lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Чаднова, Ирина Владимировна. - Проверка и уточнение показаний на месте: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Томск, 2003 203 с. РГБ ОД, 61:03-12/990-X

Posted in:

ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи Чаднова Ирина Владимировна

ПРОВЕРКА И УТОЧНЕНИЕ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

’ *“•?; ‘< ;> <

** •* ,1

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

/

Научный руководите ль -

доктор юридически х наук,

Заслуженны й деятель науки Российской Федерации,

Заслуженны й юрист Российской Федерации,

профессор Н.Т. Ведерников

ТОМСК-2003

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. ПРАВОВАЯ И ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ПРИРОДА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ 13

1.1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ЗАДАЧИ ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ КАК ЭЛЕМЕНТА СИСТЕМЫ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 13 1.2. 1.3. ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ПРИРОДА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ КАК ЭЛЕМЕНТА СИСТЕМЫ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 46 1.4. 1.5. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ 1.6. КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЙСТВИЯ 79

ГЛАВА II. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПРОИЗВОДСТВА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ 90

2.1. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ . 90 2.2. 2.3. ТАКТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ 128 2.4. 2.5. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ПРОИЗВОДСТВА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ 142 2.6. ГЛАВА III. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ 153

3.1. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРОИЗВОДСТВА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ 153 3.2. 3.3. ПРОТОКОЛ ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ФИКСАЦИИ ЕЕ ХОДА И РЕЗУЛЬТАТОВ 169 3.4. ЛИТЕРАТУРА 176

ПРИЛОЖЕНИЯ

193

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования

В процессе реализации задач назначения уголовного судопроизводства, закрепленных в ст. 6 УПК РФ, немаловажную роль играет предварительное следствие. В свою очередь эффективность работы следователя во многом зависит от системы следственных действий, предусмотренных действующим уголовно-процессуальным законом. Система следственных действий, закрепленная в уголовно-процессуальном законе, не является чем-то неизменным, застывшей схемой. Реалии текущего времени, развитие уголовного процесса и криминалистики приводят к необходимости изменений, к совершенствованию и дополнению существующего комплекса следственных действий.

В рамках проводимой в настоящее время в Российской Федерации судебно- правовой реформы Государственная Дума РФ 22 ноября 2001 года приняла Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации1, вступивший в действие с 1 июля 2002 года. УПК РФ дополнил существовавший ранее перечень следственных действий новым - проверкой показаний на месте . Необходимость закрепления данного следственного действия в уголовно-процессуальном законе возникла уже давно и нашла свою поддержку в трудах многих ученых-криминалистов и процессуалистов.

На протяжении нескольких десятилетий велась научная дискуссия о сущ- ности и тактике производства проверки и уточнении показаний на месте как самостоятельном следственном действии. Многие ученые, как криминалисты, так и процессуалисты, исследуя вопросы совершенствования системы следственных действий, предлагали внести проверку и уточнение показаний на месте в уголовно-процессуальное законодательство. Можно считать, что их положе-

В дальнейшем действующие уголовно-процессуальный и уголовный кодексы будут имено- ваться соответственно УПК, УК, а уголовно-процессуальный кодекс РСФСР - УПК РСФСР. 2 В настоящей диссертации рассматриваемое следственное действие в дальнейшем будет именоваться как проверка и уточнение показаний на месте. Автором в диссертации дается обоснование именно такого названия данного следственного действия.

4

ния реализовались и в настоящее время проверка и уточнение показаний на месте совершенно обоснованно получила «права гражданства» в УПК РФ.

Самостоятельность рассматриваемого следственного действия подкреплена, во-первых, положением данного следственного действия в системе других следственных действий, во-вторых, пригодностью проверки и уточнения показаний на месте к выявлению и отображению новой доказательственной информации, не доступной любому другому способу получения доказательств, в-третьих, наличием самостоятельных задач и тактических приемов ее производства, в-четвертых, уникальностью информационного потенциала проверки и уточнения показаний на месте, позволяющей широко использовать это следственное действие для оптимизации процесса раскрытия и расследования преступления.

Современная российская криминалистика всегда занималась не только вопросами тактики производства уже закрепленных в уголовно- процессуальном законе следственных действий, но и разрабатывала отдельные аспекты новых следственных действий, которые в дальнейшем получали свое законодательное закрепление (так, в свое время в качестве самостоятельных следственных действий были закреплены следственный эксперимент и предъявление для опознания). Закрепление проверки и уточнения показаний на месте в УПК РФ в качестве самостоятельного следственного действия ставит проблему разработки теоретических положений и систематизации выработанных практикой особенностей тактики его производства на новый, более высокий уровень. К этому следует добавить еще и то, что проверка и уточнение показаний на месте как следственное действие остро нуждается и в разработке психологического аспекта ее производства.

Ранее отдельные аспекты проверки и уточнения показаний на месте рас- сматривались больше в теоретическом плане, так как данное следственное действие не имело законодательного закрепления. Тем не менее, отсутствие нормативного закрепления проверки и уточнения показаний на месте в системе следственных действий УПК РСФСР почти не препятствовало следователям применять ее на практике, а судам признавать доказательственное значение результатов этого следственного действия и основываться на них (наряду с другими материалами следствия) при вынесении приговоров. Процессуальное значение ре-

5

зультатам проверки и уточнения показаний на месте нередко придавалось через форму иных следственных действий, в виде, например, протоколов «дополнительного осмотра места происшествия», «следственного эксперимента» и других. Тактические же и процессуальные правила проверки и уточнения показаний на месте в представлении практических работников правоохранительных органов имели достаточно общий характер, в виде основного контура производства данного следственного действия, при проработке деталей проверки и уточнения показаний на месте каждый следователь действовал по принципу «кто во что горазд».

В настоящее время в связи с принятием нового УПК РФ необходимо уже предложить работникам правоохранительных органов и суда рекомендации и разработки по тактике производства проверки и уточнения показаний на месте. Кроме того, хотя новый кодекс только вступил в действие, следует обратить более детальное внимание на процессуальную регламентацию проверки и уточнения показаний на месте, которая, по мнению диссертанта, также нуждается в дальнейшем совершенствовании.

Все изложенное, а также жизнеспособность проверки и уточнения показа- ний на месте, которая фактически уже много лет проводится следователями как самостоятельное следственное действие, позволяют утверждать, что она имеет право на существование и полноправно заняла свое место в системе следственных действий в новом УПК РФ. Наличие самостоятельных задач и значимость для следствия свидетельствуют в пользу независимости данного следственного действия, дающего конкретные результаты при его проведении. Можно уверенно заявить, что ни одно из существующих следственных действий не может полностью заменить проверку и уточнение показаний на месте.

В связи с этим выбранная автором тема диссертационного исследования представляется вполне актуальной и требующей комплексной теоретической разработки.

Цель и задачи диссертационного исследования

Недостаточная разработанность темы на новой законодательной базе пре- допределила цель и задачи ее исследования. Целью настоящего исследования является повышение эффективности деятельности правоохранительных орга-

6

нов по раскрытию и расследованию преступлений путем разработки правовых, тактико-психологических и организационных вопросов и особенностей проверки и уточнения показаний на месте как самостоятельного следственного действия.

Поставленная цель исследования обусловила необходимость решения сле- дующих взаимосвязанных задач:

• Разработать понятие и определить сущность проверки и уточнения пока- заний на месте как самостоятельного следственного действия. • • Определить место проверки и уточнения показаний на месте как само- стоятельного следственного действия в системе существующих следст- венных действий УПК РФ, в общем процессе доказывания. • • Провести исторический анализ развития научных взглядов и представлений о проверке и уточнении показаний на месте как самостоятельном следственном действии. • • Определить комплекс мер по организации и планированию деятельности следователя при производстве проверки и уточнения показаний на месте. • • Очертить круг тактико-криминалистических задач, решение которых возможно при производстве проверки и уточнения показаний на месте. • • Разработать комплекс тактических приемов, использование которых до- пустимо и целесообразно в ходе производства проверки и уточнения пока- заний на месте. • • Изучить возможности использования психологической дифференциации типов лиц, чьи показания проверяются с целью определения влияния пси- хологических свойств личности на информативность проверки и уточнения показаний на месте, на степень достоверности и полноты полученной информации.. • • Внести предложения по дальнейшему совершенствованию правового ре- гулирования проверки и уточнения показаний на месте в УПК РФ. • Объектом диссертационного исследования явилась деятельность право- охранительных органов по эффективному и полному раскрытию и расследованию преступлений, осуществляемая в рамках предварительного расследования и рассмотрения дела в суде.

7

Предметом диссертационного исследования явились теоретические раз- работки по проблемам, связанным с темой диссертации. Так как в рамках системного подхода целесообразно рассматривать не только элементы предмета, но и функциональное взаимодействие между ними, мы посчитали рациональным выделить несколько аспектов предмета исследования: процессуальный порядок производства следственного действия; личность преступника; тактические особенности системы следственных действий; взаимосвязь между тактикой следственного действия и психологической характеристикой личности проверяемого, изучая их в единстве и взаимодействии.

Методологическая и теоретическая основы исследования

В качестве основного метода исследования в работе использовался обще- научный диалектический метод. Кроме того, в работе были использованы такие специальные методы познания, как метод системного анализа, исторический, статистический, сравнительно-правовой, конкретно- социологический, логико-юридический и другие.

К методологической основе исследования следует также отнести: Кон- ституцию Российской Федерации, нормативные акты по уголовному и уголовно-процессуальному праву РФ (как действующие, так и утратившие силу), нормативные акты зарубежных стран, научные труды в области уголовно-процессуального права, криминалистики, философии права, общей и юридической психологии.

Теоретической базой исследования явились работы таких авторов, как А.

B. Авсюк, Г. Александров, Р. С. Белкин, И. Е. Быховский, А. Н. Васильев, Э. Е. Весенин, М. П. Гутерман, Н. В. Жогин, А. Б. Зозулинский, В. Я. Колдин, Н. А. Корниенко, В. Д. Лупиков, А. Р. Ратинов, Л. А. Соя-Серко, С. С. Степичев, М.

C. Строгович, П. И. Тарасов-Родионов, В. Н. Уваров, Ф. Н. Фаткуллин, Б. В. Фуфыгин, М. Н. Хлынцов, С. А. Шейфер, В. Б. Ястребов и других. Кроме того, несмотря на отсутствие проверки показаний на месте как следственного дейст вия в УПК РСФСР, практически все учебники по курсам «Уголовный процесс» и «Криминалистика» содержат главы или параграфы, посвященные уголовно-

8

процессуальной регламентации и тактике производства проверки показаний на месте1, материал которых также был использован при написании диссертации.

Эмпирической базой исследования послужили данные, полученные в результате:

  • изучения и анализа методом кластерной выборки2 материалов 184 уголовных дел, законченных судебным рассмотрением и вступлением приговора суда в законную силу Томским областным судом за 1996-2002 г.г. и Новосибирским областным судом за 1999-2002 г.г. по следующим основным критериям: выделение из всего массива уголовных дел, рассмотренных судом за изучаемый период, дел с наличием проверки и уточнения показаний на месте, определение цели ее производства (насколько это вытекает из материалов уголовного дела), информативность и результативность проверки (в частности, наличие ссылки на результаты проверки и уточнения показаний на месте в приговоре суда), тактические приемы, использованные следователем при ее производстве;
  • анкетирования 182 следователей прокуратуры и министерства внутренних дел Томской и Новосибирской областей по следующим основным критериям: частота проведения проверки и уточнения показаний на месте, цель ее проведения, значимость результатов данного следственного действия для расследования преступления в целом, критерии подготовки проверки и уточнения показаний на месте, учет психологической характеристики личности субъекта, в отношении которого проводится данное следственное действие, при подготовке, проведении и оценке его результатов.
  • См., например, Советский уголовный процесс / под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. — Л., 1989. Гл. 13, пар. 8; Уголовный процесс / под ред. И. Л. Петрухина. - М, 2001. Гл. 17, пар. 10; Криминалистика / Авт. кол.: Б. Е. Богданов, А. Н. Васильев, В. Я. Колдин и др.; под ред. А. Н. Васильева. - М., 1980. Гл. 14; Криминалистика / под. ред. Р. С. Белкина. - М.,
    1. Гл. 36.

2 Методом кластерной выборки является метод выборки, представляющий собой отбор из всей совокупности исследуемых объектов (кластеров) группу объектов, объединенных род- ственными признаками. См., например, Большой толковый социологический словарь. Т. 1(А-0): Пер. с англ. - М, 1999. С. 302.

9

Научная новизна диссертационного исследования

Своевременная и полная проверка показаний лиц, проходящих по уго- ловному делу в той или иной процессуальной роли, выступает, прежде всего, как барьер для необоснованных обвинений и гарант объективности расследования. В настоящее время мы имеем дело с уникальным случаем, заключающемся в том, что ряд тактических приемов производства рассматриваемого следственного действия были разработаны и реализованы практикой гораздо ранее, нежели в законодательстве были закреплены процессуальные правила его производства. Кроме того, анализ литературы по тактике следственных действий, в частности, тактике проверки и уточнения показаний на месте, позволяет прийти к выводу, что в теоретических вопросах изучения данного следственного действия основное внимание уделялось проблемам уголовно-процессуального и криминалистического плана, оставляя за рамками исследования имеющий большое значение психологический аспект его производства.

В результате неполнота исследования не позволяла в полной мере раскрыть весь потенциал проверки и уточнения показаний на месте как самостоя- тельного следственного действия. Кроме того, включение данного следственного действия в систему следственных действий УПК РФ потребовало дальнейшей разработки процессуальных правил и тактических рекомендаций по организации и производству проверки и уточнения показаний на месте.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в работе предпринят комплексный подход к решению проблем разработки теоретических положений и систематизации выработанных практикой особенностей тактики подготовки и производства проверки и уточнения показаний на месте как нового самостоятельного следственного действия. Научной новизной отличается и произведенный в работе анализ процессуальных правил производства данного следственного действия, направленный на отыскание возможностей более эффективного их использования для решения задач, возникающих в ходе раскрытия и расследования преступлений.

Новизной также отличается проведенное в работе изучение тактико- психологического аспекта проверки и уточнения показаний на месте и разработка практических рекомендаций, позволяющих повысить результативность проведения данного следственного действия, с
учетом психологических

10

свойств личности лица, показания которого проверяются. Совокупность названных моментов, по мнению автора, призвана повысить эффективность применения всей системы следственных действий при производстве предварительного расследования.

В конечном итоге, дальнейшее совершенствование системы следственных действий, закрепленной в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации, в том числе разработка процессуальных криминалистических и психологических аспектов производства проверки и уточнения показаний на месте призвано способствовать также более полному соблюдению прав и законных интересов лиц, выступающих участниками уголовного судопроизводства.

Положения, выносимые на защиту

На защиту выносятся следующие основные положения диссертационного исследования:

• Результаты анализа характера и развития понятия проверки и уточнения показаний на месте как самостоятельного следственного действия, что позволило автору выявить сущность и сформулировать понятие рассмат- риваемого следственного действия, а также сделать вывод о том, что про- верка и уточнение показаний на месте - это не суррогатная комбинация отдельных элементов различных следственных действий, а новое само- стоятельное следственное действие, обладающее собственным познава- тельным потенциалом и своеобразной процессуальной природой. • • Суждения автора о разграничении между проверкой и уточнением пока- заний на месте и иными близко примыкающими к ней следственными действиями, а, в конечном итоге, вывод диссертанта о сложном комплекс- ном характере рассматриваемого следственного действия и о возможности получения при его производстве результатов, недоступных для иных след- ственных действий. • • Комплексный анализ истории развития научных представлений о проверке и уточнении показаний на месте как самостоятельном следственном действии. •

11

• Сформированный перечень задач, решение которых возможно в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте. • • Комплекс мер по организации и планированию деятельности следователя при производстве проверки и уточнения показаний на месте, исходя из психологического типа личности субъекта, чьи показания проверяются, и на основе обобщения теоретических положений и практических разработок по организации проверки и уточнения показаний на месте. • • Разработанная диссертантом на основе анализа теоретических и правовых основ, а также наработанного практикой опыта проведения проверки и уточнения показаний на месте система тактико- психологических приемов, применение которых допустимо, возможно и эффективно при производстве данного следственного действия. • • Предложенная автором дополненная редакция статьи 194 УПК РФ, регламентирующая производство проверки и уточнение показаний на месте. • В работе имеются и другие положения, отличающиеся по своему содер- жанию элементами новизны.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в комплексном изучении уголовно-процессуального, криминалистического и тактико-психологического аспектов проверки и уточнения показаний на месте как нового самостоятельного следственного действия.

Уникальность задачи применительно к данному следственному действию состоит в том, что фактически оно уже много лет применялось работниками правоохранительных органов, несмотря на отсутствие его уголовно-процессуальной регламентации. Закрепление проверки и уточнения показаний на месте в УПК РФ поставило проблему разработки как ее теоретических основ, так и систематизации и отбора наработанных практикой наиболее эффективных тактических приемов производства данного следственного действия. При этом, поскольку разработка психологических рекомендаций традиционно в последние годы является неотъемлемой частью содержания любого следственного действия, тем более такого нового как проверка и уточнение показаний на месте, этот аспект также потребовал своего исследования.

12

Практическая значимость работы состоит в том, что:

  • разработанный комплекс процессуальных, тактических и психологических вопросов организации и производства проверки и уточнения показаний на месте может быть использован в практической деятельности органов предварительного расследования и суда для решения задач раскрытия и расследования преступлений, а также последующего рассмотрения их в судах;
  • выводы и предложения, изложенные в диссертационном исследовании, могут быть использованы в работе по дальнейшему совершенствованию уголовно-процессуального законодательства применительно к производству рассматриваемого следственного действия.
  • Материалы диссертационного исследования могут быть использованы также в учебном процессе при изучении студентами юридических факультетов ВУЗов уголовного процесса и криминалистики.

Апробация результатов диссертационного исследования

Тема диссертации утверждена Ученым советом Юридического института Томского государственного университета 13 апреля 2000 года (протокол № 9).

Результаты диссертационного исследования были доложены автором и получили одобрение на ряде научно-практических конференций в г.г. Томске (1996, 1998, 2001, 2002 гг.) и Кемерово (1997 г.). Диссертационное исследование являлось также частью работы по гранту Российского государственного научного фонда «Теоретико-методологические основы методики раскрытия и расследования преступлений на основе психолого- криминалистической типологии субъекта преступления».

Основные положения диссертационного исследования опубликованы ав- тором в 6 статьях. Диссертация была обсуждена и одобрена на кафедре уголовного процесса Юридического института Томского государственного университета.

13

ГЛАВА I. ПРАВОВАЯ И ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ПРИРОДА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ

1.1. Понятие, сущность и задачи проверки и уточнения показаний на месте как элемента системы следственных действий

В последнее время в научной криминалистической литературе все большее признание получает идея о том, что деятельность по расследованию преступлений (следственная деятельность) является не чем иным, как видом информационно-познавательной деятельности. Именно на таком подходе основывается активно разрабатываемая усилиями таких ученых, как И.А. Возгрин, В.К. Гавло, Е.П. Ищенко, В.И. Корноухов, В.А. Образцов, Н.П. Яблоков1 и др., общая теория расследования преступлений.

Проверка и уточнение показаний на месте, выступающая предметом изу- чения данной работы, является одной из ярких форм реализации познания в следственной деятельности. Чувственное и рациональное познания представ- ляют собой составные части познавательной деятельности, складывающейся в процессе расследования преступлений. Чувственное познание является предпосылкой для существования иных форм познания и с необходимостью требует функционирования органов чувств, нервной системы, мозга, благодаря чему и возникает ощущение, восприятие, представление о материальных объектах. Именно через чувственное познание достигается первоначальный объем эмпирических знаний. Эмпирическое знание может дать лишь представление о единичном объекте, ставшем предметом изучения. Следующим уровнем, когда выявляются существенные черты объекта и его связи с миром, является рацио-

См., например, Возгрин И.А. Принципы методики расследования отдельных видов преступлений. — Л., 1977; Корноухов В.И., Богданов В.М., Закатов А.А. Основы общей теории криминалистики. — Красноярск, 1993. С. 79-122; Образцов В.А. Проблемы совершенствования научных основ методики расследования преступлений: Автореферат дисс.д.ю.н. - М, 1985; Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. -Красноярск, 1987. С. 3-165; Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. — Томск, 1985. С. 3-33; Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. - М, 1985. С. 3-97.

14

нальное познание, протекающее в форме мышления - обобщенного и опосредованного отражения действительности.

Наличие двух видов познавательной деятельности не подразумевает, что можно четко провести разделение реальной практической деятельности на деятельность чувственного познания и деятельность рационального познания. Так, по мнению Б.Т. Ломова, восприятие и мышление (формы соответственно чувственного и рационального познания) «выступают не как самостоятельные виды деятельности, а как моменты реальной деятельности человека, как ее «составляющие». Они включены в деятельность и наблюдателя и исследователя (и любую другую), обеспечивая отражение условий, предмета и средств этой деятельности, формирование мотивов и целей, выявление проблем, решение задач и т.д.»1. Однако, каждый из этих видов познания играет свою, определенную роль при исследовании преступного события.

Следственная деятельность, как и любой другой вид познавательной дея- тельности, представляет собой последовательный переход от незнания к знанию. Для того чтобы быть успешной, она требует создания первоначального образа исследуемого объекта на основе эмпирических знаний, полученных ор-ганолептическим способом, и выяснения существенных свойств данного объекта, его взаимосвязи с материальным миром через обобщение и детализацию.

Как процесс перехода от незнания к знанию, деятельность по расследова- нию преступлений может быть разделена на определенные этапы, в зависимости от характера производимых с информацией операций, состояния знаний об объекте расследования .

Расследование преступлений, таким образом, является разновидностью информационно-познавательной деятельности, ограниченной в определенной степени рамками уголовно-процессуального законодательства, состоящей из ряда этапов и включающей в себя составными частями следственные действия как средство познания, целью которого является добывание определенной совокупности доказательств для установления истины по делу. Получение такой

Ломов Б. Т. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М., 1964. С. 214. 2 Вслед за В. А. Образцовым процесс расследования преступления можно условно разделить на три этапа: 1) начальный; 2) промежуточный; 3) заключительный. См.: Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. — М, 1997. С. 17.

15

совокупности доказательственного материала возможно только через производство следственных действий, которые в своей совокупности образуют целостную систему следственных действий, следовательно, любое следственное действие является элементом информационно- познавательной деятельности, в частности, следственной. Целостная природа информационно-познавательной деятельности, элементами которой являются следственные действия, детерминирует необходимость системного подхода.

Однако замечено, что система следственных действий, существовавшая в УПК РСФСР, отличалась от системы следственных действий фактически применяемых правоохранительными органами в процессе практической деятельности. Так, проверка и уточнение показаний на месте не входила в официально закрепленную в уголовно-процессуальном законодательстве систему следственных действий, хотя имела широкое практическое применение. Такое различие свидетельствовало о необходимости пересмотра нормативно закрепленной системы следственных действий с целью законодательного оформления и регламентирования новых эффективных следственных действий, выработанных практикой. Не случайно УПК РФ расширил перечень следственных действий, дополнив раздел VIII УПК РФ новым следственным действием - проверка показаний на месте.

Проверка и уточнение показаний на месте, по нашему мнению, является действенным инструментом получения информационного материала при расследовании преступлений, а значит, обладает информативным потенциалом и может быть признана элементом информационно- познавательной деятельности.

Расследование преступлений представляет собой сложный процесс, при осуществлении которого применяются различные методы познания, используемые человеком в практической деятельности. Основной задачей расследования по уголовным делам является сбор, проверка и оценка доказательств, под которыми в ст. 74 УПК РФ понимаются «любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

16

Уголовно-процессуальный закон устанавливает способы и порядок получения и проверки этих фактических данных, допуская, таким образом, определенные средства доказывания, применение которых придает доказательственную силу установленным фактам1.

Закон придает исключительное значение действиям по получению и закреплению фактического материала в качестве доказательств. Закрепленный в восьмом разделе УПК РФ перечень этих действий представляет собой систему следственных действий, имеющих значение для установления истины по делу, закрепления и проверки органами расследования доказательств.

В научной литературе нет единого мнения по вопросу о понятии и системе следственных действий. Некоторые авторы объединяют термины «процессуальные действия» и «следственные действия», подразумевая под этими терминами все действия следователя в процессе расследования, предусмотренные законом2. Другие под следственными действиями понимают только те действия, которые направлены на обнаружение, закрепление и исследование доказательств и сформулированы в законе в виде особой процедуры их проведения3. Исследованиям данного вопроса были посвящены работы таких авторов, как И.Е. Быховский, И.Ф. Герасимов, М.П. Гутерман, 3.3. Зинатуллин, A.M. Ларин, И.М. Лузгин, А.П. Рыжаков, А.Б. Соловьев, С.А. Шейфер4 и др.

Как отмечал М. С. Строгович, понятие доказательства имеет два значения. Доказательства - это, во-первых, те факты, на основе которых устанавливается преступление или его отсутствие, виновность или невиновность того или иного лица в его совершении и иные обстоятельства дела, от которых зависит степень ответственности этого лица. Доказательствами являются, во-вторых, те предусмотренные законом источники, из которых следствие и суд получают сведения об имеющих для дела значение фактах и посредством которых они эти факты устанавливают. См., Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. — М., 1968. С. 288-289.

2 См., например, Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование. Организа ция. - М, 1970. С. 147-148; .Дубривный В. А. Деятельность следователя по расследованию преступлений. - Саратов, 1987. С. 75.

3 См., например, Зинатуллин 3. 3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. С. 27; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.В. Предварительное следствие в советском уголовном процес се.-М., 1965. С. 108.

4 См., например, Быховский И.Е. Процессуальная регламентация проведения следственных действий // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 21. - М, 1974. С. 48-49; Быховский И.Е. Происхождение и развитие института следственных действий // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып. 6. - Л., 1980. С. 172-182; Герасимов И.Ф. Некоторые про блемы раскрытия преступлений. - Свердловск, 1975. С. 60-71; Гутерман М.П. Следственные действия и некоторые спорные вопросы, связанные с их системой // Вопросы борьбы с пре-

17

В научной литературе существует несколько точек зрения на понятие следственного действия. Так, Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин отмечают, что под ними подразумеваются «процессуальные действия, направленные на выявление, закрепление и проверку следов преступления, проводимые на определенном этапе уголовного производства - с момента возбуждения уголовного дела до ознакомления обвиняемого с материалами дела»1. Н.С. Алексеев определяет, что «под следственными действиями понимаются регламентированные уголовно-процессуальным законом действия, которые непосредственно направлены на обнаружение, закрепление, проверку, исследование и оценку доказательств»2.

А.К. Гаврилов и другие авторы уточняют, что следственные действия - это предусмотренная законом и обеспеченная государственным принуждением совокупность приемов и операций, которые осуществляются при расследовании преступлений для обнаружения, фиксации и проверки фактических данных, имеющих значение доказательств по уголовному делу3. А.Б. Соловьев и Г.С. Казинян определяют следственные действия как подробно регламентированные уголовно-процессуальным законом и применяемые в целях собирания (формирования) доказательств действия, имеющие познавательный и удостоверитель-ный аспекты (стороны) и включающие систему взаимосвязанных операций, которые обусловлены своеобразным сочетанием в каждом из них общенаучных методов познания, соответствующих особенностям следов преступления . А.А.

ступностью. Вып. 42. - М, 1985. С. 72-75; Зинатуллин 3.3. Указ. соч., С. 61-74; Ларин A.M. Следственные действия (определение понятия, терминология) // Оптимизация расследования преступлений. - Иркутск, 1982. С. 93-94; Лузгин И.М. Расследование как процесс познания.

  • М, 1969. С. 58-59; Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973. С. 95-96; Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств.
  • М., 1997. С. 12; Казинян Г.С, Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий.
  • Ереван, 1987. С. 18-26; Соловьев А.Б. Методология и методика исследования эффективности производства следственных действий // Вопросы совершенствования предварительного следствия. - М., 1983. С. 15-30; Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1972. С. 43., Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 1981. С. 18-22.
  • 1 Жогин Н.В. Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч., С. 108.

Советский уголовный процесс / под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л., 1989. С.227.

См.: Гаврилов А.К. и др. Следственные действия по советскому уголовно- процессуальному праву. - Волгоград, 1975. С. 21. 4 См.: Казинян Г. С, Соловьев А. Б. Указ. соч., С. 23.

18

Чувилев, определял следственные действия как группу уголовно- процессуальных действий органа предварительного расследования, являющихся основными средствами в установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, и характеризующихся детальной самостоятельной процедурой производства1.

Процессуальные действия проводятся следователем в рамках исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ). Однако, что подчеркивается всеми учеными, понятие «процессуальное действие» шире, чем понятие «следственное действие». Термин «следственное действие» должен использоваться законодателем применительно только к тем действиям следователя, которые направлены на сбор доказательственного материала по установлению обстоятельств происшествия и личности преступника, то есть каждое следственное действие является процессуальным, в то время как не каждое процессуальное действие является следственным2.

Анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет отметить, что ранее в законе использовалось два термина: «действие» и «следственное действие». В УПК РСФСР, действовавшем в России с 1961 года, ряд статей содержали указания о производстве различных действий, не связывая это непосредственно с понятием «следственное действие» (например, постановление о признании потерпевшим и др.). В других же статьях уголовно-процессуального кодекса РСФСР использовался термин «следственное действие» (например, ст. 141 УПК РСФСР - протокол следственного действия)3. Однако УПК РСФСР не разъяснял содержания понятий «следственное действие» и «процессуальное действие», как это было сделано в отношении ряда других юридических терминов (ст. 34 УПК РСФСР).

См.: Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного про- цесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по Особенной части / Учебно-методический материал. - М., 1986. С.42.

Так, А. П. Рыжаков отмечает, что если закрепленное и урегулированное в уголовно- процессуальном законе действие не направлено на собирание доказательств, то оно все одно останется процессуальным. См.: Рыжаков А.П. Указ. соч., С. 7.

Нормы статей УПК РСФСР, регулирующие производство отдельных действий, требуют составления протокола об их совершении. В этой группе норм не употребляется понятие «следственное действие», однако, руководствуясь положениями ст. 141 УПК РСФСР можно сделать вывод, что к ним относятся действия, производство которых требует составления протокола.

19

В УПК РФ термин «процессуальное действие» получил официальное за- крепление. Согласно п. 32 ст. 5 УПК РФ «процессуальное действие - следст- венное, судебное или иное действие, предусмотренное настоящим Кодексом». Такое широкое определение позволяет отнести к процессуальным действия любого участника уголовного судопроизводства (перечень которых содержится в разделе II УПК РФ), непосредственно вытекающие из уголовно-процессуального кодекса. Однако УПК РФ, как и предшествующий уголовно-процессуальный кодекс, не разъясняет содержания понятия «следственные действия». Возникает вопрос - какие из перечисленных в УПК РФ действий, производимые участниками уголовного судопроизводства, являются следственными1?

В УПК РФ законодатель к категории следственных действий отнес сле- дующие процессуальные действия - осмотр местности, жилища, предметов и документов (ст. 176 УПК РФ), осмотр трупа, эксгумация (ст. 178 УПК РФ), освидетельствование (ст. 179 УПК РФ), следственный эксперимент (ст. 181 УПК РФ), обыск (ст. 182 УПК РФ), наложение ареста, осмотр и выемка корреспонденции (ст. 185 УПК РФ), контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК РФ), допрос (ст. 187 УПК РФ), очная ставка (ст. 192 УПК РФ), предъявление для опознания (ст. 193 УПК РФ), проверка показаний на месте (ст. 194 УПК РФ), получение образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК РФ), наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ). Однако не все вышеперечисленные процессуальные действия действительно относятся к следственным2.

Для того чтобы выяснить природу следственного действия, необходимо выделить критерии относимости того или иного действия к следственному действию. Анализ существующих научных определений и уголовно- процессуального законодательства позволяет выделить следующие критерии, раскрывающие природу следственного действия:

1 Определить перечень процессуальных действий, которые УПК РФ относит к следственным действиям, можно только по анализу содержания ст. ст. 29, 164, 166, 170, 190, 192, 202 УПК РФ.

2 Существуют различные мнения о том, являются ли следственными действиями, такие за крепленные в УПК РФ действия, в частности, как наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ), эксгумация (ст. 178 УПК РФ), получение образцов для сравнительного исследова ния (ст. 202 УПК РФ). См., например, Гутерман М.П. Указ. соч., С. 72-75.; Шейфер С.А. Указ. соч., С.23,29.

20

  • по своей сути следственное действие всегда направлено на собирание, исследование и проверку доказательственного материала;
  • следственное действие характеризуется наличием самостоятельных задач в рамках расследуемого уголовного дела. Каждое следственное действие имеет целью получение информации о расследуемом событии, которую, в силу определенной специфики, нельзя получить иными путями и действиями;
  • для следственного действия характерно также наличие специального субъекта его производства;
  • производство следственного действия всегда осуществляется по детально разработанной и закрепленной в уголовно-процессуальном законе процедуре.
  • Представляется, что следственное действие можно определить как элемент информационно-познавательной деятельности следователя, представляющий собой систему специальных приемов и операций, являющийся основным средством в выяснении и установлении фактических данных, имеющих значение для расследования уголовного дела, и характеризующийся детальной самостоятельной процедурой производства, предусмотренной уголовно-процессуальным законом.

Вся совокупность следственных действий, предусмотренных действующим уголовно-процессуальным законодательством, образует систему, стабиль- ность которой зависит от составляющих ее элементов. «Исключение какого-либо следственного действия из общей системы породило бы потерю качества всей системы, снижение ее познавательных возможностей»1, как, впрочем, и не обусловленное необходимостью включение в систему лишних, дополнительных элементов. Каждое следственное действие, обладая присущими только ему возможностями по собиранию доказательств и познавательным потенциалом, выполняет свою задачу в процессе раскрытия и расследования преступления. В целом же использование системы следственных действий позволяет установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу .

1 Шейфер С.А. Указ. соч., С.23.

См.: Соловьев А.Б. Условия успешного функционирования системы следственных дейст- вий // Укрепление законности в уголовном судопроизводстве. - М., 1986. С. 99.

21

Однако система следственных действий, как и всякая система, не является чем-то сложившимся и неизменным. В своем развитии она претерпевала ряд изменений вместе с развитием уголовно-процессуального законодательства и криминалистической науки, обобщающей достижения следственной практики, отражая потребности следствия в необходимости оптимизации процесса раскрытия и расследования преступлений. Так, в УПК РСФСР 1922 года в число следственных действий входили лишь осмотр, обыск, выемка, допрос, очная ставка, освидетельствование и экспертиза. Это были, можно сказать, классические следственные действия1. Потребности практики расследования способствовали появлению новых элементов в структуре системы следственных действий, таких, например, как следственный эксперимент и предъявление для опо- знания. Применявшиеся на практике, но законодательно не закрепленные, названные действия были в свое время предметом научных споров. Однако научная обоснованность процессуальных и тактических особенностей производства этих следственных действий, а также практическая значимость привели в начале 60-х годов к их законодательному закреплению в качестве самостоятельных следственных действий в Уголовно-процессуальных кодексах всех республик в составе бывшего СССР.

Закрепленная в настоящий момент в уголовно-процессуальном законода- тельстве система следственных действий претерпела изменения в сравнении с УПК РСФСР. И одним из новых следственных действий, получивших закрепление в УПК РФ, является проверка показаний на месте.

В научной литературе и следственно-судебной практике существуют раз- личные мнения о понятии и процессуальной природе проверки и уточнения показаний на месте. В связи с этим представляет интерес проследить (обобщив) теоретическую разработку этого вопроса и практику применения данного следственного действия, а также рассмотреть процессуальную регламентацию проверки и уточнения показаний на месте.

Изучению характера, процессуальной природы и тактики производства проверки и уточнения показаний на месте в той или иной мере посвящены ра-

См.: История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры / Сборник документов. - М, 1955. С. 188-229.

22

боты таких авторов, как Г.А. Абдумаджидов, Б.М. Бахарев, В.А. Браун, Р.С. Белкин, И.Е. Быховский, А.Н. Васильев, М.М. Гродзинский, Н.И. Гуковская, А.Б. Зозулинский, Н.А. Корниенко, А.А. Леви, В.Д. Лупиков, Г.И. Пичкалева, Л.А. Соя-Серко, С.С. Степичев, В.Н. Уваров, С.А. Шейфер1 и другие.

И в настоящее время научная мысль продолжает свое развитие, что способствует более глубокому осмыслению исследуемого вопроса. Проверка и уточнение показаний на месте является весьма своеобразным следственным действием, имеющим комплексный характер, в котором органически сочетаются элементы ряда других следственных действий. Проверка и уточнение показаний на месте как способ собирания и проверки доказательств в настоящее время повсеместно распространена в следственной практике. Это подтверждается материалами анкетирования следователей, в результате которого было установлено, что все опрошенные (182 чел.) применяли данное следственное действие при расследовании преступлений.

В настоящее время, несмотря на то, что проверка и уточнение показаний на месте получила свое законодательное закрепление, в теории уголовной и криминалистической науки не разрешены вопросы о ее сущности и понятии, о задачах, решаемых в ходе проведения, о тактике проведения и процессуальной

См., например, Абдумаджидов Г.А. Расследование преступлений. Процессуально-правовое исследование. - Ташкент, 1986; Бахарев Б.М. Некоторые вопросы проверки показаний на месте в уголовном процессе // Вопросы развития и дальнейшего совершенствования совет- ского права в современный период. Учен. зап. ВЮЗИ. Вып. 17. - М., 1968. С. 46-60; Браун В.А. Процессуальное и криминалистическое исследование сопоставления показаний с фактической обстановкой на месте. Автореферат дисс. … к.ю.н. — Алма-Ата, 1967; Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. Лекция. - М., 1961; Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Поверка показаний на месте. -Л., 1988; Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. - М., 1959; Гродзинский М.М. О способах получения доказательств в советском уголовном процессе // Сов. юстиция. — 1958. № 6. С.11-16; Гуковская Н.И. Право суда на производство следственного эксперимента // Сов. юстиция. - 1958. № 4; Зозулинский А.Б. Правовые основы и криминалистические методы исследования места события с целью проверки показаний. Автореферат дисс. … к.ю.н. — Харьков, 1969; Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. — М., 1987; Лупиков В.Д. Проверка показаний на месте (теоретические и практические аспекты). Автореферат дисс. … к.ю.н. - М., 1990; Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. — М., 1966; Уваров В.Н. Проверка показаний на месте (уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). Автореферат дисс…к.ю.н. - М., 1981; Шейфер С.А. О познавательной сущности и пределах применения проверки показаний на месте // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 28. - М., 1978.

23

природе. Даже по названию данного следственного действия существуют определенные разногласия.

Представляется, что одним из основных для данной работы вопросов, тре- бующих первоочередного разрешения, является вопрос о сущности и понятии проверки и уточнения показаний на месте. Этот вопрос в настоящий момент не имеет однозначного решения в научно- криминалистической литературе. А.Н. Васильев и С.С. Степичев в свое время писали, что «воспроизведение показаний есть следственное действие, проводимое с целью проверки показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля и установления достоверности этих показаний»1. И.Е. Быховский и Н.А. Корниенко считают, что проверка показаний на месте является «следственным действием, связанным с сопоставлением показаний обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или свидетеля с объективной обстановкой на месте происшествия, на другой местности или в помещении»2. По мнению Л.А. Соя-Серко, проверка показаний на месте - «самостоятельное следственное действие, которое состоит в указании ранее допрошенным лицом места и объектов, связанных с расследуемым событием, описании им этого события, демонстрации отдельных действий, исследовании фактической обстановки данного места и сопоставлении с ней полученных сообщений в целях проверки имеющихся и установления новых фактических данных»3. Р.С. Белкин указывал, что проверка и уточнение показаний на месте - следственное действие, целью которого является не только исследование и восполнение доказательств, содержащихся в проверяемых показаниях, но и получение новых доказательств, относящихся как к составу расследуемого преступления, так и к обстоятельствам, способствовавшим его совершению4.

Как можно понять из вышеизложенного, в литературе имеется достаточно большое число подходов к решению вопроса о понятии проверки и уточнения показаний на месте. В основном авторы в своих определениях указывают только одно качество данного следственного действия - проверка показаний и установление достоверности показаний. Получение же следователем в ходе произ-

Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч., С. 19.

2 Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Поверка показаний на месте. - Л., 1988. С. 14.

3 Соя-Серко Л.А. Указ. соч., С. 12.

4 См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М, 1997. С. 130.

24

водства проверки и уточнения показаний на месте новой информации будет являться лишь побочным результатом, «любая новая информация, полученная в ходе проверки показаний на месте, и новые материальные объекты выступают не как самостоятельная цель, а как средство подтверждения либо опровержения проверяемых показаний»1.

Такой подход, на наш взгляд, существенно обедняет возможности данного следственного действия и сводит его, в сущности, к простой проверочной операции, против которой и предостерегали М.С. Строгович и Г.Н. Александров2.

Так, в ходе изучения данного вопроса путем анкетирования следователей было установлено, что к проведению проверки и уточнения показаний на месте следователи прибегают в следующих случаях: при недостаточности доказательственного материала - 70% (127 чел.); при уточнении данных, полученных в процессе расследования - 40% (72 чел.); при противоречиях в показаниях соучастников - 30% (55 чел.). Отсюда можно сделать вывод, что большинство (две третьих) опрошенных следователей использовали проверку и уточнение показаний на месте именно в качестве удостоверительного приема, тем самым чаще всего просто искусственно создавая новое доказательство, руководствуясь при этом желанием закрепить на месте преступного события с использованием видеосьемки и понятых признательные показания обвиняемого, подозреваемого во избежание отказа от них в суде.

Известно, что проверка данных, полученных в результате какого-либо следственного действия, может быть произведена путем сопоставления с другими имеющимися в деле доказательствами, взятыми в их совокупности, а также посредством проведения аналогичного или иного следственного действия. Проверка и уточнение показаний на месте является одним из способов проверки показаний, если они относятся к событиям, непосредственно связанным с определенным местом. Однако если мы признаем самостоятельный характер проверки и уточнения показаний на месте как следственного действия, мы не можем не признать, что нельзя сводить его задачи и возможности лишь к одной проверке доказательств, полученных из показаний обвиняемого, подозреваемо-

1 Шейфер С.А. Указ. соч., С. 118.

2 См.: Александров Г., Строгович М. Неправильная практика // Соц. законность. - 1960. № 3. С.24.

25

го, потерпевшего, свидетеля, отводя ему, по сути, роль обычного тактического приема. Способом проверки имеющихся доказательств, в сущности, является каждое следственное действие, как и способом получения новых доказательств. Следовательно, нет никаких оснований лишать проверку и уточнение показаний на месте одного из ее важнейших свойств, присущих всем другим следственным действиям. И здесь более точным будет мнение Р.С. Белкина и Л.А. Соя-Серко, которые считали, что проверка показаний на месте проводится также и для получения новых доказательств (Р.С. Белкин), установления новых фактических данных (Л.А. Соя-Серко). Последнее мнение представляется более правильным, более четко отражающим возможности данного следственного действия, что подтверждается и практикой расследования преступлений. Так, при расследовании преступления по факту нанесения огнестрельных ранений потерпевшему П. только «выход с потерпевшим на место происшествия» позволил следствию установить важное обстоятельство, частично оправдывающее обвиняемого1. Проверка и уточнение показаний на месте - комплексное следственное действие, направленное не только на проверку уже имеющегося доказательственного материала, но и на получение новых фактических данных о расследуемом преступлении.

Отдельного рассмотрения требует вопрос о названии данного следственно- го действия. Новое следственное действие по воле законодателя получило название - «проверка показаний на месте». Однако, по нашему мнению, данное следственное действие следовало бы назвать несколько иначе.

Проведенное анкетирование следователей показало, что следователи, про- водя проверку и уточнение показаний на месте, давали этому следственному действию самые разнообразные наименования: «выход на место происшествия», «выводка на место происшествия», «проверка показаний на месте происшествия», «проводка по месту происшествия» и т. д. Анализ УПК бывших союзных республик, предусматривавших в числе следственных действий проверку и уточнение показаний на месте, позволяет выделить три варианта его названия: «проверка показаний на месте», «сопоставление показаний с обстанов-

Токарев Е.Я. Выход с потерпевшим на место происшествия внес ясность в обстоятельства дела//Следственная практика. - М, 1956. Вып. 28. С. 178.

26

кой», «воспроизведение обстановки и обстоятельств события». Наш законодатель остановился на варианте - «проверка показаний на месте».

Во многом однобокое представление о назначении этого следственного действия вытекает из этимологического значения его названия. Использование в названии термина «проверка» приводит к тому, что проверка и уточнение показаний на месте воспринимается и используется только как средство проверки уже имеющегося в деле доказательственного материала.

Если обратиться к русскому языку для толкования смысла слова «провер- ка», то выясняется, что «проверить» - это «1. Удостовериться в правильности чего-нибудь, обследовать с целью надзора, контроля. 2. Подвергнуть испытанию для выяснения чего-нибудь» . Получается, что необходимость в производстве данного следственного действия, как вытекает непосредственно из его названия, возникает только в двух случаях: либо для удостоверения правильности данных, имеющихся у следствия, чем подтверждается их достоверность, либо для обследования с целью контроля, что, в конечном итоге, также сводится к подтверждению достоверности уже имеющихся у следователя данных по уголовному делу. Второй вариант толкования реализуется в уголовном процессе в рамках такого следственного действия, как следственный эксперимент. Тем не менее, сущность проверки и уточнения показаний на месте заключается не просто в сопоставлении показаний ранее допрошенного лица с обстановкой на месте, но и, как отмечалось ранее, в получении новых доказательств, установлении новых фактических данных, связанных с расследуемым преступным событием. С учетом указанного, по нашему мнению, целесообразно ввести в название данного следственного действия дополнительный термин - «уточнение», значение которого заключается в выяснении подробностей, деталей пре-ступного события , что обусловит использование проверки и уточнения показаний на месте для получения новой доказательственной информации о преступлении.

Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М, 1987. С. 492. 2 «Уточнение - мысль, подробность, деталь, уточняющая что-нибудь». См.: Ожегов СИ. Указ. соч., С. 689.

27

Поэтому, на наш взгляд1, более точным для данного следственного дейст- вия, в том числе и с учетом этимологического смысла слова «проверка», будет следующее название - «проверка и уточнение показаний на месте».

Хотя, в течение длительного времени существования такого следственного действия на практике в работах ученых-криминалистов выдвигались самые разные варианты его названия. Такие, например, как «сопоставление показаний с обстановкой на месте» , «выход на место происшествия» , «воспроизведение показаний на месте»4, «сопоставление показаний с фактической обстановкой на месте»5. Практические же работники называли иногда протоколы такого следственного действия еще более оригинально, например, «выводка на место происшествия», «проводка по месту происшествия», что вообще звучит несколько одиозно .

