lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Назаров, Владислав Иванович. - Проблемы расследования уголовных дел, связанных с захватом заложников: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 169 с. РГБ ОД, 61:03-12/1188- 2

Posted in:

V. Db

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО- ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ»

На правах рукописи

НАЗАРОВ ВЛАДИСЛАВ ИВАНОВИЧ

ПРОБЛЕМЫ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ЗАХВАТОМ ЗАЛОЖНИКОВ

Специальность 12.00.09-уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель

Заслуженный деятель науки Российской

Федерации, доктор юридических наук,

профессор

К. К. Горяинов

Москва - 2003

te^y* teo &Г J?<?jr<p3

2

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗАХВАТА ЗАЛОЖНИКОВ 14

§ 1. Уголовно-правовая характеристика захвата заложников 14

§ 2. Криминалистическая характеристика преступлений, связанных с захватом заложников 33

ГЛАВА II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ И МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ЗАХВАТА ЗАЛОЖНИКОВ 52

§ 1. Организация расследования преступлений, связанных с захватом заложников 52

§ 2. Тактические операции на месте захвата и перемещения заложни ков 63

§ 3. Тактика проведения первоначальных следственных действий 77

§ 4. Тактика проведения отдельных следственных действий на после дующем этапе расследования 89

ГЛАВА III. МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В БОРЬБЕ С ЗАХВАТОМ ЗАЛОЖНИКОВ ]24

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 139

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 143

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность настоящего исследования определяется комплексом правовых, общественно-политических, экономических и нравственных проблем, возникающих как в российском обществе, так и во всех странах мира в связи с усилением террористической деятельности, одним из проявлений которой является захват заложников. Эта категория преступлений характеризуется разнообразием мотивации, связанной как с личностными (чаще всего корыстными) мотивами, так и с выдвижением политических требований (захват заложников чеченскими бандформированиями в гг. Бу- денновске, Кизляре).

Зачастую захват заложников сопровождается иными проявлениями террористической деятельности, совершением тяжких преступлений против личности. Поэтому борьба с захватом заложников не только входит в содержание борьбы с наиболее опасными преступлениями, но и противо- действием терроризму, к которому в настоящее время приковано внимание всего мира.

Согласно Федерального законодательства России борьба с террористической деятельностью включает комплексные меры борьбы с захватом заложников.

В настоящее время в круг преступлений террористического характера составы, предусмотренные ст.ст.205-208, 277, 360 УК РФ. В ст. 3 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» к терроризму относится в том числе и насилие или угроза его применения в отношении физических лиц, создающие опасность для жизни людей . Реализация положений данного закона требует проведения широких исследований по данной проблеме, в том числе и криминалистических.

Надо отметить, что в России наблюдается непрерывный рост таких преступлений. За период с 1997 по 2001 г. их число увеличилось более чем

1 Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом».

4 в три раза - с 1544 до 5849, а число выявленных лиц, причастных к терро- ристической деятельности - с 419 до 761. Несмотря на то, что за последние пять лет (с 1997 по 2001 гг.) в общем объеме преступлений террористического характера количество преступлений, предусмотренных ст. 206 УК РФ заметно сократилось - со 114 до 32, а число выявленных лиц, совершивших это преступление - со 112 до 312.

Это ни в коей степени не является основанием для преуменьшения общественной опасности данных преступлений и, обратившись к проблеме расследования уголовных дел, связанных с захватом заложников, автор учитывал не столько их число, сколько характер и общественную опасность деяния. Поэтому при проведении исследования больше внимания уделялось качественному анализу, а не количественным показателям.

Явления, связанные с захватом заложников, их распространение в России и в других странах мира, деморализуют население, порождают в людях чувство незащищенности и страха.

Достаточно оценить последствия террористической акции, связанной с захватом заложников в октябре 2002 г. в Москве, и нет оснований полагать, что аналогичные преступления не могут быть совершены в будущем.

Говоря об актуальности темы, необходимо также отметить, что проблема захвата заложников неизбежно оказывается также связанной с проблемами раскрытия и расследования убийств, преступлений, совершаемых осужденными, а также проявлений организованной преступности. При этом все чаще преступники, получив выкуп, убивают заложников. Сумма выкупа при этом постоянно увеличивается, доходя до нескольких миллионов долларов США.

Надо признать, что деятельность правоохранительных органов, специальных служб по предотвращению и пресечению захвата заложников нельзя в полной мере считать малоэффективной. В практике борьбы с за-

2 Долгова А.И. Терроризм и организованная преступность. Организованный терроризм и организованная преступность. М., 2002.

5 хватом заложников есть немало положительных примеров, накоплен опре- деленный опыт, в том числе и в расследовании таких преступлений. Однако практика остро нуждается в новых подходах к решению проблем борьбы с захватом заложников, в новой информации об этих преступлениях, новых методиках их раскрытия и расследования. С 1995 г. по 2002 г. количество похищенных людей в России возросло с 272 до 1500 случаев. А по итогам прошедшего г. из общего числа случаев захвата заложников раскрыто только 5503. Необходимо научное изучение указанных проблем, результаты которых должны способствовать повышению эффективности деятельности правоохранительных органов в борьбе с наиболее опасными преступлениями.

Следует отметить, что с одной стороны, основная часть публикаций по рассматриваемой проблеме приходится на средства массовой информации. В научной литературе, кроме одной монографии по проблеме захвата заложников4 опубликовано несколько научных работ. Приняты соответст- вующие нормативные акты и разработки закрытого характера МВД и ФСБ. С другой стороны, по проблемам терроризма, раскрытия и расследования убийств, проявлений организованной преступности за последнее десятилетие подготовлено много монографий, сборников статей, отдельных разработок, ряд докторских и кандидатских диссертаций, материалы которых могут быть использованы с точки зрения методики расследования захвата заложников.

Цели исследования состоят в теоретико-прикладном изучении захвата заложников в системе криминального насилия, анализе уголовно-правовой и криминалистической характеристики указанных преступлений, разработке организации и методики их расследования, тактики осуществления специальных операций и следственных действий по освобождению заложников и изобличению виновных с использованием современных на-

^ргументы и факты // Карачева Е. Бизнес на заложниках. 2003, № 10 (504).

4 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника. Уголовно-правовые, криминоло- гические и криминалистические проблемы. СПб.: Юридический центр пресс, 2001.

6

учных разработок в сфере криминалистики, уголовного процесса и других наук. Названным целям способствует определение основных положений, выносимых на защиту, а также сделанные выводы и рекомендации для практики, базирующиеся на результатах проведенного исследования.

Основные задачи исследования вытекают из указанных целей и могут быть представлены следующим образом:

раскрыть уголовно-правовое понятие и основные структурные элементы преступлений, связанных с захватом заложников;

представить криминалистическую характеристику захвата заложников;

выработать классификацию следственных ситуаций, возникающих при раскрытии и расследовании фактов захвата заложников;

определить оптимальные формы организации расследования уголовных дел, связанных с захватом заложников;

разработать основные положения методики и тактики расследования уголовных дел данной группы;

определить проблемы и возможные решения улучшения международного сотрудничества в предотвращении, пресечении и расследовании фактов захвата заложников.

Объектом исследования явилась деятельность следственных подразделений прокуратуры, органов внутренних дел и ФСБ по собиранию, исследованию и использованию доказательств при расследовании фактов захвата заложников и изобличению виновных лиц. Одновременно изучались теоретические и практические разработки, посвященные проблемам организации и методики расследования уголовных дел, связанных с захватом заложников.

Предметом исследования являются закономерности следственной деятельности по собиранию, исследованию, оценки и использованию дока- зательств при расследовании захвата заложников, а также механизм получения криминалистически значимой информации, имеющей ориентирующее или доказательственное значение; методы деятельности следователей

7 и дознавателей на первоначальном и последующем этапах расследования; особенности тактики проведения отдельных следственных действий. Предметом исследования являются также закономерности формирования и отражения следов организованной преступной деятельности и основанные на этих закономерностях эффективные способы раскрытия и расследования пре- ступлений, совершаемых преступными группами, связанными с захватом за- ложников.

Методологическую основу исследования составили общенаучные методы материалистической диалектики, исторический, логический, а также частнонаучные методы сравнительного правоведения, технико-юридического анализа, контент-анализа документов, социологические исследования, специальные методы криминалистических научных исследований, личный опыт соискателя в качестве следователя прокуратуры, специализировавшегося на расследовании преступлений террористического характера.

Вследствие того, что количество расследованных уголовных дел, связанных с захватом заложников ежегодно находится в пределах одной сотни, общее количество эмпирических единиц, использованных в настоящем исследовании, составляют, составляют 32 уголовных дела, а также другие материалы следственной практики. Однако эти данные, на наш взгляд, позволяют считать выводы и предложения, сформулированные в настоящей работе, достаточно репрезентативными. Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, базируются также на результатах опросов отдельных следователей и оперативных работников, имеющих опыт расследования фактов захвата заложников.

Теоретической основой исследования стали труды известных кри- миналистов: Р. С. Белкина, О. Я. Баева, Т. С. Волчецкой, Л. Г. Горшенина, В. Д. Грабовского, Л. Я. Драпкина, В. А. Жбанкова, С. Ю. Журавлева, Г. А. Зорина, М. К. Каминского, В. Н. Карагодина, В. И. Комиссарова, В.В. Крылова, В. И. Куликова, В. П. Лаврова, В.М. Мешкова, Б. М. Нургалиева, В. А. Образ-

8 цова, В. В. Осина, А. Г. Филиппова, С. И. Цветкова, Н. П. Яблокова и других криминалистов. Автор использовал также труды специалистов в сфере уго- ловного права и криминологии, занимавшихся проблемами борьбы с терро- ризмом и организованной преступностью: А. И. Долговой, А. И. Гурова, И. И. Карпеца, В. С. ОБНИНСКОГО, С. С. Овчинского, Л. Д. Гаухмана, С. В. Максимова, О. В. Дмитриева, В. Н. Куца, Н. И. Мельника, Ю. Л. Шевцова и других.

Информационной базой исследования явились Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, приказы и инструкции Генерального прокурора РФ, материалы следственной и судебной практики, а также сообщения в средствах массовой информации, нормативные акты министерств и ведомств, осуществляющих борьбу с терроризмом и захватом заложников, материалы конкретных уголовных дел.

Научная новизна диссертации определяется, прежде всего, тем, что данная диссертация, в которой представлены выводы, предложения и рекомендации по совершенствованию практики пресечения, раскрытия и расследования фактов захвата заложников, является одной из первых в криминалистической литературе. Автор учитывал также, что крупные социальные, экономические, политические изменения, происходящие в России, СНГ, в мировом сообществе, в целом придают проблеме борьбы с терроризмом в целом и с захватом заложников, в частности, совершенно новое содержание и приоритеты. В этой связи возникла необходимость научного осмысления с позиции права и криминалистики этой проблемы в России, где преступления такого рода приобретают огромный общественный резонанс, зачастую приводят к серьезным политическим последствиям, влекут тяжелые последствия не только для непосредственных участников событий, но и для значительного числа других граждан.

9

Современные средства и методы доказывания и расследования пре- ступлений предопределяют необходимость их адаптации к конкретной проблеме раскрытия и расследования захвата заложников.

В диссертации представлена новая обширная и практически значимая информация о захватах заложников, выдвинута авторская позиция ис- следования указанных деяний, которая может служить основой для дальнейшего изучения как самих фактов захвата заложников, так и методов повышения эффективности их расследования. По результатам исследования сформулированы положения, представляющие определенный теоретико-методологический и практический интерес

Практическая значимость исследования заключается в том, что теоретические положения, выводы и предложения, сформулированные на основе исследования, могут быть использованы по следующим направлениям. Во-первых, в целях совершенствования федерального законодательства, в первую очередь уголовно-правового и уголовно- процессуального. Во-вторых, при разработке ведомственных нормативных актов, регламентирующих деятельность правоохранительных органов по борьбе с захватом заложников. В- третьих, при разработке методических документов (писем, рекомендаций, практических пособий) по раскрытию и расследованию захвата заложников. В-четвертых, в учебном процессе юридических вузов, в целях повышения квалификации следователей и оперативных работников различных ведомств, в первую очередь МВД, ФСБ и прокуратуры. Практическую значимость работы определяют также сформулированные автором понятия, связанные с захватом заложников, в том числе в связи с проявлениями организованной преступности. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы следственными и оперативными подразделениями органов прокуратуры, внутренних дел и национальной безопасности в практических целях: при расследовании подобных преступлений; при ведении и реализации дел оперативного учета в отношении лиц, вынашивающих планы захвата заложников, в том числе участников организованных пре-

10 ступных групп; при совершенствовании структуры правоохранительных органов; при разработке международных соглашений, направленных на укрепление сотрудничества в борьбе с транснациональными преступными структурами, специализирующиеся на захвате заложников; при организации и осуществлении профилактической работы среди населения, при проведении профессиональной учебы сотрудников правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы исследования обсуждались на нескольких кафедрах юридических вузов и в подразделениях научно-исследовательских учреждений. По данной теме соискателем подготовлен ряд публикаций, которые были сделаны в течение последних десяти лет и успели войти в научный аппарат криминалистики, и положительно оценены научной общественностью. Результаты исследования докладывались на научных и научно-практических конференциях в юридических вузах г.г. Москвы и Екатеринбурга, а также прошли апробацию на совещаниях и сборах следователей, проводившихся прокуратурой Свердловской области. Материалы исследования используются в учебном процессе юридических вузов г. Екатеринбурга, при подготовке соответствующих учебно-методических материалов.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В уголовно-правовой квалификации захвата заложников возникают сложности при определении объективной стороны преступления, что нередко вызывает ошибки при уголовно-правовой оценке деяния. Часто захват заложников квалифицируется по другим составам преступлений. Выход из этого положения усматривается в детальном установлении обстоятельств, относящихся к характеристике преступного деяния, механизму его совершения, с ориентацией на эту задачу криминалистических методов расследования.
  2. Автор считает возможным и целесообразным ввести в научный оборот понятие уголовно-правовой ситуации. Понятие уголовно-правовой ситуации включает в себя данные, установленные в процессе расследова-

11

ния, и подтвержденные доказательствами. Соотнесение уголовно-правовой ситуации с гипотезой правовой нормы, в данном случае ст. 206 УК РФ, является существенной частью уголовно-правового решения, которое связано с квалификацией деяний.

  1. Применительно к захвату заложников могут быть выделены сле дующие ситуационные блоки, которые должны учитываться в различных аспектах криминалистического решения проблемы захвата заложников:

криминальная обстановка - комплекс условий, имеющихся в определенном регионе, характеризующийся активной деятельностью криминальных элементов и сочетанием различных криминальных факторов.

криминогенная ситуация, предшествующая совершению преступления, реально содержащая в себе условия, благоприятные для реализации преступного замысла;

следственная ситуация - степень информационной осведомленности следователя о события преступления, влияющая на состояние процесса рас- следования.

  1. Данные криминалистической характеристики вообще и захвата заложников, в частности, имеют значение не только для научных исследований, выдвижения типовых версий, но и для формирования информационных систем, разработки рекомендаций по организации раскрытия и расследования преступлений.
  2. Захват заложников с точки зрения криминалистической характеристики является, как правило, проявлением определенных форм организованной преступной деятельности. Закономерности расследования преступлений, связанных с организованной преступностью, могут быть использованы в целях пресечении и раскрытии посягательств, связанных с захватом заложников.
  3. В уголовно-процессуальном законе недостаточно регламентированы ситуации, связанные с особенностями первоначального этапа расследования захвата заложников, в частности, когда участники следственной (следственно-

12 оперативной) группы, присутствующие при проведении операций по освобо- ждению заложников становятся одновременно очевидцами происходящего, показания которых могут иметь большое значение в процессе доказывания. Предлагается дополнить либо УПК новой нормой, дающей возможность с по- мощью составления особого протокола (возможно в рамках протокола осмотра места происшествия) зафиксировать события, наблюдавшиеся непосредственно участниками расследования захвата заложников.

  1. Специфика проводимых следственных действии определяет особенности организации расследования захвата заложников. Она должна быть основана на методах программно-целевого управления. Статью 163 УПК РФ следовало бы дополнить указанием на возможность создания межведомственных следственных групп. Такие группы при расследовании захвата заложников должны действовать на территории различных регионов в зависимости от раз- вития следственной ситуации.
  2. При расследовании захвата заложников должно быть ограничено распространение оперативно-следственной информации, что имеет существенное значение для успешного освобождения заложников, раскрытия и расследования данной категории преступлений. В первую очередь это касается освещения факта захвата заложников и сопутствующих обстоятельств в средствах массовой информации, а также деятельности адвокатов. Обеспечение безопасности заложников является приоритетной целью по сравнению со свободой печати и свободы выбора средств защиты на предварительном следствии.
  3. В работе предложен алгоритм действий следователей и оператив- ных работников в процессе пресечения, раскрытия и расследования захвата заложников применительно к различным этапам такого расследования.
  4. 10.Одним из направлений усиления борьбы с захватом заложников является повышение эффективности международного сотрудничества. Актуальными проблемами в этом плане является ускорение выполнения международных поручений, особенно в тех случаях, когда заложники пере-

13 правлены через границу. Силовые операции за границей должны сочетаться с проведением оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий, а также криминалистических исследований. Эти аспекты должны в полной мере регламентироваться международными соглашениями и УПК РФ.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит структурно из введения, трех глав и шести параграфов, заключения, библиографии. В первой главе рассматриваются проблемы уголовно-правовой квалификации захвата заложников в целях определения особенностей предмета доказывания по данной категории уголовных дел. Во втором параграфе анализируются данные, относящиеся к криминалистической характеристике захвата заложников.

Вторая глава посвящена проблемам организации и методики расследования захвата заложников.

В третьей главе рассматриваются проблемы международного сотрудничества в предотвращении, пресечении и расследовании захвата заложников.

14 ГЛАВА I. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ

ХАРАКТЕРИСТИКА ЗАХВАТА ЗАЛОЖНИКОВ

§ 1. Уголовно-правовая характеристика захвата заложников

Основой для уголовной ответственности лиц за захват заложников следует признать прежде всего международные соглашения, которыми предусмотрено, что «любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо (здесь и далее именуемое как «заложник») для того, чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц - совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захвата заложников по смыслу настоящей Конвенции» . В 1987 г. Россия присоединилась к данной Конвенции6.

В международном уголовном праве ответственность за захват за- ложников установлена международной Конвенцией от 18 декабря 1979 г. В преамбуле Конвенции недвусмысленно указано, что захват заложников является преступлением, вызывающим «серьезное беспокойство у международного сообщества». Здесь же определена обязанность любого государства либо подвергнуть виновного в захвате заложников, подпадающего под сферу действия названной Конвенции, уголовному преследованию в пределах собственной юрисдикции, либо выдать его заинтересованному государству.

Наряду с Конвенцией захват заложников как преступление определен и на европейском уровне - актом терроризма называет захват залож-

5 Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 17 декабря 1979 г.)

6 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1987 г. № 6941-XI «О присоединении Союза Со ветских Социалистических республик к Международной конвенции о борьбе с захватом заложников».

15 ников европейская Конвенция 1977 г. о пресечении терроризма. Примеча- тельно, что она к захвату заложника фактически приравнивает незаконное лишение лица свободы, осуществленное в тех же целях, что и заложниче-ство.

Наряду с общественной безопасностью, данное преступление прямо посягает на такой дополнительный объект, как личная неприкосновенность человека. В соответствии с международным стандартом в области прав и свобод личности каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. В отечественной литературе традиционно дополнительным объектом захвата заложника называется такая составляющая «личной неприкосновенности» лица, как его физическая свобода (свобода передвижения).

Международное право определяет некоторую специфику потерпевшего от данного преступления. Согласно ст. 13 Конвенции 1979 г. потерпевшим от захвата заложников по международному уголовному праву может быть: любое лицо, вне зависимости от признака гражданства, если захват заложников произошел на территории одного государства, а «предполагаемый преступник» не находится на территории данного государства; лицо, являющееся гражданином государства, если «предполагаемый преступник» не является гражданином этого же государства.

Данная Конвенция не оперирует категорией «лицо, не являющееся гражданином государства, но постоянно проживающее на его территории». В данном случае, исходя из буквального толкования ст. 13 Конвенции, не имеет значения местонахождение как потерпевшего, так и «предполагаемого преступника».

Именно вторая ситуация имела место, например, при захвате в качестве заложников российских граждан летом 1999 г. в одной из гостиниц г. Стамбула (Турция) лицами чеченского происхождения, к тому времени уже ставшими гражданами Турции. По требованию российского Правительства, они были привлечены к уголовной ответственности в соответст-

16

вии с положениями Конвенции 1979 г., так как в их выдаче России было отказано.

В соответствии со ст. 1 международной Конвенции о борьбе с захватом заложников под таким захватом понимается совершение виновным действий, выражающихся в неправомерном физическом ограничении свободы человека (потерпевшего) под угрозой убийства или причинения телесного повреждения, при котором его последующее возвращение к свободе ставится в зависимость от выполнения требований субъекта, обращенных к государству, организации, физическим или юридическим лицам. При этом не имеет значения способ самого захвата - тайный, открытый либо путем обмана. Однако в соответствии с международным правом акт захвата должен быть сопряжен с насильственной угрозой убийством или телесным повреждением. Такая угроза является средством давления с целью достижения захватчиком своей цели. Удержание лица в качестве заложника, сопряженное с такими же угрозами, насильственное воспрепятствование возвращению ему свободы (по смыслу Конвенции, удержание заложника вовсе не обязательно должно следовать за захватом либо осуществляться тем же лицом, которое совершило непосредственный захват заложника).

Объективно захват заложников по международному уголовному праву имеет место, если виновный выдвинул требование к «третьей стороне» - любому государству, международной или межправительственной ор- ганизации, а также физическому или юридическому лицу. Такое требование может носить различный характер, но его суть состоит в том, что оно является условием освобождения заложников, а сам виновный (виновные) требует от «третьей стороны» совершить какое- либо действие либо отказаться от совершения каких-либо действий. Наличие подобного требования во многом отличает захват заложника от такого общеуголовного преступления, как похищение человека. Захват заложника характеризуется гораздо более высокой степенью общественной опасности, поскольку со-

17 вершается более дерзко, факт захвата так же как и характер требований, сразу же сообщается физическим или юридическим лицам, органам госу- дарственной власти или правительственным органам, а также международным (межправительственным) органам.

Объективная сторона захвата заложников по международному праву носит довольно сложный характер - наряду с собственно захватом лица в качестве заложника либо его удержанием в таком качестве необходимо установить наличие угрозы жизни и (или) здоровью потерпевшего, а также выдвижение требования к международной организации, государству, юридическому или физическому лицу как условие освобождения заложника.

Традиционно для международного права специально оговаривается наказуемость покушения на захват заложников, а также любого соучастника в этом преступлении.

В то же время Конвенция 1979 г. содержит определенные ограничения в своем применении. В частности, если преступление совершено в пределах одного государства; заложник и «предполагаемый преступник» являются гражданами этого государства; предполагаемый преступник находится на территории этого государства, то ее положения не применяются.

В ст.5 Конвенции специально оговорено, что каждое государство должно стремиться установить свою юрисдикцию (т.е. начать уголовное преследование виновного), если преступление совершено: на территории этого государства, а также на борту морского или воздушного суда, зарегистрированного в государстве; любым из граждан этого государства либо постоянно проживающим в нем лицом без гражданства; если этому государству выдвинуты какие-либо требования виновным в захвате (удержании) заложников; если захваченное в заложники лицо является гражданином этого государства.

Таким образом, важную роль в квалификации содеянного как захвата заложников по международному праву имеет такая объективная характе-

18 ристика как место совершения данного преступления.

Наконец, большое значение для квалификации содеянного по международному праву как захвата заложников имеют время и обстановка совершения преступления. Как ранее говорилось, преступление считается террористическим по международному праву, если совершается в мирное время либо при отсутствии обстановки вооруженного конфликта. В противном случае, т.е. если захват заложников совершается в период военных действий либо вооруженного столкновения, содеянное считается военным преступлением7.

Нередко захват заложников бывает сопряжен с иными преступлениями террористического характера. Ранее эти различные по своей юридической природе преступления рассматривались как единое целое. Сейчас же надо говорить о наличии в действиях виновного признаков нескольких преступлений террористического характера.

Например, весной 2000 г. в аэропорту г. Стамбула был захвачен самолет Ту- 154 авиакомпании «Внуковские авиалинии». Взяв пассажиров и экипаж в заложники, захватчики под угрозой расстрела пассажиров и взрыва воздушного судна потребовали от российского Правительства «прекратить военную операцию в Чечне». В дальнейшем самолет был направлен в Саудовскую Аравию, где произвел посадку в аэропорту г. Медина. В результате штурма лайнера погибла стюардесса. В описанном случае налицо два преступления террористической направленности - захват заложников и угон самолета, каждое из которых требует самостоятельной правовой оценки в соответствии с нормами международного уголовного права8.

Необходимо обратить внимание на некоторое несоответствие отечественной судебной практики, в которой выработано правило о том, что действия, связанные с захватом и удержанием заложников, сопряженные с

7 Оганян Р. Ответственность за захват заложников по международному уголовному праву // Российская юстиция. 2002, май. № 5.

8 Оганян. Р. Указ. работа.

19 угрозой их расстрела и созданием угрозы для жизни людей общеопасным способом, полностью охватываются составом захвата заложников и до- полнительной квалификации по ст.205 УК РФ не требуют (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. № 1. С. 10).

Что касается характеристик субъекта данного преступления по меж- дународному уголовному праву, то в соответствии со ст. 13 международной Конвенции по борьбе с захватом заложников (как и признаки потерпевшего) они зависят от следующих факторов: субъектом может быть любое лицо, если захваченные в заложники - граждане другого государства; субъект и потерпевшие могут быть гражданами одного и того же государства, если акт захвата заложника произошел на территории другого государства либо виновный скрывается на территории другого государства.

В Федеральном законе «О борьбе с терроризмом» в ст. 3 захват заложников определяется как один из элементов понятия « террористическая акция». Таким образом, однозначно данный вид преступной деятельности отнесен к терроризму. В этой же статье заложником признается физическое лицо, захваченное и (или) удерживаемое в целях понуждения государства, организации или отдельных лиц совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения удерживаемого лица.

До 1993 г. уголовная ответственность за захват заложников наступала лишь в отношении и в защиту иностранных граждан. При этом деяния по захвату заложников квалифицировались по самым разным статьям уголовного кодекса РСФСР. Так, приговором военного трибунала Уральского военного округа 22 июня 1982 г. были осуждены по ст.ст. 15, 64 п. «а» УК РСФСР (измена Родине) военнослужащие, захватившие самолет, в котором находились дети. По ст. 77-1 УК РСФСР были квалифицированы действия осужденного, захватившего в качестве заложника врача в ИТУ Свердловской области. По ч.З ст. 206 УК РСФСР были квалифицированы

20 действия Н., открывшего стрельбу из ружья по прохожим на улице, а затем захватившего в качестве заложников двоих детей.

Состав захвата заложников в России появился в связи с изданием Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 июля 1987 г.9, которым Уголовный кодекс РСФСР был дополнен ст. 126-1, предусматривающей ответственность за захват заложников в виде лишения свободы на срок до 10 лет, а при отягчающих обстоятельствах - на срок от 5 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества или без таковой.

Основными недостатками нового состава, на наш взгляд существенно затруднявшими применение данной нормы, явились: во-первых, практически полное заимствование текста нормы из международной Конвенции 1979 г. без учета конкретных условий в России, без связи с другими нормами уголовного закона; во-вторых, сугубо международно-правовой характер данной нормы, не обеспечивающий защиту от терроризма граждан СССР (РСФСР).

Так, в ч.З ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10 июля 1987 г., а также в примечании к ст. 126-1 УК РСФСР10 указывалось, что действие данной статьи не распространяется на случаи совершения такого преступления, когда лицо, захватившее или удерживающее заложника, находится на территории СССР, и это лицо, а также заложник являются гражданами СССР. Это приводило к неправильной квалификации действий террористов, захвативших заложников.

В новом УК РФ эти недостатки устранены. Специфика состава преступления, предусмотренного ст.206 УК РФ, определяется всеми его составляющими. Объективные признаки являются основными критериями, отграничивающими захват заложника от других составов”. При квалификации действий по захвату заложников больше всего ошибок допускается

9 Ведомости Верховного Совета РСФСР. М., 1987. № 34. Ст. 238.

10 Ведомости Верховного Совета РСФСР. М., 1987. № 43. Ст. 238.

“Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника. Уголовно-правовые, криминоло- гические и криминалистические проблемы. СПб.: Юридический центр пресс, 2001. С. 37.

21 именно из-за неправильной оценки объекта посягательства. Например, действия по захвату заложников в местах лишения свободы квалифициро- вались как действия, дезорганизующие работу ИТУ. Если захват заложника совершался в процессе разбоя или грабежа, то он часто рассматривался как элемент насилия и охватывался составами этих преступлений. Если в качестве заложника был захвачен представитель администрации - должностное лицо, - то эти действия квалифицировались по ст. 193 УК РСФСР. Таким образом, для данного состава характерно, что при совершении одних и тех же действий происходит посягательство на различные объекты12. Так, при захвате заложников в условиях следственного изолятора действия лиц, которые еще не осуждены, будут квалифицироваться по ст. 206 УК РФ. В других случаях, в зависимости от конкретной уголовно-правовой ситуации, одни и те же действия могут быть квалифицированы по ст.ст. 105, 111, 112, 126, 127, 152, 161, 162, 163,203,206,208,209,210,211,212, 213, 227, 239, 241, 279, 286, 317, 318, 321, 330, 333, 334, 335, 357, 360 УК РФ. Судебная практика решает проблему разграничения данных составов следующим образом (уголовное дело Бугаева и других): «Угроза расстрела заложников и иные действия, совершенные в целях понуждения к выполнению каких-либо действий, охватываются составом преступления, предусмотренным ст. 206 УК РФ и дополнительной квалификации не требуют»13.

Достаточно сложной является квалификация деяний, связанных с захватом заложников, если следственной группе удается добиться их освобождения. Важно при расследовании точно установить все временные характеристики, связанные с самим моментом освобождения: «Лицо не может быть освобождено от уголовной ответственности за похищение человека, если освобождение заложника (похищенного) состоялось после выполнения требований похитителя» .

12 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Указ. работа. С. 38-39.

J Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 11 февраля 2000 г. № 2-0122/99.

’?”Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 июля 1997 г.

22

В этой связи необходимо остановиться на относительно новом понятии «уголовно-правовой ситуации». Необходимость применения рассматриваемого понятия возникает для более точного обозначения комплекса доказательств, относящихся к обстоятельствам, обусловливающим квалификацию деяний в процессе расследования преступлений. В какой-то степени оно связано с понятием гипотезы правовой нормы, т.е. комплексом гипотетических данных, относящихся к различным элементам состава преступления, сконструированных внутри нормы. Понятие уголовно-правовой ситуации позволяет объединить этим термином данные, установленные в процессе расследования, и подтвержденные доказательствами. Соотнесение уголовно- правовой ситуации с гипотезой нормы, в данном случае ст. 206 УК РФ, является важнейшей частью уголовно-правового решения о квалификации деяний. Дело в том, что при совершении одних и тех же деяний фактически происходит посягательство на разные объекты. Этим и обусловлена нестабильность судебной практики, когда уже в ходе уголовного судопроизводства порой неоднократно меняется квалификация деяний15. Во многом это вызвано изменением в уголовном праве отношения к понятию объекта вообще. А.В. Наумов, например, считает, что носитель содержания объекта - тот, кто пострадал от преступления1 . По-новому рассматривается позиция А. А. Пионтковского и Б. С. Никифорова о совпадении предмета и непосредственного объекта преступления .

Практически через физические и моральные страдания человека ущерб причиняется тех духовным общественным благам, которыми распо-лагает общество и которыми оно наделяет своих граждан . Поэтому законодатель не случайно поместил ст. 206 «Захват заложника» УК РФ в главу 24 «Преступления против общественной безопасности». Это обстоятельст-

Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. Захват заложника. Уголовно-правовые, кримино- логические и криминалистические проблемы. СПб.: Юридический центр, 2001. С. 38-39. |6Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1999. С. 157. 17 Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960. С. 130. ‘‘Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. Указ. работа. С. 40-41.

23 во позволяет сформулировать уголовно-правовую ситуацию следующим образом.

