lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Кольченко, Владимир Петрович. - Допрос как способ доказывания и средство обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2003 201 с. РГБ ОД, 61:03-12/894-6

Posted in:

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВА»

На правах рукописи

Кольченко Владимир Петрович

Допрос как способ доказывания и средство обес- печения прав личности в уголовном судопроиз- водстве

12.00.09- уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор В.М. Корнуков

Саратов - 2003

2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

ГЛАВА 1. Правовая природа и общая характеристика

допроса

§1. Понятие и сущность допроса, его соотношение с другими

процессуальными действиями 12

§2. Виды допроса 48

§3. Участники допроса 59

§4. Влияние допроса на формирование показаний допраши ваемых лиц 71

§ 5. Обеспечение прав допрашиваемых лиц 83

ГЛАВА 2. Процессуальный порядок производства допроса на стадии предварительного расследования

§ 1. Основания и условия проведения допроса 90

§ 2. Допрос обвиняемого и подозреваемого 116

§ 3. Допрос иных участников уголовного

судопроизводства 125

§ 4. Процессуальное оформление допроса 138

ГЛАВА 3. Производство допроса в судебном разбирательстве

§1. Допрос подсудимого 145

§2. Допрос иных участников уголовного

судопроизводства 153

§ 3. Оглашение показаний допрашиваемых лиц в судебном

заседании 171

Заключение 176

Библиография 187

3

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. Провозгла- шение Конституцией Российской Федерации человека, его прав и свобод высшей ценностью, закрепление и развитие в отраслевых законодательных актах принципа охраны прав и свобод человека и гражданина повышают ответственность правоохранительных органов и судов за выполнение возложенных на них задач. В первую очередь это касается уголовного судопроизводства, основное назначение которого состоит в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ1).

Эффективность уголовно-процессуальной деятельности по осущест- влению уголовного преследования лиц, виновных в совершении преступлений, и защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения во многом определяется качеством законодательной регламентации и практики использования предусмотренных законом процессуальных действий, направленных на собирание и исследование доказательств по уголовному делу, обеспечению прав участников уголовного судопроизводства. К числу таких действий, прежде всего, относится допрос.

Допрос является одним из самых распространенных следственных и судебных действий, он занимает особое место среди предусмотренных законов способов доказывания с точки зрения приемов его осуществления и возможностей в доказывании обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. Допрос - многоплановое правовое явление, которое можно
рассматривать как следственное

В дальнейшем, если не оговорено иное - УПК.

4

действие, как один из предусмотренных законом способов собирания и проверки доказательств; как институт права; как одно из полномочий органов уголовного преследования и суда; как форму проявления уголовного преследования; как один из предусмотренных законом способов изобличения лиц, виновных в совершении преступления; как процессуальный способ формирования показаний; как способ защиты: подозреваемым - от подозрения, обвиняемым - от обвинения; как способ защиты своих прав и законных интересов потерпевшим от преступления; как способ легализации фактических данных, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Проблемы уголовно-процессуального регулирования допроса, в том числе и некоторые из указанных сторон его правовой сущности, неоднократно подвергались научному исследованию и довольно обстоятельно освещались в уголовно-процессуальной и криминалистической литературе. Им уделяли внимание Гаврилов А.К., Ефимичев СП., Карнеева Л.М., Рахунов Р.Д., Порубов Н.И., Соловьев А.Б., Строгович М.С., Центров Е.Е., Чувилев А.А. и ряд других известных ученых. Анализу особенностей производства допроса отдельных участников посвящено ряд диссертационных исследований (Лакаева О.А. и др.).

Однако целенаправленного комплексного исследования всех обо- значенных выше сторон допроса как многопланового правового явления в уголовно-процессуальной науке до сих пор не проводилось. Кроме того, большинство предыдущих исследований осуществлялось до принятия действующего ныне УПК, без учета закрепленных в нем принципиально новых для уголовного процесса положений, в частности, об исключении свободного рассказа из числа обязательных элементов допроса, о допросе эксперта как самостоятельном следственном действии, о роли и порядке осуществления допроса в судебном заседании, свидетельском иммунитете,

5

возможности участия адвоката на стороне свидетеля, изменении порядка оглашения в суде показаний, данных в ходе предварительного расследования, обеспечении безопасности участников допроса и др.

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы настоящего диссертационного исследования, структуру обозначенных в нем вопросов и схему их освещения.

Цели и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе положений нового УПК, достижений правовой науки и сложившейся судебно-следственной практики сформулировать современное представление о правовой природе и назначении допроса, его месте в системе других процессуальных действий и в структуре уголовно-процессуального доказывания; осветить процессуальный порядок различных видов допроса; определить возможные варианты и направления развития и совершенствования данного института российского уголовно-процессуального права.

В соответствии с этой целью в работе ставились конкретные задачи:

  • раскрыть сущность и понятие допроса;
  • определить соотношение допроса с другими следственными действиями;
  • конкретизировать круг участников различных видов допроса, объем их прав и обязанностей, а также процессуальные меры по их обеспечению;
  • определить влияние допроса на формирование показаний допрашиваемых лиц;
  • осветить основания и условия допроса;
  • исследовать процессуальный порядок допроса различных участников уголовного судопроизводства на предварительном расследовании и в судебном заседании;

6

  • уточнить требования, предъявляемые к содержанию и форме прото- кола допроса;
  • сформулировать предложения по дальнейшему совершенствованию норм, образующих институт допроса, и рекомендации по их практическому применению.
  • Объектом исследования выступает допрос как способ собирания и исследования доказательств и средство обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве, особенности его правовой природы и регламентации.

Предметом исследования являются нормы права, регламентирующие процессуальный порядок производства допроса, правоприменительная практика и проблемы функционирования указанных норм.

Методология исследования. Проведенное исследование базируется на диалектическом методе познания объективной действительности. В нем использованы также системно-структурный, формально-юридический, статистический, социологический, сравнительно-правовой и другие частные методы научного познания.

Теоретическая основа исследования. Теоретическую основу дис- сертационной работы составили труды ученых-теоретиков права советского периода, научные работы современных российских ученых. При выполнении диссертации использовались достижения в области общей теории права, криминалистики, психологии и уголовно- процессуальной науки, а также теоретико-правовые позиции Конституционного Суда РФ, относящиеся к рассматриваемым вопросам.

Законодательная и эмпирическая база исследования. Правовой базой диссертационной работы является Конституция РФ и УПК РФ. В работе в необходимой мере использованы международно-правовые акты, УПК Республики Казахстан и УПК Украины. Анализировались нормы

7

ряда действующих федеральных законов («О прокуратуре Российской Федерации», «Об оперативно-розыскной деятельности» и др.), а также УПК РСФСР и проекта УПК РФ, принятого Государственной Думой в первом чтении в 1997 году.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в результате изучения и обобщения уголовных дел. При подготовке работы автором изучено 250 уголовных дел, рассмотренных судами г. Саратова и Саратовской области в 1998 - 2002 гг. Под углом зрения исследуемых в диссертации вопросов дополнительно выборочно проанализировано 300 протоколов допросов, 124 протокола судебного заседания, 72 кассационных определения, опрошено 70 следователей и 60 адвокатов городов Саратова и Москвы. В работе учтены опубликованная практика, результаты обобщения практики другими авторами, а также использован личный многолетний опыт работы автора в качестве адвоката.

Научная новизна исследования проявляется прежде всего в нетра- диционном подходе к изучению и освещению вопросов темы. Избранная проблематика исследуется под углом зрения трактовки допроса как способа доказывания и средства защиты прав и интересов участников уголовного судопроизводства. Работа является первым монографическим исследованием правовой природы и процессуального порядка допроса, проведенным после принятия нового УПК.

По результатам проведенного исследования на защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Сущность допроса как следственного действия заключается в рас- спросе допрашиваемого лица, даче им устных показаний (в форме свободного рассказа или ответов на поставленные вопросы), восприятии (выслушивании) показаний, фиксировании данных показаний и удостоверении правильности их записи в соответствии с требованиями УПК.

8

  1. Как институт уголовно-процессуального права допрос представ- ляет собой совокупность норм, регламентирующих деятельность по вызову соответствующих лиц на допрос, получению, даче и фиксации показаний допрашиваемых лиц.
  2. Допрос как деятельность, образующая самостоятельное следст- венное действие, представляет собой совокупность предусмотренных законом действий следователя, дознавателя, прокурора, суда и ряда других участников уголовного судопроизводства по: а) удостоверению в личности, разъяснению прав, обязанностей и ответственности участвующим в допросе лицам; б) передаче сведений допрашиваемым лицом, т.е. даче показаний и их получению (восприятию и уяснению, в необходимых случаях - с помощью привлеченных к участию в допросе переводчика или специалиста) лицом, производящим допрос; в) постановке вопросов перед допрашиваемым лицом в целях его побуждения к пополнению даваемых им показаний; г) применению аудиозаписи, видеозаписи и киносъемки данного следственного действия; д) протоколированию хода и полученных результатов допроса, удостоверению правильности записанных в протоколе показаний.
  3. Допрос является неотъемлемой частью деятельности по осуществ- лению уголовного преследования, одним из способов изобличения обвиняемого в совершении преступления. Для подозреваемого и обвиняемого участие в допросе является способом защиты от выдвинутого подозрения или предъявленного обвинения, а для потерпевшего -способом защиты своих интересов.
  4. Познавательную сущность допроса характеризует то, что в его ос- нове лежит метод расспроса. Указанный метод присущ и ряду других следственных действий, в частности, очной ставке, предъявлению для

9

опознания, проверке показаний на месте. Но там он является только одним из элементов, составляющих основу познавательной деятельности.

  1. В отличие от всех других процессуальных и непроцессуальных действий допрос детально регламентирован законом и потому полученные при его производстве сведения априори считаются доказательством.
  2. Установленные законом правила допроса свидетеля и потерпевшего являются универсальными и применимы к допросу иных участников уголовного судопроизводства (гражданского истца, гражданского ответчика, понятых и других лиц), реализация прав которых на дачу показаний возможна только в рамках допроса.
  3. Правило ч. 4 ст. 173 УПК о проведении повторного допроса обви- няемого в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе только по просьбе самого обвиняемого необходимо распространить на допрос подозреваемого.
  4. Допрос является процессуальным способом формирования пока- заний. Правило о недопустимости постановки наводящих вопросов необходимо распространить на допрос всех лиц. До внесения в закон соответствующих изменений при допросе потерпевшего, свидетеля и эксперта суду рекомендуется применять по аналогии норму ч. 1 ст. 275 УПК.
  5. Основанием для производства допроса того или иного лица в ка честве свидетеля служат любые, полученные в установленном законом порядке и находящиеся в распоряжении органа уголовного преследования или суда, данные, свидетельствующие о том, что этому лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследова ния и рассмотрения уголовного дела, допускающие с точки зрения закона его допрос по соответствующим обстоятельствам и указывающие
    на

10

возможность проведения допроса в определенное время и определенном месте.

  1. Основанием проведения допроса эксперта являются фактические данные, указывающие на необходимость разъяснения или уточнения данного экспертом заключения.
  2. Общими условиями производства допроса являются требования закона о времени и месте производства допроса; о недопустимости применения каких бы то ни было незаконных мер; о разъяснении прав, ответственности и порядка производства допроса; о применении научно-технических средств; о привлечении к участию в допросе должностного лица органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность специалиста, переводчика; о содержании и форме протокола допроса. Применительно к допросу определенной категории лиц можно говорить о частных условиях.
  3. В УПК целесообразно реанимировать норму, обязывающую про- изводить допрос свидетелей в ходе досудебного производства порознь и в отсутствие других свидетелей, содержавшуюся ранее в ч. 1 ст. 158 УПК РСФСР.
  4. Свидетель вправе являться на допрос в судебное заседание с ад- вокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи. Допрос свидетеля может длиться на протяжении всего судебного заседания. Ранее данные им показания не могут быть оглашены до окончания его допроса сторонами и самим судом. Председательствующий не вправе отпускать свидетеля до окончания судебного следствия без согласия сторон.
  5. Теоретическая и практическая значимость результатов исследо- вания определяется прежде всего тем, что сформулированные положения, выводы и предложения по рассматриваемым вопросам могут быть полезны и использованы для дальнейшего научного исследования проблем

11

производства следственных действий, в правотворческой и правоприменительной деятельности.

Результаты научной разработки могут быть использованы в препо- давании уголовного процесса и спецкурсов в юридических вузах и институтах повышения квалификации практических работников.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена, обсуждена по главам и апробирована в целом на кафедре уголовного процесса Саратовской государственной академии права.

Основные теоретические положения диссертации изложены в опубли- кованных статьях, а также нашли свое отражение в тезисах выступлений автора на научно-практической конференции «Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения» (Саратов, 3-4 октября 2001 г.) и межрегиональном научно- практическом семинаре «Защита прав граждан в уголовном праве и процессе» (Саратов, 2002 г.).

Теоретические положения данного исследования используются в учебном процессе при проведении практических занятий по уголовному процессу и практике участия автора в допросах в качестве защитника и представителя участников уголовного судопроизводства.

Структура диссертации обусловлена целями исследования и состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

12

ГЛАВА 1. Правовая природа и общая характеристика

допроса

§ 1. Понятие и сущность допроса, его соотношение с другими процессуальными действиями

В процессуальной науке о допросе чаще всего говорят как о следст- венном действии, заключающемся в получении от допрашиваемого лица сведений о фактах, входящих в предмет доказывания по делу , или в получении следователем показаний по обстоятельствам, имеющим значение по делу . Встречаются и иные трактовки, с уточнением либо расшифровкой тех или иных сторон этого действия. Например, А.К. Гаврилов и СП. Ефимичев определяют допрос как действие, суть которого предстает «в получении следователем от допрашиваемого сведений о событии преступления, лицах, его совершивших, характере и размере ущерба, причинах и условиях, как побудивших к преступлению, так и способствовавших его совершению, а также о других обстоятельствах, имеющих значение для дела»4.

Ю.К. Орлов обращает внимание на то, что допрос состоит в получе- нии не просто показаний, а устных показаний. «Допрос свидетеля, - пишет он, - является самым распространенным следственным действием. Он

См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в совет- ском уголовном процессе. М., 1965. СЛ\6.

3 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. М., 1970. С. 101.

4 См.: Советский уголовный процесс / Под ред. СВ. Бородина. М., 1982. С. 277; Следственные действия (процессуальная характеристика, тактиче ские и психологические особенности). Волгоград, 1984. С. 108 - 109.

13

заключается в получении от свидетеля устных показаний о любых обстоятельствах, имеющих значение для дела»5.

В трактовке Н.И. Порубова сущность допроса состоит в получении (востребовании) от допрашиваемого показаний при помощи приемов, разработанных на основе следственной и судебной практики криминали- стической тактикой. По его мнению, допрос - это следственное и судебное действие, заключающееся в получении органом расследования или судом в соответствии с правилами, установленными процессуальным законом, от допрашиваемого сведений об известных ему фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела. С позиции теории информации допрос представляет собой процесс получения информации, имеющей значение для дела .

Нетрудно заметить, что все перечисленные авторы сущность допроса усматривают только в получении показаний от допрашиваемых лиц, а это не совсем точно отражает характер и содержание деятельности, осуществляемой при допросе.

В отличие от названных авторов, А.А. Чувилев в определение допроса включает не только получение следователем в порядке, предусмотренном законом, показаний от свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, но и фиксацию этих показаний в протоколе допроса7.

5 См.: Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 265.

6 См.: Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973. С. 22; Его же. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. С. 16 - 17.

См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. М., 1998. С. 288.

14

Однако и такая характеристика допроса является далеко не полной, поскольку не отражает характер деятельности всех участников допроса, в частности, допрашиваемого лица по обеспечению полноты и достоверности фиксации прозвучавших на допросе показаний.

Б.Т. Безлепкин определяет допрос как регламентированный уголовно- процессуальным законом устный диалог между должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело, и свидетелем, потерпевшим, подозреваемым и обвиняемым, который ведется в целях получения фактических данных (устных сведений), имеющих доказательственное значение8.

Нельзя не согласиться с названным автором в том, что допрос пред- ставляет собой диалог, т.е. «разговор между двумя или несколькими лицами»9, а не передачу в одностороннем порядке допрашиваемым лицом сведений в письменной или устной форме. Однако, в данном определении не учитывается возможность производства допроса по отдельному поручению лица, в производстве которого находится уголовное дело (ч. 4 ст. 127, ст. 132 УПК РСФСР; п. 4 ч. 4 ст. 38, ч. 1 ст. 152 УПК), а также случаи расследования уголовного дела группой следователей (ч. 3 ст. 129 УПК РСФСР, ст. 163 УПК). Кроме того, за рамками данного определения оказались действия по процессуальному оформлению хода и результатов допроса (удостоверительная деятельность).

См.: Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудеб ные стадии (курс лекций). М., 1998. С. 226; Его же. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации

(постатейный). М., 2002. С. 243.

9 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Швецовой. М., 1984. С. 141.

15

А.К. Гаврилов правильно замечает, что при определении сущности следственных действий можно заметить две стороны, которые характерны для этого вида уголовно-процессуальных действий: познавательную и нормативную; первая из них представлена, в частности, такими приемами познания, используемыми следователем при их производстве, как наблюдение, опрос, описание, а вторая выражена в детальной законодательной регламентации правил и условий их производства10.

С.А. Шейфер, исследовав на монографическом уровне вопрос о по- знавательной и нормативной структуре следственных действий, определяет следственное действие как комплекс регламентированных уголовно-процессуальным законом и осуществляемых следователем (судом) поисковых, познавательных и удостоверительных операций, соответствующих особенностям следов определенного вида и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию и закреплению содержащейся в них доказательственной информации11.

Если рассматривать допрос в указанном плане, то, пожалуй, самое развернутое его определение дает С.Ф. Шумилин. Он пишет: «Допрос на предварительном следствии - это комплекс предусмотренных уголовно-процессуальным законом познавательных и удостоверительных операций, выполняемых следователем (лицом, производящим дознание, прокурором, начальником следственного отдела) по находящемуся в его производстве уголовному делу (в связи с выполнением отдельного поручения, в порядке

См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактиче- ские и психологические особенности). С. 6.

11 См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. Саратов, 1986. С. 7 -43, 104.

16

осуществления функции прокурорского надзора или функции процессуального руководства предварительным следствием), с целью получения и закрепления показаний об обстоятельствах, имеющих значение для дела»12. По мнению названного автора «сущность допроса, состоит в том, что в ходе выполнения познавательных операций следователь, применяя разработанные в криминалистике и апробированные следственной практикой тактические приемы, побуждает лицо, которому могут быть или должны быть известны обстоятельства, прямо или косвенно связанные с расследуемым событием, дать о них показания, выслушивает сообщаемую информацию и фиксирует ее в установленном законом порядке для того, чтобы в дальнейшем она могла быть использована в качестве доказательства по уголовному делу»13.

Вместе с тем, данное определение также нуждается в уточнении. По нашему мнению, познавательные операции на допросе могут выполняться не только самим лицом, производящим допрос, но и другими участниками допроса, например, защитником подозреваемого либо обвиняемого, участвующим в допросе свидетеля, производимого по его ходатайству или ходатайству подозреваемого, обвиняемого - п. 10 ч. 4 ст. 47, п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК; при допросе свидетеля, потерпевшего, подсудимого и эксперта в судебном заседании - ст. ст. 275, ч. 3 ст. 278, ст. 282 УПК. Что же касается удостоверительных операций, то наряду со следователем они могут осуществляться также допрашиваемыми лицами и другими участниками

1 9

См.: Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М, 1998. С. 306 (автор главы 18 - С.Ф. Шумилин). 13 Там же. С. 306. См. также: Руководство по расследованию преступлений / Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. М, 2002. С. 454.

17

допроса. Так, например, правильность записи показаний удостоверяется самим допрашиваемым лицом (ч. 8 ст. 190 УПК).

Следует также заметить, что участники уголовного процесса не всегда нуждаются в том, чтобы кто-либо из посторонних лиц побуждал их к даче показаний. Более того, практике известны случаи, когда органы предварительного следствия не только не побуждают обвиняемых к даче показаний, но и игнорируют многочисленные ходатайства, в которых те заявляют о своем желании дать показания и просят о проведении допроса. Показательным в этом плане является уголовное дело по обвинению Б., Д., К., и Н. в совершении преступления, предусмотренного п. п. «б», «г», «е», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР, рассмотренное в 2000 году Саратовским областным судом. Как видно из материалов дела, обвиняемый К., находясь в следственном изоляторе, направил следователю несколько заявлений, в которых подробно описывал обстоятельства совершенного убийства, говорил о своем желании дать показания по изложенным в заявлениях обстоятельствам, просил о допросе. Однако, ни одно из ходатайств обвиняемого в стадии предварительного расследования не было удовлетворено14.

В соответствии с действующим законодательством допрос может быть инициирован самим участником процесса. Так, закон наделяет потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого правом давать показания (п. 2 ч. 2 ст. 42, п. 2 ч. 4 ст. 46, п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК). Праву перечисленных участников процесса дать показания корреспондирует обязанность соответствующего органа уголовного преследования и суда получить показания, т.е. допросить соответствующего участника процесса. Совер-

См.: Архив Саратовского областного суда за 2000 год. Уголовное дело № 2 - 82/99.

18

шенно очевидно, что в случаях проведения допроса по ходатайству потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, не орган расследования побуждает участника процесса дать показания, а, наоборот, сам участник побуждает орган, в производстве которого находится уголовное дело, получить от него показания, выслушать сообщаемую им информацию и зафиксировать ее в установленном законом порядке. Таким образом, в рамках процедуры допроса реализуются не только полномочия субъектов уголовного процесса на получение показаний, но и право его участников на дачу показаний. Следовательно, допрос, неотъемлемой частью которого является дача показаний, является правовой формой реализации права подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего на дачу показаний.

Кроме того, побуждать допрашиваемое лицо к даче показаний могут не только следователь и дознаватель, но и обвиняемый. Например, побуждение свидетеля и потерпевшего, другого обвиняемого к даче показаний может иметь место и при допросах обвиняемым изобличающего его лица в соответствии с подп. «е» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и подп. «d» п. 3 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Что же касается судебного разбирательства, то в этой стадии допра- шиваемое лицо может побуждаться к даче показаний не только обвинителем или судом, но и подсудимым, его защитником, потерпевшим и другими участниками судебного разбирательства.

Своеобразно определяет допрос Н.А. Громов По его мнению, «допрос свидетеля и потерпевшего - одно из наиболее распространенных следственных действий, состоящее в обязанности явиться по вызову лица, производящего дознание, или следователя и дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопро-

19

сы»15. На наш взгляд, допрос нельзя сводить к одной лишь обязанности явиться по вызову и дать показания. Указанная обязанность является не допросом, а лишь элементом одного из многочисленных правоотношений, возникающих в связи с его производством. Как отмечалось, сущность допроса состоит не в обязанности явиться и дать показания, а в получении показаний от допрашиваемого лица.

Кроме того, не основано на законе утверждение автора о том, что допрос подозреваемого является источником доказательств16. С точки зрения закона источником доказательств является не сам допрос, а полученные в ходе допроса показания (ч. 2 ст.74 УПК).

Иногда следственные и судебные действия характеризуют как средство доказывания 7, средство получения доказательств из источников, указанных в законе18, а допрос - как процессуальное средство получения доказательственной информации по делу19.

Сторонниками широкой трактовки средств доказывания являются Н.П. Кузнецов, В.А. Панюшкин и Ф.Н. Фаткуллин.

15 См.: Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. М., 1998. С. 285.

16 Там же. С. 309.

17 См.: Трусов А.И. Судебное доказывание в свете идей кибернетики // Вопросы кибернетики и право. М., 1967. С. 164 -179.

См.: Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. Иркутск, 1981 С. 81; Карнеева Л.М., Кертэс И. Источники доказа- тельств по советскому и венгерскому законодательству. М., 1984.С. 15. 19 См.: Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. С. 10; Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. М., 2001.С. 4.

20

Н.П. Кузнецов и В.А. Панюшкин полагают, что к средствам процес- суального доказывания помимо доказательств относятся и способы их получения 20.

По мнению Ф.Н. Фаткуллина, «под средствами процессуального до- казывания следует понимать конкретные фактические данные, употреб- ляемые для установления исследуемых обстоятельств дела, источники этих данных и способы их получения, проверки и использования». Подразумевая под способами получения и использования судебных доказательств «те предусмотренные законом действия, посредством которых органы следствия, прокуратуры и суда собирают, проверяют и оценивают фактические данные и их источники, а также обосновывают выводы по делу», названый автор характеризует способы как один из видов средств доказывания21.

Представляется, что такое определение средств процессуального до- казывания является слишком широким. Кроме того, неверно определять средства доказывания одновременно как единство доказательств и способов их получения, а равно включать способы в содержание средств. По нашему мнению, следственное действие как совокупность предусмотренных законом действий не может быть средством или способом оценки доказательств или обоснования выводов органов уголовного преследования и суда.

Кузнецов Н.П., Панюшкин В.А. О некоторых понятиях уголовно- процессуального доказывания и развитии его процессуальной формы // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж. 1979. С. 115.

См.: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 93, 153.

21

Можно, конечно, согласиться с Ф.Н. Фаткуллиным в том, что данное им определение средств процессуального доказывания больше других согласуется с филологическим смыслом рассматриваемого понятия, поскольку в одном из значений слово «средство» означает «прием, способ действия» . Однако закон придает понятиям «средства» и «способы» самостоятельное значение. Так, например, подозреваемый, обвиняемый вправе защищаться любыми средствами и способами, не запрещенными Кодексом (п. 11 ч. 4 ст. 46, п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК), защитник вправе использовать любые, не запрещенные Кодексом средства и способы защиты ( п. 11 ч. 1 ст. 53). Аналогичные нормы имелись в УПК РСФСР (ст. ст. 46, 51). Конституция РФ, наделяя каждого участника уголовного процесса правом защищать свои права и законные интересы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45), вообще не упоминает о средствах защиты.

Таким образом, в литературе не проводится четкой грани между способами и средствами доказывания. Иногда указанные понятия трактуются как однозначные, иногда противопоставляются.

По нашему мнению, средством доказывания являются не следственные действия как совокупность действий, посредством, которых собираются и проверяются доказательства, и не форма получения доказательств, а сами доказательства.

Закон считает каждого обвиняемого невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, ч. 1 ст. 14 УПК). В соответствии с порядком судопроизводства по уголовным делам, предусмотренным УПК,

См.: Фаткуллин Ф.Н. Указ. раб. С. 93 - 94.

22

установление виновности обвиняемого, а равно иных обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК, может осуществляться только в форме доказывания, которое состоит в собирании, проверке, оценке доказа- тельств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 85 УПК).

По смыслу ст. ст. 73, 74 и п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК средствами установления обстоятельств, имеющих значение для дела, являются доказательства. Как отмечает П.С. Элькинд, единственным средством установления истины по уголовному делу являются уголовно-судебные доказательства23. Многие другие теоретики и практики также обоснованно полагают, что единственным средством, с помощью которого согласно закону может осуществляться доказывание по уголовному делу, является доказательст-во24.

Сами доказательства могут собираться только предусмотренными в законе способами. Регламентируя способы собирания доказательств, закон говорит прежде всего о следственных действиях (ч. 1 ст. 86 УПК). Как правильно отмечается многими авторами,
следственные действия

См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголов- но-процессуальном праве. Л., 1976. С. 60.

24 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 287; Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Л.М. Карнеевой, П.А. Лупинской, И.В. Тыричева. М, 1980. С. 139; Научно- практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М., 2002. С. 193 и др.

23

являются основным способом собирания и проверки доказательств25. Соответственно допрос характеризуют как процессуальный способ получения показаний26, один из основных способов получения доказа- тельств27. А.И. Трусов отмечает, что для следователя допрос является способом получения, закрепления и проверки доказательств - показаний свидетеля, показаний потерпевшего, а также показаний обвиняемого и тем самым одним из важных способов проверки правильности сформулиро-ванной по делу версии обвинения .

Следует отметить, что в законе прямо не говорится о том, что след- ственные действия являются способом собирания доказательств. Так, согласно ч. 1 ст. 86 УПК доказательства собираются путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных Кодексом. Если обратиться к словарю русского языка СИ. Ожегова, то можно увидеть, что термин «путем» употребляется в нем, в частности, в значении «посредством, при
помощи чего-нибудь»29, термин

См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. раб. С. 108; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 112; Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под общ. ред. А.С. Кобликова. М, 2000. С. 77.

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. С. 100; Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос. Волгоград, 1978. С. 5; Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под
общ. ред. А.С. Кобликова. С. 87 и др. 27 См.: Громов Н.А. Указ. раб. С. 285.

См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. М, 1996. С 185 -186; 212 . 29 См.: Ожегов СИ. Указ. раб. С 550.

24

«посредством» - при помощи чего-нибудь, каким-нибудь способом»30, а «способ» обозначается как «действие или система действий, применяемые при выполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь»31, «средство» - «прием, способ действия для достижения чего-нибудь» .

Сказанное позволяет говорить о том, что понятие «средство» приме- нительно к следственным действиям может употребляться для обозначения приема или приемов, используемых в рамках того или иного способа получения доказательств (следственного действия) для получения сведений, которые могут служить доказательством.

УПК относит допрос к числу следственных (судебных) действий (ст. ст. 164, 189,ч. 1 ст. 240).

В соответствии с требованиями УПК такие доказательства как пока- зания свидетелей, показания потерпевших, показания подозреваемых, показания обвиняемых и показания эксперта собираются только путем (при помощи) допроса (ст. ст. 76, 77, 78, 79, ч. 2 ст. 80 УПК).

Таким образом, с точки зрения закона допрос, как и любое другое следственное действие, выступает в качестве самостоятельного способа собирания доказательств.

По смыслу ст. 87 УПК допрос также может выступать в качестве способа проверки доказательств. «Обязывая дознавателя, следователя, прокурора и суд проверять доказательства, законодатель предписывает,

jU Там же. С. 492.

31 Там же. С. 658.

32 Там же. С. 660.

25

какими именно способами они должны осуществлять проверку (ст. 87 УПК)», - пишет Е.А. Доля33.

Допрос как способ собирания и проверки доказательств обладает своими приемами, которые могут быть охарактеризованы как средства получения доказательств (процессуальными, тактическими, психологическими).

С учетом сказанного о каждом отдельно взятом следственном дей- ствии, включая допрос, можно говорить как о самостоятельном способе получения сведений об обстоятельствах исследуемого события, характеризующемся своими специфическими приемами деятельности по получению и фиксации соответствующих сведений (процессуальными, тактическими, психологическими), проведение которых в рамках уголовного судопроизводства отнесено к полномочиям органов уголовного преследования и суда.

В литературе наряду со средствами доказывания говорят также о средствах уголовно-процессуальной деятельности, понимая под последними определенную совокупность (систему) взаимосвязанных уголовно-процессуальных действий, применяемых для достижения ее целей, процессуальные формы доказывания, меры принуждения, рассмотрение жалоб и заявлений, ходатайств, принятие процессуальных решений34.

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 194.

34 См.: Дрёмов В.Г. Понятие целей и средств уголовно-процессуальной деятельности // Актуальные вопросы развития и совершенствования законодательства о судоустройстве, судопроизводстве и прокурорском надзоре. Сб. научн. трудов. М., 1981. С. 3 -13.

26

На наш взгляд, неверно отождествлять полномочие на допрос как средство уголовно-процессуальной деятельности и допрос как систему операций (действий), т. е саму деятельность.

В общей теории права категория «средство» рассматривается как правовое средство регулирования, а совокупность последних - как механизм правового регулирования. В частности, С.С. Алексеев под правовыми средствами понимает институционные явления правовой действительности, воплощающие регулятивную силу права, его энергию, которым принадлежит роль ее активных центров35; А.В. Малько, определяя правовые средства как все те юридические инструменты, с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение поставленных целей, включает в их число нормы права, правоприменительные акты, договоры, юридические факты, субъективные права, юридические обязанности, запреты, льготы, поощрения и т.д.36 Механизм правового регулирования представляет собой «систему правовых средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъекта права»37, а механизм уголовно-процессуального регулирования - «систему правовых средств, содержащихся в нормах разного содержания и уровня, характерных своими правовыми способами

См.: Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Советское государство и право. 1987. № 6. С. 12 - 19.

36 См.: Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 1997. 621 - 622.

37 См.: Указ. раб. С. 625.

27

воздействия на предмет регулирования»38. В механизм уголовно- процессуального регулирования входят определяемые законом задачи деятельности, субъектный состав, полномочия, права и обязанности субъектов, юридические факты, уголовно-процессуальные правоотношения, процессуальная форма, санкции и ответственность39.

