lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Самданова, Баярма Батоевна. - Проблемы становления и развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в современном российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 148 с. РГБ ОД, 61:03-12/960-8

Posted in:

Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ

На правах рукописи

САМДАНОВА БАЯРМА БАТОЕВНА

ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА

ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В СВЯЗИ С

ПРИМИРЕНИЕМ ПОТЕРПЕВШЕГО С ОБВИНЯЕМЫМ В

СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность- 12.00.09

Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор И. Ф. ДЕМИДОВ

Москва - 2003

2 СОДЕРЖАНИЕ

Введение 4

Глава I. Проблемы становления института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в уголовном процессе 16

  1. Концепция восстановительного (примирительного) правосудия 18
  2. Реализация концепции восстановительного (примирительного) правосудия в уголовном процессе зарубежных стран 31
  3. Исторические, социально-правовые предпосылки становления и развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в российском уголовном процессе 45
  4. Глава II. Проблемы развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в

уголовном процессе РФ 62

  1. Теоретические и практические проблемы развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в уголовном судопроизводстве 62

1.1. Презумпция невиновности и прекращение уголовного дела 64 1.2. 1.3. Процессуальный статус лица, в отношении которого возможно прекращение уголовного дела 70 1.4. 1.5. Право должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство, прекратить уголовное дело 74 1.6. 1.7. Разъяснение потерпевшему и обвиняемому возможности примирения, условий и порядка прекращения уголовного дела г 77 1.8.

3

1.5. Заглаживание обвиняемым вреда, причиненного им

потерпевшему 79

1.6. Заявление потерпевшего или его законного представителя о прекращении уголовного дела 84 1.7. 1.8. Законодательное определение временной границы, в пределах которой возможно примирение потерпевшего с обвиняемым 88 1.9. 1.10. Противоречия в положениях ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ 91 1.11. 1.12. Отличие института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым от института прекращения дела частного обвинения в связи с примирением сторон 94 1.13. 1.14. Прекращение уголовного дела частного обвинения в связи с примирением сторон 97 1.15. 1.16. Процессуальный порядок прекращения уголовного дела судом 108 1.17. 2. Роль прокурора в обеспечении законности и обоснованности прекращения уголовного дела в связи с примирением

потерпевшего с обвиняемым 113

Заключение 127

Нормативные акты и литература 129

Приложен ия 142

4 Введение

Актуальность диссертационного исследования.

Со второй половины XX века в мире чрезвычайно остро встал вопрос о реформировании уголовной юстиции, которая во многом перестала удовлетворять требованиям современного общества.

В этой связи во многих зарубежных странах (Франции, Великобритании, Германии, Италии, Испании, Финляндии и др.) идут напряженные поиски, как на теоретическом, так и на практическом уровнях, моделей уголовного судопроизводства, адекватных изменившимся условиям. Не составляет в этом отношении исключения и Россия, где на протяжении последних десяти лет осуществляется судебно-правовая реформа. При этом общим и главным для всех этих государств является признание высшей ценностью неотъемлемых прав человека, его индивидуальной свободы, примата права над властью, правового равенства государства и личности.

Одним из результатов поисков применительно к российским условиям можно назвать теоретическую разработку и внедрение в уголовное судопроизводство форм мирного и компромиссного разрешения уголовно- правовых конфликтов, возникающих в результате совершения преступлений, относящихся к категории небольшой или средней тяжести. Истоки идей о подобных формах разрешения уголовно-правовых конфликтов восходят к российской правовой истории, в частности, к законодательству о прекращении уголовного преследования в связи с примирением сторон по делам частного обвинения.

При этом исходной посылкой является то, что монополия государства на право разрешения уголовно-правовых конфликтов не бесспорна. Идея примирительного производства сводится к тому, что

5 при разрешении подобных конфликтов в центре внимания должны быть,

прежде всего, интересы самих участников конфликта. Преступник

должен отвечать за содеянное не только перед государством, но и перед

жертвой - реальным и конкретным человеком. Такой подход позволяет

кратчайшим путем добиться смягчения враждебности сторон в

конфликтных ситуациях и обеспечить реализацию одной из миссий

правосудия - социального умиротворения.

Кроме того, избрание данного подхода к разрешению уголовно-правовых конфликтов вызвано тем, что ужесточение государственной карательной политики не решает в полной мере проблемы борьбы с преступностью.

За переходный период в России из-за кризисных явлений в экономической, социальной, политической и иных сферах общества рост преступности приобрел значительный и повсеместный характер. Правоохранительные органы прилагают значительные усилия к расследованию преступлений небольшой и средней тяжести (с учетом их широкой распространенности), которые они могли бы направить на борьбу с тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Государством не всегда обеспечивается на должном уровне защита прав потерпевшего от преступления, в частности, его право на возмещение причиненного ему ущерба. По числу заключенных Россия находится на одном из первых мест в мире. В силу этих и ряда других обстоятельств в обществе неизбежно растет социальная напряженность, подрывается доверие граждан к институтам государственной власти.

Правовая норма об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим предусмотрена в Уголовном кодексе РФ (ст. 76), вступившем в действие с 1 января 1997 года. Соответственно, действовавший в то время УПК РСФСР был дополнен статьей 9 «Прекращение уголовного дела в связи с примирением с

6

потерпевшим» (в ред. Федерального закона от 21 декабря 1996 года), которая также вступила в действие с 1 января 1997 года. В Уголовно- процессуальном кодексе РФ данный институт закреплен в ст. 25 «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон». Этот правовой институт не только сохранен в новом законе, но и получил свое дальнейшее развитие.

Органы предварительного расследования и суды активно используют в своей деятельности полномочия по прекращению уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Об этом свидетельствуют данные государственной статистической отчетности о деятельности органов дознания, следователей и судов 1 инстанции за период 1997 - 2001 годов. Так, следователями прокуратуры, МВД и органами дознания за этот период по различным основаниям были прекращены 1.615.448 уголовных дел. Из них в связи с примирением с потерпевшим прекращено 213.311 дел, что составляет 13,2 %. Судами по данному основанию были прекращены уголовные дела в отношении 401.660 лиц, что составляет 51,6 % от числа всех лиц, в отношении которых за указанный период уголовные дела были прекращены по различным, за исключением реабилитирующих, основаниям (778191 лицо). При этом можно отметить, что число лиц, в отношении которых уголовные дела прекращены судом в связи с примирением с потерпевшим, обнаруживает устойчивую тенденцию к росту.

Анализ уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также практики прекращения уголовных дел по данному основанию выявил недостатки его правового регулирования и после введения в действие УПК РФ. Соответственно, это вызывает определенные затруднения у правоприменителей при производстве предварительного расследования и в судебном разбирательстве, что свидетельствует о необходимости
дальнейшего совершенствования уголовного и

7 уголовно-процессуального законодательства. Нуждаются в дальнейшей разработке на теоретическом уровне проблемы, связанные с институтом прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Этими обстоятельствами обусловлен выбор данной темы для исследования ее проблем в рамках кандидатской диссертации.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в том, чтобы на основе анализа конституционного, международного, уголовного, уголовно- процессуального законодательства, практики уголовного судопроизводства разработать совокупность теоретических и практических положений по вопросам развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в уголовном процессе. Поставленная цель предопределила решение следующих задач:

1) определение социально-правовых и исторических предпосылок становления и развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в современном российском уголовном судопроизводстве;

2) анализ предопределяющих разработку положений, направленных на совершенствование института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, международно-правовых актов, Конституции РФ, уголовного, уголовно- процессуального и иного отраслевого отечественного законодательства;

3) изучение концепции восстановительного (примирительного) правосудия и опыта ее реализации в уголовном процессе ряда зарубежных стран;

4) исследование проблем, связанных с законным и обоснованным применением института прекращения уголовного дела в связи с

8 примирением потерпевшего с обвиняемым в уголовном процессе РФ,

механизмом его реализации на различных стадиях уголовного

судопроизводства;

4) подготовка научно обоснованных предложений по дальнейшему совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального института освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства, связанные с применением норм материального и процессуального права о примирении потерпевшего с обвиняемым.

Предметом исследования являются теоретические и практические проблемы становления и развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в уголовном процессе РФ.

Методологические, теоретические и правовые основы исследования. Диссертационное исследование проведено на основе как общенаучных методов (философского, диалектического, исторического, системно- структурного), так и частно-научных методов познания (формально- логического, конкретно-социологического, сравнительно-правового).

Теоретическую базу исследования составляют научные труды в области уголовного процесса, уголовного права, криминологии и прокурорского надзора.

Исследуемая нами тема была предметом внимания как наших ученых: Ф.Н. Багаутдинова, Л.В. Головко, А.П. Гуляева, Л.М. Карнозовой, В.Е. Квашиса, Э.Б. Мельниковой Р.К. Максудова, А.В. Наумова, А.Д. Прошлякова, А.И.
Рарога, Х.Ц. Рустамова, В.М.

9 Савицкого, М.И. Флямера, B.C. Шадрина, П.С. Яни и др., так и

зарубежных: Зера Ховарда, Нильса Кристи и др.

Примирение как основание прекращения уголовного дела ранее допускалось уголовно-процессуальным законодательством по делам частного обвинения, что позволило нам использовать работы ученых, разрабатывавших проблемы соотношения частных и публичных начал в уголовном судопроизводстве, осуществления правосудия по делам частного обвинения. Это российские ученые: СИ. Викторский, М.В. Духовской, В. Случевский, Д.Г. Тальберг, И.Я. Фойницкий и др.; ученые советского и постсоветского периодов: В.П. Божьев, А.Д. Бойков, Н.И. Волосова, Л.М. Володина, К.Ф. Гуценко, И.Ф. Демидов, Т.Н. Добровольская, В.В. Дорошков, СИ. Катькало, Л.Д. Кокорев, В.З. Лукашевич, А.Г. Мазалов, Л.Н. Масленникова, Н.Н. Полянский, П.С. Элькинд и др.

Кроме того, в теоретическую базу исследования вошли работы ученых, изучающих: 1) общие и частные вопросы прекращения уголовного дела и освобождения от уголовной ответственности (Б.К. Безлепкин, Г.Б. Виттенберг, П.М. Давыдов, Т.Т. Дубинин, А.Я. Дубинский, Н.В. Жогин, И.Э. Звечаровский, Л.М. Карнеева, СГ. Келина, Ю.В. Кореневский, A.M. Ларин, Л.В. Лобанова, Д.Я. Мирский, Я.О. Мотовиловкер, В.А. Михайлов, А.В. Наумов, И.Л. Петрухин, Ю.Н. Стецовский, М.С Строгович, Ф.Н. Фаткуллин, СА. Шейфер, Н.А. Якубович и др.); 2) проблемы прокурорского надзора и роль прокурора в уголовном судопроизводстве (Д.М. Баскаев, В.И. Басков, В.Г. Даев, В.М. Савицкий, А.Б. Соловьев, М.Е. Токарева, А.Г. Халиулин и др.)

Правовой основой работы служат Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс- РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Уголовный кодекс РФ, Федеральный закон

10 «О прокуратуре Российской Федерации» и другие федеральные законы,

а также уголовно-процессуальное законодательство ряда зарубежных

стран (Англии, Франции, Германии и т. д.). При написании диссертации

произведен анализ соответствующих решений Конституционного Суда

РФ, постановлений Пленумов Верховного Суда России, ведомственных

актов Генеральной прокуратуры РФ.

Эмпирическая база исследования. На основе специально разработанных программ автором в период с 1997 по 2002 г. г. выборочно изучены 126 уголовных дел, прекращенных в связи с примирением с потерпевшим в стадии предварительного расследования и 140 уголовных дел, прекращенных по данному основанию судами. Также проведено анкетирование 160 работников прокуратуры (прокуроров районов, их заместителей и помощников), районных и мировых судей. Сбор эмпирического материала проводился в органах внутренних дел, прокуратуры и судах городов Москвы и Самары, Курской области и республики Бурятия. Кроме того, использован личный опыт работы в качестве следователя прокуратуры и помощника прокурора района по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам.

Научная новизна исследования определяется тем, что оно является одним из первых после введения в действие УПК РФ монографических исследований теоретических и практических проблем института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в российском уголовном процессе. Диссертантом исследована концепция восстановительного

(примирительного) правосудия, получившая свою реализацию в ряде зарубежных стран, и истоки которой восходят к российской правовой истории, в частности к законодательству о примирении сторон по делам

11

частного обвинения. Особое внимание уделено проблемам процессуального порядка прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым на досудебных и судебных стадиях уголовного процесса, в том числе порядка заглаживания обвиняемым вреда, причиненного им потерпевшему; проблемам законности и обоснованности прекращения уголовного дела по данному основанию и роли прокурора в их обеспечении.

Комплексное рассмотрение диссертантом новых и малоизученных вопросов темы в их взаимосвязи позволило ему выработать ряд теоретических положений и предложение, а также выводов, направленных на совершенствование законодательства, регулирующего институт освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, и практики его применения.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Научная разработка, внедрение и развитие форм мирного и компромиссного разрешения уголовно-правовых конфликтов, возникающих в результате совершения преступлений небольшой или средней тяжести, являются проявлением дальнейшего развития взгляда на уголовное судопроизводство как на способ умиротворения конфликтующих сторон по делам этой категории.
  2. Становление и развитие института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого в современном российском уголовном процессе обусловлены рядом социально-правовых предпосылок:
    • рассматриваемый институт примирительного регулирования криминальных конфликтов в общесоциальном плане способствует восстановлению справедливости и человеческих отношений в обществе,

12 снижает напряженность этих отношений; является реальным правовым

механизмом, позволяющим использовать в полной мере принцип

гуманизма в борьбе с преступностью;

  • данная форма разрешения уголовно-правового конфликта гарантирует право потерпевшего от преступления на быстрое возмещение причиненного ему вреда, а также освобождает его от необходимости дальнейшего участия в уголовном судопроизводстве в связи с прекращением уголовного дела;

  • условия и основания прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым связаны с компромиссным стимулированием позитивного посткриминального поведения лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести;

  • разрешение уголовно-правовых конфликтов мирным путем позволяет государству экономить человеческие, временные ресурсы и финансовые затраты, направленные на обеспечение уголовного судопроизводства.

  1. В целях детального правового регулирования порядка прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым предлагается предусмотреть в УПК РФ отдельную главу «Прекращение уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым», содержащую следующие нормы:
  • суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если потерпевший примирился с ним, и оно загладило причиненный потерпевшему вред в случаях,

13 предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской

Федерации;

  • суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны разъяснить обвиняемому или подозреваемому, а также потерпевшему возможность примирения, условия и порядок прекращения уголовного дела по данному основанию;
  • причиненный потерпевшему вред может быть заглажен лично подозреваемым или обвиняемым либо в его интересах другим физическим или юридическим лицом.
  • заявление потерпевшего или его законного представителя о прекращении уголовного дела в связи с примирением с подозреваемым или обвиняемым может быть подано в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату. Заявление подается в письменной форме и приобщается к уголовному делу.
  • Заявление должно содержать:

а) наименование органа, в который оно подается;

б) просьбу, адресованную органу, о прекращении уголовного дела;

в) основания и мотивы заявления;

г) дату подачи заявления;

д) подпись лица, его подавшего.

  1. В статье 42 УПК РФ, определяющей процессуальное положение потерпевшего, предусмотреть его право по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести подать заявление о его прекращении в связи с примирением с обвиняемым.
  2. Внести изменения и дополнения в ст. 76 УК РФ, изложить ее в следующей редакции:
  3. «Статья 76. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением потерпевшего с лицом, совершившим преступление.

14 Лицо, впервые совершившее преступление, и если это деяние

относится к преступлениям небольшой или средней тяжести, может

быть освобождено от уголовной ответственности в случае примирения с

этим лицом потерпевшего и заглаживания им
причиненного

потерпевшему вреда».

  1. Положения ст. 25 УПК РФ в части возможности прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым по делам о преступлениях средней тяжести должны применяться до внесения соответствующих изменений и дополнений в УК РФ, т. е. с момента введения в действие УПК РФ.
  2. В УПК РФ необходимо предусмотреть полномочие мирового судьи, а также судьи апелляционной инстанции принимать меры к примирению сторон при рассмотрении уголовных дел частного обвинения.
  3. Перечень полномочий прокурора, содержащийся в ч. 2 ст. 37 УПК РФ, следует дополнить полномочием давать согласие дознавателю, следователю на прекращение уголовного дела (уголовного преследования) в соответствии со ст. ст. 25, 26, 28, 427 УПК РФ.
  4. Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования заключается в разработке научной концепции становления и развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в уголовном процессе, которая может быть использована в научно- исследовательской и законотворческой деятельности по дальнейшему совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, учебном процессе юридических учебных заведений при изучении курсов «Уголовное право», «Уголовно-процессуальное право», а также

правоприменительной деятельности правоохранительных
органов и судов.

15 Апробация и практическая реализация результатов

исследования. Основные идеи, предложения и рекомендации, изложенные в диссертации, получили апробацию на научно-практических конференциях, проведенных в: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ («Актуальные проблемы укрепления законности и борьбы с преступностью», 5 июня 2001 г.); Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ («Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства», 28 мая 2001 г.); Институте государства и права РАН («Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России», 22-23 января 2002 г.). Концептуальные идеи и конкретные предложения были реализованы при проведении исследования по плану научно-исследовательских работ НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ «Государственное обвинение по делам, подсудным мировому судье? а также при подготовке методических рекомендаций «Апелляционный порядок рассмотрения уголовного дела» и «Памятка государственному обвинителю».

Теоретические положения и выводы диссертационного исследования нашли свое отражение в 4 научных публикациях автора.

Структура и объем работы определены предметом и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка нормативных актов и литературы, приложений.

16

Глава 1. Проблемы становления института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в уголовном процессе

С 1 января 1997 года в Российской Федерации введен в действие новый Уголовный кодекс. Статьей 76 данного кодекса впервые предусмотрено новое основание освобождения от уголовной ответственности - примирение с потерпевшим. Согласно ст. 76 УК РФ «лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред». Соответственно, в УПК РСФСР в редакции Федерального закона от 15 декабря 1996 (21 декабря 1996 г.) № 160- ФЗ1 была введена статья 9 «Прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим», согласно которой «суд, прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе на основании соответствующего заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред».

В настоящее время в УПК РФ, введенном в действие с 1 июля 2002 года, данное основание прекращения уголовного дела предусмотрено статьей 25 «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон». Согласно данной норме, «суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или
средней тяжести, если это лицо

1 См. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996, № 52, ст. 5881

17 примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему
вред в

случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ».

Прекращение уголовного дела за примирением сторон было знакомо российскому уголовному процессу и до 1997 года. В ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве

прекращение уголовных дел за примирением потерпевшего и обвиняемого допускалось по делам частного обвинения (ч. 1 ст. 27 УПК РСФСР). Сейчас этот институт предусмотрен в ст. ст. 20 и 319 УПК РФ. Уголовными делами частного обвинения являются дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), 129 частью первой (клевета) и 130 (оскорбление).

Таким образом, можно отметить, что в уголовном процессе образован новый, самостоятельный, отличный от других, институт прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого. Этот институт образован совокупностью норм материального и уголовно-процессуального права, предусматривающих основания и процессуальную форму освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, с которым примирился потерпевший и который загладил причиненный потерпевшему вред по уголовным делам частно-публичного и публичного обвинения.

Введение данного института было обусловлено необходимостью дальнейшего развития взгляда на функции уголовного судопроизводства, в частности, на функцию компромиссного и мирного разрешения уголовно-правовых конфликтов, возникающих в результате

18 совершения преступлений, не представляющих
значительной

общественной опасности.

Одним из проявлений такого подхода можно назвать концепцию

восстановительного (примирительного) правосудия, которая получила

широкое распространение в уголовном процессе ряда зарубежных стран.

  1. Концепция восстановительного (примирительного) правосудия

Суть концепции восстановительного (примирительного) правосудия состоит в том, что традиционное судопроизводство дополняется особой, с участием специальных общественных или государственных органов примирения, процедурой примирительных переговоров и достижением примирительного соглашения между потерпевшим и лицом, совершившим преступление небольшой общественной опасности. Исходной посылкой данной концепции является то, что уголовное наказание, являясь своего рода «ответным ударом» со стороны государства, фактически не решает возникшего социального конфликта, а иногда и стимулирует его эскалацию. Подлинно регулирующий общественные отношения механизм должен ориентироваться не только на метод угроз и причинения страданий в качестве средств сдерживания, а, прежде всего, способствовать устранению уголовно-правового конфликта на уровне конкретных межличностных отношений и обеспечивать тем самым реальное примирение обвиняемого с обществом.

Распространению этих идей во всем мире способствовали разочарование в традиционных методах борьбы с преступностью, возрастание научного интереса к проблеме жертвы преступления в связи

19 с существенной криминологической значимостью этого вопроса и

недостаточной правовой защищенностью интересов потерпевшего в

уголовном процессе, а также недовольство определенных слоев

населения большой стоимостью реабилитационных программ в

исполнительных учреждениях. Под влиянием этих факторов на практике

в отношении преступлений небольшой общественной опасности

наметилась тенденция переносить центр тяжести регулирующей

деятельности в сферу межличностных отношений «правонарушитель -

потерпевший» и решать порождаемые преступлением материальные

проблемы на основе обоюдного согласия.

Указанная концепция получила свое название как концепция восстановительного (примирительного) правосудия. В данной работе мы исходим из его определения не только как государственной деятельности, осуществляемой только судом ‘ в специальной процессуальной форме, но и как широкой социальной функции, деятельности правовых органов по мирному разрешению уголовно-правовых конфликтов, возникающих в результате совершения преступлений, не представляющих большой общественной опасности.

Восстановительное правосудие исходит из того, что законодательный способ регулирования разрешения уголовных конфликтов, основанный на априорном представлении о том, что государственные нормы полностью соответствуют интересам всех членов общества, на деле не обеспечивает подлинной справедливости -этого краеугольного камня общественной морали, ибо не учитывает индивидуальных различий. Результатом этого является отчуждение граждан друг от друга и от государства, недоверие к закону и государственному правосудию и неспособность права выполнять свои функции. Ей должна быть противопоставлена система, при которой

20 индивиды, при минимальном вмешательстве государства, могут сами

разрешать свои криминальные конфликты. Эти конфликты при таком

типе правосудия могут решаться с помощью посредников, мировых и

третейских судей. Конечная цель - не «уничтожение» правонарушителя,

а оптимальное разрешение конфликтной ситуации, примирение сторон и

возмещение ущерба.

Правосудие это называется восстановительным, поскольку при ее осуществлении происходит восстановление, причем понимаемое не формально-юридически как восстановление нарушенного правопорядка, установленного государством, а понимаемое в широком социальном смысле - как исцеление жертвы, реальное возмещение ей причиненного преступлением вреда, искупление вины преступником, взятие им на себя ответственности, восстановление нарушенных отношений в социальной общности.

Восстановительное правосудие предполагает процесс, посредством которого все стороны, затронутые тем или иным правонарушением, совместно решают, как отнестись к результатам этого преступления и его последствиям для будущего. Сутью этого правосудия является не наказание, а примирение правонарушителя с жертвой и возмещение ущерба.

Смысл примирения сторон состоит в восстановлении человеческих отношений, а не в их разрушении, что неизбежно при главной ставке на противоборство и применение репрессивных мер. Предметом примирения является не формальное признание обвиняемым своей виновности, а мировое соглашение сторон.

