lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Матвеев, Сергей Владимирович. - Получение информации от несовершеннолетних, ее оценка и использование в уголовно-процессуальном доказывании: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 270 с. РГБ ОД, 61:03-12/982-9

Posted in:

б/’-ов-ашл -9

Московская государственная юридическая академия

На правах рукописи

Матвеев Сергей Владимирович

Получение информации от несовершеннолетних, ее оценка и использование в уголовно-процессуальном

доказывании

Специальность 12.00.09

«Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность»

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Орлов Ю.К.

Москва - 2003

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

стр. Еведение 3

Глава I. Показания несовершеннолетних

как источник доказательственной информации.

§1. Понятие, сущность и значение показаний несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства 14

§2. Особенности процесса формирования

показаний несовершеннолетних 30

§3. Допрос как средство получения показаний несовершеннолетних. Участники допроса 53

§4. Процессуальное оформление (фиксация)

показаний несовершеннолетних 78

Глава II. Психологические основы и тактика допроса несовершеннолетних.

§1. Нравственно-психологические особенности несовершеннолетних как источников информации 98

§2. Подготовка к допросу несовершеннолетних

как предпосылка его эффективного проведения 120

§3. Понятие и условия установления

психологического контакта с несовершеннолетними. . . . 140

§4. Понятие и система тактических приемов,

используемых при допросе несовершеннолетних 161

Глава III. Особенности оценки и использования информации, получаемой от несовершеннолетних.

§1. Принцип, требования и правила оценки

доказательств в российском уголовном процессе 185

§2. Актуальные проблемы оценки допустимости

и достоверности показаний несовершеннолетних 206

Заключение 238

Библиография,

242

3

Введение

Актуальность исследования.

Одной из ключевых проблем российского общества и го- сударства на современном этапе его развития продолжает оставаться незащищенность граждан от преступных посяга- тельств.

Приоритет прав и свобод человека и гражданина, закре- пленный Конституцией РФ, начинается’с обеспечения прав и свобод несовершеннолетних граждан.

Частью правовой системы России являются такие важнейшие международные нормы о правах детей, как Конвенция ООН о правах ребенка, Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершен- нолетних («Пекинские правила»), Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних («Эр-Риядские руководящие принципы»), Правила ООН, касаю- щиеся защиты прав несовершеннолетних, лишенных свободы (1990 г.), Всемирная Декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы.

В соответствии с Минимальными стандартными правилами ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несо- вершеннолетних («Пекинские правила»), правосудие в отно- шении несовершеннолетних должно являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя, таким образом, защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе.

Согласно статьи 19 Конвенции о правах ребенка Генеральной ассамблеи ООН от 20 ноября 198 9 года, посвященной

4 защите чести и достоинства детей от всех форм физического и психического насилия, объектом особого внимания государства должны стать права и законные интересы несовершеннолетних, попавших в сферу уголовного судопроизводства.

Пленум Верховного Суда РФ 14 февраля 2000 г. принял постановление №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», в котором рекомендовал непосредственно применять международно- правовые стандарты и нормы, касающиеся особенностей уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, профилактики их правонарушений, мер по обеспечению интересов несовершеннолетних и
защите их прав.

Практика свидетельствует о серьезном обострении криминальной ситуации в молодежной среде. Как справедливо отмечает А.Е. Меркушов, в настоящее время несовершеннолетние - одна из наиболее криминально пораженных категорий населения. За последние пять лет число преступлений, совершенных подростками, возросло почти на 2 %, а число несовершеннолетних принимавших участие в преступлениях, -на 2,1%.1 Если в 1997 году в стране было осуждено 123 тысячи несовершеннолетних или 11,б % от общего числа осужденных2, то в 2000 году уже 149 тысяч или 12,6 % от общего числа осужденных.3

Учитывая складывающуюся ситуацию, можно предполагать, что преступность несовершеннолетних скорее всего будет обеспечивать
значительную часть общего прироста преступ-

1 Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам несовершеннолетних.//Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000, №6. - с. 18.

2 Российская юстиция, 1999, №8. - с. 53.

3 Российская юстиция, 2001, №11. - с. 7 6-77.

5

ности в прогнозируемый период.1 Некоторые статистические
данные о состоянии преступности в Московской области см.
Приложение №2.

При такой сложной ситуации возникают проблемы, связанные с совершенствованием уголовно-процессуального за- конодательства, методики и тактики расследования преступ- лений .

Показания несовершеннолетних по праву являются наиболее распространенным видом доказательств, а допрос - единственным средством получения от них показаний. В свя- зи с принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ воз- никла потребность по новому осмыслить уголовно- процессуальное законодательство как систему гарантий дос- товерности и полноты показаний несовершеннолетних и мало- летних лиц, как систему обеспечения прав личности назван- ных участников уголовного судопроизводства.

Настоящее диссертационное исследование предпринято с целью разработки теоретических положений и научно- обоснованных рекомендаций, связанных с уголовно- процессуальными, криминалистическими, психологическими аспектами получения, оценки и использования информации от несовершеннолетних в процессе доказывания по уголовным делам.

Реализация указанной цели потребовала решения следующих задач:

  1. Исследовать сущность, роль и значение показаний несовершеннолетних участников уголовного судопроизводст- ва.

1 Меркушов А.Е. Указанное сочинение. - с. 18-19, 21.

6

  1. Осуществить анализ особенностей психологического механизма формирования показаний несовершеннолетних различных возрастных групп.
  2. Раскрыть содержание допроса несовершеннолетних, определить правовой статус психолога, педагога, рассмотреть новые подходы в участии законных представителей, близких родственников в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.
  3. Определить пути совершенствования уголовно-процессуальных норм, регламентирующих вопросы процессуального оформления (фиксации)
    показаний.
  4. На основе изучения монографической, учебно-методической литературы раскрыть нравственно- психологические качества личности несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства как источников информации .
  5. Разработать систему элементов подготовки к допросу несовершеннолетних как предпосылку его эффективного проведения в будущем.
  6. Провести изучение научных взглядов и воззрений на понятие и условия установления психологического контакта с несовершеннолетними.
  7. Проанализировать понятие и систему тактических приемов, используемых при допросе несовершеннолетних, разработать предложения по совершенствованию этой системы.
  8. Исследовать проблему принципов и правил оценки доказательств в российском уголовном процессе. На основе выявления актуальных проблем оценки доказательств разработать научные положения, направленные на обеспечение допустимости и достоверности показаний несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства.
  9. Объект и предмет исследования.

7

Объектом исследования является комплекс уголовно- процессуальных, криминалистических и психологических про- блем показаний несовершеннолетних, начиная с их получения и заканчивая оценкой и использованием в уголовно- процессуальном доказывании.

Предметом исследования выступают нормы уголовно- процессуального законодательства России, регламентирующие правила получения, оценки и использования информации от несовершеннолетних в процессе доказывания по уголовным делам, а также связанные с данными нормами криминалисти- ческие и психологические аспекты.

Методология, методика и эмпирическая база исследования.

Методологическую основу данного диссертационного ис- следования составляют диалектический метод научного по- знания, общенаучные и частнонаучные методы познания дей- ствительности: исторический, логический, сравнительно- правовой, статистический, социологический, системно- структурный.

Нормативной базой исследования явились Конституция РФ, действующее уголовное и уголовно-процессуальное зако- нодательство, Постановления и Определения Конституционно- го Суда РФ, международно-правовые документы, руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ (СССР и РСФСР), указания Генерального прокурора, иные ведомственные нор- мативно-правовые акты, решения по конкретным делам.

Теоретической основой диссертации явились труды оте- чественных и зарубежных авторов в области уголовно- процессуального права, криминалистики и психологии: В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, А.А. Бодалева, А.Н. Васильева, В.Л. Васильева, Н.А. Громова, Ж. Годфруа, М.И. Еникеева, Е.П. Ищенко, А.А. Закатова, 3.3. Зинатуллина, Г.А. Зори-

8

на, Л.Л. Каневского, Л.М. Карнеевой, Н.М. Кипниса, Л.Д. Кокорева, И.С. Кона, Е.А. Климова, М.В. Костицкого, М.М. Коченова, Н.П. Кузнецова, A.M. Ларина, Е.А. Личко, П.А. Лупинской, Дэвид Майерса, Т.Н. Москальковой, B.C. Мухиной, Р.С. Немова, В.А. Образцова, Ю.К. Орлова, А.Ю. Пана-сюк, И.Ф. Пантелеева, Алан Пиза, Н.И. Порубова, А. Р. Ра- тинова, Н.А. Селиванова, А.Б. Соловьева,.М.С. Строговича, А.И. Трусова, Ф.Н. Фаткуллина, В.Ю. Шепитько, А.А. Эйсма-на, М.Л. Якуба и других.

Эмпирической основой исследования послужили материалы опубликованной в 1961-2002 году судебной практики Верховного Суда РФ по теме диссертации, результаты обобщения 150 уголовных дел, рассмотренных судами Московской и Тверской областей. Проведено анкетирование свыше 8 0 практических работников Московской и Тверской областей. Основные положения, нашедшие отражение в диссертации, полу- чены и в результате анализа и критической оценки специальной литературы по вопросам уголовно-процессуального права, криминалистики и психологии, а также личного опыта работы автора следователем в Дубненском ОВД Московской области.

Научная новизна диссертации определяется тем, что, во-первых, она является первой монографической работой, выполненной на базе нового Уголовно-процессуального кодекса России; во-вторых, комплексным исследованием, охватывающим не только уголовно-процессуальные, но и нравственные, криминалистические, психологические вопросы получения, оценки и использования информации от несовершеннолетних, малолетних лиц в процессе доказывания по уголовным делам. Диссертантом вносятся соответствующие предложения по совершенствованию
действующего уголовно-

9

процессуального законодательства и практики его примене- ния .

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Показания несовершеннолетних, малолетних лиц являются важнейшим, а нередко единственным источником дока- зательств. Исходя из этого, обосновывается положение о том, что их показания, несмотря на специфические психиче- ские особенности несовершеннолетних и малолетних участни- ков уголовного судопроизводства, вполне могут быть досто- верными, достаточно полными и точными.
  2. В процессе подготовки к допросу, при установлении психологического контакта с несовершеннолетними, избрании соответствующей тактики допроса и для последующей проверки и оценки показаний несовершеннолетних дознава- тель, следователь, прокурор, судья должны учитывать осо- бенности психофизиологического развития несовершеннолет- них различных возрастных групп (дошкольный возраст, млад- ший школьный возраст, подростковый возраст, ранняя юность) применительно к восприятию, запоминанию и воспро- изведению информации как стадиям (этапам) психологическо- го механизма формирования показаний.
  3. Вносится предложение о закреплении в уголовно- процессуальном законодательстве России термина «малолет- ний», что позволит акцентировать внимание на характерных различиях в получении, оценке и использовании от них ин- формации в ходе расследования уголовных дел и повышенной гарантии защиты их прав, свобод и законных интересов.
  4. В диссертации обосновывается вывод о том, что по своему процессуальному статусу психолог, педагог в уго- ловном судопроизводстве с участием несовершеннолетних яв- ляется специалистом. Между тем по действующему уголовно- процессуальному законодательству (статьи 58, 191, 280,

10 425) права психолога, педагога уже, чем права специалиста. Поэтому предлагается дополнить статью 5 УПК РФ положением о том, что психолог, педагог - это лица, владеющие специальными психолого-педагогическими знаниями, умениями и навыками, отражающими современный уровень развития науки и практики, оказывающие содействие следственным и судебным органам в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, обладающие процессуальным ста-тусом специалиста, предусмотренным статьей 58 УПК РФ.

5 . ^иееертатТт^^полага-егт, чтТЭ _ О гра нй~ч”е11й~ё^1ГуЖ5”с т и я

пдихолога– только ‘рабЪ^бй с несовершеннолетними подозреваемыми, обвиняемыми и подсудимыми не отражает существующих реалий. Помощь психолога> безусловно, не менее необходима и ^Несовершеннолетним потерпевшим, и свидетелям. Поэтому^ по мнению автора, “,^ч^го.п^гаян<гч дополнить статью 191 и 280 УПК РФ возможностью участия психолога.

*j^’-.?. - В УПК РФ необходимо отразить приоритет участия

‘•”? • k >, - ••?”’?

•. * - ??’.

психолога в следственных и судебных действиях с участием несовершеннолетних, закрепив, что в качестве психолога может быть допущено только лицо, имеющее высшее психоло- гическое образование со специализацией в области детской, подростковой, юношеской психологии и имеющие стаж работы по специальности не менее трех лет. Педагог может участ- вовать в уголовном судопроизводстве только как альтерна- тива участию психолога при невозможности обеспечения уча- стия последнего.

  1. Предлагается внести изменение в статью 426 УПК РФ, предусмотрев, что при решении вопроса об участии за- конного представителя в следственных действиях с несовер- шеннолетними подозреваемыми, обвиняемыми, необходимо учи- тывать отношение несовершеннолетнего к данным лицам - и возможность их отрицательного влияния на него.

11

  1. УПК РФ (статьи 191, 280, 426 УПК РФ) необходимо дополнить положением об участии в следственных действиях с несовершеннолетними близких родственников, а не только законных представителей.
  2. Диссертантом обосновывается и предлагается система наиболее значимых и необходимых элементов подготовки к допросу: 1) тщательное изучение лицом, производящим до- прос, материалов уголовного дела; 2) изучение следовате- лем личности допрашиваемого; 3) определение места допро- са; 4) определение круга лиц, в нем участвующих; 5) спо- собы вызова на допрос; б) составление плана допроса. В диссертации подробно анализируются все указанные элементы применительно к подготовке допроса несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства.
  3. Предлагается система тактических приемов инфор- мационного взаимодействия при допросе несовершеннолетних, ориентированная на установление психологического контак- та, создание тактических предпосылок оптимизации процесса передачи допрашиваемым несовершеннолетним доказательст- венной информации.
  4. Обосновывается существование единого принципа оценки доказательств, а именно оценки ее по внутреннему убеждению. Некоторые из принципов оценки доказательств, предложенные рядом ученых (И.Л. Петрухиным, Ф.Н. Фаткул- линым, С.А. Зайцевой и другими), не могут рассматриваться в качестве таковых, являясь исключительно свойствами оценки доказательств по внутреннему убеждению.
  5. Оценка достоверности показаний несовершеннолет них лиц состоит в том, что: 1) изучаются нравственно- психологические особенности несовершеннолетних источников информации; 2) изучается влияние особенностей личности несовершеннолетних на процесс формирования показаний; 3)

12

тщательно анализируется содержание самих передаваемых сведений; 4) полученная из показаний информация сопоставляется с информацией,
полученной из других процессуальных

источников. __ /_^ ,

(СО I <* <-

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Изложенные в диссертации положения, выводы и предложения могут быть
использованы:

  • в деятельности правоохранительных органов в целях разрешения проблемных ситуаций, связанных с получением информации от несовершеннолетних, ее оценкой и использованием в уголовно- процессуальном доказывании;
  • в законотворческой деятельности по развитию уголовно- процессуального законодательства;
  • в преподавании курса уголовного процесса, криминалистики и юридической психологии в юридических вузах и учебных заведениях России, а также в системе повышения квалификации дознавателей, следователей, прокуроров, судей и других практических работников.
  • Апробация результатов исследования.

Основные теоретические положения и практические рекомендации по теме диссертационного исследования изложены автором в четырех опубликованных статьях. Материалы диссертационного исследования используются при преподавании курса уголовно-процессуального права в Московской Государственной Юридической Академии. Диссертация докладывалась, рецензировалась и обсуждалась на заседании кафедры уголовно-процессуального права и судоустройства Московской
Государственной Юридической Академии.

Объем и структура диссертации обусловлены поставленными целями и вытекающими из них задачами, а также необходимостью последовательного изложения материала. Работа состоит из введения,
трех глав, включающих десять пара-

1 1

к

I

13

граф ов,
закл ючен ия,
списк а
испол ьзова нной
литер атур ы, прил ожен ий.

14

Глава I.Показания несовершеннолетних как источник доказа- тельственной информации у

§1. Понятие, сущность и значение показаний несовер- шеннолетних участников уголовного судопроизводства’-/

Для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств дела, изобличения виновных, обеспечения правильного применения уголовного и уголовно- процессуального законов и назначения виновным справедли- вого наказания, лицо, производящее расследование, должно обладать доказательственной информацией.

Доказательственная информация собирается с помощью предусмотренных уголовно-процессуальным законом средств и из указанных в законе источников должностными лицами пра- воохранительных органов.

Вопросы сущности, роли и значения средств уголовно- процессуального доказывания и в первую очередь показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых явля- ются основными для практических работников, осуществляю- щих расследование уголовных дел, а также занимают одно из центральных мест в научных исследованиях в области уго- ловного процесса и криминалистики. Для зарубежных ученых данные вопросы являются не менее актуальными. Так, в сво- ей работе А.В. Харчиков, ссылаясь на данные американских исследователей, приводит сведения о том, что более 90 % всех представленных доказательств являются показаниями

15

свидетелей.1

Полагаем, что возникает необходимость в постоянном совершенствовании уголовно-процессуального законодательства как системы гарантий достоверности и полноты показаний, как системы обеспечения прав личности участников уголовного судопроизводства. Представляется, что особую роль в проблемных моментах показаний по праву занимают показания несовершеннолетних и малолетних лиц ввиду особенностей их психофизиологического развития, обуславливающих чрезвычайно тщательный и скрупулезный подход к показаниям данных лиц.

Показания (в том числе и несовершеннолетних) безусловно являются важнейшим, а нередко единственным источником доказательств. Без них невозможно представить себе расследование ни одного уголовного дела. Права Л.М. Кар-неева, которая утверждает, что показания являются самым распространенным источником доказательств по любому уголовному делу, что объясняется неограниченными по существу возможностями человека воспринимать и сохранять в памяти самые разнообразные явления объективной действительности, в том числе относящиеся к преступлению.2

Вместе с тем, в научной литературе вопрос о роли показаний среди источников доказательственной информации до сих пор является дискуссионным. Диссертант разделяет точку зрения А.Б. Соловьева,
который критикует в частности

Харчиков А.В. Проблемы получения и оценки показаний не- совершеннолетних на предварительном следствии. Дисс… канд. юрид.
наук. - Москва, 1996. - с. 14.

2 Л.М. Карнеева, И. Кертэс. Источники доказательств по советскому и венгерскому законодательству. Москва. «Юридическая литература», 1985.
- с. 35.

16

А.А. Леви1 и М.В. Вандера,2 ставящих вопрос об объективизации доказывания и понимающих под этим необходимость сокращения числа допросов и более широкое использование следственных действий, связанных с обнаружением, исследованием и использованием при доказывании так называемых «немых свидетелей» - вещественных доказательств и документов, которые, по мысли этих ученых, носят более объективный, непредвзятый характер. А.Б. Соловьев вполне обоснованно замечает, что количественный подход при решении данного вопроса вообще недопустим. Использование следственных действий, являющихся процессуальными средствами получения (формирования - по С.А. Шейферу) доказательственной информации по делу, обусловлено характером следов преступления и познавательными возможностями конкретных следственных действий. Здесь важно избрать необходимые для решения определенных задач расследования следственные действия и эффективно их выполнять. Поэтому деятельность следователя в значительной степени детерминирована указанными выше обстоятельствами. Важно провести необходимые следственные действия и не выполнять тех, которые не вытекают из обстановки расследования. При этом в результате их проведения должен быть получен максимум
возможной до-

Леви А.А. Объективизация доказывания на предварительном расследовании как одно из средств обеспечения прав и законных интересов его участников. В кн.: Н.А. Якубович и др. Участники уголовного процесса и прокурорский надзор за обеспечением органами расследования их прав и законо- дательных интересов. М., 1995. - с. 41-51.

2 Вандер М.В., Филиппова М.А. Объективизация и удостоверение в процессе предварительного расследования. Правоведение. 1991, №2.

17

казательственной информации.1

В статьях 7 6-7 9 нового УПК РФ законодателем нормативно закреплено (данный момент в УПК РСФСР был сформулирован недостаточно четко) понятие показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетелей, как сведений, со- общенных ими на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями УПК.

В качестве разновидности данного источника доказательств выступают показания несовершеннолетних. Специфика показания несовершеннолетних объясняется следующими при- чинами. Во-первых, особенностью производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, закрепленных в гла- ве 50 УПК РФ. Во-вторых, распространенностью несовершен- нолетней преступности, имеющей явную тенденцию к росту. К сожалению, показания несовершеннолетних не ограничиваются делами данной категории, где они выступают в качестве по- дозреваемых и обвиняемых. В последнее время несовершенно- летние все чаще и чаще вовлекаются в орбиту уголовного судопроизводства в качестве свидетелей и потерпевших, тем самым, значительно расширяя круг его участников.

А.А. Закатов отмечает, что малый возраст, малый жизненный опыт, несформированность и ранимость детской психики потребовали от законодателя дополнительных правовых гарантий по обеспечению прав и интересов несовершеннолет- них свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых. Это обстоятельство проявилось прежде всего в создании особого порядка получения показаний этих участников уго-

Соловьев А. Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. Методическое пособие. М.: 000 Издательство «Юрлитинформ», 2001. - с. 5.

18

ловного процесса.1

Показания свидетеля характеризуются определенными признаками. Основные из них:

  • это устное сообщение о фактах, а не письменная ин- формация;
  • это сообщение об обстоятельствах, имеющих значение по уголовному делу;
  • это сообщение, которое делают лица, специально вы- званные для допроса в качестве свидетеля;
  • это сообщение, которое получают в установленном порядке должностные лица и органы, имеющие право допрашивать свидетелей в уголовном процессе.2
  • Свидетель появляется в деле с момента его вызова к следователю или в суд. Именно с этого момента у него по- являются права и обязанности и может наступить ответст- венность . Основной обязанностью свидетеля является обя- занность явиться по вызову и дать правдивые показания3 (статья 56 ч. 6 п. 2 УПК РФ).

Сущность свидетельских показаний как доказательств состоит в передаче посредством устной речи информации об определенных событиях и предметах. В основе этой передачи лежит прежде всего непосредственное восприятие свидетелем указанных событий и предметов - зрительное, слуховое,

Закатов А.А. Психологические особенности тактики произ- водства следственных действий с участием несовершеннолет- них. Волгоград, 1979. - с. 3.

2 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказа тельства и доказывание. Воронеж. 1995. - с. 166.

3 Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном про цессе. Научно-практическое пособие. - М.: «Проспект», 2000. - с. 101-102.

19

обонятельное и т.п., а также сохранение их в памяти.1

Авторы «Теории доказательств в советском уголовном процессе» вполне обоснованно обращают внимание, что «спо- собность правильно воспринимать те или иные обстоятельст- ва зависит не только и не столько от возраста, сколько от характера этих обстоятельств и индивидуальных особенно- стей ребенка, закон не оговаривает с какого возраста не- совершеннолетний может быть допрошен в качестве свидетеля или потерпевшего».2 Однако вывод, который делается, далеко не бесспорен. «В силу ограниченной способности детей к восприятию и воспроизведению многих обстоятельств, а так- же их повышенной склонности к фантазированию, внушению и самовнушению малолетних допрашивают в качестве свидетелей в тех случаях, когда существенные для дела обстоятельства не могут быть установлены иным путем».3 Полагаем, что ап- риорно предрешать вопросы достоверности показаний мало- летних, несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, исхо- дя только из общих (выделено нами - М.С.) закономерностей их психофизиологического развития, совершенно неоправдан- но. Дети одного и того же возраста по уровню своего раз- вития могут кардинально отличаться друг от друга. Поэтому применять возрастной критерий для определения возможности ребенка правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания нельзя. Уголовно-процессуальный кодекс РФ предоставляет возможность дознавателю, следователю, прокурору и суду для широкого привлечения к участию в следственных дейст-

1 Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в советском уголовном процессе. Иркутск, 1970. - с. 58.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Отв. редактор Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и допол ненное, М., «Юрид. лит.», 1973. - с. 570.

3 Там же. - с. 570.

20

виях и прежде всего получению показаний от малолетних и несовершеннолетних специалистов - психологов и педагогов, которые в каждом конкретном случае, в отношении конкрет- ного ребенка должны определить, способен ли он правильно воспринимать и понимать те события, которые он наблюдал (более подробно о роли и правовом статусе психологов и педагогов в уголовном судопроизводстве с участием несо- вершеннолетних диссертант остановится в §3 данной главы).

В уголовно-процессуальной науке распространена точка зрения о незаменимости свидетеля.1 Действительно, свиде- тель как источник доказательственной информации, создает- ся самими обстоятельствами расследуемого события и поэто- му он незаменим (в отличие, например, от эксперта, кото- рый может быть заменен).2

Закон, обеспечивая прежде всего объективность должностных лиц, участвующих в расследовании и судебном рассмотрении дела, от каких-либо заранее сложившихся личных впечатлений, запрещает совмещение обязанностей свидетеля с какими-либо иными процессуальными функциями (судьи, прокурора, следователя, дознавателя и др.). Указанные ли- ца подлежат отводу, если они являются свидетелями (статьи 61-72 УПК РФ). Применительно к несовершеннолетним свиде- телям основания отвода вышеуказанных лиц неприменимы, так

Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в советском уголовном процессе. - с. 61; Теория доказательств в со- ветском уголовном процессе. - с. 5 67; Фаткуллин Ф.Н. Об- щие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. - с. 133; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 168; Орлов Ю.К. Указанное сочинение. - с. 101 и дру- гие .

2 Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П.А. Лупинская - 3-е изд., перераб. и доп. - М., ЮристЪ, 2001. - с. 199.

\i 21

Ч]

как ни один из них, исходя из возрастных ограничений, не может быть ни судьей, ни прокурором, ни следователем, ни дознавателем. В уголовном судопроизводстве по делам несо- вершеннолетних закон допускает совмещение обязанностей свидетеля только с функциями законного представителя. В статье 72 ч. 3 УПК РСФСР этот момент был прямо урегулирован, в УПК РФ аналогичной нормы не имеется. Тем не менее нет и прямого запрета, предусмотренного статьей 56 ч. 3 УПК РФ о допросе законного представителя несовершеннолетнего лица в качестве свидетеля, если, конечно, он против этого не возражает, решив воспользоваться статьей 51 Конституции РФ.

JL—.-^„.Диссертант полагает, что в уголовно-процессуальном законодательстве России назрела необходимость закрепления использующегося достаточно долгое время в научной литературе термина «малолетний». Представляется очевидным, что подходы к показаниям лиц, не достигших четырнадцатилетне- / 5” го возраста - малолетних, и более старших возрастных^-^ групп - несовершеннолетних, различны. По нашему мнению, закрепление данного термина снимет многие проблемные моменты теории и практики и акцентирует внимание правоприменителей на возрастных особенностях малолетних, обуславливающих особый подход к их показаниям и повышенной гарантии защиты их прав и законных интересов.

Прав О.Х. Галимов, который пишет, что «наличие сфор- мулированного понятия малолетнего в уголовном процессе дает возможность объединить правовые нормы, регулирующие его участие в судопроизводстве и определить круг субъектов, в качестве которых он может выступать. Такой подход позволит наиболее полно раскрыть особенности правового

22 положения малолетнего в уголовном судопроизводстве».1

Предмет свидетельских показаний определен статьей 7 9 УПК РФ. В показаниях несовершеннолетних свидетелей должны содержаться сведения о фактах, установление которых имеет значение по уголовному делу. Прежде всего - это обстоя- тельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу (ста- тья 73 УПК РФ) . Кроме этого, в показаниях несовершенно- летних свидетелей может содержаться информация об обстоя- тельствах, подлежащих установлению по делам несовершенно- летних (статья 421 УПК РФ), также в «предмет показаний свидетеля могут входить обстоятельства совершения престу- пления, его подготовки или сокрытия, последствия совер- шенного деяния и иные любые обстоятельства, имеющие зна- чение доказательственных фактов».2 Статья 79 ч. 2 УПК РФ закрепляет очень важный, с нашей точки зрения, момент о том, что свидетель может быть допрошен не только о лично- сти обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ними, но и о взаимоотношениях с другими свидетелями. УПК РСФСР в статье 72 не предусматривал нормы о возможно- сти получения информации от свидетеля о его взаимоотноше- ниях с другими свидетелями. УПК РФ в настоящее время пре- доставляет такую возможность.

По процессуальной природе, предмету и содержанию к показаниям несовершеннолетних свидетелей наиболее близко примыкают показания несовершеннолетних потерпевших. В ха- рактеристике показаний этих участников уголовного судо- производства очень много общего. Однако показания потер- певшего имеют ряд специфических особенностей, обусловлен-

1 Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовно го судопроизводства с участием малолетних. Дисс… канд. юрид. наук. Омск, 1997. - с. 62.

2 Орлов Ю.К. Указанное сочинение. - с. 102.

23 ных самим процессуальным положением потерпевшего:

1) в качестве свидетеля может быть вызвано любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, ‘имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела (статья 56 ч. 1 УПК РФ). Потерпевший же появляется в деле в результате причинения ему преступлением физического, имущественного, морального вреда и только после его при- знания таковым соответствующим постановлением дознавате- ля, следователя, прокурора или суда (статья 42 ч. 1 УПК

РФ) ;

2)потерпевший как участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения обладает целым комплексом прав, обеспечивающих защиту его интересов (новый УПК РФ в ста- тье 42 значительно расширил круг прав потерпевшего, их стало двадцать два). Поэтому показания потерпевшего, с одной стороны, как и показания свидетеля, являются источ- ником доказательственной информации, а с другой - средст- вом защиты его интересов. Для потерпевшего, в отличие от свидетеля, дача показаний является не только обязанно- стью, но и правом. Это означает, что следователь (суд) не вправе отказать ему в даче показаний, если он изъявляет такое желание.1

3) в отличие от свидетеля, который, как правило, не заинтересован в исходе дела, потерпевший имеет в нем са- мостоятельные интересы. Заинтересованность потерпевшего необходимо рассматривать в двух аспектах: как стимул к активному участию потерпевшего в раскрытии преступления, и как причину возможной необъективности потерпевшего. По- этому потерпевшего и его показания нужно эффективно ис-

1 Орлов Ю.К. Указанное сочинение. - с. 105.

24 пользовать в уголовно-процессуальном доказывании, а, с другой стороны, сведения, полученные от него, - тщательно проверять и оценивать с учетом возможной его необъектив- ности.1 К показаниям же несовершеннолетних, малолетних лиц подходить нужно еще более тщательно;

4) предмет показаний потерпевшего шире, чем у свидетеля. Это положение базируется на том, что потерпевший «в своих показаниях может сообщать не только конкретные, известные ему факты, но также давать оценку другим, собранным по дела доказательствам, выражать свое согласие или несогласие с ними».2 Ведь потерпевший имеет право на оз- накомление со всеми материалами дела (статья 42 ч. 2 п. 12 УПК РФ) , является полноправным участником судебного разбирательства (статья 42 ч. 2 п.п. 14-17 УПК РФ) .

Несовершеннолетние, малолетние свидетели и потерпевшие нуждаются в повышенной охране их прав и законных ин- тересов, поэтому законодатель в УПК РФ закрепляет положе- ние об участии в получении показаний от них не только пе- дагогов, об этом мы уже говорили ранее, но и их законных представителей (более подробно о роли законных представи- телей диссертант останавливается в §3 настоящей главы).

Как источник доказательственной информации несовер- шеннолетние обвиняемые и подозреваемые не отличаются по процессу формирования их показаний от свидетелей и потер- певших. Отсюда вытекают многие общие положения определяю- щие порядок получения их показаний. «Однако специфика процессуального положения подозреваемых и обвиняемых, как участников процесса, против которых ведется производство по делу, создает определенные особенности в их положении

1 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 179.

2 Орлов Ю.К. Указанное сочинение. - с. 105-106.

25 как источников доказательств».1

Дача показаний является для несовершеннолетнего обвиняемого не обязанностью, а правом (статья 47 ч. 4 п. 3 УПК РФ). Он не несет абсолютно никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Последнее обстоятельство является одной из гарантией осуществления обвиняемым права на защиту. Этим его про- цессуальное положение значительным образом отличается от положения несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, для которых давать правдивые показания является именно обязанностью. Тем не менее вышеизложенное «не означает, что за обвиняемым признано право на ложь. Правдивость -нравственный принцип, и никакого исключения из этого для обвиняемого закон не делает и не может сделать, так как это означало бы поощрение аморального поведения».2 Полагаем, что акцентирование внимания несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых на даче правдивых показаний не менее важно, чем для несовершеннолетних свидетелей и потерпевших.

На практике еще встречаются совершенно недопустимые случаи, когда отказ от дачи показаний (право предусмотренное статьей 51 Конституции РФ) приводит к осуждению подсудимого к более строгой мере уголовного наказания по сравнению с тем наказанием, которое применено к лицу, давшему в судебном заседании показания, иногда даже ложные. Так, в Глазовском городском суде Удмуртской республики по делу Ш., И. и еще других пятерых подсудимых, обвинявшихся в ограблении квартир, рассмотренном летом 1996 года, двоим подсудимым, решившим
воспользоваться статьей

1 Арсеньев В.Д. Указанное сочинение. - с. 71.

2 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 182.

26

51 Конституции РФ, назначенное по приговору суда наказа- ние оказалось на два года больше, чем подсудимым, давшим в суде показания, хотя роль этих двух подсудимых в пре- ступлениях практически ничем не отличалась от степени участия в преступлениях других подсудимых (все соисполни- тели, все ранее не судимы, возрастные параметры также примерно одинаковые).1

Таким образом, показания обвиняемого двойственны: с одной стороны - источник доказательственной информации, а с другой - средство защиты от предъявленного обвинения.

Стоит отметить, что предмет показаний обвиняемого оп- ределяется в первую очередь содержанием предъявленного ему обвинения. Обвиняемый как никто другой осведомлен об обстоятельствах совершенного преступления, являясь наибо- лее ценным источником доказательственной информации, но, с другой стороны, обвиняемый, более чем кто-либо предрас- положен скрыть эту информацию или по возможности ее иска- зить, ведь от исхода дела зависит его дальнейшая судьба. Обвиняемый имеет право знать, на основании каких докумен- тов и в чем он обвиняется. Это право обеспечивается сле- дующими процессуальными гарантиями: ознакомлением с по- становлением о привлечении в качестве обвиняемого, с об- винительным актом, возможностью получать их копии, знако- миться с материалами дела после окончания предварительно- го расследования и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме (статья 47 ч. 4 п. 3, 12 УПК РФ) . Представляется, что ограничивать предмет показаний несовершеннолетних обвиняемых лишь содержанием предъяв- ленного обвинения нельзя. В показания могут входить и

1 Крысин С.Г. Теоретические основы оценки средств уголов- но-процессуального доказывания. Дисс… канд. юрид. наук. Ижевск, 1999. - с. 48.

27 другие обстоятельства, без которых правильное разрешение дела невозможно: мотив, взаимоотношения с потерпевшим, его оценочные суждения о доказательствах, юридической квалификации преступлений, о его возрасте, условиях жизни и воспитания, уровне психического развития, иных особенностях его личности, влияние на него старших по возрасту лиц и т.д. Поэтому можно утверждать, что предмет показаний несовершеннолетних обвиняемых шире, чем у несовершеннолетних потерпевших и тем более у свидетелей.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ рассматривает показания обвиняемого как равноправное доказательство, не обладающее никакими преимуществами по отношению к другим видам доказательств с точки зрения их доказательственного значения. В ч. 2 статьи 77 УПК РФ специально оговаривается, что «признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при под- тверждении его совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств». Данная норма, на наш взгляд, конкретизирует общее
требование, отраженное в статье 17 ч. 2 УПК РФ

0 том, что «никакие доказательства не имеют заранее уста новленной силы». Необходимость в такой конкретизации именно в отношении показаний обвиняемого вызвана не недо верием к этому виду доказательств, а той опасностью, ко торую таит в себе их переоценка.1 Таким образом, доказа тельством является не факт признания обвиняемым своей ви ны, а сообщаемые им сведения, свидетельствующие о его причастности к совершению преступления и объективно под твержденные в ходе проверки.

Показания несовершеннолетнего подозреваемого по своей

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - с. 604-605.

28

сущности близки к показаниям несовершеннолетнего обвиняемого. Они также имеют двойственную процессуальную природу, являясь и источником доказательственной информации, и средством защиты его интересов. Подозреваемый тоже не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Особенность предмета показаний подозреваемого обусловлена обстоятельствами, явившимися основаниями для подозрения, а также иными известными ему обстоятельства по делу. Различие же показаний обвиняемого и подозреваемого состоит в том, что в отношении одного уже собрана достаточная совокупность доказательств, дающая основание для обвинения лица в совершении преступления, в отношении же другого - такая совокупность отсутствует и поэтому обвинение еще не сформулировано. Следовательно, информативность (полнота) его показаний в сравнении с показаниями обвиняемого не столь
полна.

В отношении несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых закон устанавливает дополнительные гарантии получения от них полных и правдивых показаний. Вызов несовершеннолетних производится исключительно через их родителей и законных представителей (статья 424 УПК РФ) , педагог или психолог в обязательном порядке принимают участие в допросе несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, не достигших шестнадцати лет (статья 425 ч. 3 УПК РФ) , законные представители допускаются в дело с момента первого допроса несовершеннолетних в качестве подозреваемых и обвиняемых (статья 42 6 УПК РФ). По всем делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, участвует защитник (статья 51 ч. 1 п. 2 УПК
РФ).

Уяснение понятия, сущности, роли и значения показаний несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства

г

с

7

29

позв олит знач ител ьно повы сить эффе ктив ност ь испо льзо вани я соде ржащ ейся в них дока зате льст венн ой инфо рмац ии для при- няти я прав ильн ых проц ессу альн ых реше ний.

30

§2. Особенности процесса формирования показаний несовер- шеннолетних

Допрос является наиболее психологизированным следственным действием, связанным с личностными особенностями допрашиваемого и допрашивающего, психическим взаимодейст- вием между ними.1 Отсюда вытекает необходимость знания следователем и использования им в производстве по делу, в том числе, и закономерностей формирования показаний несо- вершеннолетних, что способствует получению от них досто- верной информации. Применение же отдельных психолого- тактических приемов позволяет выявлять и устранять иска- жения в показаниях несовершеннолетних. Это, в свою оче- редь, оказывает существенное влияние на оценку показаний несовершеннолетних и своевременное принятие процессуаль- ных решений, без которых процесс доказывания не может быть признан завершенным.

В юридической литературе психологический механизм формирования показаний традиционно подразделяется на три основные стадии (этапа): восприятие, запоминание и вос- произведение.2 Некоторые криминалисты выделяют иные ста-

Еникеев М.И. Юридическая психология. Учебник для вузов. - М. : Издательство Норма (Издательская группа НОРМА- ИНФРА»М) , 2000. - с. 204.

2 Порубов Н.И. Допрос. - Минск: Вышэйшая школа, 19 68. -с. 32-33; Карацев К.М. Основные процессуальные и кримина- листические положения допроса обвиняемого. - Алма-Ата, 1969. - с. 68-69; Алексеев A.M. Психологические особенно- сти показаний очевидцев. - М.: Юрид. лит., 1972. - с. 14- 38; Пантелеев И.Ф. Допрос/Криминалистика. - Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Юрид. лит., 1973. - с. 316-323; Крими- налистика/Под ред. И.Ф. Крылова. - Л.: ЛГУ, 1976. - с. 354-355; Митрохина З.И. Использование данных психологии при производстве допроса: Учеб. пособие. - Киев: УМК ВО,

31

дии этого процесса. Так Г. А. Зорин пишет еще об одной стадии: обратная связь, «корректировка показаний».1 А.Н. Васильев и Л.М. Карнеева предлагают выделять четыре этапа в формировании показаний: восприятие, запоминание, припо- минание и воспроизведение.2 Представляется, что нет необ- ходимости в выделении припоминания в отдельную стадию, так как припоминание есть наиболее активная форма воспро- изведения, и представляет интерес только применительно к этому этапу. Несколько иную классификацию предлагает вен- герский криминалист Имре Кертэс, который считает наиболее целесообразным выделять стадии ощущения, восприятия, за- поминания и воспроизведения.3 Думается, что поскольку ощущения являются основой восприятия, то вряд ли целесо- образно относить его в отдельную стадию.

И.А. Макаренко предлагает следующую классификацию этапов формирования показаний несовершеннолетнего обвиняемого: 1) стадия восприятия; 2) стадия сохранения информации; 3)
стадия формирования будущих показаний;

    • с. 4-26; Шепитько В.Ю. Допрос несовершеннолетнего: психология и тактика: Автореф. дисс….канд. юрид. наук., Харьков, 1990. - с. 12; Криминалистика: Учебник/Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М. : Юрид. лит., 1993.
    • с. 384-392; У.А. Усманов. Тактика допроса на предварительном следствии. Справочник. - М. : Издательство «Приор», 2001. - с. 11-15.

1 Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. Учебно- практическое пособие. М.: 000 Издательство «Юрлитинформ», 2001. - с. 9.

2 Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при рас следовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1970. - с. 11.

3 Кертэс Имре. Тактика и психологические основы допроса. - М.: Юрид. лит., 1965. - с. 138.

32 4)стадия воспроизведения.1 По вполне справедливому замечанию В.Ю. Шепитько, анализ предложенных конструкций показывает их детализирующий и уточняющих характер и не отвергает существование общепризнанной модели.2 Автор поддерживает данную позицию.

Первой стадией формирования показаний является вос- приятие, то есть «отражение предметов и явлений в целост- ном виде в результате осознания их отличительных призна- ков» . Основой стадии восприятия служат ощущения - «отра- жение в сознании человека отдельных свойств, качеств предметов и явлений, непосредственно воздействующих на наши органы чувств».3

В зависимости от того, какой анализатор при восприятии является ведущим, различают зрительное, слуховое, осязательное, вкусовое и обонятельное восприятие.4

Характер и результаты восприятия связаны как с объектом восприятия, так и с особенностями воспринимающей лич-

Макаренко И.А. Система тактических приемов допроса не- совершеннолетнего обвиняемого с учетом следственных си- туаций и психологических свойств допрашиваемого. Дисс… канд. юрид. наук. - Уфа, 1998. - с. 44.

2 Шепитько В.Ю. Допрос несовершеннолетних: психология и тактика. Дисс… канд. юрид. наук. - Харьков, 1990. - с. 68-69.

3 Общая психология: Учеб. пособие/Под ред. А.В. Петров ского. - М. : Просвещение, 1970. - с. 222; Венгер А., Му хина B.C. Психология: Учебное пособие. - М.: Просвещение, 1988. - с. 163; Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов - М.: Юристъ, 1996. - с. 94; Психология и педагогика/Под ред. А.А. Радугина. - М. : Центр, 199 6. - с. 52; Чуфаровский Ю.В. Юридическая психо логия: Учебник для юридических вузов. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Юриспруденция, 2000. - с. 43.

4 Степанов В.Г. Психологические особенности перцептивной деятельности школьников^! учет их в учебно-воспитательной работе: Учеб. пособие. - М.:1989. - с. 6.

33 ности. Факторы, влияющие на процесс восприятия допраши- ваемого, достаточно подробно изложены в научной литературе и подразделяются на две группы: 1) объективные, к которым относятся внешние условия восприятия и особенности воспринимаемых объектов (освещенность объекта; расстоя- ние, на котором воспринимается объект или событие; дли- тельность воспринимаемого события; погодные условия, шум, применение преступником маскирующих средств и др.); 2) субъективные, наличие которых связано с волевыми, интел- лектуальными, эмоциональными, физическими и другими осо- бенностями личности допрашиваемого (состояние органов чувств; возраст; психическое состояние лица; усталость, направленность внимания, склонность к внушению, фантази- рование и др.)1

Восприятие несовершеннолетними окружающей действительности обусловлено их возрастными особенностями. В процессе возрастного развития их восприятие не остается неизменным, оно совершенствуется.

1 Карнеева Л.М., Ордынский С. С, Розенблит С. Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М.: Гос. изд-во юрид. лит., 1958. - с. 9-45; Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Тактика допроса при расследовании преступлений. - Киев: РИО МВД УССР, 1978. - с. 19-24; Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. - Минск: Вышейшая школа, 1978. - с. 34-38; Гаврилова Н.И. Ошибки в свидетельских показаниях. (Происхождение, выявление, уст- ранение) : Метод, пособие. - М., 1983. - с. 136; Журавель В. А. Допрос потерпевшего и использование его показаний для построения методики расследования отдельных видов преступлений. Дисс… канд. юрид. наук. - Харьков, 1983. - с. 36-38; Криминалистика: Учебник/Под ред. Е.П. Ищенко. - М.:Юристъ, 2000. - с. 371, 378-379; Ю.К. Орлов. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно- практическое пособие. - М.: «Проспект», 2000. - с.104; У.А. Усманов. Тактика допроса на предварительном следст-

34

Дети выделяют в каждой ситуации те предметы, которые сами по себе проковывают их внимание своей необычной формой, яркой окраской, блеском и т.п. Выделение отражаемых предметов из всего многообразия постоянно действующих раздражителей происходит у детей не по их объективной значимости в ситуации (как это в большинстве случаев про- исходит у взрослых людей), а по чисто внешним признакам.1

Восприятие какого-либо события, явления либо предмета несовершеннолетними осуществляется на основе их предшест- вующего опыта, знаний и интересов. Этот процесс называет- ся апперцепцией. Психологи констатируют, что чем богаче опыт человека, чем больше у него знаний, тем больше он увидит в предмете.2

Многое в восприятии ребенком окружающего мира зависит от его индивидуального опыта, накопленных впечатлений, условий и внешней обстановки его жизни. Чтобы представить себе хотя бы приблизительно возможности дошкольника пра- вильно воспринимать определенные явления действительно- сти, необходимо знать, какие предметы его окружают в по- вседневной жизни.3

Восприятие зависит от уровня внимания человека. «Внимание - это психическое явление, состоящее в сосредоточенности сознания, отдельных психических процессов на оп-

вии. Справочник. - М.: «Издательство ПРИОР», 2001. - с. 11-20 и др.

1 Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. - М. : 1977. - с. 61.

2 Общая психология: Учеб. пособие/Под ред. А.В. Петров ского. - М.: Просвещение, 1970. - с. 228.

3 М.М. Коченов, Н.Р. Осипова. Психология допроса малолет них свидетелей. Юридическая психология./Сост. и общ. ре дакция Т.Н. Курбатовой. - Спб.: Питер, 2001. - с. 382.

35 ределенном объекте с одновременным отвлечением от посторонних раздражителей».1

На протяжении дошкольного возраста в связи с усложнением деятельности детей и их продвижением в общем умственном развитии внимание приобретает большую сосредоточенность и устойчивость… Следует отметить, что начиная со старшего дошкольного возраста дети становятся способными удерживать внимание на действиях, которые приобретают для них интеллектуально значимый интерес. Устойчивость внима- ния в интеллектуальной деятельности заметно возрастает к семи годам… Дети младшего школьного возраста способны удерживать внимание на интеллектуальных задачах, но это требует колоссальных усилий воли и организации высокой мотивации.2

Психологи отмечают, что внимание подростков характе- ризуется не только большим объемом и устойчивостью, чем у детей младшего школьного возраста, но и специфической из- бирательностью,3 то есть несовершеннолетний обращает вни- мание на то, что наиболее значимо для него в данный мо- мент. В этой связи выделяют непроизвольное, произвольное и послепроизвольное внимание.4

Непроизвольное внимание зависит от характера внешнего раздражения, психического состояния и непосредственного

Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. - М. : Юристъ, 2000. - с. 129.

2 Мухина B.C. Возрастная психология: Учебник для вузов. - М.: Издательский центр «Академия», 1997. - с. 207, 283.

3 Кон И.С, Фельдштейн Д.И. Отрочество как этап жизни и некоторые психолого-педагогические характеристики пере ходного возраста//В мире подростка. - М.: Медицина, 1980. - с. 25.

4 Столяренко Л. Д. Основы психологии. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. - с. 32-33.

36

интереса. Как указывает В.А. Крутецкий, подросток воспри- нимает материал через призму практической значимости. Если материал важен, несовершеннолетний активно воспринимает его, если ему кажется, что материал несущественный, он ослабляет свое внимание. Такая пульсация внимания проис- ходит у подростка непреднамеренно, иными словами непроиз- вольно.1

Произвольное внимание - это сознательное сосредоточение на определенной информации. Основой произвольного внимания является его устойчивость. Устойчивость произвольного внимания в подростковом возрасте развита значительно больше, чем в младшем. Кроме того, индивидуальные особенности воспитания, устойчивости внимания обусловлены типом темперамента. Например, холерику труднее выработать у себя устойчивость внимания, чем флегматику.2

Подросток может хорошо концентрировать внимание в значимой для него деятельности. Внимание подростка становится хорошо управляемым, контролируемым процессом и ув- лекательной деятельностью.3

Получение полной информации об обстоятельствах рас- следуемого дела от несовершеннолетнего предполагает необ- ходимость его ориентации в пространственно-временных от- ношениях. Однако оценка несовершеннолетним таких отношений не всегда бывает точной. Так, дети не в состоянии точно соотнести расположение людей относительно друг друга и окружающих предметов. Воспроизводя картину событий, дошкольники пользуются преимущественно неопределенными

1 Крутецкий В.А. Основы педагогической психологии. - М. : Просвещение, 1972. - с. 141.

2 Степанов В.Г. Психология трудных школьников. - М. : Ака демия, 1996. - с. 49.

