lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Куемжиева, Светлана Александровна. - Правовые и криминалистические проблемы первоначального этапа расследования преступлений против семьи: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 2002 216 с. РГБ ОД, 61:03-12/919-5

Posted in:

Кубанский государственный аграрный университет

На правах рукописи

КУЕМЖИЕВА СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА

ПРАВОВЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ПРОТИВ СЕМЬИ

12.00.09 -уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; опера- тивно-розыскная деятельность.

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор В.Д. Зеленский

Краснодар 2002

2

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. УГОЛОВНО - ПРАВОВАЯ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ 13

1.1.УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ 13

1.2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ . 29

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ. ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ И ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ 74

2.1. ОСОБЕННОСТИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПО ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ СЕМЬИ 74 2.2. 2.3. ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ 89 2.4. 2.5. СЛЕДСТВЕННЫЕ ВЕРСИИ И ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ 103 2.6. ГЛАВА 3. ТАКТИКА ПРОИЗВОДСТВА ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ. 124

3.1. ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ПРОИЗВОДСТВА ДОПРОСОВ 124

в РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ 124

3.2. НАЗНАЧЕНИЕ и ПРОИЗВОДСТВО ЭКСПЕРТИЗ 148

по ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ СЕМЬИ 148

Q 3.3. ИНЫЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ 155

по ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ СЕМЬИ 155

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 169

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 177

ПРИЛОЖЕНИЯ 191

9

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Построение правового государства и развитие демократических начал общественной жизни предполагают признание общечеловеческих ценностей, прежде всего, жизни, здоровья, свободы, чести, достоинства, прав и законных интересов личности. Современные концепции правового государства базируются на условиях предоставления всем субъектам правовой системы прав и свобод, закрепленных единым комплексом государственных гарантий. Более того, важнейшей особенностью действующих правовых институтов все в большей мере становится применение особого режима охраны, предусмотренного законодательством, для обеспечения прав и законных интересов наименее защищенных групп правообладателей. Указанная особенность, известная как принцип «правосубъектного паритета», получила наибольшее распространение в признании несовершеннолетних как субъектов со- циальной структуры общества, чьи способности к самостоятельной правозащите являются наиболее ограниченными. Подобные положения созвучны принятой в условиях современной интеграции единого правового пространства Конвенции ООН о правах ребенка1. Развивая положения Конвенции, адаптируя их к реалиям отечественного законотворчества, Конституция Российской Федерации и Семейный кодекс Российской Федерации закрепили комплекс прав, принадлежащих ребенку с момента рождения: право на имя, приобретение гражданства, право знать своих родителей, обеспечение ребенку его индивидуальности, включая семейные связи, жизнь и развитие в условиях, когда он не разлучен со своими родителями. Наряду с личными правами и интересами, государство гарантирует защиту всей социальной структуры организации общества, основным элементом которого является семья.

Однако, на протяжении последних лет в России сохраняется устойчивая тенденция к дезорганизации семьи как важнейшего социального института. Этот процесс, обусловленный объективными причинами снижения общего уровня жизни населения, утратой общепризнанных моральных устоев и ценностей, происходит одновременно по трем важнейшим направлениям.

Прежде всего, негативные тенденции, обозначившиеся во внутрисемейном

‘Конвенция о правах ребенка: Принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20.11.90. Ратифицирована ВС СССР 13.07.90. Вступила в ситу для СССР 15.09.90//Ведомости СССР.1990. № 45.Ст. 955.

4

укладе организации общества, формируют неблагоприятную социально- демографическую атмосферу, признаки которой проявляются в сокращении числа заключаемых браков, росте количества разводов, снижении общего уровня рождаемости и т. д.1. Вместе с тем растет количество неблагополучных семей. Ежегодно суды рассматривают свыше 35 тысяч заявлений о лишении ро-дительских прав . По данным ИЦ ГУВД Краснодарского края, с 2000 по 1 августа 2002 г. зарегистрировано 326 фактов неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних (ст. 156 УК РФ)3. Число выявленных детей, оставшихся без родительского попечения, по данным Правительства Российской Федерации, составляет около 1 млн. человек, 90% из которых - «социальные сироты», т. е. дети, лишившиеся попечения по основаниям, не связанным со смертью близких. Индикатором общего неблагополучия семьи является также небывало высокий уровень правонарушений среди несовершеннолетних. Так, с 1992 по 2001 г. удельный вес преступлений против личности, совершенных несовершеннолетними, возрос от 1,8 до 2,2%. На территории Краснодар- ского края с 2000 по 1 августа 2002 г. зарегистрировано 5 973 преступления, которые совершили несовершеннолетние, из них 173 в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, 2 943 преступления совершены группой лиц, в том числе с участием взрослых. За указанный период на территории края 693 человека привлечены к ответственности за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления (ст. 150 УК РФ)4.

Наконец, вышеизложенные причины, а также материальное расслоение об- щества и пробелы в законодательстве привели к росту корыстной и корыстно-насильственной преступности в целом и увеличению числа преступлений против семьи и несовершеннолетних, в частности. Дети становятся жертвами противоправного поведения родителей или лиц их заменяющих, являются средством материального обогащения преступников, организующих их вовлечение в антиобщественную деятельность по занятию попрошайничеством, оказанию услуг сексуального характера и т. п. По данным ГИЦ МВД России в 1997-1999 гг. на территории Российской Федерации зарегистрировано 137 преступлений по торговле несовершеннолетними, 20 фактов незаконного усыновления, 124

‘Российский статистический ежегодник. М.: Госкомстат, 2001.

“Из интервью зам. начальника управления по делам несовершеннолетних и молодежи Генеральной прокуратуры РФ Н. Волковой // Труд. 2001.-29 авг. 3Данные ИЦ ГУВД Краснодарского края. “Данные ИЦ ГУВД Краснодарского края.

5

преступления по разглашению тайны усыновления, свыше 93 000 случаев злостного уклонения от уплаты средств на содержание. На территории Краснодарского края в период с 1997-2000 год зарегистрировано 4 факта торговли несовершеннолетними, 11 преступлений по разглашению тайны усыновления, 8 797 преступных деяний по злостному уклонению от уплаты средств на содержание1. Приведенная статистика отражает так называемую регистрируемую преступность. Анализ эмпирической базы исследования позволяет сделать вывод о том, что значительное количество преступлений рассматриваемой группы остается вне поля зрения правоохранительных органов. Данное обстоятельство в определенной мере обусловлено достаточно высоким уровнем латентности отдельных видов преступлений против семьи, таких как торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ), подмена ребенка (ст. 153 УК РФ) и незаконное усыновление (ст. 154 УК РФ).

В сложившейся ситуации семья, являющаяся одним из институтов государ- ства, нуждается в его защите, прежде всего, правовой. Следует признать более чем своевременным выделение в составе уголовного законодательства отдельной главы, объединившей и дополнившей правовые нормы, предусматривающие ответственность за преступления против семьи и несовершеннолетних.

Вместе с тем введение новых уголовно-правовых норм влечет за собой не- обходимость совершенствования уголовно-правовых, криминалистических и других методов борьбы с указанными преступлениями. Анализ уголовных дел свидетельствует, что факты торговли несовершеннолетними не всегда квалифицировались по ст. 152 УК РФ, а оценивались как действия по незаконному усыновлению (ст. 154 УК РФ), предусматривающие значительно менее суровые санкции за содеянное. В некоторых случаях действия по незаконному усыновлению квалифицировались как злоупотребление должностными полномочиями ( 285 УК РФ ); получение взятки (ст. 290 УК РФ ); подделка документов (ст. 327 УК РФ ) . Подобные факты обусловлены не совершенством действующей законодательной базы в области уголовно-правовой охраны семьи, недостатками методологии ее практического применения, отсутствием единых криминалистических рекомендаций по выявлению, расследованию и раскрытию данного вида преступлений.

Системный анализ эмпирической базы настоящего исследования позволяет

‘Данные ГИЦ МВД России; ИЦ ГУВД Краснодарского края.

2Уголовное дело № 509676 Волгоградской областной прокуратуры.

6

сделать следующие выводы: ни уголовное законодательство, ни судебно- следственная практика не выработали единых критериев, позволяющих безусловно квалифицировать отдельные действия как «возмездную передачу несовершеннолетнего»; отсутствуют регламентированные положения относительно «иных сделок с несовершеннолетними»; не разрешено большое количество коллизий, возникающих при разграничении квалификации сходных составов, предусматривающих передачу несовершеннолетних третьим лицам (ст. 152, 153, 154 УК РФ). Следственные органы, производящие расследование указанных преступлений, не располагают необходимыми методическими рекоменда- циями, способствующими скорейшему раскрытию преступлений и предотвращению следственных ошибок. Необходимость совершенствования методов борьбы с преступлениями против семьи обусловливается, прежде всего, высокой степенью общественной опасности отдельных составов исследуемой группы преступлений, их количественным ростом и повышенной латентностью, а также наличием четкой связи между ними и другими видами преступлений: вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и в совершение антиобщественных действий (ст. 150-151 УК РФ); неисполнение обязанностей по воспитанию (ст. 156 УК РФ); похищение человека (ст. 126 УК РФ); преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (ст. 131-135 УК РФ), вымогательство (ст. 163 УК РФ) и др.

Реалии сегодняшнего дня настоятельно требуют выработки четких критериев механизма реализации уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против семьи. Следует отметить, что приоритет охраны семейных отношений перед иными объектами уголовно-правовой охраны должен исходить не только из ценностей личности, но и из оценки значения семьи как элемента социального устройства современного общества.

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью исследования яв- ляется обобщение научно-теоретической базы и результатов анализа судебно-следственной практики по преступлениям против семьи и разработка основных положений и методических рекомендаций, направленных на оптимизацию первоначального этапа расследования.

Данная цель обусловила постановку и решение следующих научных и практических задач.

  1. Исследовать содержание преступных посягательств в области семейно- правовых отношений.

7

  1. На основе изучения материалов судебно-следственной практики, исполь зуя методы сравнительного правоведения:

• выявить недостатки в конструкции уголовно-правовых норм, предусмат- ривающих ответственность за преступления против семьи; • • выявить трудности и недостатки в практической деятельности правоох- ранительных органов по их применению; • • разработать меры по устранению недостатков. •

  1. На основе программного изучения уголовных дел составить криминали- стическую характеристику преступлений против семьи поэлементно, выявить наиболее значимые элементы характеристики, оказывающие влияние на формирование методики расследования.
  2. Определить особенности возбуждения уголовных дел и обстоятельства, подлежащие установлению по делам данной категории.
  3. На базе криминалистической характеристики и следственной практики разработать системы типичных исходных следственных ситуаций первоначального этапе расследования.
  4. Разработать рекомендации по созданию алгоритмов расследования в ус- ловиях типовых следственных ситуаций первоначального этапа расследования.
  5. Выявить недостатки в организации расследования исследуемой категории уголовных дел и разработать предложения по ее совершенствованию.
  6. Выделить тактические и психологические особенности проведения от- дельных следственных действий по преступлениям против семьи.
  7. Сформулировать и теоретически обосновать рекомендации по совершен- ствованию уголовного, уголовно-процессуального, семейного законодательства и правоприменительной деятельности органов следствия, направленных на своевременное, эффективное и полное раскрытие и расследование преступлений против семьи.
  8. Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являлись нормы различных отраслей права, определяющие основные поня- тия и положения, изложенные в настоящем исследовании; законодательные уложения, регламентирующие квалификацию и расследование рассматриваемой группы преступлений; основные научно-теоретические концепции по проблематике первоначального этапа расследования преступлений; практика расследования уголовных дел по преступлениям против семьи: торговля несовер-

8

шеннолетними (ст. 152 УК РФ), подмена ребенка (ст. 153 УК РФ), незаконное усыновление (ст. 154 УК РФ), разглашение тайны усыновления (ст. 155 УК РФ), злостное уклонение от уплаты средств на содержание (ст. 157 УК РФ).

Предметом исследования явились правовые, процессуальные, практические, организационно-тактические и методические проблемы раскрытия и расследования преступлений против семьи.

Эмпирическая база научного исследования. Материалы, послужившие основой проведенного исследования были получены в результате обобщения и изучения автором судебно-следственной практики по делам данной категории, а также анкетирования и интервьюирования следователей органов МВД и прокуратуры г. Москвы, Волгоградской, Ростовской, Московской области, Краснодарского и Ставропольского края. В ходе исследования были изучены и обобщены материалы 721 уголовного дела по преступлениям против семьи.

В качестве источников информации использованы материалы МВД России, Минюста России, ГУВД Краснодарского края, а также криминалистическая, уголовно-правовая, семейно-правовая, уголовно- процессуальная литература, относящаяся к проблеме исследования.

При подготовке диссертации использовались данные ГИЦ МВД России, ИЦ ГУВД Краснодарского края.

В качестве теоретической и нормативной базы исследования были обобще- ны материалы диссертационных исследований и монографий, затрагивающих проблемы уголовно-правовой охраны семьи.

Использованный автором методический подход, разнообразие информации, полученной из различных источников, обеспечили достаточную достоверность и обоснованность выводов и предложений.

Методологическая основа и методика исследования. Методологической основой исследования является материалистическая теория познания.

Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Фе- дерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты, относящиеся к проблемам исследования. Особое внимание при проведении научного исследования уделено изучению международно-правовых документов, а также нормативно-правовых актов Правительства Российской Федерации, Постановлений Пленумов ВС РСФСР и Российской Федерации, различных министерств и ведомств по вопросам регулирования и

9

охраны интересов семьи и отдельных ее членов.

В процессе подготовки диссертации использовались философские и частно-научные методы, отражающие диалектическую связь теории и практики.

Теоретическое исследование, обработка собранного материала и его интерпретация осуществлялись как на основополагающих криминалистических концепциях, выдвинутых Р.С. Белкиным, Н.А. Васильевым, И.Ф. Герасимовым, Г.Г. Зуйковым, В.П. Колмыковым, И.М. Лузгиным, А.Р. Ратиновым, Н.А. Селивановым, А.А. Хмыровым, СИ. Цветковым, М.П. Шаламовым, А.А. Эйсманом, Н.П. Яблоковым и другими учеными, так и на теоретических и экспериментальных изысканиях в области уголовного права и процесса, криминологии, криминалистики, судебной медицины, психологии, оперативно-розыскной деятельности и теории управления, относящихся к предмету исследования и проведенных Г.А. Аванесовым, Т.А. Аверьяновой, В.М. Быковым, И.А. Возгри-ным, Л.Д. Гаухман, Л.Я. Драпкиным, А.А. Закатовым, В.Д. Зеленским, Л.М. Карнеевой, В.Я. Колдиным, Ю.Г. Коруховым, Н.Ф. Кузнецовой, В.П. Лавровым, В.М. Мешковым, СП. Митричевым, И.А. Михайловым, В.А. Образцовым, А.П. Резваном, А.С Подшибякиным, А.Б. Соловьевым, М.С Строговичем, А.Г. Филипповым и др.

Степень разработанности проблемы. Проблемы, связанные с преступными посягательствами в сфере семейно-правовых отношений, являются объектом исследования семейного, уголовного законодательства, криминалистики, криминологии, социологии, психологии.

Уголовно-правовая охрана семьи в целом не является новеллой действую- щего уголовного законодательства. Данному вопросу были посвящены исследования Ю.М. Антоняна, СВ. Бородина, Н.А. Бабий, Н.Н. Белявского, Н.И. Ветрова, Е.М. Ворожейкина, К.Е. Игошева, Н.А. Ивановой, Н.И. Загороднико-ва, Д.И. Курского, Е.В. Кушпель, Г.М. Миньковского, A.M. Нечаевой, Ю.В. Николаевой, В.В. Скебицкого, Я.Я. Соотак, К.К. Сперанского, В.В. Тимощенко, М.И. Узунян, Ю.В. Усковой и др.

В трудах этих авторов решено немало вопросов, касающихся определения содержания признаков отдельных видов преступлений против семьи и несовершеннолетних. Однако круг проблем не исчерпан, а некоторые научные положения в силу ряда причин не могли учесть происходящих сегодня изменений в сфере правового регулирования семейных отношений. Работы более раннего периода, посвященные аналогичной настоящему исследованию проблематике,

10

в качестве основного объекта изучения использовали преступления против несовершеннолетних, криминалистическая методика расследования которых, в настоящее время достаточно полно разработана и эффективно используется следственными органами .

С изменениями уголовного законодательства, выразившегося во введении новых составов преступлений против семьи и несовершеннолетних, особую актуальность приобрела необходимость научной разработки методики их рассле-дования. Данному вопросу посвящена научная работа Е.В. Кушпель (1998 г.) . Однако отсутствие в эмпирической базе данной работы судебно-следственной практики по уголовным делам, связанным с торговлей несовершеннолетними, подменой ребенка и незаконным усыновлением (ст. 152-154 УК РФ) акцентировало, по словам автора, его исследование «на наиболее распространенных преступлениях против семьи и несовершеннолетних»3. Не умаляя достоинств проведенного автором исследования, методика расследования ряда преступлений против семьи в данной работе произведена недостаточно полно, без учета особенностей правоприменительной практики по делам данной категории. Вместе с тем проведенный анализ судебно-следственной практики свидетельствует о тревожной тенденции роста преступлений против семьи, многообразии способов их совершения и сокрытия. Достоянием общественности регулярно становится информация об использовании несовершеннолетних детей в качестве объектов преступных сделок, выявлены факты формирования преступных групп, специализирующихся на торговле и незаконном вывозе детей за пределы России. Указанные обстоятельства обусловили необходимость разработки методики расследования преступлений против семьи, содержащей рекомендации по организации и осуществлению расследования с учетом судебно-следственной практики по делам данной категории.

Научная новизна исследования. Проведенное исследование, осуществ- ленное на основе научно-теоретической базы и анализа материалов судебио-

‘Бейсебаев К.М., Вилке А.Я. Вовлечение несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную дсятсльность.М.,1984; Дмитриевский Р.С. Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность. Дис. … канд. юрид. наук. М.,1995; Каневский Л.Л. Расследование и предупреждение вовлечения несовершеннолетних в преступн)то и антиобщественную деятельность. Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1968; Мауленов Г.С. Борьба с вовлечением несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность. Дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1983 и др.

2Кушпель Е.В. Проблемы и специфика расследования и предупреждения преступлений против семьи и несовершеннолетних. Дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1998.

3 Кушпель Е.В.Указ.соч.С.22.

11

следственной практики, представляет собой комплексную разработку и усовершенствование методики расследования преступлений против семьи. Базисное направление исследования определялось с учетом потребностей выработки рекомендаций для правоприменительной деятельности при реализации новых уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против семьи. Выявлены и исследованы закономерные связи и элементы криминалистической характеристики, влияющие на организацию расследования, типичные следственные ситуации, типовые следственные версии, основные направления первоначального этапе расследования рассматриваемой группы преступлений, оптимальные системы следственных и оперативно-розыскных мероприятий, осуще- ствляемых в условиях той или иной следственной ситуации. Исследованы условия, способствующие совершению исследуемой группы преступлений. Выявлены пробелы действующего законодательства, позволяющие осуществлять деятельность по сокрытию преступных деяний, предложены возможные пути его совершенствования.

Основные положения исследования, выносимые на защиту:

• уточненная криминалистическая характеристика преступлений против семьи, определение ее места и практического значения для разработки отдельных положений методики расследования преступлений против семьи; • • выделенные посредством анализа судебно-следственной практики взаи- мосвязи элементов криминалистической характеристики и методические рекомендации по их использованию в процессе расследования; • • особенности возбуждения уголовных дел, основные направления дея- тельности следователя при решении вопроса о возбуждении уголовного дела; • • предложения о внесении изменений в УПК РФ в части законодательного закрепления возможности назначения геномно-дактилоскопической экспертизы по установлению происхождения ребенка на стадии принятия решения о возбуждении уголовного дела по ст. 153 УК РФ; • • системы типичных исходных следственных ситуаций, формирующихся в зависимости от источника и объема информации на первоначальном этапе расследования преступлений против семьи; • • особенности выдвижения и проверки следственных версий; • • вопросы организации взаимодействия правоохранительных и иных органов и служб при расследовании преступлений против семьи, фактов торговли и •

12

иных сделок с несовершеннолетними, осуществляемых ОПГ;

• тактические и психологические особенности производства отдельных следственных действий, разработанные с учетом специфики исследуемой группы преступлений; • • положения, сформулированные по результатам анализа современного состояния преступных посягательств против семьи, предложения по совершенствованию законодательства в сфере уголовно-правовой охраны семьи. • Практическая значимость исследования вытекает из актуальности и но- визны рассмотренных положений и обусловлена прикладным характером работы.

Научные результаты исследования и рекомендации, изложенные в работе, могут быть использованы в следственной практике при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений против семьи; в научно- исследовательской работе по проблемам данного вида преступлений; в учебном процессе при подготовке специалистов в юридических высших и средних специальных учебных заведениях.

Апробация работы и внедрение в практику. Основные положения, выво- ды и результаты диссертационного исследования обсуждены на заседаниях кафедры криминалистики и совета юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета. Теоретические и практические положения концепции исследования изложены автором в семи научных статьях.

Отдельные положения диссертационного исследования обсуждались на межвузовских научно-практических конференциях по проблемам совершенствования уголовного законодательства России (Краснодар, 1999,2000, 2001г.г.).

На основе результатов исследования разработаны методические рекомендации, которые внедрены в практическую деятельность правоохранительных органов Краснодарского края, используются в учебном процессе Кубанского государственного аграрного университета, Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия, Краснодарского юридического института МВД РФ.

Структура диссертации. Структура диссертации соответствует логике проведенного исследования. Состоит из введения, трех глав, заключения, списка нормативных актов и литературы, приложений в объеме, установленном ВАК России.

13

ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ

1.1.УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ПРОТИВ СЕМЬИ.

Защита и охрана прав и законных интересов семьи и несовершеннолетних является одной из приоритетных задач уголовного законодательства. Об этом убедительно свидетельствует Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ), в котором нормы о преступлениях против семьи и несовершеннолетних выделены в специальную главу. При формировании главы 20 УК РФ законодатель исходил из логической взаимосвязи объединяемой группы преступлений на принципах общности охраняемого комплекса общественных отношений, складывающихся по поводу охраны семьи, законных прав родителей (усыновителей), нормального физического, интеллектуального и нравственного развития несовершеннолетних. Объединение в данном случае под единой охраной прав и законных интересов несовершеннолетнего как личности и государственных гарантий, предоставляемых семье, как социально- правовому институту, является целесообразным и последовательным. Семья - естественная среда обитания ребенка, поэтому любое преступление против несовершеннолетнего в большей или меньшей степени попирает интересы семьи в целом.

Вместе с тем, в целях разработки частных криминалистических методик расследования данной группы преступлений представляется полезным произвести классифицированное видовое подразделение рассматриваемой группы преступлений. Рядом авторов высказывалось мнение о возможности классификации преступлений против семьи и несовершеннолетних с учетом их непосредственного объекта. В частности, на основании данного критерия, преступления против семьи предлагается дифференцировать на две группы:

1) против несовершеннолетних (ст. 150-152,156 УК РФ);

14

2) против семьи (ст. 153-155, 157 УК РФ)1.

Однако такое деление представляется несколько условным. Как отмечалось выше, преступления, объединенные главой 20 УК РФ, в той или иной степени направлены на нарушение общности интересов как непосредственно несовершеннолетнего, так и его семьи. На наш взгляд, не возможно, безусловно, разграничить преступления против семьи и против несовершеннолетних посредством выделения непосредственного объекта конкретного вида преступления. Так, определением незаконного усыновления в группу преступлений против семьи была бы полностью проигнорирована сама сущность данного института. В соответствии с п. 1 ст. 124 Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ) усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах. Таким образом, нарушение именно интересов несовершен- нолетнего служит основанием для признания усыновления незаконным. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание ребенка также ущемляет интересы несовершеннолетнего, его право на получение соответствующего материального содержания, поскольку именно несовершеннолетние дети являются алиментоуправомоченными лицами.

В то же время совершенно очевидно, что такие преступления, как подмена ребенка или торговля несовершеннолетними, нарушают не только права несовершеннолетних, но лишают родителей их конституционного права - права воспитывать собственного ребенка. Анализ правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что в подавляющем большинстве случаев любое из преступлений, объединенных в главе 20 УК РФ, непосредственно либо опосредованно наносит ущерб охраняемым законом интересам несовершеннолетнего. Однако, не все из указанных составов оказывают разрушающее воздействие на семью как единый социальный институт. На наш взгляд, правомерно предложить классифицировать преступления, включенные в главу 20 УК РФ с учетом особенностей их доминантной направленности. По данному признаку возможно выделить преступления, направленные непосредственно на нарушение прав несовершеннолетних, и преступления, оказывающие дезорганизующе- разрушительное воздействие на семью.

Бородин СВ. Преступления против семьи и несовершеннолетних. // Новое >толовное право России. Особенная часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1996. С. 91; Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Л.Д Гаухман М., 1998. С. 377.

15

К первой группе следует отнести преступления, доминирующим видовым объектом которых являются права несовершеннолетнего: вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или в совершение антиобщественных действий (ст. 150, 151 УК РФ). Указанные преступления характеризуются сходными составами и направлены на нарушение общественных отношений, обеспечивающих нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних.

Вторую разновидность данных преступлений составляют торговля несо- вершеннолетними (ст. 152 УК РФ) и подмена ребенка (ст. 153 УК РФ), ибо при всех различиях, о которых будет сказано ниже, они сходны в главном: в признании наказуемым использование несовершеннолетнего или ребенка в качестве отчуждаемого предмета, вещи. К этой группе примыкают действия по незаконному усыновлению (ст. 154 УК РФ), так как по своей сути указанное преступление представляет собой незаконное распоряжение судьбой несовершеннолетнего. Кроме того, подобные действия в подавляющем большинстве случаев совершаются из корыстных побуждений, что практически позволяет квалифицировать их как аналогичные возмездной передаче ребенка (несовершеннолетнего). Доминирующим направлением преступных последствий при совершении преступлений обозначенной группы является дезорганизация семьи, так как при совершении любого из указанных преступлений нарушается целостность биологической семьи несовершеннолетнего либо имеют место нарушения порядка устройства ребенка в приемную семью.

По природе своего разрушающего воздействия на фактически сложившиеся семейные отношения с указанной выше группой преступлений тождественно разглашение тайны усыновления (ст. 155 УК РФ). Как и в случаях с торговлей несовершеннолетними, подменой ребенка и незаконным усыновлением основным направлением преступных последствий является нарушение общественных отношений по нормальному функционированию семьи. Несмотря на отсутствие факта реального отторжения несовершеннолетнего от семьи, указанное преступление посягает на сложившиеся внутрисемейные отношения, спо- собно спровоцировать духовное разобщение между усыновителем и усыновленным, что, в свою очередь, может иметь различные по тяжести последствия.

Особое место в ряду преступлений против семьи и несовершеннолетних за- нимает неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ) и злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ). Имеющие в своей основе ненад-

16

лежащее исполнение обязательств данные преступления занимают промежу- точное положение. При этом неисполнение обязанностей по воспитанию, несомненно, тяготеет к преступлениям первой группы, так как основное направление преступных последствий - непосредственное нарушение условий нормального воспитания и развития несовершеннолетнего. Преступления, предусмотренные ст. 157 УК РФ, следует отнести к преступлениям против семьи, поскольку при их совершении могут быть нарушены имущественные интересы, как несовершеннолетних детей, так и нуждающихся в помощи совершеннолетних детей и родителей.

Объектом исследования данной работы являются законодательные уложе- ния, регламентирующие квалификацию и расследование преступлений, отнесенных, выше изложенной классификацией к преступным деяниям, оказывающим дезорганизующее воздействие на семью, как общественный социальный институт.

Подмена ребенка (ст. 153 УК РФ). Конвенция о правах ребенка, Конститу- ция РФ, СК РФ закрепили комплекс прав, принадлежащих ребенку с момента его рождения: право на имя, приобретение гражданства, право знать своих родителей, обеспечение ребенку сохранения его индивидуальности, включая семейные связи, жизнь и развитие в условиях, в которых он не разлучен со своими родителями.

Объект преступления - личная свобода ребенка и интересы родителей по воспитанию своего ребенка.

Объективная сторона преступления подмены ребенка выражается в виде действия, состоящего в подмене одного ребенка другим, оформленной официально, в частности, путем внесения соответствующей записи в книгу учета рождений родильного дома. Подмена ребенка, осуществленная по «заказу» родителей одного из подмененных детей, без ведома и согласия родителей другого ребенка, должна квалифицироваться как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 126 и 153 УК РФ, поскольку способом подмены в данном случае является похищение ребенка1.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 153 УК РФ, предполагает только прямой умысел: виновный совершает подмену чужого ребенка с осознанием содеянного и его общественной опасностью и желает на-

‘Коммснтарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. К>-знсцовой. М.: Зерцало, 1998. С. 343.

17

ступления таких последствий. Обязательным признаком субъективной стороны преступления являются корыстные или иные низменные побуждения.

Субъект подмены ребенка общий - физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет, по отношению к которому подменяемый ребенок является чужим. Наличие других признаков, например, статус работника родильного дома, не превращает его в специальный, так как эти признаки не имеют уголовно-правового значения, поскольку не влияют на квалификацию преступления.

Подмену ребенка следует разграничивать с некоторыми сходными состава- ми. Подмена ребенка, например, по целому ряду признаков совпадает с похищением человека (ст. 126 УК РФ). Разграничение похищения человека и подмены ребенка проводится, прежде всего, по возрастному признаку потерпевшего: при похищении человека потерпевшим является лицо любого возраста, при подмене речь может идти лишь о ребенке. По этому вопросу в литературе существует позиция, заключающаяся в том, что ребенком, в смысле ст. 153 УК, следует считать новорожденного, грудного или ребенка дошкольного возраста1. Подобное мнение представляется ошибочным, поскольку замена одного грудного ребенка другим или тем более замена ребенка дошкольного возраста сразу же обнаруживается родителями или лицами, их заменяющими, и тогда уже речь может идти не о подмене ребенка, а о похищении человека (ч. 2 ст. 126 УК РФ). Мы разделяем мнение авторов, считающих, что осуществление подмены ребенка возможно лишь до момента, пока мать не запомнила его индивидуальных особенностей, иными словами, речь может идти только о новорожденном2. Конечно, имеют место случаи, когда непосредственный контакт матери с новорожденным откладывается по причинам связанным с состоянием здоровья кого-либо из них, или когда в связи со смертью матери ребенок передается отцу или другим законным представителям, ранее его не видевшим. При стечении подобных обстоятельств осуществляемая в тайне подмена ребенка возможна в течение всего периода отсутствия непосредственного контакта.

Указанные составы преступлений различаются и по объективной стороне. Похищение человека означает завладение (захват) человека с ограничением его личной свободы, совершенное определенным способом, с определенной целью

‘Уголовный кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Л.Л. Крутикова, Э.С. Тенчова Ярославль, 1994. С.30.

23}гбкова В.И., Тяжкова И.М. Ответственность за похищение человека по уголовному законодательству России. // Вестник Московского ун-та. Сер. 11. Право. 1996. № 2. С.59.

18

и мотивом. Объективная сторона подмены ребенка предполагает замену одного новорожденного ребенка другим в ситуации, когда мать ребенка или другие родственники не могут идентифицировать своего ребенка и таким образом обнаружить подмену.

По нашему мнению, в случае подмены живого ребенка на мертворожденно- го, преступное деяние должно квалифицироваться как похищение, поскольку само понятие «подмен» предполагает замену равноценным эквивалентом, в данном случае передачу родителям вместо собственного чужого ребенка (другого пола, вместо здорового больного и т. п.).

Сопоставляемые составы имеют некоторое различие и в объектах. Если объектом похищения человека является личная свобода человека и его здоровье, то объектом подмены ребенка - личная свобода и права родителей на его воспитание.

По характеру обстоятельств дела подмена ребенка имеет некоторое сходст- во с халатностью (ст. 293 УК РФ). При совершении подмены ребенка медицинский работник лечебного учреждения нарушает свои функциональные обязанности в части передачи новорожденного посторонним лицам, не являющимся его родителями (законными представителям). Диспозиция ст. 293 УК РФ, не раскрывая содержание объективной стороны по конкретным нарушениям, подчеркивает, что виновное лицо нарушает свои служебные обязанности путем неисполнения или ненадлежащего их исполнения. Вместе с тем для наступления уголовной ответственности за подмену ребенка достаточно самого факта ее осуществления, тогда как для халатности важно не только совершение указанных действий, но обязательное наступление общественно опасных последствий в виде причинения существенного вреда охраняемым законом правам и интересам граждан, общества или государства. Отличие рассматриваемых составов можно проследить также по субъективной стороне. Преступное поведение при халатности характеризуется неосторожностью в форме преступной самонадеянности или преступной небрежности. Подмена ребенка совершается только умышленно.

В связи с вышеизложенным, для квалификации деяния по ст. 153 УК РФ, необходимо, прежде всего, установить направленность умысла, побудительные мотивы совершения преступления, а также момент окончания преступления. Наличие неосторожной формы вины в действиях должностного лица медицинского учреждения, осуществившего подмену одного новорожденного ребенка

19

другим, и наступление в результате их осуществления, существенного вреда, влечет за собой квалификацию вышеназванных действий в соответствии со ст. 293 УК РФ.

Рассматривая уголовно-правовую характеристику ст. 153 УК РФ нельзя не остановиться на повышенной общественной опасности данного преступления.

Во-первых, по характеру совершения, подмена ребенка создает все условия для повышенной латентности данного вида преступления. Сам факт преступного деяния и его последствия, в отличие от большинства видов преступлений, невозможно установить ни одним из способов восприятия окружающей действительности. Как правило, не остается каких-либо материальных следов, которые можно было впоследствии подвергнуть какому-либо виду экспертиз. Даже само подозрение о возможном преступлении обычно проистекает из источников сугубо субъективного характера.

Во-вторых, по субъективной стороне, данное преступление характеризуется только прямым умыслом, проистекающим из корыстных или иных низменных побуждений, что само по себе определяет его общественную опасность.

В-третьих, по своим правовым последствиям, подмена ребенка наносит ущерб одновременно целой группе охраняемых законом интересов:

• конституционному праву родителей воспитывать своего ребенка; • • праву ребенка знать своих родителей; • • подмененный ребенок может воспитываться в неподобающих условиях и в антигуманных целях; • • моральное здоровье семьи, может быть поставлено под угрозу вследствие получения взамен своего ребенка - ребенка с тяжелым наследственным заболеванием либо с неблагоприятной генетической памятью. Кроме того, необходимо отметить, что в подавляющем большинстве случаев ущерб, нанесенный совершением данного преступления, охраняемым законом интересам, не представляется возможным возместить. • В-четвертых, указанное преступление ущемляет интересы обширного круга лиц, не признающихся законом непосредственно потерпевшими по делу. Кроме подмененных детей и родителей различные формы страданий могут быть причинены широкому кругу родственников, непосредственно принимающих участие в воспитании или судьбе ребенка.

20

В-пятых, подмена ребенка, зачастую, создает предпосылки для совершения в дальнейшем целого круга иных, напрямую с ним не связанных, преступных деяний. В качестве примера можно привести шантаж посредством разглашения сведений об истинном происхождении ребенка либо вымогательство взамен предоставления сведений о местонахождении подмененного ребенка. Необходимо отметить, что существование подобных предпосылок фактически не ограниченно никакими временными рамками.

Таким образом, законодатель несколько недооценил общественную опас- ность подмены ребенка, что нашло свое выражение в незначительном размере санкции ст. 153 УК РФ. Представляется правильным, не только увеличить размер наказания, но и дополнить статью положением о нижнем пределе санкции, изменить диспозицию ст. 153 УК РФ посредством перепрофилирования мотивов и целей виновных лиц из обязательных признаков в квалифицирующие.

Незаконное усыновление (ст. 154 УК РФ). В настоящее время в России от- мечается значительный рост количества детей, по тем или иным причинам утративших родительское попечение. Признавая приоритет семейного воспитания, законодатель закрепил в СК РФ, возможные формы устройства данной категории несовершеннолетних в семью:

• усыновление (удочерение) (ст. 124-144 СК РФ); • • установление опеки (попечительства) (ст. 35 ГК РФ; 123,145-150 СК РФ); • • передача ребенка на воспитание в приемную семью (ст. 151-155 СК РФ); • • передача ребенка в детские воспитательные учреждения (ст. 147 СК РФ). Семейный кодекс РФ, федеральные законы и подзаконные акты подробно • регламентируют порядок передачи детей на воспитание в семью1.

‘Семейный кодекс РФ: ФЗ от 29.12.95 № 222-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16; Об организации централизованного >”чета детей, оставшихся без попечения родителей: Постановление Правительства РФ от 03.08.96 № 919 // СЗ РФ. 1996. № 33. Ст. 3995; Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку , в приемную семью: Постановление Правительства РФ от 01.05.96 № 542 // СЗ РФ. 1996. № 19. Ст. 2304; О медицинском освидетельствовании детей, передаваемых на воспитание в семью: Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ и Министерства образования РФ от 25.10.95 № 369/641: Зарегистрировано в Минюсте РФ 05.03.96 № 1045; Об утверждении правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществление контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории РФ и правил постановки на учет консульскими учреждениями РФ детей, являющихся гражданами РФ и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства: Постановление Правительства РФ от 29.03.2000 № 275; Положение о межведомственной комиссии по вопросам усыновления (удочерения) иностранными гражданами детей, являющихся гражданами РФ: Утверждено Постановлением Правительства РФ от 28.03.2000 № 267; Положение о приемной семье: Утверждено Постановлением Правительства РФ от 17.07.96 № 829 //СЗ РФ. 1996. № 31. Ст. 3721.

21

Статья 154 УК РФ устанавливает ответственность за действия, совершаемые в нарушение вышеназванных норм законодательства.

Объектом данного преступления являются права и законные интересы несо- вершеннолетнего, нормальные условия его существования и развития. Объективную сторону ст. 154 УК РФ образуют совершенные неоднократно незаконные действия по усыновлению (удочерению), передаче детей под опеку (попечительство), на воспитание в приемную семью, а также единичные факты таких нарушений, совершенные при наличии корыстных побуждений.

Исходя из анализа вышеуказанных нормативно-правовых актов, незаконной признается деятельность, не отвечающая законодательно закрепленным в них положениям:

1) несоблюдение исключительно судебного порядка установления усынов- ления; 2) 3) установление усыновления в отношении детей, не подлежащих передаче на усыновление; 4) 5) передача детей на воспитание лицам, которые в силу закона не отвечают требованиям, предъявляемым к усыновителям, опекунам (попечителям), приемным родителям; 6) 7) игнорирование обязанности получения согласия родителей и ребенка, достигшего возраста 10 лет, на передачу его в семью; 8) 9) нарушение порядка усыновления детей-граждан РФ иностранными граж- данами и лицами без гражданства; 10) 11) незаконная посредническая деятельность при усыновлении; 12) 13) ущемление прав и законных интересов несовершеннолетнего. 14) С субъективной стороны незаконное усыновление характеризуется прямым умыслом. Признаком субъективной стороны являются также корыстные побуждения. Этот признак является альтернативным к объективному признаку неоднократности, предполагающему любые действия, предусмотренные в диспозиции ст. 154 УК РФ. По нашему мнению, законодатель необоснованно ограничился полумерой ответственности, считая однократное совершение поименованных действий уголовно неподсудным, а неоднократное - уголовным преступлением. Это дало повод к высказываниям о необходимости полной отмены уголовного преследования за действия по незаконному усыновлению, совершенные из гуманных, альтруистических побуждений. Так, по мнению В.Б. Боровикова и А.И. Милевского, «в случаях, если лицо неоднократно занималось

22

незаконным усыновлением под влиянием альтруистических порывов, т.е. безвозмездно, содеянное нужно рассматривать, как деяние, которое устраняет виновность, а следовательно, и уголовную ответственность в целом» . Подобные предложения в основе подрывают установленный законом порядок передачи детей на воспитание в семью, призванный, прежде всего, защитить права и законные интересы ребенка, оставшегося без родительского попечения. Альтруистические мотивы должностного лица, принимающего незаконное решение о передаче ребенка, как правило, основываются на информации о мотивах и целях лиц, желающих принять его в семью. Указанная информация может быть чрезвычайно далека от истинных мотивов и целей, установить факт их тождественности на основании субъективного восприятия того или иного должностного лица вряд ли возможно. Кроме этого не следует забывать, что лицо, наделенное государственными, властными полномочиями, сознательно допускает совершение действий прямо противоречащих федеральному законодательству, что само по себе не позволяет пускаться в размышления о его возможной «невиновности». Необходимо помнить, что использование гуманных мотивов в качестве амнистирующего условия создает дополнительные предпосылки к сокрытию столь тяжкого по своим возможным последствиям преступления, которым является незаконное усыновление. На наш взгляд, представляется правильным не связывать вопросы ответственности за деятельность по незаконному усыновлению с мотивами указанных действий.

Субъектом преступления могут быть как лица, незаконно получившие ста- тус усыновителя, опекуна (попечителя), приемных родителей, так и должностные лица, принимающие решение о передаче детей на воспитание в семью.

Некоторые признаки механизма совершения незаконного усыновления имеют сходство с торговлей несовершеннолетними. В связи с большой общественной опасностью, а также участившимися случаями, когда под незаконным усыновлением скрывается фактическая продажа несовершеннолетних, необходимо рассмотреть уголовно-правовую характеристику данного вида преступлений.

Торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ). Данная норма развивает положения ст. 35 Конвенции о правах ребенка, возлагая на государства обязан-

1 Боровиков В.Б., Милсвский А.И. Незаконное усыновление как один из факторов, способствующих распространению торговли несовершеннолетними // Следователь. 1997. № 4. С. 36-38.

23

ность принимать все меры для предотвращения похищения детей, их контрабанды или торговли ими .

Объектом рассматриваемого преступления выступает личная свобода ре- бенка, интересы несовершеннолетнего в получении нормального, полноценного воспитания, образования, общения с родителями, а также интересы родителей, связанные с воспитанием и общением со своим ребенком.

Законодатель расширенно использует понятие «торговля», предусматривая не только осуществление преступных действий, направленных на непосредственную куплю-продажу несовершеннолетнего, но и совершение иных сделок в отношении последнего в форме его передачи и завладения им. Таким образом, объективная сторона данного преступления состоит из следующих способов его совершения:

1) купля-продажа несовершеннолетнего2 2) 3) иные сделки в форме передачи и завладения несовершеннолетним. 4) Диспозиция ст. 152 УК РФ не конкретизирует, какие именно сделки в от- ношении несовершеннолетнего могут быть признаны уголовно наказуемыми. Анализ и обобщение материалов судебно-следственной практики по ст. 152 УК РФ позволяет выделить следующие виды преступных сделок, осуществляемых в отношении несовершеннолетних: мена; предоставление несовершеннолетнего во временное пользование с целью изготовления порнографических материалов с элементами детской проституции, оказания услуг сексуального характера; предоставление несовершеннолетнего в качестве залога.

Субъективная сторона данного вида преступления заключается в умышленной форме вины в виде прямого умысла. Виновными в данном преступлении признаются как лицо, передавшее ребенка по незаконной сделке, так и лицо принявшее и завладевшее им. Мотив преступления необходимо установить раздельно для продавца и покупателя. Установление истинного мотива необходимо как для полноты производимого расследования, так и для индивидуализации наказания.

Конвенция о правах ребенка: Принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20.11.90. Ратифицирована ВС СССР 13.07.90. Вступила в силу для СССР 15.09.90 // Ведомости СССР. 1990. № 45. Ст. 955.

2 В соответствии со ст. 454 Гражданского кодекса РФ «купля-продажа - это договор, по которому одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность друтой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму».

24

Субъект преступления - общий. Уголовную ответственность за торговлю несовершеннолетними, как указывалось выше, несут обе стороны преступной сделки.

Квалифицированным видом торговли несовершеннолетними (ч. 2 ст. 152 УК РФ) являются действия, перечисленные в ч. 1 ст. 152 УК РФ совершенные:

а) неоднократно; б) в отношении двух или более несовершеннолетних; в) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; г) лицом с использованием своего служебного положения; д) с незаконным вывозом несовершеннолетнего за границу или незаконным возвращением его из-за границы; е) в целях вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий; ж) в целях изъятия у несовершеннолетнего органов и тканей для трансплантации1.

Существует и особо квалифицированная разновидность преступной торговли несовершеннолетними, в результате которой по неосторожности наступает смерть несовершеннолетнего или иные тяжкие последствия, в частности, душевное расстройство несовершеннолетнего, его самоубийство.

Разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК РФ). В соответ- ствии со ст. 139 СК РФ тайна усыновления ребенка охраняется законом, что, с одной стороны, является определенной гарантией защиты интересов как усыновляемых, так и усыновителей, с другой - может рассматриваться как одно из средств охраны неприкосновенности частной жизни, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи.

Объектом данного преступления являются общественные отношения, обес- печивающие нормальное функционирование семьи.

Объективная сторона выражается в разглашении тайны усыновления по- средством сообщения о данном факте, как усыновленному ребенку, так и любому из окружающих, против воли усыновителя. Исходя из смысла диспозиции ст. 155 УК РФ, ответственность за разглашение тайны усыновления наступает только в случаях, когда это происходит помимо воли усыновителя. Из этого следует, что усыновитель вправе по своей воле нарушить тайну усыновления. Представляется, что данное положение не во всех случаях отвечает интересам ребенка. Мы разделяем точку зрения авторов о допустимости разглашения тай-

1 См: Милсвский А.И. О квалифицирующих признаках торговли несовершеннолетними // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности ОВД. М. 1997. Ч. 1. С.99- 102.

25

ны усыновления самим усыновителем только в интересах усыновленного . В целях более полной защиты интересов усыновленного ребенка, целесообразно предусмотреть ответственность наряду с третьими лицами и непосредственного усыновителя в случаях, когда подобное разглашение напрямую противоречит интересам ребенка.

Субъектом данного преступления признаются лица, обязанные хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну (работники суда, органов опеки и попечительства; детского учреждения, в котором находился ребенок до усыновления; сотрудники органов загса, осуществлявшие государственную регистрацию усыновления), либо иные лица, если они действуют из корыстных или иных низменных побуждений.

По своему характеру разглашение тайны усыновления сходно с другим преступлением, клеветой (ст. 129 УК РФ), поскольку при совершении указанных деяний, виновное лицо умышленно доводит до сведения окружающих информацию, касающуюся конкретного лица.

Разграничение указанных составов производится, прежде всего, по объекту и характеру сообщаемых сведений. Разглашая сведения об усыновлении ребенка, виновное лицо наносит вред охраняемым законом интересам семьи; распространяя клеветнические сведения, оно посягает на честь и достоинство личности. При разглашении тайны усыновления сведения носят подлинный характер, при клевете они являются вымышленными, не соответствующими действительности.

Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудо- способных родителей (ст. 157 УК РФ). Конституцией РФ в ст. 38 закреплено, что «забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей», в свою очередь «трудоспособные дети, достигшие возраста 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях». Данные положения нашли свое отражение и в Семейном кодексе РФ (ст. 80, 85, 87).

Установление уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей является наиболее серьезной гарантией выполнения алиментных обязательств. В соответствии с п. 1 ст. 157 УК РФ преступным является злостное уклонение родителей от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных

1 Ткаченко Т.В., Кравцова Л.Н. Правовое обеспечение тайны усыновления // Северо- Кавказский юридический всстник.1998. № 4. С.134.

26

совершеннолетних детей, достигших возраста 18 лет. Пункт 2 ст. 157 УК РФ предусматривает ответственность за злостное уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей.

Наличие вступившего в законную силу решения суда о взыскании алимен- тов является необходимым условием для привлечения лица к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ. Закон не предусматривает возможности привлечения алиментообязанного лица к ответственности за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей и родителей, выплата которых должна осуществляться на основании заключенного соглашения об уплате алиментов, что объясняется добровольным характером предоставления содержания.

Объектом преступления являются материальные (имущественные) условия существования детей и нетрудоспособных родителей, которые по отношению к виновному являются членами его семьи.

По объективной стороне рассматриваемое деяние может выражаться как в прямом отказе от выполнения возложенной обязанности, так и в фактическом ее неисполнении. Основное содержание объективной стороны данного преступления заключается в понятии «злостное уклонение от уплаты». Вывод о характере уклонения должен решаться в каждом конкретном случае с учетом продолжительности и причин неуплаты алиментов и других обстоятельств дела. О злостном уклонении от уплаты алиментов могут свидетельствовать, в частности, повторность совершения аналогичного уклонения, систематичность и многократность, необходимость объявления розыска алиментообязанного лица и т.д.1.

С субъективной стороны злостное уклонение от уплаты средств на содер- жание относится к умышленным преступлениям.

Субъект преступления, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 157 УК РФ, специальный - родители, т.е. лица, записанные отцом или матерью ребенка в книге записи рождений, в том числе лица, отцовство которых установлено в порядке, предусмотренном ст. 49 СК РФ, а также усыновившие ребенка в установленном законом порядке. Поскольку лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности по содержанию детей, вопрос об ответ-

1 О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 122 УК РСФСР: Постановление Пленума ВС РСФСР от 19.03.69. - № 46 ( с изм. от 28.01.70; 27.07.83; 24.12.85, в редакции от 21.12.93 с изм. от 25.10.96)

27

ственности их по ст. 157 УК РФ решается на общих основаниях. Часть 2 ст. 157 УК РФ предусматривает ответственность совершеннолетних трудоспособных детей за злостное уклонение от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей.

