lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Зеленский, Михаил Александрович. - Расследование многоэпизодных групповых преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2003 199 с. РГБ ОД, 61:03-12/1189-0

Posted in:

Акад емия упра влен ия МВД Росс ии

На права х руко писи

ЗЕЛЕ НСК ИЙ МИХ АИЛ АЛЕ КСА НДР ОВИ Ч

\ РАССЛЕДОВАНИЕ МНОГОЭПИЗОДНЫХ ГРУППОВЫХ

ПРЕСТУПЛЕНИИ

Специальность 12.00.09-уголовный

процесс, криминалистика и судебная

деятельность f~

^^^. экспертиза, оперативно-розыскная

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических

наук

7

\

Научн ый руководитель

заслу женн ый деятель науки

«art сшет ш Аимм да юд
/ .

Ш&. J**Js ^ys2 & Росси йской
Феде раци и,
докто р

.11 г.

“юри дичес ких наук, проф ессор Т.В. Авер ьянов а

/ЧЕЯЫЙ СЕКРЕТА!

Москва, 2003 г. ?%&&,,

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

  1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ РАССЛЕДОВАНИЯ МНОГОЭПИЗОДНЫХ ГРУППОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

  2. Понятие и сущность многоэпизодности 16

  3. Классификация преступных групп и особенности
    расследования преступлений совершаемых ими 42

  4. Некоторые процессуальные проблемы расследования многоэпизодных групповых преступлений 62
  5. Организационные основы расследования многоэпизодных групповых преступлений 88
  6. ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ПРОВЕДЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

  7. Первоначальный этап расследования многоэпизодных
    групповых преступлений 104

  8. Особенности осмотра места происшествия по делам о многоэпизодной преступной деятельности 112

  9. Особенности тактики допроса при расследовании многоэпизодных групповых преступлений 117
  10. Особенности тактики производства иных следственных действий по делам о многоэпизодной преступной деятельности 143
  11. Использование специальных познаний при расследовании многоэпизодных групповых уголовных дел 152
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 173

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 178

ПРИЛОЖЕНИЕ , 195

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Глобальные социально- экономические преобразования, происходящие в Российской Федерации, He ft адекватно отражаются на социальной обстановке в обществе. Постоянный рост преступности, изменение ее качественных, количественных показателей и возрастной структуры, увеличение числа тяжких преступлений, совершен ных с особым цинизмом, жестокостью, в том числе в корыстных целях, кор румпированность властных структур, усиление влияния преступных групп на различные правоотношения в обществе при одновременной тенденции сни- ^’ жения раскрываемости преступлении естественно вызывают внимание ко всем аспектам деятельности правоохранительных органов. К сказанному сле дует добавить, что до начала 90-х годов XX века ни в криминалистике, ни в теории оперативно-розыскной деятельности, ни в других науках уголовно- правового цикла не разрабатывались насущные проблемы борьбы с преступ ностью в ее наиболее опасном многоэпизодном групповом аспекте. Картина изменилась лишь в последние 10-15 лет, когда в исследование проблемы групповой, в том числе организованной преступности, разгул которой при нял угрожающий размах, вплотную включились криминалисты и, наконец, новое уголовное законодательство расставило все точки над “I”.

Особую озабоченность вызывает тот факт, что по данным ГИЦ МВД ^ России, в 2002 году, из общего числа выявленных за совершение преступле-

ний лиц (1257700 человек), 317160 совершили преступления в группе, что составляет 25,2 %. Постоянную тенденцию к росту имеют тяжкие преступления корыстной направленности, в частности грабежи и разбойные нападения. Так, число разбоев в 2002 году увеличилось по сравнению с 2001 годом на 5 % и составило 47052; число грабежей за тот же период увеличилось на 12,4 % и составило 167276. Число не раскрытых разбойных нападений составило 26,9 %, а грабежей 37,4 % от количества совершенных преступлений. При этом 13,1 % от лиц, привлеченных к уголовной ответственности, совершили

4 преступление в составе преступной группы .

Положение усугубляется еще и тем, что, во-первых, как показывает практика, наблюдается постоянный рост числа преступлений, совершаемых

-It одними и теми же лицами (почти каждое третье преступление — 27,2 %, со-

вершено лицами, ранее совершавшими преступления), а, во-вторых, низким качеством проводимых расследований (из 2526305 преступлений, от общего числа зарегистрированных в 2002 году, остались не раскрытыми 924258 ) что, в свою очередь, отрицательно сказывается как на самом процессе расследования, так и на несвоевременном привлечение к ответственности лиц,

W’ совершивших уголовно-наказуемые деяния. Данный факт свидетельствует о том, что групповая, в том числе многоэпизодная преступная деятельность, имеет, с одной стороны, достаточно широкую распространенность. С другой, как показывает практика, возникающие при расследовании многоэпизодных групповых уголовных дел трудности, во многом связаны со спецификой (особенностями) раскрытия и расследования таких преступлений. Наблюда-

w ется явный пробел в области тактики проведения отдельных следственных

действий и криминалистической методики расследования указанных преступлений. Существующие методические разработки в этом направлении разрознены, в то время как объективная необходимость создания такой полноценной методики очевидна. Практически отсутствуют и рекомендации

ч по использованию тактических приемов проведения отдельных следствен-

ных действий при расследовании многоэпизодных групповых дел корыстной направленности, а основная их часть носит, как правило, общий характер и, к сожалению, недостаточно адаптирована для применения к такого рода расследования преступлений.

Очевидно, что такая методика может быть создана лишь на основе

  • ’ Состояние преступности в России в 2002 г. - М.: ГИЦ МВД РФ, 2003.

С. 27-33.

2 См. там же. С. 33-38.

5 формирования общих закономерностей расследования этой группы противоправных деяний, разрешения ряда типичных тактических проблем, возникающих при расследовании, в частности таких, как обнаружение самого

<Ш. факта совершения преступления группой лиц, выявление всех соучастников,

определение их действительных ролей, установления многоэпизодности преступной деятельности. А поскольку, как свидетельствует практика, наибольшие трудности при расследовании многоэпизодных групповых, в частности, корыстных преступлений возникают на первоначальном этапе расследования, именно проблемы, касающиеся этого этапа, требуют разработки.

Щ Недостаточная научная разработанность и одновременно высокая

практическая значимость обусловили выбор темы диссертационного исследования. Избранная для исследования тема представляется актуальной не только для наук уголовно-правового цикла: уголовного права, уголовного процесса, криминалистики и криминологии, но и для следственной и судебной практики.

щ

#

Степень разработанности темы исследования. Среди криминалистических работ, посвященных проблеме расследования преступлений, совершаемых преступными группами, можно назвать ряд монографий, открывающих это направление науки. К их числу следует отнести работы В.М. Быкова, В.А. Жердева, В.И. Комиссарова, В.И. Куликова, Б.М. Нурга-лиева, А.А. Протасевича, Н.П. Яблокова и др. Однако, во-первых, с момента написания этих работ успели произойти изменения, как в уголовном, так и в уголовно-процессуальном законодательстве. А, во-вторых, хотя в данных монографиях и рассматриваются наиболее значимые проблемы борьбы с организованной преступностью, такие как, например: что представляет собой организованная преступность с позиций криминалистики, криминологии и уголовного права, как явление комплексное, обладающее всеми чертами современности, познание, которого немыслимо в отрыве от социально-экономической ситуации в стране; каковы обстоятельства, способствующие

6

i>

групповой преступной деятельности; каковы закономерности преступного поведения лиц, совершающих нападения из корыстных побуждений; какими возможностями располагают правоохранительные органы в целях борьбы с Щ этим социальным злом; как следует организовать взаимодействие следствен-

ных и оперативных аппаратов с тем, чтобы данное взаимодействие было всесторонним и действенным и т.д., тем не менее, в них не было уделено внимание таким проблемным вопросам, как вопросы борьбы с многоэпизод-ными групповыми, в том числе корыстными преступлениями, не связанным с организованной преступностью.

ш

Вопросам расследования грабежей и разбойных нападений посвящены работы Ю.Н. Гловина, С.С. Степичева, Н.С. Юмашева, В.А. Жбанкова и др.1. Однако в этих трудах, как правило, публиковались лишь некоторые крими налистические аспекты расследования корыстно-насильственных преступле ний: типичные ситуации расследования грабежей и разбойных нападений, роль потерпевшего в раскрытии и расследовании таких преступлений, поис ковые мероприятия по делам о грабежах и разбоях и т.д. Если в этих работах и уделялось внимание проблемам расследования многоэпизодных групповых преступлений, то лишь частично, можно сказать, фрагментарно, вкупе с иными вопросами. Несмотря на имеющиеся отдельные рекомендации, вне всякого сомнения, в теории и практике расследования многоэпизодной груп- ^ повой преступной деятельности корыстной направленности имеется немало

вопросов, остающихся неисследованными и требующих своего решения. Предметом диссертационного исследования являются: - закономерности совершения многоэпизодные групповых преступлений;

ф/ См.: Гловин Ю.Н. Расследование грабежей и разбойных нападений.

Курс лекций по криминалистике. - М., 1998; Вып. 8; Степичев С. С. Расследование грабежей и разбоев. Руководство по расследованию преступлений. М., 1967 и др.

7

  • закономерности использования криминалистических знаний при вы боре тактики проведения отдельных следственных действий и методики рас следования данных преступлений;

’?>) - закономерности взаимодействия субъектов доказывания, а также яв-

ления и процессы, оказывающие влияние на указанные закономерности.

Объектом диссертационного исследования является механизм со вершения многоэпизодных групповых преступлений, практика их раскрытия, расследования и предотвращения: организационные аспекты такой деятель ности, возникающие при расследовании многоэпизодных групповых деяний, ~’ проблемы и допускаемые при этом ошибки (их анализ), предложения по их

устранению.

Цели и задачи исследования. Основная цель исследования заключается в разработке положений и эффективных рекомендаций, касающихся тактики и методики расследования многоэпизоднои групповой преступной деятельности, теоретическое обоснование этих рекомендаций для совершен-ствования практики расследования дел указанной категории.

Эта цель обусловила решение следующих задач:

  • на основе обобщения опыта расследования уголовных дел по много- эпизодным групповым преступлениям рассмотреть основные исходные по ложения и элементы такого расследования; определить соотношение тактики

^ следственных действий с их организацией, сочетание того и другого в част-

ной методике расследования преступлений;

  • провести разграничение понятий «множественности» и «многоэпи-зодности». В аспекте криминалистики определить содержание понятий «многоэпизодности» и «серийности» преступлений;
  • с учетом новаций, нашедших отражение в УПК РФ, проанализировать современные возможности криминалистической тактики, методические, ор-ганизационные проблемы расследования многоэпизодных групповых преступлений и определить перспективы их развития;

»

ш

8

  • на основе анализа следственной практики усовершенствовать тактику

прове дения отдел ьных следс твенн ых дейст вий, приме няемы х по делам о групп овой много эпизо дной прест упной деяте льнос ти;

  • выявить особенности организации расследования многоэпизодных групп овых прест уплен ий и выраб отать с учето м этого метод ическ ие реко менда ции по рассл едова нию этого вида прест уплен ий.

Мето долог ия и метод ы иссле дован ия. Метод ологи ческо й базой ис- следо вания являет ся диале ктиче ский метод научн ого позна ния объек тивно й дейст вител ьност и и базир ующи еся на нем общен аучны е метод ы эмпир иче- ского и теорет ическ ого позна ния: истор ическ ий, форма льно- логич еский, ста- тисти чески й, сравн итель но- право вой метод ы, в сочет ании с компл ексны м и систе мным анали зом иссле дуемы х пробл ем.

Основ ная метод ологи ческа я предп осылк а насто ящего иссле дован ия со- стоит в том, что деяте льнос ть следс твенн ых орган ов рассм атрив ается не как прост ая совок упнос ть возни кающ их в разно е время отдел ьных следс твенн ых дейст вий, а как опред еленн ая систе ма проце ссуал ьных устан овлен ий, на- правл енных на собир ание доказ ательс тв, как систе ма, облад ающа я внутр енним единс твом в проце ссуал ьном, тактич еском, психо логич еском, орган изаци онном и други х аспект ах. Все это позво ляет не тольк о иссле до- вать в теорет ическ ом плане проце ссуал ьные, тактич еские и орган изаци онные особе нност и инсти тута следс твенн ых дейст вий, но и внест и предл ожени я по улуч шени ю их закон одате льной регла мента ции, выска зать реком ендац ии, напра вленн ые на повы шение эффек тивно сти работ ы следс твия в выявл ении, раскр ытии, рассл едова нии и преду прежд ении много эпизо дных групп овых прест уплен ий.

Право вой основ ой иссле дован ия послу жили такие норма тивны е акты, как Конст итуци я Росси йской Федер ации, Федер альны е закон ы и Поста нов- ления Прави тельст ва Росси йской Федер ации, Плену мов Верхо вного Суда Росси йской Федер ации и СССР, Указы Прези дента Росси йской Федер ации,

9 действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, Закон РФ «Об ОРД», приказы и инструкции Министра внутренних дел России, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти и

§ т.д.

Теоретическую основу исследования составили научные труды в области криминалистики, уголовного права и процесса, теории оперативно-розыскной деятельности, судебной экспертизы, относящиеся к проблеме диссертационного исследования, а также философии, психологии, социологии, логики и др. Автор опирался на труды таких ученых криминалистов и про-

Ш’ цессуалистов, как Т.В. Аверьянова, И.А. Алиев, О.Я. Баев, В.И. Батищев,

Р.С. Белкин, В.П. Божьев, В.М. Быков, Л.Е. Владимиров, И.А. Возгрин, Т.С. Волчецкая, А.В. Дулов, Ю.Г. Корухов, A.M. Кустов, Н.П. Майлис, Т.Н. Мос- калькова, Б.М. Нургалиев, А.А. Протасевич, И.Л. Петрухин,

В.М. Плескачевский, Р.Д. Рахунов, Е.Р. Российская, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, А.Р. Шляхов, Л.Г. Эджубов, А.А. Эйсман, Н.П. Яблоков и др.

л

ф

Эмпирическую базу исследования составили результаты социологических опросов, интервьюирования, изучения аналитических документов, обобщения практики данных деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию многоэпизодных групповых преступлений за последние 5 лет. С целью разрешения поставленных задач в процессе исследования изучены материалы 126 уголовных дел, расследовавшихся и рассмотренных в судах Белгородской, Орловской, Курской, Московской областей. Кроме того, с целью выявления проблемных ситуаций, с которыми приходится сталкиваться в ходе расследования многоэпизодных групповых уголовных дел и разработки путей выхода из них были опрошены по специальной программе 137 следственных работников. Использовались также результаты экспертных оценок специалистов и ученых.

Основными положениями, выносимыми на защиту, являются:

Al

ш

$

ю

  1. Авт орско е опред елени е крими налис тичес ких понят ий «мног оэпи- зодно сти» и «сери йност и». Основ ным компо ненто м много эпизо дност и пре- ступл ений являет ся налич ие в дейст виях лица (лиц) двух или более состав ов прест уплен ий. Соста вным элеме нтом много эпизо дност и являет ся едино е об- ществ енно опасн ое деяни е. Мног оэпиз одное прест упное повед ение - это та- кое повед ение лица (лиц), когда оно совер шило в разно е время два или более разно родны х или однор одных прест уплен ий, за котор ые ранее к уголо вной ответс твенн ости не привл екало сь. Под серий ность ю прест уплен ий следу ет поним ать совер шение в разно е время лицом (лица ми) двух и более тожде ст- венны х и лишь в исклю чител ьных случа ях однор одных прест уплен ий, спе- циаль но преду смотр енных в статья х особе нной части УК РФ, за котор ые ранее к уголо вной ответс твенн ости данно е лицо не привл екало сь.
  2. Авт орско е опред елени е понят ия прест упной групп ы, под котор ой поним ается антио бщест венно е объед инени е людей , созда нное на основ е их прест упног о повед ения, предс тавля ющее собой относ итель но малу ю нефор мальн ую групп у, опред еленн ым образ ом достат очно орган изова нную и все- гда высту пающ ую как едины й субъе кт прест упной деяте льнос ти.
  3. Пра ктиче ские реком ендац ии по очере дност и прове дения следс твен- ных дейст вий на перво начал ьном этапе рассл едова ния много эпизо дных групп овых прест уплен ий.
  4. Ме ры по разре шени ю следс твенн ых ситуа ций, возни кающ их на пер- вонач ально м этапе. Их харак терны м призн аком являет ся налич ие систе мы взаим освяза нных дейст вий, орган изуем ых для решен ия задач и по раскр ытию и рассл едова нию прест уплен ий данно го вида. В их число могут входи ть как следс твенн ые и орган изаци онно- подго товите льные дейст вия, так и опера тивно- розыс кные мероп рияти я.
  5. Обоснование необходимости создания следственно-оперативных групп или брига д для раскр ытия и рассл едова ния много эпизо дных групп о вых прест уплен ий. Такие СОГ могут быть созда ны из числа местн ых право -

11

охранительных органов с привлечением при необходимости следственных и оперативных работников из других регионов, в которых совершались много- эпизодные групповые преступления. Эффективность раскрытия и расследо- /?) вания преступлений во многом зависит от правильной организации и

взаимодействия в следственной группе следователей с оперативным составом.

ш

#

*

  1. Рекомендации по тактике проведения некоторых следственных действий, таких как осмотр места происшествия, обыск, опознание, с указанием специфики проведения этих мероприятий по исследуемой категории преступлений.
  2. С учетом существующих особенностей раскрытия и расследования многоэпизодных групповых преступлений на первоначальном и последующих этапах, сформулированы практические рекомендации следователям по использованию положений криминалистической методики в целях наиболее качественного раскрытия и расследования данных преступлений.
  3. Рассмотрение некоторых процессуальных проблем, в частности, вопроса о соединении уголовных дел о преступлениях совершенных группой лиц в одно производство, позволило сформулировать соответствующие рекомендации по этому вопросу. Представляется, что соединение уголовных дел не обязанность, а право следователя. Однако в большинстве случаев, предусмотренных законодательством, для установления объективной истины такое соединение оправдывает себя вне зависимости от наличия множества отдаленных друг от друга мест совершения преступлений и местонахождения фигурантов уголовных дел.
  4. т

  5. Обоснована необходимость внесения дополнений в уголовно- процессуальное законодательство в целях урегулирования ст.ст. 144, 146 и ст. 195, а также внесение соответствующих дополнений в ст. 199 УПК РФ.

Научная новизна работы заключается в том, что в результате комплексного изучения проблемы расследования многоэпизодных групповых

12 преступлений, проведенного на основе анализа теоретических источников, а также практики следственной деятельности по выявлению, раскрытию и рас- следованию указанной категории преступлений, определены современные направления: развития института следствия, его правовой базы; научных ор- ганизационно-структурных и функциональных основ взаимодействия следо- вателей с оперативными работниками; практической деятельности следователей при планировании и проведении следственных действий, осуществлении оперативно-тактических комбинаций и т.д.

Данная работа обеспечивает новые подходы к разработке частной кри- миналистической методики расследования многоэпизодных групповых пре- ступлений, упорядочивает подходы по решению проблем организационного, методического и тактического характера в условиях реформирования правовой системы России, отражающие современные процессы в следственной деятельности.

Основные положения, содержащиеся в диссертации, которые отвечают критерию научной новизны, могут быть сведены к следующему:

  • осуществлен комплексный подход к решению важной проблемы со- вершенствования методики расследования многоэпизодных групповых пре- ступлений, организации расследования, в условиях существенного роста преступности;
  • предложены теоретические разработки и практические рекомендации по раскрытию сущности и определению возможности производства отдельных следственных действий при расследовании многоэпизодных групповых преступленийц с учетом особенностей первоначального и последующего этапов расследования; принципы организации следственно-оперативных групп, форм взаимодействия сотрудников правоохранительных органов при проведении следственных действий и осуществлении оперативно-розыскных мероприятий;
  • приведены в соответствие с новым уголовно-процессуальным законо-

13 дательством некоторые положения криминалистической тактики; внесены предложения по усовершенствованию ряда норм УПК РФ.

Теоретическая значимость проведенного исследования, выводов и ^ предложений определяется: постановкой и решением ряда вопросов, состав-

ляющих проблемы тактики проведения отдельных следственных действий и содержание методики расследования многоэпизодных групповых преступле ний; возможностью использования полученных результатов в дальнейших научных исследованиях по разработке и совершенствованию средств, мето дов и методик выявления, раскрытия, расследования и предупреждения мно- ф) гоэпизодных групповых преступлений; разработкой предложений по

совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Основные положения, выводы, решения, предложения, содержащиеся в диссертации, представляют интерес как с точки зрения стимулирования дальнейших теоретических изысканий в криминалистике, уголовном процес се, организации расследования преступлений, оперативно-розыскной дея- ™^ тельности, так, и в целях развития таких разделов криминалистики, как

криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений и криминалистическая тактика.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что выводы и рекомендации автора базируются на обширном практическом материале, отражающем деятельность следственных органов при решении задач раскрытия и расследования многоэпизодных групповых преступлении.

Основные результаты исследования, имеющие практическое значение, могут быть сведены к следующему:

  1. Сформулированы предложения и рекомендации по использованию методики расследования групповых многоэпизодных преступлений, приме нимые в практической деятельности ОВД. ™ 2. Материалы диссертационного исследования могут быть использова-

ны при чтении курса криминалистики и спецкурсов по проблемам тактики

14 проведения отдельных следственных действий и криминалистической мето дики расследования отдельных видов преступлений, при подготовке учебной и методической литературы, а также в научных исследованиях, связанных с /^ совершенствованием следственной деятельности.

  1. Выводы, изложенные в работе, могут быть использованы в нормо-творческой, правоприменительной, научно-исследовательской деятельности.
  2. Полученные результаты исследования могут быть использованы и в смежных с криминалистикой областях научного знания: криминологии, уголовном праве, поскольку некоторые сформулированные положения носят
  3. {$}) междисциплинарный характер и применимы в пограничных сферах исследования.

  4. Рекомендации, изложенные в диссертации, имеют практическое зна чение и направлены на совершенствование тактики проведения отдельных следственных действий и методики расследования многоэпизодных группо вых преступлений.

(Р; Достоверность и обоснованность теоретических и научно-

практических положений, выводов и предложений диссертации обеспечены методологией исследования. Объединение различных методов позволило в определенной степени изучить проблемы, связанные с расследованием многоэпизодных групповых преступлений, находящиеся на стыке уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, произвести их анализ, обосно-

^ вать сделанные выводы и предложения. Достоверность результатов диссер-

тационного исследования определяется также использованным в работе эмпирическим материалом, собранным в процессе работы над диссертацией, который представлен данными проведенного автором по специально разработанным анкетам опроса следственных работников, а также результатами анализа информации о деятельности следователей при расследовании много-

?Ш- эпизодных групповых преступлений. Репрезентативность исследования как

15 важнейшая предпосылка научной обоснованности и достоверности получен- ных результатов обеспечивалась также статистическими данными.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы изложены автором в 4 опубликованных научных статьях. Апробация осуществлялась в форме научных докладов и сообщений автора на Криминалистических чтениях Академии управления МВД России, заседаниях кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России (2000-2003 гг.). Результаты исследования внедрены в учебный процесс Белгородского и Тюменского юридических институтов МВД РФ для преподавания курса криминалистики, в практическую деятельность УВД Калининского АТО г. Тюмени.

Структура и объем диссертации обусловлены целью, задачами и логикой проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих девять параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложения.

16

Глава 1. Теоретические, правовые и организационные основы расследования многоэпизодных групповых преступлений

Прежде чем непосредственно приступить к рассмотрению темы дис-*%? сертационного исследования, представляется необходимым указать, что, по нашему мнению, в структуру частной криминалистической методики расследования многоэпизодных групповых преступлений могут входить: криминалистическая характеристика преступлений и входящий в нее структурный элемент - характеристика преступных групп; описание типичных следственных ситуаций и особенности планирования действий следователя на началь-ном и последующем этапах расследования; изложение тактики первоначальных следственных действий и сопутствующих оперативно-розыскных мероприятий; особенности тактики последующих следственных действий.

§ 1. Понятие и сущность многоэпизодности

Любое преступление представляет собой противоправный общественно опасный акт, посягающий на охраняемые уголовным законом интересы. Од нако его опасность значительно повышается в тех случаях, когда лицом со вершается несколько преступлений. Более того, совершение лицом ^. нескольких преступлений, особенно умышленных, свидетельствует об анти-

социальной направленности личности виновного, его нежелании соблюдать установленные в обществе законы, что, в конечном счете, является основным условием роста профессиональной преступности.

Особенности генезиса науки криминалистики, сравнительная «молодость» ее структуры и то, что она самым тесным образом связана с уголовным правом и уголовным процессом, сказывается на том, что это наложило определенный отпечаток на ее понятийный аппарат, теоретические концепции, проблемы и пути их решения. Криминалистика органично впитала мно-

17 гие знания уголовно-правовой и уголовно-процессуальной природы. В то же

время следует отметить, что механическое перенесение в область кримина- листики положений указанных наук для решения специфических криминали- стических задач нередко играет роль сдерживающего фактора в развитии активных творческих начал криминалистической мысли.

Длительное время криминалисты в своих разработках опирались в основном лишь на уголовно-правовую классификацию преступных проявлений, зафиксированных в уголовных кодексах. Безусловно, такая классификация является обоснованной, необходимой и пригодной для решения ряда криминалистических задач. Однако в уголовно-правовых понятиях не учитываются и не находят отражения лежащие вне ее компетенции важные в криминалистическом отношении закономерности. Так, расследование грабежей и разбойных нападений, особенно на первоначальном этапе, осуществляется на базе применения практически одних и тех же приемов, хотя статьи, предусматривающие эти деяния, в УК РФ разные и отличаются по составу преступления. Конечно, нельзя полностью отказаться от использования уголовно-правовых и уголовно-процессуальных понятий при разработке криминалистического понятийного аппарата, являющегося, в свою очередь, основой разработки методики расследования. В уголовном праве, например, совершение нескольких преступлений одним лицом характеризуется понятием «множественность преступлений». Криминалисты же, в целях разработки методики расследования таких преступлений используют такие термины, как «многоэпизодность», «серийность». Учитывая уголовно-правовые признаки множественности преступлений, попытаемся определиться с такими крими- налистическими понятиями как «многоэпизодность» и «серийность» престу- плений.

В российском уголовном законодательстве, как и в уголовном законодательстве советского периода, не содержалось и не содержится понятия множественности преступлений. Оно рассматривается в уголовно-правовой

18

теории и используется в правоприменительной деятельности. Однако в науке

уголовного права не существует единообразного подхода к формулировке понятия множественности преступлений, в связи с чем некоторые юристы, /f^ предприняли ряд попыток раскрыть содержание этого определения. Так,

»

А. М. Яковлев полагает, что «понятие множественности преступных деяний находит свое конкретное воплощение в понятиях повторности, рецидива и совокупности преступлений» . Данное суждение по своей сути не является определением в полном смысле этого слова, поскольку отражает не основные черты рассматриваемого нами понятия, а лишь отдельные формы его проявления.

Ш

Н. Алиев характеризует множественность преступлений как правовое понятие, означающее совершение одним лицом двух, трех и более преступлений вне зависимости от того, привлекалось ли оно к уголовной ответствен-ности или нет . И это определение, на наш взгляд, не отражает всех признаков множественности, сводясь лишь к констатации факта совершения нескольких противоправных деяний.

&

По мнению Т. Э. Караева: «Множественность преступлений охватывает такие сочетания двух и более преступлений в действиях одного и того же лица, которые, обладая существенными особенностями, нашедшими отражение в уголовном законодательстве, послужили основанием для классификации их в науке уголовного права»3. С данным определением трудно согласиться, поскольку подобная трактовка не только сложна для понимания рассматриваемого нами понятия в целом, но и не содержит основных призна-

Яковлев А. М. Совокупность преступлений по советскому уголовному праву.-М., 1960. С. 5.

Алиев Н. Множественность преступлений // Социалистическая законность, 1981. №6. С. 27.

Караев Т. Э. Повторность преступлений. - М., 1983. С. 24.

19 ков множественности преступлений, а также обстоятельств, ее исключающих.

«Множественность преступлений, — пишет В. Н. Кудрявцев, — характеризуется тем, что все совершенное одним лицом может быть расчленено, с юридической точки зрения, на несколько самостоятельных преступных деяний»1. В целом с этим определением можно согласиться, однако нам представляется трактовка в данном определении такого признака множественности, как возможность расчленения совершенного деяния на несколько самостоятельных деяний является не совсем удачной. Данный признак является частным и, помимо этого, присущ ряду единых преступлений (например, незаконное обращение с радиоактивными материалами, повлекшее по неосторожности смерть человека, которое может рассматриваться как два независимых преступления: незаконное обращение с радиоактивными материалами и причинение смерти по неосторожности).

Р. Р. Галиакбаров определяет множественность как «стечение нескольких уголовно-правовых явлений, в результате, которого возникают типизированные уголовно-правовые последствия» и выделяет две ее формы: множественность преступных деяний и множественность участников одного преступления. При этом под множественностью преступных деяний понимается стечение нескольких правонарушений, предусмотренных уголовным законом, в поведении одного и того же лица. Причем каждый из актов общественного поведения должен представлять собой самостоятельный состав преступления и сохранять свою юридическую значимость2.

Придерживающийся практически такой же позиции А. Ф. Зелинский,

Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 1972. С. 284.

Галиакбаров Р. Р. Нетрадиционные аспекты множественности в уголовном праве // Уголовно-правовые средства борьбы с преступностью. — Омск, 1983. С. 21.

20 отмечает, что «под множественностью преступлений следует понимать сте- чение нескольких правонарушений, предусмотренных уголовным законом, в поведении одного и того же лица». Представляется не совсем удачным указание на «стечение нескольких правонарушений», так как этот термин «подчеркивает скорее момент одновременности ответственности лица за несколько преступлений, которая, однако, имеет место не при всех случаях множественности преступных деяний…” . Им не охватываются случаи со- вершения нового преступления лицом, отбывающим наказание за ранее со- вершенное преступление, либо отбывшим его, но имеющим неснятую и непогашенную судимость.

Интересную, на наш взгляд, формулировку понятия множественности преступлений приводят А. В. Наумов и Б. А. Куринов. А. В. Наумов полагает, что множественность преступлений проявляется в совершении одним и тем же лицом двух или более преступлений, каждое из которых влечет за со-бой уголовно- правовые последствия . По мнению Б. А. Куринова, множественностью преступлений охватываются все случаи совершения лицом нескольких преступлений при условии, если за эти преступные деяния не была погашена судимость и не истекли сроки уголовного преследования3.

Наиболее полная и точная, на наш взгляд, формулировка была дана В. П. Малковым, который под множественностью преступлений понимает совершение лицом одновременно или последовательно несколько преступлений до привлечения к уголовной ответственности, либо совершение преступления вновь, после осуждения за предыдущее, если при этом хотя бы по двум из учиненных преступных деяний не погашены (не сняты, не истекли) уго-

Зелинский А.Ф. Понятие “преступная деятельность” // Советское государство и право, 1978, № 10. С. 100.

Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. -М., 1996. С. 319.

Куринов Б. А. Научные основы квалификации преступлений. - М., 1984. С. 161.

21 ловно-правовые последствия, а также не имеется процессуальных препятствий к возбуждению уголовного дела .

Опираясь на приведенное определение, можно выделить ряд призна- ^ ков, характеризующих множественность:

— совершение одним и тем же лицом в любой последовательности двух или более преступных деяний; — — наличие в каждом из совершенных деяний признаков самостоятельного состава преступления; — — наличие уголовно-правовых последствий хотя бы по двум из совер- ф$> шенных преступлений, а также отсутствие процессуальных препятствий к

возбуждению (расследованию) уголовного дела.

Основным компонентом множественности является, на наш взгляд, на личие в действиях лица двух или более составов преступлений. Таким обра зом, составным элементом множественности является единое общественно опасное деяние. IW; Кроме того, необходимо иметь в виду, что множественностью преступ-

лений признается и совершение лицом нескольких (двух или более) преступных деяний, из которых одни квалифицируются как оконченное преступление, а другие — как приготовление, покушение или соучастие в преступлении. Данное решение вытекает из смысла ст. ст. 30 и 33 Уголовного кодекса РФ, признающих преступлением не только непосредственное совершение общественно опасного деяния либо участие в его со- вершении совместно с другими лицами (соисполнителями), но и приготовление или покушение на преступление, а также действия организаторов, подстрекателей и пособников. Необходимо отметить, что аналогичные рекомендации были даны и в постановлении № 3 Пленума Верховного Суда

  • —;

Малков В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. - Казань, 1982. С. 12.

22 СССР от 31 июля 1981 г. «О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам» , а также в постановлениях Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Феде-

ф рации) по различным категориям уголовных дел .

Изложенное позволяет сделать вывод, что множественность преступлений является уголовно-правовым понятием высокой степени обобщения, сущность которого состоит в том, чтобы отразить случаи совершения одним лицом двух или более уголовно- наказуемых деяний.

По своим юридическим признакам все преступления носят весьма раз-

Ш нообразный характер. Некоторые из них совершаются посредством одного

действия, повлекшего одно общественно опасное последствие, и не представляют трудности для квалификации (например, разновременное совершение двух «простых», неквалифицированных грабежей). Другие же могут иметь весьма сложную структуру, в основе которой может лежать как одно действие, повлекшее несколько преступных результатов, так и несколько

*’ действии, повлекших одно последствие и так далее. Поэтому правильная

юридическая оценка подобного рода ситуаций требует точного понимания юридических признаков единых преступлений в связи с чем, нам представляется, необходимым более подробно остановится на их характеристике.

Как мы уже указывали ранее, структурным элементом множественности является единое преступление. Преступление представляет собой прежде всего акт человеческой деятельности, направленный на достижение преступ-

См.: Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1996. С. 195.

См.: Постановление № 4 Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1996. С. 515; Постановление № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Российская газета, 1999. 9 февраля. С. 4 и др.

23 ной цели, основу которого составляют действия (например, выстрел из пистолета) или бездействия (например, невыполнение возложенных на лицо обязанностей), либо их система. Чаще всего для реализации своего умысла

fjL- преступнику необходимо совершить ряд действий, каждое из которых, если

их рассматривать изолированно, представляет собой самостоятельное общественно опасное деяние. Однако в силу того, что все эти преступные действия объединены единой системой и направлены на достижение одной общей цели, они рассматриваются в рамках единого состава преступления, их объединяющего. Поэтому в теории уголовного права было выработано правило,

щ согласно которому, если одно преступление представляет собой определен-

ный этап в совершении другого, более общественно опасного деяния, то оно поглощается этим составом и самостоятельной квалификации не требует.

Случаи, когда одно из деяний является способом или средством совер шения другого, однако этот способ или средство не предусмотрены в законе как признаки второго преступления (например, приобретение оружия для со- flP’ вершения разбойного нападения), содеянное подлежит самостоятельной ква-

лификации.

Как правило, большинство единых преступлений отличаются весьма сложной структурой, вызывают определенные трудности в отграничении их от множественности преступлений и, как следствие, приводят к неправильной квалификации совершенных деяний. Тем не менее, подобные определе-ния не отражают всей сущности рассматриваемых деянии, поскольку единое преступление может иметь место как в случае, когда в результате одного общественно опасного деяния может быть причинено несколько преступных результатов (например, причинение тяжкого вреда здоровью при грабеже), так и тогда, когда в результате нескольких противоправных деяний вызывается один преступный результат (например, проникновение в жилище в про-

W цессе совершения разбойного нападения).

24 По мнению А. М. Яковлева, на практике возможно несколько сочетаний действий и последствий, в своей совокупности образующих единое пре- ступление:

  1. Единичное действие вызывает единичное последствие.
  2. Единичное действие вызывает несколько однородных последствий.
  3. Несколько однородных действий вызывают единичное последствие.
  4. Несколько однородных действий вызывают несколько однородных последствий.
  5. Единичное действие вызывает несколько разнородных последствий.
  6. Несколько разнородных действий вызывают несколько разнородных последствий.
  7. «Следовательно, — пишет А. М. Яковлев, — для констатации наличия единого преступления необходимо, чтобы единству (однородности) действия и единству (однородности) последствия соответствовала единая форма вины» ‘.

Между тем, анализ данного А. М. Яковлевым определения позволяет сделать вывод о том, что оно не соответствует им же приведенным критериям единства преступлений.

Нам представляется, что под единым преступлением следует понимать одно или несколько общественно опасных действий (бездействия), которые охватываются признаками одного состава преступления.

В настоящее время в уголовном праве России выделяют два вида единого преступления: единое преступление с простым составом и единое преступление со сложным составом.

Единое преступление с простым составом представляет собой такое деяние, в котором одним действием с одной формой вины причиняется вред одному объекту. Примером единого преступления с простым составом может

Яковлев A.M. Совокупность по уголовному праву. -М., 1960. С. 19-22.

25 служить неквалифицированный грабеж. Составные преступления представляют собой единое общественно опасное деяние, слагающееся из ряда действий, каждое из которых охватывается самостоятельным составом преступления, но, в силу их общей направленности, рассматриваются законодателем как одно сложное преступление.

Таким образом, при совершении нескольких деяний, совокупность которых охватывается одним составом, содеянное по общему правилу, надлежит квалифицировать по статье Особенной части УК России, предусматривающей более сложный состав.

#

Исходя из внутреннего содержания составных преступлений, в их структуре условно можно выделить два посягательства: основное, совпадающее по своей направленности с видовым объектом преступления, и дополнительное, позволяющее отнести то или иное деяние к конкретному составу преступления. Так, основным посягательством в преступлении, предусмотренном ст. 162 УК России (разбой), является нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, а дополнительным могут быть — незаконное проникновение в жилище (п. «в» ч. 2 ст. 162 УК России), с применением оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162 УК России), с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 3 ст. 162 УК России) и так далее.

Понятие множественности преступлений охватывает все случаи со вершения одним лицом двух или более преступных деяний, но, тем не менее, не может дать юридическую оценку каждому случаю совершения нескольких преступлений, что и предопределяет выделение в структуре множественно сти ряда форм, каждая из которых обладает присущими только ей юридиче скими и социальными признаками. Щ: Относительно форм проявления множественности преступлений в тео-

рии уголовного права существуют различные позиции. Некоторые авторы в

26 качестве основных форм множественности преступлений выделяют идеаль- ную совокупность и повторность(повторение).

Российский Уголовный кодекс 1996 года впервые предложил законодательную классификацию форм множественности: неоднократность преступлений (ст. 16 УК России), совокупность преступлений (ст. ПУК России), рецидив преступлений (ст. 18 УК России).

Неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК России. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями, может признаваться неоднократным только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК России (ч. 1 ст. 16 УК России).

Некоторые авторы в структуре неоднократности преступлений выделяют также и несколько ее разновидностей. Так, Ю. И. Бытко различает:

  1. Неоднократность, специально предусмотренную в 52 статьях Особенной части УК России в качестве квалифицирующего признака.
  2. Неоднократность, не предусмотренную в статьях Особенной части УК в качестве квалифицирующего признака каких-либо составов преступлений.
  3. Неоднократность однородных преступлений, предусмотренную в 4-х статьях Особенной части УК в качестве квалифицирующих составов преступлений (п. «в» ч. 3 ст. 111, п. «ж» ч. 2 ст. 112, п. «а» ч. 2 ст. 131, п. «а» ч. 2. ст. 132 УК России).
  4. Неоднократность в виде повторения неосторожных преступлений при наличии судимости за умышленное преступление и наоборот.