3 Мухина B.C. Указанное сочинение. - с. 391.

37 понятиями (близко - далеко, около, сбоку и т.п.). Уточнить их дети практически не могут иначе, чем указав на конкретный предмет, оказавшийся в поле их деятельности. Однако и такие уточнения представляют большие трудности из-за фрагментарности восприятия, отсутствия в памяти целостной картины сложных действий.1

Восприятие времени - это отражение в сознании человека последовательности, длительности, скоростности явлений действительности. Это, наконец, ориентировка человека в самом времени. В основе восприятия лежат ритмические про- цессы жизнедеятельности организма.2

Восприятие времени у несовершеннолетних дошкольной и младшей школьной возрастных групп несовершенно. С общим характером психического развития, с овладением знаниями в процессе обучения связано и повышение точности дифферен- цирования отрезков времени. Примечательно, что школьники лучше всего ориентируются в тех промежутках времени, ко- торые связаны с их повседневной деятельностью.3

Восприятие продолжительности времени меняется в зави- симости от возраста. Это влияние, как считают некоторые авторы, проявляет себя при восприятии длительности свыше одного дня. Для людей преклонного возраста время течет быстрее, чем для ребенка. Поэтому при допросе свидетелей мы можем столкнуться с расхождениями в их показаниях.4

В процессе получения показаний от несовершеннолетних нередко существует необходимость в получении информации о

Коченов М.М., Осипова Н.Р. Указанное сочинение. - с. 384- 385.

2 Романов В.В. Указанное сочинение. - с. 107.

3 Общая психология: Учеб. пособие/Под ред. А.В. Петров ского, 1970. - с. 253.

4 Романов В.В. Указанное сочинение. - с. 108.

38

внешности преступника либо какого-нибудь другого человека. В зависимости от того, какое значение люди придают различным особенностям личности, они по-разному относятся друг к другу, испытывают различные чувства и при даче свидетельских показаний выдвигают на передний план те или иные индивидуальные стороны другого человека.1 Объем и характер восприятия внешних признаков человека зависит от возраста и уровня его развития.

В своих показаниях несовершеннолетние не всегда точно могут сообщить сведения о росте или возрасте человека, которого они наблюдали. Об этом свидетельствуют результаты экспериментального исследования, проведенного А.А. Бо- далевым. В частности правильность оценки роста людей у учеников 2-го класса оказалась очень низкой - 2,9 %; в группе школьников 11 - 12 лет правильность ответов дос- тигла 28,5 %, в группе 14 - 15 -летних этот показатель достиг 37,2 % (при точности ±2 см).2

Много грубых ошибок допускается в оценке возраста взрослых людей, проявляется смещенность понятий «молодой» и «старый». Для дошкольников человек в 35 - 40 лет обычно «старый» или во всяком случае «пожилой». Замечено, что многим детям родители кажутся моложе своих сверстников. Оценка возраста в годах производится детьми также неточ- но.3

Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996. - с. 104.

2 Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. - М.: МГУ, 1982. - с. 35-36.

3 Коченов М.М., Н.Р. Осипова. Психология допроса малолет них свидетелей. Юридическая психология/Сост. и общ. ре дакция Т.Н. Курбатовой. - Спб.: Питер, 2001. - с. 386.

39

Следственная деятельность особенно насыщена эмоцио- нальными проявлениями. Она в значительной мере связана с экстремальными ситуациями и конфликтами, с межличностным взаимодействием, одним из факторов которого являются эмо- ции и чувства людей. Расследование преступлений невозмож- но без учета и оценки влияния эмоций на поведение челове- ка.1 Поэтому, рассматривая восприятие как стадию формиро- вания показаний, необходимо учитывать его эмоциональный фактор.2 С.Л. Рубинштейн указывает, что воспринимает не изолированный глаз, не ухо само по себе, а конкретный че- ловек, и в его восприятии, если взять его во всей его конкретности, всегда сказывается весь человек, его отно- шение к воспринимаемому, его потребности, интересы, уст- ремления, желания и чувства. Эмоциональное отношение как бы регулирует и расцвечивает воспринимаемое - делает яр- кими, выпуклыми одни черты и оставляет другие затушеван- ными, в тени.3 Восприятие различных факторов сопровожда- ется определенным психическим отношением, которое возни- кает у воспринимаемого лица. Под различным углом зрения протекает восприятие в зависимости от того, является ли

1 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996. - с. 185.

2 Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М. : Юрид. лит., 1972. - с. 18-19; Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1976. - с. 26-29; Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. Учебно-практическое пособие. - М.: 000 Издательство «Юрлитинформ», 2001. - с. 234, 240; Ко новалова В.Е., Сербулов A.M. Указанное сочинение. - с. 21-22; Порубов Н.И. Указанное сочинение. - с. 35; У.А. Усманов Тактика допроса на предварительном следствии. Справочник. - М.: «Издательство ПРИОР», 2001. - с. 12-14. и др.

3 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - М. : Учпед гиз. - 1946. - с. 207.

40

воспринимающий участником преступления либо посторонним наблюдателем, является ли он жертвой преступного посяга- тельства либо лицом, воспринимающим преступный акт в от- ношении его близких. Влияние оказывают и симпатии и анти- патии допрашиваемого, его отношение к лицу, являющемуся объектом восприятия. Поэтому, как указывает Н.И. Гаврило- ва, если свидетель испытывает, например, положительные эмоции к преступнику и отрицательные к потерпевшему, то уже в момент восприятия он видит обстоятельства, смягчаю- щие вину, и искренне в них верит. Это впоследствии приво- дит к неточному описанию событий.1

На различных стадиях процесса формирования показаний допрашиваемый находится в определенных психических со- стояниях, влияние которые необходимо учитывать следователю для выявления связанных с ним искажений и избрания не- обходимой тактики допроса. Психологической и юридической науками накоплены интересные разработки относительно от- дельных психических состояний.2 При одних состояниях на-

Гаврилова Н.И. Указанное сочинение. - с. 41. 2 Левитов Н.Д. О психическом состоянии человека. М., 1964. - с. 20; Левитов Н.Д. Фрустрация как один из видов психологических состояний./Вопросы психологии. 1967. № 6. с. 118-120; Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980. - с. 98; Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. М., 1983. - с. 13; Немчин Г.А. Состояние нервно- психического напряжения. - Л.: ЛГУ, 1983. - с. 166; Леонова А.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. - М. : МГУ, 1984. - с. 200; Конышева Л.П. Судебно-психологическая экспертиза психического состояния несовершеннолетней жертвы изнасилования. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1988. - с. 17; Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. - М., 1993. - с. 253-260; Годфруа Ж. Что такое психология: В 2–х т. Т. 2. Пер. с франц. - М. : Мир, 1993. - с. 125; Са-фуалов Ф.С. Судебно-психологичекая экспертиза в свете но-

РОССИЙСКАЯ 41 ГОСУДАРСТВ: НАД БИБЛ1ЮТ?&* t блюдается ускорение, при
других - замедление психической

деятельности. Состояние настраивает на определенный лад

течение процессов.1 Несовершеннолетние же еще не умеют

скрывать свои психические состояния. Поэтому при допросе

несовершеннолетних их состояния отражаются, как правило,

более адекватно и более выражено.

Воздействие эмоций на процесс восприятия не однозначно. Одни из них (любопытство, сомнение, чувство нового) могут улучшать его качество, другие же, особенно в запредельной аффективной стадии, наоборот, деформируют его. Такие отрицательные эмоции, как страх, испуг, волнение, создают благоприятную почву для возникновения ошибок.2 Так, состояние страха может способствовать гиперболизации воспринятого.

Ошибки восприятия могут быть связаны с воздействием на организм несовершеннолетнего алкогольных напитков, наркотических, токсичных и других психоактивных веществ.3 В.Ю. Шепитько справедливо указывает, что при алкогольном опьянении ухудшается способность правильно оценивать пространственно-временные отношения, возможность адекватно воспринимать происходящие события и их последовательность, понимать
значение происходящего.4

Показания несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого во многом предопределены возможностями его памяти,
под которой понимается «психи-

вого УК РФ: проблемы и перспективы/Психологический журнал.
1997. № 2 - с. 50-57 и др.

1 Ковалев А. Г. Психология личности. - М.: Просвещение, 1970. - с. 36.

2 Гаврилова Н.И. Указанное сочинение. - с. 40.

3 Битенский B.C., Херсонский Г., Воряк СВ., Глушко В.А. Наркомания у подростков. - Киев: Здоровье; 1989 - с. 216.

4 Шепитько В.Ю. Указанное сочинение. - с. 79.

42 ческое отражение результатов прошлого взаимодействия человека с действительностью, и использованием их в последующей деятельности; это совокупность психических моделей действительности, построенных в результате опыта данного индивида».1 Различные формы памяти обнаруживаются у ребенка еще в раннем детстве. Так, например, память на движения обнаруживается уже на первом месяце жизни. С середины первого года у детей ярко проявляется эмоциональная память, а со второго начинает функционировать вербальная память (хотя ее бурное развитие происходит после 7-8 лет) .2

Восприятие наблюдаемого события само по себе еще не обеспечивает правильного его воспроизведения. В результате ощущений и восприятий в коре головного мозга образуются временные нервные связи (ассоциации). В этом состоит процесс запоминания, с этого начинается деятельность па- мяти.3

Запоминание находится в зависимость от уровня общего развития несовершеннолетнего, индивидуальных особенностей его памяти, характера самих обстоятельств, которые были восприняты. Быстрому и прочному запоминанию детьми отдельных обстоятельств способствует пластичность их высшей нервной деятельности. Уже дошкольник способен хорошо за- помнить чем-то поразившие его действия окружающих людей или высказывания, имеющие конкретное содержание, но он почти не в
состоянии сохранить в памяти логическую после-

Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996. - с. 129.

2 Люблинская А. А. Детская психология: Учеб. пособие. - М.: Просвещение, 1971. - с. 202-203.

3 Криминалистика: Учебник/Под ред. И.Ф. •Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М.: Юрид. лит., 1993. - с. 388.

/

43 довательность событий, требующих понимания их внутреннего отвлеченного смысла.1 А. Валлон пишет, что «ребенок не знает других отношений между вещами и событиями, кроме последовательности возникающих у него представлений об этих вещах и событиях или же последовательности в рассказе о них… Различные обстоятельства ребенок связывает между собой лишь произвольно - согласно случаю, желанию данного момента, привычным или только возникшим схемам.»2 Несовершеннолетние могут запомнить несущественные детали наблюдаемого события, которые привлекли их внимание, вызвали интерес.

С началом обучения в школе у несовершеннолетних ин- тенсивно осуществляется развитие смыслового запоминания. Его совершенствование связано с возрастанием объема запо- минаемого материала (в 5-8 и 10 раз) , повышением прочно- сти запоминания, более медленным забыванием.3

Показания в большинстве случаев формируются в результате непроизвольного (непреднамеренного) запоминания.4 Несовершеннолетний чаще всего не ставит перед собой цели сохранить в памяти либо свои действия, либо действия ок- ружающих, поэтому запоминание происходит само по себе и не требует волевого усилия. Поэтому в практике расследо- вания преступлений следователю редко встречаются показа- ния, основанные на преднамеренном запоминании фактов с целью изложения их впоследствии на допросе,5 так как для

1 Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. - М., 1977. - с. 63.

2 Валлон А. Психическое развитие ребенка. - М. : Просвеще ние, 1967. - с. 176.

3 Люблинская А.А. Указанное сочинение. - с. 226-228.

4 Еникеев М.И. Указанное сочинение. - с. 138.

5 Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Указанное сочинение-. - с. 27.

7s

<?уь

N/

44

этого они должны осмыслиться, подвергнуться анализу, при необходимости даже заучиванию, что не совсем характерно для несовершеннолетнего, ввиду скоротечности преступных действий, а для реализации вышеназванных процессов необ- ходимо время.

Для продуктивности непроизвольного запоминания важным является то место, которое занимает в деятельности данный материал. Непроизвольно запоминается лучше тот материал, которые вызывает у человека активную умственную работу; чем более заинтересованно он относится к содержанию вы- полняемой задачи.1

Юридическая практика показывает, что непроизвольное, как и произвольное, запоминание в большинстве случаев обеспечивает правильное воспроизведение нужной информации на допросе.2

Сохранение в памяти допрашиваемого воспринятого материала находится в зависимости от фактора времени. С течением времени опасность утраты или искажения информации возрастает.3 А.В. Дулов указывает, что человек тем лучше и прочнее запоминает определенное восприятие, чем большую значимость имеет для него восприятие. Эта значимость мо- жет определяться интересом, отношением к фактам, лицам, эмоциональным воздействием воспринятого.4

Общая психология/Под ред. А.В. Петровского. М. : Просве- щение, 1970. - с. 275-276.

2 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учебник для юридических вузов. - 2-е изд., испр. и доп. - М. : Юрис пруденция, 2000. - с. 57.

3 Криминалистика/Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. - М.: НИиРИО ВШ МВД СССР, 1970. - Т.2 - с. 118.

4 Дулов А.В. Судебная психология. - Минск.: Вышэйшая шко ла, 1975. - с. 304.

45

Если у человека в обычных, спокойных условиях возрастание силы и яркости впечатления повышает четкость и прочность запоминания, то в экстремальных условиях у свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, особенно у несовершен- нолетнего, сильное потрясение ослабляет или даже полно- стью заглушает то, что было запечатлено. Как приятные, так и неприятные события могут во многих случаях утратить для человека свое актуальное значение и быть забытыми че- рез самые различные сроки. Это происходит не только от того, какие значения они имели в свое время для человека, но и в связи с новыми обстоятельствами его жизни и дея- тельности. 1

Ж. Годфруа придерживается такой же позиции: впечатление от преступления будет тем больше забываться, чем ярче и сильнее в эмоциональном плане окажутся последующие со- бытия.2 Поэтому в процессе получения показаний следователю в некоторых случаях целесообразно выяснить соотношение между восприятием информации, связанной с преступным дея- нием, и последующей деятельностью несовершеннолетнего допрашиваемого.

Кроме того, интенсивность забывания зависит от силы впечатления и прочности запоминания, степени осмысливания и понимания воспринятого, волевых усилий удержать в памя- ти факты, степени устойчивости интереса к воспринятой ин- формации, состояния нервной системы, дефектов памяти, утомления, а также времени, прошедшего с момента воспри- ятия .3

1 Гаврилова Н.И. Указанное сочинение. - с. 57.

2 Годфруа Ж. Что такое психология. - М. : Мир, 1996. - с. 357-358.

3 Следственная тактика/Под ред. И.Ф. Пантелеева. - М. : ВЮЗИ, 1982. - с. 45.

46

В процессуальном плане основной, заключительной стадией формирования показаний является стадия воспроизведения- Именно на этой стадии реализуется основная задача допроса - получение от допрашиваемого имеющей значение для дела максимально полной информации в соответствии с тем как допрашиваемый воспринял и сохранил ее в памяти.1 «Воспроизведение - доступное для наблюдения умственное действие, заключающееся в восстановлении и реконструкции актуализированного содержания в той или иной знаковой форме».2

Воспроизведение может быть непосредственным и опосредованным, произвольным и непроизвольным. Оно протекает в двух формах: узнавание (воспроизведение при повторном восприятии объекта) и воспоминание (осуществляется в отсутствие объекта) .3

Следователь в ходе допроса, получая воспроизводимую несовершеннолетним информацию, должен прежде всего установить те обстоятельства, которые были объектом сенсорной (чувственной) его деятельности, а не результатом его суждений и умозаключений. Как известно, в свидетельских показаниях доказательственное значение имеют только сведения о воспринимаемых фактах, а не выводы, умозаключения свидетеля. Такие умозаключения на основе конкретных фактах может сделать только следователь и суд. Однако при этом нужно учитывать, что в показаниях свидетеля, как и в любой речи, возможны и неизбежны
оценочные суждения (на-

Психология допроса на предварительном следствии/Под ред. Е.А. Кривогорницыной, Г.А. Корнилова. - Якутск: Из-во ЯГУ, 1993. - с. 4.

2 Психология. Словарь/Под общ. ред. А. В. Петровского, М.Г. Ярошевского. - 2-е изд., испр. и доп. - М. : Политиз дат, 1990. - с. 69.

3 Усманов У.Н. Указанное сочинение. - с. 14.

47

пример, «высокий - низкий», «темный - светлый»), а также характеристики чего-либо (например, характеристика обви- няемого как человека жадного или жестокого). Такого рода оценки также имеют доказательственной значение, если сви- детель может указать фактические данные, которые привели его к таким выводам оценкам.1

Согласимся с мнением A.M. Алексеева, который утверждает, что чем меньше промежуток времени между восприятием лицом событий и его допроса, тем полнее и точнее показания. Однако если воспринимаемое событие вызвало сильные эмоции, то отсроченное воспроизведение будет более полным и точным, чем воспроизведение непосредственное.2 Это объ- ясняется так называемым процессом реминисценции, в основе которой лежит снятие утомления нервных клеток, наступающее при эмоционально насыщенном восприятии или при пере- утомлении.

Следователь должен учитывать и то обстоятельство, что дети и подростки более склонны к ложному узнаванию, так как видовые признаки они принимают за индивидуальные. (Так, одна девочка ложно опознала человека, якобы изнаси- ловавшего ее, показав на сходство цвета туфель, кепки, роста, цвета брюк и волос). Недостаточность знаний подро- стка также может быть причиной ложного узнавания. (Один подросток ложно опознал оружие по короткому дулу предъяв- лявшегося оружия, но предъявлялся карабин, а в преступном действии использовался обрез ружья.)3

Ю.К. Орлов. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М. : «Проспект», 2000. - с. 104.

2 Алексеев A.M. Психологические особенности показаний оцевидцев. - М.: Юрид. лит., 1972. - с. 28.

3 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996. - с. 141-142.

48

При воспроизведении, в отличие от предшествующих стадий формирования показаний, принимает участие как допрашиваемый, так и следователь. Причем роль следователя состоит в управляющем воздействии на допрашиваемого с целью получение наиболее полных и объективных сведений необходимых для установления истины по делу. Дача показаний при допросе - своеобразная специфическая форма воспроизведения событий прошлого.1 На этой стадии, отмечает Н.И. Гав-рилова, с информацией происходит множество преобразований: истребование информации допрашиваемым, извлечение ее из памяти допрашиваемого и перевод внутренней речи во внешнюю, прием этой информации следователем, осмысление им полученных сообщений, фиксация их в протоколе. В итоге информация об обстоятельствах расследуемого события приобретают форму протокольной записи, превращаясь из воспоминаний о преступлениях в судебное доказательство.2

Процесс воспроизведения на допросе находит свое конкретное проявление в словесном выражении мысли допрашиваемым. Способность правильно выражать свои мысли зависит от возраста несовершеннолетнего и уровня его интеллектуального развития. Особые сложности при этом возникают у допрашиваемых, принадлежащих к наиболее младшим возрастным группам несовершеннолетних. Так, школьникам еще трудно строить самостоятельный рассказ. В ходе нормального развития ребенка речевые трансформации бывают многочисленные, имеют систематический характер и формируются как продуктивные речеобразования, что отражается в термине «словотворчество».3 Пытаясь выразить свою мысль и не

1 Алексеев A.M. Указанное сочинение. - с. 30.

2 Гаврилова Н.И. Указанное сочинение. - с. 73.

3 Ушакова Н., Павлова Н.Д., Зачесова П.А. Речь человека в общении. - М.: Наука, 1989. - с. 42.

49 находя нужного слова, он может заменить его другим, которое ему известно. Специальное изучение разговорной речи у детей от 3 до 5 лет показывает, что одновременно с накоплением словарного запаса в речи ребенка появляются и новые категории ошибок. Приобретая большую свободу словесного выражения, несовершеннолетний начинает произвольно строить предложения.1 Речь дошкольника недостаточно связанна, он испытывает трудности при объединении отдельных предложений в рассказ. Поэтому он способен сообщить намного больше сведений в форме коротких ответов, чем в самостоятельном свободном изложении.2

В процессе воспроизведения несовершеннолетний допрашиваемый находится в определенном психическом состоянии (страх, фрустрация, эмоциональная напряженность и др.), которые необходимо учитывать следователю при допросе. Психические состояния, в которых находится допрашиваемый в момент воспроизведения, могут оказывать влияние на ка- чество и полноту сообщаемой информации. В ряде случаев такие состояния способствуют избранию несовершеннолетним соответствующей позиции
при допросе: отказу от показаний,

сообщению ложных сведений, изменению ранее данных показа-

  • з

НИИ.

В следственной практике следует иметь в виду, что сами вопросы следователя могут иметь внушающее воздействие,4 поэтому необходимо помнить, что при воспроизведении

1 Люблинская А.А. Указанное сочинение. - с. 292-293.

2 М.М. Коченов, Н.Р. Осипова. Психология допроса малолет них свидетелей. Юридическая психология./Сост. и общ. ре дакция Т.Н. Курбатовой. - Спб.: Питер, 2001. - с. 387.

3 Шепитько В.Ю.Допрос несовершеннолетних: психология и тактика. Дисс… канд. юрид. наук, Харьков, 1990. -* с. 84.

4 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996. - с. 139.

50

возникновение ошибок может быть обусловлено зависимостью ответов
допрашиваемого (по форме) от характера вопросов

следователя. Такая зависимость может проявляться в явлении персеверации (стремление повторить в своем ответе слова и конструкции только что употребленные следователем в вопросе) и вербальной ригидности (когда допрашиваемый как бы продолжает мыслить в направлении навязанном ему следователем).1 Указанные явления наиболее часто находят

’ свое отражение у тех несовершеннолетних, у которых уровень интеллектуального и культурного развития низок.2

Автор полностью разделяет мнение Ратинова А. Р. и других ученых, поддерживающих его точку зрения, о том, что в любых случаях вопрос должен быть сформулирован и поставлен так, чтобы свидетель не мог извлечь из него никакой информации для своего ответа и вынужден был обращаться

  • только к своей памяти. Лишь после того, как свидетель ис-

черпал этот источник, ему могут быть сообщены дополнительные данные (например, предъявлены какие либо предметы или документы, перечислены какие-либо понятия, оглашены показания и т.п.), если это необходимо для устранения противоречий или освежения памяти.3 Следователь должен понимать, получая показания от несовершеннолетних, что особенностью детской памяти является ее образный харак-тер. Дети и подростки лучше запоминают предметы и наглядные ситуации. Из словесного материала они лучше запомина-

1 Леонтьев М.И., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в кри миналистике и судебной психологии. - М. : Наука, 1977. - с. 46-47.

2 Шепитько В.Ю. Указанное сочинение. - с. 86.

3 Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М.
000 Издательство «Юрилтинформ», 2001. - с. 224.

51

ют эмоционально-действующие части рассказа и значительно хуже - отвлеченные
понятия.

В процессе воспроизведения материала подростками не

всегда осуществляется систематизация материала, его группировка, выделение существенного; иногда второстепенные, но наглядно яркие стороны предмета выступают на передний план… Однако при этом возможно ошибочная, слишком расширенная или крайне ограниченная трактовка явлений.1 Дети и

’ подростки, в отличие от взрослых, чрезвычайно легко под-

вергаются внушению.2

Ошибки в формировании показаний могут быть обусловлены повышенной склонностью несовершеннолетних к фантазированию. Проблемы возникающие в результате фрагментарности восприятия прошедшего события либо запамятования отдельных его моментов несовершеннолетние могут заполнить фан-

t тазией. В практике расследования преступлений «чистая

фантазия» в показаниях почти исключена. Обычно воспроизводимую картинку допрашиваемый дополняет фантастическими наслоениями, касающихся отдельных событий.3 Тем не менее встречаются и случаи полного вымысла в показаниях несо- вершеннолетних.4 Анализ и оценка показаний, сообщаемых несовершеннолетними, сопоставление их с другими имеющимися в деле материалами, позволяет обнаружить ошибки, свя-занные с фантастическими наслоениями.

В заключение следует отметить, что знание и умелое использование следователем
всех особенностей формирования

Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для
вузов. - М.: Юристъ,1996. - с. 141, 449.

2 Ратинов А. Р. Указанное сочинение. - с. 225-226; Еникеев М.И. Указанное сочинение. - с. 141-142.

3 Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Указанное сочинение. - с. 22.

4 Орлов Ю.К. Указанное сочинение. - с. 103-104.

г

г

л

52 пока зани й несо верш енно летн его, несо мнен но, окаж ет соде й- стви е в успе шном пров еден ии допр оса и расс ледо вани я пре- ступ лени я в цело м.

53 §3. Допрос как средство получения показаний несовершеннолетних. Участники допроса.

Единственным средством получения показаний несовер- шеннолетних участников уголовного судопроизводства явля- ется их допрос, под которым понимается «следственное и судебное действие, представляющее собой регламентирован- ный уголовно-процессуальными нормами информационно- психологический процесс общения между участвующими в нем лицами, осуществляемый с учетом возрастных особенностей допрашиваемого, направленный на получение сведений об из- вестных ему фактах, имеющих значение для установления ис- тины по делу».1

По данным Н.Ш. Сафина, в бюджете рабочего времени следователя проведение всех видов допроса занимает б0,25%.2 Для сравнения рабочее время, затрачиваемое на производство других следственных действий (обысков, ос- мотров, следственных экспериментов и т.д.), несопоставимо мало: у следователя прокуратуры - 4%, у следователя МВД - 3,5%.3

Процессуальные нормы, устанавливающие порядок допроса, точное их исполнение являются гарантией полноты и достоверности показаний. Но обеспечивается это не только правовыми процессуальными средствами. Гарантиями полноты и достоверности показаний являются также тактические,

Шепитько В.Ю. Допрос несовершеннолетних: психология и тактика. Дисс.канд. юрид. наук. Харьков, 1990. - с. 26.

2 Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве. - Казань: изд-во Казанского ун-та, 1990. - с. 21.

3 Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А. Б. Научная организация труда следователя. М., 1974. - с. 161-162.

54 психологические, этические приемы допроса, разрабатываемые
криминалистикой, юридической психологией, судебной этикой.1

Общность природы показаний свидетеля и потерпевшего обуславливается единством процессуальных правил производства их допроса, поэтому эти правила рассматриваются совместно.2

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона несовершеннолетние свидетель и потерпевший обязаны явиться по вызову дознавателя, следователя, прокурора и суда и дать правдивые показания. В соответствии с частью 4 статьи 188 УПК РФ лицо, не достигшее возраста шестнадцати лет, вызывается на допрос через его законных представителей или через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами дела.

Перед допросом следователю необходимо удостовериться в личности свидетеля или потерпевшего. Учитывая процессуальную особенность потерпевшего, для которого дача показаний является средством защиты его интересов, закон обязывает следователя разъяснить потерпевшему перед началом допроса его права и обеспечить их выполнение. УПК РСФСР не предусматривал обязанности перед допросом разъяснения свидетелю его прав. УПК РФ устраняет данный пробел (статья 164 ч. 5) . Полагаем, что это абсолютно обоснованное дополнение, направленное на охрану интересов личности свидетеля и повышение его чувства гражданского долга.

Несовершеннолетние потерпевшие и свидетели предупреждаются об
уголовной ответственности за отказ от дачи и за

1 Кокорев Л.Д., Кузнецова Н.П. Указанное сочинение.’ - с. 174.

2 Громов Н.А. Указанное сочинение. - с. 28 6.

55 дачу заведомо ложных показаний, только достигнув возраста шестнадцати лет, в остальных случаях им разъясняется необходимость говорить правду (статья 191 ч. 2 УПК РФ) . 3.3. Зинатуллин считает, что «угроза свидетелю уголовной ответственностью не является действенным средством и значительно уступает убеждению, основанному на моральных и религиозных нормах».1 Ничуть не принижая роли морали и совести, безусловно влияющие на правдивость показаний не совершеннолетних, полагаем, что юридическая ответственность является эффективным средством обеспечения полноты и достоверности показаний несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. Следователь должен подходить к этому вопросу не формально, что нередко случается на практике, а досконально, подчеркивая значимость данного обстоятельства.

В начале допроса следователь устанавливает отношение свидетеля и потерпевшего к обвинению и выясняет необхо- димые сведения о личности несовершеннолетнего допрашивае- мого.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает с чего следователь должен начинать допрос, он свободен при выборе тактики допроса (статья 189 ч. 2 УПК РФ) . В УПК РСФСР этот вопрос был решен иначе. Допрос по существу начинался с предложения свидетелю, потерпевшему рассказать все известное ему по делу (статья 158 УПК РСФСР) . Представляется, что процессуальное и тактическое значение свободного рассказа и в настоящее время не потеряло своей актуальности. Исследования отечественных психологов пока- зывают, что количество ошибок меньше в свободном расска-

Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание, Ижевск, 1993. - с.101.

56

зе, чем в ответах на конкретные вопросы.1 Зарубежные ученые придерживаются аналогичных взглядов. Фишер и Гейсель-ман утверждают, что в начале интервью свидетелю необходимо дать возможность изложить свои воспоминания без подсказок и только дав очевидцу достаточно времени на свободное, без перебиваний изложение всего, что приходит на ум, полицейский интервьюер затем подстегивает его память стимулирующими вопросами («Было что- нибудь необычное в его голосе? Было что-нибудь необычное в его внешности или одежде?). Когда Фишер и его коллеги обучили детективов такой методике допроса свидетелей, объем информации, получаемой от свидетельских показаний, возрос на 50%. Благодаря такой результативности эта процедура «когнитивного интервью» была принята на вооружение полицией Северной Америки и Великобритании (Метоп & Bull, 1991).2 Думается, i что чрезвычайно осторожно необходимо использовать свободный рассказ при допросе малолетних потерпевших и свидетелей, так как навыки речи у них еще окончательно не сформированы.

Допрос потерпевшего и свидетеля проводится по месту производства предварительного следствия, а в случаях необходимости, по месту их нахождения (статья 187 ч. 1 УПК РФ) . Полагаем, что законодатель совершенно неоправданно не закрепил в УПК РФ норму, имевшуюся в статье 158 УПК РСФСР, о том, что потерпевшие и свидетели, вызванные по одному и тому же делу допрашиваются порознь и в отсутствии других свидетелей. При этом следователь принимает меры к тому, чтобы свидетели по одному и тому же делу не

Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996. - с. 139. 2 Майерс Д. Социальная психология/Пер. с англ. - Спб. : Питер Ком, 1998. - с. 408-409.

57 могли общаться между собой. Такие условия допроса обеспечивают наиболее благоприятную обстановку для получения правдивых показаний.

Допрос несовершеннолетнего обвиняемого должен последовать незамедлительно после предъявления ему обвинения. Единственным исключением из этого правила является то, что обвиняемый имеет право на совещание с защитником наедине и конфиденциально до первого допроса (статья 47 ч. 4 п. 9 УПК РФ).

В начале допроса следователь выясняет отношение несо- вершеннолетнего обвиняемого к предъявленному ему обвинению (признает ли он себя виновным полностью, частично или не признает) (статья 173 ч. 2 УПК РФ). В юридической ли- тературе существует мнение, что необходимо отказаться о выяснения у обвиняемого перед его допросом, признает ли он себя виновным, так как это якобы означает завуалированное принуждение к тому, чтобы он начал давать показания,1 и то что ответ на этот вопрос может противоречить содержанию последующих показаний.2 Правы Л.Д. Кокорев и Н.Л. Кузнецов, которые утверждают, что выяснение данного вопроса перед тем, как обвиняемый начнет давать подробные показания позволяет не просто услышать изложение тех фак- тов, а судить об отношении обвиняемого к предъявленному обвинению.3 Для того, чтобы не возникало коллизий между ответом на вопрос о признании вины и последующим содержа- нием показаний, следователю рекомендуется в конце допроса

1 Зинатуллин 3.3. Указанное сочинение. - с. 43.

2 Победкин А.В. Показания обвиняемого в уголовном процес се. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Москва, 1998. - с. 21.

3 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 190.

58

вновь выяснять у несовершеннолетнего обвиняемого его от- ношение к предъявленному обвинению и, если, отношение к нему изменилось, зафиксировать это в протоколе.

Допрос обвиняемого имеет важное значение для обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования. Посредством допроса следователь проверяет правильность сделанных выводов в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, получает сведения об иных обстоя- тельствах, свидетельствующих о дополнительных фактах пре- ступной деятельности обвиняемых или же лиц, не привлечен- ных к ответственности. Одновременно объяснения обвиняемо- го, отрицающего свою вину, или указавшего на смягчающие его ответственность обстоятельства, дают возможность сле- дователю тщательно проверить эти объяснения, в совокупно- сти с собранными по делу доказательствами дать им объек- тивную оценку.1

В допросе несовершеннолетнего обвиняемого в обязательном порядке участвует защитник (статья 425 ч. 2 УПК РФ) .

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого производится в соответствии с требованиями статьи 425 УПК РФ.

Основная цель получения показаний подозреваемого состоит в том, чтобы проверить обоснованность подозрений в совершении преступления определенным лицом и получить данные для последующего решения вопроса о возможности привлечения этого лица в качестве обвиняемого. В показа- ниях подозреваемого может содержаться информация и о дру- гих обстоятельствах, имеющих значение по уголовному де-

Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П.А. Лупинская. - с. 331.

59

лу.1

Подозреваемый должен быть допрошен в течение 24 часов с момента: 1) вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, за исключением случаев, когда место нахождения подозреваемого не установлено; 2) фактического задержания (статья 4 6 ч. 2 п.п. 1-2). Участие в допросе не- совершеннолетнего подозреваемого защитника является обязательным
(статья 425 ч. 2 УПК РФ).

Более подробно об общих процессуальных правилах производства допроса несовершеннолетних потерпевших, свидетелей, подозреваемых и обвиняемых, об оформлении (фиксации) их показаний диссертант останавливается в §4 настоящей главы и в §2 главы III
диссертационного исследования.

Одной из характерных особенностей допроса несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства, имеющей как процессуальный, так и тактический характер, является необходимость вести его с участием третьих лиц.

Важной гарантией обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних на предварительном расследовании, а также условием успешного производства следственных действий является привлечение в уголовный процесс педагогов, психологов, родителей, законных представителей и близких родственников.

Проблема правового статуса педагога, участвующего в следственных действиях с несовершеннолетними, появилась практически с того момента, когда в 1966 году в УПК РСФСР было внесено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР дополнение, а именно введена статья 1331 «Участие специалиста».

1 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 194.

60

Мнения ученых о процессуальном положении педагога разделились. Большинство процессуалистов и криминалистов рассматривали педагога как специалиста, обладающего зна- ниями и навыками в области детской, подростковой, юноше- ской психологии, или как разновидность специалиста, уча- ствующего в следственных действиях.1

Однако существовало и другое мнение. М.С. Строгович считал, что «абсолютно неправильно вызываемого к следова- телю педагога для участия в допросе несовершеннолетнего обвиняемого отождествлять с тем специалистом, участие ко- торого предусматривала статья 133х УПК РСФСР».2 О том, что педагог был наделен более широкими правами, которые для специалиста не были предусмотрены, а именно: правом зада- вать вопросы несовершеннолетнему, делать замечания о пра- вильности и полноте имеющихся в протоколе допроса запи- сей, а также то, что он по отношению к следователю более самостоятелен, указывает Э.Б. Мельникова, Н.И. Порубов, Е.В. Ремизова, С.А. Шейфер и В.А. Лазарева и другие.3

Мельникова Э.Б. Участие специалиста в следственных дей- ствиях. - М., 1964. - с. 38-39. Серов В.А. Участие спе- циалиста в расследовании уголовных дел. Проблемы правосу- дия и уголовного права. - М., 1970. - с. 81-82. Руково- дство для следователей. Часть первая. - М., Юридическая литература. 1981. - с. 196. Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следовате- лем. - М. : Юридическая литература. 1987. - с. 8. Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. Автореф. дисс… докт. юрид. наук - Москва. 1993. - с. 26. Евстигнеева О.В. Ис- пользование специальных познаний в доказывании на предва- рительном следствии: Дисс… кандид. юрид. наук. - Саратов, 1998. - с. 53.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса т.2. - М.: Юрид. лит., 1970. - с. 477.

3 Комментарий к УПК РСФСР под редакцией Савицкого В.М. - М., Проспект, 2000. - с. 505; Порубов Н.И. Допрос в со-

61

Обратимся еще к одной точке зрения. В. Д. Арсеньев, В.Г. Заболоцкий предлагали считать участие педагога в допросе несовершеннолетних самостоятельной процессуальной формой применения специальных знаний наряду с экспертизой, участием специалиста в следственных действиях, пере- водчика в следственных действиях.1 Эту позицию поддержи- вает в своем диссертационном исследовании и И.А. Макарен- ко.2

Среди юристов нет единства и во взгляде на допустимость и полезность вообще использования помощи специалистов, в том числе и педагогов, при допросе. А.Н. Васильев, Л.М. Карнеева против приглашения специалиста для участия в допросе, так как в законе нет на это соответствующего указания.3 Н.И. Гуковская считала, что помощь педагога при допросе несовершеннолетних представляется весьма сомнительной. Наличие посторонних людей при допросе меша- ет созданию доверительной атмосферы, как бы сковывает допрашиваемого. Присутствие педагога смущает подростка, он не хочет показать себя с отрицательной стороны. Педа- гог чувствует себя тоже не лучшим образом, поскольку для

ветском уголовном судопроизводстве, Минск.: Вышейшая шко- ла, 1973. - с. 106.Ремизова Е.В. Уголовно-процессуальные вопросы борьбы с преступностью несовершеннолетних в СССР. М., 1979. - с. 90. Шейфер С.А., Лазарева В.А. Участие по- терпевшего и его представителя на предварительном следст- вии. Куйбышев, 1979. - с. 79-80.

1 Арсеньев В.Д., Заболоцкий В.Г. Использование специаль ных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск, 198 6. - с. 5.

2 Макаренко И.А. Система тактических приемов допросов не совершеннолетнего обвиняемого с учетом следственных си туаций и психологических свойств допрашиваемого. Дисс… канд. юрид. наук. - Уфа, 1998. - с. 107.

3 Васильев А.Н., Л.М. Карнеева. Тактика допроса при рас следовании преступлений. - М., 1970. - с. 64.

62

него участие в допросе непривычно. На основании вышеска- занного делается вывод, что присутствие педагога на до- просе служит зачастую помехой, а не подспорьем в установ- лении психологического контакта с несовершеннолетним об- виняемым.1 Более того, ряд ученых отмечали, что расшири- тельное толкование при реализации норм УПК РСФСР относи- тельно допроса может привести к нарушению закона, выра- жающемуся в необоснованном психологическом воздействии на допрашиваемого, а в отношении подозреваемого и обвиняемого - влекущему за собой ущемление прав на защиту и нарушение законных интересов этих участников предварительного расследования.2

По данным О.Х. Галимова каждый четвертый из опрошенных практических работников следствия и дознания отмечает отсутствие собственных знаний детской психологии. По его мнению, изучение практики показывает, что в ряде случаев должностные лица формально относятся к участию педагогов, в результате чего оно сводится к их простому присутствию в качестве пассивных наблюдателей. Нередки факты, когда сами педагоги, особенно не имеющие специфического опыта участия в судопроизводстве, перед которыми не ставится четких задач, также формально выполняют свои обязанности.3 И.А. Макаренко приводит сведения, полученные в ходе опроса следователей: 4 4 % приглашают педагога для преодоления замкнутости подростка, когда имеются данные о

1 Гуковская Н.И. Участие третьих лиц в допросе обвиняемо го (в порядке обсуждения). Вопросы борьбы с преступно стью. - М., 1974. - с. 110-112.

2 Комиссаров В.Н. Конституционные и процессуальные гаран тии подозреваемого и обвиняемого при допросе. Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов, 1981. - с. 152.

3 Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судопроизвод стве. - Спб: Питер, 2001. - с. 136.

63

наличии у него психофизиологических аномалий и для уста- новления психологического контакта; 56 % приглашают пе- дагога для удостоверения правильности фиксации показаний и для того, чтобы несовершеннолетний в дальнейшем не ме- нял своих показаний.1

Э.Б. Мельникова, напротив, отмечает, что «необходимость учета возрастных особенностей психики несовершеннолетних требует участия педагога. Отсутствие его может создать известную неполноту в проведении допроса и отразиться на его качестве».2 Большинство ученых, в том числе А.Н. Винберг, В.Н. Махов, поддерживают мнение, изложенное выше, о том, что участие специалистов (педагогов и дру- гих) положительно влияет на результаты процессуального действия.3

Судебная практика также шла по пути расширительного толкования участия педагогов в процессуальных действиях не только при допросе несовершеннолетних свидетелей, по- терпевших, обвиняемых, что было предусмотрено законом (УПК РСФСР), но и при проведении иных следственных дейст- вий, таких, например, как опознание. Верховный Суд СССР указывал на то, что при предъявлении для опознания лиц или предметов свидетелю или потерпевшему, не достигшему 14 лет, обязательно участие педагога. Проводя допрос этих лиц перед предъявлением для опознания, а также предъявляя им объекты для опознания, следует учитывать их возрастные

1 Макаренко И.А. Указанное сочинение. - с. 108.

2 Мельникова Э.Б. Участие специалиста в следственных дей ствиях. - М., 1964. - с. 77-78.

3 Винберг А.Н. Специалист в процессе предварительного расследования. Социалистическая законность.– 1961. - №9. -с. 31, 33. Махов В.Н. Участие специалистов в следствен ных действиях. - М., 1975. - с. 84.

64

и индивидуальные особенности, а также степень развития.1 По делу Б. был исключен протокол опознания обвиняемого малолетней потерпевшей, поскольку в этом опознании не участвовал педагог.2

По делу Л. Верховный Суд СССР также признал нарушением закона проведение опознания обвиняемого малолетней по- терпевшей без участия педагога.3

Как мы видим, мнения ученых, судебная практика по вопросу правового статуса педагога различны, а в некоторых моментах и диаметрально противоположны.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, к сожалению, на наш взгляд, не устранил имеющиеся противоречия. Проанали- зировав положения закона, вряд ли можно утверждать, что педагог, психолог - это специалист в уголовно- процессуальном смысле этого слова, так как имеются значи- тельные расхождения в содержании прав этих участников процесса. Статья 58 УПК РФ предоставляет специалисту пра- во знакомиться с протоколом следственного действия, в ко- тором он участвовал и делать заявления и замечания, кото- рые подлежат занесению в протокол, а также приносить жа- лобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права и т.д.

Применительно к допросу несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля законодатель в статье 191 УПК РФ вообще не указывает права и обязанности педагога, ограничиваясь упоминанием лишь об участии педагога в допросе несо-

1 Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по уголовным делам, 1959 - 1971. - М., 1973. - с. 337-340.

2 Архив Московского областного суда, дело №2-301-78/94.

3 Бюллетень Верховного Суда СССР. 19 65, №3. - с. 28.

65

вершеннолетних в возрасте до 14 лет, а по усмотрению сле- дователя и в возрасте от 14 до 18 лет.

Статья же 425 УПК РФ, регламентирующая участие в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, педагога или психолога, представляет им лишь право задавать вопросы, а по окончании допроса знакомить с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей, что относится отнюдь не к содержанию допроса, а к правильности и полноте записей, то есть всего лишь к ведению протокола.1 Автор поддерживает точку зрения, что психолог, педагог должен иметь возможность делать замечания по поводу объектов, обстоятельств, фактов, действий, интересующих следователя и суд. Это должны быть поясняющие замечания в плане спе- циальных познаний, которыми он обладает (он не вправе де- лать выводы о правильности допроса несовершеннолетних, он не вправе действовать самостоятельно, он является помощ- ником следователя и суда, действует в соответствии с их указаниями).2

Л.А. Мифтахова в своем диссертационном исследовании также указывает, что необходимо предусмотреть в законе право психолога участвовать в формулировании вопросов, пресекать педагогически некорректные, способные травмировать детскую психику формулировки, вносить в протокол замечания об имевших место нарушениях прав и законных интересов подростка, связанным с нормальным формированием его

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Под ред. И.Л. Петрухина. Издание второе, переработанное и дополненное. - М., 2000. - с. 506. 2 Костицкий В.М. Использование специальных психологических знаний в советском уголовном процессе. Дисс… докт. юрид. наук. - Львов, 1990. - с. 131.

66

личности.1

Другой не менее важной проблемой правового статуса является проблема, кого именно необходимо привлекать в качестве специалиста в области детской, подростковой и юношеской психологии. И. А. Макаренко в своем диссертаци- онном исследовании обосновывает необходимость участия в допросе несовершеннолетнего обвиняемого именно педагога и только в тех случаях, когда привлечение к допросу несо- вершеннолетнего обвиняемого нецелесообразно при совершении преступления с особым цинизмом, дерзостью, по тактическим соображениям возможно приглашение специалиста в области подростковой и юношеской психологии.2

Напротив, профессор В.М. Костицкий обосновывает пре- имущественность привлечения к процессуальным действиям прежде всего специалиста в области детской и юношеской психологии, и лишь при отсутствии такового, и как исклю- чение - педагога.3 Л.А. Мифтахова поддерживает данную по- зицию .4

Представляется более верной последняя точка зрения. Обратимся к истории. Психологическая наука с середины 30- ых до середины 60-ых годов развивалась в рамках и в связи с педагогикой. В этот период даже ученые степени в области психологии не присваивались (имело место присвоение степени кандидата или доктора педагогических наук - по психологии). Психологические исследования проводились в рамках педагогики, поэтому законодатель, вкладывая в уча- стие педагога понимание необходимости применения специ-

1 Мифтахова Л.А. Проблемы участия психолога в уголовном процессе. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Уфа, 2001. - с. 24.

2 Макаренко И.А. Указанное сочинение, с. 108-109.

3 Костицкий В.М. Указанное сочинение. - с. 16.

4 Мифтахова Л.А. Указанное сочинение. - с. 23.

67

альных психологических знаний не мог поручить привлечение в качестве специалиста к этим действиям кого-то другого, кроме педагога.1

В 197 6 году Пленум Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства по делам несовершенно- летних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщест- венную деятельность» указывал на необходимость привлечения специалистов в области детской и юношеской психологии к производству по делам несовершеннолетних.2

Э.Б. Мельникова также полагает, что более полезным при допросе будут специальные познания не педагога, а психолога или врача-психотерапевта, присутствие при до- просе несовершеннолетнего такого специалиста позволит обеспечить полноту допроса с помощью правильно сформули- рованных вопросов.3 Тем более, что статья 421 УПК РФ пре- дусматривает в качестве одного из обстоятельств, подлежа- щих установлению по делам несовершеннолетних, определение уровня психического развития и иных особенностей личности несовершеннолетнего, а именно психология как наука зани- мается выявлением закономерностей функционирования и раз- вития психики.4 Диссертант полностью поддерживает новеллу УПК РФ о привлечении в уголовное судопроизводство с уча- стием несовершеннолетних психолога. 7 0 % опрошенных сле- дователей высказали аналогичное мнение, 18 % затруднились ответить, 12 % восприняли данное нововведение отри-

1 Костицкий В.М. Указанное сочинение. - с. 17 6.

2 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1929 - 1986 - М.,. 1987. - с. 740.

3 Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учеб. пособие - 2-е изд., испр., доп. - М.: Дело, 2001 - с. 96.

4 Психология и педагогика. Учебное пособие. Москва. Изда тельство Центр. 1996. - с. 35.

68

цательно. Однако мы твердо убеждены, что ограничение участия психолога только работой с несовершеннолетними подозреваемыми, обвиняемыми и подсудимыми не отражает существующих реалий. Помощь психолога, безусловно, не менее необходима и несовершеннолетним потерпевшим, и свидетелям. Полагаем, что целесообразно дополнить статьи 191 и 280 УПК РФ возможностью участия психолога. В УПК РФ также, на наш взгляд, необходимо отразить приоритет участия психолога в следственных и судебных действиях с участием несовершеннолетних, закрепив, что в качестве психолога может быть допущено только лицо, имеющее высшее психологическое образование со специализацией в области детской, подростковой, юношеской психологии и имеющее стаж работы по специальности не менее трех лет. Педагог может участвовать в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних только как альтернатива участию психолога при невозможности обеспечения участия последнего.

Мы не разделяем точку зрения А.В. Харчикова1, который предлагает понимать под педагогом лицо в широком смысле этого слова, включая и сотрудников ОППН. Полагаем, что совмещение нескольких функций совершенно разных участников процесса в одном лице просто недопустимо и должно служить безусловным обстоятельством, исключающим его участие в данном качестве в производстве по уголовному делу.

По нашему мнению, законодатель в УПК РФ не отошел, к сожалению, от некоторых стереотипов, присущих УПК РСФСР. Речь идет о том, что возможность участия психолога, педагога полностью зависит от процессуального положения несовершеннолетнего как участника уголовного процесса. Часть 3 статьи 425 предусматривает, что в допросе несовершенно-

*

Харч иков А.В. Указ анно е сочи нени е. - с. 23.

69

летнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего шест- надцатилетнего возраста, либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обя- зательно, а в части 1 статьи 191, части 1 статьи 280 мы находим, что допрос несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля до четырнадцати лет, а по усмотрению следовате- ля, судьи допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводится с участием педагога. Автор считает, что это ошибочная позиция и це- ликом поддерживает точку зрения А. Я. Гинзбурга, который пишет, что «законодатель, решая вопрос об участии педаго- га или врача в допросе несовершеннолетнего, должен исхо- дить из психологических особенностей подростков одного возраста, а не из их процессуального положения».1 Поэтому представляется, что в статьи 191 и 280 УПК РФ необходимо внести изменение о том, что по ходатайству самого несо- вершеннолетнего потерпевшего и свидетеля, его защитника, законного представителя, близкого родственника о вызове для участия в допросе психолога или педагога дознаватель, следователь, прокурор, суд обязаны удовлетворить это хо- датайство и обеспечить участие вышеуказанных специали- стов. Полагаем, что данным положением необходимо допол- нить статью 425 УПК РФ и предусмотреть возможность уча- стия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обви- няемого старше шестнадцати лет психолога или педагога, а не связывать это только с психическим расстройством или отставанием в психическом развитии.