Анализ действующего законодательства в области уголовно-правовой охра- ны семьи в Российской Федерации свидетельствует о том, что существующие юридические формы защиты прав членов семьи не полностью соответствуют изменившимся общественным отношениям и не в полной мере обеспечивают надлежащую охрану их прав и законных интересов.

  1. Необходимо обратить внимание законодателя на участившиеся случаи, использования незаконного усыновления в качестве способа сокрытия более тяжкого преступления - торговли несовершеннолетними. При квалификации подобных действий правоприменительная практика делает акцент на нарушение норм семейного законодательства, определяя их как незаконное усыновление. При этом опускается такой существенный фактор как возмездная передача ребенка. Представляется полезным ввести в правоприменительную практику, по аналогии с гражданским законодательством, термин «мнимое или притворное» усыновление1. Включить в ст. 152 УК РФ пункт, предусматривающий ответственность лиц, виновных в передаче несовершеннолетнего за вознаграждение посредством мнимого или притворного усыновления в качестве квалифицирующего признака, в тех случаях, когда иные обстоятельства данных действий имеют признаки торговли несовершеннолетними. Подобная новелла помогла бы не только правильной квалификации правонарушений, но и препятствовала конкуренции уголовно-правовых норм. Подобная оптимизация и разгра- ничение указанных составов преступлений необходимы в целях предотвращения маскировки и сокрытия преступной деятельности по торговле несовершеннолетними.
  2. В ряде случаев преступная деятельность, направленная на возмездную передачу ребенка, начинается еще до момента его появления на свет, либо сам процесс зачатия и рождения напрямую проистекает из преступного замысла (договора) на его продажу. В практике отмечены факты использования «коммерческого» суррогатного материнства в качестве одного из легальных спосо-
  3. 1 В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 170 Гражданского кодекса РФ «сделка признается мнимой, если она совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия; притворной признается сделка, заключенная с целью прикрыть др>тую сделку».

28

бов сокрытия преступной деятельности по торговле несовершеннолетними. Действующее законодательство не защищает прав и не учитывает интересов еще не родившегося ребенка, так как с точки зрения закона данное преступление может быть совершено только в отношении рожденных детей. Подобная практика способствует распространению данного преступления, а также создает возможности его безнаказанного совершения. В свете изложенного предлагается принять федеральный закон «О суррогатном материнстве», регламентирующий условия и правовые последствия пересадки человеческого эмбриона.

  1. По характеру совершения подмена ребенка создает все условия для по- вышенной латентности данного преступления. Выявлены случаи, когда лица, ответственные за подмену ребенка, несли ответственность только за халатные действия. Подобная практика обусловлена включением в диспозицию ст. 153 УК РФ альтернативно-обязательного признака наличия корыстных или иных низменных побуждений в качестве мотива осуществления подмены ребенка. Возможно утверждать, что данное обстоятельство является следствием общей недооценки общественно опасных последствий подмены ребенка, которые наступают вне зависимости от побудительных мотивов виновных лиц. Целесообразно изменить диспозицию ст. 153 УК РФ с целью перепрофилирования мотивов и целей виновных лиц из обязательных признаков состава преступления в квалифицирующие признаки.
  2. По мнению автора, законодатель необоснованно ограничился полумерой ответственности, считая однократное совершение действий по незаконному усыновлению уголовно неподсудным, а неоднократное - преступлением (ст. 154 УК РФ). Не следует связывать вопросы ответственности за деятельность по незаконному усыновлению с мотивами указанных действий, поскольку использование гуманных мотивов в качестве амнистирующего условия создает дополнительные предпосылки к сокрытию столь тяжкого по своим возможным последствиям преступления, которым является незаконное усыновление.

29

1.2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ПРОТИВ СЕМЬИ

Криминалистика, как и любая другая наука, в общем философском смысле есть средство, способ познания. И как частное к общему, конкретное к абст- рактному находится в неразрывной двусторонней связи с основными объектами собственного познания - преступностью и процессом расследования. Последние в свою очередь являются непосредственным отражением части элементарной структуры базиса и общеправовой надстройки общества. Двусторонняя связь между общественными отношениями и их соответствующими отражениями, с одной стороны, и конкретной наукой, как способом их познания, с другой, обусловливает двуединую динамику их совместного развития. Иными словами, способ познания будет тем более эффективен, чем выше уровень его аналогизации с объектом познания. В научной практике повышение степени обобщения достигается путем разработки соответствующих прикладных моделей, включающих определенное количество (группу) возможных вариантных решений, отличающихся от иных групп определенными тождественными характеристиками, особенностями, признаками либо специфическими способами или алгоритмом познания. Применительно к деятельности по расследованию преступлений научно-систематизирующий подход состоит в разработке частных методик расследования конкретных видов или групп преступлений, основой которых служит определенный набор знаний, выводов и обобщений об указанных деяниях, в научном аппарате именуемый криминалистической характеристикой.

Криминалистическая характеристика преступлений как всякое исходное для науки общее понятие представляет собой абстракцию, значение которой определяется заложенными в ней возможностями содержательной интерпретации охватываемого данным понятием класса явлений.

Разработкой проблем криминалистической характеристики преступлений занимались Р.С. Белкин, В.М. Быков, А.Н. Васильев, И.А. Возгрин, Н.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.И. Зуев, А.Н. Колесниченко, И.М. Лузгин, СП. Митри-

30

чев, В.А. Образцов, В.Г. Танасевич, А.А. Хмыров, Н.П. Яблоков и другие1.

Учение о криминалистической характеристике преступлений постоянно раз- вивается, дополняется новыми концепциями. Несмотря на различные подходы ученых к определению понятия криминалистической характеристики, наиболее объективному представлению о преступлении соответствуют те, в которых она представлена как система сведений о типичных признаках преступлений данного вида, позволяющая сделать выводы об оптимальных путях их раскрытия и расследования. Далее подобное определение, как правило, детализируется за счет включения в него перечня элементов криминалистической характеристики2.

Особенностью криминалистической характеристики как способа обобщения криминалистической информации является ее сложный, мультиэлементный характер3. Криминалистическая характеристика любого преступления, вида или группы преступлений складывается из различных взаимосвязанных между собой структурных элементов, в комплексе составляющих единую систему характерных криминалистических признаков (особенностей) данного преступления. Критерием выделения таких элементов может служить способность различных явлений, событий и фактов, связанных с преступлением, оставлять различного рода следы (последствия), которые могут быть объектом криминалистического

‘Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 3. М.,1979; Быков М.В. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1980; Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976; Возгрин И.А. Криминалистическая методика. Минск.: Выйшэшая школа, 1983; Драпкин Л. Я. Предмет доказывания и криминалистическая характеристика преступлений. Свердловск, 1978; Лузгин И.М. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о сокрытии преступлений// Криминалистическая характеристика преступлений. Сб. науч. тр. М., 1984; Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. Хабаровск: X ВШ МВД СССР, 1985.

2 По мнению Филиппова А.Г. «… криминалистическую характеристику можно определить как со вокупность присущих тому или иному виду преступлений особенностей, имеющих наибольшее зна чение для расследования и обуславливающих применение криминалистических методов, приемов и средств» (См: Филиппов А.Г. О понятии и содержании криминалистической характеристики престу плений // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984);

Каневский Л.Л. К вопросу о криминалистической характеристике преступления, криминальных и следственных ситуациях и их значение в раскрытии и расследовании преступлений // Следственная ситуация. М.,1985.

3 По мнению В.В. Радаева «криминалистическая характеристика преступлений представляет собой сложную систему сведений о типичных элементах ситуации совершения преступлений определенных категорий, криминалистически значимых связей между этими элементами и особенностях механизма следообразования». (Радасв В.В. Криминалистическая характеристика преступлений и се использо вание в следственной практике. Волгоград, 1987. С. 4).

31 исследования и характеризовать другие стороны преступления .

При определении понятий элементов, включаемых в систему криминали- стической характеристики, диапазон мнений ученых достаточно широки Анализ существующих точек зрения позволяет сделать вывод о необходимости отказа от схоластического понимания структуры криминалистической характеристики преступления, в пользу признания существования целого ряда возможных, иерархически урегулированных элементных систем и групп, разнообразные варианты совместимости которых образуют различные структуры криминалистической характеристики в зависимости от конкретных особенностей со- ответствующих видов (групп) преступлений. Мы разделяем точку зрения авторов, считающих, что в содержание криминалистической характеристики должны входить только те элементы, которые имеют значение для определения корреляционных связей и зависимостей, способствующих выдвижению следственных версий, определению основных направлений в расследовании общественно опасного деяния3. Применительно к рассматриваемой группе преступлений подобную систему образуют элементы, характеризующие личность преступника,

1 Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984. С. 115.

2 По мнению И.Ф. Герасимова, в содержание криминалистической характеристики входят: сведе ния о распространенности преступления, особенности выявления и обнаружения преступлений, дан ные о месте, способе совершения, сокрытия и маскировки преступления, информации о личности преступника, и характеристика типичных следственных ситуаций. (См.: Герасимов И.Ф. Криминали стическая характеристика в методике расследования // Сборник докладов на Всесоюзной криминали стической конференции. М., 1976. С. 7). По мнению И.Ф. Пантелеева, в криминалистическую харак теристику входит характеристика типичных ситуаций конкретного преступления, наиболее распро страненных способов их совершения, применяемых преступниками технических средств, источников получения этих средств, характеристика типичных следов преступления, могущих иметь значение вещественных доказательств, наиболее вероятных мест их обнаружения, расположения устройства тайников, способов сокрытия следов преступления и средств маскировки преступников, характери стика их преступных навыков и преступных связей. (См.: Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М., 1975. С.9-10). В.Г. Танассвич и В.А. Образцов полагали, что криминалистическая характеристика охватывает совокупность данных о механизме совершения преступления, средствах отражения, источниках формируемой ими фактической информации, имеющей значение для раскры тия определенной категории преступлсний.(См.: Танасевич В.Г., Образцов В.А. О криминалистиче ской характеристике преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 25. М., 1976). Белкин Р.С, Каневский Л.Л. и др. включают в содержание криминалистической характеристики такие эле менты как: характеристики исходной информации, данные о способе совершения и сокрытия престу пления, обстановке совершения преступления, личности преступника и потерпевшего.(См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. Т.З: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М.: Юристь, 1997. С. 315); Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилакти ки преступлений несовершеннолетних. Красноярск, 1991. С. 19-20; Криминалистика/ Под ред. А.А. Хмырова, В.Д. Зеленского. Краснодар, 1998. С.31.

3Каневский Л.Л. Разработка типовых криминалистических характеристик преступлений и их использование в процессе расследования // Российский юридический журнал.2000. № 2. С.111.

32 мотивы и цели совершения преступления, способы его совершения и сокрытия, сведения о типичных обстоятельствах совершения конкретных видов преступлений против семьи, некоторых характерных следах и типичной исходной информации о преступлении.

По мнению некоторых ученых необходимо выделять криминалистическую характеристику разных уровней: общую - характеристику всякого преступления, под которой понимается определенная совокупность криминалистически значимых признаков, свойственных всем преступлениям; типовую - разработанную на основе обобщения следственно-судебной практики систему, способствующих расследованию сведений о криминалистических признаках (особенностях) определенного вида или группы преступлений; индивидуальную - совокупность криминалистической информации, отражающей взаимосвязанные признаки конкретного преступления .

Применительно к преступлениями против семьи, представляется полезным произвести дуалистическое разделение существующих составов по критерию уровневого принципа формирования криминалистической характеристики. К первой группе следует отнести преступления, состав которых является в большей степени обособленным и индивидуально- определенным, предполагающим характерный, ярко выраженный механизм следообразования, который в совокупности с исходной криминалистической информацией позволяет произвести расследование совершенного преступления без существенных затруднений (ст. 155, 157 УК РФ). Вторую группу образуют составы преступлений, характери- зующихся идентичностью первоначальной типичной криминалистической информации, целью и способами совершения, характерными следами преступления. Их общим групповым признаком может служить положение, при котором даже незначительная дисперсия следственной ситуации может привести к изменению квалификации содеянного (ст. 152-154 УК РФ). При формировании следственных версий и определении тактического плана организации расследования преступлений, относящихся к первой группе целесообразно руководство-

Густов ГА Понятие и виды криминалистической характеристики преступлений // Криминали-стичекая характеристика преступлений. М., 1984.С. 44; Крылов И.Ф. Криминалистическая характеристика и ее место в системе науки криминалистики и в вузовской программе // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1989. С. 33.

33

ваться положениями криминалистической характеристики конкретного вида преступления, применение которой в указанном случае является наиболее обоснованной и достаточной. В случаях, когда имеет место преступление, состав которого предполагает наличие группы родственных преступных деяний для проведения полного и всестороннего расследования целесообразно использовать групповую криминалистическую характеристику преступлений, позволяющую в ходе разработки более широкого круга следственных версий безошибочно произвести разграничение сходных составов преступлений, вскрыть возможные попытки сокрытия еще более тяжких посягательств, выявить причастность и установить степень виновности всех лиц, имеющих отношение к содеянному. При рассмотрении криминалистической характеристики преступлений против семьи представляется целесообразным придерживаться общего порядка формирования поэлементной структуры который можно представить следующим схематическим образом

ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА

ОБСТАНОВКА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Предполагаемая

Реальная

Мотивы преступления

Действия по приготовлению к совершению преступления

СПОСОБ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Действия по обеспечению непри- частности к преступлению

1

Действия по сокрытию события преступления

ХАРАКТЕРНЫЕ СЛЕДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

ТИПОВАЯ ПСХ01НАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Рис. Г

  • Данная схема не включает в себя криминалистическую характеристик)’ некоторых, распространенных в незначительной степени, вариантов возможных преступных действий. Например, так называемых «спонтанных преступлений», при которых полностью отсутствует не только деятельность по планированию, приготовлению и сокрытию преступных действий, но зачастую мотив и цель их совершения.

34

Предлагая указанную схему, мы руководствовались предположением о на- личии двух основополагающих любого преступления - личности преступника и обстановки его совершения. Личность преступника предопределяет мотивы и цели совершения преступления, для достижения которых правонарушитель, руководствуясь либо собственными познаниями и опытом, либо привлекая иные производные, совершает действия по подготовке и планированию преступления. Указанная деятельность проистекает исходя из предполагаемой преступником обстановки совершения преступления и во многом определяет способ его совершения. Однако, за редчайшими исключениями, реальная обстановка совершения преступления существенно отличается от предполагаемой, в которой преступник планировал осуществлять свои действия. Реальная обстановка совершения преступления корректирует действия преступника, тем самым влияя на способ совершения преступления. По совершении преступного деяния абсолютное большинство преступников осуществляет определенную деятельность в целях избежания уголовной ответственности. Подобная деятельность может производиться по направлению сокрытия материальных следов преступления или самого события преступления либо по направлению обеспечения личной непричастности к содеянному. Деятельность преступника по сокрытию материальной информации о совершенном преступлении может в некоторой степени изменить характерные следы преступного деяния, формируемые обстановкой и способом его совершения. Характерные следы в совокупности с обстановкой совершения образуют исходную криминалистическую информацию о преступлении.

Важнейшем элементом криминалистической характеристики преступлений против семьи является личность преступника (ов), которая представляет интерес, в первую очередь, в плане тех специфических признаков и свойств, которые определяют другие элементы криминалистической характеристики-мотивы, цели и способы совершения данного вида преступления.

Криминалистический аспект изучения личности преступника предполагает установление таких данных о нем, которые имеют непосредственное значение для выбора направления расследования, решения тактических задач по проведению отдельных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий. В целях более полного описания личности преступника как структурного элемента криминалистической характеристики преступления следует согласиться с позицией авторов, указывающих на необходимость выделения данных

35

о социально-демографических, нравственно-психологических и уголовно- правовых аспектах указанных лиц1.

Производя действия по оценочному анализу формирования такого элемента криминалистической характеристики, как личность преступника, можно прийти к выводу о том, что генерирование указанного элемента проистекает в первую очередь из синтеза двух важнейших производных - нормативной и социально-психологической. Нормативная производная личности преступника образуется особенностями юридического состава конкретного преступления. Иными словами, некоторые особенности личности преступника обусловлены спецификой противоправных действия или бездействия, наличие которых, безусловно, необходимо для формирования состава преступления. В этом смысле возможно говорить о существовании присущей каждому отдельному составу преступления своеобразной «группе риска», включающей в себя категории лиц, в силу тех или иных обстоятельств наиболее приспособленных либо находящихся в условиях наиболее благоприятных для совершения конкретного преступления. Бесспорно, мы далеки от утверждения, что отсутствие у того или иного лица определенных качеств, исключает возможность совершения им определенного преступного деяния, но, исходя из теории вероятности и данных статистики, количество преступлений совершенных подобными «нетипичными» субъектами составляет ничтожно малый процент из общего числа зарегистрированных правонарушений.

В отличие от нормативной производной, которой присущ объективный ха- рактер, социально-психологическая производная личности преступника образуется как следствие наличия субъективных желаний и готовности к совершению противоправных действий. Сама готовность к совершению преступления в подавляющем большинстве случаев свидетельствует о регрессивных направлениях развития личности. В качестве побудительных мотивов к совершению преступления обычно фигурирует неспособность или нежелание лица удовлетворить свои действительные или мнимые потребности правомерным путем.

На основании вышеизложенного, в соответствии с анализом результатов произведенного исследования и обобщения судебно-следственной практики представляется возможным произвести следующую классификацию характерных данных о личности преступника в преступлениях против семьи.

Ведерников Н.Г. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики пре- ступления // Криминалистическая характеристика преступления. М., 1984. С. 74-76

36

I. Социально-демографическая характеристика

Таблица 1

Демографическая характеристика по половой принадлежности (%)

Пол Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст. 155 УК РФ Ст. 157 УК РФ

прода- вец покупа- тель

передаю- щая сторона усынови- тель

Мужчин 34,8 40,5 - 10 40,0 5,5 83,5 Женщин 65,2 59,5 100 90 60,0 94,5 16,5 Таблица 2 Демографическая характеристика по возрастным показателям (%)

Средний

возраст

(лет) Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст. 155 УК РФ Ст. 157 УК РФ

продавец покупа- тель

передающая сторона усынови- тель

До 20 12,5 0 0 0 0 3,5 2,0 20-30 30,0 14,5 30,0 15,0 10,0 18,0 32,8 30-40 42,5 46,0 45,0 30,0 45,0 24,5 44,5 40-50 10,5 34,5 15,0 45,0 40,0 36,0 18,5 Свыше 50 4,5 5,0 10,0 10,0 5,0 18,0 2,2 Исходя из приведенных данных, возможно следующим образом охарактери- зовать лиц, совершающих преступления против семьи по критерию их половой принадлежности и возраста. В преступлениях, предусмотренных ст. 152 УК РФ в качестве лиц, выступающих в роли либо на стороне продавца преобладают женщины в возрасте до 40 лет, что объясняется особенностями репродуктивной функции. Женщины, за незначительным исключением, выступают в роли продавцов своих собственных детей. Неприятной особенностью статистики указанного преступления является значительное количество женщин в возрасте до 20 лет (в том числе несовершеннолетних), вступающих в сделки по продаже детей. Мужчины реже выступают в роли продавцов собственных детей, однако существенно преобладают среди лиц, осуществляющих посредническую деятельность либо те или иные функции пособников на стороне продавца. Указан-

37 ные функции предопределяют возраст мужчин, причастных к продаже несовершеннолетних в интервале от 30 до 50 лет. На стороне покупателей несовершеннолетних выступают как мужчины, так и женщины, значительное количество из которых составляют супружеские пары. Среди лиц, не состоящих в браке, женщины в возрасте от 30 до 40 лет преимущественно приобретают ребенка в целях воспитания его как своего собственного. Мужчины, значительно преобладающие в возрастной категории от 30 до 40 лет, как правило, вступают в сделки по приобретению детей с целью их последующей перепродажи либо ис- пользования из иных корыстных или низменных побуждений. Более молодые мужчины (в возрасте до 30 лет) в подавляющем большинстве случаев действуют со стороны и в интересах продавца.

К особенности общих направлений демографической характеристики личности преступника при торговле несовершеннолетними можно отнести сходство с тождественными направлениями при совершении действий по незаконному усыновлению (ст. 154 УК РФ). В тексте настоящей работы уже неоднократно отмечалось специфическое родство исследуемых составов; прослеживается оно и в отношении лиц, причастных к их совершению. Как и при торговле, в роли лиц, участвующих в незаконной передаче детей на воспитание в семью, преобладают женщины возрастной категории от 20 до 50 лет.

Женщины в возрасте от 20 до 40 лет обычно участвуют в совершении данного преступления как родители или законные представители усыновляемого (удочеряемого). Женщины более старшей возрастной категории, как правило, выступают в качестве должностных лиц, так или иначе способствующих устройству ребенка в семью. Демографические данные лиц, выступающих в роли незаконных усыновителей, равно как и цели подобного усыновления фактически идентичны характеристикам и целям лиц, выступающим в роли и на стороне покупателей при торговле несовершеннолетними. Особенностью незаконного усыновления является значительно большее, чем при торговле, количество семейных пар, в том числе иностранных, приобретающих способность распоряжения судьбой несовершеннолетних посредством их усыновления. В значительном количестве составов незаконного усыновления прослеживаются признаки существующих скрытых финансовых отношений (т. е. фактической тор-

38

говли) либо явственная динамика к планированию осуществления последующих сделок с незаконно усыновленными несовершеннолетними.

Более определенными представляются демографические характеристики личности преступника при подмене ребенка (ст. 153 УК РФ). В абсолютном большинстве случаев указанные преступления совершаются женщинами в возрасте от 20 до 40 лет. В данном случае находит свое практическое выражение именно нормативная составляющая характеристики личности преступника, так как из самого состава преступления предопределяется преобладающая способность к его совершению либо непосредственно роженицами, либо обслуживающим персоналом перенатальных медицинских учреждений, в которых преобладают женщины обозначенной возрастной группы. Влияние нормативной составляющей явственно прослеживается и в демографической характеристике лиц, совершающих преступления в виде разглашения тайны усыновления (ст. 155 УК РФ) и злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ). Во многих случаях к ответственности за разглашение тайны усыновления привлекались женщины в возрасте от 30 до 50 лет, в числе которых лица (служащие государственных учреждений), имеющие доступ к соответствующей информации и обязанные хранить ее в силу занимаемого служебного положения.

Диаметрально противоположная характеристика свойственна лицам, при- влекавшимся к ответственности по ст. 157 УК РФ. В абсолютном большинстве случаев злостно уклоняются от уплаты средств на содержание мужчины в возрасте от 20 до 40 лет, что обусловлено, прежде всего, структурными особенностями практического действия законодательства (до 90% исковых заявлений содержат требования об уплате содержания на несовершеннолетних детей). Лицом, которому в силу возрастных и физиологических особенностей, могут быть предъявлены подобные требования, чаще всего являются мужчины указанной возрастной категории.

39

Таблица 3

Социальная характеристика по уровню образования (%)

Уровень обра- зования Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст. 155 УК РФ Ст. 157 УК РФ

продавец покупа- тель

передающая сторона усынови- тель

Н/среднее 5,0 0 0 0 0 3,0 0 Среднее 25,5 12,5 30,0 0 0 15,0 26,5 Ср/спец-ое 46,5 20,0 45,0 15,0 25,5 52,5 55,5 Н/высшее 8,0 5,0 5,0 5,0 0 2,0 5,2 Высшее 19,5 62,5 20,0 80,0 75,5 27,5 12,8 Таблица 4 Социальная характеристика по роду занятий (%)

Род занятий Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст. 155 УК РФ Ст. 157 УК РФ

прода- вец покупа- тель

передаю- щая сторо- на усынови- тель

Служащие государств. учреждений, организа- ций 30,0 13,5 60,0 70,0 20,0 35,0 12,5 Работники коммер- ческих фирм 16,5 68,0

23,5 10,0 15,0 55,0 28,0 0 31,8

4,2 В т.ч. иностранных 2,0

0 5.0 20,0

Учащиеся 5,5 0 0 0 0 5,0 7,0 Лица, не работающие свыше 3 месяцев 48,0 18,5 30,0 10,0 25,0 32,0 44,5 В т.ч. домохозяйки 19,0 11,0 30,0 0 20,0 24,0 0 Данные социальной характеристики лиц, совершивших преступления против семьи, находятся в тесной взаимосвязи с демографической характеристикой этих лиц и нормативной составляющей свойственной составу конкретного уголовного преступления. Так, среди лиц, привлеченных к ответственности по ст. 152 УК РФ, в качестве непосредственных продавцов несовершеннолетних детей преобладают граждане с неполным средним, средним и средним специаль-

40

ным образованием, не имеющие на момент совершения преступления постоянного места работы. Посреднеческо-пособническую деятельность обычно осуществляют лица, характеризующиеся более высоким уровнем образования, работники и служащие коммерческих предприятий (в том числе и специально организованных для осуществления преступной деятельности), а также служащие государственных организаций и учреждений, должностные лица. Покупателей характеризует высокий образовательный уровень (до 70% имеют высшее образование) и устойчиво-благоприятное материальное положение. Значительную долю из них составляют работники коммерческих структур (в том числе до 25% - иностранных). Не имеющие постоянной работы лица (в большинстве случаев домохозяйки), за редким исключением, выступают в роли покупателей в случае приобретения ребенка супружеской парой для собственного воспитания. В качестве посредников и пособников указанные выше лица привлекают как государственных служащих, так и лиц без определенных занятий, склонных к противоправной деятельности. Сходную картину можно наблюдать при обобщении практики по делам о незаконном усыновлении. Если по своему социальному статусу состав незаконных усыновителей практически ничем не отличается от лиц, выступающих в роли покупателей, то социальное положение граждан, инициирующих незаконную передачу несовершеннолетних в семью, диаметрально противоположен положению лиц-продавцов при торговле несо- вершеннолетними. Их отличает высокий образовательный уровень и особое социальное положение, в силу которого они приобретают возможность в той или иной степени влиять или распоряжаться судьбой ребенка. В большинстве случаев ответственность за передачу несовершеннолетнего по незаконному усыновлению несут служащие государственных органов, которые по своему предназначению обязаны принять меры по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, в соответствии с законом служить гарантами соблюдения их прав и законных интересов.

Особенности социальной характеристики лиц, причастных к совершению преступлений по ст. 153, 155 УК РФ, определяются, прежде всего, их способностью к совершению указанных преступлений. В случае подмены ребенка непосредственно матерью в качестве виновных выступают лица самых разнообраз-

41

ных социальных групп. Однако подавляющее большинство указанных преступлений совершаются либо непосредственно медицинским персоналом среднего звена, либо при его содействии, что обусловливает доминант среди общего числа лиц, причастных к совершению преступления, граждан со средним или средним специальным образованием. При разглашении тайны усыновления перманентно устанавливается возможность лица иметь доступ к информации или достоверно предполагать о состоявшемся усыновлении. Подобными возможностями обладает достаточно широкий круг лиц (родственники усыновителя, соседи, знакомые и др.) не охваченный каким-либо сходным социальным положением. Однако достоверно подобной информацией могут располагать только лица, непосредственно причастные к процедуре усыновления, что, в свою очередь, оказывает существенное влияние на данные статистики.

При анализе статистических данных о преступлениях в виде злостного ук- лонения от уплаты алиментов можно прийти к выводу, что они совершаются, прежде всего, лицами с низкими моральными качествами, безразличным отношением к содеянному, имеющими те или иные возможности к сокрытию наличия или действительного размера своего дохода. В социальном спектре указанную категорию граждан преимущественно составляют лица со средним и средним специальным образованием, работники средненизового звена коммерческих структур, либо не имеющие постоянного места работы. Служащие государственных организаций и учреждений в общем числе злостных неплательщиков алиментов составляют сравнительно небольшую часть, что объясняется фактически полным отсутствием возможности сокрытия своего места службы (работы), размера истинного заработка, а также безакцептным порядком обращения взыскания на часть заработной платы по исполнительным листам.

II. Нравственно-психологическая характеристика

При определении нравствено-психологических особенностей личности пре- ступника использовались и обобщались данные имеющихся в уголовных делах характеристик, иные сведения, позволяющие в той или иной степени конкретизировать моральные и нравственные качества лиц, совершающих преступления против семьи. В связи со специфическим объектом посягательства особо выде-

42

лена группа лиц, ранее лишенных родительских прав.

Таблица 5

Нравственно-психологическая характеристика (%)

Показатели Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст. 155 УК РФ Ст. 157 УК РФ

прода- вец покупа- тель

передаю- щая сторо- на усынови- тель

Лица, харак-ся по месту жительства, работы или учебы:

90,0 10,0 75,0 25,0 85,0 15,0

• Положительно или нейтрально

• Отрицательно 56,0 44,0 83,0 17,0

74,5 25,5 25,6 74,4 Лица, склонные к упот- реблению:

• Алкоголя 32,5 0 10,0 5,0 0 8,0 52,0 • Наркотиков 15,0 0 0 0 0 0 18,7 Лица, ранее лишенные родительских прав 8,5 0 0 5,0 0 5,0 26,8 Лица с психическими аномалиями

0 • Искл. вменяемость 0 0 0 0 0 0

• Не исключая вменяе- мость 5,0 0 10,0 0 0 8,0 5,5 Приведенные данные позволяют сделать вывод о том, что, за исключением злостных неплательщиков алиментов, а также лиц, выступающих в роли непосредственных продавцов несовершеннолетних, подавляющее большинство граждан, совершающих преступления против семьи, в целом характеризуются положительно либо нейтрально. Граждане, склонные к алкоголизму и наркомании зачастую причастны к совершению преступлений, предусмотренных ст. 152, 157 УК РФ. Лица, ранее лишенные родительских прав, составляют заметную часть лишь в преступлениях по злостному уклонению от уплаты алимен-

43

тов, что обусловлено обязанностью лиц, лишенных родительских прав, содержать собственных несовершеннолетних детей. В иных преступлениях против семьи наблюдается незначительный процент обозначенных лиц на стороне покупателей и продавцов несовершеннолетних, а также лиц, передающих детей на усыновление из корыстных побуждений. Лица, лишенные родительских прав обычно являются субъектами преступления предусмотренного ст. 155 УК РФ, в случаях, когда они производят поиск собственных детей, переданных на усыновление в результате утраты ими родительского попечения. В связи с особым объектом посягательства лица, страдающими теми или иными видами психических расстройств, составляют незначительную часть из числа субъектов преступлений против семьи. Их доля сравнительно велика лишь в преступлении, предусмотренном ст. 153 УК РФ. В практике по расследованию дел по подмене ребенка отмечаются случаи подмены матерью собственного ребенка, совершенные ею в состоянии послеродового психоза.

III. Характеристика антисоциальной направленности личности

Необходимо отметить, что антисоциальная направленность личности пре- ступника для преступлений против семьи носит скорее информационный характер и в настоящей работе приведена скорее для обеспечения полноты массива информации. Как следует из обобщения практики, участие в преступлениях против семьи лиц, имеющих судимость, является скорее исключением, нежели правилом. Чаще всего ранее судимые лица выступают в качестве пособников при совершении сделок в отношении несовершеннолетних. Исходя из социальных и нравственно- психологических предпосылок, значительный процент ранее осужденных наблюдается также у лиц, привлекаемых к ответственности по ст. 157 УК РФ.

В целом, основное значение рассматриваемой характеристики состоит в изучении, систематизации и обобщении практики в целях предупреждения рецидивной преступности, что в случаях преступлений против семьи представляется преждевременным в связи с относительной молодостью большинства составов преступлений данного типа.

44

Таблица 6

Характеристика антисоциальной направленности личности (%)

Наличие судимости Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст. 155 УК РФ Ст.

157 УК РФ

прода- вец покупа- тель

передаю- щая сторо- на усынови- тель

Лица:

• Ранее привлекаемые к уголовной отв-ти

• Не привлекаемые к уголовной отв-ти 12,5 18,0 0 0 0 0 32,3

87,5 82,0 100,0 100,0 100,0 100,0 68,7 Личность преступника во всем многообразии ее специфических характерных особенностей во многом определяет общий характер, подготовку, способ со- вершения преступления, действия по сокрытию его следов и иные важнейшие криминалистически значимые элементы любого преступления. Однако наиболее полно субъективные личностные особенности преступника находят свое выражение на первоначальном этапе формирования преступного замысла - при определении цели, для достижения которой лицо допускает возможность и проявляет желание совершить противоправные действия. По своей природе цель совершения того или иного преступления является объективно-определенным результатом, получение которого необходимо для удовлетворения субъективно-побудительных желаний преступника, именуемых в юридической науке мотивами. В преступлениях против семьи мотиву отводится немаловажное место. Так, при совершении преступлений, предусмотренных ст. 153-155 УК РФ правильное определение мотива в большинстве случаев является абсолютно необходимым для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Законодатель допускает, что правовые последствия, находящиеся в прямой взаимной связи с объективным по своей природе поведением преступника, могут изменять свой характер в зависимости от движущих ими внутренних субъективных побуждений, всецело относящихся к психологическому состоянию этого лица. Указанная дисперсия ответственности, несомненно, объясняется той или иной степенью общественной опасности лица, совершившего конкретное преступление. Юридическое значение, как правило, придается двум большим группам побудительных мотивов, так называемым низменным (общественно

45

опасным) и гуманным, альтруистическим (общественно нейтральным, положительным). В рассматриваемой группе преступлений против семьи целесообразно произвести выделение так называемых иных личных мотивов, которые невозможно однозначно отнести ни к корыстным, ни к альтруистическим.

Таблица 7 Мотивы совершения преступлений (%)

Мотивы Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст.

155 УК РФ Ст.

157 УК РФ

прода- вец покупа- тель

передаю- щая сторо- на усынови- тель

Низменные В том числе • корыстные 82,0 82,0 23,0 15,0 60,0

50,0 10,0 75,0 75,0 40,0_ 30,0 2ор,о

45,0

“‘20,0 “

15,0 100,0 • месть

• зависть

-

Гуманные 18,0 13,0 10,0 25,0 0 0 0 В том числе жалость, сострадание к ребенку 18,0 13,0

25,0

- - Иные личные 0 64,0 30,0 0 60,0 50,0 10,0 0 В. том числе желание воспитывать как своего

64,0 10,0 -

- Рассматривая отдельные виды преступлений против семьи, можно произве- сти следующий структурный анализ действий конкретных участников преступления с позиции движущих ими побудительных желаний. При совершении преступления, предусмотренного ст. 152 УК РФ, действия лиц, передающих ребенка, как правило, мотивированы корыстными побуждениями. Цель, которую они преследуют, - получение вознаграждения за ребенка. Мотивы и цели лиц, выступающих в роли покупателей ребенка, достаточно многообразны: корысть, например, в случае, если ребенок приобретается для последующей перепродажи, использования в целях занятия попрошайничеством; низменные побуждения, которые руководят лицом, приобретающим несовершеннолетнего для удовлетворения извращенных сексуальных потребностей; гуманные, такие как стремление избавить ребенка от жестокого, негативного обращения со стороны родственников последнего и иные личные, которые обычно находят выражение в желание удовлетворить родительские чувства при невозможности иметь собственных детей. Сходную картину можно наблюдать, рассматривая уголовную

46

практику по незаконному усыновлению. Как и при торговле несовершеннолетними, для лиц осуществляющих в силу служебных полномочий устройство ребенка в семью, целью, как правило, является возможностью получения вознаграждения. Вместе с тем незаконная по своему основанию передача ребенка в семью может осуществляться и из гуманных, альтруистических побуждений. В основе этих побуждений лежат духовные потребности с ярко выраженным гуманистическим характером, но способ их удовлетворения выбирается антисоциальный1. Для лиц, выступающих в роли усыновителей, опекунов, попечителей, приемных родителей, принимающих ребенка в нарушение норм федерального семейного законодательства, мотивами и целями, как правило, служат следующие:

• воспитание ребенка; • • вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных дей- ствий, эксплуатация детского труда; • • последующая продажа ребенка (в том числе с целью легализации вывоза ребенка за границу); • • присвоение имущества ребенка, в том числе жилой площади; • • получение права распоряжения алиментами, приобретение различного рода льгот и пособий; • • совершение в отношении ребенка развратных действий. • При совершении действий по подмене ребенка побудительные причины со- вершения преступления резко разнятся в зависимости от категории лиц, в нем участвующих. Родители подменяемого ребенка всегда действуют, руководствуясь личными мотивами (желание иметь ребенка определенного пола, здорового вместо больного и т.п.). При совершении преступления работниками медицинских учреждений в качестве мотивов прежде всего выступают низменные побуждения. Однако практике известны случаи подмены ребенка медицинским персоналом из гуманных побуждений. Так, прокуратурой города А. в 1997 г. расследовалось уголовное дело в отношении санитарки родильного дома Н., которая произвела подмену ребенка девятнадцатилетней одинокой матери П.,

1 Котов Д.П. Мотивы преступлений и их доказывание. Воронеж:. Изд-во Воронеж, ун^га. 1975. С. 10.

47

заменив его на новорожденного С, умершего вскоре после рождения. В ходе расследования было установлено, что и находясь в родильном отделении, и непосредственно после рождения, П. неоднократно заявляла о нежелании воспитывать ребенка, интересовалась у заведующего роддома о порядке оформления отказа от новорожденного. В данном случае действия Н. были продиктованы желанием предотвратить страдания С. и устроить судьбу новорожденного. В связи с тем, что следствие не установило в качестве мотива указанных действий корыстных или иных низменных побуждений, дело в отношении Н. было прекращено за отсутствием состава преступления.

Специфичную картину в отношении мотивов совершения преступления можно наблюдать при обобщении практики по ст. 155 УК РФ. Разглашение тайны усыновления в большинстве случаев обусловлено такими низменными побуждениями, как зависть и месть. Лицами, ответственными за совершение указанных действий нередко являются родственники, знакомые, соседи усыновивших, не преследующие, как правило, определенных, далеко идущих целей, действующие сиюминутно под влиянием эмоциональных порывов, психологической нестабильности, личных неприязненных отношений. Так, гр. Ионова А.Ф., испытывая личные неприязненные отношения к Измайловой Н.И., возникшие в результате конфликтных отношений по поводу установления права пользования жилым помещением в коммунальной квартире, в присутствии соседей умышленно сообщила дочери Измайловой - Татьяне - сведения о ее удочерении вопреки воли усыновителя1. Корыстные побуждения при совершении указанного преступления данной группой лиц фактически не встречаются.

Противоположная ситуация наблюдается при совершении указанного деяния должностными лицами, обязанными хранить информацию об усыновлении как служебную тайну. Желание извлечь материальную выгоду из самого факта предоставления информации выдвигается на первое место. Интересно отметить, что в значительном количестве случаев оплачивать подобную информацию оказываются готовы биологические родители усыновленного или иные его родственники по происхождению. В данных случаях практически всегда происходит сложное, многоступенчатое разглашение тайны усыновления. На пер-

1 Дело № 1-257/93 Первомайского районного суда г. Москвы.

48

вом этапе информацию разглашают должностные лица, действующие, как правило, из корыстных побуждений, получившие информацию биологические родители (родственники) используют ее в личных целях, для установления контакта с ребенком путем сообщения ему сведений о его истинном происхождении. Говоря о разглашении тайны усыновления должностными лицами, нельзя не остановиться на случаях, так называемого «безмотивного» совершения преступления, не являющихся редким исключением в практике. В случаях подобного разглашения должностное лицо не преследует никаких четко выраженных целей, действует спонтанно, без каких-либо видимых или скрытых оснований, зачастую под влиянием человеческих слабостей, таких как невоздержанность в высказываниях (в том числе под воздействием алкоголя), желание подчеркнуть широкий круг своей информированности в определенных вопросах либо вследствие недобросовестного отношения к своим служебным обязанностям, халатности, недальновидности.

Особое место в практике по делам о разглашении тайны усыновления зани- мают случаи, когда угроза подобным разглашением служила основанием для совершения иных преступлений, таких как вымогательство, понуждение к действиям сексуального характера и т.д. По мнению Г.М. Миньковского, в подобных случаях преступление, предусмотренное ст. 155 УК РФ, признается совершенным и при отсутствии непосредственного факта разглашения1. Мотивом в этом случае следует признавать побудительные причины иного преступления, совершаемого на основании угрозы разглашения тайны усыновления.

Еще более специфично, исходя из побудительных мотивов совершения, преступление, предусмотренное ст. 157 УК РФ. Как следует из самой диспозиции упомянутой статьи, злостное уклонение от уплаты средств на содержание совершается исключительно из корыстных побуждений. Лицо осознает свою обязанность по предоставлению средств на содержание, имеет реальную возможность подобного предоставления, но неправомерно воздерживается от совершения подобных действий. В качестве дополнительных, факультативных мотивов могут выступать иные низменные побуждения, такие как месть бывшему

‘Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М.: Зерцало, 1998. С. 348.

49

супругу, родителям, личные неприязненные отношения и т.д.

Наряду с личностью преступника важнейшим основополагающим элементом криминалистической характеристики является обстановка совершения преступления.

С точки зрения криминалистики, под обстановкой понимается совокупность различного рода взаимодействующих между собой до и в момент преступления объектов, явлений и процессов, характеризующих место, время, вещественные, природно-климатические, производственные, бытовые и иные условия окружающей среды, особенности поведения участников противоправного события, психологические связи между ними и другие факторы объективной реальности, определяющие возможность, условия и иные обстоятельства совершения преступления .

Место и время совершения преступления имеют важное значение для уста- новления истины по уголовному делу. Установление времени совершения преступления в совокупности с другими данными позволяет конкретизировать преступление и, в конечном счете, способствует его раскрытию. Фактор времени играет двоякую роль: во-первых, он является одним из составных компонентов характеристики расследуемых преступлений, во-вторых, способствует собиранию доказательств и их оценке2.

Анализ следственной практики позволяет следующим образом обобщить сведения о месте и времени совершения преступлений против семьи (табл.8,9).

Таблица 8 Характерные места совершения преступлений (%)

Место совершения преступления Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ На открытой местности 5,0 - - Жилые помещения 40,0 - - Служебные помещения гос. учреждений 15,0 100,0 100,0 В том числе родильные дома 5,0 100,0

Автотранспорт 8,0 - - Авто- и железнодорожные вокзалы 20,0 - - Прочие места 7,0 - - 1 Яблоков Н.П Криминалистика. М., 1996. С. 51-52.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 4. - С. 8-9.

50

Таблица 9 Время совершения преступления (%)

Часы Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ с 0:00 до 8:00 22,0 45,0 - с 8:00 до 12:00 15,0 - 70,0 с 12:00 до 18:00 20,0 5,0 30,0 с 18:00 до 24:00 57,0 50,0 - Приведенные данные позволяют охарактеризовать наиболее распространен- ные места совершения указанной группы преступлений, а также время их со- вершения. Преступные деяния, предусмотренные ст. 152-154 УК РФ, объеди- нены общим моментом, с наступлением которого указанные преступления считаются совершенными. В качестве такового диспозитарно определен момент непосредственной передачи несовершеннолетнего (ребенка). В связи с подобным положением органам, производящим расследование преступления необходимо с точностью определить место и время совершения такой передачи. Специфичными особенностями указанной группы преступлений предопределяются наиболее характерные места и время их совершения. Так, подмена ребенка, возможная по общему правилу лишь до того момента, пока мать или иные родственники не запомнили его индивидуальных особенностей, производится исключительно в служебных помещениях государственных учреждений. Как правило, в качестве подобных помещений выступают родильные дома или специализированные отделения больничных учреждений. Скрытый характер производимых действий обусловливает время их совершения. Подмена ребенка обычно производится в вечернее или ночное время, что связанно с наименьшей вероятностью появления нежелательных свидетелей содеянного. Служебные помещения государственных учреждений зачастую также выступают в качестве мест совершения действий по незаконному усыновлению. В отличие от подмены, передача ребенка при незаконном усыновлении производится в детских, сиротских учреждениях, приютах и т.д. в течение их рабочего дня.

Наиболее широкий спектр мест и времени совершения преступления наблю- дается при торговле несовершеннолетними. Это обусловлено, гораздо большей свободой выбора, существующей у лиц, распоряжающихся судьбой ребенка

51 при его купле-продаже, по сравнению с лицами, совершающими действия по подмене или незаконному усыновлению детей. Лица, выступающие в качестве продавцов собственных детей, осуществляют их передачу по месту собственного проживания, на вокзалах или в иных местах по согласованию с покупателем. При некоторых скрытых способах торговли (возмездное конкретное согласие на усыновление новорожденного, “коммерческое” суррогатное материнство и т.д.) местом совершения преступления, как и в случаях подмены и незаконного усыновления могут выступать служебные помещения государственных учреждений. Необходимо отметить, что именно при скрытых формах торговли возможно осуществление непосредственной передачи ребенка уже за пределами государственной границы. При рассмотрении купли-продажи несовершеннолетних, осуществляемой лицами на постоянной основе, в виде преступного промысла место непосредственной передачи несовершеннолетнего в большинстве случаев совпадает с местом его насильственного удержания. В качестве таких мест чаще всего используются квартиры преступников, их родственников и знакомых, специально снятые квартиры, а также нежилые помещения. Кроме этого, указанные лица, практикуют производство передачи несовершеннолетних в безлюдных местах, автотранспорте, авто- и железнодорожных вокзалах и т.д.

Очень своеобразно, на наш взгляд, выглядит решение вопроса о месте и времени совершения преступлений, предусмотренных ст. 155, 157 УК РФ. Сложный характер диспозиции ст. 155 УК РФ, который одновременно включает в себя специальный субъект (должностные лица, обязанные хранить тайну усыновления) и производит разделение идентичных действий иных лиц на уголовно преследуемые и не наказуемые по субъективному критерию побудительных мотивов их совершения, обусловливает некоторые сложности, неизбежно возникающие при производстве предварительного расследования.

Согласно практике применения действующего законодательства разглаше- ние тайны усыновления считается оконченным преступлением с момента передачи сведений о совершенном семейно-правовом акте. Законодатель не предусматривает конкретных особенностей определения момента совершения преступления в специальных случаях, при определенных способах его совершения.

52

Такими случаями могут являться: разглашение тайны усыновления анонимно в письменной форме, получение заказного письма, содержащего записи на магнитной ленте, компьютерных дисках, иных носителях, разглашающие тайну усыновления, и др.

Не установлено, что конкретно понимается под местом совершения дейст- вий по разглашению тайны усыновления, например, при анонимном телефонном сообщении - место расположение исходящего либо входящего абонентского аппарата, таксофона и т.д. Кроме этого данное преступление может носить длящийся характер и состоять из целого ряда эпизодов конкретных случаев передачи соответствующей информации от одного носителя к другому по цепочке. Одни эпизоды при передаче информации об одном и том же акте усыновлении могут быть признаны уголовными преступлениями, иные- не являться таковыми. Обобщая вышеизложенное, можно выдвинуть предположение о специфической природе категорий места и времени в криминалистической характеристике разглашения тайны усыновления. Если в рассмотренной ранее группе преступлений против семьи (ст. 152-154 УК РФ) выявление места и времени совершения преступления было необходимо, прежде всего, для установления, конкретизации и квалификации непосредственного события преступления, т. е. тяготело к объективному полю конкретного преступного деяния, то при разглашении тайны усыновления место и время скорее относится к субъективному полю, так как имеет первостепенное значение для проверки доказательственной информации, устанавливающей виновность того или иного лица. В свете этого вопрос о месте и времени конкретного разглашения тайны усыновления с точки зрения общей криминалистической характеристики и разработки соответствующей методики имеет скорее факультативное значение. Однако в ходе кон- кретного расследования указанные категории могут и должны быть широко использованы, с учетом приоритетного значения субъективных источников информации (например, свидетельских показаний) как способа установления истины по данному виду уголовных дел.

Место и время злостного уклонения от уплаты алиментов, исходя из диспо- зиции и практики применении ст. 157 УК РФ, в подавляющем большинстве случаев не подлежат точному установлению при расследовании указанной ка-

53 тегории дел. Это объясняется следующим: такие элементы криминалистической характеристики, как время и место, свойственны в большей степени преступным деяниям, совершаемым в форме действия. При преступном бездействии, примером которого является злостное уклонение от уплаты средств на содержание важно установить время, с наступлением которого лицо было обязано совершить действия определенного характера, но преступно воздержалось от их производства, а также, в некоторых случаях, и место совершения обязанным лицом определенной деятельности, направленной на подобное уклонение. Ус- тановление момента, начиная с которого алиментообязанное лицо должно было выделять содержание правоуполномоченным лицам, необходимо, учитывая длящийся характер преступного бездействия и особенность уголовного законодательства, предусматривающего ответственность только в случаях злостного (в течение более 3 месяцев либо систематического, многократного) характера уклонения. В некоторых случаях алиментообязанное лицо прибегает к совершению действий определенного рода, направленных на сокрытие своего действительного дохода, сокращение суммы алиментных выплат и т.д. В этих случаях установление места и времени совершения указанных действий абсолютно необходимо во - первых, для выявления преступных связей, а во-вторых, при наличии достаточных оснований для обеспечения возможности последующего выделения упомянутых действий в самостоятельное уголовное дело (напр. по ст. 171, 176, 198, 199 УК РФ) либо решения вопроса о наложении административных штрафов на администрацию, бухгалтерию предприятий и т.д.