Как видно, одним из элементов механизма уголовно-процессуального регулирования являются полномочия органов уголовного преследования и суда. Совершенно очевидно, что ни доказательства, ни способы их получения (действие или даже система действий) не являются средством регулирования. Исходя из общетеоретических положений о понятии и функционировании механизма правового регулирования следует признать, что в качестве средства правового регулирования выступает не сам допрос, а полномочие (право) на его производство40. Что же касается допроса, то он, представляя собой совокупность регламентированных законом действий по получению и фиксации показаний допрашиваемых лиц, выступает в механизме уголовно-процессуального регулирования не как средство правового регулирования (регулятор деятельности), а как его предмет.

Холоденко В.Д. Уголовно-процессуальное регулирование деятельности следователя: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Саратов, 1985. СП.

39 Там же. С. 4.

40 И.Л. Петрухин, обоснованно характеризуя допрос как определенное отношение между государством и гражданином, усматривает в предостав лении правоохранительным органам и судам права вызывать в установ ленном законом порядке любое лицо для допроса проявление властного начала их полномочий. См.: Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М., 1999. С. 107.

28

Вместе с тем, допрос представляет собой достаточно сложное правовое явление. Его можно и нужно рассматривать не только как следственное действие, как один из предусмотренных законом способов собирания и проверки доказательств, а с различных сторон: 1) как институт права; 2) как одно из полномочий органов уголовного преследования и суда; 3) как одну из форм проявления уголовного преследования; один из предусмотренных законом способов изобличения лиц, виновных в совершении преступления; 4) как процессуальный способ формирования показаний; 5) как способ защиты: подозреваемым - от подозрения, обвиняемым - от обвинения; 6) как способ защиты своих прав и законных интересов потерпевшим от преступления.

Как институт уголовно-процессуального права допрос представляет собой совокупность норм, регламентирующих деятельность дознавателя, следователя по вызову на допрос всех лиц, участие которых с точки зрения закона или самого следователя (дознавателя) необходимо (подготовительную деятельность), получению, даче и фиксации (в том числе с помощью применения научно-технических средств) показаний допрашиваемых лиц: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта. Эти нормы закреплены в ст. ст. 164 - 168, 187 - 191, 217, 246, 259, 264, 271, 274 - 282 УПК и др.

Правовая природа допроса не может быть полностью раскрыта без исследования его соотношения с уголовным преследованием.

В п. 55 ст. 5 УПК под уголовным преследованием понимается про- цессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

В ходе осуществления уголовного преследования могут производиться допросы подозреваемых и обвиняемых с целью их изобличения. С этой же целью могут производиться также допросы иных лиц - свидете-

29

лей, потерпевших, экспертов. Соответственно допрос может выступать и, как свидетельствует практика, чаще всего выступает в качестве не просто способа получения показаний, а в качестве способа изобличения подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления. Следовательно, допрос является составной частью деятельности по осуществлению уголовного преследования.

Положение о том, что уголовное преследование, т.е. направленная против конкретного лица обвинительная деятельность, может осуществляться в самых различных формах, в частности, в форме допроса, сформулировано Конституционным Судом РФ. Конституционный Суд рассматривает допрос как одну из многообразных форм проявления уголовного преследования (п. 3 описательно-мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова41). В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда допрос является формой уголовного преследования не только подозреваемого и обвиняемого, но и свидетеля. Таким образом, по мнению Конституционного Суда РФ допрос может выступать в качестве одной из форм осуществления уголовного преследования любого допрашиваемого лица.

Допрос подозреваемого и обвиняемого обоснованно характеризуется не только как способ получения показаний, но и как средство защиты

41 См.: Российская газета. 2000. 4 июля.

30

их интересов42. Так, по справедливому замечанию Н.А. Громова, допрос подозреваемого является «средством его защиты» , а допрос обвиняемого

  • «одним из средств реализации им своего конституционного права на защиту»44. Т.П. Николаева отмечает, что дача показаний для подсудимого является важным средством его защиты от обвинения, а для потерпевшего
  • основным средством защиты своих интересов .
  • Давно замечено, что допрос свидетелей - одно из эффективнейших средств защиты, позволяющее установить важные для обвиняемого смягчающие обстоятельства, иногда серьезно поколебать обвинение, а то и вовсе опровергнуть его, составить новое представление о событии преступления и роли обвиняемого в его совершении46.

На наш взгляд, понимание допроса как средства (способа)47 защиты от обвинения вытекает из норм международного права, в соответствии с

См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 185 - 186; 212; Громов Н.А. Указ. раб. С. 309, 326 и др.

43 Громов Н.А. Указ. раб. С. 309; 326.

44 Черкасов А.Д., Громов Н.А. О допросе обвиняемого с позиции презумп ции невиновности // Государство и право. 1995. № 12. С. 70. 45Николаева Т.П. Деятельность защитника на судебном
следствии. Саратов, 1987. С. 55, 71.

46 См.: Гофштейн М. Допрос свидетелей защитой в судебном заседании // Советская юстиция. 1970. № 21. С. 17. *

47 Учитывая, что в уголовно-процессуальной науке отсутствует единый подход в определении понятий «средства доказывания» и «способы доказывания», а в литературе эти понятия употребляются как однозначные не только различными, но и отдельно взятыми авторами (См: Порубов

31

которыми каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него (подп. «е» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). По мнению судей Конституционного Суда РФ, указанное право является одним из обязательных условий справедливого судебного разбирательства, а принятие судом решения вопреки указанным международно- правовым нормам служит для гражданина, полагающего, что тем самым его права и свободы были нарушены, основанием для обращения в вышестоящие судебные инстанции, в том числе - при исчерпании всех внутригосударственных средств правовой защиты - в соответствующие межгосударственные органы48.

Не следует опасаться того, что при допросе обвиняемым изобли- чающего его лица роль следователя и дознавателя может быть сведена

Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. СЮ - 23; Его же. Научные основы допроса на предварительном следствии. С. 7 - 18.) при рассмотрении правовой природы допроса мы иногда будем вынуждены условно употреблять их как однопорядковые, однозначные понятия. 48 См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации № 290-О от 21 декабря 2000 года об отказе в принятии жалобы гражданина Идалова Тимура Саид-Магомедовича на нарушение его конституционных прав рядом статей Уголовно- процессуального кодекса РСФСР и частью второй статьи 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Российская газета. 2001. 12 марта.

32

лишь к фиксации вопросов и ответов в протоколе допроса. Тут важнее другое - выполнение требований ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, ч. 3 ст. 1, ст. ст. 15 и 16 УПК об обеспечении права каждому защищаться всеми способами, не запрещенными законом, и создание необходимых условий для осуществления обвиняемым и подозреваемым предоставленных им прав.

В проведении допроса изобличающих обвиняемого лиц важную роль может сыграть защитник обвиняемого. СМ. Тащилина обоснованно усматривает основную задачу защитника в ходе допроса в том, чтобы уточнить и детализировать показания свидетелей (потерпевших) с позиций защиты, проверить их правдивость и точность, устранить все противоречивые моменты49.

В рамках допроса допрашиваемое лицо может защищать свои интересы с помощью различных приемов. Как свидетельствует практика, в ходе допроса обвиняемые наряду с дачей показаний нередко заявляют различные ходатайства, отводы, а иногда и жалобы. Широкое распространение получили так называемые латентные отводы. Имеются в виду случаи, когда на допросе обвиняемый заявляет о том, что на данный момент он не желает сообщать сведения о лицах, которые могут подтвердить его алиби, либо вообще не желает давать показания, поскольку не доверяет следователю, не верит в его объективность и т.д.). Прокуратура Саратовской области реагирует на подобные заявления как на отводы50.

См.: Тащилина СМ. Адвокат и суд присяжных в России. М., 2001. С. 80.

50 См., например, архив Саратовского областного суда за 2000 год. Уголовное дело № 2 - 82/99.

33

Как показало интервьюирование 50 адвокатов гг. Саратова и Москвы, имеющих большой опыт участия в расследовании и рассмотрении уголовных дел, большинство из них отдают предпочтение именно завуалированным формам отвода. Такая тактика объясняется тем, что латентные отводы не всегда разрешаются, в связи с чем в материалах дела закладываются основания для отмены приговора или признания доказательств недопустимыми. В судебной практике неразрешение подобных отводов признавалось существенным нарушением уголовно- процессуального закона51.

Исходя из предписаний закона приступить к допросу обвиняемого сразу же после предъявления обвинения, А.И. Трусов делает правильный, на наш взгляд, вывод о том, что «допрос собственно и является прежде всего способом обеспечения одного из важнейших прав обвиняемого -давать объяснения по предъявленному обвинению в интересах собственной защиты (ст. 46 УПК)»; кроме того «допрос обвиняемого является также одним из средств, с помощью которого его изобличают в совершении преступления»52.

Изобличение обвиняемого в совершении преступления может осу- ществляется путем проведения допросов других лиц, очных ставок с ними, использования при допросе обвиняемого некоторых предусмотренных законом процессуальных приемов напоминания обстоятельств совершен-

См.: Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по уголовному делу по обвинению Б. и др. // Архив Саратовского областного суда за 2000 г. Уголовное дело № 2 - 82/99.

См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 185 -186; 212.

34

ного преступления, а также различных тактических приемов освежения памяти обвиняемого и разоблачения лжи и пр.53

Таким образом, для должностных лиц органов уголовного преследо- вания и суда допрос является способом получения показаний допраши- ваемых лиц, а для органов уголовного преследования, кроме того - одним из способов изобличения обвиняемых в совершении преступления. Для подозреваемого и обвиняемого допрос является формой реализации таких прав как право давать показания, заявлять отводы и ходатайства, приносить жалобы, т.е. способом защиты от выдвинутого подозрения или предъявленного обвинения. Кроме того, участие в допросе позволяет им познавать направления деятельности соответствующих должностных лиц. Для лица, потерпевшего от преступления, допрос является формой реализации права на дачу показаний, заявление ходатайств, отводов и жалоб, т.е. способом защиты своих интересов.

В судебной практике допрос уже давно стал способом нейтрализации некоторых нарушений закона и восполнения пробелов, допущенных при составлении протокола того или иного следственного действия. В

частности, широко—практикуются—допросы—понятых,— следователя^

специалиста и других, участвовавших в проведении следственного действия лиц, об обстоятельствах, связанных с соблюдением установленного законом порядка производства следственного действия, правильности содержащихся в протоколе записей и устранения недостатков протокола. Так, например, при рассмотрении уголовного дела по обвинению Б., С, и К. в совершении преступлений, предусмотренных п. п. «д» и «н» ч. 2 ст. 105, п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 222 УК РФ, одним из

Подробно об этой стороне деятельности органов уголовного преследо- вания см.: Руководство для следователей. С. 311- 316.

35

защитников было заявлено ходатайство об исключении из судебного разбирательства не имеющих юридической силы доказательств: протокола выемки пистолета и 6 патронов в доме К., протокола осмотра пистолета и 6 патронов, изъятых при выемке у К., а также заключения эксперта, полученное по результатам проведения баллистической экспертизы указанного пистолета и патронов, поскольку выемка пистолета и патронов у К. была проведена с нарушением закона. Как указано в ходатайстве и усматривается из протокола выемки, понятым перед началом выемки не разъяснялись их права и обязанности (по крайней мере о выполнении этих действий в протоколе выемки нет соответствующих отметок). Кроме того протокол не был подписан лицом, у которого производилась выемка - свидетелем К. Последний расписался лишь за то, что получил копию протокола. В нарушение требований ст. 176 УПК РСФСР в протоколе выемки не были оговорены подчистки и исправления в цифрах и буквах в штампованных маркировочных обозначениях изъятого при выемке пистолета. По мнению защитника, указанные обстоятельства вызывают сомнение в достоверности зафиксированных в протоколе выемки сведений об индивидуальных признаках изъятого при выемке у К. пистолета.

Допрошенный в судебном заседании свидетель К. показал следующее: «выдача пистолета оформлялась на месте, составлялся документ, копия которого была вручена мне в тот же день …. Понятые были местные…. Пистолет и патроны упаковывались в бумажный конверт после составления протокола о выдаче…. Я могу представить копию этого документа…. Подчистки и дописки не делались. Я не знаю, вносились ли изменения в номер пистолета».

Отказывая в удовлетворении заявленного ходатайства, председа- тельствующий судья мотивировал свое решение тем, что выемка оружия и

36

боеприпасов у К. была произведена в соответствии с уголовно- процессуальным законом; имеющиеся в протоколе исправления не вызывают сомнения в факте изъятия у К. указанного в протоколе пистолета; каких-либо нарушений, которые свидетельствовали бы о недостоверности фиксации результатов данного следственного действия при его производстве не допущено.

Кроме того по данному уголовному делу защитником заявлялось также ходатайство об исключении из судебного разбирательства протокола следственного эксперимента в связи с тем, что перед началом его производства свидетелю К. не разъяснялась ответственность за дачу заведомо ложных показаний, что, подтверждалось, по мнению защитника, отсутствием подписи об этом под записью о разъяснении положений ст. ст. 307 и 308 УК РФ. Допрошенный в связи с этим свидетель К. показал, что его предупреждали об ответственности по ст. ст. 307 и 308 УК РФ. Отказывая в удовлетворении заявленного ходатайства, председательствующий указал, что «приведенные в нем доводы надуманы и не соответствуют действительности, опровергаются самим протоколом следственного эксперимента, в котором имеется предупреждение К., что он сейчас и

54

подтвердил» .

Анализ 150 уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, рассмотренных судами Саратовской области в 1999 - 2001 гг., свидетельствует о том, что в 60% случаев в суде допрашивались понятые или один из них, а в 2 % случаев - следователи. В литературе допрос понятых и других участников следственного действия для подтверждения правильности протоколов следственных действий признается вполне законным. В

См.: Архив Саратовского областного суда за 1998 год. Уголовное дело №2-11/98 .

37

частности, существует мнение, согласно которому при сомнительности протоколов, если допрашиваемый рассказывает об условиях своего личного участия в производстве следственного действия (находился ли он все время в обыскиваемой комнате, видел ли, как извлекают вещи из тайника), об участии в следственном действии других лиц (присутствовал ли при осмотре и на каких именно этапах обвиняемый, разъяснял ли следователь права участникам осмотра или обыска), а также подтверждает или опровергает записи в протоколе, его показания вполне допустимы. Однако восполнять с помощью понятого пробелы протокола следственного действия и подтверждать с помощью его показаний то, что не отражено в протоколе, явно недопустимо. Показания лиц, присутствовавших при производстве следственного действия в официальном качестве (показания следователей, понятых, сотрудников милиции, специалиста) могут служить только средством опровержения и подтверждения правильности содержащихся в протоколе записей55. С указанным мнением нельзя не согласиться. Иное означало бы, что вся доказательственная база по уголовным делам может быть сведена к набору показаний следователя, понятых и сотрудников органа дознания, оказывавших содействие следователю в проведении следственного действия в порядке п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК.

Допрос является одной из процессуальных форм легализации ре- зультатов проведения оперативно-розыскных мероприятий. В литературе со ссылкой на ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной

См.: Пашин С.А. Доказательства в Российском уголовном процессе /Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Вып.1. М, 1996. С. 367; Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1999. С. 56 - 57.

38

деятельности» правильно отмечается, что данные, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, сами по себе доказательствами не являются; чтобы стать таковыми, они должны быть введены в уголовный процесс в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, получить статус одного или нескольких видов доказательств56.

Так, результаты наблюдения должны быть легализованы путем до- проса осуществлявшего его лица. С помощью допроса может осуществляться также проверка приобщенных к материалам дела предметов, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий с применением технических средств: фотоснимков, видеокассет, аудиокассет и других материальных носителей информации. С этой целью могут допрашиваться в качестве свидетелей оперативные работники, производившие скрытую фотосъемку, киносъемку, звукозапись или видеозапись.

В литературе подвергнута справедливой критике идея отказа от до- проса лица, непосредственно осуществлявшего наблюдение и получившего данные обстоятельствах, имеющих значение по делу, и его заменой допросом других должностных лиц специализированных органов. По мнению Е.А. Доля, это «приведет к тому, что из поля зрения сторон и суда выпадет этап, связанный с формированием и получением информации, относящейся к делу, до того, как она стала известна должностному лицу. При этом стороны и суд будут лишены возможности учесть факторы, которые могли оказать и часто оказывают влияние на доброкачественность сведений, составляющих содержание показаний должностного лица.

См.: Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М., 2000. С. 59.

39

В результате показания такого свидетеля не будут подвергнуты в уголовном процессе тщательной всесторонней и объективной проверке… Непреодолимые трудности в процессе доказывания возникнут с проверкой и оценкой доказательств, источник которых … предлагается не раскрывать… в том числе путем отвода судом вопросов подсудимого, защитника и других участников уголовного процесса, направленных на установление личности свидетеля… Отклонение судом указанных вопросов будет означать не что иное, как фактический отказ от надлежащей проверки и оценки доказательств, неравноправие сторон в судопроизводстве»57. Разделяя позицию названного автора, Ю.В. Кореневский обоснованно полагает, если интересы сохранения тайны не позволяют назвать лиц, получивших информацию в связи с участием в оперативно-розыскной деятельности, и обстоятельства получения этой информации, если нельзя обеспечить безопасность указанных лиц, полученная
информация не

58

должна представляться для использования в доказывании .

Статья 89 УПК запрещает использование в процессе доказывания результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно- процессуальным кодексом. Часть 2 ст. 75 УПК относит к числу недопустимых доказательств показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Как видно, новый УПК также не воспринял идею подмены допроса лица, непосредственно участвовавшего в проведении оперативно-розыскного мероприятия,
допросом иных лиц

См.: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. С. 95 - 96.

со

См.: Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность. С. 59.

40

без озвучивания данных о личности лица, непосредственно получившего соответствующую информацию. Если такая подмена и будет иметь место, то результаты допроса должны признаваться противоречащими требованиям приведенных выше уголовно- процессуальных норм.

Суммируя сказанное, допрос может быть охарактеризован следующим образом. Сущность допроса как следственного действия, представ- ляющего собой самостоятельный и наиболее распространенный на практике способ получения доказательств, не сводится только к получению показаний от допрашиваемого лица. Сущность данного следственного действия заключается в расспросе допрашиваемого лица, даче им устных показаний (в форме свободного рассказа или ответов на поставленные вопросы), восприятии (выслушивании) показаний субъектом, производящим допрос, фиксировании показаний и удостоверении правильности их записи в соответствии с требованиями УПК.

Допрос как деятельность, как самостоятельное следственное действие представляет собой совокупность предусмотренных законом действий следователя, дознавателя, прокурора, суда (по удостоверению в личности, разъяснению прав, обязанностей и ответственности участвующим в допросе лицам), а также участников судебного разбирательства и допрашиваемого лица (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей по: а) по передаче сведений допрашиваемым лицом, т.е. даче показаний и их получению (восприятию и уяснению, в необходимых случаях - с помощью привлеченных к участию в допросе переводчика или специалиста) лицом, производящим допрос; б) постановке вопросов перед допрашиваемым лицом в целях его побуждения к пополнению даваемых им показаний или дополнения заключения эксперта; в) применению аудиозаписи, видеозаписи и киносъемки данного следственного действия;

РОССИЙСКАЯ 41 ГОСУДАРСТВЕННА^ БИБЛИОТЕК

г) протоколированию хода и полученных результатов допроса, удостоверению правильности записанных в протоколе показаний.

Познавательную сущность (основу) любого следственного действия характеризует различный набор методов (приемов) познания, применяемых при исследовании обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному по делу. В числе таких приемов (методов) принято выделять наблюдение, сравнение, измерение, моделирование, эксперимент, опрос, описание. В качестве ведущего приема познания при допросе выступает метод расспроса, используются также методы описания, наблюдения,

59

сравнения, моделирования .

В основе допроса лежит метод расспроса, т.е. постановки перед доп- рашиваемым лицом задачи на сообщение имеющей значение по делу информации, позволяющий получить вербальную информацию, которая к моменту ее передачи производящему допрос лицу существует в памяти человека в виде наглядных образов и под воздействием расспроса трансформируется допрашиваемым в словесное сообщение (описание)60. Что касается осуществляемого при допросе наблюдения за поведением допрашиваемого лица, то оно, на наш взгляд, может быть охарактеризовано в доказывании скорее не как способ получения показаний, а как одно их необходимых важных условий правильной оценки результатов допроса. Конечно, результаты наблюдения за поведением допрашиваемого лица позволяют определенным образом скорректировать тактику проведения допроса. Однако наблюдение допрашиваемым необходимо прежде всего для правильной оценки получаемых
показаний. Не случайно, при

59 См. подробно: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М, 1981. С. 5 - 18.

60

Там же. С. 8- 10,95 .

42

произнесении напутственного слова председательствующие, разъясняя присяжным заседателям основные правила оценки доказательств, рекомендуют им принимать во внимание, в частности, поведение свидетеля на допросе и то, производит ли он впечатление честного человека. Изучение 50 уголовных дел, рассмотренных Саратовским областным судом в 1995 - 2001 гг., показало, что такие рекомендации были даны присяжным заседателям в 8-ми случаях.

Лежащий в основе допроса метод расспроса, присущ ряду других следственных действий: очной ставке, предъявлению для опознания, проверке показаний на месте.

Ближе всего допрос примыкает к очной ставке. Не случайно, многие авторы считают, что очная ставка является разновидностью допроса61, и представляет собой одновременный допрос двух ранее допрошенных

62

лиц .

Наиболее точно характеризует сущность очной ставки Н.И. Пору-бов. Названный автор определяет очную ставку как разновидность допроса, так как ее содержанием является допрос - поочередный или попеременный допрос двух лиц в их присутствии63. С принятием нового УПК такая характеристика соотношения допроса и очной
ставки не

См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 188.

См.: Советский уголовный процесс. Вопросы Особенной части / Под ред. В.М. Корнукова. Саратов, 1988. С. 52; Громов Н.А. Указ. раб. С. 289; Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). С. 249 и др.

См.: Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. С. 240.

43

изменилась. Так, в ст. 192 УПК прямо говорится о допрашиваемых лицах (ч.ч. 2 и 4), даче и записи показаний (ч. ч. 2 и 5).

Основное отличие допроса от очной ставки состоит в процедуре (порядке) расспроса допрашиваемых лиц - на очной ставке они расспрашиваются попеременно в присутствии друг друга, а на допросе порознь. Кроме того, лица, между которыми проводится очная ставка, имеют возможность с разрешения следователя допрашивать друг друга ( ч. 2 ст. 192 УПК).

Однако, помимо очевидных различий в процедуре допроса и очной ставки, указанные следственные действия отличаются прежде всего по их психологической характеристике. По верному замечанию Н.И. Порубова, проведение очной ставки характеризуется рядом психологических особенностей: 1) очной ставке присуща более сложная психологическая атмосфера, обусловленная конфликтностью ситуации, эффектом присутствия второго лица, дающего правдивые показания, что приводит к активизации памяти, вспоминанию всего того, что связано с этим участником очной ставки; 2) здесь происходит усиление положительного воздействия на допрашиваемого, дающего ложные показания: участник очной ставки дающий правдивые показания, рассматривается следователем как его союзник, с помощью которого можно получить правдивые показания и от второго участника; 3) на очной ставке шире круг тактических приемов, применяемых следователем (дознавателем) для оказания психологического воздействия на участников очной ставки64.

При очной ставке формирующее воздействие на показания допра- шиваемого лица оказывает как сам факт присутствия другого участника очной ставки, так и его показания. Сама обстановка проведения допроса,

Там же. С. 242-243.

44

при которой один из участников очной ставки, глядя в глаза другому, излагает сведения об обстоятельствах исследуемого события, нередко способствует тому, что другой участник начинает говорить правду.

Присущий допросу метод расспроса лежит в основе такого следст- венного действия как проверка показаний на месте. Согласно ч. 1 ст. 194 УПК проверка показаний на месте проводится в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В ходе проверки показаний на месте ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы (ч.ч.2и 4 ст. 194 УПК).

Как видно, основу данного следственного действия составляют эле- менты допроса и осмотра: дача показаний в форме свободного рассказа, осмотр указанного лицом места и расспрос в форме постановки вопросов и дачи ответов. Показания даются с привязкой к конкретной обстановке на месте и могут сопровождаться указанием на определенные предметы и следы, а также демонстрацией определенных действий. Лицу, показания которого проверяются в ходе проверки показаний на месте, после свободного рассказа и демонстрации действий, могут быть заданы вопросы. В этом плане проверка показаний максимально приближена к допросу.

45

В то же время проверку показаний на месте не следует полностью отождествлять с допросом на месте. После указания лицом, показания которого проверяются, на соответствующее место, указанное место подлежит осмотру. В процессе осмотра ранее допрошенное лицо указывает на имеющиеся на месте предметы, документы, следы, демонстрирует определенные действия65. Указание на предметы и демонстрация действий на месте проверки показаний является не просто иллюстрацией, а существенным дополнением к даче показаний. Поэтому сведения об этом, зафиксированные в протоколе проверки показаний на месте, могут выступать в качестве доказательств. Они будут оцениваться не только лицом, проводившим данное действие, но и другими участвовавшими в его проведении лицами, а также прокурором и судом.

Таким образом, проверка показаний может быть охарактеризована как комплексное действие, включающее в себя как присущие допросу, так

ее

и самостоятельные приемы получения доказательств .

Приемы допроса применяются также при предъявлении для опозна- ния. Вместе с тем, в основе предъявления для опознания лежит не один, а два познавательных приема восприятия информации, имеющей значение

65 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М, 2002. С. 442.

66 По мнению Ю.Н. Белозерова и В.В. Рябоконя, проверка показаний на месте представляет собой «комплексное следственное действие… проверка и уточнение показаний на месте включает в себя процессуальный порядок производства таких следственных действий как осмотр места происшест вия, опознания, следственный эксперимент и допрос». См.: Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий. М., 1990. С. 49.

46

для дела: узнавание (обозревание и сравнение) и расспрос (постановка вопросов).

На первый план в структуре данного следственного действия выдви- гается узнавание. Вначале лицо обозревает и сравнивает предъявленное для опознания лицо или объект с тем, который оно ранее наблюдало, а уже затем сообщает следователю или дознавателю узнает или не узнает оно предъявленный объект, и объясняет по каким именно приметам и особенностям он опознан. В свою очередь следователь, дознаватель принимает сообщаемую опознающим информацию и при необходимости задает ему вопросы т.е. расспрашивает по каким именно приметам и особенностям тот опознал соответствующий объект.

В отличие от УПК РСФСР (ч. 5 ст. 165) новый УПК не употребляет применительно к предъявлению для опознания термин показания. Так, в ст. 193 УПК говорится об объяснениях опознающего ( ч. ч. 7 и 9). Кроме этого в указанной статье не сказано о необходимости предупреждения опознающего из числа свидетелей и потерпевших об уголовной ответственности за отказ от дачи или дачу заведомо ложных показаний. Прямо об этом не сказано и в статье, закрепляющей общие правила производства следственных действий - ч. 5 ст. 164 УПК. Вместе с тем, из содержания Приложений № 31, № 32, № 33 и № 34 к УПК следует, что перед началом предъявления для опознания опознающее лицо, являющееся свидетелем или потерпевшим, должно предупреждаться об ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и по ст. 308 УК РФ за отказ от дачи показаний. Кроме того, опознающему должно быть разъяснено, что в соответствии со ст. 51 Конституции РФ он не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК.

47

Метод расспроса присущ некоторым другим процессуальным и опе- ративно-розыскным действиям.

А.И. Трусов справедливо отмечает, что «по внешности допрос имеет определенное сходство с опросом, получением объяснений и интервью. Однако он существенно отличается от них своей правовой природой и прежде всего установленным для него законом процессуальным порядком. Если опросы и подобные им способы получения информации обычно не нуждаются в особых формальностях и правовых гарантиях, то допрос строится таким образом, чтобы порядок его производства по возможности позволял получать в максимальной степени заслуживающие доверия значимые для дела фактические данные и в то же время надежно гарантировал права человека и гражданина, оберегал честь и достоинство допрашиваемого»67. Соответственно результатам опроса, проведенного на основании п. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», не придается самостоятельного доказательственного значения до их легализации в установленном УПК порядке (ст. 89 УПК).

Статья 86 УПК наделяет защитника правом собирать доказательства путем опроса лиц с их согласия (ч. 3). Комментируя положения ч. 3 ст. 86 УПК, Е.А. Доля пишет: «Относимые к делу сведения, полученные защитником в результате опроса частных лиц и изложенные им или опрошенными лицами в письменном виде, нельзя рассматривать в качестве показаний свидетеля. Они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности (без предупреждения лица об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, вне установленного для
допроса

См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 186.

48

порядка получения и фиксации показаний и т.п.) и поэтому могут рассматриваться в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетеля или для производства других следственных действий по собиранию доказательств»68. Аналогичное значение, по нашему мнению, должно придаваться объяснениям, получаемым в стадии возбуждения уголовного дела в ходе проверки сообщений о преступлениях в порядке ст. ст. 144 УПК, 22 и 27 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», п. п. 4 и 25 ст. 11 Закона РФ «О милиции». Иной подход противоречил бы положениям ч. 1 ст. 1, ч. 1 ст. 74 и ст. 75 УПК, согласно которым в качестве доказательств могут выступать только те сведения, которые получены строго в определенном Кодексом порядке.

В отличие от всех других процессуальных и непроцессуальных дей- ствий, в основе которых лежит расспрос как метод получения доказательственной информации, допрос детально регламентируется законом и поэтому полученные в ходе его производства сведения (фактические данные) признаются доказательством.

§ 2. Виды допроса

В литературе различают несколько видов допроса. В зависимости от процессуального положения допрашиваемого лица выделяют допрос свидетеля, допрос потерпевшего, допрос подозреваемого,
допрос

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 202.

49

обвиняемого, допрос подсудимого, допрос эксперта. Каждый из них имеет свои правовые особенности и присущие ему тактические приемы
.

Вместе с тем, в данную схему не вписывается допрос лиц, занимающих процессуальное положение гражданского истца, гражданского ответчика, законных представителей, осужденного, а также следователя, дознавателя и понятых, участвовавших в досудебном производстве. Поэтому правильнее было бы говорить о разбивке (классификации) допроса на виды в зависимости от процессуального положения допрашиваемого лица и особенностей установленного законом порядка (процедуры) допроса.

Новый УПК предусматривает и регламентирует следующие виды допроса: допрос подозреваемых (ч. 4 ст. 92), допрос обвиняемых (ст. ст. 173, 275), допрос свидетелей и потерпевших (ст. ст. 187 - 190, 277 - 280), допрос эксперта (ст. 282), допрос лица, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера (ч. 5 ст. 445).

В зависимости от возрастных и психофизиологических особенностей свидетеля закон различает допрос несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля (ст. ст. 191, 280 УПК), допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (ст. 425 УПК). В литературе и судебной

70

практике выделяется также допрос немых, глухих, слепых . УПК Украины содержит статью о порядке допроса немого и глухого свидетеля (ст. 169). В УПК России такой нормы не содержится.

См.: Порубов Н.И. Научные основы допроса на
предварительном следствии. С. 17.

70 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. С. 108 -109.

50

УПК предусматривает возможность соединения заявления по уго- ловному делу частного обвинения в одно производство с рассмотрением встречного заявления. В этом случае лица, подавшие заявления, участвуют в уголовном судопроизводстве одновременно в качестве частного обвинителя и подсудимого. Допрос этих лиц об обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, проводится по правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во встречных заявлениях, - по правилам допроса подсудимого (ч. 3 ст. 321 УПК).

УПК РФ правом дачи показаний наделяет ряд других лиц, но не оп- ределяет порядок их допроса. Между тем по смыслу закона реализация права на дачу показаний любым субъектом права и получение от него показаний в ходе уголовного судопроизводства может происходить только в рамках допроса.

УПК РСФСР прямо предусматривал возможность допроса граждан- ского истца, гражданского ответчика и их представителей (ч. 2 ст. 277). Однако это не служило свидетельством существования такой разновидности допроса как допрос гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, поскольку закон не определял порядок допроса этих лиц. В период действия УПК РСФСР практика шла по пути допроса указанных лиц в качестве свидетелей или потерпевших. Такая практика вытекала из положений ст. 72 УПК РСФСР. На этой позиции стояли и многие теоретики7 .

УПК РФ также как и УПК РСФСР наделяет гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей правом давать объяснения и показания (п. 5 ч. 3 ст. 44, ч. 3 ст. 45, п. 3 ч. 2 ст. 54, ч. 2 ст. 55). Согласно

См.: Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроиз- водстве. Киев, 1984. С. 88.

51

ч. 3 ст. 45 УПК законные представители и представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя, а согласно ч. 2 ст. 55 - представители гражданского ответчика обладают теми же правами, что и представляемые ими лица72. Вместе с тем, УПК по-прежнему не придает объяснениям и показаниям указанных лиц значение самостоятельных источников доказательств и не определяет порядок реализации ими права на дачу показаний. По нашему мнению, гражданский истец, являющийся физическим лицом, должен допрашиваться как потерпевший, поскольку в соответствии с законом лицо может выступать одновременно в качестве потерпевшего и в качестве гражданского истца (ч. 1 ст. 42, ч. 1 ст. 44 УПК). Представитель гражданского истца-физического лица, гражданский ответчик а также представитель гражданского ответчика, являющегося юридическим лицом, допрашиваются по правилам допроса свидетеля.

