lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Тишутина, Инна Валериевна. - Первоначальный этап раскрытия и расследования бандитизма: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 245 с. РГБ ОД, 61:03-12/1151-3

Posted in:

Московский университет МВД России

На правах рукописи

Тишутина Инна Валериевна

Первоначальный этап раскрытия и расследования бандитизма

Специальность 12.00.09 -уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 2003

Научный руководитель — Заслуженный юрист России, доктор юридических наук, профессор А.Ф. Волынский

2

СОДЕРЖАНИЕ

стр.

Введение 3-9

Глава 1. Криминалистическая характеристика бандитизма. Исходные следственные ситуации 10-55

§1. Бандитизм как разновидность организованной преступной деятельности. Его криминалистическая характеристика 10-33

§2. Исходные следственные ситуации. Обстоятельства, подлежа щие установлению и доказыванию 34-55

Глава 2. Организация раскрытия и расследования бандитиз ма на первоначальном этапе 56-124

§ 1. Разработка версий, планирование раскрытия и расследования бандитизма 56-76

§2. Взаимодействие субъектов раскрытия и расследования банди тизма. Использование помощи граждан и средств массовой информа ции 77-102

§3. Использование криминалистических и иных учетов в раскры тии и расследовании бандитизма 102-124

Глава 3. Особенности тактики получения и использования криминалистически значимой информации в процессе раскрытия и расследования бандитизма на первоначальном этапе 125-182

§ 1. Вербальная и материально отображаемая информация в ас пекте укрепления доказательственной базы по уголовным делам о бан дитизме 125-136

§ 2. Особенности тактики получения и использования матери альной криминалистически значимой информации по делам о банди тизме 137-154

§ 3. Особенности тактики получения и использования вербаль ной криминалистически значимой информации по делам о банди тизме 155-182

Заключение 183-188

Список используемой литературы 189-221

Приложения 222-245

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Преступность как социальное явление теснейшим образом связана с экономическими процессами в стране. Особенно тревожен тот факт, что на фоне общего роста преступности отмечаются более высокие темпы роста тяжких особо опасных преступлений, совершаемых организованными преступными группами, в том числе в составе банд. В 2002 г. в нашей стране зарегистрировано 404 факта бандитизма, что почти в два раза больше, чем в 1994 г. и более чем в 10 раз по сравнению с 1990 годом. При этом на практике отсутствует единство подхода к квалификации данного вида преступлений и к доказыванию признаков бандитизма. В частности, в ряде регионов страны, судя по статистическим данным2, ежегодно регистрируются сотни вооруженных разбоев и единицы (а в ряде случаев ни одного) фактов бандитизма.

В отечественной криминалистике до начала 90-х годов прошлого века проблемы раскрытия и расследования бандитизма фактически не изучались, поскольку не замечался сам факт существования этого вида преступлений в нашей стране (хотя в УК РСФСР имелась ст. 77, предусматривающая ответственность за бандитизм). И только фактически с середины 90-х годов прошлого столетия началась предметная разработка проблем расследования бандитизма в современных условиях.3 В последние годы определенное внимание проблемам расследования бандитизма и преступлений, совершаемых бандитскими группами, уделялось такими учеными как Э.У. Бабаева, В.М. Быков,

1 Состояние преступности в России за январь-декабрь 2002года. - М.: ГИЦ МВД РФ.-С.4.

О практике расследования уголовных дел о вооруженных разбойных нападениях. Обзор Следственного комитета при МВД РФ № 17/3 - 10344 от 12.11.2001.

См., например: Волынский В.А. Методические рекомендации по расследованию организации вооруженных банд и бандитских нападений.//Материалы научно-практической конференции. - Тула, 1996.; Жбанков В.А. Методика расследования бандитизма.-М., 1995.

4 В.Г. Гриб, А.И. Дворкин, А.Г. Заболоцкая, В.А. Казакова, Г.П. Лозовицкая, СБ. Пазухин, СВ. Фирсаков и др. И хотя в этих работах нет единства взглядов по ряду принципиально важных вопросов, они представляют собой существенный элемент теоретической базы исследования.

При разработке рассматриваемых в диссертации проблем использовались методологически важные труды Т.В. Аверьяновой, Р.С Белкина, А.Ф. Волынского, В.Н. Григорьева, Г.Г. Зуйкова, В.Н. Карагодина, Л.М. Карнее-вой, Ю.Г. Корухова, В.П. Лаврова, A.M. Ларина, И.М. Лузгина, В.А. Михайлова, Е.Р. Российской, А.Г. Филиппова, Н.П. Яблокова и других ученых.

Уголовно-правовые, уголовно-процессуальные аспекты данной проблемы, как и теоретические основы в целом борьбы с организованной преступностью, рассматривались в работах A.M. Абдулатипова, С.Ш. Ахмедо-вой, P.P. Галиакбарова, Л.Д. Гаухмана, М.В. Геворкяна, В.А. Дилояна, А.И. Долговой, A.M. Ивахненко, И.А. Климова, B.C. Комиссарова, Я.М. Мазуни-на, В.И. Мархотина, Ю.Б. Мельниковой, В.М. Мешкова, Г.М. Миньковского, B.C. Овчинского, А.П. Онучина, М.В. Субботиной, Т.Л. Таршиной, Т.Д. Устиновой, И.В. Шмарова и других авторов.

Анализ следственной практики показывает, что традиционные криминалистические методы и средства, формы организации деятельности органов внутренних дел, используемые в целях выявления и расследования рассматриваемого вида преступлений, не всегда дают желаемые результаты, а иногда просто не срабатывают, что само по себе свидетельствует о наличии требующих своего решения сложных и, порой, противоречивых проблем организации, тактики, правового регулирования деятельности органов предварительного следствия и оперативно-розыскных аппаратов, направленной на раскрытие и расследование бандитизма. Такие проблемы явно обострились в последнее десятилетие, что объективно обуславливает необходимость их системного, комплексного анализа, результаты которого могут быть положены в основу совершенствования в целом методики расследования бандитизма.

5

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы данного диссертационного исследования, свидетельствуют о его актуальности.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в разработке и обосновании комплекса организационных и правовых мер, тактических и методических рекомендаций, направленных на повышение эффективности деятельности органов внутренних дел по раскрытию и расследованию преступлений, совершаемых бандами.

Достижение данной цели обеспечивается решением следующих задач:

  • выявление и изучение особенностей формирования, существования и деятельности банд,
  • конкретизация криминалистической характеристики бандитизма,
  • обобщение и анализ практики организации деятельности органов внутренних дел на первоначальном этапе расследования преступлений, совершаемых бандами,
  • изучение особенностей обстоятельств, подлежащих установлению при расследовании бандитизма,
  • описание ситуационных задач и особенностей их решения на первоначальном этапе расследования уголовных дел о преступлениях, совершаемых бандой, выявление, анализ и систематизация типовых следственных версий,
  • изучение литературных источников, законодательных и подзаконных правовых актов;
  • разработка тактических рекомендаций и предложений по совершенствованию организационного, правового, научно-технического обеспечения первоначального этапа раскрытия и расследования бандитизма.
  • Предмет и объект исследования. Предметом исследования являются закономерности, с одной стороны, преступной деятельности бандитских групп, а с другой - организации криминалистического обеспечения раскрытия и расследования бандитизма.

6

Объектом исследования являются практика раскрытия и расследования преступлений, свершаемых бандами, нашедшая отражение в уголовных делах и организационно-управленческих документах; научные работы; законодательные и подзаконные правовые акты.

Методология и методика исследования. Методология исследования базируется на диалектико-материалистическом методе познания действительности. Использованы общенаучные и частные методы исследования, в том числе: сравнительно-правовой, системный, исторический, статистический, социологический. Теоретическую базу исследования составляют научные труды в области философии, общей теории права, конституционного, уголовно- процессуального, уголовного и других отраслей права, криминологии, фундаментальные положения криминалистики, судебной экспертизы, теории управления правоохранительными органами. В диссертации нашли отражение результаты анализа отечественного и зарубежного законодательства, ведомственных нормативно-правовых актов, изучения уголовных дел, опроса практических сотрудников органов внутренних дел.

Эмпирическую базу диссертации составили результаты изучения практики деятельности органов предварительного следствия в системе МВД России и оперативных служб органов внутренних дел за период с 1996 по 2002 г.г. По специально разработанным анкетам изучено 204 уголовных дела, в том числе - 133 рассмотренных судами, 42 наблюдательных производства по делам о бандитизме в Следственном комитете при МВД России, опрошено 187 сотрудников органов внутренних дел (из них 98 - органов предварительного следствия и 89 - оперативно-розыскных аппаратов). Репрезентативность полученных при этом фактических данных проверялась путем контрольного изучения уголовных дел и опроса практических работников. Использован личный опыт практической деятельности автора в органах предварительного следствия, в том числе по расследованию бандитизма.

7

Научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования. В результате данного исследования сформулированы научно обоснованные предложения, выводы и рекомендации, направленные на совершенствование криминалистического обеспечения раскрытия и расследования бандитизма, в частности, касающиеся организационного, правового, научно-технического и методического обеспечения; определены его приоритетные направления. В диссертации акцентируется внимание как на дискуссионных, слабо исследованных, так и на новых проблемах криминалистической теории и практики раскрытия и расследования бандитизма.

Проведенное исследование позволило выявить наиболее характерные ошибки следственной и оперативно-розыскной практики, а также положительный опыт. Его результаты могут быть использованы при совершенствовании действующего законодательства, следственной и оперативно-розыскной практики, при планировании и проведении научных исследований, в учебном процессе юридических образовательных учреждений.

Основные положения, выносимые на защиту:

  • криминалистическая характеристика бандитизма и корреляционные взаимосвязи между ее элементами, возможность их использования при выдвижении версий о личности субъекта преступления;
  • результаты анализа исходных следственных ситуаций и вытекающие из него предложения по совершенствованию системы мер, направленных на их разрешение;
  • предложения по совершенствованию организационного и правового обеспечения использования оперативно-розыскных данных при расследовании бандитизма, в частности, по сближению в этих целях функций процессуальной и непроцессуальной деятельности;
  • особенности обстоятельств, подлежащих установлению при расследовании уголовных дел о бандитизме и вооруженных разбойных нападениях;
  • предложения, направленные на повышение результативности кри-

8 миналистических учетов в аспекте совершенствования в целом системы ре- гистрации преступлений;

  • аргументация необходимости рационального сочетания в процессе доказывания по уголовным делам о бандитизме материально отображаемой и вербальной криминалистически значимой информации в целях расширения и укрепления доказательственной базы;
  • результаты анализа эффективности использования криминалистической техники и предложения по совершенствованию правового регулирования и организации ее применения при производстве первоначальных следственных действий по делам о бандитизме;
  • рекомендации по совершенствованию тактики использования вербальной и материально отображаемой криминалистически значимой информации в целях выявления и преодоления противодействия расследованию бандитизма при производстве отдельных следственных действий.
  • Апробация и внедрение результатов исследования. Теоретические положения, выводы и рекомендации, разработанные по результатам диссертационного исследования, получили отражение в опубликованных диссертантом 8 работах; внедрены в учебный процесс Тульского филиала Московского университета МВД России, Тульского государственного университета, в практическую деятельность Следственного управления при УВД Тульской области, Следственного комитета при МВД России, что подтверждается актами внедрения.

Отдельные результаты диссертации апробированы при чтении лекций, в выступлениях автора на научно-практической конференции в Московском областном филиале Юридического института МВД России (г. Руза, 11-12 апреля 2000 г.), на заседании Всероссийского «круглого стола» в Ростовском юридическом институте МВД России (15-16 июня 2000 г.), на международной научно-теоретической конференции в Тульском филиале Юридического института МВД России (4-5 октября 2000г.), на межвузовской научно-практической конференции в Юридическом институте МВД России (8 фев-

9 раля2001 г.).

Структура и объем диссертации соответствуют логике проведенного исследования и его результатам. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

10

Глава 1. Криминалистическая характеристика бандитизма. Исходные следственные ситуации

§1. Бандитизм как разновидность организованной преступной деятельности. Его криминалистическая характеристика

В отечественной юридической науке, в том числе в криминалистике, разработка проблем организованной преступности, одной из разновидностей которой является бандитизм, началась, по существу, с середины 80-х годов прошлого века. Вполне естественно, что одновременно с приходом в нашу жизнь такого явления, встал вопрос об определении самого понятия организованной преступности, которое, на наш взгляд, наиболее удачно сформулировал А.И. Гуров. Под организованной преступностью он понимает «относительно массовую распространенность устойчивых управляемых сообществ преступников, создающих систему собственной безопасности с помощью коррумпированных связей и занимающихся преступлениями, как профессией (бизнесом)».1

Проведенные исследования дают бесспорные основания утверждать, что в числе причин, определяющих рост организованной преступности, необходимо особо выделить продолжающийся экономический кризис, детерминирующий сложнейший комплекс криминогенных факторов. В их числе: неравномерность социально-экономического развития различных регионов страны; резкое разделение общества на бедных и богатых при фактическом отсутствии так называемого среднего «класса»; обострение, вплоть до военных конфликтов, межнациональных отношений и возросшая, во многом неконтролируемая, миграция населения стран СНГ. Все это обусловило общую довольно высокую криминализацию общества в нашей стране, наглядным

Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. - М., 1990.-С. 207.

11

показателем которой является, в частности, уровень убийств на 100 тыс. населения (более 20). Для сравнения: в США - 7, в Германии - 1,2 убийства.

Эти факторы, на наш взгляд, самым непосредственным образом влияют на динамику и такого преступления, как бандитизм. Не случайно по статистическим данным ГИЦ МВД РФ, в каждом третьем МВД, ГУВД, УВД отмечается снижение активности в выявлении бандитских групп и пресече-нии их преступной деятельности. При этом обращает на себя внимание «высокий уровень коррумпированности органов власти и управления, в том числе, судебных и правоохранительных органов; очевидное усложнение работы последних и резкое снижение престижности труда их сотрудников, что обусловило массовый отток из них высокопрофессиональных специалистов».

Определенное своеобразие бандитизма заключается в групповом характере преступления. Это, в свою очередь, оказывает более интенсивное обратное влияние на каждого из членов банды, срабатывает фактор взаимного обогащения опытом. В результате, происходит трансформация некоторых личных свойств каждого участника банды в «коллективные», которые при совершении преступления обычно приобретают крайне жестокий, порой садистский характер. Так, в процессе внутригрупповой «разборки» в банде, действовавшей в Москве в 1996-1998 годах, член банды Петушков убил ее главаря Кицулу, затем, совместно с другим членом банды расчленил его труп с целью сокрытия совершенного преступления. Интересно в этом смысле то, что присутствовавшие в момент происшедшего другие члены банды, не защитили своего главаря.4

1 Обзорная информация. Зарубежный опыт. Вып.6. Международная уголовная статистика. - М.: ГИЦ МВД РФ, 2000. - С.7-9.

Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 2001 году. Аналитические материалы. - М.: ГОИУ МВД РФ, 2002. - С. 4.

Волынский В.А., Попов И.А. Судебная реформа и предварительное расследование в системе МВД РФ: проблемы организации, подготовки кадров.// Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Сборник материалов к 200- летию МВД России. -Ростов - на - Дону, 2002. - С. 62-71.

По материалам Следственного комитета при МВД РФ, дело 4КМУ/47-211-99.

12 По данным проведенного нами исследования, в ряде случаев банды имели легальное прикрытие под видом различных фирм, компаний, чаще -частных охранных предприятий.

Период функционирования банд во многих случаях (42%) составляет от 1 до 6 месяцев, от 7 месяцев до года - 34%, от года и более - 24%.

Банда относится к числу организованных преступных формирований общеуголовной направленности, которые, как правило, формируются по на- циональному признаку, родственным или дружеским отношениям, иногда складывающимся во время совместного отбывания наказания. Согласно ис- следования, проведенного ВНИИ МВД России, на почве постоянного проживания и общения создается около 46 % бандитских групп ; совместного отбывания наказания - 32 %, участия в совместном совершении преступлений в прошлом - 18%. Эти данные в основе своей подтверждаются результатами нашего исследования.

Банда характеризуется постоянством состава и способностью к его воспроизводству. Численный состав может быть различным. Чаще всего, по нашим данным, от 3 до 5 человек (73%), реже - от 6 до 10 (18%), однако встречаются и банды, в которых число членов колеблется от 15 до 30 участников. Например, ингушская банда под руководством Торшхоева, совершившая на территории Москвы более 40 различных нападений, насчитывала в своем составе 17 человек, а разоблаченная в Алтайском крае в 1996 году банда под руководством Скосырской состояла из 33 человек. Поистине колоссальных размеров по своей численности достигла банда «слоновцев», действовавшая под руководством В. Ермолова в Рязанской и Саратовской областях в 1994-1997 годах. Она насчитывала около 800 человек.

По тексту работы проценты представлены в округленном виде.

Совершенствование тактики доказывания по делам о бандитизме. Учебное пособие./ Гриб В.Г., Фирсаков СВ., Казакова В.А., Лозовицкая Г.П. - М.: ВНИИ МВД России, 1998.-С. 7.

13 Особенно угрожающее распространение получили в последнее время бандитские формирования, которые действуют под прикрытием идей сувере- низации и национализма. Они могут насчитывать в своем составе несколько сот человек (например, в Чечне)1.

Функциональные роли и свойства личности участников банды определяют место, которое они занимают в преступной иерархии группы. На наш взгляд, исходя из внутренней структуры банд, их следует подразделять условно на простые и сложные. Первые не имеют четкого внутреннего подразделения и выделяют в своей структуре лидера и рядовых членов, подчиненных напрямую ему. Более сложные - имеют в своем составе различные структурные формирования, создаваемые по принципу специализации: телохранители, осведомители (наводчики), боевики и т.п.

Лидер банды - личность сильная, волевая, пользующаяся беспрекословным авторитетом в группе. Более половины главарей бандитских групп имели одну или несколько судимостей, соответственно, известны в преступном мире, и как следствие - располагают знаниями о формах и методах деятельности правоохранительных органов. По статистике, лидерами и членами банды в основном (97%) являются мужчины. Аналогичная ситуация в соотношении мужчин и женщин в бандах отмечается в условиях Северо-Кавказского региона - по данным диссертационного исследования Бейтуга-нова Х.А.2 Хотя известны случаи руководства бандами женщин, например, банда Скосырской, действовавшая в Алтайском крае, банда Игнатенко — в Краснодарском крае. Зачастую, женщины вовлекаются в банду в целях «по-

Казинский Н.Е. Особенности действия бандитских группировок в современных условиях (по опыту ведения антитеррористической операции в Северо-Кавказском регионе) .//Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно- практической конференции. Выпуск 3. - Смоленск: Смоленский регион IP А, 2001. - С. 76-83.

Бейтуганов Х.А. Особенности расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами в условиях Северо-Кавказского региона. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 26

14 следующего их использования в качестве приманки или же наводчицы, а иногда для осуществления преступной разведки».1

Главарь банды, реализуя свои функции лидера, занимается подбором участников, решает вопросы технического обеспечения и вооружения, определяет направления деятельности банды, планирует совершение конкретных преступлений, распределяет роли соучастников. Под его контролем находится «материальный фонд». Лидер банды разрешает все внутренние конфликты и следит за образом жизни членов группы, требуя от них соблюдения внешне законопослушного поведения в целях обеспечения конспирации и предотвращения разоблачения группы. Он обеспечивает целостность и стабильность состава группы. Все это относится к связям внутри формирования. Кроме того, В.А. Жбанков обращает внимание на существование системы внешних связей, направленных на расширение преступной деятельности и обеспечение безопасности группы. Поэтому «руководители формирований имеют связи друг с другом на региональном и межрегиональном уровнях, а также с представителями органов власти и управления».

Телохранители - лица, составляющие ближайшее окружение лидера банды. Они обеспечивают его безопасность как вовне, так и внутри группы, в их функции входит контроль за поведением членов банды, с их участием лидер осуществляет внутригрупповые «разборки» и избавляется от «провинившихся». Телохранители подбираются в основном из числа ранее судимых, спортсменов, бывших сотрудников различных силовых ведомств, имеющих специальную и боевую подготовку. Близость к лидеру обеспечивает телохранителям авторитет среди прочих членов банды и не обязывает к непосредственному участию в совершаемых нападениях.

Ярочкин В. Организованная преступность. Откуда исходит угроза. - М., 1995. -С. 27.

Жбанков В.А. К вопросу изучения личности руководителей организованных преступных формирований.// Проблемы технико-криминалистического раскрытия и расследования преступлений. Материалы научно-практической конференции. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997.-С. 137-139.

15 Наводчики - лица, которым в структуре группы отведена роль подыскания объектов для нападения и сбор информации о них. Это могут быть как сотрудники таких объектов, так и непосредственно члены банды. Они дают необходимую информацию об интересующем объекте, знание которой позволяет осуществить нападение в максимально «безопасных» для бандитов условиях и, добиться запланированного, сводя к минимуму возможные неблагоприятные ситуации. Так, в состав банды, действовавшей в Вологодской области, входил бывший сотрудник одного из крупнейших предприятий области Целидзе. Он посоветовал совершить нападение на предприятие и предоставил подробнейшую план-схему его территории.1

Боевики - наиболее многочисленная категория в составе сложной бандитской группы. По своим личностным свойствам они близки к телохранителям, их отличает только то, что это непосредственные исполнители всех преступных деяний. Большой приток и пополнение в этой группе составляет молодежь и те категории лиц, из числа которых формируются и телохранители.

Коррумпированные работники органов власти и управления

обеспечивают банду сведениями, получение которых представляет определенную трудность, ввиду ограниченного круга лиц, располагающих ими. Это может быть информация об оперативных данных в отношении членов банды, о состоянии предварительного расследования, о частной жизни интересующих банду лиц и др. Особенно велика роль этой категории лиц в противодействии расследованию. Известны случаи, когда сотрудники милиции предоставляли в распоряжение бандитов форменную одежду и оружие. Например, в состав банды, совершившей ряд разбойных нападений на территории Тульской и Орловской областей, входил сотрудник ГИБДД, который периодиче-

1 Архив Вологодского областного суда, дело № 746098.

16

ски для совершения нападений предоставлял в распоряжение бандитов свое табельное оружие и форменную одежду.

Результаты обобщения изученных материалов уголовных дел дают основание для выводов о том, что процесс организации банды характеризуется рядом закономерностей. Изначально двое или более лиц договариваются об объединении в группу для совершения нападения и решают вопросы обеспечения транспортом, оружием и т.д. Затем осуществляется подбор других членов банды. Для организатора основным критерием в процессе привлечения в состав банды определенных лиц выступают надежность и прове-ренность, подтвержденные реальной гарантией со стороны рекомендующих лиц. Известны факты, когда основной костяк банды составляли родственники. Так, Шафета организовал банду, в которую вовлек брата жены и его сосе-дей, а также двух своих братьев. Практика знает случаи, когда для проживания иногородних членов банды специально арендуются квартиры. Так, Кил-баускас и Гужис, организовывая банду в городе Череповце, вовлекли в нее жителей республики Литва, которым предоставили визу с выездом в г. Череповец, билеты, деньги на дорогу, а также обеспечили жильем.

Уже в процессе организации банды, практически в 90% случаев совершаются различные преступления, такие как кражи, мошенничество, незаконное приобретение оружия и др. Однако, основу преступной деятельности банды формируют такие преступления как убийство и разбой. При этом, средством достижения преступного результата или преступной цели непременно является оружие. Проведенное исследование показало, что более чем в 20% случаев бандитские нападения заканчивались убийством потерпевших. На счету отдельных банд их около 5, но есть и более. Так, уже упомянутая банда под руководством В. Ермолова, действовавшая в 1994-1997 г.г. на тер-

Здесь и далее, где примеры приведены без указания источника, они взяты из анкет по опросу следственных и оперативных работников.

2 По материалам Следственного комитета при МВД России. 4 КМУ/47-36-99.

3 По материалам Следственного комитета при МВД России. 4 КМУ/47-201-98.

17 ритории Рязанской и Самарской областей совершила 168 преступлений, почти треть в числе которых занимали убийства.1

Бандитизм как криминальный компонент социальной динамики общества можно рассматривать в аспекте различных проблем (уголовного права, криминологии, криминалистики), анализировать, соответственно, как в системе компонентов общества, так и преступности. В конечном итоге с этих позиций определяются понятия бандитизма и банды. Согласно п. 2 Постановления № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации2.

В рамках предмета данного исследования, в контексте задач раскрытия и расследования бандитизма особое значение имеет анализ его криминалистической характеристики.

Криминалистическая характеристика преступления — это «абстрактное научное понятие, результат научного анализа определенного вида преступной деятельности (вида или рода преступления), обобщения его типич-ных признаков и особенностей». Это своеобразная криминалистическая ин-

Полупанов И.П., Сенкевич В.В., Горчакова В.О. Характеристика организованной преступности.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Свершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы между- народной научно-практической конференции. Выпуск 3. - Смоленск: Смоленский регион 1РА,2001.-С. 108.

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации № 3, 1997. - С. 2-3.

3 См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Мегатрон XXI, 2000. -2-е изд. доп. - С. 103.; Лавров В.П. Учение о способе преступления. Криминалистическая характеристика преступления. // Курс лекций по криминалистике. Под. ред. А.Ф.Волынского. Вып. 10. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999. - С. 75-91.; Колесниченко А.Н., Коновалова В.Е. Криминалистическая характеристика преступлений. - Харьков, 1985.; Криминалистическая характеристика преступлений. Сборник научных трудов. - М., 1984.; Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений. - Хабаровск: ВШ МВД СССР, 1985. Эйсман А.А. О содержании понятия криминалистической характеристики преступления. // Криминалистическая характеристика преступлений. Сборник научных трудов. - М., 1984. - С.99-100.

18 терпретация понятия состава преступления и предмета доказывания, нацеленная на познание неизвестного и организацию поисковой деятельности. По своей природе криминалистическая характеристика является информационной моделью события. Она опирается на уголовно-правовую и криминологическую концепции, описывающие преступление и преступность как социальное явление.’

Знание криминалистической характеристики, справедливо заметил В.П. Лавров, «позволяет делать выводы об оптимальных путях раскрытия и

расследования преступления». «Разработка криминалистической характеристики преступления является обязательным этапом разработки методики его расследования».3 При этом весьма перспективным представляется использование так называемого «базового элемента организованной преступной деятельности», в качестве которого при бандитизме выступают корыстно-насильственные преступления. Базовые элементы определяют и средства осуществления их преступной деятельности, что входит в механизм, а значит -ив криминалистическую характеристику. Преступная деятельность банды - это система действий, как правило, длящихся во времени, специализированная по исполнителям, многогранная по фазам. Для преступной деятельности банды отдельное преступление не самоцель, а лишь средство получения максимально возможного преступного результата - как можно большей прибыли и обеспечения при этом своей безопасности.

При определении содержания и структуры криминалистической характеристики бандитизма мы исходим из уже сложившегося в криминали-

Лузгин И.М. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о сокрытии преступлений. // Криминалистическая характеристика преступлений. Сборник научных трудов. - М., 1984. - С. 25-31.; Сенчик Н.А. Криминалистическая характеристика преступления. // Криминалистика и судебная экспертиза, 1983. Вып. 26. -С. 26-31.

Лавров В.П. Учение о способе преступления. Криминалистическая характеристика преступления. // Курс лекций по криминалистике. Под. ред. А.Ф.Волынского. Вып. 10. -М.: ЮИ МВД РФ, 1999. - С.85.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х томах. Т.З. - М, 1997. - С. 306-319.

19 стике представления об этих категориях применительно к иным видам пре- ступлений. Криминалистическая характеристика любого вида преступлений, в том числе бандитизма, включает в себя следующие основные элементы:

  • исходную информацию о преступлении;
  • предметы преступного посягательства;
  • данные о личности преступника, мотивах и целях преступления;
  • данные о личности жертвы преступления;
  • способ преступления (подготовки, совершения, сокрытия);
  • механизм противоправного деяния и типичные последствия его совершения (механизм следообразования);
  • сведения об обстоятельствах совершения преступления (место, время, обстановка).
  • Кроме того, на наш взгляд, особого внимания при рассмотрении элементов криминалистической характеристики бандитизма заслуживают данные о способах и субъектах противодействия его раскрытию и расследованию.

Исходные данные имеют важнейшее значение для выдвижения версий по делу и, следовательно, для определения направления расследования на его первоначальном этапе. По данным наших исследований, источники информации о бандитских нападениях выглядят следующим образом (в % от изученных уголовных дел): заявления потерпевших и их родственников -82% случаев, установление признаков преступления органом дознания - 12%, выявление признаков преступления в процессе расследования - 4%, средства массовой информации и иные - 2%.

Анализ уголовных дел показывает, что в 43% случаев в заявлениях потерпевших имелись лишь самые общие сведения о численности группы и приметах лиц, совершивших нападение. Как правило, более детально описы-

20 вались особенности способа их действий, средства преступления, предметы преступного посягательства. Это объясняется хорошо продуманными способами маскировки бандитов, эмоциональным состоянием потерпевших и другими факторами. Поэтому на данном этапе расследования особенно остро стоит вопрос о поисках информации, относящейся к личности нападавших.

В качестве предмета преступного посягательства при бандитизме выступают в основном деньги, ценные бумаги, драгоценности, предметы антиквариата, промышленные товары, а также общественный порядок, жизнь человека, его свобода и половая неприкосновенность. Мы считаем, что к предмету преступного посягательства при бандитизме следует относить и информацию, представляющую интерес для бандформирования и используемую впоследствии им в своих преступных целях. Это особенно актуально в современных условиях компьютеризации общества.

Личность преступника. Следственная практика показывает, что характер бандитских нападений находится в тесной связи с личностными свойствами, совершившего это деяние и его преступным опытом.

Проблема определения особенностей лиц, совершающих бандитизм, всегда, так или иначе, связана с определением особенностей личности преступника вообще. Суть отличия преступления от других форм социально-отклоняющегося поведения, очень точно отметил Г.А. Аванесов. Оно проявляется в «интересах, потребностях, мотивах личности, ее взглядах и убеждениях, реализуемых именно в преступном поведении, преступных действиях».2 «Движущими силами такого поведения», развивает эту мысль СИ. Кириллов, «являются, в конечном счете, потребности и мотивы». Из установ-

См., например: Жбанков В.А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике. Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1995.

2 Аванесов Г.А. Криминология. Изд. второе. - М., 1984. - С. 269.

Кириллов СИ. Общеуголовная корыстно-насильственная преступность: проблемы теории и методологии. - Коломна: КПИ, 1999. - С. 87.

21 ленных по уголовным делам мотивов следует назвать основной - стремление к незаконному обогащению без особых трудовых затрат.

Социально-психологический анализ участников бандитских групп позволяет сделать следующие выводы - это в основном: а) психически вменяемые, но чрезмерно импульсивные лица с низким уровнем самоконтроля; б) пренебрежительно относящиеся к общепризнанным социальным ценностям; в) обладающие агрессивностью, жестокостью и цинизмом. Для подтверждения обозначенных качеств личности бандита, сошлемся на следующий пример. Желтиков - член банды, возглавляемой уже упоминавшимся Кицулом, предложил совершить нападение на его тещу, у которой, якобы, можно было похитить 250 тысяч долларов. В процессе нападения банды теща и тесть Желтикова были убиты, но ожидаемая сумма денег не была обнаружена. Члены банды решили наказать за это Желтикова и на обратном пути завезли его в лес, застрелили и закопали.

Предположение о преступниках, строится на основе информации о криминалистических характеристиках потерпевших и мест преступлений, мотивах совершенных преступлений и способах преступлений, а также на закономерных связях между этими характеристиками. «Предмет изучения личности преступника должен содержать данные о проявлениях ее как в основных сферах деятельности всякого члена нашего общества, так и в специфической сфере, характерной для лиц, совершающих преступления, а также данные о социально-психологических и эмоционально-волевых качествах». Следовательно, источники соответствующей информации могут быть гласные и негласные.

В литературе предлагаются различные более или менее детальные группировки сведений о личности преступников. По нашему мнению, наиболее оптимальная из них предложена В.П. Лавровым, который выделяет четы-

Ведерников Н.Т. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступления. //Криминалистическая характеристика преступлений: Сборник научных трудов. - М., 1984. - С. 74.

22 ре группы признаков: биографические (демографические) данные, сведения о биологически обусловленных данных личности, социально обусловленные особенности, иные сведения об индивидуальных, личных свойствах и качествах обвиняемого.1 Важно то, что необходимо установить и показать не только характерологические черты личности самого бандита, но и построение его взаимосвязей и взаимозависимостей с остальными членами группы. «Место и роль каждого участника группы могут быть поняты не сами по се-бе, а только при наличии связи с другими».

По возрасту, лица, совершающие рассматриваемый вид преступления, распределяются следующим образом: до 18 лет - 11%, от 18 до 25 лет -26%, от 25 до 35 лет - 48%, старше 35 лет - 15%. То есть, в значительной части это лица, имеющие довольно солидный жизненный опыт. Они, как правило, составляют основу бандитских формирований, предопределяя их мобильность, дерзость и жестокость. Более половины из них служили в армии, навыками вождения автомашины владеют - 76%, обращения с огнестрельным оружием - 68%. Показателен и тот факт, что среди бандитов оказываются и те, кто имел опыт работы в правоохранительных органах (3%). Наибольшей криминогенностью отличаются лица, ранее судимые - 29%. Это, как правило, люди, с уже четко сформировавшейся преступной направленностью личности. Около 76% из всех ранее судимых членов банды имели 1 судимость, остальные судимы 2 и более раз. Так, например, главарь одной из банд, совершивших на территории Оренбургской области 11 бандитских нападений, решил организовать ее, отбыв наказание в пятый раз.

Большинство членов банд имеют среднее и средне-специальное образование - 68%, начальное и неполное среднее - 24%, высшее - 8%. Это свидетельствует о том, что образовательный уровень бандитов невысок.

1 Криминалистика: Учебник для вузов./ Под ред. проф. А.Ф.Волынского. - М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 1999. - С.207.

Организованная преступность - 4. Под. ред. Долговой А.И. - М.: Криминологическая ассоциация, 1998. - С. 185.

3 По материалам Следственного комитета при МВД России.4 КМУ/47-36-99.

23 Анализ судебно-следственной практики показывает, что в совершении бандитизма участвовали 18% учащихся и студентов, 56% лиц без постоянного источника дохода (работали эпизодически), из которых 5% безработные. «Активная преступная деятельность», отметил в своем диссертационном исследовании В.П. Замыцких, «отодвигает у них на задний план учебу, работу, другие общечеловеческие ценности».1

Семейное положение членов бандитских групп характеризуется следующими данными: 51% состояли в зарегистрированном браке и имели детей, около 24% - холостяки, оставшаяся часть — сожители и разведенные.

Личность преступника в криминалистическом аспекте изучается, прежде всего, как «следообразующий объект», как источник информации о преступлении и как средство его раскрытия. В процессе совершения преступления происходит взаимодействие преступника с людьми и с окружающей средой, что порождает в них соответствующие изменения. При всем многообразии следов преступлений, характерных для подготовки, совершения (особенно) и сокрытия бандитизма, наиболее часто, как свидетельствует практика раскрытия и расследования этих преступлений, фигурируют «следы человека», как материальные, так и идеальные. По нашим данным, материальные следы собственно человека - участника преступлений (прежде всего, рук, ног, крови, слюны и т.п.) составляют более половины от общего количества таких следов, изымаемых при осмотрах мест происшествий. Аналогичная ситуация отмечается, по данным Л.А. Соловьева, при расследовании разбойных нападений.3

Замыцких В.П. Криминологический анализ и предупреждение рецидивных преступлений, совершаемых лицами, отбывшими наказание в виде лишения свободы за корыстно- насильственные преступления. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2000. -С.13.

2 Жердев В.А., Комиссаров В.И. Расследование серийных корыстно-насильственных преступлений, совершенных организованными группами, на первоначальном этапе. - М: Изд-во «Юрлитинформ», 2002. - С. 31.

Соловьев Л.А. Расследование разбойных нападений на водителей автотранспорта. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - С.59.

24 В тесной взаимосвязи с личностью преступника изучается личность потерпевшего. «Без учета данных о потерпевшем невозможно определить степень общественной опасности преступления и лица, его совершившего.» Изучение криминалистического аспекта личности и поведения потерпевшего позволяет не только выдвинуть следственные версии о лице, совершившем преступление, разобраться в развитии причинной связи по делу и оценить значимость ее отдельных звеньев, но и «наиболее полно и точно выявить об-стоятельства, способствующие совершению преступления».

Рядом ученых высказывается точка зрения о необходимости рассматривать в данном случае личность жертвы, полагая, что все, что относится к криминалистическому изучению потерпевшего, входит в комплексное криминалистическое изучение жертвы преступления. Так, наи большее значение,, по мнению Шафикова Ю.С., имеет изучение связи «жертва - организованная преступная группа». Оно успешно может использоваться в криминалистике в процессе выдвижения версий и планирования раскрытия и расследования преступлений. Установление этой взаимосвязи весьма существенно для решения проблемы поиска доказательств и преступников по их связям с жертвой. Кроме того, информация о жертве и преступниках оказывает существенное влияние на тактику производства отдельных следственных действий.

Криминалистический аспект изучения жертвы обусловлен характером нанесенного ей вреда (физического, имущественного, морального), своеобразием способа и обстановки преступного посягательства на нее.

1 Игнатьева М.В. Процессуальные и организационные вопросы соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2000. - С. 8.

2 Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений как составная часть общей криминалистической теории.// Вестник МГУ. Серия «Право». 2001, №2. - С.З.

Более подробно о реализации указанной взаимосвязи см.: Шафиков Ю.С. Реализация взаимосвязей «жертва - организованная преступная группа» в деятельности следственных и оперативных работников. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Санкт- Петербург, 1999.

25 Сведения о личности потерпевшего самым непосредственным образом связаны с объектом преступного посягательства. Не случайно, 76% по- терпевших - это лица, имеющие в собственности или временном распоряжении значительные материальные средства (банкиры и работники банков, бизнесмены и работники торговли, кассиры и инкассаторы, владельцы дорогостоящих машин и обладатели недвижимости).

Изучение личности потерпевшего предполагает собирание, анализ и оценку данных, характеризующих не только лично его, но и его связи и взаимоотношения в коллективе, в семье, на работе и по месту жительства. Важное значение при этом имеют виктимологические факторы. Примерно в одном из трех случаев в качестве объектов бандитских нападений выбирались те дома и квартиры, проникновение в которые представлялось наиболее простым вследствие отсутствия средств защиты или наличия условий для использования бандой отработанных способов и приемов проникновения в жилище.

Обращает на себя внимание и такой факт: по ряду уголовных дел потерпевшими были лица, случайно оказавшиеся очевидцами преступлений, или по иным причинам располагавшие сведениями о преступной деятельности банды (12%). Очевидно, что в таких случаях в основе мотивов совершаемых бандой преступлений была месть или стремление обеспечить безопасность ее членов и в целом преступной деятельности. Факт, который, на наш взгляд, можно рассматривать и в аспекте противодействия расследованию преступлений, совершаемых бандой.

Следующим элементом криминалистической характеристики бандитизма является способ преступления. Под способом преступления в кри- миналистике понимается «система объединенных единым замыслом дейст- вий преступника (и связанных с ним лиц) по подготовке, совершению и со- крытию преступления, детерминированных объективными и субъективными факторами и сопряженных с использованием соответствующих орудий и

26 средств». По его характерным признакам, подчас, делается вывод о совершении ряда преступлений одной и той же устойчивой группой, о ее численности, вооруженности и т.д. Не случайно, этот элемент криминалистической характеристики преступления лежит в основе системы «MODUS OPERANDI» и является одним из объектов криминалистического учета.

Способ преступления имеет решающее значение для частной криминалистической методики, поскольку, как отмечает Р.С. Белкин, - «является базой для ее разработки, для выдвижения как общих, так и частных версий, а в этом качестве влияет на определение направлений расследования и решение других вопросов раскрытия и расследования преступления». Еще прародитель криминалистики Ганс Гросс, определяя ее предмет, писал, что им, прежде всего, является «изучение способов совершения преступлений и методов их раскрытия».4

Способ бандитизма, как правило, является полноструктурным и включает в себя действия, относящиеся ко всем трем его элементам: подготовка, совершение и сокрытие. Это подтверждает сама цель создания и деятельности банды - осуществление нападений, требующих планирования и тщательной подготовки преступлений, обеспечения ее безопасности и т.п. Способ рассматриваемого преступления отличается устойчивостью и повторяемостью приемов и средств- действий преступников. Изучение практики расследования уголовных дел по бандитизму свидетельствует о том, что банды, преимущественно, подготавливают и совершают преступления по одной -двум четко отработанным схемам, иначе говоря, — имеют свой «почерк».

Лавров В.П. Учение о способе преступления. Криминалистическая характеристика преступления. // Курс лекций по криминалистике. Под. ред. А.Ф.Волынского. Вып. 10. -М.: ЮИ МВД РФ, 1999. - С. 76.

Хвыля-Олинтер А.С. Использование криминалистической характеристики преступлений в автоматизированных информационно-поисковых системах технико-криминалистического назначения. Дисс. … канд юрид. наук. - М., 1995.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х томах. Т.З. - М., 1997. - С. 313-314.

Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. -СПб., 1906.- С.8.

27 Например, банда, состоявшая из жителей Грузии, под руководством Акахад-зе совершала нападения на граждан в г. Москве под видом сотрудников «Мосэнерго». Как отметил B.C. Комиссаров, «таким группам свойственна особая методика определения объектов нападения, способов ведения разведки, специфика совершения нападений и поведения членов банды, обеспече-ние прикрытия, отходов с места совершения преступлений и т.д.» Следует учитывать также и то, что на выбор способа каждого отдельного бандитского нападения существенно влияют особенности объекта преступного посягательства (расположение и планировка помещения, режим работы учреждения, наличие охраны и т.д.).

Совершаемые бандой преступления тщательно готовятся, определяется район действия банды и разрабатывается «стратегия» преступной деятельности. Согласно данным, полученным при изучении уголовных дел, объекты нападения в большинстве случаев (в двух из трех) находились в пределах тех регионов, где проживали и работали организаторы банд или их родственники.

Результаты анализа показаний обвиняемых в совершении бандитизма ^ лиц свидетельствуют, что ими использовались, пять основных способов при-

обретения оружия:

  • покупка, как официальная (12% от общего числа изученных протоколов допроса), так и неофициальная (58%). В последнем случае, как правило, указываются «неизвестные» лица;
  • хищение оружия у законных владельцев, из магазинов и с оборонных предприятий - 11%;
  • приобретено в результате совершения таких преступлений, как убийство, вымогательство - 8%;

  • i

Архив Мосгорсуда дело № 98722.

Комиссаров B.C. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие

преступления против безопасности общества по новому УК РФ. - М., 1997. - С. 97.

28

  • оружие найдено на месте боевых действий или в иных местах — 6%;
  • изготовлено в кустарных условиях самим обвиняемым или другими лицами - 5%.
  • Однако, эти данные (из протоколов допроса обвиняемых) не всегда подтверждаются следствием и нередко вопрос о способе приобретения оружия (по 42 % изученных нами уголовных дел) остается открытым.

Анализ практики расследования бандитизма свидетельствует о том, что вооруженность банд характеризуется, в первую очередь наличием огнестрельного оружия (63% уголовных дел): пистолеты «ТТ», «ПМ», револьвер «наган», автоматы АК-74, АКМ, АКМУ, реже, обрезы мелкокалиберных винтовок и охотничьих ружей. Холодное оружие использовалось практически во всех случаях (92%), газовое - в 12%, реже (7%) - использовались пневматическое оружие и взрывные устройства.’

По нашим данным в 88% от общего числа бандитских нападений на жилые помещения проникновение в них осуществлялось путем обмана, без использования силовых методов; на автотранспортные средства - путем «голосования» на дороге - 76%; на стоянках — 11%; с использованием формы и документов работников милиции - 6%; женщин - «приманок» - 8%. Способы нападения в значительной степени определяются объектами и целями. Объектами нападения по изученным нами уголовным делам были: квартиры, жилые дома - 44%; государственные и коммерческие предприятия и организации - 31%) (от общего числа нападений); транспортные средства - 22%; иные - 3%.

Подготовка к совершению преступления в зависимости от объекта нападения, его характеристик, осуществляется более или менее детально. Так, планируя нападения на водителей автомобилей, члены банды выезжают на местность, в ряде случаев проводят тренировочные действия. При подго-

1 Очевидно, что эти данные не отражают истинное положение дел по рассматри- ваемому вопросу, но иное в процессе следствия не устанавливается.

29 товке нападения на офисы и магазины, преступники предварительно неодно- кратно посещают объект, чтобы изучить внутреннюю обстановку, режим работы, систему охраны, осуществляют постоянное наблюдение. Так, члены банды под руководством Шумова, действовавшей в г. Орске, готовясь к совершению нападения, неоднократно посещали магазин с целью выяснить, когда наблюдается наименьшее число посетителей и продавцов.1 Готовясь совершить нападение на хорошо охраняемые объекты, бандиты не только посещали их, но и входили в контакт с сотрудниками, причем нередко пытались установить неформальный контакт с целью получения информации о порядке ввоза и вывоза материальных ценностей. Об окончании подготовительных мероприятий может свидетельствовать наличие разработанного плана нападения, в котором обозначены конкретные исполнители и распределены роли.

По данным ВНИИ МВД России, более 60 % бандформирований при подготовке нападений осуществляют предварительный сбор сведений о финансовом состоянии учреждения (организации), 65 % - изучают личность, имущественное положение и образ жизни потерпевшего. В 30 % случаев такая информация собирается через специального осведомителя, либо пред-принимается подкуп лиц, обладающих нужными сведениями. Нами установлено, что предварительный сбор сведений о финансовом состоянии учреждения бандитские группы осуществляли в 51 % случаев, от числа нападений на них; изучение образа жизни и материального положения потерпевших граждан - 46%.

Способы сокрытия бандитизма в значительной степени детерминированы самой сутью рассматриваемого преступного деяния и способами его совершения. Сокрытие фактов бандитизма по существу выступает как со-

1 По материалам Следственного комитета при МВД России, дело 4КМУ/47-36-99. Совершенствование тактики доказывания по делам о бандитизме. Учебное пособие./ Гриб В.Г., Фирсаков СВ., Казакова В.А., Лозовицкая Г.П. - М.: ВНИИ МВД России, 1998.-С. 16.

30 ставляющая противодействия их расследованию. При этом, действия банды иногда сопряжены с совершением иных преступлений.

Изучение обстоятельств преступления, его механизма осуществляется, прежде всего, при осмотре места происшествия. Нельзя, однако, забывать и о том, что понятие обстановки места совершения преступления гораздо уже реально сложившейся обстановки при совершении конкретного преступления, которое в конечном итоге устанавливается с использованием всей совокупности как материально отображаемой, так и вербальной информации, отражающейся, соответственно, в материальных и идеальных следах преступлений.

След - это «конечная фаза отражения одного объекта на другом, отражение воздействующего объекта».1 На первоначальном этапе расследования бандитизма исключительно важное значение имеют материальные следы преступлений как носители исходной розыскной и доказательственной информации. Круг таких следов, оставляемых в результате бандитских нападений, многообразен. Это следы - отображения, предметы, вещества. К первым относятся следы рук (36% от числа осмотров мест происшествий), ног (7%), транспортных средств (4%), иных орудий и средств преступления (средства истязания, пыток, взлома 18%), следы применения огнестрельного оружия (11%), холодного.оружия (17%); ко вторым - средства маскировки, различное оружие, части взрывных устройств (12%); к третьим, - слюна, кровь (3%); почва (2%); микрообъекты различного происхождения (8%).

Через следы в значительной мере раскрывается содержание способа подготовки, совершения и сокрытия любого преступления, в том числе и бандитизма. На это обращает внимание тот факт, что одно - двухэпизодные дела по бандитизму были соединены в одно производство, как правило, с использованием в качестве доказательств материальных следов преступлений. Из общего количества изученных нами уголовных дел 22% представляли со-

1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М.: Норма, 2000. - С. 60.

31 бой дела, в которых были соединены в одно производство от 2 до 18 уголовных дел.

В аспекте рассматриваемого вопроса представляется интересным мнение С.Н. Хорунжего, обозначающего такое понятие как «системный след преступной группы - самостоятельная, целостная система, комплекс взаимо-> связанных следов, состоящих в определенных отношениях связи, подчинения и функционирования».1 На самом деле, особенности механизма следообразо-вания во многом зависят от следообразующего объекта - преступной группы - банды. А такие качества группы как системность, целостность, детерминируя механизм ее деятельности, определяют и конкретный механизм следооб-разования. Ввиду этого вполне закономерно, как нам представляется, было бы рассматривать «след банды» как систему различных отображений в материальной действительности, принадлежащих единому субъекту деятельности и позволяющих идентифицировать данный субъект по типичным следам — отпечаткам. Вполне уместно, на наш взгляд, было бы конкретизировать и понятие следовой информации применительно к данной категории преступлений, как уголовно-релевантной информации, содержащейся в следах, уликах поведения, возникших не только непосредственно при совершении общественно-опасного деяния, но и в процессе его подготовки и сокрытия.

