-розыскной деятельности, для использования в качестве доказательств». В этом протоколе должно быть отражено: а) ходатайство лица, представляющего предмет или

224 документ о приобщении его к делу (или предложение об этом, содержащееся в. постановлении органа, осуществляющего ОРМ); б) сам факт представления предмета или документа; в) содержание
представляемого материала, определяющее его относимость; г) происхождение представляемого объекта.

После этого, дознавателем, следователем, прокурором или судом производится проверка относимости и допустимости представленных материалов.

Относимость материалов ОРД означает, что данные, содержащиеся в них, могут иметь значение для дела и служить средством установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Допустимость фактических данных, полученных в результате ОРД, означает, что они должны быть получены без нарушения закона, т.е. без нарушения общих, закрепленных в Конституции РФ прав и свобод граждан, а также с соблюдением тех требований, которые установлены Федеральным Законом «Об оперативно-розыскной деятельности».

Общие требования допустимости материалов ОРМ должны сводиться к следующему:

  • проведение мероприятий управомоченными лицами и в пределах их компетенции;
  • наличие надлежащих оснований для проведения соответствующих мероприятий;
  • проведение мероприятий с соблюдением тех процедур, которые установлены соответствующим законом;
  • получение в установленных случаях судебного разрешения на проведение ОРМ.
  • При наличии оснований считать представленный материал относимым и допустимым, лицо, производящее расследование, своим постановлением должно приобщать его к делу в качестве вещественного доказательства или «иного документа», либо вызывать для допроса лицо, проводившее ОРМ.

225

Если представленный материал не обладает относимостью или получен с нарушением Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в этом случае должно выноситься мотивированное постановление об отказе в приобщении материала в качестве доказательства по делу и он возвращается в орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность.

После того, как фактические данные, полученные вне уголовно- процессуальных действий, будут представлены и приобщены к делу в указанном выше порядке, они могут рассматриваться как доказательства и только после этого они подлежат проверке и оценке на общих основаниях.

Практическое значение указанных предложений состоит в необходимости включения в главу 11 УПК РФ положений, регулирующих процедуру представления результатов ОРМ органу дознания, следователю, прокурору, суду, а также порядок их закрепления в качестве доказательств в процессуальных документах.

226

ЛИТЕРАТУРА

I. Нормативные документы

  1. Нормативные документы Российской Федерации (РСФСР, СССР)

Конституция Российской Федерации. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Уголовный кодекс Российской Федерации. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Устав уголовного судопроизводства 1864 г.

Основы уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.

  1. №26. Ст. 495.

Закон РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 (с изм. и доп.) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.

  1. №. 16. Ст. 503; Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1666;
  2. №1 (ч. II). Ст. 15.

Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 13 марта 1992 г.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 1999. № 2. Ст. 233; 2001. №13. Ст. 1140.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. ФЗ от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472; 1999. № 7. Ст. 878; 2000. № 2. Ст. 140; 2001. № 53. Ст. 5018.

Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18 декабря. 2001 г. № 177-ФЗ (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2001. № 52. Ст. 4924; РГ. 2002. 1 июня.

227

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации» от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ // Российская Газета. 2002. 1 июня.

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. № 98- ФЗ // Российская Газета. 2002. 26 июля.

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. № 98-ФЗ // Российская Газета. 2002. 26 июля.

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 29 мая 2002 г. № 59-ФЗ // Российская Газета. 2002. 1 июня.

Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2291; 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 2.

Постановление Конституционного суда РФ от 16.03.98 г. № 9-П по делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан// Собрание законодательства РФ 1998. №12. Ст. 1459.