Мировым соглашением обычно считают договоренность сторон об окончании судебного спора путем взаимных уступок1. Это определение

1 См.: Большой юридический словарь. С.374

21 верно для искового уголовного процесса, где компромисс обычно

касается признания обвиняемым той или иной доли своей виновности и

отказа обвинителя от отдельных фрагментов обвинения, то есть здесь

мировое соглашение оформляет сделку о признании. Другое дело —

разбирательство при восстановительном правосудии. Здесь мировое

соглашение не сделка, а примирение потерпевшего с обвиняемым на

основе чистосердечного признания последним своей вины и его

раскаяния в содеянном. Поэтому нам трудно согласиться с Х.У.

Рустамовым, который рассматривает примирительную процедуру,

смешивая при этом институт соглашения о признании вины и сам

институт примирения. Конечным результатом предлагаемой процедуры,

по мысли автора, является соглашение о признании вины и примирения,

подписываемое прокурором, потерпевшим, защитником, обвиняемым

(подсудимым) и их представителями1.

Как представляется, отличие двух институтов: “сделки о

признании вины”, распространенного в судебной практике США, и

«примирения сторон” состоит в том, что первый своим острием

направлен на достижение задач, стоящих перед обвинителем, на

установление и признание лица, обвиняемого в совершении

преступления, виновным даже в случае недоказанности его вины в

инкриминируемом ему конкретном составе преступления. Смысл его

заключается в подстраховке обвинителя, который, попросту говоря, не

уверен в доказанности обвинения, в том, что суд вынесет

обвинительный приговор. Суть же примирения должна состоять в

восстановлении справедливости по отношению к жертве преступного

посягательства. В этом случае договор должен состояться не между

Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы: Учебн. пособие для вузов. М., 1998. С.79-137.

22 государством в лице обвинителя и обвиняемым, а между потерпевшим и

обвиняемым. Роль государства в этом случае совершенно иная, оно

должно выступить посредником в соглашении, защищая при этом

интересы жертвы преступления в том случае, если вред, причиненный

ей, не возмещен.

При этом необходимо отметить, что в российском уголовном процессе появился новый, во многом отличный от института сделки о признании вины, особый порядок судебного разбирательства. Он применяется так же, как и статья 25 УПК РФ (прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон) при непременном соблюдении наряду с другими, характерными для него условиями, условия согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением в совершении преступления небольшой или средней тяжести и согласия потерпевшего и государственного обвинителя (прокурора). Отличие этих двух институтов заключается в том, что первый применяется только в судебном производстве, а второй - и на стадии предварительного расследования. Также есть различие в правовых последствиях их применения: в первом случае постановляется обвинительный приговор и подсудимому назначается наказание, а во втором случае происходит освобождение лица от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела.

Процесс примирения отличается от состязания как спора вообще. Хотя он движется вперед так же, как и состязание, усилиями сторон, но направляются эти усилия не друг против друга, а к достижению взаимного согласия. При этом должен соблюдаться ряд условий. Вступление сторон в процесс примирения является добровольным и каждая из сторон может в любой момент отказаться от продолжения примирительного процесса, прекратить переговоры. Разбирательство в этом случае возвращается в прежнее русло. Обязательным условием для

23 начала примирительного процесса является заявление обвиняемого о

признании им своей виновности и раскаянии в содеянном. При этом

признание им своей вины должно рассматриваться не как источник

доказательств, а как результат его свободного волеизъявления.

Таким образом, подход восстановительного правосудия - отнюдь не попустительство и всепрощение, это здравый смысл общества. Как известно, «императивам здравого смысла соответствуют только ответственные, взвешенные, всесторонне продуманные решения, принятые с учетом конкретной обстановки, действующих в обществе правовых, нравственных и других социальных норм, а также с учетом прогнозируемых последствий принимаемого решения - не только для себя, но и для других людей и всего общества»1.

Примирение часто путают с прощением. Первое представляет собой восстановление существовавших ранее взаимоотношений между индивидами при соблюдении определенных условий. Прощение же изначально «есть не обусловленное ничем внутреннее действие, когда обиженный превозмогает гнев и желание отомстить и начинает смотреть на обидчика с сочувствием» .

В восстановительном правосудии не в меньшей, а в гораздо большей степени реализуется принцип ответственности правонарушителя, поскольку примирение проводится только в том случае, если он признается в совершенном деянии и готов загладить причиненный вред. Осужденный же карательной юстицией чаще всего осознает себя жертвой (обстоятельств, правоохранительных органов, суда) и, отбывая наказание, как бы
несет приписанную ему

Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. М., 2000. С. 140; Поддержание государственного обвинения в суде с
участием присяжных заседателей. М., 2002. С. 24. 2 Гассин Э.А. Психология прощения. // Вопросы психологии. 1999, № 4, С.95.

24 ответственность перед государством, но не берет на себя реальной

ответственности перед потерпевшим. Наказание - это ответственность

осужденного через лишение или ограничение его прав и свобод. Оно не

всегда может исправить ситуацию, порожденную преступлением, но

добавляет к ней еще большие страдания. В случае же

восстановительного правосудия ответственность становится не

«страдательной», а деятельной.

Необходимо различать примирение сторон и отказ потерпевшего по делам частного обвинения от обвинения. На практике возникают ситуации, когда обоюдное примирение сторон не достигается, а потерпевший отказывается от своей первоначальной просьбы привлечь обидчика к уголовной ответственности. Прекращение такого дела за примирением сторон не будет правильно отражать сущность происходящего.

В определенном смысле «восстановительное правосудие наследует общинные принципы разрешения конфликтов и криминальных ситуаций. Истоки идей восстановительного правосудия восходят к традиции неюридизированного понимания справедливости, когда вразумление оступившихся и разрешение криминальных конфликтов осуществлялись в рамках локальных общностей путем примирения или достижения соглашения. Сегодня бессмысленно уповать на воссоздание общинных форм жизни. Современный урбанизированный способ существования людей (анонимность, обезличенность, неустойчивость социальных связей), безусловно, требует юридической организации уголовного процесса. Однако опыт общинных способов разрешения конфликтов помогает обозначить те аспекты, которые обычно игнорируются при реформировании юстиции: восстановление добрых отношений между людьми, активизация и

25 вовлечение населения и органов местного самоуправления в работу по

разрешению криминальных ситуаций и реабилитации

правонарушителей, сужение поля действия «карательных технологий».1

Значение восстановительного правосудия видится в том, что:

• оно способствует восстановлению мира в социальном сообществе; • • наличие альтернативы наказанию с сохранением принципа ответственности позволяет избежать “непризнания вины любой ценой” (что естественно, если обвиняемому непременно грозит наказание); • • предотвращается криминализация и десоциализация начинающих преступников в местах лишения свободы; • • снижается доля рецидивной преступности среди тех, кто прошел восстановительные программы; • • сокращаются расходы, необходимые для содержания в местах лишения свободы и т. д. • Кроме того, идея восстановительного правосудия направлена и на обеспечение интересов лиц, потерпевших от преступления. Для последних далеко не всегда главным является наказание преступника, основная цель их участия в уголовном судопроизводстве - это возмещение ущерба, причиненного им преступлением. Идея восстановительного правосудия предполагает корректировку целей уголовной юстиции, и наряду с принципом неотвратимости уголовного наказания должен быть поставлен принцип неотвратимости заглаживания вреда по делам о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности.

Карнозова Л., Максудов Р., Флямер М., Восстановительное правосудие: идеи и перспективы для России. // Российская юстиция. 1999, № 6.

26 Перспектива более широкого использования в российском

законодательстве различных форм примирения и посредничества, к

которому призывает Декларация основных принципов правосудия для

жертв преступлений и злоупотребления властью, принятая резолюцией

Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 года (п.7)1, зависит от

выбора приоритетов и связана ‘ с двуединым подходом к защите

интересов потерпевшего в уголовном и уголовно-процессуальном

законе. Применительно к уголовному праву актуальным является

развитие форм и методов реагирования на менее опасные преступления,

альтернативных уголовной ответственности, - при условии

добровольного и полного возмещения ущерба потерпевшему.

В соответствии с данным подходом новый Уголовный кодекс РФ

дал правовую основу для восприятия и введения в практику идей

восстановительного правосудия. В числе оснований для освобождения

от уголовной ответственности и наказания законодательство теперь

предусматривает примирение с потерпевшим - это ст. 76 УК РФ,

согласно которой «лицо, впервые совершившее преступление

небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной

ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило

причиненный потерпевшему вред». Необходимо отметить, что такого

рода уголовно-правовые нормы рассматриваются в теории уголовного

права как поощрительные или специальные либо считаются нормами,

Сборник документов «Международные соглашения и рекомендации Организации Объединенных Наций в области защиты прав человека и борьбы с преступностью». Вып. 1,М., 1989. С. 112-113.

2 См., например: Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности. Иркутск, 1991; Елеонский В. А. Поощрительные нормы уголовного права и их значение в деятельности органов внутренних дел. Хабаровск, 1984.

27 допускающими компромисс . Последняя точка зрения представляется

нам предпочтительной и мы считаем, что институт освобождения от

уголовной ответственности за примирением сторон является своего рода

компромиссом между положительными и отрицательными

последствиями криминализации деяний. Один из принципов

криминализации деяний заключается во взвешивании положительных и

отрицательных ее последствий. Положение о том, что уголовная

ответственность при ее реализации с неизбежностью порождает

некоторые нежелательные социальные последствия, является

общепризнанным. Хорошо известно и то, что эти отрицательные

результаты применения уголовного закона достаточно разнообразны. В

частности обращается внимание на то, как отрицательные последствия

проявляются в негативном формировании личности подвергнутых

уголовному наказанию людей, а также в деформации межличностных

(семейных, дружеских, соседских) отношений. Поэтому, сколь ни было

бы опасно то или иное поведение, его криминализация никогда не может

рассматриваться как абсолютное благо, но всегда представляет собой

жертвование одними интересами ради других, более значительных.

Что же касается процессуального аспекта этой проблемы, то, в ст.

25 УПК РФ предусмотрено, суд, прокурор, а также следователь и

дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления

потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное

дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении

преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо

примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред в

См., например: Барков А. освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РСФСР // Сов. Юстиция. 1976. № 3.

2 См., например: Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. Баку, 1992; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1997.

28 случаях, предусмотренных статьей 76 УК РФ. Применительно к

уголовным делам частно-публичного обвинения, предусмотренным ч. 3

ст. 20 УПК РФ (8 составов преступлений) законодатель, указывая, что

возбуждаются они не иначе как по заявлению потерпевшего и

прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не

подлежат, одновременно сделал исключение для случаев,

предусмотренных ст. 25 УПК РФ.

Таким образом, действующее законодательство определяет суть

института примирения - заглаживание причиненного преступлением

вреда потерпевшему и отказ последнего от своих первоначальных

претензий к лицу, совершившему преступление, являются основанием

для прекращения уголовного дела и освобождения виновного от

уголовной ответственности.

Институт прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого можно рассматривать как предпосылку для развития начал восстановительного правосудия и как основу реализации в уголовном процессе механизмов обычного права. Глубоко аналитический и многоаспектный подход к разрабатываемой идее смешанного государственно-общественного института примирения в уголовном процессе как одного из элементов восстановительного правосудия,безусловно, перспективен.

Однако, учитывая сложность и многоплановость решаемой проблемы, а также тяжеловесность законодательной машины, отсутствие в настоящее время государственного финансирования, а также развитых общественных институтов, специальных служб для примирения, перспектива эта представляется достаточно отдаленной. Нынешнее же положение вещей характеризуется недостаточной регламентацией исследуемого института
в свете реализации идей

29 восстановительного (примирительного) правосудия и требует

дальнейшего совершенствования законодательного урегулирования

процедуры примирения.

Представляется, что к характеристике этого института с точки зрения ее целесообразности нельзя подходить с крайними суждениями. Многие теоретические и практические начинания, объединяемые в его рамках, имеют рациональную и гуманистическую природу, о которой писалось выше.

В то же время было бы явным преувеличением считать концепцию примирительного (восстановительного) правосудия единственным путем, следуя по которому общество придет к всеобщему согласию и упразднению уголовного наказания.

Необходимо отметить, что примирительное правосудие не приспособлено для реагирования на тяжкие и особо тяжкие преступления, поскольку они, как правило, представляют собой деяния с особым характером и повышенной степенью общественной опасности, причиняющие существенный вред интересам личности и общества или угрожающие причинением такого вреда.

Кроме этого, нельзя сбрасывать со счетов и то, что применительно к преступлениям небольшой и средней тяжести успеху примирительных процедур в немалой степени способствует уголовно-правовой механизм. То, что он может быть приведен в действие, нередко оказывает сдерживающее влияние на правонарушителя и является основной силой, стимулирующей его к достижению примирения на неформальной основе.

При оценке перспектив развития данного института необходимо учитывать и его возможные побочные негативные результаты. Здесь таится опасность ослабления защищенности интересов потерпевшего: он

30 может подвергаться незаконному воздействию со стороны

заинтересованных в прекращении уголовного дела лиц, которые будут

вынуждать его отказаться от своих законных требований, либо на

фактически невиновное лицо может быть оказано давление с тем, чтобы

он признал вину в совершении преступления и возместил причиненный

потерпевшему вред.

31 2. Реализация концепции восстановительного

(примирительного) правосудия в уголовном процессе зарубежных

стран

Обращение к практике по применению примирительных процедур в уголовном процессе ряда зарубежных стран показывает, что на сегодняшний день она наработала большой арсенал примирительных технологий и моделей. В целом они дополняют систему уголовного судопроизводства или служат ее альтернативой, однако основной концептуальной идеей так или иначе является восстановление справедливости.

Идеологической основой примирительных процедур является христианство, евангельские заповеди покаяния, прощения и отпущения грехов, созвучные в этом смысле конфуцианским идеям согласия и консенсуса. Ее социальный смысл не утилитарен, он - в восстановлении человеческих отношений вместо консервации конфликта путем применения наказания.

Центральный элемент примирительной технологии -посредничество (медиация). Медиация - это примирительные процедуры между потерпевшим и правонарушителем, виновность которого доказана, который признает свою вину и готов загладить причиненный вред. Происходят они при посредничестве третьих лиц (медиаторов) - обычно общественных организаций либо специальных служб медиации, пробации и тому подобных - с разрешения суда или полиции. Медиационное соглашение заключается самими потерпевшим и обвиняемым под контролем и при непосредственном участии публичного органа, который может отказаться от его утверждения, если обнаружит, что соглашение о примирении
является мнимым.

32 Соответственно, такое соглашение признается
юридически

недействительным.

Программы примирения проводятся независимыми

организациями, тесно сотрудничающими с системой уголовной юстиции. Дела им передаются судами или органами расследования. Примирение становится альтернативным способом реагирования на преступление. В ходе примирительной встречи с помощью специально подготовленных ведущих правонарушитель и жертва «глаза в глаза» рассказывают о своих чувствах и переживаниях, а затем, если правонарушитель раскаялся и готов возместить ущерб, составляется примирительный договор, выполнение которого далее контролируется. Задача ведущего программы примирения помочь жертве и обидчику выразить субъективную правду о событии, его причинах и последствиях и привести их к социально приемлемому договору. Отсюда формальный результат встречи - примирительный договор - является субъективно справедливым, это юридический результат для конкретных людей, а не для юриспруденции.

Если соглашения достичь не удается (либо одна из сторон вообще отказывается от примирения), дело возвращается в официальную систему.

Восстановительные процедуры создают условия для осознанного прохождения реабилитационных мероприятий как правонарушителем, так и жертвой. Восстановительное правосудие «для конкретного случая» не ограничивается тем самым только примирительной встречей, но предполагает ряд этапов, как предшествующих примирению, так и закрепляющих его эффекты и решения. Имея в виду все необходимые этапы и процедуры, употребляют термин «программа восстановительного правосудия» («программа примирения»).

33 Это принципиальная схема, конкретные же модели в разных

странах разные. Примером может служить появление медиационных

примирительных процедур в сфере уголовного производства некоторых

государств, прежде всего Великобритании и Германии. Они, в свою

очередь, были заимствованы из опыта США, Канады и Австралии, где

их активно применяют в гражданском процессе. Широкое

распространение методов разрешения конфликтов, альтернативных

юстиции, началось в этих странах в период после Второй мировой

войны. По-видимому, определенную роль в этом могло сыграть

знакомство победителей с порядками, существующими в Японии, Китае

и других странах, где в общественном правосознании господствует

конфуцианский подход к урегулированию отношений и разрешению

конфликтов. В общественных отношениях главное место занимают,

согласно конфуцианским представлениям, идеи согласия и консенсуса.

Необходимо стремиться избегать односторонних решений, применения

санкций, навязывания кому-либо воли большинства. Конфликты

должнь1^как_бь1_рас-1веряться, а не разрешаться. Решение должно быть

свободно принято участниками, чтобы никто не мог «потерять лицо»,

подвергнувшись «бесчестью» наказания. Традиция предпочитает путь

мирового соглашения, считая необходимость применения права худшим

вариантом. «Обращение в суд показывает, что, по мнению истца, его

оппонент - ненормальный человек, с которым невозможно договориться

полюбовно. Судебному разбирательству следует предпочесть

примирение» .

В Японии до сих пор большинство конфликтов разрешается с

помощью примирительных процедур - акхон, среди которых различают

едан - улаживание конфликтов на досудебных стадиях с помощью

Саидов Д.Х. Сравнительное правоведение. М., 2000. С.206.

34 посредников, в чем значительна роль полиции; викай - способ

урегулирования, близкий к европейскому примирению сторон самим

судом в ходе процесса, и гиотей - снятие конфликта путем обращения

сторон с разрешения суда к альтернативой процедуре переговоров с

участием примирительной комиссии, которой поручается помочь

сторонам вступить в мировое соглашение. Процедура гиотей допустима

только при том условии, что стороны готовы добровольно исполнить

достигаемое таким путем соглашение. Решение суда о мировом

соглашении может быть основано не на нормах закона, а на

согласованных сторонами условиях1. Шотей практически идентичен

западным медиационным процедурам.

В США, Канаде и других странах ученые и видные деятели юстиции осознали неэффективность акцента на карательные меры борьбы с преступностью, и потому на вооружение принята новая парадигма целей и задач правосудия. Ими разработана новая концепция («Rethinking of Crime Policing») с центральной идеей восстановительного правосудия. В рамках этой концепции все большее значение придается необходимости перехода от репрессивной юстиции (Retributive Justice) к системе восстановительной (Restorative Justice). Согласно этой концепции формальную реакцию правоохранительных органов на преступление не следует переоценивать, ее следует, наоборот, ограничить, дедраматизировать преступность в общественном сознании с тем, чтобы в социализации правонарушителя принимали участие те социальные группы, в которых он живет и действует2.

В Канаде с 1975 года действуют более 40 экспериментальных проектов
посредничества и примирения. Обычно посредничество

1 Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988, с.439-460.

Квашис В.Е. Основы виктимологии. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. М., 1999, с.207-208.

35 осуществляется гражданскими лицами, к которым стороны

направляются полицией, обвинителем или судом. Чаще всего оно

применяется по делам о мелких имущественных преступлениях.

Выплата виновным компенсации при этом является условием и

составной частью решения по делу.

Страны Западной Европы практически целиком восприняли опыт США и Канады по созданию программ «мирного» урегулирования споров и возмещения ущерба. Так, Франция одной из первых апробировала систему посредничества, приняв в 1978 году декрет, дающий судам возможность назначать посредников по разрешению проблем гражданско-правового характера, возникающих при рассмотрении уголовных дел. В 1981 году в г. Нанси органы юстиции Франции разработали новую модель посредничества, которая позднее была принята в большинстве судебных органов. Суть модели состояла в предоставлении судьям права передачи некоторых вопросов гражданско-правового характера под посредничество помощника судьи. Сегодня орган, координирующий такого рода деятельность местных ассоциаций по оказанию помощи жертвам, - Национальный институт по оказанию помощи жертвам и посредничеству.

Институт медиации (mediation penale), будучи порождением новейших концепций французской уголовной политики, как и условный отказ в возбуждении уголовного преследования (classement sans suite sous condinion), первоначально сложился на практике. Но в отличие от последнего он был включен в текст УПК Законом от 4 января 1993 года. Спустя несколько лет Закон от 23 июня 1999 года расширил возможности прокурора в рамках института медиации (во многом за счет «условного отказа»). Ныне, согласно ст. 41-1 УПК Франции, если прокурор республики считает, что такая мера способна обеспечить

36 возмещение вреда, причиненного потерпевшему, положить
конец

конфликту, ставшему следствием преступного деяния,
или

содействовать исправлению лица, его совершившего, то он
до

вынесения решения о возбуждении публичного иска вправе:
1)

произвести «напоминание» (rappel) совершившему деяние лицу о его

обязанностях, основанных на законе; 2) направить это
лицо в

специализированную общественную организацию; 3) предложить ему

возместить вред, причиненный его деянием; 4) с согласия сторон

провести процедуру медиации между совершившим деяние лицом и

потерпевшим. Закон от 23 июня 1999 года не ограничивает применение

ст.41-1 какими-либо отдельными категориями уголовных
дел.

Предложения прокурора для правонарушителя не обязательны и он

исполняет их строго добровольно. В случае, если лицо отказывается его

выполнять, прокурор принимает решение о возбуждении публичного

иска на общих основаниях.

Что касается собственно процедуры медиации (п.5 ст. 45-1 УПК), с

которой все начиналось, то практика ее применения неодинакова в

разных регионах Франции, В самом общем виде она
выглядит

следующим образом: прокурор, считая нецелесообразным разрешение

конфликта при непосредственном участии сторон, передает дело
в

какую-либо специализированную общественную организацию.
Та

пытается примирить потерпевшего и обвиняемого с
помощью

посреднических (медиационных процедур). Если это удается,
то

стороны заключают соглашение, выполнение которого со
стороны

обвиняемого контролируется все той же общественной организацией.

Если нет, то дело возвращается прокурору, вновь призванному решать,

37 возбуждать-таки уголовное преследование или, невзирая на неудачу

медиационных процедур, отказаться от него1.

Аналогичную систему разрешения споров восприняли и суды Австрии и Португалии. В частности, в Португалии и сегодня судья наделен правом предпринимать попытки примирения сторон в тех случаях, когда ущерб считается незначительным. В Австрии и Норвегии система такого рода разрешения споров вначале применялась при рассмотрении дел о преступлениях, совершенных

несовершеннолетними.

Накопленный в Норвегии опыт примирения и посредничества может служить перспективной моделью для практики стран Западной и Центральной Европы. Суть его состоит в создании специального органа для примирения сторон на основе возмещения ущерба. Таким органом является муниципальный совет по урегулированию конфликтов, состоящий из представителя муниципалитета и местных активистов. Как правило, такие советы рассматривают дела о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности, и потому поступившие в совет из суда или из прокуратуры. Официальные лица системы правосудия, а также адвокаты в процедуре примирения не участвуют. Весь стиль и атмосфера работы таких советов принципиально отличаются от деятельности судебных органов. Здесь не требуется приводить доказательств вины правонарушителя. Примирение не может быть принудительным. Поэтому задача состоит в создании обстановки конструктивного и доброжелательного диалога сторон. При достижении соглашения соответствующий документ от имени совета направляется в суд, и если стороны исполняют соглашение (например,

1 Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. Под ред. Гуценко К. Ф. М., 2001, с. 319-320.

38 ущерб возмещен), дело прекращается, а конфликт считается

ликвидированным.

В июле 1995 года Совет Европы провел в Барселоне специальный семинар по проблемам примирения и посредничества, где опыт примиренческих советов в Норвегии получил положительную оценку. По общему признанию, он способствует снижению социальной напряженности, лучшему обеспечению интересов жертв, оказывает воспитательное воздействие на правонарушителя и в целом является важным профилактическим фактором1.