  1. Обстоятельства, относящиеся к объективной стороне уголовно-правовой ситуации, по сути не влияют на квалификацию состава, предусмотренного ст.206 УК РФ: нападение на людей, использование при этом оружия или транспортных средств, причинение гражданам вреда здоровью, истязание, убийство, иные виды насилия, в том числе и сексуального, не влияют на данную квалификацию. Квалификация при этом может осуществляться по нескольким статьям. Не играет существенной роли и место совершения захвата гражданина или его перемещение. Не имеет значение и число захваченных людей, а также тип оружия или взрывчатых веществ.
  2. Гораздо большее значение имеют обстоятельства, относящиеся к объекту преступления. Их можно разделить на две группы:
  3. обстоятельства, исключающие квалификацию по ст.206 УК РФ;

обстоятельства, обусловливающие необходимость такой квалификации.

К первой группе относятся обстоятельства, указывающие на узко специальный объект преступного посягательства. Перечислим наиболее распространенные из них:

  1. Захват граждан в рамках действий, дезорганизующих нормальную деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст.321 УК РФ). Однако, если действия преступников в момент совершения преступлений расширяются, распространяются на захват транспорта, новых лиц, совершения убийства захваченных людей, то в этом случае квалификация должна быть связана и со ст. 206 УК РФ.
  2. Совершение хулиганских действий, связанных с удержанием граждан (ст.213 УК РФ). Здесь, однако, необходимо иметь в виду, что при таком виде удержание граждан может быть лишь кратковременным, связанным лишь с нарушением общественного порядка, а не против общественной безопасности.

24

  1. Все это можно сказать и о преступлениях, указанных в главе 33 УК РФ «Преступления против военной службы». И здесь воинское престу- пление перерастает в захват заложника лишь при наличии определенных условий. Такие условия связаны, как правило, с наличием или отсутствием двух понятий: захвата — как действия, заставляющего потерпевшего изменить место пребывания помимо его воли, и удержания — действия, лишающего потерпевшего возможности покинуть это место, то есть воспрепятствование обретению человеком свободы. Для квалификации имеет значение и сам способ захвата: угроза, физическое насилие, тайное изъятие, нахождение потерпевшего в особых условиях19. Если воинское пре- ступление по своей направленности перерастает нарушения установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими воинскую службу по призыву, контракту и т.д. (ст.331 УК РФ), и становится опасным для значительного числа граждан (захват значительного числа гражданских лиц, угрозу их гибели, захват крупных транспортных средств, то в этом случае действия могут быть квалифицированы по ст. 206 УК РФ.
  2. Наиболее сложно отделить составы преступлений, предусмотренные ст. ст. 206 и 126 УК РФ. Во-первых, захват заложника исключает такой способ совершения преступления, как угроза. Угроза при захвате за- ложника направляется не на него, а на третьих лиц, от которых преступник добивается удовлетворения определенных требований. Во- вторых, важной особенностью действий, входящих в захват заложника, является их демонстративность, даже ультимативность. Преступник не только не скрывает совершенного, а, напротив, объявляет об этом властям, правоохранительным органам, диктует условия освобождения заложника, а также угрожает расправой с ним или дальнейшим удержанием, если его требования не будут выполнены. Похищение человека, сопровождаемое требованием передачи денег или права на имущество, должно расцениваться как захват за-
  3. 19 Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. Указ. работа. С. 46.

25 ложника и квалифицироваться по ст.206 УК РФ . Содержание требований может быть самым различным. Наиболее распространены: вылет за границу, прекращение военных действий, выдача военнопленных (как в случае нападения чеченских банд на г.г. Буденновск и Кизляр, сопровождавшиеся захватом больниц). Форма предъявления требований значения не имеет. Содержание требований влияет на квалификацию только в том случае, если они сами по себе преступны. Если преступники осуществили захват заложника, но не успели об этом объявить, то преступление не может считаться оконченным и должно быть квалифицировано по ст.ст. 30 и 206 УК РФ. Даже если заложник захвачен и удерживается, это пока не заложник, а незаконно лишенный свободы человек. Заложником он становится лишь после того, как преступник объявляет об этом. Поэтому в случае недоказанности умысла преступников на выдвижение ультиматума их действия подлежат квалификации по ст. 127 УК РФ - незаконное лишение свободы. Оконченным данное преступление считается не только после лишения человека свободы, но и после высказывания определенных требований в связи с захватом. В связи с этим необходимо учитывать, что при расследовании захвата заложников особое значение приобретает документирование высказанных террористами требований. При расследовании захвата заложников чеченской бандой во время спектакля «Норд-Ост» перед следователями возникла задача собрать все необходимые сведения, содержащие требования бандитов. Особенно следует учесть стремление террористов делать заявления в средствах массовой информации. Журналисты, которым были сделаны такие заявления, должны обязательно допрашиваться в первую очередь по их содержанию. Аудио и видео материалы, в которых содержатся такие заявления, также должны изыматься в оригинале и приобщаться к материалам уголовного дела.

Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. В. Наумова. М.: Юристъ, 2000. С.349.

26 5. Как и в других преступлениях против общественной безопасности, «опасность» выступает как специфическое последствие, поэтому не следует считать захват заложника ни материальным составом, ни фор-

9 1

мальным . Следует согласиться с тем, что наряду с терроризмом захват заложника надо отнести к преступлениям третьего типа - поставление в

22

опасность .

Адресатом требований при захвате заложника могут быть государство, организации и отдельные лица. При этом на квалификацию влияет характер самих требований. Если при захвате заложника могут быть высказаны требования, относящиеся к правам виновного (выплата задолженности по зарплате, отмена незаконного административного решения и т.д.), то есть, если данные деяния не повлекли за собой тяжких последствий, требующих дополнительной квалификации, то такие действия следует квалифицировать по ст. 330 УК РФ23.

Наиболее распространенное явление в этом плане - захват ребенка одним из родителей, претендующих на его воспитание. При всех внешних признаках деяния, предусмотренного ст.206 УК РФ, такая квалификация невозможна за исключением поручения такого захвата третьим лицам, совершающим при этом действия, явно представляющие опасность для общества (совершаемые в детском учреждении, с использованием оружия, взрывчатых устройств или угрозы их применения). В последнем случае такие действия должны квалифицироваться уже не по ст. 330 УК РФ, а по ст. 206 УК РФ.

Квалифицирующие признаки ст.206 УК РФ также во многом лежат в сфере объекта и объективной стороны. Насильственный захват, квалифицируемый по ч.1 ст.206 УК РФ, должен сопровождаться насилием, не опасным для жизни или здоровья, то есть не выходить за рамки нанесения

21Комиссаров В. С. Терроризм, бандитизм, захват заложника. М.: МГУ, 1999. С. 79. 22 Мальцев В. В. Проблемы уголовно-правовой оценки общественно опасных последствий. Саратов, 2000. С. 95-97.

^Комиссаров В. С Захват заложника - стремление к наживе или преступление от безысходности? // За- конность. 1999, №4. С. 20-22.

27 побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших фи- зическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.ст. 115-116 УК РФ (причинение легкого вреда здоровью). Разновидностью насильственного захвата может являться захват путем обмана потерпевшего .

Квалифицирующие признаки, относящиеся к объекту и объективной стороне ст. 206 УК РФ, достаточно хорошо разъяснены в соответствующих статьях УК РФ. Однако необходимо отметить, что если в результате преступления заложник умышленно лишен жизни, то в этом случае действия преступников квалифицируются не только по ст. 206 УК РФ, но и по совокупности с п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ25.

При квалификации действий виновного по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч.2 ст. 105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека либо захватом заложника. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 126 или ст.206 УК РФ26.

Если говорить об обстоятельствах, определяющих квалификацию деяний по ст. 206 УК РФ и относящихся к субъекту и субъективной стороне данного преступления, то надо отметить, что уголовная ответственность за данное преступление наступает с 14 лет. Это означает, что в содержание методики расследования захвата заложника приходится включать и элементы, относящиеся в ряде случаев к методике расследования преступлений несовершеннолетних.

Одной из проблем, требующих рассмотрения применительно к данному составу преступления, является ответственность юридических лиц за

24 Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. В. Наумова. М.: Юристь, 2000. С. 520.

25 Указ. Комментарий. С. 52 i.

26 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

28 причастность к захвату заложников. Эта проблема является международной. Так, террористические акты, которым предшествовал захват заложников, 11 сентября в США были совершены не только одиночками-террористами, но организованы всемирной террористической сетью Бен-Ладена, действующей, в том числе, и через юридические лица (перевод денег, например). Террористические акты, совершаемые чеченскими филиалами этой международной террористической сети, также базировались на использовании расчетных счетов специально созданных юридических лиц.

По УК РФ за все виды преступлений допускается ответственность только физических лиц, хотя в теории уголовного права встречаются и иные соображения . Необходимо признать, что для квалификации деяний и доказывания имеет существенное значение доказательство факта причастности юридического лица к совершению захвата заложников. Ведь в этом случае становится очевидным, что целый ряд функций, действий физических участников юридических лиц осуществлялся умышленно, с преступной целью. Следовательно, хотя принадлежность к юридическому лицу, не может быть прямым доказательством виновности физического лица, но его умышленно осуществляемые функции (руководства, обращения предметов и капиталов, распоряжение ими) суть преступные деяния.

Еще одной проблемой, возникающей в связи с установлением субъекта захвата заложника, является его вменяемость. Даже ограниченная вменяемость не может быть препятствием для применения данной квалификации, хотя и влияет на определение характера ответственности субъекта. Достаточно часто среди участников организованных преступных групп, совершающих захват заложников, встречаются лица, страдающие серьезными психическими заболеваниями, не способные сознавать совершаемое и сознательно руководить своими действиями. Более того, в некоторых случаях, используя внушение, психотропные препараты, наркотики соучастники террористического акта или захвата заложника провоцируют обо-

См. напр., Волженкин Б. В. Ответственность юридических лиц. СПб., 1998.

29 стрение агрессивных состояний исполнителя. С этой точки зрения в процессе расследования необходимо тщательно выявлять и проверять такие факты с привлечением квалифицированных специалистов - психиатров и психологов.

Проведенные в последнее время исследования показали, что террористы, в том числе лица, участвующие в захвате заложников, заметно выделяются в среде лиц, совершающих тяжкие преступления против личности. Их родные не страдали алкоголизмом (8% против 42% в группе убийц). Половина террористов воспитывались в полных семьях. Значительных нарушений воспитания у них не было. 26% террористов имеют высшее образование, 17 % работали и захват заложников для таких лиц -разновидность профессиональной деятельности. В абсолютном большинстве случаев они были вменяемы и тщательно продумывали свои действия, имели четкие мотивы: корыстные - 6%; создание атмосферы страха в регионе - 4%; получение политических выгод - 6%; достижение конкретных целей - 24%; установление «справедливости» - 24%; уничтожение политических и иных противников, установление торжества своей религии или нации - 8%.

Отмечается практическое отсутствие у террористов выраженной психической патологии. Психологические особенности свидетельствуют об особой опасности этого контингента и трудностях, связанных с предупреждением и пресечением таких преступлений.

Субъективная сторона захвата заложника также обладает рядом особенностей. Так, для захвата заложника таким же обязательным признаком наряду с виной является и цель, поскольку непосредственно в самой уголовно-правовой норме (ст. 206 УК РФ) имеется указание на нее: «…в целях понуждения государства, организации или гражданина». Мотив же для

30

данного состава является факультативным признаком. Он может быть по-

28

литическим, корыстным и т.д.

В связи с этим рассмотрим одну из уголовно-правовых ситуаций. Верховным судом Республики Дагестан Расулов осужден по ч.1 ст. 126.1, ч.2 ст. 125.1 УК РСФСР. Он признан виновным в совершении по предварительному сговору с другими лицами (дело в отношении которых выделено в отдельное производство) похищения человека и удержании его в качестве заложника.

18 июня 1993 г. Расулов получил сообщение о том, что его двоюродная сестра Магомедова похищена Шахбановым М. для вступления с нею в брак. Расулов со своими друзьями стал искать похищенную и требовать у родственников похитителя возвращения Магомедовой ее родителям. С этой целью они нашли Шахбанова Ш. - брата похитителя, схватили его и увезли, т.е. совершили его похищение. Удерживая его в качестве заложника на горе Тарки-Тау, Расулов и другие лица избивали Шахбанова Ш., требуя указать местонахождение Магомедовой.

Вечером того же дня Магомедова была доставлена в Советский РОВД г. Махачкалы. Убедившись, что она жива и здорова, Расулов с друзьями решили освободить Шахбанова Ш. Они привезли Шахбанова Ш. к нему домой, где в ходе возникшей перестрелки с не установленными следствием лицами он был убит.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте, не оспаривая правильность и объективность установленных судом обстоятельств совершения Расуловым преступлений, доказанность его вины и правильность квалификации его действий, поставил вопрос об отмене судебных постановлений, прекращении уголовного дела и освобождении Расулова от уголовной ответственности на основании примечания к ст.ст. 126 и 206 УК РФ (диспозиции которых соответствуют содержанию ранее действовавших ст.ст. 125.1 и 126.1 УК РСФСР).

По его мнению, в данном случае должны быть учтены указанные примечания, устанавливающие, что лица, похитившие человека или удерживающие его в качестве заложника, освобождаются от уголовной ответственности в случае, когда они добровольно освободили заложника (либо похищенного) и если в их действиях не содержится иного состава преступления.

Президиум Верховного Суда РФ 23 июля 1997 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее.

Как видно из материалов дела, освобождение удерживаемого в качестве заложника Шахбанова Ш. осуществлено Расуловым и его соучастниками только после того, как Магомедова 3. была освобождена родственни-

Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника. Уголовно-правовые, кримино- логические и криминалистические проблемы. СПб.: Юридический центр, 2001. С. 52.

31

ками Шахбанова. Таким образом, фактически заявленные требования по- хитителей оказались выполненными.

Действия Расулова нельзя расценивать как «добровольные» в том смысле, как «добровольность» понимается уголовным законом, поскольку фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания заложника. При таких обстоятельствах Расулов не может быть освобожден от уголовной от- ветственности на основании примечаний к ст.ст. 126 и 206 УК РФ .

Прямым умыслом охватывается не только захват и удержание заложника, но и предъявление ультимативных требований. Именно с этого момента захват заложника может считаться оконченным преступлением. Хотя при этом надо оговориться, что захват заложника является многообъектным преступлением. Наличие одновременного посягательства на целый ряд объектов требует в процессе доказывания психического отношения виновного к посягательству на каждый из объектов30.

Осуществляя свои действия, виновное лицо осознает, что оно совершает захват заложника в целях принуждения конкретных адресатов к выполнению или воздержанию от выполнения определенных действий как условия освобождения заложника; предвидит возможность или неизбежность причинения вреда заложнику или иным лицам или организациям, которым адресуется данное требование, в результате его действий и желает действовать именно таким образом. При этом захват заложника рассматривается виновным не как самоцель, а как первый и необходимый этап в достижении конечной цели. Поэтому применение физического или психического насилия, ограничение свободы в отношении заложника осознаются виновным как побочное, но неизбежное и наиболее эффективное средство достижения конечной цели путем воздействия на избранного им адресата3’.

См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 июля 1997 г. «Лицо не может быть осво- бождено от уголовной ответственности, а похищение человека, если освобождение заложника (похи- щенного) состоялось после выполнения требований похитителя».

30 Гаухман Л. Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. М., 1987. С. 100.

31 Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. Указ. работа. С. 58.

32

Уголовно-правовой анализ состава захвата заложника показывает, что для принятия оптимального уголовно-правового решения возникает необходимость выявить, доказать и проанализировать следующую систему обстоятельств, составляющих уголовно-правовую ситуацию.

Основные обстоятельства.

  1. Имел ли место захват и удержание гражданина.
  2. Имело ли место понуждение или попытка понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действия или воздержаться от какого-либо действия.
  3. Предъявлялись ли требования к самому заложнику.
  4. Выдвигалось ли при этом условие освобождения гражданина или граждан.
  5. Характер насилия или угроз применения насилия при захвате и удержании; была ли при этом попытки убийства или умысел на убийство заложника.
  6. Возраст участников захвата заложников, всем ли из них исполнилось на момент совершения преступления 14 лет.
  7. На что конкретно был направлен умысел нападавших.
  8. Имел ли место факт добровольного или по требованию властей освобождения заложников.
  9. Совершили ли нападавшие иные преступления.
  10. Иные обстоятельства, подлежащие доказыванию при расследовании любого преступления.
  11. Дополнительные обстоятельства, влияющие на квалификацию деяния.

  12. Количество лиц, участвовавших в захвате заложников.
  13. Совершали ли указанные лица захват заложников ранее, судимы ли за аналогичные деяния.
  14. Имело ли место при захвате заложника насилие, опасное для жизни или здоровья.

33

  1. Применялось ли оружие или предметы, используемые в качестве оружия.
  2. Были ли среди заложников несовершеннолетние.
  3. Были ли среди заложников женщины, заведомо для нападавших находившиеся в состоянии беременности.
  4. Точное количество лиц, захваченных в качестве заложников.
  5. Был ли совершен захват заложников из корыстных побуждений или по найму.
  6. Повлекли ли действия нападавших смерть человека по неосторожности либо иные тяжкие последствия.
  7. Была ли группа нападавших организованной преступной группой; для этого необходимо дополнительно установить следующие обстоятельства: был ли конкретный организатор в данной группе; кто планировал все действия группы и определял объекты нападения; кто принимал решение о совершении захвата заложников; кто и кому поручал конкретные роли в связи с совершением нападения; кто контролировал и руководил действиями нападавших до, в момент и после совершения преступления; кто готовил преступную группу к нападению, подбирал ее состав; кто обеспечивал информацию об объекте нападения и лицах, подлежащих захвату; кто обеспечивал организованную группу средствами связи, оружием, транспортом, денежными средствами и амуницией; кто и из каких источников оплачивал деятельность преступной группы и т.д.
  8. § 2. Криминалистическая характеристика преступлений, связанных с захватом заложников

Понятие криминалистической характеристики преступлений на протяжении последних двадцати лет являлось предметом интенсивных иссле-

34 дований в криминалистике и в смежных науках . Важной научной проблемой в настоящее время является систематизация всей информации, о преступных проявлениях, связанных с захватом заложников. Вполне возможной и актуальной является задача создания криминалистической характеристики данной категории преступлений, в том числе в ее организованных и транснациональных проявлениях. Это имеет как теоретическое, так и практическое значение.

Одна из существенных задач ученых - разработка общей криминалистической характеристики рассматриваемого вида преступлений, включая их проявления в организованных формах. Такая работа, по существу, только развертывается. Еще не выявлены, не изучены наиболее характерные типовые криминалистические ситуации, возникающие в оперативно- розыскной и следственной деятельности, в ходе раскрытия и расследования анализируемых преступлений.

Под криминалистической характеристикой преступлений понимается система присущих тому или иному виду преступлений особенностей, имеющих наибольшее значение для расследования и обусловливающих применение криминалистических методов, приемов и средств33. Н. А. Селиванов считает, что криминалистическая характеристика включает «любые обстоятельства расследуемого преступления и, более того, факты, которые, строго говоря, не относятся к числу обстоятельств преступления, при условии, конечно, если они способствуют расследованию» 4 А. Н. Басалаев и В. А. Гу-няев в своем определении трактуют криминалистическую характеристику как

j2 Киреев М.П. Терроризм на воздушном транспорте: анализ и проблема регулирования // Проблемы обеспечения личной безопасности граждан. М., 1995; Проблемы правового регулирования борьбы с терроризмом // Проблемы расследования преступлений в условиях формирования правового пространства СНГ и развития международного сотрудничества. СПб., 1994; Овчинникова Г. В. Терроризм: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и в уголовном процессе» СПб., 1998; Ляхов А. Г. Преступления против безопасности гражданской авиации и советское уголовное законодательство // Сов. гос. и право. 1989, № 7. С. 124-128; Орешкина Т. Ю. Современный терроризм и борьба с ним: Специализированная информация.

“>J Криминалистика: Учебник. / Под ред. А. Г. Филиппова и А. Ф. Волынского. М.: Спарк, 1998. С. 333. 34 Селиванов Н. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Социалистическая законность. 1977, № 2. С.56.

35 состав события, проявленного вовне в виде «жестко связанной системы материальных и интеллектуальных следов» .

На наш взгляд, анализируемое понятие не может быть сведено только к системе следов. Совершенно очевидно, что свойства личности преступника, характерные мотивы его поведения, локализация места преступления (оборонный объект, лес и т.п.), ситуация, благоприятствующая или затрудняющая совершение преступления, явно не вписывается в понятие следа.

А. Н. Васильев первоначально определил криминалистическую характе- ристику как форму криминалистической классификации преступлений36. Позже он утверждал, что криминалистическая характеристика преступления, с одной стороны, как бы вводит в атмосферу борьбы с преступлениями, и, с другой - содержит в себе указания об их чертах, которые являются отправными для методики расследования37.

Ряд авторов (И. Ф. Герасимов, В. А. Ледащев) относят к криминалистической характеристике сведения об общественной опасности и распространенности преступления, его динамике и типичных причинах38. Не подлежит сомнению, что указанные элементы относятся к уголовно-правовой и криминологической характеристикам, но никак не к криминалистической.

Несколько иначе подходят к решению этого вопроса В. А. Образцов и В. Б. Ястребов, которые отмечают, что «криминалистические характеристики имеют основополагающее значение … для определения обстоятельств, подле- жащих установлению по уголовным делам»39.

А. Н. Басалаев и В. А. Гуняев видят назначение криминалистической характеристики в том, чтобы служить следователю своеобразным трафаретом,

*5 Басалаев А. Н., Гуняев В. А. Криминалистическая характеристика преступления (общее понятие и практическое значение) // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. С. 100. 1)6 Васильев А. Н. О криминалистической классификации преступлений. Материалы научно- практической конференции. Одесса, 1976. С. 26.

л См.: Васильев А. Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М.: МГУ, 1978. С. 46.

jS Актуальные вопросы советской юридической науки. Ч. 2; Саратов: Саратовский университет, 1978. С. 126; Материалы научно-практической конференции. Одесса, 1976. С. 94, 172.

39 Образцов В. А., Ястребов В. Б. Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования: Тезисы доклада. М.: ВНИИ Прокуратуры СССР, 1978. С. 5.

36 который как бы «накладывается» на имеющиеся в его распоряжении на данном этапе расследования исходные данные. Они пишут, что с помощью трафарета оказывается возможным определять «… имеются ли в данном событии признаки события преступления; контролировать полноту собираемой по делу доказательственной информации». Утверждается, что роль доказательств события и субъективной стороны преступления находится в прямой зависимости от криминалистической характеристики преступления40.

В настоящее время в содержание криминалистической характеристики включают: типичные следственные ситуации, под которыми понимается характер исходных данных; способ совершения и сокрытия престу- пления; типичные материальные следы преступления и вероятные места их нахождения; характеристика личности преступника и личности потерпевшего; обстановка преступления (место, время, другие обстоятельства)41; причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Применительно к криминалистической характеристике захвата за- ложников ее элементы могут быть конкретизированы за счет особенностей данных преступлений. В частности, имеет значение установление:

типа захваченного транспортного средства (в том числе ситуации предоставления транспортного средства правоохранительными органами);

географии перемещений преступников вместе с захваченными за- ложниками;

механизма передачи преступникам денежных средств;

количества захваченных заложников;

степени угрозы для жизни и здоровья заложников и другие.

Исследование такого аспекта криминалистической характеристики как типичные следственные ситуации, придает криминалистическим реко- мендациям конкретность и направленность.

40 Там же. С. 106-107.

41 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3. М.: Юристъ, 1997. С. 312.

37

В настоящее время, на наш взгляд, именно ситуационный подход яв- ляется одним из перспективных направлений развития криминалистических методик.

Значимость ситуационного подхода отмечал Г. А. Густов, разрабатывая алгоритмы расследования в различных исходных следственных ситуациях .

Кроме того, ситуационный подход оказался весьма результативным и для углубленной разработки некоторых традиционных фундаментальных по- нятий криминалистики, таких, как механизм преступления, криминалистическая характеристика преступления, тактическое решение4 .

И поскольку все технические, тактические, методические рекомендации реализуются в конкретных следственных ситуациях, можно сделать вывод о том, что криминалистическая теория ситуаций имеет большое значение для совершенствования практики расследования.

На наш взгляд, надо различать содержание родовых и видовых кри- миналистических характеристик преступлений . Для родовых криминалистических характеристик (например, организованной преступности в целом, а также ее проявлений в виде террористической деятельности) перечень указанных обстоятельств, в которых можно выявить устойчивые, статистически корректные зависимости, уже по сравнению с видовыми. В видовых криминалистических характеристиках (отдельные виды преступлений, в частности, совершенных участниками организованных преступных структур, террористических групп) - шире.

В содержание криминалистической характеристики групповой пре- ступной деятельности следует включить и некоторые специфические элементы, касающиеся преступных структур. Так, в криминалистике указываются следующие характерные признаки групповой преступной деятельности: преступная группа - это объединение людей, являющихся малой

42 Густов Г. А. Расследование хищений в торговле. 4.1 Криминалистические модели преступления. Изд.

3-е, перераб. Л., 1979. 214 С. Он же: Обнаружение способа должностного хищения в сложной ситуации.

Факторный анализ: Учебное пособие Л., 1985.

*’ Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. М., 1997. С. 48-61.

44 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. М.: Юристь, 1997.С. 315.

38 неформальной группой; объединение происходит на основе совместной преступной деятельности; члены группы в определенной степени органи- зованы; группа выступает как единый особый субъект преступной дея- тельности45.

Криминалистическая характеристика захвата заложников, совершаемых транснациональными преступными сообществами, безусловно, является частью родовой криминалистической характеристики организованной преступности. Во многих случаях захват заложника является одним из проявлений организованной преступной деятельности.

Прежде, чем рассмотреть конкретные формы использования данных криминалистической характеристики в борьбе с захватом заложников, не- обходимо отметить некоторые нерешенные проблемы. Так, в статье Белкина Р. С, Быховского И. Е., Дулова А. Е. говорится, что практическое значение криминалистических характеристик в значительной степени преувеличено . Впоследствии Р. С. Белкин добавил: «Данные об этих зависимостях могут служить основанием для построения типичных версий по конкретным делам. В этом и только в этом заключается практическое значение криминалистической характеристики как целого»47.

На наш взгляд, возможности использования данных криминалистической характеристики гораздо шире. В частности, при рассмотрении фактов захвата заложников эти данные служат для:

  1. Разработки типовых планов комплексных операций по освобождению заложников, захвату угнанных транспортных средств, раскрытию и расследованию данной категории преступлений.
  2. Принятия управленческих решений, связанных с ликвидацией последствий захвата заложников.
  3. Прогноза действий террористов, захвативших заложников.
  4. Быков В. М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Ташкент, 1986. С. 15.

46 Белкин Р. С, Быховский И. Е., Дулов А. В. Модное увлечение или новое слово в науке? // Социалисти ческая законность, 1987. №9.

47 Белкин Р.С. Указанный курс. Т. 3. С. 316.

39

  1. Выработки мер по пресечению данных преступлений.
  2. Разработки международных соглашений, направленных на борьбу с захватом заложников.
  3. Разработки и совершенствования системы криминалистической регистрации.
  4. Разработки криминалистических и специальных средств, направленных на борьбу с захватом заложников.
  5. Разработки новых методов расследования и тактических приемов проведения отдельных следственных действий.
  6. Вопросы криминалистической характеристики преступлений также неразрывно связаны с проблематикой следственных ситуаций48. Необходимость в обращении следователя к типовым криминалистическим характеристикам обусловлена в большей мере проблемной ситуацией расследования, характе- ризующейся негативными условиями, недостатком доказательственной и ори- ентирующей информации по конкретному уголовному делу.

С криминалистической ситуалогией в неразрывной связи находится учение о версии и планировании расследования. Теория следственных ситуаций включает в качестве важнейшей своей части проблему закономерных взаимосвязей между ситуациями и поведением следователя и других участни- ков расследования. Этот аспект имеет непосредственное отношение к вопросам общей теории криминалистики, в том числе и к определению предмета науки. В этом же плане следует рассматривать и закономерные связи между поведением преступника и ситуацией преступления, не только криминальной деятельности, также имеющей нередко ситуационную природу49.

Именно ситуационный подход к преступной деятельности позволяет осуществить научную разработку дифференцированных методических реко-

См.: Яблоков Н. П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные си- туации как важные разработки методики расследования // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 30. М., 1979. С. 110-122.

49 См., напр.: Криминалистика / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я Драпкина. М., 1994 . С. 6; Криминали- стика / Под ред. Н. П. Яблокова. М., 1995. С. 7; и др.

40 мендаций, учитывающих особенности расследования сходных видов преступлений.

Исследование в криминалистике вопроса о криминальных ситуациях, выделение их специфики, построение классификационной схемы может при- нести несомненную пользу при решении общих вопросов расследования, по- скольку именно криминальная ситуация обуславливает информационную на- сыщенность исходной следственной ситуации. В конечном итоге в методиче- ском криминалистическом плане рассматриваемая частная методика обуслов- лена ситуационностью самого преступления.

Применительно к расследованию фактов захвата заложников могут быть выделены следующие ситуационные блоки:

Криминальная обстановка - это комплекс условий, имеющихся в определенном регионе, характеризующийся активной деятельностью кри- минальных элементов и сочетанием криминогенных факторов (например, обстановка в Чечне). Необходимо отметить, что по существу впервые в Федеральном законе «О борьбе с терроризмом» создан механизм влияния не только на следственную ситуацию, что зависит от работников участвующих в раскрытии и расследовании преступлений, но и на криминальную обстановку.

Криминогенная ситуация - это ситуация, предшествующая совершению преступления, реально содержащая в себе условия, благоприятные для реализации преступного замысла.

Следственная ситуация - это степень информационной осведомленности следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка кото- рого позволяют следователю принять наиболее целесообразные решения по уголовному делу. Р. С. Белкин предлагал определять следственную ситуацию как совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется рас-

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ^ 41 БИБЛЖЯШ1 А

следование преступлении . Однако такое определение представляется крайне общим.

Следственная обстановка - наиболее стабильный компонент следственной ситуации, содержащий факторы, относящиеся к внешней среде рассле- дования51. В качестве примера можно привести процесс расследования захвата заложников в условиях мегаполиса, транспортных узлов, международных пе- ревозок.

Анализ данных криминалистической характеристики позволяет выделить различные методы расследования захвата заложников, прежде всего участниками организованных преступных структур. В числе этих методов, прежде всего можно выделить следующие:

  1. Методы установления личности исполнителей преступлений, ис ходя из данных о совершенном преступлении.

  2. Методы выявления участников организованных преступных групп, исходя из данных о возможных местах сбыта похищенного.

  3. Методы выявления различных эпизодов преступной деятельности, исходя из информации о возможных участниках преступных структур.
  4. Методы выявления неизвестных участников преступных структур, исходя из информации об известных лицах.
  5. Методы выявления функций участников преступной структуры.
  6. Методы выявления межрегиональных и межнациональных связей преступных группировок.
  7. Методы выявления коррумпированных связей в органах государства и в правоохранительных органах.
  8. Методы борьбы с противодействием преступных группировок расследованию преступлений и установлению истины по уголовному делу.

Эта группа методов присуща именно расследованию организованной преступной деятельности.

Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Мегатрон XXI, 2000. С. 202. 51 Волчецкая T.C. Криминалистическая ситуалогия. М.: МГУ, 1997. С. 46.

42 Применительно к захвату заложников данные, подлежащие установлению при расследовании, можно разделить на две группы:

1) относящиеся к личности участников преступных группировок и их структуре; 2) 3) относящиеся к деяниям (способ, механизм и др.) совершения преступлений. 4) Наибольшие сложности возникают при расследовании проявлений организованной преступной деятельности при захвате заложников. Так, в этих ситуациях, как правило, не вполне бывает ясно, в чем именно проявляется создание организованной группы и преступного сообщества, в чем реально заключается руководство ею, в чем именно заключается устойчивость преступного формирования. Без этого неизбежно возникают сложности как в квалификации организованной преступной деятельности, так и в определении в процессе расследования конкретных обстоятельств, которые подлежат доказыванию.

Не случайно 42,2% из числа опрошенных следователей и оперативных работников ответили, что не вполне четко представляют себе обстоятельства, подлежащие установлению в процессе расследования организованной преступной деятельности, в том числе терроризма.