Время и место составляют объективную сторону реальной обстановки со- вершения преступления как элемента криминалистической характеристики преступления. Помимо объективной стороны, в состав которой, кроме указанных категорий включаются иные явления и факторы внешнего мира, не зависящие от воли и сознания правонарушителя, необходимо обозначить субъективно - сформированную сторону обстановки совершения преступления. Данная сторона является результатом целенаправленной деятельности непосредственного исполнителя, возможных соисполнителей или соучастников, а также третьих лиц, возможно и не подозревающих о преступном замысле, но на действия или последствия действий которых рассчитывают злоумышленники. При

54

совершении каждого конкретного преступления степень формирования субъективно-определенной стороны обстановки совершения преступления индивидуальна, однако в той или иной мере она прослеживается в большинстве преступлений. В основе формирования субъективно- определенной стороны обстановки совершения преступления всегда лежит деятельность по планированию и приготовлению преступного деяния.

Наиболее значительной частью деятельности по подготовке к совершению преступного деяния, является определение и разработка приемлемого способа совершения преступления. Любая иная деятельность преступников в процессе приготовления либо направлена на формирование наиболее полной базы разработки способа совершения (сбор и поиск информации), на обеспечение наиболее благоприятных условий его реализации (установление преступных связей), либо напрямую проистекает из предполагаемых вариантов развития событий непосредственно после подобной реализации (последующие действия). Непосредственный способ совершения преступления является важнейшим, а зачастую и единственным связующим звеном между субъективным преступным замыслом и объективными последствиями преступного деяния. В силу этого, в результате действия эффекта «двустороннего отражения», именно способ совершения преступления является основой всего механизма криминалистического следообразования. В нем заключается наибольший объем ценной криминалистической информации о механизме и средствах совершения преступления, об условиях и обстановке, в которых он готовился и совершен, о личности преступника и т. п. Выявление типичных способов совершения преступлений против семьи может быть основой для выдвижения версий, определения направления расследования и наиболее целесообразных путей розыска преступника, установления и последующего устранения обстоятельств, способствующих их совершению.

Рассмотрим наиболее характерные способы совершения конкретных видов преступлений против семьи.

Торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ).

Преступления, совершенные в форме торговли несовершеннолетними, по способу их совершения возможно разделить на две группы. Первую группу со-

55

ставят действия по непосредственной купле-продаже несовершеннолетних, вторую - иные сделки с ними. Большинство сделок с несовершеннолетними являются простой разновидностью непосредственной купли-продажи, поскольку предусматривают либо предоставление взамен полученного определенного имущественно стоимостного эквивалента (мена), либо рассматривают несовершеннолетнего как предмет гражданско-правового оборота, в отношении которого могут быть осуществлены те или иные действия, направленные на извлечение прибыли (например, предоставление в пользование).

Важным классификационным критерием, применимым к действиям по тор- говле несовершеннолетними, является наличие или отсутствие личностных связей между преступником и объектом преступного посягательства. Для совершения преступления лицами, находящимися в личностной связи с передаваемыми несовершеннолетними, характерной особенностью является ненасильственный характер производимых действий, в большинстве случаев передаваемый ребенок вводится в заблуждение относительно осуществляемого. Как правило, личность покупателей представляется ребенку в виде родственников, близких знакомых или иных лиц, вызывающих его безусловное доверие, истинная цель передачи скрывается за необходимостью отъезда родителей, родственников (в отпуск, длительную командировку) либо маскируется действиями желательными для самого несовершеннолетнего (поездка к морю, обучение или лечение за рубежом, посещение далеко проживающих родственников и т.д.). При продаже несовершеннолетних третьими лицами, напротив, характерным является применение действий насильственного характера, направленных на подавление воли и внутреннего сопротивления ребенка, сам характер подобного (физического и морального) воздействия направлен на выработку у несовершеннолетнего безразличного отношения к производимым с ним действиям и их последствиям. Важной особенностью совершения указанного преступления данной группой лиц является то, что само нахождение в их распоряжении несовершеннолетнего- результат совершенных ранее преступных действий. Наиболее распространенный источник получения в свое распоряжение несовершеннолетних - их похищение и возмездное приобретение. Преступный характер подобных действий диктует необходимость скрытого содержания несовершен-

56

нолетнего в целях предотвращения его обнаружения посторонними лицами, а применение насилия предопределяет ограничение свободы (удержание) несовершеннолетнего в целях упреждения его побега.

Способы совершения действий по торговле несовершеннолетними, разде- ляемые по указанному выше критерию, активно корректирует показатель возраста несовершеннолетнего. Введение в заблуждение, как и насильственное удержание, характерно только в процессе осуществления сделок с несовершеннолетними, достигшими возраста, позволяющего им осознавать сущность происходящего и совершать определенные самостоятельные действия, способные так или иначе препятствовать осуществлению преступного замысла.

Говоря о возрасте несовершеннолетних, являющихся объектом преступной деятельности необходимо выделить особую разновидность купли-продажи, осуществляемой в отношении детей, рождение которых только ожидается или вообще планируется. С точки зрения закона, преступление, предусмотренное ст. 152 УК РФ, совершается только в отношении рожденных, т. е. реально существующих несовершеннолетних. Однако в практике достаточно распространенными являются случаи, когда преступная деятельность, направленная на возмездное получение в свое распоряжение несовершеннолетнего, начинается еще до момента его появления на свет, либо сам процесс зачатия и рождения ребенка напрямую проистекает из преступного замысла (договора) на его последующую продажу. В качестве харизматического способа совершения таких сделок выступает выезд на ранних сроках беременности в специально обуслов- ленное и подготовленное покупателями место (в том числе за пределы РФ) с целью скрытого вынашивания, рождения и передачи ребенка.

Помимо характера существующей связи между продавцами и продаваемыми несовершеннолетними, не меньшее влияние на непосредственный способ совершения преступления оказывают личность, мотивы и цели второй стороны преступной сделки (покупателя). В этом смысле важное значение имеет дальнейшая предполагаемая судьба приобретаемого несовершеннолетнего. По этому критерию можно выделить приобретение ребенка в целях дальнейшего его воспитания как собственного, и приобретение для использования его в низменных целях. В первом случае жертвой преступного посягательства становятся,

57

как правило, новорожденные дети, первоначальное происхождение либо источник приобретения которых не предполагает их активного розыска со стороны родственников или законных представителей, что является необходимым условием последующей легализации несовершеннолетних. Приобретение несовершеннолетних из низменных побуждений обычно продиктовано соображениями их последующей эксплуатации. Цели приобретения диктуют необходимость достижения несовершеннолетним определенного возраста, позволяющего использовать его либо как производительного работника, либо в ином качестве (попрошайничество, сексуальная эксплуатация, порноиндустрия). Приобретение из низменных побуждений новорожденных детей является исключением, характерным в случаях деятельности посредников, действующих в корыстных интересах для осуществления имеющегося заказа со стороны конкретного по- купателя.

Деятельность различного рода посредников является одной из основообра- зующих причин данного преступления. Особый характер отношений купли-продажи несовершеннолетних предусматривает обязательное существование как минимум двух сторон с резко разнонаправленными интересами и целями. Общее количество лиц, желающих продать собственных детей, в современном обществе не велико, к тому же продавцов и покупателей разделяют социальное, демографическое, материальное и нравственное положение, круг интересов и общения, что сводит вероятность их непосредственных контактов к минимуму. В общем случае, исходя из объективных предпосылок, количество преступлений, предусмотренных ст. 152 УК РФ, было бы невелико, подобные случаи но- сили бы эпизодический характер. Однако общий рост корыстно- насильственной преступности, повышенный платежеспособный спрос со стороны лиц, желающих приобрести ребенка, в совокупности со значительной суммой, которая может быть ими уплачена, привели к быстрому росту числа лиц, стремящихся превратить торговлю несовершеннолетними в собственный доходный бизнес. Подобные «посредники» быстро заполнили существовавший вакуум информационного поля между продавцами и покупателями, стали активно участвовать в пособнической деятельности по подбору вариантов купли- продажи, обеспечению самого процесса непосредственной передачи, взимая

58 при этом крупные суммы, нередко превышающие вознаграждение непосредственных продавцов. На почве сверх прибыльности подобной деятельности быстро сформировались устойчивые преступные группы, поделившие сферы влияния, разработавшие различные схемы, как приобретения, так и сбыта «живого товара». Помимо подыскания непосредственных продавцов, некоторые из них специализировались на похищении несовершеннолетних, другие организовали деятельность по непосредственному «производству», привлекая к преступной деятельности женщин, желающих выносить, родить и передать новорожденного в обмен на получение определенного вознаграждения. Деятельность подобных преступных групп обусловила существенный рост количества случаев тор- говли несовершеннолетними. На сегодняшний день, количество сделок с несовершеннолетними примерно оценивается в 1000-1500 эпизодов ежегодно. Только в Москве и только за пределы Российской Федерации в год передается до 100 детей1. «Профессиональный подход к делу» обусловил также разработку разнообразных и высоко латентных способов совершения данного преступления, когда любой из участников или свидетелей преступной сделки кровно заинтересован в неразглашении информации о содеянном. Деятельность указанных групп практически не оставляет следов, по свидетельству должностных лиц Генеральной прокуратуры Российской Федерации «раскрытие подобных преступлений во многом является счастливым случаем»2, однако необходимо помнить, что ни один вид преступной деятельности не может абсолютно скрыть свое существование. Представляется возможным следующим образом изложить основные этапы характерного следообразования указанного преступления исходя из классификации способов его совершения:

  1. Важнейшим уязвимым местом деятельности по торговле несовершенно- летними является необъясненное появление либо исчезновение ребенка. В случае продажи родителями (родственниками) собственного ребенка окружающие не могут не заметить его исчезновения. В данных случаях родители склонны объяснять отсутствие ребенка отъездом к родственникам, выездом на учебу и т. д., однако правдоподобие подобных объяснений ограничено определенными

1 Маетная Е. Куплю ребенка // Московский комсомолец. 1999. 22-29 июля.

2 Бараев В. На распродаже - «живой товар» // Российская газета. 1997. 21 окт.

59

временными рамками, в связи с чем, указанные лица могут предпринять по- пытки смены места жительства и работы. В некоторых случаях родитель(и) несовершеннолетнего могут прибегнуть к ложному заявлению о похищении, пропаже несовершеннолетнего или его смерти в результате несчастного случая. Важным факультативным признаком совершения преступления является изменение материального положения лиц, заявляющих об исчезновении или смерти несовершеннолетнего. Приобретение на средства из неподтвержденных источников дорогостоящих предметов в данном случае должно послужить сигналом к проведению более детальной проверки. В силу ограниченности круга лиц, посвященных в истинную судьбу ребенка, необходимо уделить внимание информации, которую могут предоставить иные его родственники или знакомые, их показания могут пролить свет на отношение родителей к ребенку, существовавшие связи, значимые для дела, а также более точно охарактеризовать возможное изменение материального положения семьи.

Лица, приобретающие ребенка в целях воспитания его как собственного, ис- пытывают сложности как с объяснением появления у них ребенка, так и с последующей его легализацией. В целях сокрытия истинного происхождения новорожденного обычно предпринимаются попытки имитации беременности с последующим выездом к предполагаемому месту родов. В целях легализации ребенка эти лица могут предпринимать действия по приобретению сфальсифицированной справки из медицинского учреждения о произведенных родах, использовать свидетельские показания или заключение гинеколога о родах, состоявшихся вообще вне какого-либо медицинского учреждения с целью получения свидетельства о рождении ребенка.

При торговле несовершеннолетними, осуществляемой лицами, не состоя- щими с ними в личностных связях, важнейшим следообразующим источником являются предшествующие действия, совершенные в целях приобретения возможности распоряжения судьбой ребенка. В качестве таких действий, помимо покупки, обычно выступает похищение несовершеннолетнего. Абсолютно необходимая деятельность по содержанию и удержанию несовершеннолетнего также оставляет определенные следы. Для ее осуществления преступникам может понадобиться место укрытия, приобретение определенных продуктов дет-

60

ского питания, медикаментов и т.п. Место содержания ребенка может быть обнаружено третьими лицами, по производимым им звукам, крикам и т.д. В некоторых случаях преступники вынуждены прибегать к профессиональным услугам различного рода специалистов. Так, жительница Крымского района Краснодарского края гр. Шейранова А.С. в сентябре 1997 г. вывезла по подложным документам двух малолетних девочек, которыми она завладела преступным путем и незаконно удерживала в течение месяца. Вступив в сговор с гр. Ропот В.И., зав. общим отделом Молдованской сельской администрации Крымского района, гр. Шейранова завладела копиями свидетельств о рождении с записью о том, что она и ее муж Алманов P.M. являются родителями похищенных детей. Это позволило ей беспрепятственно пересечь границу и вывезти детей в Грецию с целью продажи. В г. Солоники Шейранова А.С. и Кесова Ц.С., жительница этого же района, вывезшая с целью продажи удочеренную ею в 1995 г. новорожденную девочку, были задержаны и в настоящее время отбывают наказание по приговору суда г. Солоники1.

  1. В случаях эксплуатации приобретенного несовершеннолетнего, важней- шими следообразующими факторами являются результаты подобной эксплуатации, а иногда и ее непосредственный процесс. Подобные следы могут быть обнаружены в виде видеокассет с элементами детской порнографии, аппаратуры для их производства, информации о действии притонов, предоставляющих интимные услуги с участием несовершеннолетних, организованных групп малолетних попрошаек, а также других случаях эксплуатации труда несовершеннолетних.
  2. Иные следы деятельности организованных групп, специализирующихся на торговле несовершеннолетними, носят случайный, эпизодический характер и возникают, как правило, при совершении действий, направленных на обеспечение вывоза детей за границу по подложным документам, или при совершении иных действий, направленных на придание несовершеннолетнему легального статуса. Необходимо отметить, что уголовное преследование деятельности пре-
  3. О безответственном отношении к служебным обязанностям отдельных р)тсоводителей краев организаций и ведомств, органов местного самоуправления, акционерных обществ, приведших к факту продажи российских детей за границу: Постановление главы администрации Краснодарского края от 05.02.98. №51.

61 ступных групп, связанной с вывозом будущих матерей за рубеж, с последую щим оставлением ребенка за границей, существенно затруднено. Вмешательст во государственных органов в подобных ситуациях возможно лишь по фор мальным основаниям (нарушение режима пересечения государственной грани цы и т.д), а подавляющее большинство следов находится вне территориальной юрисдикции компетентных органов Российской Федерации.

Незаконное усыновление (ст. 154 УК РФ) Незаконное усыновление представляется более легальным, цивилизованным и менее опасным по сравнению с торговлей несовершеннолетними вариантом незаконного приобретения последних. Особенности совершения указанного преступления обусловлены, прежде всего, выполнением функций по охране и защите законных интересов определенной категории несовершеннолетних бюрократическим аппаратом, в ведении которого находятся и вопросы непосредственного устройства детей в семью. Характерной особенностью данной категории несовершеннолетних яв- ляется необходимость признания их утратившими по тем или иным причинам родительское попечение (ст. 121 СК РФ), что, в свою очередь, является немаловажным фактором, влияющим на возможные способы совершения данного преступного деяния. Безусловное желание подавляющего большинства данной категории детей обрести собственную семью, существенно облегчает деятельность преступников, практически гарантируя им отсутствие сопротивления, а зачастую и полное содействие со стороны усыновляемого, по крайней мере в период оформления усыновления. Преюдициональным фактором, определяющим возможные способы совершения данного преступления, является юридическое определение незаконного усыновления. Незаконным принято считать такое усыновление, которое совершено с существенными нарушениями норм федерального семейного законодательства, основанных на нем подзаконных актов, повлекших или реально могущих повлечь причинение значительного вреда интересам ребенка.

Способы совершения данного преступления напрямую связаны с кругом лиц, его совершающих. Действия по незаконному усыновлению совершаются: • лицами, добивающимися получения несовершеннолетнего в свое распоряжение;

62

• указанными лицами в соучастии с должностными лицами, иными госу- дарственными, муниципальными служащими, родителями, законными представителями несовершеннолетних, а также с частнопрактикующими специалистами; • • должностными лицами и служащими государственных и муниципальных учреждений. • Лица, добивающиеся получения несовершеннолетнего в свое распоряжение, могут быть самостоятельными субъектами указанного преступления в случаях совершения действий по сокрытию сведений об обстоятельствах, препятствующих осуществлению ими функций законных представителей несовершеннолетних, предоставлению ложной информации в целях приобретения усыновительного приоритета, а также в случаях, когда истинные цели усыновления далеки от интересов ребенка. Обстоятельствами, препятствующими осуществлению функций законных представителей несовершеннолетних, являются: полная или частичная недееспособность, имевшее место в прошлом лишение или ограничение родительских прав, отстранение от выполнения функций опекуна или попечителя, а также некоторые данные о состоянии здоровья, возрастном индефференте и иные сведения, прямо предусмотренные действующим законодательством. Способом сокрытия информации о подобных обстоятельствах служит предоставление в орган опеки и попечительства сфальсифицированных справок, медицинских заключений и иных документов, не содержащих в себе сведений об обстоятельствах препятствующих осуществлению функций законных представителей ребенка.

По общему правилу целью усыновления признается удовлетворение роди- тельских чувств усыновителя по воспитанию ребенка в совокупности с обязательной гарантией прав и интересов усыновляемого. В свете этого усыновление, совершаемое из иных, низменных целей, противоречит законным интересам ребенка и является, безусловно, незаконным. В качестве целей, далеких от интересов ребенка, при незаконном усыновлении могут выступать корыстные мотивы (получение права распоряжения имуществом несовершеннолетнего, социальными льготами и выплатами, эксплуатация детского труда, последующая возмездная передача несовершеннолетнего третьим лицам) и иные низ-

63 менные цели. Высокая латентность данного способа совершения преступления по незаконному усыновлению обусловлена исключительно субъективной оценкой органом опеки и попечительства или судом декларируемых потенциальным усыновителем целей усыновления, невозможностью их достоверного установления, по крайней мере, до момента непосредственной передачи несовершеннолетнего, а также тем фактом, что истинные цели усыновления будут проявлены усыновителем лишь после вступления в силу института сохранения тайны усыновления.

Совершение преступных действий по незаконному усыновлению должност- ными лицами и служащими государственных и муниципальных учреждений и организаций связано с осуществлением ими служебных функций по обеспечению устройства ребенка в семью. Соблюдение прав и законных интересов несовершеннолетних при их передаче в семью гарантируется установленным порядком и процедурой подобных действий. Невыполнение или ненадлежащее выполнение любого из элементов указанной процедуры может повлечь причинение существенного ущерба интересам несовершеннолетнего, вследствие чего служит основанием для признания незаконности процедуры в целом. В качестве способов совершения рассматриваемого преступления указанной группой лиц обычно служат: несоблюдение исключительно судебного порядка усынов- ления; предоставление в суд ложного заключения о целесообразности усыновления; нарушение порядка усыновления детей-граждан России иностранными гражданами и лицами без гражданства; не внесение истинных сведений о детях в банк данных; игнорирование обязанности получить согласие родителей и ребенка (в предусмотренных законом случаях); передача братьев и сестер разным лицам (кроме случаев установленных законом) или иные виды должностных злоупотреблений.

Необходимо отметить, что должностные лица и служащие выступают в ка- честве самостоятельного субъекта преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ, достаточно редко. В подавляющем большинстве случаев они совершают преступления в сговоре с лицами, желающими приобрести в свое распоряжение несовершеннолетнего, получая от последних вознаграждение (взятки) за нарушения своих служебных обязанностей, выражающихся в принятии незаконных

64 решений, совершении незаконных действий и т.д.

Механизм следообразования при совершении действий по незаконному усыновлению является более определенным, чем при торговле несовершеннолетними. Следы совершения данного преступления фактически всегда возможно обнаружить при проверке реального наличия и установления подлинности документов, на основании которых произведена передача несовершеннолетнего. В случаях соучастия в указанном преступлении должностных лиц следует считаться с возможностью осуществления ими действий, направленных на уничтожение или порчу документальных свидетельств их причастности к совершению преступления. В некоторых случаях сами факты или покушение на подобные действия могут выступать в качестве источника информации о со- вершенных преступлениях. Гораздо более сложным является обнаружение следов незаконного усыновления, произведенного посредством сокрытия истинных целей усыновления. При эксплуатации усыновленных несовершеннолетних механизм следообразования будет во многом аналогичен подобным действиям при торговле несовершеннолетними. Факультативным следообразующим фактом при совершении действий по незаконному усыновлению может служить резкое различие между действительным заработком и реальным материальным положением должностных лиц и служащих государственных и муниципальных учреждений и организаций, ответственных за принятие решения о передаче несовершеннолетнего в семью.

Подмена ребенка (Ст. 153 УК РФ)

Объективная определенность возможного места и ограниченность времени при совершении действий по подмене ребенка определяют возможные способы совершения данного преступления и круг лиц, его совершающих. В силу юридического состава, действия по подмене ребенка возможны лишь до момента закрепления индивидуальных особенностей его внешности в памяти матери или иных родственников в результате визуального контакта, т. е. подобные действия могут быть совершены в период от непосредственного рождения ребенка до его первого контакта с близкими. В указанный период индивидуально-родовая принадлежность новорожденного фиксируется только в специальных идентификационных знаках (бирках), данные о половой принадлежности, рос-

65

те, весе, времени рождения и матери ребенка отражаются в соответствующих документах. Способом совершения подмены ребенка выступает осуществление преступником действий, направленных на изменение идентификационной информации, результатом которой предполагается вручение роженицам чужих детей, как их собственных. Подобные действия осуществляются, чаще всего, путем механической замены идентификационных знаков (бирок), прикрепленных к конечностям новорожденных. Внесение в соответствующие документы заведомо ложных или изменение существующих данных о подменяемых новорожденных в качестве самостоятельного способа совершения подмены не практикуется в силу несущественного информативного значения таких данных в сравнении с идентификационными знаками. Подобное внесение может быть осуществлено лишь в качестве дополнения к замененным знакам, в целях достижения еще большей достоверности и сокрытия совершения преступления. Если непосредственная подмена идентификационных бирок может быть осуществлена как родителями, так и медицинским персоналом, то совершение действий по внесению изменений в документы с полной определенностью свидетельствует о совершении данного преступления медицинским персоналом, имеющим доступ к подобным документам, либо указанным персоналом в сговоре с родителем (и) новорожденного (ых).

Особенностью данного преступления является его повышенная латентность. Следы преступления, особенно в случаях, при которых не вносятся исправления в соответствующие журналы и документы, образуются лишь по неосторожности или неосмотрительности непосредственных исполнителей преступления. Доказательственное значение внесенных изменений также весьма невелико, так как формы строгой отчетности для подобного рода документов не предусмотрены, поэтому последние могут быть заменены, а любые исправления - объяснены ошибками, описками и опечатками. Единственно достоверно существующим следом совершения факта подмены ребенка выступают данные его генетического набора. Соответствующая экспертиза может достоверно установить наличие или отсутствие кровной связи ребенка с его родителями. Однако само обращение к генетико-дактилоскопической экспертизе, как правило, основывается на подозрении об осуществленном преступлении, которое при

66

обычных условиях его скрытого совершения возникает в исключительных случаях.

Разглашение тайны усыновления (ст. 155 УК РФ)

Под разглашением тайны усыновления признается сообщение информации о состоявшейся процедуре усыновления либо об истинном происхождении ребенка, совершенное виновным в любой форме, без согласия усыновителя (лей). Преступным признается факт разглашения определенной информации, который может быть осуществлен устно (в процессе беседы, разговора, сообщения и т.д.), письменно (в письме, факсимильном сообщении, публикации и т.д.) либо с применением иных носителей (магнитные кассеты, дискеты, электронная почта e-mail, информационные сети и т.д.). С учетом указанных способов, а также самого характера совершаемого преступления прямые свидетели факта разглашения присутствуют в исключительно редких случаях, обычно при случайном, спонтанном разглашении информации. При наличии прямого умысла лицо, разглашающее тайну усыновления, стремится к обеспечению максимальной анонимности производимого сообщения.

Основой следообразующего механизма данного преступления является природа, происхождение, характерные особенности и иные характеристики конкретного носителя информации. Современные методики проведения экспертных исследований в большинстве случаев позволяют выявить происхождение носителя, способ его заполнения, особенности передачи информации или, в крайнем случае, определить либо локализовать основные направления производства расследования. В случаях разглашения тайны усыновления посредством устного анонимного сообщения характерные следы совершения преступления практически отсутствуют либо не поддаются фиксации в силу общей внезапности и скоротечного характера произведенных действий. Однако уже сам факт единичного сообщения либо общеизвестности информации, которая по общему правилу должна сохранятся как служебная либо профессиональная тайна, является непосредственным указанием на совершение возможного преступления. Принимая во внимание тот факт, что первоначально указанная информация может быть известна определенному узкому кругу лиц, следует уже на первоначальном этапе значительно сузить общий круг лиц, в отношении ко-

67

торых можно обосновано допускать предположение о причастности к содеянному.

Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетру- доспособных родителей (ст. 157 УК РФ)

Под злостным уклонением от уплаты средств на содержание с правовой точки зрения принято понимать поведение алиментнообязанного лица, направленное на игнорирование проистекающей из решения суда обязанности предоставления определенных денежных средств управомоченным лицам. Подобными действиями наносится вред материальным (имущественным) условиям существования несовершеннолетних и совершеннолетних нетрудоспособных членов семьи.

Преступление, предусмотренное ст. 157 УК РФ может быть совершено по- средством прямого отказа от выполнения возложенной обязанности, сокрытия истинного размера своего дохода, введения в преднамеренное заблуждение относительно существования иных обязательств по исполнительным листам в интересах третьих лиц. В качестве конкретных способов уклонения от уплаты средств на содержание, произведенных посредством прямого отказа от исполнения обязанности, помимо непосредственного отказа или уклонения от любой формы трудоустройства, как правило, выступают действия алиментобязанного лица, направленные на формирование условий, существенно затрудняющих персонификацию его личности, установление места его постоянного или временного проживания. В качестве наиболее распространенных средств, используемых виновными, можно привести изменение анкетных данных, подделку документов, удостоверяющих личность, смену места фактического проживания, осуществленную без надлежащей регистрации, уклонение от постановки на любые виды учета и др. Способами уклонения от уплаты алиментов посредством сокрытия истинного размера своего дохода являются занижение реального размера заработка по месту работы (в том числе по сговору с должностным лицом бухгалтерии или администрацией предприятия), сокрытие мест работы по совместительству, иных источников дохода (гонораров, вознаграждений, дивидендов, доходов от эксплуатации имущества и т.д.). Средствами сокрытия части доходов могут служить как умолчание о самом факте наличия таковых,

68

так и сознательное занижение их истинного размера посредством фальсификации платежно-расчетной документации. Алиментнообязанным лицом могут быть также предприняты определенные действия с целью существенного уменьшения сумм взысканий в пользу алиментноуправомоченного лица. В качестве таких действий можно выделить предъявление фиктивного иска о взыскании алиментов на детей от другого брака, нетрудоспособных родителей, возмещении вреда третьим лицам, заключение заведомо ложного алиментного соглашения, исполнение которого ущемляет права алиментоуправомоченных лиц по прочим алиментым обязательствам.

Механизм следообразования указанного преступления отличается сравни- тельно упрощенной формой. В подавляющем большинстве случаев уже сам факт длительного неисполнения обязанным лицом алиментных обязательств, служит основанием для признания его виновным в совершении преступления. В зависимости от способа уклонения следами совершения преступления могут являться сфальсифицированные удостоверения личности, гражданско-правовые договора, платежно- расчетная документация, иные бухгалтерские документы, исковые требования и т. д. Особое значение при расследовании данного вида преступлений имеет тесное взаимодействие органа его производящего, с территориальными налоговыми инспекциями, расположенными по месту проживания плательщика, выявление предполагаемых мест осуществления им профессиональной деятельности, с отделами регистрации прав на недвижимое имущество, иными контролирующими органами, способными оказать содействие в установлении истинного дохода алиментнообязанного лица. Перспективные изменения налогового законодательства, на наш взгляд, способны послужить значительному сокращению способов сокрытия реального дохода алиментно-обязанных лиц. Так, введение сокращенной единой ставки подоходного налога существенно сократит рынок нефиксированной оплаты труда, в силу ее нецелесообразности для потенциальных работодателей. Введение индивидуального налогового номера (ИНН) налогоплательщика для физических лиц создаст до- полнительные барьеры для сокрытия источников получения дохода, а повсеместная регистрация дорогостоящих приобретений затруднит легализацию средств, полученных из не установленных источников. В свете этого несоответствие реального материального положения алиментнообязанного лица его

69 заявленным доходам может послужить факультативным
следообразующим фактом не только злостного уклонения от предоставления средств на содержание, но и совершения им иных, налоговых преступлений.

Наряду со способом совершения конкретного преступления против семьи важнейшим фактором образования характерных следов преступления служит целенаправленная деятельность виновных по сокрытию следов или события преступления, а также, в случае невозможности подобной деятельности или в дополнение к ней, действия по обеспечению личной непричастности к содеянному.

Сокрытие следов преступления можно определить как целенаправленную деятельность виновных по воспрепятствованию производству расследования посредством утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации как непосредственно следов преступления или преступника, так и их носителей. По мнению некоторых ученых, действия по сокрытию следов преступления могут быть связаны и не связаны единым замыслом с приготовлением и совершением преступления. В первом случае они могут быть непосредственным условием применения определенного способа совершения преступления или одним из его обязательных элементов, а во втором выступать в качестве самостоятельного вида преступной деятельности, основываясь на материальных последствиях действий совершенных в прошлом1. Большинство криминалистов в качестве способа сокрытия следов преступления рассматривают лишь активные действия по укрытию от следствия или уничтожению и изменению орудий и средств совершения преступления, следов преступления, а также осуществление раз* личного рода инсценировок на месте происшествия . Однако, на наш взгляд, целесообразно помимо действий, направленных на сокрытие материальных следов совершенного преступления особо выделить деятельность преступников по сокрытию события преступления в целом. Возможны возражения, сущность которых может заключаться в том, что максимально достижимым результатом деятельности по сокрытию следов преступления как раз и выступает сокрытие преступления в целом как событие объективной реальности. С подобным ут-

1 Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. М.: Норма-Инфра, 1999. С. 693.

2 Яблоков Н.П. Способы сокрытия следов преступления и методы криминалистического их уста новления. М., 1984. С. 45; Гельманов А.Г. Криминалистическая характеристика способа сокрытия преступлений против жизни и здоровья: Уч. пособие. Омск: Омская ВМШ МВД СССР, 1989.

70

верждением трудно не согласиться. Действительно, искусное сокрытие большинства материальных следов преступления создаст условия для невозможности достоверного определения самого факта его совершения. Однако, говоря о деятельности, направленной на сокрытие события преступления, мы, прежде всего, подразумеваем осуществление преступниками действий, направленных на маскировку содеянного менее тяжким преступлением (правонарушением), либо на достижение адекватных преступных последствий средствами, не позволяющими в силу определенных причин осуществить уголовное преследование виновных.

В преступлениях против семьи деятельность по сокрытию события преступ- ления посредством его маскировки наиболее часто прослеживается при рас- смотрении фактов торговли несовершеннолетними. В качестве наиболее распространенного способа можно указать маскировку торговли посредством мнимого или притворного усыновления. В данном случае речь идет о деятельности определенных должностных лиц, производящих действия по подысканию наиболее перспективных для усыновления детей, сокрытию информации об их наличии и последующей передаче их на усыновление заинтересованным лицам. Подобные действия всегда основываются на отнюдь не бескорыстных мотивах, т. е. практически представляют собой куплю-продажу несовершеннолетних.

Действия по маскировке более тяжких преступлений можно обнаружить и при рассмотрении конкретных случаев подмены ребенка. Так, в случае подмены новорожденного мертворожденным или умершим ребенком, совершенное деяние аналогично похищению человека. При совершении подобных действий в целях получения вознаграждения, предоставляемого родителями, в интересах которых производится подмен, возможна совместная квалификация по ч. 2 ст. 126 и 152 УК РФ.

В силу несовершенства действующего законодательства широкое распро- странение получили случаи, когда преступный замысел осуществляется по- средством легальных действий, характер которых не позволяет привлечь к ответственности ни одного из их участников. Ярким примером деятельности по легальной торговле новорожденными детьми является «коммерческое» суррогатное материнство. Еще в 1993 г. в Основах законодательства Российской Фе-

71

дерации об охране здоровья граждан было законодательно закреплено право каждой женщины на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. В последующем подобное положение получило свое развитие в СК РФ (п. 4. ч. 2. ст. 51). Однако законодательство в полной мере не охватывает всех возможных ситуаций, возникающих в результате развития медико-биологических технологий по искусственной репродукции человека, в силу чего практика заменяющего материнства все больше приобретает преступный коммерческий характер. Нередко суррогатное материнство оформляется исключительно на бумаге, действия по трансплантации эмбриона и не планируется производить, женщин просто используют в роли платных «инкубаторов», производящих детей для последующей их продажи богатым заказчикам. Подобная практика не является только российской «традицией», коммерческие отношения по платному вынашиванию и рождению ребенка приобрели транснациональный харак- тер. Так, работники Интерпола разоблачили в Молдавии преступную организацию, занимающуюся переправкой новорожденных детей в Израиль и США. Матери-доноры уже в период беременности знали, куда будут отправлены младенцы . О запрещении использования суррогатного материнства в коммерческих целях упоминалось еще в Брюссельской декларации Всемирной медицинской ассоциации (1985 г.). Необходимо закрепление этого положения в Российском законодательстве. Помимо того, что легализация суррогатного материнства создала многочисленные возможности для сокрытия деятельности по непосредственной торговле несовершеннолетними, само существование подобного института с трудом удается «втиснуть» в рамки законности. Даже в случае реальной трансплантации эмбриона суррогатной матери, его статус остается юри- дически не определенным. Что это - собственность, принадлежащая геноносителям, в отношении которой суррогатная мать выполняет весьма специфический «договор подряда», либо правовое положение обретает только ребенок как результат его последующего развития. СК РФ, видимо, исходит из второго положения, определяя, что матерью ребенка является именно та женщина, которая его родила. Для передачи ребенка генетическим родителям необходим отказ суррогатной матери от новорожденного в их пользу. Природа подобного

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.93 № 5487-1 // Ведомости РФ. 1993. № 33. Ст. 1318 (ст. 35). 2 Правда. 1998. 30 мая.

72

отказа носит далеко не бескорыстный характер, его стоимость иногда измеряется десятками тысяч долларов США. Применение к передаваемым суммам положения о том, что они являются компенсацией расходов на питание, лечение, содержание суррогатной матери в период вынашивания эмбриона, недопустимо, поскольку соглашение о порядке компенсации подобных расходов, а также юридическое закрепление обязанности суррогатной материи по передаче ребенка генетическим родителям отсутствует, как не предусмотренное законом. Суррогатная мать в любое время, до оформления отказа, может принять решение об оставлении рожденного ею ребенка. В силу этого упомянутые денежные средства передаются непосредственно за отказ матери от ребенка, который дей- ствующим законодательством признается ее собственным. Лицам, оплатившим подобный отказ, оформляется свидетельство о рождении у них ребенка. Как с точки зрения закона охарактеризовать подобные действия? Как легальную форму продажи новорожденных детей? Подобные мысли возникают и в случае оформления отказа матерью от своего ребенка в пользу конкретных усыновителей. На наш взгляд, законодатель в гораздо большей степени должен урегулировать подобные отношения, поскольку за ними тоже могут стоять случаи фактической торговли несовершеннолетними. В случаях, когда следствием будет установлен возмездный характер подобного отказа, указанные действия можно рассматривать в качестве скрытой формы купли-продажи.

Говоря о сокрытии события преступления посредством достижения пре- ступного замысла действиями, исключающими уголовную ответственность, автор данной работы, прежде всего, исходила из примата общественно опасных последствий конкретных действий над способом осуществления последних. Ни в коем случае не умаляя значение исчерпывающего конкретного перечня уголовно наказуемых деяний, как гарантии соблюдения всеобщей законности, нельзя отрицать, что важнейшее значение принадлежит все-таки недопущению достижения преступных задач и целей. Было бы разумным считать случаи, когда осуществление преступного замысла достигается посредством легальных действий, признаками несовершенства и иммобильности действующего зако- нодательства, рекомендовать законотворческим органам, учреждениям и организациям, обладающим правом законодательной инициативы, своевременно и оперативно выявлять новые легальные средства и способы достижения пре-

73

ступных целей, соответствующим образом корректировать нормативную базу для предотвращения подобной деятельности.

Действия по обеспечению личной непричастности к совершенному преступлению, как правило, выражаются в формировании ложного алиби либо в инсценировке, спланированной в целях направления следствия по ложному пути.

Осуществление преступником действий, направленных на сокрытие материальных следов, самого события преступления либо своей причастности к содеянному, могут существенно повлиять на характерные следы совершенного, однако, в подавляющем большинстве случаев виновным не удается скрыть их полностью. Обнаруженные на начало расследования характерные следы преступления, являющиеся отражением обстановки его совершения, наряду с восприятием лицом, производящим расследование, фактов объективной реальности в совокупности с данными криминалистической характеристики конкретного преступления, содержащими средства анализа предполагаемых обстоятельств совершенного деяния, образуют в обобщенном виде содержание типовой исходной криминалистической информации. Типовая исходная криминалистическая информация, в свою очередь, выступает в качестве одного из элементов криминалистической характеристики, одновременно являясь неотъемлемой частью исходной следственной ситуации, возникающей при расследовании конкретного преступления против семьи.

74

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ. ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ И ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ПРОТИВ СЕМЬИ

2.1. ОСОБЕННОСТИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПО ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ СЕМЬИ

® Возбуждение уголовного дела является адекватной реакцией государства на

совершение противоправных действий, отвечающих установленным законом признакам преступления. Краеугольным моментом в данном случае следует признать именно адекватность, т. е. соразмерность антисоциальных действий как причины и реакции правоохранительных органов государства как следст вия. Подобная соразмерность заключается, прежде всего, в возможности выне сения решения о возбуждении уголовного дела, только лишь основываясь на о( установленных законом поводах и при наличии достаточных оснований, что, с

одной стороны, защищает права и неотъемлемые свободы личности от возможного произвола, а с другой - обеспечивает необходимую концентрацию органов правопорядка на антисоциальную деятельность, влекущую наиболее опасные общественные последствия (преступление).

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (ст. 140), в отличие от ранее действующего законодательства, закреплявшего исчерпывающий перечень поводов к возбуждению уголовного дела (ст. 108 УПК РСФСР), признает поводом «практически любой источник информации о преступлении, идентифицирующийся с его автором (физическим или юридическим лицом)»1

Анализ судебно-следственной практики по преступлениям против семьи позволяет следующим образом систематизировать основные поводы их возбуждения:

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 292.

С

75

Таблица 10 Поводы к возбуждению уголовного дела (%)

Поводы Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст. 155 УК РФ Ст. 157 УК РФ Заявления и сообщения родственников или близких 28,0 100 10,0 100,0 98,0 Сообщения от посторонних граждан, организаций и должностных лиц 42,0 - 5,0 - 12,0 Результаты ОРД 30,0 - 85,0 - - Исходя из приведенных данных возможно определить характерную особен- ность поводов к возбуждению уголовных дел по преступлениям против семьи, исходя из специфики конкретного состава. Подавляющее большинство уголовных дел по подмене ребенка (ст. 153 УК РФ), разглашению тайны усыновления (ст. 155 УК РФ) и уклонению от уплаты алиментов (ст. 157 УК РФ) возбуждаются по заявлениям потерпевших, их родственников и близких. Сказанное обстоятельство обусловлено в первую очередь тем, что преступные последствия совершения указанных деяний в подавляющем большинстве случаев известны исключительно указанным лицам. Иные способы выявления названных выше последствий чрезвычайно затруднены либо вовсе невозможны. Незначительное количество дел по злостному уклонению от уплаты алиментов, возбужденное по заявлению организаций и должностных лиц, как правило, представляет собой инициативу органов опеки и попечительства, детских сиротских учреждений, выполняющих функции законных представителей несовершеннолетних. Так, УВД Центрального округа, г. Краснодара, по заявлению Ейского детского дома- интерната, 26 июля 1999 г. было возбуждено уголовное дело в отношении гр. Топилиной Н.Г., лишенной родительских прав в отношении собственного сына и в течении 5 лет уклонявшейся от уплаты средств на его содержание2.

1 Уголовное дело № 037988 ОВД МК «Гольяново» УВД ВАО г. Москвы; Уголовное дело № 035912; № 042732; № 28164 ОВД МО «Соколиная гора» ВАО г. Москвы; Уголовное дело № 153347; № 007342; № 027868 Бабушкинский межмуниципальный суд Сев.-Вост. АО г. Москвы; Уголовное дело № 113846; № 113140; № 113022 Головинский межмуниципальный суд г. Москвы; Уголовное дело № 65599; № 65753 УВД Центрального округа г. Краснодара.

2 Уголовное дело № 65782 УВД Центрального округа г. Краснодара.

76

Поводом для возбуждения уголовных дел по торговле несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ) преимущественно служат сообщения от граждан, ставших случайными свидетелями осуществления преступной деятельности, получивших сомнительные предложения об участии в таковой и т. п. Заявления от родственников несовершеннолетнего, ставшего «предметом» преступной сделки, поступают в исключительных случаях, что объясняется зачастую наличием их непосредственного преступного интереса. С другой стороны, при продаже родителями собственных детей, распространенными являются случаи обращения с заявлениями о совершенном преступлении лиц, состоящих в отдаленной степени родства с несовершеннолетним. Нередко факты купли-продажи несовершеннолетних вскрываются в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также в ходе оперативной деятельности по изобличению иных преступлений (ст. 126, 154 УК РФ). Результаты оперативно-розыскной деятельности, служебных расследований являются основным источником поводов для возбуждения уголовных дел по незаконному усыновлению (ст. 154 УК РФ), что объясняется специфическим механизмом следообразования данного состава преступления. Следы, или основания, по которым можно судить о незаконности произведенного усыновления, в основном содержатся в документах или иных носителях, недоступных для свободного ознакомления, и могут быть выявлены лишь в результате целенаправленной проверки. Поводом к возбуждению уголовных дел по ст. 154 УК РФ могут выступать результаты рассмотрения дел по вопросам усыновления в порядке гражданского судопроизводства. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации отмечается, что, если при рассмотрении дел об установлении или об отмене усыновления суд обнаружит в действиях стороны, должностного или иного лица признаки преступлений, предусмотренных главой 20 УК РФ (ст. 154, 155 УК РФ), он, исходя из ч. 3 ст. 225 ГПК РСФСР, должен сообщить об этом прокурору для решения вопроса о возбуждении уголовного дела1.

О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления: Постановление Пленума ВС РФ от 04.07.97 № 9 // БВС РФ. 1997.№ 9.С.6-10.

77

Немаловажное значение для производства следственных действий, опреде- ления степени их неотложности и формирования следственных версий имеет временное соотношение факта совершенного преступления (приготовления к преступлению) и момента поступления сведений о нем.

По данному критерию информация, содержащаяся в поводах к возбуждению уголовных дел по преступлениям против семьи может быть подразделена следующим образом:

Таблица 11

Временное соотношение поступившей информации (%)

По времени поступления инфор- мации Ст.

152 УК РФ Ст.

153

УК РФ Ст.

154 УК РФ Ст.

155

УК РФ Ст.

157 УК РФ Информация о готовящемся пре- ступлении 20,0 - - - - Поступившая непосредственно после совершения преступления 10,0 25,0 20,0 100,0 8,0 Поступившая с существенным от- рывом во времени от момента обнаружения факта совершения преступления 5,0 - - - 92,0 Поступившая непосредственно по- сле обнаружения преступления, но с существенным отрывом во времени от момента его совершения 65,0 75,0 80,0 - - Применительно к преступлениям против семьи, случаи поступления инфор- мации о готовящемся преступлении являются единичными. Подавляющее их большинство относится к заявлениям третьих лиц, получивших предложения об участии в преступных сделках по торговле несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ). В качестве примера можно привести уголовное дело № 030031 возбужденное 12 января 1999 г. прокурором Мещанской межрайонной прокуратуры г. Москвы. Поводом к возбуждению явилось заявление гр. Кравченко А.Е., сообщившего, что 11 января 1999г. на Комсомольской площади, около Ярославского вокзала (г. Москва), к нему подошел неизвестный мужчина и предложил приобрести ребенка грудного возраста, пояснив, что последний принадлежит

78

его двоюродной сестре, желающей продать его за 6 500 долларов США. На основании полученной информации и проведенного в соответствии со ст. 6, 7, 8 Закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности»1 оперативного эксперимента преступные последствия были предотвращены, виновные задержаны с поличным .

Для раскрытия преступления «по горячим следам» важнейшее значение имеет поступление информации о совершенном преступлении непосредственно после его совершения. Данный тип получения информации, применительно к преступлениям против семьи характерен, прежде всего, для разглашения тайны усыновления (ст. 155 УК РФ). Факт разглашения практически всегда становится незамедлительно известен заинтересованным лицам. Заявления о совершении преступления во всех случаях поступают непосредственно после указанного момента, поскольку в тех случаях, когда заинтересованные лица не считают необходимым обратиться с подобным заявлением непосредственно после факта разглашения тайны усыновления, последующие их обращения в следственные органы отмечены не были.

Специфику поводов для возбуждения уголовных дел по злостному уклоне- нию от уплаты алиментов (ст. 157 УК РФ) можно выявить при анализе соотношения факта совершенного преступления и момента поступления сведений о нем. Заявления о привлечении к уголовной ответственности лица, уклоняющегося от уплаты средств на содержание, поступают с существенным отрывом от момента, когда потерпевшим безусловно становится известно о факте уклонения. В практике нередки случаи подачи заявлений о взыскании алиментов за значительное время, иногда пять и более лет. Нежелание обращаться в следственные органы обусловлено существовавшими в прошлом особыми личными отношениями заявителей с правонарушителями, попытками разрешить вопрос мирным путем, надеждой на изменение преступного поведения. Необходимо отметить, что наличие подобной временной дисперсии, как правило, не вызывает затруднений в проведении расследования по ст. 157 УК РФ, за исключением необходимости розыска алиментообязанного лица. Прямо противополож-

1 Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный Закон от 05.07.95 в ред. Федерального За кона от 18.07.97 № 101-ФЗ; от 21.07.98 № 111-ФЗ; от 5.01.99 № 6-ФЗ.

2 Уголовное дело № 030031 Мещанской межрайонной прокуратуры г. Москвы

79

ную ситуацию можно наблюдать в случаях, когда факт продажи несовершеннолетнего (ст. 152 УК РФ) утаивается подозревающими о совершении указанного преступления родственниками преступника. В данных случаях моральные и нравственные качества заявителя сталкиваются с нежеланием официально обвинять своих родственников (родителей, продавших ребенка) в совершении уголовного преступления, «выносить сор из избы». Так, Мещерякова А.В. с 1997 г. знала о факте продажи своей дочерью, одинокой матерью, собственного малолетнего ребенка. В течение длительного срока мать пыталась образумить свою дочь, утверждавшую, что она продала ребенка, поскольку не имеет средств на его содержание, вернуть внука. Возможность возвращения ребенка предполагалась на основании утверждений дочери о том, что местонахождение ребенка у достойных, по ее мнению, людей ей известно. С заявлением в прокуратуру Мещерякова обратилась лишь 12 апреля 1999 г., причем причиной предоставления сведений, по свидетельству самой заявительницы, явился не столько сам факт продажи ребенка, сколько сложившиеся на тот момент неприязненные отношения с дочерью. В указанном случае несвоевременное обращение в следственные органы существенно затруднило производство расследования по данному делу, местонахождение лиц, приобретших несовершеннолетнего, его дальнейшую судьбу, установить не удалось.

Особое место в расследовании преступлений против семьи занимают случаи обнаружения следов преступной деятельности с существенным отрывом от времени его совершения. Поводом для возбуждения уголовных дел такого рода является информация, которая, хотя и стала известна заинтересованным лицам недавно, но существо ее относится к событиям, имевшим место в более или менее отдаленном прошлом. Подобная характеристика свойственна преступлениям, предусмотренным ст. 152, 153, 154 УК РФ. Во всех случаях факт длительной неосведомленности заинтересованных лиц о совершенном преступлении обусловлен высокой латентностью составов данных преступлений. Однако, если при продаже несовершеннолетних и незаконном усыновлении сроки скрытого существования факта совершения преступления могут исчисляться годами, то при подмене ребенка подозрения о совершенном преступлении нередко возникают уже после выписки из медицинского учреждения и не превышают 7

80

  • 10 дней с момента совершения. По своим последствиям для производства расследования даже такой незначительный временной промежуток оказывает существенное воздействие. Обычно подмененный ребенок уже передается третьей неизвестной стороне, процесс последующей его идентификации является крайне затруднительным. Данное обстоятельство, свойственное большинству дел по подмене ребенка, позволяет квалифицировать даже незначительную задержку поступления информации о совершенном преступлении как существенный отрыв с момента его непосредственного совершения.