По законодательству Англии, Уэльса успешное примирение сторон может быть принято во внимание при решении судом вопроса о прекращении уголовного дела. Концепция завершения производства по уголовному делу в форме медиации в целом исходит из стремления примирить с помощью общественности потерпевшего и лицо, подлежащее уголовному преследованию, с тем, чтобы последнее загладило причиненный им вред. Это идея возникла в конце 70-х - начале 80-х годов, когда англичане заинтересовались опытом других англосаксонских стран (США, Канады и Австралии). Однако, несмотря на то, что медиация стала относительно широко практиковаться в некоторых регионах Англии, она до сих пор не урегулирована там нормами права, являясь исключительно инициативой

правоприменителей, юристов-теоретиков и общественности. Поэтому существует множество вариантов медиации, зависящих от местных особенностей.

Медиационные процедуры могут использоваться на разных стадиях уголовного процесса. Неформальный характер медиации, не

Квашис В. Е. Основы виктимологии. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений.. М., 1999. С. 212.

39 закрепленный в нормах права, подчас не позволяет даже относить ее к

числу юридических институтов. В ряде случаев она в большей степени

напоминает криминологическую программу. Однако для нас важнее те

виды медиации, которые, будучи юридической мерой, влекут за собой

определенные правовые последствия в системе уголовной юстиции.

Среди них принято выделять 2 типа медиационных процедур (в

зависимости от стадии процесса, где они применяются): судебную

медиацию и полицейскую медиацию.

Судебная медиация (опыт Ковентри, Лидса, Вулверхемптона) используется по всем категориям дел. Она тесно связана с известной в Англии процессуальной особенностью, существующей сейчас и во многих странах континентальной Европы, - отложением провозглашения приговора и назначения наказания после признания лица виновным. Иными словами, между рассмотрением двух ключевых вопросов - о виновности и наказании - имеет место, как правило, длительный временной промежуток (и не только в суде присяжных) с целью сбора информации о личности виновного и т.д. В этот момент служба пробации (или какая-либо «профильная» общественная организация) старается выступить посредником между потерпевшим и подсудимым, убеждает последнего в необходимости возместить вред. В случае успеха медиации и подписания соответствующего соглашения судья обычно учитывает действия виновного при назначении наказания. В результате в выигрыше оказываются обе стороны.

Интересную особенность имеет опыт Лидса, где вопрос об использовании медиации принципиально может быть решен до начала судебного разбирательства. Здесь специальная служба медиации отбирает из Суда Короны дела только тех лиц, которые готовы письменно признать свою
вину (в этом случае, как известно, не

40 проводится судебное следствие) и согласны на применение

примирительных процедур. Таким образом, в данном случае

наблюдается прямая связь между англосаксонским «соглашением о

признании» и использованием медиации как фактора, стимулирующего

обвиняемого.

В целом анализ судебной медиации приводит к очевидному выводу, что, будучи достаточно своеобразной формой разрешения в Англии конфликтов между обвиняемым и потерпевшим и восполняя в какой-то степени отсутствие там института гражданского иска в уголовном процессе, она тем не менее не является альтернативой традиционному уголовному преследованию. Последнее сохраняется здесь в полной мере, как, впрочем, и не менее традиционное наказание, которое может быть лишь смягчено.

Иная картина предстает при обращении ко второму типу медиации - так называемой «полицейской медиации», первые опыты которой проводились в Экстере, Сэндуэлле и Кумбрии (регион на Северо-Западе Уэльса). Сначала полицейская медиация развивалась как альтернативный способ реакции на преступления только по делам несовершеннолетних. Несколько позже (в 1986 году) в Ноэртомптоншире, а затем в Ипсвиче и Саффолке создаются и первые программы медиации, касающиеся всех лиц старше 15 лет. Хотя в принципе, если не считать отдельные британские регионы, где данная мера до сих пор в основном применяется в области ювенальной юстиции, почти не вызывает сомнений тот факт, что практика медиации по делам совершеннолетних получит дальнейшее распространение. Суть полицейской медиации заключается в том, что полиция перед принятием решения о возбуждении уголовного преследования передает дело в службу
медиации, обычно состоящую из членов службы

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ/ 41 БИБЛИОТЕК . .

пробации, представителей соответствующих общественных

организаций, а иногда и самих полицейских. Далее проводится примирительная процедура, когда медиатор (посредник) поочередно встречается с потерпевшим и лицом, подлежащим уголовному преследованию, пытаясь найти путь к компромиссу - заключению соглашения о заглаживании вреда. Очная встреча всех троих возможна, но не обязательна. Если она и имеет место, то, как правило, только после того, как обсуждены все предварительные детали соглашения о возмещени вреда. Формы заглаживания могут быть самые разные: уплата денежной суммы, письменные извинения, возмещение вреда собственным трудом на благо самого потерпевшего или общества в целом.

В случае успеха медиации и заключения соответствующего соглашения полиция отказывается от уголовного преследования и не дает делу дальнейший ход, ограничиваясь обычно предупреждением (формальным или официальным). В этом смысле институты предупреждения и медиации как альтернативы уголовному преследованию тесно связаны между собой.

Конкретные условия, допускающие применение полицейской медиации, имеют свои нюансы в различных британских областях. Скажем, в Нортэмптоншире, где медиацией занимаются специальные «бюро для совершеннолетних», открытие примирительной процедуры зависит от оценки пяти критериев: 1) типа и тяжести преступного деяния; 2) наличия публичного интереса в уголовном преследовании; 3) степени достаточности доказательств для признания лица виновным, если дело попадет в суд; 4) признания этим лицом всех установленных полицией обстоятельств дела; 5) интересов потерпевшего.

42 Если медиационная процедура состоялась и согласие между

сторонами было заключено, то для освобождения лица от уголовной

преследования не требуется ждать, пока оно выполнит все условия

соглашения. Достаточно самого факта его заключения. В том случае,

если лицо, освобожденное от уголовного преследования, не выполняет

своих обязательств, нарушая таким образом соглашение (ситуация

нетипичная, но возможная), потерпевшему может быть оказана

юридическая помощь для предъявления исковых требований в порядке

гражданского судопроизводства. Однако возобновление уголовного

преследования по этому основанию не допускается.

В целом медиация как форма окончания полицейского расследования и одновременно альтернатива дальнейшему уголовному преследованию находит в Англии все большее число сторонников. Вместе с тем она еще не приобрела, подобно институту предупреждения, масштабы массового реагирования государства на преступления. Ее практикуют пока лишь в отдельных регионах Англии и Уэльса1.

В Нидерландах эксперименты с посредничеством до сих пор организуются в структуре и в рамках пробационной системы. В Турции и Греции примирение может происходить во время суда, когда снимается судебный иск.

Эксперименты с применением схем разрешения споров проводились с разным успехом в ФРГ (Кельн, Штуттгарт) и в Югославии (комитеты примирения). В некоторых странах все более

Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном английском праве // Правоведение. 1998. № 3. С.103-113; Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. Под ред. Гуценко К.Ф. М.,2001. С.110-111.

43 широкое распространение получают программы примирения жертв и

правонарушителей в сочетании с оказанием судебной помощи.

В целом диапазон инициатив в этой сфере во всем мире чрезвычайно широк. На одном полюсе, как отмечалось, сравнительно новые процедуры посредничества и примирения, включая общинные услуги, а на другом - традиционные методы, используемые филиппинскими «барангаями», индийскими «панхаятами» и африканскими институтами правосудия на основе обычаев, целью которых является примирение сторон.

О растущем интересе к этой проблеме в странах Европы и Африки свидетельствует ряд крупных международных конференций, проведенных в Испании, ФРГ и Нигерии, в центре внимания которых были альтернативные формы отправления правосудия по уголовным делам. В июле 1995 года в г. Барселона Совет Европы провел Пан-Европейский семинар «Урегулирование отношений между жертвой и преступником: подходы, проблемы, достижения в их решении». Участники семинара положительно оценили практику мирного урегулирования отношений между жертвой и преступником, как способствующую снижению социальной напряженности, лучшему обеспечению интересов жертвы преступления, оказывающую воспитательное воздействие на правонарушителя и, следовательно, благотворно влияющую на уровень преступности, являясь важным профилактическим средством.

Важное место этой проблеме было уделено и на IX конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Каир, 29 апреля- 8 мая 1995 г.). Было рекомендовано шире использовать процедуры посредничества и примирения, активнее использовать опыт тех стран, где департаменты

44 пробации и другие социальные службы или ассоциации, имеющие дело

с преступниками и потерпевшими, поощряют урегулирование

конфликтов между ними без судебного разбирательства по уголовным

делам.

Вместе с тем, как отмечено этими международными собраниями, такого рода внесудебные процедуры должны применяться крайне осторожно. В некоторых странах применение таких процедур предварительно проходит экспериментальную проверку. Так, по данным экспертов полиции Нидерландов, до 60 % потерпевших оставались до последнего времени без реального возмещения ущерба в основном из-за трудностей в розыске имущества правонарушителя. Законодательные органы страны согласились на эксперимент, по которому полиция выступала в качестве посредника между правонарушителем и потерпевшим, предлагая виновному ходатайствовать о прекращении уголовного преследования или смягчении наказания, если он возместит причиненный ущерб. Это позволило в каждом четвертом случае из числа «безнадежных» реально обеспечить интересы потерпевших.

Интересы жертвы преступления не должны страдать из-за вынужденного принятия условий соглашения, когда фактически преимущества оказываются на стороне преступника. Еще в 1985 году, до принятия резолюции 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН «Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью» от 29 ноября 1985 года, в рекомендациях Европейского комитета по проблемам преступности в связи с этим подчеркивалось, что права и интересы жертвы не должны нарушаться, если они гарантируются в большей степени судебными процедурами, а не процедурами посредничества и примирения.

45 2. Исторические и социально-правовые предпосылки

становления и развития института прекращения уголовного дела в

связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в российском

уголовном процессе

Конституция Российской Федерации 1993 года провозгласила Россию правовым государством (ст.1). Это вызвало в числе других необходимость переосмысления социального назначения уголовного судопроизводства, взаимоотношений личности и государства, правовых возможностей защиты интересов личности, коллектива, государства, общества в сфере уголовного процесса. Приоритетным направлением при этом является то, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - это обязанность государства (ст.2 Конституции РФ).

В российском уголовном процессе в силу его исторического развития преобладало официальное, государственное начало, публичные интересы всегда доминировали над интересами вовлеченной в сферу уголовного судопроизводства личности. «Права, которыми наделялись участвующие в уголовном процессе лица, не всегда определялись интересами защиты прав человека, а по преимуществу интересами публичной власти, осуществлявшей производство по делу. Между тем, права человека не должны подгоняться под нужды предварительного исследования и судопроизводства в целом, а, наоборот, уголовный процесс, его задачи, система, структура,
формы и методы,

46 процессуальный статус его участников должны максимально

сообразовываться с правами человека»1.

Анализ результатов российской судебно-правовой реформы, законодательных новелл последнего времени позволяет утверждать, что происходит качественное изменение уголовного судопроизводства. Одним из основных положений концепции судебной реформы явилась идея о расширении частных начал в уголовном процессе.

Конституционное положение о человеке, его правах и свободах как высшей ценности нашло свое непосредственное отражение в ст. 6 нового Уголовно- процессуального кодекса. Согласно данной статье, уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

В связи с изложенным новое освещение в процессуальной науке и практике получает проблема разумного соотношения в уголовном процессе публичных государственно-властных и диспозитивных начал.

Диспозитивность в уголовном судопроизводстве можно определить как произвольность действий частных лиц в процессе, в силу которого государственные органы и должностные лица, в установленных законом пределах, осуществляют процессуальную деятельность настолько, насколько частные лица признают необходимым возбуждать эту деятельность в виде защиты своих индивидуальных интересов путем распоряжения
субъективными

И.Ф. Демидов. Проблема прав человека в российском уголовном процессе (Концептуальные положения). М., 1995. С.36-37.

47 правами как средствами их защиты1. Термин «dispositio» переводится с

латыни как «усмотрение». Следовательно, диспозитивность — это, в

первую очередь, возможность сторон распорядиться процессуальными

правами, предопределяющими возникновение, движение и окончание

процесса, т.е. их право совершать распорядительные действия, от

которых зависит юридическая судьба дела. Действия государственных

органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу,

здесь ограничены желанием сторон, а одним из прав последних является

возможность отказаться от этого государственного содействия и

разрешить конфликт уголовно-правового характера соглашением.

Диспозитивное начало также предполагает, что государство не должно

вмешиваться в конфликт между частными лицами, так как его интересы

при этом не затрагиваются. «В основе частного начала лежит частный

интерес, к удовлетворению которого стремятся заинтересованные

участники уголовного процесса, используя при этом предусмотренные

законом публичные средства защиты» .

Одним из проявлений стремления достижения разумного

соотношения публичного и диспозитивного начал в уголовном процессе

можно назвать описанный нами выше факт того, что в последнее время

в отечественной и международной процессуальной литературе началось

широкое обсуждение идей о примирительных (восстановительных)

процедурах по уголовным делам о преступлениях с меньшей степенью

общественной опасности. Суть этих процедур состоит в том, что

традиционное уголовное судопроизводство с вынесение приговора и

Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России. / Автореферат дисс. на соиск. уч. степ, доктора юрид. наук. М., 2000. С.25.

2 Багаутдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе // Российская юстиция. 2002. № 2. С. 32.

48 назначением наказания виновному заменяется особой процедурой

примирительных переговоров и заключением примирительного договора между обвиняемым и потерпевшим.

Некоторые авторы публикаций по этой теме исходят из того, что идеи о так называемом восстановительном (примирительном) правосудии начались развиваться в 70-х годах в ряде зарубежных стран (Канада, США, Англия, Франция и др.). Между тем, необходимо отметить, что истоки мирного и компромиссного разрешения уголовно-правовых конфликтов следует искать в российской правовой истории. Российская наука уголовного процесса гораздо раньше, чем западная начала создавать и развивать гуманистические традиции уголовного судопроизводства. Идеи о примирении сторон в уголовном процессе как основании, исключающем уголовное преследование, были заложены в российском уголовно-процессуальном законодательстве еще со времен Псковской Судной грамоты 1467 года. Тогда преступление рассматривалось с точки зрения частного вреда, именовалось «обидой», и было широко распространено примирение с обидчиком, зависящее всегда от обиженной стороны. В дальнейшем круг преступлений, по которым было возможно примирение, все более ограничивался (Судебники 1497 и 1550 годов). В указанных Судебниках речь шла о примирении сторон до и во время судебного поединка применительно к определению размера пошлин в пользу должностных лиц, наблюдавших за этим поединком (статьи 4 и 5 Судебника 1497 года1, статья 10 Судебника 1550 года2) Ограничение пошлин имело своей целью не столько внешне прокламировать возможность населения обращаться со своими жалобами к центральной власти, сколько предоставить ей право

1 Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 2. Законодательство
периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985. С. 55.

2 Там же. С. 98.

49 сосредоточения в своих руках и окончательного решения судебных дел1.

Затем возможность примирения сторон во время судебного

разбирательства вовсе была исключена (Соборное уложение 1649 года2).

В Артикуле воинском Петра 1 1715 года частная воля на примирение потерпевшего с преступником в основном уступила место обязанности доноса, при этом для недоносителей были установлены тяжкие наказания. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года предусмотрело специальное основание освобождения от наказания - вследствие примирения с обиженным. По поводу примирения с обиженным было предписано: «Когда преступление или проступок были такого рода, что оные на основании законов не иначе могут подлежать ведению и рассмотрению суда, как вследствие жалобы, обиженным или оскорбленным чрез то противозаконное деяние частным лицом приносимой, то приговор о наказании виновного отменяется, если принесший жалобу примирится с виновным прежде исполнения приговора» (ст. 162) . Таким образом, примирение с потерпевшим рассматривалось как основание для освобождения от наказания лишь по довольно небольшой категории уголовных дел, называемых на современном юридическом языке делами частного обвинения.

В Уставе уголовного судопроизводства 1864 года речь шла о том, что в случае примирения сторон по уголовным делам частного обвинения «судебное преследование не может быть возбуждено, а начатое подлежит прекращению» (п. 3 ст. 16 УУС)4. Мировой судья при

Российское законодательство X - XX веков. Т. 2, Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. С. 133.

Российское законодательство X - XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов. С.83 -257.

Российское законодательство X - XX веков. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. С.206.

4 Российское законодательство X - XX веков. Т.8. Судебная реформа. М., 1991. С. 121:

50 наличии к тому оснований обязан был склонять стороны к окончанию

дела миром.

Согласно п. 6 ч.1 ст. 5 УПК РСФСР 1960 года примирение потерпевшего с обвиняемым по делам, возбуждаемым не иначе как по жалобам потерпевших, являлось обстоятельством, исключающим производство по уголовному делу. В соответствии с ч. 4 ст. 109 УПК РСФСР до возбуждения дела частного обвинения судья принимает меры к примирению потерпевшего с лицом, на которое подана жалоба.

Примирение сторон по делам частного обвинения было объектом исследований многих отечественных процессуалистов1. Они, в частности, отмечали, что примирение, которое соответствует желаниям потерпевшего и обвиняемого, является лучшим способом разрешения возникшего между ними конфликта. Примирение они определяли как двусторонний акт, требующий согласия не только потерпевшего, но и обвиняемого. Желание сторон окончить дело миром должно быть всегда сознательным, добровольным, искренним. Значение примирения потерпевшего с обвиняемым по делам частного обвинения они видели не только в охране их прав и законных интересов, не только в борьбе с преступностью, но и в воспитании граждан в духе взаимного уважения и доверия друг к другу.

Таким образом, можно утверждать, что для уголовного процесса России эти идеи далеко не новы. Другое дело, что они в силу различных обстоятельств не получили свое должное развитие.

1 См.: К.Ф. Гуценко. Порядок возбуждения и прекращения производства по делам частного обвинения. В сб. Вопросы уголовного права и процесса. М., ВИЮН, 1958; П.М. Давыдов, Д.Я. Мирский. Прекращение уголовных дел в советском уголовном процессе. М., Госюриздат, 1963; Л.Д. Кокорев. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Изд. Воронежского ун-та, 1964; Н.П. Грабовская, И.И. Солодкин, П.С. Элькинд. К вопросу о делах частного обвинения. Вопросы уголовного права и процесса. Уч. зап. ЛГУ, № 202, 1956 и др.

51 В 1997 году в связи с принятием нового Уголовного кодекса РФ в

УПК РСФСР была введена статья 9, согласно которой уголовное дело в

отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой

тяжести, может быть прекращено судом, прокурором, следователем и

дознавателем с согласия прокурора на основании соответствующего

заявления потерпевшего, если это лицо примирилось с потерпевшим и

загладило причиненный потерпевшему вред.

Это стало новым, особым основанием прекращения уголовного дела, не поглощаемым п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, который предусматривал прекращение дел частного обвинения при примирении потерпевшего с обвиняемым. Прекращение дела по этому основанию возможно только при наличии совокупности следующих оснований: потерпевшим подано заявление о примирении с обвиняемым; инкриминируемое преступление совершено впервые и относится к категории преступлений небольшой тяжести; обвиняемый достиг примирения с потерпевшим и загладил причиненный ему вред.

Введение данного основания освобождения от уголовной ответственности, на наш взгляд, способно в самом ближайшем будущем серьезно повлиять на развитие уголовной политики. Оно является существенным шагом вперед на пути расширения диспозитивного начала в уголовном процессе1. Законодательство пошло по пути расширения средств защиты частного интереса при производстве расследования по уголовным делам.

В юридической литературе отмечалось, что основание освобождения от уголовной ответственности, предусмотренное ст. 76 УК РФ, может быть
названо «мерой компромисса в борьбе с

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР./Под ред. В. М., Савицкого, Б. Т. Безлепкина, П. А. Лупинской, И. Л. Петрухина. - М., 1999. С.39.

52 преступностью» или «альтернативными мерами»1, позволяющими

достигнуть целей уголовной юстиции по определенным делам иным

путем, т.е. минуя традиционную схему (уголовный процесс - приговор и

наказание - исполнение приговора) .

В новом Уголовно-процессуальном кодексе институт примирения сторон получил свое дальнейшее развитие и предусмотрен ст. 25, предусматривающей прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, а также ст. ст. 212, 213, 214, устанавливающими процессуальный порядок прекращения уголовного дела.

Порядок производства, связанный с примирением сторон по делам частного обвинения, остался фактически без изменения, в статье же 25 УПК РФ указано, что суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред в случаях, предусмотренных статьей 76 УК РФ.

Вместе с тем, подробный анализ норм УПК РФ, предусматривающих прекращение уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого, показывает, что этот институт нуждается в серьезной доработке. В настоящее время назрела настоятельная необходимость в дальнейшем его развитии, творческом осмыслении и совершенствовании.

Келина С.Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления. - В кн.: Уголовное право: новые идеи. М., 1994, С. 68; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996, С. 454.

Головко Л.В. Новые основания освобождения от уголовной ответственности и проблемы их процессуального применения. // Государство и право, 1997, № 8, С. 77.

53 В зависимости от задач, для достижения которых существует в

уголовном процессе институт прекращения уголовного дела в связи с

примирением потерпевшего и обвиняемого, можно выделить следующие

социально-правовые предпосылки развития.

• Предпосылка, связанная с необходимостью обеспечения права

потерпевшего от преступления на быстрое возмещение

причиненного ему вреда и освобождением его от необходимости

дальнейшего участия в уголовном судопроизводстве.

В настоящее время общепризнанно, что процесс отправления

правосудия должен быть справедливым по отношению не только к

обвиняемым/правонарушителям, но и к жертвам преступлений.

Наглядным свидетельством этой новой тенденции стало принятие

Генеральной Ассамблеей ООН в 1985 году Декларации основных

принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления

властью1. В Декларации перечислены основные элементы

справедливости для потерпевших, получившие международное

признание, которые включают в себя следующее:

а) право на то, чтобы к ним относились с уважением и пониманием;

б) право на обращение в соответствующие службы поддержки;

в) право на получение информации о ходе судебного разбирательства по делу;

г) право на присутствие и участие в процессе принятия решения;

д) право на адвоката;

е) право на обеспечение личной безопасности и защиту от вмешательства в частную жизнь;

СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С. 537-541..

54 ж) право на компенсацию со стороны как правонарушителя, так и

государства.

В Российской Федерации Конституция гарантирует потерпевшему от преступления охрану его прав и компенсацию причиненного ему ущерба (ст. 52). Говоря о возмещении ущерба, Конституция не случайно использует термин «компенсация». Он является наиболее емким, ибо должен охватывать полное или частичное возмещение вреда, вознаграждение за моральный ущерб, помощь в восстановлении психического и физического здоровья, в социальной реабилитации1. Однако, к сожалению, реалии сегодня таковы, что «конституционные гарантии защиты жертв преступлений не выдерживают никакой критики. Из-за крайне неблагоприятной экономической ситуации отсутствуют реальные подвижки в законодательной регламентации возмещения причиненного вреда, особенно морального и психологического, крайне убогой и неразвитой остается система материального возмещения»2.

Одной из существенных проблем уголовно-процессуального законодательства и судебной практики является недостаточное обеспечение реального возмещения ущерба, причиненного потерпевшему. Кроме этого, потерпевший, которому преступлением причинен физический, имущественный и моральный вред, вынужден еще претерпевать
предусмотренные законом многочисленные

1 Алексеев А.И., Журавлев М.П., Миньковский Г.М. Концептуальные проблему уголовно-правовой и процессуальной защиты жертв преступлений. // Актуальные проблемы управления и правового регулирования деятельности органов внутренних дел. -М., Академия МВД России. С. 45.