Отдельные авторы, исходя из содержания УПК, полагают, что граж- данский ответчик будет допрашиваться по правилам допроса свидетеля с тем исключением, что в силу ст. 54 УПК на него не возлагается обязанность давать полные и правдивые показания и не предусматривается ответственность за дачу ложных показаний и отказ от дачи показаний по ст. ст. 307 и 308 УК РФ . На наш взгляд, если указанные лица согласны давать показания, они допрашиваются в качестве свидетеля не потому, что закон не предусмотрел процедуры допроса, а потому что с точки зрения

По мнению В.П. Божьева, потерпевший не может передать представи- телю право на дачу показаний См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 100.

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. С. 156.

52

закона они одновременно являются и законными представителями, и свидетелями и гражданскими ответчиками (аналогично тому, как при соединении заявлений по делам частного обвинения лица выступают одновременно в качестве подсудимого и частного обвинителя - ч. 3 ст. 321 УПК). При этом они вправе отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, свидетельствующих против самих себя или представляемых ими лиц, но как свидетели обязаны давать правдивые показания по другим обстоятельствам (особенно по эпизодам преступной деятельности, не относящимся к действиям, в связи с которыми заявлен гражданский иск) и потому должны предупреждаться об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и отказ от дачи показаний по ст. ст. 307 и 308 УК РФ.

В период действия УПК РСФСР на практике получили широкое распространение допросы в качестве свидетелей лиц, в отношении которых дело прекращено по нереабилитирующим основаниям, а также осужденных по выделенному делу его соучастников7 . Вместе с тем, как УПК РСФСР, так и новый УПК не устанавливает самостоятельной процедуры допроса таких лиц и не конкретизирует в качестве кого они могут быть допрошены.

Против обозначенной практики выступил Ф.Н. Фаткуллин. Он ут- верждал, что ‘ «лицо, обвиняемое или осужденное по делу, может допрашиваться в качестве свидетеля по другому делу по поводу фактов, которые не вменяются ему в вину. Когда такое лицо вызывается для сообщения

См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1979. № 4. С. 8; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. A.M. Рекункова и А.К. Орлова. М, 1981. С. 99; Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 375 и др.

53

сведений о действиях, инкриминированных ему по другому делу, его нельзя признать свидетелем: налицо показание обвиняемого со всеми

75

характерными его признаками» . Не соглашаясь с указанной точкой зрения, М.М. Михеенко правильно замечал, что закон «предусматривает возможность допроса в качестве обвиняемого (подсудимого), лишь лица, которое именно по данному делу является обвиняемым (подсудимым)» .

Что касается вопроса о об ответственности таких свидетелей за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, то этот вопрос, по-нашему мнению, должен решаться с учетом рекомендаций, высказанных в свое время Л.Д. Кокоревым, который писал: «Решать вопрос о том, вправе или обязан давать показания осужденный, оправданный, а также лицо, в отношении которого дело прекращено, необходимо исходя из предмета и содержания этих показаний. Если они касаются обвинения лица, которое их дает, то, несмотря на то, что вопрос с обвинением уже решен, давать показания может быть лишь правом данного лица, и нельзя в этом случае предупреждать его об ответственности за отказ от дачи показаний и за ложные показания. Если же показания такого лица совершенно его самого не касаются, то надо полагать, он обязан их давать, и допрашивать его в этом случае необходимо с соблюдением всех правил допроса свидетелей»77. На наш взгляд, ныне такая рекомендация вполне согласуется с положениями ст. 51 Конституции РФ. В практике судов Саратовской области таких лиц допрашивали и допрашивают в качестве

Фаткуллин Ф.Н. Указ. раб. С. 133. 76 Михеенко М.М. Указ. раб. С. 86.

77

Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Воронеж, 1973. С. 134.

54

свидетелей. При этом чаще всего вольно или невольно придерживаются изложенной выше позиции Л.Д. Кокорева78.

Таким образом, установленные законом правила допроса свидетеля и потерпевшего являются универсальными и применимы к допросу иных участников уголовного судопроизводства - гражданских истцов, гражданских ответчиков, их представителей, понятых, осужденных, оправданных, а также лиц, осуществлявших расследование рассматриваемого судом уголовного дела и надзор за их процессуальной деятельностью. По этим же правилам следует допрашивать и так называемых «сведущих» лиц79.

В зависимости от последовательности производства допроса законо- датель именует его первым, последующим, дополнительным, повторным (ч. 6 ст. 47, ч. 4 ст. 173, ч. 3 ст. 174 УПК, Приложение № 44 к УПК). Вместе с тем, в законе понятие того или иного вида допроса не дается, содержание каждого из них не раскрывается, четких граней между последующим и дополнительным допросом не проводится.

А.Г. Маслов, подразделяя допрос на первоначальный, повторный и дополнительный, пишет: «При производстве первоначального допроса обвиняемый дает показания по существу предъявленного обвинения, при повторном допросе следователь обращается к установлению и выявлению тех обстоятельств, которые были предметом первоначального допроса. Целью повторного допроса является детализация и конкретизация полученных ранее показаний. Эти показания используются следователем для их сравнения с первоначальными, для выяснения противоречий, для

См., например, уголовное дело по обвинению Ц. и др. // Архив Саратовского областного суда за 2002 год. Уголовное дело № 2 - 18/2002.

7Q

См.: Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказы- вании на предварительном следствии. Саратов, 2001. С. 16, 47 - 49.

55

доказывания обоснованности обвинения, для убеждения допрашиваемого в ложности его показаний, если есть основания полагать, что первоначальные его показания не соответствуют действительности… Для доказывания обвинения можно использовать не один, а несколько повторных

80

допросов» .

В соответствии с ч. 4 ст. 173 УПК повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае отказа его от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого. По смыслу ч. 1 ст. 173 и ч. 1 ст. 175 УПК повторный допрос должен проводиться в каждом случае перепредъявления обвинения. Представляется, что правило ч. 4 ст. 173 УПК необходимо распространить на допрос подозреваемого. Если лицо отказывается давать показания по выдвинутому в отношении него подозрению, то нелогично, скажем, ежедневно вызывать его только для того, чтобы предложить дать показания и в очередной раз зафиксировать отказ от дачи показаний в протоколе допроса. До внесения изменений в УПК при отказе подозреваемого от дачи показаний на первом допросе на практике следует применять по аналогии норму ч. 4 ст. 173 УПК.

А.Г. Маслов верно отмечает, что по сравнению с повторным допол- нительный допрос обвиняемого имеет более ограниченный предмет, поскольку при его производстве могут затрагиваться лишь отдельные обстоятельства предъявленного обвинения . По нашему мнению, смысл дополнительного допроса обвиняемого состоит в выяснении
обстоя-

См.: Маслов А.Г. Возможности допроса обвиняемого в процессе доказывания обвинения // Вестник Саратовской государственной акаде- мии права. 1998. № 4[15]. С. 58 - 59. 81 Там же. С. 59.

56

тельств как входящих, так и не входящих в предмет обвинения. Поэтому при полном отказе обвиняемого от дачи показаний на первом допросе, его нельзя подвергать ни повторному, ни дополнительному допросу. При частичном отказе обвиняемый может быть подвергнут дополнительному допросу по обстоятельствам, по поводу которых он не отказывался давать показания, а также по поводу имеющихся в деле доказательств. Дополнительный допрос может проводиться как по инициативе подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, представителя гражданского истца или гражданского ответчика, так и по инициативе следователя или дознавателя.

Представляется, что дополнительный допрос может производиться, в частности, в случаях, когда основной допрос по каким-то причинам не был закончен в течение 8 часов. Кроме того, по смыслу ст. 73 УПК и Приложения к № 44 к УПК он может проводиться каждый раз, когда возникает необходимость в выяснении каких-то дополнительных обстоятельств и, следовательно, постановке дополнительных вопросов.

Вопросы, которые могут задаваться допрашиваемым лицам, могут быть несколько видов: 1) дополняющие, 2) уточняющие, 3) напоминаю- щие, 4) контрольные; 5) направляющие, вводные, переходные . Полагаем, что дополнительный допрос может быть проведен при необходимости постановки любого из перечисленных вопросов.

Подробно о характере каждого из вопросов см.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. С. 102 - 104; Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой. М., 1999. С. 104 -105.

57

В литературе выделяют также свойственный состязательному про-

83

цессу «прямой» и «перекрестный» допрос» .

Р.Д. Рахунов указывал, что «перекрестным допрос становится тогда, когда он ведется сторонами и судом по поводу одних и тех же обстоя- тельств»84. А.Б. Соловьев определяет перекрестный допрос как «одновременный допрос в судебном заседании одного лица из числа подсудимых, потерпевших, свидетелей, гражданских истцов, гражданских ответчиков или экспертов по одному и тому же обстоятельству дела определенными участниками процесса, в котором могут принять участие также судьи и эксперты с целью выяснения противоречий, проверки,

85

уточнения и дополнения показаний допрашиваемого» . По мнению СВ. Травина, «прямой допрос предполагает допрос «своего» свидетеля, перекрестный - свидетеля противной стороны» 6.

У. Бернэм характеризует прямой и перекрестный допрос так: «Показания свидетеля даются следующим образом: свидетель вызывается одним из представителей сторон на свидетельское место… Сторона, вызвавшая свидетеля (дающего показания в ее пользу), приступает затем к прямому его допросу. Затем противоположной стороне предоставляется

См.: Петрухин И.Л. Указ. раб. С. 153; Баксалова A.M.: Уголовно- процессуальная функция, осуществляемая прокурором, и ее реализация на судебном следствии: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Томск, 2002. С. 10, 21 и др.

Рахунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. М, 1955. С. 123. 85 Настольная книга судьи. М., 1972. С. 212.

од

Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов. С. 100 (автор главы 7 - СВ. Травин).

58

право провести перекрестный допрос свидетелей. По окончании перекрестного допроса, сторона, вызвавшая свидетеля, получает возможность провести повторный опрос. Затем может последовать повторный перекрестный допрос, а, возможно, и еще один прямой допрос, однако, все это уже решается судьей. В общем, целью прямого допроса является получение информации в присутствии присяжных, которая поддержала бы иск (обвинение) или защиту от него той стороны, которая пригласила свидетеля, а целью перекрестного допроса является выявление противопо-ложных фактов и сомнений в результатах прямого допроса» . Таким образом, исходя из изложенного можно сделать вывод, что в американском уголовном процессе при прямом и перекрестном допросе отсутствует свободный рассказ.

С учетом данной характеристики предусмотренный ст. ст. 275 и 278 УПК порядок допроса в суде с определенной долей условности может быть охарактеризован как прямой и перекрестный допрос.

Разновидностью перекрестного является так называемый «шахматный» допрос. Отличие между ними обоснованно усматривают в том, что «при шахматном допросе допрашивает один участник процесса, а при перекрестном - многие. Шахматным допросом одно и то же обстоятельство выясняется одним допрашиваемым у разных лиц, а в перекрестном допросе стороны (несколько допрашивающих) выясняют одно и то же обстоятельство у одного лица» .

Уильям Бернэм. Суд присяжных заседателей. М, 1995. С. 42 - 43.

оо

Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей. М., 2002. С. 122 - 123.

59 § 3. Участники допроса

Важной характеристикой допроса является то, что он может прово- диться только уполномоченными на то должностными лицами и органам, с привлечением указанных в законе участников процесса, каждый из которых вносит свой вклад в формирование показаний допрашиваемых лиц.

В законе достаточно четко определен круг обязательных и факульта- тивных участников допроса.

Обязательными участниками допроса являются: лицо, производящее допрос, и допрашиваемое лицо.

Производство допроса считается законным при условии, что он про- водится лицом, уполномоченным законом на его осуществление. Лицами, уполномоченными на производство следственных действий являются только граждане Российской Федерации, назначенные в установленном законом порядке на должность прокурора, следователя, начальника следственного отдела, органа дознания и дознавателя, действующие в пределах своей компетенции и не подлежащие отводу89. Указанные признаки вполне применимы и к суду.

Как и любое иное следственное действие допрос может производиться должностным лицом органа уголовного преследования, в произ- водстве которого находится соответствующее уголовное дело - прокуро-

См.: Лазарев В.А. Возбуждение уголовного дела как акт правового реагирования на преступные посягательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 18; Корнуков В.М., Лазарев В.А., Холоденко В.Д. Возбуждение уголовного дела в системе уголовно- процессуальной деятельности. Саратов, 2002. С. 75 - 90.

60

ром, следователем, руководителем следственной группы, начальником следственного отдела, органом дознания и дознавателем, а также судом (п.п. 2 и 3 ч. 2 ст. 37, п. 3 ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 39, ч. 2 ст. 40, ч. 3 ст. 41, ст. 156, ч. 3 ст. 163, ст. ст. 275, 277, 278 и др. ст. УПК).

Каждый орган уголовного преследования и суд вправе производить следственные действия в пределах своей компетенции. Компетенция органов уголовного преследования определяется правилами о подследственности, а суда - подсудности (ст. 31, ч. 3 ст. 150, ст. ст. 151, 152 УПК). Вместе с тем, судебная практика жестко не связывает полномочие на проведение следственных действий с подследственностью. В случаях, не терпящих отлагательства и требующих закрепления следов преступления посредством производства следственных действий, их проведение осуществляется с отступлением от правил как территориальной, так и предметной подследственности. В период действия УПК РСФСР Верховный Суд РФ не считал незаконной практику расследования уголовных дел с отступлением от правил о подследственности. Например, факт возбуждения уголовного дела по ст. 105 УК РФ и частичного проведения предварительного следствия следователем органов внутренних дел не был признан Верховным Судом РФ существенным нарушением уголовно-процессуального закона90. Соглашаясь с тем, что отступление от правил подследственности не следует автоматически признавать нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора, необходимо отметить, что доказательства, полученные с нарушением установленных законом правил
подследственности или подсудности

См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 5. С. 10-11.

61

уголовных дел, ныне должны во всех случаях признаваться недопустимыми в соответствии с требования ч. 1 ст. 75 УПК.

Допрос, как и любое другое следственное действие, может проводиться уполномоченным на то лицом только в пределах предусмотренных законом сроков. Проведение допроса за пределами срока является незаконным и влечет признание соответствующих показаний недопустимым доказательством. Так, в соответствии с правовой позицией Верховного Суда РФ доказательства, добытые после окончания срока расследования, должны оцениваться как полученные с нарушением закона, а составление обвинительного заключения после истечения срока предварительного расследования должно расцениваться как существенное нарушение уголовно- процессуального закона91.

Правом проведения предварительного расследования наделены сле- дователи органов прокуратуры, внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов налоговой полиции (п. 41 ст. 5, ч.ч. 1 и 2 ст. 38, ст. 151 УПК), а также органы дознания и дознаватели (ч. 2 ст. 40, ст. 41,ч. Зет. 151 УПК).

Новый УПК предоставляет следователю и дознавателю право прове- дения неотложных следственных действий по уголовным делам, отнесенным в соответствии с правилами территориальной подследственности к компетенции другого органа предварительного расследования (ч. 5 ст. 152). Думается, что следователь и дознаватель вправе признать допрос неотложным следственным действием и, действуя в режиме процессуальной аналогии, провести его с отступлением не только от правил территориальной, но и предметной подследственности. Однако, это является

91 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 7. С. 15- 16.

62

оправданным только в случаях, не терпящих отлагательства, когда промедление с проведением данного следственного действия может препятствовать установлению лица, совершившего преступление, привести к утрате доказательств либо иным образом осложнить процесс доказывания. Во всех других случаях следователь или дознаватель, установив, что уголовное дело ему не подследственно, должен передать дело прокурору без проведения следственных действий.

Наиболее широкой компетенцией по проведению расследования и производству следственных действий наделяется прокурор. Прокурор имеет право принять к своему производству и лично расследовать уголовное дело о любом преступлении (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК).

В соответствии с ч. 6 ст. 37 УПК полномочия прокурора в ходе до- судебного производства осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами.

Прокурор в пределах своей компетенции вправе в необходимых слу- чаях производить отдельные следственные действия, включая допросы, без принятия дела к своему производству (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК).

Орган дознания наделяется правом проведения допроса по делам, по которым предварительное следствие не обязательно. Если орган дознания лично возбуждает уголовное дело, по которому производство предварительного следствия обязательно, он может признать допрос неотложным следственным действием и провести его в соответствии с ч. 1 ст. 157 УПК.

Правом проведения допроса наделяется также орган дознания, дей- ствующий на основании отдельного поручения следователя (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК), а также следователь или орган дознания другого района, действующие на основании поручения следователя (ч. 1 ст. 152 УПК).

63

Следователь и дознаватель уполномочены самостоятельно произво- дить следственные действия, включая допрос (п. 3 ч. 2 ст. 38, п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК). Ю.Н. Белозеров и В.В. Рябоконь справедливо именуют следователя непременным и главным участником следственного действия92.

Кроме следователя, дознавателя (лица, производящего допрос), уча- стниками допроса могут быть иные должностные лица органов уголовного преследования, как-то: прокурор, начальник следственного отдела, сотрудники органа дознания, члены следственной группы. Каждый из них вправе участвовать в допросе и в той иди иной степени влиять на формирование показаний допрашиваемых лиц.

Согласно ч. 5 ст. 163 УПК руководитель и члены следственной группы вправе участвовать в следственных действиях, производимых другими следователями, лично производить следственные действия и принимать решения по уголовному делу в порядке, установленном уголовно- процессуальным Кодексом. Соответственно они вправе участвовать в проведении допроса. В период, предшествовавший принятию нового УПК, в литературе высказывались предложения о целесообразности отнесения к исключительной компетенции руководителя следственной группы производства следственных действий, влияющих на определение общего направления расследования. Среди таких следственных действий назывались: а) первые допросы обвиняемых по вновь предъявленному обвинению; б) все допросы «главных» обвиняемых, например, руководителей преступных групп, в показаниях которых так или иначе отражается все исследуемое событие или наиболее существенные его стороны; допросы свидетелей и потерпевших, в показаниях которых наиболее полно отражается исследуемое событие либо содержат-

См.: Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Указ. раб. С. 14.

64

ся неизвестные ранее данные, могущие существенно повлиять на даль- нейший ход расследования . На наш взгляд, «замыкание» на руководителе группы производства такого значительного числа допросов может привести к неоправданному увеличению его нагрузки, и как следствие -затягиванию сроков расследования и снижению качества процессуальной деятельности.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 38 УПК следователь уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, аресте, производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении.

Согласно ч. 7 ст. 164 УПК следователь вправе привлечь к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Нарушение порядка привлечения к участию в допросе должностного лица органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, может повлечь признание соответствующих показаний не имеющими юридической силы полностью либо в какой-то части. Так, например, при рассмотрении Саратовским областным суда уголовного дела по обвинению А., Я. и К. председательствующим были исключены из исследования в суде присяжных показания подозреваемого К., полученные в результате ответов на вопросы сотрудника милиции, присутствовавшего в качестве конвоира при производстве очной
ставки между обвиняемым А. и

93 Тарасов А.А. Расследование преступлений группой следователей: процессуальные и тактико-психологические проблемы. Самара, 2000. С. 91.

65

подозреваемым К., и соответствующая часть видеозаписи данного следственного действия. Свое решение судья мотивировал следующим образом. По смыслу ст. ст. 119 и 127 УПК РСФСР сотрудник милиции, присутствовавший при производстве следственного действия в качестве конвоя, не вправе принимать участие в производстве данного следственного действия и выяснять какие-либо обстоятельства, имеющие значение для дела. Между тем, оперуполномоченный К., осуществлявший конвоирование, принял участие в допросе подозреваемого К. не имея на то отдельного поручения следователя. Поэтому показания подозреваемого, полученные в результате ответов на вопросы конвоира, добыты с нарушением приведенных норм уголовно-процессуального закона, в связи с чем подлежат исключению из исследования в суде присяжных как недопустимые доказательства94.

Проводить допросы вправе орган дознания. В соответствии с ч. 1 ст. 157 УПК при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания в порядке, установленном ст. 146 Кодекса, возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия. Часть 2 ст. 157 наделяет правом проведения неотложных следственных действий: 1) органы дознания, указанные в п. 1 ч. 3 ст. 151 Кодекса; 2) органы федеральной службы безопасности; 3) командиров воинских частей и соединений, начальники военных учреждений и гарнизонов; 4) начальников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ; 5) иных должностных лиц, которым предоставлены полномочия органов дознания в соответствии со статьей 40 Кодекса - капитанов морских и речных судов,

См.: Архив Саратовского областного суда за 1998 год. Уголовное дело № 2 - 4/98.

66

находящихся в дальнем плавании; руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в ч. 1 ст. 40 УПК; глав дипломатических представительств и консульских учреждений РФ; органы государственной противопожарной службы.

В отличие от УПК РСФСР новый УПК не конкретизировал круг не- отложных следственных действий. Как известно, УПК РСФСР признавал допрос неотложным следственным действием (ч. 1 ст. 119). Можно предположить, что практика при определении круга неотложных следственных действий останется на позиции, существовавшей в период действия УПК РСФСР.

В число допрашиваемых лиц входят подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель (в том числе гражданский истец и гражданский ответчик), эксперт, лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера.

К участию в производстве допроса могут привлекаться специалист, эксперт, а также переводчик (ч. 5 ст. 164 УПК). Специалист привлекается к участию в допросе в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 164 и ст. 168 УПК. По смыслу ч. 1 ст. 58, ч. 2 ст. 70 и ч. 2 ст. 71 УПК в качестве специалиста может выступать любое лицо, обладающее соответствующими специальными знаниями в науке, технике, искусстве, ремесле, военном деле, спорте и т.д., не подлежащее отводу. Специалист, участвующий при проведении допроса, может оказывать содействие следователю и дознавателю, в частности, в формулировании вопросов. Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 58 УПК специалист вправе задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда. Следовательно, специалист участвует в доказывании, а сведения,

67

полученные в ответ на вопросы специалиста, могут служить доказательством по уголовному делу95.

В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 57, ч. 5 ст. 164 УПК в производстве до- проса свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого может участвовать эксперт. Эксперт вправе ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для производства экспертизы (п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК). С разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда эксперт участвует в допросе и задает вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы (п. 3 ч. 3 ст. 57 УПК).

В случаях, когда допрашиваемое лицо или иной участник допроса не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется производство по делу, следователь привлекает к участию в допросе переводчика в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 164 Кодекса.

Участвующий в проведении допроса переводчик вправе: 1) задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода; 2) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащие занесению в протокол; 3) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права (ч. 3 ст. 59 УПК).

В случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 167 УПК, ознакомление допра- шиваемого лица с текстом протокола допроса производится с участием понятых, которые подтверждают своими подписями содержание протокола и факт невозможности его подписания допрашиваемым лицом.

95 Подробно о формах участия специалиста в допросе см., например: Евстигнеева О.В. Указ. раб. С. 47 - 49.

68

Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя или суда допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводятся с участием педагога. Допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, в судебном заседании проводится во всех случаях в присутствии педагога (ч. 1 ст. 191, ч. 1 ст. 280 УПК).

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 45 УПК для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители. В соответствии с ч. 1 ст. 191 УПК при допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в ходе досудебного производства вправе присутствовать также его законный представитель. Таким образом следователь, дознаватель не вправе отказать законному представителю несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в его просьбе допустить к участию в допросе несовершеннолетнего. Допрос потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста четырнадцати лет, в судебном разбирательстве проводится с обязательным участием его законного представителя. Если законные представители сами не заявили о своем желании участвовать в производстве по делу, то при необходимости для участия в допросе несовершеннолетних потер- певших и свидетелей они вызываются судом (ч. 4 ст. 280 УПК).

Закон наделяет участвующих при допросе педагога и законных представителей правом с разрешения председательствующего задавать вопросы допрашиваемому (ч.ч. 3 и 4 ст. 280 УПК).

69

В допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно (ч. 3 ст. 425 УПК). Прокурор, следователь, дознаватель обеспечивают участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого по ходатайству защитника либо по собственной инициативе (ч. 4 ст. 425 УПК).

В соответствии с требованиями ст. 48 УПК по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители в порядке, установленном ст. ст. 426 и 428 УПК. Права законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого в ходе досудебного производства закреплены в ч. 2 ст. 426 УПК. В частности, он вправе участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а с разрешения следователя, дознавателя - в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника.

По смыслу ч. 5 ст. 164 УПК следователь, дознаватель вправе привлечь к участию в допросе свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого других участников уголовного процесса, указанных в главах 6-8 Кодекса, в частности, гражданского истца, представителя потерпевшего и гражданского истца, гражданского ответчика и его представителя. Решение о привлечении указанных лиц к участию в допросе может приниматься как по инициативе самого следователя, дознавателя, так и по инициативе участников уголовного судопроизводства.

Наиболее широкими правами по участию в допросах наделены ад- вокат-защитник (п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК) и адвокат-представитель (ч.ч. 3 и 4 ст. 45 УПК).

70

В период действия УПК РСФСР в литературе неоднократно подни- малась проблема привлечения к участию в производстве допроса «третьих лиц» - лиц, прямо не указанных в законе: авторитетных для допрашиваемого лица. Рядом авторов было рекомендовано применение на допросе тактических приемов, затрагивающих эмоциональную сферу допрашиваемого лица. В частности, А.А. Закатовым предлагалось привлечение к участию в допросе авторитетных для допрашиваемого лиц, чье присутствие может воспрепятствовать сообщению ложных сведений96, Е.Е. Центровым - о целесообразности применения приемов, имеющих целью использование положительного влияния на допрашиваемого его ближайшего окружения - учителей, воспитателей, друзей, подруг и других лиц, чей авторитет является для него особенно значимым97. А.Е. Михальчук, отмечая, что подобные приемы широко использовались многими следователями органов прокуратуры Московской, Волгоградской, Тамбовской, Ульяновской и некоторых других областей, причем с неизменно положительным результатом, не без основания предлагал дополнить ст. 127 УПК РСФСР следующим положением: «Следователь вправе привлечь к производству следственных действий третьих лиц, чье участие он сочтет целесообразным для установления истины по делу»98.

См. подробно: Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984. С. 147.

97 См.: Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М., 1988. С. 153.

См.: Михальчук А.Е. Участие третьих лиц в допросе обвиняемого (подозреваемого) и его влияние на уголовно-процессуальную деятельность // Проблемы повышения качества уголовно- процессуальной деятельности в условиях перестройки. Ижевск, 1989. С. 125, 127.

71

В новом УПК прямо не сказано о праве следователя на привлечение к участию в допросе рассматриваемой категорий лиц. Однако, анализ положений п. 5 ч. 2 ст. 38 и ч. 5 ст. 164 УПК позволяет сделать вывод о том, что закон не запрещает следователю использовать этот тактический прием.

§ 4. Влияние допроса на формирование показаний допрашиваемых лиц

Допрос является не только способом получения, фиксации и удосто- верения показаний допрашиваемых лиц, но и процессуальным способом формирования показаний (как с точки зрения их достоверности, так и с точки зрения полноты содержащихся в них сведений)99.

Если рассматривать допрос как специфическую форму психологиче- ского общения, можно говорить о психологическом процессе формирования показаний, а также тактических и логических основах управления процессом допроса . В целях получения полных и правдивых показании допрашиваемых лиц применяются различные тактические приемы, а также приемы и правила логико- психологической природы101. Вместе с тем, по

О полноте доказательств в свое время писал М.М. Михеенко. См.: Михеенко М.М. Указ. раб. С. 16 - 28.

100См.: Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. М., 1998. С. 27- 72.

101См.: Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. М., 2001. С. 41 -64.

72

нашему мнению, существует и процессуальный аспект формирования показаний.

Представляется, что процессуальный механизм получения показаний включает в себя ряд правил, в основе которых лежат психологические, тактические и нравственные приемы воздействия на допрашиваемое лицо.

В широком смысле процессуальный механизм формирования пока- заний представляет собой весь установленный законом порядок получения и фиксации сведений, исходящих от допрашиваемых лиц.

В правовой регламентации допроса по УПК РСФСР на первый план выдвигался свободный рассказ (ч. 5 ст. 150, ч. 5 ст. 158 УПК и др.). Свободный рассказ предусмотрен в обновленных УПК Республики Казахстан (ч. 4 ст. 213, ч. 4 ст. 216) и УПК Украины (ч. 6 ст. 143, ч. 1 ст. 300, ч. 3 ст. 303). Всегда считалось, что процедура допроса в форме свободного рассказа соответствовала требованиям диалектической логики . В отличие от УПК РСФСР в новом УПК в правовой регламен- тации порядка получения показаний в стадии предварительного расследования упор делается на тактику проведения допроса - свободный рассказ уступает место свободе следователя в выборе тактики допроса (ч. 2 ст. 189 УПК), а в судебном заседании - попеременному допросу сторонами с сохранением у суда возможности активного участия в допросе ( ст. ст. 275, 278 УПК).

По нашему мнению, это не означает, что с введением в действие нового УПК допрос не следует начинать со свободного рассказа. Новый УПК отказался не от свободного рассказа, а от правила, согласно которому вопросы могут быть заданы только после свободного рассказа. Право

См.: Порубов Н.И. Научные основы допроса на
предварительном следствии. С. 75.

73

выбора наиболее целесообразного порядка допроса применительно к той или иной ситуации остается за следователем и дознавателем, а при рассмотрении дела в суде - за сторонами. В каждом конкретном случае именно они будут решать вопрос о том, какому из приемов ведения допроса отдать предпочтение - свободному рассказу, вопросно- ответной форме получения информации, или их чередованию.

Что касается тактики допроса, то она не может строиться без учета положений формальной логики, без использования в ходе допроса тактических приемов, в основе которых лежат логические категории: анализ, синтез, сравнение, обобщение, аналогия и др.103 В этом плане считается вполне оправданным начинать допрос со свободного рассказа. Если обнаружится, что отдельные события допрашиваемым лицом забыты, надо помочь ему восстановить забытое, оживить и мобилизовать его память. В этом плане заслуживают внимания рекомендуемые Н.И. Порубовым следующие приемы: а) повторение показаний с различных стадий повествования; б) допрос о фактах, сопутствующих преступлению; в) предъявление вещественных доказательств, находящихся в прямой или косвенной связи с забытым фактом; г) допрос на месте события; д) проведение очной ставки; е) ознакомление допрашиваемого с показаниями других лиц104. Перечисленные приемы влияют на формирование показаний допрашиваемых лиц, они предусмотрены или вытекают из требований закона и, следовательно, являются составной частью процессуального механизма формирования показаний.

Кроме того, в законе закреплен ряд других, влияющих на получение показаний, правил. Так, важное значение для формирования полных и

См.: Порубов Н.И. Указ. раб. С. 75. Там же. С. 75 - 77.

74

правдивых показаний имеет выполнение требований ст. 11 УПК (ст. 58 УПК РСФСР) о разъяснении прав, обязанностей и ответственности допрашиваемым лицам. Как свидетельствует практика, следователи не всегда разъясняют вовлекаемым в сферу уголовного процесса лицам, предусмотренное примечанием к ст. 228 УК РФ право на освобождение от уголовной ответственности в случае добровольной сдачи наркотических средств и оказания активного содействия в раскрытии или пресечении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, а также изобличении лиц, их совершивших. Не разъясняется также и то, что закон не исключает возможности освобождения от уголовной ответственности лица, хотя и не сдавшего, но активно способствовавшего раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем. Не всегда разъясняются положения уголовного закона о том, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение соответствующего преступления105.

На наш взгляд, устранение отмеченных и других недостатков могло бы способствовать расширению возможностей допроса в плане получения наиболее полных и правдивых показаний.

См.: Холоденко В.Д. Предупреждение и пресечение распространения наркотических средств как одна из задач уголовного судопроизводства // За диктатуру закона. Проблемы региональной безопасности. Вып. 2. Саратов, 1999. С. 79.

75

СП. Щерба и О.А. Зайцев, обоснованно полагая, что четкое и свое- временное разъяснение свидетелю его прав и обязанностей является одной из основных гарантий их реализации, эффективного участия в производстве следственного действия, рекомендуют не ограничиваться при разъяснении прав скороговоркой, а проявлять корректность, исключать казенный или начальственный тон и т.д. Нельзя не согласиться с названными авторами в том, что некорректное разъяснение обязанностей может привести к возникновению у свидетеля впечатления, что его самого подозревают в преднамеренном уклонении от дачи правдивых показаний. Пренебрежение интересами допрашиваемого лица в такой ситуации заставляет его заботиться прежде всего о том, как бы избежать тягостного общения со следователем и побыстрее отделаться от проводимого следственного действия, а сухой казенный или начальственный тон, излишняя официальность или строгость могут вызвать у свидетеля чувства настороженности, скованности, сомнения и даже страха за то, что он на свой риск «ввязался в дело»106. Несомненно, что подобные настроения свидетеля не способствуют формированию полных и правдивых показаний.