В заключение этого параграфа заметим:

  • бандитизм, будучи разновидностью организованной преступности, представляет собой особую общественную опасность, поскольку предполагает заранее согласованные, насильственные групповые действия с использованием оружия; объединение членов бандитских групп не только по криминальному опыту, но и на религиозной, националистической основе, что затрудняет их выявление и разоблачение;

Хорунжий С.Н. Следы в криминалистике и особенности их выявления и использования при расследовании групповых преступлений. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук.- Воронеж, 2001.-С. 14. 2 Там же. -С. 16.

32

  • криминалистическая характеристика как целое, как единый комплекс, имеет практическое значение лишь в тех случаях, когда установлены корреляционные связи и зависимости между ее элементами, носящие закономерный характер и выраженные в количественных показателях. «Вероятно-статистические данные об отдельных элементах криминалистической характеристики образуют связь, позволяющую при наличии одного элемента с той или иной степенью вероятности судить о наличии другого.»1 Такие данные могут служить основанием для построения типичных версий по конкретным делам. В этом, по мнению Р.С. Белкина, заключается «практическое значение криминалистической характеристики как целого».2 «Криминалистическая характеристика по существу лежит в основе алгоритмизации и программирования процесса расследования» ;
  • результаты изучения уголовных дел, возбужденных и расследованных по фактам бандитизма показывают, что криминалистическая характеристика этих преступлений по существу отражает закономерности их совершения и следообразования, а также коллективный опыт работы по их раскрытию и расследованию. Важно, чтобы такой опыт.становился достоянием как можно более широкого круга следователей. Необходимы коллективные формы не только его накопления, но и использования. Такую возможность в настоящее время предоставляют средства автоматизации и вычислительной техники. На их основе качественно иными, практически реализуемыми в расследовании бандитизма, могут стать типовые планы действий и алгоритмы методик расследования, что особенно важно для молодых, малоопытных следователей.
  • Хоменко А.Н. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступления и ее роль в расследовании преступлений (по материалам дел об убийствах). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1996. -С. 19-20.

Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. - С.316.

Шаталов А.С. Проблемы алгоритмизации расследования преступлений. Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 2000.

33 §2. Исходные следственные ситуации. Обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию

Следственная ситуация - это «совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е., та обстановка, в которой протекает процесс доказывания».1

Усилиями ряда ученых, прежде всего, Р.С. Белкина, И.М. Лузгина, В.П. Лаврова, Н.П. Яблокова, А.Н. Колесниченко, Л.Я. Драпкина, В.Г. Тана-севича, А.Г. Филиппова заложены основы криминалистического учения о следственной ситуации, показаны пути его использования в практике расследования преступлений.

По своей значимости в общей теории криминалистики следственная ситуация подстать криминалистической характеристике преступления, хотя, как нам представляется, это разноплановые понятия, несравнимые между собой по сути и содержанию. Относительная устойчивость и постоянство содержания криминалистической характеристики являются такими же ее отличительными качествами, какими для следственной ситуации являются динамичность, изменчивость и подвижность. Криминалистическая характеристика это некая научная абстракция, а следственная ситуация - это реалии про-

Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. - С. 135.

2См., например: Волчецкая Т.С. Ситуационный подход в практической и исследовательской криминалистической деятельности. — Калининград, 1999.; Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. - Калининград: КГУ, 1994.; Ба-хин В.П., Биленчук П.Д., Кузьмичев B.C. Криминалистические приемы и средства разрешения следственных ситуаций. - Киев, 1991.; Головин А.Ю. Криминалистические классификационные исследования ситуаций и их значение. / В кн. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке. - Тула, 2000. - С. 54-82.; Драп-кин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. - Свердловск: Изд. Уральского университета, 1987.; Танасевич В.Г. Значение криминалистической характеристики преступлений и следственных ситуаций для методики расследования преступлений.// Актуальные проблемы советской криминалистики. - М., 1980. - С.83-93.; Колесниченко А.Н. Следственная ситуация: опорные вопросы понятия и возможное решение проблемы.// Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. - Иркутск, 1983. - С.29-33.; Яблоков Н.П. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования.// Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М., 1984.

34 цесса расследования, в ходе которого одни проблемные вопросы разрешаются, другие возникают вновь, то есть происходит постоянная смена соотношения известных и неизвестных обстоятельств. Описание этого процесса в кри- миналистике охватывается понятием «следственная ситуация».

Анализ существующих в науке точек зрения на понятие следственной ситуации позволяет выделить три основных подхода. Согласно первому, следственная ситуация - «информационная система о событии преступления, обуславливающая пути и способы его расследования».1 В основу второго подхода положена точка зрения Л.Я. Драпкина, рассматривающего следственную ситуацию как «мысленную динамическую модель, отражающую информационно-логическое, тактико-управленческое и организационное состояние, сложившееся по уголовному делу».2

Сторонниками третьего подхода, в котором, как мы полагаем, наиболее точно выражена сущность этой криминалистической категории, являются О.Я. Баев, Р.С. Белкин, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимов, И.М. Лузгин, В.А. Образцов, В.Г. Танасевич и другие. Они под следственной ситуацией понимают «многофакторную систему условий расследования на определенный период времени».3

Под исходной следственной ситуацией мы понимаем обстановку, в которой начинается расследование. Она представляет собой динамическую систему, состоящую из элементов, между которыми существуют различные виды объективной связи (причинной, временной, пространственной и др.). Следует согласиться с мнением И.М. Лузгина, что «исходные следственные

1 Криминалистика. Учебник. Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина. Т.2 - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - С.25.

2 Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. - Свердловск: Изд. Уральского университета, 1987. - С. 17.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - М.: Юридическая литература, 1988. - С. 91-94.; Лузгин И.М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций. // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. - М.: ВЮЗШ, 1991. - С. 14.

35 ситуации представляют собой своеобразную проекцию криминальной и даже посткриминальной ситуации, их отражение».1

Образно, но довольно показательно высказывание А.И. Романова о том, что «следственная ситуация - это своего рода стоп - кадр, который позволяет детально изучить и оценить обстановку на определенный момент расследования и принять решение по его оптимальному продолжению».

Пространственные границы исходной следственной ситуации могут находиться в пределах одного населенного пункта, области, края, а могут включать несколько государств, например, применительно к предмету нашего исследования, международный бандитизм.

Временные параметры рассматриваемой исходной следственной ситуации определяются периодом от момента поступления сообщения о преступлении в правоохранительные органы до завершения неотложных следственных действий и задержания подозреваемого.

Основными элементами исходной следственной ситуации являются: первоначальная информация о событии, содержащем признаки преступления и о лицах, причастных к этому событию; объективные условия, характеризующие процесс получения этой информации (место, время, климатические условия, использованные научно-технические средства); силы и средства, имеющиеся в распоряжении следователя для дальнейшей работы по использованию исходной информации в этих условиях; позиция подозреваемого, потерпевшего, свидетелей, результаты их противодействия установлению истины; иные факторы, препятствующие или способствующие успешному решению криминалистических задач.

Следственная ситуация - это не только всесторонняя характеристика состояния расследования. Она всегда содержит соответствующий потенциал, позволяющий определять оптимальные пути, средства и приемы расследова-

1 Лузгин И.М. Ситуационный подход в решении криминалистических задач: Фондовая лекция. - М., 1987. - С. 17-18.

Романов А.И. Первоначальный этап расследования уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук.-М., 2001.-С. 20.

36 ния. В этом, по мнению И.А. Копылова, и «заключается криминалистическое значение следственной ситуации».1 В процессе расследования его информа- ционная база меняется, складываются новые следственные ситуации. В силу их динамической природы нельзя говорить об исчерпывающем содержании следственной ситуации даже применительно к определенным видам преступлений или к отдельным этапам или даже моменту расследования.

Следственные ситуации классифицируются по времени возникновения: на начальные, промежуточные и конечные; по отношениям между участниками: конфликтные и бесконфликтные, а также по ряду других оснований. Вопросы, связанные с классификацией следственных ситуаций, на наш взгляд, достаточно подробно освещены в криминалистической литературе.

При расследовании уголовных дел о бандитизме следователю приходится работать преимущественно в условиях конфликтной следственной ситуации. Такие ситуации существенно усложняются по мере расследования бандитизма, когда они приобретают форму противодействия расследованию, в котором нередко принимают участие не только подозреваемый (обвиняемый), но и другие лица (его родственники, друзья, оставшиеся на свободе соучастники и т.п.). При этом следователь вынужден противостоять коллективным, нередко согласованным и хорошо организованным действиям субъектов противодействия. К тому же, в их числе могут оказаться и коррумпированные представители органов власти и управления, в том числе правоохранительных органов.

Расследование преступления начинается с момента получения заявления и сообщения о нем, начала осуществления проверочных действий с

Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. Учебное пособие. -Волгоград, 1988. - С.7.

Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций. Дисс. … докт. юрид. наук. - Свердловск, 1987. - С. 21-22.; Шурухнов Н.Г. Классификация следственных ситуаций. В кн. Криминалистика (актуальные проблемы). - М., 1998. - С. 98.; Головин А.Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалисти- ческой науке. Монография. - Тула, 2000. - С. 54-68.

37 целью принятия соответствующего процессуального решения.1 Весь процесс расследования по делам анализируемой категории, складывается из ситуаций, относящихся к его первоначальному, последующему и заключительному этапам. На первоначальном этапе расследования следственные ситуации зависят во многом от таких факторов, как:

  • задержаны ли члены банды (все, в том числе и руководитель, либо несколько из них);
  • находилась ли банда в течении определенного времени под оперативным контролем правоохранительных органов, либо о ее существовании стало известно лишь в результате выявления совершенного ее членами преступления;
  • имеются ли и какие доказательства о событии преступления и лицах, его совершивших.
  • По делам о преступлениях, совершаемых бандитскими группами, так же как и по делам о преступлениях, совершаемых организованными преступными сообществами, на первоначальном этапе расследования преступлений возможны три варианта в решении вопроса о возбуждении уголовного дела (как правило, по отдельным эпизодам):
  1. Появление одного из предусмотренных ч. 1 п.п. 1,2 ст. 140 УПК РФ поводов к возбуждению уголовного дела (установлено по 79% уголовных дел).
  2. Реализация дел оперативного учета в соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и ч.1 п. 3 ст. 140 УПК РФ. (12% из числа изученных дел).
  3. 1 См.: Михайлов В.А. Организация раскрытия и расследования преступлений. // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов пред варительного расследования. Гл. 1. / Под ред. Аверьяновой Т.В. и Белкина Р.С. - М., 1997.
  • С. 28.; Золотарев А.С. Теоретические и практические проблемы расследования корыстно- насильственной организованной преступной деятельности. Дисс. … канд. юрид. наук.
  • Екатеринбург, 1997. - С. 68. и др.
  • 2 В редакции Федеральных законов от 20.03.2001. № 26-ФЗ.

38

  1. Смешанный вариант, когда реагирование на уже совершенное преступление сочетается с реализацией материалов оперативно-розыскной деятельности в отношении конкретных членов банды (отмечено по 9% изученных дел).1

Анализ следственной практики показывает, что ситуациям расследования бандитизма присущ ряд характерных особенностей, не свойственных ситуациям, возникающим при расследовании преступлений, совершаемых неорганизованной группой преступников или в одиночку и существенно осложняющих работу правоохранительных органов. Такие особенности характеризуются, в частности:

1) дефицитом доказательственной информации на первоначальном этапе расследования (как результат глубокой конспирации деятельности банды и тщательного планирования совершенных ею преступлений); 2) 3) наличием довольно активного противодействия со стороны оставшихся на свободе членов банды и их связей; 4) 5) наличием коррумпированных связей, через которые банда получает информацию о ходе и планах следствия, о результатах розыскных мероприятий. 6) Ввиду сложности и многоэпизодности уголовных дел по расследованию преступлений, совершенных бандами, по нашему мнению, следственные ситуации с учетом их объема и сложности можно разделить на три группы. Это ситуации расследования, ситуации отдельных следственных действий и ситуации криминалистических операций (комбинации).

Основываясь на результатах изучения уголовных дел, нам представляется возможным, выделить следующие исходные следственные ситуации, характерные для первоначального этапа расследования:

Аналогичное мнение было высказано Х.А. Бейтугановым в отношении уголовных дел по расследованию деятельности организованных преступных сообществ. См.: Бейтуганов Х.А. Особенности расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами в условиях Северо-Кавказского региона. Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 2001.-С. 131-133.

39

  1. Бандиты с места происшествия скрылись. Такие ситуации отмеча ются по 96% изученных нами уголовных дел.

1.1 преступление совершено в условиях неочевидности, потерпевший убит; 1.2 1.3 имеются очевидцы и свидетели, потерпевший убит; 1.4 1.5 имеются очевидцы и свидетели, потерпевший жив. 1.6 2. Преступники задержаны на месте совершения преступления, как правило, по оперативно-розыскным данным или при срабатывании сигнали зации и своевременном реагировании органов внутренних дел. (4 % уголов ных дел):

2.1 задержаны один или несколько членов банды, а остальные не установлены; 2.2 2.3 задержаны один или несколько бандитов, личность остальных участников группы установлена, но они остаются на свободе; 2.4 В криминалистической литературе справедливо указывается на необходимость соблюдения определенных требований, предъявляемых к информации, используемой для анализа и оценки исходной следственной ситуации. В частности, такая информация:

а) должна быть получена из проверяемых надежных источников;

б) должна содержать в основе своей достоверные, объективные и пол ные фактические данные;

в) должна быть по закону допустима в качестве доказательств по делу и, непременно относиться к расследуемому преступлению.

Методика разрешения исходных следственных ситуаций, по разделяемому нами мнению И.М.Лузгина, основывается на определенных закономерностях, присущих данной категории (объективности, зависимости от криминальных ситуаций и связанных с ними последствий преступления, сие-

40 темности, многофакторности), а также информационной характеристике.1 С учетом отмеченных факторов, эта методика по делам о бандитизме включает уяснение и оценку сложившейся ситуации, постановку общих целей и их конкретизацию применительно к специфике следственных действий, учет наличных возможностей следствия в решении конкретных задач, выбор конкретных приемов для их решения, оценку полученных результатов, сопоставление вновь сложившейся ситуации с ожидаемой, и ее оценку, постановку новых целей и задач и определение способов их решения.

Мы поддерживаем точку зрения Я.М. Мазунина о том, что для расследования бандитизма, как и других групповых преступлений, а также для выявления и доказывания вины участников бандитской группы, характерны типичные следственные ситуации, связанные с поведением ее лидера (организатора и руководителя) на предварительном следствии:

  • лидер банды с самого начала расследования дает полностью признательные показания и рассказывает о своей руководящей роли;
  • лидер банды признает свое участие в совершении преступлений, но отрицает свою руководящую роль и, его показания поддерживают другие члены банды;
  • лидер банды признает свое участие в совершении преступлений, но отрицает свою руководящую роль, однако он изобличается показаниями других бандитов;
  • лидер банды отрицает как участие в преступлениях, так и собственную руководящую роль, но разоблачается показаниями других членов банды;
  • лидер банды отрицает как участие в преступлениях, так и собственную руководящую роль и его линию поведения поддерживают другие члены банды.2
  • Лузгин И.М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций. // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. - М: ВЮЗШ, 1991.- С. 20.

См.: Мазунин Я.М. Тактика выявления и доказывания вины организаторов преступных групп. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1996. - С. 18.

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННА^

„, ~ БИБЛЙОЖ*? , 41 d

Конкретно, в результате изучения протоколов допроса лидеров бандитских групп, установлено, что на первых допросах все они отрицали свое участие в совершении преступлений, либо отказывались от дачи показаний (14%). В дальнейшем, под тяжестью предъявленных им доказательств 77% признавали свою вину (полностью или частично), а роль организатора банды - 64%. Вот почему в системе следственных ситуаций при расследовании бандитизма особо следует выделить конфликтные ситуации, которые, как правило, сопровождают весь процесс расследования после задержания подозреваемых, а нередко проявляются в форме активного противодействия расследованию.

В качестве средств разрешения исходных следственных ситуаций выступает система следственных действий, организационных и оперативно-розыскных мероприятий.

Анализ практики расследования уголовных дел по бандитизму показал, что следователи не во всех случаях используют имеющиеся в их распоряжении средства для разрешения возникающих при этом следственных ситуаций. В частности, очень слабо используются возможности оперативно-розыскных аппаратов, экспертно-криминалистических подразделений, системы криминалистической регистрации. Только 12% уголовных дел было возбуждено в порядке реализации оперативно-розыскных материалов; по 17% уголовных дел такие материалы поступали в ходе расследования по инициативе оперативных работников; эксперты-криминалисты участвовали в 89% осмотров мест происшествий по изученным делам и только в 11% обысков, иные следственные действия — 9%. Из общего количества опрошенных нами респондентов 43% указали на слабое знание системы криминалистических учетов, а как следствие - недоверие к ним.

Мы разделяем мнение СИ. Цветкова о «необходимости разработки и использования для этого экспертных систем поддержки принятия тактиче-

42 ских решений»1, учитывая незначительное количество информации в начальный период расследования по большинству исходных следственных ситуаций, и необходимость быстрого принятия решений для их разрешения. Это особенно важно по сложным и многоэпизодным уголовным делам, к числу которых относятся дела о бандитизме.

Разумеется, что сами по себе такие системы не исключают умение и способность следователя всесторонне анализировать и объективно оценивать информацию, характеризующую следственную ситуацию.

В этом же аспекте обращают на себя внимание попытки ученых-криминалистов разработать на основе частных методик расследования алгоритмы действий в конкретных следственных ситуациях. Научные дискуссии на эту тему ведутся с конца 80-х годов. При этом констатируется, что «алгоритмизация и программирование процесса расследования преступлений, безусловно, будут способствовать повышению его эффективности, позволяя осуществлять (на базе ЭВМ) непрерывную диагностику, моделирование и управление в условиях определенных, но постоянно изменяющихся следст-венных ситуаций». Актуальность этого вопроса, справедливо заметил А.С. Шаталов, подтверждается тем, что наличие большого количества методических рекомендаций по расследованию отдельных видов преступлений, разработанных наукой, не имеют механизма практической реализации содержащихся в них положений. Иначе говоря, возник большой разрыв между высоким теоретическим уровнем криминалистических рекомендаций и явно ограниченными субъективными возможностями человека (следователя) усвоить

Цветков СИ. Криминалистическая теория тактических решений. Автореферат Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1992.; Кондрахин С.А. Исходные следственные ситуации по делам о кражах личного имущества граждан и криминалистические методы их разрешения. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1994.

См., например: Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. Учебное пособие. - Волгоград, 1988. - С.8.; Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск, 1989.

Шаталов А.С. Проблемы алгоритмизации расследования преступлений. Автореферат дисс. … докт. юрид. наук. - М., 2000. - С. 8.; Дробатухин B.C. Кибернетическое моделирование при расследовании преступлений. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1998.

43 их, помнить и использовать в своей практической деятельности. Между тем, все криминалистические рекомендации реализуются, как правило, в конкретных следственных ситуациях. А это значит, что алгоритмизация методик расследования преступлений могла бы выполнять функцию связующего звена между наукой и практикой расследования преступлений.1

Обстоятельства, подлежащие установлению при расследовании уголовных дел по бандитизму, во многом определяются обстоятельствами, подлежащими доказыванию, и особенностями сложившихся следственных ситуаций на определенный момент расследования. При этом обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ) по существу представляют собой программу расследования, они ориентируют на пределы и цели в целом доказывания по уголовному делу, в то время, как обстоятельства, подлежащие установлению, будучи криминалистической категорией, представляют собой некую систему организационно-тактических ориентиров в деятельности по разрешению следственных ситуаций. И поэтому данная система много шире, чем обстоятельства, подлежащие доказыванию. Хотя те и другие обстоятельства тесно взаимосвязаны. Однако, доказывание осуществляется строго в порядке, определенном законом, путем следственных действий, а обстоятельства, подлежащие установлению, могут выявляться и непроцессуальным путем. В таких случаях они имеют лишь ориентирующее значение. Все это наглядно проявляется при установлении и доказывании признаков бандитизма.

Анализ судебно-следственной практики показывает, что сложность конструкции состава бандитизма и неопределенность его отдельных признаков, а также недостатки в правовой и методической подготовке следователей органов внутренних дел часто приводят к неполноте, односторонности предварительного следствия по делам указанной категории. Уже в самом начале расследования из поля зрения следователей зачастую выпадают (не устанавливаются) и должным образом не фиксируются факты и обстоятельства совершения преступлений, которые имеют большое значение для квалифика-

1 Шаталов А.С. Там же. - С. 13.

44 ции бандитизма. Чаще всего неустановленными остаются обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях преступной группы признаков банды. Тем не менее, существуют вполне реальные возможности во многих случаях уже в процессе производства первоначальных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий по поступившему заявлению (сообщению) о нападении с уверенностью утверждать, что его совершила банда. Не случайно, выборочный анализ материалов уголовных дел о бандитизме показал, что почти в одном из четырех случаев, квалификация, данная на предварительном следствии, изменялась в суде.

Согласно данным проведенного нами исследования, факты возбуждения уголовного дела непосредственно по ст.209 УК РФ носят единичный характер (менее 20%), и вывод о существовании банды делается только после проведения ряда следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, возбужденным по другим составам преступлений, как правило, по разбойным нападениям и убийствам. По этой же причине организаторы банды несут ответственность наравне с другими участниками преступной группы.

Процесс обнаружения, фиксации и оценки доказательств, свидетельствующих о совершении бандитского нападения, должен осуществляться изначально по двум направлениям и обеспечивать выяснение не только обстоятельств, изобличающих конкретных лиц в совершении преступных посягательств (убийств, разбоев, вымогательств и др.), но и наличии в действиях группы совокупности обязательных признаков, характеризующих ее как особый вид преступного формирования - банду. Этим во многом определяется тактика проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по указанной категории дел.

По делам о бандитизме событием преступления считается уже сам факт создания группы (из двух и более лиц), характеризующейся следующими признаками: устойчивость; вооруженность; нацеленность на совершение нападений; либо факт участия конкретного лица в такой преступной группе.

45 В первую очередь установлению подлежит количество лиц, входящих в банду, так как, нельзя вести речь о ее существовании, если, например, преступная группа состоит из одного взрослого и одного или нескольких подростков в возрасте от 14 до 16 лет. Нельзя говорить о наличии банды и в том случае, если ее образуют психически здоровый человек и невменяемый.

Проведенный нами опрос сотрудников органов внутренних дел показал, что значительную трудность для предварительного следствия представляет доказывание устойчивости вооруженной группы. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» устойчивость банды раскрывает при помощи таких признаков, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами (сплоченность), согласованность их действий, постоянство форм и методов совершения преступлений, длительность ее существования. Однако, указанные признаки, в свою очередь, тоже нуждаются в конкретизации и определенном уточнении. Например, сплоченность группы чаще всего понимается как объединенность в одно целое, согласованность в действиях и поступках, организованность, единодушие. О сплоченности (устойчивости) можно говорить в том случае, если большинство ее членов разделяют групповые цели преступной деятельности, а именно — совершение вооруженных нападений на граждан либо организации.

Кроме того, устойчивость выражается в том, что и после совершения преступления участники группы объединены единством мотивов и целей, осуществляя подготовку к очередному преступлению. Степень распределения ролей между участниками довольно высока, каждый выполняет определенные действия, направленные на достижение общего преступного результата. Одним из признаков устойчивости является длительность существования группы, хотя бы и предполагавшаяся. Об этом могут свидетельствовать: подготовка каналов сбыта, средств и орудий для совершения несколь-

См. по этому вопросу: Быков В. Банда - особый вид организованной вооруженной группы. // Российская юстиция. 1999, №6. - С. 49.

46 ких эпизодов преступной деятельности. Не менее важен для характеристики устойчивости группы и такой признак, как предварительный сговор; соучастники могут договариваться о совершении преступления все вместе или по отдельности, то есть каждый может договариваться с последующим, который, в свою очередь, становится осведомленным о преступных намерениях группы. Представляется, что определяющим признаком, характеризующим устойчивость преступной группы, является наличие организатора, руководителя.1

Изложенное свидетельствует о том, что, раскрывая такой признак банды как устойчивость, следует устанавливать, принимать во внимание и оценивать следующие составляющие: постоянное совершение преступлений как цель объединения группы; формирование психологической структуры группы; выдвижение лидера - ее организатора, руководителя; распределение ролей при совершении преступлений; способность к воспроизводству выбывших по различным причинам членов банды; выработка мер по предотвращению разоблачения; осуществление подготовки к совершению преступлений; возможность использования сложных способов совершения и сокрытия преступлений; поддержание в группе строгой дисциплины; замена личных отношений в группе на деловые, основанные на совместном совершении преступлений; выработка в группе единой ценностно-нормативной ориентации; распределение преступных доходов в соответствии с положением лица в структуре группы; создание в группе специального денежного фонда.

Следующим обязательным признаком банды является ее вооруженность, подразумевающая наличие оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды. Предметы, используемые бандой при нападении, признаются оружием в соответствии с положениями Закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 года и заключением экспертов.

Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). - М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. - С.9.

47 При установлении признаков вооруженности, а затем, и при доказывании этого факта, надо иметь ввиду, что нападение следует считать вооруженным и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось, а цель преступления была достигнута за счет высказанной или очевидной для потерпевшего угрозы его применения. Однако, наличие непригодного к использованию оружия (пистолет со спиленным бойком, предметы, имитирующие оружие) не может считаться вооруженностью и, следовательно, группа не может привлекаться за бандитизм, а только за разбой.

Кстати, такие ситуации отмечаются по 8% изученных уголовных дел, находящихся в производстве и рассмотренных судами по фактам вооруженных разбоев. При этом следует отметить, что действия преступников были не менее жестокие, по отношению к потерпевшим, чем при совершении бандитизма. Они нередко характеризуются пытками, истязанием.

Независимо от того, где и при каких обстоятельствах преступниками было найдено оружие, необходимо устанавливать следующие обстоятельства:

  • является ли данный предмет оружием, и каким способом он изготовлен;
  • кто из членов банды, при каких обстоятельствах и где приобрел оружие;
  • у кого и где хранилось оружие;
  • кто был вооружен им и при совершении, каких конкретно нападений;
  • все ли участники группы знали о наличии этого оружия.
  • В литературе встречается мнение о том, что выводы о вооруженности группы можно сделать при обнаружении «фотоснимков членов банды или

48 видеозаписей, с их участием, где они изображены с оружием в руках».1 Однако, как мы полагаем, эти факты не могут служить достаточным доказательством в случае, если не будет найдено само оружие.

Так, по делу об устойчивой организованной группе, под руководством Алиулина, совершившей на территории г. Тулы и области ряд разбойных нападений суд, несмотря на показания потерпевших и свидетелей, а также первоначальные показания самих обвиняемых о том, что оружие у них было, не счел возможным вынести приговор по ст. 209 УК РФ, так как оружие, используемое при совершении нападений бандой не было найдено в процессе расследования дела.2

Наличие оружия у членов банды не только облегчает совершение преступления, но и «значительно повышает интенсивность насилия, способного причинить потерпевшему наиболее тяжкие виды телесных поврежде-ний, а также приводит к убийству».

Другим обязательным признаком банды как разновидности организованной преступной группы является ее нацеленность на совершение нападений на граждан или организации. Статья 209 УК РФ для наличия состава бандитизма не предусматривает каких-либо конкретных целей вооруженных нападений. Это может быть не только непосредственное завладение имуществом, деньгами или иными ценностями граждан и организаций, но и убийство, изнасилование, вымогательство, уничтожение либо повреждение чужого имущества и т. п. «Не будет состава банды там, где группа лиц объединяется для осуществления иных преступных целей, не связанных с нападением, - например для контрабанды,
совершения квартирных, карманных краж,

Расследование бандитизма. Методическое пособие. - М.: Изд-во Приоритет, 2000.- С. 52.

Архив Тульского областного суда дело № 261031497.

Ивахненко A.M. Вооруженность как признак бандитизма. // Научные исследования высшей школы: Материалы научно-практической конференции. - Тюмень, 1995. -С. 78-80.

49 фальшивомонетничества и др.»1 Выявление банды после начала ее преступной деятельности облегчает доказывание цели ее создания, поскольку цель фактически реализована и возможно установление тех или иных следов такой реализации.2

При доказывании цели создания банды следует выявлять такие обстоятельства как:

  • на какие объекты были совершены нападения, где, когда и при каких обстоятельствах;
  • каким способом они осуществлялись;
  • каким образом, какой вид насилия и по отношению к кому был осуществлен каждым нападавшим при совершении конкретного нападения.
  • Проведенное нами исследование позволяет утверждать, что наиболее часто объектом бандитского нападения оказываются граждане и их или им вверенное имущество. Однако, в специальной литературе высказывается мнение о том, что «нападение может быть связано и с уничтожением имущества,, зданий, транспортных средств и т.д.»

При расследовании уголовных дел о бандитизме, кроме обстоятельств, которые необходимо доказывать по каждому эпизоду преступной деятельности банды, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, доказыванию подлежат признаки, образующие элементы состава бандитизма, в частности такие, как: создание устойчивой вооруженной группы (банды), руководство бандой, участие в устойчивой вооруженной группе (банде), участие в совершаемых бандой нападениях.

Волынский В.А. Методические рекомендации по расследованию организации вооруженных банд и бандитских нападенийУ/Материалы научно-практической конференции.-Тула, 1996.- С. 12.

Шутемова Т. Особенности доказывания банды. // Законность. 1999, №9. -С. 15- 16.

См.: Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. - М., 1995. - С. 16.; Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Ответственность за бандитизм: проблемы квалификации. // Законность. 1994, № 5. - С.7.; Андреева А., Овчинникова Г. Квалификация бандитизма. // Законность. 1996, № 4. - С. 17.

50 По смыслу ч.1 ст. 209 УК РФ под оконченным преступлением следует понимать любые действия, результатом которых стало создание устойчивой вооруженной группы в целях совершения нападений на граждан либо организации. Такие действия могут выражаться в сговоре, подыскании соучастников, приобретении оружия, разработке планов и т. д. Состав преступления будет считаться оконченным независимо от того, были ли совершены планируемые преступления. Если активные действия виновного не привели к созданию устойчивой вооруженной группы (банды) по независящим от него обстоятельствам, то они должны квалифицироваться как покушение на создание банды. Процесс создания банды достаточно сложный и длительный и, как правило, отделен во времени от совершения первого нападения. Он осуществляется в подавляющем большинстве случаев поэтапно.

Так, например, по одному из изученных нами уголовных дел, процесс создания банды протекал следующим образом. В октябре 1995 года Шмаков, имея умысел на создание банды для нападения на граждан в г. Москве, вступил в преступный сговор с Пуговым и Константиновым. В течение полугода они вовлекли в банду еще 6 человек, в том числе двух женщин. Затем для осуществления нападений было приобретено оружие, а также изготовлены средства маскировки. Согласно разработанному плану одна из участниц банды знакомилась с мужчинами, о которых затем предоставляла информацию руководителю банды для совершения на них в последующем нападений.

Закон требует, чтобы по каждому преступлению был установлен способ его совершения/Применительно к бандитизму следует вести речь, прежде всего, о способе образования бандитских формирований, и о конкретных формах участия в деятельности банды. В создании бандитской группы чаще всего участвуют несколько лиц. Примерно в половине изученных уголовных дел в организации банды принимали участие 2 и более человек. Чаще всего

По материалам СО УВД СЗАО г. Москвы. Уголовное дело № 069044.

51 вовлечение в банду новых членов осуществляется после их предварительной проверки «на деле», реже - путем «авансирования доверием».

Следует различать деятельность по созданию банды и действия, носящие характер руководства ее членами при совершении вооруженных нападений. Довольно часто сам лидер не принимает непосредственного участия в нападениях. В упомянутом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ понятие руководства бандой было сформулировано как «принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности банды, так и с совершением ею конкретных нападений».

Для выявления руководителя банды следует установить наличие таких обстоятельств как:

  • кто является инициатором создания банды;
  • кто из ее членов обладает качествами, характеризующими лидера;
  • кто из членов банды имеет опыт преступной деятельности, обладает знанием основ тактики.и методики предварительного расследования и оперативной работы;
  • кто принимал решения, связанные с планированием нападений и распределением ролей при совершении конкретных нападений, разрешением внутригрупповых конфликтов, распределением похищенного.1

Участие в банде и в совершаемых ею нападениях предполагает конкретную форму действий участников банды в соответствии с отведенной им ролью.

Изучение практики показывает, что при длительном существовании банды ее состав претерпевает изменения: некоторые члены выбывают из ее состава в связи с привлечением к уголовной ответственности, другие уходят

См.: О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм.// Бюллетень ВС РФ. 1997, №6. - С.23.

52 из собственных соображений, третьи, попавшие по каким-то причинам в «немилость» руководителя банды, сами становятся жертвами бандитов. Характер и методы поддержания внутригрупповой дисциплины, порядок вхождения и выхода из банды, характеризующие способ совершения бандитизма, должны быть включены в предмет доказывания по делам о бандитизме. В отношении каждого участника должно быть доказано, в чем конкретно выразилась его принадлежность к банде. В этом смысле большое значение имеет изучение внутригрупповых процессов, обстоятельств, характеризующих развитие банды во времени.

Сегодня практике известны не единичные случаи, когда распределение ролей в банде приобретает достаточно четкий и постоянный характер. Например, действовавшая в 1997-1998 годах в г. Улан-Удэ банда под руководством Середкина имела строгую иерархию. Одни члены банды обеспечивали доставку к местам нападений, другие - занимались поиском объектов преступных нападений, третьи - непосредственно совершали нападения. Сборы членов банды проходили на специально предназначенных для этого квартирах. Середкин с января 1997 по июнь 1998 года осуществлял руководство бандой, планируя, подготавливая и организуя совершение конкретных преступлений, оснащая членов банды оружием, принимал лично непосредственное участие в совершении преступлений. Он же производил дележ похищенного и денег, вырученных от его продажи.1

Определению виновности, конкретных лиц в совершении бандитизма способствует установление мотивов вхождения в банду каждого из ее участников, что, в свою очередь, имеет значение для индивидуализации ответственности. Однако анализ изученных нами уголовных дел показывает, что следователи очень редко уделяют должное внимание выяснению и доказыванию мотивации вхождения в группу, а между тем, мотивация инициатора

По материалам Следственного Комитета при МВД РФ.4КМУ/47-45-99.

53 создания банды и ее рядового члена имеет большое значение для правильного и объективного расследования уголовного дела.’

При доказывании принадлежности к банде конкретного лица устанавливают следующие обстоятельства: время и место вступления в банду, роль и место в иерархии банды, какие конкретно действия он выполнял при совершении каждого отдельного нападения.

Под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим, либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Нападение банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось, а цель преступления была достигнута (либо ее пытались достичь) за счет высказывания очевидной для потерпевшего угрозы его применения.2

Необходимо указать на то, что участие в банде подразумевает не только непосредственное участие в совершаемых нападениях, но и выполнение иных действий в интересах банды: финансирование, снабжение оружием, подыскание объектов для нападения, обеспечение транспортными средствами и т. д. Более того, в указанном Постановлении Пленума Верховного Суда отмечается «… как бандитизм должно квалифицироваться участие в совершаемом нападении и таких лиц, которые, не являясь членами банды, сознают, что принимают участие в преступлении, совершаемом бандой». Иначе говоря, любое участие лица в совершаемых бандой преступлениях дает основания для признания его членом банды со всеми вытекающими правовыми последствиями.

Исследование обстоятельств, относящихся к субъективной стороне бандитизма, связано с установлением личности обвиняемого и его вины. Со-

1 Расследование бандитизма. Методическое пособие. - М.: Изд-во Приоритет, 2000.-С. 49.

Уголовное право РФ. Особенная часть. Под ред. Проф. Здравомыслова Б.В. -М.: Юрист, 1996.-С. 253.

54 вершение любой, из предусмотренных законом форм бандитизма возможно лишь с прямым умыслом. Субъект должен сознавать, что он организует ус- тойчивую вооруженную группу или входит в ее состав и что эта группа создана для совершения вооруженных нападений на граждан или организации.

Уголовный кодекс Российской Федерации впервые вводит квалифицирующий признак в состав бандитизма - использование лицом своего служебного положения. При доказывании фактов создания банды, руководства ею, участия в банде и совершенных ею нападениях таким лицом выясняются следующие обстоятельства:

  • какими властными или иными служебными полномочиями обладает данное лицо, и в чем они заключаются;
  • когда вступило данное лицо в банду и как долго пробыло в ее составе;
  • обладает или обладало это лицо сведениями, интересующими банду;
  • имеет ли данное лицо форменную одежду, служебное удостоверение, оружие, соответствующую атрибутику, которые он предоставлял в распоряжение банды для совершения нападений;
  • в чем конкретно выразились преступные действия данного лица.
  • Поскольку законодатель и Верховный Суд РФ употребляют термин «служебное положение», а не «должностное положение», то, следует толковать его расширительно по отношению к любым субъектам, в том числе и не должностным лицам государственных организаций.

Таким образом, подводя итог изложенному, отметим:

  • во-первых, будучи многофакторной системой условий расследова ния, на определенный период времени, исходные следственные ситуации объективно являются предметом научного анализа, результаты которого, реализуемые на практике, позволяют определить оптимальные пути, методы

55 и средства решения конкретных задач розыска и доказывания, в том числе, на первоначальном этапе расследования;

  • во-вторых, анализ следственных ситуаций, возникающих при расследовании бандитизма, и закономерностей их проявления (по изученным уголовным делам), позволил конкретизировать их содержание, в частности, с учетом характеристики бандитских групп, содержания исходной информации об их деятельности и особенностей поведения в процессе расследования подозреваемых, свидетелей, потерпевших;
  • в-третьих, обстоятельства, подлежащие доказыванию (определенные в ст. 73 УПК РФ), и установлению (вытекающие из анализа следственных ситуаций), различные по своему содержанию и сущности, хотя и тесно взаимосвязанные категории. Практическая реализация учения о них позволяет конкретизировать процессуальные и организационно-тактические задачи расследования, а соответственно, определять методы и средства их решения.

56

Глава 2. Организация раскрытия и расследования бандитизма на первоначальном этапе

§1. Разработка версий, планирование раскрытия и расследования

бандитизма

Выдвижение версий и планирование первоначального этапа расследования являются важнейшим элементом организации раскрытия и расследования бандитизма. В их основе лежат результаты проведения неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, в том числе, связанных с разрешением исходной следственной ситуации. В криминалистической литературе данная проблема не обойдена вниманием.

В частности, довольно детально исследованы такие вопросы, как понятие и сущность планирования и версий, виды версий и их значение для планирования расследования, правила построения и проверки версий, принципы планирования, виды и формы планов расследования. Подчеркивая значение планирования по многоэпизодным делам, еще В.И. Громов писал, что если составление плана расследования «не имеет особого значения по мелким и несложным делам, то по делам с большими и неразработанными материалами это представляется, безусловно, необходимым, так как надеяться на свою память без записей по таким делам весьма рискованно».

На первоначальном этапе расследования бандитизма выдвижение версий и планирование имеет свою специфику, обусловленную, прежде все-

См.: Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. — М., 1978.; Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юридическая литература, 1976.; Пещак Ян Следственные версии. - М., 1976.; Лузгин И.М. Учение о криминалистической версии. Криминалистика. Т. 1. - М.: Акад. МВД РФ, 1995.; Величкин С.А. Криминалистическое учение о версии./ Криминалистика. Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархо-пуло. - С.-П., 1995. - С.46.; Герасимов И.Ф., Драпкин Л.Я. Учение о криминалистической версии./ Криминалистика. Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М., 1994. - С.58.; Яблоков Н.П. Криминалистические версии и основы планово-организационного обеспечения криминалистической деятельности. / Криминалистика. Под ред. Н.П. Яблокова. -М., 1995. и др.

Громов Вл. Дознание и предварительное следствие (теория и техника расследования преступлений). - М., 1925. - С. 65.

57 го, групповым характером и способом совершения преступления, дефицитом информации о происшедшем и о его участниках, дефицитом времени, зачастую в условиях оказания преступниками противодействия расследованию, и рядом других факторов.

Планирование расследования есть «мыслительный процесс, заключающийся в определении содержания и порядка работы по установлению всех обстоятельств совершенного преступления и изобличению виновных в строгом соответствии с требованиями закона с наименьшей затратой времени и сил».

Планирование расследования уголовных дел по фактам бандитизма, особенно важно, так как в данном случае требуется координация усилий не только следователей, но и работников многих других служб органов внутренних дел. Это непременно отражается в плане расследования, по каждой позиции которого устанавливается ответственность конкретного лица за исполнение соответствующего планового мероприятия.

Эффективность планирования по уголовному делу обеспечивается, прежде всего, соблюдением трех основных принципов: конкретность, индивидуальность, динамичность. Применительно к расследованию бандитских нападений существуют определенные особенности реализации этих принципов.

Принцип динамичности означает, что составленный план не является окончательным, так как заранее подразумевается возможность и необходимость его изменения и.дополнения. Уголовные дела, возбужденные по фактам бандитских нападений, как правило, состоят из большого числа эпизодов. Например, «слоновская группировка», действовавшая на территории Рязанской области под руководством Емельянова совершила 168 преступлений. А в Читинской области члены банды Агильдина совершили с мая 1994 года по август 1998 года свыше 110 различных преступлений. Естественно, по ка-

Криминалистика: Учебник. / Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского. - М.: Изд-во «Спарк», 1998. - С. 196.

58 ждому эпизоду преступления в процессе расследования постоянно поступает довольно значительный объем информации. Поэтому план расследования, составленный в самом начале, должен постоянно корректироваться с учетом вновь поступивших данных. И, соответственно, вновь возникающих задач, требующих своего решения. Практически 60% изученных нами планов расследования изменялись и дополнялись еще на первоначальном этапе в связи с поступлением новой и весьма существенной информации.

План расследования уголовного дела вообще не терпит шаблона, а по рассматриваемому виду преступлений тем более. Его необходимо составлять именно для конкретного дела с учетом всех его особенностей. В этом проявляется принцип индивидуальности планирования. Наличие типового плана расследования уголовных дел по фактам бандитизма лишь облегчает процесс планирования, но не исключает предметный анализ и оценку обстоятельств преступления, а на этой основе разработку системы соответствующих действий (мероприятий), которые необходимо осуществить в целях расследования.

Принцип конкретности означает, что в плане должны быть определены все возможные версии относительно события преступления и лиц, его совершивших, сформулированы конкретные задачи по их проверке и необходимые для этого следственные действия, розыскные и иные мероприятия. Конкретность предполагает установление сроков исполнения и ответственность за результаты исполнения плановых мероприятий.

Особенностью планирования по делам о бандитизме является так называемая цикличность - повторение первоначальных следственных действий на последующих, а иногда и на завершающих этапах расследования, то есть процесс планирования и, соответственно процесс расследования осуществляются своеобразными циклами, сочетающими совместное производство на одном временном отрезке как первоначальных, так и последующих следственных действий. ‘

Аналогичное мнение было высказано В.А. Жердевым и В.И. Комиссаровым. См.: Жердев В.А., Комиссаров В.И. Расследование серийных корыстно-насильственных

59

В зависимости от этапов расследования выделяют планирование первоначального, последующего и заключительного этапов расследования. Планирование каждого этапа имеет свои характерные особенности, обусловленные содержанием и объемом исходной информации и спецификой решаемых задач.

Основными задачами первоначального этапа раскрытия и расследования бандитизма, как и любого другого преступления, являются:

  • выяснение обстоятельств совершенного преступления;
  • поиск доказательств и источников их получения;
  • установление и розыск преступников по горячим следам;
  • выяснение причин и условий, способствовавших совершению преступления.
  • При этом, особое значение приобретает организация планирования расследования вообще, а в частности - использования типовых планов, основанных на научном обобщении практики органов внутренних дел по борьбе с бандитизмом и вооруженными разбоями, а также проблема типизации планов расследования на основе анализа типичных версий.1

Действуя в сложных условиях, следователь должен опираться не только на свой профессиональный опыт, но и на обобщенный в криминалистических рекомендациях опыт своих коллег, в том числе и предшествующих поколений. Значит, часть его действий на рассматриваемом этапе может и должна быть запрограммирована в системе частной криминалистической методики или, представлена в виде алгоритма действий. Вместе с тем, в частной криминалистической методике лишь упоминаются, и то далеко не полностью, сопутствующие расследованию мероприятия, в том числе оперативно-розыскные. Это обуславливает необходимость максимально полного ис-

преступлений, совершенных организованными группами, на первоначальном этапе. - М.: Изд- во «Юрлитинформ», 2002. - С. 104.

1 Жбанков В.А. Способы выдвижения и проверки версий о личности преступников./ Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 39. - М.: Юридическая литература, 1983.; Сайбараков Н.И. Криминалистические основания и методы построения типовых следственных версий. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1989.

60 пользования при планировании расследования на первоначальном этапе ал- горитма действий оперативного сотрудника.1 О важности программирования именно на начальном этапе расследования преступлений высказывались еще в конце 80-х годов И.Ф. Герасимов и Е.П. Ищенко. Эта возможность, по их мнению, обуславливается наличием такой теоретической базы, как кримина-листическая характеристика преступления. На наш взгляд, программирование следует рассматривать как один из ведущих методов планирования на первоначальном этапе. Заслуживают внимания предложения ряда авторов по применению автоматизированного рабочего места следователя в решении задач, связанных с выдвижением и проверкой версии, с планированием расследования.3

Расследование уголовных дел по фактам бандитизма предъявляет к планированию требование обязательного письменного оформления планов. Составленные в письменной форме они позволяют отчетливо представить объем предстоящей работы, определить реальные сроки ее осуществления и, в случае необходимости своевременно принять меры к привлечению дополнительных сил и средств других служб органов внутренних дел.4 Форма плана должна быть удобной для четкой систематизации планируемых мероприятий, для внесения необходимых изменений и дополнений. «Чем детальнее разработан план, - писал A.M. Ларин еще в начале 70-х годов, - тем эффективнее он осуществляется: обеспечиваются оптимальная ритмичность и последовательность следственных действий, каждое из них организационно и оперативно подготовлено, в ходе их не нужно терять время на продумывание

Удовыдченко М.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений (криминалистический аспект). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999. - С. 16-17.

Герасимов И.Ф., Ищенко Е.П. Проблемы программирования действий в начале расследования.// Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск, 1989.-С. 6-7.

Дробатухин B.C. Кибернетическое моделирование при расследовании преступлений. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Академия управления МВД России, 1998.-С. 22.

Дубровин СВ. Криминалистическая версия и планирование расследования преступлений.// Курс лекций по криминалистике. Выпуск 3. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. - С.39.

61

порядка и формулировок вопросов, на поиски материалов, научно- технических и вспомогательных средств и т.п.»1

Как уже отмечалось нами ранее, довольно часто первоначально возбуждаются отдельные уголовные дела по фактам вооруженных разбоев, убийств, которые впоследствии соединяются в одно производство и уже тогда начинается расследование и доказывание собственно бандитизма. Поэтому в самом начале расследования планирование работы по таким делам осуществляется на основе типичных версий и не всегда сопровождается разработкой письменного плана расследования.

В отношении рассматриваемой нами категории уголовных дел существенные особенности процесс планирования имеет в случаях, когда решение о возбуждении уголовного дела принимается на основе анализа материалов, полученных оперативным путем, когда банда в течение определенного времени уже находилась под оперативным контролем и имеются сведения о ее участниках, их действиях. Это позволяет составить подробный, детально осмысленный план реализации материалов оперативной разработки. В данном случае проводится тщательное изучение оперативных материалов, анализ оперативно-розыскных версий и результатов их проверки. На этой основе решаются вопросы о том, какие источники доказательств установлены и могут быть использованы в ходе следствия, какие обстоятельства требуют дополнительного уточнения, какие для этого следует провести следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия.

При этом с оперативными работниками согласовываются содержание и сроки проведения таких действий и мероприятий, способы и форма представления полученной информации. Особенно внимательно и всесторонне решается вопрос о зашифровке методов и средств получения оперативно-розыскной информации, о недопущении их разглашения при проведении следственных действий. План реализации оперативно-розыскных материалов

1 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. -М, 1970.-С. 80.

62 по существу является планом первоначальных следственных действий. При этом следователь может выбрать и запланировать тактически наиболее удобный момент для возбуждения уголовного дела. Основные рекомендации по разработке такого плана детально изложены в работе М.А. Удовыдченко.1

Сложность и многоэпизодность уголовных дел по фактам бандитизма обуславливает создание следственных групп (СГ) , для участия в которых, привлекается два и более следователей. Это вызвано объективно возникающими трудностями в своевременном проведении большого количества следственных и иных действий с учетом требований полноты, всесторонности и объективности следствия, проводимого в установленные законом сроки. Например, в ходе расследования уголовного дела банды Агильдина в Читинской области было проведено 35 обысков, 200 различных опознаний, 45 очных ставок, допрошено более 500 человек, и множество других следственных действий. А также это вызвано тем, что в подавляющем большинстве случаев банды совершают нападения на территориях различных районов и областей, при этом целесообразно для расследования эпизодов уголовных дел привлекать следователей из территориальных ОВД. Естественно, что особое значение в такой ситуации приобретает вопрос организации взаимодействия с оперативными работниками, который подробно рассмотрен в следующем параграфе.

Успех расследования по делам о бандитизме, проводимого группой следователей, в большой степени предопределяется умелым планированием деятельности как всей группы в целом, так и каждого следователя. На наш взгляд, исходя из результатов изучения уголовных дел по бандитизму, планирование их расследования может осуществляться по двум направлениям. Первое - составление общего плана совместно всеми участниками следствен-

Удовыдченко М.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений (криминалистический аспект). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999. - С. 16-17.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, ст. 163.