Сухарев А.Я. Защита жертв преступлений - важная проблема в юридической науке. // Проблемы защиты жертв преступлений (материалы расширенного заседания Ученого совета Института). М, НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. 1999. С. 3.

55 правоограничения и лишения, связанные с его участием в уголовно-процессуальном производстве (так называемая
«вторичная виктимизация»).

В связи с этим актуальным представляется обращение к п. п. 7, 8 вышеупомянутой Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, в которых она призывает к тому, что «в тех случаях, когда это необходимо, следует использовать неофициальные механизмы урегулирования споров, включая посредничество, арбитраж и суды обычного права или местную практику, с тем чтобы содействовать примирению и предоставлению возмещения жертвам. При соответствующих обстоятельствах правонарушители или третьи стороны, несущие ответственность за их поведение, должны предоставлять справедливую реституцию жертвам, их семьям или иждивенцам. Такая реституция должна включать возврат собственности или выплату за причиненный вред или ущерб, возмещение расходов, понесенных в результате виктимизации, предоставление услуг и восстановление в правах»1.

В результате включения в закон такого основания прекращения уголовного дела как примирение сторон потерпевший получил возможность большего влияния на ход и результат расследования уголовного дела. Это заставляет считаться с мнением и законными интересами потерпевшего и существенно защищает его права. Не всегда потерпевший желает, чтобы лицо, совершившее преступление, было осуждено и понесло наказание. Иногда для него важнее, чтобы ему был возмещен причиненный преступлением ущерб и
принесены

СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С. 537-541.

56 соответствующие извинения. Действующее законодательство

предоставляет возможность выбора самому потерпевшему.

Анализ современного российского уголовного, уголовно-процессуального законодательства и практики его применения показывает, что из-за отсутствия цивилизованного подхода к защите интересов потерпевших возмещение ущерба еще не стало основополагающим принципом российской уголовной политики. Широко распространенная в ряде стран программа посредничества и примирения жертв и правонарушителей практически не знакома нашей системе правосудия, если не считать товарищеские суды и комиссии по делам несовершеннолетних, основной упор в деятельности которых делался на исправление правонарушителя, а не на обеспечение интересов потерпевшего. Законодательство России в целом еще весьма далеко отстоит от предпринимаемых в ряде стран усилий по разработке механизмов, позволяющих жертве преступлений искать пути возмещения ущерба от правонарушителя без обязательного прохождения через процедуру судебного разбирательства1.

В 60 % составов преступлений, отнесенных законодателем к категории преступлений небольшой и средней тяжести и прямо указывающих на наличие потерпевшего или предполагающих его, интересы последнего защищены явно недостаточно. За эти преступления уголовный закон, как правило, предусматривает альтернативные виды наказания (штраф, арест, лишение свободы, исправительные работы, лишение права заниматься определенной деятельностью, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части и ограничение по воинской службе). Как показывает приведенный перечень, система

Квашис В. Е. Основы виктимологии. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. М., 1999. С. 222-223.

57 наказаний за эти преступления никак не ориентирована на

потерпевшего. Конечно, при наличии гражданского иска потерпевший

может рассчитывать на решение суда о его удовлетворении. Однако

даже в случае положительного решения суда по иску до реального

возмещения вреда путь долгий.

Примирительная процедура становится в этой ситуации

предпочтительнее как для жертвы, так и для преступника.

• Предпосылка, связанная с необходимостью государственного

стимулирования позитивного посткриминального поведения лица,

совершившего преступление небольшой или средней тяжести, со

способствованием его исправлению и социализации.

Как представляется, институт примирения сторон в уголовном

процессе позволит по-новому взглянуть на традиционные представления

о преступлении и наказании и иначе определить цели уголовного

судопроизводства. Как уже отмечалось, на протяжении уже нескольких

веков в уголовном судопроизводстве господствовала концепция

карательного правосудия. Ее суть наиболее точно выражают принципы

публичности и неотвратимости наказания. В силу принципа

публичности государство «монополизирует» право на разрешение

уголовно-правовых конфликтов и как бы вытесняет из этой сферы самих

участников конфликта: жертву и преступника.

В настоящее время происходит кризис этого карательного

правосудия, обычное представление о правопорядке, основанном на

государственном контроле и устрашении, теряет свою значимость. Опыт

борьбы с преступностью показывает, что традиционный набор средств,

направленных против преступности, основанный, главным образом, на

58 силовом методе, дает все менее ощутимые результаты1. В связи с

продолжающимся ростом преступности правоохранительные органы все

больше своих усилий вынуждены направлять на борьбу с

организованной преступностью, тяжкими и особо тяжкими

преступлениями, оставляя без должного внимания незначительные

преступления и преступления, затрагивающие частные интересы.

Необходимость широкого применения в борьбе с преступностью

альтернативных наказанию мер неоднократно подчеркивается в

международно-правовых документах. Так, в документе Московского

совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (ОБСЕ)

указано, что «государства-участники будут обращать особое внимание

на проблему альтернатив тюремному заключению» . Такой подход

международного сообщества обусловлен тем, что уголовное наказание

(прежде всего лишение свободы) дает скорее деструктивные, нежели

позитивные социальные результаты, и поэтому там, где это возможно,

оно должно быть заменено альтернативными средствами воздействия на

виновных. В ряде случаев карательный подход к решению проблемы

преступности оказывается малоэффективным как экономически, так и

социально. Уголовные репрессии зачастую являются не способными в

необходимой мере защитить интересы общества и отдельной личности,

а иногда подвергают его еще большей потенциальной угрозе. Места

лишения свободы культивируют рецидивную преступность. Там вконец

разрушаются способности осужденного к социальной адаптации, к

жизни в нормальном обществе, атрофируется чувство ответственности

за себя и близких.

Аликперов Х.Д., Зейналов М.А. Компромисс в борьбе с преступностью (пособие для прокуроров). М., 1999. С. 3.

2 Права человека и судопроизводство: Сб. международных документов. М., 1996. С.73.

59 При введении в уголовно-процессуальное
законодательство

института примирения сторон законодателю пришлось предварительно

отказаться от принципа неотвратимости ответственности и наказания и

сделать выбор приоритета между двумя
конституционными

принципами: принципом признания лица виновным только
по

приговору суда (статья 49 Конституции РФ) и
принципом,

провозглашающим охрану прав и свобод человека и гражданина (статья

2 Конституции РФ). В этой ситуации законодатель выделил приоритет

второго принципа, так как обоснованно счел, что система правосудия

должна быть нацелена на охрану интересов человека и гражданина.

Институт примирения потерпевшего и обвиняемого может стать

«правовым инструментом, побуждающим виновных к раскаянию, явке с

повинной, добровольному устранению последствий содеянного, и тем

самым закладывающим у таких лиц основы нравственного перелома. В

этом случае уголовный закон будет действовать не через следствие и

суд, как это традиционно сложилось, а напрямую, меняя психологию

личности через информационно-воспитательный аспект»1
этого

института. Кроме этого, институт примирения потерпевшего
и

обвиняемого может стать реальным правовым механизмом реализации

принципа гуманизма в борьбе с преступностью. Так, он позволяет

каждому, кто впервые совершил преступление небольшой тяжести, а по

УПК РФ - и средней тяжести, без тягот режима наказания искупить

свою вину за содеянное путем точного и своевременного совершения

положительных посткриминальных поступков, перечень которых указан

в законе.

Аликперов Х.Д., Зейналов М.А. Компромисс в борьбе с преступностью. (Пособие для прокуроров). М., 1999. С. 10.

60 • Предпосылка, связанная с поиском оптимальных форм уголовного

судопроизводства, позволяющих государству экономить

человеческие, временные и финансовые ресурсы, используемые в

этом судопроизводстве.

В последние годы из-за роста числа уголовных дел существенно увеличилась нагрузка на правоохранительные органы и суды и, поэтому в результате введения в уголовный процесс института примирения сторон государство может получить от этого определенный положительный результат. Почти во всех концах мира законодатели и практические работники широко признают, что для разбирательства дел о преступлениях различной степени и сложности вполне допустимы соразмерные процедуры. Примирение потерпевшего и обвиняемого позволяет государству избежать необходимости тратить значительные материальные, временные и человеческие ресурсы на уголовное судопроизводство и позволяет прекращать его на ранних этапах.

Институт примирения сторон в уголовном процессе позволяет в наиболее короткие сроки разбирать дело о преступлении, не обладающем значительной степенью тяжести и совершенном в так называемых условиях очевидности человеком, добровольно и искренне признающем свою вину, возместившим потерпевшему причиненный вред. Тенденция эта началась еще в те времена, когда считалось вполне приемлемым и справедливым, поймав с поличным не очень опасного злоумышленника, сразу же подвергнуть его порке за содеянное и «отпустить с миром».

В современном российском уголовно-процессуальном законодательстве, в отличие от некоторых зарубежных стран, еще детально не раскрыты сложная процедура и механизм разрешения конфликта уголовно-правового характера, процесс примирения отдан на

61

откуп конфликтующих сторон, и это создает немало трудностей и сложных ситуаций в правоприменительной практике.

Не последнюю роль среди факторов, стимулирующих поиски дифференцированных форм судопроизводства, играет фактор экономический. Во многих странах уже давно научились просчитывать финансовые расходы на разбирательство не только гражданских, но и уголовных дел. Во всяком случае, почти во всех концах мира законодатели, судьи и практикующие в судах юристы широко признают, что для разбирательства дел о преступлениях различной тяжести и сложности вполне допустимы соразмерные процедуры.

62 Глава II. Проблемы развития института прекращения уголовного

дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в

уголовном процессе РФ

  1. Теоретические и практические проблемы развития института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в уголовном судопроизводстве

Принятие нового уголовного законодательства в 1996 году оказало существенное влияние на действовавшее тогда уголовно-процессуальное законодательство, в котором произошли значительные изменения, призванные создать оптимальные процессуальные правила применения соответствующих уголовно-правовых институтов, в том числе института освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 9 УПК РСФСР). Процессуальные правила прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым сохранены и, более того, определенным образом развиты в новом Уголовно- процессуальном кодексе 2001 года, вступившем в действие с 1 июля 2002 года.

Исследование института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым выявило ряд его теоретических и практических проблем. Перед тем, как перейти к их исследованию, хотелось бы заметить, что в данной работе, в отличие от законодательного понятия «примирение сторон», речь идет о «примирении потерпевшего с обвиняемым». Данное понятие указано нами сознательно, поскольку название ст. 25 УПК РФ «Прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон» не совсем верно отражает суть этого процессуального решения. Оно, на наш взгляд,

63 верно для прекращения уголовного дела частного обвинения, а

применительно к прекращению дел публичного и частно-публичного

обвинения нуждается в корректировке.

Согласно п. 45 ст. 5 УПК РФ стороны - это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. При этом и сторона защиты (п. 46 ст. 5 УПК РФ), и сторона обвинения (п. 47 ст. 5 УПК РФ) включают в себя ряд участников процесса, в том числе и прокурора, следователя, начальника следственного отдела, дознавателя, которые не могут примиряться с обвиняемым. Из всех участников процесса согласно положениям ст. 25 УПК РФ примирения могут достигать только потерпевший, его законный представитель и обвиняемый (подозреваемый или подсудимый). Исходя из этого, мы считаем, что законодатель допустил несколько некорректное, применительно к исследуемому основанию прекращения уголовного дела, выражение «примирение сторон». Правильным, на наш взгляд, отражением существа этого процессуального решения было бы его определение как прекращение уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Именно поэтому в своем исследовании мы говорим о примирении потерпевшего с обвиняемым.

Ранее действовавший УПК РСФСР предусматривал прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. Возможно, что изменение формулировки названия статьи было вызвано справедливой критикой процессуалистов, прозвучавшей после введения с 1 января 1997 в УПК РСФСР статьи 9. В частности, В. М. Савицкий писал: «… почему свидетельством небольшой общественной опасности лица по этой категории дел публичного обвинения выступает примирение обвиняемого с потерпевшим, а не наоборот? Ведь испокон веков оценка

64 именно потерпевшим действий и личности обидчика и его,

потерпевшего, согласие простить обвиняемого, примириться с ним

служили первоочередным условием прекращения дела. Для обвиняемого

же, тем более изобличенного, невелика хитрость протянуть руку

потерпевшему»’.

Выход из этой ситуации, как нам представляется, заключается в

том, что данную статью необходимо назвать «Прекращение уголовного

дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым».

1.1. Презумпция невиновности и прекращение уголовного дела

В литературе неоднократно высказываются суждения о том, что институт прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (в том числе в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого) в стадии предварительного расследования вообще не имеет права на существование, поскольку внесудебный порядок признания лица виновным не только нарушает принцип презумпции невиновности, но и лишает гарантий установления объективной истины по делу . При наличии соответствующих обстоятельств, в частности, примирения потерпевшего и обвиняемого, уголовное дело должно направляться в суд, который, рассмотрев его в судебном заседании, должен, в свою очередь, вынести обвинительный приговор, но с освобождение виновного от наказания.

Савицкий В.М. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность, подследственность. // Российская юстиция. 1997. № 4-5. 2 См.,
например: Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М., 1971; Звечаровский Н.Э. Уголовная ответственность: понятие, виды, формы реализации. Иркутск. 1992.

65 Основной довод сторонников приведенной позиции состоит в том,

что акт освобождения лица от уголовной ответственности, - поскольку

оно применяется за деяния, содержащие состав преступления, - есть по

существу признание лица виновным в совершении этого преступления.

Вынести же суждение о виновности может только суд в обвинительном

приговоре, что закреплено в Конституции Российской Федерации:

«Каждый обвиняемый в совершении преступления считается

невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном

федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную

силу приговором суда» (ст. 49) и «Правосудие по уголовным делам

осуществляется только судом» (ст. 118). Следовательно, считают

указанные авторы, нормы УПК, дающие возможность применять

освобождение от уголовной ответственности (т.е. устанавливать

виновность в совершении преступлений) органам предварительного

следствия и дознания, противоречат Конституции РФ и на этом

основании подлежат изменению.

Однако в настоящее время ни одна норма материального и процессуального уголовного права не запрещает органам предварительного расследования, прокурору или суду до вынесения приговора делать вывод о доказанности факта совершения преступления конкретным лицом. Указанный факт фиксируется всякий раз при составлении обвинительного заключения по делу следователем или обвинительного акта дознавателем и при утверждении его прокурором. В этом случае он является правовым основанием для направления дела в суд.

Факт доказанности того, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено конкретным лицом в состоянии невменяемости или что у этого
лица после совершения преступления наступило

66

психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, устанавливается судом без вынесения приговора. В этом случае постановление суда, фиксирующее общественно-опасное деяние невменяемого или преступление виновного, служит основанием для освобождения его от уголовной ответственности и применения к нему принудительных мер медицинского характера (ст. 443 УПК РФ).

Точно так же факт доказанности совершения преступления конкретным лицом устанавливается судом, а также прокурором, следователем и дознавателем с согласия прокурора в порядке ст. 25 УПК РФ для освобождения этого лица от уголовной ответственности в связи с примирением сторон. Суд, выносящий постановление о прекращении дела, и другие органы, выносящие соответствующие постановления, исходят из того, что данное лицо совершило преступное деяние, однако вследствие небольшой общественной опасности преступления и невысокой общественной опасности личности виновного лица оно может быть освобождено от фактического несения уголовной ответственности.

В этом смысле представляет интерес позиция Конституционного Суда Российской Федерации, которую он занял относительно конституционности действовавшей ранее статьи 6 УПК РСФСР (прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки) и которую можно отнести к другим нормам уголовно-процессуального законодательства, предусматривающих прекращение дела по нереабилитирующим основаниям.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 18 от 28 октября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 45. Ст. 5203.

67 Так, Конституционный Суд РФ указал, что статью 6 УПК РСФСР

следует рассматривать в системной связи с
конституционными

положениями (прежде всего, презумпцией невиновности), так
и с

положениями других статей УПК РСФСР, в частности, статьей 13 об

осуществлении правосудия только судом. Исходя из этого, «принятое на

основании оспариваемой нормы решение о прекращении уголовного

дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является

актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле,

как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации».

Опасность принятия упомянутого выше предложения о

предоставлении права освобождения от уголовной
ответственности

только суду состоит вовсе не в том, что это привело бы
к

перегруженности судов и формальному рассмотрению таких
дел.

Принятие такого предложения привело бы к полной ликвидации самого

института освобождения от уголовной ответственности, поскольку не

только прокурор и органы предварительного расследования не могли бы

освобождать от уголовной ответственности, но этого не смог бы сделать

даже суд, ибо, по мысли авторов этой позиции, суд должен был бы

вынести сначала обвинительный приговор, фиксирующий виновность

данного лица в совершении преступления. Однако
вынесение

обвинительного приговора исключает возможность
последующего

освобождения лица от уголовной ответственности, так как
такое

освобождение именно состоит в освобождении лица, совершившего

преступление, от отрицательной оценки его поведения государством в

форме вынесения судом обвинительного приговора.
Следовательно,

после вынесения обвинительного приговора речь может идти только о

возможности освобождения лица от наказания.

68 Другие авторы предлагают установить судебный порядок

прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям. Дело

должно направляться в суд с заключением об освобождении лица от

уголовной ответственности. Суд, рассмотрев его в судебном заседании,

должен вынести определение об освобождении от уголовной

ответственности, но не обвинительный приговор, так как

обвинительным приговором лицо признается виновным и

освобождается только от наказания, но не от уголовной

ответственности, что, соответственно, влечет судимость.

Третьи1 предлагают вариант: прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям производится только на основании материалов предварительного расследования, но судом, хотя и без судебного разбирательства и вынесения приговора.

По мнению диссертанта применительно к прекращению уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого вопрос о том, каким органом или должностным лицом должно быть принято соответствующее решение, не стоит столь принципиально. Если между потерпевшим и обвиняемым состоялось примирение, последний добровольно признал факт совершения им впервые преступления небольшой или средней тяжести, искренне раскаялся в совершении этого преступления, загладил причиненный вред, и это подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, если он сам не желает прибегать к судебной защите своих прав и законных интересов, не требует реабилитации по суду, если потерпевший сделал соответствующее заявление и не настаивает на передаче дела в суд, то нет необходимости в том, чтобы этот факт обязательно констатировал

См., например: Ларин A.M. Презумпция невиновности. М., 1982; Савицкий В.М. Презумпция невиновности. М., 1998.

69 суд, проводя судебное разбирательство, удлиняя и усложняя разрешение

дела. Как представляется, примирение - это двусторонний
акт,

требующий согласия не только потерпевшего, но и обвиняемого, и оно

предполагает добровольный отказ сторон от судебного
состязания.

Указанное является примером проявления диспозитивного начала
в

уголовном процессе. В данном случае диспозитивность означает, что

«личность автономна от государства в решении вопроса о защите

индивидуального интереса путем распоряжения
субъективными

правами. Государство должно признавать за личностью определенную

свободу поведения, которая отдана на усмотрение индивида и не может

быть объектом притязаний государства»1.

Кроме этого, нельзя забывать, что российский уголовный процесс по своему построению является следственно-судебным, что стадия предварительного расследования играет в нем не только подготовительную, вспомогательную роль по отношению к стадии судебного разбирательства как главной, основной. По смыслу закона в ней также проявляется сущность и значение уголовного судопроизводства в части защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, защиты личности от незаконного и необоснованного ограничения ее прав и свобод.

Необходимо отметить, что законодатель в данном случае счел нецелесообразным направление уголовных дел в суд в целях констатации виновности обвиняемого и освобождения его от наказания. Кроме того, предоставление органам предварительного расследования права прекращать с согласия прокурора уголовные дела по нереабилитирующим основаниям никак не умаляет право суда решать

См. Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России. Автореф. дисс. … докт.юрид.наук. М., 2000.

70 вопрос о виновности или невиновности конкретного лица в совершении

преступления и не ущемляет конституционные права гражданина,

подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления

небольшой или средней тяжести, а, напротив, дает возможность, не

запуская дорогостоящую машину судопроизводства, решать задачи,

стоящие перед обществом в сфере борьбы с преступностью. Такой

подход согласуется и с мировой практикой освобождения от уголовной

ответственности лиц, совершивших преступление.

1.2. Процессуальный статус лица, в отношении которого возможно прекращение уголовного дела

Действовавшее ранее уголовно-процессуальное законодательство не содержало прямого указания на процессуальный статус лица, в отношении которого может быть вынесено постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого. Из буквального толкования статей 208 и 209 УПК РСФСР, предусматривавших основания к прекращению уголовного дела и порядок вынесения постановления о прекращении уголовного дела, можно было сделать вывод о том, что прекращение уголовного дела по любым основаниям возможно лишь в отношении обвиняемого. В то же время в статье 9 УПК РСФСР отсутствовало какое-либо указание на то, что для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим предварительно необходимо предъявить обвинение лицу, совершившему преступление. В связи с этим практика шла по различным путям. Принятие процессуального решения о прекращении уголовного дела возможно было в отношении как обвиняемого, так и подозреваемого, а также любого другого лица, в отношении которого

71 собрано достаточно доказательств совершения им уголовно наказуемого

деяния и установлены нереабилитирующие основания, позволяющие

освободить его от уголовной ответственности. При этом роль

«обвинительного акта» в отношении двух последних лиц выполняло

постановление о прекращении дела. Из опыта работы диссертанта в

качестве помощника районного прокурора и результатов изучения

уголовных дел, прекращенных в связи с примирением с потерпевшим

следует, что органы предварительного расследования чаще всего

прекращали уголовные дела по данному основанию, не привлекая в

качестве обвиняемого лицо, подозреваемое в совершении преступления

небольшой тяжести.

УПК РФ устранил данный пробел в законодательстве, указав, что прекращение уголовного дела по данному основанию возможно в отношении и подозреваемого, и обвиняемого.

В связи с этим считаем необходимым осветить в настоящем исследовании научную дискуссию по поводу того, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию возможно только в отношении обвиняемого. Некоторые процессуалисты1 исходят при этом из того, непременным условием, при котором может применяться освобождение от уголовной ответственности, должен явиться акт привлечения лица в качестве обвиняемого по конкретному уголовному делу. Свою позицию они обосновывают тем, что освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию (в том числе и в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого), будучи проявлением гуманности, вместе с тем означает констатацию факта достаточности доказательств для

1 См., например: Барабаш А.С, Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Томск, 1986. С. 78-81.

72 обвинения конкретного лица в совершении конкретного преступления.

Предъявление обвинения означает, что собранные доказательства

достаточны для вывода о том, что деяние (событие преступления), по

поводу которого возбуждено уголовное дело, действительно имело

место, совершено оно лицом, которому предъявляется обвинение, в

действиях этого лица содержатся все предусмотренные законом

признаки конкретного состава преступления, определены характер и

размер причиненного потерпевшему ущерба. Кроме того, это должно

быть прежде всего хорошо понятно самому освобождаемому лицу: оно

должно осознать, что деяние, совершенное им, запрещено уголовным

законом и, как правило, влечет за собой назначение наказания.

С другой стороны, лицо может считать себя невиновным в совершении преступления и настаивать не на освобождении от уголовной ответственности, а на полной реабилитации. Именно поэтому, считают они, необходимо официально предъявить ему обвинение в совершении преступления, прежде чем будет решаться вопрос о применении к нему освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон.