Полнота сведений, сообщаемых допрашиваемым лицом, в основном зависит от того, насколько тщательно будет проведен допрос. Как отмечалось, установленный УПК порядок допроса представляет собой своеобразный процессуальный механизм получения и фиксации показаний. Каждому этапу допроса отводится своя роль в получении показаний. Так, если процедура удостоверения в личности, разъяснения прав и ответственности призвана обеспечить
установление психологического

См.: Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М, 1996. С. 20 - 21.

76

контакта между следователем, дознавателем и допрашиваемым лицом, а также создание обстановки, располагающей к даче правдивых показаний, то допрос по существу предполагает получение наиболее полных применительно к каждой конкретной ситуации показаний допрашиваемых лиц.

Нередко обвиняемые на допросе ограничиваются общей фразой «Вину не признаю. Подробные показания буду давать после ознакомления со всеми имеющимися в распоряжении следствия документами». К такому поведению не следует относиться только как к тактической уловке, целью которой является подстроиться под имеющиеся доказательства. При наличии подобных заявлений целесообразно выяснить у обвиняемого, какие именно документы ему нужны для «освежения» памяти и если это не принесет ущерба для дела, предъявить ему названные документы. Такой прием может быть оправданным не только с точки зрения тактики допроса, но и его существа. У обвиняемого появляется желание и возможность дать показания по поводу имеющихся в деле доказательств. В итоге могут быть сформированы хотя бы минимальные показания.

В узком смысле процессуальный механизм формирования показаний может быть сведен к правовой регламентации постановки вопросов допрашиваемым лицам.

Закон запрещает задавать свидетелю, потерпевшему, подозреваемому и обвиняемому наводящие вопросы (ч. 3 ст. 173, ч. 2 ст. 189, ч. 1 ст. 275, УПК), вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу (ч. 1 ст. 275 УПК) и не относящиеся к предъявленному обвинению (ч. 4 ст. 335 УПК).

Сведения, содержащиеся в ответе на наводящий вопрос, не должны признаваться допустимым доказательством, поскольку ответ на наводя-

77

щий вопрос всегда вызывает сомнения в соответствии сообщаемых допрашиваемым лицом сведений действительности.

В УПК РСФСР не раскрывалось понятие «наводящий вопрос». Не раскрывается оно и в новом УПК.

А.Д. Прошляков и Е.И. Конах определяют наводящие вопросы как вопросы, подсказывающие по своей формулировке желательный ответ . Близким к этому является понимание наводящего вопроса как вопроса, который «содержит в себе ответ» . Поясняя свою мысль, А.Д. Прошляков пишет: «Так, желая выяснить, нес ли ответчик в руках бутылку вина, следует спросить: «Нес ли что-либо ответчик?» Наводящий вопрос будет прямо подсказывать ответ: «Нес ли обвиняемый бутылку?» Для того, чтобы избежать наводящих вопросов, можно использовать конструирование вопросов, начинающихся с таких вопросительных слов: кто, что, где, когда, почему, как, зачем. Или можно начать допрос с просьбы: «Опишите, поясните.» Однако за кажущейся ясностью на практике не всегда понятно, является ли вопрос наводящим или нет. Избежать наводящего характера вопроса может помочь конструирование альтернативы: «Нес ли что-то ответчик в руках или нет?»109 Уголовно-процессуальный
кодекс Украины определяет наводящие вопросы как

См.: Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. СПб., 1996. С. 38; Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. А.Я. Сухарева. - М, 2002. С. 337.

10R

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. Спб., 2003. С. 479. 1 Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. С. 38.

78

вопросы, в формулировке которых содержится ответ, часть ответа или подсказка к нему. При этом данное определение дословно повторяется применительно к допросу различных лиц - обвиняемого, потерпевшего, свидетеля (ч. 6 ст. 143 , ч. 4 ст. 167, ч. 2 ст. 171). Представляется, что аналогичные разъяснения следовало бы закрепить и в ст. 189 УПК, предусматривающей общие правила проведения допроса.

Следует отметить, что УПК не запрещает постановку наводящих во- просов при допросе эксперта, а также свидетеля и потерпевшего в судебном заседании. Между тем, как свидетельствует практика, постановка наводящих вопросов при допросе свидетелей в суде далеко не редкость. Иногда наводящие вопросы ставятся и перед экспертом. Как правило, наводящие вопросы задает сторона обвинения и суд. Так, например, при рассмотрении дел в судах уже традиционным стал вопрос типа «Не является ли технической ошибкой то, что в описательной части заключения эксперта говорится о разрыве левого легкого, а в выводах утверждается о наличии разрыва правого легкого?»

Представляется, что правило о недопустимости постановки наводящих вопросов необходимо распространить на допрос всех лиц. До внесения в закон соответствующих изменений суд при допросе потерпевших, свидетелей и эксперта должен применять по аналогии положения ч. 1 ст. 275 УПК.

Получение полных показаний об обстоятельствах, подлежащих до- казыванию, в значительной степени зависит от того, были ли поставлены допрашиваемым лицам все необходимые с точки зрения интересов доказывания вопросы.

Как свидетельствует практика, в судебном заседании свидетели нередко дают более полные и детальные показания, чем на предварительном следствии. По нашим данным это имело место в 67 случаях из 100. Мы не

79

склонны считать, что изменение показаний в суде явилось результатом оказания давления на свидетелей, уговоров и т.п. По крайней мере 25% всех подобных ситуаций объясняется тем, что председательствующие в судебных заседаниях проявляли большую активность при допросе свидетелей и, тщательно допрашивая последних, задавали им намного больше вопросов, чем прокурор и другие участники судебного разбирательства. Кроме того, как видно из протоколов судебных заседаний, свидетели на вопрос суда или участников судебного разбирательства типа «Почему Вы на следствии показывали, то-то и то- то, а теперь изменили показания и утверждаете, что….», нередко отвечали: «На допросе меня об этом не спрашивали», или «Какие вопросы мне следователь задавал, на такие я и отвечал», либо «Если бы следователь меня спросил об этом, то я бы рассказал…» и т.п.

По нашему мнению, поверхностный допрос чреват негативными по- следствиями для стороны обвинения. Показательным в этом отношении является уголовное дело по обвинению С, осужденного Саратовским областным судом по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Органами предварительного следствия С. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 290 УК РФ. При постановлении приговора суд изменил обвинение путем переквалификации преступления на ч. 1 ст. 285 УК РФ.

В числе доказательств, фигурировавших в обвинительном заключении, были приведены показания свидетелей Д., К. и Ш. В судебном заседании указанные свидетели стали давать более подробные показания, чем на предварительном следствии. В связи с этим государственный обвинитель при обосновании в прениях своей позиции о доказанности предъявленного С. обвинения и юридической квалификации содеянного, высказал мнение о том, что показания указанных свидетелей в судебном

80

заседании являются ложными. Давая в приговоре оценку данным показаниям, суд указал: «Доводы прокурора о том, что С. и ряд свидетелей, а именно: Д., К. и Ш. изменили свои показания, данные ими в ходе предварительного следствия, неубедительны, поскольку не подтверждаются доказательствами об умысле С. на получение взятки, а из протоколов допроса в процессе предварительного следствия указанных свидетелей усматривается, что эти свидетели подробно об обстоятельствах дела не допрашивались». При рассмотрении данного дела в кассационном порядке Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ также не согласилась с доводами прокурора110.

Разумеется, на формирование показаний влияет и то, были ли со- блюдены выработанные криминалистикой тактические приемы изобличения лжи, как-то: метод прямого логического убеждения в бесполезности ложных показаний; демонстрация противоречий в показаниях; подведение допрашиваемого к мысли, что в даче правдивых показаний его могут опередить соучастники и тогда он предстанет перед судом в невыгодном свете; создание у допрашиваемого определенных представлений; сопоставление показаний; анализ, выявление противоречий и их демонстрация; контроль, уточнение, изменение темпа допроса; выжидание, постановка неожиданного вопроса и др. ш

К вопросу о тактических приемах предупреждения ложных показаний и разоблачения лжи в показаниях обращались многие авторы. В теории уголовного процесса и криминалистике разработана развернутая

См.: Архив Саратовского областного суда за 1999 год. Уголовное дело №2-127/99.

111 См.: Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. С. 77 - 79; Руководство для следователей. С. 311 - 316 и др.

81

система заслуживающих внимания тактических приемов, применяемых в условиях конфликтной и бесконфликтной ситуаций при допросе подозре-

119

ваемых и обвиняемых, а также допросе свидетелей .

Существенное значение на формирование показаний может оказать проведение очной ставки. Очная ставка рассчитана прежде всего именно на то, чтобы один ее участник, дающий, по мнению следователя или дознавателя, правдивые показаний, повторил свои показания в присутствии другого участника (так сказать «глаза в глаза») и побудил другого к даче правдивых показаний либо к даче показаний вообще. Не случайно, при проведении очной ставки обоснованно рекомендуется первым допрашивать того, кто утверждает о каком-либо факте, а потом того, кто отрицает113. Практика подтверждает правильность указанной рекомендации.

112 См.: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М, 1970. С. 132 - 151; Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 143 - 149; Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. С. 106 - 139; Руководство для следовате лей. С. 311 - 324; Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. М, 1999. С. 608 - 624; Криминалистика: Учеб. для вузов. / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др. / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 2000. С. 285 - 309 и др.

113 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. С.113; Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 381 и др.

82

Конечно, можно не проводя очной ставки, огласить на допросе об- виняемого показания того или иного из изобличающих его лиц, содержащиеся в протоколе допроса и продемонстрировать аудио- или видеозапись, киносъемку этих показаний. Однако, формирующее значение допроса на очной ставке таково, что не одно, а каждое из допрашиваемых лиц, высказав и выслушав показания друг друга, может скорректировать свои ранее данные показания.

О влиянии деятельности участников очной ставки на ее результаты можно судить по следующему высказыванию В.П. Божьева: «Когда участники очной ставки с разрешения следователя задают вопросы друг другу, следователь остается активным участником этого следственного действия: в частности, он может снять заданные вопросы полностью или частично. При поэтапном или поэпизодном способе проведения очной ставки целесообразно дать возможность допрашиваемым задавать вопросы не только в заключительный момент допроса, но и на каждом этапе - после дачи показаний по поводу выясняемого обстоятельства. Это дает возможность активизировать участие лиц, дающих правдивые показания, способствует напоминанию или уточнению обстоятельств добросовестно заблуждающимся, выявлению новых фактических данных, служит средством разоблачения лиц, дающих ложные показания»114.

Поэтому в тех случаях, когда оглашение показаний и аудио- видео- записи или киносъемки допросов других лиц не дало положительного эффекта, можно рекомендовать проведение очной ставки.

Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев (автор комментария к ст. 192 - В.П. Божьев). С. 381 и др.

83

Таким образом, на очной ставке может быть оказано двойное фор- мирующее воздействие - и со стороны следователя, и со стороны допра- шиваемых лиц.

Осуществляемая в ходе допроса процессуальная деятельность сле- дователя по разъяснению прав и обязанностей, ответственности, разъяснению правовых последствий активного способствования раскрытию преступления или отысканию предметов, разъяснению несовершеннолетнему необходимости правдиво рассказать все ему известное, а также разумное сочетание свободного рассказа и постановки вопросов, охватывающих все без исключения обстоятельства ст. 73 УПК, при оптимальном наборе тактических приемов допроса могут оказать существенное влияние на полноту и достоверность сведений, получаемых от допрашиваемого лица.

§ 5. Обеспечение прав допрашиваемых лиц

Конституция РФ возлагает обязанности по соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина на государство, его должностных лиц - ст. 2, ч. 1 ст. 45, ст. 52 и др. Одной из гарантий реализации данных положений является закрепленный в ст. 11 УПК принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Требования данного принципа являются непосредственно действующими и в полной мере распространяются на допрос. Прежде всего, ст. 11 УПК обязывает суд, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять перед допросом подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1). В случае согласия лиц,

84

обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2). Выполнение органами уголовного преследования и судом указанных выше действий является важным средством, обеспечивающим реализацию принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

По справедливому замечанию Ю.И. Стецовского, «фактическая возможность осуществления прав обвиняемым зависит не только от его знания, но и от понимания своих прав. У обвиняемого, не знающего прав или не понимающего их юридического значения, мало преимуществ перед тем, кто не имеет прав. Такой обвиняемый не сможет воспользоваться предоставленными правами и рискует оказаться в положении бесправного объекта исследования. Поскольку мы хотим, чтобы права обвиняемого обладали ценностью, необходимо, чтобы он их знал и понимал… Чтобы обвиняемый мог воспользоваться своими правами и сообразовывать свое поведение с законом, права ему должны разъясняться полно и не формально»115. Сказанное в полной мере относится к иным участникам уголовного судопроизводства. Не случайно, в теории и на практике уже давно признаются недопустимыми показания лиц, которым перед допросом не разъяснены или неполно разъяснены его права, например, положения ст. 51 Конституции РФ не свидетельствовать против самого

115 Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М, 1982. С. 177.

85

себя, своего супруга и близких родственников116, право подозреваемого или обвиняемого не давать показания в отсутствие адвоката117 и др. С.А. Пашин предлагает признавать не имеющими юридической силы материалы, полученные, в частности, без разъяснения прав лицам, участвующим в производстве следственного действия, или с обманом этих лиц о характере и объеме принадлежащих им прав118. Предложение указанного автора разделяет судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда, подготовившая на его основе специальное письмо, которое было направлено председателям всех городских и районных судов Саратовской области119.

Помимо возложения обязанности по разъяснению прав законодатель предусматривает и другие гарантии допрашиваемых лиц. К ним можно отнести: предоставление допрашиваемому лицу возможности давать показания на родном языке или другом языке, которым он владеет; обеспечение права пользоваться помощью переводчика
бесплатно;

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995г. № 8 (п. 18) // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1996. № 1. С. 6; Суд присяжных. М., 1994. С. 56. 117 См.: Рассмотрение дел судом присяжных: Научно- практическое пособие / Отв. ред. В. М. Лебедев. М., 1998. С. 111 - 112 (автор раздела «Основания и порядок решения вопросов о недопустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных» - П.А. Лупинская).

1 1 О

См.: Пашин С. Допустимость доказательств (информация) // Советская юстиция. 1993. № 7. С. 27 - 28.

119 См.: Корнуков В.М., Холоденко В.Д. Учебно-методическое пособие по уголовному процессу. Саратов, 1994. С. 28.

86

предоставление подозреваемому и обвиняемому права консультироваться перед допросом со своим защитником120; предоставление допрашиваемо-

1 *7 1

му лицу возможности обдумывания ответов на поставленные вопросы
и

др.

Представляется, что право консультироваться со своим адвокатом перед первым допросом должно обеспечиваться и свидетелю. В этой связи нельзя признать удачной редакцию ст. ст. 56 и 189 УПК, позволивших составить бланк протокола допроса свидетеля таким образом, что разъяснение свидетелю права являться на допрос со своим адвокатом предусмотрено только после явки свидетеля и начала допроса (Приложение № 26 к УПК).

Ряд новых правил производства допроса направлен на обеспечение безопасности допрашиваемого лица. Так, в соответствии с принципом охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган
дознания и дознаватель принимают в

См.: Нула Моул, Катарина Харби, Алексеева Л.Б. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство. Прецеденты и комментарии. М., Российская академия правосудия. 2001. С. 98 -107.

121 См.: Определение кассационной палаты Верховного Суда РФ по уголовном уделу по обвинению Ц. и др. // Архив Саратовского областного суда за 2002 год. Уголовное дело № 2 - 18/2002.

87

пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные ст. ст. 166 ч. 9, 186 ч. 2, 193 ч.8, 241 п. 4 ч. 2 и 278 ч. 5 УПК.

Закон наделяет потерпевшего и свидетеля и правом ходатайствовать перед органами уголовного преследования и судом о применении мер безопасности, предусмотренных ст. 11 Кодекса (п. 21 ч. 2 ст. 42, п. 7 ч. 4 ст. 56 УПК). В частности, эти лица могут ходатайствовать: 1) о неприведении в протоколе допроса данных о личности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких (ч. 9 ст. 166 УПК) ; 2) о проведении контроля и записи телефонных и иных переговоров (ч. 2. ст. 186 УПК); 3) о проведении предъявления лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК); 4) о проведении закрытого судебного разбирательства (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК); 5) о проведении судом допроса без оглашения подлинных данных о личности свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч. 5 ст. 278 УПК).

Указанным правам свидетеля и потерпевшего корреспондируют обя- занности суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или

В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановле- ние, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу.

88

иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, принимать в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц перечисленные выше меры безопасности (ч. 3 ст. 11 УПК).

В судебном заседании при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление (ч. 5 ст. 278 УПК). В случае заявления сторонами обоснованного ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания, в связи с необходимостью осуществления защиты подсудимого либо установления каких-либо существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с указанными сведениями (ч. 6 ст. 278 УПК). Вместе с тем, в УПК не нашли отражения ряд других, высказанных в литературе и заслуживающих внимания предложений по обеспечению защиты прав и свобод свидетелей и потерпевших в уголовном судопроизводстве123.

В УПК предусмотрены гарантии неприкосновенности лиц, прибывших на допрос из иностранных государств. Так, в соответствии с ч. 4 ст.

См.: Комиссаров В.И. Защита прав и свобод свидетелей и потерпевших в уголовном судопроизводстве // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конференция (3 - 4 октября 2001 г.) / Под ред. А.И. Демидова. Саратов, 2001. С. 210 - 212.

89

456 УПК, свидетель, потерпевший, их представители, эксперт, находя- щиеся за пределами территории Российской Федерации и явившиеся по вызову должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, для производства процессуальных действий на территории Российской Федерации, не могут быть на территории Российской Федерации привлечены в качестве обвиняемых, взяты под стражу или подвергнуты другим ограничениям личной свободы за деяния или на основании приговоров, которые имели место до пересечения указанными лицами Государственной фаницы Российской Федерации. Действие иммунитета прекращается, если явившееся по вызову лицо, имея возможность покинуть территорию Российской Федерации до истечения непрерывного срока в 15 суток с момента, когда его присутствие более не требуется должностному лицу, вызвавшему его, продолжает оставаться на этой территории или после отъезда возвращается в Российскую Федерацию124.

Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование (например, вследствие незаконного привода, отвлечения от работы и т.д.), подлежит возмещению по основаниям и в порядке, которые установлены уголовно-процессуальным Кодексом (ч. 4 ст. 11 УПК).

В целом правовая регламентация допроса по УПК РФ в большей степени по сравнению с УПК РСФСР будет способствовать обеспечению охраны прав участников уголовного процесса.

Об иных гарантиях прав и законных интересов потерпевших и свидетелей, являющихся иностранными гражданами, см.: Щерба СП., Зайцев О.А. Указ. раб. С. 36 - 42.

90

ГЛАВА 2. Процессуальный порядок производства допроса на стадии предварительного расследования

§ 1. Основания и условия проведения допроса

Установленный законом процессуальный порядок производства любого следственного действия включает в себя следующие элементы: определение достаточных оснований для реализации полномочия на принятие решения и производство действия; указания на условия производства действия и принятия решения (о месте и времени производства действия, круге участников следственного действия и их специфических правах и обязанностях при его производстве, применении научно-технических средств); определение последовательности совершения познавательных операций в рамках
того или иного следственного

1 Тс

действия; указания о форме процессуального документирования . Перечисленные элементы процессуальной формы характерны для любого следственного действия, включая допрос. Критерий законности производства допроса - соответствие действий производящего его субъекта предписаниям процессуальной формы. Отступления от установленного законом порядка производства допроса могут повлечь нарушение прав допрашиваемых лиц и, как следствие, признание соответствующих показаний недопустимым доказательством.

С точки зрения закона любое процессуальное решение принимается, а действие производится при наличии к тому достаточных оснований.

См.: Холоденко В.Д. Процессуальный порядок производства отдельных следственных действий и вопросы его совершенствования // Проблемы повышения качества следствия в органах прокуратуры. Материалы научно-методической конференции 21-22 апреля 1994 года. Саратов, 1994. С. 50.

91

Достаточное основание имеет важное значение для обеспечения законности, поскольку орган дознания, следователь и прокурор осуществляют свои полномочия на принятие решений и производство действий не по безотчетному усмотрению, а с учетом предпосылок для этого, и обоснованность соответствующих решений и действий всегда может быть проверена126. В этом смысле решение о производстве допроса не является исключением.

В УПК говорится об основаниях для избрания меры пресечения (ст. 97), привлечения в качестве обвиняемого (ч. 1 ст.171), производства обыска и выемки (ч. 1 ст. 182, ч. 2 ст. 183) и др. Что же касается допроса, то законодатель не определяет, что следует понимать под основанием производства данного следственного действия. Однако это не означает, что решение о вызове и допросе может приниматься без достаточных к тому оснований, т.е. произвольно. По верному замечанию С.А. Шейфера, проведение допросов, обысков, предъявления для опознания «на авось» угрожает принципу законности расследования и правам граждан -участников расследования, так как последние без всякой к тому необходимости могли бы подвергаться принудительным мерам и различным ограничениям; кроме того это чревато напрасной тратой процессуальных усилий; в качестве специальных правовых предписаний, направленных на ограничение субъективного усмотрения следствия, выступают установленные в нормах права достаточные основания проведения следственного действия . Подчеркивая особую актуальность вопроса обоснованности

См.: Чеканов В.Я. Прокурорский надзор в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1972. С. 40.

177

См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М, 2001. С. 96, 104 -121.

92

вызова лица для допроса, С.Ф. Шумилин замечает, что необоснованный вызов влечет за собой бесполезную трату времени как следователя, так и вызываемого на допрос лица, причиняет гражданам беспокойство и, в конечном счете, порождает у них негативное отношение к деятельности

128

следственных органов .

В литературе прочно устоялась точка зрения, согласно которой следственные действия проводятся при наличии правового и фактического основания. Под правовым основанием понимается совокупность предусмотренных законом условий, дающих следователю право произвести то

190

или иное действие, ; под фактическим основанием - «фактические данные, диктующие необходимость выполнения конкретных действий в интересах установления истины по делу»130.

Исследовав на монографическом уровне проблему достаточных ос- нований проведения следственного действия, С.А. Шейфер выделяет три группы законных оснований: 1) наличие у следователя (органа дознания) общих правомочий на проведение расследования, возникающих только после возбуждения уголовного дела, в пределах определенной законом подследственности, лишь до окончания (либо приостановления) предварительного расследования, в результате принятия дела к своему производству, при наличии отдельного поручения и др.; 2) наличие конкретных фактических оснований проведения следственного действия - достаточ-

128 См.: Руководство для следователей. С. 317.

190

См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981. С. 60; Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). С. 6. 130 См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактиче- ские и психологические особенности). С. 6.

93

ных данных, указывающих на возможность извлечения из надлежащих источников искомых доказательств, т.е. достижения цели следственного действия; 3) наличие формальных оснований проведения следственного действия в виде соответствующего постановления следователя, санкцио- нируемого прокурором или судом131.

На наш взгляд, не следует ставить в один ряд основания и условия производства следственных действий. В УПК применительно к досудеб- ному производству особо выделяются общие условия предварительного расследования (ст. ст. 150 - 161), а применительно к судебному производству - общие условия судебного разбирательства (ст. ст. 240 - 260). Наряду с нормами-общими условиями предварительного расследования, сосредоточенными в главе 21 УПК, в законе выделяются нормы, именуемые общими правилами производства следственных действий - ст. ст. 164, 166 УПК. По существу в указанных статьях содержатся разнородные по своему содержанию правовые предписания. Одни из них касаются процессуального оформления решения о проведении следственного действия (ч. ч. 1 и 2 ст. 164), другие - последовательности проведения действий и специфических прав участников следственного действия (ч. 5 ст. 164), третьи - дополнительных полномочий следователя (ч. 7 ст. 164), четвертые - правил протоколирования хода и результатов производимых следственных действий (ч. 8 ст. 164) и т. д. Среди норм, регламентирующих порядок производства собственно допроса, законодатель выделяет общие правила проведения допроса (ч. 3 ст. 173, ст. 189 УПК).

В УПК основания принятия процессуальных решений и производства действий не ставятся в один ряд ни с общими условиями осуществления

См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. С. 49; 104 - 121.

94

досудебного и судебного производства (ст. ст. 150 - 161, 240 - 260), ни с общими правилами производства следственных действий (ст. ст. 164, 166), ни с частными условиями производства отдельных следственных действий.

В «Словаре русского языка» СИ. Ожегова термин «условие» объяс- няется как обстоятельство, от которого что-нибудь зависит; правила, установленные в какой-нибудь области деятельности .

Условия не следует ставить в один ряд с достаточными основаниями, поскольку в механизме правового регулирования они выполняют различные функции: первые включены в число юридических фактов, а вторые входят в содержание процессуальной формы133.

Под общими условиями производства допроса следует понимать требования закона, которые должны быть соблюдены при проведении допроса любых участников уголовного процесса. Такими общими условиями являются следующие указания (требования) закона: о времени и месте производства допроса; о недопустимости применения каких бы то ни было незаконных мер; о разъяснении прав, ответственности и порядка производства соответствующего следственного действия; о применении научно-технических средств; о привлечении к участию в следственном действии должностного лица органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность; о составлении протокола допроса; о привлечении к участию в следственном действии защитника, переводчика, специалиста и других лиц (ст. ст. 164 - 189 УПК РФ).

’” См.: Ожегов СИ. Указ. раб. С. 729.

1 ‘Х’Х

См.: Холоденко В.Д. Уголовно-процессуальное регулирование деятельности следователя. С. 16 - 18.

95

Применительно к допросу определенного участника можно говорить о частных условиях: о наличии просьбы или согласия лица, обладающего правом дипломатической неприкосновенности (ч. 2 ст. 3 УПК), об обязательном участии педагога (ч. 1 ст. 191 УПК) и др.

По смыслу закона основанием вызова на допрос являются сведения (фактические данные), свидетельствующие о том, что лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 56 УПК). В том случае, когда должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, не располагает данными об осведомленности того или иного лица о совершенном преступлении, вызывать его в качестве свидетеля либо подвергать приводу недопустимо. Вызов и допрос без достаточных к тому оснований может привести к ущемлению прав допрашиваемых лиц.

Данные, служащие основанием для допроса, могут быть получены в результате процессуальной либо оперативно-розыскной деятельности. Так, в соответствии со ст. 11 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть использованы, в частности, для подготовки и осуществления следственных и судебных действий. В материалах дела такие данные могут содержаться в показаниях различных лиц, протоколах следственных действий, заключении эксперта, делах оперативного учета и иных документах. Так, например, показания свидетеля об источнике своей осведомленности могут служить основанием для допроса соответствующего лица; зафиксированные в домовой книге сведения о лицах, зарегистрированных в доме, расположенном в непосредственной близости от места убийства, дают основание полагать, что соответствующим лицам могут быть известны обстоятельства данного преступления; заключение эксперта о
принадлежности тех или иных следов, обнаруженных на

96

вещественных доказательствах, определенному лицу позволяет допросить это лицо об обстоятельствах появления соответствующих следов и т.д.

По мнению отдельных авторов, основанием для допроса в качестве свидетеля могут выступать не только сведения, уже имеющиеся у субъекта, осуществляющего доказывание, но и его «предположение о возможной осведомленности конкретного лица о фактах, имеющих значение для дела»134, «предположение о том, что лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела»135. Представляется, что в данном случае допущена неточность. Предположение, т.е. «догадка, предварительная мысль»136 об осведомленности определенного лица об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, должно строиться только на основе имеющихся в деле данных. В противном случае в будущем невозможно принятие решения о принудительном доставлении (приводе) лица к дознавателю, следователю, прокурору или в суд. В этой связи более правильной представляется точка зрения В.Т. Томина, полагающего, что фактическим основанием для вызова лица в качестве свидетеля является обоснованное предположение о том, что ему известны относящиеся к делу

117

обстоятельства . Близкой к приведенной является точка зрения Ю.К. Орлова, согласно которой основанием для проведения допроса является не

См.: Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. С. 177.

135 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. М., 2002. С. 129.

136 См.: Ожегов СИ. Указ. раб. С. 502.

137 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. М., 1999. С. 138.

97

предположение, а данные (достоверные или предположительные) о том, что определенное лицо осведомлено об обстоятельствах, имеющих значение для дела138.

В то же время нельзя не согласиться с В.Н. Маховым, по мнению ко- торого «основания для вызова и допроса лица в качестве свидетеля сформулированы так широко, что не дают права лицу, вызванному для допроса, уклониться от явки, полагая, что ему известны какие-либо обстоятельства совершенного преступления. Во-первых, оно может быть допрошено и о других обстоятельствах, имеющих значение для расследования; во-вторых, лицо порой даже не подозревает, что некоторые обстоятельства, которые ему известны, имеют отношение к делу»139. Как свидетельствует практика, в списках лиц, подлежащих вызову в суд нередко указывается лишь менее половины допрошенных в ходе расследования. В основном это наблюдается по громоздким уголовным делам, в которых имеется масса протоколов допросов, не содержащих сведений, имеющих значение для дела. Однако такое загромождение не дает оснований говорить о незаконности проведенных допросов. В противном случае органы уголовного преследования были бы лишены возможности проверки всех возможных версий по расследуемым уголовным делам.

Одним из условий законности производства допроса является, по нашему мнению, предусмотренное законом разрешение на допрос того или иного лица в качестве свидетеля. СП. Ефимичев правильно отмечает,

См.: Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. С. 265. 139
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. С. 158.

98

что в качестве свидетеля вызывается любое лицо, которое может быть допрошено об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу140.

Круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, определен прежде всего в ч. 3 ст. 56 УПК РФ. В соответствии с указанной нормой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) защитник подозреваемого, обвиняемого - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу; 3) 4) адвокат - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель - об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий. 5) Из содержания приведенной нормы следует, что перечисленные в ней лица не могут выступать в качестве свидетелей только при доказывании определенных обстоятельств. Так, адвокат не может свидетельствовать об обстоятельствах, которые стали ему известными в связи с участием в производстве по делу или в связи с оказанием юридической помощи ( п. п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК).

Для судей положения ч. 3 ст. 56 УПК служат дополнительной гаран- тией их независимости, для депутатов - гарантией выполнения ими своих обязанностей, а для священнослужителя, адвоката и защитника из числа лиц, не являющихся адвокатом, - гарантией установления доверительных

См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактиче- ские и психологические особенности). С. 109.

99

отношений с соответствующими субъектами и охраны тайны профессиональной правозащитной деятельности. Во всех других случаях перечисленные в указанной норме лица могут быть допрошены в качестве свидетеля (например, если адвокат, судья, депутат, священнослужитель оказался очевидцем совершенного преступления).

Правило о недопустимости допроса в качестве свидетеля судьи и присяжного заседателя об обстоятельствах, ставших им известными в связи с участием в производстве по данному делу, является законодательной новацией. Что касается следователя, начальника следственного отдела, дознавателя, органа дознания и прокурора, то они не включены в перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетеля. Следовательно, их можно допрашивать о любых обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела141.

Новый УПК наделяет адвокатов, а также других лиц, допущенных к участию в производстве по уголовному делу в качестве защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика большей свободой в вопросе отказа от дачи показаний. В частности, запрещается допрашивать в качестве свидетеля не только защитника обвиняемого, но и подозреваемого (п. 2 ч. 2 ст. 56 УПК). Если УПК РСФСР запрещал допрашивать в качестве свидетеля только лиц, которые выступали по делу в качестве защитника или представителя и только об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполне-

По данным судьи Саратовского областного суда Е.В. Друзина, случаи вызова и допроса в судебном заседании следователей по делам, по которым они проводили расследование, широко распространены. См.: Друзин Е.В. Органы расследования и недопустимые доказательства // Вестник Саратовской государственной академии права. 1997. № 4. С. 9.

100

нием обязанностей защитника или представителя (п. п. 1 и 3 ч. 2 ст. 72), то новый УПК расширил круг таких обстоятельств, включив в их число все случаи оказания юридической помощи по данному уголовному делу. Конкретные виды юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам и организациям, предусмотрены в ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Факт оказания юридической помощи может подтверждаться соглашением с соответствующим гражданином об оказании юридической помощи, договором на юридическое обслуживание с предприятием, квитанцией об оплате услуг адвоката, иными документами.

Следует отметить, что действующее законодательство не определяет и не в состоянии определить круг лиц, наделенных правом принятия исповеди. Под священнослужителем в православной и католических церквах подразумевается лицо, возведенное в духовный сан епископа, священника, дьякона и др.; священнослужитель в - уголовно- процессуальном смысле - лицо, имеющее по церковным правилам право исповедовать142. Проанализировав положения Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» и соответствующие литературные источники, А.П. Рыжаков приходит к выводу о том, что в православии исповедь принимает священник или архиерей143. Указанные расхождения позволяют говорить о необходимости соответствующих разъяснений на уровне указаний Генерального прокурора РФ или постановления Пленума Верховного Суда РФ.