В работе санкт-петербургских исследователей содержатся очень интересные исследования, касающиеся лиц, причастных к захвату заложников. По их данным, это мужчины от 20 до 30 лет (71,3%), от 30 до 40 лет (16,5%), сравнительно редко - до 20 лет - 10,7%. Интересно, что данные о возрасте преступников, совершивших преступления, предусмотренные ст.ст. 205 и 206 УК РФ совпадают. В то же время наблюдается существенная разница в возрастной группе до 20 лет. Из числа лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. ст. 126, 127 УК РФ - в 2 раза. Это свидетельствует о том, что захват заложников и терроризм совершается чаще всего сформировавшимися людьми с выработанными волевыми качествами и решимостью совершать дерзкие преступления. Об этом говорит так-

43 же тот факт, что женщин из числа привлеченных по ст. 206 УК РФ всего 1,3%.

В указанном исследовании представляет интерес и классификация целей захвата заложников: побег из мест лишения свободы - 62,2%; корыстные побуждения - 16,7%о, выезд за границу - 10,4%), стремление повлиять на принятие решений в сфере уголовного судопроизводства - 6,7%, удовлетворение иных требований - 30,0%>.

При всей значимости этих данных, полученных в городах Ленин- градской, Московской областей и Краснодарского края, нельзя не отметить, что они существенно отличаются от подобных данных по Чечне, сельской местности. Об этом свидетельствуют результаты исследований, проводившиеся в системе МВД РФ .

Отсюда следует принципиально важный вывод вообще для процесса создания криминалистических характеристик отдельных видов преступлений: наряду с общим они должны носить и региональные особенности.

Для криминалистической характеристики захвата заложников в ка- честве элемента должны рассматриваться и требования террористов. В тех случаях, когда предъявляемые требования террористов носят «законный» характер, направлены на восстановление их законных прав, такие требования подлежат удовлетворению. Однако чаще всего такие требования носят общественно-опасный характер: предоставление оружия, наркотиков, спиртных напитков, бронежилетов, транспортных средств, денег. Такие требования либо удовлетворяются полностью или частично, либо же неизбежным становится силовое решение ситуации.

Наиболее рациональным разрешением данной ситуации является, безусловно, компромисс, частичное (временное) удовлетворение требований (до принятия нового УПК компромисс при удовлетворении требова-

” Баев А. А., Григорьев В. Н.. Организация и тактика первоначальных следственных действий при проведении специальной операции по освобождению заложника из летательного аппарата: Лекция. М.: Московский институт МВД России, 1994.

44 ний террористов был ограничен в основном применением примечания к ст. 206 УК РФ).

По данным наших исследований требования преступников были полностью удовлетворены в 26% случаев, в 29% - удовлетворены частично, по 45% уголовных дел требования не удовлетворялись.

С удовлетворением требований связано освобождение заложников. В результате компромисса освобождено 46% заложников, вооруженным путем - 54%). Если полностью или частично требования преступников были удовлетворены по 55%) изученных уголовных дел, то мирным путем удалось освободить только по 46% уголовных дел. Это свидетельствует об ужесточении требований террористов по мере их удовлетворения.

Достижение компромисса остается оптимальной формой разрешения ситуации. При освобождении заложников мирным путем причинение вреда происходит только в 35,6%) случаев (только в момент захвата). При освобождении вооруженным путем телесные повреждения получали 94% заложников, в том числе те, которые пытались освободиться сами, а также получившие телесные повреждения в результате неосторожных действий работников правоохранительных органов при проведении операций.

В целом по 61%) изученных уголовных дел имело место причинение вреда заложникам, по 27% имело место причинение вреда лицам, участвовавшим в освобождении заложников, по 3% телесные повреждения причинялись случайным лицам, по 74% телесные повреждения причинялись преступникам (в том числе по 60%) имело место причинение смерти преступникам).

Исследование показало, что по 26% изученных уголовных дел о захватах заложников преступники достигали своих целей, несмотря на их противоправность. В 12% случаев преступникам, несмотря на тяжесть со- вершенного преступления, удавалось уйти от ответственности за совершенные преступления. Часть из них скрылось за границу как в странах СНГ, так и в странах дальнего зарубежья.

45

Говоря о криминалистической характеристике захвата заложников, особенно совершенного организованными преступными группировками, следует обратить внимание на одну из нерешенных в криминалистике и принципиально важных для данного исследования проблему. Речь идет о конкретном содержании информации, включаемой в криминалистические характеристики. Р. С. Белкин считал криминалистическую характеристику как «абстрактное научное понятие, результат научного анализа определенного вида преступной деятельности…»53. Он указал на наличие статистически определяемых корреляционных связей между элементами криминалистической характеристики. С этой позицией были согласны Н. С. Полевой34 и А. М. Ларин55, которые критически высказывались по работе Л. Г. Видонова за то, что он некоторые элементы криминалистической характеристики выводил из единичных случаев, зафиксированных в следственной практике36.

Опыт автора работы над данной проблемой, в том числе многолетний опыт работы в качестве следователя прокуратуры, показывает, что, действительно, большая часть элементов криминалистической характеристики должна базироваться на обобщении материалов значительного числа уголовных дел. Более того, традиционно используемые в криминалистических работах относительные показатели не дают репрезентативных результатов. Необходимо применение всего арсенала статистических методов.

Кроме того, для криминалистических характеристик, по сравнению с традиционными статистическими выборками, применяемыми в социологии, порой характерны обратные зависимости. Так, если в социологии случайные выборки считаются более достоверными, чем кустовые (по одному региону), то для криминалистических характеристик более показательны

ь’ Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М., 2000. С. 103.

54 Полевой Н. С. Криминалистическая кибернетика. М.: МГУ, 1989. С. 213-214.

55 Ларин А. М. Раскрытие убийств и арифметика // Проблемы предварительного следствия. Волгоград, 1980. С. 151-160.

56 Бидонов Л. Г. Криминалистическая характеристика убийств и системы типовых версий о лицах, со вершивших убийства без очевидцев. Горький, 1978.

46 именно кустовые выборки. Не случайно известные «таблицы Видонова» с положительным эффектом использовались в одних регионах (крупные центры Поволжья и Сибири) и не получили распространения в других (сельская местность, Кавказ, мегаполисы Москвы и Санкт-Петербурга).

Мы не можем в полной мере согласиться с выводами Н. С. Полевого и А. М. Ларина о невозможности использования «единичных» фактов для формирования криминалистической характеристики отдельного вида пре- ступлений. В особенности это характерно для захвата заложников. Ведь если такой факт имел место (преступление совершено определенным способом), то он, рано или поздно, должен повториться.

Так, широкий общественный резонанс произвел захват заложников

23 декабря 1993 г. в Ростове-на-Дону и последующие действия преступни ков, связанные с перелетом в вертолете вместе с заложниками по Северо- Кавказскому региону. Данное преступление и действия правоохранитель ных органов при этом явились предметом серьезного анализа57. В 1994 г. в районе Минеральных Вод трижды совершались аналогичные преступления - 26 мая, 28 июня и 28 июля. Во всех случаях преступники задерживали заложников в автобусах и по их требованию им предоставлялся вертолет и валюта.

Кроме того, в том же году происходили захваты заложников самолета во время полета. Такие случаи отмечены 25 октября в Махачкале,

со

24 октября в Ставрополе и Сыктывкаре .

Для криминалистической характеристики значение имеют действия террористов с точки зрения возникновения умысла и его реализации. В

См., напр.: указанные выше работы проф. В. Н. Григорьева, в том числе его диссертацию на соискание ученой степени доктора юридических наук.

58 Учитывая тяжесть данного вида преступления, Правительство Российской Федерации 30 июля 1994 г. приняло постановление «О Федеральной системе обеспечения гражданской авиации от актов незаконного вмешательства», которым предусмотрена координация действий министерств и ведомств в вопросах авиационной безопасности, в том числе при захватах и угонах воздушных судов. Руководство оперативными штабами возлагается на уполномоченных должностных лиц Федеральной службы контрразведки Российской Федерации. Значительную роль при проведении операций по освобождению заложников из летательных аппаратов играют подразделения органов внутренних дел, в том числе и следственный аппарат.

47 этой связи следует отметить, что с учетом подготовленности захваты заложников могут быть планируемые и спонтанные. Планируемый захват заложников готовится заранее, с разработкой плана совершения преступления, подбором соучастников - формированием преступной группы, распределением ролей, выбором объекта преступления, определением конкретных требований к властям. При планируемом захвате преступники продумывают варианты захвата заложников, места их содержания, условия освобождения, схемы ухода от ответственности. Захват заложников предпринимается в основном из корыстных побуждений - с целью выкупа, перемещения в другую страну или местность, получения свободы и т.п.59

Спонтанный захват происходит внезапно, преступник к нему заранее не готовится. Чаще всего такой вид захвата происходит при совершении другого преступления, когда преступник, будучи застигнутым на месте преступления или опасаясь этого и желая уйти от ответственности, захватывает заложников. Спонтанный захват может быть совершен также психически больными лицами. Такие захваты характеризуются, прежде всего, временем удержания заложников. По данным исследований менее 1 часа - 14,6%, 62% заложников удерживалось от 1 часа до 6 часов, более 6 часов - 23,4%о. Максимальное время задержания - сутки . В то же время хорошо организованные и спланированные захваты, например, больниц чеченскими бандитами осуществлялись в течение нескольких суток. При этом (это еще один характеризующих признаков организованности захвата заложников) было захвачено несколько тысяч людей, в основном женщин, в том числе рожениц. Поэтому эти данные совпадают с исследованием Г. В. Овчинниковой и других только в том, что заложниками чаще выступают женщины по месту их работы и временно пребывающие в

59 Баев А. А., Григорьев В. Н. Организация и тактика первоначальных следственных действий при проведении специальной операции по освобождению заложника из летательного аппарата: Лекция. М.: Московский институт МВД России, 1994.

60 Овчинникова Г. В.., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. Захват заложника. Уголовно-правовые, кримино логические, криминалистические проблемы. СПб.: Юридический центр пресс, 2001. С. 103.

48 месте совершения преступления - 67,6%. Реже захватываются пассажиры транспортных средств - 18, 1%, а также родственницы бизнесменов и чиновников- 10,6%61.

В зависимости от объекта преступления захват заложников может быть осуществлен в отношении конкретных или случайных лиц. Захват конкретного лица - адресный, происходит в том случае, когда преступник заранее знает, кого он будет захватывать, какие требования выдвигать. В зависимости от устремлений террористов потерпевшими могут быть:

те, чья личность представляет непосредственный интерес для преступников;

те, кто ситуативно оказался в поле зрения преступников.

В числе лиц первой категории чаще всего оказываются:

а) крупные собственники, когда путем их захвата решаются материальные, иные имущественные потребности, а иногда и политические интересы террористов;

б) их родственники и знакомые (их захватить порой гораздо легче);

в) иностранцы, особенно журналисты и специалисты, работающие в «горячих» точках (террористы считают, что под давлением правительств иностранных государств российская власть легче примет решение об удовлетворении требований террористов; например, многочисленные захваты иностранных журналистов, миссионеров, технических специалистов в Чечне, убийство многих из них);

г) захват гражданина определенного государства, чье гражданство каким-либо образом связано с выдвижением ими определенных требований.

Захват случайных лиц - безадресный, происходит при спонтанных захватах, а также в случаях, когда преступник не знает своей жертвы. Так бывает при захвате заложников в самолете, ином транспортном средстве.

61 Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника. Уголовно-правовые, кримино- логические, криминалистические проблемы. СПб.: Юридический центр пресс, 2001. С. 103-104.

49 Заложниками становятся отдельные граждане и группы лиц, объединенных по различным, случайным для террористов признакам (пассажиры одного транспортного средства, учащиеся одного класса, работники одного учреждения). В этом случае личность заложников больше определяется личностью террористов, чем личностью самих заложников. Роль имеет и мотивация. Захват в качестве заложников группы может свидетельствовать, как о готовности выпускать часть заложников в обмен на выполнение каких-либо требований, так и о готовности уничтожить часть из них62.

Заложниками могут стать государственные и общественные деятели, дипломаты, другие граждане иностранных государств, должностные лица, взрослые и несовершеннолетние, мужчины и женщины. Заложник может быть один или несколько, в том числе несколько десятков или сотен человек, как это бывает при захвате воздушного судна.

Отдельную группу составляют заложники, захват которых производится в местах лишения свободы. В качестве таковых обычно избираются лица из числа вольнонаемных, реже аттестованных сотрудников ИТУ (от последних они в большей степени ожидают сопротивления).

В некоторых ситуациях преступник и его жертва могут быть связаны между собой договорными отношениями и иными обязательствами, что устанавливается при производстве следственных действий.

Захват заложников может быть проведен с применением силы или угрозы таковой. Показательным примером многогранности криминалистической ситуации, связанной с захватом заложников, являются события, произошедшие 23 декабря 1993 г. в городе Ростов-на-Дону.

Чрезвычайная ситуация возникла здесь в связи с захватом группой террористов в качестве заложников 15 школьников и двух взрослых граждан. В этот день 4 вооруженных террориста, предварительно захватив

62 Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. Указ. работа. С. 129-130.

50

автобус с водителем, ворвались в здание школы N 25, угрожая оружием, вывели детей и учительницу из класса, посадили в автобус и объявили их заложниками. Террористы выдвинули требование предоставить им вертолет МИ-8 для следования в Иран. На предоставленном вертолете с экипажем (2 человека) они вместе с заложниками вылетели с военного аэродрома г. Ростов-на-Дону в Краснодар, а затем в Минеральные Воды. В ходе переговоров террористы потребовали в качестве выкупа за заложников 10 миллионов долларов США.

По предварительным данным, полученным в ходе расследования уголовного дела, установлено, что преступление совершено бандой, состоящей из восьми человек. Организатором банды являлся трижды судимый и признанный особо опасным рецидивистом Алмамедов М. А.

Умысел на захват заложников с целью получения крупной суммы денег в иностранной валюте возник у Алмамедова М. А. летом 1993 г. Во исполнение своего преступного намерения он тщательно проанализировал всю информацию, опубликованную в печати и передаваемую по каналам телевидения, об угонах самолетов и действиях при этом правоохранительных органов. С учетом анализа он пришел к выводу о том, что оптимальное количество непосредственных исполнителей должно быть не более четырех человек, а наиболее подходящим воздушным судном является вертолет МИ-8. Выбор именно такого летательного аппарата обусловлен его возможностью приземлиться в любой труднодоступной местности и сложностью осуществления его скрытого штурма. После этого Алмамедов М. А. стал подбирать соучастников и подыскивать необходимые денежные средства. К непосредственным исполнителям акции Алмамедов М. А. предъявлял повышенные требования: исключительная дисциплинированность и беспрекословность выполнения всех его указаний, воздержанность в употреблении спиртных напитков, недопустимость каких-либо противоправных действий, в результате которых они могли попасть в поле зрения милиции.

Для осуществления акции Алмамедов М. А. с помощью Пириева А. М., Калмыкаева Р. А. и Алмамедова Р. М. приобрел оружие на территории Чечни, после чего приступил к детальной проработке плана захвата. Предполагалось, что четверо соучастников захватят заложников и вылетят с ними на вертолете в условленное место в районе г. Георгиевска, где Алмамедов Р.А. будет ожидать их на автомашине.

Перед проведением акции Алмамедов М. А. провел с соучастникам занятия по обращению с автоматическим оружием и тренировочные стрельбы.

Таким образом, основными факторами, определившими чрезвычайный характер ситуации, сложившейся в результате захвата заложников, были:

тщательность планирования, организации, подготовки и высокий уровень конспиративности действий банды;

51

захват в качестве заложников большой группы несовершеннолетних, что объективно служило гарантией безопасности для террористов и достижения их целей;

выбор вертолета как летательного средства, обладающего высокой маневренностью и возможностями приземляться в трудно доступных, специально не оборудованных местах, более надежной его защищенностью от возможных действий штурмовых групп сил правопорядка;

гибкость и неординарность тактики действий террористов практически на всем протяжении преступной акции;

наличие у преступников достаточного количества оружия (3 автомата и пистолет), что делало угрозу уничтожения заложников весьма реальной;

отсутствие достаточного опыта проведения силами правопорядка специальных операций по освобождению заложников из вертолетов;

высокая вероятность возникновения массовых волнений и беспорядков, конфликтов на межнациональной почве и других криминальных чрезвычайных ситуаций в связи с возможностью утечки информации, возникновением и распространением слухов о принадлежности террористов к той или иной национальности;

большой общественный, в том числе и международный, резонанс, вызванный фактом захвата в качестве заложников большой группы школьников.

Таким образом, особенности криминалистической характеристики

захвата заложников непосредственно отражаются на методах расследования и приемах проведения отдельных следственных действий. Более того, об этом будет сказано ниже, можно предполагать, что во время пресечения и расследования захвата заложников применяются некоторые действия, не упомянутые как таковые в УПК, но которые по сути являются следственными, поскольку могут быть источниками доказательств.

52 ГЛАВА П. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ И МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ЗАХВАТА ЗАЛОЖНИКОВ

§ 1. Организация расследования преступлений, связанных с захватом заложников

Организация первоначального этапа расследования захвата заложников по общему правилу должна отвечать содержанию контртеррористической операции, т. е. обеспечивать проведение комплекса специальных мероприятий, направленных на пресечение террористической акции, обеспечение безопасности физических лиц, обезвреживание террористов, а также на минимизацию последствий преступного появления.

Субъектами, участвующими в предупреждении, выявлении и пресечении террористической деятельности в пределах своей компетенции, являются и другие федеральные органы исполнительной власти, перечень которых определяется Правительством Российской Федерации.

Вряд ли вызовет возражение тезис о том, что успешность действий правоохранительных органов по предупреждению захвата заложников, их освобождению и расследованию преступлений в полном объеме во многом зависит от предварительной подготовки органов дознания и предварительного следствия. Такая подготовка должна быть ориентирована на исходные следственные ситуации при захвате заложников, на типичную исходную информацию, которая может быть получена уже в первые минуты после совершения данного преступления.

В соответствии с приказами МВД РФ №855 от 29.09.2001 и №901 от 18.10.2001 г. выявление, пресечение и раскрытие захвата заложников возложено на подразделения органов внутренних дел по борьбе с организо-ванной преступностью . Это, безусловно, является оправданным, поскольку, как указывалось выше, захват заложников является одним из про-

См. Постановление Правительства РФ от 22 июня 1999 г. № 660.

53 явлений организованной преступной деятельности. В раскрытии и рассле- довании захвата заложников принимают участие также и иные службы криминальной милиции, особенно, аппараты уголовного розыска и экс-пертно- криминалистические подразделения.

В соответствии со ст. 151 УТЖ РФ предварительное следствие, как правило, производится по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 206 УК РФ, следователями органа, выявившего эти преступления. При этом следует учитывать содержание ст. 7 Федерального закона «О борьбе с терроризмом», в которой произведено разграничение компетенции между различными ведомствами. Так, на органы внутренних дел возложена борьба с террористическими проявлениями, преследующими корыстные цели, на органы ФСБ РФ - борьба с преступлениями террористического характера, преследующих политические цели, а также предупреждение, выявление и пресечение международной террористической деятельности.

Участие в пресечении, раскрытии и расследовании захвата заложников следователей, оперативных работников и экспертов различных ведомств обусловливает необходимость использования в организации их работы методов программно-целевого управления 4. Эти методы применяются в рамках различных организационных форм, предусматривающих взаимодействие не подчиненных друг другу работников различных ведомств для достижения общей цели:

? Организация в соответствии со ст. 163 УПК РФ межведомственных следственных групп с участием следователей, экспертов (выступающих в качестве специалистов-криминалистов), оперативных работников различных ведомств. В самой норме нет указаний о возможности создания межведомственных групп, но этот пробел можно восполнить при доработ-

См. об этом также: Цветков С. И. Криминалистическая теория тактических решений: Дисс… докт. юр. наук. М.: Академия МВД РФ, 1992. С. 232-245.

54 ке законодательства, тем более, что такая практика апробирована многими десятилетиями совместной работы 5;

? Программирование действий следственных групп по раскрытию и расследованию захвата заложников в рамках норм УПК, ведомственных и межведомственных нормативных актов. Необходимость такого програм- мирования обусловливается спецификой расследования данной категории преступлений; в связи с переездами следственной группы вслед за терро- ристами и захваченными заложниками, деятельность ее должна обеспечиваться правоохранительными органами на местах; ? ? Проведение межведомственных оперативных совещаний, на которых решаются комплексные вопросы, связанные с обеспечением согласованной деятельности различных ведомств по захвату террористов, оказанию помощи заложникам, раскрытию и расследованию преступлений; ? ? Создание оперативного штаба по освобождению заложников, раскрытию и расследованию данной категории преступлений. Для того, чтобы его работа была эффективной, предварительно должна быть разработана программа действий, определены функциональные обязанности работников различных ведомств и служб, определены конкретные лица, обязанные реагировать на факты захвата заложников, и их полномочия. В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» оперативные штабы могут быть созданы как на федеральном уровне по решению Правительства РФ, так и на уровне регионов. В зависимости от направленности террористической деятельности, в том числе захвата заложников (корыстной или политической) оперативные штабы возглавляют соответственно представители МВД или ФСБ РФ. В соответствии со ст. 11 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» федеральные органы власти и управления, а также администрация субъектов федерации ? 65 В постановлении Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 5 ноября 1997 г. № 383-СФ «О мероприятиях по розыску и возвращению из Чеченской Республики российских военнослужащих, а также других граждан, удерживаемых в качестве заложников» содержится требование в адрес Генерального прокурора Российской Федерации: «…создать межведомственную оперативно- следственную группу для расследования фактов похищения и насильственного удержания граждан».

55 обязаны выделять ресурсы, необходимые для осуществления антитерро- ристической деятельности.

На практике возможны различные формы организации расследования преступлений в ситуации, связанной с захватом заложников:

? использование обычного порядка организации расследования преступлений, когда им занимаются местные следственные подразделения; ? ? использование сил следственных подразделений центрального аппарата правоохранительных органов; ? ? создание временных комплексных подразделений; ? ? создание постоянно действующих специальных следственных подразделений оперативного реагирования. ? Каждая из этих форм организации расследования преступлений прошла в последние годы своеобразную апробацию на практике. Как показывает опыт проведенных тактических операций по освобождению заложников из летательных аппаратов, наиболее эффективной оказалась четвертая форма организации расследования преступлений, при которой расследованием занимаются специализированные следственные группы, создаваемые на базе специальных штатных следственных подразделений оперативного реагирования (спецподразделений), предназначенных для организации и проведения работы в чрезвычайных ситуациях66.

С точки зрения организации групп следователей возможны различные варианты:

  1. Группы, создаваемые за счет сил местных правоохранительных органов;
  2. Группы, создаваемые за счет сил центральных аппаратов правоохранительных органов (прокуратуры, МВД, ФСБ);
  3. Баев А. А., Григорьев В. Н. Указ. работа. С. 15.

56

  1. Группы, создаваемые за счет территориальных органов по временной схеме, предусмотренной планом работы в чрезвычайных ситуациях;
  2. Специальные следственные подразделения оперативного реагирования 7.
  3. Подобного рода спецподразделения представляют собой штатную структуру центрального подчинения с постоянным составом высококвалифицированных следователей, обладающих опытом работы в экстремальных ситуациях, прошедших необходимую подготовку и имеющих особое криминалистическое, материально-техническое, финансовое обеспечение.

Фактически на практике до сих пор чаще всего расследование строится по так называемой авральной методике, суть которой состоит в одновременной мобилизации по команде из центра необходимых ресурсов следственных сил. Следователей в этом случае собирают со всех регионов Российской Федерации, в ряде случаев из всех трех ведомств (Прокуратуры, МВД, ФСБ). По прибытии на место они организовываются в следственные группы.

Практика выявила множество недостатков авральной формы: слабое финансовое и материально-техническое обеспечение, невысокий уровень квалификации следователей, а также степень готовности командированных к работе в чрезвычайной ситуации. Однако из-за отсутствия полнокровных специальных следственных подразделений, которые могли бы полностью взять на себя эту работу, до сих пор нередко приходится прибегать к авралу со всеми вытекающими из этого отрицательными последствиями.

В соответствии со ст. 163 УПК РФ создание следственно-оперативных групп не предусматривается, однако допускаются к работе следственной группы
«должностные лица органов, осуществляющих

Баев А. А., Григорьев В. Н. Указ. работа. С. 17.

57 оперативно-розыскную деятельность». Тем самым из практики раскрытия и расследования преступлений юридически исчезает само понятие следственно- оперативной группы. Более того, в соответствии с ч.1 ст. 163 УПК РФ сама функция создания работы следственной группы возлагается на прокурора: «Производство предварительного следствия по уголовному делу в случае его сложности или большого объема может быть поручено следственной группе, о чем выносится отдельное постановление или указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела». Такое решение законодателя, по-видимому, должно устранить основную проблему, мешающую эффективной работе следственных групп (и создаваемых в настоящее время следственно- оперативных групп), а именно нестабильность их состава.

Неудовлетворительно, на наш взгляд, решена и проблема определения полномочий руководителя следственной группы. Перечисление его полномочий в норме закона - фактор положительный. Однако сохранение за следователями - членами группы всех полномочий следователей (ч.5 ст. 163 УПК РФ) чревато возможными противоречиями между ними и руководителем следственной группы. Более рациональным было бы предоставление руководителю группы следователей всех полномочий начальника следственного отдела, предусмотренных в ст. 39 УПК РФ.

Одно из условий успеха специализированной следственной группы - своевременное образование в ней необходимых структурных подразделений. Структуру определяет руководитель следственной группы своим распоряжением. Обобщение практики позволяет выделить наиболее часто встречающиеся типичные структурные подразделения, необходимые для эффективной организации работы следственной группы: руководство, штаб, информационный центр, криминалистическую группу, отдельные следственные группы (подгруппы), группу по обеспечению рассмотрения уголовных дел в судах.

58

На руководителя специализированной следственной группы возлагается общее руководство и контроль за ходом расследования, его организационное обеспечение, принятие основных процессуальных решений.

Оперативный штаб выполняет разнообразные функции по руководству, координации и обеспечению деятельности следственной группы, сбору и анализу различной информации, учету, контролю. Информационный центр занимается сбором информации о совершенных преступлениях и о действиях следственной группы, ее обработкой, обобщением и анализом; оказывает следователям помощь в раскрытии преступлений.

Криминалистическая группа помогает следователям в применении научно- технических средств при осмотре мест происшествий, в работе со следами и вещественными доказательствами, при назначении и проведении экспертиз, использовании видеозаписи и по иным подобным вопросам.

С целью наиболее целесообразного управления расследованием руководитель образует в составе специализированной группы отдельные следственные группы (подгруппы). За основу при этом берут обычно предметный, территориальный или персональный признаки. Образованные таким образом группы расследуют соответственно совершенные террористической группой преступления какого-то одного вида (взрывы, поджоги, убийства, причинение телесных повреждений и т.д.) либо всех видов, но совершенные на отдельной территории (того или иного города, района) или объекте (военном аэродроме, гражданском аэропорту, вертолетной площадке), или преступления, совершенные какой-то категорией лиц (организаторами, пособниками, боевиками, представителями финансовой группы и т.д.).

В задачи группы по обеспечению рассмотрения уголовных дел в судах входит оказание судебным органам организационной помощи в

59 проведении судебных процессов. Она выражается в розыске эвакуированных свидетелей и потерпевших, обеспечении их явки в суд, предоставлении видеотехники для просмотра во время судебного следствия приобщенных к делу видеокассет и т. д.

Эффективность всей работы во многом зависит от полноты исходной информации и правильной ее оценки при принятии коллективных решений, в том числе по освобождению заложников, по раскрытию и расследованию преступлений.

Исходная информация не может представляться поэлементно, с классификацией по личности, по способу и месту захвата, по выдвижению требований. В этом случае под ее содержание не могут быть в полной мере подведены мероприятия типовых планов реагирования. Здесь необходимо учитывать, что деятельность следственно-оперативных групп, участвующих в расследовании захвата заложников, существенно отличается от деятельности аналогичных групп при расследовании иных преступлений. Главное отличие - это то, что преступные действия нередко продолжаются на глазах у членов следственно-оперативной группы, выехавшей к месту захвата заложников.

К сожалению, в уголовно-процессуальной литературе недостаточно изучен (практически не поставлен) вопрос о трансформировании процессуальных функций различных лиц в процессе совершения длящихся преступлений, период совершения которых частично захватывает период предварительного расследования. Участники следственно-оперативной группы непосредственно воспринимают события преступления. Поэтому для расследования захвата заложников характерен переход от функций следователя, эксперта, лица, производящего дознание, к функции свидетеля. В противном случае следует ожидать вполне правомерный отвод обвиняемого или его защитника участникам следственно-оперативной группы. Таким образом, первоначальный и последующий этап расследования захвата заложников характеризуются еще и сменой состава участников рас-

60 следования. Следственные (следственно-оперативные) группы по фактам совершения захвата заложников, следовательно, должны организовываться только на период проведения первоначальных следственных действий. Либо надо изменять уголовно-процессуальное законодательство.

Специфичными, в отличие от первоначального этапа расследования других категорий преступлений, являются и тактические задачи, которые приходится решать участникам следственно-оперативной группы, руководителям правоохранительных органов и руководителям силовых подразделений, участвующих в захвате заложников. В качестве основных задач первоначального этапа расследования данной категории преступлений можно выделить:

  1. Выявление информации о подготавливаемых захватах заложников и их пресечение.
  2. Принятие всех возможных мер для освобождения захваченных заложников без ущерба для их здоровья и имущества.
  3. Обеспечение безопасности работников правоохранительных органов.
  4. Обеспечение захвата террористов, захвативших заложников.
  5. Обеспечение собирания доказательств виновности преступников.
  6. Выявление соучастников террористов, которые могут находиться вне места совершения преступления, а также, возможно, среди заложников.
  7. Организация оказания помощи пострадавшим.
  8. Существует определенный перечень обстоятельств, подлежащих до-казыванию практически в любой ситуации захвата заложников . Мы считаем, что обстоятельства, влияющие на квалификацию преступления, окончательно могут и должны устанавливаться в процессе всего расследования. На первоначальном этапе должны быть установлены, прежде всего,

68 Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. Захват заложника. Уголовно-правовые, кримино- логические и криминалистические проблемы. СПб.: Юридический центр пресс, 2001. С. 152-168.

61

обстоятельства, связанные с решением тактических задач, указанных выше. Поэтому мы считаем необходимым дифференцировать обстоятельства, подлежащие доказыванию.

В первую очередь необходимо исследовать характеристику личности, все данные о потерпевших, их количестве, наличии родственников и знакомых, в том числе находящихся или проживающих недалеко от места захвата, гражданство, знание языков, наличие у них мобильных средств связи, оружия, специальной подготовки, знания помещения или транспортного средства, в котором находятся захваченные лица, возможные мотивы захвата именно данных лиц.

Если место содержания заложников неизвестно, то возникает необходимость составить перечень мест возможного их нахождения и путей возможного перемещения. Типичной ошибкой следователей в данном случае является игнорирование этапности в совершении захвата заложников, что предполагает не одно, а несколько мест преступлений, каждое из которых должно быть тщательно осмотрено. В связи с этим возникает важный организационный момент: целесообразно, чтобы следственная (следственно-оперативная) группа следовала за террористами и захваченными заложниками и фиксировала доказательственную информацию.

При захвате заложников в Ростове террористы выдвинули требования о предоставлении им вертолета. Участники следственно-оперативной группы следовали за ними через несколько областей и республик РФ, фиксируя все обстоятельства, подлежащие доказыванию, осматривая места происшествия и допрашивая освобожденных заложников и задержанных террористов.

С самого начала, после получения сообщения о захвате заложников, важнейшим обстоятельством, подлежащим установлению, являются намерения террористов в отношении захваченных заложников. Одновременно рассматриваются версии относительно возможного маршрута транспортировки захваченных заложников и возможности задержания преступников

62 без ущерба для жизни и здоровья потерпевших. В составе создаваемых оперативных штабов выделяются переговорщики, осуществляющие контакт с заложниками. Информация «переговорщиков» может быть важным источником доказательственной информации. Так, при захвате заложников во время спектакля «Норд-Ост» в переговорах с террористами участвовали деятели науки и культуры, представители государственных и общественных организаций). Следователями были предприняты меры по фиксации полученной информации в форме интервью с использованием аудио- и ви- деотехники.

