lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Виноградова, Ольга Борисовна. - Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 203 с. РГБ ОД, 61:03-12/901-2

Posted in:

У: M-&I9CI- I I

МВД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Виноградова Ольга Борисовна

ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩИМ ОСНОВАНИЯМ

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Специальность 12.00.09 — уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно- розыскная деятельность

Научный руководитель Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Журавлев Р.А.

/ МОСКВА —2003

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Правовая сущность прекращения уголовного дела

по нереабилитирующим основаниям 11

§ 1. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям как часть института прекращения уголовного

дела и уголовного преследования 11

§ 2. Понятие, сущность и классификация нереабилитирующих

оснований прекращения уголовного дела 31

Глава 2. Основания и процессуальный порядок прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, исключающим производство

по уголовному делу 49

§ 1. Истечение сроков давности уголовного преследования

как основание прекращения уголовного дела 49

§ 2. Прекращение уголовного дела в отношении умершего…. 73 Глава 3. Основания и процессуальный порядок прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям,

допускающим прекращение уголовного дела 87

§ 1. Прекращение уголовного дела вследствие акта об

амнистии 87

§ 2. Прекращение уголовного дела в связи с примирением

сторон 104

§ 3. Прекращение уголовного дела в связи с изменением

обстановки 127

§4. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным

раскаянием 144

§ 5. Прекращение уголовного дела в связи с применением

принудительных мер воспитательного воздействия 160

Заключение 179

Список использованной литературы 195

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В настоящее время можно кон- статировать завершение основного этапа приведения российского уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми нормами.

Принятие нового Уголовно-процессуального закона1 позволяет вы- делить ряд принципиальных изменений в концепции законодателя по совершенствованию уголовного судопроизводства.

Изменения коснулись и института прекращения уголовного дела. Введение на законодательном уровне понятия уголовного преследования привело к необходимости пересмотра ранее существовавших положений и признания появления в уголовном процессе нового института — прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

Новый уголовно-процессуальный институт прекращения уголовного дела и уголовного преследования представлен иными, чем в УПК РСФСР, основаниями прекращения уголовного дела. Закрепление на законодательном уровне понятия реабилитация, а также условий, при наличии которых участники уголовного процесса приобретают право на реабилитацию, привело к необходимости исследовать вопросы, касающиеся конкретизации перечня нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела.

Анализ соответствующих норм УПК РФ приводит к выводу о том, что нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела претер- пели значительные изменения, которые коснулись не только их системы, но и юридической природы.

Это представляется важным, как для теории, так и для практики в связи с тем, что в зависимости от правовой природы оснований прекращения уголовного дела наступают различные последствия для лиц, подвер- гающихся уголовному преследованию.

4

Перечисленные в законе те или иные основания прекращения уго- ловного дела, относящиеся к числу нереабилитирующих, в каждом кон- кретном случае их применения порождают определенные правоотношения между участниками уголовного судопроизводства. Различны также условия и процедура принятия решения о прекращении уголовного дела.

Проведенное исследование убедительно свидетельствует о весьма широком и стабильном применении на практике уголовно- процессуальных норм, регламентирующих различные основания прекращения уголовного дела, в том числе и нереабилитирующие. Так, например, по данным ГИЦ МВД РФ, в 1997 году прокуратурой прекращены 22.976 уголовных дел, следователями и дознавателями с согласия прокурора — 162.613 уголовных дел; в 1998 году указанные показатели выглядят следующим образом: прокуратурой прекращены 24.466 уголовных дел, следователями и дознавателями с согласия прокурора — 166.025 уголовных дел; в 1999 году — соответственно 23.034 и 171.106, в 2000 году — 24.231 и 173.665 , в 2001 году — 22.457 и 146.322, а с января по июнь 2002 года — 11.098 и 145.001 . По различным нереабилитирующим основаниям уголовные дела прекращаются в среднем в 67% случаев.

Оптимизация правоприменительной деятельности неразрывно связана с изучением, обобщением и анализом теоретических положений, пра- вовых норм, исследованием практики их применения.

Нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела по- стоянно находились в центре внимания ученых-процессуалистов, и дли- тельное время разрабатывались в теории уголовного процесса. Большой вклад в научные исследования внесли такие ученые, как А.С. Барабаш, Н.А. Власова, Л.М. Володина, А.П. Гуляев, А.Я. Дубинский, Н.В. Жогин, A.M. Ларин, Г.М. Миньковский, В.А. Михайлов, В.В. Николюк, А.А. Рза-ев, В.М. Савицкий, А.В. Савкин, Ф.Н. Фаткуллин, Г.П. Химичева, А.А. Чу-вилев, С.А. Шейфер, СП. Щерба, П.С. Элькинд и целый ряд других.

’ Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 2001. — № 52.

5

Правовая категория — уголовное преследование рассматривалась и теоретически обосновывалась еще в дореволюционной России такими учеными-процессуалистами, как И.Я. Фойницкий, СИ. Викторский.

Вместе с тем правовая регламентация нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, особенно в связи с введением в действие нового УПК, нуждается в дальнейшем исследовании и совершенство- вании.

Актуальная проблема обобщения ранее накопленного теоретического наследия в совокупности с анализом нового уголовно-процессуального закона и практики его применения с целью изучения особенностей уголовно-процессуального института прекращения уголовного дела и уголовного преследования, его места и роли в уголовном судопроизводстве, конкретизации перечня нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, изучения их специфической юридической природы, особенностей правоотношений, возникающих между участниками уголовного судопроизводства при прекращении уголовного дела по данным основаниям, условий и процедуры завершения судопроизводства. Все это и обусловило необходимость данного исследования.

В практике прекращения уголовных дел органами предварительного расследования органов внутренних дел наличествует целый ряд неразрешенных проблем:

1) спорными являются положения уголовно-процессуального закона, касающиеся возможности прекращения уголовных дел в отношении по- дозреваемого; 2) 3) не определен комплекс процессуальных действий, которые должны быть совершены до принятия решения о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям; 4) 5) значительно сужены права потерпевшего и гражданского истца в случае прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, 6)

6

в частности, принудительное возмещение вреда, причиненного преступлением, становится возможным только в гражданском порядке;

4) имеются противоречия между уголовным и уголовно-процес суальным законом, который дозволяет прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (ст. 25, 28 УПК РФ) при совершении преступления как небольшой, так и средней тяжести;

5) применение принудительных мер воспитательного действия к не совершеннолетнему предполагает прекращение уголовного преследования следователем (дознавателем), вместе с тем судопроизводство продолжает ся, и судом назначаются вышеназванные меры.

Соискатель полагает, что в свете нового уголовно-процессуального закона, с учетом распространенности и практической значимости института прекращения уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, отсутствие комплексных теоретических разработок и прикладных исследований по указанным и иным проблемам достаточно убедительно свидетельствует об актуальности избранной темы диссертационного исследования.

Объект и предмет исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства, возникающие между участниками уголовного процесса в связи с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Предмет исследования составляет правовое регулирование и практика применения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, рег- ламентирующих основания и процессуальный порядок прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Целью диссертационного исследования является совершенствование уголовно-процессуального института и практики прекращения уголов-

7

ного дела по нереабилитирующим основаниям, что определило следующие задачи исследования:

1) произведение исторического и сравнительно-правового анализа развития института прекращения уголовного дела и появления нового института прекращения уголовного дела и уголовного преследования; 2) 3) определение сущности прекращения уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям; 4) 5) исследование совокупности нереабилитирующих оснований пре- кращения уголовного дела и уголовного преследования с учетом изменений в уголовно-процессуальном законодательстве; 6) 7) исследование механизма прекращения уголовного дела по каждому из нереабилитирующих оснований, особенности процессуального по- рядка осуществления данного вида деятельности; 8) 9) теоретические обоснования путей совершенствования деятельности органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, при прекра- щении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. 10) Методология и методика исследования. В основу методологии ис- следования легли положения материалистической диалектики как всеоб- щего метода познания. Кроме того, применялись общие и частные методы научного познания, а также социологический, исторический, сравнительно-правовой, системно-правовой и другие. Это позволило объективно оценить исследуемые явления, рассмотреть их во взаимосвязи, взаимообусловленности и в развитии.

Диссертационное исследование базируется на изучении обширной законодательной базы, международно-правовых и научных источников, содержащих положения, имеющие отношение к избранной теме.

Эмпирическую базу исследования составляет: опрос 23 руководителей следственных подразделений, 108 следователей и дознавателей органов
внутренних дел г. Москвы; изучение 150 архивных уголовных дел,

8

прекращенных органами предварительного расследования по различным нереабилитирующим основаниям в 1997-2002 г., а также статистические данные ГИЦ МВД РФ за период с 1997 по 2001 г.

Научная новизна исследования определяется комплексным иссле- дованием института прекращения уголовного дела и уголовного преследования, нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, теоретических и практических проблем, связанных с их применением в ходе уголовного судопроизводства в свете нового уголовно-процессуального законодательства.

Впервые был проведен анализ совокупности нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, предусмотренной УПК РФ, дана их классификация, сформулировано понятие с учетом появления в уголовно-процессуальном законодательстве нового института — реабилитации. Установлена взаимосвязь и взаимообусловленность прекращения уголовного дела и уголовного преследования и особенности прекращения уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. Конкретизирован круг субъектов, осуществляющих уголовное преследование и уполномоченных в соответствии с законом завершать уголовное судопроизводство путем прекращения уголовного дела и уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. Проанализировано каждое из нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и даны практические рекомендации по совершенствованию правового регулирования и процедуры данного направления уголовно-процессуальной деятельности.

Проведенное исследование пополняет теоретические основы уголовного судопроизводства по вопросам, касающимся прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Теоретическая и практическая значимость результатов иссле- дования определяется тем, что содержащиеся в диссертации положения

9

теоретического и прикладного характера могут использоваться в нормо-творческом процессе, в правоприменительной практике органов уголовного судопроизводства, в учебном процессе учебных заведений юридического профиля, а также в дальнейших исследованиях нового уголовно-процессуального института — прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

На защиту вынесены следующие положения:

  1. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям представляет собой часть единого правового института прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Под прекращением уголовного преследования понимается завершение стороной обвинения соответствующей деятельности в рамках конкретного уголовного дела, а под прекращением уголовного дела — один из видов окончания уголовного дела.
  2. Группу содержащихся в законе нереабилитирующих оснований следует классифицировать:

1) в зависимости от их правовой природы: процессуально-правовые и материально-правовые; 2) 3) по видам завершения судопроизводства: исключающие производство по уголовному делу и допускающие прекращение уголовного дела (уголовного преследования); 4) 5) по характеру полномочий, предоставленным должностным лицам: императивные и дискреционные. 6) 3. Автором предлагается дополнить ст. 25 УПК РФ в части расшире ния перечня участников, по инициативе которых возможно прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон путем включения в него представителя потерпевшего, частного обвинителя и представителя част ного обвинителя.

  1. Основания прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности совершения преступления относятся к нереабилитирую-

10

щим. В связи с этим потерпевший и гражданский истец по данной категории дел должны быть наделены соответствующими правами, в частности, правом быть уведомленными и получить копию постановления о прекращении уголовного дела, что предполагает внесение соответствующих дополнений в ч. 4 ст. 213 УПК РФ.

  1. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям допустимо только в отношении обвиняемого.
  2. В соответствии с уголовно-процессуальным законом (ст. 427 УПК РФ) возможно прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего без прекращения уголовного дела, в том случае, когда материалы дела направляются в суд с ходатайством о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия.
  3. Апробация результатов исследования и внедрение. Основные тео- ретические выводы исследования и основанные на них практические ре- комендации доложены и обсуждены на заседании кафедры уголовного процесса, изложены автором в трех опубликованных статьях.

Результаты исследования нашли применение в учебном процессе по курсу «Уголовный процесс» Московского университета МВД РФ, в подготовке методических рекомендаций по совершенствованию деятельности органов предварительного расследования при прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям.

Структура и объем диссертации определены исходя из логики ис- следования, его целей и задач. Работа включает в себя введение, три главы, содержащие 9 параграфов, заключение, список правовых источников и научной литературы, использованных при написании. Работа оформлена в соответствии с существующими стандартами, установленными Государственным высшим аттестационным комитетом Российской Федерации. Объем диссертационного исследования составляет 203 машинописных страницы.

11

ГЛАВА 1. ПРАВОВАЯ СУЩНОСТЬ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩИМ

ОСНОВАНИЯМ

§ 1. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям как часть института прекращения уголовного дела

и уголовного преследования

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования пред- ставляет собой самостоятельный правовой институт, включающий сово- купность уголовно-процессуальных норм, регламентирующих основания и процессуальный порядок одного из предусмотренных законом видов окончания производства по уголовному делу.

Как показали результаты проведенного соискателем исследования, 72% опрошенных респондентов полагают, что предусмотренный в законе порядок прекращения уголовного дела (уголовного преследования), как один из видов окончания производства по уголовному делу, отвечает задачам уголовного судопроизводства и соответствует его принципам.

Ранее действовавший УПК РСФСР фактически не содержал понятия «уголовное преследование». Однако ретроспективный взгляд на историю развития и становления российского уголовного судопроизводства позволяет сделать вывод о том, что уголовное преследование не является новым, ранее практически не использовавшимся и не исследуемым правовым понятием.

Так, И.Я. Фойницкий, анализируя Устав Уголовного Судопроизводства России, констатировал, что «…возбуждение уголовного преследования, по смыслу действующего законодательства, слагается из двух процес- суальных актов — предъявления обвинения суду и принятия его судом… Возбуждается уголовное преследование или жалобой потерпевшего, или предложением прокуратуры, или требованием начальства обвиняемого и

12

некоторых правительственных органов, или определением судьи, следователя или коллегиального суда».1 При этом под прекращением уголовного преследования «…разумеется судебное определение, которым постановляется, что дальнейшее рассмотрение в судебном порядке возбужденного обвинения не может иметь места и все принятые против обвиняемого меры подлежат отмене».2

СИ. Викторский понимал под уголовным преследованием полномочия государства требовать расследования дела судебным порядком и нака- зания виновного, а под прекращением уголовного преследования — «…судебное определение о том, что дальнейшее преследование не имеет места и смысла и что принудительные меры против подозреваемого должны быть отменены».3

Анализ теории и практики уголовного судопроизводства в рамках УПК РСФСР 1961 года также представлен различными точками зрения о содержании понятия уголовное преследование, о моменте его начала и прекращения.

A.M. Ларин пишет: «Уголовное преследование есть предшествующее разрешению дела формулирование, обоснование и отстаивание следо- вателем и прокурором вывода о совершении определенным лицом преступления или общественно опасного деяния (в состоянии невменяемости)» .

По мнению Б.Т. Безлепкина уголовное преследование представляет собой одну из уголовно-процессуальных функций. Она включает в себя: возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица, задержание по подозрению в совершении преступления, вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявление обвинения, измене-

См. Фойницкий И.Я.. Курс уголовного судопроизводства. Санкт-Петербург: «Альфа», 1996. — СЮ.

2 См. Там же. С. 55.

3 Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М.: Юридическое бюро «Городец», 1997. — С. 232.

4 Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции- очерки. М.:«БЕК», 1977. —С. 156

13

ние обвинения в сторону, ухудшающую положение обвиняемого, составление обвинительного заключения и направление уголовного дела прокурору, утверждение обвинительного заключения прокурором и направление уголовного дела в суд, поддержание государственного обвинения в суде первой инстанции, избрание мер пресечения (в том числе в отношении подозреваемого), опротестование в различных судебных инстанциях оправдательного приговора, а также обвинительного приговора по мотивам необходимости применения закона о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания. Данную функцию осуществляют органы предварительного расследования, прокурор, общественный обвинитель, потерпевший, гражданский истец и их представители. По мнению автора, за исклю- чением таких действий, как задержание по подозрению в совершении преступления, избрание меры пресечения в отношении подозреваемого указанная функция по сути дела совпадает с функцией обвинения.1

Мы разделяем позицию указанных выше ученых, в соответствии с которой уголовное преследование определяется в общем плане как дея- тельность специально уполномоченных должностных лиц и иных участников уголовного процесса, направленная на доказывание вывода о причастности конкретного лица к совершению преступления (общественно опасного деяния) и назначение справедливого наказания. Вместе с тем, полагаем, что освещение вопросов прекращения уголовного дела и уголовного преследования вообще, и по нереабилитирующим основаниям, в частности, будет неполным без анализа некоторых теоретических и правовых положений, касающихся начала и завершения уголовного преследования, конкретизации процессуальных полномочий участников уголовного судопроизводства в уголовном преследовании.

1 Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс. Учебник. Под ред. проф. И.Л.Петрухина. М.: «Проспект», 2001. —С. 89.

14

В соответствии с новым уголовно-процессуальным законом под уго- ловным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения с целью изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). По нашему мнению, данная формулировка не в полной мере отражает сущность уголовного преследования, как специфического вида процессуальной деятельности. Сторона обвинения представлена в законе прокурором, следователем, дознавателем, частным обвинителем, потерпевшим, его законным представителем и представителем, гражданским истцом и его представителем (п. 47 ст. 5 УПК РФ). По смыслу статьи 21 УПК РФ прокурор, следователь дознаватель осуществляют уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, а также при наличии определенных условий и по делам частного обвинения. Потерпевший, его законный представитель и (или представитель) вправе участвовать в уголовном преследовании (ст. 22 УПК). Думается, аналогичным образом должно определяться и участие гражданского истца (или его представителя), однако закон никаких конкретных указаний на этот счет не содержит.

С учетом изложенного, соискатель полагает, что под правом граж- данского истца (или его представителя) участвовать в уголовном преследовании следует понимать предусмотренные в ст. ст. 44 и 45 УПК РФ положения, определяющие процессуальный статус указанных участников.

По делам частного обвинения предусмотрена несколько иная форма участия потерпевшего (его законного представителя или представителя) — выдвижение обвинения или его поддержание (ст. 22 УПК РФ). Между тем, анализ процессуальных норм, регламентирующих производство по уголовным делам, подсудным мировому судье, к числу которых закон относит дела частного обвинения, позволяет сделать вывод о том, что и частный обвинитель фактически участвует в уголовном преследовании, а не осуще-

15

ствляет его. Так, в соответствии со ст. 43 УПК РФ «Частным обвинителем признается лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, предусмотренном статьей 318 настоящего кодекса и поддерживающее обвинение в суде». Статья 318, в свою очередь, регламентирует, что уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем. Между тем, как полагает автор, подача заявления вовсе не означает начала уголовного преследования. Во- первых, к содержанию заявления предъявляются соответствующие требования, а, во-вторых, принятию дела судом к производству (а именно с этого момента лицо приобретает процессуальный статус частного обвинителя) предшествует проверка не только соответствия содержания заявления требованиям закона, но и обстоятельств, свидетельствующих о наличии признаков преступления, подсудного мировому судье. Указанные направления процессуальной деятельности осуществляются мировым судьей. От его же решения, в конечном итоге, зависит начало уголовного преследования в отношении конкретных лиц, фигурирующих в заявлении частного обвинителя и его завершение.

Мы полагаем, что существует различие в понятиях осуществление уголовного преследования и участие в уголовном преследовании. Возбуждать уголовное преследование и прекращать его могут только специально уполномоченные должностные лица, в то время как иные участники, предусмотренные законом, могут инициировать его начало и прекращение, а также участвовать в осуществлении данного вида процессуальной деятельности.

В рамках настоящего исследования вопрос об определении сущности уголовного преследования представляется актуальным, так как установление в ходе расследования и разрешения дела по существу предусмотренных законом нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела влечет за собой прекращение уголовного дела и уголовного преследования.

16

В соответствии со ст. ст. 158, 212, 239, 254 УПК РФ прекращение уголовного дела представляет собой одну из форм окончания уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу, как на этапе предварительного расследования, так и при разрешении дела судом первой инстанции.

Сущность прекращения уголовного дела определяется в юридической литературе неоднозначно. Некоторые авторы полагают, что при пре- кращении, дело по существу не разрешается. По их мнению, в зависимости от оснований прекращения уголовного дела органы следствия либо признают несостоятельной постановку вопроса об уголовной ответственности лица, которому предъявляли обвинение, либо «…исходят из вывода о совершении лицом инкриминируемого преступления, однако не принимают какого-либо официального решения о признании его виновным, поскольку они не могут подменить судебные учреждения».1 Мы отдаем предпочтение позиции сторонников иной точки зрения, в соответствии с которой прекращение уголовного дела следует рассматривать как его разрешение по существу2.

Большинство ученых - процессуалистов полагают, что решение о прекращении уголовного дела носит окончательный характер3 и влечет за собой прекращение уголовно-процессуальных отношений по этому делу,

1 Жогин Н.В., .Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М: Юридическая литература, 1965. — С. 51.

2 См., например, Дубинский АЛ. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. Киевская высшая школа. Киев, 1975. — С. 10., Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. М., 1957. — С.51, Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961.— С.129.

3 См., например, Лиеде А.А.. Общественное поручительство в уголовном судопроизводстве. Рига,1963.— С.169-170; Степанов В.Г., Шимановский В.В. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. Ленинград, 1979.— С.4, Казанджан М.А. Прекращение уголовного дела следователями органов внутренних дел. Лекция. Ташкент, 1987. —С.5-6.

17

так как их возникновение, развитие, изменение и прекращение неразрывно связано с уголовно-процессуальной деятельностью.1

В ходе прекращения уголовного дела не только констатируется факт завершения судопроизводства, но и решаются вопросы, направленные на восстановление гражданских прав лиц, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование, а также иных субъектов уголовного процесса: об отмене применявшихся мер процессуального принуждения (задержание, мера пресечения, отстранение от должности, наложение ареста на имущество), о вещественных доказательствах и иных предметах и документах, изымавшихся по делу.

Б.Т. Безлепкин справедливо отмечает, что «Под прекращением уго- ловного дела в стадии предварительного расследования понимается такое его окончание, которое производится в силу наличия обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу, либо оснований для освобождения лица от уголовной ответственности. В любом случае с прекращением уголовного дела процессуальная деятельность по нему полностью заканчивается, дальнейшее движение дела исключается… Пре-кращенное уголовное дело подлежит сдаче в архив на хранение». Очевидно, что в данном случае речь не идет о случаях, когда в силу определенных условий производство по делу возобновляется.

Интересна в этой связи и позиция В. А. Михайлова, который отмечает, что «…прекращением уголовного дела разрешается по существу вопрос об уголовной ответственности обвиняемого (подозреваемого)».3

1 Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права ЛГУ, 1963.— С.9-21.

2 Уголовный процесс. Учебник. Под ред. Петрухина И.Л. М.: Проспект, 2001. — С. 313. Кроме того, следует заметить, что речь о случаях законного и обоснованного прекращения уголовного дела, то есть о постановления о прекращении, не отмененных в установленном порядке.

Михайлов В.А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Волгоград, 1970. — С. 10.

18

Прекращение уголовного дела можно рассматривать не только как форму окончания производства по уголовному делу, но и как процессуальный акт (постановление или определение о прекращении уголовного дела), юридический факт, порождающий право заинтересованных субъектов на обжалование, процессуальную гарантию для граждан против необоснованного их привлечения к уголовной ответственности.1 Однако, как справедливо отмечает Н.В. Угольникова, все это «проявления одного института, форма реализации норм, входящих в институт прекращения уголовного

2

дела».

С принятием нового уголовно-процессуального закона сущность ин- ститута прекращения уголовного дела несколько изменилась, так как изменилось содержание юридических норм, ее определяющих. Это связано с законодательным закреплением понятия уголовное преследование. По смыслу норм нового уголовно-процессуального кодекса прекращение уголовного дела влечет одновременно прекращение уголовного преследования (ч.З ст. 24 УПК РФ). Следует ли в этой связи отождествлять прекращение уголовного дела и прекращение уголовного преследования? Проведенный анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод о том, что такой подход не во всех случаях правомерен.

Статья 24 УПК РФ содержит перечень оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела. При этом при на- личии перечисленных в ней оснований уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению. Императивный характер нормы обязывает должностных лиц в предусмотренных

1 См., например, Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. — С.304, Михайлов В.А. Указанная работа. — С. 10-11, Шейфер С.А. Прекращение дела в советском уголовном процессе. Автореф. дис. к .ю. н. М., 1963. — С. 4.

Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Дис. к. ю. н. Московская Академия МВДРоссии. М.,2000. — С. 13.

19

законом случаях решить вопрос однозначно. Из перечисленных в статье оснований к числу нереабилитирующих относятся:

  1. Истечение сроков давности уголовного преследования;
  2. Смерть подозреваемого или обвиняемого (за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего). При их наличии, как было отмечено, прекращение уголовного дела ведет к прекращению уголовного преследования.
  3. Отсутствие события преступления (п. 1), отсутствие в деянии состава преступления (п. 2), отсутствие заявления потерпевшего по делам частно-публичного и частного обвинения, в случаях, когда уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (п. 5), и отсутствие согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого отдельных категорий лиц, указанных статье 448 УПК РФ1 (п. 6) ст. 24 УПК РФ являются реабилитирующими основаниями прекращения уголовного дела. Указанное положение вытекает из содержания ст. 133 УПК РФ, содержащей перечень оснований, дающих право на реабилитацию.2

Статья 25 УПК РФ регламентирует прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, а статья 26 УПК РФ — прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки, что также относится к числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела. В указанных процессуальных нормах не конкретизировано, что прекращение уголовного дела влечет за собой прекращение уголовного преследования. Кроме того, прекращение уголовного дела по указанным основаниям это право соответствующих должностных лиц, то есть нормы не носят импе-

Речь идет об определенной категории лиц, обладающих профессиональным или должностным иммунитетом. Вновь принятый УПК содержит самостоятельную главу, посвященную особенностям судопроизводства по уголовным делам в отношении указанных лиц, детальное исследование которой выходит за рамки настоящего исследования.

2 Подробное изучение проблем реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела выходит за рамки настоящего исследования.

20

ративного характера, отличаясь тем самым от ст. 24 УПК РФ по своей сущности. В связи с этим, возникает вопрос, распространяется ли положение ч.З ст.24 УПК РФ на случаи прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и изменением обстановки.

Мы полагаем, что решение данного вопроса имеет как теоретическое, так и практическое значение, так как в этом случае речь идет о при- менении права, которое по смыслу общей теории права определяется как «Властная организующая деятельность компетентных органов и лиц, имеющая своей целью содействие адресатам правовых норм в реализации принадлежащих им прав и обязанностей, а также контроль за данным процессом»1.

По смыслу законодательной конструкции главы 4 «Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования» Уголовно-процессуального кодекса статья 24 УПК РФ является общей базовой регулятивной нормой по отношению к статьям 25 и 26 УПК РФ, регламентирующим иные частные случаи прекращения уголовного дела. Далее, в статьях 27 и 28 УПК РФ законодатель сформулировал основания прекращения уголовного преследования, подчеркнув тем самым, отсутствие в ряде случаев связи между прекращением уголовного преследования и прекращением уголовного дела.

Статья 24 УПК РФ содержит три части, каждая из которых регулирует определенную сферу уголовно-процессуальных правоотношений: часть 1 — вопросы, касающиеся обязанности соответствующих субъектов завершить судопроизводство прекращением уголовного дела; часть 2 — вопросы конкретизации процессуального основания прекращения уголовного дела при наличии определенных условий, а часть 3 — общее правило прекращения уголовного преследования в случае прекращения уголовного

Проблемы общей теории права и государства. Учебник для юридических вузов под ред. Нер-сесянцаВ.С. М., 1999. — С.425.

21

( дела, то есть правовые последствия прекращения уголовного дела для кон-

кретного лица. По нашему мнению, указанная часть нормы сформулирована по типу регулятивной по отношению к нормам, определяющим основания и процессуальный порядок прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и в связи с изменением обстановки и необходимость ее применения логически вытекает из законодательной конструкции анализируемой главы УПК РФ.1 Подчеркнем, несмотря на то, что решение о прекращении уголовного дела принимается на усмотрение соответствующих должностных лиц, правовые последствия такого решения связаны с прекращением уголовного преследования в отношении конкретного лица.

• Таким образом, когда есть основания для прекращения уголовного дела (в том числе и нереабилитирующие), перечисленные в ст. ст. с 24 по 26 УПК РФ, уголовное преследование прекращается одновременно с уго ловным делом. В том же случае, когда речь идет о наличии оснований прекращения уголовного преследования (ст. ст. 27, 28 УПК РФ), уголовное дело прекращается не всегда.

A.M. Ларин отмечает, что при наличии предусмотренных в УПК оснований (в том числе и нереабилитирующих) следователь прекращает своим постановлением уголовное преследование. Однако, прекращение уголовного преследования не всегда совпадает с прекращением уголовного

• дела. «Так, если привлечено или подлежат привлечению к участию в од ном деле несколько лиц, а основания прекращения преследования относят ся к одним из них и не относятся к другим, следователь прекращает уго ловное преследование одних и продолжает дело в отношении остальных»2.

Данная точка зрения, высказанная на базе анализа ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства, актуальна и по сей день. В этой связи В.П. Божьев обращает внимание на то, что: «УПК РФ

• ‘ Более подробно о вопросах правоприменения см.: Якупов Р.Х. Правоприменение в уголов ном процессе. МВШМ МВД РФ. М., 1993. —С. 148-150.

2 См. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. Указ. Работа. — С. 158

22

устанавливает и основания прекращения уголовного дела, и основания прекращения уголовного преследования. Поэтому законодатель счел необходимым специально указать (ч.4 ст.27) о допустимости в принципе прекращения уголовного преследования в отношении обвиняемого, подозреваемого без прекращения уголовного дела».1

Статься 27 УПК РФ содержит основания прекращения уголовного преследования в отношении обвиняемого или подозреваемого. Вопрос о вычленении из содержания указанной нормы нереабилитирующих оснований прекращения уголовного преследования по смыслу нового уголовно-процессуального закона является достаточно сложным. Так, часть 1 данной статьи содержит шесть оснований прекращения уголовного преследования:

1) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; 2) 3) прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1-6 части 1 статьи 24 УПК РФ; 4) 5) вследствие акта об амнистии; 6) 7) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; 8) 9) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотме- ненного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; 10) 1 См. Божьев В.П. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Комментарий. М.: Спарк, 2002. — С.59-60.

23

6) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.

Установление непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) однозначно относится к числу реабилитирующих оснований прекращения уголовного преследования. Указанное положение не вызывает никаких сомнений.

Прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) предполагает наличие согласия обвиняемого (ч. 2 ст. 27 УПК РФ). Очевидно, что наличие согласия на прекращение уголовного преследования свидетельствует о признании лицом своей причастности к совершению преступления. Кроме того, в соответствии с п. 1 ч. 6 ст. 302 УПК РФ издание акта об амнистии служит основанием для постановления обвинительного приговора. По смыслу ст. 133 УПК РФ прекращение уголовного дела по данному основанию не дает лицу права на реабилитацию. Поэтому данное основание относится к числу нереабили-тирующих.

Характеризуя основания, закрепленные в п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, следует обратиться к положению ч. 1 ст. 50 Конституции Российской Федерации в соответствии с которым никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. С целью недопущения нарушения прав граждан, Основной закон запрещает неоднократное преследование за совершение одного и того же преступления. В соответствии со ст. 133 УПК РФ, лица, подвергшиеся подобным незаконным действиям, имеют право на реабилитацию. В связи с изложенным, указанное основание прекращения уголовного преследования можно отнести к числу реабилитирующих. Аналогичным образом следует рассматривать и п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ,

24

регламентирующий прекращение уголовного преследования при условии, что в отношении конкретного лица по тому же обвинению следователем, прокурором или органом дознания уже было принято решение о прекращении уголовного дела. В соответствии со ст. 133 УПК РФ лица, в отношении которых уголовное преследование прекращается по указанным основаниям, также имеют право на реабилитацию.

Основание прекращения уголовного преследования по п. 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ по смыслу закона также относится к числу реабилитирующих, так как в соответствии со ст. 133 УПК РФ прекращение уголовного пре- следования по указанному основанию дает заинтересованным лицам право на реабилитацию. Мы полагаем, что в данном случае законодатель исходит из смысла содержания понятия реабилитация, подразумевающего порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию. Специально уполномоченные субъекты, принимающие решение в рамках пункта 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, накладывая вето на уголовное преследование Президента Российской Федерации, прекратившего свои полномочия, усматривают незаконность и необоснованность решений должностных лиц, действующих в рамках ст. 448 УПК РФ.

Таким образом, из перечисленных оснований прекращения уголовного преследования к числу нереабилитирующих можно отнести прекра- щение уголовного преследования вследствие акта об амнистии.

Обратимся к анализу пункта 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Являясь отсылочной по своему содержанию, данная норма адресует правоприменителя к пунктам с 1 по 6 ст. 24 УПК РФ. Как следует из содержания данной нормы, уголовное преследование прекращается в случае прекращения уголовного дела при отсутствии события преступления, отсутствии в деянии состава преступления, истечении сроков давности уголовного преследования, смерти подозреваемого или обвиняемого (за исключением случаев,

25

когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего), при отсутствии заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ), а также при отсутствии заключения суда о наличии признаков преступления в действиях определенных категорий лиц либо отсутствия согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в ст. 448 УПК РФ.1

По смыслу п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ основания, предусмотренные в п. 1 (отсутствие события преступления), п. 2 (отсутствие в деянии состава преступления), п. 5 (отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению) и п. 6 (отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в ст. 448 УК РФ, либо отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в ст. 448 УПК РФ) относятся к числу реабилитирующих.

Таким образом, подчеркнем (как было отмечено ранее), что к числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и, соответственно, уголовного преследования по смыслу ст. 27 УПК РФ, можно отнести: истечение сроков давности уголовного преследования и смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

1 Имеющееся место повторение содержания ч. 1 ст. 24 УПК РФ продиктовано сложностью сопоставления анализируемых норм в связи со значительным количеством содержащихся в них различных оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

26

Главу 4, посвященную, в частности, основаниям прекращения уго- ловного дела и уголовного преследования, завершает статья 28 УПК РФ, регламентирующая прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Данное основание прекращения уголовного преследования и регламентацию процессуального порядка осуществления этого вида процессуальной деятельности законодатель выделил в самостоятельную норму. Мы полагаем, что указанное обстоятельство связано со сложностью и специфическими особенностями деятельного раскаяния, как основания прекращения уголовного дела. Указанная норма состоит из 4 частей, каждая из которых предусматривает те или иные особенности процессуальной реализации регламентируемых положений.