Постановление Конституционного суда РФ от 29.04.98 г. № 13-П по делу о проверке конституционности части 4 статьи 113 УПК РСФСР в связи с запросом Косгомукшского городского суда Республики Карелия // Собрание законодательства РФ 1998. №19. Ст. 2142.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 1998 г. № 86-0 по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой. // Собрание законодательства РФ 1998. № 34. Ст. 4368.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 г. № 211-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина
Барковского Константина Олеговича на нарушение его

228 конституционных прав частью четвертой статьи 127 УПК РСФСР, пунктом 1 части первой статьи 6 и пунктом 3 части первой статьи 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». // Собрание законодательства РФ 2000. № 10. Ст. 1164.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 февраля 1999 г. по жалобе граждан М.Б. Никольской и М.И. Сапронова на нарушение их конституционных прав отдельными положениями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 20 декабря 1973 г. №10 «О судебной практике по применению к осужденным алкоголикам и наркоманам принудительных мер медицинского характера». // Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. М. «Спарк». 2000.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 3.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 7.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 № 1 « О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». // Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. М. «Проспект». 1999.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 « О практике назначения судами уголовного наказания». // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. М. «Проспект». 1999.

229

Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 1-й квартал 1999 г. (по уголовным делам). Утвержден постановлением Президиума Верховного Суда от 09 июня 1999 г.

Письмо Генеральной прокуратуры России и МВД России от 22.12.92 года № 15-16-92 «О соблюдении законности при разрешении заявлений и сообщений о безвестном исчезновении граждан».

Инструкция об организации и тактике установления личности граждан по неопознанным трупам, больных и детей, которые по состоянию здоровья или возрасту не могут сообщить о себе сведения. Утверждена приказом МВД России 1993 г. Согласована с Генеральной прокуратурой РФ.

Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 21 декабря 1995 г. № 10 «Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений».

Положение «О совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп». Утверждено приказом Генерального прокурора РФ от 17 мая 1995 г. № 32, Министра внутренних дел РФ от 12 мая 1995 г. № 199, Директора Федеральной службы безопасности РФ от 18 мая 1995 г. № 73 и Директора Федеральной службы налоговой полиции от 22 мая 1995 г. № 278.

Указание Генерального прокурора России № 15-16-93 от 2 июня 1993 г. и Министра внутренних дел № 1/ 3452 от 2 августа 1993 г. «О введении в действие Типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств».

Письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России № 15-16-93 от 25 мая 1993г. «О практике предупреждения преступлений против личности в быту».

Письмо Генеральной прокуратуры и МВД РФ №15-12-94; 1/3003 от 22 июня 1994 г. «О мерах по соблюдению регистрационной и исполнительской

230 дисциплины в проведении работы по розыску пропавших без
вести и установлению личности неопознанных трупов».

Письмо Генеральной прокуратуры и МВД России №15-24-94; № 1/1026 от 9 марта 1994 г. «О серьезных недостатках в работе по установлению личности неопознанных и невостребованных трупов».

Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 48 от 9 августа 1996 г. «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Приказ Генерального прокурора РФ № 31 от 18.06.97 г. «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием».

Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 20 от 5 мая 1997 г. «О порядке представления в органы прокуратуры Российской Федерации специальных донесений о чрезвычайных происшествиях, преступлениях и иной обязательной информации».

Приказ Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Федеральной пограничной службы Российской Федерации, Государственного таможенного комитета Российской Федерации, Службы внешней разведки Российской Федерации от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 (Зарегистрировано Министерством Юстиции Российской Федерации 3 сентября 1998 г. Регистрационный № 1603) «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд».

Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Утверждена приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 (Согласовано с Генеральной прокуратурой Российской Федерации).

231 Указание МВД России и Генеральной прокуратуры РФ от 24 сентября и от 20 ноября 1998г. № 1/19934, 83/36 «О совершенствовании
деятельности по раскрытию убийств, связанных с безвестным
исчезновением граждан, и розыску лиц, пропавших без вести».

Приказ Генерального прокурора РФ № 56 от 2000 г. «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Письмо Генеральной прокуратуры РФ №28-15/2000-105 от 08.02.2000г. «О положительном опыте раскрытия убийств с расчленением трупов потерпевших».

Распоряжение Прокурора ЮВАО г. Москвы и Начальника УВД ЮВАО г. Москвы № 2 от 22.02. 2001 г. «О создании следственно-оперативной группы по расследованию убийств».

  1. Международные нормативные документы.

Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена Генеральной Ассамблеей ООН 217 А (III) от 10 декабря 1948 г. // Сборник стандартов и норм Организации Объединенных наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Организация Объединенных наций. Нью-Йорк. 1992.