Переговорщики должны учитывать и пожелания (рекомендации) следователя относительно выявления в процессе переговоров не только обстоятельств, связанных с захватом заложников, но и обстоятельств, которые могут повлиять на квалификацию преступных деяний, особенно относящихся к субъективной и объективной сторонам. Это тем более важно, что во всем мире, в России в частности, в отношении террористов принимаются самые жесткие меры вплоть до их уничтожения. Мотивы, цели действий, соучастники, другие эпизоды преступной деятельности после уничтожения террористов установить если не невозможно, то очень трудно.

Особое значение при этом надо обращать на обстоятельства, связанные с обнаружением умысла террористов на захват заложников, а также на сам факт предъявления определенных требований в связи с захватом людей.

Для такой категории преступлений как захват заложников особое значение имеет установление с достаточно большой точностью временных факторов. Это важно как для доказывания в суде, так и для ведения переговоров, в том числе при полном или частичном выполнении требований террористов.

Организация расследования любого преступления является необходимым компонентом криминалистической тактики, под которой автор по-

63 нимает систему научных положений, категориальных понятий и разраба- тываемых на их основе принципов и рекомендаций по планированию рас- следования, приемов осуществления отдельных процессуальных действий по собиранию и исследованию доказательств.

Положения, раскрывающие организационные начала расследования, опираются на частные криминалистические теории и концепции, например, учение о версии и планировании исследования, концепции следственной ситуации, тактического решения, тактических приемов и технологии проведения отдельных процессуально-следственных действий по собиранию, исследованию и оценке доказательственной информации, учение о розыске, о принципах взаимодействия следователя с иными участниками раскрытия и расследования преступлений и т.п.

§ 2. Тактические операции на месте захвата и перемещения заложников

Эффективность деятельности правоохранительных органов на первоначальном этапе расследования захвата заложников зависит не только от качественной работы отдельных следователей и оперативных работников, но и от комплексного использования имеющихся сил и средств, от организации работы на месте. Это обусловлено тем, что различные по природе мероприятия должен осуществляться с одними целями, согласованно и организованно. В криминалистике содержание таких мероприятий определяется понятием тактического комплекса, включающего как тактические операции, так и тактические комбинации69.

См. в кн.: Цветков С. И. Криминалистика (актуальные проблемы). Учебное пособие, заменяющее учебник. § 6 главы 5. М.: Академия МВД СССР, 1988.

64

Сам термин «тактическая операция» одним из первых был предложен В. И. Шикановым70. В качестве тактической операции можно рассматривать комплекс следственных действий, оперативно-розыскных и ор- ганизационно-технических мероприятий, направленных на достижение одной или нескольких тактических задач в определенной следственной ситуации. Такое понятие позволяет учесть триединое содержание тактической операции: следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия и организацию их проведения.

Понятие тактической комбинации в основном применяется для обозначения комплекса тактических приемов при проведении отдельных следственных действий. Понятия тактической операции и тактической комбинации обозначают суть различных понятий. Поэтому, по-видимому, не привилось в криминалистике предложение Р. С. Белкина использовать для обозначения указанных понятий только один термин «тактическая комбинация», в одном случае - сложная, в другом - нет71.

, Руководство всеми задействованными в тактической операции по освобождению заложников силами осуществляет оперативный штаб. В составе штаба формируются группы захвата, прикрытия, применения спецсредств, оцепления, блокирования, ведения переговоров, документирования, фильтрации (разбирательства с задержанными) и другие.

Следственная (следственно-оперативная группа) в зависимости от конкретной ситуации и масштабов проводимой операции может формироваться из числа следователей органов прокуратуры, органов внутренних дел и Федеральной службы безопасности, оперативных работников различных ведомств72.

Шиканов В. И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск: Иркутский универсистет, 1983.

71 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. М.: Юристъ, 1997. С. 208-216.

72 В целях организационного обеспечения создания и деятельности специализированной следственной группы представляется целесообразным создать на базе ГИЦ МВД РФ и ИЦ территориальных органов внутренних дел банки данных об оперативных работниках, следователях, экспертах, психологах и других специалистах, которые могут быть использованы в операциях по освобождению заложников, раскрытии и расследовании совершенных террористами преступлений.

65

Большим подспорьем в раскрытии совершенных преступлений могут служить локальные и межрегиональные компьютерные системы сбора, обработки и хранения оперативно-розыскной и следственной информации для решения задач, возникающих в ходе проведения специальных операций по освобождению заложников.

В рамках тактических операций по освобождению заложников и расследования данного вида преступлений возникает необходимость в применении целого ряда технических средств.

Так, при расследовании захвата заложников в г. Ростове-на-Дону возникала острая необходимость в специальных технических средствах, позволяющих вести скрытое наблюдение за террористами и фиксировать их действия (перископ дальнего фотографирования, установка для сверхдальнего наблюдения, эндоскоп, портативная установка для рентгено-визуального контроля, микрофоны направленного действия). Учитывая тот факт, что все террористы постоянно находились в масках, особое значение имело бы применение разработанной за рубежом и прошедшей апробацию в ЭКЦ МВД РФ аппаратуры, которая позволяет «снять» маски и чулки с лица и получить высококачественные полутоновые портреты преступников, не уступающие по своим качествам фотографическим.

При переговорах с террористами могут быть использованы приборы, основанные на получении инфракрасного изображения террориста, заложников или транспортного средства. Такие приборы позволяют увидеть огнестрельное оружие и взрывчатые устройства, спрятанные под одеждой.

На первоначальном этапе расследования захвата заложников важно обеспечить получение и дальнейшее скорейшее использование фоноскопических средств и методов. Пока что их применение сдерживается недостатком соответствующих специалистов, как технико-фоноскопистов, так
и лингвистов, а также недостатком технических

66

средств. Надо иметь в виду, что существующие возможности фоноскопических исследований могут быть использованы уже в первые часы после захвата заложников, а также для их освобождения. Формой такого использования может быть как экспертиза, так и специальное исследование, содержанием - идентификационное и диагностическое исследование. Методы получения такой информации могут быть как гласные, так и негласные7 .

Поэтому все переговоры, любая визуальная и звуковая информация по возможности должна фиксироваться. При исследовании по записи звука могут быть идентифицированы лица, помещения, работающие моторы, средства звукозаписи. При диагностическом исследовании могут быть выявлены особенности речи преступников и иных лиц, участвующих в той или иной форме в деятельности по захвату заложников и в связи с ним. Об эффективности фоноскопических исследований при расследовании захвата заложников свидетельствует получивший широкую известность в 90-е годы случай захвата в автобусе, стоявшем на Красной площади в г. Москве, южнокорейских туристов. Захват совершил неизвестный мужчина, который по переданным ему средствам связи заявил требования к Правительству России о выплате ему крупной суммы денег. Еще до штурма автобуса, в ходе которого преступник был уничтожен, в результате анализа аудиозаписи был установлен регион, в котором он долгое время проживал и другие данные, использованные как при переговорах, так и для установления его личности.

Следственно-оперативная группа, как одна из группировок оперативного штаба, имеет решающее значение в организации следственного сопровождения специальной операции. С этой целью должно быть четко отлажено ее взаимодействие с оперативным штабом, войсковыми подразделениями, другими группировками,

задействованными в специальной операции.

7’ См. Галяшина Е. И. Судебная фоноскопическая экспертиза. М., 2001.

67

На основе обобщения опыта работы в чрезвычайных ситуациях можно выделить ряд основных направлений взаимодействия специальной следственной группы с оперативным штабом и другими группировками. Среди них: взаимный обмен информацией; оказание помощи следственной группе; участие следователей в специальных операциях; организация совместных мероприятий следственной группы и войсковых подразделений.

Конкретные формы взаимодействия определяются на основе законодательства о внутренних войсках, уголовно-процессуального, о чрезвычайном положении (в случае его введения) и другого законодательства, ведомственных нормативных актов с учетом назначения и функций различных группировок и подразделений, оперативной обстановки и конкретной следственной ситуации. В каждом из указанных направлений взаимодействия они индивидуальны.

Оказание помощи следственной группе может быть как эпизодическим, так и постоянным и происходит в следующих основных формах: охрана административных зданий, где расположена следственная группа, гостиниц и других помещений, где следователи поселены, обеспечение охраны во время проведения следственных действий (осмотров, проверок показаний на месте и др.), участие в задержаниях и арестах; конвоирование задержанных и арестованных; оцепление местности при проведении широкомасштабных следственных мероприятий.

Наибольший эффект взаимодействие достигает в тех случаях, когда та или иная группа (подразделение) постоянно приданы следственной группе на более или менее длительный срок. Это дает возможность сотрудникам спецподразделений освоить непривычные функции, следователям - научиться использовать их помощь, учитывать ее при организации и планировании своей работы.

68

Специальная операция, проводимая с участием следователей, представляет собой комплекс разведывательных, оперативных, следственных действий, предупредительных и силовых мероприятий, осуществляемых органами внутренних дел и другими привлекаемыми силами под руководством начальника оперативного штаба, по единому плану в одном или нескольких населенных пунктах, в целях освобождения заложников, недопущения (пресечения) насилия над людьми, погромов, поджогов, уничтожения имущества, оказания сопротивления представителям власти с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, задержания организовавших или совершивших эти преступления лиц и привлечения их к ответственности в соответствии с законодательством или их уничтожения.

Цель привлечения следователей к проведению специальных операций - обеспечение фиксации и процессуального закрепления обстоятельств ее проведения, освобождения заложников, изъятия оружия, иных орудий преступления, вещественных доказательств, задержания подозреваемых. Их участие позволяет решить проблемы фиксации доказательств, обеспечивает документирование действий групп боевого порядка, оснований и порядка применения ими силы, специальных средств, оружия.

Встречающиеся на практике случаи отказа от привлечения следователей к участию в операциях влечет безвозвратную утрату доказательств, порождает часто непреодолимые сложности в установлении обстоятельств совершенных преступлений.

Организацию и тактику действий следователей определяют замысел и общий порядок проведения специальной операции, в которой они занимают подчиненное положение и носят ситуационный характер.

Боевой порядок задействованных в специальной операции сил должен включать подразделения, образуемые следственной группой. К

69 числу таких подразделений относятся различные по своему составу и назначению группы:

  1. Группа документирования противоправных действий. Она

формируется из сотрудников криминальной милиции и экспертно- криминалистических подразделений, обеспечивается необходимыми техническими средствами. Эта группа осуществляет документирование противоправных действий, в том числе путем использования возможностей технических средств, включая различные формы видео- и кинофотосъемки;

  1. Следственно-оперативная группа - создается для проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;
  2. Фильтрационный пункт - служит для обеспечения нормальных условий работы следственно-оперативной группы и размещения доставленных из района операции лиц. Фильтрационные пункты предназначены для выяснения личности и обстоятельств задержания лиц, нарушивших общественный порядок или специальные требования введенного в данной местности особого режима. При совместной деятельности войсковых подразделений и следственной группы на фильтрационных пунктах наряду с временной изоляцией правонарушителей создаются благоприятные условия для выявления среди них организаторов и активных участников совершенных преступлений.
  3. В задачу войсковых подразделений при совместном создании фильтрационных пунктов входит подбор помещения, его охрана, организация работы по выяснению обстоятельств задержания доставленных, их регистрация, личный досмотр и содержание под стражей. Следователи, активно используя помощь специалистов и оперативных работников, производят фиксацию всех изъятых объектов, освидетельствование задержанных, при необходимости - их опознание,

70 назначают экспертизы, организуют запись для видеобанка, проверку по имеющимся учетам.

Решая вопрос о создании указанных подразделений, необходимо в каждом конкретном случае учитывать общую подготовленность операции, план и место ее проведения, привлеченные силы и средства, порядок их взаимодействия, ожидаемые результаты, возможные неудачи.

В решении на проведение специальной операции ее руководитель определяет замысел действий (район, задачи, последовательность их выполнения; способы действий, привлекаемые силы и средства; построение боевого порядка, место сосредоточения основных усилий), время готовности к операции; конкретные задачи частям (подразделениям); порядок применения оружия, боевой техники, специальных средств, служебных собак и транспорта, способы взаимодействия между подразделениями, с соседними частями, органами внутренних дел и другими силами, участвующими в операции; сигналы взаимодействия и взаимного опознавания и т. д.

Взаимодействие следственной группы с подразделениями, задействованными в тактической операции, может осуществляться в следующих формах: организация документирования противоправных действий, на пресечение которых направлены войсковые формирования; производство неотложных следственных действий по установлению и закреплению фактических данных совершенных преступлений; организация из числа приданных сотрудников соответствующих групп, предназначенных для выполнения указанных действий.

Среди форм совместных мероприятий следственной группы и войсковых подразделений - проведение поисковых мероприятий.

Поисковые мероприятия организуются следственной группой совместно с приданными ей силами войсковых подразделений. Они позволяют реализовать поступающую в распоряжение следственной группы информацию о том,
что в тех или иных жилых или

71 производственных помещениях, жилых массивах прячут оружие, зажигательные смеси, похищенные вещи. На этих объектах могут быть отпечатки пальцев, микрочастицы, другие индивидуализирующие признаки.

Приведенные направления и конкретные формы взаимодействия следственной группы с войсковыми подразделениями получают все более широкое распространение, хотя на практике не обходится без проблем. Они проистекают из несогласованности действий, слабого знания следственными работниками и руководством оперативного штаба возможностей друг друга, функций и особенностей деятельности в чрезвычайных ситуациях.

В ситуации, связанной с захватом заложников в летательном аппарате, уже на первоначальном этапе следственные группы действуют одновременно по нескольким направлениям, основными из которых являются следующие:

1) производство первоначальных следственных действий по установлению и закреплению следов преступлений, совершенных во время захвата заложников;

2) действия следователей при проведении специальной операции по освобождению заложников;

3) организация и проведение поисковых мероприятий в местах вероятного пребывания террористов или их сообщников;

4) организация работы по конкретным фактам преступлений. Многообразие тактических действий сил правопорядка при захвате

заложников может быть сведено к двум основным группам в соответствии с прорабатываемыми стратегиями освобождения заложников и задержания террористов: силовой и ненасильственный варианты.

Тактические варианты замыслов и решений на освобождение заложников путем применения силы и оружия включают:

72

уничтожение террористов при выходе из автобуса, из вертолета (самолета), из захваченного помещения огнем снайперов;

захват или ликвидация террористов путем штурма места нахождения преступников и заложников силами спецподразделений;

захват террористов с использованием усыпляющих и других психотропных средств;

ликвидация главаря банды в расчете на прекращение сопротивления остальных ее членов.

Следует отметить, что из-за отсутствия в органах внутренних дел, ФСБ типовых многовариантных тактических решений силового характера оперативный штаб вынужден разрабатывать эти решения в критических условиях, что может повлечь за собой серьезные просчеты и ошибки.

В этой связи в случае возможности альтернативы предпочтение должно отдаваться ненасильственному разрешению криминальной ситуации. Основными тактическими элементами осуществления этой стратегии являются: установление личности, намерений, планов террористов и психологического контакта с ними, ведение переговоров, реагирование на выдвигаемые требования при условии выполнения террористами определенных обязательств (сохранение жизни заложникам, освобождение некоторых из них, гуманное обращение с ними). Ведущее место принадлежит переговорам, которые, в конечном счете, предопределяют успех в решении задач по освобождению заложников.

Важное место, как в том, так и в другом вариантах проведения специальной операции отводится мероприятиям, организуемым следственной группой. Задачи ее руководителя заключаются в организации по ходу ведения специальной операции следственных действий, направленных на обнаружение и фиксацию следов преступлений: осмотр места дислокации вооруженного формирования и ведения боевых действий штурмовой группой, при задержании боевиков -

73 их обыск, освидетельствование, допрос, освидетельствование и допрос военнослужащих, участвовавших в операции, и т.д.

Силами группы документирования организуется наблюдение обстоятельств совершаемых преступлений, обеспечивается фиксация поведения группы террористов, ее лидеров, действий войсковых подразделений. Ведется кино - фотосъемка, видеозапись, звукозапись, протоколирование. Применяются приемы открытой, негласной, зашифрованной съемки.

При необходимости организуется охрана группы

документирования. Должны быть продуманы специальные защитные приспособления для ведения скрытой, зашифрованной съемки. Чтобы повысить эффективность фиксации и обеспечить личную безопасность, целесообразно использовать приданные боевые машины, вертолеты. Это позволяет получить весьма ценные в информативном отношении кадры. С целью оперативного управления сотрудниками, производящими съемку обстоятельств проведения специальной операции, необходимо обеспечить постоянную связь их со следователем и руководителем операции.

Документирование осуществляется на протяжении всех этапов, предшествующих операции, в ходе ее проведения, а также при ликвидации последствий, вызванных преступными действиями террористов. Если при организации документирования следователь оказался очевидцем противоправных действий, он может быть допрошен в качестве свидетеля. В этом случае он в соответствии со ст. 61 УПК РФ подлежит отводу. Вопрос о его участии в расследовании других эпизодов преступлений решается в общем порядке.

Все материалы, полученные в результате документирования, подлежат передаче руководителю специализированной следственной группы. Они используются как в оперативных целях, так и в доказывании по уголовному делу в виде документов или вещественных доказательств (ст.ст. 84, 81 УПК РФ). В частности, фактические данные, полученные с

74 использованием видеозаписи действий террористов, кино-, фотосъемки и звукозаписи, могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно- процессуальным законодательством. Обычно такая проверка проводится путем осмотра видеограмм, кинолент, фотоснимков и фонограмм, допроса лиц, их изготовивших, специалистов, а также лиц, которым известны сведения о запечатленных объектах, назначения различных экспертиз и т. д.

С лицами, задержанными в результате проведения специальной операции, силами следственно-оперативной группы на фильтрационном пункте либо на подвижных милицейских пунктах, расположенных в специально оборудованных автобусах, проводятся неотложные следственные действия: личный обыск, освидетельствование, осмотр одежды и обуви, допрос. Организуется их регистрация, съемка для фототаблицы и видеобанка.

Важное значение имеет своевременный осмотр места проведения специальной операции и освобождения заложников. Он должен проводиться сразу же после окончания действий штурмовой группы и выставления рубежа оцепления. В этот момент здесь можно обнаружить большое количество улик - предметов одежды, утерянных вещей, орудий преступления и т.д. После завершения осмотра и процессуального оформления его результатов руководитель следственно-оперативной группы разрешает снять охрану, а группа выезжает на фильтрационный пункт для проведения следственных мероприятий.

По завершении операции следователь, используя помощь войсковых дознавателей, проводит освидетельствование

военнослужащих, получивших телесные повреждения, в медицинских учреждениях, берет списки обратившихся за помощью от командования воинских частей, получает официальные данные о задействованных в

75 операции подразделениях, типе примененного оружия и спецсредств, количестве израсходованных патронов и т.д.

В чрезвычайных ситуациях любые акции, связанные с применением силы, должны по возможности тщательно документироваться с помощью следственных групп. Это позволит сохранить доказательства, а в случае предъявления претензий - наглядно обосновать правомерность предпринятых действий.

По поступлении информации о захвате заложников из числа сотрудников криминальной милиции, следователей УВД и прокуратуры сразу же формируются оперативные и следственные группы, которые немедленно приступают к работе по установлению личности террористов и связанных с ними обстоятельств. Для решения этих задач проводятся первоначальные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия: осмотр мест происшествия, изъятие вещественных доказательств, установление и допрос очевидцев, документирование противоправных действий террористов, организация проверки и исследования полученных предметов, следов и информации, составление композиционных портретов преступников, изучение лиц, состоящих на оперативных, профилактических и медицинских учетах. Принимаются меры по ориентированию негласного аппарата.

На основе анализа полученной первичной информации, выдвинутых оперативно-розыскных и следственных версий особое внимание должно быть уделено отработке следующих категорий лиц: судимых за вооруженные разбои и бандитизм; входящих в состав незаконных вооруженных формирований; находящихся под стражей и отбывающих наказание в местах лишения свободы; преступников-гастролеров, уголовно-воровских авторитетов; больных СПИДом, наркоманов; имеющих сходные (созвучные) фамилии или клички; проживавших в гостиницах и других местах. Должны быть созданы следственно-оперативные, специализированные оперативно- поисковые и оперативно-

76 разведывательные группы по каждому направлению работы. Например, в случае захвата заложников в Ростове-на-Дону всего было отработано свыше 2000 лиц различных категорий.

Сформированные следственные (следственно-оперативные) и специализированные оперативные группы во взаимодействии с прокуратурой и подразделениями криминальной милиции должны вести активную работу по маршруту передвижения террористов: документирование преступной деятельности, фиксацию и сбор вещественных и иных доказательств, установление и допрос потерпевших, свидетелей, опознание террористов по композиционным портретам, проверку лиц по оперативно-розыскным и оперативно-профилактическим учетам, ориентирование негласного аппарата на поиск оперативно значимой информации, активную разработку лиц, оказавшихся в поле зрения территориальных и транспортных органов внутренних дел и подразделений по борьбе с терроризмом ФСБ России.

Как показывает мировой опыт, иногда первые освобождаемые заложники могут быть использованы террористами в целях дезинформирования и дезориентирования. Переоценка значимости и достоверности полученной от них информации может повлечь за собой ошибочные тактические решения. Нельзя исключать также возможность выхода под видом освобождаемых заложников соучастников или родственников террористов. В связи с этим обязательным является: временная изоляция этих лиц под благовидным предлогом (медицинское освидетельствование и т.д.); установление личности по документам и по запросам по месту проживания; немедленный опрос или допрос этих лиц, относительно обстоятельств их похищения, признаков внешности, вооруженности и намерений преступников.

К числу проблем и недостатков следственного и оперативно-розыскного обеспечения специальной операции следует отнести:

77

отсутствие в МВД, УВД, УВДТ следователей, специально подготовленных для расследования преступлений, связанных с захватом заложников;

низкий уровень активности руководителей следственных групп в организации систематического получения в штабе ориентирующей и процессуально значимой информации непосредственно в ходе проведения специальной операции по освобождению заложников;

недостаточное участие следователей (особенно на начальных этапах операции) в организации документирования противоправных действий террористов средствами аудио- и видеотехники;

несвоевременное процессуальное и организационное оформление персонального состава следственно-оперативной группы;

отсутствие локальных и межрегиональных компьютерных сетей оперативно- розыскного назначения, позволяющих обрабатывать большие массивы информации, отсекать недостоверные и непроверенные сведения, направляемые в оперативные штабы для перестраховки или имитации активной деятельности.

§ 3 Тактика проведения первоначальных следственных действий.

Содержание криминалистической тактики структурно

представляется в трех основных комплексах: организационном, процессуальном и технологическом. Все они в той или иной мере определяют структуру отдельных следственных действий по сбору, исследованию и оценке доказательств. Конкретный набор следственных действий и их тактическое осуществление зависит от характера следственной ситуации на каждом этапе расследования.

78

Тактика проведения первоначальных следственных действий по уголовному делу, возбужденному по факту захвата заложников, зависит и от многих конкретных обстоятельств захвата, его мотивов и целей. При планируемом захвате следственные действия должны быть направлены, помимо работы по состоявшемуся факту, на установление обстоятельств, предшествовавших захвату, установлению возможных соучастников преступления и свидетелей. Тактика следственных действий зависит и от объекта нападения, отношений захваченных заложников с лицами, совершившими захват.

При проведении первоначальных следственных действий следователь должен учитывать время совершения преступления (год, день, часы суток), способ его совершения (с применением оружия - огнестрельного или холодного, взрывных веществ, автотранспорта и т.п.), место совершения преступления (на улице, в жилом или административном помещении, в том числе ИТУ или СИЗО, в транспорте (автомобильном, воздушном, железнодорожном, речном, морском) и другие факторы.

На тактику следственных действий влияет также и то, является ли захват заложников явным, когда известно место его совершения, или скрытым, когда место его совершения неизвестно. Необходимо учитывать также иные обстоятельства захвата, место совершения преступления и содержания заложников, данные о потерпевших и лицах, совершивших захват, и т. п.

В зависимости от конкретной ситуации руководитель следственной группы определяет, где и в каких пределах необходим осмотр места происшествия. Так, в г. Ростов-на-Дону осмотру подлежали: школа, где был произведен захват детей в качестве заложников; автобус, в котором их перевозили; вертолет и места его стоянки; территория в окрестностях Махачкалы, где происходило задержание преступников. Осмотру подлежат все места, где находились преступники и где можно обнаружить следы преступления и другие
обстоятельства, относящиеся к

79 расследованию уголовного дела. При проведении масштабных осмотров или в местах, отдаленных друг от друга, следственная группа делится на подгруппы, перед которыми ставится задача проведения осмотра на конкретном участке места происшествия или конкретного места74.

В процессе проведения осмотра следственная группа поддерживает регулярную связь с оперативным штабом, информируя его о результатах работы. Следственная группа на месте происшествия руководит действиями других групп (оперативной, документирования, поисковой и т.д.) и производит осмотр в тесном взаимодействии с такими группами оперативного штата, как экспертно-криминалистическая, документирования, ликвидации угрозы взрыва и т.д.

Следственный осмотр имеет задачу обнаружения, фиксации и изъятия объектов, имеющих значение для рассмотрения их признаков, свойств, состояния и взаиморасположения. Промедление с осмотром может повлечь за собой нарушение обстановки на исследуемом объекте и утрату следов преступления. В то же время своевременно и качественно произведенный осмотр может предоставить следствию важные фактические данные, относящиеся ко всем обстоятельствам, входящим в предмет доказывания. Полученные при этом сведения позволяют выдвинуть обоснованные версии, наметить целесообразные пути их проверки и изобличения виновных.

Тщательно произведенный осмотр по количеству и ценности доказательств, получаемых при его производстве, представляет собой одно из наиболее эффективных следственных действий. Тактика следственного осмотра во многом определяется его видом, а также конкретными обстоятельствами совершенного преступления.

Зафиксировав место происшествия и отдельные его детали с помощью фото и видеосъемки, следователь приступает к осмотру. При

74 Баев А. А., В. Н. Григорьев Организация и тактика первоначальных действий следственных групп при проведении специальной операции по освобождению заложников из летательного аппарата: Учебно-практическое пособие. М: Московский институт МВД РФ, 1995.

80 этом он вначале определяет границы осмотра, исходную точку, способы изучения обстановки (статические исследования предметов без изменения их месторасположения, или динамические - при изменении местонахождения объектов), необходимость привлечения специалистов и дополнительных технических средств.

В зависимости от конкретной ситуации усилия следственной группы направлены на отыскание как можно большего количества следов и объектов, имеющих значение по делу. Так, при осмотре воздушных судов ими являются волокна ткани и других материалов, окурки, кровь, волосы, следы взлома или повреждений каких-либо предметов или механизмов, следы ног и грунта, отпечатки пальцев, следы рук (перчаток), предметы, предположительно оставленные преступниками и т. д.

Если преступниками использовались взрывные устройства, то такими объектами являются: средства транспортировки и маскировки взрывного устройства, заряд взрывчатого вещества, провода, элементы питания, часовой механизм, электродетонаторы, взрыватели и т. п.

При осмотре места происшествия с наличием одного или нескольких трупов объектами, имеющими значение по делу, являются волокна ткани и других материалов, волосы, кровь, окурки, оружие, предметы, приспособленные для нанесения телесных повреждений или использование которых возможно для этой цели; гильзы, патроны, пули, следы рук и ног, повреждения окружающих предметов, повреждения на трупе, его одежде, предметы, предположительно оставленные преступником и т.д.

Допрос потерпевших и свидетелей в зависимости от обстоятельств проводится в служебном помещении следственной группы, на месте происшествия или в местах эвакуации. Организуя допрос в служебном помещении, необходимо принять достаточные меры по обеспечению явки лиц, их охраны и отправки к месту временного проживания.

81

Допрос на месте происшествия по организации аналогичен осмотру места происшествия с участием потерпевшего и обычно приурочивается к этому следственному действию. Однако при этом допрос на месте происшествия не должен перерастать в проверку и уточнение показаний на месте, хотя данное следственное действие и может быть выполнено сразу же после окончания осмотра.

Допрос в эвакуации организуется путем командирования следователей в пункт временной дислокации потерпевших и свидетелей или направления в правоохранительные органы соответствующих регионов отдельных поручений о производстве следственных и розыскных действий.

Вопросы, подлежащие выяснению в ходе допроса очевидцев, зависят от предмета показаний и касаются обстоятельств, предшествовавших захвату заложников и приведших допрашиваемого на место происшествия, конкретных действий террористов (выкрики, лозунги, призывы к расправам, сопротивление работникам милиции и военнослужащим и т.д.), их вооружения, наличия на месте происшествия руководителей органов власти и управления, действий работников милиции и военнослужащих, передвижения транспортных средств и т. д. К военнослужащим обращаются с вопросами о поступивших командах, экипировке и вооружении, маршрутах передвижения, о численности, вооружении и характере поведения группы террористов, порядке действий военнослужащих по ее захвату и нейтрализации75.

При определении тактики допроса потерпевших необходимо принимать во внимание различные варианты организации этого следственного действия, учитывать состояние общественного порядка и другие факторы объективного и субъективного свойства. С целью обнаружения следов и получения доказательств участия в захвате заложников на первоначальном этапе
расследования необходимо

Баев А. А., В. Н. Григорьев Указ. работа. С. 18.

82 организовать освидетельствование: лиц, задержанных во время специальной операции; лиц, задержанных за различные нарушения общественного порядка; работников милиции и военнослужащих, получивших в ходе проведения специальной операции телесные повреждения.

Предъявление для опознания проводится как с целью изобличения конкретных лиц в совершении преступлений, так и с целью розыска их соучастников. Практикуется очное опознание участников захвата заложников (в том числе в группе задержанных лиц) и предъявление их для опознания по фото- и видеоизображениям, в частности, по фотографиям из паспортных отделений, видеофрагментам, фототаблицам и групповым любительским фотоснимкам. Для опознания могут предъявляться видеофрагменты инсценировок, видеобанки подозреваемых и видеозаписи реальных событий.

Уже на первоначальном этапе важно знать способ захвата и удержания заложников, способ транспортировки, реальность угрозы жизни, воо- руженность преступников, реальную возможность использования ими взрывчатых веществ стандартного или самодельного изготовления, наличие у террористов ядов, значительных объемов легко воспламеняющихся материалов, радиоактивных веществ. Здесь же должны быть проанализированы обстоятельства, связанные с возможностью использования преступниками для массового уничтожения людей крупнотоннажных транспортных средств, ядовитых газов из холодильных установок, из производственных систем, из магистральных нефте- и газопроводов, Большие массы заложников захватывают и удерживают либо значительные по численности бандитские формирования (Буденновск, Кизляр), либо меньшие по численности банды, использующие большое количество взрывчатых устройств (октябрь 2002 г. в г. Москве) или горючих материалов (захват школьников в Ростове-на-Дону). Средства удержания заложников определяют как действия по их освобождению, так и круг обстоятельств, подле-

83 жащих доказыванию. Это является важнейшим фактором криминалисти- ческого прогнозирования на первоначальном этапе расследования захвата заложников.

Для обеспечения перехвата переговоров террористов с сообщниками, находящимися в других местах, важно установить весь комплекс средств связи, которыми они могут воспользоваться, в том числе средства стационарной и мобильной связи, находящиеся в захваченном помещении или транспортном средстве, а также средства связи, находящиеся у заложников.

Другой группой обстоятельств, которые должны прогнозироваться и выявляться на первоначальном этапе расследования, являются данные о личности террористов76:

? численность, национальность, принадлежность к тем или иным вооруженным формированиям, преступный опыт; ? ? наличие родственников или знакомых в месте захвата заложников; наличие в числе заложников их родственников или знакомых; ? ? кто является руководителем террористов, с кем ведутся переговоры; ? ? кто может повлиять на позицию террористов, захвативших заложников (ближайшие родственники, авторитетные люди и т. д.); ? ? данные о лицах, которых террористы требуют либо освободить из мест лишения свободы, либо присоединить к ним; ? ? есть ли среди них наркоманы, ранее судимые за насильственные преступления, психически больные; ? ? кто из террористов участвовал в том или ином этапе захвата заложников, в чем выражались его действия (эти обстоятельства могут учитываться как при ведении переговоров, так и при захвате преступников); ? Подробно о типах личности преступников, которые захватывают заложников. См., напр.: Захват за- ложников / Под ред. Ю. М. Антоняна. M., 2001. С. 49-56.