Подобную позицию можно объяснить тем, что «в силу исторических особенностей развития отечественного уголовного процесса постановлению о привлечении лица в качестве обвиняемого придается преувеличенное, изначально не свойственное ему значение некоего обязательного условия раскрытия преступления, а также акта, предвосхищающего судебный приговор»1. Между тем постановление о привлечении в качестве обвиняемого предназначено для того, чтобы

Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 100.

73 отразить вывод следователя о наличии достаточных доказательств,

дающих основание для обвинения лица в совершении преступления с

тем, чтобы последний имел возможность защищаться от предъявленного

обвинения. «Существование постановления о привлечении в качестве

обвиняемого обусловлено необходимостью обеспечить реализацию

права обвиняемого знать, в чем он обвиняется, и опровергать

вменяемого ему в вину конкретное нарушение уголовного закона»1.

Необходимо при этом заметить, что в российском уголовном процессе до 1919 года не было предусмотрено постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. В уголовном процессе западных зарубежных стран вообще нет подобного постановления .

Как известно, в настоящее время УПК РФ предусматривает 3 варианта появления в уголовном процессе подозреваемого. Таковым признается лицо, в отношении которого в связи с подозрением, во-первых, возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ, во-вторых, осуществлено задержание в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ, в-третьих, применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ (ч. 1 ст. 46 УПК РФ). Сейчас подозреваемый наряду с обвиняемым законодательно признан субъектом права на защиту. В УПК РФ ему предоставлена обширная совокупность прав (ч. 4 ст. 46), не намного отличающаяся от комплекса прав обвиняемого (ч. 4 ст. 47), включая право пользоваться помощью защитника с самого начала своего появления в уголовном деле, в том числе с момента возбуждения уголовного дела.

1 См.: Шадрин В. С. Указ. соч. -С. 99 - 100.

2 Лубенский А. И. Предварительное расследование по
законодательству капиталистических стран. М., 1977. С. 73.

74 Кроме того, досудебное производство по значительному

количеству составов преступлений небольшой и средней тяжести, по

которым возможно прекращение дела по исследуемому нами

основанию, возложено законодателем на дознание. А в положениях

главы 32 УПК РФ, регламентирующих производство дознания, не

предусмотрена процессуальная фигура обвиняемого. Она появляется

только после окончания дознания путем составления дознавателем

обвинительного акта. Дознание производится в сокращенные сроки, то

есть в течение 15 суток со дня возбуждения дела. Этот срок в

исключительных случаях может быть продлен прокурором, но не более

чем на 10 суток (ч. 3 ст. 223 УПК РФ).

Если же лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления, считает себя невиновным, то освобождение его от уголовной ответственности и прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого невозможно, поскольку условиями применения последних являются добровольное признание лицом своей виновности и его согласие на прекращение дела.

Именно поэтому законодатель предусмотрел в ст. 25 (как и в статьях 26, 27, 28) УПК РФ возможность прекращения уголовного дела (уголовного преследования) в отношении подозреваемого.

1.3. Право должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство, прекратить уголовное дело

В процессуальной литературе на протяжении длительного времени не прекращаются научные дискуссии по проблемам института освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям и прекращения уголовных дел по этим основаниям. Одна из

75 этих проблем - это определение того, чем же является освобождение от

уголовной ответственности и прекращение уголовного дела, — правом

или обязанностью государства в лице его органов уголовного

судопроизводства по отношению к лицу, совершившему преступление.

Примененная законодателем формулировки «лицо может быть

освобождено» и «суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с

согласия прокурора вправе прекратить уголовное дело»

свидетельствуют о том, что освобождение от уголовной ответственности

и прекращение уголовного дела носит субъективно-оценочный характер,

то есть при реализации обязанности виновного понести уголовную

ответственность за совершенное преступление органы уголовного

судопроизводства руководствуются своей оценкой ее целесообразности

в каждом конкретном случае. Однако некоторые авторы (Г.Б.

Виттенберг, Ф. Багаутдинов1) полагают, что освобождение лица от

уголовной ответственности и прекращение уголовного дела по

нереабилитирующим основаниям должно быть обязанностью органов

предварительного расследования, прокурора и суда. Обратное, по их

мнению, приводит к крайностям в применении этих институтов,

субъективизму при решении вопроса об индивидуализации

ответственности. Кроме этого, они полагают, что действие частного

начала при решении вопроса о прекращении дела не может зависеть от

субъективного усмотрения отдельных должностных лиц, а должно быть

гарантировано и обеспечено законом.

По нашему мнению, возможность принимать решение об

освобождении от уголовной ответственности и прекращении уголовного

дела по исследуемому нами основанию по усмотрению

Багаутдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе. // Российская юстиция. 2002. № 2. С.ЗЗ.

76 правоприменителя в каждом конкретном случае есть непосредственное

проявление дискреционных полномочий органов и должностных лиц,

ответственных за данные решения. При оценке
примирения

потерпевшего с лицом, совершившим преступление, вряд ли возможен

строго формальный подход. По одному уголовному делу
все

объективные признаки примирения, указанные в ст. 76 УК РФ и ст. 25

УПК РФ, могут быть налицо, однако обстоятельства, установленные по

делу, будут указывать на вынужденность,
недобровольность

возмещения ущерба и признания вины, на стремление подозреваемого

или обвиняемого любой ценой избежать суда и наказания. А по другому

делу обстоятельства, установленные по делу, могут свидетельствовать о

том, что заинтересованные в прекращении уголовного дела
лица

оказывали давление на потерпевшего путем запугивания,
угроз,

шантажа и др. для того, чтобы тот написал соответствующее заявление о

прекращении уголовного дела. Вряд ли справедливо будет подходить к

этим ситуациям с одной и той же меркой. Поэтому, несмотря на

установление законодателем некоторых формальных
критериев,

примирение потерпевшего и обвиняемого - явление во
многом

субъективное и формальной оценке не поддающееся, ведь
жизнь

многообразнее писанных правил и стандартов, разными могут быть

обстоятельства, при которых достигается примирение потерпевшего и

обвиняемого. Вынужденное примирение не должно
являться

основанием для прекращения уголовного дела. В связи с
этим

освобождение от уголовной ответственности по данному основанию

должно остаться правом органа предварительного
расследования,

дознания, прокурора и суда, которые в каждом конкретном
случае

должны принимать решение индивидуально, основываясь на
своем

внутреннем убеждении, с учетом всего комплекса
обстоятельств

77 совершения преступления, личности виновного и
потерпевшего,

руководствуясь при этом законом и совестью.

1.4. Разъяснение потерпевшему и обвиняемому возможности примирения, условий и порядка прекращения дела

Институт прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого в российском уголовном процессе, в целом соответствуя европейской концепции простой медиации, имеет одну важную особенность: отсутствие в процессуальном законодательстве каких-либо посреднических мер по примирению сторон. Органы, ведущие производство по делу, лишь пассивно фиксируют то, что примирение состоялось, не будучи обязанными предпринимать активные шаги для достижения данной цели. Оправдан ли такой механизм применения ст. 76 УК РФ? То, что в настоящее время в России не будут работать нормы, позволяющие суду, прокурору, следователю и дознавателю возлагать заботу по примирению потерпевшего и обвиняемого на общественные образования и принимать процессуальные решения в зависимости от успеха действий последних, очевидно. В сфере уголовной юстиции общественность у нас стала играть все меньшую роль и рассчитывать на нее не приходится.

При опросе практических работников на вопрос о том, необходимо ли создание специальных служб и общественных организаций, которые будут содействовать достижению примирения сторон и куда в этих целях при наличии законных оснований потерпевший и обвиняемый будут направляться судьей, прокурором, следователем и дознавателем, большинство опрошенных ответило отрицательно. При этом многие их них пояснили, что в настоящее время

78 их создание нереально в силу многих причин, в том числе

экономических (отсутствие государственного финансирования).

Кроме этого, в нормах УПК РФ, касающихся процессуального положения потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, не упоминается об их праве на примирение в предусмотренных законом случаях, ни в одной из норм, предусматривающих права и обязанности должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводства, нет положения о том, что при наличии предусмотренных законом условий они уполномочены разъяснить сторонам возможность примирения.

В связи с этим нам представляется целесообразным включить в процессуальное законодательство положение о том, что суд, прокурор, следователь и дознаватель при наличии условий для применения ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, обязаны разъяснить потерпевшему и обвиняемому их право на примирение, условия такого примирения, сущность и правовые последствия решения о прекращении дела. О проведении указанных действий должен быть составлен отдельный протокол. При этом возможно установление определенного срока, по истечении которого стороны вызываются вновь для выяснения вопроса о том, достигнуто примирение или нет. При положительном ответе дело подлежит прекращению, а при отрицательном - продолжается обычное производство.

Думается, что это предложение в определенной мере компенсировало бы отсутствие у нас общественных организации и специальных служб для примирения потерпевшего с обвиняемым и позволили бы полнее использовать потенциал, заложенный в ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ. Более того, и потерпевший, и обвиняемый вправе знать о том, что в уголовном процессе существует положение, которое предусматривает возможность прекращения уголовных дел о впервые

79 совершенных преступлениях небольшой или средней тяжести в случае

их примирения и заглаживания обвиняемым вреда,
причиненного

потерпевшему. Кроме того, представляется необходимым дополнить

перечень прав потерпевшего, предусмотренный ч. 2 ст. 42 УПК РФ, его

правом подать заявление о прекращении уголовного дела
о

преступлении небольшой или средней тяжести в связи с
его

примирением с обвиняемым

1.5. Заглаживание обвиняемым вреда, причиненного им потерпевшему

Одним из условий, при соблюдении которого уголовное дело может быть прекращено за примирением потерпевшего и обвиняемого, является добровольное заглаживание причиненного потерпевшему вреда лицом, совершившим преступление, что означает устранение последним общественно опасных последствий своего противоправного деяния.

Проблема возмещения вреда, причиненного при совершении преступлений, по предмету и методу регулирования является гражданско-правовой проблемой возмещения ущерба от правонарушений вообще. Между лицом, совершившим преступление и причинившим физический, имущественный и моральный вред, и потерпевшим возникает деликтное обязательство, которое служит основанием для предъявления гражданского иска в уголовном процессе и вынесения судом по нему решения одновременно с вынесением приговора.

В случае, предусмотренном ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ причинитель вреда (обвиняемый, подозреваемый и подсудимый) возмещает его добровольно, что прекращает деликтное обязательство

80 исполнением и, кроме того, при определенных
обстоятельствах

освобождает лицо от уголовной ответственности.

В УК РФ и УПК РФ используется нетрадиционный для гражданского права термин «заглаживание вреда». Это объясняется, по-видимому, тем, что законодатель воспроизвел формулировку УК РСФСР 1960 г., ст. 32 которого предусматривала в качестве одного из видов наказаний «возложение обязанности загладить причиненный вред». Этот вид наказания цивилисты называли «уголовно-правовой формой возмещения вреда»1. Перестав быть наказанием, заглаживание вреда превратилось в одно из оснований освобождения от уголовной ответственности, сохранив при этом свою гражданско- правовую природу. Кроме того, термин «заглаживание вреда» подчеркивает особую форму возмещения, связанную с раскаянием как категорией уголовно-правовой и отказом от последующего нарушения уголовного закона.

В связи с изложенным возникает вопрос, обязано ли лицо, освобождаемое от уголовной ответственности, возместить вред лично (как это ранее имело место при назначении наказания в виде заглаживания вреда, предусмотренного ст. 32 УК РСФСР 1960 года) или вред в гражданско-правовом смысле может быть возмещен третьими лицами, и не будет ли это являться помехой для освобождения от уголовной ответственности? На наш взгляд, в условиях, когда «заглаживание вреда» из уголовного наказания превратилось в основание освобождения от уголовной ответственности, нет юридических препятствий к тому, чтобы допускать при применении ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ возможность возмещения вреда (когда речь

Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1979. С. 156-157.

81 идет о материальной форме его возмещения) с помощью третьих лиц, то

есть по общим правилам деликтных обязательств.

Еще один вопрос, который возникает при применении ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ: следует ли буквально понимать употребленное законодателем в прошедшем времени выражение «загладило причиненный потерпевшему вред»? Ведь возможна ситуация, когда лицо, совершившее преступление, раскаялось и готово возместить нанесенный потерпевшему вред, но в силу своего материального положения не может это сделать сразу. Оно предлагает потерпевшему возместить вред постепенно, последний против этого не возражает и обращается к лицу, ведущему производство по делу, с заявлением об освобождении виновного от уголовной ответственности и о прекращении уголовного дела.

Если понимать это буквально, то уголовное дело не может быть прекращено, несмотря на примирение сторон и волеизъявление потерпевшего, так как вред реально ему еще не возмещен, а ждать этого суд, прокурор, следователь и дознаватель не вправе, так как ограничены процессуальными сроками.

Представляется, что столь узкое толкование выражения «загладило причиненный вред» неверно. Приобретение потерпевшим в качестве кредитора (с точки зрения гражданского права) права требования к лицу, совершившему преступление, может вполне рассматриваться как способ возмещения вреда, при условии, конечно, что сам потерпевший принимает такой способ возмещения вреда, считая его достаточным. В конечно счете все должно зависеть от усмотрения потерпевшего, свободного в осуществлении принадлежащих ему гражданских прав. Кроме того, иное решение вопроса может, на наш взгляд, привести к тому, что далеко не все будут
поставлены в

82 одинаковые условия: один способен с легкостью возместить вред сразу

и не понести, следовательно, уголовную ответственность; другой, имея

скромные доходы, несмотря на свою готовность возместить

причиненный вред постепенно, окажется на скамье подсудимых только

потому, что правоприменитель слишком буквально воспринимает слово

«загладило».

К сожалению, изучение прекращенных по данному основанию уголовных дел частно-публичного и публичного обвинения свидетельствует о том, что прекращение дел органами предварительного расследования и судом имеет место только в случае реального заглаживания вреда потерпевшему. Между тем, как представляется, подобное толкование положения статей 76 УК РФ и 25 УПК РФ о заглаживании причиненного вреда не позволяет правоприменителям в полной мере использовать потенциал, заложенный в данных нормах. Кроме того, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, признававшее свою виновность, бывшее готовым возместить потерпевшему причиненный ущерб постепенно в связи с затруднительным материальным положением, после осуждения его судом, как правило, теряет стимул к добровольному возмещению ущерба.

Одной из гарантий соблюдения права потерпевшего на возмещение причиненного ему ущерба могло бы быть предлагаемое некоторыми авторами1 условное освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит норм, регламентирующих порядок добровольного возмещения

Ценева В.В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Автореф. дисс. … канд.юрид.наук. Томск. С. 9.

83 вреда потерпевшему обвиняемым или подсудимым. К сожалению, в

юридической литературе достаточного внимания этой проблеме не

уделялось. На практике отсутствие соответствующих норм породило

разнобой в составлении процессуальных документов по этому поводу. В

уголовных делах можно встретить множество самых различных

документов - акты о добровольной выдаче имущества, расписки

потерпевших и т.д. По-видимому, назрела настоятельная необходимость

во введении в УПК специальных норм, регулирующих основания,

порядок и процессуальное оформление добровольного возмещения

причиненного преступлением вреда.

Представляется, что если обвиняемый или подсудимый изъявил желание добровольно возместить ущерб, то орган, в производстве которого находится уголовное дело, составляет протокол о добровольном возмещении вреда потерпевшему. В указанном протоколе должны быть отражены время и место возмещения вреда, добровольность волеизъявления обвиняемого о возмещении причиненного им вреда, способы и средства возмещения вреда и т.д. При этом, на наш взгляд, следует иметь ввиду, что установление размера вреда и определение способа его возмещения в этих случаях производит сам потерпевший.

Добровольное возмещение вреда обвиняемым потерпевшему должно фиксироваться судом, прокурором, следователем и дознавателем, поскольку это является обязательным процессуальным условием прекращения уголовного дела за примирением потерпевшего и обвиняемого.

84 1.6. Заявление потерпевшего или его законного представителя

о прекращении уголовного дела

Основанием прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого, предусмотренным ст. 25 УПК РФ, является заявление об этом потерпевшего или его законного представителя. Ранее в ст. 9 УПК РСФСР речь шла только о заявлении потерпевшего.

Указание в ст. 25 УПК РФ законного представителя потерпевшего, безусловно, улучшили ее положения. В настоящее время УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР, более детально, в соответствии с ГК РФ, регламентировал институт представительства интересов потерпевшего (гражданского истца и частного обвинителя) в уголовном процессе. При этом он исходит из того, что существуют два вида представительства: 1) договорное (представительство по соглашению или добровольное); 2) законное (представительство по закону или представительство недееспосособных)1.

Так, в первом случае представительство осуществляется по свободному и осознанному желанию потерпевшего - дееспособного лица. Представителем потерпевшего может быть адвокат. Кроме этого, по постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего могут быть допущены один из близких родственников потерпевшего либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший (ч. 1 ст. 45 УПК РФ). При этом под близкими родственниками закон подразумевает супруга, супругу, родителей,

Туленков П. М. Участие представителей на предварительном следствии. Волгоград, 1976. С. 22; Кокорев Л. Д., Побегайло Г. Д. Адвокат - представитель потерпевшего. Воронеж, 1969. С. 25

85 детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев, родных сестер,

дедушку, бабушку, внуков (п. 4 ст. 5 УПК РФ).

Во втором случае, если потерпевшим является несовершеннолетний или лицо, по своему физическому или психическому состоянию лишенное возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, то к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители (ч. 2 ст. 45 УПК РФ). При этом согласно п. 12 ст. 5 УПК РФ под законными представителями следует понимать родителей, усыновителей, опекунов или попечителей несовершеннолетнего потерпевшего, представителей учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний потерпевший. По смыслу закона эти же лица привлекаются к обязательному участию в уголовном деле в качестве законных представителей потерпевших, по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

Что касается первого вида представительства, то потерпевший вправе рассчитывать на его действенную помощь и во всяком случае ожидать, что он будет действовать в его интересах. Если же в позиции потерпевшего и представителя возникают разногласия, представитель должен стремиться к тому, чтобы отстаивать законные интересы потерпевшего. В противном случае соглашение о представительстве может быть расторгнуто, поскольку приоритет в этом вопросе на стороне потерпевшего. По нашему мнению, возникшие разногласия должны устраняться таким образом независимо от того, кто является представителем потерпевшего- адвокат, близкий родственник или иное лицо, о допуске которого ходатайствовал потерпевший.

86 Применительно к участию в деле законного представителя, то, как

правило, «с момента его допуска к участию в деле он может

использовать предоставленные ему процессуальные права в интересах

представляемого без согласования с ним, если представляемый им

потерпевший не обладает уголовно-процессуальной дееспособностью»1.

Анализ уголовно-процессуального законодательства с учетом требований уголовного закона приводит к выводу, что моментом наступления уголовно- процессуальной дееспособности следует считать достижение потерпевшим шестнадцатилетнего возраста. Это следует из того, что при допросе в качестве потерпевшего лица, достигшие 16 лет, предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний (ч. 2 ст. 191 УК РФ). «Если согласно закону потерпевший считается умственно, психически и физически вполне созревшим для несения уголовной ответственности, нелогично считать его «не доросшим» до состояния, позволяющего ему распоряжаться своими процессуальными правами»2.

Применительно к самому заявлению потерпевшего, его законного представителя или представителя о прекращении уголовного дела можно отметить, что УПК РФ никоим образом не регламентировал форму и содержание такого заявления.

Как показало изучение уголовных дел, прекращенных по исследуемому основанию, такие заявления есть в каждом уголовном деле. Но при этом их форма и содержание носят разнообразный характер. Очень часто встречаются заявления, в которых не указываются причины, по которым произошло примирение потерпевшего с обвиняемым. Так, например, в
уголовном деле № 11-09-549,

1 Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000. С. 206.

2 Там же. С. 199.

87 возбужденном ОВД Советского района г. Улан-Удэ в
отношении

Васеева Д.В. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1

ст. 213 УК РФ, содержится заявление потерпевшего Пашкова Е.И.

следующего содержания: «Прошу прекратить уголовное дело».
В

другом уголовном деле (№ 10-02-430) в заявлении
потерпевшего

Шустова К.М. указано: «Я примирился с обвиняемыми Базарон А.Ю. и

Степановым СВ. Прошу дело закрыть».

На наш взгляд в законе необходимо предусмотреть форму и содержание такого рода заявления, перечень требований к нему, поскольку оно представляет собой важный официальный документ, на основании которого органами предварительного расследования или судом может быть принято процессуальное решение об окончании производства по делу. Соответственно, оно должно содержать все реквизиты, необходимые для такого документа.

Заявление потерпевшего или его законного представителя о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон может быть подано в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату. Оно должно быть оформлено в письменном виде и приобщено к материалам уголовного дела.

Заявление должно содержать, по крайней мере, следующее:

а) наименование органа, в который оно подается;

б) просьбу, адресованную органу, о прекращении уголовного дела;

в) обстоятельства, мотивирующие просьбу, (в том числе способы и средства возмещения ущерба, формы и размер возмещенного ущерба, соглашение о порядке постепенного возмещения ущерба и т.д.);

г) дату подачи заявления;

д) подпись лица, его подавшего.

88 1.7. Законодательное определение временной границы, в

пределах которой возможно примирение потерпевшего и

обвиняемого

Для достижения примирения между потерпевшим и его обидчиком не существует временных границ. Оно может быть достигнуто во время предварительного расследования, на стадии предварительного слушания по делу, в процессе разбирательства дела в суде 1 инстанции. Оно также возможно и гораздо позже: после вынесения приговора, в процессе его исполнения или даже после этого. Однако достижение примирения, имеющего правовое значение, не столь беспредельно во времени, у него должны быть границы.

Эта проблема обсуждалась отечественными процессуалистами еще при разработке проекта УПК РСФСР 1927 года. В юридической литературе указывалось, что ст. 6 этого проекта правильно предусматривает, что примирение по делам частного обвинения допускается только до вынесения приговора, так как такое решение более целесообразно и оно «не делало бы суд игрушкой в руках сутяг, могущих после вынесения приговора, но до вступления его (приговора) в законную силу помириться и таким образом аннулировать приговор суда»’.

УПК РСФСР 1960 года в ст. 27 определил, что примирение по делам частного обвинения возможно до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, то есть примирению, состоявшемуся до этого момента, придается правовое значение.

Цит. по кн.: Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. Л. 1972. С. 129.

89 В ст. 25 УПК РФ, временные границы примирения не определены.

Однако здесь, как и в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, проявляется диспозитивное

начало уголовного процесса, право потерпевшего и обвиняемого

определенным образом влиять на судьбу дела путем примирения друг с

другом. Поэтому в обоих случаях необходим одинаковый подход к

определению временных пределов, за которыми примирение утрачивает

уголовно-процессуальное значение. Для этого следует устранить

законодательный пробел, дополнив данную норму положением о том,

что прекращение уголовного дела в связи с примирением потерпевшего

и обвиняемого возможно до удаления суда в совещательную комнату

для постановления приговора.

Примирение потерпевшего и обвиняемого, состоявшееся после провозглашения приговора, но до его вступления в силу, также не может иметь правового значения. Постановлением приговора рассмотрение дела судом 1 инстанции завершается. Лицо, совершившее преступление, признается виновным и осуждается, на него возлагается уголовная ответственность.