Декларация о защите всех лиц от насильственных исчезновений // Международные акты о правах человека. Сборник документов (далее — МА). М.2000. С. 183—189.

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью / Принята рез. 40/34 ГА ООН от 29 ноября 1985 г. // МА. С. 165.

Дополнительный протокол к Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 17 марта 1978 г. / Ратифицирован ФЗ

232

от 25 октября 1999 г. № 193-ФЗ. Вступил в силу для РФ 9 марта 2000 г. // Собрание законодательства РФ. 1999. № 43. Ст. 5132; 2000. № 23. Ст. 2349.

Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания 26 ноября 1987 г. / Ратифицирована ФЗ от 28 марта 1998 г. № 44-ФЗ. Вступила в силу для РФ 1 сентября 1998 г. // Собрание законодательства. 1998. № 13. Ст. 1466; 1998. №36. Ст. 4465.

Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 21 апреля 1959 г. / Ратифицирована ФЗ от 25 октября 1999 № 193-ФЗ. Вступила в силу для РФ 9 марта 2000 г. // Собрание законодательства РФ. 1999. № 43. Ст. 5132; 2000. № 23. Ст. 2349.

Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка / Принят рез. ГА ООН от 17 декабря 1979 г. № 34/169 // МА. С. 175— 176.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. / Ратифицирована ФЗ от 30 марта 1998 г. №54-ФЗ. Вступила в силу для РФ 5 мая 1998 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163; 1998. № 20. Ст. 2143.

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или уни- жающих достоинство видов обращения и наказания. Вступила в силу 10 декабря 1984 г. // МА. С. 226—237.

Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 / Ратифицирована ФЗ от 4 ноября 1995 г. № 163-ФЗ. Вступила в силу для РФ 11 августа 1998 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. № 45. Ст. 4239; 1999. № 13. Ст. 1489.

Международный пакт о гражданских и политических правах / Принят ГА ООН 16 декабря 1966 г. Вступил в силу для РФ (СССР) 23 марта 1976 // МА. С. 52—68.

Резолюция Седьмого Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Милан, 26 августа - 6 сентября 1985 г. //

233

Сборник стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. С. 21.

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. - Утв. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 г. // Содержание под стражей. Сборник нормативных актов и документов. Сост. Андреев В.Н., Москалькова Т.Н. М. 1996.

II. Монографии и учебники.

Азаров В.А. Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства выполнения задачи раскрытия преступлений // Вопросы применения Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Омск. 1998.

Балакшин B.C.. О собирании доказательств в стадии возбуждения уголовного дела. // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. МГЮА. 2002.

Басков В.И. «Оперативно-розыскная деятельность» М. «БЕК». 1997.

Арсеньев. В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М. 1964.

Басалаев А.Н. Сохранение информации, содержащейся в следах. Л. 1981.

Белкин А.Р.. Теория доказывания. М. Норма. 1999.

Белкин Р.С. и др. Криминалистика и доказывание. М. 1969.

Белкин Р.С., Кочетов Д.В. Некоторые вопросы методики расследования убийств. М. 1958.

Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М. 1997.

Березутский ЕЛО. Исследование места убийства - криминалистическая операция. Некоторые вопросы теории и практики. Иркутск. 2001.

Божков Н.Р., Власенко В.Г., Комиссаров В.И. Следственная (криминалистическая) тактика. Саратов, 1996.

Бородин СВ.. Преступления против жизни. М. «Юристь». 1999.

234

Вандер М.Б. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ, изделий. СПб. «Питер». 2001.

Вандер М.Б. Использование микрочастиц при расследовании преступлений. СПб. «Питер». 2001.

Васильев А.Н., Гольст Г.Р., Мудыогин Г.Н. и др. Расследование убийств. Методическое пособие. М. 1954.

Вермель И.Г. Осмотр трупа на месте происшествия. Учебное пособие. Екатеринбург. 1994.

Волков Б.С. Мотивы и квалификация преступления. Казань. 1968.

Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Изд-во Тюменского Государственного Университета. Тюмень. 1999.

Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. 2-е изд. М. «СПАРК». 1997.

Галкин И.С, Карнеева Л..М.. Расследование преступлений группой следователей. М..: ВНИИП СССР. 1965.

Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Учебное пособие. Свердловск. 1973.

Глазырин Ф.В. Психология следственных действий: учебное пособие для вузов МВД СССР. 1983.

Григорьев В.Н.. О согласии прокурора на возбуждение уголовного дела. // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. МГЮА. 2002.

Гуреев М.С. Убийства на «разборках». Методика расследования. СПб. 2001.

Густов Г.А.. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств. Конспекты лекций. Архангельск. 1989.

Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. М. 1996.

235

Доля Е.А. О принципах судопроизводства, доказательствах, доказывании и использовании в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. 2002.

Драбкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск 1987.

Друзин Е.В.. Основания признания доказательств недопустимыми. Саратов. 1997.

Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. М. 1998.

Зеленецкий B.C. Возбуждение уголовного дела. Харьков. «КримАрт». 1998.

Зникин В.К. Оперативно-розыскная деятельность как система добывания и собирания уголовно-процессуальных доказательств. Учебное пособие. Кемерово. 2000.

Золотых В.В. «Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе». М. «ACT». 1999.

Ищенко Е.П. и др. Криминалистика. М. 1994.

Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск. 1987.

Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М. 1994.

Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетних.

Карагодин В.Н. Расследование отдельных видов убийств. Екатеринбург. 1994.

Карагодин В.Н., Никитина Е.В., Зашляпин Л.А. Расследование убийств. Екатеринбург. 1993.

Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Волгоград. 1988.

236

Кежоян А.Х.. Вещественные доказательства по делам об убийствах. М. «Юридическая литература». 1973.

Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М. «Юристъ». 1995.

Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов. 1987.

Комментарий к УПК РФ по ред. Д.Н. Козака, Е.Б. Мизулиной. М. «Юристъ». 2002.

Комментарий к УПК РФ по ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. М. «Норма». 2002.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации М. 1992.

Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М. «Юрлитинформ». 2000.

Корниенко Н.А. Учеты и учетная документация, используемые при расследовании уголовных дел. СПб. 1996.

Котов Д. П. Мотивы преступлений и их доказывание. Воронеж. 1975.

Криминалистическое обеспечение предварительного расследования. Учеб. пособие для вузов под ред. В.А. Образцова. М. «Высшая школа». 1992.

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М. «Юридическая литература». 1970.

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М. 1997.

Леви А.А.. Организация осмотра места происшествия. М. 1970.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М. «Юридическая литература». 1976.

Лупинская П.А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных // Рассмотрение дел судом присяжных.

237

Научно-практическое пособие для судей. Варшава. Бюро по демократическим институтам и правам человека. 1997. [ Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность: необходимость и

законность. Н. Новгород. 1995. i Марфицин П.Г. Усмотрение следователя. (Уголовно- процессуальный

аспект). Омск. 2002.

Меликтесян Г.Г. Анализ обстановки места происшествия по делам об убийствах. МЛ 974.

Методика расследования серийных убийств. Методическое пособие под ред. А.Б. Соловьева. М. 1998. I Михайлов А.И., Соя-Серко Л..А.., Соловьев А.Б. Научная организация

труда следователя. М. «Юридическая литература». 1974. I Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания.
М.

  1. I Мудыогин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбужденным в связи с

исчезновением потерпевшего. М., 1967. С. 23.

Научная организация управления и труда в следственном аппарате органов внутренних дел. М. 1974. I Научно-практический комментарий к УПК РФ по ред. В.М. Лебедева и

В.П. Божьева. М. «Спарк». 2002. \/- Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М. Юристъ. 1997.

Образцов В.А. Основы криминалистики. М. 1996. Ожегов СИ.. Словарь русского языка. М., 1986.

Оперативно-розыскная деятельность. Учебник под ред. К.К. Горяинова, B.C. Овчинского, А.Ю. Шумилова. М. «Инфра-М». 2001.

Организация и планирование деятельности следственных бригад. Методическое пособие. М. 1990.

Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно- практическое пособие. М. Проспект. 2000.

238

Осмотр места происшествия. Практическое пособие под ред. А.И. Дворкина. М. «Юристъ». 2001.

Панов Н.И. Способ совершения преступления и уголовная ответственность. Харьков. 1982.

Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. Методическое пособие под ред. В.В. Воскресенского. М. 1994.

Поляков М.П.. Использование результатов ОРД в уголовном процессе: шаг вперед, два шага назад. // Материалы Международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. 2002.

Протасевич А.А. Раскрытие убийств: нетрадиционные методы, приемы, рекомендации. Иркутск. 1998.

Протасевич А.А., Степаненко Д.А., Шиканов В.И. Кровь как структурный элемент следовой обстановки на месте происшествия. Иркутск. 1998.

Раскрытие умышленных убийств по делам, приостановленным в случае неустановления лица, подлежащего в качестве обвиняемого. Грозный. 1988.

Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. Саратов. 1976.

Рассейкин Д.П. Расследование преступлений против жизни. Саратов. 1965.

Ратинов А.Р. и др. Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании и предупреждении преступлений. М. 1964.

Робозеров В.Ф. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Л. 1990.

Российское уголовное право. Том 1. Общая часть. Учебник для ВУЗов под ред. А.И. Рарога. М. «Профобразование». 2002.

Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. М. 1991.

Руководство для следователей под ред. П.А. Олейник, О.В. Сорока. Т. II. М. «Юридическая литература». 1998.

239

Руководство для следователей, под ред. П.А. Олейник, О.В. Сорока. М. «Юридическая литература». 1982.

Руководство по расследованию убийств. М. «Юридическая литература». 1977.

Савицкий В.М.. Очерк теории прокурорского надзора. М. 1975.

Селиванов Н.А., Л.А. Соя-Серко. Расследование убийств. М. «Манускрипт». 1994.

Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М. «Российское право». 1992.

Сильное М.А.. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии). М. «МЗ-Пресс». 2001.

Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса. М. «Юрлитинформ». 2002.

Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. М. «Юрлитинформ». 2001.

Сорокин. B.C. Обнаружение и фиксация следов на месте происшествия. М. 1966.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2-х т. - М., 1968, 1970.

Тарасов А.А. Следственная группа по новому УПК России. // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. 2002.

Типовые версии по делам об убийствах. Справочное пособие. Горький. 1981.

Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М. 1957.

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник под. ред. П.А. Лупинской. М. «Юристь». 1998.

Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов. 1982.

240

Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией.

Шейфер С.А. Предварительное следствие. Общие условия и основные этапы производства. Учебное пособие. Куйбышев. 1986.

Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М. «Юрлитинформ». 2001.

Шиканов В.И. Криминалистическая виктимология и практика расследования убийств. Иркутск. 1979.

Шурухнов Н.Г.. Средства проверки сообщений о совершенном или готовящемся преступлении // Материалы Международной научно- практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. М. МГЮА. 2002.

III. Периодические издания

Басков В.И.. Законность и обоснованность возбуждения уголовных дел // Вестник Московского Университета. Сер. 11. Право. 1993. № 4.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 4, № 11.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 2; № 8; № 11.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 4.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3.

Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право. 1991. № 8.

Березутский Е.Ю. Правовое значение места происшествия по делам об убийстве. // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 2000. Вып. 5.

Викторов Б. Бригадный метод расследования и некоторые процессуальные вопросы // Соц. законность. 1958. № 8.

241

Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история, реальное состояние, перспективы развития. // Право и политика. 2001. №2.

Галкин И.С. Расследование преступлений группой следователей //Соц. законность. 1963. № 4.

Григорьева Н.В. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств. // Российская юстиция. 1995. №11.

Гусев Л.Н. Процессуальное положение следователя в советском уголовном процессе // Вопросы судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М. «Госюриздат».1959.

Друзин Е.В. Вопросы применения положений статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве. // Вестник Саратовской государственной академии права. Саратов. 1996.

Зажицкий В.И. Новый закон об оперативно-розыскной деятельности более совершенен // Государство и право. 1995. № 12.

Зажицкий В.И. Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса. // Государство и право. 1995. № 6.

Записки криминалистов. Вып. 1. М. 1993.

Записки криминалистов. Вып. 4. М. 1994.

Записки криминалистов. Вып. 5. М. 1995.