84

? постоянное место жительство террористов, где проживали ра-нее77.

Тщательному исследованию должны подвергаться предварительные контакты террористов с потерпевшими, их родственниками и знакомыми до совершения нападения. При этом могут быть обнаружены аудио и видеозаписи переговоров. Одновременно надо выяснить, в чем выражалась подготовка к нападению, кто был свидетелем этого, могут ли скрываться под видом потерпевших, очевидцев, «уличных зевак» сообщники террористов. Все эти обстоятельства играют большую роль при установлении очевидцев преступления.

Подробно следует выяснять все обстоятельства, связанные с внешностью нападавших, даже при том, что они могли использовать различные способы маскировки, форменную одежду, грим и т.д. Некоторые особенности внешности: рост, телосложение, функциональные признаки, в том числе жестикуляция, речь могут быть использованы при их поиске даже если они меняют или оставляют маскировку. При этом все объекты, которые были частью одежды или принадлежностью маскировки должны сохраняться в полном соответствии с правилами одорологии и сохранности материалов, направляемых для производства биологических исследований и криминалистических исследований материалов, веществ, изделий.

Не менее важно на первоначальном этапе расследования исследовать личность потерпевших: их физические возможности, технические, языковые, профессиональные навыки, почему именно они были выбраны в качестве заложников, почему оказались именно в это время в этом месте. Особенно много вопросов возникает в отношении потерпевших, во время нападения выполнявших охранные функции. Мировая практика расследования захвата заложников знает случаи, когда часть террористов находилась в захваченном помещении или транспортном средстве под видом заложни-

См. об этом также: Никитин Л. Н. и другие. Бандитизм: расследование, прокурорский надзор: Учеб. пособие. СПб., 1998.

85 ков. Поэтому важно проанализировать поведение и разговоры всех залож- ников, которые могут оказаться соучастниками нападения. По факту захвата заложников на спектакле «Норд-Ост» в прессе проходили сообщения о том, что некоторые из террористов присутствовали в зале под видом заложников.

Одновременно важно установить причины, почему работники право- охранительных органов или военнослужащие допустили продвижение тер- рористов вместе с захваченными заложниками из одного пункта в другой. При расследовании уголовного дела в отношении оставшихся в живых со- участников нападения типичной ситуацией является их попытка переложить ответственность на погибших террористов.

Промедление с выполнением первоначальных следственных действий приводит к утрате доказательств. Поэтому в их проведении приходится принимать участие всей следственной группе, в том числе и оперативным работникам.

На каждом из мест происшествий должен быть проведен весь необходимый комплекс мероприятий, связанный с их осмотром, поиском следов, в том числе микрообъектов и следов применения оружия. Также необходимо прослеживать связь между исчезнувшими ценными бумагами и захватом лиц, в чью компетенцию входит реализация этих бумаг.

При передаче потерпевшего важно зафиксировать сам факт передачи, кто вел переговоры и принял решение о передаче - это позволяет судить о роли организатора захвата заложников78. Здесь же важно зафиксировать весь объем и формы предъявления требований, определить, носят они национальный или международный характер, их мотив и цель, а также характер угроз.

Несмотря на то, что определение материального и морального ущерба, причиненного захватом заложников, в окончательном виде формируется уже на последующем этапе расследования, тем не менее, сведения о ма-

Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. Указ. работа. С. 163.

86 териальном ущербе необходимо фиксировать в ряде случаев еще на перво- начальном этапе. Здесь же следует и решать задачу последующего возмещения ущерба потерпевшим. Это необходимо делать сразу же, накладывая арест на имущество не только физических, но и юридических лиц, деятельность которых использовалась для прикрытия террористов или для их материально- технического обеспечения. На всю собственность террористов, членов их семей, а также пособников, на которую может быть обращено взыскание, должен быть наложен арест либо она должна быть изъята.

Все эти обстоятельства должны быть установлены в самых различных ситуациях захвата заложников. Выделение и определенная классификация типичных ситуаций на первоначальном этапе расследования данного вида преступлений позволяет алгоритмизировать действия следователей, оперативных работников, работников других служб правоохранительных органов в сложной и быстро изменяющейся обстановке, складывающейся при захвате заложников.

В научной литературе выделяются следующие типичные ситуации первоначального этапа расследования захвата заложников:

  1. Исчезновение человека (взрослого или ребенка), о чем в правоох- ранительные органы сообщают родственники или знакомые либо представители организаций и учреждений.
  2. Преступники сами объявляют о факте захвата заложников и предъявляют свои требования (политические, экономические и иные)
  3. Свидетели захвата обращаются в правоохранительные органы с сообщением о совершенном преступлении.
  4. Потерпевшие после освобождения обращаются в правоохранительные органы с заявлением о совершенном в отношении них преступле-
  5. 79 НИИ .

Овчинникова Г. В., Павлик М. Ю., Коршунова О. Н. указ. работа. С. 170.

87

На наш взгляд, круг типичных следственных ситуаций при захвате заложников может быть расширен. В частности, сюда следует включить ситуации, когда в результате оперативно-розыскных мероприятий работникам оперативных служб становится известно о готовящемся захвате заложников. При этом источником информации о готовящемся захвате могут быть результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также заявление лица, которому стало известно о предстоящем захвате его или его семьи в качестве заложника.

В этой ситуации перед следователями и оперативными работниками стоят те же задачи, но есть возможность подготовиться к нападению и не только вовремя пресечь его, но и зафиксировать все детали происходящего. В любом случае момент захвата должен быть выбран, с одной стороны, когда реально проявился умысел на совершение захвата заложников, а, во-вторых, преступники еще не успели причинить ущерба жизни и здоровью граждан.

В другой из указанных ситуаций «исчезновения человека» лишь в немногих случаях можно сразу же выдвинуть версию о возможности захвата заложников. В России ежегодно исчезают десятки тысяч людей. Поэтому на первоначальном этапе здесь используется порядок проведения проверочных мероприятий, регламентируемый приказами МВД РФ.

С учетом сказанного, на наш взгляд, на первоначальном этапе рас- следования захвата заложников вся деятельность правоохранительных органов осуществляется в зависимости от следующих основных ситуаций, определяющих содержание проводимых мероприятий.

  1. Предварительное получение информации о готовящемся захвате заложников.
  2. Получение информации о захвате заложников при неизвестности их местонахождения.
  3. Известность местонахождения преступников и захваченных ими заложников в определенном помещении.

88

  1. Захват заложников вместе с транспортным средством (самолет, судно, автобус).
  2. Захват заложников (в принадлежащем России транспортном средстве, в посольстве) вне пределов России.
  3. Учитывая информационный характер следственной ситуации, можно предположить, что существуют две категории лиц, которые имеют реальную возможность, а иногда и цель - осложнить следственную ситуацию при захвате заложников. Это, во-первых, адвокаты - защитники подозреваемых в совершении захвата заложников. По данной категории уголовных дел только они могут осуществлять контакты между задержанными и арестованными террористами. Часто именно они передают записки - «ма-лявы», а также средства мобильной связи (пейджеры и мобильные телефоны). Надо иметь в виду, что в настоящее время в большинстве следственных изоляторов следственно-заключенные имеют мобильные телефоны, с помощью которых они устанавливают нужные им контакты, чаще в ночное время. Именно поэтому новое следственное действие, связанное с контролем и записью телефонных переговоров (ст. 186 УПК РФ), должно шире применяться в отношении родственников и знакомых террористов уже на первоначальном этапе расследования.

Во-вторых, на следственную ситуацию крайне отрицательно могут повлиять представители средств массовой информации, чье несанкционированное распространение информации может сыграть на руку террористам, влечет за собой опасность для жизни заложников и работников правоохранительных органов, серьезно усложняет процесс доказывания. Именно такого рода факты отмечались во время захвата заложников в Буденновске, Кизляре и Москве. Свобода слова заканчивается там, где возникает опасность причинения вреда гражданам и обществу в целом. Не случайно в Федеральном законе «О борьбе с терроризмом» в ст. 15 указывается, что при проведении контртеррористической операции информирование общественности о террористической акции осуществляется в фор-

89 мах и объеме, определяемых руководителем оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией или представителем указанного штаба, ответственным за поддержание связи с общественностью. Не допускается распространение информации:

1) раскрывающей специальные технические приемы и тактику проведения контртеррористической операции; 2) 3) способной затруднить проведение контртеррористической операции и создать угрозу жизни и здоровью людей, оказавшихся в зоне проведения контртеррористической операции или находящихся за пределами указанной зоны; 4) 5) служащей пропаганде или оправданию терроризма и экстремизма; 6) 7) о сотрудниках специальных подразделений, членах оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией при ее проведении, а также о лицах, оказывающих содействие в проведении указанной операции. 8) Выполнение требований данной статьи закона, как можно заметить, во многом зависит от следователя, ведущего расследование факта захвата заложников.

Специфика первоначальных следственных действий при расследовании захвата заложников определяет и особенности организации этой деятельности. Она должна быть основана на методах программно-целевого управления. Статью 163 УПК РФ следует дополнить указанием на возможность создания межведомственных следственных групп. Такие группы при расследовании захвата заложников должны действовать на территории различных регионов в зависимости от развития следственной ситуации.

90 § 4. Тактика проведения отдельных следственных действий на последующем этапе расследования

Специфика ситуаций, возникающих при расследовании захвата заложников, определяет особенности тактических операций, проводимых на последующем этапе расследования. Одним из условий эффективности проведения тактических операций при расследовании захвата заложников является допуск следователя не только к результатам, но и к некоторым источникам оперативно-розыскной информации на основе узкой специализации и специального допуска следователя.

На последующем этапе расследования захвата заложников, в зависимости от места захвата, внимание следователя и оперативных работников должно быть обращено на выявление соучастников и дополнительных эпизодов преступлений. При этом надо учитывать, что чаще всего дополнительные эпизоды преступлений будут связаны с совершением иных видов преступлений, вынуждающих впоследствии совершать захват заложников. Дополнительные эпизоды преступлений могут быть также связаны с подготовкой к захвату заложников (похищение, изготовление, покупка оружия и боеприпасов,
взрывчатых устройств и т. д.).

Деятельность следователя по выявлению и изобличению соучастников и дополнительных эпизодов преступлений связана в первую очередь с выдвижением и проверкой следующих версий.

При захвате заложников вместе с транспортным средством:

? Часть преступников находилась в транспортном средстве в момент захвата под видом пассажиров; ? ? Преступникам удалось захватить транспортное средство (самолет, вертолет, морское судно) при участии лиц, ответственных за охрану транспортного предприятия или членов экипажа; ? ? Соучастники совершения преступлений находятся на свободе в определенном регионе России или за рубежом; ?

91

? После событий 11 сентября 2001 г. в США необходимо выдвигать и версию о том, что захват заложников являлся промежуточной стадией совершения террористического акта; ? ? При использовании преступниками огнестрельного оружия и взрывчатых устройств о наличии устойчивого источника приобретения оружия преступниками; ? ? При изучении мотивов захвата заложников необходимо выдвинуть версию о том, что данное преступление вызвано совершением иных преступлений, раскрытие которых и боязнь разоблачения и вызвала мотивацию преступников на спасение от наказания путем захвата заложников и выезда в третьи страны. ? При захвате заложников в ИТУ:

? Не выявленные соучастники находятся среди заключенных, а также среди персонала ИТУ;

? Захват заложников планировался при участии соучастников, находящихся на свободе; ? ? Захват заложников явился следствием совершения иного преступления в ИТУ. ? ? При захвате заложников в неустановленном месте или в населенном пункте: ? ? Целью захвата заложников является получение денежных средств, вследствие чего возможна серийность данного преступления; ? ? В местах дислокации бандформирований (Чечня, Ингушетия) захват заложников также может совершаться серийно как с корыстными мотивами, так и в политических целях; ? ? Захват заложника является проявлением деятельности организованного преступного сообщества и преследует прежде всего корыстные цели; ?

92

? При захвате военнослужащих в качестве заложников возможно соучастие участников преступной организации как по месту дислокации воинской части, так и в самой воинской части.

При захвате заложников в помещении (Буденновск, Кизляр, Москва):

? Захват заложников преследует политические цели, сформулированные организаторами, находящимися вне захваченного помещения; ? ? Захват заложников поддерживается соучастниками, находящимися в толпе зевак вне захваченного помещения; ? ? Террористы поддерживают связь с соучастниками вне помещения, в других регионах и за рубежом и координируют свои действия; ? ? Совершенное нападение является лишь частью общего замысла, направленного на совершение серии террористических актов; ? ? При захвате заложников в сельской местности необходимо проверить версию о том, что данный эпизод является часть преступного промысла, осуществляемого в виде террористической деятельности по захвату заложников и к нему причастны члены одной семьи или целого преступного клана, тейпа, организации. ? Особое значение при выявлении соучастников захвата заложников и дополнительных эпизодов (серий) этих преступлений имеет информационно- аналитическая работа следователей и оперативных работников. Сущность анализа состоит в изучении, расчленении и сопоставлении всех фактов, эпизодов преступной деятельности террористов, в умении видеть их во взаи- мосвязи, а также обособленно друг от друга, правильно объяснять возможные причины возникновения и развития событий, деяний и последствий, установ- лении логической связи между имеющимися по делу фактами и действиями проходящих по делу лиц, возможности выявления противоречий, упущений в материалах дела и использования полученных результатов для улучшения ка- чества расследования.

93

Проводимый при расследовании захвата заложников анализ подразделяется на три вида: анализ каждого следственного действия, анализ преступных эпизодов и анализ по делу в целом.

По многоэпизодным и групповым делам, когда расследование ведется следственной группой, анализом материалов, как правило, занимается руково- дитель группы следователей или специально выделенные для этих целей ква- лифицированные следователи (штаб).

Систематизацию материалов при надлежащем анализе по уголовному делу о захвате заложников рекомендуется организовать по двум направлениям: по эпизодам преступной деятельности и по субъектам преступлений. Осу- ществление анализа по эпизодам преступной деятельности служит хорошим подспорьем для установления конкретных обстоятельств, которые необходимо расследовать, точного определения предмета допроса подозреваемых (обви- няемых), потерпевших и свидетелей, целенаправленного проведения между ними очных ставок, правильного формулирования обвинения каждому из при- влеченных к уголовной ответственности лиц. Именно этот вид анализа дает реальное представление о состоянии расследования по делу, помогает опреде- лению объективной следственной ситуации на любом этапе и способствует тактическому регулированию всей деятельности следователя, бригады следо- вателей.

Осуществление анализа материалов уголовного дела по субъектам пре- ступления и лицам, проходящим по делу, обычно успешно помогает следствию при решении вопроса о привлечении отдельных из них к уголовной от- ветственности, а также способствует подготовке следователя к производству того или иного следственного действия: допросу свидетелей, потерпевших; подозреваемых, обвиняемых; очных ставок; опознаний и т. д.

Такой вид анализа позволяет своевременно принять меры по вызову оп- ределенного лица на допрос к следователю или для участия в проведении дру- гого следственного действия, исключает повторения, дублирование в работе, устраняет волокиту и дезорганизованность.

94

Известно, что на каждый эпизод преступной деятельности обычно приходится составлять промежуточный формализованный документ, так называемый «эпизодник», а на каждое подлежащее допросу лицо - «лицевой счет». Существенными элементами анализа являются алфавитный список допро- шенных по уголовному делу свидетелей с указанием даты допроса и сути их показаний, а также «лицевые счета» на проведенные обыски, выемки, пред- ставленные материалы и т.д. В практике последних лет все чаще встречаются уголовные дела о преступлениях, совершенных организованными группами преступников, по которым устанавливаются и доказываются порой десятки, а то и сотни эпизодов преступной деятельности.

Естественно, что при таком положении качественная обработка и анализ огромного объема добываемой информации традиционными средствами ста- новятся уже затруднительной и в ряде случаев не позволяет своевременно вскрывать связь между отдельными эпизодами и лицами, выявлять и устранять противоречия в показаниях по делу, своевременно произвести соответст- вующие допросы, назначить необходимые экспертизы, направить поручения и т.п., а также контролировать их исполнение.

Действенное расследование серийных проявлений терроризма, связан ных с захватом заложников, невозможно без взаимодействия следователей с оперативно-розыскными, оперативно-техническими аппаратами органов МВД и ФСБ. Помимо ведомственных (МВД или ФСБ России) подразделений сле дователи, дознаватели могут взаимодействовать также в целях раскрытия пре ступления с другими специалистами из различных ведомств (эксперты Мин юста, судебные медики, взрьшотехники Минобороны МВД и ФСБ.). Такое взаимодействие обусловлено тем, что как следователь, так и оперативно- розыскные, оперативно-технические аппараты и экспертно- криминалистические подразделения МВД, ФСБ обладают специфическими, только им присущими средствами раскрытия преступлений, и очень важно, чтобы эти средства и методы использовались не разрозненно, а комплексно.

95 В научной литературе понятие взаимодействия между различными органами государственного аппарата, в том числе и МВД, ФСБ до настоящего времени детально не разработано. Хотя публикаций на эту тему в СССР и в

ЯП

России несколько сот. Различные авторы по-разному толкуют это понятие. Однако все они едины в том, что взаимодействие - это согласование действий или деятельности, установление контакта между действиями разных лиц, представителей подразделений, органов, ведомств или учреждений, направ- ленных на достижение общей цели, связанной с пресечением, раскрытием и расследованием фактов захвата заложников.

Согласно существующему положению взаимодействие может осуществляться до возбуждения, во время расследования уголовного дела и после его окончания. Если до возбуждения уголовного дела субъектами организации взаимодействия выступают представители органов дознания, то во время воз- буждения и расследования дела инициатором организации и осуществления взаимодействия является следователь, в производстве которого находится уго- ловное дело.

С точки зрения расследования уголовных дел по фактам захвата заложников соискатель не разделяет точку зрения И. М. Гуткина, А. Р. Ратинова, А. В. Соловьева, которые считают, что участие следователя в составлении плана реализации дела оперативного учета и его осуществлении недопустимо на том основании, что это связано с применением оперативно-розыскных мер,

81

которые следователь совершать не уполномочен . Дело в том, что участие в планировании реализации оперативных материалов никак не является опера-

Балашов А. Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений: Канд. дисс… М., 1973; Гапанович H. Н., Мартинович И. И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Минск, 1983; Гуткин И. M. Правовые вопросы взаимодействия следователей и органов дознания в уголовном процессе. М.: ВШ МВД СССР, 1967; Николаев В. И. Взаимодействие органов КГБ и МВД по обеспечению государственной и общественной безопасности. Киев: ВШ МВД СССР, 1976; Герасимов И. Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений: Автореф. канд. дисс… Свердловск, 1966; и др.

81 Гуткин И .М. Указ. работа. С. 123; Ратинов А. Р. Теория и практика обыска: Канд. Дисс… М., 1961; Соловьев А. Д. Спорные вопросы в практике органов охраны общественного порядка УССР // Вопросы организации и производства предварительного следствия в органах охраны общественного порядка. Киев: ВШ МООП РСФСР, 1964.

96 тивно-розыскным мероприятием, а при самой реализации следователи осуществляют свои прямые процессуальные функции по задержанию или аресту преступников, осмотру места происшествия, допросу свидетелей, потерпевших и т.д.

Когда уголовное дело находится в производстве у следователя, то именно он выступает организатором взаимодействия с иными подразделениями и органами в интересах наиболее полного выявления, пресечения и предупреж- дения организованной преступной деятельности в конкретном месте или ре- гионе. Как показала практика, наиболее эффективным предварительное след- ствие по делам рассматриваемой категории бывает, когда такие дела с момента реализации находятся в производстве у следователей. Следователи оптимально определяют формы, время, способы и другие вопросы взаимодействия. По результатам такой работы следователи вносят коррективы, изменения, допол- нения в план расследования, принимают дополнительные решения о произ- водстве повторных, либо дополнительных следственных действий (обысков, задержаний, допросов и т.д.), а также осуществлении соответствующих опера- тивно-розыскных мероприятий в отношении террористов, их соучастников и связей.

Согласованность деятельности участников взаимодействия достигается путем выбора целесообразного сочетания следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий для конкретной возникшей ситуации, либо для из- вестных практике типовых криминальных ситуаций.

Единство цели, объекта и времени, которое объединяет участников взаимодействия, предполагает как совместную деятельность (при выезде для задержания преступников, производства осмотров мест происшествия, обысков и т.д.), так и самостоятельное осуществление ими различных поручений следователей (по поиску следов преступления, розыска преступников и т.п.) либо выполнение отдельных следственных действий самостоятельно.

Несмотря на появление новых методов установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, важнейшими по-прежнему остаются методы,

97 связанные с осуществлением допросов участников захвата заложников, потерпевших и свидетелей.

С учетом того, что наиболее опасными формами захвата заложников, являются действия, совершенные организованными преступными группами, наиболее подробно остановимся на рассмотрении тактики проведения отдельных следственных действий применительно к этой категории дел.

В частности, тактика проведения допроса в расследовании деятельности преступных структур, совершающих захват заложников, обладает целым рядом особенностей. Они определяются:

складывающейся следственной ситуацией;

криминальной ситуацией, связанной с особенностями личности участников преступной структуры, социально-психологическими факторами их взаимоотношений в преступной структуре;

спецификой тактических целей, возникающих перед следователем, когда он сталкивается со значительной по численности участников, особо опасной, разветвленной, обладающей коррумпированными связями преступной организацией, лишь часть участников которой непосредственно совершала преступления, выступая в качестве исполнителей чужого замысла.

Говоря о следственной ситуации как о факторе, определяющем особенности тактики допроса при расследовании деятельности преступных структур, в первую очередь необходимо отметить следующее. Феномен организованной преступности, который ранее был в основном предметом исследования криминологов, в настоящее время привлекает во все большей степени внимание криминалистов и специалистов в области оперативно-розыскной деятельности.

Особенности следственной ситуации при расследовании захвата заложников, совершаемых организованными преступными группами, сказываются и на тактике допроса потерпевших и свидетелей. В первую очередь это касается работников правоохранительных органов, участвовавших в

98 освобождении заложников. Для них целесообразно использовать процедуру, предусмотренную ч.9 ст. 166 УПК РФ, и принять меры для обеспечения их безопасности. В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины сохранения в тайне данных об их личности, в протоколе указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которую он будет использовать в протоколах следственных действий.

Значительная часть потерпевших - заложников ранее также, как правило, не была знакома с преступниками. Содержание их показаний на следствии и суде во многом зависит от того, удалось ли следователям создать у них ощущение собственной безопасности. В этом случае и в отношении них возможно применение порядка, предусмотренного ч. 9 ст. 166 УПК РФ.

Исключение составляет захват заложников в условиях ИТУ. Следственная ситуация здесь заключается в том, что заложники и преступники в той или иной степени были знакомы. Мерами могут быть:

а) Безусловная изоляция террористов, захвативших заложников; обычные следственные изоляторы в настоящее время не обеспечивают достаточно строгой изоляции террористов, которые в существующих усло виях имеют практически неограниченные возможности для передачи пи сем, ведения телефонных переговоров с использованием мобильных теле фонов и получают информацию через пейджинговую связь.

б) Изменение местонахождения потерпевших;

в) Обеспечение охраны потерпевших во время предварительного следствия и судебного разбирательства.

Предпринятое кафедрой криминалистики и уголовного процесса Московского института МВД России исследование позволило получить конкретные данные относительно противоправных действий участников

99 преступных структур в отношении свидетелей и потерпевших .Только 17% опрошенных следователей указали, что не сталкивались с какими-либо формами противодействия. В числе наиболее распространенных способов противодействия расследованию следователи отметили:

подкуп, запугивание, насилие в отношении потерпевших, свидетелей, членов их семей - 62%;

незаконные действия защитников обвиняемых, подозреваемых -53%;

попытки повлиять на ход расследования через средства массовой информации - 27%;

попытки воздействовать на судей в целях изменения меры пресечения или принятия иных решений, выгодных обвиняемым - 24%.

Данные опроса следователей подтверждаются результатами изучения уголовных дел. Так, в процессе расследования отказались от ранее данных показаний в сторону, благоприятную для обвиняемых: свидетели -по 19% уголовных дел, потерпевшие - по 9%.

Интересно, что способы противодействия существенно отличаются в различных регионах. Так, если в провинциальных городах попытки воздействовать на ход расследования через средства массовой информации отметили не более 10% следователей, то для Московской области этот показатель составил 79%.

Говоря о криминальной ситуации как факторе, влияющем на тактику допроса при расследовании захвата заложников, совершенного организованными преступными группами, необходимо отметить как негативное, так и позитивное влияние отдельных ее элементов на возможности следователя добиваться поставленных целей допроса. Здесь интересны данные о

” Всего было опрошено свыше 150 следователей подразделений по организованной преступности и коррупции и изучено свыше 100 уголовных дел данной категории. Закатов А. А., Цветков С. И. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. М.: Методический центр МВД РФ, 1998. С. 7-8.

100 составе преступных структур, полученные при изучении материалов уго- ловных дел.

Преступность профессионализируется: так, 56% обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершенных участниками преступных структур, жили исключительно за счет средств, добытых преступным путем. По роду занятий значительную их часть составляют работники коммерческих организаций - 33%, работники частных охранных структур -10%, бывшие спортсмены - 19%, работники правоохранительных органов (в том числе бывшие) - 11%.

Можно выделить следующие негативные факторы криминальной ситуации, затрудняющие проведение допроса обвиняемых, подозреваемых -участников преступных структур и связанных с ними лиц:

1) наличие коллективных установок на противодействие органам расследования; 2) 3) возможности преступной структуры финансировать отдельных обвиняемых, подозреваемых, а также их семьи в зависимости от позиции, занятой ими на предварительном следствии; 4) 5) шантаж и угрозы в отношении этих лиц в зависимости от показаний, даваемых на предварительном следствии; 6) 7) формирование в преступной структуре коллективной морали, отрицающей сотрудничество со следствием; 8) 9) предварительная подготовка участников преступной структуры к противодействию органам расследования в период до их задержания с ис- пользованием помощи адвокатов, бывших работников правоохранительных органов, а также коррумпированных связей в этих органах; 10) 11) возможности установления связи с задержанными и арестованными участниками преступной структуры, в результате чего по 85% изученных уголовных дел обвиняемые отказывались от ранее данных показаний, по 35% - организатор имел возможность активно влиять на показания других соучастников; 12)

101

7) активное и зачастую противозаконное противодействие защитников, участвующих в деле, установлению истины (разглашение данных предварительного следствия, запугивание и шантаж потерпевших и свидетелей, участие в подкупе должностных лиц правоохранительных органов и т.д.). Участие защитников на предварительном следствии нередко дает возможность обвиняемым координировать свою деятельность, оказывать воздействие на свидетелей; 8) 9) использование помощи вовлеченных в преступную деятельность коррумпированных работников правоохранительных органов для выявления лиц, сотрудничающих со следствием83. 10) Эти факторы являются основными, но не единственными, влияющими на позицию и поведение участников организованной преступной группы во время допроса.

Позитивными факторами криминальной ситуации, которыми может воспользоваться следователь, являются:

1) внутренние противоречия и конфликты внутри группы, вызванные личными взаимоотношениями, противоречиями по поводу распределения доходов и т. д.; 2) 3) противоречия и конфликты, возникающие в процессе самого расследования вследствие конкуренции в определении роли того или иного участника в преступной группе, различий в позиции отдельных участников, занятых в процессе предварительного следствия; 4) 5) возможности дезориентации отдельных участников преступных структур относительно данных, полученных от соучастников; 6) 7) возможность проверить правдивость тех или иных показаний путем сопоставления результатов допроса нескольких лиц. 8) Исследования показали, что активное воздействие на участников преступных структур дает результаты. Следователям и оперативным работникам по 27% изученных уголовных дел удалось разобщить группу,

° См., напр.: МВД: «Чистые руки» против грязных генералов / Известия, 1995. ноябрь 18.

102 вызвать противоречия между соучастниками. В 75% случаев организаторы изобличались именно их показаниями, в 36% - обвиняемые сообщили об иных соучастниках, в 26% - об иных эпизодах преступной деятельности. Это свидетельствует о том, что при правильно выбранной тактике допроса это следственное действие продолжает оставаться одним из основных источников получения доказательств.

Содержание и тактика допроса участников преступных структур, свидетелей и потерпевших по уголовным делам о проявлениях организованной преступной деятельности связана с особенностями предмета доказывания, определяющими специфику тактических целей допроса и его содержания84.

В качестве одной из важнейших тактических задач, решаемых органами дознания и предварительного следствия, может быть отмечена задача выявления и изобличения всех соучастников захвата заложников, установления роли каждого из них в преступной структуре. Актуальность ее определяется сложностью доказывания участия в преступной деятельности организаторов преступных структур и иных лиц, не принимавших непосредственного участия в событии совершения преступления, но способствовавших данному деянию.

Следует отметить, что руководители преступных структур зачастую не принимают непосредственное участие в совершении преступлений, и, как правило, остаются безнаказанными. При опросе 64% следователей указали, что обычно к уголовной ответственности привлекаются исполнители преступлений, а организаторы уходят от ответственности. По уголовным делам о проявлениях организованной преступности, примерно только в 20% случаев выявлены организаторы преступной группы, в 4% -наводчики, в 6% - лица, предоставлявшие технические средства и транспорт. Как правило, выявить и доказать существующие коррумпированные связи преступных структур не удается - на это обстоятельство указали

Образцов В. А. Криминалистика. Цикл лекций по новой программе курса. М.: Юрикон, 1994.

103 46% следователей. Если иногда удается привлечь к уголовной ответствен- ности организаторов, то лишь в связи с их непосредственным участием в совершении преступлений - отметили 41% опрошенных следователей; каждый третий из них указал, что добиться этого удается лишь в отдельных случаях, а 24% вообще отметили, что им никогда не приходилось привлекать к уголовной ответственности организаторов преступной деятельности (это особенно примечательно при том, что опрашивались исключительно следователи, «прикрепленные» к специализированным подразделениям по борьбе с организованной преступностью).

Необходимо отметить, что криминалисты оказались в значительной степени неподготовлены к решению проблем расследования деятельности организованных преступных структур. Основная направленность крими- налистических научных исследований была связана с разработкой методов расследования в рамках стратегии «от преступления к лицу, его совершившему. «Существующие методики расследования отдельных видов преступлений не могут достаточно эффективно использоваться при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных современными организованными преступными сообществами85.

Очевидно, что изучение структуры преступной организации, доказывание вины отдельных участников сообщества в настоящее время являются чрезвычайно актуальными и сложными проблемами, как для органов расследования, так и для научных работников. Отмечается, что в настоящее время для преступных структур во все большей степени характерно наличие «бюрократической надстройки», в которой выделяется группа лидеров, осуществляющих стратегическое управление, формирующих идеологию группы, консолидирующих усилия различных членов группы, определяющих
инвестиционную политику . Для криминалистов наиболее

Лузгин И. М. Некоторые аспекты изучения организованной преступности / Вестник Московского уни- верситета. Сер. 11. Право. 1991. № 6. С.28.

86 Организованная преступность - 2 / Под ред. А. И. Долговой и С. В. Дьякова. М.: Криминологическая ассоциация, 1993. С. 115-116.

104 сложной проблемой является определение путей доказывания вины этой категории членов преступной структуры.

Первым этапом в решении указанной научной задачи должна быть конкретизация целей расследования. Это невозможно без функционального анализа преступных структур, без выявления на его основе ролевых функций их участников. Можно предположить, что главным здесь будет исследование функций преступного управления. Именно в наличии таких функций и в их реализации в преступной деятельности и заключается ключевая особенность феномена организованной преступности.

Второй этап - это поиск решений тактических задач, связанных с выявлением ролей участников преступных структур. В таких решениях реализуются методы расследования деятельности преступных структур как системы научно обоснованных приемов, правил и рекомендаций по обнаружению, исследованию, использованию и оценке доказательств, приме-

87

няемых в целях установления истины по уголовному делу .

Метод расследования ориентирован на решение определенной зада-

88

чи и реализуется путем проведения тактической операции .

Важным фактором повышения эффективности криминалистических рекомендаций, связанных с тактикой допроса, является обобщение и по- полнение арсенала тактических приемов проведения данного следственного действия89.

Уголовный процесс и криминалистика сформулировали целый ряд требований к допустимости тактических приемов. Достижение тактической цели для следователей и оперативных работников связано не только с получением конкретного результата, но и с допустимостью средств его достижения. Тактические приемы и тактические комбинации не должны:

87 Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. M.: Юрид. лит., 1973. С. 103.