Мешков В. П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. - Казань, 1982. С. 44-45; Панько К. А. Вопросы общей теории рецидива в советском уголовном праве. - Воронеж, 1988. С. 22.

27

  1. Случаи повторения преступлений, когда первое и второе или только первое совершены лицом в несовершеннолетнем возрасте и за это первое судимость не снята и не погашена .

Под совокупностью преступлений законодатель понимает совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК России, ни за одно из которых лицо не было осуждено (ч. 1 ст. 17 УК России), а также одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК России (ч. 2 ст. 17 УК России), различая, таким образом, два вида совокупности преступлений: реальную и идеальную.

Что касается рецидива, то в соответствии со ст. 18 УК России рецидив преступлений подразделяется на три вида: «простой», опасный и особо опасный.

Под «простым» рецидивом преступлений понимается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление (ч. 1 ст. 18 УК России).

Рецидив преступлений признается опасным (ч. 2 ст. 18 УК России):

— при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено к лишению свободы. — — при совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое преступление. — Рецидив преступлений признается особо опасным (ч. 3 ст. 18 УК России):

— при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее это лицо три или более раза было

Бытко Ю. И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве: история и современность. Автореф. дис… докт. юрид. наук. - Н. Новгород, 1998. С. 36-37.

28 осуждено к лишению свободы за умышленное тяжкое преступление или умышленное преступление средней тяжести;

— при совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если fo ранее оно два раза было осуждено за умышленное тяжкое преступление или

было осуждено за особо тяжкое преступление;

— при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое или особо тяжкое преступление.

Проблеме рецидива преступлений в юридической литературе посвящено большое количество различных по содержанию и направленности работ.

ф В них говорится о легальном, формальном, реальном, фактическом, реабили-

тированном, специальном, общем, простом, сложном и иных разновидностях рецидива, выделяемых для решения уголовно-правовых, криминологических, пенитенциарных задач. Вокруг данного понятия ведутся дискуссии, которые пока еще не привели к выработке единых, общепринятых точек зрения по поводу содержания и значения многих из обсуждаемых понятий и проблем1.

W1 Однако, общее, что объединяет позиции многих авторов, состоит в том, что

рецидив чаще всего связывается с повторным или неоднократным совершением новых преступлений ранее судимым лицом. В то же время некоторые авторы высказываются в пользу выделения в структуре рецидива такой его разновидности, которая не связывается с прошлой судимостью. Так, по мнению А. П. Сафонова, в качестве самостоятельной группы фактического реци-дива следует рассматривать преступления лиц, которые хотя и не были судимы, но передавались в связи с совершенным преступлением на воспита-

См. например: Майорова Е.И. Неоднократность преступлений по уголовному праву. Дисс… канд. юрид. наук. - М., 1999; Малахов В.П., Тимершин Х.А. Множественность преступлений. - Уфа, 1995; Пашаев Г.Ш. Проблемы рецидива в уголовном праве. Дисс.канд. юрид. наук. - М., 1999; Петухов Р.Б. Множественность преступлений по уголовному кодексу РФ. Дисс… канд. юрид. наук. - М., 1999 и др.

29 ние общественности. Эта точка зрения мотивируется тем, что такие преступления остались вне сферы уголовно-правового воздействия .

Сторонник того же взгляда А. Ф. Зелинский предлагает считать реци-

^ дивом совершение нового преступления лицом, ранее осужденным или под-

вергнутым иным законным мерам воздействия за предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние, независимо от наличия судимости у виновного .

Рассмотренные понятия представляют интерес в определенном смысле и для криминалистики. Но, с нашей точки зрения, они не могут быть поло-

“Pv жены в основу решения проблемы выявления и раскрытия других преступле-

ний, совершенных обвиняемыми по делам о многоэпизодной преступной деятельности. Здесь, в аспекте криминалистики, из методических соображений представляется значимой иная точка зрения на рецидивную преступность и собственный подход к трактовке понятия рецидива и неоднократности.

Ш’ В теоретическом обосновании путей решения проблемы выявления и

раскрытия других преступлений, совершенных обвиняемыми по указанным делам целесообразно исходить не из факта прежней судимости обвиняемого и не из факта иного социального реагирования на ранее им (ими) совершенные и установленные предварительным расследованием общественно опасные деяния. Основываясь на этом положении, также очевидно, что в круг «других преступлении» не включаются, во- первых, преступления, за совершение которых обвиняемый уже подвергнут ранее наказанию в соответствии с приговором суда (погашена, снята в установленном порядке или не снята и не погашена судимость, при этом не имеет значения); во-вторых, преступле-

Сафонов А.П. Борьба с рецидивом преступлений средствами прокурорского надзора. - М., 1977. С. 10.

Зелинский А. Ф. Рецидив преступлений. (Структура, связи прогнозирование). Автореф. дисс… докт. юрид. наук. - М, 1978. С. 5.

#

ф

30 ния, котор ые были ранее выявл ены и раскр ыты, но дела по их повод у были прекр ащен ы по соотв етству ющим закон ным основ аниям (напр имер, в силу амнис тии). Следо ватель но, к объек ту изуче ния относ ятся тольк о те прест уп- ления, в отнош ении котор ых указа нного право вого реаги рован ия не после до- вало.

То же самое можн о сказат ь и о уголо вно- право вом понят ии неодн о кратн ости. Неодн ократ ность предп олага ет налич ие двух призн аков - колич е ствен ного и качест венно го. Колич ествен ный призн ак означ ает, что неодн ократ ность имеет место двух или более прест уплен ий. Качес твенн ый - совер шение , как правило, тождественных преступлений,

т. е. преду смотр енных одной и той же статье й или часть ю статьи УК. Одна- ко, в отдел ьных случа ях, специ ально преду смотр енных УК, неодн ократ ными призн аются хотя и не тожде ствен ные, но однор одные , т. е. родст венны е по харак теру прест уплен ия (краж а, грабе ж, разбо й, моше нниче ство и др.). Для нас, с крими налис тичес кой точки зрени я, важны тольк о те прест уплен ия, за котор ые лица, совер шивш ие прест уплен ия, не привл екали сь к уголо вной от- ветств еннос ти. Приче м эти прест уплен ия должн ы быть тожде ствен ны или в некот орых случа ях однор одны (напр имер, грабе жи и разбо йные напад ения), так как если прест уплен ия будут разно родны , то специ фика их обнар ужени я и рассл едова ния, как нам предс тавляе тся, будет разли чной и весьм а сложн ой, а, соотв етстве нно может объед инять факти чески все метод ики рассл едова ния прест уплен ий, что в свою очере дь не предс тавляе тся возмо жным в рамка х одног о иссле дован ия.

Таким образ ом, нас интер есуют прест уплен ия, в отнош ении котор ых уголо вные дела ранее не возбу ждали сь, а также выявл енные прест уплен ия, по котор ым уголо вные дела были возбу жден ы, но не были раскр ыты, так как лица, их совер шивш ие, не были устан овлен ы. Все они должн ы рассм атри- ваться в качест ве элеме нтов прест упног о повед ения лиц, обвин яемых в со- верше нии прест уплен ий, в том числе и иссле дуемы х нами.

31 Сказанное позволяет констатировать, что многоэпизодные групповые преступления, совершаемые, в контексте настоящего исследования, являются одной из составных частей системы преступного поведения обвиняемых.

т

Понятие «преступное поведение» введено в употребление и активно разрабатывается в криминологии. Под ним понимается развертывающийся во времени и пространстве процесс, включающий в себя действия, изменяющие внешнюю среду, и предшествовавшие им психологические явления и процессы, которые определяют генезис противоправного поведения1.

Данное понятие используется и криминалистами . Однако для крими- Ф налистики наибольший интерес представляет не всякое поведение, а лишь

сознательное поведение человека, отдающего отчет в своих поступках и спо собного ими управлять (хотя следует помнить, что интерес представляет по ведение и невменяемых лиц, но это поведение изучается совместно с медиками — специалистами в области психиатрии и зачастую оно не подда ется криминалистическому объяснению), которое выражено во вне (в сло- 9’ весной форме, в форме совершения или не совершения каких-либо

действий), оказывающее то или иное воздействие на окружающие события, явления, процессы . Но здесь важно и другое. В понятии преступного поведения фиксируется внимание на изменениях, возникающих в ходе данного поведения, а также содержится указание на генезис противоправного акта. Эти, значимые для криминалистики и следственной практики признаки, не

Механизм преступного поведения. - М., 1981. С. 31.

Клочков В. В., Образцов В.А. Преступление как объект криминалистического познания // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 42. - М., 1985. С. 44-54.

3 Кудрявцев В.Н. Право и поведение. - М, 1978. СП.

32 находят отражения в понятии преступления, как несущественные с точки

зрения уголовного права .

Известно, что человеческое поведение, в том числе такая его разновидность, как преступное поведение, всегда несет отпечаток приобретенного жизненного опыта и обусловлено им. На формирование жизненных планов, выбор целей и средств их достижения, на сам процесс поведения существенное влияние оказывают условия жизни и ближайшее окружение, профессиональные навыки, возраст, физические возможности, развитие, особенности психики, наличие или отсутствие преступных склонностей и навыков, другие обстоятельства. Все это в значительной мере предопределяет стереотипность поведения, как в процессе совершения преступлений, так и в периоды до или после его совершения.

Подавляющее большинство умышленных преступлений совершается лицами, психологически подготовленными к этому своим образом жизни. Специфические отрицательные черты этого типа преступников (агрессивность, цинизм, алчность, жестокость и т. д.) обычно проявляются еще до совершения преступлений. Это может выражаться в отношении к труду, учебе, другим людям, правопорядку, общественной и личной собственности и обнаруживаться в различных по характеру и содержанию акциях, осуждаемых обществом (прогулах, пьянстве, нарушении правил поведения в общественных местах, присвоении чужого имущества и др.). Если же преступление не было своевременно обнаружено, а обнаруженное осталось нераскрытым, оно нередко представляет собой промежуточное звено, одно из серии событий продолжающегося антиобщественного, в том числе противоправного, поведения. Причем на каждом этапе такого поведения проявляются стереотипные элементы, выработанные ранее, реализуются исходные негативные свойства

Понятие “поведение в условиях совершения преступления” введено в употребление А.А Эйсманом. См.: Советская криминалистика. Теоретические проблемы. - М., 1978. С. 12.

33 и качества личности. Влияя на личность и обстоятельства ее жизнедеятельности, преступление, в определенной мере, обусловливает дальнейшее поведение субъекта и тем самым вступает с ним в определенную связь. Все

А- поступки индивида, включая преступные проявления, имеют то общее свой-

ство, что в них находят свое выражение характерные черты его личности. Личность субъекта, совершившего нескольких преступлений, объективизированная в их характере, выступает в качестве основания связи между ними (между личностью и преступлениями, между совершенными преступлениями и др.)1.

Ф’ Для этой категории преступников характерно то, что совершенное ими

преступление, по поводу которого возбуждено уголовное дело, является логическим развитием или продолжением иных, предшествовавших этому преступных проявлений, в структуре которых могут преобладать кражи, грабежи, разбои, угоны транспортных средств, то есть преступления, связанные с завладением чужим имуществом, а также преступления с причинением

Ш> телесных повреждений, а подчас и убийства. Их общая, корыстно-

насильственная ориентация может проявляться, как в части преступлений, совершенных до нападения, по факту совершения которого возбуждено уголовное дело, так и в части преступлений, выявленных в ходе его расследования и совершенных как до, так и после вмененного лицу или группе лиц деяния. Характерно и то, что отмеченная особенность достаточно отчетливо может прослеживаться и при анализе преступлении, за которые привлекались ранее к уголовной ответственности лица, обвиняемые в грабежах и разбоях.

Каждое последующее деяние при этом как бы логически вытекает из предшествующего, а вместе они образуют единую линию преступного поведения, как специфическую разновидность рецидива.

.

Зелинский А. Ф. Рецидив преступлений (структура, связи, прогнозирование). Автореф. дисс… докт. юрид. наук. - М., 1978. С. 12, 19.

34 На наш взгляд система преступного поведения должна складываться из

трех подсистем:

1) поведения (преступные действия) при совершении другого (других) преступления, имевшего место в тот или иной период, предшествовавший совершению расследуемого деяния; 2) 3) поведения (преступные действия) в условиях совершаемого преступления; 4) 5) поведения (преступные действия) при совершении другого (других) преступления, имевшего место после возбуждения уголовного дела по рас- следуемому преступлению. 6) В некоторых случаях эта система является определенным образом сокращенной, за счет выпадения из нее либо первого, либо последнего из указанных звеньев. Это становится возможным, когда, например, до совершения расследуемого преступления каких-либо иных преступлений обвиняемый или подозреваемый не совершал.

Для правильного уяснения сущности преступного поведения в крими- налистической интерпретации и дальнейшего определения понятий «много- эпизодность», и «серийность», рассмотрим соотношение этого понятия с понятием эпизода преступления и понятия преступной деятельности.

Термин «эпизод преступления» повсеместно употребляется в практике расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, в составляемых в этой сфере деятельности документах, в том числе и процессуальных, а также в научно- методической литературе по криминалистике, уголовному и других отраслей права. Однако в качестве общепринятого, с точки зрения содержательной стороны, это понятие еще в полной мере не утвердилось. Чаще всего

0

»

35 оно употр ебляе тся при рассм отрен ии продо лжаем ых , систе матич ески со- верша емых прест уплен ий, в том числе в виде пром ысла.

Суще ствует и более широк ое толко вание данно го терми на. Так, Кри- вошеи й П. К. счита ет, что эпизо д может высту пать как часть прест упной дея- тельн ости и как часть прест уплен ия или как часть того или иного элеме нта состав а прест уплен ия, а продо лжаем ые прест уплен ия - это те прест уплен ия, котор ые склад ывают ся из ряда тожде ствен ных прест упных дейст вий, на- правл енных к общей цели и состав ляющ ие в своей совок упнос ти едино е пре- ступл ение .

Испол ьзова ние, как нам предс тавляе тся, терми на «эпиз од» в отнош ении того или иного элеме нта состав а прест уплен ия в крими налис тике не яв- ляется обосн ованн ым, потом у как трудн о согла ситься с тем, что для обозн ачени я отдел ьных элеме нтов состав а прест уплен ия (объе кта, субъе кта, объек тивно й сторо ны, субъе ктивн ой сторо ны) и тем более их часте й подхо дит назва ние эпизо да. Да и необх одимо сти в этом нет. В общеп ринят ом смысл е эпизо д — это случа й, проис шеств ие, либо звено в цепи явлен ий, со- бытий , проце ссов.

С точки зрени я систе молог ии, кажды й эпизо д предс тавляе т собой це- лостн ое систе мное образ овани е, имею щее свой компо нентн ый состав , струк- туру, истор ию, внешн ие связи. Если же он рассм атрив ается на более высок ом уровн е, то может рассм атрив аться как элеме нт, звено, состав ная часть друго й систе мы, являю щейся по отнош ению к ней родов ым понят ием. Предс тавля- ется, что при крими налис тичес кой тракто вке эпизо да возмо жен подхо д к не- му в широк ом и узком смысл е. В узком смысл е, даже в одном , так назыв аемом одноэ пизод ном прест уплен ии, может быть выдел ено неско лько

С*

См.: Сборн ик поста новле ний Плену ма Верхо вного Суда СССР. 1924- 77.- М., 1978. С. 83.

Криво шеим П.К. Повто рност ь в советс ком уголо вном праве. - Киев, 1990. С. 144- 147.

36 хотя и взаимосвязанных, но относительно самостоятельных частей, как «малых», локальных эпизодов, более широкого целостного эпизода преступления (например, эпизод подготовки к совершению разбоя, эпизод самого акта

^ нападения и т. д.). Причем в ряде случаев каждый такой «малый» эпизод мо-

жет содержать состав самостоятельного преступления. Однако главное, на наш взгляд, значение понятия эпизода следует связывать с действием или бездействием, содержащим состав самостоятельного преступления, независимо от того, совершено одно такое деяние или два, три и даже более. С позиции широкого подхода к эпизоду, его следует понимать как одно из

fo звеньев двухзвенного или многозвенного преступного поведения данного

лица, совершившего однородные или разнородные преступления.

Рассмотрение каждого эпизода в качестве самостоятельного преступления имеет также важное уголовно-правовое значение, поскольку такой подход создает дополнительные предпосылки обеспечения гарантий прав личности, четкого разграничения содеянного, его правильной квалификации

Ш! и принятия, соответственных содеянному мер уголовно-правового и превен-

тивного воздействия. Необходимость применения такого подхода особенно наглядна на примере групповых преступлений, совершенных на корыстной основе. Изучение преступного поведения данного типа дает немало свидетельств в пользу того, что так называемые преступные эпизоды соучастников имеют место как в рамках реализации общих замыслов преступных сообществ, так и вне их. Различны вклады каждого соучастника в достижение той цели, ради которой создана преступная группа, различны их роли в содеянном, не всегда все соучастники принимают участие в отдельных преступлениях, совершенных подчас с привлечением лиц, не входящих в сообщества преступного плана. Не единичны случаи, когда отдельные соучастники совершают преступления по собственной инициативе, не охваченной планами

V преступной группы. Поэтому четкое определение всех эпизодов преступле-

ний, совершенных данной группой на основе преступного взаимодействия,

37 выделение преступлений ситуационного характера, которые должны вменяться в вину лишь некоторым, а не всем обвиняемым по уголовному делу (участникам преступной группы) — важная задача расследования таких пре-

,± ступлений. В качестве одной из предпосылок ее успешного решения и вы-

ступает подход к эпизоду как к отдельному преступлению в преступной деятельности, в противном случае грань между преступным и не преступным эпизодами может, на наш взгляд, оказаться нечеткой и поэтому не различимой.

С учетом изложенного можно сказать, что многоэпизодное преступное

ДО поведение - это такое поведение лица, когда оно, совершило в разное время

два или более разнородных или однородных преступлений, за которые ранее к уголовной ответственности не привлекалось (например, разбой — кража — убийство — грабеж). Именно поэтому нам представляется неубедительной точка зрения П. К. Кривошеина, который считает, что для многоэпизодности характерно совершение лишь трех однородных преступлений1. В этой связи,

™ при решении затронутого вопроса важен не характер преступлении, а учет

того, что они совершены одним лицом или созданной для этого преступной группой. Кроме того, даже два преступления — это тоже уже множество и при этом поведение будет так же многоэпизодным.

Понятие преступного поведения и эпизода преступления тесно связаны с понятием преступной деятельности. В последнее время понятие деятельно-сти все шире привлекает внимание криминалистов. С использованием основных положений теории человеческой деятельности анализируются проблемы предмета криминалистики, формирования и реализации криминалистических знаний в учебном процессе, комплексного судебно- экспертного исследования свойств человека, криминалистического аспекта преступлений, их рас-

Ф

Кривошеим П.К. Повторность в советском уголовном праве. - Киев, 1990. С. 112.

38 крытия и расследования, и классификаций преступлений1. В контексте этих разработок преступление рассматривается как специфический вид сознательной целенаправленной человеческой деятельности.

Такой специфический подход имеет право на существование и показал свою жизненность. Его правовой основой является позиция законодателя, выраженная в ряде диспозиций составов преступлений. Однако для целей настоящего исследования наиболее значим иной подход к уголовно-правовой и криминалистической трактовке понятия преступной деятельности. Он исходит из понимания преступной деятельности, как системы (двух и более) повторяющихся аналогичных посягательств (грабеж — грабеж или грабеж — разбой), каждое из которых содержит самостоятельный состав преступления, объединяемых единством мотивации, общей целью и тесной внутренней связью2.

Этот подход позволяет рассматривать преступную деятельность лиц, обвиняемых в совершении групповых многоэпизодных преступлениях, в качестве особой разновидности преступного поведения указанной социальной группы. Основание для такого вывода дают данные криминалистической характеристики исследуемого преступного поведения и его типология. Дело в том, что преступная деятельность здесь, это такое поведение, которое не является характерным для всех обвиняемых, деяния, части которых не подпадают под признаки общности целей, единства мотивации и тесной внутренней связи в плане соотношения совершенных ими преступлений3.

Грабовский В.Д. и др. Идентификация и дифференциация в структуре деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений. - Горький, 1980; Образцов В. А. Криминалистическая характеристика раскрытия преступлений // Борьба с преступностью на современном этапе. - Барнаул, 1982.

Зелинский А.Ф. Понятие “преступная деятельность” // Советское государство и право, 1978. № 10. С. 100.

Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно-насильственных нападений. - Иркутск, 1998. С. 24.

39 Что же касается многоэпизодной преступной деятельности, то это такая разновидность преступного поведения, которая характеризуется сходством объекта, мотива, цели совершенных преступлений (например, грабеж — кража — разбой). В более узком смысле последним понятием многоэпизодной преступной деятельности обозначается такая преступная деятельность, которая совершается не только в указанном направлении и на указанной основе, но и сходным способом (например, серия разбойных нападений или серия грабежей).

Результаты исследований Р. С. Белкина, В. М. Быкова, А. Н. Васильева, Б. М. Нургалиева, В. А. Образцова, Н. П. Яблокова и других авторов показывают, что объектами изучения в криминалистической методике расследования являются определенные группы, отдельные виды и разновидности преступлений, выделяемые как при уголовно-правовой, так и при криминалистической классификации преступлений по основаниям, существенным с точки зрения организации процесса научных исследований и потребностей следственной практики.

Понятием «группа криминалистически сходных видов преступлений» охватываются различные по объему и содержанию подмножества преступлений, выделяемые на основе криминалистической классификации преступлений. Одна из основных задач изучения данных объектов — разработка общих положений (основ) выявления, раскрытия, расследования различных по уголовно-правовой классификации и квалификации преступлений, входящих в соответствующую группу. Создаваемые на этой основе так называемые общие методики следственной деятельности по уголовным делам относятся к категории предпосылочного знания, имеющего большое методологическое и эвристическое значение и выступающего в качестве источника информации общего характера, используемой при решении конкретных практических задач. Это положение базируется на философской концепции диалектической связи класса (группы) и видов объектов, входящих в данный класс в качестве

40 его элементов. Включая в себя несколько различных видов, всякий класс ха рактеризуется как некоторым общим содержанием, присущим всем видам, так и специфическими особенностями каждого вида. Эти противоположные ^ характеристики представлены в каждом отдельном виде, что и дает возмож-

ность при его изучении обнаружить в нем не только специфическое содержание, но и такое, которое является общей характеристикой, как этого, так и других видов, т. е. характеристикой всего класса.

Серийные преступления, например, сопряженные с насилием, при всем различии их уголовно-правовой квалификации образуют криминалистически Ф>. сходную по ряду признаков группу преступлений. Это сходство определяется

тем, что они носят многоэпизодный характер, их жертвами во многих случаях являются физические лица. Важно и то, что они совершаются сходными способами, включающими в себя элемент насилия, которыми потерпевшие подвергаются со стороны правонарушителей.

Под понятием серийность мы понимаем совершение в разное время ‘W лицом (лицами) двух и более тождественных и лишь в исключительных слу-

чаях однородных преступлений, специально предусмотренных в статьях особенной части УК РФ, за которые ранее данное лицо к уголовной ответственности не привлекалось.

Учитывая уголовно-правовые понятия неоднократности и совокупности преступлений, можно предположить, что «серийность» может выступать в нескольких формах:

а) в форме неоднократных преступлений:

— с тождественными составами (например, грабежи или разбойные нападения); — — с однородными составами (например, кражи, мошенничества, грабежи, разбои); — W б) в форме совокупных преступлений:

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДА.-~ .G’iiiAjJj

БИБЛИОТЕК . 41

— с чередующимися (смешанными) составами (присутствуют тождественные, однородные и разнородные (разные) составы преступлений, например: угон, подделка документов, разбой, убийство и др.).

л^\ При этом мы не претендуем на то, что это полный перечень форм «се-

рийности» и предполагаем, возможность существования еще и других. Следует оговориться, что нам в определении термина «серийность» более импонирует суждение о том, что это понятие определяется как совершение в разное время лицом (группой лиц) двух и более тождественных преступлений, предусмотренных одной статьей УК и лишь в ограниченной части одно-

щ родных преступлений, предусмотренных разными статьями УК, таких как,

например, грабежи и разбойные нападения, поскольку, нам представляется, что они практически идентичны в расследовании за исключением некоторых особенностей в вопросах доказывания, например признака нападения.

Важной особенностью данных преступлений является еще и то, что все они сопряжены с насилием, которое имеет две формы: 1) форму физического

я* насилия, выражающегося в действиях, направленных на причинение жертве

страданий, боли, унижений, принудительное ограничение либо лишение возможности ее активного поведения, облегчающее достижение преступной цели; 2) форму психического насилия, выражающегося в запугиваниях, шантаже, угрозах применения физического воздействия в отношении жертвы преступления, близких ей людей, материальных и иных ценностей, а также в совершении действии, делающих эти угрозы реальными, как и в совершении действий, оскорбляющих жертву, унижающих ее честь и человеческое дос- тоинство.

Сходство указанных обстоятельств, а также образуемой при подготовке, совершении, сокрытии рассматриваемых преступлений следовой обстановки на месте преступления
обусловливают сходство задач, средств,

W приемов, методов, раскрытия самых различных видов серийных преступле-

ний, сопряженных с насилием.

42 В отличие от множественности преступлений в уголовном праве, в ас пекте криминалистики, нас более всего интересуют именно многоэпизодные преступления, т. е. два и более однородных (тождественных) и разнородных /fc преступлений, совершенных в разное время лицом или группой лиц, за со-

«•?

вершение которых, эти лица ранее не привлекались к уголовной ответственности. Если же учитывать ранние судимости или же привлечения к уголовной ответственности и последующее прекращение уголовного преследования по не реабилитирующим основаниям, то данное обстоятельство будет оказывать влияние на квалификацию преступных действий и, стало быть, на вид и размер наказания, т. е. уголовно-правовые последствия совершенных преступлений, а не на методику раскрытия и расследования криминалистически схожих групп преступлений.

?

Ш

Говоря о «серийности», мы полагаем, что она соотносится с «много-эпизодностью» как одна из ее разновидностей, так как под «серийностью» мы понимаем совершение лицом (группой лиц) в разное время двух и более тождественных преступлений, предусмотренных одной статьей УК и в ограниченной части - однородных преступлений, предусмотренных разными статьями УК, за которые оно ранее к уголовной ответственности не привлекалось. Здесь мы также можем заключить, что хотя «серийные» преступления и выступают разновидностью многоэпизодной преступной деятельности, но тактика проведения отдельных следственных действий и методика расследования этих преступлений может значительно различаться. Это связано с тем, что расследование разнородных преступлений в многоэпизодной преступной деятельности лица (группы лиц) представляется более затруднительной, так как при этом могут совершаться самые разнообразные преступления (например: убийства, кражи, хулиганства, разбои и т. д.) и потому методики, применяемые в ходе их расследования могут быть совершенно разные. В ходе же расследования «серийных» преступлений применяются, на наш взгляд, как правило, определенные методики, например, методика

43 расследования грабежей и разбоев, методика расследования преступлений совершенных несовершеннолетними и т. п.

Как показывает практика, многоэпизодные преступления совершаются, /it в большинстве случаев, не одним человеком, а несколькими лицами. Учиты-

вая этот факт и в целях раскрытия темы диссертационного исследования, представляется целесообразным рассмотреть понятие группы лиц и отметить некоторые особенности расследования рассматриваемых преступлений.

§ 2. Классификация преступных групп и особенности расследова- Ш ния преступлений совершаемых ими

В соответствии с учением о соучастии в преступлении, специалисты в отрасли уголовного права определяют преступную группу как объединение двух или более лиц, предварительно организовавшихся для совершения преступлений . Однако такое изложение полностью не раскрывает всех аспектов этого понятия для других отраслей права.

Целый ряд определений понятия преступной группы дан и криминологами. Так, У. С. Джекибаев, Л.М. Вайсберг и Р.Н. Судакова считают, что в криминологическом понимании преступная группа - «это малая, относительно замкнутая группа, характеризующаяся общностью антисоциальной направленности, влиянием ее членов друг на друга в процессе совершения преступления и иных, связанных с преступностью, правонарушений» . Здесь правильно, на наш взгляд, указывается, что с позиции социальной и юридической психологии преступная группа представляет собой малую неформаль-

Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. - М., 1974. С. 120; Галиакбаров P.P. Квалификация групповых преступлений. - М., 1980. С. 30.

Джекибаев У.С, Вйсберг Л.М., Судакова Р.Н. Соучастие в преступлении. - Алма-Ата, 1981. С. 14-15.

44 ную группу. Есть и иные критерии данного понятия. По мнению, например, Н. Г. Угрехелидзе, одним из обязательных элементов, характеризующих пре- ступную группу, являются обязательные личные контакты между отдельными членами группы. По его мнению, отсутствие личных контактов между рядом соучастников организованной группы не позволяет отнести ее к неформальным группам .

С такой позицией не согласны К. Т. Чернова и В. М. Быков, которые полагают, что и в этом случае можно говорить о малой неформальной группе, так как отсутствие личного общения между некоторыми соучастниками не препятствует созданию определенной групповой атмосферы, поскольку, во-первых, такое общение компенсируется наличием информационного контакта, который служит каналом передачи выработанных основным ядром группы общегрупповых взглядов и т. п., а, во-вторых, отсутствие межличностных отношений между членами преступной группы, основанных на эмоциональных связях, не устраняет группового характера деятельности преступной группы и позволяет рассматривать ее в качестве малой неформальной группы2.

Возвращаясь к определению преступной группы, данному У. С. Джекибаевым, Л.М. Вайсбергом и Р.Н. Судаковой отметим, что в нем подчеркивается антисоциальная, антиобщественная направленность преступной группы. Однако, говоря о влиянии членов преступной группы друг на друга в процессе совершения преступления, автор, на наш взгляд, допускает неточность, так как ставит на первое место отношения внутри преступной группы, а не их преступную деятельность.

Угрехелидзе Н.Г. Криминологическая характеристика соучастия в преступлении. - Тбилиси, 1975. С. 27.

Чернова К.Т. Организованные группы расхитителей социалистического имущества. - М, С. 17; Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений. Дисс… докт. юрид. наук. - М, 1992. С. 67.

45 В литературных источниках можно встретить и другие определения

преступной группы. По мнению одних, под термином «преступная группа»

следует понимать сравнительно узкий круг людей с деформированными со-

dk*. циальными установками, объединенных по принципу приятельских отноше-

ний и совместно совершивших преступление . Здесь вызывает возражение высказывание о том, что преступная группа объединяется по принципу приятельских отношений. Это утверждение, на наш взгляд, не всегда верно, так как в большинстве случаев в достаточно хорошо организованных группах межличностные отношения играют не главную, а второстепенную роль. На

щ первый план здесь опять-таки выступает совместная преступная деятель-

ность.

Любая социальная группа, в том числе и преступная, должна рассматриваться как объединение людей, в котором каждый из ее участников вносит свой определенный вклад в совместную деятельность и играет свою, отведенную ему роль. Отличие преступной группы заключается в ее антиобщест-

w:’ венной направленности.

По мнению других, и мы придерживаемся позиции этих авторов, в определение понятия преступной группы должны обязательно входить следующие признаки:

— преступная группа - это всегда объединение людей; — — это объединение является относительно малой неформальной груп-пои; — — направленность группы должна быть антиобщественной; — — совместная преступная деятельность - главный принцип объединения группы; — — члены группы должны быть достаточно организованы;

<•

Коллектив авторов. Борьба с групповыми правонарушениями несовершеннолетних. - Киев, 1982. С. 12.

46

— группа должна всегда выступать как единый субъект преступной

деятельности .

С учетом проведенного анализа сформулируем свое определение пре-

/^ ступной группы. Итак, преступная группа — это антиобщественное объеди-

нение людей, созданное на основе их преступного поведения, представляющее собой относительно малую неформальную группу, определенным образом достаточно организованную и всегда выступающая как единый субъект преступной деятельности.

Указанное определение преступной группы фактически перекликается

Щ с определением, данным В. М. Быковым, но в отличие от последнего, в на-

шем определении подчеркивается, что преступная группа создается на основе только их преступной деятельности и представляет собой не малую, а относительно малую неформальную группу, выступающая в роли определенным образом достаточно организованной группы (достаточно организована именно для совершения преступных деяний) и всегда, а не раз от раза,

Р выступающая как единый субъект преступной деятельности (здесь не следу-

ет забывать, например, об эксцессе исполнителя)2.

Общественная опасность преступлений, совершаемых группой лиц, естественно возрастает. На это не раз указывалось в специальной литературе3. Этот факт обусловлен тем, что:

— члены преступных групп, как правило, оказывают друг другу и их

т

родственникам психологическую и материальную поддержку. Поэтому они чувствуют себя более уверенно, что, в свою очередь, может способствовать

Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений. Дисс… докт. юрид. наук. - М., 1992, С. 69-70.

2 См.: Быков В.М. Указанная работа. С. 70-71. Карпец И.И. Индивидуализация наказания. - М., 1961. С.71; Фролов А.С. Соучастие в преступлениях несовершеннолетних. Автореф. дисс…канд. юрид. наук. - Свердловск, 1968. С. 6; Галиакбаров P.P. Совершение преступ- лений группой лиц. - Омск, 1980. С. 5-21.

47 принятию решения о совершении новых преступлений, зачастую более тяж- ких, чем ранее совершенные;

— группе в большей степени доступны различные способы подготовки, совершения и сокрытия преступлений, чем преступнику-одиночке; — — в группе быстрее идет процесс передачи преступного опыта; — — ущерб для потерпевших как материальный, моральный, так и физический, и нравственный от преступлений, совершенных группой, значительно больше; — — преступная деятельность группы значительно превышает деятель ность преступника-одиночки и может быть шире как во времени (преступная деятельность протекает длительнее), так и в пространстве (территория пре ступной деятельности обширнее) и т. д.

Для правильного уяснения сущности преступных групп и разработки методики расследования, совершаемых ими преступлений, важное значение имеет классификация преступных групп. В настоящее время она еще недостаточно хорошо разработана. Фактически отсутствует единая классификация преступных групп, создание которой, на наш взгляд, весьма необходимо. Наличие такой классификации позволит выявить закономерности расследования групповых многоэпизодных уголовных дел, особенности поведения, в ходе расследования, членов преступных групп, определить ход и организацию выявления, собирания, фиксации, а так же использования доказательств по рассматриваемой категории преступлений.

Мы полагаем, что общественная опасность преступной группы возрастает со степенью ее организованности, с длительностью периода ее деятельного существования, со степенью преступной активности, а также зависит от ее персонального состава.

В специальной литературе верно, на наш взгляд, указывается, что важным основанием для классификации преступных групп является степень их

48 организованности1. Именно по степени организованности, которая обусловливается уровнем психологического развития преступных групп и следует на наш взгляд, классифицировать типы преступных групп. Взяв за основание

Л > данный критерий, можно, по справедливому утверждению В. М. Быкова, вы-

делить следующие типы преступных групп: случайные преступные группы, группы типа компании, организованные преступные группы и преступные организации2.

Следует отметить, что преступные группы находятся в постоянном развитии. Этот факт объяснятся тем, что, как правило, редко встречаются

Щ приведенные типы преступных групп в их чистом виде. Определенный изу-

чаемый тип групп одновременно может содержать признаки других, более высоких или более низких по уровню развития типов групп. Так, в преступной группе типа компании могут присутствовать некоторые признаки организованной группы и наоборот.

Случайная или же ситуационная группа, включает лиц случайно (си-

™ туативно) объединенных для совершения преступления. На начальном этапе

развития эти группы объединяются с целью обычного общения, постепенно приобретая антиобщественную направленность. Данная группа потому и называется случайной, поскольку в совершении первого преступления большинство из ее членов принимают в нем участие случайно, из чувства взаимной солидарности. Данный тип в своем большинстве характерен для групп несовершеннолетних. Как показывает практика, такие группы совершают однотипные, «серийные преступления», например, грабежи одиноких прохожих, кражи из магазинов и т. д.

1 Ратинов А.Р., Лукашевич В.Г., Ратинов В.А. Личность в преступной группе // Личность как объект психологического исследования. - М., 1979. С. & 135-177.

Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений. Дисс… докт. юрид. наук. - М., 1992. С. 89.

50

Если случайная преступная группа остается не разоблаченной и про должает свою преступную деятельность, то со временем она превращается в более опасный тип группы, названный в литературе преступной группой ти- ^ па компании. Эти преступные группы более организованы, личный состав

достаточно стабилен, антиобщественная установка достаточно более выра женная, преступная деятельность играет уже ведущую роль, но при этом от сутствуют четкие планы этой деятельности. Но все же как правило, такие группы продолжают совершать несложные «серийные» преступления, раз личного рода кражи, грабежи, мошенничества, не требующие больших под- Щ готовительных действий.

В данных типах групп психологическая и функциональная структуры еще практически не развиты, но уже присутствуют отдельные их элементы. Здесь хотя и отсутствует четкий лидер, но существует руководящее звено, состоящее из наиболее активных и авторитетных членов. Деловые отноше ния по поводу совершения групповых преступлений приобретают большое ‘” значение, но главную роль пока играют межличностные отношения, осно-

ванные на личных чувствах симпатии, эмоциональных связях.

При расследовании преступлений, совершенных такими группами, их участники предстают более сплоченными, так как эти группы, в отличие от предыдущих, более организованы. Показания о своих деяниях даются участниками более труднее, но вместе с тем, сплоченность группы еще не на-столько сильна, чтобы помешать получить от участников в той или иной степени правдивые показания.

Этот тип группы является промежуточным звеном между случайной группой и группой организованной.

Организованная преступная группа является наиболее опасной. От пе речисленных выше типов групп она отличается рядом признаков. Ш’ А. М. Шматов разделяет признаки организованной преступной группы

на социально-психологические (такие как: общность интересов и целей,

49 В этих группах нет четкой структуры, лидер четко не обозначен. Решения принимаются под влиянием эмоций, в зависимости от складывающейся обстановки. Для совершения преступлений данный тип преступной группы четко не продумывает план своих действий. Поддержка и защита в случаях изобличения группы слабая. Линия поведения участников группы при прове- дении с ними следственных действий не прорабатывается, поэтому зачастую они дают правдивые показания.

В этом отношении показательны результаты исследования, проведенного Л. А. Рябис, в соответствии с которым в 46 % преступных групп, состоящих из несовершеннолетних, участники вели между собой разговоры о возможном привлечении их к уголовной ответственности, стараясь при этом выработать лишь общую линию поведения в ходе расследования, а в 32 % они договаривались только не давать показания или не признаваться в совершенных ими деяниях. В ходе же изучения уголовных дел, не было выявлено ни одной преступной группы, большинство участников в которой не дали бы правдивые показания. Л. А. Рябис объясняет это тем, что следствие располагало достаточными доказательствами вины членов этих преступных групп, положительным влиянием на них следователей, боязнью получить строгое наказание за содеянное и раскаянием несовершеннолетних1.