Мы считаем, что в статью 191 УПК РФ необходимо внести

1 Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания.- М., 1971. - с.7.

70

дополнение о том, что допрос несовершеннолетних потерпев- ших и свидетелей, имеющих физические или психические не- достатки, должен проводиться во всех случаях в присутствии психолога и (или) педагога. Данный момент отражен в статье 280 УПК РФ («Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля в ходе судебного следствия») , а на стадии предварительного расследования этот чрезвычайно важный момент законодателем, к сожалению, не урегулирован.

Законодательное закрепление правового статуса психолога и педагога, акцентирование внимания на целях, ради которых они приглашаются, должно послужить импульсом к тому, чтобы следователи активнее привлекали их к участию в производстве по уголовному делу. Ведь психолог, педагог может оказать значительную помощь в определении особенно- стей восприятия, запоминания, воспроизведении информации, свойств, состояний нервной системы, акцентуаций характера, интеллектуальных особенностей, в разъяснении сущности психологических особенностей несовершеннолетних разных возрастных групп. Психолог и педагог помогают устанавли- вать психологический контакт с несовершеннолетними, вы- рабатывают вместе со следователем, используя свои специ- альные знания в психологии, верную тактику проведения следственных действий, формулируют вопросы с учетом осо- бенностей психики несовершеннолетних. Мы убеждены, что активное взаимодействие следователя, прокурора, судьи с психологом и педагогом является одним из важнейших спосо- бов, помогающих избежать как лжесвидетельства, так и доб- росовестного заблуждения в ходе получения показаний от несовершеннолетних. Тем самым обеспечивается достоверность показаний несовершеннолетних. А это в свою очередь служит основой для всестороннего, полного, объективного

71

исследования обстоятельств совершенного преступления, привлечения к уголовной ответственности именно лиц, виновных в совершении преступления и назначения им справедливого наказания.

Резюмируя вышесказанное, диссертант считает, что психолог, педагог - это специалист в уголовно-процессуальном смысле, и предлагает дополнить статью 5 УПК РФ («Основные понятия, используемые в настоящем кодексе») следующим положением: психолог, педагог - лица, владеющие специальными психолого-педагогическими знаниями, умениями и навыками, отражающими современным уровень развития науки и практики, оказывающие содействие следственным и судебным органам в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, обладающие процессуальным статусом специалиста, предусмотренным статьей 58 УПК РФ. Тем более, что в приложении к УПК РФ (Образцы уголовно- процессуальных документов) № 57 («Протокол допроса несо- вершеннолетнего подозреваемого») и № 58 («Протокол допроса несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля)») законодатель, отражая участие педагога в данном судебном действие, закрепляет положение, что перед началом допроса педагогу разъясняются права и обязанности, предусмотренные именно статьей 58 УПК РФ. Тем самым законодатель презюми-рует, что психолог, педагог - это именно специалист, а не какой-то иной участник процесса.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство в целом отражает требование международных стандартов о повышенной правовой охране несовершеннолетних. Это обеспечивается различными способами, в том числе и участием законных представителей, близких родственников в произ- водстве по уголовному делу. УПК дает широкие полномочия законным
представителям. Их объем совместим с соответст-

72 вующими правами законных представителей несовершеннолетних в судах для несовершеннолетних англосаксонской и континентальной систем, а там эти права достаточно широки.1

Как вполне справедливо отмечает Э.Б. Мельникова, участие законного представителя несовершеннолетнего в российском уголовном процессе связано с двумя обстоятельствами: 1) с неполнотой процессуальной дееспособности несо- вершеннолетнего; 2) с тем, что законный представитель (родители, усыновители, опекуны, попечитель) несет ответ- ственность за воспитание и поведение несовершеннолетне- го.2

Статья 159 УПК РСФСР предусматривала, что при допросе несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего в ходе пред- варительного следствия в случае необходимости вызываются законные представители или близкие родственники (родители, усыновители, родные братья, сестры, дед, бабка). В ходе судебного следствия также могли быть вызваны родители и иные законные представители свидетеля и потерпевшего (статья 285 УПК РСФСР). Участие и законных представителей, и близких родственников несовершеннолетнего подозреваемого в уголовном деле вообще не было предусмотрено, а применительно к несовершеннолетнему обвиняемому, допуск к участию в деле был связан лишь с окончанием предваритель- ного следствия и предъявлении ему материалов уголовного дела для ознакомления (статья 398 УПК РСФСР) . Поэтому участие законного представителя в допросе подозреваемого несовершеннолетнего, предъявление последнему обвинения, в иных следственных действиях было не предусмотрено зако-

Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учеб. пособие - 2-е изд., испр., доп. - М.: Дело, 2001. - с. 86. 2 Мельникова Э.Б. Указанное сочинение. - с. 86.

73

ном. Статья 399 УПК РСФСР регулировала участие в судебном заседании законных представителей несовершеннолетнего подсудимого.

По мнению Э.А. Черных, привлечение родителей либо иных законных представителей или близких родственников к допросу несовершеннолетних вытекает из необходимости учета их возраста и индивидуальных особенностей и является дополнительной процессуальной гарантией охраны прав несовершеннолетних, установлению истины, обеспечению воспита- тельного и предупредительного воздействия судопроизводст-ва.1

Еще в 1958 году Л.М. Карнеева, С.С. Ордынский, С.Я. Розенблит высказали мнение о том, что родители приглашаются только в том случае, если они не связаны с совершенным преступлением и известно, что подлежащий допросу несовершеннолетний относится к ним с уважением.2 Этот тезис вполне можно отнести к любому несовершеннолетнему, допра- шиваемому следователем, независимо от его процессуального статуса. В 1959 году Г.М. Миньковский конкретно указал, что вызов родителей для участия в допросе несовершеннолетнего обвиняемого представляется в большинстве случаев нецелесообразным. Обвиняемый в ряде случаев будет испытывать в присутствии родителей чувство страха, стыда и так далее,
будет чутко реагировать на эмоции отца и матери,

Черных Э.А. Психологические основы допроса несовершеннолетних на предварительном следствии. Дисс… кандид. юрид. наук. - Москва. 1969.
- с. 17 6.

2 Карнеева Л.М., Ордынский С. С, Розенблит С. Я. Тактика допроса на предварительном следствии. - М, 1958. - с.193.

74 следить за их мимикой, движениями, улыбками и в соответствии
с этим давать свои ответы.1

Такой же позиции придерживается В.Г. Дремов, говоря о том, что законные представители всегда заинтересованы в определенном исходе дела и могут отрицательно влиять на поведение несовершеннолетнего обвиняемого во время допроса.2 Многие ученые в своих работах высказали аналогичные взгляды.3

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ законодатель закрепляет, на наш взгляд, очень важное положение, регулирующее участие законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в досудебном производстве по уголовному делу (статья 426). Момент допуска законного представителя связан с моментом первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. Процессуально это оформляется постановлением прокурора, следователя, дознавателя. Законодатель в этой же статье обозначает права законного представителя: 1) право знать, в чем подозревается или обвиняется
несовершеннолетний; 2)

Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних. -М., Юрид.
лит., 1959. - с. 120.

2 Дремов В.Г. Показания несовершеннолетнего обвиняемого в советском уголовном процессе. Автореф. дисс… кандид. юрид. наук. - М., 1970. - 7.

3 Ландо А. С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе. / Под редакцией Познан- ского В.А. - Саратов, 1977. - с. 75-76. Руководство для следователей. Часть первая. - М., Юрид. лит., 1981. - с. 196-197. Криминалистика. / Под редакцией Пантелеева И.Ф., Селиванова Н.А. - М., Юрид. лит., 1984. - с. 336-337. За щита по уголовному делу. Пособие для адвокатов. / Под ре дакцией Львовой Е.Ю. - М., Юристъ, 1998. - с. 99. Еникеев М.И. Юридическая психология. Учебник для вузов. - М. : Из дательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА’М), 2000. - с. 263.

75 право присутствовать при предъявлении обвинения; 3) право участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также, с разрешения следователя, - в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника; 4) право знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей; 5) право заявлять ходатайства и отвода, приносить жалобы на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора; б) право предоставлять доказательства; 7) право по окончании расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме.

Полагаем, что вряд ли целесообразна столь категоричная формулировка в правах законного представителя о его присутствии при предъявлении обвинения, а также об участие в допросе несовершеннолетнего подозреваемого и обви- няемого. Это во многом ограничивает возможность следова- теля в установлении психологического контакта, как уни- версального подхода в оптимизации следственных действий, в выборе тактических приемов их проведения, а это неизбежно отразиться на объеме доказательственной информации, которую бы мог получить следователь, проводя допрос. Трудно не согласиться с Э.Б. Мельниковой, которая пишет, что интересы несовершеннолетнего могут не совпадать с ин- тересами его законного представителя. И суть таких воз- можных противоречий не обязательно в обстоятельствах кон- кретного дела, а в двойственном положении законного пред- ставителя. Ведь фактически он защищает не только интересы несовершеннолетнего, но и свои собственные.1

1 Мельникова Э.Б. Указанное сочинение. - с. 87.

76

Думается, что, решая вопрос об участии законных пред- ставителей при предъявлении обвинения, в допросе подозре- ваемых и обвиняемых несовершеннолетних, необходимо прини- мать во внимание два момента: 1) испытываемые чувства не- совершеннолетнего к данным лицам; 2) возможность их отри- цательного влияния на несовершеннолетнего в процессе до- проса. Считаем, что необходимо внести изменение в статью 42 6 УПК РФ: возможность участия законного представителя в следственных действиях с несовершеннолетними подозреваемым и обвиняемым решать, учитывая мнение несовершеннолетнего.

В допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в ходе предварительного следствия УПК РФ (статья 191) предусматривает право законного представителя при- сутствовать при этом. Хотя формулировка «присутствие» не отражает в полной мере роль законного представителя, сводя ее лишь к пассивному наблюдению за ходом допроса. А это не соответствует его реальным правам, предусмотренным законом. Поэтому термин «присутствие» предпочтительней заменить на «участие», что предполагает активное, совме- стное со следователем выполнение следственного действия.

Автор полагает, что в пункт 12 статьи 5 УПК РФ, где раскрывается понятие «законные представители», необходимо внести дополнение о том, что законный представитель воз- можен не только у несовершеннолетнего подозреваемого, об- виняемого либо потерпевшего, но и у несовершеннолетнего свидетеля. Так как статьи 191 и 2 80 УПК РФ предусматрива- ют участие в допросе несовершеннолетних потерпевших или свидетелей, как в ходе предварительного, так и в ходе су- дебного следствия, законных представителей.

Интересна новация УПК РФ (статья 280), в которой идет речь о том, что допрос потерпевшего или свидетеля, не

77

достигшего четырнадцати лет, в ходе судебного следствия, проводится с обязательным участием его законных предста- вителей. Однако при допросе на предварительном следствии этот момент не урегулирован. Полагаем, что данное проти- воречие следует устранить и внести соответствующее допол- нение в статью 191 УПК РФ.

По нашему мнению, УПК РФ необходимо дополнить положением об участии в следственных действиях с несовершеннолетними свидетелями и потерпевшими, подозреваемыми и обвиняемыми близких родственников, а не только законных представителей. Ведь такое ограничение круга лиц, пред- ставляющих и защищающих права несовершеннолетних, вряд ли оправдано. А близкие родственники могли бы оказать следо- вателю действенную помощь в установлении психологического контакта, в выяснении комплекса вопросов, касающихся лич- ности несовершеннолетнего, условий его жизни и воспита- ния, обстоятельств, проливающих свет на причины соверше- ния им преступления, влияние на несовершеннолетнего стар- ших по возрасту лиц.

Таким образом, роль законного представителя, близкого родственника очень важна в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних. Четкое законодательное закреп- ление формы их участия в уголовном деле, безусловно, сни- мет многие проблемные моменты теории и практики.

78

§4. Процессуальное оформление (фиксация) показаний несо- вершеннолетних .

Как в настоящее время, так и в обозримом будущем протокол следственного действия остается и будет оставаться наиболее общедоступным и распространенным способом закрепления доказательств. Его распространенность объясняется многими причинами: простота и доступность применения практически при любых условиях, в которых проводятся следственные действия, многообразие объектов, которые могут быть запечатлены при помощи их словесного описания (люди, животные, вещи, их свойства и состояния, различные действия, явления и процессы и так далее); возможность последующего восприятия зафиксированной информации любым лицом без каких-либо технических приспособлений.

Протокол представляет собой процессуальный документ, в котором фиксируется ход, содержание и результаты след ственного действия, а также технические данные, преду смотренные законом (дата, время, данные об участвующих лицах, отметки о разъяснении прав и обязанностей и др.) .1 Только протокол способен удостоверить соблюдение всех требований закона, определяющих процессуальную форму i следственного действия от его начала вплоть до фиксации

полученных результатов… Остальные предусмотренные законом средства фиксируют в основном лишь познавательный результат следственного действия и только звукозапись, кино- и

1 Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств У при расследовании преступлений. М. : 000 Издательство

«Юрлитинформ», 2001. - с. 78.

79

видеосъемка - отчасти его ход.1

Как пишет П.А. Лупинская, протокол - это процессуальный документ, в котором фиксируется ход, содержание и ре- зультаты следственных и иных действий в порядке, установ- ленном уголовно-процессуальным законом. По ее мнению, протоколирование представляет собой основной способ про- цессуального закрепления (фиксации) фактических данных, полученных при производстве следственных действий, в про- токоле. 2

Соблюдение порядка составления протокола следователем

  • это непременное требование закона, поскольку надлежащая форма закрепления доказательств - один из критериев ее допустимости. Нарушение же процессуальной формы ведет к утрате доказательственного значения показаний. Общие тре бования к любому протоколу следственного действия отраже ны в ст. ст. 166, 167 УПК РФ, а к протоколу допроса в ст. ст. 173, 174, 189, 190, 191 УПК РФ.

Важнейшим требованием, предъявляемым к протоколу допроса, является точность записи показаний. В соответствии с ч. 2 ст. 190 УПК РФ показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно, тем самым законодатель ограничивает пределы преобразования формы устной информации, стремясь уменьшить возможную ее утрату, закономерную во всех отражательных процессах.

В юридической литературе подчеркивается, что при записи показаний несовершеннолетнего (в том числе малолетнего)
следует стремиться сохранить речевые особенности

1 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессу альная форма. М: 000 Издательство «Юрлитинформ», 2001. - с. 188.

2 Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право: Учебник.

  • М.: Юристъ, 2001. - с. 188.

80

допрашиваемого, характеризующие уровень его развития, не заменяя их шаблонными или несвойственными для несовершен- нолетних выражениями, так как отражение показаний ребенка в протоколе с помощью оборотов речи, свойственным взрос- лым, может привести к выводу о том, что они давались по чьей-то подсказке.1

Вместе с тем Е.Е. Подголин полагает, что попытки записать показания дословно, в полном объеме, даже с учетом оговорки закона нереальны, так как протокол, в котором зафиксированные показания, является результатом взаимо- действия следователя и лица, давшего показания. Письменная речь отличается от устной своей развернутостью, аргу- ментированностью, в то время как в устной речи информацию несут не только слова, но и мимика, жесты, интонация, ок- ружающие обстоятельства.2

А.В. Белоусов считает, что рассказ допрашиваемого и текст протокола обычно различаются по объему, как в одну так и в другую стороны. Немало свидетелей в ходе допроса уходят в сторону, развивая темы, которые не имеют значения по делу, причем остановить таких лиц бывает крайне трудно. При этом следователю необходимо таким образом сократить и отредактировать показания, чтобы они, отражая необходимые фактические данные, выглядели цельным рассказом, а не набором фраз, что бывает на деле, что такое сокращение не получится без замены слов. Встречаются и обратные случаи, когда свидетель, в силу молчаливости или

Черных Э.А. Психологические основы допроса несовершен- нолетних на предварительном следствии. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 1968. -с. 15; Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., 1997. - с. 291 и другие.

2 Подголин Е.Е. Культура следственных действий. Волго- град, 1978. - с. 41.

81

небольшого словарного запаса, не в силах изложить известные ему обстоятельства в приемлемой для него форме. В таких случаях нужно подбадривать допрашиваемого, задавать ему дополняющие, уточняющие вопросы, поэтому невозможно вести дословную запись и необходимость некоторой литературной обработки выглядит очевидной.1

Весомым является аргумент С.А. Шейфера о том, что поисковый характер каждого следственного действия побуждает следователя не включать в протокол допроса сведения, явно не относящиеся к делу, а также повторения, второстепенные детали, неясные и непонятные выражения после того, как они уточнены и т.д. Упрощение изложения в этом направлении предоставляется закономерным и объясняется различием в объектах познания: следователь воспринимает факт, о котором рассказывает свидетель под углом зрения предмета доказывания, свидетель же описывает его во всем многообразии связей с окружающей обстановкой, в том числе и несущественных связей. Поэтому требование дословной фиксации, в первую очередь имеет в виду слова и выражения, несущие особую дословную нагрузку и характеризующие особенности восприятия и уровень развития допрашиваемого. В то же время в текст протокола может быть включена информация, непосредственно в слове не выраженная, но заключенная в
контексте устного сообщения.2

Протокол допроса ведется следователем и фактически представляет собой осуществляемый им пересказ слов допрашиваемого, по выражению Н.И. Порубова, «не стенограмму допроса, а его конспект, при котором
словесная информация

1 А.В. Белоусов. Указанное сочинение. - с. 89.

2 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессу альная форма. М. : 000 Издательство «Юрлитинформ», 2001. - с. 41.

82

не теряется, а лишь уплотняется».1 При протоколировании запись показаний ведется либо по окончании устного допроса, либо одновременно с ним, либо по отдельным его этапам. Как показывает практика, первый способ обеспечивает непрерывность допроса и не нарушает контакта с допрашиваемым, но требует большого опыт, хорошей памяти и связан с риском искажения или частичной потери информации при записи показаний. Протоколирование параллельно с устным допросом ухудшает его качество, нарушает контакт с допрашиваемым, но значительно повышает полноту и достоверность показаний.2 Диссертант считает, что допрос несовершеннолетних в большинстве случаев предпочтительнее проводить по отдельным эпизодам, что позволяет использовать достоинства первого и второго способов. Анкетирование следователей показало, что ведение протокола параллельно с допросом предпочитают 51 %, составление протокола после окончания допроса 27 %, составление протокола допроса по эпизодам 20 % и собственноручную запись несовершеннолетним показаний 2 %.

Диссертант разделяет позицию И.В. Заяц, которая пишет, что результаты анализа показали, что протокол допроса не является однородным (с лингвистической точки зрения) документом: в текстах протоколов можно выделить две группы признаков - признаки разговорной речи (многочис- ленные повторы, лексическая «бедность» текста, активное использование местоимений, нарушение правил согласования, прямого порядка слов,
явления дробления и наложения син-

1 Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизвод стве. Минск, Вышэйшая школа, 1973.-с.249.

2 Руководство для следователей. Часть первая. Юридическая литература, 1981. - с. 344-345.

83

таксических конструкций и т.д.) и признаки «стилизации» (введение клишированных выражений, причастных и деепричастных оборотов, замена придаточных обстоятельственных предложений существительными, придание речи полноты, завершенности, стремление к последовательности в изложении) . Характер распределения признаков «стилизации» зависит от способа изготовления протокола (велась ли запись показаний параллельно или после изложения допрашиваемым показаний). Она полагает, что при протоколировании разговорной речи необходимо найти разумный компромисс между точностью фиксации (сохранение смысла сообщения, передачей особенностей речи допрашиваемого) и ясностью изложения. «Редактирование» разговорной речи целесообразно ограничить операциями по упорядочению изложения, по устранению повторов, тематически не связанных с предметом допроса отступлений. Вместе с тем не все особенности разговорной речи могут быть механически перенесены в протокол без ущерба для адекватного восприятия. Безусловно, заслуживает поддержки позиция автора о том, что, учитывая со-зависимость между вопросом и ответом на содержательном и информационном уровнях, делается вывод: чем больше вопросов следователя зафиксировано в протоколе, тем легче осуществлять оценку показаний с позиции их достоверности и полноты.1 Тем более, что в статье 190 УПК РФ законодатель закрепляет положение о том, что вопросы и ответы записы- ваются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. Кроме того, в протокол записываются все (выделено нами - М.С.) вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на
которые отказалось от-

Заяц И. В. Использование лингвистических познаний при расследовании преступлений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Саратов, 2000. - с.
18.

84

вечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа. Эта формулировка более четко отражает сущность вопроса, в отличие от УПК РСФСР, где в статье 160 ч. 2 было отражено, что в протокол записываются заданные свидетелю вопросы и его ответы только с случае необходимости. Норма нового УПК России в этом смысле более категорична: если вопрос задан, то он обязательно должен быть зафиксирован в протоколе, тем самым убирается элемент субъективизма, когда в одном случае следователь полагает, что есть необходимость отразить заданный вопрос в протоколе допроса, а в другом - нет. Фиксация в вопросно-ответной форме целесообразна, когда необходимо подчеркнуть отдельные моменты в ответах или в полученных показаниях имеются противоречия, а также в том случае, если в ходе допроса предъявляются доказательства.1 В отдельных случаях записываются вопросы следователя и ответы на них при допросе наиболее скрытных лиц, в показаниях которых имеются противоречия. В этих случаях опытные следователи предлагают допрашиваемому подписывать каждый свой ответ, чтобы тот не отказался от данных показаний, видя их непо- следовательность.2 Применительно к получению показаний от малолетних вопросно-ответная форма имеет гораздо большее значение, чем при допросе совершеннолетних участников уголовного судопроизводства.

Протокол допроса должен быть составлен следователем понятным
почерком, если же почерк труден для прочтения, то необходимо
провести оформление показаний несовершеннолетнего с помощью
компьютерной техники или воспользовав-

1 Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос по дозреваемого и обвиняемого. М., 1969. - с. 114.

2 Соловьев А.Б. Очная ставка на предварительном следст вии. М., 1970. - с. 82.

85

шись печатной машинкой. В противном случае характерные особенности почерка следователя могут быть признаны суще- ственным нарушением уголовно-процессуального закона.

Так, по делу С. и Щ. суд возвратил дело на дополнительное расследование, признав существенным нарушением уголовно- процессуального закона то обстоятельство, что большинство следственных документов изготовлены почерком, не поддающимся прочтению.

При подготовке дела к назначению судебного заседания судья пришел к выводу о невозможности проверки материалов дела в судебном заседании с точки зрения достаточности доказательств, поскольку протоколы основных следственных действий следователь написал таким почерком, который фак- тически невозможно прочесть ввиду его своеобразия и зна- чительного отступления от правил каллиграфии, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, препятствующим проведению судебного заседания и не позволяющим принять решение согласно ст. 221 УПК РСФСР. Доводы протеста о том, что данное обстоятельство не сви- детельствует о существенном нарушении уголовно- процессуального закона, так как участники процесса не за- являли о несоблюдении их прав, признаны необоснованными.1

Диссертант полагает, что законодатель неоправданно не закрепил в УПК РФ положение о собственноручной записи по- казаний допрашиваемым по его просьбе, после дачи им пока- заний. Аналогичная норма имелась в ч. 4 статьи 160 и в статье 152 УПК РСФСР. Ведь сокращению числа преобразований информации, - как метко замечает С.А. Шейфер, - по

Определение № 45-001-93. Постановление № 74бп01пр по делу Сваловой и Щукиной. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2001 года//Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001, № 12. - с. 15.

86

форме в определенной мере служит право допрашиваемого лица изложить свои показания собственноручно.1 Поэтому не- которые авторы в качестве гарантии против нежелательной утраты информации, вызванной переводом живой и непосред- ственной речи ребенка на распространенный в практике про- токольный язык, рассматривают собственноручную запись не- совершеннолетним своих показаний, если он владеет пись- мом.2 СП. Щерба и О.А. Зайцев высказывают мнение о том, что коли требование закона о возможной дословной записи показаний допрашиваемого подлежит безусловному выполнению, «с этой целью рекомендуется предоставить несовершен- нолетнему самому записать свои показания, но с обязатель- ным дополнением протокола следователем во избежании его неполноты и неточности».3 Однако такой способ фиксации показаний в отношении малолетних лиц не может быть реко- мендован, поскольку он находится в прямой зависимости от умения допрашиваемого излагать свои мысли, от уровня раз- вития его интеллекта. У малолетнего же лица письменная речь, как правило, не развита, а умение излагать свои мысли ограничено.4

Существует мнение, что, например, свидетель, записывая показания собственноручно, не всегда излагает дейст- вительно значимые для дела обстоятельства, «может более

1 С.А. Шейфер. Указанное сочинение. - с. 191.

2 Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уго ловном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1993. - с. 118; Шейфер С.А., Лазарева В. А. Участие потерпевшего и его представителя на предварительном следствии. Куйбышев, 1978. - с. 82 - 83.

3 Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и сви детелей по уголовным делам: Пособие. М, 1996. - с. 35.

4 Закатов А.А. Участие потерпевшего и его представителя на предварительном следствии. Куйбышев, 1979. - с. 40.

87

подробно изложить то, что ему представляется главным, а то, что важно в действительности, окажется изложенным по- верхностно или вообще опущенным.1 Тем не менее, на что вполне справедливо обращается внимание в научной литера- туре, протокол допроса обвиняемого или подозреваемого с собственноручной записью показаний нередко оказывается решающим доказательством по делу.2 Поэтому считаем, что в статье 190 УПК РФ необходимо внести соответствующее до- полнение, касающееся возможности собственноручной записи допрашиваемым лицом показаний по его просьбе после дачи им показаний следователю.

Подводя итог, можно отметить, что попытки записать показания дословно, нереальны и нецелесообразны. Протокол допроса, в отличие от большинства следственных действий, фактически фиксируют «не ход допроса, а его результат».3 По мнению С.А. Шейфера, протоколы следственных действий, направленных на получение словесной информации (допроса, очной ставки), отражают в большей мере содержание инфор- мации, чем процесс ее получения. Это объясняется тем, что многие моменты, характеризующие процесс допроса (тон во- просов, интонация, мимика, жесты допрашиваемого, обмен замечаниями, характерный для устного диалога, и т.д.), не могут быть однозначно выражены в протоколе и сами по себе не имеют доказательственного значения.4 Требование же «по возможности дословной» записи показаний следует расцени-

1 Копьёва А.Н. Современные проблемы и дискуссионные во просы фиксации показаний на предварительном следствии. В кн.: Проблемы борьбы с преступностью. Омск, 1978. - с. 109.

2 Дворкин А.И., Бабаева Э.У., Токарева М.Е., Чернова К.Т. Расследование убийств, совершенных организованными воору женными группами. Методическое пособие М., 1995. -с. 53.

3 Копьева А.Н. Указанное сочинение. - с. 105.

4 С.А. Шейфер. Указанное сочинение. - с. 190.

88

вать как относящееся лишь к наиболее существенным словам и выражениям, несущим основную смысловую нагрузку, а так- же характеризующим личность допрашиваемого и особенности восприятия им объективной действительности.1

Диссертант полностью поддерживает новацию УПК РФ в том, что в Приложении к УПК закреплены основные образцы уголовно-процессуальных документов, которые являются те- перь не просто рекомендациями к применению, а обязатель- ным требованием закона к их форме. Предназначение бланков состоит в том, что они, во-первых, способствуют более полному и точному соблюдению требований процессуального закона (печатные тексты разъясняющие права и обязанности различных лиц; соблюдение последовательности отдельных операций, которые предусматривает закон, и т.д.) Во- вторых, бланки упрощают и ускоряют саму работу, отражени- ем которой являются составленные на них документы. В- третьих, с помощью бланков существенно сокращается время и соответственно усилия следователя на составление доку- ментов. В-четвертых, достигается существенная для следст- венной работы унификация документов, что, в частности об- легчает ознакомление с делом всех лиц, имеющих на это право по закону.2 Диссертант разделяет позицию законода- теля о том, что во многих образцах уголовно- процессуальных документов, например, в протоколах допро- са, не просто обозначены статьи закона, разъясняющие пра- ва и обязанности лиц, участвующих в тех или иных следст- венных действиях, а непосредственно зафиксированы кон- кретные права, обязанности и ответственность лиц, которы-

1 А.В. Белоусов. Указанное сочинение. - с. 93.

2 Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. М.: Юрид. лит., 1974. - с. 111 - 112.

89

ми они вправе воспользоваться и те, которым они обязаны следовать.

В юридической литературе существует точка зрения, что протокол допроса как основное средство фиксации показаний малолетних и несовершеннолетних участников процесса не в полной мере отражает особенности получения показаний этих участников уголовного
судопроизводства.

Так А.А. Закатов, Л.М. Карнеева и другие специально обращают внимание в своих работах на то, что для оформления результатов допроса малолетнего лица необходимо использовать не общие, а специальные бланки протокола, рассчитанные на выяснение лишь некоторых вопросов, связанных с несложной орфографией ребенка.1

Н.И. Гуковская, А.И. Долгова и Г.М. Миньковский полагают, что полученные показания от детей в возрасте до б лет следует оформлять не протоколом, а справкой, поскольку протокол, составляемый от первого лица и подписываемый ребенком выглядит неубедительно. Справка составляется от имени следователя и также является доказательством по делу (ст. 88 УПК РСФСР).2 О.А. Зайцев, возражая против такого оформления результатов допроса, указывает, что при его производстве главный акцент делается на участие педагога и законного представителя, а несовершеннолетним пре- доставляется возможность самостоятельно записать свои показания. Кроме
того, по полученным автором данным, 61 %

1 Закатов А.А. Участие потерпевшего и его представителя на предварительном следствии. Куйбышев, 1979. - с. 20; Карнеева Л.М., Бондаревский И.И., Виноградов СВ. и др. Особенности расследования преступлений несовершеннолет них. М., 1981. - с. 27.

2 Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Рассле дование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. М., 1974. - с. 112 - 113.

90

следователей считают, что показания малолетних необходимо оформить протоколом.1

В научной литературе не исключается опосредованный путь познания следователем обстоятельств дела. Например, М.М. Коченов и Н.Р. Осипова считают, что иногда информация о важных для расследования преступлениях обстоятельствах, которой располагает ребенок, может быть получена через его родителей, педагогов, воспитателей и других людей, поскольку ребенку зачастую психологически легче сообщить сведения им, а не следователю.2 Э.Б. Мельникова также высказывает мнение по проведению педагогом беседы с несовершеннолетним в ходе допроса.3 Заслуживает внимания точка зрения О.Х. Галимова, который считает, что получение показаний от малолетних представляет собой беседу, содержание которой составляют ответы ребенка на вопросы следователя (дознавателя). Поэтому в необходимых случаях проведение такой беседы без ущерба интересам правосудия может быть поручено специалисту в области возрастной пе- дагогики и психологии, который самостоятельно либо с уча- стием законного представителя может произвести необходимое мероприятие по получению искомой информации от подростка. В этом случае следователь составляет «Протокол получения показаний малолетнего свидетеля (потерпевшего)» со слов специалиста, который в соответствии с законом должен быть предупрежден об уголовной ответственности по

1 Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уго ловном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. М., 19 93. - с. 118.

2 Коченов М.М., Осипова Н.Р. Психология допроса малолет них свидетелей: методическое пособие. М., 1984. - с. 3.

3 Мельникова Э.Б. Участие специалистов в следственных действиях. М., 1964. - с. 84.

91

ст. 307 УК РФ.1

В ходе проведения анкетирования было установлено, что протоколом допроса предпочитают оформлять показания малолетних лиц 55 % следователей, 30,5 % полагают, что это целесообразнее делать путем составления справки (отчета о беседе), а 14,5 % высказали мнение о необходимости составления протокола получения (принятия) показаний.

В.П. Бахин отмечает, что протокольная форма фиксации показаний, являясь основной, имеет ряд существенных недостатков - неполнота отражения процедуры допроса и содержания состоявшейся беседы, не сохранение характера и стиля изложения информации допрашиваемым и т.д. С учетом недостатков протоколирования, по его мнению, существенное значение приобретают иные способы фиксации показаний и не только звуко- и видеозапись: «Очевидно, в ближайшее время станет возможным использование компьютерной графики для наглядного представления того, о чем сообщает допрашиваемый . »2

Исследования психологов подтверждают, что описание собственных действий для ребенка становится сложной задачей, и нередко дети заменяют описание показом. Пытаясь рассказать о том, что он не наблюдает в данный момент, но видел в недавнем или давнем прошлом, ребенок использует неопределенные выражения: «та», «туда», «это» и другие, дополняя речь жестами. Во всяком случае, речевые высказывания детей нередко требуют дополнительной «расшифровки» .3

1 Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судопроизвод стве. - Спб: Питер, 2001. - с. 130.

2 Бахин В.П. Допрос: Лекция. Киев, 1999.

3 Коченов М.М., Осипова Н.Р. Психология допроса малолет них свидетелей. М., 1984. - с. 15.

92

Сказанное актуализирует применение в ходе допроса не- совершеннолетних субъектов научно-технических средств для сохранения их речевых особенностей и дополнительной фик- сации показаний,1 которые принято называть факультативными средствами фиксации. Например, фонограмма допроса по- зволяет: 1) зафиксировать все признаки разговорной речи допрашиваемого, включая особенности произношения, темп, интонацию, паузацию речи; 2) более полно воссоздать ком- муникативную ситуацию (характер отношений собеседников, психологический фон общения, уровень взаимопонимания, на- личие сбоев в общении и т.д.); 3) оценить систему исполь- зования следователем тактических приемов с точки зрения их целесообразности и допустимости. Наряду с этим произ- водство звукозаписи является фактором, оказывающим воз- действие на непринужденность общения.2 Применение фоно- граммы имеет и психологическое значение. Главное достоин- ство в звукозаписи, - подчеркивает Л.М. Карнеева, - ее сдерживающее влияние на лиц, намеренных изменить правдивые показания на ложные. При звукозаписи ссылка на непра- вильные методы допроса, уговоры, неточную фиксацию пока- заний легко опровергнуть.3

Кроме того, магнитофонная запись позволяет выдержать темп допроса, освобождает следователя от необходимости немедленно делать пометки, отдельные записи, оказывает дисциплинирующее воздействие и на следователя, и на доп-

1 Галимов О.Х. Указанное сочинение. - с. 132.

2 Заяц И.В. Указанное сочинение. - с. 19.

3 Карнеева Л.М. Тактические основы организации и произ водства допроса в стадии расследования. - Волгоград, 1976. - с. 118.

93

рашиваемого.1

По мнению А.А. Кузнецова, возможности применения научно-технических средств могут быть двоякими: «Во-первых, звуковая и видео- аппаратура служат дополнительными средствами фиксации показаний. Например, видеосъемка процесса допроса малолетнего свидетеля позволяет зафиксировать следственное действие в динамике, проконтролировать со- блюдение следователем процессуальных гарантий допроса и показать наглядность установления психологического контакта с малолетним. Во- вторых, использование научно-технических средств может быть направленно на конкретизацию показаний несовершеннолетних, получение новых доказательств, расширение свидетельской базы.2

Целесообразно записать показания несовершеннолетних, используя научно- технические средства, и прежде всего малолетних, так как многие их речевые особенности с трудом передаются в протоколе. Показания детей нередко проникнуты фантазией, содержат выражения, которых они не понимают, в них отсутствует оценка ряда явлений. Разобраться во всем этом можно только в результате последующего детального анализа показаний.3

Безусловно, положительным фактором использования зву-ко-,
видеозаписи является также и возможность их после-

У.А. Усманов. Тактика допроса на предварительном следствии. Справочник. - М.: Издательство «Приор», 2001. - с. 51.

2 Кузнецов А.А. Использование научно-технических средств в качестве тактического приема получения показаний при допросе несовершеннолетних//Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы расследования преступлений несовершеннолетних. Омск, 1991. - с. 28.

3 Левин А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М.: Юрид. лит., 1983. - с. 32.

94

дующего воспроизведения в суде, поскольку иллюстрация по- казаний малолетнего лица, данным им на предварительном расследовании, в ходе судебного заседания может заменить участие в нем ребенка.1

Для большинства авторов не вызывает сомнения необходимость более широкого применения, например, звукозаписи при получении показаний несовершеннолетних, и особенно малолетних.2 Более того рекомендуется производить звуко- запись по возможности всех допросов несовершеннолетних и малолетних.3

Практика применения звуко- и видеозаписи в процессе расследования показывает, что значение фонограмм и видео- фильмов не сводится только к тому, что с их помощью можно проконтролировать правильность словесного описания. Они более полно отражают действительность, чем протокол.4 По некоторым данным, достаточно полное совпадение содержания письменных протоколов и фонограмм составило лишь 32 % случаев, в то же время в 47 % случаев в протоколах от- сутствовали данные, существенные для установления истины

Черных Э.А. Психологические основы допроса несовершен- нолетних на предварительном следствии. Автореф… канд. юрид. наук. М., 1968. - с. 15.

2 Дан Н. Особенности показаний малолетних и несовершенно летних свидетелей и тактика их допроса. М., 1963. - с. 12; Закатов А.А. Указанное сочинение. - с. 41; Бахарев А.Н. Очная ставка: уголовно-процессуальные и криминали стические вопросы. Казань, 1982. - с. 164; Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступ лений. М., 1970. - с. 59; Шейфер С.А., Лазарева В.А. Ука занное сочинение. - с. 83.

3 Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. М., 1997. - с. 2 91.

4 Горинов Ю.А., Ефимов И.П. Практика применения и реко мендации по использованию звуко- и видеозаписи на предва рительном следствии. М., 197 9. - с. 29.

95

по делу.1

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что новый УПК РФ более детально регламентирует применение технических средств при производстве следственных действий. Так в статье 166 ч. 5 закреплено, что в протоколе должны быть указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства применены, и полученные результаты. Тем самым законодатель допускает применение технических средств фиксации в ходе производства любых (выделено нами - М.С.) следственных действий в отличие от УПК РСФСР, где это допускалось только при допросе (статья 1411) , осмотре (статья 179) и следственном эксперименте (статья 183). Также в протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств. Если в ходе такого следственного действия, как допрос, проводились фотографирование, аудио- или видеозапись (теперь это средство фиксации, которое достаточно широко применялось на практике, хотя и не было закреплено в УПК РСФСР, получило законодательное отражение в УПК РФ) , киносъемке, то протокол должен также содержать:

1) запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемке;

2) сведения и технических средствах, об условиях фо тографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемке и факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, кино-

Макаров A.M. О доказательственном значении материалов, полученных в результате применения научно-технических средств. В кн.: Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1981. - с. 72.

96

съемки, причине и длительности остановки их записи;

3) заявление допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки; 4) 5) подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие
правильность протокола. 6) Изучение материалов уголовных дел показало, что аудио или видеозапись применялась при допросе в 3 % случаев, не применялась в 97 %. Хотя опрос практических работников выявил, что часто используют НТС 2 %, редко 30 %, не используют 68 %. Основной причиной, по которой не приме- няются НТС, было названо их отсутствие 73 %, а 27 % опрошенных не
видит в этом необходимости.

В настоящее время подписание протокола имеет решающее значение при фиксации показаний в ходе допроса. Все участвующие в следственном действии лица подписывают протокол допроса. Это является средством удостоверения правильности его содержания. Подписание протокола допроса особенно детально регламентировано, так как оно производится в отсутствие понятых, как гарантов надежности фиксации информации. Также подозреваемый, обвиняемый, свидетель, потерпевший вправе требовать дополнения и уточнения протокола допроса, что подлежит обязательному удовлетворению следователем (статья 190 ч. б УПК РФ) . В законе специально оговаривается, каким образом допрашиваемый ознакомился с содержанием протокола: лично прочитал или протокол был прочитан ему следователем (статья 190 ч. 6 УПК РФ).

Верховным Судом РФ было признано существенным нарушением процессуального закона то, что вопреки требованиям ст. ст. 151, 160 УПК РСФСР следователь в протоколе допроса обвиняемых и свидетелей не
указал кем прочитаны эти

97

протоколы1 (аналогичная норма закреплена в ст. ст. 17 3, 189, 190 УПК РФ - М.С.)

Важное значение имеет и указание в статье 190 ч. 8 УПК РФ о необходимости подписания допрашиваемым каждой страницы протокола допроса (можно присоединиться к предложению Е.Е. Подголина о том, что если протокол следственного действия состоит из нескольких листов, необходимо отметить какое количество листов протокола было предъявлено для ознакомления),2 а также порядок удостоверения протокола допроса в том случае, когда обвиняемый, подозреваемый, потерпевший или иное лицо отказываются подписать протокол или не могут сделать этого в силу физических недостатков или состояния здоровья (статья 167 УПК РФ) .

Диссертант присоединяется к юристам, высказывающим мнение, что в целом фиксация доказательств путем протоколирования должно отвечать следующим основным требованиям: осуществление ее надлежащим лицом (либо по его письменному поручению); привлечение всех требуемых законом лиц; указание в протоколе всех предусмотренных реквизитов; объективное отражение условий, хода и результатов следст- венного действия; надлежащее оформление приложений к про- токолу.3

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001, № 12. - с. 15.

2 Подголин Е.Е. Теория и практика фиксации доказательств на предварительном следствии. Дисс… канд. юрид наук. М., 1969. - с. 300.

3 А.В. Белоусов. Указанное сочинение. - с. 105.

98

Глава II. Психологические основы и тактика допроса несо- вершеннолетних .

§1. Нравственно-психологические особенности несовершенно- летних как источников информации

Получение правдивых показаний от несовершеннолетних во многом обусловлено знанием следователем возрастных и индивидуальных особенностей их личности. «Учет особенно- стей восприятия и других отличительных свойств психики несовершеннолетних явился причиной разработки уголовно- процессуальной наукой специфической процедуры получения показаний этих участников процесса, а криминалистика вы- работала рекомендации по методике расследования дел, со- вершаемых несовершеннолетними и по тактике проведения следственных действий с его участием».1

Личность каждого несовершеннолетнего индивидуальна и неповторима. Тем не менее в ней находят свое отражение как общие закономерности, присущие всем несовершеннолетним в целом, так и закономерности, характерные для определенных социальных групп. «При допросе несовершеннолетних наряду с общими закономерностями следует учитывать ряд особенностей, связанных с их возрастом».2 Учитывая это, можно определить, что в личности, как и в любом объ-

1 Харчиков А.В. Проблемы получения и оценки показаний не совершеннолетних на предварительном следствии. Дисс.канд. юрид. наук. - Москва, 1996. - с. 37.

2 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учебник для юридических вузов. - 2-е изд., испр. и доп. - М. : Юрис пруденция, 2000. - с. 212.

99

екте исследования, проявляется единство общего, особенного и индивидуального. Эти элементы образуют сложный механизм, который применяется при осуществлении любых процессуальных действий с участием несовершеннолетнего.1

Таким образом, знание следователем индивидуальных (единичных) свойств психического облика несовершеннолет- него не исключает возможности использования в допросе ти- пичных признаков, присущих его возрастной группе. Тем бо- лее, что знание возрастных особенностей несовершеннолет- него резко возрастает в условиях, когда следователь испы- тывает недостаток информации о личности несовершеннолет- него .

Отмечая своеобразие психологии несовершеннолетних, как ученые так и практики едины во мнении, что знание этих вопросов «в значительной степени позволяет добиться управляемости процесса получения показаний, устранить факторы и условия, отрицательно влияющие на формирование правдивых показаний, тем самым получить наибольшую инфор- мацию об известных… фактах и обстоятельствах».2

Возрастные особенности представляют совокупность взаимосвязанных, типичных для данного возраста процессов, состояний и свойств, проявляющихся в поведении и указы- вающих на общее направление развития личности.3

В современной возрастной психологии существует следующая возрастная периодизация, поддерживаемая большинством ученых: младенческий возраст (до одного года); раннее детство или ранний возраст (от одного года до трех лет) ;

1 Харчиков А.В. Указанное сочинение. - с. 38.

2 Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном процессе: процессуальный и криминали стический аспекты проблемы, Казань, 1990. - с. 55.

3 Смолина В.В., Кутейникова М.Г. Возрастные особенности детей школьного возраста. - Минск, 1973. - с. 15.

100

дошкольный возраст или детсадовский (от трех до шести -семи лет); младший школьный возраст (от шести - семи до 10 лет); средний школьный возраст, подростковый возраст или отрочество (от 11 до 15 лет) ; старший школьный возраст или ранняя юность (от 15 до 17-18 лет) .1

Предложенная схема возрастной периодизации является условной, так как переход из одной возрастной категории в другую у разных несовершеннолетний может не совпадать с указанными градациями из-за особенностей их психофизиологического развития.

Р. С. Немов обоснованно замечает, что «понятие «возраст» в
психологии ассоциируется не с количеством лет, прожитых
человеком, а с особенностями его психологии и поведения.
Ребенок может выглядеть не по годам взрослым в своих суждениях и
поступках; подросток или юноша во многом проявляют себя как
дети. Свои возрастные особенности имеют познавательные процессы
человека, его восприятие, память, мышление, речь и другие. Еще
в большей степени, чем в познавательных процессах, возраст человека
проявляется в особенностях его личности, в интересах, суждениях, взглядах, мотивах поведения. Психологически правильно определенное
понятие возраста служит основой для установления возрастных норм
в интеллектуальном и личностном развитии детей, широко
используется (в разнообразных тестах)

Гальперин П.Я., Запорожец А.В., Карпова С.Н. Актуальные проблемы возрастной психологии: Материалы к курсу лекций. М.: Изд-во МГУ, 1978. - с. 18; Моргун В.Ф., Ткачева Н.Ю. Проблема периодизации развития личности в психологии. Учебное пособие. М., 1981. - с. 12,14; B.C. Мухина. Возрастная психология. Учебник. - М.: Академия, 19 97. - с. 10, 418; А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. Психология. Учебник, М.: Издательский центр «Академия», 1998. - с. 377.

101

в качестве точки отсчета для установления уровня психиче- ского развития того или иного ребенка».1

Психологи в последние десятилетия отмечают ускоренное физическое, половое и, в некоторой мере, психическое раз- витие детей, подростков, именуемое в литературе акселера- цией. Акселерация вносит определенные изменения в харак- теристику возрастных границ периодизации. Однако подвиж- ность, динамичность возрастных особенностей, тем не менее, не стирает, не сводит на нет факт наличия типичных возрастных характеристик.2

Наряду с акселерацией наблюдаются и процессы ретардации, то есть замедления физического и психического развития личности несовершеннолетнего. На наш взгляд, законодатель вполне обоснованно внес в ч. 3 ст. 20 УК РФ норму

0 так называемой «возрастной невменяемости». Речь идет о том, когда несовершеннолетний хотя и достигший возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом, не связанным с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния был неспосо бен в полной мере осознавать фактический характер и обще ственную опасность своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности. Данное положение полностью соответствует требованиям, изложенным в «Мини мальных стандартных правилах Организации Объединенных На ций, касающихся отправления правосудия в отношении несо вершеннолетних (Пекинских правилах)». Понятие возрастной невменяемости предполагает: 1) недостаточный для своего

1 Немов Р.С. Психология: Учеб. В 3 кн. Кн. 2 - 3-е изд. - М.: Владос, 1998 - с. 9.

2 Детская психология: Учебное пособие/Под ред. Я.Л. Коло- минского, Е.А. Панько, - Минск: Университетское, 1988. - с. 70.

102

возраста уровень психического развития подростка, необходимый для осознания им в полной мере своих противоправных действий (бездействия) и их вредных последствий; 2) недостаточную способность сознательно руководить этими действиями для достижения поставленной преступной цели. В отличие от невменяемости, которая обусловлена психическим заболеванием, возрастная невменяемость зависит от особенностей социально- психологического развития человека в подростковом возрасте и с взрослением проходит. Признанию наличия у подростка возрастной невменяемости должна предшествовать констатация его психического здоровья с помощью комплексной психолого-психиатрической экспертизы.1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев в кассационном порядке в январе 1997 года дело в отношении Б. по ч. 3 ст. 14 6 УК РСФСР, приговор отменила и дело прекратила по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР в редакции Федерального закона от 21 декабря 1996 г.

Общественно-опасное деяние, содержащее признаки разбоя, Б. совершил в возрасте 15 лет, и с формальной стороны данное обстоятельство дало основание для привлечения его к уголовной ответственности.

Однако, как установлено стационарной судебно-психиатрической экспертизой, у Б., хотя и нет психического заболевания, обнаруживается серьезная задержка психического развития вследствие перенесенных
им при родах

Просвирнин В. Г. Особенности предмета доказывания по уголовным делам несовершеннолетних. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Воронеж, 2001. - с. 13; Уголовное право РФ. Общая часть. Учебник/Под ред. А.И. Рарога. ИМП. М., 1997. - с. 133; Комментарий к уголовному кодексу РФ с постатей-‘ ными материалами и судебной практикой/Под ред. СИ. Никулина. М.: Юрайт.,
2000. - с. 120-121.