Кроме того, УПК РФ содержит еще одно основание прекращения уголовного дела, которое по смыслу теории уголовного процесса относится к числу нереабилитирующих.1 Речь идет о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренного ст. 427 нового Уголовно-процессуального кодекса. Указанное основание не нашло своего отражения в анализируемых процессуальных нормах, регламентирующих основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Это связано с изменением структуры уголовно-процессуального закона, в соответствии с которым все вопросы, касающиеся особенностей судопроизводства по делам несовершеннолетних, выделены в специаль- ную главу (Глава 50 — Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних).2

См. Кобликов А.С. Окончание предварительного расследования. Уголовный процесс. Учебник под редакцией Божьева В.П. 2-е издание. М.: Спарк, 2000. — С. 331.

2 Уголовное дело может быть прекращено и в рамках производства о применении принудительных мер медицинского характера. Указанные вопросы выходят за рамки настоящего исследования.

27

Прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица в случае установления его непричастности к совершению преступления при отсутствии лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, может привести и к приостановлению предварительного расследования (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ).

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что законодатель в определенных случаях разделяет понятия прекращение уголовного дела и прекращение уголовного преследования, что вызывает необходимость их конкретизировать.

По нашему мнению, прекращение уголовного преследования пред- ставляет собой завершение стороной обвинения в соответствии с преду- смотренными в законе основаниями процессуальной деятельности, на- правленной на изобличение подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления в рамках конкретного уголовного дела.

Прекращение же уголовного дела представляет собой один из видов разрешения уголовного дела по существу. Прекращение уголовного дела как полностью, так и частично предполагает наличие, как было отмечено, предусмотренных законом оснований. Перечень оснований (реабилитирующих и нереабилитирующих) в полном объеме представлен в уголовно-процессуальном кодексе и не подлежит расширительному толкованию.

Анализ уголовно-процессуальных норм, характеризующих прекра- щение уголовного преследования, как часть института прекращения уголовного дела и уголовного преследования, позволяет сделать вывод, что в ходе правоприменительной практики возможно как полное прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица, так и частичное, то есть исключающее производство по определенным эпизодам его противоправной деятельности. В этой связи необходимо обратить внимание на правовую регламентации положений, определяющих частичное прекращение уголовного преследования.

28

Из содержания ч. 2 ст. 175 УПК РФ следует, что, если в ходе предва- рительного следствия предъявленное лицу обвинение не нашло подтверждения в какой-либо части, следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в этой части. При этом уголовное дело не прекращается. Необходимо подчеркнуть, что закон не конкретизирует, что стоит за понятием «не нашло подтверждения». Мы полагаем, что в данном случае речь может идти не только о недоказанности конкретного эпизода, но и о возможности установления иных нереабилитирующих оснований прекращения уголовного преследования в определенной части. Например, вступивший в законную силу акт об амнистии, истечение сроков давности уголовного преследования по определенному эпизоду. Эти обстоятельства могут быть установлены после привлечения лица в качестве обвиняемого, и его наличие потребует соответствующего процессуального разрешения. В целом статья 175 УПК РФ определяет основания и процессуальный порядок не только изменения и дополнения обвинения, но и частичного прекращения уголовного преследования. С учетом того, что указанные вопросы больше ни в одной из норм не регламентируются, мы полагаем, что ч.2 указанной статьи нуждается в некотором расширении содержания, касающегося оснований прекращения уголовного преследования, к числу которых следует отнести иные обстоятельства, исключающие уголовное преследование в определенной части. В этой связи предлагаем часть 2 ст. 175 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, либо установлены иные обстоятельства, исключающие уголовное преследование в определенной части, то следователь своим поста- новлением прекращает уголовное преследование в определенной части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора».

Подводя итог изложенному, автор полагает необходимым обобщить некоторые выводы по результатам исследования вопроса о том, что пре-

29

кращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям представляет собой часть уголовно-процессуального института прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

1.Уголовное преследование представляет собой достаточно изученную в теории уголовного процесса категорию, которая и до введения ее в новое уголовно-процессуальное законодательство активно разрабатывалась учеными-процессуалистами, что позволяет определить ее место в системе уголовно-процессуальных институтов.

  1. Понятия «осуществление уголовного преследования» и «участие в уголовном преследовании» не тождественны. Указанное положение имеет принципиальное значение при решении вопроса о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, так как в зависимость от решения данного вопроса поставлено разграничение круга субъектов, имеющих право возбуждать уголовное преследование и прекращать его (специально уполномоченные государством должностные лица) либо инициировать его начало и прекращение и участвовать в осуществлении данного вида процессуальной деятельности (иные участники со стороны обвинения).
  2. Законодательное введение понятия уголовное преследование, по- влияло на сущность уголовно-процессуального института прекращения уголовного дела в части изменения уголовно-процессуальных норм, со- ставляющих его содержание.
  3. Прекращение уголовного дела и прекращение уголовного пресле- дования представляют собой две неразрывно связанные юридические категории, составляющие в совокупности уголовно-процессуальный институт прекращения уголовного дела и уголовного преследования.
  4. Прекращение уголовного преследования это завершение стороной обвинения в соответствии с предусмотренными в законе основаниями процессуальной деятельности, направленной на изобличение подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления в рамках конкретного уго-

30

ловного дела. Прекращение же уголовного дела представляет собой один из видов разрешения уголовного дела по существу.

  1. В статьях с 24 по 26 УПК РФ содержатся нереабилитирующие ос- нования прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Статьи 27 и 28 УПК РФ предусматривают нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования. Таким образом, при их тесной взаимосвязи законодатель не отождествляет указанные понятия.
  2. При конкретизации перечня нереабилитирующих оснований пре- кращения уголовного дела и уголовного преследования следует исходить из положений закона, регламентирующих основания возникновения права на реабилитацию.
  3. Часть 2 статьи 175 УПК РФ, регламентирующей основания и про- цессуальный порядок не только изменения и дополнения обвинения, но и частичного прекращения уголовного преследования, нуждается в дополнении и может, по мнению автора, быть представлена в следующей редакции: «Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, либо установлены иные обстоятельства, исключающие уголовное преследование в определенной части, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в определенной части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора».

31

§ 2. Понятие, сущность и классификация нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела

В соответствии со статьей 6 нового Уголовно-процессуального закона уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, а уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Уяснение указанного положения представляется важным для на- стоящего диссертационного исследования. Анализ закона позволяет сделать вывод, что концептуально изменились подходы в решении вопросов о правовых последствиях для лиц, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование, а впоследствии дело было прекращено по реабилитирующим или нереабилитирующим основаниям.

Как следует из содержания ч.2 ст. 212 УПК РФ, при прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 24 УПК РФ (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии признаков состава преступления) и пунктом 1 части 1 статьи 27 УПК РФ (непричастность подозреваемого и обвиняемого к совершению преступления), следователь или прокурор принимают меры к реабилитации лица и возмещению вреда, причиненного реабилитированному в результате уголовного преследования.

По смыслу русского языка под реабилитацией понимается восста- новление прежней хорошей репутации или восстановление в прежних правах. Содержанию указанного понятия соответствуют положения главы 18

1 См. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., “Русский язык”, 1989. — С.669. Более подробное изучение указанных вопросов выходит за рамки настоящего исследования.

32 УПК РФ, регламентирующей новый уголовно-процессуальный институт реабилитации.

Как следует из п.З части 2 ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и пунктами 1 и 4-6 части 1 статьи 27 УПК РФ.

Таким образом, можно сделать вывод, что перечисленные основания относятся к числу реабилитирующих, то есть последствием принятия решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) является реабилитация.

Очевидно, что все иные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования, указанные в статьях с 24 по 28 УПК РФ относятся к числу нереабилитирующих:

  1. Истечение сроков давности уголовного преследования;
  2. Смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;
  3. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон;
  4. Прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки;
  5. Прекращение уголовного преследования вследствие акта об амни- стии;
  6. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным рас- каянием;
  7. Прекращение уголовного преследования в отношении несовер- шеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

33

По смыслу п. 34 ст. 5 УПК РФ под реабилитацией понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда. В соответствии Со ст. 53 Конституции РФ «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц». Следовательно, законный и обоснованный выбор основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) имеет важное значение не только для правильного соблюдения уголовно-процессуальной формы, но и для обеспечения конституционных прав участников уголовного судопроизводства.

При прекращении уголовного дела (преследования) по нереабилити- рующим основаниям, речь не идет о восстановлении лица, в отношении которого оно прекращено, в прежних правах, ущерб, причиненный ему законными действиями субъектов уголовного преследования, не возмещается. Именно поэтому в случае принятия решения о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, его правомерность не должна вызывать сомнений.

Получение права на реабилитацию при прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям предполагает либо незаконность, ли- бо необоснованность действий органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, связанных с осуществлением уголовного преследования в отношении конкретного лица. В отличие от этого, деятельность, связанная с уголовным преследованием при прекращении уголовного дела (преследования) по нереабилитирующим основаниям, должна быть законной и обоснованной.

Предусмотренные в ст. 214 УПК РФ меры прокурорского надзора и судебного контроля законности и обоснованности прекращения уголовного дела (преследования), связанные с возможностью отмены постановле-

34 ний, распространяются на случаи незаконного и необоснованного принятия решения о прекращении уголовного дела (отсутствие или неправильный выбор процессуального основания, несоблюдение предусмотренных законом условий). В данном случае речь не идет о незаконности или необоснованности уголовного преследования.

Реабилитирующие и нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела (преследования) различаются по своей сущности. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что правовая сущность нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) определяется не только правовой природой самих предусмотренных в законе оснований, но неотделима от прекращения уголовного дела. Поэтому, рассуждения о сущности — внутреннем содержании нереабилитирующих оснований, без связи с прекращением уголовного дела по данному виду оснований, беспредметны.

По смыслу русского языка, а равно и в философии сущность опреде- ляется как «внутреннее содержание предмета, обнаруживающееся во внешних формах его существования»1.

Каким же образом обнаруживают свое внутреннее содержание не- реабилитирующие основания прекращения уголовного дела (преследования)?

Во-первых, наличие в уголовно-процессуальном законе указанных оснований прекращения уголовного дела (преследования) в определенных случаях порождает либо обязанность, либо право специально уполномоченных должностных лиц завершить судопроизводство по конкретному уголовному делу по одному из них.

Во-вторых, практическая реализация права или обязанности (т.е. принятие решения о прекращении уголовного дела (преследования) по не-

1 СИ. Ожегов. Указ. Работа. — С. 780.

35

реабилитирующим основаниям), порождает соответствующие правоотношения между участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения и со стороны защиты.

В-третьих, прекращение уголовного дела (преследования) по нереа- билитирующим основаниям влечет за собой определенные правовые последствия для лица, в отношении которого уголовное дело и уголовное преследование прекращается по данным основаниям.

Так, статья 24 УПК РФ содержит перечень нереабилитирующих ос- нований прекращения уголовного дела, при обнаружении которых лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство, обязано прекратить уголовное дело и уголовное преследование.

В статьях 25 и 26 УПК РФ регламентированы основания, при наличии которых у должностных лиц возникает право прекратить уголовное дело и уголовное преследование. При этом следует подчеркнуть, что решение вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) или вследствие изменения обстановки (ст. 26 УПК РФ) находится в прямой зависимости от целого ряда условий, содержащихся в указанных процессуальных нормах, наличие которых должно найти объективное подтверждение в ходе расследования конкретного уголовного дела. Таким образом, сам факт закрепления указанных нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) в уголовно-процессуальном законе свидетельствует лишь о потенциальной возможности завершения судопроизводства подобным образом. Право же специально уполномоченных должностных лиц прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон или в связи с изменением обстановки реа- лизуется только при наличии определенных условий.

Статья 27 УПК РФ включает перечень нереабилитирующих оснований прекращения уголовного преследования. Норма носит императивный характер. Поэтому при их обнаружении, органы, осуществляющие уголов-

36

ное судопроизводство, обязаны прекратить уголовное преследование в отношении конкретного лица (при этом прекращение уголовного преследования допускается без прекращения уголовного дела).

В соответствии со статьей 28 УПК РФ прекращение уголовного пре- следования в связи с деятельным раскаянием является правом специально уполномоченных должностных лиц, которое возникает и реализуется при наличии предусмотренных в данной норме условий.

В соответствии со статьей 427 УПК РФ право прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего принадлежит суду.

Характер правоотношений между участниками уголовного судопро- изводства различается в зависимости от конкретных нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, подлежащего применению, и определяется совокупностью предусмотренных уголовно-процессуальным законом условий их применения.1

Перечисленные в уголовно-процессуальном законе нереабилити- рующие основания прекращения уголовного дела в каждом конкретном случае их применения порождают определенные правоотношения между соответствующими участниками уголовного судопроизводства.

Так, правоотношения возникают между следователем, дознавателем и прокурором. Например, императивный характер статьи 24 УК РФ налагает на следователя, дознавателя, прокурора, суд обязанность прекратить уголовное дело и уголовное преследование. Следователь и дознаватель вправе принять решение самостоятельно. Дискреционные же полномочия указанных должностных лиц при наличии таких нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела как примирение сторон, изменение

1 Более подробно вопросы об участниках правоотношений и о специфике уголовно- процессуальных правоотношений, возникающих в ходе реализации норм, регламентирующих нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела, будут рассмотрены в последующих главах, посвященных исследованию конкретных оснований.

37

обстановки, деятельное раскаяние, закон связывает с наличием согласия прокурора.

В ходе расследования преступления, установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, возникают и реализуются уголовно-процес- суальные правоотношения между должностными лицами, осуществляющими судопроизводство, и иными участниками процесса: подозреваемым, обвиняемым, их защитниками, потерпевшим и его представителем и т.д.

Правоотношения между субъектами возникают не только после при- нятия решения о прекращении уголовного дела по одному из нереабилити-рующих оснований, но, в ряде случаев, и до его принятия. Например, уголовное дело (а равно и уголовное преследование) не может быть прекращено вследствие акта об амнистии, истечения сроков давности уголовного преследования, изменения обстановки, в связи с примирением сторон, деятельным раскаянием в случае, если обвиняемый против этого возражает. При несогласии обвиняемого с прекращением в отношении него уголовного дела и уголовного преследования по одному из нереабилитирующих оснований (когда такое согласие предусмотрено в качестве одного из условий прекращения уголовного дела), судопроизводство продолжается в обычном порядке.

Несколько иной характер правоотношений возникает между следова- телем, дознавателем, прокурором и судом при прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Так, следователь и дознаватель вправе с согласия прокурора вынести постановление о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего и возбуждении перед судом ходатайства о применении к нему меры воспитательного воздействия. Суд же решает вопрос о прекращении уголовного дела и о применении принудительных мер воспитательного воздействия, исходя из доказан- ности условий, при которых оно возможно.

38

Фактическое принятие решения о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не означает автоматического прекращения правоотношений между соответствующими участниками. Потерпевший и его представитель вправе получить копию постановления о прекращении уголовного дела и обжаловать данное решение. Наличие в законе указанных прав, в свою очередь, порождает обязанность соответствующих должностных лиц обеспечить возможность их своевременной реализации, т. е. проинформировать о принятом решении и предоставить соответствующие процессуальные документы. Кроме того, как следует из содержания ч. 4 ст. 213 УПК РФ, потерпевший, гражданский истец имеют право на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства.

Характеризуя третий аспект сущности нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, следует отметить, что их особенностью является то, что при их применении «… не констатируется невиновность лица»1. А.С. Кобликов отмечает, что «При наличии нереабилитирующих оснований дело прекращается тогда, когда лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, если для этого есть условия, установленные законом».2

Освобождение от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям прекращения уголовного дела не означает признания не- виновности лица. Ученые-процессуалисты справедливо отмечают: «Общее для всех этих оснований то, что при прекращении по ним уголовного дела признается виновность лица, в отношении которого велось расследование. Поэтому, хотя это лицо полностью освобождается от уголовной ответст-

1 См. Дьяченко М.С. Уголовный процесс. Учебник. Под ред. Лупинской П.А. М.: Юрист, 1995. — С.290.

2 Кобликов А.С. Уголовный процесс. Учебник. 2-е издание. М.: Спарк, 2000.— С.330.

39

венности, прекращение дела затрагивает его моральные, а иногда имущественные интересы».1

Считаем необходимым заметить, что на страницах юридической печати длительный период времени не прекращается дискуссия о соотношении презумпции невиновности и прекращения дела по нереабилитирую-щим основаниям. При этом существуют диаметрально противоположные суждения относительно возможности прекращения уголовного дела по не-реабилитирующим основаниям на стадии предварительного расследования.2

Мы полагаем, что принятие нового уголовно-процессуального закона, содержащего исследуемые основания прекращения уголовного дела и допускающего такой вид окончания предварительного расследования, свидетельствует об однозначной и последовательной позиции законодателя в этом вопросе. В.П. Божьев справедливо, по нашему мнению, констатирует, что «… устанавливая указанный порядок, законодатель исходил из невозможности (по практическим соображениям) предоставить решение соответствующих вопросов только суду… Пусть вина лица лишь констатируется следователем — ничего от этого не меняется, следователь вольно или невольно берет на себя функцию разрешения вопросов вины и ответственности».3 Как уже отмечалось, прекращение уголовного дела по нереабили-тирующим основаниям предполагает согласие лица, совершившего пре-

См. Чувилев А., Безлепкин Б. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям. // Социалистическая законность. № 6. 1972. — С. 25-27.

2 См., например, Голунский С.А. О вероятности и достоверности в уголовном суде. В кн. Про блемы уголовной полтитики. М., 1937. кн.4. — С.59., Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М., 1947. — С.228, Строгович М.С. Презумпция невиновности и прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниямУ/Советское государство и право. 1983. № 2. — С.70-76, Шешуков М.П. Презумпция невиновности и прекращение дела по нереабилитирующим основаниям. //Вопросы повышения эффективности правосудия по уго ловным делам: Межвузовский сборник. Вып.9. Калининград. Издательство Калининградского университета. 1981. — С.20-29., Божьев В.П. Прекращение дел на досудебных стадиях уголов ного процесса.// Российская юстиция. № 5. 1996. — С. 21-22.

3 См. Божьев В.П. Указанная работа. — С. 21.

40

ступление. Давая такое согласие, обвиняемый тем самым признает свою вину в совершении преступления.

Для определения правовых последствий как одного из элементов сущности нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела имеет значение фактическое официальное признание виновности лица в совершении преступления.

В юридической литературе справедливо отмечается, что признание лица виновным и доказывание, то есть, установление виновности — понятия не равнозначные. Авторы, в частности полагают, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не является актом признания лица виновным, ибо не связано с возложением на него уголовной ответственности и с другими уголовно- правовыми последствиями для такого лица. Установление же его виновности прокурором и следователем в данном случае составляет предпосылку не уголовной ответственности, а освобождения от нее ‘.

90% опрошенных респондентов полагают, что на момент завершения производства по любому из нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) в виновности конкретного лица в совершении преступления не должно быть никаких сомнений.

К числу последствий прекращения дела (преследования) по нереаби- литирующим основаниям относятся: установление общественной опасности и противоправности совершенного деяния на уровне преступления, признание государством совершения конкретного преступления конкретным лицом, официальное привлечение его к уголовной ответственности. Можно выделить моральные и материальные последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям: раскаяние, призна-

Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л., 1986 г.

БИБЛМОТШАг 41

ние своей причастности к совершению преступления, заглаживание причиненного вреда, компенсацию ущерба потерпевшему, ограничения, связанные с применением принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних. Следует подчеркнуть возможность возникновения гражданско- правовых последствий, в случае предъявления потерпевшим, гражданским истцом иска в порядке гражданского судопроизводства.

Поэтому сущность нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) определяется формой и содержанием правоотношений, возникающих между соответствующими субъектами, осуществляющими уголовное судопроизводства, лицами, в отношении которых принимается решение о прекращении уголовного дела и уголовного преследования и иными заинтересованными участниками уголовного процесса.

Многообразие нереабилитирующих оснований прекращения уголовного (преследования) дела образует объемное юридическое понятие и вызывает необходимость их классификации. В основу деления (классификации) могут быть положены различные однородные признаки нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования), что позволит выделить между ними существенные сходства и различия. В философии классификация по существенным признакам носит название типология.1 Мы полагаем, что в теории уголовного процесса можно говорить о группах нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела.

Подчеркнем, что изменения в уголовно-процессуальном законодательстве объективно привели к необходимости пересмотреть те классификации данного вида оснований, которые имели место в юридической литературе на базе ранее действовавшего УПК РСФСР. Достаточно заметить,

Философский словарь под ред. И.Т.Фролова. Издание пятое. М.: Политическая литература, 1986.— С.200.

42

что к числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела до недавнего времени относились: наличие вступившего в законную силу судебного приговора по тому же обвинению либо определения или постановления суда (судьи) о прекращении дела по тому же основанию (п. 9 ст.5 УПК); наличие неотмененного постановления органа дознания, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же обвинению (п. 10 ст.5 УПК), отсутствие жалобы потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе как по его жалобе (п. 7 ст.5 УПК), недостижение лицом возраста, с которого согласно закону возможна уголовная ответственность (п. 5 ст.5 УПК), или отставание в умственном развитии лица, достигшего возраста уголовного преследования (ч. 2 ст. 5)1.

Объективное сокращение числа предусмотренных законом нереаби- литирующих оснований прекращения уголовного дела позволяет, тем не менее, разделить их по определенным признакам. Кроме того, некоторые разработанные ранее классификационные признаки, не утратили свою актуальность.

В юридической литературе нереабилитирующие основания прекра- щения уголовного дела подразделяют на процессуальные (процессуально-правовые), «… которые в силу процессуального закона препятствуют дальнейшему расследованию дела…» и материальные (уголовно-правовые), «…констатирующие отсутствие оснований уголовной ответственности и наличие оснований для освобождения лица от уголовной от-ветственности”. В основу данной классификации положена правовая природа оснований прекращения уголовного дела.

1 Показательно, что в рамках нового закона совершенно оправданно данное основание относится к числу реабилитирующих и уголовное дело прекращается по п.2 ч. 1 ст. 24 УК РФ за отсутствием в деянии признаков состава преступления. Более подробно классификация указанных нереабилитирующих оснований изложена: Уголовный процесс. Учебник под ред. И.Л. Петру-хина. М., 2001. — С. 314-315.

2См., например, Дьяченко М.С. Уголовный процесс. Учебник для вузов под общей редакцией проф. П.А. Лупинской. М.: Юрист, 1995. — С.289, Э.Ф. Куцова. Уголовный процесс. Учебник. Под ред. И.Л.Петрухина. Проспект. М., 2001. — С. 319.

43

Так, по смыслу нового УПК РФ процессуально-правовым основанием является смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением слу- чаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

При прекращении уголовного дела (преследования) по иным нереа- билитирующим основаниям, специально уполномоченные должностные лица руководствуются не только нормой УПК РФ, где предусмотрено процессуальное основание принимаемого решения, но и соответствующими статьями УК РФ, содержащими материально- правовые основания и условия освобождения лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, от уголовной ответственности. К таким материально-правовым основаниям относятся: ст. 78 УК РФ (Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности), ст. 76 УК РФ (Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим), ст. 77 УК РФ (Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки), ст. 84 УК РФ (Амнистия), ст. 75 УК (Ос- вобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием), ст. 90 УК РФ (Применение принудительных мер воспитательного воздействия). Таким образом, каждое из материально- правовых ^реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) тесно взаимосвязано с соответствующей нормой общей части Уголовного кодекса Российской Федерации, и принятие законного и обоснованного процессуального решения находится в прямой зависимости от регламентированных в ней положений.

По видам завершения судопроизводства, исследуемые основания прекращения уголовного дела (преследования) можно классифицировать на такие типы, как: исключающие производство по уголовному делу и допускающие прекращение уголовного дела. К первому типу относятся основания, содержащиеся в императивной норме — ст. 24 УПК РФ, в соот-

44

ветствии с которой уголовное дело и уголовное преследование подлежат прекращению при истечении сроков давности уголовного преследования; смерти подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Ко второму типу относятся: прекращение уголовного дела вследствие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ), прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ), прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки (ст. 26 УПК РФ), прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ).

Следует обратить внимание, что ст. 27 УПК РФ представляет собой норму императивного характера, так как по смыслу законодательной конструкции, при наличии содержащихся в ней оснований, уголовное преследование подлежит прекращению. Однако прекращение уголовного преследование вследствие акта об амнистии по предложенной нами классификации относится к типу оснований, допускающих прекращение уголовного дела. Мы полагаем, что в данном случае следует исходить из предусмотренного законом правила, в соответствии с которым для решения указанного вопроса требуется согласие обвиняемого. Должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, обязаны учитывать наличие акта об амнистии, но отсутствие согласия обвиняемого на прекращение уголовного дела, приводит к необходимости продолжения судопроизводства. Н.П. Кириллова в этой связи пишет: «Возбужденное уголовное дело не может быть прекращено на основании акта амнистии, если против этого возражает обвиняемый. … Дело может быть прекращено в силу акта ам- нистии и в том случае, когда обвиняемый не признает себя виновным, но согласен на амнистирование».1 В.Б. Алексеев, анализируя процессуальный порядок применения данного основания, отмечает: «Решение вопроса о прекращении уголовного дела по амнистии в отношении подсудимого, ко-

’ См. Кириллова Н.П. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. С.Петербург, 1998. —С. 15.

45

торый скрылся от суда, возможно лишь после розыска подсудимого. (Бюл. ВС РСФСР. 1968. № 8. С. 16)».1 Таким образом, очевидно, что, несмотря на императивный характер нормы, содержащей указание на прекращение уголовного дела и (или) преследования вследствие акта амнистии, решение данного вопроса в любом случае связано с волеизъявлением лица, подлежащего амнистии.

По характеру полномочий, предоставленных должностным лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство, нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела (преследования) можно подразделить на императивные (обязывающие принять однозначное решение) и дискреционные (дающие право поступить таким образом).

Каждое из нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) имеет свою юридическую природу, которая определяется совокупностью условий, наполняющих каждое из оснований специфическим содержанием, дающим возможность выделить его среди других и использовать в качестве основания прекращения уголовного дела (преследования) в каждом конкретном случае. Вместе с тем, совокупность признаков, характерных для всех нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования), превращающих их в самостоятельную юридическую категорию позволяет дать понятие данной категории.

Мы полагаем, что следует различать два самостоятельных понятия: 1) прекращение уголовного дела (преследования) по нереабилитирующим основаниям и 2) нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела (преследования).

Понятие прекращения уголовных дел по нереабилитирующим осно- ваниям разрабатывалось учеными-процессуалистами. Интересной пред- ставляется точка зрения, высказанная Барабашем А.С. и Володиной Л.М. в

См. Алексеев В.Б. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М: Спарк, 1977. —С.24

46

соответствии с которой прекращение уголовного дела по нереабилити- рующим основаниям как «институт советского уголовно- процессуального права есть система правовых норм, регламентирующих процессуальный порядок окончания производства с решением дела по существу в специфической форме, без вынесения приговора, допускающий освобождение от уголовной ответственности вследствие незначительной степени общественной опасности преступления и личности…»1 . На наш взгляд, несмотря на то, что выводы ученых базировались на ранее действовавшем УПК РСФСР, основные элементы понятия прекращения уголовных дел по не- реабилитирующим основаниям актуальны по настоящее время.

В соответствии с проведенным нами исследованием, прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям можно определить как часть института прекращения уголовного дела и уголовного преследования, состоящая из совокупности правовых норм, регламентирующих деятельность специально уполномоченных субъектов, направленную на завершение судопроизводства по конкретному уголовному делу при наличии предусмотренных в законе оснований, характер которой определяется их специфическими особенностями.

Понятие предусмотренных УПК РФ нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования складывается из ряда общих признаков:

  1. Их перечень исчерпывающе представлен в законе.
  2. Круг должностных лиц, правомочных принимать решение о пре- кращении уголовного дела, ограничен законом.
  3. Деятельность, направленная на уголовное преследование кон кретных лиц, в отношении которых дело прекращается по указанным ос нованиям, законна и обоснованна.

1 См. Барабаш А.С., Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Томск, 1986. — С.51

47

  1. Лица, в отношении которых дело прекращено, не имеют право на возмещение причиненного вреда, то есть на реабилитацию.

Таким образом, по мнению соискателя, под нереабилитирующими основаниями прекращения уголовного дела следует понимать совокуп- ность предусмотренных законом оснований, при наличии которых специально уполномоченные государством должностные лица, законно и обоснованно осуществляющие уголовное преследование конкретного лица в рамках конкретного уголовного дела, прекращают уголовное дело и (или) уголовное преследование.

Завершая исследование вопросов, касающихся понятия, сущности и классификации нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, соискатель полагает целесообразным изложить в обобщенном виде следующие выводы:

  1. В ходе исследования нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования), уточнен их перечень, претерпевший значительные изменения после принятия нового Уголовно- процессуального закона.
  2. Процессуальная деятельность специально уполномоченных долж- ностных лиц, связанная с уголовным преследованием конкретных участников уголовного судопроизводства, дело в отношении которых прекращается по нереабилитирующим основаниям, предполагается по своей сущности как законная и обоснованная.
  3. Сущность нереабилитирующий оснований прекращения уголовного дела (преследования) проявляется:
  4. а) в возникновении у субъектов правоприменения прав или обязан ностей, связанных с решением вопроса о прекращении уголовного дела (уголовного преследования);

б) в возникновении специфических правоотношений между участни ками уголовного процесса;

48

в) в характерных для прекращения уголовного дела (преследования) по нереабилитирующим основаниям правовых последствиях

и в конечном итоге определяется спецификой формы и содержания правоотношений между определенными группами участников уголовного судопроизводства.

  1. Изменения в Уголовно-процессуальном кодексе привели к необ- ходимости пересмотра ранее существовавших в юридической литературе классификаций нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела.
  2. Автор предлагает классификацию нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела по следующим основаниям:

— в зависимости от правовой природы нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) — на процессуально- правовые и материально-правовые; — — по видам завершения судопроизводства — исключающие произ- водство по уголовному делу и допускающие прекращение уголовного дела (уголовного преследования); — — по характеру полномочий, предоставленным должностным лицам: императивные и дискреционные. —

  1. Юридическая природа нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) определяется совокупностью харак- терных для каждого из них условий, наличие которых позволяет приме- нять соответствующее основание прекращения уголовного дела (преследования) в каждом конкретном случае.
  2. Предпринята попытка дать два взаимосвязанных понятия: прекра- щение уголовного дела (преследования) по нереабилитирующим основаниям и нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела (преследования).

49

ГЛАВА 2. ОСНОВАНИЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК

ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩИМ ОСНОВАНИЯМ,

ИСКЛЮЧАЮЩИМ ПРОИЗВОДСТВО

ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

Процедура уголовного судопроизводства предусматривает случаи обязательного прекращения уголовного дела. Императивный характер процессуальных норм, обязывающих должностных лиц прекратить производство по уголовному делу, обусловлен специфической природой оснований прекращения уголовного дела. К числу изученных в рамках настоящего диссертационного исследования нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, исключающих производство по уголовному делу относятся: истечение сроков давности уголовного преследования, смерть обвиняемого, подозреваемого.

§ 1. Истечение сроков давности уголовного преследования как основание прекращения уголовного дела.

Одним из процессуальных оснований прекращения уголовного дела, относящихся к числу нереабилитирующих, является истечение сроков давности уголовного преследования. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению при истечении сроков давности уголовного преследования.

В соответствии с ч. 3 ст. 24 УПК РФ прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования. Вместе с тем, в ч. 4 ст. 27 УПК РФ указано, что по основаниям, содер- жащимся в статье 27 УПК РФ, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела.

50

Как показали результаты проведенного исследования, в 1997 году по данному основанию на стадии предварительного расследования прекращены 3,8% от общего числа прекращенных по различным основаниям уголовных дел, в 1998 — 1,6%, в 1999 — 1,5%, в 2000 — 0,8%, в 2001 — 1,6%, за 6 месяцев 2002 года — 0,5%.

Вместе с тем, несмотря на незначительный процент прекращенных дел по данному основанию, опрошенные респонденты не отрицали прак- тическую значимость данного нереабилитирующего основания. Так, 75% из числа опрошенных руководителей следственных подразделений полагают, что его регламентация в уголовно-процессуаль-ном законодательстве позволяет в значительной степени сократить затраты, связанные с уголовным судопроизводством. Аналогичного мнения придерживаются и 65% опрошенных должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование.

Ученые-процессуалисты, говоря о значимости данного основания прекращения уголовного дела, подчеркивают: «Устанавливая сроки давности, законодатель исходил из того, что уголовная ответственность должна наступать сразу после совершения преступления или спустя непродолжительное время. Хотя истечение значительного периода времени не означает, что деяние утратило признаки преступления, однако его общественная опасность уменьшается. Кроме того, виновное в этом деянии лицо утрачивает общественную опасность, если оно длительное время не совершает новых преступлений и не предпринимает попыток скрыться от следствия и суда».1

Уголовно-процессуальное законодательство не конкретизирует каких- либо условий, при наличии которых уголовное дело может быть пре- кращено по указанному процессуальному основанию, в отличие, напри-

1 См. Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Окончание предварительного расследования прекращением уголовного дела. Юридический институт МВД РФ. Рязань, 2001. — С. 52.

51

мер, от прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки (ст. 26 УПК РФ) или прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ).

При прекращении уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования реализуется материально-правовое основание освобождения от уголовной ответственности, предусмотренное статьей 78 УК РФ — освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

В ходе практической реализации в уголовном судопроизводстве по- ложений, содержащихся в нормах материального права, предусматривающих основания освобождения от уголовной ответственности1, важно уяснить различие между уголовно-правовым понятием уголовная ответственность и уголовно-процессуальным понятием привлечение к уголовной ответственности.

Это приобретает особую актуальность при решении вопросов о пре- кращении уголовного дела и уголовного преследования по основаниям, предусмотренных ст. ст. 24 и 27 УК РФ.

Момент возникновения уголовной ответственности в уголовном праве ученые связывают с совершением преступления2, так как в силу прямого указания в законе уголовная ответственность возлагается на любое лицо, совершившее преступление (ст.11 УК РФ).