Из анкеты опроса следователей отдела по делам об организованной преступной деятельности и незаконному обороту наркотиков Следственного комитета при МВД РФ.

63 ной группы с обсуждением планов по расследованию всех эпизодов. Второе - первоначально составляются индивидуальные планы отдельно по каждому эпизоду теми следователями, которые будут непосредственно заниматься ими, а затем вся следственная группа совместно корректирует эти планы и на их основе разрабатывается общий план расследования. В этом смысле следует говорить о применении сводного планирования, благодаря которому упорядочивается содержание отдельных и единого планов, процесс расследования по объединенному производству.

Одна из основных задач планирования состоит в том, чтобы установить такую «последовательность действий, которая обеспечивала бы наибольшую эффективность расследования. Составляя план, следует продумать, какие последствия могут наступить после проведения того или иного действия, какую связь оно имеет с другими действиями, и какое из них целесообразно провести первым».1

Наряду с составлением общего плана расследования уголовного дела о бандитизме и индивидуальных планов расследования конкретных эпизодов преступной деятельности банды, необходимо, в подавляющем большинстве случаев, составление планов отдельных, следственных действий, тем более, если они носят характер специальных операций. Это полностью объясняется сложностью их организации, участием в их проведении порой нескольких десятков, а иногда и сотен человек.2

Планирование расследования бандитизма состоит из определенных элементов, к числу которых следует относить:

  • анализ и проверка первичной информации;
  • выдвижение версий;
  • постановка задач и определение объема расследования;
  • 1 Винберг А.И., Шавер Б.М. Криминалистика. - М.: Юридическая литература, 1950.-С. 191.

См., например: Российский СБ. Организационные аспекты производства обыска в современных условиях .//Общество и право в новом тысячелетии: Материалы международной научно- теоретической конференции. - М.-Тула: ЮИ МВД России, 2001. Т. 2. - С. 206-212.

  • определение путей и способов решения поставленных задач;
  • составление письменного плана расследования;
  • контроль исполнения и корректировка мероприятий плана.
  • Планирование последующего этапа раскрытия и расследования бандитизма осуществляется в соответствии с общими задачами этого этапа, заключающимися в последующем получении новых доказательств, а также в исследовании, проверке и оценке уже собранных фактических данных. Однако, рассмотрение данного вопроса выходит за рамки нашего исследования.

Обязанности по контролю за исполнением плана расследования лежат на руководителях подразделений, участвующих в его реализации. Одной из таких форм на ведомственном уровне выступает ведение наблюдательных производств по делам о бандитизме в Следственном комитете при МВД России. Результаты проведенного нами изучения 42 таких производств позволяют отметить, что особенности планирования работы следственной группы при расследовании указанной категории уголовных дел обуславливаются, прежде всего:

  • сменяемостью состава группы в ходе расследования;
  • отсутствием у руководителя группы возможности лично воспринимать все доказательства в процессе следствия;
  • отсутствием единого стиля, тактики, творческого процесса анализа доказательств в силу индивидуальных особенностей следователей - членов группы.
  • Важное значение в планировании расследования имеют версии. Вер-сионный подход к планированию расследования изначально позволяет обеспечить целеустремленность и предметность работы следователя. «Версия есть обоснованное предположение относительно отдельного факта или группы фактов, имеющих или могущих иметь значение для дела. Она указывает на наличие и объясняет происхождение этих фактов, их содержание и связь

65 между собой. Версия служит цели установления объективной истины.» Она является неотъемлемой частью планирования расследования. Как известно, комплексы следственных, оперативно-розыскных и иных действий, намечен-ных следователем, строятся в рамках проверки той или иной версии. Положение о том, что «версии во всех случаях являются обязательным элементом доказывания, что выдвижение версий составляет необходимый этап в работе следователя» давно стало аксиомой и ни у кого не вызывает сомнений.

Версионный процесс при расследовании бандитизма состоит из нескольких элементов. Первое — это формирование и анализ исходных данных (фактическая база), полученных в результате производства следственных действий и оперативных мероприятий; второе - теоретическая база как совокупность сведений, имеющих предположительное отношение к неизвестным по делу обстоятельствам. Третий элемент версионного процесса предполагает эвристическое сопоставление конкретных исходных данных фактической базы с актуализированными обобщенными данными теоретической базы. В результате выводится следственная версия. Проверка версии должна вестись в соответствии с плановыми мероприятиями.

Выдвижение версии о лицах, совершивших бандитское нападение, зависит в большой мере от сведений, полученных на первоначальном этапе расследования, то есть в результате проведения первоначальных следственных действий и оперативно - розыскных мероприятий. Чем больше информации, на основе которой строится версия, тем она конкретнее.

В криминалистической литературе методические рекомендации по выдвижению и проверке версий в порядке расследования разбойных нападений, разрабатываются давно4, а вот рекомендации аналогичного характера в

Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М., 1997. - С.30.

Антонов А.Н. Соотношение следственных ситуаций с версиями и задачами расследования.// Современные проблемы криминалистики. Под ред. Б.П. Смагоринского. -Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999. - С. 189-192.

Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М., 1976. - С. 29-33.

См., например: Степичев С.С. Расследование грабежей и разбоев.// Руководство по расследованию преступлений. - М., 1967. - С. 420-423.

66

отношении версий при расследовании бандитизма только начинают появляться.

Результаты проведенного нами исследования показывают, что применительно к расследованию бандитизма при выдвижении версий необходимо учитывать: общие принципы построения версий, фактическую и теоретическую базы построения версий, особенности построения частных версий о лицах, совершивших бандитское нападение. Кроме того, нельзя забывать о том, что версии строятся для объяснения каждого из элементов состава преступления.1

Фактическая база версии формируется из сведений, полученных в результате проведения проверочных следственных действий, оперативно-розыскных и организационных мероприятий. Весь комплекс полученной таким образом информации находится как бы «внутри» уголовного дела и ограничен его процессуальными и объемно-логическими рамками. Так как в большинстве случаев объем информации о совершенном бандитском нападении незначителен, то следователю необходимо обратиться к дополнительному источнику информации, которым является теоретическая база версии -система сведений, имеющих предположительное отношение к неизвестному обстоятельству по делу и выделенных из общего запаса информации. Такая информация находится за пределами расследуемого уголовного дела, она содержится в криминалистических характеристиках определенного вида преступлений, фактических презумпциях, научных знаниях и выводах, коллективном опыте, и других обобщенных данных, содержащихся в памяти и специальной литературе, в розыскных, оперативно- справочных, криминалисти-

Лузгин И.М. Учение о криминалистической версии. Криминалистика. Т. 1. - М.: Акад. МВД РФ, 1995. - С. 180.; Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. -Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1987. - С. 65-67.; Васильев А.Н., Мудъюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений. - М.: Госюриздат, 1957. - С.22, 60-77.

67 ческих учетах органов внутренних дел, личном опыте следователей, опера- тивных работников.1

Проведенное нами исследование показало, что информацию, содержащуюся в теоретической базе версий, сотрудники следственных аппаратов и оперативных подразделений используют довольно редко, что объясняется ее распыленностью по множеству источников, а порой явной затеоретизиро-ванностью. Отсюда, еще раз подчеркнем, очевидна необходимость разработки типовых планов, соответствующих алгоритмов следственных действий и розыскных мероприятий.

Исключительно важное значение для построения версии в ходе расследования бандитизма имеют также сведения оперативного характера, не менее важны и результаты анализа и сопоставления, однородных по способу совершения преступлений. В случае их схожести можно предположить, что они совершены одной группой лиц, и объединить эти дела в одно производство. Так, в период с 1995 по 1996 год на территории различных районов Тульской области был совершен ряд вооруженных разбойных нападений на промтоварные магазины. Изучив материалы уголовных дел, возбужденных по этим фактам, руководство Следственного управления совместно с Управлением уголовного розыска УВД области пришло к выводу о совершении этих преступлений одной и той же группой лиц. В частности, в основу принятого решения были положены следующие факты: пули и гильзы, изъятые в процессе осмотров мест происшествий, были стреляны из одного экземпляра оружия; кроме того, было установлено тождество некоторых следов пальцев рук и обуви, изъятых также в ходе осмотров мест происшествий. Впоследствии эти дела были соединены в одно производство и изобличена банда под руководством Золотарева.2

Решая вопросы организации и тактики раскрытия и расследования преступлений,
совершенных бандитскими формированиями, непременно

Соловьев Л.А. Расследование разбойных нападений на водителей автотранспорта. Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1996. - С. 83. Пример взят из личного опыта автора.

68 следует учитывать результаты анализа оперативной обстановки в регионе, в его отдельных районах, наличие в них аналогичных преступлений и хода их расследования. Этому во многом способствует текущий учет и анализ со- вершаемых в регионе преступлений, получаемой при их расследовании ин- формации. Именно такой подход способствовал разоблачению банды Джапаридзе и Цхадая, совершившей ряд вооруженных нападений на граждан на территории г. Москвы и Московской области в 1994-1995 г.г. Важную роль в данном случае играет совокупность признаков, отражающих индивидуальность способов совершения преступления, которые характеризуют так называемый «почерк» бандитской группы. Во всяком случае, версия о существовании такой группы должна выдвигаться и проверяться изначально при расследовании вооруженных нападений. При этом следует учитывать не только особенности способа действий преступников (в его обобщенном представлении), но и материальные следы преступлений, особенно те, в которых отражаются индивидуальные признаки и свойства, как самих преступников, так и используемых ими орудий преступлений. Это во многом способствует соединению уголовных дел в одно производство и более успешному их расследованию.

Однако, практика расследования дел рассматриваемой категории показывает, что следователи не во всех случаях, когда это следовало бы делать, выдвигают версию о возможном совершении преступления бандой. Соответственно, ими не проводится глубокий и всеобъемлющий анализ оперативной обстановки и следственной информации о зафиксированных преступлениях по времени, месту, способу совершения и объектам нападения. Этим во многом и объясняется упоминавшийся уже факт, что изначально по бандитизму возбуждается только около 20 % уголовных дел, а остальные - по иным составам преступлений с последующей переквалификацией.

Гаврюнин Г.Ю. Из практики расследования уголовных дел о бандитизме. //Информационный бюллетень СК МВД РФ. № 2(87). - М., 1996. - С. 80.

69

Вместе с тем, бандитизм, как и любое преступление, имеет порой явно выраженные внешние признаки проявления, по которым можно сделать вывод о совершении преступления устойчивой вооруженной группой лиц. Понять это можно нередко уже по результатам проведенного осмотра места происшествия, опроса потерпевших и свидетелей.

При совершении нападения на граждан или организации существует ряд обстоятельств, которые могут служить основанием-для выдвижения версии о совершении его бандой:

  • прежде всего, естественно, это групповой характер нападения, под- тверждающийся обнаружением на месте происшествия следов обуви, рук, биологических выделений нескольких человек, а также следов применения различных видов оружия;
  • вооруженность группы, о чем свидетельствует наличие следов применения оружия;
  • наличие следов, позволяющих сделать вывод о предварительной подготовке к совершению нападения, - длительное наблюдение за объектом и хорошее ориентирование на нем, специальная экипировка, использование средств маскировки и т. д.;
  • согласованность действий преступников на месте происшествия — слаженность и четкость выполнения своих функций каждым, подтверждающие предварительное распределение ролей;
  • продуманность деяния по способу, времени и месту совершения;
  • точный выбор объекта посягательства — где сосредотачиваются большие денежные средства, либо завладение имеющимися, хотя и не боль шими ценностями не представляет «особого труда»;

  • высокий уровень оснащенности и вооруженности преступной груп пы - использование при нападении помимо современного оружия, скорост ных машин, позволяющих уходить от преследования, средств связи для one-

70 ративного обмена информацией между исполнителями преступления, раз- личных высокоэффективных орудий и вспомогательных средств.1

В случае наличия выше перечисленных признаков, следователь должен всегда выдвигать версию о причастности к совершению нападения банды и проводить мероприятия по ее проверке. И в первую очередь необходимо попытаться подкрепить выдвинутую версию другими данными.

Важным методическим требованием при расследовании бандитизма является множественность версий. Его практической реализацией обеспечивается всесторонность, объективность и полнота расследования, одновременный поиск доказательств в разных направлениях, что в свою очередь позволяет разрешить противоречия между отдельными доказательствами, глубже исследовать их содержание.

Разумеется, все выдвинутые на основании имеющихся данных версии нуждаются в тщательной проверке, в целях которой следователь совместно с оперативным работником проводит комплекс следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Мы полностью согласны с И.М. Лузгиным в том, что проверка версий представляет собой содержание всего процесса расследования, для ее осуществления используются различные криминалистические приемы и средства, находящиеся в распоряжении следователя. А начинаться проверка версии должна с «анализа умозаключения, выведения следствий из версии».2

Проверить версию - значит собрать такую совокупность доказательств, которая будет достаточна для подтверждения истинности или ложности исходных данных и построенного на них предположительного вывода. В результате необходимо получить достоверное знание о преступлении и уверенность в виновности лица, его совершившего. Для этого все фактические данные, послужившие основаниями и средствами проверки версий, ис-

1 Расследование бандитизма. Методическое пособие. - М.: Изд-во Приоритет, 2000.-С. 61.

Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М.: Юридическая литература, 1973.-С. 134,149.

71 следуются и оцениваются с точки зрения достоверности, относимости и дос- таточности.

В целях проверки версии при расследовании бандитизма следует максимально полно использовать возможности сотрудников оперативных аппаратов. Для начала выясняется, находятся ли у них под оперативным контролем преступные группы, способные совершить подобные нападения. При необходимости организуется дополнительная проверка на причастность к совершению расследуемого преступления таких групп и отдельных лиц, состоящих на оперативном учете.

В этих же целях проводится изучение материалов нераскрытых уголовных дел по однотипным составам преступлений, совершенных за последнее время в данном регионе, выявляются аналогичные факты по таким криминалистическим признакам, как способ, объект нападения, лица, его совершившие. Впоследствии идентичность способов совершенных нападений, схожесть примет преступников, а также постоянство форм и методов преступной деятельности могут дать основание для выдвижения предположения о совершении преступлений хорошо организованной преступной группой. Практика свидетельствует, что в ряде случаев, установить, что несколько преступлений совершены одной и той же бандой, позволяет метод сравнения по способу насилия, совершенного над потерпевшими’. Так, вооруженная устойчивая группа, возглавляемая Мероевым, совершила ряд разбойных нападений на квартиры граждан в г. Москве. Во время всех нападений потерпевших связывали эластичными женскими колготками и угрожали ножом. А на территории г. Орска Оренбургской области банда под руководством Шафеты совершила 11 разбойных нападений, в основном на промтоварные магазины. В процессе совершения нападений на дверь магазина вешалась табличка с надписью «Учет», а после нападения дверь закрывалась снаружи на навесной замок.

1 По материалам Следственного комитета при МВД РФ 4 КМУ/47-36-99.

72

К вопросу о субъектах выдвижения версий. Обращают на себя внимание результаты исследования, проведенного А.Ю. Головиным: 70,7 % опрошенных считают, что выдвигать версии по делу может следователь, 32,6% указывают также прокурора, 17% - эксперта и т.д. По мнению 29,3% респондентов, субъектом выдвижения версии может быть любое лицо, причастное к расследованию. ‘ Нам представляется, что ясность в этот вопрос можно внести только с учетом существующей классификации вида версий, в частности, по субъектам. Право оценки и включения в план расследования следственных версий, что отмечал еще Г.Н. Мудъюгин, принадлежит только следова-телю, вне зависимости от того, кто и в какой форме их предложил.

Практика раскрытия и расследования дел о бандитизме позволяет выдвинуть типовые версии и обозначить наиболее важные признаки, лежащие в их основе (состав банды, территория действий, место проживания ее участников и т.п.).

  1. Вооруженное нападение совершено членами местной бандитской группы.
  2. Вооруженное нападение совершено бандитской группой из числа преступников
    • гастролеров.
  3. Вооруженное нападение совершено членами банды из числа связей потерпевшего либо по их наводке.
  4. Вооруженное нападение совершено членами банды из числа молодежи или подростков.
  5. Вооруженное нападение совершено членами банды, в состав которой могут входить работники правоохранительных органов.
  6. Вооруженное нападение совершено членами банды, сформированной на этнической основе.
  7. Головин А.Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке. Монография. - Тула: Изд-во ТГУ, 2000. - С. 105.

Мудъюгин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбуждаемым в связи с исчезновением потерпевшего. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1962. - С. 9.

73

Конечно, во всех случаях при выдвижении версий следует учитывать возможность участия в банде лиц, имеющих судимость; лиц, работающих или работавших в организации на которую совершено нападение. Так, например, Першин, работая на протяжении определенного времени охранником ТОО «Старая компания» в г. Рубцовске, знал о периодической перевозке работниками этой фирмы крупных денежных сумм без охраны. В целях совершения нападения на них в момент перевозки денег Першин создал банду, которая совершила три таких нападения, в результате которых были похищены крупные суммы денег.1

Кроме того, большое значение для раскрытия и расследования бандитизма имеет своевременное выдвижение версий об организаторе и лидере преступной группы. В этом вопросе мы солидарны с Я.М. Мазуниным, который в качестве оснований для выдвижения подобных версий называет следующие:

  • результаты психологического анализа группы;
  • показания потерпевших и свидетелей о том, кто во время преступления руководил действиями лиц, участвовавших в его совершении;
  • информация об организаторе, поступившая из негласных источников;
  • анализ поведения и показаний обвиняемых на предварительном следствии;
  • результаты обысков и других следственных действий. При выдвижении версии об организаторе должна учитываться не только достоверная, но и еще не проверенная (ориентирующая) информация.
  • Требования, которым должна отвечать проверка следственных версий и ее результаты, достаточно четко определены в криминалистической литературе. Они полностью распространяются и на процесс расследования бандитизма. В частности, Я. Пещак к числу таких требований относит:

См.: Дмитриенко М. Уголовные дела о бандитизме.// Законность. 1999, № 1. - С. 26-28.

74

  • требование выводить все следствия, которые должны бы существовать в случае истинности следственной версии;
  • необходимость правильного определения тех практических действий, которые позволят установить факты, подтверждающие или опровергающие предполагаемые следствия;
  • необходимость доказывания в ходе проверки следственных версий истинности одной-единственной следственной версии и исключения всех остальных;
  • наконец, исключать следственную версию надо тогда, когда уже установлены достоверные факты, противоречащие ее необходимым следствиям. Негативные или позитивные эти факты значения не имеет.
  • «Следственную версию можно признать доказанной только тогда, когда установленные факты являются достаточным основанием для вывода об истинности данной следственной версии.»

Являясь логической основой планирования, версия способствует конкретизации поставленных задач, определению направлений и путей их разрешения. «Неумение оперировать версиями приводит во многих случаях к тому, что истина по делу остается необнаруженной, а преступление нераскрытым.»2

Подводя итог, еще раз вкратце отметим, что планирование первоначального этапа раскрытия и расследования бандитизма:

  • характеризуется определенными особенностями, в частности, дефи цитом времени и информации, массированным противодействием со стороны преступников и заинтересованных лиц, необходимостью координации уси лий не только членов следственной группы, но и работников многих других служб;

Пещак Ян Следственные версии. Криминалистическое исследование. - М.: Прогресс, 1976.- С.225-227.

2 Васильев А.Н., Мудъюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений. - М.: Госюриздат, 1957. - Сб.

75

  • имеет свою специфику в зависимости от того, что послужило поводом к возбуждению уголовного дела;
  • нуждается в разработке типовых планов, программирования расследования в целом, а также отдельных следственных действий.
  • Важнейшее значение для планирования имеют версии, их проверка составляет содержание всего процесса расследования. Построение версии основывается на сочетании фактической базы конкретного уголовного дела, соответствующих теоретических положений и опыта следователя. Выделяется ряд обстоятельств, которые могут служить основанием для выдвижения версии о совершении преступления бандой еще в самом начале расследования. Всесторонность, объективность и полнота расследования могут быть обеспечены только при условии множественности версий.

76 §2. Взаимодействие субъектов раскрытия и расследования бандитизма. Использование помощи граждан и средств массовой

информации

Накопленный к настоящему времени опыт борьбы с организованной преступностью, в том числе и с бандитизмом, позволяет со всей определенностью утверждать, что преступление, совершенное организованной группой, можно успешно раскрыть только при тесном взаимодействии следователя с сотрудниками иных служб ОВД.

Диапазон преступлений, совершаемых бандформированиями, достаточно велик, поэтому взаимодействие следователя при расследовании дел о бандитизме может и должно осуществляться не только со всеми линейными подразделениями органов внутренних дел (особенно с входящими в службу криминальной милиции), но и с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность в системе ФСБ, ГТК России.

Выявлением и пресечением деятельности организованных преступных групп, в том числе и банд, занимаются региональные подразделения по борьбе с организованной преступностью.

Значительно помочь в раскрытии и расследовании преступной деятельности банды, которая промышляла нападениями на водителей легкового и грузового транспорта, могут оперативные подразделения УГИБДД.

В выявлении коррумпированных связей банды следователю могут оказать содействие сотрудники подразделений по борьбе с экономическими преступлениями.

Повышению эффективности работы по раскрытию и расследованию преступлений, совершенных бандитскими формированиями, в большой мере способствует взаимодействие не только с оперативными подразделениями

77 органов внутренних дел и иных правоохранительных органов, но и с другими государственными органами, прежде всего, правоприменительными.1

Важное, порой решающее значение при этом имеет использование помощи граждан и средств массовой информации (СМИ).

Под взаимодействием мы понимаем единовременное (разовое) или достаточно продолжительное (длительное по времени) согласованное объединение сил, средств и методов органов внутренних дел и других правоохранительных органов для достижения задач выявления, быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и обеспечения правильного применения закона.

Для более тесного взаимодействия следователя с сотрудниками иных служб ОВД в борьбе с бандитизмом используется зональный принцип расследования. Как уже отмечалось, в большинстве случаев, расследование преступной деятельности банды начинается только после того, как ею совершено несколько, а иногда довольно много нападений. Нередки и такие случаи, когда банда вовсе не находилась в поле зрения правоохранительных органов, и по ряду фактов нападений были возбуждены отдельные уголовные дела, а затем производство по ним приостанавливалось. И только когда при совершении очередного нападения банда была выявлена, начинает проявляться система всей предыдущей ее преступной деятельности, производство по уголовным делам возобновляется. С этого момента уже начинается как таковое расследование бандитизма.

Следует различать две формы взаимодействия: правовую и организационную.2 Под формой взаимодействия обычно понимают способ, с помощью которого следователи и работники криминальной милиции контактиру-

1 Дзуганов А.А. К вопросу о взаимодействии органов внутренних дел при раскры тии и расследовании преступлений против собственности с палатами по государственной регистрации прав на недвижимость и сделок с ним.// Известия ТГУ. Серия: Современные проблемы законодательства России, юридических наук и правоохранительной деятельно сти. Под ред. Т.В. Толстухиной, А.Ю. Головина. - Тула, 2001. - С. 56-61.

2 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и орга нов предварительного расследования./ Под ред. Аверьяновой Т.В. и Белкина Р.С. - М, 1997.-С. 11-12.

78 ют в процессе своей деятельности по раскрытию и расследованию преступ- лений.

Надо отметить, что хорошо отлаженное взаимодействие следователей с сотрудниками иных служб, прежде всего, криминальной милиции, подчас позволяет раскрывать самые изощренные преступления, как бы их ни пытались замаскировать. Этому во многом способствует использование при раскрытии и расследовании рассматриваемого вида преступлений возможностей оперативно- розыскных аппаратов.

И, тем не менее, изучение литературных источников и результаты проведенного нами исследования дают основание утверждать, что организация взаимодействия следователей и работников оперативных аппаратов криминальной милиции, при расследовании бандитизма оставляет желать лучшего. В частности, пока несовершенна система взаимного обмена информацией, наблюдается несогласованность при производстве следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий. Следователи нерешительно, порой с неоправданным недоверием относятся к оперативно-розыскной информации при планировании и производстве расследования, а оперативные сотрудники не всегда своевременно и качественно выполняют их поручения о производстве розыскных и отдельных следственных действий по уголовным делам. Указанные недостатки в деятельности следственного аппарата в значительной мере являются результатом серьезных упущений в организации его работы.1

По результатам проведенного нами опроса следователей и оперативных работников, в частности, было установлено, что только 16% из них оценили состояние взаимодействия как хорошее, 49 % - как удовлетворительное и 35%- как неудовлетворительное. И это при расследовании преступлений, совершаемых бандитскими группами, действия которых отличаются довольно высоким уровнем организации, четкой согласованностью и скоординиро-

См.: Аналитическая справка Следственного комитета при МВД России от 19 августа 1999 г. № 17/1-21.

79 ванностью; группами, проповедующими жесточайшую дисциплину, иерар- хическую систему внутригрупповых отношений, зачастую, имеющими кор- румпированные связи.

Изучение уголовных дел и управленческих документов (планов, аналитических обзоров, приказов и распоряжений руководителей органов следствия системы МВД РФ) свидетельствует, что для первоначального этапа расследования бандитизма характерны общие организационные формы взаимодействия следователей с сотрудниками оперативных аппаратов. В основном они реализуются в порядке обычных повседневных служебных отношений или путем создания следственных групп, но в любом случае предполагают:

1) совместный анализ и оценку исходной оперативно-розыскной информации, принятие решения о формах и способах ее проверки, о заведении дела оперативного учета; 2) 3) совместный анализ информации, полученной по делу оперативного учета, планирование оперативно-розыскных мероприятий, проведение которых необходимо для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; 4) 5) совместное решение вопроса о возбуждении уголовного дела по оперативно- розыскным материалам, свидетельствующим о наличии признаков преступления и, планирование расследования; 6) 7) совместное обсуждение перечня вопросов, подлежащих выяснению с использованием оперативно-розыскных методов и средств; 8) 9) совместное обсуждение результатов выполнения плановых мероприятий, корректировка плана следственных действий с учетом вновь выясненных обстоятельств дела; 10) 11) обмен текущей информацией о результатах проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. 12) Формы и предмет взаимодействия следователя со специалистами, и, прежде всего, экспертами-криминалистами определяется, в основном, необходимостью использования при расследовании бандитизма специальных по-

80 знаний. Это, как правило, участие специалистов в осмотрах мест происшествий и при проведении иных следственных действий, консультации следователей, проведение по их поручению специальных исследований, экспертиз.

Принимая во внимание особенности такого преступления, как бандитизм и организации борьбы с ним, следует подчеркнуть особую важность взаимодействия следователя с сотрудниками оперативных подразделений, во-первых, непосредственно с момента решения вопроса о заведении дела оперативного учета и планирования по нему оперативно-розыскных мероприятий; во-вторых, в порядке оперативного сопровождения расследования уголовного дела (ряд авторов называют этот процесс «оперативно-розыскным обеспечением» процесса расследования преступлений)1 вплоть до его окончания, а иногда и рассмотрения в суде.

Наиболее точное и емкое определение понятия оперативно-розыскного обеспечения процесса расследования преступлений, на наш взгляд, дано Э.И. Бордиловским, который охарактеризовал его как «самостоятельное направление оперативно-розыскной деятельности в виде комплекса оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых в интересах

2

расследования тех или иных конкретных уголовных дел» .

По делам о бандитизме, как и по остальным категориям дел об организованной преступной деятельности, следственные органы нуждаются в непрерывном и своевременном получении информации с момента возбуждения уголовного дела и на протяжении всего процесса расследования. Однако, в результате проведенного нами анкетирования следователей, более половины из них (53%) отметили, что наиболее серьезные упущения во взаимодействии следователей и сотрудников оперативных аппаратов допускаются, прежде

Сулейменов С.А., Бордиловский Э.И., Бугай В.В., Хачароев Х.Д. К вопросу о сущности оперативно-розыскного обеспечения процесса расследования преступлений. // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел. - М., 1997.; Вечерний В.П., Губанов В.В., Хомколов В.П. Оперативно-розыскное обеспечение предварительного следствия. // Сб. МВД СССР. 1991. № 3 /39/.

Бордиловский Э.И. Оперативно-розыскное обеспечение процесса расследования преступлений: Лекция. - М., 1993. - С.5.

81 всего, на стадии доследственной проверки и реализации оперативных мате- риалов. Следователи на этой стадии практически не привлекаются к ознакомлению с материалами оперативных разработок, что затрудняет или вообще исключает возможность принятия обоснованных процессуальных решений о производстве следственных действий в целях легализации оперативных данных и закрепления их в качестве доказательств. На эту проблему в специальной литературе обращалось внимание и ранее.

В рамках уже возбужденного уголовного дела оперативно-розыскные мероприятия, если не считать негласную работу с задержанными лицами, проводились лишь по каждому третьему делу. Из них по инициативе сотрудников оперативных аппаратов — по 17% уголовных дел, остальные — в порядке выполнения поручений следователей.

Обобщение практики позволяет объединить все многообразие направлений использования результатов оперативно-розыскной деятельности в три основные группы: 1) использование результатов ОРД в качестве доказательств; 2) использование результатов ОРД для принятия уголовно-процессуальных решений по делу; 3) использование результатов ОРД в качестве ориентирующей информации.

Проблема использования следователем оперативно-розыскных данных и его участия в анализе и оценке результатов оперативно-розыскных мероприятий возникла с момента образования следственного аппарата органов внутренних дел и ей посвящено довольно много работ ученых — криминалистов и процессуалистов.2

1 См., например: Еремин СВ., Иванов СВ. О реализации оперативно-розыскной информации при осуществлении расследования по уголовным делам серийного характера.// Академия управления МВД России. Информационный бюллетень №12. - М., 2000. -С 20.

См.: Земскова А.В. Правовые проблемы использования оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Монография. - Волгоград: ВЮИ МВД России, 2000.; Волынский В.А., Удовыдченко М.А. Организация и тактика использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999.; Удовыдченко М.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений (криминалистический аспект). Автореферат дисс. … канд. юрид.наук. - М., 1999.; Мешков В.М., Попов В.Л. Оператив-

82

Однако, до сих пор, дискуссии на эту тему продолжаются даже, после принятия в 1995 году Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», когда был издан ряд ведомственных нормативных актов, в которых предусматривалась возможность ознакомления следователя с оперативными материалами и необходимость совместной работы оперативного сотрудника и следователя по использованию и реализации этих материалов. Например, согласно пункту 4.1. «Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в раскрытии и расследовании преступлений»1, оперативный сотрудник, приняв решение о реализации оперативных материалов, заблаговременно предъявляет их для ознакомления начальнику следственного подразделения и следователю. Приказом МВД РФ № 394 от 19 июля 1996 г. предписывается обязательное участие следователя в реализации материалов дел оперативного учета в отношении организованных преступных групп, а далее совместное планирование следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. То есть, взаимодействие должно пронизывать все этапы расследования преступления.

Нельзя обойти вниманием тот факт, что в сравнении с опытом многих зарубежных стран, наша уголовно-процессуальная система во многом усложнена, чем обуславливаются трудности взаимодействия субъектов расследования преступлений. Обращая внимание на этот аспект проблемы, Х.А.

но-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предва- рительного следствия. Учебно-практическое пособие. - М.: Изд-во «Щит - М», 1999.; Рябков Е.П. Правовые, организационные и тактические вопросы оперативно-розыскного обеспечения предварительного следствия по преступлениям, совершаемым группой лиц. Дисс. … канд юрид. наук. - М, 1990.; Шайтанов А.В. Оперативно-техническое обеспечение раскрытия и расследования преступлений органами внутренних дел (методологические, организационные и правовые аспекты). Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1993.; Ди-денко В.И. Использование следователем фактических данных, полученных в результате применения в оперативно- розыскной деятельности аудио- и видеозаписи, фото- и киносъемки. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1995.; Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу. Дисс. …канд. юрид. наук. - СПб., 1996.; Зникин В.К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании. Дисс. … канд. юрид. наук. - Томск, 1998. др.

Приказ МВД России от 20 июня 1996 г. № 334. «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в раскрытии и расследовании преступлений».

83 Бейтуганов, на наш взгляд, довольно аргументировано обозначает необходи- мость «сближения» уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной функций и, соответственно, предоставления следователям более широких полномочий при проведении оперативно-розыскных мероприятий и использовании их результатов в процессе доказывания.1

По всей видимости, кардинальное решение данной проблемы лежит в плоскости разумного заимствования опыта зарубежных стран. Так, например, в уголовном процессе США не существует разграничения, в нашем понимании, между оперативно-розыскной деятельностью и предварительным следствием. Расследование в американском смысле - это единый процесс, который носит негласный характер вплоть до ареста подозреваемого. Все оперативно- следственные мероприятия проводятся под руководством и контролем прокурора, роль которого в известном смысле сопоставима с ролью следователя в российском процессе. Все расследование ведется (что очень важно) одним и тем же следователем или одной и той же следственной группой. Этот единый следственный процесс может включать в себя прослушивание телефонных разговоров, видеозапись, допрос свидетелей, обыски и др.

В Германии расследование преступлений осуществляет полиция, совмещающая оперативные и следственные функции.

Сама практика свидетельствует о необходимости решения данного вопроса. Более 90% опрошенных нами следователей и оперативных работников считают, что, сложившаяся в нашей стране, в совершенно иных условиях, система уголовно- процессуального законодательства и, по существу, остающаяся пока неизменной, не адекватна современному уровню криминализации общества и, в частности, состоянию преступности. При этом обращают

См.: Бейтуганов Х.А. Особенности расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами в условиях Северо-Кавказского региона. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 104-106.

Ринглер С. Расследование и уголовное преследование высокопоставленных должностных лиц государства: практические соображения американского прокурора./ Проблемы борьбы с коррупцией. Сборник статей. Под ред. С.Ринглер, В.А. Власихина. -М.: Учебно- консультативный центр «ЮрИнфоР», 1999. - С. 111.

84 на себя внимание ряд обстоятельств, негативно характеризующих данную систему, основное из них, с точки зрения организации взаимодействия, - ор- ганизационное разделение следственных органов и оперативно-розыскных аппаратов, неизбежно влечет:

а) утрату, искажение розыскной и доказательственной информации, формальное увеличение сроков ее прохождения, а как следствие - и рассле дования преступлений;

б) задействование в процессе раскрытия и расследования преступле ний значительного количества людей, в том числе и «случайных». В таких условиях снижается, а порой вообще размывается, персональная ответствен ность за конечный результат их работы, объективно усложняется практиче ское решение проблемы, касающееся тайны следствия.

Заметим, что в современных условиях борьбы с преступностью, когда противодействие расследованию уже приобрело характер негативного соци- ального явления, а длительные сроки расследования преступлений в конечном итоге «работают» на лиц, заинтересованных в таком противодействии, названные обстоятельства, зачастую играют решающую и, далеко не лучшую роль в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Наглядный в этом отношении следующий пример. В 1994 году за совершение вооруженных нападений на территории Тульской, Рязанской, Орловской и ряда других областей Центральной России была задержана банда под руководством Казанцева. Следствие по этому делу длилось в течение двух лет, а судебное разбирательство — целых 5 лет. В итоге, практически все члены банды были выпущены после оглашения приговора из зала суда, что явилось результатом хорошо подготовленной акции адвокатов и других заинтересованных лиц.1

В контексте этих обстоятельств, по нашему мнению, следует рассматривать и такую проблему, как обеспечение соблюдения конспиративности, недопущения расшифровки негласных источников розыскной и доказа-

1 Архив Тульского областного суда, дело №230196.

85 тельственной информации. Эта проблема, в свою очередь, тесно связана с обеспечением безопасности негласных сотрудников, участников уголовного процесса, а иногда и самих следователей. Не случайно, иногда оперативные работники по этим соображениям не передают следователям всю, полученную ими из негласных источников информацию (наличие таких фактов признали 77% опрошенных нами оперативных работников). А иногда, под предлогом сохранения конспирации, такая информация в отношении «важных» или «нужных» людей утаивается специально (18% тех же респондентов).

Как свидетельствуют результаты изученных нами уголовных дел, ответы на отдельные поручения, даваемые следователями оперативным работникам, более чем в половине случаев представляют собой формальные отписки. Вместе с тем, нет никаких оснований, умолять роль оперативно-розыскных данных, в решении принципиальных вопросов раскрытия и расследования рассматриваемого вида преступлений. В частности, они использовались:

1) в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела (12%); 2) 3) для подготовки и проведения следственных действий (19 %); 4) 5) в качестве доказательства по уголовному делу, при наличии материалов, официально представленных оперативным аппаратом (6 %).’ 6) Анализ практики расследования преступлений рассматриваемой категории и результаты проведенного нами опроса следователей и оперативных сотрудников, показали, что наибольшие трудности возникают в их взаимодействии при использовании оперативно-розыскной информации в качестве источников доказательств.2 При этом в числе основных причин, наряду с несовершенством организации взаимодействия следователей и оперативных

1 Приведенные цифры следует считать весьма условными, поскольку в расчет брались только те данные, которые нашли отражение в уголовных делах.

Значительное внимание рассмотрению данного вопроса уделили в своих работах следующие авторы: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М.: Изд-во «Спарк», 1996.; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М., 1995.

86 работников, выделяются недостаточно четкая регламентация этого вопроса в Уголовно-процессуальном кодексе. В связи с этим, нами полностью разделяется предложение, высказанное Х.А. Бейтугановым, о необходимости дополнить статью 74 УПК РФ положением о том, что в качестве доказательства используются фактические данные, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, при условии их оформления и представления с соблюдением требований данного закона, гарантирующих достоверность источника их происхождения и подлинность, а также возможность их проверки посредством иных доказательств.1 В этой же связи не может не вызывать недоумение редакция ст. 89 УПК РФ, в которой, по существу, использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности «запрещается», а затем оговаривается исключение из этого правила.

Вместе с тем, следует признать, что в УПК РФ (ст. 186) сделан серьезный шаг на пути решения такого достаточно важного вопроса, как взаимодействие органов предварительного следствия в системе МВД России с подразделениями оперативно-технических мероприятий (ОТМ). Заметим, что Е.А. Доля еще 6 лет назад высказывался о необходимости «более детальной регламентации прослушивания телефонных и иных переговоров в уголовно-процессуальном законодательстве как следственного действия».2

По рассматриваемой категории уголовных дел приходится сталкиваться с ситуациями, когда банда действовала и совершала нападения на территории нескольких государств СНГ, либо жители одного государства совершали нападения на территории другого. В связи с этим надо заметить, что подобные ситуации становятся межгосударственной проблемой, поскольку ее решение возможно только при консолидации усилий населения, общественных и политических институтов всех государств. Здесь уместно вспом-

1 Бейтуганов Х.А. Особенности расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами в условиях Северо-Кавказского региона. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 120.

Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативного розыска. - М.: Спарк, 1996.-С. 59-60.

87 нить высказывание Л. Шелли - директора Межрегионального института ООН по проблемам преступности о том, что «…транснациональная организованная преступность будет становиться для политиков определяющей проблемой XXI века, какими были, скажем, холодная война для XX и колониализм для XIX веков».1 Более чем убедительно этот тезис иллюстрируют террористические акты в Нью- Йорке (США, 11 сентября 2001 года), Чеченский терроризм и множество других. В таких случаях возникает необходимость взаимодействия с правоохранительными органами других стран. Несмотря на существование ряда международных правовых актов, регулирующих порядок такого взаимодействия, органы предварительного расследования продолжают допускать ошибки, начиная от оформления документов, при обращении к коллегам из стран ближнего зарубежья, а это в свою очередь увеличивает сроки получения ответов на такие обращения. В связи с этим, мы разделяем предложение, высказанное Г.Ю. Прилуцким, о том, что «руководителям следствия и каждому следователю необходимо коренным образом изменить свое отношение к оформлению, направлению и исполнению междуна- родных следственных поручений. Правильная организация этой работы предполагает, во многих случаях, отнесение подготовки и направления поручений следователей в страны ближнего и дальнего зарубежья к разряду неот-

~ 2

ложных следственных действии».

Одной из самых распространенных и, безусловно, наиболее действенных форм организации взаимодействия следственных аппаратов и оперативно-розыскных подразделений выступает следственная группа (СГ). По делам о бандитизме СГ обычно включают в свой состав несколько следова-

1 Shelley L. Eradicating crime groups. // Foreign Service Journal. - 1997. - Sept. P. 19.

2 Прилуцкий Г.Ю. Взаимодействие органов предварительного следствия и дозна ния в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями (правовые, организационные и тактико-методические аспекты). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Краснодар: КЮИ МВД России, 2001. - С. 22.

Изменение названия такой группы (ранее была следственно-оперативная) мы рассматриваем в качестве формальной и неоправданной уступки законодателя сторонникам дальнейшего разграничения процессуальных и оперативно-розыскных функций в процессе предварительного расследования.

88 телей, на одного из которых возлагаются функции ее руководителя. Он орга- низует работу других участников такой группы, в том числе оперативных со- трудников. Очень важно в такой ситуации, чтобы руководитель располагал всей информацией по каждому эпизоду расследуемого дела и мог координировать работу СГ.

Накопленный в этом отношении опыт дает основания полагать, что профессиональное взаимопонимание в сочетании с психологической совмес- тимостью следователей и оперативных работников, включенных в одну СГ, подчас, во многом определяет успех расследования. «Участники расследования должны не просто взаимодействовать, но и хорошо понимать друг друга».1

По изученным нами уголовным делам (включая возбужденные по вооруженным разбоям) следственные группы создавались в 83% случаев. Согласно данным опроса, в составе следственных групп работали 79% респондентов, причем, значительная часть из них — в пределах 1 месяца (63%), до 2 месяцев - 28%, до 6 месяцев - 6%, свыше того - 3%.

В научной литературе высказывалось мнение, что в ряде случаев «взаимодействие следователей и оперативных аппаратов при расследовании осуществляется активно только до тех пор, пока последние не сочтут свою работу выполненной, хотя работа следователя только начинается». Такая позиция, применительно к расследованию бандитизма, нам представляется неприемлемой. На наш взгляд, оперативное сопровождение должно осуществляться на протяжении всего расследования, имея своей целью не только уточнение (проверку) имеющейся или получение дополнительной доказательственной информации, но и обеспечение тайны следствия, безопасности участников уголовного процесса.

1 Закатов А.А. Розыскная деятельность: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988.-С. 32.

Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания.// Вопросы совершенствования предварительного следствия. - Иркутск, 1976.

89 В ходе расследования деятельности банд почти на всех этапах проводится большое число различных мероприятий, следственных действий, тактических операций. Следователь, принявший решение об их проведении, должен совместно с оперативным работником разработать соответствующий план. При этом необходимо строго, с соблюдением принципов организации и управления процессом расследования обеспечить их реализацию. В частности, к числу таких принципов, по мнению А.Г. Заболоцкой, относятся:

  • концентрация наиболее квалифицированных сил на основных, пре- допределяющих успех направлениях расследования;
  • постоянная нацеленность на выявление и разрушение внутренних и внешних связей банд;
  • наступательность в принятии различных решений и их реализации, в проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;
  • координация движения потоков криминалистически значимой информации;
  • контроль за возможными каналами утечки следственной и оперативно-розыскной информации.1
  • Эффективная деятельность милиции (полиции) невозможна без общественного одобрения и поддержки органов правопорядка населением, без их тесного взаимодействия. Сила милиции (полиции) в связи с населением — традиционно утверждается как принцип ее деятельности, причем не только в нашей стране. Сегодня можно выделить два подхода к взаимодействию с общественностью, которых придерживается подавляющее большинство милицейских департаментов развитых стран. Во-первых, это установление ши-

1 Заболоцкая А.Г., Пазухин СБ. Особенности расследования преступлений, совершаемых бандформированиями.// Современные проблемы криминалистики. Сборник./ Под ред. Смагоринского Б.П. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999. - С. 161-165.

Хауэрд К., Берк Т. Банды на железной дороге.// Переводы материалов о практике деятельности правоохранительных органов зарубежных стран. №10. - М.: ГИЦ МВД РФ, 1999. - С. 7-11.; Взаимодействие полиции со средствами массовой информации. Организация пресс- конференций, проводимых правоохранительными органами.// Обзорная информация. Зарубежный опыт. - М.: ГИЦ МВД РФ, 1999. Вып. П.; Укрепление взаимодействия полиции с населением.// Обзорная информация. Зарубежный опыт. - М.: ГИЦ МВД РФ, 2000. Вып. 13.

90 рокой системы связей между полицией и гражданами, направленных на решение большого круга общественных, социальных проблем, что должно привести к снижению уровня преступности. И, во-вторых, более узкий подход к проблеме взаимодействия полиции с общественностью, направленный на решение конкретных проблем правоохранительной деятельности (по видам преступных деяний) с привлечением к их разрешению граждан.

Практика показывает, что без привлечения граждан к борьбе с преступностью нельзя обеспечить неотвратимость ответственности для нарушителей закона. Особую актуальность сегодня приобретает использование помощи граждан при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами, в том числе и бандами. Помощь органам, осуществляющим раскрытие и расследование бандитизма, граждане могут оказывать как гласно, так и негласно, конфиденциально. Последняя, в свою очередь, является «стержнем» всей оперативно-розыскной деятельности.

Говоря о значении помощи граждан при раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых устойчивыми организованными группами, И.И. Карпец отмечает, что «сколь бы ни были умелы и активны сыщики, осуществляющие так называемый личный сыск, где огромное значение имеет личная подвижность и смекалка, умение, находясь в массе людей видеть и слышать то, что не видят и не слышат другие, умение анализировать увиденное и услышанное, они не смогут проникнуть в замыслы, вынашиваемые хорошо законспирированными, сплоченными преступными группами, не смогут предупредить или раскрыть преступление, если не будут иметь агентуру, спо-собную помочь «изнутри», знать, что замышляют преступники». В полной мере это относится к преступлениям, совершаемым бандами. Выявить банду, установить входящих в нее лиц, довольно сложно, особенно если она созда-

1 Шушкевич И.Ч. Концептуальные основы обеспечения взаимодействия поли ции/милиции с общественностью.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершен ствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населе нием. Материалы международной научно-практической конференции. Выпуск 1. - Смо ленск: Смоленский регион IPA, 2001. - С. 22, 30.

2 Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). - М., 1994. - С. 183.

91 ется на основе национальных, земляческих, родственных и т.п. отношений.1 Неоценимую помощь в раскрытии таких преступлений оказывают лица, со- действующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

В настоящее время вопросы содействия граждан органам внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, регулируются Федеральным законом от 12 августа 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности», которым установлено, что «к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий могут привлекаться отдельные лица с их согласия с сохранением по их желанию конфиденциальности такого со-действия, в том числе по контракту». Согласно закону такие лица находятся под защитой государства. При возникновении реальной угрозы жизни и здоровью этих лиц и их близких родственников, органы, с которыми они сотрудничают, обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.

Характерным примером использования содействия отдельных граждан является их оперативное внедрение в преступные группы, а также проведение с их участием наблюдения, сбора образцов для сравнительного исследования, оперативного эксперимента и т.д. Наибольший эффект от участия граждан в таких мероприятиях может быть в тех случаях, когда их действия проводятся зашифровано от лиц, представляющих оперативный интерес для органов внутренних дел. Для участия в таких мероприятиях подбираются надежные лица, обладающие соответствующими профессиональными и личными качествами. Содействие таких лиц оперативным подразделениям орга-

1 Казинский Н.Е. Особенности действия бандитских группировок в современных условиях (по опыту ведения антитеррористической операции в Северо-Кавказском регио-не).//Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно- практической конференции. Выпуск 3. - Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. - С. 76-83.

Более детально см. Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности». Ст. 17- 18.

92 нов внутренних дел позволяет получать порой незаменимую вербально и ма- териально отображаемую информацию о действиях и намерениях преступной группы, ее связях. При соблюдении условий, определенных в УПК РФ, она приобретает доказательственное значение. Такая информация, что не менее важно, дает возможность оперативным аппаратам, а значит и органам следствия, действовать на опережение, обеспечивать наступательность в процессе раскрытия и расследования замаскированных, хорошо организованных преступлений, к числу которых относится и бандитизм.

Именно поэтому использование негласной помощи граждан получило широкое распространение в мировой полицейской практике и деятельности спецслужб. Возникающие при этом проблемы являются предметом не только отдельных исследований, но и научно-практических конференций, в том числе международных. Одна из них в 2000 году была проведена в городе Смоленске. И не случайно, поскольку опыт УВД Смоленской области в этом отношении оказался действительно достойным внимания, начиная от деятельности дежурных частей ОВД, которыми, «благодаря взаимодействию с населением, ежегодно раскрываются, уже по горячим следам, сотни преступлений».1

Не менее важен и непосредственный контакт следственных подразделений с общественностью, что способствует быстрому и полному раскрытию преступления, а также качественному решению иных задач уголовного судопроизводства. Привлечение общественности к правоохранительной деятельности, по мнению Н.Г. Шурухнова, не только снижает уровень преступности, но и «несет значительный воспитательный эффект, устраняя иллюзию беззащитности от преступных проявлений».2

Александров О.Н. Деятельность дежурных частей по взаимодействию с населением.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно- практической конференции. Выпуск 2. - Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. -С. 48.