Подытоживая сказанное, можно сделать вывод, что проверка и уточнение показаний на месте есть самостоятельное комплексное следственное дей- ствие, которое состоит в проведении сравнительного анализа показаний допрошенного лица с его действиями на месте происшествия, проводимое с его согласия в целях подтверждения имеющихся и получения новых достоверных фактических данных как о преступном событии, так и о самом лице.

Данное следственное действие является действием весьма своеобразным и достаточно сложным с точки зрения тактики проведения и приемов фиксации, оно требует детальной и единообразной законодательной регламентации.

Именно так назвать данное следственно действие предлагают и некоторые другие ученые. См., например, Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика. Учебное пособие / под ред. Н.И. Порубова. - Минск, 1997. С. 162; Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. Лекция. - М., 1961. С. 4.

См.: Степичев С.С. Проверка показаний на месте // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного следствия. - М., 1962. С. 118.

3 См.: Кежоян А. Выход на место происшествия // Соц. законность. - 1976. № 7. С. 52-53.

4 Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании пре ступлений. - М, 1959.

5 Браун В.А. Указ. соч., С. 6.

6 При изучении материалов уголовных дел в архиве Томского областного суда в деле по об винению Г. в совершении убийства находился бланк «протокола следственного эксперимен та по проверке показаний на месте», к тому же еще и отпечатанный типографским способом. См.: Архив Томского областного суда, УД № 72/2002.

28

До недавнего времени уголовно-процессуальное законодательство не пре- дусматривало такого следственного действия, вследствие чего практическая деятельность по применению проверки и уточнения показаний на месте в процессе раскрытия и расследования преступлений шла разными путями. Не было также четкого понимания процессуальной природы самого рассматриваемого следственного действия и сочетания элементов других следственных действий в нем. Это затрудняло разрешение вопроса о возможности и необходимости проведения проверки и уточнения показаний на месте, о процессуальных формах фиксации результатов ее проведения, о соотношении ее с другими следственными действиями и отграничении от них. В первую очередь сомнению подвергалась самостоятельность проверки и уточнения показаний на месте.

Чтобы прекратить разногласия между уголовно-процессуальной теорией и практикой применения уголовно-процессуального законодательства, необходимо четко определиться с сущностью, процессуальной природой и задачами проверки и уточнения показаний на месте.

Важнейшим критерием самостоятельности проверки и уточнения показаний на месте может послужить пригодность данного следственного действия к выявлению и отображению данных, недоступных любому другому способу получения доказательств. Это качество проверки и уточнения показаний на месте определяется его сложной структурой, обеспечивающей получение устных сообщений и сопоставление их с данными, воплощенными в особенностях места и события, и основывается как раз на объединении в процедуре одного следственного действия элементов, каждый из которых является основой какого-либо другого следственного действия. На наш взгляд, показ определенных объектов, рассказ о них и их исследование, если эти действия протекают в рамках проверки и уточнения показаний на месте и осуществляются лицом, показания которого проверяются, объединяются в один элемент.

Эти взаимосвязанные основные элементы в ходе проверки и уточнения по- казаний на месте теряют значение самостоятельных следственных действий и в «своей совокупности создают новую процессуальную структуру, сущность которой состоит в сопоставлении сведений, содержащихся в показаниях, с объек-

29

тивной обстановкой места события, и представляет собой сравнительное исследование, проводимое следственным путем»1.

Таким образом, можно сделать вывод, что проверка и уточнение показаний на месте - самостоятельное уникальное следственное действие, особенность которого состоит в том, что оно объединяет в себе элементы, присущие другим следственным действиям, переплавляет их и в результате получается новое комплексное следственное действие, органично сочетающее в себе ряд элементов (рассказ, показ и исследование), позволяющее получать информацию в ходе его проведения одновременно из нескольких источников. При этом речь идет не о простом соединении, механическом сочетании элементов разных следственных действий в границах одного. В рамках проверки и уточнения показаний на месте заимствованные элементы представляют не просто количественный набор, они взаимосвязаны между собой и в преобразованном виде формируют качественно новое следственное действие.

Различия во мнениях в теории криминалистики и уголовного процесса по поводу самостоятельности проверки и уточнения показаний на месте оказывают значительное влияние и на определение сущности данного следственного действия.

Вопросу о сущности проверки и уточнения показаний на месте уделялось достаточно много внимания в научной литературе. Анализ мнений различных ученых позволяет выделить отличия в их представлениях о «внутренней основе, содержании, смысле»2 рассматриваемого следственного действия. Основным спорным моментом является возможность получения в результате проверки и уточнения показаний на месте новых доказательств, новой информации о преступлении. Одни ученые считают, что проверка и уточнение показаний на месте может носить только сравнительный, проверочный характер.

Так, А.Н. Васильев и С.С. Степичев видели сущность этого следственного действия в том, что «лицо, показания которого проверяются, указывает место, где происходили те или иные связанные с расследуемым преступлением события, о которых он ранее сообщил в своих показаниях, данных на допросе. В хо-

1 Зозулинский А.Б. Соотношение проверки показаний на месте с опознанием участков мест ности // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып. 2. - Л., 1974. С. 122.

2 Таково определение сущности, данное СИ. Ожеговым. См.: Ожегов СИ. Указ. соч., С. 638.

30

де проведения этого следственного действия следователь устанавливает, в какой мере сведения, содержащиеся в показаниях, соответствуют фактической обстановке на месте воспроизведения показаний и другим установленным по делу обстоятельствам»1.

По мнению С.А. Шейфера, проверка и уточнение показаний на месте «носит отчетливо выраженный проверочный характер. Она должна применяться в случаях, когда следователь располагает показаниями лица о том, как в описанной обстановке местности протекали те или иные события, однако его показания ничем не подтверждены либо представляются сомнительными, неясными. Имеющиеся сомнения, неясности и разрешаются путем сопоставления показаний с особенностями местности»2.

Более правильным представляется мнение Р.С. Белкина, В.Я. Колдина, Л.А. Соя-Серко и М.Н. Хлынцова3, считающих, что возможности проверки и уточнения показаний на месте не должны быть ограничены только простым сопоставлением вербальной и визуальной информации (показаний допрошенного лица и местности). Так, например, Р.С. Белкин видел сущность этого действия в показе лицом определенного места, связанного с событием преступления, рассказе о совершенных на этом месте действиях, сопоставлении сведений, сообщенных этим лицом с объективной обстановкой на месте, а, иногда и в демон-страции некоторых действии .

По разному при определении сущности проверки и уточнения показаний на месте решается вопрос о возможности в ходе производства данного следст- венного действия частичного моделирования преступного события. Одни ученые не допускают возможности демонстрации в процессе производства данного

1 Васильев А. И., Степичев С. С. Указ. соч., С. 19.

2 Шейфер С. А. О познавательной сущности и пределах применения проверки показаний на месте // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 28. - М., 1978. С. 118. Хотя далее в статье автор отмечает, что в результате производства проверки и уточнения показаний на месте «в распоряжение следователя всегда поступает новая, весьма существенная для оценки перво начальных показаний информация». Там же., С. 120.

3 См.: Белкин Р. С. В кн. Криминалистика / Авт. кол.: Р.С. Белкин, А.И. Винберг, Б.Л. Зотов и др.; под ред. СП. Митричева, М.П. Шаламова. - М, 1966. С. 338; Колдин В.Я. В кн. Крими налистика / Авт. кол.: Б.Е. Богданов, А.Н. Васильев, В.Я. Колдин и др.; под ред. А.Н. Ва сильева. - М, 1980. С. 331; Соя-Серко Л.А. Указ. соч., С. 12; Хлынцов М. Н. Проверка пока заний на месте. - Саратов, 1971. С. 8-9.

4 См.: Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. Лекция. - М, 1961. С. 3.

31

следственного действия некоторых действий, другие говорят о целесообразности таких действии, с чем, по нашему мнению, нельзя не согласиться.

Как видно из приведенного выше, Р.С. Белкин, Л.А. Соя-Серко, М.Н. Хлынцов, в отличие от А.Н. Васильева и С.С. Степичева, считают, что при производстве проверки и уточнения показаний на месте возможна демонстрация некоторых действий, моделирование отдельных моментов преступного события.

Основная составляющая сущности проверки и уточнения показаний на месте, бесспорно, - непосредственно сама проверка. Однако, применительно к данному следственному действию речь идет не о простом сравнении рассказа проверяемого лица с материальными объектами места преступного события с целью определения достоверности показаний этого лица. Именно такой упрощенный подход к проверке и уточнению показаний на месте и подвергается наибольшей критике. Как отмечает ряд авторов, познавательная сущность данного следственного действия определяется соотношением разных по характеру информационных потоков1. Однако практически все авторы говорят о наличии только двух потоков информации, получаемых следователем при производстве проверки и уточнения показаний на месте, при этом первый - пояснения и действия лица, чьи показания проверяются, второй - фактическая обстановка места происшествия.

По нашему мнению, следует более точно детализировать источники и объ- ем информации, которой оперирует следователь при производстве проверки и уточнения показаний на месте. Как совершенно точно замечено С.А. Шейфе-ром, «информация, нужная следователю, заключается не в одном изолированном объекте (память человека, материальная обстановка) и даже не в двух, попеременно воспринимаемых объектах, а в их соотношении … и для выявления совпадений или различий следователь вынужден объединять два разных по характеру потока информации, которые в природе могут существовать лишь раз-

1 См.: Куликов В.Д. Указ. соч., С. 14; Уваров В.Н. Указ. соч., С. 9; Шейфер С.А. О познава- тельной сущности и пределах применения проверки показаний на месте // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 28. — М, 1978. С. 120; Шейфер С.А. Познавательное значение следственных действий и их система // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 15. - М., 1972. С. 62.

32

дельно» . Однако автор, выделяя два объекта, выступающих источниками информации, информацию, поступающую к следователю, делит лишь на два потока, в сравнении которых и заключается сущность проверки и уточнения показаний на месте, что несколько обедняет происходящие при этом процессы.

Во-первых, на наш взгляд, к моменту начала данного следственного дейст- вия у следователя уже есть определенная информационная модель проверяемого события, сложившаяся на основе имеющихся в материалах дела сведений о месте преступного события и о.лице, показания которого проверяются (показания иных лиц, результаты осмотра места происшествия и др.). Во-вторых, в процессе производства проверки и уточнения показаний на месте объектов — источников информации имеется действительно два: проверяемое лицо и материальная обстановка, однако информационный поток, поступающий от лица, чьи показания проверяются, в свою очередь делится на две составляющие по характеру поступающей информации. Следовательно, в процессе производства данного следственного действия следователь воспринимает одновременно три потока информации - вербальный (рассказ проверяемого лица), невербальный (действия проверяемого лица, сопровождающие рассказ) и визуальный (особенности материальной обстановки места преступного события), причем, что наиболее важно, восприятие этих информационных потоков осуществляется одновременно, параллельно. И работа следователя в таком информационном поле заключается в постоянном сравнении поступающих к нему в ходе следственного действия этих трех потоков информации, как между собой, так и с той информационной моделью происшедшего, которая уже имеется у следователя. Тем самым происходит постоянное обновление сложившейся у следователя информационной модели преступного события. Анализ и сравнение всех этих информационных потоков и является основным признаком проверки и уточнения показаний на месте, определяющим ее специфику.

Не следует, как уже отмечалось ранее, сводить роль данного следственного действия только к проверке уже имеющихся доказательств, так как процесс анализа и сравнения следователем осуществляется не только с целью установ-

Шейфер С.А. О познавательной сущности и пределах применения проверки показаний на месте // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 28. - М., 1978. С. 120.

33

ления истинности или ложности показаний проверяемого лица, но и для получения новой доказательственной информации о преступном событии. Например, как отмечает С.А. Шейфер, «в ходе сопоставления лицо, показания которого проверяются, может существенно уточнить и даже изменить свои показания либо остаться на прежних позициях. Иногда обнаруживаются новые, ранее неизвестные детали обстановки»1.

По нашему мнению, сущность проверки и уточнения показаний на месте заключается в получении от лица показаний о расследуемом преступ- ном событии на месте, где происходило событие, или месте, имеющем отношение к нему, с одновременным частичным моделированием преступного события как с целью сопоставления таких показаний с обстановкой и условиями места события, а также иными имеющимися в распоряжении следствия материалами по делу, так и с целью выявления новой фактической информации, имеющей значение для раскрытия и расследования преступления.

В юридической литературе нет устоявшегося и общепринятого выделения и классификации задач, решаемых в ходе проверки и уточнения показаний на месте. Изучение работ ученых-криминалистов, посвященных данному следственному действию, позволяет прийти к выводу, что при исследовании этого следственного действия основное внимание авторами уделялось вопросам криминалистического и уголовно-процессуального плана, за рамками исследования остался имеющий, по нашему мнению, огромное значение психологический аспект проверки и уточнения показаний на месте. Неполнота в исследовании не позволила авторам раскрыть весь потенциал проверки и уточнения показаний на месте как самостоятельного следственного действия.

Немаловажным фактором, раскрывающим потенциал следственного дей- ствия и оказывающим влияние на выбор следователем при производстве предварительного следствия того или иного следственного действия, являются его задачи.

1 Шейфер С.А. Указ. соч., С. 120.

34

Какие же задачи могут быть разрешены следователем в ходе проверки и уточнения показаний на месте? По мнению А.Н. Васильева и С.С. Степичева1, проверку и уточнение показаний на месте целесообразно производить в следующих случаях:

  • для установления соответствия показаний допрошенного лица обстановке на месте происшествия и имеющимся там вещественным доказательствам;
  • для уточнения отдельных обстоятельств совершенного преступления;
  • для сравнения показаний нескольких допрошенных лиц относительно фактов одного и того же события и установления в какой мере показания каждого из них соответствуют действительности.
  • И.Е. Быховский и Н.А. Корниенко считают, что при производстве проверки и уточнения показаний на месте решаются следующие задачи:

  • необходимость обнаружения места происшествия;
  • необходимость установления пути следования;
  • установление местонахождения имеющих значение для следствия предметов;
  • установление неизвестных следствию лиц;
  • установление и уточнение отдельных обстоятельств происшествия;
  • установление обстоятельств, способствовавших совершению преступле- ния;
  • установление осведомленности лица, чьи показания проверяются, относительно места происшествия, отдельных объектов или маршрута.
  • Р.С. Белкин полагал, что в процессе проверки и уточнения показаний на месте следователь должен убедиться:

  • в существовании места, о котором дало показания допрошенное лицо;
  • в существовании того пути, по которому оно проникло на место преступ- ления и удалилось с него;
  • См.: Васильев А.И., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. - М., 1959. С. 20.

2 См.: Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Указ. соч., С. 17-18.

3 См.: Белкин Р.С. В кн.: Криминалистика / Авт. кол.: Р.С. Белкин, А.И. Винберг, Б.Л. Зотов и др.; под ред. СП. Митричева, М.П. Шаламова. - М, 1966. С. 338-339; Белкин Р.С. Процессуальные и тактические основы выхода на место с обвиняемым, потерпевшим, свидетелем // Вопросы советской криминалистики. - Алма-Ата, 1959. С. 41.

35

  • в наличии или отсутствии противоречий в показаниях нескольких лиц об исследуемых фактах преступного события;

  • в знании допрошенным лицом действительных обстоятельств дела. Аналогичные позиции относительно задач проверки и уточнения показа ний на месте занимают Л.А. Соя-Серко и В.Я. Колдин, упоминая, кроме того, следующие задачи:

  • разоблачение оговора и самооговора1;
  • возможность обнаружения дополнительных свидетелей .
  • Анализ изложенных точек зрения позволяет отметить, что большинство авторов практически полностью сводят задачи проверки и уточнения показаний на месте к получению сведений контрольного характера, отводя тем самым этому следственному действию вспомогательную роль в системе следственных действий. Такой подход к определению задач проверки показаний на месте вытекает как раз из ограниченного понимания сущности и доказательственного значения данного следственного действия, узкой трактовки его названия, что уже рассматривалось ранее.

Наиболее широкий перечень задач данного следственного действия содер- жится в работе М.Н. Хлынцова3, в которой автор утверждает о неосновательности попыток в какой-то степени уменьшить значение проверки и уточнения показаний на месте и о необходимости четкого и полного определения задач, решаемых в результате его проведения. Перечень задач проверки и уточнения показаний на месте в работе М.Н. Хлынцова состоит из 14 пунктов. Некоторые из них повторяют вышеперечисленные задачи, выделенные другими авторами, другие детализируют ранее указанные задачи. Наибольший интерес представляют несколько задач, либо впервые выделенных автором, либо детализирую- щих задачи, упоминавшиеся другими авторами:

  • установление причастности подозреваемого (обвиняемого) к другим пре ступлениям, о которых следствию известно, но преступники не установ лены;

1 См.: Соя-Серко Л.А. Указ. соч., С. 17-20.

2 См.: Криминалистика. Учебник для юридических вузов / Авт. кол.: Б.Е. Богданов, А.Н. Васильев, В.Я. Колдин и др.; отв. ред. А.Н. Васильев. - М, 1963. С. 341.

3 См.: Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте. - Саратов, 1971. С. 11-20.

36

  • установление действительной обстановки места происшествия в момент совершения преступления;
  • проверка следственных или розыскных версий1.
  • Анализируя вышеизложенное, а также результаты проведенного анкетиро- вания следователей, можно резюмировать, что проверкой и уточнением показаний на месте могут быть решены следующие задачи:
  1. Установление или уточнение фактических данных, относящихся к расследуемому преступному событию.

В процессе раскрытия и расследования преступления у следователя нередко возникает необходимость выяснения деталей и подробностей преступного события, причем сделать это можно только на месте преступления по указаниям лица, давшего показания. Так, по уголовному делу по обвинению П. в совершении изнасилования малолетней П. подозреваемый в ходе расследования давал путаные показания, первоначально вообще отрицал свою причастность к совершению данного преступления, затем признавал свою вину частично. Для выяснения деталей преступного события следователем был произведен дополнительный осмотр места происшествия с участием подозреваемого П. в ходе которого П. показал место совершения преступления и другие обстоятельства происшедшего, в частности, были выяснены обстоятельства применения насилия к потерпевшей, обстоятельства задержания подозреваемого родственниками и соседями девочки, а также как вещи потерпевшей оказались в кармане подозреваемого2.

1 См.: Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 13-18. Причем такое дробление задач проверки и уточнения показаний на месте (на наш взгляд, излишне детализированное) видимо объясняется желанием автора, совершенно по нашему мнению справедливым, подчеркнуть широкие возможности данного следственного действия «не только по проверке имеющихся доказательств, но и по получению новых доказательств, а также выяснению причин и условий, способствовавших совершению преступления, к принятию мер предупреждения преступлений». Отсюда, в частности, появление задач, немногим отличающихся друг от друга. Так, в качестве отдельных задач автор выделяет обнаружение потерпевших, ранее не известных следствию, установление свидетелей, ранее не известных следствию, установление других обвиняемых (подозреваемых) или задачу по обнаружению новых доказательств делит на две самостоятельные задачи: непосредственно обнаружение новых доказательств, ранее не известных следствию и не упомянутых в показаниях допрошенного лица и на обнаружение каких-либо следов преступления или вещественных доказательств, местонахождение которых неизвестно следствию и не может быть точно определено при наличии показаний о них допрошенного лица.

2 Архив Томского областного суда, УД № 4/1996.

37

Одна из проблем при восстановлении следователем картины преступления - это проблема правильности восприятия, запоминания и воспроизведения информации о событии его свидетелями и участниками, что особенно актуально для вербальных следственных действий, т. е. следственных действий, в основе которых лежит метод расспроса. «С помощью этого приема следователь получает вербальную информацию, т. е. такую, которая к моменту ее передачи следователю существует в сознании носителя информации в виде образов и под воздействием расспроса трансформируется в описание»1. Кроме того, степень эмоционального переживания, связанная с восприятием события происшествия или преступления, оказывает довольно сильное влияние на процесс запомина- ния и может «отрицательно сказаться на его полноте и правильности. Из воспринятого могут выпасть отдельные элементы, иногда весьма существенные, отсутствие которых при воспроизведении дает неправильную картину всего со-бытия в целом» . Все эти факторы могут значительно затруднить следователю задачу получения достоверной и полной информации по делу от свидетелей, потерпевших, а также и подозреваемых (обвиняемых). В связи с этим для получения более полной и достоверной информации о происшедшем возможным решением будет оказание психологического воздействия на лицо для возбуждения эмоциональной, а затем, по цепочке и интеллектуальной памяти человека с последующим сравнением полученной информации с уже имеющейся у сле- дователя информационной моделью преступного события.

Еще Г. Гросс отмечал, что «когда приходится прибегать к памяти другого лица, значительную услугу оказывает отыскание соединительных звеньев между отдельными воспоминаниями, пристегивание одного факта к другому с целью найти нить к забытым данным. Превосходнейшим средством помочь воспоминаниям служит обращение свидетеля к прежней обстановке, к тем жизненным условиям, которых касается его показание. В таких случаях, когда для дела весьма ценно точное припоминание событий свидетелем, не остается ничего другого, как перенести свидетеля в те же условия, при которых он получил

Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М, 1981. С. 35 Шейфер С.А. Указ. соч., С. 27.

38

известные, забытые им, факты» . Помещением человека в условия, где происходило событие преступления, решается задача повышения достоверности эмоционального воспроизведения события, повышается достоверность показаний процессуального лица, увеличивается объем информации как о самом преступлении, так и о личности проверяемого. В дальнейшем такой тактический прием рекомендовался теорией криминалистики к использованию, однако, в основном применительно только к допросу2.

В рамках данной задачи могут уточняться следующие обстоятельства:

  • установление пути следования к месту преступления или от него. Так, лицо может затрудняться в описании на допросе пути следования к месту преступления и обратно либо из-за незнания точного наименования улиц и расположенных на них объектов (например, номеров домов), либо если место преступления не имеет характерных ориентиров (например, лесной массив);
  • характер действий допрошенного лица или иных лиц на месте преступления или в иных местах, связанных с расследуемым преступным событием. Детализация преступного события представляет всегда огромную важность для следствия, отсюда возникает необходимость выяснения, например, сколько ударов и с какого места произвел преступник, как преступник передвигался по месту преступления, где в тот или иной момент находился потерпевший и т. д.;
  • детали обстановки места преступного события в момент совершения преступления. В некоторых случаях обстановка места преступления к моменту прибытия следователя может быть частично изменена по тем или иным причинам (например, машины убраны с проезжей части после автотранспортного происшествия, хозяин квартиры, где произошла кража, навел порядок в квартире,
    посторонние лица, побывавшие на месте
  • Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей и жандармской полиции. — Смоленск, 1895, стр. 97.

2 Так, А.И. Винберг и СП. Митричев в учебнике криминалистики писали, что «если следователю известна обстановка, в которой свидетель воспринимал то или иное явление, детали которого он забыл, полезно напомнить свидетелю эту обстановку, чтобы у него возникло ясное представление всей картины события. Иногда целесообразно, если есть возможность, отправиться со свидетелем на место; там свидетель может вспомнить гораздо больше, чем в кабинете следователя, потому что вся обстановка будет ему напоминать происшедшее». Криминалистика / Авт. кол.: А.И. Винберг, Б.М. Комаринец, СП. Митричев и др.; Всесоюз. институт юрид. наук Минюста СССР. Ч. 1. - М., 1950. С. 279.

39

происшествия, повредили или уничтожили следы). Следователь, не зная о произведенных изменениях, будет воспринимать, фиксировать и изучать обстановку места преступления в искаженном виде, что может в дальнейшем повлиять на выдвижение версий и на весь ход расследования. «Если же… следователем будут получены показания об изменениях, произведенных в обстановке места происшествия, или показания об обстановке на нем не будут соответствовать зафиксированным в протоколе осмотра места происшествия, путем проверки показаний на месте следователь может восстановить, воспроизвести действительную обстановку»1;

  • обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Ряд авторов выделяет установление таких обстоятельств в качестве самостоятельной задачи2, однако, на наш взгляд, выявление причин, которые облегчили преступнику совершение данного преступления, также как и всех иных обстоятельств расследуемого преступления, должно осуществляться следователем в рамках установления или уточнения фактических данных, относящихся к расследуемому преступному событию.
  1. Установление новых лиц, представляющих интерес для следствия.

Проверка и уточнение показаний на месте позволяет в ряде случаев вы- явить ранее не установленных следствием свидетелей преступного события, обнаружить потерпевших, ранее не известных следствию, установить других подозреваемых, причастных к совершению расследуемого преступления.

Механизм получения такой информации различен. Это может быть, как и в первой задаче, метод стимулирования памяти путем активизации ассоциируемых образов, когда, восстанавливая по памяти картину произошедшего, лицо вспоминает новых свидетелей преступного события, либо следователь сам, знакомясь в ходе проверки и уточнения показаний на месте с обстановкой места преступления, может выявить новых очевидцев произошедшего. Возможно также выявление других подозреваемых, о которых допрошенное лицо не имеет точных сведений, но в ходе проверки и уточнения показаний на месте может указать их место проживания, работы или иные определяющие данные. Кроме

1 Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 19.

•у

См., например, Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Проверка показаний на месте. - Л., 1988. С.18; Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 15.

40

того, производство проверки и уточнения показаний на месте может выявить также новых потерпевших, например, в том случае, если потерпевшие по тем или иным причинам не посчитали нужным обратиться в правоохранительные органы, либо еще не знают о совершенном в отношении них преступлении.

  1. Обнаружение новых вещественных доказательств.

Задача выделяет поиск на месте в ходе производства проверки и уточнения показаний именно вещественных доказательств (следов преступления, предметов, документов). Причем это могут быть следы, предметы, документы, о существовании которых уже известно следствию (но только в общих чертах и без помощи допрошенного лица их поиск невозможен), так и ранее не известные следствию и не упомянутые в показаниях допрошенного лица вещественные доказательства. Изучение материалов уголовных дел свидетельствует о том, что такая задача достаточно часто решается следователем в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте. Из всех изученных уголовных дел, по которым производилась проверка и уточнение показаний на месте, в 31% (57 дел) в протоколе отмечается обнаружение того или иного вещественного доказательства.

Так, по уголовному делу по обвинению Г. в совершении убийства отца при производстве следственного эксперимента по проверке показаний на месте в ходе следственного действия подозреваемая подробно рассказала о механизме нанесения ножевых ранений потерпевшему. Следователем, исходя из ее рассказа, были обнаружены и изъяты замазанные пятна крови и следы от лезвия ножа на диване, на котором находился потерпевший1. По уголовному делу по обвинению братьев С. в совершении ряда преступлений (разбой, убийство, покушение на убийство, кража, угон автомобиля) именно производство с одним из подозреваемых проверки и уточнения показаний на месте (оформленной протоколом дополнительного осмотра места происшествия с участием подозреваемого) позволило следователю обнаружить орудия преступления — ножи .

1 Архив Томского областного суда, УД № 72/202.

2 Архив Томского областного суда, УД № 61/2002

41

Получение же новой, не овеществленной, информации о преступном событии относится к первой задаче.

  1. Установление осведомленности допрошенного лица или лиц относительно действительных обстоятельств места происшествия и деталей преступного события, описанных в их показаниях.

Необходимость решения данной задачи возникает в том случае, когда лицо дает показания об определенном преступном событии, происходившем в опре- деленной обстановке, однако у следователя возникают сомнения в подлинности таких показаний. В этом случае следует проверить, соответствуют ли показания допрошенного лица действительной обстановке на месте, где происходило данное событие, причем эта проверка может быть произведена лишь с участием лица, давшего эти показания. По существу, данная задача направлена на выявление возможного самооговора или оговора другого лица в совершении преступления.

Кроме того, производство проверки и уточнения показаний на месте возможно и в том случае, если лицо, соглашающееся на участие в таком следственном действии, дает заведомо для следователя недостоверные показания (хотя практика в основном отрицает такую возможность, только 30 % опрошенных (54 чел.) ответили утвердительно на вопрос о возможности такой проверки и уточнения показаний на месте). Практика в первую очередь усматривает в ре- зультатах проверки и уточнения показаний удостоверительный аспект для сле- дователя, однако такой аспект может иметь значение и для самого лица, пока- зания которого проверяются. Субъект уголовного судопроизводства может добросовестно заблуждаться относительно отдельных обстоятельств преступ- ного события, и производство в таком случае проверки и уточнения показаний на месте позволит ему в первую очередь, а также следователю более точно оп- ределиться с обстоятельствами произошедшего. Так, по уголовному делу по обвинению Б. в совершении грабежа у следователя возникли сомнения в том, что показания потерпевшего М. соответствуют действительным особенностям места преступного события. Для установления осведомленности потерпевшего относительно особенностей местности, где, по исходя из его показаний, про- изошло преступление, следователь провел проверку и уточнение показаний на

месте (протокол дополнительного осмотра места происшествия с участием nO- FVCCH Я С “и? ГОСУДАРСТВЕН

42

терпевшего М.), в ходе которой было уточнено количество лиц, напавших на М. (первоначально потерпевший утверждал, что нападавших было несколько, выяснилось же, что преступник был один)1.

  1. Установление осведомленности нескольких допрошенных лиц, показания которых противоречат друг другу, относительно обстоятельств события или действий, участниками или очевидцами которых они были.

Необходимость в проведении проверки и уточнения показаний на месте для решения такой задачи возникает в ситуации, когда несколько лиц дают раз- личные показания об одном и том же преступном событии, и необходимо убедиться в том, в какой мере показания каждого из них об указанных обстоятельствах соответствуют объективной действительности. Так, например, по уголовному делу по обвинению С. в двойном убийстве возникли противоречия в показаниях подозреваемого С. и свидетеля К. Следователем была произведена проверка и уточнение показаний на месте как с подозреваемым, так и со свидетельницей (протокол следственного эксперимента). По результатам производства этих двух следственных действий подтвердилась достоверность показаний свидетельницы К. и были выявлены частичные противоречия в показаниях подозреваемого С, что позволило следователю получить более точное представление о преступном событии и получить от подозреваемого достоверные показания2.

Причем надобность в выявлении противоречий в показаниях допрошенных лиц относительно отдельных обстоятельств преступного события может воз- никнуть как в результате умышленного введения следствия в заблуждение одним или несколькими допрошенными лицами, так и в том случае, если лицо, давшее недостоверные показания, вводит следствие в заблуждение добросовестно, в силу особенностей восприятия не запомнив детали события, свидетелем или участником которого оно было, либо восприняв эти детали с искажениями (неправильная оценка ситуации, страх, физиологические или биологические особенности воспринимавшего).

1 Архив Новосибирского областного суда, УД № 14/1999.

2 Архив Томского областного суда, УД № 7/1996.

43

  1. Установление места происшествия или нескольких мест происшествий, о которых следователю стало известно из показаний допрошенного лица, как ранее не известных правоохранительным органам, так и известных, по которым преступник не установлен.

Когда подозреваемый (обвиняемый) сообщает следствию о других престу- плениях, также совершенных им или при его участии, однако затрудняется указать верные ориентирующие данные, по которым можно отыскать эти места, и у правоохранительных органов нет информации о данных преступлениях, возникает необходимость в производстве проверки и уточнения показаний на месте для того, чтобы точно установить место преступления. Кроме того, если о сообщенном преступлении уже известно следствию, но преступник не установлен, путем сопоставления результатов такой проверки и уточнения показаний на месте с данными расследования по этим делам позволит следователю прийти к выводу о совершении всех преступлений одним лицом.

Ко всему вышеизложенному по вопросу о самостоятельности и процессу- альной значимости проверки и уточнения показаний на месте необходимо, по нашему мнению, определиться также с доказательственным значением рассматриваемого следственного действия. Доказательственное значение проверки и уточнения показаний на месте определяется комплексным характером данного следственного действия, что, как уже отмечалось ранее, позволяет получать в результате ее производства как данные проверочного характера, так и новую доказательственную информацию о преступном событии. Характерной особенностью данного следственного действия является также то, что производство проверки и уточнения показаний на месте в структуре методики расследования преступления целесообразно и результативно на этапе последующих следственных действий (но не как первоначальное и тем более неотложное), когда следствие уже располагает определенным объемом информации о преступном событии, сформированы общие и частные версии, после чего для удостоверения или опровержения имеющейся у следствия информации (корректировки информационной модели происшедшего) и подтверждения или опровержения следственных версий и проводится проверка и уточнение показаний на месте.

Доказательственное значение проверки и уточнения показаний на месте складывается из нескольких элементов:

44

  • получение новой или проверочной информации о преступном событии.

Достоверность и полнота показаний проверяемого лица должна поддавать- ся проверке с помощью данных, полученных из других источников (результаты других следственных действий). Причем вероятность выводов при оценке результатов проверки и уточнения показаний на месте увеличивается при увеличении числа следственных действий, результаты которых сравниваются. Если же у следствия еще нет таких данных, и они не могут быть добыты, то результаты этого следственного действия во многом теряют свое доказательственное значение. Тем не менее, нецелесообразно отказываться от проверки и уточнения показаний на месте только потому, что в данный момент следователь не располагает доказательственной информацией, с которой можно сопоставить результаты данного следственного действия, потому как, пока предварительное следствие не закончено, всегда сохраняется возможность получения новых данных, пригодных для сопоставления с результатами проверки и уточнения показаний на месте. Кроме того, как нами уже подчеркивалось ранее, при производстве проверки и уточнения показаний на месте может быть получена совершенно новая информация о преступном событии, требующая дальнейшей проверки путем сравнения с другими материалами дела или производства иных следственных действий.

Кроме того, доказательственное значение в равной мере будет иметь как положительный, так и отрицательный результат проверки и уточнения показаний на месте, то есть установление следователем того факта, что этому лицу, показания которого проверяются, не известны обстоятельства события, которые оно должно было бы знать, если бы принимало участие в этом событии или являлось его очевидцем. Итог проверки и уточнения показаний на месте во многом зависит от того, откуда лицу, показания которого проверяются, известны обстоятельства, фигурирующие в проверяемых показаниях. Для результативной проверки и уточнения показаний на месте важно, чтобы осведомленность лица, показания которого проверяются, о проверяемых обстоятельствах была первичной (лицо должно быть непосредственным участников или свидетелем пре- ступного события). Если же информация, которой обладает такое лицо, была им получена от других лиц (основана на рассказе непосредственных участии-

45

ков), то в таком случае нецелесообразно производство именно проверки и уточнения показаний на месте1.

При сравнительном анализе показаний, полученных следователем в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте, можно утверждать, что «отрицательные результаты проверки показаний на месте дают основание для категорических выводов, а положительные - только для вероятных»2. Если в ходе сравнения показаний, полученных при производстве проверки и уточнения показаний на месте с обстановкой на месте происшествия, с другими материалами, имеющимися в распоряжении следователя будет установлена недостоверность показаний проверяемого лица, то такой результат (отрицательный результат) позволяет сделать категорический вывод.

Тем не менее, каким бы ни был результат проверки и уточнения показаний на месте, протокол данного следственного действия будет содержать новую информацию о расследуемом преступлении и являться самостоятельным доказательством.

  • получение новых вещественных доказательств.

Другим важным элементом в доказательственном значении проверки и уточнения показаний на месте является установление в ходе производства данного следственного действия новых вещественных доказательств. «Хотя указание на следы и вещественные доказательства в таких случаях может уже иметься в деле, но доказательственный факт, заключающийся в их обнаружении, будет для дела новым, и сами по себе следы и вещественные доказательства дадут, конечно, широкие возможности их использования в процессе расследования»3.

Все вышеперечисленные факторы, а также широкое применение проверки и уточнения показаний на месте практическими работниками органов предва- рительного расследования как эффективного средства проверки имеющихся и

Необходимость и важность установления источников информации, которой обладает участник уголовного судопроизводства для проведения с ним проверки и уточнения показаний на месте подчеркивается другими авторами, изучавшими рассматриваемое следственное действие. См., например, Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч., С. 26.

2 Браун В. А. К вопросу о доказательственном значении проверки показаний на месте // Про блемы криминалистики и судебной экспертизы. — Алма-Ата, 1965. С. 232.

3 Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч., С. 28.

46

получения новых доказательств являются, несомненно, важным подтверждением самостоятельности и необходимости для практики такого комплексного следственного действия как проверка и уточнение показаний на месте, что обусловливает необходимость разработки основных правил и тактических рекомендаций подготовки, производства и процессуального оформления результатов этого следственного действия.

1.2. Процессуальная природа проверки и уточнения показаний на месте как элемента системы следственных действий

В последние десятилетия в научной литературе основным аргументом про- тивников самостоятельности проверки и уточнения показаний на месте как следственного действия является довод о значительной ее схожести с иными следственными действиями. Действительно, проверка и уточнение показаний на месте является следственным действием, в котором можно обнаружить от- дельные элементы других следственных действий, таких как осмотр места происшествия, следственный эксперимент, предъявление для опознания, допрос, что и вызывало упреки в несамостоятельности проверки и уточнения показаний на месте, в отсутствии необходимости введения в уголовно- процессуальное законодательство следственного действия, повторяющего, копирующего уже имеющиеся.

Различные ученые-криминалисты определяли характер проверки и уточ- нения показаний на месте по-разному. Однако практически всеми ими подчеркивалось, что проверка и уточнение показаний на месте обладает чертами различных других следственных действий. «Такие высказывания (о том, что проверка показаний на месте - разновидность какого-либо следственного действия - И.Ч.) порождены наличием в структуре проверки и уточнения показаний на месте элементов ряда других следственных действий, поскольку сам процесс проверки состоит из трех взаимосвязанных элементов: пояснений лица, чьи показания проверяются, показа им определенных объектов на месте и исследова-

47

ния (осмотра) этих объектов» . Представляется, что именно наличие в структуре данного следственного действия одновременно трех вышеперечисленных основных элементов, каждый из которых, в свою очередь, является существенным для какого-либо иного следственного действия, показывает, что, во-первых, проверка и уточнение показаний на месте не является копией ни одного из следственных действий, и, во- вторых, сочетание этих элементов образует новый способ получения информации о каком-либо событии (преступлении), имеющий комплексный характер.

М. Н. Хлынцов в свое время отмечал, что «в теории сложились определен- ные взгляды о процессуальной сущности и тактических особенностях проведения проверки показаний на месте, позволяющие сделать вывод о самостоятельном характере данного следственного действия и о необоснованности и ошибочности мнений о том, что оно является разновидностью осмотра или следственного эксперимента»2.

И. Е. Быховский и А. Р. Ратинов перечисляют ряд следственных ситуаций, для разрешения которых использовались закрепленные в УПК РСФСР следст венные действия: #

а) необходимость отыскания какого-либо предмета, о месте нахождения которого допрашиваемый не может дать точных показаний, но изъявляет согла сие указать это место (производится осмотр или обыск с участием лица, поже лавшего указать местонахождение нужного предмета);

б) необходимость определения какого-либо пункта, участка местности, связанного с расследуемым событием, расположение которого не может быть с достаточной определенностью описано допрашиваемым, но может быть им указано на месте (производится осмотр местности или помещения с участием потерпевшего, свидетеля, подозреваемого или обвиняемого);

в) необходимость проверки на месте осведомленности данного лица отно сительно того или иного объекта, который описан в его показаниях (проверка и уточнение показаний на месте сводится к выяснению - знает или не знает это лицо данный объект и узнает или не узнает его по определенным признакам. По

Белкин Р.С. Процессуальные и тактические основы выхода на место с обвиняемым, потерпевшим, свидетелем // Вопросы советской криминалистики. - Алма-Ата, 1959. С. 20. 2 Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 32.

48

существу речь идет об опознании данного участка местности, помещения или сооружения)1. Авторы отмечают, что в таких случаях, по сути, проводится не осмотр, не опознание или иное следственное действие, а именно проверка и уточнение показаний на месте.

Г.Н. Казаков также отмечал, что «основываясь на материалах исследования по проблеме расследования поджогов, можно поддержать точку зрения тех авторов, которые данное следственное действие признают самостоятельным, имеющим комплексный характер, т. е. включающим в себя элементы других следственных действий (осмотра, допроса, предъявления для опознания, следственного эксперимента) и служащим не только целям проверки и оценки имеющихся доказательств, но и получения новых доказательств»2.

Подтверждения комплексного характера проверки и уточнения показаний на месте можно найти даже у противников данного следственного действия. Так, Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин, считая, что предложения о выделении этого следственного действия в самостоятельное неверны, так как то, «что именуется проверкой показаний на месте, есть разновидность или осмотра или следственного эксперимента», тем не менее, подчеркивают, что проверка и уточнение показаний на месте складывается из элементов осмотра, следственного эксперимента и других следственных действий и «по целям и методам носит иногда довольно специфический характер» .

Не совсем четкое понимание характера сочетания элементов других след- ственных действий в проверке и уточнении показаний на месте затрудняет разрешение вопроса о возможности и необходимости проведения этого следственного действия, о границах его производства, о процессуальных формах фиксации результатов, о соотношении его с другими следственными действиями и точном отграничении от них. В связи с этим, чтобы окончательно доказать самостоятельный комплексный характер проверки и уточнения показаний на месте, представляется необходимым рассмотреть, в чем заключается сходство ли-

См.: Быховский И.Е., Ратинов А.Р. Проверка показаний на месте // Вопросы криминалистики.-1962. № 5. С. 191-192.

Казаков Г.Н. Тактические аспекты проверки показаний на месте при расследовании поджо- гов и скрываемых ими преступлений // Труды Всесоюзного научно-исслед. ин-та МВД СССР. - М., 1974. № 28. С. 79. 3 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч., С. 148.

49

бо различие этого следственного действия с иными следственными действиями, какие сходные элементы в них преобладают, или в чем состоит их отличие друг от друга, а также следует показать и то, какие изменения претерпевают элементы того или иного следственного действия, входя в сочетание с другими элементами, составляющими содержание проверки и уточнения показаний на месте и определяя тем самым ее специфику.

Специфика каждого следственного действия определяется совокупностью существенных признаков процессуального и тактического характера, которые выделяют данное следственное действие из числа иных способов собирания и проверки доказательств, а также отграничивают его от других процессуальных действий. В число таких существенных признаков отечественные авторы1 включают:

  • цель, задачи и объект исследования следственного действия;
  • основания и поводы для производства следственного действия, совокуп- ность данных, необходимых и достаточных для его производства;
  • круг обязательных и факультативных участников следственного действия;
  • обязательные условия процессуального характера, несоблюдение которых нарушает права других лиц;
  • механизм следственного действия: порядок и последовательность его производства;
  • характер сведений, получаемых в процессе его производства;
  • способ фиксации.
  • Среди множества критериев, по которым возможно сравнение проверки и уточнения показаний на месте с другими следственными действиями, использование такого критерия как особенности процессуальной регламентации будет осуществляться в соответствии с процессуальными требованиями к проверке и уточнению показаний на месте, изложенными в УПК РФ, с учетом особенностей практики ее применения.

С учетом этого можно сопоставить проверку и уточнение показаний на месте с другими следственными действиями, выделив характерные отличия

1 См., например, Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. - Ереван, 1987. С. 21-23; Ларин A.M. Указ. соч., С. 94-100; Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 33.

50

рассматриваемого следственного действия, определяющие его самостоятельность и самобытный характер.

Проверка и уточнение показаний на месте и осмотр места происшест- вия.

То обстоятельство, что при проверке и уточнении показаний на месте чаще всего местом ее проведения является место происшествия, фиксация особенностей обстановки которого проводится в основном в рамках осмотра места происшествия, позволило ряду авторов считать проверку и уточнение показаний на месте разновидностью следственного осмотра1. Такая позиция получила также свое признание и у практических работников. Так, при анкетировании следователей и изучении материалов уголовных дел выяснилось, что 23 % (42 чел.) опрошенных руководствуются при производстве проверки и уточнения показаний на месте нормами, регулирующими осмотр места происшествия, оформляя ре- зультат протоколом дополнительного осмотра места происшествия с участием подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля (по материалам изученных уголовных дел такой протокол был нами встречен в 36 делах (20 %)).

Однако сходство по этому признаку осмотра места происшествия с про- веркой и уточнением показаний на месте, тем не менее, не устраняет принципиальных различий между ними, определяемых содержанием этих двух следственных действий. Данные различия лежат в области как процессуальных, так и тактических особенностей проведения обсуждаемых следственных действий и ведения расследования по уголовному делу в целом.

Два сравниваемых следственных действия отличаются в первую очередь по целям и задачам их проведения. Согласно ст. 176 УПК РФ целями осмотра места происшествия является «обнаружение следов преступления, выяснение других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела», с тем чтобы на основе полученной в ходе осмотра места происшествия информации следователь мог выяснить обстановку происшествия, составить «картину преступного события». Следовательно, основной задачей осмотра места происшествия является изучение следователем места происшествия с целью получения первона-

См., например, Фуфыгин Б.В. Процессуальные формы проверки показаний на месте // Сов. государство и право. - 1978. № 5. С. 137.

51

чального объема информации о происшедшем и выдвижения следственных версий об исследуемом событии1.

В то время как основной задачей проверки и уточнения показаний на месте является сравнение полученной при допросе проверяемого лица информации с обстановкой на месте. Цель проверки и уточнения показаний на месте складывается из ряда элементов - это, как отмечают Е.М. Лившиц и Р.С. Белкин2, показ лицом, показания которого проверяются, определенного места, связанного с событием преступления, рассказ о совершенных действиях, исследование указанного места и сопоставление сведений, сообщенных лицом, с объективной обстановкой на месте и, иногда, демонстрация некоторых действий — и состоит в получении показаний от ранее допрошенного лица на месте происшествия и сравнении их как с самим местом, так и с другой имеющейся у следователя ин- формацией о преступном событии.

Основной процессуальной особенностью осмотра места происшествия, от- личающей его от всех других следственных действий, является, в соответствии с ч. 2 ст. 176 УПК РФ, возможность проведения данного следственного действия до возбуждения уголовного дела при наличии у следователя минимума информации о происшедшем. «Осмотр места происшествия фактически оказывается в особом положении, так как производится нередко еще до возбуждения уголовного дела, когда характер события не ясен, а данные, обнаруженные при осмотре места происшествия служат основанием для возбуждения уголовного дела»3. Данное процессуальное правило неприменимо к проверке и уточнению

Такая задача осмотра места происшествия отмечается в работах ряда ученых- криминалистов. Так, например, А.В. Дулов и П.Д. Нестеренко указывают, что задачей ос- мотра места происшествия является «не только фиксация фактов настоящего, но и обяза- тельное построение мысленной модели прошлого события» См.: Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. - Минск, 1971. С. 110. В.А. Образцов также полагает, что задача осмотра места происшествия состоит из двух взаимосвязанных элементов, во-первых, это - «обнаружение, фиксация, предварительное исследование объектов, являющихся потенциальными носителями вещной информации о преступлении, преступнике и его противодействии правосудию» и, во-вторых, «собирание, анализ, использование искомой информации для проверки … ранее выдвинутых версий, построения и проверки новых версий» См.: Образцов В.А. Криминалистика. Курс лекций. - М, 1996. С. 289, Аналогичное мнение высказывал также И.Е. Быховский. См., Быховский И.Е. Осмотр места происшествия. - М, 1973. С. 8, и ряд других авторов. 2 См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. С. 129.