103

травмы головного мозга, асфиксии и недоношенности, по уровню общего психического развития на момент обследования он не соответствует паспортному возрастному периоду, считается не достигшим 14 лет и в силу интеллектуально- личностной незрелости, недостаточной способности к про- гнозированию, контролю и выполнению критических функций на момент обследования, так и во время совершения общест- венно-опасного деяния, не мог в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими.1

Подобная норма существовала и в дореволюционном российском уголовном праве. Так, в Уголовном уложении 1903 года была сформулирована норма, в соответствии с которой не вменялось «в вину преступное деяние, учиненное несо- вершеннолетним от 10 до 17 лет, который не мог понимать свойства и значения им совершенного или руководить своими поступками».

Психологическая наука накопила и обобщила значительный материал свидетельствующий о наличии резких переходов в психическом развитии несовершеннолетних. Кризисом (про- тиворечием) развития называют столкновение внешних и внутренних условий развития, сопровождающиеся сильными эмоциональными переживаниями, нарушениями его (развития) непрерывности и переходов психического склада человека к новой качественной определенности. Кризисы являются зонами разграничения этапов, фаз, периодов развития.2

Выделяют большие кризисы (новорожденности, кризис 3-х

лет, подростковый кризис 13 - 14 лет) и малые кризисы

(кризис 1 года, 7 лет, 17 - 18 лет). При больших кризисах

перестраиваются отношения ребенка и общества. Малые кри-

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997, № 8.- с. 12.

2 Е.А. Климов. Основы психологии: Учебник для вузов. - М.: Культура и спорт, Юнити, 1997. - с. 230.

104

зисы внешне спокойно проходят, связаны с нарастанием умений, самостоятельности ребенка. Позитивное значение возрастных кризисов - в переходе к новому, высшему периоду развития личности.1

Следователь должен знать и учитывать в своей деятельности кризисы развития несовершеннолетнего, так как в эти периоды психологические особенности, характерные его возрастной группе, проявляются наиболее ярко и противоречиво .

Анализ психических особенностей несовершеннолетних необходимо начать с характеристики дошкольной возрастной группы, так как дети в младенческом возрасте, в раннем детстве практически не вовлекаются в сферу уголовного судопроизводства .

Дошкольный возраст, занимая по шкале физического развития ребенка период времени от трех до шести - семи лет, вносит большой вклад в психическое развитие ребенка. За эти годы ребенок приобретает многое из того, что остается с ним надолго, определяя его как личность и последующее интеллектуальное развитие.2

Для детей дошкольной возрастной группы, отмечает В.Ю. Шепитько, характерна обостренная наблюдательность, их восприятию присуща детализация. При воспроизведения наблюдавшегося события, дети могут давать показания о фактах, которые не заметили взрослые. Однако, несовершеннолетние данной возрастной группы плохо разбираются в
про-

Л.Д. Столяренко. Основы психологии. Ростов н/Д. Издательство
«Феникс», 1997. - с. 99.

2 Немов Р.С. Психология: Учеб. В 3 кн. Кн. 2 - 3-е изд. -М.:
Владос, 1998. - с. 193.

105

исходящих событиях, а в отдельных случаях не понимают происходящего.1

Между 3 и 7 годами особое значение в сочетании образов действительности приобретает воображение - психический процесс построения нового образа на основе имеющегося опыта.2 Воображение ребенка на самом деле не богаче, а во многих отношениях беднее, чем у взрослого. Ребенок может вообразить себе гораздо меньше, чем взрослый человек, так как у детей более ограниченный жизненный опыт и, следовательно, меньше материала для воображения. Вместе с тем воображение играет в жизни ребенка большую роль, чем в жизни взрослого, проявляется гораздо чаще и допускает значительно более легкое отступление от действительности, нарушение жизненной реальности.3 Когда ребенок 3-4 лет рассказывает выдуманную историю, он не лжет в том смысле, в каком мы понимаем ложь. Он ярко представляет себе все то, что он говорит. Ребенок не очень разбирается, где кончается реальное и начинается выдуманное.4

В результате познавательной активности дошкольника развивается его мышление, в первую очередь наглядно-образное. Словесно-логическое мышление ребенка начинает развиваться в конце дошкольного возраста и предполагает уже умение оперировать словами и понимать логику рассуж- дений.5 В условиях специально организованного обучения

Шепитько В.Ю. Допрос несовершеннолетнего: психология и тактика. Дисс… канд. юрид. наук. Харьков, 1990. - с. 47-48.

2 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М. : Юристъ, 1996. - с. 124.

3 Мухина B.C. Указанное сочинение. - с. 213.

4 Нагаев В.В., Бендас Т.В. Психология акселера ции. /Вопросы акселерации и возрастной психологии. Учебное пособие. - Пермь: Пермский ун-т., 1979. - с. 59.

5 Немов Р.С. Указанное сочинение. - с. 110.

106

старшие дошкольники вполне способны усвоить некоторые понятия и пользоваться ими в своих рассуждениях.1 Для следователя необходимо помнить, что в этом возрасте дети не обладают достаточной способностью к последовательно-логичному мышлению и могут давать лишь несложные ответы на доступные вопросы.

Для дошкольного возраста всегда характерна легкая возбужденность, неустойчивость эмоций и настроений, большая моторная подвижность.2 К специфическим возрастным особенностям нервной системы ребенка дошкольного возраста относят слабость возбудительного и тормозного процесса, их неуравновешенность, более быстрое по сравнению со взрослыми восстановление сил.3

Знание следователем и умелое использование указанных особенностей несовершеннолетних дошкольной возрастной группы в процессе получения показаний имеет важное значение прежде всего в установлении с допрашиваемым психологического контакта, без которого, на наш взгляд, достаточно проблематично получить искомую информацию, определении степени понимания поставленных вопросов, их очередности, интерпретации, оценки достоверности показаний и другие.

Младший школьный возраст связан с началом обучения в школе. Ведущей деятельностью младшего школьника становится обучение, существенно
изменяющее мотивы его поведения,

Венгер Л.А., Мухина B.C. Психология. Учебное пособие. -М.:
Просвещение, 1988 - с. 115.

2 Нагаев В.В., Бендас Т.В. Указанное сочинение. - с. 59.

3 Коломинский Я.Л., Панько Е.А. Учителю о психологии де тей шестилетнего возраста: Кн. для учителя. - М.: Просве щение, 1988. - с. 115.

107

открывающиеся новые источники развития его познавательных и нравственных сил.1

С поступлением ребенка в школу под влиянием обучения начинается перестройка всех его познавательных процессов, приобретение ими качеств, свойственным взрослым людям.2 В этом возрасте происходит переоценка ценностей, возникает новое отношение к окружающему миру, растет произвольная регуляция поведения.3 В младшем школьном возрасте учебная деятельность требует развития высших психических функций - произвольности внимания, памяти, воображения, которые в данном возрасте уже приобретают самостоятельность - ребенок научается владеть специальными действиями, которые дают возможность сосредоточиться на учебной деятельности, сохранить в памяти увиденное и услышанное, представить себе нечто, выходящее за рамки воспринятого раньше.4

В дошкольном же возрасте непроизвольное внимание преобладает. Детям трудно сосредоточиться на однообразной и малопривлекательной деятельности или на деятельности интересной, но требующей умственного напряжения. Отключения внимания спасает от переутомления. Эта особенность внимания является одним из оснований для включения в допрос данной категории лиц элементов игры и смены форм деятельности.

В этом возрасте ребенок уже обладает способностью производить
отдельные обобщения, делать правильные выво-

Возрастная и педагогическая психология: Учебное пособие/Под ред. А.В. Петровского. - М.: Просвещение, 1973. -с. 68.

2 Немов Р.С. Указанное сочинение. - с. 128.

3 Донченко Е.А., Титаренко Т.М. Личность: конфликт, гар мония. - Киев: Политиздат Украины, 1989. - 120 - 121.

4 Мухина B.C. Указанное сочинение. - с. 281 - 282.

108

ды, устанавливать причину возникновения явлений, развива- ется способность к более длительному наблюдению. У детей начинает быстрее, чем это было до школы, развивается по- нятийное мышление, хотя в начале обучения в школе оно от- личается эгоцентризмом, особой умственной ситуацией, обу- словленной отсутствием знаний, необходимых для правильного решения определенных проблемных ситуаций. Переход к системному обучению изменяет ориентировку ребенка в окру- жающих его явлениях действительности, подводит к усвоению полученной картины мира, он начинает ориентироваться на общественно выработанные критерии.1

Младший школьный возраст характеризуется относительным равновесием между возбуждением и торможением, между первой и второй сигнальными системами.2 Воля школьника проявляется в умении сдерживать свои порывы, в умении управлять собой. Младшие школьники более уравновешенны по сравнению с дошкольниками. Однако в этом возрасте, они еще слабо владеют собой и поддерживаемое ими состояние страха или радости, огорчения или стыда обычно четко выражены и проявляются непосредственно.

Переход к подростковому возрасту, как вполне справедливо отмечает профессор Р.С. Немов, характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личностное развитие ребенка. Они касаются физиологии организма, отношений, складывающихся у подростков со взрослыми людьми и сверстниками, уровня развития познавательных процессов, интеллекта и способностей.3

1 Мухина B.C. Указанное сочинение. - с. 213.

2 Ковалев А. Психология личности.: Просвещение, 1970. - с. 275.

3 Немов Р.С. Указанное сочинение. - с. 221 - 222.

109

Возраст с 12 до 18 лет обозначают как пубертатный кризис - период бурного психоэндокринного созревания, наиболее значимый для формирования и социализации личности. Основу этого кризиса составляет очень интенсивное и неравномерное созревание органов и систем, что обусловливает повышенную реактивность и хрупкость нервно-психической организации подростка.1

По сравнению с младшим школьником у подростка значительно возрастает мускульная сила, наблюдается общий подъем активности, жизнедеятельности. Подросток более самостоятелен, чем младший школьник, и приближается к миру взрослых. Все эти изменения акцентируют внимание подростка на себе. У него формируется новое представление о себе самом.2

Подростковый возраст отличается повышенной интеллектуальной активностью, которая стимулируется соответствующей любознательностью подростков, но и желанием развить, продемонстрировать окружающим свои способности, получить высокую оценку с их стороны. Мышление подростка характеризуется стремлением к широким обобщениям.3 В подростковом возрасте конкретно-образное мышление, характерное для детей, все больше уступает место абстрактному. Мышление становится более самостоятельным, активным, творческим.4 Самостоятельность мышления проявляется в
независимости

Е.В. Макушкин, Н.К. Демчева. Специфика судебно-психиатрической экспертизы несовершеннолетних. Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. 2(103), М., 2000. - с. 83.

2 Е.А. Климов. Психология: Учебник. - М. : Культура и спорт, Юнити, 1997. - с. 202.

3 Немов Р.С. Указанное сочинение. - с. 14 3 - 14 4.

4 Кондратенко В.Т. Девиантное поведение у подростков: со циально-психологические и психиатрические аспекты. - Минск, Беларусь, 1988. - с. 71.

по

выбора, способа поведения. Подростки и особенно юноши принимают лишь то, что лично им кажется разумным, целесо- образным и полезным. В этот период подросток стремиться понять сущность явлений, их причину, требует доказательств истинности, аргументов. Речь подростка уже достаточно развита и в отношении словарного состава и в отношении грамматического строя. Поэтому несовершеннолетний может довольно легко воспроизводить словесный материал и он старается делать это «своими словами».

У подростка становится демонстративным стремление к взрослости, самостоятельности и независимости, к освобож- дению от покорности взрослым.1 Подросток представляет и считает себя уже взрослым и претендует на то, чтобы окру- жающие относились к нему как к взрослому. Он прячет свои слабости и изо всех сил стремиться быть независимым. Пе- рестав считать себя ребенком, подросток стремится освобо- диться от беспрекословной покорности взрослым. Он стре- мится всячески доказать окружающим, что он не маленький, а самостоятельный взрослый человек.2 Подросток отвергает свою принадлежность к детям, но у него еще нет ощущения подлинной, полноценной взрослости, хотя есть стремление к ней и потребность в признании его взрослости окружающими.3

Таким образом, «чувство взрослости» как отличительную, принципиальную черту подросткового возраста следователь должен знать и использовать в процессе общения с не- совершеннолетними .

1 Е.А. Климов. Основы психологии. Учебник для вузов. - М.: Культура и спорт, Юнити, 1997. - с. 232.

2 Е.А. Климов Указанное сочинение. - с. 202.

3 Общая психология: Учебное пособие для педагогических ин-тов. Под ред. А.В. Петровского. - М. : Просвещение. 1970. - с. 106.

Ill

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в ряде случаев у несовершеннолетних проявляется склонность ко лжи. На это обращали внимание, как исследователи проблем криминологии, уголовного права и процесса, а также врачи и социологи.1 Так, например, В.Н. Кудрявцев отмечает, что при выборочном изучении свойств характера у подростков- правонарушителей в 30% случаев была отмечена лживость.2 Схожие данные приводит Н.В. Гаврилова У нее у 24% детей из неблагополучных семей характерной чертой является лживость.3 Исследования А. А. Шмидта также подтверждают этот тезис.4 По мнению В. П. Кащенко «весьма распространенным недостатком характера» является бесцельная ложь.5

Ранняя юность - это возраст формирования мировоззрения. В этот период определяются жизненные идеалы, осуществляется выбор профессиональной направленности. Этот возраст, когда несовершеннолетний пытается определить смысл и цель жизни.6 К 16 - 17 годам мировоззрение более или менее определяется, с взглядами, хотя и не всегда правильными, но
стабильными.7 Переоценка ценностей, раз-

Харчиков А.В. Указанное сочинение. - с. 44.

2 Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968. - с. 31.

3 Гаврилова Н.В. «Проблемная семья» как объект социоло гического исследования./Социологические исследования. Вып. 7., 1971. - с.168.

4 Шмидт А.А. Тактические основы распознания ложных пока заний и изобличения лжесвидетелей (криминалистическое и криминологическое исследование) . Дисс… канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. - с. 78.

5 Кащенко В.П. Педагогическая коррекция. М., 1992. - с. 39.

6 Нагаев В.В., Бендас Т.В. Указанное сочинение. - с. 77.

7 Немов Р.С. Психология: в 3 кн. Кн. 2. Психология обра зования. - М.: Просвещение: Владос, 1995. - с. 196.

112

очарования в друзьях и родителях, появление новых кумиров - все это воспринимается старшеклассником в его 16 - 17 лет как создание себя завтрашнего, как конструирование собственного жизненного пути. Если служить - то человече- ству, если покорять - то весь мир, если близкий человек - то во всем и до смерти.1

Описывая мировоззрение несовершеннолетних правонару- шителей, психологи, криминологи обычно говорят о том, что по отношению к требованиям морали, общепризнанным правилам поведения они настроены весьма скептически, не желают с ними считаться. У многих нравственные идеалы извращены, собственные принципы и правила поведения либо односторон- ни, либо очень бедны и несовершенны.2

И.Г. Батку, Е.Г. Мартынчик отмечают, что духовные запросы несовершеннолетних правонарушителей в основном подменяются увлечениями развлекательного характера.3

По данным опроса, проведенного журналистами газеты «Московский комсомолец», современные подростки предпочи- тают отдыхать от родителей и школы главным образом на улице с друзьями (58,4 %). На втором месте по популярности стоит домашнее времяпрепровождения: компьютер, телевизор, видео, книги (53,8 %) , на третьем месте - дискотеки (51,6 %) . Спортом занимается 25,6 %, посещают кинотеатры 7,9 %, музеи - 6,8 % несовершеннолетних.4

Донченко Е.А., Титаренко Т.М. Личность: конфликт, гар- мония. - Киев: Политиздат Украины, 1989. - с. 123.

2 Личность преступника/Под редакцией В.Н. Кудрявцева. - М.: Юрид. лит., 1971. - с. 215.

3 Батку И.Г., Мартынчик Е.Г. Социально-правовые факторы преодоления антиобщественного поведения подростков. - Ки шинев; 1988 - с. 106.

4 Московский комсомолец, 03 января 2002 года.

113

Огромную роль на воспитание подростков оказывает семья, однако успех в воспитании может быть гарантирован, когда родители имеют четкую программу воспитания. Когда таковая отсутствует, «агрессивные дети», как правило, вырастают в семьях, где дистанция между родителями огромна, где мало интересуются развитием детей, где не хватает тепла и ласки, отношение к проявлениям детской агрессии безразличное или снисходительное, где в качестве дисцип- линарных воздействий вместо заботы и терпеливого объясне- ния предпочитают силовые методы, особенно физические на- казания .1

По данным ГУВД Московской области на учетах в подраз- делениях по делам несовершеннолетних и участковых инспек- торов милиции состоит более 10 000 родителей, не испол- няющих должным образом обязанностей по воспитанию, обуче- нию и содержанию несовершеннолетних детей. В неблагопо- лучных семьях около 8 0 % взрослых лиц систематически злоупотребляют спиртными напитками, устраивают скандалы и ведут антиобщественный образ жизни. Почти 37 % детей живут в семьях, где есть ранее судимые. Сотрудниками под- разделений по делам несовершеннолетних в течение 2001 года подготовлено более тысячи материалов на лишение роди- тельских прав, выявлено около 100 фактов жестокого обра- щения с детьми, по которым возбуждены уголовные дела по статье 156 УК РФ. В 2001 году из-за голода, пьянства ро- дителей, насилия в семье, безразличия и пренебрежения к личности ребенка, более 4 00 детей и подростков ушло из дома и государственных учреждений, 113 находились в офи- циальном розыске. Пьянство родителей, скандалы и драки,

1 Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. - Спб.: Питер, 1997. - с. 93.

114

происходящие в присутствии детей, оскорбления и унижения, жестокость и насилие отрицательно сказывались на нравст- венном развитии ребенка, порождая ответную жестокость, дерзость, цинизм. Поэтому все чаще жертвами преступлений подростков становятся родители и родственники.

Л.Б. Филонов, исследуя генезис жестокости, сделал вывод, что самое большое число случаев проявления жестокости приходится на несовершеннолетних 11 - 16 лет.1 Подростки агрессивны (у 77% - высокая агрессивность, по данным Д.И. Фельдштейна) , не способны на активное сочувствие, сострадание к слабым и беззащитным. В асоциальных группах ее члены нетерпимы, безжалостны к «чужим» и к «своим», находящимся на нижних ступенях иерархии.2 Опрос несовершеннолетних, отбывающих наказание в ВТК за насиль- ственные преступления показал, что около 60% этих лиц, отметили наличие у себя черт жестокости.3

Относительно характера несовершеннолетних можно отметить следующее. «Характер - это совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обусловливая ти- пичные для индивида способы поведения.»4

Филонов Л.Б. Детерминация черт характера и лица с от- клоняющимся поведением//Психология формирования и развития личности. - М., 1981. - с. 338 - 340.

2 И.Ю. Кулагина. Личность школьника от задержки психоло гического развития до одаренности. - М.: ТЦ «Сфера», 1999. - с. 149.

3 Доронин Г.Н. Особенности нравственной характеристики несовершеннолетних, осужденных за насильственные преступ ления.// Вопросы повышения эффективности борьбы с пре ступностью. - Томск. Томский ун-т, 1980. - с. 71.

4 А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. Учебник.- - М. : Акаде мия, 1998. - с. 457.

115

Характер, как и темперамент, обнаруживает зависимость от физиологических особенностей человека. Под темпераментом понимают совокупность индивидуальных особенностей, характеризующих динамическую и эмоциональную сторону поведения человека, его деятельности и общения.1 Свойства темперамента накладывают свой отпечаток на проявления характера, и определяет динамические особенности их возникновения и протекания. В конечном счете черты темперамента и характера образуют практические неразделимый сплав, обуславливающий общий облик человека, интегральную характеристику его индивидуальности. Так, в отношении холерика необходимо учитывать его быстрые эмоциональные переходы в противоположные состояния, способность к бурным реакциям, особенно в отношении несовершеннолетних. При допросе несовершеннолетнего холерического темперамента следователь должен внимательно следить за его состоянием, чтобы вовремя пресечь возможные эксцессы, грубость, резкость, учитывать
недостаточную сдержанность допрашиваемого.

Способность сангвиника легко входить в контакт с окружающими, его общительность дает возможность следователю без особых усилий установить психологический контакт и начать допрос с постановки вопросов по существу дела. Способность несовершеннолетних данного типа быстро схватывать новое, переключать внимание дает возможность следователю использовать эти качества в тактике допроса -задавать внезапные, неожиданные вопросы, ставить попеременно вопросы, относящиеся к различным эпизодам преступления.

1 Психология и педагогика. Учебное пособие./Под редакцией Радугина А.А., Москва, Центр, 1996. - с. 110.

116

В отличие от сангвиника, флегматик требует гораздо большего времени для установления психологического кон- такта. В связи с постепенной врабатываемостью, раскачкой флегматика следователю целесообразно начать допрос с бе- седы на отвлеченные темы и затем переходить к выяснению интересующих его обстоятельств.

Своеобразные свойства личности обвиняемого меланхолика также необходимо учитывать при проведении допроса. Стеснительность, значительная эмоциональная впечатлитель- ность меланхолика требуют особого подхода при разработке тактики допроса и установлении с ним психологического контакта.1

По мнению И.С. Кона, в возрасте от 14 до 18 лет особенно остро проявляются, акцентируются некоторые свойства характера; такие акцентуации, не будучи сами по себе па- тологическими, тем не менее, повышают возможность психи- ческих травм и отклоняющегося от нормы поведения.2

Е.А. Личко под акцентуацией характера понимает крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избира- тельная уязвимость в отношении определенного рода психо- генных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчи- вости к другим.3 А.Е. Личко выделяет 11 типов акцентуаций характера у подростков.

Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. - Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1973. - с. 140 - 142.

2 Кон И.С. Психология юношеского возраста. - М. : Просве щение, 1979. - с. 55 -56; И.Ю. Кулагина. Указанное сочи нение. - с. 125.

3 Личко Е.А. Психопатии и акцентуациии характера у подро- стков//Психология индивидуальных различий. Тексты/Под

117

Знание личностных качеств, акцентуаций характера, психологических особенностей несовершеннолетнего, полу- ченных из множества источников информации как процессу- ального, так и не процессуального характера поможет сле- дователю при прогнозировании поведения несовершеннолетне- го на допросе и установлению с ним психологического кон- такта.

Большое количество несовершеннолетних, попавших в сферу уголовного судопроизводства, имеют психические аномалии, что связано с дополнительными трудностями в процессе проведения их допросов. В.П. Емельянов, исследовавший распространенность ‘психических аномалий среди несо- вершеннолетних путем изучения актов судебно- психиатрических экспертиз, имеющихся в уголовных делах, установил, что доля лиц с психическими аномалиями состав- ляет около 60%.1 В Московской области из 15 000 подрост- ков, состоящих на профилактическом учете, более тысячи имеют аномалии психического развития. Ими совершается ка- ждое 11 преступление. Ю.М. Антонян и СВ. Бородин, изучая лиц, совершивших преступления в подростковом возрасте, диагностировали следующие психические аномалии: психопа- тия, алкоголизм, олигофрения, остаточные явления черепно- мозговых травм, органические заболевания центральной нервной системы, эпилепсия и шизофрения (в состоянии стойкой ремиссии). Самой распространенной аномалией среди

ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. - М., МГУ, 1982. - с. 290.

1 Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психи- ческими аномалиями. - Саратов, 1980. - с. 10.

118

несовершеннолетних правонарушителей оказалась психопатия: примерно каждый пятый из них был психопатом.1

Отмечая важность выявления психологических особенностей несовершеннолетних при подготовке и проведении его допроса, следует заметить, что следователи не всегда в состоянии собрать сведения об индивидуальных психологиче- ских качествах несовершеннолетних и на должном тактико- психологическом уровне произвести допрос. Трудности ис- пользования психологических особенностей при допросе не- совершеннолетних объясняются, в частности, слабой инфор- мационной обепеченостью практических работников. Так по данным Шепитько В.Ю., 67,3 % опрошенных следователей не имеют в своем распоряжении необходимой литературы по пси- хологии несовершеннолетних, а 72 % опрошенных не смогли даже указать какую-либо литературу по данной проблеме.2 Все это, к сожалению, является следствием того, что доля сотрудников с высшим юридическим образованием в следст- венных подразделениях МВД РФ по состоянию на 2000 год со- ставляет 50,9%, хотя в 1989 году она составляла 87%, а доля сотрудников со стажем работы на следствии до 3 лет составляет 41,5%. УПК РФ не предусматривает особенности производства по уголовным делам в отношении несовершенно- летних, связанных с изъятием из общей подследственности и подсудности уголовных дел, определяемых статьями 15 0, 151, 31. Поэтому по указанным делам может производится и дознание. В этой связи, для эффективного использования психологических знаний диссертант предлагает обеспечить

1 Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические аномалии. - М.: Наука, 1987. - с. 58.

2 Шепитько В.Ю. Допрос несовершеннолетних: психология и тактика: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Харьков, 1990. - с. 12.

*

119

четку ю спец иали заци ю дозна вател ей и следо вател ей при про- извод стве по уголо вным дела м в отно шени и несов ерше ннол ет- них, пров одит ь спец курс ы для них по актуа льны м вопр осам испо льзов ания знан ий возра стно й псих олог ии в прак тичес кой деяте льно сти, восст анов ить инст итут наста внич ества и шире прив лекат ь к участ ию в следс твен ных дейст виях с участ ием несов ерше ннол етни х
спец иали стов- псих олого в.

Дисс ертан т разде ляет точк у зрен ия, что испо льзов ание знан ий псих олог ии о возра стны х особе ннос тях несов ерше нно- летн их може т имет ь важн ое значе ние для следо вател я при реше нии ряда вопр осов, связа нных с подг отовк ой к допр осу, устан овле нию псих олог ичес кого конт акта с допр ашив аемы м, избра нием соотв етств ующ ей такти ки допр оса и оцен ки пока- зани й.1

1 Шепи тько В.Ю. Указ анно е сочи нени е. - с. 67.

120

§2. Подготовка к допросу несовершеннолетних как предпосылка его эффективного проведения

В научной литературе отмечается, что как всякое сложное действие, протекающее во времени, допрос проходит в своем развитии три основных этапа:

1) начальный, образующий так называемую вводную часть допроса; 2) 3) основной или, как иногда говорят, «рабочий» этап; 4) 5) завершающий. 6) Помимо трех названных этапов собственно допроса в процессуально- криминалистической теории и следственно-судебной практике принято выделять в качестве самостоятельного этап подготовки к допросу. Серьезная подготовка к допросу, особенно заведомо проблематичному, связанному с предполагаемым противодействием допрашиваемого установлению истины, в значительной мере предопределяет успех допроса и, следовательно, имеет большое тактическое значение .1

Диссертант предлагает следующую систему наиболее значимых и необходимых элементов подготовки к допросу: 1) тщательное изучение лицом, производящим допрос несовершеннолетних, материалов уголовного дела; 2) изучение следователем личности несовершеннолетнего допрашиваемого; 3) определение места допроса; 4) определение круга лиц, в нем участвующих; 5) способ вызова несовершеннолетнего на допрос; б)
составление плана допроса несовершеннолетнего.

1 С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Тактика допроса. - Спб: Питер,
2001. - с. 12.

121

Первым элементом подготовки к допросу является тщательное изучение лицом, производящим допрос несовершеннолетних, материалов уголовного дела.

«Знание следователем материалов уголовного дела во всех его деталях является непременным условием успешного проведения допроса. В противном случае при допросе могут остаться невыясненными существенные обстоятельства, какие- то ответы допрашиваемого не будут тут же надлежащим образом проверены и уточнены».1

Изучение материалов дела предполагает анализ имеющихся постановлений, протоколов, заявлений и иных документов. Полученная информация систематизируется применительно к обстоятельствам, подлежащим выяснению на допросе. Особо выделяются данные, относящиеся к вопросу о виновности несовершеннолетнего обвиняемого. Как указывает Н.Ш. Сафин, «хорошее знание следователем материалов дела, свободная ориентировка в делах, событиях, именах (а не ознакомление с ними во время допроса), как правило, вызывают у несовершеннолетнего подозреваемого предположение, что следователю уже все известно, что имеет тактическое зна- чение».2 Представляется, что с определенными оговорками этот тезис может быть применим и при допросе несовершен- нолетних свидетелей и потерпевших. Вряд ли следователь достигнет при допросе целей, которые он ставит перед со- бой, если, например, он слабо ориентируется в имеющихся в деле доказательствах. А это вполне может иметь место, так как по данным исследования, проведенного И.А. Макаренко, перед первым допросом несовершеннолетнего обвиняе-

Криминалистика: Учебник/Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М.: Юрид. лит., 1993.’- с. 382. 2 Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве. - с. 109.

122 мого всегда изучают материалы дела только 45 % опрошенных следователей, 51 % следователей изучают материалы дела по мере необходимости, и не заглядываю в них 4 % опрошенных.1

Изучение материалов уголовных дел, в частности протоколов допросов, свидетельствует о том, что, к сожалению, следователи часто не готовятся к допросу, пытаясь экс- промтом добиться их целей. Разумеется, это приводит под- час к серьезным упущениям, требующим повторных допросов, что существенно осложняет и замедляет расследование.

Так, анализ трехсот уголовных дел, проведенный С. К. Питерцевым, А.А. Степановым, показал, что каждый третий свидетель допрашивался повторно, а в ряде случаев 5-6 раз. Все это не только значительно увеличивает расход и без того дефицитного рабочего времени следователя, но и подрывает авторитет следственных органов, вызывает спра- ведливое возмущение граждан низким уровнем организации допросов.2

Прослеживается зависимость изучения материалов дела перед допросом, например, несовершеннолетнего обвиняемого, и стажем работы следователя. Так количество следователей со стажем работы до 5 лет, всегда изучающих материалы дела составило не более 43 %, то следователи со стажем работы свыше 5 лет всегда изучают материалы дела в 67 % случаев, то есть практически на четверть больше. Это еще раз свидетельствует о том, что более опытные следователи понимают значимость тщательного изучения материалов дела для эффективного производства допроса.3

1 Макаренко И.А. Указанное сочинение. - с. 89.

2 С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Указанное сочинение. - с. 24.

3 Макаренко И.А. Указанное сочинение. - с. 90.

123

Диссертант разделяет мнение Соловьева А.Б. о том, что от изучения материалов уголовного производства следователя не освобождает даже хорошее знание дела, так как в данном случае речь идет о целевом и углубленном изучении материалов в плане определения тактики предстоящего допроса.1

Вторым элементом подготовки допроса является изучение следователем личности несовершеннолетнего допрашиваемого.

Каждой личности присущи различные свойства и качества, отличающие одного человека от другого. Выявление, анализ и правовая оценка этих свойств и признаков, их фиксация в целях дальнейшего использования и составляют главное содержание изучения личности.

Под изучением личности в уголовном производстве понимается целенаправленная деятельность следователя по установлению определенной совокупности данных, характеризующих эту личность и имеющих значение для правильного применения норм уголовного закона, точного соблюдения предписаний уголовно-процессуального законодательства, выбора и использования наиболее эффективных приемов при проведении отдельных следственных действий, а также принятие надлежащих мер по
предупреждению преступлений.2

В основу изучения личности должен быть положен системно-структурный подход, при котором все качества и свойства рассматриваются как взаимосвязанные и взаимообусловленные . При этом изучение должно быть направленно на получение информации, при помощи которой
возможно прогно-

1 Руководство для следователей (издание второе, перерабо танное) . Часть первая, Москва, Юридическая литература, 1981. - с. 327.

2 Криминалистика: Учебник для вузов/Под ред. проф. А.Ф. Волынского, Т. В. Аверьяновой, И. Л. Александрова и др. - М.: Закон и право, Юнити-ДАНА, 1999. - с. 205.

124

зирование поведения данного лица на допросе.1 Объем и средства изучения личности допрашиваемого зависят от про- цессуального положения допрашиваемого, его возраста, целей допроса, обстоятельств расследуемого преступления и реальных возможностей следователя.

Готовясь к допросу, следователь должен составить для себя достаточно полное представление о личности допрашиваемого, уровне его общих и специальных знаний, состоянии здоровья, характере, темпераменте, степени заинтересованности в деле, об отношениях с обвиняемым и другими участниками процесса. Личные качества допрашиваемого и предполагаемая осведомленность его об исследуемых фактах помогут определить возможное его поведение на допросе и так- тические приемы получения полных и достоверных показа-

” 2 НИИ.

Следователь должен мысленно определить вероятное поведение несовершеннолетнего и на основе имеющейся информации спрогнозировать, как будут влиять его действия на поведение подростка в ходе допроса; предусмотреть запас возможных альтернативных вариантов поведения в ходе допроса в зависимости от позиции несовершеннолетнего; предусмотреть комплекс тактических приемов и комбинаций с тем, чтобы при необходимость применить наиболее эффективное.3

По мнению Ю.М. Антоняна, М.И. Еникеева и В.Е. Эмино-ва, проникновение в замыслы оказывающего противодействие подозреваемого,
обвиняемого или свидетеля, определение

1 У.А. Усманов. Указанное сочинение. - с. 42.

2 Криминалистика: Учебник/Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - с. 382.

3 Криминалистика. Учебное пособие/Под ред. А.В. Дулова. - Минск: НКФ Экоперспектива, 1996. - с. 311.

125

мер их нейтрализации их противодействия - одна из основных исходных задач.1

В пособие под редакцией А.В. Дулова, рефлексия - это «способность следователя имитировать мысли, действия и отдельные поступки
противоречащей стороны».2

Как видно, приведенные точки зрения, рассматривают рефлексивное мышление исключительно только как противодействие, применительно только к конфликтным ситуациям. Представляется, что прогнозировать поведение и позицию несовершеннолетнего допрашиваемого необходимо в любых ситуациях. Поэтому, мы разделяем позицию В.Е. Коноваловой, которая считает, что в конфликтных и бесконфликтных ситуациях имитация рассуждений допрашиваемого является одним из залогов успешного допроса.3

53 % проанкетированных следователей указали, что при подготовке к допросу несовершеннолетних они всегда рассматривают возможные варианты его ответов на поставленные вопросы, 33 % делают это иногда, а 14 % не рассматривают возможные варианты ответов несовершеннолетнего на поставленные следователем вопросы.

Центральное место в организации допроса несовершеннолетнего занимает изучение его личности, как правило, более тщательное чем, чем при подготовке к допросу взрослого. Помимо данных, необходимых для определения предмета и тактики допроса, следователю требуется выяснить, способен ли несовершеннолетний дать достоверные показания по
важ-

1 Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология пре ступника и расследования преступлений. - с. 206.

2 Криминалистика. Учебное пособие/Под ред. А.В. Дулова. - с. 311.

3 Коновалова В.Е. Проблемы логики и психологии в следст венной тактике. - Киев: РИЗО МВД УССР, 1970. - с. 100.

126

ным для дела обстоятельствам, насколько он развит, к чему имеет
склонности.1

По мнению О.Х. Галимова, недостаточное внимание практических работников к выяснению в процессе подготовки к допросу детей индивидуально-психологический особенностей конкретных свидетелей или потерпевших существенно снижает эффективность допроса и влияет на
оценку показаний де-

« 2

теи.

Личность несовершеннолетнего может исследоваться как непосредственно при допросах несовершеннолетнего, так и при допросах родителей, близких родственников, учителей, мастеров, воспитателей, соседей, подростков из ближайшего окружения и других лиц, обладающих необходимой информацией. Источниками информационной обеспеченности допроса яв- ляются, кроме того, характеристики с места учебы, работы, жительства, справки из ОДН, справки о судимостях, привлечениях к административной
ответственности.

В 100 % случаев нами было выявлено наличие в уголовных делах характеристик с места жительства на несовершеннолетних. Изучив их, диссертант пришел к неутешительному выводу о том, что характеристики в подавляющем большинстве являются попросту отписками, которые не содержат необходимой информации, характеризующей поступки, качества, потребности и интересы подростка. Несколько лучше положение с характеристиками с места учебы несовершеннолетнего. Тем не менее, и в этих документах нередко присутствует элемент формализма. Следователи очень редко в соответствующем запросе указывают на то, какая именно
информация о

1 Васильев А.Н., Карнеева Л.М., Тактика допроса при рас следовании преступлений. М., 1970. - с. 17 4. •

2 Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судопроизвод стве. - СПб: Питер, 2001. - с. 112.

127

несовершеннолетнем им необходима, полагаясь полностью на педагогических работников.

М.И. Буянов указывает, что «трудно переоценить значение педагогической характеристики. Однако нередко педагоги пишут эти характеристики очень скупо и даже необъективно. В одних случаях перечисляют какие-то формальные признаки, за которыми не стоит личность школьника: участвует в общественной жизни, следит за чистотой в классе, учится посредственно… В других случаях педагоги так сгущают краски и до такой степени выступают в качестве судьи, или прокурора, что с подобной характеристикой следует идти сразу же в тюрьму для несовершеннолетних преступников .1

В ходе диссертационного исследования нами было установлено, что наиболее часто в учебных характеристиках на несовершеннолетнего
отражаются следующие вопросы:

1) где обучается подросток; 2) 3) принимает ли он участие в общественной жизни; 4) 5) дружит ли он с ребятами из класса; 6) 7) как успевает по образовательным программам и какой любимый
предмет. 8) В этой связи думается, что следователю при запросе характеристик с того или иного места необходимо объяснить значимость объективности представляемых следствию характеристик и указать на важность описания в них наиболее существенных для расследования моментов, таких как обста- новка в семье, образ жизни родителей, отношение учащегося к учителям, одноклассникам, его ценностные ориентации, уровень самооценки,
такие качества как честность или

1 Буянов М.И. Беседы о детской психиатрии. 2-е изд. М., 1992. -
с. 249.

128

склонность ко лжи, добросовестность, цинизм, жестокость, жадность и т.д.

Иными словами необходимо, чтобы характеристика была педагогической: подробной, полной и объективной, в которой раскрывались все стороны характера и поведения подростка. Вместе с тем она должна быть и психологической, с тем, чтобы помочь понять следователю, как врачу душу ребенка, а не увести по ложному следу.1

За всем этим скрывается процесс формирования личности несовершеннолетнего. И хотя спектр вопросов, которые должны быть отражены в характеристике, значительно расширяются, такое положение оправдывается качеством характеризующего материала, что позволит в значительной мере учитывать индивидуальность подростка в процессе пресечения и предупреждения преступлений.2 По изученным нами уголовным делам до предъявления обвинения несовершеннолетнему в материалах уголовного дела имелись на него характеристики в 4 6% случаев, не имелись в 54 %.

Одним из самых осведомленных источников, содержащих информацию о личности несовершеннолетнего, являются его родители.3 По данным О.Х. Галимова, эта возможность на практике используется редко. По изученным уголовным делам только 10,4 % родителей давали показания перед первона- чальным допросом своего ребенка.4 Диссертант полностью

1 Харчиков А.В. Проблемы получения и оценки показаний не совершеннолетних на предварительном следствии. Дисс… канд. юрид. наук, М., 1996. - с. 68.

2 Васильев В.Л. Предупреждение правонарушений несовершен нолетних. Ленинград, 1980. - с. 11.

3 Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Рассле дование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. М., 1974. - с. 115.

4 О.Х. Галимов. Указанное сочинение. - с. 123.

129

разделяет точку зрения ученых, которые утверждают, что до предъявления несовершеннолетнему обвинения и его допроса в качестве обвиняемого, следователь обязан допросить его родителей.1 Хотя И. А. Макаренко в своем диссертационном исследовании приводит цифры, что в 31 % случаев несовер- шеннолетние обвиняемые допрашивались и без предваритель- ного допроса родителей.2 При этом следователь должен пом- нить, что, как правило, родители дают своим детям положи- тельные характеристики. В ходе проведенного нами исследо- вания было выявлено, что родители характеризовали своего ребенка только положительно в 73 %, в основном положи- тельно в 20 %, только отрицательно в 2 %, в основном от- рицательно в 5 %. Поэтому, получая информацию о личности несовершеннолетнего, об условиях его жизни и воспитания, от родителей или лиц их замещающих, следователю необходимо иметь и на них характеризующий материал. До предъявления обвинения следователь также должен располагать сведениями о личности несовершеннолетнего из характеристик с места учебы, работы, с места жительства и ОДН.

Третьим элементом подготовки к допросу является опре- деление места допроса.

Решение этого вопроса - проблема, требующая детального рассмотрения. Анализ практики организации допроса по- казывает, что следователи повсеместно и почти постоянно проводят допросы в своем кабинете.3

Хотя в уголовно-процессуальной и криминалистической литературе существует представление о том, что несовер- шеннолетних лиц (особенно потерпевших) нецелесообразно

Макаренко И.А. Указанное сочинение. - с. 91.

2 Макаренко И.А. Указанное сочинение. - с. 91.

3 С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Указанное сочинение. - с. 33; О.Х. Галимов. Указанное сочинение. - с. 125-12 6.

130

допрашивать в отделе внутренних дел, а лучше встречаться с ним в привычной для него обстановке.1

По мнению авторов Комментария к УПК РСФСР, для малолетнего свидетеля местом допроса может быть привычная ля него обстановка: дом, садик, школа или улица, где протекало наблюдавшееся событие.2

В.И. Смыслов пишет, что допрос на месте происшествия может оказаться особенно полезным и плодотворным. Это объясняется предметным характером мышления ребенка. Место происшествия оживляет воспоминания ребенка о воспринятом, ребенок может указать на месте, где, что и как произошло, наглядно продемонстрировать то, что ему трудно воспроиз- вести в словах.3

С.А. Шейфер и В.И. Лазарева, поддерживая идею допроса малолетнего лица по месту его нахождения, тем не менее, не рекомендуют допрашивать ребенка в школе.4 Л.М. Карнее-ва, не исключая такой возможности, предупреждает, что при

1 Дан Н. Особенности показаний малолетних и несовершенно летних свидетелей и тактика их допроса. М., 1963. - с. 8; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. Т 2. - с. 107.; Закатов А.А. Психологические осо бенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних; Карнеева Л.М., Бондаревский И.И., Виноградов СВ. и др. Особенности расследования преступлений несовершеннолетних. М., 1981. - с. 23; Зай цев О.А. Охрана прав потерпевших, свидетелей по уголовным делам: Пособие. М., 1996. - с. 35; Белкин Р. С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. - с. 122 и другие.

2 Комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. - 2- е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 1999. - с. 281.

3 Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. М., 1973. - с. 150.

4 Шейфер С.А., Лазарева В.А. Участие потерпевшего и его представителя на предварительном следствии. Куйбышев, 1979. - с. 80.

131

допросе несовершеннолетних свидетелей в школе следует по- заботиться, чтобы другие учащиеся не знали о цели его вы- зова.1

Диссертант полагает, что позиция М.И. Еникеева и Э.А. Черных, наиболее полно, точно и объективно отражает под- ходы к вопросу о месте допроса. Они считают, что допрос несовершеннолетнего может производиться в домашней обста- новке, в дошкольном или медицинском учреждении, в школе, милиции и других местах в зависимости от того, где можно добиться максимальной коммуникативной активности.2 Дейст- вительно, результат допроса напрямую зависит от того, на- сколько следователю удалось установить психологический контакт с допрашиваемым и расположить его к даче правдивых показаний. (Более подробно о психологическом контакте в производстве по делам несовершеннолетних диссертант ос- танавливается в § 3 Главы II диссертации.) Это необходимо учитывать следователю при определении места допроса несо- вершеннолетнего, так как большинство из опрошенных следо- вателей полагают, что место проведения допроса влияет на эффективность данного следственного действия. Таких ока- залось 75 % , для 15 % место допроса имеет значение ино- гда, а для 10 % место допроса значения не имеет. М.И. Коченов, Н.Р. Осипова указывают, например, если ребенок застенчив, замкнут, неуверен в себе, можно допрашивать его и в медицинском учреждении, поскольку каждый ребенок имеет опыт общения с медицинскими работниками и привык к

Карнеева Л.М. Тактические основы организации и произ- водства допроса в стадии расследования: Учебное пособие. Волгоград, 1976. - с. 65.

2 Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология допроса: Учебное пособие. М., 1994. - с. 55.

132 тому, что на их вопросы нужно отвечать.1 В этом большую и нередко неоценимую помощь следователю окажут консультации со специалистом психологом или педагогом, родителями или близкими родственниками несовершеннолетнего.

В определении места допроса несовершеннолетнего по- дозреваемого (обвиняемого) мнения ученых в основном сов- падают. Допрос целесообразно проводить в кабинете следо- вателя. «Соответствующей строгостью и официальностью под- черкивается важность и значимость расследования для несо- вершеннолетнего».2 Изучение уголовных дел показало, что местом допроса в 7 8,5 % случаев является именно кабинет следователя, место заключения под стражу в 13,9 %, место учебы несовершеннолетнего в 2 %, в протоколе не указано место допроса в 5,6 %. Однако следует учитывать, что это потребует тщательной подготовки помещения, в котором будет проводиться допрос. Следует создать такую обстановку, в которой бы ничто не отвлекало внимания допрашиваемого, не мешало ему сосредоточиться: ни развешанные по стенам диаграммы и схемы, ни разбросанные вещественные доказа- тельства, ни телефонные звонки, ни посторонние разговоры и т.п.3 Не стоит забывать, что условия правоохранительной деятельности таковы, что не каждый следователь имеет от- дельный кабинет. Поэтому в рабочем кабинете одновременно могут находиться несколько следователей, которые, в свою

1 Коченов М.М., Осипова Н.Р. Психология допроса малолет них свидетелей: Методическое пособие. М., 1984. - с. 22.

2 Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология допроса. - М. : Изд-во ВЮЗИ, 1990. - с. 52; Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М. : Юрист, 1996. - с. 498; Каневский Л.Л., Лузин И.М., Миньковский Г.М. Организация и методика расследования дел о преступ лениях несовершеннолетних. - с. 42.

3 Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при рас следовании преступлений. М., 1970. - с. 71.

133

очередь, производят допрос или иные следственные действия. 55 % опрошенных следователей отметили, что если они не обеспечены отдельным кабинетом, то чаще всего проводят допрос в присутствии посторонних лиц, в отсутствии посто- ронних лиц осуществляется данное следственное действие 33 % следователей и 12 % как получится. Тем не менее следо- ватель должен предпринять все зависящее от него, чтобы «следователь и допрашиваемое лицо оставались наедине. Присутствие третьих лиц, как правило, сковывает коммуни- кативную активность».1

Четвертым элементом подготовки к допросу является оп- ределение круга лиц, которые в нем участвуют.

В допросе помимо следователя могут, а иногда должны участвовать переводчик, защитник, допущенный к участию в деле, педагог, психолог, законные представители, близкие родственники несовершеннолетних допрашиваемых. (Подробнее об участии в допросе несовершеннолетних психолога, педа- гога, родителей, близких родственников автор останавли- вался в § 3 главы I диссертации.)

Пятым элементом подготовки к допросу является способ вызова несовершеннолетнего на допрос.

Статьи 156, 395 УПК РСФСР предусматривали, что вызов к следователю, что несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, что подозреваемого или обвиняемого производился через его родителей или иных законных представителей. Однако этими же нормами допускался и иной порядок, если это было вызвано обстоятельствами дела.

А.А. Васильев и Л.М. Карнеева считают, что иной порядок вызова, чем было предусмотрено в статье 15 6 УПК

1 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. -с. 459.

134

РСФСР, следует использовать тогда, когда допрос во избе- жание нежелательного влияния на ребенка необходимо произ- вести тайно от родителей. В этой ситуации следователь должен вызвать несовершеннолетнего через администрацию места его работы или школы, в которой он учится.1

А.А. Закатов полагает, что в одних случаях следователю целесообразно вызвать подростка через педагога, воспи- тателя, в других - через родителей или близких ему лиц, в третьих, - без предварительного уведомления явиться самому в учебное (воспитательное) заведение или квартиру, заранее пригласив лиц, в присутствие которых будет производиться допрос.2

Авторы Комментария к УПК РСФСР указывают, что когда возникает необходимость в обеспечении немедленной явки несовершеннолетнего, а равно когда имеются достаточные основания опасаться, что родители ли законные представи- тели будут противодействовать явке несовершеннолетнего, либо пытаться склонить его к даче ложных показаний, вру- чать повестку с посыльным либо через администрацию школы и т.д.3

Некоторые авторы предполагают распространить порядок вызова любого несовершеннолетнего в правоохранительные органы через их законных представителей во всех без ис- ключения случаях.4 В ходе опроса практических работников

1 Васильев А.Н. Карнеева Л.М. Тактика допроса при рассле довании преступлений. М., 1970. - с. 177.

2 Закатов А.А. Психологические особенности тактики произ водства следственных действий с участием несовершеннолет них. Волгоград, 1979. - с. 20.

3 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Отв. Ред. В.И. Радченко. - С. 274.

4 Мартыненко СБ. Представительство несовершеннолетних на досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. СПб, 2000. - с. 24.

135

следствия и дознания было установлено, что 60 % предпочи- тают вызвать несовершеннолетних и малолетних через роди- телей и близких родственников, лично - 9,7 %, лично либо через родителей и близких родственников в зависимости от обстоятельств дела - 25,3 % , повесткой на имя ребенка, отсылаемой по месту жительства - 2 %, через администрацию учебного или воспитательного учреждения - 3 %.