Следующим важным критерием классификации поводов для возбуждения уголовных дел по преступлениям против семьи служит информативная емкость сведений, выступающей в качестве таковых:

Таблица 12 Характеристика содержания поступившей информации (%)

По содержанию поступившей информации Ст. 152 УК РФ Ст. 153 УК РФ Ст. 154 УК РФ Ст. 155 УК РФ Ст. 157 УК РФ Информативно емкие 65,0 25,0 85,0 100,0 100,0 В т.ч. содержащие сведения - о лице совершившем пр-е 55,0

85,0 90,0 100,0 - о способе совершения 30,0 35,0 ~~25J0~ 75,0 75,0 100,0 “ 100,0 65,0 100,0 - о времени и месте сов-ния

Неинформативно емкие 35,0 75,0 15,0 - - Как видно из приведенных данных, характерной чертой поводов к возбуж- дению уголовных дел по преступлениям против семьи является их изначально высокая информативная емкость. Так, заявления или сообщения о совершении преступлений, предусмотренных ст. 155, 157 УК РФ, в основном содержат сведения о лице совершившем преступление, времени и месте, а зачастую и о способе совершения последнего. Аналогичным образом можно характеризовать и результаты ОРД, нередко служащие поводом для возбуждения уголовных дел по незаконному усыновлению (ст. 154 УК РФ).

Несколько обособленно в этом ряду расположены поводы к возбуждению уголовных дел по торговле несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ). Их можно условно подразделить на две группы. Первую образуют сообщения близких потерпевшего несовершеннолетнего, которые в силу своей осведомленности рас-

81

полагают значительной информацией относительно преступных сделок, осуществляемых родителями в отношении собственных детей. К данной же группе можно отнести информацию, полученную оперативным путем или выявленную в ходе расследования самостоятельных преступлений, вскрывших эпизоды, подпадающие под юрисдикцию ст. 152 УК РФ. Для информации, относимой к данной группе, характерно наличие сведений о лице (ах), причастных к совершению преступной сделки, реже о месте, времени и конкретном способе ее совершения. Вторую группу составляют сведения, которые скорее указывают не на конкретное событие преступления, а вскрывают некоторые характерные следы осуществления преступной деятельности по торговле несовершеннолетними. Подобная информация, как правило, выявляется в результате разработки деятельности ОПТ, обработки (проверки) заявлений о пропаже несовершеннолетних, их гибели в результате несчастного случая, носящей сомнительный характер, поступает от третьих лиц, получивших предложения об участии в преступной деятельности, либо ставших свидетелями таковой, и т.д. Для информации данной группы характерно отсутствие сведений о конкретных особенностях преступления, обычно они содержат лишь исходный материал для формирования проверочных версий.

Исключения из общего правила, представляют собой поводы для возбуждение уголовного дела по подмене ребенка (ст. 153 УК РФ). Лишь в исключительных случаях обстоятельства совершения указанного преступления становятся известны кому бы то ни было, кроме лиц, осуществивших подмену. В силу изложенных обстоятельств информация, содержащаяся в заявлениях, носит, как правило, субъективно- предположительный характер, основывается на обстоятельствах, не позволяющих сделать окончательный вывод даже о наличии самого события преступления, нуждается в проведении существенной проверки с привлечением узко профильных специалистов.

С информативной емкостью сведений, выступающих в качестве повода к возбуждению уголовного дела по преступлениям против семьи, неразрывно связан общий объем и порядок производства необходимых проверочных действий, ставящих своей целью принятие процессуального решения о начале производства по делу. Необходимость производства указанных действий проистекает

82

из самой природы повода к возбуждению уголовного дела. С точки зрения формальной логики, повод представляет собой, с одной стороны, первоисточник, характеризующийся определенным набором квалифицирующих особенностей, определяющих «качество» поступающей информации, а с другой - конкретные сведения, объем которых позволяет судить о достаточности полученной информации, т. е. определяет ее «количество». Соответствие «количества и качества» информации, выступающей поводом к возбуждению уголовного дела установленным требованиям, является промежуточной целью производства предварительных проверочных действий. При этом «качество» информации характеризуется ее способностью отображать истину с допустимым коррелятором искажений, а ее «количество» должно быть признано достаточным для детализированного восстановления объективной картины происшедшего.

Аналитическая работа по обобщению следственной практики по преступле- ниям против семьи позволила выявить сложную взаимную связь структуры и информационного наполнения поводов к возбуждению с предварительными проверочными действиями по конкретным уголовным делам. Целесообразно представить предварительные проверочные действия в виде мультизадачной комбинации, каждая часть которой преследует самостоятельные цели, совокупное разрешение которых служит решению общей задачи.

Первоначальной промежуточной целью производства проверочных дейст- вий является проверка сведений, выступающих в качестве повода возбуждения уголовного дела на предмет идентичности их фактам объективной действительности. Производство данной части проверочных действий напрямую связанно с первоисточником повода. Сообразно подобному утверждению возможно произвести подразделение источников информации, выступающих в качестве поводов к возбуждению уголовного дела по критериям характера самих источников, а также по способу восприятия ими фактов объективной действительности. По своему характеру источники можно подразделить на субъективные и объективные. Объективный характер присущ источникам, которым по своей природе не свойственно искажение информации, как на стадии ее получения, так и при последующей передаче. Подобная стабильность информационного поля достигается применением специальных процедур, связанных со

83

строго установленным порядком приобретения, фиксации и передачи любых сведений. В практической деятельности по расследованию преступлений против семьи к объективно характеризующимся источникам получения сведений следует отнести результаты ОРД, а также в некоторых случаях сообщения поступившие от должностных лиц или организаций (материалы проверок, ревизий, служебных расследований и т.п.). Объективный характер источника получения сведений презюмирует их достоверность. Любые иные источники поступления сведений следует отнести к носящим субъективный характер, поскольку в силу своих физических, психологических и иных особенностей они способны сознательно или неосознанно, в большей или меньшей степени, влиять на достоверность предоставляемой информации.

Однако сам по себе объективный характер источника получения сведений не может служить основанием для признания последних в качестве достоверных. Кроме характера источника поступления сведений, определяющее значение имеет также форма восприятия им фактов объективной действительности, служащих основой предоставляемой информации. Источник может воспринимать факты непосредственно, в виде событий окружающей действительности, либо опосредованно, через отражение этих событий любыми материальными или нематериальными носителями. Так, задержание лиц, осуществляющих преступную сделку по торговле несовершеннолетними с поличным, представляет собой пример непосредственного восприятия информации, тогда как сведения о фактах приобретения в свое распоряжение несовершеннолетних посредством незаконного усыновления, полученные при допросе, воспринимаются опосредованно. Любая форма опосредованного восприятия источником фактов объективной действительности, вне зависимости от характера самого источника, не свободна от их возможного искажения, вследствие чего сведения, поступившие из источника, объективный характер которого, не вызывает сомнений, в случае их первоначально опосредованного происхождения нуждаются в предварительной проверке.

В качестве дополнительной промежуточной цели производства проверочных действий выступает воссоздание по возможности наиболее детальной картины происшедшего. С указанной точки зрения возможно выделить три группы ин-

84

формации, выступающей в качестве повода к возбуждению уголовного дела, на основании критерия достаточности содержащихся сведений для решения вопроса по существу.

Первую группу составит информация, содержащая лишь предположительные сведения о совершенном или готовящемся преступлении. Характерной особенностью данной группы сведений является отсутствие достоверных указаний на совершение или подготовку преступления; личность подозреваемого, как правило, не известна. Применительно к преступлениям против семьи информация, относимая к указанной группе, обычно выступает в качестве повода к возбуждению уголовных дел по ст. 153 УК РФ. Как уже отмечалось выше, большинство сведений о подмене ребенка носят субъективно-предположительный харак- тер. В целях проверки поступившей информации необходимо получить объяснения от заявителя и матери ребенка (если они не совпадают в одном лице), в ходе которых выяснить: какие конкретно факты и обстоятельства, послужили поводом для обращения в правоохранительные органы; как и при каких обстоятельствах, по мнению заявителя, произошел факт подмены; существует ли информация об особой заинтересованности сотрудников медицинского учреждения, рожениц или иных лиц относительно новорожденного; имели ли место обращения заявителей к должностным лицам учреждений родовспоможения, реакцию последних; было ли назначено, проводилось ли на основании указанного обращения служебное расследование, известны ли его результаты. Полученные таким образом сведения использовать в качестве ориентирующих при получении объяснений от медицинского персонала. В силу специфики данного пре- ступления особое внимание следует обратить на наличие и закрепление материальных следов, прямо или косвенно свидетельствующих о его совершении. В качестве подобных следов могут выступать данные нательных бирок и наружных паспортов новорожденного, сведения, содержащиеся в соответствующей медицинской документации.

Помимо уголовных дел по подмене ребенка предположительная информа- ция нередко служит основанием для проведения проверочных действий по подозрению о совершении купли-продажи или иных сделок с несовершеннолетними. Основой проверочных действий является получение объяснений от зая-

85

вителей, родителей и родственников несовершеннолетних. При получении объяснения от лица, заявляющего о фактах, позволяющих предполагать о совершении купли-продажи или иной сделки с несовершеннолетним, необходимо акцентировать внимание на деталях, могущих указать на конкретных участников преступной сделки, способ ее совершения, местонахождение возмездно переданного несовершеннолетнего.

В случае поступления заявления родителей, родственников об исчезновении, похищении или гибели несовершеннолетнего в результате несчастного случая при сомнительных обстоятельствах, когда в поступившей информации не усматриваются признаки похищения или похищения с целью вымогательства (хотя подобная версия не может быть исключена) при проведении проверочных действий необходимо провести розыскные мероприятия по установлению места нахождения ребенка (у родственников, в больнице, милиции и т. п.). Следует, однако, отметить, что при наличии оснований для подобных предположений, родители пропавшего ребенка, как правило, проверяют их до обращения в пра- воохранительные органы. Оперативно-розыскные мероприятия должны проводиться по существующим правилам розыска без вести пропавшего лица по розыскному делу в соответствии с Инструкцией об организации и тактике розыскной работы ОВД, объявленной приказом МВД России от 5 мая 1993г. № 213, а также в соответствии с приказом МВД России от 28 февраля 1994 г. № 66 «О некоторых организационных мерах по совершенствованию розыскной работы в ОВД». При этом, в случае подозрения о причастности родственников к продаже ребенка, необходимо организовать за ними оперативное наблюдение; провести беседы с соседями, сослуживцами. В данной ситуации в качестве проверочных действий необходимо произвести осмотр места происшествия.

Вторую группу образуют сведения о совершенном или готовящемся преступлении, содержащие существенный объем информации, который, однако, не позволяет произвести их окончательный правовой анализ. Основная задача производства предварительных проверочных действий - устранение конкретных пробелов, восполнение недостающих сведений. Применительно к преступлениям против семьи информация, относимая к рассматриваемой группе, обычно выступает в качестве повода для возбуждения уголовных дел по неза-

86

конному усыновлению. Для принятия решения о возбуждении уголовного дела по ст. 154 УК РФ при проведении проверочных действий необходимо выяснить какие конкретно условия усыновления нарушены в ходе его установления. С этой целью истребовать соответствующую документацию, касающуюся произведенного усыновления (данные о постановке ребенка, оставшегося без попечения на учет, личное дело усыновленного, данные относительно личности усыновителей, биологических родителей). В случаях когда факты незаконного усыновления были вскрыты в ходе проведения служебных проверок, расследования и т. п., необходимо истребовать документацию, отражающую результаты их проведения. Основным фигурантом данного преступления, как правило, является лицо, непосредственно дающее заключение о целесообразности установления усыновления, хотя нельзя исключать возможности целенаправленного введения данного лица в заблуждение относительно тех или иных обстоя- тельств, имеющих существенное значения для проведения указанной процедуры. В ходе проведения проверочных действий следует получить объяснения как от лица, выдающего заключение о передаче ребенка в семью, так и от лиц, ответственных за подготовку документов на усыновление, дающих компетентное заключение о его целесообразности, иным образом причастных к решению вопроса об усыновлении или иной форме передачи ребенка на воспитание. Полученные сведения использовать в качестве ориентирующих при получении объяснений от усыновителей, опекунов (попечителей), приемных родителей. Если при усыновлении были нарушены права родственников ребенка, в ходе полу- чения объяснения у последних выяснить их отношение к передаче ребенка на усыновление, характер их взаимоотношений с ребенком, основания, позволяющие им заявлять о нарушении собственного усыновительного приоритета. Спецификой проведения проверочных действий при принятии решения о возбуждении уголовного дела по незаконному усыновлению является абсолютная необходимость владения нормативной базой, определяющей условия, порядок, особые случаи передачи ребенка на воспитание в семью. С учетом того обстоятельства, что данные нормативные акты обычно лежат вне сферы непосредственных профессиональных познаний работников следственных органов, следует признать целесообразным привлечение консультаций специалистов в облас-

87

ти семейного права, квалифицированных сотрудников органов опеки и попечительства.

В третьей группе материал, служащий поводом для возбуждения конкретного уголовного дела, содержит исчерпывающие сведения, включающие данные о способе совершения преступления, а иногда и о личности подозреваемого, мотивах и целях совершения преступления. В данном случае, за редким исключением, нет необходимости в сборе дополнительных сведений относительно исходных материалов. Информация, относимая к исследуемой группе обычно выступает в качестве повода к возбуждению уголовных дел, предусмотренных ст. 155 УК РФ. Согласно практике расследования конкретных уголовных дел, поступившие заявления, обычно, содержат сведения о лице, виновном в разглашении тайны усыновления, месте, времени и обстоятельствах подобного разглашения. С учетом подобной специфики проверочные действия, помимо непосредственной проверки информации, содержащейся в заявлении, должны быть направлены на закрепление доказательственной базы и уяснение специальных требований к составу данного преступления, так как необходимым условием привлечения лица к уголовной ответственности является конкретная группа мотивов и целей либо использование им служебного положения. В ходе проведения проверочных действий следует получить объяснения от заявителя с целью уяснения и детализации обстоятельств, при которых произошел факт разглашения сведений об усыновлении, характере взаимоотношений между усыновителем, усыновленным и лицом, разгласившим тайну усыновления. В тех случаях когда сведения разглашены непосредственно усыновленному, целесообразно, в зависимости от обстоятельств дела и возраста ребенка, провести с ним беседу, в ходе которой конкретизировать факты, изложенные в заявлении. При получении объяснений от лица разгласившего, по мнению заявителя, тайну усыновления необходимо выяснить обстоятельства при которых ему стало известно о произведенном усыновлении, первоисточник получения этой информации, характер взаимоотношений с усыновителем и усыновленным, мотив и цель разглашения.

Исчерпывающий характер носят, как правило, сведения, выступающие в качестве повода для возбуждения уголовных по злостному уклонению от уплаты

88

средств на содержание. Специфика состава данного преступления обусловлена тем, что уже на момент подачи заявления обязанность алиментообязанного лица уплачивать средства на содержание является юридическим фактом, установлению подлежат лишь событие уклонения от уплаты, его срок и причина совершения неправомерных действий. Для выяснения изложенных обстоятельств, при производстве проверочных действий необходимо получить объяснения от алиментообязанного лица на предмет установления факта уплаты средств на содержание, документов или иных свидетельств, подтверждающих подобную уплату. В случае признания лицом уклонения от уплаты алиментов, равно как и в случаях отсутствия доказательств их предоставления, выяснить причины, по которым лицо не уплачивало средства на содержание, либо не позаботилось о приобретении оправдательных документов, расписок и т. д. Дальнейшие проверочные действия во многом определяются позицией подозреваемого, которую последний занимает с целью уклонения от ответственности за совершенные действия. В ситуации, когда местонахождение алиментообязанного лица неизвестно направить требование в ИЦ ГУВД о предоставлении сведений о судимости алиментообязанного лица и объявить последнее в розыск.

По достижении обоих промежуточных целей предварительной проверки, установив достоверность и полноту конкретных сведений, необходимо произвести окончательную юридическую оценку установленных событий с точки зрения уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Целью настоящего этапа предварительных проверочных действий является безусловная идентификация повода к возбуждению уголовного дела как основания подобного возбуждения. Основания для возбуждения уголовного дела сформулированы в ч. 2 ст. 140 УПК РФ как достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

В случае установления в ходе проверки поступивших материалов наличия в них признаков преступления против семьи должно возбуждаться уголовное дело и приниматься предусмотренные законом меры к установлению обстоятельств преступления и лиц, виновных в его совершении.

89

2.2. ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ

Расследование конкретного преступления находится в прямой причинной связи с объемом и содержанием информации о преступном событии и преступнике, поведением участников процесса, другими субъективными и объективными обстоятельствами преступного деяния, что в современной криминалистической науке принято именовать ситуационностью расследования. Ситуацион-ность расследования объясняется тем, что его производство осуществляется в конкретных условиях, сложившихся на данный определенный момент. На различных этапах предварительного расследования возникают разнообразные по сложности фактические ситуации, сменяющие друг друга и характеризующие особенности обстановки соответствующего фрагмента расследования. Подобные складывающиеся при расследовании преступлений ситуации принято на- зывать следственными. В научной литературе сформулированы различные подходы ученых-криминалистов по поводу определения понятия следственной ситуации. Так, по мнению одних авторов, следственная ситуация представляет собой объективно повторяемое положение в процессе расследования, обусловленное фактическими данными1. Другие авторы придерживаются взгляда, согласно которому она определяется как совокупность фактических данных, система значимой информации, отражающая существенные черты события на том или ином этапе расследования преступления2. Согласно третьей точки зрения, следственная ситуация представляет собой совокупность характеризующих расследование информационных, материальных и иных факторов, а также их оценку3. Наиболее удачным, на наш взгляд, является определение следственной ситуации как сложившееся на определенный момент расследования фактическое положение дела, от которого зависит дальнейшее направление расследо-

Колесниченко А.Н. Следственная ситуация: спорные вопросы понятия и возможное решение проблемы //Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. Иркутск, 1983. С. 33.

Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М. 1978. С. 31; Гавло В.К. Проблемы теории и практики криминалистической методики расследования преступлений: Дисс. … д-ра юрид. наук. М. 1983. С.ЗО; Селиванов Н.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Соц. законность. 1972.№ 2.С.58

Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия прсступлсний.Свсрдловск,1975. С. 173.

90

вания и характер принимаемых следователем решений1. Следственная ситуа-ция-это меняющаяся по мере продвижения к конечной цели расследования многофакторная обстановка, обусловленная:

• особенностями отражения события в окружающей среде; • • внутренней позицией подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего и других участников следственного действия; • • успешностью действий следователя на предыдущих этапах расследова- ния. • В круг условий, формирующих следственную ситуацию, традиционно включаются элементы информационного, процессуально - тактического, материального и организационно-технического, а также психологического характера. Сочетание всех этих элементов обусловливает индивидуальный характер определенной следственной ситуации в каждый данный момент производства расследования2. Указанный характер следственной ситуации, а также ее динамическая связь с постоянно изменяющимся массивом доказательственной информации определяет тот факт, что в процессе расследования следователю неоднократно приходится определять, в чем состоит его основная задача на данном этапе, на достижение каких промежуточных результатов нужно направить усилия, какие средства и приемы обнаружения либо исследования доказательств можно ис- пользовать в соответствующей обстановке, что, в свою очередь, способствует правильному выбору тактических средств, методов и приемов. По мнению И.Ф. Герасимова, «именно оценка конкретных следственных ситуаций обусловливает решение проблем взаимодействия органов следствия и дознания по делу, принятие решения о направлениях расследования, о формах взаимодействия с другими службами и общественностью, о проведении тактических операций и т. д.»3. Помимо подобного, чисто прикладного, назначения конкретные следственные ситуации служат базисом формирования и совершенствования частных криминалистических методик, строящихся на основе их систематизации, учета и анализа. Правильно выделенные и обобщенные конкретные следственные си-

1 Шсйфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,1981. С.55.

2 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Бородулин А.И. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997. С. 72-73.

3 Герасимов И.Ф. К вопросу о следственной ситуации. М., 1985. С.7.

91 туации существенно обогащают информационный фундамент, на котором строятся методики расследования отдельных видов и групп преступлений. Подобные, выявленные в ходе обобщения практики расследования определенной, однородной группы преступлений следственные ситуации получили наименование типичных. В отличие от конкретных, в информационной структуре типичных следственных ситуаций преобладают общие, часто повторяемые черты и признаки. Выявление и исследование особенностей типичных ситуаций расследования отдельных видов (групп) преступлений дает возможность выдвигать наиболее характерные применительно к ним следственные версии, опреде- лять наиболее целесообразные пути и средства их проверки, т. е. алгоритмизировать процесс расследования.

Определение и исследование типичных следственных ситуаций примени- тельно к конкретным видам преступлений против семьи позволит определить ситуационные модели расследования дел данной категории. Рассмотрим типичные следственные ситуации, возникающие при расследовании указанной группы преступлений.

Торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ)

На первоначальном этапе расследования уголовных дел по торговле несо- вершеннолетними, в зависимости от информационной насыщенности исходного материала, представляется возможным выделить несколько типичных следственных ситуаций, которые условно подразделяются на простые и сложные (проблемные).

Простые следственные ситуации образуются в случаях, когда уже на стадии принятия решения о возбуждении уголовного дела следствие располагает данными о лицах, причастных к совершению указанного преступления, а в большинстве случаев - и о способе и местонахождении возмездно переданного несовершеннолетнего. В практике расследования уголовных дел по ст. 152 УК РФ подобные простые следственные ситуации возникают в следующих случаях:

  1. Широко распространенная типичная следственная ситуация возникает в результате поступления информации о совершенном преступлении от родственников, близких или знакомых лиц, продавших собственного ребенка. В указанных случаях следствие, как правило, изначально достоверно располагает

92

данными о лицах передавших несовершеннолетнего, реже - о его настоящем местонахождении и о лице, приобретшем его в свое распоряжение. У лица, производящего расследование, имеется реальная возможность восполнения недостающей информации как путем получения сведений от родителей, возмездно передавших собственного ребенка, так и путем уточнения и конкретизации сведений заявителей. В большинстве случаев следствие оперативным путем устанавливает лиц, завладевших несовершеннолетним, обеспечивает их розыск и привлечение к уголовной ответственности.

  1. Достаточное распространение получила следственная ситуация, когда ос- нованием возбуждения уголовного дела служит задержание преступников непосредственно в момент совершения ими преступных действий. Указанная ситуация, как правило, возникает в результате поступления сведений о готовящемся преступлении, источником которых могут быть как заявления граждан, так и результаты ОРД. В данных случаях, до принятия решения о возбуждении уголовного дела, в рамках предварительной проверки материала, представляется возможным проведение оперативных экспериментов, которые, в случаях доброкачественности поступивших сведений, позволяют осуществить задержание преступников с поличным. Так, на основании заявления К., осведомленного о преступных намерениях Мелиховой Ю.Ю. и Яшина Ю.В., сотрудниками 69-го спецотдела милиции ГУВД г. Москвы разработана проверочная комбинация, при которой в качестве покупателя преступникам был представлен оперуполномоченный указанного отдела Амбаров А.В. На основании достигнутой ранее договоренности преступники передали 6-месячного ребенка Мелиховой гр. Амбарову. Преступная сделка осуществлялась в коммерческой палатке на одном из московских вокзалов. Непосредственно после передачи ребенка и получения заранее оговоренной денежной суммы, состоящей из помеченных купюр, участники сделки были задержаны сотрудниками милиции с поличным1.
  2. Разновидностью указанной следственной ситуации являются случаи, ко- гда задержание преступников непосредственно после совершения преступных действий производится в рамках возбужденного уголовного дела, на основе установления за ними оперативного наблюдения. Чаще всего данная следственная
  3. 1 Уголовное дело № 1.744 Архив Мещанского межмуниципального суда ЦАО г. Москвы.

93

ситуация возникает в результате разработки деятельности организованных преступных групп. Информация о планирующихся преступных действиях поступает в результате оперативных мероприятий (прослушивание, оперативное наблюдение), а о совершенных ранее - в результате следственных действий (допросы задержанных, свидетелей, потерпевших). В любом из случаев, как факт непосредственного задержания преступников, так и закрепление информации об их предшествующей преступной деятельности, позволяет эффективно производить расследование, изначально формирует весомую доказательственную базу, снижает способности задержанных лиц к принятию мер по обеспечению собственной непричастности к содеянному. Направление дальнейшего расследования определяется потребностью расширения, проверки и уточнения дока- зательственной информации относительно обстоятельств совершения преступной сделки, выявления возможных соучастников, а также установления иных эпизодов преступной деятельности задержанных лиц.

Однако при расследовании преступлений связанных с куплей-продажей и иными сделками с несовершеннолетними, нередко наряду с простыми, возникают и проблемные следственные ситуации. Среди них можно выделить следующие:

  1. Ситуация, возникающая в случаях, когда лица, осуществляющие переда- чу несовершеннолетнего, прибегают к разного рода имитациям, инсценировкам для обеспечения сокрытия самого события преступления. Распространенными являются ложные заявления о похищении несовершеннолетнего, его пропажи либо гибели в результате несчастного случая (например утопления). Так, гр. С. еще до рождения ребенка имела предварительную договоренность с гр. В., жительницей одной из Закавказских республик о продаже новорожденного ребенка. Через три недели после рождения ребенка, гр. С, совместно со своей матерью, бабушкой новорожденного и квартиранткой инсценировали похищение ребенка из коляски, оставленной у аптеки с целью его передачи, в соответствии с достигнутой ранее договоренностью с гр. В., приехавшей за ним в Москву. Мать ребенка, желая скрыть содеянное, обратилась в правоохранительные ор-

94

ганы с заявлением о его похищении1.

Данные типичные следственные ситуации характеризуются дефицитом ин- формации относительно существа самой преступной сделки. Подозрение о причастности заявителей к совершению преступления нередко базируется на мельчайших деталях, ничтожных противоречиях, а иногда и просто на интуиции следователя. Основное направление расследования в данном случае определяется необходимостью выявления дополнительной информации в целях разрушения оборонительной версии, обеспечивающей безнаказанность преступников. В большинстве случаев преступники не в состоянии предусмотреть все без исключения детали инсценированной ими схемы. Усилия следователя должны быть направлены на обнаружение, закрепление, проверку данных, свидетельствующих о времени, месте, деталях событий, выдаваемых злоумышленниками за истину. Особое значение имеет тщательный осмотр места происшествия, который нередко позволяет обнаружить доказательства, идущие вразрез с официальной версией лжезаявителей. В последующем большое значение будут иметь допросы указанных лиц, которые будучи сориентированы на деталях, постоянной смене вопросов об общем и частном, позволят выявить возможные противоречия предоставляемых сведений и информации, поступившей ранее как от иных соучастников, так и от них самих.

  1. Наиболее затруднительными для производства последующего расследо- вания являются ситуации, складывающиеся при обнаружении результатов преступной эксплуатации несовершеннолетних или следов принудительного удержания ребенка. Для указанной ситуации характерен изначальный недостаток информации относительно как лиц, причастных к совершению преступления, личности удерживаемого или эксплуатируемого несовершеннолетнего, так и способа, благодаря которому он оказался в распоряжении преступников. Основными направлениями следственных действий будут являться установление круга лиц, имеющих доступ и возможность использования обнаруженного места принудительного удержания, установление потребителей результатов эксплуатации несовершеннолетних с последующим выявлением лиц, предостав-

Дубровина А.Н. Расследование похищения или подмена ребенка: Лекция. М.: Академия МВД СССР, 1988.

95 ляющих им их услуги, розыск возможных свидетелей преступной деятельности.

  1. Промежуточное место между проблемными и простыми типичными следственными ситуациями расследования преступлений по торговле несовершеннолетними занимают случаи, когда уголовное дело возбуждается в результате обнаружения свершившихся фактов незаконной легализации несовершеннолетних, либо попыток осуществить такую легализацию. В этой ситуации данные о лице, подозреваемом в совершении преступления имеются, но способ его совершения, а также происхождение несовершеннолетнего, как правило, неизвестны. Легализация несовершеннолетнего обычно производится путем получения различного рода справок, документов, свидетельских показаний и т. п. Необходимо установить юридические основания нахождения ребенка у данных лиц, его истинное происхождение. Существенным препятствием на пути производства следственных действий является тот факт, что, в большинстве случаев, попытки легализации осуществляются в отношении новорожденных или детей грудного возраста, которые не могут служить источником какой-либо информации.
  2. Сложности при производстве расследовании могут возникнуть и в случа- ях возбуждения уголовных дел по ст. 152 УК РФ на основании поступления информации непосредственно от очевидцев преступной сделки либо от осведомленных лиц. В данном случае установленными являются обстоятельства, свидетельствующие о купле-продаже и иных сделках с несовершеннолетними, однако отсутствуют сведения о лице (ах), его совершивших, данных о личности ребенка, его настоящем местонахождении. Усилия следователя должны быть направлены на получение возможно большей ориентирующей информации для выявления лиц, причастных к совершению преступления. Приоритетное значение приобретает своевременность обращения свидетелей преступной деятель- ности в органы охраны правопорядка. В случаях когда информация о содеянном поступает с незначительным отрывом от момента непосредственного совершения преступления, безотлагательно предпринятые оперативно-следственные действия позволяют не только раскрыть преступление по «горячим следам», но и предотвратить наступление преступных последствий, обес-

96

печить возвращение несовершеннолетнего. Так, 18 ноября 1998 г. в СУ Московского УВД на железнодорожном транспорте обратилась гр. Фурсова А.И., сообщившая, что она стала свидетелем преступной сделки по продаже несовершеннолетнего, совершенной на Казанском вокзале г. Москвы. В ходе выяснения обстоятельств происшедшего, гр. Фурсова достаточно подробно описала внешность женщины, которой был передан ребенок, а также сообщила, что последняя проследовала с ребенком к поезду 220 сообщением Москва-Караганда. В результате полученной информации и произведенных оперативных действий в вагоне номер 5 указанного поезда задержана гр. Маринова О.А. с новорожденным ребенком. Установлен и гражданин Чирков С.А., 1974 года рождения, продавший ей своего двухнедельного сына за 150 рубйэд^ена ребенка (ст. 153 УК РФ)

В силу высокой латентности указанного преступления исходные данные от- носительно лиц, причастных к преступлению, времени, места и способа его совершения, а также местонахождения подмененного ребенка, которыми располагает следствие на первоначальном этапе расследования чаще всего носят предположительный характер, строятся на сведениях заявителей либо вовсе неизвестны.

  1. Наиболее распространенная следственная ситуация возникает в случае, когда мать ребенка заявляет о несоответствии внешних данных переданного ей ребенка первоначально воспринятым. Подобное несоответствие может касаться как внешности и особых примет, так и половой принадлежности ребенка. Так, жительница горного селения Л. родила ребенка в домашних условиях, при отсутствии достаточного освещения. Оказывавшая помощь при родах, соседка сказала, что родился мальчик. Прибывшая через несколько часов врач районной больницы составила историю родов и, не осматривая ребенка, записала в нее сведения о рождении мальчика. При последующей госпитализации прини- мавшая ребенка врач завела на него историю болезни, в которую - по результатам осмотра - записала, что ребенок женского пола. Мать ребенка при этом не присутствовала. На кормление ребенка приносили завернутым. При выписке Л. увидев, что ей выдают девочку, отказалась ее взять и в дальнейшем обратилась

‘Уголовное дело № 3/147 Московской транспортной прокуратуры г. Москвы.

97 с заявлением о подмене ребенка .

Данная следственная ситуация, для которой характерно лишь наличие сведений о произведенной подмене за отсутствием любых обстоятельств таковой, складывается и в тех случаях, когда родители ребенка на основании имеющихся у них сомнений или при стечении других обстоятельств (например установление отцовства в судебном порядке) проводят по собственной инициативе или по решению суда судебно-медицинскую экспертизу: результаты не оставляют сомнений в отсутствии между ними и ребенком биологического родства.

  1. В некоторых случаях, наряду с подозрениями о совершенной подмене ро- дители ребенка сообщают сведения о заинтересованности третьих лиц относи тельно новорожденного. В подобной следственной ситуации, на первоначаль ном этапе расследования можно сделать предположительные выводы о лице, совершившем подмену ребенка, а в некоторых случаях - и о местонахождении подмененного. Еще более определенной будет являться ситуация, в которой за явление о свершившемся факте подмены сопровождаются более или менее оп ределенными свидетельскими показаниями об обстоятельствах совершения указанного преступления. о? 3. Специфическая следственная ситуация складывается, когда поступившая

информация о произведенной подмене базируется на несоответствии данных ребенка содержащихся в его нательных бирках и (или) наружном паспорте. Данная информация позволяет предположить о местонахождении подмененного ребенка, а в некоторых случаях - и о лице, совершившем подмену. Так, 6 сентября 1999 г. в прокуратуру ЦО г. Краснодара с заявлением обратились гр. Тимофеева Т.В. и Панченко А.Н., в котором сообщали, что 26 августа 1999 Ти- мофеева Т.В. родила мальчика в роддоме № 1 г. Краснодара. Приехав домой, & она обнаружила на руке ребенка бирку с фамилией Емельянова, данные наружного паспорта содержали ее фамилию. Помимо этого, она обратила внимание, что на голове ребенка имеются следы инъекций. В карте Тимофеева записи о каких бы то ни было медикаментозных назначениях отсутствовали, вместе с тем, в журнале назначений имелась запись о внутривенных инъекциях, прове-

1 Дубровина А.Н. Указ. соч. С. 48.

98

денных ребенку Емельяновой .

  1. Характерной особенностью уголовных дел по ст. 153 УК РФ является практика, при которой родители новорожденного, имеющие подозрения относительно его происхождения, перед подачей заявления в следственные органы, обращаются в администрацию учреждения родовспоможения. Нередко подобные обращения являются основанием для проведения служебных расследований, в ходе которых могут быть установлены некоторые обстоятельства происшедшего. В такой ситуации уже на первоначальном этапе расследования следствие, как правило, располагает предположительной, в некоторых случаях достоверной информацией о лице, совершившем подмену, иногда и о мотиве его действий, способе, времени и месте совершения преступления, а также о местонахождении подмененного ребенка.

Наличие определенных сведений, характеризующих типичные следственные ситуации, возникающие при расследовании подмены ребенка, указаны в прил.1.2 Их объединение на основе корреляции с источником получения сведений о совершенном преступлении позволяет получить вариантность следственных ситуаций специфичных для рассматриваемого преступления против семьи. Анализ следственной практики позволяет сделать вывод о том, что в условиях общей недостаточности первоначальных данных, не позволяющих осуществить выработку типичных следственных версий, основное направление осуществляемого расследования, должно быть ориентировано прежде всего на точное установление временных промежутков, в течение которых ребенок был вне материнского контроля. Установление указанных промежутков, наряду с уточнением мест нахождения новорожденного и определением круга лиц, которые в силу своих функциональных обязанностей в определенное время и в опреде- ленном месте несли ответственность за его судьбу, позволяет определить на- правления дальнейшего расследования, круг лиц, непосредственно причастных к совершению преступления, либо способных послужить источником информации для последующих следственных действий.

Дело № 2-228/2000. Архив Первомайского районного суда г. Краснодара.

См.: Приложение к работе: Типичные следственные ситуации первоначального этапа расследо- вания прест}Т1лений против семьи.

99 Незаконное усыновление (ст. 154 УК РФ)

Особенностью состава преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ яв- ляется специфическое расположение диспозиции указанной статьи на стыке семейного и уголовного законодательств. Необходимой предпосылкой уголовного преследования лиц, подозреваемых в совершении данного преступления является признание решения о передаче ребенка в семью незаконным, т. е. совершенным с нарушением установленных к данной процедуре или ее основаниям требований. Конкретные нарушения, влекущие признание указанной процедуры незаконной, возможно подразделить на три группы, включающих в себя нарушение установленного законом порядка устройства ребенка в семью, передачу его лицам не имеющим законных прав на его воспитание, а также иные, кроме перечисленных, случаи повлекшие или реально могущие повлечь существенное ущемление прав и законных интересов несовершеннолетнего. По своей сути незаконное усыновление представляет собой государственный акт, вынесенный с нарушениями действующего законодательства, что и предопределяет специфику типичных следственных ситуаций, возникающих при возбуждении уголовного дела.

Анализ и обобщение судебно-следственной практики по делам о незаконном усыновлении позволил выявить ряд следственных ситуаций, который, ввиду их повторяемости, следует признать типичными для данной категории дел.

  1. Решение об устройстве ребенка в семью вынесено с нарушениями уста- новленной законом процедуры. В указанном случае само нарушение процедуры или порядка передачи ребенка в семью фактически является способом совершения преступных действий по незаконному усыновлению, а лицо принявшее или способствующее принятию подобного решения - основным подозреваемым по делу. В указанной ситуации основную сложность для производства расследования представляет абсолютно необходимый правовой анализ всего комплекса документов, связанных с передачей ребенка в семью. Многообразие существующих форм устройства, специфика осуществления передачи, свойственная каждой конкретной форме, значительный документооборот, возможность нарушения установленной процедуры на любом из этапов ее осуществле- ния в большинстве случаев предопределяет безусловную необходимость при-

100

влечения специалистов, способных не только произвести анализ документов, на основании которых вынесено решение об устройстве ребенка, но и выявить круг лиц, способствовавших принятию незаконного решения. Следователю, производящему расследование, необходимо учитывать, что лица, которые в силу своего служебного положения осуществляют функции по устройству ребенка в семью, достаточно редко выступают в качестве самостоятельных субъектов указанного преступления. Как правило, они действуют по предварительной до- говоренности с лицами, желающими приобрести в свое распоряжение ребенка путем его усыновления или иной формы принятия последнего в семью, либо с участием посредников, выступающих между передающей и принимающей стороной.

  1. Следующая ситуация складывается в случае, когда ребенок передается лицам, не имеющим законных прав на его воспитание. В сложившихся обстоятельствах основная задача следствия - выявление конкретного способа совершения преступления. В отличие от первой ситуации, когда можно с уверенностью заявлять о виновности должностных лиц и служащих, выполняющих функции по устройству и передаче детей в семью, в данной следственной ситуации необходимо иметь в виду, что вышеупомянутые лица могут быть введены в заблуждение гражданами, выступающими в качестве усыновителей, опекунов, приемных родителей относительно тех или иных обстоятельств, препятствующих в осуществлении последними функций по воспитанию ребенка. Введение в заблуждение осуществляется посредством предоставления последними сфальсифицированных документов. Определение конкретного способа позволит выявить круг лиц, причастных к совершению преступления. Практикой установлено, что лица, вводящие в заблуждение представителей органов опеки и попечительства, выступают в качестве самостоятельных субъектов указанного преступления, однако нельзя исключать и возможность наличия предварительного сговора указанных лиц.
  2. Основанием для возбуждения уголовного дела явилось ущемление прав и законных интересов переданного несовершеннолетнего, не охваченное вышеизложенными следственными ситуациями. Подобное ущемление может выражаться в нарушении естественных и имущественных прав ребенка и устанавли-

101 вается, как правило, со значительным отрывом от момента его передачи на воспитание. Данная следственная ситуация является атипичной для производства расследования по ст. 154 УК РФ, так как в качестве основания для признания процедуры устройства ребенка в семью незаконной выступает не нарушение самой процедуры как таковой, а несоответствие ее фактических последствий установленной законом цели. Способом совершения преступления в данном случае будет являться конкретная форма ущемления прав и законных интересов несовершеннолетнего, которая должна быть всесторонне установлена и доказана следствием. Спецификой указанной следственной ситуации является необходимость рассмотрения возможности квалификации совершенных действий по совокупности.

Установление лиц, непосредственно виновных в совершении действий по незаконному усыновлению, а также конкретного способа осуществления указанных действий, является лишь первоначальной задачей следствия. В связи с наличием в составе рассматриваемого преступления альтернативно- обязательных элементов в последующем необходимо выявить мотивы и цели, которыми руководствовались лица, осуществляя подобную деятельность, и случаи возможного рецидива противоправной деятельности обозначенных лиц.

Разглашение тайны усыновления (ст. 155 УК РФ)

В качестве основы для типизации следственных ситуаций, возникающих при расследовании преступлений по ст. 155 УК РФ, является наличие или отсутствие сведений о лице, подозреваемом в разглашении тайны усыновления, так как данные относительно способа, места и времени конкретного разглашения всегда присутствуют в исходном материале либо результатах предварительной проверки.

Для первой типичной следственной ситуации характерно отсутствие сведе- ний о лице, разгласившем тайну усыновления. Подобная ситуация возникает в случаях, когда сведения сообщены посторонними, незнакомыми людьми непосредственно усыновленному, а также в случае анонимной передачи информации с помощью материальных носителей (письма, телефонные сообщения, е-mail и т. п.). В данной ситуации следователю необходимо выявить круг лиц, располагающих сведениями о произведенном усыновлении и проверить их на

102

предмет причастности к разглашению. Большую ориентирующую помощь следствию может оказать анализ или экспертиза материальных носителей информации или следов оставленных подобными носителями.

Для второй следственной ситуации характерно наличие не только полного объема сведений, образующих объективную сторону преступления, но и данных о личности подозреваемого в его совершении. В данной ситуации следователю необходимо установить наличие в действиях подозреваемого состава преступления. Статья 155 УК РФ предусматривает наступление ответственности за разглашение тайны усыновления только для лиц, обязанных хранить подобные сведения как служебную или профессиональную тайну, а также в случаях, когда действия лица продиктованы корыстными или иными низменными побуждениями.

Спецификой производства расследования по делам о разглашении тайны усыновления является необходимость установления первоначального источника разглашенных сведений с целью выявления всего круга лиц, причастных к совершению преступления.

Уклонение от уплаты средств на содержание (ст. 157 УК РФ)

В случаях злостного уклонения от уплаты средств на содержание на перво- начальном этапе расследования складываются типичные следственные ситуации трех разновидностей. В связи с особенностями состава преступления типизация следственных ситуаций обусловлена наличием сведений о местонахождении подозреваемого лица, а также о конкретном способе, который был им избран в целях уклонения от выполнения преюдиционально установленной обязанности.

В качестве первой типичной следственной ситуации можно выделить слу- чаи, когда местонахождение подозреваемого лица следствию не известно. В данной ситуации органам расследования, прежде всего, необходимо установить местонахождение подозреваемого, поскольку до его установления производство иных следственных действий является нецелесообразным.

Примером второй (а зачастую и логическим развитием первой) типичной следственной ситуации являются случаи, когда для осуществления органами расследования контактов с подозреваемым не существует видимых затрудне-

103

ний, однако способ, с помощью которого последний злостно уклоняется от уплаты средств на содержание, на стадии предварительной проверки конкретно не установлен. В указанном случае органом, производящим расследование, на основании имеющихся фактических данных выдвигаются следственные версии на предмет доказательственного закрепления неправомерных действий лица, которые он совершил в целях уклонения от уплаты средств на содержание. Практика показывает, что в данном случае наиболее распространенными являются действия, направленные на создание ложного представления об отсутствии любых или некоторых источников получения средств к существованию, либо сокрытие истинных размеров совокупного дохода.

Наиболее распространенной в практике расследования преступлений по ст. 157 УК РФ является третья ситуация, в которой кроме непосредственного местонахождения подозреваемого на стадии предварительной проверки установлен и конкретный способ совершения им преступных действий.

Приведенные выше типичные следственные ситуации, возникающие на пер- воначальном этапе расследования преступлений против семьи, образуют предположительный вариантный ряд исходных следственных данных. Следователь должен найти место конкретной, реальной следственной ситуации и сформулировать следственные задачи с позиции установления искомого неизвестного. Любая конкретная следственная ситуация, несмотря на ее индивидуальность, неповторимость и специфичность, представляет собой разновидность типичной, в чем и заключается ключ к ее познанию1.

2.3. СЛЕДСТВЕННЫЕ ВЕРСИИ И ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ

В зависимости от характера следственной ситуации начального этапа рас- следования преступлений против семьи, наличия, анализа и оценки имеющихся фактических данных выдвигаются следственные версии о событии преступления в целом и его отдельных обстоятельствах.

‘Абдумаджидов Г. Типичные следственные ситуации на первоначальном этапе расследования // Проблемы первоначального этапа расследования: Сб. на>-ч. труд. НИИ РИО. Ташкент, 1986. С. 9.

104

Определение следственной (криминалистической) версии является наиболее устоявшимся из всех тактико-криминалистических понятий. В большинстве криминалистических трудов версия определяется как обоснованное предположение компетентного лица относительно обстоятельств, имеющих значение для расследования уголовного дела, служащих цели установления объективной истины1.

По своей природе криминалистическая версия представляет собой неустой- чивую временную субстанцию квинтсистенции познания, занимающую проме-

2

жуточное положение в едином алгоритме установления истины по делу. Именно в нестабильности гипотетических предположений, составляющих основу криминалистической версии, заключается смысл ее существования, обеспечивающий неизбежную последующую модификацию версионной модели в необоснованное заблуждение либо достоверный вывод. При этом признание версии в качестве достоверного вывода является целью производства расследования, но и признание ее несостоятельной прямо или косвенно способствует достижению следственных задач.

Большинство криминалистов, занимающихся проблемами криминалистиче- ской версии, придерживаются точки зрения, согласно которой, в зависимости от степени определенности той или иной версии, их можно подразделить на конкретные (специфические) и типовые (типичные).

Основными признаками конкретной версии являются ее индивидуальность и неповторимость, специфическая соотносимость с фактическими данными совершенного конкретного преступления. Для типовой версии, напротив, характерной особенностью является определенная универсальность, базирующаяся

‘Александров Г.Н. Некоторые вопросы теории криминалистической версии // Вопросы криминалистики М, 1962. №3. С. 15; Арцишевский Г.В. Следственные версии. Дисс. … канд. юрид. наук. М, 1973. С. 46; Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я. Учение о криминалистической версии: Криминалистика. М., 1994. С. 58; Ларин A.M. От следственной версии к истине. М., 1976. С. 29; Лузгин И.М. Учение о криминалистической версии: Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина, В.Г. Коломацкого, И.М.Лузгина М., 1995. С. 175; Пантелеев И.Ф. Криминалистические версии: Криминалистика / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова М., 1993. С. 70; Яблоков Н.П. Криминалистические версии и основы планово- организационного обеспечения криминалистической деятельности: Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М., 1995 и др.

2 По мнению Л.М. Карнеевой, «…версии являются как бы связующим звеном между определением обстоятельств, подлежащих доказыванию (предметом доказывания), и обнаружением необходимых для этого доказательств… первоначальные представление на первых порах являются ориентиром, организующим поиск необходимых доказательств».(См.: Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе: Уч. пособие.Волгоград, 1998. С.33-35).

105

на неразрывной унифицирующей связи указанной версии с типичной следственной ситуацией, предполагающей ее формирование с учетом и на основе анализа криминалистической характеристики данного преступления, научного обобщения следственной, судебной и экспертной практики до делам данной категории.

Специфика выдвижения версий на первоначальном этапе расследования ха- рактеризуется тем, что при незначительном объеме информации о событии и лице, совершившем преступление, следователь действует из типичных версий, свойственных этому виду преступлений. Вместе с тем, как справедливо отмечается в криминалистической литературе, «нельзя абсолютизировать типичные версии, в каждом конкретном случае их необходимо использовать осторожно, поскольку наряду с типичными могут иметь место и атипичные случаи»1.

Рассматриваемая группа преступлений против семьи характеризуется широким набором основных диспозиций, их составы, хотя и относятся к преступлениям одной группы (вида), но характеризуются общей неоднородностью, что влечет за собой большое разнообразие типичных следственных ситуаций, и как следствие - обширный круг, выдвигаемый на их основе криминалистических версий.

Анализ практики расследования уголовных дел по торговле несовершенно- летними (ст. 152 УК РФ) позволяет с уверенностью утверждать, что в настоящее время, в большинстве случаев у практических работников не вызывает существенных затруднений определение основного направления расследования конкретного преступления данного вида. Подобное обстоятельство обусловлено тем фактом, что большинство типичных следственных ситуаций, складывающихся при возбуждении уголовного дела по ст. 152 УК РФ, предопределяют возможные способы, а иногда и круг лиц, причастных к совершению данного преступления. Так, в достаточно распространенной следственной ситуации, когда сведения о совершенной купле-продаже несовершеннолетних сообщаются его родственниками, близкими или знакомыми, главной рабочей версией следствия будет предположение о причастности к преступной сделке родителей

‘Быховский И.Е. Программирование расследования: возможности и перспективы // Актуальные проблемы советской криминалистики. М. 1980. С.63.