Конечно, до вступления приговора в законную силу еще можно надеяться на внесение в него изменений или его полную отмену. Но это возможно лишь в тех случаях, когда для этого имеются предусмотренные законом основания, в число которых запоздалое примирение не входит. В качестве иллюстрации случаев прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого после вынесения приговора можно привести уголовное дело по обвинению Каверзиной О.Н. и Сухоруковой В.К. по ч. 1 ст. 130 УК РФ. Приговором мирового судьи Октябрьского района г. Самары Каверзина и Сухорукова по встречным заявлениям были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК, и к ним

90 было применено уголовное наказание. На приговор мирового судьи

подсудимой Сухоруковой была принесена апелляционная жалоба по

мотивам односторонности судебного разбирательства и нарушения

уголовно-процессуального закона. В судебном заседании по

апелляционной жалобе Сухорукова заявила, что с Каверзиной она

примирилась, причиненный ей вред заглажен и просила прекратить

уголовное дела в связи с примирением. Аналогичную просьбу выразила

и Каверзина. Постановлением районного судьи уголовное дело было

прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, т.е. за

примирением потерпевшего и обвиняемого по делам, возбуждаемым не

иначе как по жалобам потерпевших.

Иное решение этой проблемы подрывало бы значение приговора как акта государственной судебной власти, выносимого и провозглашаемого от имени государства. Приговор - основной акт правоприменительной деятельности в уголовном процессе. Условиями его стабильности являются законность, обоснованность, а по новому УПК и его справедливость.

Разрешение примирения потерпевшего с обвиняемым (подсудимым) до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора в должной мере гарантирует защиту прав и законных интересов потерпевшего и обвиняемого, предоставляя им достаточно времени для урегулирования конфликта и принятия решения о примирении1.

Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. Л. 1972. С. 130.

91 1.8. Противоречия в положениях статей 25 УПК РФ и 76 УК

РФ

В новом УПК законодатель существенно расширил круг составов преступлений, по которым производство по уголовному делу может быть окончено примирением - теперь наряду с делами о преступлениях небольшой тяжести возможно прекращение дел о преступлениях средней тяжести.

При этом напомним, что, согласно ч. ч. 2 и 3 ст. 15 УК РФ, преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает двух лет лишения свободы, а преступлениями средней тяжести - деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает два года лишения свободы.

В связи с этим необходимо отметить, что в этой части УПК РФ вступил в определенное противоречие с Уголовным кодексом РФ. В ст. 76 УК РФ речь идет об освобождении лиц от уголовной ответственности по данному основанию только по делам о преступлениях небольшой тяжести. В связи с этим некоторые ученые утверждают о том, что, «поскольку положения ст. 25 УПК РФ предназначены обеспечить применение предписаний ст. 76 УК РФ, отступление норм УПК РФ от норм УК РФ является неоправданным и ошибочным»1. Следовательно,

Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. М, 2002. С.386.

92 исходя из этой позиции, положение ст. 25 УПК РФ в части прекращения

уголовных дел о преступлениях средней тяжести применяться не должно. Конечно, уголовно-процессуальное законодательство по своей сути не может решать вопросы освобождения лиц от уголовной ответственности. Это прерогатива уголовного законодательства. Между тем, в связи со сложившимися обстоятельствами трудно согласиться с подобным положением. Думается, что в данном случае при решении вопроса о приоритете одного из двух федеральных законов следует исходить из необходимости соблюдения прав и законных интересов лиц, указанных в настоящей статье. Подозреваемый, обвиняемый и подсудимый, совершившие преступления средней тяжести, примирившиеся с потерпевшим и загладившие причиненный ему вред, вправе на законных основаниях заявить ходатайство об освобождении их от уголовной ответственности и прекращении дела в связи с примирением сторон. Положения ст. 25 УПК РФ по сравнению со ст. 76 УК РФ безусловно улучшают положение не только подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, но и потерпевшего от такого преступления. У последнего появилась реальная возможность быстрого возмещения причиненного ему вреда, а также возможность освобождения от обязанности дальнейшего участия в уголовном судопроизводстве.

Кроме того, в соответствии со ст. 4 Федерального закона «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» впредь до приведения в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.

93 Изложенное позволяет нам сделать вывод о том, что в

действующий Уголовный кодекс РФ необходимо в ближайшее время

внести изменения и дополнения, в частности, дополнить статью 76 УК

РФ положением о том, что от уголовной ответственности по данному

основанию может быть освобождено и лицо, впервые совершившее

преступление средней тяжести. Положения ст. 25 УПК РФ в части

прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон по делам о

преступлениях средней тяжести должны действовать с момента

вступления УПК РФ в законную силу, до внесения соответствующих

изменений и дополнений в УК РФ.

Как показал обзор практики, проведенный автором исследования после вступления в действие УПК РФ, она пошла по пути применения ст. 25 УПК в части прекращения дел о преступлениях средней тяжести.

Следующая проблема, которую мы предлагаем затронуть, касается ссылки на статью 76 УК РФ, которую законодатель сделал в ст. 25 УПК РФ. Безусловно, это правильный шаг законодателя, поскольку процессуальное право определяется материальным правом. Вместе с тем, в статье 76 УК РФ некоторую трудность в ее понимании вызывает определение лица, которое может быть освобождено от уголовной ответственности по данному основанию. В ст. 76 УК РФ речь идет о лице, впервые совершившем преступление небольшой тяжести. Буквальное толкование этого положения нормы наталкивает на мысль о том, что освобождению от уголовной ответственности может подлежать и лицо, ранее совершившее преступление иной категории (например, тяжкое или особо тяжкое преступление, по факту совершения которого ведется предварительное следствие или за совершение которого судимость не снята и не погашена), а затем совершившее впервые преступление небольшой тяжести. Конечно, в комментариях по поводу

94 данной нормы дается определение понятия совершения преступления

впервые. В них дается юридическое определение того, что

«преступление считается совершенным впервые, если за предыдущее

преступление истекли сроки давности, либо лицо было освобождено от

уголовной ответственности или наказания, либо судимость погашена

или снята в установленном порядке»1. Вместе с тем, это не устраняет

необходимость приведения положений ст. 76 УК РФ в порядок для их

правильного, единообразного толкования и применения.

В связи с этим предлагаем изложить ст. 76 УК РФ в следующей редакции: «Лицо, впервые совершившее преступление, и если это деяние относится к преступлениям небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред».

Что касается названия статьи 76 УК РФ, то что мы выше обосновывали положение о том, что примирение, которое предусмотрено в статье 25 УПК РФ, происходит только между потерпевшим и обвиняемым (подозреваемым и подсудимым). В связи с этим целесообразно было назвать данную уголовно- правовую норму как «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением потерпевшего с лицом, совершившим преступление».

1.9. Отличие института прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого от института прекращения дела частного обвинения в связи с примирением сторон

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. доктора юридических наук, Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева и доктора юридических наук, профессора Ю.И. Скуратова. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2002. С. 173.

95

В юридической литературе высказано мнение, что ст. 76 УК РФ является материально-правовым закреплением процессуального института дел частного обвинения, т. е. между ними прослеживается прямая связь . Кроме того, предлагается объединить положения об освобождении от уголовной ответственности за примирением потерпевшего с обвиняемым по всем категориям дел . С данными положениями нам трудно согласиться в силу следующих положений.

Идея института частного обвинения заключается в том, что по определенной категории дел применение уголовной репрессии полностью подчинено воле потерпевшего. Статья 27 действовавшего ранее УПК РСФСР, а в настоящее время ч. 2 ст. 20 УПК РФ предусматривает единственное условие прекращения дела - примирение потерпевшего с обвиняемым. При этом не имеет значения ни прежняя судимость обвиняемого, ни неоднократность совершенных преступлений по делам частного обвинения, ни отрицательная характеристика его личности, ни наличие невозмещенного вреда. Если состоялось примирение потерпевшего с обвиняемым, закон не позволяет соответствующим органам и должностным лицам по-своему решать вопрос: прекращать или не прекращать дело, а прямо обязывает их принять однозначное решение об освобождении лица от уголовной ответственности.

Что касается статьи 76 УК РФ и статьи 25 УПК РФ, то они, указывая,
что «лицо… может быть освобождено от уголовной

Келина С.Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления. В кн.: Уголовное право: новые идеи. М., 1994, С. 80-81; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996,0.452-454.

Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом. // Российская юстиция, 2001, № 2.

96

ответственности» и что «суд, прокурор, а также следователь
и

дознаватель с согласия прокурора вправе… прекратить уголовное дело», вопрос о прекращении уголовного дела по данному основанию передают на усмотрение уполномоченных на то органов и должностных лиц. Речь здесь не идет о том, что движение уголовного процесса определяется только волей потерпевшего. Мнение последнего лишь учитывается и, несмотря на состоявшееся примирение, уголовное дело подлежит возбуждению на общих основаниях, а его прекращение в связи с примирением сторон факультативно, т.е. является правом, а не обязанностью соответствующих государственных органов (в отличие от дел частного обвинения). Кроме того, по сравнению с ч. 2 ст. 20 УПК РФ указанные нормы освобождение виновного от уголовной ответственности связывают с наличием совокупности условий, таких как совершение преступления небольшой или средней тяжести впервые, достижение примирения с потерпевшим, заглаживание причиненного вреда, то есть выдвигают требования, суживающие юридическую базу для принятия решения о прекращении дел.

Таким образом, можно сделать вывод, что ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ предусматривают самостоятельные основания прекращения дела, в корне отличающиеся от оснований, содержащихся в ч. 2 ст. 20 УПК РФ. Ст. 76 УК РФ юридически не связана с делами частного обвинения как процессуальным институтом, хотя и содержит термин «примирение», наталкивающий на такую мысль.

Изучение уголовных дел частного обвинения, прекращенных за примирением сторон, показало, что правоприменители часто смешивают в одном решении 2 различных основания прекращения уголовного дела. Так, например, при рассмотрении в апелляционной инстанции уголовного дела по обвинению Каверзиной О.Н. и Сухоруковой В.К. по

97 ч. 1 ст. 130 УК РФ судьей Октябрьского района г. Самары вынесено

постановление о прекращении дела в связи с примирением сторон. В

резолютивной части своего решения он, правильно руководствуясь ст. 5

ч. 1 п. 6 УПК РСФСР, предусматривающей обязательное прекращение

уголовного дела частного обвинения за примирением потерпевшего с

обвиняемым, вместе с тем постановляет: «Уголовное дело в отношении

С. и К. прекратить в связи с примирением с потерпевшим на основании

ст. 76 УК РФ». Причем подобные примеры встречаются довольно часто.

Считаем, что с точки зрения законности решений,
принимаемых

органами и должностными лицами, ведущими
уголовное

судопроизводства подобные нарушения закона недопустимы.

1.10. Прекращение уголовного дела частного обвинения в связи с примирением сторон

Институт прекращения уголовного дела частного обвинения в связи с примирением сторон имеет место в судебных стадиях уголовного процесса. Как правило, значительное количество преступлений совершается в результате всевозможных конфликтов и ссор в семье, между соседями, а также на работе, то есть в той среде, в которой человек проводит значительную часть своей жизни. После судебного разбирательства и наказания виновного участники конфликта вынуждены совместно проживать и работать в дальнейшем. Однако конфликт между ними может не угаснуть и после рассмотрения дела в суде, а с еще большей силой разгореться и привести к совершению более тяжкого преступления. Результаты исследований судебной практики по уголовным делам об умышленных убийствах на бытовой почве убеждают в том, что подобные преступления
довольно часто

98 совершаются после судебного разбирательства конфликтов,

происшедших на почве семейных, бытовых, трудовых отношений1.

Поэтому вмешательство посторонних лиц, в том числе государственных

органов, приведшее к судебному разбирательству и огласке личных

взаимоотношений между потерпевшим и обвиняемым, может не только

не способствовать налаживанию отношений, а, наоборот, привести к

дальнейшему их обострению, к втягиванию в орбиту конфликта

посторонних лиц. В связи с данными обстоятельствами примирение

участников конфликта представляется лучшим способом его

разрешения. Тем более что обычно примирению сопутствуют извинения

обидчика перед пострадавшим.

Согласно действующему законодательству (ч. 1 ст. 31, ч. 1 ст. 318 УПК РФ) уголовные дела частного обвинения подсудны мировому судье. При этом следует отметить, что для постсоветского периода существования России возрожденная деятельность мировых судей является новым институтом уголовно-процессуального

законодательства.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», введенного в действие с 17 декабря 1998 года, мировые судьи являются судьями общей юрисдикции субъектов РФ и входят в единую судебную систему РФ. В изложенной норме «отчетливо просматривается утилитарный подход к проблеме становления мировой юстиции, стремление уменьшить нагрузку судов за счет отнесения к подсудности мировых судей дел частного обвинения, а также дел о преступлениях небольшой и средней тяжести. Однако назначение мировой
юстиции представляется нам по-иному. Это не

’ См. Калашникова Н.Я. Судебное разбирательство дел частного обвинения. М, 1953. С. 12; Гуценко К.Ф. К вопросу о частном обвинении в советском уголовном процессе./ Правоведение. 1959, № 4. С. 37.

99

вспомогательная, а самостоятельная система
правосудия,

альтернативная органам государственной судебной власти. Мировые судьи должны действовать как судебные органы, входящие в систему местного самоуправления. Решения должны выноситься этими судьями от своего имени и поэтому являться обязательными только для сторон. Мировыми судьи называются потому, что избираются всем «миром», т.е. жителями села, поселка, района, небольшого города и т.п., из числа наиболее почтенных и авторитетных людей населенного пункта. Вместе с тем, мировыми они называются главным образом потому, что выполняют миротворческую миссию. Примирение

противоборствующих сторон - основная функция мирового судьи»1.

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи в суд жалобы потерпевшим либо его законным представителем (ч. 1 ст. 318 УПК РФ). Мировой судья, приняв жалобу к своему производству, до начала судебного разбирательства обязан разъяснить сторонам возможность примирения. В случае неявки в суд лица, в отношении которого подано заявление, копия заявления с разъяснением прав подсудимого, а также условий и порядка примирения сторон направляется подсудимому (части 4 и 5 ст. 319 УПК РФ).

В случае поступления от них заявлений о примирении производство по уголовному делу по постановлению мирового судьи прекращается в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Из анализа данных положений закона можно сделать вывод, что для потерпевшего таким образом реально обеспечен доступ к правосудию, т.е. судья в любом случае должен принять жалобу потерпевшего к своему производству и вынести
соответствующее

Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе (концептуальные положения). М., 1995. С. 71-72.

100 постановление. В случае примирения сторон и поступления от них

соответствующих заявлений он должен вынести постановление о

прекращении производства по делу частного обвинения.

Согласно ранее действовавшему законодательству до возбуждения дела частного обвинения судья должен был принимать меры к примирению потерпевшего с лицом, на которого подана жалоба (ч.4 ст. 109 УПК РСФСР). При этом законодатель не уточнил, какие меры к примирению могут быть приняты судьей. Вследствие этого в процессуальной литературе и в судебной практике допускалось различное толкование процедуры примирения.

Одни процессуалисты отрицают необходимость принятия судьями активных мер к примирению. Они полагают, что достаточно того, что судьи разъясняют сторонам их право на примирение и процессуальные последствия прекращения дел за примирением. В случае если после разъяснения примирение не достигнуто, судья сразу же должен принять решение о назначении дела к рассмотрению в судебном заседании или прекратить производство, но по другим основаниям1.

При этом они обосновывают свою позицию тем, что на практике чаще всего именно этим же судьям, которые участвовали в попытке примирения сторон, потом приходится рассматривать уголовное дело по существу. В ходе примирения судьи могут допустить высказывания, свидетельствующие об их отношении к делу, непроизвольно войти в оценку доказательств, либо иным образом дать повод для сомнения в объективности. Кроме того, они считают, что это соответствует концепции судебно-правовой реформы, заложившей принципы разграничения полномочий, освобождения судей от
выполнения

Дорошков В.В. Частное обвинение. Правовая теория судебная практика. М., 2000, С.63.

101 несвойственных им функций. Таким образом ими делается вывод, что

принятие мер к примирению сторон - не функция
осуществления

правосудия, а деятельность иных органов, скорее всего
органов

исполнительной власти или общественных организаций1.

Наиболее предпочтительной нам представляется позиция тех процессуалистов, которые считают, что судьи обязаны не только разъяснять сторонам их право на примирение, но и принимать активные меры для достижения положительного результата. При этом примером может послужить порядок примирения, регламентированный в России еще Уставом уголовного судопроизводства 1864 года, согласно ст. 120 которого обязанность по склонению лиц к примирению возлагалась на мировых судей . Такого рода мерами можно считать вызов сторон в суд, склонение их к примирению для предотвращения дальнейшего конфликта, разъяснение пагубности конфликтной ситуации и т.д.3

Аналогичные рекомендации приводятся в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 года «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч.1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР»4. В п. 8 данного постановления указано, что, поскольку примирение позволяет ликвидировать возникший конфликт, нормализовать обстановку, способствует предупреждению правонарушений и преступлений, судам следует принимать меры к достижению этой цели. Судья при приеме жалобы

1 Там же. С. 63-64.

2 Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.8. Судебная реформа. М.: Юрид. лит., 1991. С. 132.

3 Божьев В.П. Процессуальный статус потерпевшего. // Российская юстиция, 1994, № 1. С. 47-49; Грабовская Н.П., Солодкин И.И., Элькинд П.С. К вопросу о делах частного обвинения./Уч. зап. ЛГУ., 1956. № 202. С. 174; Мазалов А.Г. Рассмотрение дел частного обвинения. (В настольной книге судьи). М., 1972. С.645-646.

4 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР (1961-1983 г.г.) / Под ред. В.В. Шубина. М.,: Юрид. лит., 1984. С.329.

102 обязан разъяснить потерпевшему его право на примирение с лицом,

которое он просит привлечь к ответственности, и принимать меры к

примирению при вызове их для совместной беседы.

Прекращение дел частного обвинения за примирением потерпевшего с обвиняемым является, как мы отметили, весьма эффективным средством, позволяющим полностью и притом без вынесения судебного приговора устранять всевозможные (чаще всего -бытовые) конфликты, возникающие между отдельными гражданами, соседями, членами семьи.

Примирение потерпевшего с обвиняемым по делам частного обвинения имеет важное значение не только для охраны их прав и законных интересов, не только в борьбе с преступностью, но и воспитании граждан в духе взаимного уважения и доверия друг к другу. Поэтому мировой судья, а также судья апелляционной инстанции, рассматривая дело частного обвинения, должен, по нашему мнению, стремиться к действительному примирению потерпевшего с лицом, на которое подана жалоба. Осуществление этого полномочия заключается как в том, чтобы разъяснить сторонам их право на примирение, так и в том, чтобы помочь им сделать шаг навстречу друг другу, разобраться в причинах возникшего между ними конфликта и, если это возможно, убедить их в его разрешении на началах добровольного и обоюдного согласия.

Стремление суда к мирному разрешению уголовных дел частного обвинения, на наш взгляд, ни в коей мере не противоречит принципу состязательности судопроизводства, примирительная функция как раз таки должна быть одной из свойственных суду функций. Кроме этого, одной из целей введения института мировых судей является мирное

103 урегулирование уголовных конфликтов между
потерпевшим и

обвиняемым.

Как следует из опроса практических работников (судей и работников прокуратуры), на вопрос о том, следует ли предусмотреть в законе полномочия мирового судьи (кроме разъяснения), а также судье апелляционной инстанции принимать по делам частного обвинения меры к примирению сторон, большинство (72,5 %) ответило положительно. При этом они отдали предпочтение таким мерам к примирению, как склонению сторон к примирению (46,3 %) и определению сроков и условий для примирения (53, 1 %). Попутно мы должны отметить, что изучение уголовных дел частного обвинения, прекращенных мировыми судьями за примирением сторон, показало, что в материалах этих дел не всегда отражается деятельность мирового судьи по разъяснению сторонам возможности примирения. В частности, из 52 решений о прекращении производства по делу за примирением сторон, только в 14 постановлениях было указано о том, что потерпевший и обвиняемый примирились после соответствующих разъяснений мирового судьи.

Кроме этого, следует сказать, что при изучении этих дел автором сделан вывод, что потерпевшие, как правило, охотно соглашаются на примирение, если подсудимые публично извиняются перед ними и дают обещание впредь не допускать подобных действий.

Между тем, в новом уголовно-процессуальном кодексе нет положения о том, что судья принимает меры к примирению сторон. Лишь в частях 4 и 5 ст. 319 УПК РФ есть указание о том, что мировой судья разъясняет сторонам возможность примирения. Как представляется, одного формального разъяснения сторонам возможности примирения явно недостаточно для мирного разрешения

104 дела. Это полномочие является всего лишь одной из мер, которые судья

может предпринять для примирения конфликтующих сторон.

Принятие мер к примирению сторон должно, на наш взгляд, иметь место на протяжении всего судебного разбирательства вплоть до удаления судьи в совещательную комнату для вынесения приговора. Мировому судье и судье апелляционной инстанции особо следует обращать внимание на момент, следующий после окончания прений сторон, когда их позиции вполне определились. В это время, как нам представляется, судья получает возможность предложить сторонам наиболее подходящие условия мира.

Учитывая изложенное, мы считаем, что в новом Уголовно-процессуальном кодексе вместо полномочия мирового судьи при рассмотрении дел частного обвинения разъяснять сторонам возможность примирения следует предусмотреть существовавшее ранее в УПК РСФСР полномочие судьи принимать меры к примирению сторон. Таким же полномочием следует наделить и судью, рассматривающего дело частного обвинения в апелляционной инстанции.

Однако это, конечно, не означает, что по всем без исключения делам частного обвинения суд должен во что бы то ни стало добиваться примирения между потерпевшим и обвиняемым. При решении этого вопроса следует исходить прежде всего из конкретных обстоятельств каждого дела, характеристики потерпевшего и обвиняемого и целесообразности их примирения. Совершенно правильно пишут об этом Н.П. Грабовская, И.И. Солодкин, П.С. Элькинд: «Сказать, что примирение действительно является лучшим исходом во всех случаях, было бы неправильно. Примирение является лучшим исходом для дел, по которым виновный искренне осознал свою вину, готов извиниться

105 перед потерпевшим, загладить конфликт, возникший по
его вине.

Потерпевший же верит этому, удовлетворен
примирением,

обеспечивающим в дальнейшем налаживание отношений между ними»1.

Подобного мнения придерживаются в своих работах Н.Я. Калашникова,

К.Ф. Гуценко, Б.З. Пурхванидзе и др .

К сожалению, не всегда по конкретным уголовным делам наступают благоприятные для потерпевшего последствия. При рассмотрении дел судьи могут сталкиваться с ситуациями, когда в адрес пострадавших раздаются угрозы применения насилия, шантажа и т. д. со стороны их обидчиков, если те будут препятствовать прекращению дел за примирением сторон.

СИ. Катькало и В.З. Лукашевич выражали озабоченность по поводу таких условий примирения сторон и полагали, что нельзя автоматически прекращать такое дело, поскольку оно, безусловно, имеет особое общественное значение. В связи с этим они предлагали предусмотреть в законе право суда в подобных случаях, не принимая во внимание заявление потерпевшего и обвиняемого о желании примириться, выносить, как и прокурор, мотивированное определение о признании дела имеющим особое общественное значение и продолжать рассматривать его по существу до постановления соответствующего приговора в целях охраны государственных и общественных интересов .

Грабовская Н.П., Солодкин И.И., Элькинд П.С. К вопросу о делах частного обвинения. Вопросы уголовного права и процесса. Уч. зап. ЛГУ, 1956, № 202, С. 173.

2 Калашникова Н.Я. Судебное разбирательство дел частного обвинения. М., 1953, С. 44; 45. Гуценко К.Ф. Порядок возбуждения и прекращения производства по делам частного обвинения. В сб.: Вопросы уголовного права и процесса. М., 1958, С. 176-177; Пурхванидзе Б.З. Охрана чести и достоинства личности в советском уголовном праве. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. М., 1961, С. 20 и др.

Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения./ Изд-воЛГУ, 1972. С. 126.

106 Современное российское уголовно-процессуальное

законодательство этой проблемы не касается. В силу принципа

состязательности суд не является органом уголовного преследования, и,

соответственно, при поступлении от сторон заявлений о примирении

мировой судья независимо от условий достигнутого примирения обязан

прекратить производство по делу, так как формально частный

обвинитель снимает свое обвинение. Нет обвинения - нет и процесса….

Между тем трудно согласиться с подобным положением вещей.

Поскольку уголовное судопроизводство имеет своим назначением

защиту прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений,

представляется, что в подобных случаях мировой судья, будучи

убежденным в том, что потерпевший свою волю выражал не свободно и

не добровольно, вправе не признавать факт достижения сторонами

примирения. Свое решение мировой судья мог бы, на наш взгляд,

оформить соответствующим постановлением об отказе в

удовлетворении ходатайства сторон о прекращении дела за

примирением, подлежащим обжалованию в апелляционном порядке.

Этим полномочием следует наделить мирового судью не только в

подготовительной стадии, но и при решении вопроса о примирении в

судебном заседании. Кроме того, в случае установления в судебном

заседании факта применения насилия к потерпевшему с целью

склонения его к примирению, в дело на любой стадии вправе вступить

прокурор.

Ранее УПК РСФСР не содержал специальной нормы,

регламентирующей процессуальный порядок оформления примирения,

состоявшегося до возбуждения уголовного дела. В результате этот

вопрос в судебной практике решался по-разному. Одни судьи в случае

примирения до возбуждения уголовного дела возвращали жалобу

107 (заявление) потерпевшему без какой-либо отметки в журнале

регистрации поступивших жалоб (заявлений). Другие, не вынося

постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, делали

отметку на жалобе (заявлении) потерпевшего «в наряд без движения».

Некоторые судьи выносили специальное постановление об отказе в

возбуждении уголовного дела за примирением потерпевшего с лицом, на

которое подана жалоба’.

В настоящее время этот пробел устранен, и в случае поступления от сторон заявлений о примирении производство по уголовному делу по постановлению судьи прекращается в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Есть еще один вопрос, который хотелось бы осветить применительно к прекращению уголовного дела частного обвинения в связи с примирением сторон. Он касается нового положения УПК РФ о том, что при прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон (ч. 9 ст. 132 УПК РФ). Данное положение закона вызывает определенные возражения в части взыскания в данном случае процессуальных издержек с потерпевшего (частного обвинителя). Прекращение дела по данному основанию не означает, что лицо, в отношении которого подано заявление, реабилитировано. Как известно, мировой судья прекращает дело частного обвинения в случае поступления от обеих сторон заявлений о примирении. Это означает, что, подавая такое заявление, лицо, обвиняемое потерпевшим, добровольно признает факт противоправности своего деяния и не возражает против
прекращения дела по данному основанию.

Катькало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. Изд. ЛГУ, 1972. С. 88.

108 Соответственно, потерпевший (частный обвинитель), примирившийся с

обвиняемым, не должен, на наш взгляд, возмещать процессуальные

издержки.

1.11. Процессуальный порядок прекращения уголовного дела судом

В судебной стадии уголовного процесса решение судьи о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с подсудимым выносится в результате судебного разбирательства с участием сторон и является, в отличие от решений дознавателя, следователя и прокурора, актом правосудия. Как акт правосудия, постановление судьи обязательно для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации (ст. 392 УПК РФ). Что касается постановления следователя, дознавателя и прокурора о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, то таким свойством законодатель его не наделил.

Действующий в настоящее время порядок принятия судом уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением или обвинительным актом, к своему производству (производство в суде до судебного разбирательства) - следующая после предварительного расследования стадия уголовного процесса. В этой стадии судья в установленном законом порядке, изучая поступившее к нему дело, проверяет наличие необходимых юридических оснований и достаточность фактических данных для
рассмотрения этого дела в

109 судебном заседании. При этом он принимает одно из трех решений,

которые предусмотрены ч.1 ст. 227 УПК РФ. Одним из этих решений

является назначение предварительного слушания. Предварительное

слушание является новым институтом уголовного процесса, в котором

наряду с другими вопросами решается важный для нашего исследования

вопрос о наличии оснований для прекращения уголовного дела.

Из анализа ст. 229 УПК РФ следует, что предварительное слушание для решения вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым проводится судом по ходатайству сторон или по собственной инициативе. Применительно к ходатайству сторон (потерпевшего или его законного представителя, обвиняемого и его защитника) о проведении предварительного слушания для решения вопроса о возможности прекращения уголовного дела на основании ст. 25 УПК РФ закон определил, что оно может быть заявлено 1) после ознакомления с материалами уголовного дела либо 2) после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 7 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

В связи с этим представляется, что если потерпевший или его законный представитель, а также обвиняемый и его защитник после ознакомления с материалами уголовного дела заявили ходатайство о проведении предварительного слушания для решения вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, то при наличии условий, предусмотренных законом, следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить дело до составления обвинительного заключения или обвинительного акта. Также при наличии такого
ходатайства прекратить дело вправе и

по

прокурор при утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта.

Это позволит потерпевшему или обвиняемому, не дожидаясь судебного разбирательства, решить данный вопрос уже на стадии окончания предварительного расследования.

Что же касается проведения предварительного слушания для решения такого вопроса по инициативе суда, то считаем важным осветить в работе следующее.

Судья может прийти к выводу о необходимости проведения предварительного слушания при наличии следующих оснований для прекращения дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым: 1) обвиняемым впервые совершено преступление небольшой или средней тяжести; 2) последний признал свою вину и загладил причиненный потерпевшему вред; 3) есть соответствующее заявление потерпевшего или его законного представителя, поданное после направления уголовного дела в суд.

Предварительное слушание проводится судьей с участием сторон. При этом законодатель определил, что по ходатайству обвиняемого оно может быть проведено в его отсутствие (ч. 3 ст. 234 УПК РФ) а также то, что неявка других своевременно извещенных участников производства по уголовному делу не препятствует его проведению. На наш взгляд, для того, чтобы решить вопрос о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым суд должен обеспечить явку потерпевшего или его законного представителя, обвиняемого, его защитника и государственного обвинителя. Во-первых, судья должен убедиться в наличии законных условий для прекращения дела по данному основанию, в добровольности волеизъявления потерпевшего и обвиняемого, во-вторых, он должен выслушать
мнения

Ill

государственного обвинителя и защитника о возможности прекращения дела.

По результатам предварительного слушания судья по обоснованному ходатайству одной из сторон может вынести постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. А в случае отсутствия законных на то условий и оснований он выносит постановление об отказе в удовлетворении такого ходатайства и назначении судебного заседания, если нет других вопросов, разрешаемых на предварительном слушании.

Следующей стадией, где еще возможно прекратить уголовное дело за примирением потерпевшего с обвиняемым, является стадия судебного разбирательства. В ч. 3 ст. 254 УПК РФ предусмотрено, что суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случаях, предусмотренных статьями 25, 26 и 28 УПК РФ. Постановление о прекращении уголовного дела выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа, подписываемого судьей (ч. 2 ст. 256 УПК РФ). При этом, как мы отмечали выше, примирение потерпевшего и подсудимого может иметь место только до момента удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. После этого применение освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим уже невозможно, поскольку запоздалое примирение, как мы уже отмечали, не является основанием для пересмотра судебного решения.

Анализ государственной статистической отчетности о деятельности судов 1- ой инстанции за период 1997 - 2001 г.г. показывает, что количество лиц, в отношении которых уголовные дела прекращены судом в связи с примирением с потерпевшим, растет с каждым годом. Так, в 1997 году
по данному основанию были

112 прекращены уголовные дела в отношении 55.354 лиц; в 1998 году - в

отношении 62.952 лиц; в 1999 году - в отношении 76.370 лиц; в 2000

году - в отношении 80.673 лиц; в 2001 году - 126.311 лиц. Что касается

статистических данных о деятельности органов
предварительного

расследования по прекращению уголовных дел в связи с примирением с

потерпевшим, то нельзя сказать, что они имеют тенденцию роста. Кроме

этого, органы предварительного расследования прекращают уголовные

дела по данному основанию в 3,5 раза меньше, чем суды. Так, в 1997

году в связи с примирением с потерпевшим было прекращено 49.427

уголовных дел; в 1998 году - 42.182 дела; в 1999 году - 44.297 дел; в

2000 году - 36.340 дел; в 2001 году - 41.065 дел.

Такое положение дел можно, по нашему мнению, объяснить тем, что на практике сложилось довольно расхожее мнение о том, что большое количество прекращенных уголовных дел свидетельствует о недоброкачественности деятельности органов предварительного расследования, и поэтому, несмотря на наличие всех законных условий и оснований для прекращения уголовных дел в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, органы предварительного расследования направляют уголовные дела в суд с обвинительным заключением с тем, чтобы решение о прекращении дела по данному основанию принял суд.

Вряд ли можно оценивать деятельность органов предварительного расследования с подобной точки зрения. Институту прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым принадлежит, как мы отмечали выше, важная роль в обеспечении прав и законных интересов граждан и эффективность его определяется на более ранних этапах уголовного процесса.

113 2. Роль прокурора в обеспечении законности и обоснованности

прекращения уголовных дел в связи с примирением потерпевшего с

обвиняемым

Согласно ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной Уголовно- процессуальным кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Вступление в законную силу новых Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Российской Федерации потребовали корректировки организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений. Первостепенное значение при этом приобрели соблюдение прав и законных интересов граждан, охрана их жизни, здоровья и собственности, интересов общества и государства от преступных посягательств.

Участие прокурора в прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого в досудебной стадии уголовного процесса определяется тем правовым положением, которое он занимает, когда принимается решение о завершении производства по делу. При производстве предварительного расследования это определяется прежде всего надзорной функцией прокурора.

Смысл функции прокурорского надзора при прекращении дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого в том, что она позволяет с позиций законности и обоснованности оценить данное процессуальное решение следователя и дознавателя. При этом прокурор исходит из того, что основанием принятия процессуального решения

114 являются фактические обстоятельства дела, установленные с помощью

доказательств. А законность представляет собой точное соответствие

нормам законодательства как самого процессуального решения, так и

деятельности органов дознания и следователя, предшествующей его

принятию.

Для этого, как правило, прокурор изучает материалы уголовного дела, по которому следователь или дознаватель вынес постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого. Также возможно сочетание изучения материалов дела с личным докладом следователя (дознавателя). При этом необходимо иметь в виду, что последние в ходе производства следственных действий, общаясь со свидетелями, потерпевшими, обвиняемыми и подозреваемыми, как и любой иной человек, не могут полностью отрешиться от эмоций, симпатий и антипатий, и это обстоятельство так или иначе может повлиять на суть принимаемого решения. Прокурор же в силу своего должностного положения, находясь как бы над деятельностью по расследованию, в состоянии объективно и непредвзято с позиций закона оценить действия и решения следователя и дознавателя’.

Прежде чем дать свое согласие на прекращение уголовного дела по данному основанию прокурор должен проверить: имело ли место деяние, инкриминируемое обвиняемому (подозреваемому), и есть ли в нем состав преступления; правильно ли квалифицировано содеянное и относится ли это преступление к категории преступлений небольшой или средней тяжести; заглажен ли вред, причиненный потерпевшему; имеется ли заявление потерпевшего или его законного представителя о

1 Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. Методическое пособие. М., 2000, С. 46.

115 прекращении уголовного дела; было ли примирение потерпевшего с

обвиняемым обоюдным, добровольным и осознанным. Таким образом,

прокурор определяет, соответствует ли основание прекращения

материалам дела и требованиям закона, проверяет соблюдение порядка

прекращения уголовного дела.

Если у прокурора при ознакомлении с материалами уголовного дела, прекращенного в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого, возникнут сомнения в действительности примирения сторон, то сначала ему целесообразно выслушать доклад следователя или дознавателя, а при необходимости побеседовать с потерпевшим и (или) обвиняемым.

Как писалось об этом выше, примирение должно быть выражением воли и потерпевшего, и обвиняемого. Примирение, достигнутое угрозами, психическим насилием, не имеет правового значения и не может быть основанием для прекращения уголовного судопроизводства. В Указании Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 года № 32/15 было отмечено, что прокурорам при даче согласия на прекращение уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с лицом, совершившим преступление, необходимо тщательно проверять «мотивы, послужившие основанием для подобного заявления потерпевшего, выяснять, не было ли оно результатом незаконного воздействия со стороны заинтересованных лиц»1. Изложенное в полной мере можно отнести и к обвиняемому.

Кроме этого прокурором должна проверяться своевременность прекращения дела. Дело подлежит прекращению, как только будут

1 Указание Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 года № 32/15 «О порядке разрешения некоторых актуальных вопросов, возникших в связи с введением в действие Уголовного кодекса Российской Федерации и изменениями, внесенными в

116

установлены основания и условия, необходимые для этого. Одинаково неправильно как запоздалое, так и преждевременное прекращение. Если прекращение было преждевременным, постановление о прекращении не может быть согласовано, поскольку еще не установлены необходимые для прекращения обстоятельства. Напротив, если прекращение запоздало, то прокурор дает согласие на прекращение, но одновременно обращает внимание следователя или органа дознания на недопустимость такой затяжки.

Надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия осуществляется прокурором правовыми средствами, с помощью которых он выявляет нарушения законов, причины и условия, способствовавшие их совершению, реагирует на эти нарушения и предотвращает их. Одно из средств предотвращения нарушений закона, как мы отмечали выше, - согласие на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, в том числе и в связи с примирением сторон.

В ч. 2 ст. 37 УПК РФ приведен перечень полномочий прокурора в ходе досудебного производства, в числе которых указано полномочие прокурора утверждать постановление дознавателя, следователя о прекращении производства по делу. Но поскольку в ст. 25 УПК РФ, так же как и в ст. 26 УПК РФ (прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки), ст. 28 УПК РФ (прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием), ст. 427 УПК РФ (прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия) речь идет о таком правовом средстве и условии прекращения производства по делу как

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999. С. 186-188.

117 согласие прокурора, то нам представляется, что перечень полномочий

прокурора, предусмотренный ч. 2 ст. 37 УПК РФ, необходимо

дополнить таким полномочием, как дача согласия дознавателю,

следователю на прекращение производства по делу в соответствии со ст.

ст. 25, 26, 28, 427 УПК РФ. Этот вывод подкрепляется тем, что в

соответствии с УПК РФ возбуждение дознавателем, следователем

уголовного дела, ходатайства перед судом об избрании, отмене или

изменении меры пресечения либо производстве иного процессуального

действия, которое допускается на основании судебного решения,

производится также с согласия прокурора. Соответственно, в ч. 2 ст. 37

УПК РФ предусмотрены полномочия прокурора давать согласие на

вышеуказанные процессуальные действия.

Согласие прокурора, как правило, юридически оформляется в виде письменной резолюции на постановлении о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон. Только с этого момента возникают все правовые последствия принятого процессуального решения о прекращении уголовного дела по данному основанию. Получение согласия прокурора является дополнительным условием, обеспечивающим соблюдение законности и защиту прав и интересов личности при прекращении уголовного дела по данному основанию.

На наш взгляд, пробелом в действующем законодательстве является отсутствие регламентации порядка действий прокурора в случаях его несогласия с решениями следователя и дознавателя о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого. Представляется, что прокурор, проверив эти решения и не согласившись с ним, обязан отказать в даче согласия на прекращение уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого, отменить его как незаконное и необоснованное в соответствии с п. 10 ч.

118 2 ст. 37 УПК РФ. При этом он в обязательном порядке должен составить

по этому поводу мотивированное постановление, приведя доводы своего

решения. Прокурор может дать следователю или органу дознания

указания о проведении следственных действий с целью выяснения

обстоятельств, при которых происходило примирение, и о дальнейшем

расследовании преступления, по которому производство первоначально

было прекращено.

Осуществляя надзор, прокурор рассматривает жалобы на действия следователя и органа дознания. Если в ходе рассмотрения жалобы выяснится факт примирения потерпевшего и обвиняемого и наличие других, предусмотренных ст. 25 УПК РФ, условий прекращения дела, то прокурор должен сам вынести постановление о прекращении производства по делу либо дать соответствующее указание органу расследования. Аналогичное решение принимается и в том случае, когда изучение материалов дела проводится по инициативе самого прокурора в ходе осуществления надзорной деятельности.

Кроме этого, прокурор рассматривает жалобы потерпевшего, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, и других заинтересованных лиц на постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон. При этом в соответствии с ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 45, ст. 46 Конституции РФ этим лицам должна быть предоставлена возможность ознакомиться с материалами прекращенного уголовного дела.

УПК РФ не устанавливает сроков, в течение которых возможно принесение жалобы на постановление о прекращении уголовного дела, из чего можно сделать вывод, что такое обжалование может иметь место в любой момент после прекращения уголовного дела. Вместе с тем в ст. 124 оговаривается,
что поданная жалоба должна быть рассмотрена

119 прокурором в течение 3 суток со дня ее получения (при необходимости

истребования дополнительных материалов либо принятия иных мер - в

течение 10 суток).

Постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого может быть признано незаконным и необоснованным в случаях: односторонности или неполноты проведенного предварительного расследования,

несоответствия выводов, к которым пришел дознаватель или следователь, материалам дела; нарушения уголовно-процессуального закона; неправильного применения норм Общей или Особенной частей УПК РФ; обнаружение новых либо вновь открывшихся обстоятельств, перечисленных в ст. 413 УПК РФ.

Необходимо отметить, что потерпевший, обвиняемый, подозреваемый и другие заинтересованные лица вправе обжаловать постановление о прекращении уголовного дела и в суд. При этом следует подчеркнуть, что отменить постановление о прекращении дела правомочен только прокурор. Суд же, хотя он вправе проверять законность и обоснованность прекращения дела, не может принимать такого рода решения, так как это противоречило бы возлагаемой на него в уголовном судопроизводстве функции. Поэтому он может только указать на незаконность и необоснованность постановления и обязать прокурора в порядке п. 5 ст. 125 УПК РФ устранить допущенные при прекращении дела нарушения.

В связи с изложенным возникает вопрос: как следует поступать в тех случаях, когда после прекращения дела выяснятся обстоятельства, не известные ранее, но влияющие на обоснованность решения о прекращении? На этот вопрос Л. Лобанова и Л. Лянго дают ответ, что «прокурор, утвердивший постановление следователя, органа дознания о

120 прекращении уголовного дела либо сам вынесший такое постановление,

не может самостоятельно отменить его». При этом они исходят из того,

что «прокурор уполномочен отменять постановление следователя,

дознавателя, но не свое собственное. А когда прокурор дает согласие на

прекращение дела следователю или органу дознания, то он таким

образом присоединяется к их решению, и оно по сути становится его

собственным решением»1.

Данное утверждение представляется нам спорным. Нельзя забывать, что прокурор в досудебных стадиях уголовного процесса выполняет особую роль и обладает властно-распорядительными полномочиями2. Ничто не мешает ему в подобных случаях отменить ставшее необоснованным постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, тем более что в момент принятия решения он не знал о существовании такого рода обстоятельств.

Постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого прокурором может быть вынесено и при окончании следователем и дознавателем предварительного расследования с составлением обвинительного заключения и обвинительного акта. Прокурор обязан проверить дело, поступившее к нему с обвинительным заключением или с обвинительным актом, и при наличии оснований для этого принять решение о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично (п.2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ), о прекращении уголовного дела по

Лобанова Л., Лянго Л. Роль прокурора при прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим.// Законность, 2001, № 4.

2 Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М, 2000, С. 24.

121 основаниям, предусмотренным статьями 24-28 УПК РФ (п.З ч.1 ст. 226

УПК РФ).

Основная нагрузка при осуществлении надзора за органами дознания и предварительного следствия при расследовании ими уголовных дел о преступлениях, по которым возможно прекращение дела в связи с примирением сторон, ложится на районные прокуратуры. Как правило, это входит в обязанности заместителя прокурора района и соответствующих помощников прокурора.

Исследование данного вопроса было бы неполным, если бы мы не осветили роль прокурора при возбуждении и прекращении в связи с примирением сторон уголовных дел частного и частно-публичного обвинения.

Порядок возбуждения дел частного обвинения и прекращения их в связи с примирением с потерпевшим остался практически прежним (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). Что же касается дел частно-публичного обвинения, то они, как и прежде, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Вместе с тем, в этой части законодатель сделал исключение, отметив, что в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ, примирение сторон по такого рода делам возможно. Последнее является новеллой уголовно- процессуального законодательства.

В новом УПК, в отличие от действовавшего ранее, уголовные дела частного и частно-публичного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего могут возбуждать наряду с прокурором следователи и дознаватели (с согласия прокурора), если эти преступления совершены в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч. 4 ст. 20). Необходимо признать, что

122 данное нововведение расширяет возможности доступа к правосудию

указанных потерпевших. При этом, в отличие от действовавшего

законодательства, в новом УПК в ст. 20 не указано, что такие дела

прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не

подлежат. Вместе с тем, в ст. 318 УПК РФ, предусматривающей

возбуждение уголовного дела частного обвинения при производстве у

мирового судьи, в ч. 4 содержится правило, согласно которому

вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на

примирение.

В связи с этим представляется, что для обеспечения единого подхода к делам частного и частно-публичного обвинения, возбужденных прокурором, следователем и дознавателем, необходимо в ст. 20 УПК РФ предусмотреть положение, аналогичное положению ч. 4 ст. 318 УПК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ прокурор, следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело по делу частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, но при условии, что преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Данная норма существенно отличается от ч. 3 ст. 27 действовавшего ранее УПК РСФСР. Последняя предусматривала, что прокурор вправе возбудить дело частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии жалобы потерпевшего в исключительных случаях: 1) если такое дело имеет особое общественное значение или 2) если потерпевший в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам, не в состоянии защищать свои

123 права и законные интересы. При этом такое дело приобретало

публичный характер и прекращению за примирением потерпевшего с

обвиняемым не подлежало.

Таким образом, в новом УПК исключено право прокурора признавать дела частного и частно-публичного обвинения имеющими особое общественное значение и исключено положение о том, что такие дела прекращению за примирением потерпевшего и обвиняемого не подлежат. Представляется, что это сделано законодателем в силу особой природы преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, ущемляющих прежде всего частные (личные) интересы граждан в сфере таких общественных отношений как бытовые, семейные.

В ст. 318 УПК РФ, предусматривающей возбуждение уголовного дела частного обвинения при производстве у мирового судьи, в ее ч. 3 также указано, что в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, уголовное дело может быть возбуждено прокурором и направлено им для производства предварительного расследования. Вместе с тем, в ч. 4 этой же статьи указано, что вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение. Следовательно, по мысли законодателя вступление в дело прокурора не меняет природы частного обвинения. Если потерпевший, находившийся в момент возбуждения уголовного дела в беспомощном состоянии или по иным причинам не могущий защищать свои права и законные интересы, и обвиняемый впоследствии, в процессе рассмотрения дела примирились, то дело, несмотря на вступление в него прокурора, подлежит прекращению.

Мы положительно относимся к этому положению закона, поскольку вступление прокурора в уголовное дело не должно исключать

124 возможность реального примирения сторон на основе свободного

волеизъявления потерпевшего (ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ). При

этом заметим, что законодателю следовало бы указать данное

положение и в ст. 20 УПК РФ. Этот вывод, разумеется, верен для тех

случаев, когда имело место действительное примирение, когда желание

сторон окончить дело миром было сознательным, добровольным и

искренним.