Но дело не только в этом. Думается, что не последнюю роль здесь сыграл и тот факт, что участники этих групп не имеют еще достаточного преступного опыта, им соответственны фактическое отсутствие материальной оснащенности и референтности .

Рябис Л.А. Криминологическая характеристика неформальных групп и предупреждение групповой преступности несовершеннолетних. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - М., 1978. С. 12-17.

В социальной психологии под референтной понимается группа, в которой субъект ориентируется на оценку своих поступков, личностных качеств и т.д. со стороны членов его группы (См.: Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив.) - М., 1982. С. 255.

т

51 единство действий членов преступной группы) и организационные (наличие руководства, предварительное распределение ролей, выбор предмета преступного посягательства, средств и способов совершения преступлений и др.)1- На наш взгляд, эти признаки недостаточно полно отражают специфику •организованной преступной группы. Так же следует учитывать стабильность и устойчивость личного состава таких групп — одних из самых важных признаков.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, организованной группой признается «устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или

Щ’ нескольких преступлений». Законодатель справедливо указывает на устойчивость группы как на один из важнейших признаков организованной преступной группы. Но и этого, на наш взгляд, еще не достаточно для отграничения организованной группы от других типов преступных групп. В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за банди-

Р тизм» указано, что об устойчивости банды могут свидетельствовать, в част-

.#

ности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений», а под термином «банда» понимается организованная устойчивая вооруженная группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения. Здесь следует сразу оговориться, что в этом же поста- новлении указаны отличия банды от иных организованных групп и сводятся они не только лишь к обязательной вооруженности банды, но также к ее пре-

*Р Шматов М.А. Раскрытие насильственных завладений государствен-

ными и общественными денежными средствами, совершенных организованной группой лиц. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Саратов, 1982. С. 10.

»

52 ступн ым целям - совер шение напад ений на гражд ан и орган изаци и. При этом воору женно сть предп олага ет налич ие у участ ников банды огнест рельн ого и холод ного, в том числе и метат ельно го оружи я, как завод ского, так и само- дельн ого, разли чных взрыв ных устро йств, газово го и пневм атиче ского ору- жия1.

Следу ет назват ь и други е призн аки орган изова нной прест упной груп- пы. К ним относ ятся: выраб отка своих собст венны х взгляд ов, норм повед ения, ценно стных ориен тации, котор ых должн ы приде ржива ться все члены групп ы; ориен тиров аннос ть групп ы на совер шение ряда прест уплен ий с целью получ ения наибо лее крупн ого прест упног о доход а; сформ ирова нност ь психо логич еской структ уры (груп пу возгла вляет лидер - ее руков одите ль, к нему прим ыкают наибо лее актив ные и автор итетн ые члены групп ы - «авто- ритет ы», за ними следу ют остал ьные участ ники групп ы); развит ость функ- циона льной структ уры (четко е распр еделе ние ролей при подго товке, совер шении и сокры тии прест уплен ий). Прест упная деяте льнос ть таких групп отлич ается разно образ ием. Им прису ще совер шение самых разли чных много эпизо дных прест уплен ий.

В таких групп ах личны е отнош ения и симпа тии стано вятся ненуж ными, так как не спосо бству ют успеш ной совме стной деяте льнос ти и полно стью замен яются делов ыми. Отно шения в групп ах консп ириру ются, при этом лидер групп ы общае тся со строг о огран иченн ым круго м участ ников групп ы, а рядов ые члены могут даже его не знать.

В некот орых групп ах сущес твует специ альны й денеж ный фонд - «об- щак». Им, как прави ло, распо ряжае тся лидер, а деньг и из этого фонда ис- польз уются для подку па должн остны х лиц, в том числе и работ ников право охран итель ных орган ов, перед аются члена м групп, отбыв ающи ми на-

См.: Бюлл етень Верхо вного Суда РФ. 1997. № 3. С. 2.

53 казание в местах лишения свободы, а также оказывается помощь членам их

семей и т. д.

Проведение следственных действий с членами организованных преступных групп затруднено. Члены групп стараются не давать показаний, чтобы не навредить другим участникам группы и при этом знают, что дача правдивых показаний будет оценена со стороны членов группы как предательство, а это может повлечь для них и их родственников негативные последствия. Участники указанных групп обладают достаточным преступным опытом и опытом общения с оперативными и следственными работниками ОВД, а также знакомы с приемами этой работы, поэтому получить от них правдивые показания работа очень сложная, требующая большого опыта.

Следующий криминалистический тип групп - преступные организации (преступные сообщества). Это практически те же организованные группы, но с более высокой степенью организованности и сплоченности.

Законодатель определяет преступную организацию (преступное сообщество) как «сплоченную организованную группу (организацию), созданную для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях»1.

Наиболее важным отличием преступных организаций от организованных преступных групп, по мнению специалистов, является наличие коррум- пированной связи с государственными, в том числе правоохранительными органами, которые осуществляют защиту таких организаций, пользуясь пре- доставленными им полномочиями.

Исследовавший профессиональную преступность А. И. Гуров, сформировал признаки преступной организации. Это: наличие общего денежного фонда, коллегиальный орган руководства, наличие определенных норм пове-

1 См.: ст. 35 ч. 4 УК РФ.

54 дения, функционально-иерархической системы информационной базы .

Г. М. Миньковский добавляет к этому определяющий по его мнению признак организованной преступности: «Преступная деятельность, квалифицирующаяся как организованная преступность, должна иметь региональный уровень или даже всей страны, либо охватывать отрасль (подотрасль) народного

2

хозяйства страны, региона» .

В преступной организации разрабатываются специальные меры по конспирации групповой преступной деятельности, легальному прикрытию ее членов. Расследование совершенных преступлений затруднено тем, что члены организации строго соблюдают правила конспирации и многие из них даже незнакомы друг с другом. Поэтому при расследовании нередко вся структура преступной организации не выявляется, отдельные ее блоки и звенья остаются вне поля зрения следственных органов, и организация, пополнившись новыми людьми, снова начинает функционировать в полном объеме. Указанное обстоятельство делает процесс раскрытия групповых преступлений, совершенных преступной организацией, более сложным и трудоемким, требующим проведения органами внутренних дел глубоких разведывательных мероприятий.

Из указанного видно, что по сравнению с организованной группой преступная организация - это более мощное преступное формирование, но, как и в организованных группах, так и в преступных организациях практически всегда имеются слабые звенья, которые могут быть успешно использованы правоохранительными органами для раскрытия и расследования их преступной деятельности. Практически в любой преступной организации идет скры-

тное А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. - М., 1990. С. 198.

Миньковский Г.М. Организованная преступность: проблемы теории и практики // Борьба с организованной преступностью: проблемы теории и практики. - М., 1990. С. 13.

55 тая борьба за власть, за положение в группе, за увеличение доли преступных доходов. Выявить скрытые конфликты и противоречия, а также умело применить их в процессе расследования - одна из главных задач следователя.

Несколько иной классификации преступных групп придерживается Б. М. Нургалиев, который разделяет их на следующие:

  1. Простая организованная группа. К данному типу относятся сплоченные и организованные группы численностью в несколько (2—4) человек, не имеющие сложной структуры, строгой соподчиненности, иерархии, ярко выраженного лидера. Деятельность этих групп носит предумышленный, спланированный характер.
  2. Структурная организованная группа. По сравнению с простой организованной группой названный тип группы отличается количественным составом (в среднем 5—10, иногда более человек), большей устойчивостью, иерархичностью, соподчиненностью, соблюдением принципа единоначалия. Создаются для занятия преступной деятельностью на длительный период времени.
  3. Организованная преступная группировка. По формам соорганизации выделяются две ярко выраженные разновидности: «команда» (преступное образование на основе территориального признака) и «община» (преступное образование «неместных» для данного региона преступников — основанное на национальных, родовых, родственных связях).
  4. Бандитские сообщества (образования) характеризуются следующими признаками: вооруженностью банды; целью — совершением преступных действий в отношении государственных и общественных организаций, отдельных лиц; специфическим способом — путем открытого нападения. По преступной направленности среди банд выделяются: а.) «классическая банда» — совершение традиционных для банд преступлений: нападение на банки, инкассаторов, магазины, кафе и т. п., с целью завладения деньгами; б) «заказники» («наемники») — совершение за плату заказных преступлений, в

56 частности, убийств («киллеры»), похищений, разбоев и т. п.; в) «специализи- рованные банды.» Особенность данного вида банды заключается в том, что они специализируются на совершении одного максимум двух видов преступлений, используя при этом оружие, совершая открытое нападение, в ходе которого не исключаются: причинение повреждений потерпевшим, их убийства. Чаще всего это нападения на инкассаторов, водителей большегрузных автомашин, автобусов, лиц, перегоняющих автомашины, музеи, картинные галереи, частные собрания и коллекции.

  1. Мафиозные образования (под термином «мафиозные» здесь следует понимать сочетание преступных и легальных форм деятельности и взаимосвязей, в том числе коррумпированных), или иначе преступные синдикаты, концерны.
  2. Кооперации профессиональных преступных лидеров (особая форма взаимоотношений руководителей преступных группировок так называемых преступных авторитетов», «воров в законе» и прочих преступных лидеров)1.
  3. По нашему мнению, такая система преступных групп наиболее полно отражает организованную преступность, поэтому мы не брали ее за основу, так как в предмет нашего исследования вопросы, связанные с такой криминальной деятельностью, не входили.

Рассматривая криминалистические типы преступных групп, необходимо иметь в виду, что представленная классификация достаточно условна, поскольку, как уже было сказано ранее, всегда можно найти различные переходные типы преступных групп, но и их все же можно отнести к одному из рассмотренных нами типов.

Особенности раскрытия и расследования рассматриваемых уголовных дел проявляются: в характеристике преступных групп; в обстоятельствах

Нургалиев Б.М. Теоретические и прикладные проблемы расследования организованной преступной деятельности. Дисс… докт. юрид. наук. -Караганда, 1998. С. 94-95.

57 подлежащих доказыванию; в планировании расследования; в широком ис- пользовании оперативных возможностей органов дознания, а также в характере правовых и организационных мер, направленных на борьбу с преступлениями совершенными группой лиц.

В характеристику преступных групп, по нашему мнению, можно включить:

— условия формирования преступных групп; — — типовые черты (направления) деятельности преступных групп; — — структура преступных групп; — — способы совершения и сокрытия преступлений; — — формы соучастия и роли членов преступных групп; — — объекты посягательства преступной группы. — Функционирование криминальной группы определяется целевой установкой, возможностями членов группы и их лидеров, регионами деятельности, отраслью экономики. Преступные группы, как правило, создаются для постоянной криминальной деятельности, регулярного незаконного обогащения, а неоднократное совершение преступлений способствует росту криминального профессионализма участников группы. Это в свою очередь может влиять на криминализацию группой новых видов правонарушений, например, группа, ранее специализировавшаяся на мошенничестве в последствии начала заниматься ложным банкротством, лжепредпринимательством, промышленным шпионажем и т. д.

Обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делам о многоэпи-зодной групповой преступной деятельности, могут быть:

— установление факта совершения преступлений группой;

— установление структуры преступной группы, способов совершения и сокрытия преступлений; — — выявление всех эпизодов противоправной деятельности, роли и степени вины каждого участника группы; —

58

— определение ущерба, нанесенного преступной группой, доли каждо го соучастника для его возмещения;

— причины и условия, способствующие созданию преступной группы ,^: и ее уголовно наказуемой деятельности.

Если .говорить об информации, служащей основанием для возбуждения уголовных дел, то она может быть получена из различных каналов: из сооб щений потерпевших и очевидцев; из результатов ревизий, контрольных про верок, закупок и т. д. Но основным источником получения информации о совершении преступлений группой, являются оперативно-розыскные меро- Ц приятия, проводимые органом дознания. Действия, посредством которых ус-

танавливаются фактические обстоятельства преступлений совершаются группой лиц можно подразделить на следственные, предусмотренные уго ловно-процессуальным законодательством, и на оперативно-розыскные, про водимые в целях обнаружения признаков преступлений, розыска преступников, похищенного имущества, установления источников судебных ^ доказательств.

Оперативные данные способствуют выдвижению версий по уголовным делам, составлению планов расследования, разработке тактики проведения следственных действий, определению последовательности предъявления доказательств и др.

Следователь, располагая ориентирующей информацией о численности преступной группы, о ролевых отношениях между соучастниками, об эпизодах их деятельности, имеет возможность выдвинуть наиболее вероятную следственную версию и планирование расследования в этом случае представляет собой в сущности определение путей и средств реализации оперативных данных.

Оперативно-розыскные мероприятия оказывают содействие в установ ку лении всех соучастников, свидетелей, которым известны обстоятельства, подлежащие доказыванию и отсюда избрать соответствующую тактику про-

59 ведения следственных действий. Зная намерения подозреваемых, следователь может подготовить доказательства, опровергающие их доводы, провести следственные действия, которые упреждали бы их. Но как бы там ни было, сведения полученные в результате оперативно-розыскной деятельности не могут быть положены в основу обвинения и использованы для доказывания каких-либо обстоятельств расследования преступлений, так как не содержат в себе необходимых гарантий достоверности и по этому, как правило, имеют лишь вспомогательное значение. Фактические данные, выявленные в процессе осуществления оперативно-розыскных мероприятий по делу, могут быть использованы в качестве доказательств по делу после их проверки и процес- суального оформления.

По значимости и роли в получении доказательств, используемую в раскрытии и расследовании многоэпизодных групповых преступлений информацию, можно разделить на три группы:

  1. Оперативная информация, относящаяся непосредственно к обстоятельствам преступлений. При помощи следственных действий она легализуется в судебные доказательства. Этот вид информации используется следователем для установления всех преступлений, совершенных группой.
  2. Оперативная информация, носящая ориентирующий характер и относящаяся к характеристике личности участников преступной группы. Этот вид информации важен для правильного выбора тактики проведения следственных действий.
  3. Оперативная информация, указывающая пути проверки доказа тельств, способствующая правильной их оценки. Следователю важно знать настроение, намерения члена преступной группы, знать насколько он будет откровенен, насколько примененные следователем тактические приемы изо бличения оказались действенными1.

Порубов Н.И. Курс криминалистики. - Минск, 2000. С. 317.

60 Использование в ходе следственных действий оперативно-розыскной информации возможно при выполнении требований закона и при соблюдении норм морали. Это первое условие использования оперативно-розыскной

^ информации в предварительном следствии. Второй предпосылкой использо-

вания оперативно-розыскной информации является наличие тесного взаимодействия следователя с органом дознания. Необходимость его обусловлена общностью задач, во время расследования перед органами дознания и предварительного следствия, а также различие правомочий и форм деятельности. Третье условие использование оперативно- розыскной информации и нераз-

Ш глашение данных предварительного следствия.

Перед использованием данных, ставших известными следователю в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, он обязан позаботиться о том, чтобы не были расшифрованы источники оперативной информации. Особенно это важно при расследовании многоэпизодных групповых преступлений, так как преступники знают или могут догадываться о

^’ некоторых оперативных возможностях органов дознания и при этом скрыть

данные касающиеся всей их преступной деятельности. Отсюда для следователя должно быть правило запрещения пользоваться в целях изобличения членов преступной группы такими оперативно-розыскными данными или приемами, которые могут повлечь расшифровку источников или методов оперативно-розыскной деятельности.

Следователь обязан хранить служебную тайну, равно как и оперативный работник не должен разглашать данные предварительного следствия без разрешения следователя. Разглашение данных предварительного следствия отрицательно сказывается на объективности расследования, вследствие чего иногда задолго до допроса члены преступной группы узнают о том, кто и какие дает показания, а потому стремятся получить всякого рода советы, кон-

W сультации и т. д., чтобы значительно противостоять проводимому

расследованию.

61

Информация, используемая при расследовании многоэпизодных групповых преступлений, должна быть особенно законспирированной, персони- фицированной, целенаправленно приспособленной, защищенной от утечки, удобной для пользования. Так информация, полученная в результате применения технических средств для записи телефонных разговоров позволяет узнать состав преступной группы, планы подготовки и совершения преступлений, роль каждого члена криминальной группы, а применение фото- или видеосъемки способствует получению доказательств совместной преступной деятельности.

Использование возможностей компьютерной техники — одна из особенностей раскрытия и расследования многоэпизодных групповых преступлений. Наличие компьютерных сетей ускоряет процесс: передачи информации, данных содержащихся в криминалистических и оперативных учетах; получения информации из внешних банков данных, в том числе и на межгосударственном уровне, т. е. информации которая необходима особенно на первоначальном этапе расследования. По исследуемой категории дел средства вычислительной техники могут быть использованы для составления плана расследования многоэпизодных групповых преступлений, организации поиска участников группы по признакам внешности, для оказания помощи в подготовке обвинительного заключения, группировании предварительных данных по эпизодам и участникам преступлений.

К особенностям раскрытия и расследования преступлений, совершенных группой, следует отнести и специфические тактические приемы, комбинации, характерные для таких случаев. Так наряду с рассмотренной ранее конспирацией источника оперативной информации следователь должен обеспечить надежную изоляцию участников преступной группы друг от друга при задержании, транспортировке, а также в период содержания их в ИВС и следственном изоляторе.

62 Следует помнить и о том, что при расследовании многоэпизодной преступной деятельности группы необходимо, зная роли участников группы, достаточно хорошо отрабатывать вопросы задержания участников группы, с тем, чтобы не один преступник не мог скрыться. Так, не должным образом подготовленное задержание преступной группы под руководством Акопова в г. Белгороде, в ходе совершения ими очередной квартирной кражи, позволило скрыться преступнику, который наблюдал за обстановкой на верхних этажах здания и прибыл туда значительно раньше, чем остальные соучастники.

Таким образом, мы, рассмотрев различные взгляды относительно классификации преступных групп и дав собственное определение преступной группы, указав некоторые особенности расследования групповых преступлений, пришли к выводу о том, что таких особенностей существует достаточно много. Эти особенности в большей своей части присущи расследованию преступной деятельности практически всех форм, преступных групп, но в тоже время они могут различаться в зависимости от организованности группы, наличия преступного опыта, сферы преступной деятельности, местности, где совершаются преступления и т.д.

§ 3. Некоторые процессуальные проблемы расследования многоэпизодных групповых уголовных дел

Говоря о процессуальных проблемах, с которыми приходится сталкиваться правоохранительным органам при расследовании многоэпизодных групповых преступлений, считаем необходимым остановиться на следующем — преступления, совершаемые несколькими лицами и совершение нескольких преступлений одним лицом (лицами) имеют свою специфику расследования, часто связанную с необходимостью соединения или выделения уголовных дел.

Ныне действующий УПК РФ (как и УПК РСФСР) практически не per-

63

ламентирует деятельность по соединению уголовных дел. Но проблем, возникающих при решении этого вопроса, достаточно много. К ним можно отнести вопросы, относящиеся
к основаниям и процессуальному порядку

fo: соединения уголовных дел, исчислению по ним сроков предварительного

следствия, полномочиям в этом тех или иных должностных лиц и др. Несмотря на законодательную неопределенность вопросов соединения и выделения уголовных дел, исследований по этим вопросам явно не достаточно. В 1961 году (после принятия УПК РСФСР) значительно изменился порядок их соединения и выделения. Появились посвященные этой проблеме работы

w И. Е. Быховского (1961г.), ТумашоваС. А. (1998), Ш. Ф. Шарафутдинова

(1990) . Практика показывает, что число соединений уголовных дел из года в год увеличивается. Между тем новый уголовно-процессуальный закон производство этих процессуальных действий, на наш взгляд, регламентирует не достаточно четко. Нет в новом УПК и подробной процессуальной регламентации соединения уголовных дел. Поэтому, как показывает практика, ряд во-

»’ просов, связанных с нх соединением в процессе расследования, следователю

приходится решать самому, и, по нашему мнению, не всегда он это делает

правильно.

В результате проведенного нами исследования установлено, что около

60 % опрошенных следователей указали на то, что трудности в отношении

этого вопроса возникают уже при соединении 2—3 уголовных дел и лишь ш

менее 2 % не испытывает при этом никаких трудностей.

Определение объема следственного производства достаточно сложный вопрос. Создание громоздких уголовных дел с большим количеством обвиняемых отрицательно сказывается на сроках их расследования, затрудняет как предварительное, так и судебное разбирательство. Необоснованное выде-

™ Быховский. И Е. Соединение и выделение уголовных дел в советском

уголовном процессе. - М., 1961; Тумашов С.А. Проблемы соединения и выделения уголовных дел на предварительном расследовании. - Волгоград, 1998.

64 ление уголовных дел может затруднить расследование преступлений, ущемить права обвиняемых, не позволить суду правильно определить степень общественной опасности содеянного.

(^ Данное обстоятельство свидетельствует о том, что в настоящее время

для следователя (лица производящего дознание) вопросы, связанные с принятием решений о выделении и соединении уголовных дел, весьма актуальны.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом, при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, следователь с согласия

Щ прокурора, а также прокурор в пределах компетенции, установленной УПК,

возбуждает уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков совершенного преступления. Принимая дело к своему производству, следователь располагает определенным минимумом доказательственного материала, содержание которого указывает лишь на признаки преступления и, как правило, не позволяет дать окончательную правовую оценку совершенного деяния.

?•’ Так, дело, возбужденное по признакам ст. 161 УК РФ (грабеж), нередко мо-

жет быть окончено обвинением лица (лиц) по ст. 162 УК РФ (разбой). Нельзя исключить и тот факт, что проведенное расследование может привести к выводу об отсутствии события преступления.

В процессе расследования может измениться не только правовая оценка преступного деяния, но и содержание, и следственного производства. При этом по одним соединенным делам преступление, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, может остаться на всем протяжении расследования основным объектом следственного производства (например, уголовное дело, возбужденное по факту разбойного нападения). По другим делам, кроме факта, на основании которого было возбуждено уголовное дело, в оконченном производстве будут содержаться данные об иных преступлениях, выявленных в процессе расследования. Не исключено, что обстоятельства, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела, к моменту

65 окончания расследования могут занимать даже второстепенное положение в ряде вскрытых при расследовании более тяжких преступлений.

С учетом сказанного, по нашему мнению, уголовные дела по своему содержанию условно можно подразделить на следующие категории:

  1. Дела, по которым исследуются обстоятельства совершения единичного преступления одним лицом.
  2. Дела, по которым исследуются обстоятельства совершения нескольких преступлений одним лицом (многоэпизодные дела).
  3. Дела, по которым исследуются обстоятельства совершения единичного преступления несколькими лицами (групповые дела).
  4. Дела, по которым исследуются обстоятельства нескольких преступлений, совершенных несколькими лицами (групповые и многоэпизодные дела).
  5. Довольно часто на практике встречаются случаи, когда уже в первичных материалах содержатся данные, указывающие на признаки нескольких совершенных преступлений, связанных или не связанных между собой (на- пример: совершение разбойного нападения с оружием, приобретенным у лица, не имеющего отношения к совершению разбойного нападения). В этом случае при возбуждении уголовного дела возникает вопрос о том, возбуждать ли по таким данным одно уголовное дело или несколько самостоятельных следственных производств.

Нам представляется нецелесообразным в самом начале расследования разъединять в отдельные производства материалы, касающиеся таких об- стоятельств. В противном случае изолированное исследование (возможно разными следователями) может привести к тому, что отдельные факты не будут рассмотрены в совокупности и это помешает вскрыть все преступные деяния определенного лица (лиц) в целом. Не исключено, конечно, что предварительное следствие не установит связи между указанными выше фактами,

66

в следствии чего на определенной стадии расследования уголовное дело будет разделено на два или более самостоятельных производства.

Наличие в одном уголовном деле материалов, относящихся к нескольким преступлениям, совершенным несколькими участниками, ставит перед следователем задачу: в одном или в нескольких производствах необходимо исследовать эти обстоятельства, другими словами, определить объем следст- венного производства или содержание уголовного дела, т.е. определиться с теми преступлениями, которые будут расследоваться в рамках одного уголовного дела.

Увеличение объема следственного производства происходит в процессе расследования как путем выявления ранее неизвестных следствию преступлений, так и в результате присоединения других уголовных дел (уменьшение объема следственного производства осуществляется посредством выделения дел).

Значение правильного определения объема следственного производства выходит далеко за рамки чисто технического вопроса. От того, насколько правильно решен этот вопрос, зависит успешное осуществление:

а) полноты и всесторонности расследования всех, связанных между со бой преступлений и выявление всех лиц, виновных в их совершении;

б) быстроты предварительного расследования;

в) правильной оценки фактов преступной деятельности привлекаемых к уголовной ответственности лиц;

г) надлежащей организации работы следователя;

д) возможности производства необходимой профилактической работы и т. д.

В зависимости от определения объема следственного производства изменяется не только направление следствия, но и круг тех обстоятельств, установление которых необходимо для правильного разрешения уголовного

67 дела, т. е. предмет доказывания .

Для установления объективной истины по уголовному делу, работа, проводимая следствием и судом в этом направлении, требует, прежде всего, \ф правильного определения предмета доказывания. Особенно важно это для

работы следователя, призванного обнаружить и зафиксировать среди беско нечного множества фактических данных, попадающих в процессе расследо вания в поле его зрения, определенный круг обстоятельств, необходимых для правильного разрешения уголовного дела. Иногда можно встретить следова теля, который тщательно исследует те или иные факты, выясняет отношения ^ между многими лицами, назначает экспертизы, проводит другие, трудоемкие

следственные действия, но вместе с тем не представляет себе конечной цели расследования по уголовному делу.

Неправильное определение предмета доказывания может повлечь за собой либо пробелы в расследовании, либо загромождение дела материалами, не имеющими никакого значения для его правильного разрешения. Поэтому вопрос о том, какие обстоятельства должны быть установлены при производстве предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде или, другими словами, что является содержанием предмета доказывания, имеет важное практическое значение.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, указа-

^ ны в самой общей форме в ст. 73 УПК РФ. К ним относятся:

W

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) 3) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 4) 5) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 6) Минъковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1956; Михайловская КБ. Предмет доказывания в советском уголовном процессе // Ученые записки ВИЮН. Вып. 8. - М., 1958. С. 126-162.

68

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

ф 7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от

уголовной ответственности и наказания.

Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления» .

Однако, как нам представляется, не располагая материалами конкретного уголовного дела невозможно указать, какие именно обстоятельства

Ф должны быть установлены (доказаны) в процессе его расследования. Мы

считаем, что в ст. 73 УПК РФ указаны лишь общие направления доказывания по всем уголовным делам, без учета особенностей в зависимости от вида совершенного преступления. Да это и оправданно, так как невозможно указать весь их перечень, поскольку у каждого уголовного дела полный круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, может варьироваться в зависимости от

  • обстоятельств совершенного преступления. Таким образом, каждый пункт ст.

73 УПК РФ может быть расшифрован по-своему, в зависимости от совершенного преступления. Так, например, при совершении грабежа требуется доказать факт открытого хищения чужого имущества, а при разбое, соответственно, факт нападения с целью завладения чужим имуществом и т. д. и т. п.

г Если в процессе расследования устанавливаются данные о совершении

одним лицом нескольких преступлений, либо об участии нескольких лиц в совершении одного или ряда преступлений, необходимо устанавливать определенные законом обстоятельства применительно к каждому преступлению и к каждому участнику преступлений. При этом следует иметь в виду, что в случае совершения одного преступления несколькими лицами в соучастии, такие обстоятельства, как событие преступления, характер и размер вреда,

1 См.: ст. 73 УПК РФ.

69

причиненного преступлением могут иметь, как правило, одинаковое значение для всех обвиняемых, а форма вины, мотивы, обстоятельства характеризующие личность виновного и др. могут быть разными и установлены в отношении каждого обвиняемого в отдельности.

Для того, чтобы установить, имело ли место событие преступления, а также выяснить иные обстоятельства, перечисленные в ст. 73 УПК РФ, прежде всего, необходимо обратиться к анализу состава конкретного вида преступления. Однако, в начале расследования, в ряде случаев, невозможно полностью использовать признаки, содержащиеся в диспозиции определенной статьи особенной части Уголовного кодекса, поскольку еще не ясно, какое совершено преступление. Поэтому на данном этапе следствия при определении обстоятельств, подлежащих обязательному установлению, необходимо иметь в виду признаки состава преступления, предусмотренного не какой-либо одной статьей уголовного кодекса, а всеми, допускающими возможность наступления подобного результата.

Состав преступления, зафиксированный в Уголовном кодексе, дает указание на основные обстоятельства, подлежащие установлению в процессе следствия. Вместе с тем предмет доказывания не может быть ограничен лишь выяснением обстоятельств, образующих определенный состав преступления.

Содержание уголовного дела дает возможность исходя из требований закона, определить, какие именно обстоятельства должны быть установлены в ходе расследования.

В предмет доказывания должны быть также включены обстоятельства, подлежащие выяснению в связи с проверкой возникающих в ходе расследования версий (в том числе выдвинутых обвиняемым и потерпевшим). Уголовное дело не может быть правильно разрешено, если материалы расследования допускают, помимо версии обвинения, иные, не опровергнутые доказательствами версии.

Выявление обстоятельств, образующих предмет доказывания, проис-

70 ходит постепенно, на протяжении почти всего предварительного следствия.

Планируя следствие, необходимо иметь в виду, что факт, по поводу которого возбуждено уголовное дело, не ограничивает возможностей следователя по установлению иных преступлений. Поэтому в ходе расследования нужно принимать необходимые меры для выяснения, не было ли совершено лицом (лицами) каких-либо иных преступлений, нет ли у него соучастников совершенного преступления. Это может выражаться: в проведении следственных действий, например, в продуманных допросах свидетелей и потерпевших об обстоятельствах совершенного преступления, о количестве преступников; в ознакомлении с материалами, имеющимися в распоряжении оперативных работников; в изучении уголовных дел, возбужденных по аналогичным преступлениям; в доскональном изучении личности преступника (преступников) и др.

Следует остановиться еще на одном вопросе. Должен ли следователь, получив в процессе расследования данные, содержащие сведения о преступлениях не связанных с преступным деянием, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, проводить проверку этих данных следственным путем в том же производстве, или же необходимо в соответствии с УПК РФ фиксировать эти данные в отдельном заявлении, производить предварительную проверку и решать вопрос о возбуждении самостоятельного уголовного дела?

При решении этого вопроса представляется правильным исходить из следующих положений. Если полученные в ходе расследования новые данные в какой-либо степени связаны с фактом, на основании которого возбуждено уголовное дело, либо в момент получения этих данных не ясно имеется эта связь или она отсутствует, следует производить расследование этих данных в этом следственном производстве с тем, чтобы в процессе расследования установить наличие или отсутствие этой связи. С другой стороны, если данные о новом преступлении, бесспорно, не связаны с преступлением, по

71 поводу которого возбуждено уголовное дело, или не имеют отношения к ли- • цам, привлекаемым к уголовной ответственности, необходимо, не загромождая основного следственного производства, вести проверку этих данных отдельно, в порядке, установленном главой 19 УПК РФ. Но все эти вопросы, опять-таки, можно разрешить лишь в зависимости от конкретного уголовного дела, в каждом отдельном случае по-разному, в зависимости от обстоятельств расследуемого преступления.

В соответствии со ст. 153 УПК РФ, «1. В одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении:

1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии; 2) 3) одного лица, совершившего несколько преступлений; 4) 5) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам. 6) 2. Соединение уголовных дел допускается также в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но имеются достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц…“1.

Возможность соединения в одном следственном производстве уголовных дел по обвинению нескольких лиц или о нескольких преступлениях нельзя рассматривать как норму, введенную законодателем только для удобства следствия и, как правило, чисто технического характера. Эту норму, по нашему мнению, также нельзя рассматривать как исключение из принципа: одно преступление — один обвиняемый — одно следственное производство.

Порядок соединения уголовных дел, определение объема следственного производства отражают в процессуальных рамках объективно существующую
связь между преступлениями либо между лицами, их

‘См.: ст. 153 УПК РФ.

72 совершившими. Формально ст. 153 УПК РФ разрешает только вопрос о возможности соединения уголовных дел. Однако нельзя сводить содержание данной статьи закона лишь к этим положениям. Значение указанной статьи

? состоит также в том, что она определяет принципы на основании которых

решается вопрос о содержании уголовного дела, т. е. о том, могут ли материалы, относящиеся к определенному преступлению, либо по обвинению определенного лица, находиться в данном следственном производстве или они должны быть расследованы в отдельном уголовном деле.

Как только в материалах уголовного дела появляются данные о винов-

W ности двух или более лиц либо данные о совершении нескольких преступле-

ний, и возникает вопрос об определении объема следственного производства, лицо, производящее расследование, обязано разрешить его на основании положений, содержащихся в ст. 153 УПК РФ. Поэтому, говоря об основаниях для соединения уголовных дел, мы имеем в виду не только основания для соединения двух или более самостоятельных производств в одно, но и основа-

™ ния для того, чтобы установленные в ходе расследования данные о ранее

неизвестном преступлении или материалы о причастности к преступлению определенного лица, расследовались в том же уголовном деле, а не выделялись в самостоятельное производство.

»

«*

Закон не обязывает следователя во всех случаях обязательно соединять несколько уголовных дел, если они формально подходят под определение ст. 153 УПК РФ, он лишь предоставляет ему это право. Вместе с тем, из смысла данной нормы вытекает, что указание этой статьи о характере дел, которые не могут быть соединены в одно следственное производство, носит категорический характер. Могут быть соединены в одном следственном производстве не всякие дела, но лишь дела о тех преступлениях, которые обладают определенными признаками (соучастие нескольких лиц в совершении преступления, совершение нескольких преступлений одним лицом и т. д.). Подобная формулировка ст. 153 УПК РФ далеко не случайна. Закон предоставляет еле-

73 дователю право соединять либо не соединять в одно следственное производство несколько дел потому, что иное решение вопроса могло бы в ряде случаев отрицательно
повлиять на результаты следствия. Категорический

?л характер требования о соединении дел означал бы на практике запрещение

по формальным признакам расчленять сложные, громоздкие дела, что не только создало бы серьезные трудности при расследовании подобных дел, но и, самое главное, нанесло бы ущерб полноте, объективности и всесторонности расследования.

Соединение в одном следственном производстве нескольких дел о со-

ЩУ вершении одним лицом ряда преступлений дает возможность следствию и

суду наиболее полно оценить общественную опасность привлекаемого к уголовной ответственности гражданина.

То, что лицо совершило несколько преступлений, бесспорно, свидетельствует о его повышенной общественной опасности, в связи с чем, в отношении него должен быть вынесен, как правило, более суровый приговор.

Ш Нельзя забывать и о том, что расследование и рассмотрение таких дел в од-

ном следственном производстве в значительной степени облегчает выполнение задач, стоящих перед следствием и судом.

При этом положении отпадает необходимость в выяснении личности лица, совершившего преступление, в процессе исследования обстоятельств каждого преступления в отдельности. Следователь, изучив при расследова-нии одного преступления личность обвиняемого, его наклонности, характер, связи и прочее, выигрывает значительное количество времени и при этом не повторяет одинаковые действия по сбору таких сведений неоднократно, что сказывается на более полном и объективном расследовании по уголовному делу в целом.

Таким образом, в основе соединения нескольких дел по обвинению од-

^ ного и того же лица в совершении нескольких преступлений лежит то об-

стоятельство, что, все эти преступления совершены одним лицом. Единство

74 субъекта преступления и определяет единство следственного производства. Хотя, по мнению некоторых юристов, при соединении уголовных дел по об винению одного лица в совершении неоднородных, либо не связанных меж- /фч ду собой единством намерения преступлений не может быть достигнут

положительный результат. «Механическое соединение двух и более дел, — пишет, например, И. Р. Мартинович, — приводит только к отрицательным последствиям: осложняется и замедляется расследование, затрудняется судебное разбирательство и вынесение правильного приговора» .

Мы не можем согласиться с этой точкой зрения, во-первых, потому, ЩУ что речь идет о преступлениях, совершенных одним лицом. Во-вторых, дей-

ствительно, расследование дела, предметом доказывания которого является одно преступление при всех прочих равных условиях, является менее трудо емким, чем следствие по делу, содержащему данные о двух или более пре ступлениях. Однако расследовать несколько дел о преступлениях одного и того же лица в одном производстве значительно легче, чем расследовать ряд ^’ самостоятельных дел о тех же преступлениях, потому что, как было уже ска-

*

зано, отпадает необходимость в выяснении по каждому делу обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, в составлении по каждому делу ряда процессуальных документов и так далее, не говоря уже об экономии времени при судебном разбирательстве одного дела вместо нескольких. Из этого также вытекает, что порядок соединения уголовных дел по обвинению одного лица, установленный УПК РФ, в этом отношении более правильный.

Ссылка противников соединения в одном следственном производстве дел о совершении одним лицом различных преступлений на то, что это осложнит и замедлит расследование дела, также не может быть признана убе-

<*

Март инови ч И.И. Соеди нение и выдел ение следс твенн ых произ водст в в советс ком уголо вном проце ссе // Вопро сы уголо вного права и про- цесса. - Минс к, 1958. С. 166.

75 дительной. Дело в том, что УПК РФ вовсе не обязывает следователя соединять подобные дела, они лишь могут быть соединены в одно следственное производство. Поэтому если в отношении одного обвиняемого возбуждено

А- уголовное преследование по нескольким сложным и трудоемким делам, рас-

следование которых в одном следственном производстве затруднительно, то дела эти могут и не быть соединены (например, когда обвиняемый совершил несколько преступлений в различных городах). Точно так же допустимо в интересах расследования разделение на два самостоятельных производства сложного уголовного дела, по которому лицо привлечено к уголовной ответ-

?фу ственности за совершение нескольких преступлений.

Интересы правосудия требуют, чтобы следствием были установлены все преступления, совершенные обвиняемым (обвиняемыми). Поэтому следователь должен стремиться к тому, чтобы в расследуемом им деле содержались материалы, характеризующие всю преступную деятельность обвиняемого (обвиняемых), в ряде случаев специально разыскивая дела, под-

** лежащие присоединению к делу, находящемуся в его производстве.

Нельзя не отметить, что обвиняемым далеко не безразлично, в одном или нескольких следственных производствах будут расследоваться, а затем рассматриваться материалы о совершенных ими преступлениях. Неосновательное разъединение дела в отношении одних и тех же лиц на несколько дел при наличии оснований для их соединения в ряде случаев существенно ухудшает их положение.

Действительно, исходя из практики работы диссертанта в следственных подразделениях, в настоящее время в деятельности практических органов нередко встречаются случаи, когда в суды поступает несколько уголовных дел в отношении одного и того же лица. Это лицо совершило несколько, иногда даже однородных преступлений в определенный период

т времени (например, в течение нескольких месяцев). Дела в отношении него

расследовались и слушались раздельно и таким образом, на первом процессе

?