Васильев А.Н., Виноградов И.В., Ратинов А.Р. и др. Осмотр места происшествия. - М., 1960. С. 10.

52

показаний на месте. Проведение проверки и уточнения показаний на месте возможно только после возбуждения уголовного дела, после обстоятельного производства других следственных действий и накопления у следователя определенного и значительного объема информации, как о происшедшем, так и о лице, показания которого планируется проверить.

Другим важнейшим требованием осмотра места происшествия является его своевременность. Своевременность осмотра места происшествия заключа- ется в незамедлительности и неотложности его проведения, иначе результативность и информационный потенциал осмотра места происшествия будут незначительны.

Необходимость же производства проверки и уточнения показаний на месте появляется только после накопления у следователя определенного объема информации об исследуемом событии, что невозможно на первоначальных стадиях расследования. Проверку и уточнение показаний на месте, как нами уже отмечалось ранее, необходимо проводить лишь после производства некоторых других следственных действий, зафиксированных процессуальным путем, - допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетелей или потерпевших, зачастую после осмотра места происшествия, обыска1, накопления определенного количества информации, нуждающейся в проверке и уточнении.

Немаловажное значение придается поводам и основаниям для производства следственного действия. Поводом для осмотра места происшествия высту- пают сведения о происшедшем событии, поступившие из любого источника и позволяющие предположить, что совершено преступление. Особенностью осмотра места происшествия является значительно меньшая предварительная информированность следователя об обстоятельствах происшедшего события. «Необходимость производства осмотра места происшествия в подавляющем большинстве случаев возникает неожиданно для следователя в связи с происшедшим или обнаруженными следами преступного события. В соответствии с этим у него обычно нет достаточной информации об этом событии - она собирается в основном в ходе самого следственного действия»2. Не всегда в этом

1 См.: Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 34.

2 Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Указ. соч., С. 111.

53

случае следователю известно место происшествия, так как «до получения показаний следователь мог вообще не знать ни о данном месте происшествия, ни о произошедшем на нем событии, либо не может самостоятельно обнаружить его без помощи допрошенного лица»1, Основанием же для производства проверки и уточнения показаний на месте является наличие у следователя определенной совокупности информации о преступном событии, которая нуждается в проверке и уточнении, полученной, в том числе и от допрошенного лица,. Кроме того, проверка и уточнение показаний на месте проводится следователем после накопления и тщательного исследования значительного объема информации по делу.

Осмотр места происшествия, как и проверка и уточнение показаний на месте, производятся в присутствии понятых. Однако необходимо отметить различия в роли понятых при проверке и уточнению показаний на месте и при осмотре места происшествия. Основной задачей понятых при осмотре места про-исшествия является, как отмечает О.Я. Баев , целенаправленное наблюдение за всеми действиями следователя при осмотре. Иными словами, при проведении осмотра места происшествия понятые отмечают, что и где было обнаружено на месте происшествия и как затем изъято и зафиксировано. При проверке же показаний на месте внимание понятых акцентируется на действиях проверяемого лица. Понятые должны внимательно отмечать все действия такого лица, даваемые им словесные пояснения, жесты, обращать внимание на особенности окружающей обстановки, на которые указывает проверяемое лицо, а также на об- наруженные в результате его показаний следы и предметы, и, как следствие, подтверждать полноту, последовательность и точность закрепления всей, полученной в ходе проверки и уточнения показаний на месте информации в протоколе.

Участие понятых обязательно как при производстве осмотра места проис- шествия, так и при производстве проверки и уточнения показаний на месте. Но, помимо них, при производстве следственных действий могут участвовать и другие лица - обвиняемые, подозреваемые, потерпевшие, свидетели. Согласно

1 Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 34. См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1995. С. 30.

54

общих правил предварительного следствия, закрепленных в главе 22 УПК РФ, следователь вправе привлечь к участию в осмотре обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля. Их участие, тем не менее, не является обязательным, присутствие обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей при производстве осмотра места происшествия, как отмечается многими авторами, играет скорее вспомогательную роль1. Как, в частности, отмечает Е.Е. Центров, «привлечение обвиняемого (подозреваемого) к осмотру далеко не всегда жела- тельно» , в ряде случаев осмотр возможен, а иногда даже обязателен при их от- сутствии.

Кроме того, все уточнения и пояснения обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля на месте происшествия не подлежат занесению в протокол осмотра места происшествия, в протоколе фиксируется только объективная обстановка, которую следователь обнаружил на месте происшествия. При производстве же проверки и уточнения показаний на месте участие лица, показания которого проверяются, является обязательным. Он выступает основным участником этого следственного действия и играет в нем активную роль. Именно благодаря его показаниям и действиям на месте происшествия будет развиваться проверка и уточнение показаний на месте. В соответствии с его указаниями следователь будет обращать внимание и фиксировать те или иные обстоятельства, отыскивать следы и предметы. Роль же следователя при проведении проверки и уточнения показаний на месте состоит в осуществлении общего руководства процессом следственного действия. Можно сказать, что главным действующим лицом при проверке и уточнении показаний на месте является лицо, показания которого проверяются. Все действия этого лица в обязатель-

Учеными-криминалистами отмечается, что привлечение указанных лиц к осмотру места происшествия диктуется тем, что они могут (разрядка моя - И. Ч.) обратить внимание сле- дователя на важные для дела обстоятельства, помочь ему лучше осмыслить картину проис- шествия. См., например, Быховский И.Е. Указ. соч., С. 34; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М, 1965. С. 113; Криминалистика / Авт. кол.: Р.С. Белкин, А.И. Винберг, Б.Л. Зотов и др.; под ред. СП. Митричева, М.П. Шаламова. - М., 1966. С. 303; Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Авт. кол.: А.И. Дворкин, Б.Д. Завидов, Э.У. Бабаева и др.; под ред. А.И. Дворкина. - М, 2000. С. 84.

2 Криминалистика. Учебник / Авт. кол.: В.Н. Герасимов, В.Я. Колдин, В.В. Крылов и др.; под ред. Н.П. Яблокова. - М, 1995. С. 393.

55

ном порядке фиксируются в протоколе проверки и уточнения показаний на месте с соблюдением последовательности и детальности изложения.

Учеными отмечается также такое свойство осмотра места происшествия как неповторимость. Выделение данного свойства осмотра места происшествия связано с тем, что место происшествия - мир людей, вещей, отношений, уни- кальное хранилище самой разнообразной материально зафиксированной ин- формации1. Весь этот массив информации воспринимается следователем непосредственно при осмотре места происшествия. Получается, что малейшие изменения в обстановке места происшествия существенно изменяют его информативность, что может в значительной степени отразиться на дальнейшем расследовании, на построении следственных версий и планировании расследования. Никакой повторный осмотр не сможет восполнить такие пробелы. «Недостатки, допущенные при допросе, эксперименте, экспертизе, обыске, могут быть иногда без большого труда исправлены при повторном производстве этих следственных действий, а недостатки, допущенные при осмотре места происшествия, исправить очень трудно, а зачастую невозможно. В этом смысле осмотр места происшествия считается неповторимым следственным действием»2.

В отличие от осмотра при проверке и уточнении показаний на месте ос- новным инструментом исследования является память лица, показания которого проверяются. В этом случае совершенно не обязательно реконструировать обстановку на месте происшествия, либо торопиться с проведением проверки и уточнения показаний на месте пока место происшествия еще сохранило первоначальный вид. Память человека - очевидца (либо участника) преступления сама «достроит» недостающие детали. Причем, как подчеркивал A.M. Алексеев, полнее и качественнее мы получаем информацию от очевидца именно на месте происшествия, так как … это в значительной степени облегчает для него процесс припоминания и дает возможность быстрее и с наименьшими потерями восстановить в памяти и передать следователю детали и обстоятельства, воспринятые им в момент преступления. В его сознании произойдет как бы наложение зрительного образа местности или помещения, воспринимаемого в мо-

1 См.: Образцов В.А. Указ. соч., С. 289.

2 Васильев А.Н., Виноградов И.В., Ратинов Л.Р. и др. Осмотр места происшествия. - М., 1960. С. 11.

56

мент следственного действия, со зрительным представлением, запечатленным в его памяти. Это в значительной степени облегчит очевидцу задачу реконструкции в памяти и передачу следователю имеющейся у него информации1.

Отличительной чертой осмотра места происшествия также является то, что при его производстве следователь воспринимает обстановку места происшествия и имеющиеся следы как результат происшедшего события. И, на основании полученной в процессе осмотра информации, с учетом собственного опыта и логических заключений составляет картину происшедшего. «Логика исследования обстановки места происшествия заключается в том, что следователь как бы идет следом за преступником до и после совершения преступления или прослеживает ход события преступления от начала до конца, обнаруживая, фиксируя и изымая соответствующие следы в узком (следы рук, ног и т.д.) и в широком смысле (орудия преступления, другие предметы, изменения в обстановке и т.д.)» . Следователь, таким образом, реконструирует происшедшее событие на основании оставшихся на месте происшествия результатов преступной дея- тельности, видя последствия действий, ищет их причину. При этом основным методом получения информации при производстве осмотра места происшествия является визуальное восприятие объектов и окружающей обстановки.

В ходе проверки и уточнения показаний на месте происходит обратный процесс - следователь получает от допрошенного лица информацию о действиях, происшедших в момент совершения преступного деяния и, на основании полученной информации, определяет, какие последствия те или иные действия могли повлечь, в чем эти последствия могли выразиться и какими средствами и методами их можно обнаружить и зафиксировать. Иными словами, следователь, зная причину, выводит следствие. Причем в процессе проверки и уточнения показаний на месте подвергаемая анализу информация поступает, о чем мы уже говорили ранее, от двух объектов: визуальное восприятие места осмотра и показания ранее допрошенного лица и налагается на уже сформировавшуюся у следователя определенную информационную модель происшедшего.

См.: Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М, 1972. С. 51. 2 Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М., 1981. С. 37-38.

57

Еще одной особенностью осмотра является то, что при осмотре места про- исшествия следователь воспринимает обстановку места происшествия и всего находящегося на нем в неизменном состоянии, в том виде, в каком место происшествия предстало перед следственной группой. Производя осмотр места происшествия, следователь, исходя из общей картины происшедшего и своего опыта, обращает внимание в основном на те обстоятельства и следы на месте происшествия, которые по его личному внутреннему убеждению относятся к происшедшему событию и имеют значение для дела, сам устанавливает пределы тщательности и детальности осмотра. В этом случае следователю сложно добиться полной объективности, так как он изучает происшедшее событие опосредованно, «складывает картинку из отрывочных фрагментов», руководствуясь при этом своими представлениями, основанными на опыте и требованиях уголовно-процессуального закона, о том, что важно, а что нет. При осмотре, как отмечает Р. С. Белкин, неизбежны элементы субъективного подхода … потому, что восприятие следователем объективной действительности - в данном случае объектов осмотра - носит субъективный характер1.

В процессе же проведения проверки и уточнения показаний на месте сле- дователь фиксирует картину произошедшего со слов лица, показания которого проверяются и который являлся либо непосредственным участником, либо свидетелем происшедшего. В этом случае, как уже отмечалось ранее, нет необходимости в детальном сохранении обстановки места происшествия (иногда само место даже ранее не было известно следователю). Ведущая роль в данном следственном действии принадлежит проверяемому лицу. Роль же следователя состоит в обязанности «воспринять и тщательно зафиксировать все изложенное вне зависимости от того, как он сам расценивает те или иные указанные обстоятельства с точки зрения их доказательственного значения в будущем» .

Таким образом, можно констатировать, что между осмотром места проис- шествия и проверкой и уточнением показаний на месте существует целый ряд отличий. Столь значимая разница в задачах и природе осмотра места происше-

1 См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Указ. соч., С. 49.

2 Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 36.

58

ствия и проверки и уточнения показаний на месте является серьезным аргументом против отождествления данных следственных действий.

Проверка и уточнение показаний на месте и следственный эксперимент.

Некоторое сходство имеет проверка и уточнение показаний на месте со следственным экспериментом, что обосновывалось ранее рядом авторов в своих работах1. Не случайно долгое время проверка и уточнение показаний на месте оформлялась как следственный эксперимент и считалась его разновидностью. Изучение практики применения проверки и уточнения показаний на месте показывает, что 37 % опрошенных следователей (67 чел.) считают проверку и уточнение показаний на месте разновидностью следственного эксперимента (в материалах уголовных дел оформление проверки и уточнения показаний на месте протоколом следственного эксперимента нам встретилось в 71 деле (38,5 %)). Тем не менее, в свете современных исследований, ряд значительных отличий не позволяют считать проверку и уточнение показаний на месте разновидностью следственного эксперимента.

Следственный эксперимент является таким следственным действием, «ко- торое состоит в проведении специальных опытов, испытаний с целью получения новых и проверки имеющихся доказательств, а также проверки и оценки следственных версий о возможности или невозможности существования тех или иных фактов, имеющих значение для дела» . Как проверка и уточнение показаний на месте так и следственный эксперимент могут быть проведены только после возбуждения уголовного дела.

Основанием для производства следственного эксперимента является необ- ходимость в проверке имеющихся у следователя или установлении новых фактов, имеющих существенное значение для дела, чем в принципе следственный эксперимент не отличается от проверки и уточнения показаний на месте. Одна-

1 См., например, Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.М. Указ. соч., С. 148; Колмаков В.П. Способы собирания и закрепления судебных доказательств // Соц. законность. - 1955. № 4. С. 34; На стольная книга следователя / Авт. кол.: Г.Н. Александров, Л.Н. Ураков, А.И. Апурин и др.; под общ. ред. Г.Н. Сафонова. - М., 1949. С. 374-375; Следственные действия. Криминали стические рекомендации. Типовые образцы документов / Авт. кол.: С.Н. Богомолов, В.А. Образцов, А.А. Протасевич и др.; под ред. В.А. Образцова. Ч. 1. - М., 1999. С. 257 и др.

2 Белкин Р.С., Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. - М., 1997. СП.

59

ко существенная разница их состоит в том, что в случае со следственным экспериментом уточнение и проверка сведений осуществляется путем, как указывается в ст. 181 УПК РФ, проверки возможности восприятия каких- либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявления последовательности происшедшего события и механизма образования следов, причем проводимых неоднократно, что совершенно не характерно для проверки и уточнения показаний на месте. Отличием также является тот факт, что основанием для проверки и уточнения показаний на месте выступает информация, полученная в процессе допроса обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или свидетеля. Поводом же и основанием для проведения опытных действий в рамках следственного эксперимента может выступать информация, полученная из любых как процессуальных, так и не процессуальных1 источников, если у следователя «появились сомнения в реальности каких- либо фактов (явлений, событий или же совершения каких-либо действий), возможности их осуществления в определенных условиях, имеющие существенное значение для расследуемого события» .

Разграничение между проверкой и уточнением показаний на месте и след- ственным экспериментом можно провести также по месту проведения этих следственных действий. При определении места проведения следственного эксперимента нет необходимости в четкой привязке к месту совершенного преступления. Место производства следственного эксперимента определяется следователем; оно варьируется в зависимости от вида экспериментальных действий и обусловливается конкретными обстоятельствами дела. Следственный эксперимент может быть произведен как непосредственно на месте события, так и в любом другом месте, если фактическая обстановка места происшествия не имеет существенного значения для выяснения обстоятельств, «вызывающих сомнение у следствия». Для проведения следственного эксперимента в некоторых случаях возможно частичное искусственное воссоздание места происшест- вия.

См.: Криминалистика. Учебник / Авт. кол.: Е.М. Ашмарина, Е.Н. Викторова, Л.Н. Викторо- ва и др.; под ред. В.А. Образцова. - М., 1997. С. 437

2 Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов /подред. В.А. Образцова. Ч. 1.-М., 1999. С. 255.

60

Проведение же проверки и уточнения показаний на месте возможно только в месте совершения преступления, как реального, так и предполагаемого - в случае, когда подозреваемый дает показания о преступном деянии неизвестном следствию на настоящий момент, либо в месте, непосредственно связанном с преступлением, если о нем давало показания допрошенное лицо. Расположение такого места указывается лицом, показания которого проверяются, и замена места происшествия любым другим местом или искусственное воспроизведение следователем обстановки этого места недопустимы, противоречат целям и задачам проверки и уточнения показаний на месте.

Отличие проверки и уточнения показаний на месте от следственного экс- перимента заключается также в условиях их проведения. Для производства всех видов следственного эксперимента необходимо создание определенных условий, сходных по своим параметрам с условиями преступления (погодных условий, освещения, звукового фона и др.). Как отмечают А.В. Дулов и П.Д. Несте-ренко, «условия и обстановка проведения эксперимента (место, время суток, наличие и расположение объектов и пр.) должны, как правило, соответствовать описанию тех условий и обстановки, в которых произошло проверяемое событие»1. Для этого следователь, производя следственный эксперимент, должен обеспечить создание обстановки и условий, которые были бы максимально приближены к обстановке и условиям проверяемого действия или события. Чем больше приближены эти факторы к реальным условиям преступного события, тем убедительнее и точнее результаты следственного эксперимента. Однако никогда событие преступления не воссоздается полностью, так как «следственный эксперимент заключается не в воспроизведении в буквальном смысле этого слова какого- либо явления или факта, а в совершении действий, сходных с исследуемыми»2. Для проверки и уточнения показаний на месте не нужно точное соблюдение условий, при которых было совершено преступное деяние. Это следственное действие может быть проведено в любое время и при любой погоде.

1 Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Указ. соч., С. 201.

2 Белкин Р.С., Белкин А.Р. Указ. соч., СП.

61

Существуют отличия между проверкой и уточнением показаний на месте и следственным экспериментом и по кругу лиц, в них участвующих. Р.С. Белкин и А.Р. Белкин разделяют участников следственного эксперимента на обязательных и необязательных1. В соответствии с уголовно- процессуальным законодательством к числу необязательных участников следственного эксперимента относятся обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель. Обязательными участниками следственного эксперимента являются следователь, понятые, а также лица, непосредственно выполняющие опытные действия. Следователь вправе пригласить для участия в намечаемом эксперименте подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, если проверяются действия этих лиц , однако это лишь право, но не обязанность следователя. Было бы неправильным, как подчеркивают Р.С. Белкин и А.Р. Белкин, в категорической форме требовать участия в эксперименте свидетеля или иного лица, чьи показания проверяются экспериментальным путем, в ряде случаев участие упомянутых лиц может только исказить результаты эксперимента3. Иными словами, проведение следственного эксперимента возможно не только с подозреваемым (обвиняемым, свидетелем, потерпевшим), но и с привлечением других лиц - «статистов», особенно если нуждающиеся в экспериментальной проверке обстоятельства не зависят от каких-либо свойств и способностей обвиняемого, подоз- реваемого, потерпевшего или свидетеля.

Производство же проверки и уточнения показаний на месте невозможно без участия лица, показания которого проверяются. Участвующий в проверке и уточнении показаний на месте обвиняемый, подозреваемый, потерпевший или свидетель является основным действующим лицом данного следственного действия, его отсутствие либо замена «статистом» приведет к тому, что такое следственное действие потеряет всякий смысл.

Достижение целей следственного эксперимента — получение новых и про- верка имеющихся доказательств, а также проверка и оценка следственных вер-

См.: Белкин Р.С, Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. - М, 1997. С. 36.

2 См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном про цессе.-М., 1965. С. 146.

3 См.: Белкин Р.С, Белкин А.Р. Указ. соч., С.41.

62

сий, как указывается в уголовно-процессуальном законодательстве и подчеркивается в научной литературе, происходит путем совершения специальных опытных действий. Опытная сущность следственного эксперимента вытекает из самого названия следственного действия: «эксперимент - это искусственное систематическое изменение условий наблюдаемого явления и связей его с другими явлениями» . Обязательным условием для опытных действий является их многократность и вариационность условий проведения. При частичном воссоздании проверяемого события каждое последующее опытное действие в ходе следственного эксперимента проводится с изменением какого-либо из его параметров (расстояние, громкость, вес груза и т. д.).

В ходе проверки и уточнения показаний на месте не производятся никакие опытные действия. Все действия в процессе проведения проверки и уточнения показаний на месте совершаются один раз и носят не опытный, а демонстрационный характер. Никакой специальной подготовки для моделирования условий исследуемого события от следователя не требуется, проверка и уточнение показаний на месте «проводится в обстановке, существующей к моменту ее прове-дения» . Воспроизведение обстановки при этом имеет минимальный характер и производится со слов лица, показания которого проверяются для того, чтобы следователь мог более точно составить себе представление о происшедшем. Как правильно отмечала Н.И. Гуковская, при проведении проверки и уточнения показаний на месте уточняется, где и как, по словам обвиняемого или свидетеля, произошло исследуемое событие, а не выясняется вопрос о том, могло или не могло данное событие произойти, что характерно именно для следственного эксперимента3.

Организатором и руководителем следственного эксперимента является следователь. Весь ход и условия проведения следственного эксперимента следователь подготавливает заранее. Он осуществляет частичное воспроизводство условий и обстановки исследуемого события, определяет круг участников следственного эксперимента, а также время и место его проведения, характер опытных действий, разъясняет всем участникам следственного действия их задачи и

1 Белкин Р.С, Белкин А.Р. Указ. соч., С.2.

2 Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. Лекция. - М, 1961. С. 8.

3 См.: Гуковская Н.И. Указ. соч., С. 37.

63

роли в ходе эксперимента. Все остальные участники следственного действия должны четко и точно выполнять указания следователя.

Распределение ролей при проведении проверки и уточнении показаний на месте носит несколько иной характер, так как особенностью данного следст- венного действия является полная самостоятельность действий лица, показания которого проверяются, в воспроизведении на месте обстановки и обстоятельств исследуемого события, отыскивании и указании предметов, документов, следов, имеющих значение для дела, демонстрации определенных действий, определении, какую роль в исследуемом событии играли те или иные предметы, указании на изменения в обстановке места события; конкретизации и уточнении своих прежних показаний. Любые действия следователя, поправляющие, подсказывающие, уточняющие характер действий проверяемого лица на месте происшествия, недопустимы и могут расцениваться как процессуальное нарушение, так как, согласно ст. 194 УПК РФ, «какое-либо постороннее вмешательство в эти действия и наводящие вопросы не допустимы».

Результаты, получаемые в ходе следственного эксперимента не связаны напрямую с исследуемым событием, они не воссоздают происшедшее ни полностью, ни частично. Данное «следственное действие способствует установлению только возможности исследуемого обстоятельства (действия, события) и никогда не дает положительного ответа на вопрос, действительно ли оно произошло. Отрицательный исход следственного эксперимента убеждает следователя и других участников процесса в том, что это обстоятельство фактически не имело места. Положительный результат проведенного эксперимента позволяет убедиться в возможности предполагаемого события, действия или обстоятельства, но не является бесспорным доказательством тому, что оно действительно имело место»1. Проверка же показаний на месте позволяет сразу получить необходимые и непосредственно связанные с исследуемым событием те или иные сведения и факты. Результат проверки и уточнения показаний на месте имеет более точный характер - сравнение получаемых в ходе следственного действия показаний с обстановкой на месте происшествия, знакомство лица, показания которого проверяются, с отдельными фрагментами события и участками места

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч., С. 145-146.

64

происшествия может свидетельствовать либо об осведомленности лица о происшедшем, либо нет, а также дополняет для следователя картину происшедшего.

Существуют некоторые особенности как у проверки и уточнения показаний на месте, так и у следственного эксперимента по участию в их производстве понятых и по закреплению результатов данных следственных действий в протоколе. Как уже было отмечено ранее, понятые в ходе проверки и уточнения показаний на месте должны находиться рядом с лицом, показания которого проверяются, а их внимание акцентируется на его действиях. При проведении следственного эксперимента понятых может быть значительно больше двух, если необходимые экспериментальные действия производятся в разное время, в нескольких местах, либо разными лицами, и каждая пара понятых наблюдает только за действиями своей группы и находится там, где им укажет следователь. В протоколе следственного эксперимента подробно фиксируется механизм производства следственного эксперимента, объяснения участников заносятся в протокол только в том случае, если они входят в состав опытных действий (возможность услышать - объяснения лица об услышанном). В протоколе же проверки и уточнения показаний на месте основное внимание уделяется показаниям проверяемого лица, а также фиксируются особенности его продвижения по месту происшествия.

Таким образом, можно сделать вывод, что значительные отличия в природе и особенностях проведения данных следственных действий не позволяют рассматривать проверку и уточнение показаний на месте ни как часть, ни как разновидность следственного эксперимента.

Проверка и уточнение показаний на месте и предъявление для опо- знания.

Нельзя согласиться и с тем, что проверка и уточнение показаний на месте является разновидностью опознания, как считают некоторые ученые1, сравни-

См., например, Белкин Р.С. К вопросу о природе, тактических целях и разновидностях следственного эксперимента // Сов. государство и право. - 1958. № 1. С. 119. В дальнейших своих работах Р.С. Белкин изменил свою точку зрения и присоединился к авторам, считаю- щим проверку показаний на месте самостоятельным следственным действием; Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. — Минск, 1971. С. 175-178; Степанов В.В. Процессуальные и криминалистические вопросы предъявления для опознания // Проблемы

65

вая ее, в частности, с опознанием участков местности. Наше мнение подтверждается также и результатами анкетирования следователей, ни один из опрошенных не посчитал возможным признать проверку и уточнение показаний на месте предъявлением для опознания.

Такое следственное действие как предъявление для опознания состоит в «предъявлении опознающему какого-либо предмета, лица или иного объекта с тем, чтобы он (опознающий) мог установить тождество, различие или сходство с объектом, интересующим следствие, который ранее наблюдался им при опре- деленных обстоятельствах»1. В научной и учебной литературе доминирует мнение, что предъявление для опознания «представляет собой процессуальный вид идентификации объекта по мысленному образу» . Поводом к производству предъявления для опознания является наличие у следствия сведений о внешних данных лица или особенностях и приметах предмета, полученных из показаний обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или свидетеля, наличие в распо- ряжении у следователя лица (или предмета), обладающего признаками, позво- ляющими предположить его причастность к событию преступления и необходимость в идентификации такого лица или предмета, то есть сомнения в данном случае у следователя возникают в подлинности лица (или предмета), нуждающегося в идентификации. Поводом для проведения проверки и уточнения показаний на месте служит необходимость в проверке и уточнении имеющейся у следователя информации о месте совершения преступления, либо особенностях события преступления, полученной в процессе расследования преступления. В данном случае если у следователя и возникают сомнения по поводу места совершенного преступления (так как лицо может давать ложные показания с целью направить следствие по ложному пути расследования), то проверке и уточнению подлежит, тем не менее, не место происшествия, а именно показания лица (это скорее идентификация мысленного образа по объекту).

социалистической законности на современном этапе развития советского государства. - Харьков, 1968. С. 266.

1 Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Указ. соч., С. 175.

2 Криминалистика. Учеб. пособие / А.В. Дулов, Г.И. Грамович, А.В. Лапин и др.; под ред. А.В. Дулова. - Минск, 1996. С. 350; Криминалистика. Учебник / Авт. кол.: Е.М. Ашмарина, Е.Н. Викторова, Л.Н. Викторова и др.; под ред. В.А. Образцова. - М., 1997. С.479; Следст венные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / под ред. В.А. Образцова. Ч. 1.-М., 1999. С. 166.

66

Так как «под предъявлением для опознания подразумевается следственное действие, состоящее в показе свидетелю, потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому какого-либо объекта (лица) с целью установления его тождества или различия с объектом (лицом), бывшим в прошлом предметом наблюдения опознающего, при обстоятельствах, относящихся к исследуемому событию»1, то основной задачей данного следственного действия является получение идентификационной информации о каком- либо лице или предмете путем предоставления ранее допрошенному лицу возможности отождествления с помощью визуального восприятия ранее виденного объекта. Основной задачей проверки и уточнения показаний на месте, как уже отмечалось ранее, является получение показаний от ранее допрошенного лица на месте происшествия и сравнение их как с самим местом, так и с другой имеющейся у следователя информацией о преступном событии.

Перед производством предъявления для опознания опознающее лицо должно быть допрошено, для того, чтобы выявить и отразить в протоколе допроса «степень полноты восприятия опознающим объекта опознания, получить максимально полное описание этого объекта, а также выяснить пути проверки результатов опознания» . В процессе такого допроса выясняются только те приметы, по которым опознающий будет узнавать предмет или лицо. Причем речь идет об одном, конкретном предмете (или лице), который опознающий наблюдал в связи с расследуемым преступлением. Лицо, допрашиваемое при производстве проверки и уточнения показаний на месте, также рассказывает обо всех особенностях места предстоящей проверки, но целью такого рассказа является не опознание этого места, не получение его «образа», а возможность в дальнейшем сравнить результаты проверки с показаниями проверяемого, причем в рамках такого допроса выясняются подробности не какого-либо отдельного предмета или фрагмента местности, а вся обстановка определенного места, в том числе и подходы к нему.

Проводя проверку и уточнение показаний на месте, следователь не всегда имеет сведения о месте происшествия или месте нахождения каких либо объек-

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч., С. 129.

2 Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. С. 154.

67

тов или следов, а обнаружить их может только с помощью указаний допрошенного лица. При производстве проверки и уточнения показаний на месте не идет речь об опознании, поскольку лицо, показания которого проверяются, само приводит следователя к этому месту и «знакомит» с ним. В то же время, как следует из всех определений предъявления для опознания, не само допрошенное лицо показывает объект, а ему его демонстрирует следователь с целью узнавания. Сущность опознания состоит именно в предъявлении следователем опознающему определенного предмета (или лица) в группе однородных предметов (либо лиц) для «идентификации по мысленному образу», то есть перед предъявлением для опознания следователь уже располагает тем объектом, который является или может быть искомым. «Принципиальным отличием процессуального предъявления для опознания от других, сходных с ним действий, является прежде всего то, что в случаях предъявления для опознания узнавание есть главное, тогда как для прочих действий - это факультативный элемент»1.

При определении места и времени проведения проверки и уточнения пока- заний на месте и предъявления для опознания также существует ряд отличий. В отношении времени предъявления для опознания существует общее правило: чем раньше данное следственное действие будет проведено, тем больше возможности получить достоверную информацию, ибо память человека постепенно теряет воспринятое. Место проведения предъявления для опознания выбирается следователем и «предъявление для опознания обычно производится по месту ведения следствия, хотя не исключены случаи проведения этого следственного действия в обстановке, при которой происходило наблюдение

•у

объекта опознающим» . В отношении же проверки и уточнения показаний на месте действуют несколько иные правила: проведение проверки и уточнения показаний на месте возможно только в месте совершения преступления и определяется согласно показаниям обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, время производства данного следственного действия определяется следователем и зависит только от момента накопления необходимого объема информации.

Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов /под ред. В.А. Образцова. Ч. 1.-М, 1999. С. 168. 2 Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. - Минск, 1971. С. 181.

68

Различие между этими двумя следственными действиями также в том, что проверку и уточнение показаний на месте можно провести только непосредственно на месте преступления, в то время как опознание может быть непосредственное и опосредованное, в зависимости от того, предъявляется ли сам объект в натуре или его изображение .

Предъявление для опознания фактически заканчивается моментом указания опознающим лицом опознанного лица (или предмета) и кратким сообщени- ем о признаках, по которым оно произвело это опознание. Как отмечал А.Н. Васильев, это следственное действие «состоит из одного локального момента -предъявления объекта опознающему и его заявления о том, опознает ли он дан-ный объект (человека, труп, предмет) за тот, который наблюдался им раньше» . При проведении проверки и уточнения показаний на месте следственное действие не ограничивается только моментом указания места или объекта, часто с этого следственное действие лишь начинается, в дальнейшем, в ходе проверки и уточнения показаний на месте изучается обстановка, осуществляются поиски отдельных следов и так далее. Роль лица, показания которого проверяются, заключается не в простом указании на предмет (или лицо), а в подробном «динамическом» рассказе события, свидетелем или участником которого он был.

Наиболее близко к проверке и уточнению показаний на месте примыкает опознание местности, что и дает основание ряду авторов считать проверку и уточнение показаний на месте опознанием местности3. Так, Э. Е. Весенин считает, что проверка показаний на месте на самом деле состоит из двух видов: а) допроса, сопряженного с осмотром, и б) опознания места, далее в работе утверждая, что природа узнавания и опознания одинакова4. Но, тем не менее, ме-

См.: Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы доку- ментов / под ред. В.А. Образцова. Ч. 1. - М, 1999. С. 167.

2 Васильев А.Н. Указ. соч., С. 30.

3 См., например, Весенин Э.Е. Понятие и задачи «проверки показаний на месте» // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 10. - М, 1969. С. 102-103; Терзиев Н.В. Идентификация и оп ределение родовой (групповой) принадлежности. - М, 1961. С. 20.

См.: Весенин Э.Е. Указ. соч., С. 103. Позиция Э.Е. Весенина о природе узнавания и опозна- ния подвергается критике многими авторами. См., например, Зозулинский А.Б. Соотношение проверки показаний на месте с опознанием участков местности // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Вып. 2. - Л., 1974. С. 124.

69

жду этими следственными действиями существуют определенные различия, как в процессуальном, так и в тактическом плане.

Отдельного рассмотрения требует вопрос о возможности проведения опознания местности, так как ст. 193 УПК РФ (как и ранее ст. ст. 164, 165 УПК РСФСР) такой вид опознания не предусматривает и при проведении такого опознания нарушается одно из основных условий данного следственного действия - предъявление объекта для опознания в группе однородных объектов. Тем не менее, некоторые ученые считают, что такой вид опознания имеет право на существование, так как «природа опознания не зависит от характера объекта» . С процессуальной стороны порядок опознания местности регулируется общими правилами предъявления для опознания. В тактическом плане опознание местности проводится с целью установления наличия или отсутствия тождества участка местности, его содержанием является идентификация участка местности по его характерным особенностям, запечатленным в памяти опознающего, то есть опознающий не знает и не может указать точного местонахождения участка местности, но может узнать этот участок по характерным признакам.

Проверка и уточнение показаний на месте отличается от опознания местности по целому ряду моментов:

  • на предварительном допросе опознающее лицо описывает только характерные признаки и особенности такого участка; лицо, чьи показания проверяются, на предварительном допросе помимо примет определенного места происшествия, должно указать также местонахождение этого участка местности и свои действия на этом месте;
  • для опознания предъявляются несколько участков, схожих с опознаваемым, проверка и уточнение показаний на месте проводится только на указанном участке местности, а не на нескольких похожих;
  • в отличие от предъявления для опознания, где моментом опознания фактически заканчивается следственное действие, лицо, чьи показания проверяются, не просто узнает участок местности, но и воспроизводит на нем свои действия.
  • 1 Весенин Э.Е. Указ. соч., С. 102.

70

В протоколе предъявления для опознания отражаются условия проведения данного следственного действия: описание объектов, предъявленных для опо- знания, вопрос следователя и показания опознающего лица, то есть фиксируется результат процесса узнавания (либо не узнавания) определенным лицом определенного предмета (или лица). Фиксируемая в протоколе проверки и уточнения показаний на месте информация имеет значительно больший объем, так как отражается маршрут следования лица, показания которого проверяются, дается подробное изложение всех показаний, поправок и уточнений, сделанных данным лицом в ходе следственного действия.

Следовательно, исходя из значительных различий между данными следст- венными действиями можно сделать вывод, что нельзя сводить проверку и уточнение показаний на месте просто к расширенному опознанию, так как в процессе ее проведения изучается значительно больший круг явлений и объектов, чем при предъявлении для опознания, что позволяет получить больший объем информации для суждения об особенностях произошедшего события.

Проверка и уточнение показаний на месте и допрос.

Некоторые ученые-криминалисты считают, что вместо проверки и уточнения показаний на месте необходимо проводить допрос на месте происшествия, так как именно этим следственным действием исчерпывается содержание проверки. Действительно, между этими действиями гораздо больше общего, чем между проверкой и уточнением показаний на месте и другими следствен- ными действиями, поскольку в процессе проверки на месте следователь проводит своего рода допрос обвиняемого, свидетеля, потерпевшего или подозреваемого, выслушивая свободный рассказ о происшедшем, задавая ему отдельные вопросы, касающиеся как данных им ранее показаний, так и их относимости к отдельным объектам или обстоятельствам, или по всему месту в целом. Хотя среди практических работников правоохранительных органов такое мнение не получило широкого распространения. Только 31 % опрошенных (57 чел.) считают, что производство проверки и уточнения показаний на месте должно про-

См., например, Весенин Э.Е. Указ. соч., С. 103; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М, 1962. С. 301-305; Фуфыгин Б.В. Дискуссионные вопросы процессуальной формы проверки показаний на месте расследуемого события // Вопросы теории и методов следственной работы. - Иркутск, 1988. С. 92.

71

ходить и оформляться по правилам допроса (оформление проверки и уточнения показаний на месте протоколом допроса на месте происшествия встретилось нам в 65 делах (35 %)). Однако допрос и проверка и уточнение показаний на месте имеют и ряд существенных отличий.

Основное процессуальное отличие проверки и уточнения показаний на месте от допроса заключается в обязательности присутствия понятых при производстве проверки и уточнения показаний на месте. При допросе беседа идет в основном с глазу на глаз, присутствие посторонних ограничивается либо прямым требованием закона - защитник, педагог, близкий родственник, либо усмотрением следователя. При производстве проверки и уточнения показаний на месте присутствие понятых является, согласно требований ст. 170 УПК РФ, необходимым и обязательным условием, так как в протоколе данного следственного действия будет зафиксирована не только словесная информация, но и сами действия проверяемого, а также обнаруженные предметы, имеющие доказа- тельственное значение по делу. Для того чтобы закрепленные в протоколе проверки и уточнения показаний на месте данные и обнаруженные при ее проведении предметы могли выступать вещественными доказательствами, процесс их изъятия должен быть проведен и оформлен без нарушения требований УПК РФ. Согласно смысла уголовно-процессуального закона при производстве таких следственных действий, результаты которых заключаются в удостоверении фактов, обязательно присутствие понятых, которые должны засвидетельствовать весь процесс проведения следственного действия.

Отличительной чертой проверки и уточнения показаний на месте является также то, что, в отличие от допроса, проведение которого возможно независимо от наличия согласия допрашиваемого лица и отказ возможен только в рамках ст. 51 Конституции РФ, где предусмотрено, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, на это следственное действие проверяемый идет добровольно. Проведение же допроса возможно даже в том случае, если допрашиваемый категорически отказывается беседовать со следователем - допрос в конфликтной ситуации . Именно для

Такое разделение допроса на допрос в конфликтной и бесконфликтной ситуации распространено в научной и учебной литературе и основано на готовности допрашиваемого «идти на контакт» со следователем, выдавать только достоверную информацию. См., например,

72

этого в тактике допроса разработано большое количество разнообразных приемов и способов установления психологического контакта и разработки стратегии и тактики разговора.

Еще одним различием между допросом и проверкой и уточнением показа- ний на месте являются формы получения информации при производстве этих следственных действий и возможности анализа следователем ее достоверности. Сущность допроса состоит в получении от допрашиваемого информации, связанной с расследуемым событием, при помощи разработанных криминалистической тактикой приемов и способов. Довольно значительную часть сведений следователь получает посредством проведения допроса, обладающего большой информативной способностью, так как «важнейшим средством общения между людьми, средством передачи информации и психологического воздействия является речь»1. Хотя, как отмечают А.В. Дулов и П.Д. Нестеренко, «понятие информации при допросе значительно более емкое, чем только словесное описа-ние факта, события допрашиваемым» .

К другим источникам, имеющим информативную нагрузку можно отнести внешний облик допрашиваемого, его поведение, особенности его речи, его психическое состояние и т.д. Таким образом, в процессе допроса информация поступает от допрашиваемого к допрашивающему не только через языковые конструкты, но также через смысловые значения различных поз, жестов, мимических движений, то есть через невербальную информацию. Однако при проведении допроса, когда допрашиваемый сидит, а именно так проводится подавляющее большинство допросов, в значительной степени сужается информативность последней разновидности средств передачи информации. В ходе допроса основным источником получения от допрашиваемого лица информации являются

Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: В.Н. Герасимов, В.Я. Колдин, В.В. Крылов и др.; под ред. Н.П. Яблокова. - М, 1995. С. 459-464; Криминалистика / под ред. Р.С. Белкина. - М, 1999. С. 608-612; Баев О.Я. Указ. соч., С. 117-153. В. А. Образцов называет такие ситуации простыми, сложными и суперсложными, отмечая при этом - «надо ли вызывать для допроса и допрашивать обвиняемых в том случае, когда они категорически отказываются от дачи показаний и просят их не беспокоить? Конечно надо. Возможно, даже чаще, чем тех лиц, которые дают показания» См., например, Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: Е.М. Ашмарина, Е.Н. Викторова, Л.Н. Викторова и др.; под ред. В.А. Образцова. - М., 1997. С. 465-474; В.А. Образцов Криминалистика. Курс лекций. - М., 1996. С. 273-279.

1 Киселев А.А. Язык как средство воздействия. - Л., 1971.

2 Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Указ. соч., С. 58.

73

устные сведения, содержание которых следователь и фиксирует в протоколе допроса. Ранее, согласно ст. 158 УПК РСФСР, предусматривавшей, что допрос по существу дела должен начинаться предложением свидетелю рассказать все известное об обстоятельствах, в связи с которыми он вызван на допрос, основной частью допроса являлся тактический прием свободного рассказа, имевший одновременно статус процессуального правила1. В настоящее время ст. 189 УПК РФ предоставляет следователю полную свободу в выборе тактики допроса, за исключением запрета на наводящие вопросы, однако свободный рассказ вполне может использоваться в качестве тактического приема ведения допроса.

В процессе проверки и уточнения показаний на месте допрошенное лицо также предоставляет сведения в виде свободного рассказа, сопровождая изложение информации демонстрацией определенных действий и жестов, передвижением в пространстве, не только дает описание какого-либо объекта, но и показывает его, обращает внимание на отдельные особенности, как места производства проверки, так и собственных действий в ходе совершения преступления. Таким образом, в ходе проверки и уточнения показаний на месте для следователя создается не просто статичная картина происшедшего, а механизм исследуемого события, его динамическая модель. Поэтому, получаемая информация как вербальная, так и невербальная, шире и многостороннее, чем та, которую получает следователь при производстве допроса. В выяснении же добросовестности и правдивости показаний допрашиваемого (либо проверяемого) важную роль играет сравнительный анализ содержания вербального и невербального поведения допрашиваемого (проверяемого) лица при даче показаний.

Поводом для допроса выступает необходимость получения информации об исследуемом событии от лица, о причастности которого к данному событию у следователя есть сведения. Поводом же для проведения проверки и уточнения показаний на месте служит необходимость в проверке и уточнении на месте

Отдельного рассмотрения требует проблема совпадения тактического приема и процессу- ального правила, причем разные авторы высказывают прямо противоположные мнения на этот счет. Так ряд авторов считает, что при закреплении тактического приема в уголовно- процессуальном законодательстве он теряет свой статус в криминалистической тактике, другие авторы полагают, что тактический прием, несмотря на получение процессуального статуса, продолжает оставаться таковым.

74

преступления имеющейся у следователя информации, полученной в процессе расследования преступления от уже ранее допрошенного лица.

Поводы для проведения данных следственных действий тесно связаны с выбором времени их проведения. Время производства допроса выбирается следователем исходя из конкретной ситуации расследования и необходимости незамедлительного получения информации о событии и его обстоятельствах, проверки выдвинутых следственных версий, имеющихся доказательств, оперативно-розыскных данных и технических соображений, а также на основании изучения психофизиологических качеств и особенностей допрашиваемого1. В ряде случаев время производства допроса строго оговаривается нормами УПК РФ (ст. 173 УПК РФ - допрос обвиняемого).

Время для проведения проверки и уточнения показаний на месте опреде- ляется следователем и зависит только от наличия определенного объема ин- формации об исследуемом событии, полученной, в том числе, и из показаний лица, с которым планируется провести проверку и уточнение показаний на месте, а также получения согласия такого лица на проведение данного следственного действия.

Местом проведения допроса, согласно требований УПК РФ, является место производства предварительного следствия (ст. 187 УПК РФ). Однако, если следователь сочтет по каким-либо тактическим или техническим соображениям необходимым, то допрос может быть произведен и в месте нахождения допрашиваемого (ч. 1 ст. 187 УПК РФ). В отношении места проведения проверки и уточнения показаний на месте существует вполне определенное правило - как уже отмечалось ранее, проверка и уточнение показаний на месте может быть проведена только на месте реального или предполагаемого места преступления.

Подготовительный этап перед проведением следственного действия имеет значение, как для допроса, так и для проверки и уточнения показаний на месте. Все действия следователя по подготовке к производству допроса имеют целью

См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1995. С. 100. Далее О.Я. Баев, со ссылкой на «отдельных авторов», высказывает интересное соображение о том, что для выявления психофизиологических качеств и особенностей допрашиваемого может быть использован научный инструментарий и специальные познания, в частности, расчет биоритмов допрашиваемого.

75

наиболее удачное его проведение, так как «для того, чтобы успешно осуществить допрос, следователь должен четко представлять себе, какую информацию и с помощью каких приемов и средств он намерен получить от допрашиваемого» . В случае с подготовкой проверки и уточнения показаний на месте есть определенное отличие - получение согласия от допрошенного лица на проведение такого следственного действия имеет свое самостоятельное значение. Выяснение этого вопроса может дать следователю дополнительную информацию, как об исследуемом событии, так и о самом допрошенном лице, так как мотивы для согласия могут быть самые разные - либо лицо решило говорить правду, либо пытается запутать следствие дачей искаженной информации на месте преступления и др. Таким образом, для следователя при проведении проверки и уточнения показаний на месте важным является не только само следственное действие и его результаты, но и ряд подготовительных мероприятий по его проведению.