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. С. 139.

143 См.: Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М, 2002. С. 192.

101

В число лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетеля, УПК не включает депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации и Президента РФ, пребывающего в отставке. Вместе с тем, согласно ч. 1 ст. 13 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» депутат законодательного (представительного) органа законодательной власти субъекта Российской Федерации не может быть подвергнут допросу без согласия соответствующего законодательного (представительного) органа. В соответствии со ст. 15 указанного закона депутат вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением им своих полномочий.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О гарантиях прези- денту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полно- мочий и членам его семьи» Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий, не может быть подвергнут допросу по делам, связанным с исполнением им полномочий Президента РФ.

Однако указанные федеральные законы не могут больше применяться на практике, так как они противоречат ч. 3 ст. 56 УПК и, следовательно, подлежат приведению в соответствие с УПК. Впредь до приведения в соответствие с УПК эти законы могут применяться только в части, не противоречащей УПК (ст. 4 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Условием допроса лиц, наделенных свидетельским иммунитетом - правом не давать показания против себя и своих близких родственников (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, п. 40 ст. 5, п. 3 ч. 2 ст. 42, п. 7 ч. 4 ст. 44 УПК и др.), является согласие указанных лиц давать показания. На наш взгляд,

102

вызов таких лиц на допрос может осуществляться по общим правилам. Перед началом допроса лицу необходимо разъяснить его право давать или не давать показания. Если лицо отказывается от дачи показаний, то об этом делается отметка в протоколе допроса и допрос не производится. В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2 ст. 11 УПК). После этого проводится допрос по существу.

Закон не устанавливает возраст, с которого лицо может быть допро- шено в качестве свидетеля. Возраст не препятствует допросу лица в качестве свидетеля. Все зависит от того, насколько малолетнее лицо или лицо престарелого возраста способно правильно воспринимать обстоя- тельства, имеющие значение по делу, и давать о них правильные показа- ния.

В отличие от п. 2 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР новый УПК не запрещает допрашивать в качестве свидетелей лиц, которые в силу физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоя- тельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. Пункт 3 ст. 79 УПК РСФСР предусматривал обязательное проведение экспертизы для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникало сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. Новый УПК не содержит правила об обязательном проведении экспертизы в отношении такого свидетеля. В соответствии с требованиями ст. 196 УПК, в тех случаях, когда у следователя, дознавателя или суда возникают сомнения в способности потерпевшего с учетом его возрастных и психофизиологических

103

особенностей правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, данный вопрос должен быть решен с помощью судебной экспертизы (п. 4). По нашему мнению, когда у следователя, дознавателя или суда возникают сомнения в способности свидетеля правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, данный вопрос также может быть решен с помощью судебной экспертизы.

К числу предусмотренных законом условий производства допроса относятся также указания о времени, месте производства данного действия, круге его участников, их специфических правах и обязанностях, применении научно-технических средств, а также безопасности участвующих в проведении действия лиц.

Согласно ст. 187 УПК допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого (ч.1).

Как правило, допрос производится по месту производства предвари- тельного следствия. Необходимость произвести допрос в ином месте (по месту работы, жительства, учебы, лечебного учреждения и т.п.) может быть обусловлена различными обстоятельствами: нахождением документов, которыми вынужден пользоваться свидетель при допросе, в пределах предприятия; болезнью допрашиваемого лица, из-за чего оно лишено возможности явиться к следователю, соображениями тактического характера (не допустить преждевременное разглашение факта вызова свидетеля или потерпевшего на допрос и нездоровое
внимание к ним со стороны

104

заинтересованных лиц144; преклонным возрастом допрашиваемого, затрудняющим самостоятельное передвижение145; стихийным бедствием, тяжелой болезнью близких свидетелю или потерпевшему лиц146 и др.

Соглашаясь с тем, что наиболее подходящим местом допроса является кабинет следователя147, мы разделяем высказанное в литературе предложение о необходимости учитывать интересы свидетелей, связанные с местом их допроса148.

Если относительно выбора места допроса закон не устанавливает жесткие рамки, то этого нельзя сказать о времени его проведения. Одним из достоинств правовой регламентации допроса новым УПК является то, что он более жестко, чем УПК РСФСР, определяет временные границы допроса. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 164 УПК производство допроса любого вида не допускается в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Ночным временем признается промежуток времени с 22 до 6 часов по местному времени (п. 21 ст. 5 УПК). Допрос не может длиться непрерывно более 4
часов; продолжение допроса

См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактиче- ские и психологические особенности). С. 111.

145 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 372.

146 См.: Щерба СП., Зайцев О.А. Указ. раб. С. 18.

147 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 372.

148 См.: Щерба СП., Зайцев О.А. Указ. раб. С. 18.

105

допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и приема пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов; при наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача (ч. ч. 2 - 4 ст. 187 УПК).

Б.Т. Безлепкин обоснованно рассматривает правила, регламенти- рующие продолжительность допроса и предусматривающие перерывы для отдыха, как дополнительные правовые гарантии против злоупотребления властью при производстве данного следственного действия, призванные не допустить превращения допроса в изнурительное действие, которое можно использовать как психическое насилие в целях получения нужных

-149

показании .

Что касается невозможности отложить производство следственного действия до наступления дневного времени, то она определяется следователем, дознавателем по своему усмотрению в каждом случае индивидуально, в зависимости от конкретных обстоятельств. Под случаями, не терпящими отлагательства, понимают такие ситуации, когда могут быть утрачены доказательства; когда свидетель или потерпевший находится в опасном для жизни состоянии, а их допрос крайне необходим (в данном случае допрос проводится только с разрешения врача, а в необходимых случаях под его наблюдением)150, когда необходимо проверить ссылку обвиняемого на данное лицо; когда свидетель затрудняется в изложении деталей события, не находясь на месте, где оно про-

См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). С. 243. 150 См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). С. 111.

106

изошло151, когда обвиняемый настаивает на немедленном допросе либо когда его отложение до наступления дневного времени может повлечь утрату важных доказательств152, когда основания для допроса возникли внезапно при производстве других следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий153 и др.

В случае, если свидетель не может явиться по болезни, а отложение допроса повлечет отрицательные последствия для дела, допрос возможен только при условии, что имеется разрешение врача, а в необходимых случаях - под его наблюдением. По справедливому замечанию Б.Т. Безлепкина, вред, причиненный допросом здоровью свидетеля, не может быть оправдан ни при каких обстоятельствах154.

С учетом изложенного можно заключить, что основанием для про- изводства допроса того или иного лица в качестве свидетеля служат любые, полученные в установленном законом порядке и находящиеся в распоряжении органа уголовного преследования или суда, данные, свидетельствующие о том, что этому лицу могут быть известны какие- либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и рассмотрения уголовного дела, допускающие с точки зрения закона его допрос по

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2000. С. 245.

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР: Науч.-практ. коммент. / В.Г. Белоусенко, Ю.М. Грошевой, А.Я. Дубинский и др.; Отв. ред. П.Г. Цупренко. Киев, 1984. С. 210.

153 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. С. 383.

154 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. И.Л. Петрухина. С. 245.

107

соответствующим обстоятельствам и позволяющие проведение допроса в определенное время и определенном месте.

Одним из условий допроса является правило о допросе свидетелей порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей (ч. 1 ст. 278 УПК).

УПК РСФСР содержал нормы, согласно которым свидетели, вызванные по одному и тому же делу, на всех этапах судопроизводства допрашивались порознь и в отсутствие других, еще не допрошенных, свидетелей (ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 283). В новом УПК такая норма преду- смотрена лишь применительно к стадии судебного разбирательства (ч. 1 ст. 278).

Между тем на практике возникают ситуации, когда в ходе предвари- тельного расследования необходимо допросить несколько свидетелей, которые работают, живут или по каким-то причинам оказались в одном и том же месте. В таких ситуациях правильно рекомендуется проводить допрос по месту работы или жительства155. Однако, ни при каких обстоятельствах не следует допрашивать несколько свидетелей одновременно или в присутствии друг друга. Допрос свидетеля в присутствии других лиц так или иначе влияет и на показания допрашиваемого лица и на формирование показаний других лиц, присутствующих при допросе, а иногда - и на правильность фиксации показаний допрашиваемого. Например, при расследовании уголовного дела по обвинению М. и М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 290 УК РФ, следователь прибыл на квартиру обвиняемого М., где одновременно допросил трех свидетелей - жену обвиняемого и двух ее знакомых из числа соседей, а затем составил три протокола допроса. В судебном заседании свидетель И. дала показа-

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. С. 424.

108

ния, отличавшиеся от зафиксированных в протоколе допроса, заявив что в протоколе показания записаны не только с ее слов, но и со слов других свидетелей156. Представляется, что в новом УПК целесообразно реанимировать норму, обязывавшую производить допрос свидетелей и потерпевших на предварительном расследовании порознь и в отсутствие других, еще не допрошенных, свидетелей.

Не менее важным условием допроса являются специфические права его участников. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 189, ч. 2 ст. 275 и ст. 279 УПК допрашиваемые лица могут пользоваться документами и письменными заметками. Указанные документы и заметки предъявляются суду по его требованию (ч.ч. 1 и 2 ст. 279 УПК).

Следует заметить, что ст. 284 УПК РСФСР позволяла свидетелю и потерпевшему при допросе его на суде пользоваться письменными заметками лишь в тех случаях, когда его показания относились к каким-либо цифровым и другим данным, которые трудно удержать в памяти. В новом УПК такое ограничение снято. Соответственно допрашиваемые лица вправе пользоваться заметками без каких-либо ограничений, что, по нашему мнению, позволит им давать более подробные и соответствующие действительности показания.

К числу специфических прав относится право участвующих при до- просе лиц делать различные заявления, подлежащие внесению в протокол (ч. ч. 4 и 6 ст. 166, п. 3 ч. 4 ст. 190 УПК), а также право на изготовление схем, чертежей, рисунков, диаграмм, которые приобщаются к протоколу (ч. 5 ст. 190 УПК).

См.: Архив Заводского районного суда г. Саратова за 2001 год. Уголовное дело № 1 - 49/2001.

109

Наделение допрашиваемых лиц перечисленными и некоторыми дру- гими специфическими правами призвано обеспечить, с одной стороны, получение от них более полных показаний, а с другой - является дополнительной гарантией защиты их прав и законных интересов.

В соответствии с ч. 4 ст. 164 УПК при производстве следственных действий недопустимо применение пыток, насилия, угроз и иных незаконных мер. Данное условие допроса является конкретизацией принципиальных положений ч. 2 ст. 21 Конституции РФ, ст. 5 Всеобщей декларации прав человека, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 9 УПК. Согласно ч. 2 ст. 9 УПК никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Добровольность в процессе дачи показаний обоснованно рассматривается как необходимое условие достоверности показаний157.

В законодательстве и на практике понятия «пытки» и «насилие» трактуются достаточно широко. В частности, в соответствии со ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания под пыткой понимается любое действие, которым лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание (физическое или нравственное),
чтобы

См.: Уголовный кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев (автор комментария к ст. 302 - В.В. Демидов). М., 1998. С. 651.

по

получить от него или от третьего лица сведения или признания, а также

158

запугать или принудить его к действиям .

Важным условием законности допроса является предварительное разъяснение допрашиваемому лицу принадлежащих ему прав и в первую очередь права не давать показания против себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательства в ходе дальнейшего производства по делу (ч. 2 ст. 11, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК). В соответствии со сложившейся судебной практикой при повторных и дополнительных допросах положения ст. 51 Конституции РФ подозреваемому и обвиняемому не разъясняются159.

В числе других условий допроса можно выделить предусмотренные законом правила использования специальных познаний и научно- технических средств.

В литературе давно обсуждается проблема проведения допроса под гипнозом60. Не затрагивая медицинский аспект данной
проблемы,

Подробно о применении принуждения и иных недозволенных приемах и методах ведения допроса см.: Золотых В.В. Указ. раб. С. 127 - 132, 153.

159 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 3. С. 6; Золотых В.В. Указ. раб. С. 97 - 98.

160 См.: Строгович М.С., Пантелеев И.Ф. Укрепление социалистической законности в уголовном судопроизводстве // Советское государство и право. 1978. № 6. С. 73; Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности / Отв. ред. В.М. Савицкий. М., 1979. С. 293 -

Ill

отметим, что УПК прямо не предусматривает возможность применения гипноза при производстве следственных и иных процессуальных дейст- вий. Не вытекает такая возможность и из положений ст. 58 УПК, регла- ментирующей вопросы участия специалиста в уголовном процессе. Между тем порядок уголовного судопроизводства устанавливается только УПК (ч. 1 ст. 1 УПК), а нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7 УПК). По указанным основаниям нельзя согласиться с авторами, которые не усматривают каких-либо противопоказаний к применению гипноза (в целях оживления, активизации памяти и не иначе как по просьбе или с согласия допрашиваемого) в тех случаях, когда не привели к успеху выработанные криминалистической тактикой методы допроса, способствующие допрашиваемому вспомнить забытое, стершееся из памяти, и полагают, что это не противоречит ни принципиальным положениям законодательства, ни нравственным нормам161.

Равным образом не вытекает из закона право органов уголовного преследования и суда на использование помощи экстрасенсов в проведении допросов, очных ставок, проверок показаний на месте и т. д.

295; Гримак Л.П., Хабалев В.Д. «Следственный гипноз» и права человека

// Государство и право. 1997. № 4. С. 46 - 49; Доказывание в уголовном

процессе: традиции и современность. С. 96 - 102; Следственные действия.

Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов. С. 139

  • 149 и др.

161 См.: Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность. С.

98.

112

В соответствии с ч. 6 ст. 164 УПК при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления. Согласно ч. 2 ст. 166 и ч. 4 ст. 189 УПК в ходе допроса могут быть проведены стенографирование, фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка.

Применение научно-технических средств при проведении допроса способствует более полному и объективному закреплению полученных при допросе данных, их объективному исследованию в судебном заседании. Наряду с этим, осознание того, что звукозапись, видеозапись, киносъемка допроса может быть воспроизведена в суде, дисциплинирует лицо, производящее допрос, заставляет его сообразовывать каждое свое действие с буквой закона. Если при допросе производится запись хода допроса, то следователь, дознаватель находятся в постоянном напряжении, помня о том, что при оценке допустимости показаний лица, допрошенного с применением научно-технических средств, соответствующая запись поможет выявить наличие или отсутствие любых отступлений от требований закона.

Новый УПК достаточно детально регламентирует порядок фотогра- фирования, применения звукозаписи, видеозаписи и киносъемки при проведении допроса и очной ставки. В соответствии с ч. 4 ст. 189 УПК фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка могут быть произведены по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица. О применении соответствующих технических средств участники допроса должны быть заранее предупреждены (уведомлены) до его начала (ч. 5. ст. 166 УПК). Фотографические негативы и снимки, киноленты, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, выполненные при производстве допроса, приобщаются к протоколу допроса, хранятся при

из

деле и опечатываются по окончании предварительного расследования ( ч. 8 ст. 166,ч. 4 ст. 189 УПК).

В отличие от УПК РСФСР (ч. 3 ст. 141’) новый УПК не содержит запрета на звукозапись части допроса, а также повторение специально для звукозаписи показаний, данных в ходе того же допроса. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 190 УПК сведения о факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи должны быть отражены в протоколе. Из этого следует, что закон допускает возможность записи части допроса.

Кроме того, если УПК РСФСР прямо требовал воспроизводить зву- козапись и киносъемку допрашиваемому, который удостоверял ее правильность (ч. 4 ст. 1411, ч. 2 ст.201), то в УПК РФ такого правила нет. Новый УПК прямо не обязывает следователя воспроизводить звукозапись, видеозапись или киносъемку допроса. В то же время, в соответствии с требованиями п. 3 ч. 4 ст. 190 УПК в протоколе допроса должны отражаться заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки. Совершенно очевидно, что реализация указанного права допрашиваемого лица практически невозможна без прослушивания или просмотра соответствующей записи. Сказанное дает основание говорить о том, что по окончании допроса необходимо воспроизводить соответствующую запись. В связи с этим мы разделяем мнение о том, что по окончании допроса фонограммы, видеограммы предъявляются участникам допроса для ознакомления, о чем делается соответствующая запись в протоколе162. Это

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. С. 387, 429 УПК.

114

будет служить дополнительной гарантией достоверности приобщенных к материалам дела результатов применения научно-технических средств.

В литературе длительное время ведется полемика о допустимости применения при допросе полиграфа - «детектора лжи». Идея применения указанного прибора имеет как своих противников163, так и сторонников164.

На практике этот прибор используется, как правило, должностными лицами органов, наделенных правом проведения оперативно- розыскных мероприятий, при проведении опросов с целью получения так называемой

См.: Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. С. 53, 54; Строгович М.С. Пантелеев И.Ф. Указ. раб. С. 71 - 72; Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности / Отв. ред. В.М. Савицкий. С. 285 - 293; Ларин A.M. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК - 1997 // Российская юстиция, 1997. № 9. С. 9 - 10; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 92 - 93 и др. 164 См.: Комиссаров В. Использование полиграфа в сфере борьбы с преступностью // Законность, 1995. № 11. С. 44 - 45; Комиссаров В.И. Проблемы предварительного расследования преступлений в свете обеспечения прав человека // Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Часть 2. Саратов, 1999. С. 113 - 114; Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и права человека // Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Часть 2. Саратов, 1999. С. 124; Подшибякин А.С., Холодный Ю.И. Об уточнении и дополнении объектов криминалистической диагностики // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конференция (3-4 октября 2001 г.) / Под ред. А.И. Демидова. Саратов, 2001. С. 225 и др.

115

ориентирующей, вспомогательной информации. По данным А.С. Подши-бякина и Ю.И. Холодного в последнее время опросы с использованием полиграфа активно внедряются в практику раскрытия и расследования преступлений165. Я.В. Комиссарова, отмечая, что проверки на полиграфе могут служить не только ключом к выявлению скрываемой человеком информации, но и способом установления непричастности того или иного лица к совершению преступления, полагает, что применение полиграфа в рамках уголовного процесса может быть использовано любым субъектом

уголовного процесса как дополнительное средство защиты своих прав и

166 законных интересов .

В.В. Золотых правильно рекомендует сторонникам использования

полиграфа на допросе не забывать о части 2 принципа № 21 «Свода

принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению

в какой бы то ни было форме», согласно которому ни одно задержанное

лицо не должно подвергаться во время допроса «таким методам дознания,

которые нарушают его способность принимать решения или выносить

167

суждения» .

Новый УПК не воспринял идею применения полиграфа и не преду- смотрел возможности его применения при проведении каких-либо процессуальных действий.

См.: Подшибякин А.С, Холодный Ю.И. Указ. раб. С. 225.

166 См.: Комиссарова Я.В. Полиграф как дополнительное средство защиты прав и законных интересов субъектов уголовного судопроизводства // Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Часть 2. Саратов, 1999. С. 123.

167 См.: Золотых В.В. Указ. раб. С. 132.

116

§ 2. Допрос обвиняемого и подозреваемого

Допрос обвиняемого и подозреваемого осуществляется по общим правилам проведения допроса за отдельными исключениями. Так, согласно ч. 4 ст. 92 УПК подозреваемый должен быть допрошен в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 46, ст. ст. 189 и 190 Кодекса. Согласно ч. 3 ст. 173 УПК допрос обвиняемого проводится в порядке, установленном ст. 189 Кодекса, с изъятиями, установленными указанной статьей.

Особенности допроса подозреваемого и обвиняемого состоят в сле- дующем.

Подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента: 1) вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, за исключением случаев, когда место нахождения подозреваемого не установлено; 2) фактического его задержания (ч. 2 ст. 46 УПК). В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 173 УПК следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения с соблюде- нием требований п. 9 ч. 4 ст. 47 и ч. 3 ст. 50 Кодекса. Указанные правила направлены на обеспечение права подозреваемого давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения и права обвиняемого давать показания по предъявленному ему обвинению.

По верному замечанию Б.А. Денежкина, реализация подозреваемым своих прав полностью зависит от сроков его допроса, поскольку все предусмотренные законом права разъясняются подозреваемому перед его допросом. По данным указанного автора, на практике после избрания меры пресечения немедленно допрашивается только около 30% подозре-

117

ваемых, а остальные - по истечении 24 часов; при применении к подозреваемым мер пресечения, не связанных с лишением свободы, они допрашиваются в сроки свыше двух суток, что нарушает права подозреваемого на защиту законных интересов168.

В соответствии с ч. 4 ст. 92 УПК до начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально продолжительностью не менее 2 часов. Обвиняемый имеет право на свидание с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности (п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК).

Новый УПК ограничивает время допроса несовершеннолетнего по- дозреваемого и обвиняемого. Согласно ч. 1 ст. 425 УПК их допрос не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности более 4 часов в день.

Последовательность действий при допросе подозреваемого регла- ментируется ст. 189, а обвиняемого - ч. 6 ст. 47, ч. 2 ст. 173 и ст. 189 УПК.

Согласно ч. 6 ст. 47 УПК при первом допросе обвиняемого прокурор, следователь, дознаватель разъясняет ему все права, предусмотренные указанной статьей. При последующих допросах обвиняемому повторно разъясняются только его права, предусмотренные п.п. 3, 4, 7 и 8 ч. 4 указанной статьи, если допрос проводится без участия защитника. В законе не сказано об особенностях проведения первого и повторного допроса подозреваемого. Думается, что в соответствующих ситуациях возможно применение по аналогии положений ч. 6 ст. 47 УПК.

Денежкин Б.А. Защита прав подозреваемого на стадии предварительно- го расследования // Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Часть 2. Саратов, 1999. С. 115 - 116.

118

Кроме того, следует отметить, что применительно к обвиняемому неприемлемы некоторые правила производства допроса, установленные для свидетелей и потерпевших. Так, перед допросом обвиняемому необходимо разъяснить не только положение ст. 51 Конституции РФ, согласно которому он не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ, но и иные права, предусмотренные ст. 47 УПК: возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказываться от дачи показаний (п. 3); представлять доказательства (п. 4); заявлять ходатайства и отводы (п. 5); давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет (п. 6); пользоваться помощью переводчика бесплатно (п. 7); пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных Кодексом (п. 8); иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности (п. 9); снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств (п. 13); защищаться иными средствами и способами, не запрещенными уголовно-процессуальным Кодексом (п. 21). Как следует из бланка протокола допроса обвиняемого, содержащегося в Приложении № 43 к УПК, следователь (дознаватель) во всех случаях обязан разъяснить обвиняемому право давать показания на родном языке или на том языке, которым владеет обвиняемый, а также пользоваться помощью переводчика, а не ограничиваться ссылкой на ст. 18 УПК.

Что касается других, предусмотренных ч. 4 ст. 47 УПК прав - знать, в чем он обвиняется (п. 1); получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного заключения или обвинительного

119

акта (п. 2); участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, производимых по его ходатайству или ходатайству его защитника либо законного представителя, знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них замечания (п. 10) и т.д., то необходимости в их разъяснении непосредственно перед допросом не существует, поскольку указанные права разъясняются обвиняемому непосредственно после предъявления обвинения.

После разъяснения обвиняемому принадлежащих ему прав необходимо выяснить, какими из прав он желает воспользоваться на данном допросе.

По обоснованному замечанию П.А. Лупинской, правила ч. 2 ст. 46 и ч. 4 ст. 47 УПК направлены на ограждение допрашиваемого от самооговора, признания вины в результате применения к нему физического или психического насилия, а также предупреждают от нарушения свидетельского иммунитета, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ169. На практику проведения допроса в определенной степени призвано повлиять и правило, предусмотренное п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные им в суде, относятся к недопустимым доказательствам. Как правильно отмечает П.А. Лупинская, данное правило направлено на то, чтобы пресекать практику получения показаний (особенно при первом допросе) подозреваемого, обвиняемого в отсутствие защитника; подобная практика открывает возможность получения таких показаний, которые помогают раскрытию преступления,

См.: Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция. 2002. № 7. С. 6.

120

но противоречат конституционному праву не свидетельствовать против себя самого .

Как видно, в отличие от УПК РСФСР, нормы нового УПК, регла- ментирующие порядок допроса, в большей степени гарантируют обеспечение прав подозреваемого и обвиняемого в уголовном процессе.

Приступая к допросу, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснить подозреваемому и обвиняемому не только их права, но и обязанности (ч. 1 ст. 11, ч. 5 ст. 164 УПК). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что ни в ст. ст. 164, 189 и 190, ни в других статьях УПК, регламентирующих порядок допроса, ни в приложениях к УПК, содержащих бланки протокола задержания подозреваемого (Приложение № 12), постановления о привлечении в качестве обвиняемого (Приложение № 42) и протоколов допроса указанных лиц (приложения № 13, № 43, № 44) нет графы, в которой разъяснялась бы обязанности подозреваемого и обвиняемого.

Между тем, в соответствии с ч. 10 ст. 166 УПК протокол следственного действия должен содержать, в частности, запись о разъяснении участникам следственного действия их обязанностей. В связи с этим предлагается дополнить указанные выше приложения к УПК графой, предусматривающей необходимость отметки о разъяснении обязанностей подозреваемому и обвиняемому. К их числу относятся обязанности: являться по вызовам лиц, ответственных за ведение уголовного дела; исполнять обязанности, обусловленные избранием меры пресечения; выполнять требования следователя об участии в производстве следственных действий; соблюдать порядок их
проведения; представлять по

Там же. С. 6.

121

требованию следователя образцы для сравнительного исследования; не препятствовать производству по уголовному делу и др.171

Если к участию в допросе привлекается переводчик, то перед началом допроса следователь должен убедиться в компетентности переводчика и отсутствии обстоятельств, исключающих его участие в деле.

Допрос по существу осуществляется по общим правилам ст. 189 УПК.

В отличие от ч. 2 ст. 123 УПК РСФСР новый УПК не требует перед допросом объявлять подозреваемому, в совершении какого преступления он подозревается. Представляется, что в этом нет необходимости, поскольку указание на преступление, в совершении которого подозревается то или иное лицо, содержится в постановлении о возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 146 УПК), постановлении об избрании меры пресечения (ч. 1 ст. 101 УПК), протоколе задержания (ч. 2 ст. 92 УПК), и оно должно быть разъяснено подозреваемому непосредственно при составлении соответствующего документа.

В начале допроса у обвиняемого выясняется, признает ли он себя виновным, желает ли дать показания по существу предъявленного обвинения и на каком языке (ч. 2 ст. 173 УПК). В случае отказа обвиняемого от дачи показаний следователь делает соответствующую запись в протоколе его допроса. Если обвиняемый не отказывается от дачи показаний, ему предлагается дать показания (Приложение № 43 к УПК). Аналогичным образом следователь поступает при допросе подозреваемого.

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 111.

122

После дачи показаний по существу подозрения или обвинения по- дозреваемому и обвиняемому могут быть заданы вопросы.

В соответствии с ч. 2 ст. 190 УПК вопросы и ответы на них записы- ваются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа. Между тем, как видно из содержания ст. 174 УПК и Приложения № 43 к УПК, в протоколе допроса обвиняемого не предусмотрено место для вопросов, которые были заданы обвиняемому, и ответов на поставленные вопросы. По нашему мнению, вопросы, заданные обвиняемому следователем, дознавателем и другими участниками допроса, должны записываться в протоколе дословно172. Нельзя исключать ситуации, при которой адвокат, услышав на допросе неугодные, с точки зрения защиты, показания обвиняемого, при подписании протокола сделает заявление о том, что соответствующие показания давались в ответ на наводящие вопросы следователя. Доказать обратное для следователя окажется невозможным (если только при допросе не применялась звукозапись или видеозапись).

Представляется, что вместо слов «По существу предъявленного об винения обвиняем показал следующее:» в протоколе
допроса

обвиняемого было бы правильнее делать запись следующег о

По мнению отдельных авторов, в тактических целях допустимо также удостоверение подписями обвиняемого конкретных сочетаний «вопрос - ответ», в частности, при изменении ранее данных показаний либо с целью облегчения разоблачения лжи. См.: Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем: Справочник. М., 1987. С. 30.

123

содержания: «На предложение дать показания по существу предъявленно го обвинения обвиняем показал следующее:

« », «На вопрос следователя (дознавателя)

« » обвиняем
показал:

« »; на вопрос участвующего
при

допросе лица (указать, процессуальное положение, фамилию и инициалы)

« », обвиняем показал:

« ».

Кроме лица, производящего допрос, вопросы обвиняемому вправе задавать участвующие в допросе должностные лица органов уголовного преследования: прокурор, начальник следственного отдела, руководитель следственной группы, сотрудник органов дознания, оказывающий содействие следователю в проведении допроса. Участвующий при допросе специалист вправе задавать вопросы допрашиваемому только с разрешения дознавателя, следователя, прокурора (п. 2 ч. 3 ст. 58 УПК). Эксперт вправе задавать только такие вопросы, которые относятся к предмету судебной экспертизы (п. 3 ч. 2 ст. 57 УПК).

В отличие от УПК РСФСР новый УПК наделяет правом задавать во- просы переводчика и лицо, владеющее навыками сурдоперевода (п. 1 ч. 3, ч. 6 ст. 59 УПК). А.П. Рыжаков, характеризует сурдоперевод как перевод соответствующим лицом устной речи посредством жестового языка для глухих участников уголовного процесса173. Полагаем, что закон имеет в виду также лиц, понимающих знаки глухонемых.

В ходе допроса могут применяться различные научно-технические средства. Порядок их применения регламентируется общими правилами производства следственных действий (ч. 6 ст. 164, ч. 5 ст. 166 УПК). По

См.: Рыжаков А.П. Указ. раб. С. 203.

124

смыслу ч. 6 ст. 164 УПК научно-технические средства могут применяться прежде всего в целях обеспечения наиболее полной фиксации показаний обвиняемых и подозреваемых. Результаты применения звукозаписи или видеозаписи могут оказать существенную помощь в проверке правильности записи показаний, правильности сделанного перевода, соблюдения установленного законом процессуального порядка допроса, т.е. в проверке полноты, достоверности и допустимости зафиксированных в протоколе допроса показаний.

Ход и результаты допроса отражаются в протоколе. Протокол допроса составляется в процессе допроса или непосредственно после его окончания (ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 190 УПК). При каждом допросе обвиняемого составляется протокол с соблюдением требований ст. 190 Кодекса (ч. 1 ст. 174 УПК). Особенности составления протокола допроса обвиняемого определены в ст. 174 УПК. В соответствии с ч. 2 указанной статьи в протоколе первого допроса указываются следующие данные о личности обвиняемого: 1) фамилия, имя и отчество; 2) дата и место рождения; 3) гражданство; 4) образование; 5) семейное положение, состав его семьи; 6) место работы или учебы, род занятий или должность; 7) место жительства; 8) наличие судимости; 9) иные сведения, имеющие значение для уголовного дела. В протоколах следующих допросов данные о личности обвиняемого, если они не изменились, можно ограничить указанием его фамилии, имени и отчества (ч. 3 ст. 174 УПК).

Закон не исключает возможность повторного допроса обвиняемого. Согласно ч. 4 ст. 173 УПК повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого. Повторный допрос обвиняемого может оказаться целесообразным в связи с необходимостью проверки его показаний либо в связи с предъявлением доказа-

125

тельств174. Что касается повторного допроса подозреваемого, то никаких ограничений в этом плане закон не предусматривает.

§ 3. Допрос иных участников уголовного судопроизводства

Допрос свидетелей. Порядок вызова свидетелей регламентируется ст. 188 УПК.

По общему правилу свидетель (потерпевший) вызывается на допрос повесткой, в которой указывается, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин. Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос. Лицо, не достигшее возраста шестнадцати лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы (иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела). Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части.

См.: Маслов А.Г. Проверка показаний обвиняемого на предварительном следствии (учебно-практическое пособие для следователей). Саратов, 1989. С. 17 - 18; Его же. Показания обвиняемого и процесс доказывания (учебно-практическое пособие для следователей). Саратов, 1996. С. 19 -

22.

126

Лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя о причинах неявки. В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу. При необходимости у свидетеля, а также потерпевшего может быть взято обязательство о явке, а в случае неисполнения указанными лицами процессуальных обязанностей на них может быть наложено денежное взыскание в соответствии с ст. ст. 111,112 и 117 УПК.