Каганович И. Организация следственной работы //Соц. законность. 1962.№ 8.

Каганович И., Цыганова А. Организация работы следователя // Соц. законность. 1969. № I.

Карнеева Л.М. Организационные начала расследования преступлений группой следователей // Правоведение. 1965. № 3.

Карнеева Л.М. Организационные и процессуальные вопросы расследования преступлений группой следователей // Соц. законность. 1964. № 6.

242

Кежоян А.Х. Организация расследования преступлений группой следователей // Соц. законность. 1979. № 5.

Комаринец Б.М.. Участие экспертов-криминалистов в проведении следственных действий по особо опасным преступлениям против личности. // Теория и практика судебной экспертизы. Вып. 1 (11). М. 1964.

Коновалов В. Групповой метод расследования. // Законность. 1995. № 7.

Корецкий Д., В. Золотых. Преступления с использованием нетрадиционных видов оружия. // Российская Юстиция. 2002. № 4.

Ларин A.M. Процессуальные формы участия органов дознания в расследовании убийств. // Проблемы советского государства и права (межвузовский тематический сборник). Вып. 9-10. Ч. 2. Иркутск. 1975.

Ларин A.M. Расследование преступлений группой следователей. // Следственная практика. Вып. 74. 1967.

Ларин A.M. Следствие: каким ему быть. // Человек и закон. 1996. № 10.

Лупинская П.А. Доказательства и доказывание по УПК РФ. // Российская Юстиция. 2002. № 7.

Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств. // Российская Юстиция. 1994. №11.

Макиенко А.В. Убийство по заказу. // Частный сыск. Охрана. Безопасность. 1995. № 3.

Нагнойный. Я.П. О возможности назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 4. Киев. 1976.

Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе. // Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Выпуск 1.4. 2. М. 1996.

Радутная Н.В. Коллизии норм уголовно- процессуального

законодательства и возможности их преодоления в судебной практике. // Комментарий российского законодательства. М. 1997.

243

Рощин А. Организационные вопросы расследования преступлений группой следователей //Соц. законность. 1965. № 2.

Русский адвокат. 1996. № 1.

Сборник постановлений и определений ВС СССР - Сборник постановлений Президиума и определений Коллегий Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1959-1971. -М, 1973.

Сборник постановлений и определений ВС РСФСР. 1974. - Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1964-1972. -М., 1974.

Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. Спарк. -Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк. 2000, 2001.

Синеокий О.В. Виды следственных и следственно-оперативных групп: сравнительный анализ. // Государство и право 1997. № 1.

Тихонов А.И. Расследование преступлений группой следователей // Соц. законность. 1974. № 6.

Тихонов Е.Н.. Исходные следственные ситуации и выбор времени назначения экспертизы. // Следственная ситуация. М. 1986.

Чижук А.В. Организация работы следственной части // Следственная практика. М. «Юридическая литература». 1985.

Шейфер С.А. Доказательственные аспекты «Закона об ОРД» // Государство и право 1994. № 1.

Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. 1997. №9.

Шкорбатов И., Рощин А. Из нашего опыта расследования преступлений группой следователей // Соц. законность. 1963. № 6.

244 Шмидт А. А., Разбой кин Г.П. Криминалистическое
значение субъективных портретов // Проблемы развития криминалистики в условиях научно-технического прогресса. Свердловск. 1982.

IV. Диссертации

Бажанов СВ. Групповой метод расследования как способ повышения эффективности предварительного следствия. Дисс. …канд. юрид. наук. Москва. 1990.

Бородуллин А.И. Методические и тактические основы расследования убийств, совершенных наемными лицами. Дисс. …канд. юрид. наук. Москва. 1996.

Великанов В.В. Процессуальные и криминалистические аспекты расследования и разрешения в судах дел об убийствах. Дисс. … канд. юрид. наук. Н. Новогород. 2000.

Гарифуллин И.Р. Познавательно-поисковая деятельность на первоначальном этапе расследования убийств, совершенных с особой жестокостью. Дисс. … канд. юрид. наук. Уфа. 1999.

Герасун А.А. Бригадный метод расследования в советском уголовном процессе. Дисс. … канд. юрид. наук. М.1968.