В связи с изложенным возникает вопрос, возможно ли прекращение уголовного дела частного обвинения, возбужденного прокурором (следователем или дознавателем с согласия прокурора) в порядке ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ, по основаниям, предусмотренным ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ? Думается, что возможно, поскольку предусмотренный ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ порядок освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление небольшой тяжести, распространяется и на дела частного обвинения, в том числе и возбужденное прокурором. К тому же ст. 25 УПК РФ не делает никаких исключений в части возможности прекращения дела в зависимости от должностного положения лица, возбудившего его.

При исследовании данного вопроса мы столкнулись с тем, что в УПК РФ приведены редакционно отличающиеся друг от друга основания возбуждения прокурором уголовных дел частного и частно-публичного обвинения. Если в ч. 4 ст. 20 УПК РФ речь идет о потерпевшем, 1) находящемся в зависимом состоянии или 2) по иным причинам не способном самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, то в ч. 2 ст. 147 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ -о потерпевшем, который 1) в силу беспомощного состояния или 2) по

125 иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные

интересы.

В связи с этим для устранения разночтения нам представляется необходимым привести в соответствие указанные нормы и предусмотреть единое основание возбуждения прокурором (следователем и дознавателем с согласия прокурора) дел частного и частно-публичного обвинения.

Правовое положение прокурора в судебном производстве определяют иные функции. На него возложена задача поддержания в суде обвинения от имени государства, то сеть он выступает в качестве государственного обвинителя. Но, поддерживая обвинение по делам соответствующей категории, государственный обвинитель, на наш взгляд, не должен препятствовать примирению подсудимого с потерпевшим. Напротив, если есть для этого достаточные основания, он должен ходатайствовать перед судом о прекращении дела в связи с их примирением.

Более того, как показал опрос прокуроров, районных и мировых судей, проведенный автором исследования, подавляющее большинство (73 %) высказались за то, что государственному обвинителю следует при наличии законных оснований для примирения сторон (если подсудимым совершено преступление небольшой или средней тяжести, он признает свою вину, ущерб к моменту рассмотрения дела возмещен) принимать определенные меры для достижения такого примирения (выяснять у потерпевшего, как он относится к примирению с подсудимым; уточныть условия, при которых он согласен примириться и др.). При наличии же сомнений в том, что примирение действительно имело место, государственный обвинитель может ходатайствовать перед судом о выяснении обстоятельств примирения, его мотивов и условий. Если

126 будут установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что

примирение носит вынужденный характер, то он может возражать против прекращения дела. При уверенности в истинности примирения следует поддержать ходатайства потерпевшего и обвиняемого о прекращении уголовного дела.

Государственный обвинитель также не может быть безучастным, если суд вынесет необоснованное решение: обвинительный приговор в случае примирения обвиняемого с потерпевшим или, напротив, постановление о прекращении уголовного дела без достаточных к тому оснований. Обнаружив это, он согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, в пределах своей компетенции должен внести соответственно апелляционное и кассационное представление, если судебное решение еще не вступило в законную силу, или надзорное представление на вступившее в силу решение суда с учетом ограничений, предусмотренных ст. 405 УПК РФ.

127 Заключение

Как известно, в реальной жизни между живыми, мыслящими и чувствующими индивидами складываются многочисленные

непосредственные связи и отношения, называемые межличностными отношениями. Они могут иметь различные содержание и форму, позитивный или негативный характер. Последнее как раз свойственно для конфликтных отношений, в основе которых лежат противоречия и столкновения мнений, интересов, потребностей участников межличностного, социального взаимодействия.

Посредством возложения на субъектов юридических обязанностей и предоставления им прав государство ставит социальное взаимодействие в определенные рамки, стабилизирует и упорядочивает его, ограждая от крайних, вредных для общества противоречий.

Однако возможности права по регулированию субъективной стороны взаимодействия участников межличностных отношений значительно слабее. Обеспечить взаимопонимание, терпимость и расположение друг к другу правовыми средствами большей частью невозможно. Тем важнее и значительнее те нормы права, которые, хотя напрямую и не регулируют достижение взаимопонимания, но создают предпосылки для этого, стимулируют позитивное поведение субъектов в их движении навстречу друг к другу- Ведь целью права является урегулирование отношений не только между единомышленниками, но и между людьми, не находящимися между собой в положительных эмоциональных контактах.

Нередко именно такой характер присущ отношениям лица, совершившего преступление, и потерпевшего от этого деяния. Более того, как правило, между ними складываются очень напряженные конфликтные отношения. Поэтому крайне важно
добиться

128 взаимопонимания между ними. Этому, безусловно, способствует

законодательное закрепление такого основания освобождения от

уголовной ответственности лица, совершившего преступление

небольшой или средней тяжести, как примирение с ним потерпевшего.

Примирение лица, совершившего преступление, и потерпевшего препятствует обострению конфликта, развитию нового спора и противоречия и одновременно помогает развитию положительных эмоциональных связей и отношений.

Кроме этого, появление данных норм способствует проявлению одной из функций уголовного правосудия - функции социального умиротворения.

Введение в уголовный и уголовно-процессуальный законы новых норм о примирении потерпевшего и обвиняемого можно расценивать как, безусловно, позитивный шаг. Вместе с тем в ходе исследования мы отметили ряд проблем, порожденных или обострившихся в связи с данной законодательной новеллой. Мы попытались определенным образом решить их и сформулировать соответствующие предложения. Автор выражает надежду, что они не останутся без внимания и найдут своих сторонников.

129 Нормативные акты и литература

  1. Международное законодательство

  2. Всеобщая Декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С. 14-20.
  3. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С. 159-179.
  4. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С.302-323.
  5. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С.537-541.

  6. Конституция РФ, федеральные законы и иные нормативные акты СССР, РСФСР и РФ.

  7. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. М., 1993.
  8. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Закон от 25 декабря 1958 г. // Ведомости ВС СССР. 1959. № 1.Ст. 12.
  9. Закон РФ «О судебной системе» от 31 декабря 1996 г. // Российская газета.
  10. 6 января.
  11. Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в уголовно- процессуальный закон РСФСР”»от 31 декабря 1996 г. // СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 4.

130

  1. Уголовный кодекс РФ Принят Государственной Думой 24 мая 1996 г. Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г. М., 2001.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. М, 2001.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ. М., 2002.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Принят государственной Думой 22 декабря 1995 г. М., 1996.

  5. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в редакции Федеральных законов от 17.11.95 г. № 168-ФЗ, от 10.02.99 г. № 31-ФЗ, от 02.01.2000 г. № 19-ФЗ. М., 1999.

  6. Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» от 11 ноября 1998 г. // Российская газета. 22 декабря 1998 г.

  7. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации» № 58-ФЗ от 29.05.2002 г. // Российская газета от 1 июня 2002 г.
  8. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации \ Под общ. ред. В.М. Лебедева и Ю.И. Скуратова. - 4-е изд., перераб. и доп. М., 2002.
  9. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. М., 2002.
  10. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.
  11. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2002.

  12. Концепция судебной реформы в РСФСР. Одобрена Постановление Верховного Совета РСФСР 24 октября 1991 г. //

131 Концепция судебной реформы в Российской Федерации / под ред. Б.А.

Золотухина. М., 2001.

  1. Проект уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Министерство юстиции РФ). М., 1997.

  2. Проект Уголовно-процессуального кодекса РФ (подготовлен рабочей группой Государственно-правового управления при Администрации Президента РФ)//Российская юстиция. 1994. № 9.

  3. Российское законодательство

  4. Псковская Судная грамота 1467 года. // Российское

законодательство Х-ХХ веков. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1985.

  1. Судебник 1550 года. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985.

  2. Соборное уложение 1649. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.
  3. Акты Земских соборов. М., 1985.
  4. Артикул Воинский 1715 года. // Российское законодательство X-XX веков. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. М., 1986.
  5. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М, 1988.
  6. Устав уголовного судопроизводства 1864 года. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8 Судебная реформа. М., 1991.

  7. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 года. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. Судебная реформа. М., 1991.

132

  1. Акты высших судебных органов и Генеральной прокуратуры РФ

  2. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР “О практике

рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР” от 25.09.79 г. // Сб. постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995.

  1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 18 от 28 октября 1996 года по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996, № 45. Ст. 5203.
  2. Указание Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 года № 32/15 «О порядке разрешения некоторых актуальных вопросов, возникших в связи с введением в действие Уголовного кодекса Российской Федерации и изменениями, внесенными в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999. С. 186-188.
  3. Зарубежное законодательство

  4. Уголовно-процессуальный кодекс ФРГ 1877 г. (в ред. 1987 г.) с

изм. и доп. на 1 января 1993 г./ Перевод с немецкого Б.А. Филимонова. М., 1994.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 года / еревод СВ. Боботова. М., 1967.

  2. Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 г. По состоянию на 1 января 1995 г. / Перевод с французского Л.В. Головко. М., 1996.

  3. Уголовно-процессуальный кодекс Штатов Северной Америки. М., 1994.

133

  1. Монографии

  2. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.
  3. Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. Баку, 1992.
  4. Аллахвердова О.В., Карпенко А.Д. Медиация. СПб., 1999.
  5. Барабаш А.С, Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям. Томск, 1987.
  6. Баскаев Д.М. Надзор прокурора района за расследованием « уголовных дел. М., 1979.

  7. Белякова A.M. Возмещение причиненного вреда. М., 1972.
  8. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения. М., 1975.
  9. Восстановительное правосудие в России: технология взаимодействия общества и государства. М., 2001.

  10. Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел в советском уголовном процессе. М., 1963.

  11. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982.

  12. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе. (Концептуальные положения). М., 1995.
  13. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики). М., 1971.
  14. Дорошков В.В. Частное обвинение. Правовая теория и судебная практика. М., 2000.
  15. Дубинский А.Я. Основания прекращения уголовного дела в стадии предварительного расследования. Киев, 1973.

  16. Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии • в советском уголовном процессе. Саратов, 1966.

134

  1. Елеонский В.А. Поощрительные нормы уголовного права и их

значение в деятельности органов внутренних дел. Хабаровск, 1984.

  1. Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (сравнительное исследование). М., 1993.

  2. Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности. Иркутск. 1991.

  3. Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба от преступления. Казань, 1985.

  4. Калашникова Н.Я. Судебное разбирательство дел частного

• обвинения. М., 1953.

  1. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М., 1971.
  2. Катькало С.Н., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. Л., 1972.
  3. Квашис В.Е. Основы виктимологии. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. М., 1999.
  4. Квашис В.Е., Вавилова Л.В. Зарубежное законодательство и практика защиты жертв преступлений. М., 1996.
  5. Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 1974.

  6. Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964.

  7. Кристи Нильс. Пределы наказания. М, 1985.
  8. Кудрявцев В.Н., Дмитриева А.В. и др. Введение в общую теорию конфликтов. Ч. 1. М., 1993.
  9. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном
  10. • процессе. М., 1973.

  11. Ларин A.M. Презумпция невиновности. М., 1982.

135

  1. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу:

процессуальные функции. М., 1986.

  1. Лубенский А.И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. М., 1977.

  2. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве, их виды, содержание и формы. М., 1976.

  3. Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. М., 2000.

  4. Рене Давид. Основные правовые системы современности. М., 1967.
  5. Рустамов Х.Ц. Уголовный процесс: формы. М.: Юнити, 1998.
  6. Савицкий В.М. Презумпция невиновности. М., 1998.
  7. Савицкий В.М., Потеружа В.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963.

  8. Саидов Д.Х. Сравнительное правоведение. М., 2000.
  9. Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб., 2001.
  10. Строгович М.С. Избранные труды в 3 томах. Т. 2. Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. М., 1992.
  11. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М., 2000.
  12. Таубер Л.Я. Жалоба потерпевшего при преступлениях неофициальных. Харьков, 1909.

  13. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1979.
  14. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000.

136 46. Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Окончание

предварительного расследования прекращением уголовного дела.

Рязань, 2001.

  1. Статьи

  2. Абабков А. Защитить права потерпевшего. // Российская юстиция, 1997, № 3. С. 16-17.

  3. Алексеев А.И., Журавлев М.П., Миньковский Г.М. Концептуальные проблемы уголовно-правовой и процессуальной защиты жертв преступлений. // Актуальные проблемы управления и правового регулирования деятельности органов внутренних дел. -М., Академия МВД России.

  4. Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. // Законность, 1999, № 6. С. 11-13.
  5. Багаутдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе.// Российская юстиция. 2002, № 2. С. 33.
  6. Воскобитова Л. А. Правовое регулирование процедуры примирения в уголовном судопроизводстве. //Государство и право на рубеже веков (материалы всероссийской конференции). М,. 2001. С. 198- 203.

  7. Гассин Э.А. Психология прощения. // Вопросы психологии. 1999, №4, С. 95.
  8. Грабовская Н.П., Солодкин И.И., Элькинд П.С. К вопросу о делах частного обвинения.// Вопросы уголовного права и процесса. Уч. зап. ЛГУ, 1956, № 202, С. 173.
  9. Гуценко К.Ф. Порядок возбуждения и прекращения производства по делам частного обвинения. В сб.: Вопросы уголовного права и процесса. М., 1958, С. 176

137

  1. Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в

современном английском праве.// Правоведение, 1998. № 3.

  1. Карнозова Л., Максудов Р., Флямер М. Восстановительное правосудие: идеи и перспективы для России. // Российская юстиция. 1999, №6.
  2. Келина С.Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления. -В кн.: Уголовное право: новые идеи. М., 1994.
  3. Кристи Нильс. Конфликт как собственность (пер. с англ. Н.Н.Смагловой)./ Правосудие по делам несовершеннолетних. Перспективы развития. М., 1999, С. 28-45.

  4. Кореневский Ю.В. Противоречит ли Конституции прекращение уголовного дела по неребилитирующим основаниям // Законность. № 1. 1997. С. 19-21

  5. Любичева С. Защита потерпевшего от преступления: правовые аспекты. // Уголовное право, 1998. № 1. С. 63-66.

  6. Лобанова Л., Лянго Л. Роль прокурора при прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим.// Законность, 2001, №4.

  7. Максудов Р., Флямер М., Грасенкова А. Институт примирения в уголовном процессе: необходимость и условия развития. // Уголовное право, 1998, № 1. С. 67-76.
  8. Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины. // Российская юстиция, 1998, № 7. С. 17-19.
  9. Нарижный С. Возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему: уголовно-процессуальный аспект. // Российская юстиция, 1996, № 9. С. 41.

138

  1. Савицкий В.М. Последние новеллы УПК: прекращение

уголовного дела, состав суда, подсудность, подследственность. // Российская юстиция. 1997, № 4. С. 18-20.

  1. Стив Тейман. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция, 1998, № 10. С. 35-37.

  2. Сухарев А.Я. Защита жертв преступлений - важная проблема в юридической науке. // Проблемы защиты жертв преступлений (материалы расширенного заседания Ученого совета Института). -М., НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. 1999, С. 3

  3. Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом.// Российская юстиция, 2001, № 2.
  4. Юношев С. Укрепление правового статуса потерпевшего и его представителя. //Российская юстиция. 1998, № 11. С. 21-22.
  5. Учебно-методическая литература

  6. Виттенберг Г.Б. Вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия. Ч. 1. Иркутск, 1970.

  7. Аликперов Х.Д., Зейналов М.А. Компромисс в борьбе с преступностью (пособие для прокуроров). М., 1999.

  8. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М., 1911.

  9. Волосова Н.Ю. Потерпевший в уголовном процессе. Его процессуальное положение. / Учебное пособие. Оренбург, 1998. -147 с.
  10. Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001.

139

  1. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М. 1902.
  2. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. / Под ред. А.Д Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989.
  3. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. Методическое пособие. М., 2000.

  4. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996.

  5. Настольная книга судьи. М., 1972.
  6. Настольная книга прокурора. Коллектив авторов. / Под ред. СИ. Герасимова. М., 2002.
  7. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М, 1997.
  8. Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1995.
  9. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И. Л. Петрухина. М., 2001.
  10. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М., 2002.
  11. Русское уголовное судопроизводство. Предмет и движение уголовного разбирательства. / По курсу И.Я. Фойницкого. СПб., 1893.

  12. Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство - судопроизводство. СПб., 1913.

  13. Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство. Пособие к лекциям. Т. 1. Киев, 1889.

  14. Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно- процессуального права. Т. 1. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. М, 1957.

140

  1. Диссертации

  2. Володина Л.М. Механизм обеспечения прав личности в российском уголовном процессе: Дисс. … докт. юрид. наук -Екатеринбург, 1999.
  3. Кабельков С.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования по нереабилитирующим основаниям, не исключающим производство по делу. Дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2001.
  4. Лянго Л.Н. Проблемы прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. Дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2000.
  5. Якобашвили Г.М. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2001.
  6. Авторефераты диссертаций

  7. Васильев Н.В. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям на стадии предварительного расследования. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М. 2001.

  8. Пурхванидзе Б.З. Охрана чести и достоинства личности в советском уголовном праве. Автореф. дисс. … докт.юрид.наук. М., 1961.
  9. Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России. Автореф дисс. … докт.юрид.наук. М., 2000.
  10. Ценева В.В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Автореф. дисс. … канд.юрид.наук. Томск, 2002.

141

  1. Словари

  2. Словарь иностранных слов. М., 1988.
  3. Советский энциклопедический словарь. М., 1989.
  4. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1978.
  5. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 1997.

142

ПРИЛОЖЕНИЯ

АНКЕТА для опроса прокуроров, районных и мировых судей в целях изучения проблем института прекращения уголовного дела в связи с примирения потерпевшего и обвиняемого в уголовном процессе.

  1. Согласно ч. 5 ст. 319 УПК РФ мировой судья разъясняет сторонам возможность примирения по делам частного обвинения. Следует ли предусмотреть в законе полномочия мирового судьи, а также судьи в апелляционной инстанции принимать меры к примирению сторон?

Да- 116(72,5%); Нет - 44 (27,5 %).

  1. Если «да», то какие меры к примирению, на Ваш взгляд, может применять судья?

а) склонение сторон к примирению - 74 (46,3 %);

б) определение сроков и условий для примирения сторон 85 (53,1

%);

в) иное-3 (1,9%).

  1. Следует ли предусмотреть в законе полномочия мирового судьи и районного судьи (судьи апелляционной инстанции) по принятию мер к примирению сторон по делам публичного и частно-публичного обвинения?

Да-129 (80,6%); Нет-31 (19,4%).

  1. Если «да», то какие меры им следует принимать?

а) разъяснение сторонам возможности примирения - 113 (70,6 %);

б) склонение потерпевшего и обвиняемого к примирению - 76 (47,5 %);

в) определение сроков и условий для примирения - 88 (55 %);

143 г) иное -3(1,9%).

  1. Как Вы считаете, возможно ли прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим в случае, если между потерпевшим и обвиняемым достигнуто соглашение о постепенном заглаживании вреда в обусловленный ими срок?

Да-53 (33,1 %); Нет-107 (66,9%).

  1. Были ли в Вашей практике случаи отказа в удовлетворении ходатайства потерпевшего или обвиняемого о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон?

Да-16(1%); Нет-144 (99%).

  1. Следует ли, по Вашему мнению, государственному обвинителю при наличии условий для примирения потерпевшего и подсудимого принимать определенные меры для достижения такого примирения (выяснять у потерпевшего и подсудимого, как они относится к примирению; уточнять условия, при которых они готовы примириться и

ДР-)?

Да-109 (68,1 %);

Нет-51 (31,9%).

  1. Как Вы считаете, необходимо ли создание специальных служб и общественных организаций, которые будут содействовать достижению примирения потерпевшего и обвиняемого и куда в этих целях при наличии законных оснований последние будут направляться судьей, прокурором, следователем и дознавателем?

Да-29 (18,1 %); Нет-131 (81,9%).

144 ПРОГРАММА

для изучения уголовных дел, прекращенных в связи

с примирением с потерпевшим (сторон) при производстве

предварительного расследования.

  1. По какой статье УК РФ возбуждено уголовное дело? Поч. 1 ст. 167 УК РФ-33

Поч. 1 ст. 213 УК РФ-35 Пост. 119 УК РФ-32 По ч. 1 ст. 264 УК РФ - 24 9 По ст. 265 УК РФ - 2

  1. Вынесено ли постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого?

Да - 54 (42,9 %); Нет-72 (57,1 %).

  1. Есть ли в деле сведения о том, что потерпевшему и лицу, совершившему преступление небольшой тяжести, разъяснено их право на примирение, его условий и последствий?

Да-Нет-126(100%).

  1. Заглажен ли обвиняемым (подозреваемым) причиненный потерпевшему вред?

Да-126 (100%); Нет-

  1. Если «нет», то есть ли в деле соглашение потерпевшего и обвиняемого о постепенном заглаживании вреда в обусловленный срок?

Да- • Нет-

  1. В какой форме заглажен причиненный потерпевшему вред?

145 В форме извинений -23 (18,3 %);

В натуральной форме - 42 (33,3 %);

В денежной форме -14(11,1%);

Иное (не всегда в материалах дела отражаются сведения о формах заглаживания вреда).

  1. Есть ли в уголовном деле заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон?

Да-126 (100%);

Нет -

  1. В течение какого срока с момента возбуждения прекращено уголовное дело?

До 1 месяца-83 (65,9%);

До 2 месяцев - 32 (25,4 %);

Свыше 2-х месяцев - 11 (8,7 %).

146 ПРОГРАММА

для изучения уголовных дел, прекращенных судом (мировым

судьей) в связи с примирением с потерпевшим (сторон)

  1. По какой статье возбуждено уголовное дело? Пост. 115 УК РФ

Пост. 116 УК РФ Поч. 1 ст. 129 УК РФ Пост. 130 УК РФ Пост. 119 УК РФ Поч. 1 ст. 213 УК РФ Поч. 1 ст. 167 УК РФ По ст. 200 УК РФ

  1. Есть ли в деле сведения о том, что потерпевшему и лицу, совершившему преступление небольшой тяжести, разъяснено их право на примирение, его условий и последствий?

Да-14 (10%); Нет- 126 (90%).

  1. Заглажен ли причиненный потерпевшему вред? Да-109 (77,9%);

Нет - 31 (22,1 %) (по делам частного обвинения указывается только то, что стороны примирились).

  1. Есть ли в деле сведения о том, в какой форме и в каком размере обвиняемым (подсудимым) заглажен вред?

Да-58 (41,4%); Нет-82 (58,6%).

147

  1. Если «нет», то есть ли в деле соглашение потерпевшего и

обвиняемого (подсудимого) о постепенном заглаживании вреда в обусловленный срок?

Да-Нет-82(58,6%).

  1. Есть ли в уголовном деле заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с его примирением с обвиняемым (подсудимым)?

Да-140 (100%); Нет -

148 Данные государственной статистической отчетности о

деятельности судов 1-ой инстанции и органов предварительного

расследования по прекращению уголовных дел в связи с

примирением с потерпевшим.

Число лиц, в отношении

которых уголовные дела

прекращены судом по

различным (кроме

реабилитирующих)

основаниям Число лиц, в отношении

которых уг. дела прекращены

судом в связи с примирением

с потерпевшим 1997 г. 118 534 55 354 1998 г. 139 352 62 952 1999 г. 173311 76 370 2000 г. 245 523 80 673 2001 г. 219 887 126311 (

Число уголовных дел,

прекращенных органами

предварит, расследования

по различным основания Число уголовных дел,

прекращенных органами

предварит, расследования в

связи с примирением с потерпевшим 1997 г. 310 111 49 427 1998 г. 337 126 42 182 1999 г. 324 893 44 297 2000 г. 347 511 36 340 2001 г. 295 807 41 065