Некоторые свидетели, не желая являться на допрос, подают следова- телям соответствующие заявления о своем нежелании являться на допрос, ссылаясь при этом на ст. 51 Конституции РФ. На наш взгляд, правильно поступают те следователи и дознаватели, которые повторно принимают меры к вызову таких свидетелей. Представляется, что различные устные или письменные заявления по данному поводу, поступающие от лиц, вызванных на допрос, не должны приниматься во внимание, поскольку никакой гарантии того, что такое письмо исходит именно от лица, вызванного на допрос, и что в письме отражено волеизъявление его автора, без удостоверения в личности вызываемого лица и непосредственного общения с ним, нет и не может быть. Коль скоро лицо вызвано на допрос, оно обязано явиться для допроса. Тем более, что свидетель не знает, о каких именно обстоятельствах - свидетельствующих «за» или «против» его близкого родственника - его намереваются допрашивать. Волеизъявление лица относительно того давать или не давать показания должно доводиться до сведения правоохранительных органов и суда не по почте, а лично. При этом оно должно фиксироваться в материалах дела таким образом, чтобы не оставалось сомнений в подлинности такого волеизъявления. Кроме того, следователь должен удостовериться и зафиксировать в материалах дела то обстоятельство, что вызываемое лицо является близким родственником подозреваемого или обвиняемого, а в

127

ряде случаев - состоит в родстве со свидетелем и потерпевшим (например, в случаях, когда на допросе речь пойдет об обстоятельствах, свидетельствующих об их неправомерных действиях).

Перед допросом явившегося свидетеля (потерпевшего) следователь (дознаватель), руководствуясь общими правилами допроса, удостоверяется в личности допрашиваемого и всех остальных участников допроса, разъясняет им права, обязанности и порядок проведения допроса, а также предупреждает об ответственности, предусмотренной ст. ст. 307 и 308 УК РФ. Если у следователя возникают сомнения относительно того, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведется производство по уголовному делу, то он выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания (ч. 5 ст. 164, ч. 1 ст. 189 УПК). Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении таким лицам их процессуальных прав, им указывается на необходимость говорить правду (ч. 2 ст. 191 УПК).

Обращает на себя внимание некоторое несовершенство законода- тельной конструкции ст. ст. 164 и 189 УПК. На наш взгляд, указание в ч. 1 ст. 189 на ч. 4 ст. 164 УПК является излишним, так как по смыслу закона запрет о недопустимости применения насилия, угроз и иных недозволенных мер, а равно создания опасности для жизни и здоровья допрашиваемых лиц действует на протяжении всего допроса, а не только перед его началом. Содержащееся в ч. 1 ст. 189 УПК указание на ч. 4 ст. 164 УПК не может быть истолковано так, что законодатель в отступление от общих условий предварительного расследования допускает применение следователем (дознавателем) перечисленных выше мер при допросе свидетеля и потерпевшего по существу, а также проведение допроса без предварительного разъяснения прав, обязанностей и ответственности.

128

По нашему мнению, упоминание в ч. 1 ст. 189 УПК о ч. 4 ст. 164 УПК можно объяснить технической ошибкой законодателя. Совершенно очевидно, что в ч. 1 ст. 189 вместо ч. 4 должна быть указана ч. 5 ст. 164 УПК. Иное означало бы, что запрет на применение насилия, угроз, и других незаконных мер распространяется только на подготовительную часть допроса.

В отличие от УПК РСФСР в статьях нового УПК, регламентирующих общие правила проведения следственных действий и порядок допроса, нет нормы, которая обязывала бы следователя в начале допроса устанавливать отношение свидетеля к обвиняемому и потерпевшему. В Приложениях № 26 и № 29 к УПК, содержащих бланки протоколов допроса, отсутствуют графы, в которых делалась бы отметка о выяснении данного обстоятельства. Вместе с тем, указанное обстоятельство необходимо устанавливать в каждом случае уже в подготовительной части допроса. Это важно как «для оценки полученных показаний и определения тактики предстоящего допроса»175, так и для выяснения того, не является ли допрашиваемое лицо близким родственником обвиняемого или подозреваемого.

В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2 ст. 11 УПК).

Карнеева Л.М., Кертэс И. Указ. раб. С. 43.

129

Некоторые авторы рассматриваемый этап допроса вполне обосно-ванно определяют как допрос по анкетной части протокола . После выполнения указанных действий производится допрос по существу дела.

УПК РСФСР достаточно жестко регламентировал последовательность действий следователя при допросе свидетеля по существу. Он начинался предложением рассказать все ему известное об обстоятельствах, в связи с которыми он вызван на допрос; после рассказа свидетеля следователь мог задать ему вопросы (ч. 5 ст. 158 УПК). Поэтому в литературе было принято делить допрос свидетеля на две части: свободное изложение свидетелем всего, что известно по делу (свободный рассказ), и вопросно-ответная часть177.

С принятием нового УПК правовая регламентация последовательности действий при проведении допроса свидетеля и потерпевшего в стадии предварительного расследования несколько изменилась. Так, в УПК не упоминается о допросе свидетеля по существу. Если раньше обязательным элементом допроса по существу был свободный рассказ (ч. 5 ст. 158 УПК РСФСР), то новый УПК наделил следователя полной свободой в выборе тактики допроса (ч. 2 ст. 189 УПК). Несомненно, что это правило расширяет познавательные возможности допроса.

Вместе с тем, свободный рассказ законодателем полностью не уп- разднен. Так, из содержания Приложения № 26 к УПК видно, что в протоколе допроса излагаются показания свидетеля по существу уголовного дела, а также поставленные свидетелю вопросы и ответы на них. Следовательно, свободный рассказ из практики полностью не исключен. Использование указанного приема получения информации не противоре-

См.: Руководство для следователей. С. 318.

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. С. 101.

130

чит закону. В зависимости от усмотрения следователя этот прием может применяться как самостоятельный, так и в сочетании с другими приемами, в частности, с постановкой вопросов. В последнем случае предполагается, что следователь вправе перебивать (останавливать) свободный рассказ, устраняя из него все, что не имеет отношения к делу, направляя допрос в нужное русло. По смыслу закона и Приложения № 26 к УПК применение приема свободного рассказа является составной частью тактики допроса.

По нашему мнению, не следует игнорировать познавательные воз- можности свободного рассказа при допросе свидетеля и потерпевшего. Практике известно несколько видов свободного рассказа: 1) хронологический (допрашиваемый дает показания в той последовательности, в какой происходили события); 2) по эпизодам (допрашиваемый, не придерживаясь хронологической последовательности событий, детально освещает каждый интересующий следствие эпизод); 3) по отдельным периодам (например, потерпевший сначала рассказывает, как в определенный день подозреваемый угрожал ему убийством, а затем описывает события, которые произошли в день покушения на убийство); 4) по отдельным местам происшествия (так, свидетель рассказывает о событиях, наблюдавшихся им в квартире и во дворе дома); 5) по лицам (к примеру, потерпевший сначала сообщает о преступных действиях, совершенных одним лицом, а затем другим). Практическую значимость такой классификации свободного рассказа правильно усматривают в том, что ее знание позволяет следователю быстрее определить ориентиры, способствующие эффективности допроса . Выбор тактики допроса определяется особенностями расследуемого дела, процессуальным положением допрашивае-

См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактиче- ские и психологические особенности). С. 124 - 125.

131

мого, избранной им позицией содействия или противодействия установлению истины, объемом доказательств, которым располагает следователь, другими условиями производства следственного действия179. Залогом правильного выбора тактики допроса является надлежащая подготовка к его проведению. В уголовно-процессуальной науке и криминалистике принято выделять так называемый подготовительный этап допроса. Он включает в себя: тщательное изучение материалов дела; определение предмета предстоящего допроса; определение времени места и последовательности допроса свидетелей, способа их вызова; изучение личности свидетеля; отбор вещественных доказательств и документов для предъявления свидетелю на допросе; определение целесообразности применения научно- технических средств и др. Завершается подготовка к допросу составлением плана допроса, включающего указание на эпизоды преступлений; перечень обстоятельств, для выяснения которых вызывается свидетель, а также сведения о них, имеющиеся в деле; формулировку и последовательность вопросов; материалы расследования, подлежащие предъявлению при допросе и др. Разумеется, что намеченный план может изменяться в ходе допроса, однако это не снижает его практической

180

значимости .

Тактические приемы допроса классифицируются по различным ос- нованиям. Вопросы структуры тактических приемов допроса, их класси-

,/у См.: Там же. С. 120.

1 ЯП

Подробно об этом этапе допроса см.: Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 113 - 127; Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). С. 120 - 125.

132

фикации и содержания подробно исследованы в юридической литерату-

ре’81.

Развернутая классификация тактических приемов допроса предложена Н.И. Порубовым. Одной из ее разновидностей является подразделение тактических приемов допроса в зависимости от того, предусмотрены или не предусмотрены они в УПК. В свою очередь приемы, предусмот- ренные в УПК, названный автор подразделяет на императивные (предписывающие и запрещающие) и альтернативные. К числу импера- тивных приемов автор относит правила о том, что «свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других свидетелей» (ст. 158 УПК РСФСР), «следователь вправе, если признает это необходимым, произвести допрос в месте нахождения обвиняемого» (ст. 150 УПК РСФСР), запрещается задавать свидетелю наводящие вопросы (ст. 158 УПК РСФСР). К числу непредусмотренных законом тактических приемов (наиболее многочисленная группа) названный и ряд других авторов относят приемы, способствующие реализации следственного действия применительно к конкретной ситуации, складывающейся в ходе расследования (конфликтной или бесконфликтной), помогающие его эффективному проведению182.

См. об этом: Порубов Н.И. Научные основы допроса на предваритель- ном следствии. С. 58 - 75. Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемых // Труды Высшей школы МВД СССР. Вып. 32. М, 1971. С. 171 - 180; Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Указ. раб. С. 13- 18; Селиванов Н.А. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследовании // Законность, 1994. № 4. С. 23 - 28; Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. М, 2001. С. 116 - 318 и др. 182 См.: Порубов Н.И. Указ. раб. С. 68 -72.

133

Пожалуй, наибольшие споры в литературе (процессуальной и кри- миналистической) вызывает вопрос о возможности применения тактиче- ских комбинаций в виде системы тактических приемов, направленных на создание ситуации, которая может быть неправильно понята допрашиваемым, получивших название «следственные хитрости», «психологические ловушки». Не пересказывая всех существующих точек зрения по данному вопросу, позволим себе согласиться с мнением о недопустимости со стороны следователя сообщения допрашиваемому лицу каких-либо ложных сведений, утверждений, т.е. обмана или имитации действий, рассчитанных на то, чтобы запугать допрашиваемое лицо183.

Равным образом нельзя признать допустимым такие тактические приемы, как введение допрашиваемого лица в состояние алкогольного или наркотического опьянения. Такой случай имел, например, место по уголовному делу по обвинению 3., К., Р. и Ю., оправданных Саратовским областным судом по обвинению в приготовлении к покушению на убийство по найму. Там в числе доказательств обвинения фигурировали показания свидетеля X. В судебном заседании X. изменил свои показания, заявив что следователь перед допросом налил ему стакан коньяку в связи с чем, он был с «глубокого похмелья», после чего он «плохо соображал на допросе и к тому же ему было все равно, что именно следователь написал в протоколе допроса». Поскольку заявление свидетеля подтверждалось исследованными в судебном заседании медицинскими документами, суд

См.: Золотых В.В. Указ. раб. С. 129 - 131; Селиванов Н.А. Указ. раб. С.

24 - 25.

134

признал его показания, данные на предварительном следствии, недопус-тимым доказательством и исключил их из судебного разбирательства .

Новый УПК устанавливает ряд новых, неизвестных УПК РСФСР, правил допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. В частности, предусматривается, что по усмотрению следователя с участием педагога проводится также допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. При допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля вправе присутствовать его законный представитель (ч. 1 ст. 191 УПК). Заметим, что в период действия УПК РСФСР законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля привлекался к участию в допросе лишь в случае необходимости (ч. 1 ст. 159). Представляется, что указанные правила направлены на усиление защиты прав и законных интересов несовершеннолетних в уголовном процессе. Что касается близких родственников несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, то в настоящее время их участие в допросе несовершеннолетнего законом не предусмотрено.

В соответствии с ч. 2 ст. 45 УПК для защиты прав и интересов по- терпевших, являющихся несовершеннолетними или лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и интересы по своему физическому или психическому состоянию, к обязательному участию в деле привлекаются их законные представители или представители. Вместе с тем, в УПК не содержится ответа на вопрос о том, как должен поступить следователь в случае, когда по тем или иным причинам участие законного представителя в деле невозможно. Представляется, что в указанной ситуации дознавателю, следователю
необходимо обеспечить участие

См.: Архив Саратовского областного суда за 1996 год. Уголовное дело №2-17/96.

135

представителя из числа адвокатов, применяя по аналогии положения ч. 3 ст. 51 УПК.

В новом УПК урегулирован порядок участия в допросе адвоката, приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи. Так, если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе, но при этом не вправе задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса (ч. 5 ст. 189 УПК).

Новый УПК детально регламентирует порядок допроса свидетеля, находящегося за пределами Российской Федерации (ст. ст. 453 454 и 456), а также допускает в качестве доказательств показания свидетеля, допрошенного на территории другого государства в ходе исполнения поручений об оказании правовой помощи по уголовным делам в соответствии с международными договорами (ст. 455).

Допрос эксперта предусмотрен ст. 205 УПК. Допрос эксперта является самостоятельным следственным действием, которое производится в целях разъяснения или уточнения данного им заключения (ч. 2 ст. 80, ч. 1 ст. 205 УПК).

В законе нет четкого ответа на вопрос, в каких случаях для разъяснения данного экспертом заключения следователь может ограничиться допросом эксперта, а в каких - назначить дополнительную экспертизу.

136

В литературе высказано мнение о том, что допрос эксперта может производиться для дополнения заключения185. По мнению других авторов, «не допускается допрашивать эксперта, когда необходимо получить дополнительные сведения в связи с данным заключением. В таком случае назначается дополнительная экспертиза»186. Разделяя последнюю точку зрения, отметим, что в отличие от ст. 192 УПК РСФСР новый УПК не предусматривает возможность допроса эксперта для дополнения данного им заключения. В этом случае может быть проведена дополнительная экспертиза ( ч. 1 ст. 207 УПК).

Основанием проведения допроса эксперта являются фактические данные, указывающие на необходимость разъяснения или уточнения данного экспертом заключения. При наличии достаточных оснований эксперт может быть допрошен следователем как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон (ч. 1 ст. 205 УПК).

Не допускается допрос эксперта до представления данного им за- ключения следователю (ч. 1 ст. 205 УПК). Запрещается допрашивать эксперта по поводу сведений, ставших ему известными в связи с произ- водством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету судебной экспертизы (ч. 2 ст. 205 УПК).

Предметом допроса эксперта могут быть: неясности заключения и

187

термины, используемые в заключении ; специальные термины
или

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 410.

1 ЯА

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. С. 461. 187 Там же. С. 461.

137

формулировки, включенные в содержание заключения; имеющиеся расхождения между выводами и исследовательской частью;
процесс

1 ЙЙ

исследования материалов и объектов ; уровень современных достижений в соответствующей области науки, техники, искусства или ремесла; дополнительные сведения в отношении специальности или компетентно-

189 190

сти эксперта ; отношении эксперта к расследуемому делу; причины расхождения его выводов с выводами других экспертов, сформулированными при проведении комиссионной либо повторной экспертизы; методики, исходные данные, математические формулы, использованные при проведении экспертизы; противоречия между исследовательской частью и выводами заключения191.

Следователь допрашивает эксперта по общим правилам проведения допроса (ст. 189 УПК).

Помимо должностных лиц органов уголовного преследования с раз- решения следователя при допросе эксперта вправе присутствовать подозреваемый, обвиняемый, его защитник (в случае, если допрос производится по их ходатайству - п. 9 ч. 4 ст. 46, п. 10 ч. 4 ст. 47, п. 5 ч. 1 ст. 53, ч. 1 ст. 205 УПК).

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 410.

1 RQ

См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). С. 267.

190 Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Указ. раб. С. 23.

191 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. С. 369.

138

Ход и результаты допроса эксперта отражаются в протоколе допроса эксперта, составляемом в соответствии со ст. ст. 166 и 167 УПК (ч. 3 ст. 205 УПК). Протокол допроса эксперта вместе с заключением эксперта предъявляется следователем подозреваемому, обвиняемому, его защитнику (ч. 1 ст. 206 УПК).

§ 4. Процессуальное оформление допроса

Процессуальное оформление хода и результатов допроса детально регламентируется законом. Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, составляемом в соответствии со ст. ст. 166 и 167 УПК.

Согласно ст. 166 УПК протокол допроса составляется в ходе след- ственного действия или непосредственно после его окончания; протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств. При производстве следственного действия могут также применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись. Стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки, материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле.

В протоколе допроса указываются: 1) место и дата производства до- проса, время его начала и окончания с точностью до минуты; 2) долж- ность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол; 3) фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а в необходимых случаях его адрес и другие данные о его личности. К числу иных данных могут быть отнесены: дата и место рождения, место регистрации и место фактического проживания, место работы, род занятий, образование, семейное положение допрашиваемого лица, наличие у обвиняемого наград, инвалидности и др.

139

При необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, который он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу (ч. 9 ст. 166 УПК).

Часть 4 ст. 166 УПК требует описывать в протоколе процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, а также излагать заявления лиц, участвовавших в следственном действии. Согласно ч. 9 указанной статьи протокол должен также содержать запись о разъяснении участникам следственных действий их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, которая удостоверяется подписями участников следственных действий. В соответствии с этим в протоколе должны излагаться все действия по установлению личности и разъяснению прав, обязанностей и ответственности как допрашиваемому лицу, так и иным участникам допроса; получению показаний; демонстрации вещественных доказательств и документов; касающиеся порядка применения научно- технических средств, предъявления протокола допрашиваемому лицу, а также заявлений лиц, участвовавших в допросе.

Показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно. Такой порядок протоколирования показаний допрашиваемых лиц гарантирует сохранность содержащейся в
них

140

сведений полностью и без искажений. Л.М. Карнеева и И. Кертэс правильно отмечают, что следователь или суд нередко не могут опреде- лить, какие из сведений и деталей, сообщенных на допросе, в последую- щем, при сопоставлении с другими доказательствами, приобретут особенно важное значение и поэтому произвольные сокращения и пропуски при протоколировании являются препятствием к достижению истины. По мнению названных авторов, при протоколировании важно употреблять те слова и выражения, которыми пользовалось допрашиваемое лицо, что создаст предпосылки для правильной оценки информа-

192 ЦИИ .

Следует также согласиться с рекомендацией о том, что «при прото- колировании показания потерпевших, очевидцев и свидетелей не следует «переводить» на язык словесного портрета. Они должны заноситься в протокол в той бытовой форме, в тех выражениях, какие им были присущи: «перевод» показаний дается лишь в схеме (карточке словесного

N “ 193

портрета), которая составляется на основе показании» .

Вопросы, заданные допрашиваемому лицу, и ответы на них записы- ваются в протоколе в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа (ч. 2 ст. 190 УПК). Правило относительно записи вопросов является новым как для допроса, производимого в ходе досудебного, так и судебного производст-

См.: Карнеева Л.М., Кертэс И. Указ. раб. С. 44 - 45. 193 Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Ленинград, 1984. С. 39.

141

ва (п. 11 ч. 3 ст. 259 УПК). Неуклонное соблюдение указанного правила обеспечит возможность правильной оценки доказательств.

Если в ходе допроса проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, то протокол должен также содержать: 1) запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки; 2) сведения о технических средствах, об условиях фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и о факте приостановления аудио-и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи; 3) заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки; 4) подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие правильность протокола (ч. 4 ст. 190 УПК).

В протоколе должны указываться технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств (ч. 5 ст. 166 УПК). Указанные правила были известны и УПК РСФСР (ч. 2 ст. 141, ч. 5 ст. 141! ). Их нарушение на практике влекло признание результатов применения научно-технических средств не имеющими юридической силы.

Если в ходе допроса допрашиваемому лицу предъявлялись вещест- венные доказательства и документы, оглашались протоколы других следственных действий и воспроизводились материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. В протоколе также должны

142

быть отражены показания допрашиваемого лица, данные при этом (ч. 3 ст. 190 УПК).

Если допрашиваемым лицом в ходе допроса изготавливались схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, то они приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись (ч. 5 ст. 190 УПК).

По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола. Допрашиваемое лицо подписывает также каждую страницу протокола (ч. ч. 6 и 8 ст. 190 УПК).

Если допрос производился с участием переводчика, то протокол до- проса должен содержать отметку о разъяснении переводчику его прав и ответственности, а также разъяснении допрашивавшемуся лицу права на отвод переводчика. Переводчик должен подписывать как протокол в целом, так и каждую страницу194.

В протоколе допроса указываются все лица, участвовавшие в допросе. Всем им протокол предъявляется для ознакомления. При этом указанным лицам разъясняется их право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть оговорены и удостоверены подписями участвовавших в допросе лиц. Протокол подписывается следователем и всеми лицами, участвовавшими в допросе.

194 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 11. С. 13.

143

К протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, выполненные при производстве допроса (ч. ч. 6, 7 и 8 ст. 166, ч. 7 ст. 190 УПК).

Отказ от подписания протокола допроса или невозможность его подписания лицами, участвовавшими в допросе, удостоверяется в порядке, установленном ст. 167 УПК. Так, в случае отказа подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или иного лица, участвующего в следственном действии, подписать протокол следственного действия, следователь вносит в него соответствующую запись, которая удостоверяется подписью следователя, а также подписями защитника, законного представителя, представителя или понятых, если они участвуют в следственном действии. Лицу, отказавшемуся подписать протокол, должна быть предоставлена возможность дать объяснение причин отказа, которое заносится в данный протокол.

Следует отметить, что правила об удостоверении факта отказа или невозможности подписания протокола, закрепленные в новом УПК, в большей степени соответствуют интересам раскрытия преступления, чем соответствующие правила УПК РСФСР. Так, ст. 142 УПК РСФСР допускала возможность заверения протокола допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего только в случае, когда они не могли подписать протокол в силу физических недостатков (при этом следователю необходимо было пригласить постороннее лицо, которое с согласия допрошенного лица удостоверяло своей подписью правильность записи его показаний). В связи с этим в период действия УПК РСФСР в судебной практике возникал вопрос о допустимости протокола допроса в случаях, когда допрошенное лицо отказывалось подписать протокол допроса, и он заверялся подписью лица, производившего допрос, а иногда

144

понятыми. Так, по делу братьев Студенкиных и Костенко судья исключил показания Костенко, поскольку протокол его допроса оспаривался самим Костенко при его допросе и он в этой связи отказался от подписи после составления данного протокола. Кассационная палата Верховного Суда

195

РФ признала правильным такое решение судьи .

Если подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или свидетель в силу физических недостатков или состояния здоровья не может подписать протокол, то ознакомление этого лица с текстом протокола производится в присутствии защитника, законного представителя, представителя или понятых, которые подтверждают своими подписями содержание протокола и факт невозможности его подписания.

195 См.: Архив Ростовского областного суда. Уголовное дело № 2 - 136/98. / Золотых В.В. Указ. раб. С. 126 - 127.

145

ГЛАВА 3. ПРОИЗВОДСТВО ДОПРОСА В СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ

§ 1. Допрос подсудимого

Порядок допроса подсудимого регламентируется ст. ст. 274 и 275 УПК.

Допрос подсудимого производится при условии, что он согласен дать показания, и в соответствии с установленной очередностью исследо- вания представляемых сторонами доказательств. Поэтому суд во всех случаях должен выяснять, согласен ли подсудимый давать показания196. Если подсудимый заявляет, что ему необходимо посоветоваться с защитником по вопросу о том, будет ли он давать показания, суд обязан удовлетворить такое ходатайство. Так, определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Ц., осужденного Саратовским областным судом по п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 166 и ч. 2 ст. 222 УК РФ, было признано, что отказ суда в предоставлении подсудимому возможности посоветоваться со своими защитниками по вопросу о том, будет ли он давать показания, является нарушением гарантированного ч. 2 ст. 48 Конституции РФ права на получение квалифицированной юридической помощи197.

При согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты,

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 495.

1 Q7

См.: Архив Саратовского областного суда за 2002 год. Уголовное дело №2- 18/2002.

146

затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. В ходе допроса подсудимый вправе пользоваться письменными заметками, которые предъявляются суду по его требованию.

Какие вопросы и в какой последовательности задавать их подсудимому определяют сами стороны. На председательствующем лежит обязанность отклонять наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу. Суд задает вопросы подсудимому после его допроса сторонами.

В литературе высказано мнение о том, что при согласии подсудимого дать показания целесообразно предоставить ему возможность в свободном рассказе дать пояснения по всем вопросам, которые он считает для себя наиболее важным или имеющими существенное значение, и лишь

<-> 198 т-1

затем перейти к допросу сторонами . Разделяя указанное мнение, заметим, что такой порядок допроса не противоречит закону. Так, согласно ч. 3 ст. 259 УПК в протоколе судебного заседания обязательно указываются «подробное содержание показаний» (п. 10), а также «вопросы, заданные допрашиваемым, и их ответы» (п.П). Из этого вытекает, что допрос подсудимого может осуществляться как в форме вопросов и ответов, так и в форме свободного рассказа.

В соответствии с ч. 3 ст. 274 УПК с разрешения председательст- вующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия. Совершенно очевидно, что указанное право может быть реализовано прежде всего путем свободного рассказа подсудимого об

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. С. 458 -459.

147

обстоятельствах инкриминируемого ему преступления. На наш взгляд, предоставление подсудимому возможности дать показания до допроса его сторонами целесообразно, в частности, в случаях, когда подсудимый путем активного способствования раскрытию преступления претендует на применение судом ст. 62 УК РФ.

Представляется целесообразным при установлении порядка иссле- дования доказательств выяснять у подсудимого, желает ли он воспользоваться предоставленным ему ч. 3 ст. 274 УПК правом давать показания в любой момент судебного следствия, в том числе до допроса сторонами.

Если в уголовном деле участвует несколько подсудимых, то суд вправе по ходатайству стороны изменить порядок их допроса, установленный ч. 1 ст. 275 УПК.

По ходатайству сторон или по инициативе суда допускается допрос подсудимого в отсутствие другого подсудимого, о чем выносится определение или постановление. В этом случае после возвращения подсудимого в зал судебного заседания председательствующий сообщает ему содержание показаний, данных в его отсутствие, и предоставляет ему возможность задавать вопросы подсудимому, допрошенному в его отсутствие (ч. 4 ст. 275 УПК).

В соответствии со ст. 429 УПК суд по ходатайству стороны либо по собственной инициативе вправе принять решение об удалении несовер- шеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, которые могут оказать на него отрицательное воздействие. После возвращения несовершеннолетнего подсудимого в зал судебного заседания председательствующий сообщает ему лишь в необходимых объеме и форме содержание показаний допрошенных в его отсутствие подсудимых и представляет несовершеннолетнему подсудимому возможность задать им вопросы.

148

Закон предусматривает возможность повторного допроса подсудимого по ходатайству вновь вступивших в судебное разбирательство прокурора или защитника (ч. 4 ст. 246, ч. 3 ст. 248 УПК). Однако это не означает, что допрос должен быть произведен заново в полном объеме. Представляется, что председательствующий, применяя по аналогии положения ч. 4 ст. 275 УПК, может сообщить вновь вступившему в разбирательство дела прокурору или защитнику содержание показаний, данных в их отсутствие, а затем предоставить им возможность задавать свои вопросы подсудимому, допрошенному в его отсутствие.

Статья 428 УПК предусматривает участие законного представителя несовершеннолетнего подсудимого в судебном заседании. В соответствии с ч. 1 указанной статьи вызванные в судебное заседание законные представители несовершеннолетнего подсудимого вправе: 1) заявлять ходатайства и отводы; 2) давать показания; 3) представлять доказательства; 4) участвовать в прениях сторон; 5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда; 6) участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций (ч. 1 ст. 428 УПК). Как видно из приведенного, в отличие от обвиняемого и его защитника, а также потерпевшего и его представителя законный представитель обвиняемого прямо не наделен правом участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции. По-нашему мнению, это не означает, что законный представитель подсудимого не вправе участвовать в допросе подсудимого и других лиц. Иная точка зрения противоречила бы принципиальным положениям ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, а также ч. 4 ст. 15 и ст. 244 УПК о состязательности уголовного судопроизводства и равенстве прав сторон обвинения и защиты.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в числе лиц, на- деленных правом допрашивать подсудимого, указаны участники судебно-

149

го разбирательства со стороны защиты, а также участники судебного разбирательства со стороны обвинения. Что же касается иных участников уголовного судопроизводства, в частности, эксперта и специалиста, то нормы ст. ст. 274 и 275 УПК не наделяют их правом участия в допросе. По-нашему мнению, право эксперта и специалиста участвовать в допросах подсудимых и других лиц предусмотрено соответственно п. 3 ч. 3 ст. 57, п. 2 ч. 3 ст. 58, ст. ст. 269, 270 УПК.

Допрос подсудимого в суде апелляционной инстанции осуществляется по общим правилам (ч. 1 ст. 365 УПК).

Существуют особенности проведения допроса по уголовным делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 335 УПК присяжные заседатели вправе задавать вопросы подсудимому и другим лицам только через председательствующего. Вопросы излагаются присяжными заседателями в письменном виде и подаются председательствующему через старшину. Эти вопросы формулируются председательствующим и могут быть им отведены как не относящиеся к предъявленному обвинению.

Не менее важной особенностью допроса в суде присяжных является правило, касающееся возможности прерывания процесса дачи показаний подсудимым. В принципе, суду не следует без необходимости перебивать подсудимого, дающего показания. Это можно делать лишь в том случае, когда подсудимый касается обстоятельств, явно не имеющих отношения к рассматриваемому делу. Но в суде с участием присяжных заседателей в присутствии последних не рассматриваются вопросы о недопустимости доказательств, а также вопросы, не указанные в ч. 1 ст. 334 УПК (ч. 2 ст. 334, ч. ч. 6 и 7 ст. 335 УПК). Поэтому, если подсудимый касается вопросов, не подлежащих рассмотрению с участием присяжных заседателей, председательствующий вправе и обязан остановить. Например, судебной

150

коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ по уголовному делу по обвинению Т. и др. было признано, что действия председательствующего судьи по прерыванию в судебном заседании показаний подсудимых, касающихся процессуальных методов получения доказательств, являются законными, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 435 УПК РСФСР вопросы о допустимости доказательств решает председательствующий судья единолично в отсутствие коллегии присяжных заседателей199.

В литературе неоднократно поднимался вопрос о возможной и до- пустимой степени активности суда в установлении фактических обстоя- тельств дела, т.е. о праве суда на восполнение по собственной инициативе пробелов в деятельности органов уголовного преследования, в том числе путем допроса подсудимого200. Как свидетельствует практика, пассивность государственных обвинителей при допросе подсудимых нередко компенсируется большой активностью суда. Показателен в этом плане следую-

См.: Архив Саратовского областного суда за 2001 г. Уголовное дело № 2-126/2000.

200 По данному вопросу высказаны полярные точки зрения. См.: Шевченко П. Основания возвращения дела на доследование нуждаются в уточнении // Советская юстиция. 1972. № 24. С. 11; Бойков А.Д. Законность и целесообразность в уголовном судопроизводстве // Законность в Российской Федерации. М, 1998. С. 198; Лебедев В.М. Проблемы становления и развития судебной власти в Российской Федерации. М., 1999. С. 37; Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. Самара, 2000. С. 178 - 184; Тенчов Э.С. Актуальные вопросы судебно-правовой реформы в России // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конференция (3 - 4 октября 2001 г.). Саратов, 2001. С. 92 и др.

151

щий пример. При рассмотрении уголовного дела по обвинению Б., Д., К. и Н. председательствующий в присутствии присяжных заседателей задал подсудимому К. около 20 вопросов, многие из которых выражали явное сомнение по поводу правдивости его показаний. При этом по ходу допроса судья комментировал ответы подсудимого К., употребляя такие выражения как «Подсудимый, в Ваших показаниях нет логики. Не вижу логики, не вижу логики», «Подсудимый, даже если допустить, что Ваши показания являются достоверными, то почему …» и др.201 Указанные действия председательствующего судьи наглядно свидетельствуют о том, что он фактически принял сторону обвинения. Совершенно очевидно, что в описанной ситуации председательствующий уже по ходу допроса достаточно ясно дал понять присяжным заседателям, что подсудимый говорит неправду, что не могло не повлиять на оценку присяжными показаний данного подсудимого.

Изучение 250 протоколов судебных заседаний по уголовным делам, рассмотренным районными и городскими судами Саратовской области в 1998 - 2001 гг., а также первом полугодии 2002 года показало, что в 68 % случаев судьи задавали больше вопросов подсудимым, чем государственные обвинители. Что касается дел частного обвинения, рассмотренных мировыми судьями Саратовской области в 2001 - 2002 гг., то, как свидетельствует практика, этот процент еще выше.