Шурухнов Н.Г. Правовые формы и основные направления сотрудничества право- охранительных органов в борьбе с преступностью.// Общество и право в новом тысячеле-

93

Под участием граждан в расследовании преступлений в аспекте взаимодействия правоохранительных органов с населением, по мнению А.И. Гришина, следует понимать «добровольное, инициативное участие отдельных граждан в решении конкретных задач расследования в ответ на просьбу или предложение соответствующих должностных лиц». Взаимодействие органов расследования с общественностью и гражданами может носить процессуальный и непроцессуальный характер.

Реализация процессуальной функции предполагает наделение граждан определенными правами и обязанностями в соответствии с УПК РФ, прежде всего, как непосредственных участников уголовного процесса (свидетелей, потерпевших, специалистов и т.п.). Кроме того, их помощь используется в целях выполнения удостоверительных и вспомогательных функций. Например, участие в качестве понятых, в целях удостоверения факта, содержания и результатов следственного действия (используется при проведении осмотра, обыска, выемки, освидетельствования, эксгумации и др.); создание своим присутствием условий, обеспечивающих законность и объективность следственного действия (выполнение роли статистов при проведении опознания).

Непроцессуальная форма взаимодействия предполагает, что граждане не являются участниками уголовно-процессуальных отношений, а просто обладают, как обычно, комплексом общегражданских прав и обязанностей, в рамках которых они могут:

  • сообщать информацию о совершенном преступлении;
  • оказывать организационно-техническую помощь при подготовке и проведении следственного действия;
  • тии: Материалы конференции. В 2 т. - М. - Тула: ЮИ МВД России, 2001. - Т. 2. - С. 338-339.

1 Гришин А.И. Уголовно-процессуальные аспекты взаимодействия органов расследования с населением в борьбе с преступностью.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно-практической конференции. Выпуск 1. - Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. - С. 212.

94

  • оказывать консультационную помощь следователю и т.д.

Проблему взаимодействия органов внутренних дел с населением, было бы неправильно рассматривать с позиции отдельных служб ОВД и, тем более, в аспекте решения ими частных задач, даже если они связаны с раскрытием и расследованием преступлений. Это, по существу, общесоциальная проблема, решение которой во многом зависит не только и не столько от желания правоохранительных органов воспользоваться помощью граждан, сколько от уверенности, убежденности общей массы населения в необходимости и полезности оказывать такую помощь.

Однако, в условиях нашей страны исторически было предопределено крайне отрицательное отношение населения к деятельности правоохранительных органов. Причин тому достаточно много. Это и массовые репрессии еще не такого уж далекого прошлого, и современные условия жизни общества. Высокий уровень его криминализации, обнищание значительной части населения, его недоверие к власти, не располагают граждан к добровольному содействию правоохранительным органам в борьбе с преступностью. Наконец, это сама история формирования в России межнациональных (конфликтных) и национальных (клановых, общинных) отношений. В этих условиях правоохранительные органы создавались властью, сверху, а не самим населением - снизу, как это происходило, например, в США.

Анализируя особенности создания и развития органов милиции (полиции) России и США, и, обращая внимание на указанные обстоятельства, В.А. Волынский отмечает, что «изначально полиция США создавалась самим населением, для защиты его интересов; практиковалась выборная система назначения чинов полиции, а финансировалась она из местных бюджетов». Очевидно, что в таких условиях население, в его общей массе, было и морально, и материально заинтересовано в успешной деятельности полиции и по убеждению всячески способствовало ей. В известной мере это предопре-

Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука - техника - общество - че- ловек. - М.: ЮНИТИ, 2000. - С.299-300.

95 делялось формами собственности. Человек всегда с большей готовностью и рвением охраняет и защищает от преступников «мое», чем «наше».

Проведенное нами изучение уголовных дел по фактам бандитских нападений показывает, что часто граждане, ставшие очевидцами таких преступлений или даже пострадавшие от них, не обращаются в милицию, повышая тем самым латентность подобных преступлений. В качестве причин такого поведения выступают в основном угрозы мщения со стороны преступников (тем более что почти в 2 из 3 нападений бандиты обычно открыто угрожают расправой в случае обращения в милицию), а также неверие в действенную помощь милиции, в ее способность обеспечить их безопасность.

Сегодня идет настоящая информационная и нравственная война пра- воохранительных органов с криминальным миром за души людей. Наиболее приемлемым решением проблемы недоверия органам внутренних дел, является повышение их авторитета, что предполагает их жесткую переориентацию (не на словах, а на деле) на защиту прав и законных интересов граждан от преступных посягательств, создание позитивного имиджа сотрудника милиции. Но это уже проблемы государственной политики в области борьбы с преступностью и отношения к правоохранительным органам.

Важную роль в формировании такой политики и, непосредственно в деле борьбы с преступностью должны играть средства массовой информации (СМИ). При этом, конечно же, им есть за что и следует критиковать деятельность милиции, но от этого она не станет лучше. Много важнее и продуктивнее оказать милиции содействие в решении ее проблем (материальных, организационных, правовых).

В частности, сегодня в средствах массовой информации широко освещаются вопросы судебной реформы. И это хорошо — от того, какой будет наша судебная система, во многом зависит состояние нашего общества. Однако суды, хотя и вершина, но всего лишь частичка той «пирамиды», которая называется уголовным судопроизводством. Если у этой «пирамиды» не будет «прочного фундамента и мощных стен», она обречена. То есть, «очевидна

96 необходимость одновременного и сбалансированного реформирования органов, призванных решать задачи раскрытия и расследования преступлений». Но, судя по всему, СМИ эту проблему не замечают.

Более предметно участие этих средств в решении текущих задач раскрытия и расследования преступлений. Мы согласны с мнением М.С. Бек-мурзина, о том, что взаимодействие со средствами массовой информации позволяет увеличить в несколько раз поток взаимоинтересующей информации, ее своевременную проверку и реализацию. А это, в свою очередь, способствует повышению доверия населения к органам внутренних дел.

Расследование преступлений тесно связано с информационными процессами, протекающими в социальной среде. Большой арсенал средств и методов массовых коммуникационных систем предоставляет дополнительные возможности на определенном уровне решать задачи, стоящие перед органами расследования. В этом случае СМИ становятся не только носителями значимых сведений, но и способны в определенной степени влиять на различные аспекты общественной жизни, в том числе, связанные с раскрытием и расследованием преступления.

Как показывают результаты статистических исследований, «СМИ выступают основным источником информации о деятельности правоохранительных органов для большинства (более 60 %) населения России».

Актуальность этой проблемы на основе анализа конкретных фактических данных о преступности, о современном состоянии борьбы с ней, об организации деятельности органов предварительного расследования и дознания, об их кадровом обеспечении, на наш взгляд, убедительно показана в статье В.А. Волынского и И.А. Попова. См.: Волынский В.А., Попов И.А. Судебная реформа и предварительное расследование в системе МВД РФ: проблемы организации, подготовки кадровУ/Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Сборник материалов к 200- летию МВД России. - Ростов - на - Дону, 2002. - С. 62-71.

Бекмурзин М.С. Обеспечение взаимодействия правоохранительных органов и населения в борьбе с незаконным оборотом огнестрельного оружия.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно-практической конференции. Выпуск 1. - Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. - С. 208.

3 Балакин Е.А., Чернявская Н.В., Юдина Ю.Д. Предупреждать правонарушения помогают СМИ.// Вестник МВД РФ, 1999. № 6. - С.86.

97

Средствам массовой информации придавалось большое значение еще в дореволюционной России, полицейские ведомства издавали собственные газеты и журналы. С февраля 1992 года органы внутренних дел взаимодействуют со СМИ через пресс-службы МВД, ГУВД, УВД, а также Центр общественных связей МВД РФ.1

На сегодняшний день на территории Российской Федерации издается около 60 газет и журналов, освещающих деятельность органов внутренних дел (по состоянию на 2001 год).

По данным нашего исследования, 78 % сотрудников следствия и дознания считают довольно эффективным использование в своей деятельности средств массовой информации (СМИ). Это обусловлено тем, что таким средствам свойственна аналитичность, обстоятельность и последовательность раскрытия проблем. В публикациях могут присутствовать снимки, рисунки, схемы. На эффективность использования телевидения в раскрытии и расследовании бандитизма указало 67% респондентов. Аналогичные данные приводит А.Ю. Головин.2

Однако сегодня следует помнить и о том, что известны факты, когда публикации, по существу заказного характера, преследуют цель противодействия расследованию (но этот вопрос требует специального изучения).

Принимая решение об использовании СМИ при расследовании бандитизма, необходимо тщательно изучить все материалы уголовного дела, а также данные, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Анализ литературных источников и практики позволяет выделить и показать основные тактические задачи, которые можно решить с использованием СМИ, в их числе:

Приказ МВД РФ № 45 от 14.02.1992 г. «Об утверждении положения о центре общественных связей». В основу нормативного регулирования взаимодействия органов внутренних дел со СМИ также были положены приказы МВД России № 433 (1995 г.), № 708 (1998 г.), №231 (1999 г.).

2 Головин А.Ю., Дубоносов Е.С. Использование средств массовой информации в раскрытии и расследовании преступлений. - Тула: Изд-во ТГУ, 2001. - С. 44-45.

98

  • оперативное доведение информации до населения или конкретных лиц (групп) о причинах и условиях, способствующих совершению преступлений;
  • установление лиц, совершивших преступление и их розыск;
  • установление потерпевших;
  • выявление свидетелей и их розыск;
  • проверка причастности определенного лица (лиц) к совершению других преступлений;
  • установление принадлежности материальных ценностей, обнаруженных у подозреваемых;
  • побуждение общественности к сообщениям об иных обстоятельствах совершения преступлений.
  • В процессе расследования конкретного преступления СМИ могут использоваться как следователем, так и оперативным аппаратом, до и после возбуждения уголовного дела, но всегда согласованно. Выбирая СМИ для использования его в интересах расследования, следует руководствоваться такими критериями, как:

  • масштаб аудитории, которая сможет получить эту информацию (необходимо учитывать тираж, популярность среди населения);
  • желание СМИ поместить материал и довести необходимую информацию до населения.
  • Поскольку преступления, совершаемые бандами, обычно имеют большой общественный резонанс, то для информирования населения целесообразно использовать СМИ, охватывающие наибольшую аудиторию. Тем более что расширение аудитории увеличивает вероятность достижения желаемого результата.

К подготовке информации, передаваемой посредством СМИ, следует относиться с особой ответственностью. В данном случае необходимо учиты-

Расследование грабежей и разбойных нападений./ Под ред. А.Ю. Головина. - Тула: Изд-во ТГУ, 2001. - С.71.

99 вать такие факторы как: четкость и ясность, доступность и понятность языка сообщения. Обращение или публикация должны быть краткими, но содержа- тельными. Недопустимо указывать сведения, которые могут вызвать панику и страх. По возможности сообщение следует сопровождать фотоснимками и видеоматериалами. Необходимо предусмотреть и возможность обратной связи: указать адреса, номера телефонов, по которым граждане, располагающие какой- либо информацией о подготовке, совершении, сокрытии преступления могут сообщить в правоохранительные органы. Положительный пример в данном аспекте можно почерпнуть из практики многих зарубежных стран, где за предоставление информации, способствующей аресту преступника или раскрытию преступления, гражданин может получить денежное вознаграждение.1

С помощью СМИ в процессе раскрытия бандитизма возможно осуществление целенаправленного психологического воздействия посредством создания «тревожной» ситуации в разрабатываемых преступных группах. «Такая ситуация создается с помощью трансляции тревожных для них сообщений, которые массированно передаются по различным информационным каналам». В качестве таковых можно назвать сведения о результатах проведения специальных операций, о задержании соучастников, о проведении каких-либо работ в местах нахождения скрытых материальных ценностей и т.д.

Примером работы, направленной на взаимодействие с населением, служит трансляция по телевизионным каналам таких передач, как «Дорожный патруль», «Дежурная часть», «Криминал». В данном случае, показ по телевидению задержанных по подозрению в совершении конкретного преступления способствует не только раскрытию этого преступления, но и получению информации об иных преступных деяниях, которые могли быть совершены этими лицами. Так, после показа по тульскому телевидению в про-

См.: Criminal Justice newsletter. An independent report on criminal justice. Washington, 1993. № 15.

Овчинский А.С. Противодействие организованной преступности в информационно- психологической сфере.// Известия методологического центра профессионального об- разования и координации научных исследований. - М., 1997. - С. 74.

100 грамме «Репортер» подозреваемых в совершении ряда бандитских нападений, в редакцию поступил звонок, в результате которого был установлен факт приобретения подозреваемым взрывчатого вещества. А после появления в еженедельной областной газете статьи с фотоснимками задержанных членов бандитской группы, при содействии граждан было выявлено еще семь эпизодов ее преступной деятельности.

В последнее время обозначилась проблема, заключающаяся в противоречии между быстропрогрессирующим значением средств массовой информации в социальной сфере и отставанием правоохранительных органов в части их использования в своей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Тем не менее, СМИ вполне можно рассматривать как дополнительные информационные резервы правоохранительной деятельности.

Подводя итог сказанному, хотелось бы отметить, что:

  • особый характер бандитизма обуславливает необходимость взаимодействия с различными службами и подразделениями не только органов внутренних дел, но и ФСБ, ФСНП, ГТК России и др. Такое взаимодействие может выражаться в двух формах: правовой и организационной, - последняя может реализовываться либо ситуативно, либо путем создания следственных групп;
  • очевидно несовершенство системы взаимного обмена информацией следователей и сотрудников оперативных аппаратов. Оперативное сопровождение процесса расследования бандитизма остается скорей желаемым, чем реальным фактом. Требует решения проблема «сближения» уголовно-процессуальной и оперативно- розыскной функций и наделения следователей более широкими полномочиями, как руководителей субъектов этих видов деятельности;
  • в раскрытии и расследовании бандитизма существенную роль могут играть средства массовой информации и помощь граждан. Однако в настоящее время нет оснований говорить о такой помощи, как действенной, что объясняется снижением доверия граждан к правоохранительным органам и к

101 их возможностям. Не отработана должным образом и система отношений ор- ганов внутренних дел со средствами массовой информации. С одной стороны, заметно увеличивается количество публикаций и телепередач, в которых заинтересованы органы внутренних дел, а с другой - нередко появляются публикации так называемого заказного характера, целью которых является, в частности, противодействие расследованию.

§3. Использование криминалистических и иных учетов в раскрытии и расследовании бандитизма

Одним из важнейших факторов, предопределяющих успех и эффективность деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию бандитизма, является уровень ее информационного обеспечения. Само расследование преступлений рассматривается в криминалистике как процесс собирания, накопления, обобщения (исследования) и использования информации. Такая информация используется в целях раскрытия и расследования преступлений либо непосредственно в качестве улик и доказательств при производстве по уголовному делу, либо опосредованно — через систему криминалистической регистрации, где она накапливается, систематизируется и хранится длительное, неограниченное сроками расследования преступлений время. Таким образом, создаются условия для использования криминалистически значимой информации в целях раскрытия и расследования серийных преступлений, совершенных одними и теми же лицами, но в разное время и в различных местах, а также преступлений прошлых лет.

«Криминалистическая регистрация по своему содержанию представляет систему криминалистических учетов, в которых сосредотачиваются объекты — носители криминалистически значимой информации».1 По существу, это своеобразная информационно-поисковая система, в которой криминалистические учеты выступают в качестве банков данных о лицах, совер-

1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Мегатрон XXI, 2000. - С. 182.

102 шивших преступление; способах, следах, орудиях преступлений; о предметах преступного посягательства.

Пройдя в своем развитии путь от уголовной регистрации преступников до автоматизированных информационно-поисковых систем, «криминалистическая регистрация превратилась сегодня в мощное средство накопления, систематизации и использования криминалистически значимой информации в целях раскрытия и расследования преступлений».1 Особенно велика ее роль в раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами, в том числе бандами.

Более того, заметим, что в разрешении различных проблемных ситуаций, складывающихся в процессе расследования уголовных дел о бандитизме, важную роль играют данные различных учетов не только правоохранительных органов, но и иных министерств и ведомств, а также архивов ком-мерческих предприятий, муниципальных служб, страховых компаний. Прежде всего, это относится к накоплению общесоциальной информации, которая имеет важное, если не доказательственное, то ориентирующее значение. Такая информация позволяет установить биографические данные, материальное положение членов банды, деловые и преступные связи и т.д. Эти возможности успешно используются полицией ряда зарубежных стран, опыт которых представляет несомненный интерес для отечественной оперативной и следственной практики.3

Волынский В.А. Криминалистический учет: от уголовной регистрации преступников к автоматизированной информационно-поисковой системе.// Вопросы совершенствования деятельности милиции в современных условиях. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. -С. 123-133.

Более подробно о создании и использовании в раскрытии преступлений такой системы учетов см.: Хвыля-Олинтер А.С. Использование криминалистической характеристики преступлений в автоматизированных информационно-поисковых системах технико-криминалистического назначения. Дисс. … канд юрид. наук. - М., 1995.

См.: Овчинский B.C. Оперативно-аналитический поиск в борьбе с организованной преступностью. // Основы борьбы с организованной преступностью. Глава 5. - М.: ИНФРА-М., 1996. - С. 335.; Скворцова М.В. Информационные сети: структура и зарубежный опыт.// Правовые проблемы борьбы с организованной преступностью. - Екатеринбург, 1992.-С. 24- 28.

103

Криминалистические учеты классифицируются по различным основаниям, и, прежде всего, по объектам учета, в качестве которых выступают различные следы преступлений, документы, фотоснимки и т.п. В зависимости от уровня централизации по территории их ведения различают: федеральные, региональные, местные учеты; по особенностям индивидуализирующих признаков объектов учета, методов и средств их выявления и сравнения различают: оперативно-справочные, собственно криминалистические и справочно-вспомогательные учеты.1

Криминалистические учеты, в том числе и автоматизированные, призваны оказывать помощь сотрудникам органов предварительного следствия и дознания в решении, как ситуативных тактических задач, так и организационно-поисковых. Ведение учетов в МВД России регламентировано «Наставлением по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел России-ской Федерации» . Оно устанавливает порядок формирования и функционирования централизованных учетов МВД России. Информационные центры (ИЦ) МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, и Главный информационный центр (ГИЦ) МВД России аккумулируют основной массив регистрационной информации. Ведение криминалистических и розыскных учетов осуществляется через ИЦ по месту дислокации. В основе своей это оперативно-справочные учеты.

Значительная часть собственно криминалистических учетов сосредоточена в экспертно-криминалистических подразделениях ОВД, а на Федеральном уровне - в Государственном учреждении «Экспертно-криминалистический центр МВД России» (ГУ ЭКЦ). Порядок их ведения регламентируется «Инструкцией по формированию, ведению и использова-

Россинская Е.Р. Криминалистическая регистрация.// Курс лекций по криминалистике. Вып. 4. - М.: ЮИ МВД РФ, 1996. - С.62-87.

2 Утверждено приказом МВД России от 12 июля 2000 г. № 752.

104 нию экспертно-криминалистических учетов, картотек, коллекций и справоч-но- информационных фондов органов внутренних дел»1.

Обращаясь к предмету нашего исследования, надо отметить, что рассматриваемые учеты позволяют постоянно накапливать, обобщать и анализировать огромный объем информации о всех совершаемых преступлениях, а не только связанных с бандитизмом. И это очень важно, поскольку: а) бандитские группы в большинстве своем совершают не только бандитские нападения, но и другие, причем самые различные преступления; б) отдельные члены бандитских групп могли совершать какие-то преступления до вхождения в банду или, уже, будучи в ней, действовали в этом отношении самостоятельно. Но в любом случае, преступники оставляли на местах преступлений свои следы, которые, оказавшись в системе криминалистических учетов, позволяют, по крайней мере, ограничить круг лиц, проверяемых, а затем подозреваемых в совершении бандитских нападений.

В анкетах опроса следователей и оперативных работников было приведено около десятка примеров, когда путем проверки по учетам следов (пальцев рук, стреляных пуль, гильз и др.), обнаруживаемых на местах вооруженных нападений, устанавливались факты совершения теми же лицами или с использованием того же оружия иных, порой малозначительных преступлений. По заявлению соседей гражданина Желткова в отношении него было возбуждено уголовное дело по факту хулиганства. Развлекаясь вместе с друзьями во дворе своего дома, он открыл стрельбу из огнестрельного оружия, угрожал прохожим. Однако, вскоре уголовное дело было прекращено «за отсутствием состава преступления». Желтков утверждал, что стреляли его друзья из газового пистолета. Вместе с тем, спустя некоторое время, участковый уполномоченный во дворе дома Желткова обнаружил гильзу, выстрелянную из пистолета «ТТ», и с рапортом направил ее в экспертно- криминалистический отдел (в пулегильзотеку). Через два месяца двое неизвестных лиц в масках расстреляли троих посетителей ресторана «Карусель».

Утверждена приказом МВД России от 1 июня 1993 года №261.

105 Из шести обнаруженных на месте происшествия гильз, две были выстреляны из того же пистолета, что и гильза, обнаруженная у дома Желткова. В отношении него было вновь возбуждено уголовное дело, в процессе расследования которого было установлено, что Желтков действительно имел пистолет, но, опасаясь разоблачения, подарил его Павлову, с которым вместе отбывал наказание в местах лишения свободы. Впоследствии было установлено, что Павлов входил в состав бандитской группы, которая устроила стрельбу в ресторане.

Этот пример наглядно показывает:

а) как важна инициатива каждого сотрудника милиции в обеспечении функционирования криминалистических учетов и в использовании их воз можностей;

б) как важно с криминалистической точки зрения обращать внимание на любое, пусть и малозначительное преступление. Обнаруживаемые при этом следы зачастую оказываются связующим звеном между различными преступлениями, совершаемыми одними и теми же лицами, что способствует их выявлению и изобличению, в том числе, при раскрытии и расследовании таких тяжких преступлений, как бандитизм;

в) системный в рамках криминалистических учетов подход к работе со следами преступлений обеспечивает качественно иные возможности, а со ответственно, и результаты их использования в раскрытии и расследовании преступлений.

С учетом этих общих положений рассмотрим более детально возможности использования в раскрытии и расследовании бандитизма оперативно-справочных, собственно криминалистических и справочно-вспомогательных учетов.

  1. Оперативно-справочные учеты: ведутся подразделениями ИЦ МВД, ГУВД, УВД, а централизованно - ГИЦ МВД РФ. Объекты этих учетов иногда имеют причинно-следственную связь с событием преступления (учет похищенных, утраченных номерных вещей, оружия, автотранспорта и т.п.).

106 Индивидуализирующие признаки этих объектов вполне очевидны, зрительно воспринимаемы. Для их выявления и сравнения не требуются специальные познания. Значительная часть таких учетов касается лиц, в частности:

  • осужденных, независимо от состава преступления и вида наказания;
  • привлеченных в качестве обвиняемых, независимо от меры пресечения, а также арестованных в качестве подозреваемых;
  • совершивших общественно опасные деяния, в отношении которых уголовное дело не возбуждалось, а материалы направлены для применения мер общественного воздействия;
  • объявленных в розыск;
  • владеющих огнестрельным оружием по разрешению органов внутренних дел.
  • К этой же категории относится информация о без вести пропавших гражданах и трупах неизвестных лиц.

Оперативно-справочные учеты используются при расследовании бандитизма практически по всем уголовным делам. Особенно эффективными при этом являются дактилоскопический и алфавитный учеты, позволяющие получать довольно объемную и объективную информацию о подозреваемых лицах (судимость, место и время отбывания наказания, дата освобождения, нахождение в местном или всероссийском розыске, место жительства и работы до осуждения, группа крови, изменение фамилии и т.д.)

В ряде случаев при этом идентифицируется личность арестованных и задержанных, устанавливается личность подозреваемого в совершении преступления по следам пальцев рук, изъятых с места происшествия, а также личность погибших граждан.

По результатам изученных нами уголовных дел можно отметить, что следователи, обращаясь в информационные центры, примерно в 26% случаев получают криминалистически значимую информацию, которая имеет большое значение для выяснения обстоятельств совершения бандитских нападений.

107

Так, в 1998 году сотрудниками УБОП Тульской области при проведении оперативно-розыскных мероприятий у гр-на Кулагина были изъяты две гранаты Ф- 1 и снайперский прицел. При их осмотре были обнаружены и изъяты следы пальцев рук, которые при сравнительном исследовании оказались принадлежащими гражданину Кулагину. При проверке по дактилоскопическому учету было установлено, что такие же следы пальцев рук имелись на оружии, изъятом ранее у членов банды под руководством Самошина. Таким образом, был выявлен и изобличен ранее не установленный член бандитской группы.

На централизованном учете ГИЦ МВД России сконцентрирована наиболее важная, имеющая особое значение при расследовании бандитизма информация:

  • о лицах, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления;
  • о тяжких и особо тяжких нераскрытых и раскрытых преступлениях с характерным способом совершения, а также имеющих серийную и межрегиональную направленность;
  • о похищенных и изъятых документах (например, номерных бланках, паспортно- визовых документах строгой отчетности и т.п.) и номерных вещах;
  • о лицах, объявленных в федеральный и межгосударственный ро зыск;

  • об утраченном и выявленном огнестрельном оружии;
  • о разыскиваемых транспортных средствах;
  • о похищенных и изъятых предметах, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность и др.
  • В раскрытии и расследовании преступлений, особенно совершаемых организованными преступными группами, в том числе, бандами, важное значение имеет учет нераскрытых преступлений и подозреваемых, обвиняемых и осужденных лиц. Он предназначен для информационного обеспечения оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий, проводимых

108 подразделениями органов внутренних дел и других правоохранительных ор- ганов (формируется в ИЦ и ГИЦ с помощью АИПС «АБД-Респблика, область» и «АБД-Центр»).

Кроме того, данные, содержащиеся в Федеральном банке криминальной информации (ГИЦ МВД РФ) и в региональных банках (ИЦ УВД, ГУВД, МВД), реализуются в рамках различных автоматизированных систем. Наиболее значимыми из них для расследования нападений, совершаемых бандой, являются: «ФР-Оповещение», «Оружие», «Автопоиск», «Розыск», «Опознание», «Вещь», «Сейф», «Антиквариат» и др.

Учет похищенных и изъятых документов и номерных вещей осуществляется в целях обеспечения розыска похищенных и установления принадлежности изъятых документов, вещей, имеющих индивидуальные инвентарные номера, и содействия, таким образом, в раскрытии преступлений, связанных с их хищениями.

Учет лиц, объявленных в федеральный и межгосударственный розыск предназначен для обеспечения мероприятий федерального розыска лиц, пропавших без вести и скрывающихся от правоохранительных органов Российской Федерации и зарубежных государств.

В частности, в подсистеме «Опознание» сосредоточены сведения о лицах, пропавших без вести, местонахождение и судьба которых остаются неизвестными, а также о неопознанных трупах граждан. Проверке по учету подлежат исчезнувшие вместе с автотранспортом лица; внезапно пропавшие граждане, имевшие при себе значительные ценности, которые могли привлечь внимание преступников, а также неопознанные трупы потерпевших. Известно, что установление личности погибших является одной из ключевых задач при расследовании убийств, решение которой во многом обуславливает его конечный результат.

Весной в лесу был обнаружен полуразложившийся труп неизвестного мужчины с пулевым ранением в затылок. Однако, на его теле (на груди и запястьях рук) сохранились татуировки, с помощью которых при проверке по

109 учету без вести пропавших граждан удалось установить личность погибшего Ташкова. В ходе проверки по учету судимых лиц было установлено, что он трижды был судим, а после освобождения в последний раз нигде не работал и поддерживал дружеские отношения с лицами, проходившими по оперативным материалам как члены организованной преступной группы. Вскоре за хулиганство на дискотеке был задержан гр-н Бельцев — один из членов указанной группы. Используя данные, полученные в результате осуществления оперативно-розыскного мероприятия, следователь в ходе допроса Бельцева установил, что убийство Ташкова было совершено им вместе с его знакомыми на почве подозрения Ташкова в сотрудничестве с правоохранительными органами.

По подсистеме «ФР-Оповещение» проводится проверка на возможную причастность к расследуемому преступлению следующих категорий лиц: обвиняемые, подсудимые и осужденные, скрывшиеся от дознания, следствия и суда; совершившие побег из изоляторов временного содержания, из-под стражи (конвоя) милиции, из исправительных и воспитательных колоний, тюрем, лечебных исправительных учреждений, следственных изоляторов, в том числе разыскиваемых за такие преступления, как бандитизм, квалифицированное убийство, вымогательство, захват заложников, умышленное уничтожение или повреждение имущества. Такие лица, находясь на нелегальном положении и, не имея средств к существованию, иногда организовывают устойчивые вооруженные преступные группы или присоединяются к какой-либо уже действующей банде.

Учет утраченного и выявленного огнестрельного оружия и другого вооружения осуществляется в целях обеспечения его розыска, установления принадлежности и содействия в раскрытии преступлений, совершенных с его применением. Он имеет большое значение для раскрытия и расследования дел о бандитизме, поскольку одним из обязательных признаков банды является ее вооруженность.

по

В ГИЦ МВД РФ учет осуществляется путем формирования и ведения базы данных АИПС «Оружие». Учету подлежит оружие, имеющее индивидуальный номер, утраченное (похищенное, утерянное) и выявленное (изъятое, найденное, добровольно сданное): боевое ручное стрелковое, служебное, гражданское (охотничье и спортивное) нарезное и гладкоствольное огнестрельное оружие всех моделей; гранатометы; огнеметы; ствольные и реактивные артиллерийские системы; газовое оружие; боеприпасы и взрывные устройства, имеющие индивидуальный номер.

Учет разыскиваемого и бесхозного автотранспорта ведется в ГИЦ МВД России и региональных ИЦ в рамках АИПС «Автопоиск», а также в ГУ ГИБДД МВД России и УГИБДЦ (ОГБДД) МВД, ГУВД, УВД в рамках АИПС «Розыск». С помощью этого учета можно установить, не совершены ли бандитские нападения с использованием угнанного автотранспорта. Следует отметить, что такие факты довольно распространены в деятельности бандитских групп. По изученным нами уголовным делам они отмечаются более, чем в каждом четвертом случае (17%).

Учет похищенных предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность организован в целях обеспечения розыска предметов, представляющих такую ценность и содействия в раскрытии преступлений, связанных с их хищениями. В ГИЦ МВД РФ этот учет осуществляется путем формирования и ведения базы данных АИПС «Антиквариат». Его актуальность определяется хотя бы тем, что некоторые бандитские группы специализируются на антиквариате (вооруженные нападения на квартиры коллекционеров, церкви, музеи и т.п.)

В систематизированном виде возможности оперативно-справочного учета реализуются с использованием такой криминалистической категории, как способ преступления. Данный объект учета представляет собой систему устойчиво проявляющихся признаков, характеризующих механизм преступления и лицо, его совершившее. В ряде зарубежных стран эта система называется «MODUS OPERANDI». «В ее основе лежат закономерно проявляю-

Ill

щиеся свойства человека, обуславливающие индивидуальность и повторяемость способа совершения преступлений, который выявляется в процессе осмотра места происшествия, осуществления иных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, а также при проведении специальных исследований и экспертиз.»1 Как мы уже отмечали ранее, довольно часто изучение и глубокий анализ данных, содержащихся в разных делах, позволяет следователю сделать вывод о совершении этих преступлений одной и той же бандой, а, кроме того, получить дополнительную информацию о разыскиваемых лицах.

Проводимое нами исследование показало, что использование учета по способам совершения преступлений, хотя и не столь эффективно, как дактилоскопических систем, тем не менее, в ряде случаев (по 8% изученных дел) они помогали раскрыть тяжкие и особо тяжкие преступления, совершаемые бандами.

Так, члены банды, возглавляемой Золотаревым, на протяжении почти трех лет совершали вооруженные разбойные нападения на автомашины предпринимателей на территории Курской, Орловской и Тульской областей. Причем, нападения совершались постоянно одним и тем же способом: в ночное время, когда водители отдыхали. После их задержания и сопоставления материалов ряда дел о нераскрытых преступлениях по способам совершения разбойных нападений в других местах было доказано более двух десятков иных эпизодов преступной деятельности.

При раскрытии и расследовании бандитизма в ряде случаев довольно успешно используются фотоальбомы с фотоснимками лиц, взятых на учет, и соответствующие автоматизированные информационно-поисковые системы (например «Портрет»). Такие системы позволяют создавать довольно объем-

1 Расследование грабежей и разбойных нападений./ Под ред. А.Ю. Головина. -Тула: Изд-во ТГУ, 2001. - С.80. См. также: Зуйков Г.Г. Криминалистическое понятие и значение способа совершения преступления.// Труды ВШ МООП СССР. - М., 1967. №15. - С. 53-74.; Зуйков Г.Г. Поиск по признакам способа совершения преступления. - М: ВШ МВД СССР, 1970.

Архив Тульского областного суда, дело № 12240.

112 ный банк данных и в автоматизированном режиме вести поиск интересующей информации, в том числе по субъективным портретам.

  1. Собственно криминалистические учеты ведутся, как следует уже из их названия, в экспертно-криминалистических подразделениях МВД, ГУВД, УВД. Объекты этого учета всегда имеют причинно-следственную связь с событием преступления. В основном это самые разнообразные следы преступлений, лиц, их совершающих и применяемых ими орудий преступлений. Их эффективность во многом предопределяется результативностью осмотров мест происшествий, количеством и качеством изымаемых при этом следов. В криминалистической литературе отмечается крайне низкий уровень результативности этой работы — в среднем с одного места происшествия, осматриваемого даже с участием экспертов- криминалистов, по данным В.А. Волынского, Е.П. Ищенко изымается примерно один из четырех реально существующих следов.1 То же самое можно сказать по изученным нами делам о бандитизме.

Криминалистические учеты, в принципе, отличаются от оперативно-справочных тем, что выявление и сравнительное исследование признаков, индивидуализирующих их объекты, требует использования специальных познаний и соответствующей техники. Поэтому они и ведутся в ГУ «ЭКЦ МВД» - централизованные и в ЭКП МВД, ГУВД, УВД - региональные.

Наиболее важное значение в системе криминалистических учетов для раскрытия и расследования дел о бандитизме имеют пулегильзотеки - коллекции пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест нераскрытых преступлений, и утраченного (похищенного) оружия. Их значимость применительно к задачам раскрытия и расследования бандитизма предопределяется возможностью установления следующих фактов:

Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития криминалистической техники. (Исторический, гносеологический и социальный аспекты проблемы). Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 2001. - С. 308.

113

  • применения преступниками одного и того же экземпляра оружия при совершении нескольких преступлений;
  • использования изъятого, найденного и добровольно сданного огнестрельного оружия при совершении конкретных преступлений на территории различных регионов страны;
  • использования при совершении преступлений оружия, находящегося в служебном пользовании.
  • Такие коллекции ведутся в ГУ «ЭКЦ МВД РФ» и в экспертно-криминалистических подразделениях МВД, ГУВД, УВД субъектов Федерации.

Проверке по пулегильзотекам подлежит изъятое, найденное и добровольно сданное нарезное огнестрельное оружие, а также гладкоствольное оружие, самодельно изготовленное, переделанное или приспособленное под патроны для нарезного оружия.

Эффективность этого учета можно проиллюстрировать следующим примером. На трассе Москва - Крым сотрудниками милиции была остановлена для досмотра автомашина ВАЗ- 21099, за рулем которой находился гражданин Михайлов. В результате досмотра в багажнике был обнаружен автомат АКМ. После экспериментального отстрела оружия и направления стреляных пуль и гильз в Федеральную пулегильзотеку было установлено, что изъятое оружие применялось при нападении на бизнесмена Акулова в Воронеже. Данная информация позволила в кратчайшие сроки выйти на банду, возглавляемую Володиным, и раскрыть еще более десяти совершенных ею преступлений.

Положительным примером использования современных компьютерных технологий в решении технико-криминалистических задач стала разработка и внедрение в практику автоматизированной баллистической системы «ТАИС». Так была произведена автоматизация ведения учета стреляных пуль и гильз, изымаемых на местах происшествий. Эта система обеспечивает получение высококачественной копии изображений поверхности указанных

114 объектов, их хранение, обработку и пересылку по существующим системам связи; позволяет обрабатывать большие базы данных.

С конца 1998 года система «ТАИС» эксплуатируется в ЭКУ ГУВД Красноярского края. В 1999 г. в нее было помещено 269 пуль и 319 гильз, проведена 781 их автоматизированная проверка по 614 единицам огнестрельного оружия. В настоящее время эта система эксплуатируется экс-пертно-криминалистическими подразделениями ОВД Москвы, Ростова - на -Дону, Самары, Санкт-Петербурга и других городов. Сотрудниками ЭКУ ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области разработаны методические рекомендации по использованию системы «ТАИС», в том числе в целях отождествления огнестрельного оружия по пулям и гильзам.

Объектами криминалистического учета также являются:

  • поддельные деньги и ценные бумаги;
  • поддельные документы, изготовленные полиграфическим способом;
  • фонотека голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес.
  • Картотеки поддельных денег и ценных бумаг предназначены для установления общности происхождения поддельных металлических монет, ценных бумаг, денежных билетов, валюты иностранных государств по способу и технологии изготовления, а также для выявления лиц, занимающихся их изготовлением. Такие факты по изученным нами уголовным делам не выявлены. А вот, что касается поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом, а в нынешних условиях - с использованием, как правило, компьютерной техники, такие факты по делам о бандитизме не редкость. В частности, использование преступниками документов «прикрытия», по данным опроса следственных и оперативных сотрудников, характеризуется следующими данными: 97% респондентов отметили использование удостоверений работников милиции; 94% - руководителей коммерческих фирм; удостоверения советников (консультантов) представителей исполнительной

1 Бородин В.Н., Владимиров В.Ю. Отождествление огнестрельного оружия с использованием идентификационно - поисковой баллистической системы «ТАИС» по следам на стреляных гильзах - СПб.: Ун-т МВД РФ, 2000. - С. 123.

115 и законодательной власти - 86% респондентов; 84% - удостоверения сотруд- ников охранных фирм. Эти данные, по нашему мнению, следует оценивать не только с точки зрения возможностей рассматриваемого вида криминалистического учета, но и в аспекте криминальных, в том числе коррумпированных связей членов бандитских групп с представителями органов власти, управления и бизнеса. Тем более что почти одна треть указанных документов (28% от их общего числа) были подлинные.

Фонотека голоса и речи лиц, как специфический вид криминалистического учета позволяет установить: принадлежность анонимного сообщения одному из лиц, состоящих на учете в фонотеке; принадлежность фонограммы речи известного лица одному из неизвестных лиц, фонограмма которого хранится в фонотеке. Ведется фонотека централизованно - в ГУ «ЭКЦ МВД России», что в значительной мере обуславливается уникальностью соответствующих исследований и отсутствием на местах необходимой техники и специалистов.

Поэтому данный вид криминалистического учета следует отнести скорей к категории потенциальных и пока слабо реализуемых возможностей. Вместе с тем, совершение бандитизма нередко характеризуется общением преступников с потерпевшими по телефону (до нападения - в порядке разведки, после его совершения — в целях угроз). Особенно интенсивны такие формы общения по телефону, бывают в случаях вымогательства, при захвате заложников, что нередко проявляется в деятельности бандитских групп. Телефон, как известно, используется ими и для внутригрупповых связей. Запись таких телефонных переговоров, постановка на учет фонограмм, их использование для идентификации человека по голосу приобретает в настоящее время исключительно актуальное значение. В связи с этим следует признать своевременной, отвечающей потребностям практики борьбы с преступностью, регламентацию в УПК РФ такого следственного действия, как «контроль и запись переговоров» (ст. 186 УПК РФ). Реализация предписаний этой статьи на практике неизбежно повлечет расширение сети соответст-

116

вующих лабораторий и увеличение числа специалистов — фоноскопистов, что, в свою очередь, позволит повысить эффективность использования фонотек в раскрытии и расследовании преступлений.

Перспективы совершенствования криминалистических учетов не без оснований связываются с их автоматизацией на базе современных информационных технологий. Удачным примером подобного решения этой проблемы является автоматизированная дактилоскопическая система «Папилон», которая успешно работает с 1992 года в Свердловской области и уже доказала свою эффективность в ряде других регионов. Применительно к рассматриваемой нами категории уголовных дел мы полагаем, что ее применение существенно облегчило и ускорило бы их расследование. В общих чертах «механизм работы АДИС «Папилон» таков: сканнер считывает дактилокарту, кодирует ее и вводит в память ЭВМ (таким же образом обрабатывается след с места происшествия); компьютер производит сравнение в нескольких вариантах, а установленные совпадения оценивает в процентах; оператор просматривает список совпадений и оценивает их; убедившись в точности совпадения конкретного следа с отпечатком, оператор составляет справку и направляет все материалы эксперту, который проводит дактилоскопическую экспертизу».1

Современные АДИС позволяют осуществлять передачу сжатых изображений дактилоскопической информации по каналам связи, повторную кодировку цифровых изображений в базе данных, а также идентификационные дактилоскопические исследования без первичных источников. Потенциальные возможности этих систем огромны, - утверждает В.Ю. Федорович, но «практическая отдача от их использования в целом по России минимальна, поскольку действуют они пока только в некоторых регионах».

1 Кузнецов П.С. Применение АДИС «Папилон» в практике расследования престу плений. // Современные проблемы криминалистики. Межвузовский сборник научных тру дов. / Под ред. Смагоринского Б.П. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999. - С. 65-69.

2 Федорович В.Ю. Организационные и научно-технические основы использования автоматизированных дактилоскопических идентификационных систем в раскрытии и рас следовании преступлений. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2000. - С. 10.

117

Особо хотелось бы отметить при раскрытии и расследовании бандитизма возможности одорологии, а в частности, формируемых на этой основе банков запаховых следов. Об этом свидетельствуют хотя и редкие, но очень показательные примеры. Вот один из них. В ходе осмотра места нападения и убийства инкассаторов Краснова и Банина была обнаружена перчатка, судя по всему, принадлежавшая одному из нападавших. С соблюдением соответствующих рекомендаций она была изъята. Так как розыск преступников по горячим следам положительных результатов не принес, емкость с изъятой перчаткой направили в банк данных следов запаха, изъятых с мест нераскрытых преступлений. Через полтора месяца за групповое изнасилование был задержан Земцов вместе со своим знакомым (приехавшим к нему в гости из другого города). Образцы их запахов были направлены в одорологическую лабораторию, где была установлена идентичность образцов запаха приятеля Земцова и следа запаха на перчатке. В ходе дальнейшего расследования было установлено, что помимо упомянутого нападения на инкассаторов эта группа в течение года совершила ряд бандитских нападений на квартиры и пункт обмена валюты. Данный пример рассматривается нами не только как свидетельство возможности эффективного использования учета следов запаха, в целях выявления бандитских групп и их изобличения, но и как довод в части необходимости совершенствования работы с такими учетами.

  1. Справочно - вспомогательные учеты также ведутся в экспертно- криминалистических подразделениях. По существу это своеобразные коллекции огнестрельного и холодного оружия, деталей и частей изделий, материалов и веществ. Сюда же относятся спектрограммы, хроматограммы, и тому подобные справочные данные. Объекты этого вида учета не имеют причинно-следственной связи с событиями расследуемых преступлений. Однако, их роль, особенно в работе экспертов-криминалистов, чрезвычайно велика. В частности, с их помощью определяется видовая и групповая принадлежность объектов (пуль, гильз, волокон тканей, наркотиков и т.д.), изымаемых на местах происшествий, что позволяет
    конкретизировать

118 местах происшествий, что позволяет конкретизировать особенности искомых предметов, ограничивать круг их поиска.

В практике раскрытия и расследования бандитизма возможности использования справочно-вспомогательного учета довольно широки. Это обуславливается самими особенностями совершения преступлений бандитскими группами. Преступники используют оружие, средства маскировки, зачастую пытаются уничтожить, сфальсифицировать или скрыть следы преступления. Все это сопряжено с использованием соответствующих предметов, материалов, веществ, в том числе микрообъектов.

Однако, как правильно отмечает А.В. Пахомов, «имеющиеся в экс- пертно-криминалистических подразделениях ОВД справочно—

вспомогательные учеты не достаточно упорядочены и систематизированы, что затрудняет их использование. Объясняется это, прежде всего, отсутствием единой научно-обоснованной и организационно обеспеченной системы их комплектования и использования».1 Кроме того, у следователей и лиц, производящих дознание недостаточно информации о том, какие натурные коллекции ведутся в экспертно- криминалистических учреждениях данного региона и что они могут дать при раскрытии конкретного преступления.

В этой связи нам представляются, как минимум, заслуживающими внимания предложения В.А. Волынского об организационном выделении в рамках экспертно- криминалистической службы МВД РФ специалистов-криминалистов (помимо экспертов), на которых следовало бы возложить обязанности, буквально сопровождать расследование, прежде всего, наиболее тяжких преступлений, в том числе - ведение криминалистических уче-

2 ТОВ.

Анализ результативности использования криминалистических учетов в целях раскрытия и расследования бандитизма дает основание для общих

1 Пахомов А.В. Коллекции в правоохранительных органах России. - М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2001. - С.4.

2 Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука - техника - общество - че ловек. - М: ЮНИТИ, 2000. - С.261-262.

119 оценочных суждений в части организации и научно-методического обеспе- чения их функционирования.

Очевидные в этом отношении недостатки объясняются, прежде всего, традиционным, весьма консервативным отношением к этим учетам как к неким вспомогательным средствам. Соответственно, и отношение к ним во многих экспертно-криминалистических подразделениях скорей безразличное, как к дополнительной мало значимой работе.

Крайне отрицательно на результативности криминалистических учетов, сказывается своеобразный психологический консерватизм, недооценка возможностей учетов и со стороны следователей, работников органов дознания. От них как раз и зависит комплектование таких учетов. При опросе многие из них (49%) отрицательно оценили возможности криминалистических учетов в раскрытии и расследовании бандитизма, только 48% респондентов признают полезность их использования.

В качестве причин низкой оценки эффективности криминалистических учетов С.А. Ялышев, ссылаясь на результаты проведенного им опроса практических работников, отмечает: 65 % респондентов указали на неудовлетворительную скорость исполнения запросов, 79 % - отметили отсутствие в ответах необходимой (ожидаемой) информации, 26% указали на излишнюю усложненность порядка обращения к учетам.1

Не случайно огромный объем ценной информации, полученный в процессе расследования уголовных дел, все еще довольно часто минует банки данных. Особенно это касается прекращенных в связи с недоказанностью дел в отношении отдельных лиц, подозреваемых в совершении преступлений.

Мы разделяем точку зрения авторов, которые полагают, что повышению эффективности использования накопленной в криминалистических учетах информации будут способствовать дальнейшие исследования проблем

См.: Ялышев С.А. Теория и практика криминалистической регистрации в современной ситуации.//Информационный бюллетень № 12. - М.: Академия управления МВД России, 2000. - С. 44.

120 криминалистической характеристики преступлений и следственных ситуаций в аспекте возможностей современных информационных технологий, средств автоматизации и вычислительной техники.

Вместе с тем, важнейшим элементом криминалистической регистрации является, прежде всего, учет преступлений и лиц, их совершающих. Так или иначе, эффективность всех других видов криминалистического учета находится в прямой зависимости от состояния общей системы регистрации преступлений. О наличии и масштабах этой проблемы, еще более обострившейся в последнее время, в криминологической литературе говорится в аспекте анализа преступности и системы управления в сфере борьбы с ней. В частности, отмечается, что в настоящее время в нашей стране регистрируется одно из пяти или даже одно из двадцати преступлений. Однако, ложная статистика «неизбежно влечет неправильную оценку ситуации, а как следствие — принятие ошибочных решений».3

В аспекте задач криминалистики и, в частности, системы криминалистических учетов здесь очевидна «своя» проблема. Нерегистрируемые по тем или иным причинам преступления - это огромная масса не находящих отражение в криминалистических учетах следов преступлений. По этой причине те же бандитские группы или отдельные их члены, совершая самые различные по видам и степени общественной опасности преступления, длительное время оказываются вне поля зрения правоохранительных органов. Именно поэтому мы разделяем стремление ряда ученых — юристов обосновать необ-

1 См., например: Золотарев А.С. Теоретические и практические проблемы рассле дования корыстно-насильственной организованной преступной деятельности. Дисс. … канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1997. - С. 52.; Куликов В.И. Основы криминалистиче ской теории организованной преступной деятельности. - Ульяновск: УГУ, 1994. - С. 59.; Драпкин Л.Я., Матвеев М.Г. Организованная преступность: структура, понятие, основные криминалистические аспекты раскрытия и расследования.// Актуальные проблемы борьбы с организованной преступностью. - Екатеринбург, 1992. - С. 85.

2 См.: Лебедев С. Я. Что делать с преступностью: бороться или контролировать?// Криминологический журнал. Ноябрь 2001, №1. - С. 38-39.

3 См.: Волынский В.А., Попов И.А. Предварительное расследование в системе МВД РФ: проблемы организации и подготовки кадров в аспекте судебной реформы. // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Всероссийский «круг лый стол», 20-21 июня 2002 года. - Ростов - на - Дону: РЮИ МВД РФ, 2002. - С. 64.