Согласно ч. 2 ст. 190 УПК РФ показания допрошенного лица заносятся в протокол от первого лица и по возможности дословно, также как и заданные допрашиваемому вопросы и полученные на них ответы. Однако, полученная в ходе допроса невербальная информация, несмотря на ее высокую значимость, что подчеркивается многими учеными- криминалистами , не находит своего закрепления в протоколе. При фиксации результатов проверки и уточнения показаний на месте в протоколе отражаются не только устные показания, но и сведения о совершенных опрошенным лицом действиях, об особенностях окружающей обстановки, дается ее описание применительно к показаниям допрошенного лица в процессе данного следственного действия (одновременно про- изводится дополнительная фиксация проверки и уточнения показаний на месте с помощью технических средств фиксации).

Аргументом против рассмотрения проверки и уточнения показаний на месте как повторного допроса на месте происшествия, произведенного в присутствии понятых, выступает также тот факт, что в ходе проверки и уточнения показаний на месте допрошенное лицо не будет дословно повторять те слова,

1 Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. С. 98.

2 См., например, Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Указ. соч.; Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973 и др.

76

которое оно сказало ранее, а будет указывать на то, что видит перед собой, объясняя расположение различных объектов на месте и свою причастность к ним. У допрашиваемого может измениться последовательность и хронология изложения, он может вспомнить ряд новых обстоятельств, которые ранее не фигурировали в деле. Кроме того, уголовно- процессуальное законодательство, как уже отмечалось ранее, не предусматривает наличие понятых при производстве допроса и поэтому проведение такого следственного действия, как повторный допрос обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля на месте про- исшествия с участием понятых имеет несколько туманную процессуальную природу1.

В результате вышеизложенного можно сделать вывод, что значительные отличия в природе и тактических особенностях проведения данных следственных действий не позволяют рассматривать проверку и уточнение показаний на месте как разновидность допроса.

Проверка и уточнение показаний на месте и очная ставка.

Помимо вышеуказанных отличий, относящихся к допросу, ряд сходных и отличительных черт проверка и уточнение показаний на месте имеет также с такой его разновидностью как очная ставка.

Очная ставка представляет собой одновременный допрос в присутствии друг друга двух ранее допрошенных лиц об обстоятельствах, имеющих значение для расследования преступления, в отношении которых они дали противоречивые показания. Производится она в целях устранения существующих противоречий в показаниях, если эти противоречия получены от лиц, проходящих по делу, для чего их необходимо свести вместе и допросить.

При производстве проверки и уточнения показаний на месте ее целью яв- ляется устранение сомнений, уточнение и проверка показаний, возможные противоречия, нуждающиеся в устранении при этом могут быть только между показаниями допрошенного лица и особенностями обстановки места преступления, либо характера действий, совершенных в данном месте.

Хотя ч. 2 ст. 170 УПК РФ предусматривает возможность привлечения понятых к участию в любом следственном действии по ходатайству участников уголовного судопроизводства или по собственной инициативе.

77

В юридической литературе при разработке тактики очной ставки встреча- ется упоминание о таких тактических приемах, которые характерны для проверки и уточнения показаний на месте. Так, например, А.Б. Соловьев пишет, что «в отдельных случаях бывает целесообразно провести очную ставку на месте происшествия. Это помогает восстановить в памяти забытые события. Такая очная ставка, связанная с повторным восприятием места происшествия, способствует припоминанию дополнительных деталей и фактов. Уточнение показаний допрашиваемыми, а также внесение в них дополнений помогает следователю лучше уяснить обстоятельства дела и точнее отразить их в протоколе»1. Однако, производство такого следственного действия вызывает ряд сомнений. По сравнению с допросом при производстве очной ставки психологическая атмосфера значительно более сложная. Это обусловлено как самим фактом участия в допросе второго допрашиваемого, так и эмоциональным напряжением, испытываемым допрашиваемыми, например, в связи с ожиданием возможного изобличения во лжи. Практически всегда очная ставка проходит в конфликтной ситуации, хотя острота конфликта может быть различной - от откровенной враждебности до обычного спора по поводу правильности того или иного утверждения2. Очная ставка должна производится с целью устранения существенных противоречий и установления истины по спорным обстоятельствам путем попеременного допроса ее участников. В этом случае обстановка места происшествия хотя и будет способствовать возбуждению ассоциативных связей у добросовестно заблуждающихся лиц, тем не менее будет отвлекать участни- ков данного следственного действия от достижения его основной цели - сравнения показаний двух лиц для устранения противоречий. Такое распыление сил может привести только к негативным результатам.

Предметом очной ставки, как отмечают Н. В. Жогин и Ф. Н. Фаткуллин, «являются лишь те обстоятельства дела, по поводу которых различными лицами сообщались противоположные фактические данные, исключающие друг

Соловьев А.Б. Очная ставка на предварительном следствии. - М, 1970. С. 52-53. См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Указ. соч., 124.

78

друга» . Предметом же проверки и уточнения показаний на месте являются показания, вызывающие сомнения в их достоверности, точности или полноте.

Очная ставка проводится в виде вопросов и ответов. На каждый вопрос дают ответ оба участника очной ставки. Вопросы подготавливает и формулирует следователь, по собственной инициативе участники очной ставки ничего не предпринимают. Участник же проверки и уточнения показаний на месте самостоятельно указывает место и объекты, связанные с преступлением, описывает события, демонстрирует отдельные действия и уточняющие и подсказывающие действия со стороны следователя недопустимы и являются процессуальным нарушением (ч. 2 ст. 194 УПК РФ).

К тому же не оправданным будет и ряд трудностей (как тактического, так и чисто организационного плана), которые могут возникнуть при производстве такого рода очной ставки, так как такое «психологически и тактически сложное действие, часто сопряженное с разрешением остроконфликтных ситуаций, риском несвоевременного разглашения сведений, составляющих тайну следствия, утраты доказательственного значения ранее данных показаний должно быть надлежащим образом подготовлено … для фиксации информации и предотвращения возможных деструктивных акций со стороны допрашиваемых, дру-гих нежелательных актов и их последствий» . Организация и техническое обеспечение такого следственного действия будет представлять для следствия значительные сложности.

Следовательно, замена проверки и уточнения показаний на месте очной ставкой на месте происшествия нецелесообразна.

Сравнительный анализ проверки и уточнения показаний на месте с иными следственными действиями позволяет отметить, что в характере проверки и уточнения показаний на месте действительно присутствует сплав ряда элементов всех рассмотренных выше следственных действий. Однако сопоставление вышеперечисленных следственных действий с проверкой и уточнением показаний на месте показывает, что так называемые “сходные элементы”, встречаю-

Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. -М, 1965. С. 121.

2 Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / под ред. В.А. Образцова. Ч. 1. - М, 1999. С. 161.

79

щиеся во всех этих действиях, в проверке и уточнению показаний на месте используются не механически, а в преломленном виде, в соответствии со спецификой данного следственного действия. Проверка и уточнение показаний на месте состоит из двух взаимосвязанных частей - дача устных показаний об исследуемом событии и произведение демонстрационных и поисковых действий на месте происшествия. Первая часть дает основания отнести проверку и уточнение показаний на месте к вербальным следственным действиям, вторая - к невербальным1, однако использование этих взаимосвязанных частей проверки и уточнения показаний на месте производится в единстве и взаимодействии для выяснения какого-либо отдельного обстоятельства или, наоборот, всего комплекса различных деталей в целом. И в этом случае стоит еще раз вернуться к мнению о том, что проверка и уточнение показаний на месте имеет сложный комплексный характер, замена ее другими следственными действиями только усложнит и затянет процесс расследования. Проверка и уточнение показаний на месте вполне самостоятельное комплексное следственное действие, имеющее значительный информационный потенциал, органично дополняющее существующую систему следственных действий, совершенно обоснованно получившее закрепление в ст. 194 УПК РФ.

1.3. История становления проверки и уточнения показаний на месте как самостоятельного следственного действия

Такое деление использует, например, В.А. Образцов при рассмотрении общих вопросов криминалистической тактики. См., например, Криминалистика. Учебник / Авт. кол.: Е.М. Ашмарина, Е.Н. Викторова, Л.Н. Викторова и др.; под ред. В.А. Образцова. - М, 1997. С. 389. Однако, по нашему мнению более удачно деление следственных действий на действия, в основе которых лежит метод расспроса, действия, в основе которых лежит метод непосредственного наблюдения в сочетании с приемами активного воздействия на отображаемый объект и действия, основанные на сочетании методов расспроса и наблюдения. См., например, Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 1981. С. 35. Используя иную терминологию можно сказать, что, по С.А. Шейферу, следственные действия делятся на вербальные, невербальные и смешанные (или комплексные).

80

Проверка и уточнение показаний на месте в следственной практике поя- вилась в 40-е - 50-е годы прошлого столетия и приобрела широкое распро- странение в практике раскрытия и расследования преступлений, но до 1 июля 2002 года не имела законодательного закрепления в уголовно- процессуальном законодательстве РФ. Уже в те годы появлялось немало работ, в которых предпринимались попытки научного обоснования данного следственного действия, рассматривалась сущность проверки и уточнения показаний на месте и содержались рекомендации по тактике ее производства и процессуальному оформлению2.

Как свидетельствует история, следственные органы уже достаточно давно использовали приемы, лежащие в основе проверки и уточнения показаний на месте. Еще в судном списке (протоколе судебного заседания), датированном 1498 годом, по делу о споре Симонова монастыря с Федоской Исаковым, Баш-ловым и его братьями написано: «И судья вопросил Федоску: поводи же ты своей дорогою. И повел Федоска поперек дороги Большие Озеретские к озеру… А сказывал: на той дороге осина, а на ней грань. И он осины не указал и

•У

грани нет. А привел он… к истоку, идет из озера Меньшова в Большое озеро» .

Следует оговориться о возможности применения термина «следственное действие» к про- верке и уточнению показаний на месте, особенно при изучении истории ее становления и практического применения до 1 июля 2002 года. Хотя формально, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РСФСР, проверка и уточнение показаний на месте не являлась следственным действием, однако в криминалистической и уголовно- процессуальной литературе использовался именно такой термин. Это, на наш взгляд, связа- но как с обоснованием необходимости признания проверки и уточнения показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия, так и с удобством изложения в литературе вопросов, связанных с данным следственным действием. В пользу применения термина следственное действие к проверке и уточнению показаний на месте говорит также тот факт, что не только учебники по криминалистике, но и учебники по уголовному процессу в разделе следственных действий отводили отдельный параграф проверке и уточнению показаний на месте. См., например, Уголовный процесс / под ред. И.Л. Петрухина. - М, 2001. С. 281.

2 См., например, Белкин Р.С. К вопросу о природе, тактических целях и разновидностях следственного эксперимента // Сов. гос-во и право. - 1958. № 1; Васильев А.С, Степичев С.С. Указ. соч.; Степичев С. Выезд на место как тактический прием проверки доказательств // Соц. законность. - 1955. № 12; Строгович М.С. Сознание обвиняемого как судебное дока зательство // Сов. юстиция. - 1957. № 8; Тарасов-Родионов П.И. Воспроизведение обстанов ки и обстоятельств события. Предварительное следствие. - М, 1955; Полянский Н.Н. Дока зательство в иностранном уголовном процессе. - М, 1946.

3 Памятники русского права. Вып. III. - М., 1955. С. 235-236. - Цит. по кн.: Быховский И.Е. Происхождение и развитие института следственных действий // Вопросы совершенствования предварительного следствия. -Л., 1980. Вып. 6. С. 39.

81

В 1880 году известный русский юрист В.К. Случевский опубликовал сообщение, в котором рассказывалось о разоблачении шайки воров, причем расследованию очень помогла произведенная чинами петербургской полиции с одним из участников краж проверка его объяснений на месте совершения краж1.

Упоминание о сходных по форме с проверкой и уточнением показаний на месте тактических приемах содержится, как уже упоминалось ранее, еще в работах основателя криминалистической науки Ганса Гросса, который в конце XIX века писал в своем «Руководстве для судебных следователей, чинов общей и жандармской полиции» применительно к допросу, что для лучшего припоминания необходимо вернуться в то место, где тебя посетила мысль, которую ты впоследствии забыл, либо где ты был свидетелем события, подробности которого впоследствии трудно вспомнить, т. е. для повышения достоверности показаний необходимо поместить человека в условия, где происходило ранее событие преступления, что, по существу, является одним из основных тактических приемов проверки и уточнения показаний на месте.

Когда проверка и уточнение показаний на месте только стала входить в практику расследования преступлений, это вызвало резкие возражения со стороны некоторых ученых. Особенно категорически прозвучали высказывания М.С. Строговича и Г.Н. Александрова: «следственное действие, именуемое «выходом» или «выездом» на место и преследующее единственную цель - «закрепить» показания признавшегося обвиняемого относительно фактов, уже ранее известных следователю и записанных в его актах, является ничем иным, как нарушением законности и должно быть устранено из следственной практики»3. Названные авторы исходили из ложных посылок, что такое следственное действие проводится следственными работниками только с участием обвиняемого, причем в том случае, когда кроме признания обвиняемого нет других доказательств его виновности. При этом они утверждали, что в процессе проведения данного следственного действия, когда «в присутствии понятых обвиняемый

См.: Журнал гражданского и уголовного права. С.-Петербургское юридическое общество. Протоколы заседаний уголовного отделения. Т. 1. - С.-Петербург, 1880. - Цит. по кн.: Соя- Серко Л.А. Проверка показаний на месте. - М, 1966. С. 3-4.

2 См.: Гросс Г. Указ. соч., С. 97.

3 Александров Г., Строгович М. Неправильная практика // Соц. законность. - 1960. № 3. С.25.

82

повторяет ранее данные и уже известные следствию показания» , источником доказательств являются показания того же допрошенного ранее обвиняемого, а главной и основной целью такого следственного действия выступает не получение новых доказательств, а повторение обвиняемым на месте преступления ранее данных показаний, чтобы «закрепить» показания сознавшегося обвиняемого и помешать ему изменить на суде свои показания, отказаться от признания вины2. Авторы утверждали также, что следователи, проводя это действие, стремятся облегчить свою работу, избежать более трудоемких действий по собиранию доказательств. Такая точка зрения имеет своих сторонников и в настоящее время. Так, A.M. Ларин отмечает, что «так называемая проверка показаний на месте» проводится только для того, чтобы обвиняемый увяз в своем признании, повторив его под объективами фото- и кинокамер, и не посмел отречься от него в ходе дальнейшего следствия и в суде. «Одновременно искусственно создаются новые доказательства - фотоснимки, видеозаписи, показания допрошенных в качестве свидетелей присутствовавших при этой сцене понятых. Без этого не обходится ни одно ложное обвинение…»3.

Однако М.С. Строгович и Г.Н. Александров (как впоследствии и другие авторы) основное внимание сосредотачивали на словесных показаниях обвиняемого, незаслуженно «забывая» действия лица, показания которого проверяются, на месте преступления и особенности обстановки места происшествия, тем самым необоснованно преувеличивая роль и значения этого лица, превращая его в единственный источник доказательств. Авторы утверждали, что данное следственное действие, которое «именуется проверкой показаний на месте, есть разновидность следственного эксперимента или осмотра» . Все доводы М.С. Строговича и Г.Н. Александрова аргументировано опровергаются в работе М.Н. Хлынцова5. Хочется только дополнительно отметить, что указанные

Александров Г., Строгович М. Указ. соч., С. 21. 2 См.: Александров Г.Н., Строгович М.С. Проверка показаний на месте // Правоведение. -1978. №2. С. 112.

Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. Научно-практическое и учебное пособие. - М, 1996. С. 107.

Строгович М.С. Сознание обвиняемого как судебное доказательство // Сов. юстиция. -1957. № 8; Александров Г., Строгович М. Неправильная практика // Сов. законность - 1960. №3. 5 См.: Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 22-30.

83

авторы рассматривали проверку и уточнение показаний на месте как «завуалированное протаскивание ошибочного мнения об особом значении признания обвиняемого» , что в тот период времени, период всеобщей борьбы с нарушениями законности и переосмыслением тезиса - «признание обвиняемого — царица доказательств» действительно было актуально.

Начавшаяся в 40-е - 50-е годы прошлого века дискуссия о процессуальной природе проверки и уточнения показаний на месте, ее задачах и тактических особенностях продолжалась многие годы. Участники этой дискуссии высказывали самые разные точки зрения, иногда взаимно исключающие друг друга.

Так, позицию, аналогичную мнению М.С. Строговича и Г.Н. Александрова, заняли Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин, отмечая, однако, что необходимо го- ворить не о «правомерности проверки показаний на месте вообще, а только о более правильном определении ее места в системе следственных действий и процессуальной форме его закрепления». Более правильно, по мнению данных авторов, расценивать проверку и уточнение показаний на месте как часть следственного осмотра или следственного эксперимента2. Б.В. Фуфыгин в своих работах указывает, что «опыт законодательной практики и теоретических исследований показывает, что положительно выяснить сущность проверки показаний на месте как самостоятельного следственного действия не удается, поскольку она лишена самобытной процессуальной природы. Допустимыми и достаточными процессуальными формами исследования материальных объектов на месте события с участием допрошенных лиц являются осмотр, опознание, следст-венный эксперимент, допрос» . Э.Е. Весенин считает, что проверка и уточнение показаний на месте разграничивается на два следственных действия - допрос, сопряженный с осмотром и опознание места4.

Отдельные ученые оспаривали целесообразность практического применения проверки и уточнения показаний на месте5, другие, признавая полезность

1 Александров Г., Строгович М. Указ. соч., С. 22.

2 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч., С. 149.

3 Фуфыгин Б.В. Процессуальные формы проверки показаний на месте // Сов. гос-во и право. -1978. №5. С. 137.

4 См.: Весенин Э.Е. Указ. соч., С. 103.

5 См., например, Александров Г., Строгович М. Указ. соч., С. 20-27; Каминская В.И. Показа ния обвиняемого в советском уголовном процессе. - М, 1960; Терзиев Н.В. Некоторые во просы следственного осмотра места преступления. - М, 1955.

84

такого следственного мероприятия, тем не менее, возражали против его про- цессуальной самостоятельности . Некоторые авторы со временем изменяли свое мнение относительно самостоятельности поверки и уточнения показаний на месте2.

Нередко данное следственное действие подвергалось резкой критике именно вследствие узкого, ограничительного его применения как средства закрепления признательных показаний обвиняемого для чего первоначально в основном оно и использовалось практическими работниками при проведении предварительного расследования. Такой подход был зафиксирован как в науч-ной , так и учебной литературе. В учебнике криминалистики 1950 года применительно к производству следственного эксперимента (длительное время проверка показаний на месте считалась разновидность следственного эксперимента) указано, что «не меньшее значение имеет следственный эксперимент для проверки правильности объяснений обвиняемого, особенно при необходимости проверить противоречивые взаимоисключающие объяснения двух обвиняемых, конечно, в тех случаях, когда воспроизведение обстановки может способствовать установлению истины. В отдельных случаях следственный эксперимент может явиться средством не только подтверждения правильности показаний сознавшегося обвиняемого, но и закрепления этого сознания. Обычно в таких случаях сознавшемуся обвиняемому предлагается не только показать место совершения преступления, но и воспроизвести в известных рамках все происшедшее»4. Подобные рекомендации и позволили М.С. Строговичу отметить,

1 См., например, Винберг А.И., Шавер Б.М. Криминалистика. - М., 1950. С. 81.

См., например, Белкин Р.С. Указ. соч., С. 119. Как уже отмечалось ранее, в дальнейших своих работах Р.С. Белкин изменил свою точку зрения и присоединился к авторам, считающим проверку показаний на месте самостоятельным следственным действием. См., например, Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М., 1966. С. 236-244.

См., например, Ароцкер Л.Е. Следственный эксперимент в советской криминалистике. Автореферат канд. … к.ю.н. - Харьков, 1951. С. 18-19; Колмаков В.П. Указ. соч., С. 34.

Далее в учебнике приводится пример проведения по сути проверки и уточнения показаний на месте с двумя обвиняемыми, которые в ходе поочередного проведения с ними данного следственного действия показывают один и тот же путь на место совершенного преступления, место засады и расположение всех участников разбойного нападения. «Особая ценность в данном случае этого метода закрепления сознания обвиняемых заключалась в том, что по обстоятельствам дела обвиняемые не могли бы знать места происшествия, если бы они сами не участвовали в совершении преступления». Криминалистика / Авт. кол.: А.И. Винберг, Б.М. Комаринец, СП. Митричев и др.; Всесоюз. институт юрид. наук Минюста СССР. Ч. 1. -М., 1950. С. 244.

85

что «выход на место» относится к числу недопустимых и незаконных, обосновав свое утверждение именно такими случаями, когда «выход на место» проводился только для того, чтобы обвиняемый в присутствии понятых подтвердил свое признание .

М.М. Гродзинский по этому поводу совершенно точно отметил, что «пока новый способ получения доказательств еще полностью не развился и не выявил всех характерных своих черт, он рассматривается как разновидность уже известного следственного действия, облекаясь в старую, уже привычную форму, и лишь в дальнейшем четко выступает в качестве самостоятельного способа получения доказательств. Так, в предъявлении для опознания первоначально видели только разновидность допроса, а в следственном эксперименте — разновидность осмотра» .

Однако как в те годы, так и позднее немало авторов признавали проверку и уточнение показаний на месте самостоятельным следственным действием, ар- гументировано обосновывая ее сущность, самостоятельный характер, задачи, тактические и процессуальные особенности3.

С.С. Степичев в своих работах доказывал принципиальное отличие проверки показаний на месте от других следственных действий и ее полезность для практики расследования4. М.М. Гродзинский подчеркивал, что «в настоящее время развивается в советском уголовном процессе новое, ранее неизвестное следственное действие» и что «советская процессуальная и криминалистическая литература, учитывая требования практики, должна теоретически разработать и осветить новое, созданное этой практикой следственное действие, четко определить его процессуальную форму и тактические приемы его проведения и тем обеспечить правильное и успешное его применение при расследовании и разрешении уголовных дел»5.

1 См.: Строгович М.С. Указ. соч., С. 42.

Гродзинский М.М. Указ. соч., С. 14.

См., например, Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. - М., 1959; Соя-Серко Л.А. Указ. соч.; Селиванов Н.А., Тере- билов В.И. Первоначальные следственные действия. - М., 1956. С. 252-255; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967. С. 264-285 и др.

4 См.: Степичев С. Выезд на место как тактический прием проверки доказательств // Соц. за конность. - 1955. № 12. С.29.

5 Гродзинский М.М. Указ. соч., С. 14-15.

86

Кроме того, в пользу самостоятельности проверки и уточнения показаний на месте свидетельствует тот факт, что почти во всех учебниках криминалистики и уголовного процесса последних десятилетий имеются главы или параграфы, посвященные данному такому следственному действию.

Научная дискуссия не помешала широкому распространению проверки и уточнения показаний на месте в следственной практике, несмотря на то, что ни в советском, ни в российском уголовно-процессуальном законодательстве она не имела законодательного закрепления.

Несмотря на отсутствие проверки и уточнения показаний на месте в УПК, судебная практика признавала за ней все права самостоятельного полноправного следственного действия. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР в определении от 25 октября 1950 г. указала, что «голословный отказ Ракитина от своих показаний, данных им на предварительном следствии, опровергается тем, что именно он в присутствии понятых и в отсутствии осужденных Сорокина и Томилина указал те палатки и ларьки, расположенные в г. Рязани, в которых ими 7 и 8 февраля 1950 г. были произведены ограбления»1. Тем самым судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР признала за результатами проверки показаний на месте доказательственное значение.

Несовершенное законодательное закрепление правил проведения проверки и уточнения показаний на месте или же вообще отсутствие какого-либо законодательного закрепления не препятствовало активному использованию данного следственного действия (по сути) в процессе раскрытия преступления2. Проведенное нами изучение материалов уголовных дел в архивах Томского и Ново-

1 Судебная практика Верховного Суда СССР. -М., 1951. №1. С. 18.

2 Свидетельством широкого применения проверки и уточнения показаний на месте выступа ют публикации практических работников, рассказывающих о том, как производство данного следственного действия помогло в раскрытии и расследовании преступления. См., например, Горелик А.С. Проверка показаний свидетелей на месте преступления // Следственная прак тика. Вып. 32. - М, 1958. С. 116-132; Луцик А.С. Проверка показаний обвиняемого на месте // Следственная практика. Вып. 98. - М, 1973. С. 114-119; Париц В.А., Орлов В.М. Проверка показаний обвиняемого - условие успешного расследования // Следственная практика. Вып. 87. - М., 1970. С. 80-92; Соя-Серко Л.А. Проверка признания обвиняемых путем воспроизве дения показаний на месте // Следственная практика. Вып. 43. - М., 1960. С. 119-125; Токарев Е.Я. Указ. соч., С. 177-180.

87

сибирского областных судов позволяет утверждать, что проверка и уточнение показаний на месте производится в среднем по 20 % (184 дела) уголовных дел.

Практически по всем таким уголовным делам в обвинительном заключении содержится ссылка на результаты данного следственного действия, что яв- ляется ярким свидетельством давнего признания проверки и уточнения показаний на месте практическими работниками правоохранительных органов. Кроме того, в 28 % (51 уголовное дело) ссылка на результаты проверки и уточнения показаний на месте присутствует и в приговоре суда. Так, например, по уголовному делу по обвинению братьев С. в совершении ряда преступлений (разбой, убийство, покушение на убийство, кража, угон автомобиля) судебная коллегия по уголовным делам Томского областного суда в своем приговоре в обоснование выводов о виновности подсудимых ссылается, в том числе, и на результаты проверки и уточнения показаний на месте (в материалах уголовного дела это следственное действие озаглавлено - дополнительный осмотр места происшествия с участием подозреваемого С), так как при производстве данного следственного действия подозреваемый указал место, куда он выбросил орудия преступления - ножи. В результате эти ножи были обнаружены и изъяты1.

Достаточно небольшой процент (по отношению к общему количеству уго- ловных дел, по которым проводилась проверка и уточнение показаний на месте) ссылок на результаты рассматриваемого следственного действия в приговорах связан, по нашему мнению, с тем, что во многих случаях следователи проводили проверку и уточнение показаний на месте с единственной целью, именно той, которая вызывает нарекания всех критиков данного следственного действия, закрепить признательные показания подозреваемого, обвиняемого повтором их на месте происшествия с использованием видеозаписи. Так как результат такого следственного действия повторяет допрос подозреваемого, обвиняемого, суд ссылается на доказательство, содержащее первоначальный источник информации, - на допрос такого лица.

Производство и использование результатов проверки и уточнения показа- ний на месте по материалам архива Томского областного суда можно представить в виде таблицы 1:

Архив Томского областного суда, УД № 61/2002.

88

Таблица 1. - “-I-“- - Общее количе- ство уголовных дел за год Наличие в уголов- ном деле проверки и уточнения показа- ний на месте1 Наличие ссылки на результаты проверки и уточнения показа- ний на месте в при- говоре2 1996 89 19% 4,5 % 1997 48 14,5% 4% 1998 118 20% 6,5 % 1999 65 24,5 % 6% 2000 57 19% 5% 2001 107 20,5 % 7% 2002 (на 1.10.2002) 72 23,5 % 10% Всего 556 20,5 % 6,5 % При принятии в 1960 году Уголовно-процессуального кодекса РСФСР проверка и уточнение показаний на месте не вошла в закрепленную в нем сис- тему следственных действий. Вместе с тем Уголовно-процессуальные кодексы шести бывших союзных республик: Латвийской (ст. 185), Литовской (ст.205), Таджикской (ст. 183), Туркменской (ст. 173), Казахской (ст.1301) и Узбекской (ст. 1421), закрепили проверку показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия. Уголовно - процессуальные кодексы еще трех бывших союзных республик (Армянской (ст. 174), Киргизской (ст. 174) и Украинской (ст. 194)), не предусматривая этого следственного действия прямо, допускали возможность его применения в рамках другого следственного действия, именуемого «воспроизведением обстановки и обстоятельств события», УПК Эстонской ССР предусматривал следственное действие «сопоставление показаний с обстановкой» (ст. 1531). УПК остальных республик вообще не предусматри-

Наличие в уголовном деле проверки и уточнения показаний на месте определялось нами исходя из целей и порядка производства следственного действия, так как оформлялось такое следственное действие самыми различными протоколами (допросом на месте преступления, дополнительным осмотром и др.). 2 Подсчет ведется исходя из общего количества дел за год.

89

вали данного следственного действия. Таким образом, более половины (60%) республик бывшего СССР предусматривали проверку показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия.

Закрепление проверки и уточнения показаний на месте в уголовно- процессуальном законодательстве не всеми республиками бывшего СССР не способствовало установлению единообразия в практике применения этого следственного действия. Несмотря на отсутствие проверки и уточнения показаний на месте в УПК РСФСР все последующие годы практические работники продолжали использовать ее в своей следственной деятельности.

В настоящее время ряд стран - бывших республик СССР приняли новые УПК, в которых система следственных действий включает в себя проверку и уточнение показаний на месте в том или ином варианте. Республика Узбеки- стан в новом УПК, вступившем в действие 1 апреля 1995 года, предусматривает в главе 15 (ст. ст. 132-134) следственное действие - «проверка показаний на месте события», в УПК республики Казахстан, принятом 13.12.97 г., ст. 238 регламентирует следственное действие - «проверка и уточнение показаний на месте». Ст. 183 УПК Кыргызской республики, принятого 30.06.99 г. содержит такое следственное действие как «Воспроизведение обстановки и обстоятельств события. Проверка показаний на месте». В УПК республики Беларусь, принятом 16.07.99 г., ст. 225 регламентирует следственное действие - «проверка показаний на месте».

При написании УПК РФ российским законодателем были учтены научные разработки и требования практики и Уголовно-процессуальный кодекс, вступивший в действие с 1 июля 2002 года, ввел в систему следственных действий проверку показаний на месте (ст. 194 УПК РФ), что делает необходимым еще более тщательно изучить следственно-тактические аспекты ее производства и применения на практике.

90

ГЛАВА И. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПРОИЗВОДСТВА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ

2.1. Организационные особенности производства проверки и уточнения

показаний на месте

Как уже отмечалось в предыдущей главе, проверка и уточнение показаний на месте является сложным комплексным следственным действием, необходимым для решения всех ее ранее названных задач. Принятие следователем решения о необходимости производства проверки и уточнения показаний на месте и своевременное ее проведение могут иметь весьма важное значение для расследования по делу, так как она позволит получить ранее неизвестные данные или уточнить имеющиеся, дающие направления дальнейшему процессу расследования.

Алгоритм организации проведения проверки и уточнения показаний на месте в целом аналогичен подобному алгоритму при подготовке других следственных действий (материально-техническая база, людские, информационные ресурсы и др.)1. Но, в связи с фактической самостоятельностью данного следственного действия, ему присущ ряд индивидуальных особенностей. Приняв решение о проведении проверки показаний на месте, следователь должен провести комплекс подготовительных мероприятий, что является залогом эффективности результатов проверки и уточнения показаний на месте. Он должен четко представить себе вопросы, которые необходимо проверить и исследовать в ходе проверки и уточнения показаний на месте и последовательность, порядок ее проведения, специфические особенности места события, и расположения на

1 См., например, Баев О.Я. Указ. соч., С. 28-185; Белкин Р.С, Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. - М, 1997. С. 36-48; Леви Л.А. Организация осмотра места происшествия. - М, 1970. С. 6-90; Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. - М., 1987. С. 6-40; Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. С. 44-152; Максимов B.C. Сущность очной ставки // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследова- ния и судебного разбирательства. - Свердловск, 1974. С. 124; Рыжаков А.П. Указ. соч., С. 13-83; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 1981. С. 45-111.

91

нем некоторых объектов и следов. Кроме этого, следует предусмотреть разрешение вопросов организационного характера, так как эффективное проведение следственного действия во многом зависит от его организации.

В литературе высказываются разнообразные мнения о комплексе подготовительных мероприятий в рамках организации проверки и уточнения показаний на месте .

Представляется, что при организации проверки и уточнения показаний на месте следователю, в первую очередь, требуется принять решение о необходимости проведения данного следственного действия, так как эффективность процесса доказывания в немалой степени зависит от правильного выбора следственного действия2. Процесс установления истины при расследовании уголовного дела, являясь одной из разновидностей всеобщего процесса познания, имеет свои особенности, обусловленные спецификой предмета познания. Выясняя обстоятельства преступного события (составляющие предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ)), следователь проводит ретроспективное исследование произошедшего. Инструментарием такого исследования выступают следственные действия , так как следствие ограничено в исследовании требованиями уголовно-процессуального закона. Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит широкий перечень следственных действий и следователю, выбирая следственное действие на том или ином этапе расследования, необходимо принять правильное решение, что дает основание некоторым авторам говорить о свободе выбора следственного действия, как об одном из принципов следственной тактики . «Выбор того или иного следственного действия завершает со-

См., например, Бахарев Б.М. Некоторые вопросы проверки показаний на месте в уголовном процессе // Вопросы развития и дальнейшего совершенствования советского права в совре- менный период. Учен. зап. ВЮЗИ. Вып. 17. - М, 1968. С. 49; Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. Лекция. - М., 1961. С. 15; Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Проверка показаний на месте. - Л., 1988. С. 26; Васильев А.П., Степичев С.С. Указ. соч., С. 29; Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. С. 131; Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Указ. соч., С. 68; Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. -М., 1966. С. 36; Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 69.

2 Шейфер С.А. Следственное действие как способ формирования доказательств // Актуальные проблемы доказывания в современном уголовном процессе. - М., 1981. С. 45.

Следственное действие в криминалистической науке рассматривается как специфический криминалистический метод познания события преступления. См., например, Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань, 1983. С. 20. 4 Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Указ. соч., С. 10.

92

бой сложный по структуре процесс решения мыслительной задачи, в ходе которого следователь должен принять во внимание объективные свойства подлежащей отображению доказательственной информации, предписания уголовно-процессуального закона, а также тактические соображения, от которых может зависеть больший или меньший познавательный эффект следственного действия» . Неверный выбор метода исследования, подмена одного следственного действия другим, что может быть связано с ошибочной оценкой познавательных возможностей того или иного следственного действия, не только не принесет пользы в раскрытии и расследовании преступления, но может иметь обрат-ный эффект .

Производство проверки и уточнения показаний на месте возможно и необ- ходимо, во-первых, в случае, если при раскрытии и расследовании преступления следователь столкнется с необходимостью решения одной из задач, перечисленных в главе I, и, во-вторых, если решить данную задачу можно только проведением такого комплексного следственного действия, как проверка и уточнение показаний на месте. И, в-третьих, при принятии решения о необходимости производства именно этого следственного действия следователю, по нашему мнению, необходимо учитывать характеристику личности лица, с которым предполагается проводить проверку и уточнение показаний на месте. Аналогичное мнение высказывается также многими практическими работниками. Так, большинство опрошенных следователей отмечали, что учет информации о личности субъекта уголовного судопроизводства необходим либо в от- дельных случаях (39 % (71 чел.)), либо всегда (35 % (64 чел.)).

Решение о выборе данного следственного действия принимается следова- телем на основе анализа сложившейся следственной ситуации в рамках плани-

Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М, 1981. С. 47. 2 Так, С.Л. Шейфер считает, что проведение ненадлежащего следственного действия прино- сит тройной вред: делается ненужная работа, утрачивается полностью или существенно за- трудняется возможность получить и закрепить необходимые фактические данные, неосновательно стесняются права граждан. См.: Шейфер С.А. Указ. соч., С. 45.

Следственной ситуацией в криминалистической науке понимают, как правило, сложив- шуюся на определенный момент расследования, внутренне необходимо склонную к изменению совокупность характеризующих расследование материальных, информационных и иных факторов и их оценку, которая обусловливает основные направления расследования, принятие решений и выбор способов действия. См., например, Герасимов И.Ф. Указ. соч., С. 173.

93

рования расследования при проверке выдвинутых следователем гипотез о про- исшедшем преступном событии (следственных версий)1.

После принятия решения о производстве проверки и уточнения показаний на месте далее следователю необходимо осуществить комплекс организационных мероприятий, включающий в себя:

  1. Определение лица, показания которого планируется проверить и уточнить и объема данного следственного действия.
  2. Формирование комплекса сведений о лице, чьи показания планируется проверить и о месте проведения проверки и уточнения показаний на месте. Такие сведения поступают из имеющихся на данный момент у следователя материалов дела, в том числе и сведений, полученных оперативным путем, а также допроса лица, показания которого планируется проверить. В рамках допроса следователю необходимо также получить согласие этого лица на проведение с его участием проверки и уточнения показаний на месте.
  3. Планирование проверки и уточнения показаний на месте, в рамках которого следователь решает такие задачи, как:
  • определение времени ее производства (причем в отношении времени решается вопрос, как о времени суток, так и о том, в какой момент производства предварительного расследования необходима проверка и уточнение показаний на месте);
  • определение места производства проверки и уточнения показаний на месте;
  • составление плана местности, где будет проводиться проверка и уточнение показаний на месте;
  • определение этапов проведения проверки и уточнения показаний на месте и вопросов, которые следователь планирует задать лицу, показания которого проверяются;
  • решение вопроса о необходимости частичного моделирования преступного события;
  • О более подробном анализе выбора следственного действия см., например, Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. - Ереван, 1987. С. 64-75; Шейфер С.А. Указ. соч., С. 45-60.

94

  • разработка плана фиксации проводимого следственного действия.
  1. Определение круга участников данного следственного действия, в том числе понятых, группы технического обеспечения.
  2. Подбор и подготовка необходимых научно-технических и транспортных средств. Проведение инструктажа всех участвующих в производстве следственного действия лиц.
  3. Остановимся несколько подробнее на каждом из подготовительных мо- ментов.

Определение лица, показания которого планируется проверить, объема данного следственного действия.

После того, как следователь придет к выводу о необходимости производ- ства проверки и уточнения показаний на месте необходимо определить круг лиц, с которыми планируется проведение следственного действия. В ходе изучения данного вопроса путем анкетирования следователей было установлено, что из общего числа опрошенных проверку проводят в отношении обвиняемых - практически все следователи; подозреваемых - 70% (127 чел.); свидетелей -20% (36 чел.); потерпевших - 40% (73 чел.). Почти аналогичное соотношение производства проверки и уточнения показаний на месте мы получили из анализа материалов уголовных дел. Так, из всех изученных нами дел данное следственное действие проводилось с обвиняемым в 59 % случаев (109 дел), с подозреваемым в 27 % (49 дел), с потерпевшим в 18 % (34 дела), со свидетелем в 9 % (17 дел). Результаты изучения практики свидетельствуют, по нашему мнению, о том, что в большинстве случаев практические работники рассматривают проверку и уточнение показаний на месте только как действенное средство закрепления показаний обвиняемого, подозреваемого на месте происшествия, либо как средство проверить показания именно этих субъектов уголовного судопро- изводства (исходя из процессуального статуса свидетеля, потерпевшего у следователя чаще всего не возникает сомнений в достоверности показаний этих лиц).

Определение лица, с которым следует провести проверку и уточнение по- казаний на месте тесно связано с принятием решения о необходимости производства этого следственного действия.

95

Проверку и уточнение показаний на месте следует проводить с лицом, по- казания которого, полученные в результате производства данного следственного действия помогут, по мнению следователя, подтвердить или опровергнуть следственные версии, помочь в продвижении расследования преступления. Не следует выходить на проверку и уточнение показаний на месте с лицом, чьи показания вызывают сомнение, только чтобы их проверить. Для этого существуют другие варианты (отдельные следственные действия, комплекс следственных действий, тактические операции). Только в том случае, если путем производства с подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем проверки и уточнения показаний на месте можно реализовать одну из задач данного следственного действия следует выходить на производство именно этого следственного действия.

При определении объема проверки и уточнения показаний на месте следо- ватель следует исходить из соображений возможности и целесообразности данного следственного действия. Необходимо учитывать, что в ходе проведения проверки и уточнения показаний на месте не всегда нужно воспроизводить весь ход преступных действий, достаточно воспроизвести только тот фрагмент преступной деятельности, в отношении которого у следователя имеются неустранимые сомнения. В случае если лицо, показания которого проверяются, не было участником (свидетелем) всего преступления при определении объема проверки и уточнения показаний на месте воспроизведению подлежит только та часть преступных действий, участником (свидетелем) которых было лицо, показания которого планируется проверить. Однако, в случае получения следователем информации о ранее неизвестном месте происшествия, а лицо или лица, давшие показания о происшедшем, затрудняются сообщить ориентирующие данные, по которым следователь самостоятельно мог бы отыскать названные места, либо при установлении причастности подозреваемого (обвиняемого) к другим преступлениям, о которых следствию известно, но преступники не установлены, следует проводить проверку и уточнение показаний на месте в полном объеме, восстанавливая весь ход преступного события. Тем не менее, «в процессе проведения рассматриваемого следственного действия может проверяться лишь та часть показаний, которая относится к описанию событий, про-

96

исшедших в определенном месте и тесно связанных с ним» . Определение объема проверки и уточнения показаний на месте во многом зависит от задач, решение которых является целью планируемого следственного действия.

Формирование комплекса сведений о лице, чьи показания планируется проверить и о месте проведения проверки и уточнения показаний на месте.

Решение о необходимости производства проверки показаний на месте чаще всего формируется у следователя в процессе допроса какого-либо лица, ли- бо после сопоставления материалов допроса с другой доказательственной информацией в деле. Эффективность и результативность проверки и уточнения показаний на месте во многом зависит от качественно и тщательно проведенного предварительного допроса, характера и объема полученных при допросе данных. Поэтому тщательный допрос подозреваемого (обвиняемого), свидетеля или потерпевшего по вопросам, относящимся к преступному событию, с указанием характерных особенностей и мелких деталей, является важным элементом проверки и уточнения показаний на месте. Предварительный допрос лица, показания которого подлежат проверке, имеет особое значение в качестве источника сведений о личности. Среди задач такого допроса — получение согласия лица на участие в проверке и уточнении показаний на месте, уточнение дета- лей, необходимых для планирования и производства проверки и уточнения показаний на месте.

В отношении необходимости предварительного допроса как обязательного элемента проверки и уточнения показаний на месте существуют различные точки зрения. Некоторые ученые-криминалисты считают, что до выхода на место лицо, чьи показания предполагается проверить, должно быть подробно, детально допрошено относительно всех обстоятельств, связанных с интересую-щим следствие местом , причем А.А. Леви, Г.И. Пичкалева, И.А. Селиванов относят данное положение к процессуальным правилам проверки и уточнения

Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. - М, 1966. С. 38. 2 См., например, Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика. - Минск, 1997. С. 162; Бахарев Б.М. Указ. соч., С. 49-50; Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. Лекция. - М., 1961. С. 15; Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч., С. 30; Криминалистика / под ред. Р.С. Белкина. - М., 1999. С. 629; Подголин Е.Е. Тактика следственных действий. -Л., 1986. С. 72; Соя-Серко Л.А. Указ. соч., С. 37.

97

показаний на месте . Другие авторы считают, что в повторном допросе часто нет никакой необходимости. Дополнительный допрос может проводиться лишь в отдельных случаях, если информации о преступном событии, полученной в ходе первого допроса недостаточно для производства проверки и уточнения показаний на месте2.

Предварительный допрос лица, показания которого планируется проверить, по нашему мнению, является необходимым элементом проверки и уточнения показаний на месте и входит в качестве обязательной составной части в комплекс подготовительных мероприятий, что подтверждается также результатами анкетирования следователей. Так, более трети опрошенных 38% (69 чел.) заявили о необходимости производства допроса лица, показания которого планируется проверить в рамках подготовки проверки и уточнения показаний на месте, еще 57% (104 чел.) проводят предварительный допрос при недостаточности информации в материалах уголовного дела.

Такое правило (правило необходимости предварительного допроса) обу- словлено тем, что, во-первых, необходимость в производстве проверки и уточнения показаний на месте, как правило, возникает уже после проведения допроса, так как принятие такого решения определяется анализом всей информации по делу, а не только сведениями, полученными в ходе первого допроса. Во-вторых, задачи у допроса как следственного действия и у предварительного допроса, как элемента проверки и уточнения показаний на месте, различны. Основной задачей допроса как самостоятельного следственного действия является получение новой доказательственной информации о самом допрашиваемом, обстоятельствах и обстановке исследуемого события, его участниках и роли каждого в содеянном, о материально-фиксированных следах и вещных объектах3. Задачами предварительного допроса как элемента проверки и уточнения показаний на месте являются: первое - это получение согласия лица, чьи пока-

См.: Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов И.А. Указ. соч., С. 64.

См.: Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: В.Н. Герасимов, В.Я. Колдин, В.В. Крылов и др.; под ред. Н.П. Яблокова. - М., 1995. С. 428; Руководство для следователей / Авт. кол.: Т.М. Арзуманян, Р.С. Белкин, Ф.Ю. Бердичевский и др.; отв. ред. Н.В. Жогин. - М., 1971. С. 416; Следственная тактика. Учебное пособие / под ред. И.Ф. Пантелеева. - М, 1982. С. 29; Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте. - Саратов, 1971. С. 69

3 См.: Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: Е.М. Ашмарина, Е.Н. Викторова, Л.Н. Викто- рова и др.; под ред. В.А. Образцова. - М., 1997. С. 443; Порубов Н.И. Указ. соч., С. 24.

98

зания планируется проверить, на производство проверки и уточнения показаний на месте и второе - детализация, уточнение показаний, данных ранее в ходе предварительного следствия, уточнение и получение дополнительных сведений о лице, показания которого проверяются. Анкетирование следователей показывает, что все опрошенные в ходе предварительного допроса выясняют подробности о месте предстоящей проверки и уточнения показаний на месте и подробности о планируемом порядке передвижения лица, показания которого планируется проверить к месту преступления и на самом месте преступления, а подробности о личности проверяемого - только 64% (117 чел.) опрошенных.

Добровольное согласие лица, показания которого планируется проверить, участвовать в производстве проверки и уточнения показаний на месте является непременным условием данного следственного действия. Соблюдение условия добровольности необходимо как при участии в проверке и уточнении показаний на месте подозреваемого (обвиняемого), так и потерпевшего и свидетеля, несмотря на закрепленную в уголовно- процессуальном законе обязанность свидетеля, потерпевшего дать правдивые показания. Обязательность данного правила, что также подчеркивается в работах ряда авторов1, обусловлена сложным комплексным характером проверки и уточнения показаний на месте, особенностями ее производства. Хотя УПК РФ не предоставляет свидетелю или потерпевшему права на отказ от участия в проверке и уточнении показаний на месте, но, исходя из тактических соображений, следует проводить указанное следственное действие исключительно с согласия свидетеля или потерпевшего. В противном случае вероятность возникновения конфликтных ситуация во время проведения проверки и уточнения показаний значительно возрастает, что усложнит ход и без того сложного следственного действия. Подобную точку зрения высказали и следователи. 75% (136 чел.) опрошенных считают, что получение согласия лица, показания которого планируется проверить, является важным и нужным элементом подготовки проверки и уточнения показаний на месте (однако только 19% (34 чел.) предложили заносить получение такого согла- сия в протокол). Подобная позиция, как выяснилось из бесед со следователями, связана с представлением о согласии на производство данного следственного

См.: Белкин Р.С. Указ. соч., С. 15; Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Указ. соч., С. 26.