106

(родителя) возмездно переданного ребенка. Указанная версия должна являться приоритетной и при поступлении информации от очевидцев преступной сделки, не обладающими идентифицирующими сведениями относительно лиц, причастных к ее совершению. В данном случае первоочередной задачей расследования является получение подобной информации, поскольку в случае ее отсутствия, как показывает практика, процесс установления иных обстоятельств дела является чрезвычайно затрудненным. Заслуживает упоминания и иная разновидность причастности родителей (близких) переданного несовершеннолетнего к совершению преступной сделки, при которой факт купли-продажи маскируется гибелью несовершеннолетнего или его исчезновением. Данная ситуация хотя и встречается в достаточно редких случаях, но отличается особой изощренностью и значительной предварительной подготовкой.

При вскрытии фактов неправомерной легализации несовершеннолетнего у следствия обычно имеются данные относительно лиц, в незаконном распоряжении которых находится ребенок. При установлении источника его приобретения, как и в ранее описанных случаях, приоритет должен отдаваться версии о продаже его собственными родителями, однако в качестве дополнительной версии может рассматриваться предположение о приобретении ребенка у третьих лиц, завладевших им иными преступными способами (например, похитив его).

Достаточно большую группу образуют следственные ситуации, возникаю- щие при вскрытии фактов торговли и иных сделок (эксплуатации) с несовершеннолетними осуществляемыми организованными преступными группами. Разрабатываемый круг версий достаточно обширен и неоднороден. В зависимости от объема и содержания исходных данных орган расследования отрабатывает различные версии, ориентированные на установление состава преступной группы, ее руководителей, направлений преступной деятельности, источников завладения несовершеннолетними, путей и способов их эксплуатации, каналов дальнейшей продажи детей, связи членов ОПГ с должностными лицами государственных органов (загса, отделов образования, ГТК и т. д.). В связи со значительным объемом плановых следственных действий, возможной необходимостью их производства в нескольких регионах и за пределами России, учиты-

107

вая возможное противодействие со стороны членов ОПГ, остающихся на свободе и причастных к их деятельности должностных лиц, следует признать целесообразными создание в данных случаях межведомственных следственно-оперативных групп.

В отличие от деятельности по раскрытию преступлений, связанных с тор- говлей несовершеннолетними, расследование уголовных дел по ст. 153 УК РФ уже на первоначальном этапе определения приоритетных направлений расследования сопряжено с определенными трудностями. Как показывает анализ следственной практики по делам о подмене ребенка, возможность выдвижения конкретизированных следственных версий возникает у лица, производящего расследование, лишь в тех случаях, когда в основе возбужденного уголовного дела лежат результаты произведенного ранее служебного расследования или в некоторых случаях, свидетельства очевидцев преступного деяния. Иные типичные следственные ситуации в подавляющем большинстве случаев позволяют утверждать лишь о наличии самого события преступления (факта подмены), но не позволяют выделить из всего круга допустимых возможных обстоятельств дела наиболее приоритетные, т. е. вероятно имевшие место в данном конкретном случае. В подобной ситуации наиболее правильной, с нашей точки зрения, следует признать позицию следователя, осуществляющего одновременную проверку типичных версий об осуществлении подмены работниками медицинского персонала либо третьими не установленными лицами с целью накопления необходимого объема первоначальной информации, позволяющей впоследствии остановиться на одной из них. Анализ следственной практики по подобным делам позволяет сделать вывод о том, что в условиях общей недостаточности первоначальных данных, основное направление осуществляемого расследования должно быть ориентировано, прежде всего, на точное установление временных промежутков, в течение которых ребенок был вне материнского контроля. Установление указанных промежутков, наряду с уточнением мест нахождения новорожденного и определением круга лиц, которые в силу функциональных обязанностей, в определенное время и в определенном месте несли ответственность за его судьбу, нередко позволяют определить направления дальнейшего расследования, выявить круг лиц, непосредственно причастных к со-

108

вершению преступления, либо могущих послужить источником информации для последующих действий, установить возможное местонахождение подмененного ребенка. Другим важным результатом отработки указанных временных промежутков может явиться ситуация, при которой установлено, что несмотря на несомненное отсутствие биологического родства ребенка и его матери, не представляется возможным смодулировать вероятные обстоятельства его подмены, т. к. в течение всего времени отсутствия материнского контроля практическая возможность осуществления преступления признается лицом, произво- дящим расследование, ничтожной. Данная ситуация может послужить поводом для придания следственного приоритета версии об осуществлении подмены матерью ребенка с помощью соучастников или без таковых. Важной особенностью расследования преступлений по подмене ребенка является необходимость выдвижения отдельных частных версий относительно мотивов и целей лиц, причастных к ее совершению, что продиктовано прежде всего включением этих обстоятельств в диспозицию ст. 153 УК РФ в качестве альтернативно-обязательных элементов. Однако следует признать ошибочной практику принятия мотивов и целей в качестве базовых версиеобразующих факторов, поскольку, как свидетельствует практика, нередки случаи, когда подмена ребенка осуществляется безмотивно в результате небрежного, халатного отношения к служебным обязанностям медицинского персонала.

Специфичным является выдвижение версий при расследовании уголовных дел по фактам незаконного усыновления, что обусловлено, прежде всего, особенностями процедуры возбуждения уголовного дела, предусматривающей проведение обширных проверочных действий. Обобщение следственной практики по подобным делам выявило особую роль типичных следственных ситуаций, в большинстве случаев, предопределяющих главную версию следствия и содержащих значительный объем информации относительно обстоятельств, подлежащих установлению по делу, способа совершения преступления, а зачастую и круга лиц, к нему причастных. Так, при выявлении фактов незаконного усыновления, ставшего возможным в результате вынесения заведомо незаконного решения о передаче ребенка в семью, уже на стадии возбуждения уго- ловного дела следствие располагает информацией о нарушении конкретных

109

требований закона, сведениями о том, когда, кем и каким образом созданы необходимые условия для совершения преступления. В этом случае основным направлением расследования следует признать выявление обстоятельств, при которых конкретное должностное лицо решилось осуществить нарушение требований закона посредством вынесения противоправного решения, установление движущей силы принятия подобного решения. При выдвижении версий в данной ситуации необходимо учитывать весь спектр возможных связей должностного лица с лицами, желающими незаконно усыновить ребенка, включая деятельность разного рода посреднических организаций и физических лиц.

В случаях, когда в основании возбуждения уголовного дела по факту неза- конного усыновления лежат не процедурные нарушения, а имеет место передача ребенка лицам, не имеющим прав на его воспитание, помимо вышеназванной версии о совершении преступления должностным лицом в сговоре с псевдоусыновителями, необходимо, с учетом следственной ситуации, отрабатывать и версию о возможном введении в заблуждение должностного лица с помощью сфальсифицированных справок, документов и т. д.

Специфична третья типичная следственная ситуация, при которой отсутст- вуют нарушения установленного законом порядка и условий передачи ребенка в семью, соблюдены требования, предъявляемые к лицам, желающим усыновить ребенка, однако усыновление признается незаконным вследствие существенного нарушения прав и законных интересов усыновленного. В процессе расследования важно установить и закрепить не только факт нарушения конкретных прав, установить круг лиц, прямо или косвенно способствовавших подобному нарушению, но и выявить возможную взаимосвязь между процедурой усыновления и последующим ущемлением прав, т. е. установить причинно-следственную связь, позволяющую определить нарушение конкретных прав усыновленного в виде отдаленной цели усыновления.

При расследовании уголовных дел, возбужденных по фактам разглашения тайны усыновления, особое значение для формирования следственных версий имеет непосредственный способ совершения преступных действий. По своей природе разглашение тайны усыновления может быть осуществлено либо при непосредственном аутотентичном контакте разгласителя с третьими лицами

по или усыновленным, либо с помощью безличной односторонней связи, осуществляемой с применением различного рода носителей. Аутотентичный контакт может быть осуществлен как в частной, так и в публичной форме. Различные способы разглашения определяют процедуру достижения первоначальной задачи расследования, заключающейся в установлении лица, непосредственно разгласившего охраняемую информацию. Анализ следственной практики свидетельствует, что при частной, а особенно публичной аутотентичной форме разглашения у лица, производящего расследование, не вызывает особых затруднений установление личности непосредственного разгласителя. Определенную сложность для производства расследования уголовных дел по разгла- шению тайны усыновления вызывают случаи, при которых в качестве способа совершения данного преступления виновные прибегают к анонимной передаче информации с помощью определенных материальных носителей. По данным произведенного нами исследования, основная версия, которая должна быть выдвинута и разработана следствием в подобной ситуации-причастность к преступлению лиц, входящих в круг родственников, близких знакомых, сослуживцев усыновителя. Использование подобного способа обезличенной передачи информации продиктовано, как правило, желанием избежать личной идентификации. Не исключена возможность привлечения ими иных лиц, не входящих в круг знакомых семьи усыновителя, с целью непосредственного контактного со- общения сведений об усыновлении непосредственно усыновленному ребенку. При выдвижении данной версии следователь должен учитывать, что, как правило, люди из близкого окружения не склонны к распространению подобной информации. Мотивация подобных действий с их стороны может быть обусловлена возникшими неприязненными отношениями с усыновителем, местью, завистью, «сведением счетов» и т. п. Выявление подобных фактов позволит конкретизировать круг лиц, причастных к разглашению сведений, составляющих тайну усыновления.

Следствием может также отрабатываться версия разглашения тайны усы- новления биологическими родителями усыновленного ребенка, в свое время отказавшихся от него или лишенных родительских прав.

По достижению первоначальной задачи по установлению непосредственно-

Ill го разгласителя тайны усыновления, последующей задачей расследования является установление источника получения данной информации. Установление первоисточника сведений - важнейшая задача органов следствия не только потому, что в некоторых случаях подобное определение исключает уголовное преследование (например, при разглашении информации усыновителем), но и позволяет вскрыть всю последовательную цепочку передачи охраняемой информации от первоисточника до непосредственного разгласителя.

В ситуации, когда усыновителями предприняты необходимые меры, обеспечивающие сохранение сведений об усыновлении (имитация беременности, выезд к возможному месту родов, смена места жительства, не посвящение в данную процедуру даже близких родственников и т. п.), является основанием для выдвижения версии о причастности к разглашению тайны усыновления должностных лиц, принимающих участие в процессе установления и оформления усыновления (сотрудники медицинских, детских сиротских учреждений, органов опеки и попечительства, суда, органов загса).

Среди всех рассматриваемых преступлений против семьи особняком распо- ложено злостное уклонение от уплаты средств на содержание (ст. 157 УК РФ). Если по остальным рассматриваемым составам в России ежегодно возбуждается от 1-4 (ст. 153 УК РФ) до 35 - 40 (ст. 152 УК РФ) уголовных дел, то по делам данной категории эта цифра составляет в среднем более 44 000 уголовных дел , только, в Краснодарском крае к уголовной ответственности по делам данной категории ежегодно привлекаются более 2 300 человек2. В подавляющем большинстве случаев злостное уклонение осуществляется в форме прямого отказа в предоставлении средств на содержание.

Расследование данной категории дел, равно как и установление виновности уклоняющегося лица не представляет никаких затруднений у органов, производящих расследование. Единственной выдвигаемой версией здесь можно назвать предположение о том, что лицо злостно, сознательно уклоняется от уплаты алиментов и не намерено в добровольном порядке осуществлять возложенное на него обязательство. Вместе с тем расследование нередко осложняется слу-

1 Данные ГИЦ МВД России.

2 Данные ИЦ ГУВД Краснодарского края.

112 чаями, когда алиментообязанное лицо скрывается от органов расследования, в связи с чем возникает необходимость в выдвижении розыскных версий, поисковая направленность которых сосредоточена на установлении места нахождения алиментообязанного лица.

Нередко алиментообязанные лица не просто уклоняются от уплаты средств на содержание, а маскируют подобное уклонение существованием целого ряда иных обязательств (в том числе мнимых алиментных), существенно влияющих на размер выплачиваемых по истинному обязательству средств. В случае возникновения у следствия версии относительно подобного способа уклонения, прежде всего, необходимо направить усилия на установление основания возникновения данных обязательств, подлинности правоустанавливающих документов, закрепляющих обязанность по их исполнению (исполнительный лист, мировое соглашение, судебный приказ и т. п.).

Единственной версией, способной вызвать существенные затруднения при производстве расследования, является предположение о сокрытии алименто-обязанным лицом истинного заработка или иного дохода. Подобные версии выдвигаются, как правило, при установлении явного несоответствия уровня жизни плательщика заявленному доходу, с которого производится удержание алиментов, и возникают обычно не на пустом месте, а на более или менее конкретных сведениях, полученных от законных представителей алиментоуправо-моченных лиц. Основное направление расследования, в этом случае, должно быть ориентировано на выявление всех источников получения доходов алиментообязанного лица (в том числе имущества, приносящего доход), а также конкретных способов его сокрытия. Как показывает практика, в данном случае быстрейшему раскрытию преступления способствует тесный контакт с иными фискальными органами государства.

Выдвинутые по делу следственные версии содержат предположительное объяснение искомых обстоятельств, для достоверного выяснения которых они должны быть проверены. Проверка следственных версий осуществляется путем проведения следственных действий, в ходе которых устанавливаются факты, подтверждающие или опровергающие выдвинутые предположения. По общему правилу следственные действия не должны
проводиться бессистемно, для

113

обеспечения максимальной эффективности они должны планироваться следователем, обеспечивая целеустремленный и объективный характер последующего расследования.1 Версия без правильно организованной ее проверки, соответ-ственно получившей отражение в плане, не даст познавательного эффекта . План производства расследования строится таким образом, чтобы намеченные следственные действия служили закреплению либо опровержению как можно большего числа из разрабатываемых версий. Приоритет проверки главных либо второстепенных версий определяет следователь, исходя из текущих обстоя- тельств производства расследования.

Для проверки вышеназванных типичных следственных версий по преступ- лениям против семьи в план расследования целесообразно включать следующие первоначальные следственные действия:

Торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ)

В ситуации, когда информация о преступлении поступила непосредственно после его совершения, на первый план выдвигается задача его раскрытия по «горячим следам». При этом в действие вводятся системы заградительных мероприятий, включая меры по проверке пассажиров на вокзалах, аэропортах, пригородном транспорте. При успешной реализации мероприятий розыска по «горячим следам» дальнейшая система следственных действий составит:

• задержание подозреваемого и его личного обыска; • • осмотр изъятых предметов и документов; • • допрос подозреваемого; • • отобрание и освидетельствование ребенка; • • предъявление ребенка для опознания родителям, родственникам; • • допрос лиц, продавших ребенка; • • очная ставка между продавцом и покупателем (посредником); • • назначение с использованием результатов проведенных следственных действий необходимых экспертиз; • 1 По мнению В.Д. Зеленского: «Основная задача планирования - формирование п>тей и средств достижения целей, определение направления (ий) расследования и последовательность совершаемых действий. План распределяет основное направление расследования, т. с. содержание и порядок (по следовательность) деятельности следователя по установлению обстоятельств исследуемого события». (См.: Зеленский В.Д. Основы организации расследования преступлений. Краснодар, 1999. С. 59).

2 Васильев А.Н. Следственная тактика.М., 1976.С. 144.

114

В случаях, разработки версии о причастности к продаже ребенка его родителей (законных представителей), когда с момента совершения преступления прошло достаточно продолжительное время, необходимо включение в план расследования следующих мероприятий:

• допрос лиц, предоставивших информацию о факте совершения преступ- ной сделки, на предмет закрепления и уточнения всех известных обстоя- тельств и деталей ее совершения; • • допрос родителей ребенка на предмет объяснения ими факта отсутствия несовершеннолетнего, проверка изложенных ими объяснений; • • осмотр жилища ребенка, выемка предметов со следами ребенка, фотографий ребенка; • • получив признательные показания со стороны родителей (родственников) ребенка, принять меры по установлению личности покупателя(ей), при невозможности подобного - составить его композиционный портрета; • • объявление ребенка в розыск, информирование о факте купли-продажи ребенка не установленными лицами с сообщением примет ребенка и из- вестных примет преступника территориальных и транспортных органов внутренних дел; фотографии ребенка и субъективный портрет подозревае- мого по делу рассылается в информируемые органы; • • организация соответствующего информирования органов загса и детских учреждений, детских поликлиник, систематизация получения от них сведе- ний о поступивших детях и регистрации детей (попытках таковой), сходных с разыскиваемым ребенком; • • проверка лиц, задерживавшихся органами милиции за нарушение пас- портного режима, другие правонарушения и имевших при себе детей, соот- ветствующих разыскиваемому пола и возраста. • Принимаются и другие меры, направленные на решение следующих задач: установление места нахождения ребенка, установление личности и розыск покупателя, обеспечение идентификации проданного несовершеннолетнего, установление других обстоятельств преступления, включая причины и условия его совершения.

При проверке версии о сокрытии родителями преступной сделки посредст-

115

вом подачи заявления о похищении, пропаже ребенка или его гибели в результате несчастного случая система первоначальных следственных действий должна включать:

• тщательный осмотр места происшествия; • • выявление возможных очевидцев; • • допрос заявителей и свидетелей с целью получения максимально полной информации об обстоятельствах пропажи ребенка; • • выявление круга знакомых, способных охарактеризовать семейные взаи- моотношения, образ жизни, материальное положение подозреваемых; • • установление изменений финансового статуса подозреваемых (крупные покупки, возврат долгов и т. д.); • • повторный допрос родителей несовершеннолетнего с акцентированием внимания на выявление обнаруженных неточностях и несоответствиях в показаниях, полученных от них ранее. • В случаях когда выявляются попытки незаконной легализации несовершен- нолетних, первоочередными являются следственные действия направленные на установление истинного происхождения ребенка. При обнаружении следов деятельности ОПТ, занимающихся эксплуатацией несовершеннолетних или их последующей перепродажей, приоритетными являются оперативно-розыскные мероприятия. Следственные действия планируются на основе таких мероприятий и в их обеспечение.

Подмена ребенка (ст. 153 УК РФ)

В план проведения первоначальных следственных действий при расследовании данного преступления целесообразно включать следующие:

• допрос потерпевших, в качестве которых, как правило, выступают роди- тели подмененного ребенка (детей); • • допрос возможных свидетелей, в качестве которых могут быть допроше- ны акушер-гинеколог, принимавший роды, дежурный врач, зав. отделением или старшая медсестра отделения новорожденных, роженицы; • • допрос подозреваемых по делу. • • проведение выемки документации; • • назначение экспертиз; •

116

• если обнаружен ребенок предъявить его для опознания матери. В случаях, когда с момента подмены новорожденного до момента его обнаружения прошло длительное время, данное следственное действие следует признать нецелесообразным, исключая наличие редких особых примет.

При подмене живого ребенка мертворожденным помимо проведения выше- названных следственных действий необходимо:

• получить официальное заключение о причине смерти ребенка; • • установить время поступления тела ребенка в морг данного медицинско- го или иного учреждения; • • назначить экспертизу трупа новорожденного, геномно-дактшюскопическую экспертизу; • • допросить в качестве свидетеля врача, принимавшего роды, врача- неонатолога, врача-паталогоанатома об обстоятельствах и причине смерти ребенка. Сравнить сведения, полученные от матери ребенка, медицинского персонала с официальным заключением о времени и причине смерти, ре- зультатами экспертизы. • • предъявить труп ребенка для опознания. Незаконное усыновление (ст. 154 УК РФ) • Для проверки версии о причастности должностных лиц к совершению пре- ступления необходимо:

• выявить и конкретизировать круг лиц, от которых зависит принятие ре шения о передаче ребенка в семью. При этом необходимо иметь в виду, что при усыновлении, как одной из форм устройства ребенка, подбор детей, предвари тельную работу с усыновителями, подготовку пакета необходимых документов, а также заключение о целесообразности последнего осуществляет орган опеки и попечительства, окончательное решение на основании представленных доку ментов принимает суд. Устройство ребенка в приемную семью производится на основании решения органа опеки и попечительства, путем заключения догово ра с приемными родителями. Опека и попечительство устанавливается над ре бенком решением главы местного самоуправления на основании заключения

117

органов опеки и попечительства (отделов образования) . Поскольку в принятии незаконного решения могут быть в той или иной степени задействованы несколько участников (зав. детским сиротским учреждением, сотрудники родильных домов, органов опеки и попечительства), следует выявить всю цепочку лиц, причастных к его принятию, их должностные полномочия и возможность оказания ими реального влияния на принятие подобного решения;

• установить мотив и цели которыми руководствовалось должностное лицо при осуществлении незаконных действий по передаче ребенка на воспитание в семью; • • при установлении факта получения вознаграждения за действия по неза- конному усыновлению в виде предоставления денежных средств, имущества-наложить арест на данное имущество. Вознаграждение может выражаться в предоставлении определенных услуг. Установление их оказания может вызывать определенные трудности при производстве расследования. В качестве одного из способов оказания подобных услуг можно рассматривать приглашение иностранными посредническими фирмами, специализирующимися на усыновлении российских детей, должностных лиц для посещения страны проживания усыновленных, для ознакомления с положением детей в новых семьях. Истинная цель подобных посещений, как правило, сводится к предоставлению должностным лицам и членам их семей услуг по организации отдыха за пределами России. В подобной ситуации необходимо затребовать отчеты о подобных поездках, выяснить, имели ли место посещения усыновленных детей с целью оз- накомления с условиями их проживания в иностранных семьях, принимали ли участие в подобных поездках члены семьи, знакомые должностного лица; • • произвести допрос лиц, причастных к принятию незаконного решения; • • выявить и допросить возможных свидетелей преступной деятельности по незаконному усыновлению из числа родственников ребенка, сотрудников детских сиротских учреждений, лечебных учреждений, иных лиц; • • с целью установления возможного рецидива в осуществлении подозре- ваемым действий по незаконному усыновлению необходимо произвести реви- • 1 Статья 34 Гражданского кодекса Российской Федерации; Ст. 125; 152 Семейного кодекса Российской Федерации; Положение о приемной семье: Постановление Правительства РФ от 17.07.96 № 829//СЗ РФ. 1996. № 31.Ст. 3721.

118

зию его предыдущей деятельности. Для этого осуществить выемку и правовой анализ документов за период осуществления должностным лицом полномочий по устройству детей, а также документов, находящихся в его производстве на момент выемки. Для проведения данного следственного действия необходимо привлечение специалистов в области семейного права, сотрудников комитета образования, органов опеки и попечительства;

• запросить сведения о детях, в отношении которых, в ходе проведения ре визии выявлены факты нарушений процедуры передачи ребенка на воспитание в семью.

При проверке версии о возможности введения в заблуждение должностного лица, принимающего решение о передаче ребенка, следует:

• произвести допрос усыновителя(лей), опекуна (попечителя), приемных родителей, получивших данный статус вопреки требованиям закона; • • выявить круг лиц, причастных к фальсификации документов, представ- ленных в органы опеки и попечительства; • • установить мотивы и цели достижение которых преследовалось винов- ными лицами. • С целью проверки версии о нарушении прав и законных интересов несовершеннолетнего посредством его усыновления необходимо:

• произвести допрос лиц, принявших ребенка на воспитание; • • допросить свидетелей из числа лиц, знающих ребенка и способных охарактеризовать характер взаимоотношений между ним и усыновителями (сотрудники органов опеки и попечительства, воспитатели детских учреждений, преподаватели школы, соседи, одноклассники и друзья ребенка и т. д.); •

• назначить судебно-психологическую экспертизу способности несовер- шеннолетнего воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания; • • по результатам проведенной экспертизы допросить усыновленного; • • выявить наличие у ребенка, переданного в семью имущества; • • установить причинно-следственную связь между усыновлением и суще- ственным нарушением прав и законных интересов ребенка. В случае их выявления - принять меры по отобранию ребенка (ст. 77 СК РФ) и решить вопрос о временном помещении ребенка в детское сиротское учреждение. •

119

Разглашение тайны усыновления (ст. 155 УК РФ)

План расследования уголовных дел данной категории должен включать проведение следующих следственных действий: о допрос потерпевших;

• выявление и допрос возможных свидетелей.

При разглашении тайны усыновления непосредственно усыновленному не установленным лицом необходимо:

• при положительном заключении судебно-психологической экспертизы ребенка допросить его об обстоятельствах дела; • • составить композиционный портрет лица, разгласившего информацию об усыновлении. • При анонимном разглашении:

• изъять материальные носители, послужившие источником разглашения сведений об усыновлении; • • назначить проведение экспертиз по результатам произведенной выемки. При невозможности идентификации непосредственного разгласителя охраняемой информации: • • установить круг лиц, по тем или иным причинам располагавшим, к мо- менту совершения преступления сведениями о произведенном усыновлении; • • выявить возможные каналы утечки и распространения информации. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание (ст. 157 УК РФ) В случаях прямого отказа от предоставления средств на содержание: • • допросить потерпевших, в качестве которых выступают законные пред- ставители ребенка, нетрудоспособные нуждающиеся родители алиментообя-занного лица; • • допросить свидетелей, в качестве которых могут выступать родственники проживающие с ребенком; • • допросить подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления о мотивах и целях совершения преступления. • В случае не установленного местонахождения алиментообязанного лица - объявить его в розыск.

При разработке иных версий указанные следственные действия дополняют- ся:

120

В случаях формирования подозреваемым сфальсифицированных обяза- тельств перед третьими лицами:

• установить основания возникновения данных обязательств, подлинность право устанавливающих документов, закрепляющих обязанность по их испол нению.

В случаях проверки версии о сокрытии алиментообязанным лицом размеров истинного дохода:

• при условии получения лицом дохода в виде заработной платы допросить работников администрации и бухгалтерии предприятия об истинном размере и возможных побочных доходах подозреваемого, при наличии сомнений в достоверности полученной информации - осуществить следственные действия, направленные на установление интересующих сведений (выемка документации, ревизия, проведение судебно- бухгалтерской экспертизы и т. д.); • • запросить соответствующие органы о наличие и составе регистрируемого имущества подозреваемого; • • оформить запрос о регистрируемых приобретениях подозреваемого в те- чение всего срока уклонения от уплаты алиментов; • • оформить запрос в ТГНИ о наличии счетов подозреваемого в финансовых учреждениях. • Составленный следователем план проверки выдвинутых версий, определе- ние целей и конкретизация предмета доказывания, равно как координация и обеспечение взаимодействия следователя, оперативных сотрудников милиции и специалистов, составляют ядро целенаправленной деятельности, осуществляемой в целях установления объективной истины по делу, определяемой современной юридической наукой как организация расследования.

Эффективность расследования преступлений против семьи на начальном этапе, когда возникает необходимость проведения в сжатые сроки большого объема взаимосвязанных следственных и оперативно-розыскных действий, во многом зависит от умелого взаимодействия следователя с органами дознания, с оперативными работниками милиции. Оперативные работники могут обеспечить своевременное получение следователем возможно полной исходной информации по делу, сведений о круге подозреваемых лиц. Представленные ими сведения в ряде случаев позволяют вскрыть новые факты о совершенных или

121 готовящихся преступлениях. Успешное взаимодействие следователя и работников органов дознания при расследовании преступления против семьи обеспечивается при условии своевременного обмена информацией, полученной в ходе производства следственных и оперативно-розыскных действий, согласованным планированием работы по раскрытию и расследованию преступлений и совместным обсуждением ее результатов, организующей ролью следователя при осуществлении взаимодействия1.

Применительно к исследуемой группе преступлений взаимодействие пред- ставителей различных правоохранительных органов в рамках организации первоначального этапа расследования наиболее наглядно иллюстрируют следственные действия, направленные на раскрытие фактов торговли несовершеннолетними, осуществляемой организованными преступными группами или группами лиц, действующими по предварительному сговору. Специфика расследования в данном случае заключается в том, что при его производстве деятельность акцентируется на проведении оперативно- розыскных мероприятий, служащих установлению маскируемых связей между преступниками (продавец-посредники-покупатель), их намерений, действий по сокрытию преступления, дальнейших действий преступников в отношении ребенка (детей). Данная особенность обуславливает поэтапное производство процесса расследования.

На первом этапе производится- сбор информации и установление оператив- ного наблюдения за лицами, подозреваемыми в причастности к торговле детьми. В качестве дополнительных оперативных действий целесообразно применение видео и звукозаписи для документирования преступной деятельности торговцев детьми, прослушивание и звукозапись телефонных переговоров в соответствии с действующим законодательством. Особая роль отводится оперативно-розыскным мероприятиям, направленным на установление возможных взаимоотношений между преступниками и должностными лицами органов опеки и попечительства, детских сиротских учреждений, органов загса, мест содержания и удержания детей.

1 По мнению В.Д. Зеленского, под взаимодействием следует понимать «согласованную деятельность следователя и иных j-частников расследования, направленную на достижение целей расследования. Практическая потребность во взаимодействии обусловлена необходимостью производства в ограниченный срок нескольких следственных и иных действий, установление лица, совершившего преступление, нейтрализации противодействия преступника и других лиц; необходимостью согласования различных действий, направленных на достижение одной цели».(См.: Зеленский В.Д. Проблемы организации расследования преступлений. Краснодар, 1988. С. 73.).

122

Получив необходимую информацию, установив основных участников пре- ступной группы, выяснив сущность и организацию противоправной деятельности, процесс расследования вступает в следующий этап, как правило, включающий в себя разработку и проведение оперативных экспериментов с целью выявления преступных намерений, внедрение оперативных сотрудников в качестве продавца (покупателя) ребенка, создание условий для задержания преступников.

Основой планирования операции по задержанию преступников с поличным и освобождению ребенка является типовой план, который в каждом конкретном случае детализируется и уточняется, исходя из особенностей ситуации и оперативной установки, что позволяет в дальнейшем определить конкретные направления, произвести расчет сил и средств, определить меры материально-технического обеспечения операции.

Учитывая современные тенденции развития организованной преступности, а также зарубежный опыт борьбы с ее проявлениями, следует иметь в виду, что выявление и изобличение ОПТ, специализирующихся на торговле несовершеннолетними, станет возможным и действенным лишь при надлежащей организации оперативно-розыскных мер. При этом следует менять целевые установки и тактику расследования. В настоящее время в ходе расследования преступлений, совершенных ОПГ, следователь, как правило, не ставит задачи изобличения организаторов преступной деятельности. Задержание торговцев детьми и привлечение их к ответственности, безусловно, необходимо, но приоритетная задача - выявление и изобличение всех участников преступной сделки.

Рассматривая вопрос организации первоначального этапа расследования, необходимо отметить, что в качестве субъектов некоторых видов преступлений против семьи (например, ст. 152, 154 УК РФ) могут выступать иностранные граждане (покупатели, усыновители). В этом случае при организации расследования преступлений необходимо учитывать рекомендации, разработанные методикой расследования преступлений, совершаемых иностранными лицами. Успешное расследование преступлений по делам данной категории возможно только при взаимодействии органов следствия двух и более стран. Подобное взаимодействие обусловлено необходимостью розыска преступника иностранного гражданина, решения процессуальных вопросов, связанных с допросами и

123

иными следственными действиями в отношении иностранного гражданина, находящегося в стране своего гражданства, процессом возвращения ребенка в Россию. Взаимодействие может выражаться в предоставлении взаимной помощи по уголовным делам либо путем обмена информации по расследуемым преступлениям. В большинстве стран запросы о взаимной помощи должны осуществляться судебными инстанциями (с некоторыми исключениями) и передаваться через министерство юстиции или по дипломатическим каналам, а информация органов расследования-во всех случаях через Интерпол1. Применительно к торговле несовершеннолетними, незаконному усыновлению эта служба может предоставить информацию о незаконно вывезенных за пределы Российской Федерации детях, о международных преступных группах, специализи- рующихся на торговле детьми.

Совокупность процесса выдвижения следственных версий с действиями на- правленными на их проверку, наряду с осуществлением всестороннего взаимодействия с правоохранительными органами как на территории России, так и за ее пределами, осуществляемыми в рамках организации первоначального этапа расследования, наиболее полно отражают существо следственных принципов, что, в конечном итоге, способствует своевременному достижению задач и целей судопроизводства.

1 Об участии РФ в деятельности Международной организации уголовной полиции-Интерпола: Указ Президента РФ от 30.07.96. № 1113 // СЗ РФ. 1996. № 32. Ст. 3895; Положение о НЦБ Интерпола: Постановление Правительства РФ от 14.10.96 № 1190 // СЗ РФ. 1996. № 43. Ст. 4916.

124

ГЛАВА 3. ТАКТИКА ПРОИЗВОДСТВА ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ

3.1. ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ПРОИЗВОДСТВА ДОПРОСОВ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ

Допрос представляет собой процессуальный вид информационного взаимодействия, выраженного в форме непаритетной диффузии различного рода сведений, имеющих доказательственное или ориентирующее значение по делу, происходящей между допрашивающим и допрашиваемым, как двумя главными действующими лицами данного следственного действия. Допрос представляет собой не только наиболее распространенное, обладающее наибольшим количеством всевозможных форм, видов и методов организации, но и наиболее информативно способное следственное действие1.

Тактические особенности производства присущи всем без исключения след- ственным действиям, однако, на наш взгляд, особенности тактической организации производства допроса имеют особое, совершенно уникальное значение, что обусловлено самой сущностью данного следственного действия. Действительно, если при осмотре места происшествия, производстве экспертиз, обыска, выемки и т. д. получение значимых для следствия результатов находится в прямой зависимости от неукоснительного следования лица, производящего конкретные процессуальные действия, классическим, выработанным следственной практикой принципам и правилам, то в случаях производства допроса

1 В той или иной мере, допрос включается в предмет изучения большинства прикладных юридических дисциплин, которые, исходя из своей специфики, различно выделяют его существо. Для процессуалистов это - следственное действие, заключающееся в получении от допрашиваемого сведений о фактах, входящих в предмет доказывания (См.: Сильное М.А. Допрос как средство процессуального доказывания на предварительном следствии. Дисс. … канд. юрид. наук. М.,1998; Жогин Н.В., Фатку-лин Ф.Н. Предварительное следствие. М.,1965. СПб.). Криминалисты допрос считают одним из процессуальных способов получения и проверки как доказательств, так и иных сведений, хотя и не имеющих самостоятельного доказательственного значения, но способствующих в конечном счете достижению целей и задач расследования (См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 79; Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова М.: Юристь, 2001. С 446). С точки зрения судебной психологии, допрос представляет собой психологический процесс взаимодействия допрашивающего с допрашиваемым в рамках уголовно-процессуального законодательства в целях собирания и исследования доказательств (См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Минск, 1978. С. 14-15; Столяренко A.M. Психологические приемы в работе юриста. М.: Юрайт, 2000. С.9).

125

определяющее значение имеет способность допрашивающего организовать эффективное воздействие на допрашиваемого с целью создания побудительных мотивов последнего к даче правдивых показаний. Иными словами, лицо производящее следственное действие, воздействует на его результаты не непосредственно, как в вышеперечисленных случаях, а опосредованно, путем транспортами своего волевого воздействия на третьи лица, цели которых нередко существенно отличаются от задач расследования. В свете вышеизложенного, 1а priori следует признавать то обстоятельство, что эффективное производство допроса вряд ли возможно без своевременно выработанного тактического плана его производства, который должен основываться как на имеющихся материалах дела и теоретических пространственно-временных моделях, восполняющих на базе рассматриваемых следственных версий существующие пробелы в указанных материалах, так и на глубоком предварительном анализе субъ- ективных качеств, социально-психологических и демографических особенностей допрашиваемого лица. При этом если из имеющихся материалов дела и следственных версий допрашивающий должен составить более или менее определенный круг сведений, представляющих интерес для производства расследования, которые могут быть выявлены или проверены в результате получения определенной информации от допрашиваемого лица, то на основании анализа его субъективных качеств должен последовать главный вывод о степени готовности данного лица предоставить информацию в распоряжение следователя, а также о возможных тактических приемах, способных побудить допрашиваемого к даче правдивых показаний.

При расследовании преступлений против семьи автором, исходя из типовых особенностей первоначальной тактической организации, выделены допросы: свидетелей, потерпевших, подозреваемых с учетом специфики присущей осуществлению следственных действий с участием несовершеннолетних, женщин, должностных лиц и участников ОПТ.

Допрос свидетелей (потерпевших)

Анализ следственной практики по преступлениям против семьи позволил выявить следующие характерные группы лиц, выступающих в качестве свидетелей по делам данной категории:

126

СВ ИД ЕТ ЕЛ И

Случайные очевидцы

Ложное алиби

ПО ТЕР ПЕ ВШ ИЕ

Оперативные работники, учавство-

вавшие в проведении оперативного

эксперимента

Добросовестные свидетели

Родственники, знакомые потер- певших

Сослуживцы, знакомые подозре- ваемых

Недобросовестные

свидетели

К первой группе относятся лица, которые в силу стечения обстоятельств явились очевидцами совершения преступления, либо случайными свидетелями действий по приготовлению или сокрытию такового. Значимость показаний указанных лиц для производства расследования трудно переоценить. В практике расследования отдельных преступлений против семьи нередки случаи, когда показания очевидцев послужили поводом к возбуждению уголовного дела, способствовали выяснению существенных обстоятельств дела, определению круга лиц, причастных к совершению преступления и задержанию виновных. В силу вышеуказанных обстоятельств показания очевидцев и подобного рода свидетелей имеют большое практическое значение, в связи с чем целесообразно приложить максимум усилий к выявлению подобных лиц и обеспечить первоочередное закрепление полученных от них сведений. Исходя из случайного характера источника получения информации, у данной категории свидетелей, как правило, отсутствует личная заинтересованность в конкретных результатах и последствиях производства расследования, что позволяет отнести указанных лиц к категории добросовестных свидетелей. Однако, любые формы свидетельских показаний, которые, как правило, не могут рассматриваться в качестве основания для категорических выводов, необходимо оценивать с учетом иных известных следствию фактов и подвергать тщательной проверке.

Некоторое исключение составляют случаи, когда в качестве свидетелей вы- ступают штатные сотрудники правоохранительных органов или иных органи-

127 заций, оказывающие содействие следствию, предоставляющие показания, связанные с исполнением ими своих служебных обязанностей по разработке, производству оперативного наблюдения, оперативного эксперимента, задержания, производства экспертиз и т.д. Порядок производства подобных действий регламентирован действующим законодательством, предусматривающим их особое закрепление специализированными формами, что позволяет обеспечить высокую достоверность полученных таким образом сведений. Свидетельские по- казания подобного рода, в случае их наличия по конкретному делу, необходимо использовать в качестве проверочных по отношению к любым иным свидетельским показаниям.

Следующую группу свидетелей по делам рассматриваемой категории обра- зуют лица из числа близких родственников, знакомых потерпевшего. Они могут предоставить информацию об образе жизни, взаимоотношениях в семье потерпевших, пролить свет на круг лиц, возможно причастных к совершению преступления, их предполагаемых мотивах и целях и т.п. В случаях, когда лицо подозреваемое в совершении преступления установлено, интересующую следствие информацию способны предоставить также родственники (знакомые) подозреваемого. Важной особенностью допроса близких родственников является наличие у них, гарантированного Конституцией Российской Федерации (ст. 51), свидетельского иммунитета. В юридической терминологии «иммунитет» представляет собой особый процессуальный статус, в соответствии с которым свидетели в отдельных (исключительных) случаях на основании и в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, полностью или частично осво- бождаются от обязанности давать показания1. Учитывая родственные или иные близкие связи свидетелей данной группы с подозреваемым по уголовному делу либо с потерпевшим, который, в некоторых случаях желает скрыть собственную неблаговидную роль в содеянном, при допросе необходимо учитывать возможность их сговора с целью сокрытия истинных обстоятельств происшедшего, либо подтверждения фиктивного алиби. Первоочередная задача следователя, осуществляющего допрос данной категории лиц - установление истинных отношений свидетеля к потерпевшему или подозреваемому, наличие или отсут-

Зайцсв О.А. Некоторые гуманитарно-правовые вопросы обеспечения прав и законных интересов свидетеля в современных условиях // Современные проблемы расследования преступлений. Волгоград, 1992. С. 64.

128

ствие личной заинтересованности в результатах расследования. Это позволит окончательно опрелиться с добросовестностью избранной конкретным свидетелем модели поведения.

Особую группу свидетелей по преступлениям против семьи образуют лица, которые в силу своего должностного или служебного положения обязаны или способны располагать информацией, интересующей следствие. Анализ практической деятельности по расследованию преступлений против семьи, позволяет сделать следующий вывод: несмотря на то, что свидетели данной категории, как правило, располагают криминалистически значимой информацией, зачастую являются очевидцами преступных действий, в большинстве случаев склонны к сокрытию подобных сведений. Подобная тенденция обусловлена широко распространенной практикой причастности данных лиц к осуществлению преступной деятельности, ее сокрытию либо молчаливому попустительству из соображений различного толка, а также возможными случаями пассивного и активного воздействия на свидетелей данной группы различными методами — от “круговой поруки” до служебной зависимости. Количество недобросовестных свидетелей в данной группе особенно велико, однако, даже связанное с повышенной трудоемкостью, получение от них правдивых показаний оправдывает себя, так как указанные лица, способны существенно повлиять на окончательную квалификацию расследуемого преступления. Зачастую только они способ- ны предоставить сведения, позволяющие провести границу между смежными составами, например: незаконным усыновлением и торговлей несовершеннолетними; подменой ребенка, торговлей им или похищением человека и т. д.

С точки зрения тактики проведения допрос свидетеля по преступлениям против семьи не имеет принципиальных различий с допросом лица, признающегося потерпевшим по указанной категории дел, что обусловлено целым рядом факторов. Правоприменительная практика признает потерпевшими по преступлениям против семьи несовершеннолетних детей (ст. 152; 154; 155 УК РФ), родителей и законных представителей несовершеннолетнего (ст. 153; 155; 157 УК РФ). Однако, на наш взгляд, преступления против семьи наносят вред, преимущественно моральный, значительно более широкому кругу лиц, среди которых, прежде всего, выступают близкие родственники ребенка. Указанные лица фактически являются потерпевшими, хотя процессуально будут рассматри-

129

ваться в качестве свидетелей. С другой стороны, для преступлений против семьи специфичной следует признать ситуацию, когда в процессе расследования свидетели или потерпевшие в дальнейшем могут быть переквалифицированы в подозреваемых, обвиняемых по делу. Таким образом, например, трансформируется процессуальное положение матери подмененного ребенка в случае установления ее сговора с медицинским персоналом, осуществившим непосредственную подмену новорожденных. При продаже родителями собственного ребенка выявление непричастности одного из них к совершению преступной сделки, влечет переквалификацию его процессуального статуса из подозреваемого в свидетеля по данному делу. Иными словами, на стадии предварительного расследования, представляется правильным рассматривать процессуальное положение потерпевшего как промежуточное, нуждающееся в уточнении в со- ответствии с установлением обстоятельств конкретного дела. Подобное обстоятельство существенно влияет на определение лицом, производящим расследование, лояльности конкретного потерпевшего к процессу установления истины по делу. По логике вещей потерпевший имеет прямой интерес к скорейшему завершению процесса расследования и установлению лиц, виновных в совершении преступления, что позволяет рассматривать его в качестве добросовестною источника криминалистически значимой информации. С другой стороны перспектива возможного изменения его процессуального статуса заставляет считаться с возможностью предоставления данными лицами заведомо ложных сведений, целенаправленного искажения отдельных обстоятельств либо существа дела.

Вышеизложенное, позволяет выявить основной критерий, определяющий тактическое построение допроса свидетеля (потерпевшего), которым является взаимное соотношение интересов допрашиваемого и допрашивающего. С учетом и на основе подобного соотношения допрашивающий прежде всего, определяет психологический подход, являющийся в конкретном случае приоритетным по отношению к данному свидетелю (потерпевшему). По мнению Г.Г.Доспулова, существуют три основных разновидности подобного психологического взаимодействия1.

Доспулов Г.Г. Процессуальные и психологические основы допроса свидетелей и потерпевших на предварительном следствии: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Алма-Ата, 1968. С. 9.

130

При совпадении интересов следствия и допрашиваемого психологический подход направлен на поддержание контакта и оказание помощи свидетелю и потерпевшему, правильное и полное воспроизведение воспринятых им обстоятельств, интересующих следователя. В начале допроса следует предложить допрашиваемому рассказать об известных ему обстоятельствах происшедшего, а затем приступить к постановке конкретизирующих и детализирующих вопросов. Круг вопросов, подлежащих выяснению обусловливается обстоятельствами и фактами, находящимися в распоряжении следствия к моменту производства конкретного следственного действия, а также сведениями, которыми пред- положительно может или должно располагать допрашиваемое лицо.* Задаваемые вопросы должны быть тщательно продуманы в процессе подготовки к допросу. Как правильно указывают А.И. Винберг, Г.М. Миньковский и Р.Д. Раху-нов, «небрежная формулировка вопросов, пренебрежение к их детализации и необходимости продумать их взаимную последовательность, ведут к тому, что многие доказательственные факты, известные допрашиваемому останутся вне поля зрения следователя»1.

При допросе потерпевших необходимо учитывать то, что в силу экстремальности ситуации и своеобразных психических переживаний, обусловленных совершенным преступлением или его последствиями, их показания могут приобретать одностороннюю направленность, фрагментарно воспроизводить происшедшее событие. Поэтому тактически целесообразно при допросе потерпевших, находящихся под впечатлением случившегося принять меры к нейтрализации отрицательных эмоциональных последствий.

В случаях, когда имеет место частичное несовпадение интересов следствия и допрашиваемого лица психологический подход должен быть направлен на разрешение противоречий методом разъяснения свидетелю (потерпевшему) ошибочности его позиций. Важнейшим условием для достижения цели следственного действия, при допросе таких свидетелей следует признать способность допрашивающего оперативно и безусловно определять моменты, при которых допрашиваемый прибегает к сокрытию известной ему информации, пытается

  • В приложении к работе приведен примерный перечень обстоятельств, подлежащих выяснению при допросе свидетеле (потерпевших) по конкретным составам преступлений против семьи.

1 Винберг А.И., Миньковский Г.М., Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 171-181.

131

предоставить искаженные либо заведомо ложные сведения. Как правило, придерживающиеся подобной промежуточной позиции свидетели и потерпевшие начинают давать правдивые показания уже при указании на противоречия в их свободном рассказе и ответах на вопросы следователя.

Третий и заключительный вид возможного психологического взаимодейст- вия, по мнению Г.Г. Доспулова характеризуется полным несовпадением интересов следствия и допрашиваемого. Свидетель (потерпевший) имеет твердую и категоричную уверенность в необходимости дачи заведомо ложных показаний, являющуюся следствием глубокой убежденности лица в том, что достижение целей и задач расследования повлечет наступление резко негативных последствий для самого допрашиваемого или третьих лиц, в судьбе которых он принимает особое участие. В данной ситуации, характеризующейся указанной непримиримостью взаимных интересов следствия и допрашиваемого, психологический подход к последнему должен быть направлен на разрешение конфликтной ситуации путем применения специальных тактических приемов допроса.

В юридической литературе предложены различные группы тактических приемов, направленных на обнаружение и устранение лжи в показаниях1. При проведении допроса целесообразно предложить допрашиваемому осветить известные ему обстоятельства в форме свободного рассказа, не следует перебивать, указывать на несоответствие предоставляемых сведений установленным обстоятельствам дела, но при этом подробно зафиксировать показания. Чем больше ложных утверждений выскажет допрашиваемый, тем легче его разоблачить во лжи.

После завершения свободного рассказа допрашиваемому задают вопросы с целью устранения возможных противоречий в показаниях, уточнения неясных моментов и восполнения существующих пробелов. К задаваемым допрашиваемому вопросам должны предъявляться следующие требования:

• вопрос должен быть корректным, касающимся какого-либо одного об- стоятельства, лаконичным и не допускающим двусмысленного толкования;

‘Гаврилова Н.И. Логико-психологическая структура лжи и ошибки в свидетельских показаниях // Вопросы борьбы с преступностью М.: Юрид.лит., 1982. Вып. 37. С. 48-49; Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии. М.: Юрид.лит., 1976. С. 78-84; Дулов А. А. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1978. С. 70-73; Закатов А. А. Ложь и борьба с нею. Волгоград.: Ниж-волж. кн. изд-во, 1984. С. 12; Соловьев А. Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981. С. 64; Соловьев А. Б., Центров Е. Е. Допрос на предварительном следствии: Метод. пособие. М., 1986. С. 66-67.

132

• необходимо избегать вопросов, на которые возможны предположитель- ные ответы; • • формулировка вопросов должна полностью исключать возможность из- влечения из его содержания информации, необходимой для ответа; • • следует заранее продумать логическую структуру вопросов; • • формулировка вопросов должна проводиться с учетом умственного и культурного развития допрашиваемого; • • вопросы должны быть заданы в прямой форме . • Порядок постановки вопросов недобросовестному свидетелю (потерпевше- му) определяется необходимостью формирования у него предположения о том, что следствие располагает материалами, достаточными для восстановления полной картины происшедшего, тем самым, девальвируя значимость тех обстоятельств, которые последний планировал скрыть либо исказить. Последовательность задаваемых вопросов должна быть строго продуманной, направленной на неуклонное наращивание силы предъявляемых допрашиваемому доказательств. Мотивация на дачу правдивых показаний может быть сформирована также за счет общей психологической моторики производства следственного действия. Необходимость непрекращающегося анализа соотношения реальных событий и вымысла с целью поддержания их убедительной связи в условиях неопределенности объема доказательственной базы, находящейся в распоряжении следствия, формирует установку на постоянное наращивание нервного напряжения у допрашиваемого лица. Как бы тщательно ни была продумана система искажения действительности, сколь бы ни был уверен в своем самообладании недобросовестный свидетель (потерпевший), он допускает возможность собственного изобличения во лжи, опасается постановки перед ним вопросов, на которые объективно не существует ответов, поддерживающих занятую им на текущий момент позицию. В этом случае целесообразно сначала ставить перед допрашиваемым вопросы, на которые он считает возможным дать правди- вые показания. Закрепление созданной следователем тенденции к правдивым ответам нередко позволяет осветить такое число обстоятельств происшедшего, что дальнейшее запирательство или искажение показаний нецелесообразно.