121 ходимость коренного изменения всей системы регистрации преступлений в нашей стране. Только максимально полная и достоверная в этом отношении информация будет способствовать как в целом организации борьбы с пре- ступностью, так и раскрытию, расследованию преступлений.1

С помощью криминалистических учетов решаются как диагностические, так и идентификационные задачи. Результаты проверок по учетам оформляются в виде справок, которые действующее законодательство не относит к источникам доказательств, и к материалам уголовного дела они не приобщаются. Впоследствии по этим объектам проводятся экспертизы, которыми, как правило, подтверждаются заключения специалистов, проводивших проверки по учетам. Таким образом, дублируется значительная по объему работа, что влечет за собой увеличение сроков расследования, снижение динамики следствия. Анализ этой практики по уголовным делам о бандитизме дает основания для поддержки предложений ученых - криминалистов, признавать при определенных условиях результаты проверок по учетам (справок специалистов) в качестве источников доказательств, рассматривая их в соответствии со ст. 74. п. 6 УПК РФ как «иные документы». Разумеется, это не исключает возможность назначения соответствующих экспертиз, но только в тех случаях, когда выводы в справке специалиста вызывают сомнение.

Говоря о перспективах совершенствования организации и повышения эффективности использования криминалистических учетов в раскрытии и расследовании преступлений, мы разделяем мнение тех ученых - кримина-

1 См.: Гаврилов Б.Я. Способна ли российская статистика о преступности стать ре альной? // Государство и право. 2001, №1. - С. 47-63.

2 См., например, Гайдук А.П., Пампушко И.П. К вопросу о правовой регламента ции применения криминалистической техники в раскрытии преступлений. // Проблемы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Материалы научно-практической конференции. Москва. 28 декабря 1993 г. - М., 1994. - С.93.; Демин К.Е. Об использовании криминалистических учетов в раскрытии и расследо вании убийств, совершенных наемными лицами. //Проблемы борьбы с незаконным оборо том оружия и боеприпасов, взрывчатых веществ и их использованием в преступных це лях. Материалы научно-практической конференции 7-8 октября 1999г. Тула. - Москва- Тула, 2000. - С.228-233.; Петросян В.О. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1998. - С. 70-71.

122 листов, которые связывают их с созданием универсальных информационно- поисковых систем технико- и тактико-криминалистического назначения, в которых должна сосредотачиваться вся возможная «следовая информация» по нераскрытым преступлениям и, прежде всего, характеризующая индивидуальные качества и свойства лица, отражаемые в следах преступлений.

Попытка создания такой системы была предпринята ГИЦ МВД РФ. Однако она оказалась не совсем удачной. Подобные проблемы просто нере-шаемы без необходимого материального, технического и кадрового обеспечения. А это как раз и не было сделано. При этом нельзя не учитывать территориальные особенности нашей страны и ее отдельных регионов, наличие (отсутствие) средств связи, компьютерной техники, профессиональную неподготовленность абсолютной массы практических работников к использованию такой техники в указанных целях.

В связи с этим, мы еще раз подчеркиваем необходимость создания обособленных в структуре экспертно-криминалистической службы МВД РФ, подразделений специалистов-криминалистов, а возможно, - даже введения таких специалистов в штаты наиболее крупных органов следствия и оперативных аппаратов ОВД (по образцу прокуроров — криминалистов в органах прокуратуры), что, на наш взгляд, убедительно аргументировал В.А. Волынский.2

Изданным в 2001 г. приказом МВД РФ № 752 объявляется новое Наставление, в котором, в ущерб первоначальной идее, упрощается вся система обеспечения функционирования указанных учетов.

Вместе с тем, обозначились положительные моменты в решении проблемы дактилоскопических учетов. Государственной Думой России в 1998 году принят закон «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации». Он предусматривает помимо обязательной дактило-

1 См.: Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно- справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек ОВД РФ, объявленное приказом МВД РФ № -752 - 12.07.2000г.

2 См.: Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. - М., 1994. - С. 66.

123 скопической регистрации для определенных категорий граждан, добровольную дактилоскопическую регистрацию населения. В целях реализации его предписаний применительно к деятельности по раскрытию и расследованию преступлений МВД РФ издает «Положение о порядке формирования и ведения Федерального автоматизированного банка данных дактилоскопической информации для раскрытия межрегиональных и серийных преступлений»1, которым обязанность по обеспечению его функционирования возлагается на ГИЦ МВД РФ.

Практическую актуальность и своевременность данного решения, по нашему мнению, следует оценивать с учетом все возрастающей миграции населения, в том числе из сопредельных стран, ростом количества межрегиональных и межгосударственных преступлений, прежде всего, тяжких и особо тяжких. Как известно, криминалистическими учетами, ведущимися в системе МВД РФ, пользуются и другие правоохранительные органы страны. Например, в 1999 году издана межведомственная «Инструкция о взаимодействии между МВД России, Минюстом России, ФСНП России, ГТК России, ФПС России и ФМС России при осуществлении федерального розыска и обмена информацией», в соответствии с которой оперативные подразделения этих ведомств имеют право доступа к ведущимся в ГИЦ МВД России централизованному учету лиц, объявленных в федеральный розыск (АИС «ФР-оповещение»), и учетам разыскиваемых лиц информационных центров МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации по системе паролей, действующих в органах внутренних дел.

В связи с этим в литературе высказываются предложения о целесообразности создания Единого межведомственного информационного центра.3 Рациональность таких предложений нами усматривается не только с точки

1 Утверждено приказом МВД России от 23 августа 2000 г. Утверждена приказом МВД России, Минюста России, ФСНП России, ГТК России, ФПС России и ФМС России от 21 декабря 1999г. № 1055/377/466/951/729/117.

См., например: Мешков В.М. К вопросу о централизации оперативно-справочных и криминалистических учетов правоохранительных структур. // Е.Ф. Бурин-ский и современная криминалистика. - Ижевск: Удмуртский ГУ, 2000. - С. 147-153.

124 зрения формальной организации функционирования соответствующих учетов, но и материального, технического их обеспечения. Представляется, что сегодня созданы объективные предпосылки для такого решения вопроса. На наш взгляд, это проблема общегосударственного масштаба, как и в целом, проблема борьбы с преступностью.

Изложенные в этом параграфе результаты исследования проблемы криминалистических учетов показывают, что:

  • на сегодняшний день их возможности в расследовании бандитизма используются не полностью, информация, которая в них сосредоточена, может быть предоставлена в распоряжение органов предварительного расследования, зачастую остается невостребованной ввиду слабой ориентации сотрудников следственных аппаратов в этой системе и недостаточно высокого уровня доверия к содержащейся в ней информации;
  • совершенствование организации функционирования и повышение эффективности этих учетов возможно на пути: а) упорядочения системы регистрации и статистического учета преступлений; б) создания общегосударственной системы регистрации населения, начало которой в нашей стране положено введением добровольной дактилоскопической регистрации граждан, индивидуального номера налогоплательщика. В ряде зарубежных стран используется кодовая регистрация всех граждан с момента их рождения, организуются учеты на основе информации о ДНК.

125

Глава 3. Особенности тактики получения и использования криминалистически значимой информации в процессе раскры- тия и расследования бандитизма на первоначальном этапе § 1. Вербальная и материально отображаемая информация в аспекте укрепления доказательственной базы по уголовным делам о бандитизме

Одним из важнейших факторов, предопределяющих успех и эффективность деятельности по раскрытию и расследованию бандитизма, как и любого другого преступления, является уровень ее информационного обеспечения, т.е. действий по выявлению и представлению (передаче), криминалистически значимой информации ее непосредственному пользователю.1

Понятие криминалистически значимой информации, на наш взгляд, очень точно сформулировал Р.С. Белкин, определив ее как «сведения, данные, имеющие отношение к раскрытию и расследованию преступления. Она подразделяется на информацию доказательственную - содержащуюся в доказательствах и ориентирующую - полученную из непроцессуальных источников и доказательственного значения не имеющую, но использующуюся в тактических целях расследования. Криминалистически значимой может оказаться любая информация, любой природы».2 Такая информация, отмечает М.В. Салтевский, «обращается в сфере раскрытия, расследования и предупреждения преступлений криминалистическими средствами».3

Практика расследования и раскрытия преступлений показывает, что любая предкриминальная, криминальная и посткриминальная деятельность лиц, совершивших их, и совокупные с ней действия потерпевшего и других участников преступного события, как процессы взаимодействия, сфокусированные в событии преступления, обязательно оставляют различные следы,

1 Пахомов А.В. Коллекции в правоохранительных органах России. - М.: Юрли-тинформ, 2001. - С.6.

Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Мегатрон XXI, 2000. - 2-е изд. доп. - С. 83.

Салтевский М.В. Собирание криминалистической информации техническими средствами на предварительном следствии. Учебное пособие. - Киев, 1980. - С.22.

126

изменения на объектах контакта и вовне, выполняющие в дальнейшем функции носителей, а затем источников информации о механизме преступления в целом.1

При оценке информации независимо от того, из какого источника она получена, необходимо учитывать факторы, сопряженные с ее передачей и хранением. Такие факторы тесно связаны с особенностями накопителей информации, которые в расследовании могут выступать в двух формах: в форме человеческой памяти и в форме материального отображения. Первую форму обычно именуют идеальным или «личным» накопителем, а вторую «вещественным» накопителем. Накопители информации наполняются определенным содержанием за счет воспринимаемых ими сигналов — материальных переносчиков информации, которые могут быть различной физической природы и иметь различную структуру. Информация всегда переносится и хранится материальными системами. Поэтому носителями и хранителями информации являются материальные предметы, процессы, вещества, которые при определенных условиях могут быть ее источниками. Следовательно, оценивая содержание информации, необходимо учитывать реально существующие в каждом случае взаимосвязи между структурой сигнала и переносчиком информации, между процессом ее накопления и структурой (природой) накопителя.

Следователь на основе криминалистически значимой информации строит информационную модель расследуемого события преступления, и эффективность его деятельности в этом направлении зависит от объекта и достоверности информации, которой он располагает. Поток такой информации в ходе расследования постоянно возрастает, вступая в своеобразное противоречие с формами ее накопления и со способами переработки. Это, в свою очередь, приводит к снижению качества работы. Почти половину своего ра-

1 Кустов A.M. Криминалистика и механизм преступления. - Москва - Воронеж, 2002. - С. 236.

•у

См.: Криминалистика. Учебник./ Под ред. Яблокова Н.П. - М.: Издательство БЕК, 1995.-С.43.

127 бочего времени следователи, как выяснилось при их опросе, расходуют на систематизацию, переработку информации о доказательствах в процессуальных условиях расследования. Традиционные методы и технические средства накопления и обработки такой информации далеки от совершенства и давно устарели.

Источники получения криминалистически значимой информации принято делить на материальные, с помощью которых получают вещную информацию, т.е. информацию “от вещей”, отображенную в материальной среде, и вербальные, которые обеспечивают получение устной словесной информации. При этом следует различать два вида материально отображаемой информации: а) информация, отображенная в материальных следах преступления, б) вербальная информация, зафиксированная на материальных носителях, в том числе с использованием средств аудио- видеозаписи, в частности, при проведении таких следственных действий, как допрос, очная ставка, опознание и т.п.

Банда представляет собой один из видов преступных групп, криминалистическое исследование которых, по разделяемому нами мнению С.Н. Хорунжего, должно включать:

  • изучение частных уголовно-релевантных закономерностей деятельности преступных групп;
  • исследование особенностей возникновения и существования информации о преступной группе и о совершенных ею преступлениях;
  • исследование особенностей получения, исследования, оценки и использования такой информации;
  • создание основанных на указанных закономерностях соответствующих средств и методов информационно-познавательной деятельности при
  • См.: Соловьев А.Б. Использование системного подхода при изучении эффективности следственных действий (процессуально-криминалистические исследова- ния).//Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 43. - М., 1985. - С. 60.; Образцов В.А. Криминалистика (цикл лекций по новой программе). - М., 1994. - С. 100.

128 расследовании преступлений, совершенных преступными группами.1

Следовательно, банду можно рассматривать как субъект материальной действительности с характерными только для нее специфическими потоками дискретной информации, отражающимися во внешнем мире — системном следе банды.

Важнейшими структурными элементами процесса расследования и, следовательно, объектами изучения криминалистической науки являются следственные действия, осуществляемые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством в целях получения, исследования, оценки и использования доказательств.2 В криминалистической литературе такие действия классифицируются по различным основаниям. Так, Р.С. Белкин предложил делить их на первоначальные и последующие. Учитывая особенности источников и носителей доказательственной информации, методов и средств ее выявления и фиксации, по нашему мнению, следует различать следственные действия, направленные на получение и фиксацию: а) вербальной, личностной информации, содержащейся в идеальных следах преступлений, получаемой путем речевого общения (например, допрос, очная ставка); б) материально отображаемой информации, т.е., содержащейся в материальных следах преступлений, чаще всего обнаруживаемых при осмотрах, освидетельствованиях, обысках; в) смешанной информации, содержащейся и в идеальных, и в материальных следах преступлений (например, проверка показаний на месте, предъявление для опознания, контроль и запись телефонных переговоров).

Хорунжий С.Н. Следы в криминалистике и особенности их выявления и использования при расследовании групповых преступлений. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Воронеж, 2001. - С. 14.

Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж: НПО Модек, 1995.; Драп-кин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика отдельных следственных действий: Учебно-практическое пособие. - Екатеринбург: МВД РФ. Екатеринбургская высшая школа, 1994.; Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий. - М-, 1990.; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 1981.; Казикян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. - Ереван, 1987.; и др.

3 Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. - Саратов, 1986. - С. 368.

129 Руководствуясь общим принципом системного подхода к процессу доказывания, к получению и использованию в этих целях доказательств, следует отметить, что результаты любого следственного действия, вне зависимости от их принадлежности к указанным группам, используются при производстве практически всех остальных следственных действий. То же самое можно сказать об использовании при проведении следственных действий научно-технических методов и средств. Бытующее до сих пор мнение, что это характерно в основном для следственных действий, направленных на получение информации из материальных источников, как нам представляется, безнадежно устарело. Многие ученые-криминалисты все настойчивей и не без оснований доказывают, что одна из реальных возможностей совершенствования тактики следственных действий, направленных на получение вербальной информации, на обеспечение ее «устойчивости», на расширение доказательственной базы по уголовным делам заключается именно в более широком использовании технических средств ее фиксации - аудио — видео и другой техники. При этом, вербальная информация, что очень важно, дополняется информацией, выраженной жестами, мимикой, тем, что характеризует обстановку ее получения, особенности поведения соответствующих лиц. Например, по мнению В.А. Образцова, подход к допросу должен быть как к процессу информационного взаимодействия, осуществляемого на вербальном и невербальном уровнях.1 «Психологическая реакция может быть результатом восприятия в качестве своеобразного реагента не только того самого объекта, который заведомо связан с преступлением, но и аналогичного объекта.» В этом случае невербальные и вербальные проявления допрашиваемого выдадут его и могут быть использованы в качестве мостика для пе-

Образцов В.А. Допрос: психологические реагенты, проблемы информационного взаимодействия. // Е.Ф. Буринский и современная криминалистика. - Ижевск: Удмуртский ГУ, 2000. - С. 73-89.

Подробнее об этом см.: Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. / Под ред. Н.А. Селиванова и A.M. Дворкина. - М.: “Лига Разум”, 1999. - С. 12.

130 рехода от лжи к правде. Наглядные примеры результативности применения такого приема описаны в литературе из опыта работы полиции США.1

Кстати, как своеобразный способ материализации вербальной информации можно рассматривать изготовление субъективного портрета по показаниям потерпевших и свидетелей (очевидцев). По изученным нами уголовным делам такие портреты изготавливались относительно редко (3% дел).

Важную роль в обеспечении баланса материальной и вербальной (особенно на материальных носителях) доказательственной информации имеет взаимодействие следователя со специалистами-криминалистами. Именно по этим соображениям мы разделяем высказанное в литературе мнение о целесообразности введения в штаты органов предварительного следст-вия специалистов технико-криминалистического профиля. Необходимость такой меры в условиях все более распространяющихся фактов противодействия расследованию очевидна. С ее реализацией создаются условия для тесного непосредственного, а следовательно и высоко эффективного взаимодействия указанных участников уголовного процесса, как при подготовке, так и при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприя- тий.

В настоящее время, напомним, вербальная информация, которая, кстати, является наиболее «уязвимой» для субъектов противодействия, составляет 85-90 % доказательственной базы по уголовным делам. По существу, проблема рационального соотношения, баланса вербальной и материально отображаемой информации самым непосредственным образом связана с проблемой выявления и преодоления противодействия расследованию.

См., например: Энциклопедия преступлений и катастроф. Убийцы и маньяки. -Минск, 1996.- С. 129.

См., например: Сурыгина Н.Е. Повышение эффективности использования специальных технико-криминалистических познаний в раскрытии и расследовании преступлений. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1992. - С. 108-109.

131

Противодействие расследованию преступлений как криминалистическую проблему впервые обозначил и исследовал В.Н. Карагодин. Затем последовали работы Р.С. Белкина и А.Ф. Лубина и других авторов2, которые понятие и содержание противодействия рассматривали по аналогии с сокрытием преступления (уничтожение, искажение, фальсификация следов). Однако, проведенные на кафедре криминалистики ЮИ МВД РФ в 1996 - 2001 годах диссертационные исследования (А.В. Кучеровым, И.А. Бобраковым, А.С. Андреевым, А.Ю. Федоренко, Е.В. Варфоломеевым), позволили не только определить соотношение названных криминалистических категорий (как общего и частного), но и уточнить сущность противодействия расследованию как системы, в основном, противоправных действий, осуществляемых в отношении источников и носителей, прежде всего, вербальной криминалистически значимой информации. По существу, борьба за такую информацию и способы ее реализации определяют в основе своей противодействие расследованию.3

Такая борьба начинается уже на этапе создания бандитской группы, по крайней мере, в целях обеспечения ее безопасности. К тому же, по мнению В.Н. Григорьева, «противодействие расследованию является одним из

Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Урал, госуд. ун-т, 1992.

2 Более подробно о проблеме противодействия см.: Организованное противодей ствие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материа лы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997.; Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М.: Новый Юрист, 1997.

3 Федоренко А.Ю. Криминалистическая техника в предупреждении и пресечении противодействия раскрытию и расследованию преступлений. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С.65.; Варфоломеев СВ. Противодействие расследованию убийств, совершае мых военнослужащими, и криминалистические методы его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2002. - С.

4 Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений (проблемы теории и практики).// Организованное противо действие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Мате риалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997. - С. 93-99.

132 признаков, характеризующих устойчивость группы». Следовательно, рас- сматривать его следует, прежде всего, в контексте структуры, содержания и особенностей деятельности организованных преступных формирований.

Противодействие расследованию по делам о бандитизме носит довольно масштабный характер. На это направлены жесткая система организации бандитских групп, распределение ролей, наличие коррумпированных связей. В этих целях осуществляется преступная разведка. Члены банды воздействуют на других лиц через систему действий, включающих в себя несколько этапов: изучение объектов будущего воздействия, подбор способов воздействия, их реализацию, анализ полученных результатов, корректировку действий и т.д.2 В этой связи А.Ю. Головин справедливо заметил, что «анализ противодействия расследованию с позиций его организованности позволяет судить о подготовке и продуманности действий преступников по реализации преступного замысла

и созданию условий, затрудняющих его поимку и изобличение».

Формы и способы противодействия расследованию по делам рассматриваемой категории довольно многообразны. Попытки классифицировать их по различным основаниям предпринимались, начиная от В.Н. Карагодина, многими учеными- криминалистами и представителями теории оперативно-розыскной деятельности, например И.А. Климовым, Г.К. Синиловым. Однако, по нашему мнению, наиболее удачно это сделано А. Ю. Федоренко, который дифференцировал способы
противодействия расследованию примени-

Григорьев В.Н. Организованное противодействие судопроизводству и проблемы его нейтрализации (по результатам социологического исследования). // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997. - С. 93-99.

2 Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследо вания. Дисс. … докт. юрид. наук. - Воронеж, 2000. - С. 76.

3 Головин А.Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминали стической науке. Монография. - Тула, 2000. - С. 169.

4 Климов И.А., Синилов Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД. // Организованное противодействие раскрытию и рас следованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997. - С. 20-27.

133 тельно к источникам и носителям как материальной, так и вербальной кри- миналистически значимой информации. Им выделяются две основные группы способов воздействия на нее - физического и психического.1 Примеры таких способов противодействия встречаются практически в каждом уголовном деле по бандитизму. Так, при совершении нападений преступники, как правило, непременно угрожают потерпевшим расправой, если они обратятся в правоохранительные органы. В данном случае способы воздействия, оказываемого с целью противодействия, следует рассматривать как элемент способа преступления. Порой преступники прибегают и к физическому устранению «несговорчивых» участников уголовного процесса, и ставших ненадежными членов банды.

Следует отметить, что по делам о бандитизме преобладает не кратковременное, а продолжительное или, как нам представляется, более удачно было бы назвать его длящееся противодействие. Его основы, как уже отмечалось, закладываются самим фактом формирования банды, но особенно активно оно проявляется в период расследования дела. Кроме того, для бандитизма характерно то, что различные способы противодействия применяются в комплексе. Так, при расследовании преступлений, совершенных бандитской группировкой, возглавляемой Тепловым в Сызрани, имели место: воздействие на свидетелей и потерпевших, которые впоследствии изменяли свои показания в пользу обвиняемых; «дружба» членов банды с заместителем городского прокурора, и с судьей, который ранее приговорил одного члена банды за тяжкое преступление к одному году лишения свободы условно. О широких «возможностях» этой банды, свидетельствует и тот факт, что одного из ее участников - Шитова, задержали с килограммом героина, но, по непонятным причинам через две недели отпустили, а уголовное дело прекрати- ли. По материалам изученных нами уголовных дел 24 % свидетелей и 18%

1 Федоренко А.Ю. Криминалистическая техника в предупреждении и пресечении противодействия раскрытию и расследованию преступлений. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001.-С. 65.

2 Сергеева Л. Конец банды Тита?// Щит и меч. 1999. 8 апреля.

134 потерпевших отказались от своих показаний в процессе следствия в пользу обвиняемых.

В криминалистической литературе противодействие расследованию рассматривается в основном как активные действия, осуществляемые в целях воздействия на участников уголовного процесса. Однако, по уголовным делам о бандитизме нередко проявляется и так называемое пассивное противодействие, характеризующееся пассивным поведением лиц, являющихся носителями криминалистически значимой информации о событии преступления и его участниках. В его систему следует включать ситуации отказа от дачи показаний, отказ от явки по вызову правоохранительных органов.

Проведенный нами опрос следователей показал, что практически все они сталкивались при расследовании бандитизма с различными формами противодействия и, примерно в 87% случаев его осуществляли сами преступники, в 46% - их родственники, в 23% - связи тех и других. Аналогичные выводы отмечаются и другими исследователями данной проблемы.1

Противодействие расследованию в современных условиях в его организованных формах характеризуется жестким психологическим или даже физическим воздействием на реальных участников уголовного процесса, начиная от свидетелей, потерпевших и заканчивая следователем, прокурором, судьей. Парадокс заключается в том, что, оказавшись объектом воздействия как источники и носители доказательственной информации, в некоторых случаях они становятся и субъектами противодействия. Для расследования бандитизма характерна особенно сложная ситуация, так как в систему связей включаются посторонние к преступлению и процессу его расследования лица, например, коррумпированные представители органов власти и управления, родственники, друзья подозреваемых и их связи.

Способы физического или силового воздействия на лиц, обладающих вербальной информацией, применяемые бандитскими группами, характери-

1 См., например: Головин А.Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке. Монография. - Тула, 2000. - С. 165.

135 зуются довольно жестокими действиями, поскольку, как мы уже отмечали, речь идет об интересах не только отдельных лиц, совершивших преступление, а о безопасности существования всей банды, ее лидера. Более того, в рамках бандитизма способы воздействия на источники и носители вербальной информации нередко представляют собой самостоятельные составы таких преступлений как убийство, доведение до самоубийства, тяжкие телесные повреждения, побои, истязания, угрозы убийством и др. Так, например, во время одного из нападений члены банды Шулепы, требовали от потерпевших не сообщать о случившемся в правоохранительные органы, угрожая расправой. Для подтверждения серьезности своих намерений они причинили тяжкие телесные повреждения потерпевшей Романовой и ее мужу.’

Исключительная сложность подобных следственных ситуаций нередко усугубляется иными обстоятельствами. Это:

  • предвзятые, иногда просто клеветнические (естественно, заказные) сообщения в средствах массовой информации;
  • формирование соответствующего общественного мнения, что делает еще более лроблематичным получение и использование свидетельских показаний или влечет их изменение в пользу подозреваемых;
  • отсутствие или малозначительность материальных источников кри- миналистически значимой информации.
  • Наличие противодействия расследованию по делам о бандитизме порой легче выявить, чем затем его преодолеть, тем более, если ориентироваться преимущественно на вербальные методы и средства получения доказательственной информации, поскольку во многих ситуациях отмечается ее дефицит (отсутствие очевидцев - возможных свидетелей, не все они охотно идут на сотрудничество со следователем и проявляют готовность оказать ему помощь). Именно это и предопределяет необходимость поиска возможностей более широкого использования материальной информации и фиксации на материальных носителях вербальной информации. Само наличие в уголов-

Пример взят из личного опыта автора.

136 ном деле изъятых на местах происшествий материальных следов затрудняет, а порой вовсе исключает активное противодействие расследованию преступлений. Не случайно, преступники стремятся уничтожить такие следы, предотвратить их образование, но подобные попытки неизбежно приводят, в свою очередь, к появлению новых следов. Обращает на себя внимание и тот факт, что записанные на видеомагнитофон показания свидетелей и потерпевших, изменяются впоследствии в 3-4 раза реже, чем только рукописно зафиксированные в протоколах допросов.

Рациональное, сбалансированное сочетание в процессе доказывания материально отображаемой и вербальной информации с наибольшим успехом проявляется при проведении тактических операций (комбинаций), предполагающих «объединение» различных следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий.1 В системе таких мероприятий особо следует выделить применительно к расследованию бандитизма оперативно-розыскные, которыми во многом характеризуется уровень взаимодействия следователя с оперативными аппаратами.

При этом оперативно-розыскные мероприятия играют в отношении следственных действий обеспечивающую роль, способствуя разрешению информационной неопределенности, а, следовательно, более успешному, эффективному их проведению.

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. 3-е изд., доп. - М.: ЮНИТИ - ДАНА, Закон и право, 2001.; Дулов А.В. О разработке тактических операций при расследовании пре- ступления.// Сб. 50 лет Сов. Прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия. - Л., 1972. - С. 23-26.

137 § 2. Особенности тактики получения и использования материальной криминалистически значимой информации по делам о бандитизме

При всем многообразии источников и носителей криминалистически значимой информации на первоначальном этапе расследования бандитизма наиболее важное значение имеют материальные следы преступлений, они объективно свидетельствуют о способе преступления, о лицах, его совершивших (их численности, признаках и свойствах), о средствах (орудиях) совершения преступлений, предметах преступного посягательства и т.п. Очевидно, что это та самая информация, которая позволяет организовать преследование преступников и раскрытие преступлений по горячим следам, которая имеет затем не менее важное значение во всем процессе доказывания.

Как уже отмечалось, собирание материальной информации осуществляется, прежде всего, путем проведения таких следственных действий, как осмотр, обыск, в определенной мере проверка показаний на месте, предъявление для опознания лиц, вещей, предметов и др.

Между тем, специфика расследования бандитизма заключается в том, что изначально уголовные дела зачастую (около 80%) возбуждаются по фактам других преступлений (убийство, грабеж, разбойные нападения и т.д.) и только позднее, при установлении соответствующих признаков преступные деяния переквалифицируются в бандитизм. Как показало изучение уголовных дел, при этом часто при производстве первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий упускаются факты и обстоятельства, указывающие на наличие в действиях преступной группы признаков банды.

Расследование отдельных преступлений, совершенных бандой, как правило, начинается с осмотра места происшествия^ в процессе которого формируется исходная материальная база будущих доказательств. В абсолютном большинстве случаев это места совершения разбойных нападений, убийств, реже - грабежей и др. С этой же целью проводятся и иные виды ос-

138 мотра: транспортных средств, живых лиц (освидетельствование), трупов, предметов и документов. Поэтому к осмотру, особенно места происшествия, следует подходить очень ответственно. По данным наших исследований такой осмотр проводился практически по каждому уголовному делу, хотя, его результативность, как и организация оставляют желать лучшего.

К числу основных задач осмотра места происшествия по делам о бандитизме относятся: изучение обстановки совершения бандитизма, а также обстоятельств, обуславливающих возможность его совершения; обнаружение следов преступления; получение исходной материальной информации о механизме и способе совершения преступления, о лицах, его совершивших. Разумеется, что решение этих задач не исключает, более того, предполагает осуществление с использованием следовой информации, так называемых неотложных оперативно- розыскных мероприятий в целях установления очевидцев преступления, лиц, могущих выступить в качестве свидетелей. Не случайно в состав следственной группы в таких ситуациях непременно включаются оперативные работники.

Эффективность деятельности подобных следственных групп можно проиллюстрировать следующим примером. Бандитская группа из трех человек во главе с Васюковым совершила нападение на квартиру коллекционера антиквариата Заречного. После истязания последний был убит выстрелом в голову. На месте происшествия были обнаружены и изъяты стрелянная из пистолета «ТТ» гильза, следы обуви, два окурка от сигарет «Business Club», микрообъекты в виде шерстяных волокон ткани. Уже в процессе осмотра оперативные работники, «отрабатывая» квартиры в доме, где проживал потерпевший, установили гражданина, который видел, как ночью из автомашины «Газель», остановившейся на противоположной от их дома стороне улицы, вышли три человека. Среди них был молодой парень, ранее работавший сантехником ЖЭК. Эти люди перешли улицу по направлению к арочному входу во двор дома, где проживал потерпевший. Установить личность бывшего сантехника не составляло особого труда. Через шесть дней он был за-

139 держан уже в другом городе. Обыск на квартире его знакомой, где он прожи- вал, как и личный обыск, оказались безрезультатными. Только гораздо позже было установлено, что часть похищенного (свою долю) он оставил в камере хранения железнодорожного вокзала. После его задержания было установлено, что следы обуви, изъятые на месте происшествия, оставлены ботинками, в которые он был обут. Вскоре были установлены и другие участники нападения.

Этот пример наглядно свидетельствует об исключительной значимости рационального сочетания получения и использования материально отображаемой и вербальной информации уже в самом начале работы по раскрытию и расследованию бандитизма.

В криминалистической литературе (И.М. Лузгин, А.Н. Васильев, В.П. Колмаков, В.А. Жбанков) отмечается, что эффективность осмотра места происшествия находится в прямой зависимости от соблюдения общих положений тактики следственного осмотра, к которым в криминалистике относятся: а) неотложность; б) объективность, полнота и всесторонность; в) активность; г) целеустремленность и плановость; д) использование специальных познаний и технико- криминалистических средств; е) соблюдение криминалистических правил обращения с изымаемыми и исследуемыми объектами; ж) единое руководство следственным действием. С позиций этих общих требований рассмотрим далее практику осуществления данного следственного действия по делам о преступлениях, совершаемых бандитскими группами или их членами.

По данным наших исследований, время, прошедшее с момента совершения преступления до получения сообщения о нем органами внутренних дел, характеризуется следующим образом: до 1 часа - 11% из числа изученных преступлений по делам о бандитизме, от 1 до 2 часов - 14%, от 2 до 5 часов - 28%, от 5 до 10 часов - 26%, от 10 до 24 часов - 18%, свыше суток - 3%.

1 См., например: Жбанков В.А. Тактика следственного осмотра. - М: Акад. МВД РФ, 1992.-С.7.

140

Время, прошедшее от получения сообщения о совершении нападения до прибытия следственной группы на место происшествия, характеризуется следующим образом: до 1 часа - 48%, от 1 до 3 часов - 31%, от 3 до 10 часов -12%, от 10 до 24 часов - 7%, свыше суток - 2%.

По рассматриваемой категории дел преступники, как правило (87% уголовных дел), принимают меры, исключающие немедленное обращение потерпевшего в милицию. Прежде всего это случаи, связанные с убийством потерпевшего или физическим воздействием на него. Кроме того, бандиты оказывают психическое воздействие, угрожая расправой и т.п. Потерпевший же, находясь в стрессовом состоянии, не придает должного значения факту немедленного обращения в правоохранительные органы. По этой причине отмечается задержка в начале реагирования на факт преступления по 18% уголовных дел.

Важное значение имеет организация проведения осмотра места происшествия. Уже при подготовке к выезду на место происшествия следователь мысленно моделирует алгоритм своих действий. Выбор технических средств и тактических приемов, последовательность проведения осмотра зависят от особенностей конкретного происшествия: места, времени нападения, способа. В криминалистике рекомендуется еще до начала осмотра места происшествия обеспечить его охрану и удалить с территории посторонних. Однако, не менее важно организовать охрану путей возможного подхода и отхода преступников, где зачастую обнаруживаются следы обуви, транспортных средств, брошенные предметы одежды, средства маскировки и т.д. Существенные особенности проведения данного следственного действия отмечаются по делам о преступлениях, совершаемых бандитскими группами на автодорогах. Такие преступления начинаются в одном месте и продолжаются в другом. В таком случае важно очертить границы места происшествия, рассматривая его как целостную систему, имеющую внутреннюю структуру,

141 связанную с окружающей средой. Помощь следователю в этом могут оказать пострадавшие и очевидцы, сообщившие обстоятельства происшедшего. Поэтому мы считаем необходимым, при возможности, привлекать этих лиц к участию в проведении рассматриваемого следственного действия. Полученная от них вербальная информация, в совокупности с общей картиной следов, обнаруженных на месте происшествия, способствует повышению его результативности.

При проведении осмотра выясняется:

  • расположение объекта нападения, его характеристика, планировка (если это помещение);
  • наличие и расположение постов охранной сигнализации, ее состояние;
  • как преступники проникли в помещение и как его покинули;
  • что похищено, в каком количестве, его приметы;
  • сколько человек участвовало в нападении;
  • какие технические средства или орудия использованы преступниками для проникновения в помещение,.принесены ли они преступниками с собой или были подобраны на месте нападения;
  • какие предметы были оставлены преступниками на месте происшествия;
  • использовались ли преступниками транспортные средства, какие именно, где они находились при совершении преступления;

  • преступный опыт нападавших, и в чем он нашел применение (отражение);
  • происходила ли борьба между преступником и потерпевшим;
  • имеются ли и какие именно обстоятельства, свидетельствующие о возможной инсценировке преступления.
  • Приведенный перечень не является исчерпывающим и зависит от кон-

См.: Соловьев Л.А. Расследование разбойных нападений, совершаемых на водителей автотранспортных средств. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - С.91-92.

142 конкретных обстоятельств преступления.

Обращаясь к вопросу о результативности осмотра места происшествия, следует отметить, что по данным некоторых ученых эти цифры совсем неутешительны. Во- первых, при осмотрах мест происшествий, проводимых с участием специалистов- криминалистов, фактически изымается всего 43, 7% очевидных, зрительно воспринимаемых следов преступления, вероятность которых оценивается как «1». Во-вторых, показатель результативности этой работы оказался еще более низким, если определять его по отношению к следам, наличие которых оценивается с определенной по указанной методике вероятностью. С учетом этого утверждается, что на местах происшествий изымается не более 28% следов преступлений, которые фактически оставляются преступниками.1 П.П. Ищенко пишет, что в среднем один след преступника удается обнаружить лишь в результате осмотров пяти мест происшествий.2

В процессе осмотра места происшествия по рассматриваемой категории дел очень важно обращать внимание на материальные следы преступления, свидетельствующие о наличии признаков бандитизма. К их числу относятся следы, по которым можно судить о личности преступников, об их хорошей ориентации на месте преступления; о наличии специальной экипировки, оружия; свидетельствующие о тщательной подготовке к совершению нападения, об организованности и согласованности действий членов преступной группы; об уровне преступного профессионализма. Об этом же могут свидетельствовать предметы и способы маскировки преступников и их действий, использование специальных приемов по сокрытию следов преступления. В частности, факт вооруженности группы проявляется по следам применения холодного или огнестрельного оружия, взрывчатых веществ.

При проведении осмотра места происшествия особое значение имеет

1 Волынский А.Ф. Место происшествия: следы ведут к преступнику.// Советская милиция. 1984. №5. - С. 22-25.

Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях (уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты). - М., 1990. - С. 47.

143 использование технических средств выявления и фиксации материальных следов преступления, в том числе если не, прежде всего, фотосъемки и ви- деозаписи. С их помощью реализуется возможность запечатлеть не только особенности или определенные признаки следов, но и их взаимное расположение, процесс их обнаружения и фиксации, что нередко имеет самостоятельное розыскное и доказательственное значение.

Следует заметить, что по УПК РФ в соответствии с редакцией ст. 164 п. 6, ст. 166 п.8, в отличие от ранее действовавшего УПК РСФСР, применение технических средств допускается при проведении всех следственных действий. В этой связи, не иначе, как противоречащими данным правовым предписаниям, можно рассматривать положения ряда статей УПК РФ, регламентирующих порядок проведения отдельных следственных действий. Например, фотографирование, видеозапись (и уже давно не используемая при производстве следственных действий киносъемка) могут быть применены в ходе освидетельствования, допроса (ст. 179 п. 5, ст. 189 п. 4 УПК РФ). Можно предположить, что отсутствие подобных предписаний в статьях о производстве иных следственных действий исключает использование технических средств, и, таким образом, ставится под сомнение возможность их применения, (помимо названных при допросе и освидетельствовании), что само по себе абсурдно.

Изучение и оценка материальных следов в процессе осмотра места происшествия предполагает: анализ их взаимосвязей, информационного содержания каждого следа и всех его элементов, наконец, оценку выявленной при этом информации во взаимосвязи с фактическими данными, полученными из других источников.’

По делам о бандитизме следует проводить осмотр не только места происшествия, но и прилегающей местности, который целесообразно начинать с изучения путей подхода к месту и отхода с него. В результате этих

Расследование бандитизма. Методическое пособие. - М.: Изд-во Приоритет, 2000. - С. 99.

144 действий могут быть обнаружены: место, с которого преступники вели на- блюдение за объектом, место, где ими было временно оставлено транспортное средство, и т. д. Расширение границ осмотра места происшествия позволило по 14% уголовных дел выявить и изъять брошенные орудия совершения преступления, окурки, пустые коробки из-под сигарет и другие предметы.

В тех случаях, когда бандиты не задержаны и не установлены, перед началом осмотра должна быть применена служебно-розыскная собака — для определения направления, по которому скрылись преступники, для их преследования и задержания, а также для обнаружения вещей и других предметов1.

Существенные резервы при осмотре мест происшествий остаются не- реализованными в части использования специальных познаний и средств криминалистической техники. По данным наших исследований, специалисты- криминалисты привлекались к участию в осмотре места происшествия по 89 % изученных уголовных дел, специалисты судебные медики - по 22 %. О результативности их работы мы уже говорили - изымается на местах происшествий примерно один из четырех следов, оставляемых преступниками. Еще менее результативны осмотры мест происшествий, проводимые без участия специалистов - криминалистов. В криминалистической литературе вы-сказывалось мнение о существенном (в 4-5 раз, а по иным данным в 6-8 раз ) снижении результативности осмотров мест происшествий, проводимых без участия специалистов- криминалистов. Исследование, проведенное В.А. Волынским, позволяет утверждать, что этот показатель колеблется в пределах всего 10-12%/ Не вызывает сомнений тот факт, что бандитизм и вооруженные разбои относятся к числу преступлений, по которым проведение вышеназванного следственного действия без участия специалистов, особенно —

1 Лавров В.П., Сидоров В.Е. Расследование преступлений по горячим следам: Учебное пособие. - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - С. 25.

Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. Пособие. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994. - С. 42-52.

Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука - техника - общество - человек. - М.: ЮНИТИ, 2000. - С. 253.

145 криминалистов тактически неверно. Хотя очевидна проблема их профессио- нализма и результативности работы. Но это уже другой вопрос.

В этом отношении нам представляется весьма поучительным опыт работы на местах происшествий полиции Германии, Италии. Там в системе научно - технических подразделений организационно обособлены специалисты по исследованию мест происшествий (техническая полиция), которые проходят целевую подготовку, в ряде случаев специализируясь по видам преступлений (убийства, пожары, взрывы и т.п.), и специалисты по исследованию следов преступлений (научная полиция).

Это, несомненно, способствует росту профессионализма тех и других специалистов, повышению их ответственности за результаты выполняемой работы. В частности, более рационально и действенно решается проблема предварительного исследования следов преступлений на местах происшествий.2 В нашей криминалистической науке и практике о таких исследованиях пока только много говорится, но мало что делается.

Как известно, на практике эта проблема решается в основном силами экспертно- криминалистических подразделений ОВД. Однако, как справедливо заметил В.А. Волынский, возможности экспертов - криминалистов в этом отношении крайне ограничены. Во-первых, объективно проявляется тенденция их узко экспертной специализации. Но эксперты - физики, химики, биологи (а они составляют около 35% личного состава указанных подразделений) и даже эксперты-криминалисты, специализирующиеся, например, на исследовании документов и тому подобных объектов, как правило, не обладают такой универсальной технико- криминалистической подготовкой и опытом, которые необходимы в работе на местах происшествий с самыми разно-

Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. А.Ф. Волынского. - М.: ЮНИТИ, 1999.-С. 52.

В некоторых работах ученых - криминалистов можно встретить иной термин, возможно, более точно отражающий сущность предварительных исследований, - «оперативная оценка следов преступлений». См., например: Постика И.В. Оперативная оценка следов преступления: Методические рекомендации. - Одесса, 1988. - С. 37.

См. подробнее: Волынский В.А. Указ. монография. - С. 256-267.

146 образными (по своей природе и механизму образования) следами преступле- ний. Во-вторых, за последнее десятилетие многократно возрос объем сугубо экспертной работы. Участие тех же экспертов в осмотрах мест происшествий само по себе выступает для них как дополнительная и весьма беспокойная нагрузка, в результате которой неизбежно увеличивается количество ими же проводимых экспертиз. Очевидно явное противоречие с точки зрения психологии. К тому же, работа экспертов на местах происшествий оценивается по формальным показателям (изъяты или не изъяты следы), а что они собой представляют, какое значение имеют для раскрытия и расследования преступлений, их мало интересует. В-третьих, следует учитывать и современный уровень развития криминалистической техники. Во многих случаях ее применение предполагает познания на уровне инженерной подготовки. Иначе говоря, сегодня как никогда ранее очевидно, что без «узкой - универсальной» подготовки специалистов по осмотру мест происшествий проблема предварительных исследований следов преступлений, как и в целом повышения эффективности их собирания и использования в раскрытии и расследовании преступлений практически не решаема.

В последнее время, вполне заслуженно приобретает все большую актуальность реализация в процессе осмотра места происшествия по делам о бандитизме возможностей одорологии. Заслуга в открытии методов консервации запаха человека принадлежит отечественным ученым во главе с А.И. Винбергом (середина 60-х годов XX века). Однако российские ученые и практики до сих пор ведут дискуссии о доказательственном значении результатов исследования следов запаха. Законодатель не нашел возможности положительного решения этого вопроса и в новом УПК РФ. Между тем, достижения одорологии давно и активно применяются в правоохранительной практике зарубежных стран, результаты одорологической выборки (или экспертизы) там признаются в качестве доказательств.1

См.: Волынский А.Ф. От лихорадки к полному покою (или муки ведомственной науки). // Советская милиция. 1990, № 6. - С. 8-11.

147

Консерватизм, проявляемый в этом отношении отечественным законодателем, крайне отрицательно сказывается на организационном обеспечении применения одорологии в раскрытии и расследовании преступлений, на результатах ее использования в указанных целях.1 По изученным нами уголовным делам запаховые следы изымались и использовались в единичных случаях.

При осмотре мест происшествия по делам о бандитизме довольно часто встречаются такие объекты, как оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. Уже на месте происшествия профессионально грамотный специалист в таких случаях может устанавливать факты, весьма важные для правильной квалификации преступления и его раскрытия, например:

  • род и вид боеприпасов (или стреляных пуль и гильз), калибр и модель оружия, для которого они предназначены, их изготовитель и время изготовления;
  • имеются ли на них следы заряжания, снаряжения ими обойм, магазинов, лент;
  • какие признаки на боеприпасах свидетельствуют о месте, способе (условиях) и давности их хранения;
  • способ изготовления боеприпасов к гладкоствольному оружию (фабричное, кустарное или самодельное), орудия их изготовления и др.

При осмотре кустарного, самодельного или переделанного огнестрельного оружия выясняется:

  • каковы характеристики оружия;
  • какие детали заводского производства использованы при изготовлении кустарного или самодельного оружия; источник (производитель) этих деталей; для какого оружия они предназначены, были ли они переделаны, в чем заключалась переделка оружия;
  • Федоров Г.В. Одорология: запаховые следы в криминалистике. - Минск: Амал-фея, 2000. - С. 76.

148

  • каким способом, с использованием каких средств и инструментов могли быть изготовлены детали самодельного оружия и т.п.

К разряду следственных действий, целью которых является получение преимущественно материальной криминалистически значимой информации, относится освидетельствование (разновидность следственного осмотра). Это следственное действие относится к числу неотложных, так как затягивание времени с его проведением может повлечь видоизменение, либо исчезновение, находящихся на теле человека следов преступления.1

Несмотря на то, что освидетельствование как способ получения доказательств с использованием материальных объектов имеет важное значение в системе следственных действий, в процессе расследования бандитизма, оно проводилось по 2% изученных уголовных дел - освидетельствование подозреваемых и обвиняемых, по 46% - потерпевших. При этом микрочастицы обнаруживаются и изымаются в 1, 8% случаев производства этого следственного действия.

Проведенное нами исследование позволяет констатировать, что следственный осмотр, в том числе освидетельствование по делам о бандитизме зачастую носят формальный характер и не в полной мере соответствуют принципу целенаправленности в получении материальной криминалистически значимой информации. При этом нельзя признать эффективным использование технических средств фиксации выявленных следов преступления на теле человека. Особенно это касается освидетельствования свидетелей и потерпевших, подвергшихся физическому воздействию в процессе нападения или же в процессе принуждения их к сокрытию преступления.

Важные с точки зрения раскрытия и расследования бандитизма материальные источники криминалистически значимой информации могут быть выявлены (обнаружены) при задержании подозреваемого. Именно поэтому, памятуя о дискуссии относительно характера этого действия (следственное

Следственные действия. Процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности: Учеб. Пособие./ Под ред. Б.П. Смагоринского. - М.: УМЦ, 1994. -С. 57.

149 или не следственное)1, мы склонны в большей мере к первой точке зрения.

Задержание участников бандитского нападения состоит из подготовительного, рабочего и заключительного этапов. Подготовка к задержанию подразумевает тщательное планирование, изучение личности задерживаемых; изучение места задержания; подготовку сотрудников, участвующих в задержании и их инструктаж; подготовку необходимых технико-криминалистических средств и транспорта; решение вопроса об использовании специальных познаний; выбор времени, места задержания.

Однако, по делам о бандитизме в случае, когда бандиты застигнуты на месте происшествия, довольно сложно в предельно сжатые сроки осуществить такую подготовку, за исключением, пожалуй, случаев, когда задержание является результатом реализации оперативных материалов. И тем не менее в зависимости от конкретной ситуации всегда следует основательно решать вопросы о месте и времени задержания, о мерах безопасности и т.п. Задержание бандитов осуществляется, как правило, в рамках тактической операции, проведение которой должно обеспечивать «внезапность задержания, применение отвлекающих мер и приемов; психологическое воздействие на преступников; максимальное использование, сил и средств» .

Задержание лиц, подозреваемых в совершении бандитизма, обычно сопровождается их личным обыском, а иногда и обыском по месту задержания, в процессе которого могут быть обнаружены вещи, предметы, причинно связанные с событием преступления (предметы преступного посягательства, орудия преступления, средства маскировки, истязания потерпевших и т.п.).

Тактика производства личного обыска задержанных по подозрению в бандитизме в основном соответствует разработанным в криминалистике правилам, но при этом требуется особая тщательность и осторожность. Обыскиваемых необходимо изолировать друг от друга, каждого из них должны обы-

1 См., например: Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М.: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999.

2 Жбанков В.А. Методика расследования бандитизма. Лекция (изд. второе). - М.: МЦ при ГУК и КП МВД России, 1998. - С. 16.

150 скивать минимум два человека, один из которых непосредственно обыскивает, а другой обеспечивает безопасность этого процесса.

Одним из труднейших и комбинационных по своему содержанию следственных действий, требующих от следователя разносторонних знаний, является обыск на местности и в помещении. От организации и качества его проведения зачастую во многом зависит весь ход дальнейшего расследования. Результаты исследования показывают, что обыски проводились по всем без исключения уголовным делам, иногда - повторные, в том числе, практически по 100% дел - по месту жительства обвиняемых и по 89% дел - по месту жительства близких родственников обвиняемых.

В криминалистической литературе проблемы, связанные с проведением обысков, традиционно рассматривались применительно к одиночным обыскам. Между тем, в последнее время в связи с преобладанием групповых преступлений все чаще проводятся групповые обыска, т.е. одновременно у нескольких соучастников преступления. Это в полной мере относится и к бандитизму. Более того, по рассматриваемой категории дел, нередко, проведение обыска стало носить характер специальной операции. Это объективно обусловлено сложностью и многоэпизодностью уголовных дел.