Момент прекращения уголовной ответственности в науке уголовного права определяется неоднозначно. Существуют сторонники признания моновариантности и поливариантности прекращения уголовной ответственности. Одни авторы, защищающие позицию моновариантности прекраще-

В настоящее время Общая часть УК устанавливает шесть видов освобождения от уголовной ответственности (ст. ст. 75-78, 90 и 84).

2 См.,например, Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. — С.31; Якушин В.А. Проблемы объективного вменения в уголовном праве. Автореф. докт. дисс. М., 1998. — С. 21; Солопанов Ю.В. Преступление// Уголовное право: Общая часть. Под ред. М.П. Журавлева и А.И. Рарога. М., 1996. — С.26.

52

ния уголовной ответственности, полагают, что уголовная ответственность «окончательно реализуется в форме судебного приговора», другие — в момент отбытия наказания, третьи — во время погашения или снятия судимости.

Те ученые, которые исходят из поливариантности прекращения уго- ловной ответственности, в частности отмечают, что при решении указанного вопроса следует руководствоваться тем, что «…уголовная ответственность — это закрепленная в источниках уголовного права обязанность лица, совершившего преступление, подвергнуться осуждению, наказанию и судимости».1

Такая позиция позволяет утверждать, что существует множество ва- риантов прекращения уголовной ответственности, одним из которых является освобождение от уголовной ответственности, при наличии оснований предусмотренных в законе.2 Мы разделяем указанную точку зрения и полагаем, что освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности является моментом прекращения уголовной ответственности.

По смыслу теории уголовного процесса привлечение лица в качестве обвиняемого и привлечение к уголовной ответственности — понятия тождественные. Вместе с тем, не следует смешивать уголовно-процессу- альные и уголовно-правовые правоотношения, разграничение которых «…связано с очень серьезными как с теоретической, так и с практической точки зрения вопросами о разграничении между преступником (субъектом уголовного правоотношения) и обвиняемым (субъектом уголовно-процессуального отношения), между привлечением к уголовной ответственности

Более подробно указанные вопросы рассмотрены: Коробов П.В. Момент прекращения уголовной ответственности // С. 125. 2 См. Там же.

53

(реализация уголовно-процессуального отношения) и самой уголовной ответственностью (реализацияуголовного правоотношения…»1.

Момент привлечения к уголовной ответственности в уголовном про- цессе определяется моментом вынесения в отношении лица постановления о привлечения в качестве обвиняемого или вынесения обвинительного акта (ст. 47 УПК РФ). По смыслу закона только в этих двух случаях лицо приобретает процессуальный статус обвиняемого.

Моментом освобождения от уголовной ответственности по смыслу уголовно-процессуального права (в рамках исследования указанного основания) можно считать момент вынесения или вступления в законную силу соответствующего решения компетентных должностных лиц о прекращении уголовного преследования в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Привлечение в качестве обвиняемого (привлечение к уголовной от- ветственности) в ходе предварительного расследования и освобождение от уголовной ответственности принятием соответствующего процессуального решения при установлении в ходе уголовного судопроизводства обстоятельств, свидетельствующих об истечении сроков давности уголовного преследования, никоим образом не противоречит статье 78 УК РФ.

По смыслу ст. 78 УК РФ сроки давности исчисляются со дня совер- шения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. При совершении лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. В соответствии с ч.1 ст. 78 УК РФ сроки давности исчисляются годами.

А. И. Рарог пишет: «Срок давности исчисляется полными годами и заканчивается через предусмотренное ст. 7 8 УК число лет в 0 часов по- следнего для соответствующего года. Например, срок давности привлече-

1 Каминская В.И. Теория советского уголовно-процессуального закона. Автореферат докт. дисс. М, 1967. —С. 21-22.

54

ния к уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести, совершенное 3 января 1997 года, заканчивается в 0 часов 3 января 1999 года».1

Однако, порядок исчисления сроков при прекращении уголовного дела (преследования) в связи с истечением сроков давности уголовного преследования должен определяется по правилам уголовно-процессу- ального законодательства. В соответствии со ст. 128 УПК РФ сроки ис- числяются часами, сутками, месяцами. Исчисление годами осуществляется по правилам, предусмотренным для исчисления месяцами. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, то срок оканчивается в последние сутки этого месяца. Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый, следующий за ним, рабочий день (ч. 2 ст. 128 УПК РФ). При этом в указанной норме законодатель оговаривает случаи, когда автоматическое продление срока недопустимо (исчисление сроков при задержании, содержании под стражей, домашнем аресте и нахождении в медицинском или психиатрическом стационаре). Как видно из содержания ч. 2 ст. 128 УПК РФ, никаких ис- ключений для исчисления сроков давности привлечения к уголовной от- ветственности уголовно-процессуальный закон не предусматривает.

В приведенном А.И. Рарогом примере 3 января 1999 года — выходной день, воскресенье. Следовательно, по процессуальным правилам ис- числения сроков месяцами последним днем срока давности в данном случае будет 4 января — понедельник, то есть будет действовать правило автоматического продления срока.

Время совершения преступления (день, как указано в ч. 2 ст. 78 УК РФ), является обстоятельством, подлежащим доказыванию, и устанавливается в ходе расследования преступления. Таким образом, день начала ис-

1 См. Рарог А.И. Указанная работа. — С.163.

55

числения сроков давности усматривается из материалов уголовного дела и споров не вызывает. Иначе обстоит с исчислением момента окончания данного срока. Мы полагаем, что истечение срока давности не может подвергаться автоматическому продлению по правилам исчисления сроков месяцами. В противном случае сроки, указанные в ч. 1 ст. 78 УК РФ будут продлеваться на несколько дней, считающихся нерабочими (это могут быть и праздничные дни). Вместе с тем, точное определение момента истечения сроков давности уголовного преследования тесно взаимосвязано со своевременным решением вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, и, соответственно, с соблюдением прав и законных интересов личности.

По нашему мнению, для более точного определения времени окончания срока давности, следует в числе исключений из общего правила ис- числения срока месяцами (в части 2 ст. 128 УПК РФ) предусмотреть и случаи истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня со- вершения преступления истекли два года после совершения преступления небольшой тяжести, шесть лет после совершения преступления средней тяжести, десять лет после совершения тяжкого преступления, пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

В соответствии со ст. 15 УК РФ категории преступлений определяются в зависимости от характера и степени общественной опасности сле- дующим образом:

преступлениями небольшой тяжести признаются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы,

преступлениями средней тяжести признаются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы,

56

тяжкими преступлениями считаются деяния, санкция за совершение которых не превышает десяти лет лишения свободы,

особо тяжкими преступлениями признаются те, за совершение которых предусмотрено наказание на срок свыше 10 лет лишения свободы и более.

Таким образом, мы видим, что законодатель по мере возрастания степени тяжести преступления, увеличивает срок, по истечении которого лицо может быть освобождено от уголовной ответственности.

Кроме того, в соответствии с ч. 5 ст. 78 УК РФ к лицам, совершившим преступления, предусмотренные ст. ст. 353 (Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны), 356 (Применение за- прещенных средств и методов ведения войны), 357 (Геноцид), 358 (Эко- цид) УК РФ, которые относятся к преступлениям против мира и безопасности человечества, сроки давности не применяются и, соответственно, прекращение в отношении них уголовного преследования невозможно.

«Под давностью привлечения к уголовной ответственности понимается истечение указанных в уголовном законе сроков после совершения преступления, в силу чего лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности»1. При прекращении уголовного дела доказанность давности привлечения к уголовной ответственности является одним из условий правомерности принимаемого решения. Кроме того, для прекращения уголовного дела по указанному основанию должно быть учтено, то есть, доказано, наличие еще одного условия — отсутствие обстоятельств, нарушающих течение сроков давности.

По смыслу теории уголовного права применение указанного матери- ально-правового основания в каждом конкретном случае свидетельствует об уменьшении общественной опасности лица, совершившего преступле-

Рарог А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. Ю. И .Скуратова, В.М. Лебедева. Издание 2-е.М.: НОРМА-ИНФРА, 1998. —С. 161.

57

ние, которое в течение установленного законом длительного времени законопослушным поведением доказало свое исправление.

Для освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних предусмотрен иной порядок исчисления сроков давности. В соответ- ствии со ст. 94 УК РФ сроки давности, перечисленные в статье 78 УК РФ, при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину.

Позиция законодателя в этом вопросе обусловлена социально-психо- логическими особенностями личности преступника. Предполагается, что лицо, совершившее преступление в несовершеннолетнем возрасте, при благоприятных условиях более склонно к переориентации на законопослушное поведение.

Анализ судебной практики свидетельствует о повышенном внимании вышестоящих судов к соблюдению прав и законных интересов несовер- шеннолетних при прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности.

Так, 24 мая 2000 г. Ставропольским краевым судом за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору в целях завладения имуществом в крупном размере (п. «б» ч.З ст. 162 УК РФ) и похищение у гражданина важных личных документов (ч. 2 ст. 325 УК РФ) осуждена гр. С.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приго- вор оставила без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения С. по ч. 2 ст. 325 УК РФ и прекращении дела в этой части в соответствии с п. 3 чЛ ст. 5 УПК РСФСР.

Президиум Верховного Суда РФ 30 мая 2001 года удовлетворил про- тест, указав следующее. Из материалов дела усматривается, что действия, квалифицированные по ч. 2 ст. 325 УК РФ, С. совершила 20 июня 1999 года. В соответствии со ст. 78 УК РФ срок давности привлечения к уголов-

58

ной ответственности за совершение этой категории преступлений, составляет два года, а в случае совершения указанного преступления несовершеннолетним этот срок на основании ст. 94 УК РФ сокращается наполовину и составляет один год. Данный срок к моменту рассмотрения дела в кассационной инстанции истек. При таких обстоятельствах приговор и кассационное определение в части осуждения С. по ч. 2 ст. 325 УК РФ

подлежат отмене, а дело прекращению в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 5

УПК РСФСР. Решения же в части осуждения С. по п. «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ оставлены без изменения.1

Таким образом, при решении вопросов о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию, следует относить возраст лица в момент совершения преступления.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации подчеркивает: « …установление возраста несовершеннолетнего входит в число обстоя- тельств, подлежащих доказыванию по делам несовершеннолетних. При этом нужно учитывать, что лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т. е. с ноля часов следующих суток.

При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста под- судимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица». Кроме того, судам необходимо более тщательно изучать возможности применения предусмотренного ст. 78 УК РФ основания к освобождению несовершеннолетних от уголовной ответственности. 2

1 См. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 2001. № 9. — С.8.

2 См. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 го да № 7. В сб. Постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. М., 2001. — С.99-100.

59

Решение о прекращении уголовного дела по данному ^реабилити- рующему основанию может быть принято на любом этапе уголовного судопроизводства, за исключением случаев, когда рассматривается вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы. По делам указанной категории решение принимается только судом.

Как следует из положения ч. 4 ст. 78 УК РФ, при отсутствии согласия суда на освобождение от уголовной ответственности в связи с истече- нием сроков давности лица, совершившего преступление наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, дело рассматривается в общем порядке, однако суд ограничен в применении санкции и не может назначить наказание в виде пожизненного заключения или смертной казни, но вправе назначить иное наказание, предусматривающее лишение свободы.

В отношении несовершеннолетних наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы не предусматривается (ст. 88 УК РФ). Кроме того, на практике несовершеннолетние в возрасте от 16 до 18 лет не привлекаются к уголовной ответственности за совершение преступ- лений против мира и безопасности человечества. Поэтому мы полагаем, что положения частей 4 и 5 статьи 78 УК РФ на несовершеннолетних не распространяются. Аналогичной точки зрения придерживается, например, Т.Ф.Минязева.1

В зависимости от этапа судопроизводства, на котором осуществляется прекращение уголовного дела по основанию истечения сроков давности уголовного преследования, законом предусмотрен определенный процессуальный порядок принятия данного вида решения, характеризующийся специфическими особенностями.

1 См., например, Комментарий к УК РФ под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1998. — С.197.

60

Так, в ходе предварительного расследования (независимо от его формы) уголовное дело прекращается вынесением постановления органа дознания, следователя или прокурора.

При прекращении уголовного дела по истечении сроков давности уголовного преследования должно быть установлено: «…относится ли совершенное преступление к кругу деяний, на которые распространяется институт истечения сроков давности; не уклонялось ли лицо, совершившее преступление, от следствия и суда; не возражает ли обвиняемый против прекращения дела по данному основанию».1

В соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного пре- следования по истечении сроков давности не допускается, если обвиняе- мый против этого возражает.

Из содержания указанной нормы усматривается два процессуально значимых обстоятельства.

Во-первых, четко определено процессуальное положение лица, в от- ношении которого на стадии предварительного расследования решается вопрос о прекращении уголовного дела и уголовного преследования вследствие истечения срока давности.

Во-вторых, согласие обвиняемого на прекращение уголовного пре- следования по указанным основаниям, должно быть отражено в материалах уголовного дела.

В соответствии со ст. 171 УПК РФ при наличии достаточных доказа- тельств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. С указанного момента лицо приобретает процессуальный статус обвиняемого.

Кириллова Н.П. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. С.- Петербург, 1998.—С.14.

61

Согласно ст. 224 УПК РФ при осуществлении расследования в форме дознания в случаях, когда в отношении подозреваемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а составить обвинительный акт в течение 10 суток не представилось возможным, подозреваемому предъявляется обвинение в порядке, установленном главой 23 УПК РФ. То есть в данном случае дознаватель выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет обвинение, руководствуясь процессуальными нормами, адресованными следователю.

На момент вынесения постановления о привлечении в качестве об- виняемого должны быть установлены фамилия, имя, отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц и год его рождения (последнее принципиально важно при решении вопроса о прекращении уголовного дела по указанному основанию в отношении несовершеннолетних), описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иные обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ. Перечисленные требования усматриваются из ч. 2 ст. 171 УПК РФ, регламентирующей содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

У обвиняемого появляются права, предусмотренные статьей 47 УПК РФ, одним из которых является право возражать против прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по основанию истечения сроков давности уголовного преследования.

По смыслу статьи 172 УПК РФ (Порядок предъявления обвинения) следователь, дознаватель, удостоверившись в личности обвиняемого, объявляют ему и его защитнику (в случае его участия в деле) постановление о привлечении в качестве обвиняемого, разъясняет существо предъявленного обвинения, а также права, предусмотренные статьей 47 УПК РФ.

В случае, когда из материалов уголовного дела усматривается осно- вание для его прекращения ввиду истечения сроков давности уголовного

62

преследования, указанное обстоятельство подлежит разъяснению обви- няемому.

Решение обвиняемого о возможности прекращения уголовного дела по данному основанию может найти отражение в протоколе его допроса. Мы полагаем, что с учетом императивного характера материально- правового основания, предусмотренного статьей 78 УК РФ, для принятия процессуального решения не играет роли отношение обвиняемого к предъявленному обвинению, желание давать показания. Единственное, что подлежит фиксации — отсутствие возражений на прекращение уголовного дела по данному основанию.

В случае, когда уголовное дело в целом не прекращается, а возникает необходимость прекращения уголовного преследования по одному или нескольким эпизодам, следователь, дознаватель в соответствии с требованием части 2 статьи 175 УПК РФ своим постановлением прекращают уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляют обвиняемого, его защитника, а также прокурора. Однако, принятию такого решения должно предшествовать выяснение у обвиняемого, согласен ли он на прекращение уголовного преследования по конкретным эпизодам по основанию истечения сроков давности уголовного преследования.

В соответствии со статьей 213 УПК РФ решение о прекращении уго- ловного дела следователь принимает самостоятельно, о чем выносит по- становление, копия которого направляется прокурору. Из содержания статьи 223 УПК РФ усматривается, что при производстве дознания в отношении конкретных лиц, применяются аналогичные правила. Таким образом, дознаватель также вправе прекратить уголовное дело своим постановлением. Закон не содержит никаких конкретных указаний по вопросу, подлежит ли утверждению постановление о прекращении уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования, начальником ор-

63

гана дознания. Не отражено указанное обстоятельство и в Приложениях к уголовно-процессуальному кодексу.

В постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования должно быть отражено согласие лица на прекращение уголовного дела по данному основанию.

Постановление о прекращении уголовного дела по основанию исте- чения давности уголовного преследования не только констатирует, что обвиняемый освобождается от уголовной ответственности, но и содержит иные положения, имеющие юридическое значение и, соответственно, правовые последствия для лица, в отношении которого оно вынесено. В частности, в указанном процессуальном документе фиксируются сведения о применявшихся мерах пресечения, о наложении ареста на имущество, корреспонденцию, о временном отстранении от должности, контроле и записи переговоров и об их отмене; принимается решение о вещественных доказательствах. Указанные положения, вытекающие из содержания пунктов 6-8 части 2 статьи 213 УПК РФ, свидетельствуют о повышенном внимании законодателя к необходимости в случае освобождения лица от уголовной ответственности принимать меры к снятию с него всякого рода ограничений, явившихся последствием уголовного преследования.

Копия постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования вручается лицу, в отношении которого оно вынесено, а также потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. За лицами, потерпевшими от преступления, а также гражданскими истцами сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства. Формулировка части 4 статьи 213 УПК РФ, регламентирующая положение, согласно которому «… При этом потерпевшему, гражданскому истцу разъясняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства …» представляется недостаточно конкретной. Предполагает-

64

ся, что под понятием «при этом» подразумевается разъяснение прав участников в тексте самого постановления о прекращении уголовного дела.

Иначе осуществляется процессуальный порядок привлечения в качестве обвиняемого в ходе дознания в случаях, когда объективные причины для вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого от- сутствуют. По общему правилу в соответствии со ст. 225 УПК РФ по окончании дознания дознаватель составляет обвинительный акт, который по смыслу закона также является моментом появления в уголовном процессе обвиняемого. Закон прямо указывает, что в обвинительном акте, в частности, должны быть указаны данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, формулировка обвинения, с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации.

Из содержания указанной процессуальной нормы не усматривается каких-либо конкретных положений, касающихся прекращения уголовного дела (в том числе и по основанию истечения сроков давности уголовного преследования). Обвинительный акт утверждается начальником органа дознания и вместе с материалами уголовного дела направляется прокурору.

Принимая решение по уголовному делу, поступившему с обвинитель- ным актом, прокурор вправе принять решение о прекращении уголовного дела (преследования) по основаниям, предусмотренным статьями 24-28 УК РФ, одним из которых является прекращение уголовного дела по основанию истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Таким образом, вопросы, касающиеся процедуры принятия указанного решения на момент вынесения обвинительного акта по окончании дознания, остались вне зоны внимания законодателя.

В соответствии со статьей 37 УПК РФ к числу полномочий прокурора закон относит прекращение производства по уголовному делу. Мы по- лагаем, что при решении вопроса о прекращении уголовного дела, поступившего с обвинительным актом, прокурор руководствуется общими пра-

65

вилами, регламентированными главой 29 УПК РФ. Вместе с тем, вынесению постановления о прекращении уголовного дела по основанию истечения сроков давности уголовного преследования должно предшествовать получение согласия обвиняемого. Как было отмечено, в части 3 статьи 213 УПК РФ предусмотрено, что наличие согласия отражается в постановлении о прекращении уголовного дела. Однако нигде не сказано, в какой форме должно быть получено указанное согласие, и в каком процессуальном документе зафиксировано до вынесения постановления. Мы полагаем, что в данном случае прокурор в течение 2 суток, отведенных ему законом на принятие решения по уголовному делу, поступившему с обвинитель- ным актом, вправе вызвать заинтересованное лицо и его защитника (если он участвовал в деле) для разъяснения имеющихся оснований прекращения уголовного дела вследствие истечения сроков давности уголовного преследования. Согласие или не согласие лица на прекращение уголовного дела может найти отражение в протоколе.

Не урегулирован законом и вопрос, как поступать в случаях, когда на момент рассмотрения уголовного дела, поступившего с обвинительным актом, прокурор придет к выводу о необходимости прекращения уголовного преследования за истечением сроков давности по эпизоду (нескольким эпизодам).

На наш взгляд, в таком случае применимы правила пункта 2 части 1 статьи 226 УПК РФ, в соответствии с которым прокурор может возвратить уголовное дело для пересоставления обвинительного акта, продлив срок дознания.

В ходе подготовки к судебному заседанию при наличии основания, предусмотренного п. 3 ч. 2 ст. 229 (основания прекращения уголовного дела) УПК РФ судья принимает решение о назначении предварительного слушания. В ходе предварительного слушания, как следует из содержания статьи 239 УПК РФ, при установлении такого основания, как истечение

66

сроков давности уголовного преследования, судья выносит постановление о прекращении уголовного дела.

По смыслу статьи 229 УПК РФ предварительное слушание может быть проведено как по инициативе суда (когда в ходе изучения поступившего уголовного дела усматривается основание для прекращения уголовного дела), так и по ходатайству стороны.

В соответствии с ч. 8 ст. 302 УПК РФ, в случаях, когда основание прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 24 (истечение сроков давности уголовного преследования) обнаруживается в ходе судебного разбирательства, суд продолжает рассмотрение дела в предусмотренном законом общем порядке вплоть до его разрешения по существу, после чего выносит обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания. Мы полагаем, что указанное положение закона противоречит общему правилу, в соответствии которым материально-правовые нормы являются приоритетными по отношению к нормам процессуально- правовым. Как средство реализации уголовно-правовых норм, уголовно-процессуальные не должны им противоречить. По смыслу ст. 78 УК РФ истечение сроков давности является основанием освобождения от уголовной ответственности.

На это обстоятельство обращают внимание многие ученые. Так, на- пример B.C. Савельева полагает: «Освобождение от уголовной ответст- венности по своему юридическому содержанию означает освобождение виновного от всех правовых последствий совершенного им преступления: от порицания, которое от имени государства объявляется обвинительным приговором суда и означает официальное признание гражданина преступником, от наказания и от судимости. Такое освобождение в обязательном порядке предполагает отмену всех мер уголовно-процессуального принуждения — меры пресечения, ареста на имущество…. Вместе с тем освобождение от уголовной ответственности не означает признания лица невинов-

67

ным и не освобождает от гражданско-правовой, например, имущественной ответственности за совершенное деяние…»’.

Подобного мнения придерживается и А.И. Рарог, отмечая, что «Ос- вобождение от уголовной ответственности означает выраженное в акте компетентного государственного органа решение освободить лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, от обязанности подвергнуться судебному осуждению и претерпеть меры государственно-принудительного воздействия. Освобождение от уголовной ответственности оформляется постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела либо постанов-лением (определением) суда о прекращении уголовного дела» .

Таким образом, предусмотренное ч. 8 ст. 302 УПК РФ решение суда — обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания не отвечает содержанию материально-правовой нормы, так как не является освобождением от уголовной ответственности.

Кроме того, ст. 24 УПК РФ, предусматривающая основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела носит императивный характер и содержит положение, согласно которому при наличии перечисленных в ней оснований уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования означает отказ от процессуальной деятельности, направленной на изобличение лица в совершении преступления.

Показательны в этой связи примеры судебной практики.

По приговору Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 сентября 2000 года гражданин П. осужден за совершение преступле- ния, предусмотренного ст. ст. 17, ч.2 ст. 162 УК РСФСР, на основании ч.4

1 Савельева B.C. Уголовное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов. Общая часть. Под ред. В.Б. Здравомыслова. М., 1996. — С.430.

2 См. Рарог А. И. Указанная работа. — С. 156.

68

ст. 5 УПК РСФСР освобожден от наказания за истечением сроков давности, гражданский иск удовлетворен.

Судебная коллегия по уголовным делам Вологодского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и кассационного определения и прекращения уголовного дела.

Президиум Вологодского областного суда 26 февраля 2001 года про- тест удовлетворил и указал следующее. Судом установлено, что истекли сроки давности привлечения гражданина П. к уголовной ответственности. Отмечено, что от следствия и суда он не уклонялся.

Поскольку П. возражал против прекращения дела по этому основанию, суд рассмотрел дело, признал его виновным и освободил от наказания.

Однако в соответствии со ст. 78 УК РФ, если со дня совершения пре- ступления истекли сроки давности, лицо освобождается от уголовной ответственности. Суд же в нарушение требований данного закона, закончив судебное следствие, освободил гражданина П. не от уголовной ответственности, а от наказания, признав его виновным.

Между тем освобождение от уголовной ответственности влечет пре- кращение уголовного преследования, т.е. прекращение уголовного дела.

Положения ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР в данном случае не подлежат при- менению ввиду приоритета материального закона (ст. 78 УК РФ) над процессуальным. В части рассмотрения исковых требований дело подлежит передаче на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.1

Таким образом, мы видим, что применение в подобных случаях ч.4 ст.5 УПК РСФСР вступает в противоречие с нормами материального права.

1 См. Бюллетень Верховного Суда РФ .№11. 2001г. — С.12-13.

69

Статья 5 УПК РСФСР содержала обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу, где в ч. 4 регламентировалось, что в случае если истечение сроков давности обнаруживается в стадии судебного разбирательства, суд доводит разбирательство дела до конца и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания. В новом уголовно-процессуальном законе, соответствующая указанной норме ст. 24, подобных указаний не содержит, но данное положение перенесено в ст.302 — виды приговоров. Можно сделать вывод, что существовавшее противоречие между нормами материального и процессуального права не разрешено.

Приведем еще один пример.

Президиум Верховного Суда РФ признал ошибочным решение кас- сационной инстанции, которая освободила осужденных от наказания, назначенного по ч.2 ст. 325 УК РФ (Похищение у гражданина паспорта или иного важного личного документа), в связи с истечением срока давности.

При назначении дела к рассмотрению в судебном заседании суд обязан был на основании п. 3 ч. 1 ст.5 УПК РСФСР прекратить дело в этой части, однако вынес обвинительный приговор.

При кассационном рассмотрении дела Судебная коллегия обоснованно обратила внимание на данное нарушение, но вопреки требованиям закона не прекратила дело, а освободила осужденных от наказания.

Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор, кассационное определение в части осуждения Р. и др. по ч. 2 ст. 325 УК РФ и дело прекратил на основании п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.1

По мнению соискателя предусмотренная в Уголовно-процессуальном законе (ч. 8 ст. 302 УПК РФ) противоречащая норме материального

1 См. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. № 7.2000 г. — С.16. Постановление № 68 п 2000 по делу Рудовичюса и др.

70

права процедура реализации положений ст. 78 УК РФ и впредь будет предметом обжалования судебных решений.

На основании изложенного, подводя итог исследованию вопроса о прекращения уголовного дела по основанию истечения сроков давности уголовного преследования, конкретизируем основные положения:

  1. По смыслу уголовно-процессуального права моментом освобож- дения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности является момент вынесения или вступления в законную силу постановления следователя, дознавателя, прокурора или приговора суда о прекращении уголовного преследования в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.
  2. При исчислении сроков давности уголовного преследования следует руководствоваться процессуальными сроками, которые не предусмат- ривают исчисление годами. Годы следует переводить в месяцы и исчис- лять по правилам, установленным ст. 128 УПК РФ. Вместе с тем, в законе следует расширить перечень исключений, когда автоматическое продление срока (ввиду выходных и праздничных дней) недопустимо, к числу которых отнести случаи принятия решения о прекращении уголовного дела по основанию истечения срока давности уголовного преследования.
  3. В отношении несовершеннолетних сроки давности освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные в ст. 78 УК РФ, сокра- щаются наполовину. Установление возраста несовершеннолетнего в мо- мент совершения преступления входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию. Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, по истечении суток, на которые приходится день его рождения, то есть с ноля часов следующих суток, а при установлении возраста судебно-медицинской экспертизой минимальным и максимальным числом лет, следует исходить из установленного экспертом минимального возраста лица.

71

  1. На стадии предварительного расследования вопрос о прекращении уголовного дела вследствие истечения сроков давности уголовного пре- следования решается в отношении обвиняемого и при надлежащем про- цессуальном оформлении его согласия на прекращение уголовного дела по данному основанию в протоколе.
  2. Исходя из регламентированного законом содержания постановления о привлечении в качестве обвиняемого, на момент прекращения уго- ловного дела по истечении сроков давности уголовного преследования устанавливаются обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, в том числе: фамилия, имя, отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц и год его рождения, описание преступления с указанием времени, места и иных обстоятельств его совершения.
  3. При прекращении уголовного дела по указанному основанию, в постановлении должностного лица или приговоре суда не только констатируется факт освобождения от уголовной ответственности, но и снимаются всякого рода ограничения, налагавшиеся на лицо в результате уголовного преследования.
  4. Конкретизировать ч. 4 ст. 213 УПК РФ, сформулировав в ней тре- бование о необходимости ознакомления потерпевшего и гражданского истца с постановлением о прекращении уголовного дела по основанию истечения сроков давности уголовного преследования с разъяснением права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства.
  5. При решении вопроса о прекращении уголовного дела, поступив- шего с обвинительным актом, прокурор в течение 2 суток, отведенных ему законом на принятие решения, вправе вызвать заинтересованное лицо и его защитника (если он участвовал в деле) для разъяснения имеющихся оснований прекращения уголовного дела вследствие истечения сроков давности уголовного преследования. Согласие или не согласие лица следует фиксировать в протоколе.

72

  1. При необходимости прекращения уголовного преследования за истечением сроков давности по эпизоду (нескольким эпизодам) прокурор вправе возвратить уголовное дело для пересоставления обвинительного акта, продлив срок дознания.

  2. Предусмотренная в ч. 8 ст. 302 УПК РФ процедура принятия су дебного решения при наличии основания прекращения уголовного дела по истечении сроков давности уголовного преследования, противоречит ма териально-правовой норме (ст. 78 УК РФ), предполагающей освобождение от уголовной ответственности, а не вынесение обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания.

73

§ 2. Прекращение уголовного дела в отношении умершего подозреваемого или обвиняемого

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 24 УПК РФ основанием прекращения уголовного дела является смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Проведенное нами исследование позволяет сделать выводы, что на практике случаи продолжения производства по инициативе заинтересо- ванных лиц с целью реабилитации умершего встречаются очень редко, что подтверждается результатами анализа уголовных дел, опросом экспертов, а также следователей и дознавателей. Так, 95% из числа опрошенных руководителей следственных подразделений подтверждают, что по общему правилу в случае смерти лица, совершившего преступление, уголовное дело (преследование) прекращается, а 97% из числа опрошенных следователей и дознавателей отметили, что в своей практической деятельности никогда не сталкивались с необходимостью продолжения расследования по инициативе заинтересованных лиц.

При прекращении уголовного дела, в отношении умершего лица прекращается и уголовное преследование (пункт 2 части 1 ст. 27 УПК РФ). В том случае, когда по уголовному делу привлекается не одно, а несколько лиц, одно из которых скончалось, «…прекращению подлежит не само уголовное дело, а уголовное преследование умершего лица, расследование же по делу продолжается».1

В теории уголовного процесса указанное нереабилитирующее осно- вание прекращения уголовного дела относится к числу материально- правовых, которые «…обусловлены содержанием уголовного законода-

См. Кириллова Н.П. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Санкт-Петербург, 1998. — С. 16.

74

тельства в применении его норм к фактическим обстоятельствам конкретного дела»1.

Так, из содержания статьи 8 УК РФ усматривается, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом, к числу которых относятся: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона. Статья 19 УК РФ регламентирует, что уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, установленного уголовным законом. Таким образом, смерть лица, совершившего преступление, исключает постановку вопроса о наступлении уголовной ответственности. В уголовном процессе указанное материально- правовое основание реализуется путем прекращения уголовного дела и уголовного преследования на различных этапах судопроизводства (в зависимости от времени наступления смерти) или времени установления факта смерти.

Данное основание относится к числу обязывающих прекратить уго- ловное дело. Уголовное дело должно быть прекращено в обязательном порядке в случае, когда в ходе расследования « достоверно установлено, что лица, совершившего преступление, нет в живых и этот факт удостоверен в законном порядке, т.е. свидетельством о смерти, выдаваемым органами за-писи актов гражданского состояния (загс) или судебным решением» .

В случае смерти обвиняемого (подозреваемого) производство по данному уголовному делу продолжается только в целях его реабилитации.

Вопрос о реабилитации лица может возникнуть при наличии уста- новленных материалами уголовного дела обстоятельств, дающих основание полагать, что «…в действиях лица, которое привлекалось к уголовной

1 См. Кобликов А.С. Уголовный процесс. Учебник. 2-е издание. М.: Спарк, 2000. — С. 329.

2 См. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс. Учебник. Под редакцией И .Л .Петрухина. М.: Про спект, 2001. — С. 314.

75

ответственности, не было состава преступления, что отсутствовало событие преступления или что при рассмотрении дела в суде была допущена ошибка, исправление которой может повлечь отмену или изменение вынесенного приговора».1 По мнению П.Е. Кондратова к числу указанных обстоятельств относятся недоказанность причастности лица к совершению преступления, а также «основания для вывода о виновности лица, осужденного вступившим в законную силу приговором, в совершении менее тяжкого преступления»2.

Закон не содержит никаких указаний по вопросу о том, по чьей ини- циативе должно продолжаться уголовное судопроизводство в целях реабилитации умершего. Так, Б.Я. Гаврилов отмечает, что «С ходатайством о реабилитации обращаются, как правило, родственники умершего или организации, где работало это лицо. Решение продолжить производство по уголовному делу в целях реабилитации умершего может принять суд (судья), прокурор, следователь, дознаватель путем отмены в установленном законом порядке постановления об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела»3. Следственные и судебные действия не проводятся для установления обстоятельств, отягчающих его ответст- венность.

В отличие от пункта 8 ст. 5 УПК РСФСР, соответствующий ему пункт 4 ст. 24 УПК РФ конкретизирует процессуальное положение лица, в отношении которого уголовное дело может быть прекращено по анализируемому основанию. Однако по прежнему нельзя считать закрытым один из дискуссионных теоретических вопросов, который длительное время обсуждался на страницах юридической печати: « Следует ли до принятия

1 См. Алексеев В.Б. Уголовно-процессуальный кодекс. Комментарий. 2-е издание. Под ред. В.М. Лебедева. М.: Спарк, 1997. — С. 25.

2 Кондратов П.Е. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Комментарий. Под общей редакцией В. М Лебедева. М.: Спарк, 2002. — С. 50

3 Гаврилов Ъ.Я. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией В.В.Мозякова. М.: «Экзамен XXI», 2002. — С.70.