99

действия как о тактическом приеме, не носящем обязательного характера. Действительно, получение согласия на производство проверки и уточнения показаний на месте у участника уголовного судопроизводства в полной мере обладает тактическими характеристиками, однако важность такого согласия для дальнейшего производства рассматриваемого следственного действия позволяет, по нашему мнению, считать его процессуальным правилом1.

Принуждение к участию названных участников уголовного процесса в производстве указанного следственного действия, по нашему мнению, негативно отразится на его результатах, их достоверности и полноте. Согласие подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего, свидетеля на участие в производстве проверки и уточнения показаний на месте следователю необходимо получить в ходе предварительного допроса после разъяснения допрашиваемому процессуального характера и порядка производства предстоящего следственного действия. Полученное согласие обязательно должно отражаться в протоколе проверки и уточнения показаний на месте. Отсутствие согласия участника уголовного судопроизводства на проведение проверки и уточнения показаний на месте исключает ее производство с таким лицом.

Кроме того, следователю необходимо в ходе предварительного допроса выяснить причины, по которым допрашиваемый согласился на участие в производстве проверки и уточнения показаний на месте, так как причины могут быть самыми разными, от добросовестного желания помочь следствию, до по-

Как уже упоминалось ранее, по вопросу о соотношении тактического приема и процессу- ального правила в науке уголовного процесса и криминалистики нет единого мнения. Ряд ученых считают, что тактические приемы не могут обладать признаком обязательности. По- лучая процессуальное закрепление, тактический прием утрачивает свое тактическое значе- ние, поскольку тактика предполагает свободу выбора. Другие ученые полагают, что тактический прием, получая закрепление в уголовно-процессуальном законе, «не перестает быть приемом и не утрачивает своего криминалистического содержания». (См.: Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997. С. 8). Придерживаясь первой точки зрения, хотелось бы только отметить, что, в нашем понимании, закрепленный в уголовно-процессуальном законе тактический прием облекается в процессуальную форму, определяющую обязательность его использования. Свойство обязательности процессуального правила не может быть совместимо со свойством свободы применения тактического приема. Но, процессуальное закрепление тактического приема предопределяет его форму и место в структуре следственного действия, а не содержательное наполнение, где у следователя и остается свобода выбора способов проведения такого тактического приема.

100

пытки совершить побег . Причем выяснение причин не должно ограничиваться только их уточнением у лица, согласившегося на производство данного следственного действия, следователю необходимо критическая оценка этих причин, потому как если, например, лицо покушается на побег, вряд ли оно укажет истинную причину желания участия в данном следственном действии. В случае отказа лица участвовать в проверке показаний на месте в протоколе следует указать мотивы отказа.

Далее в ходе предварительного допроса у лица, показания которого плани- руется проверить, уточняются показания о преступном событии, данные им ранее на допросе или при производстве других следственных действий. Допрос об обстоятельствах преступного события, показания о котором предполагается проверить, должен носить подробный, максимально детализированный характер. В показаниях должны содержаться более точные сведения о расположении места, где произошло преступное событие, или совершены иные действия, связанные с расследуемым преступлением.

В ходе допроса необходимо выяснить характерные приметы и особенности самого места, связанного с преступным событием, пути следования к нему и обратно, расположение различных объектов на месте, какие следы оставил или мог оставить допрашиваемый и иные лица на месте, связанном с преступным событием, получить краткое описание характера и последовательности действий как самого допрашиваемого, так и других лиц, находившихся на месте совершения преступления, если место, связанное с преступным событием, было ранее неизвестно следствию, необходимо выяснить его точный адрес, либо другие ориентировочные приметы, предложить допрашиваемому указать искомое место на плане, карте. В некоторых случаях, в зависимости от обстоятельств расследуемого события, целесообразно предложить допрашиваемому лицу соб- ственноручно составить схему, на которой изобразить путь его следования к месту, связанному с преступным событием, расположение находящихся там отдельных объектов, которые фигурируют в его показаниях, а также взаиморасположение на этом месте отдельных лиц - участников события. Составленная и

См.: Коновалов Г.А., Бородин Л.Л. Организация проверки показаний на месте при расследовании групповых преступлений // Правовые и тактические вопросы борьбы с преступностью. - Омск, 1987. С. 144.

101

подписанная допрашиваемым схема приобщается к протоколу его допроса. Подробные показания допрашиваемого лица в дальнейшем помогут следователю в разработке плана проведения самой проверки и уточнения показаний на месте, в определении ее отдельных этапов, в разрешении целого ряда вопросов, связанных с техническим обеспечением данного следственного действия, с определением круга его участников и другое. При допросе необходимо также выяснить, не мог ли допрашиваемый узнать об обстоятельствах преступного события из каких-либо иных источников, кроме непосредственного в них участия или наблюдения за ними.

Особое внимание следует уделить ранее данным показаниям проверяемого лица, поскольку, как уже было отмечено ранее, согласиться на проведение проверки и уточнения показаний на месте лицо может, руководствуясь самыми различными соображениями, сравнительный анализ показаний может оказать помощь в выяснении мотивов согласия. Кроме того, следователю необходимо установить, действительно ли данное лицо было на том месте, о котором дало показания, само ли было очевидцем или участником действий в указанном месте или обо всем узнало от других лиц, в том числе и об особенностях топографии данного места1.

До проведения проверки и уточнения показаний на месте в целях повыше- ния ее эффективности следователю необходимо иметь сведения о психологических чертах, характеризующих поведение лица, показания которого планируется проверить, а также об его отношении к производимому следственному действию. Информация о личности необходима, как верно было замечено Н.Т. Ведерниковым, чтобы «с большей или меньшей достоверностью определить направленность и прогнозировать ее будущее поведение»2.

На этапе планирования проведения проверки и уточнения показаний на месте, по нашему мнению, следователю следует определиться в таком вопросе, как стиль общения с лицом, показания которого проверяются, — темп взаимодействия, доминирование, вербальные и невербальные особенности общения с этим лицом. Представляется, что контроль указанных аспектов общения, пони-

1 См.: Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 69.

2 Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. — Томск, 1978. С. 104.

102

маемых нами как его стиль, позволит следователю более успешно решать вопросы взаимодействия с лицом, показания которого проверяются, во время проведения проверки и уточнения показаний на месте, а, следовательно, создать комфортные условия для достижения целей этого следственного действия.

Источниками сведений о личности, чьи показания являются предметом проверки и уточнения показаний на месте, выступают различные материалы дела: характеристики этого лица с места учебы или работы, отзывы о нем иных допрошенных лиц. Значительную роль в получении сведений о личности проверяемого лица играют результаты личных наблюдений следователя за этим лицом, сделанные в ходе непосредственного общения, возникающего в процессе расследования преступления. В большинстве случаев такие наблюдения могут быть произведены следователем во время допроса, результат которого и подлежит проверке и уточнению в ходе исследуемого следственного действия. О допросе и его особенностях как источника сведений о личности уже говорилось в криминалистической литературе1.

Кроме того, как отдельную задачу предварительного допроса можно выде- лить создание условий для установления психологического контакта и создания деловых отношений с этим лицом во время проведения проверки и уточнения показаний на месте. Решение этой задачи не возможно без получения определенных сведений о психологических особенностях лица, показания которого предполагается проверять. Из анализа криминалистической литературы, посвященной тактико-психологическим проблемам допроса и проверки показаний на месте можно сделать вывод о том, что на предварительном допросе, предшествующем проверке и уточнению показаний на месте, следует сосредоточить внимание на получении таких сведений о личности проверяемого лица, которые свидетельствуют о привычном для допрашиваемого характере общения — например: сведения о социальном положении лица, его профессии, хобби и увлечениях, темпераменте, интровертности — экстравертности и др.

Так, социальный статус личности, профессия существенным образом влияют на характер поведения лица через шаблоны, образцы поведения, свой-

См., например, Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. —Томск, 1968. С. 49-59

103

ственные социальной роли личности или профессии. Профессия, увлечения, хобби отражают знания лица в той или иной области, а также особенности лексики, которую использует лицо в своем общении — профессионализм, арго и т.д. Поэтому знание этих сведений о личности проверяемого лица, определенная подготовка к общению в указанных аспектах даст более точное понимание его поведения во время проверки показаний на месте, а также прогнозирование дискомфортных и даже конфликтных ситуаций. Этому же служит и определение психологических особенностей личности лица, показания которого подлежат проверке и уточнению.

Безусловно, что определить отдельные влияющие на характер общения психологические черты личности проверяемого лица наиболее точно можно путем психологического тестирования, что фактически невозможно в условиях уголовного процесса. В этих условиях следователю следует полагаться на результаты наблюдений за этим лицом и собственный опыт общения1. Кроме того, представляется, что результаты субъективных наблюдений следователя за проверяемым более подходят для решения тактических задач проверки и уточнения показаний на месте, ибо в ходе наблюдений во время общения следователь, как и любой другой человек, соотносит свое поведение с реакцией другой стороны, участвующей в общении, и определяет возможные для себя способы воздействия на нее. Поэтому, например, способы воздействия, применяемые следователем- интровертом и следователем-экстравертом по отношению к допрашиваемому - экстраверту будут различны, так как у каждого из следователей есть уже сложившееся отношение к окружающему миру, исходя из которого они и принимают решения. Следовательно, дать однозначные рекомендации по ведению допроса, установлению психологического контакта, воздействию на допрашиваемого приемлемые для всех и каждого практически невозможно вследствие вариативности человеческой личности. Но, так как в поведении людей прослеживаются определенные закономерности, позволяющие строить типологии личности, то можно дать общие рекомендации по основным направле-

Такое положение дел отчасти объясняет распространенность в криминалистической литературе тактических рекомендаций, построенных на основе анализа наблюдения за поведением допрашиваемого лица, — например: рекомендации о темпах допроса для допрашиваемых различных типов темперамента.

104

ниям воздействия на проверяемого того или иного типа, которые помогут следователю в определении, выборе решения.

В связи с вышеизложенным будет разумным предложить строить тактику производства проверки и уточнения показаний на месте на базе упрощенной психологической типологии, отражающей внешние проявления психологических свойств личности.

В качестве таковой может служить типология личностей по эго- направленности — иначе, жизненной установке. В рамках последней выделяют людей с доминирующей направленностью интереса к внешнему миру — другим людям, предметам — экстравертная установка, и людей с доминирующей направленностью интереса к своему внутреннему миру — к своим чувствам, мыслям, предчувствиям — интровертная установка.

Процесс формирования комплекса сведений о месте и порядке проведения проверки и уточнения показаний на месте включает в себя также изучение имеющихся в деле материалов, в частности протокола осмотра места происшествия, материалов экспертиз, связанных с показаниями, подлежащими проверке, протоколов допросов лиц, чьи показания планируется проверить и иных лиц, а также изучение данных, полученных из непроцессуальных источников. Изучение всех материалов необходимо для того, чтобы получить более полный объем информации о месте предстоящей проверки и уточнения показаний на месте и о самом преступном событии, уточнить объем и цели следственного действия, сравнить показания, полученные на предварительном допросе, с иными показаниями, имеющимися в деле, в том числе и показаниями самого прове- ряемого.

Подавляющее большинство следователей, как показало анкетирование, используют при подготовке проверки и уточнения показаний на месте только допрос лица, показания которого планируется проверить (67,5 % (123 чел.)) незаслуженно оставляя без внимания другие источники информации. Подобная ситуация связана, на наш взгляд, в первую очередь с узким пониманием работниками правоохранительных органов характера рассматриваемого следственного действия, что приводит к недооценке как возможностей проверки показа-

105

ний на месте, так и важности иных материалов уголовного дела для ее подготовки1.

Особое внимание следует уделить ранее данным показаниям проверяемого лица, поскольку, как уже было отмечено ранее, согласиться на проведение проверки и уточнения показаний на месте лицо может, руководствуясь самыми различными соображениями, сравнительный анализ показаний может оказать помощь в выяснении мотивов согласия. Кроме того, следователю необходимо установить, действительно ли данное лицо было на том месте, о котором дало показания, само ли было очевидцем или участником действий в указанном месте или обо всем узнало от других лиц, в том числе и об особенностях топогра-фии данного места .

При определении места и порядка производства проверки и уточнения показаний на месте не следует ограничиваться только показаниями допрошенного лица и составленной им схемой, так как данные показания могут не соответствовать, либо не вполне соответствовать действительности в силу добросовестного заблуждения лица об особенностях местности или намеренного стремления ввести следствие в заблуждение. Изучив имеющиеся в деле материалы, следователю целесообразно, по возможности, лично побывать на месте предполагаемой проверки и уточнения показаний на месте для уточнения имеющейся информации о нем, а также выяснить, что может способствовать или наоборот помешать проведению рассматриваемого следственного действия. «Как бы не были полны собранные по делу материалы о месте, куда предполагается «выход», и как бы тщательно следователь их ни изучал, все это не может заменить непосредственного восприятия реальной обстановки»3.

Составление плана производства проверки и уточнения показаний на месте, в рамках которого следователь решает целый ряд задач.

Планирование, как сложная мыслительная работа следователя в процессе раскрытия и расследования преступления, выступает организующим и направ-

К этому можно добавить обычную нехватку времени для тщательного изучения материалов дела и детальной проработки предстоящего производства проверки и уточнения показаний на месте, на которую в ходе анкетирования ссылались многие следователи.

2 См.: Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 69.

3 Соя-Серко Л.А. Указ. соч., С. 37.

106

ляющим началом всего расследования. Проверка и уточнение показаний на месте, являясь сложным комплексным следственным действием, нуждается в тщательном планировании1. Планирование, выступая методом организации расследования в целом, в частности, преследует цель определения путей и содержания деятельности следователя в рамках конкретного следственного дей-ствия . К тактическим основам планирования относится тот замысел, которым руководствуется следователь, определяя время и порядок проведения следственного действия, правила и этапы его производства, состав участников, формы взаимоотношений с оперативными работниками и другие элементы.

Для оптимизации производства проверки и уточнения показаний на месте целесообразно разработать подробный план предстоящего следственного действия, чтобы максимально учесть все его особенности и детали. Как выяснилось в ходе опроса практических работников в большинстве случаев ими составляется план проведения данного следственного действия, однако, только большинство составляет такой план только в схематичном виде (78 % (142 чел.)) и еще 13 % (24 чел.) указали, что составляют план с разработкой вопросов и тактических приемов производства проверки и уточнения показаний на месте, 9 % опрошенных (16 чел.) считают, что в составлении плана нет необходимости, так как при проведении проверки инициатива лежит на проверяемом лице. Такой подход практики к составлению плана данного следственного действия, на наш взгляд, в первую очередь обусловлен экономией времени (когда в производстве у следователя находится значительное количество дел, то ему просто не хватает времени на составление подробных планов производства отдельных следственных действий), также в ряде случаев3 наблюдается некоторое пренебрежение детализацией производства следственного действия (высказы-

1 Так, например, А.Н. Васильев в свое время разработал рекомендуемые схемы планирования следственных действий, в том числе и проверки и уточнения показаний на месте. См.: Ва сильев А.Н. Следственная тактика. -М., 1976. С. 174.

2 Необходимость тщательного и детального планирования как всего процесса расследования преступления в целом, так и отдельных следственных действий, как залога эффективности и результативности расследования подчеркивается многими учеными. См., например, Василь ев А.Н. Указ. соч., С. 143-176; Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и про верка показаний следователем. - М, 1987. С. 68; Образцов В.А. Криминалистика. Курс лек ций. - М, 1996. С. 123-147 и др.

3 В рамках анкетирования следователей с некоторыми из них при заполнении анкеты прово дилась беседа, в рамках которой уточнялись ответы на некоторые вопросы анкеты.

107

валось мнение о том, что удостоверительныи характер проверки и уточнения показаний на месте не требует значительной подготовки). Изменить ситуацию позволит, по нашему мнению, детальная разработка теоретических положений по организации и производству проверки и уточнения показаний на месте с составлением алгоритмов решения некоторых вопросов, возникающих в ходе проверки и уточнения показаний на месте, предпринятая нами в данной работе.

Составление такого плана создает ряд удобств для следователя при подго- товке проверки и уточнения показаний на месте, позволяет расчленить весь процесс на отдельные части, этапы и таким образом сосредоточить внимание следователя на последовательном исследовании каждого этапа в отдельности.

План следственного действия, по нашему мнению, следует составлять в письменной форме .

Важной составной частью плана следственного действия является опреде- ление времени и места производства проверки и уточнения показаний на месте.

Необходимость в производстве проверки и уточнения показаний на месте возникает на разных этапах расследования. Процесс установления объективной истины по делу , т. е. исследование всех обстоятельств преступного события протекает в строго регламентированной уголовно- процессуальным законом форме и носит название процесса доказывания. Теория уголовного процесса определяет доказывание «как осуществляемую в процессуальных формах деятельность органов расследования и суда, а также других наделенных по закону

Не все авторы, изучавшие данное следственное действие, рекомендуют составление пись- менного плана. Так, Л.А. Соя-Серко считает, что составление в каждом случае письменного плана предстоящей проверки показаний на месте не обязательно. См.: Соя- Серко Л.Л. Указ. соч., С. 40. И.Е. Быховский и Н.А. Корниенко предлагают зафиксировать на бумаге только те распоряжения, которые следователь будет давать на каждом этапе проверки. См.: Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Проверка показаний на месте. - J1., 1988. С. 27. Некоторые авторы, рекомендуя составление плана предстоящей проверки и уточнения показаний на месте, вообще не оговаривают форму его составления. См., например, Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч., С. 36.

2 Принцип всесторонности, полноты и обьективности в исследовании обстоятельств дела ранее был закреплен в ст. 20 УПК РСФСР. В УПК РФ такой принцип в главе второй отсутствует, однако анализ норм УПК РФ позволяе i утверждать, что «независимо оттого, является или нет всесторонность, полнота и объективность принципом уголовного процесса, следователь должен исследовать все обстоятельства всесторонне, устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела, полно и при этом быть объективным». См.: Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Предварительное следствие по УПК РФ. - Томск, 2002. С. 11-12

108

правами участников процесса по собиранию, закреплению, проверке и оценке фактических данных, необходимых для установления истины по уголовному делу и решения задач уголовного судопроизводства»1. Процесс доказывания складывается из взаимосвязанных элементов: собирание доказательств, проверка доказательств, оценка доказательств2. Каждый из элементов процесса доказывания, как единого и неразрывного процесса познания, важен, не может быть пропущен или проигнорирован, значит, такой элемент как проверка имеющихся у следствия доказательств, являясь составной частью процесса доказывания, необходим, потому как «ни одно доказательство, каким бы убедительным и безупречным оно ни казалось, не может быть положено в основу выводов по делу без проверки»3.

Проверка доказательств осуществляется путем их анализа и сравнительного исследования, а также путем производства дополнительных следственных действий, как по отысканию новых доказательств, так и для подтверждения или опровержения имеющихся . На этом этапе процесса доказывания незаменима проверка и уточнение показаний на месте, являясь, в силу своего сложного комплексного характера, действенным средством как проверки имеющихся у следствия данных о преступном событии, так и получения новой доказательст-венной информации .

Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. - М., 1966.С.298.

2 М.С. Строгович, называя эти элементы этапами, тем не менее, подчеркивает, что «об «эта пах» процесса доказывания можно говорить лишь условно, ибо они не отделены один от другого так, что сначала заканчивается один этап и лишь после этого начинается следую щий, эти этапы взаимосвязаны». См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1.-М., 1968. С. 302.

3 Уголовный процесс: Учебник для вузов / под ред. В.П. Божьева. - М., 2000. С. 164.

4 См.: Теория доказательств в советском \ головном процессе. Часть общая. - М., 1966. С.298. Подобная позиция на настоящий момент признана большинством ученых- процессуалистов. См., например, Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в совет ском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. С. 212; Орлов Ю.К. Основы теории доказа тельств в уголовном процессе. - М., 2000. С. 74; Строгович М.С. Указ. соч., С. 303; Совет ский уголовный процесс / под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л., 1989. С. 141; Уго ловный процесс / под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2001. С. 163.

5 А.Б. Соловьев и Г.С. Казинян, раскрывая вопросы необходимости проверки имеющихся у следователя доказательств, подчеркивакп, что при регламентации процессуального режима производства некоторых следственных действий (очная ставка, предъявление для опознания, следственный эксперимент и проверка показаний на месте) законодатель заранее возложил на них проверку сведений, полученных при допросе. Соловьев А.Б., Казинян Г.С. Всесто-

109

Ряд авторов отмечает, что хотя закон не упоминает проверку и уточнение показаний на месте в числе неотложных следственных действий, тем не менее, если в показаниях подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего, свидетеля содержатся сведения о преступлении и есть вероятность, что промедление приведет к утрате следов преступления, проверка и уточнение показаний на месте должна осуществляться незамедлительно1. Другие авторы, не включая данное следственное действие в число неотложных, считают, тем не менее, что проверку и уточнение показаний на месте возможно и целесообразно проводить на первоначальном этапе расследования . Данное утверждение представляется спорным.

На наш взгляд, можно определить три возражения против отнесения проверки и уточнения показаний на месте к неотложным следственным действиям. Во-первых, это фактор времени. Неотложные следственные действия имеют принцип срочности, немедленности, а рассматриваемое следственное действие требует тщательной и достаточно длительной по времени подготовки и не может проводиться в экстренном порядке. Незамедлительность - это не то качество, которое должно быть присуще рассматриваемому нами следственному действию, которое в силу своего сложного комплексного характера требует тщательной и детальной подготовки и проводится в случае, когда возникшую в процессе расследования задачу молено решить только в рамках данного следственного действия. Как известно, для подготовки и производства проверки и уточнения показаний на месте необходим значительный объем информации, которым следователь обычно не обладает на этапе проведения неотложных следственных действий, основным принципом («девизом») которого выступает оперативность. В ситуации, когда следователю становится известно о совершенном преступлении и промедление может привести к утрате важных доказа-

ронняя проверка показаний - необходимое условие установления их достоверности // След- ственная практика. Вып. 133. -М., 1982. С. 106.

1 См.: Быховский И.Е., Корниенко II.Л. Указ. соч., С. 28; Леви А.Л., Пичкалева Г.И., Селива нов Н.А. Получение и проверка показании следователем. - М., 1987. С. 70; Соя-Серко Л.А. Указ. соч., С. 41.

2 См. например, Абдумаджидов Г.А. Проблемы теории законодательного регулирования и практики расследования преступлении. Автореферат дисс. .. д.ю.н. - М, 1983. С. 16; Лупи- ков В.Д. Целесообразность проверки по;;а}аний на месте на первоначальном этапе расследо вания // Проблемы первоначального этапа расследования. - Ташкент, 1986. С. 146.

по

тельств, в соответствии как с требованиями уголовно-процессуального закона, так и разработками криминалистической тактики и методики расследования отдельных видов преступлений должно быть проведено такое неотложное следственное действие как осмотр места происшествия. Во-вторых, фактор целесообразности. Известно, что в криминалистике проводится разграничение этапов раскрытия и расследования преступлений на первоначальный и последующий, с соответствующим выделением первоначальных следственных действий (в которые входят неотложные следственные действия) и последующих следственных действий1. Проверку и уточнение показаний на месте целесообразно проводить, о чем ранее уже говорилось, не на первоначальном (который включает в себя неотложные следственные действия), а на последующих этапах расследования. Связано это с тем, что на первоначальном этапе раскрытия и расследования преступления идет накопление информации о преступном событии и формирование версий происшедшего, рассматриваемое же нами следственное действие предназначено (как одна из целей) для проверки имеющейся у следователя информации о преступлении, проверки следственных версий. Кроме того, для подготовки и производства проверки и уточнения показаний на месте необходим значительный объем информации, которым следователь обычно не обладает на этапе проведения неотложных следственных действий. Следовательно, проверку и уточнение показаний на месте следует проводить на этапе последующих следственных действий, когда преступление не удалось раскрыть «по горячим следам», у следователя существует ряд версий, нуждающихся в проверке, по делу накоплен некоторый объем доказательственного материала. По результатам анкетирования следователей можно отметить, что большинство опрошенных считают целесообразным проводить проверку и уточнение показаний на месте либо после получения признательных показаний подозреваемого, обвиняемого - 86% (157 чел.), либо после допроса обвиняемого (при наличии противоречий в его показаниях с имеющимися материалами дела) — 51% (94 чел.). Преобладание первого мнения среди опрошенных, на наш взгляд, яв-

См., например, Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы.

  • М., 1973; Белкин Р.С. Криминалистика. - М., 1966; Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М., 1978; Васильев А.Н. Следственная тактика.
  • М., 1976; Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. - М., 1985.

Ill

ляется следствием довольно распространенного ошибочного представления о проверке и уточнении показаний на месте как об удостоверительном следственном действии. Такая позиция уже подвергалась критике в данной работе. И, в-третьих, относительно субъекта производства проверки и уточнения показаний на месте. Производство данного следственного действия должно осуществляться следователем, это обусловлено как профессионализмом следователя (что немаловажно при проведении сложных и многоэтапных следственных действий), так и меньшим, по сравнению с органом дознания, ограничением во времени на раскрытие и расследование преступления (тогда как п. 19 ст. 5 УПК РФ проведение неотложных следственных действий объявляет прерогативой органов дознания).

Итак, как уже отмечалось ранее, характерная особенность данного следст- венного действия, позиционирующая его в процессе раскрытия и расследования преступления - производство проверки и уточнения показаний на месте целесообразно и результативно на этапе последующих следственных действий1. Причем в эту схему укладывается как ее проверочный аспект, так и аспект получения новой доказательственной информации.

При выборе времени производства проверки и уточнения показаний на месте необходимо также планировать конкретный день, на который можно назначить проведение данного следственного действия. Это может зависеть от нескольких обстоятельств. Во-первых, от особенностей места производства предполагаемой проверки и уточнения показаний на месте. К числу таких особенностей места следует отнести его удаленность, освещенность, погодные условия, наличие посторонних лиц. М.Н. Хлынцов считает, что «в тех случаях, когда от погодных условий или условий освещения будет зависеть возможность для допрошенного лица правильно ориентироваться в окружающей обстановке проведение следственного действия следует приурочить к моменту создания надлежащих условий» . Представляется, что, в отличие от следствен-

Так, Г.С. Казинян, А.Б. Соловьев, разделяя следственные действия по целям на 2 группы: 1. получение исходной доказательственной информации; 2. проверка несходной информации, получение новых доказательств, включают проверку и уточнение показаний на месте во вторую группу следственных действий. См.: Казинян Г.С, Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. - Ереван, 1987. С. 104. 2 Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 71.

112

ного эксперимента, при производстве проверки и уточнения показаний на месте нет необходимости реконструировать место преступного события, а значит не нужно проводить рассматриваемое следственное действие при погодных условиях и времени суток, соответствующих условиям преступного события (дождь, туман, сумерки и т. д.). Проверка и уточнение показаний на месте должна проводиться в условиях нормальной видимости и при хорошей погоде. Данное следственное действие и так является сложным в организационном, тактическом и психологическом аспектах, не следует его осложнять еще более. Кроме того, как самому лицу, показания которого проверяются, так и следователю необходимо иметь возможность ориентироваться на месте и соблюдать ход следственного действия, чему не будет способствовать, например, ночь или проливной дождь. Если место предполагаемой проверки и уточнения показаний на месте находится на значительном удалении от места проведения расследования при планировании необходимо учитывать время, которое будет затрачено на дорогу к нему и обратно.

Наличие посторонних лиц может быть связано с тем, что проверка и уточ- нение показаний на месте должна производиться в месте, где имеется большое скопление людей, механизмов, транспортных средств, либо осуществляется какой-либо производственный процесс. Производство проверки и уточнения показаний на месте в таких местах представляет значительную сложность, как в техническом, так и в тактико- психологическом плане, поэтому время должно выбираться так, чтобы перечисленные помехи были минимальны (на производстве - после окончания рабочего дня или перед его началом, на улице — ранним утром или в вечернее время, когда движение транспорта и пешеходов менее оживлено).

В отдельных случаях, с учетом местных условий, для обеспечения прове- дения и выяснения всех вопросов необходимо выбирать определенное время с точностью до часа. Кроме того, при определении времени необходимо учитывать длительность самого следственного действия и рассчитать время, достаточное для проведения проверки и уточнения показаний на месте в намеченных условиях. Во-вторых, необходимо найти оптимальное сочетание фактора времени и объема имеющейся информации, необходимой для организации и проведения проверки и уточнения показаний на месте. Производство рассматри-

113

ваемого следственного действия требует детальной информированности следователя о месте, связанном с преступным событием и о самом событии. Поэтому следователю важно на определенном этапе предварительного расследования определиться, что имеющийся объем информации по делу достаточен и проверку и уточнение показаний на месте уже можно и нужно проводить. В-третьих, следователю необходимо учитывать также и свою загруженность при ведении расследования по этому и другим уголовным делам, находящимся у него в производстве.

Место производства проверки и уточнения показаний на месте определяется исходя из показаний, полученных в ходе допроса подозреваемого (обви- няемого), потерпевшего, свидетеля. Уточнение расположения (точный адрес, географическое расположение, ближайшие ориентиры, пути подхода) происходит на предварительном допросе, о чем уже было указано ранее. Основной задачей в отношении определения места производства проверки и уточнения показаний на месте выступает установление места ее начала и окончания, то есть территориальных границ рассматриваемого следственного действия. Определение территориальных границ проверки и уточнения показаний на месте зависит от того, в каком объеме планируется произвести проверку преступного события, полностью или только частично, в зависимости от этого следователь включает в рамки проверки и уточнения показаний на месте пути подхода к месту преступления, либо только само место, либо, что вполне возможно, только его часть. Кроме того, на данном этапе необходимо разработать маршрут следования к месту производства проверки и уточнения показаний на месте и обратно, хотя такое мероприятие и находится за рамками рассматриваемого следствен- ного действия, представляя собой операцию технического характера.

Для успешной организации и эффективного проведения проверки и уточ- нения показаний на месте следователю целесообразно иметь план места пре- ступного события. Информацию для составления такого плана следователь может получить из предварительного допроса лица, показания которого планируется проверить, в том числе из составленной допрошенным схемы, а также путем личной «рекогносцировки» места, где планируется производство проверки и уточнения показаний на месте. Наличие плана местности, где предполагается производство проверки и уточнения показаний на месте, поможет следователю

114

при определении этапов планируемого следственного действия, маршрута следования к месту его производства, разработке способов и порядка фиксации следственного действия, выявлению и заблаговременному устранению возможных препятствий и определению необходимых мер по обеспечению порядка (пресечение возможного побега).

Следующая ступень планирования проверки и уточнения показаний на месте состоит в том, что весь процесс производства рассматриваемого следственного действия расчленяется на отдельные этапы, каждый из которых привязывается к определенным ориентирам на местности. В этом отношении нам представляется удачным предложение Л.А. Соя-Серко об определении в плане следственного действия специальных «опорных пунктов» - своеобразных вех, отражающих на местности отдельные этапы изучаемого события и предстоящего следственного действия1. Так как объем подготовительной информации для производства проверки и уточнения показаний на месте значителен, а само следственное действие требует от следователя в ходе его производства контроля за большим количеством тактических, психологических и технических факторов, использование заранее намеченных контрольных точек, позволяющих расчленить весь процесс на отдельные этапы, окажет значительную помощь следователю.

Такие ориентиры устанавливаются по маршруту движения в ходе проверки и уточнения показаний на месте, что создает ряд удобств при сопоставлении показаний с реальной обстановкой и определении порядка передвижения на месте преступного события, позволяя соблюсти последовательность и планомерность производства следственного действия. В качестве «опорных пунктов» могут выступать конкретные объекты на месте преступного события, либо по пути к нему, фигурировавшие в показаниях допрошенного лица и носящие относительно неизменный характер (строение, отдельные части строения, населенный пункт, дерево, какие-либо механизмы, например, станки и т. д.). В определении «опорных пунктов» немалую помощь может оказать также личное изучение места предполагаемой проверки и уточнения показаний на месте следователем. Кроме того, в план предстоящей проверки и уточнения показаний на

1 См.: Соя-Серко Л.А. Указ. соч., С. 38.

115

месте вносятся вопросы, подлежащие выяснению или уточнению в ходе ее производства, намечается их последовательность, порядок и очередность ис- следования тех или иных объектов, которые согласно предположению могут попасть в поле зрения следователя1. Следователь должен четко представлять, какие вопросы и в какой последовательности необходимо проверить и исследовать в ходе проверки и уточнения показаний на месте, в каком порядке она будет проведена, какие специфические особенности предстоящего продвижения к месту события и расположения некоторых объектов и следов необходимо учесть, какие предметы, объекты и обстоятельства могут быть или должны быть установлены на месте. Однако необходимо подчеркнуть, что вопросы, намеченные следователем для выяснения или уточнения в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте не могут носить императивный или наводящий характер (прямой заперт использования наводящих вопросов в ходе проверки и уточнения показаний на месте закреплен в ч. 2 ст. 194 УПК РФ), а выступать в виде направляющих, уточняющих рекомендаций (например, если в показаниях фигурируют удары, можно уточнить их количество).

В рамках осуществления комплекса подготовительных мероприятий сле- дователю необходимо решить вопрос о необходимости и возможности частичного моделирования преступного события для того, чтобы в ходе проверки и уточнения показаний на месте воспроизводство отдельных действий отвечало условиям точности и достоверности. В отличие от следственного эксперимента в рамках рассматриваемого следственного действия воссоздание обстановки преступного события ограничивается только предметами и деталями обстановки, наличие которых облегчит рассказ и демонстрацию действий лицом, показания которого проверяются (так, например, предметы, имитирующие нож, другие орудия преступления, муляж потерпевшего и т.д.).

И, в заключение, при составлении плана производства проверки и уточне- ния показаний на месте следователю необходимо предусмотреть способы и порядок фиксации хода и результатов следственного действия.

Определение круга участников данного следственного действия.

1 См.: Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Указ. соч., С. 68.

116

Для производства проверки и уточнения показаний на месте необходимо привлечение значительного количества участников. Сложившаяся практика проведения данного следственного действия, требования уголовно- процессуального закона предусматривают, что участвовать в производстве проверки и уточнения показаний на месте могут: лицо, производящее следственное действие (следователь), лицо, показания которого проверяются (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель), работники органа дознания, понятые, специалисты, педагог (при производстве проверки и уточнения показаний на месте с несовершеннолетним), защитник обвиняемого (подозреваемого), представитель потерпевшего, адвокат свидетеля, переводчик, группа технического обеспечения (вспомогательные работники, конвой, если лицо, показания которого проверяются, находится под стражей, технические работники), потерпевший (если проверка и уточнение показаний на месте проводится с подозреваемым, обвиняемым). Участие каждого из вышеприведенного перечня в той или иной мере способствует обеспечению производства проверки и уточнения показаний на месте быстро и с максимальным эффектом. С другой стороны, значительное количество участников, как правило, осложняет проведение любого следственного действия, затрудняет координацию их действий, может отрицательно сказаться на установлении контакта следователя с лицом, показания которого проверяются. Поэтому, при определении круга участников проверки и уточнения показаний на месте, следователю следует найти оптимальное соче- тание необходимого количества участников для обеспечения необходимого ка~,. чества следственного действия.

Проверка и уточнение показаний на месте, как правило, проводится следо- вателем. Несмотря на закрепленное в п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ право следователя давать органам дознания поручения о производстве отдельных следственных действий поручать проведение проверки и уточнения показаний на месте органам дознания нецелесообразно. Сложный комплексный характер данного следственного действия, значительный объем подготовительных мероприятий, важность решаемых в ходе рассматриваемого следственного действия задач, а также то, что допущенные при производстве проверки и уточнения показаний на месте ошибки очень трудно исправить позволяют утверждать, что данное следственное действие следует проводить только следователю, в производстве ко-

117

торого находится уголовное дело. Участие работников органов дознания может выражаться в виде оказания содействия при производстве отдельных следственных действий, что предусмотрено также п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ и в ч. 7 ст. 164 УПК РФ. Так, работники органов дознания могут быть привлечены к сбору сведений, которые будут использованы при проведении проверки и уточнения показаний на месте (установление собственников каких-либо объектов, расположенных на месте предстоящего следственного действия, установление изменений, которым подвергалось место после преступного события и др.). Непосредственно в ходе самого следственного действия работники органов дознания могут приглашать понятых, удалять с места проверки и уточнения показаний на месте посторонних, устанавливают какие-либо обстоятельства, если в ходе следственного действия возникнет такая необходимость, оказывают другую помощь следователю.

При производстве проверки и уточнения показаний на месте необходимо участие понятых (ч. 1 ст. 170 УПК РФ). Как закреплено в ст. 60 УПК РФ, понятым является не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем или прокурором для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия. Участие понятых в производстве следственного действия регламентируется ст. ст. 60, 170 УПК РФ.

Выбор понятых в числе не менее двух (ч. 1 ст. 170 УПК РФ), которые должны обязательно присутствовать на протяжении всего следственного действия, с самого начала и до момента подписания протокола, является важным элементом организации проверки и уточнения показаний на месте. Кроме ограничений на выбор понятых, установленных ч. 2 ст. 60 УПК РФ, в качестве понятых следует приглашать граждан, заведомо не имеющих никакого отношения к расследуемому преступлению и к лицу, показания которого будут проверяться. Необходимо, чтобы понятые обладали хорошим зрением и слухом. Кроме того, желательно чтобы это были люди, которые могли бы не только разобрать-

118

ся в существе происходящего, но и в случае необходимости дать об этом соответствующие пояснения в суде1.

Часто у следователя возникает необходимость проверить путем проверки и уточнения показаний на месте показания не одного, а нескольких лиц, например, двух обвиняемых и одного свидетеля. В данном случае следственное действие должно обязательно проводиться с каждым обвиняемым или свидетелем в отдельности, так как его проведение одновременно со всеми лицами сводит на нет доказательственное значение результатов. Кроме того, по нашему мнению, в этом случае следователю необходимо продумать очередность производства этого следственного действия с несколькими лицами, правильно выбрать первого проверяемого. Анкетирование следователей показывает, что при выборе лица, показания которого планируется проверить в первую очередь, из нескольких лиц (соучастников, свидетелей, потерпевших), показания которых противоречат друг другу 88% (160 чел.) в выборе руководствуются достоверностью ранее сообщенных данным лицом сведений (причем большинство опро- шенных - 91%о (167 чел.) выбирают лицо, показания которого наиболее достоверны), 78% (143 чел.) руководствуются наличием у лица желания сотрудничать со следствием, 44% (81 чел.) и 37% (68 чел.) ориентируются на возраст этих лиц, причем соответственно выбирают младшего или старшего из этих лиц и только 20% (38 чел.) руководствуются чертами характера выбираемого лица.

В связи же с проблемой приглашения понятых при производстве несколь- ких проверок и уточнений показаний на месте мнения ученых- криминалистов по вопросу определения порядка и правил приглашения понятых для проведения ряда проверок и уточнений показаний на месте расходятся. Так, Б.В. Богданов полагает, что в таких случаях целесообразнее использовать одних и тех же понятых. Он обосновывает это тем, что в случае вызова таких понятых в суд для допроса по поводу проведенной в их присутствии проверки показаний на

В какой-то степени здесь можно говорить о цензе образованности лица, приглашаемого в качестве понятого, это связано со сложным характером проверки и уточнения показаний на месте, в рамках которой у понятых довольно сложная задача по восприятию и удостовере- нию хода и результатов значительного по объему информации и времени следственного действия.

119

месте они подтвердят, что «каждый из подсудимых в момент выезда с ним на место преступления привел их не только на одну улицу, переулок или же к одному дому, но и показал более конкретное место (угол дома, куст, дерево, место улицы), и здесь, на месте, свободно ориентируясь, подробно рассказал о совершенном и о роли каждого обвиняемого в совершении преступления и при этом показания всех обвиняемых совпали в деталях»1. М.Н. Хлынцов, хотя и отмечает, что при производстве проверки показаний на одном и том же месте с несколькими лицами следует приглашать каждый раз других понятых, тем не менее, добавляет, что использовать одних и тех же понятых возможно, но лишь в случаях, когда следователь по каким- либо причинам лишен возможности изменить их состав2.

Однако большинство авторов считают, что производство проверки и уточ- нения показаний на месте с разными участниками уголовного судопроизводства требует каждый раз приглашения новых понятых, мотивируя свое мнение тем, что понятые в случае их вызова в суд могут перепутать обстоятельства и результаты каждой проверки и уточнения показаний на месте показаний на месте3. Так, например, А.Н. Васильев и С.С. Степичев указывали, что в подобных случаях желательно к каждому воспроизведению показаний привлекать новых понятых, чтобы они не могли перепутать обстоятельства и результаты проведенных следственных действий, если суд впоследствии сочтет нужным их допросить. А такая путаница возможна, поскольку результаты этих воспроизведений могут быть различны4.

Представляется, что последняя точка зрения более обоснована. Целесооб- разно для производства каждой проверки и уточнения показаний на месте приглашать разных понятых. Это связано с тем, что при допросе понятых в суде в качестве свидетелей по поводу обстоятельств и результатов проведения проверок, важную роль будет играть объективность восприятия и запоминания ими всех обстоятельств наблюдавшихся действий без наложения одних показаний

Богданов Б.В. О значении сознания обвиняемого // Советская юстиция. - 1958. № 5. С.52.

2 См.: Хлынцов М. Н. Указ. соч., С. 75.

3 См., например, Криминалистика / Авт. кол.: Р.С. Белкин, А.И. Винберг, Б.Л. Зотов и др.; под ред. СП. Митричева, М.П. Шаламова. - М., 1966. С.340; Быховский И.Е., Ратинов А.Р. Проверка показаний на месте // Вопросы криминалистики. - М., 1962. С. 3.

4 См.: Васильев А.Н., Степичев С.С Указ. соч., С.ЗЗ.

120

на другие. Присутствие понятых при проверке показаний на месте преследует ту же цель, что и при проведении других следственных действий, а именно -обеспечить объективное проведение действия, правильную фиксацию результатов, гарантию соблюдения прав лица, интересы которого затрагиваются данным следственным действием. Однако привлечение одних и тех же понятых для производства нескольких проверок и уточнений показаний на месте будет значительно затруднять понятым осуществление их полномочий, так как, в случае вызова их в суд для допроса в качестве свидетелей по поводу обстоятельств и результатов проведенных с их участием следственных действий понятые не смогут точно и достоверно вспомнить все подробности каждого из нескольких следственных действий, проведенных с их участием. Объективность восприятия и запоминания воспринимаемой информации теряется при многократном повторении одного действия, похожего в целом, но различного в деталях. Кроме того, сравнивать ход и результаты проверки и уточнения показаний на месте одного лица с ходом и результатами проверки и уточнения показаний на месте другого лица - задача следователя, но не понятых. К тому же пригла- шение одних и тех же понятых для производства ряда следственных действий в разное время представляет сложность и в организационном плане.

При производстве проверки и уточнения показаний на месте с подозревае- мым, обвиняемым возможно приглашение для участия в этом следственном действии потерпевшего или свидетеля. Это может дать положительный результат в тех видах преступлений, совершение которых происходило открыто. Лицо, показания которого проверяются, будет более правдивым, если рядом находится потерпевший, как следствие достоверность результатов проверки и уточнения показаний на месте повысится. Однако потерпевший, свидетель самостоятельно и по собственной инициативе не предпринимает никаких действий в ходе проверки и уточнения показаний на месте и не поправляет лицо, показания которого проверяются. После окончания основной части следственного действия, в рамках внесения дополнений и замечаний участвующих в следственном действии лиц, потерпевший или свидетель может внести поправки в рассказ подозреваемого, обвиняемого. Привлечение к производству проверки и уточнения показаний на месте с подозреваемым, обвиняемым может также способствовать лучшему припоминанию деталей и подробностей преступного со-

121

бытия у потерпевшего, свидетеля, хотя возможность производства с ними проверки и уточнения показаний на месте будет утеряна.

Кроме того, при производстве проверки и уточнения показаний на месте по делам об убийстве, нанесении телесных повреждений различной степени тяжести следователем могут привлекаться статисты. Так, по уголовному делу по обвинению М. в совершении убийства при производстве проверки показаний на месте следователь использовал статиста, на котором подозреваемая показывала очередность и характер наносимых ею ножевых ударов1.

Анкетирование следователей показало, что только 5 % опрошенных (9 чел.) безоговорочно признают возможность привлечения к участию в производ- стве проверки и уточнения показаний на месте потерпевшего (свидетеля), если она производится с обвиняемым (подозреваемым), большинство считает, что это возможно только в некоторых случаях - 54 % (98 чел.) и еще 41 % (75 чел.) отрицают такую возможность. Значительный процент противников привлечения к участию в производстве проверки и уточнения показаний на месте потерпевшего или свидетеля, если она производится с обвиняемым, подозреваемым объясняется, на наш взгляд, тем, что использование такого тактического приема усложняет производство и без того достаточно непростого следственного действия. К тому же, эксплуатируя проверку и уточнение показаний на месте только в ее удостоверительном аспекте, следователи просто не видят необходимости в привлечении для ее производства дополнительных участников.

В процессе подготовки проверки и уточнения показаний на месте по неко- торым видам преступлений, таких, например, как дорожно-транспортные происшествия, пожар, убийство и т. д. следователь может прийти к выводу о необходимости применения специальных знаний и навыков2. В этом случае для повышения результативности следственного действия необходимо пригласить специалиста, который может оказать консультативную помощь по организации и технике проведения проверки и уточнения показаний на месте, расстановке участников, правилам обращения с различными механизмами и приспособлениями, имеющимися в месте планируемого следственного действия, по фикса-

1 Архив Томского областного суда, УД № 42/2001.

2 См., например, Арсеньев В.Д., Заболоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1986. С. 84.

122

ции хода и результатов следственного действия . Если же предполагается обна- ружение сокрытого трупа или его частей, приглашается судебный медик. Вопрос о том, каких специалистов необходимо пригласить для участия в следственном действии решается в каждом конкретном случае и определяется характером преступления2. Процессуальные правила привлечения специалиста к участию в следственном действии урегулированы в ст. ст. 58, 168 УПК РФ.

К производству проверки и уточнения показаний на месте, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (ст. ст. 59, 167 УПК РФ), в необходимых случаях привлекается переводчик. Несмотря на то, что процессу- альных требований об участии в проверке и уточнении показаний на месте с несовершеннолетним педагога или психолога нет (ч. 3 ст. 425 УПК РФ преду- сматривает участие таких лиц только при допросе несовершеннолетнего) ком- плексный характер этого следственного действия, содержащего элементы до-проса, указывает на целесообразность участия в нем педагога или психолога .