В период обсуждения и принятия нового УПК в процессуальной литературе подвергались справедливой критике положения УПК РСФСР о порядке допроса в судебном заседании, в частности, о праве суда вести

См.: Холоденко В. Д. Освобождение суда от выполнения несвойствен- ных ему функций: реальность и перспективы // Правовая политика и правовая жизнь. Саратов-Москва, 2002. № 2. С. 138.

152

первым допрос подсудимого и других участников судебного разбирательства202, о праве стороны обвинения первой допрашивать свидетелей и

203

потерпевших независимо от того в чью пользу дают показания эти лица и др. При принятии нового УПК законодателем было учтено мнение названных ученых. Развивая принцип состязательности, новый УПК установил совершено новый порядок исследования доказательств в судебном заседании в том числе и порядок допроса в суде. Первой задает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Суд лишен права первым допрашивать подсудимого и может задавать ему вопросы только после допроса сторонами (ч. 3 ст. 275 УПК). Однако, суду по-прежнему отводится роль активного субъекта доказывания виновности подсудимого. Он наделяется полномочием допрашивать подсудимого о любых обстоятельствах предъявленного ему обвинения, а также проводить по собственной инициативе любые следственные действия, направленные на проверку показаний подсудимого, а фактически - на доказывание его виновности (ст. 85, ч. 1 ст. 86, ст. 87, ч. ч. 1 и 2 ст. 240, ч. 3 ст. 275, ч. 1 ст. 282, ч. ч. 1 и 4 ст. 283, ст. ст. 287, 288 и др. УПК).

При допросе в суде подсудимый наделяется рядом прав: давать по- казания по предъявленному ему обвинению либо отказываться от дачи показаний; давать показания на родном языке или языке, которым он владеет; пользоваться помощью переводчика бесплатно; пользоваться помощью защитника ( п. п. 3, 6 - 8 ч. 4 ст. 47 УПК); пользоваться письмен-

См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. М, 1992. С. 84; Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. П. А. Лупинской. М., 1997. С. 28. 203 Петрухин И.Л. Указ. раб. С. 153 - 154.

153

ными заметками (ч. 2 ст. 275 УПК); с разрешения председательствующего давать показания в любой момент судебного следствия (ч. 3 ст. 274 УПК); ходатайствовать о допросе в отсутствие другого подсудимого (ч. 4 ст. 275 УПК).

Представляется, что помимо перечисленных, подсудимый на допросе в суде наделяется также другими правами, в частности, иметь время для обдумывания поставленных перед ним вопросов и подготовки ответов, а также консультироваться со своим защитником. По нашему мнению, такое право вытекает из положения, закрепленного в подп. «Ь» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и подп. «Ь» п. 3 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которому каждый обвиняемый в уголовном преступлении обладает правом иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты. Поэтому при заявлении подсудимым подобного рода ходатайства суд должен объявить перерыв и предоставить подсудимому соответствующую возможность.

§ 2. Допрос иных участников уголовного судопроизводства

Порядок допроса свидетелей и потерпевших регламентируется ст. ст. 277 - 280 УПК.

По смыслу закона допрос свидетелей в судебном заседании может производиться как по ходатайству сторон, так и по инициативе суда (ст. ст. 85 - 87, ст. 240 УПК).

Вызов и допрос свидетелей в судебном заседании производится в следующих случаях: 1) когда свидетель указан в прилагаемом к обвинительному заключению списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны обвинения и защиты; 2) в случае удовлетворения

154

судом ходатайств о вызове и допросе в судебном заседании новых лиц; 3) когда решение о допросе принимается по инициативе суда.

Как и прежде свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие не- допрошенных свидетелей (ч. 1 ст. 278 УПК). Что касается потерпевших, то данное правило на них не распространяется. Потерпевший не удаляется из зала судебного заседания, так как он является стороной в уголовном процессе и наделяется правом участвовать в уголовном преследовании обвиняемого в стадии судебного разбирательства наряду с государственным обвинителем (ст. 21, п. 14 ч. 2 ст. 42 УПК).

Перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст. 56 Кодекса, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания (ч. 2 ст.278 УПК).

Личность свидетеля устанавливается председательствующим путем постановки вопросов относительно анкетных данных допрашиваемого и проверки документов, удостоверяющих его личность. В законе не сказано, каким именно документом должна удостоверяться личность свидетеля или потерпевшего. Представляется, что в качестве такого документа может выступать не только паспорт, но и военный билет, водительское удостоверение, служебное удостоверение и пр. При установлении личности сторонам не запрещается с разрешения председательствующего задавать вопросы и знакомиться с документами, удостоверяющими личность свидетеля.

155

Существует мнение, согласно которому документы проверяются только в случае необходимости04. По нашему мнению, при первом допросе свидетеля данным составом суда проверка документов должна быть обязательным этапом установления личности свидетеля. В противном случае не исключается возможность допроса свидетеля под чужим именем.

Установление личности является важным и ответственным этапом проведения допроса в судебном заседании. Суд, как правило, не знает свидетеля в лицо, а «проверка личности свидетеля обеспечивает допрос именно того лица, которое вызвано в качестве свидетеля»205. Ненадлежащее установление личности таит в себе опасность допроса в качестве свидетеля не того лица, за которое оно себя выдает, со всеми вытекающими из этого последствиями вплоть до
необоснованного осуждения

206

невиновных .

Практике известны и нетрадиционные способы установления личности свидетеля, в частности, с помощью показаний других лиц. Верховным Судом РФ такая практика признана законной. Так, в кассационной жалобе защитника по уголовному делу по обвинению Ш., осужденного Саратовским областным судом по п. «и» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 139 УК РФ и др., была

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 500. 205 Там же. С. 500.

О последствиях формального (беглого) удостоверения в личности см., например: Степура И. Двойники за решеткой // Российская газета. 2000. 29 сент.; Виноградская Н. Три месяца в тюрьме за однофамильца. Парламентская газета. 2001.18 августа.

156

поставлена под сомнение законность допроса в качестве свидетеля Д. и его показания в связи с тем, что этот свидетель сам явился в суд и без документов, удостоверяющих личность. Отвергая доводы жалобы, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала в своем определении следующее: «Доводы жалобы о том, что к показаниям Д. следует отнестись критически, как к лицу без документов, удостоверяющих личность, самостоятельно пришедшему в суд, не могут быть приняты во внимание, так как согласно протоколу судебного заседания свидетель Д. представил суду свой военный билет (т. 3, л.д. 60). О том, что после задержания у окна Ш. к работникам милиции подходил молодой человек и говорил, что видел как задержанный бил окна и лазил в окно квартиры Ф., поясняли в суде М., И., Г., А.. Свидетель Р. подтвердил в суде, что в дежурную часть милиции обращался молодой человек и сказал, что работник милиции разбил окно и залез в квартиру. Кроме того, М. пояснил, что он знал подходившего молодого человека по имени Саша, как бывшего сотрудника милиции, он знает где тот живет и может доставить его в суд (т. 3 л.д. 25). Свидетель Д. был допрошен в суде по ходатайству прокурора (т. 3 л.д. 52). Свою причину появления в суде Д. пояснил тем, что к нему пришел работник милиции и сообщил о том, что он должен явиться в суд. Также он подтвердил свое знакомство с М. (т. 3 л.д. 54). Таким образом, личность Д. в суде была установлена и основания его появления в суде и допроса в качестве свидетеля не могут ставить под сомнение его показания»207.

Чтобы исключить возможность допроса свидетеля, выступающего под
чужим именем, представляется целесообразным во всех случаях

См.: Архив Саратовского областного суда за 2001 г. Уголовное дело № 2-39/2001.

157

проверять документы у лица, представшего для допроса перед судом. В свою очередь в протоколе судебного заседания следует указывать данные о документе, с помощью которого была установлена личность допрашиваемого: наименование документа, его серия и номер, кем и когда выдан.

Обязательным этапом подготовительной части допроса является вы- яснение отношения свидетеля к подсудимому и потерпевшему. Учитывая, что по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, данное лицо, как правило, не признается потерпевшим, а права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников (ч. 8 ст. 42 УПК), представляется целесообразным выяснять отношение свидетеля и к каждому из указанных лиц.

Перед допросом свидетеля по существу председательствующий вы- полняет также ряд других процессуальных действий. Если в судебном заседании участвует педагог или законный представитель несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, то председательствующий разъясняет им права (ч. 2 ст. 280 УПК). Если допрос свидетеля производится с участием переводчика, то свидетелю должно разъясняться право заявить отвод переводчику. Указанное право должно разъясняться также участвующим в допросе свидетеля специалисту и эксперту (ч. 2 ст. 69 УПК). Решение об отводе принимается судом, рассматривающим данное уголовное дело, или судьей, председательствующим в суде с участием присяжных заседателей (ч. 1 ст. 69 УПК).

После выполнения указанных действий производится допрос свидетеля по существу. Новый УПК существенно изменил порядок его проведения. Первой вопросы свидетелю задает та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Свободный рассказ перестал быть обязательным элементом допроса, сторонам предоставляется свобода в выборе тактики допроса свидетеля и
потерпевшего. Судья

158

задает вопросы свидетелю и потерпевшему после их допроса сторонами (ч. 1 ст. 277, ч. 3 ст. 278 УПК). По нашему мнению, при допросе свидетеля, не включенного или исключенного прокурором из приложенного к обвинительному заключению списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 221 УПК, правом первым задавать вопросы должен быть наделен тот участник судебного разбирательства, по

208

ходатайству которого свидетель вызван в суд .

Все допрашиваемые свидетели и потерпевшие наделяются правом пользоваться письменными заметками независимо от характера содержащихся в них данных и от того, трудно или нет удержать их в памяти (ч. 1 ст. 279 УПК). Потерпевшему и свидетелю разрешается прочтение имеющихся у них документов, относящихся к их показаниям. Эти документы предъявляются суду и по его определению или постановлению могут быть приобщены к материалам уголовного дела (ч. 2 ст. 279 УПК).

Учитывая, что допрос является как средством получения показаний, так и средством обеспечения прав участников уголовного судопроизводства, новый УПК наделяет правом давать показания в любой момент судебного следствия с разрешения председательствующего не только подсудимого, но и потерпевшего (ч. 2 ст. 277 УПК). Данное право будет служить дополнительной гарантией права потерпевшего на защиту своих интересов в уголовном деле.

Наряду с известными УПК 2001 года устанавливает ряд новых правил допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, направлен-

В.А. Лазарева не без оснований полагает, что фактически прокурору предоставлено право первым допрашивать свидетелей - для этого ему достаточно внести в список свидетелей обвинения. См.: Лазарева В.А. Указ. раб. С. 179.

159

ных на обеспечение достоверности их показаний и усиление гарантий прав несовершеннолетних. При участии в допросе потерпевших и свидетелей в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению суда - и от четырнадцати до восемнадцати лет участвует педагог. Предусматривается, что допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, проводится во всех случаях в присутствии педагога. До начала допроса несовершеннолетнего председательствующий разъясняет педагогу его права, о чем в протоколе судебного заседания делается соответствующая запись (ч. 2 ст. 280 УПК).

УПК наделяет присутствующего при допросе педагога правом с раз- решения председательствующего задавать вопросы несовершеннолетнему потерпевшему, свидетелю (ч. ч. 1 - 3 ст. 280). В то же время в законе не сказано о моменте, когда педагог может воспользоваться данным правом. По нашему мнению, такое право может быть реализовано педагогом только после допроса несовершеннолетнего сторонами и судом.

Допрос потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста четыр- надцати лет, проводится с обязательным участием его законного представителя.

Перед допросом потерпевших и свидетелей, не достигших возраста шестнадцати лет, председательствующий разъясняет им значение для уголовного дела полных и правдивых показаний. Об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний эти лица не предупреждаются и подписка у них не берется (ч. 5 ст. 280 УПК).

В целях охраны прав несовершеннолетних по ходатайству сторон, а также по инициативе суда допрос потерпевших и свидетелей, не достиг- ших возраста восемнадцати лет, может быть проведен в отсутствие подсудимого, о чем суд выносит определение или постановление. После возвращения подсудимого в зал судебного заседания ему должны быть

160

сообщены показания этих лиц и представлена возможность задавать им вопросы (ч. 6 ст. 280 УПК).

По окончании допроса потерпевший или свидетель, не достигший возраста восемнадцати лет, педагог, присутствовавший при его допросе, а также законные представители потерпевшего или свидетеля могут покинуть зал судебного заседания с разрешения председательствующего (ч. 7 ст. 280 УПК).

Допрос свидетеля может длиться на протяжении всего судебного за- седания. В соответствии с ч. 4 ст. 278 УПК допрошенные свидетели могут покинуть зал судебного заседания до окончания судебного следствия только с разрешения председательствующего, который при этом учитывает мнение сторон. Решение об освобождении свидетеля от дальнейшего участия в деле может приниматься по ходатайству свидетеля либо по инициативе суда. В любом случае вопрос должен выноситься на обсуждение сторон.

Председательствующий не вправе отпускать свидетеля до окончания судебного следствия без согласия сторон. При положительном решении вопроса целесообразно предупредить свидетеля, что он может еще понадобиться суду для допроса. Г.И. Загорский предлагает также напомнить свидетелю о том, что он не имеет права общаться с другими свидетелями, которые еще не допрошены судом209.

По-видимому, устанавливая рассматриваемое правило, законодатель исходил из того, что стороны, руководствуясь тактическими соображе-

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. С. 463.

161

ниями, могут планировать и задавать вопросы свидетелю с учетом исследования других доказательств.

Конечно, отказ председательствующего отпустить свидетеля ранее окончания судебного следствия может создать определенные неудобства для иногородних свидетелей, поэтому председательствующий может обратить внимание сторон на это обстоятельство, предложить им как-то изменить очередность исследования доказательств, огласить документы и допросить по ним свидетелей с тем, чтобы побыстрее закончить их допрос, и т.д. Такое предложение председательствующего может носить только рекомендательный характер.

На практике иногда возникает необходимость в дополнительном или повторном допросе свидетеля, покинувшего зал судебного заседания с согласия сторон и разрешения председательствующего. Свидетель может понадобиться как для уточнения и дополнения ранее данных им показаний, так и для проверки показаний других лиц. Представляется, что судам не следует отказывать в вызове и повторном допросе свидетелей лишь по тому формальному основанию, что ранее свидетель был освобожден от участия в деле. Отменяя приговор Саратовского областного суда по уголовному делу по обвинению Т., Н., и Д., судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала существенным нарушением уголовно-процессуального закона, в частности, действия председательствующего, который в нарушение требований ст. 283 УПК РСФСР разрешал допрошенным свидетелям удалиться из зала судебного заседания без заслушивания мнения участников процесса. Как усматривается из протокола судебного заседания, после допросов подсудимых защитниками заявлялись ходатайства о вызове и повторном допросе ряда допрошенных

162

свидетелей для устранения возникших противоречий, однако суд без достаточных на то оснований отказал в удовлетворении ходатайств210.

В каждом конкретном случае решение о повторном вызове допро- шенного в суде свидетеля должно приниматься с учетом конкретных обстоятельств проведенного судебного разбирательства.

На практике встречались случаи повторного вызова на допрос лица, наделенного иммунитетом, отказавшегося от дачи показаний. Представляется, что если лицо, наделенное свидетельским иммунитетом, отказалось от дачи показаний в стадии предварительного расследования, то оно не может быть вызвано в дальнейшем органами уголовного преследования для допроса о тех же обстоятельствах. Равным образом суд не должен удовлетворять ходатайство стороны обвинения о вызове такого лица для допроса в судебном заседании. Повторный допрос такого лица в качестве свидетеля в стадии предварительного расследования или в суде может иметь место только по ходатайству стороны защиты.

В главах 35 - 37 УПК прямо не сказано об участии в судебном раз- бирательстве адвоката, приглашенного свидетелем для оказания ему юридической помощи. Согласно п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК свидетель вправе являться на допрос с адвокатом в соответствии с ч. 5 ст. 189 УПК. Но ст. 189 УПК регулирует правила допроса в стадии предварительного расследования. Таким образом, в стадии судебного разбирательства участие адвоката на стороне свидетеля Кодексом прямо не предусмотрено, что нельзя признать правильным. Полагаем, что таким правом свидетель должен обладать и обладает в стадии судебного разбирательства. Особенно в этом, на наш взгляд, нуждаются свидетели из числа осужденных по выделенному уголовному делу. До тех пор пока существует угроза пересмотра вступившего в законную силу приговора, вынесенного в

210 См.: Архив Саратовского областного суда за 1998 г. Дело № 2 - 67/98.

163

отношении лица, осужденного по выделенному уголовному делу, по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, федеральный закон не должен ограничивать конституционное право такого лица на помощь адвоката. Предусмотренное ст. 48 Конституции РФ право граждан на получение квалифицированной юридической помощи не может предос- тавляться лицу в пределах отдельной стадии уголовного судопроизводства. Не случайно, во многих судах Саратовской области адвокаты, явившиеся в суд по приглашению свидетелей, допускаются к участию в их допросах.

Конечно, у адвоката, выступающего на стороне свидетеля, гораздо меньше прав, чем у адвоката-защитника или адвоката-представителя. Однако и у самого свидетеля гораздо меньше прав, чем у подсудимого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. Вместе с тем, права адвоката нельзя сводить только к заявлениям о нарушении прав и законных интересов свидетеля. По нашему мнению, адвокат, выступающий на стороне свидетеля, должен обладать теми же правами, что и его доверитель.

Допрос потерпевшего производится в порядке, установленном ч. ч. 2 - 6 ст. 278 Кодекса (ч. 1 ст. 277 УПК), поэтому предыдущее изложение касалось не только допроса свидетеля, но и допроса потерпевшего. Согласно ч. 2 ст. 277 УПК потерпевший с разрешения председательст- вующего может давать показания в любой момент судебного следствия. По нашему мнению, возможность реализовать такое право должно предоставляться потерпевшему только после его допроса сторонами. По справедливому замечанию И.Л. Петрухина, допрос обвиняемого и потерпевшего в любой момент судебного следствия нарушает состяза- тельное начало исследования доказательств в суде, когда доказательства

164

сначала предъявляются стороной обвинения, а потом - стороной защи- ты211.

Статья 282 УПК предусматривает в качестве самостоятельного су- дебного действия допрос эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования. Основанием для допроса служат фактические данные, свидетельствующие о необходимости разъяснения или дополнения заключения, данного экспертом в ходе предварительного расследования. Необходимость в допросе эксперта может быть вызвана наличием в заключении арифметических ошибок, неточностями в написании фамилий, имен отчеств тех или иных лиц, т.е. так называемых «технических ошибок». Полагаем, что по аналогии эксперта можно допрашивать и в судебном заседании, проводимом после отмены первоначального приговора. Исключение составляют случаи, когда данное в ходе предыдущего судебного заседания заключение признается недопустимым доказательством.

Суд вправе вызвать для допроса эксперта по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

В соответствии с ч. 2 ст. 282 УПК допросу эксперта предшествует оглашение ранее данного им заключения. По смыслу закона заключение подлежит оглашению независимо от того,
исследовалось ли оно в

См.: Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в свете нового УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. М., 2002. № 1 - 2. С. 114 -115; Его же. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России (материалы научной конференции 22 - 23 января 2002 г., Москва) / Отв. ред. И.Б. Михайловская. М., 2002. С. 15.

165

судебном заседании до вызова эксперта в суд или нет. Представляется, что оглашать заключение может как сам эксперт, так и суд. Оглашать заключение следует в полном объеме. В литературе высказано мнение о том, что «видимо достаточно воспроизвести выводы, к которым пришел эксперт на основе проведенного им исследования»212. Между тем заключение эксперта не сводится только к его выводам. Так, согласно ч. ч. 1 и 3 ст. 204 УПК в нем указываются: 1) дата, время и место производства судебной экспертизы; 2) основания производства судебной экспертизы; 3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу; 4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность; 5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; 6) вопросы, поставленные перед экспертом; 7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы; 8) данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; 9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; 10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование; 11) материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.). Совершенно очевидно, что эксперт может вызываться в суд для дачи разъяснения как по поводу содержащихся в заключении выводов или их обоснования, так и поводу обстоятельств, изложенных во вводной и исследовательской части заключения. Поэтому заключение эксперта должно оглашаться в полном объеме.

212 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. С.

467.

166

После оглашения заключения стороны задают вопросы эксперту. При этом первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза (ч. 2 ст. 282 УПК). При необходимости суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон (ч. 3 ст. 282 УПК).

В законе не сказано, кем задаются вопросы эксперту в случае, когда его допрос производится по инициативе суда. Следует согласиться с мнением, что в этом случае первыми вопросы задают судьи213.

Содержание показаний допрошенных в судебном заседании лиц подробно отражается в протоколе судебного заседания. При фиксации показаний отдельно записываются вопросы, заданные допрашиваемым и ответы на них (п. п. 10 ч. 2 ст. 259 УПК). Вопросы, заданные эксперту и его ответы также отражаются в протоколе судебного заседания (п.п. 10 и 11 ч. 3 ст. 259 УПК).

Правило о необходимости отражения в протоколе судебного заседания вопросов, заданных допрашиваемым, является новым. В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 264 УПК РСФСР в протоколе необходимо было приводить лишь вопросы, заданные эксперту. Соответственно вопросы, задававшиеся подсудимым, свидетелям и потерпевшим, а равно реплики и комментарии председательствующего, сделанные им по ходу допроса, в том числе в присутствии присяжных заседателей, в протоколах судебного заседания в подавляющем большинстве случаев не приводились. Это делало практически невозможным проверку доводов кассационных жалоб об осуществлении судом обязанностей по изобличению подсудимого в

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 505.

167

форме постановки наводящих вопросов свидетелям обвинения и комментариев судом показаний допрашиваемых лиц214. Появление данного правила в новом УПК не является случайностью. Как свидетельствует практика, протоколы судебных заседаний нередко вызывали многочисленные нарекания по поводу полноты и достоверности зафиксированных в них сведений. Вместе с тем, принятие законного и обоснованного решения вышестоящим судом возможно лишь при условии, что зафиксированные в протоколе судебного заседания сведения адекватно отражают ход судебного разбирательства. Поэтому законодатель ужесточил требования к удостоверительной деятельности суда.

Одной из гарантий объективности фиксации показаний допрошенных в судебном заседании лиц является право сторон на ознакомление и подачу замечаний на протокол. Что касается, свидетелей и экспертов, то влияние названных участников судебного разбирательства на процесс фиксации их показаний ограничивается возможностью заявлять не имеющие обязательной силы для председательствующего ходатайства об ознакомлении с протоколом (ч. 7 ст. 259, ч. 1 ст. 260 УПК). Между тем, свидетели иногда в большей степени, чем стороны заинтересованы в правильности записи их показаний в протоколе судебного заседания, особенно в тех случаях, когда решается вопрос об их привлечении к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Следует отметить, что вопросы обеспечения полноты и объективности протокола судебного заседания всегда были объектом пристального

См.: Холоденко В.Д. Проблемы освобождения суда от выполнения несвойственных ему функций // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конференция (3 -4 октября 2001 г.). С. 100.

168

внимания ученых и практиков. В литературе неоднократно высказывались заслуживающие внимания предложения по совершенствованию правовой регламентации ведения протокола судебного заседания. В частности, предлагалось распространить действовавшие в стадии предварительного расследования правила об оглашении показаний допрошенных лиц и предоставлении им права подачи замечаний на протокол, внесения изменений и дополнений в показания, а также удостоверения допрошенным правильности сделанных записей сразу же после его допроса 5.

Новым в правовой регламентации допроса является наделение суда правом его проведения в стадиях подготовки к судебному заседанию и кассационного производства. Так, в соответствии с ч. 8 ст. 234 УПК при проведении предварительного слушания по ходатайству сторон могут быть допрошены в качестве свидетелей лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом . Допрос таких лиц производится судьей (ч. 3 ст. 235 УПК).

215 См.: Выдря М.М. Участники судебного разбирательства и гарантии их прав. Краснодар, 1979. С. 90; Шейфер Л.С. Ведение протокола судебного заседания как гарантия прав участников процесса // Адвокатура и современность. М., 1987. С. 101 - 104; Панько Н.К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. Воронеж, 2000. С. 103- 104 и др.

По мнению В.В. Золотых, данное ходатайство может быть заявлено при условии, что на предварительном слушании предстоит рассмотрению вопрос о допустимости доказательств. См.: Золотых В.В. Предварительное слушание уголовных дел. Ростов-на-Дону, 2002. С. 102.

169

Статья 377 УПК содержит норму, в соответствии которой при рас- смотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства по правилам главы 37 УПК (ч. 4). По существу данная норма позволяет суду кассационной инстанции проводить любые следственные действия, в том числе допросы. По смыслу ст. 377 УПК допрос в суде кассационной инстанции производится по тем же правилам, что и в суде первой инстанции. При этом закон не устанавливает ограничений на допрос новых лиц. Поэтому при рассмотрении уголовного дела могут допрашиваться как уже допрошенные, так и новые лица. Единственным условием проведения допроса является наличие ходатайства стороны о допросе того или иного лица. Полагаем, что лицо, заявившее такое ходатайство, должно его обосновать, и суд, применяя по аналогии норму ч. 1 ст. 271 УПК, вправе потребовать это от лица, заявившего ходатайство.

Необходимость в вызове в кассационную инстанцию допрошенного свидетеля может возникнуть, в частности, в связи с сомнительностью протокола судебного заседания. Право стороны ходатайствовать о допросе свидетеля, замечания по поводу правильности записи показаний которого были отклонены председательствующим, является дополнительной гарантией обеспечения объективности в деятельности суда первой инстанции. В ходе допроса у свидетеля появляется возможность разъяснить ситуацию, связанную с правильностью записи его показаний в протоколе судебного заседания, а также уточнить и дополнить ранее данные показания.

В принятом Государственной Думой в первом чтении проекте УПК РФ право суда кассационной инстанции на проведение следственных действий было сформулировано в виде отдельной нормы: «При наличии неясностей в изложении показаний свидетелей (потерпевших) в протоколе

170

судебного заседания, дающих возможность различного толкования, суд по ходатайству сторон вправе допросить этого свидетеля (потерпевшего). Свидетель (потерпевший) предупреждается об ответственности за дачу ложных показаний и отказ от дачи показаний, его показания протоколируются и рассматриваются в дальнейшем в качестве доказательств ( ч. 2 ст. 234)». Однако, в окончательном варианте УПК данная норма претерпела значительные изменения, в связи с чем суд кассационной инстанции приобрел обусловленное наличием ходатайства стороны полномочие на проведение любых следственных действий. Кроме того, в отличие от упомянутого проекта УПК Кодекс не ограничивает проведение допроса только необходимостью устранения погрешностей протокола судебного заседания в части изложения показаний свидетелей (потерпевших), дающих возможность их различного толкования.

При производстве допроса в суде любой инстанции допускается применение научно-технических средств. Если в ходе судебного разбирательства проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка допросов, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки прилагаются к материалам уголовного дела (ч.ч. 2 и 5 ст. 259 УПК).

В соответствии с ч. 5 ст. 241 УПК лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести письменную запись допросов. Проведение фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании и с согласия сторон, если это не создает препятствий для судебного разбирательства.

Относительно аудиозаписи в законе говорится только о том, что она не допускается, когда это создает препятствие для судебного разбиратель- ства. Следовательно, для производства аудиозаписи участниками судебно-

171

го разбирательства и иными лицами, присутствующими в
судебном заседании, не требуется разрешения судьи.

Следует отметить, что с точки зрения закона такая запись не имеет правового значения. По мнению Н.П. Подольного, ценность аудиозаписи ограничена возможностью обращения к общественности через средства массовой информации. В целях исключения возможности фальсификации протокола судебного заседания названный автор предлагает дополнить УПК «нормой, предписывающей, что в ходе любого судебного заседания должна производиться аудиозапись, используемая затем при составлении протокола судебного заседания. Такая запись должна быть приложена к протоколу. В случае принесения замечаний на протокол судья должен исходить из сделанной аудиозаписи»217. Поддерживая указанное предложение, заметим, что его реализация нуждается в надлежащем материально-техническом и кадровом обеспечении судов. Кроме того, оно нуждается в соответствующей доработке. В частности, необходимо разрешить вопросы о возможности проведения частичной аудиозаписи; о порядке прослушивания, удостоверения правильности и опечатывания материалов аудиозаписи; о субъектах, на которых должна быть возложена обязанность по производству аудиозаписи; о том, как быть, если по тем или иным причинам не удалось полностью или частично произвести запись, и др.

§ 3. Оглашение показаний допрашиваемых лиц в судебном заседании

В связи с допросом нередко возникает необходимость в оглашении показаний, данных при производстве предварительного расследования или

217 См.: Подольный Н. Аудиозапись исключит фальсификацию протокола судебного заседания // Российская юстиция. 2002. № 8. С. 36.

172

судебном заседании. Условия и порядок оглашения показаний подсудимого регламентируются ст. 276 УПК. В соответствии с ч. ч. 1 и 2 указанной статьи оглашение показаний подсудимого, данных ранее при производстве предварительного расследования или в суде, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса (протоколу судебного заседания) материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки его показаний могут иметь место по ходатайству сторон в следующих случаях: 1) при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ч. 2 ст. 75 Кодекса; 2) когда уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого в соответствии с ч. 4 ст. 247 Кодекса.

Следует отметить, что ч. 1 ст. 276 УПК запрещает оглашать показания подсудимого, данные им в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подсудимым в суде, даже при наличии ходатайства сторон. По-нашему мнению, по смыслу ст. 75 УПК в суде нельзя также оглашать показания подозреваемого, обвиняемого, полученные с нарушением закона. Это объясняется тем, что п. 3 ч. 2 указанной статьи относит к недопустимым любые доказательства, полученные с нарушением требований УПК. Учитывая, что в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, суд должен признать доказательство недопустимым и исключить его из процесса доказывания независимо от ходатайства сторон ( ч.ч. 2 и 4 ст. 88, ч. 5 ст. 335 УПК).

Демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или)

173

видеозаписи, киносъемки допроса допускаются только после оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания (ч. 3 ст. 276 УПК).

В соответствии со ст. 281 УПК в судебном заседании допускается оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбира- тельства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов. Это возможно в случаях: 1) наличия существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде; 2) неявки в судебное заседание свидетеля или потерпевшего; 3) при отказе потерпевшего или свидетеля от дачи показаний. Демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио-и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания не допускаются.

В отличие от показаний подсудимого оглашение показаний свидетеля и потерпевшего допускается только с согласия сторон (ч. 1 ст. 281 УПК). Кроме того, применительно к показаниям потерпевших и свидетелей в УПК установлено правило, согласно которому заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 11 Кодекса (ч. 2 ст. 281 УПК). В то же время в ст. 276 УПК не содержится ответа на вопрос о возможности оглашения показаний подозреваемого и обвиняемого при отказе подсудимого от дачи показаний в суде.

174

В УПК РСФСР все было наоборот: при отказе подсудимого от дачи показаний на суде допускалось оглашение его показаний, данных при производстве дознания или предварительного следствия (п. 2 ч. 1 ст. 281), но ничего не говорилось о возможности оглашения показаний потерпевшего и свидетеля в случае их отказа от дачи показаний на суде (ст. 286). По рассматриваемому вопросу Пленумом Верховного Суда РФ было дано следующее разъяснение: «При отказе от дачи показаний потерпевшего, свидетеля, являющегося супругом или близким родственником подсудимого, а равно при отказе от дачи показаний самого подсудимого, суд вправе сослаться в приговоре на показания, данные этими лицами ранее, лишь в том случае, если при производстве дознания, предварительного следствия им были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя самого,

“У 1R

своего супруга и близких родственников» . Таким образом, Верховный Суд распространил положения п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РСФСР на потерпевших и свидетелей. Представляется, что в данном случае Верховный Суд руководствовался допустимостью применения уголовно-процессуальных норм по аналогии. По этой же причине в настоящее время мы не усматриваем каких-либо препятствий к оглашению ранее данных показаний не только потерпевших и свидетелей, но и подсудимого в случае его отказа от дачи показаний на суде. Косвенное подтверждение этому мы находим в рассуждениях авторов, полагающих, что «к существенным противоречиям в
показаниях подсудимого следует также отнести отказ в судебном

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» (п. 2) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 7. С. 2.

175

заседании от показании, данных им на предварительном следствии или дознании либо в предыдущем судебном заседании»219.

В законе не сказано о возможности оглашения показаний эксперта. Между тем, необходимость в этом может возникнуть при рассмотрении дела апелляционной или кассационной инстанцией, а также при новом рассмотрении уголовного дела после отмены первоначального приговора. Представляется, что оглашение показаний эксперта возможно в соответствии с допустимостью применения уголовно- процессуальных норм по аналогии.

Суд не должен оглашать показания подсудимого, свидетеля, потер- певшего и эксперта до окончания их допроса сторонами и самим судом.

219 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. С. 498.

176

Заключение

Проведенное исследование дает основание сделать следующие выводы.