76

решения о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям привлекать лицо в качестве обвиняемого?».1

В юридической литературе представлена точка зрения, согласно ко- торой «Уголовное дело прекращается как в случае установления факта смерти лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, так и при смерти его после предъявления обвинения. Следовательно, прекращение дела по данному основанию не связано с обязательным привлечением лица в качестве обвиняемого. Тем не менее, принятию такого решения должно предшествовать установление события, состава преступления и факта его совершения именно этим лицом. Если доказать это не удастся, дело подлежит прекращению по одному из реабилитирующих оснований».2 Однако мы полагаем, что до решения вопроса о прекращении уголовного дела по исследуемому основанию необходимо все-таки определить процессуальное положение лица, совершившего преступление. Как показали результаты исследования, 90% опрошенных респондентов из числа опрошенных следователей и дознавателей категорически отвергают возможность прекращения уголовного дела в отношении умершего до решения вопроса о конкретизации его процессуального статуса. Исследование уголовных дело показало, что в случае смерти лица, совершившего преступление, должностные лица, осуществляющие предварительное расследование, установив обстоятельства совершения преступления и причастность именно умершего лица к совершению данного преступления, осуществляют так называемое «заочное предъявление обвинения», то есть

См., например, Барабаш А.С., Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Томск, 1986. — С.76 -79; Лукашевич В.З., Зусь Л.Б. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования в связи с освобождением обвиняемого от уголовной ответственности и наказания.// Ученые записки Дальневосточного университета. Т.21. Владивосток, 1979. — С.60-62. 2 См. Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования. Учебно- методическое пособие. Юридический институт МВД РФ. М., 2001. —С. 30.

77

выносят постановление о привлечении в качестве обвиняемого, которое в силу объективных причин, остается без предъявления.

Вместе с тем, уголовное дело может быть прекращено (как указано в пункте 4 ст. 24 УПК РФ) и в отношении подозреваемого.

Поэтому, по смыслу нового закона решение вопроса о прекращении уголовного дела после смерти лица, совершившего преступление, может предшествовать привлечению его в качестве обвиняемого.

Проанализируем, применительно к двум формам расследования, в каких случаях до привлечения в качестве обвиняемого лицо будет обла- дать указанным процессуальным статусом.

В соответствии с ч. 2 ст. 223 УПК РФ «Дознание производится по уголовным делам, указанным в части третьей статьи 150 настоящего Кодекса, возбуждаемым в отношении конкретных лиц».1 По смыслу пункта 1 части 1 ст. 46 УПК РФ подозреваемым является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 Уголовно-процессуального кодекса. Таким образом, при расследовании уголовных дел в форме дознания с момента возбуждения уголовного дела лицо приобретает процессуальный статус подозреваемого и пребывает в нем до вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого или составления обвинительного акта. Очевидно, что в случае смерти подозреваемого уголовное дело и (или) уголовное преследование прекращается по пункту 4 части 1 ст. 24 и (или) пункту 2 части 1 статьи 27 УПК РФ.

В ходе предварительного следствия приобретение лицом процессу- ального статуса подозреваемого возможно как в случае возбуждения в отношении него уголовного дела, так и при задержании по подозрению в

См. Федеральный закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации». Принят Государственной Думой 26 апреля 2002 года.

78

совершении преступления или при избрании в отношении него меры пресечения до предъявления обвинения.

При возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, оно пребывает в процессуальном положении подозреваемого до его офи- циального перевода в иной процессуальный статус. В случае смерти по- дозреваемого вопрос о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования будет решаться на основании пункта 4 ч. 1 ст. 24 и (или) пункта 2 ч.1 ст. 27 УПК РФ (таким же образом, как и в ходе дознания).

При задержании лица по подозрению в совершении преступления оно приобретает процессуальное положение подозреваемого на 48 часов. Как следует из содержания ч. 2 статьи 94 УПК РФ по истечении указанного срока «подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении него не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном пунктом 3 части седьмой статьи 108 УПК РФ». Окончательное принятие решения по смыслу статьи 108 может быть отложено по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для представления дополнительных доказательств обоснованности задержания. Таким образом, максимальный срок пребывания в процессуальном положении подозреваемого при его задержании по подозрению в совершении преступления составляет 120 часов.

При избрании в отношении лица меры пресечения до предъявления обвинения, как указано в статье 100 УПК РФ «…обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу - в тот же срок с момента задержания». Если в этот срок обвинение не предъявлено, мера пресечения отменяется, лицо теряет процессуальный статус подозреваемого. Таким образом, при данном основании появления подозреваемого в уголовном процессе, срок его пребывания в указанном качестве — 10 суток.

79

Проведенный анализ процессуальных норм, свидетельствующих об ограничении законом срока пребывания лица в процессуальном положении подозреваемого, позволяет сделать вывод о том, что в случае его смерти уголовное дело (преследование) может быть прекращено в отношении подозреваемого (как указано в законе) только в тот промежуток времени, когда он пребывает в указанном процессуальном положении.

Мы полагаем, что конкретизация в законе процессуального положения участника, в отношении которого уголовное дело может быть прекра- щено по пункту 4 части 1 статьи 24 УПК РФ ограничивает право должностных лиц прекратить уголовное дело в тех случаях, когда наделение его предусмотренным в законе процессуальным статусом невозможно по объективным причинам (то есть, в связи со смертью). В случае смерти лица, совершившего преступление, в тот момент расследования, когда его процессуальное положение еще не конкретизировано, прекращение уголовного дела и (или уголовного преследования) осуществлять не следует.

Анализируя новое уголовно-процессуальное законодательство, Б.Я. Гаврилов отмечает: «…смерть подозреваемого или обвиняемого служит основанием для прекращения уголовного дела не только в отношении указанных участников процесса, признанных таковыми в соответствии со ст. ст. 46 и 47, но и в отношении лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, или лица, в отношении которого может быть возбуждено уголовное дело, однако умершего до вынесения постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого или возбуждения в отношении него уголовного дела»1.

Мы не разделяем указанную точку зрения и полагаем, что независимо от времени наступления смерти лица, совершившего преступление, при подтверждении материалами уголовного дела его причастности к совер-

1 См. Гаврилов Б.Я. Указанная работа. — С.69.

80

шению конкретного преступления, закон не содержит никаких запретов к наделению его процессуальным статусом обвиняемого, позволяющим констатировать (в отличие от статуса подозреваемого) волеизъявление должностного лица о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. Тем самым подчеркивается, что только объективная причина — его смерть, препятствует дальнейшему ходу уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальный кодекс, как было отмечено, содержит пе- речень оснований признания лица подозреваемым или обвиняемым. Однако, смерть лица, совершившего преступление, может наступить не только в любой момент расследования уголовного дела, но и в ходе его рассмотрения на различных судебных стадиях. В этой связи следует обратить внимание, что по смыслу статьи 47 УПК РФ обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимый, а обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным.

П.Е. Кондратов, отмечает: «В отношении умершего уголовное дело может быть прекращено в любой стадии процесса, однако при этом в стадиях надзорного производства и возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам такое решение может быть принято лишь при условии, что смерть осужденного наступила до вступления приговора в силу»1.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования пред- ставляет собой уголовно-процессуальный институт, поэтому данный во- прос может быть решен только в ходе уголовного судопроизводства. После вступления в силу обвинительного приговора прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи со смертью лица осуществляется лишь в случае, если будет установлено, что «обвиняемый по дан-

1 См. См. Кондратов П.Е. Указанная работа. — С.49

81

ному делу умер в период судебного разбирательства или после провоз- глашения приговора, но до его вступления в силу».1 Приговоры суда первой инстанции (апелляционной и кассационной) подлежат отмене в порядке надзора, а уголовное дело прекращается.

Процессуальный порядок прекращения уголовного дела по иссле- дуемому основанию имеет свои специфические особенности.

Факт смерти лица, совершившего преступление, относится к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию, и должен быть подтвержден материалами уголовного дела. Как было отмечено, основанием для достоверного вывода о смерти обвиняемого или подозреваемого может быть выданное органами ЗАГС в установленном порядке свидетельство о смерти. При этом необходимо иметь в виду, что указанное свидетельство может быть выдано как по факту смерти, так и в связи с объявлением гражданина умершим.

Так, в соответствии со статьей 45 ГК РФ объявление гражданина умершим осуществляет суд. Гражданин может быть объявлен умершим, если по месту его проживания какие-либо сведения отсутствуют о нем в течение пяти лет. Когда гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, признать его умершим суд может в течение шести месяцев (ч. 1 ст. 45 ГК РФ).

Военнослужащий или иной гражданин, который пропал без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее, чем по истечении двух лет со дня их окончания (ч. 2 ст. 45 ГК РФ).

Днем смерти считается либо день вступления решения суда об объ- явлении гражданина умершим в законную силу, либо день предполагаемой гибели (ч. 3 ст. 45 ГК РФ). День предполагаемой гибели признается судом

См. Там же.

82

днем смерти в случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая.

Факт смерти гражданина подлежит государственной регистрации (п. 7 ч. 1 ст. 47 ПС РФ). На наш взгляд, только свидетельство о смерти, вы- данное органами ЗАГС в установленном законом порядке является надлежащим юридическим основанием для решения вопроса о прекращении уголовного дела (уголовного преследования).

Доказывая факт смерти лица, совершившего преступление, соответ- ствующее должностное лицо может обратиться с запросом в органы ЗАГС, получить свидетельство о смерти от родственников (иных лиц). При установлении факта смерти лица в порядке гражданского судопроизводства, принимая во внимание длительные сроки осуществления указанной процедуры, процессуальный порядок прекращения уголовного дела обусловлен спецификой судопроизводства по приостановленным уголовным делам.

В соответствии с пунктами 1-3 части 1 статьи 208 УПК РФ предва- рительное расследование может быть приостановлено в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено; подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам; место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует.

В случае, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняе- мого, не установлено (пункт 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), «…следователь принимает меры по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого» (пункт 1 ч. 2 ст. 209 УПК РФ). При установлении данного лица, предварительное следствие возобновляется, а в случае его смерти уголовное дело подлежит прекращению по общим правилам.

83

Однако, в ходе розыска лица, совершившего преступление, может быть достоверно установлен и подтвержден соответствующими документами факт его смерти. Мы полагаем, что в данном случае дело подлежит возобновлению по пункту 1 части 1 статьи 211 УПК РФ с целью приобщения к материалам уголовного дела результатов проведения розыскных мероприятий, свидетельствующих об установлении лица фактически совершившего преступление и подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, а также доказательств, подтверждающих факт его смерти, и для вынесения постановления о прекращении уголовного дела по пункту 4 части 1 ст. 24 УПК РФ.

Аналогичным образом решается вопрос и в том случае, когда у сле- дователя появляется достоверная информации о смерти обвиняемого, который скрылся (или чье место нахождения не было установлено по иным причинам), а также в отношении обвиняемого, чье местонахождения было известно, но отсутствовала реальная возможность его участия в уголовном деле.

Мы полагаем, что и когда тяжелое заболевание обвиняемого, ставшее основанием для приостановления предварительного следствия по пункту 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, привело к смерти, предварительное следствие возобновляется. Свидетельство о смерти приобщается к материалам уголовного дела, за чем следует вынесение постановления о прекращении уголовного дела по пункту 4 части 1 статьи 27 УПК РФ.’

В случае установления факта смерти лица, совершившего преступ- ление, и при отсутствии оснований для продолжения расследования (су- дебного разбирательства), дознаватель, следователь, прокурор, суд выносят мотивированное постановление о прекращении уголовного дела.

1 Подчеркнем, что речь о прекращении уголовного дела в полном объеме может идти только в случае, когда нет оснований для продолжения производства в отношении соучастников.

84

При совершении преступления группой лиц и смерти одного из них, уголовное преследование прекращается в отношении умершего, а уголовное дело расследуется в общем порядке.

Статья 213 УПК РФ регламентирует процессуальный порядок выне- сения постановления о прекращении уголовного дела и уголовного пре- следования. Во вводной части постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования содержатся данные о месте и времени его вынесения, должностном лице, принявшем решение, обстоятельства, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, квалификация деяния, по признакам которого возбуждено уголовное дело. Описательно-мотивировочная часть содержит информацию о результатах расследования, о лицах, в отношении которых оно осуществлялось, а также процессуальное основание прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования.

Резолютивная часть процессуального документа включает не только решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, но и о вещественных доказательствах, об отмене мере пресечения или иных мер принудительного характера (наложения ареста на имущество, корреспонденцию и т.д.).

В соответствии с ч. 4 статьи 213 УПК РФ следователь вручает либо направляет копию постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. Потерпевшему, гражданскому истцу разъясняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства.

Закон не содержит каких-либо указаний на специфику процессуального оформления постановления о прекращении уголовного дела (уголов- ного преследования) в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого. Вместе с тем, мы полагаем, что в случае смерти лица, совершившего преступление копия постановления о прекращении уголовного дела (пресле-

85

дования) по данному основанию должна быть вручена (направлена) близким родственникам либо иным лицам, которые вправе возбудить ходатайство о продолжении расследования с целью реабилитации умершего.

В Приложениях к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации не представлен образец постановления о прекращении уголовного дела (преследования) на стадии предварительного расследования. Приложение № 95 представляет собой образец постановления о прекращении уголовного дела, уголовного преследования на предварительном слушании или в ходе судебного заседания. Однако и здесь не нашла своего отражения специфика процессуального оформления постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по такому основанию, как смерть подозреваемого или обвиняемого.

В завершение рассмотрения вопроса о прекращении уголовного дела в отношении умершего подозреваемого или обвиняемого обобщим неко- торые выводы, имеющие практическое значение.

  1. Смерть лица, совершившего преступление, относится к числу ос- нований, обязывающих прекратить уголовное дело (преследование). Продолжение судопроизводства возможно только при наличии объективных данных о возможной реабилитации умершего лица, при наличии достаточных данных, свидетельствующих о совершении им данного преступления.
  2. При наличии оснований производство по уголовному делу может быть продолжено как по инициативе родственников и иных заинтересо- ванных лиц, так и по решению суда, прокурора, следователя, дознавателя.
  3. Новый Уголовно-процессуальный кодекс конкретизирует процес- суальное положение лица, в отношении которого уголовное дело (преследование) может быть прекращено в случае его смерти - подозреваемый, обвиняемый. Это свидетельствует о повышенном внимании законодателя к необходимости всестороннего и полного расследования преступлений. Вместе с тем, только при привлечении лица в качестве обвиняемого можно

86

констатировать факт привлечения конкретного лица к уголовной ответственности за совершение конкретного преступления, чего не происходит при наделении лица в установленных законом случаях процессуальным статусом подозреваемого. Принятию решения о прекращении уголовного дела должны предшествовать установление события преступления, состава, факта совершения преступления конкретным лицом, привлечение в качестве обвиняемого.

  1. Процессуальное положение подозреваемого лицо приобретает на определенный предусмотренный законом промежуток времени. В случае смерти лица уголовное дело (преследование) может быть прекращено в отношении подозреваемого только в тот промежуток времени, пока оно пребывает в данном процессуальном положении.
  2. Вопрос о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении умершего может быть решен на любом из этапов уголов- ного судопроизводства.
  3. Факт смерти лица, совершившего преступление, является обстоя- тельством, подлежащим доказыванию, и должен быть подтвержден свидетельством о смерти, выдаваемым органами ЗАГС.
  4. В случае приостановления производства по уголовному делу и ус- тановления факта смерти лица, совершившего преступление, производство по делу должно быть возобновлено, а затем прекращено в установленном законом порядке.
  5. Копия постановления о прекращении уголовного дела (преследования) вручается не только потерпевшему, гражданскому истцу и ответчику, но и лицам, которые могут инициировать продолжение судопроизводства с целью реабилитации умершего.

87

ГЛАВА 3. ОСНОВАНИЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК

ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩИМ ОСНОВАНИЯМ,

ДОПУСКАЮЩИМ ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Следующая группа включает в себя нереабилитирующие основания, допускающие прекращение уголовного дела. К их числу относятся: наличие акта об амнистии, примирение сторон, изменение обстановки, деятельное раскаяние, применение принудительных мер воспитательного воздействия. Для решения вопроса о прекращении уголовного дела по данным основаниям, необходимо установление и доказывание предусмотренных законом условий, при наличии которых необходимо и целесообразно завершить судопроизводство прекращением уголовного дела и (или уголовного преследования).

§1. Прекращение уголовного дела вследствие акта об амнистии

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 27 УПК РФ уголовное дело (преследование) в отношении подозреваемого или обвиняемого пре- кращается вследствие акта об амнистии.

В.Е. Квашис справедливо замечает, что в литературе нередко утра- чивается грань между амнистией и помилованием, в то время как амнистия и помилование являются самостоятельными институтами, имеющими специфические черты.1 Разделяя указанное положение, подчеркнем, что помилование по смыслу закона не является основанием прекращения уголовного дела и в рамках настоящего исследования не анализируется.

Квашис В.Е. Амнистия и помилование по советскому праву. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1967. — С.З.

88

Амнистия происходит «…от греческого всепрощение, общее проще- ние…»1. В русском языке слову амнистия придается значение частичного или полного освобождения от судебного наказания определенной категории лиц, производимое верховной властью.2

Первые упоминания об амнистии уходят в глубь веков и относятся к истории древней Греции. К.Г. Федоров в своем исследовании истории государства и права зарубежных стран отмечает, что еще во времена рабовладельческой демократии в Афинах амнистии — прощению, подлежали целые группы преступников.3

«С древних времен амнистия по своему существу принадлежала к чрезвычайным мерам, посредством которых ради высших соображений гуманности и политики приостанавливалось действие закона, рассчитанного на развитие правоотношения, возникающего между государством и правонарушителем. Считалось, что амнистия имеет преимущественное значение для преступлений политического характера. Применялась амнистия, как правило, после политических переворотов к поверженным противникам», — анализирует развитие института амнистии И.Л. Марогулова.4

В настоящее время закон конкретизирует понятие амнистии и осно- вания ее объявления. В юридической литературе справедливо отмечается, что «Принятие амнистии зависит от криминогенной ситуации в стране и возможности проявить гуманизм в данное конкретное время».5

В соответствии с пунктом «е» части 1 статьи 103 Конституции Рос- сийской Федерации объявление амнистии относится к ведению Государственной Думы.

Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Том 1. М.: Терра, 1995. — С. 15.

2 См. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989. — С. 30.

3 См. Федоров К.Г. История государства и права зарубежных стран. Л., 1977. — С. 31.

4 См. Марогулова И.Л. Амнистия и помилование в российском законодательстве. М.: ЗАО «Бизнес-школа» Интел-Синтез», 1998. —С.7.

5 Дубинский АЛ. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного рас следования. Киев, 1975. — С.68.

89

Как следует из части 1 статьи 84 УК РФ, амнистия объявляется Го- сударственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в отношении индивидуально не определенного круга лиц. Например, амнистия может быть объявлена в отношении женщин, несовершеннолетних, лиц, совершивших преступления определенного вида и т.д. Амнистия бывает общая или частная. Общая амнистия распространяется на всех лиц, которые подпадают под общие условия конкретного законодательного акта. Частная амнистия касается только конкретных лиц, либо всех лиц, совершивших определенные преступления в определенном месте или в определенное время.

Согласно главе 23 Регламента Государственной Думы объявление амнистии представляет собой принятие двух постановлений: 1. Об объявлении амнистии; 2. О порядке применения постановления об амнистии.

Постановление об объявлении амнистии подписывается Председателем Государственной Думы и подлежит официальному опубликованию в течение трех дней. Вместе с тем, Регламент не содержит никаких конкретных положений в отношении постановления о порядке исполнения амнистии.1

Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Рос- сийской Федерации об объявлении амнистии и Постановление о порядке применения амнистии принимаются единовременно. Например, Постановление Государственной Думы «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе» и Постановление о порядке его применения приняты 13 декабря 1999 года ; Постановления «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной

1 См. Страшун Б.А. Коментарий к Конституции Российской Федерации. Под общей ред. Ю.В. Кудрявцева. М.: Фонд «Правовая культура», 1996. — С.437.

2 СЗ РФ № 51 1999 г. Ст. Ст. 6325, 6326.

90

войне 1941-1945 годов» и о порядке его применения приняты 26 мая 2000 года.1 Одновременно — 30 ноября 2001 года приняты и
Постановления «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» и о порядке применения указанного нормативного акта.

В Постановлении об объявлении амнистии указывается дата его вступления в законную силу и период действия. Так, в соответствии с пунктом 12 Постановления «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» оно вступает в силу со дня официального опубликования и подлежит исполнению в течение шести месяцев.

В пункте 8 Постановления «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в ходе проведения анти- террористической операции на Северном Кавказе» указано, что оно вступает в силу со дня его официального опубликования, но исполняется в порядке, предусмотренном постановлением «О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе».

Указанные положения, связанные со сроками и порядком введения в действие Постановлений об амнистии, имеют важное значение для прак- тической реализации положений данных нормативных актов в ходе уго- ловного судопроизводства.

Мы полагаем, что Постановление Государственной Думы об объяв- лении амнистии в отношении тех или иных категорий участников уголовного судопроизводства следует рассматривать в качестве юридического основания принятия соответствующего решения органами предваритель-

1 СЗ РФ № 22. 2000 г. Ст. Ст. 2286, 2287.

2 СЗ РФ № 50. 2001 г. Ст. 4694, 4696.

91

ного расследования, судом и иными компетентными органами, а Поста- новление о порядке его применения — как фактическое основание.

Именно в Постановлениях Государственной Думы о порядке приме- нения Постановлений об объявлении амнистии содержатся фактические данные, дающие основания для принятия решения о прекращении уголовного дела в отношении отдельных категорий лиц.

Например, как следует из содержания Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно-опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе», под его действие подпадают лица, совершившие общественно опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе.

Дальнейший анализ нормативного акта позволяет сделать вывод о том, что законодатель конкретизирует место совершения преступления: Чеченская Республика, Республика Ингушетия, Республика Северная Осетия — Алания, Республика Дагестан, Ставропольский край; указывает категории лиц, подпадающих под амнистию — совершившие общественно опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции, включая военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел и сотрудников уголовно-исполнительной системы, а также время совершения преступления применительно к различным категориям лиц, подпадающих под амнистию — период с 1 августа 1999 года до 00 часов 1 февраля 2000 года и период с 1 августа 1999 года до дня вступления в силу постановления об объявлении амнистии.

92

Далее законодатель дает понятие антитеррористической операции, лиц, прекративших вооруженное сопротивление и добровольно сдавших оружие и военную технику, указывая на то, что факт прекращения вооруженного сопротивления, добровольной сдачи оружия и военной техники должен подтверждаться соответствующим документом. В обязанности Министерства обороны, Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности Российской Федерации по согласованию с Генеральной прокуратурой вменено издание инструкции, определяющей порядок сдачи, приема, оформления и хранения оружия и военной техники, а также порядок выдачи сдавшим их лицам соответствующего документа.

Таким образом, мы видим, что прекращению уголовного дела вслед- ствие акта амнистии должно предшествовать установление целого ряда фактических данных, свидетельствующих о правомерности принимаемого решения.

В.П. Божьев справедливо отмечает, что «Прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии специфично в том отношении, что акт об амнистии Государственной Думы выносится в отношении индивидуально неопределенного круга лиц, а применяется он органами расследования, прокурором или судом к конкретным лицам в связи с производством по уголовному делу. Характерно, что на досудебных этапах уголовного судопроизводства акт амнистии применяется лишь постольку, поскольку он освобождает лицо от уголовной ответственности».’ Далее автор подчеркивает, что возможности суда при применении акта об амнистии шире, так как «суд вправе прекратить уголовное преследование не только в указанных случаях, но и тогда, когда этот акт ориентирует на возможность освобождения от наказания, сокращения его или замены более мяг-

См. Божьев В.П. Научно-практический комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. —С. 58-59.

93 ким»1. Данное положение в полной мере согласуется с частью 2 статьи 84 УК РФ, регламентирующей амнистию как одно из материально-правовых оснований освобождения от уголовной ответственности, где указывается: «Актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания, либо назначенное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания, либо такие лица могут быть освобождены от дополнительного вида наказания…».

Например, в Постановлении Государственной Думы «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» предусмотрено не только освобождение от наказания осужденных, прекращение уголовных дел, находящихся в производстве, но и сокращение неотбытой части наказания, освобождение осужденных от дополнительных видов наказаний.

В Постановлении Государственной Думы «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» указано, что на суды, в частности, возложена обязанность применить данное постановление в отношении лиц, уголовные дела о преступлениях которых находятся в производстве этих судов и не рассмотрены до вступления постановления об амнистии в силу, а также в отношении лиц, уголовные дела о преступлениях которых рассмотрены, но приговоры судов не вступили в законную силу, в отношении осужденных женщин, отбывание наказания которым отсрочено, условно осужденных; в отношении осужденных к наказанию в виде штрафа, если штраф не взыскан до вступления в силу постановления об амнистии; в отношении осужденных, к которым до вступления в силу постановления об амнистии при-

1 См. Там же. — С. 59.

94

менено условно — досрочное освобождение, а также к которым до вступления в силу постановления об амнистии неотбытая часть наказания заменена более мягким.

Более широкие полномочия судов при применении амнистии адресо- ваны и более широкому кругу субъектов из их числа: судам первой ин- станции, кассационной и апелляционной, судам, вынесшим постановления на стадии исполнения приговора (например, о применении условно-досрочного освобождения, замене неотбытой части наказания более мягким).

Процессуальный порядок прекращения уголовного дела (преследо- вания) вследствие акта амнистии различается в зависимости от конкретных указаний, содержащихся в Постановлении об объявлении амнистии и в Постановлении о порядке ее применения.

Как в приведенных нами для примера актах амнистии, так и в пред- шествующих им, содержатся положения, в соответствии с которыми предписывается прекратить уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания, органов предварительного следствия и судов.

Проведенный нами анализ статистических данных, свидетельствует о том, что на периоды объявления и применения соответствующего акта амнистии приходится значительное количество уголовных дел, прекра- щенных по данному нереабилитирующему основанию на досудебных этапах уголовного судопроизводства: в 1997 году прекращено 1221 уголовное дело, в результате чего от уголовной ответственности освобождены 1290 лиц; в 1998 году данные показатели составили соответственно 48132 и 52451; в 1999 году — 56700 и 62205; в 2000 году 106290 и 117 320; в 2001 году — 23751 и 29374.

Органы дознания и органы предварительного следствия относятся к числу субъектов применения амнистии в отношении подозреваемых и обвиняемых, дела и материалы о преступлениях которых находятся в производстве этих органов. Именно такая формулировка «…дела и материалы

95

о преступлениях которых…» содержится во всех трех приведенных нами для примера Постановлениях о порядке применения постановлений об объявлении амнистии. Очевидно, что в случаях, когда речь идет о материалах, то есть об этапе проверки в рамках статьи 144 УПК РФ лица, подлежащие амнистии, не наделены указанным процессуальным статусом, так такое возможно только после возбуждения уголовного дела. В рамках настоящего исследования, когда мы говорим о прекращении вследствие акта амнистии возбужденного уголовного дела, вопрос о конкретизации про- цессуального положения лиц, в отношении которых она применяется, имеет важно практическое значение.

Прекращение уголовного дела в ходе предварительного расследования имеет свои специфические особенности.

В юридической литературе справедливо отмечается, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (в том числе и вследствие акта амнистии) возможно тогда, когда лицо, в отношении которого оно прекращается, совершило преступление1, когда его виновность в совершении преступления доказана материалами дела2.

В соответствии с частью 1 статьи 27 УПК РФ уголовное преследование прекращается в отношении подозреваемого или обвиняемого.

Вместе с тем, только в момент привлечения лица в качестве обви- няемого можно ставить вопрос о его виновности в совершении преступления. По смыслу статьи 171 УПК РФ при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в

См., например, Шешуков М.П. Презумпция невиновности и прекращение дела по нереабилитирующим основаниям.// Вопросы повышения эффективности правосудия по уголовным делам. Межвузовский сборник. Вып. 9. Калининград, 1981. — С.28

2 См., например, Летучик.В., Николюк В. О практике прекращения уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам. // М.: Советская юстиция, 1982. № 3. — С.28

96

качестве обвиняемого, где должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о виновности лица в совершении конкретного преступления.

На наш взгляд, положение части 5 статьи5 УПК РСФСР, согласно которому прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии осуществляется в отношении обвиняемого и с его согласия, является более точным, теоретически и практически обоснованным.

Анализируя нормы, регламентирующие прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям (в том числе и вследствие акта амнистии) ученые-процессуалисты справедливо отмечали: «Общее для всех этих оснований то, что при прекращении по ним уголовного дела признается виновность лица, в отношении которого велось расследование. …Обвиняемому предоставлено право возражать против прекращения дела вследствие акта амнистии»1, «… трудно представить, как без предъявления лицу обвинения, без допроса его в качестве обвиняемого будут при производстве по делу выполнены требования о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Без поставления лица в процессуальное положение обвиняемого не могут быть в полном объеме установлены и субъективные обстоятельства преступления, в том числе вина совершившего преступление, являющаяся составной частью предмета доказывания по уголовному делу».2

В соответствии с частью 2 статьи 27 УПК РФ прекращение уголовного дела (преследования) возможно только в случае если обвиняемый или подозреваемый против этого не возражают. Как справедливо отмечает И. Л. Марогулова, лица, возражающие против прекращения уголовного дела по амнистии, то есть по нереабилитирующему основанию, считают себя

См. Чувилев А., Безлепкин Б. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям. //Социалистическая законность. М., 1972. № 6. — С. 25.

2 См. Некрасов Ю.Б. Некоторые проблемы прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. // Совершенствование правовой основы расследования преступлений органами внутренних дел: Сборник научных трудов. М.: Академия МВД СССР, 1991. — С.96.

97

невиновными и рассчитывают на оправдание судом.1 В таком случае расследование продолжается и дело передается в суд с обвинительным заключением.

Однако закон не связывает решение о прекращении уголовного дела (преследования) вследствие акта амнистии с признанием подозреваемым или обвиняемым своей вины. Они могут не признавать свою причастность к совершению преступления, но в силу различных причин согласиться с решением должностного лица.

В некоторых случаях, когда в акте амнистии не имеется каких-либо специальных ограничений по его применению, в ходе предварительного расследования допустимо прекращение уголовного дела в отношении лица, которое скрылось от следствия и суда, а также прекращение уголовного дела, в ходе расследования которого не установлено конкретное лицо, совершившее преступление. Очевидно, что в подобных случаях согласие лица не испрашивается.

Например, в соответствии с Постановлением Государственной Думы «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе» подлежат прекращению уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания и предварительного следствия в отношении военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел и сотрудников уголовно-исполнительной системы, совершивших общественно опасные деяния в ходе проведения указанной операции.

Прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии оформляется постановлением о прекращении уголовного дела и уголовного пресле- дования. Форма и содержание процессуального документа регламентированы статьей 213 УПК РФ. В качестве обязательного элемента содержания

’ См. Марогулова И.Л. Указанная работа. — С.92.

98

данного процессуального документа предусматривается необходимость отразить в нем согласие обвиняемого на прекращение уголовного дела (часть 3 статьи 213). Проведенное нами изучение уголовных дел, прекращенных органами предварительного расследования вследствие акта амнистии показало, что согласие обвиняемых на амнистию испрашивалось по всем прекращенным уголовным делам.

Соискатель полагает необходимым отметить, что о согласии подоз- реваемого на прекращение уголовного дела никаких указаний данная норма не содержит.

В соответствии с частью 4 статьи 213 УПК РФ «Следователь вручает либо направляет копию постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. При этом потерпевшему, гражданскому истцу разъясняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства, если уголовное дело прекращается по основаниям, предусмотренным пунктами 2-6 части первой статьи 24…, пунктами 2-8 части первой статьи 27 … настоящего кодекса». Закон не содержит никаких указаний о разъяснении заинтересованным лицам права на обжалование прекращения уголовного дела вследствие акта амнистии. Мы полагаем, что такое право за участниками уголовного судопроизводства сохраняется, однако, предметом обжалования является не акт амнистии в отношении определенных лиц как таковой, а лишь незаконность действий следователя, дознавателя, связанных с прекращением уголовного дела в отношении конкретного лица, фактически не подпадающего под категорию подлежащих амнистии, несоблюдение сроков исполнения Постановления об объявлении амнистии.

По смыслу уголовно-процессуального законодательства суды пре- кращают уголовное дело на этапе подготовки к судебному заседанию в ходе предварительного слушания (пункт 4 части 1 ст. 236 УПК РФ), на

99

стадии апелляционного производства (пункт 2 части 3 статьи 346 УПК РФ), в кассационной инстанции (ст. 384 УПК РФ), в порядке надзора (п. 2 ч. 1 ст. 408 УПК РФ), при возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (пункт 2 ст. 418 УПК РФ).

Показательно, что, регламентируя прекращение уголовного дела на указанных этапах, закон, тем не менее, не конкретизирует оснований принятия данного решения. Статьи 24 и 27 УПК РФ, содержащие основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования, являются общими нормами, адресованными правоприменителю на любых этапах уголовного судопроизводства. Вместе с тем, необходимо конкретизировать какие категории уголовных дел и на каких судебных стадиях подлежат прекращению вследствие акта амнистии.

Комментируя статью 384 УПК РФ, регламентирующую отмену об- винительного приговора с прекращением уголовного дела, В.П. Божьев отмечает: «В случае возбуждения уголовного дела вопреки акту амнистии, освобождающему обвиняемого от уголовной ответственности, …обвини-ельный приговор, хотя бы и с освобождением осужденного от отбытия наказания, подлежит отмене с прекращением производства по делу».1

В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 декабря 1978 года «О дальнейшем совершенствовании деятельности судов Россий- ской Федерации по рассмотрению в порядке надзора жалоб по уголовным делам и пересмотру приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу» указано, что «При рассмотрении дела в надзорной инстанции следует тщательно проверять выполнение судом, рассматривавшим дело в кассационном порядке, всех требований уголовно-процессуального законодательства, не оставлять без реагирования ни од-

1 Божьев В.П. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Комментарий. Указанная работа. — С. 639.

100

ного случая нарушения кассационной инстанцией материального или процессуального законодательства»1. Очевидно, что в случае, когда на предшествующих надзорному производству этапах суды не приняли во внимание акт об амнистии, ошибку подлежит исправить суду надзорной инстанции.

Как следует из содержания Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приго- воре» дела, возбужденные вопреки акту амнистии «подлежат прекращению на любой стадии судопроизводства, если против этого не возражает подсудимый».2

Таким образом, можно сделать вывод, что в случае, если уголовное дело возбуждено, расследовано и направлено в суд при наличии вступившего в силу акта об амнистии, оно подлежит прекращению судом, как в ходе первоначального рассмотрения, так и на последующих этапах.