т

т

76 он фигур ирует как ранее не судим ый, на второ м — как имею щий одну суди- мость, на третье м — как имею щий две судим ости и т. д. Такая персп ектива второ го и третье го проце сса приво дит к назна чению суров ого наказа ния, так как суд рассм атрив ает подсу димог о как профе ссион ально го прест упник а, а межд у тем ни по одном у прест уплен ию профе ссион ал- прест упник наказа ния не отбыв ал, и поэто му об его социа льной опасн ости и о необх одимо сти для него усиле нной репре ссии говор ить нельз я. В то же время, непра вильн ое со- едине ние уголо вных дел в одном произ водст ве может повле чь за собой воло- киту в рассл едова нии. К приме ру, при несво еврем енном возоб новле нии уголо вных дел в отнош ении прест уплен ий, совер шенн ых одним и тем же ли- цом (если эти дела были ранее приос танов лены), следс твенн ые дейст вия произ водят ся разны ми следо вателя ми (котор ые имеют в своем произ водст ве и други е дела), и решен ия о соеди нении уголо вных дел в одно произ водст во могут по разли чным причи нам затяну ться, а это соотв етстве нно может при- вести и к ухуд шени ю качест ва рассл едова ния, и к не совсе м обосн ованн ому продл ению сроко в рассл едова ния. Ни для кого не являет ся секрет ом также то, что в некот орых случа ях уголо вные дела, по обвин ению одног о и того же лица в разны х прест уплен иях, не соеди няютс я в одно произ водст во умыш ленно, для того, чтобы повыс ить качест во работ ы следс твенн ого подра зделе- ния, т. е. улуч шить проце нтное соотн ошени е межд у делам и напра вленн ыми в суд с обвин итель ным заклю чение м и делам и возвр ащенн ыми проку рором на допол нител ьное рассл едова ние или возвр ащенн ыми судом проку рору для перес остав ления обвин итель ного заклю чения.

Более сложн ым предс тавляе тся решен ие вопро сов, связан ных с соеди нение м уголо вных дел при рассл едова нии прест уплен ий, совер шенн ых груп- пой лиц.

Уголо вно- проце ссуал ьный закон разре шает объед инять в одном след- ствен ном произ водст ве дела по обвин ению неско льких лиц в соуча стии в со- верше нии одног о или неско льких прест уплен ий. Рассл едова ние, а затем и

77 судебное рассмотрение в одном следственном производстве всех обстоя тельств преступления, совершенного несколькими лицами, дает возможность наиболее полно установить степень виновности каждого из обвиняемых, уст- Ф раняет возможность возникновения коллизии между приговорами, облегчает

и ускоряет предварительное расследование и рассмотрение дела в суде. В конечном счете, установленная уголовным процессом форма расследования дел о совершении преступлений группой лиц, отражает нормы материального права, рассматривающие институт соучастия как особый вид совершения преступления.

Неправильное объединение в одном следственном производстве дел по обвинению лиц, совершивших различные преступления, не только влечет за собой замедление в ходе расследования, затрудняет конкретизацию вины каждого из обвиняемых, но и в ряде случаев искажает картину преступления.

»

Нельзя забывать, что совершение преступления группой, в соответствии с уголовным законодательством РФ, рассматривается как обстоятельство, отягчающее уголовную ответственность. Поэтому при решении вопроса о соединении нескольких уголовных дел в отношении разных обвиняемых, либо при наличии в материалах дела данных о виновности нескольких лиц необходимо с особой осторожностью подходить к решению вопроса о возможности расследования преступлений, совершенных этими лицами, в рамках одного следственного производства.

Ошибки, допускаемые при решении этого вопроса, вызываются раз личными причинами. Иногда неправильное объединение в одном следствен ном производстве нескольких, не связанных между собой преступлений, совершенных разными лицами, объясняется тем, что следователь стремится производить расследование в том объеме и по тем фактам, которые содержа лись в материалах в момент возбуждения уголовного дела, не замечая при v^ этом, что в этих материалах содержатся данные о различных, ничем не свя-

занных между собой преступлениях.

«*

ш

78

В други х случа ях непра вильн ое рассл едова ние в одном следс твенн ом произ водст ве не связан ных межд у собой прест уплен ий, совер шенн ых не- сколь кими лицам и, вытек ает из факта однов ремен ного их задер жания . Так, напри мер, совер шенно необо снова нно, на наш взгляд , рассл едова ть в одном следс твенн ом произ водст ве дело по обвин ению неско льких лиц в совер шении грабе жа тольк о на том основ ании, что эти лица были однов ремен но за- держа ны при его совер шении , тогда как ранее они не были знако мы и о совме стной прест упной деяте льнос ти никог да не догов арива лись, а попал и на место совер шения прест уплен ия или на место их задер жания совер шенно случа йно. Непра вильн ым являет ся мнени е и о том, что однов ремен ное пося- гатель ство на опред еленн ые матер иальн ые ценно сти обязат ельно свиде тель- ствует о сгово ре лиц, винов ных в этом посяг ательс тве, что в ряде случа ев приво дит к необо снова нному рассл едова нию в одном следс твенн ом произ водст ве дел по обвин ению неско льких лиц.

Одной из сущес твенн ых задач, стоящ их перед следс твием и судом при разре шении подоб ного рода дел, являет ся прави льное разгра ничен ие степе ни винов ности привл еченн ых к уголо вной ответс твенн ости лиц. При рассл едо- вании дел о соисп олнит елях следс твие неред ко распо лагает досто верны ми сведе ниями о резул ьтатах их прест упных дейст вий, однак о вопро с о том, кто из них и какие из этих дейст вий совер шил, зачаст ую предс тавляе т извест ную трудн ость. Подоб ная тесная связь межд у обвин ением ряда лиц, харак терна я для соисп олнит ельств а, требу ет рассл едова ния и рассм отрен ия этих деяни й во всех случа ях в одном следс твенн ом произ водст ве и может сущес твенн ым образ ом повли ять на вопро с о винов ности лиц, осужд енных по данно му при- говор у.

Прест упные групп ы, орган изова вшиес я для совер шения прест уплен ий, могут включ ать довол ьно значи тельн ое число лиц.

Прест упные групп ы по своей структ уре неоди наков ы. В некот орых из них отчет ливо видна общая руков одяща я роль того или иного лица, наход я-

#

i*

79 щегос я в прест упной связи с рядом лиц, распо ложен ных как бы по периф ерии. В други х прест упных групп ах ведущ ую роль могут играть неско лько лиц. При этом нельз я не отмет ить, что некот орые члены одной прест упной групп ы, наход ясь в более или менее тесно й прест упной связи межд у собой, могут и не знать всех лиц, участ ников прест упной групп ы. Поэто му при оп- редел ении объем а следс твенн ого произ водст ва по делам о прест упных груп- пах необх одимо прави льно сочет ать интер есы полно ты и всесто ронно сти следс твия с интер есами быстр оты рассл едова ния.

Казал ось бы, в целях наибо льшей полно ты и всесто ронно сти рассл едо- вания целес ообра зно соеди нять в одном следс твенн ом произ водст ве все ма- териа лы дела, относ ящиес я к опред еленн ой прест упной групп е. Однак о, с друго й сторо ны, подоб ная практ ика может повле чь за собой созда ние гро- моздк их и сложн ых дел, рассл едова ние котор ых сопря жено со значи тельн ыми трудн остям и, требу ет длите льных сроко в рассл едова ния, затру дняет судеб ное разби рател ьство. Поэто му опред елять объем следс твенн ого произ водст ва по делам о прест упных сообщ ествах необх одимо тольк о после глу- боког о анали за всех обсто ятельс тв рассл едуем ого дела.

Какое дело следу ет считат ь громо здким и сложн ым и вслед ствие этого требу ющим разде ления, решае тся, конеч но, в каждо м конкр етном случа е, ис- ходя из харак тера прест уплен ия и собра нных следс твием матер иалов. Вмест е с тем можн о прийт и к опред еленн ым вывод ам о том, в каких же случа ях вы- делен ие уголо вного дела не может иметь места, где должн а быть прове дена грани ца, разде ляющ ая одно уголо вное дело на два или неско лько самос тоя- тельн ых следс твенн ых произ водст в.

Преж де всего, выдел ение не должн о проис ходит ь таким образ ом, чтобы лица, совме стно совер шивш ие опред еленн ые прест упные дейст вия (соис- полни тели), оказа лись в разны х следс твенн ых произ водст вах. При выдел ении дел следу ет стрем иться к тому, чтобы одно и то же лицо не являл ось бы об- виняе мым по неско льким делам об анало гичны х прест уплен иях. Разде ление

80 подобных дел должно иметь место лишь тогда, когда расследование в рамках одного следственного производства действительно невозможно ввиду особой сложности дела.

<ф От соучастия в совершении преступления следует отличать прикосно-

венность к преступлению. Прикосновенность к преступлению состоит в совершении лицом общественно опасного деяния, связанного с преступлением, при котором, однако, действия этого лица не находятся в причинной связи с результатом преступления, и лицо тем самым не содействует его наступлению. Формами прикосновенности являются заранее не обещанное укрыва-

^ тельство, недоносительство и попустительство.

Действие или бездействие лица, прикосновенного к преступлению, в меньшей степени связано с ним, чем деяние соучастника преступления. Тем не менее, наличие этой связи может потребовать расследования обстоятельств, относящихся к лицу, прикосновенному к преступлению, в том же следственном производстве, в котором исследуются обстоятельства совер-шенного преступления. Это вызывается тем, что вопрос о виновности или невиновности лица, обвиняемого в прикосновенности к совершению преступления, прежде всего, зависит от того, будет ли установлено наличие или от- сутствие этого преступления.

Необходимо также иметь в виду, что лицо, прикосновенное к преступ-

/^ лению, в той или иной степени осведомлено о характере и обстоятельствах

совершенного преступления, и поэтому показания этого лица имеют значение для установления истины по делу об основных виновниках преступления. Вместе с тем и для решения вопроса о виновности или невиновности лица, в отношении которого имеются данные о прикосновенности его к преступлению, важную роль играют материалы основного дела.

В соответствии со ст. 153 УПК РФ дела о лицах, прикосновенных к со-вершению преступления, могут быть расследованы в одном производстве с делом об участниках преступления, если прикосновенность выражается в

81 форме заранее не обещанного укрывательства. Подобное соединение дел по- могает наиболее полно выяснить все обстоятельства, касающиеся как виновников преступления, так и лиц, попустительствующих им.

Вместе с тем еще раз следует подчеркнуть, что требование о соединении дел не носит категорического характера и при наличии особой сложности дела или по другим основаниям дела о лицах, прикосновенных к преступлению, или о других лицах, в той или иной степени связанных с преступлением, могут быть расследованы и в самостоятельных следственных производствах.

При рассмотрении порядка соединения уголовных дел возникает вопрос о возможности соединения дел в стадии предания суду и в судебном разбирательстве.

Следует ли понимать содержание ст. 153 УПК РФ в том смысле, что суду предоставлено право осуществлять соединение уголовных дел? Для ответа на этот вопрос нужно иметь в виду, что соединение оконченных расследованием уголовных дел в ряде случаев обязательно влечет за собой возобновление следственного производства. В самом деле, соединение двух или более дел о соучастниках преступления требует, чтобы каждый из обвиняемых полностью ознакомился со всем соединенным следственным производством, что в свою очередь может повлечь заявление обоснованных ходатайств о производстве дополнительных следственных действий.

Поскольку суд не имеет ни прав, ни возможностей для производства подобных процессуальных действий, следует признать, что соединение дел о соучастниках преступления может производиться только в стадии предварительного следствия. Придя к выводу о необходимости соединения уголовных дел о соучастниках преступления, суд должен вынести об этом определение или постановление и возвратить дело прокурору.

Иное положение имеет место при соединении нескольких оконченных следственных дел по обвинению одного лица, поскольку в данном случае от-

82 падает необходимость в производстве каких-либо следственных действий. В связи с этим представляется, что суд имеет право осуществлять соединение дел по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений.

Однако подобный порядок соединения уголовных дел не может иметь место, если статья уголовного закона, в соответствии с которой привлекается обвиняемый по каждому из дел, рассматривает неоднократность в качестве квалифицирующего признака. Например, если в отношении одного лица имеются два самостоятельных производства, по каждому из которых он был привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 161 УК РФ, то при соединении этих дел квалификация преступлений должна измениться на ч. 2 этой же статьи Уголовного кодекса.

При этом положении возникает необходимость в предъявлении нового обвинения, допросе обвиняемого, выполнении требований ст. ст. 215— 220 УПК РФ (уведомление об окончании предварительного следствия, ознакомление с материалами уголовного дела, разрешение ходатайств, составление обвинительного заключения), не говоря уже о других следственных действиях, которые, возможно, потребуется произвести. Поэтому в подобных случаях прокурор, придя к выводу о необходимости соединения нескольких уголовных дел, должен вынести об этом постановление и возвратить дело на дополнительное расследование.

В уголовно-процессуальном законе РФ указано, что: «При соединении уголовных дел срок производства по ним определяется по уголовному делу, имеющему наиболее длительный срок предварительного расследования. При этом срок производства по остальным уголовным делам поглощается наиболее длительным и дополнительно не учитывается» . Но при присоединении прекращенных и приостановленных дел возникает самостоятельный вопрос об отмене постановления о прекращении или возобновлении следственного

‘См.: ч. 4 ст. 153 УПК РФ.

83 производства. Если прекращенное дело надо приобщить только для того, чтобы суд мог обозреть его и оценить содержащиеся там материалы, то для этого не требуется отменять постановление о прекращении дела. В этом слу- Ш чае дело приобщается так же, как и любой другой документ. Если же пре-

кращенное дело приобщается с тем, чтобы вменить обвиняемому в вину те факты, в отношении которых производство было прекращено, то отмена такого постановления еще до приобщения дела должна быть произведена через прокурора, надзирающего за органом, прекратившим это дело.

Для решения вопроса о присоединении прекращенного или приостановленного дела следователь истребует его от того или иного органа следствия или дознания. Если материалы этого дела дают основания для присоединения, необходимо, прежде всего, разрешить вопрос об отмене постановления о прекращении или разрешить вопрос о возобновлении производства по делу.

I*

В соответствии со ст. 211 УПК РФ, «1. Предварительное следствие возобновляется на основании постановления следователя после того, как:

1) отпали основания его приостановления; 2) 3) возникла необходимость производства следственных действий, которые могут быть осуществлены без участия обвиняемого. 4) 2. Приостановленное предварительное следствие может быть возобновлено также на основании постановления прокурора либо начальника следственного отдела в связи с отменой соответствующего постановления следователя…».

Постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования отменяется при наличии оснований постановлением прокурора или решением суда .

Ф

1 См.: ст. 214 УПК РФ.

84

Если прекращенное или приостановленное дело находится в том же органе следствия или дознания, в котором расследуется основное дело, то при соединении этих дел не возникает каких-либо трудностей. Однако может быть положение, когда подлежащее присоединению приостановленное или прекращенное дело находится в другом органе следствия или дознания. При этом орган, приостановивший или прекративший производство, как правило, не имеет оснований для возобновления следствия по приостановленному делу или для отмены постановления о прекращении дела, так как разрешение этого вопроса зависит не только от материалов прекращенного или приостановленного дела, но, главным образом, от материалов того дела, к которому оно присоединяется.

Приведем довольно распространенную ситуацию, например: в г. Москве ведется расследование уголовного дела по обвинению Ш. в совершении нескольких грабежей. На допросе Ш., признав себя виновным в совершении этих преступлений, заявил, что он также совершил грабеж в г. Белгороде. Следователь СУ ГУВД г. Москвы истребовал из СУ УВД г. Белгорода дело об указанном грабеже, приостановленное за не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, указав при этом, что им задержано лицо, подозреваемое и в совершении грабежа в г. Белгороде. Материалы присланного дела давали основания для соединения его с делом по обвинению Ш. Следователь в г. Москве возобновляет производство по Белгородскому делу, учитывая, что оно поступило к нему с письмом прокурора или следователя г. Белгорода, которым дело направлялось в его распоряжение.

Оценивая данную ситуацию, мы полагаем, что, следователь в г. Москве, возобновивший приостановленное дело, обязан уведомить о принятом решении орган, приостановивший уголовное дело, т. е. в г. Белгород, направив в их адрес копию своего постановления.

Соединение прекращенных или приостановленных дел должно иметь

85 место только в тех случаях, когда эти дела имеют непосредственное отноше ние к производству, к которому они присоединяются, или их совместное рас следование может облегчить установление истины (например, если ряд ^ нераскрытых преступлений совершены одним и тем же способом). А также

это возможно и с целью предотвращения различных нарушений, связанных с сокрытием от учета рассматриваемых и подобных дел. Было бы оправдан ным соединять эти дела в одно производство без снятия их с учета зарегист рированных преступлений. К тому же, чтобы обеспечить законность соединения таких дел, решения об их соединении следователь должен при- Ш нимать с согласия прокурора. Если дела поступят из различных районов или

городов одной области, то решение о соединении должно приниматься с со гласия областного прокурора, а если из различных областей, то с согласия заместителя прокурора Российской Федерации. В таких случаях прокурор, изучив материалы подлежащих соединению дел, и согласившись со следова телем, одновременно может поручить производство следствия по соединен- W ному делу, определенному органу предварительного следствия, если,

конечно, соединены дела различной подследственности1.

От соединения уголовных дел следует отличать случаи использования при расследовании обстоятельств, установленных в ходе следствия по дру- / - гим делам.

Обстоятельства, установленные при расследовании одного уголовного дела, имеют в ряде случаев значение не только для правильного разрешения данного уголовного дела, но и для установления истины по другому уголовному делу. Так, например, если при расследовании злоупотреблений в типографии было установлено, что в ней изготовляли фальшивые бланки удостоверений сотрудников ОВД, которые затем сбывались лицам, которые использовали эти фальшивые удостоверения для облегчения совершения

?’Ф

“См.: ч. 7 ст. 151 УПК РФ.

86 разбойных нападений. В связи с этим следователь, который расследует зло- употребления в типографии, может приобщить к уголовному делу копии необходимых процессуальных и иных документов, находящихся в уголовных

? делах о разбойных нападениях.

Используя данные, установленные при расследовании других дел, необходимо иметь в виду, что нельзя обосновывать свои выводы только ссылками на обвинительные заключения или иные документы из других дел, содержащие выводы, к которым пришло следствие, так как эти документы сами по себе не могут являться источниками доказательств. Используя све-

т дения, установленные при расследовании других дел, необходимо, чтобы в

основном следственном производстве содержались все необходимые фактические данные, позволяющие суду прийти к определенным выводам по тому или иному вопросу. Для этой цели можно произвести осмотр документов уголовного дела, в котором содержатся необходимые сведения или приобщить заверенные копии с тех или иных следственных актов из этого дела к

? расследуемому уголовному делу.

В ряде случаев материалы, необходимые для следствия, содержатся в делах, по которым приговоры вступили в законную силу (например, при расследовании дел о лжесвидетельстве). Для того чтобы использовать содержащиеся в таком деле сведения, они истребуются из архива суда, изучаются и осматриваются.

Серьезную ошибку допускают те следователи, которые изымают из истребованного архивного дела и приобщают к делу, по которому ведется следствие, необходимые документы, ссылаясь при этом на то, что производство по затребованному делу окончено. Неправомерность этих действий очевидна, так как подобная «практика» фактически ликвидирует возможность проверки этих дел в порядке надзора и возобновления их по вновь открыв-

W шимся обстоятельствам. При этом следует производить осмотр уголовного

дела и делать копии с необходимых документов.

87

Если значительное количество материалов имеет непосредственное отношение к расследуемому делу, в отдельных случаях целесообразно приобщать не копии тех или иных документов, а все дело целиком в качестве отдельного приложения. В этом случае архивное дело становится отдельным томом (или томами) следственного производства и, естественно, должно предъявляться потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и обвиняемому при ознакомлении их с материалами оконченного расследованием уголовного дела. Приобщение архивного дела в качестве отдельного приложения осуществляется посредством вынесения специального постановления.

Аналогичное положение возникает и в тех случаях, когда необходимые для следствия данные содержатся в материалах гражданского дела. Здесь также бывает необходимо осмотреть гражданское дело, приобщить к следственному производству специальным постановлением копии отдельных документов, а в необходимых случаях — и все гражданское дело.

При расследовании групповых многоэпизодных дел важное значение имеют вопросы систематизации и классификации материалов уголовного дела. Правильная систематизация и классификация материалов расследования не только способствует “быстрому ознакомлению с содержанием дела, но также в значительной степени облегчает пользование этими материалами в ходе следствия.

Как известно, практика выработала хронологический порядок систематизации уголовного дела, при котором документы приобщаются в порядке их поступления, вне зависимости от их характера. Хронологический порядок систематизации имеет то преимущество, что каждый, знакомящийся с делом, может ясно представить себе весь ход расследования, установить, чем было вызвано производство того или иного следственного действия.

Однако подобный порядок неприменим при систематизации материалов следствия по сложным многоэпизодным делам, поскольку в этом случае

88 документы, относящиеся к различным эпизодам, будут находиться вместе, что затрудняет ознакомление с содержанием дела. Поэтому при расследовании таких дел целесообразно группировать материалы по эпизодам, причем иногда следует выделять для каждого эпизода отдельный том или даже несколько томов. Материалы, относящиеся к определенному эпизоду, следует систематизировать в хронологическом порядке.

Размещая документы, относящиеся к определенному эпизоду, как правило, в хронологической последовательности, следует расположить рядом некоторые из них. Например, целесообразно расположить вместе постановление о назначении экспертизы с заключением экспертов, отдельное требование — с материалами, поступившими в результате выполнения этого отдельного требования. При этом порядке, в случае выделения в отдельное производство материалов о том или ином преступлении, не потребуется расшивать и перенумеровывать значительное число томов уголовного дела.

Следует, однако, признать, что эти рекомендации не относятся в ряде случаев к приобщаемым делам, если объем их невелик. Иногда бывает целесообразно сохранить это дело в том виде, как оно было до приобщения, не расшивая и не перегруппировывая материалов.

В заключение, говоря о соединении уголовных дел, необходимо подчеркнуть, что благодаря этой акции обеспечивается эффективность предварительного следствия, под которой в данной ситуации следует понимать быстрое и полное расследование и раскрытие преступлений по каждому соединенному делу, и качественное завершение расследования по всему объединенному следственному производству.

§ 4. Организационные основы расследования многоэпизодных групповых преступлений

89 Успех в расследовании многоэпизодных групповых преступлений во

многом определяется тем, как следователь, опираясь на знание закономерностей расследования таких преступлений, организует в первую очередь перво-

Ф начальный этап расследования.

По справедливому замечанию Р. С. Белкина, «закономерности криминалистических методик расследования представляют собой конкретизацию общих закономерностей возникновения, обнаружения, собирания, исследования, оценки и использования доказательств, изучаемых криминалистикой»1.

Ф’ И. А. Возгрин разделил эти закономерности на несколько групп, по

сфере охватываемых явлений:

— общие закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предупреждения преступлений;

— закономерности организации и осуществления раскрытия, расследо вания и предупреждения однородных групп (типов) преступлений;

^ — закономерности организации и осуществления раскрытия, расследо-

вания и предупреждения конкретного вида преступлений2.

Закономерности расследования многоэпизодных групповых преступлений, по нашему мнению, и являются закономерностями расследования однородных групп (типов) преступлений.

При расследовании преступлений, совершенных группами, обнаруживаются различного рода закономерности, которые обусловливают специфику расследования дел, в том числе и исследуемой категории. Одни из них определяют особенности возникновения, собирания, исследования и использова-

Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Том 1. Общая теория W советской криминалистики. - М., 1977. С. 36-63.

Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступлений. - Минск, 1983. С. 51.

90

ния доказательств по указанной категории дел, другие - организацию расследования и т. д.

Но далеко не все закономерности проявляются одновременно и явля- <Ш’ ются равнозначными. На эту позицию абсолютно справедливо указывает

Р. С. Белкин: «Ситуационность процесса возникновения доказательств и обусловливает то, что управляющие этим процессом закономерности проявляются как тенденция. Степень осуществления этой тенденции зависит от

конкретной обстановки»1.

*?

По нашему мнению, эти закономерности можно разделить на ряд групп:

— закономерности расследования, обусловливающие особенности доказывания по многоэпизодным групповым делам; — — закономерности, определяющие организацию расследования много-эпизодных групповых преступлений, а также некоторые другие. — т

»

К первой группе закономерностей, относится множественность источников доказательств по многоэпизодным групповым делам, которая обусловлена множественностью следов, оставленных на месте происшествия, зачастую принадлежащих не одному, а нескольким лицам, совершавшим преступление, в свою очередь их показания также могут стать источниками доказательств, так как они достаточно хорошо осведомлены о совершенных группой преступлениях.

Развивая дальше эту мысль, следует отметить, что именно следы, оставленные на месте происшествия, и то, что они всегда остаются - это закономерно, позволяет установить субъектов преступления и их соучастников.

Другая закономерность связана с предметом посягательства. В много-эпизодных групповых преступлениях деятельность преступников направлена

?

См.: Белки н Р.С. Курс советс кой крими налис тики. Том 1. Обща я тео- рия советс кой крими налис тики. - М., 1977. С. 40.

91

на конкретный предмет посягательства. Например, в грабежах и разбоях - на приобретение незаконным путем ценностей и совершая эти преступления, деятельность преступников закономерно направлена на этот предмет посяга- ^ тельства.

Еще одна закономерность проявляется в формировании, выборе и реа лизации способов совершения и сокрытия преступлений. Например, пре ступная группа совершив безнаказанно разбойное нападение на квартиру, где живут пожилые люди и не получив от них никакого сопротивления, решают продолжить аналогичные нападения на другие квартиры, где также живут р; люди преклонного возраста.

Наконец к этой группе закономерностей мы можем отнести закономер ности возникновения и развития явлений, связанных с преступлением (до, во время, после совершения преступления), значимых для решения задач судо производства. Например, группа, выработав план грабежа, совершает раз бойное нападение, из-за того, что потерпевшие оказали сопротивление и им Ш были причинены тяжкие телесные повреждения или даже смерть. И в связи с

этим у членов преступной группы возникли противоречия.

Среди закономерностей второй группы следует выделить трудоемкость расследования групповых преступлений, связанную с увеличением количества обвиняемых и соответственно однородных процессуальных и следственных действий . Как правило, групповые дела - многоэпизодны, по ним приходится допрашивать большое число потерпевших, свидетелей и производить другие однородные следственные действия. В связи с этим, руководители следственных подразделений должны принимать соответствующие уп-

На трудоемкость расследования групповых преступлений справедли во указывает ряд авторов: Глазырин Ф.В. Некоторые проблемы расследова ла ния преступлений несовершеннолетних. - Волгоград, 1981. С. 68; Токарева М.Е., Боголюбова ТА. Актуальные проблемы расследования групповых пре ступлений. М., 1983. С. 47 и др.

92 равленческие меры для обеспечения своевременного и качественного рассле- дования всех преступлений, совершенных группой лиц, расследуемых в рамках таких уголовных дел. К ним можно отнести: освобождение следователя, ведущего расследование, от расследования других уголовных дел; выделение в помощь ему оперативных работников; создание бригады следователей или специализированной следственно-оперативной группы.

Закономерностью, определяющей организацию расследования групповых преступлений, и особенно на первоначальном этапе расследования, является необходимость в одновременном проведении серии одинаковых следственных действий: задержания соучастников, обыски, допросы и т. д. Это диктуется не только техническими, но и тактическими соображениями, так как последовательное их проведение может повлечь утрату доказательств по делу, в силу их несвоевременного проведения. Все эти закономерности в полной мере соотносятся с методикой и организацией расследования групповых многоэпизодных уголовных дел.

В криминалистической литературе существует множество точек зрения на понятие первоначального этапа расследования. Более всего нам импонирует определение, данное Е. П. Ищенко, который под первоначальным периодом расследования понимает период начала расследования по уголовному делу, направленность которого зависит от следственной ситуации, необходимый для установления обстоятельств преступления и лица, его совершившего .

На первоначальном этапе расследования многоэпизодных групповых преступлений решаются такие важные задачи как: установление факта со- вершения преступления группой лиц, выявляются соучастники преступле-

Ищенко Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. - Красноярск, 1987. С. 9; Лузгин ИМ. Методологические проблемы расследования. - М., 1973. С. 86-89; Возгрин И.А. Принципы методики расследования отдельных видов преступлений. - Ленинград, 1977. С. 46 и др.

93 ния, устанавливаются многие эпизоды преступной деятельности группы. На

этом периоде может выясниться структура и тип преступной группы, ее лидер, определенным образом уже дифференцируется роль каждого участника группы и решаются многие другие задачи. В связи с этим именно на первоначальном этапе расследования возрастает значение его эффективной организации, так как ошибки, допущенные на этом этапе, зачастую уже невозможно исправить на последующих этапах.

Как показывает проведенное нами исследование, более 60 % опрошенных следователей указало, что наибольшие трудности в расследовании мно- гоэпизодных групповых преступлений возникают именно на первоначальном этапе расследования.

На первоначальном этапе расследования многоэпизодных групповых преступлений, как правило, с момента возбуждения уголовного дела и про- изводства первого следственного действия, возникает необходимость проведения ряда следственных действий в связи с установлением новых потерпевших и свидетелей, задержанием и выявлением соучастников преступлений, а также с необходимостью проведения ряда судебных экспертиз. Одному следователю с таким объемом работ справиться довольно сложно. Если ему и оказывается помощь со стороны оперативных работников, то, как показывает практика, такая помощь оказывается недостаточно продуманной и спланированной. Так, например, допросы довольно часто проводятся без единого плана и лицо, производящее допрос, располагает не полной доказательственной информацией, которая может иметься у оперативных работников. А это, в свою очередь, может привести к различного рода ошибкам и просчетам, некоторые доказательства при этом могут быть безнадежно утрачены.

Сказанное подтверждается результатами анкетирования следователей проведенного автором. Порядка 40 % опрошенных указали, что помощь сле- дователю со стороны оперативных работников вообще не оказывается; 50 %

94 опрошенных отметили, что если помощь оказывается, то только при наличии поручений следователя сотрудникам оперативных подразделений; и лишь 10 % опрошенных следователей указали, что довольно редко при расследовании многоэпизодных групповых преступлений, сотрудники оперативных подразделений и иных служб оказывают помощь в виду общей заинтересо- ванности в исходе расследования, либо по собственной инициативе. Причем более 50 % опрошенных следователей указали, что помощь оказывается только в стадии доследственной проверки, около 40 % — при производстве первоначальных следственных действий и лишь 6 % респондентов указали, что помощь оказывается в ходе всего расследования по уголовному делу. Это наглядно подтверждает актуальность создания следственно-оперативных групп для расследования многоэпизодных групповых преступлений.

Для того чтобы эффективно организовать производство первоначальных следственных действий при расследовании исследуемой группы преступлений необходимо уже с самого начала расследования, как только будет установлено, что преступления совершены группой лиц и носят многоэпи-зодный характер, создавать объединенную группу следователей и оперативных работников, действующую постоянно на протяжении всего срока предварительного расследования. Речь должна идти о создании именно следственно-оперативной группы (бригады), а не просто следственной группы или следственной бригады. Ее создание позволит не только обеспечить своевременное производство одновременно большого количества следственных действий и оперативных мероприятий, но будет достаточно эффективно способствовать взаимодействию следователей и оперативных работников.

Функционирование такой следственно-оперативной группы позволяет: — обеспечить четкое разграничение компетенции следователей и оперативных работников;

95

— организовать работу участников следственно-оперативной группы

(бригады), работать по совместно составленному и взаимно согласованному плану расследования; Ф — упростить форму взаимодействия следователей и оперативных ра-

ботников в виде дачи поручений и указаний о производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий (здесь поручения можно давать непосредственно исполнителям - оперативным работникам);

— облегчить процесс взаимного обмена имеющейся информацией ме жду членами следственно-оперативной группы (бригады);

Л)

^ — организовать должный контроль за исполнением плана и взятых

обязательств участниками следственно-оперативной группы (бригады) в ходе расследования по делу;

— способствовать формированию правильных, деловых взаимоотно шений между участниками следственно-оперативной группы и т. д.

Подобный подход в расследовании многоэпизодных групповых пре-ступлении отмечается и в литературе .

Вопросы создания и функционирования следственно-оперативных групп в теории решаются неоднозначно. Некоторые авторы полагают, что при создании следственно-оперативных групп функции следователей и опе ративных работников перемешиваются и в ряде случаев функцию следовате- ,^j лей исполняют оперативные работники (например, проведение допросов), а

следователи, в свою очередь, вынуждены заниматься оперативно-розыскной работой, таким образом вмешиваться в не процессуальную деятельность органов дознания. Кроме того, создание таких групп и само это понятие не предусмотрено уголовно- процессуальным законодательством, оно не

См.: Броун А.П., Быков В.М. Организация расследования преступлений в районах Сибири и Дальнего Востока с интенсивным экономическим развитием. - Омск, 1980. С. 45-46; Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией. - М, 1981. С. 42.

96 подчеркивает административной и процессуальной независимости следователей и органов дознания, что практически ведет к стиранию граней между следственной и оперативной работой .

Ф Мы же, соглашаясь с мнением В. М. Быкова, считаем, что создание

следственно-оперативных групп является вполне правомерным и вытекает из положений ст. ст. 38 и 163 УПК РФ, при этом в создании и работе таких групп необходимо различать процессуальную и организационную сторону .

Процессуальной основой такого взаимодействия является ст. 38 УПК РФ, и в частности, обязанность органа дознания выполнять поручения и ука-зания следователя при расследовании преступлений, а также ч. 2 ст. 163 УПК РФ, в которой говорится о том, что: «…К работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность…” .

Работая в следственно-оперативной группе (бригаде), следователь не приобретает прав и полномочий оперативного работника с использованием негласных методов и средств. В свою очередь и оперативный работник не приобретает прав и полномочий следователя и при этом внутри группы практически всегда разграничены обязанности и компетенция ее участников. Нам представляется, что следственно-оперативная группа в данном случае представляет только форму организации взаимодействия между следователями и

Ж) органами дознания.

См.: Карнеева Л.М., Галкин И.С. Расследование преступлений группой следователей. - М., 1965. С. 11-12; Балашов А.А. Взаимодействие следователей и органов дознания // Социалистическая законность, 1970. № 12. С. 19-22; Лискин А.А. Взаимодействие следователей с органами дознания. -Волгоград, 1975. С. 130-135.

Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений. Дисс… докт. юрид. наук. - М, 1992. С. 155-158. 3 См.: ст. 38 и 163 УПК РФ.

97 Работник органа дознания, являясь членом следственно-оперативной

группы, производит различные следственные действия только на основании

поручения следователя и в соответствии со ст. 38 УПК РФ.

(ш Оформление участия сотрудников оперативных служб в следственно-

оперативной группе (бригаде) должно производиться приказом начальника органа дознания о назначении этих сотрудников в состав группы, при этом, как нам представляется, разрешается вопрос о даче поручений следователем сотрудникам органа дознания через их руководителя и таким образом устраняется излишняя волокита при выполнении поручений. После этого следова-

? тель выносит постановление о создании следственно-оперативной группы и

#

приобщить его к материалам уголовного дела. Если в следственно-оперативную группу входит несколько следователей, то среди них, начальником следственного подразделения, по нашему мнению, должен быть назначен старшим, более опытный следователь, который будет одновременно являться руководителем группы. То же самое, необходимо сделать в отношении оперативных работников, назначив среди них старшего. Это, в зависимости от конкретных обстоятельств, может сделать как начальник органа дознания, так и руководитель следственно-оперативной группы (бригады).

#

Инициатива в создании следственно-оперативной группы (бригады) может исходить не только от следователя, но и от начальников следственных подразделений любого уровня, прокурора и начальника органа дознания. Количественный состав группы может быть различен и зависеть от объема предстоящей работы, оперативной обстановки, сложившейся к моменту создания группы и естественно кадровых возможностей аппаратов следствия и органа дознания.

Говоря о моменте создания следственно-оперативной группы для расследования рассматриваемой категории дел, следует отметить, что он связан с особенностями стадии возбуждения уголовного дела, при этом необходимо

98 выделить несколько следственных ситуаций, обусловленных этими особенностями:

а) уголовного дело возбуждается по оперативным данным, свидетель- (ф) ствующим, что преступное деяние совершено группой лиц и этих преступле ний совершено несколько;

б) уголовного дело возбуждается после осмотра места происшествия, когда установлено, что преступление совершено группой лиц или об этом свидетельствуют показания очевидцев;

в) уголовное дело возбуждено, но при производстве первоначальных ^ следственных действий (допрос подозреваемого и др.), установлено, что пре ступление совершено группой лиц и их преступная деятельность многоэпи- зодна.

#

Не исключается также возможность существования других следственных ситуаций, свидетельствующих о необходимости создания следственно-оперативной группы. Необходимо признать, что чем раньше будет создана такая группа, тем более эффективней могут быть проведены как первоначальные следственные действия, так и все расследование в целом.

Ф

На наш взгляд, эффективность расследования по сложным многоэпи-зодным делам обеспечивается путем создания следственно-оперативных групп (СОГ) или бригад, которые также могут состоять из нескольких, более мелких групп. Каждая из них расследует отдельные эпизоды преступления, но их деятельность контролируется руководителем всего следственно-оперативного объединения. Подобная организация производства предварительного следствия позволит одновременно расследовать несколько самостоятельных уголовных дел, соединенных в одно сложное, многоэпизодное дело. При окончании предварительного следствия эти дела соединяются в одно производство, затем выполняются необходимые следственные и процессуальные действия (перепредъявление обвинения, допросы обвиняемых, ознакомление обвиняемых и других лиц с постановлениями и заключениями

99 экспертиз и т. п.). Каждый следователь составляет обвинительное заключение по своим эпизодам, которые руководитель группы или бригады кладет в основу, составляя единое обвинительное заключение. Такая организация работы позволяет полнее и объективнее исследовать все обстоятельства дела, способствует сокращению сроков предварительного следствия, поскольку в таких случаях продлевается срок следствия отдельно по каждому делу, а с учетом надлежащей работы по нему, окончание следствия можно закончить в срок, устанавливаемый соответствующим прокурором.

Говоря об организации расследования многоэпизодных групповых преступлений следственно-оперативной группой (бригадой), уже на первоначальном этапе первоочередное внимание необходимо уделять вопросам планирования. Само по себе планирование не является методом расследования преступлений, ибо оно само по себе еще не является средством установления истины по уголовному делу. Планирование какой-то деятельности еще не означает осуществления этой деятельности, это лишь предпосылка, условие, иногда необходимое для достижения поставленной цели. И в то же время планирование - метод, но не расследования, а организации расследования. И в этом смысле мы говорим о планировании как об организующем начале, организационной основе расследования.

Организующая функция планирования расследования, заключается в постановке задачи, определении путей и способов ее решения, последовательности осуществления требуемых действий, расстановка имеющихся сил и средств и т. п. - все это элементы организации расследования. Это момент, когда умственная деятельность следователя направляется на построение мысленной модели всего акта расследования, материальным выражением которой и является письменный план расследования .

Дубовицкая Л.П., Лузгин И.М. Планирование расследования. - М., 1972. С. 5.