По делам рассматриваемой категории особенно важно учитывать такие условия успешного обыска, как:

  • внезапность производства обыска для причастных к преступлению лиц. Обеспечение внезапности составляет специальную задачу при подготовке группового обыска;
  • синхронность, согласованность действий участников обысков, что обеспечивается четким планированием и единым руководством деятельностью всех групп, осуществляющих это следственное действие;
  • знание обыскивающими целей обыска и объектов поиска;
  • распределение обязанностей между участниками обыска. Участие в
  • 1 См., например: Российский СБ. Производство обыска в форме специальной операции. Дисс. … канд юрид. наук. - М., 2002.

151 ее составе одного или нескольких оперативных сотрудников позволяет орга- низовать непрерывное наблюдение за поведением обыскиваемых, за их реакцией на действия обыскивающих, что во многих случаях способствует результативности обыска.

Перед проведением обысков по рассматриваемой категории дел, особенно важно изучить личность обыскиваемых. Знание свойств личности позволяет установить возможные места устройства тайников и хранилищ, поскольку обычно это связано с возрастом преступников, их профессиональными навыками, преступным опытом и т.д.1 Следует отметить крайне слабое технико-криминалистическое обеспечение обысков по рассматриваемой категории дел. Применение технических средств поиска, фиксации процесса и результатов обысков отмечается лишь по 9% изученных уголовных дел. Единичны случаи применения средств видеозаписи. Крайне редко принимаются меры для выявления и фиксации следов пальцев рук на обнаруженных предметах. Подобные упущения затем используются обыскиваемыми для утверждения, что соответствующие предметы им подброшены.

Более того, изучение материалов уголовных дел показывает, что в состав групп для проведения групповых обысков иногда входят лишь оперативные работники подразделений уголовного розыска либо управлений по организованной преступности. Из их числа назначаются и руководители групп. На наш взгляд, подобная практика не совсем правильна. В ходе проведения обысков такими группами допускаются грубейшие нарушения норм уголовно-процессуального законодательства (отсутствуют понятые, в протоколе не описываются состояние и индивидуальные признаки изымаемого, оно не упаковывается должным образом и т.п.), которые в последующем могут повлиять отрицательным образом на ход и результаты расследования. Например, в протоколе обыска по месту жительства одного из участников банды было отмечено, что изъят видеомагнитофон фирмы SONY, «стоявший

1 Горин В.В. Особенности производства обыска по делам о грабежах и разбоях, совершаемых на водителей автотранспорта. // Современные проблемы криминалистики./ Под ред. Смагоринского Б.П. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999. - С. 55-60.

152 в коробке у окна спальни», в другом случае — «куртка синяя с воротником под мех». Признаки, индивидуализирующие эти предметы, не были описаны, что не оставили без внимания адвокаты подсудимых при рассмотрении уголовного дела в суде.

Особого внимания заслуживает вопрос об охране места проведения обыска и обеспечения безопасности его участников, о чем свидетельствует следующий пример. Во время обыска в квартире Морзаряна, являвшегося членом банды, его жена незаметно для членов оперативной группы отлучилась на кухню, где выбросила в окно, находившиеся в доме драгоценности, похищенные ее мужем вместе с остальными членами банды во время нападения на ювелирный магазин. Однако, это было замечено сотрудником группы ОМОНа, охранявшим место проведения обыска на улице.

Мы вполне согласны с мнением Х.А. Бейтуганова о целесообразности присутствия потерпевшего при проведении многих первоначальных следственных действий, в том числе обыска.1 При этом необходимо предусмотреть дополнительные меры безопасности, включая использование помощи подразделений ОМОНа или СОБРа. Это особенно важно, если не исключается возможное сопротивление обыскиваемого или его родственников.

Время проведения обыска зависит от конкретной следственной ситуации. Однако во всех случаях, учитывая рекомендации психологов, предпочтительнее проводить его утром. Изучение материалов уголовных дел по бандитизму позволяет сделать вывод, что объектами поиска, помимо различных предметов и вещей, могут быть: средства связи и иные технические устройства, используемые при совершении нападений (сотовые телефоны, пейджеры, радиостанции); документы, свидетельствующие о наличии в группе общей кассы, подтверждающие знакомства и связи участников группы, а также, содержащие данные о том, что участникам банды известно о целях ее создания, наличии оружия и т.д. (письма, дневники, записные книжки, фотосним-

1 Бейтуганов Х.А. Особенности расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами в условиях Северо-Кавказского региона. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 158.

153 ки, фонограммы, видеозаписи и т.д.); документы, принадлежавшие потер- певшим и их организациям или содержащие сведения об их материальном положении, что может свидетельствовать о предварительной подготовке на- падений; компьютерная техника, в памяти которой сохранились записи ее владельцев или содержащая информацию о деятельности членов группы.

О важности для доказывания отдельных обстоятельств по делам о бандитизме указанных документов и иных предметов наглядно свидетельствует следующий пример. При допросе Сомов — член банды Золотарева, действовавшей в Тульской и соседних с ней областях, утверждал, что он не знаком с Золотаревым и остальными членами банды. Однако во время обыска у Сомова была изъята записная книжка с номерами телефонов Золотарева и еще одного члена банды, наличие которых он объяснить не смог. В дальнейшем, в совокупности с другими доказательствами этот факт помог уличить Сомова во лжи и доказать его принадлежность к банде.

Изъятые во время обыска фотографии, видеопленки могут содержать информацию как о знакомстве и тесной связи членов банды, так и о наличии оружия, похищенных во время нападений вещей, предметов, автомашин и т.д. Кроме того, на снимках могут быть изображены неизвестные пока еще следствию члены банды. А также, с их помощью можно получить информацию о нахождении членов банды в определенное время в определенном месте, а надписи на фотографиях могут свидетельствовать о характере отношений соответствующих лиц и послужить в дальнейшем свободными образцами при назначении почерковедческой экспертизы.

Так, например, по делу о банде Камаева, совершившей на территории г. Тулы несколько дерзких нападений, в том числе, сопряженных с убийством потерпевших, члены банды Шубин и Романов отрицали свою принадлежность к ней и участие в совершенных нападениях, а также знакомство с Камаевым. Однако в процессе обыска у Камаева были обнаружены фотографии праздничных застолий и выезда на природу где были запечатлены все

Пример взят из личного опыта автора.

154 ^ члены банды, в том числе и отрицавшие свою принадлежность к ней.

Учитывая, что бандитизм относится к числу преступлений, по которым Уголовным кодексом РФ предусматривается конфискация имущества, предметами обыска должны служить принадлежащие членам банды деньги, ценности, ценные бумаги, документы на недвижимость, автотранспорт.

В протоколе обыска очень важно максимально полно, детально и объективно отражать ход и результаты его проведения. В нем обязательно указываются факты добровольной выдачи вещей, сообщение обыскиваемого о тайниках и способах их вскрытия, состояние обнаруженных вещей и их от-носимость к предмету доказывания. Фиксация хода и результатов обыска на видеопленку поможет предотвратить возможное противодействие со стороны членов бандитской группы и заинтересованных в этом лиц, а также преодолеть, если не исключить, воздействие на понятых, свидетелей и очевидцев. Только надлежащее процессуальное фиксирование обстоятельств обыска и его результатов послужит в дальнейшем основанием для изобличения виновных в совершении преступления.

Таким образом, материальные следы преступлений выступают в качестве одного из основных источников криминалистически значимой информации, которая наряду с вербальной, во многом определяет в целом доказательственную базу по уголовным делам. Обогащение этой базы сопряжено с совершенствованием организации, научно-технического обеспечения следственных действий, направленных на получение материально отображаемой криминалистически значимой информации.

К’

155 § 3. Особенности тактики получения и использования вербальной криминалистически значимой информации по делам о бандитизме

Источниками значимой для дела вербальной информации служат показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, которые могут быть получены при их допросах, очных ставках между ними, а также при производстве таких следственных действий, как проверка и уточнение показаний на месте, предъявление для опознания. Вербальную информацию следователь получает и из непроцессуальных источников, например, при предварительном опросе очевидцев перед производством осмотра места происшествия, при «отработке» жилых массивов в целях выявления таких очевидцев. Разумеется, не вся подобная информация может признаваться доказательственной, а лишь та, которая относится к событию расследуемого преступления, получена из источников и в порядке, прямо предусмотренных законом. Если при допросе вербальная информация может относиться к самым различным обстоятельствам события и личности его участников, то при предъявлении для опознания она относится лишь к предъявляемым для опознания объектам, а при проверке и уточнении показаний на месте - к этому месту, пути движения к нему и объектам, находящимся на этом месте.

Допрос представляет собой обмен информацией в процессе общения в порядке установленной законом процедуры. Проблемы организации, тактики и психологии допроса достаточно детально исследованы и в криминалистической, и в процессуальной литературе.1

При допросе обвиняемых (подозреваемых) по делам о бандитизме приходится сталкиваться со сложностями, обусловленными наличием достаточно организованной группы лиц, например, предварительный сговор о поведении на следствии в случаях задержания, различное описание обвиняемыми одного и того же фрагмента преступного деяния.

1 См.: Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. - М.: Издательство БЕК, 1998.; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967.; Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993.; все учебники по криминалистике для юридических образовательных учреждений.

156 ^ Успех допроса обвиняемого (подозреваемого) по делам о бандитизме

во многом предопределяется тщательностью его подготовки, которая базируется прежде всего на изучении всех ранее собранных материалов дела. Мы согласны с теми авторами, которые утверждают, что перед допросом следует предварительно ознакомиться с личностными особенностями каждого проходящего по делу лица, особенностями его поведения, образа жизни, кругом его потребностей и интересов, прогнозируя не только собственные действия, но и возможные реакции на них допрашиваемого1.

В криминалистике условно выделяют три стадии допроса:

  1. Стадия свободного рассказа.
  2. Вопросно-ответная стадия.
  3. Стадия фиксации хода и результатов допроса.
  4. Не трудно заметить условность такого деления, в частности стадия «фиксации» характерна от начала до конца этого следственного действия, особенно когда используются средства видео- звукозаписи. Поэтому, данную стадию логичнее было бы назвать, например, стадией оформления (ознакомление участников допроса с содержанием протокола, подтверждение достоверности изложенного подписью и т.д.).

При допросе очень важно учитывать складывающуюся следственную ситуацию. Допрос задержанного по указанной категории дел только в редких случаях позволяет получить более или менее полную информацию о преступном деянии. Обычно это бывает, если сам факт задержания производит на задержанного такое сильное психическое воздействие, что приводит его в панику и лишает способности оказывать противодействие. Преимущественно при расследовании уголовных дел о бандитизме допрос обвиняемых (подозреваемых) приходится осуществлять в условиях конфликтной ситуации. По

1 См. подробнее: Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология пре ступника и расследование преступлений. - М.: Юристъ, 1996. - С. 190.

2 Карнеева Л.М., Ордынский С.С, Розенблит С.Я. Тактика допроса на предвари тельном следствии. - М.: Государственное изд-во Юридической литературы, 1958. - С. 116.; Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. - М.: Издательство БЕК, 1998.-С. 104.

157 нашим данным, примерно 93% лиц, задержанных по подозрению в совершении бандитизма, на первоначальных допросах либо полностью отрицают свою вину, либо вообще отказываются давать показания. Получить от обвиняемых в бандитизме правдивые показания очень сложно и, обычно этого удается достичь, когда вина полностью подтверждается материальными источниками доказательств и свидетельскими показаниями.

Тактически правильно в процессе допроса в условиях конфликтной ситуации в первую очередь использовать возможности «свободного рассказа», во-первых, для установления психологического контакта с допрашиваемым, во-вторых, для получения возможно большего объема информации для анализа вербальных и невербальных проявлений личности.1

При этом, исходя из нашей практики, заметим, что, прежде чем предъявлять допрашиваемому доказательства, изобличающие его во лжи, непременно следует зафиксировать в протоколе допроса его первичные, пусть и откровенно ложные показания. Этим самым в дальнейшем существенно затрудняется его положение. При предъявлении доказательств на последующих допросах он вынужден сам опровергать свои первичные показания, спонтанно давать новые показания, порой еще больше запутываясь в их содержании. Кроме того, в таких ситуациях наглядно демонстрируется неискренность подозреваемого, его стремление уклониться от ответственности, что в конечном итоге учитывается и следователем, и судом при оценке личности допрашиваемого и достоверности даваемых им показаний.

В нашем производстве находилось уголовное дело, возбужденное по факту разбойного нападения двух неизвестных лиц на Сербинина, занимавшегося частным извозом на собственной легковой автомашине. Преступники, угрожая ножом и пистолетом, жестоко избили потерпевшего (он был обнаружен без сознания на обочине дороги), завладели его автомашиной, в салоне которой находился фотоаппарат, и скрылись. Через несколько дней по-

Комиссарова Я.В. Тактика допроса. // Тактика следственных действий. - Саратов: СГУ, 2000. - С. 90-110.

158 ступила оперативная информация о том, что Габрилян «по дешевке» продал фотоаппарат своему знакомому Харбину. Последний при допросе признал факт покупки фотоаппарата, который был у него изъят и предъявлен потерпевшему. Затем был задержан Габрилян. На первичном допросе, наряду с иными вопросами, следователь спросил у допрашиваемого, покупал или продавал он какие-либо вещи или предметы в последнее время. Ответы, как и следовало ожидать, были отрицательные, что нашло отражение в протоколе допроса. Спустя несколько часов Габриляна вновь вызвали на допрос, в процессе которого ему был предъявлен фотоаппарат и оглашены показания Харбина. В результате Габрилян сознался в совершении указанного преступления, а в дальнейшем, было установлено, что им в составе бандитской группы совершено еще восемь преступлений, в том числе одно - с убийством потерпевшего.

При расследовании бандитизма очень важно тактически правильно определить очередность допроса подозреваемых (обвиняемых). Это зависит от их роли в преступной деятельности, от наличия доказательств их вины, взаимоотношений в группе. В первую очередь, конечно же, целесообразно допрашивать: а) тех, кто по данным следователя может дать правдивые показания; б) кто играл второстепенную роль в совершении бандитского нападения; в) лиц, в отношении которых имеется больше убедительных доказательств их виновности, в связи с чем они могут прийти к выводу о бесполезности ложных показаний; г) подозреваемых, которые располагают полными сведениями о личности других подозреваемых, связях и т.д.; г) лиц, противопоставляющих себя организатору банды в силу каких- либо противоречий, обид и т.д.1 При этом немаловажное значение имеет использование возможности изучения личности ранее судимого обвиняемого (подозреваемого) путем ознакомления с материалами архивных уголовных дел.

В процессе допроса обвиняемых (подозреваемых) по делам о банди-

Совершенствование тактики доказывания по делам о бандитизме./ Гриб В.Г., Фирсаков СВ., Казакова В.А., Лозовицкая Г.П. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1998. - С.27.

159 тизме следует установить:

  • кто организовал банду и, какова его роль в совершении отдельных нападений;
  • кто занимался вовлечением в банду новых членов;
  • кто разрабатывал планы совершения преступлений и организовывал их осуществление, распределял роли и приобретал или изготовлял оружие, подыскивал или предоставлял транспорт;
  • кто осуществлял распределение награбленного имущества, организовывал хранение и сбыт похищенного, следил за дисциплиной, разрешал внутригрупповые конфликты;
  • сколько членов было в банде и, какова роль каждого из них, в каких конкретно преступлениях они участвовали;
  • какой транспорт использовали для совершения бандитских нападений, и кто его предоставлял;
  • кто предоставлял помещение для встреч участников банды и хранения похищенного;
  • кто и каким образом занимался сбытом похищенного;
  • не было ли у членов банды коррумпированных связей, что они собой представляют.
  • Специфика расследования уголовных дел о бандитизме заключается в необходимости установления устойчивости банды, которая является, прежде всего, ее качественной характеристикой. Устойчивость, как правило, не отражается в материальных следах, и ее установление опирается в основном на вербальную информацию - показания членов банды, свидетелей, потерпевших.

Цель допроса обвиняемого по делам о бандитизме заключается в получении полных и правдивых показаний обо всех обстоятельствах совершенных бандой преступлений, участниках, преступном результате, а также об обстоятельствах организации и существования банды в целом. Достижение этой цели зачастую требует изобличения обвиняемого во лжи, для чего ис-

160 i пользуются хорошо известные в криминалистической литературе приемы

эмоционального, логического воздействия и тактические комбинации.

Важными источниками доказательств по фактам бандитских нападений являются показания свидетелей и потерпевших, особенно если они были очевидцами нападения. Иногда их показания, наряду с результатами осмотра места происшествия, служат единственным источником первоначальной информации, на основе которой выдвигаются следственные и оперативно-розыскные версии о содержании и деталях события преступления, личности, мотивах, целях преступников, местах их нахождения и др.

Допрос потерпевшего является одним из важнейших следственных действий по делам о бандитизме, так как в результате непосредственного «контакта» с преступниками он располагает наиболее объемной и достоверной информацией о них. Для потерпевшего допрос «есть средство не только сообщения об обстоятельствах дела, но и защиты своих прав и законных интересов»1. Применяемый следователем комплекс тактических приемов зависит, прежде всего, от позиции допрашиваемого. В зависимости от поведения потерпевшего (свидетеля) в процессе расследования можно выделить такие типичные ситуации:

  1. Потерпевший (свидетель) дает исчерпывающие показания о событии преступления и преступниках. В данном случае важное значение приобретает изучение свойств личности потерпевшего в целях объективной оценки его показаний, так как в них могут проявляться: преувеличенное восприятие пережитого; обобщенность представлений о произошедшем событии; пробелы и пропуски в отношении важных элементов, относящихся к личности

См., например: Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. - М.: МЦ при ГУК МВД РФ, 1998.; Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. - СПб.: Питер, 2001.; Белкин Р.С. Курс криминалистики. 3-е изд., доп. - М.: ЮНИТИ - ДАНА, Закон и право, 2001.; Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. - М., 1988 и др. работы.

1 Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий: Учебное пособие. - М.: МССШМ МВД СССР, 1990. - С. 34.

161

^ преступника и к другим фактам; непоследовательность и противоречивость в

изложении обстоятельств преступления и тому подобные дефекты.

  1. Потерпевший (свидетель) умышленно дает неправдивые показания о преступниках или отказывается от дачи показаний. В этой ситуации первостепенное значение приобретает поиск мотивов, побуждающих его избрать такую линию поведения. В качестве таких мотивов могут выступать: опасения допрашиваемого, что расследование преступления может привести к вы- явлению фактов, компрометирующих его; потерпевший знает преступников и намерен сам «выяснить» с ними отношения; боязнь мести со стороны преступника и его связей; родственные, дружеские и иные связи с преступни-ком; прямое воздействие на свидетеля (угрозы, шантаж, подкуп). В этих случаях изучение свойств личности потерпевшего во многом обуславливает эффективность применения тактических приемов допроса.
  2. Потерпевший (свидетель) не может быть допрошен (находится в больнице, командировке и т.д.) или погиб. В подобных ситуациях возможный характер взаимосвязей между данными о личности потерпевшего и преступника устанавливается ориентировочно на основе изучения материалов по аналогичным уже раскрытым преступлениям и путем опроса знавших его лиц.
  3. По делам о нападении банды допрос потерпевшего крайне необходим незамедлительно, однако потерпевшие часто находятся в стрессовом состоянии. В результате их показания бывают недостаточно точны и последовательны. Поэтому мы разделяем позицию М.А. Селезнева о том, что «после первого допроса необходимо стремиться к объективизации полученных данных путем проведения иных следственных действий. Добытые данные при повторном допросе способны актуализировать ассоциативные связи в памяти потерпевшего и помогают получить от него дополнительную доказательственную информацию».1

Руководство для следователей./ Под ред. Селиванова Н.А., Снеткова В.А. - М.: Инфра - М. ИПК «Лига Разума», 1997. - С. 570.

162

^ В качестве типичных обстоятельств, подлежащих установлению при

допросах свидетелей и потерпевших от бандитских нападений, следует назвать: количество нападавших, их приметы; в чем заключались действия каждого соучастника при нападении, кто был более активным, руководил действиями остальных; какие средства маскировки внешности применяли нападавшие; о чем говорили нападавшие между собой или с потерпевшими (обратить внимание на жаргон, имена, клички, особенности речи и т.д.); какое оружие применялось преступниками; транспортное средство, на котором прибыли и убыли преступники (тип, марка, номерной знак, внешние признаки, направление движения); не видел ли ранее кто-либо из очевидцев кого-то

t

из преступников, если видел, то где, когда, при каких обстоятельствах и т.д.’

Анализ практики расследования уголовных дел о бандитизме показывает, что одним из наиболее серьезных недостатков в работе следователей со свидетелями и потерпевшими являются чрезмерно частые их допросы. Учитывая то, что такие уголовные дела состоят преимущественно из объединенных в одно производство дел, возбужденных ранее по иным статьям УК РФ, то после их соединения, возникает необходимость проведения повторных допросов, что было отмечено нами в отношении 83% допрошенных потерпевших и 52% - свидетелей (по изученным уголовным делам).

В решении данной проблемы положительную роль могла бы играть видеозапись допроса. Тем более что, по мнению ряда авторов, в протоколах допросов «…показания потерпевших и свидетелей записываются так неполно, нечетко, без деталей, что от них очень легко отказаться, не подвергая себя опасности быть привлеченными к уголовной ответственности за дачу лож- ных показаний»2. Применение видеозаписи при допросе позволяет запечатлеть обстановку, в которой происходил допрос, поведение допрашиваемого, его невербальные реакции на задаваемые вопросы, ответы, паузы, ритм речи

1 Совершенствование тактики доказывания по делам о бандитизме./ Гриб В.Г., * Фирсаков СВ., Казакова В.А., Лозовицкая Г.П. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1998. - С.23.

Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий: Учебное пособие. / Под ред. И.Н. Кожевникова. - М.: ЭКЦ МВД России, 1995.-С. 25.

163 fc и т. п. Всего этого лишен протокол допроса, который избирательно передает

только вербальную информацию. «Вместе с тем, наряду с вербальной (словесной информацией), которая по данным психологов составляет только 30-40% каждого общения, видеозапись позволяет фиксировать и остальные 60-70% информации в виде мимики, жестикуляции допрашиваемого, его отношения к словесной информации, поведения при допросе.»1 Кроме того, видеозапись может опровергнуть заявления допрошенного о якобы незаконных методах допроса и применении насилия к нему с целью получения показаний, что особенно важно, так как по рассматриваемой категории дел подобные заявления встречаются довольно часто.

Считаем необходимым указать и на то, что применение звуко- видеозаписи при допросах является определенной мерой безопасности, что очень актуально по делам о бандитизме. Такую запись можно предъявлять в процессе различных следственных действий в качестве доказательства или же демонстрировать в стадии судебного разбирательства без вызова в суд лица. Нельзя не согласиться с тем, что с применением этой меры снижается риск убийства свидетеля преступниками , затрудняется воздействие (давление) на следователя.3

В контексте вопроса о получении и использовании вербальной информации обращает на себя внимание так называемая «проблема полиграфа». Она особенно актуальна при расследовании наиболее тяжких преступ-

Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. проф. Р.С.Белкина. - М.: НОР-МА-ИНФРА-М, 1999. - С. 201.

2 Галактионов Е.А. Уголовно-правовые средства борьбы с организованной преступностью. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1995. - С. 83.; Семенцов В.А. Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя. Учебно-методическое пособие. - Екатеринбург, 1995. - С. 34.

Подробней об этом см.: Газизов В.А., Филиппов А.Г. Видеозапись и ее использование при производстве следственных действий: Учеб. пособие. М.: МЦ при ГУК МВД России, 1997.; Образцов А.В. Применение и использование видеозаписи на предварительном следствии. // Актуальные проблемы криминалистического обеспечения расследования преступлений: Труды Академии / Ред. кол.: Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин (отв. ред.) и др. - М., 1996. - С.26-30.; Давлетов А.А. О доказательственном значении и процессуаль- ном порядке закрепления следователем материалов видео и звукозаписи. // Следователь: теория и практика деятельности. - Екатеринбург, 1995. № 1.

164 I лений, к числу которых относится и бандитизм. О полиграфе (лай-детекторе,

разоблачителе, детекторе лжи, вариографе, сфигмографе) в российской криминалистике заговорили лишь в семидесятых годах XX века, когда за рубежом этот прибор довольно широко уже использовался правоохранительными органами. В настоящее время его применение в нашей стране регламентируется ведомственными нормативными актами МВД РФ И ФСНП РФ.’

Сегодня имеющаяся в нашей стране практика применения полиграфа убедительно свидетельствует, что с его помощью можно решать важнейшие тактико-криминалистические задачи:

  • определить вероятность причастности проверяемого лица к планированию, подготовке и совершению преступления;
  • оценить достоверность информации, сообщаемой допрашиваемым лицом, и на этой основе скорректировать версии по расследуемому делу;
  • получить криминалистически значимую информацию, необходимую для проверки версий;
  • создать условия для дачи допрашиваемым лицом правдивых показаний.
  • К числу более конкретных тактических задач, решаемых при раскрытии и расследовании бандитизма с помощью полиграфа, можно, на наш взгляд, отнести: выяснение места, способа и других обстоятельств преступления; определение лица, совершившего это преступление и его соучастников; выявление мотивов преступления; обнаружение места сокрытия трупа, оружия и иных орудий убийства, бандитского нападения, похищенных вещей; установление роли каждого из участников банды в совершении отдельных преступлений и в целом в преступной деятельности группы; выявление лиц, осведомленных о преступлении и др. Существенную помощь, на наш взгляд, использование полиграфа могло бы оказать в вопросе выявления и

1 См., например: Приказ ФСНП РФ от 24.09.2002. № 426, зарегистрирован в Минюсте РФ 10.02.2003. № 4196 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения оперативно-розыскного мероприятия - опроса в виде специального психофизиологического исследования в федеральных органах налоговой полиции».

165 i изобличения организатора банды, что представляет особую трудность при

расследовании дел о бандитизме.

Результаты полиграфного тестирования, по мнению Ю.И. Холодного, с успехом могут использоваться при проведении так называемого лобового допроса.1 Под лобовым допросом, как известно, понимается тактический прием, состоящий в изложении допрашиваемому лицу всей картины преступления - так, как она представляется следователю на основе собранной им информации, в том числе и роли допрашиваемого в преступлении, с использованием фактора внезапности предъявлением имеющихся улик и с предложением дать правдивые и полные показания о происшедшем. Такой допрос рекомендуется проводить после того, как будет собрано достаточное количество убедительных доказательств, в своей совокупности уличающих лицо в совершении преступления.

Эффективность лобовому допросу с тактической стороны придает не столько наличие определенного.объема и количества доказательств виновности конкретных лиц, сколько наличие объективной и полной информации о событии преступления. Именно такую информацию можно получить при помощи правильно организованного тестирования с применением полиграфа. Учитывая, что показания бандитов часто противоречивы и, на их основе довольно сложно восстановить картину происшедшего нападения, проведение лобового допроса с предварительным использованием полиграфного тестирования представляется весьма полезным. В сочетании с имеющимися доказательствами и оперативными данными результаты тестирования создадут необходимую тактическую базу для производства такого допроса.

По этому вопросу см.: Холодный Ю.И. Перспективы использования полиграфа в ходе допроса. // 50 лет в криминалистике (к 80 - летию со дня рождения Р.С. Белкина): Материалы международной научной конференции. - Воронеж: ВГУ, 2002. - С. 286-291.; Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. Монография. - М.: Мир безопасности, 2000.

2 Карнеева Л.М., Ордынский С.С, Розенблит С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. - М.: Институт прокуратуры, 1958. - С. 153.

166

Касаясь проблемы доказательственного значения результатов применения полиграфа, по нашему мнению, следует учитывать, что доказательством признаются результаты конкретных следственных действий (допроса, обыска и др.), в том числе, полученные с помощью полиграфического тестирования, а не сами по себе показатели прибора. Последние имеют всего лишь ориентирующее значение. Практике известны ошибки, допущенные правоохранительными органами и судом, которые принимали за абсолютную и непререкаемую истину показания полиграфа. Вместе с тем, не исключается использование полиграфа при проведении психофизиологической экспертизы, результаты которой имеют доказательственное значение.2

Тем не менее, полиграф все шире внедряется в деятельность правоохранительных органов и положительные результаты его применения довольно ярко видны на примере практики Краснодарского УВД, где ежегодно и довольно результативно при раскрытии преступлений проводятся сотни поли-графоскопических тестирований. Учитывая все возрастающий уровень технического обеспечения такого тестирования, в том числе на базе современных достижений электроники, и все более богатую практику его применения правоохранительными органами, рискнем предположить, что в будущем полиграф все — таки может занять свое место и в системе средств доказывания.

Вероятность получения с его помощью достоверной информации по различным научным данным в настоящее время колеблется от 75 до 95%. Этот факт противники полиграфа непременно вспоминают, отрицая возможность его использования как средства доказывания. Однако абсолютно безупречных средств доказывания нет, тем более, когда существенную роль в их формировании играет субъективный фактор. Например, еще в 1989 году

Белаш В. Наивный правдоискатель.// Коммерсантъ Власть. 19.02.2002. -С. 19-20.

Более подробно по этому вопросу см.: Холодный Ю.И. Комплексная методика специального психофизиологического исследования с применением полиграфа: Учебно-методическое пособие. - М., 1995.; Савельев Ю.И., Холодный Ю.И. Психофизиологический метод «детекции лжи» с применением полиграфа: нерешенные проблемы. // Материалы 1 Всероссийской конференции по психологии российского психологического общества. - М.: ИП РАН, 1996. Т.2. Вып. 4. - С. 27-29.

167 Ю.А. Кукушкин писал, что «каждый четвертый свидетель, и каждый пятый потерпевший изменяют свои показания»1, что дает основания, во всяком случае, не выше оценивать достоверность показаний свидетелей и потерпевших. Однако по этой причине ни у кого не возникает даже мысли не признавать свидетельские показания в качестве доказательств. И это правильно, поскольку все доказательства оцениваются в их совокупности. Естественно возникает вопрос, а почему бы в их системе не быть результатам применения полиграфа. При этом обращает на себя внимание тот факт, что полиграф находит все более широкое применение в других государственных органах, в частности, при приеме на работу, связанную с государственной тайной - пока за рубежом, а в нашей стране этот вопрос активно дискуссируется.

В аспекте предотвращения лжи при производстве следственных действий, связанных с получением вербальной информации, на наш взгляд, довольно актуальной представляется проблема гарантий получения правдивых показаний. В настоящее время они обеспечиваются предупреждением допрашиваемого об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний (ст. ст. 307 - 308 УК РФ). Однако эти статьи практически не работают. Например, в 2001-2002 г.г. в Тульской области не было возбуждено ни одного уголовного дела по статье за дачу заведомо ложных показаний.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на зарубежный опыт, где в ряде стран свидетели, потерпевшие, эксперты дают клятву, принимают присягу, а в Уголовном кодексе существует статья, предусматривающая ответственность за клятвонарушение (например, в США - до 10 лет лишения свободы). Клятва — это серьезное обязательство, «пропущенное» через сознание человека, через его понимание личной ответственности за сказанное. Кстати, не случайно показаниям, данным под клятвой, отдается приоритет (и на следствии, и в суде), они считаются более достоверными. Нами не исклю-

Кукушкин Ю.А. Доклад на инструктивном совещании руководителей следственных аппаратов. // Бюллетень ГСУ МВД СССР, 1989. № 5 (62). - С. 13-28.

168 чается возможность подобного решения вопроса и в нашей стране. Причем наряду с уже сложившейся практикой предупреждения об уголовной ответ- ственности за дачу ложных показаний (ст. 307-308 УК РФ). При этом, как мы полагаем, решающую роль будет играть не сам по себе факт увеличения уголовной ответственности за «клятвопреступление», а обращение к чести, совести человека. Полагаем, что подобную меру можно рассматривать как одно из средств, препятствующих возникновению противодействия расследованию, во всяком случае, затрудняющих воздействие на потерпевших, свидетелей, экспертов и других участников уголовного процесса.

Очная ставка. Это следственное действие, заключающееся в одновременном допросе двух ранее допрошенных лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия. К получению доказательств путем производства очной ставки по делам о бандитизме следователям приходится прибегать довольно часто. По некоторым уголовным делам проводилось более десятка этих следственных действий, что объясняется большим количеством обвиняемых и, как следствие, наличием множества противоречий в их показаниях, а также с показаниями потерпевших и свидетелей по эпизодам преступной деятельности банды. При проведении очной ставки следователь может помочь обвиняемому (потерпевшему, свидетелю) уточнить свои показания и более четко определить свою позицию, а также преодолеть оборонительные «механизмы» конфликтующих субъектов и перейти на более объективные позиции.

Некоторые авторы придерживаются мнения, что «при определенных обстоятельствах возможно и целесообразно проведение очной ставки и при наличии несущественных противоречий, если у следователя имеются основания полагать, что оба участника дают неправдивые показания». На наш взгляд, в подобном случае по тактическим соображениям это должны быть именно противоречивые ложные показания.

1 Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. Лекция. Изд. второе. — М.: МЦ при ГУК МВД РФ, 1998. - С. 29.

169 i В таких случаях сам факт проведения очной ставки может сыграть

роль тактического приема. Но эта рекомендация может быть использована только в тех случаях, когда возможное согласование позиций участников очной ставки не представляет существенной опасности в целом для процесса расследования.

Проведение очной ставки по делам о бандитизме требует особенно тщательной подготовки в тех случаях, когда одной из допрашиваемых сторон является организатор и руководитель банды. Это объясняется тем, что последний, пользуясь своим положением в группе, может отрицательно повлиять на других допрашиваемых. Подготовка в этом случае включает выявление обвиняемых, не согласных с позицией организатора, находящихся с ним в конфликте.

Бесспорно, одним из важнейших тактических приемов проведения очной ставки является выбор лица, которое должно быть допрошено первым. Предпочтительнее, чтобы это был тот, кто изобличает другого в совершении преступления или во лжи, проявляет инициативу, ходатайствует о проведении очной ставки, если его позиция, по мнению следователя, является позитивной, и если оно дает правдивые показания.

Повышению эффективности проведения очной ставки по делам о бандитизме может способствовать использование рекомендаций, предложенных Н.В. Рачевой. В частности: проведение очной ставки в ускоренном темпе, что оказывает сильное психологическое влияние на не признающего свою вину субъекта, затрудняя ему манипуляции с ложной информацией и уменьшая возможности противодействия; проведение нескольких очных ставок, непрерывно следующих одна за другой с лицом, дающим ложные показания; предъявление доказательств, что значительно усиливает доказательственное

170 значение показаний добросовестного участника этого следственного действия.1

Особенностью проведения очной ставки по делам о бандитизме, впрочем, как и большинства других следственных действий, является в некоторых случаях отказ предполагаемых участников от его проведения (по нашим данным 16% от числа этого следственного действия). В таких ситуациях, если, все-таки, удается убедить возможных участников очной ставки в необходимости данного следственного действия, надо особенно обстоятельно продумывать меры предосторожности. Нельзя в ходе очной ставки допустить разглашения информации о доказательствах по делу в большей степени, чем это требуется. Очную ставку следует проводить только тогда, когда имеется твердая уверенность если не в получении положительного результата, то хотя бы в отсутствии отрицательного. Если уровень психологической выносливости лица, дающего правдивые показания невысок, то результат очной ставки может быть отрицательным.

По рассматриваемой категории дел очную ставку проводить нецелесообразно, когда существует опасность, что «изобличающий» участник очной ставки может изменить показания; когда очная ставка может быть использована для согласования усилий по противодействию расследованию или сопряжена с опасностью для одного из ее участников. Не рекомендуется проводить очную ставку и тогда, когда в качестве сторон выступают обвиняемый и его родственник.2

Так, например, в процессе расследования преступной деятельности банды, под руководством Золотарева следователь принял решение о проведении очной ставки между Золотаревым и одним из членов банды, который давал очень запутанные и неверные показания. По предположениям следователя, авторитет Золотарева, признавшего свое участие в банде и руководство

1 Рачева Н.В. Ситуационные особенности расследования грабежей и разбойных нападений, совершаемых на открытой местности. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Екатеринбург: УГЮА, 2001. - С.21.

Расследование отдельных видов преступлений. Учебное пособие. - М.: УМЦ при ГУК МВД России, 1995. - С. 145.

171 ею, должны были побудить соучастника сделать то же самое. Однако, ожидания следователя реализовались с точностью до наоборот. Узнав, что соучастник не дал правдивых показаний, организатор отказался от своих.1

Участник банды, давший правдивые показания, может испытывать страх перед очной ставкой с лидером банды. В процессе проведения такой очной ставки, в случае высказывания угроз одного участника следственного действия другому или при осуществлении иных неправомерных действий следует прервать проведение очной ставки и отразить эти обстоятельства в протоколе.

Поэтому, принимая решение о производстве очной ставки, следователь должен тщательно рассмотреть все «за» и «против». В любом случае, следует помнить о том, что в соответствии со ст. 192 УПК РФ проведение очной ставки - право, а не обязанность следователя. Если будет сделан вывод о нецелесообразности проведения очной ставки, можно попытаться устранить противоречия путем:

  • ознакомления во время допроса с протоколами проведения иных следственных действий;
  • прослушивания во время допроса видео- аудиозаписи показаний иных лиц.
  • В основном тактические приемы допроса на очной ставке те же, что и при индивидуальном допросе. Однако в процессе этого следственного действия следователь вправе ограничиться лишь тем кругом вопросов, по которым выявлены противоречия. Так же как и при проведении допросов, во время очной ставки по делам о бандитизме, особенно, в тех случаях, когда одной из сторон выступает обвиняемый, целесообразно применение видеозаписи. Кроме того, возможно использовать видеозапись допросов этих же лиц в целях подготовки к проведению очной ставки. Как уже было отмечено нами ранее, применение видеозаписи позволяет зафиксировать поведение допрашиваемых, что особенно актуально в случае очной ставки, так как таким об-

Пример взят из личного опыта автора.

172 разом пресекаются попытки допрашиваемых договориться между собой, либо оказать воздействие одного допрашиваемого на другого.

Предъявление для опознания. Это следственное действие имеет большое значение, особенно на начальном этапе расследования, являясь одним из важных способов получения вербальной криминалистически значимой информации. Оно проводилось по 95% изученных уголовных дел. Для опознания, как правило, предъявлялись лица, как в натуре (34%), так и по фотографии (14%), нередко вещи и предметы (47%). Надо отметить, что при расследовании бандитизма наибольшую важность представляют результаты предъявления для опознания подозреваемых и обвиняемых. Они играют роль одного из наиболее существенных доказательств. Это следственное действие одновременно является и наиболее сложным.

Как и по ранее рассмотренным следственным действиям, в процессе предъявления для опознания лица, и особенно в тех случаях, когда оно проводится по обычным правилам, так называемым «контактным» способом, целесообразно применение видеозаписи. Это будет препятствовать изменению показаний опознающим, а также исключит возможность обжалования процесса опознания обвиняемым.

Существенно осложняет проведение опознания по делам о бандитизме тот факт, что практически по каждому второму уголовному делу бандитские нападения совершаются с применением средств маскировки внешности, наиболее часто среди которых встречаются маски, закрывающие все или половину лица преступника. В ходе самого нападения речевое общение преступников между собой и с жертвами сводится к необходимому минимуму или же отсутствует полностью, что практически исключает возможность проведения опознания по голосу. В результате наших исследований не было обнаружено ни одного факта проведения опознания лица по голосу. Между тем, ценность такого вида опознания при расследовании уголовных дел о бандитизме очевидна, особенно если вести речь об опознании по фонограмме, тем более в связи с появлением следственного действия «контроль и за-

173 пись переговоров». Несмотря на практическую значимость, этот вопрос не- достаточно разработан на теоретическом уровне, что соответственно, препятствует его решению на законодательном уровне. Полагаем, что при подготовке и производстве опознания по фонограмме необходимо привлечение специалиста - фоноскописта. Нам представляется необходимым введение в уголовно- процессуальное законодательство предъявления лица для опознания по фонограмме его голоса (речи), как одной из разновидностей такого следственного действия, как предъявление для опознания.

Особого внимания при расследовании уголовных дел по бандитизму заслуживает предъявление для опознания лиц по видеозаписи. Значительная часть учреждений и организаций сегодня оборудуются видеокамерами, которые в случае нападения фиксируют и сохраняют информацию о происшедшем. В процессе обысков у членов банды довольно часто изымаются любительские видеозаписи. Все это расширяет в современных условиях возможности установления и доказывания вины бандитов. В ряде зарубежных стран давно распространено применение такого вида опознания. Тактические приемы его проведения описаны и в отечественной криминалистической ли-тературе. Однако УПК РФ не отразил в этом смысле насущных потребностей практики.

Процесс подготовки к проведению предъявления для опознания должен быть особенно тщательным. Циничные, дерзкие, неоднократно ранее судимые члены банды, тем более, занимающие в них лидирующее положение, уверовав в свою неуязвимость, могут сорвать процесс опознания. Задача следователя - не допустить развития подобных ситуаций. Необходимо предусмотреть и исключить все возможные случайности, так как их проявление в ходе следственного действия может свести его результаты к нулю, а в ряде

См.: Эрекаев А.Я. Криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования вооруженных разбоев. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2003. - С.118.

2 Криминалистика: Учебное пособие. / Под ред. А.В. Дулова. - СПб.: НКФ «Эко- перспектива», 1996. - С. 362.

174 случаев и обусловить прекращение уголовного дела в отношении отдельного лица.

Так, по уголовному делу в отношении банды под руководством Алиу-лина, последний в ходе предъявления для опознания вел себя развязно, отпускал реплики и пытался поддерживать беседу с присутствующими при проведении следственного действия лицами и со следователем, в то время как двое лиц, выполнявших роль статистов, вели себя спокойно и молчали. Такое поведение обвиняемого ввело в заблуждение опознающего, создало у него впечатление, что лицо, свободно общающееся с присутствующими, таким образом, как это делал Алиулин, не может быть преступником и он «не опознал» его. В результате, была упущена возможность получить существенное доказательство вины последнего.

При расследовании уголовных дел о бандитизме приходится сталкиваться с ситуациями, когда потерпевшие или свидетели, опасаясь мести со стороны преступников, отказываются от участия в следственных действиях, особенно если последние предполагают непосредственный контакт с преступниками (например, очная ставка, опознание)1. В таких случаях следует учитывать состояние потерпевших и свидетелей, предварительно выяснять их желание и возможности опознать преступника.2

УПК РФ в ст. 193, регламентирующей порядок предъявления для опознания, предусматривает возможность проведения опознания лица, исключающего визуальное наблюдение опознаваемым опознающего. Это, на наш взгляд, существенная гарантия безопасности потерпевших и свидетелей, которые, порой, боясь расправы со стороны преступников и их родственников, отказывались от участия в этом следственном действии. Такое проведение

См. по этому вопросу: Комиссаров В. Предъявление для опознания живых лиц.// Законность. 1994, № 9. - С. 33.; Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве. - Тюмень, 1994. - С.87.

2 Багаутдинов Ф. Опознание.// Законность. 1999, № 10. - С. 19.; Мешкова B.C. Изобличение лидера (организатора) преступной группы в ее создании и руководстве. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1998. - С. 126-127.; Сильное М.А. Допрос как средство процессуального доказывания на предварительном следствии. Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1998.-С. 132.

175 предъявления для опознание давно распространено и применяется за рубежом (в том числе, в «ближнем зарубежье» - Латвии, Молдавии и др.)-‘

Другой существенной гарантией обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей, а следовательно, обеспечения эффективности проведения следственного действия, введенной законодателем впервые в нашей стране в УПК РФ, выступает возможность сохранения в тайне его личных установочных данных путем указания в протоколе следственного действия псевдонима лица (ч.9 ст. 166 УПК РФ). Подобная практика давно применяется в деятельности правоохранительных органов зарубежных стран, например, в Германии.2

Хотя производство проверки показаний на месте, контроля и записи переговоров, как правило, относят к последующим следственным действиям, тем не менее, мы считаем необходимым, уделить им немного внимания, поскольку, в некоторых случаях, по обстоятельствам дела их проведение является неотложным.

Проверка показаний на месте. На наш взгляд, по делам о бандитизме его проведение преследует двуединую цель. Это, с одной стороны, уточнение ранее полученных показаний и получение новых, а с другой - проверка имеющихся и получение других доказательств. При этом на месте проведения данного следственного действия могут быть обнаружены различные предметы, документы, следы, связанные с нападением, но не обнаруженные и не изъятые при ранее проведенных следственных действиях. Не менее важно установление или уточнение маршрутов прибытия на место происшествия преступников и ухода с него; установление степени осведомленности свиде-

1 Хайруллин Ф.А. Опыт и рекомендации по обеспечению безопасности свидетелей и потерпевших в уголовном процессе. // Прокурорская и следственная практика. 2000, № ‘Л. - С. 122.; Шешуков М.П. Латвийское законодательство о защите лиц, содействующих правосудию по уголовным делам.// Государство и право. 1999, № 2. - С. 85.; Рашков П. В Молдове свидетели будут защищены. // Прокурорская и следственная практика. 1998, № 3. - С. 99-100.; Бояров В.И. Защита свидетелей в уголовном судопроизводстве.// Прокурорская и следственная практика. 1998, № 2. - С. 133.; Квашис В., Вавилова Л. Поможем жертвам преступлений.// Российская юстиция. 1994, № 4. - С. 48.

О защите свидетелей в уголовном процессе. // Борьба с преступностью за рубежом. - М., 1991. № 5. - С. 39-40.

176 телей, подозреваемых, обвиняемых, а также выявление не установленных до этого момента очевидцев происшедшего; конкретизация роли каждого члена банды и места расположения всех участников нападения.

Сущностью рассматриваемого следственного действия является сопоставление показаний и действий допрошенных лиц с объективной обстановкой на месте, в результате чего выясняется, правильны ли и полны ли полученные показания.

Проведение проверки показаний на месте требует тщательной подготовки, особенно в случае, если она проводится с участием подозреваемого (обвиняемого). По делам о бандитизме, следует, прежде всего, установить истинные намерения подозреваемого (обвиняемого), согласившегося на проведение этого следственного действия, так как нельзя исключать возможность побега, установления контакта с соучастниками, родственниками, желание уничтожить вещественные доказательства или убедиться в том, что они не обнаружены и т.д.

Тем не менее, лицу, показания которого проверяются, должна предоставляться определенная свобода действий. Прав Ю.В. Чуфаровский, утверждая, что «существенное значение при проверке показаний на месте имеет надлежащий психологический контакт с обвиняемым (или подозреваемым)» . Следует помнить и о том, что лицо может намеренно давать ложные показания, а может и добросовестно заблуждаться.

Принимая во внимание, что уголовные дела по бандитизму являются многоэпизодными, целесообразно проводить проверку показаний одного и того же лица по каждому эпизоду как отдельное следственное действие и таким же образом фиксировать их. В целях повышения эффективности хода и результатов данного следственного действия необходимо применение видеозаписи.

Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учебное пособие. - М.: Право и закон, 1997.-С. 273.

177

Надо отметить, что в результате проведения проверки показаний на месте может быть получена как вербальная, так и материальная информация, имеющая значение для дела. Существенную помощь следователю при составлении протокола следственного действия, описании обнаруженных предметов может оказать специалист - криминалист. Его привлечение мы считаем целесообразным во всех случаях проведения проверки и уточнения показаний на месте по рассматриваемой категории уголовных дел.

Фактически данное следственное действие представляет собой сочетание элементов допроса, осмотра, а иногда - следственного эксперимента. Закон не допускает одновременную проверку на месте показаний нескольких лиц (п. 3 ст. 194 УПК РФ). Однако, по нашему мнению, из этого правила следовало бы сделать исключение, при наличии противоречий в показаниях нескольких лиц, касающихся обстановки на месте происшествия, механизма действий преступников, когда проще было бы внести ясность именно на месте. Такое следственное действие фактически сочетало бы в себе элементы проверки показаний на месте, допроса и очной ставки. На наш взгляд, оно вполне будет оправдывать себя с точки зрения эффективности, по крайней мере, в тех случаях, когда одна из сторон добросовестно заблуждается. В такой ситуации, лицо, показания которого проверяются, будет чувствовать себя психологически увереннее и более обоснованно сможет уточнить свои показания.

Законодателем не так давно был придан статус следственного такому действию, как контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК РФ). Тем самым значительно повысилась ценность фактических данных, полученных в ходе прослушивания телефонных переговоров. Они имеют теперь бесспорное доказательственное значение и не требуют такой сложной процедуры введения их в уголовный процесс, как это было ранее.

Контроль и запись телефонных и иных переговоров способствует изобличению виновных в совершении преступления, преодолению противодей-

178 ствия расследованию, а в конечном итоге, установлению истины по уголовному делу.

При расследовании бандитизма результаты контроля и записи переговоров особенно важны для установления и доказывания сплоченности и устойчивости группы. Однако, когда уголовное дело возбуждается по оперативно-розыскным материалам, желательно, чтобы они содержали также результаты прослушивания телефонных переговоров членов банды. Это во всех случаях предпочтительнее, хотя бы потому, что, находясь на свободе, члены банды зачастую более откровенны в общении между собой, не всегда используют приемы конспирации.


Результативность первоначального этапа расследования бандитизма во многом определяется максимальной оперативностью, в большинстве случаев - массированностью, неотложностью следственных действий. Время на этом этапе - главный фактор, определяющий в целом успех расследования.