Глазырин В.Ф. Особенности расследования «заказных» убийств на начальном этапе (отдельные аспекты). Дисс. …канд. юрид. наук. Волгоград. 1998.

Гринькин В.А. Теоретические проблемы и практика расследования убийства лиц, занятых в сфере бизнеса. Дисс. …канд. юрид. наук. Барнаул. 2000.

Китаев Н.Н. Вопросы теории и практики изобличения лиц, совершивших умышленное убийство. Дисс. …канд. юрид. наук. Иркутск. 1993.

Коврижных Б.Н. Деятельность органов прокуратуры по делам о нераскрытых убийствах. Дисс…канд. юрид. наук. Харьков. 1969.

245

Кокурин Г.А. Криминалистические и организационные основы деятельности следственно-оперативных групп по раскрытию и расследованию преступлений. Дисс.канд. юрид. наук. Свердловск. 1991.

Котов Д.П. Мотивы преступления и их доказывание следователем. Дисс.канд. юрид. наук. Воронеж. 1972.

Кузнецов П.С. Применение субъективных портретов в расследовании преступлений. Дисс.канд. юрид. наук. Свердловск. 1983.

Логинов Е.А. Теоретические основы тактических операций и их производство на первоначальном этапе расследования умышленных убийств. Дисс.канд. юрид. наук. Волгоград. 1996.

Никитин Р.И. Криминалистическая характеристика и совершенствование практики расследования убийств в сфере бытовых отношений. Дисс.канд. юрид. наук. Волгоград. 1998.

Ооржак А.С. Взаимодействие следователей прокуратуры с работниками органов дознания при расследовании умышленных убийств. Дисс.. канд. юрид. наук. Казань. 1989.

Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных преступлений, связанных с насилием. Дисс.докт. юрид. наук. Воронеж. 1999.

Рыков А.Б. Установление события преступления на досудебных стадиях уголовного процесса. Дисс.канд. юрид. наук. Воронеж. 1995.

Тарасов А.А. Процессуальные и тактико-психологические проблемы расследования преступлений группой следователей. Дисс… канд. юрид. наук. Куйбышев. 1990.

Тарасов А.А. Процессуальные и тактико-психологические проблемы расследования преступлений группой следователей. Дисс… канд. юрид. наук. Куйбышев. 1990.

Тихонов Е.Н. Проблемы теории и практики установления групповой принадлежности в криминалистической экспертизе оружия и боеприпасов. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 1982.

246

Тройнин В.И. Расследование и предупреждение корыстных убийств. Дисс. … канд. юрид. наук. Воронеж. 1997.

Цоколов И.А. Процессуальные и криминалистические особенности расследования преступлений следственной и следственно-оперативной группой. Дисс. … канд. юрид. наук. М. 2001.

Яковлев Я.М. Расследование убийств. Дисс. … канд. юрид. наук. Сталинабад. 1960.

V. Авторефераты диссертаций

Аббасова И.С. Время совершения преступления, как элемент его криминалистической характеристики. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Томск. 1992.

Березутский ЕЛО. Актуальные вопросы теории и практики исследования материальной обстановки места убийства. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Москва. 2001.

Борохова Н.Е. Процессуальные и тактические особенности защиты по делам об убийствах. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2001.

Быстряков Е.Н. Криминалистические и организационные основы деятельности следователей, органов дознания и сведущих лиц на первоначальном этапе расследования тяжких преступлений против личности. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Саратов. 1968.

Гущин А.Н. Проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Саратов. 2002.

Дашков Г.В.. Криминалистическое значение следов для установления преступления. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М. 1967.

247

Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно- розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М. 1998.

Улищенко И.С. Расследование преступлений группой следователей: проблемы правовой регламентации. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М. 1997.

Чайка А.Ю. Организация взаимодействия предварительного следствия и дознания по расследованию и раскрытию преступлений. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Москва. 2002.

Шифрин В.А. Установление личности неопознанного трупа при расследовании убийств. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Л. 1973.

Шошин СВ. Расследование умышленных убийств, совершенных на бытовой почве. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Саратов. 2000.

Яровенко В.В. Доказывание следователем субъективной стороны убийств. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Свердловск. 1979.