100 Таким образом, после создания следственно-оперативной группы, следует незамедлительно составить план совместных действий, предусматривающий производство ряда следственных действий и оперативно-розыскных

т мероприятий, некоторые из которых необходимо производить в первую оче-

редь и одновременно, так как «одновременное производство следственных действий во многом определяет их результативность: одновременные допросы соучастников преступления мешают их сговору, одновременные обыски препятствуют сокрытию похищенного и вещественных доказательств» и т. д. После производства одновременных действий сразу же необходимо обеспечить обмен полученной информацией между участниками следственно-оперативной группы, для ее дальнейшего эффективного совместного использования. Здесь следует упомянуть о том, что создание следственно- оперативной группы осуществляется предпочтительно не только из-за трудоемкости расследования уголовного дела, но и по тактическим соображениям

^ - с целью незамедлительного производства ряда следственных действий как

однородных, так и разных по своему содержанию, что зачастую на практике игнорируется, хотя такой подход целесообразно было бы обеспечивать при расследовании практически всех многоэпизодных уголовных дел, совершенных группой.

Более того, учитывая сложность расследования и общественную опас-

м ность совершаемых преступлений, в целях эффективности проводимых дей-

ствий, необходимо, на наш взгляд, чтобы в случае расследования многоэпизодных групповых дел организация расследования соответствовала требованиям, предъявляемым к организации расследования по «горячим сле-

1 Карнеева Л.М., Галкин КС. Расследование преступлений группой следователей. - М., 1965. С. 6.

101 дам»1. Эти требования заключаются: в быстром, своевременном и качествен- ном производстве необходимых (с учетом конкретного дела) первоначальных следственных действий; максимальном использовании получаемой о пре- ступниках информации; возможности использования достаточных сил и средств для раскрытия и расследования многоэпизодных групповых преступлений и возможности, при существующей необходимости, наращивания этих сил; максимальном сборе доказательств в кратчайшие сроки. Как раз этому и способствует организация и работа следственно-оперативной группы.

Итак, расследование многоэпизодных групповых преступлений должно предусматривать четкое и своевременное планирование расследования, четкое распределение работы каждого участника группы, с учетом того, чтобы она не пересекалась и не дублировалась участниками группы, а полученная информации использовалась максимально всеми. Следует отметить, что все участники расследования могут иметь и свой индивидуальный план, согласующийся, естественно, с общим планом.

Для того, чтобы достигнуть этого, можно выдвинуть следующие принципы разделения объема работы между участниками следственно-оперативной группы:

— работа между следователями может быть разделена по участникам преступной группы; — — по эпизодам преступной деятельности группы; — — в хронологическом порядке возбужденных уголовных дел, далее соединенных в единое производство; — — в зависимости от местонахождения объекта преступного посяга тельства (района совершения преступления).

1 См.: Сидоров В.Е. Особенности раскрытия преступлений по горячим следам. - М., 1981. С. 3-11; Лавров В.П., Сидоров В.Е. Расследование преступлений по горячим следам. Учебное пособие. - М, 1989. С. 4-11.

т

т

102 Не исклю чается и друго е разде ление, завися щее от обсто ятельс тв рас- следо вания конкр етных уголо вных дел, а также разли чного рода их комби наций. В этой связи резул ьтаты прове денно го нами иссле дован ия свиде тельст вуют, что следо вател и, произ водящ ие рассл едова ние много эпи- зодны х групп овых прест уплен ий самос тоятел ьно, в 46 % случа ев предп очли рассл едова ть уголо вное дело в завис имост и от сложн ости эпизо дов (от более сложн ого в рассл едова нии — к менее сложн ому или наобо рот). В 23 % слу- чаев в завис имост и от колич ества и харак тера имею щихся по каждо му эпи- зоду доказ ательс тв (снача ла эпизо д где больш е доказ ательс тв, потом эпизо д где мень ше доказ ательс тв или наобо рот). В 21 % случа ев - в хроно логич еском поряд ке. Около 10 % от общег о колич ества опро шенн ых предп очли прово дить рассл едова ние по субъе ктам прест уплен ий. Сказа ть о наибо лее рацио нальн ом спосо бе рассл едова ния достат очно трудн о и приве денны е данны е свиде тельст вуют о том, что спосо бы рассл едова ния групп овых мно- гоэпиз одных уголо вных дел могут быть разли чны. Это завис ит как от рас- следу емого дела, так и от индив идуал ьных взгляд ов и орган изаци и работ ы каждо го следо вателя в отдел ьност и.

При плани рован ии произ водст ва по уголо вному делу необх одимо со- блюда ть опред еленн ую очере дност ь прове дения следс твенн ых дейст вий, если конеч но не имеет ся возмо жност и прове сти их однов ремен но. Учиты вая выска занны е в крими налис тичес кой литер атуре реком ендац ии об очере дно- сти прове дения следс твенн ых дейст вий1 при плани рован ии рассл едова ния иссле дуемо й катего рии уголо вных дел, нам предс тавляе тся возмо жным из- ложит ь их в следу ющей после доват ельно сти:

т>

См.: Белки н Р.С. Собир ание, иссле дован ие и оценк а доказ ательс тв. Сущн ость и метод ы. - М., 1966. С. 117; Серге ев Л.А., Соя- Серко Л.А., Якубо вич Н.А. Плани рован ие рассл едова ния. - М., 1975. С. 18.

103

  1. проведение следственных действий, сроки которых установлены

уголовно-процессуальным законодательством (например, допрос в качестве подозреваемых после официального задержания);

  1. проведение следственных действий, которые необходимо провести безотлагательно, в связи с тем, что промедление с их осуществлением может привести к утрате доказательств или к замедлению расследования по уголовному делу (например, допрос очевидца преступления, если он является приезжим на территорию, где был совершен грабеж или разбойное нападение, осмотр места происшествия на открытой местности в плохую погоду);
  2. проведение следственных действий, результаты которых могут повлиять на выдвижение версий или на их одновременную проверку;
  3. проведение следственных действий, направленных на быстрое установление местонахождения и задержания преступников, а также на возможное предупреждение совершения ими новых преступлений;
  4. проведение следственных действий, по результатам которых проводятся другие следственные действия, от которых зависит очередность их подготовки и проведения, а также имеющие значение для доказывания вины нескольких преступников одновременно;
  5. проведение следственных действий, результаты которых дают более значимые доказательства (предпочтение в первую очередь следственным действиям которые дают прямые доказательства, а затем косвенные);
  6. проведение следственных действий, результаты которых будут установлены не сразу, а через некоторое, возможно длительное, время (например, назначение различного рода экспертиз, дача отдельных поручений, в частности, о проведении следственных действий в отдаленных от места расследования местностях и др.);
  7. проведение следственных действий, могущих повлиять на процессуальное положение граждан (например, допросы свидетелей, подтверждающих алиби заподозренных лиц);

104 9. проведение остальных, необходимых следственных действий. Следует оговориться, что последовательность проведения указанных действий может изменяться в зависимости от обстоятельств по каждому кон- ($ кретному уголовному делу.

Планирование следственных действий на первоначальном этапе расследования должно быть весьма тщательное, при этом могут использоваться различные технические приемы и вспомогательная документация. Это могут быть: схемы связей участников преступной группы и эпизодов преступной деятельности; карточки на подозреваемых (обвиняемых) с их установочными

to

данными и данными о совершенных ими преступлениях, как ранее совершенных и за которые они уже были осуждены, так и расследуемых в настоящий момент; краткие конспекты имеющихся материалов расследуемого уголовного дела; план общего расследования уголовного дела, планы расследования отдельных эпизодов преступной деятельности, планы проведения следственных действий с каждым конкретным фигурантом по делу и планы

ш

производства отдельных следственных действий. Содержание этих документов достаточно подробно описано в криминалистической литературе и используется на практике.

Глава 2. Особенности тактики проведения отдельных следствен- ,ф ных действий

§ 1. Первоначальный этап расследования многоэпизодных групповых преступлений

На первоначальном этапе расследования многоэпизодных групповых преступлений, как правило, складываются несколько различных следственных ситуаций, определяющих направление работы следователей и работников органа дознания. Каждая из
ситуаций характеризуется своими

105 тактическими задачами и диктует принимаемые решения, обусловливающие объем следственной работы по уголовному делу.

Понятие следственной ситуации в криминалистике является достаточ но дискуссионным и существует множество разных определений этого тер мина1. Например, А. Н. Васильев и Н. П. Яблоков определяют следственную ситуацию как: «фактическое положение, складывающееся на определенный момент расследования или перед его началом, характеризующее все следст венное своеобразие данного момента и определяемое совокупностью доказа тельственной, оперативно-розыскной, процессуально-тактической, методической, организационно-технической и иной значимой для расследо вания информацией»2.

Нам импонирует определение следственной ситуации, сформулированное профессором Р. С. Белкиным: «Следственная ситуация - это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т. е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания»3.

Следственные ситуации, которые возникают при расследовании много-эпизодных групповых преступлений на первоначальном этапе расследования весьма различны. Классифицируя такие ситуации по такому основанию, как наличие информации о факте многоэпиздности преступной деятельности и совершении преступлений группой лиц, можно обозначить следующие ти-

См.: Возгрин И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений. -Ленинград, 1977. С. 62-101; Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций. Автореф. дисс… докт. юрид наук. - М., 1987. С. 9-10; Селиванов Н.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Социалистическая законность, 1977, № 2, С. 58; Шурухнов Н.Г. Понятие и сущность следственной ситуации. - М., 1978. С. 93-96 и др.

Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М., 1984. С. 138.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. - М., 1988. С. 91-92.

106 личные следственные ситуации, складывающиеся на первоначальном этапе

расследования:

а) имеются признаки, указывающие на многоэпизодность преступной деятельности группы лиц, но ни один участник преступлений не установлен и не задержан;

б) установлено и задержано только одно лицо, совершившее одно или несколько преступлений в группе, но остальным участникам группы удалось скрыться и личности их не установлены;

в) задержаны один или несколько участников преступной группы, со вершивших вместе одно или несколько преступлений, остальные скрылись, но личности их установлены;

г) задержаны все участники преступной группы, но причастность их к многоэпизодной преступной деятельности не установлена, а также не извест на их роль в группе;

д) задержаны все участники преступной группы, установлена их мно- гоэпизодная преступная деятельность и роли в группе.

Рассмотрим основные направления расследования групповых много-эпизодных преступлений применительно к названным следственным ситуациям.

Первая следственная ситуация, когда имеются признаки, указывающие на многоэпизодность преступной деятельности группы лиц, но ни один из участников преступлений не установлен и не задержан, является наиболее трудной в работе следователей и работников органа дознания. Она характе- ризуется наименьшим информационным содержанием. В этой ситуации сле- дователи и работники органа дознания, на наш взгляд, должны использовать рекомендации методики расследования отдельных видов преступлений, на- пример, методику расследования грабежей и разбоев. Однако, вместе с уста- новлением факта совершения групповых многоэпизодных преступлений, следователь и оперативные работники органа дознания получают некоторые

107 другие возможности, необходимые для успешного раскрытия и расследова- ния рассматриваемых преступлений. В этом случае следователь и оперативные работники должны собрать как можно больше данных, характеризующих группу в целом и отдельных лиц, в нее входящих. Тщательный осмотр мест происшествия, детальные допросы потерпевших и свидетелей, активная работа по установлению новых очевидцев преступлений, обдуманное проведение оперативно-розыскных мер и тактических комбинаций обеспечивает сбор относительно полных сведений о лицах, входящих в преступную группу и эпизодах их преступной деятельности.

После этого должны быть установлены и изучены материалы всех нераскрытых преступлений, тождественных или однородных по способу их совершения1, по количеству и приметам участников преступления. Этот способ позволяет в определенной степени увеличить информацию об участниках преступной группы и количестве совершенных ими преступлений. В некоторых случаях необходимо изучить уголовные дела, завершенные расследованием: как прекращенные, так и те, где приговоры судов вступили в законную силу, а также изучить личности ранее судимых за аналогичные преступления и их связи. При этом, в зависимости от конкретных обстоятельств расследуемого дела, можно выдвинуть следующие типичные версии, указывающие на сформированность преступной группы на основе:

— общего места работы или учебы; — — общих интересов и время провождения; — — проживания участников группы в одном районе; — — прошлых преступных связей (ранее вместе отбывали уголовное наказание, совершали вместе преступления); — — родственных связей; — О способе совершения преступления подробнее см.: Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований. - М., 1970. С. 45.

108

— объединения преступников гастролеров и др.

Вопрос о выдвижении той или иной версии должен решаться лицами, осуществляющими расследование в каждом конкретном случае, исходя из имеющихся в уголовном деле материалов и выдвижения таких версий, что помогает определить и сузить круг лиц среди которых следует искать пре- ступников. В ходе расследования некоторые из версий отпадают, но это дает возможность выдвинуть другие версии и осуществить их проверку.

Вторая следственная ситуация — когда установлено и задержано только одно лицо, совершившее одно или несколько преступлений в группе, но остальным участникам группы удалось скрыться и личности их не установлены.

Говоря об этой ситуации, следует отметить, что в следственной практике нередки случаи, когда один из соучастников был задержан и на первом допросе он называет всех или некоторых членов преступной группы, в которую он входил. Это идеальный вариант, но, к сожалению, встречаются случаи, когда задержанный вообще отказывается от дачи показаний или сообщает ложные показания об участниках группы и ее преступной деятельности (это может зависеть от психологии конкретного человека, его убеждений, направленности и т. д., а также от степени сформированности, сплоченности и устойчивости группы). В данном случае лицам, производящим расследование, следует обратить пристальное внимание на изучение связей задержанных, так как чаще всего, именно среди ближайшего окружения задержанных обнаруживаются и другие члены преступной группы. Здесь существует возможность проведения и некоторых следственных действий. Например, при получении видео- или фотоизображений окружения задержанного возможно проведение опознания их потерпевшими. После их опознания сразу же возможно проведение других следственных действий, таких как задержание, допросы, в том числе и на очных ставках, после получения

109 необходимых образцов для сравнительного исследования - назначение и проведение соответствующих судебных экспертиз и т. д.

Методика изучения личности задержанного достаточно подробно описана в криминалистической литературе1 и содержащиеся в ней рекомендации с успехом могут быть использованы для изучения личности и при расследовании многоэпизодных групповых преступлений.

Большими возможностями в установлении не задержанных соучастников преступлений располагают оперативные аппараты органов дознания. При этом следователь, давая отдельное поручение органу дознания, обязан указать все имеющиеся у него сведения о разыскиваемых или устанавливаемых лицах. Это обеспечит целенаправленность поиска преступников.

Третья типичная следственная ситуация, когда задержаны один или несколько участников преступной группы, совершивших вместе одно или несколько преступлений, остальные члены группы скрылись, но личности их установлены. При этой следственной ситуации, часто случается так, что задержанный или задержанные, зная, что остальным членам преступной группы удалось скрыться, в своих первоначальных показаниях возлагают вину на последних или вообще заявляют о своей непричастности к преступлениям. Здесь главной задачей является задержание скрывшихся участников преступной группы, и лишь после их задержания необходимо устанавливать истину по уголовному делу (делам). Тщательная проверка всех показаний задержанных, умелое использование тактических приемов при проведении следственных действий, таких как допросы, проведение очных ставок между фигурантами уголовного дела (дел) и др., в целях получения доказательств,

1 См.: Жбанков В.А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. Учебное пособие. - М., 1987. С. 5-64; Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. - М., 1982. С. 10-42; Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого. — Ленинград, 1973. С. 19.

по

подтверждающих вину задержанных, могут являться залогом в полном и объективном расследовании рассматриваемых дел.

Четвертая типичная следственная ситуация, это когда задержаны все участники преступной группы, но причастность их к многоэпизодной преступной деятельности не установлена, а также не известна их роль в группе. В данном случае следователю, при помощи сотрудников оперативных служб, предстоит установить всю преступную деятельность группы, при этом необходимо выяснить роль каждого участника группы во всех эпизодах их деятельности. Выявляя эти обстоятельства, следователь конкретизирует обвинение каждому из привлеченных по делу, тем самым, определяя объем вины.

Дифференциация роли и индивидуализация вины соучастников групповых многоэпизодных преступлений имеет большое значение. Она позволит в дальнейшем индивидуализировать суду меру наказания каждому участнику группы, определить размер взыскания ущерба с каждого участника группы в соответствии с их ролью и участием в преступлениях и, в конечном итоге, вынести законный и обоснованный приговор.

Недостаточная дифференциация роли каждого из участников преступной группы, в следственной практике влечет за собой неправильную квалификацию действий этих соучастников, приводит к незаконному и необоснованному привлечению лиц к уголовной ответственности или наоборот способствует тому, что не все участники преступной группы будут привлечены к уголовной ответственности за совершенные ими преступные деяния. Так, например, по делам о фабежах и разбоях следователю зачастую трудно решить вопрос об ответственности соучастников и, в частности, тех, кто не проявлял активности при совершении преступлений («молчаливые соучастники»). При этом должно учитываться, что наличие этих людей оказывает на потерпевших сильное психическое воздействие и нередко лишает его способности оказать преступникам сопротивление, даже тогда, когда некото-

Ill

рые участники грабежа или разбоя не совершают никаких действий, а только присутствуют на месте преступления. Здесь необходимо выяснять, был ли предварительный сговор на совершение преступления, распределялись ли Ш’ роли каждого участника или этого не было, а эти люди случайно оказались

на месте преступления и были знакомы с преступниками.

Установление действительной роли каждого соучастника преступной группы тесно связано с установлением полного объема преступной деятель ности всей группы. Решение этой задачи, на наш взгляд, приводит к необхо димости использовать рекомендации методики расследования преступлений W прошлых лет1.

По нашему мнению, основными направлениями работы следователя по выявлению всех эпизодов преступной деятельности группы лиц могут быть:

— изучение способов совершения групповых многоэпизодных престу плений, оставшихся нераскрытыми и сравнение с тем способом совершения группового преступления, которое, как уже установлено следствием и со-

w вершено конкретной преступной группой;

— всестороннее изучение личности, образа жизни, преступных и дру гих связей, рода занятий, возможных поездок в другие местности участников преступной группы;

— использование данных, содержащихся в различных криминалисти- . ческих учетах в отношении участников преступной группы, похищенных

вещей, следов, обнаруженных на месте происшествия и т. д.;

*

i

См.: Мороз ов B.C., Арину шкин Г.П. Помо щь проку рора- крими налис та следо вателя м по приос танов ленны м и возоб новле нным произ водст вом делам о нерас крыты х прест уплен иям. - М, 1971; Лавро в В.П. Особе нност и рассл е- дован ия нерас крыты х прест уплен ий прош лых лет. - М., 1972; Быков В.М. Рассл едова ние нерас крыты х прест уплен ий прош лых лет. - Ташке нт, 1984 и др.

112

— объективная, глубокая и всесторонняя проверка показаний признавшихся участников преступной группы о совершении этой группой других преступлений, в том числе оставшихся нераскрытыми; — — выявление происхождения вещей и предметов, изымаемых у участников преступных групп в ходе проведения различных следственных действий; — — изучение приостановленных и прекращенных уголовных дел, возбужденных по тождественным или однородным преступлениям в районе деятельности ОВД, а в необходимых случаях и за его пределами; — — постоянный обмен информацией о совершенных преступлениях между работниками органа дознания и следователями, изучение ориентировок о совершении аналогичных преступлений в других районах, областях и т. д. — И, наконец, пятая следственная ситуация, это когда задержаны все участники преступной группы, установлена их многоэпизодная преступная деятельность и роли в группе. Данная следственная ситуация является самой благоприятной из всех перечисленных, однако и здесь предстоит большая работа, связанная с конкретизацией обвинения каждому участнику преступной группы и установлением ролевых функций каждого из ее членов.

По нашему мнению, рассмотренные нами следственные ситуации в основном и определяют направления деятельности следователя и органа дознания в раскрытии и расследовании исследуемой группы преступлений. Первостепенную роль в полном раскрытии и расследовании многоэпизодных групповых преступлений, установлении всех соучастников и эпизодов преступной деятельности, а также индивидуализации и конкретизации обвинения всех членов преступной группы играют такие следственные действия как осмотр места происшествия, допрос, обыск, опознание, назначение и проведение различного рода судебных экспертиз.

•W’

ф

113 § 2. Особе нност и осмот ра места проис шеств ия по делам о много -

эпизо дных групп овых прест уплен иях

Для устан овлен ия того факта, что прест уплен ие совер шено групп ой лиц, и что эта групп а лиц ранее совер шала анало гичны е прест упные деяни я, больш ое значе ние имеет такое перво начал ьное следс твенн ое дейст вие как осмот р места проис шеств ия. В целом тактик а и техно логия осмот ра места проис шеств ия в крими налис тичес кой литер атуре освящ ена достат очно пол- но1 и поэто му мы рассм отрим лишь те призн аки, обнар ужива емые в ходе ос- мотра места проис шеств ия, котор ые, по наше му мнени ю, свиде тельст вуют, что прест уплен ие совер шено групп ой лиц и эти лица совер шили неско лько однот ипных (сери йных) прест уплен ий.

В проце ссе осмот ра места проис шеств ия необх одимо прово дить глубо кое, тщате льное иссле дован ие матер иальн ых следо в прест уплен ия. В этих целях при осмот ре места проис шеств ия необх одимо макси мальн о испол ьзо- вать научн о- техни чески е средс тва и по возмо жност и привл екать специ али- стов- крими налис тов. Получ енная в ходе осмот ра инфор мация позво ляет состав ить предс тавле ние о самых разли чных сторо нах лично сти прест упни- ков, об их физио логич еских, психо логич еских, социа льных особе нност ях (поле, возра сте, привы чках, профе ссии и т. д.).

m

См.: Белки н PC. Ливш иц ЕМ, Такти ка следс твенн ых дейст вий. - М., 1997; Быхов ский И.Е. Осмот р места проис шеств ия. - М., 1973; Влади миров В.Ю., Лавре нтюк Т.П. Особе нност и осмот ра места проис шеств ия при рас- следо вании уголо вных дел с приме нение м огнест рельн ого оружи я и взрыв ных устро йств. - СПб., 1997; Диден ко Ф.К. Прим енени е научн о- техни чески х средс тв и метод ов при осмот ре места проис шеств ия. - Яросл авль, 1989; Дулов А.В., Несте ренко ПД. Такти ка следс твенн ых дейст вий. - Минс к, 1971. С. 108- 143; Енике ев М.И. Психо логия осмот ра места проис шеств ия. - М., 1994; Колма ков В.П. Следс твенн ый осмот р. - М, 1969; Косоп лечее Н.П. Осмот р места проис шеств ия по делам , связан ным с приме нение м огнест рельн ого оружи я. - М, 1956; Максу дов И.Х. Осмот р места проис шеств ия. - Л., 1965 и ДР-

114 Использование воровских инструментов, приспособленных для взлома,

может характеризовать преступников, как опытных, знающих преступные

приемы и имеющих соответствующие навыки. Изучая однотипные преступ-

tb} ления, как уже расследованные, так и нераскрытые, по способу их соверше-

ния и используемым в ходе их совершения орудиям, оставленным материальным следам, можно сделать вывод о том, что определенные преступления являются эпизодами многоэпизодной преступной деятельностью определенной группы лиц.

По следам рук, обнаруживаемым на месте происшествия, можно су-

^ дить о количестве лиц, участвовавших в совершении преступления. Выявле-

ние следов рук, принадлежащих разным лицам, дает основание полагать, что преступление совершено группой лиц. Естественно, что наибольший интерес вызывают следы с четким отображением папиллярных узоров и если такие следы обнаружены, то необходимо как можно быстрее установить, не оставлены ли они жертвами преступлений, членами их семей или другими лицами, имеющими доступ в осматриваемое помещение или случайно оказавшимися на месте происшествия. Сравнивая эти следы со следами, изъятыми с мест ранее совершенных преступлений, можно сделать вывод о причастности лиц, оставивших следы, к многоэпизодной преступной деятельности группы и даже в некоторых случаях установить конкретных участников преступления (если отпечатки этих лиц уже имеются в дактилоскопических учетах).

В то же время, иногда и по недостаточно запечатленным (смазанным) следам, обнаруженным в ходе осмотра, можно сделать вывод о количестве лиц, находившихся на месте происшествия. Например, случаи многочисленно оставленных следов на большом количестве предметов или на одном предмете (громоздком), с разных его сторон, которые говорят о том, что его пытались переместить несколько человек. Но здесь следует иметь в виду, что

” если на месте происшествия обнаружены следы пальцев рук, оставленные

одним лицом, то это не исключает того факта, что преступление совершено

115 группой лиц, так как другие соучастники могли, к примеру, действовать в

перчатках.

Количество лиц, участвовавших в совершении преступления, возможно определить и по следам обуви, оставленным на месте преступления. При этом следует обращать внимание на количество и размер этих следов, рисунок рельефа подошвенной части обуви, отобразившийся в следе, взаиморас- положение следов. О присутствии на месте преступления группы лиц могут указать и дорожки следов. Следует расширять границы осмотра с целью ус- тановления по следам обуви, направления подхода преступников к месту преступления и их ухода.

К числу следов, свидетельствующих о нескольких участниках преступления, можно отнести и нахождение на месте осмотра окурков и пачек из-под сигарет различных марок, размеров и цветов. Следует обращать внимание на особенности прикуса, отобразившегося на окурках сигарет, разнообразие манер их тушения. В последующем, изъятые окурки следует направлять на су-дебно-биологическую экспертизу с целью разрешения вопроса, происходит ли слюна от одного или разных лиц.

Если в ходе преступления использовалось огнестрельное оружие, то о групповом характере его совершении может свидетельствовать как само оружие, оставленное на месте преступления или неподалеку от него, а также многообразие следов выстрела, стреляные пули и гильзы, принадлежащие разным системам оружия, со следами его применения. Последние желательно незамедлительно направлять на баллистическую экспертизу, с целью решения диагностических и идентификационных задач. О групповом совершении может также указывать обнаружение на месте происшествия следов биологического происхождения, например крови, после исследования которой, можно узнать, не произошла ли она из разных источников.

116

В настоящее время криминалисты отводят большую роль в установлении преступников по микро-следам, обнаруженным на месте происшествия . По этим следам, обнаруженным и изъятым с мест происшествий, после их соответствующего исследования, также можно судить о количестве лиц, уча- ствовавших в совершении преступления.

О совершении преступления группой могут свидетельствовать следы пребывания и передвижения, в частности, перемещения на месте преступления различных тяжелых объектов, например, сейфа, который невозможно переместить одному человеку. Значительный объем похищенного, его большой вес, использование автотранспорта также может свидетельствовать о том, что в совершении преступления участвовало несколько человек.

Кроме того, наличие на потерпевшем множественных телесных повреждений, разных по их характеру, может дать основание предположить, что они нанесены не одним человеком и таким образом свидетельствовать, что преступление совершено группой лиц.

Тщательное, объективное и внимательное изучение всей совокупности следов, обнаруженных на месте преступления, которые указывают на совершение преступления группой лиц, обеспечивают получение обоснованных выводов о количестве лиц, совершавших преступление. При этом всегда необходимо иметь в виду, что даже при отсутствии следов, указывающих на то, что преступление было совершено группой, не следует делать вывод о том, что преступление совершено одним лицом, так как некоторые из участников преступлений, могут непосредственно и не участвовать в совершении преступлений, а исполнять другие, отведенные им роли, например - «наводчи-

См.: Вандер М.Б. Понятие и значение микрочастиц в криминалистике // Правоведение. 1978, № 2. С. 46-54; Клименко Н.И. Использование микрообъектов при расследовании преступлений. - Киев, 1984; Селиванов Н.А., Юрин Г.С., Викторова Е.И. Обнаружение невидимых и маловидимых следов. - М., 1975; Турчин Д.А. Микроследы - новое в криминалистике // Проблемы советского государства и права. Вып. № 7. - Иркутск, 1974 и др.

117 ки». Возможно также и то, что по каким-либо причинам, не все преступники, участвовавшие в грабеже и разбое, оставили следы на месте преступления.

После завершения осмотра места происшествия члены следственно-оперативной группы должны обсудить собранную к этому времени информацию во всех деталях, обменяться мнениями. На наш взгляд, это целесообразно делать на совещании следственно-оперативной группы. На нем вырабатывается общая стратегия дальнейшего сбора информации о преступниках и других обстоятельствах совершенного преступления, определяются комплексы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, ставятся конкретные задачи, предлагаются пути и средства их решения, в зависимости от конкретных обстоятельств каждого уголовного дела. Выдвига-ются версии, вырабатывается механизм их проверки.

Во время производства осмотра места происшествия оперативно-розыскные мероприятия не должны прекращаться, а в случаях, когда по делу работает группа следователей или сотрудники органа дознания работают по поручению или указанию следователя, выполняются и другие следственные действия, например, допросы. Важное значение при этом имеет взаимообмен информацией между участниками осмотра места происшествия и теми работниками, которые осуществляют оперативно-розыскные мероприятия. Это необходимо для того, чтобы собранные данные своевременно включались в работу в целях использования их в процессе осмотра места происшествия, а информация, полученная на том или ином этапе осмотра еще до его окончания доводилась до сведения иных лиц, занимающихся установлением преступников и использовалась ими.

Сопоставляя полученные в ходе осмотра конкретного места происшествия сведения с данными, полученными из других уголовных дел, по фактам совершения аналогичных преступлений, с оперативными данными, со сведениями, имеющимися в различных криминалистических учетах, с ориен- тировками из других регионов, можно сделать определенные выводы о том,

118 что преступная деятельность группы является многоэпизоднои и в соответст вии с этим проводить следственные и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление всех членов преступной группы, их задержа- ф ние, выявление и доказывание их участия и конкретной роли во всех эпизо-

дах преступной деятельности.

§ 3. Особенности тактики допроса при расследовании многоэпизоднои групповой преступной деятельности

*

Основ ным средс твом получ ения инфор мации о много эпизо днои груп- повой прест упной деяте льнос ти являет ся допро с. Трудн о перео ценит ь его значе ние в ряду други х следс твенн ых дейст вий. Этот тезис подтв ержда ет и прове денно е нами иссле дован ие, резул ьтаты котор ого показ али, что среди опро шенн ых следо вателе й, 90 % счита ют, что именн о при допро се они больш е всего получ ают инфор мации о много эпизо днои прест упной деяте ль- ности групп ы, по сравн ению с други ми следс твенн ыми дейст виями .

Интер прети руя опред елени е тактик и следс твенн ого дейст вия, данно го профе ссоро м Р. С. Белки ным , мы може м дать опред елени е тактик и допро са в следу ющем виде: крими налис тичес кая тактик а допро са - это систе ма науч- ных полож ений и разра батыв аемых на их основ е реком ендац ий по орган иза- ции и плани рован ии допро са, опред елени ю линии повед ения лиц, осуще ствля ющих это следс твенн ое (суде бное) дейст вие и прием ов его про- веден ия, напра вленн ых на получ ение инфор мации о рассл едуем ом прест уп- лении и связан ных с ним событ ий.

В целом тактик а допро са достат очно широк о изуче на . По наше му мнени ю, тактик а допро са потер певши х при рассл едова нии много эпизо днои

  • Белкин Р. С. Курс криминалистики. - М., 1997. Т. 2. С. 287.

См. например: Абдулаев М. И., Пору бое Н. И., Рагимов И. М., Сулей-манов Э. И. Тактика допроса обвиняемого в конфликтной ситуации. - Баку,

119 преступной деятельности ничем не отличается от допроса потерпевшего по единичному случаю совершения преступления. Особенностью в данном случае является то, что если преступление совершается группой, необходимо установить не только количество участников группового преступления, но и конкретизировать действия каждого из них. Как показывает практика, по большинству расследуемых уголовных дел потерпевшие и очевидцы престу- плений сообщают следователям данные о количестве преступников. При этом наиболее достоверные данные об этом могут дать свидетели-очевидцы, которые сами непосредственно не подвергались опасности при совершении преступления и наблюдали за происходящим со стороны. С учетом этого, при допросе потерпевших и свидетелей (очевидцев преступления) необходимо, в первую очередь выяснять:

— время и конкретное место совершения преступления; — — количество лиц, принимавших участие в совершении преступного деяния; — — конкретные действия каждого из них; — — признаки внешности преступников, их особые и броские приметы, особенности поведения, одежды; — 1993; Белкин Р. С. Проверка и уточнение показаний на месте. - М., 1961; Белкин Р. С Очерки криминалистической тактики. - Волгоград, 1993; Белкин Р. С, Лившиц Е. М. Тактика следственных действий. - М., 1997; Васильев А. 77., Карнеева Л. М. Тактика допроса при расследовании преступлений. - М., 1970; Закатов А. А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. - Волгоград, 1976; Исаева К. А. Тактические особенности допроса женщин - подозреваемых и обвиняемых. Дисс… канд. юрид. наук. -М., 1995; Питерцев С. К., Степанов А. А. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. - СПб., 2001; Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973; Соловьев А. Б. Очная ставка на предварительном следствии. - М, 1970; Тыщенко 77. П. Тактика и психологические основы допроса (опроса). - М, 1998; Ямпольскии А. Е. Психология допроса подозреваемого. - Волгоград, 1978 и др.

120

— были ли среди преступников знакомые им лица и если таких лиц не

было, то может быть преступники называли как-нибудь друг друга или даже самого потерпевшего;

— особенности речи преступников, употребление специфических выражений, например, жаргонных слов; — — выделялось ли среди преступников лицо, которое, по их мнению, руководило группой и в чем это руководство выражалось; — — были ли преступники вооружены, чем вооружены, у кого из преступников находилось оружие, применялось ли оно; — — находились ли на месте преступления или неподалеку от него другие лица, которые непосредственно не участвовали в преступлении, но наблюдали за происходящим со стороны; — — пути подхода и отхода преступников к месту совершения преступления и возможные средства передвижения, например, марка и модель автомобиля, его цвет, номер государственного регистрационного знака и др. — В зависимости от конкретного случая преступления могут быть выяснены и другие, необходимые в выяснении обстоятельств расследуемого преступления вопросы.

Необходимость конкретизации действий каждого из участников совершения преступления позволяет потерпевшему или свидетелю в своих показаниях каким- либо образом обозначить участников преступления. Чтобы облегчить понимание показаний, производить необходимый их анализ и легче ориентироваться, о ком из участников преступления идет речь, в ходе допроса следователю и допрашиваемому необходимо использовать условные обозначения этих лиц. Например, исходя из примет преступников. Так, в некоторых случаях целесообразно в показаниях потерпевших и свидетелей использовать такие условные обозначения, как «мужчина со шрамом», «высокий парень в кепке», «низкий парень в светлых джинсах» и т. п. Эти обозначения следует специально зафиксировать в протоколе допроса. Такие

121 условные названия можно использовать и в ходе допроса подозреваемых или обвиняемых, если при совершении ими преступления потерпевших было не- сколько или деятельность группы является многоэпизодной и соучастники путаются в приметах потерпевших.

Тактика допроса потерпевших при расследовании групповых много-эпизодных преступлений должна учитывать их психологию, так как такого рода преступления, на наш взгляд, из-за их непосредственного восприятия, оказывают на них наиболее неблагоприятное воздействие. Общим для психологии всех потерпевших является объективная возможность давать показания, отражающие истинный ход преступления и данные, характеризующие личность преступников. При этом на объективность показаний воздействуют две группы факторов: внешняя ситуация, связанная с особенностями восприятия потерпевшим преступных событий; субъективные факторы, обусловленные особенностями его личности и переживаемым им положением1.

На психологию потерпевшего и его поведение на предварительном следствии влияют: факт причинения ему физического и морального вреда, имущественного ущерба; отношение к преступнику и совершенному преступлению; роль самого потерпевшего в совершенном деянии, характеристика его личности, интересы которые он преследует на предварительном следствии и его окружение2.

Отметим, что для нас представляет интерес личность потерпевшего не только с точки зрения его влияния на совершение преступления, как это делают криминологи, но и с позиции его возможного поведения на предварительном следствии. Это обстоятельство, как нам кажется, определяет, так называемый, криминалистический тип потерпевшего, на формирование которого воздействуют следующие факторы:

Васильев В.Л. Юридическая психология. - Л., 1974. С. 42. Быков В.М. Проблемы
расследования групповых преступлений. Дисс… докт. юрид. наук. - М., 1992. С. 231.

122

— роль потерпевшего в совершении преступного деяния; — — отношение потерпевшего к установлению истины в ходе предварительного следствия; — — цели, которые преследует потерпевший в процессе расследования по делу; — — оценка потерпевшим последствий преступления; — — отношение потерпевшего к преступникам; — — отношение ближайшей группы окружения потерпевшего (родственников, знакомых) к совершенному преступлению и преступникам; — — сама личность потерпевшего, особенности его психологии, уровень правосознания1. — Таким образом, всех потерпевших, с учетом их позиции и поведения на предварительном следствии, можно разделить на несколько криминалистических типов. От этого во многом зависит тактика их допроса, особенно в ходе расследования многоэпизодных групповых уголовных дел.

Нам представляется весьма удачной классификация криминалистических типов личности потерпевших, предложенная В. М. Быковым, который разделил их на следующие группы:

— добросовестный активный потерпевший; — — неактивный добросовестный потерпевший; — — неустойчивый потерпевший; — — недобросовестный потерпевший2. — Добросовестные активные потерпевшие — это, прежде всего инициативные потерпевшие, т. е. лица ставшие потерпевшими вследствие выполнения ими служебного или общественного долга. К этому типу также можно

Бурданова B.C., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики. - Ташкент, 1981. С. 16.

Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений. Дисс… докт. юрид. наук. - М., 1992. С. 232-238.

123 отнести агрессивных, некоторых некритичных и нейтральных потерпевших, которые в силу какого-либо рода причин, не смогли оказать потерпевшим ак тивного сопротивления, но в то же время добросовестно и активно ведут себя фг на предварительном следствии.

т

Для психологии добросовестного активного потерпевшего характерно стремление обязательного привлечения преступника к уголовной ответственности и он активно стремится к установлению истины по уголовному делу. Такой тип потерпевших своевременно обращается за помощью в правоохранительные органы, добросовестно является на проведение следственных действий с их участием, объективно дает показания, интересуется результатами проведенного расследования и т. д. Однако отрицательные эмоции, полученные такими потерпевшими, в результате совершенного преступления, могут оставлять «следы» и в их психике. Это может проявляться в обостренном чувстве справедливости, нервозности, сомнениях относительно объективности проводимого расследования. Поэтому следователь, проводя допрос таких потерпевших, особенно, если это женщины или несовершеннолетние, должен проявлять к ним уважение и добиваться установления положительного, рабочего психологического контакта.

*

Вторым криминалистическим типом потерпевших является неактивный добросовестный потерпевший. Такой потерпевший дает вполне полные и правдивые показания, заслуживающие доверия, но ведет себя на следствии довольно пассивно. Решение вопросов, возникающих в ходе предварительного расследования, он оставляет на усмотрение следователя, ходатайств, как правило, не заявляет и даже может отказаться знакомиться с материалами уже законченного расследованием дела. Следователю зачастую приходится убеждать потерпевших такого типа в необходимости участия в том или ином следственном действии. Такое поведение можно объяснить особенностями

124 личности потерпевшего, это может быть связано со страхом перед преступ- ником, возможной мести со стороны последнего и т. д. В таком случае следо- вателю необходимо: убедить потерпевшего в не совсем правильно занятой им позиции; разъяснить возможные вредные последствия; воздействовать на положительные стороны личности — чувство собственного достоинства, бла- городство, идейность и т. п.; стараться получать от допрашиваемого показания, требующие их детализации; принять меры к тому, чтобы рассеять опасения перед страхом мести со стороны преступников, если они нереальны, а если же обоснованны, то обеспечить его безопасность, а потом уже проводить допрос и т. д.