Коновалова В. Е. Тактические проблемы следственной тактики: Автореф. дисс. …д-ра юрид. наук. Харьков, 1966. С. 26.

133

Процессуально-психологические особенности допроса
несовершеннолетних свидетелей (потерпевших)

Особенностью расследования преступлений против семьи является достаточно широко распространенная практика необходимости проведения следственных дей- ствий с участием несовершеннолетних. Особое место среди них занимает допрос несовершеннолетних свидетелей (потерпевших). Данное следственное действие имеет существенные особенности в области регламентации, организации и тактики проведения, что обусловлено спецификой психологии несовершеннолетних, которая проявляется как в процессе восприятия ими криминалистически значимых событий и фактов, так и при их изложении в качестве свидетельских показаний. В целях правильной организации следственного действия следователю необходимо иметь достаточную информацию об условиях жизни и воспитания ребенка, степени его умственного развития, особенностях эмоциональной и волевой сферы, темперамента, интересах. Анализ обозначенных данных позволит правильно оценить поведение свидетеля (потерпевшего) в момент события преступления и после него, особенности формирования показаний, поведение при допросе, что, в свою очередь, позволит следователю найти правильный подход к ребенку.

Установление психологического контакта с несовершеннолетним является основным условием эффективности проведения его допроса. Следователь должен гибко использовать возможности, предоставленные ему действующим законода- тельством, в соответствии с которым при допросе свидетелей и потерпевших в воз- расте до 14, а по усмотрению следователя и при допросе подростков в возрасте 14-18 лет предусмотрено участие педагога либо психолога. В случае необходимости могут быть также приглашены законные представители несовершеннолетнего или его близкие родственники (ст.191 УПК РФ). Многие ученые в области криминалистики, детской, подростковой и юридической психологии указывают, что «присутствие при допросе родителей несовершеннолетнего может оказаться фактором, положительно влияющим на допрашиваемого и побуждающим его к даче правдивых показаний» . Однако следует обратить внимание на тот факт, что отдельные виды

Дремов В. Г. Показания несовершеннолетнего обвиняемого в советском уголовном процессе: Авторсф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1970. С. 7; Закатов А. А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. Дисс. … канд. юрид. наук. Одесса, 1977; Кочетов М. И. Осипова Н. Р. Психология допроса малолетних свидетелей. М.: Институт Прок)ратуры, 1984; Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе. Саратов, 1977. С. 47; Соловьев А. Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1974. С. 71.

134 преступлений против семьи (ст. 152; 154 УК РФ) нередко совершаются непосредственно либо при участии родителей, законных представителей либо близких родственников ребенка. В подобных случаях присутствие указанных лиц при допросе несовершеннолетнего не только не способно вызвать у последнего мотивацию на дачу правдивых показаний, но и, безусловно, нанесет ущерб общей эффективности следственного действия, поскольку ребенок «может чутко реагировать на эмоции родителей, следить за их мимикой, жестами, движениями и в соответствии с этим давать свои показания»1. В связи с названными обстоятельствами следователю необходимо выяснить характер взаимоотношений в семье допрашиваемого несовершеннолетнего, возможность личной заинтересованности законных представителей ребенка в сокрытии преступления и только после этого решать вопрос о целесообразности их присутствия при производстве следственного действия.

С тактической точки зрения целесообразно начать допрос несовершеннолет- него свидетеля (потерпевшего) с обстоятельств, не имеющих прямого отношения к событию преступления (увлечения ребенка, друзья), постепенно переходя к существу дела. Когда атмосфера отчуждения будет сведена к минимуму, предложить ребенку изложить все известные ему обстоятельства совершения преступного деяния в форме свободного рассказа. Перед его началом, как правильно отмечает Л.М. Карнеева, необходимо рекомендовать допрашиваемому, чтобы он сообщил об известных ему фактах в той последовательности, в какой он их сам наблюдал, что позволит допрашиваемому лучше вспомнить детали события и сделает рассказ более точным и связным2. В случаях, когда в силу речевого и психического развития несовершеннолетние не способны изложить интересующую следствие информацию в форме свободного рассказа, последняя может быть получена путем проведения диалога с ребенком. В целях организации эффективного диалога с несовершеннолетним при формулировке и постановке вопросов лицо, осуществляющее допрос, должно принимать во внимание фактор повышенной внушаемости ребенка. Из практики должны быть исключены вопросы с заранее «заданными» ответами, а также наводящие во-

1 Дремов В. Г. Указ. соч. С. 7-8.

2 Карнеева Л.М. Показания свидетелей и потерпевших // Теория доказательств в советском уго ловном процессе. М., 1967. С. 75.

135

просы, подсказывающие в скрытой или явной форме тот или иной вариант ответа. В отличие от допросов свидетелей (потерпевших) иных возрастных групп, при допросе несовершеннолетних следователь не может рассчитывать на развернутые ответы допрашиваемого, однако при формулировке задаваемых вопросов необходимо, по возможности воздержаться от форм, предполагающих односложно-утвердительные (отрицательные) ответы. С учетом приведенных выше особенностей подготовки допроса несовершеннолетнего целесообразно составить письменный план допроса ребенка, включающий различные по своей формулировке вопросы, направленные на выявление тождественных обстоятельств, интересующих следствие.

Доказательственная результативность допроса несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) во многом зависит от его эмоционального настроя и сосредоточенности при даче показаний. Действующий УПК РФ в ст. 425 устанавливает максимальную длительность допроса несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в течении двух часов без перерыва и четырех часов в день и не содержит каких-либо временных ограничений относительно процедуры получения показаний несовершеннолетних свидетелей и потерпевших. Очевидно, это обусловлено различными возрастными цензами обвиняемого (подозревае- мого) и свидетеля (потерпевшего) необходимыми для участия их в уголовном процессе. Вместе с тем, необходимо учитывать, что экспериментальными данными установлено: дети в возрасте 4-7 лет могут быть внимательными в течение 15 минут, 7-10 лет - 20 минут, 10-12 около 25 минут, старше 12 лет - 30 минут1. Эти обстоятельства, бесспорно, должны быть учтены следователем при определении длительности допроса с участием несовершеннолетнего.

При проведении допроса несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) следователь должен учитывать фактор возможного влияния на его показания со стороны взрослого окружения, способного вольно или невольно внушить ребенку свои мысли или оценку событий, которые последний при даче показаний будет выдавать за свои. Проявление подобного воздействия, в частности, выражается в употреблении ребенком не свойственных его возрасту и развитию

*В приложении к работе на основе анализа следственной практики, исходя из типичных следственных ситуаций, приведен примерный крут обстоятельств, подлежащих выяснению при проведении допроса несовершеннолетних свидетелей (потерпевших).

‘Арямов А. Особенности детского возраста. М., 1953. С. 14; Кертес И. Тактические и психологические основы допроса. М., 1985. С. 90.

136

выражений и оценочных категорий1. Выявив последствия внешнего воздействия на допрашиваемого несовершеннолетнего, следователь должен установить круг лиц, беседовавших с ним по существу дела, что позволит предположительно определить цели, преследуемые данными лицами. Возможность воздействия на показания несовершеннолетних свидетелей (потерпевших) обусловливает сложившееся в криминалистической науке положение о необходимости первоочередного допроса несовершеннолетних свидетелей (потерпевших) . Однако судить о полной достоверности сообщенных подростком сведений в самом начале расследования, пока не получены другие доказательства, сложно. По мере выполнения всех необходимых следственных действий следователь должен проводить анализ, полученных от несовершеннолетнего показаний с позиции их соотношения с выявляемыми по делу доказательствами. Это позволит произвести общую оценку достаточности и достоверности сведений, полу- ченных при его первичном допросе. Значимость подобных действий, производимых следователем обусловлена неоднозначной позицией криминалистической науки в отношении вторичных допросов несовершеннолетних свидетелей (потерпевших). Указывая на нежелательность повторных допросов данной категории свидетелей (потерпевших), некоторые криминалисты высказывали мнение о внушающем воздействии многократных расспросов об одних и тех же обстоятельствах, которые способны видоизменить показания несовершенно- летних . Другие ученые, признавая нежелательность злоупотребления многократными допросами несовершеннолетних, в принципе, считают их допустимыми4. Они, например, необходимы при выяснении новых существенных для дела доказательств, полученных после производства очной ставки, допросов новых свидетелей и т. п. Мы разделяем изложенную точку зрения, считая, что повторный допрос несовершеннолетнего в ряде случаев может оказаться более результативным. Подобное утверждение может быть обусловлено и тем фактом, что в силу объективных и субъективных причин при повторном допросе ребенок может предоставить новые данные, о которых побоялся или забыл со-

‘Гаврилова Н. И. Влияние внушения на формирование свидетельских показаний: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 1975. С. 11.

2Методика расследования преступлений несовершеннолетних // Криминалистика. Т. 2. Волгоград, 1994.С. 501.

3 Тадевосян B.C. Расследование преступлений несовершеннолетних. М., 1950. С. 12.

4Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. М, 1959. С. 21.

137

общить ранее. Кроме того, сравнение повторных показаний с полученными ранее позволит следователю проверить правильность первоначально полученных сведений.

Тактика допроса подозреваемого

Лицо, совершившее преступление, в силу своей непосредственной причаст- ности к содеянному является носителем значительно большей по объему и содержанию информации, по сравнению с тем информационным потенциалом, которым владеют потерпевшие и свидетели. Однако в силу своего положения и перспективы уголовной ответственности за содеянное преступник обычно менее других заинтересован в установлении истины по делу, вследствие чего, как правило, склонен к извращению обстоятельств дела, утаиванию и искажению достоверной информации1. У подозреваемых, в отличие от свидетелей и потерпевших, отсутствует формальный ограничительный фактор, предусматривающий уголовную ответственность за предоставление заведомо ложных показаний либо за полный отказ в предоставлении любых сведений, что, несомненно, является важным процессуальным условием соблюдения его прав, но несколько усложняет процесс получения правдивых показаний. Выбор подозреваемым той или иной позиции прежде всего - волевой акт, обусловленный, с одной стороны субъективными характеристиками его личности, а с другой - объективно сложившейся преддопросной ситуацией. Анализ судебно-следственной практики позволил выявить специфику формирования преддопросной ситуации и причинно-следственную связь между последней и тактической организацией допроса подозреваемого по преступлениям против семьи:

1 Следственные действия. Криминалистические рекомендиции / Под ред. В. А. Образцова. М.: Юристь, 2001.С. 82.

138

ИНФОРМАЦИЯ ПОЛОЖЕННАЯ В ОСНОВУ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, ЗАДЕРЖАНИЯ,

АРЕСТА

Задержан с поличным, в т.ч. в результате ОРМ при совершении преступления или непосредственно после него.

Признан подозреваемым (задержан) в результате расследования проводимого в рамках возбужденного у г.дела

В отношении лица возбуждено уг.дело. на

основаниии рез-тов проф.мероприятий,

проверок, ревизий, а также расследование

самостоятельных уг. дел

Характерно: ст. 152 УК РФ

Характерно:

ст. 152-155, 157 УК РФ

Характерно:

ст. 152, 154, 157 УК РФ

ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДДОПРОСНОИ СИТУАЦИИ

I

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИЗБРАНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМЫМ ЗАНИМАЕМОЙ ПОЗИЦИИ

ГФакт задержания на месте преступления способствует реатьной оценке ситуации.

2.Изобличитсльный характер ситуации блокирует большинство из возможных версий защиты и является побудительным мотивом к даче показаний.

З.В связи с дефицитом времени у по- дозреваемого отсутствует возмож- ность организации системы опровержения предъявляемых следствием доказательств

I

Т

  1. Значительный объем полученных по делу доказательств.
  2. НезначительньпЧ временной про- межуток с момента образования следов преступления и их обнаружения, создающий условия их комплексного закрепления.
  3. Фиксация факта пребывания по- дозреваемого на месте преступления в момент его совершения.
  4. Обнаружение и изъятие при за- держании предметов, имеющих дока- зательственное значение.
  5. Возможность оперативного про- ведения иных следственных действий направленных на получение сведений относительно обстоятельств, моти- вов.соучастников и т.д.
  6. Информация о причастности подозреваемого лица к совершенному преступлению поступает к следователю опосредован- но, через показания свидетелей, потерпевших.
  7. Значительный временной промежуток между совершением преступления и проведением допроса подозреваемого позволяет следователю более тщательно подготовиться к его производству, систематизировать доказательства по делу.
  8. Подозреваемый(ые) имеет вогможности сокрытия следов преступления, обеспечени) ложного алиби и т.д.
  9. Могут быть предприняты попытки давления на свидетелей (потерпевших) и иные гласные и негласные способы поатиять на ход следствия.
  10. I

1 .Оценка подозреваемым сложив- шейся ситуации с учетом ранее предусмотренной возможностью привлечения к ответственности за содеянное.

2.Наличие или отсутствие разра- ботанного плана в соответствии с предполагаемым объемом инфор- мации, находящейся в распоряже- нии следствия

ЛИЧНОСТЬ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

  1. Имеется более или менее зна- чительный объем информации, позволяющий предположить о совершении преступления и о причастности к нему конкретного подозреваемого.
  2. Данные, послужившие пово- дом к возбуждению уголовного дела тжиются в дополнительной проверке, дополнении и правовой оценке в целях придания им доказательственного значения и окончательной квалификации содеянного.
  3. I

1.Осведомленность лица об осу- ществлении и результатах про- веденных проверок и ревизий. 2.Имсстся представление о ма- териалах, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела. 3.Примерно осведомлен о дока- зательственной базе следствия. 4.Имел возможность и время для организации системы защиты.

ПОЗИЦИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО ПО ОТНОШЕНИЮ К ПРОИЗВОДИМОМУ РАССЛЕДОВАНИЮ

Г

КОНСТРУКТИВНА Я

КОМПРОМИССНА Я

ы

ДЕСТРУКТИВНАЯ

Для каждой, из выше приведенных, позиций подозреваемого, по отношению к расследованию существует своя, оптимальная тактика производства допроса.

Конструктивная позиция допрашиваемого характеризуется тем, что подоз- реваемый намерен довести до сведения следователя любую информацию в

139

полном объеме. При подобных условиях основным тактическим приемом получения интересующих сведений является беседа в духе взаимопонимания, предоставление допрашиваемому возможности высказаться в форме свободного рассказа по существу исследуемых обстоятельств и дать пояснения по дополнительно возникшим вопросам. Важным обстоятельством является факт полного или частичного признания подозреваемым своей виновности в совершенном преступлении или отрицание своей причастности. В случае получения признательных показаний необходимо уделить главное внимание подробному закреп- лению как можно большего числа прямых или косвенных доказательств, указывающих на виновность данного лица.

Иные тактические приемы свойственны ситуации, при которой допраши- ваемый подозреваемый придерживается компромиссной позиции по отношению к следственному действию. Подобная позиция характеризуется готовностью лица предоставить информацию по некоторым, в большинстве случаев уже неоспоримо установленным, фактам и одновременно скрыть или исказить значительный массив криминалистически значимой информации. Побудительным мотивом подобного поведения допрашиваемого лица могут выступать обстоятельства как объективного, так и субъективного характера. В их числе можно указать: стремление затруднить безусловную квалификацию совершенного преступления с целью маскировки более тяжкого деяния менее тяжким, скрыть отягчающие обстоятельства, истинные мотивы, соучастников преступления и др. Нельзя исключать и возможность воздействия на подозреваемого различного рода внешних факторов.

В подобной ситуации основной задачей лица, производящего расследование, является объективная необходимость проведения сравнительного анализа данных, полученных при производстве первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, и информации, предоставляемой подозреваемым, с целью выявления в них возможных противоречий. Установление логической незавершенности и противоречивости в показаниях свидетельствует о том, что некоторая часть криминалистически значимой информации утаивается от следователя. По выявлению попыток сокрытия информации основной задачей лица, производящего расследование, является выявление причин по-

140

добного поведения обвиняемого и понуждение его к даче полных и правдивых показаний посредством разъяснения неправомерности занятой им позиции, ее несоответствия имеющейся в деле доказательственной базе, в случае необходимости принять необходимые организационно-тактические меры по нейтрализации, преодолению негативного воздействия.

Установка подозреваемого на категорический отказ от дачи показаний либо на сообщение заведомо ложной информации характеризует его деструктивную позицию по отношению к производимому расследованию. Основой тактического плана производства допроса в подобной ситуации, является установление

G связей подозреваемого с обстоятельствами, фактами и лицами, имеющими без-

условное отношение к событию преступления. Необходимость объяснения по- дозреваемым подобных связей побуждает его к процессу общения, так как в подобной ситуации бесполезность полного отрицания преступного действия очевидна. Неизбежное, в данном случае, сопоставление подозреваемым занимаемой позиции со складывающейся ситуацией расследования, ее адекватная оценка в совокупности с иными методами воздействия, применяемыми следователем, способны склонить его к даче правдивых показаний. Наиболее эффек-

Q тивными методами побуждения подозреваемого к даче правдивых показаний

являются: сообщения об изобличающих его показаниях свидетелей (потерпевших); использование информации, предоставляемой соучастниками преступления; предъявление иных доказательств, подтверждающих причастность подозреваемого к совершенному преступлению (оглашение данных освидетельствования, заключения экспертизы, консультации специалиста, предъявление вещественных доказательств)*.

Тактико-психологические особенности допроса женщин-подозреваемых (обвиняемых)

Спецификой преступлений против семьи является значительное, по сравнению с другими группами преступлений, представительство женщин, выступающих в роли подозреваемых (обвиняемых). Подобный факт объясняется осо-

  • В приложении к работе приведен примерный перечень обстоятельств, подлежащих выяснению при допросе подозреваемых по конкретным составам преступлений против семьи

141

бенностями криминалистической характеристики данного вида преступлений, и является, на наш взгляд, основанием для более подробного освещения специфики допроса указанной категории лиц, знание которой способствует достижению необходимого психологического контакта с допрашиваемым лицом. Необходимость индивидуального подхода к выбору особенностей тактической организации допроса с учетом демографических характеристик не раз становилась объектом криминалистических исследований1.

Важнейшим фактором обеспечения результативности предстоящего следст- венного действия является учет особенностей женской психологии. Так, еще И. Кант отмечал, что «женщины чрезвычайно чувствительны к самому пустячно-му оскорблению и очень тонко подмечают невнимание и неуважение к себе» . В связи с этим очень важно планировать как само проведение следственного действия, так и формируемую преддопросную ситуацию таким образом, чтобы женщина чувствовала тактичное отношение к себе, а не только заинтересованность следователя в получении от нее необходимых показаний. Избранная следователем с учетом конкретных обстоятельств дела, оптимальная, по возможности деликатная, форма вызова в нашем случае, несомненно, может послужить краеугольным камнем построения будущего конструктивного диалога.

В целях разработки предварительного плана допроса целесообразно изы- скать и произвести анализ сведений, характеризующих личность допрашиваемой. Образ жизни, должностное, материальное и семейное положение, уровень образования, наличие или отсутствие судимости, социальные связи и т. п. в определенной мере характеризуют социально- психологический портрет подозреваемой, который в совокупности с материалами дела позволит спрогнозировать ее поведение в той или иной ситуации, возникшей в ходе допроса, перспективу получения правдивых показаний и т.д. В некоторых научных работах необходимость предварительного получение данных об образе жизни подозреваемой (обвиняемой) объясняется тем, что подобные сведения позволяют в значительной степени предполагать ее истинную роль в совершенном преступлении. Так,

1 Исаева К.А. Тактические особенности допроса женщин-подозреваемых и обвиняемых: Дисс. … канд. юрид. на>тс. М., 1995; Хайдуков Н. П. Тактико-психологические основы воздействия следовате лем на участвующих в деле лиц. Саратов, 1984. С. 99.

2 Кант И. Сочинения. Т. 2. Минск.: Литература. С. 151-152.

142

по мнению К. Исаевой, «женщины, как правило, редко совершают преступления, которые в той или иной степени не были бы подготовлены предшествующими условиями жизни… у истоков преступного поведения обвиняемой женщины находится, как правило, определенный социально- негативный опыт, воспитание в неполноценной, нравственно нездоровой семье, неудавшаяся личная жизнь, материальные трудности и т. п.»1. Признавая подобное утверждение логически обоснованным, нельзя не остановится на специфике, свойственной исследуемым в данной работе преступлениям против семьи.

Анализ судебно-следственной практики по исследуемой группе преступле- ний позволил выявить две резко противоположные, по данному основанию, группы женщин, причастных к их совершению. К первой из них, действительно относятся женщины, причастность к преступлению которых в той или иной мере продиктована объективными жизненными трудностями. Во-первых, к ним относятся подозреваемые (обвиняемые) из так называемой «социально неблагополучной части общества», которые, как правило, выступают в роли продавцов собственных детей. Внутренние убеждения и побуждения которыми они руководствуются при совершении преступной сделки носят, в подавляющем большинстве случаев, безусловно аморальный характер, зачастую основываются на доминирующем убеждении в необходимости удовлетворения сиюминутных потребностей. Характеризуя безусловно нелицеприятный социально-психологический портрет данной категории подозреваемых (обвиняемых), необходимо учитывать, что инстинкт материнства является приоритетным для аб- солютного большинства женщин, его корреляция с общим моральным обликом, как правило, является минимальной. В этом случае, представляется правильным, используя эмоционально-логические методы, убедить допрашиваемую, что, предоставив имеющую значение для дела информацию, чистосердечно раскаявшись, она не только смягчит свою ответственность за содеянное, но и в какой-то мере искупит вину перед собственным ребенком.

К рассматриваемой группе, как это ни парадоксально, можно отнести не только продавцов собственных детей, но и значительную часть их приобретателей. Так, женщины, решившиеся на совершение преступления путем возмезд-

1 Исаева К.А. Указ. соч. С. 96.

143

ного приобретения ребенка для воспитания его как своего собственного, движимы, как привило, неудовлетворенным материнским инстинктом. Их социальный, материальный и образовательный уровень, как правило, достаточно высок, но невозможность иметь собственных детей, и возникшая на этой почве неудовлетворенность личной жизнью формирует у них убеждение в необходимости совершения противоправной сделки, как единственно возможного способа разрешения личных проблем. При разработке тактической схемы допроса данной категории подозреваемых (обвиняемых) необходимо учитывать, что неудовлетворенные личной жизнью женщины испытывают дефицит внимания и уважения, возможность компенсации которого является обязательным условием установления доверительных отношений между ними и допрашивающим лицом.

В отличие от перечисленных групп женщин-подозреваемых по преступле- ниям против семьи, в практике расследования данных преступлений приходится иметь дело и с иной категорией подследственных. По отношению к ним, как правило, излишне говорить о каких-либо жизненных трудностях и проблемах, обусловивших совершение ими преступных действий. Различного рода должностные лица, сотрудники медицинских, образовательных и сиротских учреждений, ответственных за устройство ребенка в семью, совершают преступные действия по его незаконному усыновлению исключительно в целях личной наживы. Часто приводимые ими в оправдание содеянному, аргументы «гуманности» (например «любая семья (особенно иностранная) лучше детского дома») и личного сопереживания оставшемуся без родительского попечения ребенку нередко пронизаны фальшью, которая выявляется невозможностью ответа на по- ставленный следователем вопрос: “Проявляли ли указанные лица интерес и участие в судьбе ребенка в период последующий его незаконной передаче?” Несмотря на то, что зачастую непосредственное мздоимство указанных лиц не представляется возможным закрепить неоспоримыми доказательствами, необходимо иметь в виду, что типичными характеристиками данной группы подозреваемых женщин, как правило, являются холодный расчет, изворотливость, осведомленность относительно специфики законодательства, регулирующего защиту прав ребенка, и другие факторы, осложняющие производство следст-

144

венного действия. Подобные характеристики, более свойственные психологическому портрету преступника-мужчины, относимы и к женщинам подозреваемым (обвиняемым) в оказании посреднического содействия при торговле несовершеннолетними и незаконном усыновлении. В силу изложенных обстоятельств рекомендованный тактический план допроса указанных лиц незначительно отличается от осуществления аналогичного следственного действия в отношении подследственных противоположного пола. Дополнить его можно необходимостью учета перспективы возможности гибкого оперативного регулирования содержания, главной темы, темпа производимого следственного действия в зависимости от физиологической реакции допрашиваемой. Нервная система женщины, как правило, менее устойчива, что обуславливает заметный переход ее от одного эмоционального состояния к другому, в зависимости от собственного отношению к конкретным обстоятельствам текущего момента. Выявив характерные внешние проявления и реакцию допрашиваемой на определенную тематику или конкретные вопросы, следователь может сделать правильные выводы и соответственно, перестроить тактику допроса с целью получения правдивых показаний.

В заключение считаем целесообразным отметить еще одну важную особен- ность женской психологии, которой обусловлен высокий процент женщин, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления по разглашению тайны усыновления. В подавляющем большинстве женщины относятся к эмоциональному типу, вследствие чего склонны к общению, в процессе которого зачастую с опозданием отмечают, что уже существенно превысили тот объем сведений, которые планировали предоставить собеседнику в начале общения. Подобную особенность с успехом можно использовать при допросе отдельных категорий -подозреваемых женщин. Их отличительной особенностью является готовность и желание активно поддержать практически любую тему, предложенную следователем и не связанную непосредственно с предметом допроса, однако при постановке вопросов по существу дела ими могут быть предприняты попытки изменить тематику разговора, инициировать новые темы для беседы. Прямолинейное поведение со стороны допрашивающего лица, пытающегося перевести разговор в конструктивное русло, в большинстве случаев, приведут лишь к

145 полному игнорированию задаваемых вопросов. В данном случае можно порекомендовать выявить факты и обстоятельства, имеющие хотя бы косвенное отношение к предмету расследования, но к которым проявляется повышенный интерес допрашиваемой, и на их основе предоставить ей максимально широкую возможность рассказать обо всех известных ей обстоятельствах. В ходе подобных рассказов зачастую удается установить факты, прямо или косвенно подтверждающие (опровергающие) определенные выводы следствия.

Тактические особенности допроса членов организованных преступных групп. Очная ставка

Анализ судебно-следственной практики по преступлениям против семьи по- зволил выявить лишь незначительное их количество, совершаемое организованными преступными группами, однако имеются все основания предполагать, что реальная доля подобных преступлений значительно весомее. Вместе с тем большинство из них по целому ряду причин остается вне поля зрения правоохранительных органов. Среди причин подобной латентности деятельности ОПГ необходимо выделить: несовершенство действующего законодательства, позволяющего скрывать действия по торговле несовершеннолетними посредством мнимого усыновления или организации выезда на ранних сроках беременности за рубеж с последующим оставлением ребенка за границей; отсутствие межго- сударственных соглашений по надзору за деятельностью агентств по международному усыновлению, не позволяющих проследить дальнейшую судьбу усыновленных, а зачастую фактически проданных детей; недостаточный контроль за деятельности детских домов, сиротских учреждений, органов опеки и попечительства и т. п.

Преступления, совершенные организованными преступными группами не только трудно выявить, но и сложно расследовать, ввиду того, что уже в ходе своей преступной деятельности подобные группы разрабатывают механизмы собственного уклонения от правосудия, тщательно планируют совершение преступлений, устанавливают необходимые связи и т. д.

При планировании производства допросов членов ОПГ необходимо уделить особое внимание последовательности осуществления данного следственного

146

действия в отношении конкретных членов преступной группы. Практика отмечает достижение положительного результата при первоочередном допросе участников ОПТ, принимавших незначительное участие в ее преступной деятельности, обладающих незначительным преступным опытом, которые, как правило, склонны переоценивать степень осведомленности следствия, и в силу своего более скромного участия в деятельности ОПТ могут надеяться на снисхождение суда. Указанной категории лиц свойственны опасения привлечения их к ответственность за преступные действия иных членов (лидеров) преступной группы. Рекомендуемой тактикой психологического взаимодействия с допра- шиваемыми данной категории, следует признать их убеждение в неизбежности достижения успеха расследования, разъяснение допрашиваемому того факта, что занимаемая им позиция по умолчанию или лжесвидетельствованию, невыгодна прежде всего ему самому, так как показания, которые он может предоставить, необходимы в большей степени для конкретизации его персональной роли в содеянном, чем для расследования преступной деятельности группы в целом.

Повышенное внимание следует также уделить допросу лиц, которые по имеющейся информации могут состоять в неприязненных отношения с лидерами или другими членами ОПТ. Несомненно, сильным тактическим приемом может явиться развитие темы о взаимоотношениях допрашиваемого с иными членами ОПТ (в первую очередь теми, с которыми у него сложились конфликтные отношения), что может побудить его к даче в их отношении изобличительных показаний. В случае установления и задержания лидера или особо активных участников ОПТ в ходе планирования последующего допроса, необходимо учитывать, что указанные лица в большинстве случаев не склонны считаться с интересами других участников преступной деятельности, и в стремлении к облегчению своей участи способны на признательные показания. С другой стороны, указанные лица, в силу большого преступного опыта и самонадеянности чаще всего рассчитывают на уклонение от адекватной содеянному ответственности и проявляют готовность к сотрудничеству лишь на основании неопровержимых доказательств собственной вины. Вместе с тем они стремятся к распределению личной ответственности за содеянное на других членов преступ-

147 ной группы, поэтому, в целях обеспечения результативности следственного действия, эффективным приемом является общая дезориентация подозреваемого. Для ее достижения можно порекомендовать краткую, конкретную формулировку вопросов, исключающую любую возможность извлечения из их содержания информации, необходимой для ответа. Задаваемые вопросы должны ка- саться только одного конкретного обстоятельства, при этом их порядок должен образовывать логическую последовательность, при которой каждый последующий вопрос конкретизирует или детализирует предшествующий ответ допрашиваемого в целях получения объема сведений, достаточного для опровержения или подтверждения полученных показаний имеющимися в деле доказательствами. Важно поддерживать высокий темп производства следственного действия в целях предотвращения предоставления лицу возможности детально анализировать меняющуюся по его ходу обстановку.

При расследовании преступлений против семьи, совершенных ОПГ, равно как иными группами лиц, действующих по предварительному сговору, особо эффективным следственным действием следует признать проведение очных ставок. В соответствии со ст. 192 УПК РФ проведение очной ставки обусловливается наличием в показаниях ранее допрошенных лиц существенных противоречий, которые необходимо устранить. Существенными следует считать противоречия в показаниях, содержащих разноречивые сведения, относящиеся к обстоятельствам, входящим в предмет доказывания по уголовному делу (ст. 73, 421, 434 УПК РФ), а также важных для правильной оценки доказательств. *

Обобщение практики проведения очных ставок в ходе расследования пре- ступлений против семьи позволило выделить ряд рекомендаций по разработке тактического плана их проведения. При составлении тактического плана необходимо определить круг обстоятельств, подлежащих выяснению в ходе производства следственного действия, включая в него прежде всего те, в отношении которых противоречивость допрашиваемых достигает максимальной величины. Подобным достигается важнейший фактор, обеспечивающий результативность следственного действия, в роли которого выступает формирование убеждения

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьсв. М.: Спарк, 2002.

148 допрашиваемых лиц во взаимоисключаемости преследуемых ими целей. При составлении плановой последовательности постановки вопросов выносимых на очную ставку, полезно избегать хронологической и логической последовательности освещаемых событий. Это существенно затруднит использование недобросовестным участником следственного действия заранее подготовленных ложных версий, создаст эффект неготовности к необходимости правдоподобно увязывать свои показания с показаниями оппонента. Тактически правильно подготовленная очная ставка позволяет устранить противоречия в показаниях, путем выявления ложности части ранее предоставленных сведений, выяснить истинную роль подозреваемого (обвиняемого) в содеянном, решить иные процессуальные задачи в целях установления истины по делу.

3.2. НАЗНАЧЕНИЕ И ПРОИЗВОДСТВО ЭКСПЕРТИЗ ПО ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ СЕМЬИ

Организация деятельности по расследованию преступлений в современных условиях немыслима без практического применения последних достижений научно-технического прогресса. Экспертиза как научный способ разрешения многих специальных вопросов, возникающих при расследовании преступлений против семьи, находит все более широкое применение в следственной практике. Данные таблицы наглядно иллюстрируют типологию экспертных исследований назначаемых в практике расследования конкретных составов преступлений против семьи.

Криминалистическая экспертиза: почерка м подписи документов - следов рук,ног,обуви материалов и веществ Ст. 152-155, 157 УК РФ Ст. 152-155, 157 УК РФ Ст. 152, 153, 155
УК РФ Ст. 152, 155 УК РФ Судебно-медицинская экспертиза: - трупа новорожденного

состояния здоровья, наличие искусственных или притворных болезней вещественных доказательств Ст. 153 УК РФ

Ст. 154 УК РФ Ст. 152-154
УК РФ Судебно-психологическая экспертиза Ст. 152-155 УК РФ Судебно-бухгалтерская экспертиза Ст. 157 УК РФ

149

Тактика, организация и порядок проведения большинства упомянутых экс- пертиз широко освещены в юридической литературе , их детализированное рассмотрение в данной работе, в силу отсутствия специфических особенностей, представляется излишним. Вместе с тем, более подробно следует остановиться на некоторых видах экспертиз, назначение и производство которых при расследовании преступлений против семьи, на наш взгляд, является безусловно, необходимым и результативным, но недостаточно представленным в следственной практике.

Судебно-психологическая экспертиза способности несовершеннолетних

давать показания по делу

Как уже отмечалось, характерной особенностью расследования преступле- ний против семьи является необходимость проведения следственных действий с участием несовершеннолетних. Однако, опрос следователей, производивших расследование уголовных дел данной категории показал, что они, осознавая желательность и необходимость получения показаний от несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, склонны производить следственные действия с их участием лишь формально, а при возможности и вовсе их избегать. В качестве основного аргумента, объясняющего подобное отношение к данной категория свидетелей (потерпевших), единодушно выдвигался тезис о существенных затруднениях либо полной невозможности адекватной оценки предоставляемых ими показаний. Оценка показаний свидетелей и потерпевших вообще относится к числу самых сложных задач при установлении истины по делу. Полнота и адекватность показаний свидетелей зависит от нескольких факторов, в числе которых можно выделить условия восприятия исследуемых событий, особенности мыслительной деятельности, памяти, жизненного опыта, личностные особенности, способность воспринимать и сохранять полученную информа- цию, а также эмоциональное и соматическое состояние человека в момент вос-

‘Вандср М.Б. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. СПб.: Питер, 2001; Вандср М.Б. Использование микрочастиц при расследовании преступлений. СПб.: Питер, 2001; Ко-маровский Ю.А. Применение молекулярно-генстических методов в судебно- медицинской экспертизе. СПб., 1998; Колдин В.Я., Кирсанов З.И., Орлов Ю.К. Экспертная криминалистическая идентификация. Теоретические основы. М., 1996; Митричсв B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980; Попов В.Л. Судебно-медицинская экспертиза: Справочник. СПб., 1997; Ссгай М.Я. Методология судебной идентификации. Киев, 1970; Стсганова Т.В. Работа со следами биологического происхождения на месте происшествия. М., 1992.

150 приятия. Поскольку некоторые из указанных факторов в силу возрастных особенностей весьма ограничены у данной категории свидетелей (потерпевших) лицо, производящее расследование, обычно изначально склонно к критической оценке самой возможности получения от них сколь либо ценной информации. Более того, практические работники, отмечают, что достоверность предоставляемых показаний во многом также зависит от способности человека довести воспринятую информацию окружающим. Поскольку показания облекаются в словесную форму, встает вопрос о достаточном уровне развития речи свидетеля. Особую остроту данный вопрос приобретает в случае, когда свидетелем является малолетний ребенок.

Признавая право на существование подобной аргументации, мы склонны считать подобный подход к названной категории свидетелей (потерпевших) не совместимым с необходимостью достижения целей и задач расследования. Практика расследования преступлений против семьи имеет достаточно примеров, когда изобличение виновных лиц было бы абсолютно недостижимым или как минимум, менее оперативным, без максимального использования доказательственного потенциала несовершеннолетних свидетелей (потерпевших). Целесообразно, в целях более полного использования подобного потенциала рекомендовать применение в практике расследования специальных исследований, позволяющих сделать вывод о возможности конкретных несовершеннолетних предоставить доказательственную информацию.

Оценка способности малолетних и совершеннолетних давать показания по уголовным делам - одно из сложных видов экспертных исследований. Во- первых, субъектами данной экспертизы являются дети и подростки, чья психика находиться в процессе «непрерывного, но неравномерного» развития1. Во-вторых, достаточно часто эксперт имеет дело с ребенком, имеющим различные аномалии психического развития или невротические расстройства как результат совершенного преступления.

Поводами для назначения судебно-психологической экспертизы свидетелей и потерпевших следует признать:

Морозова М.В. Психологический аспект экспертизы способности малолетних и несовершеннолетних давать показания по уголовному делу // Психологический журнал. М., 1997. №.4.

151

1) малолетний возраст свидетеля, низкий уровень его психического разви- тия, недостаточное владении им активной речью, некоторые особенности характера (повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, эмоциональная неустойчивость), сомнения в способности правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них показания; 2) 3) сведения о необычном психическом состоянии свидетеля и потерпевшего в момент восприятия им событий (психическая напряженность, страх, тревога); 4) 5) данные о возможном влиянии на свидетеля (потерпевшего) лиц, заинте- ресованных в исходе дела; 6) 7) противоречивость показаний, а также принципиальное их несовпадение с другими материалами дела. 8) Среди вопросов, которые целесообразно ставить на разрешение эксперта при оценке показаний свидетелей и потерпевших, целесообразно выделить следующие:

• Каковы основные индивидуальные особенности познавательной деятель- ности свидетеля или потерпевшего (восприимчивость, память, мышление, внушаемость и т. д.)? • • Имеется ли у несовершеннолетнего (малолетнего) свидетеля (потерпев- шего) отставание в психическом развитии в том числе, не связанного с пси- хическим заболеванием, или иные аномалии психического развития? • • Каково было психическое состояние свидетеля или потерпевшего в мо- мент восприятия события (указать какого)? • • Был ли способен ребенок в силу своего психического состояния в момент восприятия описанного события правильно понимать внутренне важные для дела обстоятельства (указать какие)? • • Имеются ли у ребенка признаки повышенной внушаемости? • • Имеются ли у ребенка признаки повышенной склонности к фантазирова- нию? • • Способен ли ребенок при выявленном у него уровне развития речи давать правильные показания о важных для дела обстоятельствах (указать каких)? Признавая целесообразность использования экспертных исследований в об ласти изучения способности несовершеннолетних свидетелей (потерпевших)

152 давать показания по уголовному делу, мы, вместе с тем, разделяем точку зрения В.В. Нагаева, согласно которой выводы судебно- психиатрической экспертизы не могут быть положены в основу заключения о достоверности таких показаний, поскольку посредством экспертизы устанавливается только принципиальная возможность субъекта адекватно воспринимать, запоминать и воспроизводить информацию об обстоятельствах дела, констатируется факт наличия тех или иных психологических особенностей ребенка, одни из которых могут сви- детельствовать о полной достоверности его показаний, другие против. При этом сама оценка показаний лежит за пределами экспертного заключения и является исключительной прерогативой суда1.

Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. Идентификация человека методом геномной дактилоскопии

Анализ судебно-следственной практики по преступлениям против семьи позволил определить необходимость безусловной идентификации ребенка в рамках производимого расследования как одно из необходимых условий успешного разрешения значительной группы уголовных дел. Наиболее результативным способом подобной идентификации2 является метод, основанный на современных разработках молекулярной биологии и генной инженерии, известный как «геномная дактилоскопия», «генетическая идентификация» или «генотипоско-пия». Данный метод, на молекулярном уровне исследуя наследственный материал человека, позволяет идентифицировать биологические объекты путем специального исследования фрагментов ДНК, которые являясь индивидуальными для каждого человека, обладают вместе с тем свойством передаваться по наследству. Совпадение индивидуальных участков ДНК ребенка и его предполагаемых родителей позволяет сделать практически однозначный вывод о на-

Нагаев В. В. Основы судебно-психологической экспертизы. М: Юнити, 2000. С. 116; ‘Недостатком исследования крови человека иммунологическим и биохимическим методами, существенно ограничивающим его потенциальную эффективность при расследовании преступлений против семьи является невозможность получения однозначного заключения о наличии биологической связи между ребенком и лицами, которые по предположению являются его родителями. Экспертиза в ряде случаев определенно исключает всякую возможность биологического родства, во всех остальных случаях экспертное заключение носит неопределенный характер допуская потенциальную возможность наличия такового.

153

личии между ними биологического родства .

Назначение данной экспертизы следует признать целесообразным при рас- следовании значительной части преступлений против семьи. Безусловная идентификация ребенка необходима при расследовании подмены ребенка, торговли несовершеннолетними (в случаях, когда с момента совершения преступной сделки до момента обнаружения ребенка прошел значительный временной промежуток), а также фактов незаконного усыновления на основании сфальсифицированного родства усыновителей и усыновленного. Так, 5 августа 1995 г. в одном из родильных домов г. Москвы произошла подмена новорожденных детей при следующих обстоятельствах. Две женщины Е. и А. одновременно оказались в роддоме. Первой на свет появилась дочь Е., через 5-10 минут родилась дочь А. Первой из родильного зала вывезли Е., но в палату первой поступила А., запомнившая, что после рождения вес первой девочки установили 3 ЮОгр., а второй 3 200гр. При выписке из родильного дома женщины обнаружили, что в нательных бирках ребенка данные о весе детей записаны наоборот. Возникшие сомнения, усугубившиеся полным отсутствием сходства ребенка с кем-либо из родственников, побудили А. произвести генетическую экспертизу, результаты которой не оставили сомнения в отсутствии биологического родства А. и ее дочери2.

Путем назначения и производства экспертизы следствие может получить от- веты на следующий вопросы:

l.Ha основании сравнительного анализа AFLP-профилей, анализируемых лиц, соответствует ли ДНК-профиль ребенка (указать) ДНК-профилям указанных лиц, заявленных в качестве родительской пары?

  1. Может ли данный ребенок (указать), согласно выявленным генетическим параметрам, действительно являться биологическим ребенком лиц, заявленных в качестве родителей (указать)?

Анализ и обобщение судебно-следственной практики по делам о преступле- ниях, связанных с подменой ребенка позволяет сделать вывод о повышенной

1 ДНК-дизоксирибонуклеиновая кислота-биополимер,состоящий из н>тслсотидов,содержащих де-зоксирибазу. Находится в основном в клеточных ядрах, является носителем генетической информации.

2Уголовная ответственность несовершеннолетних: Науч.-практ. пособие / Под ред. В.П.Кашспова. М:Юрлит,1999.С71.

154

латентности данного преступления. По данным ГИЦ МВД РФ на территории Российской Федерации с момента выделения подмены ребенка в самостоятельный состав преступления (1997-2001 гг.) было возбужденно всего семь уголовных дел1. Вместе с тем, имеются все основания предполагать, что подавляющее большинство фактов подмены ребенка, остаются вне поля зрения правоохранительных органов, что обусловлено повышенной латентностью данного преступления и характерным для него практически полным отсутствием следообра-зующего механизма. Факт подмены ребенка, безусловно, устанавливается посредством геномно- дактилоскопического исследования, которое в данном случае следует признать единственным достоверно существующим следом совершения такого преступления. Именно этим исследованием может быть достоверно установлено наличие или отсутствие кровной связи ребенка с его матерью, т. е. факт его умышленной или неосторожной подмены. Однако само об- ращение к данному виду экспертизы по существующим правилам возможно лишь в рамках возбужденного уголовного дела. Возникает своеобразный «замкнутый круг», в котором вопрос о возбуждении уголовного дела приходится решать в отсутствии главного основания для подобного возбуждения. В юридической литературе предлагаются различные варианты решения данной коллизии. Так, по мнению А.Н. Дубровиной «разрешение вопроса о наличии или отсутствии подмены ребенка практически всегда происходит с учетом результатов судебно-медицинской экспертизы, в связи с чем мотивированное заявление об имевшей место подмене следует считать достаточным основанием для возбуждения уголовного дела» . Однако, по нашему мнению, в силу высокой общественной опасности данного преступления существует объективная потребность в законодательном разрешении проведения экспертизы по установлению происхождения ребенка вне рамок возбужденного уголовного дела по ст. 153 УК РФ. Необходимость ее проведения обусловлена как практической невозможностью установления основания к возбуждению уголовного дела каким-либо иным образом, так и тем, что указанное следственное действие не может быть заменено проверочным. Помимо этого, производство экспертизы

1 Данные ГИЦ МВД России.

2 Дубровина А.Н. Расследование похищения и подмена ребенка: Лекция. М.: Академия МВД СССР, 1988. С. 21.

155 по установлению происхождения ребенка от конкретных лиц до возбуждения уголовного дела не связано с существенным ограничением прав и законных интересов участников1. Необходимо также отметить, что любая, даже незначительная задержка в возбуждении уголовного дела по факту подмены ребенка способна оказать существенное негативное воздействие на производство расследования.

3.3. ИНЫЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ по ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ СЕМЬИ

Следственный осмотр

Следственный осмотр представляет собой один из предусмотренных уго- ловно-процессуальным законом способов исследования материальных объектов путем непосредственного восприятия лицом, производящим расследование, их признаков и свойств с помощью органов чувств, а также инструментальным и экспериментальным способами. Анализ судебно- следственной практики по преступлениям против семьи позволяет охарактеризовать данный вид следственных действий как нетипичный для рассматриваемой группы преступлений. В подавляющем большинстве случаев следственному осмотру подлежали различного рода письменные документы, (ст. 154 УК РФ), документация перена-тальных учреждений (ст. 153 УК РФ), различного рода справки, являющиеся основанием для легализации новорожденного (ст. 152 УК РФ). В качестве основной задачи производимого осмотра ставилось выявление подлинности изучаемых документов, наличие в них признаков подделок. В рассматриваемом аспекте производство следственного осмотра позволяет лишь с определенной степенью вероятности предположить о наличии искомых фактов для окончательного решения вопроса о подложности того или иного документа (или его части) необходимо назначение соответствующих экспертиз.

Производство осмотра места совершения преступления как следственное

1 О целесообразности производства отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела см.: Бслозсров Ю. Н. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1972. С 14; Дубинский Н.Я. Производство предварительного расследования ОВД. Киев, 1987. С. 24 и др.

156 действие характерно для преступных деяний, носящих характер происшествия. Применимо к рассматриваемой группе преступлений против семьи, указанный характер свойственен части преступных действий по торговле несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ) и отдельным случаям подмены ребенка (ст. 153 УК РФ). Целесообразность производства осмотра места происшествия определяется исходя из фактических обстоятельств дела. При включении осмотра места происшествия в план следственных действий по конкретному уголовному делу определяющими являются обстоятельства, которые предположительно возможно установить посредством его производства, а также время, истекшее с момента фактического осуществления преступных действий. Задачи производимого осмотра модифицируются в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

В случаях продажи ребенка собственными родителями не установленным лицам приоритетной задачей осмотра места происшествия будет являться обнаружение следов, характеризующих личность покупателей, мотив и цели приобретения несовершеннолетнего, предполагаемый маршрут дальнейшего следования и иные обстоятельства, позволяющие сориентировать следствие относительно розыска виновных лиц и удерживаемого ими потерпевшего. В качестве факультативной задачи выступает изъятие с места происшествия предметов и вещей, позволяющих осуществить идентификацию ребенка, послужившего объектом преступной сделки. При осмотре обнаруженных мест удержания или временного содержания несовершеннолетних, помимо выявления признаков, указывающих на личность преступников и характеризующих объективную сторону преступления, необходимо уделить особое внимание обнаружению следов возможной эксплуатации несовершеннолетних. Расширенным представляется поиск следов и предметов, содержащих идентифицирующую информацию о потерпевшем, поскольку в данном случае следствие, как правило, не может обладать исчерпывающими данными относительно как личности конкретного потерпевшего, так и истинного числа несовершеннолетних подвергавшихся насильственному удержанию или эксплуатации.

Важнейшее значение следует придавать осмотру места происшествия при проверке версий о сокрытии факта преступной сделки с несовершеннолетним

157

посредством предоставления информации о его гибели, похищении, исчезновении и т. д. Осмотру подлежат места предполагаемого несчастного случая, захвата несовершеннолетнего третьими лицами, а в случаях исчезновения ребенка - место его жительства или иное место, факт пребывания в котором несовершеннолетнего является последним из числа достоверно установленных. Приоритетной задачей осмотра является выявление признаков инсценировки тех или иных событий либо отсутствия таких признаков. Механизм следообра-зования инсценированного деяния специфичен, так как при подобном способе сокрытия преступного деяния, замысел преступника направлен не на простое уничтожение следов или воспрепятствование их появлению, а на создание ложной картины места происшествия, фальсификацию отдельных доказательств, которые должны, по мнению преступника, внушить неправильное представление о происшедшем и тем самым направить следствие по ложному пути. Однако преступник, как правило, лишен возможности безукоризненной проработки и воссоздания всех, без исключения, деталей инсценируемого им события. Наряду с признаками, которые воспроизведены преступником, не могут не сохраниться и подлинные следы реальных событий, в целях сокрытия которых производятся действия по инсценировке. При тщательном осмотре места происшествия выявляется двойственность картины события: выявленные следы и улики указывают на взаимоисключающие факты, нарушается логическая последовательность механизма следообразования и т. д.