По данным исследования, проведенного И.А. Макаренко, 5 % осужденных несовершеннолетних предпочли, чтобы их приглашали повесткой, 19 % - по телефону, 20 % - иным способом. И только 6 % осужденных предпочли, чтобы их приглашали на допрос через родителей, и ни один не захо- тел, чтобы его приглашали через администрацию школы или места работы.1

По различным тактическим соображениям вызов может осуществляться повесткой либо по телефону, либо иным спо- собом. Следователь избирает тот способ, который в данной ситуации в лучшей степени будет содействовать установлению психологического контакта с допрашиваемым, сохранению в тайне от других лиц самого факта вызова на допрос, про- ведению допроса в намеченное время и в нужном месте.2 В этой связи вряд ли целесообразно требование статьи 424 УПК РФ о возможности вызова на допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, только через родителей или других законных представителей либо через администрацию специализированного учреждения для несовершеннолетних, если несовершеннолетний содержится в нем. Это лишает следователя права выбора. Полагаем,

1 Макаренко И.А. Указанное сочинение. - с. 118.

2 Белкин Р.С, Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. - М.: Новый Юристъ, 1997. - с. 104-105.

136

что в статью 424 УПК РФ необходимо внести изменения, до- полнив ее положением о том, что иной порядок вызова, чем указан в законе, допускается только в исключительный слу- чаях, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела. Мы присоединяемся к мнению О.Х. Галимова об обстоя- тельствах, которые допускают возможность личного вызова несовершеннолетнего лица. Это такие обстоятельства, как: 1) случаи, не терпящие отлагательства допроса; 2) отсут- ствие родителей или иных законных представителей по месту производства расследования; 3) наличие опасений, что за- конные представители будут препятствовать явке несовер- шеннолетнего и его правдивым показаниям.1 Думается, что вышесказанные обстоятельства необходимо законодательно закрепить в статьях 188 ч. 4 и 424 УПК РФ, регламентирую- щих вызов несовершеннолетних на допрос.

Шестым элементом подготовки следователя к допросу является составление им плана допроса несовершеннолетнего.

В плане должен быть по возможности исчерпывающе отражен предмет допроса. При обнаружении упущений план следует дополнить. Окончательно принятый к исполнению он ста- новится важнейшей предпосылкой успеха предстоящего допро- са.2 В подготовке к допросу первостепенное значение имеет планирование допроса, четкое представление о намеченной цели его, об обстоятельствах, подлежащих выяснению, и тактических приемов, направленных на получение достоверной информации. Без ясной, заранее намеченной цели допрос не даст желаемого эффекта и в результате возникнет необ- ходимость в повторном допросе. Поэтому заранее следует определить, какие обстоятельства необходимо выяснить на

1 Галимов О.Х. Указанное сочинение. - с. 125.

2 С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Указанное сочинение. - с. 32.

137

предстоящем допросе, изучить имеющиеся в деле по этим обстоятельствам материалы, сделать нужные выписки с указанием листов дела.1

Составляя план допроса необходимо:

  • проверить (или изучить, если дело поступило от другого следователя) свои знания материалов, относящиеся к предмету допроса;
  • определить, уточнить предмет допроса, то есть выявить обстоятельства, по которым необходимо получить показания;
  • ознакомиться с литературой по специальным вопросам (получить консультацию специалистов);

  • своевременно получить сведения о допрашиваемом ли це, используя предварительно розыскные данные.

Непосредственно в плане необходимо предусмотреть:

  • обстоятельства, по которым следует получить показания;
  • указания на листы дела, где содержатся сведения об этих обстоятельствах, чтобы иметь возможность сверить с ними получаемые показания;
  • вопросы, которые необходимо будет задавать, если полученные показания будут противоречивыми, неполными, расходящимися с другими доказательствами, потребуют уточ нению, детализации (если этих вопросов будет много, со ставить отдельно вопросник);

  • подготовку материалов дела для предъявлений в случае обнаружения
    противоречий между ними и показаниями;
  • использование магнитной записи допроса.2
  • 1 Криминалистика: Учебник/Под ред. И.Ф. Пантелеева, А.А. Селиванова. - с. 381-382.

2 Васильев А.Н. Указанное сочинение. - с. 25-26.

138

По данным анкетирования 35 % следователей составляют план допроса, 22 % этого не делают и 43 % план допроса составляют не всегда. При этом 64 % следователей указали, что отражают в плане допроса и обстоятельства, подлежащие доказыванию, и вопросы, 13 % только вопросы и 23 % плана не составляют.

В научной литературе существует мнение, что при подготовке к простым допросам допустимо мысленное планирование.1 Полагаем, что при расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними, мысленное планирование допроса вообще недопустимо. Ведь кроме обстоятельств, подлежащих доказыванию по любому уголовному делу, следователю необходимо выяснить ряд специфических обстоятельств, которые подлежат установлению только в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (статья 421 УПК РФ).

Следователь должен всегда помнить, что даже тогда, когда допрос тщательно спланирован, ему необходимо быть готовым к тому, что в процессе допроса могут выясниться неизвестные факты и в подготовленный план нужно будет внести изменения, «ибо невозможно предусмотреть всех ню- ансов взаимодействия допрашивающего и допрашиваемого. Здесь бывает много непредусмотренного и неожиданного, а это требует от следователя способности к экспромту и им- провизации в тактике допроса».2

Резюмируя вышесказанное, необходимо отметить, что по- лучение показаний от несовершеннолетних лиц имеет собст-

Криминалистика. Учебное пособие/Под ред. А.В. Дулова. - Минск: НКФ Экоперспектива, 1996. - с. 311; У.А. Усманов. Указанное сочинение. - с. 41.

2 Ратинов А.Р., Ефимов Н.И. Психология допроса обвиняемо- го. - с. 50.

139

венную специфику и требует от следователя тщательной под- готовки, проведения целого комплекса мероприятий, которые обеспечат эффективность данного следственного действия. Поэтому следователям рекомендуется изыскивать возможность и обращать на подготовительные мероприятия больше внима- ния. Ведь тщательная, кропотливая подготовка к допросу будет способствовать не только достижению положительного результата при его производстве, но и значительно повысит качество расследуемого дела в целом.

140

§3. Понятие и условия установления психологического кон- такта с несовершеннолетними

Понятие психологического контакта в криминалистике и юридической психологии является весьма дискуссионным и неоднозначным. Поэтому к определению психологического контакта авторы подходят с различных позиций, иногда прямо противоположных друг другу. Хотя все они, без исключения, обращают внимание на то обстоятельство, что успешное проведение следственных действий, связанных с личным об- щением, возможны только на основе полноценного психологи- ческого контакта. Ведь именно такой контакт способствует получению полных и объективных данных, имеющих значение для установления истины по делу.1

В. Л. Васильев характеризует психологический контакт как стадию, в ходе которой «определяются общие параметры беседы, как её темп, ритм, уровень напряженности, основные состояния собеседников”и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга в своей правоте».2 Анало-

1 В криминалистической науке психологический контакт тра диционно рассматривают применительно к тактике допроса, что, на наш взгляд, существенно сужает сферу его примене ния и использования его потенциальных возможностей. Пред ставляется, что психологический контакт должен иметь ме сто во всех следственных действиях, где происходит обще ние между следователем и лицом, участвующим в производст ве следственного действия. Он может иметь место в отноше ниях с участниками очной ставки, опознаниях, следственно го эксперимента, проверки показаний на месте, обыске, вы емке .

2 Васильев В.Л. Юридическая психология. Учебник для ву зов. - М. : Юрид. лит. , 1991. - с.357

141

гичную позицию занимает и Ю.В. Чуфаровский.1

С такой позицией нельзя согласиться. Стадией допроса следует рассматривать не психологический контакт, а его установление, он может быть установлен как в начальной стадии допроса, так и в процессе получения информации. Следовательно, психологический контакт это постоянно дей- ствующая при допросе система и его наличие вовсе не ис- ключает видоизменения в соответствии со сложившейся при допросе ситуацей. Психологический контакт как сложный процесс является ситуативным, он сопровождает всю проце- дуру допроса и может возникнуть на различных стадиях до- проса.2

А.Н. Васильев, Л.М. Карнеева рассматривают психологический контакт, «как своеобразный тактический приём, являющийся предпосылкой для получения правдивых показаний» .3

Такие взгляды противоречат логике вещей. Не установление психологического контакта является тактическим приемом, а для его установления используются системы наиболее целесообразных тактических приемов.4

А.Б. Соловьёв считает, что психологический контакт - «способ установления коммуникативных связей, эмоциональное доверие к следователю».5

Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология : Учебник для юридических вузов. - 2-е изд., испр. и доп. - М.:Юриспруденция, 2000. - с. 246

2 Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Тактика допроса при рас следовании преступлений. - Киев: РИО МВД УССР, 1978. - с. 62.

3 Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. -М.: Юрид. лит. , 1970. - с. 76

4 Шепитько В.Ю. Указанное сочинение. - с. 13 6.

5 Соловьев А.Б. Допрос свидетеля, потерпевшего. - М. , 1974. - с. 42

142

Подобное эмоциональное доверие чрезвычайно желательный элемент психологического контакта, однако нередко следователь объективно не имеет возможности вызвать к себе эмоциональное доверие человека, вступающего в общение, так как он имеет цели, противоречащие целям следователя. Достижение психологического контакта не решает всех про- блем, возникающих в процессе установления объективной ис- тины, поскольку скрытый (латентный) конфликт может суще- ствовать в условиях готовности сторон к общению.1 Таким образом, контактные отношения могут строиться на основе взаимопонимания и взаимоуважения следователя и участника допроса, даже не вызывая положительных эмоций со стороны последнего. Главное, чтобы он в процессе контактного об- щения рассчитывал найти компромиссное решение. «Эмоцио- нальное доверие» в психологическом контакте лишь тогда налицо, когда цели допрашиваемого и следователя совпадают. Это идеальная форма отношений следователя и допраши- ваемого. Следователи должны стремиться к созданию именно такой формы психологического контакта. Диссертант убежден, что эмоциональное доверие именно с несовершеннолетним участником следственного действия является важнейшим и необходимым условием достижения психологического контакта. Следователь должен предпринять все зависящее от него, чтобы вызвать эмоционально-положительную реакцию несовершеннолетнего участника процесса.

Н.И. Порубов определяет психологический контакт как «систему взаимодействия людей между собой в процессе их общения, основанного на доверии: информационный процесс,

Полстовалов О.В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психоло гической науки. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Уфа, 2000. - с. 15.

143

при котором люди могут и желают воспринимать информацию, исходящую друг от друга. Психологический контакт - это, наконец, процесс взаимовлияния, сопереживания и взаимного понимания».1

Автор справедливо замечает, что «психологический контакт» должен сопутствовать всему ходу допроса. Для его установления требуется проведение ряда тактических прие- мов, определяемых ходом допроса, обстоятельствами дела, наличием доказательств, а также личностью виновного.2 Следовательно, психологический контакт можно рассматривать как тактическую операцию, объединяющую совокупность тактических приемов, направленных на решение серии задач при производстве допроса.

А.Б. Соловьев указывает, что в известном смысле пси- хологический контакт носит односторонний характер: следо- ватель стремится получить как можно больше информации от допрашиваемого и сам не заинтересован в обнародовании имеющихся в его распоряжении данных по делу.3 Думается, что данная позиция далеко не однозначна. Психологический контакт всегда имеет двусторонний характер, его установ- ление и поддержание зависит как от следователя, так и от допрашиваемого, хотя инициатива и управляющее воздействие принадлежит, безусловно, следователю. «Межличностное об- щение в предварительном следствии - не обычный двусторон- ний процесс - оно односторонне направляется властной ини- циативой следователя в рамках уголовно-процессуальных норм».4 «Существует двусторонний контакт, - утверждает К.

1 Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе. М., 1973. - с. 73.

2 Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. - с. 43.

3 А.Б. Соловьев. Указанное сочинение. - с. 44.

4 Еникеев М.И. Юридическая психология. - с. 17 0.

144

Обуховский, - в котором индивид чувствует, что является предметом заинтересованности, что другие «созвучны» с его собственными чувствами».1

Одна из трактовок контакта в психологии - «случай коммуникации с обратной связью».2 Такая коммуникация предполагает двусторонний характер отношений, когда сле- дователь и его партнер одновременно являются и адресатом, и источником информации. Отсюда следует, что оба они ока- зывают влияние на процессы общения, на динамику развития их отношений. При двусторонних отношениях в процессе фор- мирования и стабилизации психологического контакта проис- ходит как получение информации следователем, так и пере- дача им определенной информации допрашиваемому. Такая ин- формация может содержаться в вопросах следователя, в его оценке показаний допрашиваемого, в доказательствах, кото- рые он предъявляет при допросе.

В то же время контактные отношения не возникают из уступок следователя. Напротив, при формировании контакта идет борьба за психологическую инициативу во взаимодействии. Каждый из партнеров стремиться мыслить за другого и совершает такие действия, чтобы получить тактический вы- игрыш.3 Поэтому формирование психологического контакта, по мнению А. Р. Ратинова, содержит элементы психологической борьбы, которая является одной из сторон индивидуально- психологического подхода, предполагающего гуманность, чуткость и корректность в отношениях с подследст-

Обуховский К. Психология влечений человека. - М. : Про- гресс, 1972. - с. 160.

2 Добрович А.Б. Общение: наука и искусство. - М., 1980. - с. 47.

3 Зорин Г. А. Руководство по тактике допроса. Учебно- практическое пособие. М: 000 Издательство «Юрлитинформ», 2001. - с. 236.

145

венным. Следователь, по существу, участвует в этой борьбе, что происходит во внутреннем мире человека.1

И.А. Макаренко рассматривает психологический контакт как «наличие особой психологической атмосферы, заключающейся в готовности следователя и несовершеннолетнего обвиняемого к общению».2 Такой же позиции придерживается и О.В. Полстовалов, который пишет, что психологический контакт - «такое состояние общения, при котором коммуникатор и реципиент проявляют готовность к обмену и восприятию информации, исходящей друг от друга».3 Считаем, что можно не согласиться с И.А. Макаренко и О.В. Полстоваловым, так как готовность к общению ещё не есть психологический кон- такт. Он обязательно должен реализоваться в процессе дачи правдивых и полных показаний. Только тогда можно конста- тировать наличие психологического контакта. Если же этого не произошло, то налицо лишь первичный, промежуточный ре- зультат общения.

В научной литературе высказывались мнения о неудачно-сти термина «психологический контакт». Л.М. Карнеева, А.Р. Ратинов, С.С. Степичев отмечают, что проще говорить не о контакте, который трактуется как взаимное психологическое проникновение, целесообразность которого сомнительна, а о правильном психологическом подходе к обвиняемому, понимании его мыслей, чувств в целях воздействия на его поведение.4 Профессор Г.А. Зорин разделяет их мне-

1 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М.: 000 Издетльство «Юрлитинформ», 2001. - с. 125.

2 Макаренко И.А. Система тактических приемов допроса не совершеннолетнего обвиняемого с учётом следственных си туаций и психологических свойств допрашиваемого. Дисс… канд. юрид. наук. - Уфа, 1998.- с. 135.

3 Полстовалов О.В. Указанное сочинение. - с. 15.

4 Теория доказательств в советском уголовном процессе, часть Особенная. М. , 1967. - с.154.

146

ние.1

Ю.М. Антонян, М.Н. Еникеев, В.Е. Эминов пишут, что «в отличие от термина «психологический контакт», предпола- гающего общую эмоциональную настроенность на основе единых целей и интересов, термин «коммуникативный контакт» означает взаимодействие с целью обмена информацией. Ком- муникативный контакт основан на осознании необходимости информационного общения и направлен на создание условий для получения определённой информации».2 Им возражает И.А. Макаренко, которая считает, что основное отличие, указанное авторами, психологического контакта от коммуни- кативного состоит лишь в отсутствии эмоциональной окраски при общении. Поэтому изменение терминологии, по её мнению, оказывает несущественную роль по рассматриваемому вопросу.3 Полагаем, что более правы именно Ю.М. Антонян, М.И. Еникеев, В.Е. Эминов, так как всё же основное отличие психологического контакта от коммуникативного состоит не в отсутствии эмоциональной окраски при общении, а в том, что в судопроизводстве у участников уголовного дела нет постоянного единства целей и интересов, а именно эмо- ционально - положительная взаимосвязь на основе общих ин- тересов и единства целей общающихся лиц образует понятие психологического контакта. Термин же «коммуникативный контакт» освобождает от обязательного изыскания общих ин- тересов и целей, взаимных эмоциональных переживаний в ус-

Зорин Г.А. Указанное сочинение. - с. 241.

2 Антонян Ю.М. , Еникеев М.И. , Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., Юристъ, 1996 г. - с.230.

3 Макаренко И.А. Указанное сочинение. - с.135.

147

ловиях предварительного следствия.1 Действительно, общение в уголовном судопроизводстве существенно отличается от иных видов общения, тем что в нём заранее чётко определено правовое положение субъектов общения, большая степень формализованности общения, конфликтный характер общения, специфические психические состояния, присущие общению и т.д. Поэтому коммуникативный аспект общения в ходе проведения следственных действий, то есть обмен инфор- мацией, является ведущим, в отличие от интерактивной сто- роны общения (общение как взаимодействие), которая сведена до минимума и перцептивной стороны общения (общения как восприятие людьми друг друга). Таким образом, с сущностной точки зрения предпочтительнее использование термина «коммуникативный контакт» и лишь многолетнее исполь- зование, устоявшаяся традиция в употреблении термина «психологический контакт» в криминалистике позволяют ис- пользовать его и в дальнейшем.

По мнению М.И. Еникеева и Э.А. Черных, для установления коммуникативного и психологического контакта с несо- вершеннолетним необходимо предварительно ознакомиться с условиями его жизни, особенностями воспитания, интересами, социальными связями и т.д. При этом необходимые ха- рактерологические сведения следователь может получить из бесед с родителями, от участковых инспекторов и работников службы по предупреждению правонарушений несовершенно- летних.2

В самом психологическом контакте необходимо выделять

1 Еникеев М.И. Юридическая психология . Учебник для ву зов. - М. : Издательство НОРМА. (Издательская группа НОРМА - ИНФРА. М) , 2000. - с.170.

2 Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология допроса: Учебное пособие. М., 1994. - с. 52.

148

соответствующие стадии, учитывая при этом стадийность са- мого допроса. Автор разделяет позицию Г.А. Зорина, выде- ляющего пять стадий психологического контакта: 1-я стадия: диагностика личностных качеств будущего допрашиваемого; 2- я стадия: вступление в контактное взаимодействие; 3-я стадия: формирование ситуативной установки допрашиваемого на контактное взаимодействие; 4-я стадия: контактное взаимодействие в процессе основной части допроса (рефлексивная стадия); 5-я стадия: стабилизация психоло- гического контакта при окончании допроса.1

Несовершеннолетние, малолетние, являются специфическими субъектами, вовлекаемыми в сферу уголовного судо- производства, так как данному этапу возрастного развития присущи, в частности: недостаточность жизненного опыта, доверчивость, внушаемость, стремление показать самостоя- тельность, взрослость, завоевание авторитета среди свер- стников, неуравновешенность процессов возбуждения и тор- можения, недостаточная сформированность адаптивных пове- денческих навыков (например, проявление негативизма и контрастности чувств) и другие особенности. Формирование контакта с детьми имеет некоторые особенности. Дети отли- чаются психологической незащищенностью, поэтому они осо- бенно нуждаются в гуманном и тактичном обращении. Обраще- ние с застенчивыми, трудно вступающими в контакт детьми не следует начинать с прямого обращения к ним. Ребенку необходимо время, чтобы освоиться с новой для него обста- новкой, присутствием незнакомых людей. Поэтому разговор лучше начинать не с ребенком, а о ребенке с сопровождаю-

Зорин Г.А. Психологический контакт при производстве до- проса : Учебное пособие. - Гродно: Гродненский ун-т. , 1986. - с.11-12.

149

щим его лицом или педагогом, постепенно вовлекая в разго- вор и ребенка, как бы уточняя то, что говорится о нем.1

Подводя итог можно констатировать, что в криминали- стической литературе психологический контакт понимается как:

— условие следственного действия; — — тактическое средство или способ; — — тактический приём; — — стадия следственного действия; — — тактическая операция (комбинация); — — благоприятствующее состояние следователя или его партнёра; — — элемент криминалистической тактики и стратегии; — — тактический подход, центрированный на личность. Глобальная универсальность психологического контакта

позволяет считать его универсальным подходом в тактике следственных действий, представляющий собой профессио- нальную коммуникацию с обратной связью.2

Учеными предполагаются различные способы установления психологического контакта. Так Ф.В. Глазырин рекомендует: 1) обращение к логическому мышлению допрашиваемого; 2) возбуждение у него интереса к общению и его результатам; 3) возбуждение эмоционального состояния; 4) воздействие на допрашиваемого положительными качествами личности сле-

М. М. Коченов. , Н.Р. Осипова. Психология допроса мало- летних свидетелей. Юридическая психология / Сост. И общ. Редакция Т.Н. Курбатовой. - Спб.: Питер, 2001.- с. 397- 398. 2 Зорин Г.А. Указанное сочинение - с.232.

150

дователя.1

О.В. Полстовалов предлагает следующий перечень основных психолого-тактических приемов установления психологи- ческого контакта, а именно: 1) беседа на интересующие допрашиваемого темы (о семье, о бытовых проблемах, об ув- лечениях и пристрастиях и пр.); 2) подчеркивание значимо- сти даваемых показаний и конфиденциальности разговора; 3) поиск и использование схожих основных качеств «Я - кон- цепций», установок и взглядов; 4) подержание положитель- ного фона отношений.2 Однако автор справедливо замечает, и в этом с ним стоит согласиться, что данный перечень не может носить закрытого характера.

По мнению М.И. Еникеева, установление коммуникативного контакта обусловлено психическим состоянием контактирующих лиц, их психической взаимоадаптацией. Основа установления коммуникативного контакта - актуализация эмоционально значимого предмета общения, вызывающего психическую активность общающихся лиц… Установлению коммуникативного контакта содействует все, что повышает уровень психической активности. В большинстве случаев коммуникативный контакт в предварительном следствии создается на основе информации, способной вызвать повышенную ориентировочную реакцию. Далее автор резко критикует юристов, которые предлагают расхожие рекомендации по части установления «психологических контактов», когда с любителями шахмат предлагается установить контакт разговорами о тонкостях ферзевого гамбита, а с рыболовом - об особенностях

Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий: Учеб. пособие. - Свердловск, 1973. - с. 105. 2 Полстовалов О.В. Указанное сочинение. - с. 15.

151

клева в осенний период.1

Представляется, что автор слишком категоричен в своих оценках. Полагаем, что применительно к ситуации допроса, личности допрашиваемого и другим обстоятельствам следова- тель сам определяет линию своего поведения: в одних слу- чаях имеет смысл поговорить о ферзевом гамбите, в другом - это совершенно неприемлемо. Универсальный алгоритм здесь придумать вряд ли возможно. Диссертант разделяет мнение Г.А. Зорина, который пишет, что «очень важно сделать предметом обсуждения тему, которая близка допрашиваемому. При этом следователь должен не только исходить из обстоятельств текущей следственной ситуации, но избирать тему разговора с учетом стойких интересов допрашиваемого, уровня его интеллектуального развития».2

Данную позицию поддерживает Е.И. Головаха, Н.В. Панина, которые пишут, что важное значение имеет умение сле- дователя правильно избирать тему для беседы, что опреде- ляется знанием интересов допрашиваемого, его увлечений, уровня общей культуры. Необходимо меняя тему найти такую, которая вызывает у допрашиваемого интерес.3 Допрашиваемый не должен почувствовать, что его «выводят» на заранее за- планированную тему разговора. Это можно сделать путем включения в поле зрения допрашиваемого каких-либо предме- тов, связанных с его интересами и вызывающих положительный эмоциональный отклик.4

Диссертант полагает, что прежде чем приступить к вы-

Еникеев М.И. Юридическая психология. - с. 170-171.

2 Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. - с. 44.

3 Головаха Е.И., Панина Н.В. Психология человеческого взаимопонимания. - Киев: Политиздат Украины, 198 9. - с. 76-77.

4 Зорин Г.А. Психологический контакт при производстве до проса. - с. 37.

152

яснению интересующей его информации следователь должен попытаться снять состояние тревожности, в котором, как правило, находится несовершеннолетний. Этого можно достичь имея внешний вид и выражение лица приятные для собе- седника, обращаться исключительно уважительно (например, называть молодых людей по имени и на «Вы»), находиться по отношению к нему в открытой позе, немного наклонясь в разговоре в его сторону, высказать в нужный момент какую- либо шутку и т.д.

Также может быть рекомендован для снятия тревожности прием, называемый принцип синхронности. Суть его состоит в следующем: доброжелательная, сдержанная манера поведения, спокойная, медленная речь следователя непроизвольно «индуцирует» аналогичное поведение допрашиваемого.

Безусловно права Т.Н. Москалькова, утверждающая, что обязательными атрибутами профессиональной этики следова- теля, дознавателя, прокурора и судьи являются доброжела- тельность, сдержанность, уважительное отношение к участ- нику процесса, находящемуся от него в процессуальной за- висимости. Этичное поведение должностного лица, которое расследует дело, способствует установлению необходимого психологического контакта с участниками уголовного про- цесса на предварительном следствии и при осуществлении дознания, ограждает от причинения им морального вреда.1

Л.Л. Каневский считает, что установление психологического контакта, его поддержание зависит не только от высоких моральных качеств, профессионального мастерства следователя, но и от ряда психологических особенностей,

1 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказы- вания (стадия предварительного расследования). Издатель- ство «Спарк», 1996. - с. 44.

153

характеризующих его умственную и профессиональную сферу, а именно - коммуникативных, перцептивных, речевых, дидак- тических, организаторских способностей. Следователь должен обладать способностью положительного, эмоционально- волевого влияния на несовершеннолетнего и следственным воображением.1

Как указывает В.А. Крутецкий, коммуникативные способности - способности к общению с подростками, умение найти правильный подход к ним, установить с ним целесообразные, с педагогической точки зрения, взаимоотношения, наличие педагогического такта.2

В. Г. Степановым подробным образом описаны основные признаки педагогического такта. К ним относятся: естест- венность, простота общения без формальности, искренность тона, лишенная всякой фальши, доверие к подростку без по- пустительства, просьба без упрашивания, советы и рекомен- дации без навязчивости, требование и внушение без подав- ления самостоятельности, серьезность тона без натянутости в отношениях, требовательность без мелкой придирчивости, деловитость в общении без раздражительности, холодности и сухости, спокойная сосредоточенность и уравновешенность в общении, исключающая безразличие и излишнюю возбудимость, ведение беседы без навязчивого дидактизма и морализирова- ния. Главным признаком педагогического такта является на- хождение меры в отношениях в процессе общения.3

Подводя итог вышесказанному, трудно не согласиться с A.M. Столяренко, который пишет, что вряд ли можно разра-

1 Каневский Л.Л. Указанное сочинение. - с. 120.

2 Крутецкий В.А. Основы педагогической психологии. М. : Просвещение, 1972. - с. 242.

3 Степанов В.Г. Психология трудных школьников. - М. : Ака демия, 1996. - с. 24.

154 ботать некий строгий алгоритм, следование которому гарантированно обеспечивает установление психологического контакта в любых ситуациях. Во всяком случае сейчас это представляется несвоевременным. Нужно еще многое исследовать . Слишком многообразен, индивидуален и ситуативен комплекс психологических причин и явлений, точек их пересечения, чтобы свести их в универсальным алгоритм.1

В ходе проведенного анкетирования следственных работников было установлено, что наиболее часто применяемыми ими приемами установления психологического контакта являются следующие: разъяснение положения закона о чистосердечном раскаивании - 37 %, беседа на интересующую или отвлеченную тему - 2 9 %, обращение к положительным качествам личности несовершеннолетнего - 20 % и демонстрация осведомленности следователем об обстоятельствах жизни несовершеннолетнего допрашиваемого - 10 %. 4 % следователей высказали мнение о том, что на объем получаемой дока- зательственной информации не влияет, установлен ли психологический
контакт или нет.

По мнению диссертанта, всегда следует помнить, что эффективный, полноценный процесс общения может быть только тогда, когда используются различные средства коммуникации, к которым относят вербальную коммуникацию (в качестве знаковой системы используется речь) и невербальную коммуникацию (используются различные неречевые знаковые системы). В существующей по этому вопросу юридической и психологической литературе рассматривается в основном вербальный аспект коммуникации, то есть акцент делается на формальной стороне проблемы.
Некоторые авторы рассмат-

1 Столяренко A.M. Психологические приемы в работе юриста: Практ.
пособие. - М.: Юрайт, 2000. - с. 171.

155

ривают невербальную коммуникацию прежде всего как прида- ток, существенно дополняющий речевое поведение.1 Наша по- зиция отличается от точки зрения, изложенной выше. Можно согласиться, что невербальные средства выполняют вспомо- гательную функцию, заключающуюся в повышении семантической значимости информации, содержащейся в речевом выска- зывании, но вместе с тем, невербальная коммуникация может осуществлять самостоятельную передачу информации, а в не- которых случаях принимать на себя языковую функцию. Осо- бенно это проявляется при получении показаний от несовер- шеннолетних, в чем диссертант неоднократно убеждался, ко- гда работал следователем в ОВД, специализирующимся на преступлениях, совершенных несовершеннолетними. Думается, что настала необходимость пересмотреть научные позиции в подходе к допросу несовершеннолетних, взяв на вооружение и последние достижения в области невербальной коммуникации.

Далее необходимо остановиться на вопросе о том, какой объем информации передается с помощью вербальных и невер- бальных средств. По оценке Мерабяна (1972 год), только 7% содержания сообщения передается смыслом слов, 38% ин- формации передается тем, как эти слова произносятся и 55% - выражением лица. Профессор Бёрдвисл установил в 1970 году, что в среднем человек говорит словами только в течение 10 - 11 минут в день и что словесное общение в беседе занимает менее 35%, а более 65% информации пере- дается с помощью невербальных средств общения.3 Примерно

1 Романов В. В. Юридическая психология: Учебник. - М.: Юристъ, 2000. - с. 387.

2 Годфруа Ж. Что такое психология: В 2-х т. Т. 2. Пер. с франц. - М.: Мир, 1992. - с. 83.

3 А. Пиз. Язык телодвижений. Как читать мысли других по их жестам. Н. Новгород, 1992 - с. 13.

156

аналогичны данные отечественных психологов.1 На наш взгляд, это - более чем убедительные данные.

Еще выше роль невербальных средств общения среди несовершеннолетних. Наблюдение профессора Р.С. Немова подкрепляет мнение автора о превалировании невербальных средств, используемых несовершеннолетними в общении над вербальными. «Дети более импульсивны, в их технике преобладают невербальные средства. У детей слабо развита обратная связь, а само общение нередко имеет чрезмерно эмоциональный характер. С возрастом эти особенности постепенно исчезают, и оно становится более взвешенным, вербальным, рациональным, экспрессивно экономным. Совершенствуется и обратная связь».2

Вербальный язык чаще контролируется сознанием (то есть в начале обдумывают, а потом говорят), чем невербальный, который очень редко сознательно контролируется. А поскольку обычно не контролируемый сознанием невербальный язык проявляет подсознательные установки человека (то есть то, что есть в системе отношений на самом деле, а не то, что он нам, желая выглядеть лучше, правдивее, продемонстрировал) , то этот язык имеет существеннейшее значение в формировании мнения о человеке, о его истинной системе установок - отношений, и, хотя не все люди понимают невербальный язык, осознавая это, тем не менее, их подсознание формирует для своего хозяина определенное чувство - мнение (например, «есть что-то в нем такое приятное [либо отталкивающее]»). Отсюда
вытекает проблема, которая

1 Криминалистика: Учебник для вузов/Под ред. Проф. А.Ф. Волынского. - М. : Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 1999. - с. 102; Бороздина Г.В. Психология делового общения. Москва. Инфра-М, 1998. - с. 120.

2 Немов Р.С. Психология. Книга 1. Издание 3. Гуманитарный издательский центр Владос. Москва. 1998 - с. 522.

157

практически не находит своего достойного отражения в юри- дическо - психологической литературе, хотя ее научное и тем более прикладное значение, по мнению автора, очевидно. Вот о чем идет речь. Следователь должен уметь посылать допрашиваемому несовершеннолетнему свою имиджформи-рующую информацию, которая воспринимается, как правило, неосознанно, так как движется по каналу «подсознание - подсознание», и которая отражает то, что наиболее харак- терно для данного следователя.

Таким образом, следователь является мощным источником управляющей информации и вербального, и невербального ха- рактера. Информационные сигналы идущие от него, способны сыграть двоякую роль: с одной стороны, разрушать склады- вающуюся благоприятную атмосферу информационного взаимо- действия с партнером по процессуальной коммуникации, с другой, придать ей новые импульсы для дальнейшего разви- тия. Они дают возможность переломить неблагоприятную си- туацию, направить ее в нужное русло. Из этого следует, что следователь обязан жестко контролировать свои не только вербальные, но и невербальные реакции и ставить их на службу интересам своей миссии во время допроса.1

Очень интересные данные А. Пиза о том, что если вербальные и невербальные сигналы (слова и жесты) не совпадают, оказываются рассогласованными (неконгруэнтными, по терминологии автора), то люди в большей мере полагаются на невербальную информацию, предпочитая ее словесной.2 Тем более неконгруэнтность характерна именно для малолетних, несовершеннолетних, которые в отличие от взрослых не

1 Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая пси хология: Учеб. пособие для вузов. ^ М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2002. - с. 371.

2 А Пиз. Указанное сочинение. - с. 23.

158

всегда умело могут скрыть проявляющиеся особенности эмо- циональных состояний, а знание следователем «языка тела» дает ему в руки необходимый инструмент правомерного пси- хического воздействия на несовершеннолетнего.

Подводя итог вышесказанному, необходимо остановиться на вопросе сопоставления вербальных и невербальных средств коммуникации, к чему предпринимались неоднократные попытки в языкознании, психологии, криминалистике. Систематизируя различные способы соотношения невербального поведения с речью, можно выделить следующие ситуации, характерные как для общения в целом, так и для допроса, как специфической разновидности общения:

1) невербальное действие создает образ партнера по общению; 2) 3) невербальное действие предшествует речи, предвосхищая значение, передаваемое речью; 4) 5) невербальное действие соответствует речи; 6) 7) невербальное действие противоречит содержанию речи (неконгруэнтность); 8) невербальное действие выступает в качестве маскировки личности;

6) невербальное действие выполняет функцию экономии речевого сообщения; 7) 8) невербальное действие шире, масштабнее по своему значению, чем вербальное высказывание; 9) 10) невербальное действие акцентирует, уточняет, изменяет понимание вербального сообщения, усиливает эмоциональную насыщенность сказанного; 11) 12) невербальное действие является индикатором психических состояний; 13) 14) невербальное действие выполняет функцию разрядки, облегчения, регулирует процесс возбуждения несовер- 15)

159

шеннолетнего;

11) невербальное действие заполняет паузу молчания; 12) 13) невербальные действия способны регулировать поток речи и помогают сохранить контакт между допрашивающим и допрашиваемым. 14) Правы В.А. Образцов и С.Н. Богомолова, которые утверждают, что целям оптимизации допроса способствует подход, ориентирующий на необходимость постановки на «службу» предварительного расследования в комплексе как вербальных, так и невербальных ресурсов допроса. Овладение ими и умелое их использование существенно расширяет тактические возможности следователя, повышает КПД его активности во время допроса.1

Деятельность следователя при формировании психологического контакта с участником следственного действия подчинена ряду целей. В.Л. Васильев видит такую цель в нахождении общих интересов следователя и допрашиваемого, т.е. в переходе в допросе от психологического «Я» к психологи- ческому «МЫ».2 А.В. Дулов называет следующие основные цели установления контакта: 1) обеспечение активного психи- ческого отношения субъекта в предстоящем общении; 2) сня- тие предубежденности, настороженности у субъекта общения; 3) облегчение процесса психологической адаптации.3 Анало- гичные цели преследует установление психологического кон- такта с несовершеннолетним допрашиваемым.

В.Ю. Шепитько в соответствии с целями в системе так- тических приемов, направленных на установление психологи-

1 В.А. Образцов, С.Н. Богомолова. Указанное сочинение. - с. 377.

2 Васильев В.Л. Психология труда следователя: Метод, ре комендации. -Л. -1988. -с. 37^40.

3 Дулов А.В. Судебная психология. - Минск: Вышейшая шко ла, 1975. - с. 108-109.

160

сакта с несовершеннолетним допрашиваемым, ыделить две подсистемы: 1) способствующая >бстановке допроса и устранению нежелательных яхики несовершеннолетнего; 2) стимулирующая необходимость общения.1

делью психологического контакта я.-^ля.&гсся! по-щвой и полной информации об обстоятельствах » преступления. Автор убеждён, что без владе-:лем приемами, методами и средствами установ— >жания и закрепления психологического контак— » достичь этой главной цели. Особенно это не — >де производства следственных действий с уча — них и несовершеннолетних.

актических работников показал, что в 19 °/о сегда удается достичь психологического кон — ipoce несовершеннолетних, часто в 65 °Л>, ино-а для б ^о опрошенных не имеет значения, дос-:хологический
контакт или нет.

^совершеннолетнего, как на предварительном iK и в суде, осуществляется в соответствии с уголовно — процессуального законодатель ства, объективным законам психологии и логики, ко — :ет не учитывать лицо, производящее допрос, необходимо получить от допрашиваемого ту PIH— D а с ел е дуе мому делу, которой он владеет. Зна — энов позволяет следователю установить психо— энтакт с несовершеннолетним, что во многом преодолению конфликтной ситуации и проведе-з условиях, когда совпадают цели допрашиваю— спиваемого, то есть следователь желает полу— 1ию от
несовершеннолетнего, а тот намерен ее

Ю. Указанное сочинение. — с. 13 9.

161

§4. Понятие и система тактических приемов, используемых при допросе несовершеннолетних

Криминалистическая тактика - система научных положений и разрабатываемых на их основе тактических приемов и рекомендаций по организации и планированию расследования преступлений, приемов проведения отдельных следственных действий, направленных на собирание и исследование дока- зательств, на установление обстоятельств, способствовавших совершению и сокрытию преступлений.1

В центре криминалистической тактики находятся вопросы тактических приемов. В криминалистической науке понятие тактических приемов является спорной точкой зрения.

А.Н. Васильев указывает, что тактический прием - «это научная рекомендация, основанная на специальных науках и рассчитанная на творческое применение и на возможность выбора того или иного приема, наиболее целесообразного в данной следственной ситуации».2

А.В. Дулов и П.Д. Нестеренко также считают, что так- тический прием - это рекомендация, применение которой за- висит от усмотрения следователя.3 Таким образом, сторонники данной точки зрения выделяют тактический прием как научную рекомендацию, основанную на данных специальных наук и обобщения следственной практики.

Иной точки зрения придерживаются авторы, предлагающие рассматривать тактический прием как наиболее оптимальный и рациональный для данной ситуации способ действия. По

1 Криминалистика: Учебник/Под ред. Е.П. Ищенко. - с. 30.

2 Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., Юрид. лит., 1976. - с. 33.

3 Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных дейст вий. - Минск: Вышейшая школа, 1971. - с. 5.

162

мнению Р. С. Белкина, тактический прием - это «наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальные действия».1 Н.И. Порубов тактическим приемом называет «основанную на законе опре- деленную линию поведения следователя, структурно оформив- шиеся, оптимальные в данной следственной ситуации его действия, направленные на получение от допрашиваемого по- казаний, объективно отражающих действительность».2 Анало- гичное мнение высказывают и другие ученые.3

Однако существуют и другие подходы к пониманию такти- ческого приема. Так Г.Г. Доспулов, полагает, что тактиче- ский прием - способ воздействия на допрашиваемого в целях получения максимально полной и достоверной информации при наименьшей затрате времени и нервной энергии.4 В. А. Об- разцов под тактическим приемом понимает «адекватный си- туации способ речевого и неречевого воздействия на объект (фрагмент объективной действительности, документ, предмет, человек), способствующий эффективному собиранию и использованию информации, оптимизации решения других задач при подготовке и проведения следственного действия».5

Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, пер- спективы. - М. : Юрид. лит., 1988. - с. 9.

2 Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следст вии: Учебное пособие. - М., 1998. - с. 56.

3 Богинский В.Е. Система тактических приемов допроса по дозреваемого: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Харь ков, 1980. - с. 7; Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следст венная тактика. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 1993; Криминалистика: Учебник/Под ред. Е.П. Ищенко. - с. 31.

4 Доспулов Г. Г. О психологии допроса обвиняемо- го//Некоторые вопросы борьбы с преступностью: Сб. научных трудов.- -Алма-Ата: Изд-во Казахстан, 1970. - с. 17 4.

5 Криминалистика/Под ред. д. ю. н. проф. В.А. Образцова. М.: Юристъ, 1995. - с. 282.

163

Как способ воздействия на допрашиваемого понимает такти- ческий прием и Л.Е. Ароцкер.1

Множество тактических приемов, разработанных кримина- листами и успешно применяемых при проведении тех или иных следственных действий, прямо или опосредованно преследуют достижение главной цели расследования - объективного ус- тановления того, что происходило в действительности в мо- мент совершения преступления. Достичь этого чрезвычайно трудно, особенно если информация исходит из личных источ- ников. Люди могут добросовестно заблуждаться, лгать. За- дача следователя в том и состоит, чтобы, применяя разно- образные тактические приемы, воздействовать с их помощью на психику несовершеннолетнего лица, тем самым, активизи- руя возможности его памяти в одном случае, или изменяя его позицию, когда он сообщает заведомо ложные сведения, в другом. Только правомерно воздействуя на лицо, используя тактические приемы, можно достичь поставленной цели и получить от несовершеннолетнего достоверную информацию о происшедшем преступлении. Поэтому диссертант разделяет позицию, рассматривающую тактический прием именно как способ воздействия на допрашиваемое лицо.

Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает общий, обязательный для всех участников процесса, порядок проведения следственных действий, на основе которого разрабатываются тактические приемы их осуществления. Возможность выбора того или иного тактического приема за- коном, как правило, не ограничивается, что обеспечивает оптимальный режим для его осуществления.

Тактический прием обладает определенными свойствами. Р.С. Белкин относит к ним:

1 Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса. - М. : Юрид. лит. ,1969. - с. 43.

164

  • допустимость, то есть правомерность приема с точки зрения действующего законодательства, его соответствие морально-этическим нормам;
  • научную обоснованность. Тактические приемы должны базироваться на использовании новейших данных таких наук, как психология, логика, научная организация труда, педа- гогики, должны быть проверены следственной практикой;
  • целесообразность, то есть зависимость тактического приема от конкретной следственной ситуации, обусловлен- ность конкретной целью;
  • эффективность. Прием может рекомендоваться к применению только в том случае, если есть уверенность, что в результате его применения будет достигнут необходимый эф- фект;
  • экономичность. Прием должен обеспечивать достижение при минимальной затрате сил и средств;
  • простоту и доступность. Осуществление данного так- тического приема должно быть доступно рядовому работнику, располагающему обычными для данного этапа развития крими- налистики средствами и другими возможностями.1
  • А.Н. Васильев среди общих свойств тактических приемов (научность, рекомендательный характер, законность, на- правленность на проведение в жизнь соответствующей нормы уголовно-процессуального закона, соответствие тактического приема этическим нормам) выделяет такое свойство как структурная форма тактического приема, его принадлежность к системе.2 Тем самым подчеркивается, что каждый тактиче- ский прием представляет собой оформленное структурное це-

1 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волго град: ВСШ МВД РФ, 1993. - с. 107 - 108.

2 Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М., 1981. - с. 4.

165

лое, имеющее свое наименование и место в системе, что обуславливает определенную жесткость последней.

Т.Н. Москалькова утверждает, и в этом с ней стоит со- гласиться, что применительно к психологическому воздейст- вию на допрашиваемого, существующая в литературе точка зрения, что правомерным считается любой тактический прием, если он не направлен на вымогательство показаний1 справедлива постольку, поскольку применяемые при этом приемы являются безупречными с нравственных позиций.2

И.Е. Быховский последовательно и полно отразил нрав- ственные требования, предъявляемые к тактическому приему. Он считает, что тактический прием не должен унижать честь и достоинство участников расследования, влиять на позицию невиновного, способствуя признанию им несуществующей вины, основываться на неосведомленности обвиняемого или иных лиц в допросах уголовного права и процесса, способствовать развитию у обвиняемого или иных лиц низменных побуждений и чувств, основываться на сообщении следователем заведомо ложных сведений и другие.3

Осуществление систематизации тактических приемов допроса предполагает необходимость уяснения понятия система. В философской литературе система в наиболее общем виде определяется как «совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство».4

1 Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология пре ступника и расследования преступлений. - М., 1996. - с. 251.

2 Москалькова Т.Н. Указанное сочинение. - с. 53.

3 Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий: Дисс… докт. юрид. наук. - М., 1975. - с. 219 - 220.

4 Философский словарь/Под ред. И. Т. Фролова. - б-е изд., перераб. и доп. - М.: Политиздат, 1991. - с. 408.

166

В криминалистике система - это совокупность группы элементов, обладающих закономерными характеристиками:

  • каждый из элементов влияет на поведение системы в целом;
  • система влияет на каждый из ее элементов;
  • между элементами и системой существует постоянная связь и динамическая взаимозависимость связей.1
  • В.Ю. Шепитько утверждет, что система тактических приемов допроса должна представлять собой не простую их совокупность, не любой их перечень, а лишь такое построе- ние, которое предполагает организацию их в виде целостного образования, в котором составляющие его компоненты взаимосвязаны между собой, занимают соответствующее место в определенной последовательности и выполняют соответст- вующие функции. По его мнению, система тактических приемов может быть определена, как оптимальная совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных приемов, направлен- ных на достижение конкретной цели допроса в процессе их применения.2

Вместе с тем в криминалистической литературе существует точка зрения, что невозможно создать всеобъемлющей системы классификации многочисленных тактических приемов допроса. Так Р.С. Белкин отмечает, что «попытки найти универсальное, «жесткое» обоснование для классификации тактических приемов обречены на провал, так и стремление «намертво» привязать тот или иной прием к одному опреде- ленному звену классификации».3 Диссертант соглашается с мнением Г. А. Зорина, который пишет, что единой жесткой

1 Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. - с. 122.

2 Шепитько В.Ю. Указанное сочинение. - с. 124.

3 Белкин Р.С. Указанное сочинение. - с. 165.

167

классификации приемов нет и не может быть. Но подвижная, свободная, интегративная, открытая модель классификации - может и должна быть. Она открыта для всех новшеств и всех авторов, она может менять форму, сферу применения, способ представления знаний и их реализацию, она может строится на системах закономерностей и парадоксов, поэтому класси- фикация приемов всегда будет системой, где каждый прием найдет свое место, если он отвечает критерию «востребо- ванности». Поэтому каждый криминалист имеет право на свою авторскую классификацию приемов.1

B.C. Комарков подразделяет тактические приемы в зави- симости от целей применения на приемы устранения добросо- вестного заблуждения, изобличения лжи, оказания помощи при вспоминании забытого, устранения самооговора, преодоления запирательства, а по отношению к последовательности следственного действия - на приемы подготовки, выполнения, фиксации и оценки результатов следственного действия.2 Полагаем, что B.C. Комарков не прав в том, что при оценке результатов следственного действия используются тактические приемы. На данном этапе производства следст- венного действия следователь использует свое профессио- нальное мастерство, умение логически мыслить, внутреннюю убежденность, которые, на наш взгляд, не являются такти- ческими приемами, так как их нельзя отнести ни к действи- ям, ни к способам воздействия, ни к наиболее рациональной линии поведения.

Р.С. Белкин указывает, что практическое значение имеют две классификации: по содержанию и по сфере реализации. По содержанию он делит приемы на деятельностные и

1 Зорин Г.А. Указанное сочинение. - с. 125.

2 Комарков B.C. Тактика допроса. - Харьков, 1975. - с. 13.

168

поведенческие. По сфере реализации он группирует тактиче- ские приемы по тем следственным действиям, для осуществ- ления которых они предназначены.1

Ряд ученых-криминалистов (А.А. Леви, Г. И. Пичкалева, Н.А. Селиванов) рекомендуют следующую совокупность тактических приемов, имеющих особое значение для допроса несо- вершеннолетних: 1) разъяснение допрашиваемому задач рас- следования, основных положений судопроизводства по делам о преступлениях несовершеннолетних; 2) с целью установления психологического контакта с допрашиваемым и более точной оценки его показаний - выяснение условий жизни и воспитания допрашиваемого; 3) детализация показаний; 4) выяснение данных относительно источника фактов, о которых даются показания; 5) выяснение того, почему именно запом- нилось то, о чем даются показания; б) выяснение того, по- чему о соответствующих фактах сложилось такое мнение, ко- торое высказывается в показаниях; 7) выяснение того, с кем беседовал допрашиваемых по поводу определенных фактов; кто и какие советы давал ему относительно интересующих следователя фактов; 8) предъявление конкретных предметов для оживления памяти и уточнения даваемых показаний.2

Осуществление систематизации тактических приемов допроса несовершеннолетних требует изучения и выделения типичных ситуаций, в соответствии с которыми могут быть сформированы соответствующие системы. «Под типичной пони- мается ситуация, в структуре которой преобладают общие,

1 Белкин Р.С. Указанное сочинение. - с. 111.

2 Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. Справочник. - М. : Юрид. лит., 1987. - с. 22-23.