Кроме того, в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, если рассматриваемое следственное проводится с подозреваемым (обвиняемым) при его производстве имеет право присутствовать защитник.

Также в рамках организации проверки и уточнения показаний на месте следователю необходимо продумать обеспечение мер безопасности при производстве данного следственного действия. Если проверку и уточнение показаний на месте планируется провести с подозреваемым (обвиняемым), находящимся под стражей, в первую очередь необходимо будет обеспечить его охрану. Любопытным в этом отношении представляется фиксация процедуры про-

См.: Циркаль В.В. Тактика подготовки и производства проверки показаний на месте с участием специалистов // Проблемы правоведения. Республик, межвед. науч. сборник. Вып. 50. - Киев, 1989. С. 125; Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Указ. соч., С. 52.

2 О целесообразности участия специалистов в производстве следственных действий и видах помощи, которые может оказать специалист см., например, Ищенко П.П. Специалист в след ственных действиях (уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты). - М, 1990. С. 12-26; Волкова И.К. Участие специалиста в воспроизведении обстановки и обстоятельств события // Научная конференция профессорско-препод. состава Харьковского юрид. ин-та. - Харьков, 1968. С. 211-212.

3 См.: Комаров В.К. Тактические особенности выхода на место для проверки показаний не совершеннолетних // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предвари тельного расследования и судебного разбирательства. Сборник науч. трудов. Вып. 31. - Свердловск, 1974. С. 114.

123

изводства проверки и уточнения показаний на месте по уголовному делу по обвинению Б. и А. в совершении убийства и заранее не обещанного укрывательства особо тяжкого преступления. При составлении протокола следственного действия (по этому уголовному делу следователь назвал проверку и уточнение показаний на месте дополнительным осмотром места происшествия с участием обвиняемого) непосредственно в самом протоколе были указаны меры по обеспечению безопасности - «для обеспечения безопасности обвиняемый (Ф.И.О. обвиняемого) соединяется наручниками с конвоиром, при этом имеет возможность свободно передвигаться»1.

Следует иметь в виду, что лицо, давая согласие на производство проверки и уточнения показаний на месте может преследовать какие-либо свои личные цели (воспользоваться проверкой и уточнением показаний на месте для встречи с нужными ему людьми, для совершения побега, для уничтожения каких-либо следов). Кроме того, если подозреваемый (обвиняемый) совершил преступление, получившее большой общественный резонанс, в отношении него возможны попытки самосуда со стороны граждан, которые могут присутствовать при проведении следственного действия на улице или помещении, что также необходимо учитывать при подготовке к производству этого следственного действия и обеспечении мер по охране как самого лица, показания которого проверяются, так и места производства следственного действия.

Когда предполагается, что в ходе проверки и уточнения показаний на месте может возникнуть необходимость в каких-либо технических работах, напри- мер, выемке большого количестве грунта, или в производстве каких-либо действий в труднодоступных местах, следует обеспечить присутствие при производстве рассматриваемого следственного действия рабочих вспомогательного плана (землекопы, водолазы, сантехники и др.)

Подбор и подготовка необходимых научно-технических и транспортных средств. Проведение инструктажа всех участвующих в производстве следственного действия лиц.

Кроме приглашения лиц, участвующих в проведении проверки и уточнения показаний на месте следователю необходимо подобрать и подготовить тех-

Архив Томского областного суда, УД № 9/2002.

124

нические и научно-технические средства, которые могут быть использованы при производстве данного следственного действия. В первую очередь следует подобрать необходимые средства фиксации хода и результатов следственного действия, проверить их состояние и готовность к работе.

Необходимость использования дополнительных средств фиксации при производстве проверки и уточнения показаний на месте подчеркивается многими авторами1. К используемым в ходе следственного действия научно-техническим средствам относятся видео- и фотоаппаратура, магнитофон, измерительные приспособления, компас, средства работы со следами и т. п. В случае необходимости могут быть подготовлены металлоискатели, а также различные вспомогательные приспособления и инструменты для преодоления преград и действий в необычных условиях и какой-либо упаковочный материал для обнаруженных предметов.

Для фиксации хода и результатов проверки и уточнения показаний на мес- те, по нашему мнению, наиболее целесообразно использование видеозаписи, что подтверждает и практика проведения данного следственного действия. Как свидетельствует проведенное анкетирование следователей, при проведении проверки и уточнения показаний на месте практические работники в полном объеме используют дополнительные средства фиксации. Так, фотосъемку используют 47% опрошенных (85 чел.); видеозапись - 95% (171 чел.); схемы, планы - 24% (43 чел.).

К числу подготовительных действий относится также обеспечение следст- венной группы транспортными средствами. Необходимость в транспорте возникает в том случае, если место производства рассматриваемого следственного действия находится на значительном удалении от следственного органа и следует обеспечить доставку всех участников следственного действия на место его производства, в том случае, если такой удаленности нет, но обвиняемый находится под стражей и есть опасение, что он может совершить побег. Транспорт

См., например, Бахарев Б.М. Указ. соч., С. 57; Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. - М, 1983. С. 34; Хоменко Ф.В. Применение научно-технических средств при проверке показаний на месте // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 6. -Киев, 1969. С. 112; Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. - М, 1990. С. 179 и др.

125

необходим также в том случае, если производство самого следственного действия требует передвижений на значительные расстояния (когда путь, по которому следовал подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, или свидетель в рамках совершенного преступления и который он показывает, очень длинен или когда места, которые он указывает значительно удалены друг от друга и передвижение участников следственного действия пешком невозможно или потребует слишком много времени). Выбор транспортного средства должен быть обусловлен не только его вместимостью, но и возможностью в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте вести удобный обзор окружающей обстановки и производить видео- и фотосъемку.

Вариантов использования транспорта в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте два. Во-первых, транспортное средство может быть необходимо только как средство перевозки участников проверки и уточнения показаний на месте к месту, где будет проводиться следственное действие и поездка не будет входить в его состав, а будет рассматриваться как техническая операция в рамках организации следственного действия1. В этом случае следует доставить участников следственного действия в какое- либо определенное место, с тем, чтобы к месту производства проверки и уточнения показаний на месте они могли пройти пешком по пути, который будет указывать лицо, чьи показания проверяются. При такой организации следственного действия у подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля впоследствии не будет оснований заявлять впоследствии, что данное место указал не он сам, а его привез туда следователь. И, во-вторых, транспорт может быть использован в процессе самого следственного действия для перевозки его участников по маршруту, указанному лицом, показания которого проверяются. В этом случае сама поездка от исходного пункта до конечного пункта составляет часть производимого следственного действия и должна быть организована, так, чтобы она удовлетворяла всем необходимым процессуальным требованиям и тактическим рекомендациям, предъявляемым к данному следственному действию.

1 См.: Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч., С. 34.

126

Транспортные средства могут также понадобиться и в случае, если в ходе следственного действия предполагается обнаружение громоздких и тяжелых объектов или трупа и последующая транспортировка их в другое место1.

Непосредственно перед началом проверки и уточнения показаний на месте следователь должен объяснить всем участникам их права и обязанности и порядок производства следственного действия (ч. 5 ст. 164 УПК РФ). Все лица, участвующие в следственном действии, должны быть своевременно оповещены о дне, месте, и времени производства проверки и уточнения показаний на месте. В назначенное время следователь проверяет, все ли участники предстоящего следственного действия явились, а также наличие необходимых технических и транспортных средств. Далее следователю следует провести инструктаж всех присутствующих относительно порядка проведения предстоящего следственного действия.

При проведении инструктажа участникам проверки показаний на месте объясняется сущность и порядок проводимого следственного действия, их права и обязанности. В ходе инструктажа следователю необходимо обратить внимание участников на ряд существенных правил и тактических приемов предстоящего следственного действия. Во-первых, основная часть проверки и уточнения показаний на месте состоит в том, что лицо, чьи показания проверяются, двигаясь впереди остальных участников следственного действия, само определять направление движения и указывает на особенности, которые отличают данное место от других, показывая, где и какие объекты находились во время развития тех событий, о которых оно давало показания, а в необходимых случаях, с согласия следователя, производить и опытные действия. При этом следователю необходимо обговорить с этим лицом условия его передвижения по месту преступного события и рассказа о происшедшем (правило свободного рассказа, без дополнительных вопросов со стороны следователя, правила подачи сигналов, например, о повороте транспортного средства и т.д.). Во- вторых, все возникающие в процессе проведения проверки показаний на месте организационные вопросы вправе решать только следователь. Так, по уголовному делу по обвинению Б. в А. в убийстве и заранее не обещанном укрывательстве

См.: Хлынцов М.Н. проверка показаний на месте. - Саратов, 1971. С. 76.

12Т-

особо тяжкого преступления следователь при составлении протокола проверки и уточнения показаний на месте непосредственно во вводной части протокола (назвав следственное действие дополнительным осмотром места происшествия с участием обвиняемого) указал порядок, который следует соблюдать участникам следственного действия - «- направление движения в машине и пешком указывает обвиняемый; - при перемещении на местности впереди всех находится обвиняемый, следом идут следователь и понятые; - специалист по видеозаписи занимает места, наиболее удобные для производства видеозаписи; - все вопросы задаются только с разрешения следователя; - выдвижение по маршруту будет осуществляться на автомашине (марка и номер автомобиля) , водитель (Ф.И.О. водителя)»1.

Также следователю необходимо довести до сведения всех участников след- ственного действия процессуальное правило о недопустимости вмешательства и наводящих вопросов в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте (ч. 2 ст. 194 УПК РФ). В том случае, когда по ходу действия у его участников возникают вопросы к лицу, чьи показания проверяются, задавать их можно только с разрешения следователя. Понятым, в соответствии с требованиями ст. ст. 164, 170 УПК РФ, разъясняются их права и обязанности, особо обращается внимание на необходимость тщательно наблюдать за всеми действиями лица, показания которого проверяются, фиксировать последовательность совершаемых действий и даваемых им пояснений. В дальнейшем, в случае возникновения необходимости допроса понятых, чтобы они могли подтвердить добровольность действий лица, показания которого проверялись, воспроизвести последовательность его действий на месте преступного события.

Водителю транспортного средства разъясняется необходимость, насколько это возможно с учетом правил дорожного движения, следовать указаниям лица, показания которого проверяются, в отношении порядка движения, производства остановок, поворотов и других действий автомобиля. Специалистам указывается на необходимость в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте действовать по указаниям следователя и разъясняется право обращать внимание следователя на те или иные обстоятельства, связанные с

Архив Томского областного суда, УД № 9/2002.

128

местом, где проходит следственное действие, с объектами и предметами, рас- положенными в данном месте, с процессом самого следственного действия, относящиеся к сфере их компетенции, и касающиеся особенностей обнаружения, фиксации и изъятия следов и других вещественных доказательств, а также право давать в таких случаях необходимые советы следователю. Техническим работникам разъясняется порядок и правила фиксации хода и результатов проверки и уточнения показаний на месте, с учетом схемы «опорных пунктов». При производстве данного следственного действия поочередно с несколькими лицами, называющими одни и те же места и объекты, видео- и фотосъемку следует вести с одних и тех же позиций, чтобы было ясно, что на снимках изображены одни и те же объекты1.

Из вышеописанного можно видеть, сколько вопросов и проблем необходимо решить следователю прежде, чем провести само следственное действие, поэтому подготовка к производству проверки и уточнения показаний на месте является важным этапом в проведении самого следственного действия и от ее правильного и научного подхода в большей степени зависят ход и результаты непосредственно проверки и уточнения показаний на месте.

2.2. Тактико-психологические особенности проверки и уточнения

показаний на месте

Успех проведения проверки показаний на месте не в последнюю очередь определяется степенью понимания следователем психологии поведения проверяемого. Результаты анкетирования показали, что подавляющее большинство следователей занимаются проработкой тактических вопросов проверки и уточнения показаний на месте, оставляя без внимания психологический аспект данного следственного действия. Из всех опрошенных только 8 чел. (4 %) отметили, что всегда определяют для себя психологические характеристики личности

1 См.: Леви А.А., Горинов Ю.А. Указ. соч., С. 56.

129

лица, показания которого проверяются, 63 % (116 чел.) делают это по мере не- обходимости, тогда как выяснение психологических характеристик является, по нашему мнению, непременным условием для эффективной работы следователя с подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем. Такой подход прак- тических работников правоохранительных органов к психологическому аспекту проверки и уточнения показаний на месте объясняется, на наш взгляд, отсутствием доступных для рядового следователя практических рекомендаций психо- логического характера.

Имея представление о характере проверяемого, психологических особенностях его восприятия, детерминантах поведения, следователь может с большей эффективностью решать следующие задачи:

  • отбор вопросов, требующих проверки и уточнения;
  • определение последовательности проведения проверки и уточнения показаний на месте;
  • определение адекватных мер безопасности проведения проверки и уточнения показаний на месте.
  • Работа над получением сведений о характере и психологических особенностях личности проверяемого лица должна вестись на основе определенной системы, позволяющей упорядочить информацию, получаемую следователем в ходе расследования уголовного дела. Как в криминалистике в целом, так и в криминалистической тактике, в частности, одним из аспектов изучения личности участников уголовного процесса является их типология. Необходимость подобной типологии очевидна: она позволяет вычленить и исследовать психологические особенности, обусловливающие в свою очередь особенности в поведении лиц, относящихся к определенному типу в целях построения тактики того или иного следственного действия, проводимого с участием данного лица.

Разработанной собственно криминалистической типологии личности на сегодняшний день не существует, хотя в последние годы и предпринимаются попытки к ее созданию . По этой причине в криминалистике широко применя-

ем., например, Мезинов Д.А. Преступная мотивация как основание криминалистической классификации преступников // Правовые проблемы укрепления российской государствен- ности. Сб. статей. Ч. 6 / под ред. В.А. Уткина. - Томск, 2000. С. 238-247.

130

ются типологии, разработанные и применяемые в криминологии и общей психологии.

В криминологии вопрос о классификации преступников решался преиму- щественно в уголовно-правовом и пенитенциарном аспектах.

Рассматривая данный вопрос с указанных позиций М. Д. Шаргородский в свое время писал: «в основу классификации должны быть положены: 1. физиологические критерии: а) пол, б) возраст, в) болезнь; 2. социальные критерии: а) стойкие рецидивисты, б) лица, совершившие преступления в первый раз и приравненные к ним». Эти положения позднее были развиты Н. А. Беляевым, который помимо учета таких критериев, как возраст, пол, тяжесть преступления, и повторность, разделил преступников на такие группы: 1. а) особо опасные государственные преступники, б) совершившие все иные преступления, 2. а) лица, совершившие преступления умышленно (- корыстные преступления, - преступления простив личности, - хулиганство, - некорыстные преступления по должности), б) лица, совершившие преступления по неосторожности»1.

Основным недостатком изложенных типологий для использования их в криминалистике является тот факт, что их основу составляют положения, характеризующие непосредственно личность лица, его совершившего, без учета связи лица с преступным событием.

В общей психологии разработано огромное количество типологий лично- сти, рассмотреть которые в рамках настоящей работы не представляется возможным .

Большую известность и широкое применение получила типология, пред- ложенная К.Г. Юнгом. На наш взгляд, данная типология выгодно отличается от иных тем, что она может быть эффективно использована для достижения задач, стоящих перед криминалистической тактикой.

Классификации приводятся по книге Личность преступника / под ред. В.Н. Кудрявцева, Н.И. Кондрашкова, Н.С. Лейкиной и др. - М, 1975. С 47.

2 Основные типологии, используемые в настоящее время в психологии можно разделить на четыре группы: типологические модели социальных характеров (Э. Фромм, Э. Шостром, Б.С. Братусь), типологические модели акцентуаций характера и психопатий (К. Леонгард, А.Е. Личко, П. Б. Ганнушкин), психоаналитические типологические модели (А. Лруэн) и типологические модели индивидуальных характеров (Э. Кречмер, У. Шелдон, К. Г. Юнг). См., например, Психология и психоанализ характера. Хрестоматия по психологии и типологии характеров / под ред. Д.Я. Рацгородского. — Самара, 1997. С. 640.

131

Во-первых, модель К.Г. Юнга связана с движением психологической энер- гии и воплощена в определенном специфическом направлении, на которое тот или иной человек более привычно ориентируется в мире, в то время как более ранние классификации строились на основе наблюдений за темпераментом или эмоциональными поведенческими образами1. В основу большинства существующих типологий в качестве основания деления положены те или иные психологические свойства. Но, поскольку их существует огромное количество, говорить об исчерпанности и полноте подобных типологий не приходится. Преимущества же типологии К.Г. Юнга в том, что в ее основу положен такой критерий как направленность сознания. Это дало ему возможность построить достаточно полную типологию.

Во-вторых, многие типологии, как правило, ограничиваются описанием поведения людей и классификацией этого поведения. К.Г. Юнг, выделив типы здоровых людей, что тоже характерно не для всех классификаций, попытался определить структурные различия в их восприятии и мышлении, а также в каких склонностях, способностях эти структуры проявляются, к каким жизненным осложнениям приводят.

В-третьих, К.Г. Юнг отмечал, что каждый человек обладает обоими меха- низмами: экстраверсией и интроверсией, и только относительный перевес одного или другого определяет его тип, то есть ту привычную установку, в которой один механизм постоянно господствует, не будучи в состоянии полностью подавить другой, так как он необходимо принадлежит к психической деятельности жизни. Поэтому никогда не может существовать чистый тип в том смыс-ле, что он полностью владеет одним механизмом при полной атрофии другого .

Эти два психологических типа, которые выделил К.Г. Юнг, и обозначил через понятия: интровертный и экстравертный, являются общими типами установки, отличающиеся друг от друга направлением своего интереса к внешнему миру3. В условиях психологически благоприятного климата внешняя активность таких индивидов почти не различается. При увеличении психологическо-

См.: Шарп Д. Типы личности. Юнговская типологическая модель. - СПб., 1996. СП.

2 См.: Аугустинавичуте А. Соционика. Введение. - СПб., 1998. С. 28.

3 См.: Юнг К.Г. Психологические типы. — М, 1997. С. 580.

132

го дискомфорта одни из них как бы «уходят в себя» - интровертируются, другие же, наоборот, становятся заметно активными — «экстровертируются».

Для более полного описания всех различий в отношении людей к миру К.Г. Юнгом были предложены, дополнительно к указанным выше психологи- ческим типам, четыре психологические функции: мышление, чувство, ощущение, интуиция. Функции подразделялись на рациональные и иррациональные, основные и вспомогательные, подчиненные1.

Наличие каждой из вышеназванных функций само по себе будет недоста- точно для понимания как того, что происходит вокруг нас, так и осознания нас самих. Для этого необходимо сочетание всех четырех функций. Для полной ориентации все четыре функции должны сотрудничать на равных: мышление облегчает познание и суждение, чувство говорит нам в какой степени и как та или иная вещь является для нас важной или не является таковой, ощущение должно передавать нам с помощью зрения, слуха, вкуса и т.д. сведения о конкретной реальности, а интуиция позволяет угадывать нам скрытые возможности в подоплеке происходящего, поскольку эти возможности также принадлежат целостной картине данной ситуации2.

Условия существования человека в обществе не способствуют одновре- менному развитию всех его психологических функций. Социальные требования ведут к тому, что человек, прежде всего, выделяет ту из своих функций, к которой он или от природы более одарен, или которая дает ему самые очевидные реальные средства для достижения социального успеха. Очень часто, почти регулярно, человек более или менее всецело отождествляет себя с функцией, поставленной в наиболее благоприятные условия и поэтому более развитой. Функция, которая оказывается наиболее развитой, является основной или ведущей3.

Для того чтобы определить с интровертным или экстравертным типом, ин- тровертной или экстравертной установкой мы имеем дело, прежде всего, необходимо выяснить направление интереса индивида. Если оно движется в сторону объекта, т.е. человек ориентируется по факторам объективной реальности,

1 См.: Юнг К.Г. Психологические типы. — М., 1997. С. 592.

2 См.: Юнг К.Г. Указ. соч., С. 618.

3 См.: Юнг К.Г. Указ. соч., С. 548.

133

получаемым из внешней среды, то с уверенностью можно говорить об экстра-вертной установке. Когда же она является столь привычной, что все действия обусловливаются субъективными обстоятельствами, а личные побуждения не подвергаются сколько ни будь возможной критике, то перед нами интроверт-ный тип.

Экстраверт, несмотря на то, что мотивы его поведения, решения опреде- ляются объективными условиями, имеет собственные, субъективные взгляды, но даже они подчинены объективной реальности внешнего мира, т.е. они продиктованы ему теми нормами, которые существуют в обществе. Поскольку же эти стандарты имеют склонность к изменениям, то и позиция экстраверта имеет гибкую структуру, способность приспосабливаться к новым моделям. Безусловно, что экстраверсия является полезным свойством, качеством в общественных ситуациях, в реагировании на требования внешней среды. Ее сила и в способности к подстраиванию к внешним факторам. Однако имеет она и слабые стороны. «Опасность для экстраверта заключается в том, что он вовлекается в объекты и совершенно теряет в них себя самого. Возникающие вследствие этого функциональные (нервные) или действительно телесные расстройства имеют значение компенсаций, ибо они принуждают субъекта к недобровольному при- нуждению»1.

Юнг, изучая более двадцати лет эту проблему, заметил что экстраверты - это люди, склонные к истерии, которая является наиболее частой формой психических расстройств. Выражается это, как правило, в преувеличенном отношении к людям, а также в подражательной приноравливаемости к обстоятельствам. Характерная особенность истерического существа - постоянная тенденция делать себя интересным и вызывать впечатление у окружающих, а как результат этого - поразительная внушаемость и восприимчивость к воздействию, идущему от других. Эти люди интересны и общительны, но при этом склонны к сообщению абсолютно невероятных и фантастичных историй (истерическая ложь). Экстраверт склонен жертвовать внутренней реальностью во имя внешних обстоятельств. Это не проблема, пока экстраверсия не доходит до крайности. По мере того, как субъективные потребности подавляются все больше и

1 Юнг К.Г. Указ. соч., С. 409.

134

больше, постепенно набирающая силу бессознательная энергия работает на подрыв сознательной установки. Опасность заключается в том, что экстраверт, настроенный на потребности других людей, может стать полностью индифферентным. Конечная драма может принять объективную форму, когда внешняя деятельность экстраверта станет неблагоприятной, либо субъективную, когда может произойти нервный срыв, поскольку влияние бессознательного парализует сознательное действие.

Отличительной чертой интроверсии является ориентация на внутренние личностные факторы. Конечно, интровертное сознание осведомлено о внешних условиях, но в основе любой деятельности, ее мотивации лежит субъективный фактор, под которым К. Г. Юнг понимает тот психологический акт или ту реакцию, которые сливаются с воздействием объекта — в новое психическое состояние. Субъективность представляется, как реальность, прочно основанная на опыте и традиции, так и ориентацией по отношению к объективному миру, т.е. интроверт не менее нормален, чем экстраверт. Интроверт держится в стороне от внешних событий, не вступает в них, сохраняет отчетливую неприязнь к обществу, как только оказывается среди большого количества людей. В большом собрании он чувствует себя одиноким и потерянным. Он - человек необщительный. Он легко становится недоверчивым, своевольным, часто страдает от неполноценности чувств и по этой причине всегда завистлив. Его собственный мир — это безопасная гавань, заботливо выращенный за крепкой стеной сад, закрытый для публики и спрятанный от любопытных глаз. Самым лучшим остается своя собственная компания1.

В той степени, в какой сознание оказывается субъективированным, а эго делается чрезмерно важным, в бессознательном накапливается компенсаторное подкрепление объективного влияния. Личность в данной психологической ситуации истощает себя оборонительными мерами, делая попытку утвердиться — навязать свою волю объекту. Это отнимает огромное количество энергии для поддержания внутренней борьбы, в результате чего интроверты подвержены психастении.

1 Юнг К.Г. Психологические типы. — М., 1997. С. 654.

135

Нами использована именно первичная классификация интроверсии- экстраверсии, разработанная К. Г. Юнгом, вследствие ее простоты и незатребо-ванности глубоких знаний в области психологии, что, на наш взгляд, крайне значимо для ее применения практическими работниками правоохранительных органов. Детализация же тактических приемов, учитывая последующие классификации К. Г. Юнга, представляется нам громоздкой и рекомендуется в большей степени для научного анализа, нежели для прикладного использования.

Использование такой типологии практическими работниками правоохра- нительных органов при производстве проверки и уточнения показаний на месте позволит, на наш взгляд, повысить ее результативность. Следователю, в рамках подготовки к производству данного следственного действия необходимо определять тип лица, показания которого планируется проверить, что в последствии поможет и при установлении психологического контакта, и при выяснении достоверности полученной в ходе рассматриваемого следственного действия информации.

Наиболее точные результаты в ответе на вопрос об экстравертированности - интровертированности личности можно получить путем психологического тестирования интересующего лица. Но проведение тестирования в процессе расследования преступления зачастую не возможно по различным причинам -организационным, ситуационным и другим. Поэтому, представляется, что в условиях предварительного расследования наиболее подходящим будет использование для этих целей наблюдения и биографического исследования интересующего лица.

Во время наблюдения и биографического исследования следует обращать внимание на внешние черты, характерные для поведения экстраверта или интроверта (таблица 2). Определение того, с интровертным или экстравертным типом личности мы в конкретном случае имеем дело, какая установка у интересующего нас лица является доминирующей, преобладающей, позволит в дальнейшей работе с таким человеком использовать основные черты и характеристики его типа для оказания воздействия на такое лицо и получения действенных результатов в работе с ним.

136

Таблица 2. Экстраверт Интроверт Общителен, имеет много знакомых, но круг их быстро меняется. Легко знакомится и легко расстается, если отношения не сложились Знакомых не много, круг их стабилен и устойчив на протяжении значитель- ного времени. С трудом входит в новые контакты. Речь живая и эмоционально насы- щенная (тональность фраз меняется, плавный переход из одного мимического состояния в другое). Речь спокойная, слабо эмоционально окрашена. Ориентирован на то, что происходит вне его. Открыт всему, происходящему вокруг Ориентирован на свои ощущения, мысли, впечатления от того, что вне его. Старается отгородиться от обилия новой информации. Много увлечений (довольно часто меняющихся). Увлечения устойчивы. Очень разговорчив. Молчалив. Подвижная кинетика. Жестикуляция слабо выражена. Любит действия, инициативен. Задумчив, молчалив, внешне спокоен. Переносит болезни на ногах (можно определить, посмотрев больничную карту). При первой опасности заболеть сразу обращается к врачу и болеет согласно предписанного режима. Легкая переключаемость с темы на

тему. Зацикленность на определенной теме, тяжелое переключение с темы на тему. Может признать свое поражение в споре (признать правоту оппонента). С трудом признает свое поражение в споре, спорит до конца. Поддерживает мнение большинства. Имеет собственное мнение, которое часто может обличаться от мнения большинства. Кроме того, одна из проблем при восстановлении следователем картины преступления - это проблема правильности восприятия, запоминания и воспроизведения информации о событии его свидетелями и участниками, что особен-

137

но актуально для вербальных следственных действий, т. е. следственных действий, в основе которых лежит метод расспроса. Значительную же часть в объеме такого комплексного следственного действия как проверка и уточнение показаний на месте, как уже рассматривалось ранее, занимает получение вербальной информации.

Криминалистическая литература, основываясь на фундаментальных иссле- дованиях психологической науки1, традиционно выделяет три этапа формирования показаний - стадию восприятия, стадию запоминания и стадию воспро-изведения . Еще Ганс Гросс в свое время писал - «функция памяти бывает троякая: 1. Восприятие должно оставлять известное впечатление. 2. Это впечатление может быть восстановлено. 3. Восстановленное должно быть тождественным с воспринятым» .

Психика человека в целом единообразна. И первоначальное восприятие человеком события идет на эмоциональном уровне, т. е. в ответ на какие- либо внешние раздражители первичной реакцией является эмоциональная реакция человека, затем следует интеллектуальная оценка. При воспроизведении события также господствуют эмоции, т. е. вначале срабатывает эмоциональная память человека4. В процессе раскрытия и расследования преступления следователю необходимо различать эти три этапа в получении личностной информации, разграничивать эмоциональное и интеллектуальное восприятие в рассказе лица, и, при воспроизведении таким лицом информации о преступном событии,

См., например, Грановская P.M. Элементы практической психологии. - СПб., 1997. С. 27- 140; Ковалев А.Г. Психология личности. — М., 1969. С. 23-175; Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - СПб., 1998. С. 163-295.

Более подробно о запоминании и формировании показаний см., например, Алексеев A.M. Понятие свидетеля-очевидца, значение и особенности его показаний // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 10. — М., 1969. С53-64; Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. - М., 1973; Исследование памяти. - М., 1990.

3 Гросс Г. Указ. соч., С. 93.

4 Ганс Гросс отмечал, что «вторая функция памяти есть воспроизведение. Правильность ее зависит от того, насколько (хорошо или плохо) раз воспринятое вновь появляется в созна нии, и как пополнялись оказавшиеся пробелы. Эти пополнения могут быть сделаны вполне исправно путем аналогии, или же ошибочно вследствие участия фантазии, или же, наконец, пробелы могут остаться совершенно не пополненными. Следующей по времени функцией памяти является функция установления тождества между первым впечатлением и продуктом воспроизведения, причем в соображение принимается, действительно ли и в какой мере одно покрывает другое». Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей и жан дармской полиции. - Смоленск, 1895. С. 94.

138

определять ошибку в логической цепочке припоминания события преступления свидетелем, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым.

При восприятии какого-либо объекта (события) в рамках преобразования информации, поступающей из внешней среды формируется образ воспринимаемого объекта, с которым и оперируют в дальнейшем внимание, мышление, эмоции, память. Такой образ представляет собой субъективную форму воспринимаемого объекта (события), потому как уже «в процессе формирования образа на него воздействуют установки, интересы, потребности и мотивы личности, определяя его уникальность и особенности эмоциональной окраски»1. Восприятие как форма познания действительности обладает рядом специфических характеристик, оказывающих свое влияние на процесс формирования образа воспринимаемого объекта (события) .

Причины, по которым получаемая в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте информация о преступном событии, свидетелем или участником которого было проверяемое лицо, не в полной мере отражает картину произошедшего, могут быть различны. Во-первых, к ним следует отнести пробелы и искажения, являющиеся следствием неполноты восприятия общей картины преступного события, которые вызываются различными причинами и могут восполняться лицом по разному (в общем виде это можно представить в виде схемы — приложение 1.). Во-вторых, к таким причинам относятся особенности процесса запоминания всей картины преступления, неполнота которого также может быть обусловлена целым рядом различных факторов, оказывающих в дальнейшем влияние на воспроизведение отложившейся в памяти человека информации о преступном событии. «В подавляющем большинстве случаев, воспринимая то или иное событие или происшествие, очевидцы и иные сви-

1 Грановская P.M. Элементы практической психологии. — СПб., 1997. С. 30.

2 P.M. Грановская относит к таким характеристикам константность, предметность, целост ность и обобщенность. См.: Грановская P.M. Элементы практической психологии. - СПб., 1997. С. 30. С.Л. Рубинштейн указывал также на существенность для восприятия: сопостав ления, сверки образа, возникающего в индивидуальном сознании, с предметом, содержание — свойства, признаки - которого выявлены общественным опытом, зафиксированным в значе нии обозначающего его слова; единства целого и частей, так как «восприятие целого факти чески определяется восприятием частей - не всех без различия, а основных, господствующих в данном конкретном случае»; относительной независимости в восприятии формы от содер жания, и, в то же время, в восприятии «формы некоторого содержания». См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - СПб., 1998. С. 227-232.

139

детели не ставят себе специальной цели запомнить воспринятое. Случаи, когда свидетель ставил себе такую цель в момент восприятия или непосредственно после него, в следственной практике весьма редки»1. Кроме того, на процесс запоминания могут оказывать влияние многие другие факторы, в том числе избирательность и целенаправленность запоминания. Даже если допустить, что очевидцы во всех случаях осознают возможность последующей дачи показаний и ставят себе цель запомнить воспринятое, то и в этом случае они могут отчетливо воспринять и запомнить только часть события, главную или наиболее значимую, с их точки зрения. Второстепенные, по их мнению, детали они все равно вряд ли запомнят. А так как в процессе расследования значимой может оказаться любая деталь события, то и в показаниях, сформировавшихся в условиях как целенаправленного, так и произвольного запоминания, всегда будут эле- менты, зафиксированные в памяти непроизвольно , причем, как правило, к непроизвольным факторам, отложившимся в памяти человека, относится именно эмоциональный фон события. Степень эмоционального переживания, связанная с восприятием события происшествия или преступления, также оказывает довольно сильное влияние на процесс запоминания и может «отрицательно сказаться на его полноте и правильности. Из воспринятого могут выпасть отдельные элементы, иногда весьма существенные, отсутствие которых при воспроизведении дает неправильную картину всего события в целом»3.

И, в-третьих, пробелы и искажения могут быть вызваны особенностями воспроизведения лицом информации о преступном событии. На этом этапе влияние на полноту и достоверность информации оказывает ряд факторов. В первую очередь это добросовестность лица, показания которого проверяются. Лицо может сознательно утаивать или искажать информацию о преступном событии или добросовестно заблуждаться относительно отдельных деталей преступного события. Также на процессе воспроизведения сказываются психологические, физиологические и интеллектуальные характеристики лица, показания которого проверяются. Лицо может неправильно оценивать важность, значимость, последовательность отдельных деталей и фрагментов преступного со-

1 Алексеев A.M. Указ. соч., С. 25.

2 См.: Исследование памяти. - М, 1990. С. 126.

3 Алексеев A.M. Указ. соч., С. 27.

140

бытия, например, в рассказе пропускать несущественные моменты. Это могут быть также особенности речи (говорит коротко, только по существу), интеллектуальные (образовательные) особенности (не понял то, что видел или не хватает словарного запаса рассказать), физиологические (состояние алкогольного опьянения) и др.

Особенности процесса запоминания и воспроизведения информации должны учитываться следователем при производстве вербальных следственных действий. Все эти факторы значительно затрудняют задачу получения достоверной и полной информации по делу от свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых. И проверка и уточнение показаний на месте, обладая значительными возможностями по воздействию на лицо с целью оптимизации процесса припоминания отдельных фрагментов и деталей преступного события, свидетелем или участником которого он являлся, позволяет оказать помощь следствию в разрешении проблемы получения полной и достоверной информации по уголовному делу.

Важное значение на стадии воспроизведения информации с учетом ска- занного имеет понятие «последействия» - одно из главных понятий психоанализа Фрейда1. Основываясь на положениях ассоциативной теории психической деятельности2 можно утверждать, что применительно к целям рассматриваемого нами следственного действия оно означает, что психотравмирующее событие (частным случаем которого является преступление), заново переживается под влиянием какого-то нового жизненного события, которым также может быть помещение лица в место, где происходило первоначальное событие.

Обращаясь вновь к родоначальнику криминалистики Г. Гроссу, мы можем найти в его работе аналогичные рассуждения, где автор говорит о том, что необходимо вернуться в то место, где тебя посетила мысль, которую ты впоследствии забыл, либо где ты был свидетелем события, подробности которого впоследствии трудно вспомнить. «В таких случаях, когда для дела весьма ценно точное припоминание событий свидетелем, не остается ничего другого, как перенести свидетеля в те же условия, при которых он получил известные, забы-

Изложение теории психоанализа 3. Фрейда см., например, Хьелл Л., Зиглер Д. Теории лич- ности. - СПб., 1997. С. 110-138 2 См., например, Спенсер Г., Циген Т. Ассоциативная психология. - М., 1998.

141

тые им, факты» . Помещением человека в условия, где происходило преступное событие, решается задача повышения достоверности эмоционального воспроизведения события. Повышается эмоциональная достоверность показаний процессуального лица, увеличивается объем информации, как о самом преступлении, так и о личности проверяемого.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что проверка и уточнение показаний на месте является действенным средством оказания психологического воздействия на лицо для возбуждения эмоциональной, а затем, по цепочке и интеллектуальной памяти человека с целью получения более полной и достоверной информации о происшедшем. Эмоциональная память в этом случае выступает самостоятельным объектом исследования.

Использование и учет данных рекомендаций и выводов при производстве проверки и уточнения показаний на месте может служить гарантией получения более достоверной и полной информации о случившемся, так как рассказ о преступлении на месте преступления способствует более глубокому припоминанию деталей происшедшего, возбуждению ассоциативных связей, восстановлению целостной картины преступления, воспроизведению его эмоционального фона, что может позволить следователю не только представить себе полную картину преступления, обнаружить новые вещественные доказательства, но и способствовать пониманию реальных причин и мотивов, которыми руководствовался преступник, установлению с ним положительного эмоционального контакта для дальнейшего проведения других следственных действий (допроса, очной ставки). Кроме того, пребывание подозреваемого, обвиняемого на месте преступления может также способствовать оказанию психологической помощи следователю по преодолению негативной позиции и конфликтного настроя у данных лиц как при организации и проведении проверки (получение согласия от лица на проведение проверки, решение вопроса о том, с какой целью лицо идет на проверку - дать полные и правдивые показания, либо, например, удостовериться, что известно следователю о деле), так и для расследования в дальнейшем.

1 Гросс Г. Указ. соч., С. 97.

142

Анализ изложенного позволяет утверждать, что одной из основ получения действенных результатов при производстве проверки и уточнения показаний на месте является узнавание как процесс восстановления в памяти ранее воспринимавшегося лицом, показания которого проверяются, материала. Объясняется это ассоциативными свойствами нашей памяти1. Можно смело утверждать, что никакое другое следственное действие не представляет таких возможностей для активизации памяти лица, как проверка и уточнение показаний на месте. И в настоящее время существует необходимость более углубленного изучения психологии личности и возможностей ее эмоциональной сферы применительно к данному следственному действию.

2.3. Тактические приемы производства проверки и уточнения показаний

на месте

В каждом случае тактика производства проверки и уточнения показаний на месте имеет ряд особенностей, которые зависят от задач, поставленных следователем перед конкретным следственным действием, от личностных характеристик лица, показания которого планируется проверить, от его процессуального положения, от особенностей места предстоящей проверки и уточнения показаний на месте и ряда других аспектов. Своей спецификой обладает также производство этого следственного действия с целью проверки показаний нескольких лиц в отношении одних и тех же обстоятельств.

Сущность «всякого тактического приема заключается в том, что это науч- ная рекомендация, рассчитанная на то, что следователь, исходя из оценки ситуации, из обстоятельств дела, из особенностей психики людей, во взаимодействии с которыми проводится следственное действие, выбирает тактический

Ассоциация - форма связи двух или нескольких психических процессов (ощущений, представлений, мыслей, чувств, движений и др.), выражающаяся в том, что возникновение одного из них стимулирует появление другого или нескольких. Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психиатрических терминов. - Ростов-на-Дону, 1996. С. 61.

143

прием, который является наиболее целесообразным для данного случая» . И, тем не менее, у каждого следственного действия существует определенная совокупность тактических приемов, присущих именно этому следственному действию и применяемых каждый раз при его производстве (как, например, такти-ческий прием свободного рассказа при допросе ).

В комплексе тактических приемов, используемых в ходе проверки и уточнения показаний на месте, по нашему мнению, также целесообразно выделить группу общих тактических приемов по оптимизации процесса производства данного следственного действия. Общий «тактический рисунок» проверки и уточнения показаний на месте рассматривался в криминалистической литературе3, причем некоторыми авторами были составлены схемы оптимального производства данного следственного действия .

Не повторяя, не копируя уже изложенный в литературе механизм проведения и фиксации данного следственного действия, хотелось бы остановиться на некоторых наиболее важных элементах проверки и уточнения показаний на месте, использование которых необходимо и возможно в ходе ее производства и фиксации хода и результатов:

  • Тактические приемы по установлению психологического контакта и получения добровольного согласия лица на участие в проверке и уточнении показаний на месте.

Механизм производства данного следственного действия чрезвычайно «энергоемок» по своим тактическим, психологическим и техническим характеристикам и следователю уже на предварительном допросе целесообразно нейтрализовать все негативные факторы процесса воспоминания проверяемого лица на месте проверки и уточнения показаний на месте. Поэтому установление

Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. -М, 1984. С. 22.

2 В соответствии с УПК РСФСР тактический прием свободного рассказа был закреплен в ка честве процессуального правила. Нормы УПК РФ такого правила не содержат.

3 См., например, Колдин В.Я. Следственный эксперимент и проверка показаний на месте.

М., 1963. С. 52-73; Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. - М., 1966. С. 36-49; Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте. - Саратов, 1971. С. 79-89.

4 См., например, Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Указ. соч., С. 34-35; Подголин Е.Е. Такти ка следственных действий. - Л., 1986. С. 74-75.

144

психологического контакта является обязательным в процессе предварительного допроса лица, показания которого планируется проверить. Вопрос о необходимости получения согласия лица, показания которого планируется проверить, независимо от его процессуального положения является дискуссионным в криминалистической литературе. По нашему мнению получение согласия субъекта уголовного судопроизводства, показания которого планируется проверить, является необходимым элементом данного следственного действия. Процессуальный аспект такого согласия рассмотрен нами ниже, хотелось бы только отметить, что следователю необходимо получить такое согласие на предварительном допросе.

  • Тактика порядка движения всех участников проверки и уточнения пока- заний на месте в ходе ее производства. Так как основным, ведущим лицом при производстве данного следственного действия выступает лицо, показания которого проверяются, порядок передвижения строится по следующей схеме: первым идет лицо, показания которого проверяются, за ним понятые, следователь и затем все остальные участники следственного действия. При передвижении в ходе проверки и уточнения показаний на месте в транспортном средстве допрошенное лицо должно находиться рядом с шофером, чтобы указывать ему направление движения . В любом случае обязательно должно соблюдаться правило о том, что понятым следует находиться в непосредственной близости от лица, показания которого проверяются, чтобы слышать и наблюдать все его слова и действия. Кроме того, если проверка и уточнение показаний на месте проводится с обвиняемым, подозреваемым, следователю необходимо принять меры, исключающие побег такого лица, установление связи с неизвестными правоохранительным органам лицами или попытки уничтожить следы преступления, еще не обнаруженные оперативными работниками3.
  • Тактический прием свободного рассказа, в настоящее время обладающий статусом процессуального правила (ч. 4 ст. 194 УПК РФ) с которого начи-
  • Вопрос об установлении психологического контакта довольно подробно рассматривается в криминалистической литературе. См., например, Васильев А.Н. Следственная тактика. - М., 1976. С. 89-112; Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. - М, 1998. С. 40-47.

2 Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 81.

3 Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. Лекция. - М, 1961. С. 20.

145

нается проверка и уточнение показаний на месте. Использование такого тактического приема выражается в том, что лицу, показания которого проверяются, предоставляется инициатива и свобода в выборе маршрута передвижения, в на- правлении движения, в демонстрации различных действий1.

Тем не менее, организующей и направляющей силой в этом следственном действии, как и в любом ином, выступает следователь, и самостоятельность проверяемого лица ограничена усмотрением следователя. В начале проверки и уточнения показаний на месте следователю необходимо разъяснить лицу, показания которого проверяются, (как, впрочем, и все остальным участникам) цель данного следственного действия и организационный порядок его производства. В дальнейшем, предоставляя проверяемому лицу свободу, именно следователь осуществляет общее руководство процедуры производства следственного действия (определяет начало маршрута, корректирует показания лица, если проверяемое лицо отклоняется в своем рассказе в сторону от преступного события или вдается в излишние детали и подробности и т.д.).

  • Правило невмешательства следователя в процесс дачи показаний проверяемым лицом с возможностью задать вопросы только после окончания рассказа лица о произошедшем. В ч. 2 ст. 194 УПК РФ закреплена недопустимость какого-либо постороннего вмешательства и наводящих вопросов в ходе проверки и уточнения показаний на месте.

Тем не менее, следователь может вмешаться в ход свободного рассказа лица, показания которого проверяются, в случае необходимости детализации его показаний. В случае слишком общих показаний о проверяемых обстоятельствах следователь предлагает лицу, чьи показания проверяются, дать более подробные объяснения. Раздельно и последовательно должны быть получены детальные объяснения, связанные с определенным участком местности; с теми или

Чрезвычайную важность предоставления проверяемому лицу самостоятельности в ходе из- ложения известных ему фактов о преступном событии, в месте совершения которого он на- ходится подчеркивают все авторы, в той или иной мере обращавшиеся к изучению проверки и уточнения показаний на месте. Необходимость соблюдения данного правила связана с тем, что в последствии не должно возникнуть сомнений в достоверности результатов данного следственного действия, сомнений в том, что проверяемое лицо не само «указало местона- хождение каких-либо объектов, обратило внимание на отдельные обстоятельства на месте происшествия, а было привезено туда следователем и по его указаниям подходило к различным объектам и давало пояснения». Хлынцов М.Н. Указ. соч. С. 80.

146

иными действиями; с обстоятельствами, при которых происходили те или иные действия подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей1.

Кроме того, ход свободного рассказа проверяемого лица может прерывать- ся по ряду иных оснований: в случае надобности более детально осмотреть участок местности или объект, фигурирующий в показаниях проверяемого лица (например, в том случае, если данное место ранее не подвергалось осмотру, либо в показаниях прозвучали какие-либо новые данные о свойствах и характеристиках каких-либо предметов и объектов, находящихся на месте преступного события); при необходимости частичного моделирования преступного события; для фиксации и изъятия следов и вещественных доказательств, обнаруженных в ходе проверки показаний на месте; в том случае, когда возникает нужда в повторении какой-либо части показаний, либо в повторной демонстрации каких-либо действий. Могут быть остановки технического характера, связанные, на- пример, с особенностями использования в ходе данного следственного действия дополнительных средств фиксации его хода и результатов (смена видеокассеты, составление схемы, плана местности).

Следователю необходимо также руководствоваться процессуальным пра- вилом (ч. 2 ст. 194 УПК РФ) и тактическими рекомендациями по оптимальной постановке вопросов проверяемому лицу в ходе проверки и уточнения показаний на месте. Вопросы не могут быть наводящими, носить подсказывающий или приказной характер2.

  • Тактико-психологические приемы по определению психологического типа лица, показания которого проверяются для оказания соответствующего воз- действия на такое лицо с целью повышения точности и достоверности воспроизводимой им информации.

Наиболее эффективно, по нашему мнению, использовать тактические ре- комендации по производству проверки и уточнения показаний на месте с учетом психологических особенностей личности проверяемого лица, его отноше-

1 Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. -М, 1987. С. 71.