88 См.: Образцов В. А. Указ. работа. С. 77-78.

89 Тактический прием - это наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целе сообразная линия поведения следователя при собирании, исследовании, оценке и использовании доказа тельств. Тактическая комбинация - это комплекс тактических приемов, охватываемых единым замыс лом, направленным на достижение конкретной тактической цели в условиях данной следственной ситуа ции. См.: Закатов А. А., Цветков С. И. Указ. работа. СП.

105 а) нарушать нормы уголовного процесса и нормы морали; б) оправдывать преступника; в) способствовать самооговору; г) быть основаны на физическом или психическом насилии, обмане, шантаже; д) быть основаны на ис- пользовании невежества допрашиваемого или его слабоумия, дефектов зрения, речи, слуха.

Важнейшим условием достижения поставленных тактических целей допроса является предварительная подготовка к нему. При расследовании преступлений, связанных с захватом заложников, далеко не всегда следст- венная ситуация позволяет следователю или работникам дознания достаточно тщательно готовиться к допросу. Это в первую очередь связано с факторами времени: необходимостью проведения тактической операции по захвату террористов и освобождения заложников; выявлением очевидцев сразу после выезда на место происшествия; ситуацией, когда допрашиваемое лицо (террорист, раненый при освобождении заложников, пострадавший заложник) находятся в болезненном состоянии, представляющем реальную опасность для их жизни; необходимостью для потерпевшего или свидетеля срочного выезда из населенного пункта, в котором осуществляется расследование и т. д.

Во многих из указанных ситуаций приходится говорить о понятии предварительного допроса с ограниченными тактическими целями, достижение которых возможно в первую очередь с использованием фактора внезапности. Это касается допроса непосредственно в месте захвата преступников и освобождения заложников. Такой допрос необходим в силу того, что преступник еще не сформировал в этот момент своей позиции в выборе тактики противодействия расследованию.

В тех случаях, когда следственная ситуация позволяет осуществлять подготовку к допросу, она может складываться из следующих мероприятий.

  1. Составление плана допроса, в котором отражаются:

106

сведения о событии преступления (даты, место, фамилии участников, сложные термины, которые необходимо использовать при допросе) и механизме совершения;

сведения о личности допрашиваемого;

вопросы, которые необходимо задать допрашиваемому, в определенной тактически выстроенной последовательности;

тактические приемы, которые необходимо применить при допросе;

доказательства, которые следует предъявить допрашиваемому.

  1. Криминалистический анализ материалов уголовного дела и дан ных оперативно-розыскной деятельности:

группировка информации, относящейся к предмету допроса, по эпизодам, датам или лицам;

выявление противоречий между различными источниками доказательственной и ориентирующей информации;

изучение данных о личности допрашиваемого, его родственников и знакомых;

анализ предыдущих показаний, объяснений, информации, полученной оперативно-розыскным путем.

  1. Если предметом допроса является сложная или незнакомая для следователя деятельность допрашиваемого, он должен обратиться за консультацией к специалисту90.
  2. Если следователь собирается использовать при допросе данные, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, или когда по данному уголовному делу продолжается проведение оперативно-розыскных мероприятий, он обязан проконсультироваться с оперативными работниками по вопросам:
  3. возможности и формы использования оперативных данных;

Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенно- сти). Учебное пособие. Волгоград: Высшая следственная школа, 1984. С. 121.

107

возможностей оперативного работника в части предварительного обеспечения допроса и планируемых тактических приемов и тактических комбинаций;

оценки информированности допрашиваемого о состоянии расследования, возможной позиции лица при допросе;

возможных последствий допроса для изменения следственной ситуации в ту или иную сторону, оценки тактического риска.

  1. Определение места и времени проведения допроса (при этом необходимо помнить об ограничениях, связанных с допросом в ночное время).
  2. Определение способа вызова допрашиваемого (далеко не всегда он должен вызываться повесткой).
  3. Определение круга участников допроса:
  4. с учетом данных о личности допрашиваемого - его возраста, национальности, гражданства, дипломатического статуса, состояния здоровья - с приглашением в необходимых случаях педагога, законного представителя, переводчика, представителя дипломатической миссии;

специалиста или эксперта;

должностных лиц правоохранительных органов, участие которых в допросе связано с осуществлением прокурорского надзора или ведомственного процессуального контроля (надзирающий прокурор, начальник следственного отдела), или лиц, участие которых обусловлено выполнением определенных функций в связи с расследованием данного уголовного дела или иного связанного с ним уголовного дела (руководитель группы следователей, иной член группы следователей, старший группы оперативных работников);

защитника для участия в допросе обвиняемого или подозреваемого;

работников милиции для обеспечения безопасности проведения допроса в случаях возможных провокаций, попыток побега, нападения на участников допроса, конвоирования допрашиваемого - обвиняемого или

108 подозреваемого, исключения возможных контактов допрашиваемого с со- участниками и иными лицами.

  1. Подготовка технических средств, использование которых предполагается во время допроса (средства магнитной и видеозаписи, телевизор и т.д.).
  2. Выбор и подготовка помещения для допроса. При этом в определенных ситуациях необходимо учитывать следующие факторы:
  3. обеспечение безопасности с точки зрения возможного нападения на следователя со стороны допрашиваемого; суицидальных попыток; наблюдения за ходом допроса посторонних лиц и подслушивания, в том числе с использованием специальной аппаратуры;

возможность применения технических средств при допросе;

изоляция в необходимых случаях допрашиваемого от иных лиц, которые могут находиться в помещении следственного подразделения;

обеспечение соответствующих условий для работы всех участвующих в допросе лиц (возможность производить записи, просматривать видео- и звукозаписи и т.д.);

необходимость создания интерьера допроса, связанного с предполагаемым применением тех или иных тактических приемов (размещение предметов, которые предполагается предъявить в процессе допроса, -скрытое или «недостаточно скрытое», размещение документов таким образом, чтобы допрашиваемый не имел возможности их уничтожить или, наоборот, имел возможность «подглядеть» их содержание и т.д.).

  1. Легализация оперативных материалов, которые предполагается использовать при допросе. Данный момент зачастую не учитывается сле дователями. Использование данных, полученных оперативным путем без соответствующего оформления, снижает доказательственное значение все го следственного действия. Это особенно касается фотоснимков, магнит ной и видеозаписи, полученных в результате проведения оперативно-

109 розыскных мероприятий. В уголовный процесс такие материалы вводятся следующим образом:

а) оперативный работник представляет руководителю органа дозна ния опечатанные материалы (фотоснимки, видео- или аудиокассеты) и ра порт с указанием в процессе каких из указанных в «Законе об оперативно- розыскной деятельности» оперативно-розыскных мероприятий они полу чены;

б) следователь в присутствии понятых производит осмотр (воспро изводство) приобщенных к рапорту материалов и составляет протокол об этом.

  1. Проведение необходимых следственных действий в тех случаях, когда предполагаемый допрос в соответствии с тактическим решением производится как часть тактической операции в определенной связи и последовательности с другими следственными действиями, оперативно-розыскными и организационно-техническими мероприятиями.

При явке или доставлении допрашиваемого и иных участников допроса в подготовительной стадии следователь осуществляет:

информирование лица о том, в качестве кого он допрашивается, а также о том, что в процессе допроса будут применяться средства магнитной и видеозаписи;

установление личности допрашиваемого;

представление всех лиц, участвующих в допросе;

выполнение требований уголовно-процессуального закона в части информирования допрашиваемого о существе вызова на допрос;

разъяснение допрашиваемому в зависимости от его процессуального положения его прав и обязанностей;

Уже на подготовительной стадии допроса следователь может столкнуться с неблагоприятной следственной ситуацией, связанной со следующей позицией допрашиваемого. Обвиняемый, подозреваемый отказывается назвать себя либо сообщает о себе ложные сведения, а документы, удо-

по

стоверяющие личность, отсутствуют. В этом случае следователь должен разъяснить допрашиваемому, что: а) органы расследования располагают возможностями для установления его личности, особенно в тех случаях, когда лицо ранее привлекалось к уголовной ответственности; б) неустановление личности не скажется на решении о привлечении его к уголовной ответственности;

в) соучастники совершения преступления могут воспользоваться такой позицией допрашиваемого для приуменьшения своей роли в преступной структуре за его счет и др.

При отсутствии документов, удостоверяющих личность допрашиваемого, следователь выясняет: а) возможное местонахождение документов, удостоверяющих личность; б) наличие лиц, которые могут удостоверить личность; в) данные, предусмотренные анкетной частью протокола допроса, предлагая в стадии свободного рассказа дополнительно рассказать о всех местах жительства, работы и учебы допрашиваемого, о родственниках, о службе в армии, нахождении на лечении, выездах за границу и о других обстоятельствах, которые могут быть использованы для установления личности (параллельно с допросом необходимо дать поручения оперативным работникам о проверке сообщаемых сведений).

При допросе по анкетной части протокола следователь решает важные задачи, связанные с установлением образовательного и культурного уровня допрашиваемого. Это необходимо, в частности, для устранения смыслового барьера, оценки уровня понимания допрашиваемым используемых терминов и понятий.

После завершения допроса по анкетной части протокола допрашиваемому предлагается в форме свободного рассказа сообщить о происшедшем.

В стадии свободного рассказа применяются такие приемы, как формирование мыслительной задачи допрашиваемого, напоминание, сопос-

Ill

тавление, уточнение, детализация, сравнение. Существует несколько видов свободного рассказа91:

а) Хронологический, когда допрашиваемый дает показания в той по следовательности, в которой происходили события.

б) По эпизодам, когда допрашиваемый, не придерживаясь хроноло гии, рассказывает в первую очередь об интересующем следствие эпизоде преступной деятельности.

в) По отдельным периодам (подготовка преступления, совершение и сокрытие).

г) По отдельным местам происшествия, связанным с одним преступ лением.

д) По лицам (их действия, взаимоотношения с ними и т.д.).

е) По различным аспектам своей жизни и деятельности (биографиче ские сведения, состояние здоровья, занятия, доходы, родственники и зна комые, участие в преступной деятельности и т.д.).

Следующая стадия допроса - вопросно-ответная. К вопросам, задаваемым следователем, предъявляются следующие требования .

Вопросы должны быть конкретными, касающимся какого-либо одного обстоятельства, лаконичными и не допускающим двусмысленного толкования. Формулировка вопроса должна полностью исключать возможность извлечения из его содержания информации, необходимой для ответа. Вопросы должны задаваться в определенной последовательности и во взаимосвязи (вытекать один из другого) и иметь ясную логическую структуру. Вопросы должны учитывать умственное и культурное развитие допрашиваемого, а также знание им тех или иных сфер деятельности.

Необходимо отметить, что порой четкой границы между стадиями свободного рассказа и вопросно-ответной может и не быть.

1 Следственные действия. Указ. работа. С. 124.

2 Следственные действия. Указ. работа. С. 124.

112

На вопросно-ответной стадии допроса следователю приходится иметь дело со следующими типичными ситуациями.

Допрашиваемый оказывает противодействие установлению истины по уголовному делу, давая ложные показания: а) целиком состоящие из вымысла; б) запирательство типа: «я ничего не знаю»; в) частичная ложь.

В данной ситуации криминалистической тактикой рекомендуется использование следующих тактических приемов93.

  1. Внезапная постановка вопросов. Здесь большое значение имеет наблюдение следователя за идеомоторными реакциями допрашиваемого до и после постановки вопроса. Внезапность достигается путем:

немедленного допроса после задержания с поличным или обнаружения и изъятия изобличающих допрашиваемого предметов и следов;

имитации неинформированности следователя на предыдущей стадии свободного рассказа с последующей внезапной постановкой вопроса, пока- зывающего, что он много знает о событии преступления и его участниках;

постановки прямых вопросов сразу же при выявлении улик поведения, нервозности допрашиваемого, его «проговорок», выявлении противоречий в показаниях.

  1. Неожиданное предъявление допрашиваемому вещественных дока зательств, появление которых может быть обусловлено уликами поведе ния.

  2. Предварительная проверка следователем возможных вариантов ложных показаний обвиняемого и их внезапное опровержение сразу же после получения.

  3. Максимальная детализация показаний и их анализ во время допроса с целью выявления и демонстрации противоречий.
  4. Оставление допрашиваемого в неведении об объеме доказательственной и ориентирующей информации, которой располагает следователь.
  5. 93 Порубов Н. И., Закатов А. А.. Семинары по криминалистике. Минск: Вышэйшая школа, 1984. С. 94- 95; Закатов А. А., Цветков С. И. Указ раб. С. 21 и далее.

113

  1. Предъявление доказательств по нарастающей силе их воздействия на допрашиваемого.
  2. Предъявление вначале ключевого доказательства, сопровождающегося пояснением, что данное доказательство не единственное.
  3. Допущение легенды - допрашиваемому дается возможность изложить свою позицию и аргументацию, содержащую заведомо ложные сведения. В этом случае необходимо знакомить допрашиваемого с протоколом допроса после завершения определенного этапа свободного рассказа или после ответа на каждый вопрос и предлагать ему подписать соответствующую часть протокола. После завершения использования данного приема используются приемы активного изобличения допрашиваемого.
  4. Немедленное пресечение лжи - любая ложь допрашиваемого немедленно и аргументировано пресекается.
  5. Косвенный допрос или отвлечение внимания. Следователь, заведомо зная, что не получит правдивого ответа на основной интересующий его вопрос (например, о функциональной роли допрашиваемого и иных лиц в преступной структуре), с целью маскировки задает ряд других, кажущихся допрашиваемому не относящимися непосредственно к событию преступления, к вине допрашиваемого или иных лиц. При расследовании деятельности преступных структур таковыми быть вопросы относительно личности допрашиваемого, его взаимоотношений с другими лицами, образа жизни участников преступных групп, их характеристик, авторитета и наличия конфликтов. При этом следователь имеет возможность получить косвенные ответы на интересующие его вопросы.
  6. Прерывание допроса: на несколько минут или часов - для выяснения дополнительных обстоятельств, проверки сообщенных сведений, дать возможность допрашиваемому оценить доводы и доказательства, предъявленные следователем, проконсультироваться с защитником или за- конным представителем; на несколько дней - для проверки сообщенных

114 сведений, так и в целях повторного детализированного выяснения всех обстоятельств и выявления противоречий.

  1. Смена при повторных допросах последовательности задаваемых вопросов, выяснение их вразбивку.
  2. Демонстрация в ходе допроса осведомленности следователя в от- ношении: личности и биографии допрашиваемого, его занятий, семейных и межличностных отношений, характера конфликтов между различными участниками группы, материального положения и т.д.
  3. Предложение допрашиваемому повторить рассказ в иной после- довательности, если возникло предположение, что показания предвари- тельно заучены.
  4. При расследовании многоэпизодного уголовного дела начать до- прос с эпизода, участие допрашиваемого в совершении которого подтверждается максимальным количеством доказательств.
  5. При выяснении у допрашиваемого степени участия в деятельности преступной структуры других лиц начать с тех из них, у которых с допрашиваемым сложились неприязненные отношения или были конфликты.
  6. В тех случаях, когда допрашиваемый - обвиняемый или подозре- ваемый, не желает давать показания о личности соучастников или их роли в деятельности преступных структур, предложить ему смоделировать действия участников организованной преступной группы, оставшихся на свободе, обращая внимание на следующие обстоятельства: продолжение преступной деятельности, в результате которой могут появиться новые жертвы; характер отношения к самому допрашиваемому и к его семье (оценят ли его поведение, будут ли оказывать материальную помощь и т.д.); возникнет ли опасность со стороны соучастников в отношении допрашиваемого, его родственников и знакомых, если соучастники - члены преступной структуры останутся на свободе и смогут избежать ответственности.

115

  1. В тех случаях, когда показания допрашиваемого характеризуются неконкретностью и расплывчатостью, (что, в частности, может быть признаком их ложности) целесообразно предложить нарисовать схему происходивших событий, а затем сравнить их со схемами, нарисованными иными участниками, а также со схемами, подготовленными при осмотре места происшествия, следственном эксперименте и других следственных действий.
  2. Изложение допрашиваемому вероятного хода событий, основанных на реальных фактах. Однако это возможно в том случае, когда допрашиваемый уже дал показания относительно данных событий или не мог знать о тех или иных из них.
  3. Использование противоречий между различными фактами, сообщаемыми допрашиваемым, или между его показаниями и установленными следствием фактами.
  4. Выяснение контрольных данных, позволяющих проверить сообщаемые сведения.
  5. Применение звукозаписи и видеосъемки, помогающих не только опровергнуть возможное последующее заявление о неправильности прото- колирования показаний, но и оказывающие сдерживающее влияние при появлении установки на отказ от правдивых показаний или на их изменение.
  6. Разъяснение следователем значения предъявленных доказа тельств, что особенно важно, если доказательства получены с использова нием технико-криминалистических средств.

  7. Участие в проведении допроса специалиста в тех случаях, когда в процессе допроса приходится затрагивать сложные технические, техноло гические и иные вопросы, которые могут быть в недостаточной степени известны следователю; специалист может правильно оценить показания допрашиваемого и помочь следователю сформулировать адекватные во просы.

116

  1. Целая группа тактических приемов допроса может быть связана с созданием в кабинете следователя определенной обстановки, необходимой для дезориентации допрашиваемого участника захвата заложников путем размещения в кабинете перед допросом: предметов - оружия, личных ве щей и т. п.; аналогов упаковки, в которой хранились ценности или оружие; иных вещественных доказательств и т. д.;

Это в некоторых случаях может создать у допрашиваемого впечат- ление о большей информированности следователя и наличии у него достаточных доказательств.

  1. Наблюдение и фиксация идеомоторных и вербальных реакций. К идеомоторным реакциям относятся: признаки волнения; непроизвольные движения; особое внимание к вещам или документам, находящимся в ка бинете следователя; реакция на вопросы следователя.

К вербальным реакциям: чрезмерно категоричное суждение, автома- тизм изложения; экспансивное поведение, нарочито громкое возмущение; подробные и эмоциональные показания об обстоятельствах, не имеющих значения для дела; проговорки о деталях; неадекватно преувеличенная реакция на заданный в числе нейтральных критический вопрос.

Очевидно, что указанными тактическими приемами и их комплексами не исчерпываются все возможные действия следователя в обстановке конфликтной ситуации и лжи допрашиваемого.

В тех случаях, когда допрашиваемый в принципе готов к сотрудни- честву со следствием, но в силу ряда причин (опасность для его жизни, имущества, иные существенные интересы) не желает дать правдивые показания в данный момент, следователь может отложить фиксацию части показаний до следующего допроса в изменившейся следственной ситуации: например, участники захвата заложников будут изобличены или изолированы, или по другим причинам. При этом часть показаний, даваемая вне протокола, должна быть все равно тщательно зафиксирована и использована в качестве ориентирующей информации.

117

Однако в некоторых случаях такая ситуация обусловлена бравадой обвиняемого, желанием показать свою неуязвимость, запугать следователя, продемонстрировать влиятельные связи преступной группы, а также другими негативными мотивами. В этом случае следователь может, продолжая допрос, внести в протокол «откровения « допрашиваемого, а также его объяснения по поводу того, почему он не хочет подписывать протокол. Однако это лучше сделать, предварительно ознакомив допрашиваемого с той частью показаний, которую тот считает «официальной», а только после того, как допрашиваемый подпишет листы протокола с этой частью показаний, предъявить ему показания, которые он, по его мнению, давал вне протокола. При этом следователь должен пояснить, что он обязан записать все сведения, которые сообщил ему допрашиваемый, в протоколе допроса вне зависимости от того, будет ли протокол подписан.

Встречаются ситуации, когда допрашиваемый добросовестно готов дать показания, но в силу тех или иных причин не может вспомнить о существенных обстоятельствах, являющихся предметом допроса, или допускает ошибки при рассказе о них. Причин возникновения такой ситуации может быть много 4: дефекты сенсорного аппарата допрашиваемого, ошибки в восприятии, запоминании, сохранении и воспроизведении воспринятого; неблагоприятное физическое, психическое или эмоциональное состояние в момент восприятия событий или в момент допроса; возрастные особенности допрашиваемого, уровень образования и интеллекта; языковые и терминологические барьеры.

В числе основных тактических приемов, направленных на установление истины в процессе допроса в данной ситуации, могут быть названы следующие: а) постановка уточняющих и конкретизирующих вопросов; б) использование ассоциативных связей с событиями, с известными лицами, предметами и т.д.; в) предложение сделать зарисовку, план; г) предложение подробно воспроизвести не только обстоятельства, связанные с самим

Следственные действия. Указ. работа. С. 136-137.

118 событием, но и предшествовавшие ему, а также последующие обстоятель- ства и события; д) предложение воспроизвести те или иные обстоятельства в обратной последовательности; е) предложение подробно рассказать не только об обстоятельствах, составляющих предмет допроса, но и об иных, связанных с ними по времени, месту, участвовавшим лицам.

Необходимо отметить, что показания в части признаков предметов и лиц, которые в последующем могут быть предъявлены для опознания, должны фиксироваться с максимальной подробностью и тщательностью. Достичь этого можно только в результате применения тактических комбинаций. Это предполагает необходимость формирования определенных правил - алгоритмов действий следователей при допросе. Разработка таких алгоритмов ведется во всем мире. Так, в полиции США рекомендуется использовать следующие группы тактических приемов, предназначенных для получения объективных показаний 5:

  1. Восстановление обстоятельств: допрашиваемого просят поста раться восстановить в памяти обстоятельства, сопутствовавшие соверше нию преступления; предлагают восстановить в памяти, как выглядела об становка на месте происшествия, перечисляя возможные объекты; предла гают вспомнить свои эмоции в момент совершения преступления или ино го события, его реакцию на это.

  2. Сообщение всех фактов: допрашиваемому разъясняется, что следствию необходимо сообщать все детали и подробности, не опускать в показаниях даже те обстоятельства, которые не кажутся ему важными, что все это может иметь значение для расследования.
  3. Восстановление событий в обратной последовательности: допрашиваемому предлагается рассказать о тех или иных событиях по хронологии от начала до конца, а затем повторить показания в обратной последовательности; или начать свободный рассказ с события, которое произвело
  4. См.: Новый метод познавательного опроса, применяемый полицией США (Калифорния). Экспресс- информация. Зарубежный опыт. Вып. 19. M.: МВД СССР, 1991.

119 на него наибольшее впечатление, а затем продолжить рассказ как в хроно- логическом порядке, так и в обратной последовательности.

  1. Изменение перспектив: допрашиваемому предлагается воспроизводить событие не только с той физической перспективы (местонахождение, преграды для наблюдения), которую он имел в момент наблюдения, но и с других позиций; или принять перспективу других лиц, которые присутствовали на месте происшествия.

Вопросы фиксации результатов допроса в протоколе подробно описаны в криминалистической и уголовно-процессуальной литературе. В настоящее время все более распространенной является фиксация результатов допроса с помощью видеозаписи96.

Чрезвычайно важным следственным действием на последующем этапе расследования захвата заложников является очная ставка. Данное следственное действие неизвестно англо-американскому уголовному процессу. Необходимо отметить как его эффективность, так и большой тактический риск решения следователя при ее проведении. Защитники обвиняемых в захвате заложников, как правило, ходатайствуют перед следователем о проведении очной ставки обвиняемых с потерпевшими. Они видят в этом возможность существенно повлиять на позицию потерпевших как в силу психологических особенностей данной категории лиц (известный «шведский синдром»), так и в силу того, что во время очной ставки адвокат по существу приобретает возможность допросить потерпевшего еще до начала судебного заседания.

Очная ставка проводится только после того, как ее участники предварительно допрошены и если в их показаниях имеются существенные противоречия97. Однако при определенных обстоятельствах возможно и целесообразно проведение очной ставки и при наличии несущественных

См., напр.: Розенталь М. Я. Справочник следователя (обязательный минимум действий по уголовным делам некоторых категорий и рекомендации по отдельным вопросам расследования преступлений). М., 1994. С. 74-78. 97 Следственные действия. Указ. работа. С. 162.

120 противоречий. В проведении очной ставки есть особый смысл в том случае, если у следователя имеется основание полагать, что оба участника дают неправдивые показания. В некоторых случаях сам факт проведения очной ставки может сыграть роль тактического приема. К тому же на следствие работает и психологический фактор затрудненности лжи в присутствии человека, заведомо знающего правду, позиция которого по отношению к таким показаниям может быть и неизвестна. Однако данная рекомендация может быть использована только в тех случаях, когда возможное согласование позиций участников очной ставки не представляет существенной опасности.

Еще одним доводом за проведение очной ставки между участниками преступной группы, захватившей заложников, при незначительных проти- воречиях в показаниях может быть фиксация попыток сговора участников очной ставки, особенно на языке, который, по их предположению, не должен знать следователь. Таким образом могут быть выявлены и использованы улики поведения и сведения, сообщаемые обвиняемыми друг другу.

Основной особенностью проведения очной ставки при расследовании деятельности организованных преступных групп является во многих случаях отказ от проведения данного следственного действия. Это вызвано чрезвычайно большим риском, порой непредсказуемостью возможных результатов проведения очной ставки, опасностью резкого ухудшения следственной ситуации.

По данной категории уголовных дел очную ставку проводить нецелесообразно в следующих случаях.

а) если существует опасность, что «изобличающий» участник очной ставки в результате запугивания или по другим причинам может изменить показания.

б) если очная ставка может быть использована для согласования усилий по противодействию расследованию.

121

в) если очная ставка может быть использована обвиняемым, подоз реваемым для передачи информации.

г) для закрепления прежних показаний.

д) в большинстве случаев между обвиняемым и его родственниками и близкими знакомыми, т.к. последние из чувства жалости могут внести ложные поправки в свои показания .

В практике расследования делались попытки заменить очную ставку другими следственными действиями, не предусмотренными законом. Так, следователь в целях устранения противоречий в показаниях нескольких лиц записал показания каждого на диктофон, а затем, собрав всех обвиняемых, организовал коллективное прослушивание. После этого участники прослушивания задавали друг другу вопросы, которые вместе с ответами фиксировались в протоколе. Несмотря на то, что такое прослушивание иногда позволяло получить положительный эффект, проведение его не является источником доказательств, поскольку данное следственное действие не предусмотрено в законе.

В истории криминалистики (в тридцатые годы) известны случаи положительной оценки замены очных ставок следственными действиями в форме «производственных совещаний», где следователь пытался устранить противоречия между всеми участниками уголовного процесса одновременно в одном месте. Такой опыт необходимо признать не только незаконным, но и неэффективным.

В случаях нецелесообразности проведения очной ставки следователь может попытаться устранить противоречия путем: ознакомления во время допроса с протоколами проведения иных следственных действий; прослушивания во время допроса видео- или аудиозаписи показаний иных лиц.

Очная ставка между лицами, которые не были знакомы, но могли видеть друг друга при различных обстоятельствах, связанных с соверше-

Следственные действия. Указ. работа. С. 167.

122 нием преступлений, проводится только после предъявления их для опозна- ния.

При подготовке к проведению очной ставки следователь:

анализирует показания лиц, участвующих в проведении очной ставки;

выявляет суть противоречий и определяет вопросы, которые необходимо задать на очной ставке (при этом он может ограничить число лиц и эпизодов, относительно которых могут задаваться такие вопросы);

определяет круг иных участников очной ставки с учетом необходимости обеспечения безопасности ее проведения и исключения противоправных действий ее участников;

организует вызов участников очной ставки; при этом порой важно организовать «серию» очных ставок, следующих одна за другой, с участием одного из обвиняемых, дающего, по мнению следователя, ложные показания;

обеспечивает правильное расположение в кабинете участников очной ставки (при этом вовсе не обязательно, чтобы они сидели друг против друга; достаточно, чтобы они могли иметь возможность удостовериться в личности второго участника очной ставки, а находиться при этом они могут даже спиной друг к другу или даже размещены за перегородкой, если один из участников очной ставки делает попытки запугать другого или подать условные знаки).

После заполнения анкетной части протокола очной ставки следователь выясняет степень знакомства участников очной ставки между собой и характер их взаимоотношений. Эти вопросы далеко не формальны и требуют подробного разъяснения и протоколирования.

Важнейшим тактическим приемом проведения очной ставки является выбор лица, которое должно быть допрошено первым. Им может быть лицо, подтверждающее какой-либо факт, изобличающее другого в совершении преступления или во лжи, проявляющее инициативу, заявляющее

123 ходатайство о проведении очной ставки, если его позиция, по мнению сле- дователя, является позитивной, и если он дает правдивые показания. Однако в определенных ситуациях может быть применен и обратный прием, когда следователь рассчитывает, что ложь одного участника пробудит активность другого участника очной ставки в процессе изобличения виновного.

Проведение очной ставки между организатором и другими участниками преступления требует особой подготовки, поскольку первый, пользуясь своим положением в преступной группе, может отрицательно повлиять на других допрашиваемых. Здесь подготовка к очной ставке включает выявление обвиняемых, не согласных с действиями организатора, находящихся в конфликте с ним”.

Перед началом очной ставки следователь подробно разъясняет всем участникам правила ее проведения, акцентируя внимание на то, что вопросы друг другу можно задавать только с разрешения следователя, что каждый из участников будет иметь возможность высказать свои возражения и задать любые вопросы. Следователь предупреждает также о необходимости корректного отношения друг к другу и о мерах, которые будут им предприняты вследствие неправомерного поведения участников очной ставки.

В целом тактические приемы допроса на очной ставке те же, что и при индивидуальном допросе. Однако здесь следователь может ограничиваться допросом лишь по некоторым эпизодам, особенно по тем, по которым противоречия наиболее заметны, а позиция участника, дающего правдивые показания, наиболее прочная.

Несмотря на то, что вопросы тактики проведения других следственных действий в криминалистике разработаны достаточно хорошо, тактика их проведения при расследовании захвата заложников, хотя и имеет некоторые особенности, но подчиняется общим принципам и рекомендациям.

Следственные действия. Указ. работа. С. 168-169.

124 ГЛАВА III. МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В БОРЬБЕ С ЗАХВАТОМ ЗАЛОЖНИКОВ

Необходимость рассмотрения данной проблемы определяется тем, что Российская Федерация в соответствии с международными договорами сотрудничает в области борьбы с терроризмом с иностранными государствами, их правоохранительными органами и специальными службами, а также с международными организациями, осуществляющими борьбу с терроризмом.

Целый ряд предпосылок в настоящее время предполагает особое отношение мирового сообщества к борьбе с захватом заложников:

? Большая опасность данного вида преступления, существенно нарушающего права порой значительного количества граждан, особый цинизм действий преступников, посягающих в числе прочих на самые незащищенные слои населения: женщин, детей, стариков, инвалидов (чеченские террористы в Буденновске и в Кизляре объектом своих посягательств выбрали больницы, палестинские террористы, захватив теплоход в Средиземном море, выбросили за борт гражданина США - инвалида, на борту самолетов, захваченных террористами и использованных в США в качестве орудий совершения террористических актов против Всемирного торгового центра, находилось значительное количество детей и т.д.). ? ? Террористы, захватывающие заложников, часто посягают на жизнь граждан различных стран. ? ? Захват заложников все чаще оказывается сопряженным с другими опасными преступлениями и по существу превратился в разновидность мирового бизнеса; в условиях ослабления контроля на границах во многих регионах заложники укрываются на территории других государств. ? ? Общественная опасность захвата заложников существенно возросла после того, как место одиночки-террориста, преследующего личные цели, заняли целые международные преступные организации, ставящие ?

125 перед собой решение таким образом политических задач (организация Аль- Каида Бен Ладена, банды чеченских террористов, поставивших захват заложников на поток и другие).

В мировой практике захват заложников всегда рассматривался как преступление. Сама проблема уже достаточно долгое время привлекает внимание мирового сообщества. 25 сентября 1926 г. в Женеве была подписана Конвенция относительно рабства, основу которой составило несколько ранее принятых соглашений. Впервые захват заложников был назван преступным деянием в Женевской конвенции о предупреждении и наказании терроризма 1937 г.1 7 сентября 1956 г. была принята Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и обычаев, сходных с рабством101. В 1970 г. Гаагская конвенция по борьбе с незаконным захватом воздушных судов предусматривала применение к лицам, осуществившим захват воздушного судна суровых мер наказания. В ст. 7 Монреальской конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации подтверждается обязанность государства, на территории которого находится предполагаемый преступник, передать дело своим компетентным органам в целях уголовного преследования. В протоколе 1988 г. положения предшествующих соглашений распространены на акты насилия, совершаемые в аэропортах. Нью-Йоркская конвенция 1973 г. посвящена защите от проявлений терроризма дипломатических представителей.