169

повторяющиеся черты, свойственные всем ситуациям того же порядка».1

В криминалистике под следственной ситуацией понимается «совокупность сложившихся на определенный момент рас- следования обстоятельств, которые должны учитывать при разработке и реализации программы дальнейшего расследова- ния» .2

Следственная ситуация предопределяет прежде всего тактику конкретных следственных действий. Ее оценка реализуется в тактическом решении, получающем свое выражение в планировании расследования.3 Конкретная следственная ситуация всегда индивидуальна, а потому типизация следст- венных ситуаций во всей полноте их содержания невозможна. Типизировать следственные ситуации можно лишь по одному из элементов.4

Диссертант остановится только на одном из элементов, по которому можно типизировать следственные ситуации, ввиду его особой значимости в практической деятельности. Речь идет об отношении между участниками расследования. По этому основанию следственные ситуации делятся на кон- фликтные и бесконфликтные.

Бесконфликтная ситуация характерна тем, что в ней совпадают цели допрашиваемого и допрашивающего. Следова- тель желает получить от допрашиваемого правдивые показа- ния, а тот намерен их дать. Налицо кооперация интересов. В
такой ситуации нет сопротивления, противодействия.5

1 Криминалистика/Под ред. проф. д. ю. н. В.А. Образцова. М.: Юристъ, 1995. - с. 59.

2 Там же. - с. 51

3 Криминалистика/Под ред. Е.П. Ищенко. - с. 309.

4 Там же. - с. 308.

5 С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Указанное сочинение. - с. 41.

170

Конфликты различной степени остроты возникают тогда, когда между участниками складываются отношения соперничества и противодействия.1 Некоторые ученые подразделяют кон- фликтную ситуацию на конфликтную с нестрогим соперничест- вом и на конфликтную со строгим соперничеством.2 Различие их состоит в степени противодействия, в уровне соперниче- ства допрашиваемого со следователем за проведение «своей линии», своих интересов.

Прежде чем рассмотреть тактические приемы допроса не- совершеннолетнего в бесконфликтных и конфликтных ситуациях стоит обратить внимание на точку зрения Л.М. Карнее-вой, которая по праву может служить отправным моментом в построении системы тактических приемов допроса несовер- шеннолетних. По ее мнению, тактика допроса несовершенно- летних должна быть более избирательной. Здесь учитывается, что в старшем подростковом возрасте отмечается суще- ственное различие в психике несовершеннолетних 14-15 и 16- 17 лет. Если у первой группы, как правило, наблюдается повышенная внушаемость, неуравновешенность, иногда замк- нутость, незрелость мышления, то вторая группа часто не отличается от взрослых в оценке происшедшего с ними, в умении восстановить последовательность событий, выдвинуть объяснения в свое оправдание и т.д. Поэтому если 16-17 летних обвиняемых можно допрашивать с применением тех тактических приемов, которые рекомендуются в той или иной ситуации для взрослых, то тактика допроса подростков 14-15 лет должна определяться применительно к вышеперечисленным психологическим особенностям этой подростковой группы. Неумелое использование тактических приемов в от-

1 Криминалистика/Под ред. Е.П. Ищенко. - с. 309.

2 Доспулов Г.Г. Указанное сочинение. - 15-16; Макаренко И.А. Указанное сочинение. - с. 131.

171

ношении таких обвиняемых и подозреваемых - одна из причин самооговора.1

Бесконфликтность ситуации отнюдь не всегда выступает гарантом полных, объективных, правдивых показаний несо- вершеннолетних. Несовершеннолетние в силу специфических возрастных особенностей, могут добросовестно заблуждаться, ошибаться, неправильно понимать сущность тех или иных явлений, фантазировать и т.д.

В этой связи к допросу несовершеннолетнего в бескон- фликтной ситуации необходимо подходить также тщательно и ответственно как и при допросе в условиях конфликтной си- туации.

Спектр тактических приемов обычно применяемых в бес- конфликтных ситуациях, довольно ограничен. «Основное их значение - помочь допрашиваемому в припоминании, детали- зации тех или иных сведений об освещаемом им событии.»2 Допрос, носящий бесконфликтный характер, сопровождается использованием тактических приемов, направленных на полу- чение новых доказательственных фактов, оказание помощи допрашиваемому в восстановлении в памяти забытого.

На наш взгляд, наиболее значимыми тактическими приемами допроса несовершеннолетних в условиях бесконфликтной ситуации являются следующие: 1. Создание условий для сво- бодного рассказа.

По нашему мнению, свободный рассказ как тактический прием допроса является основным. Его реализация помогает следователю принять решение о применении других тактиче-

1 Возбуждение и предварительное расследование дел о пре ступлениях несовершеннолетних. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1982. - с. 59.

2 С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Указанное ~ сочинение. - с. 46-47.

172 ских приемов или системы тактических приемов. По отношению к другим приемам допроса его вполне можно охарактеризовать как базовый. Поэтому вполне справедливо в литературе отмечается, что свободный рассказ занимает центральное место в тактическом плане допроса в бесконфликтной ситуации.1 Однако следователь должен помнить, что дошкольник, а нередко и ребенок младшего школьного возраста, не всегда могут давать показания в форме свободного рассказа. Поэтому для лиц данных возрастных групп целесообразнее проводить допрос путем постановки вопросов.

Суть данного приема заключается в предоставлении доп- рашиваемому возможности самостоятельно изложить все из- вестные ему по делу. Наблюдая за поведением допрашиваемо- го, его жестам, мимикой, психофизиологическими реакциями, сопоставляя с материалами дела, следователь может:

  • составить более полное представление о личности допрашиваемого: его характере, интеллекте, волевых каче ствах и т.д.;

  • выяснить степень осведомленности об обстоятельствах дела, желание или нежелание давать правдивые показания;
  • получить информацию о фактах, которые следователю вообще не были известны либо уточнение которых у данного лица не предполагалось.2
  • Следователь должен уметь слушать допрашиваемого несо- вершеннолетнего. Это главное в поведении следователя при свободном изложении несовершеннолетним своих показаний. Активное слушание требует концентрации внимания. Поэтому прежде, чем приступить к допросу несовершеннолетнего нужно устранить все возможные помехи. Следователю не следует отвлекаться ни на какие другие мысли, чтобы «эффектично

1 Руководство для следователей, 1981. - с. 334.

2 Криминалистика: Учебник/Под ред. Е.П. Ищенко. - с. 37 6.

173

слушать». «Известно, что заинтересованность слушателя стимулирует рассказчика более подробно рассказать, описать события. При равнодушном, невнимательном отношении следователя допрашиваемый обычно комкает рассказ, стре- мится скорее довести его до конца. Всем поведением следо- ватель должен выражать внимательное отношение к допраши- ваемому. В необходимых случаях в процессе рассказа вполне уместными могут оказаться поощрительные замечания следо- вателя.1 Очень распространенная и очень серьезная ошибка «сдвигающая» допрашиваемого с главной роли активного уча- стника на роль пассивного отвечающего на поставленные во- просы, состоит в том, что следователь прерывает допраши- ваемого «на полуслове», не давая ему закончить ответ.2 Делать этого категорически не,следует и тем более в отно- шении допрашиваемых малолетних и несовершеннолетних лиц.

Следователь должен всегда помнить, что при внешней простоте слушание - это сложный процесс, который требует мобилизации следователем определенных профессиональных навыков, коммуникативных и перцептивных способностей и сопровождается значительными психическими энергозатратами.

Результаты многочисленных экспериментов свидетельствуют, что свободный рассказ уступает вопросно-ответной форме допроса в полноте и конкретности изложения, но при этом выигрывает в точности и не сопряжен с ошибками, вызванными внушающим воздействием вопросов допрашивающего. Задача, следовательно, состоит в том, чтобы, сочетая дос-

1 Криминалистика: Учебник/Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М. : Юрид. лит., 1984. - с.” 329.

2 Образцов В.А., Богомолова С.Н. Указанное сочинение. - с. 399.

174

тоинства каждой из этих форм, избежать свойственных им недостатков.1

  1. Следующим приемом является постановка вопросов.

Успех в работе с носителем личностной информации (несовершеннолетним) во многом зависит от умения следователя формулировать вопросы и тактически грамотно пользоваться этим средством получения информации.

Вопросы, задаваемые допрашиваемому лицу, подразделяются на основные, дополнительные, первоначальные, промежуточные, заключительные, уточняющие, конкретизирующие, напоминающие, детализирующие,
уличающие, контрольные.

Вопросы следователя должны быть адресными, лаконичными, корректными. Формулировка вопроса должна быть четкой, ясной, конкретной, понятной носителю информации. В нем не должны содержаться подсказка, элементы навязывания своего мнения.

Не рекомендуется формулировать вопрос таким образом, чтобы в нем фактически оказались заложенными сразу несколько вопросительных суждений и предположений, каждое из которых требует самостоятельного осмысления и ответа. («Запомнилось ли Вам еще что-нибудь примечательное в его внешности? Были ли у него шрамы, татуировки, очки, кольца, украшения, золотые зубы?»). Такие формулировки могут поставить допрашиваемого в затруднительное положение, особенно это касается
несовершеннолетних допрашиваемых.

Практика показывает, что вопрос должен быть сформулирован в положительной форме, даже если нет уверенности в том, что ответит на этот вопрос несовершеннолетний допрашиваемый («Вспомните,
пожалуйста…») . Формулировка же во-

Теория доказательств в советском уголовном процессе. -с. 578.

175 проса в отрицательной форме («Не могли бы Вы вспомнить…») весьма предопределяет вероятность ответа («Нет, не мо- гу…») и заранее дает понять отвечающему, что допрашиваю- щего не очень удивит (огорчит) его незнание.

Активизация допрашиваемого базируется также на правильной постановке открытых вопросов, больше побуждающих допрашиваемого к активному поиску информации в памяти («Опишите, пожалуйста, его лицо»), чем вопросы закрытые («Какого цвета были у нее глаза?», «Были ли у него какие- нибудь шрамы?»). Открытые вопросы требуют более долгого, обстоятельного ответа, тогда как закрытые предполагают быстрый и лаконичный ответ. Неспешно и подробно отвечая на открытый вопрос, допрашиваемый становится на позицию активного участника информационного взаимодействия, отве- тив на закрытый вопрос, пассивно ждет следующего. Поэтому начинать следует с открытых вопросов и только потом зада- вать уточняющие закрытые вопросы.1

Задавая вопросы и выслушивая ответы несовершеннолетнего допрашиваемого, следователь должен следить за соот- ветствием своей позы, жестов, тона и других невербальных проявлений тому содержанию, которое вкладывается им в ис- ходящую от него вербальную информацию. Не только словом, но и всем своим видом, контакто-формирующими репликами, языком жестов и движений ему необходимо стимулировать, поощрять откровенность собеседника, продуктивность диало- га, желание допрашиваемого продолжать его. Уловив заминку, колебания, борьбу противоречивых чувств и намерений, испытываемых допрашиваемым, столкнувшись с нежелательными паузами, отчуждением, грубостью, цинизмом, вызывающим по- ведением допрашиваемого… следователь, используя вербаль-

1 Образцов В.А., Богомолова С.Н. Указанное сочинение. -с. 399.

176

ные и невербальные возможности тактического арсенала, должен предпринять целесообразные и действенные меры по снятию возникшего напряжения, разрядке ситуации, оказанию в тактичной форме помощи допрашиваемому в выборе способа выхода из затруднительного положения, превращая его из оппонента, противника в деятельного союзника и партнера по информационному взаимодействию.1 Применительно к допрашиваемым несовершеннолетним высказанная позиция значительным образом актуализируется.

  1. Использование приемов активизации памяти.

Сущность приемов активизации памяти допрашиваемого несовершеннолетнего «заключается в ассоциировании (связывании) забытых или не отмеченных в свое время вниманием допрашиваемого обстоятельств расследуемого события с хорошо запечатлевшимися в их памяти предметами (доказательствами) .2 Для этого используются такие приемы как прием смежности, сходности, наглядности и контрастности.3

Прием смежности позволяет установить определенные сведения о событии или предмете, который допрашиваемый не помнит или предметах, находившихся в пространственной или временной связи с искомым.

Прием сходности применяется в случаях, когда допрашиваемый затрудняется вспомнить или правильно выразить в словесной форме какой- либо признак интересующего следствие явления, лица или предмета. Тогда допрашиваемому представляется подобрать аналог этому признаку.
Именно

1 Образцов В.А., Богомолова С.Н. Указанное сочинение. - с. 371-372.

2 Бахарев Н.В. Очная ставка. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1982. - с. 128.

3 С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Указанное сочинение. - с. 47-48.

177

аналог делает ясным для следователя содержание искомого признака.

Очень близок к названному прием наглядности. С его помощью также можно получить точную словесную либо цифровую характеристику того или иного признака, события, действия, предмета. Иногда бывает трудно точно назвать цвет предмета, описать его форму, указать расстояние между объектами. Здесь может помочь классификатор цветов, цве- товые аналоги - предметы, находившиеся в кабинете следо- вателя или видимые через окно на улице (дома, автомашины, киоски и т.д.).

Прием контрастности может помочь в припоминании таких обстоятельств, по поводу которых сначала допрашиваемый говорил «не помню», «забыл». Вот пример применения такого приема: на вопрос следователя: «Какого роста были оба на- падавшие?», допрашиваемый ответил: «Не помню.» Тогда во- прос был дополнен контрастом: «Они были одинакового роста или различались?» Ответ после небольшой паузы: «Один был выше другого почти на голову, а тот, что меньше, - при- мерно с меня ростом.» Теперь выяснение роста преступников проблемы не составляет.

По результатам опроса 65 % следователей показали, что между ними и допрашиваемыми несовершеннолетними возникла бесконфликтная ситуация, 35 % утверждали, что ситуация была конфликтная. При возникновении конфликтной ситуации 8 3 % следователей пытаются найти из нее выход, 11 % предпочитаю действовать в конфликтной ситуации, б % затруднились ответить на поставленный вопрос.

Сообщение ложных показаний несовершеннолетним допра- шиваемым - это волевой и сознательный акт, направленный на искажение истины. Поэтому важное значение в предотвра-

178

щении и установлении лжи имеет знание следователем возможных ее мотивов.

А.А. Закатов, применительно к несовершеннолетним, выделяет следующие возможные мотивы дачи ими ложных показаний: неправильное понимание подростками чувства товарищества; мотивы, возникающие под влиянием родственных чувств, просьб и угроз заинтересованных лиц; боязнь физи- ческого наказания со стороны родителей или родственников; повышенная стыдливость; склонность к отстаиванию ранее данных ложных показаний; стремление утвердить себя в мнении окружающих; нежелание выдать своего товарища; стремление сохранить свой авторитет среди сверстников; желание показать свою осведомленность и др. Кроме того, автор предлагает перечень мотивов лжи, свойственных несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому): слепая преданность подстрекателю и сообщникам; стремление преувеличить свою роль в содеянном; готовность солгать ради поддержания авторитета среди соучастников; боязнь физического наказания со стороны родителей или родственников; боязнь, что его поступки станут известны авторитетным для подростка лицам; утверждение, что в преступлении участвовали и другие лица, в надежде уменьшить степень своей ответственности; самооговор в надежде на замену следователем меры пресечения более легкой и др.1

Способами преодоления мотивов лжи при допросе являются многочисленные тактические приемы, разработанные криминалистами .

В.Ф. Глазырин предлагает использовать следующие тактические приемы при допросе обвиняемого: 1) использование внезапности; 2) логическая
последовательность предъявле-

1 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград: Ниж.-Волж.
кн. изд-во, 1984. - -с. 64-66.

179

ния доказательств по их нарастающей силе; 3) допущение легенды; 4) пресечение лжи; 5) сочетание форсированного и замедленного темпа
допроса.1

Г.Г. Доспулов выделяет серию тактических приемов, используемых в конфликтных ситуациях со строгим соперничеством: 1) допущение легенды; 2) вызов; 3) внезапность; 4) последовательность; 5) отвлечение внимания; б) форсированный темп; 7) замедленный темп; 8) инерция; 9) использование «слабых мест» личности; 10) создание напряжения; 11) создание определенного представления об осведомленности следователя; 12)
повторность.2

Диссертант полагает, что подход в применении обозначенных тактических приемов при допросе несовершеннолетних лиц должен быть дифференцированным. Некоторые обозначенные приемы не всегда целесообразно применять именно при допросе несовершеннолетних участников. Мы разделяем позицию юристов, которые утверждают, что психологическое воздействие в ходе использование такого приема как «пресечение лжи» не может рассматриваться в качестве правомерного. Не выслушав аргументы допрашиваемого нельзя его прерывать и оценивать его сообщения в качестве ложных. Прием «пресечение лжи» нацелен на создание у допрашиваемого установки на сообщение только «признательных показаний», которые желает получить следователь. Прерывать несовер- шеннолетних не целесообразно и по причине, связанной с трудностями воспроизведения ими необходимой информации.3 Полагаем, что
следователю необходимо фиксировать ложные

1 Глазырин В.Ф. Конспект лекций по судебной психологии. Часть Особенная. - Свердловск: УрГУ, 1978. - с. 33-35.

2 Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1976. - с.78-84.

3 Шепитько В.Ю. Указанное сочинение. - с. 181.

180

показания несовершеннолетнего после выяснения имеющихся в деле противоречий. Иначе вполне может возникнуть ситуация, когда записанные ложные показания будут в дальнейшем связывать его и существенно затруднят переход к правде, так как несовершеннолетним присуще такое качество как уп- рямство. В этой связи следователю целесообразно подробно выслушать подростка, предпринять все возможные в данной ситуации способы преодоления конфликтной ситуации и лишь после этого записать показания в протокол допроса.

Прием использования различного темпа общения (форси- рованного, замедленного, сочетание форсированного и за- медленного темпов) также вызывает возражение. Психика не- совершеннолетних еще не сформирована окончательно. Следо- вателю необходимо считаться с особенностями темперамента, характера, уровнем развития интеллекта и иными особенно- стями личности несовершеннолетнего. Перечисленные темпы допроса внесут в процесс общения сильный дискомфорт, нер- возность или апатию и тем самым неизбежно повлияют на ка- чество передаваемой информации и вряд ли будут способст- вовать установлению психологического контакта между сле- дователем и допрашиваемым несовершеннолетним.

В зависимости от направленности воздействия выделяют тактические приемы эмоционально-психологического воздей- ствия и тактические приемы логического воздействия.

Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Рос- сийская1 к приемам эмоционального воздействия на свидетелей и потерпевших относят:

  • убеждение в неправильности занятой позиции;

  • разъяснение вреда последствий для близких лиц из числа потерпевших, подозреваемых, обвиняемых;

1 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Указанное сочинение. - с. 614.

181

  • воздействие на положительные стороны личности доп рашиваемых .

При допросе подозреваемых и обвиняемых целесообразно использование
следующих приемов:

  • вызов побуждения раскаяться и чистосердечно признаться путем разъяснения как вредных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных последствий признания своей вины и активного содействия следствию, в том числе по преступлениям прошлых лет, оставшихся
    нераскрытыми;
  • воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого, использование его привязанностей, увлечений, высокого профессионального мастерства и заботы о профессиональном авторитете и т.п.
  • использование антипатии, питаемой допрашиваемым к кому либо из соучастников, его зависимости от них, угнетающей его достоинство в их «надежности» и способности до конца придерживаться далее обусловленной линии поведения на следствии;
  • использования фактора внезапности путем постановки неожиданных вопросов в ситуации, когда допрашиваемый таких вопросов не ждет, внутренне демобилизовался, успокоенный безопасным, с его точки зрения, содержанием и направлением допроса.
  • При безусловной важности и значимости первых двух приемов эмоционального воздействия, направленных на разъяснение требований статей 61, 62 УК РФ, обращения к нравственным качествам личности представляется, что в отношении несовершеннолетних не оправдано применение такого приема как «использование антипатии». Полагаем, педагогичность данного приема, который построен на разжигании конфликта, стимулировании отрицательных качеств личности вызывает
    очень большое сомнение. Использование данного

182

приема в конечном счете может привести следователя не к получению правдивых показаний, а к оговору.

Считаем, что безоговорочно нельзя применять и такой прием как внезапность. Суть данного приема состоит в том, что вопрос задается, а доказательства предъявляются внезапно вне связи с темой разговора, на который необходимо сразу дать ответ или объяснение. Данный прием изначально основан на «создании стрессового состояния допрашиваемого. Оно возникает в силу резкого контраста между длительной спокойной беседой и неожиданным переходом к другой нежелательной и опасной для него теме».1 Думается, что возникшее состояние эмоциональной напряженности может вы- звать неадекватные реакции несовершеннолетнего, которые не всегда будут связаны именно со знанием или не знанием предмета вопроса или доказательства, а обусловлены психо- физиологическими особенностями подростка. Следователя по- добная реакция может направить по ложному следу. Прав Л. Л. Каневский, который утверждает, что психологический эффект внезапности должен применяться с учетом психики подростка, а при неуместном его использовании несовершен- нолетний может замкнуться или допустить самооговор.2

Полагаем, что возможность применения данного тактического приема обусловлена такими обстоятельствами как со- вокупность собранных до делу доказательств и всесторонним знанием следователем личности подростка.

В свете вышеизложенного заслуживает поддержки позиция Т.Н.
Москальковой, предлагающей ввести в уголовно-

1 С.К. Питерцев, А.А. Степанов. Указанное сочинение. - с. 60-61.

2 Каневский Л.Л. Организация расследования и тактика следственных действий по делам несовершеннолетних. - с. 64.

183

процессуальное законодательство норму о тактике допроса, которая должна основываться на требованиях морали. Это могло бы облегчить работникам следствия, прокуратуры и суда выбор правильной линии поведения, оградить их от ошибок и неосновательного причинения морального ущерба допрашиваемым.1

Диссертант разделяет точку зрения Е.Р. Российской, которая пишет, что основным средством изобличения малолетнего во лжи служат приемы эмоционального воздействия, поскольку средства логического убеждения иногда оказываются малоэффективными как вследствие непонимания допрашиваемым самого факта изобличения, так и вследствие свойственного детям духа противоречия, приводящего к упрямому повторению явно бессмысленной лжи.2

Приемы логического воздействия заключаются в демонстрации несоответствия показаний действительности. К ним относятся:

  • предъявление доказательств, требующих от допраши ваемого детализации показаний, которая приведет к проти воречиям между ним и соучастниками;

  • логический анализ противоречий, имеющихся в показа ниях допрашиваемого;

  • логический анализ противоречий между интересами допрашиваемого и его соучастников;

  • доказательство бессмысленности занятой позиции.3 Таким образом, когда в доказательственной базе имеют ся пробелы, то основной акцент делается на применение приемов эмоционального воздействия.

Москалькова Т.Н. Указанное сочинение. - с. 54.

2 Российская Е.Р. Указанное сочинение. - с.’209.

3 Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Указанное сочинение. - с. 614.

184

Тогда, когда имеется совокупность изобличающих дока- зательств, не вызывающих сомнения в виновности лица, то целесообразнее применение приемов логического воздействия.

Подводя итог, следует вспомнить слова известного рос- сийского юриста А.Ф. Кони, который писал, что следователь, решая вопрос о том, какое процессуальное действие произвести, должен решить вопрос - как его произвести. При этом он имеет дело с живым человеком, который в свою очередь требует, чтобы с ним обращались по-человечески.1

1 Кони А.Ф. Собрание сочинений. Т. 4. 1967. - с. 45.

  • -М.: Юрид. лит.,

185

Глава III. Особенности оценки и использования информации, получаемой
от несовершеннолетних.

§1. Принцип, требования и правила оценки доказательств в Российском уголовном процессе.

Оценка доказательств представляет собой наиболее важный, сложный и в то же время заключительный элемент процесса доказывания. Она (оценка) «служит необходимым условием целенаправленного ведения следствия и судебного разбирательства, принятия законных и обоснованных процессу- альных решений, правильного применения уголовного закона».1 Именно в ходе данного этапа на основе совокупности собранных и проверенных доказательств формулируется итоговое, выводное знание об обстоятельствах, подлежащих доказыванию при расследовании любого уголовного дела. Как вполне справедливо замечает В.Д. Арсеньев, «если доказывание в целом составляет «сердцевину» уголовного процесса, то оценка доказательств является «душой» уголовно-процессуального доказывания».2

Большинство процессуалистов понимает оценку доказательств как
деятельность мыслительную и логическую.3 В

Теория доказательств в советском уголовном процессе. Отв. редактор Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и дополненное, М., «Юрид. лит.», 1973.
- с. 427.

2 В. Д. Арсеньев. Вопросы общей теории судебных доказа тельств в советском уголовном процессе. «Юридическая ли тература», Москва, 1964. - с. 130.

3 Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в советском уголовном процессе, Иркутск, 1970. - с. 43; Теория дока зательств в советском уголовном процессе. Отв. редактор

186

последнее время появился ряд диссертационных исследований,1 авторы которых, критикуя данную позицию, утверждают, что определение оценки доказательств как мыслительного процесса не раскрывает его сущности как процессуальной категории и предполагают дополнить оценку доказательств упоминанием об уголовно-процессуальных формах (постановлениях, обвинительном заключении, определениях, приговоре) .Данный взгляд отнюдь не нов. Еще в 1973 году Ф.Н. Фаткуллин писал, что «чрезмерное выпячивание и абсолютизация мыслительной (логической) стороны оценки средств доказывания в ущерб правовой есть односторонний подход».2 Однако, если рассматривать данный вопрос не формально, а содержательно, то данная позиция не вносит ничего нового, она только лишь конкретизирует цель оценки доказательств - реализация ее (оценки) в уголовно- процессуальных формах, но не меняет сущности оценки доказательства как мыслительной, логической деятельности. Тем более, В.Д. Ар-сень ев, П.А.
Лупинская, Ю.К. Орлов и другие авторы всегда

Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и дополненное. М., Юрид. Лит., 1973. - с. 427-428; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993. - с. 108, 122; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.В. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. - с. 223; Лупинская П. А. Оценка доказательств//Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П. А. Лупинская - 3-е изд., перераб. и доп. - . М. : Юристъ, 2001. - с. 190; Орлов Ю.К. Указанное сочинение. - с. 78-7 9 и др.

1 Крысин С.Г. Теоретические основы оценки средств уголов но-процессуального доказывания. Ижевск, 1999. - с. 28-29; Зайцева С.А. Оценка доказательств в Российском уголовном процессе. Саратов, 1999. - с. 39-40, 46; Петручак Л.А. Проблемы возникновения, развития и формирования правил оценки доказательств в уголовном судопроизводстве России. (историко-правовой аспект). Ставрополь, 2000. - с. 12-13.

2 Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказыва ния. Казань, 1973. - с. 148.

187

отмечали, что оценка доказательства завершается именно обоснованием выводов по делу в тех или иных процессуальных документах.

Диссертант не может согласиться с авторами, которые относят оценку совокупности всех собранных и проверенных доказательств по уголовному делу на заключительный этап доказывания,1 либо сводят ее лишь к окончанию каждой ста- дии уголовного процесса.2 Она (оценка) является не только итоговым этапом процесса доказывания, но как бы «пронизы- вает» собой весь указанный процесс», т.е. осуществляется и в ходе собирания и исследования доказательств».3 Оценка доказательств сопутствует всей процессуальной деятельности органов следствия, суда, прокуратуры по доказыванию, начиная с возбуждения уголовного дела до проверки приго- вора надзорными инстанциями.4

Права С. А. Зайцева утверждая, что «оценку доказательств можно считать завершающей только в том смысле, что на каждой стадии процесса доказывания, выполняя те или иные процессуальные действия по собиранию, закреплению и проверке доказательств, а также исследованию различных версий, следователь и суд приходят к определенному частному выводу об относимости и допустимости каждого до- казательства, о его значении и доказательственной силе и

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., 1968. - с. 121-123.

2 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 19 62. - с. 152.

3 В.Д. Арсеньев. Основы теории доказательств в советском уголовном процессе. - с. 4 3-4 4; Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М.., 1966. - с. 67.

4 Соловьев В.В., Громов Н.А., Николайченко В.В. Доказыва ние, доказательства и их источники в уголовном процессе. Саратов, 1995. - с. 114.

188

на основе этих частных выводов делают общий вывод о том, какие обстоятельства по делу доказывают имеющиеся факты, достаточны ли они для решения вопроса о виновности или невиновности обвиняемого.1 Л.Д. Кокорев предлагает прово- дить оценку доказательств на различных уровнях. На первом уровне происходит оценка фактической информации следова- телем на уровне отбора из нее фактических данных и их процессуального оформления в виде доказательств. На втором - оценка доказательств и их свойств (это предварительная оценка, к которой прибегают в ходе доказывания в пределах данной стадии уголовного процесса, ее цель -планирования дальнейшего доказывания). Третий уровень -это окончательная оценка доказательств в их совокупности, которая подчинена обоснованию выводов как результатов доказывания.2 Данная позиция заслуживает внимания.

Дискуссионным является вопрос о том, что подлежит оценке в ходе доказывания. Налицо существенные разногласия в предмете оценки, так как акцент делается на различные свойства доказательств.

Так, В.Д. Арсеньев считает, что оценка доказательств имеет своей целью определение силы и значения каждого до- казательства в отдельности и всех их в совокупности.3 По мнению других, оценка доказательств заключается в опреде- лении значимости доказательств для установления истины.4 Третьи понимают оценку доказательств как логический процесс установления наличия и характера связей между дока- зательствами, определение роли, значения, достаточности и

1 Зайцева С.А. Указанное сочинение. - с. 42-43.

2 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 225-226.

3 Арсеньев В.Д. Указанное сочинение. - с. 42.

4 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 223.

189

путей использования доказательств для установления истины.1 Четвертые считают, что при оценке определяются отно- симость, допустимость, достоверность и достаточность для выводов по делу.2 Пятые включают в оценку все свойства доказательств, относя к ним допустимость, относимость, достоверность, силу и достаточность для вывода.3

Полагаем, что правы именно эти авторы. Содержание оценки доказательств не может быть сведено к оценке лишь отдельных их качеств, а должно включать в себя оценку всех ценностных свойств, от которых прямо или опосредовано (косвенно) зависит установление того, что имело место в момент совершения преступления в реальной действитель- ности. Изъятие из процесса оценки тех или иных свойств доказательств совершенно не оправдано. Следовательно, до- казательство, не подвергшееся всесторонней оценке, никоим образом не может быть положено в основу решения. Оценке подлежит каждое отдельно взятое доказательство (все, его свойства) и их совокупность.4

Точка в научной полемике была поставлена новым уголовно- процессуальным законодательством России. Диссертант полностью разделяет новацию законодателя в плане правового закрепления в статье 88 УПК РФ правил оценки доказа-

1 Белкин А. Р. Теория доказывания: криминалистический и оперативно-розыскной аспекты. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. Воронеж, 2000. - с. 22.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - с. 428.

3 Фаткуллин Ф.Н. Указанное сочинение. - с.152; Резник Г.М. Указанное сочинение. - с. 7; Курс советского уголов ного процесса. Общая часть./Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989. - с.614-615; Ю.К. Орлов. Указанное со чинение. - с.7 8-7 9.

4 Арсеньев В.Д. Указанное сочинение. - с. 23; Теория до казательств в советском уголовном процессе. - с. 439.

190

тельств, которые предписывают, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. 97% опрошенных следователей высказали аналогичное мнение , 1 % относится к этому отрицательно и для 2 % следователей не имеет значения данное нововведение. Тем не менее считаем, что оценка доказательств не ограничивается перечисленными выше их свойствами. Предлагаем дополнить статью 8 8 УПК РФ еще одним важным свойством доказательства -его силой (значимостью), под которой понимается его доказательственная ценность, весомость, логическая убедительность как аргумента.1

Подводя итог можно утверждать, что оценка доказательств - мыслительная (логическая) деятельность субъектов доказывания по определению относимости, допустимости, достоверности, значимости (силы) и достаточности доказательств.2

Процессуальная форма доказывания не произвольна, она выводится из принципов уголовного процесса, определяющих ее в наиболее
существенных чертах.3

Под принципами уголовного процесса понимаются основные правовые положения (нормы общего и руководящего значения) , определяющие построение всех его стадий, форм и институтов и обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач.4 В научной литературе
выделяется порядка двадцати

1 Ю.К. Орлов. Указанное сочинение. - с. 57-62.

2 Там же. - с. 78-79.

3 Корнев Г. П. Методологические проблемы уголовно- процессуального познания. Н. Новгород, 1995. - с. 95.

4 Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П.А. Лупинская - 3-е изд., перераб. и доп. - М. : Юристъ, 2001. - с. 117.

191

принципов. Каждый из таких принципов имеет определенную специфику своего проявления применительно к решению кон- кретных практических задач. «Проанализировав принципы уголовного процесса в целом можно прийти к выводу о том, что принципы оценки доказательств - это теоретически обоснованные и законодательно закрепленные руководящие (основополагающие) начала, которые выражают сущность оценки доказательств и определяют конкретность, внутреннюю согласованность и доброкачественность имеющихся дос- товерных сведений о фактах, их относимость и допустимость к делу, достаточность всей совокупности данных для достижения истины по делу».1 В существующей юридической литературе нет единства взгляда на систему и содержание принципов оценки доказательств.

Так, Ф.Н. Фаткуллин считает, что существует четыре взаимосвязанных требования, которые могут рассматриваться в качестве правовых принципов оценки средств процессуаль- ного доказывания:

1) все имеющиеся по делу средства доказывания оцениваются соответствующими лицами по их внутреннему убеждению; 2) 3) требование закона о том, чтобы при оценке средства доказывания были взяты в их совокупности; 4) 5) требование, чтобы органы предварительного рассле- дования, прокурор, суд и другие участники процесса при оценке средств доказывания неуклонно руководствовались законом; 6) 7) правовое требование, чтобы соответствующие органы и лица руководствовались правосознанием. 8) Отмеченные выше правовые требования, предъявляемые

1 Зайцева С.А. Указанное сочинение. - с. 47.

192

законодателем к оценке средств доказывания, тесно переплетаются между собой и органически дополняют друг друга. Тем не менее каждое из них имеет специфический смысл и назначение, придающее ему относительную самостоятельность. Поэтому они и должны рассматриваться как четыре взаимосвязанных принципа оценки средств процессуального доказывания.1

Несколько иначе трактует содержание принципов оценки доказательств И. Л. Петрухин. По его мнению, основными принципами оценки доказательств в уголовном процессе являются следующие:

1) доказательства в уголовном процессе оцениваются свободно, закон не устанавливает заранее их ценности и достаточности для обоснования выводов по делу;

2) содержание выводов следователя, прокурора и суда, вытекающие из оценки доказательств, не может быть предо пределено указаниями каких бы то ни было лиц;

3) оценка доказательств должна быть всесторонней, полной и объективной;

4) в основе выводов следователя, прокурора, суда по уголовному делу должна лежать совокупность доказательств; 5) 6) результаты оценки доказательств при принятии решений, завершающих каждую стадию процесса, должна излагаться в соответствующих
процессуальных документах.2 7) Л.Д. Кокорев утверждает, что при оценке доказательств, речь должна идти о едином требовании, заключающемся в том, что оценка должна осуществляться по внутреннему убеждению, основанному: а) на
анализе совокупности

Фаткуллин Ф.Н. Указанное сочинение. - с. 153-158. 2 И. Л.
Петрухин. Оценка доказательств//Теория доказательств в советском уголовном процессе. - с. 440-441.

193

доказательств; б) на законе; в) правосознании.1

А.С. Кобликов, например, указывает только один принцип - оценка доказательств по внутреннему убеждению.2 В. П. Малков называет принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению.3

Свое видение системы содержания принципов оценки до- казательств предлагает в диссертационном исследовании С.А. Зайцева:

1) при оценке доказательств лицо, производящее дознание, следователь, прокурор судья, народные и присяжные заседатели руководствуются законом; 2) 3) никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы; 4) 5) судья, народные и присяжные заседатели, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, оценивают дока- зательства по своему внутреннему утверждению; 6)

4) внутренне убеждение основывается на оценке совокупности рассмотренных доказательств; 5) 6) каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупности - достаточности для разрешения дела; 7) 8) оценка доказательств судьей, прокурором, следователем и лицом, производящим дознание, должна быть всесто- 9) 1 Л.Д. Кокорев. Пределы доказывания//Кокорев Л.Д., Кузне цов Н.П. Указанное сочинение. - с. 223.

2 Кобликов А. С. Доказательства в уголовном процес- се//Уголовный процесс Российской Федерации/Под ред. А.С. Кобликова. М., 1995. - с. 85.

3 Малков В.П. Доказательства//Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР/Науч. редактор В.Т. Томин. 2-е изд. М., 1999. - с. 137.

194

ронней, полной и объективной;

7) лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд при возбуждении, расследовании, рассмотрении и раз- решении уголовного дела обязаны руководствоваться сове- стью.

По ее мнению, только данная система принципов оценки доказательств наиболее полно и всесторонне отражает ее основные черты и содержание.1

Каждая из вышеуказанных систем принципов оценки дока- зательств, по нашему мнению, имеет свои, безусловно, ра- циональные моменты, но ни одна из них не лишена опреде- ленных недостатков. Диссертант предлагает следующую сис- тему подходов к оценке доказательств в уголовном судопро- изводстве Российской Федерации.2

Несмотря на то, что многие авторы обосновывали суще- ствование принципов (выделено нами - М.С.) оценки доказа- тельств, по мнению диссертанта, существует единый принцип - принцип свободы оценки доказательств, который получил нормативное закрепление в статье 17 нового УПК РФ. Стоит отметить, что оценка доказательств по внутреннему убежде- нию свойственна уголовному процессу России с момента при- нятия судебных уставов в 18 64 году. Статьи 119 и 804 Ус- тава уголовного судопроизводства предписывали решать во- прос о виновности или невиновности подсудимого руково- дствуясь именно внутренним убеждением, основанным на со- вокупности обстоятельств дела, обнаруженных при судебном разбирательстве. Данная оценка рассматривается как анти-

1 Зайцева С.А. Указанное сочинение. - с. 52.

2 В качестве методологической основы при решении данного вопроса взяты научные изыскания Ю.К. Орлова, в некоторой мере уточненные и дополненные автором. См.: Ю.К. Орлов. Указанное сочинение. - с.7 8-88.

195

под присущей розыскному (инквизиционному) процессу фор- мальной системы оценки доказательств, суть которой состоит в том, что сила (значимость) каждого вида доказательств, их совокупность априорно (заранее) определена законодателем и суд, разрешая дело, обязан исходить только из заранее предписанной оценки.

Существует два признака (свойства)1 оценки доказательств по внутреннему убеждению, которые определяют саму ее природу, без которых свободная оценка не более чем фикция, так как она теряет свое сущностное содержание, превращаясь в противоположность, являются следующие2:

  1. Согласно части 2 статьи 17 УПК РФ никакие дока- зательства не имеют заранее установленной силы.

Уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо правил, предопределяющих силу и значение доказательств. При оценке доказательств никто заранее не связан формаль- ными правилами, ограничивающими свободу суждения. Не по каким-то внешним признакам определяются весомость и сила доказательств, а по своему существу, внутреннему содержа- нию, качественным свойствам. «Таким образом, если уголов- но-процессуальный закон устанавливает круг фактов, подле- жащих доказыванию по уголовному делу (предмет доказывания) , то он не устанавливает круг фактов и средств, необ- ходимых для доказывания искомых фактов (объем доказыва- ния)».3 Стоит отметить, что оценка допустимости доказа- тельств предопределяется указанными в законе правилами, а

Свойство - качество, признак, отличительная особенность кого- чего-нибудь, без которых оно существовать не может. См.: Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Указанное сочинение. -с. 524.

2 Орлов Ю.К. Указанное сочинение. - с. 81-82.

3 Арсеньев В.Д. Указанное сочинение. - с. 48.

196

не внутренним убеждением и составляет исключение из прин- ципа свободы в оценке доказательств.

  1. Оценка доказательств по внутреннему убеждению предполагает, что лицо, производящее оценку, не связано мнением, которое дали другие лица или органы в предшест- вующих стадиях процесса или в пределах одной стадии. Закон запрещает вмешательство в оценочную деятельность.

Данный признак находит свое воплощение во многих нормах УПК РФ. Так, прокурор, являясь должностным лицом, осуществляющим от имени государства уголовное преследова- ние в ходе уголовного судопроизводства, на досудебных стадиях обладает достаточно обширными властными полномо- чиями. Например, он может давать различные указания сле- дователю, которые для него являются по общему правилу обязательными (статья 37 УПК РФ) . Однако его указания по вопросам, которые решаются исходя из внутреннего убеждения (о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления, объеме обвинения и т.д.) для него не обязательны и он вправе их не выполнять (статья 38 ч. 3 п. 1-7 УПК РФ) . Или судья, принимая решение в ходе предварительного слушания об исключении доказательства не связан доводами, изложенными в ходатайстве сторонами (статья 235 УПК РФ) . Вышестоящий суд возвращая дело на новое рассмотрение не может давать указания, предрешающие вопросы, решаемые по внутреннему убеждению - о доказанно- сти или не доказанности обвинения, о достоверности того или иного доказательства, о преимуществах одних доказа- тельств перед другими и др. (статьи 386 ч. 2 п. 1-4; 410 ч. 7 п. 1-3 УПК РФ) , а если таковые все же имеются, то лица, оценивающие доказательства, должны руководствоваться не этими указаниями, а своим внутренним убеждением.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

197

РФ отменила постановление президиума Архангельского обла- стного суда, который вопреки требованиям ст. 380 УПК РСФСР, направив дело на новое судебное рассмотрение, включил в постановление формулировки, предрешающие вопросы о достоверности или недостоверности того или иного до- казательства и о преимуществах одних доказательств перед другими.г

Оценка доказательств по внутреннему убеждению может выступать не только как метод оценки, о чем мы уже гово- рили, но и как ее результат,2 означая уверенность следо- вателей, судей в достоверности доказательств и правильно- сти выводов, к которым они пришли в ходе уголовно- процессуального доказывания. В качестве завершающего итога оценки доказательств внутреннее убеждение имеет гно- сеологический (познавательный), логический, морально- этический, психологический и правовой аспекты.

Полемичным является вопрос о правовом значении внутреннего убеждения. Существует две полярные точки зрения. По мнению одних ученых, если у суда или других субъектов оценки нет твердого убеждения, факты не могут быть признаны достоверно установленными.3 Напротив, Л.М. Карнеева

Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ за 2000 год//Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001, № 9. - с. 20; См. также. Бюллетень Вер- ховного Суда РФ, 1996, № б. - с. 16; 1997, № б. - с. 17- 18; 1998, № 5. - с. 19; 1999, № 2. - с.24; 2000, № 8. -с. 18; 2000, № 10. - с. 23 и др.

2 Арсеньев В.Д. Указанное сочинение. - с. 47-50; Теория доказательств в советском уголовном процессе. - с. 474- 4 84; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 223-224; Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. Воронеж, 1998. - с. 13 и др.

3 Арсеньев В.Д. Указанное сочинение. - с. 4 8-49; Резник Г.М. Указанное сочинение. - с. 114-115.

198

утверждает, что категории права и долженствования не при- менимы к внутреннему убеждению, имеющему психологическую сущность. Всякое требование закона предполагает возмож- ность проконтролировать его соблюдение. Наличие или от- сутствие убеждения не поддается контролю.1

Внутренняя убежденность - сложное состояние, в котором находится оценивающее доказательство лицо. Единственной внешней формой объективизации такого состояния служит обоснование выводов в соответствующих процессуальных до- кументах или в устных выступлениях процессуального харак- тера. Сам же процесс принятия решения остается за преде- лами внешней объективизации и никакой роли не играет, до конца ли был убежден следователь, что собрал достаточные доказательства, например, для предъявления обвинения или пошел на некоторый риск. Только по фактической обоснован- ности этих выводов можно судить об их истинности.

Однако стоит помнить, что внутреннее убеждение не го- лословное наитие, интуиция, догадка, произвольная уверен- ность в чем-либо. Оно должно быть максимально обосновано и аргументировано. Таково требование закона (статьи 202, 307, 308 и другие УПК РФ).

В ходе проведенного исследования было установлено, что 65 % следователей в качестве факторов, оказывающих влияние на формирование внутреннего убеждения, указали на высокий уровень правовых знаний, 25 % на необходимость профессионального опыта и 10 % на умение делать само- стоятельные выводы.

Некоторые авторы утверждают, что процесс доказывания не завершается оценкой доказательств и предлагают ввести

1 Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М., 1971. - с. 124.

199

пятую стадию - обоснование выводов по делу.1 Полагаем, что это неверно. Безусловно прав Ю.К. Орлов считающий, что процесс доказывания завершается именно оценкой дока- зательств, а обоснование выводов в соответствующем про- цессуальном документе или в устном выступлении процессу- ального характера обязательным ее (оценки) компонентом. Он пишет, что без такой внешней объективизации результат оценки действительно остается исключительно личным, внут- ренним делом субъекта, не имеющим никакого правового зна- чения. Подобно тому, как этап собирания доказательств не может считаться завершенным без процессуального оформления полученного доказательства, так и оценка доказательств не будет оконченной, не получив какой-то реализации в форме устной или письменной речи и соответствующего процессуального оформления.2

При опросе следователей было установлено, что при оценке доказательств 74,5 % из них руководствуются внутренним убеждением, 15,5 % следственной и судебной практикой, 7 % указаниями вышестоящих органов и должностных лиц, 3 % мнением защитника.

Таким образом, внутреннее убеждение как результат оценки характеризуется с разных сторон: во-первых, это -знание, во-вторых, вера в правильность этого знания и, в-третьих, волевой стимул, побуждающий к определенным действиям.3

Фаткуллин Ф.Н. Указанное сочинение. - с. 13; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание: Учебное пособие. Ижевск, 1993. - с. 79-104; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 220, 226-227.

2 Ю.К. Орлов. Указанное сочинение. - с. 86.

3 Строгович М.С. Избранные труды в 3-х т. Теория судебных доказательств. М.: Наука, 1991. Т. 3. - с. 480.

200

Далее рассмотрим требования, предъявляемые к оценке доказательств, которые не влияют на сущность свободной оценки и даже в чем-то эту свободу ограничивают. Таких требований три.

  1. В основе обоснования выводов по делу лежит совокупность собранных
    доказательств.

«Требование оценки совокупности собранных по делу доказательств выражает в области судопроизводства важнейшие требования диалектики - подходить к изучаемому явлению всесторонне, рассматривать его во всех существенных связях и опосредствованиях».1

При этом разрешение задачи доказывания возможно лишь при оценке доказательств в совокупности, ибо только при этом может быть достоверно установлено наличие (или отсутствие) связи их с искомыми фактами, а следовательно, и наличие (отсутствие) искомых фактов. В. Д. Арсеньев считал, что объективной основой оценки доказательств является именно их оценка в совокупности, а субъективной -внутреннее
убеждение судей, прокуроров и др.2

Требование, согласно которому отдельно взятое доказательство не может служить достаточной причиной для обоснования выводов по делу, в законе закреплено только применительно к признанию обвиняемого. Оно «может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказа- тельств» (статья 77 ч. 2 УПК РФ) . Думается, что данное положение распространяется на любой вид доказательства (хотя законодательно это никак не выражено, но подразумевается) . Поэтому любого
единичного доказательства будет

Теория доказательств в советском уголовном процессе. -с. 440. 2 Арсеньев В.Д. Указанное сочинение. - с. 44.

201

недостаточно для установления с его помощью искомого фак- та. Например, показаний одного свидетеля-очевидца о факте преступления явно недостаточно, чтобы иметь полную картину о происшедшем преступлении, необходимы дополнительные данные, которые бы подтверждали достоверность свидетель- ских показаний. Или обнаруженный на месте преступления отпечаток пальца - не есть еще основание для признания лица, его оставившего, преступником и т.д. Это возможно сделать лишь тогда, когда имеется достаточная совокупность доказательств, находящихся в соответствии между собой, подтверждающих друг друга, являющихся непротиворечивыми, позволяющих на их основе принять единственно верное процессуальное решение. «Совокупность (система) доказа- тельств является не только критерием истинности наших вы- водов о наличии (отсутствии) искомых фактов, но и крите- рием достоверности каждого доказательства в отдельности».1

  1. При оценке доказательств субъект обязан руково- дствоваться законом.

Закон в оценке доказательств играет многогранную роль. В одном случае он определяет общие правила оценки доказательств (несвязанность формальными предписаниями, запрет вмешательства в оценочную деятельность). В другом случае в нем обозначены категоричные и прямые указания, в которых нет места внутреннему убеждению, свободе в оценке доказательств. Речь идет о допустимости доказательств. Каково бы ни было убеждение оценивающего лица, в случае нарушения требований процессуальной формы, доказательство будет признано не имеющим юридической силы (статья 75 ч.

Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. «Юридическая литература», Москва, 1964. - с. 144.

202

2 п. 2 УПК РФ). В остальных случаях закон закрепляет лишь исходные моменты оценки доказательств (например, оценки его относимости) . Относимость имеет смешанную природу, содержит и формальные, и содержательные моменты.1 Поэтому доказательства, содержащие сведения об обстоятельствах входящих в предмет доказывания, являются безусловно отно- симыми. Поэтому внутреннее убеждение в данном случае роли не играет, руководствоваться нужно законом. Намного слож- нее обстоит дело с косвенными доказательствами. Опериро- вание ими, установление их связи с расследуемым событием далеко не всегда сразу же прослеживается, и поэтому оце- нивать их возможно только исходя из внутреннего убеждения, но никоим образом не исходя из заранее установленных правил.