Третьим криминалистическим типом потерпевших мы назвали неустойчивого потерпевшего. Его «неустойчивость» проявляется в склонности к пересмотру данных им ранее правдивых показаний и даже в отказе от них. Это можно объяснить подверженностью влияния близкого окружения (родственников, знакомых), мягкостью к удовлетворению просьб или домогательств об изменении показаний со стороны подозреваемых (обвиняемых) и их окружения, возможен даже подкуп таких потерпевших. Изменение показаний может явиться результатом борьбы мотивов потерпевшего: с одной стороны он заинтересован к привлечению преступников к законной уголовной ответственности, а с другой стороны он склонен и простить преступников. К особо неустойчивым потерпевшим можно отнести несовершеннолетних. Для них, в силу психологических особенностей взросления, большое значение имеет мнение окружающей его контактной среды, а также легкости влияния на них преступников. В данном случае, кроме тактических приемов, применяемых ко второму типу потерпевших, указанных нами, следует также отнести:

— разъяснение вредных последствий для близких и других лиц, просьбам или домогательствам которых он уступает;

125

— разъяснение предусмотренных уголовным законом санкций за отказ

от дачи и за дачу заведомо ложных показаний;

— использовать антипатии, питаемые допрашиваемым к преступни- <Ш кам;

— использовать фактор внезапности путем постановки неожиданных вопросов, в ситуации, когда допрашиваемый таких вопросов не ждет; — — предъявлять доказательства, опровергающие показания допрашиваемого; — — проводить логический анализ противоречий, имеющийся в показа- ™ ниях допрашиваемого и т. д.

Четвертый криминалистический тип потерпевших - недобросовестный потерпевший. Сюда можно отнести активных потерпевших, чье неправильное (виктимное) поведение способствовало совершению в отношении их преступления, а также агрессивных потерпевших, которые своими действиями на месте преступления, вызывали более решительные преступные дейст-вия со стороны преступников.

Общим в психологии потерпевших такого типа, можно выделить нежелание раскрыть действительные причины и обстоятельства совершенного преступления в виду своего безнравственного или даже преступного поведения. Понимая это, они не хотят и не желают попасть в поле зрения правоох-

?в ранительных органов. Поэтому показания таких потерпевших требуют

объективной и скрупулезной проверки. Тактика действий следователя в таких случаях может заключаться в качественном исследовании причин, по которым потерпевший не желает давать правдивые показания и соответствующем устранении таких причин. При этом следователь может использовать как указанные ранее приемы допроса, так и другие тактические приемы и комбинации, имеющиеся в арсенале криминалистики, например

*™ приемы, преследующие цель скрыть от допрашиваемого осведомленность

126 следователя о тех или иных обстоятельствах дела и наоборот, создать пре- увеличенное представление об осведомленности следователя и др.

Тактика допроса свидетелей при расследовании исследуемой группы преступлений незначительно отличается от тактики допроса потерпевших, так как свидетелями, за некоторым исключением, являются лица, незаинтересованные в исходе расследования, и они соответственно дают наиболее объективные показания. Поэтому допросу свидетелей мы не будем уделять значительное внимание, а отметим лишь только то, что основные трудности следователя в данном случае составляют установление свидетелей и убеждение их в необходимости дачи ими полных и объективных показаний.

Особое внимание необходимо уделять при допросе свидетелей, являющихся близкими потерпевших и преступников. Такие люди из-за понятных обстоятельств зачастую необъективно воспринимают совершенно законные и правильные действия следователя, выполняемые им в ходе расследования преступлений, что может создать у них ложное чувство и представление о том, что следствие ведется незаконно, неправильно, медленно и необъективно. Вследствие этого от них могут поступать различные необоснованные жалобы. Но даже в такой обстановке следователю следует вести себя вежливо и спокойно. Аргументировано разъяснять им свои действия и позицию, стремиться не высказывать своего неудовольствия относительно поступающих на него и его действия жалоб. Следует иметь “в виду еще и то, что такие свидетели могут излагать свои показания неточно, искажая некоторые обстоятельства расследуемого преступления. Следователю необходимо пытаться разъяснять им необходимость дачи правдивых показаний, хотя это и бывает сделать непросто.

Большую роль в полном раскрытии и расследовании многоэпизодных групповых преступлений, установлении всех соучастников, конкретизации их роли в совершении преступных деяний, играет допрос подозреваемого.

127 Осуществлению допроса подозреваемого предшествует принятие следователем тактического решения о производстве допроса.

Понятие определения тактического решения в криминалистической ли- Д тературе рассматривается весьма разнообразно1. Но наиболее точным мы

считаем определение, данное Р. С. Белкиным, согласно которому: «тактиче ское решение - это выбор цели тактического воздействия на следственную ситуацию в целом или на отдельные ее компоненты, на ход и результаты процесса расследования, и его элементы, определение методов, приемов и средств достижения цели». При этом «под тактическим воздействием следует (Р понимать всякое правомерное воздействие на тот или иной объект, осущест-

вляемое с помощью тактических приемов или на основе тактики использования иных средств и методов - как собственно криминалистических, так и

обязанным своим происхождением смежным областям знания» .

Как нам представляется, следователю, принимая решение о допросе за держанного, необходимо уяснить сложившуюся на этот момент следствен- 4 ‘ ную ситуацию. Это должно помочь ему в определенной степени предвидеть

позицию подозреваемого в ходе допроса. Необходимо при этом установить, кто из группы подозреваемых знает о задержании других участников пре-

См.: Драги н И.М. Метод ологи чески е пробл емы рассл едова ния. - М., 1973. С. 193- 194; Цветк ов СИ. Состо яние и персп ектив ы испол ьзова ния данны х науки управ ления в крими налис тике. Автор еф. дисс… канд. юрид. наук. - М., 1977; Новик Ю.И. Научн ые основ ы приня тия тактич еских реше- ний при произ водст ве следс твенн ых дейст вий. Автор еф. дис… канд. юрид. наук. - Минс к, 1979; Дулов А.В., Новик Ю.И. Понят ие и структ ура тактич е- ского решен ия, прини маемо го следо вателе м при произ водст ве следс твенн ого дейст вия // Теоре тичес кие пробл емы крими налис тичес кой тактик и. - Сверд ловск, 1981. С. 39- 47; Белки н Р.С. Крим инали стика: пробл емы, тенде нции, персп ектив ы. От теори и к практ ике. - М., 1988. С. 104- 136; Цветк ов СИ. Такти ческо е решен ие // Крим инали стика (актуа льные пробл емы). - М., 1989. С. 100- 105; Быков В.М. Такти ческо е решен ие следо вателя // Уголо вно- право вые и проце ссуал ьные гарант ии защит ы конст итуци онных прав граж- дан. - Калин ин, 1980. С. 114 и др.

Белки н PC. Курс крими налис тики. - М., 2000. С. 536.

128 ступной группы, кого именно, а также кому удалось скрыться. Эти обстоятельства необходимо учесть для разработки тактики допросов.

Не последнее значение имеет правильное определение времени и места

Ш допроса. При этом в определенных случаях необходимо сразу же после за-

держания производить допрос, чтобы использовать фактор внезапности, но в то же время можно произвести и другие следственные действия с ним, например, предъявить его для опознания потерпевшим и свидетелям, освидетельствовать его, произвести осмотр одежды и др. В некоторых случаях нужно отложить производство этого следственного действия, так как нема-

9 ловажно использовать состояние неизвестности и неуверенности, в котором,

как правило, находится в первое время задержанный, но так, чтобы не были нарушены соответствующие процессуальные сроки, а у задержанного создалось впечатление о том, что о его преступной деятельности все известно, поэтому его и не пытаются допросить.

Как пишет В. С. Комарков: «следователю весьма часто приходится принимать решения, реализация которых связана с риском нанести ущерб следствию, каждое следственное действие связано с более или менее реальным риском возникновения самых различных осложнений, нежелательных последствий в развитии расследования»1. Поэтому надо иметь в виду, что допрос подозреваемого практически всегда связан с тактическим риском.

<, Принятие следователем решения о допросе подозреваемого в ходе рас-

следования многоэпизодных групповых дел часто происходит в обстановке информационной неопределенности и бывает достаточно трудно предугадать, как это может сказаться на результаты допроса и вообще на результаты расследования в целом. Например, может случиться так, что соучастники разбойного нападения смогут скрыться, при этом уничтожив вещественные

Ф

Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. - Харьков, 1976. С. 22.

129 доказательства, или не будут выявлены все эпизоды преступной деятельности группы.

Таким образом, следователю необходимо, принимая решение о произ-

Ш водстве допроса, действовать так, чтобы тактический риск был наименьшим

в каждой конкретной следственной ситуации и мог увеличиваться лишь по мере накопления доказательственной информации.

Говоря о месте проведения допроса, следует исходить из каждого конкретного случая. В отдельных случаях, учитывая фактор внезапности, можно допросить и на месте его задержания. Однако так бывает далеко не всегда,

<Р так как допрос подозреваемого это весьма сложное следственное действие и

поэтому требует досконального планирования и подготовки, в связи с чем, он чаще всего проводится в служебном помещении.

В случае задержания нескольких подозреваемых, эффективность допроса может зависеть от правильного определения последовательности допросов задержанных. В литературе
встречаются рекомендации начинать

^ допрос с второстепенных участников преступной группы , но не всегда по-

лучается так, чтобы к моменту допроса подозреваемых следователю уже была известна роль каждого из них в совершенных преступлениях. В связи с этим мы поддерживаем точку зрения В. М. Быкова и А. М. Царегородцева о том, что решение следователя об очередности допроса подозреваемых долж-но основываться на оценке совокупности достоверно установленных обстоя-

1 См.: Руководство по расследованию преступлений. - М., 1967. С. 102; Онучин А.П. Некоторые тактические приемы допроса подозреваемых и обви няемых при расследовании преступлений совершенных группой // Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. № 19. - Сверд- W ловск, 1972. С. 39; Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследо-

вание и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних -М, 1974. С. 88 и др.

130 тельств1. Таким образом, при расследовании групповых многоэпизодных преступлений, при определении последовательности допроса подозреваемых, необходимо учитывать следующие факторы:

— определение доказательственной силы участия подозреваемого по каждому эпизоду преступной деятельности (достаточно доказательств по одному или нескольким эпизодам, доказательств по некоторым или всем эпизодам не достаточно, т. е. чем очевиднее вина допрашиваемого по большинству эпизодов, тем больше шансов ждать правдивых показаний); — — наличие доказательств о причастности подозреваемого ко всем эпизодам преступной деятельности группы; — — наличие достаточных данных о личности подозреваемых, об их психическом и моральном состоянии, преступном опыте, отношении к содеянному и т. д.; — — знания о ролевых функциях участников преступной группы в совершенных преступлениях (организатор, простой участник и др.); — — наличие отрицательно действующего на подозреваемого окружения (в семье, друзья или не изобличенные на данный момент члены группы и т. д.), которые укрывают его преступную деятельность, попустительствуют этой деятельности и т. д.; — — существующая следственная ситуация на момент задержания (например, задержание всей группы или отдельных ее участников; совершение менее или более тяжких преступлений (например, грабежей или разбойных нападений); тяжесть наступивших последствий, применение оружия и т. д.; — — наличие данных о том, что кто-то из подозреваемых противопоставляет себя лидеру группы, другим членам или втянут в преступную деятельность по принуждению или из-за зависимого положения. — Быков В.М., Царегородцев A.M. Некоторые вопросы тактики выявления организаторов преступных групп при расследовании преступлений // Проблемы борьбы с преступностью. - Омск-Иркутск, 1976. С. 125.

131 Мы полагаем, что если учесть названные обстоятельства в их совокуп ности, следователь сможет принять оптимальное решение об очередности допросов и обеспечить тем самым успех допроса и в целом первоначального <fj)) этапа расследования.

Приняв решение о допросе конкретного подозреваемого и установив время и место его проведения, следователю необходимо подготовиться к допросу. В первую очередь он должен:

— ознакомиться со всеми имеющимися по делу материалами (по всем эпизодам преступной деятельности) и доказательствами по делу;

?~ — составить планы допросов (внося в них изменения, в зависимости от

предыдущих допросов и имеющихся по делу доказательств), указав в них тактику их проведения (в зависимости от конкретных обстоятельств) и круг вопросов, подлежащих выяснению;

— принять меры по обеспечению присутствия необходимых участни ков допроса, в зависимости от каждого конкретного подозреваемого (педа-

W

гог, защитник, законные представители, переводчик, специалист и др.);

— подготовить необходимую криминалистическую технику (видеокамеру, фотоаппарат и т. д.); — — создать оптимальные условия производства следственного действия (подготовить кабинет, устранить отвлекающие факторы и др.). — ^ Прежде чем непосредственно приступить к допросу, следователю не-

обходимо попытаться установить психологический контакт с подозреваемым, так как если этого не удастся, то, скорее всего, допрос не приведет к ожидаемым результатам или вообще подозреваемый не даст никаких показаний.

На установление контакта влияют обстановка допроса, манера поведения следователя, умение владеть собой, внешний вид. В целях установления

’” контакта с допрашиваемым может быть использована и та беседа, которую

ведет с ним следователь при заполнении анкетной части протокола допроса.

132 При этом следователь может выходить за рамки протокола, интересоваться не только анкетными, но и другими данными, его окружением, условиями жизни, психофизическими качествами. Таким образом, следователь получает и дополнительную информацию о личности допрашиваемого. Рекомендуется также: проявить подчеркнуто внимательное, уважительное отношение к доп- рашиваемому, спокойствие и уравновешенность в обращении с ним; выразить понимание; провести беседу на второстепенную тему; выяснить мотивы, по которым подозреваемый неохотно дает показания и попытаться преодолеть их.

Лицо, впервые привлекаемое к уголовной ответственности, нередко еще до допроса испытывает чувство стыда, сожаления о содеянном. Видя в лице следователя человека сопереживающего, такой подозреваемый проникается доверием к нему и его словам, что чистосердечное признание вины и правдивый рассказ о случившемся явится смягчающим вину обстоятельством.

Важную роль играет и эмоциональное состояние следователя, его настроенность и обусловленный ими тон допроса. Ровный и спокойный тон -это лишь один из тактических приемов, применяемый чаще всего тогда, когда подозреваемый преднамеренно стремится создать конфликтную ситуацию. В остальных случаях следователь вправе в разумных пределах пользоваться всей гаммой интонаций, а в исключительных случаях и повышенным тоном. Проявление следователем своего отношения к подозреваемому и им содеянному может не только не препятствовать установлению нужного контакта, но часто активно способствует этому, так как допрашиваемый видит в следователе не только чиновника, но и живого человека.

Более сложным может оказаться установление контакта с подозреваемым, который настроился на дачу заведомо ложных показаний и тем более ранее судимым. Здесь допрос приобретает характер противоборства, и в та-

133 ких условиях психологическая задача следователя состоит в том, чтобы лишить подозреваемого надежды обмануть следствие.

Если контакт удалось установить, то одну из важных задач, стоящих /jft) перед следователем в ходе производства этого следственного действия, ста-

новится задача конкретизации данных подозреваемым показаний. У подозреваемого должны быть выяснены следующие вопросы:

— возникновение мотива и умысла на преступление (время, место, по будительные причины и т. д.);

— подготовка к совершению преступления (установление контактов с ^ другими лицами, посвящение их в свои планы, выбор объекта преступления,

наблюдение за ним, приискание орудий преступления, технических средств, транспорта и т. д.);

— путь к месту преступления;

— лица, которые при этом встретились, происходившие во время при ближения к объекту явления и события (погодно-климатические явления,

Ш

выполнявшиеся работы, проезжавшие транспортные средства и т. д.);

— место, время, способ, проникновения на объект, завладения материальными ценностями и денежными средствами; — — обстановка, в которой протекало преступление; — — признаки предмета посягательства; — — — средства и способы транспортировки похищенного;

Я*

— особенности пути отхода (отъезда) с места происшествия; — — материальные следы преступления, возникшие на одежде, теле преступника; — — меры, принимаемые преступником для сокрытия следов преступления, избежания разоблачения, задержания и ответственности за содеянное; — — последующее поведение (обстоятельства дележа, сбыта похищенно- ^ го, сокрытия оружия и т. д.);

134

— обстоятельства совершения группой каждого эпизода преступной

деятельности;

— полный состав участников преступной группы и их роли;

fc — кто предложил совершить первое и последующие преступления, и

кто руководил группой на всех этапах ее существования;

— персональная роль допрашиваемого в совершении каждого преступления; — — взаимоотношения между участниками группы; —

— вооруженность группы и все, вытекающие из этого факта обстоя-w тельства; — — совершение группой других преступлений и т. д. — Приведенные вопросы требуют соответствующей интерпретации, конкретизации и развития применительно к установленным обстоятельствам дела. Например, совершение преступления с применением заранее подготовленного оружия предполагает выяснение у допрашиваемого источ-

ш

ника его приобретения, обстоятельств хранения, ношения, проверки боего товности, использования помимо данного случая, обеспечения боеприпасами, его судьбы и местонахождения после совершенного преступ ления, круга лиц, которым эти обстоятельства известны. В случае использо вания самодельного оружия важно выяснить, где, кем, когда, как, с ^ применением каких инструментов, из каких материалов оно изготовлено, в

каких местах, у кого хранилось, где, кем, как добывались или изготавливались боеприпасы.

т

Самым детальным образом выясняются также вопросы, относящиеся к характеристике орудий преступления (технических средств, приспособлений, предметов, инструментов, примененных для проникновения на объект, вскрытия и взлома сейфов, иных хранилищ, их перемещения, нейтрализации сопротивления потерпевших и т. п.), где, когда, кем они изготовлялись, при-

135 обретались, похищались, испытывались, что с их помощью было сделано во время преступления, где находятся в настоящее время и т. д.

В тех случаях, когда оружие и иные технические средства, использо-

(Щ ванные во время преступления, добыты преступным путем (например, похи-

щены), необходимо выяснить все вопросы, связанные с этим преступлением (время, место, способ кражи и т. д.).

Большое значение для дела имеют показания подозреваемого (обвиняемого) относительно использованного транспорта. При допросе по этому поводу следует выяснить марку, модель, номерной знак, окраску, иные осо-

^ бенности внешнего вида, салона, кузова автомашины (иного транспорта);

вещей и предметов, находившихся в салоне, кузове, багажнике (запасные части, аптечки, книги и т. д.); кому, какой организации принадлежит автомашина; когда, где, при каких обстоятельствах она оказалась в пользовании преступников (угнана, захвачена при нападении, взята у знакомых и т. д.). Допрос подозреваемого (обвиняемого) должен дать ответы и на вопросы о том, кто управлял машиной, кто, на каких местах сидел; каковы были маршрут, скорость движения, особенности дорожной и погодной ситуации, когда, в какое время, в каком месте и состоянии, по какой причине машина была оставлена преступниками.

Круг вопросов может варьироваться в зависимости от каждого кон-

^ кретного случая и поэтому мы в нашем исследовании не будем уделять этому

большого внимания, тем более, что они уже достаточно известны практике.

В тех случаях, когда допрашиваемый не дает правдивых показаний относительно многоэпизодности его преступной деятельности, то в этом случае можно использовать такой эффективный прием, как предъявление доказательств, изобличающих его в совершении иных преступлений. Это может выражаться в разных формах, например, предъявление предметов, изъятых у

^ него в ходе обыска и являющихся похищенными, или оглашение показаний

других лиц, допрошенных ранее, в том числе и соучастников.

136 Предъявление на допросе показаний признавшегося соучастника зачастую может приводить к психологическому перелому сознания, в связи с чем допрашиваемый может дать правдивые показания, а это, в свою очередь, связано с указанной нами ранее закономерностью расследования исследуемой группы преступлений - психологической неопределенностью поведения и показаний каждого из соучастников. Эта закономерность создает основу для предъявления доказательств в ходе допросов участников преступной группы, так как у каждого из подозреваемых практически всегда есть опасение, связанное с тем, что кто- нибудь из соучастников уже дал следователю правдивые показания или показания, которые говорят о снисхождении к последнему и отягощают вину других участников преступной группы.

Следователь должен тщательно продумать тактику предъявления показаний признавшегося подозреваемого. Усиление психологического воздействия в отношении допрашиваемого может быть достигнуто с помощью следующих тактических приемов:

— предварительный допрос о личности признавшегося соучастника и о его отношениях с ним; — — предъявление на допросе только той части показаний признавшегося соучастника, которая по усмотрению следователя является достоверной и подтверждается другими, собранными по делу доказательствами или части показаний, в которой изобличается допрашиваемый; — — предъявление части показаний признавшегося соучастника вместе с иными имеющимися доказательствами. При этом если все доказательства предъявляются по нарастающей силе, то правдивые показания соучастника предъявляются для оказания наиболее сильного психического воздействия, по возможности, последними; — — предъявление части показаний признавшегося соучастника, в совокупности с другими доказательствами, полученными благодаря его правдивым показаниям (например, если соучастник разбойного нападения дал о —

137 лицах, в нем участвующих, правдивые показания и добровольно выдал находящееся у него похищенное имущество, то при этом надо сначала предъявить это имущество, а потом предъявить сами показания);

(фч — выбор наиболее целесообразной формы предъявления сведений, по-

лученных от признавшегося соучастника (например, предоставление возможности просмотра видеозаписи или прослушивания аудиозаписи, проведение допроса на очной ставке и др.);

— сообщение следователем при допросе таких фактов или деталей преступной деятельности, о которых могли знать только признавшийся со-

vP/ участник и допрашиваемое лицо1.

Можно использовать в таких случаях и другие тактические приемы, например, когда члены преступной группа не дают правдивых показаний о событии преступления, обо всех эпизодах преступной деятельности и лицах, участвовавших в них, то можно в показаниях какого-нибудь из соучастников найти правдивые сведения о каком-либо из эпизодов или незначительном факте преступной деятельности группы, тогда в этом случае, можно в ходе допроса на очной ставке этого подозреваемого с соучастниками предложить осветить этот эпизод или факт и таким образом создать впечатление, что один из подозреваемых полностью рассказал обо всех совершенных ими преступлениях и признал себя виновным. Этот тактический прием можно ис- пользовать и без проведения очной ставки между подозреваемыми, а использовать при допросе подозреваемого с демонстрацией вышеназванных сведений на видео-, аудио-магнитофоне.

Необходимо умело использовать неосведомленность подозреваемых о том, какие показания дают участники преступной группы, в связи с тем, что это может обеспечить объективную возможность успешного применения

Быков В.М., Марков А.Я. К вопросу о предъявлении доказательств при допросе // Процессуальные и криминалистические проблемы предварительного следствия. - Ташкент, 1980. С. 73-75.

138 различных тактических приемов, направленных на создание у подозреваемых« преувеличенного впечатления об осведомленности следователя обо всех пре ступных действиях, совершенных преступной группой, по каждому отдель- Ф ному эпизоду.

Можно различными путями уведомить подозреваемого о том, что его соучастники уже допрошены, не детализируя показания соучастников. При этом попытаться создать ошибочное представление у допрашиваемого о том, что члены его группы якобы дали правдивые показания. В подобном случае

подозреваемый может дать объективные полные показания. Если при этом

Ш • следователь предъявит изъятое у других соучастников похищенное имущест-

во, то эффект от этого может значительно усилиться.

Говоря об этом тактическом приеме, следует помнить, что недопустимо использовать обман, то есть не следует говорить о том, чего в действительности не было и сообщать допрашиваемому заведомо ложные сведения. Создание у подозреваемого ошибочного представления достигается, напри-

ш

мер, подачей ограниченной информации, но так, чтобы она была истолкована подозреваемым двояко и даже многозначно. Например, сообщить допрашиваемому о том, что все участники преступной группы допрошены, таким образом, чтобы у него сложилось впечатление, что они дали частично или даже полностью правдивые показания. Но это же, он может понять и как то, что

^ они не дали никаких показаний. И если подозреваемый поймет это по по-

Р’

следнему, указанному нами варианту, то следователя будет невозможно обвинить в обмане подозреваемого. В этой связи мы не можем согласиться с теми авторами, которые считают, подобные тактические приемы незаконными и недопустимыми в практике их применения1. Такая позиция фактически

Пантелеев И. Ф. Ошибочные рекомендации в теории уголовного процесса и криминалистики // Социалистическая законность, 1974, № 4. С. 54-56; Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. - М., 1980. С. 14 и

ДР-

139 лишает следователя возможности использования тактических средств, необ- ходимых для установления истины по расследуемому им уголовному делу.

В тех случаях, когда допрос подозреваемых осуществляется сразу же после их задержания, то, как правило, времени на тщательную подготовку к проведению допроса не остается и эти ситуации создают условия для использования уже других тактических приемов - приемов, основанных на факторе внезапности. В данном случае имеется в виду тактическая комбинация, представляющая собой неожиданность действий следователя, как по времени и месту их осуществления, так и самого действия. В нашем примере это неожиданность задержания и допроса непосредственно в месте задержания, а также неожиданное для допрашиваемого применение тактического приема как такового - например, постановка «неудобных», «опасных» вопросов, когда еще задержанные пребывают в психологическом шоке от случившегося и не успели выстроить систему оправдательных аргументов. Задача следователя заключается в том, чтобы умело использовать такое состояние задержанного, быстро и тактически правильно произвести допрос. Как показывает практика, допрос, произведенный по такой схеме, часто бывает весьма значимым и результативным, хотя впоследствии соучастники могут и отказаться от своих показаний или изменить их. Поэтому в ходе таких допросов рекомендуется использовать видео-, аудио- записывающую аппаратуру, а так же привлекать к участию в допросе защитника, законных представителей и др., так как их присутствие при допросе и фиксация данного факта своими подписями в протоколе удостоверяют факт добровольного объективного признания и исключают возможные дальнейшие утверждения преступников об оказании на них морального или физического воздействия с целью получения необходимых следователю показаний, противоречащих действительности.

Приведем пример тактически правильного использования подобного тактического сочетания при расследовании дела о разбойном нападении с

140 применением оружия на торговый павильон. По горячим следам был задер- жан один из двух участников нападения. Сразу же после этого он был допрошен в качестве подозреваемого в присутствии защитника. В своих показаниях задержанный назвал не только своего соучастника, но и другие эпизоды их совместной преступной деятельности, правда, от которых впоследствии отказался. Но благодаря этим первоначальным показаниям был задержан и изобличен второй соучастник, который при допросе дал правдивые показания и впоследствии их не изменил. Кроме того, было также раскрыто и расследовано несколько других преступлений, совершенных этими лицами1.

Когда подозреваемый в ходе допроса дает правдивые показания, их необходимо детализировать с целью дальнейшей проверки и подтверждения другими доказательствами (например, если подозреваемый сообщает о совершении им совместно с другими соучастниками нескольких грабежей, то в этом случае следует провести обыски по месту хранения похищенного с целью его изъятия и произвести опознание обнаруженных вещей, предметов потерпевшими). Нельзя забывать о том, что от показаний, не подтвержденных другими доказательствами преступники могут в дальнейшем отказаться или изменить их, говоря, что оговорили себя в силу различных обстоятельств.

В следственной практике нередко встречаются случаи, когда подозреваемые соглашаются рассказать о соучастниках и всех эпизодах преступной деятельности группы, но с условием, что следователь не будет отражать эти показания в протоколе допроса. По нашему мнению, в некоторых случаях следует удовлетворять такого рода просьбы, так как эта информация может успешно быть использована для обнаружения других доказательств, свиде- тельствующих о многоэпизодной групповой преступной деятельности и изо- бличения виновных. Однако не следует забывать, что это может быть

Из следственной практики СУ при УВД г. Белгорода.

141 использовано подозреваемым и для оговора других лиц, не причастных к со- вершению преступлений, из-за каких-либо личных, в том числе низменных побуждений. Поэтому такую информацию следует обязательно перепроверять путем проведения других следственных действий в сочетании с оперативно- розыскными мероприятиями.

Работа по раскрытию других преступлений, совершенных лицом, уже задержанным в качестве подозреваемого, осуществляется главным образом, по принципу «работы от подозреваемого (обвиняемого)». При этом следователь обычно оказывается в одной из двух типичных ситуаций. Первая - подозреваемый (обвиняемый) дал показания о совершении им других преступлений. Вторая — подозреваемый (обвиняемый) отрицает факт совершения им других преступлений, хотя основания для выдвижения и проверки такой версии имеются. Исходя из особенностей каждой ситуации, разрабатываются и реализуются соответствующие тактические операции. В первой ситуации тактические операции должны быть нацелены на проверку показаний подозреваемого (обвиняемого), обнаружение информации, подтверждающей в полном объеме или частично сообщенные им сведения. Успешное решение данной задачи создает возможность, используя полученные результаты, возвратиться к показаниям подозреваемого, обеспечить повторную их оценку с позиции дополнительно собранных данных и в необходимых случаях обеспечить его новый допрос. Использование собранных данных позволит на допросе обвиняемого (подозреваемого) уточнить и дополнить ранее данные показания.

Показания подозреваемого (обвиняемого) в совершении им помимо преступления, за которое он задержан, других преступлений, является с точки зрения теории доказывания прямым доказательством совершения им таких преступлений, при условии, что они действительно имели место, установлены, а также доказана причастность подозреваемого (обвиняемого) к их совершению. Однако с точки зрения криминалистической теории и прак-

Ф

142 тики раскр ытия прест уплен ий такие показ ания в услов иях отсутс твия други х данны х, непос редст венно их подтв ержда ющих и закре пленн ых на соотв етст- вующ ей уголо вно- проце ссуал ьной основ е, следу ет расце ниват ь лишь как некий призн ак, указы вающ ий на возмо жност ь совер шения други х прест уплен ий.

Допро с подоз ревае мого (обви няемо го), как одни из важне йших эле- менто в систе мы дейст вий по раскр ытию иссле дуемо й групп ы прест уплен ий, спосо бству ет устан овлен ию колич ества их эпизо дов, харак тера, обсто я- тельст в этих прест уплен ий, лиц, прича стных к ним, позво ляет уточн ить, до- полни ть, подтв ердит ь извест ные и выяви ть новые , прежд е неизв естны е обсто ятельс тва, не тольк о событ ия каждо го прест уплен ия, но и связан ных с ним иных событ ий, явлен ий, факто в, имею щих значе ние для дела.

Для диффе ренци ации роли прест упник ов успеш но может быть испол ь- зован допро с на очной ставке . Такие допро сы могут прово дитьс я как межд у подоз ревае мым (обви няемы м) и свиде телям и и потер певши ми, так и межд у соуча стник ами, при налич ии в их показ аниях сущес твенн ых проти вореч ий, котор ые не удало сь устра нить в резул ьтате преды дущи х следс твенн ых дей- ствий.

Произ водст во очной ставки межд у участ никам и прест упной групп ы и потер певши ми или свиде телям и особо й сложн ости не предс тавляе т и может быть осуще ствле но на любо м этапе рассл едова ния. Если говор ить о приня тии следо вателе м решен ия о прове дении очной ставки межд у соуча стник ами, то это может быть связан о с повы шенн ым тактич еским риско м, потом у как всегда сущес твует опасн ость, что соуча стник и испол ьзуют ее в ущерб инте- ресам следс твия и устан овлен ия подли нной роли каждо го из них в их пре- ступн ой деяте льнос ти. Нельз я предв идеть все вариа нты событ ий на очной ставке , тем более что практ ическ и, следо ватель не сможе т надле жайш им об- разом контр олиро вать обмен инфор мацие й межд у ее участ никам и.

143 Особенно следует с осторожностью относиться к решению вопроса о производстве очной ставки между организатором преступления и другими соучастниками. С одной стороны, признание вины организатором (как авто- <^ ритетом в группе), способствует даче показаний другими соучастниками, но,

с другой стороны, дает ему возможность для подтверждения другими членами группы, выгодных для него показаний. Поэтому следователь, принимая решение о производстве допроса на очной ставке, должен взвесить все эти обстоятельства.

?

Проведение очной ставки между соучастниками оправдано, когда:

1) имеющиеся противоречия другими способами устранить не удалось; 2) 3) сами эти противоречия касаются существенных обстоятельств; 4) 5) следователь имеет достаточную уверенность, что признавшийся участник группы не откажется от ранее данных показаний и подтвердит их на очной ставке. Если такой уверенности нет, то, возможно, необходимо отказаться от данного следственного действия, иначе следствию может быть причинен существенный вред. 6) В целом же следует отметить, что, как правило, в распоряжении следователя при расследовании многоэпизодных групповых уголовных дел, может находиться достаточный арсенал средств, позволяющий изучить и дифференцировать роли участников групп и индивидуализировать их.

#

*

В случаях, когда не удалось из показаний задержанных установить всех членов преступной группы и все эпизоды преступной деятельности, то следователь и оперативные работники органа дознания могут использовать показания потерпевших и свидетелей очевидцев о приметах внешности, именах, кличках. Сопоставить их с информацией, имеющейся в материалах уголовных дел, возбужденных по признакам аналогичных преступлений, и являющихся нераскрытыми. Провести все необходимые мероприятия по опознанию потерпевшими и очевидцами всех участников группы, а также другие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия.

144

§ 4. Особенности тактики производства иных следственных действий по делам о многоэпизодной групповой преступной деятельности

Большое значение для получения доказательств в ходе расследования преступлений имеет обыск. Обыск - одно из следственных действий, которое практически всегда необходимо для успешного раскрытия многоэпизодных групповых преступлений. Основанием производства обыска является нали чие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо ^ лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценно-

сти, которые могут иметь значение для уголовного дела .

При расследовании рассматриваемых нами преступлений, обыск, как правило, производится сразу после задержания преступников, на основе оперативной информации или после их допроса. При задержании всех участников преступной группы или некоторых из них, эффективным, на наш взгляд, будет одновременный обыск всех соучастников и всех мест возможного нахождения имущества. Для этого, наряду с собранной информацией, проведение обысков требует создания следственно-оперативных групп и выработки тактических планов обысков каждого места. Тактический план при этом должен включать решение таких вопросов, как подбор научно-технических

г средств, необходимых для поиска определенных предметов или в определен-

W

ных помещениях, участках местности и т. д., определение необходимого количества транспорта, обеспечивающего одновременность проводимых обысков и способы связи, для координации деятельности различных следственно-оперативных групп, производящих обыски.

При подготовке к обыскам обязательно должен решаться вопрос о составе следственно- оперативных групп и других лиц, которые будут прини-

‘См.: ст. 182 УПК РФ.

#

ш

145 мать участие в обысках. Количество лиц, находящихся на месте проведения обысков, должно быть таково, чтобы они могли одновременно проводить сами обыски, обеспечить безопасность лиц, производящих отыскание, предупреждать действия по уничтожению предметов, могущих иметь значение для дела, оказывать техническую помощь, блокировать возможность общения и координации действий обыскиваемых, осуществлять фиксирование результатов обысков, осуществлять охрану помещения (местности), где производятся обыски. Необходимо также принять меры по защите информации о времени и месте проводимых обысков.

*

В случаях совершения группой нескольких преступлений, у нее может иметься свой канал сбыта предметов, добытых преступным путем, поэтому обыск может проводиться и у скупщиков краденого имущества, если они, конечно, были установлены. Обыски также могут проводиться у лиц, укры вающих отдельных участников группы, так как в занимаемых ими помеще ниях и участках местности могут храниться как предметы, добытые преступным путем, так и орудия преступления. Особое внимание следует уделять местам нахождения транспортных средств, использовавшихся пре ступниками, так как в самом транспортном средстве и в помещении, где оно находится, в результате обыска могут быть обнаружены предметы, имеющие значение для дела. М Принятие решения об обыске требует зачастую особой оперативности.

В УПК РФ, как и в УПК РСФСР, не исключена возможность, в случае не терпящих доказательств, проведения обысков в жилище без судебного решения, разрешающего его производство, с последующим уведомлением об этом судью и прокурора1. Отсутствие оперативности может отрицательно сказаться на проведении групповых обысков, когда требуется наибольшая быстрота, а подготовка соответствующих материалов и процессуальных документов,

1 См.: ст. 182 УПК РФ и ст. 168 УПК РСФСР.

146 подтверждающих необходимость проведения каждого обыска, предоставление их в суд и получение необходимого судебного решения займет значительное количество времени. Последнее может негативно отразиться на

(Р расследовании уголовного дела в целом. В случаях, рассматриваемых нами

преступлений, именно обыски в жилищах, как показывает практика, являются наиболее распространенными. Сказанное свидетельствует о необходимости внесения в УПК РФ дополнения регламентирующего упрощенное производство обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства с последующим уведомлением судьи и прокурора о производстве этого следст-венного действия в течении не одних, а например двух суток. (Когда, например, известно, что в конкретном жилище находятся предметы, имеющие значение для дела или скрываются преступники).

Говоря непосредственно о самом обыске в ходе расследования много-эпизодных групповых преступлений, следует отметить, что в процессе его

л проведения следует искать не только похищенное имущество, но и доказа-

тельства, подтверждающие то, что деятельность преступной группы является многоэпизодной. Это могут быть предметы, похищенные при других преступлениях, или орудия, использовавшиеся в ходе других преступлений, планы совершения преступлений, наличие связи обыскиваемого с другими соучастниками, в частности, записи адресов и телефонов, фотографии, видеозаписи

ф и т. д. В целом же при проведении обысков при расследовании многоэпизод-

ных групповых уголовных дел используются рекомендации по тактике обыска, содержащиеся в криминалистической литературе1.

См. например: Андреев КС, Грамович Г.И., Порубов Н.К. Курс криминалистики. - Минск, 2000. С. 151-158; Астапкина СМ. Тактика обыска и выемки. - М., 1989; Долгинов СД. Обыск как средство решения исходной следственной ситуации // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. - М., 1991. С. 143-147; Жбанков В.А. Организация и тактика групповых обысков при расследовании деятельности преступных структур. - М., 1995 и др.

147 Важную роль при расследовании многоэпизодных групповых преступлений, особенно на первоначальном этапе расследования играет такое следственное действие, как предъявление для опознания. Оно производится с целью установления тождества, сходства или различия объекта, предъявляемого опознающему, который сравнивает его признаки с запечатленным в памяти образом ранее наблюдавшегося объекта . Тактика предъявления для опознания хорошо известна криминалистике2. Уголовный процесс среди объектов опознания называет предметы и лица, а среди опознающих лиц -свидетелей, потерпевших, подозреваемых или обвиняемых3.

При расследовании многоэпизодных групповых преступлений достаточно остро стоит вопрос защиты опознающих от влияния членов преступной группы и поэтому своевременным мы считаем положение, внесенное в ч. 8 ст. 193 УПК РФ о том, что в целях безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть произведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые должны находиться в месте нахождения опознающего. Главной задачей здесь является оборудование соответствующих такому опознанию помещений.