2 В криминалистической литературе существуют рекомендации по правилам формулировки вопросов, и, хотя разрабатываются такие правила применительно к допросу, тем не менее их использование допустимо и возможно и при производстве проверки и уточнения показаний на месте. См., например, Порубов Н.И. Указ. соч., С. 67-73.

147

ния к проводимому следственному действию. С этой целью, можно предложить определенную последовательность действий по работе с проверяемым лицом, придерживаясь которой возможно повысить результативность данного следственного действия.

Во время предварительного допроса следователю необходимо определить экстра-инровертированность проверяемого лица, используя описанные выше методы. На следующем этапе выявляется добросовестность этого лица в отношении даваемых им показаний. Для чего возможно использование методик определения истинности сообщаемой информации (методики расшифровки не-вербалистических, мимических элементов, расшифровки сигналов репрезентативных систем и др.) , а также психологических способов выявления скрывае-мых обстоятельств .

В том случае, когда допрашиваемый дает добросовестные показания, то дальнейшая работа с ним выстраивается таким образом, чтобы предоставить психологически комфортные условия общения, свойственные для представителей данного психологического типа. Так для интроверта комфортные условия можно охарактеризовать следующим образом — неспешная, спокойная беседа, в которой допускаются относительно продолжительные паузы, с плавным переходом от одной темы к другой; для экстраверта — быстрый темп разговора, частая смена тем в течение беседы. При общении с экстравертом следователю следует быть скорее умелым слушателем — в случае если найдена подходящая тема для разговора (например, увлечения, воспитание детей, важные проблемы — то есть тема, на которую допрашиваемое лицо согласно общаться), то экстраверт, скорее всего, будет сам дальше вести разговор, а следователю остается своими вопросами удерживать его в нужном русле. В случае с интровертом следователю наоборот следует играть активную роль в поддержании диалога — своими вопросами удерживать внимание такого лица на теме разговора, по возможности не давать ему замыкаться в себе. Необходимо отметить, что для

См., например, Ахмедшин Р.Л. К вопросу о применении в процессе допроса методик определения истинности сообщаемой информации // Состояние и проблемы развития российского законодательства: Сб. статей / под ред. В.Ф. Воловича. — Томск, 1998. С. 260-268.

См., например, Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. - М., 1979.

148

интроверта более естественным будет вспомнить свои реакции, ощущения, переживания, чем действия и слова других, тогда как экстраверту — наоборот.

Если лицом даются недобросовестные показания, то стиль работы с ним следует строить как при работе с представителями противоположной эго- направленности. Так одной из задач следователя в данной ситуации будет вывести проверяемое лицо из психологического равновесия через непривычный для него режим общения, чтоб в дальнейшем получить от него добросовестные показания.

Во время проведения непосредственно проверки и уточнения показаний на месте работа с лицом строится на тех же принципах, что и во время предварительного допроса.

Кроме того, можно выделить ряд психологических особенностей произ- водства проверки и уточнения показаний на месте, связанных с наличием в структуре данного следственного действия элементов других следственных действий. Так как в отношении получения вербальной информации в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте данное следственное действие имеет сходство с допросом, тактические и психологические приемы, изложенные применительно к допросу могут применяться также в ходе проверки и уточнения показаний на месте .

В процессе свободного рассказа, как было сказано выше, у проверяемого лица обостряются ассоциации, связанные с проверяемым местом и событием, составляющие в совокупности ассоциативный ряд. Но, полагаем, что ассоциативный ряд у представителей экстравертированного типа будет более широким в сравнении с интровертами, как следствие свойственного первым более рассеянного внимания. В результате свободный рассказ экстраверта на месте проверки будет пространным с большим количеством ассоциаций. Представляется, что при работе с лицами экстравертированного типа следователю необходимо усилить контроль над ходом свободного рассказа.

  • тактические приемы по активизации памяти лица, показания которого проверяются.

См., например, Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное по собие. - М., 1998; Филонов Л.Б. Указ. соч.

149

Активизация памяти лица, показания которого проверяются, является од- ним из эффективных средств исправления возникающих при формировании показаний восполняемых искажений. Наиболее действенным в данном случае, представляется, использование ассоциаций, возникающих у проверяемого лица в связи с местом проверки показаний1.

Для активизации памяти лица, показания которого проверяются, следова- телю необходимо выбрать оптимальное место начала производства проверки и уточнения показаний на месте. Исходя из особенностей возбуждения памяти путем ассоциативного ряда не следует начинать проверку и уточнение показаний на месте задолго до самого места происшествия (например, от дверей РОВД или от ближайшего перекрестка), потому как значительное количество времени, в течение которого лицо, показания которого проверяются, будет двигаться к месту происшествия «забьет» его ассоциативный ряд большим количеством ассоциаций, а чем многообразнее ассоциации и чем резче он меняет их предмет, тем труднее найти смысл в том, что он говорит2. В то же время начинать данное следственное действие непосредственно на месте происшествия также не следует, так как совершенное отсутствие ассоциативного ряда также негативно отразится на его результатах. Оптимальным в этом случае является начинать проверку и уточнение показаний на месте за 150-200 метров до места происшествия (3-4 минуты спокойного шага) чтобы добиться максимально оптимального количества ассоциаций у лица, показания которого проверяются. Для экстраверта, вследствие свойственного ему более рассеянного внимания, это расстояние должно быть больше, для интроверта, которому свойственно более четкое (сфокусированное) внимание, — меньше.

Также в ходе проверки и уточнения показаний на месте для возбуждения ассоциаций у лица, чьи показания проверятся, возможно движение не хронологическом порядке (в последовательности действий, в которой проверяемое событие происходило по показаниям этого лица), а с наиболее запомнившихся

Об использовании ассоциаций для восстановления в памяти забытого уже говорилось в криминалистической литературе. См., например, Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий.—М., 1981.С. 14-15.

2 См.: Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ / под ред. А.В. Казанской. Т. 1. — М., 1996. С. 330-332.

150

моментов, касающихся определенной местности, строений, вещей и т.д.; можно предложить вспомнить о тех препятствиях, которые ему пришлось преодолеть перед событием преступления.

При выборе конкретных приемов активизации памяти следует учитывать профессиональные навыки и хобби лиц, показания которых проверяются. Так любители спортивного ориентирования, охотники будут лучше, чем другие ориентироваться на местности, профессионалы технических специальностей могут обратить внимание на особенности обнаруженных предметов, относящихся к сфере их профессиональных интересов.

  • Использование познаний специалистов и применение дополнительных средств фиксации хода и результатов проверки и уточнения показаний на месте. Выбор специалиста зависит в каждом конкретном случае от вида преступления и особенностей места преступного события, определяющих вид специальных знаний, которые могут быть востребованы при проведении и фиксации хода и результатов проверки и уточнения показаний на месте, а также от вида технических или научно-технических средств, использование которых планируется в ходе следственного действия. Возможный перечень лиц, обладающих специальными знаниями, помощь которых может быть необходима в рамках производства данного следственного действия уже рассматривался нами ранее. Определение необходимого перечня специалистов и приглашение их для участия в производстве проверки и уточнения показаний на месте возлагается на следователя.

Одним из оснований для приглашения специалиста является использование дополнительных средств фиксации хода и результатов данного следствен- ного действия. Как уже отмечалось ранее, из различных дополнительных средств фиксации наиболее часто в ходе проверки и уточнения показаний на месте используется видеозапись (95% опрошенных следователей (171 чел.) указали на необходимость и возможность ее применения). Такой подход обусловлен в первую очередь широким спектром возможностей видеосъемки, так как «видеозапись - более точное и эффективное средство фиксации информации, поскольку визуальное изображение сопровождается параллельным каналом ау-

151

диоинформации о фиксируемых событиях» . И, кроме того, применение видеозаписи в ходе следственного действия по своим техническим характеристикам не составляет значительной сложности, техника и технология использования видеозаписи для фиксации хода и результатов следственного действия, в том числе проверки и уточнения показаний на месте, достаточно разработана в криминалистической литературе2.

Кроме того, по нашему мнению, при производстве проверки и уточнения показаний на месте следователю не следует ограничиваться только одним дополнительным средством фиксации и пренебрегать иными, предусмотренными УПК РФ. Информационный потенциал проверки и уточнения показаний на месте обширен и, впоследствии, многоаспектная фиксация хода и результатов данного следственного действия может послужить не только в качестве доказательственного материала, но и выступить как источником проверки существующих у следователя версий происшедшего, так и формирования новых общих и частных гипотез. Недостаточно, на наш взгляд, ограничиться видеозаписью объяснений лица, показания которого проверяются, например, о расположении отдельных объектов на месте преступного события, следует также в полном объеме использовать возможности таких средств фиксации как фотографирование и составление планов и схем3, причем использование графических методов фиксации может выступать не только средством закрепления информации, полученной в ходе проведения проверки и уточнения показаний на месте, но и для корректировки показаний проверяемого лица непосредственно в

Загуляев В.Ф., Лупиков В.Д. Использование видеозаписи для фиксации хода и проверки показаний на месте совершения преступления // Уголовно-процессуальные и криминалисти- ческие проблемы правоприменительной деятельности: Межвуз. сборник науч. трудов. -Омск: Высшая школа милиции МВД СССР, 1989. С. 155.

2 См., например, Загуляев В.Ф., Лупиков В.Д. Указ. соч., С. 154-160; Леви А.А., Горинов Ю.А. Указ. соч., С. 21-70

3 Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Указ. соч., С. 37-43; Сокиран Ф.М. Научно-технические средства как элемент психологического воздействия на предварительном следствии // Акту альные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижения ми. - Киев, 1987. - С. 63-66; Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 98-99.

*

152

проц ессе
прои зводс тва данн ого следс твенн ого дейст вия , возм ожно также ис- польз овани е ауди озапи си2.

Отде льног о вним ания заслу жива ет вопр ос о прои зводс тве прове рки и уточн ения показ аний на месте с неско льки ми лица ми, явля ющи мися свиде те- лями или участ ника ми одног о и того же прест упног о собы тия. В такой ситуа ции требу ется прои зводс тво отдел ьного следс твенн ого дейст вия с кажд ым из данн ых лиц (ч. 3 ст. 194 УПК РФ). Спец ифик а прои зводс тва прове рки и уточ- нения показ аний на месте обусл овлив ается слож ным харак теро м орган изаци и, труд оемк ость ю прои зводс тва, особе нност ями задач и такти ки прои зводс тва . Для участ ия в кажд ом таком следс твенн ом дейст вии приг лаша ются разн ые по- нятые и, в ряде случа ев, возм ожно приг лаше ние друг их специ алист ов или тех- ничес кого персо нала (напр имер, замен а водит еля транс порт ного средс тва). Кром е того, после прои зводс тва прове рки и уточн ения показ аний на месте с одни м из таких лиц, инфо рмац ия, полу ченна я в ходе данн ого следс твенн ого дейст вия може т быть испол ьзова на в после дую щих прове рках как для сравн и- тельн ого анали за, так и для поста новки вопр осов следу ющи м лица м, показ ания котор ых прове ряют ся, с цель ю уточн ить детал и прест упног о собы тия и опре де- лить досто верно сть полу ченно й в ходе следс твенн ого дейст вия инфо рмац ии.

Пятни цкий К.Е. Испол ьзова ние графи ческог о метод а фикса ции при прове рке показ аний на месте по делам о групп овых прест уплен иях // Борьб а с групп овой и рецид ивной прест упно- стью. Межв уз. сбор ник. - Омск, 1984. - С. 128- 132.

2 См., напри мер, Леви А.А. Звуко запись в уголо вном проце ссе. - М., 1974; Розен таль М.Я. Прове рка показ аний на месте с испол ьзова нием звуко- и видео запис и. - М., 1990.

3 См., напри мер, Конов алов Г.А., Бород ин А.А. Орган изаци я прове рки и уточн ения показ а ний на месте при рассле дован ии групп овых прест уплен ий // Право вые и тактич еские вопро сы борьб ы с прест упнос тью. Межв уз. сборн ик. - Омск, 1987. - С. 140- 147.

153

ГЛАВА III. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПРОВЕРКИ И УТОЧНЕНИЯ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ

3.1. Процессуальный порядок производства проверки и уточнения

показаний на месте

Как уже отмечалось ранее, проверка и уточнение показаний на месте как следственное действие вошла в систему следственных действий российского уголовного судопроизводства в качестве самостоятельного следственного действия и получила закрепление в главе 26 «Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний на месте» Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в статье 194.

Как свидетельствует практика, что также многократно отмечалось в науч- ной литературе1, ранее такое следственное действие проводилось, как правило, в рамках следственного эксперимента, допроса лица на месте происшествия, повторного осмотра места происшествия с участием лица (в основном, подоз-реваемого, либо обвиняемого) . Соответственно именно таким следственным действием оформлялся протокол, хотя на самом деле проводилась проверка и уточнение показаний на месте.

Однако, как бы ни называлось данное следственное действие, неизменным оставался ряд процессуальных правил проверки и уточнения показаний на месте, выработанных практикой и, в определенной степени, позаимствованных из УПК бывших республик СССР, предусматривавших такое следственное действие. К ним относятся:

См., например, Бахарев Б.М. Указ. соч., С. 47; Зозулинский А.Б. Практика применения ста- тьи 194 УПК УССР // Проблемы социалистической законности на современном этапе развития Советского государства. - Харьков, 1968. С. 271; Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного следствия. - М, 1962. С. 119; Степичев С. Проверка показаний на месте // Соц. законность. - 1964. № 3. С. 64 и др.

2 См., например, Жогин Н.В. Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч., С. 148; Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. - М, 1990. С. 177.

154

  • обязательное участие понятых . Хотя довольно неопределенно было их положение, если такое следственное действие оформлялось протоколом допол- нительного допроса на месте происшествия;
  • добровольность участия в проверке и уточнении показаний на месте лица, показания которого проверяются (причем в криминалистической литературе всегда подчеркивалась необходимость получения такого согласия в ходе предварительного допроса лица, показания которого планируется проверить2);
  • тактический прием свободного рассказа (закрепленный в настоящее время в качестве процессуального правила (ч. 4 ст. 194 УПК РФ)) с которого начинается проверка и уточнение показаний на месте3;
  • правило невмешательства следователя в процесс дачи показаний проверяемым лицом с возможностью задать какие-либо вопросы только после окончания лицом рассказа о произошедшем4 (невозможность задавать наводящие вопросы, что сейчас является процессуальным правилом - ч. ч. 2 ст. 194 УПК
  • РФ);

  • применение видеозаписи и некоторые другие организационные, такти ческие и технические особенности (например, порядок движения всех участни ков проверки и уточнения показаний на месте в ходе ее производства).

В связи с тем, что порядок и правила производства предварительного расследования в настоящее время регулируются новым УПК РФ, а также с тем, что такого следственного действия как проверка и уточнение показаний на месте в УПК РСФСР ранее не было, представляется необходимым рассмотреть весь

См., например, Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Указ. соч., С. 65; Соя- Серко Л.А. Проверка показаний на месте. - М, 1966. С. 26 и многие другие.

2 См., например, Ищенко Е., Стребиж В. Выход с обвиняемым на место происшествия // Соц. законность. - 1990. № 11. С. 59-60; Лупиков В.Д. Проверка показаний на месте (теоре тические и практические аспекты). Автореферат дисс. .. к.ю.н. - М, 1990. С. 16; Филиппов А.Г. Проверка показаний на месте и ее значение в расследовании преступлений // Теоретиче ские проблемы криминалистической тактики. Межвуз. сборник науч. трудов. — Свердловск, 1981. С.97.

3 См., например, Уваров В.Н. Проверка показаний на месте (уголовно-процессуальное и кри миналистическое исследование). Автореферат дисс…к.ю.н. - М, 1981. С. 15; Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 80.

4 См., например, Бахарев Б.М. Некоторые вопросы проверки показаний на месте в уголовном процессе // Вопросы развития и дальнейшего совершенствования советского права в совре менный период. Учен. зап. ВЮЗИ. Вып. 17. - М, 1968. С. 53; Соя-Серко Л.А . Указ. соч., С. 43.

155

комплекс процессуальных правил, являющихся новеллами уголовно- процессуального законодательства, которые могут быть отнесены как ко всей системе следственных действий, так и к конкретному следственному действию - проверке и уточнению показаний на месте.

По УПК РФ все процессуальные признаки, характеризующие проверку и уточнение показаний на месте как следственное действие, можно разделить на две группы. В первую группу следует включить общие признаки, то есть признаки, относящиеся ко всей системе следственных действий, во вторую - специальные признаки, то есть признаки характерные только для проверки и уточнения показаний на месте как самостоятельного следственного действия. В связи с тем, что специальные признаки практически в полном объеме вытекают из общих целесообразно рассматривать обе группы признаков параллельно.

Из общих положений уголовно-процессуального закона, регламентирую- щих, в том числе, производство предварительного расследования хотелось бы остановиться на нормах, позиционирующих проверку и уточнение показаний на месте в системе следственных действий УПК РФ, определяющих возможный круг участников данного следственного действия, а также регламентирующих отдельные особенности производства проверки и уточнения показаний на месте.

При определении цели данного следственного действия следует отметить, что, по нашему мнению, спорной является установленная законодателем цель проверки и уточнения показаний на месте (ч. 1 ст. 194 УПК РФ). Теория уголовного процесса выделяет общую цель для всего комплекса следственных действий, осуществляемых следователем в рамках раскрытия и расследования преступления, определяя тем самым границы исследования преступного события. Такой целью является установление всех обстоятельств предмета доказывания.

В теории уголовного процесса можно выделить несколько точек зрения на предмет доказывания по уголовному делу1. Нужно отметить, что все авторы де-

Так, М. С. Строгович считал, что предмет доказывания составляют «факты, обстоятельства уголовного дела, которые для правильного разрешения дела подлежат установлению при помощи доказательств» и включал в предмет доказывания главный факт, доказательствен- ные факты, последствия преступления и обстоятельства, способствовавшие совершению

156

лят устанавливаемые в ходе расследования преступления факты на две группы: факты, имеющие уголовно-правовое значение и подлежащие обязательному ус- тановлению по уголовному делу, и дополнительные факты («доказательственные» или «побочные»), которые либо обязательно должны быть установлены, так как входят в предмет доказывания (по мнению М. С. Строговича), либо не входят в предмет доказывания и устанавливаются только если это обусловлено необходимостью в ходе раскрытия и расследования преступления.

По нашему мнению, в предмет доказывания должны входить факты, установление которых необходимо в ходе расследования любого и каждого преступления. Перечень таких обстоятельств предусмотрен в ст. 73 УПК РФ. Необходимость же в установлении всех иных данных (доказательственные факты или же побочные, вспомогательные факты) по конкретному уголовному делу может и не возникнуть, потому как главный факт в ряде случаев можно установить и без них. Поскольку такие вспомогательные факты не носят обязательного характера, то их и не следует включать в предмет доказывания, иначе его пределы могут быть неоправданно расширены. Так как обстоятельства, подлежащие доказыванию, имеют четкий перечень в уголовно-процессуальном законе, вспомогательные же факты никак не определены, и значит, они могут быть какими угодно и в сколь угодном количестве .

Таким образом, производство любого следственного действия в первую очередь должно быть направлено на получение сведений, устанавливающих наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу и перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Однако если

преступления. Причем под доказательственными фактами понимались «факты, которые не имеют уголовно-правового значения, но которые служат основанием для установления главного факта» См.: Строгович М.С. Указ. соч., С. 361-369. Ряд других ученых считают, что «предмет доказывания - это обстоятельства, подлежащие обязательному установлению по каждому уголовному делу», отмечая при этом, что «не все факты, устанавливаемые по уголовному делу с помощью доказательств, входят в предмет доказывания». В предмет же доказывания по уголовному делу ими включаются обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, перечень которых содержится в ст. 68 УПК РСФСР (ст. 73 УПК РФ), относя все иные факты, необходимость установления которых может возникнуть в ходе раскрытия и расследования преступления, к побочным или вспомогательным. См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. - М., 1966. С. 90,185-189. 1 Так, М.П. Шаламов отмечал, что в предмет доказывания не должно включаться то, что может доказываться, а может и не доказываться. См.: Шаламов М.П. Теория улик. - М., 1960. С.17.

157

при расследовании преступления у следователя возникает необходимость в установлении дополнительных обстоятельств, не входящих в предмет доказывания, но имеющих значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, то установление и исследование таких обстоятельств может выступать в качестве дополнительной цели следственного действия. Согласно ч.1 ст. 74 УПК РФ «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела », то есть уголовно-процессуальный закон разделяет все сведения на две группы: сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу; и сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Причем перечень первых обстоятельств четко установлен в законе, в отношении же второй группы обстоятельств в законе никаких пояснений не содержится.

Не ограничиваясь установлением в УПК РФ общих целей для всех следст- венных действий законодатель, в рамках соответствующих уголовно- процессуальных норм, определил цель каждого следственного действия. Согласно п. 1 ст. 194 УПК РФ проверка и уточнение показаний на месте проводится «в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела». И, таким образом, законодатель причислил проверку и уточнение показаний на месте в разряд следственных действий, производство которых возможно, только если в ходе расследования преступления возникнет необходимость в установлении второй группы обстоятельств.

Несмотря на то, что круг таких обстоятельств в законе не определен, а зна- чит, производство рассматриваемого следственного действия возможно для ус-

УПК РСФСР в ст. 69 использовал термин «фактические данные», ст. 73 УПК РФ оперирует термином - «сведения». В словаре С. И. Ожегова отмечено, что «данные - сведения, необходимые для какого-нибудь вывода, решения», сведения - 1. знание, представление о чем-нибудь, 2. познания в какой-нибудь области, 3. известие, сообщение. См. Ожегов С. И. Указ. соч., С. 123, С. 571.

158

тановления самых различных обстоятельств, формулировка закона устанавливает рамки для проверки и уточнения показаний на месте - установление новых обстоятельств1. Уголовно-процессуальным законом, таким образом, вводится своеобразное деление всех имеющихся у следователя фактов на новые и не новые, причем проводить проверку и уточнение показаний на месте следователь может только в том случае, если будет уверен в установлении нового вспомогательного обстоятельства, для уточнения и корректировки уже имеющихся у следствия фактов нужно применять другие способы и следственные действия.

Возможно, в данном случае следует использовать применение уголовно- процессуального закона по аналогии, в связи с чем проводить проверку и уточнение показаний на месте можно не только в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, но и с иными целями. Однако, целесообразнее, по нашему мнению, скорректировать формулировку ст. 194 УПК РФ, расширив цели применения проверки и уточнения показаний на месте - «Показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с расследуемым событием в целях установления новых фактических данных, а также проверки имеющихся в распоряжении следствия обстоятельств, полученных ранее от подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля и имеющих значение для уголовного дела».

При определении места проверки и уточнения показаний на месте в мето- дике расследования преступления необходимо рассмотреть положения ст. 5 УПК РФ. Статья 5 УПК РФ содержит перечень основных понятий, используемых в Уголовно-процессуальном кодексе, в том числе дает определение неотложных следственных действий. Согласно п. 19 ст. 5 УПК РФ «неотложные следственные действия - действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления,

Кроме того, законодатель до некоторой степени противоречит сам себе, используя в названии следственного действия только термин «проверка», а в целях указывая - установление новых обстоятельств.

159

а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования». Следовательно - практически все следственные действия можно считать неотложными, если они проводятся органом дознания по указанной в п. 19 ст. 5 УПК РФ категории уголовных дел. И, таким образом, орган дознания, если сочтет необходимым, может проводить проверку и уточнение показаний на месте в рамках ч. 1 ст. 157 УПК РФ в том случае, если непосредственно после возбуждения уголовного дела в течение 10 дней обнаружен, например, подозреваемый, или есть свидетели преступления, либо установлен потерпевший.

Однако проверка и уточнение показаний на месте не может быть отнесена к неотложным следственным действиям по целому ряду причин, раскрытых нами во второй главе. Поэтому не следует, как уже подчеркивалось ранее, использовать данное следственное действие для решения не свойственных ему задач. Кроме того, по нашему мнению, законодателю следует внести изменения в определение неотложного следственного действия (п. 19 ст. 5 УПК РФ), не привязывая производство такого действия к конкретному субъекту уголовного судопроизводства (орган дознания), выделить только те качества, которые традиционно считались признаком неотложного следственного действия (незамедлительность, возможность утраты следов преступления и др.).

Рассматривая вопрос о доказательственном значении проверки и уточнения показаний на месте хотелось бы обратить внимание на ст. 7 УПК РФ, кото- рая устанавливает приоритет норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, основанных на Конституции РФ, перед остальным федеральным законодательством. Данный тезис дополняется положениями ст. 75 УПК РФ, устанавливающими критерии допустимости доказательств и последствия признания доказательства недопустимым. Из положений этой статьи интересным представляется п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, предусматривающий, что «к недопустимым доказательствам относятся… показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности». Не рассматривая вопрос точности

160

формулировки данной новеллы УПК РФ , хотелось бы отметить, что применительно к проверке и уточнению показаний на месте такое требование уголовно-процессуального закона актуально. Лицо, показания которого проверяются, что отмечается также многими авторами , должно быть осведомлено о проверяемых обстоятельствах именно из тех источников, о которых оно сообщило следствию. Кроме того, такое лицо должно быть непосредственным участником или свидетелем преступного события, в противном случае результативность проверки и уточнения показаний на месте будет сведена к нулю.

Согласно положений ст. 9 УПК РФ, при производстве предварительного расследования «запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья», а также использование насилия, пыток и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения. УПК РФ дублирует указанные выше положения в ч. 4 ст. 164 УПК РФ, отмечая, что «при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц». Кроме того, в целях обеспечения прав и свобод человека и гражданина «суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав». Последнее положение предусмотрено также и ч.1 ст. 11 УПК РФ. Указанные требования в полной мере должны учитываться и соблюдаться и при производстве проверки и уточнения показаний на месте.

Представляется, что указание в данной статье на недопустимость догадок и предположений не позволит следователю использовать некоторые полученные им сведения. Так, например, следователь не может базировать производство следственного действия на догадке потер- певшего или свидетеля, основанной на информации, полученной им в ходе преступления, источником которой является неустановленный преступник (например, предположение о профессии преступника, основанное на его поведении, использованной им терминологии, таких особенностях его внешнего вида, как походка, ухоженность рук, характерные жесты и другое).

2 См., например, Васильев А.Н., Степичев С.С. Указ. соч., С. 26; Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. — М., 1997. С. 131.

161

Как уже отмечалось в предыдущей главе, необходимость производства та- кого следственного действия как проверка и уточнение показаний на месте, определяется следователем. На том или ином этапе расследования преступления следователь может прийти к выводу о том, что для разрешения возникшей на данном этапе задачи необходимо производство именно такого следственного действия. Однако, в соответствии с нормами УПК РФ, инициатива проведения как проверки и уточнения показаний на месте, так и любого другого следственного действия может исходить не только от следователя. Так, в ст. ст. 42, 46, 47, 53, 56 УПК РФ, закреплено право потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, защитника, свидетеля заявлять ходатайства, в том числе и о производстве любого следственного действия, и, следовательно, все вышеперечисленные участники уголовного судопроизводства могут заявить ходатайство о производстве проверки и уточнения показаний на месте. Таким образом, инициатором производства рассматриваемого следственного действия может быть как следователь, так и другие участники уголовного судопроизводства, тем не менее, принятие решения о необходимости производства проверки и уточнения показаний на месте («последнее слово») является прерогативой следователя.

Проверка и уточнение показаний на месте, согласно норм УПК РФ, может проводиться с подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем. УПК РФ содержит ряд общих правил и требований, которыми необходимо руководствоваться при производстве проверки и уточнения показаний на месте с подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим или свидетелем. Согласно ч.5 ст. 164 УПК РФ следователь, привлекая к участию в следственном действии вышеперечисленных участников уголовного судопроизводства, должен удостовериться в их личности, разъяснить им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия.

Кроме того, как нами уже подчеркивалось ранее, следователю необходимо также получить согласие подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля на участие в рассматриваемом следственном действии, так как при отсутствии добровольного согласия лица на производство проверки и уточнения показаний на месте результативность данного следственного действия будет сведена к нулю. Однако уголовно-процессуальный закон не содержит указания на добровольность участия проверяемого лица в рассматриваемом следствен-

162

ном действии. Видимо, законодатель счел достаточным возможность отказаться от дачи показаний, предусмотренную ст. 51 Конституции РФ, а для потерпевшего и свидетеля еще подкрепленную п.З ч.2 ст. 42 и п.1 ч.4 ст. 56 УПК РФ, согласно которых потерпевший, свидетель имеет право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. Предполагается, что во всех остальных случаях подозреваемый, обвиняемый дают показания и участвуют в производстве следственных действий добровольно.

В отношении же потерпевшего и свидетеля действуют положения п.2 ч.5 ст. 42 и п.2 ч.б ст. 56 УПК, согласно которых потерпевший (свидетель) не вправе «давать заведомо ложные показания или отказываться от дачи показаний». В противном случае они будут нести ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний в соответствии со ст. ст. 307, 308 УК РФ, что предусмотрено ч.7 ст. 42 и ч.8 ст. 56 УПК РФ соответственно. Следовательно, потерпевший или свидетель, кроме вышеуказанных случаев, обязаны давать показания, в том числе и в ходе проверки и уточнения показаний на месте. Хотя в отношении потерпевшего как уголовно-процессуальный закон, так и теория уголовного процесса признают, что дача показаний для потерпевшего - это право и одновременно обязанность. Так, например, О. И. Андреева отмечает, что следствие «не вправе принудить потерпевшее лицо к даче показаний, дача показаний - не обязанность, а право потерпевшего, то есть должна иметь место свобода распоряжения предоставленным правом. Сам потерпевший должен решать, давать ему показания либо нет, исходя не только из ст. 51 Конституции РФ, то есть должен быть наделен полной самостоятельностью в решении данного вопроса»1. Представляется, что такой подход к вопросу о добровольности дачи показаний, причем как потерпевшего, так и свидетеля, совершенно обоснован, особенно применительно к производству проверки и уточнения показаний на месте. В противном случае обязанность потерпевшего, свидетеля давать показания и предусмотренная УК РФ ответственность за дачу заведомо ложных показаний, за уклонение или отказ от дачи показаний может рассматриваться

Андреева О. И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве. -Томск, 2000. С. 73-74.

163

как принуждение к участию в производстве данного следственного действия, что в итоге может значительно отразиться на результативности проверки и уточнения показаний на месте.

Представляется, что ст. 194 УПК РФ следует дополнить положением о не- обходимости перед началом производства данного следственного действия получения согласия лица, показания которого планируется проверить. Получение добровольного согласия должно происходить при разъяснении порядка производства следственного действия, что регулируется ч.5 ст. 164 УПК РФ. Потребность в таком дополнении к положениям статьи 194 УПК РФ основана на том, что добровольность участия - одно из главных условий для получения качественных по объему и характеру результатов при производстве проверки и уточнения показаний на месте. И только после получения согласия потерпевшего или свидетеля на участие в производстве проверки и уточнения показаний на месте следует предупреждать их о предусмотренной УК РФ ответственности за дачу заведомо ложных показаний, за уклонение или отказ от дачи показаний.

Нормы УПК РФ, в частности ст. ст. 42, 46, 47 УПК РФ, предусматривают право потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого «участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя», а также «знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания». Таким образом, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый могут присутствовать при производстве рассматриваемого следственного действия и в том случае, если проверка и уточнение показаний на месте проводится не с ними, но по их инициативе. Хотя такое участие возможно не безоговорочно, а лишь с разрешения следователя. Однако, по нашему мнению, участие подозреваемого, обвиняемого в проверке и уточнении показаний на месте, в том случае, если данное следственное действие прово- дится с потерпевшим или свидетелем, нецелесообразно из тактических соображений. Присутствие обвиняемого, подозреваемого может оказывать негативное влияние на сложный психологический процесс изложения показаний свидетелем и, тем более, потерпевшим.

164

Необходимо также рассмотреть вопрос о возможности участия в производ- стве проверки и уточнения показаний на месте защитника подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего и адвоката свидетеля.

В отношении защитника подозреваемого, обвиняемого этот вопрос реша- ется однозначно. Согласно п.5 чЛ ст. 53 УПК РФ защитник подозреваемого, обвиняемого вправе принимать участие во всех следственных действиях, производимых с участием его подзащитного, а также производимых по его ходатайству либо ходатайству его подзащитного. Таким образом, защитник подозреваемого, обвиняемого может присутствовать при производстве проверки и уточнения показаний на месте как в том случае, когда данное следственное действие проводится с его подзащитным, так и в том случае, если проверка и уточнение показаний на месте проводится с потерпевшим либо свидетелем, но по удовлетворенному следователем ходатайству подозреваемого, обвиняемого, либо его защитника.

Потерпевший как самостоятельный участник уголовно-процессуальной деятельности вправе иметь представителя, что закреплено в п.8 ч.2 ст. 42 УПК РФ, который согласно ч.З ст. 45 УПК РФ наделен теми же процессуальными правами, что и представляемое им лицо. Институт представителя потерпевшего существует в уголовном процессе достаточно давно, причем в научной литературе представитель потерпевшего воспринимается как своеобразный защитник последнего1. Следуя подобному пониманию представителя потерпевшего, а также руководствуясь положениями ст. 48 Конституции РФ можно утверждать, что представитель потерпевшего вправе участвовать во всех следственных действиях, производимых с участием лица, интересы которого он представляет.

Статья 56 УПК РФ не содержит для свидетеля права иметь адвоката, однако такой вывод можно сделать только исходя из п.6 ч.4 ст. 56 УПК РФ, которая дает свидетелю право «являться на допрос с адвокатом». Кроме того, в ст. 48 Конституции РФ предусмотрено, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Тем не менее, уже упомянутое

Подобное понимание представителя потерпевшего можно обнаружить также и в нормативных актах, например, в Письме ГТК РФ от 11 февраля 1997 г. N 11-01 / 526 “О направлении методического пособия”.

165

выше положение ст. 56 УПК РФ ограничивает право на участие адвоката свидетеля в производстве следственных действий только допросом свидетеля, адвокатом которого он является. Следует, по нашему мнению, внести изменения в ст. 56 УПК РФ, расширив спектр деятельности адвоката свидетеля в производстве предварительного расследования возможностью участия в производстве других следственных действий, в том числе и проверки и уточнения показаний на месте, распространив на все формы участия адвоката свидетеля в следственных действиях правило ч. 5 ст. 189 УПК РФ.

Теория уголовного процесса и криминалистики и сложившаяся практика применения рассматриваемого следственного действия, как уже отмечалось в предыдущей главе, однозначно полагают участие понятых в производстве проверки и уточнения показаний на месте необходимым. УПК РФ в ст. 170 закрепил данное положение. Согласно ч.1 ст. 170 УПК РФ производство проверки и уточнения показаний на месте требует участия «не менее двух понятых, которые вызываются для удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов».

Статья 60 УПК РФ содержит нормативное определение прав понятого, а также перечень лиц, которые не могут быть понятыми при производстве следственного действия. Вместе с тем, ст. 170 УПК РФ содержит также достаточно интересное положение о возможности производства ряда следственных действий, перечень которых установлен в ч.1 ст. 170 УПК РФ без участия понятых. Согласно ч.З ст. 170 УПК РФ, в частности, предусматривается, что «в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если производство следственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей, следственные действия, предусмотренные частью первой настоящей статьи, могут производиться без участия понятых, о чем в протоколе следственного действия делается соответствующая запись. В случае производства следственного действия без участия понятых применяются технические средства фиксации его хода и результатов. Если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь делает в протоколе соответствующую запись».

Хотелось бы подчеркнуть, что положения ч. 3 ст. 170 УПК РФ не могут распространяться на производство проверки и уточнения показаний на месте.

166

Это следственное действие, во-первых, не относится к числу неотложных, о чем уже говорилось выше, и требует тщательной подготовки, а значит, следователь располагает достаточным временем для поиска и подбора понятых, и, во-вторых, сложный комплексный характер получаемой в ходе проверки и уточнения показаний на месте информации не может быть подтвержден только техническими средствами фиксации его хода и результатов. Кроме того, совершенно недопустимо производство проверки и уточнения показаний на месте и без понятых и без технических средств фиксации, что, в принципе позволяет ч. 3 ст. 170 УПК РФ. Подчеркивая в целом целесообразность введения в УПК РФ правила, закрепленного в ч. 3 ст. 170 УПК РФ, тем не менее, хотелось бы подчеркнуть, что проверка показаний на месте в силу своей специфики должна проводиться при обязательном участии понятых, а также с использованием дополнительных средств фиксации ее хода и результатов. По нашему мнению, представляется необходимым дополнить положения ст. 194 УПК РФ процессуальным правилом об обязательном участии понятых в производстве данного следственного действия.

Для участия в производстве проверки и уточнения показаний на месте кроме понятых могут быть привлечены и иные лица, перечень которых рас- сматривался в предыдущей главе. Участие таких лиц в проведении предварительного расследования также регламентируется УПК РФ. Так, в ст. ст. 58, 59, 168, 169 УПК РФ содержатся нормы, регулирующие положение и права специалиста, переводчика при производстве предварительного расследования. Согласно указанных статей УПК РФ следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста и, в необходимых случаях (ст. 18 УПК РФ), привлекает к участию в следственном действии переводчика. При этом следователю необходимо удостовериться в их личности, разъяснить им права, ответственность, а также порядок производства предстоящего следственного действия (ч.5 ст. 164 УПК РФ), а также предупредить об ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ за заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод. Однако на данный момент специалист не может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. УПК РФ разграничил понятия «эксперт» и «специалист». Первый приглашается для производства судебной экспертизы и дачи заключения (ч.1 ст. 57 УПК РФ),

167

второй - привлекается к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (чЛ ст. 58 УПК РФ). Формулировка состава преступления по ст. 307 УК РФ указывает, что субъектом этого преступления могут являться потерпевший, свидетель, эксперт, переводчик. Специалиста в данном перечне нет. Видимо этот пробел законодателю необходимо устранить внесением соответствующего дополнения в данную статью Уголовного кодекса РФ.

Кроме того, следователю при привлечении специалиста необходимо удостовериться в его компетентности7 и выяснить его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему (ч.2 ст. 168 УПК РФ). При привлечении переводчика уголовно- процессуальный закон также требует удостовериться в его компетентности (ч.2 ст. 169 УПК РФ).

К участию в следственном действии также может быть привлечено должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чем делается соответствующая отметка в протоколе (ч.7 ст. 164 УПК РФ).

Обобщая все вышеизложенное, необходимо, на наш взгляд, еще раз подчеркнуть самостоятельность проверки и уточнения показаний на месте как следственного действия, которое основано на таких положениях, как самостоятельность задач, сложный комплексный характер следственного действия, позволяющий следователю как проверять уже имеющуюся фактическую информацию о преступном событии, так и получать новую.

По С. И. Ожегову «компетентность» - это обладание компетенцией, а «компетенция» - это круг вопросов, в которых кто-нибудь хорошо осведомлен, круг чьих-нибудь полномочий, прав. См.: Ожегов С. И. Указ. соч., С. 234. Криминалистика, не делая особых различий между экспертом и специалистом, предлагает под компетенцией понимать объем специальных знаний, которым должен овладеть эксперт. Компетентность эксперта - реальное - владение этими знаниями, степень владения теорией и методиками экспертизы. См., например, Криминалистика / под ред. Р. С. Белкина - М, 1999. С. 438. Остается невыясненным вопрос -каким образом следователь будет проверять осведомлен ли специалист в возникших перед следствием вопросах и насколько хорошо он владеет этими знаниями и может их применять непосредственно в ходе следственного действия.

168

Обращаясь к процессуальному аспекту проверки и уточнения показаний на месте мы считаем, что ст. 194 УПК РФ, по нашему мнению, следует изложить в такой редакции:

«Статья 194. Проверка и уточнение показаний на месте

  1. Показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с расследуемым событием, в целях установления новых фактических данных, а также проверки имеющихся в распоряжении следствия обстоятельств, полученных ранее от подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля и имеющих значение для уголовного дела.
  2. Проверка и уточнение показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.
  3. Перед началом производства проверки и уточнения показаний на месте на производство данного следственного действия должно быть получено согласие лица, показания которого планируется проверить.
  4. Перед началом производства проверки и уточнения показаний на месте должен быть произведен предварительный допрос лица, показания которого планируется проверить .
  5. Не допускается одновременное производство проверки и уточнения по- казаний на месте с несколькими лицами.
  6. При производстве проверки и уточнения показаний на месте обяза- тельно участие понятых в порядке, предусмотренном ст. 170 настоящего Кодекса.
  7. Проверка и уточнение показаний на месте начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания ко- торого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы.
  8. Допрос оформляется самостоятельным протоколом и производится в соответствии с требованиями УПК РФ, предъявляемыми к производству допроса.

169

  1. Наводящие вопросы в ходе свободного рассказа лица, показания ко торого проверяются, недопустимы»1.

3.2. Протокол проверки и уточнения показаний на месте и дополнительные средства фиксации ее хода и результатов

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ существует ряд общих норм, ре- гулирующих процедуру оформления следственных действий. Согласно ч.2 ст. 74 и ст. 83 УПК РФ протокол следственного действия допускается в качестве доказательства, если он соответствует требованиям, установленным этим кодексом. В общих правилах производства следственных действий предусмотрено, что в ходе производства следственного действия ведется протокол в соответствии с требованиями ст. ст. 166, 167 УПК РФ (ч.8 ст. 164 УПК РФ)

Несмотря на отсутствие проверки и уточнения показаний на месте в системе следственных действий в УПК РСФСР, научная и учебная криминалистическая литература того периода закрепляла правила составления протокола данного следственного действия . Некоторые ученые предлагали составлять протокол проверки и уточнения показаний на месте в рамках осмотра или следственного эксперимента и соблюдением требований статей УПК РСФСР, регламентирующих общие правила составления протокола3. Другие авторы считали, что форма составления протокола рассматриваемого следственного действия зависит от усмотрения следователя, проводящего его, подчеркивая,

В тексте статьи 194 УПК РФ выделены предложенные нами новеллы.

2 См., например, Васильев A.M., Степичев С.С. Указ. соч., С. 42; Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: В.Н. Герасимов, В.Я. Колдин, В.В. Крылов и др.; под ред. Н.П. Яблокова. - М., 1995. С. 430; Следственная тактика. Учебное пособие / под ред. И.Ф. Пантелеева.- М., 1982. С. 32; Соя-Серко Л.А. Указ. соч., С. 61.

3 См., например, Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч., С. 151-152. (Однако данные авторы выступали критиками самостоятельности проверки и уточнения показаний на месте) Казаков Г.Н. Указ. соч., С. 85. Л.А. Соя-Серко в своей книге даже приводит образец протокола след ственного эксперимента по проверке показаний на месте. См.: Соя-Серко Л.А. Проверка по казаний на месте. - М, 1966. С. 83.

170

что оформление должно проводиться в соответствии с правилами проведения других предусмотренных УПК данной республики следственных действий, с учетом характера и методов проверки показаний допрошенного лица1. Так, Р.С. Белкин подчеркивал, что «представляется правомерным осуществлять выход на место как разновидность того следственного действия, элементы которого преобладают в данном конкретном случае этого комплексного по своему содержанию действия. Такое решение хотя и противоречит представлению о выходе на место как самостоятельном следственном действии, но позволяет использовать и впредь это эффективное средство проверки и обнаружения доказательств» . Однако всеми авторами подчеркивалось своеобразие составления протокола такого следственного действия и давались рекомендации по его составлению, как общего, так и достаточно подробного характера3.

Приложения к Уголовно-процессуальному кодексу РФ, которые являются его неотъемлемой составной частью и, согласно Федерального Закона от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», введены в действие с 1 июля 2002 года, содержат бланки процессуальных документов. Бланк проверки показаний на месте составляет приложение № 564. То, что приложения являются частью закона, означает, что в настоящее время при оформлении хода и результатов любого следственного действия, в том числе и проверки и уточнения показаний на месте, необходимо строго следовать форме, установленной данными приложениями для соответствующего следственного действия.

По общим правилам уголовно-процессуального закона протокол либо составляется в ходе следственного действия либо непосредственно после его окончания (ч.1 ст. 166 УПК РФ). На наш взгляд, составление следователем про-

1 См.: Быховский И.Е., Ратинов А.Р. Указ. соч., С. 190.

2 См.: Криминалистика / Авт. кол.: Р.С. Белкин, А.И. Винберг, Б.Л. Зотов и др.; под ред. СП. Митричева, М.П. Шаламова. - М, 1966. С. 338.

3 См., например, Казаков Е.И. Процессуальные и тактические вопросы проверки показаний на месте при расследовании преступлений против денежной системы // Вопросы судебной экспертизы. - Баку, 1967. Вып. 5. С. 82; Руководство для следователей. - М, 1971. С. 420.

4 Бланки приложений для досудебного производства должны будут изготавливаться соответ ствующими федеральными органами исполнительной власти, наделенными полномочиями на производство предварительного расследования (ст. 13 ФЗ «О введении в действие Уго ловно-процессуального кодекса РФ).

171

токола проверки и уточнения показаний на месте должно состоять из двух частей: непосредственно перед началом проверки и уточнения показаний на месте следователь заполняет вводную часть, сразу после окончания производства следственного действия заполняется описательная и заключительная части протокола . Составлять протокол полностью в ходе следственного действия следователю будет крайне затруднительно, так как проверка и уточнение показаний на месте - довольно динамичное следственное действие, его проведение связано с передвижениями вместе с лицом, показания которого проверяются, по местности. Кроме того, в ходе рассказа проверяемого о событии преступления нецелесообразно прерываться и останавливать лицо, показания которого проверяются для составления протокола, такие паузы могут негативно отразиться на дальнейших показаниях проверяемого и повлиять на результативность проверки и уточнения показаний на месте. Для того чтобы следователь по окончании следственного действия имел возможность точно и детально воспроизвести в протоколе показания проверяемого лица в ходе следственного действия следователь может делать по ходу его проведения письменные пометки, использовать диктофон, но наиболее целесообразно использовать видеосъемку.

Вводная часть протокола проверки и уточнения показаний на месте должна содержать:

  • обязательные сведения (ч.З ст. 166 УПК РФ), к которым относятся место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания с точностью до минуты; должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол; фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а в необходимых случаях его адрес и другие данные о его личности;
  • дополнительные сведения, как то, разъяснение лицам, участвующим в производстве проверки и уточнения показаний на месте их прав, обязанностей и ответственности (ч.1 ст. 11 УПК РФ), положения ст. 51 Конституции РФ, а также порядка производства следственного действия, что удостоверяется подписями участвующих лиц; отметка о добровольном согласии лица на производ-
  • 1 Хотя некоторые авторы считают иначе, аргументируя необходимость составления протокола в процессе проведения проверки и уточнения показаний на месте обеспечение точности в отражении деталей следственного действия. См., например, Хлынцов М.Н. Указ. соч., С. 96.