Выявление подобной двойственности является важнейшим, но не единст- венным, признаком, указывающим на сокрытие истинного события преступления инсценировкой. Большое значение в уяснении реальной сущности события имеют и, так называемые, негативные обстоятельства, т. е. такие обстоятельства, следы которых должны быть обнаружены при предполагаемом ходе событий, но которых не оказалось в действительности . Находясь в противоречии с наблюдаемой картиной, негативные обстоятельства не только свидетельствуют об инсценировке того или иного события, но и являются важнейшим доказательственным материалом, изобличающим лиц, ответственных за сокрытие преступления. Так 12 июля 1998 г. К. обратился с заявлением о гибели своего

Губушкин H. И. Использование негативных обстоятельств при разоблачении ложных заявлений о преступлении. М. 1971.

158

несовершеннолетнего пасынка Сергея 1993 года рождения, которая произошла в результате несчастного случая. Со слов К. в день происшествия он с супругой и пасынком находился на пикнике, устроенном в лесу. Занятые разведением костра и приготовлением пищи они не заметили, как Сергей направился к реке. Услышав крик К., бросился к реке и увидел тонущего Сергея, быстро уносимого течением. Ни К., ни его супруга попыток к спасению ребенка не предпринимали, так как течение реки в данном месте очень сильное, а плавать они не умели. Прибывший на место происшествия следователь посредством осмотра установил наличие детских игрушек, вещей ребенка и сандалей, оставленных на берегу реки. Однако, кроме указанных фактов, при производстве осмотра места предполагаемой гибели несовершеннолетнего, было установлено, что в течение предшествовавшей недели уровень воды в реке сильно понизился, у уреза воды образовался покрытый тонкой коркой глинисто-илистый прибрежный участок шириной от 3 до 5 метров, обладающий высокими следофикси-рующими свойствами. Несмотря на тот факт, что бесследно преодолеть указанный прибрежный участок, ребенок, весом около 20 кг, был не в состоянии физически, следы его ног в предполагаемом месте вхождения в воду обнаружены не были. Осмотр прилегающей территории на расстоянии до 500 метров также не выявил подобных следов. Объяснить отсутствие следов пасынка в совокупности с ранее данными показаниями о личном восприятии факта его гибели в реке, К. оказался не в состоянии и под тяжесть данного негативного обстоятельства сознался в продаже ребенка не установленным лицам по предварительному сговору. В целях сокрытия факта продажи К. с супругой выехали на пикник, где и инсценировали гибель ребенка.

Учитывая высокое разоблачающее действие негативных обстоятельств, вы- явленных при осмотре места происшествия, последние должны быть особенно тщательно закреплены всеми имеющимися средствами. Вместе с тем для признания того или иного обстоятельства негативным, оно должно быть оценено, не только исходя из предполагаемых событий происшествия, но и с позиции всех возможных при данном стечении обстоятельств версий.

Целесообразность производства осмотра места происшествия при поступлении сведений о факте подмены ребенка определяется, прежде всего, информа-

159

тивной емкостью подобных сведений. Для проведения осмотра необходимо, как минимум, обладать сведениями о предполагаемом месте совершения преступления. Анализ судебно-следственной практики по расследованию фактов подмены ребенка позволяет сделать вывод о том, что лишь незначительная (около 25%) часть обращений по данному поводу содержит предположительные сведения о месте и времени совершения преступления. Существует мнение о необходимости безотлагательного осмотра места происшествия по делам о подмене ребенка во всех без исключения случаях1. Однако, на наш взгляд, имеющаяся информация, относительно предположительного времени и места совершения подмены ребенка не является достаточным основанием для принятия решения о необходимости производства осмотра места происшествия. Основной задачей осмотра, по нашему мнению, представляется обнаружение и фиксация признаков, которые в перспективе могут быть использованы при выработке следственных версий относительно причастных к подмене лиц. К сожалению, характерной особенностью подмены ребенка является ее совершение в условиях, при которых выявление следов лиц, осуществивших преступные действия, существенно затруднено либо вовсе невозможно. Этот факт объясняется, прежде всего, типичным местом совершения преступления, в качестве ко- торого, как правило, выступают родильный дом, детская палата, отделение новорожденных, палата матери ребенка и т. д. Указанные места характеризуются ограниченным кругом лиц, имеющим свободный доступ в указанные помещения. Во-первых, свободным, как правило, неограниченным доступом пользуются работники медицинского персонала, осуществляющие свою профессиональную деятельность, во- вторых, в указанных помещениях пребывают матери новорожденных. Относимые к данным категориям лица и являются в подавляющем большинстве случаев, ответственными за умышленное или неосторожное совершение действий по подмене детей, однако сам факт обнаружения их следов в предполагаемом месте совершения преступления в силу указанных выше обстоятельств, обладает ничтожным доказательственным значением. Кроме того, еще одной важной, негативно сказывающейся на эффективности производ-

‘Кушпель Е. В. Особенности и специфика расследования и предупреждения преступлений против семьи и несовершеннолетних. Дис…. канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. С. 148.

160

ства осмотра места происшествия, особенностью типичного места совершения подмены ребенка является строгий санитарный режим данных учреждений. Регулярно, производимая (не менее 3 раз в сутки), влажная уборка всех поверхностей с использованием сильных дезинфицирующих средств, способствует практически полному уничтожению следофиксирующего материала. Наконец, практика свидетельствует, что даже в случаях, когда мать, обнаружившая несоответствие примет переданного ей ребенка воспринятым ранее, без промедления информирует об этом администрацию учреждения родовспоможения, последняя воздерживается от привлечения к разбирательству следственных органов, предпринимает действия по внутреннему расследованию сложившейся ситуации, на что затрачивается определенный довольно значительный период времени.

Вышеназванные обстоятельства на практике приводят к тому, что осмотр места происшествия, при наличии предположительных сведений лишь о месте и времени подмены ребенка, не позволяет выявить следы лиц, причастных к совершению преступления. По нашему мнению, осмотр места происшествия по делам данной категории следует производить лишь в случаях, когда указанная выше информации дополняется обоснованными сведениями о причастности к подмене конкретного лица, либо в случаях, когда преступление было совершено посредством несанкционированного проникновения, исследование следов которого необходимо для закрепления доказательственной информации.

Значение, придаваемое в некоторых современных научных изысканиях1 об- наружению следов выделений ребенка в свете перспектив его последующей идентификации, представляется преувеличенным, идущим вразрез с практикой расследования данного вида преступлений. В настоящее время криминалистика располагает методикой геномо-дактилоскопической экспертизы, которая позволяет с абсолютной достоверностью установить или опровергнуть принадлежность ребенка его биологической матери.

Особым видом следственного осмотра, производимого по делам, связанным с торговлей несовершеннолетними, является проведение освидетельствования потерпевшего. Целесообразность производства данного следственного дейст-

1 Кушпель Е. В. Указ. соч. С. 149.

161 вия продиктована возникающей по конкретным уголовным делам необходимостью закрепления находящихся на теле ребенка следов, характеризующих условия его удержания, преступной эксплуатации, особых примет и т. д. В некоторых случаях освидетельствование следует рассматривать как эффективное средство проверки фактов, сообщаемых несовершеннолетним, показаний свидетелей, подозреваемых. Важной особенностью освидетельствования является неотложный характер его производства. Несвоевременность освидетельствования неизбежно влечет за собой утрату доказательственной информации, вследствие чего данное следственное действие должно быть произведено непосредственно после принятия решения о необходимости его проведения.

Выемка документов. Обыск

Применительно к преступлениям против семьи обыск и выемка представля- ют собой отдельные следственные действия первоначального этапа расследования, производство которых обусловлено объективной необходимостью сбора и закрепления доказательств совершенного преступления. Обладающие определенным сходством по своей сути, выемка и обыск являются самостоятельными, обособленными следственными действиями в силу предусмотренного действующим законодательством особого порядка их проведения, разработанного на основе предполагаемого отношения лиц, в распоряжении которых находятся интересующие следствие предметы и документы к предстоящему следственному действию, а также степени осведомленности следствия о местонахождении последних.

Выемка производится в случаях, когда местонахождение искомых предме- тов и документов, находящихся во владении или ведении конкретного лица или организации (учреждении), точно установлено, имеются основания предполагать добровольный порядок их предоставления в распоряжение следствия. Результативность производства выемки целиком и полностью зависит от степени и полноты ее предварительной подготовки. Исходя из самого смысла данного следственного действия, непосредственное производство выемки является заключительным этапом следственных мероприятий, направленных на определение круга искомых предметов, документов и т. д, а также определения их пред-

162 полагаемого местонахождения. Фактические данные для указанных следственных мероприятий формируются на основе конкретных обстоятельств дела, сведений, полученных в результате проведения оперативно-розыскных или иных действий. В ряде случаев в целях более полного определения круга искомых предметов и документов следователю целесообразно привлечь к процессу подготовки выемки соответствующих профильных специалистов, способных предоставить сведения о функциональной структуре тех или иных учреждений и организаций, порядку организации документооборота, правилах оформления и хранения соответствующей документации, должностном статусе, правах и обя- занностях лиц, ответственных за их оформление, и т. п. В процессе подготовки выемки следователь должен составить максимально полное представление о предполагаемых объектах изъятия, их характере и правовом статусе, что является необходимым условием обеспечения законности планируемого следственного действия. Уголовно- процессуальным кодексом предусмотрена необходимость получения санкции прокурора на выемку документов, содержащих охраняемую федеральным законом тайну усыновления, (ст. 183 УПК РФ).

В процессе обобщения практики расследования преступлений против семьи установлено, что выемке по делам данной категории подлежат обычно письменные документы, которые можно подразделить на следующие группы:

• непосредственно связанные с преступным событием (документы со сле- дами подделок, подчисток и т. д.); • • устанавливающие обстоятельства, о которых сообщалось в заявлении или сообщении о совершении преступления; • • материалы различного рода проверок, ревизий, служебных расследова- ний. • Особенности типичной следственной ситуации конкретных видов рассмат- риваемой группы преступлений обусловливают целесообразность широкого использования выемки при производстве расследования уголовных дел по ст. 153, 154 УК РФ.

В зависимости от конкретных обстоятельств подмены ребенка результатив- ным является изъятие следующих документов: 1) история болезни (родов) матери и ребенка;

163

2) журнал регистрации рождений; 3) 4) журнал регистрации детей, поступивших в отделение новорожденных; 5) 6) журнал назначений; 7) 8) журнал регистрации, выписавшихся из родильного дома; 9) 10) корешки справок о рождении с подписями матерей (справка о рождении ребенка передается матери для регистрации ребенка в органа загс); 11) 7) график дежурства в родильном отделении и отделении новорожденных. При расследовании действий по незаконному усыновлению представляется

возможным рекомендовать выемку следующих документов:

• Журнал первичного учета несовершеннолетних, оставшихся без попече- ния родителей. • • Анкета ребенка. • • Личное дело ребенка. • • Заявление об установлении усыновления с приложениями: • S копия паспорта или иных документов, удостоверяющих личность усы- новителя;

S копия свидетельства о браке (если состоит);

?S согласие другого супруга (при усыновлении одним из них) или документ, подтверждающий прекращение семейных отношений; •S медицинское заключение по результатам освидетельствования кандидата в усыновители;

•S декларация ши иной документ о доходах;

S документ, подтверждающий право собственности или пользования на жилое помещение;

•S письменное обязательство кандидатов в усыновители о постановке на учет в консульском учреэ/сдении Российской Федерации усыновляемого ими ребенка;

S заключение компетентного органа государства, гражданами которого являются усыновители об условиях их жизни и возможности быть усыновителями (с приложением фотоматериачов о семье кандидатов в усыновители); S письменные обязательства иностранной организации
государства

164 проживания кандидатов в усыновители по осуществлению контроля за условиями жизни и воспитания усыновляемого ребенка и постановкой его на учет в консульском учреждении РФ в установленном порядке.

• Заключение органа опеки и попечительства об обоснованности передачи ребенка на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство и о его соответствии интересам ребенка с указанием сведений о факте личного об щения усыновителей с усыновленным. Совместно с указанным заключени ем подлежат изъятию:

S свидетельство о рождении ребенка;

?S медицинское заключение по результатам освидетельствования ребенка;

•S согласие усыновляемого ребенка, достигшего возраста 10 лет; •S документы, свидетельствующие об утрате ребенком родительского попечения, отказе от ребенка;

S письменное согласие родителей ребенка или руководителя учреждения, в котором находится ребенок, оставшийся без попечения родителей, на его усыновление;

S документ, подтверждающий наличие сведений об усыновляемом ребенке в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, а также документы, подтверждающие невозможность передачи ребенка на воспитание в семью граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, или на усыновление родственникам ребенка, независимо от их гражданства и места жительства.

• Решение суда об установлении усыновления. Договор о передаче ребенка в приемную семью. Решение главы местного самоуправление об установле нии опеки (попечительства).

Значительно реже применяется выемка документов при расследовании уго- ловных дел по фактам злостного уклонения от уплаты средств на содержание (ст. 157 УК РФ). Изъятию в данном случае подлежат различные финансово-бухгалтерские документы, содержащие сведения об истинных доходах алимен-тообязанного лица. Производство выемки по иным составам рассматриваемой

165

группы преступлений является скорее исключением, чем правилом. Так, в отдельных случаях посредством выемки изымаются фотографии и личные вещи ребенка, явившегося объектом преступных сделок, предусмотренных ст. 152 УК РФ.

Как отмечалось выше, планирование и подготовка производства выемки происходит в условиях, когда предполагается добровольная выдача искомых объектов, однако следователь должен учитывать возможность возникновения различного рода осложнений, на случай которых целесообразно предусмотреть возможность перевода выемки в неотложный обыск .

Определение времени и тактики производства обыска определяется исходя из следственной ситуации, сложившейся при расследовании конкретного уголовного дела. Общие положения подготовки и производства, тактические приемы и технический арсенал производства отдельных видов обыска широко освещены в юридической литературе2, отображение подобных общих положений в настоящей работе представляется излишним. Вместе с тем, считаем необходимым обозначить некоторые специфические особенности, присущие производству обыска производимого в рамках расследования рассматриваемой группы преступлений.

При проверке версии о продаже родителями собственного ребенка обыск производится безотлагательно. Соблюдение принципов неотложности и внезапности обыска является важнейшим условием обеспечения его результативности. Местом производства обыска служит место жительства подозреваемых. В качестве объектов поиска выступают различного рода письма, содержащие информацию о планирующейся сделке, записные книжки с адресами и телефонами лиц, у которых может находиться ребенок, деньги, ценности, полученные за переданного ребенка, дарственные, свидетельства о регистрации недвижимого имущества, документы, предметы и вещи, принадлежащие ребенку и дающие возможность его последующей идентификации, и т. д.

1 Обыском признается проводимое в принудительном порядке обследование помещений, одежды и тела отдельных лиц в целях отыскания и изъятия имеющих значение для дела объектов, а также обнаружение разыскиваемых преступников, потерпевших. В качестве оснований производства обы ска выступают достаточные данные, дающие основание полагать, что в каком-либо месте или у како го-либо лица могут находится орудия преступления, предметы, документы и ценности, имеющие значение для уголовного дела (п. 1 ст. 182 УПК РФ).

2 Михайлов А.И. Обыск. М.,1983.

166

В любых случаях обыску подлежит место жительства покупателей несовер- шеннолетнего. В качестве главной задачи производимого следственного действия выступает возможность обнаружения разыскиваемого ребенка, различного рода документов, свидетельствующих о наличии преступной связи покупателей с непосредственным продавцом ребенка или посредником преступной сделки.

Получение сведений о лицах, причастных к оказанию посреднических услуг по купле-продаже несовершеннолетних детей, является положительным моментом расследования. Возбуждение уголовного преследования в отношении подобных лиц зачастую позволяет вскрыть иные эпизоды их предшествующей преступной деятельности, установить преступные связи и условия, способствующие совершению преступлений.

В свете изложенного обыск, производимый у посредников осуществляется с целью обнаружения различного рода записей, документов, содержащих сведения о продавцах, покупателях детей, лиц, которые по роду своей деятельности могут оказывать различного рода содействие в приобретении ребенка или его последующей легализации, официальных бланков, справок или свидетельств о рождении, решений суда об усыновлении и т. п., а также средства их изготовления, печати, штампы и т. д. Принимая во внимание распространенную практику использования указанной группой лиц современной оргтехники, последняя, в случае обнаружения, должна подлежать незамедлительному изъятию в установленном законом порядке. В данном случае лицу, производящему обыск, необходимо воздержаться от попыток незамедлительного получения информации из базы данных, поскольку современные средства защиты предусматривают возможность неисправимого повреждения либо полного ее уничтожения при несанкционированном допуске. Взлом возможных защитных систем дол- жен производится специалистом в особых условиях.

При расследовании уголовных дел по фактам эксплуатации несовершенно- летних проведение обыска целесообразно в местах содержания или удержания детей с целью обнаружения и изъятия предметов, свидетельствующих о факте насильственного удержания несовершеннолетнего, в качестве которых могут выступать документы, вещи, предметы, принадлежащие детям. Объектами поиска являются также свидетельства преступной эксплуатации несовершенно-

167 летних, например, видео и фотоаппаратура для изготовления фотографий и видеофильмов с элементами детской порнографии, записи, содержащие сведения об извлечении любых видов дохода от бродяжничества, попрошайничества, оказании услуг сексуального характера, и т. д. Важнейшим направлением обыска является обнаружение удерживаемых несовершеннолетних, а также материальных свидетельств, указывающих на лиц, причастных к осуществлению преступной деятельности.

По делам, связанным с преступной деятельностью по незаконному усынов- лению, обыск может быть произведен как в служебном помещении подозре- ваемого должностного лица, так и по месту его жительства. Задачей является обнаружение и изъятие предметов и ценностей, добытых преступным путем, документов, которые могут иметь значение для дела, записных книжек содержащих сведения о лицах, причастных к преступной деятельности, а также информация о детях, которые были незаконно переданы в семью либо передача которых только планировалась. Реже местом обыска является место проживания усыновителей и усыновленного. Его проведение продиктовано необходимостью получения материальных доказательств, свидетельствующих о существенном нарушении прав переданного ребенка.

Производство обыска при расследовании уголовного дела по разглашению тайны усыновления целесообразно в случаях, когда подобное разглашение было произведено в обезличенной форме, однако характер носителя информации, либо результаты оперативно-розыскной деятельности позволили определить лицо, подозреваемое в его совершении. В зависимости от обстоятельств дела обыску может подлежать место жительства подозреваемого или служебные помещения. В качестве искомых выступают предметы, свидетельствующие о причастности подозреваемого к совершению преступления, проливающие свет на его мотивы и т.д.

В заключении необходимо отметить, что доминирующая в подавляющем большинстве случаев установка на неотложность производства обыска не освобождает лицо, производящее расследование, от необходимости его тщательной подготовки. Всесторонний анализ собранных доказательств, оценка и проверка ориентирующей информации, определение времени, плана, тактических прие-

168

©

мов, технических средств, предстоящего следственного действия также являются важными слагаемыми его эффективности. Бесспорно, что промедление с производством обыска может оказать негативное воздействие на его общую ре- зультативность, однако и излишняя поспешность, выражающаяся в неподго- товленности, способна повлечь утрату важных доказательств, восполнение которых впоследствии может оказаться затруднительным либо вовсе невозможным.

О’

169

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие основ- ные результаты, выводы и предложения, направленные на улучшение работы по расследованию преступлений против семьи, а также совершенствование действующего законодательства и правоприменительной практики.

  1. На базе комплексного подхода к проблеме разработаны основные поло- жения методики расследования преступлений против семьи.
  2. Проанализированы принципиальные вопросы криминалистической ха- рактеристики преступлений, что позволило определить криминалистическую характеристику преступлений против семьи, как информационную модель статистических вероятностей, которая при прочих равных условиях наиболее полно, среди аналогичных, характеризует систему обобщенных, взаимосвязанных, наиболее характерных и устойчивых данных о криминалистически значимых признаках данного вида преступлений. Криминалистическая характеристика преступлений против семьи включает в себя сведения: о мотивах и целях преступления, личности преступника, способах совершения и сокрытия преступления, обстановке его совершения, некоторых характерных следах преступления, типичной исходной информации о преступлении.
  3. В работе произведено дуалистическое разделение существующих соста- вов преступлений против семьи по критерию уровневого принципа формирования криминалистической характеристики. К первой группе относятся преступления, состав которых является индивидуально- определенным, предполагающим характерный ярко выраженный механизм следообразования (ст. 155,157 УК РФ). При формировании следственных версий и определении тактического плана организации расследования данных преступлений необходимо руководствоваться положениями криминалистической характеристики конкретного вида преступления. Вторую группу образуют составы преступлений, предусмотренные ст. 152- 154 УК РФ, при совершении которых даже незначительная дисперсия следственной ситуации может привести к изменению квалификации содеянного. При расследовании данной группы преступлений целесообразно использовать групповую криминалистическую характеристику, позволяющую в ходе разработки более широкого круга следственных версий безошибочно про-

170 извести разграничение сходных составов преступлений, вскрыть возможные попытки сокрытия еще более тяжких посягательств, выявить причастность и установить степень виновности всех лиц, имеющих отношение к содеянному.

  1. Установлены некоторые особенности, обусловленные спецификой иссле- дуемой группы преступлений, позволяющие говорить о существовании присущей каждому отдельному составу преступлений против семьи, своеобразной «группы риска», включающей в себя категории лиц, в силу определенных обстоятельств наиболее приспособленных, либо находящихся в условиях наиболее благоприятных для совершения преступления. Так, в 60% случаях действия по подмене ребенка совершались непосредственно медицинским персоналом перенатальных учреждений либо при их непосредственном участии. В подавляющем большинстве случаев установлена причастность должностных лиц и сотрудников отделов образования, детских сиротских учреждений к деятельности по незаконному усыновлению. Более чем в 80% случаев продавцами детей являлись их собственные родители или законные представители.
  2. Выявлены типичные исходные следственные ситуации первоначального этапа расследования преступлений против семьи, исследование которых позволило определить ситуационные модели расследования дел данной категории, выявить круг типичных следственных версий, показать приемы планирования и организации раскрытия и расследования рассматриваемой группы преступлений.
  3. Сформулированы задачи первоначального этапа расследования данной группы преступлений в зависимости от складывающихся следственных ситуаций, предложены пути, средства и методы их практического решения.
  4. Исследованы вопросы, относящиеся к особенностям отдельных следст- венных действий. Даны рекомендации по применению ряда тактических приемов при их производстве.
  5. Установлена специфика расследования преступлений против семьи, обу- словленная необходимостью проведения следственных действий с участием несовершеннолетних и малолетних детей. Опрос следователей показал, что они, осознавая необходимость получения показаний от несовершеннолетних свидетелей (потерпевших), склонны производить следственные действия с их уча-

171

стием формально или вовсе их избегать, аргументируя это существенными затруднениями либо полной невозможностью адекватной оценки предоставляемых сведений. Признавая право на подобную аргументацию, мы склонны считать подобный подход к данной категории свидетелей (потерпевших) не совместимым с целями и задачами расследования. Представляется целесообразным, рекомендовать более широкое применение в практике расследования специальных исследований, позволяющих сделать вывод о возможности конкретного несовершеннолетнего предоставить доказательственную информацию.

  1. Изучена и проанализирована практика расследования уголовных дел ис- следуемой категории, позволившая сформулировать следующие выводы и предложения.

9.1. Анализ судебно-следственной практики по делам связанным с тор- говлей несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ) показал, что:

S в ряде случаев, преступная деятельность, направленная на возмездную передачу ребенка начинается еще до момента его появления на свет, либо сам процесс зачатия и рождения напрямую проистекает из преступного замысла (договора) на его продажу. В практике отмечены факты использования «коммерческого суррогатного материнства» в качестве одного из легальных способов сокрытия преступной деятельности по торговле несовершеннолетними. Действующее законодательство не защищает прав и не учитывает интересов еще не родившегося ребенка, так как с точки зрения закона данное преступление может быть со- вершено только в отношении рожденных детей. Подобная практика способствует распространению данного преступления, а также создает возможности его безнаказанного совершения. В свете изложенного предлагается принять федеральный закон «О суррогатном материнстве», регламентирующего условия и правовые последствия пересадки чело- веческого эмбриона;

•S выявлены факты совершения действий по фактической купле-продажи несовершеннолетних, маскируемые посредством незаконного усыновления. Представляется полезным ввести, по аналогии с граэ/сдан-ским законодательством, в правоприменительную практику термин

172 «мнимое или притворное усыновление», а таксисе произвести более тесную адаптацию диспозиций ст. 152 и 154 УК РФ. Включить в ст. 152 УК РФ пункт, предусматривающий ответственность лиц, виновных в передаче несовершеннолетнего за вознаграждение посредством мнимого или притворного усыновления в качестве квалифицирующего признака в тех случаях, когда иные обстоятельства данных действий имеют признаки торговли несовершеннолетними. Оптимизация и разграничение указанных составов преступлений необходима в целях предотвращения маски- ровки и сокрытия преступной деятельности по торговле несовершеннолетними;

S установлены случаи, когда родители (законные представители), используют различного рода имитации и инсценировки пропажи, похищения гни гибели ребенка в результате несчастного случая с целью сокрытия факта его продажи. Представляется необходимым при поступлении подобных заявлений отрабатывать версию о причастности заявителя к совершению сделки по возмездной передаче ребенка. 9.2. Анализ расследования уголовных дел по подмене ребенка (ст. 153 УК РФ) показал, что:

S по своему характеру подмена ребенка создает все условия для по- вышенной латентности данного вида преступления. Имеются все основания предполагать, что подавляющее большинство фактов подмены ребенка остается вне поля зрения правоохранительных органов. Единственно достоверно существующим следом подмены ребенка выступают данные его генетического набора, которые могут быть установлены путем проведения соответствующей экспертизы. Однако назначение ге-номно-дактилоскопической экспертизы возможно лишь в рамках возбужденного уголовного дела. Иными словами, вопрос о возбуждении уголовного дела приходиться решать в отсутствие главного доказательства события преступления. Целесообразно признать объективную потребность в законодательном закреплении возмоо/сности назначения проведения экспертизы по установлению происхождения ребенка при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по ст. 153 УК РФ;

173

S выявлены случаи, когда лица, осуществившие подмену ребенка, несут ответственность только за халатные действия. Подобная практика обусловлена включением в диспозицию ст. 153 УК РФ альтернативно- обязательного признака наличия корыстных или иных низменных побуждений в качестве мотива осуществления подмены ребенка. Представляется возможным утверсисдать, что данное обстоятельство является следствием общей недооценки общественной опасности подмены ребенка. Считаем, что общественно опасные последствия подмены ребенка наступают вне зависимости от побудительных мотивов виновных лиц, вследствие чего те или иные мотивы, а такэ/се их полное отсутствие не может быть рассмотрено в качестве амнистирующего обстоятельства. Целесообразно изменить диспозицию ст. 153 УК РФ с целью пере- профилирования мотивов и целей виновных лиц из обязательных признаков состава преступления в квалифицирующие признаки;

S расследование подмены ребенка обычно происходит в условиях общей недостаточности первоначальных данных, что обусловливает объективную неопределенность в избрании первоначального направления расследования. Представляется возможным рекомендовать практическим работникам при проведении неотлоэ/сных следственных действий ориентироваться на точное установление временных промеэ/сутков, в течение которых ребенок находился вне материнского контроля. Их установление, наряду с уточнением местонахождения новорожденного и определением круга лиц, которые в определенное время и в определенном месте несли ответственность за его судьбу, нередко позволяют определить направления дачьнейшего расследования, круг лиц, непосредственно причастных к совершению преступления.

9.3. Анализ судебно-следственной практики по делам связанным с незаконным усыновлением (ст. 154 УК РФ), показал, что:

S в большинстве случаев, далее при начичии явных признаков состава преступления по ст. 154 УК РФ, следствие ограничивается предъяв- лением обвинения по иным, более распространенным составам преступления (например ст. 285, 290, 291, 327 УК РФ и др.), действия по неза-

174 конному усыновлению в вину не вменяются, и расследование в указанном направлении не производится. Зачастую действия, содержащие признаки состава незаконного усыновления, рассматриваются лишь в качестве оснований к отмене усыновления ребенка в рамках гражданского судопроизводства. Подобное положение вещей, на наш взгляд, способствует созданию ложной картины относительного благополучия, и как следствие - сложившуюся общую, в том числе и нормативную, недооценку, как количества, так и тяжести злоупотреблений в области устройства детей, оставшихся без родительского попечения. Незаконное усыновление является чрезвычайно опасным противоправным деянием, фактически речь идет не о нарушении установленного законом порядка передачи ребенка, а о распоряэ/сении его дальнейшей судьбой. В практике встречаются вопиющие случаи, когда под прикрытием действий по усыновлению фактически осуществлялась торговля детьми, проследить дальнейшую судьбу которых, особенно при мелсдународном усыновлении, возможным не представляется. В целях оптимизации процесса правоприменения ст. 154 УК РФ в случаях обнаружения на стадии возбуждения уголовного дела в действиях подозреваемых лиц, признаков состава незаконного усыновления, целесообразно назначать специализированное исследование на предмет предоставления правовой оценки законности его установления.

9.4. Анализ судебно-следственной практики по делам связанным с разглашением тайны усыновления (ст. 155 УК РФ) показал, что:

S развитие информационных технологий обусловило появление новых способов разглашения тайны усыновления посредством различного рода носителей, использования сетевых ресурсов. Основой следообра- зующего механизма в данном случае является природа, происхождение, характерные особенности и характеристики конкретного носителя. Большую ориентирующую помощь следствию в данной ситуации может оказать экспертиза материальных носителей информации wiu следов, оставленных подобными носителями, net ghost, и т. д., что позволит выявить их происхождение, способ заполнения, особенности передачи ин-

175 формации и определить основные направления расследования;

S при расследовании данного преступления органами следствия и дознания зачастую не ставится задача по выявлению всего круга лиц, причастных к его совершению. Между тем разглашение тайны усыновления в ряде случаев носит длящийся характер и может состоять из целого ряда эпизодов конкретных случаев передачи соответствующей информации от одного носителя к другому по цепочке. По нашему мнению, установление первоисточника разглашения тайны усыновления является важной следственной задачей, выполнение которой позволяет вскрыть всю преступную цепочку передачи охраняемой информации от первоисточника до непосредственного разгласителя;

9.5. Анализ судебно-следственной практики по делам, связанным со зло- стным уклонением от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей и нетрудоспособных нуждающихся родителей (ст. 157 УК РФ) показал, что введение в России разнообразия форм собственности, прин- ципиально новых условий оплаты труда и извлечения иных видов дохода повлекло за собой значительное расширение способов и возможностей для сокрытия действительного дохода алиментообязанного лица. В свете этого важнейшей задачей расследования, наряду с установлением злостного характера уклонения от предоставления средств на содержание, является установление истинного дохода алиментообязанного лица. Представляется полезным рекомендовать следственным органам при расследовании данного вида преступлений осуществлять тесное взаимодействие с территориальными налоговыми инспекциями, отделами регистрации прав на недвижимое имущество, контролирующими органами и т. д. Осуществление подобного взаимодействия тем более необходимо, что совершение преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ, нередко связанно с иными преступлениями в сфере экономической деятельности. 10. Для совершенствования организационной и методической деятельности правоохранительных органов, эффективности и качества расследования рассматриваемых преступлений целесообразно:

S с целью выявлению фактов торговли несовершеннолетними, в том

176 числе посредством незаконной передачи на усыновление необходимо шире использовать негласные средства и методы оперативно-розыскной деятельности. В рамках взаимодействия различных служб и подразделений МВД России, может осуществляться деятельность по установлению конкретных подозреваемых лиц, организации оперативного наблюдения за их действиями, выявлению преступных контактов между покупателями и должностными лицами органов опеки и попечительства, детских сиротских учреждений, органов загса, мест содержания и удержания детей;

S инициировать заключение международных соглашений о координации взаимодействия и взаимопомощи силовых и других структур различными государствами в ситуациях, связанных с торговлей несовершеннолетними и незаконным усыновлением;

S организовывать и проводить совместные совещания с участием сотрудников прокуратуры, следствия и оперативных работников по вы- явлению и расследованию преступлений связанных с торговлей несовер- шеннолетними и незаконным усыновлением;

S рекомендовать законотворческим органам, учреэ/сдениям и органи- зациям, обладающим правом законодательной инициативы своевременно и оперативно выявлять новые легальные средства и способы docmiuice-иия
преступных целей, соответствующим образом корректировать нормативную базу для предупреждения подобной деятельности. 11. Проведенное диссертационное исследование может оказать посильную помощь правоохранительным органам в познании сути преступных посяга- тельств против семьи, разработке мер по их расследованию и предупреждению.

177 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Официальные документы и материалы:

  1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. 25 декабря.
  2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 января 1950 г.) // Российская газета. 1995. 5 апреля.
  3. Конвенция о правах ребенка: Принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20.11.89. Вступила в силу для СССР 15.09.90 // Ведомости СССР.
  4. № 45. Ст. 955.
  5. Конвенция ООН о борьбе с торговлей детьми и эксплуатацией проституции третьими лицами // Российская юстиция. 1995. №7.
  6. О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам: Ратифицирована Федеральным законом от 04.08.94 № 16-ФЗ // СЗРФ. 1994. № 15. Ст. 1684; 1995. № 17. Ст. 1472.
  7. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.95 // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 05.12.2001.
  9. Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 08.12.95 № 223-ФЗ в ред. Федерального закона от 15.11.97. № 140-ФЗ; от 27.06.98. № 94-ФЗ; от02.02.2000. № 32-ФЗ // СЗРФ. 1995. №11. Ст. 16.
  10. Об оперативно-розыскной деятельности: ФЗ от 5.07.95 в ред. ФЗ от 18.07.97. № 101-ФЗ; от 21.07.98. № 111-ФЗ; от 5.01.99. №6-ФЗ.
  11. О дополнительных гарантиях по социальной защите детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: Федеральный закон от 21.12.96. № 159-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5880.
  12. О приемной семье: Постановление Правительства Российской Федерации от 17.07.96. № 829 // СЗ РФ. 1996. №31. Ст. 3721.
  13. Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью:

178 Утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.05.96 № 542 // СЗРФ. 1996. № 19. Ст. 2304.

  1. О перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей: Постановление Правительства Российской Федерации от 08.07.96 № 841 // СЗ РФ. 1996. № 31. Ст. 3743.
  2. Об организации централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей: Постановление Правительства Российской
    Федерации от
  3. 30.08.96 с изм., от 14.07.97 // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст.3995; 1997. № 29. Ст. 3753.

  4. О неотложных мерах по повышению государственного контроля за усы новлением: Постановление Правительства Российской Федерации от

19.07.97 № 1728 // Российская газета. 1997. 10 окт.

  1. Об утверждении правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории РФ и правил постановки на учет консульских учреждений РФ детей, являющихся гражданами РФ и усыновленных ино- странными гражданами или лицами без гражданства: Постановление Пра- вительства Российской Федерации от 23.03.2000. № 275.
  2. Положение о межведомственной комиссии по вопросам усыновления (удочерения) иностранными гражданами детей, являющихся гражданами Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Феде- рации от 28.03.2000.
  3. Правила постановки на учет консульскими учреждениями РФ детей, являющихся гражданами РФ и усыновленных иностранными гражданами и лицами без гражданства: Утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.03.2000 № 275.
  4. Временная инструкция о порядке удержания алиментов по исполнительным документам, переданным для производства взыскания предприятиям, учреждениям и организациям: Утв. Минюстом Российской Федерации от 02.09.93 // БНАРФ. 1993. № 11.
  5. О задачах органов прокуратуры по повышению эффективности надзора за

О’

о

179

испол нение м закон ов о несов ерше нноле тних: Прик аз Генер ально й прок у- рату ры Росси йской Феде раци и от 29.06 .95
№ 30. 21.
О прим енени и суда ми закон одате льств а при рассм отрен ии дел об устан ов- лении усын овлен ия: Пост ановл ение Плен ума ВС РФ от 04.07 .97
№ 9
// БВСР Ф. 1997. № 9.

Книг и и учебн ые пособ ия

  1. А верья нова Т.В. Интег раци я и дифф еренц иация науч ных знани й как ис- точни ки и основ ы новы х метод ов судеб ной экспе ртиз ы. М.: Акад емия МВД Росси и, 1994.
  2. А нтоня н Ю. М. Изуч ение личн ости прест упни ка.
    М., 1982.
  3. А рциш евски й Г.В. Выдв ижен ие и прове рка следс твенн ых верси й. М., 1978.
  4. Б аев О.Я. Такти ка следс твенн ых дейст вий. Воро неж, 1992.
  5. Б елкин Р.С. Курс совет ской крим инал истик и: Учеб. пособ ие. М.: Акад емия МВД Росси и, 1994.
  6. Б елкин А.Р. Теор ия доказ ыван ия. М.: Норм а, 1998.
  7. Б елкин Р.С.К рими налис тика: проб лемы, тенде нции, персп ектив ы. М.: Юри д. лит., 1980.
  8. Б елкин Р.С. Очер ки крим инал истич еской такти ки.
    М., 1993.
  9. Б елкин Р.С, Винб ерг А.И. Крим инал истик а и доказ ыван ие. М.: Юри д. лит., 1969.
  10. Б елкин Р.С, Лузг ин И.М. Крим инал истик а: Учеб. пособ ие. М.: Юри д. лит., 1978.
  11. Б ельсо н Я. М. Инте рпол в борь бе с уголо вной прест упнос тью.
    М., 1989.
  12. Б ород ин СВ. Прес тупле ния прот ив семьи и несов ерше нноле тних: Ново е уголо вное прав о Росси и. Особ енная часть / Под ред. Н.Ф. Кузн ецово й. М., 1996.
  13. Б осхол ов СС. Латен тные прест уплен ия прот ив личн ости: обща я харак те- ристи ка и метод ы выяв ления . Минс к, 1984.
  14. Б ыхов ский И.Е. Допу стимо сть такти чески х прие мов при допр осе: Учеб. пособ ие. Волг оград , 1989.

СУ

180

  1. Вандер М.Б. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. СПб.: Питер, 2001.
  2. Вандер М.Б. Использование микрочастиц при расследовании преступлений. СПб.: Питер, 2001.
  3. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981.
  4. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М.: Изд-во МГУ, 1984.
  5. Ветров Н.И. Охрана интересов уголовно-правовыми средствами: Пособие для слушателей нар. ун-тов. М.: Знание, 1990.
  6. Возгрин И.А. Общие положение методики расследования отдельных видов преступлений. Л., 1976.
  7. Волков Б.С. Мотивы преступлений (уголовно-правовое и социально- психологическое исследование). Казань: КГУ, 1982.
  8. Гаркуша Е.Л. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами. М., 1997.
  9. Гришин И.П. Право на алименты. М.: Юрид. лит., 1988.
  10. Губушкин Н.И. Использование негативных обстоятельств при разоблачении ложных заявлений о преступлении. М., 1971.
  11. Ливанова Т. Преступления в области брачно-семейных отношений. Ашхабад: ТГУ им. М. Горького, 1978.
  12. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976.
  13. Драпкин Л.Я. Разрешение проблемных ситуаций в процессе расследования. Свердловск, 1985.
  14. Драпкин Л.Я., Карагодин В.Н. Методика расследования отдельных видов преступлений. Екатеринбург: Уральский юрид. ин-тМВД России, 1998.
  15. Дубровина А.Н. Расследование похищения и подмены детей. М.: Академия МВД СССР, 1988.
  16. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975.
  17. Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985.

181

  1. Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственного действия. Минск, 1971.
  2. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология обыска и выемки. М, 1994.
  3. Жбанков В.А. Тактика следственного осмотра. М., 1992.
  4. Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. Волгоград, 1976.
  5. Закатов А.А. Психологические особенности тактики следственных действий с участием несовершеннолетних. Волгоград, 1979.
  6. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984.
  7. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений.
    Краснодар: КГУ, 1991.
  8. Зорин Г.А. Криминалистическая методология. Минск: Амалфея, 2000.
  9. Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск, 1987.
  10. Карнеева Л. М.„ Ордынский С.С., Розенблит С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М., 1958.
  11. Климов В.А. Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с похищением детей. М., 1985.
  12. Колдин В.Я., Кирсанов З.И., Орлов Ю.К. Экспертная криминалистическая идентификация. М., 1996.
  13. Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования. Харьков, 1976.
  14. Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. Харьков, 1975.
  15. Комаровский Ю.А. Применение молекулярно-генетических методов в судебно-медицинской экспертизе. СПб., 1998.
  16. Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987.
  17. Кормщиков В. М., Криминология семейного неблагополучия. Пермь, 1987.
  18. Котов Д.П. Мотивы преступления и их доказывание. Воронеж, 1975.
  19. Коченов М. М., Осипова Н.Р. Психология допроса малолетних свидетелей: Метод, пособие. М., 1984.
  20. Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М., 1997.

182

  1. Криминалистика / Под ред. А.А. Хмырова, В.Д. Зеленского. Крснодар, 1998.
  2. Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. М.: Норма-Инфра, 1999.
  3. Криминалистика / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 2000.
  4. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М, 2001.
  5. Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. Л., 1976.
  6. Лавров В.П. Расследование похищения или подмен ребенка. М., 1966.
  7. Литвинова В.И. Корыстный мотив, цели, корыстная мотивация и их уголовно-правовое значение. М.: Академия МВД СССР, 1983.
  8. Лифщиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997.
  9. Лузгин И. М., Методологические проблемы расследования. М.,1973.
  10. Максимов СВ., Ревин В.П. Насильственные преступления в сфере семей-но-бытовых отношений и их профилактика. М.: УМЦ при ГУК МВД России, 1993.
  11. Миньковский Г. М., Особенности расследования и судебного разбира- тельства дел о несовершеннолетних. М., 1959.
  12. Михайлов А.И. Обыск. М., 1983.
  13. Мошак Г.Г. Преступления в семье: истоки и профилактика. Кишинев, 1989.
  14. Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы. М.: Юнити, 2000.
  15. Нечаева А. М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М: Наука, 1991.
  16. Нечаева А. М. Охрана детей-сирот в России (проблемы детства: наука и практика). М.: Дом, 1994.
  17. Пиз А. Язык телодвижений. Н. Новгород, 1992.
  18. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. М., 1998.
  19. Право и защита семьи государством/под ред. Е.Г.Азарова, Ю.А.Королева, Е.В.Кулагина. М., 1987.
  20. Потемкина А.Т. Характеристика осужденных женщин, отбывающих наказание в НТК. М: НИИ МВД России, 1993.
  21. Радаев В.В. Криминалистическая характеристика и ее использование в

183

следственной практике. Волгоград, 1987.

  1. Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. М., 1979.
  2. Сегай М.Я. Методология судебной идентификации. Киев, 1970.
  3. Следственные действия. Криминалистические рекомендации / Под ред. В.А.Образцова. М.: Юристь, 2001.
  4. Соловьев А.Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии: Методическое пособие. М., 1986.
  5. Сперанский К.К. Уголовно-правовая борьба с преступлениями несовершеннолетних и против несовершеннолетних. Ростов н /Д: Изд-во Рост, унта, 1991.
  6. Стеганова Т.В. и др. Работа со следами биологического происхождения на месте происшествия. М., 1992.
  7. Столяренко А. М., Психологические приемы в работе юриста. М.: Юрайт, 2000.
  8. Фарберова Ф.С. Защита и охрана прав несовершеннолетних. М., 1999.
  9. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемых обстоятельств. М., 1979.
  10. Хлюпин Н.И. Методика расследования преступлений (общие положения) Ч. 1. Ульяновск, 1983.
  11. Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М.: Юрид. лит., 1979.
  12. Хмыров А.А. Основы теории доказывания. Краснодар: КГУ, 1981.
  13. Цветков СИ. Криминалистическая теория принятия тактических решений. М., 1992.
  14. Цветков СИ., Волчецкая Т.С, Исмаилова Л.Э., Новгородов В.А. Особенности принятия тактических решений при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами / Под общ. ред. СИ. Цветкова. М., 1994.
  15. Цветков СИ. Информационно-аналитическая работа, версии и планирование при расследовании деятельности преступных структур. М., 1994.
  16. Яблоков Н.П. Способы сокрытия следов преступления и методы криминалистического их установления. М., 1984.

184

Научные статьи

  1. Азаров В.А. Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства

достижения цели раскрытия преступлений // Государство и право. 1997. № 10.

  1. Альтшулер Б.Л. Об усыновлении внутри и вне России // Семья и школа. 1998. № 7.
  2. Бахин В.П. Криминалистическая характеристика преступлений как эле- мент расследования // Вестник криминалистики. М.: Спарк, 2000. Вып. 1.
  3. Боровиков В.В., Милевский А.И. Незаконное усыновление как один из факторов, способствующих распространению торговли несовершеннолет- ними// Следователь. 1997. №.4.
  4. Возгрин И.А.. Криминалистические характеристики и следственные си- туации в системе частных методик расследования // В сб: Следственные ситуации. М., 1985.
  5. Волынский В.А., Попов И.А. Предварительное расследование в аспекте нового УПК РФ: проблемы, пути их решения // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Краснодар, 2002.
  6. Григорович Е. Суррогатное материнство: за и против // Юрист. 1999 № 4.
  7. Григорян В.А. Некоторые вопросы анализа криминогенных и антикриминогенных факторов сферы семьи // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 29. М., 1978.
  8. Дармодехин А. Семья и государство//Педагогика. 1999. № 1.
  9. Дзугаева А.З. Правовое регулирование усыновления (удочерения) детей // Юридический мир. 1997. № 8.
  10. Дзугаева А.З. Усыновление детей-граждан РФ иностранными гражданами // Юридический мир. 1998. № 11-12.
  11. Жбанков В.А. Способы выдвижения и проверки версий о личности преступника // Вопросы борьбы с преступностью. М.: Юрид.лит. 1983. № 39.
  12. Заякин О.Б. Опыт проведения ДНК-анализа при производстве биологических экспертиз по тяжким преступлениям против личности // Вестник криминалистики. М: Спарк, 1998. № 44.
  13. Зеленский В.Д. Некоторые вопросы тактики допроса свидетеля // Теория и

185 практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. б.Саратов, 1987.

  1. Зеленский В.Д. О содержании организации расследования // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Краснодар: КГАУ, 2002.
  2. Зотов Б. Заключение экспертизы в вероятной форме не допустимы. // Социалистическая законность. 1995. № 4.
  3. Зубкова В.И., Тяжкова И. М., Ответственность за похищение человека по уголовному законодательству России // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1996. № 2.
  4. Ищенко Е.П. УПК РФ и тактика следственных действий // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Краснодар: КГАУ, 2002.
  5. Каневский Л.Л. Разработка типовых криминалистических характеристик преступлений и их использование в процессе расследования // Российский юридический журнал. 2000. № 2.
  6. Коммисаров В.И. Нравственно-психологические вопросы в тактических задачах обыска // Актуальные вопросы советской юридической науки. Ч. 2. Саратов, 1978.
  7. Королев Ю.А. Усыновление - проблемы решенные и не решенные // Адвокат. 1998. № 2.
  8. Королева В. Преступность и дети // Государство и право. 1999. № 5.
  9. Лазарев В. Защита прав и интересов несовершеннолетних в уголовном процессе// Социалистическая законность. 1980. № 3.
  10. Мешков В. М. К вопросу о развитии криминалистической теории о временных связях и отношениях при расследовании преступлений // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Краснодар, 2002.
  11. Милевский А. О квалифицирующих признаках торговли несовершеннолетними // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности ОВД. М., 1997. 4.1.
  12. Морозова М.В. Психологический аспект экспертизы способности малолетних и несовершеннолетних давать показания по уголовному делу // Психологический журнал. 1997. Т. 18. № 4.
  13. Николюк В., Кальницкий В. Применение статьи 51 Конституции РФ в уго-

186 ловном судопроизводстве // Законность. 1997. № 8.