Результаты первоначального этапа расследования бандитизма подлежат анализу и оценке, на основе чего осуществляется дальнейшее планирование и расследование преступной деятельности банды. Как известно, результативность любого вида деятельности - это один из важнейших показателей ее эффективности. Для достижения этой цели проводятся различные следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия, в том числе, повторные допросы, обыски, очные ставки и т.п. но, как и на первоначальном этапе расследования, очень важно при их проведении использовать научно-технические методы и средства. Во многом это объясняется активностью противодействия расследованию, «неустойчивостью» и противоречивостью вербальной доказательственной информации.

В частности, применение звуко- видеозаписи повышает возможности следствия в восстановлении картины происшедшего события, несмотря на

179 временной промежуток, а вместе с тем, помогает пресечь возможное проти- водействие со стороны преступников, которое они довольно активно осуществляют в силу сплоченности и соответствующей подготовки на случай разоблачения. Такие средства позволяют фиксировать и многократно воспроизводить, наглядно демонстрировать вербальную информацию, что дает возможность убедиться в ее объективности и достоверности. Наличие звуко- видеозаписи существенно усложняет, если не исключает вообще, произвольное изменение показаний свидетелями, потерпевшими, отказ от признательных показаний подозреваемыми (обвиняемыми). Более того, результаты применения таких средств способствуют: а) изобличению иных участников бандитской группы, в случаях, когда один из них дает признательные показания; б) зашифровке данных, полученных оперативно- розыскным путем, когда имеется возможность их легализации, например, при допросе одного из участников банды и последующем использовании при допросах других; в) обеспечению безопасности участников уголовного процесса.

Уже само по себе наличие объективной, достоверной информации, зафиксированной с помощью технических средств, ограничивает возможности «маневра» лиц, заинтересованных в противодействии расследованию, в том числе путем противоправного воздействия на участников уголовного процесса. Именно в контексте этих соображений мы полностью солидарны с авторами предложения о необходимости правовой регламентации случаев обязательного применения научно-технических средств и, в первую очередь, средств аудио - видеотехники.1 При этом нельзя не учитывать рост преступной активности в противодействии раскрытию и расследованию бандитизма.

Рассматривая в отдельных параграфах особенности тактики проведения следственных действий, направленных на получение личностной (вербальной) и материально отображаемой информации, мы ни в коем случае не имели ввиду ее противопоставление по этому основанию. Идеальный вари-

Более подробно об этом см.: Федоренко А.Ю. Криминалистическая техника в предупреждении и пресечении противодействия раскрытию и расследованию преступлений. Дисс. … канд. юрид. наук. -М, 2001.-С. 118.

180 ант - это рационально сбалансированное сочетание той и другой информации, когда одна из них дополняет и уточняет другую. Вместе с тем, один из важнейших резервов укрепления и расширения доказательственной базы по уголовным делам рассматриваемого вида преступлений нами усматривается на пути совершенствования организации, правового регулирования, научно-технического обеспечения работы с носителями материально отображаемой информации (с материальными следами преступлений).

Научно-технические методы и средства позволяют повысить качество доказательственной информации, придать ей наглядность, объективизируя тем самым ее анализ и оценку, дают возможность работать с ней, перемещая носителей информации во времени и пространстве».1

В этой связи применительно к последующему этапу расследования обращает на себя внимание, прежде всего, проблема экспертизы. Мы уже отмечали, что экспертизы назначались практически по всем изученным уголовным делам. Однако, их эффективность, будучи зависимой, от количества и качества изымаемых следов преступлений, оставляет желать лучшего.

Отмечаются буквально единичные случаи использования при расследовании бандитизма возможностей одорологии. Вместе с тем, наличие кри- миналистического учета по следам запаха, изъятых с мест происшествий по рассматриваемому виду преступлений, позволило бы сделать вывод о совершении преступлений одними и теми же лицами, а в итоге — решить вопрос об объединении нескольких нераскрытых уголовных дел в единое производство.

Весьма обнадеживающими, но пока практически нереализуемыми остаются возможности исследования биологических объектов с использованием методов генотипоскопии.

По делам о бандитизме особое значение имеет судебно-психологическая экспертиза преступной группировки, которая назначается, в частности, в целях установления лидера банды. Заключение эксперта базиру-

Образцов А.В. Применение и использование видеозаписи на предварительном следствии. // Актуальные проблемы криминалистического обеспечения расследования преступлений: Труды Академии. / Под ред. Р.С. Белкина и др. - М., 1996. - С. 26.

181 ется на анализе материалов уголовного дела, экспериментально- психологических исследованиях всех членов банды. Такая экспертиза при расследовании бандитизма и при рассмотрении уголовного дела в суде помогает внести ясность в случаях заявления обвиняемого (подсудимого) о том, что на него в процессе того или иного следственного действия оказывалось давление, и что он был вынужден дать показания против себя и других лиц. Причем, такая экспертиза может быть проведена по фонограммам и видеозаписям соответствующих следственных действий.

В криминалистической литературе и на практике долго и пока безуспешно дискуссируется вопрос о разрешении производства экспертизы до возбуждения уголовного дела или же о признании при определенных условиях в качестве доказательства справки специалиста. Исследования до возбуждения уголовного дела по фактам бандитизма проводятся практически по каждому уголовному делу, а зачастую и несколько. Результаты таких исследований признаются достаточными «доказательствами» для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о задержании подозреваемых и принятии иных важнейших процессуальных решений. Однако, парадокс заключается в том, что они перестают быть источниками доказательств после возбуждения уголовного дела. Для преодоления указанного противоречия ученые предлагают разрешить проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела, как это сделали, например, законодатели Казахстана и Узбекистана. Альтернативный вариант разрешения этой проблемы подсказывает опыт таких зарубежных стран, как Румыния, Франция, где наряду с экспертизой, в качестве средства доказывания значатся «специальные исследования». ‘ Тем не менее этот вопрос не нашел своего решения в рамках УПК РФ. Хотя, как нам пред- ставляется, справку (заключение) специалиста вполне можно было бы отнести к «иным документам» (ст. ст. 74, 84 УПК РФ), являющимся источником доказательств.

Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука - техника - общество -человек. - М.: Юнити, Закон и право, 2000. - С.278.

182 Разграничение специальных исследований и экспертизы по особенностям применяемых средств и методов довольно условно. По большей части исследовательские и резолютивные части справок специалистов и заключений экспертов по одним и тем же материалам практически идентичны. Тем более, что в ряде случаев «эксперты просто вынуждены формально переписывать заключения специалистов без проведения дополнительных или повторных исследований»1. Более того, мы не исключаем возможность признания при определенных условиях в качестве доказательств результатов проверки по криминалистическим учетам, о чем писал В.О. Петросян.2 В конечном итоге, по нашему мнению, именно при реализации таких и им подобных предложений могут стать реальностью желаемые для практики раскрытия и расследования преступлений расширение и укрепление доказательственной базы по уголовным делам, объективизация процесса доказывания и сокращение сроков расследования.

1 См.: Лысов Н.Н. Справка специалиста как источник доказательств.// Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижениями. - Киев, 1987.-С. 53-58.

2 Петросян В.О. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан. Дисс. … канд. юрид. наук. - М, 1998. - С. 74.

183 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты данного исследования позволяют сделать определенные выводы, сформулировать ряд предложений и рекомендаций по совершенствованию организации, тактики, правового обеспечения первоначального этапа расследования бандитизма. Их реализация, по нашему мнению, будет спо- собствовать повышению эффективности деятельности правоохранительных органов в целом по раскрытию и расследованию преступлений, совершаемых организованными преступными группами и сообществами.

  1. Данные, полученные в результате исследования, дают основание для общего вывода о весьма низкой эффективности деятельности правоохранительных органов по расследованию бандитизма. Очевидны серьезные недостатки, требующие своего решения проблемы в организации этой деятельности, ее правового регулирования, научно-технического и методического обеспечения. Сложности доказывания состава бандитизма обуславливают в определенной мере трудности процесса расследования, которые усугубляются активным противодействием этому процессу. Довольно непростым представляется выявление и доказывание квалифицирующих признаков бандитизма, выявление лидера банды, доказывание его вины и вины иных участников. Проявляющиеся при этом недостатки объясняются множеством разнопорядковых причин, к основным из которых относятся:

1.1. Низкий уровень профессиональной подготовки следователей (только 55% от их общей численности в системе МВД РФ имеют высшее юридическое образование, по данным СК при МВД РФ, только 15% - стаж работы свыше 10 лет). Очевидным препятствием на пути решения этой проблемы остается явный дисбаланс в социальной оценке труда следователей органов внутренних дел и других правоохранительных органов, в частности, выражаемой в их зарплате, что обуславливает непрестижность их труда, а, соответственно, текучесть, нестабильность кадров, а в целом, их низкую квалификацию.

184

1.2. Серьезные издержки имеются в правовом регулировании деятельности органов предварительного расследования преступлений, в устранении которых надежды криминалистов - ученых и практиков не во всем оправдал и УПК РФ (проблемы взаимодействия следователей и работников оперативных аппаратов, использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в процессе доказывания, изменение правовой оценки результатов специальных исследований или разрешение производства экспертиз при определенных условиях до возбуждения уголовного дела, признание в качестве доказательств результатов одорологической идентификации и т.п.). 1.3. 1.4. Несовершенство системы научно - технического или технико - криминалистического обеспечения раскрытия и расследования бандитизма. В частности, как организационный и правовой анахронизм, по нашему мнению, следует рассматривать соединение функции экспертов и специалистов — криминалистов. При нынешнем уровне специализации экспертов, в абсолютном большинстве они профессионально не готовы решать «универсальные» задачи при участии в осмотрах мест происшествий и проведении иных следственных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий. В этой связи предлагается разъединить функции экспертов и специалистов-криминалистов, как это сделано в индустриально-развитых странах. Там существуют подразделения и научно- технической полиции (эксперты), и технической полиции (специалисты по осмотру мест происшествий). Подготовку последних необходимо осуществлять по специальным учебным программам, в частности, в которых могут отражаться особенности их действий при осмотре мест происшествий с учетом видов преступлений (убийства, террористические акты и др.). Это позволит в 2-3 раза повысить результативность работы специалистов на месте происшествия, что, в свою очередь обуславливает повышение эффективности экспертизы. При этом следует учитывать и тот очевидный факт, что эксперты - криминалисты объективно не заинтересованы в обнаружении и изъятии максимально возможного количества еле- 1.5.

185 дов, которые затем становятся объектами их же экспертных исследований. Проще говоря, они не заинтересованы в увеличении объема своей работы.

1.4. Традиционная ориентация следователей в формировании доказательственной базы по уголовным делам (не без связи с вышеизложенным) в основном на источники личностной, вербальной информации. Но она легко изменяется, искажается по различным мотивам, включая запугивание, шантаж, подкуп соответствующих лиц, а иногда и физическое воздействие на них, вплоть до убийства. Этим характеризуется сегодня противодействие расследованию преступлений, которое по оценкам некоторых ученых - криминалистов (А.Ф. Волынский, В.П. Лавров) приобрело характер социального явления. Мы не видим иного пути его успешного преодоления в каждом конкретном случае расследования преступлений (особенно, совершенных организованными преступными группами), как расширение и укрепление доказательственной базы по уголовным делам. А сделать это, по нашему мнению, возможно, обратив особое внимание на материальные источники криминалистически значимой информации, на научно-технические методы и средства ее.получения, исследования и использования. В этом контексте, как мы полагаем, следует рассматривать проблему существенного расширения практики фиксации вербальной информации на материальных носителях, т.е. с использованием аудио - видеотехники.

  1. С учетом изложенного и на основе в целом результатов исследования, в диссертации аргументируются следующие основные предложения:

2.1. Необходимо принять законодательные и организационные меры, направленные на сближение функций оперативно-розыскного обеспечения раскрытия преступлений, выполняемых оперативными подразделениями, с процессуальной деятельностью следователя. 2.2. 2.3. Необходимо провести целевое сравнительное исследование организации и правового регулирования сложившейся в России и в ряде зарубежных стран практики: а) использования помощи специалистов-криминалистов в раскрытии и расследовании преступлений; б) взаимодейст- 2.4.

186 вия следователей и работников оперативных аппаратов; в) использования помощи граждан и средств массовой информации.

2.3. Необходимо более определенно и последовательно выразить в УПК РФ отношение законодателя к проблеме использования результатов оперативно- розыскной деятельности в процессе доказывания. В частности, следует изменить редакцию ст.89 УПК РФ (по существу запрещающую это), дополнить ст. 74 УПК РФ (п.6) положением о том, что к иным документам относятся материалы, представляемые в установленном порядке, следователю оперативными аппаратами. 2.4. 2.5. В целях укрепления гарантий получения достоверной вербальной криминалистически значимой информации следует законодательно решить вопрос о даче клятвы свидетелями, потерпевшими «говорить правду и только правду». Такая форма могла бы действовать наряду с существующей - предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ). Разумеется, в этом случае должна быть предусмотрена уголовная ответственность за нарушение клятвы. Но решающее значение при этом приобретает не угроза уголовной ответственности, а воздействие на честь и совесть человека. 2.6. 2.5. По существу сложные конфликтные ситуации характеризуют формы, способы и в целом процесс противодействия расследованию. Исходя из результатов их анализа, необходимо в системе рассматривать методы и средства разрешения таких ситуаций, а соответственно, и преодоления про тиводействия расследованию. При этом очевидна особая роль оперативно- розыскных мер. Этим в значительной мере предопределяется необходимость оперативного сопровождения в целом процесса расследования. Результаты исследования показывают, что решение проблемы нейтрализации (преодоле ния) противодействия расследованию самым непосредственным образом свя зано с укреплением доказательственной базы по уголовным делам, в частно сти, за счет смещения акцента на материально отображаемую доказательст-

187 венную информацию, что обуславливает необходимость совершенствования работы с материальными следами преступлений.

2.6. Отмечая низкую результативность использования в раскрытии и расследовании бандитизма традиционных видов криминалистических учетов, обращая внимание на психологический консерватизм и недооценку их возможностей со стороны следователей, автор приходит к выводу о необходимости включения в систему таких учетов максимально возможной информации, в том числе, по менее тяжким преступлениям. Проблема повышения эффективности криминалистических учетов во многом предопределяется упорядочением в целом системы регистрации преступлений. Зачастую этот процесс начинается с выявления фактов незначительных уголовно наказуемых деяний, причем отдельными членами банды, и очень важно, чтобы информация об этом (в том числе следовая) содержалась в криминалистических учетах. Естественно, такой подход актуализирует проблему их автоматизации на базе современных информационных технологий. 2.7. 2.8. Очевидна перспективность применения правоохранительными органами полиграфа, о чем свидетельствуют положительные примеры его использования и соответствующие научные исследования последних лет. При этом следует учитывать, что в качестве доказательства признаются не сами по себе показания прибора, а результаты конкретных следственных действий, полученные с их помощью. Кроме того, полиграф с успехом может быть использован при проведении такого нового вида экспертизы, как психофизиологическая. 2.9. 3. Характерной особенностью противодействия по делам о бандитизме является противоправное воздействие на источники и носители криминалистически значимой информации и, прежде всего - вербальной, то есть на лиц - субъектов раскрытия и расследования преступления, участников уголовного процесса, а иногда и на тех, кто не имеет непосредственного отношения ни к событию преступления, ни к процессу его расследования. В основе этого противодействия всегда проявляется воздействие на лицо, на че-

188 ловека, как носителя такой информации. При этом объект воздействия нередко оказывается субъектом противодействия. Уже сам факт создания и существования банды предполагает осуществление мер, направленных на обеспечение ее безопасности а, следовательно — на противодействие. Деятельность бандитских групп сопровождается так называемым «массированным» противодействием, с использованием многих возможных способов воздействия на участников уголовного процесса, в том числе - с подключением коррумпированных связей в органах власти и управления.

  1. Результаты данного исследования дают основания утверждать, что на первоначальном этапе расследования уголовных дел о бандитизме наблюдаются серьезные недостатки в проведении следственных действий. Зачастую их низкая результативность обуславливается невысоким уровнем профессионализма следователей, неприменением технико-криминалистических методов и средств. Особенно это касается следственных действий, направленных на получение вербальной криминалистически значимой информации. Применение средств аудио- видеотехники при проведении допросов, очных ставок, предъявлений для опознания еще не стало правилом. Указанные недостатки носят систематический характер. Однако, в современных условиях борьбы с преступностью они проявляются наиболее рельефно ввиду: 1) качественного изменения преступности, повышения ее вооруженности, организованности и технической оснащенности; 2) чрезвычайно высокой текучести кадров следователей и оперативных работников, чем объясняется крайне низкий уровень их профессионализма, а соответственно, и результатов их работы.

Автор отдает себе отчет в том, что, представленные в диссертации выводы и предложения, в ряде случаев носят дискуссионный характер и даже не бесспорны. Однако в основе своей они отражают результаты проведенного исследования и личный опыт работы автора в следственных органах, поэтому могут быть предметом дискуссии при защите диссертации.

»

189

Спис ок испол ьзова нной литер атуры

  1. Закон ы и иные норм ативн ые акты:

1.1 .Конст итуци я (Осно вной закон) Росси йской Федер ации. - М., 1993. 1.2.Уг оловн ый кодек с Росси йской Федер ации. - М.: Юрит а, 1997.

1.3.Уг оловн о- проце ссуал ьный кодек с Росси йской Федер ации. - М.: ИКФ «ЭКМ ОС», 2002. - 532 с.

1.4.3а кон РСФС Р «О милиц ии» от 18.04. 1991г. в редак ции Федер ально го закон а от 26.07. 2001 г. № 104 - ФЗ.

1.5.За кон РФ «Об оружи и» № 150 - ФЗ от13.1 2.199 6 г. в редак ции Фе- дерал ьных закон ов от 21.07. 1998 г. № 117 - ФЗ, от 31.07. 1998 г. № 156 - ФЗ, от 17.12. 1998 г. № 187- ФЗ, 19.11. 1999 г. № 194- ФЗ.

1.6.3а кон РФ «Об опера тивно- розыс кной деяте льнос ти» № 144 — ФЗ от 12.08. 1995 г. в редак ции Федер ально го закон а от 20.03. 2001 г. № 26 — ФЗ.

1.7.За кон РФ «О госуд арстве нной дакти лоско пичес кой регист рации в Росси йской Федер ации» № 128 - ФЗ от 25.07. 1998 г.

1.8.Пр иказ МВД РФ № 45 от 14.02. 1992 г. «Об утвер ждени и полож ения о центр е общес твенн ых связей ».

1.9.Пр иказ МВД РФ №229 от 12.05. 1993г. «Конц епция развит ия ин- форма ционн ого обесп ечени я орган ов внутр енних дел в борьб е с прест упно- стью» .

ЫО.П риказ МВД РФ №261 от 01.06. 1993г. «О повы шении эффек тив- ности экспе ртно- крими налис тичес кого обесп ечени я деяте льнос ти орган ов внутр енних дел Росси йской Федер ации». Утвер ждена «Инст рукци я по фор- миров анию, веден ию и испол ьзова нию экспе ртно- крими налис тичес ких уче- тов, картот ек, колле кций и справ очно- инфор мацио нных фондо в орган ов внутр енних дел».

1.11 .Прик аз МВД Росси и, Миню ста Росси и, ФСНП Росси и, ГТК Рос- сии,
ФПС
Росси и и
ФМС
Росси и от
21
декаб ря
1999г.

190 1055/377/466/951/729/117. Об утверждении «Инструкции о взаимодействии между МВД России, Минюстом России, ФСНП России, ГТК России, ФПС России и ФМС России при осуществлении федерального розыска и обмена информацией».

1.12.Приказ МВД России от 12 июля 2000 г. № 752 об утверждении «Наставления по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации».

1.13.Приказ МВД России от 23 августа 2000 г. Об утверждении «Положения о порядке формирования и ведения Федерального автоматизированного банка данных дактилоскопической информации для раскрытия межрегиональных и серийных преступлений».

1.14. Приказ ФСНП РФ от 24.09.2002. № 426, зарегистрирован в Минюсте РФ 10.02.2003. № 4196 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения оперативно-розыскного мероприятия — опроса в виде специального психофизиологического исследования в федеральных органах налоговой полиции». 1.15. 1.16. О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм.// Бюллетень ВС РФ. 1997, №6. - С.23. 1.17. 2. Книги, монографии, учебные пособия:

2.1. Аванесов Г.А. Криминология. - М., 1984. - 500 с.

2.2. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Р.С. Белкина. — М.: Изд-во НОРМА, 2000. - 990 с.

2.3. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. -М., 1978.-104 с.

191

2.4. Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж: НПО Мо-дек, 1995.-224 с. 2.5. 2.6. Бахин В.П., Биленчук П.Д., Кузьмичев B.C. Криминалистические приемы и средства разрешения следственных ситуаций: Учебное пособие. -Киев: КВШ МВД СССР, 1991. - 54 с. 2.7. 2.8. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. — М.: Юридическая литература, 1991.— 205 с. 2.9. 2.10. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х томах - М.: Юристъ, 1997.-1352 с. 2.11. 2.12. Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. — Саратов, 1986.-398 с. 2.13.

2.9. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. - М.: Юридическая литература, 1988. - 302 с. 2.10. 2.11. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учебное пособие. / МВД РФ. Высшая следственная школа. - Волгоград, 1993. — 200 с. 2.12. 2.13. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: БЕК, 1997.-340 с. 2.14. 2.15. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Мега-трон XXI, 2000. - 2-е изд. доп. - 334 с. 2.16. 2.17. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М.: Норма, 2001.-240 с. 2.18. 2.19. Беляков А.А., Усманов Р.А. Состояние, проблемы и перспективы развития криминалистической регистрации в России. Учебное пособие. — Красноярск: КГУ, 2001.-149 с. 2.20. 2.21. Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий: Учебное пособие. - М.: МССШМ МВД СССР, 1990. - 60 с. 2.22. 2.23. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших. Методы его преодоления: Учебное пособие. / Под редакцией В.П.Лаврова. - Курск: Издательство РОСИ, 2000. - 101 с. 2.24.

192

2.17. Бордиловский Э.И. Оперативно-розыскное обеспечение процесса расследования преступлений. Лекция. - М.: Академия МВД РФ. 1993. -27 с. 2.18. 2.19. Бородин В.Н., Владимиров В.Ю. Отождествление огнестрельного оружия с использованием идентификационно - поисковой баллистической системы «ТАИС» по следам на стреляных гильзах - СПб.: Ун-т МВД РФ, 2000.- 134 с. 2.20. 2.21. Брусницын Л.В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: российский, зарубежный и международный опыт XX века (процессуальное исследование). - М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001. - 400 с. 2.22. 2.23. Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. - Ташкент, 1986. - 72 с. 2.24. 2.25. Васильев А.Н., Мудъюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений. - М.: Госюриздат, 1957. - 199 с. 2.26. 2.27. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. — М., 1984. - 142 с. 2.28. 2.29. Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий: Учебное пособие./ Под ред. И.Н. Кожевникова. - М.: ЭКЦ МВД России, 1995. - 134 с. 2.30. 2.31. Винберг А.И., Шавер Б.М. Криминалистика. - М.: Юридическая литература, 1950. - С. 191. 2.32. 2.33. Волчецкая Т.С. Ситуационный подход в практической и исследовательской криминалистической деятельности. - Калининград, 1999. 2.34. 2.35. Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. - Калининград: КГУ, 1994. - 47 с. 2.36. 2.37. Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. Пособие. - М.: ВНИИ МВД России, 1994.-77 с. 2.38.

193

2.28. Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука - техника -общество - человек. - М.: ЮНИТИ, 2000. - 312 с. 2.29. 2.30. Волынский В.А., Удовыдченко М.А. Организация и тактика использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999. - 26 с. 2.31. 2.32. Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. - Томск, 1985. - 202 с. 2.33. 2.34. Газизов В.А., Филиппов А.Г. Видеозапись и ее использование при производстве следственных действий: Учебное пособие. М.: МЦ при ГУК МВД России, 1997. - 80 с. 2.35. 2.36. Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. - Минск: Изд-во БГУ, 1983.-312 с. 2.37. 2.38. Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). - М.: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. - 32 с. 2.39. 2.34. Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно- розыскной и судебной практике. - М.: Право и закон,1996. - 180 с.

2.35. Головин А.Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке. Монография. - Тула: Изд-во ТГУ, 2000.-228 с. 2.36. 2.37. Головин А.Ю., Дубоносов Е.С. Использование средств массовой информации в раскрытии и расследовании преступлений. - Тула: Изд-во ТГУ, 2001.-77 с. 2.38. 2.39. Грамович Г.И. Научно-технические средства: современное состояние, эффективность использования в раскрытии и расследовании преступлений: Учебное пособие. - Минск.: МВШ МВД СССР, 1989. - 73 с. 2.40.

194

2.38. Григорьев В.Н. Расследование преступлений в чрезвычайных условиях (Правовое обеспечение, организация, методика). Монография. - М.: Академия МВД России, 1994. - 195 с. 2.39. 2.40. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. — М.: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999. - 542 с. 2.41. 2.42. Громов Вл. Дознание и предварительное следствие (теория и техника расследования преступлений). - М., 1925. - 234 с. 2.43. 2.44. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. -М.: ЛекстЭст, 2002. - 1088 с. 2.45. 2.46. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. - М.: Юридическая литература, 1990. - 303 с. 2.47. 2.48. Доля Е.А. Использование в доказывании информации результатов оперативно-розыскной деятельности. - М.: Спарк, 1996. — 188 с. 2.49. 2.50. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. — Свердловск: Издательство Уральского университета, 1987. — 163 с. 2.51. 2.52. Драпкин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика отдельных следственных действий: Учебно-практическое пособие / МВД РФ. Екатеринбургская высшая школа. — Екатеринбург, 1994. - 32 с. 2.53. 2.54. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. - Минск, 1979. - 128 с. 2.55. 2.47. Ермолович В.Ф. Криминалистическая характеристика пре ступлений. - Минск: Алмафея,2001.-304 с.

2.48. Ермолович В.Ф., Ермолович М.В. Построение и проверка версий. - Минск: Алмафея, 2000. - 176 с. 2.49. 2.50. Еникеев М.И., Черных Э.Я. Психология следователя: Учебное пособие. - М.: ИМПЭ, 1994. - 157 с. 2.51. 2.52. Жбанков В.А. Тактика следственного осмотра. - М.: Акад. МВД РФ, 1992. 2.53. 2.54. Жбанков В.А. Методика расследования бандитизма. - М., 1995. -31 с. 2.55.

195

2.52. Жбанков В.А. Методика расследования бандитизма. Лекция (изд. второе). - М: МЦ при ГУК и КП МВД России, 1998. - 20 с. 2.53. 2.54. Жердев В.А., Комиссаров В.И. Расследование серийных корыстно- насильственных преступлений, совершенных организованными группами, на первоначальном этапе. - М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2002. - 160 с. 2.55. 2.56. Закатов А.А. Розыскная деятельность: Учебное пособие. — Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988. - 39 с. 2.57. 2.58. Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. — М.: МЦ при ГУК МВД РФ, 1998. - 36 с. 2.59. 2.60. Земскова А.В. Правовые проблемы использования оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Монография. - Волгоград: ВЮИ МВД России, 2000. - 172 с. 2.61. 2.57. Зуйков Г.Г. Поиск по признакам способа совершения преступ ления. - М.: ВШ МВД СССР, 1970. - 191 с.

2.58. Илларионов В.П. Переговоры с преступниками (правовые, организационные, оперативно-тактические основы). — М.: ЮИ МВД РФ, 1994. -127 с. 2.59. 2.60. Казикян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. - Ереван, 1987. - 216 с. 2.61. 2.62. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Издательство Уральского университета, 1992.- 175 с. 2.63. 2.64. Карнеева Л.М., Ордынский С.С, Розенблит С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. - М.: Юридическая литература, 1958. - 206 с. 2.65. 2.66. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе: Учебное пособие. - М.: УМЦ, 1994. - 47 с. 2.67. 2.68. Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). — М., 1994. 2.69.

196

2.64. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном процессе. - М.: Юристъ, 1995. - 187 с. 2.65. 2.66. Кириллов СИ. Общеуголовная корыстно-насильственная преступность: проблемы теории и методологии. - Коломна: КПИ, 1999. - 229 с. 2.67. 2.68. Климов И.А., Вербовой В.Т. Правовые и организационные основы борьбы с организованной преступностью и коррупцией: Учебное пособие. - М.: Юридический институт МВД РФ, 1994. - 124 с. 2.69. 2.70. Колесниченко А.Н., Коновалова В.Е. Криминалистическая характеристика преступлений. - Харьков, 1985. 2.71. 2.72. Комиссаров B.C. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против безопасности общества по новому УК РФ.-М., 1997. 2.73. 2.74. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации./ Под ред. Скуратова Ю.И. и Лебедева В.М. Изд.З-е. - М., НОРМА - ИНФРА, 1999.-896 с. 2.75. 2.76. Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. Учебное пособие. - Волгоград, 1988. - 20 с. 2.77. 2.78. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам. - М., 2000. 2.79. 2.80. Корухов Ю.Г. Правовые основания применения научно-технических средств при расследовании преступлений. - М., 1974. - 48 с. 2.81. 2.82. Криминалистика./ Под ред. С. А. Голунского. - М., 1959. - 462 с. 2.83. 2.84. Криминалистика. Т.2. / Под ред. Р. С. Белкина, В. П. Лаврова, И. М. Лузгина. М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - 454 с. 2.85. 2.86. Криминалистика. /Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. -М., 1994.-528 с. 2.87. 2.88. Криминалистика./ Под ред. Яблокова Н.П. - М.: Издательство БЕК, 1995.-689 с. 2.89. 2.90. Криминалистика. / Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского. - М.: Изд-во «Спарк», 1998. - 543 с. 2.91.

197

2.78. Криминалистика./ Под ред. проф. Р.С.Белкина. - М: НОРМА-ИНФРА-М, 1999.-971 с. 2.79. 2.80. Криминалистика./ Под ред. проф. А. Ф. Волынского. - М.: ЮНИТИ, 1999.-615 с. 2.81. 2.82. Криминалистика./ Под ред. А.В. Дулова. - СПб.: НКФ «Экопер-спектива», 1996. -412 с. 2.83. 2.84. Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. / Под ред. проф. В.Д.Грабовского, доц. А.Ф.Лубина. - Н.Новгород, 1995.-643 с. 2.85. 2.86. Криминалистика./ Под ред. проф. В.А. Образцова. - М.: Юристъ, 1999.-733 с. 2.87. 2.88. Криминалистика: Методика расследования преступлений новых видов, совершаемых организованными преступными сообществами. - М.: МИ МВД России, 1999. - 392 с. 2.89. 2.90. Криминалистика. Тактика, организация и методика расследования преступлений. / Под ред. А.П. Резвана, М.В. Субботиной. — Волгоград: ВА МВД РФ, 2001. - 144 с. 2.91. 2.92. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. / Под ред. проф. Т.В.Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. - М.: Новый юрист, 1997. - 400 с. 2.93. 2.94. Криминалистическая характеристика преступлений. Сборник научных трудов. - М.: ВИпИПиРМПП, 1984. - 106 с. 2.95. 2.96. Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. - Ульяновск: УлГУ, 1994. — 256 с. 2.97. 2.98. Кустов A.M. Криминалистика и механизм преступления. - Москва - Воронеж, 2002. - 300 с. 2.99. 2.100. Лавров В.П. Расследование организованной преступной деятельности. — Ставрополь: Ставропольский ун-т, 1996. - 43 с. 2.101. 2.102. Лавров В.П., Сидоров В.Е. Расследование преступлений по горячим следам. - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - 56 с. 2.103.

198

2.91. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование. Организация. - М.: Юридическая литература, 1970. - 223 с. 2.92. 2.93. Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юридическая литература, 1976. - 199 с. 2.94. 2.95. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.: Юридическая литература, 1986. - 159 с. 2.96. 2.97. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. — М.: Юридическая литература, 1973. - 213 с. 2.98. 2.99. Лузгин И.М., Лавров В.П. Способ сокрытия преступления и его криминалистическое значение. - М., 1980. - 36 с. 2.100. 2.101. Лузгин И.М., Лавров В.П. Криминалистическая сущность, средства и методы установления способа сокрытия преступлений. — М.: Академия МВД СССР, 1987. - 78 с. 2.102. 2.103. Лунеев В.В. Преступность XX века. -М., 1997. - 314 с. 2.104. 2.105. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. / Калининградский юридический институт МВД России. — М.: Издательство “Щит - М”, 1999. - 79 с. 2.106. 2.107. Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. - М., 1995. 2.108.

2.100. Научно-практический комментарий Закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации»/ Под ред. Токарева Е.В. - М: Академия МВД РФ, 1993. - 314 с. 2.101. 2.102. Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б., Степанов А.А. Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор: Учебное пособие. — СПб, 1998.-56 с. 2.103. 2.104. Обзорная информация. Зарубежный опыт. Вып.6. Международная уголовная статистика. - М.: ГИЦ МВД РФ, 2000. - 9 с. 2.105.

199

2.103. Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистическая методика. - Хабаровск: ВШ МВД СССР, 1985. -88 с. 2.104. 2.105. Образцов В.А. Криминалистика. Цикл лекций по новой программе курса. - М.: Юрикон, 1994. - 204 с. 2.106. 2.107. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: “Азъ”,1997. -768 с. 2.108. 2.109. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г. Руза). — М.: ЮИ МВД РФ, 1997.-224 с. 2.110. 2.111. Организованная преступность - 4./ Под ред. Долговой А.И. -М.: Криминологическая ассоциация, 1998. - 280 с. 2.112. 2.113. Основы борьбы с организованной преступностью./ Под ред. В.С.Овчинского и др. - М.: Инфра - М, 1996. - 397 с. 2.114. 2.115. Осмотр места происшествия: Практическое пособие./ Под ред. А.И. Дворкина. - М.: Юрист, 2000. - 336 с. 2.116. 2.117. Пан Т.Д. Раскрытие и расследование бандитизма и преступлений, совершаемых бандами. - Томск: Изд-во Томского ун-та, 2000. — 85 с. 2.118. 2.119. Пахомов А.В. Коллекции в правоохранительных органах России - М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2001. — 136 с. 2.120. 2.121. Петелин Б.Я. Организация расследования экономических преступлений, совершаемых организованными преступными группами./ Акад. МВД СССР.-М., 1991.-42 с. 2.122. 2.123. Пещак Ян. Следственные версии. Криминалистическое исследование./ Под ред. А.Р. Ратинова. - М.: Прогресс, 1976. - 226 с. 2.124. 2.125. Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. - СПб.: Питер, 2001. - 146 с. 2.126. 2.127. Плескачевский В.М. Осмотр места происшествия по делам, связанным с применением огнестрельного оружия. - М.: МВД РФ, 1992. 2.128.

200 -96 с.

2.116. Плескачевский В.М. Оружие в криминалистике. Понятие и классификация. - М.: НИПКЦ ВОСХОД, 1999. - 383 с. 2.117. 2.118. Подшибякин А.С. Холодное оружие. Криминалистическое учение. - М.: ЮрИнфоР, 1997. - 238 с. 2.119. 2.120. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие. - М.: Издательство БЕК, 1998. — 208 с. 2.121. 2.122. Пособие для следователя./ Под ред. проф. Н.А. Селиванова. -М.: Лига разум, 1998. - 444 с. 2.123. 2.124. Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности./ Под ред. Н.А. Селиванова и A.M. Дворки-на. - М.: “Лига Разум”, 1999. - 508 с. 2.125. 2.126. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. — М.: Издательство «Юрлитинформ», 2001. —248 с. 2.127. 2.128. Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. -М, 1988.-77 с. 2.129. 2.130. Расследование отдельных видов.преступлений. Учебное пособие. - М.: УМЦ при ГУК МВД России, 1995. - 156 с. 2.131. 2.132. Расследование бандитизма. Методическое пособие. - М.: Изд-во Приоритет, 2000. - 173 с. 2.133. 2.134. Расследование грабежей и разбойных нападений./ Под ред. А.Ю. Головина. - Тула: Изд-во ТГУ, 2001. - 139 с. 2.135. 2.136. Розенталь М.Я. Проверка показаний на месте с использованием звуко- и видеозаписи. - М., 1994. - 121 с. 2.137. 2.138. Российская Е.Р. Оптимизация формы и содержания заключения эксперта на основе базового программного модуля «АТЭКС»: Метод, рекомендации. - М., 1990. - 39 с. 2.139. 2.140. Руководство для следователей./ Под ред. Селиванова Н.А., Снеткова В.А. - М.: Инфра - М ИПК «Лига Разума», 1997. - 732 с. 2.141.

201

2.129. Салтевский М.В., Лысов Н.Н. Криминалистическая фотография, кинематография и видеозапись в правоохранительной деятельности: Учебное пособие./ Под ред. М.В.Салтевского. - Киев: Украинская акад. внут. дел, 1993.-206 с. 2.130. 2.131. Самонов А.П. Психология преступных групп. - Пермь, 1991. -230 с. 2.132. 2.133. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. 2.134. - М.: Юридическая литература, 1982. — 192 с.

2.132. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учебное пособие./ Под общ. ред. Б.М. Смагоринского. - М: УМЦ ГУК МВД РФ, 1994. - 242 с. 2.133. 2.134. Семенцов В.А. Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя. Учебно-методическое пособие. — М.: МЦ МВД России, 1997.-76 с. 2.135. 2.136. Совершенствование тактики доказывания по делам о бандитизме. Учебное пособие./ Гриб В.Г., Фирсаков СВ., Казакова В.А., Лозовиц-кая Г.П. — М.: ВНИИ МВД России, 1998. - 32 с. 2.137. 2.138. Состояние преступности в России за 2000 г. - М.: ГИЦ МВД России, 2001.- 32 с. 2.139. 2.140. Состояние преступности в России за январь - декабрь 2002 г. 2.141. - М.: ГИЦ МВД РФ, - 44 с.

2.137. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 2001 году. Аналитические материалы. - М.: ГОИУ МВД РФ, 2002. - 34 с. 2.138. 2.139. Степичев С.С. Расследование разбоев. - М.: Госюриздат, 1955. 2.140. - 142 с.

2.139. Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Межвузовский сборник научных тру дов. -Свердловск: Свердловский юридический институт, 1989. - 135 с.

202

2.140. Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. - М., 1996. - 512 с. 2.141. 2.142. Устинов B.C. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности: Лекция / МВД РФ. Нижегородская высшая школа. - Нижний Новгород: Нижегородская ВШ МВД РФ, 1993. - 84 с. 2.143. 2.144. Федоров Г.В. Одорология: запаховые следы в криминалистике. - Минск: Амалфея, 2000. - 142 с. 2.145. 2.146. Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. Монография. - М.: Мир безопасности, 2000. - 157 с. 2.147. 2.148. Холодный Ю.И. Комплексная методика специального психо- физиологического исследования с применением полиграфа: Учебно-методическое пособие. - М., 1995. - 66 с. 2.149. 2.150. Хомколов В.П. Организация и тактика оперативно-розыскного обеспечения деятельности следователя по раскрытию и расследованию преступлений: Лекция. - М.: Академия МВД СССР, 1990. — 20 с. 2.151. 2.152. Чувилев А.А. Использование следователем оперативно-розыскной информации. Учебное пособие. - М.: Академия МВД РФ, 1992. -52с. 2.153. 2.154. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учебное пособие. - М.: Право и закон, 1997. 2.155. 2.156. Шеслер А.В. Криминологические аспекты групповой преступности: Монография. - Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 1999. - 178 с. 2.157. 2.158. Шейфер С.А. Следственные действия: Система и процессуальная форма. - М.: Юридическая литература, 1981. — 127 с. 2.159. 2.160. Энциклопедия преступлений и катастроф. Убийцы и маньяки. -Минск, 1996. 2.161. 2.162. Ярочкин В. Организованная преступность. Откуда исходит угроза.-М., 1995. 2.163.

203

  1. Статьи:

3.1. Аверьянова Т.В., Джаводов Ф.М. К вопросу о субъектах и объек тах экспертного исследования // Актуальные проблемы судебной экспертизы. Труды Академии управления МВД РФ. - М., 1998. С. 43-54.

3.2. Александров О.Н. Деятельность дежурных частей по взаимодействию с населением.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно-практической конференции. Выпуск 2. - Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. - С. 48. 3.3. 3.4. Андреева А., Овчинникова Г. Квалификация бандитизма. // Законность. 1996, № 4. - С. 17. 3.5. 3.6. Антонов А.Н. Соотношение следственных ситуаций с версиями и задачами расследования.// Современные проблемы криминалистики. Под ред. Б.П. Смагоринского. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999. - С. 189-192. 3.7. 3.8. Ахмедова С.Ш., Таршина Т.Л. Соотношение понятий «организованная группа», «преступное сообщество», «банда».// Общественная безопасность и ее законодательное обеспечение. Материалы всероссийской научно-практической конференции. (19-20 апреля 2001 г.). - Астрахань, 2001. -С.118-123. 3.9. 3.6. Бабаева Э., Ефимов И. Противодействие изменению показаний обвиняемыми и свидетелями.// Законность. 1995. №9. - С. 5-8.

3.7. Багаутдинов Ф. Опознание.// Законность. 1999, № 10. — С. 19. 3.8. 3.9. Балакин Е.А., Чернявская Н.В., Юдина Ю.Д. Предупреждать правонарушения помогают СМИ.// Вестник МВД РФ, 1999. № 6. - С. 86. 3.10. 3.9. Бекмурзин М.С. Обеспечение взаимодействия правоохранитель ных органов и населения в борьбе с незаконным оборотом огнестрельного оружия.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование под готовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населени-

204 ем. Материалы международной научно-практической конференции. Выпуск 1. - Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. - С. 208.

3.10. Белаш В. Наивный правдоискатель.// Коммерсантъ Власть. 19.02.2002.-С. 19- 20. 3.11. 3.12. Бояров В.И. Защита свидетелей в уголовном судопроизводстве.// Прокурорская и следственная практика. 1998, № 2. - С. 133. 3.13. 3.14. Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания.// Вопросы совершенствования предварительного следствия. - Иркутск, 1976. - С. 24-31. 3.15. 3.16. Быков В. Банда - особый вид организованной вооруженной группы. // Российская юстиция. №6, 1999. - С. 49. 3.17. 3.18. Ведерников Н.Т. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступления. //Криминалистическая характеристика преступлений: Сборник научных трудов. - М., 1984. - С. 74-78. 3.19. 3.20. Вестник МВД России №1 (54). Спецвыпуск: Материалы заседания коллегии МВД России по итогам деятельности за 2000г. и задачам на 2001г. / Главный штаб МВД России. - М., 2001. - С. 96. 3.21. 3.22. Вечерний В.П., Губанов В.В., Хомколов В.П. Оперативно-розыскное обеспечение предварительного следствия. // Сб. МВД СССР. 1991. № 3 /39/. 3.23. 3.24. Взаимодействие полиции со средствами массовой информации. Организация пресс-конференций, проводимых правоохранительными органами.// Обзорная информация. Зарубежный опыт. — М.: ГИЦ МВД РФ, 1999. Вып. П.- 13с. 3.25. 3.26. Волынский А.Ф. Место происшествия: следы ведут к преступнику.// Советская милиция. 1984, №5. - С. 22-25. 3.27. 3.28. Волынский А.Ф. Специалист-криминалист на выезд! // Советская милиция. 1989, №1. - С. 57-59. 3.29. 3.30. Волынский А.Ф. От лихорадки к полному покою (или муки ведомственной науки). // Советская милиция. 1990, № 6. - С. 8-11. 3.31.

205

3.21. Волынский А.Ф. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений: проблемы и пути их решения. // Проблемы ТКО раскрытия и расследования преступлений. - М., 1994. - С. 3-10. 3.22. 3.23. Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно- практической конференции. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. - С. 93-99. 3.24. 3.25. Волынский В.А. Методические рекомендации по расследованию организации вооруженных банд и бандитских нападений.//Материалы научно-практической конференции. -Тула, 1996. - С. 12-28. 3.26. 3.27. Волынский В.А. Криминалистический учет: от уголовной регистрации преступников к автоматизированной информационно-поисковой системе.// Вопросы совершенствования деятельности милиции в современных условиях. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. - С. 123-132. 3.28. 3.29. Волынский В.А., Попов ИА. Судебная реформа и предварительное расследование в системе МВД РФ: проблемы организации, подготовки кадров.//Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Сборник материалов к 200- летию МВД России. - Ростов — на — Дону, 2002. — С. 62-71. 3.30. 3.31. Гайдук А.П., Пампушко И.П. К вопросу о правовой регламентации применения криминалистической техники в раскрытии преступлений. // Проблемы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Материалы научно-практической конференции. Москва. 28 декабря 1993 г. - М., 1994. - С. 93. 3.32. 3.33. Гаврюнин Г.Ю. Из практики расследования уголовных дел о бандитизме. //Информационный бюллетень СК МВД РФ. № 2(87). - М., 1996. -С. 80. 3.34.

206

3.28. Герасимов И.Ф., Ищенко Е.П. Проблемы программирования действий в начале расследования.// Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск, 1989. - С. 6-7. 3.29. 3.30. Григорьев В.Н. Об основных направлениях первоначального этапа расследования преступлений в чрезвычайных условиях. // Труды Академии МВД Российской Федерации. Актуальные проблемы криминалистического обеспечения расследования преступлений. — М.: Академия МВД России, 1996.-С. 110-119. 3.31. 3.32. Григорьев В.Н. Организованное противодействие судопроизводству и проблемы его нейтрализации (по результатам социологического исследования). // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997.-С. 93-99. 3.33. 3.34. Гришин А.И. Уголовно-процессуальные аспекты взаимодействия органов расследования с населением в борьбе с преступностью.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно-практической конференции. Выпуск 1. - Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. - С. 212. 3.35. 3.36. Горин В.В. Особенности производства обыска по делам о грабежах и разбоях,- совершаемых на водителей автотранспорта. // Современные проблемы криминалистики./ Под ред. Смагоринского Б.П. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999.- С. 55-60. 3.37. 3.38. Давлетов А.А. О доказательственном значении и процессуальном порядке закрепления следователем материалов видео и звукозаписи. // Следователь: теория и практика деятельности. - Екатеринбург. 1995, № 1. -С. 21-34. 3.39.

207

3.34. Демин К.Е. Об использовании криминалистических учетов в раскрытии и расследовании убийств, совершенных наемными лицами. //Проблемы борьбы с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, взрывчатых веществ и их использованием в преступных целях. Материалы научно-практической конференции 7-8 октября 1999г. Тула. - Москва-Тула, 2000. -С. 228-233. 3.35. 3.36. Дзуганов А.А. К вопросу о взаимодействии органов внутренних дел при раскрытии и расследовании преступлений против собственности с палатами по государственной регистрации прав на недвижимость и сделок с ним.// Известия ТГУ. Серия: Современные проблемы законодательства России, юридических наук и правоохранительной деятельности. Под ред. Т.В. Толстухиной, А.Ю. Головина. - Тула, 2001. - С. 56-61. 3.37. 3.38. Дмитриенко М. Уголовные дела о бандитизме.// Законность. 1999, №1.- С. 26- 28. 3.39. 3.40. Драпкин Л.Я., Матвеев М.Г. Организованная преступность: структура, понятие, основные криминалистические аспекты раскрытия и расследования.// Актуальные проблемы борьбы с организованной преступностью. -Екатеринбург, 1992. - С. 85. 3.41. 3.42. Дубровин СВ. Криминалистические версии и планирование расследования преступлений.// Курс лекций по криминалистике. Выпуск 5. — М.:ЮИМВДРФ, 1997.-С. 17-41. 3.43. 3.44. Дулов А.В. О разработке тактических операций при расследовании преступлений // Сборник 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия. - Л., 1972. - С. 23-26. 3.45. 3.46. Еремин СВ., Иванов СВ. О реализации оперативно-розыскной информации при осуществлении расследования по уголовным делам серийного характера.// Академия управления МВД России. Информационный бюллетень №12. - М., 2000. - С. 20. 3.47.

208

3.41. Жбанков В.А. Способы выдвижения и проверки версий о личности преступников./ Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 39. - М.: Юридическая литература, 1983. - С. 24-29. 3.42. 3.43. Жбанков В.А. К вопросу изучения личности руководителей организованных преступных формирований.// Проблемы технико-криминалистического раскрытия и расследования преступлений. Материалы научно-практической конференции. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. -С. 137-139. 3.44. 3.45. Заболоцкая А.Г., Пазухин СБ. Особенности расследования преступлений, совершаемых бандформированиями.// Современные проблемы криминалистики. Сборник./ Под ред. Смагоринского Б.П. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999.-С. 161- 165. 3.46. 3.47. Злобин Г.А., Яни С.А. Проблема полиграфа. // Проблемы совершенствования советского законодательства: Труды ВНИИСЭ МЮ СССР. - М., 1976. Вып.6. - С.130- 135. 3.48. 3.49. Зуйков Г.Г. Криминалистическое понятие и значение способа совершения преступления.// Труды ВШ МООП СССР. - М., 1967. №15. — С. 53-74. 3.50. 3.51. Зуйков Г.Г. Способы сокрытия и уклонения от ответственности. // Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления: Сб. трудов МФЮЗО при Академии МВД СССР. - М., 1984. -С. 30-31. 3.52. 3.53. Ивахненко A.M. Вооруженность как признак бандитизма. // Научные исследования высшей школы: Материалы научно-практической конференции. - Тюмень, 1995. - С. 78-80. 3.54. 3.55. Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях (уголовно- процессуальные и криминалистические аспекты). — М., 1990. - С. 47. 3.56. 3.57. Кабанов П.П. Процессуальный статус информации, получаемой с помощью научно-технических средств при расследовании преступлений. // Труды Академии МВД СССР. - М., 1990. 3.58.