172

ство данного следственного действия; объявление о применении технических средств; отметка об условиях, в которых производится следственное действие.

Далее, в описательной части, отражается непосредственное содержание следственного действия. Приложение № 56 к УПК РФ предусматривает, что перед проверкой показаний на месте лицу должно быть предложено указать место, где его показания будут проверяться. Место, которое указывает лицо, заносится в протокол. Представляется нецелесообразным выделять этот элемент проверки и уточнения показаний на месте отдельным положением, изымая его из общего массива показаний проверяемого лица, так как в ряде случаев из тактических или практических соображений данное следственное действие может начинаться «от дверей РОВД», то есть от какого-либо места, не имеющего отношения к совершенному преступлению, например, для того чтобы установить маршрут, ведущий к месту совершения преступления. В криминалистической литературе предлагается также указывать на то, «что лицо, чьи показания проверялись, само определяло маршрут следования и показывало места расположения изымаемых следов и других вещественных доказательств»1. Такая реко- мендация, по нашему мнению, поглощается обязательным закреплением в протоколе согласия на производство проверки и уточнения показаний на месте, полученного от лица, показания которого планируется проверить, перед началом следственного действия.

Таким образом, в описательной части протокола проверки и уточнения по- казаний на месте последовательно описываются показания проверяемого лица, а также иные факты, установленные в ходе следственного действия, в том виде и в той последовательности, в какой они происходили. Причем следователю необходимо заносить в протокол проверки и уточнения показаний на месте как показания лица, так и характер производимых им действий, описание обстановки, в которой эти действия производятся, расположение и действия иных лиц, участвующих в производстве следственного действия. Значительный объем различной по характеру информации, требующей закрепления в протоколе, делает составление такого протокола достаточно сложным и объемным, что вновь

Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: В.Н. Герасимов, В.Я. Колдин, В.В. Крылов и др.; под ред. Н.П. Яблокова. - М., 1995. С. 431.

173

возвращает нас к утверждению о необходимости производства видеозаписи и составления полного протокола после завершения следственного действия (иначе производство проверки и уточнения показаний на месте будет неоправданно затянуто по времени). Изложение информации в протоколе должно быть таким, чтобы четко прослеживалась связь рассказа о происшедших событиях с показом отдельных мест и находящихся там предметов. Варианты сочетания в протоколе проверки и уточнения показаний на месте рассказа лица, показания которого проверяются, речи иных лиц (например, вопросы следователя) и описания обстановки и действий могут быть различны1. В протоколе необходимо фиксировать не только реальную обстановку, существующая на момент производства следственного действия, но и показания относительно изменений, внесенных в нее2.

В заключительной части протокола проверки и уточнения показаний на месте делается отметка о технических средствах, которые применялись в ходе следственного действия. В заключительной части протокола отражаются также заявления, которые поступили от участвующих в следственном действии лиц в ходе его производства (ч.4 ст. 166 УПК РФ). Далее протокол предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии, о чем делается отметка в протоколе, а также заносятся замечания к протоколу, поступившие от данных лиц после его оглашения. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть оговорены и удостоверены подписями этих лиц (ч.б ст. 166 УПК РФ). И, в заключение, протокол подписывается следователем и лицами, участвовавшими в следственном действии.

Значительный интерес представляет новелла уголовно-процессуального закона, предусмотренная ч. 9 ст. 166 УПК РФ, которая гласит, что «при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом

См., например, Подголин Е. Запись показаний при проверке на месте // Соц. законность. -1986. №5. С. 32-33.

2 См.: Руководство для следователей / О.Я. Баев, А.З. Ваксян, А.А. Ваксян и др.; под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. - М., 1997. С. 421.

174

случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием». Конечно, необходимо принимать меры к обеспечению безопасности потерпевшего, свидетеля. Хотя, если следовать логике данной нормы, то в указанных случаях можно также одевать на потерпевшего, свидетеля и маску, так как, несмотря на наличие псевдонима, его можно будет увидеть и затем опознать по лицу. Следовало бы также предусмотреть возможность по изменению голоса, особенно если проверка и уточнение показаний на месте проводится с обвиняемым, а потерпевший или свидетель участвуют в ее производстве. Представляется, что предусмотренная данной нормой возможность обезопасить потерпевшего, свидетеля является всего лишь полумерой в решении актуальной проблемы безопасности участников уголовного судопроизводства.

Кроме того, ст. 167 УПК РФ предусматривает возможность удостоверения факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия.

Протокол следственного действия может быть написан от руки или изго- товлен с помощью технических средств (ч.2 ст. 166 УПК РФ). Применение технических средств значительно облегчает труд следователя по составлению различных документов, тем более такого значительного по объему, как протокол проверки и уточнения показаний на месте.

При производстве проверки и уточнения показаний на месте возможно и целесообразно использование дополнительных средств фиксации. Ч. 2 ст. 166 УПК РФ разрешает использование в ходе производства следственного действия стенографирование, фотографирование, киносъемку, аудио- и видеозапись. Порядок закрепления дополнительных средств фиксации в протоколе регулируется ст. 166 УПК РФ, согласно которой в протоколе должны быть указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты; лица, участвующие в следственном действии, заранее предупреждаются о применении при производстве следственного дей-

175

ствия технических средств. Вещественные результаты применения технических средств при производстве следственного действия (негативы, снимки, киноленты, диапозитивы, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации и др.) прилагаются к протоколу.

Самым распространенным дополнительным средством фиксации хода и результатов проверки и уточнения показаний на месте, как нами подчеркивалось ранее, является видеозапись, что обусловлено как обширными возможностями видеосъемки (записывается и изображение и звук происходящего события), так и достаточно несложным в техническом плане характером применения данного дополнительного средства фиксации. Тем не менее, следователю не следует при производстве проверки и уточнения показаний на месте ограничиваться только одним дополнительным средством фиксации и пренебрегать иными возможными и предусмотренными УПК РФ. Рассматриваемое следственное действие настолько многогранно по объему и характеру получаемой при его производстве информации о преступном событии, что закреплять некоторые аспекты такой информации целесообразно несколькими, разными средст- вами фиксации.

176

ЛИТЕРАТУРА

НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ:

  1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г. - М: Юрид. лит., 1993. - 64 с.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М.: Изд-во «ЮНВЕС»,
  3. -176 с.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.- М.: Изд-во ООО «ВИТРЭМ», 2001. - 512 с.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс республики Узбекистан. - Ташкент: Изд-во «Адолат», 1995. - 284 с.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс республики Казахстан. - http://pavlodar.com/zakon/index.html?dok=00147&ogl=all
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской республики. - http://www.toktom.kg/LawColl/! 1089.1 .htm
  8. Уголовно-процессуальный кодекс республики Беларусь. -http://l 94.226.121.66/webnpa/text.asp?NR=HK9900295
  9. Уголовно-процессуальный кодекс Армянской ССР. - http://www.booksite.ru/forum.pl?look=l&id= 103 8077613&п=0
  10. Уголовно-процессуальный кодекс Латвийской ССР. — http://www.legaltext.ee/text/zakon/HT5000946800.htm
  11. Уголовно-процессуальный кодекс Литовской ССР. — http://www3.lrs.lt/pls/inter/w3_viewer. ViewTheme?p_int_tv_id=172&p_kalb=l
  12. Уголовно-процессуальный кодекс Казахской ССР. - Алма-ата, 1989. - 260 с.
  13. Уголовно-процессуальный кодекс Киргизской ССР. - http://www.bischkek.ks/law/text/127650096.htm
  14. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.- М.: Изд-во ООО «ВИТРЭМ», 2001.-240 с.
  15. Уголовно-процессуальный кодекс Таджикской ССР. - Душанбе,
    • 286 с.
  16. Уголовно-процессуальный кодекс Туркменской ССР. - Ашхабад, 1987. -312с.

177

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Узбекской ССР. - Ташкент, 1981. - 248 с.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР.— http://search.liga.kiev.ua/l_doc2.nsf/alldocWWW/D64F0A751F9E4899C2256A3 200558927?OpenDocument&login=l
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Эстонской ССР.— http://www.legaltext.ee/text/en/X30010K7.htm
  4. ЛИТЕРАТУРА:

  5. Абдумаджидов Г.А. Проблемы теории законодательного регулирования и практики расследования преступлений. Автореф. дисс. … д.ю.н. - М., 1983.- 31 с.
  6. Абдумаджидов Г.А. Расследование преступлений. Процессуально- правовое исследование. - Ташкент, 1986. - 184 с.
  7. Аверченко А.К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе. Автореф. дисс. … к.ю.н. - Томск, 2001. - 23 с.
  8. Авсюк А.В. Процессуальные и тактические особенности проверки показа- ний на месте. - Минск, 1990. - 118 с.
  9. Александров Г., Строгович М. Неправильная практика // Соц. законность. — 1960.-№3.-С. 20-27.
  10. Александров Г.Н., Строгович М.С. Проверка показаний на месте // Правоведение. - 1978. - № 2. - С. 112-113.
  11. Алексеев A.M. Понятие свидетеля-очевидца, значение и особенности его показаний // Вопросы борьбы с преступностью. - М.: Юрид. лит. - 1969. - Вып. 10.-С. 53-64.
  12. Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. — М.: Юрид. лит., 1972. - 104 с.
  13. Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика: Учеб. пособие / под ред. Н.И. Порубова. - Минск: Выш. школа, 1997. - 344 с.
  14. Андреева О.И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном судо- производстве. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2000. - 136 с.
  15. Ароцкер Л.Е. Следственный эксперимент в советской криминалистике. Автореф. дисс. … к.ю.н. - Харьков, 1951. — 22 с.

178

  1. Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1986.-153 с.
  2. Архив Новосибирского областного суда
  3. Архив Томского областного суда
  4. Аугустинавичуте А. Соционика: Введение. - СПб., 1998. - 157с.
  5. Ахмедшин Р.Л. Изучение личности преступника в методике расследования преступлений. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2000. - 138 с.
  6. Ахмедшин Р.Л. К вопросу о применении в процессе допроса методик определения истинности сообщаемой информации // Состояние и проблемы развития российского законодательства: Сб. статей / под ред. В.Ф. Воловича. -Томск: Изд-во Том. ун-та, 1998. - С. 259-270.
  7. Баев О.Я. Криминалистическая тактика и уголовно-процессуальный за- кон. - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1977. - 114 с.
  8. Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1995. - 224 с.
  9. Бахарев Б.М. Некоторые вопросы проверки показаний на месте в уголовном процессе // Вопросы развития и дальнейшего совершенствования советского права в современный период. Учен, записки ВЮЗИ. - М., 1968.- Вып. 17.-С. 46-60.
  10. Белкин Р.С. К вопросу о природе, тактических целях и разновидностях следственного эксперимента // Сов. государство и право,- 1958.- № 1. -С. 28- 31.
  11. Белкин Р.С. Криминалистика. - М.: Юрид. лит., 1966. - 268 с.
  12. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы тенденции, перспективы,- М.: Юрид. лит., 1988.-304 с.
  13. Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. - М, 1961. - 28 с.
  14. Белкин Р.С. Процессуальные и тактические основы выхода на место с обвиняемым, потерпевшим, свидетелем // Вопросы советской криминалисти- ки. - Алма-Ата, 1959. - С. 39-42.
  15. Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента.- М, 1959. - 171с.
  16. Белкин Р.С. - Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.: Наука, 1966.-295 с.

179

  1. Белкин Р.С., Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. - М., 1997.-160 с.
  2. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. - М.: Юрид. лит., 1973. - 264 с.
  3. Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психиатрических терминов. -Ростов-на-Дону, 1996. - 480 с.
  4. Богданов Б.В. О значении сознания обвиняемого // Сов. юстиция. —
  5. — №5.-С.52-54.
  6. Богинский В.Е. Проверка показаний подозреваемого // Проблемы социалистической законности. - Харьков, 1986. — Вып. 17. -С.70-73.
  7. Большой толковый социологический словарь. Т. l(A-O): Пер. с англ. — М.: Вече, 1999.-544 с.
  8. Браун В.А. К вопросу о доказательственном значении проверки показаний на месте // Проблемы криминалистики и судебной экспертизы. - Алма-Ата, 1965.-С. 230-232.
  9. Браун В.А. Некоторые тактические вопросы проверки показаний на месте // Ученые труды Каз. ун-та. Серия юридическая. - Казань, 1967. - Т. 8., Вып. 8. - С. 269-279.
  10. Браун В.А. Процессуальное и криминалистическое исследование сопоставления показаний с фактической обстановкой на месте. Автореф. дисс. … к.ю.н. - Алма-Ата, 1967. - 20 с.
  11. Быховский И.Е. Осмотр места происшествия. - М.,1973. - 86 с.
  12. Быховский И.Е. Происхождение и развитие института следственных действий // Вопросы совершенствования предварительного следствия. — Л., 1980.-Вып. 6.-С. 36-47.
  13. Быховский И.Е. Процессуальная регламентация проведения следственных действий // Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1974.- Вып. 21. - С. 47-62.
  14. Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Проверка показаний на месте. - Л.,
  15. -68 с.
  16. Быховский И.Е., Ратинов А.Р. Проверка показаний на месте // Вопросы криминалистики.- 1962. -№ 5.-С. 186-193.
  17. Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: Юрид. лит., 1976. - 200 с.

180

  1. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М.: Изд-во МГУ, 1978. - 72 с.
  2. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. - М.: Юрид. лит., 1981.-112 с.
  3. Васильев А.Н., Виноградов И.В., Ратинов А.Р. и др. Осмотр места происшествия. - М.: Госюриздат, 1960. - 380 с.
  4. Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. - М.: Госюриздат, 1959. - 48 с.
  5. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М: МГУ, 1984. - 280 с.
  6. Васильев В.Л. Юридическая психология. — М.; Юрид. лит., 1991. — 464 с.
  7. Ведерников Н.Т. Изучение личности обвиняемого - один из путей повышения эффективности расследования преступлений // Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. Тезисы научно- практической конф.-Л., 1976.-С. 102-105.
  8. Ведерников Н.Т. Изучение личности обвиняемого и развитие следственной тактики // Проблемы сов. государства и права.- Иркутск, 1975.- Вып. 9-10.-С. 48-52.
  9. Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1968. - 84 с.
  10. Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1978. - 176 с.
  11. Весенин Э.Е. Понятие и задачи «проверки показаний на месте» // Вопросы борьбы с преступностью. - М.: Госюриздат, 1969. - Вып. 10. - С. 100-107.
  12. Винберг А.И. Криминалистика. Введение в криминалистику.- М., 1950. - 187 с.
  13. Винберг А.И., Шавер Б.М. Криминалистика. -М.: Госюриздат, 1950. - 272с.
  14. Возгрин ИА. Принципы методики расследования отдельных видов преступлений. — Л.: НИ и РИО, 1977. - 80 с.
  15. Волкова И.К. Участие специалиста в воспроизведении обстановки и обстоятельств события // Научная конференция профессорско-препод. состава Харьковского юрид. ин-та. - Харьков, 1968. - С. 211-212.

181

  1. Гаврилов А.К. и др. Следственные действия по советскому уголовно- процессуальному праву. - Волгоград, 1975. - 327 с.
  2. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. - Сверд- ловск, 1975.-184 с.
  3. Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. - М: Юрид. лит., 1971.-64 с.
  4. Горелик А.С. Проверка показаний свидетелей на месте преступления // Следственная практика. Вып. 32. - М.: Госюриздат, 1958. - С. 116-122.
  5. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в со- ветском уголовном процессе.- Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978. -303 с.
  6. Грановская P.M. Элементы практической психологии.- СПб.: «Свет», 1997.-608 с.
  7. Гродзинский М.М. О способах получения доказательств в советском уго- ловном процессе // Сов. юстиция. - 1958. -№ 6. - С.51-58.
  8. Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей и жандармской полиции. - Смоленск, 1895. - 1045 с.
  9. Гуковская Н.И. Право суда на производство следственного эксперимента // Сов. юстиция. - 1958. - № 4. - С. 12-17.
  10. Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следственная тактика. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. - 167 с.
  11. Гутерман М.П. Следственные действия и некоторые спорные вопросы, связанные с их системой // Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1985. — Вып. 42.-С. 72-75.
  12. Дубривный В.А. Деятельность следователя по расследованию преступле- ний. - Саратов: изд-во Сарат. ун-та, 1987. - 178 с.
  13. Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1973. - 168 с.
  14. Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. - Минск: «Вышейшая школа», 1971. - 272 с.
  15. Жогин Н.В. Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1965. - 367 с.

182

пиков В.Д. Использование видеозаписи для фиксации хо-казаний на месте совершения преступления // Уголовно-и. криминалистические проблемы правоприменительной рквуз. сборник науч. трудов. — Омск:Высшая школа мили-1989. — С.154-161. -Уголовно-процессуальное доказывание. — Ижевск,
1993.

Об участии свидетелей, потерпевших, подозреваемых и эверке показаний на месте // ЬСриминалистика и судебная 4.-Киев, 1967.- С. 101-Ю7. Правовые основы и криминалистические методы
иссле-

)бытия с целью проверки показаний. Автореф. дисс.

  1. -20 с.

Практика применения статьи 1 94 УПК УССР // Проблемы й законности на современном: этапе развития советского [рьков, 1968. — С. 270-272.

. Соотношение проверки показании на месте с опознанием: , ти // Вопросы совершенствования предварительного след–Вып. 2. -С. 121-125. (тический потенциал следственного действия. — Минск,

мяти. — ]VL: Наука, 1990. — 216 с.

ательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и орга-I прокуратуры 1917-1954 г.г.: Сборник документов / Сост. Ьед. С.А. Голунского. — М.: Госюриздат, 1955. — 635 с. , ребиж В. Выход с обвиняемым на место происшествия //

    1. -№ 11. -С. 59-60.

С

роблемы первоначального этапа расследования преступ-± ск: Изд- во Крас, ун-та, 1987. — 168 с.

Специалист в следственных действиях (уголовно-и криминалистические аспекты). — М.: Юрид. лит., 1990.

183

  1. Казаков Г.Н. Тактические аспекты проверки показаний на месте при рас следовании поджогов и скрываемых ими преступлений // Труды Всесоюз. научно-исследоват. ин-та МВД СССР. - М, 1974. - № 28. - С. 79-87.

  2. Казаков Е.И. Процессуальные и тактические вопросы проверки показа- Ф ний на месте при расследовании преступлений против денежной системы //

Вопросы судебной экспертизы. - Баку, 1967. - Вып. 5. - С. 73-82.

  1. Казинян Г.С, Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. - Ереван: Изд-во Ереванск. ун-та, 1987. - 148 с.
  2. Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. - М.: Изд-во АН СССР, 1960. - 182 с.
  3. Кежоян А. Выход на место происшествия // Соц. законность. - 1976. - № 7.-С. 53- 55.
  4. Киселев А.А. Язык как средство воздействия. - Л., 1971. - 92 с.
  5. Ковалев А.Г. Психология личности. - М: Просвещение, 1970. - 392 с.
  6. Козловский Н.А. Некоторые вопросы организации выезда следователя на место происшествия // Криминалистика на службе следствия.- Вильнюс, 1967.-С. 110-115.
  7. Колдин В.Я. Следственный эксперимент и проверка показаний на месте. -М, 1963.-106 с.
  8. Колмаков В.П. Способы собирания и закрепления судебных доказательств // Соц. законность. - 1955. - № 4. - С. 62-68.
  9. Комаров В.К. Тактические особенности выхода на место для проверки показаний несовершеннолетних // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследования и судебного разбирательства. - Свердловск, 1974. - С. 112-117.
  10. Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. - Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1980. - 128 с.
  11. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — Ростов-на-Дону: Изд-во Феникс, 1996. - 736 с.
  12. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. - М.: Юристь, 2002. - 1039 с.
  13. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - М.: Изд-во «Спарк», 1995.-613 с.

184

  1. Коновалов Г.А., Бородин А.А. Организация проверки и уточнения показаний на месте при расследовании групповых преступлений // Правовые и тактические вопросы борьбы с преступностью. Межвуз. сборник. - Омск, 1987.-С. 140-147.
  2. Корноухов В.И., Богданов В.М., Закатов А.А. Основы общей теории криминалистики. — Красноярск: Изд-во Крас, ун-та, 1993. - 448 с.
  3. Костров А.И. Проверка показаний свидетелей на предварительном следствии. Автореф. дисс. … к.ю.н. - Минск, 1972. — 20 с.
  4. Криминалистика / Авт. кол.: А.И. Винберг, Б.М. Комаринец, СП. Митри-чев и др.; Всесоюз. институт юрид. наук Минюста СССР. Ч. 1. - М.: Госюр-издат, 1950.-303 с.
  5. Криминалистика / Авт. кол.: А.К. Звирбуль, Б.Л. Зотов, С.Г. Любичев и др.; под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова.- М.: Юрид. лит., 1984. — 544 с.
  6. Криминалистика / Авт. кол.: А.Н. Васильев, А.И. Винберг, С.А. Голун-ский и др.; под ред. С.А. Голунского. - М.: Госюриздат, 1959. - 511 с.
  7. Криминалистика / Авт. кол.: А.Н. Васильев, И.Ф. Герасимов, В.Н. Герасимов и др.; под ред. Н.П. Яблокова, В.Я. Колдина. - М.: Изд-во МГУ, 1990.-463 с.
  8. Криминалистика / Авт. кол.: Б.Е. Богданов, А.Н. Васильев, В.Я. Колдин и др.; под ред. А.Н. Васильева. - М.: Изд-во МГУ, 1980. - 496 с.
  9. Криминалистика / Авт. кол.: B.C. Аханов, Р.С. Белкин, Н.И. Герасимов и др.; под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова; Высшая школа МООП СССР. — М.: Юрид. лит., 1968.-696 с.
  10. Криминалистика / Авт. кол.: Р.С. Белкин, А.И. Винберг, Б.Л. Зотов и др.; под ред. СП. Митричева, М.П. Шаламова. - М., 1966. - 607 с.
  11. Криминалистика / под ред. Р.С. Белкина. - М., 1999. - 990 с.
  12. Криминалистика. Учебник для юридических вузов / Авт. кол.: Б.Е. Богданов, А.Н. Васильев, В.Я. Колдин и др.; отв. ред. А.Н. Васильев. — М.: Изд-во МГУ, 1963.-619 с.
  13. Криминалистика: Краткая энциклопедия / Авт-сост. Р.С. Белкин.— М.: Большая Российская энциклопедия, 1993. - 111 с.

185

  1. Криминалистика: Учеб. пособие / А.В. Дулов, Г.И. Грамович, А.В. Лапин и др.; под ред. А.В. Дулова. - Минск: НКФ «Экоперспектива», 1996. - 415 с.
  2. Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: В.Н. Герасимов, В.Я. Колдин, В.В. Крылов и др.; под ред. Н.П. Яблокова. - М.: БЕК, 1995. - 708 с.
  3. Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: Е.М. Ашмарина, Е.Н. Викторова, Л.Н. Викторова и др.; под ред. В.А. Образцова. - М.: Юристь,
    • 760 с.
  4. Криминалистика: Учебник / Авт. кол.: Е.Н. Викторова, Л.Н. Викторова, Ю.П. Голдованский и др.; под ред. В.А. Образцова.- М.: Юрист,
    • 592 с.
  5. Криминалистика: Учебник для вузов / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ищенко и др.; под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М.: Высшая школа, 1994.-528 с.
  6. Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика. Научно- практическое и учебное пособие. - М.: Изд-во БЕК, 1996.-192с.
  7. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование. Организация. - М.: Юрид. лит., 1970. - 224 с.
  8. Ларин A.M. Следственные действия (определение понятия, терминоло- гия) // Оптимизация расследования преступлений.- Иркутск, 1982.— С. 92- 102.
  9. Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе.- М.: Юрид. лит., 1974. - 104 с.
  10. Леви А.А. Организация осмотра места происшествия. - М., 1970. - 95 с.
  11. Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. - М.: Юрид. лит., 1983. - 112 с.
  12. Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. - М., 1987. - 112 с.
  13. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М.: Новый юристь, 1997. - 176 с.
  14. Личность преступника. - М.: Юрид. лит., 1975. - 272 с.
  15. Ломов Б.Т. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М., 1964.-124 с.
  16. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования,- М.: Юрид. лит., 1973.-216 с.

186

  1. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М, 1969. - 172 с.
  2. Лупиков В.Д. Проверка показаний на месте (теоретические и практиче- ские аспекты). Автореф. дисс. … к.ю.н. - М., 1990. — 24 с.
  3. Лупиков В.Д. Целесообразность проверки показаний на месте на перво- начальном этапе расследования // Проблемы первоначального этапа расследования. - Ташкент, 1986. - С. 144-146.
  4. Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе.- М., 1975.-102 с.
  5. Лупинская П.А. Уголовный процесс. - М., 1969. - 246 с.
  6. Луцик А.С. Проверка показаний обвиняемого на месте // Следственная практика. Вып. 98. - М.: Госюриздат, 1973. - С. 114-119.
  7. Максимов B.C. Сущность очной ставки // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследования и судеб- ного разбирательства. - Свердловск, 1974. - С. 124-126.
  8. Махтаев М.Ш. Проблемы криминалистического обеспечения предупреждения преступлений. Автореф. дисс. … д.ю.н. - М., 2001. - 50 с.
  9. Мезинов Д.А. Преступная мотивация как основание криминалистической классификации преступников // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Сб. статей. Ч. 6 / под ред. В.А. Уткина. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2000. - 326 с.
  10. Назарко О.Н. Почему тестируемые «обманывают» типировщиков? // Соционические чтения.— М., 1997.-С. 10-17.
  11. Настольная книга следователя / Авт. кол.: Г.Н. Александров, Л.Н. Ураков, А.И. Апурин и др.; под общ. ред. Г.Н. Сафонова. - М.: Госюриздат,
    • 879 с.
  12. Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. — М.: Юристъ, 1997.-336 с.
  13. Образцов В.А. Криминалистика. Курс лекций. - М., 1996. - 448 с.
  14. Образцов В.А. Проблемы совершенствования научных основ методики расследования преступлений. Автореф. дис. … д.ю.н. - М., 1985. - 51 с.
  15. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: «Русский язык», 1987. - 750 с.
  16. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе.- М., 2000.-144 с.

187

  1. Осмотр места происшествия / под ред. В.Ф. Статкуса. - М., 1995. - 214 с.
  2. Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Авт. кол.: А.И. Дворкин, Б.Д. Завидов, Э.У. Бабаева и др.; под ред. А.И. Дворкина. - М.: Юрист, 2000.-336 с.
  3. Основы криминалистики / под ред. И.Ф. Пантелеева. - М., 1984. - 326 с.
  4. Париц В.А., Орлов В.М. Проверка показаний обвиняемого - условие успешного расследования // Следственная практика. - М., 1970. - Вып. 87. - С. 80-93.
  5. Подголин Е. Запись показаний при проверке на месте // Соц. закон- ность. - 1986. - № 5. - С. 32-33.
  6. Подголин Е.Е. Тактика следственных действий. -Л., 1986. -156 с.
  7. Полянский Н.Н. Доказательство в иностранном уголовном процессе. - М.: Юрид. изд-во Минюста СССР, 1946. - 142 с.
  8. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве.— Минск: Вышэйш. школа, 1973. - 368 с.
  9. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие.— М.: Изд-во БЕК, 1998. - 208 с.
  10. Психология и психоанализ характера. Хрестоматия по психологии и типологии характеров / под ред. Д.Я. Рацгородского. — Самара: Бахрах, 1997.-786 с.
  11. Пятницкий К.Е. Использование графического метода фиксации при проверке показаний на месте по делам о групповых преступлениях // Борьба с групповой и рецидивной преступностью. Межвуз. сборник.- Омск, 1984.— С. 128-132.
  12. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей: Учебное пособие. -М.:НИиРИО, 1967.-290 с.
  13. Розенталь М.Я. Проверка показаний на месте с использованием звуко- и видеозаписи. - М., 1990. - 34 с.
  14. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - СПб.: Питер, 2000. - 712 с.
  15. Руководство для следователей / Авт. кол.: Т.М. Арзуманян, Р.С. Белкин, Ф.Ю. Бердичевский и др.; отв. ред. Н.В. Жогин. - М.: Юрид. лит.,
  16. -750 с.

188

  1. Руководство для следователей / О.Я. Баев, А.З. Ваксян, А.А. Ваксян и др.; под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. - М.: ИНФРА-М, 1997. - 732 с
  2. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. - М, 1997. - 336 с.
  3. Сапун А., Хоменко Ф. Процессуальная природа и пределы применения следственного эксперимента и проверки показаний на месте // Некоторые вопросы борьбы с преступностью. - Алма-Ата, 1970. - С. 103- 114.
  4. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977.- Сост.: Е.А. Смоленцева (гл. ред.) и др. Ч. 1. — М.: Известия Советов Народ- ных Депутатов СССР, 1980. - 318 с.
  5. Селиванов Н.А., Теребилов В.И. Первоначальные следственные дейст- вия. - М.: Госюриздат, 1956. - 283 с.
  6. Следственная тактика. Учебное пособие / под ред. И.Ф. Пантелеева. - М.: ВЮЗИ, 1982.-346 с.
  7. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Авт. кол.: С.Н. Богомолов, В.А. Образцов, А.А. Про- тасевич и др.; под ред. В.А. Образцова. Ч. 1. - М.: Юрист, 1999. - 501 с.
  8. Советский уголовный процесс / под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. - 472 с.
  9. Сокиран Ф.М. Научно-технические средства как элемент психологиче- ского воздействия на предварительном следствии // Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижениями. — Киев, 1987.-С. 63-66.
  10. Соловьев А.Б. Методология и методика исследования эффективности производства следственных действий // Вопросы совершенствования пред- варительного следствия. - М., 1983. - С. 134-156.
  11. Соловьев А.Б. Очная ставка на предварительном следствии.- М., 1970. -80 с.
  12. Соловьев А.Б. Условия успешного функционирования системы следст- венных действий // Укрепление законности в уголовном судопроизводстве.- М., 1986.-С. 97-106.

189

  1. Соловьев А.Б., Казинян Г.С. Всесторонняя проверка показаний - необходимое условие установления их достоверности // Следственная практика. -М: Юрид. лит., 1982. - Вып. 133. - С. 102-107.
  2. Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного следствия. -М, 1962.-С. 118-122.
  3. Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие. Автореф. дисс. … к.ю.н. - М., 1966. - 16 с.
  4. Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. - М, 1966. - 94 с.
  5. Соя-Серко Л.А. Проверка признания обвиняемых путем воспроизведения показаний на месте // Следственная практика. Вып. 43.- М.: Госюриздат, 1960.-С. 119-125.
  6. Спенсер Г., Циген Т. Ассоциативная психология. — М., 1998. - 560 с.
  7. Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. - М.: Юрид. лит., 1990. -288 с.
  8. Справочник следователя / Авт.-сост. У.А. Усманов. - М.: Приор, 2001. -256 с.
  9. Степанов В.В. Процессуальные и криминалистические вопросы предъявления для опознания // Проблемы соц. законности на современном этапе развития сов. государства. - Харьков, 1968. - С. 263-268.
  10. Степичев С. Выезд на место как тактический прием проверки доказа- тельств // Соц. законность. - 1955. - № 12. - С. 28-34.
  11. Степичев С.С. Еще раз о «выходе на место» // Вопросы криминалисти- ки. - 1964. -№ 12. - С. 32-38.
  12. Степичев С.С. К вопросу о проверке показаний на месте // Сов. государство и право в период развернутого строительства коммунизма. - Харьков, 1962.-С. 245-247.
  13. Степичев С.С. Проверка показаний на месте // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного следствия. - М., 1962.-С. 115-118.
  14. Степичев С.С. Проверка показаний на месте // Соц. законность. - 1964. -№3.-С. 64-68.

190

  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1.— М.,
  2. -470 с.
  3. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2.- М.,
  4. -516с.
  5. Строгович М.С. Сознание обвиняемого как судебное доказательство // Сов. юстиция. - 1957. - № 8. - С. 24-29.
  6. Судебная практика Верховного Суда СССР. - М., 1951. № 1. - 182 с.
  7. Танцерев М.В. Потерпевший и его функция в уголовном процессе России. Автореф. дисс. … к.ю.н. - Томск, 1999. - 22 с.
  8. Тарасов-Родионов П.И. Воспроизведение обстановки и обстоятельств события. Предварительное следствие. - М., 1955. - 83 с.
  9. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. - М.: Юрид. лит., 1966. - 584 с.
  10. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть особен- ная. - М.: Юрид. лит., 1966. - 416 с.
  11. Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. -Mi: ВЮЗИ, 1961. - 147 с.
  12. Терзиев Н.В. Некоторые вопросы следственного осмотра места преступления. - М., 1955. - 62 с.
  13. Токарев Е.Я. Выход с потерпевшим на место происшествия внес ясность в обстоятельства дела // Следственная практика.- М., 1956.— Вып. 28 — С. 177-180.
  14. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ / под ред. А. В. Казанской. Т. 1.-М., 1996.-576 с.
  15. Турчин Д.А. Некоторые вопросы использования показаний на месте события для исследования обстановки места происшествия // Ученые записки. Серия юридических наук. Вопросы теории и истории советского права. -Владивосток, 1967.-Вып. 19.-С. 125-138.
  16. Уваров В.Н. Проверка показаний на месте (уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). Автореф. дисс. … к.ю.н.- М., 1981. -22 с.
  17. Уваров В.Н. Проверка показаний на месте. Учебное пособие.- М.: ВЮЗИ, 1982. - 126 с.

191

  1. Уголовный процесс / Авт. кол.: И.Ф. Базанова, А.П. Бороданков, А.И. Васильев и др.; отв. ред. Н.С. Алексеев и др. - М.: Юрид. лит., 1972. - 584 с.
  2. Уголовный процесс. Учебник / под ред. И.Л. Петрухина. - М.: ПБОЮЛ, 2001.-520 с.
  3. Уголовный процесс: Учебник / Авт. кол.: В.И. Басков, К.Ф. Гуценко, М.А. Ковалев и др.; под ред. К.Ф. Гуценко. - М: Зерцало, 1997. - 509 с.
  4. Уголовный процесс: Учебник для вузов / под ред. В.П. Божьева. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Спарк, 2000. - 574 с.
  5. Филиппов А.Г. Проверка показаний на месте и ее значение в расследовании преступлений // Теоретические проблемы криминалистической тактики. Межвуз сборник науч. трудов. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1981. — С. 92-100.
  6. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. - М: Изд-во МГУ, 1979. - 100 с.
  7. Фуфыгин Б.В. Дискуссионные вопросы процессуальной формы проверки показаний на месте расследуемого события // Вопросы теории и методов следственной работы. - Иркутск, 1988. -С. 83-93.
  8. Фуфыгин Б.В. Процессуальные формы проверки показаний на месте // Сов. гос-во и право. - 1978. - № 5. - С. 135-139.
  9. Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте. - Саратов, 1971. - 122 с.
  10. Хоменко Ф.В. Использование результатов осмотра при допросе и проверке показаний на месте // Следственная практика.- М.: Юрид. лит.,
  11. — Вып. 90. - С. 77-86.
  12. Хоменко Ф.В. Применение научно-технических средств при проверке показаний на месте // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1969. - Вып. 6.-С. 112-115.
  13. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности.-СПб.: Питер, 1997. -608 с.
  14. Циркаль В.В. Тактика подготовки и производства проверки показаний на месте с участием специалистов // Проблемы правоведения. Респуб. межвед. науч. сборник. - Киев: «Выща школа», 1989. - Вып. 50. - С. 125- 129.
  15. Чельцов М.А. О проверке показаний обвиняемого на месте преступления // Сов. милиция. - 1961. - № 7. - С. 79-80.

192

  1. Челыдов М.А. Советский уголовный процесс- М: Юрид. лит., 1962. - 503 с.
  2. Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по Особенной части. - М., 1986. 420 с.
  3. Чугунов М.С. Выход на место с обвиняемым, свидетелем, потерпевшим как способ проверки и собирания доказательств // Сборник студенческих научных работ. - Саратов, 1961.-Вып. 1.-С. 121-142.
  4. Шаламов М.П. Теория улик. - М.: Госюриздат, 1960. - 182 с.
  5. Шейфер С.А. Гарантии законности при выборе следственного действия // Укрепление законности в деятельности следователей в свете Конституции СССР.-М., 1979.-С. 43-45.
  6. Шейфер С.А. О познавательной сущности и пределах применения проверки показаний на месте // Вопросы борьбы с преступностью. - М.: Юрид. лит., 1978. - Вып. 28. -С. 116-133.
  7. Шейфер С.А. Познавательное значение следственных действий и их система // Вопросы борьбы с преступностью.- М.: Юрид. лит., 1972.- Вып. 15.-С. 54-70.
  8. Шейфер С.А. Следственное действие как способ формирования доказательств // Актуальные проблемы доказывания в современном уголовном процессе. - М, 1981. - С. 43-47.
  9. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная фор- ма. -М.: Юрид. лит., 1981.-128 с.
  10. Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1972. - 130 с.
  11. Юнг К.Г. Психологические типы. - М., 1997. - 520 с.
  12. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования.- М.,
  13. -258 с.
  14. Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Предварительное следствие по УПК РФ.- Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. - 192 с.
  15. Якушин СЮ. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань: Изд-во Каз. ун-та, 1983. - 104 с.

193

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Схема 1

ВОСП РИЯТ ИЕ

Непосредственное

Опосредованное

Полное

Непол ное

пробелы

искажен ия

восполняемы е

невосполняе мые

аналогия

фантазия

субъект ивного характе ра

объекти вного характе ра

опыт

Физиологические особенно- сти проверяемого лица (зре- ние, слух и т.д.)

Особенности преступного события (место, время, обстановка, механизм)

Психологические особенности проверяемого лица (эмоциональное состояние, внимание, и т.д.)

194

Приложение 2 Протокол

проверки и уточнения показаний на месте

(место составления)

Начало проверки и уточнения показаний на месте в ч мин.

Окончание проверки и уточнения показаний на месте в ч мин.

Следователь

(наименование органа предварительного следствия,

классный чин или звание, фамилия, инициалы следователя

в присутствии понятых:

(фамилия, имя, отчество и место жительства понятого)

(фамилия, имя, отчество и место жительства понятого)

с участием

(процессуальное положение, фамилии, инициалы участвующих лиц)

в соответствии со ст. 194 УПК РФ произвел проверку и уточнение на месте по казаний .

(процессуальное положение, фамилия, инициалы лица)

по уголовному делу N

 добровольно согласился на

(Ф.И.О. проверяемого)

производство проверки и уточнения показаний на месте.

(подпись) Перед началом проверки и уточнения показаний на месте участвующим лицам разъяснены права, ответственность, а также порядок производства проверки показаний на месте.

Участвующие лица:

(подпись)

195

Права и обязанности свидетеля (потерпевшего), предусмотренные ст.56 (42) УПК РФ мне разъяснены и понятны. Мне также разъяснено, что в соответ ствии со ст.51 Конституции Российской Федерации я не обязан_ свидетельст вовать против само себя, своего супруга (своей супруги) и других близких

родственников, круг которых определен п.4 ст.5 УПК РФ1.

Свидетель (потерпевший)

(подпись)

Понятым, кроме того, до начала проверки и уточнения показаний на месте

разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст.60 УПК РФ.

(подпись понятого)

(подпись понятого)

Специалисту (эксперту)

(фамилия, имя, отчество)

разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст.5 8 (57) УПК РФ.

Специалист (эксперт)

(подпись)

Участвующим лицам также объявлено о применении технических средств

(каких именно, кем именно) Проверка и уточнение показаний на месте производилась в услови ях^

(погода, освещенность)

Проверкой и уточнением показаний на месте установлено:

(что именно)

Данная графа заполняется в случае проверки показаний свидетеля (потерпевшего).

196

ки и уточнения показаний на месте проводилась

отосъемка, видео-, аудиозапись и т.п.)

оверки и уточнения показаний на месте прилагаются

(фототаблица, схема и т.п.) ходе либо по окончании проверки и уточнения показаний

цих лиц

;ессуальное положение, фамилии, инициалы)

.   Содержание заявлен	:

ли, не поступили)

(подпись)

(подпись)

терт)

(подпись)

хие лица:

(подпись)

(подпись)

[рочитан

ично или вслух следователем (дознавателем)

токолу

?кание замечаний либо указание на их отсутствие)

(подпись)

(подпись)

перт)

(подпись)

197

Иные участвующие лица:

(подпись)

(подпись) Настоящий протокол составлен в соответствии со ст. 166 и 167 УПК РФ. Следователь (дознаватель)

(подпись)

(Ф.И.О. проверяемого лица) (подпись)

Понятые:

(подпись)

(подпись) Специалист (эксперт)

(подпись)

Иные участвующие лица:

(подпись)

(подпись)

198

Приложение 3

Анкета

для опроса следователей прокуратуры и органов внутренних дел, имеющих опыт производства проверки и уточнения показаний на месте.

Уважаемый коллега!

Кафедра уголовного процесса Юридического института Томского государ- ственного университета проводит научное исследование о практике проведения такого следственного действия как проверка и уточнение показаний на месте. Ваши ответы помогут нам в этой работе.

Заранее благодарим за участие в исследовании.

В анкете либо подчеркните выбранный Вами пункт, либо изложите собст- венную точку зрения.

  1. Ваше место работы: - РОВД - Прокуратура
  2. Ваш стаж следственной работы
  3. По каким категориям уголовных дел Вы проводите проверку и уточнение показаний на месте чаще всего:

? убийство ? ? тяжкие телесные повреждения ? ? изнасилование ? ? кража ? ? грабеж ? ?

  1. Вы прибегаете к производству проверки и уточнения показаний на месте, если есть основания полагать, что налицо:

? оговор обвиняемого, подозреваемого ? ? самооговор ? ? противоречия в показаниях соучастников ? ? противоречия в показаниях свидетелей, потерпевших ?

199

? необходимость уточнения данных, полученных в процессе расследования ? ? необходимость проверки данных, полученных в процессе расследования ? ? недостаточность доказательственного материала по делу ? ?

  1. По каким критериям из нескольких соучастников (свидетелей, потерпев ших), показания которых противоречат друг другу Вы выбираете лицо, провер ка и уточнение показаний на месте которого будет проводиться:

? возраст (- младший, - старший, - не имеет значения) ? ? достоверность сведений (подтверждаются или противоречат показаниям третьих лиц) ? ? желание сотрудничать со следствием ? ? черты характера лица ? ? Ваша личная симпатия ? ?

  1. В отношении каких лиц проверка и уточнение показаний на месте проводит ся чаще всего:

? свидетелей ? ? потерпевших ? ? подозреваемых ? ? обвиняемых ? 8. На каком этапе расследования уголовного дела проводится проверка и уточ нение показаний на месте:

? после получения признательных показаний подозреваемого, обвиняемого ? ? после появления подозреваемого по делу ? ? после допроса обвиняемого (при наличии противоречий в его показаниях с имеющимися материалами дела) ? ?

  1. Является ли необходимым проведение допроса проверяемого в рамках про верки и уточнения показаний на месте:

? Всегда

200

? При недостаточности информации в деле ? ? Нет ? Ю.Какого характера информацию необходимо получить в ходе предварительного допроса проверяемого лица:

? подробности о месте предстоящей проверки ? ? подробности о личности проверяемого ? ? подробности о порядке передвижения проверямого в ходе проверки ? ?

11.При наличии противоречий в показаниях процессуальных лиц Вы проводите проверку и уточнение показаний на месте:

? со всеми ? ? с лицом, показания которого наиболее достоверны ? ? с лицом, показания которого наименее достоверны ? 12.Влияет ли имеющаяся у следователя информация о личности процессуального лица на принятие решения о необходимости проведения проверки:

? Да ? ? Нет ? ? В отдельных случаях ? (в каких именно) 13.Определяете ли Вы для себя психологические характеристики личности процессуального лица:

? Всегда ? ? По мере необходимости ? ? Никогда ? Н.Какие материалы уголовного дела используются Вами при подготовке проверки и уточнения показаний на месте:

? Допрос лица, показания которого планируется проверить ? ? Допросы других процессуальных лиц ? ? Результаты осмотра места происшествия ? ? Результаты криминалистических экспертиз ? ?

201

15.Является ли добровольное согласие процессуального лица на проведение данного следственного действия обязательным элементом подготовки проверки и уточнения показаний на месте:

? Да, с занесением в протокол ? ? Да, требуется устное согласие ? ? Нет ? 16.При оценке результатов проверки и уточнения показаний на месте определяющим фактором является:

? сравнение с ранее полученными показаниями проверяемого лица ? ? сравнение с показаниями других лиц, имеющимися в деле ? ? сравнение с информацией по делу, имеющейся у следователя ? ? сложившееся в ходе проведения проверки мнение следователя П.Является ли необходимым составление плана проведения данного следст- венного действия: ? ? Да, с разработкой вопросов и тактических приемов проведения ? ? Да, схематичного порядка ? ? Нет, так как при проведении проверки инициатива лежит на прове ряемом лице

18.Возможно ли на Ваш взгляд проведение данного следственного действия с лицом, дающим заведомо для следователя недостоверные показания:

? Да ? ? Нет ? 19.Следует ли привлекать к участию в производстве проверки и уточнения показаний на месте потерпевшего (свидетеля), если она производится с обвиняемым (подозреваемым):

? Да ? ? Нет ? ? В некоторых случаях

20.Какими нормами УПК РСФСР Вы руководствовались ранее при производстве проверки и уточнения показаний на месте:

? по осмотру места происшествия ? ? по следственному эксперименту ? ? по допросу ?

202

? по предъявлению для опознания

?

21.Какие дополнительные средства фиксации Вы применяете в ходе производства проверки и уточнения показаний на месте:

? фотосъемка ? ? видеозапись ? ? звукозапись ? ? схемы, планы ? ?

203 Анкета

по изучению материалов уголовного дела

Сведения о деле: Архивный № Предварительное следствие

начато -

окончено -Статьи обвинения - Данные обвиняемых - Краткая фабула дела -

Судебное следствие -начато -окончено -

Наличие в деле проверки - Субъект проверки (участник уголовного судопроизводст- ва) - Цель проверки -

Название протокола -

Стадия уголовного дела -

Использование результатов в обвинитель- ном заключении - Основания выбора лица для проверки - Какие материалы использова- лись при подготовке проверки

Использование результатов при вынесе- нии приговора судом -

Название рассматриваемого следственного действия для использования его в анкете сокращено - «проверка ния ее в приложение были уменьшены в размерах.