Одним из наиболее трудных видов опознания при расследовании мно- гоэпизодных групповых преступлений, на наш взгляд, является опознание одними соучастниками других соучастников, которые отрицают свою причастность к преступной группе. Указанное следственное действие имеет не только информационную составляющую, но и решает психологическую задачу - воздействие на активно сопротивляющегося участника группы, с це-

1 Справочник следователя. Ч. 1. - М., 1981. С. 372. См. например: Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - М., 1996; Кочаров Г.И. Опознание на предварительном следствии. - М., 1955; Цветков П.П. предъявление для опознания в советском уголовном процессе. - М, 1962 и др.

3См.:ст. 193 УПК РФ.

148 лью его убеждения к даче правдивых показаний. Здесь необходимо также учесть, что опознание, в отличие от допроса на очной ставке, не требует от участников активного взаимодействия. Поэтому лица из числа соучастников, оказывающих содействие следователю, легче соглашаются на опознание, чем на очную ставку. Однако ценность допроса на очной ставке, несомненно, выше, так как благодаря ему могут быть устранены противоречия в показаниях, а не только устанавливается причастность определенного лица к преступной группе.

В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для расследуемого уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым (обвиняемым), а также потерпевшим или свидетелем могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. При этом какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы не допускаются1.

Особое значение проверка показаний подозреваемого (обвиняемого) на месте имеет, по мнению П. К. Кривошеева , в тех случаях, когда необходимо:

а) установить одно из мест совершения преступления, которое подозреваемый (обвиняемый) в силу нескольких аналогичных преступлений, совершенных в одном районе, не может определенно описать;

‘См.: ст. 194 УПК РФ. Кривошеим П. К. Особенности расследования повторных преступлений. Организационные и тактические аспекты. - Киев, 1983. С. 54.

149

б) устранить противоречие в показаниях соучастников в совершении

ими несколько преступных эпизодов (например, по поводу проникновения, месту нахождения обвиняемых в момент преступления и выполнению ими преступных действий и т. д.);

в) проверить показания одного из подозреваемых (обвиняемых), пы тающегося взять вину на себя, в совершении одного или нескольких престу плений, осуществление которых возможно только в соучастии.

При расследовании многоэпизодных дел, при производстве проверки показаний на месте, мы предлагаем следующие рекомендации тактического характера:

а) участие одних и тех же понятых при проверке показаний одного ли ца, совершившего несколько разнородных преступлений, и участие разных понятых при проверке показаний одного лица, совершившего ряд аналогич ных преступных эпизодов. Целесообразность участия разных понятых в дан ном случае заключается в том, что при проверке показаний одного лица по ряду аналогичных преступлений возможны совпадения действий не только в основном, но и в деталях (например, схожий способ преступных действий, одинаковое поведение на месте преступления и т. д.), поэтому понятые могут перепутать обстоятельства и результаты этого следственного действия по каждому эпизоду в случае возникновения противоречий во время допроса их судом;

б) привлечение разных понятых при производстве проверки показаний на месте, в случае совершения нескольких преступлений в соучастии, для каждого подозреваемого (обвиняемого);

в) детальный допрос перед проверкой и уточнением показаний на месте по каждому выявленному эпизоду.

Планируя работу по проверке показаний подозреваемого (обвиняемого) о совершенных им других преступлениях, необходимо учитывать и возможность ложного признания, т. е. преступления вообще не совершались, либо

150 они были совершены, но другим лицом. Обычно самооговорщики обычно

стремятся:

— оградить от ответственности других лиц в результате собственного решения; — — оградить от ответственности других лиц в результате сговора, подкупа, подстрекательства, принуждения; — — избежать разоблачения своей преступной деятельности признанием малозначительного ложного преступления; — — скрыть от огласки интимные обстоятельства из жизни самого под- следственного или его близких; — — изменить условия своего существования за счет осуждения; — — отомстить кому-либо, оговорив его и себя; — — завоевать преступный авторитет; — — смягчить обстановку расследования, облегчить свое положение в деле.

Факты подобного рода — не частое явление в следственной практике. Однако они еще имеют место. Поэтому в случае признания подозреваемым (обвиняемым) факта совершенных им преступлений, к этому следует относиться с известной мерой осторожности. Необходимо обеспечить их критическую оценку с учетом всех обстоятельств дела и данных о личности подозреваемого и обеспечить глубокую проверку. Эта проверка предполагает, прежде всего, собирание данных, подтверждающих, что сообщенные сведения соответствуют действительности и указанные преступления имели место.

В этих целях выясняется, имеется ли официальный материал или возбужденно уголовное дело по поводу преступления с описываемыми признаками, в производстве какого органа и конкретного работника оно находится. Эти материалы и дела тщательно изучаются и содержащиеся в них сведения сопоставляются с теми, что содержатся в показаниях обвиняемого. Совпаде-

ф

т

151 ние детал ей в том и друго м источ нике (деле и показ аниях обвин яемог о) чаще

всего высту пает в качест ве обсто ятельс тва, подтв ержда ющег о правд ивост ь показ аний подоз ревае мого (обви няемо го). Однак о на все случа и этот вывод распр остра нять нельз я. Извес тны случа и, когда с обсто ятельс твами дела могут совпа дать детал и показ аний подоз ревае мого (обви няемо го), котор ый ого- ворил себя в том, чего не делал. Обыч но в таких случа ях подоз ревае мые (обви няемы е) польз уются инфор мацие й, почер пнуто й из други х источ ников: освед омлен ных в детал ях прест уплен ия сокам ерник ов, иных лиц, посвя щен- ных в прест уплен ие в силу каких- либо личны х или служе бных обсто я- тельст в. Поэто му всегда необх одимо иметь в виду возмо жност ь такой ситуа ции и быть к ней готов ым.

Приня тию прави льных решен ий по делу спосо бству ет прове рка верси и о том, мог ли подоз ревае мый (обви няемы й) реаль но совер шить прест упле- ние, о котор ом он говор ит (не был ли он в это время задер жан или арест ован, не наход ился ли в друго м город е и т. д.).

В некот орых случа ях может сложи ться ситуа ция, харак териз уемая тем, что прове рка показ аний подоз ревае мого (обви няемо го) о други х, совер шен- ных им прест уплен иях, путем обращ ения к офици альны м источ никам ин- форма ции, напри мер, в РОВД, может столк нутьс я с отсутс твием сведе ний о том, что прест уплен ия, о котор ых идет речь в показ аниях подоз ревае мого, зареги стрир ованы . Это обсто ятельс тво может быть, в одних случа ях, свиде- тельст вом ложно сти показ аний, а, в други х случа ях, оно может указы вать на то, что прест уплен ие скрыт о от учета. В таких ситуа циях встает задач а выяв- ления потер певши х опера тивны м или следс твенн ым путем. Затем они доп- рашив аются по повод у интер есую щего следс твие факта. Необх одим ым элеме нтом прово димой при этом тактич еской опера ции являет ся выход по- дозре ваемо го (обви няемо го) на место прест уплен ия. Приче м, если этим ме- стом являет ся поме щение , в котор ом работ ают или прожи вают люди, выход туда внача ле целес ообра зно прове сти с той целью , чтобы подоз ревае мый

152 (обвиняемый) просто показал помещение, где он совершал преступление. Это дает возможность установления лиц, которые могли находиться в помещении в день преступления, а также иных лиц, которым известен факт совершения преступного деяния. Далее тактическая операция должна развиваться в направлении допроса таких лиц об обстоятельствах, времени преступления и преступнике, действиях потерпевших и свидетелей после совершения преступления. Вслед за этим целесообразно войти в помещение совместно с подозреваемым (обвиняемым) для воспроизведения здесь его показаний и производства осмотра помещения как места происшествия. До или после этого, исходя из обстоятельств содеянного и тактики следствия, следует предъявить подозреваемого (обвиняемого) для опознания потерпевшими или свидетелями- очевидцами, либо последних для опознания их преступником. В случае наличия противоречий в данных ими показаниях, между указанными лицами необходимо провести очные ставки.

В рамках этого направления расследования обязательному выяснению подлежат причины латентности выявленных по делу преступлений. Если при этом будет установлено, что должностными лицами преступление было сокрыто от регистрации, выясняются обстоятельства и время поступления к ним информации о содеянном, последовавшие за этим действия. В тех случаях, когда в возбуждении уголовного дела было необоснованно отказано, к уголовному делу приобщаются соответствующие отказные материалы и выясняются причины необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела, круг лиц, которые к этому причастны и их роль в содеянном. При необходимости с потерпевшими или свидетелями может быть сделан выход в тот орган, в который они сообщали о происшествии, для воспроизведения показаний на месте. Им же могут быть предъявлены для опознания должностные лица, с которыми они обращались. Выяснению истины способствует изучение в органах внутренних дел книг учета заявлений и сообщений о преступлениях, корешков талонов-уведомлений о принятых заявлениях и жало-

153 бах, журналов учета информации, поступившей по телефону, телеграфу и с помощью иных средств связи, сведений о срабатывании средств охранной сигнализации, журналов учета материалов, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, сводок о зарегистрированных заявлениях и сообщениях о преступлениях .

§ 5. Использование специальных познаний при расследовании многоэпизодных групповых уголовных дел

Ни один случай расследования преступлений не обходится без такого важного средства в «битве» за информацию, как специальные знания сведущих лиц. Это объясняется в первую очередь тем, что в уголовном судопроизводстве исследованием каких-либо объектов, фактов профессионально занимаются специалисты в области юриспруденции, криминалистики и других отраслей научных знаний, которые они приобрели, обучаясь в юридических и иных учебных заведениях, а также в результате собственной практики.

Но какими бы высокообразованными и хорошо подготовленными по своей специальности не были следователь, лицо, производящее дознание, или прокурор, они всегда остаются специалистами в своей области. За пределами их профессиональных знаний и навыков лежит многое из того потенциала науки, техники, ремесел, искусства, чем они надлежащим образом не владеют. Поэтому во всех необходимых случаях они вправе и должны прибегать к помощи сведущих лиц при решении вопросов, которые находятся в компетенции последних.

Уголовно-процессуальный закон неоднозначно решает вопрос о воз-

Ковалкин А.А. Латентная преступность и ее выявление органами внутренних дел. - Киев, 1985. С. 54.

154 можности использования специальных знаний при производстве различных следственных и иных процессуальных действий. В некоторых случаях ис- пользование специальных знаний при производстве процессуальных действий носит как обязательный, так и факультативный характер. Следователь вправе, но не обязан привлекать специалиста, например, к освидетельствованию. Однако, как показывает анализ практики, в тех случаях, когда процессуальное и не процессуальные действия проводятся с участием специалиста, их эффективность значительно возрастает.

Проведенное нами анкетирование показало, что на вопрос, заданный следователям, о том, используются ли специальные познания в процессе рас- следования многоэпизодных дел, были получены следующие результаты: не используется - ответило 30 % опрошенных, используются всегда - 12 % и ис- пользуются от случая к случаю - 58 %. При этом основными причинами, свя- занными с недостаточным использованием специальных познаний в ходе расследования, названы: недостаточная подготовка следователей - 20 % от числа опрошенных, отсутствие необходимой техники - 38 %, отсутствие (не- достаточность) методических материалов - 6 % и не полное использование помощи специалистов - 34 %. Таким образом, нам представляется, что следо- ватели не совсем точно представляют на самом деле, что же вообще относится к понятию специальных познаний, т. е. теоретическая часть вопроса, а не его практическая часть, так как большинство уголовных дел не расследуется без проведения необходимых экспертиз и тем более без различного рода предварительных исследований, без которых в отдельных случаях просто не- возможно возбудить уголовное дело, например, исследование холодного оружия при возбуждении уголовного дела о его незаконном ношении и др.

Анализ специальной литературы и практики использования специальных познаний приводит к выводу о необходимости совершенствования единого подхода к пониманию сущности специальных познаний. Практические трудности, связанные с их использованием, в определенной мере требуют

155 внесения дефиниции специальных познаний в действующий уголовно- процессуальный кодекс. В связи с этим, нам представляется целесообразным статью 5 УПК РФ, разъясняющую некоторые наименования, содержащиеся в кодексе, дополнить определением специальных познаний. Мы умышленно не указываем в настоящем параграфе определения, связанные со специальными познаниями, так как выработка таких определений не входит в предмет нашего исследования и к тому же этому вопросу посвящено достаточное количество научных работ .

Важной процессуальной формой применения специальных познаний является участие специалистов в производстве следственных действий. Процессуальная форма применения специальных познаний — это наиболее оптимальная форма их использования. К ней относятся: привлечение следователем собственных специальных познаний, участие специалиста в следственных действиях и производство экспертизы. Однако наряду с ней практика широко использует также и непроцессуальную форму участия специалистов в процессе расследования. К этой форме относятся: консультационная деятельность специалиста, касающаяся тактики проведения следственного действия без привлечения такого лица к непосредственному участию в следственном действии, справочная деятельность специалиста, документальные ревизии, проводимые специалистами, оказание технической помощи следователю и ряд других непроцессуальных форм.

‘См., например: Аверьянова Т.В., Белкин Р.Ф., Волынский А.Ф. Крими налистическая экспертиза: возникновение, становление и тенденции разви тия. - М., 1994; Дубягин Ю.П., Михайлов В.А. Назначение и производство судебной экспертизы. - Волгоград, 1991; Абакиров К.К. Процессуальные и организационные проблемы применения специальных познаний при произ водстве судебных экспертиз. Дисс… канд. юрид. наук. - М., 2000; Комисса рова Я.В. Процессуальные и нравственные проблемы производства Ш экспертизы на предварительном следствии. Дисс… канд. юрид. наук. - Сара-

тов, 1996; Шуматов Ю.Т. Использование специальных познаний на предварительном следствии. Дисс… канд. юрид. наук.- М., 1996 и др.

156

Собранные данные, установленные с участием специалистов факты, могут иметь доказательственное значение лишь в том случае, когда они получены процессуальным путем, в полном соответствии с требованиями УПК.

Важнейшей процессуальной формой применения специальных познаний является назначение и производство судебной экспертизы. Научно-технический прогресс создает весьма благоприятные условия для успешного применения новейших достижений науки и техники в борьбе с преступностью посредством реализации специальных познаний в процессе расследования в форме судебных экспертиз. Закон (ст. 196 УПК РФ) четко устанавливает, в каких случаях назначается судебная экспертиза, однако сроков производства последней не указывает, а это является весьма существенным моментом, не последним образом определяющим возможности быстрого, объективного и полного раскрытия и расследования любого преступления.

Предмет судебной экспертизы составляют установление фактических данных, исследуемых при расследовании уголовных, гражданских дел на основе специальных познаний. Однако и понятие экспертизы в новом УПК отсутствует (имеется лишь ст. 80 УПК РФ, в которой указывается на относимость заключения и показаний эксперта к источникам доказательств).

Специфику назначения экспертизы имеет не само следственное действие, а те виды экспертиз, которые проводятся при расследовании многоэпи-зодных групповых уголовных дел. В зависимости от следственной ситуации, изменяется порядок и последовательность назначения и проведения экспертиз, сущность же ее остается единой.

Так, например, поскольку грабежи и разбойные нападения связаны с применением насилия или угрозой его применения, постольку одной из основных экспертиз, проводимой для установления последствий преступлений и их правильной квалификации, является судебно-медицинская. Она определяет как характер и степень повреждений, причиненных при совершении

157 преступления, так и степень вреда здоровью, характер и локализацию повре- ждений с целью установления использовавшегося оружия, других предметов, использовавшихся в качестве оружия, и возможность причинения повреждений несколькими лицами. Данную экспертизу следует назначать незамедлительно вне зависимости от сложившейся следственной ситуации. Потому как, если преступники скрылись с места преступления, сведения об орудиях преступления, физических свойствах лиц и их количестве, полученные в результате производства судебно-медицинской экспертизы, могут быть положены в основу розыскных мероприятий, задержания преступников, и, в дальнейшем, сыграть важную роль в отыскании и изъятии предметов - орудий преступления.

После осмотра места происшествия, если установлено, что было использовано огнестрельное оружие, назначается баллистическая экспертиза, в ходе которой можно выяснить не только вопрос о том, один или несколько видов оружия использовалось в ходе преступления, а стало быть, выяснить вопрос о совершении преступления группой, но и впоследствии установить, применялось ли это оружие в процессе совершения других преступлений. В случае использования холодного оружия производится соответствующая криминалистическая экспертиза, которая разрешает свойственные ей тради- ционные вопросы.

При обнаружении на месте преступления следов рук, назначается дак- тилоскопическая экспертиза, которая поможет не только разрешить вопрос не только о причастности того или иного лица к совершению преступления, но и указать на групповой и многоэпизодный характер деятельности преступной группы.

Большое значение в расследовании многоэпизодной групповой преступной деятельности могут иметь трассологические экспертизы следов ног, транспортных средств, следов орудий взлома, так как данные этих экспертиз, также с большой степенью вероятности, могут определить совершение не-

158 скольких преступлений одной и той же группой лиц.

Необходимо отметить, что в ходе расследования групповых многоэпи-зодных преступлений могут назначаться и проводиться практически все виды существующих экспертиз. Это будет зависеть лишь от обстоятельств каждого конкретного уголовного дела.

Вопросы использования специальных познаний в ходе расследования уголовных дел, и, в частности, вопросы, связанные с назначением и производством судебных экспертиз, достаточно хорошо освещены в криминалистической литературе, поэтому мы коснемся лишь некоторых аспектов, связанных со специальными познаниями. Это обусловлено также тем, что в УПК РФ не совсем верно, на наш взгляд, решены вопросы, связанные с назначением экспертиз. Особенностей назначения и проведения экспертиз в ходе расследования многоэпизоднои групповой преступной деятельности, в отличие от расследования по единичным фактам совершения преступления, по нашему мнению, не существует. Поэтому мы не будем выделять исследуемую группу преступлений, а рассмотрим лишь общие проблемы назначения экспертизы.

Одна из таких проблем - это проблема назначения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. Это проблема не новая, но, к сожалению, до настоящего времени она так и не получила своего разрешения.

Теория уголовного процесса рассматривает возбуждение уголовного дела в качестве первой, начальной стадии уголовного судопроизводства, содержание которой отнюдь не исчерпывается, а лишь завершается принятием решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в нем. «Стадия возбуждения уголовного дела включает в себя систему процессуальных действий и правоотношений, в частности, принятие, рассмотрение и проверку заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях, принятие мер по предотвращению, пресечению и предупреждению преступлений, принятие решений о возбуждении уголовного дела, отказе в этом,

159 прокурорский надзор за законностью и обоснованностью указанных дейст- вий»1.

Возбуждение уголовного дела — правовое основание для всех дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела. Органы следствия и дознания, прокуратура и суд могут совершать предусмотренные законом процессуальные действия (допросы, избрание мер пресечения, предание суду и т. п.) только в связи с конкретным уголовным делом. Поэтому лишь возбуждение уголовного дела, произведенное правомочным государственным органом с соблюдением установленных законом условий, дает этому органу право совершать все необходимые действия, связанные с расследованием и разрешением дела2.

Стадия возбуждения уголовного дела не одномоментный акт, а процесс, деятельность, продолжительность которого закон (ст. 144 УПК РФ) устанавливает до трех, а в исключительных случаях, с соответствующего разрешения, до десяти суток. Этот срок предоставлен органу, правомочному возбуждать уголовные дела, для установления достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ст. 140 УПК РФ). Доследственная проверка, предпринимаемая на стадии возбуждения уголовного дела в целях выявления признаков преступления, по закону, как известно, не может осуществляться путем производства следственных действий.

В новом УПК назначение и производство экспертизы возможно только при производстве предварительного расследования. Действующее уголовно- процессуальное законодательство не называет специальные познания в числе возможностей, которые могут быть использованы в стадии возбуждения уго- ловного дела. Однако, как нам представляется, учитывая прогрессивные воз-

См.: Советский уголовный процесс. - Киев, 1978. С. 179. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. - М., 1996. С. 78.

160 можности судебных экспертиз, объективно невозможно без их использования принятие законных и обоснованных решений по целому ряду заявлений и сообщений о преступлениях. Таким образом, на стадии возбуждения уголовного дела без проведения соответствующих видов экспертиз во многих случаях невозможно решить вопрос о наличии или отсутствии признаков преступления. Острая потребность применения специальных познаний возникает именно на этой стадии. Поэтому вполне справедливым являются мнения о том, что «целью назначения и производства экспертизы до возбуждения уголовного дела является проверка имеющихся данных о признаках преступления с помощью научного исследования вещественных доказательств, чтобы получить прочную доказательственную базу для возбуждения уголовного дела, либо для принятия аргументированного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, что поможет избежать возможные нарушения прав и гарантий личности»1.

Использование специальных познаний в стадии возбуждения уголовного дела в уголовно-процессуальном законодательстве РФ предусмотрено только в форме привлечения специалиста для участия в осмотре места происшествия. Однако определить априори момент, когда следователю понадобятся специальные познания в какой-либо области невозможно. Вполне логично предположить, что такая ситуация может возникнуть при разрешении и выяснении вопросов, связанных с основаниями для возбуждения уголовного дела. Практика показывает, что очень часто следователи решают вопрос определения степени тяжести телесных повреждений (освидетельствование потерпевшего) путем составления письма, без вынесения постановления о назначении экспертизы2.
Такое законодательное ограничение

Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 3. - М., 1997. С. 100.

Францифиров Ю., Николайченко Н., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция, 1999. № 3. С. 28.

161

использования специальных познаний представляется нецелесообразным, так как следствие упускает возможность использования более мощного научно- технического потенциала каким является экспертиза. Это влечет одностороннее и ограниченное исследование обстоятельств путем проведения так называемых предварительных исследований, и такие исследования до возбуждения уголовного дела на практике стали обычным явлением.

Этот важный вопрос для теории и практики уголовного процесса обсуждается достаточно давно и вызывает много споров как сторонников, так и решительных противников проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела. Ряд ученых неоднократно в печати высказывал предложение о возможности проведения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, когда обстоятельства дела диктуют необходимость применения специальных познаний эксперта для установления признаков преступления. В разные годы об этом писали Я. П. Нагнойный (1967 г.), Р. С. Белкин (1969 г.), Ю. А. Калинкин (1981 г.), А. Р. Михайленко (1983 г.), Е. Н. Тихонов (1985),, Ю. П. Дубягин (1988 г.), Т. В. Аверьянова (1991 г.) и другие.

Решительно возражали против этого В. М. Савицкий (1974, 1975 г. г.), Д. В. Д. Арсеньев (1976 г.), В. И. Шиканов (1978 г.), И. Н. Сорокатягин (1984 г.) другие.

Возражения против этого предложения аргументированы тем, что проведение экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела повлечет за собой существенное ограничение законных прав и интересов заинтересованных лиц, отсутствуют для этого и необходимые процессуальные условия. При этом также указывается, что проведение экспертизы, являющейся одним из самых сложных следственных действий, до возбуждения уголовного дела противоречит определяющим сущность стадии возбуждения уголовного дела исходным положениям — требованию оперативности реагирования компетентных органов на факты совершения преступлений, предполагающего проведение доследственной проверки простыми и экономичными средствами;

162 положению о том, что целью проверки оснований к возбуждению уголовного дела является получение данных о признаках преступления, а не достоверное установление всех элементов состава. Утверждается также, что цель предпо-

-Ш лагаемого нововведения продиктована единственным желанием улучшения

статистических показателей о количестве прекращенных дел и т. п. .

Другие авторы свое несогласие с назначением и производством экспертизы до возбуждения уголовного дела мотивируют также тем, что при расследовании возможно принудительное помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (ст. 188 УПК РСФСР и ст. 203 УПК РФ), а также порядок получения образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК РСФСР и ст. 202 УПК РФ) допускает при необходимости принудительное проведение этого действия, что неприемлемо при проведении предварительной проверки материалов. То есть, процесс доказы-

^ вания, производство следственных действий, применение мер процессуаль-

ного принуждения, возникновение процессуальных отношений, реализация правовых гарантий, реализация прав и обязанностей участников производства, определенных их процессуальным положением, осуществляется после возбуждения уголовного дела.

Внимательно рассмотрим эти доводы. Р. С. Белкиным, на наш взгляд,

ф даны наиболее аргументированные и обоснованные опровержения несостоя-

тельности этих идей. Ссылки на то, что разрешение назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела может создать опасный прецедент и повлечет за собой нарушение закона в части обязательного условия проведения следственных действий только по возбужденному делу, не имеют под собой почвы. Таким прецедентом вполне мог
бы уже стать осмотр места

Лрсеньев В. Использование специальных медицинских знаний до возбуждения уголовного дела. Социалистическая законность. - М., 1976. №2. С. 62.

163 происшествия, однако этого не случилось в силу императивного указания закона.

Нередко высказывается мысль, что предложение о проведении экспер- ш* тизы в целях проверки наличия оснований для возбуждения уголовного дела

обусловлено исключительно ведомственными интересами — стремлением следственных органов предельно сократить в своих статистических показателях число прекращенных уголовных дел. В связи с этим дается рекомендация: в случаях, когда без проведения экспертизы отсутствует уверенность в наличии оснований для возбуждения уголовного дела, решать этот вопрос положительно, возбудить уголовное дело, а если в результате проведенных следственных действий, в частности, экспертизы, будет установлено отсутст- вие события преступления либо состава преступления, — прекратить его, не придавая значения такому статистическому показателю, как число прекращенных уголовных дел, для оценки деятельности следственных органов. Однако это лишь благое пожелание, поскольку по этому показателю неизменно судят о законности действий следователя, рассматривая подобные дела как фактически безосновательно, т. е. незаконно возбужденные.

Производством экспертизы до возбуждения уголовного дела не затра гиваются ничьи личные интересы: на этой стадии еще нет ни подозреваемо го, ни обвиняемого, а потерпевший (который также не получил своего ф процессуального статуса), как правило, заинтересован в проведении экспер-

тизы.

Не является препятствием к назначению экспертизы в стадии возбуж дения уголовного дела и то обстоятельство, что в силу ст. 202 УПК РФ для производства экспертизы могут потребоваться образцы почерка, отпечатки пальцев и т. п., т. е. будут производиться действия, которые затрагивают пра ва и интересы граждан. Получение образцов, предусмотренных ст. 202 УПК w РФ, требуется только в тех случаях, когда необходимо решить вопрос о при-

частности определенного лица к событию преступления, но сам акт преступ-

164 ления сомнений не вызывает, а, следовательно, уголовное дело уже должно быть возбуждено. При производстве экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела для решения вопроса о наличии к тому оснований образцы не понадобятся, права, и интересы граждан нарушены не будут1. Проведение экспертизы на этой стадии способствует быстрому раскрытию преступлений, а доказательственная информация, полученная в результате проведения экспертизы даёт органам расследования возможность привлечь виновных лиц к ответственности.

Экспертиза позволяет в кратчайшие сроки исследовать материалы с сохранением доказательственного значения исследований, сэкономить время экспертов, позволит следственному органу уже в стадии возбуждения уголовного дела получить достоверное заключение эксперта с соблюдением всех требований процессуального законодательства и, что не менее важно, с учетом прав заинтересованных лиц.

ш

Следует согласиться с Е. А. Зайцевой в том, что «… гораздо правиль нее было бы совершать данные действия по отношению к гражданам, если бы их статус был более определенным в связи с назначением и производст вом экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, ведь именно для экс пертизы, а не для «предварительных исследований» законом предусмотрен ряд процессуальных гарантий соблюдения прав и интересов граждан» . ,?L Первый шаг в направлении урегулирования этого вопроса сделан «Ин-

струкцией о производстве судебно-медицинских экспертиз в СССР», утвержденной приказом Министра здравоохранения СССР № 694 от 21 июля 1978 г. Согласно этой инструкции, «с целью выявления признаков, служащих основанием для возбуждения уголовного дела», по мотивированному пись-

1 Белкин PC. Курс криминалистики. Т. 3. - М., 1997. С. 102-103. Зайцева Е.А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования. Дисс… канд. юрид. наук. - Волгоград, 1994. С. 126.

165 менному поручению органов дознания, следователя, прокурора, суда могут производиться судебно-медицинские исследования и судебно-медицинские освидетельствования граждан. В общем виде указание на возможность про- ведения при наличии письменного поручения органов расследования и суда судебно-медицинского освидетельствования содержится и в «Правилах судебно- медицинского определения степени тяжести телесного повреждения и судебно- медицинское исследование трупов при подозрении на применение насилия или при других обстоятельствах, обусловливающих необходимость производства исследования трупа в судебно-медицинском порядке» (приложение к приказу Министра здравоохранения СССР № 1208 от 11 декабря 1978 г. п. п. 1.З.2., 1.З.З.).

В этой связи, а также учитывая то, что причинение телесных повреждений может являться квалифицирующим признаком, рассматриваемых нами преступлений, представляется необходимым более подробно осветить данный вопрос.

Производство данных освидетельствований и исследований отнесено к компетенции судебно-медицинских экспертов. Проводя по поручениям органов расследования судебно-медицинские освидетельствование и исследования, они составляют соответственно «Акт судебно-медицинского освидетельствования» или «Акт судебно-медицинского исследования». Порядок оформления этих документов такой же, как и составления заключения или акта судебно- медицинской экспертизы. Однако при этом судебно-медицинские эксперты не несут ответственность за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со ст. 307 УК РФ.

Как видим, вышеназванная Инструкция санкционировала практику проведения судебно-медицинских освидетельствований и исследований в стадии возбуждения уголовного дела. В данной инструкции впервые прояви-

166

лось стремление преодолеть не соответствующую Уголовно-процессуальному кодексу практику проведения судебно-медицинской экспертизы в этой стадии процесса. Но в то же время это обстоятельство является и явным нарушением УПК РФ и в частности ст. ст. 144, 146 УПК РФ.

*

В ч. 4 ст. 146 УПК РФ сказано, что: «Постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. К постановлению прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение
судебной

*

экспертизы), — соответствующие протоколы и постановления..!”. На первый взгляд может создаться впечатление о том, что назначение экспертизы, осви детельствования и осмотра места преступления возможно до возбуждения уголовного дела. Но это не совсем так, в связи с тем, что действительно, ос- ?ф мотр места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства, возможно,

*

проводить до возбуждения уголовного дела и об этом прямо указано в ч.2 ст. 176 УПК РФ. В ст. ст. 179 и 195 УПК РФ, разрешающих вопросы порядка проведения освидетельствования и назначения судебной экспертизы об этом ничего не говорится. К тому же, в ч. 4 ст. 146 УПК РФ говорится, что к постановлению о возбуждении уголовного дела, направляемого прокурору, в случае проведения следственных действий, прилагаются протоколы и постановления об их производстве и если проведение осмотра места происшествия не требует составления постановления об этом, то для назначения и произ- водства судебной экспертизы и освидетельствования, такое постановление необходимо, о чем прямо указано в уголовно-процессуальном законе. Постановление же, согласно п. 25 ст. 5 УПК РФ, определяется как: «…решение прокурора, следователя дознавателя, вынесенное при производстве предва-

167 рительного расследования…“1, а предварительное расследование производится только после возбуждения уголовного дела и соответственно после вынесения соответствующего постановления об этом. Таким образом, назна-

ф чение и производство судебной экспертизы и освидетельствования невоз-

можно до возбуждения уголовного дела, их назначение и проведение возможно уже после возбуждения уголовного дела.

На практике вопросы, связанные с проведением исследований до возбуждения уголовного дела, решаются по-разному. В большинстве случаев следователи, во избежание необоснованного возбуждения уголовного дела,

™ сначала направляют потерпевших на судебно-медицинское освидетельство-

вание, а затем, в зависимости от его результатов, решают вопрос о возбуждении уголовного дела или отказе в нем . Такую практику оправдывает то обстоятельство, что в большинстве случаев только с помощью судебно-медицинской экспертизы можно выявить тяжесть телесного повреждения, причины смерти и другие обстоятельства, на основании которых возбуждается уголовное дело.

По этому поводу Ю. П. Дубягин категорично заявляет: «Я последовательно буду отстаивать и аргументировать позицию, что не только такое следственное действие, как осмотр, можно проводить до возбуждения уголовного дела и без его возбуждения, но назначение и проведение судебно-

^ медицинской экспертизы трупа, а также комплексных антрополого-

криминалистических (включая и традиционные криминалистические) экспертиз. Особенно это важно, когда имеет место безвестное исчезновение граждан и обнаружение неопознанных трупов, происшедшее в условиях не

‘См.: ст. 5 УПК РФ. Автор ом изуче но 126 уголо вных дел рассм отрен ных Белго родск ими район ными судам и в перио д с 1992 по 2001 г.г., о прест уплен иях, преду смот- ренны х ст. ст. 161, 162 , 228 (грабе жи, разбо и, нарко тики) УК РФ.

168 очевидности»1. В этих случаях без проведения судебно-медицинской экспер- тизы трупа невозможно определить причину смерти. При этом следователь лишен возможности, осмотрев труп даже с участием специалиста — судебного медика, определить, имело ли место убийство, самоубийство или несчастный случай. Даже когда имеются убедительные данные, что смерть человека произошла в результате несчастного случая по вине погибшего, для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела необходимо располагать медицинским заключением о причине смерти.

Производство экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела позволяет решить и другие вопросы, например, обоснованно осуществлять оперативно-розыскные мероприятия по «горячим следам», квалифицировано организовать розыск скрывшихся преступников по материально фиксированным отображениям их личности, обнаруженным на месте происшествия и организовать систему заградительных оперативных мероприятий. На данном этапе своевременное использование следователем специальных познаний из разных отраслей знаний, с одной стороны, и экспертная инициатива, с другой стороны, могут серьезно повысить качество расследования преступлений, в том числе и рассматриваемых нами.

Применение специальных познаний в стадии возбуждения уголовного дела необходимо не только по вышеприведенным основаниям, но и по делам о грабежах и разбойных нападениях, связанных с применением оружия (бал- листическая экспертиза и экспертиза холодного оружия), с хищениями чужого имущества (товароведческие экспертизы), совершенных в состоянии наркотического опьянения или связанные с хищениями наркотических веществ и т. д.

В этой связи представляет интерес практика разрешения отдельных ма-

Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. - М., 1998. С. 372.

169 териалов в УВД Белгородской области по фактам обнаружения наркотических веществ. Соответствующие наркотические средства с письмом следователя, в котором
поставлены вопросы для разрешения, направляются в

? экспертное учреждение, где фактически проводится экспертиза. Однако по ее

результатам выдается справка не процессуального характера для оперативного использования сведений о том, что представленное на исследование вещество является наркотическим, к какому виду оно относится, каков его вес и т. д., на основании которой возбуждается уголовное дело. В дальнейшем, после вынесения постановления о
назначении экспертизы, результаты

W оформляются в виде заключения экспертизы. Тем более, что ст. ст. 70-

71 УПК РФ, не предполагают отвода эксперта и специалиста, если они ранее участвовали в производстве по уголовному делу в этих же качествах. Таким образом, налицо факт возможного дублирования исследования одним и тем же лицом. Но как нам представляется, это будет одно и то же исследование, оформленное разными способами. В УПК РСФСР было указано, что то же

i

? лицо не имеет права быть экспертом по делу, поскольку выступало ранее в

роли специалиста (ст. 67 УПК РСФСР) и, следуя закону, необходимо было провести повторное экспертное исследование и проводить его должен другой эксперт. Но это дублирование работы, непроизводительные затраты сил и средств1. . Попытки подменять экспертизу некими «предварительными исследо-

ваниями», дабы хоть чем-то обосновать решение о возбуждении уголовного дела, не только не решают проблемы, но и, наоборот, могут существенно осложнить ее решение, повлечь за собой прямые нарушения.

Сказанным не исчерпывается опасность подобного пути получения оснований для возбуждения уголовного дела. Следователь, лишен возможности

См.: Францифиров Ю., Николайченко В., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция, 1999. № 3. С. 28-29.

170 лично наблюдать за проведением предварительных исследований, принимать необходимые меры при несогласии с их результатами. Возможности подобных исследований более ограничены, нежели возможности судебной экспер-

ф тизы1.

На наш взгляд, устранить существующее противоречие между законом и укоренившейся практикой можно решить путем предоставления следователю права назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела.

Исходя из потребностей следственной практики и изложенного, мы подчеркиваем: нет никаких серьезных препятствий для законодательного

~ разрешения возможности производства экспертизы до возбуждения уголов-

ного дела. Например, в УПК Республики Узбекистан (1994г.) в ст. 180 указано, что «в необходимых случаях экспертиза может быть назначена и до возбуждения уголовного дела». Одновременно с этим в УПК указывается, что «не допускается замена экспертизы исследованиями, проводимых вне ус-тановленного настоящим кодексом порядке» (ст. 172). Назначение и производство экспертизы до возбуждения уголовного дела допускает и УПК Республики Казахстан. В ч. 2 ст. 242 указано, что «в случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела».

Но такие решения в УПК РФ должны иметь определенные ограниче-

^ ния, прямо предусмотренные законом. Например, оно не может распростра-

няться на те случаи, когда для производства экспертиз необходимо получение образцов для сравнительного исследования в порядке ст. 202 УПК РФ, поскольку по содержанию этой нормы в необходимых случаях образцы могут быть получены в принудительном порядке. Принудительные же действия до возбуждения уголовного дела допустимы лишь в строго ограниченных законом случаях (задержание, личный обыск задержанного). Хотя имелся

Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3. - М., 1997. С. 105-106.

171 прецедент — это положение Указа Президента РФ от 28.06.94 г. «О неот ложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений орга низованной преступности» № 1226. В п.1 этого Указа говорилось следующее: Ф «При наличии достаточных данных о причастности лица к банде или иной

организованной преступной группе, подозреваемой совершении тяжких преступлений, по согласованию с прокурором до возбуждения уголовного дела, могут быть проведены экспертизы, результаты которых рассматриваются в качестве доказательств по уголовным делам данной категории».

#

Ю. Т. Шуматов приводит сравнительный анализ признаков, присущих экспертному исследованию и исследованию на стадии возбуждения уголовного дела. Такими признаками являются:

1) использование специальных познаний. Исследование на стадии воз буждения уголовного дела, как и экспертиза, проводится лишь в случаях, ко гда для установления определенных обстоятельств необходимы специальные познания;

2) проведение исследований в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Цель экспертизы и предварительного исследо вания одинакова — установление обстоятельств, входящих в предмет дока зывания по уголовному делу, либо имеющих значение доказательственных фактов;

3) специальный субъект. Назначенный следователем и судом эксперт обладает соответствующими процессуальными правами и несет процессуальные обязанности. Эксперт, проводящий предварительное исследование, не обладает процессуальными правами и обязанностями, а значит, не может нести ответственности за неправильно проведенное исследование; 4) 5) процессуальная форма и процессуальное оформление экспертизы и предварительного исследования не совпадают, так как предварительное ис- 6)

172 следование не имеет процессуального закрепления в законе .

Таким образом, с процессуальной точки зрения исследование на стадии возбуждения уголовного дела и экспертное исследование на стадии рассле- ((к дования имеют единую гносеологическую, но разную юридическую природу

и доказательственное значение, хотя по существу они соотносятся между собой, если можно так сказать, как основная и дополнительная экспертиза.