209

3.50. Казинский Н.Е. Особенности действия бандитских группировок в современных условиях (по опыту ведения антитеррористической операции в Северо-Кавказском регионе)./Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Свершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаи- модействию с населением. Материалы международной научно-практической. конференции. Выпуск 3. - Смоленск: Смоленский регион IPA. 2001. - С. 76-83. 3.51. 3.52. Карагодин В.Н. Криминалистическое значение данных о способе сокрытия преступления. // Правоведение. 1990. №2. - С.92-96. 3.53. 3.54. Квашис В., Вавилова Л. Поможем жертвам преступлений.// Российская юстиция. 1994, № 4. - С. 48. 3.55. 3.56. Климов И.А., Синилов Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 года, г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997. - С. 20-27. 3.57. 3.58. Колесниченко А.Н. Следственная ситуация: опорные вопросы понятия и возможное решение проблемы.// Криминалистические проблемы пространственно- временных факторов в методике расследования преступлений. - Иркутск, 1983. - С.29-33. 3.59. 3.60. Коломацкий В.Г. Система криминалистического обеспечения деятельности ОВД. // Актуальные проблемы криминалистического обеспечения расследования преступлений: Труды Академии./ Ред. кол.: Т.В.Аверьянова, Р.С.Белкин и др. - М., 1996. - С. 14-24. 3.61. 3.62. Комиссаров В. Предъявление для опознания живых лиц.// Законность. 1994, № 9. - С. 33. 3.63. 3.64. Комиссарова Я.В. Тактика допроса. // Тактика следственных действий. - Саратов, 2000. - С. 90-110. 3.65.

210

3.58. Корухов Ю.Г. Значение результатов применения научных и технических средств в доказывании по уголовным делам. // Информационный бюллетень №9. Академия управления МВД России. - М., 1999. - С.3-4. 3.59. 3.60. Кузнецов П.С. Применение АДИС «Папилон» в практике расследования преступлений. // Современные проблемы криминалистики. Межвузовский сборник научных трудов. / Под ред. Смагоринского Б.П. — Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999. - С. 65-69. 3.61. 3.62. Кукушкин Ю.А. Доклад на инструктивном совещании руководителей следственных аппаратов. // Бюллетень ГСУ МВД СССР, 1989. № 5 (62).-С. 13-28. 3.63. 3.64. Лавров В.П. Криминалистическая классификация способов сокрытия преступления // Криминалистическая сущность, средства и методы установления способов сокрытия следов преступления. Сб. науч. труд. МФЮЗО при Академии МВД СССР. - М., 1987. - С. 15-28. 3.65. 3.66. Лавров В.П. Учение о способе преступления. Криминалистическая характеристика преступлений. // Курс лекций по криминалистике. Под. ред. А.Ф.Волынского. Вып. 10. - М.: Юридический институт МВД России, 1999.-С. 75-91. 3.67. 3.68. Лебедев С.Я. Что делать с преступностью: бороться или контролировать?// Криминологический журнал. Ноябрь 2001, №1. - С. 38-39. 3.69. 3.70. Леви А.А. Как достичь объективного отражения показаний в процессе доказывания // Российская юстиция. 1995. №9. - С.26-27. 3.71. 3.72. Лузгин И.М. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о сокрытии преступлений. // Криминалистическая характеристика преступлений. Сборник научных трудов. - М., 1984. - С. 25-31. 3.73. 3.74. Лузгин И.М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций. // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. - М.: ВЮЗШ, 1991. - С. 12-30. 3.75.

211

3.67. Мархотин В.И., Дилоян В.А. Проблемы уголовно-правовой характеристики бандитизма как основного состава для квалификации организованной преступной деятельности.// Общественная безопасность и ее законодательное обеспечение. Материалы всероссийской научно-практической конференции. (19-20 апреля 2001 г.). -Астрахань, 2001. - С.81-84. 3.68. 3.69. Мешков В.М. К вопросу о централизации оперативно-справочных и криминалистических учетов правоохранительных структур. // Е.Ф. Буринский и современная криминалистика. - Ижевск: Удмуртский ГУ, 2000.-С. 147-153. 3.70. 3.71. Носов А.В. Планирование и программирование расследования уголовных дел.// Современные проблемы расследования и профилактики преступлений. Сборник научных трудов. - Волгоград: В А МВД РФ, 2001. — С. 16-21. 3.72. 3.73. Образцов А.В. Применение и использование видеозаписи на предварительном следствии // Актуальные проблемы криминалистического обеспечения расследования преступлений: Труды Академии / Ред. кол.: Т.В.Аверьянова, Р.С.Белкин (отв. ред.) и др. - М., 1996. - С. 26-30. 3.74. 3.75. Образцов В.А. Допрос: психологические реагенты, проблемы информационного взаимодействия. // Е.Ф. Буринский и современная крими- налистика. - Ижевск: Удмуртский ГУ, 2000. - С. 73-89. 3.76. 3.77. Овчинский А.С. Противодействие организованной преступности в информационно-психологической сфере.// Известия методологического центра профессионального образования и координации научных исследований. - М., 1997. - С. 74. 3.78. 3.79. О защите свидетелей в уголовном процессе. // Борьба с преступностью за рубежом. - М., 1991. № 5. - С. 39-40. 3.80. 3.81. Полупанов И.П., Сенкевич В.В., Горчакова В.О. Характеристика организованной преступности.// Милиция/ полиция/ третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно-практической
конференции. Выпуск 3. - Смоленск: Смоленский 3.82.

212 практической конференции. Выпуск 3. - Смоленск: Смоленский регион IPA. 2001.-С. 107-113.

3.75. Рашков П. В Молдове свидетели будут защищены. // Прокурорская и следственная практика. 1998, № 3. - С. 99-100.; 3.76. 3.77. Ринглер С. Расследование и уголовное преследование высокопоставленных должностных лиц государства: практические соображения американского прокурора./ Проблемы борьбы с коррупцией. Сборник статей. Под ред. С. Ринглер, В.А. Власихина. - М.: Учебно-консультативный центр «ЮрИнфоР», 1999.-С. 111. 3.78. 3.79. Российская Е.Р. Криминалистическая регистрация.// Курс лекций по криминалистике. Вып. 4. - М.: ЮИ МВД РФ, 1996. - С. 62-87. 3.80. 3.81. Российский СБ. Организационные аспекты производства обыска в современных условиях./Юбщество и право в новом тысячелетии: Материалы международной научно-теоретической конференции. — М.-Тула: ЮИ МВД России, 2001. Т. 2. - С. 206-212. 3.82. 3.83. Савельев Ю.И., Холодный Ю.И. Психофизиологический метод «детекции лжи» с применением полиграфа: нерешенные проблемы.// Мате- 3.84. з

риалы 1 Всероссийской конференции по психологии российского психологи- ческого общества. - М.: ИП РАН, 1996. Т.2. Вып. 4. - С. 27-29.

3.80. Сенчик Н.А. Криминалистическая характеристика преступления // Криминалистика и судебная экспертиза. 1983. Вып. 26 - С.26-31. 3.81. 3.82. Сергеева Л. Конец банды Тита? // Щит и меч. 1999. 8 апреля. 3.83. 3.84. Снетков В.А. Деятельность специалиста при производстве следственных действий.// Е.Ф. Буринский и современная криминалистика. — Ижевск: Удмуртский ГУ, 2000. - С. 121. 3.85. 3.86. Соловьев А.Б. Использование системного подхода при изучении эффективности следственных действий (процессуально- криминалистические исследования).//Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 43.- М., 1985.-С. 60. 3.87.

213

3.84. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности ОВД и ВВ в 1999 году. Аналитические материалы. / ГОИУ МВД РФ, - М., 2000. - С. 78. 3.85. 3.86. Статкус В.Ф. Новые условия требуют новых решений // Профессиональная подготовка кадров в учебных заведениях МВД России: проблемы, пути их решения. - М.: ЮИ МВД РФ, 2000. - С. 21-26. 3.87. 3.88. Степичев С.С. Расследование грабежей и разбоев.// Руководство по расследованию преступлений. - М., 1967. - С. 420-423. 3.89. 3.90. Сулейменов С.А., Бордиловский Э.И., Бугай В.В., Хачароев Х.Д. К вопросу о сущности оперативно-розыскного обеспечения процесса расследования преступлений. // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел. - М., 1997. 3.91. 3.92. Танасевич В.Г. Значение криминалистической характеристики преступлений и следственных ситуаций для методики расследования преступлений.// Актуальные проблемы советской криминалистики. — М., 1980. — С. 83-93 3.93. 3.94. Ткачев Н., Миненок М. Объединения преступников: формы и специфические признаки // Социалистическая законность. - 1991. - №12. — С. 9-13. 3.95. 3.96. Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия организованной преступности.// Криминалистические средства и методы исследования преступлений. - Воронеж, 1999. Вып. 10. - С. 130. 3.97. 3.98. Укрепление взаимодействия полиции с населением.// Обзорная информация. Зарубежный опыт. - М.: ГИЦ МВД РФ, 2000. Вып. 13. - 9 с. 3.99. 3.100. Филиппов А.Г. К вопросу о тактике следственных действий // Актуальные вопросы использования достижений науки и техники в расследовании преступлений ОВД (вопросы криминалистики): Труды Академии МВД СССР. - М., 1990. - С. 80-86. 3.101. 3.102. Фочкин О. Суд постановил: Радчиков не виновен // Московский комсомолец. 2000. 22 января. 3.103.

214

3.94. Хайруллин Ф.А. Опыт и рекомендации по обеспечению безопасности свидетелей и потерпевших в уголовном процессе. // Прокурорская и следственная практика. 2000, № Vi. - С. 122. 3.95. 3.96. Хауэрд К., Берк Т. Банды на железной дороге.// Переводы материалов о практике деятельности правоохранительных органов зарубежных стран. №10. - М.: ГИЦ МВД РФ, 1999. - С. 7-11. 3.97. 3.98. Холодный Ю.И. Перспективы использования полиграфа в ходе допроса. // 50 лет в криминалистике (к 80 — летию со дня рождения Р.С. Белкина): Материалы международной научной конференции. — Воронеж: ВГУ, 2002.-С. 286-291. 3.99. 3.100. Чечель Г.И. Спорные вопросы квалификации бандитизма.// Общественная безопасность и ее законодательное обеспечение. Материалы всероссийской научно-практической конференции. (19-20 апреля 2001 г.). — Астрахань, 2001. - С. 61-65. 3.101. 3.102. Шешуков М.П. Латвийское законодательство о защите лиц, содействующих правосудию по уголовным делам.// Государство и право. 1999, №2.-С. 85. 3.103. 3.104. Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Ответственность за бандитизм: проблемы квалификации. // Законность. 1994, № 5. - С. 7. 3.105.

3.100. Шурухнов Н.Г. Классификация следственных ситуаций. В кн. Криминалистика (актуальные проблемы). - М., 1998. — С. 3.101. 3.102. Шурухнов Н.Г. Правовые формы и основные направления сотрудничества правоохранительных органов в борьбе с преступностью.// Общество и право в новом тысячелетии: Материалы конференции. В 2 т. — М. — Тула: ЮИ МВД России, 2001. - Т. 2. - С. 338-339. 3.103. 3.104. Шутемова Т. Особенности доказывания банды. // Законность. 1999, №9.-С. 15-16 3.105. 3.106. Шушкевич И.Ч. Концептуальные основы обеспечения взаимодействия полиции/милиции с общественностью.// Милиция/ полиция третьего тысячелетия. Совершенствование подготовки сотрудников органов 3.107.

215 внутренних дел к взаимодействию с населением. Материалы международной научно-практической конференции. Выпуск 1. — Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001.-С. 22, 30.

3.104. Эйсман А.А. О содержании понятия криминалистической характеристики преступления. // Криминалистическая характеристика преступлений. Сборник научных трудов. М., 1984. - С. 99-100. 3.105. 3.106. Яблоков Н.П. Максимальное использование научно-технических возможностей криминалистики и других наук при расследовании - один из залогов успешной борьбы с организованной преступностью // Проблемы технико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. - М., 1994. - С. 15-18. 3.107. 3.108. Яблоков Н.П. Способы противодействия следствию при раскрытии преступлений. //Основы борьбы с организованной преступностью. — М., 1996.-С. 281-288. 3.109. 3.110. Яблоков Н.П. О способах преодоления противодействия расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами //Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно-практической конференции. - М., 1997. - С. 43-45. 3.111. 3.112. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений как составная часть общей криминалистической теории.// Вестник МГУ. Серия «Право». 2001, №2. - С. 3. 3.113. 3.114. Ялышев С.А. Теория и практика криминалистической регистрации в современной ситуации.//Информационный бюллетень № 12. - М.: Академия управления МВД России, 2000. - С. 44. 3.115.

216 4. Диссертации и авторефераты:

4.1. Аверьянова Т.В. Методы судебно-экспертных исследований и тенденции их развития: Автореферат дисс. …докт. юрид. наук. - М., 1994. -45 с. 4.2. 4.3. Бейтуганов Х.А. Особенности расследования преступлений, совершаемых организованными преступными сообществами, в условиях Северо-Кавказского региона: Дисс. …канд. юрид. наук. - М., 2001. - 244 с. 4.4. 4.5. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления: Дисс. …канд. юрид. наук. - М., 1997. - 210 с. 4.6. 4.7. Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений: Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1992. - 354 с. 4.8. 4.9. Варфоломеев СВ. Противодействие расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, и криминалистические методы его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2002. - 184 с. 4.10.

4.6. Вандер М.Б. Проблемы совершенствования научно-технических средств и их применения в процессе доказывания по уголовным делам: Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1994. - 66 с. 4.7. 4.8. Волынский А.Ф. Концептуальные основы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений: Автореферат дисс. …докт. юрид. наук. - М., 1999. - 64 с. 4.9. 4.10. Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития криминалистической техники (Исторический, гносеологический и социальный аспекты проблемы): Дисс. …докт. юрид. наук. - М., 2001. - 417 с. 4.11.

4.9. Демин К.Е. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования убийств, совершенных наемными лицами: Дисс. …канд. юрид. наук. - М., 2001. - 201 с. 4.10. 4.11. Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций. Дисс. … докт. юрид. наук. — Свердловск, 1987. 4.12.

217

4.11. Дробатухин B.C. Кибернетическое моделирование при расследовании преступлений. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. — М., 1998.-27 с. 4.12. 4.13. Жбанков В.А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике. Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1995. 4.14. 4.15. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по расследованию преступлений и тактика его преодоления: Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1992. - 22 с. 4.16. 4.17. Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу. Дисс. …канд. юрид. наук. - СПб., 1996. 4.18. 4.19. Замыцких В.П. Криминологический анализ и предупреждение рецидивных преступлений, совершаемых лицами, отбывшими наказание в виде лишения свободы за корыстно-насильственные преступления. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2000. - 26 с. 4.20. 4.21. Зверев B.C. Взаимодействие следователей с сотрудниками органов внутренних дел на первоначальном этапе расследования грабежей и разбойных нападений, совершаемых в отношении водителей автотранспортных средств (региональный аспект). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 2001. - 29 с. 4.22. 4.23. Зникин В.К. использование оперативно-розыскной информации в уголовно - процессуальном доказывании: Дисс. … канд. юрид. наук. — Томск, 1998. -272 с. 4.24. 4.25. Игнатьева М.В. Процессуальные и организационные вопросы соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. -М., 2000. -23 с. 4.26. 4.27. Кабанов П.П. Правовые и тактические основы использования следователем информации, полученной с помощью научно-технических средств. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1992. - 23 с. 4.28.

218

4.20. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения преодоления противодействия предварительному расследованию: Автореферат дисс. …докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1992. - 45 с. 4.21. 4.22. Карузина В.В. Тактика использования данных о поведении участников уголовного процесса в ходе следственных действий. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - СПб., 1998. - 24 с. 4.23. 4.24. Козлов B.C. Методика расследования разбойных нападений на водителей автотранспортных средств. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1991.-21 с. 4.25. 4.26. Кондрахин С.А. Исходные следственные ситуации по делам о кражах личного имущества граждан и криминалистические методы их разрешения… Дисс. … канд. юрид. наук, - М., 1994. - 24 с. 4.27. 4.28. Логинов Е.А. Теоретические основы тактических операций и их производство на первоначальном этапе расследования умышленных убийств. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1996. — 17 с. 4.29. 4.30. Мазунин Я.М. Тактика выявления и доказывания вины организаторов преступных групп. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1996.- 22 с. 4.31. 4.32. Мешкова B.C. Изобличение лидера (организатора) преступной группы в ее создании и руководстве. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1998. 4.33. 4.34. Мудъюгин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбуждаемым в связи с исчезновением потерпевшего. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1962. - 19 с. 4.35. 4.36. Пампушко И.П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений: Дисс. …канд. юрид. наук. - М., 1996. - 220 с. 4.37. 4.38. Павликов С.Г. Криминалистическая характеристика и первоначальный этап расследования незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2000. - 218 с. 4.39.

219

4.30. Петросян В.О. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан: Дисс. …канд. юрид. наук. -М, 1998.- 186 с. 4.31. 4.32. Прилуцкий Г.Ю. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания в борьбе с корыстно-насильственными преступлениями (правовые, организационные и тактико-методические аспекты). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Краснодар: КЮИ МВД России, 2001. - 26 с. 4.33. 4.34. Рачева Н.В. Ситуационные особенности расследования грабежей и разбойных нападений, совершаемых на открытой местности. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Екатеринбург: УГЮА, 2001. - 23 с. 4.35. 4.36. Романов А.И. Первоначальный этап расследования уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001. -23 с. 4.37. 4.38. Российский СБ. Производство обыска в форме специальной операции. Автореферат дисс. … канд юрид. наук. - М.:, 2002. — 22 с. 4.39. 4.40. Рябков Е.П. Правовые, организационные и тактические вопросы оперативно- розыскного обеспечения предварительного следствия по преступлениям, совершенным группой лиц: Автореферат дисс. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1992. - 26 с. 4.41. 4.42. Сайбараков Н.И. Криминалистические основания и методы построения типовых следственных версий. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук.-М., 1989.-23 с. 4.43. 4.44. Самоделкин СМ. Оперативно-розыскное сопровождение предварительного расследования и судебного разбирательства тяжких преступлений (правовые и организационные вопросы): Автореф. дисс. … канд. юрид. наук.-М., 1994.-22 с. 4.45. 4.46. Семенцов В.А. Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя: Автореферат дисс. …канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994.-20 с. 4.47.

220

4.39. Соловьев Л.А. Расследование разбойных нападений на водителей автотранспорта. Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1996. - 204 с. 4.40. 4.41. Сурыгина Н.Е. Повышение эффективности использования специальных технико-криминалистических познаний в раскрытии и расследовании преступлений. Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1992. - 183 с. 4.42. 4.43. Удовыдченко М.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений (криминалистический аспект). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999.-24 с. 4.44. 4.45. Федоренко А.Ю. Криминалистическая техника в предупреждении и пресечении противодействия раскрытию и расследованию преступлений. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2001. - 201 с. 4.46. 4.47. Федорович В.Ю. Организационные и научно-технические основы использования автоматизированных дактилоскопических идентификационных систем в раскрытии и расследовании преступлений. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. -М., 2000. - 24 с. 4.48. 4.49. Хвыля-Олинтер А.С. Использование криминалистической характеристики преступлений в автоматизированных информационно-поисковых системах технико- криминалистического назначения: Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1995. - 21 с. 4.50. 4.51. Хорунжий С.Н. Следы в криминалистике и особенности их выявления и использования при расследовании групповых преступлений. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Воронеж, 2001. - 20 с. 4.52. 4.53. Хоменко А.Н. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступления и ее роль в расследовании преступлений (по материалам дел об убийствах). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1996. - 24 с. 4.54. 4.55. Цветков СИ. Криминалистическая теория тактических решений. Автореферат дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1992. - 29 с. 4.56.

221

4.48. Шайтанов А.В. Оперативно-техническое обеспечение раскрытия и расследования преступлений органами внутренних дел (методологические, организационные и правовые аспекты). Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1993.-24 с. 4.49. 4.50. Шаталов А.С. Проблемы алгоритмизации расследования преступлений. Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 2000. -411 с. 4.51. 4.52. Шаталов А.С. Проблемы алгоритмизации расследования преступлений. Автореферат дисс. … докт. юрид. наук. - М., 2000. — 35 с. 4.53. 4.54. Шафиков Ю.С. Реализация взаимосвязей «жертва - организованная преступная группа» в деятельности следственных и оперативных работников. Автореферат дисс. канд. юрид. наук. - Санкт-Петербург, 1999. -24 с. 4.55. 4.56. Эрекаев А.Я. Криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования вооруженных разбоев. Дисс. … канд. юрид. наук. — М., 2003. -211 с. 4.57. 5. Иностранная литература:

5.1. Criminal Justise newsletter. An independent report on criminal jastice. Washington, 1993, № 15.

5.2. Shelley L. Eradicating crime groups. // Foreign Service Journal. - 1997.-Sept. P. 19.

222

Приложение 1

АНКЕТА для изучения уголовных дел

Уголовное дело № (следственный);

(архивный).

Местонахождение дела

Возбуждено по ст. УК РФ

Приговор вынесен по ст. УК РФ

Краткая фабула дела

I. Заявление (сообщение) о преступлении. Возбуждение уголовного дела.

1.1. Поводом к возбуждению дела явились:

  1. Заявление (сообщение) о преступлении поступившее:
  • от потерпевшего;
  • от родственников потерпевшего;
  • от сотрудников оперативного аппарата;
  • от иных лиц;
    1. Результаты оперативно-розыскной деятельности.

1.2. Основания для возбуждения уголовного дела:

223

  • наличие одного из предусмотренных ч.ч. 1,2 ст. 140 УПК РФ

поводов;

  • в порядке реализации дел оперативного учета;
  • смешанный вариант - реагирование на уже совершенное преступление сочетается с реализацией материалов оперативно-розыскной деятельности в отношении конкретных членов банды.
  • 1.3. С момента совершения преступления до поступления заявления (сообщения) прошло:

  • от 1 до 2 часов;
  • от 2 до 5 часов;
  • от 5 до 10 часов;
  • от 10 до 24 часов;
  • более суток.
  • 1.4. Причины несвоевременного сообщения о преступлении:

  • потерпевший физически был лишен возможности сообщить о преступлении (убит, связан, похищен и т.д.);
  • потерпевший пытался решить возникшие проблемы самостоятельно;
  • иные причины (указать какие)
  • 1.5. В заявлении (сообщении) о преступлении содержались сведения:

  • о составе и численности преступной группы;
  • о приметах членов преступной группы;
  • о вооружении преступной группы;
  • о способе действий преступной группы;
  • о наличии у преступников транспорта и его приметах;
  • иные сведения (указать какие)
  • 1.6. Изготавливался ли субъективный портрет:

Да. Нет.

1.7. Осуществлялось ли преследование преступников по заявлению (сообщению) о преступлении:

  1. Да, в том числе: 2. Нет.

224

1.1. в срок до 10 часов; 1.2. 1.3. в срок до 24 часов; 1.4. 1.5. свыше 24 часов. 1.6. 1.8. Результата преследования преступников по заявлению (сообщению), если оно осуществлялось:

  • установлены свидетели (очевидцы);
  • установлены дополнительные сведения о преступной группе (ее составе, приметах участников и т.п.);
  • установлены участники преступной группы;
  • задержаны участники преступной группы;
  • достигнуты иные результаты (указать какие)
  • 1.9. Потерпевшими являлись:

  • лица, располагавшие значительными материальными средствами (коммерсанты, банкиры и т.п.);
  • лица среднего достатка;
  • случайные очевидцы преступлений.
  • II. Следственные действия. 2.1. Осмотр места происшествия.

2.1.1. Осмотр места происшествия проводился: 1.Да. .2. Нет. 2.1.2. 2.1.3. Состав следственно-оперативной группы, проводившей осмотр: 2.1.4.

  1. Следователь ОВД.
  2. Следователь прокуратуры.
  3. Оперативный работник.
  4. 3.1. в том числе, подразделения по борьбе с организованной преступностью.

  5. Участковый инспектор.
  6. Эксперт-криминалист.
  7. Эксперт - судебный медик.
  8. Инспектор - кинолог.

225 8. Иные члены СОГ (указать кто)

2.1.3. С момента получения заявления (сообщения) о преступлении до

начала осмотра места происшествия прошло:

  • до 1 часа;
  • от 1 до 3 часов;
  • от 3 до 10 часов;
  • от 10 до 24 часов;
  • свыше 24 часов.
  • 2.1.4. Причины задержки (свыше 1 часа) прибытия следственно- оперативной группы на место происшествия:

  • значительная удаленность места происшествия;
  • отсутствие транспорта;
  • отсутствие требуемых сил;
  • иные (указать какие)
  • 2.1.5. На месте происшествия обнаружены и изъяты следы:

-рук;

  • ног, обуви;
  • транспортных средств;
  • крови;
  • биологических выделений;
  • применения огнестрельного оружия:

  • пули - гильзы - следы повреждений;
  • орудий взлома;
  • запаха;
  • волос, волокон;
  • предметы, утерянные, брошенные преступниками;
  • иные следы (указать какие)
  • 2.1.6. Изготавливались ли слепки следов: Да. Нет.

226

2.1.7. Проводилось ли предварительное исследование следов на месте происшествия:

Да. Нет. Если «да», то указать каких и полученный результат

2.1.8. Использовались ли технико-криминалистические средства: Да. Нет. Если «да», то какие

2.2. Проводились неотложные следственные действия (помимо осмотра места происшествия):

  • допрос потерпевшего;
  • допросы свидетелей;
  • допрос подозреваемого;
  • обыски;
  • освидетельствование обвиняемого, подозреваемого;
  • освидетельствование потерпевшего;
  • предъявление для опознания;
  • очная ставка;
  • назначение экспертиз;
  • иные (указать какие)
  • 2.2.1. Результаты допроса подозреваемых:

  • при первом допросе виновными частично признали;
  • на повторных допросах вину признали частично;
  • отказались в суде от ранее данных признательных показаний;
  • не признали себя виновными вообще.
  • 2.2.2. Поведение лидера в процессе допроса:

  • первоначально отказывались от дачи показаний;
  • впоследствии признавали свою вину;
  • признавали роль организатора.
  • 2.2.3. Количество потерпевших, проходивших по уголовному делу:

227 Из них допрашивались повторно:

2.2.4. Количество свидетелей, проходивших по уголовному делу: Из них допрашивались повторно:

2.2.5. Обыск проводился:

  • по месту жительства подозреваемого (обвиняемого);
  • по месту жительства родственников подозреваемого (обвиняемого);
  • на местах постоянного сбора членов банды;
  • в иных местах .
  • 2.2.6. В состав групп по проведению обыска входили:

-следователь;

  • оперативный работник;
  • кинолог;
  • специалист-криминалист;
  • иные члены СГ (указать кто)
  • 2.2.7. В результате обыска у подозреваемых изъято:

  • огнестрельное оружие, в том числе автоматическое;
  • холодное оружие;
  • похищенное имущество, деньги, драгоценности;
  • предметы их одежды;
  • иные вещи (указать какие)
  • 2.2.8. Состояние огнестрельного оружия:

  • пригодное к использованию;
  • непригодное к использованию.
  • 2.2.9. Проводилось предъявление для опознания:

  • лица;
  • лица по фото;
  • предметов;
  • предметов по фото.

228

2.2.10. Применение технико - криминалистических средств в процессе следственных действий:

^^Техинко-криминалистические ^”\^^ средства

Следственные действия (кол-во)^~~\^ Применялось (кол- во) Не применялось (кол-во) Допрос

Обыск

Освидетельствование

Очная ставка

Предъявление для опознания лица

Предъявление для опознания предметов

2.2.11. Результаты следственных действий.

^^-^.^Результаты следственных —^
действий

Следственные действия (кол-во)^^^\^ Положительный Отрицательный Допрос

Обыск

Осмотр места происшествия

Освидетельствование

Очная ставка

Предъявление для опознания лица

Предъявление для опознания предметов

229 Ш Характеристика банды и ее участников. Способ преступления.

3.1. Данные о подозреваемых:

-~—^^ Подозреваемые Данные
^~~~”~~-— 1 2 3 4 5 6 7 8 Пол

Возраст

Наличие судимости

Образование

Семейное положение

Специальность

Наличие спортивных разрядов

Место работы (службы)

Навыки вождения автомашины

Навыки обращения с огнестрельным оружием

Служба в армии

3.2. Банда сформировалась:

  • на почве постоянного места проживания и общения;
  • на почве совместного совершения преступления в прошлом;
  • в результате случайных, эпизодических связей.
  • 3.3. Период функционирования банды (с момента совершения первого преступления до задержания ее участников):

  • 1-6 месяцев; - 7-12 месяцев; - больше года.

3.4. Состав банды:

  • местные жители;
  • гастролирующие преступники;
  • смешанный.

230

3.5. Способы приобретения оружия:

  • покупка (официальная, неофициальная);
  • хищение оружия у законных владельцев, из магазинов и с оборонных предприятий;
  • приобретено в результате совершения других преступлений;
  • найдено на месте боевых действий;
  • изготовлено в кустарных условиях самим обвиняемым или иными лицами;
  • иное
  • 3.6. Способ подготовки к совершению нападений (описательно)

3.7. Способ совершения нападений (описательно)

3.8. Объекты нападения:

  • предприятия, учреждения, организации;
  • квартиры, жилые дома;
  • транспортные средства;
  • лица в иных местах.
  • IV. Взаимодействие.

4.1. Создавалась следственная группа:

Да. Нет. Если «да», то, сколько времени она просуществовала

4.2. Оперативно - розыскные мероприятия в рамках возбужденного уго ловного дела проводились:

  • по инициативе сотрудников оперативных аппаратов;
  • по поручению следователя.

231

4.3. Оперативно-розыскные данные использовались:

  • в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела;
  • для подготовки и проведения следственных действий;
  • в качестве доказательства по уголовному делу.
  • 4.4. Эксперт-криминалист принимал участие при производстве:

  • осмотра места происшествия;
  • обыска;
  • очной ставки;
  • допроса;
  • предъявления для опознания;
  • иные
  • 4.5. По каким криминалистическим учетам проводилась проверка, ее результаты:

^— Результаты

Виды учета ^^^^^ Положительный Отрицательный Дактилоскопический

Пулегильзотека

Учет разыскиваемого и бесхозного автотранспорта

Учет похищенных и изъятых доку- ментов и номерных вещей

Учет по способу совершения пре- ступлений

Утраченного и выявленного огне- стрельного оружия

Иные

232 V. Противодействие расследованию и меры по его преодолению.

5.1. В деле имеются данные о противодействии расследования.

Да. Нет.

5.2. В чем проявилось противодействие расследованию.

  • изменение показаний потерпевшими;
  • изменение показаний свидетелями;
  • появление лжесвидетелей;
  • ложное алиби;
  • иное (указать что)
  • 5.3. Меры по преодолению противодействия расследованию:

  • дача поручения оперативному аппарату;
  • прослушивание и запись телефонных и иных переговоров;
  • проведение целевых следственных действий;
  • иные (указать какие)
  • 5.4. Имелись ли у преступников связи в структурах власти:

Да. Нет.

VI. Результат первоначального этапа расследования.

  1. Предъявлено обвинение:

1.Да. 2. Нет.

  1. Уголовное дело приостановлено:

по ст. УПК РФ

  1. Уголовное дело прекращено:

по ст. УПК РФ

233

Приложение 2

ОПРОСНЫЙ ЛИСТ

Для следователей и оперативных работников, участвовавших в раскрытии и расследовании

бандитизма

  1. Ваш стаж: службы в правоохранительных органах в должности следователя

  2. Место службы:

2.1. Следователь ОВД. 2.2. 2.3. Следователь прокуратуры. 2.4. 2.5. Оперативный аппарат МВД, УВД. 2.6. 2.7. Оперативный аппарат территориального ОВД. 2.8. 3. Специализируетесь ли Вы по раскрытию и расследованию банди тизма и вооруженных разбойных нападений:

Да. Нет.

  1. В раскрытии и расследовании какого количества уголовных дел по бандитизму или вооруженным разбойным нападениям Вы принимали уча стие за последние 5 лет

  2. Как Вы считаете, адекватна ли существующая система уголовно- процессуального законодательства современному уровню криминализации общества:

-да;

  • нет;
  • не знаю.
    1. Как Вы оцениваете эффективность использования криминалисти ческих учетов в раскрытии и расследовании бандитизма:
  • положительно;
  • отрицательно;
  • не знаю.

234

  1. Как Вы оцениваете эффективность использования СМИ в раскры тии и расследовании бандитизма:
  • положительно, в том числе наиболее эффективно использование телевидения, радио, печати (нужное подчеркнуть);
  • отрицательно;
  • не знаю.
    1. Как Вы оцениваете систему взаимодействия со следователями (оперативными работниками):
  • хорошо;
  • удовлетворительно;
  • неудовлетворительно.
    1. Какова была форма вашего участия в раскрытии и расследовании бандитизма:
  • в порядке обычных повседневных отношений;
  • участие в следственной группе;
  • выполнение отдельных поручений следователя;
  • единоличное расследование уголовного дела без создания след ственной группы.
  1. По каким причинам оперативные работники не передают следователям имеющуюся у них информацию:
  • по соображениям секретности;
  • требует дополнительной проверки, т.к. касается «важных» персон;
  • иные .
    1. При раскрытии и расследовании бандитизма (групповых воору женных нападений) Вам приходилось выявлять и преодолевать противодей ствие:

11.1. Да. 11.2. Нет.

11.1.1. Кто его оказывал:

  • подозреваемый;
  • родственники подозреваемого;
  • соучастники подозреваемого;
  • представители органов власти;
  • представители правоохранительных органов;
  • коллеги по службе;
  • непосредственные руководители;
  • иные лица (указать кто)

235

11.1.2. В ходе каких следственных действий наиболее часто выявляет ся противодействие расследованию:

  • допрос подозреваемого (обвиняемого);
  • допрос свидетелей, потерпевших;
  • очная ставка;
  • предъявление для опознания;
  • обыск;
  • осмотр места происшествия;
  • контроль телефонных переговоров;
  • проведение экспертиз.
  • 11.1.3. С какими способами противодействия вам наиболее часто при ходилось сталкиваться:

  • просьбы;
  • угрозы;
  • шантаж;
  • клевета;
  • подкуп;
  • оказание услуг;
  • утаивание материальных следов преступлений;
  • маскировка материальных следов преступлений;
  • уничтожение материальных следов преступлений;
  • фальсификация материальных следов преступлений;
  • иные (указать какие)
  • 11.1.4. Отмечалось ли Вами использование преступниками в целях противодействия «документов прикрытия»

^”^^^ Характер ^”^-^документа

Документы ^^^^ подлинные поддельные Удостоверения работ- ников милиции

Удостоверения советни- ков представителей за- конодательной и испол- нительной власти

Удостоверения сотруд- ников охранных фирм

Документы руководите- лей коммерческих фирм

236

Опишите один из удачных примеров раскрытия и расследования бан дитизма (групповых вооруженных нападений), указав какие конкретно кри миналистические методы, средства, тактические приемы и комбинации име ли решающее значение

237

Приложение 3 АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА

по результатам изучения уголовных дел и опроса практических работников.

  1. Результаты изучения уголовных дел.

1.1. В ходе диссертационного исследования по специально разрабо танной анкете (приложение - 1) изучено 204 уголовных дела, в том числе — 133 в архивах судов г.г. Москвы, Владимира, Тулы, Калуги, Московской, Владимирской, Тульской, Калужской областей; 71 — в ОВД и прокуратурах этих же регионов. Кроме того, по 42 делам о бандитизме, расследованным в других регионах страны, изучены наблюдательные производства в Следст венном комитете при МВД России. Из числа изученных уголовных дел было возбуждено или позже переквалифицировано по признакам бандитизма (ст. 209 УК РФ) - 87 дел; вооруженного разбойного нападения, совершенного группой лиц по предварительному сговору, либо организованной группой неоднократно (ст. 162 ч. 2, 3 УК РФ) - 117 дел.

В общей сложности по изученным уголовным делам проходило 619 обвиняемых (подсудимых), которым вменялось в вину 892 преступления.

1.2. Характеристика состава банды, ее участников. В абсолютном большинстве случаев (73%) в банде состояло от 3 до 5 человек, реже (18%) — от 6 до 10 человек, более того - 9%.

Банды формируются преимущественно на почве постоянного места проживания и общения их членов — 81 %, из них из числа лиц, совместно отбывавших наказание - 29%.

Период функционирования банд (с момента совершения первого преступления до задержания их членов) характеризуется следующим образом: 1 - 6 месяцев - 42%; 7-12 месяцев - 34%; больше года - 24%.

238 В их составе было 97 % мужчин. Около половины членов банд (48%) в возрасте от 25 до 35 лет; от 18 до 25 лет - 26%; старше 35 лет - 15%; до 18 лет- 11%.

Более половины (56%) членов банд - лица без постоянного источника дохода, 51% - состояли в браке, имели детей; 24% - холосты; 25% - сожители, разведенные. То есть, в значительной части это лица, не имеющие четких социальных ориентиров.

Примерно две трети членов банд (68%) имеют среднее и средне-специальное образование, начальное и неполное среднее — 24%, высшее — 8%. Преобладание лиц со средним и средне - специальным образованием объясняется тем, что таким лицам сложней найти работу, у них занижена самооценка, они менее разборчивы в связях и знакомствах, характере своей деятельности. Все лица с высшим образованием из числа обвиняемых (осужденных) являлись членами организованных групп и преступных сообществ, занимая в них при этом лидирующие позиции. Наличие высшего образования говорит о более высоком интеллектуальном уровне этих лиц, психологических особенностях, присущих лидеру.

Характерно то, что значительная часть членов банд (67%) - местные жители, в том числе, имеющие временную регистрацию на территории тех городов и регионов, где ими совершалось преступление. Только 16% - гастролирующие преступники. Смешанный состав банд отмечается по 17% уголовных дел.

Из числа привлеченных к уголовной ответственности имели навыки: вождения автомашины - 76%; обращения с огнестрельным оружием - 68%. Большинство членов банд (61%) служили в армии, некоторые (3%) - работали в правоохранительных органах, один из четырех имел спортивные разряды. То есть, в основе своей это физически сильные, здоровые люди.

Ранее судимые в составе банд составляют 29%, из них 24% - неоднократно.

239 Способы приобретения оружия членами банды довольно многообразны (в %% от количества фактов изъятия оружия у членов банды):

  • покупка официальная - 12%, неофициальная - 58%. В последнем случае допрашиваемые, как правило, ссылаются на «неизвестных» лиц;
  • хищение оружия у законных владельцев, из магазинов и с оборонных предприятий - 11%;
  • приобретено в результате совершения других преступлений - 8%;
  • найдено на месте боевых действий или в иных местах — 6%;
  • изготовлено в кустарных условиях самим обвиняемым или другими лицами - 5%.
  • Однако эти данные (из протоколов допроса обвиняемых) не всегда подтверждаются следствием и нередко вопрос о способе приобретения оружия (по 42 % изученных нами уголовных дел) остается открытым.

Преимущественно на вооружении бандитов находится холодное (92%) и огнестрельное (63%) оружие. На долю газового оружия приходится всего 12%, пневматического - 4%, взрывных устройств (в основном гранаты) - 3%.

1.3. Способ преступления. Для бандитских групп характерно совершение нападений с использованием одного - двух отработанных способов, наиболее часто из них по изученным уголовным делам использовались:

  • проникновение в жилище путем обмана без использования силовых методов - 88% (от числа таких нападений);
  • нападение на водителей автотранспорта: путем голосования на дорогах - 76%; на стоянках - 11%, иное — 13%.
  • Использование формы и документов сотрудника милиции отмечается по 6% уголовных дел, женщин в качестве «приманок» - 8%. С использованием угнанного автотранспорта было совершено 17% бандитских нападений.

Для бандитских групп характерна тщательная подготовка к нападениям, в частности:

240

  • предварительный сбор сведений о финансовом состоянии учреждения - 51 %, от числа нападений на них;
  • изучение образа жизни и материального положения потерпевших граждан - 46%.
  • Объектами нападения выступали: квартиры, жилые дома - 44%; государственные и коммерческие предприятия, учреждения, организации - 31%; транспортные средства - 22%; иные - 3%.

1.4. Возбуждение уголовного дела. Основания для возбуждения уголовных дел:

  • наличие одного из предусмотренных ч.ч. 1,2 ст. 140 УПК РФ поводов - 79%;
  • в порядке реализации дел оперативного учета в соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» - 12%;
  • смешанный вариант - реагирование на уже совершенное преступление сочетается с реализацией материалов оперативно-розыскной деятельности в отношении конкретных членов банды - 9%.
  • При этом, изначально по ст. 209 УК РФ возбуждалось менее 20% уголовных дел.

Источники информации о бандитских нападениях выглядят следующим образом: заявления потерпевших и их родственников - 82%; установление признаков преступления органом дознания - 12%; выявление признаков преступления в процессе расследования - 4%; иные - 2%. Обращает на себя внимание тот факт, что в 43% случаев в заявлениях потерпевших содержались лишь самые общие сведения о численности группы и приметах лиц, совершивших нападение.

Потерпевшими по изученным уголовным делам преимущественно являлись лица, имеющие в собственности или временном распоряжении значительные материальные средства - 76%. В числе потерпевших оказалось 12% случайных лиц - очевидцев преступлений.

241 Субъективные портреты изготавливались по 3% дел.

Обращает на себя внимание как явно негативный факт, что сообщение о совершенном преступлении в течение 1 часа поступает в ОВД только по 11 % бандитских нападений; в пределах 2 часов - еще 14%. Основная часть заявлений поступает от 2 до 5 часов - 28% и от 5 до 10 часов — 26%. От 10 до 24 часов - 18%, более суток - 3%.

Для стадии возбуждения уголовных дел характерна следственная ситуация, когда преступники с места происшествия скрылись - 96%; их задержание на месте происшествия отмечается в основном, когда реализуются материалы оперативной разработки и проводится специальная операция. По горячим следам преступники, скрывшиеся с места преступления, задерживались лишь по 6% преступлений, совершенных членами банды.

1.5. Взаимодействие субъектов раскрытия и расследования преступлений. Следственные группы создавались для раскрытия и расследования 83 % изученных уголовных дел.

По изученным уголовным делам оперативно-розыскные данные использовались:

  • в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела — 12%;

  • для подготовки и проведения следственных действий -19 %;
  • в качестве доказательства по уголовному делу - 6 %.
  • В рамках уже возбужденного уголовного дела оперативно-розыскные данные поступали следователю по 32% уголовных дел (не считая работу с задержанными), из них по инициативе сотрудников оперативных аппаратов — по 17% уголовных дел, остальные в порядке выполнения поручений следователей.

Участие эксперта-криминалиста в производстве следственных действий характеризуется следующими данными: осмотр места происшествия -89% от общего количества этого следственного действия, обыск - 11%, иные

242 следственные действия - 9%. При осмотре места происшествия в 22% уго- ловных дел привлекались специалисты - судебные медики.

Использование учета по способам совершения преступлений помогло раскрыть преступления, совершенные бандами по 8% дел. По изученным уголовным делам установлено, что в 26% случаев обращения следователей в информационные центры была получена криминалистически значимая информация, имеющая большое значение для раскрытия и расследования бандитских нападений.

1.6. Следственные действия.

Осмотр места происшествия проводился практически по всем уголовным делам. Следственная группа прибывает на место происшествия преимущественно (48%) в течение первого же часа после поступления сообщения в правоохранительные органы, в период от 1 до 3 часов - 31%, от 3 до 10 часов 12%, в течение 10-24 часов — 7%, единичны случаи прибытия следственной группы по истечении суток — 2%.

С места происшествия изымались (от числа осмотров мест происшествий) следы: рук - 36%, ног - 7%, транспортных средств — 4%, огнестрельного оружия — 11%о, холодного оружия - 17%, иных орудий и средств преступления - 18%; следы - предметы (средства маскировки, оружие, части взрывных устройств и т.п.) - 12%; следы - вещества: слюна, кровь - 3%, почва - 2%, микрообъекты различного происхождения - 8%. Запаховые следы изымались по 3% дел. Слепки следов изготавливались по 19% дел.

Технико - криминалистические средства применялись практически во всех случаях осмотров мест происшествий с участием экспертов-криминалистов.

По 14%> дел расширенные границы осмотра места происшествия позволили обнаружить и изъять предметы, брошенные или случайно выроненные преступниками.

243

Освидетельствование обвиняемых и подозреваемых проводилось по 2% дел; потерпевших - по 46% дел. Его результаты, как правило, имели важное значение для выяснения обстоятельств дела, в частности, для установления характера интенсивности насилия в отношении потерпевших. Тем не менее, лишь в 1,8 % случаев производства этого следственного действия изымались микрочастицы.

Допрос. Только 7% подозреваемых при первом допросе частично признали себя виновными; на повторных допросах - 48%; из них в суде отказались от ранее данных признательных показаний — 22%; вообще виновными себя не признали - 11%.

Повторно это следственное действие проводилось в отношении 52% допрошенных ранее свидетелей и 83% потерпевших. В процессе следствия и судебного разбирательства 24% свидетелей и 18% потерпевших изменили свои показания в пользу обвиняемых.

Лидеры бандитских групп первоначально отказывались от дачи показаний - 14% уголовных дел, впоследствии признавали вину полностью или частично — 77%; роль организатора признавали - 64%.

Обыск проводился: по месту жительства обвиняемых — по всем уголовным делам; по месту жительства близких родственников — 89 % дел. Первичный обыск по изученным делам проводился, как правило, в течение первых суток после задержания подозреваемых (85%). Повторные и дополнительные обыски производились по 57% уголовных дел.

Применение технико-криминалистических средств в процессе обыска отмечается по 9% дел.

В качестве объектов, обнаруживаемых при проведении обыска, чаще всего выступают оружие и средства маскировки, похищенное во время нападений имущество, деньги, документы.

Предъявление для опознания проводилось по 95% уголовных дел. При этом, для опознания предъявлялись лица в натуре - 34%; по фотографии - 14%; иные объекты в натуре - 38%; иные объекты по фото - 9 %.

244

Положительный результат опознаний отмечается в 52 % этого следственного действия.

Очная ставка проводилась практически по всем уголовным делам, из них с положительным результатом в 79% случаев.

  1. Результаты опроса следственных и оперативных работников.

2.1. В процессе исследования было опрошено всего 187 практических работников, в том числе сотрудников органов предварительного следствия — 98, оперативных сотрудников - 89. Абсолютное большинство респондентов (91%) считают, что система уголовно-процессуального законодательства в нашей стране не адекватна современному уровню криминализации общества и нуждается в совершенствовании. 2.2. 2.3. Возможности криминалистических учетов почти половина респондентов (49 %) оценили отрицательно; только 48% признают полезность использования их возможностей в раскрытии и расследовании бандитизма. 2.4. Довольно много респондентов (43%) самокритично указали на слабое знание системы криминалистических учетов.

2.3. Состояние взаимодействия оценивается как хорошее — 16% оп рошенных, удовлетворительное - 49%, неудовлетворительное — 35%. Из чис ла оперативных работников 77% признали, что по различным причинам не передают следователю всю полученную из негласных источников информа цию по соображениям: секретности (42%), необходимости ее дополнитель ной проверки, поскольку она касается «важных» или «нужных» людей — 18%; по иным причинам - 17%.

78 % опрошенных считают довольно эффективным использование в своей деятельности средств массовой информации (СМИ). На эффективность использования телевидения в раскрытии и расследовании бандитизма указало 67% опрошенных.

245

2.4. В составе следственных групп работали 79% респондентов. При этом, значительная часть из них (63%) в пределах 1 месяца; до 6 месяцев -34%; свыше того - 3%. 2.5. 2.6. Данные о противодействии. В числе следственных действий, при которых наиболее часто выявляется противодействие расследованию, согласно наблюдению респондентов можно выделить: допрос обвиняемого (подозреваемого) - 94%; контроль и запись телефонных переговоров - 85%; очная ставка — 61%; допрос свидетелей (очевидцев) — 26%; обыск - 16%; предъявление для опознания - 9%, проведение экспертиз — 7%; осмотр места происшествия - 4%. 2.7. В качестве наиболее распространенных способов противодействия респондентами отмечаются: оказание «давления» на следователей и оперативных работников (94%), изменение признательных показаний обвиняемым (92%), «давление» на свидетелей с требованием отказа от своих первоначальных показаний (86%), уничтожение, фальсификация материальных следов преступлений (83%), искусственное затягивание сроков расследования (68%) и другие.

По мнению опрошенных субъектами противодействия являются: -сами преступники — 87%;- родственники преступников — 46%;- связи тех и других — 23%.

В целях противодействия расследованию практически все респонденты отметили использование членами организованных преступных групп и банд «документов прикрытия», в частности: удостоверения советников и консультантов представителей исполнительной и законодательной власти — 86%, удостоверения работников милиции - 97%, документы руководителей коммерческих фирм - 94%, удостоверения сотрудников охранных фирм -84%. Почти одна треть указанных документов (28% от их общего числа) были подлинные.