Аналогичным образом должен решаться вопрос и когда Постановление об объявлении амнистии, предусматривающее прекращение уголовного дела в отношении лиц определенных категорий вступает в законную силу в момент рассмотрения дела на любой из судебных стадий уголовного судопроизводства.

В соответствии со статьей 254 УПК РФ суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случае, если во время судебного разбиратель- ства будут установлены обстоятельства указанные, помимо прочих, и в пункте 3 части первой статьи 27 УПК РФ, то есть наличие акта амнистии. П.Е. Кондратов, комментируя указанную правовую норму, отмечает: «Уголовное дело может быть прекращено в судебном заседании в соответствии с обстоятельствами, указанными в данной статье и свидетельствующими о наличии оснований для освобождения подсудимого от уголовной

1 См. Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР). М.: Проспект, 2001. — С.442.

2 См. Сборник Постановлений Пленумов Верховного суда Российской федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. Издание второе. М.: Проспект, 2001. — С. 407.

101

ответственности или об отсутствии условий процессуального характера для продолжения судебного разбирательства. Определение (постановление) о прекращении уголовного дела может быть вынесено судом в любой момент судебного заседания, как только были выявлены достаточные для этого основания». При этом автор справедливо подчеркивает, что прекращение уголовного дела не допускается, если подсудимый против этого возражает. Несогласие подсудимого на прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии является основанием для проведения судебного заседания в общем порядке.

В соответствии с ч. 6 ст. 302 УПК РФ суд постановляет обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания в случае, когда издан акт об амнистии, освобождающий от применения наказания, назначенного осужденному данным приговором. Часть 8 указанной статьи, в свою очередь регламентирует, что если такое основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования, как амнистия, обнаруживается в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и выносит обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Таким образом, то или иное решение суда в отношении конкретного подсудимого определяется содержанием Постановления об объявлении амнистии.

Подводя итог изложенному, диссертант полагает возможным выделить некоторые значимые положения:

  1. Амнистия и помилование являются самостоятельными процессу- альными институтами. Специфика оснований и процессуального порядка применения помилования свидетельствует о том, что оно не относится к

1 См. Кондратов П.Е. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Комментарий. Спарк,2002. — С.475.

2 См. Кондратов П.Е. Указанная работа.

102

числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и, следовательно, не входит в предмет настоящего исследования.

  1. Амнистия объявляется Государственной Думой Федерального Со брания Российской Федерации в отношении индивидуально не определен ного круга лиц и включает в себя два самостоятельных по правовому со держанию постановления: Об объявлении амнистии и о порядке примене ния постановления об амнистии, первое из которых следует рассматривать в качестве юридического основания принятия соответствующего решения специально уполномоченными органами, а второе - в качестве фактиче ского основания.

  2. К числу специфических особенностей процессуального порядка прекращения уголовного дела (преследования) вследствие акта об амнистии относятся: доказанность причастности конкретного лица к совершению конкретного преступления, согласие данного лица на прекращение уголовного дела (преследования) по данному основанию.
  3. В отличие от норм УПК РФ более обоснованной представляется позиция законодателя, сформулировавшего в УПК РСФСР положение о необходимости наделении лица, в отношении которого дело прекращается вследствие акта амнистии, процессуальным положением обвиняемого.
  4. При прекращении уголовного дела вследствие акта амнистии за заинтересованными участниками уголовного судопроизводства должно сохраняться право на обжалование решения должностных лиц, но только в части незаконности и необоснованности их действий по применению данного основания в отношении лиц, фактически не подпадающих под категорию подлежащих амнистии или при нарушении сроков исполнения Постановления об амнистии.
  5. В случае возбуждения, расследования, направления дела в суд во- преки акту об амнистии, а также в случае вступления Постановления об амнистии лиц определенных категорий в силу в момент рассмотрения уго-

103

ловного дела на любом этапе судебного разбирательства, уголовное дело (преследование) подлежит прекращению.

  1. При рассмотрении дела судом первой инстанции в зависимости от содержания Постановления об объявлении амнистии дело, с согласия подсудимого, либо прекращается, либо рассматривается в общем порядке с вынесением обвинительного приговора и освобождением осужденного от наказания.

104 § 2. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон

Следующим нереабилитирующим основанием прекращения уголовного дела является примирение сторон.

Примирение сторон, как способ разрешения конфликта впервые возник в Англии примерно в 1360 году во времена правления Эдуарда III. В тот период мировые судьи (откуда впоследствии и пошло их название) рассматривали незначительные уголовные (гражданские дела), принимая меры к примирению сторон.

В континентальной Европе данный институт (завершения судопро- изводства примирением сторон) появился спустя четыре столетия, когда законодательство многих стран Западной Европы пошло по пути упрощения процедуры судопроизводства. Во главе судебных реформ стояло французское законодательство конца ХУ111 — начала XIX столетия, повлиявшее на организацию уголовного судопроизводства Италии, Испании, Пруссии, России. Анализируя становление Российской судебной системы, министр юстиции России И.Г. Щегловитов в 1864 году писал: «Свет в этом случае исходил из запада и направлялся постепенно на восток».1 В 1862 году в России был утвержден и опубликован «Устав о наказаниях», в соответствии с которым под юрисдикцией мирового судьи находились дела, возбуждаемые по жалобе потерпевшего и подлежащие прекращению за примирением сторон. Примечательно, что некоторые категории дел, прекращаемые за примирением сторон, не утратили актуальности и по сей день. Например, об оскорблениях чести, угрозах и насилии (ст. 130- 142-1 Устава о наказаниях).

См. Щегловитов И.Г. Влияние иностранных законодательств на составление Судебных уставов 20 ноября 1864 г. СПб., 1915. —С.16.

2 Более подробно о становлении и совершенствовании института мировых судей см. в книге Судебная система России. М.: Издательство «Дело», 2001 г. —С. 199-216.

105

В настоящее время за примирением сторон прекращается значительное количество уголовных дел. 95% из числа опрошенных респондентов подтверждают как наличие в российском законодательстве тенденции, направленной на предоставление сторонам возможности разрешения возникшего конфликта путем примирения, так и использование сторонами предоставленной возможности. Анализ статистических данных подтверждает обоснованность их выводов. Так на досудебных этапах уголовного судопроизводства за примирением сторон в 1997году прекращены 49427 уголовных дел, в 1998 году — 44297, в 1999 — 42182; в 2000 году — 36340; в 2001 году — 41065, в первом полугодии 2002 года — 22309.

УК РФ предусматривает примирение с потерпевшим в качестве одного из оснований освобождения от уголовной ответственности. Так, в со- ответствии со статьей 76 УК РФ «Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред».

А.И. Рарог отмечает: «Исходя из процессуальной роли потерпевшего и его специфической связи с виновным, УК предусматривает ранее не из- вестное отечественному законодательству основание освобождения от уголовной ответственности, каковым является примирение лица, совер- шившего преступление с потерпевшим»1. Раскрывая же содержание данного основания, далее подчеркивает: «Необходимо иметь в виду, что рассматриваемая норма как бы дополняет уголовно- процессуальное положение о том, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит обязательному прекращению в силу примирения обвиняемого с потерпевшим по делам частного обвинения. Применительно к таким делам примирение лица, совершившего преступление, с потерпевшим является безусловным основанием, а освобождение этого лица от уголов-

1 См. Рарог А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Издание 2- е измененное и дополненное. М.: Норма-Инфра, 1998. — С.158.

106

ной ответственности - обязательным. Что же касается других преступле- ний небольшой тяжести, то освобождение от уголовной ответственности за их совершение при наличии условий, сформулированных в статье 76, является факультативным: оно применяется по усмотрению компетентных органов с учетом всего комплекса обстоятельств совершения преступления и личности виновного».1

Изменения в уголовно-процессуальном законодательстве, внесенные после введения в действие УК РФ, коснулись и оснований прекращения уголовного дела. Новый уголовно-процессуальный кодекс содержит статью 25, предусматривающую прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон: «Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред».

В новой редакции норма, регламентирующая прекращение уголовного дела по указанному основанию претерпела процессуально значимые изменения:

1) прекращение уголовного дела допускается в связи с примирением сторон, а не в связи с примирением с потерпевшим, как предусматривалось в ст.9 УПК РСФСР; 2) 3) в отличие от ст.9 УПК РСФСР конкретизировано процессуальное положение лица, в отношении которого возможно прекращение уголовного дела; 4) 5) прекращение уголовного дела допускается и в отношении лица, совершившего преступление не только небольшой, но и средней тяжести. 6) 1 См. Рарог А.И. Указанная работа. Там же.

107

Проанализируем содержание статьи 25 УПК РФ в совокупности с иными, связанными с ней процессуальными нормами.

Показательно, что 70% из числа опрошенных нами респондентов, осуществляющих предварительное расследование, признают, что изменения в законодательстве, коснувшиеся такого нереабилитирующего основания прекращения уголовного дела, как примирение сторон, имеют принципиальное значение и с неизбежностью приведут к совершенствованию процедуры завершения судопроизводства.

В соответствии с пунктом 45 статьи 5 УПК РФ под сторонами пони- маются участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения.

По смыслу статьи 25 УПК РФ к сторонам, примирение которых яв- ляется основанием прекращения уголовного дела относятся: со стороны обвинения — потерпевший (ст. 42 УПК РФ), законный представитель потерпевшего (ст. 45 УПК РФ), со стороны защиты — подозреваемый (ст. 46 УПК РФ), обвиняемый (ст. 47 УПК РФ).

В качестве стороны в данной статье не указан представитель потер- певшего. Однако иметь представителя — неотъемлемое право потерпев- шего, предусмотренное п. 8 ч. 2 статьи 42 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи…». Мы полагаем, что в случае волеизъявления потерпевшего никто не вправе ограничить его в помощи адвоката, участие которого в качестве представителя предусмотрено ч. 1 статьи 45 УПК РФ. Как следует из содержания статьи 18 Конституции РФ «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими». В этой связи мы разделяем позицию авторов, полагающих, что «При развитии, конкретизации в законах конституционных положений не исключена опасность их искажения, су-

108

жения сферы действия права или свободы, установления таких процедур и механизмов их реализации и защиты, которые в силу неполноты, ущербности могут затруднить осуществление этого права или свободы» . Поэтому указанное конституционное положение, согласно которому смысл, содержание и применение законов должно быть подчинено обеспечению прав и свобод человека и гражданина, имеет приоритетное значение.

Таким образом, мы полагаем, что к одной из сторон, по примирению которых возможно прекращение уголовного дела по статье 25 УПК РФ, следует отнести наряду с законным представителем и представителя потерпевшего.

Следующая проблема, которая обращает на себя внимание при анализе данного нереабилитирующего основания прекращения уголовного дела, заключается в том, что статья 25 УПК РФ — единственная правовая норма, на основании которой возможно прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, в том числе и по делам частного обвинения, перечисленными в ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Уголовные дела частного обвинения о преступлениях, предусмот- ренных статьями 115 (Умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (Побои), 129 ч. 1 (Клевета), и 130 (Оскорбление) УК РФ, возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем в суд, рассматриваются мировым судьей, который при примирении сторон прекращает уголовное дело. Исключением из указанного общего правила являются случаи, когда прокурор, следователь или дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело по данным составам преступлений при отсутствии заявления потерпевшего, если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по

См. Лазарев Л.В. Комментарий к Конституции Российской Федерации. М.: Фонд «Правовая культура», 1996. — С. 86.

109

иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч.4 ст.20 , ч.З ст. 318 УПК РФ).

Комментируя ст. 319 УПК РФ, регламентирующую полномочия ми- рового судьи по делам частного обвинения, В.В. Демидов отмечает: «В случае если стороны придут к примирению, они должны подать мировому судье письменные заявления, что и является основанием к прекращению дела в соответствии со статьей 25 УПК. Если же примирение не состоялось, то дело частного обвинения назначается к рассмотрению в судебном заседании».1

Несмотря на то, что прекращение уголовного дела за примирением сторон мировым судьей осуществляется в соответствии со статьей 25 УПК РФ, под сторонами при производстве у мирового судьи понимаются иные участники уголовного судопроизводства, чем предусмотрены в данной процессуальной норме.

По смыслу части 2 статьи 20 УПК РФ уголовные дела частного об- винения возбуждаются по жалобе потерпевшего и его законного представителя. Как следует из содержания части 1 статьи 318 УПК РФ, регламентирующей порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения, уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем. Таким образом, представитель потерпевшего по смыслу данной нормы права на подачу заявления не имеет.

Мы полагаем, что и в данном случае вновь обращает на себя внимание проблема фактического ограничения прав потерпевшего, а именно за- щищать свои права и законные интересы с помощью представителя.

По смыслу статьи 42 УПК РФ, регламентирующей процессуальное положение потерпевшего, одним из неотъемлемых прав указанного участ-

См. Демидов В.В. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Комментарий. М.: Спарк, 2002.— С. 548.

по

ника, как уже было отмечено, является право иметь представителя. В соответствии с частью 1 статьи 45 УПК РФ представителем потерпевшего могут быть адвокаты, а по постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший. Применительно к делам частного обвинения закон расширяет перечень лиц, имеющих право представлять интересы потерпевшего, подчеркнем, что расширяет, а никоим образом не ограничивает.

Законные представители, как следует из части 2 статьи 45 УПК РФ, привлекаются к обязательному участию в уголовном деле для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы. То есть, иметь законных представителей вправе лишь определенные участники. Учитывая именно данное обстоятельство, законодатель определил специфический круг участников, наделяемых правами законных представителей, под которыми следует понимать родителей, усыновителей, опекунов или попечителей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представителей учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший (п. 12 ст. 5 УПК РФ).

Таким образом, мы видим, что ст.318 УПК РФ в части, не допускающей участие в уголовном судопроизводстве представителя потерпевшего на момент подачи заявления мировому судье, вступает в противоречие с положениями ч. 2 ст. 20, п. 8 ч. 2 ст. 42 и ч. 1 ст. 45 УПК РФ, а также как и ст. 25 УПК РФ противоречит ч. 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации.

Несмотря на то, что в рамках настоящего исследования рассматри- ваются положения, касающиеся особенностей этапа разрешения уголовно-

Ill

го дела по существу, а не момента подачи заявления о совершенном преступлении, сделанные нами выводы имеют принципиальное значение и для анализа вопроса о процессуальном порядке прекращения уголовного дела за примирением сторон.

С момента принятия судом заявления к своему производству, лицо, его подавшее, приобретает процессуальный статус частного обвинителя (ч. 7 ст. 318 УПК РФ) и пребывает в указанном процессуальном положе- нии вплоть до разрешения уголовного дела по существу, в том числе и в случае его прекращения за примирением сторон.

Следует подчеркнуть, что трансформация процессуального статуса лица из потерпевшего (в момент подачи заявления) в частного обвинителя (после его принятия к производству мировым судьей), имеет важное процессуальное значение.

Во-первых, в статье 25 УПК РФ частный обвинитель не фигурирует в качестве одной из сторон (за примирением которых возможно прекращение уголовного дела). Вместе с тем, в соответствии со статьей 43 УПК РФ частный обвинитель — самостоятельный участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения, обладающий правами, предусмотренными в ч.ч. 4, 5, 6 статьи 246 УПК РФ — поддерживать обвинение, представлять и исследовать доказательства, предъявлять и поддерживать гражданский иск. Как сторона в процессе имеет право на решение вопроса о примирении и о возможности прекращения уголовного дела по данному основанию.

Во-вторых, частный обвинитель имеет право на представителя (равно как и потерпевший) в соответствии с ч. 1 ст. 45 УПК РФ. Принимая во внимание, что по смыслу части 3 указанной статьи представитель частного обвинителя имеет те же процессуальные права, что и представляемое им лицо, можно сделать вывод, что представителя частного обвинителя также

112

следует отнести к одной из сторон уголовного процесса (за примирением которых уголовное дело подлежит прекращению).

В-третьих, возвращаясь к вопросу о безосновательном лишении по- терпевшего права иметь представителя на момент подачи заявления мировому судье, подчеркнем, что в дальнейшем, в качестве частного обвинителя, он в указанном праве не ограничивается.

Таким образом, к сторонам, за примирением которых уголовное дело может быть прекращено по ст. 25 УПК РФ, следует относить помимо перечисленных в ней, представителя потерпевшего и таких участников, как частный обвинитель и представитель частного обвинителя.

Проведенный анализ уголовно-процессуальных норм, приводит к выводу о необходимости внесения предложений, направленных на конкретизацию положений статьи 25 УПК РФ и части 1 статьи 318 УПК РФ. Содержание статьи 25 УПК РФ может быть представлено в следующей редакции: «Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего, его представителя или законного представителя, а по делам частного обвинения по заявлению частного обвинителя, его представителя или законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред». Часть первую статьи 318 УПК РФ после слова потерпевшим следует дополнить словами «…, его представителем или законным представителем».

Следующим процессуально значимым моментом для прекращения уголовного дела за примирением сторон является конкретизация в законе процессуального положения лица, в отношении которого дело подлежит прекращению — подозреваемый или обвиняемый.

113

Мы разделяем мнение ученых, полагающих, что прекращение уго- ловного дела по данному основанию в отношении подозреваемых должно быть скорее исключением, чем правилом.’

Анализируя природу данного основания прекращения уголовного дела, следует заметить, что такое решение может быть принято только в случае если лицо, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред. Указанные действия лицо, совершившее преступление осуществляет в случае, когда признает себя виновным, осознает содеянное и компенсирует причиненный потерпевшему ущерб.

Обвинение в совершении преступления осуществляется в момент привлечения лица в качестве обвиняемого. Находясь в процессуальном положении подозреваемого, лицо, в соответствии со статьей 46 УПК РФ, вправе знать, в чем оно подозревается, давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения. В отличие от подозреваемого обвиняемый вправе возражать против предъявленного обвинения, давать показания по предъявленному обвинению (ст. 47 УПК РФ). То есть, отношение к предъявленному обвинению, включая согласие с ним и полное признание вины, входит по смыслу закона в предмет показаний обвиняемого, а не подозреваемого.

В ходе ознакомления с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, у лица впервые появляется возможность в полном объеме оценить размер ответственности за содеянное и осознать преимущества в случае принятия решения о прекращении уголовного дела и об освобождении его от уголовной ответственности.

Кроме того, именно обвиняемый, как следует из пункта 15 части 4 статьи 47 УПК РФ, вправе возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным частью второй статьи 27 УПК РФ, к

1 См. Божьев В.П. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Комментарий. М.: Спарк, 2002 г. — С.52.

114

числу которых относится и примирение сторон, предусмотренное статьей 25 УПК РФ.

В случае признания подозреваемым причастности к совершенному преступлению, подтвержденному совокупностью собранных по делу доказательств, закон не предусматривает каких-либо препятствий к изменению его процессуального статуса и решению вопроса о прекращении уголовного дела в отношении обвиняемого. Подчеркнем, что из содержания статьи 171 УПК РФ усматривается прямое указание закона на то, что «При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого».

Аргументируя нашу позицию о необходимости прекращения уголов- ного дела в отношении обвиняемого, коснемся вопроса и об одном из условий прекращения уголовного дела по данному основанию — совершение преступления небольшой (средней) тяжести. Именно в момент привлечения лица в качестве обвиняемого решается вопрос о квалификации деяния, за совершение которого лица привлекается к уголовной ответственности.

В этой связи, следует признать справедливой критику В.П. Божье-вым позиции практических работников, среди которых распространено мнение о необязательном и даже ненужном вынесении при прекращении уголовного дела за примирением сторон постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Однако, как отмечает ученый, «Кроме соображений практического «удобства» и освобождения от «ненужного формализма», никаких доводов в подтверждение указанной позиции обычно не приводится» ‘.

1 См. Божьев В.П. Указанная работа. — С. 52.

115

Вопрос о степени тяжести преступления, при совершении которого возможно прекращение уголовного дела за примирением сторон также требует теоретического осмысления.

Как было отмечено, статья 76 УК РФ, являющаяся материально- правовым основанием освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, предусматривает возможность такого решения вопроса в случае, если лицо впервые совершило преступление небольшой тяжести, то есть, санкция за которое (по смыслу ч. 2 ст. 15 УК РФ), не превышает двух лет лишения свободы.

Вместе с тем, статья 25 УПК РФ расширяет сферу действия данного

основания, предусматривая возможность прекращения уголовного дела и в случае совершения лицом преступления средней тяжести.

Таким образом, имеет место законодательная коллизия, разрешать которую следует в пользу положений, предусмотренных в статье 76 УК РФ, так как основания освобождения от уголовной ответственности, относятся к числу материально-правовых, которые и должны иметь приоритетное значение.

Вместе с тем, мы полагаем, что в случае внесения соответствующих изменений в уголовное законодательство, а именно в статью 76 УК России, в части конкретизации степени тяжести преступлений, при совершении которых возможно освобождение от уголовной ответственности за примирением сторон, ее практическая реализация путем применения статьи 25 УПК РФ будет вполне оправданной как с точки зрения четкой правовой регламентации, так и с позиции реализации диспозитивного начала в уголовном судопроизводстве ‘. В уголовном процессе наблюдается тенденция

1 Более подробно о расширении диспозитивного начала в уголовном судопроизводстве см.: Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начало в уголовном судопроизводстве России. Автореф. диссерт. докт.ю.н. М., 2000.

116

расширения возможности участников уголовного судопроизводства распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Применительно к исследуемому нами вопросу, заметим, что в случае, если потерпевший и при совершении в отношении него преступления средней тяжести согласен на примирение (при наличии условий прекращения уголовного дела, перечисленных в ст. ст. 76 УК РФ и 25 УПК РФ), отсутствуют какие-либо объективные предпосылки отказывать ему в возможности реализовать свое право.

Процессуальный порядок прекращения уголовного дела по данному основанию предусматривает примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного ему вреда.

Из содержания статьи 76 УК РФ и статьи 25 УПК РФ усматривается, что примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного вреда следует рассматривать в качестве обязательных условий, наличие которых позволяет должностным лицам решить вопрос о прекращении уголовного дела.

Примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного вреда представляют собой два самостоятельных условия, при наличии которых возможно решение вопроса о прекращении уголовного дела в соответствии со статьей 25 УПК РФ. Рассмотрим каждое более подробно, так как их соблюдение и надлежащее процессуальное оформление — залог законного и обоснованного разрешения уголовного дела по существу.

Примирение с потерпевшим следует понимать как прекращение вражды, восстановление согласия, мирных отношений между потерпев- шим и лицом, причинившим вред, что, предполагает прощение потерпевшим лица, причинившего ущерб (моральный, материальный, физический). Поэтому, при решении вопроса о прекращении уголовного дела по данному основанию, приоритетное значение должна иметь защита прав потер-

117

певшего. Важно учитывать добровольное волеизъявление данного участника на примирение, условия, на которых он согласен на примирение. Это возможно только в случае, когда потерпевший оценит совокупность данных, характеризующих личность обвиняемого, его отношение к предъявленному обвинению, подтверждающих желание примириться и компенсировать причиненный ущерб. Психологически значимо довести до сведения потерпевшего юридические последствия примирения и отказа от примирения.

В случае примирения потерпевшего с обвиняемым (прощения обви- няемого) при условии возмещения последним причиненного вреда, по- следующее заглаживание вреда является обязательным условием прекращения уголовного дела.

Однако прощение потерпевшим обвиняемого не всегда связано с последующим возмещением материального или физического вреда. На- пример, на практике нередки случаи, когда преступления совершаются несовершеннолетними членами семьи, родственниками, супругами, друзьями, соседями. В таких ситуациях примирение возможно и при принесении извинений, обещании не совершать подобного впредь.

В этой связи Л. В. Головко отмечает, что существует два варианта решения вопроса о возможности прекращения уголовного дела в случае примирения потерпевшего с обвиняемым без последующего полного или частичного заглаживания вреда (то есть, при отсутствии одного из условий прекращения уголовного дела за примирением сторон): удовлетворить просьбу потерпевшего и прекратить уголовного дело, « либо признать невозможным в таком случае освобождение лица от уголовной ответственности, буквально толкуя соответствующие положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства».’

См. Головко Л.В. Прощение долга при прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям. // Законодательство. № 5.2000. — С.21.

118

Далее, рассматривая вопросы, связанные с особенностями примирения сторон в цивилистической плоскости, ученый выбирает правильный, на наш взгляд, вариант решения, аргументируя свой выбор следующим образом: «… применение данного института возможно только тогда, когда с учетом обстоятельств конкретного деяния и личности подозреваемого либо обвиняемого, суд, прокурор, следователь или орган дознания приходят к выводу о том, что прекращение уголовного дела не затрагивает охраняемые уголовным законом интересы, т.е. интересы граждан (не только потерпевшего), общества и государства, во всей их совокупности. В противном случае освобождение от уголовной ответственности на основании ст.76 УК исключено. Если же с публично-правовой точки зрения оно принципиально возможно в конкретном случае, то нет никаких оснований привлекать лицо к уголовной ответственности только потому, что потерпевший реализовал свое субъективное гражданское право на прощение долга, предоставленное ему ст. 415 ГК, в результате чего вред фактически не был заглажен (по крайней мере, полностью)».1

Мы полагаем, что в случае, когда потерпевший примиряется с обви- няемым без условия последующего возмещения последним причиненного ущерба, заглаживание причиненного вреда не следует рассматривать в качестве обязательного условия прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон.

Заглаживание причиненного вреда представляет собой фактическую компенсацию обвиняемым причиненного ущерба (морального, материального, физического) по согласованию с потерпевшим, в объеме, названном потерпевшим или устраивающем его.

Вопрос о степени заглаживания причиненного вреда учеными- процессуалистами рассматривается неоднозначно.

См. Головко Л.В. Указанная работа. — С.22.

119

В этой связи показательно, что в юридической литературе преобладает точка зрения, согласно которой при решении вопроса о прекращении уголовного дела по данному нереабилитирующему основанию причиненный вред должен быть не только в обязательном порядке заглажен, но и заглажен в полном объеме.1

Мы, в свою очередь, разделяем позицию ученых, полагающих, что «…вопрос о возмещении ущерба, о его характере должен решать сам потерпевший»2.

Материальный и физический вред подлежат компенсации в денежном или ином материальном выражении, полностью или частично. При причинении морального вреда, в тех случаях, когда потерпевший не оценивает его в денежном выражении, извинения обвиняемого, принятые потерпевшим, можно рассматривать как заглаживание вреда3.

Для решения вопроса о прекращении уголовного дела вред должен быть заглажен в размере, установленном потерпевшим.

Вместе с тем, на практике возникают ситуации, когда должностные лица неоправданно широко трактуют предоставленное им законом право решать вопрос о прекращении уголовного дела за примирением сторон, по сути дела смешивания понятия диспозитивность и дискреционность.

Во-первых, в случаях, когда потерпевший, в качестве условия при- мирения называет чрезмерно завышенную сумму, которую обвиняемый, в силу своего материального положения, компенсировать не в состоянии, следователь (иное компетентное должностное лицо),
предпринимают по-

См., например, Голик Ю.В. Метод уголовного права. // Журнал российского права. 2000.№1.С.75, Российское уголовное право. Общая часть. Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М, 1977. — С.352.

2 См. Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в деятельности потерпевшего.// Со стояние и проблемы развития российского законодательства. Томск, 1998. — С.234.

3 При этом не следует забывать, что, как было отмечено, характер и степень заглаживания при чиненного вреда определяются условиями примирения сторон.

120

пытку переубедить потерпевшего и призывают снизить размер требований до оптимальных, по их мнению, в конкретной ситуации пределов.

Во-вторых, когда потерпевший, примирившись с обвиняемым, не на- стаивает на последующем возмещении причиненного материального или физического ущерба, должностные лица отказываются прекратить уголовное дело по данному основанию, так как формально отсутствует условие заглаживания причиненного вреда.

Вместе с тем, именно в праве потерпевшего на свое усмотрение решать вопрос о примирении с обвиняемым и об условиях такого примирения, как раз и проявляется уголовно-процессуальная диспозитивность.

Таким образом, мы приходим к выводу, что примирение обвиняемого с потерпевшим следует рассматривать как способ разрешения конфлик- та между сторонами, вызванного преступлением и обязательное условие прекращения уголовного дела. Заглаживание причиненного вреда представляет собой компенсацию причиненного ущерба, характер, размер или отказ от которой определяется в ходе примирения сторон и относится к числу факультативных условий прекращения уголовного дела.

Процессуальный порядок примирения сторон в соответствии со статьей 25 УПК РФ предполагает наличие соответствующего заявления. Проанализируем юридическую природу данного заявления, так как именно его наличие является одним из обязательных условий прекращения уголовного дела по данному основанию.

Приложение к УПК РФ не содержит в настоящее время образца за- явления потерпевшего. Предполагается его написание в произвольной форме. Однако указанный процессуальный документ представляет собой юридическое основание принимаемого должностными лицами решения и должно соответствовать определенным требованиям, предъявляемым к его содержанию.

121

В своем заявлении потерпевшему в обязательном порядке следует отражать объективную картину событий, связанных с примирением сторон (факт примирения, его мотивы, условия, ознакомление с последствиями прощения долга, связанного с причинением ущерба). Заключительная часть заявления должна содержать обращение стороны к соответствующему должностному лицу, в чьем производстве находится уголовное дело, с просьбой прекратить его по основаниям, предусмотренным ст. ст. 76 УК РФ и 25 УПК РФ.

Вместе с тем, прекращение уголовного дела невозможно в случае, когда обвиняемый против этого возражает. В этой связи ученые справедливо отмечают: «…Примирение как способ урегулирования криминального конфликта можно определить как осознанное, волевое решение обвиняемого и потерпевшего (либо его законного представителя…), выработанное их совместными усилиями и прекращающее конфликтный характер их отношений на основе взаимных компромиссов, имеющее в качестве последствий прекращение уголовного дела в случаях и порядке, предусмотренных законом».1 Поэтому прежде чем в уголовном деле появится данное заявление, суд, прокурор, следователь и дознаватель осуществляют процессуальную деятельность, направленную на исследование обстоятельств, позволяющих сделать вывод о возможности прекращения уголовного дела по данному основанию.

Так, заявлению потерпевшего предшествуют допросы сторон, из со- держания которых усматриваются доказательства правомерности постановки вопроса о прекращении уголовного дела в связи с их примирением.

Протокол допроса потерпевшего (иного предусмотренного законом представителя стороны) должен содержать сведения о том, что ему из- вестны подтвержденные материалами уголовного дела обстоятельства совершения преступления, квалификация деяния, отношение обвиняемого к

См. Лянго Л.Н. Проблемы прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. Автореферат канд. Дисс. Волгоград, 2000. — С. 14.

122

предъявленному обвинению, степень осознания им своей вины, желание достичь примирения. В ходе допроса необходимо установить отношение потерпевшего к возможности примирения сторон и прекращения уголовного дела по данному основанию, а также условия примирения с уточнением характера и степени заглаживания причиненного вреда.

Данные, полученные в ходе допроса потерпевшего, должны быть до- ведены до сведения обвиняемого, так как прекращение уголовного дела по ст.25 УПК РФ неразрывно связано и с его волеизъявлением. Мы полагаем, что обвиняемого также следует допросить и выяснить, согласен ли он на примирение с потерпевшим, на прекращение уголовного дела по данному нереабилитирующему основанию, на условия примирения, выдвинутые потерпевшим.

Закон не предусматривает каких-либо самостоятельных процессу- альных действий, в ходе которых осуществляется примирение, равно как и процессуальных документов, в которых оно находит свое отражение.

Мы полагаем, что до сведения потерпевшего следует довести данные описанного выше допроса обвиняемого. Написанию заявления также может предшествовать личная встреча участников, по результатам которой они также должны быть допрошены.

Заявление потерпевшего (иного предусмотренного законом участника) завершает процесс примирения и является отправной точкой в решении вопроса о прекращении уголовного дела.

Следующим процессуально значимым моментом является указание закона о том, что дело может быть прекращено судом, прокурором, а также следователем и дознавателем с согласия прокурора. Таким образом, следователь и дознаватель лишены возможности решать данный вопрос исключительно на свое усмотрение. Мы полагаем, что в данном случае контроль прокурора за правомерностью действий должностных лиц следует рассматривать не как ограничение их процессуальной самостоятельности, а

123

как повышенное внимание законодателя к соблюдению прав участников уголовного судопроизводства.

При даче согласия на прекращение уголовного дела или отказе в даче согласия, прокурор действует в рамках своей компетенции, осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия (ч. 1 ст: 37 УПК РФ). Отказывая в согласии на прекращение уголовного дела, прокурор тем самым лишает постановление следователя (дознавателя) о прекращении уголовного дела за примирением сторон юридической силы, по сути дела отменяя его как незаконное или необоснованное.

Однако при анализе статьи 37 УПК РФ в совокупности со статьей 25 УПК РФ усматривается отсутствие четкости в правовой регламентации процедуры действий прокурора по делам, прекращаемым следователем или дознавателем в связи с примирением сторон.

Так, часть 2 статьи 37 УПК РФ содержит перечень полномочий про- курора в ходе досудебного производства. К исследуемому нами вопросу могут иметь отношение только два из них, а именно, предусмотренные п. 10 — отменять незаконные или необоснованные постановления следователя, дознавателя в порядке, установленном законом, и п. 13 — утверждать постановление дознавателя, следователя о прекращении производства по уголовному делу. Вместе с тем, статья 25 УПК РФ, являющаяся процессуальным основанием прекращения уголовного дела и регламентирующая процессуальный порядок осуществления этой деятельности предусматривает согласие прокурора на прекращение уголовного дела. Мы полагаем, что в случае согласия прокурора с постановлением следователя (дознавателя) о прекращении уголовного дела оно должно быть утверждено в соответствии с п. 14 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. Именно с этого момента постановление приобретает юридическую силу и влечет за собой юридические последствия для сторон.