В январе 1976 г. была подписана Европейская конвенция о борьбе с терроризмом, которая резко расширила круг противоправных деяний, от- носящихся к террористическим.

Распад СССР и, как следствие, усиление угрозы терроризма на суверенных территориях, его составлявших, заставили государства СНГ за-

Советский Ежегодник Международного права. М., 1989. С .124. 101 Международное сотрудничество государств по борьбе с преступностью: Учебно-методическое пособие. М., 1982. С. 18-19.

126 ключить ряд соглашений, направленных на борьбу со всеми его проявлениями, в том числе и на борьбу с захватом заложников.

По существу, на территории бывшего Союза ССР сохранилось “единое криминогенное пространство”. Подписанная 22 января 1993 г. главами государств Содружества Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, а также соглашения, заключенные министерствами органов внутренних дел государств-участников Содружества, должны послужить правовой основой для сотрудничества и взаимодействия органов внутренних дел государств-участников Содружества.

Ряд авторов считает, что стратегия борьбы с транснациональной пре- ступностью может состоять в реализации следующих направлений совместной деятельности:

международное сотрудничество в борьбе с транснациональной пре- ступностью (направления, принципы взаимодействия, проблемы защиты);

международная организация оперативно-розыскной деятельности, предусматривающая согласование планов, целей, направлений, проведение совместных оперативно-розыскных мероприятий;

международные соглашения (конвенции) о взаимной выдаче (передаче) транснациональных преступников на территории государств базиро- вания, т.е. по месту постоянного проживания;

международный регламент передачи материалов уголовного судо- производства, сопряженного с производством в отношении граждан, совершивших транснациональные преступления на территории чужой страны, на приемлемых для обеих сторон условиях; в первую очередь это касается проявлений терроризма и захвата заложников, совершенные на территории нескольких государств;

По уголовным делам в соответствии с Конвенцией о правовой помощи эта функция выполняется прокуратурами стран СНГ. Для организа-

127 ции сотрудничества образован Совет Генеральных прокуроров, порядок деятельности которого определяется Регламентом102.

В настоящее время нельзя сказать, что взаимоотношения между странами СНГ в деле борьбы с терроризмом и захватом заложников являются беспроблемными и наоборот, все войны и столкновения, происходившие на территории бывшего СССР, сопровождались захватом заложников. Это было и в Молдове, и в Нагорном Карабахе, и в Абхазии, и в Таджикистане, и в Чечне.

Советом членов правительств государств-участников Содружества Независимых Государств 24 сентября 1993 г. согласно Программе совместных мер по борьбе с организованной преступностью и иными опасными преступлениями на территории СНГ принято решение о создании Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными преступлениями на территории СНГ. Одновременно было утверждено По- ложение об этом Бюро, как о постоянно действующем органе по координации борьбы с указанной преступностью. В Положении определен статус данного органа, структура, штаты, вид руководства и другие организационные вопросы.

Основными задачами Бюро являются:

формирование специализированного банка данных на базе компьютерного центра Бюро и предоставление инициативной информации в соответствующие министерства внутренних дел;

содействие в осуществлении межгосударственного розыска участников преступных сообществ, лиц, совершивших наиболее опасные преступления и скрывающихся от уголовного преследования;

обеспечение согласованных действий при проведении оперативно-розыскных мероприятий и комплексных операций, затрагивающих интере-

Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры (Алма-Ата, 8 октября 1992 г.).

128 сы нескольких государств-участников Содружества, выработка рекомен- даций по борьбе с транснациональной преступностью.

Создание подобного органа отвечает насущным потребностям борьбы с организованной преступностью и иными опасными преступлениями, а также рекомендациям специалистов. Координационное бюро может стать базой для создания на его основе новых организационных форм обеспечения раскрытия и расследования преступлений, совершаемых транснациональными преступными группировками. Одним из проявлений деятельности таких группировок стали терроризм и захват заложников.

В зависимости от конкретных ситуаций, с которыми в ближайшем будущем столкнутся правоохранительные органы стран СНГ, такими решениями могут быть:

? создание общей для стран СНГ полицейской организации (условно ее можно было бы назвать Евро-азиатской полицейской ассоциацией) с функциями более широкими, нежели функции Интерпола; ? ? организация Методического центра по борьбе с организованной преступностью с основными задачами: обобщения опыта раскрытия и рас- следования, разработки методических рекомендаций для правоохранительных органов стран СНГ, проведения обучения в системе повышения профессиональной подготовки; ? ? организация международных следственно-оперативных групп для расследования преступлений, совершаемых транснациональными преступными группировками; ? ? организация международных компьютеризованных систем кри- миналистической регистрации и банков данных оперативной информации; ? ? создание научно-технического центра для координации НИОКР; ? ? организация Центра правовых коммуникаций для экстренной и защищенной передачи оперативной, ориентирующей и доказательственной информации из одной страны в другую, а также для проведения дистант- ?

129 ных допросов с использованием современных коммуникационных уст- ройств;

В процессе объединения возможностей борьбы с преступностью, создания договорной базы указанного сотрудничества правоохранительных органов государств были предприняты на ведомственном уровне.

В двухсторонних Соглашениях его субъектов определялся круг преступлений и вопросов, по которым осуществляется сотрудничество. В первую очередь это борьба с обычной и транснациональной, главным образом организованной, преступностью, розыск преступников, без вести пропавших лиц, установление личности неопознанных трупов и др., его формы, порядок оформления запросов и просьб по уголовным делам, обмен соответствующей оперативно-розыскной, оперативно-справочной и криминалистической информацией, содействие в проведении оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий, обеспечение криминалистической техникой и др.

Взаимодействие с оперативными службами органов внутренних дел государств - членов СНГ с апреля 1992 г. осуществляется на основе «Соглашения о взаимодействии министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью» (заключено на совещании министров внутренних дел независимых государств в г. Алма-Ата 23-24 апреля 1992 г.).

Между прокуратурами России, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана в октябре 1992 г. тоже было заключено Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве. Затем Генеральная прокуратура России в течение первой половины 1993 г. заключила аналогичные соглашения с прокуратурами Украины, Молдовы, Грузии и Армении. В этих Соглашениях также определялся объем правовой помощи (пересылка материалов прокурорско-следственной деятельности, возбуждение уголовных дел и расследование преступлений, выполнение отдельных процессуальных действий, содействие в розыске лиц, совершивших преступления, пропавших без вести и

130 др.), формы сотрудничества и оказания правовой помощи, порядок испол- нения поручений и иные организационные вопросы.

Анализ различных двусторонних и многосторонних соглашений между странами СНГ по проблемам борьбы с транснациональными преступлениями показывает, что в целом в них содержится достаточно много интересных и эффективных решений, позволяющих в перспективе значительно улучшить все направления международного сотрудничества.

После событий 11 сентября 2001 г. в США на встречах руководителей стран СНГ были приняты важные решения, в корне меняющие политику государств, составлявших ранее СССР, по отношению к терроризму. На встречах Президента СССР с руководителями стран дальнего зарубежья также достигнут значительный прогресс в этой сфере. Таким образом, налицо существенный сдвиг в формировании правовой базы, а также в политической практике, обусловивший резкое расширение возможностей международного сообщества в борьбе с терроризмом и таким его проявлением как захват заложников.

В практике взаимодействия правоохранительных органов стран СНГ долгое время недостаточно внимания уделялось методическому обеспечению раскрытия и расследования преступлений, совершаемых межнациональными организованными преступными сообществами, а также подготовке кадров для соответствующих подразделений. Работники практических и научно- исследовательских организаций стран Содружества обладают значительным потенциалом, представляющим интерес при обмене опытом.

В настоящее время образован научно-методический центр при Коор- динационном Совете Генеральных прокуроров государств СНГ, деятельность которого определяется специальным Положением. Центр образуется в составе полномочных представителей Генеральных прокуратур - по одному представителю от каждого участника соглашения. Центр осуществляет разработку и рассмотрение проектов ежегодных планов совместных научно- исследовательских работ и вносит их на утверждение Координаци-

131 онного Совета Генеральных прокуроров, а также дает рекомендации по вопросам взаимодействия при проведении исследований. Разработка кри- миналистических рекомендаций по борьбе с транснациональными органи- зованными преступными структурами и обобщение положительного опыта деятельности правоохранительных органов в этой сфере является одним из главных приоритетов работы данных координационных органов.

При Центре на базе НИИ проблем укрепления законности и правопорядка создается постоянно действующая группа научно-информационного обеспечения. В эту группу могут делегироваться представители Генеральных прокуратур государств СНГ.

Для обеспечения работы научно-информационной группы Генеральные прокуроры государств СНГ направляют в Центр соответствующую аналитическую информацию.

Проблема борьбы с транснациональной преступностью вызывают повышенный интерес к этой проблеме со стороны научных работников. В настоящее время проводятся научные исследования, целью которых является формирование целостной системы взаимодействия правоохранительных органов различных стран в борьбе с транснациональной организованной преступностью. Так, Г. А. Зорин и О. В. Танкевич предложили на обсуждение научной общественности проект «Договора (Конвенции) о транснациональных подразделениях быстрого реагирования» . Основное предложение авторов проекта - создавать межнациональные подразделения быстрого реагирования для обеспечения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий на территории государств, имеющих общую границу, безусловно, заслуживает внимательного рассмотрения. Особенно, если учесть задачи правоохранительных органов по скорейшему освобождению заложников.

Вместе с тем представляется неудачным сам термин «транснациональные подразделения быстрого реагирования», явно заимствованный из

103 Зорин Г. А., Танкевич О. В. Указ. работа. С. 50-65.

132 военной доктрины США. Ситуация борьбы с террористическими проявле- ниями и транснациональными организованными преступными группировками зачастую, наоборот, требует длительной и кропотливой совместной работы с глубоким и постоянным анализом всей поступающей доказательственной и ориентирующей информации.

Авторы предлагают формировать такие траснациональные подразделения на территориях каждой из договаривающихся сторон из равного числа «оперативно-розыскных и следственных работников». Здесь следует отметить, что принцип суверенитета вовсе не связан с равным количеством сотрудников. Их может быть и меньше в той или иной стране в зависимости от оперативной обстановки.

Непродуманным выглядит предложение о формировании постоянно действующих подразделений по сменному (вахтовому) методу. Дело в том, что главное в работе таких групп отнюдь не гражданство и место проживания работника1 4. При создании постоянно действующих межгосударственных структур правоохранительных органов стран СНГ может быть использован самый различный опыт организации такой работы, накопленный в конце 80-х - 90-е годы.

  1. Создание специальных подразделений центрального звена следственного аппарата, оперативных подразделений, органов прокуратуры для выезда в сопредельное государство по конкретным уголовным делам. Именно так в свое время было организовано специализированное подразделение Следственного комитета МВД РФ по Северному Кавказу. При этом оно состояло частично из следователей, постоянно работавших в Москве и следователей, работавших на местах (в отдельных областях, краях и республиках), но являвшихся по должности работниками центрального аппарата МВД. Такая организация работы позволила решать одновременно вопросы как на уровне центральных аппаратов правоохранительных орга-

104 Между тем в судебной практике Российской Федерации имеется чрезвычайно опасный прецедент, когда Верховным судом приговор был отменен только потому, что следователь, расследовавший уголовное дело, не был гражданином РФ.

133 нов стран СНГ, так и при расследовании преступлений в приграничных зонах.

  1. В двух и многосторонних соглашениях между странами СНГ можно предусмотреть возможность приема на работу в качестве работника межгосударственного подразделения гражданина любой страны СНГ, по- стоянно проживающего в той или иной области, в том или ином государстве. Но это невозможно без решения данной проблемы в УПК различных государств.

Первые два варианта организации совместной деятельности право- охранительных органов государств СНГ по борьбе с транснациональной преступностью можно назвать «представительскими». Такая форма в настоящее время широко применяется как в практике работы координационных органов стран СНГ, так и других стран. Так, ФБР США имеет по всему миру свои представительства при посольствах в различных странах, в том числе в Москве.

Другие спецслужбы США строят работу своих представительств по кустовому принципу (интересы Секретной Службы в Европе представляет офицер, находящийся в Париже). Необходимо одновременно рассматривать и возможность организационного объединения сотрудников правоохранительных органов двух или более стран для решения различных совместных задач. Для этого необходимо решение целого ряда правовых и организационных проблем:

назначение специального прокурора решением высших руководителей двух или нескольких стран СНГ, в обязанность которого входило бы обеспечение соблюдение законодательства нескольких государств в зависимости от места совершения преступления и места расследования;

процессуальные решения специального прокурора должны признаваться всеми правоохранительными органами каждой из стран участников соглашения;

134

коллизии между специальным прокурором и Генеральным прокурором одной из сторон должны разрешаться высшей судебной инстанцией по месту возникшего спора;

указания специального прокурора должны быть обязательны для работников правоохранительных органов любой из сторон, участвующих в работе совместного подразделения;

доказательства, собранные в соответствии с законодательством одной из сторон, должны признаваться в качестве таковых органами расследования и судами других сторон;

процессуальные решения, принимаемые на территории одной из сторон в рамках работы совместной группы, должны сохранять преемственность (в том числе по срокам) на территории другой стороны;

решение о направлении и выделении уголовных дел принимает специальный прокурор;

организационными формами совместной деятельности по борьбе с транснациональными преступными группировками могут быть:

а) постоянно действующие оперативные совещания руководителей правоохранительных органов сопредельных регионов стран СНГ;

б) постоянные совместные подразделения по борьбе с транснацио нальной преступностью, образуемые совместными приказами соответст вующих руководителей правоохранительных органов;

в) разовые следственно-оперативные группы, создаваемые для рас следования на территории нескольких государств одного или нескольких взаимосвязанных уголовных дел;

г) постоянно действующие ( в том числе межведомственные) следст венно-оперативные группы для осуществления оперативного выявления участников транснациональных преступных структур и всего круга плани руемых ими и уже совершенных преступлений.

Большое значение для освобождения заложников, раскрытия и расследования их захвата имело бы предоставление ФСБ и МВД РФ (а не

135 только Службе внешней разведки) права проведения оперативно-розыскной деятельности за пределами России. Здесь необходимо отметить, что спецслужбы различных стран Запада, созданные исключительно для решения внутригосударственных задач борьбы с преступностью, осуществляют оперативно-розыскную деятельность против террористических организаций и преступных консорциумов за рубежом. В первую очередь в этом плане следует упомянуть США, спецслужбы которой, а именно, ФБР, Секретная служба Министерства финансов, служба налоговых расследований, служба борьбы с незаконным оборотом наркотиков ведут активную оперативно-розыскную деятельность за рубежом, зачастую дублируя и даже мешая друг другу- Однако в результате они имеют возможность решать вопросы безопасности еще за рубежом, до того как организованные структуры террористов проникают на территорию США. В этом плане события 11 сентября 2001 г. скорее исключение из правил, как выясняется, явившееся следствием грубых ошибок аналитиков, пропустивших без внимания важную информацию.

При организации работы совместных подразделений целесообразно решить целый ряд технологических проблем, прежде всего уголовно-процессуального характера.

  1. Следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия работником межгосударственного подразделения (следственно-оперативной группы) должны производиться с согласия специального прокурора с последующим уведомлением прокурора по месту проведения следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия;
  2. Принудительные следственные действия должны производиться при обязательном участии представителя правоохранительных органов страны пребывания.
  3. Оперативно-розыскные мероприятия с участием негласных сотрудников и штатных работников правоохранительных органов, работающих «под прикрытием» в рамках работы совместных подразделений, могут

136 действовать в интересах раскрытия и расследования преступлений на тер- ритории нескольких стран СНГ - участников соглашения.

  1. Руководитель совместного подразделения, получая информацию о результатах следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий от работников национальных правоохранительных органов, вправе использовать ее в работе межнационального полицейского подразделения, но не вправе передавать ее представителям правоохранительных органов других стран. Об этом члены международного подразделения должны специально предупреждаться вплоть до возможного привлечения к уголовной ответственности.
  2. Если использование специальных познаний при производстве следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, специальных исследований, при консультативно-справочной деятельности сведущих лиц и непосредственном применении специальных познаний самими работниками межгосударственных подразделений не вызывает особой сложности, то вопросы проведения судебных экспертиз нуждаются в самостоятельном разрешении. Дело в том, что при расследовании некоторых категорий преступлений применяются достаточно тонкие и сложные методики экспертных исследований с использованием аппаратуры и расходных материалов, которыми далеко не всегда располагают все страны-участники совместной деятельности по борьбе с транснациональной преступностью.
  3. Еще одной проблемой транснационального взаимодействия правоох- ранительных органов является срочное проведение экспертиз и специальных исследований. При этом проведение многих исследований вследствие отсутствия дорогостоящей специальной техники или неразработанности методик во многих странах СНГ вообще невозможно1 5.

Результаты исследований по таким экспертизам должны, во-первых, признаваться судами всех стран СНГ - участников соглашений по борьбе с

Попов И. А. Расследование пожаров: Правовое регулирование. Организация и методика: Учебное по- собие. М.: Учебно-консульт. центр «ЮрИнфоР», 1998. С. 277-278.

137 транснациональными преступными группировками, а, во-вторых, совме- стные подразделения правоохранительных органов стран СНГ должны иметь возможность назначать такие экспертизы в любой из стран на общих условиях, что и органы расследования страны пребывания.

Таким образом, принципы взаимодействия правоохранительных органов стран СНГ в процессе расследования преступлений, совершаемых участниками транснациональных преступных структур, должны включать:

  1. Приоритет международных соглашений перед национальным за- конодательством.
  2. Соблюдение норм законодательства той страны, на территории которой производится расследование.
  3. .Возможность проведения расследования на территории страны-участницы соглашения органами расследования другого государства с участием правоохранительных органов-резидентов и с согласия прокуратуры (суда).
  4. Взаимное признание доказательств, полученных на территории других государств с соблюдением национального законодательства (результаты экспертных исследований, следственных действий, доказательств-документов и т.д.).
  5. Учет интересов государств СНГ, связанных с выявлением участников транснациональных преступных структур, в процессе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. В качестве таковых могут быть названы:

? отказ от задержания транзита предметов, запрещенных к обороту, если задержание его правоохранительными органами других стран СНГ позволит выявить весь круг участников транснациональной преступной группировки; ? ? информирование правоохранительных органов других стран СНГ о полученных данных, представляющих оперативный интерес или являющихся доказательствами; ?

138

? неразглашение тех или иных обстоятельств, если это противоречит интересам правоохранительных органов других стран; ? ? предоставление возможности представителям других стран СНГ участвовать в проведении следственных действий и тактических операций. ?

139 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам исследования можно сформулировать следующие выводы и предложения.

  1. Уголовно-правовая квалификация захвата заложников затруднена в первую очередь сложностями определения объективной стороны преступления. Это вызывает многочисленные ошибки при уголовно-правовой оценке преступного деяния. Часто захват заложников квалифицируется по другим составам преступлений (около двадцати). Выход из этого положения усматривается, прежде всего, в более детальном установлении обстоятельств, относящихся к характеру преступного деяния, к механизму его совершения, что имеет большое значение в выборе криминалистических методов расследования.
  2. Гипотеза уголовно-правовой нормы - это комплекс гипотетических данных, относящихся к различным элементам состава преступления, сконструированный внутри нормы. Понятие уголовно-правовой ситуации позволяет объединить этим термином данные, установленные в процессе расследования, и подтвержденные доказательствами. Соотнесение уголовно- правовой ситуации с гипотезой нормы, в данном случае ст. 206 УК РФ, является важнейшей частью уголовно-правового решения.
  3. Применительно к захвату заложников могут быть выделены следующие ситуационные блоки, которые должны учитываться в различных аспектах криминалистического решения проблемы захвата заложников:
  4. Криминальная обстановка - это обстановка, сложившаяся в определенном регионе, характеризующаяся активной деятельностью в ней криминальных элементов и сочетанием криминальных факторов.

Криминогенная ситуация - это ситуация, предшествующая совершению преступления, реально содержащая в себе условия и обстоятельства, благо- приятные для возникновения и реализации преступного замысла.

140 Следственная ситуация - это степень информационной осведомленности следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка кото- рого позволяют принять наиболее целесообразные решения в расследовании по уголовному делу.

  1. Данные криминалистической характеристики вообще и захвата заложников, в частности, имеют значение не только для научных исследо ваний, разработки типовых версий, на что указывают известные кримина листы, но и для формирования системы учетов, методических рекоменда ций по организации раскрытия и расследования преступлений. Кримина листические характеристики должны формироваться как в целом по видам и формам преступных проявлений, так и для отдельных регионов с учетом существенных национальных, региональных, экономических и политиче ских особенностей.

  2. Захват заложников с точки зрения криминалистической характеристики в настоящее время является, как правило, проявлением не только террористической, но и организованной преступной деятельности. Все за- кономерности расследования преступлений, связанных с организованной преступностью, могут быть экстраполированы на проблему борьбы с захватом заложников.
  3. В соответствии с Федеральным законом «О борьбе с терроризмом» в случаях захвата заложников органы расследования имеют возможность влиять не только на развитие следственной ситуации, но и на создание обстановки, обеспечивающей условия для эффективного пресечения, раскрытия и расследования захвата заложников. Этим обусловлена необходимость и с позиций криминалистики (криминалистической характеристики, методики расследования террористических проявлений) дать оценку возможным мерам такого рода и определить соответствующие цели воздействия.

141

  1. В основе организации раскрытия и расследования захвата заложников, в том числе организации взаимодействия следователей с оперативными работниками, должны лежать методы и структуры программно-целевого управления.
  2. Особенности методики расследования такой специфической категории преступлений, как захват заложников должны учитываться при выборе тактики проведения отдельных следственных действий. На их содержание оказывают влияние: цели тактического воздействия; предмет доказывания; менталитет лиц, участвующих в проведении отдельных следственных действий (например, тактика допроса лиц в сельской местности Чечни по фактам захвата заложников будет существенно отличаться от тактики проведения следственных действий в условиях Москвы); материально-техническое обеспечение проведения следственных действий при захвате заложников использование здесь технико- криминалистических и иных средств, которые фактически недоступны большинству следователей по другим категориям уголовных дел.
  3. Специфика первоначальных следственных действий при расследовании захвата заложников определяет особенности организации этой деятельности. Она должна быть основана на методах программно-целевого управления. Статья 163 УПК РФ должна быть дополнена указанием на возможность создания межведомственных следственных групп. Такие группы при расследовании захвата заложников должны действовать на территории различных регионов в зависимости от развития следственной ситуации. Целесообразно дополнить ст. 163 УПК РФ решением вопроса об участии оперативных работников в расследовании данной категории преступлений. Еще одним дополнением могла бы стать часть или даже отдельная статья, регламентирующая деятельность следственно-оперативных групп, которые на протяжении десятков лет доказали свою эффективность как организационная форма взаимодействия.

142

  1. Специфика ситуаций, возникающих при расследовании захвата заложников, определяет содержание тактических операций, проводимых на первоначальном этапе расследования. Одним из условий эффективности проведения тактических операций при расследовании захвата заложников является допуск следователя не только к результатам, но и к некоторым ис- точникам оперативно-розыскной информации на основе узкой специализации и специального допуска следователей.
  2. Одним из направлений деятельности руководителя следственной группы должна быть организация информационно-аналитической работы, которая является, как показал анализ практики важным фактором пресечения дальнейшей преступной деятельности, выявления соучастников террористов, особенно, не принимавших непосредственного участия в захвате заложников, а также всей серии террористических актов.
  3. При расследовании захвата заложников перед следственной труп-пой и оперативным штабом стоит важнейшая задача ограничить распространение информации, что имеет особое значение для успешного освобождения заложников, раскрытия и расследования данной категории преступлений. В первую очередь это касается освещения факта захвата заложников и сопутст- вующих обстоятельств в средствах массовой информации, а также деятель- ности адвокатов, выступающих в качестве защитников. Обеспечение безо- пасности заложников является приоритетной целью по сравнению со свободой печати и свободы выбора средств защиты на предварительном следствии.
  4. Одним из направлений усиления борьбы с захватом заложников является повышение эффективности международного сотрудничества. Актуальными проблемами в этом плане является ускорение выполнения международных поручений, особенно в тех случаях, когда заложники переправлены через границу. Силовые операции за границей должны сочетаться с проведением оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий, а также криминалистических исследований. Эти аспекты должны регламентироваться международными соглашениями и национальным правом.

143 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

  1. Конституция Российской Федерации.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации. - СПб.: Альфа, 1996
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. - М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002.- 480 с.
  4. Европейская конвенция о международной силе решений по уголовным делам 1970 г.
  5. Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения. 1991.
  6. Международная конвенция о борьбе с захватом заложников. Нью- Йорк. 1979. 17 дек.
  7. Положение о Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по борьбе с преступностью и коррупцией. Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 20 января 1993 г. № 103.
  8. Соглашение о взаимодействии министерств внутренних дел Независимых Государств в сфере борьбы с преступностью. Алма-Ата.
  9. 24 апреля.
  10. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1987 г. № 6941- XI «О присоединении Союза Советских Социалистических республик к Международной конвенции о борьбе с захватом заложников».
  11. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» // Российская газета. 1995. 18 авг.
  12. Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» (с изм. от 7 августа 2000 г.).

144 СПРАВОЧНАЯ

  1. Вопросы расследования преступлений.: Справочное пособие. 2-е изд.
    • М.: Спарк, 1997. - 799 с.
  2. Криминалистический словарь / Под ред. В. Бургхардта и др.; Пер. с нем. 2-е изд., перераб. - М., 1993. - 243 с.
  3. Кондаков Н. И. Логический словарь. - М.,1972. - 156 с.
  4. Ожегов С. И. Словарь русского языка: 70 000 слов / Под ред. Н. Ю.Шведовой.-25-е изд., испр. - М.: Рус. яз., 1995. - 917 с.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».
  6. Розенталь М. Я. Справочник следователя (обязательный минимум действий по уголовным делам некоторых категорий и рекомендации по отдельным вопросам расследования преступлений). - М., 1994.
  7. Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. 3-е изд., стереотип. -М.: Рус. яз., 1988. - 510 с.
  8. Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А. Я. Сухарев. - М.: Сов. энциклопед., 1984.
  9. МОНОГРАФИИ, КНИГИ

  10. Актуальные вопросы советской юридической науки. Ч. 2. - Саратов: Саратовский ун-т, 1978. С. 126.

21.Антонян Ю. М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. - М.: Академия МВД СССР, 1973. С. 73.

  1. Актуальные вопросы советской юридической науки. Ч. 2. Саратов: Саратовский ун-т, 1978.
  2. Баев О. Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (Основы предупреждения и разрешения). - Воронеж: Воронежский ун-т, 1984.-132 с.
  3. 24.Баев А. А., Григорьев В. Н. Организация и тактика первоначальных следственных действий при проведении специальной операции
    по

145 освобождению заложника из летательного аппарата: Лекция.
- М.: Московский ин-т МВД России, 1994.

  1. Бастрыкин А. И. Международное право в борьбе с терроризмом. -Л.,
  2. С. 5.

26.Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и
расследование преступлений -М.: Юрид. лит., 1991. -208 с.

27.Белкин Р. С. Общая теория советской криминалистики. - Саратов, 1986.

28.Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы тенденции, перспективы. От общей теории - к практике. - М.: Юрид. лит., 1988. 304 с.

  1. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.: Мегатрон XXI, 2000.-202 с.
  2. Белкин Р. С. Курс советской криминалистики: В 3 т. - М.: Академия. МВД СССР, 1979. Т. 3. - 407 с.
  3. Белкин Р. С. Очерки криминалистической тактики: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД России, 1993. - 200 с.
  4. 32.Белкин Р. С, Винберг А. И. Криминалистика и доказывание. - М.: Юрид. лит., 1969.-216 с.

  5. Бельсон Я. М. Интерпол в борьбе с уголовной преступностью. - М.: Наука, 1989. - 240 с.
  6. Богатырев А. Г. Конвенции по борьбе с преступлениями международного характера. - М., 1990. - 100 с.
  7. Бородин С. В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. - М.: Наука, 1990. - 272 с.
  8. Быков В. М. Криминалистическая характеристика преступных групп: Учебное пособие. - Ташкент, 1986, - 71 с.
  9. Быков В. М. Методика расследования групповых и организованных преступлений. Криминалистика: Учебник для вузов. - Волгоград, 1994. Т. 2.
  10. Быков В. М. Особенности расследования групповых преступлений: Учебное пособие. - Ташкент: ВШ МВД СССР, 1980. - 60 с.

146

  1. Быков В. М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: Узбекистан, 1991.
  2. Вандышев В. В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступника в раскрытии и расследовании насильственных преступлений: Учебное пособие. СПб.: СПб. ВШ МВД России, 1992. - 114 с.
  3. Василюк Ф. Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). - М., 1984.
  4. Васильев А. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М.: МГУ, 1978. - 71 с.
  5. Васильев А. Н. Тактика отдельных следственных действий. - М.: Юрид. лит, 1981.-112 с.
  6. Васильев А. Н., Яблоков Н. П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М.: МГУ, 1984. - 142 с.
  7. Васильев В. Л. Психологическая характеристика следственных ситуаций // Судебно-экспертное исследование человека и его деятельности. -Свердловск: Уральский ун-т, 1985. - С. 6-12.
  8. Ведерников Н. Т. Личность обвиняемого и подозреваемого (понятие, предмет и методика изучения). - Томск: Томский ун-т, 1978. - 174 с.
  9. Величкин С. А. Организация расследования преступлений // Учебное пособие. - Ленинград.: Ленинградский ун-т, 1985. - 89 с.
  10. Бидонов Л. Г. Криминалистические характеристики убийств и система типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. - Горький: Прокуратура Горьковской обл., 1978. - 122 с.
  11. Бидонов Л. Г., Селиванов Н. А. Типовые версии по делам об убийствах. - Горький: Прокур. СССР, 1981. - 52 с.
  12. 50.Возгрин И. А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: В 4-х ч. - СПб.: СПб. юрид. ин-т МВД России, 1993.-80 с.

147

  1. Возгрин И. А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений. - Л., 1977.-С. 63-78.
  2. Возгрин И. А. Расследование преступлений, совершенных организованными криминальными группами // Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. Т. А. Седовой, проф. А. А. Эксархопуло. - СПб., 1995.
  3. Воздействие организованной преступной деятельности на общество в целом (Доклад Генерального секретаря ООН. Вторая сессия комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Вена, 13-23 апреля 1993 г.) - Вена, 1993.
  4. Волженкин Б. В. Ответственность юридических лиц. СПб., 1998.
  5. Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. - М., 1997.
  6. Волчецкая Т. С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. - Калининград, 1994. - 52 с.
  7. Волчецкая Т. С. и др. Особенности принятия тактических решений при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами: Учебное пособие / Под ред. С. И. Цветкова. - М.: Московский ин-т МВД России, 1996.
  8. Гавло В. К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. - Томск: Томский ун-т, 1985.-333 с.
  9. Гапанович Н. Н., Мартинович И. И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. - Минск.: Белорусский гос. ун-т, 1983. - 104 с.
  10. Гаухман Л. Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. - М., 1987.
  11. Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск: Уральский ун-т, 1975. - 188 с.
  12. Горшенин Л. Г. Криминалистическое прогнозирование. - М.: Академия МВД России, 1992. - 38 с.

148 63. Горшенин Л. Г. Анализ поведения людей и методика моделирования предполагаемой ситуации. - М.: Инновация, 1993. - 36 с. 9 64. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как
система

криминалистики. - СПб.,1908. - 1036 с.

  1. Григорьев В.Н. Организация следственной работы в условиях чрезвычайного положения. - Ташкент: Ташкентская ВШ МВД СССР, 1991. -180 с.
  2. Гуров А. И. Организованная преступность - не миф, а реальность. -М., 1990.
  3. Гуров А. И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. - М.,
    • 316 с.
  4. Гуров А. И., Жигарев Е. С, Яковлев Е. И. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершенных организованными преступными группами. - М., 1992.
  5. 69.Гусаков А. Н. Криминалистика США: теория и практика ее применения. - Екатеринбург: Уральский ун-т, 1993. - 128 с.

70.Густов Г. А. Моделирование в работе следователя. - Л.: Ин-т усов. след. раб., 1980.-188 с.