Таким образом, регулирующая роль уголовно-процессуального закона в оценке доказательств проявляется через определение в законе задач и принципов уголовного судопроизводства; определение предмета, регламентации по- рядка собирания, проверки доказательств, требований, предъявляемых к выражению оценки доказательств в процес- суальных решениях. Эти и другие нормы закона содержат правила, препятствующие формированию безотчетной, интуи- тивной оценки доказательств.2

  1. При оценке доказательств субъект должен руково- дствоваться совестью.

До введения в действие УПК РФ статья 71 УПК РСФСР предусматривала, что при оценке доказательств необходимо

1 Курс советского уголовного процесса. Общая часть. Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989. - с. 618-619; Резник Г.М. Указанное сочинение. - с. 22-23.

2 Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П.А. Лупинская. - с. 192.

203

руководствоваться правосознанием, под которым понималось «сфера сознания, связанная с отражением правозначимых яв- лений, совокупность взглядов и идей, выражающих отношение людей, социальных групп к праву и законности, их пред- ставления о должном правопорядке, о правомерном и непра- вомерном».1 Тем не менее не все ученые поддержали норма- тивное закрепление данного понятия, утверждая, что он ни- чего не добавляет к требованию руководствоваться законом. 2

Не все юристы согласны с введением в закон такой категории как совесть. С. Г. Крысин считает, что понятие «совесть», в отличие от категории «правосознание», более аморфное явление, практически не имеющее определенных параметров, границ, а потому и трудно оцениваемая субстанция.3 Полагаем, что это не так. Такой «категорический императив» присутствует в законодательстве большинства стран мира и вполне оправдано его закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве России на новом этапе его развития. Если оценка доказательств по внутреннему убеждению непосредственно основывается на объективном рассмотрении собранных доказательств в совокупности, то необходимой предпосылкой правильности и справедливости этой оценки служит совесть оценивающего субъекта, то есть судьи, присяжных заседателей, прокурора, следователя, дознавателя. Владимир Даль под совестью понимал нравственное

1 Еникеев М.И. Юридическая психология. Учебник для вузов. - М. : Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-

ИНФРА»М) , 2000. - с. 25.

2 Арсеньев В.Д. Указанное сочинение. - с. 50-51; Резник Г.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в со ветском уголовном процессе. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 1969. - с. 18.

3 Крысин С.Г. Указанное сочинение. - с. 68.

204 сознание, нравственное чутье или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; спо- собность распознать качество поступка; чувство, побуждаю- щее к истине и добру, отвращение ото лжи и зла; невольная любовь к добру и к истине; прирожденная правда, в различ- ной степени развития.1 Современные исследователи рассмат- ривают совесть как «внутреннюю оценку человеком нравст- венного достоинства своих поступков и намерений с учетом существующих в обществе норм морали и нравственных идеалов данной личности и обусловленное этой оценкой чувство нравственной ответственности за свое поведение перед ок- ружающими людьми и обществом».2

О незаменимой роли совести в уголовном судопроизводстве пишет В. Мельник. По его мнению, совесть в процессе доказывания выполняет две основные взаимосвязанные функ- ции, способствующие активной жизненной позиции субъектов доказывания, сознательному выполнению ими своего служеб- ного и гражданского долга, эффективной переработке дока- зательственной информации: 1) функцию нравственного само- контроля, эмоционального «стража» соблюдения субъектами доказывания презумпций и правил уголовного судопроизвод- ства, обеспечивающих беспристрастность и справедливость следствия; 2) функцию эмоциональной активизации познава- тельно-волевых процессов при построении, логической раз- работке и проверке версий, собирании, проверке, оценке и использовании доказательств, что способствует поддержанию

1 Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. Москва, 1955. - с. 256-257.

2 Мельник В. Совесть - нравственная основа суда присяж- ных//Российская юстиция, 1996, № 2. - с. 7.

205

интеллектуально-волевых процессов субъектов доказывания на уровне, обеспечивающем эффективное преобразование вероятностного знания в достоверное знание о виновности или невиновности заподозренного
человека.1

Совесть как чувство нравственной ответственности за свои поступки, решения должна побуждать судей, народных и присяжных заседателей к справедливым решениям.2 Поэтому, например, приговор не может быть постановлен не только если он не является законным и обоснованным (это было и раньше) , но и справедливым, чего ранее не было - статья 2 97 УПК
РФ, то есть истинным, правильным.3

Подводя итог, диссертант считает, что среди характерных особенностей УПК России стоит отметить законодательное закрепление во 2-ой главе четырнадцати принципов уголовного судопроизводства (чего не было в УПК РСФСР). Из которых одним из важнейших является принцип свободы оценки доказательств. «Судья, присяжные заседатели, а также прокурор , следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью». Как верно от- мечает П.А. Лупинская, «установленный законодателем принцип оценки доказательств в значительной мере определяет тип уголовного процесса и путь к достижению поставленных перед ним задач».4

1 Мельник В. Роль совести в процессе доказыва- ния//Российская юстиция, 1996, № 4. - с. 9-10.

2 Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П.А. Лупинская. - с. 193.

3 Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Указанное сочинение. - с. 566.

4 Лупинская П.А. Оценка доказательств по внутреннему убе- ждению//Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П.А. Лупинская. - с. 158.

206

§2. Актуальные проблемы оценки допустимости и достоверно- сти показаний несовершеннолетних.

Оценка показаний заключается в определении значения содержащихся в них сведений о фактах для установления об- стоятельств, подлежащих доказыванию по делу… Специфика здесь в основном связана с оценкой допустимости и досто- верности показаний, которые определяются в неразрывной связи с ‘ оценкой носителя этих сведений.1’

Действительно, допустимость и достоверность доказательств понятия взаимосвязанные, их нельзя рассматривать ни в качестве взаимоисключающих, ни в качестве взаимопо- лагающих характеристик.2 Правила допустимости играют двоякую роль в доказывании. Во-первых, допустимость при- звана обеспечить права граждан, вовлекаемых в сферу уго- ловного судопроизводства. Во-вторых, обеспечивая соблюде- ние правил получения, проверки и оценки доказательств - допустимость при определенных обстоятельствах может вы- ступать гарантом достоверности.3 Стоит согласиться с дан- ной позицией. Однако существуют и определенные различия между этими двумя понятиями.

Требования допустимости четко формализованы и не подлежат содержательной оценке. Как правило, определение до- пустимости или недопустимости доказательства не вызывает больших затруднений ввиду своей очевидности. Достовер-

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Отв. редактор Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и допол ненное, М., «Юрид. лит.», 1973. - с. 587-588.

2 Зайцева С.А. Оценка доказательств в Российском уголов ном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. Саратов, 1999. - с. 120.

3 Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказа тельств. М., 1977. - с. 8.

207

ность же оценивается отнюдь не по формальными признакам, а может быть определена лишь в результате установления правдоподобности и непротиворечивости заключенных в нем фактических данных, сопоставления его содержания с информацией, полученной из других процессуальных источников, то есть тогда, когда имеется определенная совокупность доказательств. Однако оценить достоверность доказательства как таковую можно лишь после того как установлена его допустимость.

Кроме того, правила допустимости доказательств отнюдь не ограничиваются исключительно обеспечением достоверности. Многие из них имеют совершенно другую природу, а именно - обеспечение прав личности безотносительно к достоверности полученной информации. Нарушение таких требований на достоверность никоим образом не влияет (например, незаконное проведение обыска). Тем не менее, «законодатель признает приоритет определенных обстоятельств (ценностей) в демократическом обществе, защищающих личность, над установлением истины по конкретному делу, то все фактические данные, полученные с нарушением указанного приоритета личных интересов, должны признаваться безусловно недопустимыми».1 Такой категорический запрет имеет целью обеспечить конституционные права и свободы граждан, нравственные начала
судопроизводства.2

Под допустимостью понимается свойство доказательства, характеризующее его с точки зрения законности источника сведений, а также способов
получения и форм закрепления

1 Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном су допроизводстве. - М.: Юристъ, 1995. - с. 80.

2 Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П.А. Лупинская - 3-е изд., перераб. и доп.’ - М. : Юристъ, 2001. - с. 175.

208

фактических данных, содержащихся в таком источнике, в по- рядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, т.е. управомоченным на то лицом или органом в результате проведения им следственного действия при строгом соблюде- нии уголовно процессуального закона, определяющего формы данного следственного действия.1

Требования допустимости слагаются из следующих компо- нентов:

  1. Законность источника фактических данных.
  2. Законным должен быть способ получения доказательства.
  3. Всякое доказательство должно быть надлежащим образом процессуально оформлено.
  4. Надлежащий субъект, правомочный проводить действия по получению доказательства.2
  5. Производя процесс оценки показаний несовершеннолетних с точки зрения их допустимости дознаватель, следователь, прокурор, суд должны оценить каждый из вышеуказанных ком- понентов и все их в совокупности. Ведь нарушение хотя бы одного из них неизбежно приводит к тому, что данное дока- зательство исключается из дальнейшего процесса доказывания .

Далее будут рассмотрены проблемные моменты лишь тех компонентов допустимости показаний, которые обуславливают специфику данного вида производства по делу.

Применительно к первому компоненту допустимости зако- нодатель дает исчерпывающий перечень источников фактиче- ских данных (статья 74 ч. 2 УПК РФ). Принадлежность к за- конным источникам (например, показаниям) - обязательный и

1 Кипнис Н.М. Указанное сочинение. - с. 27.

2 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Ю.К. Указанное сочинение. - с. 129.

209

безусловный элемент допустимости доказательства. Какие- либо отступления являются совершенно недопустимыми.

Допустимость включает характеристику способа и некоторые условия получения фактических данных носителем. В уголовно-процессуальном законе не оговаривается сам про- цесс получения информации. Подразумевается, что свидетель, потерпевший непосредственно воспринимает сам факт, а не сведения о факте, сообщаемые ему другими лицами. Вот тут и возникает необходимость в определении источника таких сведений для последующей оценки достоверности показаний. Требование закона о том, что свидетель должен указать источник своей осведомленности (ст. 75 ч. 2 п. 2 УПК РФ) в этом случае является безусловно важным и необходимым. В противном случае показание будет признано недопустимым ввиду неустранимых сомнений в его достоверности. Тем не менее полагаем, что однозначно исключать показания свидетеля, не могущего указать источник своей осведомлен- ности, из процесса доказывания не всегда оправдано. Данная информация может быть использована в качестве ориен- тирующей .

Представляется, что законодатель неоправданно не закрепил в УПК РФ норму, имевшуюся в УПК РСФСР (ст. 72 ч. 2 п.2) о том, что не может допрашиваться в качестве свидетеля лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать об- стоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. Данное требование служило хорошим барьером, препятствующим вовлечению в уголовный процесс недостоверных доказательств. При оценке показаний всегда должен ставиться вопрос о возможности лица адекватно вос- принимать, оценивать и передавать информацию. Особенно важным это является в оценке показаний несовершеннолетних

210

и малолетних участников процесса. Ведь закон даже не ус- танавливает возраст, по достижению которого лицо может допрашиваться в качестве свидетеля, потерпевшего. Поэтому «характерные для детей особенности психики, несомненно влияют на процессы формирования и дачи показаний».1 Обще- известно, что достоверность свидетельских показаний зави- сит от психологических возможностей и особенностей свиде- телей. Диссертант считает, что дознаватель, следователь, прокурор, суд обязаны в каждом конкретном случае с уча- стием психолога, педагога решать вопрос о том, способен ли данный несовершеннолетний, малолетний свидетель, по- терпевший правильно воспринимать, понимать те события, которые он наблюдал и давать о них правильные показания. Тем более, что статья 280 ч. 1 УПК РФ предоставляет такую возможность: «Допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, проводится во всех случаях в присутствии педагога». Думается, что термин «недостатки» не вполне отражает су- щество вопроса. Недостатки представляют собой достаточно узкую группу отклонений от нормального развития организма, но нарушения процесса восприятия и дачи показаний не- совершеннолетним может вполне стать отсутствие у него в соответствии с данным этапом развития определенных навыков (например, речевых). Поэтому правильнее было бы заменить слово «недостатки» на слово «особенности». Диссертант предлагает дополнить ст. 5 6 ч. 3 УПК РФ нормой, имевшейся в ст. 72 ч.2 п.2 УПК РСФСР.

Вторым компонентом допустимости показаний является законность способа их получения.

Коченов М.М., Осипова Н.Р. Психология допроса малолетних свидетелей: Методическое пособие. М., 1984. - с. 3.

211

Единственным способом получения показаний является допрос. При этом должны быть соблюдены все предусмотренные законом процессуальные правила проведения данного следственного действия. Особое значение имеют следующие правила допустимости, оказывающие существенное влияние на получение показаний и именно от несовершеннолетних. Это необходимо для более качественной проверки и оценки их показаний.

  1. Статья 190 ч. 2 УПК РФ предусматривает, что пока зания записываются по возможности дословно. Применительно к показаниям несовершеннолетних трудно переоценить значе ние данной нормы, направленной на обеспечение достоверно сти показаний. В протоколе допроса следует стремиться со хранить все речевые особенности допрашиваемого, относя щиеся к наиболее существенным словам и выражениям, несу щим основную смысловую нагрузку, а также характеризующие уровень развития личности допрашиваемого несовершеннолет него и особенности восприятия им действительности. Невы полнение данного требования может повлечь признание полу ченных показаний недопустимыми.

  2. Статья 18 9 ч. 2 УПК РФ содержит категоричное и единственное исключение из предусмотренной законом воз можности свободы следователя при выборе тактики допроса. Речь идет о том, что задавать наводящие вопросы запреща ется. Законодатель вводя данный запрет ориентирует лиц, осуществляющих допрос на то, что при воспроизведении ин формации в ходе дачи показаний возникновение различных ошибок вполне может быть обусловлено зависимостью ответов допрашиваемого от характера вопросов следователя. В юри дической литературе отмечается, что такая зависимость мо жет проявляться в стремлении повторить в своем ответе слова и конструкции только что употребленные следователем

212 в вопросе (так называемое явление персеверации) и тогда, когда допрашиваемый как бы продолжает мыслить в направлении навязанном ему следователем (явление вербальной ригидности) .1

Диссертант присоединяется к ученым, определяющим наводящий вопрос как вопрос, содержащий подсказку.2 У. А. Усманов считает, что степень внушающего влияния наводящего вопроса зависит от его конструкции, формы, ситуации и особенностей речевого общения (тона, эмоциональной окраски, контекста, подтекста и т.п.).3

По нашему мнению:

а) Прямые вопросы могут иметь определенное внушающее воздействие, хотя степень их влияния относительно невели ка. («Какого цвета была куртка преступника?»). Данный во прос несовершеннолетнему правомерен, если в ходе допроса выяснено во что был одет преступник. Если же нет, то во прос безусловно является наводящим.

б) Вопросы косвенного внушения якобы предоставляют отвечающему возможность выбора между ответами, но на са мом деле положительный ответ на один из них явно предпоч тительнее и соответствует ожиданиям лица, задавшего во прос. («Не в бейсболке ли был мужчина, нанесший потерпев шему удар куском железной арматуры?»). Данный вопрос со держит скрытую подсказку. Опыты свидетельствуют, что зна чительная часть испытуемых дает подсказываемые ответы да же в тех случаях, когда они противоречат действительно сти .

1 Леонтьев М.И., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в кри миналистике и судебной психологии. - М. : Наука, 1977. - с.46-47.

2 Заяц И. В. Использование лингвистических познаний при расследовании преступлений. - с. 12.

3 У.А. Усманов. Указанное сочинение. - с. 24.

213

в) Вопросы прямого внушения играют еще более негатив ную роль. («Ведь Петров наносил удары ногами по голове Иванова?»). Хотя вопрос должен быть сформулирован следую щим образом: «Кто наносил удары ногами по голове Ивано ва?».

г) Наибольшую внушаемую силу имеют вопросы, рассчи танные на ложный ответ, являющиеся приемами психического насилия. («Петров избивал Иванова бейсбольной битой?»), хотя в действительности еще не установлена причастность Петрова к совершению преступления.

Система вопросов следователя - тактическое средство правомерного психического воздействия на допрашиваемое лицо. Психическое воздействие оказывает не только содер- жание, но и последовательность вопросов, активизирующих антиципирующую деятельность допрашиваемого. Эти вопросы должны отвечать следующим требованиям:

  • смысловая однозначность;
  • простота конструкции, лаконичность;
  • отнесенность к предмету допроса;
  • системность, то есть соотнесенность с логическими этапами решения следственно-познавательной задачи;

отсутствие наводящего воздействия.1

Полагаем, что вопрос должен быть сконструирован и по- ставлен таким образом, чтобы несовершеннолетний извлекал информацию только из своей памяти, так как из самого во- проса не представляется возможным почерпнуть никакой ин- формации для ответа. То есть вопрос должен задаваться в нейтральной форме, минимизирующий опасность искажающих воздействий (особенно большой в том случае, если следова- тель располагает неверной информацией о расследуемом со-

1 Еникеев М..И. Основы общей и юридической психологии. -с. 467.

214

бытии). Диссертант поддерживает мнение о следующем общем правиле, как получения показаний несовершеннолетних, так и их оценки: чем больше вопросов отражено в протоколе следователем, тем проще и легче осуществлять оценку пока- заний с точки зрения их полноты и достоверности. По данным О. В. Полстовалова, наводящие вопросы задавались в 20,8 % случаев при допросе свидетелей и потерпевших, и в 25,2 % случаев - при допросе подозреваемых (обвиняемых).1 Показания же полученные путем использования наводящих вопросов от несовершеннолетних более склонных к внушению, чем взрослые, должны быть признаны недопустимыми в виду неустранимых сомнений в их достоверности.

В. был осужден за изнасилование десятилетней девочки Л. Отменяя приговор по этому делу Верховный Суд СССР указал, в частности, что все показания Л. чрезвычайно противоречивы, причем вызваны они тем, что органы следствия применяли неправильный метод допроса малолетней. Вместо того, чтобы зафиксировать только то, что сама потерпевшая рассказывает об обстоятельствах дела, Л. задавали наводящие вопросы, на которые, как правило, получали положительные ответы, противоречащие показаниям, данным при непосредственном изложении.2

  1. Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении им процессуальных прав, им указывается на не-

Полстовалов О. В, Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психоло- гической науки. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Уфа, 2000. - с. 14.

2 Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса, 1946- 1962 г.г. М., 1964. - с. 100.

215 обходимость говорить правду (статья 191 ч. 2 УПК РФ) . Думается, что на практике совершенно неоправданно не уделяется должного внимания данному категоричному требованию закона. Имеют место случаи, когда несовершеннолетние лица, вопреки здравому смыслу, предупреждаются об ответственности за указанные деяния, о чем свидетельствует отметка в протоколе допроса, удостоверенная подписью свидетеля.1 О.Х. Галимов вполне справедливо замечает, что требование УПК вовсе не имеет целью напомнить следователю, что несовершеннолетние до 16 лет не подлежат уголовной ответственности по соответствующим статьям уголовного закона (о чем он и без того должен твердо знать), а в первую очередь дают ему возможность акцентировать внимание подростка на передаче правдивых сведений, необходимых для правильного разрешения дела.2 Данная норма, к сожалению, не обеспечена правовыми средствами ее исполнения в случае нарушения. Это скорее норма-суждение, имеющая нравственно-психологическую сущность. Следователь должен предпринять все зависящее от него, чтобы показать несовершеннолетнему роль и значение правдивых показаний для установления лиц, действительно виновных в совершении преступления. Необходимо убедить несовершеннолетнего, что дача правдивых показаний - это не только его личное дело, но и выполнение общественного долга. Хотя 60,7 % опрошенных мальчиков ответили, что вне зависимости от сделанного им

Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уго- ловном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1993. - с. 116. 2 Галимов О.Х. Указанное сочинение. - с. 12 8.

216

предупреждения, остается их личным делом, говорить правду на допросе или нет.1

Тем не менее диссертант считает, что последствия не- выполнения данного требования закона должны быть суровы и однозначны. Протокол допроса должен быть признан недопус- тимым. Здесь вполне уместна аналогия с правовыми послед- ствиями непредупреждения об уголовной ответственности по статьям 307, 308 УК РФ свидетелей и потерпевших, достигших возраста 16 лет.

  1. Диссертант полагает, что требование уголовно- процессуального закона об участии в производстве по уго- ловным делам в отношении несовершеннолетних педагога, психолога, законного представителя имеет двоякую природу. Участие вышеуказанных лиц обеспечивает одновременное дос- тижение двух задач процессуальной формы: и гарантирует обеспечение достоверности информации, полученной от несо- вершеннолетних, и защищает законные права и интересы не- совершеннолетних лиц.

Статья 191 ч. 1 УПК РФ предусматривает, что допрос несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля до четыр- надцати лет проводится с обязательным участием педагога, а старше этого возраста - только если они имеют физические или психические недостатки (статья 28 0 ч. 1 УПК РФ), в остальных случаях - по усмотрению следователя (статья 191 ч. 1 УПК РФ). В допросе несовершеннолетнего подозре- ваемого, обвиняемого, не достигшего шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, уча-

Харчиков А.В. Проблемы получения и оценки показаний не- совершеннолетних на предварительном следствии. Автореф… дисс. канд. юрид. наук. Москва, 1996. - с. 21.

217

стие педагога или психолога обязательно (статья 425 ч. 3 УПК РФ).

Участие психолога, педагога в допросе несовершеннолетних обеспечивает:

  • установление психологического контакта с несо- вершеннолетним;
  • оптимальное эмоциональное состояние допрашиваемого;
  • уяснение особенностей восприятия, запоминания и воспроизведения;
  • решение вопроса о получении полных и правдивых показаний;
  • степень понимания поставленных вопросов;
  • продолжительность допроса и необходимое время для отдыха и т.д.
  • Все эти действия психолога, педагога направлены на получение именно достоверных показаний от несовершенно- летних. Но вместе с тем психолог, педагог призваны неза- медлительно пресекать, например, вопросы следователя, яв- ляющиеся явно педагогически некорректными, травмирующими детскую психику («Ты должен обязательно сказать…») . А это ничто иное как обеспечение прав и законных интересов не- совершеннолетнего, связанные с нормальным формированием его личности.

По мнению М.М. Коченова и Н.Р. Осиповой, «консультация с педагогом необходима и для оценки полученных показаний, и для определения необходимости назначения судеб-но- психологической экспертизы при возникновении сомнений в уроне интеллекта и речевого развития ребенка, его спо-

218

собности правильно воспринимать существенные для дела об- стоятельства» .1

Верховный Суд СССР возвращая дело на дополнительное расследование в своем постановлении указал: «Несмотря на то, что допрос малолетних свидетелей имеет ряд специфиче- ских особенностей, обусловленных индивидуальными свойст- вами и степенью их развития, пятилетняя, восьмилетняя и одиннадцатилетняя девочки были допрошены как взрослые свидетели в кабинете следователя, в обстановке непривычной для малолетних, причем допросы проведены без участия педагога или детского врача-психиатра, тогда как участие этих специалистов имело бы существенное значение для вы- яснения развития и способностей допрашиваемых малолетних давать правдивые показания».2 В связи с нарушением требо- вания закона об обязательном участии педагога в допросе свидетелей, не достигших четырнадцати лет, исключались протоколы их допросов по делу Баркалова (Московский обла- стной суд), по делу Кочергина и др. (Ростовский областной суд),3 по делу Гавриленко (Саратовский областной суд) .4

По делу Тукуева, осужденного Павлодарским областным судом, Пленум Верховного Суда СССР отменил все состоявшиеся решения в связи с непринятием всех предусмотренных законом мер для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Одним из оснований к отмене состоявшихся по делу решений явилось отсутствие при допросе у Тукуева педагога.

Коченов М.М., Осипова Н.Р. Психология допроса малолетних свидетелей. М., 1984. - с. 31.

2 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1965, № 3. - с. 27.

3 В. В. Золотых. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999. - с. 152.

4 Российская юстиция, 1994, №8. - с. 4.

219

В этой части Пленум Верховного Суда СССР указал следующее. Некоторые допросы четырнадцатилетнего Тукуева производились без участия педагога, причем отдельные вопросы ему задавались в явно недопустимой форме. Не исключено, что это могло отрицательно сказаться на всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств дела и в значительной мере объясняет противоречия в показаниях Тукуева.1

В то же время, по делу Леонова и Петухова Верховным Судом РФ признаны несостоятельными доводы осужденного, изложенные в кассационной жалобе, о нарушении следователем процессуальных норм при допросе несовершеннолетнего свидетеля, поскольку в соответствии со статьей 159 УПК РСФСР обязательное участие педагога предусмотрено при до- просе свидетеля, не достигшего четырнадцати лет. Указанному свидетелю к моменту допроса исполнилось четырнадцать лет.2

Законные представители несовершеннолетних потерпевших или свидетелей согласно требованиям статьи 191 ч. 1 УПК РФ вправе присутствовать при их допросе. Статья 280 ч. 4 говорит об обязательном участии законных представителей в допросе несовершеннолетних потерпевших или свидетелей, не достигших возраста четырнадцати лет. Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию в уголовном деле с момента первого допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого (статья 426 ч. 1 УПК РФ). Стоит согласиться с авторами Коммента-

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1982, № 3. - с. 158.

2 Определение № 88-098-1 по делу Леонова и Петухова. Об зор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квар тал 1998 года.//Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999, № 3.

220

рия к УПК РСФСР о том, что реализуя свои права, предос- тавленные ему законом, законный представитель помогает следствию и суду выяснить комплекс вопросов, касающихся личности несовершеннолетнего, условий его жизни и воспи- тания, обстоятельств, проливающих свет на причины совер- шения преступления им преступления. Одновременно, сообщая эти сведения, законный представитель осуществляет и защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего от их нарушений.1 Поэтому участие в допросе законного предста- вителя, которому несовершеннолетний доверяет, во многом помогает не только обеспечить достоверность показаний, но и, наряду с адвокатом, осуществлять функцию защиты. Не- обеспечение соответствующими должностными лицами возмож- ности участия законного представителя в допросе несовер- шеннолетнего в тех случаях, когда закон прямо их преду- сматривает, в ходе оценки полученных показаний, влечет признание данного доказательства недопустимым.

  1. Важным условием успешного проведения допроса не- совершеннолетних субъектов является его краткость. В юри- дической литературе неоднократно поднимался вопрос об ог- раничении продолжительности допроса несовершеннолетних.2 Р.С. Белкин и Е.М. Лифшиц рекомендуют не затягивать допрос малолетних лиц, устраивая перерывы, во время которых ребенку следует предоставить возможность отвлечься, от- дохнуть за игрой, успокоиться.3 На проведение как можно

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Под ред. И.Л. Петрухина. Издание второе, перерабо танное и дополненное. М., 2000. - с. 509.

2 Дан Н. Указанное сочинение. - с. 7-8; Закатов А.А. Уча стие потерпевшего и его представителя на предварительном следствии. Куйбышев, 1979. - с. 6; Зайцев О.А. Указанное сочинение. - с. 117; Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. - М.: Юристъ, 2000. - с. 437 и другие.

3 Белкин Р.С, Лифшиц Е.М. Указанное сочинение. - с. 122.

221

более интенсивного допроса несовершеннолетних с предос- тавлением допрашиваемому времени для отдыха указывают также СП. Щерба и О.А. Зайцев, предлагая ограничить про- должительность допроса двумя часами.1 В качестве времен- ного критерия ученые традиционно используют эксперимен- тальные данные психологов. М.И. Коченов, Н.Р. Осипова по- лагают, что продуктивно давать показания дети 3-5 лет мо- гут около 15-20 минут, дети 5-7 лет - около 20-25 минут, дети 7-10 лет - около 25-30 минут.2 М.И. Еникеев, Э.А. Черных считают, что допрос несовершеннолетних не должен продолжаться более одного часа, а детей дошкольного и младшего школьного возрастов - соответственно более 20 и 30 минут.3 Поэтому диссертант полностью поддерживает за- конодателя, который в ч. 1 ст. 425 УПК РФ закрепил поло- жение о том, что допрос несовершеннолетнего подозреваемо- го, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности - более 4 часов в день. Однако, закрепив временной интервал продолжительности допроса применительно к несовершеннолетнему подозреваемому и обвиняемому, законодатель в отношении несовершеннолетних потерпевших и свидетелей обходит этот вопрос полным молчаньем. Представляется, что это совершенно неоправдан- но, так как ограничение продолжительности допроса для не- совершеннолетних потерпевших и свидетелей не менее важно, чем для несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых. Поэтому диссертант предлагает дополнить статьи 191 и 280 УПК РФ нормой аналогичной имеющейся в ч. 1 ст. 425 УПК РФ.

1 Щерба СП., Зайцев О.А. Указанное сочинение. - с. 35.

2 Коченов М.И., Осипова Н.Р. Указанное сочинение. - 27.

3 Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология допроса: Учебное пособие. М., 1994. - с. 56.

222

Третьим компонентом допустимости показаний является соблюдение требований надлежащей процедуры их оформления.

В настоящее время протокол допроса является наиболее распространенным и единственным способом фиксации показа- ний от несовершеннолетних. При оценке данного письменного документа необходимо, чтобы он содержал все необходимые реквизиты, обязательные для признание его допустимым до- казательством: указание на разъяснение прав, обязанностей, ответственности участникам (особое значение данное требование закона имеет при допросе именно несовершенно- летних, так как по сравнению со взрослыми, в ходе допроса несовершеннолетних участвуют гораздо большее количество лиц: это и педагог, и психолог, и законные представители, и близкие родственники, и адвокат и т.д.); описание хода, содержания и результатов данного следственного действия; составление протокола в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания, ознакомление с про- токолом участников действия и других лиц перед подписани- ем, а также данные об использовании факультативных средств фиксации показаний (статьи 166, 167, 173, 189, 190, 191, 425 УПК РФ).

Невыполнение данных требований признается существенным нарушением закона и влечет за собой признание доказа- тельств недопустимыми. Например, переводчик не была пре- дупреждена следователем об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод, обвиняемым не разъяснено их право заявить отвод переводчику, переводчиком не была подписана каждая страница протокола допроса.1

Четвертым компонентом, влияющим на оценку допустимости показаний, является надлежащий субъект, правомочный

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997, №11. - с. 13.

223 проводить действия по получению доказательств. Диссертант полагает, что никаких особенностей субъекта при оценке показаний от несовершеннолетних по сравнению с общими требованиями оценки данного компонента не имеется, и потому в данном вопросе они не рассматриваются.

Резюмируя вышесказанное диссертант соглашается с позицией Ю.К. Орлова. «Строго говоря, правила оценки допустимости доказательств - это изъятие из принципов свободной оценки, исключение в пользу формальной системы оценки доказательств. Но изъятие вполне оправдано. Процессуальная форма имеет свои, весьма высокие цели, и ее соблюдение должно быть четко гарантированно и не зависеть от ус- мотрения субъекта. Поэтому здесь сугубо формальный подход вполне уместен и необходим».1

Стоит согласиться с мнением ученых, считающих необходимым внесение в УПК РФ перечня процессуальных нарушений, влекущих признание доказательств недопустимыми.2 Прове- денное анкетирование практических работников показало, что большинство из них (80%) поддерживают данную позицию, 15% относится отрицательно, 5 % затруднились ответить.

Перейдем далее к рассмотрению проблемных моментов оценки достоверности показаний несовершеннолетних, достоверности в «чистом виде», напрямую не связанной с допустимостью доказательств.

П.А. Лупинская считает достоверным «знание, полученной в результате собирания, проверки и оценки доказательств в точном соответствии с установленными законом

1 Ю.К. Орлов Указанное сочинение. - с. 87.

2 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Указанное сочинение. - с. 129-132; Орлов Ю.К. Указанное сочинение. - с. 45.

224 правилами и не вызывающее сомнение в своей обоснованно- сти».1

Л.М. Карнеева понимает под достоверностью «соответствие доказательств объективной действительности».2

По мнению Д.В. Арсеньева, «достоверным является знание, истинность которого подтверждена определенными данными» .3

Диссертант соглашается с пониманием достоверности до- казательства как доказательства, истинность которого не вызывает сомнения.4

Права Л.М. Карнеева, которая пишет, что «оценка дока- зательств и их источников производится одновременно и яв- ляется этапом, логически завершающим процесс доказывания. Из этого не следует, что она имеет место лишь в завершающих этапах стадий уголовного процесса. Оценка доказательств и их источников производится на протяжении всего процесса доказывания и обособляется лишь в качестве логической операции. Практически собирание и проверка доказательств все время сопровождается их оценкой».5

Наиболее сложным элементом оценки показаний несовер- шеннолетних является определение именно их достоверности.

Традиционно выделяются две ситуации, учитываемые при оценке достоверности показаний - добросовестное заблужде-

Лупинская П.А. Доказывание. Понятие и общая характери- стика//Уголовный процесс. М., 1995. - с. 151-152.

2 Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном про цессе. М., 1988. - с. 47.

3 Арсеньев Д.В. Истина достоверности и обоснованности в следствии и судебных актах. Вопросы теории судебной экс пертизы. Сб. научных трудов ВНИИСЭ. М., 1977. - с. 18.

4 Ю.К. Орлов. Указанное сочинение. - с. 53.

5 Карнеева Л.М., И. Кэртес. Источники доказательств по советскому и венгерскому законодательству. - М., «Юриди ческая литература», 1985. - с. 16.

225

ние (ошибка) и умышленное искажение фактов (лжесвидетельство) . Думается, что данная схема вполне применима и при оценке достоверности показаний несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства.

Носителями доказательственной информации могут быть люди. Поэтому совсем не случайно показания относятся к категории личных доказательств. Информация воспринимаемая человеком никогда не остается неизменной в первозданном виде. В большей или меньшей степени она подвергается лич- ностной реконструкции, переработке. Поэтому показания всегда содержат определенный элемент субъективизма. «При оценке показаний, когда возникает вопрос о способности лица в конкретных условиях видеть, слышать или как-то иначе воспринимать описываемое явление, учитываются состояние его органов чувств, быстрота реакции, профессиональные и волевые качества, образование, мотивы поведения в той или иной
ситуации».1

Диссертант полагает, что при оценке достоверности показаний несовершеннолетних в первую очередь должны быть учтены особенности личности допрашиваемого и то влияние, которое они оказывают на процесс формирования показаний. По нашему мнению, мысль, высказанная авторами «Теории доказательств в советском уголовном процессе» практически тридцать лет тому назад, не потеряла своей актуальности и на нынешнем этапе развития уголовно-процессуального права. «Учет влияния особенностей личности на формирование его показаний приобретает особенно важное значение при оценке показаний несовершеннолетних. Различные периоды развития детей и подростков характеризуются определенными степенями доступности для их понимания явлений
внешнего

1 Карнеева Л.М., Кэртес И. Указанное сочинение. - с. 17.

226

мира, и от этого зависит их способность к восприятию и воспроизведению воспринятого в процессе допроса».1 Иска- жение информации может произойти на любой из трех стадий формирования показаний: в ходе восприятия, запоминания и воспроизведения. Способность несовершеннолетних и особенно малолетних к восприятию изначально, в определенной мере ограничено, так как обусловлено их возрастными особен- ностями. Дети гораздо чаще обращают внимание на те об- стоятельства, на которые взрослые, как правило, внимание не обращают. Их восприятие характеризуется специфической избирательностью, когда несовершеннолетний обращает вни- мание на то, что для него особенно важно в данный момент. Преобладающее внимание подростка в этом возрасте - непро- извольное, хотя способность к произвольному вниманию на- чинает интенсивно развиваться. Характер и результаты вос- приятия во много зависят как от объекта восприятия, так и от особенностей личности воспринимающего. Обстоятельства, влияющие на процесс восприятия несовершеннолетнего делятся на две группы: 1) субъективные, наличие которых обу- словлено волевыми, эмоциональными, физическими и другими особенностями личности допрашиваемого (состоянием органов чувств, несовершеннолетним возрастом, направленностью внимания, психическим состоянием лица, усталостью, склон- ностью к суггестии, самовнушению, фантазированию и т.д.); 2) объективные, к которым относится внешние условия вос- приятия и особенности воспринимаемых объектов (видимость объекта, его освещенность, расстояние до воспринимаемого объекта или события, длительность восприятия, погодные условия, шум и т.д.). Лицо, осуществляющее процесс оценки

Теория доказательств в советском уголовном процессе. -с. 590.

227 достоверности показаний несовершеннолетних, должно помнить, что воспринимающее лицо всегда находится в определенных психических состояниях, влияние которых необходимо учитывать при выявлении связанных с ним возможных искажений. Отрицательные эмоции (страх, волнение, испуг и т.д.) создают благоприятную почву для возникновения ошибок, например, гиперболизации воспринятого события в различных его проявлениях. Нахождение несовершеннолетнего в состоянии алкогольного, наркотического, токсического опьянения значительно ухудшает способность несовершеннолетних адекватно воспринимать происходящее событие.

Процесс запоминания информации несовершеннолетним в значительной мере предопределен возможностями его памяти. «Чем меньше возраст ребенка, тем больший удельный вес в его памяти играют элементы конкретики, непосредственной образности. У несовершеннолетних больше возможности категориального, понятийного охвата явлений. Однако при этом возможна ошибочная, слишком расширенная или крайне ограниченная трактовка явлений».1 Но вместе с тем, «не обладая зачастую способностью охватить событие в целом, несовершеннолетние вместе с тем нередко прочно удерживают в памяти отдельные его детали и точно воспроизводят их в показаниях».2 Малолетние лица (дошкольный, младший школьный, средний школьный возраст) лучше запоминают наглядно-образный материал, несовершеннолетние - вербальный, словесно-описательный. В экстремальных условиях у несовершеннолетних сильное потрясение ослабляет или даже полностью заглушает то, что было запечатлено. Подавляющее

Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. -с. 449.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. -с. 590.

228 большинство несовершеннолетних в возрасте 14-15 лет неспособно долго удерживать в памяти результаты непреднамеренного восприятия. Известно, что забывание является не только результатом исчезновения старых впечатлений и ассоциаций, но и вмешательством нового, стиранием под влиянием свежих впечатлением прежних. Жизнь ребенка и подростка в большей степени, чем жизнь взрослого, переполнена новыми впечатлениями, которые отвлекают его от ранее воспринятого.1 Данной позиции придерживается Годфруа Ж.: впечатление от преступления будет тем больше забываться, чем ярче и сильнее в эмоциональном плане окажутся последующие события.2

Воспроизведение - это основная в процессуальном смысле и завершающая стадия процесса формирования показаний, в которой информация становится именно показаниями, то есть сведениями, сообщенными несовершеннолетним на допросе. Сохранившиеся в памяти образы и представления составляют как бы стройматериал для воспроизведения. В процессе формулирования определенной мысли последняя развивается, осознается и облекается в словесную форму. Поэтому полнота и точность сообщения зависят от способности лица удержать информацию в памяти без искажений, уровня владения им устной и письменной речью, богатство его языка, спо- собности выражать свои мысли адекватно их содержанию.3 Общим правилом уместно назвать следующее: допрос несовер- шеннолетнего необходимо произвести при минимально воз- можном истечении времени после расследуемого события. Од-

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. - с. 591.

2 Годфруа Ж. Что такое психология. - М.: Мир, 1996. - с. 357-358.

3 Карнеева Л.М., Кэртес И. Указанное сочинение. - с. 50- 51.

229

нако, исходя из индивидуальных особенностей личности, условий восприятия в некоторых случаях целесообразнее перенести допрос на более позднее время, учитывая возникновение явления реминисценции (припоминание при отсроченном воспроизведении) .

В своей практике следователь неизбежно встречается с явлениями реконструкции и деформации воспринимаемого материала.

Личностная реконструкция материала при его сохранении и
воспроизведении может проявляться в следующем:

  • в искажении смыслового содержания исходного материала;
  • в иллюзорной конкретизации, детализации;
  • в замене одного содержания другим, сходным содержанием;

  • в объединении разрозненных элементов и в разъе динении связанных элементов;

в смещении и перемещении отдельных сторон исходного события.1

Получая информацию от несовершеннолетнего в ходе дачи им показаний, осуществляя впоследствии процесс оценки показаний, должностные лица, ведущие расследование, должны прежде всего устанавливать только те обстоятельства, которые были объектом его сенсорной деятельности. Оценочные же характеристики как результат суждений и умозаключений лица, присутствующие достаточно часто в любой речи (например, «близко - далеко», «худой - толстый») «имеют доказательственное значение, если лицо может указать фактические данные, которые привели его к таким
выводам».2

Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. -с. 447. 2 Ю.К. Орлов. Указанное сочинение. - с. 104.

230

Тщательной оценке, с точки зрения достоверности показаний, подлежит способность детей правильно выражать свои мысли, которая варьируется от уровня интеллектуального развития ребенка и его возраста. Кроме того, «целесообразно не просто обращать внимание на речевые особенности несовершеннолетнего, а следует отражать их в самом протоколе. Этот документ, хотя и составляется преимущественно следователями, однако является формой фиксации показаний допрашиваемого, т.е. его языка. Одним из оснований для сомнений в достоверности показаний является степень соответствия письменной речи ее устному аналогу».1

На достоверность, полноту показаний в стадии воспроизведения существенное влияние оказывают психические состояния. Такие как страх, аффект, фрустрация, эмоциональная напряженность и т.д. Необходимо предпринять все возможное, чтобы обстановка допроса, поведение следователя, иных лиц способствовала снятию вышеуказанных состояний, иначе несовершеннолетний может ошибиться в показаниях, дать ложные показания или вообще отказаться от дачи показаний. В таких ситуациях необходимо использование видео-и звукозаписи, что позволяет
фиксировать эти проявления.

Дети и подростки в большей степени, чем взрослые, подвержены внушению и самовнушению, имеют богатую фантазию.2 Поэтому возникает необходимость первоочередного допроса этих лиц. При этом не стоит упускать из вида и то обстоятельство, что работники милиции и сами подчас выступают в роли внушающих лиц.3

1 Харчиков А.В. Указанное сочинение. - с. 108.

2 Карнеева Л.М., Кэртес И. Указанное сочинение. - с. 51.

3 Гаврилова Н.И. Влияние внушения на формирование свиде тельских показаний. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 1975. - с. 11.

231

Так, в определении по делу Б. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР указала, что неправильный метод допроса потерпевшей, легко поддающейся внушению, повлек серьезные противоречия в ее показаниях, послужившие причиной отмены приговора.1

Диссертант полагает, что необходимо провести определенную грань между понятиями «правдивость показаний», «ложность показаний» и «достоверность показаний». А.Н. Васильев и Л.М. Карнеева верно отмечают, что «правдивыми могут быть не только достоверные, но и не вполне досто- верные показания, если причиной последних были добросовестное заблуждение, неполнота восприятия, или забывание, или неосознанное влияние последующих воздействий на восприятие».2 Н.И. Гаврилова поддерживает данное мнение. «Правдивые показания могут быть истинными, правильно передающими то, о чем в них повествуется, но могут содержать и ошибочные положения не соответствующие действительности, реально происшедшим событиям. Ложные показания почти всегда неправильно освещают расследуемое событие в целом или в какой-то его части».3 Если под словом правдивые в русском языке понимается «содержащие, выражающие правду», то понятие достоверные означает «не
вызывающее

Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховного Суда
СССР и РСФСР, 1938 - 1978. - с. 300.

2 Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Указанное сочинение. - с. 83.

3 Гаврилова Н.И. Ошибки в свидетельских показаниях (про исхождение, выявление, устранение. Юридическая психоло гия. /Сост. и общ. редакция Т.Н. Курбатовой. - Спб.: Пи тер, 2001. - с. 387.

232 сомнений, надежные».1 Ложные показания - показания содержащие «намеренное искажение истины, неправду, обман».2

Оценивая показания несовершеннолетних, необходимо
учитывать предполагаемые характеристики показаний в целом
(в зависимости от соотношения лжи и непроизвольных ошибок)
1) правдивые показания без элементов непроизвольных ошибок; 2) правдивые показания, имеющие непроизвольные ошибки; 3) ложные показания (полная или частичная ложь), не содержащие непроизвольных ошибок; 4) ложные показания (полная или частичная ложь) с элементами непроизвольных ошибок.3 Последняя ситуация возникает достаточно редко.

Психологическая наука (данные которой вполне могут быть использованы при оценке показаний несовершеннолетних) предлагает диагностировать непроизвольные искажения действительности в сообщениях по двум направлениям: во- первых, необходимо определить, в какой степени мысли ком- муникатора о действительности соответствуют самой дейст- вительности (оценить, является ли модель верной или оши- бочной) ; во-вторых, следует изучить целевые компоненты общающихся (здесь отличительным признаком «неправды» вы- ступает отсутствие у субъекта намерения исказить факты).4

В отличие от добросовестного заблуждения ложь - это волевой и сознательный акт, возникающий, как правило, на стадии воспроизведения информации, передаче ее допраши- вающему. Лжесвидетель осознает, что его высказывания не

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка. Под ред. чл.-кор. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 20-е изд., М., 1988. - с. 145, 467.

2 Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Малый толковый словарь рус ского языка: Ок. 35000 слов. - М.: Рус. яз., 1990. - с. 236.

3 Полстовалов О.В. Указанное сочинение. - с. 24.

4 Знаков В.Д. Неправда, ложь, обман как проблема психоло гии понимания//Вопросы психологии. 1993, №2. - с. 11.

233 совпадают с действительностью, и желает этого. Добросовестно заблуждающийся свидетель искренен, принимая ошибочно воспринятое за действительность.

Ю.К. Орлов в своей работе приводит интересный случай полного вымысла в показаниях несовершеннолетнего. Один мальчик, в ходе расследования дела маньяка, насиловавшего и убивавшего детей в лесах Подмосковья, рассказал, что видел в лесу подозрительного мужчину, похожего на известного шахматиста Фишера. Впоследствии выяснилось, что эти показания были чистейшей фантазией (мальчик увлекался шахматами). Но следствие отнеслось к ним не критически, приняло на веру без всякой проверки и в результате дли- тельное время шло по ложному следу.1

Несмотря на то, что пример очень показательный, автор, как представляется, не совсем прав, отнеся случай полной фантазии несовершеннолетнего к одному из мотивов дачи заведомо ложных показаний. Полагаем, что чистейший вымысел ребенка никоим образом не может быть отнесен к заведомо ложным показаниям. Это - ошибка (добросовестное заблуждение) и если ложь - то непреднамеренная, бессмыс- ленная.

Таким образом, достоверность полученной следователем информации из знакового (словесного) источника зависит от степени снятия с нее субъективных наслоений. Результатив- ность, полнота и объективность исследования этого специ- фичного источника информации зависит от рефлексивности интеллекта следователя - от уяснения особенностей сенсорно- перцептивной среды лица, дающего показания, его кон- цептуально-ориентировочной модели.2

1 Ю.К. Орлов. Указанное сочинение. - с. 103-104.

2 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. — с. 450.

234

Признанию показаний (или какой-то их части) ложными должно предшествовать выяснение вопроса, что послужило причиной этого. И.А. Макаренко в своем исследовании приводит следующие наиболее распространенные мотивы ложных показаний несовершеннолетних обвиняемых: стремление укло- ниться от ответственности (27,0 %) ; боязнь наказания (25,0 %); стремление скрыть соучастников (23,0 %) ; угрозы со стороны соучастников (7,0 %) ; желание запутать и затянуть следствие (3,0 %); уверенность в неспособности раскрыть преступление (3,0 %) ; нежелание возмещать мате- риальный ущерб (2,0 %) .1 Наиболее полно возможные мотивы дачи несовершеннолетними ложных показаний рассмотрены А. А. Закатовым.2 Прямолинейный подход крайне опасен при оценке показаний, в которых ложь нередко теснейшим образом переплетается с правдой, а отношение допрашиваемого к тем или иным фактам может измениться еще в ходе допроса.3 Не стоит при оценке достоверности показаний переоценивать значение процессуального статуса лица. Отрицание обвиняе- мым своей вины может быть столь же правдивым, как и при- знание, а последнее, напротив, часто является результатом самооговора или заблуждения. Свидетель вполне может давать ложные показания, а потерпевший быть заинтересованным в том, чтобы виновный избежал ответственности. Например, особое внимание необходимо обращать на показания не- совершеннолетних, малолетних жертв сексуальных преступле- ний. Каждый довод подлежит тщательной проверке и оценке. На это вполне справедливо обращается внимание в юридиче-

1 Макаренко И.А. Указанное сочинение. Приложение: таблица 61.

2 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград: Ниж.- Волж. кн. изд-во, 1984. - с. 64-66.

3 Карнеева Л.М., Кэртес И. Указанное сочинение. - с. 68.

235 ской литературе. По данным Е.Е. Центрова, каждая шестая потерпевшая на предварительном следствии или в суде изменяла
правдивые показания на ложные, просила о прекращении дела или о
смягчении наказания.1

Л.А. Рябис проведя выборочное исследование пришел к следующим выводам: почти в половине преступных групп несовершеннолетних (46 % от числа изученных) обсуждались вопросы о возможности привлечения к уголовной ответственности задолго до того, как это произошло. 32 % членов этих групп договорились не признаваться в содеянном.2

Применительно к показаниям стоит отметить такую особенность, что проверка и даже оценка показаний начинается уже в ходе допроса (получение показаний) . П.А. Лупинская обоснованно отмечает, что доказательство может проверяться уже в ходе его получения (например, путем постановки уточняющих, контрольных вопросов свидетелю)3, детализации показаний.