124

Возникает вопрос, как быть в случаях несогласия прокурора с пре- кращением уголовного дела по данному основанию. Предположим, что он не утвердит постановление, или напишет на титульном лице «не согласен». Какие правила судопроизводства должны за этим последовать? Ведет ли возвращение уголовного дела с отказом в утверждении постановления о его прекращении к автоматическому продолжению расследования? Мы полагаем, что в таких случаях должны действовать правила, предусмотренные ч. 1 ст. 214 УПК РФ, в соответствии с которыми «Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и во- зобновляет производство по уголовному делу». Данная норма содержится в главе 29 УПК РФ, регламентирующей общий порядок прекращения уголовного дела. В ней нет никаких указаний на то, что речь идет о прекращении уголовных дел, не требующих согласия прокурора. Кроме того, отказ прокурора в даче согласия на прекращение уголовного дела, затрагивает права и законные интересы участников уголовного судопроизводства и может быть обжалован вышестоящему прокурору или в суд. Поэтому решение прокурора должно быть мотивированным.

Генеральный прокурор в своем приказе «Об организации прокурор- ского надзора за предварительным следствием и дознанием» от 18 июня 1997 года предписывает прокурорам давать согласие на прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон после изучения материалов уголовного дела (а не только постановления о его прекращении), исходя из доказанности факта совершения преступления конкретным лицом, условий прекращения, добровольного волеизъявления потерпевшего.

1 См. Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие. 3-е изд. М.: Спарк, 2000. —

С.767-771.

125

Проведенное исследование предусмотренных в законе оснований и процессуального порядка прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, приводит к следующим выводам:

  1. Введение в уголовно-процессуальное законодательство самостоя- тельной нормы, регламентирующей прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, свидетельствует о последовательном расширении диспозитивного начала уголовного судопроизводства.
  2. Под сторонами, за примирением которых возможно прекращение уголовного дела по данному основанию следует понимать не только по- терпевшего, его законного представителя, обвиняемого и подозреваемого, непосредственно указанных в статьях 25 и 318 УПК РФ, но и представителя потерпевшего, частного обвинителя и представителя частного обвинителя, в связи с чем предлагаем внести изменения в содержание указан-. ной процессуальной нормы, изложив ее в следующей редакции: «Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего, его представителя или законного представителя, а по делам частного обвинения по заявлению частного обвинителя, его представителя или законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред». Часть первую статьи 318 УПК РФ после слова потерпевшим следует дополнить словами «…, его представителем или законным представителем».
  3. Вопрос о прекращении уголовного дела за примирением сторон должен решаться после привлечения лица в качестве обвиняемого.
  4. Без соответствующих изменений в статье 76 УК РФ, предусмот- ренную статьей 25 УПК РФ возможность прекращения уголовного дела при совершении лицом преступления средней тяжести, следует рассматри-

126

вать как необоснованно расширительное толкование материально- правового основания освобождения от уголовной ответственности.

  1. Примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного вреда следует рассматривать в качестве самостоятельных условий прекращения уголовного дела, первое из которых является обязательным, второе — факультативным.
  2. Заявлению потерпевшего о примирении с обвиняемым предшествует совокупность процессуальных действий, направленных на установление обстоятельств, свидетельствующих о правомерности решения о пре- кращении уголовного дела по данному основанию.
  3. В случае несогласия прокурора с решением следователя, дознавателя о прекращении уголовного дела, дальнейшая процедура судопроиз- водства определяется с учетом необходимости соблюдения требований части 1 ст. 214 УПК РФ.

127 § 3. Прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки

Проведенный в ходе исследования анализ статистических данных свидетельствует о том, что данное основание прекращения уголовного дела (преследования) применяется на практике достаточно часто. Так, в 1997 году прекращены 43479 уголовных дел, в 1998 — 34910, в 1999 — 36236, в 2000 — 26693, в 2001 — 33118 и в первом полугодии 2002 года — 19413 уголовных дел. Показательно, что в связи с изменением обстановки органы прокуратуры, предварительного следствия и дознания прекращают ежегодно в среднем 18% уголовных дел.

Материально-правовым основанием прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки является статья 77 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающая освобождение от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

В соответствии со статьей 26 УПК РФ суд, прокурор, а также следо- ватель и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное дело в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных статьей 77 Уголовного кодекса Российской Федерации, если будет установлено, что в связи с изменением обстановки данное лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными. Прекращение уголовного дела возможно при наличии согласия лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование.

Прекращение уголовного дела по данному основанию допускается как на стадии предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства, что свидетельствует о предоставленной законом возмож-

128

ности отказаться от «государственного осуждения, выраженного в обвинительном приговоре» в случае, когда при определенных условиях такое осуждение представляется нецелесообразным.1 Вместе с тем, вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки правомерен только когда точно установлено, что именно данное лицо совершило преступление (и именно конкретное преступление), то есть когда доказана его виновность в совершении конкретного преступления. В противном случае правоприменитель не сможет объективно оценить утрату общественной опасности лицом либо деянием.

Специфическая природа данного основания прекращения уголовного дела, связанная с необходимостью не только установления, но и признания государством (в лице компетентных органов) утраты общественной опасности деяния или лица, его совершившего, породила многочисленные споры о возможности прекращения уголовного дела по данному основанию на стадии предварительного расследования. Заметим, что дискуссия велась вокруг статьи 6 УПК РСФСР, которой в настоящее время корреспондирует статья 26 УПК РФ.

Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев дело о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина Сушкова О.В., в своем постановлении от 28 октября 1995 года четко определил, что данная норма не противоречит Конституции. Аргументируя свою позицию, суд, в частности, указал, что решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, его нельзя расценивать как акт, который устанавливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено в статье 49 Конституции. Несмотря на то, что прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки предполагает освобождение лица от

См., например, Барабаш А.С., Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по ^реабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Томск, 1986. — С.21.

129

уголовной ответственности и наказания, это решение расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах дела констатация того, что лицо совершило преступление. В этой связи решение о прекращении уголовного дела не несет за собой реабилитации лица, то есть признания его невиновным.1

По нашему мнению, справедливо суждение ученых, полагающих, что принятое Конституционным Судом постановление разрешает споры, давно уже ведущиеся между российскими юристами.2 При этом следует подчеркнуть, что Конституционный Суд принимал решение до внесения в уголовно-процессуальное законодательство положения в соответствии с которым на прекращение уголовного дела требуется согласие лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, что подразумевает признание им своей вины.

Прекращение уголовного дела по данному основанию в значительной степени затрагивает права и законные интересы участников уголовного процесса, что налагает на должностных лиц, осуществляющих уголов- ное судопроизводство, ответственность, связанную с необходимостью точного и единообразного решения целого ряда процессуально значимых вопросов.

Статья 26 УПК РФ, регламентирующая механизм реализации мате- риально-правового основания освобождения от уголовной ответственности, согласована со статьей 77 УК РФ и конкретизирует процесс реализации содержащихся в ней условий прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки.

Единообразное понимание смысла и содержания перечисленных в законе условий прекращения уголовного дела вследствие изменения об-

1 См. Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления, определения. 1992- 1996. М.: Новый Юрист, 1997. — С.466.

2 См, например, Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям? // Российская юстиция. № 1. 1997. — С. 19.

130

становки имеет важное значение как для развития и совершенствования теории института прекращения уголовного дела и уголовного преследования, так и для практики его применения.

Одним из условий, является принятие решения о прекращении уго- ловного дела надлежащим субъектом.

Статья 26 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень должностных лиц, правомочных решать данный вопрос — суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора.

Анализ статьи 31 УПК РФ, регламентирующей подсудность уголовных дел, позволяет сделать вывод о том, под субъектом прекращения уго- ловного дела вследствие изменения обстановки следует понимать и мирового судью.

В отличие от УПК РСФСР, новый уголовно-процессуальный закон содержит понятие дознаватель, которым, в соответствии с п. 7 статьи 5 УПК РФ является должностное лицо органа дознания, правомочное осуществлять предварительное расследование в форме дознания.

Суд и прокурор могут принять соответствующее решение самостоя- тельно, в то время как следователь и орган дознания — с согласия прокурора. (Мы уже сталкивались с аналогичной позицией законодателя при анализе такого основания прекращения уголовного дела, как примирение сторон.) Закрепленное в законе правило представляется обоснованным. Решение о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки непосредственно затрагивает права и законные интересы не только лица, совершившего преступление, но и потерпевшего, а зачастую и более широкого круга граждан, которые формально не были вовлечены в уголовное судопроизводство, но так или иначе пострадали от преступления (например, члены семьи потерпевшего). Поэтому необходимость согласия прокурора на прекращение уголовного дела следует рассматривать не как посягательство на процессуальную самостоятельность соответствующих

131

должностных лиц, а как дополнительную гарантию законности и обоснованности принятого решения. Заметим, что аргументы в пользу правомерности позиции законодателя в данном вопросе, по сути дела аналогичны приводимым в ходе исследования статьи 25 УПК РФ. Однако при этом следует подчеркнуть специфику изменения обстановки, как основания прекращения уголовного дела. Имея неодинаковую правовую природу, основания прекращения уголовного дела, предусмотренные статьями 25 и 26 УПК РФ, различаются объемом прав заинтересованных участников при решении данного вопроса, что налагает на прокурора дополнительную ответственность за контроль их надлежащего соблюдения.

Следующее условие, соблюдение которого имеет принципиальное значение для законного и обоснованного прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки определяется признаком, характери- зующим субъекта совершения преступления. Закон предусматривает, что прекратить уголовного дело можно только в отношении лица, впервые совершившего преступление. При решении вопроса о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки указанное обстоятельство подлежит доказыванию в обязательном порядке, так как неотделимо от объективной оценки степени общественной опасности личности. Его установление представляется достаточно сложным для правоприменителя из-за отсутствия в законе регламентации понятия совершение преступления впервые. В этой связи заметим, что мы разделяем позицию автора, полагающего, что анализируемое основание прекращения уголовного дела применимо только в отношении лица, не имеющего судимости.1 Следует вспомнить, что до внесения изменений в уголовно-процессуальное зако- нодательство условие совершения лицом преступления впервые при прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки не предусматривалось вовсе. Это приводило к парадоксальной ситуации, когда

1 См. Сверчков В. Критерии и условия освобождения от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки. // Российская юстиция. № 9. 1999. — С.44.

132

ученые-процессуалисты были вынуждены анализировать и, соответственно, подвергать критике встречавшиеся на практике случаи прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки «…по мотивам, что лицо, совершившее преступление, уже отбывает меру наказания в местах лишения свободы за другое преступление и привлечение его к уголовной ответственности по новому делу «нецелесообразно».1 В качестве контраргумента недостаточно последовательной позиции законодателя учеными выдвигался тезис, согласно которому в таких случаях не может быть и речи об утрате лицом, совершившим преступление, общественной опасности.2

Появление такого обязательного условия, как совершение лицом преступления впервые, сводит к нулю правомерность позиции авторов, полагавших, что в случае отбывания лицом наказания «…решение вопроса о возможности прекратить уголовное дело в каждом таком случае должно быть принято с учетом обстоятельств и тяжести совершенного преступления, назначенного наказания, отношения лица к содеянному и его поведения во время отбытия наказания».3

При прекращении уголовного дела в связи с изменением обстановки факт совершения лицом преступления впервые является обстоятельством, подлежащим доказыванию. Поэтому прекращение уголовного дела по данному основанию будет законным и обоснованным при условии наличия в материалах уголовного дела данных, подтверждающих, что лицо совершило преступление впервые.

’ См., например Чувилев А., Безлепкин Б. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям.//Социалистическая законность. М., 1972. № 6. — С. 28.

2 См., например, Чувилев А., Безлепкин Б. там же, Давыдов П.М., Мирский П.Я. Прекращение уголовных дел. М. Госюриздат, 1963. — С.42., Степанов В.Г., Шимановский В.В. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. Л., 1979. — С. 82.

3 См. Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. Киевская высшая школа МВД СССР. Киев, 1975. — С. 81-82.

133

Далее, по смыслу закона, дело может быть прекращено только при совершении преступления небольшой или средней тяжести. В данном случае правоприменителю следует ориентироваться на положения статьи 15 УК РФ, определяющей степень тяжести преступлений. В соответствии с данной нормой уголовные дела о преступлениях, предусматривающих наказание свыше пяти лет лишения свободы, по данному основанию прекращению не подлежат. Следовательно, решению вопроса о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки должно предшествовать объективное и полное исследование обстоятельств, характеризующих состав преступления с целью его правильной квалификации.

В качестве обязательного условия прекращения уголовного дела следует рассматривать и необходимость согласия лица, совершившего преступление, на прекращение уголовного дела. В связи с этим суд, прокурор, следователь или дознаватель, обязаны до принятия решения разъяснить ему сущность прекращения уголовного дела, уведомить о том, что данное основание относится к числу нереабилитирующих и о предусмотренном законом праве возражать против такого завершения производства по уголовному делу. Выполнение указанных процессуальных действий должно найти свое отражение в протоколе.

Из содержания статьи 26 УПК РФ усматривается необходимость со- блюдения еще одного обязательного условия — наделение лица, совер- шившего преступление, надлежащим процессуальным статусом. По смыслу закона дело прекращается в отношении подозреваемого или обвиняемого.

Вместе с тем, мы полагаем, что в связи с изменением обстановки дело может быть прекращено в отношении обвиняемого. Указанное основа- ние, как отмечают некоторые ученые, применимо «…только при бесспорной доказанности события преступления и виновности лица. Расследование по уголовному делу… должно быть столь же полным, как и при окон-

134

чании его обвинительным заключением. По нему должны быть исследованы все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, а в постановлении о прекращении дела сделан вывод об основаниях уголовной ответственности лица и основаниях освобождения от нее… Из смысла рассматриваемого основания следует, что до прекращения уголовного дела лицу, совершившему общественно опасное деяние, должно быть предъявлено обвинение, разъяснены права обвиняемого и обеспечено их осуществление. Это — существенная гарантия от необоснованного привлечения лица к уголовной ответственности и неправильного применения закона при прекращении дела».1 Данное, справедливое, на наш взгляд, суждение, находит подтверждение и у других авторов: «В описательной части постановления о прекращении уголовного дела в связи с изменением обстановки необходимо указать факт совершения виновным преступления, дать его квалификацию, привести доказательства виновности лица…».2 С течением времени, в процессе изменения уголовно-процессуального законодательства, ученые продолжают отстаивать позицию о необходимости установлении виновности лица и привлечения его в качестве обвиняемого: «Прежде чем решать вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности и, следовательно, о прекращении уголовного дела, необходимо посредством доказательств установить, какое совершено преступление, кто его совершил, с каким умыслом, каковы цели и мотивы содеянного, последствия преступления, какой статьей УК РФ (ее частью, пунктом) надлежит квалифицировать содеянное. Все это должно быть изложено в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого». Мы разделяем приведенные точки зрения. Подтвержденный данными опроса, совокупный анализ процессу-

1 См. Чувилев А., Безлепкин Б. Указанная работа. — С. 28-29.

2 См. Рзаев А.А. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Караганда, 1982. — С.42.

3 См. Божьев В.П. Указанный комментарий. — С.55.

135

альных норм, имеющих отношение к исследуемым проблемам, позволяет сделать некоторые выводы.

В соответствии со статьей 171 УПК РФ «При наличии достаточных доказательств, дающих основание для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого». Таким образом, закон в императивной форме предписывает необходимость изменения процессуального положения лица в случае, когда есть основания для обвинения его в совершении конкретного преступления.

С момента вынесения постановления о привлечении в качестве об- виняемого лицо приобретает процессуальный статус обвиняемого, а в соответствии с ч. 4 статьи 47 УПК РФ и целый ряд прав: знать, в чем он обвиняется, возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению, возражать против прекращения уголовного дела (в том числе и по исследуемому основанию).

Судить об утрате общественной опасности невиновным лицом прак- тически невозможно. Подозреваемый же не может быть признан виновным в совершении преступления без надлежащей процессуальной процедуры — привлечения его в качестве обвиняемого.

Отношение к предъявленному обвинению входит в предмет показаний обвиняемого. В ходе допроса после предъявления обвинения у долж- ностных лиц есть реальная возможность выяснить признает ли лицо себя виновным в совершении преступления и не возражает ли оно против прекращения уголовного дела. Мы полагаем, что признание вины и последующее согласие на прекращение уголовного дела взаимосвязанные действия обвиняемого. Абсурдно, на наш взгляд, предполагать, что прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки будет законным и обоснованным в случае, когда лицо не признает себя виновным в совершении преступления, но согласно на прекращение уголовного дела.

136

На основании изложенного можно сделать вывод, что при прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки необходимо со- блюдение следующих условий:

а) принятие решения надлежащим субъектом;

б) прекращение уголовного дела в отношении обвиняемого;

в) совершение лицом преступления впервые;

г) совершение лицом преступления небольшой или средней тяжести.

Очевидно, что указанные условия неоднородны по своему содержанию. Положения закона о возможности прекращения уголовного дела ог- раниченным кругом должностных лиц и в отношении определенного круга участников, являются, по нашему мнению, объективными условиями, в то время как все остальные, зависящие от конкретного правонарушителя и определяющиеся его действиями — субъективны.

Однако, соблюдение условий — лишь часть процедуры прекращения уголовного дела, так как самое главное в решении данного вопроса — это установление основания прекращения уголовного дела, которым является изменение обстановки.

А.И. Рарог полагает, что в статье 77 УК РФ сформулированы «.. .два самостоятельных, хотя и весьма сходных основания освобождения от уголовной ответственности: отпадение общественной опасности совершенного деяния вследствие изменения обстановки и утрата общественной опасности лицом, совершившим это деяние, также вследствие изменения обстановки»1. То есть, по мнению автора основание — изменение обстановки состоит в свою очередь из двух оснований: 1) утрата общественной опасности деяния и 2) утрата общественной опасности лица.

В юридической литературе существуют иные позиции ученых по данному вопросу. Так, по мнению В. Сверчкова «Изменение обстановки в

1 См. Рарог А.И. Указанный комментарий. — С. 159.

137

контексте ст. 77 УК РФ означает значительные перемены, влияющие на судьбу лица, совершившего общественно опасное деяние. С одной стороны, они могут быть связаны с событиями государственного или местного значения, то есть с изменением ситуации вокруг личности виновного (объективное изменение обстановки). С другой стороны, перемены могут выражаться в правомерных изменениях обычного поведения виновного или его правого статуса (субъективное изменение обстановки)»1. Х.Д. Алик-перов считает, что для освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки «…необходимо, чтобы произошло изменение обстановки, вследствие которого лицо или совершенное им деяние пере-стали быть общественно опасными». Н.П. Кириллова пишет: «Изменение обстановки предполагает наступление таких условий, которые в значи- тельной степени меняют представление об общественной опасности со- вершенного деяния или самого лица, совершившего преступление…. Выделяют три формы изменения обстановки: изменение условий в жизни общества в целом; изменение условий в жизни группы людей (на предприятии, в учреждении, в трудовом коллективе); изменение условий в жизни конкретного человека».

Мы разделяем точку зрения ученых, полагающих, что изменение об- становки является основанием освобождения от уголовной ответственности по статье 77 УК РФ и прекращения уголовного дела по статье 26 УПК РФ. Характер изменения обстановки является обстоятельством, подлежащим доказыванию. В ходе расследования преступления необходимо установить и конкретизировать в описательно-мотивировочной части постановления о прекращении уголовного дела каким образом обстановка фактически изменилась: перестало ли быть общественно опасным совершенное деяние или лицо в силу определенных обстоятельств утратило общест-

1 См. Сверчков В. Указанная работа. — С. 44.

2 См. Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. Москва-Воронеж, 2001. — С.55.

3 См. Кириллова Н.П. Указанная работа. —С. 18.

138

венную опасность, то есть, как справедливо отмечает Н.П. Кириллова, в какой именно форме произошло изменение обстановки.

Таким образом, по нашему мнению, более правильно говорить не об основаниях в основании, а об основании и формах его проявления.

Изменение обстановки, как основание прекращения уголовного дела, представляет собой оценочную категорию. Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны установить, подтвердить материалами уголовного дела или в ходе судебного следствия (то есть, доказать), что фактически произошли события, которые делают нецелесообразным привлечение лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности и свидетельствуют о возможности прекращения в отношении него уголовного дела. В отличие от других оснований прекращения уголовного дела (например, в связи с деятельным раскаянием, в связи с примирением с потерпевшим), изменение обстановки не предполагает никаких действий, направленных на заглаживание причиненного вреда, компенсацию ущерба потерпевшему, который имеет право на обжалование постановления о прекращении уголовного дела. Это накладывает на должностных лиц особую ответственность, связанную с необходимостью более тщательно подходить к аргументации принимаемого решения.

Сложно практического применения правовых норм, регламенти- рующих данное основание прекращения уголовного дела заключается в том, что закон не раскрывает понятие форм изменения обстановки.

Правоприменительная практика, пишет Х.Д. Аликперов, определяет изменение обстановки как существенные объективные изменения в политической, экономической, социальной или духовной жизни общества, к числу которых, например, относятся: отмена военного или чрезвычайного положения, карточной системы приобретения продовольствия и товаров, запрета охоты на отдельные виды зверей в связи с резким ростом их поголовья и т.д.

1 См. Аликперов Х.Д. Указанная работа — С. 55.

139

Интересен, в этой связи пример, полученный нами в ходе проведенного эмпирического исследования. Дознавателем ОВД «Богородское» было расследовано и прекращено по исследуемому основанию уголовное де- ло, возбужденное по ч. 1 ст. 200 УК РФ в отношении С. — повара- официантки кафе «Улей», совершившей 15 апреля 2002 года умышленный обсчет двух потребителей на общую сумму 41 рубль 35 копеек. В качестве обоснования принимаемого решения в описательно- мотивировочной части постановления о прекращении уголовного дела приведен следующий довод: «В связи с принятием Федерального Закона от 28 апреля 2002 года «О внесении дополнений в Федеральный закон «О минимальном размере оплаты труда» (Российская газета от 7 мая 2002 года), которым с 1 мая 2002 года установлен минимальный размер оплаты труда в сумме 450 рублей в месяц, изменилась обстановка, так как уголовная ответственность возникает только при сумме обсчета 45 рублей».

В подобных случаях речь идет о таком изменении обстановки, вследствие которого совершенное деяние перестало быть общественно опасным.

А.Я. Дубинский, анализируя основания и процессуальный порядок прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки в рамках УПК РСФСР и Основ уголовного судопроизводства СССР, отмечал, что в литературе высказываются различные мнения относительно юридической природы деяния, утратившего общественную опасность1. Заметим, что указанная проблема актуальна и по сей день.

По смыслу статьи 14 УК РФ признаками преступления являются: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Такой признак преступления, как общественная опасность, был
характе-

1 См. Дубинский А.Я. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного расследования. КВШ МВД СССР, 1973. — С.76-77.

140

рен и для УК РСФСР. М.С. Строгович в этой связи писал: «Общественная опасность является существенным и необходимым признаком преступления; если нет общественной опасности, нет и преступления. Поэтому, если деяние, ранее бывшее преступлением, потом перестало быть общественно опасным, оно перестало быть и преступлением».1 Ю.А. Красиков характеризует общественную опасность как «…способность деяния причинить вред общественным отношениям, объективное свойство, позволяющее оценить поведение человека с позиции определенной социальной группы. Общественная опасность — это критерий, с помощью которого законодатель дифференцирует деликты на преступления, административные и гра- жданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки».2 В полной мере согласуется с приведенными суждениями и позиция В.П. Божьева, полагающего что, «…там, где отсутствует общественная опасность деяния, нет объективной стороны состава преступления. Отсутствие же одного из обязательных его элементов означает и отсутствие в деянии самого состава»3.

В случае, когда конкретное деяние утратило свойство общественной опасности, оно перестало быть уголовно-наказуемым, соответственно лицо, его совершившее, не может нести уголовную ответственность и дело подлежит прекращению не на основании статьи 26 УПК РФ, а в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием состава преступления).

Высказывая по сути дела аналогичную точку зрения на данную про- блему, Х.Д. Аликперов справедливо, на наш взгляд, определяет ее объективное существование как недостаток статьи уголовно- процессуального

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Изд-во АН СССР. 1959.— С.343.

2 См. Красиков А.Ю. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Норма- Инфра, 1998. —С.19.

3 См. Божьев В.П. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного судопроизводст- ва.//Российская юстиция. 1996. № 5. — С. 17.

141

закона, регламентирующей прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки.1

При изменении обстановки вследствие которого лицо, совершившее преступление утратило общественную опасность подлежит доказыванию наличие изменений условий жизни, работы или иной деятельности обвиняемого, которые произошли как по его воле, так и при независящем от него стечении обстоятельств. Мы полагаем, что положительные характеристики с места жительства или работы нельзя рассматривать в качестве признаков данной формы изменения обстановки. На практике типичным является пример прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки в случаях, когда лицо, совершившее преступление, призывают на действительную военную службу. Подлежат прекращению дела, когда обвиняемый добровольно меняет место работы, утрачивая материальную от- ветственность, переезжает на новое место жительства, порывая связи с отрицательно влиявшим на него окружением и т.д. С процессуальной точки зрения представляется важным в каждом случае подтвердить выводы об утрате лицом общественной опасности конкретными материалами дела, ссылка на которые и составляет содержание описательно-мотивировочной части постановления о прекращении уголовного дела по данному основанию.

Изучение уголовных дел, прекращенных в связи с изменением об- становки позволяет сделать вывод о том, что практические работники не уделяют должного внимания обоснованию принимаемого решения, что приводит к ненадлежащему оформлению постановления о прекращении уголовного дела. Указанный процессуальный документ является итоговым, завершающим производство по уголовному делу, подлежит утвер-

1 Аликперов Х.Д. Указанная работа. — С. 109.

142

ждению у прокурора, его копия вручается потерпевшему. В этой связи мотивировка принимаемого решения имеет первостепенное значение.

Подводя итог исследованию указанного нереабилитирующего осно- вания прекращения уголовного дела, выделим некоторые процессуально значимые положения.

  1. Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки на стадии предварительного расследования не противоречит принципу презумпции невиновности.
  2. При прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки необходимо соблюдение обязательных условий. К ним относятся как объективные условия: принятие решения надлежащим субъектом, пре- кращение уголовного дела в отношении обвиняемого, так и субъективные: совершение лицом преступления впервые, совершение лицом преступления небольшой или средней тяжести.
  3. Каждое из условий относится к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию, требующих надлежащего процессуального оформления.
  4. Изменение обстановки представляет собой основание прекращения уголовного дела, проявляющееся в различных формах.
  5. Изменение обстановки может выражаться в утрате общественной опасности деянием и утрате общественной опасности лицом.
  6. Недостатком статей 77 УК РФ и 26 УПК РФ, по разделяемому нами мнению ученых — процессуалистов, является положение о том, что одной из форм изменения обстановки признается утрата общественной опасности деяния, в то время, как общественная опасность — один из существенных признаков преступления, признак объективной стороны состава преступления.

143

  1. Утрата лицом общественной опасности заключается в принципи- альных изменениях условий его жизни, делающих нецелесообразным привлечение к уголовной ответственности. Раскаяние в совершенном преступлении в совокупности с положительными характеристиками не относятся к обстоятельствам, свидетельствующим об утрате лицом общественной опасности.
  2. В описательно-мотивировочной части постановления о прекращении уголовного дела должны быть изложены доказательства, подтвер- ждающие наличие обязательных условий прекращения уголовного дела и надлежащее исследование соответствующей формы изменения обстановки.

144 § 4. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием

Появление деятельного раскаяния как самостоятельного основания прекращения уголовного дела связано с внесением изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, корреспондирующих с положениями нового Уголовного кодекса. На основании Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 21 декабря 1996 года1, УПК РСФСР был дополнен статьей 7, определяющей процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности и, соответственно, прекращения уголовного дела, при наличии деятельного раскаяния, предусмотренного ст. 75 УК РФ. Таким образом, в уголовном процессе появилось еще одно нереабилитирую-щее основание прекращения уголовного дела.

После принятия УПК РФ процессуальный порядок решения данного вопроса определяется в соответствии со статьей 28 нового кодекса, рег- ламентирующей прекращение уголовного преследования в связи с дея- тельным раскаянием.

Предваряя дальнейшее исследование, необходимо отметить, что прекращение уголовного дела и уголовного преследования — два взаимосвязанных элемента, составляющих содержание самостоятельного процессуального института прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

В соответствии с частью 3 статьи 24 УПК РФ прекращение уголовного дела одновременно влечет за собой прекращение уголовного пресле- дования. В свою очередь, прекращение уголовного преследования не всегда приводит к прекращению уголовного дела. Данное правило действует и при практической реализации статьи 28 УПК РФ, что объясняется спе-

1 Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5881.

145

цификой условий деятельного раскаяния. Например, при расследовании групповых преступлений, когда не все участники осуществляют дейст- вия, подпадающие под признаки деятельного раскаяния, уголовное пре- следование прекращается в отношении одного лица (нескольких лиц), но производство по уголовному делу в целом при этом не завершается.1 Согласно положению, содержащемуся в части 5 статьи 213 УПК РФ «если основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, то следователь в соответствии со статьей 27 настоящего Кодекса выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом производство по уголовному делу продолжается».

В случаях, когда преступление совершено одним лицом или не- сколькими, действия которых подпадают под признаки деятельного раскаяния, правомерна постановка вопроса не только о прекращении в отношении них уголовного преследования, но и о прекращении уголовного дела в целом. Статья 212 УПК РФ, определяющая основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования, содержит положение, согласно которому уголовное дело и уголовное преследование прекращаются при наличии оснований, предусмотренных статьями с 24 по 28 УПК РФ. В статье 213 УПК РФ излагаются требования, предъявляемые к постановлению о прекращении уголовного дела и уголовного преследования.

Анализ указанных уголовно-процессуальных норм в совокупности, позволяет сделать следующие выводы:

— в случае прекращения уголовного преследования в связи с дея- тельным раскаянием без прекращения уголовного дела процессуальным основанием принимаемого решения являются ст. ст. 27 (Основания пре-

1 Аналогичной позиции придерживаются и В.В. Николюк, P.M. Дочия, В.Г.Шаламов. См. Превращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Учебно- практическое пособие. Профессиональный союз адвокатов России. М., 2002. — С. 11.

146

кращения уголовного преследования), 28 (Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием) УПК РФ;

— при прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием с прекращением уголовного дела процессуальным основанием принимаемого решения являются ст. ст. 27, 28, 212 ч.1 (Основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования) УПК РФ; — — постановление о прекращении уголовного преследования, равно как и постановление о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием составляются по правилам, предусмотренным ст. 213 УПК РФ (Постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования). — Мы полагаем, что гипотеза статьи 28 УПК РФ не в полной мере от- ражает сущность деятельности, связанной с применением института дея- тельного раскаяния, которое подразумевает (в зависимости от конкретных обстоятельств дела) как возможность прекращения уголовного преследования, так и уголовного дела. Поэтому при дальнейшем изложении целесообразно использовать понятие прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования.

В юридической литературе деятельное раскаяние рассматривается как комплексный правовой институт, состоящий из совокупности норм уголовного и уголовно-процессуального права, «регламентирующих общественные отношения в сфере применения деятельного раскаяния как основания освобождения от уголовной ответственности, условий освобождения от уголовной ответственности по данному основанию, а также процессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием »’.

1 См. Ерохина Н.В. Теория и практика прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием на стадии предварительного расследования. Автореферат диссертации на соискание ученой степени к. ю. н. МА МВД РФ. М., 2002. — С. 18.

147

Статья 75 УК РФ, являясь материально-правовым основанием осво- бождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, содержит ряд условий, при наличии которых лицо может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Мы не разделяем мнение В. Михайлова, смешивающего понятия основания и условия освобождения от уголовной ответственности и полагающего, что совершение преступления небольшой тяжести, добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда (чЛ ст.75 УК РФ) относятся к основаниям исключения уголовной ответственности при деятельном раскаянии. Тем более что далее автор пишет: «Иным видом оснований освобождения от уголовной ответственности при деятельном раскаянии выступают положения ч.2 ст. 75 УК РФ: при совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления и наличии условий, указанных в ч. 1 этой статьи, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности лишь в случаях, специально предусмотренных Особенной частью УК».1

Анализ указанной правовой нормы позволяет сделать вывод о том, что перечисленные в ней условия неоднородны по своей юридической природе, что позволяет классифицировать их по различным основаниям.

Так, в части 1 статьи 75 УК РФ содержатся общие условия освобо- ждения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием: совершение лицом преступления впервые, совершение преступления не- большой тяжести, явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение или иное заглаживание вреда, причиненного преступлением. Данные условия относятся к числу общих, так как содержатся в

1 См. Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния. II Российская юстиция. 1998. № 4. — С.5.

148

Общей части УК РФ и являются обязательными при прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Часть 2 статьи 75 УК РФ содержит положение о том, что «…лицо, совершившее преступление иной категории… может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего кодекса». Условия освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные в примечаниях к нормам Особенной части УК относятся к числу специальных.

В настоящее время в Особенной части УК РФ предусмотрены 18 правовых норм, содержащих специальные условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием: ст. ст. 126 (Похищение человека), 194 (Уклонение от уплаты таможенных платежей), 198 (Уклонение гражданина от уплаты налога), 199 (Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации), 204 (Коммерческий подкуп), 205 (Терроризм), 206 (Захват заложника), 208 (Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), 222 (Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств), 223 (Незаконное изготовление оружия), 228 (Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ), 275 (Государственная измена), 276 (Шпионаж), 278 (Насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 291 (Дача взятки), 307 (Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод), 337 (Самовольное оставление части или места службы), ч. 1 ст. 338 (Дезертирство).

К числу специальных условий освобождения от уголовной ответст- венности в связи с деятельным раскаянием относятся, например, такие,

149

как: отсутствие в совершенном деянии иного состава преступления, наличие вымогательства, тяжелого стечения обстоятельств, активные целенаправленные постпреступные действия и т.д.

Кроме того, в юридической литературе выделяют объективные и субъективные условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием1. Однако, классифицируя условия таким образом, автор пишет, что объективные условия возникают до совершения преступления либо в момент его совершения, а субъективные — после совершения преступления. Соглашаясь с классификацией, мы, тем не менее, полагаем, вряд ли уместно говорить о моменте возникновении условий, в то время когда они предусмотрены законом и являются обязательными. Объективные условия характеризуют деяние (небольшой или средней тяжести), условия его совершения (например, наличие вымогательства, тяжелое стечение обстоятельств), личность преступника (совершение лицом преступления впервые, в том числе и конкретного, например, предусмотренного ст. ст. 194, 198, 199 УК РФ).

К числу субъективных условий относятся позитивные постпреступные действия лица, составляющие содержание деятельного раскаяния: явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда.