  1. Густов Г. А. Расследование хищений в торговле. Ч. 1: Криминалистические модели преступления. 3-е изд., перераб. - Л., 1979. -214 с.
  2. Густов Г. А. Обнаружение способа должностного хищения в сложной ситуации. Факторный анализ: Учебное пособие. - Л., 1985.
  3. Драпкин Л. Я. Разрешение проблемных ситуаций в процессе расследования: Учебное пособие. - Свердловск: Уральский ун-т, 1985. - 72 с.
  4. Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. -Свердловск: Уральский ун-т, 1987. - 168 с.
  5. Драпкин Л. А Проблемы расследования преступлений,
  6. 9

совершаемых организованными сообществами // Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. А. Драпкина. - М., 1994.

149

  1. Гавло В. К. Методика расследования как особая теоретико- методическая модель - информационный аналог расследования криминальных событий // Проблемы теории и практики борьбы с преступностью. - Томск: Томский ун-т, 1983. С. 162-173.
  2. Дубовик О.Л. Принятие решения в механизме преступного поведения и индивидуальная профилактика преступления. - М.: Академия МВД СССР, 1977.-75 с.
  3. Дубровин С. Е. Криминалистическая диагностика: Учебное пособие.- М., 1989.-56 с.
  4. Жбанков В. А. Принципы системного подхода в криминалистике и в практической деятельности органов внутренних дел при собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств: Учебное пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1977.-109 с.
  5. Жбанков В. А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений: Учебное пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1987.-80 с.
  6. Жбанков В. А. Методика расследования бандитизма. - М., 1995.
  7. Закатов А. А., Цветков С. И. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами: Лекция. - М., МВД России, 1998. - 35 с.
  8. Зеленский В. Д. Организация расследования преступлений: криминалистический аспект / Отв. ред. Ю.Н. Лукин. - Ростов-на Дону: Ростовский ун-т, 1989. - 148 с.
  9. Зибер У. Организованная преступность Японии и Германии. - М., 1999.-32 с.
  10. Зорин Г. А., Танкевич О. В. Стратегия борьбы с транснациональной преступностью. - Гродно, 1997. - 103 с.
  11. Зорин Г. А. Тактический потенциал следственного действия. -Минск: БГУ, 1986.-71 с.

150 87. Зорин Г. А., Танкевич О. В. Криминалистическая характеристика транснациональных преступных групп. - Гродно, 1997. ГФ 88. Зорин Г. А. Эвристические методы формирования стратегии
и

тактики следственной деятельности. - Гродно: ГГУ, 1991. - 87 с.

  1. Зорин Г. А., Левонец В. И. Психологическая защита в напряженных криминалистических ситуациях. - Гродно: ГОУТ, 1995. - 86 с.
  2. Изучение организованной преступности: российско-американский диалог: Сборник статей / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Л. Шелли, Ю. Г. Козлова. - М.: Олимп, 1997. - 320 с.
  3. Ильченко Ю. И. Эмоции и чувства в деятельности следователя. Краснодар: Кубанский ун-т, 1978.
  4. Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения: Сб. науч. тр. - М.: ВЮЗШ МВД России, 1991. - 153 с.
  5. Комиссаров В. С. Терроризм, бандитизм, захват заложника. - М., МГУ, 1999.
  6. Криминалистика (актуальные проблемы): Учебное пособие / Под ред. Е. И. Зуева. - М.: Академия МВД СССР, 1988. - 150 с.
  7. Криминалистика. Учебник для вузов./ Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. - М., 1994. - 467 с.
  8. Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. Н. П. Яблокова. -М.:Бек, 1995.-438 с.
  9. Колдин В. Я. Идентификация при расследовании преступлений. -М.:МГУ, 1978.
  10. Колесниченко А. Н., Коновалова В. Е. Криминалистическая характеристика преступлений: Учебное пособие. - Харьков, 1985. - 93 с.
  11. Копылов И. А. Следственная ситуация и тактическое решение: Учебное пос. - Волгоград: ВСШ, 1988. - 24 с.
  12. Курс криминалистики. Ч. 1: Учебное пособие / Корноухов В. Е., Богданов В. М., Бордиловский 3. И., Закатов А. А.. - Красноярск: Красноярский гос. ун-т., 1995. - 208 с.

151

  1. Криминалистика: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Н. П. Яблоков. - М.: БЕК, 1995. - 708 с.
  2. Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. - М., 1994. - 438 с.
  3. Криминалистика / Под ред. А. Н. Васильева. - М.: Московский ун-т, 1980.-496 с.
  4. Криминалистика социалистических стран / Под ред. В. Я. Колдина.
    • М.: Юрид. лит., 1986. - 512 с.
  5. Криминология: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г. М. Миньковского. - М.: БЕК, 1994. - 415 с.
  6. Коновалова В. Е., Колесниченко А. Н. Криминалистическая характеристика преступления. - М., 1985. - 92 с.
  7. Корухов Ю. Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: Научно-практическое пособие. - М.: Норма, 1998.-283 с.
  8. Костицкий М. В. Судебно-психологическая экспертиза. Львов: Львовский гос. ун-т, 1987. - 141 с.
  9. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. - М.: ВШ, 1994. - 528 с.
  10. ПО. .Криминалистика: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Н. П. Яблоков. - М.: БЕК, 1995. - 708 с.

  11. Криминалистика: Учебник / Под ред. Н. П. Яблокова. - М.: МГУ, 1999.

  12. Криминалистика: Учебник под ред. А. Г. Филиппова и А. Ф. Волынского. -М.: Спарк, 1998.

  13. Кудрявцев В.Н. и др. Криминальная мотивация. - М.: Наука, 1986.- 203 с.
  14. Куклин В. И. Методика расследования отдельных видов преступлений: Учебное пособие. - Иваново, 1983. - 128 с.

152 115. Куликов В. И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. - Ульяновск, 1994. - 219 с. Ф 116. Курашвили Г. К. Изучение следователем личности обвиняемого. -

М.: Юрид. лит., 1982. - 96 с.

  1. Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика. Научно-практическое и учебное пособие. - М.: БЕК, 1996. - 192 с.
  2. Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: планирование, организация. -М.: Юрид. лит., 1970. 223 с.
  3. . Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.
    • М.: Юрид. лит., 1986. - 160 с.
  4. Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. - М.: Юрид. лит., 1973.-215 с.
  5. Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. -М.: Юрид. лит., 1981.-152 с.
  6. Лузгин И. М. Расследование как процесс познания. - М.: Юрид.лит., 1969.- 158 с.
  7. Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание, форма. М.: Юрид. лит., 1976. - 168 с.
  8. Материалы научно-практической конференции: Одесса, 1976.
  9. .Мальцев В. В. Проблемы уголовно-правовой оценки общественно опасных последствий. - Саратов, 2000.
  10. Международное сотрудничество государств по борьбе с преступностью: Учебно-методическое пособие. - М., 1982. С. 18-19.
  11. Механизм преступного поведения / Под ред. В. Н. Кудрявцева. -М.: ИГПАН СССР, 1981.-345 с.
  12. Мешков В. М. Установление временных характеристик при расследовании преступлений: Учебное пособие. - Нижний Новгород., 1993. -57 с.
  13. Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций.-М.,
  14. С. 157.

153

  1. Некоторые сведения о физиогномике, хирологии, астрологии и возможности их использования для «узнавания человека». - М.: Кабинет криминалистики Генеральной прокуратуры России, 1993. - 10 с.
  2. Никитин Л. Н. и другие. Бандитизм: расследование, прокурорский надзор: Учебное пособие. - СПб., 1998.
  3. Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву.-М., 1960. С. 130.
  4. Облаков А. Ф. Криминалистическая характеристика преступления и криминалистические ситуации. - Хабаровск.: ВШ МВД СССР, 1985.-88 с.
  5. Образцов В. А. Криминалистическая классификация преступлений. - Красноярск: Красноярский ун-т, 1988. - 176 с.
  6. Образцов В. А. Криминалистика: Учебное пособие. - М.: Юрикон, 1994.-208 с.
  7. Образцов В. А. Криминалистика: Курс лекций. - М.: Ассоц. раб-ков правоохр. органов, 1996. - 448 с.
  8. Овчинникова Г. В., Павлик М.Ю., Коршунова О. Н. Захват заложника. Уголовно-правовые, криминологические и криминалистические проблемы. - СПб.: Юридический центр пресс, 2001.
  9. Овчинникова Г. В. Терроризм: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и в уголовном процессе» - СПб., 1998.
  10. Овчинский B.C., Овчинский С.С. Борьба с мафией в России. - М., 1993.
  11. Оганян Р. Ответственность за захват заложников по международному уголовному праву // Российская юстиция. 2002. № 5.
  12. Организованная преступная деятельность: проблемы, дискуссии, предложения / Под. ред. А. И. Долговой. - М.: Юрид. лит., 1989. - 352 с.
  13. Организованная преступность-2 / Под ред. А. И. Долговой, С. В. Дьякова. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1993. - 328 с.
  14. Организованная преступность-3. - М., 1996.

154

  1. Организованная преступность-4. - М.. 1998. - 276 с.
  2. Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. А. И. Долговой. - М..: Российская криминологическая ассоциация, 2002.
  3. Основы борьбы с организованной преступностью: Монография / Под ред. В. С. Овчинского, В. Е. Эминова, Н. П.Яблокова. - М.: Инфра- М, 1996. - 400 с.
  4. Особенности принятия тактических решений при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. - М.: Московский ин-т МВД России, 1996.
  5. Пантелеев И. Ф. Методика расследования преступлений. - М., 1975.- 75 с.
  6. Полевой Н. С. Криминалистическая кибернетика. - М.: МГУ, 1989.
  7. Попов И. А. Расследование пожаров: правовое регулирование. Организация и методика: Учебное пособие. - М.: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР», 1998.
  8. Порубов Н. М. Проблемы борьбы с организованной преступностью. -Минск, 1991.
  9. Порубов Н. И. , Закатов А.А.. Семинары по криминалистике. - Минск: Вышэйшая школа, 1984.
  10. Проблемы правового регулирования борьбы с терроризмом // Проблемы расследования преступлений в условиях формирования правового пространства СНГ и развития международного сотрудничества. - СПб., 1994.
  11. Протасевич А. А. и др. Моделирование в реконструкции расследуемого события. Очерки теории и практики следственной работы. -Иркутск.1997.-206с.
  12. .Протасевич А. А. Раскрытие и расследование серийных корыстно- насильственных нападений. -Иркутск, 1998. - 151 с.
  13. Руководство для следователей. - М., 1997.

155

  1. Робозеров В. Ф. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях неочевидности. - Л.: Ин-т ус. след. раб., 1990. - 140 с.
  2. Самошина 3. Г. Криминалистическое отождествление человека по признакам внешности. - М.: МГУ, 1963. - 92 с.
  3. Самыгин Л. Д. Расследование преступлений как система деятельности. - М.: МГУ, 1989. - 180 с.
  4. Свенссон П., Вендель Д. Раскрытие преступлений. Современные методы расследования уголовных дел / Пер. с англ. - М.: Изд-во иностр. литры, 1957.-475 с.
  5. Селиванов Н. А. Советская криминалистика: система понятий. -М., 1982.-87 с.
  6. Селиванов Н. А. Формализованные программы решения частных задач расследования // Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвуз. сб. науч. тр. - Уфа.: Башкирский ун-т, 1989. - 155 с.
  7. Советская криминалистика. Теоретические проблемы / Селиванов Н. А., Танасевич В. Г., Эйсман А. А., Якубович Н. А. - М., 1978. -136 с.
  8. Ситуалогическое исследование места происшествия: Сборник науч. тр. М.: ВНИИ СЭ, 1979.
  9. Следственная ситуация: Сб. науч. тр. - М., 1985.
  10. Следственные действия. Криминалистические рекомендации / Под ред. В. А. Образцова. - М.: Юристъ, 1999. - 499 с.
  11. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ, 1984.
  12. Следственные ситуации и раскрытие преступлений // Науч. тр. Вып.
    • Свердловск, 1975. - 97 с.
  13. Советский ежегодник международного права. - М., 1989. -124 с.
  14. Усманов У. А. Справочник следователя. - М., 1998. - 249 с.

156

  1. Хазиев Ш. Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам: Учебное пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1986. - 38 с.
  2. Хлынцов М. Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. - Саратов: Саратовский ун-т, 1982.-159 с.
  3. Центров Е. Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. - М.: МГУ, 1988. - 160 с.

  4. Цветков С. И. Информационно-аналитическая работа, версии и планирование при расследовании деятельности преступных структур: Лекция. М.: Московский ин-т МВД России, 1994. - 31 с.

  5. Шиканов В. И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. - Иркутск: Иркутский ун-т, 1983.

  6. Эксархопуло А. А. Основы криминалистической теории. - СПб.: СПб. ун-т, 1992.-120 с.
  7. Яблоков Н. П. Криминалистическая методика расследования. -М, 1985.
  8. Якимов И. Н. Криминалистика: уголовная тактика. - М., 1929. -226 с.
  9. Якушин С. Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. - Казань: Казанский ун-т, 1983. - 102 с.
  10. СТАТЬИ

  11. Аббасова И. С, Кручинина Н. В. Следственная ситуация и фактор времени как ее структурный элемент // Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. -М., 1983. С. 57-59.

  12. Авдеев Ю. И., Гуськов А. Я. Проблемы организованности современного терроризма // Организованный терроризм и организованная

157 преступность / Под ред. А. И. Долговой. - М.:
Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 24-33.

  1. Антипов В. П. Планирование расследования в проблемных ситуациях // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.34. - М.: Юрид. лит.,
  2. С. 72-82.

  3. Антонян Ю. М. Взаимодействие личности преступника и

преступной среды // Вопросы борьбы с преступностью. - М., Вып. 30. 1981. С. 29.

  1. Баев О. Я. Противоречия интересов в генезисе следственных ситуаций // Следственная ситуация. - М., 1985. С. 33-35.
  2. Баев О. Я., Баева Н. В. Реальные следственные ситуации и их модели // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. - Ташкент, 1984. С. 56-62.
  3. Балугина Т. С. Следственные ситуации и планирование расследования // Следственная ситуация. - М., 1985. С. 54-57.
  4. Басалаев А. Н., Гуняев В. А. Криминалистическая характеристика преступления (общее понятие и практическое значение) // Методика расследования преступлений (общие положения). - М., 1976.
  5. Беджашев В. И. Следственные ситуации и типовые версии в методике расследования преступлений //Следственная ситуация. - М.,
  6. С. 58-62.

  7. Белкин Р. С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации // Следственная ситуация. -М., 1985 С. 3-6.
  8. Белкин Р., Быховский И., Дулов А. Модное увлечение или новое слово в криминалистике (Еще раз о криминалистической характеристике преступления) //Социалистическая законность. - М., 1987. № 9. С.56-59.
  9. Ванюшкин СВ. Организованная преступность в России и проблемы борьбы с ней // Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. А. И. Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация. 2002. С. 103-116.

158

  1. Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений. Материалы научно-практической конференции. - Одесса, 1976.
  2. Винокуров СИ. Типичные следственные ситуации и их роль в расследовании и предупреждении преступного обращения со взрывчатыми материалами // Вестник МГУ. Серия 11. Право. - М., № 4.
  3. С. 63-70.
  4. Возгрин И. А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в системе частных методик расследования // Следственная ситуация. - М., 1985. С. 66-69.
  5. Волчецкая Т. С, Крамаренко В.П. Пути повышения эффективности повторного допроса обвиняемого // Осуществление правосудия по уголовным делам. Калининград, 1987.
  6. Гавло В. К. Методика расследования как особая теоретико- методическая модель - информационный аналог расследования криминальных событий // Проблемы теории и практики борьбы с преступностью. - Томск: Томский ун-т, 1983. С. 162-173.
  7. Гавло В. К. О понятии криминалистического механизма преступления и его значении в расследовании криминальных событий // Алгоритмы и организация решений следственных задач. Иркутск, 1982. С. 4-7.
  8. Герасимов И. Ф. Криминалистическая тактика и следственные ситуации // Теоретические проблемы следственной тактики. Свердловск, 1981.-154 с.
  9. Герасимов И. Ф. К вопросу о следственной ситуации // Следственная ситуация. - М., 1985. С. 6-11.
  10. Герасимов И. Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений // Соц. законность. 1977. № 7.
  11. Глазырин Ф. В. Организованная преступность как правовая проблема // Проблема обеспечения законности в механизме правоприменения. -Волгоград, 1991. С. 160-166.

159

  1. Глазырин Ф. В. Следственные ситуации и личность обвиняемого // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Вып. 41. - Свердловск,
  2. С. 45-52.

  3. Гранат Н. Л. Следственная ситуация (психологический аспект) // Следственная ситуация. -М., 1985. С. 35-38.

  4. Грановский Г. Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа // Следственная ситуация. - М.,
  5. С. 20.

  6. Густов Г. А. К разработке криминалистической теории преступления // Правоведение. 1983. № 3. С. 88-92.

  7. Густов Г. А. Моделирование - эффективный метод следственной практики и криминалистики // Актуальные проблемы советской криминалистики. -М., 1980. С. 68-81.

  8. Гутерман М. П. Исходные следственные ситуации по делам об убийствах и методы их разрешения // Исходные следственные ситуации и методы их разрешения. - М., 1991. С. 36-45.
  9. Даниленко Н. Н. Некоторые исторические аспекты развития терроризма и проблемы борьбы с ним в России // Организованный терроризм и организованная преступность. / Под ред. А. И. Долговой. - М., 2002.С. 53-61.
  10. Данилюк С. Е. Проблемы борьбы с организованной преступностью // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью. - Минск, 1992. С. 6-11.
  11. Дзюба Д. И. Некоторые аспекты исторического опыта борьбы с терроризмом в России // Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. А. И. Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 79-86.
  12. Долгова А. И. Терроризм и организованная преступность // Организованный терроризм и организованная преступность. / Под ред. А. И. Долговой. -М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С.3- 24.

160

  1. Драпкин Л. Я., Бакулин В. А. Информационно-поисковые системы и раскрытие преступлений // Актуальные проблемы следственной деятельности. - Свердловск: СЮИ, 1990. С. 32-38.
  2. Драпкин Л. Я. Исходные следственные ситуации: генезис и динамика // Исходные следственные ситуации и пути их разрешения. - М., 1991 С. 30-35.
  3. Драпкин Л. Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности.// Вопросы методики расследования преступлений. -Свердловск, 1976. С. 56-57.
  4. Драпкин Л. Я. Разрешение проблемных ситуаций в процессе расследования: Учебное пособие. - Свердловск, 1985.
  5. Драпкин Л. Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования // Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвуз. научн. сб. - Уфа: Башкирский гос. ун-т., 1989. С. 27- 32.
  6. Журавель В. П. Терроризм и некоторые подходы к борьбе с ним // Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. А. И. Долговой. -М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 48-53.
  7. Ищенко Е. П. Ситуационный подход к применению научно- технических средств на первоначальном этапе расследования неочевидных преступлений // Следственная ситуация. - М., 1985. С 46-50.
  8. Каневский Л. Л. К вопросу о криминалистической характеристике преступления, криминальных и следственных ситуациях и их значении в раскрытии и расследовании преступлений // Следственная ситуация. - М.,
  9. С. 62-65.
  10. Карагодин В. Н. Международные проблемы борьбы с организованной преступностью // Правовые проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы Республиканской
    научной

161 конференции. - Екатеринбург: Свердловский юридический институт, 1992. С. 8-10.

  1. Килин А. 3., Первухина Л. Ф. Вымогательство: Криминалистический анализ способов и организованных форм // Криминалистические проблемы расследования преступлений. - Красноярск, 1992. С. 52-58.
  2. Киреев М. П. Терроризм на воздушном транспорте: анализ и проблема регулирования // Проблемы обеспечения личной безопасности граждан. - М., 1995.
  3. Клочков В. В. Проблемы теории следственной ситуации // Следственная ситуация. - М., 1985. С. 74-79.
  4. Клочков В. В., Образцов В. А. Преступление как объект криминалистического познания // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 42.-М., 1985. С. 44.
  5. Колдин В. Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования // Советское государство и право.-
  6. №2. С. 66-74.
  7. Колесниченко А. Н. Следственная ситуация: спорные вопросы, понятия и возможное решение проблемы // Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. -Иркутск, 1983. С. 29-33.
  8. Комиссаров B.C. Захват заложника - стремление к наживе или преступление от безысходности? // Законность. 1999. № 4. С. 20-22
  9. Королев В. А., Донцов В. В., Образцов В. А. Собирание, проверка и использование данных об оперативной обстановке в целях установления лица, совершившего преступление // Следственная практика. Вып. 146. - М., 1985. С. 112-122.
  10. Кувалдин В. П. Сущность и основные направления противодействия организованных преступных структур органам внутренних

162 дел. / Проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы науч-практ. конф. -М., 1996. С. 41^4.

  1. Кузьмин С. В. Некоторые вопросы построения и использования криминалистической модели виновного при раскрытии преступлений, совершаемых в условиях неочевидности // Вопросы совершенствования предварительного следствия: Сб. статей. Вып.7. СПб., 1992. С. 18-28.
  2. Кудрявцев В. Н. Взаимосвязь элементов преступления // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 25. - М., 1978. С. 12-19.
  3. Лавров В. П. Исходные следственные ситуации как объект кафедрального научного исследования // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. - М., 1991. С. 3- 11.
  4. Ларин А. М. Раскрытие убийств и арифметика // Проблемы предварительного следствия. -Волгоград, 1980. С. 151-160.
  5. Лузгин И. М. К вопросу о теории криминалистического моделирования // Актуальные проблемы советской криминалистики. - М., 1980.
  6. Лузгин И. М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. -М., 1991. С. 12-29.
  7. Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. - М.: Юрид. лит., 1973.
  8. Лузгин И. М. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о сокрытии преступлений // Криминалистическая характеристика преступлений. - М., 1984.
  9. Ляхов А. Г. Преступления против безопасности гражданской авиации и советское уголовное законодательство // Сов. гос. и право.
  10. №7. С. 124-128.

  11. Монахов В. Н. Освещение борьбы с терроризмом в СМИ // Проблемы борьбы с терроризмом. - М.: ИМПЭ, ВНИИ МВД России,
  12. С. 210-204.

163

  1. Николайчук И. А. Влияние региональных особенностей на криминалистически значимые признаки преступления // Правоведение.
  2. № 1.С. 97-98.
  3. Новик В. В. Повторяемые (серийные) групповые преступления и организованная преступность // Правовые проблемы борьбы с организованной преступностью. -Екатеринбург, 1992. С. 15-16.
  4. Новый метод познавательного опроса, применяемый полицией США (Калифорния): Экспресс-информация. Зарубежный опыт. Вып. 19.
    • М.: МВД СССР, 1991.
  5. Образцов В. А. Криминалистическая характеристика раскрытия преступления // Борьба с преступностью на современном этапе. - Барнаул, 1982. С. 118-122.
  6. Образцов В. А., Ястребов Б. В. Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования: Тезисы доклада.. - М.: ВНИИ Прокуратуры СССР, 1978.

  7. Петелин Б. Я. О криминалистической модели преступного события // Советское государство и право. 1988. № 12. С.61-66.

  8. Петрищев В. Е. Защита объектов террористических посягательств и проблемы информационного противоборства // Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. А. И. Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 33^7.

  9. Салтевский М. В. О структуре криминалистической характеристики и типичных следственных ситуациях // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.25. -Киев.1982. С. 17.

  10. Селиванов Н. А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования // Соц. законность. 1985. № 7. С. 52- 55.
  11. Селиванов Н. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Социалистическая законность. 1977. № 2. С.56.

164

  1. Снетков В. А. Элементы технико-криминалистической ситуации осмотра места происшествия // Следственная ситуация. - М., 1985. С. 16- 20.

  2. Соловьев А. Б., Пичкалева Г. И. Процессуальные и тактические основания выбора определении ситуаций расследования оптимального следственного действия // Проблемы совершенствования предварительного следствия и прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. -М., 1982. С. 41-53.
  3. Сорокотягин И. Н. Применение специальных познаний с целью разрешения сложных следственных ситуаций // Применении экспертизы и других форм специальных познаний в советском судопроизводстве. - Свердловск, 1984. С. 3-22.
  4. Сорокотягин И. Н. Роль психологических и других специальных познаний в планировании предварительного следствия // Версии и планирование расследования. - Свердловск, 1985. С. 10.
  5. Сотников К. И. Следственные ситуации и криминалистическое прогнозирование // Проблемы интенсификации деятельности по расследованию преступлений. - Свердловск: СЮИ, 1985. С. 106-110.
  6. Старостин В. Е., Яровенко В. В. Криминалистическая характеристика и следственные ситуации: соотношение понятий // Криминалистические методы расследования преступлений. - Тюмень: ТВШ МВД России, 1994. С. 44-51.
  7. Сущенко В. Н. Следственные ситуации и их роль в планировании и организации расследования преступлений // Проблемы социалистической законности. - Харьков, 1983. Вып. 15. С. 120-122.
  8. Турчин Д. А. О разработке теории следственной ситуации // Следственная ситуация. - М., 1985. С. 27-30.
  9. Филлипов А. Г. О соотношении понятий криминалистической характеристики преступлений и следственной ситуации // Следственная ситуация. - М., 1985. С. 74-80
  10. Феномен терроризма // Спецназ России. 2002. № 4. С. 4-7.

165

  1. Цветков С. И. Выявление ролевых функций участников преступлений как тактическая задача при расследовании деятельности преступных структур // Проблемы криминалистической теории и практики: сборник научных трудов. - М.: Юридический институт МВД России, 1995. С. 53-59.
  2. Цепелев В. Ф. Транснациональный аспект организованной преступности и некоторые проблемы борьбы с ней // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России: Материалы науч.-практ. конф. (17-18 мая 1994 г.) - М.: Московский ин-т МВД России, 1994.С. 87-90.
  3. Чернов С. Б. Нарушение принципов налогообложения как фактор роста организованной преступности. / Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью: Материалы науч.- практ. конф.-М., 1994. С. 91.
  4. «Чистые руки» против грязных генералов // Известия. 1995. 18 нояб.
  5. Цоколова И. О. Основные правила криминального допроса (Из опыта работы полиции г. Чикаго, США): Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. - М., 1994. № 2 (79).

  6. Чуркин С.А. Права человека и СМИ // Проблемы борьбы с терроризмом. - М.: ИМПЭ, ВНИИ МВД России, 2000.С. 215-220.
  7. Шамков С. В. Проблемы транснациональной торговли людьми и связанная с этим криминальная ситуация в Омской области // Организованный терроризм и организованная преступность. Под ред. А. И. Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 200-210.
  8. Шиканов В. И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). -М., 1976. С. 157.

166

  1. Яблоков Н. П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные разработки методики расследования // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 30. - М,: Юрид. лит., 1979. С. 110-122.

  2. Яблоков Н. П. О криминалистических проблемах раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами//Вестник МГУ. Серия 11. Право. М., 1991. № 6. С. 22-25.
  3. Яблоков Н. П. Обстановка совершения преступления как элемент его криминалистической характеристики // Криминалистическая характеристика преступлений. -М., 1984. С. 34^40.
  4. Яблоков Н. П. Общеметодические проблемы расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами. // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России: Матер, науч.-практ. конф. - М., 1994. С. 62.
  5. АВТОРЕФЕРАТЫ И ДИССЕРТАЦИИ.

  6. Аверьянова Т. В. Методы судебно-экспертныых исследований и тенденции их развития: Автореф. дис… докт. юрид. наук. - М., 1994. - 45 с.
  7. Аубакиров А. Ф. Теория и практика моделирования в криминалистической экспертизе: Автореф. дис… докт. юрид. наук. - Киев, 1985.-49 с.
  8. Афанасьев С. А. Криминалистическая характеристика и типовая программа расследования сексуально-садистских убийств: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - СПб., 1992. - 22 с.
  9. Вельская Е. Ю. Моделирование в космологии: Автореф. дис… канд. филос. наук. - М., 1990. - 22 с.
  10. Волостнов П. А. Роль поведения обвиняемого в формировании следственной ситуации: Автореф. дис… канд. юрид. наук.- - Свердловск, 1985.-24 с.

167

  1. Галимов И. Г. Проблемы борьбы с организованной преступностью (по материалам Республики Татарстан): Автореф. дис…канд. юрид. наук.
    • Казань, 1998. - 23 с.
  2. Гранат Н. Л. Характеристики следственных задач и психологические механизмы их решения: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -М., 1973.
  3. Гуцериев М.С. Преступность в крупнейших городах: состояние и проблемы профилактики. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - СПб., 1996.
    • 24 с.
  4. Драпкин Л. Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций: Автореф. дис… докт. юрид. наук. - М., 1988. - 42 с.
  5. Дубовик О. Л. Принятие решения в механизме преступного поведения: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1990, - 34 с.
  6. Жбанков В. А. Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике: Автореф. дис… докт. юрид. наук. - М.,
  7. -45 с.
  8. Жордания И. Ш. Понятие, классификация и правовое значение способов совершения преступлений: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Тбилиси, 1971.-30 с.
  9. Замылин Е. И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации допроса: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Волгоград, 1996. - 24 с.
  10. Золотарев А. С. Теоретические и практические проблемы расследования корыстно-насильственной организованной преступной деятельности: Автореф.дис…канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1997. - 23 с.
  11. Зорин Г. А. Проблемы применения специальных логико- психологических методов при подготовке и проведении следственных действий: Автореф. дис… докт. юрид. наук. - М, 1991. - 46 с.

168

  1. Карасева Е. В. Процессуальные аспекты международного сотрудничества органов предварительного следствия при МВД Российской Федерации: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1999. - 25 с.
  2. Конев А. А. Преступность и проблема измерения ее реального состояния: Автореф. дис… докт. юрид. наук. - М., 1993. - 35 с.
  3. Кондрахин С. А. Исходные следственные ситуации по делам о кражах имущества и криминалистические методы их разрешения: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1994. - 22 с.

  4. Копылов И. А. Следственная ситуация и тактическое решение: Дис… канд. юрид. наук - М., 1984. - 387 с.
  5. Куликов В. И. Обстановка совершения преступления и ее криминалистическое значение: Дис… канд. юрид. наук. - М., 1983. - 224 с.
  6. Кустов А. М. Криминалистическое учение о механизме преступления: Автореф. дис…докт. юрид. наук. - М., 1997. - 35 с.
  7. Куцонис П. Б. Проблемы построения и использования криминалистических классификаций в методике расследования преступлений: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1990. - 25 с.
  8. Лаврухин С. В. Роль криминалистических характеристик и следственных ситуаций в раскрытии умышленных убийств: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Саратов, 1982. - 26 с.
  9. Лысов Н. Н. Криминалистическое учение о фиксации доказательственной информации в деятельности по выявлению и раскрытию преступлений: Автореф. дис… докт. юрид. наук. - М., 1995. - 63 с.
  10. Нургалиев Б. М. Теоретические и прикладные проблемы расследования организованной преступной деятельности: Автореф. дис…докт. юрид. наук. - Алматы, 1998. - 37 с.
  11. Образцов А. В. Организация работы следователя по собиранию доказательств в условиях чрезвычайного положения: Автореф .дис…канд. юрид. наук. - М., 1998. - 19 с.

169

  1. Петелин Б. Я. Установление субъективной стороны преступления в процессе расследования: Автореф. дис. докт. юрид. наук. - М., 1992. - 48 с.

  2. Ситников В. И. Проблема отражения сущности в идеальных моделях: Автореф. дис… канд. филос. наук. - Новосибирск, 1987. - 24 с.

  3. Скурту И. Г. Виктимологические аспекты профилактики преступлений в отношении несовершеннолетних: Автореф. дис… канд. юрид. наук.-СПб. 1996.-23 с.

  4. Сухарев А. Я. Феномен Российской преступности в переходный период: тенденции, пути и средства противодействия: Автореф. дис… докт. юрид. наук. - М., 1996. - 59 с.
  5. Танкевич О. Н. Криминалистическая характеристика и стратегия раскрытия транснациональных преступлени:. Автореф. дис…канд. юрид. наук. - Гродно, 1997.
  6. Умаев А. А. Использование математических методов и моделей в расследовании дел о пожарах: Дис … канд. юрид. наук. - М., 1990 .- 187 с.
  7. Шестаков С. В. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений участников молодежных группировок по месту жительства: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М., 1996. - 24 с.
  8. Цветков С. И. Криминалистическая теория тактических решений: Дис… докт. юрид. наук. -М., 1991. -48 с.