Думается, что оценка достоверности доказательства есть длящийся процесс, который определяется всегда исключительно на каком-то завершающем этапе исследования, в момент формулирования окончательных выводов в соответствующих процессуальных документах или в устных
выступлени-

Центров Е.Е. Оценка достоверности показаний потерпевших. - Социалистическая законность, 1971, №б. - с. 63-64; Он же. Криминалистическая характеристика и особенности возбуждения дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности. - Следователь, 1999, №2. - с. 50-57.

2 Рябис Л.А. Криминалистическая характеристика неформаль ных групп и предупреждение групповых преступлений несо вершеннолетних. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1978. - с. 48-83.

3 Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право: Учебник. - М.: Юристъ, 2001. - с. 132.

236

ях процессуального характера на основе всей совокупности собранных доказательств по делу.

Подводя итог можно констатировать, что оценка досто- верности показаний несовершеннолетних, малолетних участ- ников уголовного судопроизводства состоит в том, что: 1) изучаются нравственно-психологические особенности несо- вершеннолетних источников информации (повышенная внушае- мость, впечатлительность, недостаточная сформированность адаптивных поведенческих навыков, чувство взрослости, не- зрелость мышления, недостаточность опыта и знаний, склон- ность к самостоятельности и в тоже время к подражанию, фантазии и т.п.); 2) изучается влияние данных особенностей личности несовершеннолетнего на процесс формирования показаний; 3) тщательно анализируется содержание самих передаваемых сведений (показаний) (полнота и последова- тельность изложения, речь, непротиворечивость, наличие пробелов, неточностей, данные научно-технических средств фиксации информации и т.д.); 4) полученная из показаний информация сопоставляется с информацией, полученной из других процессуальных источников.

Заключительным моментом оценки показаний является оп- ределение путей их использования в рамках уголовно- процессуального доказывания, которое может осуществляться во всех стадиях уголовного судопроизводства. Показания, полученные от несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых могут быть использованы для вы- движения различных следственных версий (хотя «версия» -это криминалистическая дефиниция, но употребление ее в данном случае вполне уместно и обоснованно), для проверки содержащейся в ней информации (например, показания несо- вершеннолетнего обвиняемого могут быть проверены в ходе следственного эксперимента), для получения новой доказа-

237 тельственной информации путем проведения соответствующих следственных действий (например, обыска или опознания). Кроме этого, сведения, сообщенные в ходе допроса, могут служить основаниями для заявления соответствующих ходатайств и жалоб заинтересованными лицами, а также для обоснования принимаемых по делу решений, в частности при вынесении постановления о привлечении несовершеннолетнего лица в качестве обвиняемого по уголовному делу и т.д.

Таким образом, наличие психических особенностей несо- вершеннолетних, малолетних участников судопроизводства определяет специфический, осторожный подход к оценке их показаний. Однако эта осторожность не должна перерастать в крайнюю недоверчивость, как это часто бывает на практике . При правильной организации и проведении допроса несо- вершеннолетних и малолетних свидетелей, потерпевших, об- виняемых, подозреваемых от них могут быть получены досто- верные, достаточно полные и точные показания.

238

Заключение

Проблемы уголовно-процессуальных, криминалистических, психологических аспектов получения, оценки и использования информации от несовершеннолетних в процессе доказывания по уголовным делам являются сложными и неоднозначными. Этим и обусловлена актуальность настоящего диссертационного исследования, в котором высказана позиция автора, а также сформулирован ряд выводов, имеющих как теоретический, так и прикладной (практический) характер. Диссертантом обоснованы предложения, которые могут быть использованы в уголовно- процессуальной науке, в практической деятельности следственных и судебных органов, при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства. В заключении диссертант считает необходимым и целе- сообразным обратить внимание на основные выводы и предложения, которые являются результатом проведенного исследования.

  1. Показания несовершеннолетних, малолетних участников уголовного судопроизводства, несмотря на их специфические психические особенности, при правильной организации, с широким участием психологов, педагогов вполне могут быть достоверными, достаточно полными и точными.
  2. Закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве России термина «малолетний», под которым понимается участник уголовного судопроизводства, не достигший возраста четырнадцати лет, позволит акцентировать внимание правоприменителей на возрастных особенностях малолетних, обуславливающих особый подход к их показаниям и по- вышенной гарантии защиты их прав, свобод и законных интересов .

239

  1. Психологи, педагоги в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних обладают процессуальным статусом специалиста. Поэтому предлагается дополнить статью 5 УПК РФ пунктом следующего содержания «психолог, педагог - лица, владеющие специальными психолого-педагогическими знаниями, умениями и навыками, отражающими современный уровень развития науки и практики, оказывающие содействие следственным и судебным органам в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, обладающие процессуальным статусом специалиста, предусмотренным статьей 58 УПК РФ».
  2. Статьи 191 и 280 УПК РФ необходимо дополнить возможностью участия психолога, так как ограничения участия психолога только работой с несовершеннолетними по- дозреваемыми и обвиняемыми не отражает существующих реалий. Помощь психолога не менее необходима и несовершеннолетним потерпевшим, и свидетелям.
  3. В уголовно-процессуальном законодательстве России целесообразно отразить приоритет участия психолога в следственных и судебных действиях с несовершеннолетними и малолетними лицами, закрепив, что в качестве психолога может быть допущено только лицо, имеющее высшее психоло- гическое образование со специализацией в области детской, подростковой и юношеской психологии и имеющее стаж работы по специальности не менее трех лет. Педагог может участ- вовать в уголовном судопроизводстве по делам несовершен- нолетних только как альтернатива участию психолога при невозможности участия последнего.
  4. Предлагается внести изменение в статью 42 6 УПК РФ, предусмотрев, что при решении вопроса об участии законного представителя в следственных действиях с несовер- шеннолетними подозреваемыми, обвиняемыми, необходимо учи-

240 тывать отношение несовершеннолетнего к данным лицам и возможность их отрицательного влияния на него.

  1. УПК РФ (статьи 191, 280, 426) следует дополнить положением об участии в следственных действиях с несовершеннолетними не только их законных представителей, но и близких родственников.
  2. Диссертантом предлагается и обосновывается система наиболее значимых и необходимых элементов подготовки к допросу несовершеннолетних: 1) тщательное изучение лицом, производящим допрос несовершеннолетних, материалов уголовного дела; 2) изучение личности несовершеннолетнего допрашиваемого; 3) определение места допроса; 4) определение круга лиц в нем участвующих; 5) способ вызова несо- вершеннолетнего на допрос; б) составление плана допроса несовершеннолетнего.
  3. Разработана система тактических приемов информационного взаимодействия при допросе несовершеннолетних, ориентированная на установление психологического контакта, создание тактических предпосылок оптимизации процесса передачи допрашиваемым несовершеннолетним доказательственной информации.
  4. В уголовно-процессуальном законодательстве России существует единый принцип оценки доказательств, а именно, оценки ее по внутреннему убеждению. Сущность свободной оценки обуславливается двумя свойствами, которые определяют ее природу, без них оценка доказательств по внутреннему убеждению не более чем фикция: 1) никакие доказательства не имеют заранее установленной силы; 2) лицо, производящее оценку, не связано мнением, которое дали лица или органы в предшествующих стадиях или в пределах одной стадии. Кроме этого существуют три требования, предъявляемые к оценке доказательств: 1) в основе обосно-

241

вания выводов по делу лежит совокупность собранных доказательств; 2) при оценке доказательств субъект обязан руководствоваться законом; 3) при оценке доказательств субъект должен руководствоваться совестью.

  1. Оценка достоверности показаний несовершеннолетних лиц состоит в том, что: 1) изучаются нравственно-психологические особенности несовершеннолетних источников информации; 2) изучается влияние особенностей личности несовершеннолетних на процесс формирования показаний; 3) тщательно анализируется содержание самих передаваемых сведений; 4) полученная из показаний информация сопоставляется с информацией, полученной из других процессуальных источников.

242 Библиография

  1. Официальные документы и нормативные материалы.

  2. Конституция РФ.
  3. Минимальные стандартные правила Организации Объ- единенных Наций, касающиеся отправления правосудия в от- ношении несовершеннолетних, утвержденные 4 0-й сессией Ге- неральной ассамблеи ООН 10 декабря 1985 («Пекинские пра- вила») .
  4. Конвенция о правах ребенка, принятая 20 ноября 198 9 на 61-м пленарном заседании Организации Объединенных Наций.
  5. Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних, принятые и провозглашенные Генеральной Ассамблеей ООН 01 декабря 1990 («Эр-Риядские руководящие принципы»)
  6. Уголовно-процессуальный кодекс РФ.
  7. Уголовный кодекс РФ.

243 2. Монографии и научно-практические материалы.

  1. Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М.: Юрид. лит., 1972.
  2. Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для высших учебных заведений. М.: Аспект Пресс, 2000.
  3. Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические аномалии. - М.: Наука, 1987.
  4. Антонян Ю.М., Юстицкий В.В. Несовершеннолетние с акцентуациями характера. - М., 1993.
  5. Антонян Ю.М. , Еникеев М.И. , Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. И.: Юристъ, 1996 г.
  6. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных до- казательств в советском уголовном процессе. «Юридическая литература», М., 19 64.
  7. Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в советском уголовном процессе, Иркутск, 1970.
  8. Арсеньев В.Д., Заболоцкий В. Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоя- тельств уголовного дела. Красноярск, 198 6.
  9. Бахин В.П. Допрос: Лекция. Киев, 1999.
  10. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка до- казательств. М., 1966.
  11. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. - М.: Юрид. лит., 1988.
  12. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993.
  13. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Том 1. - М. : Юристъ, 1997.
  14. Белкин Р. С, Лившиц Е.М. Тактика следственных

244

действий. М., 1997.

  1. Белкин А. Р. Теория доказывания. М., Изд-во Норма, 1999.
  2. Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. М.: 000 Издательство «Юрлитинформ»,
    2001.
  3. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. - Спб.: Питер, 1997.
  4. Васильев А.Н., Л.М. Карнеева. Тактика допроса при расследовании
    преступлений. - М.: Юрид. лит., 1970.
  5. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М.,
    1981.
  6. Васильев В. Л. Предупреждение правонарушений несовершеннолетних.
    Ленинград, 1980.
  7. Васильев В.Л. Юридическая психология. 4-е изд., доп. и перераб.
    Спб - М. - Харьков - Минск, 2001.
  8. Венгер А., Мухина B.C. Психология: Учебное пособие. - М.:
    Просвещение, 1988.
  9. Возбуждение и предварительное расследование дел о преступлениях несовершеннолетних. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1982.
  10. Гаврилова Н.И. Ошибки в свидетельских показаниях (происхождение, выявление, устранение): Метод пособие. -

М., 1983.

  1. Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судо- производстве. - Спб: Питер, 2001.
  2. Годфруа Ж. Что такое психология: В 2-х т. Т. Т. 1, 2. Пер. с франц. - М.: Мир, 1993.
  3. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: Изд- во Воронеж, ун-та, 1978.
  4. Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и

245 тактика следственных действий. - Свердловский юрид. ин-т, 1973.

  1. Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. М.: Юристъ, 1998.
  2. Громов Н.А., Пономаренков В.А. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. Самара, 1999.
  3. Гуковская Н.И. Участие третьих лиц в допросе об- виняемого (в порядке обсуждения). Вопросы борьбы с пре- ступностью. - М., 1974.
  4. Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступле- ниях несовершеннолетних. М., 1974.
  5. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. Москва, 1955.
  6. Дан Н. Особенности показаний малолетних и несо- вершеннолетних свидетелей и тактика их допроса. М., 19 63.
  7. Детская психология: Учебное пособие/Под ред. Я.Л. Коломинского, Е.А. Панько, - Минск: Университетское, 1988.
  8. Дулов А. В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1973.
  9. Дулов А.В. Судебная психология. - Минск: Вышей-шая школа, 1975.
  10. Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями. - Саратов, 1980.
  11. Емельянова И.В. Теоретические и методические проблемы оценки доказательств по внутреннему убеждению прокурором в уголовном судопроизводстве. Орел, 1998.
  12. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996.
  13. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология допроса:

246 Учебное пособие. М., 1994.

  1. Еникеев М.И. Юридическая психология. Учебник для вузов. - М. : Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2000.
  2. Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам:
    Пособие. М, 1996.
  3. Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних. Волгоград, 1979.
  4. Закатов А.А. Участие потерпевшего и его представителя на предварительном
    следствии. Куйбышев, 1979.
  5. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во,
    1984.
  6. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993.
  7. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе.
    Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999.
  8. Зорин Г.А. Психологический контакт при производстве допроса: Учебное пособие. - Гродно: Гродненский ун-т. , 1986.
  9. Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. Учебно - практическое пособие. М.: 000 Издательство «Юрлитин-форм», 2001.
  10. Карнеева Л.М., Ордынский С. С, Розенблит С. Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1958.
  11. Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А. А. Допрос подозреваемого и
    обвиняемого. М., 1969.
  12. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и
    обоснованность. М., 1971.
  13. Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в
    стадии расследования. - Волгоград,

247 1976.

  1. Карнеева Л.М., Бондаревский И.И., Виноградов СВ. и др. Особенности расследования преступлений несовершеннолетних . М., 1981.
  2. Карнеева Л.М., И. Кэртес. Источники доказательств по советскому и венгерскому законодательству. -М., Будапешт: Юрид. лит., 1985.
  3. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. М., 1988.
  4. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. М., 1994.
  5. Кертзс Имре. Тактика и психологические основы допроса.
    • М.: Юрид. лит., 1965.
  6. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М.: Юристъ, 1995.
  7. Климов Е.А. Основы психологии: Учебник для вузов. - М.: Культура и спорт, Юнити, 1997.
  8. Клейнберг Ю.А. Психология девиантного поведения: Учебное пособие для вузов. - М. : ТЦ Сфера, при участии «Юрайт-М», 2 001.
  9. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995.
  10. Кон И.С. Психология юношеского возраста. - М. : Просвещение, 1979.
  11. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Отв. Ред. В.И. Радченко. Под ред. В.Т. Томина - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 1999.
  12. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Под ред. И.Л. Петрухина. Издание второе, перерабо- танное и дополненное. - М., 2000.
  13. Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Тактика допроса при расследовании преступлений. - Киев: РИО МВД УССР,

248 1978.

  1. Корнев Г. П. Методологические проблемы уголовно- процессуального познания. Н. Новгород, 1995.
  2. Костаков А.А. Допустимость и относимость доказа- тельств. Л., 1991.
  3. Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. - М.: 1977.
  4. Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980.
  5. Коченов М.М., Осипова Н.Р. Психология допроса малолетних свидетелей: Методическое пособие. М., 1984.
  6. Криминалистика/Под ред. Р. С. Белкина, Г. Г. Зуйкова.
    • М.: НИиРИО ВШ МВД СССР, 1970.
  7. Криминалистика: Учебник/Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М.: Юрид. лит., 1993.
  8. Криминалистика. Учебное пособие/Под ред. А. В. Дулова.
    • Минск: НКФ Экоперспектива, 1996.
  9. Криминалистика: Учебник для вузов/Под ред. проф. А.Ф. Волынского, Т.В. Аверьяновой, И.Л. Александрова и др. - М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 1999.
  10. Криминалистика: Учебник/Под ред. Е.П. Ищенко. -М.: Юристъ, 2000.
  11. Криминалистика./Под ред. В.А. Образцова. - М. : Юристъ, 2001.
  12. Кулагина И.Ю. Личность школьника от задержки психологического развития до одаренности. - М.: ТЦ «Сфера», 1999.
  13. Курс советского уголовного процесса. Общая часть./Под ред. А.Д. Войкова и И.И. Карпеца. М., 1989.
  14. Ландо А. С. Представители несовершеннолетних об- виняемых в советском уголовном процессе. / Под редакцией Познанского В.А. - Саратов, 1977.

249

  1. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. - М.: БЕК, 1997.
  2. Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. Справочник. -М.: Юрид. лит., 1987.
  3. Левин А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М.: Юрид. лит., 1983.
  4. Леонтьев М.И., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в криминалистике и судебной психологии. - М. : Наука, 1977.
  5. Личко Е.А. Психопатии и акцентуациии характера у подростков//Психология индивидуальных различий. Тек- сты/Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. - М., МГУ, 1982.
  6. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Малый толковый словарь русского языка: Ок. 35000 слов. - М. : Рус. яз., 1990.
  7. Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право: Учебник.
    • М.: Юристъ, 2001.
  8. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976.
  9. Люблинская А.А. Детская психология: Учеб. пособие. - М.: Просвещение, 1971.
  10. Майерс Д. Социальная психология./Пер. с англ. -Спб.: Питер Ком, 1998.
  11. Мамайчук И.И. Психологические аспекты следственных действий с участием несовершеннолетних. - Спб.: Ин-т повышения квалификации прокурорско-следственных работни- ков, 1995.
  12. Махов В.Н. Участие специалистов в следственных действиях. - М., 1975.
  13. Мельникова Э.Б. Участие специалиста в следствен-

250 ных действиях. М., 1964.

  1. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного
    права, уголовного процесса и криминологии: Учеб. пособие - 2-е изд.,
    испр., доп. - М.: Дело, 2001.
  2. Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. - М., Юрид. лит., 1959.
  3. Митрохина З.И. Использование данных психологии при производстве допроса: Учеб. пособие. - Киев: УМК ВО, 1990.
  4. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания стадия предварительного расследования). Издательство «Спарк», Москва, 1996.
  5. Мотовиловкер Я. О. Некоторые аспекты вопроса о допустимости (недопустимости) источников доказательств. Красноярск, 198 6.
  6. 100.Мухина B.C. Возрастная психология: Учебник для студентов вузов. - М. : Издательский Центр «Академия», 1997.

Ю1.Немов Р.С. Психология: Учеб. В 3 кн. Кн. 2 - 3-е изд. - М.: Владос, 1998.

102.Образцов В.А. Основы криминалистики. - М.: Юристъ, 1996.

103.Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая психология. Закон и
право., Москва, 2002.

104.Общая психология детского возраста: Учебно-методическое пособие/Под ред. Б.Е. Микиртумова, Б.Г. Фролова - Л.: ЛПМИ, 1988.

  1. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Азъ,
    1996.
  2. Орлов Ю.К. Внутреннее убеждение при оценке доказательств (правовые
    аспекты).//Вопросы борьбы с преступ-

251

ностью. Вып. 35. - М., 1981.

107.Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. - М. : «Проспект», 2000.

108.Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология: Учебник для студ. высших пед. учеб. заведений. - М. : Издательский центр «Академия», 1998.

109.Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса. -Спб: Питер , 2001.

110.Пиз А. Язык телодвижений. Как читать мысли других по их жестам. Н. Новгород, 1992.

Ш.Подголин Е.Е. Культура следственных действий. Волгоград, 1978.

112.Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. - Минск: Вышейшая школа, 1978.

ИЗ.Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. - М., 1998.

114.Психология. Словарь/Под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. 2-е изд., испр. и доп. - М. : Политиздат, 1990.

115.Психология допроса на предварительном следствии/Под ред. Е.А. Кривогорницыной, Г.А. Корнилова. -Якутск: Из-во ЯГУ, 1993.

116.Психология и педагогика. Учебное пособие./Под ред. Радугина А.А., Москва, Центр, 1996.

117.Ратинов А.Р., Ефимов Н.И. Психология допроса об- виняемого. - М.: Всесоюз. НИИ проблем укрепления законно- сти и правопорядка, 1988.

118.Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М.: 000 Издательство «Юрлитинформ», 2 001.

119.Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке до- казательств. М., 1977.

252

120.Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. -М.: Юристъ, 2000.

121.Российская Е.Р. Криминалистика. Вопросы и ответы: Учебное пособие. - М., 1999.

122.Руководство для следователей. Часть первая. -М., Юрид. лит., 1981.

123.Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве. - Казань: изд-во Казанского ун-та, 1990.

124.Следственная тактика/Под ред. И.Ф. Пантелеева. -М.: ВЮЗИ, 1982.

125.Соловьев А.Б. Допрос свидетеля, потерпевшего. М. , 1974.

126.Соловьев А.Б., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии: Метод, пособие. - М.: 1986.

127.Соловьев В.В., Громов Н.А., Николайченко В.В. Доказывание, доказательства и их источники в уголовном процессе. Саратов, 1995.

128.Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. Методическое пособие. М.: 000 Издательство «Юрлитинформ», 2001.

12 9.Степанов В. Г. Психология трудных школьников. -М.: Академия, 1996.

130.Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988.

131.Столяренко Л.Д. Основы психологии. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.

132.Строгович М.С. Избранные труды в 3-х т. Теория судебных доказательств. М.: Наука, 1991.

133.Теория доказательств в советском уголовном процессе. /Отв. редактор Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и

253 дополненное, М., «Юрид. лит.», 1973.

134.Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., I960.

135.Уголовное право РФ. Общая часть. Учебник/Под ред. А.И. Рарога. ИМПЭ. М., 1997.

136.Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник/Отв. ред. П.А. Лупинская - 3-е изд., перераб. и доп. - М. : Юристъ, 2001.

137.Усманов У. А. Тактика допроса на предварительном следствии. Справочник. - М.: Издательство «Приор», 2001.

138.Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973.

13 9.Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология : Учебник для юридических вузов. - 2-е изд., испр. и доп. - М. : Юриспруденция, 2000.

140.Шейфер С.А., Лазарева В.А. Участие потерпевшего и его представителя на предварительном следствии. Куйбышев, 1979.

141.Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правого регулирования. Тольятти, 1998.

142.Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001.

143.Эйсман А.А. Логика доказывания. М., 1971.

144.Якуб М.Л. Показания обвиняемого как источник до- казательств в советском уголовном процессе. - М., Изд-во Московского ун-та, 1963.

145.Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М., 1968.

254 3. Научные статьи в журналах и периодических изданиях.

  1. Бабурина И.Н., Черкасов А.Д., Громов Н.А. Средства доказывания в системе познавательной деятельности в уголовном процессе.//Следователь.
  2. №5. - с. 24-27.
  3. Бабурина И.Н., Левшун Н.В., Францифоров Ю.В., Громов Н.А. Понятие судебных доказательств.//Следователь. 2001. №6. - с. 17-24.
  4. Быков В.М., Тренбак О.Н. Основания и критерии признания доказательств недопустимыми.//Следователь . 1998.
    №9. - с. 36-39.
  5. Вандер М.В., Филиппова М.А. Объектичизация и удостоверение в процессе предварительного расследования . //Правоведение . 1991, №2.
  6. Ветрова Г.Н. О допустимости доказательств в советском уголовном процессе.//Советская юстиция. 1984. №3 . - с. 19-20.
  7. Винберг А.Н. Специалист в процессе предварительного расследования.//Социалистическая законность. 1961. №9. - с. 31, 33.
  8. Гридчин А.А. Правовое регулирование условий допустимости
    доказательств.//Следователь. 1998. №4. - с.12.
  9. Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства.//Российская юстиция. 1995. №8. -с.40.
  10. Григорьева Н. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств.// Российская юстиция. 1995. №11. - с. 5-7.
  11. Громов Н.А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система.//Государство и право. 1997. №7. - с.33-40.

255

  1. Громов Н.А. Понятие доказательств в уголовном судопроизводстве.//Государство и право. 1998. №3. - с. 15.
  2. Доля Е.А. Оценка доказательств в Российском уголовном процессе.//Государство и право. 1996. №5. - с. 85-94.
  3. Зажицкий В. И. Вопросы доказательственного пра- ва.//Советская юстиция. 1992. №19-20. - с.34.
  4. Зажицкий В.И. О допустимости доказательств . //Российская юстиция. 1999. №3. - с. 26.
  5. Знаков В. Д. Неправда, ложь, обман как проблемы психологического понимания.//Вопросы психологии. 1993. №2.
    • с. 11.
  6. Кореневский Ю.В. Актуальные проблемы доказывания в уголовном процессе.//Государство и право. 1999. №2. -с. 61.
  7. Лупинская П.А. Основы и порядок принятия решения о недопустимости доказательств.// Российская юстиция. 1994. № 11. - с. 2.
  8. Лупинская П. А. Допустимость доказательств: пора обеспечить единство судебной практики.//Российская юсти- ция. 1998. № 11. - с. 23.
  9. Лупинская П. А. Доказательственное право в УПК РФ. Материалы научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ. МГЮА, 2002. - с. 7 9-82.
  10. Лупинская П. А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе.//Российская юстиция. 2002. №7. - с. 5- 8.
  11. Макушкин Е.В., Демчева Н.К. Специфика судебно- психиатрической экспертизы несовершеннолетних. //Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. 2(103). М., 2000.
  12. Мельник В. Совесть - нравственная основа суда

256

присяжных.// Российская юстиция. 1996, № 2. - с. 7.

  1. Мельник В. Роль совести в процессе доказыва- ния//Российская юстиция, 1996, № 4. - с. 9-10.
  2. Михайловская И.Б. Права личности - новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ.//Российская юстиция. 2002, №7. - с. 2-4.
  3. Московский комсомолец. 03 января 2002.
  4. Некрасов СВ. Допустимость доказательств: вопросы и решения.// Российская юстиция. 1998, № 1. - с. 9.
  5. Пашин С. А. Допустимость доказательств (информация) .// Российская юстиция, 1994. №7. - с. 27-28.
  6. Пашин С.А. Теория формальных доказательств и здравый смысл.// Российская юстиция, 199 6. №1. - с.52.
  7. Победкин А.В., Гавриков В.А. О некоторых проблемах определения допустимости доказательств в уголовном процессе.//Государство и право. 1999. №7. - с. 53.
  8. Резник Г. О. Допустимость доказательств .//Российская юстиция. 1996. №4. - с. 43.
  9. Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследовании.//Законность. 1994. №4. - с. 93.
  10. Хисматуллин Р. Семейные суды по делам несовер- шеннолетних.//Российская юстиция. 2000. №3.
  11. Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе.//Государство и право. 1996. №9. - с. 60-67.
  12. Шишков С. Специальные познания и здравый смысл в судебном доказывании.//Законность. 2000. №6.

257

  1. Авторефераты. Диссертационные исследования.

  2. Белкин А. Р. Теория доказывания: криминалистический и оперативно-розыскной аспекты. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. Воронеж, 2 000.
  3. Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства с участием малолетних. Дисс… канд. юрид. наук. Омск, 1997.
  4. Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы ее обеспечения в уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. - М., 199 6.
  5. Дремов В. Г. Показания несовершеннолетнего обвиняемого в советском уголовном процессе. Автореф. дисс… кандид. юрид. наук. - М., 1970.
  6. Евстигнеева О. В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии: Дисс… кандид. юрид. наук. - Саратов, 1998.
  7. Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1993.
  8. Зайцева С.А. Оценка доказательств в Российском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. Саратов, 1999.
  9. Заяц И.В. Использование лингвистических познаний при расследовании преступлений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Саратов, 2 000.
  10. Зеленский Д. В. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. Краснодар., 1999.
  11. Костицкий В.М. Использование специальных психо- логических знаний в советском уголовном процессе. Дисс… докт. юрид. наук. - Львов, 1990.

258

  1. Крысин С.Г. Теоретические основы оценки средств уголовно-процессуального доказывания. Дисс… канд. юрид. наук. Ижевск, 1999.
  2. Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. Воронеж, 1998.
  3. Макаренко И.А. Система тактических приемов допроса несовершеннолетнего обвиняемого с учётом следственных ситуаций и психологических свойств допрашиваемого. Дисс… канд. юрид. наук. - Уфа, 1998.
  4. Маркина Е.А. Допустимость доказательства как гарантия правосудия и прав личности в современном российском уголовном процессе. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Москва, 2000.
  5. Мартыненко СБ. Представительство несовершеннолетних на досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. СПб, 2 000.
  6. Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. Москва. 19 93.
  7. Мифтахова Л.А. Проблемы участия психолога в уголовном процессе. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Уфа, 2001.
  8. Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса. Стадия предварительного расследования. Дисс… докт. юрид. наук. М., 1997.
  9. Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебном доказывании. Дисс… докт. юрид. наук. М., 1985.
  10. Петручак Л.А. Проблемы возникновения, развития и формирования правил оценки доказательств в уголовном су- допроизводстве России (историко-правовой аспект). Авто-

259

реф. дисс… канд. юрид. наук. Ставрополь, 2000.

  1. Победкин А.В. Показания обвиняемого в уголовном процессе.
    Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Москва, 1998.
  2. Полстовалов О. В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психологической науки. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. -Уфа, 2000.
  3. Просвирнин В.Г. Особенности предмета доказывания по уголовным делам несовершеннолетних. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. -
    Воронеж, 2001.
  4. Резник Г.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в советском уголовном процессе. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М.,
    19 69.
  5. Рзаев Т.И. Современные проблемы теории и практики допроса. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Москва, 2002.
  6. Рябис Л.А. Криминалистическая характеристика неформальных групп и предупреждение групповых преступлений несовершеннолетних. Дисс…
    канд. юрид. наук. М., 1978.
  7. Сибилева Н.В. Допустимость доказательств в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. Харьков,1986.
  8. Харчиков А.В. Проблемы получения и оценки показаний несовершеннолетних на предварительном следствии. Автореф… дисс. канд.
    юрид. наук. Москва, 1996.
  9. Черных Э.А. Психологические основы допроса несовершеннолетних на предварительном следствии. Дисс… кан-дид. юрид. наук. - Москва.
    1969.
  10. Шепитько В.Ю. Допрос несовершеннолетнего: психология и тактика.
    Дисс…канд. юрид. наук., Харьков, 1990.

Приложение №1

Результаты анкетирования 80 практических работников Московской и
Тверской областей

№ п/п Содержание вопросов и варианты ответов Количество ответивших, в % 1. Поддерживаете ли ВЫ новацию УПК РФ об участии в следственных действиях с уча- стием несовершеннолетних психолога? 1.да 2 .нет 3.затрудняюсь ответить 7 0% 12% 18% 2. Назовите способы записи показаний несо- вершеннолетних, малолетних участников уголовного судопроизводства, применяемые Вами?

1.ведение протокола параллельно с допро- сом

2.составление протокола после окончания допроса

3.составление протокола по эпизодам 4.собственноручная запись несовершенно- летним показаний 5.иное 51%

27%

2 0% 2%

0% 3. Каким документом с Вашей точки зрения необходимо оформлять (фиксировать) пока- зания малолетних лиц? 1.протоколом допроса 2.справкой (отчетом о беседе) 3.протоколом получения (принятия) пока- заний 4.иное 55%> 30,5% 14,5%

0% 4. Применяете ли Вы при допросе несовершен- нолетних, малолетних лиц аудио или ви- деозапись? 1.часто 2.редко 2% 3 0%

З.не применяю 68%) 5. Назовите причину по которой Вы не применяете научно- технические средства? 1.в этом нет необходимости 2.отсутствие нтс 3.иное 2 7%

7 3%

0% б. При подготовке к допросу несовершеннолетнего,
малолетнего рассматриваете ли Вы возможные варианты его ответов на поставленные вопросы? 1.всегда 2.иногда З.не рассматриваю 53% 33% 14% 7. Имеет ли на Ваш взгляд значение место допроса
несовершеннолетнего, малолетнего? 1.да

2.иногда 3 .нет 7 5% 15% 10% 8. Если Вы не обеспечены отдельным кабинетом, то
проводите ли Вы допрос 1.в отсутствии посторонних лиц 2.в
присутствии посторонних лиц 3.как получится 33% 55% 12% 9. Какой способ вызова несовершеннолетних и малолетних на допрос Вы используете? 1. через родителей и близких
родственников? 2.лично

3.лично либо через родителей и близких родственников в зависимости от обстоятельств дела

4.повесткой на имя ребенка, отсылаемой по месту жительства

5.через администрацию учебного или воспитательного
учреждения б.иное 60%

9,7% 25,3%

2% 3% 0% 10. Составляете ли Вы план допроса?

1.да

2 .нет

3.не всегда 35% 22% 4 3% 11. В плане допроса Вы предусматриваете

’ 1.обстоятелства, подлежащие доказыванию

и вопросы

2.только вопросы

3.плана не составляю 64%

13% 23% 12. Какие ситуации у Вас возникают в процессе получения показаний от несовершеннолетних малолетних лиц? 1.бесконфликтные ситуации 2.конфликтные ситуации 65% 35% 13. Если возникла конфликтная ситуация, то

что Вы предпримите?

1.попытаюсь найти выход из конфликтной

ситуации

2.предпочитаю действовать в конфликтной

ситуации

3.затрудняюсь ответить

4.иное 83%

11%

6% 0% 14. Какие приемы Вами чаще всего применяются для установления психологического контакта с несовершеннолетними и малолетними?

1.разъяснение положений закона о чисто- сердечном раскаивании

2.беседа на интересующую или отвлеченную тему

3.обращение к положительным качествам личности

4 .демонстрация осведомленности об об- стоятельствах жизни допрашиваемого 5.на объем получаемой доказательственной информации не влияет установлен психоло- гический контакт или нет б.иное 37% 29% 20% 10% 4%

0% 15. Как часто Вам удается достичь психологи- ческого контакта при допросе несовершен- нолетних, малолетних лиц? 1.всегда 2.часто 3.иногда 4.значения не имеет 19%

65%

10%

6% 16. Как Вы относитесь к закреплению в УПК РФ (статья 88) правил оценки доказательств? 1. положительное • 97%

2.отрицательно

3.значения не имеет 1% 2% 17. Чем Вы руководствуетесь при оценке дока- зательств?

1.внутренним убеждением 2.следственной и судебной практикой 3.указаниями вышестоящих органов 4.мнением защитника 5.мнением других участников процесса 74,5% 15,5%

7%

3%

0% 18. Какие факторы оказывают влияние на фор- мирование внутреннего убеждения? 1.высокий уровень правовых знаний 2.необходимость профессионального опыта 3.умение делать самостоятельные выводы 4.иное 65%

25%

10%

0 19. Считаете ли Вы необходимым внесение в УПК РФ перечня процессуальных нарушений, влекущих признание доказательств недо- пустимыми? 1.да 2 .нет 3.затрудняюсь ответить 80%

15%

5%

Приложение №2

Динамика преступности несовершеннолетних

в Московской области

(1995-2001 г.г.)

33W

5110

7000 6000 5000 ] 4000 3000 - 2000 - 1000 -‘

-6332

262


всего - -
уд.вес

1995

15,7%

1996

11,0%

1997

10,1%.

1998

7,6% i

1999

0,8%-

2000

-87в%- 8,1% 2001

Структура преступлений, совершенных

несовершеннолетними в Московской области

(в % в 1997, 1999, 2001 г.г.)

1997 год

? убийства 1,0%

? прич.тяж.вр.зд.1,3% О изнасилования 0,6% а кражи 52,3% ? ? разбои 3,0% D грабежи 6,5% ? ? мошенничества 0,4% П вымогательства 1,4% ? ? неправ.завл.АТС 6,2% ? ? хулиганство 9,0% Пиные 18,3% ?

1999 год

ЕЭ кражи 52,6% ? прич.тяж.вр.зд. 1,1% ? хулиганство 8,3% ? грабежи 8,0% ? вымогательства 1,4% ? убийства 0,8% ? неправ.завл.АТС 6,3% ? мошенничество 0,4% Пиные 18,3% ? разбои 2,8%

причинение тяжко-

154 разбоя, 442

+109%) мошенниче-

В 1999 году увеличилось в преступной среде число несовершеннолетних (+4,0%), (4880 против 4692). Ими совершены 45 (+15,4%) умышленных убийств, 61 го вреда здоровью, 22 изнасилования, (+8,1%) грабежа, 2897 (+7,3%) краж, 23 ства, 79 (+21,5%) вымогательств.

2001 год

? кражи 49,4% ? прич.тяж.вр.зд. 2,2% Пхулиганство 11,6% ? грабежи 7,3% ? вымогательства 1,0% ? убийства 1,4% ? неправ.завл.АТС 6,9% ? мошенничество 0,2% В иные 15,8% в разбои 4,2%

В 2001 г. преступность несовершеннолетних снизилась на 16,6% (с 5110 до 4262 преступлений). В то же время, в 14 районах количество преступлений, совершённых несовер- шеннолетними и при их участии, возросло, особенно в Про- твинском (+75,0%), Каширском (+70,3%), Домодедовском (+64,9%), Луховицком (+52,6%) районах.

В 2001 году удельный вес преступности несовершеннолетних составил 8,1%(2000- 8%). Выше среднеобластного данный показатель в 18 УВД-ОВД, особенно он велик в Каширском - 17,6%, Можайском - 13,2% и Талдомском - 14,2%.

В совершении преступлений участвовало 4 07 8 подростков, что на 13,0% меньше 2000г.

Усиливается жестокость и общественная опасность пре- ступлений несовершеннолетних. Более 75% из них относится к категории тяжких и особо тяжких. Отмечается увеличение количества убийств - 60 (+17,6%), 36 изнасилований - (+12,5%).

За минувшее пятилетие в Московской области осложнилась криминогенная обстановка в подростковой среде: на 71 % увеличилось число несовершеннолетних, совершивших пре- ступления в группе со взрослыми; на 76 % - доставленных за правонарушения в органы внутренних дел, на 62% - в возрасте до 13 лет; в два раза - учащихся школ, на 37 % - не работающих и не учащихся (около 2 тысяч не имеющих об- разования) ; на 43 % - совершивших административные право- нарушения; на 543 % - состоящих на учете в органах внут- ренних дел за употребление наркотиков.

Характерной особенностью подростковой преступности является изменение ее структуры за счет увеличения числа корыстно-насильственных преступлений: свыше 7 0 % состав- ляют противоправные деяния, связанные с незаконным завла- дением собственностью. Около 8 0 % преступлений относится к категории тяжких и особо тяжких. Как правило, каждый четвертый - пятый участник находился в состоянии алко- гольного опьянения, каждый десятый - ранее совершал пре- ступления, из них 77 % - ранее судимые.

Настораживает контингент участников: около 50% составляют учащиеся: (каждый шестой учащийся - участник убийств; каждый пятый - нанесения тяжкого вреда здоровью; каждый третий - грабежей; каждый второй - краж, в том числе - из квартир), 37,2 % - лица без постоянного источника дохода.

Будучи незанятыми, подростки совершают не стихийные, а заранее спланированные преступления; 52% - в составе групп по предварительному сговору. На 17 8% возросло число несовершеннолетних участников организованных преступных групп. Две трети групповых преступлений подростки со-

вершили совместно со взрослыми лицами, передающими им свой криминальный опыт.

Беспокоит криминальная активность детей в возрасте до 14 лет, которые составляют 30 % от числа состоящих на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних. Количество совершенных ими общественно-опасных деяний не входит в общеуголовную статистику (так как совершены детьми, не достигшими возраста уголовной ответственности), однако,- существенно влияет на криминогенную обстановку, а по своей тяжести они не отличаются от преступлений, совершенных подростками более старшего возраста, а зачастую являются более дерзкими и циничными. Около двух тысяч детей и подростков совершили 1300 общественно опасных деяний, каждое третье из них относится к категории тяжких и особо тяжких.

Реальную угрозу криминогенной обстановке в области представляет распространение пьянства, свыше одной трети преступлений несовершеннолетними совершается в состоянии алкогольного опьянения. Из числа состоящих на учете в ПДН по указанным основаниям более 60 % являются учащимися школ. 72,5 % от общего числа судимых подростков, состоящих на учете в ОВД, совершили преступления в период испы- тательного срока.

СТАТИСТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

о состоянии преступности и правонарушений среди н/летних в г. Дубне Московской области за

1994-2001 года

1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 Совершено преступлений 31 32 33 27 36 26 38 27 Участвовало лиц 37 34 39 30 35 37 50 27 Удельный вес преступности / средний областной 14,5% 15,7% 11,9% 10,1 % 7,6% 9,8% 8,0% 8,1%

Несовершеннолетними совершено 31 32 29 27 36 26 38 27 краж 25 24 15 15 25 16 19 11 хулиганств 3 3 9 3 5 5 9 4 грабежей 2

1 2 2 2 1 3 умышленное нанесение телесных повреждений

1

1

1 2 вымогательств 1

2 других преступлений

1

3 4 1 2 1 изнасилований

1

разбоев

2 1

2

угонов автотранспорта

3 1 1

4 3 убийств

1

1 В совершении преступлений участвовало : 35 30 38 30 35 37 50 27 учащиеся школ города 19 14 9 6 13 11 22 8 учащиеся ПТУ 3 3 7 7 11 8 8 4 учащиеся др. учебных заведений

1 1 1 1 1 3 1 работающих 8 3 4 3 3 4 2 3 неработающих и неучащихся 5 9 17 13 7 13 15 11 иногородних 2 4 1 5 2 2

1 С участием учащихся школ города

совершено (преступления/лица) 19\19 14\14 8\9 5\6 16\12 9\11 20\2 2 8\8 школа № 1

1\1 1\1 1\1

школа № 2 3\1 4\4 2\2

5\2 1\1 3\2 1\1 школа № 3 1\1 3\2

1\1

1\1 1\2

школа № 4 2\3 2\2 1\1

1\1 2\3

школа № 5

3\3

1\1 1\1

школа № 6

1\1 2\2 1\1 2\1 школа № 7

1\1

7\3

4\2

школа № 8 2\3 3\3

1\1

1\2 3\3 2\3 школа № 9 6\8 1\1 1\1 3\1 1\1

1\2 2\2 школа №10 5\3

5\2 1\1 5\6

школа №11

4\3

“Возможность “

1\1 ПТЛ-67 2\2

2\3 1\1 10\3 1\2

ПУ- 95 1\1 3\2 4\4 7\4 9\8 5\6 13\8 3\4 “Родник”

1\1 1\1

Работающими 7\8 4\3 4\3

12\4 3\2 7\3 Неработающими и неучащимися 5\5 10\9 16\19 12\13 12\7 21\1 3 14\1 5 16\11 в состоянии алкогольного опьянения 5\5 4\7 10\14 4\3 5\8 2\3 3\4 2\4 В группах 17\24 10\15 19\30 16\22 18\25 25 29 16 из них в группах со взрослыми 4\9 1\3 6\8 3 3 1 2 5 состоящими на учете 17\13 16\12 20\19 10VI3 16\15 23\1 0 13\7 15\7 Институтская часть города 20 15 3 10\12 17\13 14 18 15 Большая Волга 5 10 8 7\8 12\14 4 11 11 Дубна - 3 6 7 22 10\10 7\8 8 9 1 Время совершения преступлений

с 6.00 до 18.00 11 4 9 4 6 6 4 5 C18.00 до 22.00 9 14 5 5 5 8 4 7 с 22.00 до 6.00 часов 11 14 5 18 25 12 30 15

Место совершения преступлений:

улица 7 13 9 12 14 10 18 14 подъезд

6 1

2 1 1 1 квартира 7 2 7 1 4 2 3 4 коммерческие киоски,магазины 9 2 5 1 4

1 1 учебные заведения 4 2 4

1 1

1 гаражи,сараи 4 7 5 11 8 2 6

садоводческие кооперативы.

2 5 предприятия, учреждения

2 2 3 10 7 1

Предметы преступного посягательства

деньги 4 4 5 1 4

8 5 цветной металл

6 6 8 автомототранспорт 1 5 4 8 7

4 4 аудиоаппаратура 2 3

3 4 4 5

товар 9 2 2

3

драгоценный металл 2 1

1 личные вещи 5 2 4 5 3 4 3

велосипеды мопеды 4 6

3 1 2 1

продукты питания 2 1 2 1 7

лодки, лодочные моторы

4

Правонарушения

Несовершеннолетними совершено 346 327 344 346 361 279 279 290 Совершили правонарушения: 270 303 306 318 326 291 276 263 По видам:

нарушения антиалког.зак-ва 215 243 245 230 243 187 207 175 совершили общественно-опасные деяния 39 44 34 25 47 44 32 31 в т.ч. кражи 26 11 26 12 14 23 10 15 грабежи 4 3

3

1

хулиганство 3 1

6 14 5 нанесение телесных повреждений 3 10 6 7 18 9

2 вымогательство

5

разбои

1

изнасилования

1

умышленное уничтожение имущества

14

другие 3 5

9 27 6 2 11 совершили мелкое хулиганство 11 7 12 18 29 22 22 25 иные правонарушения 5 6 9 5 5 34 7 8 употребление наркотических средств

6 2

2 2 нарушений ПДД

13 43 употребление токсических средств

31 30

Учащимися школ совершено правонарушений 141 212 192 131 163 143 131 170 Правонарушители обучались:

в общеобразовательных школах 141 118 122 131 163 143 131 148 вГПЛ 53 79 65 50 56 42 65 43 в других учебных заведениях 10 15 5 22 16 16 15 12 работали 25 37 31 27 17 8 5 16 не работали, не учились 41 54 83 88 74 82 60 44 По школам:

школа №1 8 6 7 11 11 6 8 4 школа №2 9 16 20 9 12 9 13 13 школа №3 18 20 2 10 9 8 8 8 школа №4 17 16 12 21 14 24 15 19 школа №5 11 6 9 6 7 17 13 13 школа №6 8 17 6 10 18 16 15 20 школа №7 14 16 22 11 16 10 14 15 школа №8 25 7 18 9 11 10 16 11 школа №9 9 6 8 16 14 10 9 13 школа №10 8 5 8 10 11 11 10 17 школа №11

6 9 14 9 4 5

“Дубна”

2 1 5

2 3 “Родник” 9 5 2 2 7 7 3 2 “Возможность”

1 8 “Гармония”

1

1 2 “Полис-лицей”

1 “Арка”

1

1 ГПЛ-67 17 25 29 15 7 17 11 5 ГПЛ-95 36 51 34 35 49 29 54 38 Выявлено фактов нарушений антиалкогольного

законодательства 215 243 245 230 243 187 207 190 учащихся школ 95 70 84 67 87 70 85 103 учащихся ГПЛ 53 76 60 47 49 36 54 33 работающих 23 33 31 23 14 8 5 13 неработающих, неучащихся 34 52 65 75 80 57 48 33 учащихся др.учебных заведений 10 12 5 18 13 16 15 8

Правонарушения совершены

Институтская часть 159 119 136 158 138 133 105 140 Большая Волга 59 117 115 96 102 66 67 53 Дубна-3 128 91 93 92 121 80 107 97

Состоят на учете в ОДН; 174 159 155 153 154 150 144 120 учащихся школ 68 64 65 62 77 72 57 55 учащихся ГПЛ 28 27 16 20 20 24 23 19 работающих 35 24 19 8 8 11 8 16 неработающих, неучащихся 40 40 48 61 47 29 53 20 учащихся др.учебных заведений

4 7 2 2 14 3 10

По школам;

школа №1 1 3 3 6 8 3 4 3 школа №2 7 9 10 11 10 7 5 6 школа №3 5 5 3 1 1 3 4 1 школа №4 7 10 4 6 9 10 7 8 школа №5 5 3 10 5 6 8 5 6 школа №6 13 2 3 5 9 11 4 3 школа №7 5 5 11 8 6 4 6 7 школа №8 14 13 8 4 2 5 7 4 школа №9 5 3 4 6 7 5 6 4 школа №10 4 2 3 3 8 5 3 5 школа №11

4 4 5 6 6 1

“Дубна”

1

1 “Родник” 1 5 1 1

2 1

“Возможность “

2 3 1 5 “Арка”

1 2

ГПЛ-67 13 12 7

7 4 3 ГПЛ-95 15 13 9

17 19 15

Состоят на учете несовершеннолетние:

за употребление спиртных напитков 37 50 50 51 49 43 34 36 осуждено условно 1 11 16 24 20 27 11 8 амнистированные 3 2

5 38 1 вернувшиеся из спецшкол и спец.ПТУ 2 2 3 2\1 1 2 4 2 не взятые под стражу в период следствия 5 8 10 5 13 11 11 16 совершившие преступления, но освобожденные от

уголовной ответственности в связи с применением

мер общественного воздействия 27 20 14 14 1 2 3 5 совершившие общественно-опасные деяния до

достижения уголовно-наказ. возраста 88 64 62 56 60 60 42 49 за иные правонарушения 2 2

3

Период Зарегистрировано преступлений в городе Дубне Совершено преступлений подростками в городе Дубне Удельный вес преступности несовершеннолетних в городе Дубне Средний областной удельный вес преступности 1994г. 31 37 14,50% 14,50% 1995г. 32 34 12% 15,70% 1996г. 30 39 12,60% 11,90% 1997г. 27 30 10,40% 10,10% 1998г. 36 35 12,80% 7,60% 1999г. 26 37 7,90% 9,80% 2000г. 38 50 9,30% 8,00% 2001г. 27 27 7,70% 8,10%

6 0 5 0 4 0 3 0 2 0 10 0

•’ •’ <Р 4

Зарегистрировано преступлений в городе Дубне

38

-36-

32

34-

-зо-

27

-22L

-26-

40 35 30 25 20 4-15 10 –5-4

1994г. 1995г. 1996г. 1997г. 1998г. 1999г. 2000г. 2001г.

Совершено преступлений подростками в городе Дубне

,„.„._« .4 - ,,.»?« I,.,. …..J -….„.,„ … ,„,^.,,l.„, ДЦ.ии,.,..,,.,»,, 37 34 ** „ 35 37

?

OV

27

- ?’ •’ <?’ 4? #*’

Средний областной удельный вес преступности

18,00%

16,00%

14,00%

12,00%

10,00%

8,00%

6,00%

4,00%

2,00%

0,00%

<?

<#” <#’ с#’ <#’ «#’ .«#’ А?

Удельный вес преступности несовершеннолетних в городе Дубне

16,00% 14,00% 12,00% 10,00%

8,00%

6,00%

4,00%

2.00%

0,00%

4? #’ <?’ <?’ •* •’ <f’ #*’