Данное материально-правовое основание освобождения от уголовной ответственности реализуется в уголовном судопроизводстве путем прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в соответствии со статьей 28 УПК РФ.

В соответствии с частью 1 указанной статьи «Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого

1 См. Ерохина Н. В Указанная работа. — С. 21-22.

150

в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 75 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Согласно части 2 «Прекращение уголовного преследования лица по уголовному делу о преступлении иной категории по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, возможно только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации».

Анализ данных правовых положений позволяет сделать следующие выводы:

1) прекращение уголовного дела (уголовного преследования) в связи с деятельным раскаянием является правом должностных лиц; 2) 3) круг субъектов, правомочных принимать решение, определен в за- коне; 4) 5) конкретизировано процессуальное положение лица, подлежащего освобождению от уголовной ответственности в связи с деятельным рас- каянием; 6)

4) прекращение уголовного дела (уголовного преследования) возможно при совершении лицом преступления небольшой или средней тяжести, либо в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ; 5) 6) соблюдение материально-правовых условий освобождения от уго- ловной ответственности в связи с деятельным раскаянием обязательно при прекращении уголовного дела (уголовного преследования). 7) Далее из содержания анализируемой уголовно-процессуальной нормы усматривается, что ее применение возможно только в случае согласия лица, на прекращение в отношении него уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Вопрос о единообразном подходе к толкованию материально-правовых и процессуальных условий прекращения уголовного дела и (или) уго-

151

ловного преследования в связи с деятельным раскаянием является теоретически и практически значимым.

А.А. Чувилев, характеризуя условия освобождения от уголовной от- ветственности, справедливо подчеркивал, что в ходе расследования пре- ступления они становятся обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу.1 Установленная законом процессуальная форма уголовного судопроизводства предполагает обязательное соблюдение процессуальных условий применения статьи 28 УПК РФ.

Регламентируя материально-правовое и процессуальное основания освобождения от уголовной ответственности и, соответственно, прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, законодатель между тем, не формулирует, что же подразумевается под данным понятием. Однако, из совокупности предусмотренных в ст. 75 УК РФ условий, можно сделать вывод о том, что под деятельным раскаянием подразумевается активное реально выраженное в поступках позитивного характера поведение лица после совершения преступления, выражающееся в явке с повинной, способствовании раскрытию преступления, возмещении причиненного ущерба или ином заглаживании вреда.2

С. И. Никулин характеризует деятельное раскаяние как активное добровольное поведение лица, совершившего преступное деяние, которое направлено на предотвращение, ликвидацию или уменьшение фактических вредных последствий содеянного, оказание содействия правоохранительным органам в раскрытии преступления.3

Подчеркнем, что в юридической литературе существуют различные точки зрения по вопросу о том, все ли перечисленные в статье 75 УК РФ

1 См. Чувилев А.А. Деятельное раскаяние. //Российская юстиция. 1998. № 6. — С. 10-11.

2 См., например, Божьев В.П. Указанный Комментарий. — С. 61.

3 См. Никулин С.Н. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. МВШМ МВД РФ. М. 1985. — С.23.

152

объективные и субъективные условия в совокупности составляют содержание деятельного раскаяния.

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 11 июня 1999 года обратил внимание судов на необходимость в каждом случае «проверить, являлось ли заявление, поданное в органы предварительного расследования или сообщение (в любой форме) о преступлении, сделанное должностному лицу органа расследования, добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участи в совершении преступления».1

П. Яни полагает, что в случае, когда нет явки с повинной, нет и дея- тельного раскаяния как основания освобождения от уголовной ответственности».2 Полемизируя с указанным автором, В. Сверчков отмечает, что «…наличие субъективных условий освобождения (добровольной явки с повинной, способствования раскрытию и расследованию преступления, возмещения нанесенного ущерба, заглаживания причиненного преступлением вреда иным образом) в отличие от объективных (совершения преступления впервые, причем определенной степени тяжести) должно варьироваться в зависимости от конкретного преступного деяния… Объективные же условия должны присутствовать всегда».3

Результаты проведенного нами эмпирического исследования свиде- тельствуют о том, что на практике преобладает именно такой подход к решению вопроса о прекращении уголовного дела (преследования) в связи с деятельным раскаянием.

Например, в июне 2002 года дознавателем МОБ ОВД района Доро- гомилово УВД ЮЗАО г. Москвы было расследовано и прекращено на ос-

1 Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федера ции) по уголовным делам. М.: Спарк, 2000. — С.504.

2 См. Яни П. Специальный случай освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступления.// Российская юстиция. № 1. 2000.

3 См. Сверчков В. Деятельное раскаяние в нормах Общей и Особенной частей УК РФ. // Рос сийская юстиция. № 2. 2001. — С.62.

153

новании ст. 7 УПК РСФСР уголовное дело в отношении гражданина Р., возбужденное по ст.213 ч.1 УК РФ по факту совершения им хулиганских действий в общественном транспорте.

Из материалов уголовного дела следует, что гражданин Р. на неодно- кратные замечания граждан прекратить хулиганские действия не реагировал, выражался нецензурной бранью, нанес нескольким лицам побои, после чего скрылся, но через некоторое время был задержан сотрудниками милиции. Впоследствии он полностью признал себя виновным в совершении преступления, принес извинения потерпевшим, загладил причиненный вред.

В описательно-мотивировочной части Постановления о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием указано, что вина гр. Р. в совершении преступления, предусмотренного ст. 213 ч. 1 УК РФ доказана полностью, он ранее не судим, на учетах в НД, ПНД не состоит, по месту жительства характеризуется положительно, деятельно раскаивается в содеянном и не возражает против прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. Дорогомиловский межрайонный прокурор г. Москвы согласился с принятым дознавателем решением.

В приведенном примере фактически отсутствует такое условие, как явка с повинной, в то время как все остальные нашли объективное под- тверждение в материалах уголовного дела, то есть доказаны1.

Характерным для практики применения деятельного раскаяния в ка- честве основания прекращения уголовного дела является и еще один пример. В ноябре 2000 года дознавателем ОД МОБ ОВД «Выхино» ЮВАО г. Москвы было возбуждено уголовное дело в отношении гражданина В. по признакам преступления, предусмотренного ст. 222 ч.4 УК РФ, который приобрел на рынке и носил при себе нож, являвшийся холодным оружием.

1 Архив ОВД Дорогомилово УВД ЗАО г. Москвы.

154

Данный нож обнаружили сотрудники милиции во время личного досмотра указанного гражданина, доставленного в дежурную часть в нетрезвом состоянии. Из материалов уголовного дела усматривается, что В. полностью признал себя виновным в совершении инкриминируемого деяния, добровольно выдал нож.

Как видно, явка с повинной отсутствовала, а деятельное раскаяние выразилось в чистосердечном признании своей вины. Вместе с тем, в ходе дознания было установлено, что В. впервые совершил преступление небольшой тяжести, раскаялся в содеянном, согласен на прекращение уголовного дела по данному основанию.1 Кузьминский межрайонный прокурор г. Москвы согласился с принятым решением.

Недостаточно урегулирован законом порядок прекращения уголовного дела (преследования) при наличии специальных условий, содержа- щихся в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ.

В. Сверчков в этой связи справедливо отмечает, что статья 75 УК РФ имеет «диспозитивный характер (предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности по усмотрению следственно-судебных органов). Примечания же к статьям Особенной части УК, отражающие деятельное раскаяние, имеют императивный характер (указывают на необходимость освобождения от уголовной ответственности при определенных условиях)».1

Аликперов Х.Д. относит к числу недостатков статьи 75 УК РФ то, что решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности ос- тавлено законодателем на усмотрение правоприменителя, в то время как большинство примечаний к статьям Особенной части УК не требуют оснований и условий, перечисленных в ч. 1 ст. 75 и в этих примечаниях законодатель не уполномочивает, а обязывает правоприменителя освобождать

1 Архив ОВД «Выхино» ЮВАО г. Москвы.

155

виновного от уголовной ответственности, если он выполняет все те условия, перечень которых дан в законе.2

В предмет настоящего исследования не входит анализ материально- правового основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием с позиции его юридических неточностей. Вместе с тем, законное применение статьи 28 УПК РФ предполагает доказывание регламентированных статьей 75 УК РФ условий, наличие которых свидетельствует как о деятельном раскаянии, так и о возможности освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Поэтому, совершенствование законодательной конструкции правовой нормы будет способствовать оптимизации ее практического применения.

Процессуальные условия прекращения уголовного дела (преследова- ния) в связи с деятельным раскаянием, представлены в законе достаточно четко.

Одним из таких условий, как было отмечено, является совершение действий надлежащими субъектами правоприменения. Уголовное дело может быть прекращено на стадии предварительного расследования прокурором, следователем и дознавателем с согласия прокурора. Прокурор вправе прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование, в том числе и в рамках статей 221 и 226 УПК РФ, то есть по делу, поступившему к нему соответственно с обвинительным заключением или обвинительным актом. Проведенное нами исследование свидетельствует о том, что практически во всех случаях дела прекращают следователи и дознаватели с согласия прокурора. Согласие прокурора на применение по делу статьи 28 УПК РФ придает постановлению о прекращении уголовного дела юридическую силу.

1 См. Сверчков В. Указанная работа. — С. 63.

2 См. Аликперов Х.Д. Указанная работа. — С. 43.

156

В соответствии с ч. 2 ст. 239 УПК РФ судья вправе прекратить уго- ловное дело в связи с деятельным раскаянием по ходатайству одной из сторон в ходе предварительного слушания. Предполагается, что ходатайство стороны о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием могло быть заявлено и не удовлетворено на стадии предварительного расследования, при поступлении уголовного дела прокурору с обвинительным заключением или актом или же поступило непосредственно в суд. В любом случае материалы уголовного дела подлежат оценке судьей с точки зрения наличия оснований для освобождения лица от уголовной ответственности и прекращении в отношении него уголовного дела или уголовного преследования на основании статьи 28 УПК РФ. В юридической литературе справедливо отмечается, что в постановлении о прекращении дела помимо реквизитов, перечисленных в ч. 2 ст. 227 УПК РФ должно быть указано основание, по которому прекращено дело и приведена необходимая мотивировка.1 Указанное положение имеет принципиальное значение при прекращении уголовного дела (преследования) в связи с деятельным раскаянием, ввиду его специфики и сложной правовой конструкции. Изучение уголовных дел, прекращенных в соответствии со статьей 28 УПК РФ на стадии предварительного расследования, показало, что постановления следователей и дознавателей не содержат развернутых мотивировок принимаемого решения. Должностные лица лишь констатируют, что лицо деятельно раскаялось в содеянном, не раскрывая, в чем это выразилось.

Уголовное дело может быть прекращено по данному основанию судом в ходе судебного разбирательства (п. 3 ст. 254 УПК РФ), а также в суде апелляционной инстанции (п. 2 ч.З ст. 367 УПК РФ).

1 См. Бородин СВ. Указанный комментарий. — С. 459.

157

Конкретизация уголовно-процессуальным законом процессуального положения лица: обвиняемый или подозреваемый, как и при исследовании иных нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, вызывает возражения. Оставляя в силе все ранее изложенные по данному вопросу аргументы, добавим, что применительно к исследуемому основанию принципиальное значение имеет не только согласие лица на прекращение уголовного дела, но и его раскаяние. Раскаяние, как морально-психологическая категория в настоящее время недостаточно изучено. В случае, когда раскаяние подлинное, оно всегда искреннее и чистосердечное. Однако, как отмечают ученые «может встретиться раскаяние на словах, лжераская- ние — подделка этого психического состояния из узкоэгоистических соображений… Отсюда следует, что мотивом социально полезных поступков лица, совершившего преступление, может быть раскаяние в собственном смысле слова; осуждение своего антиобщественного поведения на словах — показатель того, что субъект в своем постпреступном поведении руководствовался иными мотивами»1. Именно поэтому для прекращения уголовного дела недостаточно
просто раскаяния, оно должно быть деятельным, то есть соответствовать перечисленным в законе условиям. После привлечения лица в качестве обвиняемого у следователя (дознавателя) появляется реальная возможность не только выяснить отношение лица к предъявленному обвинению, что безусловно свидетельствует о степени его раскаяния, но и доказать наличие, например, такого условия, как способствование раскрытию преступления. Когда явка с повинной является поводом к возбуждению уголовного дела и лицо приобретает процессуальный статус подозреваемого, при установлении его фактической причастности к совершенному преступлению и иных
обстоятельств, подлежащих доказыванию, отсутствуют какие-либо объективные предпосылки прекращать

1 См. Никулин СИ. Указанная работа. — С. 11.

158

уголовное дело без привлечения его в качестве обвиняемого. В остальных же случаях появления подозреваемого в уголовном процессе кратковременное нахождение его в данном статусе препятствует объективному исследованию и доказыванию предусмотренных в законе условий деятельного раскаяния.

Освобождение от уголовной ответственности может быть осуществлено как в соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ, так и в соответствии с ч. 2 данной статьи в зависимости от наличия общих или специальных условий деятельного раскаяния.

Несмотря на то, что примечания к нормам Особенной части УК РФ носят императивный характер и обязывают должностное лицо прекратить уголовное дело, такое решение вопроса невозможно без согласия обвиняемого (подозреваемого).

Разъяснение сущности основания прекращения уголовного дела (преследования) представляет собой самостоятельное процессуальное действие, которое оформляется протоколом. В настоящее время Приложение к УПК РФ не содержит образца указанного документа. По нашему мнению до сведения лица должно быть доведено, что данное основание относится к числу нереабилитирующих. Согласие лица, в отношении которого прекращается уголовное преследование, может быть отражено в том же протоколе. На практике встречаются различные варианты: составление двух процессуальных документов (в соответствии с ч. 3 и 4 ст.28 УПК РФ), оформление единого протокола.

В заключение проведенного исследования сформулируем полученные выводы:

  1. В ходе практического применения статьи 28 УПК РФ возможно не только прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, как следует из содержания указанной нормы, но и прекращение

159

уголовного дела в целом, что одновременно влечет прекращение уголовного преследования.

  1. Статьи 75 УК РФ и 28 УПК РФ являются материально-правовым и процессуальным основаниями освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.
  2. Условия освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, содержащиеся в ст. 75 УК РФ и 28 УПК РФ неоднородны по своей юридической природе, что приводит к необходимости их классификации по различным основаниям.
  3. Материально-правовые и процессуальные условия освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в ходе расследования конкретного уголовного дела являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию.
  4. Недостаточно четкая законодательная регламентация совокупности условий, обязательных для прекращения уголовного дела (преследова- ния) в связи с деятельным раскаянием на практике приводит к произвольному толкованию положений, предусмотренных в ст. 75 УК РФ.
  5. прекращение уголовного дела (преследования) должно осуществ- ляться в отношении обвиняемого, что позволит детально исследовать содержание деятельного раскаяния конкретного лица.
  6. Отсутствие единых требований к содержанию постановления о прекращении уголовного дела (преследования) в связи с деятельным раскаянием снижает качественный уровень указанных процессуальных документов.

160

§ 5. Прекращение уголовного дела в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия

В ходе проведенного нами исследования установлено, что прекращение уголовного дела (преследования) в связи с применением принуди- тельных мер воспитательного воздействия ежегодно осуществляется в среднем по 1,2% уголовных дел. Вместе с тем, указанного обстоятельство не свидетельствует о второстепенной роли данного основания разрешения уголовного дела по существу и объясняется специфическими особенностями привлекаемого к уголовной ответственности контингента, долей совершаемых ими ежегодно преступлений в общем количестве.

В соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 1996 г.1 УПК РСФСР был дополнен ст. 8, предусматривающей специальное основание прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Данная норма устанавливала порядок прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести при наличии условий, содержащихся в статье 90 УК РФ. Данное основание было отнесено учеными к числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела.2 В отношении лица, не достигшего к моменту совершения общественно опасного деяния возраста, по достижении которого согласно закону возможна уголовная ответственность, уголовное дело прекращалось по п. 5 ст. 5 УПК РСФСР, предусматривающей обстоятельства, исключающие производство по уголовному де-

1 См. СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5881.

2 См., например, Кириллова Н.П. Указанная работа. — С. 23-26

161

лу, что также считалось нереабилитирующим основанием прекращения уголовного дела.1

С принятием УПК РФ правовая регламентация оснований и процес- суального порядка прекращения уголовного дела в отношении несовер- шеннолетних претерпела значительные изменения, не бесспорна и требует теоретического осмысления.

Проблему прекращения уголовного дела в отношении несовершен- нолетних следует рассматривать в двух аспектах.

  1. В соответствии с ч. 3 статьи 27 УПК РФ уголовное преследование в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, преду- смотренного уголовным законом, возраста с которого наступает уголовная ответственность, подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления, то есть по п. 2 части 1 статьи 24 УПК РФ, предусматривающей основания прекращения уголовного дела. Аналогичным образом решается вопрос и в случае, когда несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, преду- смотренного уголовным законом.

Таким образом, за основу решения принимается такое основание, как отсутствие состава преступления, которое по смыслу теории уголовного процесса относится к числу реабилитирующих.2

УПК РФ содержит новый уголовно-процессуальный институт реа- билитации, в рамках которого регулируются процессуальные вопросы, касающиеся оснований возникновения права на реабилитацию.

См. Бзлепкин Б.Т. Уголовный процесс. Учебник под ред. Петрухина И.Л. М.: Проспект, 2001.—С. 314.

2 См., например, Кобликов А.С. Уголовный процесс. Учебник под ред. В.П.Божьева. 2-е издание. М.: Спарк, 2000. — С. 330.

162

В соответствии со статьей 133 УПК РФ право на реабилитацию не возникает в случаях, когда уголовное преследование прекращено в отношении лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность, а также в отношении несовершеннолетних, достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не в полной мере осознававших фактический характер и общественную опасность своих действий и не имеющих возможности руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом.

Т.Н. Москалькова в этой связи отмечает: «Часть 4 комментируемой статьи перечисляет основания прекращения уголовного дела или уголовного преследования либо изменения решения суда, которые не влекут реабилитации (нереабилитирующие основания): издание акта об амнистии, истечение сроков давности, недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность… Перечисленные основания прекращения уголовного дела не влекут реабилитацию в силу того, что они не устанавливают невиновность обвиняемого или подозреваемого».1

Очевидно, исходя из содержания специальной процессуальной нормы, регламентирующей случаи возникновения права на реабилитацию, отсутствие состава преступления, как основание прекращения уголовного дела (преследования) в отношении анализируемой категории лиц, является нереабилитирующим.

Имеющую место коллизию по правилам правоприменения следует разрешать в пользу специальной нормы, то есть статьи 133 УПК РФ.

Таким образом, можно сделать вывод, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (от- сутствие в деянии состава преступления) является реабилитирующим основанием прекращения уголовного дела (преследования) во всех случаях,

1 См. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Комментарий. М.: Спарк, 2002. —С. 281-282.

163

за исключением прекращения уголовного дела (преследования) в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста уголовной ответственности или страдающих отставанием в психическом развитии.

  1. Статье 8 УПК РСФСР, содержащей положения, касающиеся пре- кращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия корреспондирует в новом законе статья 427 УПК РФ, регламентирующая прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Данную процессуальную норму можно рассматривать в качестве самостоятельного основания завершения производства по уголовному делу, имеющего специфическую юридическую природу.

Возрастные особенности правонарушителей в сочетании с увеличением их преступной активности, потребовали от законодателя совершен- ствования правовой регламентации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Приведение уголовно- процессуального закона в соответствие с Конституцией РФ и общепризнанными нормами и принципами международного права свидетельствует о готовности госу-‘ дарства в лице компетентных органов реализовать на практике требования, предусмотренные Минимальными стандартными правилами Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»), где в части 3, регламенти- рующей вынесение судебного решения и выбор мер воздействия, в частности указано: «В целях обеспечения большей гибкости и во избежание по возможности заключения в исправительные учреждения компетентный ор-

164

ган власти должен располагать при разрешении дела широким комплексом мер воздействия».1

В отличие от ст. 8 УПК РСФСР, статья 427 УПК РФ содержится в специальной главе, регламентирующей именно данную сферу общественных отношений. Материально-правовым основанием применения принудительных мер воспитательного воздействия по- прежнему является статья 90 УК РФ.

Гипотеза ст. 427 УПК РФ предусматривает прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия. Из содержания части 1 данной статьи усматривается, что в ходе предварительного расследования уголовного дела о преступлениях небольшой или средней тяжести, в случаях, когда обвиняемый несовершеннолетний совершил преступление впервые и его исправление может быть достигнуто без применения наказания, прокурор, следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому одной из принудительных мер воспитательного воздействия. Уголовное дело направляется в суд про- курором.

Таким образом, из содержания данной нормы следует, что на стадии предварительного расследования возможно только прекращение уголовного преследования.

Согласно ч. 2 ст. 427 УПК РФ после поступления дела в суд, хода- тайство и материалы уголовного дела рассматриваются в порядке, уста- новленном частями четвертой, шестой, восьмой, девятой и одиннадцатой статьи 108 УПК РФ. В этой связи подчеркнем, что данная норма регулиру-

Сборник стандартов и норм Организации Объединенных наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Организация Объединенных Наций. Нью-Йорк. 1992. Типография МВД РФ. — С. 203.

165

ет правоотношения между участниками уголовного судопроизводства при решении вопроса о заключении под стражу. Таким образом, при отсутствии конкретной правовой регламентации порядка рассмотрения судом ходатайства прокурора, следователя или дознавателя о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия и вариантов возможного решения вопроса, исходя из указанных в законе частей статьи 108 УПК РФ, можно сделать лишь общие выводы. Показательно, что ученые- процессуалисты, комментируя ст. 427 идут именно по такому пути. Например, Николюк В.В. пишет: «По результатам рассмотрения внесенного в суд ходатайства и материалов уголовного дела, судья выносит постановление о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия либо о прекращении уголовного дела»1.

Щерба СП. полагает, что по результатам рассмотрения ходатайства судья принимает одно из следующих решений: 1) об отказе в освобождении от уголовной ответственности и применении принудительных мер воспитательного воздействия в случае, если будет установлено, что исправление несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не может быть достигнуто без применения наказания; 2) об отказе в применении принудительных мер воспитательного воздействия и возвращения дела прокурору, если несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый) или его защитник либо законный представитель возражают против этого; 3) об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и назначении ему одной или нескольких принудительных мер воспитательного воздействия»2.

1 См. Николюк В.В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. М.: Спарк, 2002. — С 702.

2 См. Щерба СП. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации под общей ред. В.В.Мозякова. М.: Экзамен, 2002. —С. 589.

166

В части 7 статьи 108 УПК РФ предусмотрены, в свою очередь, сле- дующие виды решений: об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу; об отказе в удовлетворении ходатайства.1 Таким образом, применительно к ходатайству, заявленному в рамках статьи 427 УПК РФ по правилам ст. 108 судья вправе принять следующие решения: об избрании в отношении несовершеннолетнего принудительной меры воспитательного воздействия или об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении несовершеннолетнего принудительной меры воспитательного воздействия.

Вместе с тем, остается открытым вопрос о судьбе уголовного дела в каждом из этих случаев.

Мы полагаем, что глава 50 УПК РФ нуждается в дополнении специ- альной нормой, регламентирующей порядок освобождения судьей несовершеннолетнего обвиняемого от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, где должна найти отражение процедура разрешения ходатайства, заявленного в соответствии с ч. 1 ст. 427 УПК РФ, виды принимаемых решений, процессуальный порядок судопроизводства в случае удовлетворения ходатайства или отказа в его удовлетворении.

В соответствии с ч. 3 статьи 427 УПК РФ суд, получив дело с обви- нительным заключением или обвинительным актом, вправе прекратить его по основаниям, указанным в части 1 ст. 427 УПК РФ и применить к несовершеннолетнему обвиняемому принудительную меру воспитательного воздействия.

Таким образом, прекращение уголовного дела с применением при- нудительной меры воспитательного воздействия осуществляется только

Третий вид решения — отложение его принятия на 72 часа в данном случае учитывать не следует, так как в ч. 2 ст. 427 указано, что правила, устанавливающие процессуальные сроки в расчет не принимаются.

167

судом. Следовательно, анализируя статью 427 УПК РФ можно сделать вывод о том, что законодатель разделяет два самостоятельных процессуальных действия — прекращение уголовного преследования и прекращение уголовного дела, то есть мы наблюдаем своего рода исключение из общих правил применения института прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Прекращение уголовного преследования по данному основанию осуществляют прокурор, следователь, дознаватель с согласия прокурора, а прекращение уголовного дела — только суд.

Как следует из содержания ч. 1 статьи 431 УПК РФ, при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести и ус- тановлении возможности исправления несовершеннолетнего без применения уголовного наказания, суд прекращает уголовное дело с применением в отношении такого несовершеннолетнего принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК РФ.

Дальнейший анализ статьи 427 УПК РФ позволяет сделать вывод, что в случае, когда уголовное преследование было прекращено на стадии предварительного расследования и по ходатайству прокурора, следователя, дознавателя суд принял решение о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия, за судом остается право отменить постановление о прекращении уголовного преследования и направить дело прокурору для дальнейшего расследования. Такое решение может быть принято, когда несовершеннолетний систематически нарушает условия избранной в отношении него принудительной меры воспитательного воздействия.

Прекращение уголовного преследования с применением принуди- тельной меры воспитательного воздействия осуществляется при наличии условий, составляющих содержание материально-правового основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренного ст. 90 УК РФ.

168

К их числу можно отнести следующие: совершение преступления несовершеннолетним, совершение преступления небольшой или средней тяжести, совершение преступления впервые, возможность исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. Указанные условия содержатся в статье 90 УК РФ. В юридической литературе их определяют как состав освобождения от уголовной ответственности, который представляет собой комплекс юридических фактов: «обстоятельства, влекущие возникновение уголовной ответственности (совершение лицом, достигшим возраста уголовной ответственности преступления); обстоятельства, обосновывающие и обуславливающие отказ государства от ее реализации (совершение несовершеннолетним впервые преступления небольшой или средней тяжести, возможность исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия)»1.

В свою очередь, статья 427 УПК РФ, являясь процессуальным осно- ванием прекращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия, содержит совокупность процессуальных условий, соблюдение которых также необходимо. К их числу относятся: принятие решения надлежащим субъектом (суд, прокурор, следователь, дознаватель с согласия прокурора), наделение несовершеннолетнего процессуальным статусом обвиняемого, виды принимаемых решений (постановление о прекращении уголовного преследования, ходатайство о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, прекращение уголовного дела, постановление о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия, возложение на специализированное учреждение для

См. Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Дис. на соискание ученой степени к.ю.н. МА МВД РФ. М., 2000.

169

несовершеннолетних контроля за исполнением требований, предусмот- ренных принудительной мерой воспитательного воздействия, отмена постановления о прекращении уголовного преследования и применении принудительной меры воспитательного воздействия), согласие несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) или его законного представителя на применение принудительной меры воспитательного воздействия.

В юридической литературе справедливо отмечается, что содержанием уголовно-правовых оснований являются подлежащие доказыванию факты объективной действительности, в то время как уголовно- процессуальные основания формулируются по правилам доказывания.1

Принятию соответствующего решения в рамках статьи 427 УПК РФ предшествует процесс исследования и подтверждения условий, перечис- ленных в ч. 1 ст. 90 УК РФ.

  1. Возраст несовершеннолетнего.

Как следует из содержания ст. 421 УПК РФ, при производстве пред- варительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с доказыванием иных обстоятельств, устанавливается возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года «О судебной практике по делам несовершеннолетних» указано, что возраст несовершеннолетнего является обстоятельством, подлежащим обязательному доказыванию2.

Для подтверждения возраста несовершеннолетнего к материалам уголовного дела должны быть приобщены свидетельство о рождении, паспорт, выписка из книги актов гражданского состояния (в случае отсутст-

1 См. Карнеева Л.М. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе и основание про цессуальных решений. // Советское государство и право. 1981. № 10. — С.87.

2 См. Российская газета от 14 марта 2000 г.

170

вия иных документов). Документы, подтверждающие возраст могут быть подлинными или в копиях, заверенных надлежащим образом. При этом недопустимо определение возраста несовершеннолетнего с его слов или со слов его родственников, знакомых, опекунов и т.д.

Как следует из разъяснения Пленума Верховного Суда СССР, лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а со следующих за ним суток.’

В случае невозможности установления возраста несовершеннолетнего по документам, назначается судебно-медицинская экспертиза.

В соответствии с п. 5 ст. 196 УПК РФ возраст подозреваемого, обви- няемого входит в число обязательных условий назначения и производства судебной экспертизы, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие возраст, отсутствуют.

При установлении возраста судебно-медицинской экспертизой, днем рождения лица считается последний день того года, который назван экспертами. При определении возраста минимальным и максимальным числом лет, за основу принимается предлагаемый экспертами минимальный возраст несовершеннолетнего.2

  1. Совершение несовершеннолетним преступления впервые.

Установление указанного обстоятельства связано с необходимостью проверки совершало ли лицо преступление ранее. Преступление можно считать совершенным несовершеннолетним впервые, когда он до этого не совершал преступлений, или освобождался от уголовной ответственности в связи с недостижением к моменту совершения деяния возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

1 См. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 6. О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о во влечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность.// Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 - 1986 г.г. Известия. 1987.

2 См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних». // Российская газета от 14 марта 2000 года.

3 См. Николюк В.В. Указанный Комментарий. — С. 701.

171

С учетом специфики возрастных критериев исследуемого субъекта, мы полагаем, что истечение сроков давности привлечения к уголовной от- ветственности, погашение или снятие судимости в установленном законом порядке к несовершеннолетнему не применимо.

  1. Совершение несовершеннолетним преступления небольшой или средней тяжести.

Установление и доказывание степени тяжести преступления достигается путем исследования обстоятельств, предусмотренных в ст. 73 УПК РФ. Правильная квалификация деяния позволит отнести его к той или иной категории преступлений, предусмотренных в ст. 15 УК РФ.

Известную сложность в ходе практической реализации анализируемых норм, как показали результаты проведенного нами исследования, представляют случаи совершения подростками преступлений в группе (примерно 47%). Такие преступления, на основании ст. 15 УК РФ, как правило, относятся к категории тяжких, что само по себе ставит под со- мнение возможность применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия.

В этой связи мы разделяем высказанную в юридической литературе точку зрения, согласно которой в таких случаях необходимо исследование совокупности обстоятельств. При установлении второстепенной роли несовершеннолетнего в совершении преступления, незначительной степени его участия, в сочетании с наличием иных предусмотренных в законе условий правомерна постановка вопроса об освобождении конкретного несовершеннолетнего от уголовной ответственности.1

  1. Возможность исправления путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

См. Семернева Н.К. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного характера. Свердловск, 1969. — С. 13.

172

Закон обязывает компетентных должностных лиц оценить вероятность исправления несовершеннолетнего без отбывания наказания, целе- сообразность применения в отношении него принудительной меры воспитательного воздействия. Отсутствие какой-либо правовой регламентации критериев установления такой возможности превращает данное условие в субъективную оценочную категорию.

Прежде всего, предполагается анализ постпреступного поведения несовершеннолетнего, его отношение к совершенному деянию. Однако формированию обоснованного убеждения о возможности освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительной меры воспитательного воздействия, о целесообразности такого решения, могут способствовать данные, характеризующие личность несовершеннолетнего до совершения преступления, включая отношение к учебе, проведение досуга, взаимоотношения в коллективе, ближайшее окружение и т.д. Это может быть установлено не только путем получения характеристик, но и в ходе допросов различных лиц, способных охарактеризовать личность обвиняемого.

Указанные обстоятельства должны найти свое отражение, как в ма- териалах уголовного дела, так и в содержании постановления о прекращении уголовного преследования, в постановлении о прекращении уголовного дела.

В ходе практической реализации статьи 90 УК РФ суд вправе приме- нить следующие меры воспитательного воздействия:

а) предупреждение;

б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред;

г) ограничение досуга и установление особых требований к поведе нию несовершеннолетнего.

173

Каждая из предусмотренных законом мер имеет свое внутренне со- держание, которое в юридической литературе раскрыто достаточно полно.1

Применение той или иной меры воспитательного воздействия, либо одновременное применение нескольких из них зависит от объективного изучения личности несовершеннолетнего (с учетом его психологических особенностей и нравственных ценностей), условий жизни и воспитания, обстоятельств совершения преступления, отношения к содеянному, готовности встать на путь исправления, что устанавливается в ходе тщательно проведенного предварительного расследования.

Прекращение уголовного преследования с применением принуди- тельной меры воспитательного воздействия осуществляется с целью ис- правления несовершеннолетнего.

Достижению постановленной цели способствует не только правильный выбор меры воспитательного воздействия, что осуществляется непо- средственно судом исходя из имеющегося в законе перечня и на основании конкретных материалов уголовного дела. Важно определить оптимальную продолжительность срока ее применения, разумное сочетание требований, предъявляемых к поведению лица, освобожденного от уголовной ответственности, конкретизировать орган, на который возлагается обязанность по контролю исполнения несовершеннолетним конкретной принудительной меры воспитательного воздействия, установить критерий, позволяющий сделать вывод о систематическом неисполнении несовершеннолетним возложенных на него требований. Однако, ни одно из указанных положений из содержания закона не усматривается. Мы разделяем позицию авторов, полагающих, что их отсутствие можно отнести к числу существенных недостатков норм, регулирующих основания и процессуальный порядок пре-

1 См. Угольникова Н.В. Указанная работа. — С. 110-115.

174

кращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия.1

Как было отмечено, прокурор, следователь и дознаватель с согласия прокурора при установлении условий, перечисленных в статье 90 УК РФ, вправе прекратить уголовное преследование и выйти с ходатайством в суд о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия.

Как следует из части 1 статьи 427 УПК РФ (в отличие от ст. 8 УПК РСФСР), закон конкретизировал процессуальное положение несовершеннолетнего подлежащего освобождению от уголовной ответственности. В настоящее время прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия осуществляется в отношении обвиняемого.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт.

Привлечение в качестве обвиняемого по правилам 23 и 50 глав УПК РФ позволяет несовершеннолетнему после вынесения в отношении него постановления о привлечении в качестве обвиняемого реализовать в полном объеме права, предусмотренные в статье 427 УПК РФ.