«

В связи с этим возможность проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела обеспечит ряд несомненных преимуществ: сократятся сроки расследования, так как необходимость в проведении дополнительной экспертизы может и не возникнуть, обеспечивается оперативное собирание и фиксация всех возможных доказательств, которые в противном случае с течением времени могут быть утрачены, появятся новые возможности при определении тактики производства последующих следственных действий, а также при планировании расследования. Внутренняя сущность экспертизы и предварительного исследования одинакова.

Изложенное позволяет высказать предложение о внесении изменения в содержание в ч.1 ст. 144 УПК РФ, дополнив следующим «В случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно или затруднительно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела».

В то же время, следует отметить, что увеличение количества экспертиз, назначаемых на предварительном следствии, неизбежно приводит к увеличению сроков их производства. Воздействие ряда объективных и субъективных факторов, оказывающих влияние на эффективность работы эксперта, свидетельствует о необходимости выработки общей нормативной базы для правоохранительных органов и судебно-экспертных
учреждений и нам,

Шуматов ЮТ. Использование специальных познаний на предварительном следствии. Дисс… канд. юрид. наук. -М, 1996. С. 109-110.

173 представляется вполне обоснованной и давно назревшей законодательная

регламентация сроков производства экспертиз. В связи с этим автор предлагает статью 199 УПК РФ дополнить частью, следующего содержания:

{§) «Срок производства экспертизы не может превышать более 20 дней со

дня поступления материалов. В случае особой сложности или невозможности ее выполнения в указанный срок руководитель экспертного учреждения или эксперт, которому поручено проведение экспертизы, согласовывает сроки ее производства с лицом, назначившим экспертизу, не позднее 5 дней с момента получения материалов».

^ Конечно же существует и множество других еще нерешенных проблем

в ходе расследования уголовных дел, связанных с использованием специальных познаний, но тем не менее, рассмотрение всех этих проблем не входило в предмет данного исследования и поэтому мы ограничились рассмотрением лишь некоторых из них. Однако эти вопросы мы считаем весьма важными для практики раскрытия и расследования большинства уголовных дел, в том

4’ числе и многоэпизодных, совершенных группой лиц.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование теоретических и прикладных проблем расследования многоэпизодных групповых уголовных дел дает возможность

^ кратко подвести итоги и сформулировать некоторые выводы и предложения,

способствующие развитию криминалистической теории и совершенствованию практики работы правоохранительных органов.

Данное исследование позволяет сделать общий вывод о наличии достаточных оснований для дальнейшего совершенствования практики раскрытия и расследования многоэпизодных групповых преступлений, развития криминалистической тактики проведения отдельных следственных действий и ме-

9 тодики расследования. Этот вывод подтверждается полученными в ходе

подготовки и осуществления настоящей работы данными, а также тем, что

174 любое исследование содержит элемент незавершенности. В силу этого мно- гогранные и сложные проблемы настоящей темы могут быть разрешены лишь при концентрации коллективных усилий значительного числа специалистов в области криминалистики и криминологии, уголовного права и процесса, оперативно- розыскной деятельности и науки управления.

Диссертантом предпринят криминалистический анализ компонентов многоэпизодной преступной деятельности, а также обоснована необходимость рассмотрения и разграничения уголовно-правового понятия множественности преступлений в соотношении с криминалистическим понятием многоэпизодности.

Автор попытался показать, что понятие многоэпизодности во многом зависит от уголовно-правового понятия множественности преступлений, но, тем не менее, имеет свою чисто криминалистическую специфику. Поэтому многоэпизодным, мы называем такое преступное поведение лица, обвиняемого в совершении преступлений, когда оно совершило два и более разнородных или однородных деяний и за которые оно ранее к уголовной ответственности не привлекалось.

С понятием многоэпизодности связано понятие «серийности» преступлений. По нашему мнению, это понятие несколько «уже» понятия многоэпизодности, так как под понятием «серийности» (серия, серийные деяния) мы понимаем совершение в разное время лицом (группой лиц) двух и более тождественных или в особых случаях, специально предусмотренных в статьях особенной части УК РФ, однородных преступлений (например, кражи, грабежи, разбои и т. д.).

В исследовании были указаны различные формы преступных групп. При всем возможном множестве их классификаций, были рассмотрены основные из них и сделан вывод о том, что организация расследования их преступной деятельности носит индивидуальный характер и свои особенности. В работе не делался упор на подробное рассмотрение организованных пре-

175 ступных групп и сообществ, но, в конечном счете, даже элементарная группа

из двух человек, формально уже может являться организованной для совершения преступления и поэтому вопросы, связанные с тактикой проведения отдельных следственных действий был рассмотрен комплексно, без подразделения на формы преступных объединений.

Особенности раскрытия и расследования рассматриваемых уголовных дел проявляются в характеристике преступных групп, в обстоятельствах подлежащих доказыванию, в планировании расследования, в широком использовании оперативных возможностей органов дознания, а также в характере правовых и организационных мер, направленных на борьбу с преступлениями совершенными группой лиц.

В характеристику преступных групп, по нашему мнению, необходимо включить:

— условия формирования преступных групп; — — типовые черты (направления) деятельности преступных групп; — — структура преступных групп; — — способы совершения и сокрытия преступлений; — — формы соучастия и роли членов преступных групп; — — объекты посягательства преступной группы. — В исследовании рассмотрены некоторые процессуальные проблемы, в частности, вопрос о соединении уголовных дел о совершении преступлений группой лиц в одно производство и даны соответствующие рекомендации по этому вопросу. На наш взгляд, соединение уголовных дел не обязанность, а право следователя, но, в большинстве случаев, предусмотренных законодательством, для установления объективной истины такое соединение оправдывает себя, вне зависимости даже от наличия множества отдаленных друг от друга мест совершения преступлений и местонахождения фигурантов уголовных дел.

4k.

A

176

В иссле дован ии приво дится попыт ка обосн овани я орган изаци и рассл е- дован ия много эпизо дных групп овых уголо вных дел следс твенн о- опера тивно й групп ой. Хотя дейст вующ ий уголо вно- проце ссуал ьный закон не проти вореч ит созда нию таких групп, но в нем обозн ачена лишь возмо жност ь созда ния следс твенн ых групп. В наше м же поним ании орган изаци я именн о следс твенн о- опера тивны х групп, для рассл едова ния прест уплен ий может приве сти к наибо лее качест венно й коорд инаци и усили й для раскр ытия и рас- следо вания любы х прест уплен ий.

Особо е место уделе но плани рован ию рассл едова ния по много эпизо д- ному групп овому уголо вному делу. При этом раскр ывалс я вопро с о необх о- димос ти соблю дения опред еленн ую очере дност ь прове дения следс твенн ых дейст вий, если не имеет ся возмо жност и прове сти их однов ремен но.

Боль шое внима ние в работ е уделя ется перво начал ьному этапу рассл е- дован ия, как наибо лее обши рному и трудн ому в работ е следс твенн ых под- разде лений, требу ющем у незам едлит ельно го реаги рован ия. В связи с этим приве дены виды типич ных следс твенн ых ситуа ций, возмо жных на этом этапе и даны реком ендац ии по их разре шени ю.

Отдел ьно в работ е предс тавле ны реком ендац ии по прове дению некот орых следс твенн ых дейст вий, таких как осмот р места проис шеств ия, обыск , опозн ание, с указа нием специ фики прове дения этих мероп рияти й по иссле- дуемо й катего рии прест уплен ий. При этом делае тся упор на выявл ение при- знако в совер шения прест уплен ия групп ой, выявл ении всех ее участ ников и много эпизо дност и прест упной деяте льнос ти.

Особо е место выдел ено прове дению такого следс твенн ого дейст вия как допро с. Здесь рассм отрен ы основ ные катего рии допра шивае мых, дана их класс ифика ция и тактич еские особе нност и его прове дения, в завис имост и от допра шивае мого лица, а также приме рный алгор итм прове дения допро сов, в завис имост и от склад ываю щейся обста новки.

177 В ходе рассмотрения вопроса об использовании специальных познаний

на первоначальном этапе расследования было выявлено, что такой дефиниции как «специальные познания» в УПК РФ не содержится. В связи с этим, было внесено предложение внести такое понятие в уголовно-процессуальное законодательство. Также были внесены предложения по поводу возможности назначения и проведения некоторых экспертиз до возбуждения уголовного дела, в частности, экспертиз, не требующих получения образцов для сравнительного исследования, необходимых для решения вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом и таким образом устранить дублирование экспертизой предварительного исследования, не имеющего процессуальной силы. Кроме того, были внесены предложения по срокам проведения экспертиз.

Имеющиеся в диссертации выводы и предложения могут быть использованы: в ходе научных исследований, направленных на разработку частных методик расследования отдельных видов многоэпизодных (серийных) преступлений, совершенных в составе преступных групп различных форм; в повышении эффективности следственной и оперативно-розыскной практики; для дальнейшего совершенствования разрабатываемых и действующих в правоохранительных органах систем научно-методического обеспечения раскрытия и расследования преступлений; для совершенствования методических основ преподавания криминалистики и других юридических дисциплин, при разработке спецкурсов по проблемам групповой многоэпизодной преступной деятельности.

178 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

  1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней (Рим, 4.10.1950 г.) // Бюллетень международных договоров. 1998, № 7.
  2. Конституция Российской Федерации.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Тандем, 2000.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. - М.: Маркетинг, 2003.
  5. Инструкция о производстве судебно-медицинских экспертиз в СССР, утвержденная приказом министра здравоохранения СССР № 694 от 21.07.1978 г.
  6. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997, № 3. С. 2.
  7. Определение № 50-097-62 по делу Халикова, Мавлетова и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998, № 9. С. 6.
  8. Сборник постановлений пленума Верховного Суда СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам, — М.: Спарк, 1995.
  9. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. — М., Спарк, 1996. С. 195.
  10. Правила судебно-медицинской экспертизы трупа. Приложение № 1 к приказу Минздрава РФ № 407 от 10.12.1996 г., п. 1.18. Согласованы с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом и МВД РФ.

1.1. Правила производства судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел. Приложение № 8 к Приказу Минздрава РФ от 10.12.1996 г. № 407 (в редакции от 5.03.1997 г. № 61) «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз».

  1. Постановление № 4 Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федера-

179 ции) по уголовным делам. М.: Спарк, 1996. С. 515; Постановление

№ 1 Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Российская газета, 1999, 9 февраля. С. 4.

  1. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924— 77. —М.,
  2. С. 83.
  3. Сборник действующих постановлений Пленума и директивам Верховного Суда СССР 1924—1944 гг.». — М., 1946. С. 78.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Киргизской ССР. - Фрунзе: Мек-теп, 1976.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской республики. - Бишкек: Учкун, 1999.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. - Алма-ты, 1998. ; . . . . .
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. - Ташкент, 1994.
  8. МОНОГРАФИИ И СТАТЬИ

  9. Алиев Н. Множественность преступлений //.Социалистическая законность, 1981, № 6. С. 27—28.
  10. Арсеньев В. Использование специальных медицинских знаний до возбуждения уголовного дела. Социалистическая законность. — М., 1976, №2. С. 62.
  11. Афанасьев В. Г. Общество: системность, познание и управление. — М.: Политиздат, 1981. -432 с.
  12. Балашов А. А. Взаимодействие следователей и органов дознания. //Социалистическая законность. 1970, № 12. С. 19—22.

180

  1. Бахрах Д. Н. Множественность правонарушений. //Направления

уголовной политики в борьбе с преступностью: Межвуз. сб. науч. трудов. - Свердловск: Свердловский юрид. инс-т, 1986. С. 65—69.

  1. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. — М: Юридическая литература, 1988. - 304 с.

  2. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. — М.: Наука, 1966. — 295 с.
  3. Быков В. М. Расследование нераскрытых преступлений прошлых лет. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1984. - 36 с.
  4. Быков В. М. Тактическое решение следователя // Уголовно- правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граж дан. — Калинин, 1980, С. 106—114.

  5. Быков В. М., Марков А. Я. К вопросу о предъявлении доказательств при допросе // Процессуальные и криминалистические проблемы предварительного следствия. — Ташкент, 1980. С. 65—75.
  6. Быков В. М., Царегородцев А. М. Некоторые вопросы тактики выявления организаторов преступных групп при расследовании преступлений // Проблемы борьбы с преступностью. — Омск-Иркутск, 1976. С. 117-126.
  7. Быховский И. Е. Соединение и выделение уголовных дел в советском уголовном процессе. — М.: Госюриздат, 1961. - 77 с.
  8. Вандер М. Б. Понятие и значение микрочастиц в криминалистике // Правоведение. 1978, № 2. С. 46-54.
  9. Васильев В. Л. Юридическая психология. — Л.: Изд-во Ленинградского гос. университета, 1974. - 96 с.
  10. Возгрин И. А. Криминалистическая методика расследования пре ступлений. - Минск: Вышэйшая школа, 1983. - 215 с.

  11. Возгрин И. А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений. — Л.: Высшее политическое училище МВД СССР, 1977. С. 62-101.

181

  1. Возгрин И. А. Принципы методики расследования отдельных видов

преступлений. - Л.: Издательство Высшего политического училища МВД

СССР, 1977.-80 с.

Ф 36. Галиакбаров Р. Р. Квалификация групповых преступлений. — М.:

Юридическая литература. 1980. - 80 с.

  1. Галиакбаров Р. Р. Нетрадиционные аспекты множественности в уголовном праве // Уголовно-правовые средства борьбы с преступностью: Межвуз. сб. науч. трудов. - Омск: Омская Высшая школа МВД СССР, 1983.

Омская высшая школа милиции МВД СССР, 1980. - 104 с.

  1. Гинзбург А. Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. — М.: Юридическая литература, 1971. - 64 с.
  2. Глазырин Ф. В. Некоторые проблемы расследования преступлений несовершеннолетних // Современные проблемы дальнейшего совершенство-вания деятельности следственного аппарата органов внутренних дел. - Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1981. С. 65-73.
  3. Грабовский В. Д. и др. Идентификация и дифференциация в структуре деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений. - Горький: Изд-во Горьковского университета, 1980. — 74 с.
  4. ? 42. Гуров А. И. Профессиональная преступность: прошлое и современ-

ность. — М.: Юридическая литература, 1990. - 304 с.

  1. Долгинов С. Д. Обыск как средство решения исходной следственной ситуации // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения: Сб. научных трудов. — М., 1991. С. 143-147.
  2. Драгин И. М. Методологические проблемы расследования. — М.: Юридическая литература, 1973. - 294 с.
  3. w 45. Дулов А. В., Новик Ю. И. Понятие и структура тактического реше-

ния, принимаемого следователем при производстве следственного действия //

182 Теоретические проблемы криминалистической тактики. — Свердловск, 1981.

С. 39-47.

  1. Емельянов В. А. О понятии совокупности преступлений. // Категориальный аппарат уголовного права и процесса: Сборник научных трудов. — Ярославль,
  2. С. 134-136.
  3. Жбанков В. А. Организация и тактика групповых обысков при расследовании деятельности преступных структур. — М.: Институт МВД РФ, 1995.-28 с.
  4. Загородников Н. И., Стручков Н. А. Направления изучения советского уголовного права // Советское государство и право, 1981, № 7. С. 54.
  5. Зелинский А. Ф. Понятие «преступная деятельность» // Советское государство и право, 1978, № 10. С. 100.
  6. Зелинский А. Ф. Рецидив преступлений (структура, связи, прогнозирование). - Харьков: Выща школа, 1983. - 104 с.
  7. Зуйков Г. Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований. — М.: Академия МВД СССР, 1970.-45 с.
  8. Ищенко Е. П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений.
    • Красноярск: Изд-во Красноярского гос. университета, 1987, — 168 с.
  9. Каган М. С. Человеческая деятельность (опыт системного анализа). - М.: Политиздат, 1974. - 328 с.
  10. Караев Т. Э. Повторность преступлений. М.: Юридическая литература, 1983.- 104 с.
  11. Карпец И. И. Индивидуализация наказания. — М.: Госюриздат, 1961.-75 с.
  12. Клочков В. В., Образцов В. А.. Преступление как объект криминалистического познания // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 42. — М., 1985. С.44-54.

183

  1. Ковалкин А. А. Латентная преступность и ее выявление органами

внутренних дел. - Киев: Выща школа, 1985. - 54 с.

  1. Комарков В. С. Психологические основы очной ставки. - Харьков: Изд-во Харьковского юрид. института, 1976. - 28 с.
  2. Кривошеий П. К. Особенности расследования повторных преступлений. Организационные и тактические аспекты. - Киев: Выща школа, 1983. -157 с.
  3. Кривошеий П. К. Повторность в советском уголовном праве. - Киев: Выща школа, 1990. - 157 с.
  4. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. — М.: Юридическая литература, 1972. - 352 с.
  5. Кудрявцев В. Н. Право и поведение. — М.: Юридическая литература, 1978.- 191 с.
  6. Курашвили Г. К. Изучение следователем личности обвиняемого. — М: Юридическая литература, 1982. - 96 с.
  7. Куринов Б. А. Научные основы квалификации преступлений. — М.: Изд-во МГУ, 1984. - 184 с.
  8. Лавров В. П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. — М.: Высшая школа МВД СССР, 1972. - 88 с.
  9. Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.: Юридическая литература, 1986. - 200 с.
  10. Лискин А. А. Взаимодействие следователей с органами дознания // Совершенствование профилактической деятельности следственного аппарата. - Волгоград: Волгоградская высшая следственная школа МВД СССР, 1975. С. 130- 135.
  11. Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. — М.: Юридическая литература, 1973. - 216 с.
  12. Любичев С. Г. Этические основы следственной тактики. — М.: Юридическая литература, 1980. - 95 с.

184

  1. Малков В. П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1982. - 176 с.
  2. Мартинович И. И. Соединение и выделение следственных производств в советском уголовном процессе // Вопросы уголовного права и процесса. — Минск, 1958. С. 165-167.
  3. Миньковский Г. М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. — М.: Госюриздат, 1956. - 156 с.
  4. Михайловская И. Б. Предмет доказывания в советском уголовном процессе // Ученые записки ВИЮН, вып. 8, — М., 1958, С. 126—162.

  5. Образцов В. А. Криминалистическая классификация преступлений.
  • Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1988. - 176 с.
  1. Образцов В. А. Криминалистическая характеристика раскрытия преступлений // Борьба с преступностью на современном этапе. — Барнаул,
  2. С. 27-32.

  3. Онучин А. П. Некоторые тактические приемы допроса подозревае мых и обвиняемых при расследовании преступлений совершенных группой // Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. № 19.

— Свердловск, 1972. С. 39.

  1. Олейник П. А. Организационно-тактические проблемы раскрытия преступлений на первоначальном этапе. Материалы 13 Международного криминалистического симпозиума соцстран. Вып. № 1 (СССР). - Будапешт, 1981. С. 50-63.
  2. Пан Т. Д. Раскрытие и расследование бандитизма и преступлений совершенных бандами. - Томск: Изд-во Томского университета, 2000. - 85 с.
  3. Пантелеев И. Ф. Ошибочные рекомендации в теории уголовного процесса и криминалистики // Социалистическая законность, 1974, №4. С. 54-56.
  4. Панько К. А. Вопросы общей теории рецидива в советском уголовном праве. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1988. - 120 с.

185

  1. Петровский А. В. Личность. Деятельность. Коллектив. — М.: Политиздат,
    • 255 с.
  2. Подшибякин А. С. Холодное оружие. Криминалистическое учение. — М.: Юридический институт МВД РФ, 1977.-217 с.
  3. Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. -Минск: Высшая школа, 1973. - 367 с.
  4. Порубов Н. И. Научные основы допроса на предварительном следствии. - Минск: Вышейшая школа, 1978. - 176 с.
  5. Протасевич А. А. Раскрытие и расследование серийных корыстно- насильственных нападений. - Иркутск: Изд-во Иркутской гос. экономической академии, 1998. - 152 с.
  6. Рахнов Р. Р. Предмет и пределы доказывания в советском уголовном процессе // Социалистическая законность, 1954, № 11. С. 45.
  7. Ривман Д. В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. — Л.: Высшее политическое училище МВД СССР, 1975. - 153 с.
  8. Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. — М.: Наука, 1975. - 383 с.
  9. Сафонов А. П. Борьба с рецидивом преступлений средствами прокурорского надзора. — М.: Юридическая литература, 1977. - 102 с.
  10. Селиванов Н. А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Социалистическая законность, 1977, № 7. С. 57-58.
  11. Соловьев А. Б. Очная ставка на предварительном следствии. — М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1970. - 92 с.
  12. Строгович М. С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. — М.: Госюриздат, 1955. - 285 с.
  13. Тельнов П. Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. — М.: Юридическая литература, 1974. - 208 с.

186

  1. Токарева М. Е., Боголюбова Т. А. Актуальные проблемы расследо вания групповых преступлений // Вопросы совершенствования предвари тельного следствия. — М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступлений, 1983. С. 44-47.

  2. Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. — М.: Го- сюриздат, 1960. - 84 с.

  3. Турчин Д. А. Микроследы — новое в криминалистике // Проблемы советского государства и права. Вып. № 7. - Иркутск, 1974. С.42-46.
  4. Угрехелидзе Н. Г. Криминологическая характеристика соучастия в преступлении. - Тбилиси: Мецниереба, 1975. - 112 с.
  5. Франк Л. В. Потерпевшие от преступлений и проблемы советской виктимологии. - Душанбе: Ирфон, 1977. — 240 с.
  6. Францифиров Ю., Николайченко Н., Громов Н. // Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция, 1999. № 3. С. 28.
  7. Цветков П. П. Исследование личности обвиняемого. — Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1973. - 152 с.
  8. Цветков П. П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. — Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1962. — 114 с.
  9. Цветков С. И. Тактическое решение // Криминалистика (актуальные проблемы). — М., Академия МВД СССР, 1988. С. 100-105.
  10. Шурухнов Н. Г. Понятие и сущность следственной ситуации // Криминалистика (актуальные проблемы). —: М.: Академия МВД СССР, 1978. С. 93-96.
  11. Яковлев А. М. Борьба с рецидивной преступностью. — М.: Наука, 1964.-119 с.
  12. Яковлев А. М. Совокупность преступлений по советскому уголовному праву. — М.: Госюриздат, 1960. - 248 с.

187

  1. Якубович Н. А. Организация взаимодействия следователя прокуратуры и органов милиции при расследовании преступлений // Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании и предупреждении преступлений. — М., 1965. С. 44-45.
  2. Ямпольский А. Е. Психология допроса подозреваемого. - Волгоград: Высшая школа, 1978. - 56 с.
  3. УЧЕБНИКИ, УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ, ЛЕКЦИИ, ДИССЕРТАЦИИ

И АВТОРЕФЕРАТЫ

  1. Абакиров К. К. Процессуальные и организационные проблемы применения специальных познаний при производстве судебных экспертиз. Дисс… канд. юрид. наук. — М.: Академия управления МВД РФ, 2000. - 188 с.

  2. Абдулаев М. И., Порубов Н. И., Рагимов И. М., Сулейманов Э. И. Тактика допроса обвиняемого в конфликтной ситуации. — Баку, 1993.

ПО. Аверьянова Т. В., Белкин Р. Ф., Волынский

А. Ф. Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тенденции развития. — М.: ЮИ МВД РФ, 1994. — 230 с.

  1. Андреев И. С, Грамович Г. И., Порубов Н. И. Курс криминалистики. — Минск,
    • 335 с.
  2. Артемьев Н. С. Организация борьбы с рецидивной преступностью. Учебное пособие. - М.: ГУК МВД РФ, 1997. - 101 с.
  3. Астапкина С. М. Тактика обыска и выемки. Лекция. — М.: Академия МВД СССР, 1989. - 22 с.
  4. Бажанов О. И., Ефимов М. А., Саркисова Э. А. Предупреждение повторных преступлений. - Минск: Минская ВШ МВД СССР, 1988. - 90 с.

  5. Басков В. И. Оперативно-розыскная деятельность. Учебно- методическое пособие. - М., Изд-во «БЕК», 1997. - 189 с.

188

  1. Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Том 1. Общая теория советской криминалистики. — М.: Академия МВД СССР, 1977. - 340 с.
  2. Белкин Р. С. Курс криминалистики. — М., 1997. - 1343 с.
  3. Белкин Р. С. Лившиц Е. М. Тактика следственных действий. — М.: Новый Юристь, 1997. 176 с.
  4. Белкин Р. С. Очерки криминалистической тактики. Учебное пособие. — Волгоград, 1993. - 200 с.
  5. Белкин Р. С. Проверка и уточнение показаний на месте. Лекция. — М.: Высшая школа МВД СССР, 1961. - 26 с.
  6. Броун А. П., Быков В. М. Организация расследования преступлений в районах Сибири и Дальнего Востока с интенсивным экономическим развитием. - Омск, Омская ВШМ МВД СССР, 1980. - 70 с.
  7. Быков В. М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Учебное пособие. - Ташкент: Ташкентская ВШ МВД СССР, 1986. - 60 с.

  8. Быков В. М. Проблемы расследования групповых преступлений. Дисс… докт. юрид. наук. — М.: Академия МВД РФ, 1992. - 354 с.
  9. Бытко Ю. И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве: история и современность. Автореф. дис… докт. юрид. наук. — Н-Новгород,
    • 41’ с.
  10. Быховский И. Е. Осмотр места происшествия. — М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1973.-98 с.
  11. Васильев А. Н., Карнеева Л. М. Тактика допроса при расследовании преступлений. — М.: Юридическая литература, 1970. - 208 с.
  12. Васильев А. Н., Яблоков Н. П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. — М.: Изд-во МГУ, 1984. - 253 с.
  13. Владимиров В. Ю., Лаврентюк Т. П. Особенности осмотра места происшествия при расследовании уголовных дел с применением огнестрель-

189 ного оружия и взрывных устройств. Методическое пособие. — СПб.: СПб.

Академия МВД РФ, 1997. - 92 с.

  1. Викторов Б. А. Общие условия предварительного расследования в ^) советском уголовном процессе. Учебное пособие. — М., 1971. - 59 с.

  2. Волженкин Б. В. Вопросы квалификации краж, грабежей и разбоев, совершенных с целью завладения личным имуществом граждан. Конспект лекций. — Л.: Институт усовершенствования следственных работников, 1981.-35с.
  3. Галиакбаров Р. Р. Групповое преступление. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Свердловск, 1974. - 38 с.
  4. Гуковская Н. И., Долгова А. И., Минковский Г. М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. — М.: Юридическая литература, 1974. - 208 с.
  5. Джекибаев У. С, Вайсберг Л. М., Судакова Р. Н. Соучастие в преступлении. — Алма- Ата: Наука. 1981. 149 с.
  6. Диденко Ф. К. Применение научно-технических средств и методов при осмотре места происшествия. - Ярославль: Ярославский гос. университет, 1989.- 174 с.
  7. Драпкин Л. Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. — М.: Всесоюзный институт по
  8. ^ изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1987. -

43 с.

  1. Дубовицкая Л. П., Лузгин И. М. Планирование расследования. — М.: Академия МВД СССР, 1972. - 54 с.

  2. Дубягин Ю. П., Михайлов В. А. Назначение и производство су дебной экспертизы. Учебное пособие. — Волгоград, 1991. - 260 с.

  3. Дубягин Ю. П. Руководство по розыску и расследованию неоче- W* видных убийств. — М., 1998. - 372 с.

190

  1. Дулов А. В., Нестеренко П. Д. Тактика следственных действий. -

Минск: Вышейшая школа, 1971. - 272 с.

  1. Еникеев М. И. Психология осмотра места происшествия. — М.: ^§ Институт международного права и экономики, 1994. — 95 с.

  2. Еникеев М. И., Черных Э. А. Психология осмотра места происшествия. Практикум по психологии. Учебное пособие. - М.: Ист-т международного права и экономики, 1994. - 95 с.
  3. Жбанков В. А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. Учебное пособие. — М.: Академия МВД СССР,
  4. ? 1987.-79 с.

  5. Зайцева Е. А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования. Дисс… канд. юрид. наук. — Волгоград, 1994.-126 с.
  6. Закатов А. А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. - Волгоград: Волгоградская высшая следственная школа МВД СССР, 1976.-71 с.
  7. Зеленский В. Д. Криминалистические проблемы организации расследования преступлений. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1991. - 42 с.
  8. Зелинский А. Ф. Квалификация повторных преступлений: Учебное ^ пособие. - Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1976. - 55 с.

  9. Исаева К. А. Тактические особенности допроса женщин - подозреваемых и обвиняемых. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1995. - 197 с.
  10. Карнеева Л. М., Галкин И. С. Расследование преступлений группой следователей. — М.: Изд-во Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1965. - 75 с.
  11. Клименко Н. И. Использование микрообъектов при расследовании ^ преступлений. - Киев: Киевский государственный университет, 1984. — 94 с.

191

  1. Колесников И. И. Организация расследования преступлений, совершаемых преступными группами. Лекция. - М.: Академия МВД РФ, 1992. -40 с.
  2. Коллектив авторов. Борьба с групповыми правонарушениями не- совершеннолетних. -Киев: Выща школа, 1982. 122 с.
  3. Колмаков В. П. Следственный осмотр. — М.: Госюриздат, 1969. -174 с.
  4. Комиссарова Я. В. Процессуальные и нравственные проблемы производства экспертизы на предварительном следствии. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. — Саратов. 1996. - 24 с.
  5. Косоплечее Н. П. Осмотр места происшествия по делам, связанным с применением огнестрельного оружия. — М.: Госюриздат, 1956. -196 с.
  6. Кулагин Н. И. Планирование расследования сложных многоэпи-зодных дел. - Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1976. -64 с.
  7. Лавров В. П., Сидоров В. Е. Расследование преступлений по горячим следам. Учебное пособие. — М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - 88 с.
  8. Литвичук А. А. Методика расследования краж, грабежей и разбойных нападений совершенных организованными группами преступников-гастролеров. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Екатеринбург: Уральский гос. университет,
    • 24 с.
  9. Майорова Е. И. Неоднократность преступлений по уголовному праву. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. — М.: ВНИИ МВД РФ, 1999. -25 с.
  10. Максудов И. X. Осмотр места происшествия. — Л.: Ленинградский гос. университет, 1965. - 40 с.
  11. Малков В. П., Тимершин X. А. Множественность преступлений. -Уфа: Уфимская ВШ МВД РФ, 1995. - 75 с.

192

  1. Модогоев А. А. Организация использования специальных позна ний, научно-технических средств и методов в расследовании преступлений. Лекция. - М.: Академия управления МВД РФ, 1996. - 21 с.

  2. Морозов В. С, Аринушкин Г. П. Помощь прокурора- криминалиста следователям по приостановленным и возобновленным произ водством делам о нераскрытых преступлениям. — М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1971. — 84 с.

  3. Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. — М.: Изд-во БЕК, 1996. - 560 с.
  4. Новик Ю. И. Научные основы принятия тактических решений при производстве следственных действий. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. -Минск: БГУ, 1979.-22 с.
  5. Нургалиев Б. М. Теоретические и прикладные проблемы расследования организованной преступной деятельности. Дисс… докт. юрид. наук. -Караганда: Карагандинская высшая школа КНБ РК, 1998. - 397 с.
  6. Онучин А. П. Выявление признаков совершения преступлений группой и особенности расследования таких преступлений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Свердловск: Свердловский юрид. инс-т, 1970. - 20 с.
  7. Пашаев Г. Ш. Проблемы рецидива в уголовном праве. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. М., 1999. - 37 с.
  8. Петухов Р. Б. Множественность преступлений по уголовному кодексу РФ. Дисс… канд. юрид. наук. — М.: Академия управления МВД РФ, 1999.-203 с.
  9. Питерцев С. К., Степанов А. А. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. — СПб., 2001. - 146 с.
  10. Протасевич А. А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных преступлений, сопряженных с насилием. Дис… докт. юрид. наук. — Воронеж,
  11. -76 с.

193

  1. Ратинов А. Р., Лукашевич В. Г., Ратинов В. А. Личность как объект психологического исследования. — М: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1979. - 196 с.
  2. Руководство по расследованию преступлений. — М.: Юридическая литература, 1967. - 102 с.
  3. Рябис Л. А. Криминологическая характеристика неформальных групп и предупреждение групповой преступности несовершеннолетних. Дисс… канд. юрид. наук. — М: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1978. - 165 с.
  4. Савельев А. К. Процессуальные и организационно-тактические проблемы расследования сложных многоэпизодных дел. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Волгоград, Волгоградский ЮИ МВД РФ, 1999. - 26 с.
  5. Севастьянова Е. Н. Тактика использования специальных познаний в деятельности по установлению преступника. Назначение и производство судебной экспертизы. Лекция. - Домодедово, 2000. - 18 с.
  6. Селиванов Н. А., Юрин Г. С, Викторова Е. И. Обнаружение невидимых и маловидимых следов. — М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1975. - 64 с.
  7. Сергеев Л. А., Соя-Серко Л. А., Якубович Н. А. Планирование расследования. — М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1975. - 116 с.
  8. Сидоров В. Е. Особенности раскрытия преступлений по горячим следам. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. - 55 с.
  9. Советское уголовное право. Общая часть: Учебник. /Под ред. Г. А. Кригера, Н. Ф. Кузнецовой, Ю. М. Ткачевского. — М.: Изд-во МГУ,
  10. —368 с.

  11. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. — М.: Наука, 1996.-470 с.

194

  1. Токарева М. Е., Кореневский Ю. В. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Методическое пособие. - М., 2000. - 143 с.

  2. Тумашов С. А. Проблемы соединения и выделения уголовных дел на предварительном расследовании. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. -Волгоград: Волгоградский ЮИ МВД РФ, 1998. - 23 с.
  3. Тыщенко П. П. Тактика и психологические основы допроса (опроса). Учебное пособие. — М.: Домодедово, ВИПК работников МВД России, 1998.-51 с.
  4. Фролов А. С. Соучастие в преступлениях несовершеннолетних. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Свердловск: Свердловский юрид. инс-т, 1968. —19 с.
  5. Цветков С. И. Состояние и перспективы использования данных науки управления в криминалистике. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. — М.: Академия МВД СССР, 1977. - 17 с.
  6. Чернова К. Т. Организованные группы расхитителей социалистического имущества. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. — М., 1976. - 17 с.
  7. Чувилев А. А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией. - М.: Московская ВШ МВД СССР, 1981. - 80 с.
  8. Шарафутдинов Ш. Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. Автореф. дисс… канд. юрид. наук.-Уфа, 1990.- 23 с.
  9. Шматов М. А. Раскрытие насильственных завладений государственными и общественными денежными средствами, совершенной организованной группой лиц. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Саратов: Саратовский юрид. инс-т, 1982.
    • 24 с.

195

Приложение

Анкета

для изучения мнения следственных работников по проблеме

расследования многоэпизодных групповых дел

Уважаемый коллега!

Для проведения теоретического исследования и последующей разработки практических рекомендаций по проблеме организации и методике расследования многоэпизодных групповых дел необходимо изучить по ней мнение работников следственных подразделений.

Главное здесь - выявить Ваше понимание проблемы и отношение к ней. От Вашей добросовестности при ответах на поставленные вопросы зависит объективность исследования.

Анкета анонимна. Для ответа Вам необходимо подчеркнуть в правом крайнем столбце цифру, под которой закодирован удовлетворивший Вас ответ. Ответ должен быть один.

Спасибо за работу.

196

  1. Ваш возраст:

1.20-25 лет 1

  1. 26-29 лет 2
  2. 30-34 года 3
  3. 35-39 лет 4
  4. 40-45 лет 5
  5. Стаж работы в органах внутренних дел:

1.1-3 года 6

  1. 4-5 лет 7

3.6-10 лет 8

  1. 11-15 лет 9
  2. 16 лет и более 10
  3. Стаж следственной работы:

  4. до одного года 11
  5. 1-4 года 12 3.5-10 лет 13
  6. 11-15 лет 14
  7. 16 лет и более 15
  8. Место работы:

  9. низовые подразделения при ГРОВД 16
  10. следственное управление 17
  11. Занимаемая должность:

  12. следователь, старший следователь 18
  13. начальник (зам.) отделения 19
  14. начальник (зам.) отдела 20

197

  1. начальник (зам.) управления 21

  2. Какие на Ваш взгляд наиболее трудно расследуемые преступления?

  3. кражи 22
  4. грабежи 23
  5. разбои 24
  6. Откуда чаще всего получаете информацию о том, что расследуемое Вами-дело многоэпизодно?

  7. от оперативных сотрудников 25
  8. из материалов доследственной проверки 26
  9. из результатов проведенных следственных действий 27
  10. из справок специалистов (заключений экспертов) 28
  11. При расследовании многоэпизодных дел наибольшие трудности возникают:

  12. в ходе доследственной проверки 29
  13. на первоначальном этапе расследования 30
  14. на последующем этапе расследования 31
  15. Возникают ли проблемы при соединении многоэпизодных дел?

  16. не возникают 32
  17. возникают:

2.1. - при соединении 1-3 эпизодов 33 2.2. 2.3. - при соединении 4-7 эпизодов 34 2.4. 2.5. - при соединении 8-15 эпизодов 35 2.6. 2.7. - при соединении 16 и более эпизодов 36 2.8. 10. Используются ли какие-либо рекомендации по расследованию

198

многоэпизодных дел?

  1. не используются 37
  2. используются:

2.1. - научные рекомендации 38 2.2. 2.3. - ведомственные рекомендации 39 2.4. 2.5. - рекомендации (указания) начальников 40 2.6. 2.7. - рекомендации более опытных коллег 41 2.8. 11. Каким образом Вы чаще всего производите расследования по многоэпизодным делам?

  1. последовательность не важна 42
  2. в хронологическом порядке 43
  3. в зависимости от сложности эпизодов
  4. (от более трудного к лёгкому или наоборот) 44

  5. в зависимости от имеющихся доказательств (сначала где больше доказательств, потом - где меньше или наоборот) 45

  6. по субъектам преступлений 46

  7. Оказывается ли при расследовании помощь оперативными службами?

  8. не оказывается 47
  9. оказывается:
  10. 2.1.-при наличии поручения 48

2.2. - в связи с общей заинтересованностью

в исходе расследования 49

2.3. - по собственной инициативе операппарата 50

  1. Если помощь операппаратом оказывается, то на каком этапе?

  2. только при возбуждении дела 51

199

  1. при производстве первоначальных следственных

действий 52

  1. при производстве последующих следственных

действий 53

  1. в ходе всего расследования 54

  2. При проведении каких следственных действий Вы больше всего получаете информации о многоэпизодности?

  3. осмотр 55
  4. допрос 56
  5. обыск и выемка 57
  6. следственный эксперимент 58
  7. опознание 59
  8. Используются ли специальные познания в ходе расследования многоэпизодных дел?

  9. не используются 60
  10. используются:
  11. 2.1.-всегда 61

2.2. - от случая к случаю 62

  1. Каковы на Ваш взгляд причины недостаточного использования специальных познаний в ходе расследования?

  2. недостаточная подготовка следователей 63
  3. отсутствие необходимой техники 64
  4. отсутствие (недостаточность) методических
  5. материалов 65

  6. недостаточное использование помощи специалистов 66