  1. Паршуткин В., Львова Е. Особенности рассмотрения судами дел об усыновлении (удочерении) детей иностранцами // Российская юстиция 1998. №11.
  2. ГТерепечина И.О., Стегнова Т.В., Пименов М.Г. Использование методов генетического анализа в экспертизе вещественных доказательств // Вестник криминалистики. 1993. № 35.
  3. Паршуткин В., Львова Т. Особенности рассмотрения дел об усыновлении детей иностранными гражданами // Российская юстиция. 1998. №11.
  4. Подшибякин А.С. Допрос как разновидность общения // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Краснодар: КГАУ, 2002.
  5. Савельева В. Похищение или подмен ребенка // Советская юстиция.
  6. №7.
  7. Резван А.П. Некоторые тенденции развития криминалистической тактики в новых условиях уголовного судопроизводства // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Краснодар: КГАУ, 2002.
  8. Селиванов Н.А. Криминалистическая характеристика преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Социалистическая за- конность. 1977. № 2.
  9. Синицина И.В. О Применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления (удочерения) ребенка // Юридический мир. 1997. № 8.
  10. Старостин В.Е. Проблемы правовой защиты детей от преступных посягательств // Актуальные проблемы юриспруденции. Тюмень. 1996. Вып.1.
  11. Стегнова Т.В. Судебно-медицинская (биологическая) экспертиза вещественных доказательств и ее значение в раскрытии преступлений. // Вестник криминалистики. 1989. № 27.
  12. Степанов В.В. Криминалистическая версия в системе криминалистики // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов. 1987. Вып. 1.
  13. Степанов В.В. Проблемы средств доказывания по делам о преступлениях, совершенных организованными группами // Социально- экономические,

187

правовые, оперативно-розыскные и экспертно-криминалистические про- блемы борьбы с организованной преступностью: Материалы научно- практической конференции. Саратов: Саратовская ВШ МВД России. Ч. 1. 1995.

  1. Степанов В.В. Предмет доказывания как элемент методики расследования // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Краснодар, 2002.
  2. Ткаченко В.В. Торговля несовершеннолетними: социальные аспекты и юридические нормы//Российская юстиция. 1995. № 8.
  3. Ткаченко Т.В., Кравцова Л.Н. Правовое обеспечение тайны усыновления // Северо-Кавказский юрид. вестник. 1998. № 4.
  4. Трущевский Ю.В., Сумачев А.В. Права ребенка и секс-индустрия // Государство и право. 1999. № 2.
  5. Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика преступления и пути доказывания по уголовному делу// Правоведение. 1978. № 3.
  6. Хмыров А.А. Актуальные проблемы использования косвенных доказа- тельств в расследовании преступлений // Актуальные проблемы кримина- листики на современном этапе. Краснодар: КГАУ, 2002.
  7. Цветков СИ. Тактические решения и тактические ошибки // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе. Краснодар: КГАУ, 2002.
  8. Цветков СИ. Организованная преступность как предмет криминалистического исследования (научный и учебно-методический аспект проблемы) // Криминалистическая экспертиза. Исследование документов: Межв. сб. ну-ач. ст. Саратов, 1999.
  9. Чипочин О. Охрана материнства и детства // Законность. 1995. № 9.
  10. Шаталов А. Актуальные проблемы криминалистической методики // Государство и право. 1999. № 3.
  11. Шувалов Н.А. Новый перечень видов заработка (дохода) родителей, с которых производится взыскание алиментов // Хозяйство и право. 1997. № 5.
  12. Юрии В. М. Оптимизация предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлении // Проблемы социальной справедливости в отрас-

188

е

левых юридических науках: Сб. научных статей. Саратов, 1988.

  1. Яблоков Н.П. Совершенствование методических основ расследования пре- ступлений// Советское государство и право. 1976. № 2.
  2. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений и типичные следственные ситуации как важнейшие факторы разработки методики расследования преступления // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып. 30.
  3. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений - важный элемент криминалистической теории и практики // Актуальные про-
  4. е блемы криминалистики на современном этапе. Краснодар: КГАУ, 2002.

  5. Явчуновская Т.М., Степанова И.Б. Тенденции современной преступности женщин // Государство и право. 1999. № 2.

Диссертации

  1. Аббась Ф.Н. Семья и корыстная преступность: Дис. … канд. юрид. наук.

СПб., 1996.

  1. Дубровина А.Н. Организация и методика расследования похищения или 0, подмены ребенка: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1987.

  2. Исаева К.А. Тактические особенности допроса женщин-подозреваемых и обвиняемых: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1995.
  3. Климов В.А. Криминалистические и уголовно-правовые проблемы борьбы с похищением детей: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1986.
  4. Кушпель Е.В. Проблемы и специфика расследования и предупреждения преступлений против семьи и несовершеннолетних: Дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 1998.
  5. о 6. Николаева Ю.В. Охрана интересов семьи уголовно-правовыми средствами:

Дис. … канд. юрид. наук. М., 1995.

Авторефераты

  1. Божович Л.И. Возрастные особенности формирования личности ребенка: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1966.
  2. Волкова А.Е. Криминалистическая характеристика и профилактика пре-
  3. 6

189

ступлений, связанных с жестоким обращением с детьми: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1996.

Гаврилова Н.И. Влияние внушения на формирование свидетельских показаний: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1975.

Данилевская М.В. Криминологическая характеристика и социальные последствия тяжких преступлений, совершаемых с проявлением жестокости взрослых в отношении несовершеннолетних детей: Автореф. … дис… д-ра юрид..наук. М., 1996.

Джоробекова А.Н. Уголовно-правовые средства защиты процесса формирования личности несовершеннолетнего: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1996.

Драпкин Л.Я. Построение и проверка следственных версий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1972.

Конев А.А. Криминалистическая характеристика и предупреждение ла- тентной преступности : Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1980. Савельева B.C. Уголовная ответственность родителей за злостное уклонение от уплаты алиментов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1979. Травица А.Я. Уголовно-правовая охрана семьи: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Свердловск, 1972.

Трофимов Н.И. Уголовно-правовая охрана духовного и физического развития несовершеннолетних: Автореф. дис. … д-ра юрид.наук. М., 1979. Трухачев В.В. Мотивация как элемент криминалистической характеристики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1990. Харчиков А.В. Проблемы получения и оценки показаний несовершеннолетних на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1996.

Хмыров А.А. Теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делах : Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1980.

190

Словари

  1. Даль В. Толковый словарь живого Великого Русского Языка. М.: Русский язык. 1990.
  2. Криминалистика (краткая энциклопедия). М., 1993.
  3. Философский словарь / Под ред. М., М., Розенталя. М., 1975.
  4. Юридическая энциклопедия. М., 1995.

191

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ

ТОРГОВЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ (СТ.152 УК РФ)

  1. Родственники, знакомые сообщают о продаже ребенка его родителями

  2. Взятие с поличным в момент совершения преступной сделки

  3. Факты торговли несо- вершеннолетними вскры- ты в результате ОРД ОО-

  4. Исчезновение ре- бенка, замаскированное ложной гибелью, похищением и т. п.

ТИПИЧНЫЕ

СЛЕДСТВЕННЫЕ

СИТУАЦИИ ПРИ ТОРГОВЛЕ

НЕСОВЕРШЕННО ЛЕТНИМИ

  1. Обнаружение следов принудительного удержания ребенка (детей) или их эксплуатации

  2. Вскрыты попытки незаконной легализации несовершеннолетнего

  3. Свидетельства очевид- цев преступной сделки или ее последствий

ПОДМЕНА РЕБЕНКА (СТ. 153 УК РФ)

Основания, позволяющие предположить о факте подмены ребенка

  • Субъективного характера

А_. несоответствие внешних при- знаков переданного ребенка изна- чально воспринятым матерью Б. Заинтересованность третьих лиц относительно новорожденного

  • Объективного характера JB. Заключение экспертизы Г. Свидетельства очевидцев Д. Несоответствие сведений бирок и (или) паспорта данным ребенка Е. Результаты служебного рассле- дования

VI

Известно Неизвестно Предполагается Лицо подозреваемое в совершении подмены Г,Е А.ВДЕ Б, Г, Д, Е Мотив подмены Г,Е А,В,Д,Е Б,ГДЕ Способ совершения ГДЕ А, Б, В Б, Г, Я Е Время совершения ГДЕ А, Б, В А, Б, В, Д, Е Местонахождение подмененного ДЕ А,Б,В,Г,Д Б.ГДЕ

192

НЕЗАКОННОЕ УСЫНОВЛЕНИЕ (ст. 154 УК РФ)

Основания признания акта об усыновление незаконным

г

Передача ребенка ли- цам, не имеющим за- конных прав на его вос-

Ущемление прав или законных интересов переданного ребенка

Нарушение установленного

порядка устройства ребенка

в семью

Да

Лица, винов ные в совер шении престу плени я, извест ны

Нет

1ет

Спосо б совер шения извес-

тен

Да

< < < <

Привл ечение специ алист ов к анализ у докум ентаци и о пе- редаче ребенк а

Устан овлен ие способ а совер- шения престу плени я

В качестве са- мостоятель- ного субъекта

Должностные лица, ответственные за устройство ребенка в семью

I

По предварительному сговору

I

Посредники

Усыновители, опекуны (попечите- ли), приемные родители

С У Б Ъ Е К T Ы

Самостоятельное вынесение заведомо незаконного акта, либо способствование его ПРИНЯТИЮ

Введение в заблуждение должностного лица с целью принятия незаконного решения

Нет

Мотив ы незако нных действ ий винов ных лиц неизве стны

Да
Нет

Случа и рецид ива незако нного

поведе ния винов ного лица

устано влены

Да

Установление истинных мотивов и целей виновных лиц

Ревизия предыдущей деятельности виновного

Корыстные мотивы, отдаленные цели

Иные

Не установлены

Установлены

ОТСУТСТВИЕ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

G’

193

РАЗГ ЛАШЕ НИЕ ТАЙН Ы УСЫН ОВЛЕ НИЯ (СТ. 155 УК РФ)

©

г

Способ, время и место разглашения известны

Носитель информации

Да

Да) Лицо виновное в разглашении известно Нет Выявление лиц,

имевших доступ к

сведениям

1

Источник осведомленности виновного в разглашении

Да Мотив разглашения Нет

известен

1

1

1

Служебное поло- жение виновного

Третьи лица

Установление

мптикя

Иные третьи лица

Корыстные, низменные

Усыновитель

Иные

1

ОТСУТСТВИЕ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

о

УКЛОНЕНИЕ ОТ УПЛАТЫ СРЕДСТВ НА СОДЕРЖАНИЕ (СТ. 157 УК РФ)

Да

Место нахож дение подозр еваемо го извест но

Нет

Q1

Да

Спосо б уклоне ния извест ен

Нет

Устан овлен ие конк- ретног о способ а

Объяв ление лица в розыс к

Установлены

Прямой отказ от исполнения

Сокрытие реального дохода

Введение в заблуждение относительно существования иных

опячяте гт hfrrR

Соучастники преступления имеются (‘известны’)

Да

Не установлены

Нет

О

о

194

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ВЕРСИИ

Торговля несовершеннолетними (Ст.ШУКРФ)

Незаконное усыновление (Ст. 154 УК РФ)

  1. Ребенок продан собственными родителями

  2. Имеет место инсценировка похищения

или гибели ребенка со стороны родителей

или иных лиц, скрывающих преступные

действия по купле-продаже ребенка

  1. Ребенок похищен не установленными лицами и продан не установленным лицам

  2. Ребенок возмездно приобретен у не установленных лиц установленными лицами

  3. Имеет место противоправная деятельность ОПГ, приобретающих детей для эксплуатации или дальнейшей перепродажи

  4. Действия по незаконному усыновлению ос-

щеетвлены по предварительной договоренности

между должностными лицами, осуществляющим

передачу ребенка в семью и лицами, желающими

принять ребенка в семью с участием посредников

или без них

  1. Имеет место введение в заблуждение лиц, ответственных за принятие решения о передачи ребенка в семью относительно личности усыновителей, опекунов либо преследуемых ими целей

  2. Выявлены существенные нарушения прав и законных интересов несовершеннолетнего явились резуль татом изначально корыстных или низменных побуж дений усыновителя, при этом нарушения в процед>рс передачи ребенка не установлены.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СЕМЬИ: ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ВЕРСИИ

1

ПОДМЕНА РЕБЕНКА (Ст. 153 УК РФ)

  1. Подмена осуществлена лицами из числа медицинского персонала

  2. Ребенок подменен родителями с помощью соучастников или без таковых

  3. Подмена осуществлена третьими не установленными лицами

  4. Подмена произошла в результате халатных действий

ЗЛОСТНОЕ УКЛОНЕНИЕ ОТ УПЛАТЫ СРЕДСТВ НА СОДЕРЖАНИЕ (Ст. 157 УК РФ)

  1. Прямой отказ от предоставления алиментов либо

осложненный неизвестностью местонахождения

плательщика

  1. Сокрытие плательщиком действительного заработка или иного дохода

  2. Введение в заблуждение относительно существования иных обязательств, послуживших причиной уменьшения предоставляемых средств на содержание

РАЗГЛАШЕНИЕ ТАЙНЫ УСЫНОВЛЕНИЯ (Ст. 155 УК РФ)

  1. Сведения разглашены лицом обязанным хранить их как служебную или проф. тайну

  2. Сведения разглашены посторонним лицом, в силу ряда причин имеющим возможность располагать ими

  3. Сведения распространены самим усыновителем

195

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

ПРИМЕРНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ПОДЛЕЖАЩИХ ВЫЯСНЕНИЮ ПРИ ДОПРОСЕ СВИДЕТЕЛЕЙ (ПОТЕРПЕВШИХ)

ТОРГОВЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ (СТ. 152 УК РФ)

1 1 Очевидцы, свидетели (в т. ч. оперативные сотрудники) пре- ступной сделки или ее послед- ствий

Родственники, близкие

несовершеннолетнего

потерпевшего

Родственники, знакомые подозреваемых

Обстоятельства, последова- тельность и детали осуществ- ления преступной сделки. Личность или приметы лиц,

причастных к ней. Детализация известных по- следствий возмездного приобретения ребенка (попытки легализации или эксплуатации несовершеннолетнего)

Взаимоотношения в семье потерпевшего. Характеристика личностных качеств родителей. Особые приметы ребенка. Обстоятельства, способствовавшие совершению преступления

Общая характеристика личности подозреваемого. Обстоятельства, способст- вующие совершению пре- ступления. Образ жизни, материальное положение, источники средств сущест- вования. Обстоятельства появления ребенка и полу- ченные в связи с этим объ- яснения

Особые приметы ребенка

ПОДМЕНА РЕБЕНКА (ст. 153 УЬС РФ)

I

Очевидцы, свидетели подмены

Мать подмененного ре- бенка

Медицинский персонал перена- тального учреждения

Обстоятельства, по- следовательность и детали осуществле- ния преступных действий. Личность или при- меты лиц, причаст- ных к подмене ре- бенка

Особые приметы ребенка. Предъявлялись ли ей нательные бирки новорож- денного. Наличие или отсутствие различных пато- логий. Применение во время родов наркоза или обезболивающих средств, влияющих на восприятие объективной действительности

Установление общего количества новорожденных, находившихся в соответствующий период в лечебном учреждении. Функциональные обязанности мед. персонала, имеющего доступ к детям и документам. Вре- менные промежутки при которых новорожденный был вне мед. контроля. Кто из персонала нес ответственность за него в тот период

Наличие заинтересованности отдельных родителей в рождении ребенка определенного пола. Случаи появления на свет в данном учреждении, в соотносительный период времени мер творожденных детей либо детей с патологиями, установление их родителей. Нестандартные действия некоторых родителей или мед. персонала

196

НЕЗАКОННОЕ УСЫНОВЛЕНИЕ (СТ. 154 УК РФ)

I Эксперты, оперативные со- трудники

Лица, свидетельствующие о нарушении прав усы- новленного ребенка

Сотрудники учреждений, ответственные за передачу ребенка в семью

Конкретные нарушения про- цедуры и порядка передачи ребенка в семью. На каком этапе и кем конкретно допу- щены подобные нарушения. Обстоятельства вынесения незаконного решения. Анализ предшествовавшей деятель- ности подозреваемых лиц на предмет установления реци- дива подобных действий

Конкретные нарушения прав и законных интересов переданного ребенка. Обстоятельства совершения

подобных нарушений. Характеристика личности усыновителя, опекуна (по- печителя), приемных родителей и его взаимоотношения с ребен- ком

Обстоятельства вынесения незаконного решения по устройству ребенка в

семью. Полномочия лиц, несущих ответственность за соблюдение законности указанной процедуры. Характеристика личности подозреваемого, его мате- риальное положение, образ жизни, контакты

РАЗГЛАШЕНИЕ ТАЙНЫ УСЬШОВЛЕНИЯ (СТ. 155 УК РФ) Очевидцы, свидетели в случае публичного разглашения

Усыновитель

Эксперты

Должностные лица, располагающие ин- формацией об усы- новлении

1

Имеются ли подозре-

Обстоятельства,

ния о лицах, совер-

Уточнение круга последовательность

шивших преступле-

Результаты ана-

лиц, имевших дос- детали осуществле-

ние. Факты угроз о

лиза носителя

туп к информации ния преступных

намерении разгласить

разглашаемых

об усыновлении. действии.

сведения об усынов-

сведении, спо-

Сведения, дающие Личность или при-

лении.

собствующие

основания для по- меты лиц, причаст-

Круг лиц, способных

воссозданию об-

дозрения тех или ных к разглашению

располагать сведе-

раза разгласителя

иных лиц в разгла- сведении

ниями о факте усы- новления

шении

о

197

О

ЗЛОСТНОЕ УКЛОНЕНИЕ ОТ УПЛАТЫ СРЕДСТВ НА СОДЕРЖАНИЕ (СТ. 157 УК РФ)

Алиментоуправомоченное лицо

Должностные лица организа- ции по месту работы пла- тельщика, налоговых служб, службы судебных приставов

Близкие, знакомые али- ментообязанного лица

Период времени в течение которого не произво- дится выплата алиментов. Систематичность укло- нения от уплаты средств на содержание и объяс- нения лица по поводу невыплаты средств

Местонахождение подозреваемого

Сведения о заработке (доходе) алиментообязанного лица. Общая характеристика личности подозреваемого. Сведения об образе жизни. Оказание алиментообязанным лицом матери- альной помощи алиментоуправомоченному лицу в иных формах (например, предоставление вещей, продуктов, оплата коммунальных услуг и т.п.)

о

о

о

В завис имос ти от конкр етны х обст ояте льств дела поте рпев шему могу т быть задан ы и други е вопро сы, напр авлен ные на выясн ение сведе ний, необх о- димы х для выдв иэюе иия и прове рки верси й о моти вах и целях совер шени я пре- ступл ений, обст ояте льств его совер и1ени я, круга подоз ревае мых лиц.

198

*- В практике не отмечены сл}”чаи допроса несовершеннолетних свидетелей (потерпевших) по делам, связанным с подменой ребенка (ст. 153 УК РФ)

НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ СВИДЕТЕЛИ (ПОТЕРПЕВШИЕ)

ТОРГОВЛЯ НЕ- СОВЕРШЕН- НОЛЕТНИМИ (СТ. 152 УК РФ)

Продажа родителями:

Сведения о родителях, родственниках. Обстоятельства пере дачи третьим лицам, период времени в течении которого он у них находился, отношение покупателей к ребенку. Оказывал ли ребенок услуги сексуального характера, принуждался ли он к занятиям попрошайничес твом и т.п., подвергался ли раз личного рода медицинским обследованиям. При предварительно м похищении ребенка: Обстоятельства похищения ребенка, место содержания, све дения о лицах осуществляющи х временный уход за ребенком, сведения о детях, возможно находившихся с ним(примерный возраст, пол, внешние данные и т.п.).

НЕЗАКОННОЕ . УСЫНОВЛЕНИЕ (СТ.154УКРФ)

Период времени, в течение которого он находился в сирот ском учреждении или под опекой. Обладает ли ребенок ин формацией о наличии у него родителей, родственников (братьев, сестер). Период времени, в течение которого ребе нок не поддерживал контакт с ними, Проявлял ли кто- либо из указанных лиц заботу о ребенке. Обстоятельства знакомства ребенка с усыновителями. Знакомился ли ребенок с иными, кроме действующих усыновителей лицами с целью устройст ва его в семью (количество, национальность). Испрашивалось ли согласие ребенка на усыновление. Факты убеждения (при нуждения) в необходимости дачи согласия на усыновление, при этом осуществлялось ли подписание ребенком каких- либо бумаг. Проходил ли ребенок медицинское освидетельст вование, диагностику, где и при каких обстоятельствах. Ха рактер взаимоотношений между усыновителем и ребенком (применялись ли к нему меры насильственного, в том числе сексуального характера. Известно ли ребенку о наличии у не- го какого-либо имущества.

РАЗГЛАШЕНИЕ ТАЙНЫ УСЫ- НОВЛЕНИЯ (СТ.155УКРФ)

Когда и при каких обстоятельствах ребенок впервые узнал о факте своего усыновления. Обстоятельства поступления к не- му указанных сведений. Данные о лице, разгласившем тайну усыновления. Отношение ребенка к полученным сведениями

УКЛОНЕНИЕ ОТ

УПЛАТЫ

СРЕДСТВ НА

СОДЕРЖАНИЕ

(СТ.157УКРФ)

Взаимоотношение ребенка и алиментообязанного лица. Факты предоставления последним материальной помощи во всех ее проявлениях. Отношения между алиментообязанным и алиментоуправомоченным лицами (родителями ребенка).

199

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

ПРИМЕРНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ПОДЛЕЖАЩИХ ВЫЯСНЕНИЮ ПРИ ДОПРОСЕ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ

ТОРГОВЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ (СТ. 152 УК РФ)

При продаже ро- дителями собст- венного ребенка установленным

лицам

  1. Когда, где в какое время и каким способом была осуществ лена преступная сделка.

  2. Каковы ее мотивы и цели.

  3. Обстоятельства знакомства и достижения договоренности относительно преступной сделки.

  4. Осуществлялись ли попытки легализации ребенка, их ре зультат, кем осуществлялась помощь при легализации.

  5. Предпринимались ли иные действия по сокрытию преступ ления.

  6. Сумма сделки.

При продаже ро- дителями собст- венного ребенка не установленным лицам

Вопросы №№ 1,2,5,6.

  1. Когда, кому, с какой целью и при каких обстоятельствах ими была передана криминалистически значимая информа ция (желание продать, избавиться от ребенка).

  2. Внешние признаки и особые приметы покупателя и ребен ка.

  3. Существовали ли посредники преступной сделки. Способы осуществления контактов. Подробные сведения о посред нике.

  4. Сведения об осуществлении посредником иных сделок в отношении детей.

И. Период времени с момента достижения договоренности с

посредником до непосредственной передачей ребенка. 12. Вознаграждение посредника.

При продаже предварительно похищенного не- совершеннолет- него

  1. Когда, где и каким способом совершено похищение ребен ка.

  2. Наличие предварительной договоренности с покупателем (посредником) о возмездной передаче определенного ре бенка либо она возникла после его похищения.

  3. Где и в каких условиях находился ребенок до его передачи.

  4. Соучастники похищения, подробные сведения о них, их роль в похищении и передаче ребенка.

  5. Обстоятельства, способствующие совершению преступле ния.

  6. Факты рецидива преступной деятельности.

200

НЕЗАКОННОЕ УСЫНОВЛЕШЩСТ. 154 УК РФ)

При осуществлении должностным лицом незаконных действий по передаче ребенка в семью с использованием своего служебного положения

При введении незаконными усыновителями в заблуж- дение лиц, ответственных за устройство ребенка

  1. Обстоятельства и способ совершения преступления, условия, способствующие осуществлению преступного замысла (в том числе заранее подготовленные)

  2. Отношения подозреваемого с сослуживцами и выше стоящими должностными лицами, проходящими свидете лями по делу (дружеские, неприязненные и т. д)

  3. Оказывал ли кто-либо из перечисленных лиц содей ствие подозреваемому в осуществлении им преступных

действий. Кто являлся их инициатором

  1. Осуществлялись ли действия по незаконной переда че ребенка подозреваемым по собственной инициативе ли бо он был понужден к их осуществлению (кем и с исполь зованием каких методов)

  2. Мотивы совершения преступления. В случае нали чия корыстных интересов - сумма вознаграждения, ее

распределение между соучастниками

  1. Совершались ли ранее аналогичные преступления. Какие из них подготавливались подозреваемым, при каких

обстоятельствах и каким способом предполагалось их со- вершить

  1. Способ введения в заблуждение должностного лица (подделка документов и т.п.) 2 .Лица, оказавшие со- действие в осуществлении преступного замысла

  2. Мотивы и цели со вершения преступления

  3. Условия, в которых находился ребенок после

передачи его в семью

  1. Отношения, сложив шиеся между усыновителем

и усыновленным

  1. Имел ли ребенок при передаче его на усыновле ние какое-либо имущество, кто и на каких основаниях распоряжался этим имуще ством

201

Подмена ребенка (ст. 153 УК РФ)

  1. Когда, где и каким способом была осуществлена подмена ребенка.
  2. Обстоятельст ва совершения преступления.
  3. Мотив и цели осуществления подмены.
  4. Местонахожд ение подмененных детей.
  5. Наличие соучастников или заказчиков подмены.
  6. Наличие вознаграждения за совершение преступных действий. Ко- гда и кем оно было обещано (передано).

Разглашение тайны усыновления (ст. 155 УК РФ)

  1. Факт знакомства с потерпевшими, которые сообщили о совершенном им преступлении, в каких отношениях он с ними находится, если знаком.
  2. Кому и при каких обстоятельствах им были разглашены сведения об усыновлении.
  3. Мотив разглашения.
  4. Источник сведений составляющих тайну усыновления. Имеется ли доступ к сведениями о детях, переданных на усыновление.

Злостное уклонение от уплаты

средств на содер- жание (ст. 157 УК РФ)

  1. Продолжительность уклонения от выплаты средств на содер жание.

  2. Причины уклонения.

  3. Размер заработка, иного дохода (в том числе имущества прино сящего доход).

  4. Допускались ли ранее факты задержки в предоставлении средств на содержание.

  5. Оказывалась ли материальная помощь путем предоставления вещей, продуктов питания, оплата каких-либо услуг.

о

а

а

202

ПРИ ЛОЖ ЕНИ Е5

Куба нский госуд арств енны й аграр ный униве рсите т кафед ра крим инал истик и

АНК ЕТА

для изуче ния уголо вных дел по прест уплен иям прот ив семьи

Цель: обоб щени е практ ики прим енени я ст. 152,1 53,15 4, 155 УК РФ

Крас нода р 2002

203 АНКЕТА ИЗУЧЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО ПРЕСТУПЛЕНИЯМ, ПРЕДУСМОТРЕННЫМ СТ.152 УК РФ (ТОРГОВЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ)

Раздел 1. Сведения о деле.

1.1 .Уголовное дело, архивный № , находится в суде

(полное наименование)

1.2.Орган расследования №

1.3.Возбуждено Окончено

1.4.Результат разрешения дела

1.5.Ф.И.О. обвиняемых (осужденных) по ст. УК и срок наказания

1.5.1.

1.5.2.

1.5.3.

1 .б.Фабула дела

Раздел 2. Общие сведения о преступлении

2.1.1 Поводы к возбуждению уголовного дела:

заявления родственников и близких несовершеннолетнего;

сообщения от посторонних граждан, организаций, должностных лиц;

V результаты расследования самостоятельных уголовных дел (ст. УК РФ), ОРМ;

явка с повинной.

2.1.2 Соотношения факта совершения преступления и поступления сведений о нем: /?» информация о готовящемся преступлении;

информация, поступившая непосредственно после совершения преступления;

информация, поступившая с существенным отрывом во времени от момента об- наружения факта совершения преступления;

информация, поступившая непосредственно после обнаружения преступления, но с  существенным отрывом во времени от момента его совершения.

2.1.3 Информативная емкость поступивших сведений: информативно емкие, в т.ч. содержащие сведения:

о лицах, совершивших преступление;

о способе совершения;

о времени и месте совершения;

о возмездно переданном ребенке и месте его нахождения. неинформативно емкие.

2.1.4 Уголовное дело возбуждено:

в течении 24 часов после поступления информации о совершенном преступлении;

на вторые сутки;

до десяти суток;

до одного месяца;

свыше одного месяца.

2.1.5 Причины задержки возбуждения уголовного дела:

волокита с передачей материалов;

необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела;

иная задержка (указать)	

204

2.1.6 Срок предварительного следствия:

до 2 месяцев;

до 6 месяцев;

свыше 6 месяцев.

2.2. Сведения о личности преступников. Продавец:

о пол

о возраст

о образование

о род занятий

о судимость (ст. УК)

о семейное положение

о степень родства с несовершеннолетним

о данные по учетам психоневрологического и психиатрического диспансеров

о данные органов опеки и попечительства о применении мер по ограничению, о лишению родительских прав, отобранию ребенка

Покупатель:

о пол

о возраст

о образование

о род занятий

о судимость (ст. УК)

о семейное положение

о иные характеризующие данные

Посредник:

о пол

о возраст

о образование

о род занятий

о судимость (ст. УК)

о наличие родства с продавцом, покупателем,

о иные характеризующие данные

При совершении преступления группой лиц.

Преступление совершено группой лиц в количестве: человек

Группа организована для совершения:

о одного преступления;

о нескольких преступлений. Количество эпизодов преступных сделок с несовершеннолетними:

2.3. Сведения о личности потерпевшего несовершеннолетнего:

о пол; о возраст.

2.4. Сведения о способе совершения и сокрытия преступления. 2.4.1 Действия по подготовке к совершению преступления:

сбор и поиск информации;

205

установление преступных связей;

предварительное похищение ребенка.

2.4.2 Способ совершения преступления:

купля - продажа;

иные сделки с несовершеннолетними (указать):	

2.4.3 Способ сокрытия преступления:

посредством мнимого усыновления;

инсценировка похищения, пропажи, гибели ребенка;

осуществление действий по легализации ребенка;

выезд на ранних сроках беременности к предполагаемому месту родов с целью	возмездной передачи ребенка;

оформление фиктивного договора на пересадку эмбриона суррогатной матери;

возмездная дача согласия на усыновление ребенка конкретными лицами;

2.5. Мотивы преступления:

Продавец Покупатель

• корысть;

месть;

зависть;

желание избавиться от ребенка;

жалость, сострадание к ребенку;  •	личные

2.6. Цель совершения преступления:

Продавец Покупатель

создание семьи;

извлечение прибыли;

вовлечение в антиобщественную д-ть;

использование органов для трансплантации;

2.7. Место возмездной передачи ребенка:

V на открытой местности;

жилые помещения;

служебные помещения;

У автотранспорт, железнодорожные и автовокзалы;

2.8. Время совершения преступления:

00:00 - 08:00;

08:00-12:00;

12:00-18:00;

18:00-24:00.

2.9. Место содержание или непосредственного удержания несовершеннолетнего:

по месту жительства покупателя (посредника);

У у родственников, знакомых покупателей (посредника);

в специально арендованных жилых помещениях;

Раздел 3. Организация первоначального этапа расследования.

3.1. Выдвижение версий:

ребенок продан собственными родителями (законными представителями);

инсценировано похищение, пропажа или гибель ребенка;

ребенок похищен не установленными лицами и продан не установленным лицам;

ребенок возмездно приобретен у не установленных лиц   установленными лицами;

имеет место противоправная деятельность ОПГ, приобретающих детей для

206

‘О’

эксплуатации или дальнейшей перепродажи.

3.2. В процессе каких следственных и оперативно-розыскных действий установлены:

3.2.1 личность продавца ребенка; 3.2.2 3.2.3 личность покупателя ребенка; 3.2.4 3.2.5 личность посредника; 3.2.6 3.2.7 местонахождение несовершеннолетнего; 3.2.8 3.2.5 причастность должностных лиц к возмездной передаче ребенка;

3.2.6 организатор или руководитель преступной группы.

оперативное наблюдение;

оперативный эксперимент;

задержание;

осмотр;

допрос свидетелей (потерпевшего);

допрос подозреваемого (обвиняемого);

обыск, выемка; с^                        > очная ставка;

экспертиза (указать)	

3.3. Осмотр:

мест содержания, временного удержания, эксплуатации несовершеннолетнего;

место предполагаемого захвата, похищения несовершеннолетнего, несчастного случая;

личные вещи несовершеннолетнего;

3.4. Допрос.

Подозреваемые (обвиняемые) дали признательные показания:

на первом допросе;

на втором допросе;

на очной ставке;

6,1 > впоследствии отказались от правдивых показаний.

В качестве свидетелей допрошены: V- родственники, знакомые потерпевшего;

родственники, знакомые, сослуживцы подозреваемых; V-	случайные очевидцы  преступной сделки;

работники правоохранительных органов;

3.5. Экспертизы:

V судебно-психологическая

судебно-медицинская	

криминалистическая	

3.6. Обыск:

место жительства подозреваемых;

0 > места содержания, удержания, эксплуатации ребенка

3.7. Опознание.

Подозреваемый (обвиняемый) опознан:

V свидетелем;

потерпевшим;
не опознан. Несовершеннолетний потерпевший опознан:

родителями (законными представителями);

близкими родственниками.

<?

207

Анкета изучения уголовного дела по преступлениям, предусмотренным ст.

153 УК РФ (Подмена ребенка)

Раздел 1. Сведения о деле.

1.1.Уголовное дело, архивный № , находится в суде

(полное наименование).

1.2.0рган расследования №

1.3.Возбуждено Окончено

1 АРезультат разрешения дела

1.5.Ф.И.О. обвиняемых (осужденных) по ст. УК и срок наказания

1.5.1.

1.5.2.

1.6.Фабула дела

Раздел 2 . Общие сведения о преступлении

2.1.1. Поводы к возбуждению уголовного дела:

-заявления родственников и близких несовершеннолетнего; -сообщения от посторонних граждан, организаций, должностных лиц;

2.1.2.Соотношения факта совершения преступления и поступления сведений нем:

-информация, поступившая непосредственно после совершения преступления;

-информация, поступившая с существенным отрывом во времени от момента

обнаружения факта совершения преступления;

-информация, поступившая непосредственно после обнаружения преступления, но с существенным отрывом во времени от момента его совершения. 2.1.3.Информативная емкость поступивших сведений:

информативно емкие, в т.ч. содержащие сведения:

-о лицах, совершивших преступление;

-о способе совершения;

-о времени и месте совершения;

-о подмененном ребенке и месте его нахождения.

неинформативно емкие. 2.1.4.Уголовное дело возбуждено:

-в течении 24 часов после поступления информации о совершенном преступлении;

-на вторые сутки;

-на третьи сутки;

-до десяти суток;

-до одного месяца;

-свыше одного месяца. 2.1.5.Причины задержки возбуждения уголовного дела:

-необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела;

-иная задержка (указать)

2.2. Сведения о личности преступников:

-пол

-возраст

-образование

-род занятий

208

.а’

-судимость (ст. УК)

-семейное положение

-данные по учетам психоневрологического и психиатрического диспансеров_

2.3.Сведения о личности потерпевших: -пол

-возраст_

-образование_ -род занята й_

-семейное положение

-иные характеризующие данные

2.3.1.Сведения о подмененных детях:

-пол;

-состояние здоровья, наличие врожденных болезней, уродств; «* -мертворожденный, умер непосредственно после родов.

2.4. Сведения о способе совершения и сокрытия преступления. 2.4.1.Способ совершения преступления:

-путем механической замены идентификационных знаков (бирок) детей;

-путем несанкционированного проникновения в учреждение родовспоможения;

2.4.2.Способ сокрытия преступления:

-применение психотропных препаратов, наркоза во время родов; -внесение заведомо ложных или изменение ранее внесенных данных в журнал регистрации рождений, другие документы; -обеспечение личной непричастности;

2.5.Мотивы преступления: *”?’ -корысть;

-месть;

-зависть;

-жалость, сострадание к ребенку, матери;

-личные 2.6. Цель совершения преступления:

-создание полноценной семьи;

-желание иметь ребенка определенного пола;

-желание иметь здорового ребенка вместо больного, живого вместо мертвого; 2.7.Место совершения преступления:

-лечебное учреждение (родильный дом);

9

2.8.Вр емя совер шения престу плени я:

- непоср едстве нно после рожде ния;

-в перио д до первог о контак та ребенк а с матерь ю;

-в перио д пребы вания в лечебн ом учреж дении.

-0:00- 8:00;

-8:00- 12:00;

-12:00- 18:00;

-18:00- 24:00. Раздел 3 .Орган изация перво началь ного этапа рассле дован ия. 3.1.Вы движе ние версий :

- подме на осуще ствлен а лицам и из числа медиц инског о персон ала;

- ребено к подме нен родите лями с помощ ью соучас тнико в или без таков ых;

209

О)

-подмена осуществлена в результате несанкционированного проникновения в

учреждение родовспоможения;

-подмена произошла в результате халатных действий;

3.2.В процессе каких следственных действий установлены:

а) лица, осуществившие подмену ребенка;

б) местонахождение подмененного ребенка; -осмотр;

-допрос свидетелей (потерпевшего); -допрос подозреваемого (обвиняемого); -обыск, выемка; -очная ставка; -экспертиза (указать); 3.3.Осмотр:

-отделение новорожденных; о* -место несанкционированного проникновения в отделение новорожденных;

*}

3.4. Допрос.

Подоз реваем ые (обвин яемые) дали призна тельн ые показа ния: - на перво м допрос е; -на второ м допрос е; -на очной ставке;

- впосле дствии отказа лись от правд ивых показа ний. В качест ве свидет елей (потер певши х) допро шены: -мать подме ненно го ребенк а - родств енник и, знаком ые потерп евшей; - родств енник и, знаком ые, сослу живцы подозр еваем ых; - случай ные очевид цы; - рожен ицы; - должн остны е лица, медиц ински й и обслу живаю щий персон ал.

3.5. Экспе ртизы:

- судебн о- психо логиче ская

- судебн о- медиц инское исслед ование вещест венны х доказа тельст в:

трупа новор ожден ного;

диффе ренци ация крови челове ка иммун ологич еским, биохи мичес ким, геном но

дактил оскоп ически м метода ми;

- крими налист ическа я

3.6.Вы емка:

- истори я болезн и (родов ) матери ;

- истори я болезн и ребенк а;

- журна л регист рации рожде ний;

- журна л детей поступ ивших в отделе ние новор ожден ных;

- журна л назнач ений;

- журна л выпис авших ся из родиль ного дома;

- кореш ки справо к о рожде нии;

- графи к дежур ств в родиль ном зале, отделе нии новор ожден ных; 3.7.Оп ознани е. Ребено к опозна н:

- матерь ю;

-не опозна н.

• о:

210 АНКЕ ТА ИЗУЧ ЕНИ Я УГО ЛОВ НОГ О ДЕЛА ПО ПРЕС ТУП ЛЕН ИЯМ, ПРЕД УСМ ОТРЕ ННЫ М СТ.15 4 УК РФ (НЕЗ АКО ННО Е УСЫ НОВ ЛЕН ИЕ)

Раздел 1 . Сведения о деле.

1.1.Уголовное дело, архивный №_ , находится в суде

(полное наименование).

1.2.Орган расследования №

1.3.Возбуждено Окончено_

1 АРезультат разрешения дела

1.5.Ф.И.О. обвиняемых (осужденных) ст.ст. УК и срок наказания_

1.5.1. 1.5

.2.

1.5.3.

1.6.Фабула дела

tf

Раздел 2 . Общие сведен ия о престу плени и 2.1.1. Повод ы к возбу ждени ю уголов ного дела:

- заявле ния родств енник ов и близки х несове ршенн олетне го;

- сообщ ения от постор онних гражда н, органи заций, должн остны х лиц;

- резуль таты рассле дован ия самост оятель ных уголов ных дел (ст.
УК РФ), ОРМ;

2.1.2.С оотно шения факта совер шения престу плени я и поступ ления сведен ий нем:

- инфор мация о готовя щемся престу плени и;

- инфор мация, поступ ившая непоср едстве нно после совер шения престу плени я;

- инфор мация, поступ ившая с сущест венны м отрыв ом во време ни от момен та обнару жения факта совер шения престу плени я;

- инфор мация, поступ ившая непоср едстве нно после обнару жения престу плени я, но с сущест венны м отрыв ом во време ни от момен та его совер шения. 2.1.3.И нформ ативна я емкост ь поступ ивших сведен ий:

инфор матив но емкие, в т.ч. содер жащие сведен ия:

-о лицах, совер шивш их престу плени е;

-о способ е совер шения;

-о време ни и месте совер шения;

неинф ормат ивно емкие. 2.1.4.У головн ое дело возбу ждено:

-в течени и 24 часов после поступ ления инфор мации о совер шенно м престу плени и;

-на вторы е сутки;

-на третьи сутки;

-до десяти суток;

-до одного месяца ;

- свыше одного месяца . 2.1.5.П ричин ы задерж ки возбу ждени я уголов ного дела:

- необос нован ный отказ в возбу ждени и уголов ного дела;

-иная задерж ка (указат ь)

2.1.6.С рок предва ритель ного следст вия:

-до 2 месяце в;

211

-до 6 месяцев; -свыше 6 месяцев. 2.2. Сведения о личности преступника (ков):

-пол

-возраст

-образование

-род занятий

-судимость (ст. УК)

-семейное положение

-степень родства с несовершеннолетним

-данные по учетам психоневрологического и психиатрического диспансеров

-данные органов опеки и попечительства о применении мер по ограничению, лишению родительских прав, отобранию ребенка

*Л 2.2.1 .Посредник:

-пол

-возраст

-образование

-род занятий

-судимость(ст. УК)

-иные характеризующие данные

2.2.2. При совершении преступления группой лиц.

Преступление совершено группой лиц в количестве: человек;

Группа организована для совершения: -одного преступления; “ -нескольких преступлений.

Количество эпизодов незаконного усыновления детей:

2.3. Сведения о личности несовершеннолетнего:

-пол;

-возраст;

-причины по которым ребенок был признан утратившим родительское попечение;

2.4. Сведения о способе совершения и сокрытия преступления. 2.4.1. Действия по подготовке к совершению преступления.

Сбор и поиск информации:

-о несовершеннолетнем;

-о лицах, имеющих возможность способствовать совершению преступления;

-об обстоятельствах, препятствующих совершению преступления Установление преступных связей:

-с должностными лицами органов опеки и попечительства, отделов образования,

детских сиротских учреждений ( в чем конкретно выражались)

-с родителями, законными представителями, родственниками ребенка; -с возможными соисполнителями, соучастниками, пособниками. Не внесение информации о ребенке в централизованную базу данных или внесение недостоверных сведений (о состоянии здоровья, неблагоприятной

наследственности и т.п.)

2.4.2.Способ совершения преступления:

-вынесение незаконного решения о передаче ребенка в семью (указать какие

*?

212

с!

именно требования, предъявляемые к условиям и порядку усыновления, передаче

под опеку (попечительство), в приемную семью были нарушены)

-предоставление фиктивных документов, с целью скрыть существующие препятствия для получения статуса усыновителя, опекуна, приемных родителей; -ущемлены права и законные интересы усыновленного (в чем конкретно

выражалось)

2.4.3.Способ сокрытия преступления:

-осуществление действий, направленных на уничтожение или порчу документов и иных свидетельств причастности должностного лица к совершению преступления;

2.5.Мотивы преступления: -корысть; -иные низменные; -жалость, сострадание к ребенку; ^ -личные

2.6. Цель совершения преступления: -создание полноценной семьи;

-использование несовершеннолетнего в целях занятия попрошайничеством, -вовлечение в антиобщественную деятельность;

-для последующей продажи (в т.ч. с целью легализации вывоза за пределы РФ); -присвоение имущества ребенка, в т.ч. получение права распоряжения алиментами, различного рода льготами и пособиями;

2.7.Место возмездной передачи ребенка: -служебные помещения;

«Л

Раздел 3. Организация первоначального этапа расследования. 3.1.Выдвижение версий:

-действия по незаконному усыновлению осуществлены по предварительной договоренности между должностными лицами, осуществляющими устройство ребенка в семью и лицами, желающими усыновить ребенка с участием посредников или без таковых;

-имеет место введение в заблуждение лиц, ответственных за принятие решения о передаче ребенка в семью относительно личности усыновителей или преследуемых ими целей;

-выявлены существенные нарушения прав несовершеннолетних; -имеет место противоправная деятельность ОПТ;

3.2.В процессе каких следственных и оперативно-розыскных действий установлены лица, причастные к деятельности по незаконному усыновлению и доказана их виновность: - оперативное наблюдение; -оперативный эксперимент; -задержание;

-допрос свидетелей (потерпевшего); -допрос подозреваемого(обвиняемого); -обыск, выемка; - очная ставка; -экспертиза (указать);

$

213

3.3. Допрос. Подозреваемые (обвиняемые) дали признательные показания:

-на первом допросе;

-на втором допросе;

-на очной ставке;

-впоследствии отказались от правдивых показаний. В качестве свидетелей допрошены:

-родственники несовершеннолетнего;

-родственники, знакомые, сослуживцы подозреваемых;

-работники правоохранительных органов;

3.4. Экспертизы:

-судебно-психологическая -судебно-медицинская _ -криминалистическая _

3.5.Выемка:

-сведения централизованной базы данных о детях, оставшихся без попечения родителей;

-документация, связанная с оформлением передачи ребенка в семью; -документация, связанная с предшествующей деятельностью должностных лиц, с целью установления иных фактов незаконного усыновления

Раздел 4 .На момент изучения уголовное дело:

-находится на стадии предъявления обвинения;

-прекращено производством (основания)

-приостановлено (основания)

-направлено в суд;

-рассмотрено судом с обвинительным приговором;

-рассмотрено судом с оправдательным приговором.

b^

214

АНКЕТА ИЗУЧЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО ПРЕСТУПЛЕНИЯМ, ПРЕДУСМОТРЕННЫМ СТ. 155 УК РФ (РАЗГЛАШЕНИЕ ТАЙНЫ

УСЫНОВЛЕНИЯ)

Раздел 1. Сведения о деле.

1.1.Уголовное дело, архивный № , находится в суде

(полное наименование).

1.2.0рган расследования № _

1.3 .Возбуждено Окончено_

1.4.Результат разрешения дела

^ 1.5.Ф.И.О. обвиняемых (осужденных) ст.ст. УК и срок наказания

1.5.1. 1.5

.2.

1.5.3.

1.6. Фабула дела

Раздел 2 . Общие сведения о преступлении

2.1.1. Поводы к возбуждению уголовного дела:

-заявления родственников и близких усыновленного несовершеннолетнего;

2.1.2.Соотношения факта совершения преступления и поступления сведений нем:

-информация, поступившая непосредственно после совершения преступления;

-информация, поступившая с существенным отрывом во времени от момента

совершения преступления; 2.1.3.Информативная емкость поступивших сведений:

информативно емкие, в т.ч. содержащие сведения:

-о лице (ах), совершивших преступление;

-о способе совершения;

-о времени и месте совершения;

неинформативно емкие. 2.1.4.Уголовное дело возбуждено:

-в течении 24 часов после поступления информации о совершенном преступлении;

-на вторые сутки;

-на третьи сутки;

-до десяти суток; 2.2.Сведения о личности преступника:

-пол

-возраст

-образование_ -род занятий_

-судимость (ст. УК)_ -семейное положение

-степень родства с усыновителем, усыновленным несовершеннолетним_

**

215 •данные по учетам психоневрологического и психиатрического диспансеров

-данные органов опеки и попечительства о применении мер по ограничению,

лишению родительских прав, отобранию ребенка

2.3. Сведения о личности усыновленного ребенка: -пол;

-возраст ребенка (возраст в котором был усыновлен);

-причины, по которым ребенок был признан утратившим родительское попечение; 2.4.Сведения о способе совершения преступления:

-сведения об усыновлении разглашены посредством устного анонимного сообщения;

-сведения об усыновлении разглашены в письменной форме или с применением иных носителей (кассета, электронная почта и т.п.);

2.5.Мотивы преступления: -корысть; -месть; -зависть; -личные

Раздел 3 .Организация первоначального этапа расследования.

3.1.Выдвижение версий:

-сведения разглашены лицом обязанным хранить их как служебную тайну; -сведения разглашены посторонним лицом;

-сведения разглашены лицами из числа близкого окружения усыновителя; -сведения распространены усыновителем;

3.2.В процессе каких следственных действий установлено лицо (ца), разгласившее тайну усыновления:

-допрос свидетелей (потерпевшего); -допрос подозреваемого(обвиняемого); -обыск, выемка; -очная ставка; -экспертиза (указать);

Раздел 4 .На момент изучения уголовное дело:

-находится на стадии предъявления обвинения;

-прекращено производством (основания)

-приостановлено (основания)

-направлено в суд;

-рассмотрено судом с обвинительным приговором;

-рассмотрено судом с оправдательным приговором.

216

ПРИЛОЖЕНИЕ 6 ДАННЫЕ ГИЦ МВД РФ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ ПО СТ. 152-157 УК РФ ЗА ПЕРИОД 1997-1999 ГГ.

Статья УК РФ

ГОДЫ

1997 199S 1999 152 74 55 28 153 4 1 2 154 11 1 8 155 44 42 38 156 1 313 1 969 2116 157 44 295 44 737 40 295 ДАННЫЕ ИЦ ГУВД КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ ПО СТ.СТ. 152-155,157 УК РФ

ЗА ПЕРИОД 1997-2000 Г.Г.

Ст. УК РФ

ГОДЫ

1997 1998

1999 2000 152 - 2

1 1 153 - -

-

154 - -

-

155 5 2

3 1 157 2 477 2 457

2 032 1 831