Иначе обстоит дело при наделении лица процессуальным статусом обвиняемого путем вынесения в отношении него обвинительного акта. По новому закону расследование преступлений по делам несовершеннолетних осуществляется как в форме предварительного следствия, так и в форме дознания. Дознаватель является субъектом применения ст. 427 УПК РФ и по окончании дознания составляет обвинительный акт, который утверждается начальником органа дознания.

1 См., например, Дликперов Х.Д., Курбанова К.Ш. УК РФ и некоторые проблемы освобожде^ ния от уголовной ответственности.// Государство и право. № 1. 2000. — С. 54-60.

175

По смыслу статьи 25 УПК РФ и теории уголовного процесса обвини- тельный акт представляет собой документ, завершающий производство предварительного расследования в форме дознания и, как пишут ученые, «После подписания дознавателем обвинительного акта и его утверждения начальником органа дознания этот процессуальный документ вместе с уголовным делом немедленно направляется прокурору».1

Однако, возможность завершения уголовного судопроизводства на основании ст.427 УПК РФ закон связывает с согласием обвиняемого или его законного представителя.

В соответствии с п. 12 ст. 5 УПК РФ к числу законных представителей относятся: родители, усыновители, опекуны или попечители несовер- шеннолетнего обвиняемого, представители учреждений или организаций, на попечении которых он находится.

При совершении преступления несовершеннолетними, законные представители привлекаются в качестве обязательных участников уголовного судопроизводства со стороны защиты.

Показательно, что новый УПК конкретизировал процессуальное по- ложение законного представителя несовершеннолетнего, порядок вовлечения его в уголовное судопроизводство, как на стадии предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства. Статья 426 УПК РФ обязывает должностных лиц (в том числе и дознавателя) допустить законных представителей к участию в уголовном деле с момента первого допроса несовершеннолетнего обвиняемого. Допуск законного представителя оформляется постановлением дознавателя, после вынесения которого ему разъясняются предусмотренные законом права.

Законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле в случае, когда есть основания полагать, что его присутствие от-

’ См. Шерба СП. Указанный комментарий. — С. 442-443.

176

рицательно скажется на интересах представляемого лица.1 Принятие такого решения также оформляется постановлением дознавателя и не лишает несовершеннолетнего права иметь другого законного представителя. Кроме того, как было отмечено, применение статьи 427 УПК РФ предполагает получение согласия несовершеннолетнего обвиняемого или его законного представителя на прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия, прекращение уголовного преследования и возбуждение соответствующего ходатайства перед судом при получении на то согласия прокурора. Все указанные процессуально значимые действия отражаются в соответствующих документах: протоколах, постановлениях.

Таким образом, очевидно, что при производстве по делам несовер- шеннолетних и решении вопроса о прекращении уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия обвинительный акт никоим образом не может расцениваться как процессуальный документ, завершающий расследование в форме дознания.

Мы полагаем, что с учетом включения дознавателя в число субъектов, осуществляющих предварительное расследование по делам несовер- шеннолетних, статья 225 УПК РФ нуждается в приведении в соответствие с положениями главы 50 УПК РФ, конкретизирующими особенности производства по делам несовершеннолетних.

Таковы, на наш взгляд, основные вопросы, нуждающиеся как в тео- ретической разработке, так и в совершенствовании правового регулирования, возникновение которых связано с принятием нового уголовно-процессуального закона.

Более подробно об указанной проблеме см. Вуколов В.К. Производство по делам несовершеннолетних. Ростов-на-Дону, 1982. — С. 58.

177

В завершение исследования данного основания прекращения уго- ловного преследования (уголовного дела) сформулируем некоторые выводы:

  1. Такое основание, как отсутствие состава преступления при пре- кращении уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не достигших к моменту совершения преступления возраста уголовной ответственности или страдающих отставанием в психическом развитии, не относится к числу реабилитирующих.
  2. В рамках применения статьи 427 УПК РФ прекращение уголовного преследования отнесено к компетенции прокурора, следователя, дозна- вателя, в то время как вопрос о прекращении уголовного дела с применением принудительных мер воспитательного воздействия правомочен решать только суд.
  3. В уголовно-процессуальном законе отсутствует четкая правовая регламентация порядка рассмотрения судом ходатайства прокурора, следователя, дознавателя о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия и вариантов возможного решения вопроса. Статья 108 УПК РФ, по аналогии с которой предписано решение указанных вопросов, регулирует иную сферу уголовно-процессуальных правоотношений.
  4. Надлежащее исследование условий, составляющих содержание материально-правового основания освобождения от уголовной ответст- венности, предусмотренного ст. 90 УПК РФ, в ходе предварительного расследования, способствует выбору оптимальной принудительной меры воспитательного воздействия и достижения цели ее избрания, которой является исправление несовершеннолетнего.
  5. Ныне действующее законодательство не содержит принципиально важных правовых положений, касающихся конкретизации срока применения той или иной принудительной меры воспитательного воздействия,

178

требований, предъявляемых к поведению несовершеннолетнего, органов, несущих ответственность за надлежащее исполнение несовершеннолетним условий избранной меры.

  1. При завершении расследования составлением обвинительного акта с последующим применением ст. 427 УПК РФ не урегулированы вопросы, связанные с реализацией прав несовершеннолетнего обвиняемого и его законного представителя.

179

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Появление самостоятельного уголовно-процессуального института прекращения уголовного дела и уголовного преследования связано с изменениями в УПК РФ. Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям представляет собой совокупность уголовно-процессуальных норм, являющихся способом реализации конкретных материально-правовых оснований освобождения от уголовной ответственности.

Анализ положений, характеризующих прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, как часть института прекращения уголовного дела и уголовного преследования, позволяет сделать следующие выводы:

Понятия осуществление уголовного преследования и участие в уго- ловном преследовании не тождественны. Указанное положение имеет принципиальное значение при решении вопроса о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, так как в зависимость от решения данного вопроса поставлено разграничение круга субъектов, имеющих право возбуждать уголовное преследование и прекращать его (специально уполномоченные государством должностные лица) либо инициировать его начало и прекращение и участвовать в осуществлении данного вида процессуальной деятельности (иные участники со стороны обвинения).

Законодательное введение понятия «уголовное преследование» по- влияло на сущность уголовно-процессуального института прекращения уголовного дела, так как привело к изменению уголовно- процессуальных норм, регламентирующих его содержание.

Прекращение уголовного дела и прекращение уголовного преследо- вания представляют собой две неразрывно связанные юридические катего-

180

рии, составляющие в совокупности уголовно-процессуальный институт прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

Прекращение уголовного преследования — это завершение стороной обвинения в соответствии с предусмотренными в законе основаниями процессуальной деятельности, направленной на изобличение подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления в рамках конкретного уголовного дела. Прекращение же уголовного дела представляет собой один из видов разрешения уголовного дела по существу.

В статьях 24-26 УПК РФ содержатся нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Статьи 27 и 28 УПК РФ предусматривают нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования. Таким образом, при их тесной взаимосвязи законодатель не отождествляет указанные понятия.

При конкретизации перечня нереабилитирующих оснований пре- кращения уголовного дела и уголовного преследования следует исходить из положений закона, регламентирующих основания возникновения права на реабилитацию.

Часть 2 статьи 175 УПК РФ, регламентирующей основания и про- цессуальный порядок не только изменения и дополнения обвинения, но и частичного прекращения уголовного преследования, нуждается в дополнении и может быть представлена в следующей редакции: «Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой- либо его части не нашло подтверждения, либо установлены иные обстоятельства, исключающие уголовное преследование в определенной частщ то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в определенной части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора».

В ходе проведенного исследования сформулировано понятие, выявлена сущность, конкретизирован перечень и дана классификация нереаби-

181

литирующих оснований прекращения уголовного дела, что позволило констатировать:

Процессуальная деятельность специально уполномоченных должно- стных лиц, связанная с уголовным преследованием конкретных участников уголовного судопроизводства, дело в отношении которых прекращается по нереабилитирующим основаниям, предполагается по своей сущности как законная и обоснованная.

Сущность нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) проявляется:

а) в возникновении у субъектов правоприменения прав или обязан ностей, связанных с решением вопроса о прекращении уголовного дела (уголовного преследования);

б) в возникновении специфических правоотношений между участни ками уголовного процесса;

в) в характерных для прекращения уголовного дела (преследования) по нереабилитирующим основаниям правовых последствиях и в конечном итоге определяется спецификой формы и содержания правоотношений между определенными группами участников уголовного судопроизводства.

Изменения в Уголовно-процессуальном кодексе привели к необхо- димости пересмотра ранее существовавших в юридической литературе классификаций нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела.

Предлагается классифицировать нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела следующим образом:

— в зависимости от правовой природы нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) — на процессуально- правовые и материально-правовые;

182

— по видам завершения судопроизводства — исключающие произ водство по уголовному делу и допускающие прекращение уголовного де ла (уголовного преследования);

— по характеру полномочий, предоставленным должностным лицам: императивные и дискреционные.

Юридическая природа нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования) определяется совокупностью характерных для каждого из них условий, наличие которых позволяет применять соответствующее основание прекращения уголовного дела (преследования) в каждом конкретном случае.

Прекращение уголовного дела (преследования) по нереабилитирую- щим основаниям и нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела (преследования) представляют собой два взаимосвязанных понятия.

Исследование сущности и содержания каждого из предусмотренных законом нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования привели к выводу о необходимости совершенствования правовой регламентации, конкретизации теоретических положений, оптимизации практической реализации материально-правовых оснований освобождения от уголовной ответственности.

Проблема совершенствования практики применения уголовно-про- цессуальных норм, составляющих процессуальное основание завершения производства по уголовному делу, приобретает особую актуальность в условиях повышения значимости и возведения в ранг принципа защиты интересов личности в уголовном судопроизводстве.

Проведенное исследование законодательства в совокупности с тео- ретическими положениями и практикой применения материальных и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по нереабилитирующим основани-

183

ям, позволило соискателю сделать конкретные выводы, направленные на совершенствование процедуры завершения уголовного судопроизводства.

Каждое из нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования имеет собственную юридическую природу, учитывая которую правоприменитель достигает поставленной цели.

Истечение сроков давности уголовного преследования и прекращение уголовного дела в отношении умершего обвиняемого (подозреваемого) относятся к числу оснований, исключающих производство по уголов- ному делу.

Императивный характер уголовно-процессуальных норм обязывает должностных лиц прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование в каждом из этих случаев.

/. Прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В ходе исследования указанного основания прекращения уголовного дела (преследования) установлено:

По смыслу уголовно-процессуального права моментом освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности является момент вынесения или вступления в законную силу постановления следователя, дознавателя, прокурора или приговора суда о прекращении уголовного преследования в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

При исчислении сроков давности уголовного преследования следует руководствоваться процессуальными сроками, которые не предусматривают исчисление годами. Годы необходимо переводить в месяцы и исчислять по правилам, установленным ст. 128 УПК РФ. Вместе с тем, в законе следует расширить перечень исключений, когда автоматическое продление срока (ввиду выходных и праздничных дней) недопустимо, к числу кото-

184

рых отнести случаи принятия решения о прекращении уголовного дела по основанию истечения срока давности уголовного преследования.

В отношении несовершеннолетних сроки давности освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные в ст. 78 УК РФ, сокращаются наполовину. Установление возраста несовершеннолетнего в момент совершения преступления входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию. Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, по истечении суток, на которые приходится день его рождения, то есть с ноля часов следующих суток, а при установлении возраста судебно-медицинской экспертизой минимальным и максимальным числом лет, следует исходить из установленного экспертом минимального возраста лица.

На стадии предварительного расследования вопрос о прекращении уголовного дела вследствие истечения сроков давности уголовного пре- следования решается в отношении обвиняемого и при надлежащем про- цессуальном оформлении его согласия на прекращение уголовного дела по данному основанию в протоколе.

Исходя из регламентированного законом содержания постановления о привлечении в качестве обвиняемого, на момент прекращения уголовного дела по истечении сроков давности уголовного преследования устанавливаются обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, в том числе: фамилия, имя, отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц и год его рождения, описание преступления с указанием времени, места и иных обстоятельств его совершения.

При прекращении уголовного дела по указанному основанию, в по- становлении должностного лица или приговоре суда не только констатируется факт освобождения от уголовной ответственности, но и снимаются всякого рода ограничения, налагавшиеся на лицо в результате уголовного преследования.

185

Нуждается в конкретизации ч. 4 ст. 213 УПК РФ, где целесообразно сформулировать требование о необходимости ознакомления потерпевшего и гражданского истца с постановлением о прекращении уголовного дела по основанию истечения сроков давности уголовного преследования с разъяснением права на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства.

При решении вопроса о прекращении уголовного дела, поступившего с обвинительным актом, прокурор в течение 2 суток, отведенных ему законом на принятие решения, вправе вызвать заинтересованное лицо и его защитника (если он участвовал в деле) для разъяснения имеющихся оснований прекращения уголовного дела вследствие истечения сроков давности уголовного преследования. Согласие или не согласие лица следует фиксировать в протоколе.

При необходимости прекращения уголовного преследования за исте- чением сроков давности по эпизоду (нескольким эпизодам) прокурор вправе возвратить уголовное дело для пересоставления обвинительного акта, продлив срок дознания.

Предусмотренная в ч. 8 ст. 302 УПК РФ процедура принятия судебного решения при наличии основания прекращения уголовного дела по ис- течении сроков давности уголовного преследования, противоречит материально-правовой норме (ст.78 УК РФ), предполагающей освобождение от уголовной ответственности, а не вынесение обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания.

  1. Прекращение уголовного дела в отношении умершего подозреваемого или обвиняемого.

Полученные в ходе исследования данного вопроса выводы заключа- ются в следующем:

Смерть лица, совершившего преступление, относится к числу осно- ваний, обязывающих прекратить уголовное дело (преследование). Про-

186

должение судопроизводства возможно только при наличии объективных данных о возможной реабилитации умершего лица, при наличии достаточных данных, свидетельствующих о совершении им данного преступления.

При наличии оснований производство по уголовному делу может быть продолжено как по инициативе родственников и иных заинтересо- ванных лиц, так и по решению суда, прокурора, следователя, дознавателя.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс конкретизирует процессу- альное положение лица, в отношении которого уголовное дело может быть прекращено в случае его смерти — подозреваемый, обвиняемый. Это свидетельствует о повышенном внимании законодателя к необходимости всестороннего и полного расследования преступлений. Вместе с тем, только при привлечении лица в качестве обвиняемого можно констатировать факт привлечения конкретного лица к уголовной ответственности за совершение конкретного преступления, чего не происходит при наделении лица в установленных законом случаях процессуальным статусом подозреваемого. Принятию решения о прекращении уголовного дела должны предшествовать установление события преступления, состава, факта совершения преступления конкретным лицом, привлечение в качестве обвиняемого.

Процессуальное положение подозреваемого лицо приобретает на оп- ределенный предусмотренный законом промежуток времени. В случае смерти лица уголовное дело (преследование) может быть прекращено в отношении подозреваемого только в тот промежуток времени, пока оно пребывает в данном процессуальном положении.

Вопрос о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении умершего может быть решен на любом из этапов уголовного судопроизводства.

187

Факт смерти лица, совершившего преступление, является обстоя- тельством, подлежащим доказыванию, и должен быть подтвержден свидетельством о смерти, выдаваемым органами ЗАГС.

В случае приостановления производства по уголовному делу и уста- новления факта смерти лица, совершившего преступление, производство по делу должно быть возобновлено, а затем прекращено в установленном законом порядке.

Копия постановления о прекращении уголовного дела (преследования) вручается не только потерпевшему, гражданскому истцу и ответчику, но и лицам, которые могут инициировать продолжение судопроизводства с целью реабилитации умершего.

Следующая группа оснований прекращения уголовного дела включает в себя прекращение уголовного дела (преследования) вследствие акта об амнистии, в связи с примирением сторон, изменением обстановки, деятельным раскаянием, применением принудительных мер воспитательного воздействия. Прекращение уголовного дела (преследования) по данным основаниям осуществляется на усмотрение должностных лиц в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

  1. Прекращение уголовного дела (преследования) вследствие акта об амнистии.

Проведенное нами исследование привело к следующим теоретически и практически значимым выводам:

Амнистия и помилование являются самостоятельными процессуаль- ными институтами. Специфика оснований и процессуального порядка применения помилования свидетельствует о том, что оно не относится к числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и, следовательно, не входит в предмет настоящего исследования.

Амнистия объявляется Государственной Думой Федерального Соб- рания Российской Федерации в отношении индивидуально не определен-

188

ного круга лиц и включает в себя два самостоятельных по правовому содержанию постановления: Об объявлении амнистии и о порядке применения постановления об амнистии, первое из которых следует рассматривать в качестве юридического основания принятия соответствующего решения специально уполномоченными органами, а второе — в качестве фактического основания.

К числу специфических особенностей процессуального порядка пре- кращения уголовного дела (преследования) вследствие акта об амнистии относятся: доказанность причастности конкретного лица к совершению конкретного преступления, согласие данного лица на прекращение уголовного дела (преследования) по данному основанию.

Более правильной представляется позиция законодателя, сформули- ровавшего в ранее действовавшем УПК РСФСР положение о необходимости наделении лица, в отношении которого дело прекращается вследствие акта амнистии, процессуальным положением обвиняемого.

При прекращении уголовного дела вследствие акта амнистии за за- интересованными участниками уголовного судопроизводства должно сохраняться право на обжалование решения должностных лиц, но только в части незаконности и необоснованности их действий по применению данного основания в отношении лиц, фактически не подпадающих под категорию подлежащих амнистии или при нарушении сроков исполнения Постановления об амнистии.

В случае возбуждения, расследования, направления дела в суд вопреки акту об амнистии, а также в случае вступления Постановления об амнистии лиц определенных категорий в силу в момент рассмотрения уголовного дела на любом этапе судебного разбирательства, уголовное дело (преследование) подлежит прекращению.

При рассмотрении дела судом первой инстанции в зависимости от содержания Постановления об объявлении амнистии дело, с согласия под-

189

судимого, либо прекращается, либо рассматривается в общем порядке с вынесением обвинительного приговора и освобождением осужденного от наказания.

  1. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон.

Результаты проведенного исследования подтверждают следующие выводы:

Введение в уголовно-процессуальное законодательство самостоя- тельной нормы, регламентирующей прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, свидетельствует о последовательном расширении диспозитивного начала уголовного судопроизводства.

Под сторонами, за примирением которых возможно прекращение уголовного дела по данному основанию следует понимать не только по- терпевшего, его законного представителя, обвиняемого и подозреваемого, непосредственно указанных в статьях 25 и 318 УПК РФ, но и представителя потерпевшего, частного обвинителя и представителя частного обвинителя, в связи с чем предлагается внести изменения в содержание указанной процессуальной нормы, изложив ее в следующей редакции: «Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего, его представителя или законного представителя, а по делам частного обвинения по заявлению частного обвинителя, его представителя или законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред». Часть первую статьи 318 УПК РФ после слова потерпевшим следует дополнить словами «…, его представителем или законным представителем».

Вопрос о прекращении уголовного дела за примирением сторон должен решаться после привлечения лица в качестве обвиняемого.

190

Без соответствующих изменений в статье 76 УК РФ, предусмотренную статьей 25 УПК РФ возможность прекращения уголовного дела при совершении лицом преступления средней тяжести, следует рассматривать как необоснованно расширительное толкование материально-правового основания освобождения от уголовной ответственности.

Примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного вреда следует рассматривать в качестве самостоятельных условий прекращения уголовного дела, первое из которых является обязательным, второе — факультативным.

Заявлению потерпевшего о примирении с обвиняемым предшествует совокупность процессуальных действий, направленных на установление обстоятельств, свидетельствующих о правомерности решения о прекращении уголовного дела по данному основанию.

В случае несогласия прокурора с решением следователя, дознавателя о прекращении уголовного дела, дальнейшая процедура судопроизводства определяется с учетом необходимости соблюдения требований части 1 СТ.214УПКРФ.

  1. Прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки.

В ходе исследования указанного основания установлено:

Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки на стадии предварительного расследования не противоречит принципу презумпции невиновности.

При прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки необходимо соблюдение обязательных условий. К ним относятся как объективные условия: принятие решения надлежащим субъектом, прекращение уголовного дела в отношении обвиняемого, так и субъективные: совершение лицом преступления впервые, совершение лицом преступления небольшой или средней тяжести.

191

Каждое из условий относится к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию, требующих надлежащего процессуального оформления.

Изменение обстановки представляет собой основание прекращения уголовного дела, проявляющееся в различных формах.

Изменение обстановки может выражаться в утрате общественной опасности деянием и утрате общественной опасности лицом.

Недостатком статей 77 УК РФ и 26 УПК РФ, по разделяемому нами мнению ученых-процессуалистов, является положение о том, что одной из форм изменения обстановки признается утрата общественной опасности деяния, так как общественная опасность — один из существенных признаков преступления, признак объективной стороны состава преступления.

Утрата лицом общественной опасности заключается в принципиальных изменениях условий его жизни, делающих нецелесообразным при- влечение к уголовной ответственности. Раскаяние в совершенном преступлении в совокупности с положительными характеристиками не относятся к обстоятельствам, свидетельствующим об утрате лицом общественной опасности.

В описательно-мотивировочной части постановления о прекращении уголовного дела должны быть изложены доказательства, подтверждаю- щие наличие обязательных условий прекращения уголовного дела и надлежащее исследование соответствующей формы изменения обстановки.

  1. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

Проведенное исследование показало:

В ходе практического применения статьи 28 УПК РФ возможно не только прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, как следует из содержания указанной нормы, но и прекращение уголовного дела в целом, что одновременно влечет прекращение уголовного преследования.

192

Статьи 75 УК РФ и 28 УПК РФ являются материально-правовым и процессуальным основаниями освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Условия освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, содержащиеся в ст.75 УК РФ и 28 УПК РФ неоднородны по своей юридической природе, что приводит к необходимости их классификации по различным основаниям.

Материально-правовые и процессуальные условия освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уго- ловного преследования в ходе расследования конкретного уголовного дела являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию.

Недостаточно четкая законодательная регламентация совокупности условий, обязательных для прекращения уголовного дела (преследования) в связи с деятельным раскаянием на практике приводит к произвольному толкованию положений, предусмотренных в ст. 75 УК РФ.

Прекращение уголовного дела (преследования) должно осуществляться в отношении обвиняемого, что позволит детально исследовать со- держание деятельного раскаяния конкретного лица.

Отсутствие единых требований к содержанию постановления о пре- кращении уголовного дела (преследования) в связи с деятельным раскаянием снижает качественный уровень указанных процессуальных документов.

  1. Прекращение уголовного дела в связи с применением принуди- тельных мер воспитательного воздействия.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

Отсутствие состава преступления при прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не достигших к моменту совершения преступления возраста уголовной ответственности или страдающих отста-

193

ванием в психическом развитии, не относится к числу реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела (преследования).

В рамках применения статьи 427 УПК РФ прекращение уголовного преследования отнесено к компетенции прокурора, следователя, дознавателя, в то время как вопрос о прекращении уголовного дела с применением принудительных мер воспитательного воздействия правомочен решать только суд.

В уголовно-процессуальном законе отсутствует четкая правовая рег- ламентация порядка рассмотрения судом ходатайства прокурора, следователя, дознавателя о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия и вариантов возможного решения вопроса. Статья 108 УПК РФ, по аналогии с которой предписано решение указанных вопросов, регулирует иную сферу уголовно-процессуальных правоотношений.

Надлежащее исследование условий, составляющих содержание ма- териально-правового основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренного ст. 90 УПК РФ, в ходе предварительного расследования, способствует выбору оптимальной принудительной меры воспитательного воздействия и достижения цели ее избрания, которой является исправление несовершеннолетнего.

Ныне действующее законодательство не содержит принципиально важных правовых положений, касающихся конкретизации срока применения той или иной принудительной меры воспитательного воздействия, требований, предъявляемых к поведению несовершеннолетнего, органов, несущих ответственность за надлежащее исполнение несовершеннолетним условий избранной меры.

При завершении расследования составлением обвинительного акта с последующим применением ст. 427 УПК РФ не урегулированы вопросы,

194

связанные с реализацией прав несовершеннолетнего обвиняемого и его законного представителя.

Специфика избранной темы диссертационного исследования налагает на автора обязанность обозначить, исследовать и разработать пути со- вершенствования законодательной регламентации и практической реализации всех нереабилитирующых оснований прекращения уголовного дела (преследования). Однако, с учетом концептуальных изменений уголовно-процессуального законодательства, каждое из них может быть исследовано в рамках самостоятельной научной работы.

195 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Законы и иные нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации // Российская газета, № 237 от 25.12.93.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Рос- сийская газета № 249 от 22.12.01.
  3. Уголовный кодекс от 13 июля 1996 г. - М., 1996.
  4. Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 160 - ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 52. - Ст. 5881.
  5. Федеральный закон от 26 апреля 2002 г. № 59 - ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Одобрен Советом Федерации 29 мая 2002 года // Российская газета. - 2002 - № 78.
  6. Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления, определения. 1992 - 1996. - М.: Новый юрист. 1997.
  7. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении лиц, со- вершивших общественно-опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе». // Собрание Законодательства РФ №51. 1999. ст.-6325.
  8. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно-опасные деяния в ходе проведения антитеррористической операции на Северном Кавказе». // Собрание Законодательства РФ №51. 1999. ст. 6326.

196

  1. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» // Собрание Законодательства РФ № 22. 2000. ст. 2286.

  2. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» // Собрание Законодательства РФ № 22. 2000. — ст. 2287.
  3. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении несовер- шеннолетних и женщин» // Собрание Законодательства РФ № 50. 2000. ст. 4694.
  4. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. О постановлении Государственной Думы Феде- рального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин». // Собрание Законодательства РФ № 50. 2000. ст. 4696.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. № 6. «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» // Сборник постановлений Плену ма Верховного Суда РФ 1924 - 1986 г.г. М.: Известия. 1987.

  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам несовершеннолетних»// Российская га зета. 2000 г. № 14.

197 Монографии, учебники и учебные пособия.

  1. Аликперов Х.Д. “Освобождение от уголовной ответственности”. — М.: Московский психолого-социальный институт; ИПК РК Генеральной прокуратуры РФ; Воронеж: Издательство “НПО Модек”. 2001 г.
  2. Барабаш А.С., Володина Л.М. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. (ст. ст.6 - 9 УПК РСФСР). - Томск. 1986.
  3. Вопросы расследования преступлений. / Справочное пособие. -М.: Спарк. 2000.
  4. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М., 1997.

  5. Голунский С.А. Проблемы уголовной политики. - М., 1937.

  6. Давыдов П.М., Мирский П.Я. Прекращение уголовных дел. — М.: Госюриздат. 1963.
  7. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Том 1. М.: Терра. 1995.
  8. Дубинский А.Я. Основания к прекращению уголовного дела в стадии предварительного расследования. - Киев. 1973; 140 с.
  9. Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предва- рительного расследования. — Киев. Из - во КВШ МВД СССР, 1975, 114 с.
  10. Дьяченко М.С. Уголовный процесс: Учебник / Под. ред. П.А. Лу- пинской. - М., 1995.
  11. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в со- ветском уголовном процессе. - М., 1965.
  12. Кириллова Н.П. Прекращение уголовного дела по нереабилити- рующим основаниям. - Санкт — Петербург. 1998.
  13. Кобликов А.С. Уголовный процесс: Учебник / Под. Ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 2000.

198

  1. Комментарий к конституции Российской Федерации./ Под. ред. Ю.В. Кудрявцева- М.: фонд «Правовая культура». 1996.
  2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Общ. Часть / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.И. Лебедева. Издание 2, М.: Норма-Инфра. 1998.
  3. Комментарий к уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации / Под. ред. В.В. Мозякова. М.: Издательство Экзамен XXI. 2001.
  4. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.П. Божьева. - М: Спарк, 2002.
  5. Куцова Э. Ф. Уголовный процесс / Учебник. Под. ред. Петрухина ИЛ.-М., 2001.
  6. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. - Ленинград. 1968.
  7. Лиеде А.А. Общественное поручительство в уголовном судопро- изводстве. - Рига. 1963.
  8. Марогулова ИЛ. Амнистия и помилование в российском законо- дательстве. - М.: ЗАО Бизнес - школа. Интел - Синтез. 1998.
  9. Миньковский Г.М. окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. — М., 1957.
  10. Михайлов В.А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. - Волгоград. 1970.
  11. Научно - практический комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу РСФСР / Под. ред. В.Б. Алексеева. - М.: Спарк, 1977.
  12. Некрасов Ю.Б. Некоторые проблемы прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного рас- следования // Совершенствование правовой основы расследования преступлений органами внутренних дел. М.: Сборник научных трудов, Академия МВД СССР, 1991.

199

  1. Николюк В.В., Дочия P.M., Шаламов В.Г. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. - М.: Учебно- практическое пособие. 2002.
  2. Никулин С.Н. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. - М.: MB ДМ МВД РФ. 1985.
  3. Ожегов СИ. Словарь русского языка. -М., 1986.
  4. Проблемы общей теории права и государства. Учебник Под. ред. B.C. Нерсесянца - М., 1999.
  5. Рахунов Р.Д. Участники уголовно — процессуальной деятельности по советскому праву. - М., 1961.
  6. Рзаев А.А. Прекращение уголовного дела по нереабилитирую-щим основаниям в стадии предварительного расследования. - Караганда: Учебное пособие . 1982. 123 с.
  7. Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в деятельности потерпевшего // Состояние и проблемы развития российского законо- дательства. - Томск. 1998.
  8. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. — М., 1977.
  9. Сборник стандартов и норм Организации Объединенных наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Организация Объединенных Наций. Нью-Йорк: Типография МВД РФ. 1992.
  10. Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам М.: Проспект, 2001.
  11. Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк. 2000.

  12. Семернева Н.К. Освобождение от уголовной ответственности не- совершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного характера. -Свердловск. 1969.

200

  1. Солонапов Ю.В. Преступление // Уголовное право: Общая часть. Под. ред. М.П. Журавлева, А.И. Рарога. - М., 1996.
  2. Степанов В.Г., Шимановский В.В. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. - Ленинград. 1979.
  3. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М.: Из -во АН СССР, 1953.
  4. Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном про- цессе. -М., 1947.
  5. Судебная система России. М.: Издательство Дело, 2001.
  6. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под. ред. Б.В. Здравомыслова. -М., 1996.
  7. Уголовный процесс: Учебник/ Под. ред. И.Л. Петрухина. М.: Проспект. 2001.
  8. Федоров К.Г. История государства и права зарубежных стран. - Ленинград. 1977.
  9. Философский словарь / Под. ред. Фролова И.Т. М., 1986.
  10. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - Санкт - Петербург. 1996.
  11. Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования / Учебно- методическое пособие. — М.: ЮИ МВД РФ, 2001.
  12. Щегловитов И.Г. Влияние иностранных законодательств на со- ставление Судебных уставов 20 ноября 1864 г.// СПб., 1915.
  13. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно - процессуального права.-ЛГУ. 1963.
  14. Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе. - М., 1993.

201

Статьи и лекции.

  1. Аликперов Х.Д., Курбанова К.Ш. УК РФ и некоторые проблемы

освобождения от уголовной ответственности // Государство и право. 2000. №1.

  1. Божьев В.П. Прекращение дел на досудебных стадиях уголовного процесса // Российская юстиция. 1996. № 5.
  2. Голик Ю.В. Метод уголовного права // Журнал российского права.- М., 2000. № 1.
  3. Головко Л.В. Прощение долга при прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям // Законодательство. - М., 2000, № 5.
  4. Казанджан М.А. Прекращение уголовного дела следователями органов внутренних дел. // Лекция. Ташкент. 1987.
  5. Карасева Л.М. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе и основание процессуальных решений. // Советское государство и право. 1981. №10.
  6. Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям? // Российская юсти ция.-1997.-№ 1. С. 19-20.

  7. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции — очерки / Под. ред. Проф. В.М. Савицкого. М.: Изда- тельство БЕК, 1977.
  8. Лукашевич В.З., Зусь Л.Б. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования в связи с освобождением обвиняемого от уголовной ответственности и наказания // Ученые записки Дальневосточного университета. Т. 21. Владивосток, 1979.
  9. Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния // Российская юс- тиция. 1998. № 4.

202

  1. Сверчков В. Критерии и условия освобождения от уголовной от- ветственности в связи с изменением обстановки // Российская юстиция. 1999.№ 9.

  2. Сверчков В. Деятельное раскаяние в нормах Общей и Особенной частей УК РФ // Российская юстиция. 2001. № 2.
  3. Строгова М.С. Презумпция невиновности и прекращения уголов- ных дел по нереабилитирующим основаниям. // Советское государство и право.-1983. №2.
  4. Чувилев А., Безлепкин Б. Прекращение уголовных дел по нереа- билитирующим основаниям. // Социалистическая Законность. 1972. № 6.
  5. Чувилев А.А. Деятельное раскаяние // Российская юстиция. 1998. №6.
  6. Шешуков М.П. Презумпция невиновности и прекращение дела по нереабилитирующим основаниям // Вопросы повышения эффективности правосудия по уголовным делам. Калининград. 1981.
  7. Яни П. Специальный случай освобождения от уголовной ответ- ственности за налоговые преступления // Российская юстиция. 2000. № 1.
  8. Диссертации, авторефераты.

  9. Ерохина Н.В. Теория и практика прекращения уголовных дел в

связи с деятельным раскаянием на стадии предварительного расследования. Авторефер. диссерт. к.ю.н. М.: - МА МВД РФ. 2002.

  1. Каминская В.И. Теория советского уголовно - процессуального закона. Авторефер. диссерт. к.ю.н. - М., 1967.
  2. Квашис В.Е. Амнистия и помилование по советскому праву. Ав- торефер. диссерт. к.ю.н., - М., 1967.
  3. Лянго Л.Н. Проблемы прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. Авторефер. диссерт. к.ю.н., - Волгоград. 2000.

203

  1. Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начало в уголов ном судопроизводстве России. Авторефер. диссерт. докт.ю.н. - М., 2000.

  2. Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия: Дис. к.ю.н. - М., 2000.
  3. Шейфер С.А. Прекращение уголовного дела в советском уголовном процессе. Авторефер. диссерт. к.ю.н. -М., 1963.
  4. Якушин В.А. Проблемы объективного вменения в уголовном праве. Автореф. дис. докт. ю.н. -М., 1998.