  1. Допрос - сложное правовое явление. Его можно и нужно рассмат- ривать как следственное действие, как один из предусмотренных законом способов собирания и проверки доказательств; как институт права; как одно из полномочий органов уголовного преследования и суда; как одну из форм проявления уголовного преследования; как один из предусмотренных законом способов изобличения лиц, виновных в совершении преступления; как процессуальный способ формирования показаний; как способ защиты: подозреваемым - от подозрения, обвиняемым - от обвинения; как способ защиты своих прав и законных интересов потерпевшим от преступления; как способ легализации фактических данных, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий.
  2. Как институт уголовно-процессуального права допрос представляет собой совокупность норм, регламентирующих подготовительную деятельность по вызову на допрос допрашиваемого и всех иных лиц, участие которых с точки зрения закона или субъекта, ведущего производство по делу, необходимо, и деятельность по получению, даче и фиксации показаний допрашиваемых лиц (в том числе с помощью применения научно-технических средств): свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта. Данный институт образуют правила, закрепленные в ст. ст. 164 - 168, 187 - 191, 259, 264, 271, 274 - 282 УПК и др.
  3. Сущность допроса как следственного действия, представляющего собой самостоятельный и наиболее распространенный на практике способ получения доказательств, не сводится только к получению показаний от допрашиваемого лица. Она значительно сложнее и проявляется в расспро-

177

се допрашиваемого лица, даче им устных показаний (в форме свободного рассказа или ответов на поставленные вопросы), восприятии (выслушивании) показаний субъектом, производящим допрос, фиксировании показаний и удостоверении правильности их записи в соответствии с требованиями УПК.

  1. Содержание допроса как деятельности предстает в виде совокупности предусмотренных законом действий следователя, дознавателя, прокурора, суда по: а) удостоверению в личности, разъяснению прав, обязанностей и ответственности участвующим в допросе лицам; б) передаче сведений допрашиваемым лицом, т.е. даче показаний и их получению (восприятию и уяснению, в необходимых случаях - с помо- щью привлеченных к участию в допросе переводчика или специалиста) лицом, производящим допрос; в) постановке вопросов перед допрашиваемым лицом в целях его побуждения к пополнению даваемых им показаний; г) применению аудиозаписи, видеозаписи и киносъемки данного следственного действия; д) протоколированию хода и получен- ных результатов допроса; е) удостоверению правильности записанных в протоколе показаний.
  2. Допрос является неотъемлемой частью деятельности по осуществ- лению уголовного преследования. Для должностных лиц органов уголовного преследования и суда допрос является способом получения показаний, а для органов уголовного преследования, кроме того - одним из способов (средств) изобличения обвиняемых в совершении преступления.
  3. Для подозреваемого и обвиняемого допрос является способом за- щиты от выдвинутого подозрения или предъявленного обвинения, формой реализации таких прав как право давать показания, заявлять отводы и ходатайства, приносить жалобы. Для лица, потерпевшего от преступления,

178

участие в допросе является формой реализации права на дачу показаний, заявление ходатайств, отводов, жалоб, т.е. способом защиты своих интересов.

  1. Познавательную сущность допроса характеризует лежащий в его основе метод расспроса. Указанный метод присущ и ряду других следственных действий, в частности - очной ставке, предъявлению для опознания, проверке показаний на месте, и иных процессуальных и оперативно-розыскных действий. Но там он не является основным, ведущим, а выступает одним из составляющих элементов метода получения доказательственной информации.
  2. Допрос является процессуальным способом формирования показаний (как с точки зрения их достоверности, так и с точки зрения полноты содержащихся в них сведений). Формирование полных и правдивых показаний зависит от многих факторов. На первый план среди них выдвигается процессуальная деятельность следователя (дознавателя). В то же время на формировании показаний допрашиваемых лиц в той или иной степени сказывается и деятельность других участников допроса.
  3. Процессуальный механизм получения показаний включает в себя ряд правил, в основе которых лежат психологические, тактические и нравственные приемы воздействия на допрашиваемое лицо. В широком смысле процессуальный механизм формирования показаний представляет собой весь установленный законом порядок получения и фиксации сведений, исходящих от допрашиваемых лиц. В узком смысле этот механизм может быть сведен к правовой регламентации постановки вопросов допрашиваемым лицам.
  4. То обстоятельство, что в правовой регламентации порядка полу чения показаний в стадии предварительного расследования по новому УПК свободный рассказ уступает место свободе следователя в выборе

179

тактики допроса, а в судебном заседании - попеременному допросу сторонами с сохранением у суда возможности активного участия в допросе, вовсе не означает, что допрос нельзя начинать со свободного рассказа.

  1. Установленные законом правила допроса свидетеля и потерпевшего являются универсальными и применимы к допросу иных участников уголовного судопроизводства - гражданских истцов, гражданских ответчиков их представителей, понятых, осужденных, оправданных, а также лиц, осуществлявших расследование рассматриваемого судом уголовного дела и надзор за их процессуальной деятельностью. По этим же правилам следует допрашивать и так называемых «сведущих» лиц.
  2. Реализация права гражданских истцов и гражданских ответчиков на дачу показаний (ч. 4 ст. 44, ч. 2 ст. 54 УПК) и получение от них показаний в рамках уголовного судопроизводства может происходить только в рамках допроса. Гражданский истец, являющийся физическим лицом, должен допрашиваться в качестве потерпевшего. Представитель гражданского истца, являющегося физическим лицом, а также граждан- ский ответчик и представитель гражданского ответчика, являющего юридическим лицом, допрашиваются по правилам допроса свидетеля.
  3. Правило ч. 4 ст. 173 УПК необходимо распространить на допрос подозреваемого. В этой связи ч. 2 ст. 46 УПК предлагается дополнить следующим предложением «Повторный допрос подозреваемого по тому же подозрению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого подозреваемого». До внесения изменений в УПК при отказе подозреваемого от дачи показаний на первом допросе на практике следует применять по аналогии норму ч. 4 ст. 173 УПК.

180

  1. Правом проведения допроса наделяются только уполномочен ными на то должностные лица и органы при сохранении возможности привлечения указанных в законе участников процесса, каждый из которых вносит свой вклад в формирование показаний допрашиваемых лиц.

Неизменными участниками допроса являются: лицо, производящее допрос и допрашиваемое лицо. В целях обеспечения прав допрашиваемого лица или оказания содействия следователю (дознавателю) к участию в допросе могут быть привлечены: педагог, переводчик, защитник, законные представители, представители, эксперт, специалист, сотрудник органа дознания, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Перечисленные лица наделены правами, использование которых позволяет им оказывать ощутимое воздействие на формирование показаний допрашиваемых лиц.

  1. В УПК следует определить понятие наводящего вопроса. В связи с этим ч. 2 ст. 189 УПК предлагается изложить в следующей редакции: «Задавать наводящие вопросы, то есть вопросы, в формулировке которых содержится ответ, часть ответа или подсказка к нему, запрещается. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса».

Правило о недопустимости постановки наводящих вопросов необ- ходимо распространить на допрос всех лиц. До внесения в закон соответствующих изменений суд при допросе потерпевших, свидетелей и эксперта должен применять по аналогии положения ч. 1 ст. 275 УПК.

  1. В целом правовая регламентация допроса по УПК РФ по сравне нию с УПК РСФСР в большей степени обеспечивает охрану прав участни ков уголовного судопроизводства. В то же время ее нельзя признать совершенной. В ней не нашли отражения высказывавшиеся в литературе предложения по обеспечению прав и свобод свидетелей и потерпевших в уголовном процессе (Комиссаров В.И., Щерба СП., Зайцев О.А.). Кроме

181

того, неудачной является редакция ст. ст. 56 и 189 УПК, позволившая составить бланк протокола допроса свидетеля таким образом, что разъяснение ему права являться на допрос со своим адвокатом производится после явки свидетеля и начала допроса (Приложение к УПК № 29).

  1. Основанием для производства допроса того или иного лица в ка- честве свидетеля служат любые, полученные в установленном законом порядке и находящиеся в распоряжении органа уголовного преследования или суда, данные, свидетельствующие о том, что этому лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и рассмотрения уголовного дела, допускающие с точки зрения закона его допрос по соответствующим обстоятельствам и позволяющие проведение допроса в определенное время и определенном месте. Основанием проведения допроса эксперта являются сведения (фактические данные), указывающие на необходимость разъяснения или уточнения данного экспертом заключения.
  2. Под общими условиями производства допроса следует понимать требования закона (правила), которые должны быть соблюдены при проведении любого вида допроса. Такими общими условиями являются следующие требования закона: о времени и месте производства допроса; о недопустимости применения каких бы то ни было незаконных мер; о разъяснении прав, ответственности и порядка производства допроса; о применении научно-технических средств; о привлечении к участию в допросе должностного лица органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, специалиста, переводчика; о содержании и форме протокола допроса. Применительно к допросу определенного участника можно говорить о частных условиях: о наличии просьбы или согласия лица, обладающего правом дипломатической неприкосновенно-

182

сти, об обязательном участии педагога при допросе малолетнего свидетеля и др.

  1. Лица, указанные в ч. 3 ст. 56 УПК РФ могут быть допрошены в качестве свидетеля об обстоятельствах, не обозначенных в данной норме, но перед началом допроса им необходимо разъяснить право не давать показания по поводу соответствующих обстоятельств.
  2. Учитывая, что закон не определяет и не может определять круг лиц, наделенных правом принятия исповеди, возникает необходимость в даче соответствующих разъяснений на уровне указаний Генерального прокурора РФ или постановления Пленума Верховного Суда РФ.
  3. В связи с ведением в действие нового УПК на практике не могут больше применяться Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О гарантиях президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий и членам его семьи» в части, наделяющей свидетельским иммунитетом депутата законодательного (представительного) органа законодательной власти субъекта РФ и Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, так как они противоречат ч. 3 ст. 56 УПК.
  4. В УПК целесообразно реанимировать норму, обязывающую про- изводить допрос свидетелей в ходе досудебного производства порознь и в отсутствие других свидетелей, содержавшуюся ранее в ч. 1 ст. 158 УПК РСФСР. В этой связи предлагается дополнить ст. 189 УПК частью шестой следующего содержания: « ч. 6. Свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей».

183

  1. Применение научно-технических средств при проведении допроса способствует более полному и объективному закреплению полученных при допросе данных. УПК не содержит запрета на звукозапись части допроса и повторение специально для звукозаписи показаний, данных в ходе того же допроса. При проведении допроса недопустимо применение гипноза, использование помощи экстрасенсов, применение полиграфа -«детектора лжи».
  2. Правом задавать вопросы обвиняемому наряду с лицом, произ- водящим допрос, наделены также участвующие в допросе должностные лица органов уголовного преследования: прокурор, начальник следственного отдела, руководитель следственной группы, сотрудник органов дознания, оказывающий содействие следователю в проведении допроса, а также защитник, законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, педагог, специалист, эксперт, переводчик и лицо, владеющее навыками сурдоперевода.
  3. Вопросы, заданные обвиняемому следователем, дознавателем и другими участниками допроса, должны записываться в протоколе дословно. В бланке протокола допроса обвиняемого (Приложения № 43 к УПК) следует предусмотреть место для вопросов, которые были заданы обвиняемому, и ответов на поставленные вопросы.
  4. Кроме того, вместо слов «По существу предъявленного обвинения

обвиняем показал следующее:» в протоколе допроса обвиняемого

было бы правильнее делать запись следующего содержания:
«На предложение дать показания по существу предъявленного
обвинения

обвиняем показал следующее: « », «На

вопрос следователя (дознавателя )

« » обвиняем
показал:

«

»; на вопр ос
участ вующ его
при

184

допросе лица (указать, процессуальное положение, фамилию и инициалы) « », обвиняем показал:

« ».

  1. В ч. 1 ст. 189 вместо ч. 4 должна быть указана ч. 5 ст. 164 УПК.
  2. Отсутствие в УПК нормы, которая обязывала бы следователя в начале допроса устанавливать отношение свидетеля к обвиняемому и потерпевшему, нельзя признать оправданным. В Приложениях № 26, № 29 и № 56 к УПК, содержащих бланки протоколов допроса, целесообразно предусмотреть графы, в которых делалась бы отметка о выяснении данного обстоятельства. Вместе с тем, указанное обстоятельство необходимо устанавливать в каждом случае уже в подготовительной части допроса.
  3. Наделение следователя и дознавателя полной свободой в выборе тактики допроса (ч. 2 ст. 189 УПК), расширяет познавательные возможности допроса. Вместе с тем, это не означает полное упразднение свободного рассказа. Свободный рассказ может применяться в качестве самостоятельного тактического приема получения информации. В зависимости от усмотрения следователя этот прием может применяться как самостоятельный, так и в сочетании с другими приемами.
  4. К числу иных данных о личности допрашиваемого лица, подле- жащих отражению в протоколе допроса, могут быть отнесены: дата и место его рождения, место регистрации и место фактического проживания допрашиваемого лица, место работы, род занятий, образование, семейное положение, наличие у обвиняемого наград, инвалидности и др.
  5. Предусмотренное ст. 428 УПК право участия законного предста- вителя несовершеннолетнего подсудимого в судебном заседании предполагает его участие в допросе подсудимого и других лиц.

185

  1. То обстоятельство, что в ст. ст. 274 и 275 УПК не указаны такие участники, как эксперт и специалист, не лишает их права участвовать в допросах подсудимых и других лиц.
  2. Если лицо, наделенное свидетельским иммунитетом, отказалось от дачи показаний в стадии предварительного расследования, то оно не может быть вызвано в суд для допроса о тех же обстоятельствах.
  3. Предусмотренное ст. 48 Конституции РФ право граждан на по- лучение квалифицированной юридической помощи не может ограничи- ваться какой-либо отдельной стадией уголовного судопроизводства. Исходя из этого свидетель вправе являться на допрос в судебное заседание с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи.
  4. Предусмотренное ч. 2 ст. 277 УПК право потерпевшего с разре- шения председательствующего давать показания в любой момент судебного следствия должно обеспечиваться потерпевшему только после его допроса сторонами.
  5. Необходимость в вызове допрошенного свидетеля судом касса- ционной инстанции может возникнуть, в частности, в связи с сомнитель- ностью протокола судебного заседания. Право стороны ходатайствовать о допросе свидетеля, замечания по поводу правильности записи показаний которого были отклонены председательствующим, является дополнительной гарантией обеспечения объективности в деятельности суда первой инстанцией.
  6. Положительно оценивается высказанное в литературе предложение о дополнении УПК нормой, предписывающей необходимость обязательного проведения аудиозаписи по каждому уголовному делу (Подольный Н.П.). Одновременно с этим утверждается, что оно нуждается в дополнительном теоретическом осмыслении, соответствующей законодательной проработке, должном
    материально-техническом и кадровом

186

обеспечении судов. В любом случае данная проблема имеет безусловно важное значение и может служить предметом самостоятельного научного исследования.

  1. Условиями оглашения показаний, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства свидетелями и потерпевшими, является наличие ходатайства и согласия сторон. В настоящее время отсутствуют какие-либо препятствия к оглашению ранее данных показаний не только потерпевших и свидетелей, но и подсудимого в случае его отказа от дачи показаний на суде. Отсутствуют препятствия и к оглашению показаний эксперта. Суд не должен оглашать показания допрашиваемого лица до окончания его допроса сторонами и самим судом.

187

БИБЛИОГРАФИЯ 1. НОРМАТИВНЫЙ МАТЕРИАЛ

1.1. Конституция Российской Федерации. - М.,1993. - 64 с. 1.2. 1.3. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. / Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. - М., 1990. -С. 14-20. 1.4. 1.5. Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. / Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. - М.,1990. - С. 32 - 53. 1.6. 1.7. Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. / Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. - М.,1990. - С. 109 - 125. 1.8. 1.9. Конвенция о защите прав человека и основных свобод. - М., 1996. - 64 с. 1.10. 1.11. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - М., 2002. -502 с. 1.12. 1.13. Федеральный закон «О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2001. 22 декабря. 1.14. 1.15. Закон Российской Федерации «О милиции» 1980 г. с поел. изм. и доп. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст. 360; Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 14. Ст. 1666; Российская газета. 1999. 8 апреля. 1.16.

188

1.9. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» 1992 г. в ред. от 17 ноября 1995 г. с поел. изм. и доп. // Ведомости Съезда народ ных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 8. Ст. 366; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4472; Российская газета. 1999. 17 февраля.

1.10. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995 г. с поел. изм. и доп. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349; 1999. № 2. Ст. 233. 1.11. 1.12. Федеральный закон «Об общих принципах организации законода- тельных (представительных) и исполнительных органов государствен- ной власти субъектов Российской Федерации» // Российская газета. 1999. 19 октября. 1.13. 1.14. Федеральный закон «О гарантиях президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи» // Российская газета. 2001, 15 февраля. 1.15. 1.16. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Российская газета. 2002. 5 июня. 1.17. 1.18. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // См.: Российская газета. 2000. 4 июля. 1.19. 1.20. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2000 года № 290-О об отказе в принятии жалобы гражданина Идалова Тимура Саид-Магомедовича на нарушение его конституционных прав рядом статей Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и частью второй статьи 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Российская газета. 2001.12 марта. 1.21.

189

1.16. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995г. № 8 // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1996. № 1. С. 3 - 6. 1.17. 1.18. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 7. С. 2 - 8. 1.19. 1.20. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Официальный текст по состоянию на 15 января 2001г. - М., 2001. - 216 с. 1.21. 1.22. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. - Алматы, 1998.-384 с. 1.23. 1.24. Уголовно-процессуальный кодекс Украины (с изм. и доп. по состоянию на 15 сентября 2001 г.). - Харьков, 2001. - 288 с. 1.25. 2. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

2.1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. - М., 1999. - 990 с. 2.2. 2.3. Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Советское государство и право. 1987. № 6. - С. 12 - 16. 2.4. 2.5. Баксалова A.M.: Уголовно-процессуальная функция, осуществляемая прокурором, и ее реализация на судебном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Томск, 2002. - 24 с. 2.6. 2.7. Безлепкин Б. Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудеб- ные стадии /курс лекций/. - М, 1998. - 320 с. 2.8. 2.9. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). - М., 2002. - 832 с. 2.10.

190

2.6. Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий: Учебное пособие. - М., 1990. - 66 с. 2.7. 2.8. Бернам У., Решетникова И. В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. -СПб., 1996.-196 с. 2.9. 2.10. Бернэм У. Суд присяжных заседателей. - М., 1995. - 128 с. 2.11. 2.12. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1979. № 4. С. 8. 2.13.

2.10. См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 3. Сб. 2.11. 2.12. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 11. С* 13. 2.13. 2.14. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 5. С. 10 -11. 2.15. 2.16. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 7. С. 15 -16. 2.17. 2.18. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М, 1970. - 208 с. 2.19. 2.20. Виноградская Н. Три месяца в тюрьме за однофамильца / Парламентская газета. 2001, 18 августа. С.1, 5. 2.21. 2.22. Выдря М.М. Участники судебного разбирательства и гарантии их прав. - Краснодар, 1979. - 99 с. 2.23. 2.24. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - 303 с. 2.25. 2.26. Гофштейн М. Допрос свидетелей защитой в судебном заседании // Советская юстиция. 1970. № 21. - С. 17 - 19. 2.27. 2.28. Гримак Л.П., Хабалев В.Д. «Следственный гипноз» и права человека // Государство и право. 1997. № 4. - С. 46 - 49. 2.29. 2.30. Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. - М., 1998.-552 с. 2.31.

191

2.21. Денежкин Б.А. Защита прав подозреваемого на стадии предварительного расследования // Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Часть 2. - Саратов, 1999. - С. 115 - 116. 2.22. 2.23. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. - М, 2000. - 272 с. 2.24. 2.25. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. - М., 1996. - 111с. 2.26. 2.27. Дрёмов В.Г. Понятие целей и средств уголовно-процессуальной деятельности // Актуальные вопросы развития и совершенствования законодательства о судоустройстве, судопроизводстве и прокурорском надзоре. Сб. научн. трудов. - М., 1981. - С. 3 - 13. 2.28. 2.29. Друзин Е.В. Органы расследования и недопустимые доказательства // Вестник Саратовской государственной академии права. 1997. № 4. - С. 5 -17. 2.30. 2.31. Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии. - Саратов, 2001 - 80 с. 2.32. 2.33. Ефимичев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Допрос. - Волгоград, 1978.- 46 с. 2.34. 2.35. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - 367 с. 2.36. 2.37. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1984. - 192 с. 2.38. 2.39. Законность в Российской Федерации. - М., 1998. - 215 с. 2.40. 2.41. Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой.-М., 1999.-198 с. 2.42. 2.43. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1999. - 288 с. 2.44.

192

2.33. Золотых В.В. Предварительное слушание уголовных дел: Научн.- практ. пособие / Под ред. А.П. Шурыгина. - Ростов-на-Дону, 2002. -208 с. 2.34. 2.35. Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. Учебно-практическое пособие. - М, 2001. - 320 с. 2.36. 2.37. Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемых // Труды Высшей школы МВД СССР. Вып. 32. - М, 1971. - С. 171 - 180. 2.38. 2.39. Карнеева Л.М., Кертэс И. Источники доказательств (по советскому и венгерскому законодательству). - М., 1984. - 136 с. 2.40. 2.41. Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1973. - 271 с. 2.42. 2.43. Комиссаров В. Использование полиграфа в сфере борьбы с преступностью // Законность, 1995. № 11. - С. 43 - 45. 2.44. 2.45. Комиссаров В.И. Проблемы предварительного расследования преступлений в свете обеспечения прав человека // Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Часть 2. - Саратов, 1999. -С. 112- 114. 2.46. 2.47. Комиссаров В.И. Защита прав и свобод свидетелей и потерпевших в уголовном судопроизводстве // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конфе- ренция (3-4 октября 2001 г.) / Под ред. А.И. Демидова. - Саратов, 2001. -С. 210-212. 2.48. 2.49. Комиссарова Я.В. Полиграф как дополнительное средство защиты прав и законных интересов субъектов уголовного судопроизводства // Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Часть 2. -Саратов, 1999.-С. 123. 2.50. 2.51. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. A.M. Рекункова и А.К. Орлова. - М., 1981. - 536 с. 2.52.

193

2.43. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР /Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. - М, 1999. - 730 с. 2.44. 2.45. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. И.Л. Петрухина. Издание второе, переработанное и дополненное. -М, 2000. - 672 с. 2.46. 2.47. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М., 2002. - 864 с. 2.48. 2.49. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/ Постатейный. / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского -М., 2002. - 768 с. 2.50. 2.51. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. - М., 2002. - 1039 с. 2.52. 2.53. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. А.Я. Сухарева. - М., 2002. - 896 с. 2.54. 2.55. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. - Спб., 2003. - 1008 с. 2.56. 2.57. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин.-М., 1992.- 111с. 2.58. 2.59. Корнуков В.М., Холоденко В.Д. Учебно-методическое пособие по уголовному процессу. - Саратов, 1994. - 32 с. 2.60. 2.61. Корнуков В.М., Лазарев В.А., Холоденко В.Д. Возбуждение уголовного дела в системе уголовно-процессуальной деятельности. -Саратов, 2002. -156 с. 2.62. 2.63. Криминалистика: Учеб. для вузов. / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др. / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М., 2000. - 672 с. 2.64.

194

2.54. Крылов И. Ф., Бастрыкин А. И. Розыск, дознание, следствие. Учебное пособие. - Ленинград, 1984. - 217 с. 2.55. 2.56. Кузнецов Н.П., Панюшкин В.А. О некоторых понятиях уголовно- процессуального доказывания и развитии его процессуальной формы // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. - Воронеж, 1979. - С. 105 - 116. 2.57. 2.58. Лазарев В.А. Возбуждение уголовного дела как акт правового реагирования на преступные посягательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 2001. - 24 с. 2.59. 2.60. Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. - Самара, 2000. - 232 с. 2.61. 2.62. Ларин A.M. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК - 1997 // Российская юстиция, 1997. № 9. - С. 9 - 10. 2.63. 2.64. Лебедев В.М. Проблемы становления и развития судебной власти в Российской Федерации. - М., 1999. - 384 с. 2.65. 2.66. Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем: Справочник. - М., 1987. - 112 с. 2.67. 2.68. Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция. 2002. № 7. - С. 5 - 7. 2.69. 2.70. Маслов А.Г. Проверка показаний обвиняемого на предварительном следствии (учебно-практическое пособие для следователей). - Саратов, 1989.- 60 с. 2.71. 2.72. Маслов А.Г. Показания обвиняемого и процесс доказывания (учебно-практическое пособие для следователей). - Саратов, 1996. - 32 с. 2.73. 2.74. Маслов А.Г. Возможности допроса обвиняемого в процессе доказывания обвинения // Вестник Саратовской государственной академии права. 1998. № 4[15]. - С. 58 - 59. 2.75.

195

2.65. Михальчук А.Е. Участие третьих лиц в допросе обвиняемого (подозреваемого) и его влияние на уголовно-процессуальную деятель- ность // Проблемы повышения качества уголовно-процессуальной деятельности в условиях перестройки. Межвузовский сборник научных трудов. - Ижевск, 1989. - С. 124 - 128. 2.66. 2.67. Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве.-Киев, 1984.- 133 с. 2.68. 2.69. Настольная книга судьи. - М., 1972. - 744 с. 2.70. 2.71. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. - М., 2002. - 991с. 2.72. 2.73. Николаева Т.П. Деятельность защитника на судебном следствии. - Саратов, 1987.- 100 с. 2.74. 2.75. Нула Моул, Катарина Харби, Алексеева Л.Б. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод / Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство. Прецеденты и комментарии. - М., 2001.-143 с. 2.76. 2.77. Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Швецовой. -М., 1984.-797 с. 2.78. 2.79. Панько Н.К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. - Воронеж, 2000. - 146 с. 2.80. 2.81. Пашин С. Допустимость доказательств (информация) // Советская юстиция. 1993. №7. - С. 27-28. 2.82. 2.83. Пашин С.А. Доказательства в Российском уголовном процессе / Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Вып. 1.-М., 1996.- 424 с. 2.84. 2.85. Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). -М., 1999.-392 с. 2.86.

196

2.76. Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы - уголовного судопроизводства в свете нового УПК РФ // Прокурорская и следствен- ная практика. - М., 2002. № 1 - 2. - С. 105 - 116. 2.77. 2.78. Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России (материалы научной конференции 22 -23 января 2002 г., Москва) / Отв. ред. И.Б. Михайловская. - М., 2002. - С. 6-17. 2.79. 2.80. Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей. Научно-практическое пособие. Коллектив авторов. - М., 2002. - 420 с. 2.81. 2.82. Подольный Н. Аудиозапись исключит фальсификацию протокола судебного заседания // Российская юстиция. 2002. № 8. - С. 36. 2.83. 2.84. Подшибякин А.С., Холодный Ю.И. Об уточнении и дополнении объектов криминалистической диагностики // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно- практическая конференция (3-4 октября 2001 г.) /Под ред. А. И. Демидова. - Саратов, 2001. - С. 225 - 227. 2.85. 2.81.Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973.-368 с.

2.82. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. - Минск, 1978. - 176 с. 2.83. 2.84. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. - М., 1998. - 208 с. 2.85. 2.86. Рассмотрение дел судом присяжных: Научно-практическое пособие / Отв. ред В.М. Лебедев. - М., 1998. - 228 с. 2.87. 2.88. Рахунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. - М., 1955. - 164 с. 2.89.

197

2.86. Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. - М., 1998. - 732 с. 2.87. 2.88. Руководство по расследованию преступлений: Учебное пособие / Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. - М., 2002. - 768 с. 2.89. 2.90. Рыжаков А. П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - М, - 1024 с. 2.91. 2.92. Селиванов Н.А. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследовании // Законность, 1994. № 4. - С. 23 -28. 2.93. 2.94. Сердюков П. П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. - Иркутск, 1981. - 86 с. 2.95. 2.96. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактиче- ские и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. - Волгоград, 1984. - 240 с. 2.97. 2.98. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. - М., 2001. - 501с. 2.99. 2.100. Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. Учебное пособие. - М., 1973. - 160 с. 2.101. 2.102. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности / Отв. ред. В.М. Савицкий . - М, 1979. - 319 с. 2.103. 2.104. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Л. М. Карнеевой, П.А. Лупинской, И.В. Тыричева. - М, 1980. - 568 с. 2.105. 2.106. Советский уголовный процесс / Под ред. С. В. Бородина. - М., 1982. -578 с. 2.107. 2.108. Советский уголовный процесс. Вопросы Особенной части / Под ред. В.М. Корнукова. - Саратов, 1988. - 199 с. 2.109. 2.110. Соловьев А. Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. Методическое пособие. - М., 2001 - 136 с. 2.111.

198

2.99. Степура И. Двойники за решеткой // Российская газета. 2000, 29 сентября.

2.100. Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М, 1982.-174 с. 2.101. 2.102. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М., 1968.-470 с. 2.103. 2.104. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. - М., 1970.-516 с. 2.105. 2.106. Строгович М.С. Пантелеев И.Ф. Укрепление социалистической законности в уголовном судопроизводстве // Советское государство и право. 1978. №6.-С. 67-73. 2.107. 2.108. Суд присяжных. - М.,1994. - 372 с. 2.109. 2.110. Тарасов А.А. Расследование преступлений группой следователей: процессуальные и тактико-психологические проблемы. - Самара, 2000. - 132 с. 2.111. 2.112. Тащилина СМ. Адвокат и суд присяжных в России - М., 2001. - 232 с. 2.113. 2.114. Тенчов Э.С. Актуальные вопросы судебно-правовой реформы в России // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конференция (3-4 октября 2001 г.). - Саратов, 2001. - С. 92 - 93. 2.115. 2.116. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - М., 1997. - 672 с. 2.117. 2.118. Трусов А. И. Судебное доказывание в свете идей кибернетики // Вопросы кибернетики и право. - М., 1967. - С. 164 -179. 2.119. 2.120. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. -М., 1997. - 591с. 2.121.

199

2.111. Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР: Науч.-практ. коммент. / В.Г. Белоусенко, Ю.М. Грошевой, А.Я. Дубинский и др.; Отв. ред. П.Г. Цупренко. - Киев, 1984. - 595 с. 2.112. 2.113. Уголовный кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В. М. Лебедев. - М., 1998. - 768 с. 2.114. 2.113. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. - М, 1998. - 591 с.

2.114. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1996. - 510 с. 2.115. 2.116. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под общ. ред. А.С. Кобликова. - М., 2000. - 384 с. 2.117. 2.118. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2001. - 520 с. 2.119. 2.120. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. -Казань, 1976.-206 с. 2.121. 2.122. Холоденко В.Д. Процессуальный порядок производства отдельных следственных действий и вопросы его совершенствования // Проблемы повышения качества следствия в органах прокуратуры. Материалы научно-методической конференции 21-22 апреля 1994 года. - Саратов, 1994.-С. 50-53. 2.123. 2.124. Холоденко В.Д. Уголовно-процессуальное регулирование деятельности следователя: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1985. -20 с. 2.125. 2.126. Холоденко В.Д. Предупреждение и пресечение распространения наркотических средств как одна из задач уголовного судопроизводства // За диктатуру закона. Проблемы региональной безопасности. Вып. 2. - Саратов. 1999. - С. 78 - 82. 2.127.

200

2.121. Холоденко В.Д. Проблемы освобождения суда от выполнения несвойственных ему функций // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конфе- ренция (3-4 октября 2001 г.) / Под ред. А.И. Демидова. - Саратов, 2001.-С. 98-100. 2.122. 2.123. Холоденко В.Д. Освобождение суда от выполнения несвойственных ему функций: реальность и перспективы // Правовая политика и правовая жизнь. - Саратов-Москва, 2002. № 2. - С. 128 - 141. 2.124. 2.125. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и права человека // Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Часть 2. - Саратов, 1999. - С. 124. 2.126. 2.127. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и психическое отражение // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. -Тольятти, 2001. №18.-С. 206-220. 2.128. 2.129. Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. - М., 1988.-160 с. 2.130. 2.131. Чеканов В.Я. Прокурорский надзор в уголовном судопроизводстве. -Саратов, 1972.- 188 с. 2.132. 2.133. Черкасов А.Д., Громов Н.А. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности // Государство и право. 1995. № 12. - С. 70 - 75. 2.134. 2.135. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М., 2000. - 232 с. 2.136. 2.137. Шевченко П. Основания возвращения дела на доследование нуждаются в уточнении // Советская юстиция. 1972. № 24. - С. 11. 2.138. 2.139. Шейфер Л. С. Ведение протокола судебного заседания как гарантия прав участников процесса // Адвокатура и современность. - М., 1987. -С. 101 - 104. 2.140.

201

2.131. Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. - Саратов, 1986. - 171с. 2.132. 2.133. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. -М., 1981.- 128с. 2.134. 2.135. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. -М., 2001. -208 с. 2.136. 2.137. Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. Пособие. - М., 1996. - 123 с. 2.138. 2.139. Элькинд П.С Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - Ленинград, 1976. - 143 с. 2.140. 2.141.